Book: Мечты цвета мокко



Мечты цвета мокко

Сонда Тальбот

Мечты цвета мокко

Пролог

– Анна-Лиза! Эй, Анна-Лиза!

Услышав этот голос, Анна-Лиза съежилась и, прижав к груди стопку учебников, поспешила к раздевалке. Нет, нет, нет… Она не хочет говорить с ним. Блэйк снова будет смотреть на нее свысока. И видеть в ней только маленького гадкого утенка, от которого ему снова понадобилась помощь… Ей лучше поскорее уйти. Пока она не увидела его глаза и ее сердце не выскочило из груди…

Анна-Лиза торопливо набросила на плечи куртку и выскочила из раздевалки. Но ей не повезло – в проеме двери она все-таки столкнулась с Блэйком. Анна-Лиза осмелилась поднять глаза. Он смотрел на нее без высокомерия, но с ехидством.

– Хотел бы я знать, куда ты так торопишься? – усмехнулся он. – Из всех девчонок, которых я знаю, ты самая занятая…

Анну-Лизу нельзя было назвать глупой. Она сразу же уловила иронию в его словах. Блэйк имел в виду, что из всех знакомых ему девчонок только у нее нет парня. И поэтому она так спешит домой. Ведь единственное, чем ей остается заниматься, – уроки… Ей хотелось бы возразить Блэйку, но он был прав. Анна-Лиза стояла, потупив очи, и теребила мочку уха пальцами левой руки, не занятой книгами. Молчание затянулось. Она чувствовала, что краснеет. Ей хотелось уйти, но широкие плечи Блэйка перегородили дверной проем. Похоже, красавчик Блэйк не собирался так просто отпускать своего «интеллектуального донора».

– Ну так что, Анна-Лиза, поможешь мне с историей? Без твоей помощи мне не написать доклад… Ты ведь знаешь… – вкрадчиво произнес он.

Сердце Анны-Лизы замерло. Когда он говорил таким глуховатым голосом, все в ее душе переворачивалось вверх дном. Ей хотелось еще и еще слушать его тихий голос. Но она понимала, что все это Блэйк делает лишь для того, чтобы она написала за него доклад.

Наверное, он считает меня дурочкой, с грустью подумала она. Страшненькой дурочкой, которая сделает ради него все, что угодно…

И, словно в подтверждение своих мыслей, Анна-Лиза услышала хихиканье за дверью раздевалки. Проходящие мимо мальчишки увидели их. Самый наглый ткнул пальцем в сторону Анны-Лизы и, давясь от смеха, произнес:

– Блэйк и Анна-Лиза – красавец и чудовище! Эй, Анна-Лиза, забудь про него! Тебе здесь ничего не обломится!

Анна-Лиза густо покраснела и опустила глаза. Она давно уже привыкла к тому, что ее считают страшненькой. Но вытерпеть такой позор при Блэйке – это уж слишком! Слезы тяжелыми каплями повисли на ее ресницах. А в ушах гудели слова: красавец и чудовище… красавец и чудовище… красавец и чудовище…


– Нет, нет, нет… – прошептала Анна-Лиза и в ужасе открыла глаза.

Не было никакой школы, никакого Блэйка и никаких мальчишек. Это сон, всего лишь сон, утешила она себя… Сон, который снился ей с завидным постоянством. Сон, вобравший в себя все те страдания, которыми было переполнено ее детство, и все те страхи, которые ее душа сохранила до сих пор.

Анна-Лиза встала с кровати, включила свет и подошла к зеркалу. С ее губ сорвался вздох облегчения. Все это ей действительно приснилось. Она красива. Она больше не гадкий утенок, не мерзкая страшила. И сделает все, чтобы никогда такой не стать…

1

Анна-Лиза закинула ногу на ногу, чтобы в очередной раз полюбоваться тем, как выглядят ее изящные восточные туфли в сочетании с новеньким красным халатиком, расшитым золотыми драконами. Она удовлетворенно качнула головой – халатик и остроносые туфли, украшенные стразами, смотрелись изумительно.

– Эй, Анна-Лиза! – сердито напомнила о себе ее подруга Бетси. – Ты меня слышишь?

– Да-да… – соврала Анна-Лиза и прижала к уху телефонную трубку.

На самом деле она слушала болтовню Бетси вполуха. Анна-Лиза думала о долгах, которые она умудрилась наделать за последний год. Впрочем, Бетси могла ей помочь, как никто другой. В доме богатой и светской подруги Анна-Лиза могла найти себе достойного жениха и тем самым решить проблему долгов и неопределенного будущего. Эта мысль заставила ее прислушаться к Бетси, которая вещала что-то о роскошном приеме, который собралась устроить через неделю.

– И кто же будет приглашен на этот праздник жизни? – поинтересовалась Анна-Лиза.

Бетси хорошо понимала, какие мысли крутятся в голове у подруги, по уши увязшей в долгах.

– Думаю, кое-кто из приглашенных будет тебе весьма интересен, – томным голосом промурлыкала она. – Дэви Морчейл – владелец сети ювелирных магазинов «Бриллианты глаз», Энди Ноулс – хозяин «Райского уголка»… Думаю, ты видела это огромное казино на Тоджи-стрит… Доходы у него – обомлеешь! И наконец… – сделала Бетси театральную паузу. – Пийя Апонча…

– Кто? – Анна-Лиза удивленно вскинула красивые брови. Такого чудного имени она еще ни разу не слышала.

– Ну ты даешь, подруга… – снисходительно усмехнулась Бетси. – Неужели ты совсем не читаешь газет?

– Ну же, Бет, – раздраженно бросила Анна-Лиза. – Давай без предисловий…

– Без предисловий не получится, – деловито произнесла Бетси. Ей хотелось немного помучить подругу, прежде чем рассказать о загадочном Пийе… – Ты, наверное, неоднократно бывала в салоне элитной мебели «Рокуэлл»?

– Бывала, и что?

– И наверняка видела дорогущую мебель из красного и черного дерева?

– Да, Бетси… – Страсть Бетси к предысториям иногда доводила Анну-Лизу до бешенства.

– Так вот, это дерево поставляет Пийя Апонча. Он уроженец западной Африки. По-моему, он из Камеруна… Приехал, чтобы заключить очередной договор с «Рокуэллом». Ну и еще по каким-то делам… И, кстати, он не женат, – многозначительно добавила Бетси.

– Ты предлагаешь мне выйти замуж за негра? – округлила глаза Анна-Лиза.

– За африканца, – мягко поправила ее Бетси. – За сказочно богатого африканца. Роскошные особняки, бриллианты, золото, – все это будет у тебя, стоит тебе приручить этого Пийю… Я уже не говорю о твоих долгах, которые для него – тьфу, сигаретный пепел!

– Сигаретный пепел… – задумчиво повторила Анна-Лиза.

Может, Бетси права? Может, ей действительно стоит пойти на прием и сразить этого камерунского принца, а потом уехать с ним в Африку и наслаждаться красивой жизнью?

– Пожалуй, я бы на него взглянула, – наконец ответила она Бетси.

– Отлично, – удовлетворенно откликнулась подруга. – Значит, я жду тебя на приеме…

Анна-Лиза забросила трубку в угол дивана и облокотилась на подушку, расшитую ярко-красными маками. Конечно, в том, что говорит Бетси, есть доля истины. Анна-Лиза должна выйти замуж за человека, который будет в состоянии обеспечить ей роскошную жизнь. Она не хочет жить в бедности, не хочет состариться раньше времени, подурнеть… А для этого придется чем-то пожертвовать. Что ж, Анна-Лиза готова к этому. Она готова на все, лишь бы как можно дольше оставаться молодой и красивой…


Анна-Лиза удовлетворенно разглядывала свое отражение в зеркале. Открытое платье из оригинального материала – жемчужно-белого, отливающего нежно-зеленым, – сидело на ней изумительно. Оно подчеркивало ее нежный золотистый загар и подходило к цвету ее болотно-зеленых глаз. Она уже выбрала макияж, который как нельзя лучше будет смотреться с этим платьем. Белые, отливающие зеленым тени, золотистые блестки и нежный блеск, подчеркивающий полноту ее красиво очерченных губ. Анна-Лиза улыбнулась своему отражению. В таком облике она пленит кого угодно!

– Я беру это платье, – кивнула она продавщице.

Девушка помогла ей расстегнуть молнию. Анна-Лиза казалась ей самовлюбленной богачкой. Как можно так долго любоваться своим отражением?! Эта дамочка, наверное, полчаса простояла, разглядывая себя в зеркале!

Анна-Лиза вышла из бутика вполне довольная покупками. Жемчужные серьги, колье со свисающими на тонких нитях жемчужными каплями, сводящий с ума аромат «Ангела», роскошное платье – это именно то, что ей нужно. Одно омрачало радужный настрой Анны-Лизы – потраченная сегодня сумма увеличила и без того большой долг. Хорошо хоть мистер Рибстайн не торопит ее с выплатами. Иначе ей пришлось бы туго…

На улице она увидела забавную картинку: двое мужчин ссорились из-за того, кто первый припаркует машину. Места на парковке было вполне достаточно, поэтому Анна-Лиза не понимала, почему такая простая вещь стала предметом столь бурного обсуждения. Она с любопытством оглядела спорщиков.

Первый выглядел как неприметный клерк в темном пальто и светло-сером шарфе. Он совершенно не заинтересовал Анну-Лизу. Зато второй… Одет он был более чем странно. Ярко-красное пальто было распахнуто на груди. Причем грудь была абсолютно голой, на ней болтался серебряный медальон. Из-под красного пальто выглядывали темно-синие джинсы, немного обтрепанные по краям.

Странная манера одеваться, подумала Анна-Лиза. Она подошла к своей машине и, делая вид, что ищет ключи, прислушалась к спорщикам.

– Послушайте, – убеждал своего яркого противника «клерк», – если вы приведете мне хотя бы один логичный довод, почему я должен уступить вам это место, я уступлю, поверьте… Но вы несете какую-то околесицу…

– Околесицу! – возмутился мужчина в красном пальто. – Я битый час объясняю вам, что не хочу быть тринадцатым! А в этом ряду ровно одиннадцать машин! Если вы поставите свою двенадцатой, то моя будет именно тринадцатой! Понимаете?!

Анна-Лиза чуть не покатилась со смеху. Что за нелепая причина! Неужели этот странно одетый мужчина с глуховатым и, надо сказать, очень приятным голосом настолько суеверен? Теперь он был неподалеку от нее, и она обернулась, чтобы посмотреть, что скрывается за броской одеждой и поразительным суеверием.

Она сразу же отметила про себя, что он весьма привлекателен. Его нельзя было назвать красавцем, но от него исходила какая-то бешеная сексуальная энергия. Анна-Лиза против воли почувствовала, что этот мужчина возбуждает ее, несмотря на то, что она видит его впервые.

У него были темно-каштановые волосы, чуть вьющиеся на концах, широкие темные брови, почти сросшиеся на переносице, красивый нос с горбинкой, небольшие, но чувственные губы. Над верхней губой была маленькая точка-родинка, которая придавала губам еще большую чувственность. А глаза… Его глаза сразу же понравились Анне-Лизе. Темные, как кофейное зерно, и блестящие, как матовый «зрачок» в бусине кошачьего глаза. Даже если бы этот мужчина вел себя спокойно, его все равно выдали бы глаза, из которых буквально сочились энергия и страсть. Кожа у него была чуть смуглой, но в его облике не было восточных черт. Он не был похож на атлета, но выглядел подтянутым и сильным.

Анна-Лиза смотрела на него, как завороженная. Когда она наконец осознала, что нужно отвести взгляд, было поздно – мужчина почувствовал, что за перепалкой наблюдает кто-то третий, и покосился на девушку. Но Анну-Лизу сложно было смутить. Теперь она уж точно не отведет взгляда. Она смотрела на мужчину пристально, прищурив болотно-зеленые глаза, и не собиралась тушеваться. Первым отвел глаза он.

– Вы что-то хотели, мисс? – несколько раздраженно поинтересовался он.

Даже его грубоватый голос показался Анне-Лизе чертовски привлекательным. Она моментально придумала ответ.

– О да. Я слышала ваш спор. Кажется, вы не хотели оказаться тринадцатым в ряду? – обворожительно улыбнулась она.

«Клерк», во все глаза разглядывавший Анну-Лизу, растаял от ее улыбки. Но эта мгновенная победа ничего для нее не значила. У Анны-Лизы была совсем другая мишень. Ей хотелось – так, исключительно ради спортивного интереса – сразить своим обаянием суеверного противника «клерка». Но глаза цвета кофейных зерен, похоже, остались равнодушны к ее чарам. Анна-Лиза разочарованно услышала скупой ответ:

– Да. И что?

– Я сейчас уеду, – все еще улыбаясь, ответила она. Нотки ее голоса были теплыми и немного взволнованными – в искусстве обольщения голосом Анна-Лиза не знала себе равных. Фраза «я сейчас уеду» прозвучала так, словно незнакомец с глазами цвета кофейных зерен должен был почувствовать, что вместе с ней уходит вся его жизнь. Но, к своему глубокому разочарованию, Анна-Лиза поняла, что он этого не почувствовал. Он продолжал недоуменно смотреть на нее, будто она прервала философский спор ради того, чтобы предложить ему гамбургер. Анна-Лиза с трудом подавила в себе нарастающее раздражение. – Вы можете встать на мое место, – пояснила она. – И тогда не будете тринадцатым…

Наконец-то незнакомец улыбнулся и, кажется, увидел в ней женщину. Анна-Лиза с трудом сдерживала гнев. Мужчина обрадовался не тому, что с ним заговорила такая роскошная женщина, а тому, что ему удалось обойти какое-то дурацкое суеверие… Это задело ее настолько, что она даже не позволила незнакомцу выказать свою благодарность.

Анна-Лиза быстро села в свой алый «фольксваген» и захлопнула за собой дверцу. Ну это надо же! Как этот тип мог позволить себе не обратить на нее внимания! И самое ужасное, что сама она обратила слишком много внимания на него!

Приезд домой и подготовка к ужину у Бетси заставили ее позабыть о неприятном инциденте. Но волей-неволей Анна-Лиза возвращалась к глазам цвета кофейных зерен. Вдевая в уши роскошные серьги с жемчужными каплями, Анна-Лиза думала о том, что в глубине тех загадочных глаз должно быть скрыто много интересного. Того, о чем она никогда не узнает… Впрочем, дались ей эти глаза… Сейчас она должна думать лишь о том, как расплатиться с долгами и удачно выйти замуж. Вот что для нее – задача номер один…

Зазвонил телефон. От неожиданности Анна-Лиза выронила сережку. Может быть, это Бетси, которая хочет рассказать ей какие-то новости насчет ужина? Анна-Лиза подняла сережку и потянулась к трубке.

– Анна-Лиза Вильсон, – церемонно представилась она.

– Анна-Лиза… – раздался в трубке взволнованный шепот. – Я думал, уже никогда тебя не услышу… Ты нарочно не подходишь к телефону?

Анна-Лиза потерла мочку уха. Вот только этого ей сейчас не хватало! Рика Милларда с его нытьем и плаксивой любовью, о которой ей уже тошно слышать!

Их роман с Риком Миллардом – молодым мужчиной, владельцем маленького ресторанчика «Хэппи блум» – закончился так же быстро, как начался. Какое-то время этот юный романтик возбуждал в Анне-Лизе любопытство, которое сопровождалось влечением. Но Рики-Тики-Тави, как называла его про себя Анна-Лиза, оказался слишком влюбчивым и горячим, и она быстро к нему остыла.

К несчастью, молодой человек отказывался верить в завершение их отношений. Поэтому он продолжал терроризировать Анну-Лизу бесконечными признаниями в любви и слезными мольбами вернуться. Она тихо сходила с ума от его звонков и не знала, что предпринять. Анна-Лиза не очень верила в любовь, поэтому Рик Миллард казался ей телефонным маньяком, которого следовало бы сдать в полицию.

Она досадливо поморщилась и покосилась на часы. На прием можно немного опоздать, но ведь ей еще нужно уложить волосы… Излияния Рика могли длиться часами. Если она не остановит его сейчас, он может решить, что Анна-Лиза вновь жаждет его видеть, и примчится к ее дому…

Настенные часы издавали неумолимое «тик-так».

– Послушай, Рик, – наконец-то решилась Анна-Лиза. – Во-первых, я думала, что мы уже давно решили этот вопрос. А во-вторых, я опаздываю и не могу тебя выслушать… Может быть, ты позвонишь мне как-нибудь в другой раз?

– Опаздываешь?! – истерично взвыл Рики-Тики, и Анна-Лиза поняла, что допустила промах. – И куда же ты опаздываешь?! На свидание?! Ты уже встречаешься с другим?! Я так и знал! Так и знал, что ты – жестокая женщина! Настоящая стерва!

– Спасибо за комплимент, – усмехнулась Анна-Лиза. Она никогда не считала слово «стерва» оскорбительным. Напротив, «стерва» – признак уверенности в себе и умения подчинить себе окружающих. А это, на ее взгляд, совсем не так уж плохо… – Послушай, Рик… Я действительно тороплюсь, но не на свидание. У меня деловой ужин. Мне не хочется скандалить с тобой, поэтому давай простимся, как друзья. Пока, Рик…

– Анна-Лиза! – не своим голосом завопил Рики-Тики-Тави. – Прошу тебя, Анна-Лиза!

Но Анна-Лиза уже запустила трубкой в мягкий диван. Она сама удивлялась своему терпению. Ей стоило послать Рики-Тики ко всем чертям сразу же, как только они расстались. Но нет – ей было жаль его, и она неизменно выслушивала его долгие сопливые излияния… Нет, правда, ей стоило быть жестче. В этом мире все не так просто. Как только ты позволишь себе дать слабину, тебя сразу же растопчут, как хрупкий полевой мак…



2

На прием Анна-Лиза все-таки опоздала. Но зато явилась во всем блеске своего очарования. Жемчужно-белое платье, отливающее зеленым, роскошные золотые серьги и колье, сладкий шлейф «Ангела», который тотчас же собрал за собой всех мужчин. Некоторых Анна-Лиза уже знала, а с некоторыми ей лишь предстояло познакомиться.

Бетси – для простых смертных Элизабет Элмор – постоянно устраивала в своем доме светские вечеринки. Во-первых, по натуре она была очень общительным человеком, а во-вторых… Бетси никогда и никому в этом бы не призналась, но она ужасно хотела выйти замуж. Бетси была на четыре года старше Анны-Лизы, но до сих пор никто не предлагал ей руки и сердца.

Нельзя сказать, чтобы она была некрасива: высокий лоб, темные, почти черные волосы, живые глаза. Но в ее манерах не было того лоска, того загадочного изящества, которые так нравятся мужчинам. В ее жизни было всего несколько романов, и все, увы, заканчивались неудачно. Это заставляло ее комплексовать и даже немного завидовать более успешной подруге, которая до сих пор не вышла замуж только потому, что отказывала многочисленным женихам. Правда, в отличие от Анны-Лизы, Бетси была достаточно богата, и ей незачем было искать себе мужа со средствами.

Увидев Анну-Лизу, Бетси восторженно всплеснула руками. Подруга была несказанно хороша в своем переливающемся платье и жемчужных украшениях. Бетси тотчас же оставила своего собеседника – молодого Энди Ноулса, которого тоже прочила в женихи Анне-Лизе – и поспешила ей навстречу. Краем глаза она заметила реакцию Ноулса. Она не слишком отличалась от обычного поведения мужчин, которые впервые видели Анну-Лизу. Рот Энди Ноулса приоткрылся, а в глазах блеснул восторженный огонек. Бетси улыбнулась. В ее улыбке была легкая досада, но все же она восхищалась подругой, которая могла очаровать любого мужчину, какого только пожелает.

К Анне-Лизе сложно было пробиться. Как только она вошла в просторный холл особняка Бетси, ее тут же окружило несколько мужчин. Один осыпал ее комплиментами, к которым Анна-Лиза привыкла, как человек привыкает с утра пить кофе, другой помогал ей раздеться, снимая с ее плеч короткую шубку из голубого песца, третий просто стоял рядом, любуясь ею, вдыхая сладкий женственный аромат ее духов. Бетси не переставала удивляться поведению подруги с мужчинами: она была настолько уверена в себе, что не чувствовала ни малейшего дискомфорта. Казалось, она не замечает ни комплиментов, ни ухаживаний.

– Анна-Лиза! – позвала ее Бетси, и мужчины расступились, предоставляя Анне-Лизе возможность подойти к подруге и обменяться с ней коротким поцелуем.

– Бетси! Похоже, сегодня ты превзошла саму себя. Такого количества гостей у тебя никогда не было.

– А качество… – многозначительно шепнула ей Бетси. – Правда, главный гость еще не приехал. Дела задержали…

– Ты имеешь в виду своего негра? – равнодушно поинтересовалась Анна-Лиза.

– Африканца… Не знаю, что он за человек, но, говорят, состояние у него – обомлеешь…

Анна-Лиза криво усмехнулась. Бетси Элмор не нужно было думать о состоянии этого камерунского предпринимателя. Ей вообще не нужно было думать о деньгах. Однако подруга подыскивала ей жениха с таким жаром, как будто ей самой нужны были деньги…

Иногда Анне-Лизе становилось тошно от своего практицизма. Но совесть переставала мучить ее сразу же, как только она вспоминала, кем была когда-то. Гадким утенком, дурнушкой, которую мужчины не замечали, а если и замечали, то одаривали лишь презрительным взглядом. Они не способны любить – Анна-Лиза знала это наверняка. О каких искренних чувствах может идти речь, когда в тебе ценят лишь внешность, что бы при этом ни говорили? Эта мысль, прочно засевшая в мозгу Анны-Лизы, подталкивала ее к тому, чтобы искать в отношениях не чувства, а выгоду. Говорят, за все нужно платить. Так пусть мужчины платят за то, какой они хотят ее видеть. Пусть платят за ее красоту…

Бетси представила ей Энди Ноулса и Дэви Морчейла. Энди оказался довольно приятным молодым мужчиной. Он сразу попал в сети Анны-Лизы, но был слишком настойчивым для того, чтобы она прониклась к нему симпатией. К тому же Энди показался ей ветреным мужчиной, с таким вряд ли стоило рассчитывать на что-то серьезное.

Дэви Морчейл был слишком стар и изрядно брюзглив. Он брызгал слюной и пытался показать себя остроумным, что получалось у него скверно. Нет уж, если Анна-Лиза продаст себя, то сделает это красиво. Выходить за брюзжащего старика ей не хотелось даже из-за его ювелирных салонов…

Позевывая и попивая розовое шампанское, Анна-Лиза выслушивала нудный рассказ Морчейла о том, каким предприимчивым молодым человеком он был тридцать лет назад. Ей порядком надоела его болтовня, но она никак не могла отделаться от этого прилипалы. Приезд камерунского торговца красным деревом, о котором Бетси прожужжала ей все уши, оказался весьма кстати. Теперь Анна-Лиза могла вежливо объяснить Морчейлу, что ей нужно поздороваться с новым гостем.

Пийя Апонча стал, что называется, «гвоздем программы». Во-первых, он опоздал, и это привлекло к нему двойное внимание со стороны собравшихся. Во-вторых, Бетси рассказывала о нем не только Анне-Лизе. В-третьих, он был сказочно богат даже по меркам обеспеченных людей, собравшихся у Бетси. В-четвертых, его роскошное алое одеяние изумительно смотрелось на коже цвета горького шоколада. Именно горького шоколада, заметила про себя Анна-Лиза. По африканским меркам он, должно быть, был красавцем, но и местные белокожие дамы, присутствующие на ужине, не обошли его своим вниманием. Анна-Лиза отметила, что он весьма привлекателен – блестящие черешневые глаза на фоне белоснежных белков, крепкое мускулистое тело и красивый полный рот. Правда, он был не в ее вкусе… А жаль. Ведь ей, возможно, придется выйти за него замуж…

Анна-Лиза дождалась момента, когда столпотворение вокруг Пийи рассеялось, а охи и вздохи смолкли. Женщины, стоящие рядом с ним, ее совершенно не пугали. Она не видела соперниц ни в Хэрриэт Маггон, ни в Мэйзи Лоус, ни в Доре Шэпвиль. Анна-Лиза знала – все они померкнут на ее фоне, когда Пийя увидит ее…

Она не ошиблась. И без того круглые глаза Пийи округлились еще больше, когда ее величество Анна-Лиза снизошла до него. Он не смог вымолвить ни слова, хоть, по уверениям Бетси, превосходно владел английским. Но Анна-Лиза помогла ему справиться с растерянностью.

– Добро пожаловать в наши края, – ослепительно улыбнулась она камерунцу. – Я слышала, вы приехали издалека?

– О да, да… – закивал головой Пийя. – Очень издалека…

Анна-Лиза непринужденно взяла его под локоть и, не обращая никакого внимания на раздосадованные взгляды Хэрриэт, Мэйзи и Доры, повела его к столу. Пийя поддался, околдованный ее чарами. На эту пару, торжественно шествующую по залу, смотрели с завистью не только мужчины, но и женщины. В зале повисла странная тишина. Анна-Лиза хорошо понимала, что это очередной ее триумф. Пусть у нее нет денег, но у нее есть то, чему может позавидовать любая богачка: красота и неподражаемый шарм…

Небрежным жестом она плеснула шампанского в бокал и с улыбкой протянула его Пийе.

– Обожаю розовое шампанское… Я хочу выпить за вас и за долгий путь, который вы преодолели, чтобы попасть в наши холодные края…

Тост прозвучал пафосно, но Пийя был польщен. Анна-Лиза сделала его героем, преодолевшим массу трудностей, переплывшим моря и океаны, чтобы попасть сюда и увидеть ее. Он почувствовал себя героем африканских сказок. Анна-Лиза добилась своей цели. Пийя улыбнулся ей в ответ и поднял бокал.

– За вас, красавица, – произнес он и выпил шампанское.

Теперь Анна-Лиза могла быть уверена, что он никуда от нее не денется. Камерунский гость был очарован и сражен прекрасной незнакомкой. Правда, незнакомкой Анна-Лиза оставалась недолго – Пийя Апонча допил шампанское и тотчас же поинтересовался именем своей спутницы.

– Анна-Лиза, – загадочно улыбаясь, ответила она.

Пийя нашел его очень красивым. Он поцеловал руку Анны-Лизы и заявил, что никогда в жизни не видел такой прекрасной женщины.

– Но разве у вас на родине нет красавиц? – кокетливо поинтересовалась Анна-Лиза, заранее зная, каков будет ответ.

– Канешна, есть… Но такая, как вы, – один…

Анна-Лиза сделала вид, что смущена предпочтением, которое отдает ей Пийя. Она начала расспрашивать его о родине, и Пийя оживился. Правда, он по-прежнему чувствовал себя неловко рядом с такой красавицей, но с каждой минутой его неловкость улетучивалась.

Пийя показался Анне-Лизе скучноватым мужчиной. Она ожидала жаркого темперамента и эмоций, но вместо этого увидела молчаливость и некую скованность. Конечно, до брюзжащего Дэви Морчейла ему было далеко, но все же Анна-Лиза чувствовала себя разочарованной.

Однако вскоре ужин, который начал казаться Анне-Лизе скучным, оживился. Правда, если бы Анна-Лиза знала, что скука развеется именно так, то предпочла бы поскучать до конца приема…

Пийя Апонча оказался не единственным человеком, который опоздал на прием к Бетси. Это Анна-Лиза поняла, когда увидела очередного гостя, небрежной походкой пересекающего зал. Вначале она увидела лишь широкие рукава чудной рубашки золотисто-коричневого цвета, но, приглядевшись, узнала ее хозяина. Это был тот самый суеверный парень, который так боялся тринадцатого числа. Но что он делает у Бетси?!

Анна-Лиза удивлялась самой себе. При виде этого странного незнакомца ее сердце бешено забилось. Удивительно, она обменялась с ним всего лишь парой фраз, а чувствует себя так, будто он ее хороший знакомый или… бывший, но до сих пор желанный любовник… Ей вдруг захотелось бросить Апонча и метнуться на встречу этому мужчине, чтобы… Да, одернула себя Анна-Лиза, вот именно… Что она сделает, о чем будет говорить с ним? И вообще, на кой черт ей сдался мужчина, который даже не потрудился ей улыбнуться?!

Она уговаривала себя отвести от него взгляд, но упрямые глаза скользили по коричневой рубашке, расшитой золотистыми треугольниками, и упирались в распахнутый ворот, где на смуглой коже красовался серебряный медальон. Анна-Лиза чувствовала, что этот странный человек пробудил в ней нечто такое, что долгое время послушно дремало в ее душе. И теперь это «нечто» будет очень сложно усыпить вновь…

Ей казалось, что этот мужчина окружен аурой секса и желания, и ей хотелось его… Безудержно, неумолимо хотелось… Если бы он смотрел на нее как на роскошную женщину, она без труда утолила бы свое желание. Но этот мужчина не был похож на тех, с кем привыкла общаться Анна Лиза. Может быть, поэтому ее так к нему тянуло?

Пийя Апонча догадался, что внимание Анны-Лизы занято кем-то другим. Ее глаза влажно блестели и были устремлены в противоположное от Апонча направление. Он понял, что она не слышит его, и попытался привлечь ее внимание тостом, который казался ему особенно забавным:

– За красивых женщин Америка… – Он сверкнул белоснежными зубами и протянул ей бокал.

Анна-Лиза заставила себя оторвать взгляд от незнакомца и повернулась к Пийе.

– За женщин, – поправила она его. – Всех женщин. В независимости от того, красивы они или нет.

Она старалась не подать вида, что ей скучно, но все ее мысли вертелись вокруг незнакомца, так неожиданно появившегося на приеме у Бетси. Наблюдая за ним краем глаза, Анна-Лиза с досадой заметила, что вокруг него уже крутятся Дора Шэпвиль и Хэрриэт Маггон. Эти пустышки не могли быть ей соперницами, когда дело касалось Пийи или Энди Ноулса. Но этот загадочный незнакомец, равнодушный к ее чарам, вполне мог предпочесть кого-нибудь из них… Ей хотелось как-нибудь избавиться от Пийи, хотя бы на время, и она попыталась найти глазами Бетси, испарившуюся в самый неподходящий момент.

Но, к удивлению Анны-Лизы, мужчина вскоре оставил Дору и Хэрриэт и направился в их с Пийей сторону. Значит, он все-таки запомнил ее и решил подойти, чтобы поприветствовать… Решив отомстить ему за равнодушие на автомобильной стоянке, Анна-Лиза сделала вид, что не замечает его и увлечена разговором со своим темнокожим спутником.

Но мужчина шел не к ней. Он поздоровался с Пийей и поинтересовался у него, удачно ли прошли переговоры с «Рокуэлл».

– Карашо, – улыбнулся Пийя. – Всегда карашо. Встречать красивый девушка, – повернулся он к Анне-Лизе. – Анна-Лиза.

– Дарэн Вэнхорн, – равнодушно кивнул мужчина. – Похоже, мы где-то встречались…

Похоже?! Анна-Лиза была в ярости, хоть и старалась держать себя в руках. Таких, как она, не забывают! С такими, как она, разговаривают совершенно по-другому! Да что он себе думает, в конце-то концов! Она рассеяно улыбнулась, делая вид, что ей абсолютно все равно, что бормочет это пугало в золотистой рубашке, и произнесла:

– Возможно… У меня плохая память на лица. К тому же вокруг меня всегда вращается столько мужчин, что всех не упомнишь…

Дарэн Вэнхорн улыбнулся краешком губ. Анна-Лиза почувствовала, что в его улыбке сквозит легкое презрение. Это задело ее еще сильнее. Но вместе с тем заинтриговало. Почему он так к ней относится?! Почему не замечает?!

Пожалуй, это первый мужчина, чьего внимания она жаждала так сильно. И не только внимания… Глядя в эти блестящие глаза цвета кофейных зерен, на эту обнаженную грудь с серебряным медальоном, Анна-Лиза чувствовала, как внутри нее огненным шаром мечется желание…

Дарэн смотрел на нее так, как будто догадывался, что происходит внутри нее. Или это всего лишь фантазии Анны-Лизы?

Хорошо, что она давным-давно разучилась краснеть и смущаться. Вот только осталась дурацкая привычка теребить мочку уха… Анна-Лиза отдернула руку от уха и повернулась к Пийе. Пусть этот Дарэн Вэнхорн не думает, что он хоть сколько-нибудь ей интересен.

– Может, еще шампанского? – предложила она камерунцу. – Я чувствую такую жажду, что ее не сможет утолить даже река…

Пийя посмотрел на нее таким выразительным взглядом, что Анна-Лиза поняла – он хочет быть этой рекой…

– Можно мне вина? – поинтересовался Дарэн у Пийи.

Пийя кивнул и разлил по бокалам вино и шампанское.

– За встреча, – торжественно произнес он. – За наша встреча…

Анна-Лиза поняла, что этот тост адресован больше ей, чем Дарэну, но Дарэн, очевидно, этого не понял. Он направил свой бокал в сторону бокалов Анны-Лизы и Пийи с такой силой, что хрусталь едва не треснул от удара… И красное вино из бокала Дарэна в мгновение ока оказалось на белом платье Анны-Лизы…

Какое-то время она смотрела то на Дарэна, то на пятно, а потом, когда да нее наконец-то дошло, что дорогое вечернее платье испорчено, она возмущенно воскликнула:

– Боже мой! Что вы наделали, мистер Вэнхорн! Теперь мне придется ехать домой, чтобы переодеться…

Она посмотрела на Дарэна почти с ненавистью. И дело было даже не в платье, которое он испортил, а в том, что он так и не увидел в ней женщину…

Дарэн поймал ее взгляд. Разве можно так злиться из-за какого-то платья?! Да эта акула проглотит его сейчас со всеми потрохами! И что только в ней находят мужчины?! Противная избалованная девчонка, все мысли которой крутятся вокруг шмоток и побрякушек! Дарэн всегда ненавидел таких. Что и говорить о том, что эта дамочка вызвала в нем особенное отвращение…

Вначале он даже хотел извиниться перед ней, но теперь, увидев ее взгляд, исполненный ненависти, Дарэн передумал.

– Со всяким бывает, – криво усмехнулся он. – И потом, это всего лишь платье…

– Всего лишь платье?! – Анна-Лиза окончательно вышла из себя. Этот парень абсолютно не умеет себя вести! Он мог хотя бы извиниться, но даже этого не сделал! – Это всего лишь ваши дурные манеры! Вместо того чтобы загладить свою вину, вы мне хамите!

В глазах Дарэна сверкнул недобрый огонек. Эта капризная девчонка хочет войны – она ее получит!

– И как вы хотите, чтобы я «загладил вину»? Отдать вам свой костюм? Пожалуйста… Раздевайтесь.

Анна-Лиза опешила от такой наглости. Она уже хотела высказать этому наглецу все, что о нем думает, но в их спор вмешался Пийя.

– Платье – мелочь, – улыбнулся он Анне-Лизе. Он наклонился и поцеловал ее руку. – Такой красавица достойна много платье… Через полчаса у тебя будет новый платья. Еще красивый…

Анна-Лиза благодарно взглянула на своего африканского спасителя, но тут же осеклась. Может ли она принять от него такой подарок? Они ведь почти не знакомы…

– Нет-нет… – поспешила возразить она. – Я заеду домой и переоденусь. А потом снова вернусь к вам…

– Никогда! – горячо запротестовал Пийя. – Не отпускать вас ни за что! Платье будет скоро…

Он поспешно извлек из складок одеяния телефон и, набрав нужный номер, затараторил что-то на своем языке. Анна-Лиза окончательно растерялась. Видимо, ей придется принять подарок от настойчивого камерунца. А, с другой стороны, чего ради она должна отказываться? И потом, пусть Дарэн Вэнхорн поучится хорошим манерам у этого очаровательного африканца…

Краем глаза она покосилась на Дарэна. Он, как ни в чем не бывало, стоял, прислонившись к столику, и допивал остатки злосчастного вина из бокала. Анна-Лиза с трудом подавила в себе гнев. Ему все нипочем!



Пока Пийя отдавал распоряжения насчет платья, к ним подошла Бетси.

– Что у вас случилось? – полушепотом спросила она у Анны-Лизы. – На вас все косятся…

– Спроси у него, – раздраженно бросила Анна-Лиза и кивнула в сторону Дарэна.

Тот по-прежнему цедил остатки вина и излучал непроницаемое спокойствие. Услышав фразу Анны-Лизы, он небрежно пожал плечами.

– Всего лишь несколько капель вина на платье этой мисс…

– Несколько капель?! – Анна-Лиза выразительно посмотрела на Бетси. – Огромное пятно!

Бетси взглянула на пятно. Оно было внушительным. Бетси огорченно покачала головой и погрозила пальцем Вэнхорну.

– Молодой человек, – начала она назидательным тоном, – мне казалось, что гости, приглашенные мистером Апонча, будут вести себя прилично…

– Да что вы на меня накинулись?! – Анна-Лиза не без удовлетворения заметила, что Дарэн все-таки вышел из себя. – Подумаешь, платье!

Разгоревшийся спор в очередной раз погасил Пийя.

– Платье будет скоро у Анна-Лиза, – сладко улыбнулся он. – Беспокойства не стоит…

Инцидент был практически исчерпан. Бетси отвела Анну-Лизу в комнату для того, чтобы та сняла с себя испачканное платье.

– Побудь здесь. Выпей шампанского, успокойся, – посоветовала подруге Бетси. – В конце концов, этот парень тебе даже помог. Апонча заинтересовался тобой настолько, что посылает слуг за новым платьем… По-моему, ты именно этого добивалась. Разве нет?

Анна-Лиза кивнула. Но мысли ее были заняты не благородством камерунца, а поведением Дарэна Вэнхорна. Этот парень вызвал в ней настоящую бурю эмоций…

– Кто он? – поинтересовалась она у Бетси.

– Кто – Апонча? – Бетси удивленно взмахнула руками. – Я же говорила тебе… Он…

– Да не Апонча, Бетси. – Анна-Лиза нервно потянула за молнию, и та чуть не сломалась. Бетси подошла к подруге и помогла ей снять платье. – Этот Дарэн Вэнхорн, хам, который полил меня вином?

Бетси пожала плечами.

– Честно говоря, не знаю… Его пригласил Пийя. Похоже, у них какие-то дела… Или он просто его знакомый… Не знаю, Анна-Лиза. Да и что тебе думать о нем? Подумаешь, платье испачкал… Апонча подарит тебе много платьев, – улыбнулась она.

Анна-Лиза слабо улыбнулась в ответ. Возможно, Апонча подарит ей много платьев, но почему-то думает она не о нем…

Платье прибыло неожиданно быстро. Как будто Апонча заказал его с помощью волшебной палочки. Анна-Лиза не успела допить очередной бокал шампанского, как в комнату к ней постучала горничная Бетси с огромной коробкой в руках.

Любопытство, владевшее Анной-Лизой, не позволило ей медлить. Она поспешно развязала банты и извлекла из коробки роскошное бордовое платье, сшитое из атласа и панбархата.

– Боже, какое чудо! – не удержавшись, воскликнула она и тут же примерила платье. Оно оказалось ей впору, как будто Апонча знал, какой размер она носит.

Но в большой коробке было не только платье. На дне ее лежал черный бархатный футляр, который Анна-Лиза заметила лишь тогда, когда вытащила платье. Она тут же открыла футляр. Перед ее восхищенным взглядом предстало потрясающее золотое колье, украшенное рубинами, и серьги.

Анна-Лиза замерла, потрясенная увиденным. С ее слабостью к драгоценностям это был слишком большой соблазн. Но она не могла принять этот роскошный подарок! Платье – еще куда ни шло, но дорогие украшения… Нет, она не может позволить себе взять это… Ну разве только примерить…

Анна-Лиза не устояла перед искушением. Она сняла жемчуг и надела колье с рубинами. Из глубины зеркала на нее смотрела роковая женщина, похитительница мужских сердец. Анна-Лиза вздохнула и коснулась пальцами холодных камней. На секунду ей даже показалось, что они ожили и запылали. Но она поняла, что это – лишь игра ее воображения.

Она собралась было снять колье, но потом подумала, что совсем необязательно отказываться от него прямо сейчас. Ведь она может надеть подарок в знак уважения к африканскому гостю, объяснив ему, что после ужина колье и серьги будут возвращены владельцу…

Этот ход показался ей разумным и дипломатичным. Так она убьет сразу двух зайцев: и не обидит Пийю, и не останется у него в долгу. А заодно и покрасуется в роскошных драгоценностях…

Анна-Лиза улыбнулась своему отражению. Как ловко она придумала!

В зале ее ожидали восторженные рукоплескания Пийи и Бетси.

– Чудо, как хороша! – искренне восхитилась ею подруга.

Пийя не сводил с нее влюбленного взгляда, и Анна-Лиза поняла, что завладела его сердцем окончательно и бесповоротно. Однако ей не терпелось покрасоваться в новом платье перед Дарэном Вэнхорном. Она пробежалась взглядом по залу и наконец-то нашла его. К ее величайшей досаде, он стоял и мило беседовал о чем-то с Дорой Шэпвиль. Анна-Лиза даже губу закусила: как он мог предпочесть общество этой простушки Доры обществу ее, Анны-Лизы?!

Она осеклась, осознав, что ревнует совершенно незнакомого мужчину, который полчаса назад пролил ей на платье вино и даже не извинился… На что это похоже?! С чего бы это ей, самой шикарной женщине не только на приеме, но и во всем городе, ревновать какого-то проходимца?! Она так давно не испытывала подобных чувств, что удивлялась самой себе.

Чтобы заглушить раздражение и досаду, Анна-Лиза принялась во всю флиртовать с Пийей, и это ей с блеском удалось. Она бы не слишком удивилась, если бы Пийя сделал ей предложение этим вечером. Он смотрел на нее влюбленными глазами и то и дело старался будто невзначай коснуться рукой.

Анну-Лизу удивляло, что Пийя, который совсем недавно так красиво преподнес ей подарок, сейчас ухаживал за ней как-то коряво и неловко, будто и вовсе не умел ухаживать. Его ухаживания заключались исключительно в том, что он без конца повторял «красавица» и бросал на Анну-Лизу выразительные пылкие взгляды. Инициативу в разговоре ей пришлось взять на себя. В основном, она расспрашивала камерунца о его родной стране, ибо только на эту тему он мог говорить оживленно.

Анна-Лиза объяснила ему, что не может принять от него дорогие украшения. Так и быть, она примет платье – исключительно из уважения к Пийе, – но золотое колье и серьги с рубинами – это слишком обязывающий подарок. Может быть, в Африке женщины спокойно принимают в дар украшения, но в Америке все по-другому. Драгоценности женщинам дарят лишь те мужчины, с которыми их связывают любовные отношения…

Когда Анна-Лиза заговорила о любовных отношениях, глаза Пийи загорелись. Она не ошиблась, предположив, что Пийя уже втрескался в нее по уши…

– Любовь – карашо, очень карашо, – пылко заговорил Пийя. При этом он сжал руку Анны-Лизы так сильно и горячо, что ей немедленно захотелось ее вырвать. Но она не сделала этого, потому что в эту минуту на нее посмотрел Дарэн. Пусть видит, решила Анна-Лиза и позволила Пийе не только сжать ее руку, но и прильнуть к ней поцелуем. – Анна-Лиза не отказать мне в свидании? – заглянул ей в глаза Пийя.

В свидании? Анна-Лиза не знала, что отвечать. С одной стороны, Пийя не возбуждал в ней особого интереса. Разве что его миллионы… А с другой… Ведь именно ради этих миллионов она пришла на прием. И почти добилась своей цели… Ей ведь нужны деньги, роскошная жизнь, долгая молодость… А Пийя богат и, похоже, весьма щедр. С его богатством она заиграет, как ограненный бриллиант. И потом, Пийя – не брюзгливый старик и не молодой вертопрах. Сразу видно, что он – серьезный мужчина, способный по достоинству оценить красоту Анны-Лизы и беречь ее…

– Да… – ответила Анна-Лиза Пийе и самой себе. – Я не откажу вам в свидании, мистер Апонча…

И без того блестящие черешневые глаза Пийи загорелись еще сильнее. Он боялся услышать «нет». Анна-Лиза показалась ему дерзкой и загадочной женщиной, а такая всегда будет держать его в напряжении. Конечно, в жены ему стоило бы выбрать другую – покладистую, спокойную. Но кто же думает головой, когда речь идет о любви…

Эту волнительную для Пийи минуту прервали громкие крики, раздавшиеся из холла. Анна-Лиза похолодела. Этот истеричный голос был ей хорошо знаком. Не может быть! Только не…

Ее самые страшные подозрения оправдались, когда из холла выбежала испуганная Бетси. Не говоря ни слова, она схватила Анну-Лизу за руку и увлекла ее за собой, оставив Пийю в полном недоумении относительно происходящего.

– Это твой бывший друг! – взволнованно зашептала Бетси подруге, когда они отошли на безопасное расстояние. – Ты его еще очень смешно называла…

– Рики-Тики-Тави… Я догадалась… – Анна-Лиза потеребила мочку уха. – Он звонил мне перед тем, как я приехала сюда. Не думала, что у него хватит ума приехать к тебе. И потом, как он догадался?

– Тебе виднее, – покосилась на подругу Бетси. – Ты же знаешь влюбленных. Они все немного сумасшедшие… Он просил позвать тебя и обещал, что уйдет, как только тебя увидит. Весь вечер – одни неприятности… – раздраженно махнула она рукой. – Из-за тебя просто страсти кипят…

– Думаешь, это меня возбуждает? – грустно улыбнулась Анна-Лиза.

– Не знаю, – пожала плечами Бетси. На самом деле ей так хотелось, чтобы эти страсти кипели из-за нее… Но, увы, ей оставалось только решать проблемы Анны-Лизы, собирать мусор, выполнять грязную работу… Если бы она была такой же красивой и обаятельной, как ее подруга… – Ты сможешь его успокоить? – спросила она после недолгих раздумий.

– Постараюсь, – кивнула Анна-Лиза. – Надеюсь, ты займешь Пийю, пока я буду отсутствовать?

– А что мне еще остается? – вздохнула Бетси. – Иди к своему герою-любовнику. – Она легонько подтолкнула подругу в сторону холла. – Если ты не вернешься через пять минут, я подойду к вам…

– Спасибо, Бетси, – благодарно улыбнулась ей Анна-Лиза. – Что бы я без тебя делала…

Рики-Тики-Тави – красивый светловолосый парень с нежным, как у котенка, взглядом – был настроен решительно. Он сразу же заявил Анне-Лизе, что никуда без нее не уйдет.

– Собирайся, Анна-Лиза, – заявил он совершенно несвойственным ему тоном, – ты уйдешь отсюда вместе со мной.

Анна-Лиза опешила. Во-первых, ее не прельщала перспектива удалиться с приема вместе с Рики-Тики. Во-вторых, ей не хотелось, чтобы ее камерунский ухажер увидел ее «разборки» с бывшим любовником. Они что, сговорились?! Вначале Вэнхорн со своей наглостью и пролитым вином, теперь Рики-Тики… Какого черта?!

Но накричать на Рики она не могла. Закатить истерику для него было плевым делом. И вообще, в нем было слишком много женственного, чего Анна-Лиза не терпела в мужчинах… Жаль только, она не разглядела этого в самом начале их отношений…

– Рики, я прошу тебя, уходи, – умоляюще шепнула ему она. – Светский прием – не место для выяснения отношений. – Она огляделась по сторонам и увидела, что охранники глядят на их парочку с нескрываемым любопытством. Не хватало еще, чтобы сюда зашел кто-нибудь вроде Доры Шэпвиль или Хэрриэт Маггон, в злоязычии которых сомневаться не стоило. Эти трещотки не только расскажут о ее разговоре с Рики, но и приукрасят его массой подробностей. Анна-Лиза потерла мочку уха. – Ты же не хочешь опозорить меня перед гостями?

Но Рики, очевидно, было все равно, опозорится Анна-Лиза или нет. Он был неумолим и твердо стоял на своем. Или она уходит с ним по доброй воле, или он уведет ее силой… Или будет всю ночь стоять под дверями дома Бетси и петь серенады…

Чертов романтик! – выругалась про себя Анна-Лиза. Да этот Рики-Тики настоящий маньяк, одержимый любовной лихорадкой. И как ее только угораздило с ним связаться?! Как?!

– Давай поговорим дома… – решила она испробовать последнее средство. – После приема я могу заехать к тебе домой… – многозначительно улыбнулась она. Чтобы спасти положение, все средства были хороши. Но Рики-Тики-Тави не так-то просто было одурачить.

– Почему бы нам ни поехать ко мне прямо сейчас? – поинтересовался Рики не без ехидства. Он чувствовал, что Анна-Лиза зависит от него, и понимал, что сейчас она пытается выкрутиться из неловкой ситуации любыми способами. Какая же все-таки хитрая и коварная женщина его возлюбленная! Мог ли он подумать, что все закончится так, когда влюбился в нее?

– Сейчас это невозможно, – раздраженно ответила Анна-Лиза, чувствуя, что Рики разгадал ее хитрость.

– Но почему? Ты здесь не одна?

О нет! Только не это! Если Рики заподозрит, что у Анны-Лизы здесь свой интерес, – все пропало…

– Нет-нет… – поспешила оправдаться она. – Просто… это будет неприлично. И потом, мне не хочется обижать Бетси… А вот, кстати, и она…

Анна-Лиза не без облегчения заметила приближающуюся к ним Бетси. Пять минут, о которых они договаривались, уже давно истекли, и Бетси поспешила на выручку подруге. Рики-Тики казался ей очень привлекательным молодым человеком, и она совсем не понимала, почему Анна-Лиза к нему так сурова. Его серые глаза казались Бетси такими красивыми, полными нежности и мольбы. Казалось, их так просто наполнить светом – достаточно только подарить им любовь… Но Анна-Лиза, похоже, не способна была испытывать это чувство. Она так хочет удачно выйти замуж, что попросту забыла о любви…

Бетси невольно улыбнулась Рики. Он заметил сочувствие в ее глазах, и на душе у него немного потеплело.

– Ну что, вы так и не договорились? – со свойственной ей мягкостью спросила Бетси.

– Нет, – покачала головой Анна-Лиза. – Он хочет, чтобы я ушла с ним, и немедленно… Может, ты объяснишь ему, что это невозможно?

Бетси поняла, что ей вновь предстоит убрать за подругой мусор. Что ж, она уже привыкла к этой работе… Ей удалось остудить пыл Рики и уговорить его отложить разговор. На измученного Рики было больно смотреть. Попрощавшись с Бетси и извинившись перед ней за скандал, он поплелся к выходу, как побитый пес.

Из уст Анны-Лизы вырвался вздох облегчения.

– Ну наконец-то! Я думала, мы никогда от него не отделаемся!

Бетси осуждающе покосилась на подругу.

– Ты соблазняешь их для того, чтобы бросить? – криво усмехнувшись, поинтересовалась она.

– Нет, просто для самоутверждения, – ехидно ответила Анна-Лиза. – Чтение морали мне сейчас ни к чему. Кстати, Пийя ничего не заподозрил?

Бетси покачала головой. Анна-Лиза неисправима. Наверное, красивые люди способны любить по-настоящему только самих себя…

Анна-Лиза направилась в зал. Слава богу, что инцидент с Рики-Тики остался незамеченным… Внезапно она поймала на себе чей-то тяжелый взгляд. Этот взгляд обжег ее, доставил ей почти физический дискомфорт. Она обернулась.

В холле, за кипарисом, растущим в кадке, стоял Дарэн Вэнхорн. Он смотрел на нее не то с неприязнью, не то с презрением. Анна-Лиза поняла, что он стал свидетелем ее диалога с Рики-Тики, и ей стало не по себе. Наверное, Дарэн, как и Бетси, считает ее бессердечной эгоисткой. Впрочем, пусть считает… Почему она должна переживать из-за мнения мужчины, которого она знает совсем немного, да и то не с лучшей стороны?

Она выдержала его тяжелый взгляд и вошла в зал. На душе было как-то противно. Не то из-за Рики-Тики, не то из-за Дарэна, не то из-за всей ее чертовой жизни, которую она с такой легкостью меняет на деньги…

3

Дарэн Вэнхорн стоял среди снега и ледяных глыб, не без удовольствия созерцая законченную работу. Это, пожалуй, самый прекрасный момент – видеть результат того, над чем ты трудился столь долгое время. Теперь понятно, для чего он терпел холод и обморозил себе щеки. Теперь ясно, зачем он корпел с утюгом над ледяной корочкой и орудовал бензопилой… Ради того, чтобы создать такую красоту, стоило постараться… И теперь наступил миг его счастья. И вот он стоит и твердит, как гетевский Фауст: «Остановись мгновенье, ты прекрасно!». Правда, в отличие от Фауста, он не прибегал к помощи темных сил…

– Дарэн! – окликнул его рыжеволосый парень. Это был Билл Скеттон, который помогал ему создавать ледяную композицию. Без него Дарэн ни за что не справился бы с этой задачей. – Может, чашку кофе? Или чего-нибудь погорячее? – подмигнул он напарнику.

В руках у Скеттона был термос, в котором дымился кофе. Еще час назад Дарэну казалось, что он отдал бы все на свете за то, чтобы где-нибудь погреться. А теперь, когда он закончил работу, холод выпорхнул из тела, словно его вовсе там не было.

– Я бы не отказался от чего-нибудь покрепче, – подумав, ответил Дарэн. – Например, от стаканчика виски и… здорового куска курицы.

– Закинем наше обмундирование, и – айда к «Флиббу». Будет тебе и виски, и птица… Ты доволен? – кивнул Скеттон на композицию.

– Вполне. Мне кажется, нам еще ни разу не удавалось сделать нечто подобное…

– И спорить не буду, – улыбнулся Скеттон. – Может, в этом году мы выйдем на первое место?

– Кто знает. Боюсь даже загадывать… – Дарэн хотел было наклониться, чтобы собрать бензопилу и отвертки, но то, что он увидел, помешало ему осуществить задуманное. Девушка с фотоаппаратом, приближавшаяся к их скульптуре, поразительно напоминала ему кое-кого, о ком и вспоминать не хотелось…

Через несколько минут Дарэн понял, что зрение его не обмануло. Перед ним в коротенькой норковой шубке, в белых джинсах и черных мохнатых сапожках стояла Анна-Лиза собственной персоной.

Вначале Дарэн подумал о том, почему в такой мороз она так легко одета. А потом уже о том, какого черта она здесь делает. Он нахмурился. Ему захотелось поскорее уйти, остаться незамеченным, но, к сожалению, Билл уже обратил внимание на его замешательство.

– Какая красавица! – улыбнулся он Анне-Лизе. – Дарэн даже остолбенел, когда вас увидел…

Дарэну было недосуг объяснять приятелю, что остолбенел он совершенно по другой причине. Поэтому он быстро сложил инструменты в рюкзак и кивнул Скеттону:

– Пойдем к «Флиббу».

От Анны-Лизы не могла укрыться неприязнь, которую буквально излучал Дарэн. Она была удивлена, когда увидела его здесь, возле самой красивой ледяной скульптуры на всей выставке – композиции с Мефистофелем и Фаустом, подписывающим договор. Анна-Лиза и предположить не могла, что Дарэн занимается ледяной скульптурой…

Она могла лишь догадываться, отчего он так холоден с ней. Холоден, как эти прозрачные изваяния… Сейчас ей хотелось сказать что-то или сделать, чтобы удержать его. Ей хотелось заговорить с ним, но она не могла. Пожалуй, впервые за долгие годы она почувствовала неловкость и смущение…

На секунду ей даже показалось, что она стоит в школьной раздевалке и на нее презрительно смотрит Блэйк. Нет, этого не может быть – ведь теперь она красавица… Анне-Лизе удалось перебороть себя и все-таки заговорить с Дарэном.

– А я и не думала, что вы – один из творцов ледяной скульптуры… – дружелюбно произнесла она и, не дождавшись ответа, спросила: – Можно я тут пофотографирую?

Дарэн повесил рюкзак на спину и посмотрел на Анну-Лизу. Это ее «пофотографирую» и дурацкое, почти детское выражение на ее красивом лице заставили его взглянуть на нее по-другому. Сейчас она вышла из роли противной капризной девчонки, словно мягко очерченная фигура из куба льда.

Дарэн еще вчера почувствовал, что его тянет к ней, тянет против его воли. Тянет к ее красоте, к тому флеру смутного сладкого греха, который исходит от этой женщины. Тяга была скорее плотского характера, но, не исключено, что могла перейти в нечто большее… Может быть, поэтому он так старательно пытался избегать ее? Но она все же нашла узенькую тропинку к его душе, нашла, сама того не подозревая… В образе этой пушистой девочки в норковой шубке по-прежнему угадывалась порочная красавица, но теперь это не так бросалось в глаза…

С минуту поколебавшись, Дарэн решил дать слабинку. В конце концов, она не съест его. Вряд ли она умна, а глупые женщины не привлекают его, будь они хоть сто раз красивы…

– Пофотографируйте, – насмешливо ответил он. – И с чего это вам в голову пришла фантазия фотографировать ледяные скульптуры?

– Пришла фантазия? – усмехнулась Анна-Лиза. – Я занимаюсь фотографией уже пять лет. И два года – фотографией ледяной скульптуры.

Она расчехлила фотоаппарат и со знанием дела принялась выбирать ракурс. Дарэн по-настоящему удивился. Ему и в голову не могло прийти, что эта капризная девчонка хоть что-то смыслит в фотографии. А раз она занимается ледяной скульптурой, не исключено, что он даже знает ее фамилию.

– Я могу узнать вашу фамилию? – поинтересовался он у нее.

– Вильсон, – отступив на три шага от скульптуры, ответила Анна-Лиза. – А.-Л. Вильсон.

Билл Скеттон хлопнул себя по лбу.

– А.-Л. Вильсон! Ну конечно же! Я даже видел ваши фотографии на выставке. По-моему, отличная работа! Правда, они не заняли первого места, так же как и наши скульптуры…

Анна-Лиза повернулась к Скеттону и одарила его ослепительной улыбкой. Если бы Дарэн Вэнхорн относился к ней чуть теплее, он получил бы такую же…

– Кстати, а почему я не знаю ваших имен? – поинтересовалась она у Билла и Дарэна.

– Дарэн настоял на том, чтобы мы взяли что-то звучное и красивое, – объяснил ей Билл. – Поэтому он стал Снежным Барсом, а я – Йети.

Анна-Лиза расхохоталась. Что за фантазия! Но о Снежном Барсе и Йети она, безусловно, слышала. И даже видела кое-что из их творений. Но если раньше их работы казались любительскими, теперь они делали свое дело как настоящие профессионалы…

Она с уважением посмотрела на Дарэна. Какими все-таки странными путями ведет их порою жизнь… Еще вчера Анна-Лиза не могла и предположить, что человек, поливший ее платье вином, окажется одним из известных ледяных скульпторов…

Может быть, их общение с Дарэном Вэнхорном на этом и закончилось бы, но Билл, которого Анна-Лиза мгновенно очаровала, пригласил ее к «Флиббу» – в маленький ресторанчик, где Дарэн и его подмастерье часто отмечали успешное завершение работы. Анна-Лиза сразу же согласилась на предложение Билла. Во-первых, ее подогревал интерес к Дарэну, а во-вторых, она просто хотела развеяться. Одинокий вечер, который ей предстояло провести дома, ни капли ее не радовал, а заняться отснятой пленкой она могла и завтра…


«Флибб» оказался очень милым и уютным заведением. Он был довольно скромным по сравнению с теми местами, которые привыкла посещать Анна-Лиза, но это придавало ему определенное очарование. Ресторанчик был отделан в красных и синих тонах – Анна-Лиза сразу же вспомнила цвета одежды, которая была на Дарэне, когда она впервые его увидела.

Раньше ей казалось, что красный и синий не могут сочетаться друг с другом. Но теперь она готова была пересмотреть свое мнение… Сегодня Дарэн был одет довольно просто – на нем был толстый вязаный свитер шоколадного цвета и утепленные черные брюки. Выглядел он как альпинист, только что спустившийся с гор, но это даже нравилось Анне-Лизе.

Ей вообще начинало нравиться все, что имело отношение к Дарэну: его одежда, его работа, ресторанчик, в котором он, судя по всему, был завсегдатаем, его приятель и напарник Билл. Теперь Анне-Лизе начало казаться, что от Дарэна исходит не только сексуальная энергия – его окружает какая-то особенная аура. Он был глубоким человеком, и женщине, которая собралась бы его завоевать, нужно было очень постараться. Но Анна-Лиза не собиралась. Ведь у нее были совершенно другие планы… Однако в ближайшем будущем она хотела только одного: хорошо провести время в приятной компании…

Они присели за небольшой столик, рассчитанный на три персоны. Сиденья были обиты красной материей, а круглый стол с пузатыми ножками покрыт синей скатертью. Официант, молодой человек в синих брюках и красной рубашке, принес им меню. Спутники Анны-Лизы были, по всей видимости, очень голодными, поэтому вместе набросились на книжку в кожаном переплете. Между ними завязалась шутливая перепалка:

– А ну отдай, я первый взял! – закричал Дарэн.

– Нет, я первый! – не уступал Билл Скеттон.

– Нет, я! – Дарэн потянул на себя меню.

– Нет уж, позволь мне! – Билл изо всех сил дернул меню, а Дарэн в этот момент резко отпустил книжку.

Стул под Биллом закачался. Несколько секунд незадачливый боец пытался удержать равновесие на качающемся стуле, но это ему не удалось. Стул рухнул на пол, и Билл вместе с ним. Его падение сопровождалось дружным хохотом Анны-Лизы и Дарэна.

Билл приподнялся и обиженно посмотрел на своих спутников.

– Чего смешного, хотел бы я знать? Все ты, Дарэн! А вы, мисс Вильсон, – шутливо укорил он смеющуюся Анну-Лизу, – туда же… С Дарэна взятки гладки. Он просто идиот… Но вы могли бы пожалеть несчастного…

Анна-Лиза продолжала хохотать, как девчонка. Дарэн, не сводя с нее глаз, протянул руку Биллу. Ему показалось, что именно сейчас эта девушка была настоящей – веселой, искренней и действительно красивой. В этот момент его влекло к Анне-Лизе особенно сильно. Дарэн чувствовал такое желание, какого давно уже не испытывал ни к одной из представительниц прекрасного пола. Наваждение какое-то… А ведь он ее почти не знает… Впрочем, как говорил кто-то из его приятелей, для того чтобы хотеть женщину, совсем необязательно ее знать… Но Дарэн всегда считал это утверждение спорным.

– Как дети малые! – воскликнула Анна-Лиза, когда Билл поднялся с пола и снова сел за стол. – И часто вы так развлекаетесь?

– Только когда голодные, – улыбнулся ей Дарэн.

Она заметила, что его голос стал мягче и теплее. Анна-Лиза улыбнулась про себя – она определенно делает успехи… Смешно… Когда она действительно пыталась понравиться Дарэну, он был к ней абсолютно равнодушен. А теперь, когда она общается с ним запросто, как с приятелем, он смотрит на нее с интересом… Воистину загадочная душа, усмехнулась про себя Анна-Лиза.

– Весь день на морозе и без еды, – добавил Дарэн, – удовольствие ниже среднего…

– Но зато – каков результат, – улыбнулась Анна-Лиза, вспомнив ледяную композицию. – Кстати, как вы назвали свое творение? – поинтересовалась она.

– Коротко и просто: «Договор», – ответил Дарэн без тени тщеславия. Анна-Лиза заметила, что Дарэн гордится своей работой, но при этом не пытается изображать непризнанного гения. Ей это нравилось. Анна-Лиза не любила хвастливых мужчин. Они только и делают, что болтают о своих суперспособностях, которые, если где-то и есть, то только в их воображении… – И как вам наша композиция? – поинтересовался он у Анны-Лизы.

Ей показалось, что этот вопрос был задан не из праздного любопытства. Он доверял мнению Анны-Лизы, и это ей льстило. Но она не стала бы ему лгать, если бы скульптура ей не понравилась – этот человек хотел услышать не похвалу, а истину.

– По-моему, она прекрасна, – ответила Анна-Лиза.

– Честно? – На лице Дарэна появилось какое-то детское выражение.

– Честно, – улыбнулась Анна-Лиза. – Уж вам-то я точно льстить не буду.

Дарэн, пользуясь тем, что Билл рассматривал меню, придвинулся к Анне-Лизе и прошептал ей в самое ухо:

– Вы сердитесь на меня за вчерашнее?

Его глуховатый шепот отдался в теле Анны-Лизы почти болезненным желанием. Интересно, он делает это нарочно или просто так? Она стиснула зубы. Так сильно она не хотела мужчину уже давно. Год, два, а может, и больше… А может, и вообще никогда… Это желание заставляло ее сердце замирать, а тело – раскаляться, как песок, нагретый солнцем… Ей было страшно даже повернуться к Дарэну. Она слышит его шепот и сгорает от страсти. Что же будет, когда она увидит его?!

Наверное, Дарэн не догадывается, как сильно она его хочет… А если бы догадался, то счел бы ее сумасшедшей, одержимой… Как можно изнывать от страсти к мужчине, которого знаешь всего один день?

Анна-Лиза усилием воли заставила себя улыбнуться и ответить:

– Почти не сержусь… Но…

– Извинения бы не помешали, – закончил за нее Дарэн. – Я вел себя по-хамски, знаю. Иногда я бываю страшным грубияном. Прошу прощения, Анна-Лиза. Надеюсь, инцидент исчерпан?

– Пожалуй, да…

Ей хотелось как можно скорее избавиться от его шепота, все еще заполнявшего уши, и от томительно желания, до сих пор судорогой сводящего ее тело. Поэтому она решила вернуть в компанию Билла, который пустился в долгие странствия по кулинарным лабиринтам меню.

– Э-эй, мистер Скеттон, – позвала она Билла. – Вы меню изучаете или философский трактат?

Билл оторвался от меню и смущенно улыбнулся.

– Выбирать всегда сложно.

– Не спорю, – улыбнулась Анна-Лиза. – Но все же выбор – это прекрасно!

– Дай сюда, – ворчливо пробормотал Дарэн и забрал у Билла меню. – Пока вы рассуждаете о выборе, я сделаю свой. – Он бегло проглядел несколько страниц и захлопнул книгу.

– Уже все? – удивленно покосилась на него Анна-Лиза.

– Все. Это Билли может часами колдовать над страницами этой мудрой книги. А я всегда знаю, чего хочу… – улыбнулся он с чувством собственного превосходства.

– Ага, – скептически покосился на него Билл. – Я тоже знаю, чего ты хочешь… Но так и не попробуешь, потому что в меню это блюдо пронумеровано тринадцатым…

– И что же это? – полюбопытствовала Анна-Лиза. Суеверность Дарэна ужасно ее забавляла.

– Пирожное «мокко», – грустно улыбнулся Дарэн. – Мне всегда хотелось полакомиться им на десерт. Но… не судьба.

– Дарэн у нас сладкоежка, – добавил Билл. – И еще – ужасно суеверный тип. Он наложил табу на «несчастливое» число и ни за что не изменит своему правилу…

– Это мое право, – холодно ответил Дарэн.

Анне-Лизе показалось, что эта фраза была адресована ей, а не Биллу. Хотя она ни слова не сказала о злополучном числе «тринадцать». А ей было что сказать… И все-таки Дарэн обратил на нее внимание еще тогда, на стоянке автомобилей. Только почему-то не подал виду… Почему, хотела бы она знать?

Официант принес их заказ довольно быстро. Как объяснил Дарэн, «Флибб» всегда отличался быстротой и качеством обслуживания. Билл и Дарэн сразу же набросились на еду, а Анна-Лиза лишь ковыряла вилкой в тарелке с салатом. Есть совершенно не хотелось, и даже вид любимого салата с куриной грудкой не вызывал аппетита. Ее беспокоила мысль о предстоящем свидании с Пийей…

Но Дарэн и Билл быстро расправились с едой и вырвали Анну-Лизу из грустных раздумий. Они наперебой принялись рассказывать ей о смешных происшествиях, которыми сопровождалась их «ледяная» деятельность.

Однажды Билл слишком переусердствовал с утюгом – он использовался для того, чтобы слегка растопить лед и придать ему определенную форму – и стер у статуи нос. А в другой раз отличился Дарэн. Он делал драпировку на задней части фигуры, но выполнил ее неудачно. Складка, которая располагалась чуть ниже спины, напоминала нечто, тоже находящееся ниже спины, но под одеждой…

Настроение у Анны-Лизы сразу же исправилось. Она от души хохотала, слушая о неудачах, случавшихся со скульпторами. Билл, то и дело подливавший всем выпивку, умудрился захмелеть раньше всех. Дарэн предугадал этот казус и попытался предостеречь напарника. Но его советы и увещевания оказались бесполезны. Вскоре Билл совершенно опьянел и отправился в уборную, чтобы немного освежиться.

– Это может случиться с каждым, – оправдал напарника Дарэн. – Парнишка просто не умеет пить.

– Понимаю, – улыбнулась Анна-Лиза. Она и сама немного захмелела от выпитого вина. – Ему это простительно. В конце концов, сегодня вы закончили работу…

Дарэн посмотрел на нее внимательно, испытующе, словно учитель, который не вполне доверяет своему ученику и хочет подвергнуть того очередному испытанию. Глаза цвета кофейных зерен загадочно блеснули. Если это был вызов, Анна-Лиза готова была принять его с гладиаторским бесстрашием. Рядом с Дарэном она постоянно ощущала себя на мушке заряженного пистолета. Он пробуждал в ней то гнев, то бесшабашное веселье, то желание, которое огненным шаром жгло ее изнутри… Рядом с этим мужчиной она не могла чувствовать себя спокойно. Это и нравилось ей, и не нравилось одновременно. Кто он такой, чтобы так просто взять и перевернуть ее душу?

Глаза Анны-Лизы дерзко сверкнули. Ее взгляд дал понять Дарэну, что она ответит на любой его вопрос, обойдет любые силки. Но Дарэн не собирался расставлять ей сети. Во всяком случае, пока…

– Почему вы занялись фотографией ледяной скульптуры? – поинтересовался он.

Дарэну казалось странным, что девушка с ее образом жизни занимается этим искусством. И потом, должна же быть какая-то причина… Едва ли это обычная прихоть. Ведь Анна-Лиза занимается этим уже два года… Дарэн вспомнил, как она с толком и расстановкой обошла скульптуру, выбрала ракурс и сфотографировала их творение. У нее определенно был опыт в такого рода делах…

– Почему? – На лице Анны-Лизы отразилась растерянность, которая не укрылась от глаз Дарэна. Почему такой простой вопрос поверг ее в замешательство? – Потому что я… – Анна-Лиза снова замолкла. В зеленых глазах было замешательство. Неужели она стесняется говорить об этом?

– Вы… – настойчиво продолжил он. Теперь ему очень хотелось получить ответ на свой вопрос.

Анна-Лиза поняла, что от Дарэна не так-то просто избавиться. Ей не хотелось говорить правду – это было слишком сложно и очень лично. Но ведь Дарэн – человек, с которым она, возможно, больше никогда не увидится. Почему бы и нет? Дарэн – неглупый мужчина. Может быть, он поймет ее?

– Это покажется странным… – начала она. Ее большой красиво очерченный рот не хотел улыбаться, но все же она улыбнулась. Дарэн заметил, насколько неестественной была ее улыбка. И еще он заметил, что пальцы Анны-Лизы постоянно теребят мочку уха. Она волнуется, догадался он. Выходит, все действительно непросто… – Я ужасно боюсь старости, – продолжила Анна-Лиза после недолгой паузы. – Со всеми ее последствиями… Боюсь ее разрушительной силы… Человек, увы, стареет некрасиво… А особенно женщина… Не знаю, почему, – ее пальцы словно приклеились к мочке уха, – но мне всегда казалось, что скульптуры изо льда похожи на женщин. Они прекрасны и, увы, недолговечны. Они растают с первым проблеском солнечных лучей, и их красота исчезнет. Ее не станет… – Анна-Лиза смотрела на Дарэна, но он понял, что ее взгляд устремлен сквозь него. – Но эту красоту можно запечатлеть на пленку, и она останется в веках. Эта мгновенная красота не умрет с первыми лучами солнца… Стареет все и всегда, ничто не бывает вечным. Но ледяная скульптура – это самое недолговечное, что я видела в своей жизни…

Анна-Лиза смолкла. В душе Дарэна всколыхнулось странное, непонятное чувство. Не жалость, нет. Может быть, сочувствие? Едва ли… А может быть, нежность к этой девушке, которая так трепетно относится к красоте и так глубоко способна почувствовать загадочность и мимолетность красоты ледяной скульптуры?

Похоже, сегодня он действительно открыл для себя другую Анну-Лизу. Вместо красивой пустышки, которую он видел вчера, перед ним сидела умная и чувственная женщина, которая умеет рассуждать, анализировать… Хотел ли Дарэн видеть ее такой? Ему сложно было ответить на этот вопрос. Скорее, нет… Лучше бы она оставалась в его памяти яркой бабочкой-однодневкой, беспечно порхающей среди жизненных бурь… Так легче. Меньше соблазнов, меньше искушений…

Он поймал ее взгляд из-под длинных полуопущенных ресниц. На этот раз она смотрела не сквозь него, а на него. Смотрела полусмущенным-полувызывающим взглядом. Он словно говорил: Да, я такая, я не требую сочувствия, но и не потерплю насмешек над собой. Вам остается лишь принять меня такой, какая есть, или убраться восвояси…

– Все в порядке. – Он улыбнулся ей спокойной улыбкой, давая понять, что ее откровения ничуть его не удивили и не насмешили. – Каждый видит вещи по-своему… Но почему вы так боитесь старости, Анна-Лиза?

Анна-Лиза досадливо закусила губу. На этот вопрос она хотела отвечать меньше всего. Сама виновата – нечего было так раскрываться перед человеком, о котором ты только и знаешь, что хочешь его… Она досадовала на себя. Обычно такая закрытая, сейчас она вдруг раскрылась и сделала это так внезапно, так глупо и нелепо…

Но отвечать на вопрос ей не пришлось. Из уборной вернулся Билл, который был отнюдь не в лучшей форме. Он, по всей видимости, пытался умыться, но вместо этого облил водой свитер и брюки. Его слегка покачивало, а то, что он пытался сказать Дарэну, разобрать было попросту невозможно.

– Батюшки мои! – воскликнул Дарэн и, повернувшись к Анне-Лизе, добавил: – Похоже, мне придется организовывать для этого красавца доставку на дом… Простите моего друга. Вчера отличился я, а сегодня – он…

– Пустяки, – беспечно бросила Анна-Лиза, словно для нее вид напившегося в стельку человека был привычен. – Если хотите, я помогу вам с «доставкой», – улыбнулась она Дарэну.

Глаза Дарэна – кофейные зерна – превратились в две круглые бусины кошачьего глаза. Он мог ожидать чего угодно, но только не того, что Анна-Лиза – светская дама – предложит ему помощь в таком деле. Похоже, сегодня для него день сюрпризов. Дарэн даже не знал, соглашаться ему на ее предложение или благоразумно отказаться от помощи.

После недолгих раздумий он нашел выход.

– Я поймаю такси, и мы отвезем его домой… А потом я провожу вас, – добавил он.

Глаза Анны-Лизы блеснули, как осколки зеленого стекла. Она хочет, чтобы я проводил ее, догадался Дарэн. Она не хочет со мной расставаться и, наверное, поэтому предложила помощь… Он чувствовал, что ему нужно быть осторожнее с этой женщиной. По природе своей она хищница и всегда получает то, чего хочет. Конечно, и он – не маленький мальчик, не простачок, но все же… Слишком уж его тянет к ней, к ее странной загадочной душе, к ее змеиному телу, гибкому, сладкому и ядовитому… Она и одета агрессивно: красная кофточка с открытым вырезом на груди, черные обтягивающие брючки, отливающие серебром, как змеиная кожа…

От одной мысли, что эта девушка может хотеть его так же, как он ее, у Дарэна перехватило дыхание. Он силился отвести взгляд от ее колдовских зеленых глаз, но не мог. Пьяный Билли крутился на стуле, как петух на раскаленной сковороде, но ни Дарэн, ни Анна-Лиза его не замечали. Словно невидимая цепь соединила их взгляды и приковала их друг к другу.

Первым очнулся Дарэн. Происходящее показалось ему бредом. Анна-Лиза, ее взгляд, напившийся Билли… и все вокруг – красно-синего цвета. Он тряхнул головой, чтобы избавиться от наваждения. Но взгляд Анны-Лизы по-прежнему не отпускал его.

Он подозвал официанта и расплатился по счету. Наваждение все еще кутало туманом его голову. Словно он сел на большую разноцветную карусель, которая скоро, очень скоро слетит со своей оси и выбросит его в бездну. Этой каруселью была Анна-Лиза. И у Дарэна были все шансы избавиться от нее. Но почему-то ему страшно не хотелось этого делать…


Билли был доставлен домой, уложен в кровать и даже укрыт одеялом. Дарэн довез Анну-Лизу до дома и с облегчением почувствовал, что наваждение, охватившее его в ресторане, разомкнуло наконец свои тиски. Да, безусловно, ему было приятно общество этой девушки. Но терять голову он не собирался. Ни в коем случае…

Вопреки его опасениям, Анна-Лиза ни на чем не настаивала. Она даже не пригласила его заглянуть к ней на чашечку кофе. Дарэн неожиданно почувствовал разочарование. А может быть, ему только померещилось, что она хочет его соблазнить?

Он вспомнил зазывный огонь ее зеленых глаз и сравнил его с тем взглядом, которым она смотрела на него теперь. Ничего общего… Может, у «Флибба» ему в голову ударило выпитое виски? В любом случае, слава богу, что он не принял желаемое за действительное. И не бросился в костер под названием «Анна-Лиза Вильсон». Потому что сгореть в нем – проще простого…

Он довел Анну-Лизу до крыльца. Ему хотелось сказать ей на прощание что-то теплое, душевное, но он не мог. В голову лезли одни глупости, которые едва ли были ей интересны.

Анна-Лиза куталась в шубку, пряча носик в широкий воротник. Видно было, что ей холодно. Дарэн вообще не понимал, как можно надеть короткую шубку, когда на улице такой холод. Ко всему еще подул ветер. Пепельные волосы Анны-Лизы покрылись серебристыми снежинками. Дарэн залюбовался ее длинными волосами. Волосы, окутанные серебром, – красивое зрелище…

Ему нужно было идти. Анна-Лиза совсем замерзла, и Дарэн видел, что на пороге ее удерживает только его присутствие. Он чувствовал себя дураком, потому что не мог ни уйти, ни заговорить с ней. Он мог лишь глупо молчать. Вдобавок он, бог знает почему, представил, как дома Анна-Лиза примет горячую ванну. Это было совсем некстати. Дарэн попытался прогнать навязчивое видение, но оно не отступало.

– Скажите, Дарэн, а вы хорошо знакомы с мистером Апонча? – ни с того ни с сего спросила Анна-Лиза.

Дарэн нахмурился. Во-первых, ему не очень-то хотелось отвечать на этот вопрос, а во-вторых, какого черта Анна-Лиза вспомнила о нем именно сейчас?

– Не очень… Так, немного знаю. Я работал в «Рокуэлл», когда Апонча впервые начал поставлять им дерево. А почему вы спросили?

Анна-Лиза заметила, что упоминание о камерунском предпринимателе не очень-то приятно Дарэну. Она с деланной небрежностью пожала плечами.

– Просто так… Он ухаживал за мной на вчерашнем приеме… – бросила она.

– Успел заметить, – раздраженно прокомментировал Дарэн. – Насколько я понимаю, Апонча влюбился в вас по уши…

Анна-Лиза услышала в его голосе нотки неприязни. Неужели он ревнует?

– С чего вы взяли? – кокетливо поинтересовалась она, кутая шею в ворот норковой шубки.

– По-моему, это все заметили. И потом, я не думаю, что он просто так стал бы дарить вам платье и драгоценности… Апонча щедр, но едва ли настолько, чтобы бросать направо и налево рубины и золото… – ехидно заметил Дарэн.

Анна-Лиза почувствовала болезненный укол. Она сразу же поняла намек Дарэна. Он имел в виду, что… Апонча купил ее. Анна-Лиза сознавала, что Дарэн недалек от истины. Но какое право он имеет осуждать и оскорблять ее?!

– Я отказалась от украшений, – зарделась она. – Я объяснила ему, что не могу принять такой дорогой подарок…

– Но платье приняли… – уточнил Дарэн.

В эту секунду он был ей ненавистен. Его спокойное осуждение, его чувственный рот, изогнутый в презрительной усмешке, родинка над его губой… Анна-Лиза смотрела на него с ненавистью и понимала, что еще секунда – и она вопьется ногтями в его красивое и ненавистное лицо.

– Вы не имеете права осуждать меня, – холодно бросила она. – Я могу вести себя так, как захочу.

– Кто бы спорил, – усмехнулся Дарэн. – Жаль, что ваши бывшие любовники так не считают…

Это был удар ниже пояса.

– Вы… – зашипела Анна-Лиза. – Мало того, что вы подглядывали за мной, так еще и припоминаете мне это! Какое вам дело до моей личной жизни?!

Дарэн смотрел на нее и понимал, что перед ним та самая Анна-Лиза, которую он видел вчера. Холодная и злая, как Снежная Королева. Зацикленная только на себе… Что ж, может, это и к лучшему, решил он. Сохранить в памяти эту Анну-Лизу, а не ту, которая была с ним сегодня…

Он улыбнулся отчужденной, равнодушной улыбкой и, даже не глядя в сторону Анны-Лизы, произнес:

– Вы правы – это не мое дело. Надеюсь, вам повезет с Апонча.

Он так легко спустился со ступенек, словно только что простился с чем-то, что мешало ему жить и дышать. Если бы у Анны-Лизы было что-нибудь под рукой, она непременно запустила бы это в Дарэна. Раздражение, досада, гнев, обида, горечь – все смешалось в ее душе, и Анна-Лиза никак не могла понять, почему она теряет контроль над собой в присутствии этого мужчины…

В ванной, когда мягкие струи горячего душа касались ее тела, ей вдруг показалось, что кто-то нежно ласкает ее рукой. Против воли она вспомнила Дарэна, вспомнила его глаза цвета кофейных зерен, маленькую родинку над его чувственным ртом и с тоской подумала о том, каково быть женщиной, которую ласкает этот мужчина…

4

Мужчины всегда ухаживали за Анной-Лизой красиво. Но в этом искусстве Пийя Апонча переплюнул их всех. Такого роскошного романтического свидания никто и никогда для нее не устраивал…

Когда в полдень под окнами ее дома запиликала машина и Анна-Лиза выглянула в окно, она обомлела. Асфальтированная дорожка, ведущая от ее двора к большой дороге, была усыпана разноцветными орхидеями и лепестками роз. А на дороге стоял роскошный длинный лимузин. Он был белым, а потому практически сливался со снегом.

Анна-Лиза даже не стала гадать, откуда Пийя узнал ее адрес. Скорее всего, не обошлось без участливой Бетси…

Она накинула шубку поверх открытого платья и вышла на улицу. Анна-Лиза думала, что из лимузина выйдет Пийя, но ее встретил его слуга, одетый в национальный костюм. Лимузин и национальный костюм совершенно не сочетались друг с другом, но Анна-Лиза не стала акцентировать внимание на таких мелочах. Скорее всего, костюм – прихоть Пийи. Ведь сам он, не взирая на местные холода, носит национальное платье…

Но на орхидеях и лимузине сюрпризы не кончились. Шофер повез Анну-Лизу в африканский ресторан, арендованный Пийей специально для свидания. Анна-Лиза всю дорогу жалела о том, что у нее не было времени собрать орхидеи и поставить их в вазу. Цветы наверняка озябнут и умрут к ее возвращению. Да, Бетси была права, когда говорила о богатстве и щедрости Пийи. Действительно, иначе как ее любимым словечком «обомлеешь» Анне-Лизе сложно было дать определение всей этой роскоши.

Полы в ресторане также были завалены розами и орхидеями, в клетках, свисающих с потолка, пели живые птицы, а столы ломились от фруктов, напитков и яств. Анну-Лизу встретила пожилая негритянка, которая отвела девушку в комнату, где висел африканский наряд.

Это для меня, догадалась Анна-Лиза. Видимо, Пийя хотел, чтобы она переоделась. На секунду ей стало жутковато. А вдруг Пийя решил, что она готова немедля стать его любовницей и намеревается соблазнить ее? Но она быстро успокоилась. Женщина, которая привела ее в комнату, вполне сносно говорила по-английски и объяснила Анне-Лизе, что Пийя Апонча просто-напросто хочет, чтобы она прониклась африканской атмосферой…

Негритянка помогла Анне-Лизе одеться… Девушка покрутилась перед зеркалом в непривычном наряде и пришла к выводу, что он ей очень к лицу. Правда, ходить так всю свою жизнь ей бы не хотелось. Всему на свете Анна-Лиза предпочитала открытые платья и обтягивающие брючки.

Она разговорилась с женщиной, которую, как выяснилось, звали Замбией. Замбия – невысокая худенькая старушка с печальными глазами – прислуживала еще родителям Пийи и была, как сама она выразилась, «главный слуга дома». Пийя часто брал Замбию с собой. Поэтому она знала язык и неплохо ориентировалась в городе.

– А где же сам Пийя? – спросила Анна-Лиза. – У нас не принято, чтобы мужчина опаздывал на свидание, – улыбнулась она.

Старушка приняла ее слова близко к сердцу и горячо заступилась за своего хозяина:

– Каспадин Апонча не опаздать. Каспадин Апонча верный слова. Он дать тебе время привыкать…

Анна-Лиза рассмеялась и утешила старушку, объяснив, что это была просто шутка. Замбия сразу просветлела. Похоже, она видела в молодом Пийе не хозяина, а сына.

– А у вас есть дети? – поинтересовалась Анна-Лиза.

Старушка сникла и печально замотала головой.

– Беда. Большой беда. Нет детей.

Вслух Анна-Лиза посочувствовала старушке, хотя, на самом деле, она не видела в этом такой уж большой беды. Может, она слишком молода, и потому дети – та сторона жизни, о которой ей пока не хочется задумываться?

Когда Анна-Лиза вернулась в зал, Пийя был уже там. Он потешно восседал на высоком стуле, который был для него слишком большим, и потому ноги Пийи болтались над полом, как две пригоревшие на гриле сардельки. Анна-Лиза с трудом сдержала смех – до того нелепым было это зрелище. Но, кажется, Пийя так не считал. Очевидно, камерунский богач думал, что этот вид показывает его персону в наиболее выгодном и торжественном свете. Скорее всего, Пийя мнил себя королем, восседающим на троне…

Эта мысль насмешила Анну-Лизу еще больше. Смех подкатывал к горлу, и девушка боялась согнуться в три погибели, тем самым выдав себя. Господи, и зачем он только сел на такой огромный стул!

Правда, Пийя и без того почуял неладное.

– Анна-Лиза плоха? – обеспокоенно спросил он.

Пригоревшие сардельки задрожали над полом – Пийя попытался слезть со своего «трона». Этого Анна-Лиза вынести уже не могла. Едва сдерживая приступ смеха, она мотнула головой и нырнула в дверной проем, из которого вышла в зал ресторана. Найдя уединенный уголок и вволю, со слезами, отсмеявшись, Анна-Лиза поправила макияж и задумалась над тем, как объяснить свое поведение Пийе Апонча. Впрочем, это было не такой уж сложной задачей.

– Простите меня, мистер… то есть господин Апонча, – льстиво поправилась она. – Я с самого утра чувствую себя неважно. Но, надеюсь, ваша компания все исправит… – Только бы не посмотреть на его ноги… Только бы на ноги не посмотреть… – твердила про себя Анна-Лиза.

Пийя до глубины души проникся ее словами. Анне-Лизе даже показалось, что он вот-вот прослезится. Апонча поднялся со своей гигантской табуретки – Анна-Лиза старалась отвести взгляд, чтобы не видеть этого зрелища, – подошел к ней и жарко поцеловал ее руку.

– Красивый и умный, – покачал он головой. – Ты достойна хороший муж…

Хотела бы она знать, на что он намекает? Неужели африканские мужчины так горячи, что готовы делать предложение на первом свидании?

Но Пийя пока ограничился лишь намеком. Он сказал Анне-Лизе, насколько для него важно, чтобы она прониклась африканской культурой, насколько сильно он хочет, чтобы она когда-нибудь побывала в Камеруне. Он очень боится, что африканский климат окажется слишком жарким для северной красавицы… Ведь она, наверное, не привыкла к палящему солнцу?

– Отчего же, – улыбнулась Анна-Лиза, присев на предложенный ей стул. – Я бывала в тех местах, где солнце палит нещадно… И не могу сказать, что чувствовала себя плохо… Я загорала и купалась в теплом море. Везде можно найти свои радости…

Пийя остался доволен ее ответом, хоть и не понимал, какие радости можно найти в холодном заснеженном городе, где под окнами каждое утро проезжают снегоуборочные машины…

Несмотря на роскошь и обилие вкусной еды – на столе присутствовали блюда и африканской, и европейской кухни, – Анна-Лиза осталась недовольна свиданием. Увы, единственной темой для разговора с ее ухажером была Африка. Конечно, Анне-Лизе было интересно узнать больше о культурных традициях и обычаях другой страны. Но ведь она не сможет всю оставшуюся жизнь болтать с Пийей на эту тему… Когда речь заходила о литературе, искусстве или человеческих отношениях, Пийя замолкал. Из него невозможно было вытянуть ни слова. Поэтому Анне-Лизе приходилось искусственно менять тему и возвращаться к тому, что близко этому африканцу…

Вечером, когда шофер Пийи отвез Анну-Лизу домой, ей позвонила Бетси. Голос у подруги был возбужденный и радостный. Теперь Анна-Лиза не сомневалась в том, кто сообщил Пийе ее адрес…

– Ну как свидание? – спросила Бетси.

Анна-Лиза упала на диван и закинула ногу на ногу. Наверное, подруга весь день мучилась от желания узнать, какой сюрприз Пийя приготовил для Анны-Лизы.

– Великолепно.

– По твоему голосу этого не скажешь. Так тебе понравилось или нет?

Анна-Лиза выдернула из волос черепаховый гребень и положила голову на подушку.

– Не знаю… – задумчиво ответила она. – С одной стороны, все было прекрасно: орхидеи, рассыпанные по снегу, шикарный ресторан, который Пийя снял для нас двоих, птицы в клетках, африканский наряд… А с другой… Знаешь, во всей этой экзотике не хватало чувств, эмоций… Мне даже показалось, что все это придумал не Пийя, а кто-то другой… Временами этот Пийя такой скучный…

– Ну ты заелась, подруга! – возмущенно фыркнула в трубку Бетси. – Мне никогда в жизни не устраивали таких свиданий! И я была бы страшно благодарна человеку, сделавшему для меня такое! А ты…

– Бетси… – устало прервала ее Анна-Лиза. Если подругу не остановить вовремя – она захлебнется от возмущения. Бетси хлебом не корми, лишь дай почитать мораль. – Я благодарна Пийе… Все было замечательно. Он даже сказал, что я достойна хорошего мужа…

– Да! – восхищенно воскликнула Бетси. Ей все это казалось безумно романтичным. – А ты?

– Если он сделает мне предложение, я, пожалуй, выйду за него… Правда, перспектива переезда в Камерун кажется мне не очень-то заманчивой…

– Ты говоришь об этом так, будто речь идет не о браке, а о покупке дома…

Анна-Лиза скептически усмехнулась.

– Не ты ли, Бетси, еще недавно говорила мне о состоянии этого камерунского принца?

– Говорила! Но я думала, что он все-таки заинтересует тебя как мужчина!

– Не будь наивной, Бетси… – сухо заметила Анна-Лиза. – Я позвоню тебе завтра… У меня орхидеи стынут на холоде.

– Стынут?

– Ну да. Этот жаркий мужчина усыпал ими всю дорогу возле моего дома.

– Счастливица!

Анна-Лиза положила трубку. Кажется, Бетси не понимает, что все далеко не так романтично, как она себе вообразила… Цветы, роскошное свидание, блеск золота – все это только мираж… Видимость счастья…

Орхидеи, лежащие на искрящемся асфальте, выглядели совсем плохо. Их прекрасные лепестки съежились и увяли. Холод, будто червь, подточил их изнутри, выпил из них всю жизнь.

– Бедняжки… – пожалела цветы Анна-Лиза.

Прикасаясь к холодным безжизненным стеблям, она подумала, что пройдет еще десяток лет – и ее красота так же увянет, отцветет безвозвратно. Как же она все-таки мимолетна, эта красота! Может, поэтому люди готовы щедро платить за эту мгновенную радость?


Анна-Лиза захлопнула дверцу «фольксвагена» и направилась к дому. Ей казалось, что ветер подхватит ее и поднимет в воздух, легкую, как пушинку. Несмотря на то, что в машине было тепло, она чувствовала себя продрогшей до мозга костей. Нет уж, сегодня она не выйдет из дома, даже если случится землетрясение! Чашка горячего кофе, ванна с морской солью, чтение книги в теплой постели – вот все ее планы на сегодняшний день…

Она сняла красные кожаные перчатки и нащупала в сумочке ключи. Руки мгновенно замерзли, и Анна-Лиза уронила связку на крыльцо. Проклятье! И кто только выдумал этот холод, подумала она, наклонившись за ключами. Кому сейчас не позавидуешь, так это Пийе, привыкшему к жаркому климату…

Подняв связку и взглянув на дверь, Анна-Лиза застыла в удивлении. К деревянной двери была кнопками прикреплена фотография. И не просто фотография, а та самая фотография, которую Анна-Лиза отправила на конкурс. На ней был запечатлен «Договор» – так Дарэн Вэнхорн и Билл Скеттон назвали свою композицию…

Что бы это значило? Анна-Лиза пригляделась к фотографии и заметила в уголке надпись, сделанную черным маркером. Надпись гласила: «позвони мне», а под надписью был записан телефон. Анна-Лиза не знала, чей он. Но быстро догадалась.

Сердце в ее груди радостно подпрыгнуло. Неужели Дарэн?! А она-то думала, что он уже никогда не появится в ее жизни! Анна-Лиза не знала, радоваться ей или огорчаться. От этого Дарэна одни неприятности. Он – страшный грубиян. Он наговорил ей таких гадостей, каких ни один мужчина не осмелился бы ей сказать. Но почему же тогда от одной мысли, что он снова появится в ее жизни, Анну-Лизу бросает в дрожь?

Она старалась забыть о глазах цвета кофейных зерен, и это ей почти удалось. Пока Анна-Лиза не виделась с ним, страсть улеглась. Но что будет, когда они встретятся снова? Позабыв о холоде и обо всем на свете, Анна-Лиза стояла и изучала надпись на фотографии, словно там была изображена пиктограмма.

Наконец она сняла фотографию с двери и вошла в дом. Нужно было на что-то решаться. Звонить или не звонить? – этот вопрос обрушился на нее, как снежная глыба с крыши. Звонить – и еще несколько дней мучиться, думая об этом мужчине, или не звонить – и потом корить себя за то, чего не сделала? Анна-Лиза вспомнила его нежный, чуть глуховатый голос и поняла, что у нее нет выбора. В конце концов, один телефонный звонок не изменит ее жизнь…

С замирающим сердцем Анна-Лиза вслушивалась в гудки на другом конце провода. А что, если он не возьмет трубку? Что, если он просто решил над ней посмеяться? Какие глупые фантазии! – тут же одернула себя она. Может, Дарэн Вэнхорн и особенный мужчина, но она хорошо запомнила, какими глазами он глядел на нее в ресторанчике под названием «Флибб»…

– Да, я вас слушаю…

Анна-Лиза вздрогнула, услышав голос Дарэна. Он показался ей холодным, и она усомнилась в правильности принятого решения. Но быстро взяла себя в руки и ответила:

– Здравствуйте, мистер Вэнхорн. Это Анна-Лиза Вильсон…

– Анна-Лиза! – Она сразу же почувствовала оживление в его голосе, и на душе у нее потеплело. – А я уж думал, вы обиделись на меня до конца жизни.

– И надо бы, – весело ответила Анна-Лиза, – но уж больно меня заинтриговала фотография, которую вы прикрепили мне на дверь…

– Кстати, насчет фотографии… У меня для вас есть сюрприз…

– Надеюсь, приятный?

– Куда приятнее… На выставке фотографий ваш «Договор» занял первое место. И наш тоже – только на выставке ледяных скульптур.

Первое место! Анна-Лиза не верила своим ушам. Неужели у нее получилось?! А она-то уже отчаялась. Ей хотелось расцеловать Дарэна за то, что он принес ей такие хорошие вести, но, увы, он находился на другом конце провода…

– Эй, мисс Вильсон! – напомнил о себе Дарэн. – Вы еще живы? Если бы я знал, что эта новость вас настолько шокирует, то постарался бы застать вас дома. Чтобы увидеть вашу реакцию… – ехидно добавил он.

– Жива! Вы даже не представляете себе, как я рада, Дарэн. Спасибо! Раньше тех, кто приносил дурные вести, казнили. А что делали с теми, кто приносил хорошие?

– Наверное, щедро вознаграждали, – немного подумав, ответил Дарэн. – Итак, что вы можете мне предложить?

И действительно, что она может? Анна-Лиза улыбнулась. Она могла бы предложить ему поцелуй, но едва ли Дарэн оценит такой подарок…

– А чего бы вы хотели? – поинтересовалась она.

– О… Я хочу очень многого… Например, мира во всем мире…

– Увы, я не волшебница… И не пишу утопий. Может, придумаете что-нибудь попроще?

– Попробую. Что вы делаете сегодня вечером?

– Принимаю ванну, пью кофе и читаю книгу, – механически озвучила свои планы Анна-Лиза и тут же осеклась. Что она говорит?! Наверняка у Дарэна было какое-то предложение, раз он задал этот вопрос…

Однако ее планы нимало не смутили Дарэна Вэнхорна.

– Да, серьезный график… – ернически заметил он. – А что, если вы перечеркнете весь этот список и позволите мне составить новый?

– Пожалуй, я так и сделаю, – не задумываясь, ответила Анна-Лиза, – если вы предложите мне что-нибудь интересное.

– О’кей, – согласился Дарэн. – Только пусть это будет сюрпризом. Давайте отметим наш успех так, чтобы это событие запомнилось… Я заеду за вами через час. Оденьтесь потеплее. До встречи, Анна-Лиза.

– До встречи, Дарэн…

Анна-Лиза прижала трубку к груди. Сердце ее учащенно билось. Она все-таки увидит его… Вновь увидит эти блестящие глаза цвета кофейных зерен, эту волнующую родинку над верхней губой… Значит, она ошибалась. Дарэн не равнодушен к ней. Иначе, чего ради он стал бы приглашать ее на свидание? Хотя, это не совсем свидание, а встреча по поводу их успеха… Но Дарэн мог бы не сообщать ей о том, что она выиграла конкурс. Ведь Анна-Лиза все равно узнала бы об этом от организаторов…

Кофе, горячая ванна с морской солью и книга – все это отменялось. Анна-Лиза должна была привести себя в порядок до того, как к ней заедет Дарэн. Он просил ее одеться теплее. Так, значит, вечернее платье отменяется… Впрочем, зная Дарэна хотя бы немного, можно было предположить, что он не поведет ее в дорогой ресторан или на светский прием. Ко всему этому он, похоже, равнодушен.

Но куда же он пригласит ее? У нее не было даже предположений на этот счет. От Дарэна Вэнхорна можно ожидать чего угодно. Анна-Лиза ощутила внутри приятное щекочущее чувство, как будто в животе гулял легкий ветерок. Эта загадочность Вэнхорна определенно ей нравилась. С ним было не скучно. В отличие от Пийи Апонча. Но Пийя Апонча обладал огромным преимуществом, которое измерялось состоянием его кошелька…

Эти мысли заставили Анну-Лизу нахмуриться и подумать о том, правильно ли она поступает, встречаясь с Апонча и Дарэном одновременно. Может, ей стоит быть немного осмотрительнее? А с другой стороны, почему она должна быть осмотрительнее? Пийя и Дарэн – не близкие друзья. И потом, разве она делает что-то предосудительное? Ничуть. Анна-Лиза всего лишь хочет отметить победу на конкурсе с человеком, благодаря которому она добилась своей цели. Ведь не было бы композиции «Договора», не было бы и ее фотографии…

Анна-Лиза отмахнулась от всех сомнений и распахнула дверцу шкафа. Ее гардеробу могла бы позавидовать даже самая искушенная женщина. На одежду Анна-Лиза тратила львиную долю своих сбережений. Ей хотелось выглядеть привлекательной в любых ситуациях.

Что же ей надеть? После недолгих раздумий она извлекла из шкафа утепленные брюки бледно-зеленого цвета и салатовый свитер с высокой горловиной и затейливым рисунком из страз на груди. Отлично! Именно то, что нужно. Светло-зеленые тени и скромное золотое колечко с маленьким изумрудом великолепно дополнят этот образ… Брючки она заправит в белые сапожки, отороченные мехом. А сверху наденет белую курточку с песцовым воротником… И любимую вязаную шапочку с большим цветком… Так она будет выглядеть не вызывающе, но очень сексуально. Главное, чтобы Дарэн не подумал, что она битый час прихорашивалась для него…

Анна-Лиза накрасилась, оделась и взглянула на себя в зеркало. Как всегда, безупречно красива… Если бы только эта красота была вечной…

5

Дарэн Вэнхорн оказался действительно непредсказуемым мужчиной. Анна-Лиза никогда бы не догадалась, что он предложит ей отметить их победу… в санях, запряженных собаками.

Вначале, когда его автомобиль подъехал к огромному заснеженному полю, Анна-Лиза немного испугалась. Что бы это значило? Почему Дарэн привез ее в это место? Но вскоре ее недоумение сменилось радостным оживлением. Неподалеку от места, где Дарэн оставил машину, стояли большие деревянные сани, вокруг которых крутились пушистые лайки.

– Господи, Дарэн! – Анна-Лиза всплеснула руками и, позабыв обо всем на свете, побежала к собакам. – Какое чудо!

Лайки оказались веселыми и весьма дружелюбными созданиями. Они внимательно обнюхали девушку и даже позволили ей немного поиграть с ними. Анна-Лиза гладила их по шерстке и любовалась веселыми желтыми глазами, которые смотрели на нее со всех сторон. А Дарэн тем временем любовался Анной-Лизой.

Он немного сомневался, правильно ли будет пригласить ее на такую прогулку. Но теперь его сомнения окончательно развеялись. Анна-Лиза выглядела такой счастливой, живой и веселой, что Дарэн не мог сдержать улыбки, глядя на нее. Весь налет светскости куда-то исчез, и она стала похожа на маленькую девочку, которую родители вывезли на веселую прогулку.

Дарэн удивлялся постоянным переменам, происходящим в Анне-Лизе. Ему сложно было уловить ее настроение, поймать миг свершения этих перемен. Он знал только две вещи: она меняется, когда делает или видит что-то интересное ей, близкое ей по духу. И еще, что ее непредсказуемость заставляет его тянуться к ней все сильнее и сильнее…

Когда он видел Анну-Лизу в последний раз, то дал себе твердое обещание не искать с ней встреч. Но изменил своему слову, увидев фотографию «Договора» с ее подписью. Дарэну казалось, что Анна-Лиза увидела их с Биллом творение изнутри, будто сама участвовала в процессе ее изготовления. И еще он подумал, что никто не смог бы заставить лед на снимке играть так красиво, как это сделала она. Фауст и Мефистофель на ее фотографии вышли изо льда и зажили собственной жизнью!

– Жаль, что Билл не сможет принять участия в нашей прогулке, – сказал Дарэн, когда Анна-Лиза наконец закончила играть с лайками.

– А почему? – поинтересовалась Анна-Лиза, стряхивая с куртки снег, которым засыпали ее резвые собаки.

– Он простудился и теперь лежит дома с градусником и всеми прочими атрибутами больного…

– Надеюсь, ничего серьезного? – с искренним беспокойством поинтересовалась Анна-Лиза.

Дарэн почувствовал легкий укол ревности – похоже, Скеттон ей понравился. Но тут же опомнился. В конце концов, это его друг… Да и потом, почему он отказывает Анне-Лизе в обычном человеческом участии?

– Ничего особенно страшного. Простуда, – тряхнул головой Дарэн. – Я навестил его, и мы договорились, что сходим к «Флиббу», когда Билл поправится. Упряжка ждет нас, – указал Дарэн на сани. – Прошу вас, мисс Вильсон…

Ага, мистер Вэнхорн! Значит, вы все-таки можете быть галантным мужчиной. Если захотите… Анна-Лиза не без удовольствия почувствовала его руку на своей руке – он помог ей усесться в сани. Рука была большой и теплой, и Анне-Лизе совсем не хотелось, чтобы Дарэн выпускал ее руку из своей. Но, к сожалению, это произошло очень быстро.

Инструктор, молодой парень лет двадцати, пытался объяснить Дарэну, как управлять собаками. Но Дарэн и без него прекрасно знал, что ему нужно делать. К тому же этот юноша слишком уж откровенно заглядывался на Анну-Лизу, что, безусловно, было приятно ей, но у него, Дарэна, вызывало некоторый дискомфорт.

Он поймал себя на мысли, что уже начинает ревновать ее. Хотя не имеет на то никаких прав. И, уж если говорить о правах, он вообще не имеет права с ней встречаться… Его, конечно, можно было обвинить в легкомыслии, но не в безответственности. А теперь… А теперь он и сам не знает, кто он и на каком свете находится… Дарэн досадовал на себя за свою неожиданную податливость и мягкотелость. Но, вместе с тем, он чувствовал, что не может просто так попрощаться с Анной-Лизой раз и навсегда. Не может, и все тут…

Упряжка сорвалась с места, и сани взмыли над снегом, оставив за собой столб белоснежной пыли. Анна-Лиза даже взвизгнула от неожиданности. Она думала, что сани будут двигаться медленно. Но когда собаки сорвались с места и пушистая снежная пелена заволокла ее лицо, она почувствовала внутри себя смесь радости и страха одновременно. Вечер, собачья упряжка, снег, мужчина, которого она хочет, – все это возбуждало ее до предела. Ей казалось, что она находится в совершенно другом мире. Что она – вовсе не Анна-Лиза Вильсон, а какая-нибудь героиня северных рассказов Джека Лондона, странная отважная красавица.

Переполненная радостью и благодарностью, она улыбнулась Дарэну. А он улыбнулся ей в ответ. Его улыбка была удивительно теплой и ласковой. Пожалуй, таким она видела его впервые. Ей захотелось придвинуться к нему и поцеловать эту родинку над верхней губой, которая не давала ей покоя. А потом прильнуть к самим губам, чувственным и нежным… Каким может быть его поцелуй? – неожиданно подумала Анна-Лиза. Страстным или нежным? А может быть, холодным, как этот зимний вечер? Узнает ли она когда-нибудь о том, как в действительности целуется Дарэн? Теперь Анна-Лиза улыбалась своим мыслям. С этим мужчиной ничего не знаешь наверняка. Но это так ей нравится!

– Тебе нравится? – спросил Дарэн, словно прочитав ее мысли.

Анна-Лиза смахнула снег с лица и хитро посмотрела на Дарэна.

– А ты как думаешь? Что написано на моем лице? – кокетливо поинтересовалась она.

Дарэн шутливо закатил глаза и почесал лоб, изображая задумчивость.

– Ну… Думаю, твоя красивая головка в красивой шапочке полна мыслей о всяких глупостях. А значит, тебе хорошо…

– Спасибо за головку и шапочку. Но почему я обязательно должна думать о глупостях? – сердито поинтересовалась Анна-Лиза.

Дарэн виновато улыбнулся.

– Извини, я не хотел тебя задеть.

– Очевидно, ты никогда не хочешь, но все время это делаешь…

Голос Анны-Лизы изменился, и Дарэн понял, что ссору надо душить в самом зародыше. Он пригласил Анну-Лизу совсем не для того, чтобы ругаться с ней. Он… Внезапно Дарэн хлопнул себя по лбу и расхохотался.

– В чем дело? – Анна-Лиза удивленно подняла брови. – Я сказала что-то смешное?

– Нет, это я – олух. Даже не заметил, как мы с тобой перешли на «ты».

– Я тоже не заметила, – улыбнулась Анна-Лиза, позабыв о том, что минуту назад чуть было не рассердилась на Дарэна. – Значит, это вполне естественно.

– Ты не находишь, что за это нужно выпить? – спросил у нее Дарэн и тут же, как фокусник, извлек из карманов толстой куртки бутылку шампанского и бокалы, завернутые в плотную салфетку.

Анна-Лиза в очередной раз восхитилась непредсказуемостью Дарэна. Шампанское в санях, запряженных собаками, – только он мог до такого додуматься…

– Но ведь ты – за рулем, – напомнила она.

– Собачьей упряжки? – пошутил Дарэн.

– Да нет же, машины…

– Ерунда. – Он махнул рукой и передал Анне-Лизе бокалы. – Инструктор отвезет ее на стоянку, а я заеду за ней завтра. Если, конечно, шампанского будет не слишком много…

Анна-Лиза вытащила бокалы из салфеток. Дарэн так замечательно все спланировал, что она даже диву давалась. Вот у кого стоило поучиться Пийе Апонча. Бесспорно, его свидание было роскошным, но куда менее романтичным, чем то, что сделал Дарэн.

Атмосфера, которую он создал для нее, дух вольности и авантюризма, витавший вокруг них, пробуждал в ней желание радоваться жизни, восторгаться каждым мигом счастья и веселья. Пийе не удалось сделать это со всеми его средствами…

Дарэн открыл шампанское и разлил его по бокалам.

– За наш успех!

– За этот восхитительный вечер! – улыбнулась ему Анна-Лиза.

Она одним глотком осушила бокал. От пьянящего свежего воздуха, от сладкого чувства радости и выпитого шампанского у нее закружилась голова. Но это было приятное чувство. На мгновение ей показалось, что вот-вот – и она взлетит над санями, подхваченная хороводом снежинок…

Ей захотелось поделиться своими мыслями с Дарэном, но тут произошло непредвиденное. Разливая шампанское, Дарэн совершенно позабыл о собаках, и они понеслись туда, куда им совсем не следовало бежать – к перелеску, окружавшему пустынное поле. Несколько минут – и собаки уже у перелеска. Дарэн попытался исправить ситуацию, но было слишком поздно. Анна-Лиза не успела опомниться, как сани врезались в дерево и перевернулись.

Она изо всех сил вцепилась в Дарэна и зажмурила глаза. В ее голове мгновенно нарисовалась картина больничной палаты, где она лежит, перевязанная бинтами, со сломанной ногой или чем-нибудь похуже… Но, к ее удивлению, падение оказалось мягким и практически безболезненным. Она просто выкатилась из перевернутых саней и уткнулась носом в рыхлый снег. Несколько секунд Анна-Лиза боялась открыть глаза, и открыла их только тогда, когда услышала взволнованный голос Дарэна:

– Ты в порядке?!

Она подняла голову. Глаза заволокла снежная пелена. Ничего не было видно. Наверное, тушь потекла… – с тоской подумала Анна-Лиза и тут же обрадовалась. Если она способна думать о растекшейся туши, значит с ней действительно все в порядке.

– Угу, – пробормотала она, пытаясь оттереть лицо от снега.

– Я помогу тебе встать.

Анна-Лиза почувствовала, как большие и сильные руки подняли ее и поставили на землю. Она наконец отерла снег с ресниц и смогла разглядеть Дарэна. Он смотрел на нее с улыбкой. Наверное, его забавляет тушь, размазанная по ее щекам…

– Я выгляжу нелепо? – раздраженно спросила она Дарэна.

– Напротив, очень даже мило, – искренне ответил Дарэн. – Поздравляю тебя с боевым крещением. Конечно, это моя вина… Мне нужно было следить за упряжкой… Да ты вся вымокла… – Дарэн посмотрел на светлые штанишки и курточку Анны-Лизы, мокрые от снега. – Предлагаю вернуть сани инструктору и поехать ко мне сушиться. Должен же я как-то искупить свою вину?

Анна-Лиза отвернулась от Дарэна, чтобы скрыть невольную радость. Кажется, события развиваются совсем не так плохо… Она благодарно посмотрела на собак, которые перевернули сани. Те крутились около саней, не понимая, что произошло, и изредка бросали на Анну-Лизу виноватые взгляды. Они совершенно не подозревали о том, что эта девушка только благодарна им за их выходку…


Анна-Лиза обернула мокрые волосы полотенцем и укуталась в просторный халат, любезно предоставленный ей Дарэном. Он настоял, чтобы она приняла горячую ванну.

– Если ты заболеешь по моей вине, я себе не прощу, – заявил он. – А пока ты будешь плескаться и радоваться жизни, я приготовлю ужин. Не сомневаюсь, что после наших приключений аппетит у тебя разыгрался не меньше, чем у меня…

Анна-Лиза не стала сопротивляться. Похоже, Дарэн решил показать себя с лучшей стороны. Что ж, роль гостеприимного хозяина ему к лицу…

Кстати, дом у Дарэна оказался очень симпатичным и уютным, правда в нем не было и намека на роскошь. На первом этаже располагалась просторная светлая гостиная, устланная пушистым ковром, сделанным в виде шкуры какого-то животного, небольшая чистая кухня, спальня, в которую Анна-Лиза не решилась заглядывать. А на втором – мастерская и библиотека.

В доме царил таинственный полумрак. Дарэн объяснил Анне-Лизе, что по вечерам предпочитает приглушенный свет. Исключение составляла лишь гостиная, в которой горел не один светильник, а целых три. Все они были сделаны в виде затейливых канделябров, на которых стояли лампы-свечи.

Анна-Лиза не ожидала увидеть роскошь – судя по всему, Дарэн был не слишком богатым человеком, но все же имел постоянный и стабильный доход. Он сказал Анне-Лизе, что занимается изготовлением декоративной мебели, и к нему довольно часто приходят люди с весьма интересными заказами.

Она вышла из ванной и сразу же почувствовала соблазнительный запах еды. Пахло так вкусно, что у Анны-Лизы чуть не потекли слюнки. Она решила немедленно вторгнуться на территорию готовящего Дарэна и утащить хотя бы кусочек чего-нибудь съестного. Похоже, он был прав, аппетит у нее разыгрался не на шутку. А она так давно не баловала себя вкусной едой… Анна-Лиза предпочитала сидеть на диете и лишь изредка позволяла себе что-то большее, чем листья салата с оливковым маслом.

Анна-Лиза вошла на цыпочках, и Дарэн не услышал ни единого шороха. Он был так увлечен мясом, которое жарилось на сковороде, что даже не заметил, как Анна-Лиза встала за его спиной. Она выглядывала из-за плеча Дарэна, присматривая себе наиболее прожаренный кусочек мяса.

Анна-Лиза вдыхала аромат мяса, посыпанного специями, чувствуя, что соблазн слишком велик и она не может удержаться от того, чтобы не стащить кусочек. Она посмотрела на затылок Дарэна, на его мягкие вьющиеся волосы, и в ней неожиданно заиграла какая-то ребяческая веселость. Недолго думая, она схватила со стола вилку и с быстротой хамелеоньего языка воткнула ее в кусок жарившегося мяса.

Но Дарэн среагировал быстрее. Он перехватил руку Анны-Лизы, и кусок истекающего соком мяса не успел оказаться у нее во рту.

– Воровка! – возмутился он, с шутливым укором глядя на Анну-Лизу. – Ну и нахалка! Ворует мясо у меня на глазах!

Анна-Лиза попыталась изобразить смущение и раскаяние. Она выпятила вперед очаровательную губку и потупила глаза, полыхающие зеленым огнем.

– Прости меня, Дарэн… – пробормотала она. – Я так проголодалась… А твое мясо пахло так вкусно… Я просто не удержалась от соблазна…

– Ну-ну… – строго покачал головой Дарэн. – Оправдывайся, оправдывайся… Так я тебе и поверил, воровка!

Однако Анна-Лиза почувствовала, что его хватка ослабела. Еще немного, и она сможет высвободить руку и съесть мясо! Ей уже не так хотелось мяса – ей нравилась эта забавная игра. Ее рука в руке Дарэна, его шутливые укоры и тот взгляд, которым он смотрел на нее… И еще желание…

Сейчас Анну-Лизу влекло к нему так сильно, как никогда. Может, дело было в том, что они находятся в его квартире… А может, в том, как они сюда попали… Впрочем, Анна-Лиза не собиралась анализировать свои чувства. Она была полностью захвачена игрой в плохую девчонку и «правильного» парня. Анна-Лиза сделала вид, что вот-вот готова расплакаться.

– Честное слово, я не хотела воровать! Я просто очень голодна!

В своем раскаянии Анна-Лиза выглядела столь естественно, что Дарэн на секунду испугался – а не восприняла ли она всерьез его обвинения… Этой секунды Анне-Лизе хватило для того, чтобы, воспользовавшись ослабевшей хваткой Дарэна, вырвать руку и засунуть в рот кусочек мяса.

Несколько секунд Дарэн ошарашенно смотрел на нее, а потом расхохотался.

– Ну ты даешь, актриса! А я ведь тебе поверил…

Анна-Лиза слегка наклонила голову, поблагодарив Дарэна за то, что он оценил ее талант.

– Я старалась. К тому же мне действительно хочется есть…

– Не беспокойся, мясо приготовится за считанные минуты. Посиди в гостиной, осмотрись, почитай книгу… Я скоро.

Анна-Лиза не без удовольствия заметила, что Дарэн торопится. Торопится и суетится только из-за нее. Ему приятно, что у него в гостях такая красивая женщина… Что ж, Анна-Лиза не сомневалась, что рано или поздно Дарэн оценит ее по достоинству…

Предаваясь приятным мыслям, она прошла в гостиную и оглядела книжные полки, висящие над креслом. Ее внимание привлек томик Гете в красном кожаном переплете с золотым тиснением. Анна-Лиза вытащила книгу. Книга была довольно старой, похоже, ее неоднократно читали и перечитывали. Уголки страниц были чуть смяты, а бумага по краям напоминала бахрому.

Анна-Лиза присела в кресло. Когда-то давным-давно школьная подруга научила ее гадать по книгам. Нужно всего-навсего загадать страницу и строчку. А потом взглянуть, что книга скажет о твоей дальнейшей судьбе… Анна-Лиза зажмурила глаза, а потом открыла их и распахнула книгу на нужной странице.

Седьмая строчка сверху. Так-так, посмотрим… «Остановись мгновенье, ты прекрасно!»… Анна-Лиза нахмурилась. Интересно, что бы это значило? Может, она так часто пытается остановить время, что даже книга говорит ей об этом? А может, книга советует ей не думать о будущем, жить настоящим мигом и наслаждаться им? Но Анна-Лиза не слишком доверяла гаданиям…

– Хороший выбор, – похвалил ее Дарэн. Он закончил готовить ужин и зашел в гостиную, чтобы накрыть на стол. – Я обожаю «Фауста».

Анна-Лиза только улыбнулась в ответ. Она до сих пор пыталась понять, почему из всех строчек ей попалась именно эта…

Дарэн довольно быстро накрыл на стол. К удивлению Анны-Лизы, пока она была в душе, он успел приготовить не только мясо. На столе стояла глубокая стеклянная салатница с салатом из морепродуктов, в красивой овальной тарелочке лежало порезанное тонкими ломтиками сырокопченое мясо, в маленьком ведерке стояло охлажденное шампанское. Розовое шампанское, которое так любит Анна-Лиза… Может быть, он заранее запланировал ее приход? Может, эта «авария» в санках тоже была запланирована? Эта мысль почему-то не очень понравилась Анне-Лизе…

Он словно прочитал ее мысли.

– Наверное, ты думаешь, что я притащил тебя сюда специально?

Она отрицательно мотнула головой. Тюрбан, сделанный из полотенца, упал с ее волос, и они рассыпались по плечам, мокрые и блестящие. Дарэн смотрел на нее, как завороженный. Анна-Лиза не могла не почувствовать этот блестящий взгляд глаз цвета мокко. Точно, как же это раньше не приходило ей в голову! У его глаз – цвет мокко, тот же цвет, с каким у нее всегда ассоциировалась мечта… Почему именно с этим цветом? Анна-Лиза никогда не могла ответить на этот вопрос ни себе, ни кому-то другому… Но сейчас, когда она смотрела в блестящие глаза Дарэна, ей казалось, что она знает ответ. Только она никак не могла его сформулировать… Пожалуй, ей мешал сделать это взгляд Дарэна, полный восхищения и желания…

Дарэн понял, что выдает себя, и пробормотал, чтобы оживить неловкую паузу:

– У тебя красивые волосы… Цвета пепла. Но только блестящие… – Он улыбнулся, но его улыбка показалась ему самому натянутой и смущенной.

Дарэн чертыхнулся про себя. Почему, оказываясь рядом с этой женщиной, он ведет себя, как мальчишка? Хотя он – вовсе не мальчишка, а взрослый и уверенный в себе мужчина, у которого за плечами много побед… Женщины, которые оказывались рядом с ним, всегда сдавались без боя. Хотя Дарэн едва ли стал бы биться за них – ведь ни одна из этих женщин не была его судьбой, его жизнью…

Дарэн взглянул на Анну-Лизу осуждающе, словно она была виновата в том, что он смущается при ней, чувствует себя неловко. Но ее это, похоже, не волновало. Она сознавала свое превосходство, и это ей нравилось…

Дарэн еще раз спросил себя, почему он так увлекся ею. Ведь Анна-Лиза – совсем не тот тип женщины, с которой ему хотелось быть… Ему нужна была милая, нежная, спокойная, рассудительная… И совсем не обязательно – красивая… А она была полной противоположностью той, кого он ждал: взбалмошная, капризная, странная и оглушительно, именно оглушительно, красивая. С глазами цвета зеленого стекла, холодными, но иногда искрящимися радостью…

Они сели за стол. Анна-Лиза чувствовала себя маленьким прожорливым хомяком. Буря эмоций, которую она испытала всего за один вечер, сожгла массу энергии, и организм немедля требовал ее восполнения. Анна-Лиза ела с таким аппетитом, которого не чувствовала, наверное, никогда. Ей хотелось съесть все, что лежало на столе, и она поглощала пищу, почти не прерываясь на разговор с Дарэном. Интересно, что он о ней подумает? Наверное, что она – страшная обжора…

Насытившись, она виновато посмотрела на Дарэна. Ей почему-то хотелось оправдаться перед ним за свой непомерный аппетит.

– Вообще-то я никогда не ем так много, – улыбнулась она, чтобы скрыть невесть откуда взявшееся смущение. – Не знаю, откуда у меня такой аппетит…

– Можно подумать, я упрекнул тебя в этом, – укоризненно посмотрел на нее Дарэн. – Ешь, сколько угодно. Если понадобится, я приготовлю еще. Я терпеть не могу, когда девушка давится листом салата, запивая его водой без газа…

– Увы, я именно из таких… – грустно улыбнулась Анна-Лиза. – Предпочитаю сидеть на диете, чтобы не портить фигуру.

– Глупо, – покачал головой Дарэн, – фигура – это не все хорошее, что есть в тебе. Или ты так не считаешь?

Анна-Лиза предпочла сменить тему. Не станет же она рассказывать Дарэну Вэнхорну о своих комплексах?

– Ты прекрасно готовишь, – похвалила она его кулинарные способности. – Тебя не посещала мысль стать поваром?

Дарэн улыбнулся и покачал головой:

– Нет. До повара я еще не дорос. И потом, у меня достаточно интересных увлечений…

– Например, ледяная скульптура?

– Например, ледяная скульптура… Как ты смотришь на то, чтобы еще раз выпить за наш успех? – поинтересовался он у Анны-Лизы и тут же добавил: – Только не думай, что я пытаюсь тебя напоить.

– А я и не думаю, – надула губы Анна-Лиза. Она считала, что ее пухлые губы выглядят особенно привлекательно, когда она делает эту гримаску. И не ошибалась. У Дарэна она вызывала что-то сродни умилению.

– Прости, я не хотел тебя задеть, – поспешил оправдаться он. – Просто мне показалось, что ты…

– Что я боюсь тебя? – усмехнулась Анна-Лиза. Ее зеленые глаза сверкнули – во взгляде светился вызов. – Придумай что-нибудь поумнее, Дарэн. Если бы я боялась тебя, то вряд ли сидела бы здесь с мокрыми волосами, облаченная в твой халат.

Дарэн понял, что его оправдания были излишни. Перед этой женщиной нельзя было оправдываться. Она тут же чувствовала твою слабость и пыталась укусить… Но что, если она, как и он, просто пытается скрыть свою неловкость? Которая ей несвойственна так же, как и ему…

После бокала шампанского и Дарэн, и Анна-Лиза почувствовали себя более раскованно. Они разговорились о ледяной скульптуре, и Дарэн рассказал ей, что побудило его заняться этим искусством. В детстве они с сестрой обожали лепить снеговиков и строить замки из снега. Особенно сестра… А потом, когда Дарэн вырос, он задумался над тем, чтобы сделать детское увлечение своим хобби.

– У тебя есть сестра? И где же она? – поинтересовалась Анна-Лиза. Ей очень хотелось знать, кто эта девушка, где она живет и похожа ли на брата. Но Дарэн очень странно отреагировал на ее вопрос. Он весь сжался, словно Анна-Лиза ударила его кнутом. – В чем дело?

– Она умерла, – пробормотал Дарэн и, пресекая дальнейшие расспросы, мотнул головой: – Не будем об этом…

Они допили бутылку шампанского, и Дарэн принес новую.

– У тебя здесь склад? – спросила Анна-Лиза.

Она уже порядком захмелела и чувствовала, что пора бы остановиться. Но чудесное настроение и хорошая компания мешали ей это сделать. К тому же ей совершенно не хотелось возвращаться в свою одинокую квартиру. Тем более, когда рядом Дарэн, такой близкий и такой желанный…

С каждой минутой Анна-Лиза чувствовала, что хочет его все сильнее и сильнее. И не только хочет… С ним было интересно и легко, несмотря на то, что Анна-Лиза знала его совсем недолго. И еще… Она чувствовала, что нужна ему не только как красивая картинка, украшающая его холостяцкую гостиную, а как умный собеседник, с которым есть о чем поговорить. Это было ей в диковинку. Мужчины редко интересовались ее мнением, ее умом, ею, как личностью. А Дарэн… Дарэн был другим, совсем другим.

– С каким цветом у тебя ассоциируется мечта? – спросила она у Дарэна, вертя в пальцах ножку хрустального бокала.

Дарэн улыбнулся – что за странный вопрос задает ему эта странная женщина? – но все же ответил:

– Наверное, с розовым… Или, может быть, с голубым… Наверное, я не очень оригинален? – шутливо спросил он у нее.

– Не очень… – Анна-Лиза прищурила болотно-зеленые глаза и приложила палец к губам, так, словно просила Дарэна не выдавать ее секрет. – А у меня – с цветом мокко.

– Мокко? – удивился Дарэн. – Странная ассоциация… И почему же?

– Я не могу этого объяснить. Просто не могу, и все тут… Но сейчас, мне кажется, я близка к тому, чтобы получить ответ на этот вопрос…

– Ты странная, – улыбнулся ей Дарэн. – Я никогда не встречал таких странных женщин…

– Это стоит расценивать как комплимент? – кокетливо улыбнулась Анна-Лиза.

– Пожалуй, да, – немного подумав, ответил Дарэн. – Иногда мне кажется, что ты совсем не знаешь, чего хочешь… Или думаешь, что знаешь, чего хочешь, а на самом деле глубоко заблуждаешься. Черт, путано получилось! – засмеялся он.

– Я все равно поняла. Вот только мне кажется, я знаю, чего хочу. И обязательно добьюсь своей цели…

– Лишь бы эта цель не была ложной…

Анне-Лизе совсем не хотелось думать о цели. Во всяком случае, сейчас… Она казалась такой призрачной, расплывчатой и непонятной, что на секунду Анна-Лиза представила себе, как плывет в маленьком суденышке по волнам огромного океана. А этот океан и есть ее цель. Бр-р…

Она тряхнула плечами, чтобы сбросить с себя это холодное тягостное чувство одиночества. Раньше она видела свою цель совсем по-другому… Наверное, сказывается выпитое шампанское… И вообще, она задержалась у Дарэна. Может быть, ей пора уходить, пока она не утомила хозяина? Или, по крайней мере, сделать вид, что собирается уйти?

– Пожалуй, мне пора. – Анна-Лиза тряхнула волосами, показывая Дарэну, что они совершенно высохли. – Я согрелась и чувствую себя великолепно. Спасибо за сегодняшний вечер, Дарэн. Это было прекрасно. Правда, прекрасно… – Она посмотрела на Дарэна, ожидая его реакции. Конечно, ей хотелось бы, чтобы он попросил ее остаться. Но навязываться она не собиралась…

По лицу Дарэна пробежала тень. Ему не хотелось отпускать Анну-Лизу… Но что он может поделать, если она хочет уйти? Не упрашивать же… Любой другой женщине Дарэн предложил бы остаться. Но Анна-Лиза… Ему оставалось только догадываться о том, как она отреагирует на его предложение: оживленным согласием или холодным отказом…

Пожалуй, он боялся холодного отказа. Пожалуй, он боялся ее отказа… Ему было страшно оборвать тонкую нить, которая образовалась между ними… Он цеплялся за нее, хоть и понимал, что это бессмысленно. Анна-Лиза не любила настойчивых мужчин – это Дарэн понял сразу. Он чувствовал, что прояви он по отношению к ней излишний интерес – и ему тут же придется поплатиться за это ее холодностью… Поэтому он решил оставить все, как есть. Пусть Анна-Лиза уходит, несмотря на то, что ему безумно, мучительно хочется, чтобы она осталась…

– Что ж, – пробормотал он, пытаясь скрыть разочарование за приветливой улыбкой, – думаю, мы видимся не в последний раз… Хотя… кто знает… – добавил он, подумав.

– Ты принесешь мне вещи? – спросила Анна-Лиза, делая вид, что ни капли не расстроилась. – Не пойду же я домой в твоем халате?

– Конечно…

Дарэн скрылся в соседней комнате. Анна-Лиза грустно посмотрела ему вслед. А ведь он не хочет, чтобы она уходила… Это видно по его лицу. Но почему тогда он не остановит ее, не попытается удержать? Неужели она все это время тешила свое самолюбие сказочкой об их взаимном влечении? А он вовсе не хотел ее и не смотрел на нее особенным взглядом?

Дарэн вернулся и протянул ей сухие аккуратно сложенные вещи. Анна-Лиза изо всех сил прятала разочарование под маской спокойной удовлетворенности.

– Спасибо.

Она взяла вещи и направилась в ванную, чтобы переодеться и расчесать волосы. Через несколько секунд в дверь постучали.

– Я забыл отдать тебе брюки. – Голос Дарэна звучал грустно и немного тревожно.

Сердце Анны-Лизы сжалось – ей мучительно захотелось увидеть его лицо, заглянуть в его глаза цвета мокко, почувствовать его руки на своем теле, замереть в его крепких объятиях…

– Открыто, – механически ответила она.

Дарэн вошел… Перед ним предстала роскошная женщина в не менее роскошном кружевном белье нежно-зеленого цвета и дымчато-серых чулках с ажурной каймой. Желание нахлынуло на него моментально. Вместо того чтобы оставить вещи Анны-Лизы и уйти, он стоял как вкопанный и смотрел на нее расширившимися глазами, блестящими от желания.

Опомнись, Дарэн, опомнись! – настойчиво шептал ему голос разума. Беги отсюда, пока не поздно! Но разве Дарэн мог бежать, когда рядом с ним стояла женщина, которую он не просто желал, а желал так сильно, что у него подкашивались ноги?

И Дарэн сдался… Он подошел к ней и обнял ее хрупкие теплые плечи, ожидая, что она будет сопротивляться… Но Анна-Лиза не оказала ни малейшего сопротивления. Напротив, ее руки ответили ему и обвились вокруг его тела, а губы, страстно жаждавшие поцелуя, отозвались на зов его губ. Он захлебнулся в этом поцелуе, в нарастающем желании, в мучительно-сладкой патоке страсти, которая залила его душу и его тело, заполонила всего Дарэна. Руки Анны-Лизы уже блуждали по его телу, ничуть не стесняясь того, что оно было для них неизведанной страной…

Дарэна охватило томительное предчувствие счастья, но вместе с тем в его душу вторглась тревога. Он с трудом освободился из ее объятий и прошептал, хрипя от нахлынувшей страсти:

– Послушай, Анна-Лиза, ты уверена?

Анна-Лиза не дала ему ответить. Ее губы вновь нетерпеливо приблизились к его губам…

Через несколько секунд Дарэн понял, что он уже не может противостоять ни этой женщине, ни своему желанию. Он подхватил ее на руки и понес в спальню. Ее руки, не останавливаясь, ласкали его тело, а губы впивались в его рот так, что Дарэн боялся оступиться и упасть вместе со своей драгоценной ношей.

Он действительно оступился, но уже перед самой кроватью. Они упали на постель и продолжили ласкать друг друга, наслаждаясь неожиданной, но желанной близостью.

Анна-Лиза громко стонала, извиваясь под его горячим телом. Каждый поцелуй Дарэна, каждое его прикосновение сводили ее тело судорогой наслаждения. Она чувствовала, что никогда не хотела так сильно ни одного мужчину. Чувствовала, что сходит с ума от желания, теряет рассудок, теряет себя… Впрочем, почему же теряет? Может быть, наоборот, она находит себя в этом красавце с горящими глазами цвета мокко…

– Возьми меня… – хрипло прошептала она Дарэну. – Пожалуйста, возьми…

Ее мольбы, ее голос, ее запах – сладкий и влекущий – сводили его с ума. Так же, как и она, Дарэн не мог уже сдерживать себя. Он вошел в нее очень быстро, но тут же, испугавшись, что не доставит ей желаемого удовольствия, сбавил темп. Ему совсем не хотелось, чтобы Анна-Лиза увидела в нем самца, который нуждается лишь в одном – удовлетворении своей прихоти. Он хотел, чтобы она испытала такое наслаждение, которого не знала никогда в жизни… И еще ему хотелось немного подразнить ее, заставить испытать сладкую муку ожидания…

Дарэн задвигался плавно и нежно, не забывая при этом щекотать поцелуями ее шею и грудь. Анна-Лиза стонала все громче и громче. Она билась, вздрагивала в его руках, и Дарэн понял: она хочет, чтобы он двигался быстрее. Но он не торопился… Пусть Анна-Лиза запомнит эту ночь навсегда… Пусть забудет о тех мужчинах, которые были у нее до него… И не думает о тех, что будут после… Одна мысль о том, что у нее были и будут мужчины, заставила его душу содрогнуться от ревности… Он замер, и Анна-Лиза открыла глаза.

– В чем дело, Дарэн? – нежным голосом спросила она, и Дарэн тут же отругал себя. Выбрал время, когда думать об этом!

Он тряхнул головой, чтобы отогнать дурные мысли, и поцеловал ее в губы. Глаза Анны-Лизы вновь смежило наслаждение. Опьяненная поцелуями, запахом Дарэна и плавными движениями его тела, она погрузилась в состояние, близкое к трансу. Но перед ее глазами все время стояло лицо Дарэна, его влажные блестящие глаза, в которых светилось желание… И ей казалось, что в этот миг у нее нет никого ближе и дороже этого мужчины…

6

Утро поприветствовало Анну-Лизу головной болью и ощущением тревоги. Кажется, вчера она натворила что-то… Но что именно? В голове мелькали обрывки фраз, слов, желаний… Однако Анна-Лиза никак не могла понять, что из них – сон, а что было сказано в действительности. Она с трудом заставила себя перебороть мучительный страх и наконец-то открыла глаза.

Определенно, это не ее комната. Определенно, вчера она слишком много выпила. И, определенно, слишком много себе позволила… Теперь она понимала причину своей тревоги. Вчера ночью она осталась у Дарэна. И не просто осталась, а… Переполненная тревожным предчувствием, Анна-Лиза заглянула под одеяло. Отсутствие одежды полностью подтверждало ее догадки. Так оно и есть! Она переспала с Дарэном Вэнхорном!

Да, она, безусловно, этого хотела. Дарэн возбуждал ее, вызывал в ней бурю эмоций и не меньшую бурю желаний. Но как же все ее планы?! Как же ее отношения с камерунцем?! Как же ее будущее, на которое она возлагала такие большие надежды?! Анна-Лиза не могла отвести в нем место Дарэну, как ни старалась. И потом, нужно ли Дарэну это место? Если нет, то это, пожалуй, к лучшему. А что, если да? Он прекрасно знает Пийю и вполне может помешать ее планам… У нее уже есть пример такого поведения – Рики-Тики-Тави…

Правда, Дарэн вовсе не похож на Рики-Тики… Анна-Лиза зажмурила глаза и собрала из осколков воспоминаний мозаику вчерашнего вечера. Если отмести в сторону ее страхи и тревоги, все было восхитительно. Начиная с катания в санях, заканчивая бурной ночью… Вспомнив ласки Дарэна, Анна-Лиза тихо застонала. Как она могла забыть об этом! Ведь это была восхитительная ночь, пожалуй, самая лучшая ночь в ее жизни!

Она тут же одернула себя и открыла глаза. В ее теперешнем положении не стоит предаваться сантиментам. Ей лучше встать с постели и покинуть этот дом, чтобы не дать Дарэну повода подумать, что она решила задержаться у него надолго. На больший срок, чем одна-единственная ночь…

Кстати, где же сам Дарэн? Анна-Лиза покосилась на пустующую половину кровати. Его нет. Наверное, пошел в душ или что-нибудь в этом духе… Что ж, это даже к лучшему. Она может уйти, не встречаясь с ним, так она будет избавлена от объяснений.

Анна-Лиза вскочила с кровати и судорожно начала искать одежду. Но ее вещей нигде не было: ни на кровати, ни под ней, ни на стульях… Черт! – она хлопнула себя по лбу. Ее вещи лежат в ванной. Ведь именно там она оставила их, когда Дарэн понес ее в спальню… Анна-Лиза вспомнила себя, стоящую в нижнем белье и трепещущую под вожделеющим взглядом Дарэна. Вот идиотка! Ей стоило подумать о том, как она будет чувствовать себя сегодня!

Натянув нижнее белье и чулки, на которых образовалась стрелка – еще одно свидетельство бурно проведенной ночи, – Анна-Лиза завернулась в простыню и выскользнула из комнаты. Может быть, Дарэн не в ванной, и тогда ей удастся заполучить свои вещи, оставшись незамеченной? Но ее надеждам не суждено было исполниться: в коридоре она столкнулась с Дарэном. В руках у него был поднос, на котором стояла дымящаяся кружка с кофе и лежали сандвичи.

– Ты поторопилась, Анна-Лиза, – безмятежно улыбнулся Дарэн. – Как видишь, тебе незачем было вставать…

Она отвела глаза, не зная, что ему ответить, какой быть с ним? Предельно мягкой или, наоборот, холодной? Ей не хотелось обижать его, но и не хотелось обнадеживать. Ведь она не собирается оставаться с ним…

От Дарэна не укрылись ни ее бледность, ни ее тревога. О чем она думает? Чего боится? Он нахмурился.

– Что-то не так? – спросил он, пытаясь заглянуть вглубь ее глаз и понять, что за мысли плавают там. Не дождавшись ответа, он произнес: – Пожалуй, нам стоит поговорить…

Анна-Лиза вернулась в спальню и присела на краешек кровати. Она чувствовала себя скверно и никак не могла понять, почему ей настолько тяжело. Ночь была восхитительной, Дарэн оказался великолепным любовником, мужчиной, о котором, наверное, мечтает любая женщина… Неужели она волнуется так из-за Пийи? Но Дарэн не настолько глуп и непонятлив, чтобы осложнять ей жизнь. Вряд ли он поймет ее, но, по крайней мере, не будет мешать… Нет, дело вовсе не в этом. Тогда в чем же?

Дарэн поставил поднос на столик рядом с кроватью и встал напротив Анны-Лизы.

– Мне показалось, ночью ты чувствовала себя прекрасно, – начал он. – Или я ошибся?

– Нет, – ответила она с наигранной живостью. – Все было великолепно.

– Я хотел услышать честный ответ.

– Он абсолютно честный. Все было хорошо. Но…

– Что – но? – Лицо Дарэна с каждой минутой омрачалось все больше.

Анне-Лизе было невыносимо сознавать, что все это происходит по ее вине. Теперь ей нужно было набраться смелости и сказать ему: «Прости, но это была всего одна ночь. Продолжения не будет…» С остальными мужчинами это выходило легко и просто. Но с Дарэном… Анна-Лиза не могла и рта раскрыть. Словно его заткнули большим кляпом…

Дарэн напряженно ждал ответа. Анна-Лиза чувствовала, что не сможет уйти из его дома просто так, не объяснившись. Только что ей объяснять Дарэну? То, что она собралась замуж за Пийю? Не столько за самого Пийю, сколько за его состояние?..

– Так что за «но»? – настойчиво повторил Дарэн.

Анна-Лиза собралась с силами и ответила:

– Все было замечательно, но мне нужно уйти.

Лицо Дарэна вытянулось.

– Я могу знать, зачем? – Его голос был хриплым от волнения.

– Прости, но я не планировала остаться у тебя дольше, чем на одну ночь… – произнесла она, отведя глаза.

Собственные слова показались Анне-Лизе ужасно холодными и циничными, но что она могла поделать? Дарэн хотел услышать правдивый ответ. И он его услышал… Анна-Лиза коротко взглянула на него и увидела, как глаза Дарэна – два кофейных зерна – превратились в две щелочки, из-за которых блестели темные зрачки. Похоже, он разозлился… Может, это к лучшему? Он не станет ее удерживать, и Анна-Лиза сможет спокойно уйти. Хотя… Спокойствие – это совсем не то, что она сейчас чувствует…

– Не планировала? – зло усмехнулся Дарэн, подтверждая догадку Анны-Лизы. – Не знал, что это можно планировать… Ты ведешь себя так со всеми мужчинами? Или я – исключение?

– Как – так? – спросила Анна-Лиза, непроизвольно потянувшись пальцами к мочке уха.

– Как прожженная сердцеедка… Я провела с ним ночь, и этой манны небесной ему должно быть достаточно… Верно, Анна-Лиза? Ты ведь об этом сейчас думаешь?

– Нет, не об этом. Я думаю о своих вещах, лежащих в ванной. Мне нужно одеться и уйти.

Анна-Лиза понимала, что своим прагматизмом причиняет Дарэну боль. Но что еще она может сказать ему? Что неведомое чувство гонит ее прочь из этого дома, прочь от Дарэна, прочь от их так и не зародившейся влюбленности?..

– Хорошо, Анна-Лиза, – сдался Дарэн. – Ты лучше знаешь, что тебе нужно. Я уважаю твое решение, несмотря на то, что ни черта не могу понять.

Он отошел от нее и подошел к окну. Было похоже на то, что он уступает ей дорогу. Она почувствовала, что внутри нее лопнула какая-то невидимая струна, которая все это время звенела в ней натянутой тетивой. До нее только что дошло, что сейчас она уйдет и больше никогда не увидит Дарэна. Не увидит глаз цвета мокко, не почувствует его запах, не утонет в его горячих настойчивых объятиях…

Держись, Анна-Лиза, держись… – шептал ей рассудок. Ты должна это сделать. У тебя попросту нет другого выхода. Так будет лучше… Пустые банальные слова, которые нашептывал ей голос разума, не могли ни поддержать ее, ни утешить… Но она должна быть сильной. Всю жизнь ей приходилось быть такой, и теперь она не позволит себе раскиснуть при мужчине, от которого ей не хочется уходить…

Ей не хочется уходить от Дарэна! Вот откуда это тягостное чувство! Вот откуда эта тревога, это ощущение лопнувшей внутри струны… Она не боится его притязаний – она боится его потерять… Какая ловушка! Ей нужно срочно выбраться из нее!

Охваченная внезапным приступом паники, Анна-Лиза торопливо встала с кровати. Она запуталась в простыне и чуть было не упала. Дарэн не поддержал ее, он стоял лицом к окну и даже не посмотрел в ее сторону. Анна-Лиза успела опереться о стену. Ей казалось, кто-то гонит ее, кто-то заставляет ее бежать, не оглядываясь, из этого дома. Может быть, страх?

Она оделась и вышла в коридор. Дарэн не подавал никаких признаков жизни. Похоже, он так и стоит, молчаливо глядя в окно, с тоской подумала Анна-Лиза. Стоит ли ей прощаться с ним? Стоит ли говорить что-то на прощание? Да и что она вообще может сказать? Похоже, все уже сказано. Так будет лучше, твердила она про себя, как молитву.

Анна-Лиза накинула куртку и без труда открыла входную дверь. Ну вот и все… Вот все и кончилось… Только она почему-то не испытала облегчения от того, что наконец вышла из этого дома. Напротив, тревога лишь усилилась, словно она крепчала вместе с ветром, хлещущим Анну-Лизу по щекам…


Звонок мистера Рибстайна обрушился на нее, как гром небесный. Услышав в трубке его голос, Анна-Лиза сразу же почувствовала неладное… Арнольд Рибстайн никогда не звонил ей – Анна-Лиза связывалась с ним сама. И тот факт, что он пренебрег этим негласным правилом, навел ее на неприятные мысли.

– Мистер Рибстайн? – Анна-Лиза моментально овладела своим голосом и постаралась, чтобы он звучал приветливо. – Рада вас слышать, – солгала она. – Как вы поживаете?

– Прекрасно… – ответил мистер Рибстайн неизменно вежливым голосом, который напоминал Анне-Лизе скрип половиц. Уж его-то дела всегда шли прекрасно, в отличие от дел Анны-Лизы. И она хорошо это знала… – Я звоню вам по щекотливому вопросу… – Кто бы сомневался! – Все дело в том, что мне срочно понадобились деньги… И, увы, я вынужден обзванивать своих должников, чтобы спросить с них долг… – Мистер Рибстайн смолк, ожидая ответа Анны-Лизы.

Ее пальцы скользнули по шее и добрались до мочки уха. Что ей говорить?! Что делать?! Неужели он хочет получить с нее всю сумму, которую она должна ему?! Соберись, Анна-Лиза…

– Вы хотите получить всю сумму, мистер Рибстайн? – спросила она таким тоном, словно для нее эти деньги – сущий пустяк, песчинка в пустыне.

– Да, мисс Вильсон. – Рибстайн отлично знал, что для Анны-Лизы эта сумма – вовсе не песчинка в пустыне. – Если бы не неприятности, я бы подождал… – начал оправдываться он.

– Ничего страшного, мистер Рибстайн. Вы и без того дали мне достаточно времени… – О, если бы он дал ей еще хотя бы месяц! Но Анна-Лиза не могла об этом просить. Если мистер Рибстайн потребовал у нее деньги, значит, они действительно ему необходимы. Она закусила губу. – И… когда я должна вернуть деньги? – Анна-Лиза, затаив дыхание, ждала ответа.

– Завтра… или послезавтра, – ответил Рибстайн. – Увы, не позже… Если бы я мог, то, разумеется, подождал еще немного…

Поговорив с Арнольдом Рибстайном, Анна-Лиза опустилась на пуфик и закрыла лицо руками. Воистину прекрасный день! Вначале разговор с Дарэном, теперь звонок Рибстайна… Где она возьмет эти деньги?! Что ей делать?!

Арнольд Рибстайн был ее кредитором на протяжении нескольких лет. Это было очень удобно – занимать деньги, не связываясь с банковской волокитой… Анне-Лизе нужно было только написать расписку, которую заверял нотариус мистера Рибстайна. А если она не могла выплатить деньги вовремя, Арнольд Рибстайн всегда шел ей навстречу и позволял отсрочить выплату.

Иногда выплата осуществлялась через несколько месяцев после официальной даты, иногда – лишь через полгода. Последний кредит Анна-Лиза должна была погасить год назад. Но денег по-прежнему не было, а долги становились все больше. Арнольд Рибстайн готов был ждать и ждал бы еще долго, если бы его финансовое благополучие не пошатнулось. Анна-Лиза не знала, что случилось у Рибстайна. Об этом человеке с вежливым голосом, напоминавшем звук скрипящей половицы, она знала только то, что он был кем-то вроде ростовщика для тех людей из общества, чьи средства были крайне ограниченными. И, увы, к группе этих людей примыкала и она, Анна-Лиза Вильсон…

У нее был только один выход. Ей нужно было срочно занять деньги. Но у кого? Конечно, она могла занять их у Бетси, но Анна-Лиза не хотела этого делать. Во-первых, Бетси ее подруга, а Анна-Лиза не любила быть в долгу у друзей. Во-вторых, Бетси Элмор и так много для нее сделала. Ввела ее в общество, решала ее проблемы… Нет, обращаться за деньгами к Бетси – это уже слишком… Хотя, конечно, подруга ни за что ей бы не отказала… Более того, она неоднократно предлагала Анне-Лизе свою помощь…

Кого же еще можно попросить о помощи? Может быть, Пийю Апонча, влюбленного в нее по уши? «Для него твои долги – сигаретный пепел», – вспомнила Анна-Лиза слова Бетси. Да, так оно и есть. Пийя, не задумываясь, даст ей эту сумму. Только не рано ли просить его об этом? Ведь пока у них нет никаких отношений… С другой стороны, начало этих отношений – не за горами. Тем более, Анна-Лиза собирается за него замуж. Если Пийя, конечно, сделает ей предложение. В чем она почему-то не сомневается…

Решено. Она попросит денег у камерунца. И позвонит ему прямо сейчас…

Анна-Лиза решительно поднялась с пуфика и подобрала телефонную трубку, валяющуюся среди подушек. Словно в ответ ее мыслям, зазвонил телефон. Анна-Лиза даже вздрогнула от неожиданности. Кто это? Может быть, Дарэн Вэнхорн, который все-таки хочет выяснить причину ее поведения? Она и хотела и не хотела услышать его. Одна мысль о том, что они простились навсегда, причиняла ей боль… И все же… Все же лучше бы ему не бередить ее рану. Тогда она сможет забыть о нем…

– Анна-Лиза Вильсон, – представилась она. И все же, как ей хочется услышать голос Дарэна…

– Анна-Лиза… Это Пийя Апонча. Как ваша дела? Я хотеть вас встретиться…

Анна-Лиза чуть не прыснула со смеху. Это «хотеть вас» звучало слишком уж двусмысленно. Пийя, как всегда, в своем репертуаре… Но как же вовремя он позвонил – ведь она как раз хотела набрать его номер. И все же… его голос обрадовал ее куда меньше, чем голос Дарэна. В глубине души она надеялась, что Дарэн Вэнхорн окажется более настойчивым мужчиной…

– О, господин Апонча! – изобразила она радостное оживление. – Я как раз собиралась вам позвонить.

– О, Анна-Лиза… Вы не забыть о Пийя! – обрадовался Апонча. – Куда хотеть пойти мой прекрасный каспожа?

– В какое-нибудь уютное местечко, – беззаботно бросила Анна-Лиза.

Ее голос звучал весело, в унисон голосу Пийи. Как будто не было ни ночи, проведенной с Дарэном, ни тревожного утра, ни звонка Рибстайна. Анна-Лиза прекрасно владела собой и гордилась этим. Может быть, поэтому она имела особенный успех у мужчин?

– Уютное местечко? – переспросил Пийя и задумался. – Я выбрать ресторан и позвонить каспажа? О’кей?

Анна-Лиза снова усмехнулась. Американское выражение в устах Пийи звучало особенно забавно.

– О’кей, – ответила она. – Буду ждать вашего звонка…

– Я скоро звонить мой красавица. Очень скоро…

Анна-Лиза бросила трубку на диван и подошла к зеркалу. Конечно, она не готова к свиданию с Пийей. На нее смотрело грустное осунувшееся лицо с признаками бурно проведенной ночи: синими тенями под глазами, красными прожилками, обрамляющими зрачки… Однако сильнее всего ее выдавал взгляд – взгляд женщины, которая не чувствовала себя счастливой. И совсем не была уверена в своем будущем…

Она должна превозмочь свою депрессию и пойти на свидание. У нее нет другого выхода… «Лишь бы твоя цель не была ложной», всплыли в ее голове слова, сказанные Дарэном. Может быть, он прав? А с другой стороны, разве он может понять ее? Разве может заглянуть ей в душу? Конечно, нет… Но тогда он не вправе рассуждать о ее цели…

Анна-Лиза вздохнула и побрела на кухню. В морозилке лежит ароматический лед, которым ей, может быть, удастся привести в божеский вид свое помятое лицо.

Извлекая из холодильника твердые холодные квадраты, она вновь вспомнила о Дарэне. О ледяной скульптуре, об их посиделках в уютном кафе со странным названием «Флибб». О тех взглядах, что Дарэн бросал на нее… Нет, осеклась она, лучше не думать об этом. Лучше вообще не думать о Дарэне. Эти воспоминания причиняют ей слишком много боли…


Бетси Элмор разлеглась на пышных подушках в кружевном пеньюаре нежно-голубого цвета. Ни дать, ни взять – куртизанка эпохи Возрождения… Анна-Лиза посмотрела на подругу с грустной улыбкой. Жизнь Бетси куда менее насыщена впечатлениями, чем ее жизнь. Но сейчас Анна-Лиза даже завидовала Бетси – ей, по крайней мере, нет нужды выходить замуж за человека, к которому она не чувствует ни малейшего влечения…

– Значит, ты все-таки решилась… – резюмировала Бетси рассказ Анны-Лизы. – Ты уверена, что тебе хочется бросить все и уехать к черту на кулички?

– Не знаю, Бетси… – Стоит ли говорить подруге о том, что Пийя рассчитался с ее долгами? – Я сказала ему, что подумаю… Что приеду к нему, осмотрюсь и тогда приму окончательное решение…

Бетси недоверчиво покосилась на Анну-Лизу. Подруга явно темнит и умалчивает о чем-то важном… Но ведь Бетси не может клещами тянуть из нее слова?

– Совсем недавно ты говорила, что Пийя тебе не интересен. А теперь ты сообщаешь, что почти согласилась на его предложение и едешь в Африку… Как тебя понять, Анна-Лиза? Не мог же он увлечь тебя так сильно за одно-единственное свидание?

Анна-Лиза мучительно раздумывала, стоит ли ей сообщать об истинной причине, побуждающей ее принять предложение Пийи… Если она скажет о долгах, Бетси обидится и предложит свою помощь. Впрочем, для подруги не было секретом, что Анна-Лиза хочет найти богатого мужа…

– Он богат, – улыбнулась она, натягивая на себя маску прагматичной женщины с холодным рассудком. – И не просто богат, а сказочно богат… Ты же знаешь, я хотела мужа со средствами…

– Знаю. Но я надеялась, что кроме средств у твоего мужа будет кое-что еще, чем он увлечет тебя… Но к Апонча ты совершенно равнодушна. Поверь, это заметно… Более того, мне кажется, ты влюблена в кого-то другого…

Бетси посмотрела на подругу взглядом женщины, у которой за плечами гигантский опыт. Анне-Лизе был хорошо знаком этот всезнающий взгляд, но сейчас она почему-то не смогла его выдержать. Она вспыхнула и начала возмущенно оправдываться:

– С чего ты взяла?! Во-первых, мне нравится Пийя – он галантный кавалер и привлекательный мужчина… И ни в кого я не влюблена! – раздраженно добавила она.

– Как же! – усмехнулась Бетси, придвигая к себе одну из подушек. – Будто я тебя плохо знаю! Ты прекрасно владеешь собой, и твое возмущение – лишнее доказательство тому, что ты влюблена. А этот задумчивый взгляд, устремленный в пустое пространство? Нет, подруга, ты можешь провести кого угодно, но только не меня.

– Я думаю о предстоящем замужестве, – соврала Анна-Лиза, желая поскорее сменить неприятную тему. – Все-таки не каждый день мне делают предложение…

– Тебе? – Бетси звонко расхохоталась. – Если не каждый день, то уж точно каждый месяц! Каждый второй мужчина готов жениться на тебе, не раздумывая.

– Не преувеличивай. И потом, не каждый второй обладает состоянием Пийи…

– Может быть, хватит думать только о деньгах, – осуждающе покачала головой Бетси. – Пора подумать и о себе… Никто не просит тебя выходить замуж за голодранца и ночевать в парке, укрывшись газетами… Почему бы тебе не выйти за человека со средним достатком… Конечно, он будет покупать тебе бриллианты раз в год, а не раз в месяц… – усмехнулась Бетси. – Но, по-моему, это мелочи…

– А по-моему, нет. – Анна-Лиза закинула ногу на ногу и всем своим видом показала Бетси, что этот разговор порядком ей надоел. – По-моему, моя красота стоит дороже… Ведь только ее видят во мне мужчины… – Она сделала презрительную мину.

Бетси хорошо знала эту мину. Очень часто, говоря о мужчинах, Анна-Лиза кривилась так, будто увидела насекомое. Она зла на сильную половину человечества – в этом Бетси была уверена на сто процентов. Вот только почему? Что такого сделали ей мужчины? Как обидели? Бетси подозревала, что это случилось в детстве или в ранней юности. Она не знала, что за детство было у ее подруги, а Анна-Лиза всегда отмалчивалась, когда Бетси пыталась расспросить ее об этом.

– С чего ты взяла, что в тебе видят только красоту? – раздраженно поинтересовалась Бетси. – В таком случае, меня мужчины вообще не воспринимают как женщину… Ведь я не так красива, как ты. И опыта в амурных делах куда меньше…

Анне-Лизе не хотелось обидеть подругу, поэтому она прекратила разговор на эту скользкую тему. К тому же ей нужно было поговорить с Бетси о вещи, куда более важной, чем все остальное…

– Я хотела попросить тебя кое о чем, – издалека начала Анна-Лиза. – Не знаю, согласишься ли ты на это предприятие… Пийя вылетает завтра и хочет, чтобы я отправилась в Африку через несколько дней после его отъезда… Он уладит свои дела и сможет уделить мне достаточно времени… Я хочу, чтобы ты скрасила мою поездку в Африку… Ты поедешь со мной?

Глаза Бетси округлились. Она прижала к себе подушку и некоторое время лежала, молча разглядывая Анну-Лизу. Наконец она вновь обрела дар речи и даже попыталась улыбнуться.

– С тобой? Но ты ведь знаешь, что я панически боюсь самолетов. Нет, это невозможно…

Анна-Лиза предвидела такой ответ. Она полезла в карман и извлекла из него два билета.

– Что это? – поинтересовалась Бетси. – Ты купила билет, не дождавшись моего согласия?

– Да. Это билет на лайнер. Только не на воздушный, а на морской… Если мне не изменяет память, ты неплохо переносишь морские круизы…

Бетси улыбнулась. На этот раз ее улыбка была естественной. Если Анна-Лиза что-то задумала, она непременно доведет дело до конца… И, по большому счету, ничто не мешает Бетси отправиться в Африку. Ведь у нее нет никаких дел, которые держали бы ее в этом холодном городе. У нее нет мужа и детей, за которыми ей нужно было бы ухаживать. И потом, Анна-Лиза сейчас особенно нуждается в ее поддержке. Кто знает, вдруг Бетси удастся отговорить ее от того решения, которое она почти приняла?

– Хорошо, – сдалась Бетси. – Почему бы и нет? В конце концов, отдых от затяжных холодов пойдет мне даже на пользу…


Анна-Лиза никогда не плавала на лайнере. Поэтому, когда перед ее глазами предстало огромное судно, она даже испугалась. Сможет ли она нормально перенести это плавание? Не свалит ли ее злополучная морская болезнь? И вообще, не постигнет ли судно трагическая участь «Титаника»? Все эти мысли вихрем пронеслись в ее голове, и Анна-Лиза всерьез подумала, не отказаться ли ей от поездки… Ее успокоила Бетси:

– Хватит трястись, как будто у тебя паралич, – строго наказала она подруге. – Ничего тут страшного нет. Я много раз плавала на таких судах и, как видишь, жива. По-моему, самолет куда опаснее, чем этот лайнер.

– Надеюсь, – неуверенно пробормотала Анна-Лиза. Ей казалось, что она уже «подцепила» знаменитую морскую болезнь, и та во всю орудует в ее желудке… – Мне уже плохо…

– Это у тебя от нервов, – беспечно бросила Бетси, как будто сама никогда не тряслась перед трапом самолета. – Успокойся, все пройдет.

– Хорошо, если так…

Поднимаясь по трапу лайнера, Анна-Лиза думала не только о морской болезни и кораблекрушении. Она чувствовала себя подавленной и удивительно неуверенной в себе и своих чувствах. До встречи с Дарэном она четко знала, чего хочет, чего добивается, для чего живет. А теперь… Теперь эта цель казалась каким-то призрачным нелепым миражом.

Перед ее глазами постоянно мелькало лицо Дарэна. То холодное и суровое, то чувственное, исполненное страсти. Она наивно полагала, что ей легко будет забыть этого мужчину. Как бы не так! Дарэн Вэнхорн не похож на других. Может быть, поэтому ей не удавалось забыть его с той же легкостью, с какой она забывала обо всех своих мужчинах…

В любом случае, она чувствовала себя уязвленной. Как так – впервые за сознательную жизнь она почувствовала к мужчине нечто более серьезное, чем страсть, а он… он ответил ей равнодушием и забвением. Ведь он даже не пытался найти ее после той ночи! Наверное, он не испытывал к ней никаких особенных чувств. Поэтому и забыл так скоро. Почему же она никак не может стереть из памяти его глаза и маленькую родинку над верхней губой?

– О Господи! Анна-Лиза, ты только погляди! – прервал ее размышления изумленный возглас Бетси.

Анна-Лиза посмотрела в ту сторону, куда указывала Бетси, и обмерла, увидев Рики-Тики-Тави. Он стоял, облокотившись на поручни лайнера, и явно высматривал кого-то в толпе.

– Черт возьми! – выругалась Анна-Лиза и посмотрела на Бетси глазами, полными отчаяния. – Что же теперь делать?! Сдавать билеты и лететь самолетом? Или всю дорогу прятаться в каюте, чтобы он не увидел меня?

От волнения Анна-Лиза совсем перестала понимать, что делает. Она развернулась, чтобы спуститься с трапа, но Бетси тут же схватила ее за руку.

– Ты что, обезумела?! – рявкнула она на подругу. – Наверняка он пришел сюда только из-за тебя. И он найдет тебя, даже если ты пророешь подземный ход от Америки до Африки! Ты поговоришь с ним, и все образуется… А сейчас успокойся!

– Успокойся?! – Анна-Лиза чувствовала, что вновь теряет контроль над своими эмоциями. – Ты что, не знаешь Рики-Тики? Это же настоящая истеричка… мужского пола. Он не даст нам доплыть до Африки, помяни мое слово! Он взорвет весь лайнер своими истериками! Он устроит скандал!

– Сейчас его устраиваешь ты, – холодно заметила Бетси. – Возьми себя в руки! Что с тобой творится, в конце концов?

Бетси права, подумала Анна-Лиза. Бетси абсолютно права… Ей нужно успокоиться, вспомнить о своей хваленой выдержке… Что же с ней такое? Неужели все это – следствие разлуки с Дарэном? Она выразительно посмотрела на Бетси – та сжала ее руку так, как будто Анна-Лиза вырывалась, – и кивнула головой:

– Хорошо… Я спокойна… Как гладиатор, которого отправляют на съедение львам… – усмехнулась она. – Пойдем…

Анна-Лиза не сомневалась, что Рики-Тики высматривает именно ее – жертву его влюбленности. Она не ошиблась. Как только они с Бетси поднялись на борт лайнера, Рики бросился к ним.

– Анна-Лиза… – Он схватил ее руку и осыпал ее поцелуями. – Анна-Лиза… Я не мог поверить в то, что ты собираешься уехать…

– А зря… – Анна-Лиза вырвала свою руку и негодующе посмотрела на Рики. – Я уезжаю… А ты что здесь делаешь?

– По-моему, это вполне понятно. Я жду тебя. Может, ты передумаешь и останешься?

– Ни за что! – Анна-Лиза покачала головой. – Надеюсь, ты не поплывешь с нами?

В глазах Рики читалось отчаяние. Совсем не то он хотел услышать от женщины, в которую влюблен.

– Я взял билет…

– Так отдай его.

– Я поплыву с тобой.

– Уверяю, это совершенно бесполезно…

– Мне все равно…

– Эй, вы оба! – вторглась в их бессмысленный диалог Бетси. – Может, для начала мы все-таки найдем свои каюты? А выяснить отношения вы сможете и потом… На это у вас будет несколько дней. Ну пожалуйста, Рики…

Анну-Лизу поражало то, какое влияние Бетси оказывала на Рики-Тики-Тави. Он не просто слушал ее, он подчинялся ей… Складывалось впечатление, что Рики влюблен вовсе не в Анну-Лизу, а в Бетси…

Внезапно Анну-Лизу осенила блестящая идея. А что, если эти двое… Но об этом она подумает позже. Сейчас она слишком сильно волнуется, чтобы создавать какие бы то ни было проекты… Тем более, Рики внял увещеваниям Бетси, и теперь Анна-Лиза избавлена от его нытья…

Они без труда нашли свои каюты. Бетси заняла каюту с номером пятнадцать, а Анна-Лиза четырнадцатую. Как выяснилось позже, их каюты располагались в довольно выгодном месте. Во-первых, выйдя из каюты, можно было подойти к поручням и полюбоваться океаном. А во-вторых, неподалеку от них находился ресторан, куда Анна-Лиза и Бетси решили заглянуть вечером.

Каюта Анны-Лизы оказалась небольшой, но очень уютной. Маленький шкафчик для одежды, несколько пуфиков и довольно широкий диван – именно то, что ей было нужно. Плюс ко всему, каюта была отделана в нежно-зеленых тонах, а этот цвет нравился Анне-Лизе больше всего. Она переоделась, повесила вещи в шкаф и прилегла на диван. Вроде бы, дорога до порта была не слишком долгой – рейсовый автобус доставил их за полтора часа, – но Анна-Лиза чувствовала себя чертовски уставшей… К тому же она страшно переволновалась из-за Рики-Тики… Да и не только из-за него.

Ее глаза смыкались, и Анна-Лиза была рада этой блаженной истоме, разлившейся по всему телу. Все-таки сон – это благо… Когда ты спишь, тебе не приходится думать о чем-то, беспокоиться из-за чего-то, чувствовать боль и тревогу… Разумеется, если тебе не снятся кошмары…

– Черт возьми! Я же просил, чтобы мне дали шестнадцатую или семнадцатую каюту! Какую угодно, но только не тринадцатую! – раздался за дверью чей-то рассерженный голос.

Анна-Лиза вздрогнула и открыла глаза. Что это – сон?! Но ведь она еще не успела заснуть! Неужели этот голос ей почудился?! Неужели у нее начались галлюцинации?! Сон как рукой сняло. Анна-Лиза присела на кровати и прислушалась. Сердце билось, как африканский барабан. Нет, так она ничего не услышит! Надо встать и подойти к двери…

Ругая себя на чем свет стоит, Анна-Лиза прильнула ухом к двери. Наверное, она сошла с ума, если делает такие вещи!

– Я отказываюсь жить в тринадцатой каюте! – услышала она за дверью. – Делайте, что хотите, но сюда я не войду!

Сердце, как гончая, сорвавшаяся с поводка, рвануло куда-то вниз, к животу. Уши залила горячая волна – очевидно, это было волнение. Анна-Лиза прижалась к двери и стояла, едва дыша от охвативших ее чувств. Она не ошиблась! Это был голос Дарэна! Он здесь, на лайнере! Но что он тут делает?! Может, она все-таки ошибалась насчет его забывчивости – он поехал за ней?! Похоже, решительный настрой был не только у Рики-Тики…

Запутавшись в своих сбивчивых мыслях, Анна-Лиза совсем позабыла о том, что дверь в каюту не заперта. Она облокотилась на ручку, и та не замедлила сдвинуться. Дверь открылась, и Анна-Лиза, раскрасневшаяся от волнения, вывалилась из каюты. Отцепившись от двери, она потеряла равновесие и непременно упала бы, если бы кто-то не подхватил ее сильными руками.

Анна-Лиза взглянула на своего спасителя. Догадаться о том, чьи глаза смотрят на нее с недоумением и насмешкой, было не сложно. Это были глаза Дарэна Вэнхорна…

7

– Ты?! – удивление Дарэна было настолько искренним, что Анна-Лиза почувствовала себя настоящей идиоткой. – Вот это сюрприз… – усмехнулся он. – Если бы знал, я, пожалуй, отказался бы от поездки…

Тон, которым была сказана последняя фраза, окончательно убедил Анну-Лизу в том, что Дарэн и в мыслях не имел встретиться с ней на этом судне. А она-то уже решила, что Дарэн Вэнхорн думал о ней все это время и не знал, как подступиться… Идиотка! Она и в самом деле идиотка, каких поискать! Внутри нее что-то оборвалось. Холод и пустота сменили волнение. Анна-Лиза смотрела на Дарэна и не знала, что сказать ему, как ответить на его язвительное замечание.

До нее наконец дошло, что он все еще поддерживает ее и что за их странной парочкой наблюдает молодой человек, одетый в белый китель, очевидно, из обслуживающего персонала лайнера. Она дернула плечами и отстранилась от Дарэна. Ей было безумно сложно изображать равнодушие и холодность, но теперь она вынуждена была это делать. Дарэн не должен понять, что она все это время думала о нем!

– Если бы я знала, что мы поплывем на одном лайнере, то полетела бы самолетом, – бросила она Дарэну. – И нечего смотреть на меня так, будто я испортила тебе все путешествие… В конце концов, я не виновата в том, что ты не умеешь достойно проигрывать…

Удар попал в цель. Лицо Дарэна перекосилось от возмущения. Но он быстро взял себя в руки и, насмешливо взглянув на Анну-Лизу, ответил:

– Я не играю в игры. В отличие от вас, мисс Вильсон, я живу настоящей жизнью…

Перепалку прекратила Бетси, которая вышла из своей каюты. Вид у нее был сонный. Очевидно, ее разбудили крики.

– В чем дело? – спросила она, присматриваясь к Дарэну. Он был одет в фиолетовое длиннополое пальто с черными лацканами и манжетами, и Бетси никак не могла его вспомнить. – Что у вас тут происходит? А-а, мистер Вэнхорн, – усмехнулась она, узнав Дарэна. – Только вас здесь и не хватало… Вы всегда приносите неприятности?

– Нет, только когда кому-то становится скучно жить. – Он беззлобно улыбнулся Бетси, показав ей, что просто шутит, и покосился на Анну-Лизу. – Ваша подруга, мисс Элмор, чуть не снесла меня за борт… Она вылетела из своей кабины так, словно за ней черти гнались…

Анна-Лиза старалась выглядеть спокойной. Пусть себе Дарэн язвит, пусть упражняется в остроумии. Она сделает вид, что все это ее не касается. Что ей вообще наплевать на Дарэна, а на то, что он говорит, и подавно. О, если бы так и было! Сколько бы Анна-Лиза отдала, чтобы никогда, никогда не встречать этого мужчину!

Парень, с которым ругался Дарэн, решил напомнить о себе.

– Мистер…

– Вэнхорн. А можно просто Дарэн, – улыбнулся ему остывший Дарэн. – Вы, наверное, хотите, чтобы мы решили вопрос с каютой?

Молодой человек кивнул.

– Боюсь, в первом классе нет свободных мест, – робко пробормотал он. – Но если кто-нибудь захочет поменяться с вами местами…

– О чем, собственно, речь? – вмешалась участливая Бетси. – У вас проблемы с каютой, мистер Вэнхорн?

– Всего одна, – усмехнулся Дарэн. – Номер каюты – тринадцатый. Дело в том, что я не люблю это число…

– Что ж, если вам это поможет, мы можем поменяться каютами… – невозмутимо ответила Бетси.

Анна-Лиза проклинала участливость своей подруги. И какого черта Бетси все время пытается решить чужие проблемы?! Наверное, потому что у нее нет своих!

Анна-Лиза с ужасом поняла, что ревнует. И к кому?! К Бетси, к своей лучшей подруге, с которой они никогда не делили мужчин… Не делили, потому что самые красивые доставались всегда Анне-Лизе… От этой мысли ей стало немного не по себе. И еще от того, что Дарэн – непредсказуемый Дарэн – вполне мог влюбиться в ее подругу…

Анна-Лиза закусила губу. Если бы только она могла рассказать обо всем Бетси… Тогда не было бы этой проблемы. Но Анна-Лиза слишком боялась того, что романтичная Бетси начнет отговаривать ее от брака с Пийей. А хуже Бетси, читавшей мораль, сложно было что-то придумать…

Что ж, придется терпеть… Анна-Лиза смотрела на весело болтающих Дарэна и Бетси, и чувствовала, как у горла комком свернулись слезы обиды. Ну почему она влюбилась именно в этого мужчину?! Почему она вообще влюбилась!

Бетси улыбалась Дарэну и с интересом слушала его болтовню, а Анна-Лиза ощущала, что это такое – быть лишней. Кто бы знал, что она докатится до такого позора! А ведь когда-то она дала себе слово, что в ее жизни никогда не будет равнодушия мужчин…

Пожалуй, ей лучше уйти, пока она окончательно не потеряла лицо. Анна-Лиза собрала остатки мужества и, взглянув на Бетси, с видимым дружелюбием произнесла:

– Бетси, я, пожалуй, пойду в каюту… Я уже спала, когда здесь поднялся шум, – кивнула она в сторону Дарэна.

– Хорошо, – улыбнулась ей Бетси. – Я зайду к тебе через час… Ведь мы собираемся в ресторан…

Анне-Лизе показалось, что последнюю фразу Бетси сказала исключительно для Дарэна. Похоже, подруга не на шутку увлеклась им. А может быть, и он ею…

Анна-Лиза открыла дверь каюты и краем глаза покосилась на Дарэна. Тот даже не обратил внимания на ее уход… О Господи, как же больно… Как же больно, Господи…

Она прилегла на кровать, но заснуть уже не смогла. Перед глазами стояло оживленное лицо Бетси и веселая улыбка Дарэна. Кажется, эти двое нашли друг друга. А ей остается только Пийя с его миллионами… Когда-то Анна-Лиза думала, что попросту не умеет ревновать. Выходит, она глубоко заблуждалась…


Неизбежная встреча с Рики-Тики-Тави наконец свершилась. Анна-Лиза столкнулась с ним в дверях ресторана. Не испытав ничего, кроме раздражения, она облила его презрительным взглядом. Но этот взгляд всегда отлетал от Рики, как горох от стенки. Лишь его глаза становились еще печальнее.

– Анна-Лиза… – обратился он к ней в своей обычной манере, с восхищенным полушепотом. – Может, мы наконец-то поговорим?

О да! Единственное, чего она хочет сейчас – так это разговора с Рики-Тики-Тави! Анна-Лиза с трудом подавила возмущение, которое готово было вот-вот выплеснуться наружу. Неужели они недостаточно говорили, недостаточно обсуждали их разрыв? Что ей нужно сделать, чтобы Рики понял: отношения между ними закончились? Ей хотелось наговорить Рики кучу гадостей, но она опасалась скандала: в ресторане было слишком много людей, которые и без того косились на нее и на Рики, застрявших в дверях.

Бетси уже должна была быть в ресторане, и Анна-Лиза оглядела зал в поисках столика, за которым сидела подруга. И нашла… Вместе с Бетси за столом сидел сияющий, как начищенный медяк, Дарэн Вэнхорн. Сердце Анны-Лизы учащенно забилось. Значит, она была права – ее единственная подруга и Дарэн увлечены друг другом… Иначе с чего бы Бетси пригласила его сюда? Анна-Лиза почувствовала, как внутри снова заныла пустота.

Однако ситуация с Рики требовала немедленного разрешения. И Анна-Лиза решилась. Если Бетси позвала за столик Дарэна, она пригласит Рики. Пусть Дарэн не думает, что Анна-Лиза осталась одна и страдает из-за него, как девчонка!

Она постаралась как можно более ласково улыбнуться Рики.

– Меня ждет Бетси. Предлагаю присесть за наш столик и мирно решить вопрос… Если, разумеется, ты не собираешься закатить скандал…

Рики обомлел от такой неожиданной нежности. В последнее время он получал от Анны-Лизы только тычки и презрение.

– Ну что ты… – смущенно пробормотал он. – Конечно, не собираюсь…

Они прошли к столику. Анна-Лиза собрала всю свою выдержку и вооружилась беззаботной улыбкой. Мне нет никакого дела до Дарэна, уговаривала она себя. Мне наплевать на то, что он флиртует с Бетси…

Дарэн отреагировал на их появление без видимых эмоций. Он поприветствовал обоих и продолжил болтать с Бетси. Они обсуждали морские прогулки. Выяснилось, что Дарэн путешествует морем первый раз в жизни. Он рассказывал Бетси о чувствах, охвативших его, когда он попал на борт лайнера, – Дарэн так же, как и Анна-Лиза, подумал о морской болезни…

– Анна-Лиза оказалась такой же трусихой, – рассмеялась Бетси. – Правда же, Анна-Лиза?

Анна-Лиза отделалась коротким кивком. Ей ничего не хотелось обсуждать с этой парочкой. Она лишь изредка бросала на Дарэна мимолетные взгляды – ее интересовало, какими глазами он смотрит на Бетси. Но в его глазах не было ничего похожего на влюбленность. В них был интерес и, может быть, самая капелька флирта. Нельзя сказать, чтобы это утешило Анну-Лизу. За время, проведенное в каюте, она напридумывала о Бетси и Дарэне столько всего, что хватило бы на целый роман.

Рики по-прежнему смотрел на нее глупым влюбленным взглядом и все время молчал, что выводило Анну-Лизу из себя. Ну хоть сказал бы что-нибудь, не сидел, как истукан… Как же она глупо поступила, пригласив его за этот столик! Она дала ему лишнюю надежду, чего совсем не стоило делать… А Дарэн, похоже, даже и не думал ревновать ее к Рики.

Мало того, когда заиграла музыка, Дарэн пригласил Бетси на танец. Это было для Анны-Лизы очередным ударом. Она чувствовала себя так, как будто на голову ей вылили ведро ледяной воды. И Дарэн, и Бетси были ей теперь ненавистны. Ну и что, что подруга не знает о ее чувствах! Могла бы и догадаться!

Рики не замедлил последовать примеру Дарэна. Он пригласил Анну-Лизу, правда, сделал это крайне нерешительно, поскольку боялся, что она откажет ему. Чтобы не отставать от Дарэна, Анна-Лиза согласилась потанцевать с Рики. Скользя в неуютных объятиях партнера, она внезапно почувствовала, что ей хочется плакать.

Теперь, когда она видела руки Дарэна на талии Бетси, в ее душе смешались два чувства: гнев и отчаяние. Как он мог так быстро забыть о ней и увлечься другой?! Как она могла так глупо влюбиться в такого ветреного человека?! Анну-Лизу так и подмывало уткнуться в плечо Рики и дать волю рыданиям. Но Рики был не очень убедителен в роли носового платка, да и Анна-Лиза слишком боялась выставить себя в глупом свете.

Немного подумав, она решила испробовать другое средство. Она привлечет к себе внимание Дарэна и сделает это любой ценой! В конце концов, она уже давно не маленький гадкий утенок.

Когда Дарэн и Бетси оказались неподалеку от нее и Рики, Анна-Лиза высвободилась из объятий Рики и подтолкнула партнера в сторону Бетси.

– Может, поменяемся партнерами, – предложила она и, не дожидаясь ответа, скользнула в объятия Дарэна. Бетси осталось только последовать ее примеру и танцевать с Рики. Но, похоже, она не очень огорчилась такому повороту событий.

А вот Дарэн… Дарэн смотрел на Анну-Лизу так, как будто она только что нарушила закон. В его взгляде смешались удивление и возмущение. Он сжал талию Анны-Лизы так крепко, словно представил себе, что это ее шея, и раздраженно шепнул ей на ухо:

– Хотел бы я знать, чего ты добиваешься?!

Возмущение – лучше, чем равнодушие, утешила себя Анна-Лиза и подарила Дарэну одну из своих лучезарно-невозмутимых улыбок.

– Разве ты отказал бы мне в танце?

– Сказать по правде, я отказал бы тебе в любой просьбе. – Глаза Дарэна грозно сверкнули, но Анна-Лиза почувствовала, что его мысли очень сильно расходятся со словами. Это интуитивно сделанное открытие вернуло ей прежнюю уверенность и ощущение неожиданной легкости, водворившейся в ее душе.

– За что такая немилость? – поинтересовалась она, глядя Дарэну прямо в глаза. – В чем я провинилась?

– Можно подумать, ты не догадываешься… – прошипел Дарэн.

Но в глазах цвета мокко уже не было ни холодности, ни гнева. Анна-Лиза с радостью и облегчением читала в них внезапно разбуженное желание. Он прижал ее к себе так крепко, что Анна-Лиза почувствовала, как бьется его сердце. Оно билось с такой силой, что у нее не осталось сомнений – Дарэн хочет ее.

Желание, которое он тщетно пытался скрыть, передалось и ей. Анна-Лиза против воли прижалась к нему и наслаждалась биением его сердца, тягучим блеском его глаз, сводящим ее с ума. Сейчас она чувствовала себя маленькой птичкой, присевшей на ветку огромного дуба и разбудившей в нем жизнь. Она не понимала, как могла все это время жить без Дарэна, как могла обходиться без его тепла, без его запаха, без его страсти… Они впились друг в друга, не в силах разорвать тесных объятий и взглядов, спаянных страстью, а, возможно, чем-то большим, нежели страсть… Анна-Лиза наслаждалась этим мигом, сознавая, что сейчас она счастлива так, как, наверное, не будет никогда после…

Они молчали и только, не отрываясь, смотрели в глаза друг другу. Когда танец закончился, Анна-Лиза почувствовала внутри себя разбуженный вулкан. Сколько желаний, сколько скрытой энергии будил в ней Дарэн! Понимал ли он это?

Музыка стихла, и четверка вновь оказалась за одним столом. Рики вглядывался в лица Анны-Лизы и Дарэна. Он пытался понять, оправданны ли его подозрения. Влажно блестящие глаза Анны-Лизы подтвердили его догадку. Он нахмурился и бросил в ее сторону ревнивый взгляд.

Анна-Лиза почувствовала, что Рики ревнует, но сейчас ей совсем не хотелось думать о нем. Танец с Дарэном полностью изменил ее настроение. Она не чувствовала больше холода и пустоты внутри, с которыми пришла на этот ужин. Теперь в ней снова полыхала страсть, от которой она так долго и тщетно пыталась излечиться.

Бетси смотрела на них недоумевающим взглядом. Анна-Лиза поняла, что подруга, как и Рики, начинает догадываться, что между ней и Дарэном что-то есть. Она чувствовала себя немного виноватой перед Бетси – ведь подруга, кажется, увлеклась Дарэном. Но, с другой стороны, вряд ли Бетси увлеклась им настолько, чтобы ревновать его к Анне-Лизе. И потом, Анна-Лиза все-таки была первой…

Затянувшееся молчание прервал Дарэн:

– Предлагаю выпить за начало плавания, – произнес он глухим и немного хриплым голосом. – Надеюсь, оно будет спокойным. И еще… – он покосился в сторону Анны-Лизы, – надеюсь, что каждый из нас получит от этого путешествия то, что в действительности хочет получить…

Тост прозвучал многозначительно, но никто не спросил Дарэна о том, что он имел в виду. Анна-Лиза стушевалась под его пристальным взглядом. Его глаза, его хриплый – наверняка от ее присутствия – голос действовали на нее опьяняюще. Ей даже не нужно было пить, чтобы почувствовать себя захмелевшей. Она хмелела от одного присутствия этого мужчины, от одного взгляда этих глаз цвета мокко…

Правда, они так и не поговорили друг с другом… Но разве им нужны были слова? Анна-Лиза не сомневалась – эту ночь они снова проведут вместе. Она представляла себя в объятиях Дарэна и сладко закрывала глаза в предвкушении его ласк. Ее немного беспокоили раздраженные взгляды Рики и мысли о Пийе, который ждал ее по ту сторону океана. Но с Рики у нее все кончено, а Пийя – так далеко… Конечно, она – страшная эгоистка. Но разве можно противостоять страсти, которая поглощает тебя целиком, без остатка?

Чувство самосохранения в очередной раз мешало ей осознать, что к Дарэну ее влечет чувство, гораздо более могущественное, чем страсть. Она надеялась, что еще одна ночь, проведенная с Дарэном, позволит ей охладеть к нему и наконец-то забыть об этом мужчине. Но ее желанию не суждено было осуществиться…

Через некоторое время Дарэн, попросив прощения у присутствующих, отправился спать. Анна-Лиза недоумевала. После их танца ей казалось, что он приложит все усилия к тому, чтобы эту ночь они провели вместе. Ей показался странным его внезапный уход, поэтому вскоре, оставив Бетси и Рики вдвоем и пообещав вернуться, она отправилась вслед за Дарэном.

Ее обуревали сомнения. Что, если она ошиблась, и Дарэн вовсе не желает ее так страстно, как ей показалось? Что, если он вовсе не хочет ее видеть и она будет выглядеть настоящей идиоткой, когда постучится в его каюту? К тому же она обещала вернуться, а кто знает, чем закончится для нее эта ночь? Что подумает Рики? Что подумает Бетси? Впрочем, Бетси, скорее всего, поймет истинную причину ее отсутствия…

Желание увидеть Дарэна пересилило доводы разума. Анна-Лиза постучала в каюту номер пятнадцать – Дарэн и Бетси все-таки поменялись – и с нетерпением ждала, когда Дарэн откроет ей дверь. Интересно, будет ли он удивлен или воспримет ее визит, как нечто само собой разумеющееся? Анна-Лиза сознавала, что окончательно теряет голову, но ничего не могла с собой поделать…

Прошла минута, а Дарэн не подавал никаких признаков жизни. Что это значит?! Неужели он догадался о том, кто стоит за дверью, и не хочет открывать?!

Холодный ветер хлестнул Анну-Лизу по лицу. Это окончательно отрезвило ее, и она поняла, в каком нелепом положении находится. Что ей делать теперь? Уйти, чтобы не выставить себя еще большей идиоткой, или остаться и добиться того, чтобы Дарэн открыл дверь?

Ее плечи мелко дрожали от холода – не спасала даже накинутая шаль… Пора было на что-то решаться, и Анна-Лиза постучала еще раз.

Из каюты послышался приглушенный стон. Анна-Лиза замерла и прислушалась – может быть, ей показалось? Но стоны лишь усиливались. Ей стало не по себе. Что это значит? Вдруг с Дарэном случилось что-то серьезное, и поэтому он не может открыть ей дверь? Анна-Лиза, решившая во что бы то ни стало добиться своего, изо всех сил дернула дверную ручку. Дверь поддалась, и Анна-Лиза окунулась в полумрак каюты Дарэна.

Сначала глаза Анны-Лизы, привыкшей к яркому свету, с трудом различали предметы. Но вскоре она разглядела и шкаф, и стулья, и кровать, на которой калачиком свернулся Дарэн. Он лежал, уткнувшись лицом в подушку, и тихо постанывал. Похоже, он даже не заметил прихода Анны-Лизы.

Она не на шутку перепугалась, но, переборов страх, подошла к его кровати. Дарэн беспокойно заерзал под одеялом.

– Дарэн… – тихо позвала она, присев на краешек постели. – Дарэн, что с тобой?

Дарэн не слишком удивился ее неожиданному появлению. Не отрывая головы от подушки, он проскрипел:

– Анна-Лиза… Только тебя тут недоставало…

– Но я хочу помочь, – обиженно пробормотала Анна-Лиза. – Если, конечно, ты скажешь, что с тобой приключилось…

Дарэн поднял на нее несчастные собачьи глаза и почти простонал:

– Если бы я знал… У меня железное здоровье… И вдруг, извини за подробности, тошнота и головокружение… Ни с того, ни с сего… Как это понимать?

Он снова уткнулся носом в подушку. Анна-Лиза заметила, что его лицо по бледности вполне может соревноваться с кипенной белизной наволочек. Она искренне сочувствовала Дарэну, но, увы, ничего не могла сказать по поводу его состояния. Тошнота, головокружение… Может быть, он попросту отравился? Но ведь в ресторане он практически не ел… И вдруг ее осенило. Что, если Дарэн…

– Может быть, у тебя морская болезнь? – робко предположила она. – Во всяком случае, симптомы похожи…

– Или беременность, – усмехнулся Дарэн. – Симптомы тоже похожи…

– Если ты не разучился шутить, значит, не все потеряно… – насмешливо произнесла Анна-Лиза.

– Ладно, – сдался Дарэн. – Допустим, у меня – морская болезнь… Что с ней делать-то? – вопросительно покосился он на Анну-Лизу.

Она лишь развела руками. О морской болезни Анна-Лиза только слышала и читала. Но никогда не сталкивалась с ней на деле.

– Ну… – неуверенно начала она. – Я могу принести тебе куриного бульона… Кажется, он помогает…

– Кажется? Или ты уверена?

– Насколько я помню… – пробормотала Анна-Лиза. Ее познания о лечении морской болезни ограничивались фразами, вскользь брошенными героями книг.

Но у Дарэна не было другого выхода. Он решил поверить Анне-Лизе на слово.

– Ну хорошо… Я буду благодарен тебе до конца жизни, если ты сходишь за этим бульоном…

Анна-Лиза вышла из каюты, не замечая пронизывающего ветра. Вот так задачка! Она, конечно же, принесет Дарэну бульон. Но где гарантия, что этот бульон – именно то, что ему нужно? Вдруг это «лекарство» не поможет Дарэну? Что тогда? Не лучше ли сразу найти врача?

Немного подумав, она все же решила уступить голосу разума. В конце концов, не убьет же ее Дарэн, если она пригласит врача?


Судовой доктор, Артемиз Муршайн, в шутку прозванный доктором Осьминогом – в честь злодея из комиксов о Человеке-пауке, – только усмехнулся, увидев чашку куриного бульона в руках Анны-Лизы.

– И этим вы думали ему помочь? – Он кинул пренебрежительный взгляд на плещущуюся жидкость. – Воплощение наивности… Конечно, хуже ему не будет… Однако это, знаете ли, как мертвому припарка. – Анна-Лиза даже вздрогнула от его слов. – Ну ничего. Сейчас я объясню вам, что нужно делать…

При внешнем цинизме доктор Осьминог оказался неплохим человеком и отличным врачом. Вскоре Анна-Лиза поняла, за что его прозвали Осьминогом. Руки Артемиза Муршайна были необычайно ловкими и подвижными. Он вертел в них свои «инструменты» и склянки с лекарствами так быстро, что казалось – у него не две руки, а на много больше…

Выглядел Артемиз Муршайн довольно забавно: у него был толстый и чрезмерно длинный нос, небольшие глаза-маслины и маленькие губки, которые постоянно шевелились, словно Артемиз шептал что-то себе под нос. Он слегка сутулился, поэтому Анне-Лизе вначале показалось, что на спине у него – горб. Но вскоре она поняла, что ошиблась.

Удивительно, но этот Квазимодо умудрился произвести и на нее, и на Дарэна положительное впечатление. Правда, поначалу Дарэн был очень недоволен тем, что Анна-Лиза привела к нему доктора. Но потом, убедившись, что Артемиз Муршайн отлично знает свое дело, Дарэн сменил гнев на милость и перестал смотреть на Анну-Лизу, как на предательницу, чему она была очень рада…

– С диагнозом вы не ошиблись, – похвалил Анну-Лизу доктор Осьминог. Он закончил осмотр и снял с рук перчатки из тонкой резины. – У мистера Вэнхорна действительно морская болезнь… Но, думаю, он выживет, – усмехнулся Артемиз. Анна-Лиза потихоньку начинала привыкать к его странному юмору. – Морская болезнь еще никого не убивала… Я выпишу вам «догматил», мистер Вэнхорн… Вы будете пить небольшую дозу утром и после обеда. Только не принимайте его вечером… У вас может испортиться сон. А кстати, вы знаете, чем лечил морскую болезнь доктор Марии Шотландской? – поинтересовался он у Анны-Лизы и Дарэна. Те, разумеется, не знали. – Апельсиновыми дольками с кожурой, посыпанной крошеным сахаром. Говорят, что именно он изобрел мармелад – «Marie est malad» – это переводится как «Мария больна». Правда, я не уверен, что эта забавная легенда отражает истинную этимологию слова…

Анна-Лиза и Дарэн переглянулись. Похоже, доктор Осьминог занимается не только медициной, но и лингвистикой… Правда, неизвестно, поможет ли это Дарэну…

– И еще, – добавил доктор Осьминог, глядя на бледного Дарэна. – Советую вам пить настой из мяты. Она снимет тошноту и головокружение, а заодно успокоит и нормализует сон. И, кстати, не пренебрегайте учениями старых докторов. Если Мария Шотландская не гнушалась мармелада, то вам от него точно хуже не будет… – Он подмигнул Дарэну, а тот вяло улыбнулся в ответ.

– Спасибо, доктор, – прошептал Дарэн. – Не знаю, что бы я без вас делал…

– Что бы вы без нее делали, – покосился доктор на Анну-Лизу. – Ваша дама – просто умница. Сама поставила диагноз и позвала доктора…

У Дарэна язык не повернулся возразить, что Анна-Лиза – вовсе не его дама. Более того, она – чужая невеста, которая плывет к своему далекому африканскому жениху. В конце концов, она действительно ему помогла. Если бы Анна-Лиза не проявила столько настойчивости и упорства, он до сих пор мучился бы от неизвестности и думал, что у него какая-нибудь тропическая лихорадка. Хотя до тропиков им, конечно, далеко. Но все же…

Когда доктор ушел, Анна-Лиза сделала Дарэну мятный настой. И не поленилась сходить в буфет и принести ему мармелад «апельсиновые дольки». Он любил сладкое, правда, сейчас его мутило при одной мысли о нем. Но Дарэн все же нашел в себе силы благодарно улыбнуться своей спасительнице.

Анна-Лиза улыбнулась ему в ответ. Она вновь присела на краешек его постели, и он почувствовал, что в этот момент Анна-Лиза близка ему, как никогда раньше. Она заботится о нем, помогает ему… Какая же она все-таки нежная и добрая, несмотря ни на что… А ведь совсем недавно он был о ней совсем другого мнения. И даже ненавидел ее за то, что она послала его ко всем чертям в первое же их совместное утро…

– Выпей, пожалуйста… – Анна-Лиза протянула ему мятный отвар. Дарэн поморщился. – Это совсем не так противно, как ты думаешь… Даже вкусно… – Дарэн попытался взять у нее чашку, но руки его так дрожали, что он тут же отказался от этой мысли. – Давай, я сама, – предложила Анна-Лиза.

Она поднесла чашку к его губам, и Дарэн сделал глоток. Действительно, совсем не противно. Очень даже ничего – приятный мятный вкус.

– Я думал, эта штука окажется горькой, – объяснил он. – А вышло совсем неплохо…

– Мармеладку? – игриво поинтересовалась Анна-Лиза.

Дарэн замотал головой.

– Нет уж… Мармеладки я сейчас не вынесу. Подожду до завтра… Кто бы мог подумать, – усмехнулся он, – что все мои страхи, касающиеся морской болезни, подтвердятся… Я так надеялся, что меня пронесет. Ведь у меня железное здоровье…

– Ты уже говорил. Надеюсь, она не заразная?

– Надейся… – Дарэн шутливо дохнул на нее своим «зараженным» дыханием. – У-у-у… Что, страшно?

Анна-Лиза рассмеялась и снова придвинула чашку с отваром к его губам.

– Похоже, тебе полегчало. Мята творит чудеса…

Дарэн хотел было сказать, что чудеса творит не мята, а ее руки, но удержался. Не стоило поднимать эту тему сейчас, когда между ними мир и покой. Кто знает, как Анна-Лиза воспримет этот намек? В последний раз она удрала, даже говорить с ним не пожелала… Порой Дарэна бесила ее непредсказуемость, внезапность, порой она ему нравилась… Но сейчас ему слишком тяжело было от этой неопределенности. Дарэн хорошо знал, куда и зачем едет Анна-Лиза. И лучше бы он этого не знал…

Анна-Лиза заметила тень, скользнувшую по его лицу.

– В чем дело? Тебя опять тошнит?

– Нет, только голова… Как будто она уплывает куда-то вместе с лайнером… – Дарэн прикрыл глаза. – Мне бы поспать…

Наверное, он хочет, чтобы я ушла, решила Анна-Лиза. Ей стало немного обидно. Она возилась с ним, помогала ему, а он теперь гонит ее, как собаку… Анна-Лиза попыталась встать с кровати, но Дарэн схватил ее за руку.

– Что ты? – испуганно и обрадованно спросила она.

– Побудь со мной еще немного… – умоляюще прошептал Дарэн. – Не уходи так скоро… Кстати, а зачем ты заходила?

Анна-Лиза вспыхнула и уставилась на белоснежный пододеяльник. Зачем она заходила? Наверное, затем, чтобы провести с Дарэном восхитительную ночь… Но разве стоит говорить ему об этом?

– Мне еще за столом показалось, что ты неважно выглядишь, – солгала она. – Вот я и решила зайти к тебе, узнать, не нужно ли чего…

Ее ответ звучал совсем неубедительно. Но Дарэн не стал возражать. Если Анне-Лизе приспичило играть в кошки-мышки, скрывать свои истинные чувства, – пусть играет… До поры до времени… Пока он не решится раскрыть перед ней все свои карты… Если решится вообще…

Дарэн закрыл глаза и через некоторое время заснул. Анна-Лиза посмотрела на его бледное лицо, и сердце ее сжалось. Ах, как бы ей хотелось помочь Дарэну! Лучше бы ей быть на его месте! Какие странные мысли крутятся у нее в голове… Совсем другие чувства она испытывала, когда шла сюда… Они были так непохожи на то, что она испытывает сейчас… Ей жаль его, она нежна с ним… На что это похоже? Уж явно не на материнский инстинкт… Тогда на что?

Глаза Анны-Лизы слипались, ведь ей так и не удалось поспать днем. Она знала, что ей нужно идти. Но уходить так не хотелось… Анна-Лиза положила голову на колени спящему Дарэну. Он такой теплый, уютный… А ей так не хочется возвращаться в свою каюту, ложиться в холодную одинокую постель… Как тебя занесло сюда, Дарэн Вэнхорн? Что ты делаешь на этом судне? Куда плывешь?..

Анна-Лиза закрыла глаза. Она полежит здесь немного, совсем чуть-чуть, а потом вернется к себе. Интересно, Бетси и Рики до сих пор сидят в ресторане?..

Мысли о Дарэне, Бетси и Рики быстро отошли на задний план. Сознание Анны-Лизы укрылось пеленой сна. Она очутилась на озаренной солнцем лесной поляне. Вокруг нее щебетали птицы, бродили ласковые пушистые звери. И все было так хорошо…

8

Дарэн Вэнхорн проснулся от громкого стука. Кто-то буквально барабанил кулаками в дверь его каюты. Он тряхнул головой, чтобы прогнать остатки сна, и огляделся. У него в ногах свернулась калачиком Анна-Лиза, все еще одетая в свое замечательное блестящее платье, то самое, в котором она красовалась вчера вечером.

Так вот, кто давил на мои колени, усмехнулся Дарэн. Похоже, она уснула здесь, пока сидела с ним, больным и беспомощным… Его душу затопила нежность к этой женщине. Она, оказывается, может быть такой заботливой…

Но Дарэн недолго предавался мыслям об Анне-Лизе. Настойчивый стук повторился. И еще Дарэн расслышал голос, женский голос, который, кажется, принадлежал Бетси:

– Мистер Вэнхорн! Дарэн! Да проснитесь же наконец!

Дарэн выбрался из кровати, стараясь не задеть спящую Анну-Лизу. Голова по-прежнему кружилась, и он чувствовал страшную слабость во всем теле. И какого черта Бетси устроила такое представление? Зачем нужно было будить его? Только из-за того, что ее подруги нет в своей каюте?! Анна-Лиза, кажется, уже взрослая девочка и вольна ночевать, где ей захочется…

Но открыв дверь и увидев насмерть перепуганное лицо Бетси, Дарэн понял: проблема не в Анне-Лизе. На Бетси лица не было. Она говорила очень быстро, и выходило что-то невнятное.

– Да в чем же дело, мисс Элмор? – раздраженно спросил Дарэн. – Объясните, что случилось?

– Рики… – Бетси изо всех сил жестикулировала руками, словно это могло помочь ей объясниться с Дарэном. – Рики… Он… Он…

– Давайте по порядку, мисс Элмор. Где Рики, что с Рики, и что нужно сделать, чтобы помочь Рики?

Бетси попыталась собраться с мыслями, но, когда за спиной Дарэна появилась Анна-Лиза, она совсем позабыла о Рики.

– Анна-Лиза… – удивленно прошептала Бетси. Она не верила своим глазам. – Что ты здесь делаешь?! А я-то думала, ты спишь в своей каюте. До тебя невозможно было достучаться… То есть…

Анна-Лиза метнула на подругу такой выразительный взгляд, что Бетси тут же замолчала.

– Поговорим об этом потом, – бросила Анна-Лиза изумленной Бетси. – Так что там с Рики?

– Ах, Рики! – всплеснула руками Бетси. На ее лице снова появилось испуганное выражение. – Он собрался прыгнуть за борт!

– Что?! – хором переспросили Анна-Лиза и Дарэн.

– Да-да, за борт! Сказал, что если ты, Анна-Лиза, не вернешься к нему, он именно так и поступит!

– Ну все! – Анна-Лиза изо всех сил ударила кулаком по дверному косяку. – Мое терпение кончилось! Мало того, что этот тип преследует меня, так он еще и шантажировать меня вздумал! Пусть прыгает, если ему так хочется! Если я наконец избавлюсь от его навязчивых ухаживаний, буду только счастлива!

Слова подруги напугали Бетси еще сильнее. Ее губы задрожали, а лоб покрылся испариной.

– Он прыгнет… – растерянно прошептала она. – Вот ужас-то!

– Не глупи, Бетси, – холодно возразила Анна-Лиза. – Никуда он не прыгнет… Это всего лишь способ шантажировать меня, неужели ты не понимаешь?

Но Бетси не понимала. И Дарэн тоже. Он решительно схватил Анну-Лизу за руку и встряхнул ее. Анна-Лиза попыталась вырваться, но Дарэн держал ее очень крепко. Его глаза горели таким странным огнем, что она даже испугалась.

– Как ты можешь быть такой эгоисткой?! – спросил он у нее. – Человеку плохо… И ему нужна помощь…

– Черт возьми, Дарэн! Я же – не служба девять-один-один! – Анна-Лиза вырвала у него свою руку. – Что ты предлагаешь?!

– Пойти к нему! Поговорить с ним! Сделать хоть что-нибудь, в конце концов! Если ты играешь с людьми, имей смелость отвечать за свои действия!

– Ну хорошо, – сдалась Анна-Лиза. – Пойдем. Только я не играю с людьми, Дарэн. Я же не виновата, что мужчины…

– Теряют из-за тебя голову? – усмехнулся Дарэн. – Конечно, виновата. Ты делаешь все, чтобы свести мужчину с ума, а потом бросаешь его, ничего не объясняя.

Анна-Лиза закусила губу. Ответить ей было нечего… Пожалуй, Дарэн все-таки прав. Она действительно вскружила Рики голову, соблазнила его, а потом оставила без объяснений. Сказала лишь, что больше не хочет отношений с ним…

Она поймала на себе осуждающий и недоуменный взгляд Бетси. Подругу, как всегда, шокировало ее поведение с мужчинами… Теперь Бетси, наверное, догадывается, что между ней и Дарэном что-то есть… Ну и пусть! В конце концов, она не обязана отчитываться перед всеми за то, что делает… Она уже взрослая и сама может принимать решения…


Рик Миллард стоял на борту лайнера и держался за поручни обеими руками. Видно было, что он не в себе. Вокруг него уже собралась толпа зевак, и все они хотели посмотреть, чем закончится это шоу. Жаль, попкорна нет, досадливо поморщилась Анна-Лиза. Тогда был бы настоящий кинотеатр…

И все же, несмотря на напускное спокойствие, она чувствовала страх. Рики может прыгнуть, теперь она понимала это. Он доведен до крайней степени безумства ее капризами, ее фокусами, ее дурацким кокетством. Вчера вечером она дала ему повод думать, что все может измениться. А все из-за Дарэна, которого ей хотелось позлить…

На лице Рики было какое-то беспомощное выражение, словно он запутался и ждал того, кто бы помог ему найти выход из положения. Анна-Лиза понимала, что она не может ему помочь. Не может пообещать, что все будет хорошо, что они снова будут вместе, что она будет любить его… Она ведь никогда его не любила. И, кажется, не говорила о любви… С чего он взял, что Анна-Лиза хотела большего, нежели флирт и несколько жарких ночей в одной постели?!

И все же ей было жаль его… Маленького напуганного мальчика, который поверил в сказку, поверил в любовь, а его жестоко обманули и разочаровали. Анна-Лиза словно увидела в нем себя, ту, какой она была когда-то: гадкого утенка с широко открытыми глазами, в которые плюнули циничные люди…

Что-то внутри нее тронулось, словно лед пошел по реке… Она смотрела на бледного Рики, чьи волосы развевались на холодном ветру, и чувствовала боль, невыносимую боль. Словно она сама стояла там, держась за поручни. Словно это ее обидели, ее чувства растоптали…

Она подошла к Рики и внимательно, серьезно, безо всякого кокетства посмотрела в его серые, жалобные, как у брошенного котенка, глаза.

– Рик, опомнись, – мягко сказала она. – Ты ведь знаешь, те чувства, что были между нами… им нет возврата. Зачем ты так навязчиво требуешь от меня невозможного? Я могу остаться с тобой, пойти против своего желания… Но зачем тебе это? Если ты любишь меня, то простишь и не станешь осуждать…

Рики тряхнул головой. В его взгляде появилась решимость. Нет, он не может отказаться от нее. Ни за что! Никогда! Или она будет с ним, или…

– Ты уверена? – почти прошептал он непослушными от холода губами.

– В чем?

– В том, что не можешь быть со мной? Не любишь больше?

– Да… – А что еще она может сказать ему? Тешить его душу сказкой, которая никогда не станет реальностью?

Рики посмотрел на нее таким взглядом, что Анна-Лиза побледнела. Неужели он все-таки…

– Рики! – вскрикнула она, видя, как он отпускает поручни. – РИКИ!!!

Все произошло в одно мгновение. Рики отпустил поручни и полетел в воду. Анна-Лиза оперлась на поручни, все еще теплые от его прикосновений, и взглянула вниз. Рики не было.

– О Боже!

Но вот его голова показалась над волнами. Он жив, слава богу, он жив!

– Человек за бортом! – что было сил закричал Дарэн. – Эй, на помощь! Человек за бортом!

– Человек за бортом!!! – подхватило еще несколько человек.

Анна-Лиза, не отрываясь, смотрела на Рики, то появляющегося над волнами, то исчезающего в воде. Она готова была прыгнуть за ним, и Дарэн, почувствовав ее безумную решимость, оттащил ее от поручней.

– Анна-Лиза! – Дарэн изо всех сил встряхнул ее, погруженную в отчаяние. – Анна-Лиза! Ты слышишь меня! – властно позвал он ее. Она откликнулась на зов и подняла безумные глаза, окутанные слезами и отчаянием. – Ну что ты, девочка моя… – прошептал он, прижимая ее к себе. – Все будет хорошо. Сейчас его вытащат, поверь мне, вытащат…

От этой неожиданной нежности в голосе Дарэна Анна-Лиза почувствовала боль. Эта боль жила в ней долго, очень долго, и теперь она, преодолев все препоны, вырвалась наружу. Анна-Лиза зарыдала, уткнувшись в плечо Дарэну. Она плакала, захлебываясь слезами, и ей было все равно, что окружающие изумленно смотрят на нее…

Дарэн выстрелил глазами в сторону Бетси. Она сразу поняла его намек и подошла к подруге, сменив Дарэна «на посту». Тем временем Дарэн бросился к капитану, чтобы хоть как-то помочь Рики, бултыхающемуся в холодных волнах.

Его вытащили довольно быстро – слава богу, судно не успело отплыть далеко. Однако смотреть на Рики без слез было невозможно. Продрогший, с синими губами и клацающими зубами, он был похож на зомби из одноименного фильма. Дарэн хлопнул его по мокрому плечу.

– Ну ты даешь, парень!

В ответ Рики выдавил из себя подобие улыбки. На палубу вышел доктор Осьминог и тут же влил в трясущегося Рики какое-то снадобье. Дарэн небезосновательно решил, что это алкоголь, и усмехнулся про себя. Похоже, доктор придерживается классики… Впрочем, этому человеку можно доверять. После его рекомендаций Дарэн чувствовал себя гораздо лучше…

Дарэн подошел к Анне-Лизе. Девушка подняла голову и посмотрела на него долгим пристальным взглядом.

– С ним все в порядке, – произнес Дарэн. – Не стоит винить себя. Просто в будущем веди себя более осмотрительно…


Бетси Элмор уже битый час пыталась выяснить у Анны-Лизы, что же все-таки произошло между ней и Дарэном этой ночью. Анна-Лиза пичкала ее какими-то сказками насчет морской болезни, но Бетси, зная подругу, почему-то не очень этому верила. Какая уж тут морская болезнь, когда они с Дарэном «на ты» и ведут себя, как хорошо знакомые люди. К тому же…

– Ты влюблена в него, как кошка! – устав от споров с подругой, заявила Бетси. – Это же видно! Не понимаю только, как ты умудрилась влюбиться за такое короткое время?! А может… – Ее осенила внезапная догадка. – Может быть, ты была влюблена в него еще до того, как мы отправились в плавание? Точно! Как же я раньше не догадалась! Этот твой рассеянный взгляд, это странное недовольство свиданием, которое устроил тебе Пийя! Вот оно… У вас с ним было что-то еще до того, как вы встретились на лайнере! После того, как он облил тебя вином… Ты еще тогда выясняла, кто он такой…

Анна-Лиза мрачно посмотрела на подругу. Бетси ее разоблачила, скрываться больше ни к чему… Какая догадливая! – усмехнулась про себя Анна-Лиза. Уж лучше бы она пыталась устраивать свою жизнь, а не лезла в чужую… Сыщица!

Анна-Лиза чувствовала, что несправедлива к подруге. Бетси постоянно пыталась ей помочь и выводила ее на откровенность не из праздного любопытства, а из желания поддержать ее. Она была настоящей подругой, но Анна-Лиза была не в состоянии этого оценить… Ну что поделаешь, если у нее такой скверный характер. Дарэн был прав, что назвал ее эгоисткой…

Анна-Лиза смягчилась и постаралась улыбнуться Бетси.

– Значит, я права, – вздохнула Бетси. – И ты опять ищешь приключений на свою голову… Я только одного не могу понять: зачем тебе Пийя, если ты так влюблена в Дарэна? Зачем выходить замуж за деньги, если рядом с тобой – такой мужчина… Он ведь тоже в тебя влюблен. Это сразу видно…

– У тебя все видно сразу, – махнула рукой Анна-Лиза. – Не все так просто, как тебе кажется.

– Это ты все усложняешь, подруга…

– Еще этот жуткий инцидент с Рики… После него мне страшно даже показаться Дарэну на глаза…

– С каких пор ты так трепетно относишься к мнению мужчин? – съехидничала Бетси.

– С тех самых… Дарэн, наверное, видит во мне чудовище. Жестокое и эгоистичное животное. Правда, красивое… Что ж, он прав, – вздохнула Анна-Лиза. – Он, как всегда, прав…

– С ума сойти! – всплеснула руками Бетси. – Ты меняешься на глазах. Теперь занялась самобичеванием, а раньше ведь всегда себя хвалила…

– Раньше… – грустно усмехнулась Анна-Лиза. – Ты не знаешь, какой я была раньше

– Но я хочу знать…

– Не сейчас, Бетси. Когда-нибудь я, может быть, расскажу… Но не сейчас…

– Ты только послушай себя! – Бетси не на шутку задела скрытность Анны-Лизы. – Может быть, когда-нибудь… – передразнила она подругу. – Страшно сказать – я общаюсь с тобой столько лет и совершенно тебя не знаю… А все потому, что ты не хочешь открыться. Мне, своей лучшей подруге! Своей единственной подруге!

– Бетси, прошу тебя…

Анна-Лиза знала, что их разговор закончится именно этим – Бетси прочтет ей целую лекцию о поведении с подругами и мужчинами… Что ж, Анна-Лиза сама виновата. Нечего было делать свою жизнь достоянием общественности… Сколько людей видели то, что произошло между ней и Риком! Сколько людей видели, как она рыдала на плече у Дарэна! Анна-Лиза досадливо поморщилась. Как она могла допустить такое?! Как могла сорваться, потерять контроль над собой?!

И все же Дарэн был прав – она ужасная эгоистка. Сейчас ей стоило бы думать не о себе, а о Рики. О Рики-Тики-Тави, который по ее милости лежит сейчас в лазарете… Ей нужно сходить к нему! Поговорить с ним! Пока он снова не наделал глупостей… Конечно, ей стыдно смотреть в глаза Рики. Но она возьмет с собой Бетси, если подруга захочет с ней пойти…

– Бетси, я могу попросить тебя об одном одолжении…

Бетси Элмор улыбнулась. Пусть Анна-Лиза и не слишком открытый человек, но все же она ее подруга. И этой подруге нужна помощь…


Больше всего Анну-Лизу мучил вопрос: куда и зачем плывет Дарэн Вэнхорн. Ее первое предположение не оправдалось – он попал на лайнер вовсе не с целью вернуть ее, как это сделал Рики-Тики. Тогда зачем же?

Выудить из Дарэна эту информацию оказалось крайне сложной задачей. Вначале Анна-Лиза деликатно намекала ему на свое любопытство, а затем, поняв, что ее тактика не приносит желанного результата, перешла в контратаку. Она напрямик спросила у Дарэна о цели его поездки в Африку. Но Дарэн молчал, как суперагент, которому поручено секретное задание, и лишь загадочно улыбался.

Анне-Лизе оставалось лишь строить догадки. Однако ей приходило в голову только то, что у Дарэна какие-то дела с Пийей Апонча. Но к чему такая таинственность?

Тем временем ее отношения с Дарэном становились все теплее. Она ошиблась, решив, что Дарэн отвернется от нее после того, что сделал Рики. Вопреки ее ожиданиям, это происшествие сблизило их еще сильнее. Может быть, Дарэна тронул внезапный приступ раскаяния, который случился с ней на палубе, а может, он понял, что она и в самом деле не хотела свести с ума несчастного Рики…

Так или иначе, после происшествия на борту Дарэн и Анна-Лиза были неразлучны. Анна-Лиза никогда не была настолько близка с мужчиной. Она могла говорить с Дарэном на любые темы, она наслаждалась его обществом и – Бетси, увы, была права на все сто – Анна-Лиза чувствовала, что с каждым днем все сильнее и сильнее влюбляется в этого мужчину. И, похоже, она ему тоже небезразлична…

Однако у них на пути стояла маленькая, ну просто малюсенькая проблема: Пийя и его деньги. Деньги и Пийя… Анна-Лиза много раз пыталась решить эту дилемму, но постоянно оказывалась в тупике.

Да, она может отказаться от брака с Пийей. Может наплевать на деньги, как неоднократно советовала ей Бетси, может объясниться с ним на чистоту… Но где гарантия, что чувства Дарэна – это именно то, настоящее, подлинное, которое продлится всю жизнь? Где? Разве она может быть уверена в том, что Дарэн любит ее по-настоящему и не бросит, даже когда она постареет и станет некрасивой… Бр-р… От одной этой мысли у Анны-Лизы по коже бегали мурашки…

А с Пийей у нее будут деньги, будет гарантия, что она сможет изменить свою внешность, когда ей этого захочется… Она подтянет фигуру, уберет морщины, и ее молодость будет долгой. Очень долгой… Ведь сейчас возможно все, были бы деньги… Но у Дарэна этих денег нет и, скорее всего, нет любви, столь великой, что смогла бы заставить его видеть в Анне-Лизе красавицу, даже когда та станет уродливой старухой…

Нет, это невозможно! Страх! Одиночество! Старость! – вот что станет ее уделом. В том случае, если у нее не будет денег…

Увы, Анна-Лиза не могла поделиться этим ни с Бетси, ни с Дарэном, ни с кем-то другим… Наверное, они сочли бы ее рассуждения безумными, лишенными каких бы то ни было оснований. Но Анна-Лиза знала, что это не так… Слишком уж хорошо она помнила того гадкого утенка, которого ей удалось надежно спрятать в потаенных уголках своей души… И ей совсем не хотелось, чтобы этот утенок снова выбрался наружу…

Как-то раз они с Дарэном разговорились о ее возможном браке. Дарэн старался казаться насмешливым и спокойным, но Анна-Лиза смутно догадывалась о том, что творится у него в душе.

– Неужели ты сможешь отказаться от всего и навсегда уехать в Африку? – спросил он ее. – А как же твои друзья, Бетси? Как же ледяная скульптура? Ведь в Африке так жарко… Там ты никогда не увидишь ни ледяной скульптуры, ни статуй из снега…

Анна-Лиза только грустно улыбнулась в ответ. Ей нечего было сказать. И действительно, как она может бросить Бетси, город, который она любит, хоть там и не родилась? Да и ледяные статуи, которые она снимает, пытаясь избавиться от навязчивого страха старости?..

Дарэн, как обычно, был прав… Но Анна-Лиза не хотела слышать его разумные доводы. У нее было слишком много своих – неразумных, нелогичных, подчас даже безумных, но все же своих доводов…

А Дарэн… То чувство, которое она испытывала к этому мужчине, налетело на нее, как вихрь. Анна-Лиза не ждала его, не звала и не хотела… Слишком много было этих «не», и ей было страшно поддаться тому, о чем она не знала ровным счетом ничего. Тому, на что она не могла рассчитывать. Так, как на деньги…

9

Пассажиры лайнера уже вовсю праздновали лето. Дарэн то и дело натыкался на полуобнаженных дамочек, едва прикрытых купальными принадлежностями. Странно было, что они вообще что-то пытались прикрывать… Ловя на себе жгучий взгляд очередной поклонницы, Дарэн разве что не морщился. И как же можно так бесстыдно предлагать себя мужчине?! Впрочем, Анна-Лиза смотрела на него так же, еще до того, как они успели познакомиться.

Слава богу, она не одевалась так вызывающе, как эти дамочки. Правда, ее наряд был гораздо более сексуален, чем любая нагота. Головокружительное полупрозрачное парео и внизу, под ним, купальник – блестящее чудо, словно сотканное из радужных стрекозьих крылышек…

Дарэн смотрел на нее и не мог оторвать глаз. Она так восхитительно отбрасывала со лба волосы, таким сексуальным жестом вытирала крошечные бусинки пота со лба… Если бы он не поставил себе жесткого условия – не спать с ней ни в коем случае, – то непременно соблазнился бы ее красотой и грацией. И не просто соблазнился, а соблазнялся бы регулярно… Но теперь ему только и оставалось, что делать вид, будто он не замечает ее фантастически притягательной силы…

– Ну как погода? – поинтересовался он, чтобы хоть как-то оправдать свой глупый вид и плотоядный взгляд. – Жарко, правда?

– Жа-арко… – протянула Анна-Лиза.

Ее глаза, подернутые томной дымкой, почему-то показались Дарэну миражом. Этаким волшебным маячком, который манит обессилевшего от ходьбы и жары путника, но… когда путник приближается, мираж рассеивается, как дым… Дарэну не хотелось думать, что и Анна-Лиза – такой же мираж в его жизни. Он все еще надеялся, все еще верил, что время и его усилия принесут свои плоды…

Она лежала на краю бассейна и молча глядела в воду. Дарэна так и подмывало спросить ее, о чем она думает, но он знал – едва ли Анна-Лиза ответит ему правду. Впрочем, время для расспросов было не самое подходящее. К ним направлялись Бетси и Рики.

– Хелло, Дарэн! Привет, Анна-Лиза! – помахала ему Бетси. – Отдыхаете?

– Нет! – весело воскликнул Дарэн. – Это Анна-Лиза, как всегда, валяется на солнце. А я просто заглянул ее проведать…

Анна-Лиза сердито и недоверчиво покосилась в его сторону.

– Что значит – валяется? – насупилась она. – И вообще, куда ты собрался? Здесь столько солнца, а ты почему-то все время торчишь в каюте… Может, ты вампир? – притворно ужаснулась она. – И попросту не выносишь солнца? Признавайся, Дарэн, мы с Бетси все равно выведем тебя на чистую воду…

Дарэн сделал вид, что его «раскрыли» и попытался изобразить разоблаченного вампира. Но это было не страшно, а очень смешно. Девушки расхохотались, а вслед за ними и Рики…

Холодные волны океана – или заботливые руки Бетси – сотворили с ним чудо. Из телефонного маньяка, безумного поклонника Анны-Лизы он превратился в веселого, общительного и вполне компанейского парня. Похоже, Анна-Лиза была забыта навсегда… Но никого это не расстраивало, напротив, и сама Анна-Лиза, и Дарэн радовались за Рики и Бетси, которые, казалось, нашли друг друга. Они, как и Дарэн с Анной-Лизой, большую часть времени проводили вместе. Бетси тоже преобразилась: ее глаза блестели так, как никогда раньше. И этот свет, льющийся изнутри, делал ее настоящей красавицей…

– Значит, ты сбегаешь от нас? – шутливо надулась Анна-Лиза. – Надолго ли?

– Пока солнце не скроется, – хищно улыбнулся Дарэн. – И не наступит полночь…

– Я серьезно…

– Загляну к тебе через часок-другой. Если до этого ты не превратишься в пережаренный ростбиф.

– Дарэн!

– Молчу, молчу…

Дарэн помахал ей рукой и скрылся из виду. Анна-Лиза помахала ему в ответ. На ее лице было выражение сосредоточенного упрямства. Уже в который раз Дарэн пропадал на час, а то и больше… Самое интересное, что он уходил в одно и то же время, в то самое время, когда все загорали и резвились в бассейне… Все это, определенно, не просто так. И Анна-Лиза должна выяснить, в чем дело… Что делает в это время Дарэн Вэнхорн? И связано ли это с его поездкой?

От проницательной Бетси не укрылось выражение лица подруги.

– Что-то не так? – поинтересовалась она у Анны-Лизы.

Но та лишь покачала головой. Впрочем, Бетси и не сомневалась, что Анна-Лиза в очередной раз проявит чудеса скрытности. Более того, она не слишком удивилась, когда через десять минут Анна-Лиза лениво поднялась с шезлонга и, потянувшись, заявила, что хочет «подремать в теньке». Бетси кивнула, уверенная на все сто процентов: ни о каком «теньке» Анна-Лиза не думает. Что ж, это исключительно ее дело. Пусть поступает так, как считает нужным…


– Вот вы и попались, мистер Вэнхорн…

Дарэн медленно повернулся. В его глазах Анна-Лиза прочитала не то испуг, не то разочарование, не то… Сложно было сказать, как он на нее смотрел. Но его взгляд был очень выразительным…

– Анна-Лиза, – ошарашенно пробормотал он и тут же вздохнул с облегчением. – Хорошо, что это ты…

– Ну да, – невозмутимо согласилась Анна-Лиза. Она стояла, опираясь на дверь, и разглядывала Дарэна так, словно видела его впервые. – Если бы это была не я, то, думаю, вы бы уже искали себе адвоката…

– Мы уже на «вы»? – поинтересовался Дарэн.

– А ты еще способен шутить? Может, объяснишь мне, что все это значит?! Ты приходишь в чужую каюту, роешься в чужих вещах?! Выходит, я тебя совсем не знаю, Дарэн! Я не думала, что ты способен на такое…

– Способен, как видишь… – усмехнулся Дарэн. – Но все же говори потише… Иначе мне действительно придется искать адвоката…

Анна-Лиза посмотрела на него со всей строгостью, на которую была способна. Очевидно, шутить Дарэну не полагалось…

– Послушай… – встревоженно прошептал он и взял ее за руку. – Здесь не самое лучшее место для разговора. Может, заглянем в мою каюту?

Анна-Лиза хотела было воспротивиться, но быстро передумала. Дарэн был прав. Хозяин каюты мог вернуться в любую минуту, и тогда неприятности были бы не только у Дарэна, но и у нее. И потом… Она все-таки хотела услышать от Дарэна объяснения, а здесь они могли разговаривать только шепотом…

– Значит, ты хочешь объяснений? – поинтересовался Дарэн, когда они зашли в его каюту.

Он уселся в кресло, обитое красной тканью, и попытался расслабиться. Но колючий взгляд Анны-Лизы не дал ему этого сделать. Она так и сверлила его глазами-буравчиками.

– Если бы ты застал меня, копающейся в чужой каюте, тебе бы тоже хотелось их услышать… – Анна-Лиза последовала его примеру и присела на краешек стола, стоящего у стены.

– Но я бы вряд ли стал следить за тобой…

Камешек в ее огород… Но, если бы она не следила за ним, то никогда бы не узнала о том, что Дарэн… А, кстати, кто же такой Дарэн?! Вор, шпион или агент ноль-ноль-семь?! Собственно, это она и хочет узнать…

– Теперь не важно, кто и за кем следил, – натянуто улыбнулась Анна-Лиза. – Важно, что я застала тебя. И хочу знать, с каким человеком имею дело. Ты – вор? – спросила она напрямик. Ей было страшно услышать его ответ, и она не была уверена, что этот ответ окажется правдивым.

Дарэна передернуло от ее слов. Ему явно не понравилось предположение Анны-Лизы.

– А что, по-твоему, я должна думать? – спросила она, заметив его реакцию. – Что бы ты сам подумал, если бы застал меня за таким занятием?

– Не знаю, – мрачно ответил Дарэн. – Ну уж точно не то, что ты воровка…

– Извини, у меня слишком традиционное мышление, – съязвила Анна-Лиза. – Я привыкла доверять своим глазам…

– Ну ладно, – сдался Дарэн. – Хорошо… Если можно так выразиться, я пытаюсь забрать то, что мне принадлежит… В каюте мистера Суимена лежит вещь, которая попала к нему по ошибке. И теперь я хочу вернуть эту вещь, не привлекая его внимания…

Брови Анны-Лизы удивленно поползли вверх. Интересно, Дарэн изворачивается или говорит правду? Она заглянула в глаза цвета мокко. В них была тревога, но страха не было. К тому же Дарэн не отвел взгляда, а это о многом говорило.

– Ну ладно… – Анна-Лиза всем своим видом показала Дарэну, что дает ему последний шанс. – Так и быть, я сделаю вид, что поверила тебе… Так что это за вещь, и почему ты не можешь получить ее назад… гм-гм… легальным способом?

Дарэн чувствовал себя достаточно сковано под ее пристальным взглядом, но ему не хотелось, чтобы Анна-Лиза это заметила. Он принял вальяжную позу и сделал вид, что у него вовсе не такие серьезные проблемы, как полагает Анна-Лиза. Она, как обычно, все преувеличивает. Нет ничего такого в том, что Дарэн порылся в чужих вещах. Подумаешь, вещи… Он ведь искал в них то, что принадлежит ему…

– Легальным способом? – переспросил он Анну-Лизу. – Ну да, я конечно же мог бы… Но тогда враг знал бы меня в лицо, а это, как ты догадываешься, совсем не выгодно моей персоне…

– Кто это – «враг»? – раздраженно поинтересовалась Анна-Лиза. Ей казалось, Дарэн пытается заморочить ей голову, оттянуть время и ничего не сказать по существу.

– Ну разумеется мистер Суимен. Сейчас я все объясню. В бумажнике этого человека оказалась записка, которую написали для меня. Он нашел ее, прочитал и отправился за тем, что принадлежит мне. Но, слава богу, он не знает меня в лицо… Поэтому я могу беспрепятственно мелькать у него перед глазами. Он не знает, кто я такой…

– Но как это вышло? Как записка, предназначенная тебе, попала в его бумажник?

– У нас оказались одинаковые бумажники. Человек, которому было поручено передать записку, думал, что кладет ее в мой бумажник. А на самом деле…

– А что… что было в этой записке? – спросила заинтригованная Анна-Лиза.

– Номер и код сейфа в Эс-Суэйра. «Маргарита» зайдет в этот порт…

– А в сейфе – деньги? – догадалась она.

– Деньги, – кивнул Дарэн. Анна-Лиза заметила, что он отвечает без особого желания. Но ей хотелось знать все, абсолютно все…

– Что это за деньги? Как они к тебе попали? – Она вглядывалась в его лицо, словно пытаясь угадать его ответ. – Они такие большие, что ты едешь за ними… переплываешь океан?

– Большие… Вопрос только в том, что я не могу найти бумажку с номерами. Не знаю, куда дел ее этот черт… А времени у меня мало, очень мало… Ведь скоро «Маргарита» приплывет к берегам Африки… Да еще этот Суимен все время торчит в номере и только на один час выползает погреться на солнышке…

– Ты так и не ответил на вопрос, – напомнила Анна-Лиза. – Что за деньги?

– Не могу сказать тебе больше того, что эти деньги – мои… – спокойно ответил Дарэн. Он знал, что Анну-Лизу не устроит его ответ, но говорить большего не собирался. В конце концов, и ее любопытство должно иметь свои пределы… Пусть кое-что останется таинственным, не проясненным.

– Не можешь? – изменившимся голосом спросила Анна-Лиза. – Но почему?

– Потому что золотая рыбка не живет в моей ванной, – раздраженно ответил Дарэн. – Я же сказал, не могу. Не будь такой любопытной…

– Ну хорошо… – смягчилась Анна-Лиза. – Я не буду такой любопытной… Но у меня есть кое-какие идеи… Может быть, я смогу помочь тебе… найти эту записку.

Глаза Дарэна, как ей показалось, блеснули. Его явно заинтересовало это предложение.

– И как же?

– Ведь мистер Суимен мужчина…

– Ну да… – растерянно ответил Дарэн. Он все еще не подозревал, что хочет предложить ему Анна-Лиза.

– И наверняка неравнодушен к женским чарам…

– Этого я сказать не могу… – все еще недоумевая, произнес Дарэн. – Ах, вот ты о чем, – наконец догадался он. – Мне не очень нравится эта идея… Прикрываться тобой, как щитом, в то время как…

Анна-Лиза не дала ему договорить.

– Надеюсь, ты не думаешь, что я сделаю это просто так? – лукаво улыбнулась она.

Дарэн аж рот раскрыл от удивления.

– А что значит – не просто так?

– Это значит, что я хочу получить какую-то долю от тех денег, что лежат в твоем загадочном сейфе… Правда, я не знаю, что это за деньги…

– Оплата моей работы, если тебе от этого станет легче. А я и не знал, что ты такая корыстная… Впрочем, я не буду сильно возражать, если сумма, названная тобой, не окажется слишком уж большой… Разумеется, ты получишь ее только в том случае, если выполнишь свою часть договора. Хотя мне не нравится эта идея…

– Уверена, у меня получится, – улыбнулась ему Анна-Лиза.

Дарэну показалось, что ее глаза горят каким-то особенным огнем. Похоже, она клюнула на удочку, усмехнулся он про себя. Что ж, он все-таки добился своего…


Загадочный мистер Суимен оказался мужчиной лет сорока-сорока пяти, не слишком привлекательным, но обладающим определенным шармом. Он обратился к Анне-Лизе сразу же, как только она присела за стойку бара. Она заказала бокал своего любимого розового шампанского и сделала глоток, не забыв при этом кокетливо откинуть голову и тряхнуть пепельными кудрями.

– Такая красивая мисс… – улыбнулся ей Суимен. – И где же ваш кавалер?

Анна-Лиза обернулась к нему с ослепительной улыбкой.

– С кавалером мне не повезло… Он оказался таким занудой…

– Может быть, мне удастся развеселить тебя, крошка?

– Мы уже на «ты»? Боюсь, это сложная задача…

– Старому морскому волку все по плечу… – важно заметил Суимен. Очевидно, он собрался строить перед ней мачо…

Анна-Лиза терпеливо принимала его грубые ухаживания. Вначале Суимен пытался очаровать ее рассказами о море – в большинстве своем, довольно глупыми выдумками, – а затем шампанским… Он так активно предлагал ей выпить, что вскоре Анне-Лизе пришлось выливать шампанское в цветочную вазу, стоящую неподалеку. Разумеется, в этот момент внимание Суимена было отвлечено чем-то другим…

Интересно, найдет ли Дарэн эту бумажку, которая так ему необходима? – думала Анна-Лиза, флиртуя со Суименом. И что за загадочная работа, за которую он не менее загадочным образом получал деньги? Почему он так секретничает? Почему не хочет делиться с ней информацией?

Она с самого начала знала, что Дарэн – весьма непредсказуемый мужчина. Но теперь, когда она застала его в каюте Суимена, она окончательно потерялась в догадках. Мало того, сама ввязалась в эту странную авантюру… Анна-Лиза до сих пор не понимала, кто тянул ее за язык, когда она предложила свою, хоть и небескорыстную помощь… Как это все на нее не похоже…

И, самое удивительное, все это происходит с ней сейчас, когда она почти уже решилась выйти замуж за Пийю Апонча… Наверное, она слишком уж позволила себе увязнуть в болоте под названием влюбленность… Иначе это никак не объяснишь…

– О чем задумалась моя красавица? – спросил у нее уже порядком выпивший Суимен.

Анна-Лиза тряхнула волосами, и их мерцающий пепел рассыпался по ее плечам. Эффект был совершенно обычным – Суимен залюбовался ею и тут же забыл о своем вопросе…

– Еще шампанского? – весело поинтересовалась Анна-Лиза, наполняя бокалы. Теперь опьянение было страшно не ей, а Суимену, который покачивался, даже сидя на стуле. Его голубые глаза словно заполнились шампанским – они стали какими-то водянистыми, странно, что в них не булькали пузырьки…

– Еще… – глухо прошептал Суимен.

Анна-Лиза протянула ему бокал. Еще чуть-чуть, и он будет пьян настолько, что не сможет вернуться в каюту. Во всяком случае, без посторонней помощи… На это она и рассчитывала, подгадывая, когда Суимен отправится в ресторан. И ее расчет оказался правильным…

Анна-Лиза почувствовала невольную гордость. Она умеет не только обольщать мужчин, но и обводить их вокруг пальца… И откуда в ней такой авантюризм? Наверняка сказывается тлетворное влияние Дарэна…

Напоив Суимена до того состояния, когда тот уснул за столом, Анна-Лиза поспешила в его каюту. Сердце ее билось, как удары порывистого ветра бьются в стекло. А вдруг Суимен проснется? Или кто-то разбудит его и отведет в каюту?

Она волновалась не только за себя, но и за Дарэна. Ведь они теперь в одной связке… Хотя, если задуматься, в одной связке они оказались уже тогда, когда Анна-Лиза имела неосторожность переспать с ним… А потом и влюбиться в него…

Она осторожно постучалась в дверь каюты. Стук был именно таким, о котором они условились с Дарэном – три коротких и один долгий.

Дарэн открыл дверь так быстро, словно он все это время ждал условного стука и сидел возле двери. Он был взволнован, глаза его горели.

– Нашел? – прошептала Анна-Лиза.

Дарэн кивнул головой.

– Да… Я у тебя в долгу… Только… хватит ли времени, чтобы собрать все, что я разбросал?

– Надеюсь, да… Суимен напился так, что будет спать еще долго и крепко… Главное, чтобы никто не разбудил его и не притащил сюда… Это может сделать кто-нибудь из обслуги…

– Значит, нужно торопиться, – встревожился Дарэн. – Ну да ладно, главное дело сделано… Я переписал все цифры. Теперь наша задача – добраться до сейфа раньше этого типа…

Анна-Лиза окинула его удивленным взглядом.

– А почему ты просто не забрал бумажку?

– Мне ведь не нужно, чтобы Суимен знал о том, что владелец денег – на корабле. Так будет проще. Он не станет торопиться, суетиться, подозревать, и мы успеем раньше… Главное, опередить его в Эс-Суэйра…

– Думаю, у нас получится… – прошептала Анна-Лиза.

Ее взволнованный шепот, блеск в ее глазах заставили Дарэна позабыть и о неприбранной каюте Суимена, и об опасности быть застигнутыми врасплох. Внезапно он почувствовал такое сумасшедшее желание поцеловать ее, такой прилив страсти, что не смог сдержать себя. Он обнял Анну-Лизу и поцеловал. Неожиданность отрезала ей пути к отступлению. К тому же она хотела этого поцелуя… Она хотела его, ждала его с того самого момента, когда они с Дарэном встретились на палубе «Маргариты». И теперь этот поцелуй обрушился на нее со всей силой, как огромная океанская волна, сметающая все на своем пути. И она отдалась этому поцелую, отдалась Дарэну, замирая в его объятиях и наслаждаясь этой опасной, щекочущей близостью…

Дарэн беспрепятственно целовал ее чувственные губы, нежную шею, касался ее бархатистых щек и наслаждался каждой секундой, проведенной в этих страстных ласках. Он чувствовал сладкий вкус шампанского на губах Анны-Лизы. Он вдыхал ее аромат, мучительно-сладкий, нежный, томительный. Дарэн чувствовал, еще секунда – и он не выдержит. Он набросится на нее, как голодный зверь. Но этого нельзя, невозможно допустить, потому что Дарэн не только хочет ее, но и любит…

Дарэн осторожно отстранился от Анны-Лизы. В ее зеленых, затуманенных страстью глазах было написано разочарование. И это все? – вопрошали они. – А я-то думала, ты способен на большее…

– Не сейчас… – прошептал он, ласково проводя рукой по ее щеке. – Каюта мистера Суимена – не лучшее место для поцелуев.

А где же лучшее место?! – возмущенно подумала Анна-Лиза. Но вслух ничего не сказала. Может, Дарэн и прав, но ей так обидно, что он смог так легко справиться с охватившей его страстью. А ведь она видела, чувствовала, как он хотел ее… Глаза цвета мокко заволокла дымка желания… Но ей лучше не думать об этом сейчас.

Через полчаса каюта выглядела идеально. Вряд ли Суимену придет в голову, что здесь кто-то был… Дарэн запер каюту и выбросил за борт шпильку, которой открывал замок.

– У тебя замашки профессионального домушника, – усмехнулась Анна-Лиза.

– А ты была знакома с профессиональным домушником? – в тон ей ответил Дарэн.

– Нет, ты первый… – Анна-Лиза показала ему кончик языка. Но детское выражение, появившееся на ее лице, тут же уступило место тревожным раздумьям.

– В чем дело? Тебя гложет совесть? – шутливо поинтересовался Дарэн.

– Мне не до шуток. Я думаю, что мне сказать Пийе… Он вряд ли обрадуется тому, что я задержусь в Эс-Суэйра, вместо того чтобы мчаться к нему в Камерун…

Волнуется за своего жениха… Хорошего настроения – как не бывало. Дарэн почувствовал досаду. Он так старался увлечь ее, а она все еще думает о Пийе…

– Можешь отправляться к нему сразу, – резко бросил он. – Я не заставляю тебя торчать со мной в Эс-Суэйра.

– Брось, Дарэн… Я просто его гостья. А в гости некрасиво опаздывать…

Дарэн посмотрел на нее так, что слова застряли у Анны-Лизы в горле.

– Ты – без пяти минут миссис Апонча, – язвительно заметил он. – И, конечно, должна отчитываться перед своим женихом… Я не виню тебя – это нормальная ситуация. Так что тебе решать – задержаться в Эс-Суэйра или мчаться к жениху…

– Но Дарэн, он не…

Дарэн не стал дожидаться ее ответа. Он развернулся и направился в сторону своей каюты. Анне-Лизе осталось только любоваться спиной этого упрямца, который не захотел даже выслушать ее…

И что же, все-таки, ей делать с Апонча? Она не может отказаться от него вот так, сразу… Вначале ей нужно узнать его поближе, убедиться в том, что между ними ничего не может быть… Ох, и зачем же она обманывает саму себя?! Ей нужны его деньги. Только деньги. Похоже, даже чувства к Дарэну не смогут пересилить ее извечный страх. Страх старости, уродства и одиночества…

10

Эс-Суэйра оказался курортным городом-портом с роскошными пляжами, раскинувшимися на золотом побережье. Анна-Лиза не привыкла к такой жаре. Ей было душно и все время хотелось попасть под ледяную струю душа в каком-нибудь отеле.

Но в планы Дарэна отель не входил. Во всяком случае, пока. Он намеревался во что бы то ни стало опередить Суимена и взять свои деньги. Анна-Лиза не могла его осудить. На месте Дарэна она поступила бы так же… Но эта утомляющая жара… Она сводила ее с ума…

Анна-Лиза попыталась представить себе жизнь здесь, но не смогла. «Как же твои ледяные скульптуры?» – вспомнила она слова Дарэна. Да уж… О том, чтобы фотографировать ледяные скульптуры, живя здесь, можно забыть…

Дарэн, как телепат, прочитал ее мысли.

– Тебе жарко?

– Еще бы… Я чувствую себя креветкой, которую бросили в кипящую воду…

– Потерпи еще немного, – сочувственно взглянул на нее Дарэн. – Мы возьмем деньги, а потом скроемся куда-нибудь от жары…

– Скорее бы… Надеюсь, Суимен окажется менее проворным.

– Кстати, что ты скажешь своему камерунскому принцу? – с любопытством поглядел на нее Дарэн.

– Я написала ему письмо, в котором объяснила, что немного задержусь. И передала его с Бетси… Они с Риком поедут на виллу Апонча сейчас, а я буду… несколько позже…

– Опять используешь Бетси в качестве щита? В который уже раз? – язвительно поинтересовался Дарэн.

– Ну знаешь… – вспыхнула Анна-Лиза. – Бетси – моя подруга. И это наши с ней отношения…

– Конечно, конечно, – ехидно хихикнул Дарэн. – Бетси – твоя подруга, и использовать ее можешь только ты.

– Я не использую Бетси! – возмутилась Анна-Лиза. – Она помогает мне! А если ты ревнуешь меня к Пийе, то нечего изображать из себя защитника угнетенных.

Дарэн притих. В какой-то степени Анна-Лиза права. Он ревнует ее к Пийе. А может, и не к Пийе, а к его деньгам. А возможно, и вовсе не ревнует, а злится и не понимает, почему Анна-Лиза так упорно ищет того, что не нужно, чуждо ее душе… Жаль, что она не хочет понимать этого. Жаль, что в ее мозгу сидит что-то, что не позволяет ей раскрыться полностью, избавиться от страхов и тревог, которые снедают ее душу. О, если бы он знал, что так заботит, так беспокоит ее! Это сильно облегчило бы его задачу…

Вот так жара! Дарэн расстегнул еще одну пуговицу на рубашке и поймал на себе заинтересованный взгляд Анны-Лизы.

Ей нравился этот стиль – яркие рубашки с широким вырезом, открывающие соблазнительную часть его груди, покрытую завитками темных волос. И еще ей нравился медальон, который Дарэн постоянно носил на шее.

Эта красивая и явно дорогая вещица наверняка что-то символизировала. Но вот что, Анна-Лиза так и не смогла узнать. Дарэн почему-то не хотел говорить с ней об этом… А вдруг здесь замешана какая-то женщина? Тайная любовь Дарэна, о которой он не хочет говорить… Анна-Лиза почувствовала ревность. Эта хищная тварь уже не в первый раз запускала коготки в ее душу. И всегда – по вине Дарэна…

Они добрались до небольшого здания – очевидно, камеры хранения, – и Дарэн спокойно забрал свои деньги. Суимен оказался менее расторопным, чем они, но Анну-Лизу не волновала судьба «морского волка». Она безоговорочно доверяла Дарэну. Ей казалось, он не может обмануть ее… И потом, он вовсе не был похож на вора. Слишком уж порядочным человеком он выглядел. Но, может быть, дело было не в этом? А в том, что она влюбилась в Дарэна и теперь верила каждому его слову?


Дарэн предложил Анне-Лизе устроиться в небольшом отеле на побережье.

– Давай отдохнем, стряхнем с себя дорожную пыль… Отметим завершение нашей поездки. А потом разбежимся. Каждый в свою сторону. А, Анна-Лиза?

Идея «разбежаться в разные стороны» не очень-то согревала ее душу. Но, в сущности, что им еще оставалось? Она вряд ли смогла бы бросить все и уйти с этим человеком в неизвестность. А он… он ничего и не предлагал…

Анна-Лиза согласилась остановиться в отеле, хоть на душе у нее скребли кошки. Сможет ли она забыть его? Сможет ли попрощаться с ним без глупых слез и обид? Она не привыкла терять… Что ж, все когда-то бывает впервые…

В отеле она приняла холодный душ. Жара потихоньку спадала, и Анне-Лизе стало легче. Она вытерлась пушистым полотенцем и намазала тело ароматным лосьоном. Теперь от нее будет пахнуть магнолией. И Дарэн наверняка не останется равнодушным к этому аромату…

Она поймала себя на мысли, что хочет снова соблазнить его. Впрочем, это желание не оставляло ее с того момента, когда она первый раз оказалась с ним в постели. Дарэн был восхитительным, нежным и страстным любовником… Но каково было пробуждение! Хочет ли она вновь проснуться с гадким чувством вины и тревоги? Хочет ли снова с ужасом ощутить неизбежность разлуки?

Анна-Лиза закрыла глаза и провела по плечам руками, словно это были руки Дарэна. Она вспомнила его глаза, его нежную улыбку, его немного глуховатый голос… Распахнув глаза, она увидела свое отражение в зеркале: возбужденная, трепещущая, с глазами, полными любовной тоски… Боже, что с нею стало?! Когда она была такой?! Да, она хочет быть с Дарэном. Пусть всего одну ночь! Пусть всего несколько часов! Лишь бы быть с ним! Лишь бы обнимать его тело, целовать его губы – и эту маленькую родинку над ними, – наслаждаться его бархатными прикосновениями… И – да, она будет с ним эту ночь! Чего бы ей это не стоило!

Обрадованная собственной решимостью, Анна-Лиза закружилась перед зеркалом. Алый шелковый халатик пламенем вспыхнул вокруг ее тела. Она почувствовала необычайную легкость внутри. Легкость человека, наконец-то принявшего решение. И пусть это решение было не главным, не определяющим в ее жизни, она все же радовалась ему, как ребенок радуется долгожданному подарку.

Она надела длинное светло-зеленое платье из тонкой материи. Декольте приоткрывало соблазнительные округлости ее груди, а мягкая ткань облегала фигуру, подчеркивая роскошный рельеф тела. В уши Анна-Лиза вдела золотые сережки в виде ящерок, в глазках которых красовались маленькие изумруды. А на шею повесила тонкую цепочку с такой же изумрудной ящеркой. Окинув критическим взглядом свое отражение, Анна-Лиза, как всегда, осталась довольна собой. Разве Дарэн сможет устоять перед ее чарами? Конечно же нет…

Ее лицо портила лишь одна деталь – маленький участок кожи возле носа покрылся тонкой корочкой. Проклятая жара! Ведь у нее так давно не было проблем с кожей! Анна-Лиза тут же устранила дефект с помощью тонального крема. Хорошо бы, к завтрашнему дню все прошло…

Дарэн ожидал ее, сидя за небольшим столиком около бассейна. Анна-Лиза заметила, что он подготовился к ее приходу: на нем была легкая белая рубашка с узорами в виде стеблей бамбука и кремовые брюки из тонкого вельвета. Дарэн не забыл и о столе. Букет белоснежных роз, шампанское, легкие закуски – словом, все что нужно, чтобы отметить их расставание.

Отметить расставание – как глупо это звучит… Но как еще назвать их ужин? Анна-Лиза почувствовала щемящую тоску, как будто Дарэна уже не было рядом с ней… Однако она тут же отбросила грустные мысли. Эту ночь она хочет провести с ним – так и будет…

Сиреневые сумерки окутали небо. В воздухе чувствовалась легкая прохлада. Около бассейна не было людей – занят был только их столик. На ветках растущих близ бассейна деревьев тихо щебетали птицы. Анна-Лиза еще раз подивилась тому, как Дарэн умеет устраивать свидания. Первое было экстремальным и бурным, а второе – романтичным и нежным, как запах цветов, разлитый в воздухе.

Дарэн первым нарушил молчание.

– Ты великолепна, – улыбнулся он и добавил: – Как всегда.

– Наконец-то ты это признал. – Она забросила ногу на ногу, и легкое платье взметнулось с ее колен, как крыло зеленой бабочки. – А я-то думала, ты не считаешь меня красивой…

– Может быть, выпьете со мной, мисс Кокетство?

– Почему бы и нет. За что на этот раз?

– За наше замечательное путешествие…

– Прекрасно. Тебе оно понравилось? – испытующе посмотрела на него Анна-Лиза.

Дарэн понял, что на этот раз она не кокетничает, и вполне серьезно ответил:

– Да. Несмотря ни на что, путешествие было славным. Жаль только, наши пути расходятся. Я бы хотел, чтобы твои фотографии снова появились на конкурсе. И чтобы снова выиграли…

– Здесь нет ледяных скульптур, Дарэн. Ты сам говорил.

– Знаю. Жаль…

Его глаза были печальными. Анна-Лиза тотчас же пожалела о сказанном. Дарэн, Дарэн… – хотелось прошептать ей. Если бы ты знал, как я не хочу с тобой расставаться… Но это было бы слишком. И потом, не стоило идти на поводу у своих «не хочу». Она и так делает это слишком часто…

– Здесь хорошо… – натянуто улыбнулась она. – Тихо. Можно представить себе, что в отеле нет никого, кроме нас с тобой.

– Можно. Кстати, еще мы можем потанцевать… – ни с того ни с сего предложил Дарэн.

– Без музыки? – удивилась Анна-Лиза.

– Ну да. А разве тебе недостаточно воображения? – В его голосе послышался вызов.

Анна-Лиза приняла его. Нельзя сказать, чтобы хладнокровно. Одна мысль о том, что она вновь будет скользить в объятиях Дарэна, сводила ее с ума.

– Ты меня приглашаешь?

Дарэн встал и отвесил ей поклон.

– Вашу руку, мисс Вильсон, – загадочно улыбнулся он.

Анна-Лиза оперлась на его руку. Секунда – и она уже плыла в его объятиях. Дарэн удивительно чувствовал музыку, которой не было. Он двигался плавно и ритмично.

– Неужели ты ее слышишь? – ошеломленно спросила Анна-Лиза.

– Конечно. А ты – нет? Прислушайся. Она такая… нежная, лиричная, проникновенная… Как будто соткана из запахов цветов, свита из золотых сетей, в которых запуталась бабочка любви… И эта бабочка рвется, рвется… но никак не может вырваться. Она мечется в сетях, но чем больше она мечется, тем сильнее запутывается… Неужели ты не слышишь, как трепыхаются ее крылья?

Поддавшись словам Дарэна, Анна-Лиза вслушалась в тишину. И действительно, не прошло и нескольких секунд, как она услышала тихую нежную мелодию с легкими нотками тревоги. Что это – чудо или чувство? Галлюцинации или настроение, которое передал ей Дарэн? Она может поклясться кому угодно, что слышит эту музыку… Но разве ей кто-нибудь поверит?

– Ну что, слышишь? – заговорщически подмигнул ей Дарэн.

– Да, – краснея, призналась она. – Ты – волшебник?

– Нет… Но иногда я бываю очень убедителен…

– Пожалуй. Заставить меня слышать музыку, которой нет, – это просто поразительно!

– С чего ты взяла, что ее нет? Она есть. Надо просто уметь слушать… И слышать… – Дарэн улыбнулся с видом человека, который уж точно знает обо всех нераскрытых человеческих способностях.

Когда они сели за стол, Анна-Лиза поблагодарила Дарэна за танец.

– Это было восхитительно. Такой странный и прекрасный танец… И многих девушек ты соблазнил таким образом?

– Наверное, ты мне не поверишь. Ни одной. Ты первая. Но у меня не было цели соблазнить тебя. К тому же ты сама соблазнишь, кого хочешь…

Анна-Лиза не могла не оценить его комплимент. Если уж Дарэн Вэнхорн назвал ее великой соблазнительницей, значит, так оно и есть…

Она хотела сказать ему что-нибудь приятное в ответ, но не смогла. Ее голова стала такой тяжелой, будто в нее влили жидкий свинец. Схватившись за голову руками, она умоляюще посмотрела на Дарэна. Он, не на шутку встревоженный, выскочил из-за стола и сел перед ней на корточки.

– Что с тобой, Анна-Лиза? – испуганно спросил он.

– Не знаю… – простонала она. – Что-то ужасное… Голова такая тяжелая… И еще жар внутри… Может, это шампанское? – с надеждой в голосе спросила она.

– Едва ли. Думаю, тебе нужен врач. И чем скорее, тем лучше.

– Нет, пожалуйста, – взмолилась Анна-Лиза, – это все скоро пройдет… Я знаю, я уверена…

– Хочешь сказать, у тебя каждый день голова наливается свинцом и поднимается температура? Нет, Анна-Лиза, не выйдет. Сейчас я пойду за врачом. Ты же выдержишь без меня несколько минут?

– Нет… – простонала Анна-Лиза. Пальцы Дарэна, перебирающие ей волосы, словно наполняли ее силой. – Пожалуйста, не уходи… И не надо врача…

– Я быстро. Ты же сильная девочка. Жди меня…

Он подхватил Анну-Лизу на руки и положил ее в шезлонг. Она уже почти не чувствовала своего тела. Чувствовала лишь кожу на лице, которую безбожно стянуло. Она стала сухой, как песок, разогретый солнцем. Господи, что это с ней?! Что это может быть?! Вдруг это какая-то страшная болезнь, от которой невозможно вылечиться?!

– Терпи, я скоро… – шепнул ей Дарэн.

Анна-Лиза только кивнула, не в силах оторвать язык от пересохшего неба. Несколько минут она лежала с закрытыми глазами, боясь пошевелиться. Дарэн все еще не вернулся, а ей с каждой секундой становилось все страшнее и страшнее. Ну где же он? А вдруг в отеле нет доктора?! Нет, не может быть! Она не хочет заболеть и умереть!

С большим трудом она разомкнула слипшиеся веки – глаза слезились так, словно рядом лежала огромная луковица. Ей удалось разглядеть лишь краешек неба. Он был густо-фиолетовый, будто собиралась гроза. О да… Ей очень хочется дождя. Она как будто высохла изнутри, будто кто-то выпил из нее всю воду… Скорее бы вернулся Дарэн!

Ее просьбы были услышаны. Дарэн наконец вернулся. С ним был доктор, который попросил Анну-Лизу раскрыть рот и рассказать о характере недомогания, которое она испытывала. Анна-Лиза простонала что-то невнятное, остальное говорил за нее Дарэн. Последнее, что она запомнила, – руки Дарэна, которые заботливо гладили ее по волосам…


– Нет! Никогда! Если ты думаешь, что я смогу жить такой страшилой, ты глубоко ошибаешься, Дарэн! – Анна-Лиза хватила зеркало об пол, и оно разлетелось на множество осколков. – Я страшная! Я уродливая! Я – чудовище!

Она снова разразилась рыданиями. Дарэн стоял, бледный, ошарашенный. Он и представить себе не мог, что Анна-Лиза так отреагирует на свои временные трудности. Она всегда казалась ему сильной женщиной, но теперь… Теперь он не знал, что и думать. Как будто из нее вылез червь страха, который долгие годы подтачивал ее изнутри.

– Послушай, Анна-Лиза, так нельзя… – Он подошел к ней и попытался обнять. Но Анна-Лиза оттолкнула Дарэна обеими руками, словно ей было страшно подпускать его к своему обезображенному телу. Однако Дарэн не сдался. Он силой обнял ее и крепко прижал к себе. – Так нельзя… – повторил он. – Скажи мне, чего ты боишься? Чего, Анна-Лиза?

– Я уродина, – прошептала она, всхлипывая. – Я – настоящая уродина… Как я смогу так жить? Что мне теперь делать? Я останусь одна… От меня все отвернутся…

– Какая же ты дурочка, – рассмеялся Дарэн. – Ну кто, кто от тебя отвернется?! Уж точно не я. И не Бетси… А разве тебя волнует мнение остальных? И потом, у тебя есть не только внешность, но и ум, душевная красота и чуткость… Я знаю об этом, хоть и знаком с тобой не так давно… Люди, которые заслуживают внимания, ценят в других именно эти качества. А те, кто не заслуживает внимания, – плевать на них… Эй, ты слышишь меня?

– Слышу… – фыркнула Анна-Лиза. – Только все это – лирика! Никому ненужная лирика! Теперь никто на меня не посмотрит! Даже ты! Отпусти меня, Дарэн!

Она опять попыталась вырваться, но Дарэн только крепче прижал ее к себе.

– Не дождешься! Ну какие еще тебе нужны доказательства?! Хочешь, я женюсь на тебе?

Анна-Лиза даже вздрогнула от его неожиданного предложения. Она подняла глаза и удивленно посмотрела на Дарэна. Вот это прогресс! – обрадовался он. До этого момента Анна-Лиза старательно прятала от него свое покрывшееся розовой корочкой лицо.

– Женишься? – ошеломленно переспросила она.

– Женюсь! – уверенно заявил Дарэн.

– Ага, из жалости! – взвизгнула Анна-Лиза и снова залилась слезами.

Дарэн окончательно растерялся. Ну что еще сказать этой маленькой упрямой девочке, чтобы она наконец-то поверила ему! Что же еще?!

На шум, доносящийся из палаты, прибежали доктор и медсестра. Доктор, плотный мужчина со взглядом, невинным как у ребенка, всплеснул руками.

– Что у вас тут происходит?! Почему вы, мисс Вильсон, разгуливаете по палате?! А ну-ка в постель! – возмущенно закричал он.

Анна-Лиза послушалась его только после того, как он сообщил ей, что розовая корочка сойдет с ее лица и уже через несколько дней она поправится. Дарэн готов был молиться на этого пузатого доктора, волшебника, который вернул Анну-Лизу к жизни. Она моментально успокоилась и даже улыбнулась сквозь еще невысохшие слезы.

– Ну вот, я же тебе говорил, все будет хорошо, – подбодрил ее Дарэн, когда она вернулась в постель. – А ты, как обычно, мне не поверила… – Он присел на стул, стоявший возле изголовья ее кровати, и погладил ее по растрепанным пепельным волосам. – Может, расскажешь мне, почему ты так боишься подурнеть?

Ее взгляд – взгляд маленького затравленного зверька – окончательно убедил Дарэна в том, что его подозрения не лишены оснований. В жизни Анны-Лизы было что-то такое, что навсегда лишило ее уверенности в себе, оставив лишь уверенность во внешней привлекательности. Но она по-прежнему молчала, вперив взгляд в пустое пространство, и делала вид, что не слышит Дарэна.

– Ну же, Анна-Лиза, – настойчиво продолжил он. – Расскажи об этом. Я уверен, тебе станет легче…

Она посмотрела на Дарэна и решила сдаться. Его упорство должно быть вознаграждено по достоинству. И потом, он поймет ее… Сколько раз он уже понимал и принимал то, что, по ее мнению, было диким и нелепым…

– В детстве я была страшненькой. Маленьким гадким утенком. У меня был большой некрасивый нос, толстые щеки, страшные кривые зубы, неровные брови и отвратительная кожа… Я была… маленьким колобком… на второй стадии ожирения… Мои одноклассники смеялись надо мной, в грош меня не ставили… Только один из них относился ко мне по-человечески. Его звали Блейк… А потом выяснилось, что он только пользовался мной… Я делала за него контрольные, писала доклады… Через какое-то время одноклассники решили подшутить надо мной – они закидали меня тухлыми яйцами… А Блейк стоял в стороне и ухмылялся. Рядом с ним была самая красивая девочка из нашей школы… Потом я окончила школу, и мне повезло так, как мало кому везет… Мной заинтересовалась одна из программ, которая делает людям лицо, фигуру, а потом… показывает все это по телевидению… Мне предложили поучаствовать в одной из передач, и я, естественно, уцепилась за этот шанс обеими руками… Меня буквально сделали заново – врач попался хороший… Я стала красивой сексуальной девушкой, от которой любой мужчина мог с ума сойти. Мы с матерью переехали в другой город, где меня никто не знал… Никто не знал, какой я была до операции… И тогда началась другая жизнь… Моя новая жизнь с новым телом…

Ее рассказ был сбивчивым, эмоциональным, но Дарэн прочувствовал все, что испытывала эта девушка. Какую боль, какое унижение ей пришлось пережить, прежде чем она стала красивой… Теперь он понимал, почему Анна-Лиза боялась потерять свою внешность, теперь он понимал, почему ее так пугала старость… Вот оно что… Как же бывают жестоки люди по отношению к себе подобным! И как тяжело приходится тем, кто на себе испытывает эту жестокость!

– А этот… Блейк? Что с ним стало? – спросил он хриплым от гнева голосом.

Анна-Лиза небрежно пожала плечами – к ней потихоньку возвращалась прежняя уверенность – и ответила:

– Не знаю… Я никогда не интересовалась судьбами тех, кто остался в этом городке. Это была другая жизнь. И там жила другая Анна-Лиза… Поэтому мне безразлично, что сталось со всеми этими людьми.

Дарэн наклонился к ней и со всей нежностью, на которую был способен, поцеловал ее в щеку.

– Спи… Тебе нужно отдохнуть… И знай – какой бы ты не была, в твоей жизни этого не повторится.

– Конечно… – краешком губ улыбнулась Анна-Лиза.

Конечно… Если в ее силах будет это предотвратить…


До выписки оставался всего один день. Вред, принесенный мелкой тропической мушкой, так некстати укусившей Анну-Лизу, был почти устранен. С лица и тела девушки сошла розовая корочка, да и сама Анна-Лиза чувствовала себя куда лучше, чем несколько дней назад.

Дарэн позвонил Бетси и разъяснил ей ситуацию. Подруга тут же собралась ехать в Эс-Суэйра, но Дарэн попросил ее этого не делать.

– Я привезу Анну-Лизу завтра. Если, конечно, она все еще хочет ехать к жениху…

– Между прочим, жених рвет на себе волосы, – заметила Бетси. – Но я сообщу ему, что с Анной-Лизой уже все в порядке…

После звонка Бетси Дарэн сразу же помчался в больницу. Ему не терпелось увидеть Анну-Лизу. Болезнь сделала ее мягкой и менее язвительной, что Дарэну несказанно нравилось. Конечно, он принял бы эту девушку в любом виде и с любым характером, но так все-таки лучше…

По дороге он купил пышный букет орхидей и коробку местных сладостей, которые ей так понравились. Правда, сладости ему придется прятать от доктора. Пузатый коротышка оказался страшно придирчивым в отношении дисциплины и питания… Зато он так быстро поднял на ноги Анну-Лизу!

– Спасибо, Дарэн! – При виде цветов и конфет ее глаза засветились, как маленькие зеленые звездочки. Она обняла Дарэна за шею, но случайно задела браслетом его цепочку. Цепочка порвалась и вместе с медальоном упала на пол. – Ах, Господи! Какая же я неловкая! – отругала себя Анна-Лиза. – Ты простишь меня, Дарэн?

Выражение ее лица было таким невинным, что он не смог бы ее отругать, даже если бы захотел. Правда, цепочка и медальон имели для него огромную ценность. И не потому, что были дороги сами по себе, а потому, что это был подарок… Подарок, который он носил на шее, не снимая, уже много лет… Ну ничего, утешил себя Дарэн. Цепочку можно починить, а с медальоном все в порядке…

– Не переживай, – весело ответил он Анне-Лизе. – Я отнесу цепочку ювелиру. – Он положил украшение на стол, неподалеку от букета с цветами, и глазами, полными счастья, посмотрел на Анну-Лизу. – Слава богу, завтра ты будешь на свободе. Я звонил Бетси. Она сказала, что Апонча рвет на себе волосы… Но, думаю, ты утешишь его…

Несмотря на то, что Дарэн изо всех сил пытался держать себя в руках, Анна-Лиза уловила в его тоне ревнивые нотки. Конечно, она могла плюнуть на Апонча… Но это было некрасиво во всех отношениях. Гораздо уместнее было бы приехать к нему вместе с Дарэном и объяснить, что происходит… Правда, она и сама не совсем понимала, что происходит…

– Давай поедем вместе, – предложила она Дарэну. – Побудем там пару дней и поплывем обратно. В конце концов, Апонча не заслужил такого отношения… Он звал в гости меня, а я вместо этого отправила к нему Бетси и Рики-Тики… Согласись, будет странно, если я вообще не приеду.

Дарэн помрачнел. Ему не очень-то хотелось встречаться с Пийей. Особенно после тех услуг, что он оказывал для обеспеченного камерунца… Впрочем, рано или поздно, правда все равно вылезет наружу. Может быть, лучше рассказать ее самому? Он посмотрел на Анну-Лизу взглядом, в котором читалась нерешительность.

Что это значит? Он не хочет ехать с ней? Но ведь она… Она-то думала, что Дарэн с легкостью согласится… Какая она дурочка! А ведь он ничего ей не обещал и не собирался ехать с ней куда бы то ни было… Лицо Анны-Лизы мгновенно приняло холодное выражение, а в глазах застыли зеленые льдинки.

Дарэн заметил перемену. Конечно же, она расстроилась… Ведь это так просто – поехать вместе с ней… И она не знает причин, из-за которых колеблется Дарэн… Нет, что бы там ни было, он должен поехать. Хотя бы, чтобы поддержать Анну-Лизу…

– Конечно, – улыбнулся Дарэн, – конечно, я поеду…

В его улыбке было что-то неестественное, и Анна-Лиза сразу это почувствовала. Сердце ее сжалось, как маленькая пичужка, напуганная предстоящими холодами. Похоже, она ошиблась… У Дарэна не было никаких серьезных планов насчет нее, и теперешнее решение ехать на виллу Апонча было принято исключительно под влиянием ситуации. Исключительно потому, что этого хотела Анна-Лиза…

– Значит, увидимся завтра… – Дарэну показалось, что Анна-Лиза устала. – Я заеду за тобой, и мы вместе отправимся в Камерун. – Анна-Лиза слабо улыбнулась в ответ. – А тебе нужно как следует поспать перед дорогой… По-моему, ты еще не совсем поправилась…

Через несколько минут Дарэн ушел, и Анна-Лиза смогла спокойно обдумать ситуацию. Значит, она была права – Дарэн не хочет с ней ехать… Иначе откуда такая натянутость в словах, такая неестественность в улыбке? Она интересовала его лишь какое-то время – недоступная красавица, собравшаяся выйти замуж за камерунского предпринимателя… А теперь, когда Дарэн почувствовал, что она готова уступить его желаниям и расстаться с Пийей, он охладел к ней… Может, он был не готов к серьезным отношениям и не хотел ее обманывать? А может… Что толку гадать?! Это не изменит выражения его лица: растерянного, даже напуганного… Нет, нет… Она никому не хочет быть обузой!

Глаза Анны-Лизы, блуждающие по палате, наткнулись на забытый Дарэном медальон. Анна-Лиза поднялась с кровати и взяла со столика изящную вещицу. Наконец-то она сможет рассмотреть ее! Какая тонкая работа! На плоской поверхности медальона красовались золотые завитки и инициалы «Э.В.». Интересно, чьи это инициалы? Анна-Лиза повертела медальон в руках и обнаружила, что он открывается. Тонкие золотые створки распахнулись, и перед ее глазами предстала фотография красивой молоденькой девушки.

Анна-Лиза почувствовала, что сердце ее уплывает в пустоту. Наверняка эта женщина – возлюбленная Дарэна… Вот почему он не хочет ехать с ней, Анной-Лизой. Вот почему в его глазах была такая растерянность… Анна-Лиза закрыла глаза и усилием воли удержала слезы.

Но она не будет плакать, не будет жаловаться на свою несчастную судьбу… Она сделает то, что собиралась сделать до того, как познакомилась с Дарэном. Это единственный возможный вариант. Все остальные пути закрыты…

11

Вилла Пийи Апонча превзошла все ожидания Анны-Лизы. Все вокруг кричало о роскоши и богатстве: огромный дом со множеством пристроек, бассейн – куда более широкий и глубокий, чем в Эс-Суэйра, – сад, в котором росло множество разнообразных деревьев… Анна-Лиза пыталась запомнить их названия, но постоянно забывала. Зато Бетси была ходячим пособием ботаника – она все схватывала на лету…

Пийя Апонча оказался не таким уж пылким возлюбленным, каким представлялся Анне-Лизе в Америке. Здесь он был холодным, сухим дельцом, лишь изредка перевоплощающимся в обыкновенного мужчину. Ни о какой романтике не могло быть и речи. Да, он задаривал Анну-Лизу подарками, но все эти подарки передавала ей его служанка – Замбия, с которой Анна-Лиза познакомилась еще в Америке. Пийя все время проводил в своем офисе, а девушки были предоставлены сами себе. Анна-Лиза поняла, что для Пийи такое поведение – в порядке вещей. Что-то будет, когда они поженятся?

В ее голове не укладывалось, что человек, устроивший ей столь романтичное свидание, оказался таким скучным прагматиком. Как же так? Неужели романтик в нем просыпается только тогда, когда он приезжает в Америку? Все это казалось ей странным. Очень странным… Но еще более странным и невероятным ей казалось то, что она больше никогда не увидит Дарэна…

С момента их разлуки прошло уже несколько дней. Анна-Лиза уехала, даже не объяснившись с ним, оставив лишь коротенькую записку: «Прощай, Дарэн. Наверное, ты прав – нам нужно разойтись в разные стороны». Боль разбилась, и ее осколки разлетелись в душе Анны-Лизы, задевая эту душу острыми краями. Перед ее глазами снова и снова вставало лицо Дарэна, то нежное, то гневное, то удивленное, то страстное… Она постоянно задавалась вопросом: почему вышло так, что они не смогли быть вместе? Ведь он был единственным мужчиной, который видел в ней не только красивую внешность…

Бетси очень удивилась, когда узнала, что Анна-Лиза и Дарэн расстались. На ее лице отразилась смесь удивления и возмущения.

– Ну ты даешь, подруга! Наверняка все это – по твоей вине… Потому что ты все еще не оставила мысли выйти замуж за мешок с деньгами… – Она испытующе посмотрела на Анну-Лизу, но та покачала головой.

– Нет… Дело не во мне. Проблема в Дарэне… Он не хотел ехать со мной на виллу Апонча… Да и вообще… куда бы то ни было. Мне кажется, он не готов к каким-то отношениям. Он отнесся ко мне, как к забавному приключению, не больше. А потом… я стала бы ему в тягость. К тому же у него кто-то есть…

– С чего ты взяла? – удивленно спросила Бетси. Ей казалось, что Дарэн не относится к тем мужчинам, которые любят играть с женщинами.

– Это не важно… Я знаю… – Анна-Лиза отвела взгляд, чтобы подруга не заметила боли в ее глазах.

– Ты всегда все знаешь. Но при этом делаешь одну ошибку за другой. Как ты могла отказаться от Дарэна? Вы идеально подходите друг другу…

– Значит, не так идеально, как тебе кажется. Пожалуйста, давай закончим этот разговор. Какой смысл переливать из пустого в порожнее? Мы расстались, и точка. К тому же мы были просто друзьями…

– Друзьями, которые иногда ночуют в одной постели, – ехидно заметила Бетси.

– Бетси Элмор! – накинулась на подругу Анна-Лиза. – Нашла время для шуточек! Разве ты не видишь, что мне тяжело?!

– Я вижу… вижу… – успокоила ее Бетси. – Но, мне кажется, ты сама виновата в этом. Иногда твое упрямство, твоя гордыня заставляют тебя делать глупости. Неужели ты сама не чувствуешь этого?

– Чего? – раздраженно поинтересовалась Анна-Лиза. Бетси снова оседлала своего любимого конька.

– Того, что Дарэн любит тебя и готов ради тебя на многое?

– Он ни разу не говорил мне об этом.

– Иногда слова не нужны. Они только мешают, – с видом знатока человеческих отношений заявила Бетси. – Поэтому нужно чувствовать, прислушиваться к тому, что говорит тебе твоя душа, твое подсознание…

– Бетси, оставь… – отмахнулась Анна-Лиза.

Неожиданно в ее памяти всплыл вечер у бассейна и танец, который они с Дарэном танцевали без музыки. Может, в словах Бетси есть доля истины. Ведь Анна-Лиза слышала эту музыку, возможно, так же хорошо, как Дарэн…

Бабочка, бьющаяся в золотых сетях… Словно он сказал это о ней, Анне-Лизе. Сложный выбор между золотыми сетями Пийи Апонча и любовью Дарэна… Она так и не смогла его сделать… Впрочем, если бы Дарэн проявил толику решительности, если бы не этот медальон…

Анна-Лиза тряхнула головой, пытаясь отделаться от мыслей, в который уже раз бередящих ее душу. Зачем она думает о том, что могло бы случиться? Ведь не случилось же… Дарэн не был решительным, а она увидела этот медальон, который он, не снимая, носил на шее… Ах, как ей хотелось знать, кто эта девушка и почему Дарэн испытывает к ней столь сильные чувства? Впрочем, что это изменит? Анна-Лиза приняла решение и не собиралась от него отступать…

Служанка Замбия заметила, что с Анной-Лизой творится что-то неладное. За те несколько дней, что она провела на вилле ее хозяина, она побледнела и осунулась. Словно мрачные думы, как червь, подтачивали ее изнутри. И Замбия догадывалась, что именно – причина этих дум. Выбрав время, когда Анна-Лиза в одиночестве прогуливалась по саду, Замбия подошла к ней.

– Анна-Лиза грустить и печалиться… – укоризненно покачала головой Замбия. – Анна-Лиза не есть, не пить… И не любить Пийя, жених Анна-Лиза…

Несмотря на несовершенный английский, Анна-Лиза прекрасно поняла, что хочет ей сказать Замбия. Девушке стало стыдно. Все вокруг понимают, что происходит, и только она пытается делать вид, что дела идут как обычно… Анна-Лиза покраснела и потупилась. Ей неловко было смотреть в глаза старушке, которая относилась к Пийе, как к собственному сыну.

– Не обижаться на Замбия, – покачала головой старая служанка. – Я хотеть помочь тебе… Ты любишь другого мужчину? – тихо спросила она у Анны-Лизы. Окончательно смущенная, девушка кивнула головой. – Дам тебе совет… За кладбищем, под холмом, есть богиня Эзили… Она из дерева… Анна-Лиза пойдет туда и спросит совета. Эзили помогать в любви… Она – добрая, всегда дать совет…

Анна-Лиза от всего сердца поблагодарила старушку и пообещала, что непременно сходит и спросит совета у богини любви. Ее тронула такая забота. Хотя, конечно, в чары богини Эзили Анна-Лиза не очень-то верила. Но ничего не поделаешь – она уже пообещала старушке, что сходит помолиться деревянному идолу.

О том, что произошло, она рассказала Бетси и Рики.

– И что, ты пойдешь? – удивленно спросила Бетси.

– Ну да. Я же обещала…

Подруга покрутила пальцем у виска.

– По-моему, ты просто ненормальная. И с каждым днем становишься все хуже… А что я скажу Апонча, когда он вернется из офиса?

Анна-Лиза пожала плечами.

– Скажи, как есть… Или придумай что-нибудь. Ты же у нас – голова…

– К твоей голове необходима запасная, – съязвила Бетси. – Ладно уж, придумаю что-нибудь…

– И что бы я без тебя делала?

Бетси уже привыкла к этому риторическому вопросу, который Анна-Лиза задавала каждый раз, когда просила подругу о помощи. Она посмотрела на Рики… Вот он понимал ее без слов. Как же все-таки хорошо, что они нашли друг друга!


К идолу богини Эзили Анна-Лиза отправилась уже в сумерках. Небо укрылось лиловой шалью, лишь кое-где мелькали клочки голубого цвета. Замбези объяснила ей, как нужно идти, но Анна-Лиза все равно боялась заблудиться.

Очень скоро она вышла к небольшому кладбищу, которое располагалось на холме. Зрелище было довольно мрачное, особенно в сумерках. Анна-Лиза поежилась и пошла дальше, подгоняемая теперь не только желанием поскорее вернуться, но и какой-то суеверной жутью, которой веяло от кладбища.

Чтобы не дать страху овладеть своей душой, Анна-Лиза принялась думать об Эзили. Интересно, действительно ли богиня помогает влюбленным? Или все это – обычные сказки, которыми взрослые так любят пичкать детей? И в самом деле, как деревянный идол может кому-то помочь? Это не укладывалось в голове Анны-Лизы.

Наконец она спустилась с холма. Неподалеку от подножия она увидела большую деревянную скульптуру. Наверное, это и есть Эзили. Анна-Лиза подошла поближе. У богини были длинные черные волосы, пухлые губы и довольно выразительные карие глаза. Чем-то они напомнили девушке глаза Дарэна – цвета мокко, цвета ее мечты…

Анна-Лиза поняла, что совершенно не умеет молиться. Она стояла перед богиней и не знала, что ей говорить. К тому же вокруг была такая тишина, что ее страшно было нарушить. Казалось, смолкли даже птицы, которые еще несколько минут назад радостно трещали на ветках деревьев…

И вдруг Анна-Лиза услышала шорох. Словно за ее спиной хрустнула ветка. Она хотела обернуться, но не смогла: страх сковал ее тело невидимыми цепями. Анне-Лизе тут же вспомнилось кладбище на холме и суеверная жуть, овладевшая ею, когда она спускалась с холма. Кто там, сзади? – спрашивала она себя. Друг или враг? Живой или мертвый?

Последний вопрос заставил ее тело покрыться мелкими мурашками. Внутри все похолодело. А вдруг, правда?! Это же Африка, вуду, зомби и прочая пакость… Ей нужно бежать отсюда… Бежать, не чуя под собой ног!

– Анна-Лиза! – внезапно услышала она голос за своей спиной. – Ну что ты стоишь как вкопанная? Испугалась?

Не может быть! Это не вуду, не зомби, не привидение с соседнего кладбища!

– Дарэн! – радостно воскликнула она и обернулась. – Не могу поверить, что это ты!

– Неужели испугалась? – повторил он.

– Да… – созналась Анна-Лиза. – Здесь рядом кладбище, и я подумала…

– Что за твоей спиной шуршит призрак?

– Что-то вроде этого… А как ты здесь оказался? – удивленно спросила она.

– Бетси подсказала, где тебя найти. Сдается мне, что мы еще не все сказали друг другу…

Его глаза были грустными и серьезными. Анна-Лиза любовалась его лицом и думала, что еще сегодня днем она была уверена, что их с Дарэном разделяет океан… Но он не уплыл, не вернулся домой… Он решил увидеться снова, чтобы окончательно расставить точки над «i»… В отличие от Анны-Лизы, которая сбежала, испугавшись препятствий…

– Почему ты уехала, не дождавшись меня? – спросил Дарэн.

– Мне показалось, ты не хочешь ехать со мной… И потом, у тебя ведь есть уже любимая?

– Кто сказал тебе эту глупость?

– Твой медальон…

Анна-Лиза протянула руку к его шее и раскрыла медальон. Дарэн не отстранился и не смутился. Он выдержал пристальный взгляд Анны-Лизы и не отвел глаз.

– Боюсь, ты права. Это моя любимая… сестра. Энни Вэнхорн – на крышке ее инициалы. Энни подарила мне этот медальон… Она умерла тринадцатого сентября, ровно шесть лет назад…

О Господи, какая же она идиотка! Это его сестра! Он очень любил ее, и поэтому так трепетно относился к медальону… Теперь понятно, почему он ненавидит тринадцатое число! Потому что именно в этот день умерла его сестра!

Анна-Лиза то краснела, то бледнела и не знала, как ей оправдаться перед Дарэном.

– Прости меня… – наконец произнесла она. – Я не имела права разглядывать твою вещь…

– Пустяки. Главное, что все прояснилось. Теперь-то ты веришь, что у меня нет любимой? Кроме тебя, разумеется…

– Кроме меня?.. – прошептала Анна-Лиза.

Ей часто признавались в любви, но это признание, сказанное между делом, произвело на нее самое сильное впечатление. Она стояла, словно завороженная этими словами, которых так долго ждала, и, не отрываясь, смотрела на Дарэна. Он сделал пару шагов и крепко обнял ее.

– Анна-Лиза… Если бы ты только знала, как без тебя пусто…

Она знала это не хуже него. Вряд ли Дарэн тосковал по ней сильнее, чем она по нему… Анна-Лиза обвила свои руки вокруг его шеи и готова была уже прильнуть к его губам долгожданным поцелуем, как вдруг позади них раздался возмущенный окрик:

– Анна-Лиза! Что происходить! Почему ты целовать мужчина?!

Анна-Лиза и Дарэн обернулись. Перед ними с гневным лицом стоял Пийя. Позади него топтались Замбия и еще несколько слуг. Поодаль стояли Бетси и Рики. Бетси делала подруге страшные глаза, пытаясь объяснить, что она здесь совершенно ни при чем и сама удивлена происходящим.

Анна-Лиза совсем растерялась. Как неожиданно они появились! И что теперь ей говорить Пийе? Как оправдываться?! Однако она с удивлением обнаружила, что Пийя смотрит не на нее, а на Дарэна. И, похоже, немало удивлен, что именно его застукал со своей невестой.

– Мистер Вэнхорн?! – округлил глаза Пийя. – Я вам верить, думать – мы партнеры… А вы!

Анна-Лиза перевела взгляд на Дарэна:

– Партнеры? – переспросила она. – Но вы ведь уже не работаете вместе…

– Работать, работать… – огорченно закивал головой Пийя. – Заказывать свидания…

Анна-Лиза смотрела на Дарэна, пытаясь прочесть ответ в его глазах. Дарэн грустно улыбнулся и пожал плечами.

– Придется все объяснить… Впрочем, я и так собирался это сделать… Когда Пийя Апонча прилетел в наш город, он обратился в мое агентство «Сладкий сюрприз». Дело в том, что я занимаюсь… как бы это сказать… чем-то вроде «свиданий для богатых». У многих, как и у мистера Апонча, плохо с воображением. А вокруг столько красивых девушек, которых хочется чем-то удивить… Вот тогда на помощь приходит «Сладкий сюрприз». Он организует необычные свидания, свадьбы, дни рождения, в общем, любой каприз за деньги заказчика. И, разумеется, все должны думать, что все это делает сам заказчик… Как выяснилось, это страшно выгодное дело. И я был очень доволен этим делом, пока не познакомился с тобой… Конечно, мне было неприятно устраивать кому-то свидание с женщиной, которая мне нравится… Что ж, мистер Апонча… – повернулся он к Пийе. – Я выдал ваш секрет, поэтому верну вам деньги… Кстати, – вновь повернулся он к Анне-Лизе, – вся эта история с мистером Суименом – выдумка от начала и до конца. Просто я хотел затащить тебя в Эс-Суэйра… Но, видит Бог, то, что я люблю тебя, – настоящая правда! А теперь тебе решать, что ты выберешь – мою любовь или мистера Апонча. Человека без воображения, но зато с огромными деньгами…

Анна-Лиза не сводила с Дарэна удивленного взгляда. Она не знала, что ей сказать… Могла ли она поверить Дарэну? Могла ли рассчитывать на него после всего, что случилось… Бросится в омут с головой – это было ей несвойственно. Но… она так любила Дарэна, так хотела верить ему…


Последний взмах бензопилой – и Дарэн Вэнхорн закончил свой очередной шедевр. Он отбросил носком ботинка осколки льда и встал поодаль, чтобы полюбоваться статуей. По его скромному мнению, получилось очень даже неплохо. Но, похоже, его напарник, Билл Скеттон, так не считал.

– По-моему, оригинал куда интереснее, – подмигнул он Дарэну. – Но статуя вышла неплохая… Как ты думаешь, мы и в этом году получим первое место?

– Надеюсь… – Дарэн не отрывал глаз от статуи. Она была такой красивой, так светилась изнутри. Но, конечно же, Скеттон был прав – оригинал куда лучше…

– А вот и оригинал! – крикнул ему Билл.

Дарэн обернулся. К низкому заборчику, окружающему скульптуру, подошла Анна-Лиза. В руках у нее был поднос, на котором стояли кружки с дымящимся кофе и лежали два аппетитных пончика.

– Это вам, трудоголики! – весело крикнула она и передала поднос Дарэну. – По-моему, она великолепна, – улыбнулась Анна-Лиза, указывая на статую. – Сейчас я ее сфотографирую…

– А нам с Билли кажется, что ты гораздо красивее… – прошептал Дарэн.

Он передал поднос Скеттону, обнял Анну-Лизу и прижал к себе ее полненькую фигурку. После появления их первенца Анна-Лиза поправилась на двадцать килограмм, но, по мнению Дарэна, да и всех их общих друзей, ее это совершенно не портило. Ему казалось, что она стала еще красивее, еще желаннее. Правда, Анна-Лиза называла его льстецом, но Дарэн всячески опровергал это мнение. И когда его жена наконец поймет, что настоящая любовь слепа – она не видит ничего, кроме истинной сути человека?


home | my bookshelf | | Мечты цвета мокко |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу