Book: В сетях обмана и любви



В сетях обмана и любви

Вивьен Воган

В сетях обмана и любви

Глава 1

Восточный Техас, 1880 год.

С каждой оставленной позади милей Рубел Джаррет все больше убеждался, что это путешествие – чертовски глупая затея. Еще до того, как он покинул Орендж и отправился в маленький, окруженный со всех сторон Пайнейским лесом городок Эппл-Спринз, стали крепнуть его подозрения, что путешествие закончится, в лучшем случае, ничем. Чертовски глупая затея!

Решение он принял на пирушке. Ему отчаянно хотелось увидеть снова Молли Дюрант, и близкие сочли разумным его решение: раз уж он никак не может выбросить ее из головы, пускай уж съездит – успокоит свою боль.

– Ради Бога, – тяжело вздохнул дядя Бейлор над стаканом виски, – скачи же в Эппл-Спринз и посмотри, сохранилась ли в памяти этой девушки та ваша единственная ночь.

– К черту, Бейлор! Она, наверное, увидев меня, с криком убежит!

– Есть способ выяснить это, – возразил Джубел, брат-близнец Рубела. – Займись моей работой в компании «Л и М». Ты сможешь не хуже меня выкурить воров из Пайнейского леса. Одно из отделений компании, как ты знаешь, находится в Эппл-Спринз.

– Вряд ли ее мать окажется ко мне гостеприимна, – сказал Рубел.

– Понравься ей, – посоветовал дядя Бейлор. – Ты хорош в застольных беседах. Что толку понапрасну мучаться? Езжай!

Не было сомнений, его мучения были ужасны, сердце разрывалось от воспоминаний. Рубел согласился с предложением брата. Воры наносят изрядный ущерб лесозаготовительной компании «Латчер и Мур», он расправится с ними и… заодно увидит, все так же ли сладка и чувственна Молли Дюрант, как в ту жаркую летнюю ночь, что он провел в ее объятиях.

«Лунный свет в сосновом бору»… Эту мелодию играли, когда они с Молли под конец приема, устроенного ее матерью, выскользнули из дома и направились к сторожке, не думая ни о чем, кроме страсти.

Густой лес ночью был похож на затемненный зал, а освещенный городок – на театральную сцену. Темные волосы Молли сверкали отблесками лунного света, когда Рубел вел ее – или она вела его? – от величественного старого особняка в дальний уголок сада.

Они не говорили, чем займутся в сторожке. Все случилось само собой. В начале танцев кто-то смешал пунш с брагой, и, возможно, это подтолкнуло дальнейшую череду событий, но, определенно, не брага была первопричиной. В тот миг, когда Рубел и Бейлор вошли в залитый светом холл Блек-Хауз, голубые глаза Молли остановились на Рубеле, и он… тут же влюбился!

Итак, глупо это или нет, он скачет в Эппл-Спринз.

Достигнув Эппл-Крик, Рубел остановился у реки. Мутный поток пересекал дорогу в миле от города, или чуть дальше. Напоив Койота, своего трехлетнего серого жеребца, Рубел умылся, но вода в реке была настолько красноватой, что он испугался – она окрасит ему лицо, но все же, сняв пропыленную дорожную рубашку, он ополоснулся речной водой, а затем уселся под раскидистым дубом. Ветер, обдувая, принялся высушивать влагу с его кожи.

Рубел прожевал кусок холодной соленой свинины и толстый ломоть хлеба, купленный этим утром у старика, жившего неподалеку от дороги в ветхой хижине, примостившейся среди леса на небольшом участке, расчищенном под пашню, что, однако, не мешало старику громогласно называть свою хижину гостиницей.

Нельзя сказать, что с тех пор, как Рубел покинул Орендж, его пища была особенно изысканной, а потому при воспоминании о цыплятах с клецками, которых некогда подавали ему в Блек-Хауз, он вынужден был сглотнуть набежавшую слюну. Образ этих воздушных клецок показался Рубелу сладким, как леденцы.

Застегивая чистую голубую рубашку – ее цвет напоминал о небесных глазах Молли – он пробежал пальцами по волосам, поправил вслед за тем подпругу у Койота и нетерпеливо вскочил в седло. Предвкушение встречи с Молли волновало его с каждым днем все больше. Вспомнив, как в то давнее утро он вылезал из пряно пахнущего сена, Рубел не смог сдержать улыбки.

Высокие золотистые сосны и виргинские дубы окружали изрезанную тележной колеей красноватую дорогу, по которой он ехал. Ветви деревьев смыкались над головой, образуя непроницаемый зеленый навес и превращая тем самым дорогу в подобие огромного туннеля. Стволы деревьев обвивала жимолость, и среди разнообразия оттенков зеленого пестрели яркие цветы. Время от времени в пейзаж врывался одинокий кустарник кизила, белые цветы на величавых ветках казались подношением неведомым богам. Пьянящий аромат жимолости, сосновой хвои и бесчисленных растений, названия которых не знал Рубел, вызывал у него мучительные ощущения, какие он не испытывал, по меньшей мере, год: тело, казалось, переполнилось волнующим ожиданием, и радостная мелодия рвалась из души. Прежде чем Рубел сам понял, что делает, он запел гимн зеленому своду над головой и крошечному просвету в конце длинного туннеля. Песня восхваляла край, облюбованный для жизни маленькой общиной Эппл-Спринз – райский уголок возле мельницы на реке Ангелина.

«Люби меня в лунном свете, – пел он, в лунном свете, среди золотистых сосен…»

Он не был уверен в правильности слов, но они как нельзя лучше подходили к его настроению.

Отдавая себе отчет в том, что сходит с ума, Рубел все же был не в состоянии умерить пыл. Видения, в которых царила Молли Дюрант, преследовали его до головокружения. Волнистые черные волосы в беспорядке ниспадали вокруг волшебного лица, локоны касались щек, словно созданные для поцелуев губы были приоткрыты, несколько соломинок запуталось в волосах – такой он видел ее в последний раз. Но больше всего мучили Рубела ее глаза. Эти глаза не давали ему покоя весь год – блестящие, чувственные, мечтательные…

… Глаза подзывали его, заманивая в ловушку, в то время как его руки ворошили темные волосы. Именно глаза заставили Рубела год назад подпрыгнуть и столь стремительно, как он только мог, умчаться из Блек-Хауз, прочь от Эппл-Спринз, прочь от Молли Дюрант, прочь от страха – животного страха зверя, пойманного в ловушку, попавшегося в плен. Он считал: здравомыслящий мужчина должен избегать брачных уз, детей и ответственности.

Но он так и не смог избавиться от преследовавших его голубых глаз Молли. Целый год они внимательно смотрели на него, и Рубел был не в состоянии залить их виски, вытеснить проститутками или скрыться от них в увеселительных прогулках.

Иногда голубые глаза теряли обычное выражение мечтательности, взгляд становился обвиняющим. Они осуждали его за лишение девушки невинности и последующее бегство. Он оставил Молли.

Рубел пытался оправдаться: она ведь сама страстно желала близости. Он пытался доказать себе, что такая милая девушка, как Молли, непременно должна иметь кучу поклонников, даже в столь глухом местечке, как Эппл-Спринз, и вряд ли она сидит дома, иссыхая от тоски. Но почему-то он так и не сумел убедить себя в этом. Близкие надоедали ему остротами и теряли терпение из-за его бесконечных вздохов.

Джубел старался вразумить брата:

– Черт возьми, Руби, нет причины так переживать! Дядя Бейлер был на том приеме тоже и мог бы оказаться на твоем месте. Да любой мужчина, наверное, сумел бы увести эту девушку в сторожку там или амбар: Бейлор, ты… – любой!

Мысль, что кто-то еще сумел бы тайно увести Молли в сторожку, не нравилась Рубелу. А то, что на его месте мог бы оказаться Бейлор Джаррет, нравилось ему еще меньше. Он любил своего разудалого дядю, но видеть его танцующим с Молли всю ночь напролет ему было бы нестерпимо. Он выходил из себя, едва представив, что в поисках удовлетворения страсти она идет в сторожку с кем-нибудь другим – не с ним!

Ревность жгла его, как в аду. Но чего же он ждал? Что она останется старой девой? Думать так было бы очень глупо. Молли была самой красивой девушкой, которую когда-либо доводилось ему видеть. Одухотворенность и неудержимая страстность ее натуры покоряли мужчин. Все это Рубела злило.

Присущая всем членам его семьи склонность подшучивать над близким в сочетании с собственными укорами совести и неутолимая жажда увидеть Молли испортили ему весь последний год. Вряд ли теперь его можно было назвать примерным образцом мужской половины человечества, Рубел знал это.

Что же касается «Латчер и Мур», то это была самая большая лесоповальная компания Восточного Техаса, нанявшая Джубела для поимки в Пайнейском лесу расхитителей древесины. Компания терпела огромные убытки от нашествия воров на земли вдоль рек Ангелина, Сабина и Нечес – владения «Латчер и Мур». В отчаянии руководство компании обратилось к техасской конной полиции за помощью.

Джубел сотрудничал с полицией с тех самых пор, как их старший брат Карсон оставил свою должность, чтобы жениться на разбитной красавице-южанке и покинуть Орендж, переехав на Юг. Взглянув на отмеченные на карте мистером Латчером и мистером Муром районы, представляющие с их точки зрения особый интерес, Джубел сразу понял, что эта работенка поможет Рубелу разрешить и его личные проблемы.

– Езжай в Эппл-Спринз, остановись в Блек-Хауз, представь воров перед законом и между тем узнай, так же ли желанна тебе Молли Дюрант из плоти и крови, как и та девушка-тезка, поселившаяся у тебя в душе.

Рубел сначала попытался отказаться, но предложение было более чем привлекательным. Единственное, что он слышал о Молли за последний год, так это рассказ дяди Бейлора, пять месяцев спустя после того, как Рубел сбежал, проезжавшего по делам через Пайнейский лес. Слова дяди уняли наиболее терзавшее Рубела беспокойство – он боялся, что Молли зачала той ночью в сторожке ребенка.

– Здорова, как всегда, – сказал о Молли дядя Бейлор.

– Здорова?

Дядя Бейлор передвинул трубку с табаком из одного угла губ в другой, набрал полный рот дыма и сплюнул в сторону коричневатую от табака слюну.

– Худа, как жердь. Все, как и раньше.

Дядя Бейлор громко рассмеялся, и Рубел покраснел. Он не намерен был разглашать тайну, но дядя Бейлор добавил:

– Надо быть безмозглым чурбаном, чтобы не догадаться, почему ты показал Молли хвост и покинул Эппл-Спринз, оставив меня одного глотать там красную пыль.

Итак, Молли не забеременела, и никто на ней не женился, ни дядя Бейлор, ни кто другой. Но разговор с дядей случился семь месяцев назад, и все могло измениться за этот срок.

Рубел начал беспокоиться. Он едва не поперхнулся, представив себе, что приезжает в Эппл-Спринз и видит рядом с каким-нибудь неотесанным мужиком Молли, сложившую руки у себя над животом, раздутым так сильно, как раздуваются к концу лета в Восточном Техасе арбузы. Подъехав к окраине города, Рубел чуть было не решил развернуть жеребца и ускакать прочь. Но однажды он уже сбежал, и ничего из этого не вышло. Теперь, у него не было другого пути, как доказать себе, что он настоящий мужчина и способен пройти дорогу до конца – проиграв, потерять или, победив, заполучить Молли.

Город не особенно изменился за год. Одна-единственная немощеная улица с двойной колеей беспорядочно пересекалась с переулками. На лишенной растительности красноватой глине восточной стороны холма вырос торговый центр города. Западный склон, застроенный жилыми домами, спускался в низину.

Большинство торговых заведений Эппл-Спринз имели довольно ветхий вид. Их вывески выцвели, штукатурка фасадов выветрилась, облупилась краска, а кузница и конюшня вообще не имели вывесок, но, вероятно, в них и не было нужды. Магазин Осборна и мясная лавка Крокита делили подгнивший дощатый настил. Два новых здания располагались отдельно от других, в верхней части улицы, позади гостиницы «Капелька росы», отделения лесопильной компании «Латчер и Мур» и соседствующего с ней банка «Эппл-Спринз». Мельком Рубел увидел в низине колокольню церкви. Клинообразной формы, из белых досок, она как бы застыла на темном фоне зеленых сосен в безмолвном призыве помолиться.

Западная сторона безымянного холма приютила ряд аккуратных домиков из сосновых бревен, во дворе каждого из которых лаяла собака, а у крыльца важно стоял хозяин и глазел на проезжавшего по улице незнакомца. Закудахтали вдруг переполошившиеся от лая курицы, из домов вышли домохозяйки, чтобы взглянуть на Рубела, несколько собак, нарушив местную традицию лаять за забором, выбежали на улицу поприветствовать всадника и попытались, подпрыгнув, укусить за пятки. Койот, отгоняя их, неистово размахивал хвостом.

Никто не заговорил и не окликнул Рубела. Впрочем, отсутствие приветственной группы встречающих не было для него сюрпризом. Отдаленность городов Пайнейского леса друг от друга приучила их жителей сидеть, не высовываясь, за оградой своих домов и украдкой сурово посматривать на незнакомцев и странников. Редко кто проезжал верхом Эппл-Спринз, и каждый прибывший в город преследовал какую-то свою цель, и пока эта цель не была известна, житейская мудрость подсказывала: лучше держаться на расстоянии.

Хорошо понимая, что любопытство и настороженная холодность этих людей связаны с уединенностью жизни в небольшом городке, окруженном со всех сторон густым лесом, Рубел, однако, проезжая Эппл-Спринз, не мог отделаться от неприятного чувства, будто попал в гнездо гремучих змей. Его мускулы невольно напряглись, в сердце закралась необоснованная, но отчетливая тревога. Ему вдруг показалось, что все узнают в нем покинувшего их город год назад негодяя, поразвлекавшегося с одной из девушек и бросившего ее, подобно ночному вору. И как бы это не было нелепо, все же неуверенность Рубела в себе возросла, он не представлял, как посмотрит Молли в лицо после этого года разлуки.

С первого взгляда он не узнал Блек-Хауз. Величественный в прошлом старый дом располагался в дальнем конце города, на одном из самых высоких холмов. Рубел подъезжал, его беспокойство нарастало. С трех сторон особняк обрамляла колоннада. Если его не подводила память, дедушка Молли построил этот дом перед войной между Севером и Югом. Он вспомнил: она говорила, что земля, на которой построен дом, некогда была засеяна хлопком, но после окончания войны рабы уже бесплатно не трудились на плантациях, и урожай хлопка сократился настолько, что сельское хозяйство пришло в упадок. Плодородные земли заросли лесом. Бабушка Молли превратила тогда Блек-Хауз в таверну. Ее дочь, мать Молли, научилась сама убирать дом и готовить обеды. И Молли с детства знала, что такое работа по дому.

Перекинув вожжи через перила для привязи лошадей, Рубел в нерешительности остался сидеть в седле, удрученно осматривая признаки обветшания: стены особняка нуждались в покраске, несколько ставень висело на одной петле, двор зарос сорняками и виноградной лозой, не было половины ступенек на крыльце… Открываясь, дверь так пронзительно скрипнула, что Рубел аж подпрыгнул.

Сердитый мужчина вышел из двери. Он был такого же, как Рубел, роста и возраста, одет по-городскому, Рубелу показалось – по последней моде: черные штаны, накрахмаленная белая рубашка, вышитый жилет. Темная куртка висела на плече. В руке он держал узкополую шляпу, которая совершенно не защитила бы владельца от солнца, ветра и холода, но шляпа всегда считалась необходимой вещью для мужчины.

Хрупкая женщина в сером ситцевом платье и белом фартуке вышла вслед за сердитым мужчиной на крыльцо. Рубел посмотрел на нее украдкой, пытаясь определить, может, это Молли? Если так, то она стала строга к своей прическе – темные косы плотно обвивали голову наподобие короны. «Как у старухи», – подобрал Рубел более точное сравнение. Неужели эта женщина, похожая на прачку, – Молли Дюрант?

Мужчина переступил сломанную ступеньку, бросив через плечо:

– Ты по-ослиному упряма, Молли! Нет смысла держаться за ту землю, и ты это знаешь. Ничего не стоящий лесоповал! – повернувшись, он потряс перед ней шляпой. – Пойми, наконец, что для тебя выгодно, а что нет, и позволь «Латчер и Мур» заключить с тобой сделку, пока они еще согласны.

Молли уперлась кулаками в бедра, и жест подчеркнул тонкость ее талии. Рубел облегченно выдохнул, задержанное было дыхание восстановилось. Молли не могла увлечься этим парнем молодцеватого вида, но, по сути вещей… она вполне могла выйти за него замуж! Разительный контраст между модной одеждой мужчины и утомленным обликом Молли, а также обветшание Блек-Хауз ошеломили Рубела. Злоба, мощная, как яд гремучей змеи, закипала у него в душе.

– Я не продам эту землю, Клитус! – закричала Молли.

Рубела неприятно поразил ее крик, целый год в своих мечтах он слышал лишь чувственный шепот мягкого голоса. А она продолжала кричать:

– Эта земля кормит моих братьев и сестру!

Рубел еще раз взглянул на мужчину по имени Клитус и увидел, как он расправляет плечи. Парень, должно быть, понизил голос, так как Рубел не расслышал его слов, но ответ Молли прозвучал столь же громко, как обычно звучит обеденный гонг.

– Ты можешь сказать Пруденс Феррингтон, чтобы она не вмешивалась в мои дела.

– Моя мать печется о твоих интересах, Молли, и мы с ней знаем, что тебе выгодно, лучше, чем ты сама.



– Вы лучше всего знаете, что выгодно вам самим, а не мне и моим братьям с сестрою.

– Гм! – повернувшись на сапогах с тонкой подошвой, мужчина спустился с крыльца и пошел по утоптанной земляной тропинке, его губы исказила сердитая гримаса, прямые каштановые волосы трепал ветер, пока он не нахлобучил шляпу.

Рубел вновь устремил взгляд к Молли, она же пристально смотрела на Клитуса. Рубел слез с лошади и привязал вожжи к покосившейся стойке, размышляя, наяву ли все это происходит, не спит ли он. Если спит, то определенно снится ему кошмар.

Ни Клитус, ни Молли, захваченные спором, не заметили его. Он показался себе призраком, вынужденным наблюдать, как рушится жизнь Молли.

Когда он подошел к незапертым воротам, входная дверь снова пронзительно скрипнула, и светловолосый мальчик лет двенадцати сбежал с крыльца, ловко перепрыгивая сломанные ступеньки. Молли протянула руку и ухватила его за жилетку.

– Не так быстро, Тревис. Ты еще не нарубил дров к ужину.

– Я бегу в школу, – Тревис завертелся, пытаясь высвободиться, но Молли прижала его спиной к перилам крыльца, и он стоял перед ней, лицом к лицу, волнуясь и нетерпеливо вертя в руке коричневую кепку. – Я сделаю это позже.

– Позже ты должен будешь подоить нашу старую Берту.

Руки Тревиса успокоились, мгновение он пристально смотрел на Молли, затем, неожиданно вырвавшись, он перепрыгнул еще одну сломанную ступеньку и, отбежав на безопасное расстояние, повернувшись, крикнул:

– Ты должна слушаться Клитуса, Молли! Не забудь, мистер Тейлор хочет усыновить меня.

Молли сделала было попытку вернуть мальчика, но, услышав, что он говорит, остановилась, одна рука безвольно упала на грудь, и пальцы судорожно смяли белый нагрудник. Рубел увидел, как выражение ее лица переменилось от сильного волнения. С такого расстояния он не мог понять, сердита ли она или ей больно. Скорее всего, и то и другое.

Кажется, прибыл он не вовремя. Но детали не имели значения. Он узнал Тревиса. Рубел видел мальчика в прошлом году, это был один из братьев Молли. Но кто такой этот Клитус, черт возьми? И какое ему дело, продаст ли Молли свою землю с лесом или нет? И почему мистер Тейлор должен усыновить Тревиса? И это еще не все странности! Дом разваливается, и Молли выглядит и говорит так, будто силы ее вот-вот покинут.

Тревис побежал за угол, который как раз обходил Рубел, но брат Молли не обратил на него никакого внимания, и Рубелу снова показалось, что он призраком упал в Эппл-Спринз с небес. Никто его не замечал, даже если видел. Тревис на ходу перепрыгнул забор из кольев, рубашка выбилась из широких выношенных брюк.

Погруженный в свои мысли, Рубел проследил взглядом за мальчиком, пустившимся бежать вниз по улице. Когда же он вновь взглянул на Молли, она сидела на крыльце, уткнувшись лицом в фартук. Плечи вздрагивали. У Рубела комок подкатил к горлу.

Твердым шагом он направился к ней по плотно утоптанной тропинке, окаймленной полоской сорной травы. Он обратил внимание на несколько тощих кустов роз, которые видел в Блек-Хауз и прежде, но тогда это были роскошные цветы. Что, черт возьми, случилось здесь за год, прошедший с тех пор, как он танцевал на приеме с Молли и занимался с ней в сторожке любовью… и затем покинул ее?

Молли не замечала Рубела, даже когда он остановился прямо перед ней. Он долго стоял, неловко подыскивая слова приветствия, пока она сама не подняла на него глаза. Как по мановению волшебной палочки, молниеносная перемена чувств отразилась на ее лице – то был полнейший шок. Голубые глаза широко раскрылись, в них заблестели слезы. Он хотел прикоснуться к ней, успокоить или хотя бы улыбнуться, но она смотрела на него, как смотрят на привидение, и Рубел нерешительно развел руками.

– Гм… – кашлянул он и попытался кашлянуть снова. – Гм…

– Ты? – тон Молли был таким, будто она видела перед собой гремучую змею, злость исказила ее лицо, и прежде чем он смог придумать какую-нибудь фразу, она вскочила и скрылась за дверью.

Когда Молли вернулась, в руках у нее была двустволка, которую она направила ему в живот. Выражение отчаяния на ее лице сменилось выражением враждебности. Он вспомнил, как говорил дяде Бейлору, что Молли, увидев его, может повернуться и убежать. Теперь он понял, что ему просто повезло бы, если б она всего лишь убежала.

– Убирайся вон! – приказала Молли таким тоном, что он не посмел бы ослушаться, если бы не сковавшее вдруг мускулы оцепенение.

Она надвигалась на него, крепко зажав в руках двустволку. Ошеломленный ее гостеприимством, Рубел отступил с крыльца, вовремя вспомнив, что нужно перепрыгнуть через сломанную ступеньку. Приземлился он на обе ноги, покачнувшись, но устояв. Оцепенение усилилось. Безмолвно Молли подходила к нему, наставляя ружье. Он сделал еще один шаг назад, протянув к ней обе руки, словно защищаясь от оружия. «Что за черт? Разве она не узнала его?» Ее слова прозвучали ответом на немой вопрос:

– Скорее в аду станет холодно, чем я снова лягу с тобой в постель, Рубел Джаррет! Пошел вон! Покинь немедленно Блек-Хауз и никогда больше не возвращайся!

Рубел отошел от Молли. Он мог бы догадаться, что она не будет слишком счастлива его видеть, но все же он не давал ей повода стрелять в него! Голубые глаза сверкали льдом. Следы слез, пролитых минутой ранее, исчезли, и пропали все признаки печали. Ему показалось, что Молли Дюрант обезумела. Сумасшедшая, она готова была его убить.

– Давай, давай, уходи! Некогда мне тратить на тебя время, у меня полно работы.

Рубел оглянулся по сторонам, бросив беглый взгляд на дом и сад. Наверное, так оно и было. Он мог бы помочь ей, если она разрешит ему остаться. Но Рубел был уверен, Молли не намерена позволять ему оправдываться. И если он сейчас сбежит от нее, больше шанса у него не будет. Рубел поежился, представив, что Джубел и дядя Бейлор скажут ему, когда обо всем узнают. Он никогда не сможет считать себя настоящим мужчиной, если бросится сейчас спасаться бегством от своей бывшей любовницы, взявшей в руки двустволку. Эта мысль заставила восстать все упрямство характера Рубела.

– Одну минуточку, мадам! Какая-то ошибка!

Молли взглянула свирепо, не заинтересовавшись его словами.

– Я Джубел Джаррет, – добавил он поспешно. – А вы, наверное, сочли, что я – мой брат!

Молли взвела курок одного из стволов ружья. Несмотря на хрупкость сложения, она держала довольно тяжелое ружье необычайно твердо.

– Рубел очень похож на меня. Мы с ним близнецы, вы, должно быть, слышали.

– Да, он похож на тебя, как и на всех своих родственников, и ни один из вас не может считать себя в Блек-Хауз желанным гостем. Уходи! – повторила она, ее голос даже не дрожал.

– Подождите же! Дайте мне возможность объясниться! Мне на несколько дней надо снять комнату, – он снова оглянулся. – Я бы снял в Блек-Хауз, если у вас есть свободная.

Но взгляд Молли не смягчился, и хватка не ослабла, она по-прежнему крепко сжимала в руках ружье.

– Никому из лесорубов мы не сдаем комнат, – от ее взгляда могли бы завянуть розы, если бы они еще цвели вдоль тропинки, – и никому из Джарретов, – добавила она.

Рубел провел пальцами по волосам.

– Ей-богу, мэм! Я понимаю, мой брат в очередной раз совершил дурной поступок и бросил тень на всю семью, – он помолчал, чтобы заметить, как она воспримет его слова. – Пожалуйста, примите мои извинения за все, что сделал этот подлец Рубел. Я был бы рад, если бы вы разрешили мне остаться и восстановить в ваших глазах доброе имя нашей семьи.

– Доброе имя вашей семьи не заштопать даже золотой иголкой с серебряной ниткой, – Молли снова двинулась к нему, взведя курок и на другом стволе.

Рубел почувствовал, как у него крупной дрожью затряслись колени.

– Уходи, – приказала она столь гневно, что не могло быть сомнений: приказ она адресует грязному негодяю, впрочем, Рубел сам начал подозревать, что, скорее всего, так оно и есть.

– Однако дело в том, мэм, что мне необходимо остаться. Я…

– Ты Джаррет!

Рубел выпрямился. Возможно, ему следовало бы взять другой тон, но он не сумел сдержаться:

– И я горжусь этим! Вы, Молли, тоже не святая. Нельзя судить обо всех мужчинах по поступку одного безумца.

Он видел, ее глаза затуманились сомнением.

– Безумца? – слово было произнесено гораздо мягче, чем все, сказанное ранее, и Рубелу показалось, что у него появились основания для надежды.

Он опустил руки и торжественно кивнул, подтверждая безумство Рубела Джаррета. Черт, это должно было прозвучать убедительно, потому что, наверное, на самом деле было правдой.

– Если вы меня опасаетесь, я согласен спать в сторожке.

В то мгновение, как упоминание о сторожке вылетело у него изо рта, Рубел уже знал, что поступает неосмотрительно. Он увидел это по ее лицу. Слово «сторожка» напомнило ей то же самое, что и ему, но в ее взгляде проявилась не воспоминание о страстном желании, испытанном той ночью, в ее взгляде проявилось страстное желание разрядить в него оба ствола ружья и прибить его шкуру на дверь этой самой сторожки.

– Я здесь по делу компании «Латчер и Мур», – поспешил сказать Рубел, он был счастлив, что может добавить хоть немного правды в немалую дозу самоуверенной лжи. – Я должен разузнать, каковы условия для строительства железнодорожного пути через Пайнейский лес, и чем быстрее я сделаю это, тем скорее будет проложена железная дорога в Эппл-Спринз, и, кто знает, может, жизнь вашего городка существенно изменится к лучшему, – он резко прервал объяснения. – Конечно, я могу переночевать и в лесу, – махнул он в сторону леса. – Но это может показаться недостаточно солидным: представитель «Л и М», осуществляющий важную миссию, спит в седле! Это даже, пожалуй, будет выглядеть смешно!

Рубел внимательно наблюдал за Молли, лишь наполовину соображая, что говорит, и мог заметить, что и Молли слушает его лишь наполовину. Было очевидно, что его появление в Эппл-Спринз потрясло ее до глубины души, и хотя ее появление потрясло его не менее, Рубел был уверен, что их потрясения разнятся, как день и ночь.

Даже с этими по-старчески туго стянутыми косами и в выцветшем платье Молли Дюрант была такой же красивой, какой он ее помнил. Рубел решил тотчас же, что если он и должен что-либо еще сделать в своей жизни, так это как-нибудь и когда-нибудь искупить свою вину за то, что использовал эту прекрасную злючку как вульгарную проститутку.

Но нет, это было не так, нет! Они с Бейлором вернулись из Люфкина, куда отогнали стадо скота, и собрались на прием в Блек-Хауз, и как только вошли в зал, он увидел Молли, она несла к покрытому кружевной скатертью столу огромный кувшин с пуншем – чуть ли не с нее ростом. Не собираясь проявлять застенчивость, он подошел прямо к ней, взял ношу из рук и, высунувшись из-за кувшина с мутно-желтым пуншем, представился.

Они танцевали всю ночь, и хотя зачастую кто-либо из молодых людей прерывал их и уводил партнершу прежде, чем заканчивалась мелодия, Рубел всегда ухитрялся первым пригласить Молли на следующий танец. Магическое притяжение мгновенно вспыхнуло между ними, опьяняя сильнее пунша. Черт возьми, он все еще чувствовал эту вспышку!

Было очевидно, что Молли не пристрастилась к сближениям на одну ночь. И как он посмел только часть ответственности переложить на нее! Даже если она сама и хотела близости – что ж с того? – он был опытнее и старше, в то время ему было уже двадцать восемь, и он не должен был позволять ей и себе заходить так далеко. Сейчас она выглядела скорее на все сорок, чем на свои двадцать лет, и Рубел почувствовал, как его сердце щемит от той боли, которую он причинил ей, но при этом он знал, что не избежит повторения сладкой ошибки, если предоставится удобный случай.

Ругая себя за ложь, Рубел полез в карман и вытащил лист измятой бумаги с отпечатком седла – он просидел несколько дней на этом документе. Рубел протянул лист Молли, благодаря судьбу за удачу – первую удачу за все путешествие.

Приказ от «Л и М», конечно, убедит ее. Он был на имя Джубела, и никто из братьев не сообщил компании об изменении, прежде чем Рубел не уехал из города. Джубел согласился позаботиться об этом маленьком дельце уже после отъезда брата в Эппл-Спринз.

Но, даже увидев имя «Джубел Джаррет» на приказе, Молли все еще колебалась, сдать ли ему комнату, ведь она не сдавала комнат лесорубам и… Джарретам.

– У меня есть наличные, – добавил Рубел, слегка усмехнувшись и показав пачку банкнот. – Компания выплатила аванс на дорожные расходы.

Именно деньги стали аргументом, решившим дело, – деньги, не его обаяние и даже не ложь, Рубел знал это. Направляясь следом за Молли в дом, войти в который он мечтал каждую минуту в течение целого года, Рубел сам удивлялся, что оказался таким изощренно-хитрым лжецом. Он чувствовал себя, как енот перед сворой гончих, лающих прямо в морду. Когда Молли раскроет обман, он окажется еще более запятнанным в ее глазах. Но ничего лучшего он придумать не смог, разве что вскочить в седло и покинуть город.

Но и покинуть город он уже не мог – с того самого момента, как Молли скрипнула дверью, выйдя на крыльцо вслед за парнем по имени Клитус. Рубел знал, он не сможет оставить ее, пока не выяснит, что случилось в Блек-Хауз за прошедший год – после того, как он так легко ускакал прочь, чтобы каждую ночь грезить чувственными снами о страстной и беззаботной девушке по имени Молли Дюрант, чьи губы слаще меда Пайнейского леса.

Глава 2

– Три доллара в неделю за жилье и стол, причем есть вы будете то, что вам подадут.

Молли стояла на пороге комнаты второго этажа, куда она привела Рубела. Она ругала себя за то, что разрешила ему остаться, но деньги… ей были слишком нужны деньги.

С порога Молли наблюдала за Рубелом. Он попробовал рукой матрац, подошел к окну, приподнял ситцевую штору и внимательно оглядел двор. Да, он был Джарретом: высокий, худощавый, каштановые волосы, загорелая кожа, белой была только верхняя часть лба, обычно скрываемая от солнечных лучей шляпой. Широкая рубашка и брюки из грубой хлопчатобумажной ткани ладно облегали стройную фигуру. Рубел или Джубел – он заставил ее сердце стучать сильнее лесопильной машины. Но Рубел или Джубел? Казалось, для нее между ними не было различия.

– Завтрак в шесть утра, обед в полдень, ужин в шесть вечера, – продолжала Молли. – Если вы сядете за стол позже того, как будет прочтена молитва, вам не подадут еду.

– Прекрасно, – пробурчал он, не оборачиваясь.

– Вашу комнату убирать я буду каждый день, менять белье каждый…

– Это ваш муж ушел так поспешно?

Молли пристально взглянула ему в спину. Подняв руку над головой, он оперся ладонью об оконную раму, мускулы напряглись под голубой рубашкой. Вопрос удивил ее.

– Клитус? – она вновь разозлилась. – Хоть это и не ваше дело, я отвечу, Клитус – мой жених.

– Жених? – Рубел быстро обернулся, но, слава Богу, их глаза не встретились, его взгляд скользнул по ее лицу без остановки.

Это ее устраивало. Глаза Джубела были так похожи на глаза его брата! Одни и те же глаза! Поразительно. У нее не было желания смотреть ему в глаза. Молли уставилась на маленький белый шрам на левом виске Рубела и поймала себя на мысли, что не помнит шрама у Рубела на виске. Да, должно быть, это на самом деле Джубел. Конечно, тогда… в ту ужасную ночь… не будь у него левого уха, она бы и этого не заметила, столь была пустоголова.

– Не ваше дело, жених или не жених, – огрызнулась она снова, возмущенная своими чувствами, вызванными этим незнакомцем.

Незнакомцем? Но он не был незнакомцем, и она не должна была сдавать ему комнату.

– Мне надо идти работать. Если у вас есть еще вопросы… ух… о заведенных порядках в доме, я имею в виду, то вы сможете задать их за ужином.

Молли оставила Рубела стоящим, подбоченясь, посреди комнаты. К тому времени, когда она дошла до лестницы, ее колени дрожали так ужасно, что она вынуждена была ухватиться за перила. Она поступила вопреки своему пылкому обещанию никогда не разрешать никому из Джарретов переступать порог ее дома. Но она не только позволила Джубелу Джаррету переступить порог, она еще и сдала ему комнату!

Что она сделала, о Боже! Он будет приходить и уходить, будет есть с ней за одним столом, спать под одной с ней крышей… Господи, спаси! Эта мысль делает ее слишком легкомысленной… Молли рассердилась, и злость в равной степени относилась и к ней самой, и к Джубелу Джаррету, и к лесопильной компании, его приславшей.

Но она знала, все это несправедливо и нехорошо с ее стороны. Прав он. Как смеет она судить по поступку одного члена семьи обо всех Джарретах? В семье не без урода. Он назвал Рубела безумцем. Быть близнецом такого брата – тяжелый крест, как она может осуждать Джубела за провинность Рубела?

Но исключая маленький шрам на левом виске, Джубел выглядит в точности так же, как тот подлец, насколько она помнит его облик.

Она помнила. Весь год воспоминания часто посещали ее – мучительные, ненавистные.



Спустившись в холл, Молли оперлась на стойку перил в конце лестницы и закрыла глаза, напрасно пытаясь выбросить из головы то удручающее обстоятельство, что она не забыла Рубела Джаррета.

Да, она его ненавидела. Разумом Молли понимала, каким он оказался подлецом, но сердцем она помнила его очарование, и появление брата-близнеца Рубела вернуло прежнюю страсть с такой силой, что Молли не могла сдержать дрожь.

Ощутив на губах вкус поцелуев, она прикрыла рот рукой, не желая вспоминать и не в силах забыть.

Вдруг хлопнула задняя дверь дома, и густой, сладкий голос Шугар сквозь стены кухни проник в холл:

– Что ты делаешь, дитя? Ты наследил в чистой кухне грязными ногами!

Маленький мальчик выбежал из кухни в холл. Молли глянула сердито:

– Малыш-Сэм!..

– Я Вилли Джо!

– Ах!.. Я знаю, кто ты так же хорошо, как и то, что повсюду ты оставляешь грязные следы. А твои брюки!..

Молли схватила Сэма за руку. Его волосы напоминали паклю, он был грязным с головы до ног. Брюки держались на одной помочи, врезавшейся в худенькое плечо, вторая болталась позади.

– Что случилось с этой помочью? – Молли попыталась отыскать пуговицу. – Ты оторвал пуговицу, чтобы использовать как грузило для удочки?

Глаза ребенка вспыхнули. Молли видела, он вот-вот взорвется, если сейчас же не выложит какую-то свою очередную ошеломляющую новость.

– Где же пуговица, Вилли Джо? Болтается на удочке?

– Рыба ее съела, – объяснил он взволнованным голосом. – Случайно вышло, Молли! Я не ожидал, – его голос стал громче, голубые глаза широко раскрылись. – Это была самая большая рыба, какую когда-либо мне удавалось подцепить на крючок! Честно! Она чуть не утащила меня в воду, я едва спасся.

– О, Вилли Джо, что мне с тобой делать?

В переднюю дверь дома негромко постучали.

– Молли?.. Молли?..

Молли узнала этот голос, прежде чем обернулась и увидела превосходно одетую старую матрону, вошедшую в дом, не дождавшись приглашения. У Молли скрутило внутренности в животе. Цветок на соломенной шляпе незваной гостьи раскачивался, будто палочка в руках дирижера. «Впрочем, – подумалось Молли, – Йола Юнг на самом деле дирижер, только она управляет не оркестром, а судьбами тех, кто менее удачлив».

Молли подтолкнула Вилли Джо к задней двери дома.

– Беги-ка, – прошептала она. – Быстренько!

– Подожди, Вилли! – повелительный тон Йолы Юнг заставил мальчика остановиться.

Обернувшись, он зажал юбку Молли в грязный кулачок и спрятался за сестру.

– Я договорилась с мистером и миссис Роуз на сегодняшний полдень. Они хотят встретиться с маленьким Вильямом, чтобы объяснить ему все и…

Молли проглотила возражения, пришедшие на ум, сказав только:

– Мне показалось, я достаточно обстоятельно уже несколько раз давала вам понять, что…

– Молли, дорогая, не ухудшай еще больше положение вещей, оно и без того хуже некуда.

– Мы останемся одной семьей! – перебила Молли. – Мне двадцать лет, и это вполне зрелый возраст для воспитания детей.

Йола Юнг обвела холл презрительным взглядом.

– Уже шесть месяцев, как умерла твоя мать, Молли. Ты не в состоянии содержать дом.

– Я… я…

Резкий голос женщины смягчился:

– Ты сама знаешь, что «Общество Милосердия» придерживается мнения, что, по возможности, после смерти родителей дети должны оставаться в своих семьях, но ты не в состоянии воспитывать сразу четверых. Молли, девочка, ты едва ли способна позаботиться о себе самой. Твои намерения похвальны, дорогая, но ты не можешь брать на себя подобные обязательства. Это будет несправедливо, как по отношению к тебе, так и по отношению к твоим братьям и сестре.

Молли отвечала ей автоматически, ее энергия давно истощилась в безуспешных попытках убедить «Общество Милосердия» Эппл-Спринз, что она в состоянии воспитывать четверых детей. Дамы «Общества» укреплялись в своем мнении с каждой новой стычкой и не собирались сдаваться, это она знала. Их намерения были благородны и хорошо продуманы, возможно, даже они лучше отвечали интересам детей, что огорчало Молли. Не совершает ли она ошибки? Может, детям, действительно, будет лучше в тех семьях, которые дамы из «Общества Милосердия» столь тщательно для них подобрали?

И почему, в то время как ее сердце и разум должны быть заняты крайне важными мыслями и делами, прибытие Рубела Джаррета, похоже, крайне занимает ее? Он вскружил ей голову! Иначе, почему она позволила ему остаться? Зачем сдала комнату?

– Мы обсуждали с детьми наше положение, миссис Юнг, и решили просить вас не разъединять нас.

Йола Юнг растянула свои тонкие губы. Было время, Молли принимала ее улыбку за выражение симпатии, но теперь она знала: эта улыбка чем-то сродни вызову, хотя главе «Общества Милосердия» не подобало бросать вызов людям, попавшим в несчастье.

– Полагаю, трудно найти лучшее решение, – сказала женщина. – К сожалению, альтернативы нет, ни одна семья не возьмет сразу всех четверых сирот, это ведь ясно.

– В этом доме дети – не сироты, и несмотря на мнение «Общества», я собираюсь сама воспитывать братьев и сестру. Я знаю, что смогу.

Йола Юнг тряхнула головой, вновь приведя в движение палочку дирижера.

– Разве, Молли? Тревис не ходит в школу. Полагаю, у тебя нет средств оплатить взнос. А Линди? Девушке нужны забота как отца, так и матери. В этом возрасте девочки часто попадают в беду, если живут… в не совсем подходящей для них обстановке. Мой муж и я можем помочь Линди, если возьмем ее к себе, прежде чем…

– Миссис Юнг, мне не хотелось бы показаться грубой, но вы пришли не вовремя. Мы обсудим все позже. Пожалуйста, извините меня.

– Ты подготовила Вилли к встрече с Роузами?

Молли почувствовала, как Вилли Джо ухватился за нее сильнее. За время беседы его руки передвинулись от края юбки Молли к ее коленям, за которые он держался, как за жизнь.

– Нет, сегодня встреча не может состояться.

Йола Юнг пришла в крайнее раздражение, кожа лица покрылась красными пятнами.

– Если не сегодня, то когда же? После того как эти бедные, беспомощные дети развратятся от неустроенности в жизни в доме для приезжих коммивояжеров и лесорубов?

– Я не сдаю комнат лесорубам.

– Холостой мужчина есть холостой мужчина, Молли. Ты уже взрослая, извини, что говорю тебе это. Если ты хочешь жить в одном доме с холостыми мужчинами, то, скажу тебе, это неудачный выбор, но, по крайней мере, выбор взрослого человека. Что же касается детей…

– До свидания, миссис Юнг, – руки Молли задрожали, слезы заблестели в ее глазах, она мужественно боролась, стараясь скрыть их от Йолы Юнг. – Извините нас. Вилли Джо и мне надо кое-что сделать по дому.

Йола Юнг пришла в еще большее раздражение, но все-таки повернулась и, не попрощавшись, вышла, бросив напоследок:

– Роузы были бы прекрасными родителями для маленького Вилли, Молли. У них есть деньги, чтобы послать его учиться в школу, и он не будет исключен из школы за неуплату взноса, подобно его брату Тревису. Они порядочные люди и добрые христиане.

Дверь заскрипела, хлопнув на «порядочных людях и честных христианах», будто заодно с Йолой Юнг дверь решила выговорить Молли за то, что она старается сохранить семью.

– Я не хочу жить у чужих людей, Молли, не хочу там жить!

– О, Вилли Джо! – обессилено Молли встала на колени и прижала перепачканного мальчика к груди, от него пахло потом и червяками.

– Я хочу остаться с тобой, Молли, и с Тревисом, и с Линди, и с Малышом-Сэмом.

– Ты останешься, милый, мы все будем вместе, я обещаю.

Она уткнулась лицом в его светлые волосы. Вероятность того, что она сдержит свое обещание, становилась все сомнительнее с каждым днем.

Рубел слышал разговор из своей комнаты, находившейся возле лестницы. Он злился на себя за ложь и беспокоился, что Молли, очевидно, помолвлена с тем молодцеватым мужчиной, которого он видел, когда она спорила с ним на крыльце. Он принялся сопоставлять факты.

Значит, мать Молли умерла, и добропорядочные граждане Эппл-Спринз осуждают, что Молли сама воспитывает братьев и сестру, сдавая комнаты дома холостякам, и, стало быть, его собственное пребывание в Блек-Хауз не поможет укрепить ее репутации, скорее даже, наоборот, ухудшит еще более.

Он был в долгу перед Молли. Лишив ее невинности и скрывшись, он поступил настолько непорядочно, что теперь едва ли уже мог рассчитывать когда-нибудь обелить себя в ее глазах. Он был уверен, что ложь о брате-близнеце принесет массу бед. А подслушав разговор с Йолой Юнг, Рубел понял, что его пребывание в этом доме может явиться последней каплей, которая переполнит чашу и разобьет семью.

К тому времени, как он спустился с лестницы, миссис Юнг, эта женщина с языком гадюки, уже ушла, вынеся свое обвинительное заключение. Рубел видел, как Молли упала на колени, обнимая маленького брата. Он слышал ее обещание и уловил страх в голосе. Он знал: если уж он собрался загладить свою вину, то лучше всего начать прямо сейчас.

Услышав шаги по ступеням, Молли подняла глаза. Их взгляды встретились, и Рубел успел прочесть в них острую боль, до того, как голубые глаза, блестевшие слезами, вновь стали холодными, как лед. Быстро поднявшись, Молли отвернулась точно так же, как сделала это и тогда, на крыльце. Он догадался, о чем она подумала – о необычайном сходстве Джубела с братом. Если бы он смог заставить ее не думать о Рубеле всякий раз, как она его видит, может быть, тогда он сумел бы завоевать ее доверие. Мысль была такой противоестественной по отношению к подлинному положению дел, что Рубел сам был ошарашен, как она пришла ему в голову. Но он твердо знал, что должен заставить Молли воспринимать его как кого-то другого, а не того негодяя, который полюбил ее на одну ночь и бросил.

Вилли Джо своими большими голубыми глазами следил, как Рубел спускается по лестнице.

– У нас постоялец, Молли?

Рубел понял, что означает вопрос ребенка, – постояльцы в Блек-Хауз, по крайней мере, в последнее время были, видимо, редки, как зубы у курицы, чему можно было не удивляться, если принять во внимание тот факт, что Молли не пускала лесорубов. Этим, должно быть, и объяснялось бедственное положение Блек-Хауз и его обитателей. Слишком мало денег и слишком много ртов!

– Кто же этот молодой человек? – спросил Рубел, дойдя до нижней ступени. – Кажется, мы незнакомы.

Молли избегала взгляда Рубела. Он заметил, как она ухватила брата за плечо.

– Вилли Джо, поздоровайся с мистером Джарретом.

– Привет, мистер Джаррет. Вы постоялец, да?

– Ты угадал, – Рубел протянул мальчугану руку, и тот пожал ее с нетерпением и радостью.

– Вилли Джо, ты испачкаешь мистера!

Рубел подмигнул ребенку:

– Думаю, это будет мне не впервой, если я слегка перемажусь.

Рубел отметил, что Молли стала очень практичной.

– Беги, Вилли Джо, я уверена, у мистера Джаррета много дел.

– Нет.

Рубел попытался заглянуть в глаза Молли, и на какое-то мгновение ему это удалось, прежде чем она отвернулась, и за это мгновение он успел отыскать в ее взгляде подтверждение тому, что она считает Рубела подлецом.

Чувство вины обожгло его вновь, но, как ни странно, возродило и необоснованную надежду. Должно быть, ее воспоминания болезненны, но, в конце концов, она ведь не забыла его и ту ночь в сторожке!

– Сегодня суббота, – сказал он, – не думаю, что владельцы лесопилок и лесорубы будут благодарны мне, если я стану отнимать у них сегодня время. Они с большей охотою поскорее отправятся домой, к женам и детям.

Неожиданно чувство одиночества пронзило его. Рубел никогда не думал заводить семью, но, кажется, это не было слишком огорчительным опытом для тех его родственников, кто имел достаточно смелости решиться.

– Я поставлю свою лошадь, если вы изволите сказать мне, куда…

– О, извините, я… э…

– Вы были слишком заняты, мэм. Не нужно извиняться. Я могу и сам найти сторожку… гм, я имею в виду, что хотел бы просить вас указать мне, куда поставить лошадь и какое занять стойло.

К тому времени, как Рубел закончил фразу, он уже знал, что сказал много лишнего. И как это только Молли Дюрант удается сделать его таким косноязычным?

– Тревис позаботится о вашей лошади, – произнесла Молли.

– Тревис? Тот подросток, которого я видел на крыльце?

Молли готова была разрыдаться.

– За то короткое время, что вы пробыли здесь, – сказала она, – вам довелось услышать о всех наших бедах. Тревис предпочитает подметать школу вместо того, чтобы рубить дрова.

– Любой ребенок выберет метлу, если вы предоставите ему возможность выбора.

– Я не предоставляла ему возможность выбора.

– Нет? Ну… хорошо… – Рубел задумчиво взъерошил жесткие, как пакля, волосы на голове Вилли Джо.

– Сколько тебе лет, Вилли Джо?

– Семь, сэр.

– Ты уже научился рубить дрова?

Глаза Вилли Джо широко раскрылись, он отрицательно покачал головой.

– Тогда пошли. Сразу же, как мы поставим Койота в стойло, я научу тебя рубить дрова.

– Пожалуйста, вам не нужно делать это, – возразила Молли.

Рубел состроил гримасу.

– Извините. Я должен спросить разрешения?

– Нет, но дело в том, что вы наш постоялец, мистер Джаррет, и вы платите за обслуживание…

– Я не привык сидеть без дела.

Пока взрослые пререкались, Вилли Джо вырвал свою маленькую ручонку из рук сестры и схватил Рубела за мизинец. Рубел посмотрел вниз и встретил пару восторженных голубых глаз. Они были такими же чисто-голубыми, как и у его старшей сестры. Взбудораженные чувства Рубела распалились еще больше. Он с радостью перерубил бы половину леса Восточного Техаса, если бы Молли Дюрант посмотрела на него так же, как это сделал ее младший брат.

– Я слышал, ты чуть было не поймал рыбу к ужину? – спросил он мальчика.

Вилли Джо вздохнул:

– Я упустил ее.

– Все равно, одной рыбы было бы мало для ужина, Вилли Джо. Не огорчайся! – утешила его Молли.

Бросив взгляд на Молли, Рубел усмехнулся украдкой. Она улыбнулась в ответ, и надежды Рубела окрепли.

– После того, как мы нарубим дров, не хочешь ли еще раз попробовать поймать рыбу?

– Вот это здорово! Можно, Молли?

– Мистер Джаррет, вы не…

– Просто Джубел, – поправил Рубел.

Молли сглотнула комок в горле.

– Вы платите за услуги, мистер Джаррет, и нет нужды…

– С моей стороны это чистый эгоизм, мэм. Я услышал об огромной рыбе, и мне захотелось съесть ее на ужин.

– Можно, Молли, а? Ну, можно?..

Вилли Джо умолял, а Рубел наблюдал за колебаниями его сестры. Он молчал. Наконец, настойчивость брата сломила Молли.

– Если мистер Джаррет уверен, что это ему не в тягость…

– Джубел, – повторно поправил Рубел. – Я уверен.

Вилли Джо переступил с одной грязной ноги на другую.

– Послушайте, мистер, а можно мы возьмем с собой Сэма?

– Сэма?

– Моего маленького брата.

– А… очень маленького?

Молли рассмеялась.

– Ему пять лет. Вы не должны обременять себя…

– Я знаю, Молли, – на этот раз его глаза удерживали ее взгляд минуты две, прежде чем она склонила голову. – Ну что ж, я не против.

Молли наблюдала, как они шли: Джубел, такой же высокий, худощавый, красивый, как и его брат-близнец, и Вилли Джо, по-прежнему державшийся за палец постояльца. Джубел делал шаг, и мальчику приходилось за это же время сделать два, чтобы поспеть за своим длинноногим компаньоном.

Она не должна была сдавать ему комнату! Сердце пронзительно предупреждало болью: он станет для нее бедой. А вот беды-то она больше не хотела, и без того было достаточно горя. Она не должна была позволять ему остаться!

В кухне, у двери, на стуле из тростника сидела Шугар, возле нее на столе стоял кувшин, а на полу у ног покоились в кастрюле бобы из огорода. Черная, как зола, и старая, как библейский Мафусаил, Шугар работала в семье Молли еще с довоенных времен. Когда большинство рабов – и те, кто работал в доме, и те, кто трудился на хлопковых плантациях, – после победы Севера покинули хозяев, Шугар осталась.

– Мое место здесь, – отвечала она всякий раз, когда кто-либо спрашивал, почему она не уходит. – Это и моя семья, у меня никогда не было другой.

И после никто уже больше не задавал никаких вопросов. Шугар была такой же неотъемлемой примечательностью Блек-Хауз, как его облупившаяся краска и покосившиеся ставни.

– Несколько дней у нас будет кормиться еще один человек, – распорядилась Молли, зайдя в кухню.

Посередине этой, пожалуй, самой уютной комнаты дома тянулся очень длинный сосновый стол. С некоторых пор все они проводили большую часть времени на кухне – уборка, приготовление еды, консервирование…

Мать Молли поставила вторую кухонную плиту, чтобы иметь возможность дать пристанище бесчисленному количеству людей, собиравшихся в таверне для обильных обедов. Кухня Блек-Хауз была знаменита в округе. Во времена ее матери и бабушки люди приходили в таверну даже из такого далека, как Люфкин, чтобы отведать кушанья, которые готовились по старинным семейным рецептам, хранимым с таким благоговением, точно они были посланы с небес.

– Надо будет как-нибудь собрать все рецепты в одну поваренную книгу, – говаривала мать Молли.

Конечно, они не сделали этого, и теперь большинство людей забыли не только рецепты Блек-Хауз, но и сам Блек-Хауз. Болезнь матери отозвалась похоронным звоном на финансовом благополучии семьи и придавила веселую атмосферу, царившую прежде в доме.

Кухня была владением Шугар. Так было с тех самых пор, как родилась Молли. Негритянка настаивала на том, чтобы держать окна и двери открытыми для солнечного света. А если Шугар на чем-нибудь настаивала, она этого добивалась.

Когда мать Молли была еще здорова, Шугар работала на кухне, а Сюзанна, так звали мать Молли, управлялась по дому. Теперь домашнюю работу делили Молли и Линди.

Молли считала старую повариху своим доверенным лицом. Сейчас Шугар шелушила бобы так увлеченно, будто это была единственная вещь в мире, которая могла ее заинтересовать. Она низко склонилась над бобами, вытянув голову, но Молли разгадала для чего – не ради самих бобов. Старая женщина склонилась на тростниковом стуле, чтобы выглянуть за дверь.

– А! Новый постоялец! – догадалась Шугар. – Красивый парень! И очень общительный, увязался за мальчишками!

Молли проследила за взглядом негритянки. Рубел вел лошадь под уздцы, Вилли Джо бежал за ним по пятам, все еще держась за палец постояльца и семеня короткими ножками, чтобы не отстать. К ним присоединился Сэм, малыш был очень схож с Вилли Джо, только волосы не были столь грязны, и ростом он был поменьше. Сэм схватил за руку брата, другая его рука, как обычно, была во рту, ребенок с огромным удовольствием сосал указательный палец. Рубел смотрел прямо перед собой и, казалось, не разговаривал с мальчиками, но все выглядело так, будто они поглощены добродушной беседой.

Она отвернулась. Если бы он не был так похож на Рубела, может, они и смогли бы с ним подружиться.

– Гм-гм!

– Что? – спросила Шугар.

– Ничего! Просто гм-гм.

– Нет, нет! Что вы имеете в виду под этим «гм-гм»? Он не красив? Или не общителен? Или не увязался за мальчишками?

– О нет, красив, общителен и, кажется, вполне поладил с детьми.

– Я думаю, он не останется у нас надолго, иначе малыши привяжутся к нему, и будет жаль, когда… – Шугар замолчала, но Молли поняла, что хотела сказать старая женщина.

Шугар не нравился Клитус Феррингтон, и она утверждала, что он не нравится и детям. Молли считала, что это не так, но не разубеждала Шугар.

– Заходила Йола Юнг, – сообщила она, сменив тему.

– Я слышала ее голос и отсюда.

– Она не сдается, Шугар!

– Забирая детей из их дома, она играет на руку только своему старому приятелю черту!

– Ее поддерживают другие дамы из «Общества Милосердия»: и миссис Тейлор, и Келликот, и мать Клитуса, – Молли обхватила голову руками. – Мне страшно, Шугар!

Повариха оторвала взгляд от бобов.

– Мне тоже, мисс, но это вовсе не значит, что мы должны понапрасну терять время.

Из-за сарая раздавались звуки топора. Молли попыталась отогнать образ Джубела, колющего дрова. Как же все-таки Джубел похож на Рубела! Она постаралась не думать, снял ли он свою ярко-голубую рубашку, повесив ее на сук, и не представлять себе его обнаженного по пояс тела с упругими мускулами, напрягающимися при каждом взмахе топора.

Безуспешность попыток злила Молли, образ не исчезал. Она не должна была сдавать ему комнату! У нее довольно проблем и без мистера Джаррета, внезапным появлением принесшего в ее жизнь новое беспокойство.

– Помочь? – голос принадлежал Линди.

Нежными чертами лица и роскошными темными волосами, заплетенными в две толстые косы, она напоминала Молли, но была моложе, и у нее были карие глаза отца. Вбежав в кухню, она просунула руку в кувшин с очищенными бобами, набрала целую горсть и вновь высыпала бобы в кувшин, забавляясь россыпью-дождем.

– Оставьте в покое мои бобы, мисс, или вы переселитесь к миссис Юнг быстрее, чем мул сможет отрастить уши.

Линди подошла к окну, у которого стояла Молли.

– Я слышала, у нас постоялец?

Молли пристально смотрела на сосну, росшую у сарая.

– Лесоруб?

– Конечно, нет.

– Если бы ты пускала лесорубов, Молли, дела, может быть, пошли успешнее.

Молли рассердилась от ее упрека, но не подумывала ли и она сама о том же?

– Сдавая комнаты лесорубам, мы бы заработали гораздо больше денег, да, – согласилась она, – но…

– Больше? Ты говоришь, больше? Да это была бы кругленькая сумма! Мы смогли бы многое себе позволить. Починить ставни, например, покрасить дом, купить новую одежду.

– Если станем пускать лесорубов, мы не сможем сохранить семью, Линди. Это будет последним гвоздем в гробу, который Йола Юнг, похоже, заказала для нас. Она считает Блек-Хауз неподходящим местом для воспитания детей, так как мы пускаем в дом коммивояжеров. Если же мы откроем двери и для лесорубов, список обвинений расширится.

– Тогда почему ты сдала комнату этому мужчине? Он стар, как дедушка Берба? Или страшен, как уродец Невешед?

Молли не отвечала, прислушиваясь к ритмичному стуку топора. Стук прекратился. Она вновь почувствовала, как кольнуло ее сердце, когда, подняв глаза, она увидела Джубела, стоявшего на тропинке со шляпой в руке, пряди каштановых волос прилипли ко взмокшему лбу, карие – честные! – глаза показались ей заботливыми.

Заботливыми? Да! Заботливыми! Она сразу должна была бы понять: Джубел, в отличие от своего брата, не подлец.

– Так почему, Молли?

Огорченно посмотрев на младшую сестру, Молли вспомнила свернутые банкноты, которые утром новый постоялец вытащил из кармана.

– У него наличные, – но сама она знала, говоря это, что, как бы сильно не нужны были деньги, все же не они явились причиной, по которой она сдала комнату Джубелу Джаррету.

Сняв две шляпы от солнца с вешалки возле задней двери дома, она протянула одну Линди:

– Довольно об этом. Мы и без того потеряли очень много времени.

На заднем крыльце она взяла две мотыги и две пары белых хлопчатобумажных перчаток.

– Молли, мне не хочется сегодня работать. Почему бы тебе одной не…

Шугар прервала Линди, шлепнув девочку по ягодицам. Через сорочку, панталоны и ситцевое платье шлепок не мог причинить ей боли. Линди отпрыгнула от Шугар, оказавшись вне досягаемости и для Молли.

– Слушайтесь свою сестру, мисс! Слышите? Или вы ответите мне! – рассердилась Шугар.

Для ранней весны солнце было слишком жарким, и вскоре пот заструился по волосам Молли, смочив широкие поля шляпы, предназначенной защитить от солнечных лучей лицо. Нижнее белье стало влажным и липким. Пот струился по шее, стекая в вырез платья на груди, его капельки блестели на коже между грудей.

Молли разрыхлила землю вокруг бобов, не обращая внимания на угрюмость сестры. Она слышала грубые удары всякий раз, когда Линди опускала на землю свою мотыгу.

– Нужно хорошенько разрыхлить землю на этих грядках, – наставляла она сестру. – И не оставляй сорняков! Если мы их оставим, они заглушат все растения, прежде чем те дадут всходы.

– Я хочу быть владелицей рабов!

Молли проигнорировала слова Линди. Она знала, что была такой же, когда ей было пятнадцать лет. Тогда Молли тоже не хотелось возиться с землей, но она возилась. И Линди – куда деться! – не избежать той же участи.

– Мы могли бы нанять пару каких-нибудь пьяниц из Дью-Дроп-Инн. Они вместо нас ухаживали бы за огородом.

– Нанять? За какие шиши?

– Мо-о-олли! Нам заплатит новый постоялец!

– Этих денег едва нам хватит на еду и на одежду мальчиков для школы.

– Но мы сможем хоть сколько-нибудь сэкономить?

Молли понимала страдания Линди. Она сама чувствовала то же самое. Окинув взглядом огород, она внимательно осмотрела дом: висевшие на одной петле ставни, прогнившие доски… Шугар убеждала ее не опускать руки и не сдаваться, и она не сдастся, но… у нее только один выход. Только один.

– Когда я выйду замуж за Клитуса, Линди, дела пойдут лучше.

Линди отбросила мотыгу.

– Если ты выйдешь замуж за Клитуса, мне придется уйти жить к старой леди Юнг.

– Нет, вовсе нет!

– Клитус ненавидит меня. Он ненавидит всех нас. И я тоже его ненавижу! Я не буду жить с ним в одном доме, даже если он станет мне платить.

– Ты несправедлива к нему, Линди! Клитус просто не привык к общению с детьми. У него самого было трудное детство.

– Что ты имеешь в виду? – Линди развела руками. – Мое тоже не назовешь легким.

– Линди!

– Только потому, что президент банка в свое время усыновил Клитуса, он думает, что все в мире должны быть осчастливлены подобным образом! – слезы заблестели в глазах девочки, она замотала головой, со злостью разметав по сторонам косы. – Но я не собираюсь жить со старой леди Юнг, Молли. Я убегу!

Молли перепрыгнула через две грядки бобов и схватила Линди за плечи.

– Довольно! Не плачь, милая! Все уладится. Линди выскользнула из объятий сестры, слезы неудержимо катились из ее карих глаз.

– Убегу! Вот увидишь, убегу!

– Нет нужды убегать, Линди. Ты не будешь жить ни в каком другом доме, кроме как в Блек-Хауз, нашем обветшалом особняке, в котором не осталось ни одной роскошной вещи, но где зато мы живем все вместе. Обещаю тебе!

Линди закусила губу, изо всех сил стараясь сдержаться.

– Почему бы тебе не пойти домой? – предложила Молли. – Умойся к ужину. Скоро придет Клитус.

– Клитус? – Линди всплеснула руками. – Как же ты слепа, Молли! Клитус ничуть не лучше, чем леди Юнг, или мистер Тейлор, или преподобный отец. Они все против нас! Никто не хочет, чтобы мы были вместе.

Моли подняла свою упавшую мотыгу и мотыгу Линди.

– Думаю, мы сделали достаточно на сегодня. Идем, поможем Шугар с ужином, – Молли обняла сестру за плечи и подтолкнула к дому.

Они шли молча, каждая была поглощена своими собственными размышлениями о положении дел, о Клитусе Феррингтоне и о том, сколь вероятно, что будет разъединена их семья.

– Эй, Молли, посмотри! Посмотри, Молли! – голос Вилли Джо вывел сестер из задумчивости.

Он, Малыш-Сэм и Джубел Джаррет подходили к дому, неся на веревке три большие желтые рыбины. Счастье, которым светились лица мальчиков, заставило Молли улыбнуться. Рубел с готовностью ответил на улыбку:

– Мы можем приготовить рыбу на ужин, но, конечно, сначала нужно ее выпотрошить.

Молли встретила его взгляд, снова ошеломленная поразительным сходством Джубела со своим братом. Ее раздражение переросло в лихорадочную настороженность:

– Я предупреждала вас, мистер Джаррет, постояльцы у нас едят то, что мы подаем.

Она увидела, как улыбка растаяла на его губах. Он посмотрел на мальчиков, и дети немедленно насупились, съежившись, словно их застали за каким-нибудь неблаговидным делом.

Рубел взглянул на Молли.

– Да, вы говорили мне. Я помню, что я всего лишь постоялец.

– Пожалуйста, Молли, – стал умолять Вилли Джо, – не надо так!

Он взглянул на Рубела, потом вновь обратился к сестре:

– А эти рыбины, должно быть, окажутся вкусными, а?

Сердце Молли сжалось, ей тут же стало стыдно за свою несдержанность. Она еще раз подумала, что ей не следовало сдавать комнату этому Джаррету. Она взглянула на Сэма. Обычно он сторонился незнакомцев, но сейчас прижимался к ноге Джубела, как всегда посасывая свой палец.

– Ну, хорошо, – согласилась она, – уверена, вы сумеете хорошенько выпотрошить рыбу и тщательно выберете кости, и тогда…

– Мы все сделаем, Молли, – заверил ее Рубел. – Спасибо!

Молли не обращала внимания на Линди, пока не повернулась к дому. Она пристально посмотрела на девочку и увидела, что та стоит с открытым ртом, без тени смущения уставившись на постояльца.

Беглый взгляд подсказал Рубелу, что никто не собирается помогать ему чистить рыбу. Он повернулся и направился в сторону сарая. Прежде чем Молли успела остановить сестру, Линди бросилась вслед за ним.

– Эй, я Линди!

Рубел с улыбкой повернулся к девочке и протянул руку, пожал, выпустил.

– А я… э… Джубел.

Молли подошла к ним и взяла Линди за локоть.

– Это мистер Джаррет, Линди.

– Вы наш новый постоялец? – в голосе Линди не было робости.

– Да, мэм.

– Пойдем, Линди, – сказала Молли. – Мы приготовим рыбу, когда она будет очищена от чешуи, выпотрошена и освобождена от костей.

– Да, мэм, очищена от чешуи, выпотрошена и освобождена от костей.

– Но я хотела сказать… мы рады вам, Джубел, – произнесла Линди.

Взгляд Рубела остановился на Молли. Она сейчас была готова его убить.

– Спасибо. Я тоже рад, что оказался в вашем доме.

Повернувшись, Рубел пошел с мальчиками к сараю чистить рыбу.

Молли проводила Линди к заднему крыльцу дома, где стоял умывальник с оловянной раковиной. Линди остановилась.

– Иди одна к Шугар, Молли. Мне нужно вымыть голову перед ужином.

Глава 3

Рубел помог малышам умыться у ручной колонки возле дома. Когда он принес вычищенную рыбу с выбранными костями на кухню, Молли была занята приготовлением панировки из пшеничной муки. Посмотрела она на него недружелюбно.

– Это Шугар, – представила Молли старую негритянку довольно резким тоном. – Шугар, это мистер Джаррет, наш новый постоялец.

Шугар поклонилась.

– Добро пожаловать, мистер! О, какие большие рыбины! Такие же большие, как то удовольствие, что написано на мордашках наших малышей. Благодаря вам они поймали таких огромных рыб. Спасибо!

Молли отвернулась, занявшись панировкой, словно Рубела вовсе не было в комнате.

– Не стоит благодарности, я и сам получил удовольствие, – сказал он Шугар.

Оглядев сияющую чистотой кухню, Рубел заметил пустое ведро из-под молока, стоявшее на одной из плит для приготовления пищи. От этой работы Тревис, видимо, тоже увильнул, несмотря на обещание.

– Пока вы заняты, я… – Рубел взял ведро без дальнейших объяснений.

Голос Молли остановил его на пороге.

– Вы нам платите, вы постоялец, мистер Джаррет, не забывайте об этом!

Рубел в ответ лишь пожал плечами и направился к хлеву, в котором приметил корову джерсийской породы, свесившую морду в мешок с кормом. Старая Берта – кажется, так Молли назвала корову? – была послушной, и подоить ее не составило труда. Лицо Шугар сияло, как небо, усыпанное звездами, когда он вернулся на кухню с ведром свежего пенистого молока. Молли нигде не было видно.

Умывшись на заднем крыльце, Рубел вернулся в свою комнату. Он надел свежую рубашку и подумал, что после ужина надо бы договориться с Шугар о стирке белья. Сидя на кровати, он лениво чистил ботинки и размышлял о событиях дня.

Конечно, он не предвидел, что вещи обернутся именно таким образом, и, оглядываясь назад, Рубел удивился, каким же был дураком, воображая, будто Молли может встретить его с распростертыми объятиями.

Он не намеревался лгать ей, ложь возникла под влиянием момента, слова сами по себе сорвались с его губ, и Рубел сожалел о той минуте. Болезненное чувство подсказывало, что он, скорее всего, еще неоднократно пожалеет об этих беспечно вылетевших словах, прежде чем найдет способ исправить положение.

А был ли у него выбор? О и мог, конечно, вскочить в седло и уехать, но это ничего бы не решило, он все так же мечтал бы о Молли, рисуя себе в воображении, что могло бы между ними быть, сложись все иначе.

Насмешливо поглядывая из окна на мальчишек, сидевших на берегу красноватой реки, Рубел понял: единственным гостем за ужином будет жених Молли Клитус Феррингтон. Рубел сомневался, что Клитус платит за еду, как все остальные посетители таверны.

Когда он услышал звонок к обеду – Шугар не просто звонила, она во всю мочь колотила по железному треугольнику металлическим прутом, – обычно расположенный к оживленному застолью Рубел приготовился к неприятному для себя моменту.

Через несколько минут он окажется лицом к лицу с соперником. Как обычно при встрече с неожиданным препятствием, он не знал, как поступить, и не был уверен, что вообще что-либо сделает. Первым его порывом было послать все к черту, в конце концов, было ясно, как божий день, что Молли не желает, чтобы он оставался в Блек-Хауз. Скрипнула входная дверь. Мужской голос позвал:

– Молли, я пришел.

И звуки этих слов Клитуса привели в движение все упрямство, какое только было в характере Рубела. Он не привык сдаваться без борьбы. Он вспомнил самоуверенное лицо, молодцеватый вид и модную одежду этого мужчины. Жених Молли, определенно, был одним из тех парней, которые легко привлекают к себе внимание женщин.

Вспомнив о предупреждении – опоздавших оставляют без ужина – Рубел быстро наклонил голову, чтобы заглянуть в маленькое трельяжное зеркальце, пятерней пригладил волосы и направился к лестнице.

Как раз, когда он подошел к верхней ступеньке, Клитус позвал вновь:

– Мо-о-олли!

Рубел расправил плечи. Он не вполне был готов к встрече с этим парнем и знал, что выбрал не самое подходящее время для установления статуса своего положения в этом доме.

Молли неожиданно появилась у открытой двери, ведущей из холла в столовую. Она вытирала руки о фартук. Рубел застрял на середине лестницы, раздумывая, спускаться ли ему вниз, чтобы увидеть, как она бросится в объятия жениха. Но она не бросилась. Он облегченно вздохнул. Молли просто стояла неподалеку от этого красивого, высокого мужчины, все еще одетого в тот же самый костюм, в котором Рубел видел его утром.

Клитус повесил шляпу на крючок для зонтов и верхней одежды. Повернувшись к Молли, он подождал несколько минут, возможно, ожидая, что она подойдет к нему. Когда же стало ясно, что Молли не собирается этого делать, он протянул к ней руки.

– О, дорогая, поцелуй меня! Я готов извиниться за наш спор, что случился утром. Прости!

Рубел ждал, как и Клитус, но он-то испытывал при этом определенно противоположные чувства. Молли подошла и взяла Клитуса за руку, так и не поцеловав.

– Сказать по правде, Клитус, я давно обо всем забыла. Сегодня после обеда было так много дел.

В переднюю дверь дома проскочил Тревис, быстренько обошел Клитуса и направился к лестнице. Увидев Рубела, он остановился.

– Постоялец? – Тревис хмуро посмотрел на Рубела. – Это что, Молли, у нас постоялец?

Молли только сейчас заметила Рубела. В ее взгляде, обращенном к нему, он не увидел и признака нежности, взгляд был тяжелым, как старый гвоздь в конской подкове.

– Мистер Джаррет работает на компанию «Латчер и Мур», – она представила Тревиса Рубелу.

– Лесоруб? – в голосе подростка послышалось огорчение.

– Я должен ознакомиться с местностью, по которой пройдет железная дорога, – уточнил Рубел.

Спустившись с последней ступеньки, он протянул Тревису руку.

– А это Клитус Феррингтон, – голос Молли стал ломким. – Он служащий банка «Эппл-Спринз». Клитус, расскажи, пожалуйста, на крыльце мистеру Джаррету об «Эппл-Спринз», пока я помогу Шугар накрыть на стол.

Она окликнула Тревиса, быстро исчезнувшего наверху лестницы:

– Переодень рубашку и вымой руки, Тревис. А когда спустишься, поблагодари мистера Джаррета, что он за тебя наколол дров и подоил Берту.

Выходя вслед за Клитусом на крыльцо, Рубел подумал, что, если даже Тревис и услышал Молли, он едва ли дождется от подростка добрых слов. В тоне самой Молли не было и следа благодарности. Впрочем, это его не беспокоило. Он никогда не делал домашнюю работу ради чьей-либо благодарности. Просто он хотел помочь.

Рубел сосредоточил свое внимание на смущенном женихе мисс Дюрант. Он не был похож на клерка. Рубел старался угадать, какую должность занимает этот мужчина в банке. Вероятно, президент, или, во всяком случае, он стремится стать президентом, если судить по тому, как одевается этот парень.

Они выбрали себе по одному из полудюжины кресел-качалок, выстроившихся в ряд перед крыльцом. Солнце садилось за горизонт, погружая во тьму город.

Клитус непринужденно начал разговор:

– Итак, «Латчер и Мур» планирует проложить через Пайнейский лес железную дорогу?

– Кажется, так. Мне нужно определить, как лучше всего проложить путь, для чего я должен поговорить с владельцами лесопилок и подрядчиками, чтобы увидеть, возможно ли на этом участке проложить железную дорогу так, чтобы это было удобно и выгодно для всех.

– Желаю удачи, – ответил Клитус с коротким циничным смешком. – Сколько маленьких лесопилок у нас в лесу, столько и различных мнений вы услышите, я думаю. Если я могу вам чем-нибудь быть полезен, дайте мне знать. Возможно, я смогу помочь вам связаться с нужными людьми.

– Спасибо, с удовольствием воспользуюсь вашим предложением.

Некоторое время они раскачивались в креслах молча. Рубел с удивлением обнаружил, что ему приятен Клитус Феррингтон, хотя ему не нравилось имя этого парня и его одежда, не говоря уже о том, что он собирался жениться на Молли. Последнее обстоятельство не нравилось Рубелу больше всего.

– Я слышал, вы и Молли… э… мисс Дюрант, планируете вступить в брак.

– В ближайшее время, – сообщил Клитус, оставив Рубела размышлять, почему будущий муж столь нетерпелив.

Если бы он был на его месте… тпру! пардон!.. когда он сам подумал о браке, то помчался прочь из Пайнейского леса быстрее, чем ищейка мчится на запах обеда из кролика. Рубел вернул разговор к теме бизнеса.

– Мне показалась интересной дорога из Оренджа, – сказал он. – Можно услышать по пути много сплетен.

– Сплетен?

– Ну… или слухов, забавных рассказов. Нельзя решить, какой из них правдив, а какой нет.

– О чем рассказы?

– О воровстве леса.

– О воровстве леса? О, звучит достаточно правдоподобно, особенно если вы владелец земли, на которой рубят лес.

– Вам известны подобные случаи?

– Да, несколько сплетен-слухов-забавных рассказов. Но даже если сделать из них верные выводы, доказать вину преступников очень трудно.

– Но почему?

– Представим, вы – этот преступник. Что вы делаете? Сначала вы должны отыскать такой участок земли, все владельцы которого живут вдали от этой местности. Потом вам необходимо поехать в Люфкин, прийти в суд и найти документы, подтверждающие границы владений. Эти бумаги потребуется использовать для составления поддельного документа на свое имя, потому следует зарегистрировать эту бумагу в суде, заплатив нотариусу, и тем самым обставить хозяев-простофиль. Таким же образом вы можете заключить договор о работах по лесозаготовке, поскольку у вас уже будет на руках документ о владении лесом.

– Но что толку в этом документе?

– Землю по договору о заготовке и транспортировке леса нельзя передавать в арендное пользование без доказательства права собственности.

– А что же насчет расписок о получении в аренду лесопилки?

– Какой прок в этих расписках?

– Но в них должно быть указано название источника лесоматериала, а также имя лесоруба. Не исключают ли расписки воровство?

– Не исключают, если у предприимчивого вора есть желание подделать всю документацию. Но у кого хватит времени проверить все лесопилки Пайнейского леса? Как я сказал, их тут слишком много. Правда, если обнаружится, что документы поддельные, преступник не оберется хлопот. Не понимаю, какая польза человеку тратить столько времени? Лучше всего продать поскорее землю.

Рубел вспомнил подслушанный утром спор между Клитусом и Молли.

– Но зачем же идти на такие сложности? Зачем рубить лес, принадлежащий другому?

Клитус повернулся к Рубелу, нахмурившись.

– Для приезжих, как вы, это кажется странным.

– Не странным, скорее, непонятным.

– Зато это самое понятное дело для всякого из Эппл-Спринз. В наших краях никому это не покажется странным.

Разговор оборвался: Молли позвала их ужинать. Как Рубел и предполагал, Клитус был единственным гостем на ужине, но Рубелу показалось странным, что никого не было из посетителей таверны, впрочем, Молли не принимала лесорубов, как слышал Рубел, и это проясняло картину.

В Эппл-Спринз лесорубов было, как блох на охотничьей собаке, и тем, кто работал на «Л и М», тоже нужны были комнаты. В отличие от большинства компаний, «Латчер и Мур» не заставляла своих служащих жить в построенных компанией городках и покупать продукты в магазинах компании, оплачивая труд служащих специальными талонами. В «Л и М» каждую субботу выдавали нанятым для работы людям наличные деньги, и этими наличными деньгами Молли Дюрант могла бы неплохо разжиться, если бы, конечно, пускала в Блек-Хауз лесорубов.

Большой обеденный стол из орехового дерева был накрыт чистой белой скатертью и уставлен деревянными тарелками. В центре стояли блюдо с картофельной запеканкой, зеленый горох, жареный лук, две тарелки с кукурузным хлебом и еще одна с тремя жареными рыбинами, которых поймал Рубел вместе с мальчишками. Рыба была аппетитно поджарена до хрустящей золотистой корочки.

У всех, кроме Рубела, были свои места за столом, но Молли быстро исправила возникшую неловкость, предложив ему сесть справа от Клитуса на стул, стоящий во главе стола. Сама Молли села на противоположном конце рядом с Малышом-Сэмом, который еле виднелся со своего стула, а макушка Вилли Джо выглядывала слева от Молли. Тревис вбежал и быстро занял место слева от Клитуса. Стул между Тревисом и Сэмом оставался свободным.

Рубел ощутил усталость в голосе Молли, когда она попросила:

– Клитус, прочти молитву.

– А где Линди?

– Опаздывает.

Рубел вспомнил наказание за опоздание к столу. Клитус некоторое время колебался и был вознагражден появлением Линди. Шелест юбок, оповестивших, что их хозяйка спускается по лестнице, предшествовал грандиозному выходу.

При виде Линди брови Рубела поползли вверх. Только пару часов назад она была неуклюжей девочкой, одетой почти в лохмотья, а сейчас темные волосы, схваченные с одной стороны искусно сделанным жемчужным гребешком, обрамляли тугими колечками ее лицо. Вышедшее, даже на взгляд Рубела, из моды платье, такое же голубое, как небо в безоблачный летний день, имело необычайно глубокое декольте. Рубел проглотил комок, вставший в горле. Его глаза медленно спустились на ее грудь, но он быстро вернул взгляд к карим глазам Линди, которые пристально смотрели на него, будто он был единственным человеком в этой комнате.

– Линди! – вздох Молли эхом отозвался в наступившей тишине.

– Извини, Молли, я опоздала, – не отрывая взгляда от Рубела, она подошла к своему месту между двумя братьями прямо напротив постояльца.

Когда она садилась, мужчины вежливо встали в полный рост.

– Я чувствую, пахнет рыбой! – сказала она восторженно. – Мы так давно не ели рыбу, Джубел… простите, мистер Джаррет.

Рубел бросил неловкий взгляд на Молли, которая стояла подбоченясь, сердито глядя на свою сестру. Туда, куда его глаза боялись посмотреть, глаза Молли смотрели без боязни.

Клитус прочистил горло, кашлянув.

– Давайте помолимся.

Рубел быстро наклонил голову, мгновенно опьянев от этой молодой, исполненной страстного желания девушки напротив. Линди тоже склонила голову. У Рубела уже начиналось несварение желудка. Он вновь был потрясен несоответствием того, что навоображал он себе раньше, и того, что происходило на самом деле.

Молитва Клитуса была краткой. Все сели. Молли начала раскладывать кушанья по тарелкам. Она наполнила тарелку Сэма, потом свою собственную и Вилли Джо, прежде чем передала блюдо дальше по кругу. Внутри у нее все кипело. Что ей делать? Отослать Линди переодеться? Вот уж что она хотела бы сделать! Но это смутит девочку. Если же не обратить внимания, возможно…

Но не обратить внимания на Линди было невозможно. Она надела одно из платьев матери, считавшимся до того, как стала разваливаться их жизнь, платьем для особо торжественных случаев. Молли даже ни разу не вспоминала об этом платье, если не несколько лет, то год во всяком случае.

Непроизвольно она бросила тоскливый взгляд на Джубела Джаррета, столь многим похожего на своего брата-близнеца, в том числе и влиянием на женщин – во всяком случае, на женщин ее семейства.

Рубел скромно сидел за столом, внимательно слушая Клитуса, повторявшего, как и всякий раз за ужином, историю своей жизни. Молли знала, он делал это, чтобы преподнести поучительный урок детям, но его рассказ не становился от того менее скучным.

– Мне было десять лет, когда меня усыновили Альберт и Пруденс Феррингтон. – Клитус взглянул на Рубела. – Альберт Феррингтон – президент банка «Эппл-Спринз».

– Мои поздравления, – заметил Рубел, тщетно попытавшись скрыть сарказм.

Клитус Феррингтон, однако, не подал вида, даже если заметил сарказм.

– Мои кровные родители были очень бедны, – продолжал он. – Они не смогли бы дать мне хорошее образование.

– Вы, должно быть, скучали по родным отцу-матери, – предположил Рубел.

Молли знала ответ: ни капельки.

– Нет, сэр. То, что случилось со мной, – лучшее, что могло произойти с ребенком, подобным мне. Я всегда говорю, приемные родители спасли меня от бедности. Феррингтоны – моя семья. Они дали мне имя, положение в обществе, сделали своим наследником.

Когда Клитус замолчал, Тревис перевел разговор на другую тему.

– Мистер Тейлор сообщил мне, что получил сведения о вступительных экзаменах в школу святого Августина.

Неподдельная улыбка засияла на лице жениха Молли.

– Прекрасно, Тревис! Это чудесно! Кажется, супруги Тейлор горят желанием помочь тебе получить образование.

Тревис бросил пренебрежительный взгляд на Молли. Расправив плечи, он снова смело посмотрел Клитусу в лицо.

– Да, сэр. Мистер Тейлор хочет, чтобы я ходил в школу. Он заинтересован в этом. Он говорит, что скоро осенний набор.

– Тревис, – перебила его Молли, – ты должен поблагодарить мистера Джаррета за то, что он нарубил дров и подоил Берту.

Тревис посмотрел на Рубела и пробормотал:

– Спасибо.

Рубел ел молча, осторожно поднимая глаза и стараясь не видеть девушку напротив, пожиравшую его глазами. Вилли Джо привлек внимание к себе:

– Эй, мистер Джаррет, как вам нравится рыба?

Молли заметила облегчение, отразившееся на лице Рубела, когда он обрел возможность повернуться к Вилли Джо.

– Мне нравится, – ответил Рубел, – в самом деле, очень вкусно, – он поднял глаза на Молли. – Твоя сестра заслуживает наивысшей похвалы, она прекрасно приготовила.

– Не я, а Шугар, – возразила Молли.

– Шугар?

Несколько мгновений они смотрели друг на друга, и окружающие люди и предметы исчезали. Несколько мгновений. Но для Молли этого было достаточно, чтобы вспомнить: она смотрит не в глаза Рубела Джаррета, а в глаза его брата, и, значит, он может решить, что она распутная женщина, тем более что Йола Юнг попыталась ее сегодня выставить таковой. И распутницей сегодня старалась показать себя Линди.

– А, Шугар! – согласился Рубел, взглянув в сторону кухни.

Слегка опьянев от этих нескольких мгновений, Молли обернулась к буфету с посудой позади себя. Она достала шоколадный пирог и стала резать его на кусочки. Не отрывая взгляда от пирога, она объяснила:

– Шугар работала в нашей семье еще до войны.

Первый кусок она положила на тарелку Малыша-Сэма.

– Это тебе, Вилли…

– Я Сэм, Молли!

Молли отрешенно посмотрела на ребенка и пробормотала:

– Я знаю, милый… да-да, тебе, Сэм.

Вилли Джо получил второй кусок, затем Молли передала пирог Рубелу. Он взял пирог, попытавшись вновь перехватить ее взгляд.

– Шугар спекла и этот пирог, – сообщил Вилли Джо.

– Она самый лучший повар на свете! – добавил Малыш-Сэм.

– Как ты можешь судить? – возразил Вилли Джо. – Шугар – единственный повар, который вообще у нас когда-либо был.

Рубел сосредоточенно перекладывал кусок пирога себе на тарелку.

– Вы счастливая семья! У вас прекрасный повар!

Тишина стала ему ответом. Рубел видел, как Клитус и Молли переглянулись, а дети во все глаза уставились на человека, впервые за долгое время назвавшего счастливой их семью.

– Это была семья, которая могла бы оказаться счастливой, – объявил Клитус.

– Клитус… – начала Молли и не закончила.

Малыш-Сэм снял напряжение вопросом:

– А завтра мы пойдем ловить рыбу, мистер?

Рубел всмотрелся во взволнованное лицо Молли.

– Все зависит от твоей сестры. Если она позволит…

– Успокойся, Сэм, – перебила Линди. – Джубелу вовсе неинтересно тратить время, сидя с удочкой. Он не ребенок.

Рубел впервые встретился с ней глазами с тех пор, как она вошла в столовую в таком преднамеренно обольстительном наряде.

– Нет, Линди, мы с твоими братьями прекрасно провели сегодня время. Я давно не ловил рыбу и получил немалое удовольствие от этого занятия. Думаю, человек должен стараться возвращаться хоть иногда в детство. Во всяком случае, он не должен забывать, как много приятного в самых простых вещах.

Линди пожала загорелыми плечами и улыбнулась:

– Может, тогда стоит попробовать и мне? Если я пойду с вами, вы насадите наживку на мой крючок, Джубел? Я ненавижу извивающихся червей!

– Линди… – попробовала вмешаться Молли.

– Я насажу наживку на твой крючок, Линди, – предложил Вилли таким серьезным тоном, что Рубел чуть было не рассмеялся.

Он посмотрел на Молли. Она поджала губы, лицо было строгим. Он смог верно прочитать ее мысли. Она сожалела, что позволила ему остаться. Если положение вещей и в дальнейшем грозит быть таким же напряженным, как сейчас, он сожалеет тоже.

Молли отодвинула свой стул, давая понять, что ужин окончен. Когда она попыталась встать, ей пришлось ухватиться за край стола, чтобы скрыть колотившую тело дрожь. Она не знала, что расстроило ее больше всего: платье Линди, упрямство Тревиса, неустанные попытки Клитуса за нее решать, как ей следует жить, или присутствие Джубела Джаррета.

Джубел – напоминание о воплощении в реальность самой лучшей мечты, которая когда-либо снилась ей. И мечта длилась что-то около трех часов. А потом пришла боль и осталась в ее душе на всю жизнь.

– Клитус, побеседуй с мистером Джарретом на крыльце, пока мы с Линди поможем Шугар убрать со стола посуду.

Линди встала, зашелестев юбками, и принялась стряхивать с себя крошки.

– Я не могу, Молли. Не в этом же платье…

– Скажите-ка мне вот что, – Рубел похлопал Вилли Джо по плечу, подмигнул Малышу-Сэму и посмотрел сквозь Линди на Тревиса, – почему бы нам не совершить благородный мужской поступок и не помочь убрать посуду?

Его предложение было встречено широко открытыми глазами Вилли Джо, радостной улыбкой Малыша-Сэма и хмурым взглядом Тревиса. Рубел не отважился взглянуть на Линди, но уловил испуганное выражение лица Молли.

– Вы с Клитусом можете посидеть в свое удовольствие на крыльце, – сказал он ей. – Мы недолго.

– Вы предлагаете нам вымыть посуду? – спросил Тревис, как будто не расслышал. – Но это женская работа!

Рубел улыбнулся, хотя у него возникло большое желание залепить мальчишке подзатыльник или шлепнуть хорошенько по заднице.

– Знаешь, ленивый мужчина может назвать женской работой все, что ему самому не хочется делать.

Рубел посмотрел на Клитуса.

– Так ведь, Клитус?

На лице жениха застыло выражение чего-то среднего между улыбкой и гримасой.

– Ты прав, – согласился он без особого восторга.

Рубел отвернулся, пряча улыбку. Клитуса явно обуревали противоречивые чувства. С одной стороны, он с удовольствием провел бы время с Молли, а с другой… Рубел видел, он раздумывал, не ему ли придется отпахать вечер в кухне в следующий раз?

– У Феррингтонов есть служанка, – вставил Тревис.

– Счастливчики! – Рубел повернулся к Молли, она стояла, словно замороженная, возле своего стула с выражением ужаса на лице.

– Ну, идите же, – весело сказал ей Рубел, с тарелками в руках он направился к двери кухни.

– Мистер Джаррет, вы наш постоялец! – снова возразила Молли.

– Вы без конца мне об этом напоминаете, а я и не забывал!

– Но я настаиваю… я не могу позволить вам…

– Клитус, – глядя на Молли, окликнул Рубел ее жениха.

Это был самый долгий взгляд, которым Рубелу удалось посмотреть на Молли с того момента, как он прибыл в Блек-Хауз. У него забилось сердце. Он видел, как жилка пульсирует на ее шее, и чувствовал, насколько ее волнует его присутствие. С большой неохотой он позвал снова:

– Клитус, идите же скорее на крыльцо и заберите от нас эту сварливую даму.

Молли отошла в сторону, и Рубел слегка подтолкнул Вилли Джо:

– Отнеси-ка эту стопку тарелок, что стоит в центре стола, а ты, Малыш-Сэм, собери столовое серебро.

Линди начала составлять тарелки со своей стороны стола.

– Я помогу.

– Ну, уж тебя мы наверняка освободим от этой работы, – непринужденно ответил Рубел, зная, что и ему придется освободиться от этой работы, если он останется с ней наедине. – Твоя сестра, должно быть, выгонит меня, если я разрешу тебе мыть посуду в таком наряде. Беги наверх и переоденься! Будь хорошей девочкой.

Он не хотел, чтобы Линди возвращалась, но понимал, что он должен сейчас же исправить сложившееся положение, иначе не сможет это сделать позже. Он не допустил, чтобы Молли выгнала его угрозой разрядить в него двустволку, и надеялся, что не позволит ее маленькой сестричке выгнать его своими взбалмошными притязаниями.

Как он и ожидал, Линди тяжело приняла наказание. Красные пятна выступили у нее на лице и кремовой шее, на которую он позволил себе посмотреть. Она гордо вышла из комнаты, обернувшись на пороге, чтобы бросить:

– Вы мне не отец!

Прежде чем он смог ответить, Линди побежала вверх по ступенькам, оставив Рубела ошеломленно стоящим с горкою тарелок в руках. Он чувствовал себя полным идиотом оттого, что вообще решил сюда приехать.

Шугар встретила его на кухне, стоя возле водяного насоса – полные руки на полных бедрах. Ее глаза сияли. Она удивленно покачала головой:

– Я всегда знала, что должен был Бог сотворить на земле хоть одного хорошего человека, да никак не думала, что доживу до того момента, когда его встречу.

Рубел подмигнул расплывшейся в улыбке старой женщине:

– Не хвалите меня за нечто большее, чем мытье нескольких тарелок. Я вам точно говорю, я этого не заслуживаю.

Стремящиеся во всем подражать их новому герою, малыши налегли на работу, смеясь, передразнивая друг друга и прыская каждый раз, когда Рубел шутливо стегал их кухонным полотенцем, подгоняя. Один Тревис оставался мрачным. Страдальчески вытерев одно блюдо, он нес его через всю комнату в буфет и принимался вытирать другое.

Когда последняя тарелка была вымыта, Шугар прогнала всех с кухни.

– Вы, мальчики, отправляйтесь спать, а вы, мистер Джаррет, подумайте, какое новое озорство вы можете придумать для малышей на завтра.

Рубел засмеялся:

– Может, сегодняшний вечер положит начало традиции? В конце концов, если мы тратим в свое удовольствие целый день, сидя на берегу реки, мы должны сделать что-либо полезное вечером.

– Я больше не буду этого делать, – объявил Тревис.

Рубел поднял брови.

– Когда я стану жить у мистера Тейлора, его жена будет готовить нам, убирать и…

– … рубить дрова, – подсказал Рубел.

Тревис свирепо взглянул на постояльца.

– Мистер Тейлор сказал, что я очень способный, но необразованный. Мистер Тейлор сказал: ум нельзя растрачивать понапрасну.

Рубела всегда выводило из себя, если кто-то думал, что хорошие мозги работают сами по себе. Он считал, что человек двадцать четыре часа в сутки должен шевелить этими самыми мозгами.

– Скажи мистеру Тейлору, я с ним согласен. В ленивом теле ум растрачивается быстрее всего.

Полный ярости и негодования, Тревис направился вверх по лестнице. Не зная, что делать дальше, Рубел раздумывал, стоит ли выйти на крыльцо. Едва ли его присутствие будет особенно желанно. Впрочем, он надеялся, что, если бы Молли была на крыльце одна, его вторжение не было бы встречено недоброжелательно. В любом случае, ему не нравилось, что Молли может остаться наедине с Клитусом после того, как дети лягут спать, жених он там ей или нет, неважно.

Подойдя к двери, Рубел услышал голоса. Молли и Клитус спорили. Он постоял минуту, чтобы переждать спор.

– Ты, как обычно, все преувеличиваешь, Молли, – говорил Клитус.

– Преувеличиваю? Пруденс Феррингтон не имела права навязывать детей моей тете.

– Моя мать и твоя тетя Шарлотта были друзьями с раннего детства. Они выросли вместе, черт возьми, и вовсе не похоже, чтобы мать написала ей исключительно из-за твоих проблем.

– Она не имела права упоминать про детей и… о моих личных проблемах.

– Она сделала это ради тебя, Молли, разве ты этого не понимаешь?

– Нет, – голос Молли звучал гневно. – Я не потерплю ее вмешательства так же, как вмешательство Йолы Юнг и ее «Общества Милосердия». Они настаивают на разделении семьи, но это не пройдет! Они хотят разъединить детей! Разъединить!

– Будь справедлива, Молли! Ты же не можешь надеяться, что одна семья возьмет четырех сирот.

– Они не сироты.

– Их родители умерли.

– У них есть я. Друг у друга есть мы, и мы с ними одна семья.

– Ты неблагоразумна. Посмотри вокруг. Что ты можешь дать этим детям? Ты не знаешь, как вести дела, Молли. Никто этого от тебя и не требует. Но ты не можешь упрямствовать, отказываясь сделать то, что будет лучше для детей. Ты слышала, как Тревис говорил, что он хочет ходить в школу? А ты собираешься лишить его этой возможности!

– Конечно же, нет, черт подери!

– А Линди? Позор! Ты видела, как она рисовалась перед Джарретом? Ты не сможешь сдерживать ее, это трудный возраст!

– Что же я могу, по-твоему?

– Моя точка зрения вполне однозначна. Ты ничего не можешь. Они станут беспризорниками. Им необходимо серьезное и строгое воспитание.

– И когда мы с тобой поженимся…

– Молли, послушай меня, послушай, что я скажу. Я знаю, ты не можешь как следует разобраться в финансовой стороне дела. Я и не жду этого от тебя. Я сам позабочусь о твоих делах. Но я не смогу содержать такую большую семью. У нас в этом случае никогда не будет ничего своего. Мы даже не сможем иметь детей. А ты ведь хочешь детей, не так ли, Молли?

– У меня есть дети.

– Братья и сестра. А я имею в виду наших собственных детей.

– Наших собственных…

Молли молчала довольно долгое время, а когда она заговорила, Рубел расслышал боль в ее голосе.

– Я не хотела бы обсуждать это сейчас, Клитус. У меня был тяжелый день.

– Я знаю, Молли. Я понимаю тебя, как никто другой. Я тоже испытал все это.

Веревки качелей скрипнули в наступившей тишине. Наконец, снова послышался голос Клитуса.

– Ты представляешь, ведь это первый вечер, когда мы с тобой остались наедине, вдвоем, без детей, ноющих, плачущих…

Скрип вдруг прекратился.

– Клитус! – в голосе Молли послышалось возражение, затем Рубел услышал шелест одежды, заглушивший голос Клитуса.

Рубел отступил назад, думая, почему губы Молли кажутся ему такими сладкими?

– Мне нравится, что этот парень, Джаррет, оказался здесь, в Блек-Хауз. Он дает нам возможность побыть наедине…

– Клитус, не сегодня.

Послышался вздох.

– Хорошо. Я понял. У тебя был тяжелый день. Почему бы тебе не пойти спать, а утром встать, надеть свое самое красивое платье и позволить мне отвести тебя на службу в церковь?

– Мы возьмем с собой детей?

Снова послышался вздох.

– Молли, речь идет о тебе, а не обо всех твоих домочадцах. Я женюсь на тебе, понимаешь? Позволь Шугар взять детей с собой в церковь. Цветные любят, когда маленькие белые дети посещают службы чернокожих.

Снова послышался скрип, на этот раз вызванный шагами по крыльцу. Рубел понял, Молли направилась к двери. Он быстро спрятался в тень холла, но она остановилась перед дверью. Свет луны падал на крыльцо и пробивался сквозь щели дверных досок. Рубел вообразил лунные блики на ее лице, блестящие темные волосы, не уложенные тугими косами вокруг головы, а распущенные, свободно развевающиеся от вечернего ветерка, как в ту ночь… их ночь… в ночь, когда он…

– Тебе лучше идти, Клитус, – сказала она. – Уже поздно.

Веревочные качели снова скрипнули, потом опять заскрипели ступеньки крыльца под тяжестью шагов. Сминаемая руками, зашелестела одежда. Рубел пытался не представлять, что там происходит. Но он знал, что сам сделал бы вместо того, чтобы сказать Молли «спокойной ночи». Подчиняясь мгновенному сумасшедшему импульсу, Рубел толкнул дверь. Пронзительный скрип нарушил тишину. Клитус отстранился от Молли. Даже при лунном свете Рубел не смог понять по выражению их лиц, целовал ли ее Клитус.

Если бы он был сейчас на его месте, это наверняка можно было бы определить без труда. Он целовал бы ее так крепко, что самая чопорная старая дева в городе заметила бы следы его поцелуев.

Молли уставилась на Джубела, остолбенев.

– Мистер Джаррет… ах, мы как раз с Клитусом желали друг другу спокойной ночи.

– Извините, я не хотел вам помешать.

Новая ложь. Они оба это, конечно, поняли.

Клитус подхватил пальто и шляпу с одного из кресел-качалок.

– Я уже собирался уходить. Уверен, ты изменишь свое решение насчет церкви, Молли.

– Не на твоих условиях.

Раздраженный, Клитус протянул Рубелу руку, словно говоря пожатием: «Женщины, кто их поймет?» Молли не двигалась с места, пока Клитус не прошел по тропинке за открытые ворота. Рубел спустился с крыльца и сел на качели, окруженные с двух сторон изгородью из цветущей жимолости, а с третьей – стеной дома. Свет лампы струился из окон гостиной, падая на его колени. Когда Клитус отошел достаточно далеко, он посоветовал:

– Не стоит так беспокоиться.

Она посмотрела на него как-то неистово. Даже в тусклом свете Рубел мог увидеть, что она рассердилась. «Обиделась на меня», – подумал он. Ни слова не говоря, Молли поднялась на крыльцо и резко дернула ручку входной двери.

– Как насчет того, чтобы встать завтра пораньше и сходить с детьми в церковь? – голос у него был тихим, но она, тем не менее, вздрогнула.

– Вы подслушивали.

– Я случайно услышал.

Ее голос исказился от злости и сильной боли. Рубел почувствовал острую жалость. Он хотел бы обнять ее, успокоить…

– Вы слишком много нечаянно услышали сегодня, – сказала она. – Возможно, вы уже сожалеете, что остались в Блек-Хауз.

– А вы, возможно, сожалеете, что разрешили мне остаться, – добавил Рубел, давая понять, что хорошо уяснил себе ее отношение к нему.

Она повернулась к Рубелу. Признательность была написана на ее лице.

– Спокойной ночи, мистер Джаррет.

– Молли, – позвал он.

Она остановилась на пороге, держась за дверь.

– Вы не ответили на мой вопрос.

– Какой вопрос?

– Насчет церкви.

– Нет.

– Почему – нет? Это не ответ! Вы не хотите идти?

– Да, я не хочу идти.

– Это понравилось бы детям.

– Зато стало бы мукой для меня.

– Я пойду с вами.

– Вы не понимаете и половины того, о чем говорите.

– Объясните мне в таком случае.

Молли переступила порог.

– Это не ваше дело, но сплетники в этом городе думают, что я не лучше, чем… чем… – в ярости выкрикнула она ему в лицо грубое слово.

Его руки аж заныли от желания прижать ее к себе. Он закрыл глаза, стараясь побороть охватившее его волнение – от ее боли и уязвленности. Он понимал, что, возможно, он сам был причиной сплетен.

– Тогда давайте докажем, что они ошибаются, – потребовал Рубел. – Нам нечего бояться, Молли. Мы пойдем в церковь!

Глава 4

Молли долго не спала в ту ночь, вспоминая все события, произошедшие за день, наиболее значительным из которых был визит Йолы Юнг, а наиболее волнующим, однако, стало появление Джубела Джаррета. Он перевернул в Блек-Хауз все вверх дном.

Вилли Джо и Малыш-Сэм отыскали в нем нового приятеля по играм, Тревис обрел противника, Линди, вдруг оказавшаяся чересчур смелой, очевидно, видела в нем возможного поклонника, Клитус нашел собеседника.

А она сама? Сердечную боль, вот что он принес ей! Джубел Джаррет был болезненным напоминанием о самой большой ошибке, которую она когда-либо совершила в жизни. Прошел уже целый год со времени ее неблагоразумного поступка, связанного с его братом, а она все еще краснела при мысли о Рубеле. Она чувствовала тогда приятное возбуждение от плавного кружения по гостиной в его объятиях во время танца – в объятиях самого красивого мужчины из всех, кого она когда-либо видела. Ей до сих пор становилось жарко, когда она вспоминала его глаза, как бы привязанные к ней. Задерживаясь на губах, они ласкали ее лицо выразительными, чувственными взглядами. Он пожирал ее своими глазами задолго до того, как они убежали из битком набитой гостиной и в сторожке, обнявшись, прижались друг к другу пульсирующими телами, опустившись на сено и окончательно запутавшись в сплетении рук.

Той ночью, вернувшись к себе, она тоже не могла спать. Она лежала на этой же самой кровати, наслаждаясь сладким восторгом любви – и только для того, чтобы встать на рассвете и обнаружить не любовь, не восторг, а боль и агонию: Рубел Джаррет уехал из города. Ночью, как вор, он украл ее любовь и невинность, а затем покинул Эппл-Спринз, оставив ее опустошенной и лишившейся всех чувств, кроме отчаянья – отчаянья, постепенно переросшего в ненависть. Да, ненависть! И то, как она встретила Джубела, решив, что это Рубел вернулся, – не помня себя от возмущения, схватила двустволку – лишь подтвердило, что она совершенно справедливо считала до вчерашнего дня, что ненавидит всех Джарретов.

До вчерашнего дня. Но вчера вечером поведение Джубела поразило ее. Конечно, она его не прогонит, но никогда и не позволит своему сердцу обмануться вновь.

Ужасно проведя ночь, Молли встала с первыми солнечными лучами, оделась и спустилась в кухню. Шугар уже бодро жарила бекон и пересчитывала яйца. Увидев Молли, она кивнула на пятигалонный бочонок:

– Принесите мне немного муки, мисс.

Молли подозрительно посмотрела на старую негритянку:

– Что это ты делаешь?

Шугар выглядела, как лиса, собирающаяся залезть в курятник, хитроватая улыбка играла на губах.

– Мистер Джаррет велел этим утром как следует накормить малышей, чтобы они не особенно вертелись в церкви.

– Мистер Джаррет велел?..

– Он берет детей с собой в церковь, и вам уже пора одеться, мисс, если вы слышите, что я говорю.

– Мистер Джаррет не должен… – она оборвала фразу, прислушавшись.

Мелодичный свист донесся до ее слуха. Через распахнутую заднюю дверь дома она увидела Джубела. Поддевая ногой камешки на дорожке, как это обычно делали Вилли Джо и Малыш-Сэм, он нес к дому наполненное молоком ведро и насвистывал мелодию, которую нельзя было разобрать из-за относившего ее прочь ветра, но можно было понять, что она радостная, веселая.

Молли вспомнила, как он сказал за ужином, что хорошо, когда во взрослом человеке иногда просыпается маленький ребенок, и улыбка тронула ее губы. Но она отвернулась, прежде чем его настроение передалось ей.

Дверь скрипнула. Она услышала, вот он вошел в холл, вот его ботинки остановились на пороге кухни.

– Доброе утро, Молли! Хорошо спалось?

Она обернулась:

– Я не давала своего согласия идти с вами в церковь.

– Я надеялся, вы за ночь передумаете.

– Я не передумала, и буду вам признательна, если впредь вы не станете усложнять мне жизнь.

Он выдержал ее дерзкий и холодный взгляд.

– Куда поставить молоко? – спросил он Шугар.

Шугар бросила сердитый взгляд на Молли, но ее голос прозвучал сладко, как патока.

– Поставьте на скамейку. Спасибо вам за помощь, хотя, признаться, не вы, а другой человек должен был бы подоить Берту.

Однако, когда Рубел не спеша пошел к плите, чтобы перевернуть на сковороде бекон, Шугар шутливо ударила его по руке:

– Никто не смеет прикасаться к бекону, если я его жарю! – смеясь, выбранила она Рубела. – Налейте себе чашку кофе и посмотрите, не сможете ли вы налить еще одну для мисс.

Рубел подмигнул Шугар:

– Как ты думаешь, мисс всегда встает не с той ноги? – Рубел поймал взгляд Молли, прежде чем она отвела глаза. – Послушай, Шугар, твоя мисс – красавица, неудивительно, если высохшие старые жеманницы города сплетничают о ней. Послушайте, Молли, если вы наденете платье понарядней и поздороваетесь с ними на ступенях церкви, мило улыбнувшись, они либо умрут от зависти, либо сочтут вас ангелом.

– Ни то, ни другое! – огрызнулась Молли, сама наливая себе кофе.

– Вы пробовали?

– Однажды, – это было брошено через плечо, Молли снова повернулась к Рубелу спиной.

– Не забыли о пшеничной муке, мисс? – напомнила Шугар.

Обрадовавшись, что может хоть чем-то занять руки, чтобы скрыть, как они дрожат, Молли подняла крышку стоявшего на полу бочонка.

Однажды, уже после смерти матери, она взяла детей с собой в церковь, и злословие тех, кто привык считать себя добропорядочными христианами, до сих пор стояло у нее в ушах. Она испытывала приступ тошноты, стоило ей подумать, не сходить ли в церковь.

– Еще не закончилась! – крикнула она Шугар. – Немного наберется.

– Ну, несите сюда, мисс, я испеку несколько бисквитов. Поспешите, иначе завтрак будет готов лишь к ужину.

Молли принесла жестяную чашку муки и поставила ее на доску.

– Иди и отдохни, Шугар. Я сама приготовлю завтрак. Ты знаешь, я против, чтобы ты готовила по утрам и в воскресенье.

– Пока вы спали, мисс, мы с мистером Джарретом… кое-что придумали. Это может помочь вам. Сядьте и послушайте, что он скажет.

Рубел усмехнулся строгости тона старой негритянки. Взяв кружку Молли, он подлил ей кофе, поставил на стол и предложил сесть.

– Но вы…

– Я только пытаюсь помочь, Молли. Позвольте объяснить. Шугар говорит, дела в таверне пошли на убыль. Вы не пускаете лесорубов. Но ведь не только лесорубы могут быть посетителями таверны. Шугар, наверное, самый лучший повар в Техасе, и она рассказала мне, что Блек-Хауз во времена вашей бабушки был хорошо известен в округе своею кухней.

– Какое это имеет отношение к церкви?

– Я скажу. Мы возьмем детей в церковь сегодня утром, чистеньких, аккуратных, чтобы показать: за ними хорошо смотрят.

– За ними на самом деле хорошо смотрят!

– Я знаю, знаю, но это должны узнать и дамы Эппл-Спринз. Может быть, придется потратить несколько воскресений, чтобы привлечь к себе внимание… Нужно изменить их отношение! Нужно, чтобы в таверну пошли горожане.

Молли шарахнулась от него, будто он укусил ее, и Рубел замолчал. Он хотел подойти к ней, обнять, успокоить, но не посмел.

– Я пойду с вами, – добавил он. – Хотя меня трудно назвать образцовым прихожанином, я сумею высидеть и двухчасовую проповедь.

Молли искоса взглянула на него.

– Вы думаете, наше появление в церкви рассеет подозрения сплетников насчет распущенных холостяков, столующихся в Блек-Хауз? Вы сошли с ума! Вы же один из… вы…

Слова замерли у нее на губах, Рубел пристально смотрел ей в лицо.

– Нет, – Молли отвернулась, – ничего не выйдет.

– Конечно, нет, если вы не попробуете, – согласился Рубел. – Что касается меня, я буду играть в салочки с Вилли Джо и Малышом-Сэмом за церковной оградой.

– А Линди?

– Она просто козочка, учуявшая овес, не волнуйтесь за нее.

– Не волноваться? Она прошлым вечером чуть ли не вешалась вам на шею в собственном доме, что, вы думаете, она выкинет в церкви?

– Я буду держаться в стороне от нее. Тревис может сопровождать вас с Линди, а я поведу младших братьев позади вас.

– Тревис идет в церковь с директором школы и его женой.

Рубел с грохотом опустил чашку на стол.

– Мне кажется, вы просто не хотите, чтобы у вас все было хорошо.

Молли впала в ярость.

– Если бы вы были хоть на половину таким умным, каким себя считаете, мистер Тейлор усыновил бы вас и послал бы в школу, не сомневайтесь! С Тревисом не тот случай! – от злости слезы выступили у нее на глазах, она отвернулась.

Спустя месяц после смерти матери женщины из «Общества Милосердия» начали охотиться за ней, стараясь доказать, что она не в состоянии как следует воспитывать детей. Именно тогда Молли упросила Клитуса взять ее с детьми с собой в церковь. Ее появление в церкви в сопровождении приемного сына президента банка надолго должно было бы заставить замолчать злые языки. Но после службы, во время которой Малыш-Сэм подбросил зажатую в кулачке монетку, уронил ее и пополз за ней между рядами, а Вилли Джо подлез под скамейку и связал шнурки ботинок миссис Ботт, отчего несчастная женщина чуть не упала, когда вставала, чтобы пропеть очередной псалом, Клитус назвал детей невоспитанными. Он сказал, что Молли никогда не сможет с ними справиться. Очевидно, он был прав.

– Вы не уточнили, однако, как ваша грандиозная идея насчет церкви приведет посетителей в таверну.

Рубел посмотрел на Шугар, умоляя о помощи. Она ответила ему широчайшей улыбкой, вытерла руки о фартук и похлопала по плечу.

– Расскажите мисс Молли, что мы затеяли, мистер Джаррет! Скажите же!

Молли вздохнула. Джубел Джаррет покорил всех в этом доме. Шугар рухнула под напором его обаяния тяжело, как столетняя девственная сосна.

– Расскажите мне, мистер Джаррет, – подбодрила Молли, – но не ждите, что я столь же легко поддамся вашему обаянию, как поддались ему все остальные в нашей семье.

Рубел усмехнулся. Его глаза задержались на ее лице на целую минуту. Он ощутил огромное желание овладеть ею, сейчас же, в этой комнате, и затем открыться, что он вовсе не является собственным братом. Но вряд ли эта попытка победить ее ненависть к Рубелу оказалась бы удачной.

– Шугар приготовит на обед цыплят и клецки, – сказал он.

– У Шугар нет времени готовить обед, она тоже пойдет на службу.

– Нет! – воскликнула Шугар. – Сегодня я буду молиться Богу, скручивая шеи курам. Если останутся непеределанными домашние дела, никто из нас не почувствует облегчения после церковной службы.

Шугар жестом попросила Рубела продолжить:

– Мы с Шугар думаем… ну, мы думаем, что было бы неплохо пригласить на обед… – он посмотрел на Шугар, ища поддержки. – Как его имя?

Шугар усмехнулась:

Мисс, как там зовут вашего проповедника и его жену?

– Реверенда Келликота?! – Молли вскочила на ноги. – Ну уж нет! Его жена – одна из самых ужасных сплетниц.

– Тем лучше!

– Я, скорее, приглашу ненавистную мне Йолу Юнг!

– Неплохая идея!

Возмущенная, Молли всплеснула руками, повернулась и гордо пошла к задней двери дома, где и остановилась, наблюдая за возней цыплят в грязи под большой сосной, на которой висели обтрепанные качели.

– Вы не понимаете? – Рубел подошел и стал с ней рядом.

– Ну, так объясните мне… – она замолчала.

– Сделайте так, Молли!

Из этого ничего не выйдет. Бестолку!

– Но ведь от ваших прежних усилий, как я заметил, толку, к сожалению, не было.

Рубел видел, как она сжала губы, как напряглись ее плечи. Кисти сложенных на груди рук Молли стиснула в кулаки с такой силой, что побелели суставы пальцев. Рубел стоял, молча наблюдая за ней и так страстно желая притянуть ее к себе, что его мускулы заныли под рукавами рубашки.

Наконец, Молли повернулась, голубые глаза были полны печали, мольбы и отчаяния.

– Я не могу, Руб… ой, простите, Джубел, – щеки Молли густо покраснели, она вновь отвернулась, огорченная оговоркой.

Отдавая себе отчет, что Шугар стоит позади них, Рубел все же обнял Молли за плечи и, вопреки ее воли, повернул к себе лицом.

– Молли!

Она отказывалась встретиться с ним глазами.

– Молли, посмотрите на меня!

Она замотала головой.

– Позвольте помочь вам!

Его руки скользнули по ее плечам. Он едва сдержался, чтобы не прижать ее к своей груди.

– Вы пытаетесь слишком многое вынести на своих плечах. Вам нужен кто-нибудь, чтобы разделить ношу. Пожалуйста, позвольте мне помочь.

Молли снова отрицательно покачала головой, не стараясь, однако, высвободиться из его рук, опущенных ей на плечи, но зато стараясь не встречаться с ним взглядом.

Рубел желал ее всем сердцем. Ей было девятнадцать в ту пору, как он танцевал с ней, любил ее… и бросил. Теперь, год спустя, она выглядела изможденной. Но он помнил, какой она была той ночью.

– Прежде вы были другой, Молли. Но вы сильная девушка. Вы будете бороться, и победа останется за вами.

Она вскинула голову. Рубел видел, что Молли пытливо вглядывается ему в лицо, исследуя черточку за черточкой, избегая только при этом глаз. Ее взгляд остановился на виске. Он испугался: неужели она вспомнит его шрам на левом виске? Она посчитает слишком странным, чтобы два брата имели на левых висках совершенно одинаковые шрамы. Что сказать, если она сейчас спросит о шраме?

Она не спросила, но Рубел видел сомнение в ее глазах. Ему хотелось сказать, она не ошибается, он Рубел, да, тот самый человек, год назад бросивший ее, но он вернулся и теперь поможет ей справиться с самим дьяволом, чтобы хоть немного искупить ту боль, что причинил ей. Но Рубел знал, Молли сейчас не сможет его понять.

– Вы действительно думаете, что-либо выйдет из вашей затеи? – спросила она.

Не выпуская ее из объятия, он пожал плечами:

– Мы это не узнаем, пока не попробуем.

По-прежнему не глядя ему в глаза, она спросила:

– Почему вы хотите мне помочь?

У Рубела заходил кадык. Он не знал, что ответить. Молли взглянула на его шею. Она была так близко от него и так внимательна, что непременно догадалась бы, если бы он соврал. Рубел решил, что лучше сказать правду. Вообще-то всегда лучше говорить правду, особенно если ничего другого не остается.

– Мне не нравится, что распадается ваша семья, Молли. Меня воспитал мой брат Вениамин. Он воспитал и моих братьев и сестер. Всего нас было семеро. Конечно, приходилось терпеть нужду. Вениамин все лучшее отдавал нам, детям. У нас не было достатка, но мы никогда не были лишены любви – той любви, которую может дать детям только семья. Спросите любого из нас, и мы все скажем одно и то же: нам не хотелось бы другой судьбы. Ни одной минуты своей жизни, будь такая возможность, я бы все равно не изменил.

«Кроме той ночи год назад», – подумал Рубел, разумеется, про себя. Молли смягчилась. Она посмотрела ему в глаза, но вскоре отвела взгляд.

– Так значит, вы думаете, у нас получится?

– Нельзя утверждать наверняка, но мы можем попытаться.

Следующие два часа в доме царила суматоха. Детей будили, наставляли, одевали для церкви. Молли дважды заставляла Линди переодеться, пока, наконец, Рубел не отвел девочку в сторону:

– Ты весьма симпатичная молодая леди, Линди. Однажды какой-нибудь парень потеряет голову и безумно влюбится в тебя, – он смотрел ей прямо в глаза, – но если ты придешь в церковь и начнешь флиртовать с каким-нибудь мужчиной, и неважно, будет ли это Клитус, я или кто другой, почтенные леди города будут крайне возмущены, и ваша семья распадется. Ты понимаешь?

Она не отвечала, но, по крайней мере, и не обвиняла, что он пытается воспитывать ее, не будучи отцом. Большего Рубел и не мечтал добиться.

– И поверь мне, коли тебе доведется жить с той леди, которая приходила вчера, тебе не будет позволено строить глазки ни одному парню на свете, и не только в церкви. Подумай об этом!

Линди пожала плечами.

– И прошу тебя, будь поскромней за обедом, чтобы произвести на всех хорошее впечатление. Играй роль послушной маленькой девочки, хорошо? Судьба семьи зависит от тебя, не подводи. А теперь иди на кухню, Шугар приготовила отменный завтрак.

Рубел поднялся в свою комнату, около дверей которой столкнулся с Тревисом, направлявшимся к лестнице. Вместо обычных штанов Тревис надел бриджи из мешковины и грубую, некогда белую рубашку. Волосы его были гладко причесаны, в руках он держал коричневую кепку.

– Спешишь на пожар, Тревис?

– Я иду в церковь с мистером Тейлором, – бросил в ответ мальчик.

– Только не сегодня!

Тревис пропустил замечание мимо ушей и отвернулся, не собираясь позволять Рубелу долго себя воспитывать, но тот вовремя ухватил его за плечо, Тревис не успел смотаться.

– Подожди минутку, нужно поговорить.

Со вздохом нетерпения Тревис остановился.

– Хочешь ты или нет жить в этом доме, но другие дети хотят, и все, получается, зависит от тебя. Ты можешь помочь им. Как старший мужчина в семье, ты должен сопровождать Молли и Линди в церковь.

Глаза Тревиса сузились:

– Вы будете их сопровождать. Меня ждет мистер Тейлор.

– Я не член вашей семьи, и это не мой дом, Тревис.

– Тогда не вмешивайтесь!

Рубел поежился – обоснованное обвинение! – но не отступил.

– Ты нужен Молли, Тревис, и не только ей.

– Я собираюсь вскоре переехать к мистеру Тейлору. Я хочу поступить в школу святого Августина.

– Я надеюсь, ты поступишь в школу в любом случае, и где тебе жить, решать тебе самому и Молли, но это не имеет никакого отношения к тому, о чем прошу тебя сейчас я. Сопровождай сегодня Молли и Линди в церковь!

Послышались звуки потасовки. Рубел посмотрел в конец коридора на дверь комнаты, которую делили два младших брата.

– Спускайся и поешь, как следует, чтобы живот не урчал в церкви, а я посмотрю, что там происходит.

Наконец Рубел оделся и сам, завязал галстук, надел кожаный жилет поверх своей последней чистой рубашки и провел рукой по волосам. Он начал спускаться, затаив дыхание. Ему подумалось, что то же самое, наверное, много раз доводилось чувствовать по утрам и Вениамину. Воспоминания о старшем брате и своей семье ожили в нем с необычайной силой. Рассказывая Молли этим утром о своем прошлом, Рубел понял, что просто обязан во что бы то ни стало помочь Молли сохранить семью – в память о бескорыстном самопожертвовании Вениамина он и сам должен что-то отдать людям, по крайней мере, хотя бы одной семье.

Рубел сказал Молли правду: его семья была дружной, но теперь судьба разбросала их по разным городкам, и они редко собирались вместе. Последний раз все они виделись в Самма-Вэлей на похоронах Вениамина. С тех пор двое из его братьев успели жениться, а сестра Дельта вышла замуж, и ему даже не довелось побывать на свадьбе.

Когда мальчики позавтракали, умылись и собрались в гостиной, столпившись вокруг Рубела, церковный колокол уже начал звонить. Рубел испугался было, что Молли передумала, как сестры появились наконец наверху лестницы. Линди была одета, как подобало юной леди, и только хмурый вид выдавал, что это не самой ей пришло в голову нацепить полосатый передник и закрепить в волосах розовый бант. Отметив мрачность ее лица и то, что кое-где платье трещало по швам, Рубел представил, какие усилия пришлось приложить Молли, чтобы упросить Линди подчиниться ее воле.

А сама Молли? Рубел стоял, руки на поясе, наблюдая, как она спускается по лестнице. Ситцевое платье было поношенным, но свежевыстиранным. Черные волосы не были распущены, как ему хотелось бы, но она и не заплела их в косы – просто убрала под соломенную шляпку, украшенную шелковыми веточками кизила. Несколько локонов выглядывали из-под полей, смягчая тревожные морщинки вокруг глаз и темные круги под ними.

– Вы самые красивые леди в Эппл-Спринз! – сказал Рубел.

Линди еще больше нахмурилась:

– Откуда вы знаете? Вы кого-нибудь видели, кроме нас?

Рубел пожал плечами, небрежно протягивая руку Молли, чтобы помочь ей сойти с лестницы. Она удивилась, но опустила свои пальцы на его ладонь. Даже сквозь вязаные крючком перчатки он почувствовал их дрожь. Рубел сжал ее пальцы, желая успокоить Молли, и попытался ответить Линди:

– Я видел одну старую леди, она вчера приходила к вам в дом.

– Йола Юнг? Она не считается, – буркнула Молли.

Он прочитал страх в ее глазах и окаменелом выражении лица.

– Я думаю, считается, и даже больше других. Не из-за нее ли мы сегодня собираемся следить за каждым своим словом?

Методистская церковь Эппл-Спринз находилась в двух кварталах вниз по улице, за углом. Они отправились в путь. Вдали звонил колокол, над головой пели птицы.

Рубел отослал Молли и Линди с Тревисом вперед, а сам следовал за ними с Вилли Джо и Малышом-Сэмом, держа их за руки. Наблюдая, как зеленая, с узором в виде веточек, юбка Молли покачивается в такт движения бедер, Рубел захотел на минутку стать этой юбкой.

Он догадывался, что Молли не слышит пения птиц, потому что так испугана, что едва ли обращает на птичьи голоса внимание, и ему было жаль, что она не слышит птиц. Рубел хотел бы сейчас держать ее руку в своей.

Построенная из белых досок клинообразная церковь показалась из-за угла. Высокая колокольня, которую он заметил, еще, когда прибыл вчера в город, поднималась над белым клином, расщепляя кровельную дранку крыши. Частокол огораживал хорошо ухоженный церковный двор. Розы разнообразных оттенков цвели у стен.

Прихожане уже собрались во дворе и оживленно приветствовали друг друга. Кое-кто выходил из повозок и экипажей, в то время как другие подходили пешком. Рассматривая скопление людей, Рубел заметил: очень многие повернулись в их сторону, несколько женщин смотрели с нескрываемым любопытством.

Он ускорил шаг и прошептал:

– Не забывайте улыбаться!

– Не забудьте мне напомнить по возвращении задушить вас! – пробурчала она.

Они подошли к собравшимся.

– Неужели это Молли Дюрант? Доброе утро, Молли!

– Доброе утро, миссис Григз! Доброе утро, миссис Роуз! Миссис Юнг! Миссис Келликот!

Рубел услышал имя преподобного отца. Прочистив горло, он прошептал Молли:

– Пригласите их на обед.

Молли шла на ватных ногах, будто у нее никогда не было суставов. Услышав напоминание Рубела, она подалась назад и остановилась.

– Миссис Келликот?

Жена преподобного отца, изящная миниатюрная женщина, оказалась лицом к лицу с Молли, каштановые волосы были стянуты в пучок и покрыты лишенной украшений черной шляпой. Она одарила Молли сдержанной улыбкой и по очереди приветствовала остальных. Когда она подошла к Рубелу, улыбка завяла на ее губах, но задержала свое внимание на нем миссис Келликот несколько дольше, чем на других, пытаясь догадаться, кто он и что делает в их городе… и рядом с Молли Дюрант!

– Мэм, – Рубел склонил голову.

Он был без шляпы – и слава Богу! Малыши так крепко держали его за пальцы, что он просто не смог бы освободиться от их цепких ручонок, чтобы снять шляпу.

– В Блек-Хауз сегодня особенные блюда, – сказала Молли. – Мы очень хотим, чтобы вы и преподобный отец Келликот пришли к нам на обед как почетные гости сразу же после службы.

Миссис Келликот была ошарашена:

– Почему?.. я не знаю… э… я… обед, вы говорите?.. Я должна посоветоваться с отцом Келликотом.

– Конечно. Вы можете дать ответ после службы.

Они прошли сквозь толпу прихожан, таращивших глаза и расступавшихся перед ними, как библейское море. У открытых дверей церкви стоял Клитус Феррингтон, как будто он был назначен общиной официальным встречающим семьи Молли Дюрант.

Рубел почувствовал себя так же, как Молли – теленком в стае волков, и обратил внимание на мрачный вид жениха. Красивый и вежливый, Клитус Феррингтон с ног до головы выглядел как сын банкира, кровный ли, усыновленный, не столь важно. Черный костюм был вычищен и наглажен, без сомнения, опытной служанкой Феррингтонов. Рубел вдруг почувствовал себя глупцом: это же ясно, как солнце в небе, кого из них двоих выберет Молли!

Рубел видел, как Клитус поздоровался с нею, затем повернулся к детям, выражение его лица сделалось жестким. Когда он заметил Рубела, стоявшего позади детей, черты лица Клитуса мгновенно разгладились.

– Джаррет, старина, как мило с вашей стороны, что вы сопровождаете малышей в церковь!

Клитус подставил локоть Молли. Она колебалась. «Не хочет брать его под руку, – подумал Рубел. – Но все-таки возьмет!» Она положила обтянутую перчаткой руку на черный шерстяной рукав и позволила Клитусу повести ее впереди Тревиса и Линди.

– Как много, однако, вы знаете о том, кто кого должен сопровождать в церковь, мистер Джаррет! – сделал колкое замечание Тревис.

Прежде чем Рубел смог остановить его, мальчик проскользнул в дверь и отыскал молодую чету, выглядевшую весьма благочестиво. Они обратились к нему с вопросом и, нахмурившись, посмотрели на Рубела. Придя к какому-то соглашению, они провели Тревиса в один из нефов, идя по обе стороны от него, словно защищая от невидимой угрозы – угрозы, исходящей от Рубела, конечно.

Рубел подтолкнул Линди к Молли.

– Я не сяду рядом с Клитусом!

– Сядь около своей сестры.

– Нет! – девочка затрясла головой так энергично, что розовый бант свалился ей на глаза.

Она так яростно воткнула его обратно в волосы, что при этом едва не сбила шляпу с головы. Рубел, Вилли Джо, Малыш-Сэм и Линди вынуждены были сесть на скамью позади Молли и Клитуса, и всю службу Рубел хотел оказаться снова в Блек-Хауз, чтобы скручивать шеи курам.

Служба продолжалась около часа. Рубел посадил Вилли Джо между собой и Линди, а Малыша-Сэма с другой стороны от себя. Молли, сидя перед ним плечом к плечу с Клитусом, пела псалмы, и руки жениха и невесты время от времени соприкасались.

По окончании службы Рубел отнюдь не чувствовал себя лучше, нежели перед ее началом. Глядя на выходящих из церкви, он понял, что прихожане нисколько не научились милосердию за прошедший час. Он видел, многие приветствовали Клитуса, подчеркнуто не обращая внимания на Молли.

Они были не более дружелюбны и к нему. Он снова был привидением, но на этот раз потому, что чрезмерно привлекал к себе внимание. Направляясь за ограду, где ребятишки играли в кегли, Рубел отыскал глазами Тревиса и увидел, что подросток разговаривает с той же самой молодой четой, которая захватила его в плен перед началом службы. «Мистер Тейлор и его жена», – предположил Рубел. Он решил было подойти и представиться, но передумал.

В это время Клитус обошел с Молли двор и остановился неподалеку от Рубела. Рука Клитуса сжимала локоть Молли. Рубел встретился с нею глазами и удержал ее взгляд. Он прочитал в нем беспокойство. Рубел послал ей ободряющую улыбку.

Он поговорил с женой преподобного отца. Молли представила его нескольким молодым женщинам, однако вели себя они, скорее, как ровесники Линди. Затем Клитус привлек внимание Рубела:

– Джаррет, познакомьтесь с мистером Оскаром Петерсоном.

Рубел пожал руку джентльмену, выделявшемуся из общего собрания. Он был таким же высоким, как Рубел, зачесанные набок редкие седые волосы прикрывали лысину, усы топорщились, как напоказ.

– Мистер Петерсон – управляющий отделения компании «Л и М», расположенного в нашем городе, – представил Клитус.

Рукопожатие управляющего было крепким, он дружески улыбнулся Рубелу.

– Джаррет должен выяснить, как лучше всего проложить к Эппл-Спринз железную дорогу. Думаю, вы уже слышали об этом.

– К сожалению, не могу сказать, что это так, – Оскар Петерсон расправил усы указательным пальцем. – Я хотел бы поговорить с вами, мистер Джаррет. Не могли бы мы встретиться на неделе?

– С удовольствием, – ответил Рубел. – Почему бы вам и миссис Петерсон не придти на обед в Блек-Хауз? – Он повернулся, чтобы подключить к беседе Молли. – Вы знакомы с мисс Дюрант?

Управляющий отделения «Латчер и Мур» кивнул, склонив голову в знак учтивости.

– Я могу подтвердить, в Блек-Хауз прекрасно готовят, – похвалил Рубел. – Я не ел ничего более вкусного с тех самых пор, как покинул дом моей матери.

Молли раздраженно фыркнула, но так, что это мог слышать только Рубел.

Во время разговора Итта Петерсон стояла позади мужа, но при последних словах Рубела наклонилась к Молли:

– Я думала, вы закрыли таверну, дорогая.

– Нет, вовсе нет.

Миссис Петерсон изучала Рубела с неприкрытым любопытством. Она была полной женщиной и, видимо, любила вкусно поесть. Рубел надеялся, она ответит согласием на приглашение, но вместо этого она спросила:

– Мистер Джаррет, сколь долго вы и миссис Джаррет пробудете в Блек-Хауз?

На какое-то время Рубел почувствовал себя актером, забывшим во время представления очередную реплику. Он увидел хитрый блеск в глазах Итты Петерсон. Любопытство!

– Миссис Джаррет не приехала со мной в Эппл-Спринз, – ответил он, надеясь успокоить подозрения высоконравственной дамы и при этом обойтись фактически безо лжи, которая все более становилась ему отвратительна: он и не подозревал, что ото лжи так устаешь!

В конце концов, существовала же на свете какая-нибудь миссис Джаррет и, наверное, даже не одна.

Но как вскоре открыл для себя Рубел, в уточнениях нуждалась Молли. Слова еще не слетели с его губ, как он почувствовал, что она насторожилась и, прежде чем Рубел успел решить, как поступить, и попытался, запинаясь, намеками что-то объяснить ей, Молли повернулась и быстро пошла от него прочь.

Глава 5

Молли бросилась в экипаж Клитуса, сжав зубы, чтобы не высказать постояльцу все здесь же, перед церковью.

Женат! Джубел Джаррет женат! Она размышляла, знает ли его жена, как он прохлаждается тут, напевая сладкие слова ничего не подозревающей хозяйке таверны.

Она возненавидела с самого начала все его несуразные предложения, особенно насчет приглашения преподобного отца и его жены на воскресный обед. Но он говорил так убедительно, так трогательно рассказывал о своей семье, о Вениамине, воспитавшем своих братьев и сестер подобно тому, как она сама пытается воспитывать своих!

И она клюнула на эту приманку-обманку! Все потому, что весь последний год сожалела – и тосковала! – по одному-единственному, совсем коротенькому слову, неосторожно сказанному ею его брату Рубелу – «да!» Она ненавидела себя за каждое мгновение мечты. К чему это привело ее?

Женат! Джубел Джаррет женат!

В церкви Молли прислушивалась, как он фальшивит баритоном во время пения псалмов. Рядом с ней сидел ее жених, а у нее чуть глаза не выросли на затылке, так хотелось ей видеть мужчину, сидевшего на скамье позади. Он сидел с ее братьями и сестрою и следил, чтобы они вовремя пели, молились, вставали и садились. Один раз во время молитвы преподобного отца, казавшейся бесконечной, Молли услышала позади себя шум и обернулась: Джубел пересаживал Малыща-Сэма к себе на колени. Он положил руку на спинку ее скамьи, и Молли почувствовала, как что-то сжалось у нее глубоко внутри. Она взглянула ему в лицо. Он подмигнул ей, словно сказал теплым взглядом: «Не будь курицей-наседкой, Молли! Они были сегодня хорошими детьми, и ничего плохого, если кто-то немного вздремнет в церкви». И ее доверие к нему – к этому мужчине, так сильно напоминавшему ей о печальном прошлом – возросло.

Со звоном колокола покидая церковь, Молли улыбнулась небу. Снизу оно выглядело, как окруженный высокими зелеными соснами голубой купол над Эппл-Спринз. Первый раз за год у нее на душе было хорошо. По-настоящему хорошо. Даже жена преподобного отца Келликота смягчилась, глядя на нее:

– Чудесный день, не так ли, Молли?

– Да!

– Отец Келликот говорит, он с удовольствием придет в Блек-Хауз на обед. В котором часу вы хотите, чтобы мы пришли?

– Прямо сейчас. Шугар все приготовит к нашему возвращению.

– Шугар? Эта старая негритянка все еще в состоянии готовить?

Молли шумно вздохнула. Еще день назад замечание Марты Келликот вызвало бы у нее раздражение, и она не преминула бы ответить какой-нибудь колкостью, но сегодня она пропустит это мимо ушей.

– Мистер Джаррет говорит, Шугар – самая лучшая повариха Техаса, – сказала Молли.

– Уверен, мэм, так оно и есть, – Джубел уже пожал руку преподобному отцу и подошел к Молли как раз вовремя, чтобы оказаться представленным его жене.

То, что у Молли не было друзей, было на нее совсем не похоже, тем более что она всю жизнь прожила в Эппл-Спринз и была общительной и дружелюбной. Но в последнее время она избегала всех, кроме Клитуса. Шесть месяцев до смерти матери стали для нее кошмаром. Униженная легкомыслием собственного поступка и бегством Рубела Джаррета, она сторонилась людей, опасаясь, что ее могут заподозрить в распущенности.

Когда мать умерла, Молли избегала друзей – по той же причине, хотя на похороны пришло множество знакомых, а некоторые навестили ее в последующие месяцы. Но из-за детей и героических попыток содержать Блек-Хауз, отражая атаки «Общества Милосердия», у нее не было времени для участия в общественной жизни города.

После службы, однако, несколько прежних подруг подошли к ней. Монументальных объемов блондинка Цинтия Нейман – первой.

– Молли! Ты выглядишь превосходно!

«Ложь», – подумала Молли, светло-карие глаза Цинтии были устремлены не на нее, а на Джубела Джаррета, самого красивого мужчину, когда-либо появлявшегося в Эппл-Спринз.

– Познакомь нас, Молли! – прошептала Джимми Сью Бейкер.

Молли так и сделала.

Рубел был весьма сердечен и по отношению к Бетти Спаркс, обладательнице привлекательно-округлых форм. А Бетти никогда не испытывала недостатка ни в словах, чтобы выражать свои чувства, ни в уверенности, чтобы произносить эти слова. Когда она откровенно намекнула, что хотела бы увидеть его еще раз, Джубел пригласил ее:

– Приходите в Блек-Хауз на ужин как-нибудь вечером, мисс Спаркс. Я могу поручиться за превосходную кухню таверны и уверен, цены мисс Дюрант соответствуют тому, что люди могут себе позволить.

Молли съежилась, удивляясь, отчего он думает, будто она сможет накормить всех людей, которых он приглашает в Блек-Хауз. Посетители не оценят простую пищу из жареного бекона и пшеничного хлеба да случайно убитой Тревисом белки. Но улыбка Рубела была такой искренней, а его энтузиазм таким заразительным!

А потом он сообщил, что женат. Все внутренности Молли болезненно переплелись тугим клубком, как перепутанные лозы жимолости, когда Джубел весело ответил вечно сующей нос не в свое дело миссис Петерсон:

– Миссис Джаррет не приехала со мной в Эппл-Спринз.

Миссис Джаррет! Теперь-то злые языки действительно вовсю начнут открыто сплетничать. Он не был холостым мужчиною, он был женат.

Молли видела, как Итта Петерсон подошла к дамам из «Общества Милосердия». Слушая ее, они даже не притворялись, что обсуждают нечто другое, нежели аморальный образ жизни Молли Дюрант. Они откровенно устремили на нее взгляды, а также на Клитуса и Джубела. Йола Юнг поджала губы, миссис Рей подняла брови, Анни Тейлор, жена мистера Тейлора, ахнув, прижала руки к груди. Ее имя трепалось у них на языках.

И хуже всего, что Молли почувствовала: ей все безразлично. Оперевшись на руку Клитуса, она села в экипаж в мрачной решимости встретить преподобного отца и его жену со всем радушием, с которым приучила ее встречать гостей мать, а когда они уйдут, выгнать мистера Джаррета из Блек-Хауз – пускай отправляется к своей жене, где бы, черт возьми, она ни была.

– Что побудило тебя пригласить отца Келликота на обед? – выразил недовольство Клитус, взбираясь в экипаж, чтобы сесть с ней рядом.

Молли непроизвольно взглянула на Джубела. Он был занят тем, что с самым серьезным видом выслушивал, как Вилли Джо представляет ему своего лучшего друга Тома. Стоявший возле них Малыш-Сэм держался за указательный палец Джубела, в то же время с большой охотой посасывая свой собственный. «Он любит детей», – подумала Молли. Но почему он так привязался к ее братьям? Ответ немедленно пришел ей на ум: он скучает по своим детям.

Клитус угрюмо покудахтал еще пару минут насчет обеда, и экипаж тронулся вверх по холму. Краем глаза Молли видела, как Джубел с ее семьей шествует позади экипажа.

– Кажется, идея не так уж и плоха, – ответила она, наконец, Клитусу. – Необходимо улучшить мою репутацию, или я потеряю детей.

Клитус выдохнул возле самого ее уха:

– Это Джаррет придумал, не так ли?

– Что?

– Он это все затеял?

– Вместе с Шугар, – уточнила Молли.

– Какое ему дело?

Тишина.

– Я начинаю думать, он за тобой…

– Он здесь по делам компании «Латчер и Мур».

– Да, но он живет в Блек-Хауз, нянчится с детьми, моет посуду, отправляется с тобой в церковь. Мне кажется, это непохоже на дела компании «Латчер и Мур». Что он на самом деле от тебя хочет, Молли?

– Клитус! – она подняла на него полные негодования глаза, больше всего задетая правдивостью его слов.

– Мне это не нравится, Молли. Джаррет холост, и он… он должен съехать из Блек-Хауз.

«Он не холост!» – кричало ее сердце.

– Но мне нужны деньги, Клитус!

Через минуту она добавила:

– Ты говоришь, почти как дамы из «Общества Милосердия!» Ты не доверяешь мне?

– Это не имеет никакого отношения к доверию. Ты просто не знаешь всех уловок мужчин, а дамы из «Общества Милосердия», видимо, имеют на этот счет свою точку зрения. Ты можешь однажды ступить на скользкий путь.

– Я могу сама позаботиться о себе, – возразила Молли, но темная тайна из прошлого больно кольнула ее.

Клитус был бы не просто поражен – шокирован, если ему вдруг стало бы известно, как близко одной ночью она узнала мужчину, очень похожего на Джубела Джаррета. Замени первые две буквы имени Джубела на «Р» – и братья станут неотличимы. Почему она позволила ему остаться?

Повернувшись на сиденье экипажа, Молли глянула назад, будучи не силах успокоить ноющую боль в сердце. Рубел поднял руку – и поднялась зажатая в ней рука Вилли Джо – и помахал Молли. Она хотела ответить, но раздумала и резко отвернулась.

– Ты должен поддержать меня, Клитус. Мне не нужны твои нравоучения, мне нужна твоя поддержка.

Со вздохом Клитус переложил вожжи в левую руку, а правой сжал ей колено.

– Я стараюсь поддерживать тебя, Молли. Ты должна видеть это. Я люблю тебя, но ты, похоже, не очень-то нуждаешься теперь в моей любви.

– Нуждаюсь, Клитус, просто… понимаешь, столько разных ударов посыпалось на меня в последнее время со всех сторон. Я дорожу тобой. Не покидай меня!

– Не покину, милая. Черт возьми, если ты позволишь, я выгоню этого ублюдка, как только мы приедем в Блек-Хауз.

Молли улыбнулась его порыву, ей доставила удовольствие озабоченность Клитуса.

– Я могу и сама выгнать. Тебя я просила бы сегодня помочь мне хорошо принять преподобного отца и его жену.

В то время как Молли с детьми слушала воскресную проповедь, Шугар зарезала трех кур, ощипала, опалила их и бросила в кипяток. Затем она поставила два противня с булочками допекаться около огня и привела в порядок столовую. Напевая без устали псалмы, она выгладила льняную скатерть, отделанную кружевами по краям, и достала пару дюжин таких же кружевных салфеток. Шугар выставила на стол расписанный розочками китайский фарфоровый сервиз, приобретенный некогда Сюзанной, матерью Молли, и отполировала немецкое столовое серебро, которое еще бабушка Сюзанны подарила внучке по случаю ее второго замужества с мистером Джеймсом Блеком, ставшим отчимом Молли и, в будущем, отцом других детей Сюзанны.

«Хвала Всевышнему, этот мистер Джаррет может все переменить в Блек-Хауз. Вот будет кстати, – думала Шугар. – Мисс Молли ожила с его приездом».

По прибытию в Блек-Хауз Молли оставила Клитуса в холле встречать преподобного отца и миссис Келликот, велев ему принять у них пальто и шляпы и немного побеседовать, пока она поможет Шугар накрыть к обеду стол.

Она побежала по ступенькам наверх к себе в комнату, сняла шляпу, распустила волосы, взглянула в зеркало и обнаружила, что ее щеки горят густым румянцем. Набрав побольше воздуха в легкие, Молли побежала в кухню по лестнице черного хода.

Как раз когда она достигла порога кухни, входная дверь пронзительно скрипнула. Улыбка сверкнула полумесяцем на темном, как ночное небо, лице старой негритянки.

– Преподобный отец и его жена согласились придти?

– Они уже здесь, – Молли обвела кухню взглядом.

Когда она потянулась за фартуком, Шугар остановила ее.

– Бегите встречать гостей, мисс, я сама накрою стол.

– Не могу, – призналась Молли.

Дверь снова пронзительно заскрипела, послышался громкий голос Вилли Джо, и мелькнуло лицо Джубела.

– Они не мои гости, – уточнила Молли, постаравшись рассердиться. – Они твои, Шугар… и Джубела!

Не обратив внимания на ее замечание, Шугар подняла тяжелую крышку котла. Вкусный запах вызвал непроизвольную улыбку на губах Молли, заполнив ее душу несметным числом противоречивых чувств. Она смотрела, как Шугар наливает из котла куриный бульон и кладет клецки в большую супницу.

– Сколько цыплят ты зарезала для бульона?

– Трех. Я думаю, по ночам еще достаточно холодно, и если мы оставим на ночь бульон на летней кухне, он сохранится и до завтра.

– Прекрасно, это просто необходимо. Наш постоялец приглашал сегодня каждого встречного заглянуть к нам на ужин на неделе.

Шугар весело глянула на Молли.

– Он так делал, да? Я превращусь в лебедя, если только он не изменит все здесь, вот увидите!

– Вряд ли, – Молли вытащила противень с булочками из печи.

«Последняя пшеничная мука», – подумала она.

– Как только закончится обед, я попрошу его убраться из Блек-Хауз! – сказала Молли.

Если не считать стук половника о супницу, наступила абсолютная тишина. Молли оставила противень с булочками, чтобы взять в руки дымящуюся супницу. Глаза Шугар сузились.

– Да, да, – сказала старая служанка, – отнесите это в столовую, мисс. Я позвоню к обеду. Развлекайте гостей.

Молли послушалась, обретя слабое утешение в безмолвной стычке с Шугар. Но когда она вошла в столовую, голоса, доносившиеся из холла, привлекли ее внимание. Она взглянула мельком в холл и состроила гримасу. «Миссис Джаррет не приехала со мной в Эппл-Спринз!»

Рубел внимательно следил за дверью в кухню, ожидая ее появления. Молли сильнее сжала свою ношу, почувствовав жар даже через прихватки, которыми были обернуты ручки супницы. Она была не в состоянии пошевелиться.

Со словами извинения, обращенными к преподобному отцу, Рубел вошел в столовую и подошел к Молли:

– Позвольте мне помочь.

Она сжала супницу еще сильнее. Рубел потянул супницу на себя. Она отказывалась ее отдать, держась за супницу, как будто защищая свою жизнь.

– Я не женат, Молли, – его голос прозвучал тихо, предназначаясь только для ее ушей, что было неприлично.

Молли упрямо сжала зубы и притянула супницу к себе:

– Что мне за дело?

– Я сказал о миссис Джаррет, чтобы… Я знал, леди из «Общества» против того, что вы берете на постой холостяков. Я думал…

Неожиданно она ослабила хватку и отдала супницу.

– Рассказывайте свои сказки кому-нибудь другому, мистер Джаррет. Мне неинтересно.

Подойдя к столу, Молли опустила подставку для супницы перед своим столовым прибором, чтобы ей было удобнее разливать бульон и раскладывать по тарелкам клецки. Рубел водрузил супницу на подставку.

– Это не сказки, Молли. Я тогда не лгал, как и сейчас не лгу.

Молли лишь глубоко вздохнула.

– На свете наверняка найдется хотя бы несколько миссис Джаррет.

Молли стояла неподвижно, устремив взгляд на стопку тарелок, ее пальцы задержались на столовом серебре.

– Но ни одна из них, к счастью, не жена мне, это правда.

Никакого ответа.

– Кстати, жены моих братьев – миссис Джаррет, и ни одна из них не приехала со мной в Эппл-Спринз.

Молли стремительно вскинула голову. Взгляд, которым она посмотрела на него, был полон боли. Рубел догадался, что она к нему чувствует, и испытал невероятную радость. Но так много слоев лжи покрывало эту радость, что радости, возможно, никогда не суждено будет выбраться из-под них на свет дня.

Молли попыталась уйти, Рубел схватил ее за запястье.

– На самом деле существует две миссис Джаррет, два моих брата женаты, Кейл и Керсон, все остальные из нас… хо-лос-ты!

Молли не смотрела на него и не отвечала, но Рубел почувствовал, как она расслабилась. Молли дернула свою руку, и он отпустил ее. Когда она возвращалась на кухню, он смотрел ей вслед.

Шугар позвонила к обеду. Молли собрала все свое мужество, во всяком случае, попыталась сделать это, и возвратилась в столовую. Тревиса не было. «Наверняка он у Тейлоров», – предположила Молли. Но Линди была за столом – в переднике, с бантом и хмурым выражением на лице.

– Не будете ли вы так добры произнести молитву перед тем, как мы сядем за стол, отец Келликот? – попросила Молли.

Преподобный отец, видимо, предполагал, что его попросят об этом, его молитва была предназначена специально для собравшихся за столом:

– О Господи, мы просим Твоего благословения этому дому. Руководи мисс Дюрант во всех ее поступках, сохрани ее целомудрие и чистоту, как надлежит сохранить их женщинам. Мы просим особого Твоего благословения для сирот этого дома, о Господи! В твоей мудрости и власти помочь каждому из них, прежде чем закончится этот год, найти прибежища в уважаемых домах христиан, о Господи!

К тому времени, как молитва завершилась, Молли была предельно раздражена, и Рубел почувствовал вину. Она предупреждала его о «добросердечности» жителей этого города. А он пошел напролом и устроил ей эту пытку – развлекать преподобного отца и его жену-сплетницу. Оторвав глаза от стола, Рубел увидел, как Молли, усердно орудуя ложкой, щедро накладывает цыплят и клецки на тарелку, передает ее, берет следующую, еще одну, и еще… Ее лицо было бледным, губы плотно сжаты.

Рубел взглянул на преподобного отца, который, не дожидаясь, пока последняя тарелка будет заполнена, углубился в поглощение вкусного кушанья. Рубелу захотелось схватить этого набожного ублюдка, оторвать от стула и вышвырнуть за дверь.

Он повернулся к Молли. Она только что поставила тарелку перед Вилли Джо и теперь накладывала клецки себе на тарелку. Малыш-Сэм зажал ложку в кулаке и затолкал в рот кусочек.

– Сэм, – окликнул его Рубел, – подожди, пока твоя сестра закончит раскладывать еду. Это невежливо – начинать есть, когда хозяйка еще не положила кушанье себе на тарелку.

Сэм застыл с ложкою в руке и куском цыпленка во рту, не зная, что ему делать. Его глаза отыскали глаза Рубела, и взгляд, в котором ясно читалось осуждение взрослого друга за предательство, заставил Рубела еще более, чем раньше, почувствовать себя глупцом, вмешивающимся не в свое дело. Когда-то Вениамин учил их хорошим манерам за столом, и Рубел запомнил золотое правило: начинают есть всегда вместе. Уроки брата не забылись.

Преподобный отец быстро положил ложку и вытер рот салфеткой. Молли посмотрела на Рубела, сказав взглядом, что больше не потерпит его вмешательства. Клитус попытался спасти положение и начал обычный монолог со своего места во главе стола.

Рубел страдал. Он прекрасно знал, что у него нет причины для ревности, но все равно ревновал. В любое другое время он легко одернул бы этого парня, но сейчас он чувствовал себя неудачником, который что бы ни сделал – все оказывалось не так, как надо.

Марта Келликот то ли не замечала напряженности за столом, то ли была слишком рассеянна, чтобы заметить. В середине обеда она прервала беседу с Клитусом, чтобы обратиться с вопросом к Молли:

– Когда, вы сказали, свадьба?

Молли проглотила пищу, слегка прикоснулась к губам салфеткой и улыбнулась гостье:

– Я ничего не говорила о свадьбе.

– Скоро, – послышалось с места во главе стола. – Сегодня у меня заготовлен для Молли маленький сюрприз. Пока Джаррет будет с мальчиками ловить рыбу, – Клитус взглянул на Рубела с усмешкой, – я хочу предложить мисс Дюрант отправиться в экипаже выбрать среди ее обширных владений участок для строительства нашего будущего дома. Я хочу до наступления лета приступить к возведению дома.

«Маленький сюрприз для Молли» пронзил Рубела, как молниеносный удар в живот. Он уставился на стол, в то время как Молли, вспыхнув, бросила на Клитуса сердитый взгляд.

– Ну что ж, мои поздравления, хотя ваш брак – не лучшая для меня новость, – сказала Марта Келликот.

Молли не стала уточнять, почему, спросив преподобного отца:

– Подложить вам еще цыплят и клецок?

Он передал ей тарелку.

Малыш-Сэм оправился от замечания Рубела и завертелся. Вместе с Вилли Джо они хихикали, глядя друг на друга через стол.

Наполнив тарелку преподобного отца, Молли передала ее обратно.

– Я должна попросить вас об одном одолжении, миссис Келликот. Так как мы с Клитусом еще не готовы объявить о дне нашей свадьбы, то мы просили бы вас не упоминать обо всем, что вы слышали сегодня.

– Молли, дорогая, конечно же, я не стану. Но вы не должны долго мешкать, – миссис Келликот подняла на Рубела свои набожные глаза, потом улыбнулась Клитусу и снова обратилась к Молли с напускной заботливостью в голосе: – Вы знаете, что говорят в городе? Чем скорее вы с Клитусом поженитесь, тем лучше. Вот, что мы говорим.

Рубел посмотрел на женщину. «Кто это – «мы»? – подумал он. – «Мы – это «я и преподобный отец»? Или «мы» – сплетники Эппл-Спринз?» Но он прикусил язык. Он и без того причинил Молли достаточно горя. Кроме того, он знал ответ.

Преподобный отец и его жена извинились, как только обед закончился, сказав, что у них еще дела в городе и надо бы вернуться домой до наступления темноты. Рубел задержался на пороге между столовой и холлом, когда Клитус и Молли прощались с Келликотами.

– Прекрасный обед, Молли, – отметил преподобный отец.

– Действительно, – согласилась его жена. – Не могли бы вы мне дать рецепт этого слоеного пирога, мисс Дюрант?

– Ну, я…

– Мисс Дюрант собирает все рецепты Блек-Хауз в поваренную книгу, – вставил Рубел. – Вы успеете собрать к каникулам?

Взгляд Молли сказал, что она была бы не против дать ему за все хорошее пощечину, если уж нельзя его удушить. Она повернулась к Марте Келликот в доблестной попытке быть снисходительной. Я обязательно…

– Прекрасная идея, – прервала ее жена преподобного отца. – Если в книгу будут включены и сегодняшние рецепты, начинание обещает стать успешным. Возможно, мы сможем упросить вас пожертвовать несколько экземпляров, чтобы продать их на благотворительном базаре.

– Я… э…

– Вероятно, вы справитесь и с большим числом гостей в своей таверне, чем сегодня, – сказал преподобный отец.

– Но все это ненадолго, – поклялся Клитус. – Этот вздор закончится, как только мы с Молли поженимся, – и быстро добавил: – Что вовсе не значит, будто мы не хотели бы видеть вас и миссис Келликот к воскресному обеду в нашем доме, преподобный отец!

Рубел ждал, когда Келликоты уйдут и он сможет попросить у Молли прощения за то, что втянул ее в это тяжкое испытание. Клитус, однако, не дал ему такой возможности. Едва у Молли появился шанс разделаться с постояльцем, Клитус взял ее под локоток.

– Надень шляпку, Молли. Солнце изнурительно сегодня.

Мальчишки уже тащили Рубела на рыбалку.

– Подожди, пока я помогу Шугар вымыть посуду, – услышал он возражение Молли.

Клитус позвал:

Мистер Джаррет! Не будете ли вы так любезны помочь Шугар и сегодня? Как сказал преподобный отец, лучше возвращаться домой до наступления темноты: волки, медведи… Нам с Молли нужно ехать.

Стремительно пройдя мимо них, Молли скрылась на кухне, Линди последовала за ней. Малыши звали Рубела ловить рыбу. Прежде чем он успел отойти, Клитус снова заговорил:

– А кстати, как долго вы думаете задержаться в Эппл-Спринз, Джаррет?

Предвидя ряд вопросов, Рубел изучающе посмотрел на соперника, прежде чем ответил:

– Это зависит от того, как скоро владельцы лесопилок и лесорубы подпишут контракты.

– Мое предложение все еще остается в силе.

– Предложение?

– Помочь, чем я могу. Придя в банк завтра утром, я подготовлю список лесопилок и договоры. Можете считать, они уже у вас.

Рубел рассматривал предложение Клитуса как откровенную попытку поскорее убрать неожиданное осложнение со своего пути. Что ж, на его месте Рубел тоже постарался бы избавиться от соперника.

Когда Молли вышла из кухни, Клитус взял ее руку собственническим жестом, и как будто кость застряла в горле Рубела.

– Здорово, – ответил он на предложение Клитуса. – Я буду у вас в банке завтра утром.

Клитус провел Молли в холл. Когда он открыл входную дверь, Рубел услышал уже хорошо знакомый пронзительный скрип. Ему хотелось остановить Молли, упросить, чтобы она не ездила выбирать участок, и оторвать от ее руки мужчины, который, очевидно, намного больше подходил ей, чем он сам.

Она, казалось, не была рада этой поездке и выбору места для строительства ее нового дома. А Рубел так уж точно, черт возьми, был не в восторге! Прежде чем они вышли из дома, он окликнул Молли:

– Эй, Молли!

Она обернулась, замерев на пороге. Клитус придерживал дверь, вытянув руку над ее головой. Стоял он в покровительственной позе, как бы защищая Молли от Рубела своим телом, что вызвало новый укол ревности в сердце несчастного постояльца. Молли, сжав плотно губы, ждала.

– Простите меня!

Ее лицо стало злым:

– Катитесь вы к черту!

Линди, и в церкви, и за обедом прилежно не замечавшую никого, включая и Рубела, нигде не было видно. Вместе с ребятишками Рубел прошел через кухню к заднему крыльцу дома.

– Мисс Линди ушла к себе в комнату в крайнем раздражении, – сообщила Шугар.

Это вполне устраивало Рубела. Он сожалел, что вызвал ее раздражение, но не хотел, чтобы она отправлялась с ними на рыбалку. Однако все обернулось таким образом, что он не пошел на рыбалку и с ребятишками. Помогая Шугар мыть посуду, он разговорился с ней и выяснил, что лучше будет отправиться на охоту.

– Сколько мяса надо на неделю? – спросил он.

– Это зависит от того, сколько народа вы пригласили в таверну.

– Немного, – уверил Рубел. – Плохо, если мисс Дюрант не сможет выручить хоть немного денег, чтобы поправить свои дела.

– И сохранить дом, и послать Тревиса и младших детей в школу…

– Слушай, кажется, сегодняшний обед не принес ей пользы.

Шугар не согласилась:

– Пусть каждый день хоть один из этих людей приходит из города на вершину нашего холма, чтобы взглянуть, как на самом деле мы живем. Это уже будет неплохо. Мало-помалу все наладится.

– А почему бы Молли не переехать туда, где ее семью оставили бы в покое?

– Переехать? Из Эппл-Спринз? Да семья мисс Молли была первой, поселившейся здесь! Ее предки заложили селение и выбрали ему название! Нигде больше мисс Молли не захочет жить.

– Нет нужды ей жить там, где люди втаптывают ее в грязь.

– Это не их вина. Однажды мисс Молли дала им для этого повод.

– Не хочешь ли ты сказать, что она дала им повод сомневаться, что всегда найдется человек, готовый защитить ее? – возмутился Рубел.

Шугар усмехнулась:

– Не стоит кипятиться, мистер! Не стоит. Но с тех пор, как умерла ее мать, у мисс осталось много долгов. Но еще раньше она потеряла весь свой задор. За полгода… да, что-то около того… до смерти миссис Сюзанны Молли превратилась в испуганного зверька. Уж не знаю, что с ней случилось, но, казалось, она обиделась на весь свет.

Жар разлился по позвоночнику Рубела, острое чувство вины заполнило сердце. Он поставил на стол тарелку, которую вытирал, надеясь, что Шугар не заметит, как задрожали его руки.

– Это не дает им права презирать ее. Даже я, только что приехавший в ваш город, могу сказать, что она порядочная и честная девушка, и, возможно, более добродетельная христианка, чем все остальные жители вместе взятые, включая и преподобного отца.

Он встал у открытой двери, наблюдая, как два мальчугана носятся по двору. Вилли Джо гонялся за собачонкой с лохматым хвостом, а Малыш-Сэм гонялся за Вилли Джо, как обычно держа во рту палец.

– Так, значит, пара оленей? – спросил Рубел.

– Что Бог пошлет, – ответила Шугар. – Ведь припасов совсем не осталось.

Ему посчастливилось подстрелить двух диких индюков и одного белохвостого оленя. Второго оленя он упустил, потому что Малыш-Сэм неожиданно выскочил из зарослей ежевики и спугнул оленя своим визгом. Сегодня вряд ли можно было назвать Рубела хорошим охотником. Бродя по лесу, он все время думал о Молли. Он представлял, как она идет в воскресном платье, обнимая Клитуса и целуя его, выбирая место для своего нового дома.

Вечером Рубел с мальчиками вернулись домой. Рубел тащил на плечах оленя, ребятишки несли индюков, которых он связал вместе. Время от времени малыши просто волокли добычу по земле.

Когда они ощипали птиц и сняли шкуру с оленя, Молли и Клитус все еще не вернулись. После ужина Шугар отослала мальчиков в кровать и велела Линди тоже идти спать.

Рубел вышел на крыльцо, зная, что ему следовало бы подняться к себе в комнату, забраться в постель и перестать думать о Молли Дюрант и ее женихе. Но он также знал теперь, что именно явилось причиной многих ее бед, и Рубел сказал себе, что непременно должен помочь ей, и это не только необходимость искупить вину, но и настоятельная потребность его души.


Владения Молли площадью в тысячу акров начинались от того холма, где Блек-Хауз возвышался над городом, и тянулись ровным прямоугольником три мили на запад к Восточно-Техасскому лесу. Клитус остановил кабриолет на небольшом, свободном от деревьев участке в дальнем конце владений. Невдалеке протекал ручей, а в низине виднелась бревенчатая хижина. Высокие сосны окружали участок со всех сторон.

Когда Клитус помог ей спуститься с экипажа, Молли осмотрелась. Немного можно было найти в Пайнейском лесу подобных площадок, самой природой расчищенных от деревьев. Прадедушка Молли выбрал эти земли из-за непохожести их темно-серой почвы на красную глину земель, окружавших Эппл-Спринз. Он считал, что серая земля более плодородна.

Молли пошла к хижине, придерживая юбки. Ей всегда нравилось это место. Оно напоминало о далеком прошлом ее семьи и сегодня с еще большей остротой, чем обычно, успокаивало ее: раз предки в тяжелых условиях пережили гораздо худшие времена, чем она переживает сейчас, то и она сможет как-нибудь пережить.

Поездка позволила ей расслабиться – три мили кирпично-красной дороги, пение птиц, воздух, пропитанный запахом жимолости и весны. С западной стороны дороги земля принадлежала ей, и три мили на восток от дороги – младшим детям. Некоторая часть этих владений изначально принадлежала ее прадедушке, другая часть покупалась семьей постепенно. Дом в городе был построен дедушкой перед войной и позднее назван Блек-Хауз в честь второго мужа ее матери Джеймса Блека.

После войны дела пошли на убыль – не было больше рабов, обрабатывавших хлопковые плантации. Дедушка умер рано. Родной отец Молли был убит диким кабаном в лесу, и бабушка Мейбрей с помощью своей дочери Сюзанны, матери Молли, превратила городской дом в таверну.

Джеймс Блек по делам оказался в Эппл-Спринз, женился на матери Молли и остался. Блек был убит в драке лесорубов, и после мать Молли никогда не сдавала комнаты лесорубам. Но Джубел, возможно, прав – нет смысла держаться за традицию, когда так отчаянно нужны деньги.

Молли потрогала ногой прогнивший порожек и отступила. Клитус стоял возле нее, повернувшись спиной к хижине.

– Мы снесем эту старую, хибарку, и у нас появится прекрасное место для дома, – сказал он, поглядывая вокруг, будто он был королем всего, что перед собой видел. – Каждый проезжий будет завидовать мне: самая красивая жена и самое красивое поместье во всем Техасе!

Молли не была уверена, что правильно расслышала:

– Я не могу сломать дом своего прадеда!

Клитус бросил презрительный взгляд на хижину:

– Здесь уже почти нечего ломать, милая!

Он притянул ее к своей груди и удержал в объятиях. Молли уставилась на пуговицу его воротничка, думая, будет ли она хоть когда-либо собой довольна. Клитус приподнял ей подбородок, наклонился и, прежде чем она смогла возразить, поцеловал.

Это не был обычный сдержанный поцелуй, а вполне раскрепощенное страстное наступление, его губы сразу же после первого мягкого касания впились в ее губы, требуя ответа.

Ее вздох Клитус принял за поощрение и сильнее сжал в объятиях. Его язык раздвинул плотно сжатые губы и упорно углублялся, пока, наконец, Молли не разомкнула губы. Клитус завладел ее ртом, его руки опустились по ее спине и сжали ягодицы, смяв юбки и нижнее белье. Он тесно прижал ее тело к своему.

Клитус никогда раньше не целовал Молли с такой страстью. Она засуетилась, стараясь подыскать вежливый способ высвободиться, но он только усилил натиск. Его локти слегка давили ей на грудь. Молли извивалась, как червяк, но руки Клитуса преследовали ее. Он накрыл ее грудь горячей ладонью.

Клитус любил ее, Молли знала это, и он был одним из лучших женихов Эппл-Спринз. Он мог выбрать в невесты Бетти Спаркс, или Цинтию Нейман, или Джимми Сью Бейкер. Но он выбрал ее. За все три года, что прошли с тех пор, как он вернулся в Эппл-Спринз, окончив колледж, Молли никогда не видела, чтобы он ухаживал за другой женщиной.

Первые два года она избегала его, но он не отчаивался. Шесть месяцев назад, после смерти ее матери, он стал более настойчив, и она уступила, позволив ему приходить к ней. «Сдалась!» – думала о себе Молли.

Последние месяцы подтвердили, что у нее есть только один выход: если она хочет спокойно жить в Эппл-Спринз, ей нужно выйти замуж, иначе дамы из «Общества Милосердия», любящие с благими намерениями вмешиваться в чужие дела, не дадут ей прохода. Свадьба с Клитусом Феррингтоном, приемным сыном и законным наследником местного банкира, остановит поток сплетен. Но все это не нравилось ей.

Молли толкнула Клитуса в грудь ладонями:

– Что нашло на тебя?

Его руки напряглись, встретив сопротивление. Он прижал ее сильнее. Молли почувствовала напряжение его плоти внизу живота. Отвращение заставило ее покачнуться. Никто никогда не обнимал ее так по-хозяйски, как личную собственность, и никогда она не испытывала такого отвращения. Слава небесам, она достаточно взрослая, чтобы не оказаться растоптанной этой мужской похотью.

– Клитус, пожалуйста! – она ударила его кулаками в грудь, отвоевав некоторое расстояние между ними, которое он захотел сократить вновь. – Клитус, ты обращаешься со мной так, будто я на самом деле ничуть не лучше, чем говорят обо мне сплетники в нашем городе!

Он ослабил объятия.

– Извини, Молли. Я только… ну… я хотел быть уверенным, что ты знаешь, как сильно я тебя люблю.

– Любишь? Это называется похотью!

– И похотью тоже. Я не стесняюсь признаться в этом. Я сделаю тебя счастливой, Молли. Нам будут завидовать все в Эппл-Спринз!

Она сомневалась в этом, и ей не нужна была зависть жителей города. Отстранившись, Молли пошла к экипажу.

– Чудесное место! – воскликнул Клитус позади нее. – Что ты скажешь, если я начну строительство на этой неделе?

Молли резко остановилась. Ею пытался управлять слишком строгий надсмотрщик! Клитус слишком сильно давил на нее, а ей нужно было время. Но как она скажет ему об этом? Он часто неверно понимал ее, думая, что когда она отвергает его предложения, она отвергает его самого.

– Клитус, я не хочу сносить дом моего прадеда.

– Молли, милая, эта старая хибарка сама рассыпается от ветхости. А это самое лучшее место во всем Пайнейском лесу!

Молли отчаянно старалась сдержаться и подумать о чем-нибудь хорошем. Клитус любит ее. Он заботится о ней. Он печется о ее интересах. Сейчас он не желает воспитывать ее братьев, но это вовсе не значит, что она не сможет переубедить его. Когда она поставит его перед выбором – или так, или никак – он согласится, она была уверена.

– Знаешь, что я представляю себе? – спросил он. – Двухэтажный, из светлой древесины, огромный дом, окруженный колоннадой.

– Ты представляешь себе Блек-Хауз.

– Блек-Хауз очень обветшал за последнее время. Мой Бог, он был построен еще перед войной! У нас будет новый дом!

– Если честно, я не хочу новый дом. Мой дедушка построил Блек-Хауз, ты прав, до войны. Сегодня трудно разыскать такие прекрасные бревна и отделочный материал.

– Я смогу. Мы построим самый лучший дом, какой только можно построить.

– На какие деньги? Ты собираешься ограбить банк своего отца?

Он не понял ее сарказма и ответил не задумываясь, вполне серьезно:

– Нет, не собираюсь, – Клитус бросил взгляд на девственный лес. – Я продам землю с лесом, чтобы заполучить деньги для постройки дома.

И снова Молли показалось, что она неверно поняла его, по крайней мере, ей хотелось надеяться на это.

– Продашь мою землю с лесом?.. Но это все, что у нас есть! Это наше будущее, наших детей и…

– Молли, будь рассудительна. Это удаленная территория, и, по моим расчетам, для одного такого дома, какой мы хотим построить, потребуется продать…

Молли посмотрела на многолетние ели, величавые дубы, золотистые сосны. Предложение Клитуса поразило ее.

– Только не мои деревья!

– Молли, милая, не забивай свою красивую головку ничего не стоящим лесоматериалом. Я обо всем позабочусь сам…

– Ничего не стоящим? Лес – это то, чем живет Эппл-Спринз.

– Не в этом дело. Или… может быть, ты права, в этом, – передумал Клитус. – Для деревьев нужны годы, чтобы вырасти, и не все оказываются пригодными…

– Но почему «Латчер и Мур» планирует построить здесь железную дорогу?

– Они северные лесопромышленники, Молли. Янки! Мистер Латчер и мистер Мур пришли с Севера, где дела ведутся совсем по-другому. Дело в том… – Клитус широко раскинул руки, словно стараясь охватить огромное пространство —… как только истощится лес, Эппл-Спринз заглохнет.

– Заглохнет?

– Если, конечно, мы не сможем заняться новыми делами или возродить старое, хлопковые плантации, например.

– Хлопковые плантации – и ты?

Он засмеялся, схватив ее за талию в избытке чувств.

– Хлопковые плантации – и я! Нет, лучше сказать – мы! Мы возведем здесь дом и расчистим от леса огромное количество земли для большой фермы. Деревья однажды исчезнут…

– Расчистим от леса огромное количество земли? Расчистим – от чего? Что ты говоришь?!

Его глаза танцевали, как у Вилли Джо, когда тот вбежал в дом с грязными ногами, чтобы рассказать о большой желтой рыбе, чуть не затянувшей его в реку.

– Я позволил себе уже поговорить с покупателем, заинтересованным в приобретении твоей собственности в городе, Молли. Я говорю о Блек-Хауз.

– Что?

– Я…

– Ты устроил продажу Блек-Хауз и моей земли?!

– Ничего еще не решено окончательно.

– Не посоветовавшись со мной? Клитус, как ты мог?

Быстро повернувшись, она побежала к экипажу. Он рванулся за ней, чтобы остановить, и схватил за руку.

– Я сделал это ради нас, Молли! Ради нас.

– Ты нашел покупателя на Блек-Хауз? А я не хочу продавать!

– Я все делаю ради тебя, милая. Я думал…

Она остановила его взглядом, полным бешенства:

– Две вещи ты должен понять, Клитус Феррингтон. Я никогда не продам мою землю и никогда никому не позволю усыновить моих братьев, пока я жива. Если ты хочешь жениться на мне, учти, пожалуйста, эти два обстоятельства.

Он в замешательстве смотрел на нее, смущенный, присмиревший.

– Но, Молли! Я думаю только о том, что для тебя будет лучше…

– Я сама решу, что для меня будет лучше.

Вырвавшись, Молли забралась в экипаж без его помощи. Солнце уже садилось. Совсем стемнеет, когда они вернутся в Блек-Хауз. Она подумала о детях. Наловили мальчики ли рыбы? Как вела себя Линди? Возвратился ли Тревис от Тейлоров? Она подумала об этом и вдруг поняла, что не беспокоилась о них весь день. Там был Джубел! Джубел Джаррет – тот самый, что своим именем привел ее в ярость в момент появления в Блек-Хауз, тот самый, что теперь старался загладить вину своего брата. Он вошел в ее жизнь меньше, чем двадцать четыре часа назад, а уже доставил ей кучу неприятностей, переживаний и сильной сердечной боли, но он и привнес в ее жизнь больше спокойствия и надежды, чем она когда-либо испытывала за все время с тех пор, как умерла ее мать, и с тех пор, как его подлый брат сбежал от нее, лишив невинности.

Клитус ударил лошадь вожжами и повернул кабриолет. Молча они ехали в сгущающихся сумерках.


Рубел чувствовал себя полным дураком. Он не желал видеть, как Клитус станет лапать Молли, желая ей спокойной ночи. Но, однако, он ждал, черт возьми, в тени крыльца. Он задолжал Молли пару извинений, и, разрази гром, она должна остановиться и позволить ему попросить у нее прощения.

Крыльцо под окнами гостиной было окружено глубокой темнотой. Он позаботился об этом, погасив лампы в гостиной и холле. Когда, наконец, Рубел услышал цоканье копыт и скрип колес экипажа, он постарался стать таким образом, чтобы доски не скрипели под ногами, выдавая его присутствие.

Он пообещал себе, что отвернется, когда Клитус станет целовать Молли на прощание, иначе он, скорее всего, выкинет какую-нибудь глупость, и Молли бросится за дверь, как прошлой ночью.

Экипаж остановился. Кто-то спрыгнул на землю. Было похоже, что Молли, Клитус спрыгнул бы не так легко. Рубел вслушивался, напрасно стараясь что-либо разглядеть через спутанные ветви жимолости, обвивавшие с двух сторон крыльцо.

Лошадь фыркнула. Скрипнуло сиденье экипажа. Голос Молли прозвучал громко и отчетливо:

– Еще одно условие, Клитус.

Рубел отметил резкость тона и, сам не ожидая того, усмехнулся.

– Я никогда не буду жить где-нибудь в другом месте, кроме как здесь, в Блек-Хауз, в этом ветхом особняке, с моими братьями и сестрой.

Рубел представил себе Молли, как она протягивает руку в сторону дома, как корсаж плотно облегает ее груди, точно так же, как когда она вытянулась, чтобы сесть в экипаж после службы.

– Не спускайся, Клитус! Я отказываюсь продолжать разговор сегодня!

– А завтра?

– Завтра и посмотрим, утро вечера мудренее.

Рубел услышал ее шаги по тропинке и прислушался к квохтанью Клитуса в повозке. Будучи такой взбудораженной, как сейчас, Молли промчится прямо в эту дверь мимо него, если он ее не остановит. Рубел хорошо это изучил за двадцать четыре часа.

Она шла к крыльцу. Рубел подумал, что Клитус сделает, если заметит, как он выпрыгивает сейчас из темноты. Рубел точно знал, что он сам сделал бы, окажись на его месте.

Молли взошла на крыльцо, каблуки застучали по доскам. Она подошла к двери. Рубел взмолился: «Уезжай, Клитус! Скорее!».

Дверь заскрипела. Осторожно ступив, Рубел шагнул к Молли. Когда он накрыл ее руку своей, экипаж катил уже прочь.

– Что…?

– Не кричите, Молли! Это я… э… Джубел.

Она вздохнула с облегчением, но попыталась высвободить руку. Он не отпускал.

– Я хочу поговорить с вами.

– Не сейчас!

– Позвольте мне извиниться.

– Вы уже сделали это.

Боже! Как она устала! Как устала! Снова Молли попыталась уйти, но Рубел был, конечно же, сильнее, он повернул ее лицом к себе, схватив за плечи.

– Но вы не сказали, что простили меня.

Лунный свет играл на ее волосах и зажигал в глазах искорки. Рубел старался удержать ее взгляд. Он видел, как мерцают ее глаза. Молли попыталась отвести их, но не смогла. Рубел перевел взгляд на ее губы в поисках малейших припухлостей от поцелуев другого мужчины. И этот взгляд погубил его. Эти губы, слегка приоткрытые, мягкие, зовущие…

– Я простила, – сказала она.

– Эти люди обращались с вами незаслуженно плохо. Даже молитва преподобного отца была для вас унижением! А вопросы его любопытной жены! Все это моя вина! Я должен был послушаться вас и не вмешиваться.

Он не мог больше сопротивляться искушению. Нарушив все обещания, которые он давал себе, пока ждал ее возвращения, Рубел притянул Молли, прижал спиной к стене дома и поцеловал. Когда его губы коснулись ее губ, он почувствовал, что мир вокруг закружился.

Она попыталась остановить его. Он услышал – или, скорее, почувствовал? – ее «нет», как раз когда его губы раскрылись над ее губами и его язык заглушил все звуки. Он поцеловал ее более сильно, глубоко и страстно, чем намеревался.

Но Рубел ничего не мог с собой поделать – разве что обвить ее руки вокруг своей шеи и еще сильнее прижать к себе ее тело. Поцелуй укачал его самым неожиданным образом.

Когда Рубел оторвал, наконец, свои губы от ее губ, он испугался, что Молли сейчас убежит, но она не убежала. Она стояла, остолбенев, в то время как он целовал ей лицо. Пульс бился у ее виска в том же ритме, что и у него – ободряющий знак! Рубелу хотелось бы в лунном свете прочесть выражение ее лица, но Молли уткнулась лицом ему в шею, склонив голову. Он почувствовал влагу. Слезы?

– Молли, прости меня! Я вторгся в твою жизнь, принеся новые хлопоты. Я не думал, что наделаю больше вреда, чем добра.

Он почувствовал, как у нее перехватило дыхание. Молли задержала воздух в груди и резко выдохнула носом; теплый поток, дразня, коснулся кожи его шеи. Неуверенно Рубел поднял ее лицо за подбородок и приблизил к своему лицу, обнаружив скользящие по ее щекам слезы. Он поцеловал их, ощутив на губах солоноватый привкус, и подумал, не желая этого: а целовал ли Клитус когда-либо ее слезы?

Прежде чем Рубел смог остановить себя, он вновь приник к губам Молли и стал целовать ее настойчиво, отчаянно, словно старался стереть следы поцелуев другого мужчины с ее губ и стереть все мысли о другом мужчине из ее памяти, оставшись полновластным хозяином грез.

Руки Молли скользнули вверх по его груди, невзначай задержавшись на плечах, словно она не могла поднять их выше. Рубел не выдержал, он взял руки Молли и положил их себе на шею, и ее руки обвили его шею именно так, как ему хотелось. Он прижал ее сильнее к себе, обнимая все увереннее и смелее. Очень смело. Очень.

Молли вдруг резко отстранилась.

– Что… Молли?

Она дышала прерывисто, так же, как и он. Рубел потянулся к ней, но Молли уперлась локтями ему в грудь.

– Что случилось, Молли? Я сделал что-то не так?

В ответ она только отрицательно покачала головой, опять отказываясь смотреть ему в глаза. Рубел нежно обнял ее за плечи и повел к ступеньке, на которую усадил силой, и сам сел рядом. Она не смотрела на него и вырывалась из объятий. Рубел взял ее руки в свои и удерживал их, пока Молли не перестала вырываться.

– Скажи мне, что не так, Молли? Я испугал тебя? Поверь, я не хотел.

Он отвел выбившиеся локоны с ее лица. Он вспомнил: ее волосы были такими же в ту ночь, год назад: длинные, густые, мягкие под его пальцами. Ему показалось, она тоже вспомнила это. Молли оттолкнула его руку и пригладила свои волосы, заведя непослушные локоны за ухо. Рубел положил ее ладонь себе на сердце.

– Посмотри, что сделал этот поцелуй со мной, Молли.

Она отпрянула, ощутив быстрое биение. Тогда Рубел положил свою руку на сердце ей.

– У тебя сердце так же часто бьется, да?

Молли сидела отчужденно, не отвечая. Она пристально смотрела в темноту. Сбитый с толку, Рубел начал терять терпение.

– Нет ничего плохого в наших чувствах, Молли, и если ты не испытывала ничего подобного к жениху, ты должна подумать серьезно, стоит ли тебе выходить за Клитуса замуж.

Ее сердце резко подскочило в груди. В темноте, окружавшей крыльцо, Рубел не мог видеть лица Молли, но он почувствовал, как напряглось ее тело.

– Я испытывала подобное раньше, но не к жениху, – она отвела его руку от своей груди и сжала пальцы на коленях.

Рубелу показалось, что она раздосадована. Он попытался привлечь ее к себе, но она вскочила.

– Сплетники Эппл-Спринз правы, – прошептала она, – я такая, как они считают.

– Не говори так!

– Ты не знаешь, Джубел! Ты ничего не знаешь обо мне. Да, я чувствовала легкость в теле и головокружение, когда ты целовал и обнимал меня, как будто птицы щебетали у меня внутри, и мое сердце стучало так же сильно, как и твое. Но ты ведь знал, чего ты добиваешься, распаляя меня поцелуем, да? Ты знал, что сделаешь потом, не так ли?..

– Молли, черт меня побери, если я намеревался…

– … сделать меня распутницей! Так говорят обо мне сплетники. Ну, не беспокойся! Ты не сделаешь меня распутницей! Потому что распутницей я стала год назад.

– Молли, не болтай чепухи!

Он потянулся к ней, но она спрыгнула с крыльца.

– Да! Теперь я поняла, кто я такая, я уже однажды чувствовала то же самое, но с другим мужчиной.

В наступившей тишине Рубел слышал ее неровное дыхание.

– Вы, Джарреты, хорошо умеете превращать порядочных девушек в распутниц!

Рубел не мог видеть слез в ее глазах, но он слышал их в голосе. Когда она продолжила, больше всего на свете Рубел хотел, чтобы она замолчала. Он знал, что она сейчас скажет, как наверняка знал, что жимолость пахнет сладостью.

– Это было… с твоим братом.

Она повернулась и потянулась к ручке двери, но Рубел схватил Молли и снова прижал к стене. Однако на этот раз он не стал целовать ее, а просто смотрел на сердитое, искаженное сильной душевной болью лицо.

– Дай мне уйти!

– Не раньше, чем я растолкую тебе кое-что о жизни.

– Ты мне не отец, – ответила Молли, словно подражая Линди.

– Я и не хочу быть твоим отцом, Молли, но ты не понимаешь…

– Я все понимаю, и очень хорошо.

– Ты не все понимаешь, – возразил он с большей злостью, чем намеревался. – Ты должна думать обо всем, что случилось с тобой раньше, как о чем-то хорошем и чудесном. Ты позволила листающим Библию старым сплетницам убедить себя, что это было дурно. Но это ведь не так!

– Я должна поверить тебе, не так ли? И позволить совершить со мной то, что ты хочешь, а затем ты уйдешь своей веселой дорожкой к другим женщинам, оставив меня здесь одну, с пустотой и безнадежностью в душе!

С огромной силой Рубел притянул Молли к своей груди. Он словно старался убаюкать ее в объятиях, лишь иногда вынужденно отстраняясь, чтобы хоть немного охладить пыл своего страждущего от желания тела.

– Ты хочешь рассказать мне о… э… Рубеле?

Молли сжала губы. Его голос стал вкрадчивым:

– Я слушаю. Может быть, мне не понравится то, что я услышу, но я выслушаю. Впрочем, я и сам могу в общих чертах набросать зарисовку событий, исходя из того приема, который ты оказала мне вчера.

Тишина.

– Он приезжал в Эппл-Спринз по своим делам год назад. Рубел очень точно описал мне тебя, и я никогда не сомневался, ты прекрасная женщина, Молли. Даже если бы Рубел увлекся тобой в десять раз меньше, чем я, все равно, должен сказать, он был поражен тобою, я знаю. Но потом он бросил тебя. Наверняка мне, конечно, неизвестно, что было тому причиной, но могу поспорить, что сильно не ошибусь, если скажу, что ты разворошила в его душе рай и ад. Мужчине в таком случае кажется, что его ждет катастрофа, свобода под угрозой, и он мчится прочь со всех ног.

Молли стояла так тихо, словно мертвая, нет, тише. Она даже позволила ему отвести себя назад на крыльцо. Он мог поклясться: Молли думает сейчас о том, что он сказал ей. Наступило время, решил Рубел, время сказать ей правду.

– Молли, я должен признаться тебе кое в чем…

– Не трать попусту слов, Джубел. Ничто не заставит меня простить Рубела. Я буду ненавидеть его до самой смерти. Так что не говори понапрасну!

Рубел оперся спиной о крыльцо, и оно закачалось. Молли встала на другую половину, уравновесив и погасив движение старых досок. Рубел подумал, что сейчас Молли уйдет, но она осталась. Слава Богу, она вовремя его остановила! Теперь он должен запастись терпением и ждать следующего удобного момента, чтобы признаться во лжи.

– Молли?

Она не отвечала.

– Сядь, Молли. Я хочу поговорить.

Тишина.

– Сядь. Обещаю, я не дотронусь до тебя!

Он взглядом изучал изгиб ее спины. Как ему хотелось нарушить только что данное обещание! Его пальцы просто зудели от желания пробежаться по ее позвоночнику, плечам, шее… Плохо будет, когда она откроет, что все ее несчастья начались именно с него.

Она села. Крыльцо опять зашаталось.

– Молли, твои чувства к… к Рубелу не были чем-то ужасным.

Она молчала.

– Чувствовала ли ты подобное к Клитусу?

Ответа не было.

– Целовал ли тебя Клитус так, как я?

Он услышал вздох.

– Посмотри на меня, Молли. Это важно. Ты не понимаешь, как важно.

– Я все очень хорошо понимаю.

– Нет, ты не понимаешь, что это значит.

Рубел услышал в ответ презрительное фырканье. Отчаявшись, он подыскивал слова, как бы лучше объяснить ей. Он дотронулся до ее волос. Молли отстранилась.

– Я дотронусь только до волос, Молли. Только до волос…

Она сидела неподвижно, а он освобождал ее локоны, отводя из-за уха и проводя пальцами по всей их длине и снова, и снова чувствуя, что хочет обладать Молли вопреки ее сдержанности, вопреки здравому смыслу.

Локоны были длинными, и Рубел поднес один к своему лицу, провел им по губам, ощущая безумный отклик своего тела.

– Клитус целовал твои волосы, Молли?

Она еле заметно покачала головой. Рубел не смог хорошенько рассмотреть в темноте ее глаза, но ему показалось, они наполнились слезами. Он хотел бы собрать губами ее слезы, но вместо этого положил ей руку на плечо.

– Ты обещал!

– Да-да…

Медленно и нежно он пробежал пальцами по ее шее, прослеживая край довольно высокого воротника. Наконец, пальцы отыскали вену, и Рубел смог почувствовать, как участился ее пульс. Он легко скользнул рукой вниз по ее груди, готовый в любой момент остановиться, если она потребует.

Но Молли молчала. Когда пальцы коснулись ее груди, у него возникло непреодолимое желание сжать ладонь… он еле устоял. Рубел лишь едва дотронулся, намереваясь снова ощутить биение сердца, не более…

Дыхание Молли участилось, и хотя она оставалась неподвижна, Рубел понял, как она взволнованна.

– Клитус заставлял так биться твое сердце, Молли?

Она вздохнула и прошептала:

– Нет.

Он услышал отчаянье в ее голосе. Но Рубел понимал: все, что сейчас происходит, столь же приятно, сколь и безнадежно. Однако то, что Клитус не возбуждал Молли, давало ему шанс, точнее, слабое мерцание надежды.

– А Рубел? – спросил он тихо и, скорее, почувствовал, чем увидел, как она едва заметно кивнула головой. – А я?

Молли чуть дышала, ощущая его ладонь на своей груди.

– Ты сам видишь, – ответила она мрачно, – и это доказывает… что я распутница. Я не считала себя падшей женщиной… после Рубела… но сегодня… Я чувствовала одно и то же с двумя разными мужчинами!..

Она расплакалась. Рубел притянул ее, сломив сопротивление, к своей груди. Он мог бы рассказать ей правду прямо сейчас и облегчить ее переживания, но… он мог, рассказав правду, потерять Молли навсегда. Эгоизм победил под тем предлогом, что так будет лучше для них обоих.

– Молли, это не так уж страшно. Подумай о своей матери. Ее сердце отвечало двум мужчинам.

Молли уткнулась головой ему в грудь. Она никогда не думала об отношении своей матери к плотской любви.

– И ей не хватало бы очень много в жизни, если бы это было не так. Твой отец умер, когда она была молодой женщиной, и она вышла замуж за твоего отчима. Ты полагаешь, его поцелуи не возбуждали ее, как, должно быть, возбуждали поцелуи твоего отца?

Он почувствовал, Молли удивилась его вопросу. Она никогда не задумывалась над этим. Рубел, повернув ее к себе, покрыл поцелуями ей лицо.

– Я верю, что твоя мать испытывала страсть, иначе она не смогла бы родить дочь такой страстной!

Молли насторожилась.

– Не пугайся своих чувств, вспоминая этих старых сплетниц из «Общества Милосердия». Ты хорошая девушка, Молли. Очень хорошая. И я прошу прощения… я просто не могу это выразить словами… за ту боль, которую тебе причинил Рубел.

Молли не ответила, и он снова поцеловал ее.

– Но я счастлив быть с тобой сегодня здесь, в Блек-Хауз. Очень… очень счастлив.

Она сидела, не шевелясь, в его объятиях. Он старался понять, о чем она думает, но боялся спросить.

– Все хорошо, – прошептал он, но Молли так ничего и не могла ему сказать. – Не спеши, прими решение, но до тех пор, пока ты не разубедишь меня, я буду думать, ты тоже счастлива оттого, что я рядом.

Она постаралась освободиться от его рук. Рубел отпустил. Молли встала. Луна освещала ее. Она подошла к двери. Он услышал, как скрипнула дверь. Молли исчезла, войдя в дом.

Его сердце стучало, как молот. Как же он обошелся с ней тогда, год назад! Гораздо хуже, чем мог себе представить. Он причинил ей неизмеримую боль, и кажется… она действительно любит Рубела Джаррета! Хотя, бесспорно, и ненавидит тоже. И это очень серьезное препятствие. Сможет ли он хоть когда-нибудь откровенно признаться ей, кто он на самом деле?

Одно Рубел знал наверняка: он не сможет уехать из Эппл-Спринз, пока не искупит свою вину перед Молли.

Глава 6

Молли беспокойно металась и ворочалась всю ночь. Как июньский жук знойным летом, ее мысли скакали от Джубела к Рубелу, от Клитуса к «Обществу Милосердия» и от преподобного отца Келликота и его любопытной жены снова возвращались к Джубелу.

Она очень устала от стычки с Клитусом и, вероятно, потому никак не могла уснуть. Но Молли не сомневалась, что Джубел Джаррет храпит уже вовсю. Она прямо сейчас пойдет и выгонит его! Прямо сейчас. Она не должна была позволять ему останавливаться в Блек-Хауз.

Он вмешивался во все, подобно любому человеку в их городе – все в Эппл-Спринз любили вмешиваться в чужие дела. Но в глубине души Молли хотелось верить: он искренне желает ей помочь. Доводы, которые Джубел привел в оправдание поспешного отъезда брата, показались ей убедительными. Они не оправдывали Рубела, но впервые Молли подумала, что Рубел, возможно, не отвергал ее, просто у него были другие причины для внезапного отъезда. Но она все равно не могла его простить.

Да, Молли хотелось верить Джубелу: страсть к двум мужчинам не заключает в себе ничего противоестественного и не имеет ничего общего с распущенностью. Но в то же время Молли сомневалась: не рассчитывает ли он добиться ее доверия… чтобы прыгнуть к ней в постель?

Она подумала о своей матери. Испытывала ли мама такие же головокружительные, трепещущие чувства к ее отцу? А к отчиму? В словах Джубела был смысл. И все же Молли не могла представить себе, чтобы ее мать когда-либо поддавалась порывам необузданной страсти.

Перевернувшись на живот, она уткнулась лицом в подушку, но понапрасну старалась прогнать образы занимавшихся любовью матери и отца, матери и мистера Блека… нет, не их – она видела себя и Рубела… чувствовала его руки, губы, упругое тело, прижавшееся к ней… Пуховый матрац, за которым дедушка посылал слугу в Нью-Йорк, вдруг стал соломенным тюфяком. Молли легла на спину, вдыхая душистый аромат сена, пахнущего сладостью… Она прижала подушку к груди, ощущая руки Рубела на своих плечах, а его губы, горячие и влажные, у шеи. Она чувствовала его ноги между своими бедрами – сквозь разделявшую их одежду. Ей казалось… его рука ласкает самые интимные уголки ее тела, проникая… глубоко внутрь… куда никто прежде не проникал… впрочем, как и после. Она ощущала ритмичность движений… и силу его возбужденной плоти… Она чувствовала… он входит в нее… вот приподнимаются ее бедра… жгучая боль… огромная волна страсти, пыла и жара вихрем охватила ее… Что за мучение – невообразимое блаженство…

Вдруг образ Рубела предал ее. Она больше не видела себя в сторожке под тяжестью шумно дышащего мужчины – она спала в лесу в объятиях Клитуса. Его возбужденный член упирался ей в живот. Она знала, чего хотел от нее Клитус – то же самое, что она позволила Рубелу. Но Клитус сможет обрести право дотрагиваться до нее и входить с такой же страстью, как и Рубел, лишь женившись на ней.

Не говорил ли он ей, что хочет детей?! Их собственных детей! Это значит… Перекатившись на край просторной кровати, Молли плотно сжала ноги, словно стараясь воспротивиться близости с Клитусом Феррингтоном.

Был ли Джубел прав? Испытывала ли ее мать страсть и к первому, и ко второму мужу? Возможно ли, чтобы Молли или все другие дети были зачаты в моменты страха и отвращения? О Господи, нет!.. Мать любила обоих!

Утро началось для Молли рано – и с тех же провокационных вопросов, которые Джубел Джаррет заронил накануне ей в душу. Она заплела волосы и уложила косы на затылке, надела чистое ситцевое платье и пошла к лестнице, размышляя, как же распорядиться своей жизнью.

Остановившись сначала у комнаты Линди, а затем у комнаты мальчиков, она постучала тихонько, опасаясь больше разбудить Джубела, нежели заботясь о чувствительности детей.

– Вставайте! – бодро сказала она. – Новая неделя! Вас ждут домашняя работа и школа.

Она следовала этому раз заведенному порядку каждое утро – вот уже шесть месяцев.

Пройдя на цыпочках мимо комнаты постояльца, Молли поспешила вниз, надеясь этим утром избежать встречи с Джубелом. За ночь она так и не смогла разобраться в своем отношении к братьям-близнецам.

Пожалуй, и не стоит разбираться, пока она не разрешила более важные проблемы, вставшие перед ней. Сейчас Молли ничего другого не хотела, как велеть Джубелу упаковывать чемодан, и немедленно!

Вернувшись в дом из уборной позади дома и войдя в кухню, Молли застала Шугар деловито готовящей завтрак – каждому по яйцу и куску вареной оленины.

– Налейте рами себе кофе, мисс, и приготовьте пакеты с ленчем для детей, – ответила Шугар на вопрос Молли, чем она может помочь.

Молли увидела оленину.

– Откуда это?

Шугар усмехнулась:

– Мистер Джаррет вчера ходил на охоту. Кроме оленя, он принес еще двух диких индюков.

Молли вздохнула. Сейчас ей хотелось, чтобы Джубел никогда не показывал в Блек-Хауз свое лицо. Или лицо Рубела.

Из чулана она взяла оставшиеся с вечера булочки, куски вяленого мяса и банку персикового джема. Молли упаковывала ленч для Тревиса, Линди и Вилли Джо. Но, несмотря на то, что ее руки были заняты, чувственные ощущения прошедшей ночи не оставляли ее. Краска стыда залила ей щеки. Весь год она успешно изгоняла из своего сердца воспоминания о близости. Молли даже начинала верить, что однажды забудет о ней совершенно. Но появился Джубел, и с того момента, как она взглянула в хорошо знакомое лицо, на нее нахлынули воспоминания и чувства, которые ей не хотелось бы когда-либо испытывать вновь. Самообладание то и дело покидало Молли, а прошлой ночью, казалось, покинуло окончательно.

Даже направляя двустволку на ненавистного ей Рубела и желая, чтобы оба патрона вошли в этот мускулистый живот, она испытывала волнение оттого, что видит этого человека снова, от лучистой теплоты его глаз и чувственной, с широко расставленными ногами, позы. Весь облик этого мужчины, казалось, говорил: «Иди сюда, женщина, ты хочешь меня, и я это знаю».

И позже, выяснив, что это не Рубел, а его брат-близнец, Молли все равно чувствовала всплеск желания всякий раз, как он оказывался поблизости. Тепло растекалось по ее телу, когда их глаза встречались, а когда порой он неожиданно дотрагивался до нее, дрожь пробегала по позвоночнику.

И он целовал ее! Молли старалась отстраниться, но он одержал верх на удивление легко. Она была сердита на Клитуса за излишнюю самоуверенность, а когда Джубел притянул ее в свои объятия… она не смогла больше сопротивляться. Потом она обвинила себя чуть ли не во всех смертных грехах и отозвалась о себе, как о развратнице, но какое это имеет значение? К чему была эта исповедь прошлой ночью? Джубел должен покинуть Блек-Хауз – и скатертью дорожка! Нечего ему тут околачиваться – вторым в очереди!

А может, братья-близнецы привыкли делить женщин? Эта мысль показалась Молли наиболее отталкивающей, чем что другое, вообще приходившее ей когда-либо в голову. Молли застыла, как громом пораженная.

Шугар ударами металлического прута о железный треугольник принялась созывать семью на завтрак, и Молли постаралась возвратить свои мысли к повседневным делам.

– У нас хватит мяса для ужина, – сказала Шугар, – даже если придет половина города. Но вы, мисс, должны прикупить пшеничной муки и пополнить другие наши запасы.

Молли все еще витала в событиях прошлой ночи и не смогла ответить Шугар. Она накрыла свертки с ленчем чистым полотенцем и пододвинула их ближе к выходу.

Один за другим дети спускались вниз и шли в уборную. Потом все они сели за кухонный стол, одетые, обутые и причесанные – без малейшего упрека или напоминания поспешить.

Молли улыбнулась, довольная их необычайным усердием этим утром. Обычно только Тревиса не в чем было упрекнуть. Молли погладила Вилли Джо по голове.

– У тебя сегодня даже не заспанный вид! Ты выглядишь превосходно. В школе ты вскружишь головы всем девочкам, Сэм!

– Молли, – подсказал ребенок. – Я Вилли Джо.

– Я знаю… да-да… Вилли Джо.

Он посмотрел на нее искоса своими голубыми глазами:

– Почему ты всегда нас путаешь?

– Прости, это, наверное, очень неприятно?

– Да. Научись-ка различать нас!

Молли усмехнулась и повернулась к Малышу-Сэму. Он был еще слишком мал, чтобы ходить в школу, однако каждое утро, как и старшие братья, бывал одет, но, в отличие от братьев, не обут. Ботинки он надевал лишь в холодную погоду или в церковь. Его волосы, обычно торчащие паклей по все стороны, сегодня были хорошо расчесаны, словно для торжественного случая.

– Сэм! – восхитились Молли. – Наш старый пес во дворе не узнает тебя этим утром!

Он вытащил палец изо рта, чтобы сказать:

– Меня сегодня берет с собой мистер.

Услышав это заявление, Молли насторожилась.

В этот момент вошла Линди, и Молли отвлеклась, оглядывая ее хорошо уложенные вьющиеся волосы и самое лучшее выходное платье.

– По какому случаю?

Линди небрежно пожала плечами и постаралась поскорее сесть.

– Встань, – приказала Молли, – дай мне взглянуть на твои ноги.

Линди фыркнула, но, оглянувшись на порог, где, подбоченясь, стояла Шугар, подчинилась.

– Поднимись сию же секунду и надень черные чулки, смени корсаж и юбку. Этот наряд не для школы!

– Мо-о-олли!..

Как раз в этот момент Рубел спускался по лестнице черного хода, которой пользовалась исключительно семья. Молли забыла, предупреждала ли она его, что постояльцам в Блек-Хауз запрещается спускаться по этой лестнице.

Линди вскинула ресницы:

– Хорошо ли я выгляжу, Джубел?

Рубел услышал вздох Молли. Он рискнул взглянуть на Линди.

– Ты выглядишь просто здорово! – сказал он ей. – Почему бы тебе не приберечь это платье для танцев? Оно сведет всех с ума.

Молли снова вздохнула. Вздохнула и Линди:

– У нас не бывает больше танцев.

– Беги и переоденься, – поддержал Молли Рубел, – а насчет танцев… мы посмотрим, что можно сделать, чтобы исправить положение.

Линди побежала вверх по ступенькам, оставив сердитой старшую сестру. Шугар поставила еду на стол, дети взобрались на свои стулья, Молли села на свое место, стараясь не встречаться с Рубелом глазами. Кровь побежала быстрее по ее венам, и она догадывалась: это только начало. Ели в тишине.

Тревис встал из-за стола, окончив завтрак, и отправился на поиски своей сумки. Рубел тоже поднялся, положив салфетку рядом с тарелкой.

– Время отправляться.

Малыш-Сэм соскользнул со стула:

– Я готов, мистер!

Рубел посмотрел на ребенка с недоумением.

– Вы сказали, если я оденусь без помощи Молли, вы возьмете меня с собой!

Черты лица Рубела смягчились. Он присел на корточки перед малышом и заглянул ему в глаза.

– Я не имел в виду сегодняшнее утро, Сэм. Сегодня у меня много дел. Но если я вернусь засветло, мы посмотрим, сколько рыб клюнет на наживку вечерком.

Сэм, готовый расплакаться, склонил голову набок. Его указательный палец, как всегда, находился во рту. Рубел нежно взял его ладошку в свою.

– Я не могу иначе, ты пойми, – он посмотрел на изумленную Молли. – Но я уверен, для тебя найдется важное дело, когда все уйдут.

Малыш посмотрел на сестру. Она стояла, будто пригвожденная к полу. Шугар спасла положение:

– Конечно, раз ты так красиво оделся, то сможешь пойти с мисс Молли по магазинам, как только мы уберем посуду.

Сэм снова посмотрел на Рубела, затем взглянул на Молли. Она дотронулась до его руки.

– Конечно, ты можешь пойти со мной, Сэм. Поможешь мне нести покупки?

Тревис вернулся, взял свой пакет с ленчем и собрался уходить.

– Я ужинаю у мистера Тейлора, – предупредил он.

– Тревис… – начала было Молли, глядя на брата с надеждою и печалью.

Рубел пожал плечами.

– Если ты загорелся желанием поужинать с Тейлорами, – сказал он Тревису, – пригласи их в Блек-Хауз. Миссис Тейлор, возможно, будет рада, что ей не придется готовить самой.

– Хорошо, – ответил Тревис после довольно продолжительной паузы.

Гнев Молли достиг наивысшей степени. Она молчала, сдерживаясь, пока Тревис не отошел на такое расстояние, с которого он уже не мог услышать ее слов.

– Я думала, вы извлекли урок из вчерашнего дня, мистер Джаррет, – кипя от злости бросила она Рубелу, который уже собирался уходить.

Он взял свою шляпу со шкафа, куда положил ее, войдя на кухню.

– Я извлек урок, Молли, – глаза Рубела удерживали ее взгляд до тех пор, пока она не почувствовала, что краснеет. – Я на самом деле извлек урок из вчерашнего дня.

Он наклонился и поцеловал ее. В щеку, разумеется, но, тем не менее – поцеловал! Прямо в кухне! На глазах Вилли Джо, Малыша-Сэма и Шугар! Джубел Джаррет осмелился поцеловать ее в их присутствии! Она почувствовала какую-то необыкновенную легкость в теле. Через минуту полнейшего хаоса в душе Молли поблагодарила счастливую звезду, что Линди не стала свидетельницей этой сцены, так как еще не вернулась из своей комнаты, куда ушла переодеться.

Позже, тем же утром, Сэм следовал за Молли вдоль прилавков торгового дома Осборна. Ребенок тащил маленькую корзину, в которую Молли добавляла время от времени что-либо из покупок, чтобы Малыш почувствовал: он помогает ей. Это занятие в какой-то степени заменило ребенку награду, неосторожно обещанную Джубелом Джарретом. Однако казалось, каждому человеку в городе было любопытно узнать что-нибудь о новом постояльце Блек-Хауз.

– Знакомится с местностью для строительства железной дороги, не так ли? – заметил мистер Осборн, владелец торгового дома. – Слава Богу, кто-то заинтересовался нами!

Коренастый, с белесыми волосами, маленького роста джентльмен смотрел сквозь очки в проволочной оправе на торговый зал своего универсального магазина. Товары лежали на товарах – до самого потолка.

– Мне пришлось запастись товарами. Строительство железной дороги привлечет к нам в город множество людей. Вовсе не хочется оказаться застигнутым врасплох.

Вытащив банкноты, полученные от постояльца, Молли заплатила за покупки: пшеничную муку, пудру для выпечки, сахарный песок и кофе в зернах.

– Слышал, у вас в Блек-Хауз снова заработала таверна?

– Верно.

– Мисс Айнц из банка говорит, она придет сегодня.

– Хорошо.

– И мистер Роуз говорил, они с женой придут. Угостите ли вы их земляничным пирогом, какой, бывало, выпекала Сюзанна?

– Конечно!

Молли постаралась сосчитать людей, собравшихся к ним на ужин. Во что только втянул ее Джубел Джаррет?!

По дороге домой она поймала себя на том, что трет щеку. Молли все еще чувствовала след его поцелуя на своей щеке. К тому времени, как они с Малышом-Сэмом возвратились домой, изнеможение и беспокойство настолько овладели ею, что Молли упала духом совершенно. Чем, о Господи, все это закончится? Станет ли этот поцелуй еще одним воспоминанием, которое порой согреет ее ночные грезы, но оставит одинокой душу на всю оставшуюся жизнь?

Шугар встретила их на заднем крыльце дома.

– Я превращаюсь в лебедя, – пошутила она, – вот что делают с людьми несколько долларов! – она изучающе оглядела Молли. – Мисс, поднимитесь наверх и отдохните! Вы выглядите так, словно ночью не смыкали глаз. А вечером вам встречать гостей! Думаю, придут Тейлоры и мистер Феррингтон, а может быть, Петерсоны и Роузы…

– Добавь еще мисс Айнц, – сказала Молли. – Мистер Осборн просил не начинать без него. Приглашение Джубела распространилось по городу быстрее, чем весть о подагре миссис Випперворт.

Глаза Шугар беспокойно бегали по лицу Молли:

– Вам нужно вздремнуть немного! Представьте только, сегодня мы получим такой доход, который позволит нам накормить всех, кто придет в таверну в следующий раз, – сколько бы ни пришло!

Молли вяло усмехнулась.

– Если Джубел Джаррет не покинет Блек-Хауз…

– Покинет Блек-Хауз? Что вы говорите? Почему, мисс? Я год молилась каждый день и дважды по воскресеньям, чтобы кто-нибудь помог вам в беде! И Бог внял моим молитвам.

– К черту, – пробормотала Молли.

По дороге в банк «Эппл-Спринз» Рубел проклинал себя за то, что оказался таким глупцом. Что, черт возьми, он затеял? Он обдумывал этот вопрос и еще многие, один запутаннее другого. Например, что он хочет от Молли? Он знал – близости, как знал то, что постель – не все, что ему от нее надо. Так что же он хочет от нее, в конце концов? Если это не просто похоть, тогда что же? Ответ на этот вопрос застрял булыжником у него в голове, наполняя сердце неподдельным ужасом.

Впрочем, Рубел пришел к спасительному заключению, что после вчерашних шалостей на крыльце, Молли, вероятно, вообразила его никем иным, как развратником. А этим утром? Что она подумала о его поведении этим утром? Не исключено, что когда он вернется в Блек-Хауз, она прикажет ему собирать вещи.

Рубел не намеревался целовать Молли, но, коль на то пошло, он не намеревался совершать и немало других поступков, которые все же совершил. Чувство вины мешало ему уснуть большую часть ночи. Когда он услышал, как Молли будит мальчиков, он решил помочь ей. Вот и все. Он всего лишь помог ей отправить детей в школу. Но кто просил его о помощи? Молли не просила! И что, черт побери, побудило его пригласить Тейлоров на ужин? Это после-то глупости с приглашением преподобного отца и его супруги! Рубелу следовало бы подумать, прежде чем распускать язык!

Он содрогнулся, представив, как уже сейчас Молли боится ужина. Рубел пришпорил коня, чтобы поскорее расправиться с делами и вернуться в Блек-Хауз. Он хотел помочь ей в подготовке ужина. Если, конечно, она разрешит ему.

Но чувство вины не покидало его. Что потом? После ужина – что? А завтра? И послезавтра? И через два дня? Вся загвоздка – булыжник в голове! – в ответе на вопрос: так что же ему надо от этой женщины? Что он собирается делать в дальнейшем?

Когда он выполнит задание компании, он уедет. Ведь он не намеревается поселиться в Эппл-Спринз! Может… жениться? От одного этого слова холодок пробежал у Рубела по спине.

Так что же, черт побери, он хочет? Снова покувыркаться в сене? Конечно, он не отказался бы снова провести с Молли в сторожке ночь! Разумеется, не отказался бы… Эта мысль занимала его постоянно. Но до возвращения в Эппл-Спринз Рубел не понимал, чего стоила Молли эта ночь в его объятиях. Теперь он знает и никогда не станет стремиться снова подвергнуть ее испытанию. Рубел лишил ее девственности и бежал, подорвав жизнерадостность девушки и сломав тем самым ей судьбу.

Остановившись перед банком, Рубел привязал Койота к стойке и оглядел смежное с банком одноэтажное здание лесопильной компании «Латчер и Мур». С минуту Рубел посидел на лошади, стараясь вызвать у себя интерес к делу, ради которого и был послан компанией в Эппл-Спринз его брат. Но все мысли неизбежно возвращались к Молли. Так каковы же его намерения по отношению к ней?

Мысль не давала ему покоя, но не было времени, чтобы ухватиться за нее и как следует обдумать – порядочно ли по отношению к Молли он ведет себя, и не лучше ли ему умчаться прочь со всех ног, не дожидаясь дальнейшего развития событий?

Но первый же взгляд, брошенный Рубелом на Клитуса Феррингтона, сделал невозможным бегство. Если он умчится прочь, Клитус потащит Молли к алтарю прежде, чем Рубел достигнет Оренджа. И что тогда станет с детьми?

А еще важнее, что станет с самой Молли? Она призналась, что поцелуи Клитуса не зажигают ни малейшей искры в ее душе. И Рубел знал, что сам он зажигает Молли.

Но он не собирался на всю жизнь оставаться в Эппл-Спринз и ни к чему не стремился, кроме как к мимолетным вспышкам страсти в ночи – вспышкам и неизбежному чувству вины наутро.

Однако его бегство, возможно, причинило Молли намного больше боли, чем когда-либо сможет причинить ей, став мужем, Клитус Феррингтон. Клитус мечтал оказаться закованным в брачные узы. Рубел не хотел, и не имело смысла притворяться, будто это не так.

Воспоминание о поцелуе после завтрака вспыхнуло перед его мысленным взором, но Рубел отогнал видение, не в состоянии объяснить себе, что повлияло на него в тот момент, и почему он поцеловал Молли. Рубел не мог припомнить, чтобы когда-либо прежде ему приходилось целовать после завтрака женщин в щеку. Он не целовал даже своих сестер.

Рубел сбил налипшую на сапоги глину на ступеньках крыльца, поправил шляпу и открыл стеклянную дверь в здание банка. Он продолжал думать о Молли. Может, она и ненавидит Рубела, но… не губы его брата! Она позволила ему целовать ее прошлой ночью, после того как уехал жених.

Клитус Феррингтон вышел из своего кабинета в фойе, лицо было строгим и оставалось таковым, по крайней мере, пока Рубел стоял возле него. Другой мужчина, одетый в рабочий комбинезон, следовал за Клитусом.

– Нет никакого способа, черт побери, убедить моего отца дать денежный займ без дополнительных гарантий, – сказал Клитус.

Лесоруб, коренастый мужчина пятидесяти лет, протянул руку. Клитус пожал.

– Я должен найти деньги на сделку!

– Приходи, когда… – Клитус увидел Рубела. – Джаррет, – поприветствовал он его осторожно и представил: – Джубел Джаррет.

Коренастый мужчина повернулся к Рубелу, протянув мускулистую руку.

– Хеслет. Виктор Хеслет.

Его имя ничего не сказало Рубелу.

– Не родственник ли вы Бейлору Джаррету? – справился Хеслет.

– Он мой дядя.

Хеслет энергично пожал руку Рубелу.

– Знавал я этого скандалиста, это уж точно. Последний раз я видел его в Южном Техасе… – Хеслет оборвал предложение на высокой ноте, словно оставив подвешенным в воздухе некий вопрос.

– Он перегонял стадо, – подсказал Рубел. – А у вас лесопилка?

– Ну, я сам по себе!

– Независимый лесоруб, – пояснил Клитус. – Что-нибудь еще я могу сделать для тебя, Хеслет?

Лесоруб взглянул на угол стола.

– Я посмотрю кое-что из документов и уйду позже, – Хеслет снова протянул руку Рубелу. – Приятно было познакомиться, Джаррет.

– Возможно, мы вскоре встретимся снова. По заданию «Л и М» я знакомлюсь с местностью. Компания хочет проложить железную дорогу в Эппл-Спринз. Я должен поговорить с людьми.

Хеслет кивнул и отошел к столу.

Список, который Клитус протянул Рубелу, включал перечень лесопилок и независимых лесорубов. Рубел Джаррет внимательно изучил список и после этого подозвал Хеслета:

– Вас нет в этом списке.

– Хеслеты – новички в наших краях, – объяснил Клитус. – Я думал, вы хотите поговорить со знающими людьми.

Составленный Клитусом список подтвердил подозрения Рубела относительно намерений жениха Молли убрать поскорее из Блек-Хауз постояльца. Список был подробным и содержал детальные указания, как разыскать лесопилки.

– Спасибо, Феррингтон. Список сократит время моих поисков. – Рубел пожал протянутую руку Клитуса.

Совершенно неожиданно он подумал: «А до каких частей тела Молли дотрагивалась эта рука?»

– Увидимся за ужином.

Удрученное выражение на лице Клитуса немного облегчило собственные терзания Рубела.

Покинув банк, он постарался снова сосредоточиться на задании компании. Малейшая оплошность – и воры леса раскроют его намерения. И это будет проще простого, как только кто-нибудь заметит, что он вовсе не знает дорог.

Поехав на юг вдоль реки, Рубел пропутешествовал не более трех миль, когда заметил валивший в небо густой черный дым, возвестивший о приближении к фабрике Мерконта, прежде чем двухэтажное строение и акры двора появились на горизонте.

Джаррет миновал водоем размером в пару акров. Он всмотрелся в воду. В мутной глубине, ряд за рядом, виднелись связанные веревкой сосновые бревна. Часть их показывалась над водой, отчего казалось, что пруд кишмя кишит аллигаторами. Рубел усмехнулся – неплохое сравнение, принимая во внимание опасность лесопильного бизнеса.

Пруд подходил вплотную к зданию. С трех сторон фабрики тянулись груды досок, кучи стружек и щепок, и на некотором расстоянии виднелось еще одно сооружение с дымовой печью – для обжига и сушки, предположил Рубел. Лесопилка Мерконта была средних размеров, и, как многие другие, являлась, по мнению Рубела, неплохим местечком для воров: объем переработки был велик, около сорока тысяч спиленных деревьев за день, и руководство не могло знать каждого лесоруба по имени и его репутацию, а то, что содержали документы, не говорило ни о чем.

Такую лесопилку средних размеров, построенную владельцем наспех, найти было непросто. Небольшие лесопилки называли в округе «дятлами». Большинство «дятлов» принадлежало местным фермерам и землевладельцам, которые использовали их, чтобы заработать немного денег в сезон.

Двор лесопилки напоминал улей. Рубел привязал Койота и вошел внутрь строения. Его прибытие осталось совершенно незамеченным. На фабрике стоял невообразимый шум работающих машин, гул человеческих голосов и стук бревен.

Рубел наблюдал, как разметчик останавливает пилу, измеряет бревно и записывает его размеры в учетную книгу, затем быстро заводит пилу, распиливает бревно на куски и бросает их вниз по крутому скату к циркулярным пилам. Весь процесс занимал у него не более пары минут. Рубел слышал, что от хорошего разметчика зависит вся работа лесопилки. Теперь он сам убедился, что так оно и есть.

Когда разметчик заметил, наконец, Рубела, он остановил пилу и крикнул ему что-то сквозь рев машин. Рубел зашевелил губами, выговаривая «Латчер и Мур». Разметчик пожал плечами. Появился еще один мужчина в спецодежде, лицо у него было хмурым. Несмотря на адский шум, он, казалось, понял, что Рубел из компании «Латчер и Мур». Он взял Рубела за руку и вывел наружу, где они могли слышать друг друга, если говорили достаточно громко.

– Вы Эд Мерконт? – спросил Рубел.

– Это зависит от того, кто спрашивает и что он от него хочет, – мужчина сплюнул в сторону крошки табака, утер тыльной стороной ладони рот, вытер кисть о штаны и, наконец, протянул руку Рубелу.

Рубел постарался показаться решительным человеком:

– Меня зовут Джаррет, компания послала меня поговорить с людьми насчет прокладки железной дороги через Пайнейский лес, чтобы уточнить, где именно следует проложить ее.

Лицо мужчины просияло.

– Лучший способ не ошибиться, – продолжил Рубел, – поговорить с теми, кто будет пользоваться железною дорогой.

Мерконт энергично закивал:

– Рад буду помочь вам. Что вы хотите от меня?

– Ваше мнение, предложения и ваши документы, если вы не сочтете это посягательством на свои права.

Мерконт нахмурился.

– Я брошу беглый взгляд на ваши документы, но подробно расспрошу о конкурентах, и я хотел бы нанести на карту, откуда к вам приходят бревна, и уточнить, кто лесорубы. Таким образом, я, может быть, приду к определенным выводам насчет дороги быстрее, чем этот девственный лес успеет истощиться.

Мерконт рассмеялся.

– Да уж, желательно, чтобы быстрее! Следуйте за мной.

По пути к маленькой конторе Мерконт высказывал Рубелу свое мнение, как следует прокладывать железную дорогу:

– Вдоль реки и прямо к моей входной двери.

Внутри маленького суматошного помещения конторы он представил Рубела пожилому мужчине, который, видимо, был тут за старшего:

– Окажи ему всяческую помощь, Том. Будет здорово, если к нам поскорее проложат железную дорогу.

Следующие несколько часов Рубел трудился над бухгалтерскими книгами, подбирая имена лесорубов по списку, которым снабдил его Клитус, делая пометки, а также нанося различные уточнения на свои карты – короче говоря, пытаясь собрать воедино все сведения и подметить малейшие детали, которые могли бы вывести его на незаконных торговцев лесом. Он закончил, когда у него оставалось ровно столько времени, сколько было нужно, чтобы вернуться к ужину в Блек-Хауз.

Рубел представил, что если он не поможет сегодня смягчить вероятную напряженность вечера в Блек-Хауз, то завтра утром на завтрак Молли подаст его самого в качестве основного блюда.

Еще раз изучив карты, Рубел решил вернуться в Эппл-Спринз более короткою дорогой и, не мешкая, отправился в путь. Дело в том, что дорога, проложенная вдоль реки, не была ни прямой, ни гладкой, чтобы следовало ее держаться. На дороге попадались пни от нескольких дюймов до двух-трех футов высотой, напоминая истории старых дней, когда друг другу люди рассказывали, как куда проехать, указывая число и размеры пней, оставленных на дорогах. Что же касалось пути через лесозаготовки, то он был рискованным.

Дважды Рубел терял направление, находил его по расположению солнца и продолжал путь. Деревья вздымались до неба, лес казался бесконечным, и Джаррет начал подумывать: а ведет ли дорога, по которой он едет, куда-нибудь вообще или просто петляет по дремучему лесу? Он вспомнил огромный парк Оренджа, где спокойно могли бродить животные и прогуливаться влюбленные. Рубел похлопал Койота по шее. Черт, а не был ли он когда-то сам одним из этих влюбленных?

Подъехав к развилке дороги, Рубел снова сверился с картой и направился на восток. Наверняка Эппл-Спринз на востоке. Он проехал мимо нескольких лесопильных компаний, занимавшихся подготовкой поваленных деревьев к транспортировке. Джаррет записывал имя лесоруба, если оно значилось на машине, стоявшей у лесопилки.

Примерно в полумиле от развилки он подъехал еще к одному месту, где работы, как и в других местах, были в полном разгаре. Опустив вожжи, Джаррет рассматривал рабочих и был удивлен, когда кто-то окликнул его. Лесоруб, которого Клитус представил Рубелу в банке этим утром, бежал к нему, протягивая руку для приветствия.

– Джаррет, вот мы и встретились снова!

С минуту Рубел вспомнил имя этого мужчины.

– Хеслет, не так ли?

– Виктор Хеслет. Как вы нашли дорогу в эту лесную глушь?

Рубел снял шляпу и пробежал пальцами по волосам.

– Черт, да я и сам не знаю! Я думал короткой дорогой вернуться в Эппл-Спринз, – он пожал плечами. – Я еду в верном направлении?

– В конце концов вы попадете в город, – дружески согласился Хеслет, – это только вопрос времени. Слезайте, я покажу вам мою работу.

Рубел окинул взглядом местность. Деревья крест-накрест лежали одно на другом, покрывая большую часть расчищенной площадки. Мужчины были заняты тем, что срубали сучья с поваленных стволов, другие, работая в парах, распиливали стволы на куски.

– Мы готовы загрузить лес в машину. Хотите взглянуть на погрузку?

Зная, что в этом случае он задержится надолго, Рубел, однако, решил, что посмотреть на погрузку леса будет для него полезно.

Хеслет показал, куда привязать лошадь.

– Мы пойдем пешком.

Он повел Рубела к восьмиколесной машине, где полдюжины мужчин готовились грузить дневную выработку. Направляя каждое бревно вверх по наклонным доскам, стоявшие на земле мужчины подкатывали их ближе к человеку, который находился наверху кузова. Рубел наблюдал, как рабочие пирамидой укладывают бревна, люди внизу торопились подтаскивать к машине древесину. Рубел окликнул силача, игравшего тяжелыми чурбанами, как мячиками.

– Такая работенка здорово гнет спину! Не проще ли грузить телегу?

– Телега не сможет перевезти столько бревен.

– Как долго вы работаете по вечерам? – Рубел беспокоился, что опаздывает к ужину. – Эд Мерконт закроется к тому времени, как вы подъедете к его лесопилке.

– Я не работаю с Мерконтом. Тут один парень организовал передвижную лесопилку в милях пяти отсюда, – Хелест указал на север. – Грузить мы будем всю ночь, а утром перевезем.

Рубел заметил палатку.

– Вы спите в палатке?

– Кое-кто. Феррингтон говорил вам, мы новички в этих краях. Не все мои парни нашли себе комнаты, поэтому пришлось поставить палатку. Большинство моих рабочих – из «Тримбл».

– «Тримбл»? Одна из компаний, построивших для своих рабочих жилой городок?

– Некоторые и в «Тримбл» зарабатывают деньги. Я ни от кого не завишу, но работаю не только на мелкие частные компании, но и на «Тримбл».

– Но тем, кто не работает на «Тримбл», не разрешается ведь снимать квартиры в городке компании, не так ли? Сколько лесорубов нуждается в жилье? – Рубелу пришла в голову одна идея.

– Верно, им не разрешается жить в городке, – согласился Хеслет.

Он обвел взглядом свою бригаду.

– Их трое, – сказал он, – Вальдо, Колдер и вон тот молодой парень с рыжими волосами, Джеф Хэрмон.

«Это шанс, – подумал Рубел. – Молли может отказать им… но ей нужны деньги!» Он не уточнял, почему она не пускает на постой лесорубов, но надеялся, он сможет уговорить ее.

– Что за люди? – спросил он Хеслета.

– Все трое хорошие ребята, я знаю их уже несколько лет. С ними никогда у меня не было неприятностей. Пилить деревья – тяжелая работенка, и когда день закончен, лесорубу хочется только вкусной еды и мягкой постели. Нет, черт, вру, его даже не заботит, мягкая ли она.

– А смогут ли они добираться?

– Смотря откуда.

– Из Эппл-Спринз.

– Из Эппл-Спринз? Смогут! Их подбросит проходящая мимо утром и вечером машина компании «Л и М», нужно будет договориться. Но что там, в Эппл-Спринз?

– Если вы ручаетесь за благовоспитанность этих людей, то я думаю, что смогу договориться с хозяйкой Блек-Хауз о вкусной еде и нескольких комнатах для ваших парней.

– Этот ветхий особняк на окраине города? Я спрашивал Феррингтона, он сказал, там не сдают комнат.

– Как мало он знает! Я сам снимаю комнату в Блек-Хауз и буду откровенен: так вкусно я давно уже не ел.

– Дайте-ка я позову ребят!

Условия были оговорены: четыре доллара в неделю, комната и стол, включая завтрак, ужин и упакованный с собою ленч. Кроме того, в дождливую погоду, когда невозможно будет работать в лесу, им предстоит помочь хозяйке в различных домашних делах, которые определит мисс Дюрант.

– Думаю, она попросит починить изгородь, отремонтировать сарай, сторожку или дом.

Трое мужчин обсуждали условия, ни один не хотел первым принять решение.

– И танцы по субботам, – небрежно обронил Рубел.

Джеф, рыжеволосый парень лет двадцати с накаченной тяжелою физической работой мускулатурой, аж подпрыгнул, едва услышав слово «танцы».

– Какой же лесоруб откажется от танцев?

И остальные согласились. Рубел ожидал, пока они закончат грузить машину. Так как у них не было лошадей, Хеслет предоставил в их распоряжение на одну ночь свой личный автомобиль.

– Ничего, если я сошлюсь на вас, чтобы уладить дело с машиной компании «Л и М»? – спросил Рубел у Хеслета.

– Безусловно! Какой разговор!

По дороге в Эппл-Спринз мужчины пробовали задавать Рубелу вопросы о качестве еды и удобстве комнат в полуразрушенном особняке и том ремонте, который потребуется от них. Но у Рубела в голове были совсем другие мысли.

– Вам стоит помочь хозяйке, ребята, иначе вы все трое опять останетесь без жилья.

Он выговорил хорошие условия, но Молли все равно могла не согласиться. Черт возьми! Он намеревается вытащить ее из ямы во что бы то ни стало, и прежде всего он должен заставить ее по-деловому отнестись к вещам! Рубел не мог себе представить, почему она не сдает комнаты лесорубам. Нет ли у нее неприятных воспоминаний, связанных с одним из них? Ну что ж, с Джарретом у нее тоже были связаны неприятные воспоминания, но разрешила же она ему остаться! Однако беспокойство Рубела росло по мере того, как они приближались к Блек-Хауз.

– Когда приедем, поставим лошадь и автомобиль, куда положено, умоемся у колонки на улице и войдем в дверь джентльменами.

Десерт и кофе только что были поставлены на стол для двадцати четырех человек, включая членов семьи и жениха хозяйки, которого Рубел сразу же заметил, едва войдя в холл. Клитус сидел на своем обычном месте во главе стола. Острая ревность пронзила Рубела, но он тут же упрекнул себя. Черт возьми, Клитус сидел на этом месте до его прибытия и будет сидеть после того, как он уедет…

Потом он заметил голубые глаза Молли. Она беспокоилась за него! Он понял это сразу же! Но в следующее мгновение ее глаза вновь стали холодными, как лед, и теперь Рубел твердо мог сказать, что больше она за него не беспокоится. Лишь мгновение она казалась обезумевшей, как старая наседка, на которую напал шакал.

Молли вытерпела этот ужин только потому, что непрестанно повторяла про себя слова, которые она скажет, чтобы приказать Джубелу Джаррету упаковывать свои вещи – когда он вернется, конечно. Если вернется. А если нет?.. Господи, не случилось ли с ним чего?..

Мистер Тейлор и Клитус вели оживленную беседу о школе святого Августина, способностях и прилежании Тревиса и о том, как бы уговорить Молли согласиться на усыновление подростка четой Тейлоров.

«К счастью, ни Петерсоны, ни Роузы не пришли сегодня, – думала Молли, – но не исключено, что мне придется принимать их завтра. Зато мисс Айнц пришла, и Видоу Гримз привела с собой двух взрослых девиц, Сельму Оуэнз и Мейбл Джойнер».

Анни Тейлор, жена директора школы, с напряженным вниманием слушала, как мисс Сельма задает Молли вопросы о новом постояльце, женатом мужчине, который спит под одной с ней крышей и однажды приходил в церковь вместе с ней. Это отвлекло внимание Клитуса от школы святого Августина.

– Он не женат, – сообщил Клитус собравшимся со своего конца стола, исправляя неверное мнение, укоренившееся в городе насчет положения Рубела как женатого мужчины.

Хрупкие руки мисс Мейбл взметнулись птицами:

– О-о-о! Холостяк! Еще хуже! Не слишком ли это опасно, дорогая?

– Совершенно не опасно, мисс Мейбл! Как вы можете видеть, он редко обременяет нас своим присутствием.

Однако Линди, к отчаянью Молли, развлекала Бетти Спаркс, Цинтию Нейман и Джимми Сью Бейкер перечислением достоинств нового и единственного постояльца Блек-Хауз.

– Он моет посуду?

– Одевает малышей?

– Правда, еще ни разу не полол в саду, – призналась Линди.

Молли дотронулась рукой до щеки. Слава Богу, сестра не была свидетельницей поцелуя Джубела этим утром!

– Он похож на няню, приходящую на день в дом, – произнес Клитус.

Входная дверь заскрипела, и вошел предмет обсуждения, опоздавший к ужину на два часа. Трое мужчин проследовали за ним в холл. У Молли перехватило дыхание: только теперь она поняла, как сильно волновалась за Джубела. Он кивнул ей.

– Оставайся за столом, Молли, – Клитус встал, его лицо приняло мятежный оттенок красного цвета. – Я справлюсь сам!

Было слишком поздно останавливать Клитуса. Молли встала, несмотря на просьбу жениха. Извинившись, она направилась в холл, ее сопровождали собственное частое дыхание и хихиканье девушек, пришедших взглянуть на красивого постояльца Блек-Хауз. К тому времени, как Молли достигла холла, ее ладони стали влажными и холодными.

– Что это значит, Джаррет? – потребовал объяснений Клитус.

Не обратив внимания на его вопрос, Рубел дотронулся до плеча Молли.

– Я все объясню, – сказал он.

Рубел подвел Молли к трем мужчинам, их лица были чисты, волосы причесаны, но одежда пахла смолой и потом.

– Молли, познакомьтесь, Вальдо, Колдер и Джеф. Они лесорубы. Им нужны комнаты и стол.

Глава 7

– Молли не сдает комнаты лесорубам, – прошипел Клитус низким голосом.

– Я не…

– Молли, я не знаю, каковы причины, но за этих мужчин я ручаюсь. Они не будут мешать тебе, они даже не будут ужинать в столовой. Есть ребята могут и на кухне, и парни обещали вести себя очень хорошо, если им сдадут комнаты в Блек-Хауз.

Молли смотрела на его наивное выражение лица. Он уже одержал верх и знал это. Могла ли она в ночь выгнать этих мужчин на улицу? Легкость его победы привела ее в ярость.

– Вы знаете правила Блек-Хауз, я не…

– Не пускай их, Молли, – убеждал Клитус. – Ты не знаешь этих мужчин и… не знаешь Джубела!

Но Рубел говорил еще более убедительно:

– Вы можете доверять мне, Молли, и вы знаете это. Они согласны платить четыре доллара в неделю, есть три раза в день, включая ленч, который они будут брать с собой по утрам. – Рубел заглянул в столовую и внимательно изучил собравшихся, стараясь отыскать глазами Оскара Петерсона, потом обратился к Клитусу, как будто тот вовсе не был противной стороной в этом споре: – Хеслет разрешил ребятам воспользоваться сегодня своим личным автомобилем, но в другие дни, надеюсь, машина компании «Л и М» сможет подбрасывать их. Клитус, не поможете ли вы мне договориться об этом с Петерсоном?

Рубел наблюдал за Молли. Она смотрела на лесорубов, ее губы были плотно сжаты. Рубел мог сказать наверняка, что четыре доллара в неделю соблазняли ее, он использовал главный козырь.

– Ребята согласны помогать по дому, когда не смогут работать в лесу: выкрасить дом, отремонтировать ступени на крыльце и тому подобное.

Молли удивленно посмотрела на него. Она была согласна, это Рубел ясно видел. Но победа для него не была сладка. Он принес ей еще одну чашу неприятностей, что было очевидно. Но, черт возьми, иногда человек должен пробираться через мутную воду, чтобы достичь чистой.

Снова заговорил Клитус, и Рубелу показалось, он еще глубже погружается в мутную воду. Клитус указал рукой на крыльцо:

– Выйдем! Незачем спорить на виду у всех!

Рубел вновь внимательно осмотрел столовую. Трое девушек, которых он видел в церкви, буквально пожирали его глазами. Чета Тейлоров, как и трое пожилых женщин, сидевших рядом, пристально смотрели на него, словно пораженные ужасом, их глаза блестели в предвкушении будущих сплетен. Вдруг мистер Тейлор встал из-за стола, отодвинул стул своей жены и повел ее в холл, направляясь, прежде всего, к Молли.

– Миссис Юнг оформляет уже бумаги, мисс Дюрант. Вы можете быть уверены, дети в нашей общине не будут подвержены, – он переводил взгляд с одного лесоруба на другого, выдав последний удар своей ярости Рубелу, – неприличиям!

– Подождите-ка минутку… – Рубел порывисто схватил школьного учителя за рукав.

Молли удержала его.

– Мистер Джаррет, будьте добры, отведите моих новых постояльцев на кухню. Шугар накормит их и покажет им комнаты, – ее голос мог заморозить лаву.

Хотя тон ее был ледяным, слова прозвучали ясно и твердо, и Рубел вдруг почувствовал такую же гордость, какую чувствовал, когда обнимал Молли. Он поддержал ее превосходно выполненным, как он надеялся, кивком полнейшего повиновения.

– Разумеется, Мол… э… мисс Дюрант.

Когда Рубел отошел от них, Клитус принялся возмущаться. Они с Молли стояли рядом на крыльце, наблюдая, как школьный учитель, спотыкаясь, идет по дорожке и тащит за руку свою маленькую жену.

– Я думал, ты согласилась отослать Джаррета назад, туда, откуда он прибыл.

Молли видела, как учитель и его жена вышли на дорогу и свернули за угол.

– Этот мужчина околдовал тебя, – продолжал Клитус. – Опомнись, Молли! Не пускай в Блек-Хауз лесорубов! Прогони их! И выгони его!

Молли дотронулась до того места на щеке, куда Джубел Джаррет поцеловал ее на рассвете. Весь день был заполнен досадой и тревогой: досадой, когда постоялец не вернулся к обеду, тревогой, когда опоздал к ужину на два часа.

В угасающем свете дня она внимательно посмотрела на сломанную ступеньку крыльца. Джаррет не только привел в Блек-Хауз постояльцев и посетителей таверны, тем самым существенно пополнив бюджет семьи, но он заметил и кое-что еще, сломанную ступеньку, например, отшелушившуюся краску, нуждающихся во внимании детей…

– Я не могу выгнать этих парней на улицу, Клитус.

– Тогда отошли их в Тримбл.

– Тримбл – городок компании, лесорубам других компаний не разрешается жить в Тримбл.

– Пусть скажут, что они из «Тримбл». Кто проверит?

– Ты говоришь, они должны солгать? И я должна им солгать, что их примут в Тримбл?

Вздохнув, Клитус попытался обнять ее, но Молли засопротивлялась.

– Они останутся, Клитус. Все!

– И Джаррет тоже?

– Клитус, пожалуйста, пойми, мне нужны деньги!

– Нет, это ты ничего не понимаешь, милая, – он снова потянулся к ней.

На этот раз Молли позволила обнять себя, чувствуя вину, что долго не разрешала это прежде.

– Выходи за меня замуж, Молли. Я хочу заботиться о тебе, и я смогу позаботиться о тебе.

Она видела, как дернулся его кадык.

– А дети?

Он еще крепче прижал ее к себе.

– Ты слышал, что сказал Тейлор? Они собираются забрать у меня детей!

– Можешь ли ты осуждать их? После того, как в их присутствии этот мужчина вломился в твой дом с тремя лесорубами в твердой уверенности, что ты разрешишь им остаться! Ты не понимаешь, как это все выглядело? Или тебя это не волнует?

Его последний вопрос резанул ее до глубины души. Она вырвалась из его объятий.

– Конечно же, волнует! Я волнуюсь за детей! Я волнуюсь за свою семью!

Она посмотрела на сломанную ступеньку, перевела взгляд на нескошенную дорожку, где сорная трава блестела под луной серебряными дротиками и взглянула на висевшие на одной петле ворота.

– Я волнуюсь за дом! Джубел сказал, они помогут с ремонтом.

Молли в отчаянье посмотрела на Клитуса.

– Мне нужны деньги, а также их помощь, Клитус.

– Молли, будь рассудительна! Я понимаю твою привязанность к Блек-Хауз, но этот дом уже ничего не стоит. Выходи за меня! Я построю тебе новый дом!

Дверь со скрипом открылась. Бетти, Цинтия и Джимми Сью стали спускаться с крыльца.

– Осторожнее на ступеньках, – предупредила Молли, – и спасибо, что пришли.

Бетти усмехнулась через плечо:

– Мы вернемся на танцы в субботу.

– Танцы? – Клитус открыл рот от изумления. – Танцы? Вот это да! Ну, Джаррет слишком далеко заходит!

Он собрался было войти в дом, но Молли удержала его.

– Я сама разберусь, Клитус! Я думаю, сейчас тебе пора уходить.

– Уйти? Оставить тебя одну с четырьмя холостыми мужчинами в доме?

Она с раздражением посмотрела на него. Клитус подошел к Молли и притянул ее к себе. Она позволила это, будучи в замешательстве от его последнего вопроса.

– Ты, конечно, плохого мнения обо мне, такого же, как все в нашем городе!

Воспоминание об объятии Джубела на этом же крыльце двадцать четыре часа назад стремительно нахлынуло на нее. Распутница? Они правы? Все они – правы или нет?

– Выходи за меня, Молли!

Его губы дотронулись до ее губ. По крайней мере, Клитус все еще хочет жениться на ней, несмотря на то, что он тоже невысокого мнения о ее образе жизни. Эта мысль скорее обижала, нежели успокаивала. Она повернула голову, подставив Клитусу для поцелуя щеку, а не губы. Но это напомнило ей о поцелуе Джубела – на кухне, сегодня утром. Тело Молли напряглось.

– Выходи за меня! Скажи мне «да» сегодня же!

– Ты знаешь мои условия, Клитус: мы оставим при себе детей и будем жить в Блек-Хауз.

– Молли, Молли, ну что нужно сделать, чтобы убедить тебя отказаться от наивных мечтаний? – Клитус снова потянулся к ее губам, и вдруг она поняла, что если не позволит ему поцеловать себя на прощанье, то никогда не избавится от него.

За этим занятием и застал их Рубел. Они стояли на середине крыльца, руки Клитуса окружали Молли, его лицо склонилось над ее, а губы прильнули к ее губам. Молли стояла спиной к дому, и Рубел не мог сказать, нравится ли все это ей или же она едва терпит. Так или иначе, ему это чертовски не нравилось.

Толкнув скрипящую дверь, он вышел на крыльцо.

– Извините, – сказал Рубел, но меньше всего он производил впечатление человека, действительно собравшегося извиниться, он сам знал это.

Молли выпрыгнула из объятий Клитуса, словно ее укусила ядовитая змея.

– Не могли бы вы предупреждать о своем вторжении, Джаррет? – проворчал Клитус.

Рубел внимательно смотрел на Молли. Она выглядела испуганной и отказывалась на него взглянуть. Клитус снова потянулся к Молли. Она оттолкнула его. Жених посмотрел на Рубела горящими от злости глазами.

– Смотри, что ты наделал, Джаррет! Ты ворвался сюда, как дикий боров, сметая все на своем пути! Ты не успокоишься, если не перероешь тут каждую пядь земли, не так ли?

– Клитус, – начала Молли.

Он оттолкнул ее руку.

– Если бы это зависело от меня, я бы усадил тебя и этих троих в ваш чертов автомобиль и немедленно выгнал бы из Блек-Хауз, – Клитус посмотрел на Молли, она была расстроена. – Кого ты выбираешь, Молли: он или я?

– Клитус, нет, ты не можешь просить меня выбрать между моими средствами существования и мужчиной, которого я…

Она запнулась, и глаза Клитуса сузились. Молчанием он побуждал ее выговорить «люблю». Рубел затаил дыхание. Она не любила Клитуса Феррингтона! Как могла она думать, что любит его? Если она сейчас скажет это, то просто солжет.

Молли продолжала молчать, и Клитус решил не обращать внимание на Рубела.

– Скажи, что ты выйдешь за меня замуж, Молли. Скажи это сейчас же, и я прогоню из твоего дома всех этих мерзавцев в шею.

Молли чувствовала, что ее душа разрывается на части.

– Ты знаешь мои условия: оставить детей с нами и жить в Блек-Хауз.

Несколько мятежных минут Клитус смотрел на Молли. Рубел почувствовал жалость к этому мужчине, несмотря на то, что Молли практически согласилась выйти за него замуж. Условия были не такими уж плохими, по крайней мере, для человека, любой ценой собравшегося жениться, каким казался Клитус. Рубел заметил возросшую решительность в его поведении и подумал, что это, должно быть, его присутствие побудило Клитуса усилить давление на Молли.

Наконец Клитус оторвал от невесты глаза, повернулся и стал быстро спускаться с крыльца, в бешенстве забыв о сломанной ступеньке. Его нога попала в дыру, и он упал, напрасно попытавшись ухватиться за что-нибудь руками. Неуклюже, на глазах у них двоих, тихо наблюдавших за ним с крыльца, Клитус встал и повернулся к Молли с осуждением:

– Что я тебе говорил? Этот дом разваливается!

Молли спустилась на две ступеньки, обхватила руками ближайший к тропинке столб и смотрела вслед уходящему Клитусу.

Рубел не говорил ни слова, пока Клитус не исчез из вида. Потом он кашлянул.

– Клитус прав, я не принес тебе ничего хорошего, одно беспокойство.

Молли повернулась к нему с еще большей ненавистью, чем та, что мелькала в ее глазах, когда она направляла на него двустволку в день его прибытия. Голубые глаза стали щелочками.

– Танцы?

Он пожал плечами.

– Ты что думал, я соглашусь устраивать танцы? – Молли обвела взглядом свой любимый полуразрушенный дом. – Здесь – танцы?

– Я предполагал… я считал… думал… э… ведь в Блек-Хауз обычно устраивали танцы по субботам…

– Он рассказал тебе?

Рубел похолодел:

– Кто?

– Твой брат!

Проглотив комок, вставший в горле при мысли, что снова придется лгать, а также от предчувствия последствий, которые может вызвать его признание, Рубел посмотрел Молли прямо в глаза:

– Никто мне ничего не рассказывал, Молли. Клянусь. Я думал, во всех тавернах устраивают танцы по субботам. Это ведется еще с тех пор, как Техас стал свободным штатом. Черт, сам генерал Сэм Хьюстон танцевал ночи напролет по субботам в тавернах. Разве ты не слышала о таверне мисс Лонг в Ричмонде?

Молли резко отвернулась.

– Хватит! Остановись! Это не имеет никакого значения! Прости, я раздражена.

– Черт возьми, Молли, ты меня прости! Я не обещал бы парням, если б знал, что ты будешь против.

– Ничего, все в порядке.

– Они чувствовали себя неловко, когда все ушли с их приходом… э… они, я думаю, согласны будут полностью отремонтировать дом… – Рубел посмотрел на ступеньку, которую, по его мнению, Клитус Феррингтон должен был починить много дней, недель или даже месяцев назад, – … эту ступеньку, забор, ставни, ворота… Если у них будет время, они даже выкрасят дом.

– Нет денег, я не могу позволить себе это.

– Не могла, – поправил он, – теперь ты можешь. Если ты приведешь дом в порядок, не стоит и говорить, как это посодействует твоему бизнесу.

Молли провела руками по волосам, отводя их к затылку. Свет луны падал на крыльцо, сливаясь с потоками света от лампы из гостиной. Рубел заметил: сегодня в первый раз ее волосы не были заплетены в косы. Его сердце подпрыгнуло к горлу.

– Посмотри на меня, Молли.

Она взглянула. Рубел внимательно рассматривал ее лицо, такое усталое, такое любимое. Пряди волос были не туго стянуты позади в узел, несколько локонов обрамляли виски. Его пальцы вздрогнули – ему захотелось коснуться ее волос. Рубел сжал губы, вспомнив о предыдущей ночи.

– Молли, в прошлую ночь… я виноват перед тобою…

– Я не хочу вспоминать о прошлой ночи, Джубел. Всякий раз, когда она называла его именем брата, Рубел чувствовал себя последним подлецом.

– Я только хотел, чтобы ты знала, виноватым считаю я себя. Я был жесток по отношению к тебе, и все это было не мое дело!

Молли улыбнулась. Рубел проследил за направлением ее взгляда: через открытую дверь в темный холл дома. Из кухни доносился слабый шум голосов. Шугар кормила лесорубов, и если предположения Рубела были верны, Вилли Джо и Малыш-Сэм вертелись вокруг них, а Линди, возможно, даже флиртовала с этим рыжеволосым лесорубом по имени Джеф. Рубел все принял к сведению.

– Да, это не касалось тебя, – ответила Молли, ее голос был далек от осуждения и звучал легко, почти благодарно. – Но ты вмешиваешься в мои дела. Почему?

Ее вопрос застал Рубела врасплох. Разве он сам в течение дня не задавал его себе множество раз?

– Мне просто кажется, я должен для тебя что-то сделать, – ответил он неопределенно. – Думаю, я отношусь к тому типу людей, которые любят во все вмешиваться.

– Я так не думаю. Но Клитус прав, ты разрушаешь мою жизнь.

– Я не предполагал…

– Не извиняйся! Рано или поздно что-нибудь подобное должно было произойти. Я висела на волоске, город находил вину во всем, что бы я ни делала. Они не остановятся, пока не отберут у меня детей, – Молли пожала плечами. – Может, Клитус прав? Может быть, детям будет лучше в приемных семьях?

– Нет, Молли! Ничто не заменит им твой кров. – Помолчав, он добавил: – Если, конечно, у тебя достаточно любви, чтобы ее хватило на всех. Я уважаю взгляды Клитуса, но, что было хорошо для него, было бы смертельно, например, для меня и для моей семьи, – он подошел ближе и взял ее за плечи. – И для тебя, Молли. Усыновление в приемных семьях причинит боль не только детям. Потеря детей причинит боль и тебе.

Когда он попытался прижать ее к своей груди, Молли отступила.

– Я думала об этом. Но что, если я слишком самоуверенна?

Молли прошла в конец крыльца и села в тень на одно из кресел-качалок. Рубел сел по соседству на качели, желая, чтобы и она пересела на них.

– Что, если Клитус прав… во всем? – продолжала Молли.

– Я так не думаю. Это хороший старый дом. Он такого не построит.

– Он считает, что я вбила себе в голову очередную глупость. Я старалась объяснить ему, но он настаивает на строительстве нового дома… на моей земле.

– Он влюблен в тебя, Молли. Он хочет, чтобы у тебя было все самое лучшее, а это, по его мнению, значит – новое. Я могу понять Клитуса.

– Что ты можешь?

– Понять, – повторил Рубел. – Я не говорю, что согласен с ним.

Рубел отталкивался от земли каблуками сапог, медленно раскачивая качели. Запах жимолости наполнял ночной воздух. Вдруг он понял, что давно уже запах жимолости напоминает ему о Молли. Жимолость цвела в ту ночь, когда они с дядей Бейлором вошли в Блек-Хауз, чтобы потанцевать, и аромат цветущих кустарников точно так же наполнял тогда ночной воздух и остался с тех пор в его памяти живым напоминанием о Молли Дюрант. Каждый раз, когда он чувствовал запах жимолости, он вспоминал о ней. Этот запах звал его вернуться и требовал, чтобы Рубел поскорей прислушался к зову.

– Я благодарна тебе, Джубел.

Он усмехнулся.

– На самом деле благодарна. Ты ясно показал, что мне надо делать, как поступать.

– И как же?

– Бороться, – сказала она. – Ты показал, как надо бороться за то, во что я верю, за то, чего хочу добиться, ты показал, как мне бороться за счастье моей семьи… – Молли усмехнулась, – и даже за этот полуразрушенный дом.

– За стоящие вещи обычно в жизни всегда приходится бороться. Я это знаю из собственного опыта.

И Рубел знал: ему предстоит продолжать борьбу, ему еще придется столкнуться с немалым числом неприятностей, прежде чем он решится рассказать Молли правду о самом себе.

– Можешь ли ты мне помочь еще в одном деле?

Ее вопрос, прозвучавший так печально, удивил его, ком подступил к горлу. Рубел перестал отталкиваться от земли каблуками. Он наклонился вперед, упершись локтями в колени. Руки Молли, крепко стиснутые в кулачки, лежали на расправленной на коленях юбке. Он хотел дотронуться до них, но не посмел.

– Ты же знаешь, я помогу, – сказал он наконец. – Все, что скажешь!

– Ну, вероятно, не все, – засмеялась она, – но то, о чем я тебя попрошу, не опасно и законно.

– Короче.

– От этого старого дома начинаются мои владения, тысяча акров земли, большая часть которой поросла лесом, не имеющим, как утверждает Клитус, никакой ценности.

– Что, Молли? Не собираешься ли ты сказать, что хочешь продать землю?

– Ни за что! – он услышал горечь в ее голосе.

Когда Молли продолжила, Рубел начал понимать, почему в ее словах сквозила горечь.

– Клитус хочет продать большую часть земли. Он даже нашел покупателя.

– С твоего согласия?

– Нет, но… – Молли замолчала, потом, наконец, призналась: —… я не могу просить Клитуса сделать это, он будет против.

Рубел облизал в задумчивости губы.

– Прости, но я тоже могу не согласиться.

– Я хочу продать малую часть леса, но я не знаю, как… как разговаривать с людьми, что спрашивать…

Рубел смотрел на нее, размышляя.

– Я не знаток в подобных сделках, Молли. Клитус знает толк в этом деле больше меня.

– Я прошу тебя.

– Ты помолвлена с Клитусом.

– Я не помолвлена.

– Ну, это формальность. Ты не доверяешь ему?

– Конечно, доверяю, он самый лучший человек, которого я знаю. Просто… ну, он не хочет, чтобы я делала это. Он не думает, что лес дорого стоит.

– Клитус работает в единственном банке этого лесного края, и он так считает? Не может быть!

– Он сказал, Латчер и Мур – янки.

– Война окончилась, он не слышал?

– Он сказал, что Техасский лес не похож на Северный, он сказал, что рано или поздно лес выдохнется, и когда это произойдет…

– Молли, есть множество людей, которые считают то же самое, но поверь мне, те, кто лучше остальных разбирается в этом, сходятся на том, что добыча леса в Восточном Техасе превратилась в настоящую отрасль промышленности на долгое время. Иначе для чего «Л и М» собирается проложить здесь железную дорогу?

Молли вздохнула.

– По каким еще причинам ты не обращаешься к Клитусу с этой просьбой?

– Он не одобрит меня.

Рубел сцепил пальцы и уперся в них подбородком в ожидании, когда она продолжит.

– Как ты сказал, Клитус влюблен в меня, он хочет для меня самого лучшего, вернее, того, что, он считает, будет для меня наилучшим.

– И это «наилучшее» не включает твоих братьев, сестру и… – Рубел кивнул в сторону дома, – ремонт Блек-Хауз?

– Он не хочет, чтобы я зарабатывала деньги, используя дом.

– Это и есть та причина, по которой ты не сдавала комнаты лесорубам?

– Нет, моя мать отказалась делать это. Мой отчим был убит лесорубом в драке, и мама перестала принимать лесорубов на постой. Я поддерживала традицию. Теперь же вижу, мне придется отказаться от нее.

– Но почему Клитус против того, чтобы ты зарабатывала деньги?

– Если я смогу обеспечивать себя и детей, то перестану от него зависеть.

– Почему же ты должна зависеть от него? Почему ты не можешь просто… э… любить его?

– Может быть, он думает, это одно и то же.

– Да, некоторые мужчины так думают.

– Но не ты?

– Черт, Молли, меня не так воспитали! Мои сестры такие же сильные и самостоятельные, как и братья, – у Рубела перехватило дыхание.

Он хотел бы проглотить эти слова, но они уже были сказаны.

– Некоторые из них, по крайней мере, – добавил он не очень убедительно. – Так чем я могу помочь тебе? – спросил Рубел, поскольку Молли продолжала молчать.

– Мне надо узнать, сколько стоит лес. Потом мне надо знать, как его продать. Могу ли я заключить сделку напрямую с лесопромышленной компанией или нужно искать независимого лесоруба? Хотя я всю жизнь прожила в лесном крае, я ничего не знаю о продаже деревьев.

– Спорю, зато ты наверняка знаешь, как они прекрасны.

Рубел услышал, как Молли вздохнула, и его воображение разыгралось. Он представил, как ведет ее по лесу, гуляя босиком по ковру из опавшей хвои среди величественных сосен-долгожителей. С усилием он вернулся назад, на крыльцо, которое содержало в себе на данный момент достаточно развлечений и без лесных прогулок.

– Нет проблем, – заверил он Молли. – Мне только надо знать, где находится участок леса, на котором ты позволишь срубить деревья. Я увижу массу людей в ближайшие несколько дней, думаю, достаточно многих, чтобы найти среди них честного человека.

– Я слышала разные истории о лесорубах, которые воруют лес, – призналась Молли. – Вот почему я не хочу разговаривать сама с кем попало.

У Рубела подскочило сердце.

– Спасибо за доверие.

– Я подумала, что если в «Латчер и Мур» доверяют тебе настолько, что послали тебя одного, ты должен быть честным человеком.

Если бы Молли выстрелила в него тогда из двустволки, она и то не смогла бы нанести ему более тяжелого удара. Честный человек? Гм. Волк в овечьей шкуре, вот кто он такой! А она маленькая Красная Шапочка, которая живет в лесу, где дровосеки не более честны, чем волки.

– Я буду рад тебе помочь.

После минутной паузы Молли сказала:

– Я хочу продать совсем немного леса, только чтобы хватило средств послать осенью Тревиса в школу святого Августина и обеспечить ему содержание, пока он не закончит учебу.

Волнение нахлынуло на Рубела.

– Ты решила бороться за Тревиса, не так ли?

– Ты не думаешь, что уже поздно?

– Пожалуй, даже лучше, что ты выждала некоторое время. Теперь ты можешь разобраться, кто на твоей стороне, а кто нет.

Молли кивнула дважды:

– Я знаю, я знаю.

Рубел, не выдержав, потянулся к ее рукам, и она удивила его тем, что не отдернула руки.

– Чертовски хорошая идея, Молли! Чертовски!

– Ты думаешь, получится?

– Уверен.

– Я хочу отложить немного денег. Они скоро понадобятся Линди и малышам.

«А тебе? – подумал Рубел. – Кто подумает о тебе, Молли? Тебе нужен человек, который бы помог бороться. Я!»

– Горжусь тобой, Молли! Я действительно горжусь.

Она усмехнулась:

– Все благодаря тебе!

– Нет.

– Да! Ты показал мне, что я в состоянии постоять за себя.

Рубел продолжал держать ее руки в своих.

– Я всегда буду благодарна тебе за это, Джубел, всегда.

Он слегка сжал ее руки в своих ладонях и ощутил мозоли на ее пальцах, и вдруг он понял, что благодарность вовсе не входила в число тех вещей, которых он хотел от Молли Дюрант первоначально. Он потянул ее за руки, нежно подталкивая к качелям. Молли не решалась.

– Иди сюда, – прошептал Рубел.

Она смотрела на него с минуту, и Рубел видел: возможность оказаться рядом с ним соблазняла ее, но она отрицательно покачала головой.

– Почему нет?

– Я боюсь.

Он крепко держал ее за руки, чувствуя, как бьется пульс на ее запястье и зная, что его собственный пульс колотится, как бешеный.

– Иди, Молли. Все хорошо. Дом кишмя кишит детьми и лесорубами. Мы даже не сможем начать то, что у нас, я уверен, на уме у обоих.

Молли резко перестала качаться в кресле.

– Мне нужно пойти посмотреть… – ее пальцы выскользнули из его рук.

Она встала. Отряхнула юбку.

Рубел тоже встал. Качели больно ударили его по икрам, но это было ничто в сравнении с тем потрясением, которое он испытал, когда подошел к ней, взяв ее за плечи и остановив, а Молли не обернулась.

– Ты не думаешь, что нам следует поговорить о прошлой ночи?

Она отрицательно покачала головой.

– Почему нет?

Молли попыталась направиться к двери, но он удержал ее.

– Я не хочу причинять тебе боль, Молли. Я боюсь причинить тебе боль.

Рубел почувствовал трепет, пробежавший по ее телу. Обеими руками он развернул ее к себе. Ее лицо попало в тень, а свет, падавший на крыльцо, освещал края собранных позади волос, отчего казалось, что вокруг головы – сияние.

– Ты сказала, я научил тебя, как бороться за счастье семьи. Хорошо. Но тебе надо научиться отстаивать и свое личное право на счастье.

Его губы коснулись кончика ее носа в легком поцелуе. Даже ее кожа имела привкус жимолости, окружавшей сейчас их. Рубел поцеловал ее в губы нежным и сдержанным поцелуем. Молли отступила, не зная, как быть, но когда его губы нашли ее губы снова, поцелуй был до очевидности желанным. Она сама обвила руками его шею и прижалась к его мускулистой груди. Молли почувствовала, как отвердевают от страстных поцелуев ее соски, когда он захватывает ее губы и проникает между ними языком к деснам. Ласковые руки скользили по ее бедрам, а потом одна из них сжала ей левую грудь, прежде чем она успела понять это.

Когда она напряглась, Рубел оторвал от нее свои губы.

– Еще один поцелуй, Молли…

– Кто-нибудь может…

– Только один! Черт меня побери, если я не думал об этом весь день…

Она тоже думала.

– Не отказывайся, Молли. В этом нет ничего дурного. Ты хорошая, ты такая хорошая…

Прижав ее руку к своей шее, Рубел позволил ей почувствовать, как часто бьется его пульс. Когда она расслабилась, он вновь притянул Молли к себе и припал к ее губам, словно вытягивая страсть, как пчела сосет нектар из цветка жимолости. Боже, какой замечательный привкус, как хорошо пахнет эта девушка, как остры ее ощущения! Он положил руку ей на талию, прижав ее к своему животу. Он заставлял себя быть осторожнее, Рубел боялся испугать Молли.

Но Молли чувствовала себя превосходно. Так было хорошо! Очень хорошо! Наконец он остановился в отчаянии. Пристально глядя ей в глаза, Рубел потрогал мягкие пряди ее волос. Выбрав одну, он провел по ней губами, желая большего… В конце концов, его руки ослабли, он нежно обнял Молли за плечи и поцеловал последним – звонким! – поцелуем.

– Что ты скажешь, если мы пойдем сейчас смотреть, что поделывают лесорубы?

Глава 8

К середине недели Блек-Хауз и его постояльцы уже жили отчасти по заведенному порядку. Молли вставала рано, готовила ленч для детей и лесорубов, в то время как Шугар возилась с завтраком, а Рубел следил за тем, чтобы дети встали, оделись и вовремя оказались готовы отправиться в школу.

Теперь заведенный порядок включал в себя и прощальный поцелуй Джубела. Легкий поцелуй в щеку – ничего более! Но какую сумятицу в душе Молли вызывал он!

Нет, она не чувствовала вину за этот поцелуй перед Клитусом. По правде говоря, Молли думала, что все равно пришла бы к здравому решению насчет Клитуса, с помощью Джубела или без нее. Молли, конечно, сравнивала дружбу Джубела с ее маленькими братьями и отказ Клитуса их воспитывать, но это лишь помогало ей разобраться в своем отношении к жениху.

В глубине души она знала, что даже если бы Клитус смягчился и согласился позволить детям жить с ними, он никогда бы не обращался с ними так, как Джубел. Она не могла себе представить, что Клитус берет малышей на рыбалку, тогда как Джубел в первый же день положил начало традиции послеобеденных походов к реке в те дни, когда он возвращался засветло – рыбалка была мальчикам наградой за проделанную домашнюю работу, как объявил постоялец.

Какие изменения произошли в Блек-Хауз!

Джубел начал умерять и чувство интеллектуального превосходства Тревиса. Не то, чтобы это было особенно заметно. Вероятно, никто, кроме Молли, и не заметил.

Но Джубел обсуждал с Тревисом вопрос строительства железной дороги, как со взрослым. Он говорил о лесном бизнесе, задавал подростку вопросы – серьезные вопросы, на которые мужчине, оказавшемуся в новой местности, нужны были подробные ответы. Тревис все еще каждый день оставался дотемна у Тейлоров или в школе, лишь немного времени уделяя домашним обязанностям: подоить Берту и нарубить дров, но никто не должен был теперь за него колоть дрова и доить корову, Тревис не хотел, чтобы Джубел думал о нем, как о мужчине, который от лени избегает работы.

А Линди? Линди все еще рисовалась своей зрелой женственностью перед Джубелом, но не так ясно, как прежде. Молли беспокоило, что изменение в ее поведении было не столько связано с Джубелом, сколько с самым молодым из постояльцев – рыжеволосым лесорубом по имени Джеф. Линди старалась закончить уроки до ужина, так как в этом случае она могла помочь Шугар приготовить еду лесорубам, которым накрывали стол на кухне после того, как уходили посетители таверны.

Посетители были еще одним изменением в Блек-Хауз. Верные своему слову, Итта и Оскар Петерсон пришли вечером в среду на ужин. К счастью, в этот день Шугар превзошла саму себя, приготовив индюшачьи грудки в сметанной подливке, свежий горох из домашнего огорода и торт-желе на десерт.

– Вы были правы, мистер Джаррет, – восторженно сказала Итта Петерсон, – в Блек-Хауз отменная кухня!

– Все комплименты – мисс Дюрант, – ответил Рубел.

Итта Петерсон кивнула Молли.

– Шугар заслуживает этой чести, она все готовит, – поспешила исправить постояльца Молли.

Шугар, принесшая новую чашку сметанной подливки, пояснила:

– Но рецепты принадлежат семье мисс Дюрант. Она собирает их в книгу, которую думает закончить и продать к каникулам.

Молли побелела: теперь Шугар взялась напоминать ей то, о чем перестал говорить Джубел! Но глаза Итты Петерсон заблестели от возбуждения.

– Вы должны непременно включить в книгу рецепт этого торта из желе, – ее улыбка была искренней. – А когда вы закроете таверну, дорогая, почему бы вам самой и Шугар не работать у меня? Шугар стала бы готовить, а такой изящной и честной девушке, как вы, я с удовольствием доверила бы вести мое хозяйство, тогда я смогла бы уделять больше времени делам общины.

Глаза Молли расширились от возмущения. Рубел смотрел на миссис Петерсон пристально, оскорбительно прямо, подыскивая ответ поостроумней. Клитус на своем обычном месте во главе стола кашлянул, привлекая к себе внимание.

– Боюсь, вам придется подыскать кого-то другого, миссис Петерсон. Молли будет вести мое хозяйство, а Шугар – член семьи и работать будет, конечно же, в семье.

«Шугар – член семьи? А дети? – подумала Молли. – Тревис, которого ты решил отдать Тейлорам? Линди? Милая Линди! Она завянет и умрет в доме привередливой и придирчивой миссис Юнг. А малыши, Вилли Джо и Сэм? Как они вырастут друг без друга в чужих семьях?»

Слезы брызнули из глаз Молли. Она никак не могла проглотить кусок, как будто Итта Петерсон его втолкнула ей в горло. Но дело было не в самонадеянности предложения миссис Петерсон, нет! Все было из-за Клитуса. Он открыто признавался, что любит ее, но жених стал для Молли самой большой неприятностью из всех бед.

Ужин закончился как-то внезапно, сразу же после того, как послышалось со двора громыхание машины лесорубов. Линди подскочила, запоздало извинилась и помчалась на кухню:

– Извините меня, я должна помочь Шугар приготовить для лесорубов ужин.

Итта Петерсон нахмурилась, неодобрительно глядя на старшую сестру, этого взгляда оказалось достаточно, чтобы вызвать неподдельную ярость Молли. Встав, она поблагодарила Петерсонов за то, что они пришли, и пожелала им спокойной ночи.

– Вы должны извинить меня. Работе, кажется, конца нет.

Позже, когда Клитус повел ее на крыльцо, чтобы попрощаться, она испытывала жгучее желание дать ему пощечину. Но Молли ухитрилась сдержаться.

– Миссис Петерсон не хотела оскорбить тебя, дорогая!

«Она-то нет, – хотелось крикнуть Молли, – а ты – да!» Но она прикусила язык, и Клитус сменил тему.

– Ты все же решила устроить танцы в субботу? – он насмешливо на нее смотрел.

Молли молча кивнула, решив, что она все же научилась кое-чему у Итты Петерсон.

– Это плохая идея! Ты дашь людям еще больше поводов для разговоров.

– Разве ты не понял еще, Клитус? Людям в этом городе вовсе не нужно никаких поводов для разговоров, по крайней мере, обо мне. Все, что бы я ни делала, становится объектом нападок и предметом осуждения.

– Молли… – он попытался обнять ее, но она увернулась, воспользовавшись тем же поводом, что и Линди.

– Извини, Клитус, мне нужно помочь Шугар.

Молли ушла, оставив его стоять на ступеньке, которую Рубел отремонтировал после ужина в понедельник. Она сомневалась, что Клитус заметил такую мелочь, как отремонтированная ступенька.

Погруженная в свои мысли, Молли неожиданно очутилась рядом с Джубелом и Линди. Они стояли в углу холла. Линди оперлась спиной о стену, ее голова поникла. Джубел стоял лицом к девушке, опираясь о стену рукой.

– Ты должна быть осторожней с парнями, Линди. Я знаю, ты хочешь, чтобы Джеф обратил на тебя внимание, но он может неправильно истолковать твое поведение.

Линди вытерла глаза тыльной стороной руки.

– Откуда вы это знаете? – спросила она вызывающе.

– Знаю, – голос Джубела был тверд, хотя даже Молли могла заметить, как он нервно постукивает носком сапога о сосновый пол, оттого что ему явно неудобно говорить все это. – Ты еще очень молода, Линди, но ты быстро взрослеешь. Помни, тебе только пятнадцать пока. Подумай, какой ты хочешь видеть себя в двадцать пять лет, и не порти себе жизнь раньше времени.

– Но мне нравится Джеф, и я нравлюсь ему!

– Я вижу это. Мы все это замечаем, – Рубел вздохнул, еще сильнее заскреб пол носком сапога и, наконец, посоветовал: – Поговори с Молли. Расскажи ей о своих чувствах, спроси совета…

– Молли ничего не знает о том, что я могу чувствовать. Единственный кавалер, который когда-либо был у нее, это Клитус. Даже вы только целуете ее в щеку.

Рубел отпрянул, как будто она ударила его. Он опустил руку и, нахмурившись, взглянул на Линди, словно не расслышал ее слов.

Стоя в тени, Молли затаила дыхание. Линди, видимо, подозревала, что Джубел задерживается по утрам, когда старшие дети уходят в школу. Джубел был осторожен, но, возможно, они оба недооценили внимательность Вилли Джо и Малыша-Сэма.

– Я уважаю твою сестру, Линди, слишком уважаю, чтобы…

– Замечательно! Но я не хочу уважения Джефа, я хочу…

– Тише! – Рубел протянул руку и зажал Линди рот.

Он тяжело дышал. Убрав руку, Рубел повторил:

– Тише.

Молли видела, как подскочил его кадык и поспешила ему на выручку. Войдя в прихожую, она сказала непринужденно:

– Ну, Линди, закончили вы с Шугар кормить лесорубов?

Линди сжала губы, резко кивнув в ответ. Рубел беспомощно посмотрел на Молли.

– Линди хочет поговорить с тобой.

– Нет, не хочу!

Взяв Линди за плечи, Рубел подтолкнул ее к сестре, поежившись от неловкости.

– Да-да, она хочет поговорить.

Он выглядел таким растерянным, что Молли захотелось обнять его, обхватив за шею.

– Я пойду поищу Вилли Джо и Малыша-Сэма, – сказал он грубовато. – Уложу-ка их спать.

В смятении Молли потянула Линди к темной гостиной.

– О чем речь?

Линди отказалась сесть и вызывающе скрестила руки на груди.

– Джубел думает, что я заигрываю с Джефом.

– А это не так?

– А что, если и так?

– Ты понимаешь, куда это может вас завести?

Линди поджала губы и промолчала.

– Что ты хочешь от Джефа?

– Ничего, – ответила девочка. – Мне просто забавно. И ему тоже.

– Эта забава может привести к таким вещам, о которых ты пока и не подозреваешь.

– Откуда тебе-то знать? Единственный кавалер, который ухаживал за тобой когда-либо, это Клитус. А он никогда толком не знал, как пофлиртовать хотя бы со столбом. А… а Джубел и не целует тебя по-настоящему, просто чмокает в щеку.

Молли сдержала настойчивое желание дотронуться до щеки, на которой, казалось, осталось клеймо от утренних поцелуев Джубела Джаррета.

– Откуда ты знаешь?

– Вилли Джо рассказал мне. Джубел вежливо чмокает тебя в щеку каждое утро. Ну, а я не хочу, чтобы меня вежливо целовали в щеку. Я хочу от жизни большего. Ты не поймешь, Молли, но я боюсь стать старой де… э… я не хочу быть такой, как ты.

Сердце Молли учащенно забилось: ей не удастся достичь взаимопонимания с Линди! Боже, как же ей объяснить… Проблему Тревиса она могла решить с помощью денег, все, что он хотел – это учиться в престижной школе. Но Линди… Линди была больна стремлением каждой девочки, превращающейся в девушку, быть взрослой, красивой и привлекать взгляды любого молодого мужчины.

Молли понимала это очень хорошо. Она могла бы рассказать сестре, как хорошо она ее понимает! Но не рассказала. Она сделала бы это, несмотря на стыд, только если бы была уверена, что ее откровенность наверняка поможет Линди избежать совершения той же самой ошибки. Но удержит ли сестру ее рассказ?

– Послушайся Джубела, – посоветовала Молли, – он все понимает. Не думаешь ли ты, что и ему было когда-то столько же лет, сколько сейчас Джефу?

– Конечно, но теперь-то он взрослый! Взрослые быстро забывают о юности. Напрочь о том, что были когда-то молоды.

Молли глубоко вздохнула затхлый воздух гостиной. Она повернула к себе Линди с таким же усилием, с каким Джубел как-то раз поворачивал ее саму.

– Нет, они не забывают, милая. Взрослые не забывают, но иногда они раскаиваются и сожалеют о прошлом. Мы хотим, чтобы ты избежала подобных сожалений, вот и все.


С приближением субботы волнение Молли превращалось в панику. Ее не беспокоило, что скажут в городе. Как она заявила Джубелу: победа в борьбе с обывателями Эппл-Спринз останется за ней.

Но была ли она готова к борьбе? Взять хотя бы Линди! Что делать с девочкой? Все чаще и чаще Молли приходилось выслушивать ее отговорки. Старшая сестра заменяла младшей и мать, и советчика, но с каждым новым разговором Линди, казалось, только еще больше запутывалась в себе. Линди, Джеф и танцы субботней ночью стали настоящим пугалом и кошмаром и мучили Молли денно и нощно. Все так напоминало то, что произошло в прошлом году – Молли, Рубел и танцы субботней ночью. Все это уже было! И как теперь разрушена ее жизнь! Избежит ли сестра ее прошлогодней ошибки? Наверняка не избежит, если Молли ей не поможет.

Молли отложила все дела, стараясь придумать, как быть с Джефом. Отменить танцы? Но все уже охвачены возбуждением в ожидании субботы! Теперь отмена танцев, возможно, принесет больше вреда, чем пользы, в том числе и Линди.

Утром в пятницу все в Блэк-Хауз думали только о приготовлениях, необходимых для танцев. Вопреки наставлениям и предупреждениям Молли и Джубела, Линди просто пылала и не могла говорить ни о чем другом, кроме как о танцах. Тревис пригласил Тейлоров, но они сразу же отнеслись враждебно к самой идее танцев, и Тревис тоже осудил затею. Однако Тейлоры все же решили придти. Вынюхать что-нибудь для сплетен, предположила Молли.

Шугар сновала туда-сюда, словно готовясь к свадебному пиру. Даже малыши, устремясь наперегонки к сараю, чтобы привести из стойла к дому лошадь Рубела, говорили в пятницу утром о танцах.

– Я надеюсь, придет Глория Денфорт, – сказал Вилли Джо. – Знаешь, приятель, я хотел бы потанцевать с ней.

– Но ты ведь не умеешь танцевать, – ответил Малыш-Сэм.

Рубел и Молли стояли у кухонной двери, наблюдая и улыбаясь. После тех слов Линди Рубел не перестал целовать на прощанье Молли в щеку, но теперь он отсылал мальчишек в сарай за своей лошадью, чтобы получить возможность остаться с Молли наедине. Ну, а восклицания Шугар: «Ух-ух, какой мистер джентльмен!» – никогда, казалось, его не беспокоили.

Утром в пятницу, как обычно, когда Молли протянула ему его ленч, он наклонился, чтобы поцеловать ее в щеку, и, словно бы промахнувшись, нежно и быстро, но очень страстно коснулся губами ее губ. Его глаза не отрывались от ее глаз, и она знала, что он увидел в них больше потрясения, чем страсти.

Но страсть была. Несмотря на то, что Линди считала ее старой девой, Молли знала о себе правду. В глубине ее души скрывалась пылкая страсть, готовая выпрыгнуть, как свирепая пантера из леса, и Молли вынуждена была изо всех сил ее сдерживать. И этой страстью был Джубел Джаррет. Джубел Джаррет, так похожий на своего брата! Она трепетала от мысли, что он целует ее, обнимает, любит…

Джубел буквально во всем напоминал ей Рубела. Например, своей позой, когда он оперся рукой о стену, пытаясь вразумить Линди. Молли смотрела на него и видела Рубела, прислонившегося к главному входу в их гостиную в ту памятную для нее ночь. Ее пульс участился.

Она знала, что Джубел и танцевать будет, как Рубел, в этом не было сомнений. Она знала, что, танцуя с Джубелом, будет чувствовать себя, как будто танцует с его братом. И она боялась этого.

Она боялась Джубела больше, чем когда-либо на свете кто-либо чего-нибудь боялся. Она боялась танцев из-за Линди и скрывала от самой себя, что, пожалуй, даже рада возникшей с сестрой проблеме, потому что только Линди могла заставить хоть как-то забыть тот танец, такой давний и такой яркий в ее памяти… и в ее сердце!

Утро Молли провела в гостиной. Сначала она сняла тяжелые бархатные портьеры, повесила их на веревку для сушки белья и выбила накопившуюся за год пыль. Оставив портьеры на воздухе, она стерла пыль с мебели, расставила вдоль стен диван и стулья, поместив между ними маленький столик, потом натерла воском пол в центре комнаты. Если соберется много людей, придется использовать для танцев гостиную, холл и часть кухни. Что касается оркестра, то лесоруб по имени Вальдо играл на скрипке, а Джо Дон из кузницы – на арфе. Они займут угол гостиной. Стол с закусками и напитками будет стоять в противоположном конце столовой. Конечно, мебель нужно будет вынести в последнюю минуту.

Шугар начистила столовое серебро и вымыла большую хрустальную чашу для пунша, взяв на себя, по просьбе Молли, и охрану накрытого стола, чтобы удержать гостей от чрезмерного увлечения алкоголем. Молли спрятала под свой матрац херес, который они экономно использовали для рождественских взбитых сливок с вином и сахаром.

Она шла, чтобы снять портьеры с бельевой веревки, когда на узкой дорожке появился скачущий верхом Джубел. Увидев его, Молли засияла. Она улыбнулась, приветственно взмахнула рукой, а он в ответ засмеялся.

Несколько минут они были словно очарованы тем, что неожиданно увидели друг друга. Он бросил поводья, вспрыгнул из седла и пошел к ней, ведя за собой лошадь.

– А почему это вы бездельничаете, мистер Джаррет? – поддразнила Молли.

Он улыбнулся до ушей, даже не пытаясь скрыть воодушевление.

– Я подгоню машину, если ты не захочешь переодеться и проехаться верхом на лошади.

– Куда?

– Переодевайся, я оседлаю лошадь, – решил за нее Рубел.

– Но, Джубел, я…

Взяв Молли за руку, он подвел ее к заднему крыльцу.

– Переодевайся, я говорю. Не трать зря времени. Когда она облачилась в костюм для верховой езды и сапоги, принадлежавшие в старые добрые времена ее матери, Рубел оседлал кобылку и попросил у Шугар дать им с собой что-нибудь перекусить. И только лишь когда они выехали за город, он сказал Молли, куда они направляются.

– Мы едем осматривать твои земли.

– Мои земли? Но почему верхом? Мы могли бы пройтись и пешком.

– Все же лучше верхом добраться до того места, которое я хочу показать.

– Хорошо, но если все так срочно, может, нужно было бы все-таки вызвать машину? – сказала Молли, когда Рубел пустил лошадь в галоп.

Он натянул поводья, робко улыбнулся и моргнул:

– Извини, я привык к седлу.

Они замедлили ход, и Рубел стал объяснять:

– Я обследовал твои земли и поговорил с несколькими людьми. Я подобрал подходящий участок.

– Ты сделал это так скоро?

– Я проверял лесные участки по всей местности, не только твои.

– Но как ты узнал, какие из них мои?

– По документам. Я провел много времени в Люфкине, в здании суда, где помещаются местные органы управления, я перечитывал документы, сравнивая их с расписками, полученными от владельцев лесопилок. Сегодня утром я получил телеграмму, которую мне прислал… э… – он запнулся. – Словом, телеграмму от человека из компании «Л и М» в Орендже.

– Из «Латчер и Мур»?

– Да.

День был теплым, она ехала рядом с ним, и ее охватывало все более нарастающее волнение от его близости. Они ехали так близко, что она могла протянуть руку и дотронуться до него. Молли не делала этого, конечно, но она думала об этом.

Через пару милей вниз по реке Рубел осадил лошадь. Здесь росли девственные сосны, вздымавшиеся на 150–200 футов[1] над головой, некоторые из них достигали пяти футов в обхвате. Кроме того, здесь были и твердые породы: виргинский и красный дубы и шкори, американский орех.

Бросив вожжи, Рубел спешился и помог Молли спуститься на землю. Его широкие ладони задержались на ее талии, вызвав у нее жгучее чувство. Молли думала, он ее поцелует, но этого не произошло. Глаза Рубела озорно блестели, когда он сцепил поводья их лошадей и, взяв Молли за руку, повел в лес.

Земля под деревьями оказалась чистой, ее устилали пожухлые листья и сосновые иглы, иногда попадались упавшие ветки и сучья. Хвоя поскрипывала под ногами, и то был единственный звук, который слышался в лесной тишине помимо их дыхания и шелеста соприкасавшейся одежды – они шли рядом. Воздух, благоухающий запахами кизила и жимолости, был напоен, казалось, самой жизнью.

Молли чувствовала себя так, словно попала в страну чудес. Когда она сказала об этом, Рубел сорвал веточку кизила.

– Так оно и есть!

– Что?

– Страна чудес!

Он осторожно снял шляпку с ее головы и воткнул цветы ей в волосы. Молли задрожала от прикосновения его пальцев к своему виску. Она надеялась, что он не заметит этого.

Ей показалось, они остались одни во всем мире. Конечно, окруженный со всех сторон лесом Эппл-Спринз был уединенным местечком, но по ту сторону высоких деревьев от Блек-Хауз были видны, по крайней мере, улицы и строения, экипажи – искусственные вещи в искусственном мире. А тут все оставалось первозданным – таким же, как и в начале времен… В начале – когда здесь были только деревья и звери…

Сердце Молли стучало.

… и два человека…

Два человека, одни на всей земле. Вместо испуга Молли почувствовала счастье. Как будто все заботы остались там, в мире цивилизации: прошлые неосмотрительные поступки, настоящие и будущие волнения… Здесь время остановилось. Они были только вдвоем. Два человека – в целом мире.

Молли и Джубел.

– … Чтобы послать Тревиса в школу, достаточно срубить одну полосу сосен, – говорил Рубел. – Большинству лесорубов это не понравится, но для земли так будет лучше. Нужно оставить твердые породы и подлесок. Конечно, так больше работы, но если осторожнее отнестись к лесу, сосны тут вырастут снова.

Они шли, взявшись за руки. Сосны высились над их головами, заслоняя небо.

– Я знаю одного хозяина лесопилки, которую он закрыл в ожидании, когда тут проложат железную дорогу. Хочет сэкономить на перевозке. Для сделки я искал честного лесоруба, который согласился бы взять только сосны и оставить остальные деревья.

– А этой полосы хватит?..

– Хватит! Хватит, чтобы послать всех детей в школу, когда придет время. Даже Линди, если она захочет.

– Линди?

Молли не думала посылать Линди учиться дальше.

– Почему нет?

Молли повернулась, удивленная не столько самой мыслью, что Линди станет учиться дальше, сколько тем, что этот мужчина предложил подобное. И он говорил серьезно! Посмотрев ему в глаза, Молли в том убедилась.

– Сегодня в школах девочки изучают много интересного, – доказывал он. – Может, это убережет ее от неприятностей, пока она не повзрослеет немного? Пошли ее в школу для девочек!

– Когда она закончит, у нее будет шанс добиться в жизни успеха! – размечталась Молли.

– Да, и шанс отхватить респектабельного мужа тоже, – пошутил Рубел.

Вдруг они перестали говорить о Линди. Все сказанные ими слова, казалось, были проникнуты глубоким и более личным чувством. Они медленно повернулись друг к другу, не отрывая друг от друга глаз. Их губы встретились. Они оба вздрогнули от случайного треска сосновой ветки. Потом поцелуй соединил их снова: губы, руки, тела. Они походили на переплетенные ветки жимолости, сцепившиеся в своем стремлении к жизни. Они стояли, обнявшись, пока не почувствовали, что насытились, – словно один кусочек головоломки соединился с другим как раз в нужном месте, и они были этими кусочками головоломки, соединенными в единственно возможной комбинации, когда каждый дополняет другого.

Они целовались, и губы их были открыты, чтобы воспринимать ярче близость, языки пробовали вкус друг друга, тесно прижатые тела таяли под разделявшей их одеждой, которая казалась ненужной листвой, и стоило сбросить ее под ноги в уже опавшие листья. Все равно одежды было слишком мало, чтобы сдержать огненный поток, исходивший от тел и сливавшийся сквозь эту эфемерную преграду в клубок страсти.

– Молли, Молли, Бог мой, я мечтал держать тебя, вот так, в объятиях… мечтал днем, мечтал ночью…

Рубел покрывал поцелуями ей лицо. Его руки скользнули вниз по ее спине, он сильнее прижал к себе Молли, забыв обо всем, пока не стало слишком поздно, чтобы оставаться осмотрительным и не прижимать столь неосторожно к ней свою возбужденную плоть.

Но она не отстранилась. Напротив, Молли еще сильнее прижалась к нему, вызвав такой прилив возбуждения, сдержать который было уже невозможно. Прежде чем она поняла это, он снял ее шляпку и свой жакет, бросив их на землю, потом расстегнул ей блузку.

Молли рванула изо всех сил его рубашку, высвобождая края из брюк, и скользнула под нее руками, ощутив мягкую, горячую кожу и содрогание, вызванное прикосновением.

Но и этого оказалось недостаточно. Яростными движениями она помогла ему стянуть рубашку, которую Рубел отбросил в сторону, прижав затем Молли к покрытой волосами груди. Она слышала биение его сердца возле своего лица и улыбалась мускусному, небесному запаху, исходившему от него. Смешанный с ароматами леса, он опьянил ее, вызвав головокружение. Она провела руками по бокам Рубела и вверх по спине, наслаждаясь дрожью, которой его тело отвечало на ее прикосновения.

Когда его губы коснулись ее груди, освобожденной от миткаля, ей захотелось быть одетой в роскошное платье с кружевами. Первый раз в жизни Молли хотела быть обсыпанной тальком и одетой в шелка. Для него! Потом она забылась, в нестерпимом желании почти толкнув свою грудь к его рту и бесстыдно прижав бедра к его бедрам, чувствуя его возбуждение и желая Джубела так сильно, так сильно…

Он вдыхал ее пьянящий аромат, зная, что этот запах всегда будет напоминать ему жимолость, и всегда он будет думать о Молли, жимолости и этом огромном первозданном лесе, как о чем-то едином.

Их губы сомкнулись вновь. Он взял ее на руки и опустил на покрытую хвоей землю, подстелив рубашку. Рубел наклонился над Молли, словно впитывая в себя всю красоту этого мгновения: и окружавшего их леса, и этой женщины. Этой необыкновенной женщины.

Но когда телом Молли опустилась на мягкую, как подушка, постель из сосновых иголок, разум ее восстал. Вместо поскрипывания сосновой хвои она услышала под собой шуршание сена. Молли вдруг очутилась в сторожке… год назад, и этот красивый, страстный мужчина, пристально глядящий на нее, стал не Джубелом, а его братом Рубелом.

Она собирается повторить ту же самую ошибку! Резко выпрямившись, она случайно ударила его головой в подбородок, и он отпрянул. Вместо того, чтобы вскочить, Молли села на землю и заплакала, уткнувшись лицом в ладони.

– Молли, – он попытался обнять ее, она отстранилась, – что случилось?

– Я не могу!

Его сердце еще бешено билось от страсти, тело пылало от желания. Голос прозвучал слабо и глухо:

– Не можешь?

Молли всхлипнула. Рубел отвел ее руки от лица.

– В чем дело, любимая?

– Не называй меня так!

Он видел ее смущение и думал, что это он виноват во всем.

– Я поспешил?

Черт побери, он пытался сдержаться! Но это она сама была такой нетерпеливой…

– Нет, – ее рыдания усилились, поглотив слова. – … это я… это Линди…

– Линди? Причем тут Линди?

– Я очень беспокоюсь за нее, а сама делаю здесь то, чего, боюсь, как бы не сделала она.

– Это разные вещи!

– Почему?

– Линди – ребенок. А ты взрослая женщина. Ты можешь принимать решения.

– Я… такая несчастная…

Он погладил ее по голове.

– Нет, Молли, нет, ты… ты хорошая, очень хорошая.

– Нет, – ответила она между всхлипываниями. – Ты не знаешь меня, Джубел. Ты не знаешь…

– Тсс, Молли, тсс. Если это о… э… моем брате, то я знаю, он не думал причинять тебе боль, но я прошу у тебя за него прощение. Как же я ненавижу его за то, что он вытворил с твоей жизнью.

– Ты не понимаешь. Если бы ты знал правду, ты обвинил бы не его, а меня.

– Молли, любимая, не мучай себя, не мучай, – сильная душевная боль уменьшила его желание. – Пусть все это останется в прошлом, закончится.

– Это никогда не закончится. Каждый раз, когда я смотрю на тебя, я вижу его. Каждый раз, когда ты дотрагиваешься до меня… каждый раз…

– Тише, тише, не надо, Молли.

Рубел сидел на корточках, медленно покачиваясь. С каждым новым напоминанием о той ночи в сторожке он все больше чувствовал бесполезность своих усилий. Рубел смотрел на Молли со все возраставшей тревогой. Она продолжала вытирать слезы и плакала еще сильнее. Она больше не рыдала, но бесконечная река слез текла по щекам. Он удержал себя от желания протянуть руку и вытереть их. Черт побери, он заслужил то, чтобы потерять эту женщину! Да, но эта мысль была ему невыносима. Он вытер ладонью свое лицо.

– Не думай, что я заблуждаюсь насчет… – Слушая, Молли насмешливо нахмурилась. – … того, что ты видишь во мне брата-близнеца каждый раз, как смотришь на меня, – закончил он.

– Но это не потому, что я хочу вернуть его, Джубел! Думаю, я его ненавижу. Когда я целую тебя, это тебя – тебя! – я целую. Это как раз то… – она снова уткнулась лицом в ладони. – О, Джубел, я не могу заняться с тобой любовью, потому что однажды уже занималась любовью с твоим братом.

Молли перестала плакать. Когда Рубел потянулся к ней, она позволила ему крепко прижать себя к груди.

– Я виновата, Джубел, очень виновата. Это была и моя вина тоже. Я была, как Линди. У меня закружилась голова от слепого увлечения, я была потрясена великолепными ощущениями, которые испытывало мое тело.

– Тише, я знаю, любимая, я знаю.

– Если бы я знала хотя бы… Если бы я знала, что однажды придешь ты, после того, как я разрушила… себе жизнь, тогда все было бы иначе… Действительно, я не…

– Тсс, любимая, тише, дай мне сказать тебе кое-что. Послушай меня!

Он прижал ее голову к своему ноющему сердцу, помедлил, не отваживаясь смотреть ей в глаза, и наконец сказал:

– Это неважно для меня, что ты и… э… Рубел были близки.

Стараясь вырваться, Молли извивалась, как червяк, в его руках, но он крепко держал ее.

– Хотя теперь, после того, что я узнал, я бы, возможно, застрелил этого негодяя, своего брата, даже если бы он только поцеловал твою руку.

Глава 9

Суббота прошла в суматохе, чему Молли была только рада, потому что дела помогали ей отвлечься от размышлений по поводу своих чувств к Джубелу и от воспоминаний о том лесном запахе, который распространился по всему дому, когда они вернулись в Блек-Хауз прошлым вечером уже после наступления темноты.

Ее надежды вернуться домой еще до ужина не оправдались. К тому времени, как они въехали на холм, в столовой уже зажгли лампы. Молли следовала за Рубелом по тропинке, подводившей к дому со двора. В тишине ночи слышались голоса.

Собака приветствовала их прибытие, лая и подвывая, как при покойнике в доме. Рубел помог Молли слезть с лошади.

– Тише, приятель, не созывай сюда толпу народа.

Рубел держал Молли за талию. Он поцеловал ее в губы нежно и страстно, как будто они по-прежнему были одни во всем мире.

– Пойдем.

– Нет, я пойду первой. Ты отведи лошадей. Будет лучше, если мы… разойдемся.

Он видел, как она посмотрела в направлении дома.

– Я не думал вернуться с тобой так поздно, Молли, прости…

– Все хорошо, – она пошла к дому. – Увидимся за ужином.

В столовой ужин уже подходил к концу, когда Молли вошла на кухню, приглаживая волосы, и встретила всепонимающие глаза Шугар. Она почувствовала, что краснеет. Прежде чем кто-либо из них смог заговорить, в кухню ворвались Вилли Джо и Малыш-Сэм.

– А где мистер Джаррет?

– А где мистер?

Шугар развернула их кругом и как следует шлепнула по заднему месту – с опытом, приобретенным за долгие годы практики.

– Живо возвращайтесь за стол, эй, вы двое!

– Я хочу видеть мистера.

Шугар подмигнула Молли:

– Я думаю, мистер скоро появится. Идите ужинать.

Молли хотелось спросить, но Шугар опередила:

– И вы тоже, мисс! И держите голову так, будто вы не сделали ничего дурного! Вам нечего стыдиться!

Но как вскоре поняла Молли, ей не удастся последовать совету. Клитус встал со своего места во главе стола, и когда Молли встретила его взгляд, ей захотелось повернуться и убежать.

– Мы очень волновались! Что с тобой случилось, Молли?

Она улыбнулась и приветственно кивнула остальным. «Слава Богу, только Бетти, Цинтия и Джимми Сью пришли сегодня посмотреть на Джубела», – подумала она, большая часть ее внимания была направлена на заднюю дверь дома в ожидании его появления.

– Где ты была, Молли? Разве ты не знаешь, что с наступлением темноты дикие звери…

– Садись на свое место, Клитус, и передай мне оленину.

Клитус подчинился с нескрываемым раздражением. Молли, наполнив свою тарелку, передала обратно Клитусу блюдо. Девушки вернулись к пустой болтовне, которую Молли едва слышала. Она заставила себя оставаться спокойной и непринужденной, несмотря на то, что была насторожена в ожидании скрипа задней двери дома.

Скрипа не было слышно. Но прогрохотала машина с лесорубами, и Молли подумала, что, возможно, девушки пришли не столько посмотреть на Джубела, сколько оценить нового поклонника Линди. При первом звуке подъехавшей машины они вскочили, чуть не сбивая друг друга с ног, поскольку каждая стремилась первой достичь кухни.

– Мы поможем Шугар, – объяснила Линди. – Извините.

Мальчишки последовали за ними, оставив Молли за столом наедине с Клитусом. Наступила неловкая тишина. Молли ковыряла вилкой пудинг.

– Эти девушки, – пожаловался Клитус, – делают больше шума, чем стая перепелов. Они хихикали и возмутительно вели себя в течение всего ужина.

Молли не ответила. Она не знала, что сказать, и не доверяла своему голосу. Разговор мужчин наполнил кухню. Молли услышала голос Джубела.

Клитус посмотрел в направлении кухни и снова перевел взгляд на Молли. Бросив салфетку на тарелку, он встал и пошел на кухню. Молли последовала за ним с возрастающим смятением.

Она увидела, что Шугар и девушки накрывают стол для лесорубов, а Вилли Джо и Малыш-Сэм обхватили Джубела за ноги, и он стоит у задней двери, не в состоянии двинуться с места.

– Где вы были с моей невестою? – потребовал объяснений Клитус.

Молли смотрела, как Джубел пытается освободиться от мальчишек.

– Ездили взглянуть на несколько сосен.

– Сосен? Черт! В лес? Когда множество сосен прямо здесь, в городе? Мне не нравится, что вы, Джаррет, обращаете внимание…

– Клитус, я никогда не старался обратить внимание Молли на себя.

Молли встала между ними.

– То была деловая… – она попыталась оправдаться, но запнулась.

Что ж, это было бы наполовину правдой! Но вторая половина – половина лжи – застряла у нее в горле. Она взглянула на Джубела. Блеск его глаз свидетельствовал о чем угодно, только не о деловой поездке.

– В следующий раз с делами обращайся ко мне, – предупредил Клитус. – Я обо всем позабочусь сам.

Крепко схватив, он повел ее через столовую в холл.

Когда он попытался вытащить ее на крыльцо, Молли внезапно остановилась.

– Спокойной ночи, Клитус.

– Спокойной ночи? И это все объяснения?

– Уже поздно, Клитус, и…

– Можешь не говорить мне, что уже поздно. Ты чересчур дорожишь своей репутацией, которая, как мы оба знаем, не слишком-то хороша!

Он покачал головой, словно был не в состоянии поверить, как она смеет так себя вести.

– О чем ты думала, решившись поехать с… – помолчав, Клитус кивнул подбородком в сторону кухни, – с этим… этим лесорубом.

Молли возразила:

– Он не лесоруб!

Впрочем, они оба знали, что он не был лесорубом. Она не должна была бы напоминать об этом Клитусу.

– Мы ездили смотреть мои владения, Клитус.

– Какое дело…

– Необходимо было уточнить границы одного участка.

– Границы участка? – Клитус пронзил ее взглядом. – Ты думаешь, железная дорога может пройти по твоей земле?

Эта мысль была нова для Молли… и она ее устраивала. Вместо того, чтобы придумывать новую ложь, она пожала плечами, как бы говоря: «Может быть».

– Я заключил хорошую сделку с «Л и М».

– Мне, действительно, нужно идти, Клитус. У нас много работы, которую непременно надо сделать сегодня.

Его брови поползли вверх от удивления. Она смогла прочесть его мысли: если у нее так много работы, тогда почему она поехала с Джубелом Джарретом в лес? Но он предпочел перевести разговор на другую тему:

– Я против танцев, Молли, ты знаешь.

– Знаю.

– Но я приду, – он потянулся, чтобы поцеловать ее в губы.

Его поцелуй показался ей особенно неприятным сегодня, но Молли не отстранилась, хотя, о, как бы она этого хотела!

– Не могу позволить, чтобы эти проклятые лесорубы танцевали с моей невестой!

Молли не упомянула о том, что она его невеста только в его воображении и никогда не согласится выйти за него замуж, если он не примет ее условия. Неожиданно она поняла, что будет счастлива танцевать с Клитусом: она сможет танцевать с ним вместо «проклятого лесоруба», как он назвал Джубела Джаррета, и таким образом избежит соблазна! Сосредоточив внимание на Клитусе и Линди с Джефом, она даже, возможно, и не вспомнит завтра о том танце… год назад. И сейчас ей предоставляется случай разрушить возникшие было отношения с Джубелом.

Конечно, это разумно! Не стоит притворяться, хотя эта мысль и соблазнительна, что Джубел явился в Блек-Хауз, чтобы остаться навсегда. На самом деле он постоялец. Когда он справится с заданием пославшей его в Эппл-Спринз компании, он уедет. Уедет, как и его брат. Но на этот раз все будет иначе. Джаррет не разобьет ей сердце. Она ему не позволит.


Рассвет в субботу был солнечным и жарким. Виктор Хеслет выбирал новые участки для работы, так что у лесорубов был выходной день. Однако из-за ремонта, который они собирались проделать в Блек-Хауз, Молли сомневалась, что они почувствуют этот день выходным.

– Вы, женщины, оставайтесь дома, – сказал ей Джубел после завтрака, – оставьте нам, мужчинам, работу во дворе.

С этими словами он послал мальчиков, Тревиса, Вилли Джо и Малыша-Сэма, подмести двор и вычистить площадку к северу от дома, где были натянуты веревки между несколькими деревьями.

Поскольку он не спросил, какую именно работу нужно сделать, Молли время от времени подумывала: чем же он заставит заниматься лесорубов? Услышав стук топора, она вышла на крыльцо и увидела, что Вальдо ремонтирует ставни. Снова услышав удары топора, Молли подошла к окну и заметила Колдера, приводившего в порядок заросшую жимолостью изгородь. А когда Молли вдруг поняла, что Линди закончила мыть пол в холле и исчезла, она бросилась искать ее и нашла во дворе: она помогала Джефу вырывать сорную траву и приводить в порядок кусты роз.

– Линди, – позвала Молли. – Самое время заняться напитками и закусками.

Она видела, Линди не обратила внимания на ее слова, но когда Джеф что-то сказал ей, она побежала к дому и помогла все-таки приготовить имбирное печенье, и хрустящий картофель, и сделать сэндвичи, украсив их огурцами, проявив при этом гораздо больше любви, чем девочка в свои пятнадцать лет может выказывать к приготовлению пищи.

Неожиданность поведения Линди принесла Молли больше беспокойства, чем утешения. Она выглянула из окна и увидела, что Джубел занят серьезною беседой с Джефом, но у Молли было мало надежды, что хоть что-нибудь из сказанного Джефу и Линди удержит молодых людей от той гибельной дорожки, по которой они безрассудно следовали.

Шугар поставила на стол густую кукурузную похлебку. Когда Молли вышла за дверь, чтобы позвать мужчин, то просто открыла рот от удивления. Она переводила взгляд с одного на другого, пока, наконец, не остановилась на Джубеле. Он стоял, подбоченясь, посередине двора.

– Иди сюда, Молли!

Молли вышла на крыльцо и пересекла двор, не позволяя себе обернуться, чтобы взглянуть на дом. Когда она встала лицом к лицу с Рубелом, он повернул ее за плечи. Она стояла, не шевелясь и едва дыша.

– Ну, что ты скажешь?

Молли смотрела, как Вальдо, Колдер и Джеф красят обветшалые стены Блек-Хауз. Ее глаза наполнились слезами, она не могла найти слов.

– Тебе не нравится?

– Где вы взяли краску?

– И это все, что ты можешь сказать? «Где ты взял краску?»!

В порыве благодарности она повернулась к нему, желая броситься ему на шею и, посмотрев в его глаза, поняла: он знает, о чем она думает, и он тоже хотел бы этого.

– Мне нравится! Клитус всегда говорит…

– Не примешивай Клитуса, Молли, – Рубел сжал губы, его взгляд пронзил тающее сердце девушки. – Клитус не имеет к этому никакого отношения.

«Нет, имеет», – подумала Молли, глубоко пораженная тем, что Джубел Джаррет решил выкрасить дом – дом, который, по мнению Клитуса, был слишком ветхим и чтобы его красить, и чтобы в нем жить. Первый раз ей захотелось, чтобы Клитус поскорее пришел в Блек-Хауз. А до вечера еще оставалась целая вечность! Она хотела поприветствовать жениха, стоя на крыльце. Она хотела увидеть, как он подойдет к стене, изумленно взглянет на дом и поймет, какой величественный этот особняк на самом деле.

– Возможно, мы не сможем закончить все сегодня, но мы покрасим фасадную стену и стену с той стороны, откуда будут прибывать люди.

И они покрасили! Правда, едва успев к вечеру. После поспешного ужина из соленой говядины и сухого печенья, мужчины, все еще одетые в испачканную краской одежду, передвинули стол и стулья ближе к задней стене столовой и отправились вымыться в ручье. Линди исчезла, не побеспокоившись остаться, чтобы помочь вымыть посуду, но Молли не заботило ее отсутствие. Наверняка наряжается наверху! Не может же она запереть эту взбалмошную девчонку у себя в комнате, пока та не повзрослеет! Или хотя бы пока не кончатся танцы.

Молли перемерила три платья, прежде чем поняла, что ей не из чего выбирать. Зеленое платье, в котором она была в ту ужасную ночь, когда Рубел появился в Блек-Хауз, было ее единственным праздничным платьем.

Другое, желтое, она отдала Линди, третье, розовое, слишком вылиняло от стирки.

Хотя Молли за последний год немного похудела, зеленое платье все еще было по фигуре. Посмотрев в зеркало, Молли побледнела. Она целый год не носила платье с таким глубоким вырезом. Что подумает Клитус по поводу декольте?

А что подумает Джубел? «Ничего! – упрекнула она себя. – Абсолютно ничего!» Его брат видел ее в этом платье… и даже без него. Молли поспешно расчесала волосы, и завязала непокорные прядя на затылке зеленой лентой.

Каждые пять минут она выглядывала в окно, выходившее на улицу. Ей очень хотелось увидеть лицо Клитуса, когда он станет оглядывать дом. Почему-то это стало для нее важнее всего остального и даже заглушило беспокойство о Линди и Джефе и уменьшило сожаление, что приходится надевать «платье Рубела», как она называла про себя это зеленое платье. Теперь она счастлива, что не сожгла его, хотя клялась сжечь.

Вальдо и Джо Дон из кузницы уже настраивали инструменты, когда Молли увидела вдруг Клитуса, идущего к дому. Она воткнула в волосы последнюю шпильку и бросилась за дверь. Наверху лестницы она столкнулась с Джубелом.

Ошеломленная его мужественным видом: хрустящей белой рубашкой, хлопчатобумажными штанами, кожаным жилетом и чисто выбритым лицом – Молли забыла о Клитусе. Она буквально таяла от чувственного созерцания этого мужчины. Когда он поднес ее пальцы к своим губам, она испугалась. Он почувствует ее трепет.

Но Молли ухитрилась вернуть себе самообладание вновь.

– Идем, – сказала она, широко улыбаясь, и потащила за собой вниз, выскочила за дверь и резко остановилась на крыльце.

Рубел стоял возле, пытаясь сдержать свои чувства, захлестнувшие его, когда он увидел ее в этом платье, о чем мечтал больше года. Почему она надела это зеленое платье? Что она хочет этим сказать ему? Или спросить?

Рубел наблюдал, как Молли обвила руками одну из колонн, улыбка шириной во весь Техас играла у нее на губах. Проследив за ее взглядом, Рубел тут же скис, поскольку заметил Клитуса, который шел к дому, видимо, погруженный в свои мысли.

Она так рада приходу жениха? Охваченный гневом, Рубел повернулся, чтобы уйти, но Молли схватила его за руку.

– Посмотри на выражение лица Клитуса, когда он взглянет на Блек-Хауз!

Ее пальцы жгли ему руку.

– Я красил этот дом не для него, Молли! Я делал это для тебя.

– Я знаю.

Они наблюдали. Клитус прошел ворота, сделал один шаг, другой… и, остановившись на полпути, уставился на дом, с глупым видом вытаращив глаза.

Глядя на Клитуса, Молли тихо произнесла:

– Он всегда говорил мне, что Блек-Хауз – старый и безобразный дом, и его не следует даже ремонтировать. Теперь он увидит, что это не так!

Рубел чувствовал, она трепещет, стоя возле него, он слышал торжество в ее голосе. Повернувшись, он увидел ликование, написанное на ее лице, и никогда раньше ему не хотелось так сильно поцеловать Молли. Поцеловать так, чтобы она навсегда забыла о существовании банкира по имени Клитус Феррингтон. Целовать… держать в своих объятиях… любить ее… Любить или заниматься с ней любовью? Пока Рубел старался разобраться в своих желаниях, Клитус, выйдя из оцепенения, подошел к ним.

– Что, черт побери, здесь происходит?

– Джубел и лесорубы выкрасили дом!

– Я это вижу, – пролаял Клитус. – Но зачем?

– Зачем? – переспросила Молли.

Рубел услышал замешательство в ее голосе.

– Зачем? – повторил Клитус с еще большим неистовством.

– Теперь ты видишь, я была права – он красив, мой дом!

Рубел слышал: интонацией она просила Клитуса согласиться.

– Немного краски на фасаде ничего не изменит. Этот дом непригоден для того, чтобы провести в нем хотя бы вечер, тем более, чтобы жить! – Клитус в бешенстве взглянул на Рубела. – Ты зря тратишь свое время, Джаррет!

Рубелу хотелось спуститься с крыльца и ударить Клитуса Феррингтона в нос. Ужасно хотелось. Но он не сделал этого. Он даже не спросил Клитуса, как много вечеров он проводил в этом доме в последние дни, и не послал его к черту. Вместо всего этого он пожал плечами:

– А Молли нравится! – и пошел в дом.

Танцы начались без задержки. Пришло так много людей, что Молли сбилась со счета. Тревис разместился в холле с коробкой из-под сигар для мелочи, чтобы собирать в нее по двадцать пять центов за вход. Дважды за вечер Молли видела, как Джубел забирал деньги из коробки по мере её наполнения и относил наверх. Они так договорились.

Даже Тейлоры веселились. Мистер Тейлор оказался опытным танцором. Он искусно кружил свою жену под резкие звуки музыкантов-любителей и поделился с Молли:

– Мой дедушка рассказывал: он в молодости посещал танцы в Блек-Хауз.

Несколько человек чуть ли не дословно повторили то же самое. Со всех сторон на хозяйку таверны сыпались комплименты.

– Особняк выглядит прекрасно, Молли!

– Уже год прошел с тех пор, как в последний раз я танцевала в этой гостиной!

– Самый красивый дом в наших краях – Блек-Хауз!

– И самые милые, и самые почитаемые люди нашего города – сегодня у тебя в гостях, Молли!

Ее сердце таяло от гордости. Все возвращается на круги своя! Первый раз после смерти матери она поверила, что сможет претворить мечты в жизнь.

«Ну, по крайней мере, некоторые из них», – поправила себя Молли. Она чувствовала неловкость и едва не падала в обморок всякий раз, когда встречалась глазами с Джубелом. Он так сильно был похож на Рубела, что у нее захватывало дух.

Или это у нее от Джубела захватывало дух? Да, это Джубел заставил ее сердце биться сильнее, он принес надежду и вернул ей радость.

Джубел издалека ласкал ее глазами так, словно занимался с ней любовью… Все, как в ту ужасную ночь, год назад…

Клитус приглашал Молли на каждый танец, и она соглашалась, потому что полагала: если она будет в его объятиях, к ней не сможет подойти Джубел, не спускавший с нее глаз, однако державшийся на расстоянии длиной и шириной с комнату.

Но зная, что он здесь, и время от времени улавливая его взгляды, Молли ловила себя на прежних чувствах – тех, что она испытала в ту ночь… Порой она не сомневалась, что Джубел чувствует то же… То же?.. С самого начала ей было трудно разделить в своем сознании этих двух мужчин. Сегодняшний вечер только усилил путаницу.

Но ее самое большое опасение – и самое большое желание (совпадавшее с опасением) – оказалось напрасным. Она боялась, что Джубел пригласит ее на танец. Он не пригласил.

Он танцевал с Бетти, и Цинтией, и с Джимми Сью… С каждой по очереди и не по одному разу. Она считала, с кем сколько. Он даже танцевал с Анни Тейлор! Один раз. Но чаще всего он опирался о дверной косяк и делал вид, что не замечает Молли – или ей так только казалось? Время от времени она видела, он разговаривал с Вилли Джо и Малышом-Сэмом, до того как Шугар прогнала их спать. Однако позже Молли заметила, как Джубел и эти двое сорванцов сидят и беседуют на крыльце. Было видно, Джубел уговаривает их отправиться в постель. Затем малыши исчезли.

Джеф и Линди вели себя настолько прилично, что Молли перестала беспокоиться, но она все равно держала их в поле зрения и, наблюдая, кто выходит из дома, всякий раз смотрела на переднюю и заднюю двери, едва они открывались.

Она должна спросить у Джубела, что же такое он сказал Джефу! Чудо с молодыми людьми сотворил он, Молли была уверена. Впрочем, и многими другими чудесами был обязан ему Блек-Хауз.

Когда танцы закончились, Молли стояла на пороге, уверенная, что Джубел возьмет на себя большинство ее забот, когда все разойдутся. И даже смажет, наверное, петли скрипящих дверей.

Она пожимала руки каждому гостю, принимая слова благодарности и приглашая приходить снова. Она поймала себя на том, что без конца ей повторяют комплименты Джубела в адрес Шугар и ее кулинарных способностей. Молли подумала: а не поставить ли второй стол в холле? Возможно, они станут, как и ее мать, накрывать два стола для ужина по выходным дням.

Клитус уходил последним. Молли ждала его ухода и боялась. Он попытался отвести ее к качелям, лозы жимолости отбрасывали на качели тень, скрывая от света, льющегося из окон дома. Молли бесцеремонно плюхнулась в одно из кресел-качалок. Она видела, он обиделся. Вытянув ноги, она прижалась спиной к спинке кресла и принялась покачиваться. Клитус стоял, неловко вертя в руках шляпу.

– Ну, я должен признаться, все вышло лучше, чем я ожидал.

– И лучше, чем я мечтала!

– Сколько, однако, пришло людей!

– Сегодняшний вечер здорово пополнил бюджет семьи!

Клитус шаркнул ногой, все еще вертя в руках шляпу.

– Даже Тейлоры, кажется, искренне веселились.

– Да, они удивили меня тем… что вели себя, как нормальные люди!


– Может быть, это хорошее начинание, Молли. Может, теперь ты не будешь против отдать Тревиса и остальных детей…

– Что?!

Как часто она не понимала Клитуса!

– Теперь ты увидела правду, – добавил он.

– Какую правду?

– Город желает тебе добра! Жители Эппл-Спринз, придя сегодня в Блек-Хауз, как бы сказали тебе это!

– Какое отношение имеют танцы к вопросу усыновления детей чужими семьями?

– Никакого, я думаю. Просто я подумал, что это поможет тебе увидеть правду. Есть несколько очень хороших семей в Эппл-Спринз. Молли, они станут хорошими приемными родителями твоим братьям и сестре!

Молли вскочила.

– Ты не понимаешь, Клитус! Сегодня было положено прекрасное начало. Начало, не конец! Сегодняшний вечер доказал, что я смогу…

– Сможешь, что?

– Добиться успеха! Воспитать детей! Содержать Блек-Хауз!

– Молли, не будь смешной! Это только всего лишь танцы. Танцы не выправят твое финансовое положение. Дюжина танцев не выправит!

Схватив за руки, он грубо притянул ее к себе.

– И покраска дома не сделает его пригодным для жилья!

Позже Молли гордилась, что сумела сдержаться. Она не закричала, не ударила по лицу, даже не набросилась на него со всеми теми грубыми словами, которые пришли ей на ум.

Она решительно освободилась от его объятий и тихо сказала:

– Уходи. Я думаю, сейчас тебе лучше всего уйти, Клитус.

Он нахмурился, губы искривились. Молли уже поднималась по ступенькам.

– Сейчас же, Клитус!

– Но…

Дойдя до двери, она взялась за ручку обеими руками, постояла, спокойно прислушиваясь, как он нерешительно топчется у крыльца, помедлила… Она не тронулась с места, чтобы остановить его, и Клитус зашагал по тропинке. Первый раз за год тропинка не была покрыта сорною травой, спасибо Джубелу Джаррету, вовлекшему в работу и лесорубов, и Тревиса, и малышей, и даже Линди! Но сам Джубел Джаррет однажды уйдет по этой самой тропинке, как это сделал и его брат. Уйдет по этой тропинке – из ее жизни.

Боль переполнила ее душу. Но Молли утешала мысль: она никогда бы не обрела силы и желание бороться и выиграть битву с судьбой, если бы Джубел не прибыл в Блек-Хауз.

В доме все лампы оказались погашены. Молли на ощупь пробиралась через холл. Наставление матери – никогда не ложиться спать в неприбранном доме – вспыхнуло в усталом мозгу. Но матери уже не было в Блек-Хауз, и Молли собралась отправиться спать. «Завтра рано утром все приведем в порядок, расставим мебель…» – думала она.

– Молли! – голос Джубела послышался из темноты, испугав ее.

Она остановилась на ступенях лестницы, ведущей на второй этаж. Повернув голову, Молли увидела Джубела, стоящего на пороге гостиной. Лучи лунного света проникали сквозь щели дощатой двери, слабыми полосами ложась на сосновый пол. Из гостиной позади него лунный свет лился через шторы окон, они не были задернуты до конца. Он стоял в тусклых потоках света, прислонившись к косяку двери – как и Рубел в ту ночь.

– Иди сюда, – позвал он.

Молли колебалась, стоя одной ногой на верхней ступеньке лестницы. Ее сердце стучало. Она удивилась, когда ее губы сказали:

– Ты не танцевал со мной.

– Я знаю. Иди сюда.

Она спустилась на пару ступенек, но заколебалась вновь. Он протянул руку, будто чтобы помочь ей. Молли вложила свои пальцы в его твердую и надежную ладонь. Он сжал их и тянул ее к себе, шаг за шагом, пока она не оказалась рядом.

Очень медленно, почти лениво, он оттолкнулся от стены и выпрямился в полный рост, не сводя с нее глаз.

Молли чувствовала, как участился ее пульс. Но она не могла оторвать от Джубела взгляда, даже если бы захотела. А она, конечно, не хотела. Наоборот, она хотела удержать его в своих глазах – ив своем сердце! – навечно.

Внезапно он принял танцевальную позицию, обняв ее за талию.

– Можно вас пригласить, мисс Дюрант?

Страх, смешанный с желанием, разлился по телу Молли. Она не могла танцевать сейчас! Если она станет танцевать с ним… все будет, как в ту ночь. Если она станет танцевать с ним… она потеряет голову… она не сможет отказать ему ни в чем… Он потанцует… использует для своего наслаждения ее тело… и покинет, как Рубел. Она не должна, танцевать с ним!

Но ничто уже не могло удержать Молли.

– Музыки нет, – возразила она слабо.

– Я буду напевать.

Странное предложение вызвало у нее улыбку. В приливе чувств он закружил ее по гостиной. Они стукнулись о диван, и Молли наступила ему на носок.

– Извини, – сказала она.

– Пустяки!

Напевая мелодию «Лунный свет в сосновом бору», он вальсировал с ней длинными скользящими шагами вокруг дивана, между стульями и шкафами. Ее дыхание стало стесненным и частым. Наконец, ее мысли прояснились:

– Мебель на месте!

– Тревис и Джеф помогли мне.

Она огляделась в почти полной темноте гостиной.

– Все в кроватях, – сказал он. – Укрыты одеялами. Целые и невредимые.

Он остановился всего на мгновение, но Молли умудрилась чуть не упасть ему на грудь. Рубел протанцевал, не выпуская ее из объятий, на середину комнаты, подальше от мебели. Они смотрели друг на друга и часто, тяжело дышали.

Наконец он позволил ей отстраниться, но тут же склонился к ее лицу, его губы припали к ее губам, отчаянно требуя отклика. После крепкого и страстного поцелуя он поднял голову:

– Черт побери, Молли, мне так хотелось танцевать с тобой сегодня! Твое платье сводило меня с ума… и твои глаза… и волосы…

Пока Рубел говорил, его руки касались ее прически, он развязал бант, вытащил шпильки, бросив их на пол… Распущенные волосы упали ему на руки. Он пробежал по ним пальцами, смял в пригоршню и уткнулся в них лицом, вдыхая чистый, сладкий запах.

– О, Молли, я хотел бы, чтоб это мгновение длилось вечно!

Она стояла, не в состоянии ответить. Ее сердце билось так быстро, что, казалось, вот-вот выскочит из груди. Рубел чувствовал и слабость, и в то же время прилив сил.

Они поцеловались снова. Он прижал ее сильнее, и она позволила, не стыдясь. Желание было столь неудержимо, что вытеснило из головы все другие мысли – даже мысли о той, другой, ночи и о том, другом, мужчине. Ее обнимал Джубел… губы касались губ… руки скользили по телу, сжимали ей груди и освобождали из заточения мечты, которым, как она думала, никогда не суждено было осуществиться. И если она может быть с ним только сегодня, только одну эту ночь, значит, она будет сегодня ночью упиваться своим счастьем. Будет!

– Ты не чувствуешь ничего подобного с Клитусом, правда? – прошептал он где-то возле ее шеи, больше оправдываясь, чем спрашивая. – Скажи, что нет, Молли, пожалуйста, скажи, что нет!

– Нет, – ответила она едва слышно.

Ее пальцы гладили его по волосам. Она уткнулась лицом ему в шею. Молли чувствовала, как ее груди наполняются предвкушением блаженства.

– Я никогда не чувствовала ничего подобного… ни с кем, – она говорила правду.

– Здорово!! Вот это да!!!

Голос Линди мгновенно прояснил их затуманившееся сознание, разделив, как нож мясника разрезает кусок мяса. Повернув головы, они увидели стройную фигурку на пороге. Линди вызывающе подбоченилась, оправив на себе ночную рубашку.

– Вы посмотрите! Только посмотрите! Как занудливо они толковали мне и Джефу об одном и том же, об одном и том же! Но ты, Молли, прокралась в темноте в гостиную на свидание к Джубелу и делаешь теперь именно то, что запрещала нам с Джефом! – Линди повернулась и побежала наверх по ступенькам.

– Линди! – Молли рванулась следом.

– Подожди, Молли! – остановил ее Рубел. – Я сам…

В мгновение ока он пересек холл, поднялся по лестнице, перепрыгнул через две ступеньки и рывком распахнул дверь в комнату Джефа, только что закрывшуюся за Линди. На лице Джефа, стоявшего у постели в нижнем белье, надо отдать ему должное, было написано смущение.

– Я не…

– Я знаю, – Рубел метнулся к кровати Джефа, стащил одеяла, простыни, добавил к ним подушку и комом бросил все Джефу в руки. – В сарай!

– Но…

– В сарай!

– Ты не смеешь! – закричала Линди.

– Смею, – он указал на дверь. – Вон, Джеф, сейчас же!

Джеф направился к двери, но Линди схватила его за руку. Выражение лица парня свидетельствовало, что он чувствует себя пойманным в капкан.

– Ты не имеешь права! – бушевала Линди.

– Может быть, и не имею, но тебе ничего не остается, как отправиться сейчас же в свою комнату, и если ты высунешь за дверь до утра свой нос, я лично подвешу Джефа за пятки и сниму с него заживо кожу у тебя на глазах.

Джеф побледнел.

– Ты поступаешь так только потому, что я застала тебя с Молли! – не унималась Линди. – Но мы только собирались заняться тем же, что и вы!

– Ничего не выйдет! Мы сдерживали наше… наше… – Рубел тяжело вздохнул, будучи не в состоянии подыскать слово, которое не оказалось бы слишком грубым для ушей Линди или же для тех чувств, что он испытывал к Молли. – Мы вели себя, как взрослые люди, и я должен сказать тебе, что для юных леди все это очень опасно. Несмотря на твои, возможно, вполне зрелые представления о страсти и морали, ты еще в начале своего жизненного пути, и я не намерен позволять тебе… – Рубел посмотрел на Джефа, покрасневшего до ушей и стоявшего с поникшей головою, – … совершить ошибку, о которой, не исключено, вы оба будете сожалеть всю оставшуюся жизнь. Теперь уходите!

Они ушли. Джеф спустился и вышел за дверь. Линди гордо прошествовала в свою комнату, громко хлопнув дверью. Рубел задумался, что же он натворил, сказав ей такие вещи. Но, черт возьми, он был взбешен до такой степени, что готов был перекинуть девчонку через свое колено, чтобы высечь!

Заметив юбки Молли, промелькнувшие и стремительно скрывшиеся за дверью ее комнаты, он еще раз убедился, что не следовало поднимать шум. Не останавливаясь и не располагая временем, чтобы принять продуманное решение, Рубел постучал в ее комнату.

Молли стояла спиной к двери, когда он подошел. Она вздрогнула от стука, зная – это он. Ее сердце бешено колотилось. Все, о чем только она могла думать, так это о том замешательстве, которое причинила ее неосмотрительность Линди. Девочка теперь не будет ее слушаться! И как она сможет что-либо объяснить ей про любовь и страсть, если на самом деле сама в них ничего не понимает?

Рубел постучал еще раз. Собрав все свои силы, Молли открыла дверь. Тяжело дыша, он стоял, опершись рукой о дверной косяк над головой, его глаза старались встретиться с ее глазами, на лице застыло выражение полнейшего смущения. Он искал ее взгляд, она знала, для чего – чтобы прочесть ответ на затруднительную дилемму. Его голос прозвучал хрипло. Он сказал слова, которые она никак не ожидала от него услышать:

– Выходи за меня замуж, Молли. Это, пожалуй, единственный способ избежать неприятностей и установить в Блек-Хауз мир.

Глава 10

«Выходи за меня замуж, Молли»! Что за чертовски глупая идея! Какой бес в него вселился? Это открытое зеленое платье оживило его воспоминания и вызвало страсть, но не только у него, как заметил Рубел – у каждого не совсем старого мужчины, пришедшего на танцы.

Рубел беспокойно метался и ворочался остаток ночи, но к тому времени, когда бентамский петух Молли пропел гимн воскресному утру, он еще не разобрался со своим неразумным поведением накануне.

Он размышлял: как Молли восприняла его слова? Испугалась его неожиданного предложения? Он видел – испугалась! Рот приоткрылся, глаза округлились. Она очень тихо сказала:

– Спокойной ночи, Джубел, – и закрыла дверь.

«Спокойной ночи, Джубел» было произнесено таким хриплым голосом! От этого воспоминания он почувствовал комок в горле… и боль в паху.

Она не ответила на его предложение, но он и не ожидал ответа. Черт, он вообще не ожидал, что сделает ей предложение! «Выходи за меня замуж», – сказал он. «Выходи за меня замуж!» За «меня» – кого? Ведь Молли ничего не знает о том, как обстоят дела! Она даже не знает, кто на самом деле сделал ей предложение прошлой ночью! А когда узнает…

Эти танцы были сущим адом от самого начала до конца. Но, с другой стороны, как он смел надеяться на что-либо другое? О чем он думал, где была его голова, когда он предложил ей устроить танцы? Нет, когда он решил, что она их устроит! Снова и снова Рубел проклинал свою привычку идти напролом и молниеносно принимать решения.

После случившегося в прошлом году он должен был бы предполагать, что танцы ничего не решат. А что вообще можно решить и как? Разве все не его собственный глупейший обман?

Ему вспомнился Клитус Феррингтон. Рубел знал почему – оттого, что его мысли были полностью заняты Молли, танцующей в гостиной в объятиях банкира. Кому она принадлежала? Знать бы правду! Сама Молли в этом не сомневалась, пока он не приехал в Блек-Хауз и не тряхнул яблоню. А упавшие с яблони плоды оказались сплошь подгнившими: он расстроил ее отношения с женихом, заставил устраивать приемы людям с языком гадюк, принудил, нарушив традицию, взять на постой лесорубов. Гнилые яблоки!

Ему пришла в голову мысль: если ее отношения с Клитусом порвутся, это, пожалуй, только к лучшему! Он был бы чертовски плохим отцом для детей!

А сам он? Это же анекдот столетия – Рубел Джаррет, отец пятнадцатилетней девочки, уже почувствовавшей свою женскую силу, одаренного, но весьма своенравного подростка и двух маленьких мальчишек, хотя и закравшихся в его сердце и вернувших ему в некотором смысле дни детства, но которым, скорее всего, вскоре суждено превратиться в таких же непослушных и неприветливых подростков, как их старший брат.

Кого он хочет обмануть? Им нужен мудрый, опытный мужчина, который сумеет этим детям заменить отца. А мудрость Рубел лишь разыгрывал, напуская на себя вид знающего жизнь человека. Последняя ночь ясно показала это. Он никому не смог бы доказать, что не виноват перед Молли в прошлом.

И он не только причинил ей много горя, сбежав от нее, но он еще и вернулся год спустя, чтобы вообще перевернуть ее жизнь вверх дном. Вдобавок ко всему, он лгал ей! Несомненно лгал, хотя все время стремился сказать правду.

К тому же это была не просто ложь, а целое нагромождение лжи! Один обман тянул за собой другой, еще более коварный. Почему, черт побери, он не исчез из ее жизни однажды и навсегда? Зачем ему понадобилось смотреть, как она танцует всю ночь в объятиях Клитуса Феррингтона, словно нарочно дразня его тем платьем, в котором была в ту ночь, когда они занимались с ней любовью?

Танцы оказались чертовски глупой затеей, он понял это, встретив Молли наверху лестницы в этом платье. Стоило ему бросить один взгляд на нее – и все, о чем он мог думать, так это только о том, как бы снять с нее платье! А когда она еще до начала танцев запальчиво потащила его вниз по ступенькам крыльца, будучи в необыкновенном возбуждении, он понял: она без ума не от него, а от этого чертова банкира!

В то время как Клитус оглядывал преображенный Блек-Хауз, а Молли с чувством торжества следила за выражением его лица, Рубел наблюдал за Молли. Ему захотелось расплющить Клитусу нос за отказ порадоваться преображению дома вместе с невестою. Но в то же время он испытал облегчение оттого, что Клитус не попытался лицемерно скрыть свои чувства.

Уязвленная, Молли стояла на крыльце. Рубел едва сдерживался, чтобы, утешая, не обнять ее. Он ушел, оставив Молли наедине с Клитусом, но считал минуты в нетерпеливом ожидании, когда же зазвучит музыка, и он закружит Молли по залу в своих объятиях, не нанося при этом вреда ее репутации.

Но когда заиграла музыка, они с Молли так и остались стоять в разных концах гостиной. На мгновение он поймал ее взгляд и понял, что даже один-единственный танец в его объятиях станет последним ударом по ее репутации. Он, конечно же, будет прижимать к себе Молли слишком крепко – просто не сможет сдержать себя, и он будет слишком пристально смотреть ей в глаза, и каждый из присутствующих без труда прочтет те чувства, что отразятся в его взгляде, – он вряд ли сумеет их скрыть.

Они украдкой смотрели друг на друга сквозь толпу, в то время как воспоминания, казалось, носились по залу среди танцующих – воспоминания о той ночи, случившейся год назад… сладостные… мучительные…

Рубел говорил Молли правду, стараясь объяснить, почему влюбленный мужчина сбежал от нее после первой же ночи. Он съел то самое райское яблоко, которое зажгло его желанием, а потом, словно почувствовав удар в спину, он покинул Эппл-Спринз.

Его лишала сил мысль, что он уехал из города, не попрощавшись и не попытавшись утешить девушку, объяснить свое поведение, извиниться перед ней. Он причинил ей зло непреднамеренно! Просто вовремя не осознал, какую подлость совершает.

Целый год он грезил сладкими снами, вспоминая их ночь в сторожке. Когда же он понял, что не в состоянии забыть эту девушку, он решил вернуться в Эппл-Спринз, чтобы понять, почему та ночь с Молли Дюрант для него незабываема.

Воспоминания кружились вокруг него в звуках музыки, но что за воспоминания приходили на ум Молли? Едва ли приятные! Несмотря на то, что он, наверное, явился самым ярким событием в ее жизни, Рубел знал теперь цену, которую пришлось Молли заплатить за ту ночь. Оборотная сторона медали оказалась для нее безобразной, и в том была его вина.

Он вернулся в Блек-Хауз и снова причинил ей боль! На этот раз даже большую, пожалуй. Он не смог остановить крики ее младшей сестры, уличившей их в страсти, – крики, достаточно громкие для того, чтобы их услышали все обитатели дома и даже, не исключено, на улице. Он не смог выправить положение и, как сказала Линди, это было не его дело! Он не удержался и выгнал Джефа из дома, хотя все это не касалось его еще больше! И он силой отослал Линди в ее комнату. Рубел не смог удержаться от многих поступков, совершать которые не должен был. И самое главное, от чего он не удержался, – от обещания жениться на Молли Дюрант! Он не дал себе труда призадуматься! «Выходи за меня замуж, Молли!» «Выходи за меня замуж!» Черт побери его грязную душу, если, лежа здесь, под крышей ее дома, в постели и осознавая, что он самый подлый обманщик на всей Божьей земле… черт побери вместе с душой и его шкуру, если он сейчас не находит это предложение самой лучшей идеей, когда-либо приходившей ему в голову!

Но хуже всего то, что ничего из этого не выйдет! Если бы он остался год назад, хотя бы для того, чтобы сказать вежливое «до свидания», тогда, может быть, что и вышло бы. И если бы он не лгал ей, выдавая себя за другого, наверное, что-либо стоящее могло получиться. Но он год назад не сказал ей даже «до свидания», а, вернувшись, выдал себя за другого. Предложением о замужестве он поставил Молли в такое положение, которое неизбежно снова причинит ей боль. Однажды она обнаружит, что он солгал ей, и тогда выбросит его из Блек-Хауз за шиворот. И не то, чтобы он не заслуживал этого… Он-то, конечно, заслуживал, но вот Молли – нет!

К тому времени, как Рубел побрился и оделся, окрепла его уверенность, что самое худшее ждет его впереди. Он сейчас спустится, пройдет на кухню и увидит Молли. Что же, черт возьми, он ей скажет? И что ему скажет она? Больше, чем когда-либо раньше, ему сейчас хотелось исчезнуть из Блек-Хауз. Он спустился по задней лестнице, смущаясь, как невеста-девственница.

Молли стояла спиной к лестнице, разбивая в кастрюлю яйца, в то время как Шугар, единственный человек, находившийся в кухне кроме нее, взбивала тесто для лепешек. Рубел вошел, не сомневаясь, что сейчас провалится сквозь землю, однако ничего подобного не произошло.

При звуке его шагов Молли обернулась. Ее глаза округлились. Он старался понять выражение ее лица, но не смог. Она не была сердита – Молли вскидывала голову, когда сердилась. А как запрокинула голову, когда направила на него двустволку в день его прибытия! Сейчас ее лицо, казалось, было покрыто гипсовым слоем, и не было никакой возможности что-либо по нему прочитать.

– Молли…

Она заставила его замолчать, отрицательно покачав головой, и отвернулась к яйцам. Едва дыша, Рубел наблюдал за ней. Наконец, она обернулась.

– Молли, я…

Снова она покачала головой:

– Не говори ничего… Совсем ничего не говори!

Она возвратилась к своему занятию. Рубел смотрел, как она готовит болтушку из яиц. Ему не было видно содержимого кастрюльки, но он мог понять, что она делает, по движению рук, сильным взмахам локтя… Его сердце забилось быстрее. Ему захотелось пересечь комнату, обнять ее и…

И что, Джаррет? Что? Накормить ее еще одной ложью?

Голос Шугар проник в тот мрачный туман, в котором тонул Рубел.

– Я похожа на лебедя, если вы не выглядите сегодня утром утомленным до изнеможения, мистер. Неужели от вчерашних танцев? Идите сюда и налейте себе чашку кофе.

Словно придя в себя после долгого приступа паралича, Рубел двинулся с места. Он налил себе кофе. Когда Молли взглянула на него снова, то улыбнулась, как делала это каждое утро всю прошлую неделю.

– А ты хочешь кофе? – спросил он, протягивая чашку.

– Позже. Садись. Яйца готовы. Шугар заканчивает выпекать лепешки.

Рубел занял свое обычное место. Молли поставила перед ним тарелку с яйцами и жареным беконом. Шугар принесла горку лепешек.

– Может быть, на этой неделе нам с малышами удастся подстрелить кабана.

– Было бы здорово, – ответила Молли. – Если однажды придет на ужин хотя бы половина тех, кто обещал придти, нас спасут только кабаньи окорока.

– И бекон кабана, – вставила Шугар. – Бекон у нас кончается.

Последние слова негритянки потерялись в звуках шагов по лестнице. Линди! Рубел прожил в Блек-Хауз только неделю, но уже узнавал утреннюю походку каждого, спускавшегося по лестнице. Рубел подумал: чувствовала ли раньше Молли, заслышав его шаги, такое же смятение, какое он испытывал теперь, зная, что должен будет взглянуть в лицо Линди?

Непроизвольно Рубел посмотрел на Молли, в его глазах стоял вопрос. В то мгновение, когда Линди вошла в кухню, Молли пожала плечами. Он заметил смесь тревоги и веселья в выражении ее лица. Они оба повернулись к Линди. Чтобы рассеять беспокойство, Рубел подмигнул Молли.

Одетая в скромное, не новое, но довольно милое платье из муслина с узором из веточек, Линди выглядела юной девушкой, приближающейся к порогу расцветающей женственности. Волосы были перехвачены лентой на затылке, а на чистом лице светилась неподдельная улыбка. Когда Рубел увидел эту улыбку, его первой мыслью было, что и Молли, должно быть, выглядела так же в свои пятнадцать лет.

Он перевел взгляд на испуганное лицо Молли. Станет ли Линди такой же красивой, как и ее сестра?

Линди проскользнула на свое место за столом.

– Мистер Джаррет?

Рубел резко повернулся к ней, но в глазах Линди не было и тени коварных замыслов. Не в состоянии… нет, скорее, боясь заговорить, Рубел только кивнул, чтобы она продолжала.

– Можно, Джеф пойдет с нами в церковь?

В церковь? Сегодня воскресенье? «Ну, а что ты думал, Джаррет? За субботой обычно следует воскресенье», – сказал он себе. Один взгляд, брошенный на Молли, сообщил ему, что она поражена не менее, чем он, тем, что сегодня нужно идти снова в церковь.

Они пошли в церковь. Все было, как и раньше, но только на этот раз они с Молли шли рядом, а между ними – Сэм, одна рука малыша, разумеется, была у рта, он, как всегда, посасывал свой палец, другой рукой ребенок держался за Рубела. Вилли Джо шел по другую сторону, тоже держа его за руку. Они обвились вокруг него, как лозы жимолости вокруг старой сосны, что было ему приятно.

Когда он удрал из Эппл-Спринз, то причинил боль многим, не только одной милой и наивной девушке. Через нее он причинил боль и ее близким, даже этим вот малышам.

«Не девушке, а женщине», – поправило его, скорее, тело, чем разум. Он желал Молли!.. такую близкую… такую недоступную…

Во главе процессии, пристойно беседуя, шли Линди и Джеф. Сначала они попытались было отстать от остальных, разумеется, нарочно. Рубел знал все эти уловки из собственного опыта: позади всех они могли свободно держаться за руки и обмениваться взглядами. И Молли об этих уловках догадывалась тоже.

У ворот Блек-Хауз она вывела эту парочку вперед, сразу же вслед за Тревисом, который шел впереди всех по улице, раскланиваясь направо и налево. Ему так хотелось, чтобы сбылась его мечта о школе святого Августина, что мальчишка готов был кланяться каждому встречному. И его сестра достаточно сильно любила брата, чтобы пожертвовать многим, лишь бы сбылась его мечта. Рубел хотел поговорить об этом с Тревисом, но не стал. Он и без того слишком часто вмешивался в семейные дела.

– Идите вдвоем впереди, пожалуйста, – сказала Молли Линди и Джефу, – мы с малышами пойдем следом.

Линди и Джеф обменялись понимающими взглядами, им ясен был истинный смысл просьбы Молли, но они пошли впереди, не сказав ни слова.

Промямлив «доброе утро», Джеф вообще не произнес больше ни звука, его красное, как свекла, лицо, выдавало смущение. Рубел хотел, чтобы парень пошел в церковь, несмотря на вчерашние события. Он надеялся, Джеф – уже достаточно взрослый мужчина, чтобы отнестись спокойно к сложившейся ситуации. Но, конечно, молодой лесоруб еще не был достаточно взрослым, чтобы принять на себя ответственность за судьбу Линди.

Когда они прибыли в церковь, первый же взгляд, брошенный на Клитуса, стер из головы Рубела все мысли о его собственных неблагоразумных поступках. Клитус стоял на ступеньках церкви в ожидании Молли – тот самый Клитус, которому Рубел с удовольствием расплющил бы нос и вышвырнул бы из жизни Молли, тот самый Клитус, за которого Молли выйдет замуж, оставив Рубела плавать в море сочиненной им лжи. Позорное предложение руки – чьей? своей или Джубела? – не оставляло ему надежду когда-нибудь выбраться на берег.

Но сегодня Рубел не намеревался сидеть всю службу позади жениха с невестою. Молли по дороге в церковь волновалась, что ей делать, если в церкви окажется Клитус. Отважится ли он сесть с ним рядом после событий последней ночи? Она не хотела, видимо, но если Клитус возьмет ее за руку, что ей останется делать? А что сделает он сам? Позволит Клитусу сопровождать Молли в церковь и сидеть с ней рядом?..

Молли не удивилась, увидев Клитуса на ступенях церкви. Скорее, она была бы удивлена, если б он не пришел. Не потому, что Клитус был слишком религиозен, нет, его нельзя было назвать слишком набожным, но в Эппл-Спринз сын банкира просто обязан был ходить в церковь каждое воскресенье, а во время летней недели церковных праздников – так каждый день. В Эппл-Спринз посещение церкви было необходимостью, социальной и деловой.

Клитус стоял возле преподобного отца, обсуждая, должно быть, благотворительный обед или другое какое мероприятие для прихожан, на котором священник смог бы собрать вместе всю паству. Или они обсуждали, как спасти Молли Дюрант от грехопадения?

Преподобный отец заговорил первым:

– Молли, какой приятный сюрприз! Рад видеть, что вы стараетесь посещать службы более регулярно, чем прежде. Особенно это важно после ночи веселья, – добавил отец Келликот. – Я имею в виду танцы.

Молли ощетинилась. Она слышала, как Джубел кашлянул, но прежде чем он успел заговорить, Молли ринулась в двери церкви, оставив без ответа священника.

Клитус последовал за ней, вклинившись между Малышом-Сэмом и Молли.

– Я тоже рад тебя видеть, Молли.

Оттеснив Рубела, он взял Молли за руку, сжав ладонь так сильно, что вырывать ее было просто опасно, вышла бы… небольшая драчка, а скандал никому не был нужен. Молли вынужденно позволила Клитусу повести себя к скамье, на которой они сидели в прошлое воскресенье. Однако не успели они еще сесть, как Молли увидела Джубела. Он занял место на скамье перед ней, заставив упираться взглядом ему в спину, и в течение всей долгой службы она не могла думать ни о чем, кроме как об этом сидящем перед ней мужчине, Джубеле Джаррете.

Малыш-Сэм склонил голову на колени Джубела и заснул, как и в прошлое воскресенье, а Джубел, как и в прошлый раз, вытянул руку вдоль спинки скамьи, и Молли смотрела на его руку… смотрела и вспоминала, как эта рука обнимала ее несколько часов назад, как этой же рукой он опирался о дверной косяк над головой, когда делал ей свое невероятное предложение.

Во время пения псалмов она различала его слегка фальшивый баритон. Молли вспомнила, как он напевал мелодию, когда они танцевали в темной гостиной, и ей вдруг стало жарко. В первый раз за сегодняшнее утро она позволила себе вспомнить, как решительно он выгнал Джефа из дома, предотвратив беду, которой она боялась все предшествующие дни. Молли вспомнила гнев, яростный, но все же сдерживаемый, и его слова. Здесь, в церкви, она вспомнила каждое слово, обдумала и нашла, что он сказал именно то, что следовало. Действительно, они оба поступали, как взрослые люди, что, кстати, трудно. Он сказал об этом вслух и весьма убедительно попросил Линди не совершать ту же ошибку, которую Молли когда-то допустила в отношении его брата.

Он говорил о страсти, возрастающей с годами, и это поразило ее. Он не намеревался говорить столь откровенно и смело, она не сомневалась, но она ничем не могла помочь ему вчера, а сейчас удивлялась: то, что он сказал, – правда? Восхищение – какой же этот человек откровенный, серьезный, сострадательный и страстный! – заставило ее сердце биться быстрее. И, вероятно, Линди и Джеф тоже почувствовали его правоту. Эти двое сидели на скамье с Джубелом по другую сторону от Малыша-Сэма и вели себя настолько естественно, что большего нельзя было и требовать от двух молодых людей, увлеченных друг другом. Изредка их локти соприкасались, когда они пели псалом и склоняли головы, складывая ладони. Со стороны казалось – случайно, но, без сомнения, молодые люди были благодарны священнику за приверженность к длинным молитвам.

Молли не сводила глаз с мужчины, сидевшего перед ней. Черные волосы вились по шее. Черная кожаная жилетка облегала тугие мускулы. Она представила его гладко выбритое лицо, зачастую серьезное, иногда тревожное, порой насмешливое. А рядом с ней в Божьем храме сидел другой мужчина – ее жених! И только об одном она не позволяла себе думать – о невероятном предложении Джубелом своей руки.

Оно потрясло ее. Молли едва не задохнулась от волнения. Конечно, слова вырвались у него неожиданно, он не собирался делать ей предложение, то был лишь результат случайного стечения обстоятельств, гнева и неудовлетворенного вожделения. Молли знала это, вернее, понимала разумом, но сердцем ей хотелось верить в обратное.

Да, его слова были случайны, но ведь именно случайные слова и поступки, выходя из глубины внутренней сущности человека, обнажают истину. Впрочем, не все так просто…

Так или иначе, но предложение Джубела оставалось словно забытым в течение нескольких дней. Он отправлялся выполнять задание компании, а Молли прилагала все усилия, чтобы поддерживать порядок в доме, где воцарилась суматоха из-за множества новых постояльцев и посетителей таверны. Она поставила второй стол, как и решила в субботнюю ночь танцев, и количество посетителей таверны возросло не только в воскресенье, но и на неделе. Приготовление пищи и уборка, необходимость приветствовать и провожать гостей отнимали много времени и, конечно, были утомительны, но Молли находила домашние обязанности просто благодеянием, поскольку теперь они почти целыми днями не виделись с Джубелом.

Однако, как ни трудно ей было не танцевать с Джубелом в субботу, это не шло ни в какое сравнение с мучением изо дня в день почти не разговаривать с ним.

Как только закончился воскресный обед, он позвал с собой Джефа, и они ускакали куда-то верхом. По делам, сказал Джубел. Молли никогда не думала, что делами нужно заниматься и по воскресеньям.

Она осталась в доме, полном гостей, среди которых был и Клитус. Он чувствовал себя одиноким, покинутым и сердился.

Молли уговаривала себя: надо быть благоразумной, необходимо дать Джубелу время подумать, и она сама не готова обсуждать его предложение. Разве не она отказалась говорить в то самое утро? Он пришел на кухню на следующее утро, видимо, готовый к разговору.

Может быть, он уже передумал? «Хотел извиниться?» – терзалась Молли. Она видела это по его лицу, слышала в голосе. Не по тому ли она и отказалась говорить с ним? Он раскаивался, в то время как она не желала отказаться от радости, наполнившей сердце! Молли старалась не признаваться себе в этом.

Рано или поздно они, конечно же, поговорят. В конце концов, разве не назвал он их взрослыми людьми? Взрослыми – значит, разумными, здравомыслящими, практичными и… одинокими.

Одиночество! Она была покинута одним Джарретом и боялась оказаться покинутой снова – другим. Боялась остаться одной в пучине бытия, боялась все больше с каждым ударом сердца. Если он уедет… когда он уедет…

Тейлоры пришли на воскресный обед и задержались после того, как все другие гости разошлись. Молли не удивилась, увидев их, она вспомнила, как они веселились в субботу. Но если она думала, что ее неприятности с Тейлорами закончились на танцевальном вечере, то ошибалась. Клитус был прав: одни танцы в субботнюю ночь ничего не могли изменить.

– Мы принесли документы, чтобы обсудить их с вами, мисс Дюрант, – сказал мистер Тейлор.

Тревис терпеливо ждал, стоя возле школьного учителя и его жены.

– Документы?

– На усыновление, – объяснила Анни Тейлор.

Молли словно вылили на голову ведро ледяной воды.

– Судья придет через две недели, – сказал Тейлор. – Если вы подпишите документы до его прихода, дело может быть ускорено и Тревис не упустит шанс поступить в школу святого Августина.

Молли пытливо вглядывалась в такое вызывающее, но такое дорогое лицо брата… которого она теряла. Даже если он поступит в школу, будет ли он по-прежнему членом их семьи? Молли сомневалась.

– Нет необходимости в усыновлении, мистер Тейлор.

– Молли… – начал Тревис.

– Мистер Джаррет помог мне изыскать средства, чтобы послать Тревиса в школу. Мы оценим любую помощь, какую вы сможете оказать нам, но Тревис и без усыновления сможет попасть в школу святого Августина, когда начнутся занятия. Почему бы нам не пойти сейчас в гостиную и не обсудить стоимость всего необходимого: книг, одежды и других вещей?

– Каким же образом вы изыскали средства? – поинтересовался Тейлор.

– Если вы думаете заработать необходимое количество денег обедами и ужинами в таверне, то это просто смешно, – высказала свое мнение Анни Тейлор. – Вы никогда не сможете столько заработать…

– Извините, миссис Тейлор, – перебила Молли и обратилась к ее супругу: – Я нашла деньги, чтобы послать Тревиса в школу. Меня интересует, могли бы вы помочь ему со вступительными экзаменами и зачислением в школу? Или вы хотите все-таки уточнить…

– Не слишком обольщайтесь, мисс Дюрант, – прервал ее Тейлор. – Конечно, вы должны понимать, как сильно моя жена рассчитывала на усыновление…

Молли посмотрела на подавленную женщину, уголки ее губ опустились, в черных глазах Анни Тейлор блестели слезы. Молли взъерошила волосы Тревиса. Удивительно, но он вел себя достойно.

– Кто не хотел бы иметь Тревиса своим сыном, миссис Тейлор! Но он член нашей семьи. Вам не составит труда найти другого ребенка. Тревису мы не позволим покинуть нас.

– Другого ребенка? Но такого сообразительного…

– Детям нужна любовь, миссис Тейлор, так же, как и образование. У множества детей в этом мире нет никого, кто бы их любил. – Молли посмотрел на Тревиса. – Но таких нет в нашем доме.

Хотя Анни Тейлор и была близка к тому, чтобы расплакаться, а школьный учитель разозлился, они ушли, дав обещание помочь Молли подготовить Тревиса к школе.

Тревис медлил. Это было первое воскресенье, которое, как могла вспомнить Молли, он не проводил с утра до вечера у Тейлоров. Скоро Молли поняла причину, почему он задержался. Тейлоры еще не вышли за ворота, как Тревис скептически спросил:

– Как, Молли? Ты намереваешься продать Блек-Хауз по совету Клитуса? Ты не ответила на вопрос учителя!

– Никогда не продам! – поклялась Молли.

Они стояли на крыльце. Налетавший ветерок был теплым, даже знойным. Пчелы жужжали возле кустов жимолости. Молли спустилась с крыльца, села на качели и начала слегка раскачиваться, отталкиваясь пятками от земли.

– Иди сюда, Тревис. Я все объясню.

Тревис отказался сесть на качели, устроившись на перилах крыльца.

– Я никогда не продам этот дом. Его построил наш дедушка. Я понимаю, ты не знаешь ему цену…

– Я в этом не разбираюсь, Молли. Учитель Тейлор говорит…

– Я знаю, что говорит Тейлор. Но как бы я ни уважала учителя, Джубел прав, нужны не только хорошие умственные способности, чтобы занять достойное место в мире. Здравый смысл и знание своих корней сопутствуют счастью человека.

– Ты влюблена, не так ли?

– Влюблена?

– В Джубела Джаррета.

Молли почувствовала, что краснеет. Слово «влюблена» не соответствовало тому, что она чувствовала к Джубелу.

– Нет… я… э… я не знаю, как ответить тебе, Тревис. Быть влюбленной – это что-то вроде пылкого девического увлечения, это не…

– Линди рассказала мне о прошлой ночи.

Молли качалась на качелях, выслушивая нотацию от ребенка, который, она была уверена, еще воспринимал женщин лишь как кого-то, кто убирает дом и готовит для него еду.

– Он не имел права целовать тебя!

– Ты так думаешь?

– И у него не было права говорить подобные вещи Линди и выгонять из дома Джефа.

Молли изучающе посмотрела на серьезное лицо юнца.

– Я сама целовала его в ответ, Тревис. А Линди… ну, я уверена, Линди не все рассказала тебе. Ты не можешь возражать против того, чтобы Джубел поучил ее, что значит быть ответственной молодой леди.

– Клитус прав.

– Клитус?

– Он чего-то хочет, Молли! Джубел Джаррет чего-то хочет, и от тебя, и от всех нас!

Молли нахмурилась. Странно было слышать, каким образом этот мальчик, претендовавший на то, чтобы слыть весьма смышленым, объяснил их с Джубелом связь.

– И чего же он хочет, Тревис? Ты знаешь? Или Клитус знает?

– Клитус сказал, Джубел хочет, чтобы ты слыла распутной женщиной среди жителей нашего города. Учитель Тейлор сказал…

– Хватит! Сейчас же замолчи! – возмущенно захлестнуло ее, Молли встала. – Я не хочу знать, что сказал Тейлор, потому что он ничего не понимает, и он не знает, что происходит в нашем доме. Я повторяю, он не знает, Тревис. Мистер Тейлор – умный мужчина, он учит тебя… как ты это называешь?.. обстоятельно думать? Не значит ли это, что ты не смеешь выносить какое-либо суждение, пока не разберешься во всем и не учтешь всех фактов?

– Но…

– Тейлор лишь повторяет городские сплетни, Тревис, – Молли, выпрямившись, стояла перед ним, – и ты ошибаешься, Джубел Джаррет не намерен превращать меня в распутную женщину. Он лишь превратил сплетников в этом городе в настоящих стервятников, – она посмотрела на дверь дома, потом снова повернулась к брату. – Тебе интересно, как я собираюсь изыскать средства, чтобы послать тебя в школу?

Соскользнув с высоких перил крыльца, Тревис пожал плечами:

– Это нереально. Тейлор говорит, ты не сможешь.

Цинизм Тревиса заставил Молли весь остаток воскресения размышлять, чем закончатся их отношения с Джубелом.

Несколько горожан, включая священника и его сплетницу-жену, пришли на ужин. Шугар приготовила оставшееся мясо, испекла свежий кукурузный хлеб и подала простоквашу. Миссис Келликот не могла остановиться, расхваливая кухню Блек-Хауз.

– Представьте, у вас такая прекрасная повариха, но никто из нас ничего не подозревал!

Молли хотела ответить, что никто и не приходил в Блек-Хауз, чтобы отведать блюда Шугар, пока не появился Джубел, возбудив в городе всеобщий интерес. Она желала бы знать, много ли горожан считают ее распутницей, как сказал Тревис. Некоторые – без сомнения, но, конечно, не все относятся к ней, как к падшей женщине, хотя она и пускает на постой холостяков. Один из холостяков, во всяком случае, очень дорожит ее репутацией и великодушен по отношению к детям. Да, Молли ясно видела; люди сплетничают, не зная правды.

После ужина Молли села на крыльцо, убеждая себя, что она вовсе не ждет Джубела, просто ей нужно побыть одной и подумать. Линди – в своей комнате, малыши – в кровати, а Тревис еще не вернулся от Тейлоров, к которым убежал после их разговора.

Рубел нашел ее тихо сидящей на качелях. Он остановился на верхней ступеньке крыльца, огляделся и увидел Молли. Его сердце забилось быстрее, тысяча разнообразных чувств всколыхнулись в душе, и прежде всего – страсть, а потом уже чувство вины, угрызение совести, ощущение безнадежности… Прежде всего, была страсть! Вожделение и любовь. Любовь? Его глаза ласкали неясный силуэт. Ему казалось, она тоже смотрит на него, но издали он не мог видеть ее глаз и понять их выражение.

Что она почувствовала, выслушав его порывистое предложение руки? Он сделал шаг к ней. Коли на то пошло, а что чувствует он сам?

Одной из причин, почему он взял Джефа с собой за город, было нежелание думать о предстоящей ночи, Молли и своих необдуманных словах. По другой, вполне очевидной причине он хотел удержать Джефа подальше от Линди, чтобы у Молли был бы поспокойней день.

Но был ли у нее день спокойным? Или одиноким? Был ли ее день таким же одиноким, как и у него? Сев рядом с ней на качели, Рубел спросил небрежно, хотя ком стоял у него в горле:

– Как прошло воскресенье?

– Хотелось бы, чтоб лучше.

Он повернулся к ней, нахмурившись.

– У меня был ужасный день, – пояснила Молли.

По его просьбе она рассказала о разговоре с Тревисом, опустив слова юнца об ответственности Джубела за ее репутацию. Рубел положил руку на спинку качелей. Ситцевый рукав коснулся его руки.

– Хочешь, я поговорю с ним?

– Думаю, не стоит. Когда мы продадим лес, и он сможет поступить в школу святого Августина, может быть, тогда он увидит…

– Что, Молли?

– Что в семье его любят, и что мы не такие уж глупцы!

Они тихо раскачивались. Рубел вдыхал запах жимолости – запах Молли. В тусклом вечернем свете его глаза искали ее глаза.

– Нам следует поговорить о…

Она так быстро соскочила с качелей, что Рубел чуть не упал на землю. Сохранив равновесие, он нашел опору, схватив Молли за плечи.

– Почему нет?

Она отказывалась смотреть ему в глаза.

– Я не могу.

Ее голос был таким ровным, он не смог уловить признаки малейшего волнения.

– Не можешь, что?

«Услышать, как ты забираешь свои слова обратно», – подумала Молли.

– Обсуждать… говорить о…

Его руки скользнули по ситцевым рукавам к плечам. Он обнял ее, проведя большим пальцем по высокому воротнику платья.

– О чем? О браке? Страсти? О чем, Молли?

– Ни о чем. Я ни о чем не могу говорить.

– Я не думаю, что у нас с тобой есть выбор.

Она резко повернулась к нему лицом:

– Хорошо, мы поговорим. Ты сболтнул, не подумав! Предложил мне выйти за тебя замуж, потому что в тебе говорила… страсть. Ты часто так делаешь!

– Часто? – он удивился.

Она старательно избегала его взгляда:

– Говоришь, не подумав!

– О, Молли, нет!

– Что нет? Не напоминать, что ты сболтнул глупость прошлой ночью? Не напоминать, что, прежде чем что-либо сказать, следует подумать?

Он пристально смотрел на нее, сердце стучало. Она все поняла! Как она сумела? Знала ли она, кто он? Нет, не знала, иначе сказала бы ему прямо, а не ходила вокруг да около. Молли всегда была честной и откровенной.

– Откуда ты знаешь, что я не думал?

– Не думал, что?

– Не думал… прежде чем сказать.

Она посмотрела, наконец, ему в глаза. Лунный свет касался ее лица, мерцая на слезах и отражаясь от влажной кожи век, и оставлял полосы на губах. Приблизив к ней свое лицо, Рубел приник к полосам лунного света, пробормотав:

– Я думал, Молли… – конец фразы был заглушён поцелуем.

Она открыла свои губы ему навстречу, но, когда он попытался прижать ее к себе сильнее, воспротивилась. Молли отчаянно поборола поднимавшуюся в ней волну желания. Она не могла позволить себе подобное сейчас. Она должна сдерживать свои чувства так же, как Джубел советовал сдерживать их Линди. Они обе должны держать себя в узде.

– Тогда почему?

– Что почему?

– Почему ты сделал мне предложение?

Почему он сделал ей предложение? Он задавал себе этот вопрос весь день и не находил ответа. Конечно, он приехал в Эппл-Спринз немногим больше недели назад, не намереваясь жениться на Молли Дюрант, и как он только смог за такое короткое время изменить свое решение? Она спрашивала его – почему?

– Я не знаю, – ответил он честно.

Молли внимательно взглянула на Джубела. Она искривила губы, как будто старалась защититься от нападения, и отступила на пару шагов, наткнувшись на стул. Он потянулся, чтобы поддержать ее, но она увернулась.

– Если ты сам не знаешь, почему, тогда вряд ли мы сможем обсудить предложение, не так ли?

– Молли, подожди, послушай…

Она открыла дверь и вошла в холл. Тишина, с которой отворилась дверь, вызвала новые слезы у нее на глазах; ведь до прибытия Джубела Джаррета дверь пронзительно скрипела… как и все остальное в Блек-Хауз, включая и ее саму!

Особенно ее саму!

Глава 11

«Почему?» – спрашивала его Молли. «Почему?» – спрашивал себя Рубел. Какого черта он сделал предложение Молли Дюрант? Всю следующую неделю он обдумывал этот вопрос обстоятельно, со всех мыслимых и немыслимых точек зрения, принимая во внимание все аспекты и мельчайшие детали. Казалось, они с Молли жили в разных домах, настолько редко видели друг друга. Рубел вставал и уходил, не завтракая. Он не возвращался, пока не стемнеет. Входил Рубел в заднюю дверь дома, быстро поднимался по лестнице и ложился спать.

Почему? Почему он прибыл сюда, взвалив на себя заботы буйвола в жару? Почему он предложил Молли Дюрант выйти за него замуж, когда он вовсе и не думал осесть в Эппл-Спринз? Он нашел несколько ответов, но знал, что ни один из них не удовлетворит Молли. Может, недавние свадьбы в его семье заставили и его самого задуматься о браке? Он представлял, как станет рассказывать ей об этом.

Или как насчет того, что Блек-Хауз с его обитателями напоминает ему о днях детства? Он скучает по своей семье, скучает по тому времени, когда все они, бедные, как церковные мыши, играли и работали и были счастливы жить вместе. И ему нравится семья Молли!

Рубел знал: Молли поймет и оценит его признания, но он также знал, что любой женщине хотелось бы, чтобы ей сделали предложение совсем по другим соображениям.

А Рубел был в долгу перед Вениамином! Каждый раз, когда он что-либо делал на благо этих детей, воспоминания о Вениамине наполняли душу воспоминания о тех жертвах, которые Вениамин приносил ради младших братьев и сестер. Оберегая от необдуманного поступка Линди, Рубел вспоминал, как Вениамин отослал их брата Кейта в рекордно короткое время к родственникам в другой город, прежде чем суд смог наказать его за необъяснимый и необдуманный поступок – он застрелил одного политического авантюриста.

Да, действовать быстро и решительно было у Джарретов в крови, даже если поспешные решения и бывали чаще безрассудными, нежели разумными. Конечно, Рубел был в долгу перед Вениамином, но единственной платой, которую хотел бы получить за свои жертвы брат, – это чтобы его младшие братья и сестры стали честными гражданами и порядочными людьми и прокладывали бы себе дорогу в жизни, никому не наступая на пятки, и стремились бы к удаче и личной выгоде не в ущерб другим, и умели бы иногда отказаться от собственных благ ради ближнего.

Но благотворительная цель едва ли является достаточным основанием для брака.

Разумеется, был и другой неоспоримый факт: он хотел затащить Молли Дюрант в свою постель. Черт его побери, если он не хотел этого настолько сильно, насколько только возможно для мужчины желать женщину. Он сделал ей предложение, чтобы заполучить ее тело? Рубел знал, что так думала Молли. Она так и сказала. Он избегал ее по этой причине. Он не хотел, чтобы она так думала. Но однажды она узнает правду, кто он на самом деле, и возненавидит его еще больше. Но все равно Рубел не хотел, чтобы Молли думала, будто он сделал ей предложение только для того, чтобы спать с ней ночами.

Рубел знал, что Молли хотела услышать от него, – только то, что хотела бы услышать от своего будущего мужа любая женщина. Но это было бы ложью, которую он ни за что не отважился бы произнести.

Он просто старался держаться подальше от Молли. По правде говоря, Рубел запустил дела, которые, в первую очередь, и привели его в город. Нужно поскорей разобраться с этой проблемой воровства леса и уйти из жизни мисс Дюрант, пока он не доставил ей еще больше неприятностей.

Рубел провел несколько часов за чтением списка лесопилок, делая пометки. Дважды он телеграфировал Джубелу, запрашивая сведения, чтобы затем их сверить с протоколами окружного суда Люфкина.

Рубел выяснил две вещи: воровать лес куда проще, чем воровать скот, и гораздо легче не оставлять улик. Спиленные деревья могли быть отвезены на незарегистрированные лесопилки, или воры могли спилить больше леса, чем оговаривал контракт, и послать излишек на другую лесопильную фабрику. Они могли просто указать меньшую прибыть или же рубить лес не только на участке, определенном договором. Проверяющих можно было водить за нос поддельными документами.

Еще Рубел понял, что вором леса компании «Л и М» мог оказаться любой человек, с которым он сталкивался в ходе проверки. В округе было полно негодяев, привлеченных легкой наживой и солидной прибылью. Во всяком случае, Рубел слышал, как старые рабочие говорили об этом.

Во вторник после обеда Рубел вспомнил, что обещал Молли застрелить на охоте кабана. И еще он обещал взять с собой на охоту малышей. Обстоятельства препятствовали. Он знал: ему лучше держаться подальше от детей – так им будет легче пережить его отъезд.

Ранним вечером он подстрелил крупного оленя и потащил в Блек-Хауз. В сарае он разделал выпотрошенную еще в лесу кровоточащую тушу. Полку для разделки он вымыл сам, не желая звать Молли и детей и вызывать суматоху Шугар на кухне. Разделывая, Рубел был настолько погружен в свое занятие, что не заметил: в сарае он не один. Рубел не собирался навсегда отправлять Джефа спать в сарай!

Когда Рубел заметил спотыкающегося и ослепленного светом фонаря Джефа, он пристально посмотрел на него и тут же проклял свое предательское воображение. Он надеялся, это Молли! Надежда промелькнула и растаяла.

В сущности, все это длилось секунду, не больше, но Рубел разозлился. Сколько он доказывал себе, что не хочет ее видеть! Он не должен желать ее видеть! Но он отдал бы все на свете, чтобы хоть мельком увидеть Молли.

Джеф протер глаза.

– Что, черт возьми, вы здесь делаете?

– Режу мясо.

– Почему не на кухне?

– Не твое дело.

Джеф замолчал. Рубел работал, думая об этом парне.

– Я не собирался навсегда выгонять тебя в сарай, – заметил он.

– Вы, значит, доверяете мне спать в доме?

– До тех пор, пока ты будешь держать свои штаны застегнутыми, а дверь закрытой.

– Я не дурак!

Закончив, Рубел завернул окорока и прочее мясо в чистую ткань и обратился к Джефу:

– Отнеси-ка в летнюю кухню, а я пока приведу здесь все в порядок.

– И потом я могу вернуться в дом?

Рубел кивнул.

– Думаю, Хеслет разрешит тебе завтра закончить работу пораньше?

– Это зависит от того, зачем.

– Чтобы поохотиться на кабана. На этой неделе нужно больше мяса, чем на прошлой, ужины в таверне становятся все многолюдней. Шугар сказала, что в доме закончился бекон.

Рубел решил, что охотой он приносит наибольшую пользу Блек-Хауз. Джеф торопливо ушел. Рубел был благодарен ему за согласие составить компанию. Конечно, он мог бы и без помощи Джефа убить кабана, притащить его к дому и разделать так, чтобы дети и Молли ничего не заметили. Мог бы, разумеется. Но Джеф расскажет много интересного, не только поможет ему отказаться хотя бы на время от постоянных самообвинений.

В летний полдень они ехали верхом в хорошем расположении духа. Рубелу нравилось, что он взял парня с собой сегодня совсем не по той причине, по которой брал его с собой обычно, стараясь увести от Линди.

В присутствии Джефа Рубел чувствовал себя словно ближе к Молли. Джеф жил теперь в доме, ел с семьей за одним столом, даже играл с мальчишками, он сам рассказывал об этом.

– Брал их с собой ловить рыбу?

– Да, поймали пару желтых рыбин.

– Вилли Джо по-прежнему отрывает свои пуговицы для грузил?

– Нет, я запретил, чтобы Молли не сердилась.

Рубел рассмеялся.

– Они доставляют ей и без того много беспокойства, это верно!

– Да!

Через минуту Джеф добавил:

– Они без вас скучают.

Рубел пристально смотрел на красное полотно дороги.

– Малыш-Сэм постоянно спрашивает, когда вернется мистер.

Рубел сжал губы.

– Мистер! Так зовет вас Сэм.

– Прекрати, Джеф! Будь добр, прекрати!

Через несколько минут Рубел возобновил беседу:

– Где работает Хеслет в эти дни?

– В Хэррис Холлер.

– Хэррис Холлер? Чья земля?

– Не знаю, на чьей земле мы работаем. Я просто прихожу, делаю свою работу и получаю деньги. Вырубаем все подчистую, потому что так быстрее, чем ходить и выбирать отдельные деревья.

– Может быть, и быстрее, но хуже для земли.

– Хеслет не беспокоится о земле, – признал Джеф.

– И многие другие лесорубы тоже.

Они подобрались к молодому кабану, который рылся в рытвине, оставшейся после наводнения. Рубел убил его с первого выстрела. Джеф помог привязать тушу к суку ближайшего дуба. Они выпотрошили кабана и сняли с него шкуру. Как обычно, когда руки были заняты, мозг Рубела от скуки заработал особенно остро. Он видел перед собой расписку, подписанную Хеслетом, – в ней не указывалось название лесопилки!

– Куда отвозит лес Хеслет? – спросил он.

– То на одну лесопилку, то на другую. Все зависит от того, где идет вырубка леса.

Рубел вспомнил свой разговор с лесорубом.

– Он все еще связан с той передвижной лесопилкой?

– Думаю, да.

– Сколько у него бригад?

Джеф помолчал, стоя у выкопанной ямы, куда Рубел велел ему бросить отходы.

– Не могу сказать точно. Я работал в трех-четырех бригадах и слышал о других. Думаю, у него с полдюжины бригад. Он заправила в Пайнейском лесу, это я знаю точно.

– Гм.

– Платит он тоже неплохо. Вот поэтому я и работаю у него. Когда заработаю достаточно денег, отправлюсь на запад и куплю ранчо.

Рубел отвлекся:

– Линди знает?

Джеф кивнул:

– Мы говорили об этом, – он беспокойно работал лопатой и смотрел сквозь деревья. – Она еще очень молода. Никто из нас всерьез не воспринимает наши отношения.

– Вы говорили и об этом?

– Да, сэр. Ну, если честно, то, что вы сказали той ночью, вразумило нас обоих. Мы еще молоды, правда. Ей пятнадцать, а мне нет и двадцати. У нас впереди еще много лет, чтобы беззаботно наслаждаться жизнью, не рискуя стать слишком старыми для… э… для… одним словом, вы знаете, что я имею в виду.

– Рад слышать это, Джеф, – Рубел похлопал парня по плечу. – Но я уверен: мало прийти к подобному заключению, это еще не все. Твой рассудок должен заботиться о теле чаще, чем тебе этого хотелось бы.


В пятницу утром все в Блек-Хауз скакали наподобие резвых лягушек, выражаясь языком Шугар.

– Где мистер Джаррет? – это был постоянный вопрос, угрожавший рассудку Молли.

Казалось, все в доме просто заболели этим вопросом. Утром его задавали малыши, когда спускались по лестнице черного хода.

– Он на кухне?

– Нет, его там нет.

– Спорю на два червяка для рыбной ловли, что он там.

– Спорю на десять головастиков – его там нет.

Конечно, его не было. Джубел не показывался за завтраком всю неделю. Он уходил прежде, чем спускалась Молли, без завтрака и без пакета с ленчем. Иногда ей казалось, он избегает разговора о своем нелепом предложении. В другой раз ей казалось, что это она сама избегает Джубела.

К концу недели силы покинули Молли, она набрасывалась на домашних и снова стала носить волосы туго заплетенными в косы и свернутыми кольцом на голове. Шугар, заметив это, сказала в пятницу утром, когда Молли вошла на кухню:

– Я превращусь в лебедя, если ошибусь, но вы двое так избегаете друг друга, будто один из вас заболел чумой.

– Бубонной чумой! – уточнил Тревис.

– Кого это волнует? – возразила Молли. – Тебя и твоего школьного учителя? Ты сам избегаешь мистера Джаррета с довольно спесивым видом.

– Я избегаю? – воскликнул Тревис. – Нет, дорогая сестра, я избегаю тебя. И он избегает тебя. Ни один мужчина в здравом уме не будет околачиваться возле девушки, которая предлагает себя мужчинам, будто она…

– Тревис! – воскликнула Молли.

Линди вскочила, опрокинув стул, чтобы дотянуться до брата и расцарапать ему лицо.

– Я убью тебя, Тревис! – кричала она. – Я слышала, что говорил о Молли мистер Джаррет, и его слова значат больше, чем все, что ты когда-либо слышал!

– И посмотри, к чему это привело ее! Посмотри, к чему это привело всех! Только я один не хожу кругами с виноватым выражением лица. Я всегда знал: он не хочет, чтобы я поступил в школу. Клитус был прав. Мистер Тейлор тоже.

– Мистер Джаррет не мешает мне послать тебя в школу, Тревис, – Молли попыталась защитить Джубела, хотя и была убеждена, что он заслуживает осуждения детей за то, что избегает их.

Но Клитус и мистер Тейлор не правы, и она не может смолчать и позволить Тейлору утвердиться в своем мнении.

– Тогда почему ты сказала это мистеру Тейлору?

– Я не говорила. Напротив, я сказала, что мистер Джаррет нашел для меня способ изыскать средства, чтобы послать тебя в школу. Он помогает, а не мешает, Тревис!

Молли отнесла тарелку с нетронутым завтраком к раковине.

– Но что за способ?

Обернувшись, она пристально посмотрела на Тревиса:

– Теперь тебе интересно, да?

Он также пристально смотрел на нее, ожидая ответа.

– Я продам часть нашего леса, не весь, конечно, ровно столько, сколько необходимо, чтобы послать вас в школу, каждого из вас, – она посмотрела на Линди, – и тебя тоже.

Линди вытаращила глаза.

– Меня? Учиться дальше?

– Тебя. Прежде чем ты позволишь разрушить твою жизнь какому-нибудь молодому ничтожеству, вроде…

Молли осеклась. Глаза Линди выразили полнейшее изумление, на губах заблуждала мечтательная улыбка. Молли надеялась, что ее сестра мечтает сейчас о том, как отправится в престижную школу, а не в кровать Джефа. Нет, она ничего не имела против Джефа. Через несколько лет, возможно…

Малыши возились за столом.

– Где мистер? – скулил Сэм.

Молли не обратила внимания на суровый взгляд Шугар.

– Я не знаю.

– Он обещал, что мы с ним убьем медведя, – продолжал малыш.

– Он не обещал, – возразил Вилли Джо.

– Обещал.

– Ах ты, глупая птица! Он сказал, что собирается на охоте подстрелить дикого кабана.

– Кабана он уже без нас подстрелил, – пожаловался Малыш-Сэм.

– А ты, наверное, спугнул бы кабана, как прошлый раз оленя, ты такая глупая птица!

– Нет…

Молли видела: Сэм готов был расплакаться. Как и она сама. Она вытащила его из-за стола, потянулась и поставила на ноги и Вилли Джо.

– Давайте-ка! Линди обещала взять вас с собой в город пройтись по магазинам. Бегите наверх и причешитесь. Помоги Сэму, Вилли Джо.

– Мне не нравится, когда Вилли меня причесывает. Мне нравится, когда меня причесывает мистер!

– Отправляйтесь! – Молли отвернулась. – Сейчас же!

Тревога нахлынула на нее. Она встала у окна на кухне, глядя на пустой двор и пустой сарай и размышляя о своей пустой жизни. Как же случилось, что она позволила разрушить свою жизнь? Она не должна была брать на постой Джубела. Он так сильно похож на Рубела! Он даже поступает в точности так же, как Рубел – исчез при первых признаках неприятностей!

Она не видела его целую неделю. Разумеется, она могла бы дожидаться его возвращения по вечерам, но она хотела дать ему время подумать. Она хотела, чтобы он сам пришел к ней. Молли не знала, что он никогда не придет. Как Рубел. Все напоминало Молли о нем. Будто его тень поселилась в доме.

А Джубел?.. Сначала оленина, потом кабан. Разрубил и оставил в летней кухне. Однажды ей показалось, что заскрипели качели, но когда она выглянула из окна, выходившего на крыльцо, никого уже не было.

Он передал деньги за проживание через Джефа. Ей хотелось бросить деньги Джефу в лицо, но она не бросила. Время от времени Молли вспоминала слова Джубела, сказанные им Линди субботней ночью, о том, что Молли и сам он ведут себя, как взрослые люди. На самом деле, нет! Они убежали от проблемы – никто из них не хотел говорить о ней.

– До свидания, – захлопнулась дверь за Тревисом.

Младшие братья вернулись причесанными. Молли услышала, как Линди хлопочет возле них, поправляя на малышах одежду.

– Сейчас я посмотрю на вас. Так… Вы замечательно выглядите. Бегите, подождите меня во дворе.

Дверь снова хлопнула. Когда Молли обернулась, Линди стояла у открытой двери, внимательно глядя на сестру.

– До свидания, Молли.

– До свидания.

– Тревис не избегает Джубела, ты не права.

Молли проглотила комок в горле, стараясь сдержать бессмысленные слезы.

– И малыши не избегают его.

Молли кивнула:

– Я знаю.

– И я не избегаю.

– Да.

– А ты избегаешь!

Молли прикусила нижнюю губу.

– Ты избегаешь его, а он был самым лучшим… постояльцем, который когда-либо жил в Блек-Хауз. Нам нужен он, Молли. Тебе он нужен. А ты его избегаешь!

Молли отвернулась.

– Если у меня когда-нибудь будет такой же красивый поклонник, как мистер Джаррет, я постараюсь его не потерять, – Линди вскинула голову. – А если бы я его потеряла, то, думаю, постаралась бы вернуть.

Дверь хлопнула. Шугар мыла посуду. Молли вытерла слезы на щеках тыльной стороной руки.

– Пусть я лебедь, – пошутила Шугар, – но этот ребенок выказывает черты взрослого человека, зрелого как душою, так и поведением.

Молли стояла у задней двери дома, смотрела на играющих во дворе малышей и думала, что ее жизнь никогда еще не была такой безрадостной. Наконец она повернулась к лестнице.

– Если бы он хотел остаться в Эппл-Спринз, я бы не избегала его.

Решив не поддаваться тоскливому настроению, Молли вернулась в свою комнату, надела самое лучшее платье и вышла из Блек-Хауз. В офисе компании «Л и М» она попросила у секретаря разрешения поговорить лично с мистером Петерсоном.

Когда секретарь закрыл за ней дверь, Молли начала сомневаться в разумности своего прихода. Она обвела взглядом большую комнату, беспорядочно уставленную мебелью, и почувствовала, что выглядит столь же мрачно, как и кабинет Петерсона.

Он указал ей на стул для посетителей.

– Чем я обязан вашему визиту, моя дорогая?

– Если у вас найдется для меня немного времени, я бы хотела обсудить одно дело.

– Дело? Конечно, у меня найдется для вас время. Рад буду помочь, – Петерсон подмигнул Молли, как заговорщик. – Моя замечательная жена хотела бы заполучить к себе в дом вашу повариху, но Клитус выразился достаточно однозначно.

– Я пришла, чтобы обсудить продажу леса.

Оскар Петерсон нахмурился.

– Мой брат Тревис – одаренный мальчик, как вы, может быть, слышали. Я хотела бы продать некоторое количество леса с моей земли, чтобы послать его в школу.

– Но для этого нужна не такая уж большая сумма.

– Да, сэр.

Джубел предупреждал, что не все смогут понять ее, и Молли приготовилась отстаивать свое решение.

– Я позволю вырубить на моей земле сосны, участок за участком, пока у меня на руках не окажется достаточное количество денег, чтобы послать всех детей в школу.

– Да, у вас ведь, кроме Тревиса, еще два младших брата.

– И сестра Линди.

Петерсон снова нахмурился.

– Линди? Необычная мысль, мисс Дюрант! Послать девочку учиться дальше? Так поступают все чаще и чаще в наши дни, но я полагал, что у тех, кто посылает в школы девочек, по крайней мере, денег куры не клюют, – он внимательно оглядел ее поношенное платье. – Простите, что нельзя сказать о вашей семье, мисс Дюрант.

– Невзирая на это, мистер Петерсон, я собираюсь продавать лес.

– Частями?

Она кивнула.

– Неразумно! Продавая малыми частями, вы теряете деньги.

– Я понимаю, но все же мне хотелось бы продавать малыми частями, и я велю нанятым лесорубам работать в соответствии с моими указаниями, чтобы, по возможности, земле был нанесен наименьший урон.

– Полагаю, так оно и будет, – размашистым движением Петерсон провел указательным пальцем по усам. – А что говорит Клитус о… э… вашем намерении?

– Я не обсуждала продажу леса с Клитусом.

Петерсон прищурил глаза и медленно встал. Обогнув стол, он по-отечески обнял Молли за плечи и поднял со стула.

– В таком случае, моя дорогая, я предлагаю вам рассказать Клитусу об этом намерении, а мы с вами поговорим позже.

Он вывел ее в приемную и открыл дверь. У Молли чуть не сорвалось с языка, что Клитуса продажа ее леса вовсе не касается.

– Поговорите с ним сегодня же, – сказал Оскар Петерсон. – Я уверен, он даст хороший совет.

Лжепокровительство мистера Петерсона, отказавшегося обсуждать с ней продажу леса, прибавилось к ссоре с Тревисом за завтраком и обвинениям Линди и переполнило чашу терпения. Молли выбежала из здания компании «Л и М» с единственной мыслью: как бы добраться до дома, не расплакавшись по дороге. Она проклянет себя, если даст сейчас возможность сплетникам этого города увидеть ее слезы.

Не ответив на прощание секретаря: «до свидания, Молли», – она выскочила на дощатый настил и… столкнулась с Джубелом Джарретом. Молли отпрыгнула, будто легла в кровать, кишащую красными муравьями. Он схватил ее за плечи, удерживая.

– Молли! – Джубел смотрел широко открытыми от удивления глазами.

– Джубел!

Он внезапно отпустил ее, словно плечи Молли обожгли ему руки.

– Ты… э… получила деньги? Я передал через Джефа.

– Да, – у нее пересохло во рту, и язык приклеился к небу.

– Хороша ли оленина?

Она кивнула.

– И мясо дикого кабана тоже. Спасибо.

Рубел пожирал ее глазами. Молли старалась не смотреть на него, но не могла.

– Полагаю, у тебя полно за столом людей вечерами, и Клитус приходит…

У нее забилось сердце. Она посмотрела вдоль улицы в направлении Блек-Хауз. Сжав губы, Молли кивнула и сказала:

– Мне надо… э… идти.

Он тоже кивнул в ответ и дотронулся пальцем до полей шляпы.

– Конечно. Э?.. – он вопросительно кивнул в сторону здания компании «Л и М».

– Дела… – неопределенно ответила Молли.

– Дела? – его выразительный взгляд удержал ее на некоторое время.

Он стоял так тихо, смотрел так спокойно, тогда как ее сердце билось, словно она только что пробежала дистанцию в состязании на скорость.

Черт бы побрал! Черт бы его побрал! Повернувшись, она проворно направилась в Блек-Хауз. Молли твердо вышагивала по настилу, пока не услышала, как дверь офиса закрылась за Джубелом. Тогда она побежала – к своему дому, к своей жизни. Она бежала от Джубела Джаррета, любопытных глаз горожан и от себя самой, прежде всего – от себя самой.

Молли рывком распахнула ворота, надеясь, что она при этом не сломает их и не придется Джубелу чинить ворота вновь. На тропинке она замедлила шаг, оглядывая дом. Выкрашены фасад и одна боковая стена. Джубел уедет, и две другие стены никогда не будут выкрашены. Все, наверное, вскоре снова обветшает. Клитус будет рад – он окажется прав.

На лестнице Молли увидела Линди. Сколь эмоционально выговаривала ей девочка сегодня утром! И тоже была права!

– Молли, я прошу прощения за…

– Позже! – Молли промчалась в свою комнату, захлопнула дверь и бросилась на кровать.

«Позже. Все – позже. Дайте мне полежать и поплакать. Хотя бы немного», – шептала Молли. Кому?

Рубел вошел в офис «Л и М», его сердце билось быстрее, чем в субботнюю ночь. Всю неделю он избегал Молли, думая, что так будет лучше для них обоих.

Но увидев Молли, он понял, каким дураком оказался. Она выглядела ужасно: круги под глазами, волосы заплетены в тугие косы… Но в то же время она была прекрасна! Полные губы, сладкий вкус которых ему был известен, молчаливо раскрывались – она хотела его поцеловать! Светящиеся глаза звали в постель, даже когда блестели из-за пелены слез. Молли! Молли, Молли… Выбросит ли он хоть когда-нибудь ее из головы?

– Джаррет, – Оскар Петерсон протянул руку, на его лице прописалось радушие. – Чем могу быть полезен?

Петерсон передал Рубелу документы, которые он запросил, и позволил внимательно прочитать их. Когда он закончил, управляющий отделением компании «Латчер и Мур» проводил его до дверей.

– Ваша хозяйка – сумасшедшая женщина!

– Кто?

– Ваша хозяйка, мисс Дюрант.

Рубел кивнул, удивляясь, почему он никогда не думал о Молли как о своей хозяйке. Хозяйка в его представлении должна была быть маленькой пухлой женщиной с седыми волосами и замусоленным фартуком. Хозяйка! Молли не была его хозяйкой, Молли была его…

– Она приходила, чтобы сказать мне о своем желании продать лес. Сумасшедшая, как дверной звонок! – рассмеялся Петерсон.

– Повторите!

– Она думает продавать лес по частям, чтобы пускать выручаемые деньги на обучение детей, – Петерсон покачал головой. – Не знаю, почему только Йола Юнг и школьный учитель не закрывают свои рты, требуя, чтобы этот мальчик пошел в престижную школу? Уверен, из-за этого все причуды мисс Дюрант. Впрочем, как у всякой женщины, у нее столько же деловой рассудительности, сколько ее и у кроватной градушки, не так ли?

Рубел, сжимая кулаки, смотрел управляющему прямо в глаза. Никогда еще в своей жизни ему так сильно не хотелось пустить в ход кулаки. Но у него не было на это времени. Быстро бросив Петерсону «адью», он вышел, спустился с дощатого настила и схватил поводья.

– Эй, где пожар? – окликнул его Петерсон, выйдя следом, но Рубел Джаррет не остановился, чтобы ответить.

Вскочив в седло, он поскакал в Блек-Хауз. В первый раз за неделю он вернулся засветло, и первое, что он заметил – это выполненную лишь наполовину работу по покраске дома. Затем он увидел мальчишек. Вилли Джо и Малыш-Сэм возились с псом во дворе, когда он бросил вожжи. Они заметили Рубела, их глаза широко открылись и стали размером с полдоллара.

– Мистер Джаррет!

– Мистер!

Прежде чем ноги Джаррета коснулись земли, ребятишки подлетели к нему.

– Когда мы пойдем ловить рыбу?

– Позже пойдем, мальчики.

– Когда пойдем на охоту?

– Позже.

Рубел размашисто шел к задней двери, так быстро, как только позволяли ему малыши, повисшие на ногах. На кухне Шугар шелушила початки кукурузы. Увидев его, она прекратила работу. Широкая улыбка расплылась по ее лицу.

– Где Молли?

– Плачет у себя наверху, – прозвучал ответ из столовой, где за обеденным столом сидела Линди.

Она подошла к кухонной двери и тоже улыбнулась:

– Слава Богу, вы вернулись, мистер Джаррет. Без вас нам было ужасно плохо.

Рубел почувствовал, что ему не хватает воздуха, будто на шее затягивали петлю.

– Слава Богу, вы вернулись! – запел, повторяя слова сестры, Вилли Джо.

– Слава Богу, мистер, – эхом отозвался Малыш-Сэм.

Указав на ребятишек, Рубел попросил Линди:

– Побудешь с ними внизу, ладно?

– Конечно!

Он запыхался, перепрыгивая через две ступеньки. Или от волнения? В любом случае, он так запыхался, что чуть не сошел с ума. Или чуть не сошел с ума по другой причине?

Она никогда не согласится, и ничего нельзя изменить. Он негодяй! Когда она узнает, кто он, она, конечно же, выгонит его. Как он хотел поменяться вновь именами со своим братом – обратно – и снова стать самим собой. Рубел-Джубел хотел бы знать, произойдет ли это хоть когда-нибудь.

Молли не ответила на его стук, и он постучал снова, позвав:

– Открой, Молли.

В комнате было тихо.

– Молли, открой!

Глава 12

Шаги Джубела по лестнице вызвали у Молли настоящую панику. Он пришел! Шаги остановились около ее двери. Он пришел, а она, закрывшись в своей комнате, плачет, как ребенок.

Он пришел! Зачем? Как долго он намерен играть с ее чувствами на этот раз? Какую еще дань взыщет, прежде чем оставит ее снова? Он разбил ей сердце. Что еще она могла ему дать? Тело затрепетало, словно отвечая на вопрос.

Молли села и вытерла слезы краем юбки. Сколько еще пыток суждено ей вынести? Недельное отчуждение Джубела, порицания, высказанные братом и сестрой, унизительный отказ Оскара Петерсона обсуждать с ней продажу леса… Все наносили ей тяжелые удары. Теперь Джубел стоял у ее двери…

– Открой, Молли! – голос был низким, умоляющим, он сжигал ей рассудок, напоминая, как страстно она желала слышать этот голос, произносящим ее имя.

Отчаяние сдавливало грудь, но врожденная гордость сдерживала слезы. Сердце учащенно билось с мгновения встречи с Джубелом на улице перед зданием компании «Л и М». Молли прижала дрожащие руки к груди. Ее плечи все еще горели от прикосновения его рук, а губы…

– Открой, Молли! Пожалуйста!

От сильного волнения, нахлынувшего на нее, у Молли словно остановилось сердце, а когда забилось снова, то наполнило страхом грудь.

– Уходи!

– Не уйду, пока не откроешь.

– Не открою.

– Черт побери, Молли, открой! Я подумал, теперь я знаю, почему сделал тебе предложение.

Ее сердце снова перестало биться. Молли стиснула зубы. Прошло несколько напряженных минут, медленно его слова доходили до ее сознания. Он знает – почему! Он знает почему?

Вдруг она точно поняла, что он скажет, – она услышала эти слова, слетающие с его губ. Она не хотела их слышать! Или нет… хотела… да, да, хотела…

Молли призвала на помощь все свои силы, но уверенность, что ей удалось взять себя в руки и совладать с волнением, так и не пришла. Молли старалась унять затрепетавшую в душе надежду и взглянуть правде в лицо.

Но она не сможет убедиться в правоте предчувствия, если не позволит ему высказаться. А если, разговаривая через дверь, она не сможет смотреть ему в глаза, как она поймет, не пытается ли он накормить ее сладкой ложью, которой, может быть, и было бы радо поверить ее сердце, но против которой восставал разум?

Правда же… он ей сделал предложение из похоти, не из-за любви!

Ослабевшая от страха, Молли пересекла комнату и открыла дверь. Он стоял, как и тогда, после танцев – ночью, все перечеркнувшей. Нет, это другая ночь все перечеркнула. Она уже не могла поверить обману какого бы то ни было мужчины, тем более Джаррету!

Он стоял, опираясь рукой о дверной косяк, и смотрел так… Слова упреков застряли у нее в горле. Молли смогла лишь невнятно пробормотать:

– Почему же?

Его карие глаза, влажные и серьезные, заворожили ее.

– Потому что я люблю тебя, Молли.

Это были слова, которых она ждала… и не ждала. Они прошли по ее сердцу, как лезвие пилы, и выражение лица Джубела было таким, что Молли и не подумала не поверить. Ее сомнения исчезли, как и боль, страх любить двух мужчин одинаково страстно прошел…

Одинаково страстно? Нет! Она никогда и не любила двух мужчин одинаково страстно, никогда она не чувствовала ничего подобного тому, что чувствовала к этому мужчине. Все остальное было лишь детской игрой.

Молли стояла, испытывая непреодолимое притяжение пылкого взгляда Джубела. Он, казалось, вытягивал через глаза ее душу. Молли стояла тихо, едва дыша, исполненная ожидания.

Он отстранился от двери… она думала, он скажет ей «идти сюда» тем же хрипловатым голосом, как тогда, в холле, в ночь танцев. Но он ничего не сказал. Он перешагнул порог ее спальни и закрыл дверь ударом сапога.

Они бросились в объятия друг друга, их губы жадно встретились, тела прижались к друг другу так сильно, что стало трудно дышать. Молли будто опьянела. Его руки придавали ей чувство уверенности, сладкие влажные губы ласкали, жаркие ладони усиливали и без того уже невыносимое томление. Она прижималась к Джубелу, вдыхая его запах – не вишневой туалетной воды и не модного одеколона. Джубел Джаррет был пропитан натуральными запахами – ароматом соснового бора, травы и таким мужским, мускусным, запахом пота.

Его руки гладили ее спину, спускались к талии и вновь поднимались к груди. Он сжимал ее груди в ладонях, и его глаза искали ее взгляда, когда он ласкал ей груди. Он видел в ее глазах истому, слышал ее стесненное дыхание на своих губах. Их глаза безмолвно подтверждали желание и его одобряли, и губы встречались снова и снова. Они целовались с таким рвением, словно пытались вернуть впустую потраченные дни и ночи.

Молли прижималась к его упругому телу, ее движения возбуждали, дразнили, соблазняли… Руки Рубела легли ей на голову. Он вытащил одну шпильку из заплетенных в косы волос, затем вторую… Вдруг он остановился и оторвал свои губы от ее губ.

– Нам лучше уйти отсюда, Молли!

Не понимая, она снова потянулась к его губам. Он поцеловал ее долгим и страстным поцелуем.

– Нам лучше уйти отсюда! – повторил он.

Она видела: он крайне напряжен, она чувствовала дрожь его тела. Через ее плечо он смотрел на кровать.

– Если мы останемся еще на минуту в десяти шагах от твоей постели, то окажемся в ней оба, – звук собственного измученного голоса вызвал слабую усмешку на губах Рубела, он еще раз быстро поцеловал Молли. – Мы не можем… дети…

Он взял ее за руку и потащил за собой. Спустившись по парадной лестнице, чтобы избежать с кем-нибудь встречи на кухне, они прошли на цыпочках через столовую, пересекли холл и оказались, наконец, на улице.

На крыльце он поцеловал ее торопливо, настойчиво и сказал:

– Жди здесь! Я быстро!

Ошеломленная, Молли стояла на крыльце, обхватив двумя руками столб в поисках опоры, потому что земля уходила у нее из-под ног. Рубел вернулся, ведя оседланными своего жеребца и ее лошадь. Не раньше, чем они проехали добрых сто ярдов вниз по улице, Молли смогла спросить:

– Куда мы едем?

– Просто нужно было уйти из дома, Молли.

Губы Молли растянулись в улыбке, глупое чувство радости затопило грудь.

– Дети порой доставляют столько беспокойства!

Рубел улыбнулся в ответ:

– Мы могли бы закрыться на ключ от малышей, и они никогда не узнали бы, в чем дело, но Линди… Мы не смогли бы спрятаться от Линди!

Молли поняла: до сих пор, оказывается, она не знала, как сильно любит этого мужчину. Она никогда не позволяла самой себе признаться: «Я люблю Джубела Джаррета». Она всегда сдерживала себя, боясь вновь испытать боль разочарования. Так было… Теперь она убедилась в его самоотверженности и в своей любви. Рубел пришпорил коня, Молли последовала его примеру. Они ехали по узкой глинистой дороге, деревья, росшие по краям, сплетаясь ветвями, образовывали навес. «Свадебный шатер», – подумала Молли, и первый раз подобная мысль была ей приятна.

Наконец, ветер охладил пылавшие тела, Рубел попридержал коня, и они продолжили ехать уже не спеша.

– Петерсон рассказал мне о твоем визите.

– Этот человек! Я никогда не была ни на кого так зла, как на него сегодня!

– Я тоже. Ну, мы еще ему покажем! Раз уж мы верхом, то могли бы заняться и делами.

Объяснив все по пути, Рубел привел Молли к участку леса, на котором работали лесорубы.

– Клиф Перкер, лесоруб, – Рубел издали указал на мужчину с песочного цвета волосами, на вид ему было лет тридцать пять – сорок, он был занят тем, что помечал ряд деревьев голубым мелом. – Я не сомневаюсь, он честный человек, один из немногих, кому можно доверять. – Рубел повернулся к Молли. – Как насчет того, чтобы узнать, когда он сможет заняться твоим участком?

– Я за.

Рубел представил Молли лесорубу, и за следующие полчаса дело было улажено. Во время их разговора рабочие рубили вокруг них и валили деревья, срубали ненужные сучья, после чего, работая в парах, ручными пилами распиливали стволы. Сквозь шум топоров и пил Перкер просто ревел, отдавая приказания рабочим.

– Теперь вы догадываетесь, почему меня называют лесным буйволом? – заметил Перкер, когда Молли подпрыгнула от рева его зычного голоса.

– Так вы согласны? – переспросил Рубел.

– Мне нравятся условия, но приступить к делу я смогу лишь через пару недель. Пару недель сухой погоды, – уточнил он.

– Вы же срубите не больше деревьев, чем надо? – спросила Молли.

– Я срублю только то, что вы мне скажете срубить.

– За день или два до того, как вы будете готовы приступить, – попросил Рубел, – загляните в Блек-Хауз. Мы хотели бы посоветоваться с вами, какие деревья лучше срубить и сколько.

Уходя, они пожали Перкеру руку. Молли удивилась, как легко оказалось иметь дело с Клифом Перкером, особенно в сравнении с тем, как трудно было ей общаться с Оскаром Петерсоном. Она сказала об этом Джубелу и вдруг поняла, что они направляются вовсе не в Эппл-Спринз.

– Куда мы теперь едем?

– Я думал, ты сама хотела бы взглянуть на эти деревья, прежде чем Перкер их срубит.

К тому времени, когда они добрались до участка, с которого Молли хотела продать лес, ее мысли опутались паутиной фантазий, абсолютно ничего не имевших общего с лесом или же со школой святого Августина. Ее мысли были заняты только одним человеком, и этим человеком был Джубел Джаррет. Он сказал, что любит ее. Теперь, видимо, он собирался показать ей, как сильно он ее любит и как намерен любить.

Рубел первым слез с лошади. Взяв вожжи у Молли, он помог ей спуститься. На этот раз ни один из них не притворялся, что ни о чем не догадывается. Их обоих сжигало такое пылающее желание, что было просто настоящим чудом, как это вокруг них не загорается лес.

Рубел привязал лошадей к нижнему суку молодого дуба. Глаза Молли расширились от удивления, когда он снял со своего седла…

– Это же одно из маминых одеял! Где ты его взял?

– На веревке для сушки белья, – он пожал плечами, – причем в самую последнюю минуту.

Она попыталась улыбнуться, но страсть уже так сильно охватила ее, что оказалась скованной даже мимика лица. Рука об руку шли они по лесу, слушая щебет птиц над головой и шуршанье сосновых иголок под ногами, чувствуя легкое дуновение ветерка.

Когда они углубились в лес довольно далеко от дороги, Рубел остановился и расстелил одеяло на опавшей хвое. Все слова казались ненужными, лишними.

Молли подошла к нему. Так много чувств переполняло ее, что она ощущала тяжесть в душе и удушье. Но когда его губы прикоснулись к ее губам, только одна вещь имела значение. Только одна. Страсть! Очень долго сдерживаемая страсть. Остановившись, чтобы набрать воздуха, они посмотрели друг другу в глаза, испытывая несметное многообразие ощущений, которые вились, как нити паутины, вокруг них, запутывая, связывая их вместе.

– Джубел, я…

Имя кинжалом вины вонзилось в душу Рубела, вина сменилась страхом – страхом потерять Молли.

– Молли!..

Он нежно поцеловал ее, стараясь рассеять образ лжеца в своей собственной голове.

– Я знаю, иногда я делаю все не так, но… – Рубел говорил и вытаскивал стальные шпильки из ее волос, он расплел ее длинные черные косы и пробежал пальцами по волнам локонов.

Он чувствовал, что тонет от страстного желания в ее глазах.

– … Я так долго… так… – пробормотав какие-то слова ей в губы, он нащупал пуговицы ее платья.

Рубел расстегнул их, и стянул платье через голову, едва не разорвав от нетерпения ткань. Он целовал ее шею, грудь, в то время как она пальцами перебирала ему волосы и сжимала его голову в своих ладонях.

Когда Молли осталась только в нижнем белье, Рубел поднял ее на руки и опустил на вздымающееся волнами облако белого хлопкового одеяла.

– … Так… да… да… – ее глаза притягивали, умоляли.

Все внутри него кричало, заставляя поторопиться, но вдруг он замер, став перед ней на колени. Однажды он уже не смог противостоять своим желаниям, столь неудержимы они были. Такими же, как и желания Молли.

Ее глаза притягивали. Кремовая кожа и тугая грудь звали. Его собственное тело подстрекало его. Но он колебался. Он никогда не задумывался, хорош ли он как любовник, однако справедливо полагал, что не был изощренным знатоком. Когда желания после насыщения остывали, он чувствовал себя хорошо, все было просто.

Но сейчас, думал он, все должно быть как-то по-другому, потому что на этот раз все и было другим: женщина, лежавшая перед ним на лесной земле, была необыкновенной. Молли Дюрант отличалась от других женщин, даже от той Молли Дюрант, которую он год назад увлек за собой в сторожку. Отличалась, прежде всего, тем, что теперь он любил ее, он это понял. И если не случится чуда, он может потерять ее.

Как озарение, Рубел увидел свое будущее, и у него был один только шанс, что чудо произойдет, один шанс рассеять ее воспоминания о той, другой, ночи, один шанс доказать ей, что она его любит и не имеет значения, какое у него имя, один шанс поднять ее так высоко, чтобы она никогда, оглянувшись вниз, не увидела снова в нем подлеца, один шанс стереть прошлый ужасный год из ее памяти и вселить в нее любовь так глубоко, чтобы она никогда уже не чувствовала себя счастливой, если его не было бы рядом…

Время остановилось, Молли наблюдала, как он изучает ее с мечтательным выражением в глазах. Она испугалась, что он вспоминает, как они уже лежали здесь, в лесу, когда она вдруг вскочила, признавшись, что была близка с его братом. Он сказал, что это не имеет для него значения. Но не имеет ли?

Подняв руки, она принялась ласкать его. Он передумал? Она впустую поверила сладкому обману? Ее пальцы задрожали, сердце заныло.

– Скажи мне еще раз, – попросила она, – почему…

Его глаза сверкнули. Она знала ответ, прежде чем он его произнес. Ответ отчетливо читался в отчаянном блеске его глаз.

– Потому что я люблю тебя, Молли.

Он произнес это как самую прекрасную, самую изумительную вещь в мире. И это было так!

Одну за другой она расстегнула пуговицы на его рубашке, выдернула ее края из брюк и скользнула руками под рубашку, чувствуя, как он дрожит от каждого ее прикосновения.

– Докажи мне, – манила она, – что меня любишь.

– Черт побери, Молли, я так сильно люблю тебя, что никогда не думал, что возможно так любить, – он отбросил свою рубашку и развязал ленту на ее сорочке. – Я постараюсь доказать тебе это.

Он постарается! Она была уверена, и ничего не могло быть лучше. Молли выпуталась из нижнего белья. На сосновую хвою упал корсет Молли и бриджи Рубела, потом ее панталоны.

Они лежали тихо, не двигаясь, только вздымались ее груди. Их глаза скользили по телам друг друга, упиваясь наслаждением, погружаясь в образы такие чувственные, что все мысли о других ночах и других любовницах сгорали в яростном пламени.

Его пальцы дотронулись до красноватых линий, оставленных корсетом.

– Почему только вы, женщины, носите все эти хитроумности?

Она перебирала пальцами каштановые волосы на его груди и отыскала его соски, когда он коснулся ее сосков. Прикосновение сожгло ее дотла. Она подумала: а что делает с ним ее прикосновение? Она спросит. Вскоре. Великолепное слово – «вскоре»! Он любит ее, и теперь она может думать о будущем.

Его пальцы спустились ниже и задержались на пупке, погладили живот и остановились на треугольнике черных волос между ее ногами. Предвкушение наслаждения было настолько сильным, что Молли казалось: гигантское дерево упало и лежит на ее груди. Глаза Рубела, полные обожания, удерживали ее взгляд.

С легкой застенчивостью она провела пальцами по его ребрам, будто считая их, скользнула по его пупку и остановилась, почувствовав, как краснеет. Он продолжал смотреть ей прямо в глаза. Его пальцы перебирали кудрявые волоски внизу ее живота. Она опустила свою руку ниже, и в следующее мгновение ее пальцы натолкнулись на горячую и твердую мужскую плоть. Ее глаза расширились, его – умоляли продолжать.

Молли позволила своим пальцам скользить по поверхности его плоти. Стук собственного сердца отдавался у нее в ушах. Увлажненные пальцы Рубела углубились внутрь Молли. Она закрыла глаза, пальцами обхватив член. Рубел застонал. Молли чувствовала, как его плоть пульсирует в ее руке. Она открыла глаза и увидела нетерпение во взгляде Рубела. Смущение охватило ее. Смущение и желание.

– Ты боишься? – спросил он.

Она кивнула.

– Тебе не будет больно, Молли, любимая.

«Не так, как в прошлый раз», – хотел добавить он, но не отважился.

– Я знаю.

– Тогда почему ты испугалась?

– Потому что, мне кажется, ты вспоминаешь о моей близости с Рубелом.

Он нашел ее губы, заставив замолчать. Рубел поцеловал ее глубоким и сильным, влажным и страстным поцелуем. Его язык повторял движения руки, проникшей внутрь тела Молли. Погружаясь, исследуя, его рука продолжала отвечать на страсть страстью.

Молли обвила руками его шею и прижалась грудью к его груди. Ей казалось, что она не сможет выдержать ни секунды больше, но он оторвал губы от ее губ и вместо того, чтобы войти в нее, припал губами к ее груди, продолжая ласкать и возбуждать еще сильнее. Она чувствовала: они падают в какую-то глубокую пропасть, настолько сильно было их обоюдное желание.

Молли так была погружена в свои ощущения, что, когда он вошел в нее, она даже не сразу поняла это.

– Открой глаза, Молли, любимая.

Он входил в нее медленно, постепенно, со всей осторожностью и любовью, не забывая о той боли, которую он причинил ей год назад. Рубел смотрел в ее глаза, он видел, как они наполняются изумлением. Красные пятна выступили на ее щеках, но глаза сияли такой огромной страстью, которую она была не в состоянии удержать. Он двигался медленно, с большим трудом сдерживая свое тело, требовавшее двигаться сильнее и смелее, в постоянном повторении вхождений, пока желание не иссякнет окончательно.

Рубел сдерживался. Молли качалась на волнах страсти и видела его пристальный взгляд. Она знала, что вся пылает не от смущения – от сильных, непередаваемых ощущений, наполняющих ее каждый раз, когда он глубже входит в ее тело. Она чувствовала: он словно бы пронзает ее стрелой золотого солнечного света, воспламеняя все внутри нее, распространяя жар по всей плоти, и, наконец, извергся сверкающий взрыв, который опустошил ее. Молли снова закрыла глаза, исполненная ощущением чуда.

Только тогда, удовлетворив Молли, Рубел позволил себе расслабиться. Это произошло быстро, его тело содрогнулось в сладкой истоме и в блаженстве полнейшего облегчения.

– О да, я люблю тебя, Молли, да, я люблю тебя, я люблю тебя, я люблю…

Молли обнимала его ослабевшими руками, она могла удержать их вокруг его тела, только сцепив пальцы. Он чмокнул ее в нос и усмехнулся при виде ее довольного и счастливого лица.

– Теперь ты ответишь на мой вопрос? Ты выйдешь за меня замуж?

В ответ она улыбнулась:

– Да, о да! Я выйду за тебя замуж.

В лесу рано наступила темнота, подкравшаяся неслышными шагами с шепотом благословения влюбленных и поцелуями легкого ветерка. Опьянев от удивительного ощущения, ощущения чуда, Рубел убаюкивал Молли в своих объятиях, глядя на шатер из сосновых ветвей над головой.

– Если бы кто-нибудь сказал мне, что любить – это так прекрасно, – размышлял он вслух, уткнувшись губами в густые пряди ее волнистых волос, – я бы давно это сделал.

Молли насторожилась. Рубел немедленно пожалел, что сказал это. Для Молли Дюрант слово «давно» означало Рубела Джаррета, обманувшего и покинувшего ее. Было самое время признаться! Он сейчас же расскажет ей правду и покончит с ложью. Ну!

Она уютно устроилась сбоку от него, пальцами перебирая завитки волос на его груди. Он иногда вздрагивал от ее прикосновений, тело еще не расслабилось совершенно.

– Ты любишь меня, не так ли, Молли?

Она втянула носом воздух, как самка, вдыхающая запах самца.

– О да!

– Есть что-нибудь такое в мире, что могло бы убить твою любовь ко мне?

– Ничто на свете!

– Но я так далек от совершенства!

Она нежно поцеловала его в губы.

– Дело в том, что мы с Рубелом почти одно и то же…

Она прикрыла, ему рот ладонью, провела пальцами по его шее и вокруг линии губ, пронзив новой вспышкой томления – томления и вины.

– Я знаю, как сильно ты хочешь, чтобы я забыла твоего брата, Джубел. Теперь, когда я полюбила тебя, может быть, однажды я смогу его позабыть. Но давай не будем говорить о нем сейчас.

Рубел съежился от мысли, что вынужден окончить разговор, с таким трудом начатый.

– Ты не понимаешь, – продолжала Молли, – Рубел обманул меня. Может быть, не словами, но поступком, это точно. Убежав, даже не попрощавшись, он обманул меня. Я думаю, ложь – это самое худшее из того, что порочит человека.

Он теперь не мог сказать ей правду. Только не после этих слов! Рубел боялся. Он решил подождать другого удобного момента и придумать, как лучше признаться во лжи и при этом не потерять Молли навсегда. Но он должен как можно скорее открыть ей правду, он был уверен! Как можно скорее! Он не мог жениться, пока она не узнает, кто он на самом деле.

Молли прижалась к нему, вытянувшись так возбуждающе, что его грудь наполнилась страстным желанием. Молли – его часть, его половина, он просто не может потерять ее.

– Брак! Значит, свадьба? – прошептала Молли. – Поговорим о свадьбе?

– Гм.

Обхватив ее за талию, Рубел приподнял Молли. Она легла на него, ее груди, дразня, касались его груди, низ живота оказался как раз над его возбужденным членом.

Молли поцеловала Рубела, без стыда предложив ему свои приоткрытые губы и язык. Она почувствовала его возбуждение и прижалась к нему, вызвав немедленно усиление напряжения его мужской плоти.

– … О, Молли… давай… о Боже… – бормотал он, целуя в губы, в то время как его руки скользили по ее бедрам, он сжал ладонями тугие ягодицы.

Рубел почувствовал ее вздох возле своих губ, она провела языком по контуру его рта, возбуждая еще сильнее.

– Я сомневаюсь, что мы сможем сегодня получить разрешение на брак, – в то время как она говорила, его пальцы…

Его пальцы вошли в ее увлажненное влагалище. Он видел, она замерла, и позволил ей полностью сосредоточиться на ласках.

– Черт побери, – дразнил он, продолжая пальцами творить волшебство с ее телом, – я, конечно, хотел бы поскорее уютно устроиться в той большой старой постели, что стоит в твоей спальне.

Она запрокинула голову, глядя на плотный шатер из сосновых ветвей и подставив его поцелуям свою красивую шею.

– Могу поспорить, на ней пуховый матрац, – прошептал он, его голос был хриплым от страсти.

Опустив голову, она посмотрела в его глаза, горевшие желанием.

– Да, очень мягкий матрац.

Он сжал ее грудь, приблизив сосок ко рту.

– Мягкий, говоришь?

Он видел, она сглотнула слюну. Улыбаясь в душе, он наблюдал, как она закрывает глаза, предаваясь своим ощущениям. Проведя языком вокруг, он слегка укусил ее за сосок, почувствовав, как ее грудь напряглась под его пальцами. Последний раз сжав ей грудь, он перевернул Молли на спину.

– Я считаю, мы должны быть благодарны постели из сосновых иголок.

Прежде чем он вошел в нее, Рубел вгляделся ей в лицо, удерживая ее взгляд и смакуя страстность ее отклика. На этот раз Молли двигалась вместе с ним, поднимая бедра, чтобы встретить его движения. Она поглаживала ладонями его спину и сжимала ему ягодицы, притягивая к себе, в то время как они оба, с упоением наслаждаясь свободою своей любви, с трудом дышали от избытка нежности.

Когда ночная тьма сгустилась совершенно, Рубел лег набок возле Молли и убаюкивал ее на своей груди, зная, что он сейчас самый счастливый и вместе с тем самый несчастный мужчина на всей земле. Мысль о том, что он может потерять Молли, отравляла его радость – радость держать ее в своих объятиях, заниматься с ней любовью и дарить ей наслаждение.

Молли привстала.

– Ах, Джубел, я так тебя люблю! Ты самый лучший мужчина, которого я когда-либо знала.

Домой они ехали молча. Рубел думал, что его преждевременный отъезд из Эппл-Спринз не только вновь разбил бы сердце Молли, но и лишил бы его удовольствия, которое они сегодня разделили. Впрочем, возможно, скоро Молли будет ненавидеть его с той же страстью, с какой сегодня принадлежала ему.

Платье Молли было измято, волосы спадали на плечи, обрамляя лицо темной кружевной мантильей.

– Ужин, должно быть, закончился, – отважился заметить Рубел.

Молли согласилась.

– Линди и Шугар будут на кухне кормить лесорубов, когда мы приедем.

– Может, нам удастся проскользнуть в дом так же незаметно, как мы и ускользнули?

Но не удалось. Клитус Феррингтон стоял на крыльце, олицетворяя собой беспокойство. Теребя в руках края шляпы, он всматривался в дорогу.

– Разговора не избежать, – тихо сказал Рубел. – Я поговорю с ним и отведу затем лошадей в конюшню.

– Я с тобой.

Клитус подошел, когда Рубел помогал Молли слезть с лошади.

– Где ты была?

– Мы ездили к Клифу Перкеру, – ответил ему Рубел.

Клитус перевел взгляд с одного на другого и заметил распущенные волосы Молли.

– Не ждите, что я поверю.

– Верь, чему хочешь, – ответила Молли. – Мы не просили тебя ждать нас.

– Ты никому не сказала, куда отправилась. Разве ты не знаешь, что уже поздно?! Ты не знаешь, что дикие звери нападают на людей с наступлением темноты?

Рубел позволил Молли самой ответить Клитусу, и она ответила гораздо более сдержанно, чем сделал бы это он.

– Как видишь, Клитус, никто на меня не напал.

Клитус посмотрел на Рубела, потом снова на Молли.

– Судя по всему, однако, случилось нечто худшее, чем нападение дикого зверя.

Последующий поступок Рубела удивил Клитуса, Молли и даже самого Рубела. Он ударил Клитуса кулаком в челюсть, опрокинув сына банкира наземь. Клитус упал на задницу и, сидя на земле, сплюнул.

– Ты… ты… слушай…

– Нет, – перебил Рубел, – это ты слушай, – он взял Молли за руку. – Я не потерплю больше клеветы на женщину, на которой я намерен жениться. А сейчас уходи, пока у тебя еще осталось несколько зубов и целы оба глаза!

Клитус отер кровь. Он недоверчиво посмотрел на Молли.

– Она не выйдет замуж за… за какого-то там ненадежного мужчину… вроде тебя.

Рубел пожал плечами, будто Клитус сказал глупость.

– Увидим.

Он повернулся к Молли.

– Оставайся и поговори с ним, если хочешь. Я отведу лошадей в стойло.

Глава 13

Они решили не объявлять о своих намерениях, по крайней мере, отложить объявление до завтра. Позже, той же ночью, когда дети уже спали, Рубел и Молли, обнявшись, сидели на качелях и говорили о своем будущем, вернее, пытались говорить.

– Когда мы объявим? – спросила Молли.

– Когда? – Рубел думал, что прежде он должен сказать Молли о себе правду.

Он должен сказать сегодня же, чтобы покончить с этим раз и навсегда. Нечестно по отношению к ней завлекать ее в ложь, позволяя думать, что он тот, кем он на самом деле не был. Она верила, что он хороший и честный, хотя в действительности он был просто самым несчастным на свете человеком.

Ей было так приятно сидеть, прижавшись к нему, от него пахло соснами и мускусом… Он видел, что она счастлива.

О, Молли, милая, милая Молли… Завтра он все ей расскажет. «Завтра», – пообещал он себе, держа, быть может, в последний раз ее в объятиях. После того как он расскажет ей правду, не исключено, что у него останутся одни лишь воспоминания. Только воспоминания… Воспоминания, возможно, это даже большая награда, чем он заслуживает.

– Так когда мы сообщим детям? – спросила Молли.

Он прижал ее к себе крепче, припал губами к губам и нежно, еще более страстно, чем когда-либо прежде, поцеловал. Подняв голову, Рубел усмехнулся:

– Как насчет того, чтобы разбудить их прямо сейчас? Мы можем стать посередине двора и закричать: «Просыпайтесь! Мы забыли вам кое-что рассказать! Мы полюбили друг друга и собираемся пожениться! Мы, Молли и…» – слова застряли у него в горле, оборвавшись на ужасной правде: Молли… и кто собираются пожениться?

Оставив Молли, Рубел подошел к крыльцу и встал на краю ступеньки, засунув руки в карманы. Он посмотрел на дорогу и на луну над лесом, окружавшим город. Молли, подойдя, обняла его сзади, прижавшись головой к его спине.

– А мы и в самом деле?..

– Что?

– Полюбили!

Его сердце сжалось. Обернувшись, Рубел прислонился к столбу и прижал Молли к своей груди. Он поцеловал ее волнистые волосы. Они пахли лесом и жимолостью, так же, как и вся Молли.

– Я – да! – он двумя пальцами приподнял ее лицо за подбородок. – А ты?

Она прижалась к нему, прикоснувшись губами к его губам.

– О да! Я тоже.

Он ответно поцеловал ее сперва звонким, а потом глубоким, проникновенным и страстным поцелуем. Силы возрастающего желания и любви, и вины, и страха властвовали над ним.

Когда они оторвались друг от друга, чтобы хоть немного восстановить дыхание, Молли прислонилась лбом к его подбородку.

– Ты необыкновенно спокоен сегодня… для влюбленного.

– Гм?

– Ты… – подняв голову, Молли изучала выражение его лица в бледном свете луны. – Ты влюбился, но это не значит, что ты хочешь жениться. Ты… – она с трудом подбирала слова, – чувствуешь, как твоя свобода покидает тебя. Ты говорил, что это чувство и заставило сбежать от меня твоего брата…

Рубел еще сильнее сжал ее в объятиях. Молли видела: страдание исказило его черты. Она тоже почувствовала боль. Но причиной ее боли был страх – страх оказаться правой. Не в состоянии больше смотреть ему в лицо, Молли уткнулась Рубелу в грудь. Она чувствовала, как он трется подбородком о ее волосы.

Несмотря на то, что она сделала глубокий вздох и обдумала, прежде чем сказать, каждое слово, ее голос дрожал, когда она спросила:

– Утром я проснусь и увижу, что тебя нет в Блек-Хауз?

Он клятвенно посмотрел ей в глаза:

– Нет, Молли. Утром я буду в Блек-Хауз. Я покину тебя, лишь если ты сама меня прогонишь.

Улыбка медленно озарила ее лицо.

– Тогда ты останешься навсегда, Джубел, – пробормотала Молли, в то время как его губы уже снова искали поцелуя.

Они решили рассказать обо всем детям и Шугар за завтраком. Рубел хотел укрепить свое положение в семье, прежде чем Молли узнает правду. Кроме того, он думал, Молли станет спокойнее на душе, когда они объявят о своих намерениях.

Завтрак превратился в веселое и головокружительное действо, во время которого Рубел напрочь забыл о своем бедственном положении. Они объявили, когда все дети собрались за столом. Мальчики с помощью Рубела были уже одеты, причесаны, рубашки заправлены в штаны.

Когда Рубел вошел на кухню, он заметил, как нервничает Молли. Ее волосы были небрежно схвачены лентой на затылке, темные локоны обрамляли лицо. Одета она была в льняное платье веселого желтого цвета, сверху был повязан белый фартук.

Когда она увидела Рубела, ее глаза, казалось, осветили дом. Какое-то мгновение они стояли рядом, замерев, словно фотографировались для семейного альбома. «Фотография, – подумал Рубел, – которую я буду вытаскивать из альбома своей памяти и разглядывать в тоскливые дни». Ему с трудом удалось отогнать тревожные мысли. Молли любила его, он не сомневался.

Беда в том, что она, быть может, окажется не в состоянии понять, как сильно его – его! – любит, из-за той боли, которую причинит ей его признание. Возможно, отношение детей к нему явится причиной, по которой она разрешит ему остаться, пока сама не привыкнет к тому, кто он на самом деле.

Рубел стоял рядом с Молли, наблюдая, как дети собираются к завтраку, каждый в своем обычном расположении духа: Тревис был, как всегда, спокоен и поглощен мыслями о предстоящем дне, малыши бегали наперегонки, словно боялись, что им не хватит места возле Рубела, а Линди, какая-то более взрослая, чем в первые дни его пребывания в Блек-Хауз, как обычно, была бодра и столь же откровенна, как всегда.

– Мы рады, что вы снова с нами, мистер Джаррет, без вас было ужасно плохо, – она заняла свое место рядом с Тревисом. – Не слушайте, что говорит Клитус о Молли! О нас и раньше говорили люди.

Рубел покраснел от ее откровенности, сглотнул и посмотрел на Молли с мольбой о помощи. Она стояла, положив руки на спинку стула, и сияла, как солнышко.

– Я… э… мы… – ее глаза ласкали его лицо. – Мы должны сказать вам что-то.

Рубел налил себе кофе и пересек комнату, чтобы снова оказаться рядом с Молли. Поставив чашку на стол и обняв Молли за плечи, он посмотрел на застывшие в ожидании новости лица детей. Малыши сияли наивными улыбками, возможно, они ждали, что он объявит о походе на рыбалку или о чем другом, столь же захватывающем. Тревис нахмурился, будто показывая: никакая новость не сможет его заинтересовать. А Линди просто пылала от любопытства.

– Джуб…

Прежде чем Молли смогла еще глубже вогнать острый нож вины в его бессовестное сердце, Рубел перебил ее:

– Я просил вашу сестру выйти за меня замуж, и она согласилась, но мы… – он подмигнул Молли и снова посмотрел на семью, собравшуюся за столом: выражения лиц детей не изменились, разве что глаза Линди стали круглее, а Тревис еще больше нахмурился, – … мы хотим спросить ваше мнение.

Малыши не совсем точно поняли, что за новость, но двое старших детей поняли все очень хорошо. Линди вскочила, всплеснув руками.

– Как неожиданно! Поздравляю! – она обняла Молли и Рубела.

– Это значит, что вы не исчезнете снова, мистер Джаррет? – спросил Вилли Джо.

Рубел взъерошил волосы мальчугана, ответив ему улыбкой.

– Теперь и Молли вы будете брать с нами на рыбалку, мистер?

– Конечно, – рассмеялся Рубел, – если она захочет.

– Когда свадьба? – спросила Линди.

Молли и Рубел переглянулись и пожали плечами. Потом Молли посмотрела на Тревиса, продолжавшего есть, как будто новость совершенно его не касалась.

– Прежде чем Тревис отправится в школу святого Августина, я думаю, – сказала она.

Тревис поднял глаза, на его лице прописалось презрение.

– Не беспокойтесь обо мне! Учитель Тейлор…

– Тревис… – начала Молли.

Рубел перебил ее:

– Во всей этой суматохе мы с Молли забыли объяснить, куда мы ездили вчера.

Тревис запихнул в рот блин и продолжил движение челюстями.

– Мы встречались с лесорубом по имени Клиф Перкер, и он согласился срубить достаточное количество сосен, чтобы послать тебя в школу святого Августина, Тревис.

Тревис поднял глаза, на его лице был написан решительный отказ, ясный, как Божий день.

– Тревис… – снова начала Молли.

Рубел опять перебил ее:

– Перкер согласился, что на вашей земле достаточно сосен, чтобы послать всех вас в школу, – он улыбнулся Линди. – И тебя тоже.

– И меня тоже, мистер Джаррет? – спросил Вилли Джо.

– А меня, мистер?

– Всех вас. Эта ваша земля, унаследованная вами от матери.

Когда Рубел еще не закончил речь, Тревис встал и направился к двери. Рубел обменялся взглядом с Молли и вышел следом за раздраженным подростком.

– Подожди, Тревис!

Тревис остановился на заднем дворе дома, бросив циничный взгляд через плечо. Рубел подошел к нему.

– Что тебе не нравится?

– Вы!

Уперевшись кулаками в бедра, Рубел изучал озлобленное выражение лица подростка, думая, что ему, возможно, нужна еще большая порка, чем раньше требовалась Линди. Но он знал, это не поможет.

– Что – насчет меня?

– Учитель Тейлор говорит…

– Тревис, тебе не кажется, что пора бы уже тебе выходить из-под – опеки учителя Тейлора и начинать думать самому?

– Вы хотите сказать, что пора вам за меня думать?

– Нет, я не хочу ни за кого думать. По правде говоря, у меня сейчас не хватает времени думать за себя самого.

– Клитус говорит, и я тоже так считаю, что вы стараетесь, по крайней мере, думать за Молли. И посмотрите, к чему это привело!

– К чему же?

– Все в городе обсуждают, что вы хотите от нас. Ну, я думаю, сегодняшнее ваше заявление все объясняет. Вы поселились в Блек-Хауз, распоряжаетесь у нас в доме, как хозяин, а теперь, оказывается, вы и на самом деле хозяин, то есть будете им после того, как женитесь на Молли. Только не ждите, что мне это понравится… или что мне когда-нибудь понравитесь вы!

Рубел наблюдал, как рассерженный подросток поворачивается на каблуках и бежит по тропинке. Ему хотелось схватить этого несносного ребенка, перекинуть через колено и отшлепать, но это принесло бы больше вреда, чем проку, кроме того, у него не было на это права.

Тревис попал в точку. Он с самого начала принялся распоряжаться в Блек-Хауз, хотя все это было не его ума дело. Он ввел в заблуждение Молли, солгав ей…

Молли выбежала из дома. Она обняла Рубела за талию.

– Ну и братишка! Его следовало бы отхлестать за то, что он позволил себе так разговаривать с тобой!

Малыши показались из задней двери дома, за ними шла Линди. Испытывая неподдельное волнение, Рубел взял лицо Молли в свои ладони и приблизил ее губы к своим.

– Молли, я люблю тебя, – он нежно поцеловал ее. – Всегда помни об этом, чтобы ни случилось. Пожалуйста, всегда помни! Я люблю тебя, но… я не заслуживаю тебя.

Когда стол был убран, Шугар выразила свое мнение в отношении помолвки:

– Вы друг с друга глаз не сводите, но, должна признать, спешите, как на пожар.

Выслушав Шугар, Рубел вышел во двор, а Молли приступила к тщательной уборке столовой. Таверна Блек-Хауз собирала все больше и больше народа. Молли старалась получше убрать дом. Шум, доносившийся снаружи, заставил ее выйти: Рубел и лесорубы заканчивали покраску дома.

Она стояла, восхищаясь своим особняком и думая, как в недалеком будущем устроит снова танцы. Позади нее послышались шаги. Молли насторожилась. Обернувшись, она увидела вышагивающего по дорожке Клитуса. Он толкнул ворота и подошел к ней. Его обычно спокойные глаза сверкали бешенством.

– Молли, я готов дать тебе последний шанс одуматься.

– Но я и не теряла голову.

– Ты, конечно, долго не раскидывала мозгами. Отец Келликот говорит, что я должен быть к тебе снисходительным…

– Снисходительным? О чем ты?

– Ты не задумываешься о будущем. Отец Келликот говорит, что это естественно для женщины увлечься таким грубым типом, как Джаррет, но когда женщины успокаиваются, они желают видеть рядом верного и надежного мужчину.

Молли сделала глубокий вздох. Ей никогда не хотелось причинять боль Клитусу.

– Он вовсе не грубый тип, Клитус… Я… Прости, я полюбила Джубела Джаррета. Я виновата, но ничего не могу с собой поделать.

– Я знаю, Молли. Он распоряжается здесь, как хозяин, играя твоими чувствами. Отец Келликот прав, утверждая, что Джаррет только потому пришел в церковь, что думал: это будет тебе приятно, особенно после того, как я отказался идти в церковь с детьми.

Раздражение Молли росло, несмотря на ее старание держать себя в руках.

– Не надо было отказываться, – сдержанно ответила она.

– Дело не в этом, Молли. Разве ты не видишь, что замышляет Джаррет? Почему все в городе видят это, кроме тебя? Он играет с твоими чувствами к детям, чтобы завладеть твоею землей и забраться в твою постель!

– Клитус Феррингтон!

– Из разговоров в городе мне стало ясно, что он преуспел и в том, и в другом.

Молли вдруг вспомнила о Вальдо и Келдере, которые красили заднюю стену дома. Она понизила голос.

– Ты заблуждаешься! – ее отрицание не было убедительным, поскольку ей надоело притворяться, и Джаррет действительно был в ее постели, и неважно, была она из сосновых иголок или набита пухом. – Даже если он и преуспел и в том, и в другом, это уже не твое дело.

– Молли, мы же помолвлены!

– Нет, я никогда не хотела выйти за тебя замуж, Клитус, не забывай!

– Хорошо! Ты, должно быть, мучаешь меня, чтобы заставить принять твои условия. Все в городе думают, что мы поженимся.

– Потому что ты говорил всем, что мы поженимся, но я никогда не соглашалась выйти за тебя, Клитус. И если ты помнишь, ты тоже никогда не соглашался с моими требованиями.

Клитус мял свою шляпу.

– Ты имеешь в виду детей?

– Детей.

– Ты действительно думаешь, что Джаррет оставит их с вами, когда вступит в свои права?

– Да, да, я так думаю. Он полюбил детей раньше, чем полюбил меня.

– Похоть, ничего больше, Молли! Но ты слишком увлечена, чтобы понять это.

Она улыбнулась.

– Тогда я надеюсь, что останусь такой непонятливой на всю жизнь.

Его огорченный вид заставил Молли пожалеть бывшего жениха:

– Давай присядем и поговорим, как воспитанные люди.

Она взяла его за руку, но он вырвал руку.

– Пока ты не согласишься выгнать Джубела Джаррета из Блек-Хауз, нам обсуждать нечего!

С глубоким вздохом Молли пожала плечами.

– Я хочу, чтобы ты понял: женитьба на мне стала бы самой большой твоей ошибкой в жизни. Когда-нибудь ты будешь даже рад, что Джубел удержал нас от совершения ужаснейшей ошибки. Прости. Я действительно виновата. Ты заслуживаешь женщину, которая будет тебя любить так, как я люблю Джубела. Надеюсь, ты найдешь такую женщину.

Клитус вертел в руках свою шляпу, его щеки надулись, со лба капал пот. Однажды, когда Молли спросила, почему он носит куртку в жаркое техасское лето, он ответил, что должен поддерживать репутацию. Как много значила для него репутация! Молли сочла, что она должна отдать ему должное: Клитус все еще хочет на ней жениться, хотя сейчас ее репутация, что прошлогодний снег.

– Ты не хочешь понять, – сердился он. – Никогда не думал, что ты такая твердолобая, Молли! Запомни мои слова, ты пожалеешь! Все в городе видят…

– «Все в городе», «все в городе»! Ты не знаешь, как мне надоело быть предметом сплетен всего города!

– Тогда перестань давать повод для разговоров!

– Клитус, будь милосерден! Я имею право жить той жизнью, которую выбрала.

– У тебя нет права бахвалиться передо мной своей непорядочностью.

Молли бросила на него жестокий взгляд:

– Это не так. Дело не в непорядочности. Я полюбила. Это совсем другое.

После долгого молчания Клитус надел шляпу на голову и повернулся, чтобы уйти.

– Не жди меня на ужин.

– Приходи в любое время.

Повернувшись, он посмотрел на нее, глаза затуманились грустью.

– Ты еще пожалеешь, Молли! Ты еще пожалеешь!

Из-за Клитуса Молли упала духом и сердилась пуще прежнего на горожан-сплетников. Помогая после обеда Шугар готовить к ужину жареную свинину со сладким картофельным пирогом, Молли молчала.

– Для девушки, которая помолвлена, ты не очень-то разговорчива, – заметила Шугар.

– Жизнь несправедлива, не так ли?

– Боже, конечно же! И не надейся, что она станет когда-нибудь справедливой!

Джубел вернулся, когда уже стемнело, – он уехал с Джефом после обеда на охоту – и в то время как они въезжали во двор, Молли недоверчиво спрашивала себя: он ли это? Глупо, конечно, но она беспокоилась не без причины; Рубел оставил ее, почему бы и Джубелу не сделать то же?

Потому что Джубел любит ее! Не остался ли он так надолго в Блек-Хауз, чтобы завоевать ее любовь, хотя она и ставила их чувствам всевозможные препятствия?

Новости всегда быстро распространялись в Эппл-Спринз, и на субботнем ужине в Блек-Хауз все уже были в курсе событий. Кроме обычных завсегдатаев, пришли Келликоты, и преподобный отец предупредил, чтобы их ждали и к воскресному обеду. Пришли и Тейлоры, чтобы уточнить, каким образом Джубел изыскал средства заплатить за обучение Тревиса. Он отвечал им более вежливым тоном, чем это сделала бы Молли, и она была счастлива.

Появилась даже Йола Юнг и привела с собой овдовевшего друга и ухажера сплетницы миссис Леоноры Факвей. Вопросы острой на язык Йолы Юнг едва ли можно было назвать вежливыми, зато они били в самую точку, прямо в сердце.

– Мы понимаем, что вы отвоевали Молли у красавчика Клитуса Феррингтона, мистер Джаррет. Вы горды, что мисс Дюрант предпочла вас?

– Я… э… – Рубел прочистил горло. – Я удивлен. Мы с Молли объявили о нашей помолвке только семье, за завтраком…

Йола Юнг удивленно приподняла брови:

– Вот как, за завтраком! Вы вместе завтракаете?!

Молли пришла на выручку:

– В Блек-Хауз накрывают завтрак для всех постояльцев, миссис Юнг. Добро пожаловать, если и вы придете. Шугар готовит лучшие блинчики, чем те, что вы когда-либо пробовали. Приходите как-нибудь утром с вашим мужем, и вы будете нашими гостями.

Йола Юнг нахмурилась. Видимо, она не была готова к подобной искренности. Молли наблюдала за ней.

– Я должна подумать. Я предупрежу, конечно, прежде чем придти, – женщина посмотрела на Рубела, потом снова повернулась к Молли, – чтобы случайно не явиться не вовремя.

– Не стоит, – сквозь зубы ответила Молли.

Битвы за столом все же удалось избежать, хотя Молли однажды очень хотелось запустить тарелку со сладким картофельным пирогом в физиономию Йолы Юнг.

После ужина она лично проводила президента «Общества Милосердия» Эппл-Спринз до двери.

– Как мило с вашей стороны, что вы пришли, миссис Юнг. Это дает мне возможность поблагодарить вас за заботу, которую вы проявляете к моим младшим братьям и сестре.

– Кстати, нам это еще надо обсудить.

– Больше нечего обсуждать. Дети будут жить в Блек-Хауз с мистером Джарретом и со мной.

– После того как вы поженитесь, я надеюсь! Впрочем, ведь и сейчас они живут в Блек-Хауз вместе с вами и мистером Джарретом.

– Конечно, мы поженимся.

– А что будет до этого времени? – Йола Юнг наклонилась вперед, понизив голос. – Вы подаете детям дурной пример, моя дорогая!

Молли сдержалась, чтобы не ответить слишком резко.

– О нас составили в городе неправильное мнение, – сказала она. – Если бы вы и все остальные нашли время как следует во всем разобраться, то увидели бы, что в нашей жизни нет ничего, достойного осуждения.

Позже, этим же вечером, когда малыши были уже в постели, Линди, Джеф и Тревис сидели на крыльце вместе с Молли и Рубелом. События дня обескуражили их, они вышли на крыльцо подумать, как о себе самих, так и о том, как укрепить семью.

– Объясните мне еще раз насчет леса, мистер Джаррет, – попросил Тревис.

Его просьба поразила Рубела и Молли. Первой в себя пришла Молли:

– Джубел предложил мне этот выход недавно, Тревис. Помнишь полосу земли, которую оставила нам мама? Мы будем в каждый семестр вырубать на ней достаточное количество леса, чтобы тебе хватало на расходы.

– Как ты узнаешь, что этого достаточно?

– Клиф Перкер – опытный лесоруб, – сказал Рубел мальчику. – Он обещал заглянуть в Блек-Хауз до того, как начнет работу. Почему бы тебе не принять участие в обсуждении? Если ты задашь ему вопросы, он будет счастлив ответить.

– А если не сможет ответить?

– Тревис… – начала Молли.

Рубел пожал плечами, остановив ее.

– Есть и другие лесорубы, Тревис. Если тебе не понравится то, что скажет Перкер, мы поищем кого-нибудь другого.

Рубел услышал, как Молли вздохнула. Он догадывался, что она раздражена. Ему вдруг захотелось увести ее отсюда, далеко-далеко… очень далеко… прочь от городских сплетников и капризных сирот, от тех и от других, прочь, туда, где она никогда не узнала бы, что он подлец.

– Вы собираетесь вырубать по частям?

– Я ничего не собираюсь, – ответил Рубел. – Я только предложил, а ты, твои сестры и братья будете решать, что вы хотите срубить, какие деревья и сколько.

– Но вы же посоветуете нам?

– Только, если вы спросите, – Рубел пожал плечами. – Но даже и тогда вы не обязаны следовать моим советам. Вы вольны выбирать.

Тревис вскочил на ноги, отряхнул пыль со штанов и подошел к качелям.

– Мистер Тейлор говорит, что он пришлет бумаги, нужные для поступления в школу, и список вещей, которые будут мне нужны.

Не доверяя своему голосу, Молли кивнула. Тревис поколебался еще немного.

– Я вам демонстрирую на практике мою способность обстоятельно думать. Но при этом я вовсе не считаю, что вы с Молли не заслужили тех слов, которые говорят о вас в городе.

– Спасибо, Тревис, – ответил Рубел осторожно, стараясь говорить ровно.

– Дайте мне знать, когда придет этот Перкер. Я хочу встретиться с ним.

– Конечно.

– Раз мы унаследовали огромное земельное владение, я должен начать интересоваться, как можно им распорядиться.

– Умное решение, Тревис. Это намного облегчит заботы Молли.

После того как Тревис отправился дочитывать последний акт «Гамлета», Линди и Джеф неловко встали. Казалось, Молли это даже не заметила.

– Удивительно, как изменился Тревис!

– А как бы вы повели себя, мисс, – ответил Джеф, – если бы стала сбываться ваша мечта? Вы бы тоже, наверное, прыгали от радости!

– Но он вовсе не прыгал от радости, – заметила Линди.

– Тревис – скрытный парень, – сказал Рубел. – Молли, ты, что же, не рада, что он становится послушным?

– Конечно, рада.

Рубел пожал плечами и пошутил:

– Нет, не рада! А ты хотел бы, чтобы мужчины в твоей семье слушались женщин, а, Джеф?

– Что, я? Я только постоялец, – испуганно заморгал лесоруб.

– Молли, – окликнула Линди, стоя на ступеньках крыльца. – Можно мы с Джефом прогуляемся к ручью?

Молли насторожилась. Рубел ответил за нее:

– Только недолго! Ты же знаешь, какие злые языки в этом городе!

Двое молодых людей пошли к ручью, ожидая, когда темнота скроет их, чтобы взяться за руки.

Рубел сидел на качелях. Молли заметила, как он облизал языком губы.

– Иди сюда, – позвал он. – У нас не вся ночь впереди, к сожалению!

Молли сорвалась с места и бросилась в его объятия. Ее грудь оказалась напротив его груди, дразня и вызывая страсть.

– Представляю, что будут говорить сегодня городские сплетники, – невесело усмехнулась Молли.

Рубел прервал ее поцелуем, возбуждая у нее неудержимое желание. Подняв лицо, Молли увидела смеющиеся глаза. И дразнящие! Снова поцеловав ее, Рубел сказал:

– Закрой глаза, любимая, и представь: мы в той пуховой постели, что стоит в твоей спальне.

Молли прижалась к нему:

– А что, если я обманула и она вовсе не пуховая?

Он еще раз поцеловал ее долгим, медлительным поцелуем, прежде чем ответить:

– Ах, милая Молли, мне все равно, будь она набита кукурузной шелухой или даже испанским мхом, пока… ты на ней…

Он ласкал языком ее губы, проводя кончиком по краям, углубляясь внутрь и щекоча влажными прикосновениями, пока она не задрожала от желания.

– … и подо мной… – шутливо добавил он.

Глава 14

– Воскресенье наступает чаще, чем я к этому привык, – сказал Рубел, когда, спустившись на следующее утро вниз, застал Молли готовой отправиться в церковь.

– Все в городе так думают.

– А что еще они думают?

– Ну… например, что ты ходишь в церковь не из-за службы.

Наливая себе чашку кофе, Рубел удивленно поднял брови.

– Говорят, у тебя есть свои причины сопровождать нас в церковь.

– Ты хочешь сказать, у меня есть какая-то другая цель, кроме как на время службы стать подушкой для Малыша-Сэма?

Молли улыбнулась.

– Клитус сказал, священник считает, впрочем, как и все в городе, что ты ходишь в церковь, чтобы произвести на меня впечатление.

Отставив чашку в сторону, Рубел обнял ее, улыбаясь. Нежно поцеловав Молли, он спросил:

– А что ты сама об этом думаешь?

– Возможно, они правы, – встав на цыпочки, она поцеловала Рубела.

– Ну, а что теперь, когда моя маска доброго христианина сорвана, мы станем делать?

Она засмеялась:

– Мы пойдем в церковь и покажем, что они правы.

Рубел поцеловал Молли еще раз.

– Я согласен, но только если ты будешь сидеть со мной рядом. Я ни за что на свете больше не сяду позади тебя и Клитуса.

– А я ни за что не сяду с Клитусом позади тебя.

В это воскресенье Клитус не встречал их на ступенях церкви. Мельком они увидели его в дальней части одного из нефов. Вместе с детьми они заняли всю скамью. Тревис – чудо из чудес! – сел со своей семьей, вместо того, чтобы, как обычно, сесть с Тейлорами.

– Хотелось бы мне знать, что сказала ему Линди, – прошептала Молли. – Я бы повторила то же самое в следующий раз.

Рубел выпучил глаза:

– М-да?

В середине службы Малыш-Сэм, как и в прошлый раз, уснул, положив голову Рубелу на колени. Псалмы звучали неразличимо для непривыкшего к церковному пению слуха Рубела. Новая проповедь казалась ему повторением проповеди прошлой недели, и позапрошлой тоже. Впрочем, Рубел считал большой удачей, что священник в проповеди ничего не упоминал о вреде плотского вожделения, а также о заповеди, предостерегающей человека от потакания слабостям, и о лжесвидетельстве.

Лжесвидетель. Лжец. Он лжет Молли!..

Она сидела так близко от него, что он мог вдыхать ее запах – запах жимолости. Ее юбки шелестели у его ног. Дважды бант на шляпке коснулся его щеки. Он повернулся к ней, их глаза встретились, и Молли прошептала:

– Пуховый…

Рубел увидел желание в ее глазах и почувствовал желание в своем теле.

– … матрац, – добавила Молли.

Как будто он нуждался в напоминании того, что и так не выходило у него из головы с тех пор, как они расстались прошлой ночью! Рубел повернулся к священнику и провел остаток службы, пытаясь не забыть, где находится.

На залитой полуденным солнцем улице Рубел помор Молли спуститься по ступеням церковной лестницы. Малыши, как обычно, окружали его с двух сторон, старшие дети шли впереди. Первой проскакала по лестнице Линди. Джеф и Тревис следовали за ней по пятам.

Прихожане здоровались, кивая то и дело, но никто, кроме Бетти, Цинтии и Джимми Сью, не заговорил с Молли. Сначала Рубел не обратил на это внимание, но к тому времени, когда они выходили из церковного двора, это стало трудно не заметить. Прихожане подходили к Клитусу и отворачивались от Молли. Им не было надобности в газете, чтобы обнародовать свое осуждение событий в Блек-Хауз. Городские сплетни с лихвой заменяли печатную прессу. Взгляды скользили, как утки по глади пруда, и тут же улетали. Дамы держались поодаль, покачивали головами и безумолку чесали языки.

Рубел сильнее стиснул локоть Молли. Он не позволял себе заговорить до тех пор, пока они не отошли подальше от толпы.

– Я не знаю, почему ты хочешь жить в этом городе.

– Здесь мой дом.

– Скажи это старым сплетникам.

– У меня такое же право жить в этом городе, как и у любого из них.

– Я не сомневаюсь, – он кивнул головой по направлению церкви, – они тоже.

– Они ни в чем не виноваты, – оправдывала горожан Молли. – Большинство жителей Эппл-Спринз – хорошие люди. Просто они любят Клитуса и очень беспокоятся о благополучии моих братьев и сестры. Я понимаю их.

– Беспокоятся? Они не побеспокоились даже хотя бы из вежливости заговорить с тобой, встретившись на церковном дворе.

– И все же они придут в Блек-Хауз на обед, и благодаря тебе у нас есть, что подать им на стол.

– Черт побери, Молли, они приходят не для того, чтобы пообедать, а чтобы стать свидетелями самого последнего скандала. Я никак не могу понять, почему ты хочешь жить в этом городе.

– Мой прадед был первым поселенцем на этой земле. Ты считаешь, я должна отступиться от своего права жить в Эппл-Спринз только потому, что люди думают, я сплю с тобой?

Отчаянье охватило Рубела. Он остановился.

– Я уеду.

Молли открыла было рот, но не произнесла ни звука. Она уставилась на него, вдруг почувствовав себя такой отвергнутой и беспомощной…

– Я имею в виду… не навсегда! Только до… дня свадьбы.

Она закрыла глаза, стараясь удержать нахлынувшие слезы и умоляя себя не выкинуть какую-нибудь глупость прямо вот здесь, на середине дороги.

– Я не оставлю тебя… никогда не оставлю снова.

Молли глубоко вдохнула летний ветер.

– Я знаю и верю тебе, – ее глаза искали его взгляда. – Пожалуйста, не уезжай!

– Ну, может быть, тогда мне стоит спать пока в сарае?

– Нет. Мы не доставим им такого удовольствия – думать, что разговорами они выгнали тебя из дома. Кроме того, они все равно не поверят. Ты только напрасно откажешься от удобства. Разве ты не понял, что имела в виду Йола Юнг, удивляясь, что мы с тобой завтракаем вместе? Эти люди верят лишь в то, во что хотят верить. А они хотят верить, что мы спим ночами в одной постели.

– Черт побери, Молли! Что же можно сделать?

Она засмеялась:

– Ничего! Пойдем скорее, надо спешить. Священник и его жена придут в Блек-Хауз на обед.

– Сладкоежки!

Остаток пути Рубел молчал, про себя размышляя. Он причинил боль Молли в прошлом, сейчас причиняет, и, кажется, так будет и в дальнейшем. Уже весь город говорит о ней, и есть только один способ заставить их замолчать – уехать из Эппл-Спринз.

Но есть и другой выход – взять Молли замуж поскорей. Но прежде чем он женится, он должен рассказать ей правду. А правда в том, что такой хорошей женщины, как Молли, он не заслуживает. Он не заслуживает ее любви. Он не заслуживает быть ее мужем.

Но, черт возьми, он не может и отказаться от нее! Нет! С первой их ночи он не мог ее позабыть. Он думал о Молли целый год днем и ночью, его сны были полны обжигающими видениями и мечтами – о ее волосах, смехе, чувственности. Нет, он никогда не сможет выбросить ее из своей жизни. Он никогда не сможет забыть Молли Дюрант. Он должен разделить с ней всю жизнь.

На крыльце Рубел открыл стеклянную дверь веранды и потянул Молли за руку, и едва она переступила порог, накинулся на нее с голодным, влажным поцелуем.

– Говоришь, пуховый?

– Не хочешь ли ты, чтобы мы это проверили?

– Очень хочу, Молли, любимая, очень.

Молли пересекла холл, вытащила из шляпы булавки, развязала розовый бант, и повесила шляпку на верхний крючок вешалки. Рубел набросил свою шляпу на соседний крючок. Он кинул задумчивый взгляд на второй этаж и хмуро посмотрел на Молли:

– Нет, Молли, эти тощие старые сплетники не должны одержать над нами верх.

Тревис продолжал удивлять семью. Он появился за столом во время обеда, заняв место напротив Линди и Джефа.

Из-за возросшего числа посетителей, Молли добавила еще два стула за стол, и вскоре все места оказались занятыми. К Келликотам и Петерсонам присоединились Бетти, Цинтия и Джимми Сью, бросавшие любопытные взгляды то на Молли, то на Рубела.

Рубел попытался представить, о чем они думают. Полагают ли эти девушки, как и все городские сплетники, что они с Молли спят вместе? Конечно, Линди с присущей ей прямотой и откровенностью наверняка уже сказала им, что это не так, ведь они старались показать детям, что их отношения целомудренны.

Шугар только что поставила на стол первое блюдо – черепаший суп. Черепах поймали малыши прошлым вечером, когда выяснилось, что придут любители черепашьего супа, Оливия и Натан Роуз.

– Чувствую запах хлебной закваски, – пришла в восторг Оливия, едва переступила порог Блек-Хауз.

Молли встретила их у дверей, чтобы принять шляпы и получить двадцать пять центов.

– Надеюсь, для нас найдется местечко?

– Конечно!

Молли посмотрела на Рубела. Место Клитуса во главе стола было свободно.

– Не пересядешь ли, Джубел?

Рубел взглянул на Тревиса.

– Тревис, не освободишь ли ты место для миссис Роуз? – предложил он. – Сам же садись во главе стола.

– Но…

– Это место принадлежит тебе по праву, – добавил Рубел.

Тревис расправил плечи, встал и усадил миссис Роуз, прежде чем сам занял место во главе стола.

Молитва, произнесенная священником, ни для кого не стала неожиданностью. Он опустил упоминание о бедных сиротах, зато попросил Господи Всемогущего заботиться о целомудрии Молли и нравственности Рубела. Они посмотрели друг на друга, и Молли ему подмигнула.

Как, скажите ради всех святых, она могла снести оскорбление так спокойно? Рубел не сомневался: умение прощать своих обидчиков очень помогает в жизни Молли, но что касается его самого… он стерпел слова священника с трудом.

Миссис Келликот заговорила о помолвке.

– Мы очень удивились, – сообщила она Молли. – Дорогая, мы все думали…

– Я знаю, что вы думали, миссис Келликот. Но вы ошибались. Я никогда не была помолвлена с Клитусом.

Молли передала ей корзину с ароматными булочками, только что выпеченными Шугар. Когда она снова заговорила, ее тон заставил умилиться ангелов на небесах.

– Многое из того, что говорят в городе о Блек-Хауз, несправедливо.

Миссис Келликот посмотрела широко открытыми глазами на Рубела и густо покраснела.

Хотя Роузы и прежде обедали в Блек-Хауз, Молли впервые поняла истинную причину их прихода. Дело было не только в жажде разузнать побольше поводов для сплетен. Миссис Роуз не сводила глаз с Вилли Джо. Она была именно той дамой, которой Йола Юнг хотела отдать мальчика на воспитание.

Вилли Джо ел, не обращая внимания на пристальные взгляды женщины, но Молли не смогла вынести пристальности ее взглядов:

– Почему бы тебе не сходить сегодня после обеда с мистером Джарретом на рыбалку, Вилли Джо?

Мальчик в мгновение ока забыл о еде, его глаза засверкали, словно ему вручили подарок на день рождения.

Рубел внимательно посмотрел на Молли, стараясь понять, что заставило ее заговорить о рыбалке. Она никогда не предлагала ему повозиться с малышами. Обычно он сам выражал желание или поддавался просьбам мальчиков. Он не понял, что за причина, но тут же предложил Сэму присоединиться к ним с Вилли Джо.

Проследив за взглядом Молли на миссис Роуз и за взглядом миссис Роуз на Вилли Джо, он, наконец, обо всем догадался.

– Замечательная идея, – согласился он с Молли. – Что скажешь, Сэм?

– Чудесно, мистер!

– Линди, вы с Джефом пойдете с нами?

Линди посмотрела на Джефа, Джеф посмотрел на Линди. Их молчаливое общение Рубел мог без труда расшифровать. Он надеялся, что священник и все остальные, собравшиеся за столом, слишком заняты осуждением Молли, чтобы заметить страстность, излучаемую этими двумя молодыми людьми.

– Конечно, – сказали они в один голос и рассмеялись.

– Конечно, мистер Джаррет, – повторила Линди.

Рубел повернулся к Тревису.

– А ты? Хочешь пойти с нами?

Тревис уверенно посмотрел в глаза Рубела и ответил:

– Почему бы и нет? Семейный выход!

Рубел обратился к Молли с простодушной усмешкой:

– Увидишь, сколько все вместе мы наловим рыбы!

Молли была наверху блаженства: сейчас они все были одной дружной семьей! Как удачно Джубел продемонстрировал это всему городу через старых сплетниц, обедающих сегодня в Блек-Хауз.

– Нам нужно для ужина много рыбы, – сказала Молли, широко улыбаясь. – Что-то подсказывает мне, за ужин мы сядем в том же составе, что и за обед.

Рубел, увлеченный защитой Молли от сплетен горожан, не заметил, что Вальдо и Колдер не появились за столом. Они редко садились за один стол с семьей, но все же никогда не пропускали воскресных обедов из-за свежих, горячих и ароматных булочек Шугар.

– Где Вальдо и Колдер? – спросил Рубел Джефа, обратившись к нему через стол, когда обед уже подходил к концу.

– Хеслет прислал сказать, они нужны ему сегодня.

– В воскресенье?

Джеф пожал плечами. Рыбалка срывалась. Рубел вздохнул.

После обеда он нашел Молли на кухне, где она вместе с Шугар вытирала уже вымытую посуду. Взяв полотенце у нее из рук, он повесил его над раковиной, приблизил к себе лицо Молли и поцеловал.

– Я люблю тебя, – прошептал он.

– Я тоже люблю тебя, Джубел.

– Как ты думаешь, дети не очень расстроятся, если я вынужден буду отложить рыбалку?

Она нахмурилась. Рубел чмокнул ее в нос.

– Дела! Это необходимо!

– Что случилось?

– Я потом все объясню, – его губы искали ее губы, лаская, целуя, упрашивая довериться ему. – Может быть, я вернусь поздно. Жди меня на крыльце.

Она нежно поцеловала его в ответ.

– А не на пуховом матраце? – шепнула Молли.

Боже, какое счастье, что он обрел эту женщину!

Почему год назад он не знал, что захочет провести с ней всю жизни, иметь от нее детей, вместе состариться, спать с ней на пуховом матраце? Он поцеловал ее в губы.

– Не соблазняй меня! Я сам все объясню детям, – сказал он. – Джефа я возьму с собой.

Подумав, Рубел добавил:

– И Тревиса, если он захочет.

– Да, предложи ему. Он меняется на глазах.

– Я знаю, любимая, и мы не должны ему позволить в нас разочароваться.

Рубел не был уверен, что в самом деле стоило брать с собой подростка, но у него не было другого выхода. Согласившись пойти на рыбалку, Тревис во всеуслышанье объявил их одной дружной семьей, и отказом от рыбалки Рубел подорвал бы доверие Тревиса.

Впрочем, все довольно смешно, ведь рано или поздно он все равно потеряет доверие, и не только Тревиса, но и Молли, и малышей, и Линди. Его сердце уже ныло от одиночества и боли, которые он испытает… и причинит им. Но он-то это заслуживал, они – нет.

Линди предложила вместо него отвести малышей на рыбалку. Рубел искренне поблагодарил:

– Спасибо.

– Я догадываюсь, что у вас важное дело, – сказала она. – Я видела взгляд, который вы бросили на Джефа, когда он сказал о мужчине по имени Хеслет.

Рубел вздрогнул.

– Не говори никому! Хорошо?

– Разве Молли не знает?

– Еще нет. Я все объясню ей, когда вернусь вечером. Но это очень серьезно. Не говори никому не слова!

– Можете доверять мне, мистер Джаррет.

– Спасибо, Линди.

Джеф и Тревис последовали за Рубелом к лошадям. Они не сделали и дюжины шагов, как Линди окликнула их:

– Теперь, когда вы скоро станете как бы нашим братом, можно, мы не будем называть вас мистером?

Он улыбнулся:

– Конечно, зовите меня просто…

– Джубелом, – подсказала Линди, удивившись его молчанию.

Мгновение Рубел пристально смотрел на нее, затем пожал плечами:

– Зовите, как вам нравится.

Расспросив Джефа поточнее об указаниях, полученных Вальдо и Колдером, Рубел направился на север, в Богги-Паунд. Двое спутников не отставали от него.

– Это дело не связано с железной дорогой? – спросил Тревис.

Рубел отрицательно покачал головой.

– Молли знает?

Снова Рубел покачал головой, думая о том, сколь многое не знает Молли.

– Еще нет. Я расскажу ей, когда мы вернемся. Одним словом, я сотрудничаю с конной полицией, куда обратилась за помощью компания «Л и М».

– Вы говорите о конной полиции Техаса? – спросил Джеф.

Рубел посмотрел по очереди на обоих спутников.

– Я доверяю вам. Никто в городе не знает. И никто не должен знать. Вы понимаете?

– Конечно, мистер Джаррет, – ответил Джеф.

– Конечно, Джубел, – отозвался Тревис.

После непродолжительного молчания, Рубел рассказал им об истинной цели своего прибытия в Эппл-Спринз: воры леса должны предстать перед законом.

– Значит, железной дороги проложено не будет? – поинтересовался Тревис.

– Будет, – ответил Рубел. – Но для меня это только предлог. Сейчас важно другое: преступника нужно уличить.

– Вы подозреваете Хеслета?

Рубел кивнул.

– Довольно давно. Но я не мог найти доказательств. Нам надо схватить его за руку, чтобы возбудить уголовное дело.

– Для этого мы туда едем? – спросил Тревис с нескрываемым страхом. – Чтобы поймать вора?

– Да, но я сомневаюсь, что нам это удастся. Скорее всего, мы просто узнаем, где он рубит лес, а потом я должен буду провести неделю, проверяя расписки и квитанции и ожидая помеченные бревна, которые, вероятно, вскоре появятся на какой-нибудь лесопилке. Я должен буду тогда сверить акты прихода с документами картотеки суда.

– Этим вы и занимались все это время? – спросил Тревис.

– Да.

– И сколь близка к окончанию ваша работа?

– Пока у меня нет ничего, кроме подозрений. Никаких доказательств я не нашел.

– Может, сегодня они у вас появятся.

– Может быть, – согласился Рубел, по большей части просто желая успокоить спутников, нежели действительно надеясь на это. – Нам надо схватить его, когда он будет рубить лес на земле, которая точно, а не предположительно принадлежит кому-то другому. Тогда мы сможем предъявить документы и доказать, что законный владелец не нанимал Хеслета рубить лес.

… Они разыскали Хеслета, но никто из них не знал, на чьей земле он рубит лес.

– Что теперь? – спросил Тревис.

– Ведите себя непринужденно. Я поговорю с ним. Следуйте за мной.

Они кивнули. Поздоровавшись, Хеслет предложил им спешиться и отдохнуть немного, хотя заметил довольно сухо:

– Все работают тут, а не играют.

– Даже в воскресный день?

Хеслет неопределенно хмыкнул.

– Впрочем, ребята тоже согласились составить мне компанию, несмотря на воскресенье, – сказал Рубел.

– Куда вы направляетесь? – Хеслет задал вопрос самым обычным тоном, который не вызвал бы подозрений у самого пристрастного собеседника.

– В Бэндский лес. На неделе я не смог встретиться с одним человеком, работающим там на одной из лесопилок. Думал, может, застану его в воскресенье.

Хеслет кивнул.

– Скоро ли вы начнете прокладывать железную дорогу?

– Через неделю или две я закончу дела. Большинство владельцев лесопилок согласились с моими заключениями.

Хеслет встал и протянул Рубелу руку.

– Мне неудобно задерживать вас, да и пора вернуться к работе, – он протянул руку также Джефу и Тревису. – Увидимся завтра, Джеф. В местечке Симпсона, не так ли?

– Да, сэр, в местечке Симпсона.

Вальдо и Колдер не вернулись в Блек-Хауз ни этой ночью, ни позже, что только усилило подозрения Рубела. Но чтобы начать судебное следствие по делу Хеслета, Рубелу понадобилась целая неделя, большую часть которой он провел в здании суда, сравнивая квитанции лесопилок с расписками и пытаясь установить расхождения, чтобы выйти на след вора.

Зачастую он не знал, законные ли документы держит в руках или поддельные, живы ли хозяева земли, скончались или вообще никогда не существовали. Воры леса, принадлежавшего компании «Л и М», были довольно хитры. Они пользовались документами на имена друзей или врагов, затем переделывали документы на подставное лицо, после него снова оформляли на себя и таким образом выстраивали столь запутанную цепочку, что большинство юристов с трудом могло бы в ней разобраться. Они не придерживались границ, обозначенных на карте, или изменяли в документах законные границы, что делало задачу Рубела еще более сложной. Обычно, когда настоящему хозяину удавалось выследить кого-нибудь из преступников, вор успевал уже срубить деревья, продать бревна и убраться куда подальше.

Воры были наглыми. Они кружили по лесу, и уходила масса времени, чтобы тщательно проверить документы и собрать достаточно материалов для обличения вора.

Но у Рубела было время. Он готов был сколько угодно просидеть в суде, исследуя старые, заплесневелые документы. Конечно, это не перегон скота по техасским равнинам, но у этой работы было свое достоинство: она возвратила его к Молли.

Джеф согласился помочь Рубелу, присматриваясь к Хеслету и прислушиваясь к разговору лесорубов, а Тревис… тот вообще очень изменился.

– Он стал совсем другим, – сказала Молли однажды ночью, когда они с Рубелом обнимались на качелях. – Я думаю, он просто повзрослел.

– Во всяком случае, он сделал в этом направлении огромный шаг, – согласился Рубел.

– Это ты повлиял на него!

Рубел притянул Молли ближе, ее спина прижалась к его груди. Он дотронулся в темноте до ее груди, почувствовав, как напряглось ее тело. Рубел провел большими пальцами вокруг отвердевших под тонкой одеждой сосков.

– Ты повлиял на всех нас, – пошутила она.

Рубел теснее прижал ее к себе. Когда его возбужденный член уперся ей в бедро, он застонал.

– А как ты влияешь на меня, любимая!

Он поцеловал ее в макушку, повернул к себе и еще поцеловал и разрумянившиеся щеки, сначала в одну, потом в другую. Но когда Молли сама попыталась обернуться к нему, он заставил ее вернуться в прежнее положение, и прежде чем она поняла, для чего, он запустил руку ей под юбки и пробрался под панталоны, ощутив, как ее плоть горячо и влажно трепещет под его ладонью.

Задрожав, Молли прижалась затылком к его ключице, во рту у нее пересохло, дыхание стало частым и прерывистым.

– Я так сильно хочу тебя, – прошептала она, – так сильно, до боли.

– Я тоже, Молли, любимая, я тоже.

Проводя губами по шелковистым прядям, он целовал ее волосы, в то время как его пальцы под нижними юбками проникали внутрь ее естества, выскальзывали наружу и снова углублялись в ее тело.

– О, – шептала Молли, – о… о…

– Я очень хочу тебя, Молли, очень. Хочу войти в тебя, чувствовать под собой твое тело, и двигаться, двигаться внутри тебя, ощущать и наполнять тебя своей страстью… – он говорил, а пальцы ласкали ее, играли в ее влагалище подобно тому, как часто это делал его язык с ее губами и ртом.

– Ты такая влажная, Молли, такая горячая…

Он продолжал сладкий штурм, пока не почувствовал, как она содрогнулась.

– О, Джу…

Повернув голову, он припал к ее губам в поцелуе, его язык углубился, такой твердый, быстрый… Мир закружился вокруг нее, с именем его брата на губах.

– О, Джубел, – воскликнула Молли, когда он отпустил ее, – я никогда не испытывала ничего подобного!

Он снова притянул ее к себе.

– Ты знаешь пословицу, любимая: радость и горе – две стороны одной медали?

Глава 15

В следующую пятницу Линди исполнялось шестнадцать. Они решили отметить «ее день рождения танцами в субботнюю ночь. Хотя Рубел провел большую часть недели вне дома, занимаясь делом Хеслета, все же он ухитрился сходить на охоту, взяв с собой малышей и даже Тревиса и Джефа. Они набили мешок пятью индюшками, подстрелили пару белохвостых оленей и в придачу дикого кабана.

– Надеюсь, хватит на субботу и, вообще, до тех пор, пока я не вернусь, – сказал Молли по возвращении Рубел.

– Надолго уезжаешь?

– Сколько будет необходимо, любимая. Я должен отвезти доказательства преступлений Хеслета в Орендж, заполнить некоторые бланки и отдать судье, чтобы могли получить полномочия арестовать его конные полицейские.

– Ты сам его арестуешь?

– Нет, это уже не моя работа, это сделают другие.

– Я рада. Мне бы не хотелось, чтобы тебе при аресте пришлось бы встречаться лицом к лицу с этим разбойником.

Танцы в субботнюю ночь были мало похожи на предыдущие, по крайней мере, для Молли и Рубела. Теперь Молли видела в нем любимого мужчину, а не копию подлеца, покинувшего ее год назад, хотя Рубел и был на самом деле этим подлецом. А Рубел-Джубел оказался в состоянии справиться со своим чувством вины и наслаждался, обнимая любимую и танцуя с ней весь вечер. Он решил, что скажет ей о том, кто он на самом деле. Он подождет, когда на следующей неделе наступит день его отъезда в Орендж. Прежде он должен еще раз телеграфировать Джубелу, чтобы подтвердить некоторые формальности. К тому же он должен был сообщить ему, что дело оказалось именно таковым, как он и подозревал, и ему понадобится не более одного дня, чтобы окончательно завершить сбор доказательств.

Рубел хотел отвезти Молли в лес, где никто не будет мешать их разговору. Он расскажет о прошлом, напомнит о тех танцах, год назад, раскроет, что чувствовал той ночью, опишет, как ужасно прошел и для него этот год, ведь он никак не мог забыть о ней, не мог смотреть ни на какую другую женщину, и это заставило его занять место брата, получившего задание от «Л и М», и вернуться в Эппл-Спринз – вернуться, чтобы узнать, испытывает ли еще Молли Дюрант к нему прежние чувства, и чтобы понять, есть ли будущее у их отношений. Как оказалось, есть, за год разлуки любовь не умерла.

Он объяснит ей, почему солгал и потом продолжал лгать. Рубел надеялся, что теперь Молли знает его достаточно хорошо, чтобы поверить: на этот раз он говорит правду, тогда он сказал первое, что пришло ему в голову, только чтобы она опустила ружье и сдала б ему комнату. Может, это и было безнравственно, все же ложь сама по себе доказывала, в каком он был отчаянье, если решился под чужим именем остаться в Блек-Хауз, чтобы завоевать ее любовь.

Он напомнит ей о многих моментах, когда он пытался сказать правду, но не решался сделать это всякий раз, потому что она начинала говорить о своей ненависти к Рубелу. Он скажет, как много она значит для него – целый мир! – и что он уже не сможет без нее жить.

Рубел знал, какой гнев, боль, разочарование должна будет испытать Молли после его признания. Именно поэтому он и ждал для решительного объяснения день отъезда. Он знал, ей потребуется время, чтобы привыкнуть к мысли, что он не Джубел, а тот самый Рубел. Он знал: ей необходимо будет побыть одной.

Он скажет ей, как сильно он ее любит и что знает, как сильно она сама любит его, скажет, что не намерен делить свою жизнь ни с кем, кроме нее, и что они поженятся, как только он вернется из Оренджа.

Ей будет больно, и она постарается скрыть свою боль за гневом и злостью, Рубел не сомневался в этом. Но на день рождения Линди он приказал себе забыть обо всем и, крепко сжимая Молли в объятиях, танцевал с ней и восхищался ее красотой, вдыхая сладкий запах жимолости и испытывая огромное желание отвести любимую наверх в ту огромную кровать с пуховым матрацем.

В субботу рано утром, в то время как Рубел, Джеф и Тревис резали оленину, Молли, Линди и Шугар готовили праздничные салаты и запеканки, закуски из свежих овощей, свинину, яйца и печенье разных сортов: имбирное, из патоки, овсяное и даже из желе. В перерывах между танцами Рубел стоял рядом с Молли возле накрытого стола и наблюдал за гостями. Один раз протянул ей стакан с пуншем, льдом и лимонадом, который мистер Осборн специально закупил для нее в Хьюстоне. Они чокнулись бокалами.

– За нас, – прошептала Молли.

– За нас, – поддержал Рубел.

Молли отпила глоток.

– Всем и так весело, нет нужды приносить гостям еще пунша.

– Это потому, что сегодня в Блек-Хауз царят страсть и радость.

Молли покраснела. Снова заиграла музыка, и они вместе посмотрели на Линди и Джефа, кружившихся по гостиной.

– Ты прав, – шепнула Молли.

На шестнадцатилетие Линди Молли позволила сестре надеть прелестное шелковое платье персикового цвета, которое некогда принадлежало их матери. Приталенное, с глубоким вырезом на груди, оно подчеркивало уже достаточно зрелые формы Линди. Мучительное для Молли зрелище: девочка выросла!

– Я рада, что Линди согласилась учиться дальше, – сказала Молли. – Она решила стать учительницей.

– Я уверен, из нее получится хорошая учительница, – Рубел наблюдал за танцующей молодой парой.

Они танцевали, держа друг друга в объятиях так крепко, насколько только позволяли приличия, но, конечно, хотели бы быть намного ближе. Когда Рубел во второй раз заметил, что Джеф склонился к уху Линди, он решил: пора останавливать молодых людей.

– Извини меня, Молли, думаю, я вклинюсь между стариной Джефом и Линди и дам ему возможность охладиться.

Молли посмотрела ему вслед. Какое счастье, что она оказалась не в состоянии выгнать его когда-то из Блек-Хауз! Какой она теперь была счастливой! Какой влюбленной! Она видела, как Рубел кружил Линди по комнате под мелодию «Девушки не хотят, чтобы ты сегодня появился». Как хорошо умеет он ладить с детьми! Она знала, что никогда не забудет ту ночь, когда он остановил Джефа с Линди. Та ночь стала поворотным событием и в их отношениях. Той ночью они вышли из затруднительного положения и обрели упоительное будущее.

Вилли Джо и Малыш-Сэм жевали печенье, сидя за столом для закусок и напитков. Молли взяла Сэма за руку:

– Пойдем танцевать!

Он сморщил нос.

– Нет!

Молли заметила: он посмотрел на маленькую девочку в розовом платье со светлыми волосами, спадавшими ей на плечи.

– Я хотел бы потанцевать с ней!

Молли усмехнулась.

– Хорошо, иди и пригласи ее.

– Но я не знаю, как ее зовут.

– Спроси!

– Как?

– Просто подойти и скажи: «Я Сэм Блек. А как тебя зовут?» Когда она ответит, пригласи ее на танец.

Малыш склонил голову.

– Иди, вряд ли она тебя укусит, – подтолкнула Молли.

– Мисс, – позвала Шугар ее с порога кухни.

Оставив Сэма наедине с сомнениями, Молли поспешила на кухню, чтобы добавить праздничному торту последние штрихи украшений. Они подождали начала следующего танца, чтобы вышел для Линди сюрприз. Как они и предполагали, едва заиграла музыка, все внимание Линди сосредоточилось на Джефе, и они могли преспокойно возиться с тортом на кухне, не опасаясь при этом любопытных взглядов виновницы торжества.

Когда шестнадцать свечей были вколоты в торт, Молли вышла, чтобы собрать детей. Тревис сидел на ступенях лестницы рядом с Джубелом, Линди и Джефом. Вилли Джо ел печенье. Молли посмотрела вокруг, ища глазами Малыша-Сэма.

Он сзади потянул ее за платье. Когда Молли опустила глаза, она увидела неизменный палец по рту своего маленького братца и выражение отчаянья на его лице. Присев, она вытащила палец изо рта.

– Что случилось, милый?

– Ее зовут Гинни, и она сказала «нет».

Глаза Молли расширились, она вспомнила маленькую девочку в розовом платье. Молли прижала голову Сэма к своему плечу:

– Девочка не знает, что она потеряла!

Посмотрев в эти серьезные детские глаза, Молли обронила:

– Не сдавайся! Не одна она здесь на танцах. После того как мы споем Линди «счастливого дня рождения», пригласи танцевать какую-нибудь другую девочку.

Линди удивилась и пришла в восторг от праздничного торта. Когда они закончили петь, Молли встала позади Рубела, наблюдая, как ее младшая сестра раздает торт гостям.

– Она уже такая взрослая! И такая красивая! – заметила Молли.

– И очень похожа на свою старшую сестру, Молли, любимая, – ответил Рубел.

Остаток вечера они кружились под звуки музыки в объятиях друг друга.

– Это «Лунный свет в сосновом бору», – сказал Рубел, испытывая непреодолимое желание рассказать Молли о том, что эта мелодия постоянно звучала в его памяти весь прошедший год.

– У нас всегда на танцах звучит эта мелодия, – ответила Молли. – Моя бабушка положила начало этой традиции. Ведь Эппл-Спринз находится в самом сердце Пайнейского леса, в котором полно сосен, – гордость светилась в ее глазах, звучала в голосе.

Рубел вспомнил, как Шугар однажды сказала, что Молли не захочет жить ни в каком другом месте. Тогда он не придал словам негритянки большого значения, но теперь он начинал понимать, почему Молли так привязана к Эппл-Спринз.

Подошло время последнего танца, тоже традиционного «До свидания, старина Пайнт». Рубел чувствовал себя так же глупо, как и другие мужчины, когда пел вместе со всеми строфу за строфой, одна нелепей другой, только чтобы держать Молли в своих объятиях, а видения пуховой постели носились в его воображении.

– Иногда я думаю, что мне никогда не доведется опустить тебя на эту проклятую пуховую постель, – прошептал он на ухо Молли.

Через два дня, когда Рубел все еще мысленно репетировал свое признание, утешая себя, что ни один исповедник не должен быть несправедливо строг к кающемуся грешнику, прибыл Клиф Перкер, чтобы обсудить вырубку леса.

Вся семья собралась вокруг большого соснового стола на кухне. Рубел занял место позади всех. Тревис последовал его совету, он изучил все, что смог, о лесе, основательно подготовившись к этому обсуждению.

Рубел испытывал неподдельную гордость за мальчика. Он мог заметить, и Перкер был удивлен.

– Вы не рекомендуете вырубать все подчистую, так ведь? – спросил Тревис.

– Я могу сделать это, если вы того хотите. Дело в том, черт… э… извините, здесь дамы… что это чертовски быстрее и проще, чем выборочно вырубать деревья. Но что касается совета, то, если бы мы говорили о моей собственности, я бы сказал «нет». Лучше сохранить как можно больше твердой древесины.

– Зачем нам твердая древесина? – спросил Тревис.

– Она пригодится для многого, сынок. Спроси Джаррета. Железной дороге нужен будет дуб для шпал. А когда проложат железную дорогу, можно будет продавать кипарис и другие твердые породы. Если, конечно, оставить их, пока в них нет особой надобности. Они помогут лесу восстановить равновесие и сохранить естественную среду обитания животных. Кроме того, это и естественная защита для молодых побегов.

– Сколько деревьев вы предлагаете вырубить? – задала вопрос Молли.

– Смотря, сколько денег вы хотите получить от их продажи, мэм.

– Мистер Тейлор говорит, что нужны сто долларов в семестр за все, включая комнату и стол. Я полагаю, следует сразу срубить количество, достаточное для оплаты нескольких семестров, и положить деньги в банк.

– Я не советовал бы этого делать, – возразил Перкер. – Вы выиграете, полагаю, вырубая лес постепенно, сумму, необходимую для нескольких месяцев.

– Как это так, Перкер? – спросил Рубел, когда лесоруб замолчал.

Перкер удивленно пожал плечами.

– Черт, Джаррет, вы должны знать это, как никто другой, поскольку это вы появились в городе, чтобы уточнить, как лучше всего проложить железную дорогу.

Перкер внимательно всматривался в лица собравшихся за столом. Рубел надеялся, что непонимание написано не только на его лице.

– Когда здесь пройдет железная дорога, цена вашего леса возрастет, и не сомневаюсь также, что благодаря строительству железной дороги у вас появится добрая сотня постояльцев и отпадет необходимость продавать лес, по крайней мере, в прежнем объеме.

Шугар подала лимонад и кофе. Перкер откинулся на спинку стула, давая семье время обдумать его предложения.

– Что ты думаешь, Тревис? – спросил Рубел. – Или ты хочешь послушать, что скажут остальные?

Тревис, сидевший во главе стола, что стало для него обычным местом, как на кухне, так и в столовой, согласно покачал головой:

– Пусть все выскажутся.

– Мне нравятся ваши предложения, – сказала Линди, – но я хотела бы задать один вопрос.

– Задайте, мисс, – позволил Перкер.

– Сколько у нас леса? Я имею в виду, на сколько семестров хватит леса, который вы думаете вырубить со временем?

Перкер покачал головой, уставившись на стол.

– Давайте прикинем. Вы сказали, что хотите использовать лес только для оплаты за обучение. Вас четверо, верно?

Дети кивнули.

– Вот я и имел в виду, чтобы хватило на всех четверых, милая юная леди.

Линди и Тревис обменялись довольными улыбками.

– Когда вы думаете начать? – спросил Рубел. – То есть… когда семья может поручить вам эту работу?

– В конце недели, если погода продержится. Так, сегодня вторник? В следующий понедельник – наверняка.

Клиф Перкер был нанят, бумаги подписаны, и остаток недели прошел в приподнятом настроении ожидания у всех, кроме Рубела, чья голова была занята признанием, которое ему предстояло сделать Молли. Он хотел завершить дела поскорее.

К пятнице он закончил работу с документами в Люфкине и ждал только ответа от Джубела, прежде чем отправиться в Орендж. У него уже было на руках достаточное количество доказательств, чтобы отправить Виктора Хеслета, если не за решетку, где он просидит следующие пятьдесят лет, то, по крайней мере, чтобы освободить от вора одно поколение населения.

Он вернулся в Блек-Хауз в полдень. Молли развешивала белье, когда он подъехал к дому. Она повернулась и увидела, что он спешился, ее руки замерли на бельевой веревке, она смотрела на его приближающуюся фигуру.

Рубел догадался, о чем она думает. С каждым шагом он чувствовал все отчетливее, что ее мысли похожи на его собственные: они оба вспоминают, как однажды, в пятницу, он вернулся так же рано… вспоминают, куда они пошли тогда и что делали… Когда Рубел подошел к ней, его дыхание было уже частым и неровным. Он взял ее за подбородок, склонился и поцеловал быстро и нежно.

– Хочешь проехаться верхом?

Он почувствовал, как ее пульс участился, он прочитал страстный отклик в ее глазах.

– Только развешу выстиранное…

– Иди, надень шляпку, я сам развешу белье.

К тому времени, как она вернулась, он все развесил, правда, несколько криво, но все-таки рубашки не касались земли. Оказывается, развешивать белье – искусство; он никогда не подозревал это.

Рука об руку они пошли к сараю, где Рубел оседлал ее кобылу и подсадил Молли в седло. Когда его руки обхватили ее талию, его глаза расширились, и на лице Рубела появилась усмешка:

– Ты не только надела шляпку!

Она покраснела. Он скользнул взглядом по ее телу. Молли, кроме шляпки, надела юбку для верховой езды и корсаж.

– Что ты еще успела переодеть? – поинтересовался Рубел.

– Подожди, увидишь в свое время!

Проезжая верхом мимо банка Эппл-Спринз, Рубел пробормотал:

– Ну, проклятий этого человека мне не избежать!

Молли повернулась и увидела коренастого мужчину в рабочей одежде лесоруба, он шагал по мостовой. Человек приветственно поднял руку, когда они проезжали мимо. Рубел поздоровался.

– Кто это?

– Виктор Хеслет, – Рубел видел, как лесоруб вошел в банк. – Я скажу, что у него намного больше нахальства, чем у все тех, кого я знавал раньше. Правда, я не очень многих преступников знал.

Темп, в котором они ехали по дороге, был таким же беспорядочным, как и биение их сердец: то они мчались галопом, то скакали рысью, то переходили на шаг, всегда ощущая при этом друг друга и думая о том, что ждет их впереди. Как много времени уже прошло с тех пор, когда они свободно наслаждались ласками! Их снедало отчаянное желание, и ежедневное! Они каждый день мечтали вернуться в лес и вновь пережить удовольствие несдерживаемой взаимной страсти.

Рубел попытался завести беседу.

– Что скажешь, если я отправлюсь в Орендж в этот понедельник?

Сердце Молли подпрыгнуло.

– В понедельник? Почему так скоро?

– Скорее уеду, скорее вернусь, – он посмотрел на нее, удерживая ее беспокойный взгляд. – Я вернусь к тебе, любимая.

Она поборола страх, по крайней мере, попыталась это сделать, но ее сердце продолжало отчаянно биться. Она сосредоточила внимание на красной полосе дороги, будучи не в состоянии вымолвить ни слова. Да и что тут скажешь? Она не могла умолять его остаться, работа важна для Рубела. Она не могла и просить его взять ее с собой, это было бы неприлично.

– Тогда почему ты не уехал сегодня? Ты бы вернулся еще быстрей.

– Я жду телеграмму, – сказал он. – От «Л и М».

Я не могу уехать, не убедившись, что у меня на руках все необходимые доказательства для возбуждения дела против Хеслета.

– Ты полагаешь, телеграмма придет в понедельник?

– Надеюсь… очень надеюсь.

– Значит, что-то не так?

– Трудно сказать, – он подмигнул ей. – Мы это узнаем чуть позже.

У Молли на душе стало теплее, она поняла: днем отъезда он выбрал понедельник, чтобы побыть наедине с ней еще раз, прежде чем уедет. Джубел был, без сомнения, самым заботливым мужчиной, которого она когда-либо знала. Ее мужчиной!

Сердце Молли пело. Но была одна вещь, которую они никогда не обсуждали.

– Джубел, ты, действительно, будешь счастлив жить в Эппл-Спринз?

– С тобой? Мы не будем жить в Эппл-Спринз, Молли, любимая! Мы будем жить в раю.

Она вздохнула.

– Не беспокойся обо мне. В то время, как я буду в Орендже, я обращусь с просьбой в «Л и М» поручить мне работу по уточнению карт для прокладки железнодорожного полотна.

– Как было бы здорово!

– Так как я проделал огромную работу по разоблачению мошенника, к моей просьбе, думаю, отнесутся с вниманием, – он пожал плечами. – Если бы я не выполнил задание, все было бы наоборот, я бы попал в немилость, и меня заслали бы в какое-нибудь дальнее и глухое местечко.

– Надеюсь, ты останешься в Эппл-Спринз, – она посмотрела пристально на него. – Но если даже нет… я имею в виду, если ты должен будешь уехать по работе куда-то еще, я поеду с тобой.

– Молли?..

– Действительно, не имеет значения, где я буду жить, если ты будешь рядом.

Попридержав Койота, Рубел потянулся и перехватил ее поводья, чтобы остановить лошадь. Наклонившись, он поцеловал ее долгим, страстным глубоким поцелуем. Он любил Молли, желал ее и нуждался в ней.

– Молли, Молли, я люблю тебя больше, чем когда-либо раньше представлял себе возможным кого-либо любить.

Она погладила его по щеке.

– Я тоже.

Он снова стал целовать ее, ей не хватало воздуха, она почувствовала слабость в теле. Молли со смехом отпрянула назад. Его горячий взгляд обжег ее до глубины души.

– Поедем-ка скорее, – предложил Рубел.

Но когда они прибыли на место, то не узнали его. Молли посмотрела направо, налево…

– Мы не туда попали, – с сомнением произнесла она. – Это не может быть моей землей.

Но невдалеке Молли заметила небольшой холм, где стояла деревянная хижина, построенная ее прапрадедом – хижина, которую Клитус хотел разрушить, чтобы построить величественный новый дом.

– Может быть, и нет, – заметил Рубел, – я не помню эту хижину.

– Она была скрыта лесом… раньше…

Слезы брызнули из глаз Молли. Она старалась внимательно вглядеться, но пни расплывались у нее перед глазами.

Рубел спешился, обошел лошадь, взял вожжи Молли в одну руку и потянулся другой за ней самой. Она соскользнула с седла в его объятия и осталась стоять, прижавшись к нему и спрятав у него на груди свое лицо, не желая поверить в случившееся, настолько неожиданной и горькой была беда. Рубел прижимал Молли к себе и чувствовал, как она вздрагивает.

Наконец она отстранилась и вызывающе осмотрела землю, на которой раньше рос прекрасный лес. Теперь здесь ничего не было, кроме серой грязи и пней, – нескольких сотен, возможно, тысячи, они торчали по обе стороны от хижины и далеко за ней. Она не сомневалась – до самых границ ее владений.

– Подчистую!

– Да, – это все, что Рубел позволил себе сказать, чтобы не дать волю гневу.

– Хеслет?

– Возможно. Я не знаю другого вора в округе Эппл-Спринз.

Молли взбешенно смотрела на опустошение, которое не мог бы натворить самый страшный ураган. Она вспомнила истории о полях военных сражений. На этом поле погибли деревья, но, слава Богу, не было человеческих жертв.

О нет, были! Теперь Тревис не сможет пойти в школу, и другие дети тоже. Охваченная отчаянием, Молли перебегала от одного пня к другому. Рубел схватил ее за плечи.

– Ты только причиняешь себе боль, любимая, не надо…

Все было вырублено до фута от земли: красный дуб, белый дуб, кипарис, сосны… – все! Молли потянула Рубела прочь.

– Я хочу уйти.

– Будь осторожней, – попросил Рубел, идя с нею рядом и крепко обнимая ее одной рукой за плечи.

– Может, это сделал Клиф Перкер?

– Нет, даю голову на отсечение. Я навещал его вчера в конторе, хотел сказать, чтоб не забыл подшить бумаги и подобрать бригаду. Он думал начать вырубку утром в понедельник.

Молли повернулась к нему, глаза блестели от слез.

– Что же мне теперь делать?

Рубел прижал Молли к своей груди и держал так, а слезы текли и текли у нее по щекам.

– Как теперь Тревис пойдет в школу? А другие дети? И как теперь я буду…

– Тихо, Молли, любимая, успокойся. Мы что-нибудь придумаем. Я помогу тебе. Мы найдем выход.

Она крепко обняла Рубела, держась за него так, будто от этого зависела ее жизнь.

– О, Джубел, чтобы я делала, если бы у меня не было тебя?

– Тише, тише, – успокаивал он, но его голова разрывалась от собственных проблем.

После всего, что случилось, как, черт возьми, он мог бы говорить с ней о себе самом? Они вернулись в Блек-Хауз, их обоих сопровождало отчаяние.

– Должен быть какой-нибудь выход, – уверял Рубел. – И мы его найдем.

Молли боролась со слезами. В конце концов, это были только деревья. Она должна благодарить Бога, что никто из близких ей людей не попал в беду, не был болен. Она посмотрела на мужчину, которого так сильно любила. Он сказал, что они найдут выход! Выход… какой-нибудь выход… чтобы послать Тревиса в школу… чтобы сохранить семью… Но как? Ей придется теперь туго, она знала это. Но у нее есть Джубел, его любовь, и они вместе отыщут выход! Тревис подтвердил за воскресным обедом: у них дружная семья! Впервые с тех пор, как умерла мать, они снова были одной семьей.

Когда она вновь посмотрела на Рубела, их взгляды встретились и ее слова удивили его:

– Мы даже не занялись с тобой лю… – она пожала плечами и смутилась от своей смелости, не закончив фразу.

Рубел подмигнул ей:

– Мы наверстаем упущенное в один из ближайших дней.

– В один из ближайших дней мы займемся любовью на пуховой постели!

– Этот день скоро наступит, Молли, любимая, его никто не сможет у нас отнять.

Однако через двадцать минут, когда они подъехали к дому, Рубел понял, что его уверенность была не слишком-то обоснованной.

– Эй, Руби, сукин ты сын, где ты пропадаешь? Рубел спешился и помог Молли слезть с лошади.

Приветствие брата было подобно взрыву, способному повалить огромную сосну. Все мысли мгновенно улетучились из головы, руки застыли на талии Молли, будто окаменели. Он опустил ее на землю, не смея взглянуть на крыльцо. Он знал, что увидит, вернее, кого. Паника охватила Рубела, словно лесной пожар.

Они были братьями-близнецами. Молли посмотрела на мужчину на крыльце и немедленно упрекнула себя, потому что ее взгляд оказался до неприличия долгим. Когда Молли повернулась к тому из братьев, который стоял с ней рядом, то увидела, что его челюсти сжаты и белые пятна выступили на лице, отчего маленький шрам на виске стал выделяться восковой бледностью на загорелой коже. Он держал ее за локоть мертвой хваткой.

Первой мыслью, пришедшей ей в голову, было, что он лгал ей, когда говорил, будто ночь, проведенная ею в объятиях брата, ничего не значит для него. Встреча с братом лицом к лицу показала обратное: видимо, это имеет для него большое значение.

Что же касалось самой Молли, то она не была уверена, что же именно она сейчас чувствует. Она любила мужчину, стоявшего с ней рядом, а он любил своего брата, которого она ненавидела. Как могла она стоять около Джубела и смотреть столь пристально на Рубела? Как могла она любить одного близнеца и ненавидеть другого?

Но свое тело она отдавала им обоим, одному по любви, другому из похоти. Стараясь держать себя в руках, Молли придвинулась ближе к Джубелу – к тому, кого она считала Джубелом.

– Что ты здесь делаешь? – услышала она его вопрос, голос звучал напряженно.

Ей стало больно за него.

– Приехал, чтобы помочь тебе разобраться в деле.

– Но ты собирался прислать телеграмму…

– Я решил, что лучше приехать самому. Никогда раньше не бывал в Пайнейском лесу, и твои телеграммы интриговали меня.

Незваный гость взглянул на Молли, и она задрожала. Собрав всю свою решимость, она осталась стоять около мужчины, которого любила. Молли умоляла, чтобы силы не покинули ее. Она взглянула на брата Джубела. Он не узнавал ее! Было похоже, он забыл и ее саму, и ночь их страсти! Он удивленно поднял брови, словно говоря, что теперь догадывается, почему сообщения его брата были столь пылкими.

Мужчина, стоявший с Молли рядом, отступил назад.

– Ты помнишь, я говорил о Молли Дюрант, Джу… – он осекся.

Но нежданный-негаданный гость Блек-Хауз уже потянулся рукой к шляпе в приветственном жесте:

– К сожалению, не могу сказать, что мы когда-либо встречались. Мисс Дюрант, я Джубел Джаррет. Слышал о вас много хорошего от старины Руби и счастлив, наконец, познакомиться с вами.

Молли открыла рот от изумления. Ей показалось, что ее сердце остановилось, мозг отказался повиноваться, в голове зазвучал отвратительный, вызывающий головокружение шум. Что случилось с этим миром? Она повернулась к мужчине, которого любила. Его растерянное лицо наполнило ее смущением и страхом.

– Что все это значит, Джу… – она замолчала.

Молли смотрела то на одного, то на другого. Гость все еще не обнаруживал никаких признаков узнавания – только поднятые брови и выражение крайнего удивления в хорошо знакомых глазах.

Молли посмотрела широко открытыми глазами на мужчину, стоявшего с ней рядом – мужчину, которого она любила. Он стоял, как громом пораженный, выражение его лица полностью соответствовало тому, что творилось у нее в сердце. И вдруг правда молнией' поразила ее! Она не знала их обоих, нет! Один из них был незнакомцем, а другой…

– Черт побери, Молли, – сказал Рубел, – я не хотел, чтобы ты узнала это таким образом, я сам хотел признаться.

– Ты не..? – слова застряли у нее в горле, но все было ясно и без них.

Его глаза тревожно всматривались в ее лицо, она видела, что его пульс бьется с бешеной скоростью, на шее пульсирует вздувшаяся вена, грудь часто вздымается и опускается.

– Все это время… – несколько прошедших недель промелькнуло у нее перед глазами.

Все, что было связано с этим мужчиною: ее мечты, страхи, любовь, близость – все было ложью!

– Ты позволил мне поверить, что ты…

– Черт побери, Молли…

– Мы собирались пожениться? – она перевела взгляд с одного ошеломленного брата на другого, слабость волной нахлынула не нее. – Нет, я не думаю, что теперь…

– Да, мы поженимся, Молли, – перебил Рубел, – послушай меня…

Когда он придвинулся к ней, она отпрянула от его прикосновения.

– Это была не ложь! – говорил он. – Ничто не было ложью!

Колени Молли подкосились, голова закружилась.

– Кроме того имени, не так ли?

Рубел поднял лицо к небу, будто просил помощи у Всевышнего. Гнев Молли, придавленный удушливым пластом отчаянья, превратился в невыносимую боль.

– Кто был тем, за кого я хотела выйти замуж? Я готова была выйти за Джубела… – она бросила взгляд на нежданного гостя, потом посмотрела на Рубела. – Я венчалась бы в церкви с Джубелом, а жила бы с тобой? Или я была бы… его женой?

– Молли, я собирался рассказать тебе все перед своим отъездом в Орендж. Я собирался тебе во всем признаться!

Она боролась со слезами, душившими ее, боролась и проиграла. Она не смогла удержать их, слезы градом покатились по ее щекам. Рубел попытался утереть их. Она отскочила, словно он выстрелил в нее. Молли сердито сама вытерла лицо.

– В п-п-понедельник? – проговорила она, заикаясь. – В п-понедельник перед отъездом?

Вдруг она поняла, что если сейчас же не уйдет, то не сможет ручаться за себя.

– Но теперь тебе не о чем беспокоиться, – выкрикнула Молли.

Повернувшись, она побежала по тропинке к дому, взлетела по ступенькам и бросилась на кровать, разразившись рыданиями.

Джубел растерянно смотрел вслед обезумевшей мисс Дюрант.

– Кажется, я растревожил змеиную нору.

Рубел тяжело вздохнул и обнял брата за плечо.

– Это не твоя вина, Джуби, не твоя вина.

Без дальнейших объяснений он побежал в дом, промчался по лестнице и ворвался в спальню Молли. Его сердце стучало, как паровая машина.

– Молли!

Звук его голоса вызвал новый приступ рыданий. Почему она только не закрыла дверь на ключ?

– Уходи!

– Я не уйду, пока не объясню все.

Он подошел к пуховой постели. Сердце у него подпрыгнуло к горлу. Цветное лоскутное одеяло закружилось перед глазами. На середине просторной кровати лежала Молли, свернувшись калачиком, словно стараясь защититься от нападения – от него!

Рубел был в полнейшем отчаянье. Так долго мечтая об этой постели, он никогда не представлял себе, что однажды подойдет к ней при подобных обстоятельствах. Слезы выступили у него на глазах. Его сердце стучало где-то в горле. Он опустился на матрац на колени. Пуховый, как она и говорила.

– Молли, позволь мне все объяснить!

– Нечего объяснять, все и так ясно! – крикнула она через плечо.

Когда он попытался перевернуть ее, она напряглась всем телом. Он убрал от нее руки, чувствуя в них дрожь.

– Уходи! Уходи сейчас же! Ты получил все, что хотел! Теперь уходи!

– Я люблю тебя, Молли, – слова вырывались каким-то резким звуком из его горла. – Я люблю тебя так сильно, что моя жизнь будет бессмысленна без тебя.

Она слышала искреннюю боль в его голосе и то, что его голос дрожит от страха ее потерять. В глубине души она верила ему. Или хотела верить? Но не смела. Поверить?.. Еще раз?..

– Не жди, что я снова поверю твоим обманам!

– Это правда, черт побери! Это правда! Ничто не было обманом! Ничто, клянусь!

– Кроме твоего имени! Ты позволил мне полюбить Джубела.

– Нет, не Джубела! Рубела, себя!

– Мужчина, которого я полюбила, не оставил бы меня, как это сделал в первую нашу ночь Рубел.

– Я понимаю это теперь. Я поступил так, потому что… Я уже объяснял тебе, Молли. Я не готов тогда был к мыслям о семье, я испугался.

Он сел на кровать и протянул к ней руку. Он начал нежно поглаживать ей плечи, и каждый раз, когда она вздрагивала от его прикосновения, Рубелу казалось, острый нож вонзается в его сердце.

Она попыталась оттолкнуть его руку. Он склонился над ней и уткнулся лицом в ее волосы. Рубел подумал, как странно все: они собирались заняться любовью в лесу, но увидели, что случилась беда, а другая беда поджидала их дома.

– Я испугался тогда, – повторил он. – Но сейчас у меня нет в душе страха.

Молли вновь содрогнулась от рыданий. Рубел чувствовал, как его собственные легкие собираются разорвать ему грудь. Слезы блестели и у него на глазах. Он попытался вновь перевернуть ее, но Моли осталась лежать, свернувшись клубком.

– Уходи, Джубел… или кто бы ты там ни был, черт тебя побери! Уходи из этого дома. Покинь Блек-Хауз… прежде чем вернутся дети…

При мысли о детях, комок сразу подступил у него к горлу.

– Я объясню им все, Молли. Они поймут.

Молли стряхнула его руку, заставив вновь выпрямиться.

Он был так близко, здесь, рядом, у ее постели! Она могла протянуть руку и коснуться его. Она могла броситься к нему в объятия и сказать, что безумно его любит и не имеет значения, как его зовут! Она любит его и будет любить всегда!

Но нет, это имело значение: он лгал ей в самые сокровенные минуты, и если она позволит ему остаться, он будет лгать снова. Сев на кровати, она постаралась не встречаться с ним взглядом. Когда он потянулся к ней, Молли вскочила и села на противоположный край постели.

– Уходи! Уходи, пожалуйста. Прежде чем дети…

– Молли, выслушай меня, давай поговорим!

Дрожь в его голосе победила ее решимость. Она сжала зубы и принялась молиться, чтобы у нее нашлись силы отослать его прочь. Но сказать ей хотелось: «Я прощаю тебя, я люблю тебя. Пожалуйста, не оставляй меня никогда»

– Уходи, – прошептала Молли так настойчиво, как только могла. – Сейчас же уходи!

Рубел встал, опустив голову.

– Я вернусь. Когда конные полицейские поймают Хаслета, я вернусь.

Мысль снова встретиться с ним когда-либо вновь сразила ее хорошо нацеленной стрелой. Все, чего она хотела сейчас, – это свернуться калачиком и умереть. Но она не могла. У нее на руках были братья и сестра.

– Нет, – ответила Молли.

Боль была резкой, опустошающей душу, невыносимой. Ее голова раскалывалась, сердце щемило, легкие мучительно сжимались. У нее не хватит силы воли еще раз пережить кошмар! Она не сможет снова вытерпеть такую боль.

Молли собралась с духом:

– Не возвращайся в этот дом. Никогда. Никогда! – она отвернулась к окну.

Он беспомощно смотрел, как она, подойдя к окну, стояла, скрестив на груди руки, плечи поникли. Теплый летний ветерок залетал в окно, развевая кружевные занавески и наполняя комнату мягкой свежестью и острым запахом жимолости. Не догадываясь о слезах, катившихся по его лицу, Рубел повернулся и вышел.

Она услышала, что он ушел, как раз в то мгновение, когда почувствовала, что не вынесет больше этой пытки, если еще хоть на минуту останется с ним наедине. Дверь осторожно закрылась, и это было последней каплей! Дверь закрылась осторожно, тихо, мягко, заботливо – как он и обращался с ней всегда. И как ей лгал.

Глава 16

После ухода Рубела Молли лежала на кровати до тех пор, пока Шугар не позвонила к ужину. Ее слезы иссякли, она думала о резком повороте жизни от радости и счастья к мрачной безнадежности – всего за несколько часов!

Лес вырублен. Не замешан ли Рубел в этой ее беде? Сердце подсказывало: «Нет!» Но кто тогда? Случайно ли вырублен вором именно ее лес? По ошибке? Или преднамеренно?

Молли подумала, что когда она потеряла все и была не в состоянии содержать ни семью, ни Блек-Хауз, с ней, по крайней мере, был рядом мужчина, который хотел помогать ей, любить и заботиться о ней самой и ее братьях и сестре – она так думала. Но даже этой любви, сильной, страстной, теперь не было у нее. Словно выпущенные из горсти семена, разлетелось по ветру ее счастье. Джубел оказался вовсе не Джубелом, и любовь не любовью, а ширмой, за которой Рубел прятал не только свои истинные чувства, но и свое имя. Ничего не значащая игра! Игра лжеца! Или идиота?

Как бы там ни было, жизнь мало походила на игру. Молли потеряла власть над своей жизнью, любовью, семьей, судьбой… Конечно же, Анни Тейлор говорила правду: она не может надеяться заработать достаточно для воспитания детей средств, сдавая комнаты постояльцам. Конечно, она не может послать их в школу на тот доход, что приносит Блек-Хауз.

Какой же выход? Что теперь делать? Если бы все это касалось только ее, то она предпочла бы лежать на своей постели, пока не умрет. Она была дважды обманута одним и тем же мужчиной! Молли чувствовала себя не только изнасилованной, но и слабоумной дурочкой. Клитус был прав, когда говорил, что ей не хватает делового чутья, и Клитус готов был заняться ее делами. Но Джубел-Рубел доказывал, что ей нечего ждать от Клитуса. У Молли на глаза вновь набежали слезы. Почему только этот проклятый Джаррет вернулся? Он разрушил ее жизнь не один раз, а дважды! И оба раза она позволила ему сделать это!

Если и было какое-то утешение, так это, что она не отдавалась, оказывается, двум разным мужчинам. Она покраснела, вспомнив, как признавалась со слезами на глазах в своей близости с Рубелом Джубелу, который вовсе и не был Джубелом, а был Рубелом! Он, вероятно, хорошо посмеялся над ней тогда. Они оба, эти близнецы, наверное, сейчас над ней смеются.

Чувствуя до тошноты растерянность от такого невероятного перелома жизни, Молли поблагодарила свою несчастную судьбу, что, по крайней мере, у нее хватило присутствия духа прогнать его. Прочь! Так, чтобы никогда больше не увидеть.

Когда Молли не спустилась вниз, чтобы помочь приготовить ужин, Линди поднялась в ее комнату. Постучав и не получив ответа, девочка открыла дверь и подошла к постели, на которой, свернувшись калачиком, лежала ее старшая сестра. Молли собрала силы достаточно, чтобы вспомнить о своих обязанностях.

– Можете вы с Шугар справиться сегодня без меня?

Линди кивнула, внимательно разглядывая под ногами плетеный коврик. Длинные локоны скрывали ее лицо. Молли потянулась, чтобы отбросить их. При виде припухших глаз сестры у нее самой снова на глаза навернулись слезы.

– Что случилось, Линди?

Линди разрыдалась, и сестры упали друг другу в объятия.

– Он уехал, – прошептала Линди.

– Так лучше.

Линди отстранилась.

– Как ты можешь говорить так? Ты ведь его любишь!

– Он лгал, Линди. Он не Джубел Джаррет, он его брат-близнец Рубел.

Линди нахмурилась.

– Зачем он лгал?

– Чтобы обмануть меня.

– Но… я не понимаю… Ты знала его раньше?

Молли кивнула.

– Кого, Джубела или Рубела?

– Рубела, – Молли вздохнула, взвешивая, стоит ли рассказывать Линди правду, и если да, то до конца ли.

– Почему он солгал? Это же лишено всякого смысла!

– Смысл был. Он приходил на танцы в Блек-Хауз примерно год назад, когда была еще жива мама.

– И..?

– И мы танцевали… всю ночь…

Голос Молли задрожал, она вновь вспомнила события, которые теперь уже наверняка она никогда не забудет.

– И что..?

Моли коротко вздохнула и молча покачала головой. Она не решалась рассказать Линди о той ночи в сторожке.

– Те танцы разрушили всю мою жизнь, Линди.

– Расскажи мне правду! Почему он вернулся? Почему лгал? Почему уехал? Почему ты пытаешься его ненавидеть?

Молли пристально посмотрела на сестру, удивленная зрелостью и проницательностью ее вопросов. Да, она хотела ненавидеть Рубела Джаррета. Она хотела. И когда-нибудь сумеет возненавидеть его.

– Ты помнишь, как я беспокоилась за тебя и Джефа?

Линди стояла молча.

– Ты помнишь ту ночь танцев, когда Джубел… э… Рубел был просто взбешен и выбросил Джефа из дома, отослав тебя в твою комнату?

– Как я могу забыть это?

– Я думала, он был просто раздражен тогда, но теперь я понимаю, почему он так поступил. Он не хотел, чтобы вы с Джефом совершили ту же ошибку, что совершили мы с ним той ночью, год назад.

Глаза Линди расширились. Когда девочка поняла, о чем речь, она обняла сестру.

– Это не было ошибкой! Ты любишь его, Молли!

Молли задушила в себе рыдания.

– Нет, я не люблю его! – она исправилась: – Вернее, я не любила его тогда, и он не любил меня. Впрочем, ни тогда, ни сейчас, – ее сердце стонало от боли. – Это было… все, как он и говорил тебе и Джефу. Мы чувствовали влечение тел, но не наших душ и сердец.

Размышляя и вспоминая, Молли решительно отстранилась и посмотрела Линди в лицо, откинув волосы сестры назад и заведя их за уши.

– Он ушел той же ночью. Он даже не остался попрощаться. Когда на следующее утро я спустилась вниз, еще не высохла роса, а он уже ушел. И я ничего не слышала о нем с тех пор, пока он… пока он не появился вдруг перед нашей дверью.

– Ты ненавидела его весь год, пока он не вернулся?

– По правде говоря, я ненавидела себя, Линди. О, пожалуйста, пойми меня! Когда мужчина и женщина сходятся, как это было с нами, для женщины это всегда больше, чем близость. Когда ты молода, тебя мучает такое стремление к любви, что иногда оно невыносимо и столь велико, что обременяет сердце, разум, но… но когда ты решаешься на близость с мужчиной, ты всегда уходишь от него другим человеком, Линди… Вот почему я хотела, чтобы ты сначала узнала хорошо Джефа и была бы уверена в своих чувствах. Мне не хотелось, чтобы ты допустила ту же ошибку, какую допустила я сама.

Молли выпалила все на одном дыхании, и слова заключали в себе так много правды, что ее глаза снова наполнились слезами. Она вспомнила, что рассказывала Джубелу-Рубелу, как забыла об уважении к себе, занимаясь любовью с его братом, и признание прозвучало так, словно она и не сожалеет вовсе.

Но он сожалел и не хотел, чтобы Линди совершила ту же ошибку. Значит, он считал ту ночь ошибкой! А сейчас он провел ее снова по той же усыпанной шипами роз дороге! Думать об этом было невыносимо.

– А я уже никогда не узнаю, была бы ошибкой моя близость с Джефом или нет.

Погруженная в собственные мысли, Молли не сразу поняла, о чем говорит сестра, она нахмурилась.

– Он уехал с Джубелом, – объяснила Линди.

– Рубелом, – поправила Молли.

Излив в разговоре с сестрой все наболевшее, Молли превратила горе в злость, и злость помогла ей вернуться к мыслям о семье. Ничто другое уже не имело для нее значения.

Но спуститься к ужину вниз Молли не решилась. После того, как разошлись гости, Линди вернулась к сестре.

– Шугар говорит, что она не может справиться с малышами.

Молли сомневалась, что она сейчас окажется в состоянии с ними справиться, но все же пошла. Шугар приготовила для нее большой бутерброд из оленины и силой заставила съесть его, в то время как малыши требовали ответить, что случилось с Джубелом.

– Его зовут не Джубел, – сказала Молли. – Его имя Рубел.

– Но где мистер? – спросил Малыш-Сэм, для него неважно было его имя.

– Он уехал, – ответила Молли. – Он был нашим постояльцем, а постояльцы остаются до тех пор, пока не закончат свои дела. Потом они… потом они уезжают.

– Почему же он не попрощался? – спросил Вилли Джо.

Молли прикусила язык, чтобы не сказать, что Рубел Джаррет имеет обыкновение всегда уходить, не прощаясь, она знала это лучше, чем кто-либо другой. У нее кольнуло сердце, когда она вспомнила его просьбу поговорить с детьми. Она отказала. Она не могла позволить ему причинить боль детям.

– Ты говорила, вы собираетесь пожениться, – сказал Вилли Джо. – Как же ты теперь сможешь выйти за него замуж, если он уехал?

– Теперь я не смогу выйти за него замуж.

Тревис перевел разговор на другую тему:

– Лес на самом деле срублен?

– Боюсь, что так.

– Это он сделал?

– Нет.

Хотя, впрочем, все возможно, если принять во внимание его склонность к обману, но Молли оставила эту мысль при себе.

– Нет, Джу… э… Рубел тут ни при чем, – но произнося и эти слова, Молли думала: «Почему бы и нет?»

Он причинил столько горя ее семье, сколько только смог. Почему бы ему не украсть и лес тоже?

– Попаду ли я теперь в школу святого Августина?

– Я не знаю, Тревис, – искренне ответила Молли. – Я не в состоянии сосредоточиться сегодня. Завтра утром я постараюсь что-нибудь придумать.

– Если бы ты не прогнала Джубела, он точно смог бы что-нибудь придумать, – проворчал Тревис.

– Его зовут Рубел.

– Какая разница? – спросил Вилли Джо. – Ты всегда путаешь мое имя и Сэма, мы же не выгоняем тебя за это из дома!

Шугар отправила детей в кровать, и Молли смогла тоже пораньше лечь спать. Но длинная одинокая ночь не принесла ей отдыха. Лежать одной в этой просторной пуховой постели было сущим мучением. Она все время ворочалась, вспоминая шутки по поводу пухового матраца. Впрочем, это были не шутки, а обещания – несбывшиеся обещания, несбывшиеся мечты, разрушенная жизнь… – вот что Рубел Джаррет оставил после себя в Блек-Хауз!

К утру Молли не думала уже о нем, как о Джубеле. Она столько раз в течение этой ночи проклинала его, что теперь он окончательно стал для нее Рубелом – мужчиной, лгавшим ей, подлецом, покинувшим ее.

На следующий день Молли снова оставила Шугар одну обслуживать посетителей. Она боялась, что убежит при первом же вопросе о Джубеле Джаррете. А любопытные вопросы будут наверняка, это она знала. Рубел был прав в одном – обедать к ней приходили не только для того, чтобы попробовать отменную кухню Шугар, но и чтобы сунуть нос в ее личные дела.

Дав гостям время убраться восвояси, Молли спустилась по задней лестнице на кухню, где Шугар возилась одна. Когда Молли взяла полотенце, чтобы вытереть посуду, старая негритянка остановила ее.

– Сядьте-ка и поешьте, мисс.

Молли не стала возражать, тем более, что Шугар столь сосредоточенно накладывала на тарелку ей еду, что Молли не сомневалась: за этим последует еще один выговор.

– Где малыши? – спросила она, вдруг вспомнив, что не слышит их голосов уже несколько часов кряду, что весьма необычно, особенно для субботнего дня.

– Тревис повел их на рыбалку.

– Тревис?

– Ага, Тревис, – Шугар посмотрела на Молли внимательно и сердито. – Этот человек хорошо повлиял на всех здесь, мисс Молли. И даже вы не можете отрицать этого. Я пришла к такому выводу этой ночью и скажу вам прямо сейчас, что Вилли Джо прав: не имеет значения, как человек называет себя; что у него внутри, вот что имеет значение!

– В том-то и дело! – разбушевалась Молли. – Он лжив и бесчестен!

– Я не знаю, конечно, всей истории, – вмешалась Шугар, – но нет ни одного живого человека, будь то мужчина или женщина, который был бы только хорош или плох. Может быть, он обманывал вас из хороших побуждений. Мне помнится, вы направили на него ружье в первый день.

– Я хотела его убить.

– Гм, я думаю, вы и убили бы его. Но если бы вы его убили, то Тревис не взял бы сегодня этих маленьких сорванцов на рыбалку.

Молли хотела возразить, но Шугар продолжала:

– И я не думаю, что Линди послушалась бы вас насчет того молодого человека, в которого она влюбилась.

– Именно Рубел и привел его сюда, если ты помнишь, и если бы его не было здесь…

– … был бы кто-нибудь другой, в кого влюбилась бы Линди.

– Хорошо, – рассердилась Молли, – Рубел сделал немало хорошего, но он делал это ради собственной выгоды.

– Ради собственной выгоды? Что вы хотите этим сказать, мисс?

– Я знаю, что хочу сказать, и ты тоже.

– Последний раз я слышала, что этот мужчина намеревается жениться, и, кажется, на вас!

– Он не собирался доводить дело до конца, во всяком случае, он хотел уехать в понедельник. Он не вернулся бы.

– Вы уверены? В самом деле?

– Я уверена.

После крепкого объятия, от которого слезы заблестели на глазах у Молли, Шугар отвернулась, чтобы вытереть посуду. Когда Молли попыталась помочь ей, пожилая женщина прогнала ее.

– Обойдусь без вас! Уходите отсюда. Найдите себе что-нибудь, что поднимет вам настроение.

Что-нибудь, что поднимет настроение? Молли сомневалась, что в мире для нее осталось что-либо подобное. Джубел оказался Рубелом, он исчез. И лес исчез тоже.

Да… Что теперь ждет ее семью? Она обещала Тревису что-либо придумать. Молли вышла на улицу и направилась к качелям, и вдруг она внезапно поняла: ничего нельзя придумать, никто не вернет ей лес, проблема столь остра, сколь и неразрешима. Она повернула назад к дому, опустилась на верхнюю ступеньку крыльца и уткнулась лицом в ладони.

Но сейчас она вспоминала о Рубеле, о той ступеньке, которую он починил, и ей не нужно было даже поворачивать голову, чтобы увидеть отремонтированные ставни или выкрашенные стены, они были выгравированы в ее памяти. Все стояло у нее перед глазами: день, когда он удивил ее преображением Блек-Хауз… она стояла возле него во дворе… он вовлек в работу всех, лесорубов и детей, чтобы убрать и вычистить Блек-Хауз перед танцами… Джеф и Линди вырывали тогда сорную траву на тропинке и приводили в порядок кусты роз. Молли услышала, как открылись ворота, и замерла. Молния не ударяет дважды в одно и то же место, говорят люди. Но что, если это не так? Шаги направлялись к ней. Мужские шаги! Она представила лицо Рубела, сокрушенно стоявшего перед ней со шляпой в руке – так же, как в первый день его повторного появления в Блек-Хауз. Сокрушенно?! Уж, конечно, не из-за ее жизни!

– Молли.

Она подняла голову.

– Клитус?

– Я слышал новость.

Моли стиснула зубы, умоляя себя не расплакаться.

– Я полагаю, это известно уже всему городу.

Он указал шляпой на ступени.

– Можно, я сяду?

Она кивнула.

– Прости, Молли, но не только тебе сейчас плохо.

Такой же красивый, как всегда, Клитус Феррингтон нашел удачный способ вернуть себе расположение Молли. Он пришел утешить и просить утешения.

– Да, тебе тоже плохо, наверное, – ответила она послушно.

– Да, нам обоим, милая. Я не хотел говорить всего того, что сказал в прошлый раз, прости меня. Это была… ну… ревность. Ревность снедала меня и лишала рассудка. Я должен был винить его, а не тебя.

– Все хорошо.

– Нет, не хорошо, Молли. Я сказал тебе ужасные вещи. Это просто оттого, что я не мог выкинуть тебя… и его… из своей головы. Он спал с тобой в одном доме. Это уже было слишком.

Клитус наклонился и всматривался в ее лицо, но Молли отказывалась встретиться с ним глазами.

– Это было уж слишком, Молли, – повторил Клитус. – Он спал в одном доме с тобой. Я хотел бы быть на его месте.

– Не надо, Клитус, пожалуйста! – Молли отвернулась, и он выпрямился.

Она вдруг на мгновение вспомнила, как уверенно прижимал ее к себе Рубел, голодно, страстно… и она отвечала ему со страстью… И это все, что имело для него значение – страсть!

– Теперь, когда все изменилось…

– У меня масса проблем сейчас, Клитус, я не могу говорить о нас с тобой.

Он вздохнул.

– Я слышал… о лесе.

Молли не ответила. Она сидела и пристально смотрела на чистую тропинку, ведущую к аккуратной изгороди и к отремонтированным воротам. Она должна перестать думать о себе и думать о братьях и сестре. Она ошибалась, полагая, что сможет уладить и то, и другое, безжалостный поворот судьбы напомнил ей: жизнь не бывает простой.

– Я хочу, чтобы ты позволила мне помочь тебе, Молли. Я знаю, что ты сейчас чувствуешь. Я могу понять; ты хочешь, чтобы у детей был хороший дом и чтобы они ходили в школу. Я не столь уж эгоистичен, как ты считаешь.

– Я не считаю, что ты эгоистичен, Клитус.

– Я хочу только, чтобы тебе было хорошо, вот и все, – он обнял ее за плечи, и она не смогла сдержаться, чтобы при этом не вздрогнуть.

Однако он не убрал свою руку и продолжал касаться ее спины, его пальцы теребили ткань рукава Молли. Молли сдерживала дрожь.

– Думаю, я смогу помочь тебе.

Она не ответила.

– Помнишь, я говорил о покупателе? – Сердце у Молли подкатилось к горлу. – Это серьезные люди.

– Но это же нелепо! Блек-Хауз – все, что у меня осталось, кроме земли, на которой подчистую вырублен лес, да еще бревенчатой хижины.

– У тебя есть я, Молли, – она услышала, как Клитус глубоко вздохнул. – Даже если ты не хочешь этого, у тебя есть я.

Страдание в его голосе взывало к ее чувствам, которых она не испытывала. Но ей было жаль его. Молли похлопала Клитуса по коленке.

– Ты всегда поддерживал меня.

– И всегда ты можешь на меня рассчитывать.

– Но я ни за что не соглашусь продать Блек-Хауз.

– Ты неправа, Молли. Я знаю… я понимаю… от тебя только что сбежал мужчина…

– Он не сбежал от меня!

– … и это было бы болезненно для самолюбия любой женщины, – Клитус пожал плечами. – Я знаю. Ты ведь однажды бросила меня.

– Клитус, пожалуйста, не надо. У меня дела по дому.

– Тебе даже не интересно, кто выразил желание купить Блек-Хауз?

– Блек-Хауз не продается.

– Теперь, когда ты привела особняк в порядок и собираешь большое число посетителей в таверне…

– И буду и в дальнейшем продолжать в том же духе…

– Как бы там ни было, цена Блек-Хауз возросла, а если учесть, что железная дорога пройдет через…

– Мы не знаем, когда будет проложена железная дорога и пройдет ли она через Эппл-Спринз, если вообще будет когда-нибудь проложена.

– Молли, послушай, ты слышала что-нибудь о «Харвей»?

– Конечно.

– Я связался с управлением компании в Канзас-Сити.

– Зачем?

Он отразил ее протест, подняв руки.

– Выслушай меня! Только выслушай! Они заплатят достаточно за Блек-Хауз, чтобы послать Тревиса в школу.

Моли широко открыла глаза.

– Ты думал о Тревисе?

– Я же сказал тебе, я не столь эгоистичен, как ты считаешь.

Она посмотрела вниз на тропинку.

– Я поклялась себе никогда не продавать этот дом.

– Я знаю.

– Но если… Нет, это невозможно. Что будет с остальными?

«Он, словно паук, запутывает меня в паутине», – подумала Молли.

– Ты выйдешь за меня замуж?..

Молли сглотнула слюну.

– Я знаю, у нас были разногласия, но мы все уладим. Я смогу помочь тебе, смог же я найти способ послать Тревиса в школу.

– Будет ли этих денег достаточно для всех детей? Чтобы послать и остальных детей в школу?

– Ну…

– Я не продам дом, если не…

– Послушай, Молли, дай мне шанс! Ты не смотришь на вещи по-деловому. Своей любовью к братьям и сестре ты лишаешь себя возможности иметь собственных детей.

– Спасибо за поддержку!

– Не иронизируй! Позволь мне убедить тебя. Тревис заслуживает права получить хорошее образование.

– А остальные – нет?

– Может быть, и остальные смогут тоже, если ты примешь правильное решение.

– Что за правильное решение, Клитус? Скажи мне, где взять ключ, чтобы открыть волшебную дверцу?

– Нет никакой волшебной дверцы, и мы оба это знаем. У тебя тяжелые времена, Молли, а ты заслуживаешь лучшего.

Она сжала зубы, чтобы не взорваться. Очевидно, он считал напрасной ее самоотверженность. Что ж, может быть, он и прав.

– Если ты все обдумал, то как насчет… остальных? – спросила она.

– Твой дядя Дэррел согласился взять Вилли Джо, твоя тетя Шарлотта возьмет Малыша-Сэма.

С тех пор как открылась правда в отношении Джубела-Рубела, кроме мимолетных приступов гнева за то, что Рубел забрал с собой еще и Джефа, Молли не чувствовала ничего к нему, только боль и печаль. Но гнев, который испытала она сейчас, охватил, как туман в лесу, все укромнейшие уголки ее души. С большим трудом она сдержалась, чтобы не вскочить и не ударить Клитуса.

Но он поступал так из лучших побуждений. Его намерения ничем не были хуже намерений Рубела. Оба преследовали свои цели. История со сватовством Клитуса оказалась очень запутанной после того, как Молли имела глупость поверить, что Рубел сделал ей предложение искренне, а не с целью соблазна.

– Миссис Феррингтон писала снова тете Шарлотте? – спросила она презрительно.

– Кто-то должен помочь тебе, Молли.

Молли старалась не сорваться.

– Я обещала маме сохранить семью.

– Обещания родственников у постели умирающего никогда не выполняются после смерти человека, они служат утешением уходящих в мир иной.

– И все-таки… я обещала.

«И я люблю детей! – кричало все внутри Молли. – Они единственные, кого я люблю!»

Клитус сказал, что, когда она поднимет на ноги всех братьев и сестру, ей будет уже столько лет, что родить собственных детей она уже не сможет. Был ли он прав? Она, в самом деле, готова отказаться от возможности иметь своих детей, решив заботиться о сиротах?

– Твоя мать не могла бы желать лучшего своим детям, – произнес Клитус. – Твой дядя Дэррел сумеет обеспечить благополучие одного ребенка. Твоя тетя Шарлотта сможет обеспечить благополучие другого. Никто из них не в состоянии сделать это для двоих.

Хотя Молли понимала, что он прав, она чувствовала себя так, словно Клитус предлагал ей отрезать руку, нет, обе ее руки.

– А как насчет Линди?

– Линди? Ей шестнадцать лет. Она взрослая, и она влюблена в этого лесоруба… как его?..

– Джефа.

– Да, как бы его там ни звали. Прежде, чем ты узнаешь об этом, и до того, как Тревис пойдет в школу, держу пари, Линди выйдет замуж за этого парня.

– Джеф уехал тоже, – Молли встала. – Прости, меня ждут дела.

Мягко, нежно он прикоснулся к ее губам, провел по ним языком, но Молли отстранилась. Каждый нерв напрягся от неприятной близости этого человека.

Какое-то мгновение он изучающе смотрел ей в глаза. Молли знала, он почувствовал, как все внутри нее протестует против этого поцелуя.

– Подумай, Молли, подумай!

– Я подумаю.

– И помни, скоро начинаются занятия в школе. Если ты не примешь решение вовремя, Тревис должен будет ждать до начала следующего семестра.

Он надел шляпу, поправив ее обеими руками.

– И люди из «Харвей» могут купить в Эппл-Спринз другую недвижимость.


Рубел, Джубел и Джеф были уже в пяти милях от Эппл-Спринз по пути в Орендж, когда Рубел вдруг опустил поводья на перекрестке с дорогой, ведущей в Сан-Августин.

Джубел уже многократно извинился за неожиданность своего приезда, и уже Рубел многократно объяснил ему причины произошедшего в Блек-Хауз.

– Черт, ты не виноват! Это моя вина. Я не должен был называться твоим именем.

– Ружье, нацеленное в живот, – не шутка! У тебя не было другого выхода.

– Я мог бы повернуться и уехать.

– Не думаю. Я уже видел! Не мог бы.

– Что ты имеешь в виду?

– Черт, парень, воздух трещал, точно между вами прошла молния! Теперь я понимаю, что тебя снедало весь прошлый год. Если бы ты рассказал мне раньше, может быть, я смог бы уговорить тебя поскорее вернуться в Эппл-Спринз.

– Ружье, нацеленное в живот, я заслужил год назад, когда сбежал, не попрощавшись.

Рубел не собирался обсуждать свои дела в присутствии Джефа, но на душе было так тошно, что он не сдержался и рассказал обо всем брату. Джеф слышал его исповедь.

– Теперь ты понимаешь, почему я старался держать вас с Линди поодаль друг от друга?

– Да, сэр, – ответил Джеф. – Я счастлив, что, в отличие от вас, я попрощался.

– Ты вернешься? – спросил Джубел.

– Да, как только Джу… э… Рубел мне позволит.

– Скоро, – заверил его Рубел. – Я не хочу, чтобы ты оказался впутанным в дело Хеслета, когда полиция прибудет в город.

Рубел остановился на распутье, и его спутники тоже опустили поводья.

– Ты не знаешь, назначено ли вознаграждение за поимку воров леса?

– Да, – ответил Джубел, – но ты не имеешь на него права. Ты работаешь на компанию, они платят тебе жалованье и не станут выплачивать еще и вознаграждение.

– А может ли получить вознаграждение Джеф?

– Наверное.

– Я?

– Я надеюсь, что этого вознаграждения хватит, чтобы отправить братьев и сестру Молли в школу. Нам только остается постараться его получить, вот и все.

Глава 17

Клитус говорил серьезно насчет продажи Блек-Хауз, и его предложение останется в силе, Молли не сомневалась, даже если она откажет ему в своей руке. Жизнь многому ее научила, и если продажа Блек-Хауз необходима для семьи, она пойдет на это.

Молли позволила Клитусу пригласить представителей компании «Харвей» в Эппл-Спринз для осмотра дома, но она отказала Клитусу в полномочиях по заключению сделки.

Клитус уехал приглашать представителей «Харвей», и Молли получила неожиданную передышку.

Через неделю после того, как они с Рубелом обнаружили, что ее лес вырублен, Тревису пришло письмо из школы святого Августина. Мистер Осборн, хозяин магазина, расположенного рядом с почтой, переслал письмо с мальчиком-посыльным, известным в городе под прозвищем Совалка Носа, что было не столько шуткой, сколько отражением реального факта: мальчик-посыльный любил сунуть нос в чужие дела, если ему предоставлялась такая возможность. Большая часть почты оставалась в магазине Осборна до тех пор, пока адресаты сами ее не забирали. Но некоторые посылки и письма, выглядевшие официальными, как, например, это письмо, взывали, по мнению мистера Осборна, к особо уважительному обращению.

И Тревис был совершенно согласен с мистером Осборном, когда вскрывал конверт с огромным уважением к письму. Совалка Носа крутился возле, стараясь услышать хоть одно словечко, которое он смог бы тут же со скоростью снаряда донести хозяину.

Тревис пробежал письмо и широко раскрыл глаза.

– Мо-олли! – оставив изумленного Совалку Носа одного, он побежал к сестре и столкнулся на ступеньках с белой, как мел, Молли, спешившей на крик брата.

Тревис помахал письмом перед ее лицом:

– Это из школы святого Августина! Плата за мое обучение и все прочие расходы внесены за первый семестр!

К тому времени, как он выпалил это, подоспели Шугар и Линди.

– Я начинаю учиться со следующей недели. Осталось мало времени!

У Молли в груди похолодело.

– Не может быть! – взяв письмо, она внимательно его прочитала.

Ни слова не было сказано о том, кто заплатил за обучение – только то, что плата внесена за весь семестр.

– Пойдем со мной, Тревис. Мы должны навестить мистера Тейлора.

Учитель не удивился, увидев их.

– Я, как и вы, мисс Дюрант, сбит с толку. Я тоже получил письмо с запросом о рекомендации и отметках Тревиса.

– Простите, вы не посылали… денег? – Молли смотрела на мистера Тейлора с подозрением.

На прошлой неделе она была обманута одним мужчиной, и у нее не было желания оказаться обманутой на следующей другим.

– Нет, мэм. Откровенно говоря, я думал, это вы заплатили. Тревис говорил…

– Я заплатила бы, если б лес на нашей земле не вырубили воры.

– Ах да, я слышал! Позор! К чему катится мир? Воры из-под носа отбирают у сирот средства к существованию!

Молли не хотелось, однако, отвлекаться от темы разговора:

– Я не знаю, что делать.

– А я знаю, – прервал ее Тревис. – Я воспользуюсь случаем.

– Не раньше, чем мы узнаем, кто оплатил твое обучение. Я не хочу, чтобы через месяц или два выяснилось, что мы чрезмерно кому-то обязаны.

Она снова внимательно посмотрела на Тейлора.

– Я понимаю, – посочувствовал школьный учитель. – Мой совет вам съездить в Сан-Августин и узнать все. А так как начало занятий не за горами, почему бы вам не взять с собой Тревиса? Вы могли бы оставить мальчика там, выяснив все, что вас беспокоит.

Пока мистер Тейлор и Тревис составляли окончательный список всех вещей, нужных для учебы и жизни в другом городе, Молли направилась в банк.

Клитус встретил ее восторженно. Сияя, он вышел из своего кабинета и взял ее за руку, чтобы увидели все: мисс Дюрант пришла навестить его.

– Я не платил, – ответил он на вопрос Молли, когда она поинтересовалась, не он ли заплатил за обучение Тревиса. – Но, несомненно, это большая удача.

– Да, теперь мне нет надобности продавать Блек-Хауз. Вернее… я хотела бы отложить продажу на несколько месяцев.

– Молли, мне стоило немалого труда пригласить представителей «Харвей» в город. Не можешь ли ты, по крайней мере, принять их? Ради меня!

Она мрачно взглянула на Клитуса.

– В следующую пятницу я отвезу тебя и Тревиса в Сан-Августин.

– Дай мне слово, что не ты оплатил обучение Тревиса.

– Даю! И скажи Шугар, чтобы она завтра приготовила что-нибудь особенное. Я хотел бы, чтобы представители «Харвей» осмотрели дом до вашего отъезда.

Молли не поверила Клитусу. Не потому, что он когда-либо ей лгал, нет, она была уверена, что он никогда прежде не лгал ей. Но она не сомневалась, что он с радостью согласился бы заплатить за первый семестр обучения Тревиса в школе святого Августина, если бы это помогло ему уладить вопрос с детьми и добиться ее согласия на брак. Но она довольно щепетильно относилась к подобным вопросам, о чем знал Клитус, и потому Молли полагала, что, даже заплатив за обучение, Клитус не осмелится признаться.

Как бы там ни было, она была счастлива, что обучение брата оплачено. Тревис так мечтал учиться! Но обстоятельства, которые добавились к ее отношениям с Клитусом, были горестными для нее и нежелательными. И что все это значило для других детей? Усыновление в чужих семьях?

Представители «Харвей» прибыли на следующее утро в десять. Молли приняла их достаточно радушно, но мысль, что эти люди пришли осмотреть ее дом с целью покупки, заставляла ее нервничать, и кроме того, занятия у Тревиса начинались через неделю, Молли ждало так много дел!

Они с Шугар стали готовить одежду Тревиса к школе еще с начала лета, надеясь, что он так или иначе сможет поступить. Они распороли два костюма, принадлежавших некогда его отцу, перешили несколько рубашек и смастерили из постельного белья и остатков изношенной Одежды нижнее белье.

Несколько недель тому назад Молли заранее купила для Тревиса у мистера Осборна новые ботинки. В тот день, когда их принесли, радовались все в Блек-Хауз.

– Ты походи в них дома, разноси, чтобы, когда станешь носить их в школе, не натереть мозоли, – предложила Молли.

Но Тревис не согласился, он боялся стереть блестящие черные мыски. Мальчик поставил ботинки на кухонный стол и любовался ими, чуть ли не как святыней. Другие дети тоже внимательно разглядывали обновку. Вилли Джо хотел их примерить, а Малыш-Сэм просил поносить.

За несколько лет это была первая новая пара обуви, купленная кому-то из обитателей Блек-Хауз. Молли смотрела, смотрела на детей и пообещала себе, что когда-нибудь купит всем детям новые ботинки. Может быть, на Рождество? Если постараться экономить… Но Молли сомневалась, что они смогут сэкономить достаточную сумму.

Особенно теперь, после отъезда Рубела! Когда он жил в Блек-Хауз, у них вдоволь было свежего мяса, а теперь им придется покупать мясо у мистера Крокита. Разве что иногда Тревис подстрелит белку или несколько рыбин притащат малыши.

Молли питала слабую надежду, что Клитус, раз он действительно готов заботиться о ней, станет снабжать их мясом. Впрочем, думать так было глупо. Клитус желал ей добра: он хотел, чтобы она продала Блек-Хауз, вышла за него замуж и раздала детей в приемные семьи. Снабжать их мясом или какой другой едой не входило в круг его забот.

Хотя Клитус уверял, что жить с родными дядей и тетей – это не то же самое, что у чужих людей, Молли знала правду: ни дядя Дэррел, ни тетя Шарлотта не смогут любить детей так, как любила братьев она. И хуже всего, что в этом случае малыши, столь привязанные друг к другу, будут разъединены. Молли знала: мальчики не вынесут разлуки.

И неясно, как быть с Линди. Да, ей шестнадцать, и она уже взрослый человек – телом, но не зрелостью души. Конечно, при ее красоте от поклонников отбоя не будет. Но разве это выход? Кто-то должен заботиться о Линди и любить ее, тогда она сможет в дальнейшем счастливо устроить свою жизнь.

Дни тянулись. Молли начала уже жалеть, что воспрепятствовала роману Линди с Джефом. Какой она сама была бы несчастной, если бы у нее не было воспоминаний о любви Рубела! Они поддерживали ее, хотя Молли и знала, что впереди ее ждет жизнь безрадостная и одинокая. Она все еще верила, что поступила правильно, прогнав его, но отдыхала душой, погружаясь в воспоминания об их близости.

Шугар права: Рубел во многом изменил жизнь семьи. Он показал Молли, что мужчина может любить детей, даже если они не его собственные. Этот человек умел быть веселым и внимательным. Он мог даже помочь по дому, не уронив женской работой своего мужского достоинства. Этот мужчина умел приносить радость, ничего не купив и не построив и даже, по сути, не живя в Блек-Хауз.

Клитус со своими приемными родителями сопровождал представителей «Харвей», мистера Джеймса Брауна и мистера Даниэла Троупе, прибывших в Блек-Хауз для осмотра дома и обеда. По просьбе Клитуса на воротах было вывешено объявление, уведомляющее всех остальных возможных посетителей, что сегодня в Блек-Хауз их не смогут принять.

Молли, несчастная и взволнованная, проводила гостей из комнаты в комнату, размышляя, что же ее больше раздражает: то, как представители фирмы обстукивают стены и потолки, или же их разговоры, как много людей сможет вместить дом, если убрать стену здесь, а новую выстроить там, или же поведение Пруденс Феррингтон? Дама беззастенчиво разглядывала ее личные вещи. Молли постаралась стать таким образом, чтобы загородить от посторонних взглядов свою постель, что было, конечно, глупостью, если учесть громадные размеры старинной кровати.

Приемная мать Клитуса рассматривала туалетный столик, и Молли казалось, она сейчас спросит, откуда эти сухие веточки кизила. Но вдруг Молли увидела в зеркале отражение сына этой любопытной женщины. Клитус стоял на пороге. Его взгляд был направлен на ее пуховую постель, он думал… он думал то, что и все в этом городе. Слезы обиды навернулись Молли на глаза. Она поспешно вывела назойливых посетителей из своей комнаты и повела в крыло для постояльцев, где Пруденс Феррингтон так сморщила губы, что они стали напоминать сушеную хурму. Не дав себе труда скрыть отвращение, женщина бегло осмотрела комнаты.

– Здесь эти… э… мужчины спят?

– Спали, – поправила Молли. – Сейчас у нас нет постояльцев.

Когда все спустились по задней лестнице и оказались в кухне, Молли подумала было переложить обязанность сопровождать гостей на Шугар, но один взгляд, брошенный на негодующее лицо старой негритянки, сказал ей, что не стоит этого делать. Они обе сожалели, что впустили в Блек-Хауз этих людей.

– Шугар не продается вместе с домом, – заметил Альберт Феррингтон, – но после того, как вы отведаете приготовленные ею блюда, думаю, вы станете несколько упорнее торговаться с моим сыном за Блек-Хауз.

Замечание не понравилось Молли, но она решила пропустить его мимо ушей. Во время обеда она оставалась спокойной и молчаливой. За столом были только взрослые, дети поели раньше. Ненавидя себя за то, что она обманула Линди и Тревиса, Молли, однако, тем самым избежала, чтобы они узнали правду. Во всяком случае, пока продажа Блек-Хауз не стала реальностью. Если, конечно, вообще когда-нибудь это произойдет.

Тревиса она отослала к Тейлору с длинным списком вопросов о поступлении в школу и убедила Линди взять младших братьев на рыбалку, сказав, что Клитус пригласил на обед людей, занимающих высокие посты. Отсутствие детей за столом, впрочем, вовсе не означало, что о них кто-либо забыл.

– Молли, – произнесла миссис Пруденс со своего места рядом с Клитусом, который сел, как и прежде, во главе стола. – На этой неделе я узнала от твоей тети Шарлотты кое-что интересное для тебя.

Первым порывом Молли было сказать этой женщине, что она вмешивается не в свое дело, но она пробормотала всего лишь:

– Как чудесно!

Повернувшись к мистеру Брауну, Молли предложила ему жареную говядину, купленную у мистера Крокита на часть уже довольно истощенных ресурсов, оставшихся от оплаты Рубелом проживания.

– Пожалуйста, и вы, мистер Троуп. Мы передадим тарелку по кругу. Не стесняйтесь, берите еще.

– Твоя тетя Шарлотта горит желанием усыновить… как его имя?..

– Вилли Джо, – подсказал Клитус.

Молли взглянула на него с другого конца стола. Клитус состроил гримасу, будто огорчен дерзостью матери.

– Да, так вот, твоя тетя Шарлотта горит желанием воспитывать мальчика у себя в Гэлвистоне. Она уверена, что ему понравится жить на берегу океана.

Опустив глаза, Молли уставилась в свою тарелку. Она не отважилась ответить, поскольку все другое, кроме как взрыва негодования, было бы неискренностью с ее стороны. Она хотела, отчаянно хотела поставить Пруденс Феррингтон на место, указав ей на дверь, но не осмеливалась даже пошевелиться. С каждым днем становилось все очевиднее, что ей нужно запастись терпением, выслушивая подобные замечания. В любое время от нее могли потребовать принять предложение «Харвей» и, не исключено, поставить при этом в такие условия, что она не смогла бы отказаться.

За все время приема представителей «Харвей» и лиц, их сопровождающих, Молли получила некоторое подобие удовольствия лишь от заключительного разговора с одним из представителей компании. Начат был, однако, разговор Альбертом Феррингтоном.

Молли подавала мужчинам шляпы и трости. Альберт Ферринтон, истинный образчик того типа мужчин, на кого быть похожим хотел и его сын, взглянув на время, большим пальцем засовывал обратно свои карманные часы, пристально глядя на Молли. Переведя же взгляд на представителей «Харвей», он сказал:

– Почему бы вам, господа, не проследовать за моим сыном в банк, где вы сможете обсудить сделку. Я думаю, вы увидели достаточно, чтобы понять: эта собственность содержит в себе немало возможностей использования. Предупреждаю, с вами будут торговаться!

Джеймс Браун окинул взглядом Пруденс и Клитуса, остановившись глазами на Молли.

– Я склонен думать, что вы являетесь хозяйкой дома, мисс Дюрант, не так ли?

– Да, я, вместе с младшими сестрой и братьями.

Мистер Браун указал рукой на Клитуса:

– Вы уполномочивали мистера Феррингтона заключать сделку от вашего имени?

– Нет.

Клитус побледнел, но Альберт Феррингтон не выдержал:

– Мой сын в скором времени станет владельцем этой собственности. Они с мисс Дюрант собираются пожениться.

Джеймс Браун повернулся к Молли как бы за подтверждением.

– Если я решу продать Блек-Хауз, я дам вам знать, мистер Браун. Клитус дает мне советы, но окончательное решение приму я сама.

Обеспокоенный таким поворотом дел, Клитус попытался не отстать от гостей, покидавших Блек-Хауз, но Молли его удержала. Ее рука лежала на его рукаве, и они вместе наблюдали, как представители «Харвей» и приемные родители Клитуса спускаются вниз по тропинке и выходят за ворота.

Даже сейчас, в ярости, Молли подумала о Рубеле. Мучительные, безрадостные мысли! Если бы он был здесь, ничего подобного не случилось бы. Если бы он был здесь, ей не пришлось бы терпеть это тяжелое и унизительное испытание. Если бы он был здесь… Но его не было… и никогда не будет. Она должна научиться жить без него.

– Клитус, почему я должна терпеть подобное обращение твоих родителей?

– Они поступают так из лучших побуждений.

– Поступать из лучших побуждений можно и дурно. Я не позволю отдать малышей в разные дома. Сколько раз мне надо повторять тебе это?

Клитус внимательно посмотрел на нее.

– Ты хочешь сказать, что отдашь обоих в одну семью!

Молли сердито отвернулась. Он схватил ее за руку. Прежде чем она смогла остановить его, Клитус притянул ее к своей груди. В его объятиях она была скованной и неподатливой, но его голос ее успокаивал. Молли знала, что ей не следует сердиться на Клитуса из-за его приемных родителей, но что, если он сам такой же, как они?

– Все, довольно, – прошептал он в ее волосы, – давай не будем больше обсуждать это до пятницы.

– До пятницы?

– В пятницу мы повезем Тревиса в школу святого Августина, ты забыла?

– Я не забыла, но я не намерена спорить с тобой по дороге.

Он погладил ее по спине, попытавшись успокоить, но что бы он ни делал, все напоминало ей о Рубеле, в чьих руках она всегда чувствовала себя спокойно и в безопасности, даже когда в безопасности не была…


Школа выглядела очень красиво, кирпичные здания, уютно устроившись в колыбели столетних сосен и дубов, затенялись гигантскими деревьями. Мэтр Винтроуп, директор, не смог помочь Молли выяснить, откуда пришли деньги для уплаты школьного взноса Тревиса.

– Я сам с удовольствием от вашего имени пожму руку благородному человеку, пожертвовавшему деньги на образование талантливого юноши, – сказал он.

Директор был худощавым и лысым мужчиной средних лет. Великолепные пушистые усы словно старались скрасить отсутствие волос на голове. Из-за его своеобразной манеры говорить у Молли создалось впечатление, что когда Тревис вернется домой из школы святого Августина спустя семестр, он будет говорить на языке, который семья понять не сможет.

– Я никогда не изменю слову джентльмена, мадам, и потому не могу назвать имя человека, пожертвовавшего деньги.

– Дело в том, мэтр Винтроуп, что Тревису, конечно, нужно хорошее образование…

– Мадам, рекомендации, которые дал ему учитель Тейлор, исключительны. Мы в школе святого Августина будем рады помочь дальнейшему развитию его способностей.

– Спасибо, – ответила Молли, раздумывая, следует ли ей изменять мнение мэтра насчет того, что она мадам, замужняя женщина, а не мадмуазель.

Стоявший рядом Клитус задирал нос каждый раз, когда директор обращался к ней, как к «мадам». Однако другое беспокоило Молли:

– Я должна знать, что ждут от нас в ответ на оплату обучения.

Директор покачал головой:

– Ничего, мадам, ничего! Деньги пришли от того, кто всего лишь желает видеть мальчика образованным человеком.

– И при этом речь не идет об усыновлении?

– Усыновлении? Мадам! Я должен сказать – нет! Что за странная идея?

Молли молчала, про себя думая, что для столь образованного мужчины, каким он кажется, мэтр Винтроуп довольно наивен. Или он просто никогда не жил среди таких людей, среди которых приходится жить ей? Она последнее время все чаще задумывалась о вопросе Рубела: почему она хочет остаться жить в Эппл-Спринз? Да, она любит свой город, но за прошедшие несколько недель даже ее гордость за свой дом начала слабеть.

– Тревис быстро приноровится к новой обстановке, – заметил Клитус.

Мальчик поселился в доме мисс Элизы Беньямин, старой девы, жившей поблизости от школы и бравшей на постой учеников. Клитус привел лошадь, и они уехали. Молли помахала Тревису рукой, храбро сдерживаясь, но когда они скрылись из виду, приложила к глазам носовой платок. Тревога, мучившая ее с тех пор, как пришло в Блек-Хауз письмо от мэтра Винтроупа, вновь охватила ее сердце.

– Ты точно не платил за обучение Тревиса, Клитус?

– С чего бы я сделал это и не сказал тебе? – он положил руку на спинку сиденья, жестом подзывая выбраться из своего угла и сесть с ним рядом.

Молли, однако, не пересела.

– Хотя бы потому, что ты упорно пытаешься вмешиваться в мою жизнь.

Клитус слегка дернул поводья, понукая лошадь. Молли показалось, что он разозлился.

– Ты не возражала, когда в твою жизнь вмешивался Джаррет.

Молли внимательно смотрела на хорошо укатанную дорогу. Ночь быстро опускалась на землю, а путь еще предстоял долгий.

– Я отказываюсь говорить с тобой о Рубеле Джаррете.

– Тогда хотя бы сядь возле меня, Молли. Если честно, я тоже не хочу говорить о нем.

Через несколько минут Молли всполошилась, заметив, что Клитус съехал с дороги и направил упряжку к маленькому участку, расчищенному под пашню.

– Что ты делаешь?

– Давай остановимся ненадолго и разделаемся с остатками еды, которую дала нам с собою в дорогу Шугар.

Они останавливались по дороге в Сан-Августин, но тогда с ними был Тревис. Останавливаться сейчас, когда темнеет, одной, с Клитусом Феррингтоном? От этой мысли холодок пробежал по спине Молли. «Как глупо!» – выбранила она себя за беспокойство. Если бы он был ничтожеством, тогда… Но Клитус был джентльменом. Тем не менее, он был также и мужчиной, влюбленным в нее.

– Останавливаться уже поздно, – возразила она, – мы можем поесть на ходу.

Молли наклонилась, чтобы открыть корзину, стоявшую у ее ног, а Клитус уже остановил экипаж. Он подставил под колеса тормозные колодки и вернулся к ней. Она забилась в дальний угол экипажа. Он бросился за ней, решительно сорвавшись с места, и прежде чем Молли смогла придумать, как остановить его, Клитус дотянулся до нее, окружил ее объятием и захватил во власть своих рук.

– Клитус, не надо…

Она прилагала усилия, чтобы высвободиться, но он только сильнее прижимал ее к себе. Клитус пытался поцеловать ее, Молли уклонялась от поцелуя.

– Надо ехать, – бормотала она. – Это небезопасно – останавливаться в лесу так поздно!

Он силой запрокинул ей лицо, завладел губами, приоткрытыми, чтобы сказать «нет», и проник языком в ее рот. Тело Молли напряглось от сопротивления.

– Кли… – пыталась сказать она, но это только позволило ему еще глубже проникнуть языком в рот.

Поцелуй был сильным, страстным, требовательным, отчаянным… и подлым, подлым, подлым… Она пыталась уклониться от поцелуя. Вдруг он схватил одну из ее грудей, сжав упругую плоть ладонью, и прикосновением большого пальца принялся дразнить сосок. Уперевшись двумя руками ему в грудь, Молли ухитрилась оттолкнуть его. Клитус откинулся на спинку сиденья, запрокинув голову и тяжело дыша.

– Я знаю, ты не любишь меня, Молли.

Она сидела, негодуя, ненавидя… Рубелу она позволяла дотрагиваться до ее груди и даже больше. Ей нравились голодные, влажные поцелуи Рубела. Она любила, когда он проводил языком по ее деснам. Она позволяла Рубелу многое. Почему же она не могла позволить все это Клитусу? Он ведь на самом деле искренне ее любил.

– Я буду добрым к тебе и терпеливым, Молли, и ты полюбишь меня. Со временем полюбишь.

– О, Клитус! – она потянулась к нему.

Вместо того, чтобы взять его руку, Молли случайно дотронулась до бедра, и, прежде чем она сумела отдернуть ладонь, он схватил ее пальцы, прижав их к своему паху, что заставило Молли заизвиваться червяком. Когда он задвигал ее рукой, ужас охватил Молли. Она дергалась, пытаясь высвободиться, и не сомневаясь в его намерениях. Боролась она отчаянно, возмущенная прикосновением… к тому, что она ласкала у Рубела. Воспоминания, как они с Рубелом занимались любовью, охватили ее, смутили и вызвали в теле слабость. Молли чувствовала, ее лицо пылает в полумраке. Клитус был сильнее, но, к удивлению Молли, он поднес ее руку к своим губам и стал целовать ей пальцы. Она расслабилась.

– Прости меня, Клитус!

– И ты прости меня, милая, – пробормотал он ей в ладонь. – Но когда-нибудь ты согласишься, я подожду.

Клитус положил ее руку себе на плечо. Неторопливо он снова наклонился к ней. Его пальцы скользили по ее шее, и тело Молли вновь напряглось. Пальцы Клитуса дотронулись до ее подбородка, он обвел линию губ. Молли, не желая того, задрожала от прикосновения. Но когда он попытался пальцем проникнуть между ее губами к деснам, она слегка прикусила зубами его палец, этим жестом умоляя отказаться от всех этих ласк.

Но он не отказался, напротив, он придвинулся ближе и попытался снова ее поцеловать. Он старался быть ласковым, мягким, но как это было непохоже на врожденную мягкость Рубела! Попытки Клитуса были грубоватыми, неуклюжими. Они оставляли ее холодной. И нет для них никакой надежды? Никакой надежды?.. Клитус пытался быть настойчивым, но Рубел и в настойчивости был лучше. Клитус старался… но Рубел… В отчаянии Молли снова забилась в угол.

– Отвези меня домой, Клитус, пожалуйста!

С минуту он сидел молча, слышалось только тяжелое дыхание. Молли разглядела усмешку на его губах. Она знала, что он рассердился. Он отпустил ее, сходил снять тормозные колодки и поехал домой.

– Прости меня, Молли, – пробормотал он по дороге. – Как убедить тебя, что я влюблен безумно?

– Я знаю, – прошептала она. – Прости, что не могу ответить на твои чувства.

– Этот проклятый Джаррет! Настроил тебя против меня!

– И вовсе я не настроена против тебя, Клитус. И Рубел Джаррет тут ни при чем.

«Это не совсем ложь», – подумала она. Рубел только показал ей, что ее чувства к Клитусу были ненастоящими. К несчастью, Рубел показал ей и то, что настоящими были у нее чувства к нему самому.

… И нет никакой надежды?..

Темной ночью они ехали в тишине, фонари на экипаже были единственным источником света, так как деревья образовывали непроницаемый навес над головой, закрывая луну. Обычно Молли любила ездить ночью, она любила и в темноте бывать в лесу. Но сегодня все вокруг казалось ей угрожающим, зловещим. Она чувствовала себя так, словно лес наступает на нее со страшной и неясной целью. А, кажется, ей следовало бы радоваться! Тревис поступил в школу, мечта осуществилась, пусть пока только на один семестр. И вдруг, ей показалось, она поняла правду!

– Если ты думал, Клитус Феррингтон, что, отослав Тревиса в школу, ты сможешь поступать со мной, как тебе заблагорассудится…

– Молли, последний раз говорю тебе, что я не отсылал Тревиса в школу! И не пытался поступать с тобой, как мне заблагорассудится! Черт побери, разве ты не понимаешь, как я тебя люблю? Ты не знаешь, какое это несчастье, когда любимая…

– Не надо, Клитус, пожалуйста, не говори ничего! – ей удалось сменить тему. – Кроме тебя, только один человек мог оплатить обучение Тревиса – мистер Тейлор.

– Я тоже так думаю.

– Но что же он ожидает в ответ? И почему заплатил только за один семестр? Если мальчику придется вернуться домой после первого же семестра, это разобьет ему сердце.

– Молли… э… может быть, сейчас не самый подходящий момент сообщать тебе это, но представители «Харвей» сделали предложение перед тем, как покинули город.

У Молли перехватило дыхание, во рту пересохло.

– Я знаю, ты не хочешь думать о продаже Блек-Хауз, но это позволило бы Тревису закончить школу.

– А что в отношении других детей? – ее слова прозвучали резко, вырвавшись пронзительными звуками из внезапно пересохшего горла.

– Ах, Молли, не достаточно ли споров для одной ночи?

– Не хочешь ли ты сказать, что у нас с тобой может найтись много общего?

– Да! Как только мы перестанем спорить об этих прокля… прости, детях, все будет прекрасно, увидишь.

– Я никогда не соглашусь на их усыновление.

Блек-Хауз светился, как рождественская елка, когда они въехали во двор. Клитус бросил поводья.

– Я думал, ты перестала пускать постояльцев.

– Я перестала.

– Тогда кто эти мужчины, сидящие на крыльце?

Вопреки всем ее усилиям, настроение Молли нескрываемо поднялось. Рубел, Рубел, Рубел!.. Нет, нет… Когда, наконец, она выбросит его из своей жизни, памяти, сердца? Судя по событиям сегодняшнего дня, нескоро. Если она не смогла отдаться ласкам человека, который, очевидно, очень сильно ее любит, то, несомненно, нет у нее надежды забыть Джаррета. Молли повернулась к дому, ее пульс участился от одного вида мужчин, сидящих на крыльце, хотя между ними вполне могло и не быть Рубела.

– Спасибо, что съездил с нами в Сан-Августин. И спасибо, если это все же ты послал Тревиса в школу. Я в долгу перед тобой.

– Молли…

– Но моя благодарность не может выразиться тем… что ты пытался сделать со мной сегодня. Дай мне время!

– Хорошо, – согласился он.

И даже благодаря Клитуса, она думала о Рубеле и знала, что Рубел не стал бы сидеть сложа руки, соглашаясь давать ей время. Он хватал быка за рога и форсировал события, приближая развязку, перед тем, как уйти. Клитус привел ее в ярость робостью вопроса:

– Можно поцеловать тебя на прощание?

Без всякого желания Молли подставила губы и сразу же отстранилась, едва Клитус слегка их коснулся. Ей хотелось поскорей побежать к дому, и она беспокоилась, что мужчины на крыльце увидят, как целует ее Клитус. Она боялась: Рубел может заметить это и неправильно истолковать.

Клитус, конечно, не хотел отпускать ее одну к крыльцу, полному мужчин. Молли подозревала, что он, возможно, думает о том же, о чем молится она, – о возвращении Рубела. Не выдержав, она побежала по тропинке. Клитус последовал за ней.

На крыльце сидели трое незнакомцев: худой мужчина расположился на верхней ступеньке, он курил, двое других качались в креслах. Молли устремила взгляд на качели. Они были пусты. Худой мужчина встал со ступеньки, он оказался высокого роста.

– Вы, должно быть, мисс Дюрант? – он протянул руку, двое других тоже встали. – Я Рингольд из конной полиции, мы хотели бы остановиться у вас на некоторое время.

– Она не берет постояльцев.

Молли повернулась к Клитусу, стоявшему с каменным лицом. Ее сердце забилось. Конные полицейские! Рубел уехал, чтобы отправить в Эппл-Спринз конную полицию. Она внимательно разглядела двух не похожих друг на друга мужчин, ее взгляд скользнул по пустым качелям и по освещенной веранде. Сердце Молли стучало, в то время как разум приказывал не терять благоразумия. Но Клитус был прав: она никогда не была благоразумна. Повернувшись, она попыталась его успокоить:

– Спокойной ночи, Клитус, еще раз спасибо, что сопроводил меня в Сан-Августин.

– Молли, я не оставлю тебя с…

– Спокойной ночи, – ее сердце билось учащенно. – Приходи завтра на ужин.

Клитус раздраженно поставил на землю корзину с остатками еды и повернулся, чтобы уйти. Рингольд остановил его.

– Случайно, не вы ли банкир Клитус Феррингтон?

Клитус обернулся и взглянул на мужчин, похожих на Рубела Джаррета одеждой и высокомерием. Гнев охватил Молли. Их послал Рубел! Она пришла Клитусу на помощь.

– Клитус сопровождал меня в Сан-Августин и обратно. Что-нибудь не так?

– Нет, мэм. Я хотел сказать… э… – он представил двух мужчин на крыльце. – Конный полицейский Вальтерс, конный полицейский Петтис.

Клитус пожал руку каждому из них. Подозрение, зародившееся в его душе, заставило его нахмурить брови.

– Мистер Феррингтон, мы оценим, если в городе никто от вас не узнает, что мы здесь.

Клитус пристально посмотрел на Рингольда. Он смотрел так долго и упорно, что Молли подумала, не пытается ли он разозлить этого мужчину взглядом.

– Разве у меня есть выбор? Вы сам закон!

– Мы можем надеяться на вас?

– Я отвечу после того, как вы расскажете, что делаете на крыльце моей невесты.

Молли насупилась. Клитус пожал плечами. Рингольд молчал.

– На меня вы можете положиться, я могу держать язык за зубами, но посетители таверны… Их стараниями сплетни расходятся по городу быстрее, чем огонь в засуху в лесу.

– Посетители? – переспросил Рингольд.

– Молли кормит горожан обедами и ужинами. Она бросит это, как только мы…

– Пока не завершено дело, по которому мы здесь, мисс Дюрант, мы вынуждены просить вас закрыть ваши двери для посетителей.

– Надолго ли?

– На пару дней, если повезет, не более. Государство возместит вам ущерб, который вы понесете.

Молли кивнула. Рингольд вновь протянул руку Клитусу:

– Приятно было познакомиться, господин Феррингтон.

Клитусу все это не нравилось. Молли поняла это по его плотно сжатым губам. Он взглянул на руку Рингольда.

– Я буду поблизости и потому не прощаюсь. После последнего постояльца, жившего в Блек-Хауз, нам приходится быть осторожными.

Он отвел Молли в сторону:

– Мне не нравится все это!

– Я знаю, но все будет в порядке.

– Как ты можешь говорить так? – он нахмурился. – Ты ведь не знаешь, почему они здесь. Они выглядят, как…

– Нет, Клитус, – прервала она, отрицая правду или, по крайней мере, то, что она считала правдой.

Они пришли, чтобы арестовать вора. Их прислал в Блек-Хауз Рубел. От этой мысли внутренности Молли пустились в пляс.

– Все будет хорошо. Они же представляют закон!

– Ты не слышала разве никаких скверных историй о техасской конной полиции, Молли? Мне не нравится, что ты останешься в доме одна с ними.

Она измученно улыбнулась. Молли хотела сказать ему, что ей уже сегодня будет не впервой защищать себя, и она сможет это сделать снова, если придется.

– Не беспокойся, в доме, кроме меня, будут Шугар и дети.

– Вы должны все вместе спать в одной комнате!

– Клитус, не беспокойся! Спокойной ночи. Спасибо за все еще раз.

Клитус сунул руки в карманы, но, когда он наклонился к ней, и его губы вытянулись для прощального поцелуя, она отступила в сторону.

– Увидимся завтра, Клитус.

Молли смотрела ему вслед до тех пор, пока ворота за ним не закрылись, потом она повернулась к своим новым постояльцам.

– Шугар показала вам ваши комнаты?

– Да, мэм, и хорошо нас накормила. Рубел Джаррет рекомендовал нам остановиться в Блек-Хауз. Он сказал, что в этих краях у вас самый лучший дом из тех, где сдают комнаты.

Сердце Молли забилось, но ответила она ледяным тоном:

– Одним словом, единственный дом в этих краях, где сдают комнаты. Иначе Рубел Джаррет не остановился бы здесь.

После ухода Клитуса она осталась на крыльце одна с мужчинами и начала испытывать некоторое беспокойство от их присутствия, но не страх. Они были так похожи на Рубела! Не во всем, конечно. Они не были так красивы, во всяком случае, по ее мнению. Но они носили похожую одежду, говорили со сходным акцентом и столь же были с виду высокомерны. Может, высокомерие необходимо, чтобы стать конным полицейским? Пусть так! Лишь бы они схватили вора, укравшего ее лес. А вора, укравшего ее сердце, не так-то просто представить перед правосудием.

Она в равной степени испытывала как желание поговорить о ходе следствия, так и неимоверную усталость. Когда Молли потянулась за корзиной с едой, Вальтерс взял корзину у нее из рук, а когда она подошла к двери, Петтис открыл ее перед нею.

В холле она сняла шляпку и вытащила из нее шпильки, прежде чем повесила на крючок. Широкополые шляпы конных полицейских вызвали новый наплыв воспоминаний, хотя Молли вовсе не хотела этого. Наверное, пока эти люди будут в Блек-Хауз, ей не избежать невеселых воспоминаний. Слава Богу, они здесь ненадолго.

Глава 18

Три дня техасские конные полицейские провели на Блек-Хауз, что было для Молли и хорошо, и плохо. Плохо, потому что их присутствие постоянно напоминало ей о Рубеле, и хорошо по той же самой причине, и не только для Молли, но и для детей.

Надеясь избежать встречи с горожанами, трое полицейских ускакали из Блек-Хауз ранним субботним утром. Вилли Джо и Малыш-Сэм, однако, успели их разглядеть из окна своей спальни и кубарем слетели вниз по ступенькам, чтобы поскорее выскочить во двор.

– Это Рубел! – кричал Вилли Джо. – Молли, это Рубел!

Молли и Шугар убирали со стола тарелки после завтрака конных полицейских.

– Это мистер, Молли!

– Эй, эй!..

Молли схватила мальчишек за рубашки и втащила в дом.

– Нет, это не он!

– Он, – настаивал Вилли Джо, – я видел!

– Это не Рубел, Вилли Джо. У нас три новых постояльца.

Малыш-Сэм потер кулаком глаза:

– Мистер не вернулся?

Молли прижала братишку к своей груди, ее глаза наполнились слезами.

– Нет, милый. А сейчас поднимись наверх и оденься. Если ты поможешь мне выполоть сорную траву на грядках, я возьму тебя на рыбалку.

Прежде чем малыш успел что-то ответить, Линди спустилась по лестнице, подбежала к задней двери дома и выглянула во двор:

– Кто эти мужчины?

– Постояльцы, – сказала Молли.

– Джеф?

Молли услышала нетерпение в голосе сестры. Как это было схоже с ее собственными надеждами, возникшими, когда она увидела конных полицейских на крыльце прошлой ночью! Молли не смогла ответить. Она только отрицательно покачала головой.

– Кто они?

Молли молчала, наблюдая за братьями, пока мальчики не скрылись, поднявшись по лестнице, на втором этаже.

– Никто не должен знать.

– Мо-олли! Ты можешь доверять мне!

– Техасские конные полицейские. Они приехали, чтобы… э… завершить дело, которым занимался Рубел.

– Схватить?

Молли отвернулась к окну:

– Только не говори никому! Малыши вряд ли смогут удержать это в тайне.

Стоя позади Молли, Линди смотрела во двор.

– Джеф вернется, я знаю, он вернется.

– О, Линди!

Молли хотела подойти к девочке, прижать ее к себе и успокоить, но не посмела. Ее собственные чувства были слишком сложными, чтобы она сумела не разрыдаться при этом.

– Жизнь полна разочарований, Линди. Ты должна держаться. Нужно покончить с ожиданиями.

– Давай, Молли, говори так, если тебе от этого становится легче. Но мы обе знаем, что это неправда. Посмотри, как ты сама несчастлива.

– Линди, сядь и поешь. У нас много дел сегодня.

Линди направилась к лестнице.

– Прежде я должна пойти наверх и проследить, как малыши одеваются. Это же моя обязанность с тех пор, как ты выгнала Рубела, – добавила она сердито.

День прошел еще хуже, чем начался с утра. Когда Молли убирала комнаты полицейских, их форменная одежда напомнила ей о Рубеле. Комната Рингольда вызвала особенно мучительные воспоминания – это была комната, где жил Рубел. Молли стояла на пороге, не желая входить, чтобы избежать воспоминаний. На этой кровати он спал, возле этого окна он стоял в первый день прибытия, глядя на лес невдалеке и спрашивая, кем приходится ей Клитус.

Взгляд Молли снова упал на кровать. Она не отваживалась входить сюда, пока он жил здесь, отсылая Шугар убирать комнату. И потом она тоже избегала заходить в нее. А сейчас, войдя, она остро ощутила свое одиночество. Несколько недель он жил здесь, в этой комнате, рядом с ней. Теперь его не было. Он никогда снова не ляжет в эту вот кровать, никогда не увидит снова в этой комнате сны. Молли подумала: интересно, а видел ли он ее во сне, когда они спали, разделенные лишь коридором?

Сделав несколько осторожных шагов по комнате, она потрогала матрац и села на него, вернувшись мыслями в прошлое. Ее охватили столь сильные переживания, что она не могла больше сдерживаться.

Она выгнала его! Дети правы. Никогда уже ничего хорошего не будет в ее жизни. Не могло ли все быть иначе? Могла ли она жить с человеком, который ее обманул? Почему он позволил ей вступить в связь с мужчиной, которого она считала другим человеком? Ведь она думала, что это не он! Получалось так, что он словно делил ее со своим братом. Может быть, он так и не считал, но его слова часто расходились с делом. Теперь же он ушел, и у нее ничего не осталось, кроме мучительных воспоминаний. Ничего. Ни Рубела. Ни леса. Вскоре, если она не найдет другого выхода, у нее даже не будет дома. И детей.

Шугар, войдя в комнату, застала Молли сидящей на кровати, которая еще недавно была кроватью Рубела. Слезы текли по щекам хозяйки Блек-Хауз. Сев рядом, Шугар притянула ее к своей необъятной груди.

– Не проливайте понапрасну слез, милая! Потерянного не воротишь.

– О, Шугар, для меня это не просто потеря.

Шугар гладила ее по спине, позволяя Молли вволю выплакать свое горе. Когда Молли наплакалась, Шугар отстранилась от нее и вытерла ей глаза своим передником.

– Слезами горю не поможешь, мисс.

Молли смущенно заморгала.

– Вы должны послать за ним…

– Нет!

– Нет? Вам хочется быть несчастнее всех на свете?

Молли прикусила нижнюю губу.

– Я знаю, мне будет трудно справиться с чувствами, но я справлюсь.

– Нет, мисс, боюсь, вы не сможете. Люди редко когда справляются с сердечной болью.

Молли не отрицала. Что толку отрицать? Это было правдой. Сердце тоскливо болело. Но Шугар неправа. Она справится.

– Малыши будут рады снова увидеть мистера.

– Я не могу послать за ним, Шугар. Не проси меня. Он воспользовался моей слабостью дважды. Я поступила так глупо, позволив ему обмануть себя и во второй раз… Посмотри, какой след он оставил в жизни малышей! У него каменное сердце. Мальчики так из-за него переживают. Я боюсь снова причинить им боль.

– Ах, милая, боль – часть жизни, и не следует ограждать малышей от боли. Как иначе они смогут вырасти сильными?

Молли улыбнулась:

– Если ты права, то мы все в Блек-Хауз будем самыми сильными людьми в городе.

Шугар нахмурилась:

– Не жалейте себя, мисс Молли! Я не хочу и говорить об этом, но вы не знаете, как трудно живется другим людям, и напрасно думаете, что жизнь обходится с вами суровей, чем с другими.

Блек-Хауз был закрыт для посетителей: «неполадки на кухне» – так конные полицейские посоветовали объяснить горожанам закрытие таверны. Но Клитус уже знал правду, и потому ему разрешалось приходить на обеды и ужины. Клитус задерживался допоздна, а конные полицейские никогда не возвращались раньше наступления темноты. Молли подумала: кому он доверяет меньше: полицейским или ей? Она немедленно упрекнула себя. Он извинился ведь за то, что наговорил о них и о ней после утомительного путешествия, и она приняла его извинения. Он говорил тогда в припадке ревности. Но ее огорчило, что он вообще, похоже, не доверяет ей в отношении мужчин, и ее связь с Рубелом не оправдывала Клитуса. Все больше и больше она убеждалась, как трудно пройти по жизни без обмана.

С внезапным отъездом Рубела и Джефа, а потом и Тревиса, малыши стали держаться за юбки женщин и тревожились всякий раз, когда Молли, Шугар или Линди случалось покидать Блек-Хауз.

А Клитус стал просто невыносим, хотя Молли догадывалась, что это присутствие в Блек-Хауз конных полицейских делает его невыносимым. Во второй вечер после приезда новых постояльцев все открылось. Ужин для них был уже приготовлен, их самих не было, и все околачивались на кухне в ожидании полицейских.

Молли безрезультатно пыталась отправить мальчиков и Линди наверх. Ей понадобилась бы упряжка из двадцати мулов, чтобы сделать это. Но все притихли, когда полицейские вернулись.

– Уже не надо ломать голову, – сказал Рингольд Молли, в то время как она с Линди быстро ставила на кухонный стол три тарелки для постояльцев.

Шугар принесла миску картофельного пюре с подливкой и тарелку, наполненную жареной олениной, которой полицейские снабдили Блек-Хауз в первый же день их приезда. По чьему указанию они сделали это, Молли не сомневалась.

– Вы арестовали вора? – спросила Линди.

Все собрались вокруг стола.

– Вора? – широко открыл глаза Вилли Джо.

– У нас в Эппл-Спринз? – Сэм разинул рот.

Быстрый взгляд, брошенный на Клитуса, показал Молли, что он так же сбит с толку, как и малыши.

– Вора, вырубившего мой лес? – уточнила Молли.

– Еще не знаем, мэм. Благодаря предварительной работе Рубела Джаррета я могу утверждать наверняка только то, что мы схватим вора.

– Детали узнаем утром, – добавил Вальтерс.

Они принялись за ужин и прикончили то, что оставалось от ягодного пирога, испеченного Молли днем раньше.

– Значит, его не интересовала железная дорога? – размышлял Клитус. – Еще один из его обманов!

Рингольд, усаживавшийся за стол со второй чашкой кофе, рассердился, услышав замечание Клитуса.

– Это Джубел, близнец Рубела, – полицейский, – объяснил он, – и Джубелу вначале была поручена эта работенка насчет воров леса, – Рингольд спокойно пил свой кофе, не имея ни малейшего представления, какую смуту своим замечанием поднимает в душе Молли. – Не знаю, почему работа была перепоручена его брату, но скажу вам одно: Рубел Джаррет выполнил работу первоклассно и в кратчайший срок. Если бы не он, мы никогда не смогли бы схватить вора.

Молли почувствовала гордость за Рубела, и она не смогла приглушить волнение в груди, как ни старалась.

– Вы знаете Рубела? – спросил Вилли Джо.

– Конечно, мы знакомы, и я горжусь знакомством с ним.

– Когда он к нам приедет? – поинтересовался Малыш-Сэм.

Полицейский засмеялся, заглушив огорченный вздох Молли.

– Ты вскоре спросишь у него это сам. Думаю, очень скоро. Но, кстати, когда мы уезжали из Оренджа, Рубел собирался в Калифорнию.

– В Калифорнию? – воскликнули малыши хором.

Молли перехватила взгляд Линди, взгляды обеих были полны уныния и тоски. В отчаянии Молли встала и начала убирать со стола. Калифорния? Она догадывалась, о чем думала Линди: Джеф тоже поехал с ним. Молли не могла расспрашивать полицейских о Рубеле, но могла постараться успокоить Линди.

– Вы слышали что-нибудь о Джефе Хэрмоне? – спросила она. – Он покинул Блек-Хауз вместе с Рубе… э… мистером Джарретом.

– Конечно, слышал, мэм. Старина Джеф – герой. Парень получит половину вознаграждения, когда суд вынесет приговор этому вору Хеслету.

– Хеслету? – произнес Клитус слабым голосом. – Виктор Хеслет – вор?

– Да, и уже арестован, – подтвердил Петтис, – но пока неизвестно, был ли он один замешан в этом деле.

– Утром станут известны подробности дела, – добавил Вальтерс, – может, будут найдены еще несколько подозреваемых лиц.

Утро принесло новости, которых никто в Блек-Хауз не ожидал. Молли узнала их после полудня. Когда прибыла утренняя почта, Совалка Носа принес к ним на холм довольно бессвязное письмо от тети Шарлотты и ее мужа Томаса. Они писали, что восхищены приглашением Молли провести в Блек-Хауз праздник в честь памяти первых колонистов Массачусетса, отмечаемый в последний четверг ноября. Тетя Шарлотта не сомневалась, что дядя Дэррел и тетя Сара тоже прибудут, поскольку это последний шанс посетить старый дом, прежде чем Молли продаст его. Гости собирались провести в Блек-Хауз несколько дней. В конце письма тетя Шарлотта предполагала, что при встрече у них появится прекрасная возможность обсудить будущее мальчиков.

Молли в негодовании помчалась на кухню, размахивая письмом.

– Слава Богу, мисс, в первый раз после отъезда мистера у вас появился румянец на щеках.

– Румянец? Еще бы! Послушай! – она прочитала письмо пораженной Шугар.

– Может, мне съехать на недельку из Блек-Хауз? – предложила Шугар.

– О нет! Ты не можешь оставить меня одну с ними!

– Да, конечно, но я всегда терпеть не могла и этого вашего дядю Дэррела, и тетю Шарлотту, равно как жену одного и мужа другой. Что им вздумалось приехать на праздник? Они никогда раньше не приезжали! Они даже на ночь не остались в день похорон Сюзанны.

– У нас всегда были плохие отношения, – сказала Молли.

– Это другой вопрос, милая! Но почему вы пригласили их?

– Я не приглашала!

– В письме говорится…

– Я знаю, что говорится, и знаю, кто их пригласил!

Схватив шляпу от солнца с крючка возле задней двери дома, Молли надела ее и завязала ленты под подбородком.

– И я знаю, что мне надо делать!

– Неужели вы пойдете в город в этой шляпе? Она такая… нескладная!

– В этой нескладной шляпе я пойду в банк. Я не доставлю Клитусу Феррингтону или его приемной матери удовольствие видеть меня изысканно одетой для встречи с ними.

Но когда несколькими минутами позже она вошла в банк, Клитуса не было.

– Он в тюрьме, – объяснила секретарша Клитуса.

Она уставилась на обтрепанную ситцевую шляпу Молли, которая даже не шла к платью. Шляпа была грязной от отпечатков пальцев – ее надевала Молли для работы в огороде.

– Техасские конные полицейские рано утром забрали обоих Феррингтонов, и мистера Клитуса, и его отца, – добавила секретарша, мисс Инесс.

Выражение лица Молли отразило, как в зеркале, изумление самой секретарши. Все, что пришло ей в голову в первый момент, – это «тем лучше!» но она не сказала этого вслух. Не вслух! И не в банке! Молли вообще не думала, что когда-либо кому-либо скажет это вслух.

Спустившись по улице двумя кварталами ниже, она вошла в кабинет шерифа, находившийся в здании тюрьмы, и замерла на пороге. Клитус и его отец жались друг к другу в одном из углов комнаты, их окружали трое полицейских. Лицо мистера Феррингтона как-то умудрилось быть красным и мертвенно-бледным одновременно. У Клитуса же было обычное виноватое выражение лица. Молли всегда подозревала, что он нарочно натягивает это выражение себе на лицо, чтобы вызывать сочувствие окружающих, и ему уж, конечно, потребуется чье-либо сочувствие, после того как она с ним поговорит о приглашении в Блек-Хауз ее родственников.

Увидев Молли, Клитус бросился к ней, и прежде чем она смогла остановить его, он обнял ее за плечи и впился взглядом ей в глаза.

– Я не делал этого, Молли! Клянусь, я с этим вором не имел ничего общего! Ты должна мне верить.

Еще не зная, что за проблема, Молли, однако, поняла Клитуса очень хорошо. Эх, старина Клитус! Какой бы плохой ни была ее жизнь, его была всегда хуже. Сколь бы несправедливо он не поступал, он ожидал, что она поймет его. Прежде чем Молли смогла ответить, Клитус развернул ее лицом к полицейским.

– Она скажет вам! – он посмотрел на нее умоляюще. – Скажи им, Молли! Скажи! Я не крал твой лес!

Вряд ли ее слова имели б значение. Впрочем, она не очень удивилась бы, если б выяснилось, что крал. Молли втягивала полной грудью прокуренный воздух комнаты.

– Ты знаешь! Я не делал этого, Молли! Скажи им!

Как оказалось, Виктор Хеслет объявил Клитуса соучастником преступления, сообщив, однако, что напрямую он не получал от него указаний вырубить лес Молли.

– Но ты сказал, что тебе хотелось бы видеть ее лес вырубленным, – добавил Хеслет.

В задней части кабинета шерифа располагалась тюремная камера, где и был сейчас заключен Виктор Хеслет.

– Это ложь, – ответил ему Клитус.

Хеслет пожал плечами.

– Может быть, в точности я и не вспомню твои слова, но ты сказал, что был бы рад, если бы мисс Дюрант осталась с пустыми руками.

– С пустыми руками? – Молли пристально посмотрела на Клитуса.

Когда он потянулся к ней, она отступила, отбросив его руку.

– Клитус, как ты мог?

– Я не делал этого, Молли. Говор», тебе, я не имею ничего общего с вырубкой твоего проклятого леса.

– Ты сказал это, когда мы в последний раз говорили о займе, – напомнил Хеслет. – Ты придерживался мнения, что мисс Дюрант не избавится от детей, пока у нее есть средства содержать их. Я помню, как ты сказал, что пытался убедить ее, будто лес ничего не стоит, но потом этот Джаррет приехал и нежными речами убедил мисс, что она может сама и без твоей помощи позаботиться о себе и что лес – большая ценность.

Молли выбежала из кабинета шерифа, забыв обвинить Клитуса в приглашении на праздник ее тети и дяди. Она не сомневалась, что это миссис Феррингтон со своим приемным сыном пригласила их от ее имени. Еще одна попытка избавить ее от детей и Блек-Хауз!

Как она раньше не подумала? Блек-Хауз! Первый раз с тех пор, как они вернулись из Сан-Августина, она вспомнила: Клитус говорил, что люди из «Харвей» сделали предложение! Не принял ли он его от ее имени? О Боже!..

Молли волновалась, а полицейские собирали в Блек-Хауз – не проданном ли уже? – свои вещи. Прихватив с собой Виктора Хеслета, они покинули Эппл-Спринз.

И вдруг она почувствовала благодарность судьбе за возможность рассердиться на Клитуса. Это удержало ее от падения в бездну, куда так настойчиво увлекал он ее.

Когда Клитус, отпущенный полицейскими за недостаточностью улик, пришел на ужин, держа в руках шляпу, она уже была готова к встрече. Молли дождалась окончания ужина, прежде чем преступить к предъявлению претензий.

– Ты не веришь мне, да? – спросил он, когда после ужина она проследовала за ним на крыльцо.

С отъездом полицейских у Клитуса не было причин задерживаться в Блек-Хауз допоздна, что вошло у него в привычку, с которой Молли намеревалась покончить.

– Ты просил Хеслета срубить мой лес? – спросила она и сама ответила: – Я знаю, нет, но вещи, которые ты сказал ему!..

– Молли, прости меня и попробуй понять. Без тебя я несчастен. Я хочу…

– Мне неинтересно, чего ты хочешь. Иди и скажи, чего ты хочешь, своей матери. Она не остановится ни перед чем, чтобы выполнить твое желание. Пруденс Феррингтон избаловала тебя, Клитус. Она не одобряет твой выбор, я ничем не примечательная женщина, более низкого, нежели она, происхождения… Но главное в другом: я никогда не смогу сделать тебя счастливым.

– Ах, Молли, это несправедливо. Мы все уладим, ты и я…

– Нет, Клитус. Мы ничего не уладим, и прежде всего потому, что я не хочу этого делать. Но перед уходом, пожалуйста, объясни мне содержание письма, которое я получила сегодня от тети Шарлотты.

Он не понял, о чем речь, и Молли предположила:

– Если не ты, так, значит, это Пруденс пригласила в Блек-Хауз на праздник свою подругу, которая имеет счастье быть моей тетей.

Клитус, засунув руки в карманы, уставился в пол.

– И она им сказала, что это последний шанс провести несколько дней в Блек-Хауз, потому что вскоре я продам дом.

Он поднял голову, их взгляды встретились. Молли продолжала говорить, не давая ему возможности ответить:

– Еще твоя приемная мать подсказала тете Шарлотте, что это будет хорошая возможность обдумать будущее моих младших братьев.

– Молли! Послушай, Молли! Ты снова упрямишься, как вол. Почему ты никак не хочешь понять? Ты вынуждаешь всех нас поступать так! Я мог бы нанять Хеслета срубить твой лес на законном основании, но у тебя нет делового чутья! И ты не можешь оставаться в этом обветшавшем доме, воспитывать четверых детей и поддерживать приличные условия жизни и себе, и всем им. Ты даже не сможешь оплатить обучение Тревиса в следующем семестре.

– Ты не намерен платить за второй семестр? – насмешливо спросила Молли.

– Я не платил и за первый, поверь мне. Я не платил. Я не знаю, откуда пришли деньги. Я не лгу тебе, Молли. Это Джаррет обманывал тебя, я не обманываю.

Она пристально посмотрела на него, сопротивляясь страстному желанию ударить что есть силы по самодовольной физиономии.

– Ты прав, Клитус, ты никогда не обманывал меня. И у меня нет делового чутья, это я тоже знаю. Все, что ты говоришь, – правда. Я никогда не смогу хорошо обеспечивать детей и не смогу послать их в школу.

Скрестив руки на груди, Молли спустилась с крыльца, постояв некоторое время на ступеньке, отремонтированной Рубелом. Она посмотрела на изгородь, приведенную в порядок, на ворота, исправленные Рубелом. Обернувшись, она взглянула на великолепный старый дом. Слезы заблестели у нее на глазах, когда она оглядела выкрашенные стены, сверкающие в свете восходящей луны. На этих старых стенах краска скоро снова начнет шелушиться.

– Джаретт оказал тебе медвежью услугу, прежде чем открылось его подлинное имя, и это даже хуже, чем его ложь, – процедил Клитус скозь зубы. – Он ввел тебя в мир иллюзий, заставил поверить, что ты сможешь прожить своим собственным умом.

Да, Рубел подновил старый дом, и это все, что он здесь сделал. Он кое-как, правда, подновил и ее жизнь, но день за днем она, ее жизнь, будет ветшать, как этот старый дом, оставляя лишь бесплодные терзания и боль.

– И в этом ты тоже прав, Клитус, – признала Молли. – Теперь и я понимаю это. Но ты не понимаешь другого… – слезы покатились у нее по щекам.

Клитус прижал Молли к своей груди и позволил ей выплакаться на своем плече. В первый раз, насколько она помнила, ей довелось плакать, уткнувшись ему в плечо. Обычно он старался успокоить ее как-то иначе. Хорошо зная Клитуса, Молли понимала, что его необычное поведение сегодняшним вечером означает, что Клитус считает: он добился своего. Но нет, он своего не добился!

– После праздника я поговорю с представителями «Харвей».

– Вот это здорово, Молли! Прекрасно! Я рад, рад.

– Нет, Клитус, нет, это очень печально, но я должна это сделать.

– Я возмещу тебе продажу Блек-Хауз новым домом, Молли. После того как мы поженимся…

– Я продам дом, Клитус, но я не выйду за тебя замуж.

Он заморгал, словно не расслышал.

– Мне нужна твоя помощь, чтобы заключить сделку с «Харвей». Если они не заплатят тебе за посредничество, заплачу я.

– Молли…

– Я не могу выйти за тебя замуж, Клитус. Я не хочу выходить за тебя.

Она хотела было объяснить ему, почему, но просто перестала плакать. Сегодня, после того как он и его мать столь грубо вмешались в ее жизнь, Молли не испытывала желания утешать Клитуса. Она сомневалась, что вообще хоть когда-нибудь станет теперь его утешать, и то, что ей никогда больше не придется утешать Клитуса Феррингтона, было единственным, что несколько утешило ее саму в эту ужасную ночь.

В течение следующих недель семья была занята уборкой, приводя перед праздником все в порядок в доме и во дворе, и не только потому, что на праздник должны были прибыть родственники. Тревис ведь тоже приедет домой, и ожидание приезда Тревиса в первый раз с тех пор, как Рубел и Джеф покинули Блек-Хауз, подняло настроение у всех обитателей дома. Даже визит тетей и дядей не уменьшал восторг младших детей от того, что Тревис приедет домой.

Интересно, он изменился? Молли беспокоилась, что после семестра, проведенного в школе, он может стать еще более властным и несговорчивым, чем прежде.

Но школа не изменила его к худшему. Первое, что Тревис сделал после того, как провел пару часов за кухонным столом, – взял с собой братьев на рыбалку, что, конечно, напомнило всем о Рубеле.

– Хорошо! Тревис старается заменить им мистера, – заметила Шугар, когда они с Молли наблюдали, как мальчики спускаются по тропинке к реке.

Молли проглотила возражение. Ничто не должно омрачить этот день, даже ее тайно вынашиваемые планы насчет продажи дома. Она не могла позволить чему бы то ни было испортить их последние проведенные вместе дни.

Воспоминания. В последующие месяцы и годы, которые наступят, у них будет много воспоминаний. Молли хотела, чтобы воспоминания были приятными.

Тети и дяди прибыли в экипажах от станции в Люфкине.

– Мы думали, железная дорога уже проложена до Эппл-Спринз, – пожаловалась тетя Шарлотта.

– С чего бы? – спросил ее брат Дэррел. – Что может заинтересовать в Эппл-Спринз здравомыслящего человека?

– Тогда почему компания «Харвей» заинтересована в покупке дома?

Тети и дяди сидели в креслах из орехового дерева, принадлежавших еще бабушке Молли, в то время как Молли и Линди разыгрывали радушных хозяек, подавая чай и спиртные напитки, чтобы взбодрить гостей после езды по пыльной дороге в экипаже. Молли побледнела из-за неосторожности замечания тети.

– «Харвей?..» – Линди открыла рот. – Покупает наш дом?..

Она посмотрела на Молли широко открытыми глазами.

– Тетя Шарлотта, хотите еще чая? – голос Молли прозвучал очень резко. – Линди, принеси чашку тете Саре. Отдохните, леди, мы скоро вернемся.

– «Харвей»? – потребовала объяснений Линди, когда они вышли на кухню?

– Это все мистер Феррингтон, – уклонилась от прямого ответа Молли. – Помнишь тех высокопоставленных лиц, которых Клитус приводил к нам несколько недель назад? Это были представители «Харвей». Я думаю, его мать решила, что они купят наш дом.

– А они не купят?

Молли старательно наполняла чаем чашки.

– Никто не знает, где пройдет железная дорога, Линди. И зачем им покупать дом, пока это не станет известно?

Линди взяла чашки, которые подала ей Молли.

– Ты не должна продавать наш дом, Молли.

Молли отрицательно покачала головой.

– Пожалуйста, не порти праздник! Давай радоваться, что Тревис дома. И пока ни о чем больше не будем говорить!

Перспектива есть за одним столом с посетителями таверны испугала родственников, и Молли пришлось вывесить на дверях табличку «закрыто». Она молилась, чтобы денег, полученных от полицейских, хватило бы на праздничные дни. Потом она должна будет найти работу.

Тети возились с малышами: тетя Шарлотта с Вилли Джо, тетя Сара с Сэмом, и при взгляде на них за эти четыре долгих дня слезы не раз наворачивались Молли на глаза.

– Какой ты милый мальчик! – тетя Сара взъерошивала волосы Малыша-Сэма. – Я не могу дождаться, когда заберу тебя к себе.

К счастью, Линди и Тревис ушли навестить мистера Тейлора и не слышали слов тети Сары. Как только мальчики убежали играть на улицу. Молли сказала, обращаясь к гостям:

– Пожалуйста, не говорите об этом при детях, я… я пока ни о чем им не рассказывала.

– Но Пруденс написала Шарлотте…

– Пруденс Феррингтон не посоветовалась со мной, тетя Сара.

– Не хочешь ли ты сказать, что все еще надеешься жить в этом ветхом, старом доме? – спросила тетя Шарлотта.

Тетя Шарлотта так же, как и Молли, родилась и выросла в этом доме, и Молли не собиралась объяснить ей его ценность.

– Я обещала маме, что постараюсь сохранить семью.

– Ты знаешь, как много ума было у Сюзанны! – сделала колкое замечание тетя Сара. – Если бы у нее было достаточно здравого смысла, она бы не вышла замуж за Джеймса Блека.

– Мама любила Джеймса, – заметила Молли. – Они были счастливы.

– Тьфу, ты еще совсем ребенок! – Ты не знаешь, что говоришь. Посмотри, много ли счастья принесло ее замужество всем вам?

У Молли готово было сорваться с языка возражение, что именно это счастье подарило им Линди и Тревиса, Вилли Джо и Малыша-Сэма, но она не стала тратить зря слов. Обе тети никогда ничего не поймут, и эта мысль вновь привела Молли в уныние. Что она сама будет делать в этой жизни без братьев и сестры? И как она сможет сказать им, что приняла решение разъединить семью?

Единственное, на что родственники не могли пожаловаться, так это на стряпню Шугар. После праздника к воскресному вечеру они были настолько сыты индейками, репой, тыквой и пирогами с орехами пекан, ради которых Молли и Шугар провели всю неделю перед печью, что отказались от ужина и рано поднялись к себе.

– Мы уедем завтра, Молли, – сказала ей тетя Шарлотта, остановившись наверху лестницы. – Когда ты скажешь детям?

– Не знаю… наверное, после Рождества.

– После Рождества? Я хотела бы забрать Вилли Джо завтра же. У меня свои планы, дорогая. Рождество без детей… ну, это не Рождество!

Молли пожелала тете спокойной ночи, стараясь скрыть раздражение.

– Я знаю, тетя Шарлотта. Спокойной ночи!

Она принялась помогать Шугар убирать со стола, но, заметив отсутствие сестры, отправилась на поиски Линди. Молли нашла ее сидящей на качелях возле крыльца. Она горька плакала. Молли обещала себе никогда больше не садиться на качели. Она хотела бы пустить качели на растопку, проклиная Рубела Джаррета с каждой искрой, которая вылетит из пламени, когда они будут гореть. Но она подошла к Линди, села рядом и заключила всхлипывавшую девочку в объятия.

– Что случилось, милая?

– Что ты задумала, Молли?

– Это лучше, что только можно придумать.

– Лучшее? Продать дом?

– У нас нет другого выхода.

– Не обманывай меня, Молли! Зачем ты прогнала Рубела! Зачем ты прогнала Рубела! Зачем?

– Все будет хорошо. Мне хотелось бы поговорить с тобой, как взрослый человек со взрослым человеком, и мы поговорим, если ты пообещаешь постараться понять меня и оставить этот разговор между нами.

– Так ты собираешься продать Блек-Хауз?

– Я не хочу обсуждать что бы то ни было, пока ты не пообещала.

– Обещаю!

– Да, представители «Харвей» сделали мне предложение насчет продажи нашего дома. Они полагают, что здесь будет проложена железная дорога. Но я еще не приняла их предложение.

– Что мы будем делать, когда потеряем дом? Куда пойдем? Должна же у нас быть крыша над головой, и это будет стоить немалых…

– Я знаю. Послушай! Мы сможем заплатить за учебу Тревиса, выручив деньги за дом. Когда он закончит учиться, то найдет хорошую работу и поможет тебе и малышам.

– На это уйдут годы, Молли! Что мы будем делать до этого времени?

Молли погладила длинные черные волосы Линди, заведя их за уши.

– Что, Молли? Ты обещала рассказать мне. Что?

– Хорошо. Шугар будет работать поваром у Итты Петерсон, ты помнишь, она предлагала? И ты сможешь найти работу, пока Тревис не закончит школу.

– А остальные?

– Я тоже пойду работать к Петерсонам. Позже, возможно, ты будешь учиться, не исключено, еще до того, как выучится Тревис. Кроме того, мы постараемся продать землю, которую оставила нам мама.

– Без леса?

– Все не так плохо, Линди! Я думаю, это не то, что ты хотела услышать, но жизнь часто преподносит такие повороты судьбы, от которых люди, если бы могли, с удовольствием отказались бы. Это, однако, не значит, что твоя жизнь никогда не станет лучше, и я не стала бы говорить об этом, если б не надеялась, что со временем все изменится к лучшему.

– А как быть с малышами?

Молли вздохнула, сжала губы и пристально посмотрела во двор.

– Я слышала уже достаточно, чтобы все понять, – резко сказала Линди. – Ты отдаешь одного тете Шарлотте, а другого тете Саре, не так ли?

– Линди, послушай, они смогут обеспечить Вилли Джо и Малышу-Сэму такую жизнь, какую мы никогда не сможем им обеспечить.

– А любовь?

– Ты не можешь питаться любовью, ты не можешь носить ее, надеть на ноги, ты даже не можешь ее продать… Наконец, у нас просто нет другого выхода. Клитус все время напоминает мне, что я начисто лишена деловой хватки и потому мы все в беде. Дом обречен. Я никогда не смогу содержать его. И Шугар уже стара. Долго она не сможет работать. Мне придется заботиться о ней. Я надеюсь, что, возможно, смогу взять малышей к себе обратно через год.

– Ты собираешься выйти замуж за Клитуса? – вопрос Линди прозвучал с укором.

– Нет.

Линди вздохнула.

– Слава Богу! Ты учишь нас почаще оглядываться вокруг, чтобы отыскать, за что мы можем благодарить судьбу. Я думаю, на этот раз за то, что ты не собираешься за Клитуса замуж.

– Не слишком ли много сарказма?

– Позови Рубела приехать!

– Что?

– Позови Рубела! Ну, пожалуйста, Молли!

– Для чего? Что он сможет сделать?

– Он что-нибудь придумает.

– Да, например, как починить изгородь, покрасить дом… и проложить себе дорогу к сердцам малышей. Нам не нужна такая помощь, Линди. Такая помощь не сохранит семью. Новая краска быстро сходит со старых стен.

– Позови его, Молли! Он любит нас.

– Нет, не любит.

– Он любит тебя. Именно поэтому он назвался именем брата, – настаивала Линди.

– Он назвался именем брата, чтобы я не выстрелила в него. Если бы он… – слова душили ее, – … если бы он любил меня, он не убежал бы снова.

– Но ты сама прогнала Рубела, хотя его любишь! Любишь!

Молли вскочила.

– Довольно.

– Ты его любишь!

– Я сказала уже тебе, что любовь не прокормит нас. Она только делает нас еще более несчастными, – протянув руки, Молли подняла сестру на ноги. – Пойдем, поспим немного. Тревис уезжает завтра утром, и мы должны устроить ему радостные проводы.

– Конечно, ведь это в последний раз у него есть дом, где ему могут устроить проводы.

Молли открыла стеклянную дверь веранды:

– Я ничего не скажу никому до Рождества. Мы проведем Рождество вместе в Блек-Хауз.

Линди стояла на пороге:

– Я поеду в Орендж.

– В Орендж?

Первой мыслью Молли было: «Рубел!». Она не могла позволить Линди отправиться за Рубелом и умолять его вернуться! Не могла! Но Линди добавила:

– Если ты считаешь, что подыскала наилучший выход, ну что ж, поступай, как знаешь! Но я не собираюсь переезжать из Блек-Хауз в какую-нибудь старую хибарку и убирать дом безжалостной миссис Петерсон… или кого другого. Я отправлюсь в Орендж и выйду замуж за Джефа.

Глава 19

Молли удалось взять у Линди обещание подождать с поездкой в Орендж до Рождества, в ответ пообещав постараться отложить до праздника сумму, необходимую для поездки. Вопреки тягостному и мрачному настроению, Молли не позволяла своей подавленности сказаться на семье и отнять у детей последние счастливые дни.

Как Молли и сказала Линди, она надеялась, что сможет вернуть малышей в Эппл-Спринз через год. Но она сама желала бы знать, каким же это образом! Молли решила пока не тревожиться. Она не позволит предстоящей разлуке омрачить праздник.

Однако дети все чаще и чаще настаивали, чтобы она написала Рубелу и пригласила его на Рождество. Молли подозревала, что Линди вбила им это в головы. А может быть, Шугар? Впрочем, не так уже важно, кто это сделал, гораздо важнее, что выбить эту идею из их головок было невозможно.

Все началось, когда мистер Тейлор и его жена прибыли, чтобы после праздника отвезти Тревиса назад в школу. Они планировали остаться в Сан-Августине до пятнадцатого декабря, так как мистера Тейлора пригласили в Сан-Августин прочесть курс лекций. Тревис должен был приехать домой вместе с ними на Рождество.

– Эй, Молли, – окликнул ее, уезжая, Тревис, – почему бы тебе не написать Рубелу и не пригласить его навестить нас на Рождество?

– Да, да! – закричал Вилли Джо. – Напиши Рубелу, Молли! Он всегда говорил, что Шугар вкусно готовит, и ты тоже.

– Нет! Нет!

– Пожалуйста, Молли, – умолял Вилли Джо.

Малыш-Сэм потянул ее за юбку:

– Пожалуйста, Молли, напиши мистеру!

Младшие братья всю неделю повторяли эту просьбу утром, днем и вечером, и Молли поняла: ей надо придумать, как заставить их замолчать, прежде чем она сойдет с ума. Она знала, что ей не следует приглашать Рубела Джаррета в Блек-Хауз на Рождество. Однако, пытаясь успокоить детей, она все же написала письмо.

– Я написала, – сказала она всей честной компании однажды утром за завтраком.

Этим утром она намеревалась пойти в город и выяснить, что Клитусу известно о последнем предложении «Харвей». Она чувствовала себя виноватой. «Ты обманываешь детей!» – упрекала Молли ее совесть. Линди взглянула на сестру с подозрением.

– Дай прочитать, – попросила она.

Молли вытащила письмо из кармана фартука и протянула. Малыши слушали, Линди читала вслух.

– «Мистер Джаррет»… Мо-олли! Ты не должна называть его мистером Джарретом!

– Его зовут Рубел, – подсказал Вилли Джо.

– Я знаю его имя, – ответила Молли.

Линди прочитала первую строчку:

– «Дети попросили меня написать вам»… – Линди подняла глаза. – Молли!

– Линди! – передразнила Молли.

– Ты не должна упоминать, что это мы просили тебя написать, – выразила недовольство девочка.

– Но вы просили!

– А ты не упоминай об этом!

– Ты просишь меня обмануть его?

Они посмотрели друг на друга через головы мальчиков.

– Напиши то, что ты чувствуешь сама, – возразила Линди, – и это не будет ложью.

Молли попыталась вырвать письмо.

– Я попробую. Сейчас оставьте меня одну.

Линди увернулась, не желая возвращать письмо.

Она начала снова:

– «Дорогой мистер Джаррет, дети просили меня написать вам и пригласить к нам на Рождество на обед».

– На обед? И он не сможет остаться после обеда? – удивился Вилли Джо.

– Почему бы ему не пожить у нас, как прежде? – не понял Малыш-Сэм.

Молли отобрала у Линди письмо.

– Потому что он все равно не приедет, Вилли Джо…

– Я Сэм!

– Да-да, я знаю. Ешь. У нас много дел. Нужно помочь Шугар.

– Напиши другое письмо, – тихо попросила Линди.

– Нет!

– Пожалуйста, Молли.

Молли вздохнула. Какая разница! Она все равно не собиралась посылать письмо. Можно, конечно, написать и то, что хотят, чтоб было написано, дети. Если она откажется, они проведут оставшиеся до Рождества дни в бесконечных спорах.

– Хорошо, – согласилась она, – я напишу другое.

– Ты поспеши, скоро Рождество, – напомнил Вилли Джо.

– Поспеши, Молли, иначе мистер может снова отправиться в Калифорнию, – забеспокоился Сэм.

– Я покажу вам письмо за обедом, – Молли хотелось верить, что Рубел уже в Калифорнии.

Но если он так далеко, почему воспоминание о нем столь живо в ее сердце? Почему ей все еще ужасно больно?

Клитус не приходил в Блек-Хауз ужинать с того самого вечера, когда она объявила ему, что не выйдет за него замуж. Но в церкви он все еще садился рядом с ней. Свои колени он, конечно, не предлагал Малышу-Сэму в качестве подушки. Дети сидели по другую сторону от Молли.

Молли не изменила своих намерений – черкнуть письмо она всегда успеет – и отправилась в банк.

– Молли, – широкая улыбка появилась на лице Клитуса. – Входи.