Book: Поцелуй меня, Катриона



Поцелуй меня, Катриона

Жаклин Мартен

Поцелуй меня, Катриона

Во имя дружбы прежних лет, а также дружбы сегодняшней…

Посвящается Аните Карн, Хелейн Хэмерслау и Сильвии Левит

ВЫРАЖАЮ ПРИЗНАТЕЛЬНОСТЬ самой замечательной поклоннице моих произведений, кузине Айлин Дж. Кэрролл, которая покупает написанные мною книги и посылает их мне за автографом, не забыв при этом их похвалить и вложить деньги на обратную пересылку. Но Айлин никогда не выражает желания написать роман, если вдруг у нее появится свободное время.

ГЛАВА 1

В богатом и процветающем городке Фридженти, находившемся между Римом и Неаполем, ежегодно, в августе, проходил большой музыкальный фестиваль.

В эти дни население Фридженти увеличивалось почти втрое. Все дома и постоялые дворы наполнялись гостями и участниками фестиваля. Крестьяне с сыновьями шли спать в амбар, а их жены и дочери – в самую маленькую комнатку. Делалось это для того, чтобы как можно выгоднее сдать остальную часть дома толпе нуждающихся в жилье постояльцев.

Даже церковь на это время превращалась в репетиционный зал. В здании муниципалитета, в роскошном доме мэра и во дворце синьора Креспи, окна которого выходили на северную часть городка, радушно принимали почетных гостей. Отовсюду лились звуки скрипок и виолончелей, флейт и арф, рожков и органов, а в благоухающем цветами летнем воздухе ни днем, ни ночью не смолкали песни.

Только в эти пять дней в году, с самого раннего детства, Катриона Селестина Сильвано жила с ощущением полноты бытия. Она впитывала в себя все и радовалась всему, в том числе и тому, что ее мать, Элизабетта Сильвано, на этом торжестве музыкального искусства снова займет то достойное место, которое, по мнению дочери, принадлежит ей по праву. А дело в том, что Элизабетта всегда пела. Пела, когда нянчила своих шестерых детей, родившихся за одиннадцать лет супружества, пела, когда готовила обеды для своего многочисленного семейства, пела, когда скребла щеткой полы на кухне или штопала одежду.

Вместо закрытого платья из бумажной ткани, неуклюжих кожаных башмаков и столь ненавистного Катрионе белого длинного передника, являвшегося, по ее мнению, главным признаком униженного положения матери, Элизабетта оденет роскошное платье с глубоким вырезом, сшитое из пурпурного шелка. Оно красиво облегает фигуру и украшено богатой вышивкой. На ее ногах будут красоваться изящные атласные туфельки на высоких каблуках, а на плечах – кружевной шарф. Великолепный веер и маленькая нарядная театральная сумочка прекрасно дополнят этот праздничный наряд.

На сцене Элизабетта будет игривой и кокетливой, а ее изумительный голос зазвучит во всем его неповторимом великолепии. Она даже отдаленно не будет напоминать своим домочадцам ту нежную жену и заботливую мать, которую они знают и которая поет им свои тихие колыбельные песни. Катриона замрет в благоговейном восторге, а ее отец затрепещет от страха – уж на этот раз у него наверняка отнимут его Элизабетту.

– Приезжайте в Рим, – наперебой будут приглашать ее восторженные поклонники. – Приезжайте в Неаполь и во Флоренцию. Возвращайтесь в Англию – нам вас так не хватает.

«Сейчас эти люди отнимут у него жену – самое любимое и прекрасное, что есть у него в жизни».

Много лет назад Элизабетта отказалась от богатства и роскошных нарядов, оставила пение и музыку и посвятила всю свою жизнь семье и мужу. Она разделяла с ним супружеское ложе, готовила пищу, а при необходимости выходила работать и в поле. И вот сейчас она его покинет, не устояв перед очередным искушением. И разве можно ее за это винить? Ведь ему нечего предложить жене, кроме любящего сердца да тягот повседневной жизни.

Но каждый год происходило одно и то же: фестиваль заканчивался, а Элизабетта оставалась дома. Улицы пустели, палатки свертывали, гости разъезжались. Прекрасные песни, полные любви и страсти, радости и печали, веры и борьбы, больше не звучали.

Элизабетта снова одевала удобные старые башмаки и свободные платья из бумажной ткани, которые можно было носить без корсета и кринолина. Завязав на спине передник, она безмятежно помешивала мясную подливку, готовившуюся к ужину. Казалось, что другого выбора у нее никогда и не было, и быть не могло.

Катриона очень болезненно переживала эти перемены, происходящие с матерью ежегодно. Еще вчера та блистала на сцене и была похожа на сказочную принцессу, изумленная публика, затаив дыхание, слушала ее дивное пение, в которое она вкладывала всю свою душу. После каждого номера раздавался восторженный гром аплодисментов.

Отдавая отчет всей греховности своих мыслей, девочка никак не могла понять, как это маму угораздило выйти замуж за ее отца. Бесспорно, он был очень хорош собой. Но как можно связывать свою судьбу с простым фермером, который к тому же всю жизнь просидел во Фридженти, если природа одарила тебя таким голосом и талантом. Мама выросла в городе, получила прекрасное образование, много путешествовала. Она пела на сцене, и каждый вечер восхищенная публика забрасывала ее цветами. В Англии ей даже довелось выступить перед королевой Викторией и ее супругом.

Молодую Элизабетту Бьянчи наперебой расхваливали даже самые строгие критики.

Катриона зачитывала до дыр подшивки старых газет с восторженными отзывами о ее концертах. Самой судьбой Элизабетте уготовано было стать одной из величайших певиц в мире, но вместо этого она стала синьорой Сильвано, променяв блистательную карьеру певицы на супружескую жизнь, а сцену – на кухню. Теперь ей было не до оперных арий! Основным ее репертуаром были колыбельные песни, которые приходилось петь своим малышам.

Назойливый и подлый голосок постоянно нашептывал Катрионе, что ее мать поступила как последняя простушка. Как она могла снизойти до замужества с Винченцо Сильвано, простым фермером из Фридженти!

Этим летом девочке исполнилось одиннадцать лет. Сразу же после окончания фестиваля она задала матери вопрос, который очень долго ее мучил.

Катриона застала мать на кухне в старых кожаных башмаках и свободном платье из набивного ситца. Ее прекрасные золотистые волосы были небрежно закручены на затылке узлом.

Прошлым вечером Элизабетта стояла на круглой сцене, построенной в самом центре огромного шатра, который специально натягивали на время фестиваля. На ней было шелковое платье лимонного цвета и такие же атласные туфельки. Она с трудом удерживала огромные букеты цветов. После первой арии раздались громкие аплодисменты, после второй – публика пришла в крайнее оживление, а когда Элизабетта исполнила арию из оперы Моцарта, все зрители переполненного зала встали и громкими криками стали требовать, чтобы она повторила ее на бис. К ним присоединились слушатели, которым не хватило места в шатре.

Элизабетта отдала букеты двум своим дочерям, Бьянке и Катрионе, а одну бархатистую розу – мужу, который сидел между ними. В тот вечер она пела, как никогда. Наконец Винченцо поднялся и, отчаянно жестикулируя, закричал: «Хватит! Она устала!»

Катриона пришла в ярость – отец умудрился испортить маме ее звездный час! Правда, в душе девочка отлично понимала, что мама вовсе не разделяет ее чувств по этому поводу, а скорее солидарна с отцом.

– О Боже! Бедные мои ноги! – Услышала она ее тихий стон.

Винченцо взял Бьянку на колени, а Элизабетта села на ее место.

– Посмотри-ка под стул, – прошептал Винченцо.

Вместе с матерью Катриона заглянула под стул: там стояли старые рабочие башмаки Элизабетты.

– Пресвятая Дева! – она посмотрела на мужа с такой благодарностью, будто он подарил ей бриллиантовое ожерелье. Тайком она сбросила атласные туфельки и зашнуровала огромные отвратительные башмаки.

Как мама могла сделать такое?! Было видно, что эти ужасные башмаки для нее гораздо милее изящных туфелек, так же, как ее теперешняя убогая жизнь была ей больше по душе, чем прежнее великолепие, с которым она каждый раз расставалась без малейшего сожаления.

Катриона с обидой подумала, что уважала бы мать гораздо больше, если бы та не выглядела такой безмятежно счастливой. Любой на ее месте просто обязан был испытывать горе по поводу столь бездарно загубленной жизни.

Когда на следующий день после фестиваля девочка, зайдя в кухню, увидела мать в обычном убогом виде, делавшим ее такой заурядной, но зато весело напевающей какую-то песенку, она не выдержала:

– Ах, мама! Посмотри на себя! А ведь только вчера ты была похожа на сказочную принцессу!

Элизабетта пожала плечами.

– Ну и что? В этой роли я чувствовала себя весьма неуютно, – ответила она, как бы поддразнивая дочь. – Корсет был зашнурован так туго, что я едва могла дышать, а надо было еще и петь! Подожди, пока придет твой черед, Катриона. Даже железная кольчуга причинила бы меньше страданий, чем этот корсет, одетый под платье. А моя замысловатая прическа! Я думала, что еще секунда, и шпильки проткнут мне череп! Я уже молчу о высоких каблуках и атласных туфельках. Пресвятая Дева Мария! Да я просто не могла дождаться, когда снова одену свое старое платье, в котором мне так хорошо.

– Ты даже не возразила, когда папа прервал твой концерт! – воскликнула Катриона тоном обвинителя.

– Возразила? Да я молила Бога, чтобы твой отец сделал это как можно скорее! У меня разболелось горло, я устала от всех этих бесконечных репетиций… Да, это было приятно какое-то время, но мне все равно хотелось поскорее уйти домой.

– Ах, мама, ну как ты можешь!

Элизабетта улыбнулась, а затем, серьезно посмотрев на дочь, сказала:

– Я такая, какой меня сотворил Господь, и не хотела бы ничего менять. Он дал мне голос, которому я, как мне казалось, нашла правильное применение, но мне всегда чего-то не хватало. Я думала, что я совсем не совершенствуюсь в своем искусстве, что мало работаю. Как же плохо я тогда себя знала! Трудно поверить, какие глупости мне приходили в голову, пока я впервые не приехала во Фридженти на фестиваль. Один-единственный день вдруг изменил всю мою жизнь, и сразу все для меня стало ясно и понятно.

– Потому что ты встретила папу?

– Я гуляла по Фридженти с двумя подругами, и вдруг почувствовала, что на меня кто-то смотрит. Я оглянулась и увидела его…

Мать так образно и вдохновенно рассказывала историю их встречи с отцом, что Катрионе казалось, что она все это видит своими собственными глазами – все-таки Элизабетта была замечательной актрисой!

Обнаженный по пояс, загорелый, с горделивой осанкой, Винченцо Сильвано стоял на телеге с сеном и разгружал ее. Во всяком случае, именно этим он занимался за минуту до того, как впервые увидел свою будущую жену. Потом он замер и, не отрывая глаз, смотрел на девушку. Ее подруги захихикали и пошли дальше, а она тоже остановилась и посмотрела на него. Казалось, они остались вдвоем на всем белом свете.

– У него были такие белоснежные зубы и такие сильные руки… Он был воплощением силы и грации. Я в жизни не видела таких красавцев! – серьезно констатировала Элизабетта.

Изумленная и испуганная волной новых нахлынувших чувств, девушка побежала догонять своих подруг.

В тот же вечер незнакомый красавец пришел на праздничные концерты искать Элизабетту. Сначала он бродил по улицам, вглядываясь в веселые лица танцующих, затем пошел в церковь, где в это время выступал хор, и, наконец, интуиция привела его в огромный шатер, в котором как раз пела Элизабетта.

Спускаясь по деревянным ступенькам под оглушительный гром аплодисментов, она ничуть не удивилась, увидев поджидавшего ее юношу. Элизабетта знала, что он придет – пути Господни были не такие уж неисповедимые.

Вместе они вышли из шатра и пошли прочь от шумной толпы, веселой музыки и смеха.

В тени деревьев Винченцо впервые нежно и страстно ее поцеловал.

– Меня зовут Винченцо Сильвано, – сказал он. – Я всего-навсего фермер.

– Нет! Никогда не говори так о себе. Не всего-навсего…

– Возьми мою жизнь. Она твоя, – сказал он. «Кто бы мог подумать, что папа может так красиво говорить?!» – Это очень удивило Катриону.

– А моя жизнь принадлежит тебе, – тихо ответила Элизабетта, ставя этими словами крест на своей карьере певицы. Ей так и не суждено было стать «одной из величайших».

Девочка с удовольствием узнала, что отец все-таки спросил: «А как же твое пение?»

– И что ты ему ответила, мама? – озабоченно спросила она. – Ты, разумеется, сказала, что пожертвуешь пением ради вашего счастья?

– Конечно, нет, – добродушно рассмеялась мать. – Это было бы ложью. С моей стороны не было никакой жертвы. Я ответила ему, что обожаю петь колыбельные песни.

– Ах, мама!

– Ах, Катриона! – передразнила ее Элизабетта и продолжила свое повествование.

Она рассказала дочери, что никогда больше не была ни во Флоренции вместе с оперной труппой, ни на гастролях в Англии. Не была она и в Риме, где выросла в доме у своих дяди и тети – ее не отпустил муж, так как боялся, что если жена попадет хоть на короткое время к людям своего круга, в мир музыки, то по приезде она будет смотреть на него, малограмотного фермера, совсем другими глазами.

– Но, мама, ведь он не мог удержать тебя, если бы ты захотела уехать? – с возмущением воскликнула девочка.

Элизабетта загадочно посмотрела на дочь.

– Нет, моя дорогая, он всегда мог меня удержать, – мягко сказала она.

Когда Катриона стала приставать с расспросами, как отцу это удавалось, Элизабетта рассмеялась и сказала, что расскажет ей когда-нибудь позже, когда та немного подрастет.

Девочка подумала о мужчинах, которых она видела в поле, об их загрубевших руках, потных телах, непристойных и скабрезных разговорах. Она не могла себе даже представить, что сможет влюбиться в одного из них и испытывать к нему такие же чувства, какие мать испытывала к отцу. Катриона содрогнулась при мысли о безрадостной перспективе стать похожей на мать и променять блистательную карьеру на какого-то смазливого парня, сгружающего сено с телеги.

Как будто угадав мысли дочери, Элизабетта ободряюще сказала:

– Ты никогда не сможешь стать такой, как я, а я не изменюсь и не буду такой, какой ты хочешь меня видеть, моя малышка. Раньше я удивлялась, зачем господь подарил мне такой голос, но когда тебе было столько же лет, как сейчас Бьянке, я вдруг все поняла: как бы я стала учить вас английскому языку и пению, если бы я не знала того, иного мира, совсем не похожего на мою теперешнюю жизнь? Как можно считать мою жизнь потерянной, Катриона, если у меня есть ты, твои братья и твоя сестра. Я вас всех так люблю! Наступит день, и ты поедешь в Рим…

– И в Англию, – подсказала матери девочка.

– Да, и в Англию, – улыбнулась Элизабетта. – И споешь ты там за себя и за меня. А уж я постараюсь как следует тебя подготовить.

Катриона не выдержала и призналась матери в своих опасениях.

– Но, мама, ведь мой голос совсем не так хорош и силен, как твой.

– Ну и что? – пожав плечами, сказала Элизабетта. – Просто ты не будешь в опере. У тебя чистый и красивый голос. Ты вкладываешь душу в песни. Чего же еще? Ведь, кроме оперы, есть еще концертные залы, наконец, оперетта. Я уверена, ты займешь достойное место на сцене. Ну, а теперь нам нужно заняться стиркой. Заодно мы будем петь старинные английские баллады, и у тебя будет прекрасная возможность поупражняться в языке.

Катриона с отвращением посмотрела на груду грязной рабочей одежды, приготовленной для стирки.

– И все же я не понимаю, за что можно так любить мужчину, чтобы бросить пение ради него. – Она брезгливо показала пальцем на белье.

– Когда ты станешь постарше, я расскажу тебе, как любовь может перевернуть всю жизнь женщины, хотя это тебе сейчас кажется странным и непонятным.

Элизабетта посмотрела на дочь смеющимися от счастья глазами:

– Ну, хватит о любви и о супружеском счастье. Нас ждет стирка. Я хочу, чтобы ты спела «Зеленые рукава». Только возьми более медленный темп, не такой, как вчера. Даже хором поют эту балладу тихо и неторопливо. Пойми, это баллада о любви, а не марш. Вот это я и хочу сейчас услышать…

Мать откинула голову, и ее дивный голос наполнил кухню и весь дом. Через открытые окна голос несся к ее любимому мужу и сыновьям, работавшим в поле:

«Девушка в платье с зелеными рукавами,

Ты была моей единственной радостью,

Никто, никто мне тебя не заменит!»



ГЛАВА 2

В следующем году к началу фестиваля Катрионе было почти тринадцать лет. Эти дни, как всегда, были для нее самыми счастливыми, а этот фестиваль – особенным, так как мать впервые позволила ей самостоятельно выступать на сцене.

Элизабетта никогда не позволяла дочери петь в хоре, так как ей не нравился руководитель – неделя занятий с таким учителем могла оказаться губительной для голоса девочки, на который Элизабетта возлагала большие надежды. Катриону это сильно огорчило, но она молча смирилась с приказом матери.

Элизабетта Сильвано сама подготовила дочь, позволив ей выступить с сольными номерами. Чтобы порадовать отца Умберто (а именно благодаря его уговорам мать согласилась на выступление дочери), Катриона сначала спела церковный гимн. Затем девочка исполнила итальянскую версию английской песни «Барбара Аллен», которую они перевели вместе с Элизабеттой. И, наконец, по просьбе публики, она спела свою любимую балладу «Зеленые рукава».

Когда она закончила, раздался гром аплодисментов, одобрительные возгласы и топот ног. Катриона почувствовала, что от успеха у нее голова пошла кругом. Она была счастлива. «Как можно устать от признания и восторженного поклонения публики?»

С огромными букетами цветов в руках, Катриона сошла по ступенькам со сцены. Девочке казалось, что она не идет, а парит в облаках. Ничто на свете не могло сравниться с радостным волнением, заполнившим в этот момент все ее существо.

Она выбежала из шатра и пошла по дороге. Ей хотелось побыть наедине со своей радостью. Душа маленькой певицы была наполнена ликованием.

Положив цветы под дерево, Катриона сбросила с ног атласные туфельки. Мама была права – они немилосердно сжимали ноги. Затем, подобрав пышные юбки, она избавилась от шелковых чулок. Оставшись босиком, девочка закружилась в танце…

«Девушка в платье с зелеными рукавами,

Ты была моей единственной отрадой,

Ты навсегда осталась в моем сердце».

– Ой!

Певица шлепнулась на землю, столкнувшись с каким-то мальчишкой, которого раньше не заметила. Песня ее внезапно оборвалась.

Мальчик тоже упал, но, в отличие от Катрионы, не издал при падении ни единого звука.

Казалось, он был всего лишь удивлен и только проворчал себе что-то под нос.

Они сидели на земле, уставившись друг на друга, и потирали ушибленные места.

В эту ночь ярко светила луна, и Катриона могла хорошо рассмотреть так некстати подвернувшегося ей мальчишку. У него было худощавое остренькое личико и ежик торчащих соломенных волос на голове.

«Да, до красавца ему далеко!» – подумала про себя девочка.

Незнакомец заговорил, и она сразу же поняла, что имеет дело с англичанином.

– Прошу прощения, синьорита Сильвано. Вы из-за меня упали.

У него был явный английский акцент – по-итальянски это звучало просто ужасно.

– Я говорю по-английски, – высокомерно заявила Катриона.

– Я так и думал. Когда вы пели английскую балладу, было видно, что вы понимаете то, о чем поете, а не просто зазубрили слова.

Такие взрослые суждения настолько не вязались с петушиным фальцетом мальчишки, что Катриона едва удержалась от смеха. Он как будто прочел ее мысли и укоризненно посмотрел на нее. Девочке стало стыдно, и она сделала вид, что закашлялась.

Незнакомец отвел руку за спину, а когда протянул ее Катрионе, та увидела маленькую белую коробку, перевязанную золотистой атласной ленточкой.

– Я привез это из Англии для вашей матери, но решил подарить вам, – сказал он по-английски.

Рука Катрионы застыла в воздухе.

– Но почему?

– Вы спрашиваете, почему я хочу сделать подарок вам, а не вашей матери?

– Да.

– Потому, – мальчишка отвесил ей низкий поклон, – что я с наслаждением слушал ваше пение.

Озорная улыбка внезапно осветила его некрасивое лицо.

– И потом, мне очень жаль, что из-за меня вы ушибли свой очаровательный задик.

Развязав атласную ленточку и открыв крышку, она в изумлении отступила на несколько шагов.

– Какая прелесть! – Пряча смущение, она уткнулась лицом в цветок, который был в коробке.

– Это белая орхидея, – сказал мальчик фальцетом, но пытаясь при этом походить на взрослого. – Они очень красивы, но ничем не пахнут.

– Спасибо. Она и правда изумительна.

– Как вы и ваш голос, Катриона Сильвано.

Катриона удивленно посмотрела на него. Он явно испытывал удовольствие от удачно сказанного комплимента и снова отвесил ей изящный поклон. Затем он галантно представился:

– Меня зовут Питер Карлэйл. Скоро мне исполнится пятнадцать.

– Как вы догадались, что я?..

– Так я прав? Именно это вы хотели узнать?

– Да.

– Ваше лицо так же выразительно, как и ваш голос. На нем отражаются все ваши чувства.

Катриона смущенно пробормотала «спасибо», хотя ей было не совсем понятно, можно ли расценивать слова мальчишки как комплимент. Ее охватила досада.

Несмотря на то, что англичанин был на целую голову ниже Катрионы и говорил писклявым голосом, в его присутствии она вдруг ощутила некоторую неуверенность, и это ей не понравилось.

Девочка подобрала с земли атласные туфельки и шелковые чулки, а Питер Карлэйл взял цветы.

– Можно, я провожу вас домой?

Катриона гордо подняла подбородок и отбросила назад густые черные волосы. В такие моменты братья дразнили ее «спесивой принцессой».

– Я могу добраться и сама, – высокомерно ответила она.

– Не сомневаюсь, – миролюбиво заметил Питер Карлэйл. – Дело вовсе не в этом.

Катриона подумала что ей было бы очень интересно поговорить с Питером об Англии, а кроме того, он помог бы донести цветы до фермы Сильвано, которая находилась в полумиле отсюда. Она уже открыла рот, чтобы ответить «да», как вдруг заметила, что в их сторону направляется один из ее братьев, Скотти, в сопровождении двух своих закадычных друзей – Гидо Карлино и Марко Манфреди. По возрасту они были ровесники Карлэйлу. Эта славная троица вполне заслуженно пользовалась репутацией самых отчаянных сорванцов и буянов в округе.

При мысли о том, что она может стать объектом для насмешек своего братца и его приятелей, девочку охватила дрожь. Если они увидят ее в обществе расфранченного коротышки-англичанина, облаченного в светлые панталоны, темную курточку и шелковый галстук, ей придется многие месяцы терпеть издевательские насмешки и дурацкие намеки по поводу «заморского кавалера». «О, Боже! Просто подумать страшно!»

Пробормотав слова благодарности и быстро попрощавшись, Катриона схватила цветы и побежала прочь.

Когда через два дня Элизабетта Сильвано выступала на сцене, девочка вся извертелась, высматривая среди публики Питера Карлэйла. Он находился в окружении мужчин, в которых можно было с первого взгляда узнать англичан. Гостей сопровождал сам герцог Креспи с супругой.

Похоже, писклявый мальчишка был важной персоной. Впрочем, об этом можно было сразу догадаться по одежде, манерам и великолепной белой орхидее, которую он преподнес ей в подарок. Без сомнения, он – гость герцога Креспи.

Встретившись глазами с Катрионой, маленький Карлэйл вежливо поклонился и, не выражая особого дружелюбия или радости, отвел глаза в сторону.

«Должно быть, позавчера вечером он очень обиделся на меня за внезапное бегство, – подумала Катриона.

Встряхнув головой, девочка отвела взгляд и стала смотреть прямо перед собой. «Что ж, тем хуже для него! Завтра фестиваль заканчивается, и, возможно, мы никогда больше не увидимся».

Так бы, наверное, и произошло, если бы на следующий день после закрытия фестиваля, охваченная каким-то странным беспокойством, Катриона не отправилась на прогулку вдоль озера, находившегося в северной части городка.

Дойдя до поворота дороги, ведущей к замку герцога Креспи, она увидела стайку деревенских мальчишек в рабочей одежде. Гидо, Марко, Луиджи Рамбуни и ее братец, Скотти, тесным кольцом окружили Питера Карлэйла. Тот был одет в элегантный костюм для верховой езды.

Катрионе костюм показался сущей нелепицей, как, впрочем, и дразнившим его мальчишкам. Однако это никак не оправдывало их безобразного поведения.

– Вы только взгляните на этого английского клоуна! – Луиджи прицелился и бросил ком грязи, попавший прямо на кремовые брюки англичанина.

– А какие у него мощные мускулы! – здоровенный детина ткнул пальцем Питера прямо в грудь.

Мальчишки выкрикивали обидные замечания по поводу маленького роста и хилого телосложения англичанина. Совсем распоясавшись, они стали делать непристойные намеки, унижавшие его мужское достоинство. Сам Питер стоял среди града сыпавшихся на него оскорблений и глупо улыбался. Казалось, он делает вид, что воспринимает выходку ребят как шутку.

Катриона подбежала к обидчикам и, подобно урагану, обрушилась на них. Она сильно ударила Луиджи ногой под колено и закатила увесистую оплеуху своему несносному братцу.

– Это и есть ваше хваленое гостеприимство?! – сердито крикнула девочка, дав пощечину Марко Манфреди, который пытался как-то оправдаться. – Вы вообразили себя взрослыми и сильными? Если бы об этом безобразии узнали ваши отцы, они спустили бы с вас шкуру! Тоже мне, мужчины!

– Мы и не думали бить его. Просто хотели немного пошутить, – пробормотал Гидо.

– Хорошенькие шутки! – презрительно воскликнула Катриона. – Навалились четверо на одного, вы, бессовестные скоты!

Гидо отбежал на почтительное расстояние и ядовито парировал:

– А ты – сварливая и горластая ведьма! Тебе никогда не найти мужа в нашей деревне, потому что дураков, которые возьмут тебя замуж, здесь нет!

Катриона с угрожающим видом направилась в его сторону, и Гидо разумно предпочел ретироваться. Когда она повернулась лицом к англичанину, всех его обидчиков словно ветром сдуло. Те, кому удалось ускользнуть от ее крепких кулаков, были уничтожены ее злым языком и тоже обратились в постыдное бегство.

Катриона с отвращением заметила, что Питер Карлэйл выглядит еще более бледным и жалким, чем до того, как она пришла ему на помощь.

– Они больше не будут к тебе приставать, – пообещала она, не скрывая своего презрения.

– Они вовсе ко мне не приставали. Кто тебя просил вмешиваться?

Не веря своим ушам, Катриона в изумлении уставилась на мальчишку:

– Не приставали? А что же они в таком случае делали? Любовались твоим элегантным английским костюмом?

– Я сам прекрасно знаю, что они делали, – спокойно заявил он. – Я терпел их выходки потому, что они не причиняли мне вреда. Ведь они мне ничего не сделали, верно?

– Ну, это как сказать, – насмешливо сказала девочка. – Смотря что ты подразумеваешь под словом «вред». Может быть, англичанам и нравится, когда их высмеивают. В таком случае…

– В таком случае, – надменно перебил ее мальчишка, – тебе не следовало вмешираться не в свое дело. Тем более, что никто тебя об этом не просил.

– Какая неблагодарность! – Катриона задохнулась от возмущения. От гнева и унижения ее лицо стало малиновым.

– В следующий раз, когда ты надумаешь оказать кому-нибудь подобную услугу, сначала поинтересуйся, есть ли в ней нужда! – нахально продолжал англичанин.

Возмущенная девочка быстро оглянулась по сторонам. Они были совершенно одни. Мать с отцом никогда не узнают о том, что она сейчас скажет этому мерзавцу, а следовательно, ей нечего бояться.

– Катись ты ко всем чертям, Питер Карлэйл! – обрушилась она на него, совершенно забыв о том, что всего лишь несколько минут назад упрекала своего братца и его друзей за отсутствие гостеприимства, которым так славился Фридженти.

– И ты катись туда же, – ответил он, стараясь уклониться от меткого удара Катрионы.

С огромным удовольствием она влепила пощечину зарвавшемуся нахалу, но в то же мгновение сама отлетела назад, шлепнувшись на землю.

«Подумать только, этот мерзавец посмел ее ударить!»

Сидя на земле, она ошарашенно смотрела на англичанина, который стоял рядом и, тяжело дыша, судорожно сжимал кулаки.

Наконец обоюдное оцепенение прошло. Кулаки Карлэйла разжались, а девочка стала обиженно потирать ушибленный зад. Мрачное выражение на лице мальчишки сменилось невольной усмешкой.

– Кажется, нас преследует злой рок. Наши встречи всегда сопровождаются ушибленными задами, – сказал он и дружелюбно протянул Катрионе руку.

Не обращая внимания на протянутую руку, Катриона проворно вскочила на ноги и, ни к кому не обращаясь, бросила в пространство:

– Куда безопаснее ударить девчонку, если страшно связываться с мальчишками.

– А знаешь, тот парень был прав – ты и впрямь сварливая, горластая ведьма! Сомневаюсь, что ты найдешь себе жениха во Фридженти.

– Вот и хорошо! – воскликнула Катриона. – Я никогда и не собиралась хоронить себя в этой деревне! Я поеду в Рим, а потом в Англию. Я собираюсь посвятить себя музыке и не желаю связывать себя замужеством. Не хочу портить себе жизнь из-за какого-нибудь тупого, эгоистичного мужлана, возомнившего о себе Бог знает что!

– Похожего на мальчишек из этой деревни?

– А ты думаешь, где-нибудь есть другие?

– А ко мне это тоже относится?

– Ха! – презрительно фыркнула девочка. – Ты будешь первым в этом списке.

– Когда-нибудь я заставлю тебя пожалеть об этих словах.

– Ты?

– Да, я!

Катриона, выведенная из себя окончательно самоуверенностью англичанина, стала изрыгать страшные итальянские ругательства, которые не осмелились бы произнести вслух ни ее брат Скот-ти, ни его приятели. Карлэйл, казалось, не слышал ее бурных излияний. Он лишь слегка приподнял брови в знак презрения.

– Тебе когда-нибудь придется извиниться. Ты будешь смиренно просить прощения за свою грубость, сварливость и неумение себя вести.

– Ты помрешь, дожидаясь моих извинений! – закричала обезумевшая от ярости девочка – спокойный, самоуверенный тон Питера бесил ее больше всего.

– Ступай домой, малышка, – сказал он ей.

И вдруг Катриона Селестина Сильвано, которая была на целых полтора дюйма выше этого мерзавца, и впрямь почувствовала себя рядом с ним совсем маленькой девочкой.

– Иди домой, пока я тебя снова не ударил. На сей раз я отшлепаю тебя по заднему месту, потому что весь ум у тебя находится именно там.

Новая волна гнева охватила было Катриону, но, взглянув на худенькое личико мальчишки, ей вдруг совершенно расхотелось его задирать, во всяком случае, не на таком близком расстоянии.

Она быстро побежала прочь, а затем оглянулась и крикнула:

– Английский сукин сын – вот ты кто!

В ответ девочка услышала ругательство, выкрикнутое сначала по-итальянски, а потом по-английски:

– Зловредная двуногая сучка!

ГЛАВА 3

В течение нескольких недель Катриона чертыхалась про себя при одном воспоминании о Питере Карлэйле. Понадобилось несколько месяцев, прежде чем она совсем перестала думать об этом нахальном мальчишке.

Но все же иногда что-нибудь напоминало ей о встрече с Питером: дерево, под которым лежали ос букеты в день их первой встречи; дорога у озера, где они раздраженно бросали друг другу в лицо всякие обидные и оскорбительные слова перед тем, как расстаться. Катриону охватывало какое-то странное чувство неловкости, которое, впрочем, быстро проходило.

«Питер уехал, и скорее всего мы больше никогда не встретимся», – успокаивала она себя.

Отпраздновав свое тринадцатилетие, девочка отправилась на лужайку около замка Креспи, где она любила петь и танцевать в полной уверенности, что ее никто не видит и не слышит.

Вдруг раздались аплодисменты. Оглянувшись, она увидела синьора Креспи, сидевшего на стволе поваленного дерева.

– Браво, синьорина, браво!

Катриона сделала глубокий реверанс:

– Мне хотелось бы спеть песенку, предназначенную специально для вас, синьор. Вы знаете английский? – дерзко спросила она.

– Достаточно хорошо, синьорина Сильвано, – миролюбиво ответил герцог, внимательно разглядывая девочку из-под густых бровей. – Вы – дочь Элизабетты Сильвано, правда?

– Да, синьор, – Катриона снова сделала реверанс. – А теперь, песня для вас.

Мотив был незатейливым и веселым, а слова имели вполне определенный смысл.

Старательно выводя трели, Катриона запела:

«Твердят нам с детства, что мужчины

Умнее нас и превосходят нас во всем.

Остаться в старых девах не желая,

Кольцо на палец одеваем

И имя их себе берем.

И горько слезы проливая,

Себя потом мы утешаем,

Что нужен муж нам непременно,

Хоть и плохой, но свой».

Она спела еще несколько куплетов в том же духе, с особенным удовольствием повторяя припев про плохих мужей.

– Послушай, милая, – сказал синьор Креспи, – мне эта песенка незнакома. Скажи, кто ее сочинил?

– Музыку мы написали вместе с моей мамой, а слова шли вот отсюда, – Катриона сначала указала пальцем на лоб, а затем приложила руку к сердцу.

– Нет, ты не дочь Элизабетты Сильвано. Во всяком случае, мне так кажется, – задумчиво произнес синьор Креспи.

– Как это? Я вас не поняла, синьор, – заикаясь, сказала Катриона.

– Ваша мать всем довольна. Она нашла свое место в жизни. А вы, Катриона, в душе уже давным-давно покинули Фридженти. Я имею в виду то, что ваши мысли и желания очень далеко отсюда.



– Я и в самом деле когда-нибудь отсюда уеду, – с достоинством заявила Катриона. – Я пойду по тому пути, с которого так необдуманно свернула моя мать.

– Ничего удивительного, что лорд Фитэйн никак не может выбросить вас из головы. Недавно он просил меня напомнить вам, в том случае, конечно, если я вас увижу, что у него с вами остался нерешенным какой-то вопрос.

– Наверное, вы меня с кем-то путаете, синьор, – ответила озадаченная Катриона. – Я не знаю никакого лорда Фитэйна.

– Ну, вряд ли во Фридженти найдется вторая такая девушка, как вы, – пробормотал про себя синьор Креспи. Затем он прищелкнул пальцами. – Нет-нет, я «прекрасно помню что он говорил о Катрионе Сильвано, дочери певицы. Наверняка это – вы.

Девочка вдруг вспомнила группу англичан, которые пришли на фестиваль вместе с синьором Креспи. Должно быть, лорд Фитэйн был одним из них. Может быть, дерзкий мальчишка-англичанин с писклявым голоском рассказал о ней лорду Фитэйну?

– А как выглядит этот синьор?

– Как настоящий англичанин. Волосы пшеничного цвета, а глаза голубые, как море. Он бледный, худощавый и немного маловат ростом для своего возраста. Но, я уверен, он еще подрастет.

– Боже праведный! Неужели вы говорите о Питере Карлэйле?!

– Ну конечно. Разве я вам не сказал?

– Но ведь ему всего четырнадцать или пятнадцать лет. Каким образом он оказался лордом?

– Его отец, пятый лорд Фитэйн, умер, когда Питер был совсем ребенком. Он унаследовал титул отца и является шестым лордом Фитэйн.

«Что? Этот тощий коротышка – лорд?! Тогда нет ничего удивительного в том, что он вел себя по отношению к ней так нагло и самоуверенно!»

Сеньор Креспи насмешливо смотрел на Катриону, и ей показалось, что он читает ее мысли.

– Может быть, вы хотите передать Питеру весточку? – спросил он ее напрямик. – Я могу написать ему.

Катриона гордо подняла подбородок и с достоинством посмотрела на синьора Креспи.

– Благодарю вас. Не утруждайте себя, – она сделала глубокий реверанс, совсем как на сцене. – Мы с лордом едва знакомы. Поэтому с моей стороны было бы навязчивым посылать лорду Фитэйну какие-либо весточки. Всего хорошего, синьор!

Девочка гордо повернулась, услышав вслед добродушный смешок герцога Креспи. Она нисколько не сомневалась, что в одном из писем он обязательно напишет Питеру об их встрече. Вот только мечтала она совсем о другом.

Катриона больше не встречалась с синьором Креспи до очередного фестиваля. Когда она вновь с большим успехом выступила на сцене, ей прислали огромный букет, собранный в его саду. Во время перерыва Катриона, выйдя из шатра, увидела, что синьор Креспи разговаривает с ее матерью.

– Вы очень добры, синьор, – услышала она слова Элизабетты.

«Когда мать захочет, то разговаривает как настоящая светская дама», – подумала девочка.

– Позже, когда Катриона поживет в Риме несколько лет, ей, возможно, потребуется ваше покровительство. Тогда мы обязательно примем ваше великодушное приглашение. А сейчас у нас уже нее спланировано. Через два года, сразу же после фестиваля, Катриона поедет в Рим и будет жить у моих дяди и тети – они меня воспитали. Моя дочь пойдет в ту же музыкальную школу, куда ходила и я. Она будет так же брать частные уроки пения, игры на фортепьяно и актерского мастерства.

Сеньор Креспи наклонился и поцеловал Элизабетте руку, будто она была одной из знатных дам, которые часто посещали его замок.

– Я думаю, у вашей дочери блестящее будущее. Вы сами избрали другой путь, отказавшись от славы и карьеры.

– Да, – сказала Элизабетта, – и я молю Бога, чтобы Катриона была так же счастлива в своем выборе, как и я.

Позже девочка часто вспоминала этот разговор.

«Как же были неправы мать и синьор Креспи! У нее не было ни блестящего будущего, ни выбора! О каком будущем могла идти речь, когда мама вскоре покинула семью, так отчаянно в ней нуждающуюся?!»

Мечте Катрионы пришел конец, когда ей исполнилось пятнадцать лет. Элизабетта внезапно стала терять силы, а вместе с ними свой прекрасный голос и красоту.

Она отчаянно боролась с охватившей ее слабостью и с приступами страшной боли. В конце концов, она сдалась и покорно улеглась в постель.

– Полежу несколько деньков, и силы ко мне вернутся, – пообещала она своему перепуганному семейству.

Винченцо вызвал доктора, который долго осматривал больную. После осмотра он отозвал Винченцо в сторону и что-то долго говорил ему шепотом. После разговора с доктором Винченцо стал бледнее, чем его больная жена.

«Несколько деньков» обернулись долгими неделями.

Наступили дни фестиваля. В первый раз семья Сильвано не принимала в нем участия. Катриона ухаживала за больной матерью и выполняла все ее обязанности по дому – в то время ей было не до выступлений на сцене.

Синьор Креспи, как обычно, приехал летом в свой замок. Когда он услышал, что синьора Сильвано не будет выступать на фестивале, он отправился на ферму, чтобы засвидетельствовать ей свое почтение.

Элизабетта была так слаба, что не могла даже говорить. Она только тихо улыбнулась гостю. Синьор Креспи прислал ей своего личного доктора из Рима. Тот подтвердил диагноз, поставленный местным врачом: болезнь Элизабетты была неизлечимой.

Элизабетта Сильвано понимала, что умирает, хотя никто ей об этом вслух не говорил. Однажды, приняв обезболивающее, она решила поговорить со старшей дочерью наедине, прежде чем погрузиться в болезненный, беспокойный сон.

– Подойди ко мне, доченька.

– Да, мама. Чего ты хочешь?

– Сядь рядом, милая, чтобы я могла видеть твое лицо.

Катриона присела на край кровати и взяла мать за руку.

– Чего ты хочешь, мамочка? – снова спросили она.

– Катриона, ты нужна им здесь, дома, – скапала Элизабетта дочери. Ее глаза были полны боли и отчаяния. Она прекрасно понимала, какой жертвы требует от своей дочери. И все же она решилась на это.

– Ты ведь старшая в семье, – тихо прошептала Элизабетта.

Катриона все поняла. Конечно, она ведь была старшей дочерью. Сначала у Элизабетты родились сыновья: старший – Эдуардо, потом – Роберто, Скотти, и, наконец, Санти, который был годом старше Катрионы. Через четыре года у нее родился мертвый мальчик, а уж потом младшая дочь – Бьянка.

Рука матери бессильно лежала на коленях у Катрионы. В душе девочки происходила страшная борьба. Все ее существо кричало и возмущалось: «Это несправедливо! Почему женщина должна всегда приносить себя в жертву? Ведь у нее есть иное право на самостоятельную жизнь».

– Катриона? – Элизабетта чуть приподняла голову с подушки.

Ее лицо заострилось, кожа на скулах натянулась; некогда прекрасные золотистые волосы стали тусклыми и безжизненными. Лишь огромные голубые глаза, так непохожие на черные горящие глаза Катрионы, все еще сохраняли прежнюю живость.

Она не требовала от дочери никаких обещаний, и все же Катриона знала, чего хочет от нее мама.

«Кто же еще сможет вести хозяйство, когда она умрет? И что станет с Бьянкой, которой сейчас только девять лет? Она будет очень тосковать по маме. А если она уедет в Рим и оставит сестру одну? Нет, об этом не может быть и речи! Папа и братья… Наверняка они будут в большой растерянности. Нужна она, Катриона, чтобы сохранить семью».

Девочке показалось, что она слышит тихий шепот матери: «Сделай это ради…» Она должна это сделать даже не ради горячо любимой матери, а просто потому, что другого выхода у нее нет.

– Я присмотрю за папой и братьями. Я останусь и буду заботиться о Бьянке, – тихим, но твердым голосом пообещала Катриона. – Я останусь во Фридженти до тех пор, пока они будут во мне нуждаться.

Девочка прочла в глазах матери безмерную любовь и благодарность.

– Ах, Катриона, я знаю, какое тяжкое бремя ты на себя взваливаешь. Но знаешь, доченька, ты сняла камень с моей души. Спасибо тебе.

Казалось, Элизабетта истратила последние силы, чтобы взять с Катрионы обещание. С того дня она перестала цепляться за жизнь. Она тихо таяла на глазах и, казалось, была этому рада. Элизабетта отказывалась от еды и только иногда открывала глаза, чтобы убедиться в том, что ее любимый муж Винченцо был рядом. Он принес из гостиной большой стул с мягким сидением и не отходил от постели умирающей жены.

Иногда больная просила Катриону что-нибудь спеть. По просьбе матери она пела страстные песни о любви, которые так любил Винченцо, и английские баллады. Элизабетта всегда считала, что голос ее дочери словно специально создан для английских баллад и песен.

У постели умирающей матери Катриона чаще всего пела «Барбару Аллен» и «Зеленые рукава». Ее душили слезы, а голос дрожал и срывался.

– Пой медленнее, Катриона, медленнее. Ведь это баллада, а не марш, – тихо шептала Элизабетта.

– Да, мамочка, – и Катриона меняла темп.

На похоронах Элизабетты по знаку отца Катриона запела «Зеленые рукава».

Она пела мелодично и проникновенно, так, как учила ее мама: не слишком быстро, очень нежно и протяжно, выразительно интонируя. Так поют песню о любви, мамину песню.

ГЛАВА 4

Жители Фридженти были уверены, что после положенного траура Винченцо Сильвано непременно женится. Все знали, как фермеру нужна жена и как мужчине нужна женщина – Винченцо еще был молод и красив.

В беседах между собой соседи говорили, что скоро какая-нибудь женщина займет место Элизабетты и разделит с Винченцо огромную пустующую кровать, которую той прислали в качестве свадебного подарка ее тетя и дядя из Рима.

Спустя год после смерти Элизабетты друзья и родственники стали подыскивать для Винченцо подходящую невесту, которая могла бы стать синьорой Сильвано.

Однако Винченцо только пожимал плечами, не обращая внимания ни на одну из претенденток. Он проявлял полное равнодушие и к пухленьким вдовушкам, и к созревшим для замужества старым девам, и к великолепным поварихам и хозяйкам, и к молчаливым женщинам, и к веселым хохотушкам – ко всем, стремившимся заменить мать его детям.

– У моих детей была мать, и никто не сможет им ее заменить, – говорил он. – Сейчас Катриона хозяйка в моем доме.

Сначала никто, за исключением Катрионы, не принимал его слова всерьез. Старшая дочь Винченцо прекрасно понимала, что ее отец был нормальным здоровым мужчиной. Знала она и то, что Элизабетта была единственной любовью в жизни отца и что никакая другая женщина не смогла бы занять места в его сердце. Когда ему нужна была женщина, он просто отправлялся в соседнюю деревню, и для этого вовсе не нужно было жениться.

Конечно, Катрионе льстило, что отец по-прежнему боготворит маму и свято чтит ее память. Однако втайне она совсем не возражала против женитьбы отца. Если бы в доме появилась хозяйка, Катриона снова стала бы свободной. Это сняло бы с нее обещание, данное умирающей матери.

Однако мечте девушки не суждено было осуществиться – об этом знали и отец, и она. Спустя некоторое время с этим пришлось смириться и жителям Фридженти. Вскоре они привыкли к тому, что в доме Винченцо Сильвано вместо Элизабетты хозяйничает пятнадцатилетняя девочка.

Шли годы. Катрионе исполнилось шестнадцать, семнадцать, а затем и восемнадцать лет.

Иногда соседи укоряли Винченцо, что он дает Катрионе слишком много свободы – разве сможет потом такая своевольная девица стать хорошей женой?

– Моя дочь вовсе не своевольная. Она просто очень эмоциональная и чувствительная. А мне в женщинах это очень нравится, – защищал Сильвано свою дочь.

Но иногда он все-таки неодобрительно покачивал головой: «Да, папа. Нет, папа, – совсем как твоя мать. Она говорила: «Да, Винченцо. Нет, Винченцо», – он поднимал глаза к небу. – На словах она была кроткая, словно ягненок. Но мы двое хорошо знали, кто в доме главный!»

– Зачем мне учить историю и читать стихи наизусть? А английский? Почему я одна должна им заниматься? – жалобно хныкала Бьянка, которой хотелось только бегать и играть с подружками.

Однако Катриона была неумолима:

– Потому что маме было бы очень неприятно видеть тебя невежественной. Может быть, ты когда-нибудь захочешь поехать в Рим или в Англию.

– Не говори глупостей. Я не собираюсь уезжать из Фридженти. Я хочу выйти замуж и родить шестерых детей.

– Даже если ты останешься во Фридженти, тебе не повредит знание истории, литературы и английского языка, – ругала сестру Катриона.

Когда она смотрела на Бьянку, ее сердце разрывалось на части: ей было непонятно полное отсутствие честолюбия у сестры.

– А вдруг ты передумаешь, вот тогда тебе и пригодится образование.

– Ну-ка вытрите ноги за дверью! – командовала братьями Катриона. В ней не было и следа мягкости и деликатности Элизабетты. – Не смейте пакостить на кухне! Я только что все прибрала!

Братья при этом сердились и тихо бормотали ругательства в адрес сестры.

Скотта и Санти, которых она заставляла мыться и менять белье и рубашки гораздо чаще, чем им того хотелось, постоянно ворчали и жаловались на ее несносный и своенравный характер.

– Твой язык такой же ядовитый, как осиное жало, – часто упрекал сестру Эдуарде.

– Оса – просто милашка в сравнении с нашей Катрионой. Она скорее похожа на ядовитую змею! – кричали младшие братья, предварительно убедившись, что быстрая на расправу Катриона не сможет их настигнуть и воздать по заслугам – ее крепкие, покрасневшие от физической работы руки били очень больно.

Отбежав на почтительное расстояние, они кричали хором:

– Если ты будешь такой злюкой, то никогда не найдешь себе мужа!

– Не надо мне никакого мужа! – в гневе кричала Катриона.

Братья только смеялись, не веря ее словам, и дразнили еще больше. Ослепленные мужским тщеславием, они считали, что каждая девушка умирает от желания выйти замуж. Для них даже Катриона, несмотря на все свои таланты, стремление к независимости и жажду путешествий, ничем не отличалась от всех остальных. Им и в голову не приходило, что она по горло сыта мужчинами, что у нее и так их было пятеро – отец и четыре брата! Их надо было кормить и обслуживать с утра до вечера. А это ей смертельно надоело.

Единственное, о чем мечтала Катриона, – это избавиться от иждивенцев-мужчин, за которыми нужно было ходить, как за малыми детьми. Перспектива выйти замуж привлекала ее меньше всего!

Вскоре оказалось, что эту просьбу, единственную в своем роде, услышало Небо. Когда Катриона с неприступным видом шла по улицам Фридженти, ни у кого не возникало желания с ней заговорить. Местные парни платили ей такой же враждебностью, которую она испытывала по отношению к ним.

Никто не отрицал, однако, что девушка очень красива. В деревне было много юных темноволосых красавиц, которые, к несчастью, быстро увядали после замужества и рождения детей. Из всех девушек Фридженти у Катрионы были самые густые и длинные волосы, сияющие на солнце. Ее бездонные черные глаза могли заворожить кого угодно, а глядя на пухлые, чувственные губы девушки, просто невозможно было поверить, что она до сих пор никому не позволила себя поцеловать.

Матовая смуглая кожа Катрионы не казалась чрезмерно темной, а просто придавала девушке экзотический вид. От Элизабетты она унаследовала высокие, четко очерченные скулы и тонкий, прямой нос изысканной, красивой формы.

Когда Катриона шла по дороге мимо работающих в поле мужчин, они все как один бросали работу и долго смотрели ей вслед. Многолетняя выучка Элизабетты и занятия вокалом не прошли даром – девушка сильно отличалась от всех остальных молодых особ женского пола в Фридженти.

Катриона ходила с гордо поднятой головой и слегка покачивая бедрами, приводя этой манерой в волнение все мужское население Фридженти от мала до велика. Молодые парни, словно околдованные, не могли отвести от нее восхищенных глаз, а старики грустно вздыхали, вспоминая свою молодость.

– Ты когда-нибудь видел такую красотку? – с почтением в голосе спрашивали они друг друга, когда она скрывалась из вида.

Удивительно чистый и красивый голос Катрионы давно очаровал всех жителей Фридженти. Когда она пела, вытянув перед собой руки с хлебными крошками, птицы слетали с деревьев и клевали их прямо с ее ладоней.

И все же, несмотря на все неоспоримые достоинства, старшая дочь Винченцо Сильвано до сих пор не была ни с кем обручена, и никто из местных парней даже не пытался завоевать ее симпатию. Все подруги Катрионы были уже давно замужем и качали на руках младенцев. Некоторые успели обзавестись даже несколькими детьми, а она по-прежнему и слышать не хотела о замужестве.

Крестьяне из Фридженти были людьми практичными и трудолюбивыми. Они прекрасно знали, как недолговечна молодость и красота. Очень скоро упругая грудь обвисала, стройная талия заплывала жиром, а некогда приятная округлость бедер достигала невероятных размеров.

Мужчины, как зачарованные, смотрели на Катриону, но при мысли о жене с таким нравом у них волосы вставали дыбом. Ее острый, злой язык стал притчей во языцех, а неукротимый и своенравный характер заставлял содрогаться даже самых стойких.

Однако женихи могли бы посмотреть на эти недостатки сквозь пальцы, если бы за девушкой давали хорошее приданое. Но всем было ясно, что, имея четырех сыновей и двух дочерей, Винченцо Сильвано вряд ли мог скопить достаточно денег на приданое. Поэтому никто из местных женихов не рискнул бы взять в жены его своевольную дочь.

Шли годы. Подруги Катрионы продолжали рожать детей, становясь настоящими матронами. А тем временем во Фридженти росло новое поколение юных девушек, которые бегали в поле кокетничать с работавшими там смуглыми, широкоплечими юношами.

Все менялось, только жизнь Катрионы не претерпевала никаких изменений. Она много работала и много пела, точь-в-точь, как ее покойная мать. Но в пении Катрионы не было и следа той радости, которая звучала в голосе Элизабетты. Когда девушка пела, ее преследовала одна-единственная мысль: скоро ли наступит день, когда она сможет сбросить со своих плеч тяжкое бремя семьи, которое ей пришлось взвалить на себя после смерти матери? Только тогда она сможет жить так, как ей хочется, но наступит ли этот день?..

Несмотря на то, что Катрионе совсем не хотелось замуж, ее не оставляли равнодушной сочувственные взгляды подруг и их покровительственное отношение. Вся деревня жалела ее. Вызвано это было тем, что никто до сих пор не сделал ей предложения. Жалость раздражала девушку.

Казалось, все совсем забыли, что она принесла в жертву свои мечты, чтобы дать матери умереть спокойно и скрасить последние часы ее жизни. Когда девушка начинала об этом думать, ее охватывало чувство глубокой горечи.

Со дня смерти Элизабетты прошло семь лет. Катрионе исполнилось уже двадцать два года. Временами она приходила в полное отчаяние – ни один из ее братьев так до сих пор и не женился, не говоря уже о самом Винченцо. Младшей сестре Бьянке исполнилось шестнадцать лет. Она тоже стала невестой. А Катриона по-прежнему оставалась хозяйкой большого дома и добросовестно выполняла ненавистные ей обязанности.

И вдруг в течение одного года все изменилось. Одно чудо следовало за другим.

Старший из сыновей Сильвано, Эдуардо, взял в жены Марию Бланка из соседней деревни. Она была единственным ребенком в семье, и после свадьбы он сразу же переехал в дом своего дорогого тестя, богатого фермера, готового на все ради счастья любимой дочери.

На свадьбе брата Катриона так весело отплясывала, что люди не верили своим глазам. Неужели эта жизнерадостная девушка и есть та сварливая злючка, старшая дочь Винченцо Сильвано? Всего через два месяца второй брат девушки, Роберто, уехал из родительского дома, чтобы стать рыбаком.

Винченцо и Бьянка загрустили из-за того, что семья стала распадаться. Катрионе же приходилось прилагать усилия, чтобы скрыть переполняющую ее радость. Ее голос стал значительно веселее, а настроение более приподнятым: у нее появилась надежда.

Вскоре из далекой деревушки, где обосновался Роберто, пришло письмо. В нем было так много ошибок, что девушка ощущала сожаление по поводу напрасных усилий матери, затраченных на обучение братьев. Винченцо, Бьянка, Скотта и Санти, затаив дыхание, слушали, как Катриона читает письмо.

Роберто очень нравилась новая жизнь. Он полюбил море и рыбную ловлю, но больше всего ему пришлась по душе дочь рыбака, с которой он обручился. Все поняли, что Роберто уже никогда не вернется во Фридженти, разве что погостить на недельку-другую.

Тайная радость переполняла девушку. Теперь она все время была веселой и распевала свои любимые песни.

Через несколько недель после того, как было получено письмо от Роберто, произошло еще одно чудо – уже третье по счету, – однажды вечером Скотти подошел к отцу, и попросил его родительского благословения и разрешения отправиться в Рим, чтобы стать строителем. У него всегда были золотые руки: с самого детства Скотти чинил в доме все сломанные вещи, а став взрослым, ремонтировал протекающую крышу и выполнял другие строительные работы.

Во время последнего фестиваля Скотти рассказал о своих планах синьору Креспи, и тот вызвался ему помочь.

По меркам Фридженти зарплата Скотти казалась просто баснословной. Он собирался жить у тети и дяди Элизабетты, чтобы накопить денег и открыть собственное дело.

Винченцо был очень опечален, но без колебаний благословил сына.

«Вот так! – с горечью думала Катриона. – Всего несколько слов – и он свободен. И никаких обязательств! И все потому, что Скотти – мужчина. Захотел – и уехал. А я должна до конца нести свой крест и выполнять обещание, данное матери. Все эти годы прошли бессмысленно. Я была связана по рукам и ногам».

Две недели спустя, когда Скотти уехал в Рим и дом Сильвано опустел и стал совсем тихим, Катриону охватил трепет от внутреннего возбуждения.

Сидя на кухне, она вдруг представила себе, что скоро наступит и ее черед, ее день освобождения. В то же время девушка пыталась заглушить навязчивый голос, шептавший ей, что начинать карьеру певицы в двадцать три года слишком поздно. Из всех братьев в доме остался один Санти. Он был прирождённым крестьянином и не собирался покидать Фридженти. Санти всегда будет рядом с отцом, и со временем ферма перейдет ему. Когда-нибудь, дай Бог, чтобы это произошло как Можно скорее, он подыщет себе невесту и приведет ее в этот дом. С какой радостью Катриона передаст жене Санти все бразды правления! Пусть она остается полновластной хозяйкой в доме Сильвано.

Санти и его жена позаботятся о Винченцо. О Бьянке к тому времени не нужно будет беспокоиться. Ей уже почти семнадцать лет. Маленькая пухленькая Бьянка привлекает парней гораздо больше, чем Катриона в ее возрасте. Она не обладает ослепительной красотой старшей сестры, но мягче и приятнее в общении.

Катриона видела, как местные ребята бросают жадные взоры на Бьянку. Это заметно даже в церкви. Девушка с радостью подумала о том, что ее любимая сестра выйдет замуж рано и, скорее всего, за местного парня. Она не сомневалась, что это произойдет очень скоро. Корни Бьянки были во Фридженти. Сама же Катриона всегда была здесь чужой.

ГЛАВА 5

Нет, Катрионе положительно везло. Одна радость следовала за другой: Скотти уехал в Рим в конце февраля, а в начале апреля Санти стал ухаживать за Анной Фурилло, дочерью сторожа синьора Креспи.

– Эта девушка просто создана для Санти, – с энтузиазмом говорила старшая сестра Бьянке. – Такая милая, добрая простушка.

– Да, конечно, она очень приятная девушка. Но ведь она не простушка, Катриона. Ты же не станешь отрицать, что она просто глупа? – в голосе Бьянки звучало сомнение.

– Тем лучше для Санти, – цинично заявила Катриона. – Чем глупее жена, тем умнее на ее фоне выглядит муж. Она будет поддакивать любой глупости, которую он скажет. Можешь не сомневаться – они будут счастливы. Этот брак уж точно заключен на небесах! Анна каждый год будет рожать по ребенку и становиться с возрастом все глупее и толще. А Санти будет только рад этому, ведь ему всегда нравились здоровенные, толстые тетки. Она очень трудолюбивая и спокойная.

Вскоре папа будет окружен толпой внуков, которые скрасят его старость.

– А ты, Катриона? Как же ты?

– А что я?

– Две хозяйки в доме? – Бьянка выглядела растерянной, голос ее дрожал. – Ведь ссоры, которые непременно будут между вами…

– Я вижу, ты не испытываешь беспокойства по поводу того, что в доме будут три хозяйки, – мягко сказала Катриона.

Бьянка вспыхнула.

– Похоже, – продолжала с иронией старшая сестра, – ты решила, что уйдешь из дома, а я останусь.

– Конечно, уйду, – смущенно, но решительно ответила Бьянка. – Ты же знаешь, что в отличие от тебя я хочу выйти замуж. Поэтому Анна займет не мое место, а свое.

– Да уж, ты на меня совсем не похожа, – с горечью воскликнула Катриона. – Мне не нравится только то, что вы все больше меня знаете, чего я хочу. Как только Санти приведет сюда свою Анну, она станет полновластной хозяйкой в доме, а я сразу же уеду из Фридженти, только вы меня и видели: и до того, кто будет здесь хозяйничать, мне не будет никакого дела.

– Куда же ты поедешь?

– В Рим, во Флоренцию, а если смогу, то и в Англию.

– И ты навсегда нас покинешь? – дрожащим голосом спросила Бьянка.

Катриона нежно обняла сестру.

– Бьянка, дорогая. Ты же сама сказала, что хочешь выйти замуж и покинуть этот дом. Это ты хочешь меня бросить в случае, если я останусь здесь. Но я дома не останусь. С какой стати? Когда Роберто захотел уехать из Фридженти, он сделал это не задумываясь; То же самое было и со Скотти. Я должна была уехать еще восемь лет назад, но не могла. Но теперь, слава Богу, настала и моя очередь. Уж теперь-то я не упущу свой шанс; Не плачь, малышка. Я вам больше не нужна. Рядом с папой будет Санти, Анна, внуки. Эдуардо живет в соседней деревне, а ты – ты будешь жить со своим мужем, кто бы он ни был.

Она взяла Бьянку за подбородок и посмотрела ей в глаза.

– Ты уже знаешь, кто станет твоим мужем, сестренка? – спросила Катриона, поддразнивая сестру.

Бьянка вытерла слезы и смущенно улыбнулась.

– Мне очень нравится один человек.

– Что ж, – улыбнулась девушка.

Она стала перебирать всех парней, глазевших на Бьянку и отпускавших неуклюжие шуточки. Во Фридженти это служило верным признаком того, что парень собирается предложить руку и сердце. Среди поклонников Бьянки были и два дружка Скотти, которых Катриона так и не простила за то, что они стали причиной ее ссоры с Питером Карлэйлом.

– Кто же это? Марко Манфреди или Гидо Карлино? – спросила она, надеясь услышать отрицательный ответ.

Бьянка возмущенно фыркнула:

– О Боже мой! Марко или Гидо? Как ты могла подумать, что мне понравится один из этих неотесанных болванов?!

Катриона, облегченно вздохнув, поблагодарила про себя Пресвятую Деву Марию.

– Так кто же он? – спросила она.

– Мне так стыдно, когда я вспоминаю о наших с тобой ссорах из-за учебы и уроков, – издалека начала та. – Если бы ты не научила меня истории, поэзии и многим другим удивительным вещам, я бы просто не смогла разговаривать с таким образованным и замечательным человеком, как мой избранник. При всем при этом он прекрасный фермер, а в свободное время любит читать книги и разговаривать. По вечерам он никогда не ходит в трактир вместе с другими мужчинами, – похвасталась Бьянка. – Он даже попросил меня научить его английскому языку. Ты представляешь, я буду учить его! Я так горжусь этим, Катриона.

– Кто же этот идеальный рыцарь? – спросила заинтригованная девушка. Вдруг ее осенила внезапная догадка: – Ты не хочешь сказать, что…

– Это Энрико Фонтана, – с вызовом сказала Бьянка.

– Энрико Фонтана, – повторила Катриона. – Но, Бьянка…

– Нет, ничего не говори! Я заранее знаю все, что ты мне скажешь. Он на четырнадцать лет старше. Ну и что из того? Это говорит лишь о том, что он гораздо умнее меня. Я сама удивляюсь, как он мог проявить интерес к такой девушке, как я. Неужели ты думаешь, я не понимаю, что без твоих уроков я была бы такой же глупой и пустоголовой, как, например, Анна? И потом…

– Я только хотела сказать… – мягко начала Катриона.

Но младшая сестра тут же ее оборвала:

– Это просто несправедливо! Почему вы никак не можете забыть, что он незаконнорожденный? Что из того, что его мать не была замужем? Весь позор должен лечь на его отца! Причем же здесь он? Это вовсе не его грех. Отец Умберто воспитывал его с пяти лет, когда умерла его мать. Он получил образование в лучшей семинарии. Почему те, кто его критикуют, никак не хотят понять, что у Энрико не было призвания стать священником? Он сам мне говорил, что не хотел разочаровывать своего дядю, отца Умберто. Энрико не смог бы посвятить свою жизнь Господу, потому что хотел простого человеческого счастья.

Катриона прервала этот поток слов, решительно закрыв рукою рот сестры.

– Ну, за Энрико Фонтана нечего беспокоиться, – сказала она, смеясь. – Он счастливый человек, если его с таким энтузиазмом защищает моя повзрослевшая младшая сестричка.

От радости Бьянка захлопала в ладоши.

– Я еще счастливее, чем он! Во всяком случае, буду счастлива, когда между нами все будет решено. – Лицо Бьянки вдруг приняло неуверенное выражение.

– Он говорил тебе что-нибудь о своих чувствах? – осторожно поинтересовалась Катриона.

– Ну, не совсем… Но я знаю, что его сдерживает. Его мучают угрызения совести, я ведь очень молода, – сказала Бьянка дрожащим голосом. – Ах, Катриона, мне все понятно и без слов, хотя я и хотела бы их услышать: достаточно легкого прикосновения пальцев, случайного взгляда. Его глаза красноречивее всяких слов говорят о том, что он меня любит. Знаешь, как это бывает?

Катриона взяла сестру за руку и нежно ее погладила. Слова Бьянки задели ее за живое. К несчастью, она понятия не имела, как это бывает. Ни один мужчина не смотрел на нее любящим взглядом. Впрочем, и сама она не испытывала ни к кому нежных чувств.

Очень возможно, что Энрико Фонтана и в самом деле был прекрасным человеком, каким его видела влюбленная Бьянка.

Учился он в семинарии, и его очень долго не видели во Фридженти. Конечно, он был племянником отца Умберто и его воспитанником, но это само по себе еще ни о чем не говорило. Почему племянник священника не мог оказаться отпетым негодяем? Вполне может быть и такое, что Энрико не воспринял уроки добрейшего отца Умберто и был самым настоящим ублюдком не только по рождению, но и по душе, которая могла оказаться грязной и порочной.

Пока не произошла беда, нужно немедленно пойти к нему и все выяснить. Этим Катриона и решила сразу заняться.

Вечером после ужина она одела платье, в котором обычно ходила в церковь, и старенький, но элегантный плащ с бархатным воротником, купленный Элизабеттой в Англии много лет назад.

Девушка сказала домашним, что собирается навестить свою подругу детства Бриджиду Ройо, которая только что родила дочку, третью по счету. Она сделала красивый пакет из бумаги и положила в него маленькую вязаную кофточку – подарок для младенца. Катриона решила, что сначала зайдет к священнику, дом которого находился в четверти мили от церкви, а затем навестит Бриджиду.

Дверь открыла экономка отца Умберто, синьора Треви.

– Добрый вечер, Катриона. К сожалению, отца Умберто нет дома, – со вздохом сказала она. – Опять эта вдова Домани! Всякий раз, когда ей одиноко, она присылает мальчика-пастуха за отцом Умберто, говоря ему, что умирает, По своей доброте он не может отказать ни одному из прихожан и тут же отправляется утешать вдову Домани, часто не успев даже поужинать. Я пытаюсь его удержать, ведь мы уверены, что это вовсе не так, но ты ведь знаешь отца Умберто! Он всегда мне говорит: «Разве может пастырь спокойно вкушать трапезу, когда кто-то из его паствы стоит на краю пропасти?»

Когда Катрионе наконец удалось прервать этот нескончаемый поток слов, она сказала:

– Я, собственно, хотела поговорить с синьором Фонтана, если он дома.

– Он в церкви, играет на органе, – экономка испытующе посмотрела на Катриону, и в ее глазах блеснуло любопытство. – Я могла бы ему все передать, – в голосе синьоры Треви послышались нотки ожидания.

– Нет-нет, это не так важно, – небрежно бросила девушка. – Мне нужно навестить Бриджиду Ройо, – она указала на сверток. – Я связала кофточку для ее новорожденной дочурки, а по пути я зайду в церковь и переговорю с синьорой Энрико.

Экономка тут же клюнула на эту наживку.

– Да-да, она опять родила девочку, третью подряд. Я слышала, что муж и его родители очень сердиты на нее.

– Я не совсем понимаю, почему они сердятся только на нее, – сухо сказала Катриона. – Разве на Фридженти сошла божья благодать и женщины здесь стали производить на свет детей непорочно?

– Ах, Катриона, – с притворным смущением пролепетала синьора Треви. – Ну, что ты такое говоришь!

Девушка улыбнулась и помахала на прощание рукой. Как только дверь за экономкой закрылась, она обошла вокруг дома. Там начиналась узенькая тропинка, ведущая в церковь.

Еще издали Катриона ясно услышала льющуюся через открытые окна мелодию Бетховена. Оказывается, Энрико Фонтана был превосходным органистом. По простым гимнам, которые он обычно исполнял в церкви, нельзя было ощутить и оценить всю силу его таланта. Энрико, без сомнения, был настоящим музыкантом.

Сердце Катрионы отчаянно забилось при мысли, что такой одаренный музыкант, как Энрико, вряд ли захочет просидеть всю свою жизнь на ферме в Фридженти.

«Ах, бедняжка Бьянка!»

Она тихо вошла в церковь и присела на скамью, ожидая, когда молодой человек закончит играть.

К ее огромному удивлению, после Бетховена он сразу же заиграл «Зеленые рукава». Затем девушка услышала его повелительный голос:

– Спой, Катриона Сильвано.

Катриона с радостью откликнулась:

«Ах, милая, меня не покидай

И сердце мне не разбивай…».

Когда девушка дошла до припева, Энрико присоединился к ней. Его голос нельзя было назвать красивым, а акцент был просто ужасен – видимо, Бьянка не слишком преуспела в роли учительницы английского языка. И все же он вкладывал в пение всю свою душу, и чувствовалось, что это доставляло ему самому огромное удовольствие. Когда песня закончилась, Энрико спустился вниз.

– Мне было очень приятно, – сказал он, и внезапно широкая улыбка преобразила его слишком красивое лицо.

Темные блестящие глаза молодого человека загадочно смотрели на Катриону. В них светилась радость и легкая насмешка.

У девушки екнуло сердце, когда она на себе вдруг ощутила все обаяние этого парня.

«Он мог понравиться любой женщине», – подумала она.

Ей вдруг страстно захотелось, чтобы у них с Бьянкой все было хорошо.

ГЛАВА 6

– Синьорина Сильвано, – сказал Энрико Фонтана, – ваш голос мог бы устыдить даже соловья.

– Зовите меня Катрионой. Я пришла сюда, чтобы поговорить с вами о Бьянке, а не о моем голосе.

– В таком случае, – спокойно сказал он, указав на скамью, – нам лучше присесть.

Катриона устроилась в последнем ряду, а Энрико – через проход напротив. Он снова улыбнулся, но уже не так весело.

– Так что вы хотели сказать мне о Бьянке?

– Она вдолбила себе в голову, что влюблена в вас, – с вызовом заявила Катриона.

– Так оно и есть. И я тоже люблю ее.

– Тогда почему, – требовательно спросила девушка, как будто у нее было на это право, – вы не пришли к моему отцу и не рассказали о своих намерениях?

– Как же я мог это сделать, если еще не объяснился с самой Бьянкой?

– Да, она мне так и сказала. А почему вы не признались ей в своих чувствах?

– Ко мне любовь пришла неожиданно. Все для меня сейчас ново и необычно. Хочется лелеять это чувство, как первый весенний росток, чтобы оно выросло, окрепло, а потом и расцвело. Вы понимаете меня? – казалось, Энрико тихо разговаривает сам с собой.

Затем он посмотрел на Катриону и виновато улыбнулся:

– Мне кажется, я боюсь…

– Боитесь?

– Боюсь испытывать судьбу. То, что кажется мне прекрасным, может оказаться губительным для Бьянки.

– Это почему?

– Я почти вдвое ее старше. Мне уже тридцать один, а ей всего семнадцать. Однажды она может обвинить меня в том, что я воспользовался ее молодостью и неопытностью.

– О Господи! – Катриона посмотрела на Энрико с презрительной усмешкой. Она пришла к нему, чтобы в случае необходимости защитить сестру и предотвратить этот брак. Но, увидев перед собой человека сомневающегося, удрученного своими мыслями, девушка поняла, что не ее сестра, а он нуждается в поддержке. – Вы говорите о своих опасениях, а не о чувствах. Бьянка никогда не была легкомысленной. Если она говорит, что любит вас, значит так оно и есть. Ей нравится, что вы гораздо старше нее. Моей сестре нужен человек образованный, на которого она могла бы смотреть с уважением, а не какой-нибудь деревенский шалопай, не способный написать даже собственного имени.

– Да. У меня есть опасения, и я их не скрываю. Наверное, я слишком люблю Бьянку, чтобы на ней жениться.

– Вот оно что!! – Катриона смерила Энрико презрительным взглядом. – Уж я-то знаю, что никто не сможет притащить мужчину к алтарю, если он сам того не желает. Знаю и то, что никакие страхи и сомнения не удержат его от женитьбы, если он действительно любит эту женщину. Ни один мужчина не будет отказываться от своего счастья! Вы говорите, что любите Бьянку, но, видимо, ставите под сомнение свое счастье с ней. А может быть, вы просто любите получать, не связывая себя никакими обязательствами?

Энрико Фонтана подскочил, как ужаленный. Его лицо исказилось гневом, кулаки сжались. Он быстро подошел к Катрионе.

– Если бы вы не были женщиной и сестрой Бьянки, – сказал он, дрожа от негодования, – я бы ударил вас. Уж кто-кто, а я – знаю, что значит быть незаконнорожденным и жить, постоянно испытывая унижение. Неужели вы могли подумать, что я смогу обречь на позор и насмешки своего будущего сына или дочь?

Катриона тихо рассмеялась.

– Да нет же, Энрико, нет.

– Но тогда почему…

– Я только хотела, чтобы вы поняли, как нелепы и бессмысленны ваши опасения. Бьянке не терпится, чтобы вы заговорили. Она страстно ждет этого.

– И что же я могу ей предложить?

– Себя. Музыканта, великолепно играющего на органе, любящего поэзию, а также человека, способного заработать на хлеб. Это дороже всех сокровищ!

– Возможно, вы и правы. Но поэзией и музыкой вряд ли много заработаешь. Да, сейчас у меня есть прекрасный дом, и мы с отцом Умберто получаем неплохой урожай с церковных земель. Но это только пока жив отец Умберто. Когда он умрет, то немногое, чем он владеет, отойдет мне, но его хватит лишь на то, чтобы купить самую маленькую ферму. Благодаря музыке и поэзии можно приятно коротать вечера, но во Фридженти этим ничего не заработаешь. Моей любви и моего таланта совсем недостаточно для счастья Бьянки.

– Ну, – сказала Катриона, – это уж будет решать сама Бьянка и наш отец. Признаться, я удивлена, что племянник отца Умберто упорно не хочет положиться в этом вопросе на Всевышнего.

После этих слов, к большому удивлению Катрионы, Энрико поднял ее со скамьи и звонко расцеловал в обе щеки. Совсем неожиданно его тонкие руки оказались очень сильными.

– Катриона Сильвано, – торжественно провозгласил он. – У тебя самый острый язык во Фридженти, за что я тебя и люблю. А теперь лети домой, прелестный соловей. Я больше не заставлю твою сестру ждать.

Девушку переполняла радость. Она шла по дороге и тихо напевала. Санти и Анна уже поженились, теперь настала очередь Бьянки и Энрико.

Все будут счастливы, и она – Катриона Сильвано – тоже! Непременно! Все складывается как нельзя лучше!

В приподнятом настроении девушка переступила порог дома своей подруги.

Когда она зашла в кухню, то застала там все семейство Ройо в полном сборе. Бриджида только что закончила кормить грудью малышку и застегивала на себе платье. Она была печальной и молчаливой и не обращала ни малейшего внимания на крики годовалого ребенка, лежавшего в колыбельке возле печи. Застегнув платье, Бриджида стала вытирать молоко, пролитое ее двухлетней дочкой. Лицо девочки закрывала огромная кружка, стоящая на столе.

Муж Бриджиды, Джулио, выглядел сердитым, так же, впрочем, как и его сестра, которой пришлось подойти к колыбельке, чтобы успокоить младенца. На веселое приветствие Катрионы родственники Бриджиды едва ответили сдержанными кивками головы, всем своим видом выражая явное недовольство.

«Бедная Бриджида!» Девушке захотелось высказать этому семейству все, что она о нем думает, но мысль, что это только навредит подруге, остановила ее. «Нет, этих людей нужно пронять чем-нибудь еще».

Она вручила молодой матери подарок для новорожденной дочурки и взяла ребенка на руки.

– Какая прелестная девчушка! – воскликнула она восхищенно. – Чудесный ребенок! Какие же вы все счастливые!

– Счастливые? – сердито проворчал свекор. – Нам нужны крепкие руки и широкие спины, чтобы было кому работать на ферме.

– А в чем, собственно, дело? – Катриона с удивлением посмотрела на него, как будто не понимала причины его недовольства. – Вы с Джулио пока достаточно молоды и сильны. А вот когда вам потребуется помощь, подрастут ваши внуки, о которых вы так мечтаете. Появятся и крепкие руки, и широкие спины!

Девушка чуть прикрыла глаза, и ее лицо стало отрешенным.

– Один, два, три, пятеро малышей! Я вижу пятерых мальчишек, которых подарит вам Бриджида. И кому тогда придется вытирать им носы, штопать одежду и стирать? Конечно, этим займутся старшие сестры. Они будут готовить обеды, убирать в доме и заботиться о младших братьях. Да это просто подарок судьбы, что сначала у вас родились девочки!

Все семейство в полном оцепенении уставилось на Катриону. В глазах Бриджиды засветилась искорка надежды, веки ее задрожали. Казалось, что после рождения троих дочерей самой большой радостью для нее станут пять очередных беременностей, в результате которых появятся пятеро долгожданных сыновей.

– А почему ты думаешь, что у нас еще будут сыновья? – хрипло спросил Джулио.

– По дороге к вам я остановилась у церкви, чтобы помолиться за здоровье вашей малютки, – стала бесстыдно лгать Катриона. – Вот тут-то мне и явилось видение.

– Видение! – воскликнули все хором.

– Да, видение, – девушка набожно воздела глаза к потолку. – Как только я подумала о Бриджиде, мне явилось видение. Может быть, у вас родится еще одна дочь или даже две, но за ними обязательно последуют пятеро мальчиков.

Все семейство Ройо с благоговением смотрело на Катриону, как будто сам Моисей спустился с горы и поведал им волю Всевышнего.

– А ты уверена, что правильно истолковала свое видение? – осторожно поинтересовался отец Джулио.

– Абсолютно уверена, – твердо ответила девушка, полагая, что Провидение будет на ее стороне.

Женщина, родившая за три года троих здоровых детей, наверняка будет рожать их и дальше. Очень может быть, что уже следующий ребенок окажется мальчиком!

Катриона передала ребенка отцу, который впервые с нежностью посмотрел на спящую дочурку.

– Пятеро сыновей, – пробормотал он и с почтением посмотрел на девушку.

– Пятеро сыновей, – повторила Бриджида с мольбой в голосе.

Затем эти два волшебных слова эхом повторило все семейство Ройо.

Катриона поняла, что ей удалось заронить надежду в сердца этих людей, и решила, что пора перейти к более существенному вопросу.

– Как вы собираетесь назвать девочку, и когда будут крестины? – спросила она.

– На следующей неделе в воскресенье, – ответил Джулио.

– Назовем ее Карлоттой, в честь моей тетушки из Неаполя, – добавила его мать.

– Нет, – сказала Бриджида, – мы не будем называть ее Карлоттой.

Все посмотрели на нее с нескрываемым удивлением – за три года она ни разу не посмела возразить свекрови.

– Мы назовем ее Катрионой, – решительно сказала Бриджида, взяв девочку у мужа. – Я хочу, чтобы ты была ее крестной матерью, Катриона.

– С радостью! Это для меня большая честь.

– Хорошо, – подруга ласково потрепала по головке старшую дочку.

– Нина, – обратилась она к своей золовке, с лица которой не сходило кислое выражение. – Не надо так сильно качать малютку Софи. В прошлый раз у нее после этого разболелся животик.

– Мама Леоне, – Бриджида грациозно повернулась к свекрови, – свою следующую дочь я назову Карлоттой, в честь вашей тетушки. А может быть, это будет второе имя для нашей малышки? Да, так и сделаем. Катриона Карлотта Ройо! Красиво звучит, правда?

Вместо того чтобы заспорить или недовольно фыркнуть, как это наверняка и было бы всего несколько минут назад, мама Леоне кротко согласилась с решением невестки.

– Джулио сообщит тебе о крестинах, Катриона, – сказала Бриджида подруге, когда та собралась уходить. Указав кивком головы на подарок, она улыбнулась. – Спасибо тебе за все.

– Забудь об этом. А на будущее запомни – ты должна себя поставить в этом доме так, чтобы никому и в голову не приходило тобой манипулировать. У тебя ведь все прекрасно получается!

Катриона была рада, что не встретила никого из соседей по пути домой: они наверняка приняли бы ее за ненормальную. От смеха у нее заболели бока, а из глаз текли слезы.

«Видение, о Господи! Бедняжка Бриджида, впереди ее ждет пять, шесть, а может быть, даже семь беременностей. Какое счастье, что у нее нет ни мужа, ни детей».

– Я поеду в Рим, в Неаполь. Я буду жить в свое удовольствие, так, как мне нравится. – Громко распевая, девушка закружилась в танце прямо на грязной дороге.

ГЛАВА 7

В торжественной обстановке Катриона по порядку перечислила все обязательства, которые она брала на себя по отношению к своей крестной дочери.

Во время всей церемонии крещения малышка мирно спала, прижавшись щечкой к атласной подушке, как ей было положено. Из-под кружевного чепчика виднелись пряди младенческих волос.

Катриона-старшая с чувством огромного облегчения передала свою маленькую тезку матери.

– Она просто прелестна, – сказала она, обращаясь к Бриджиде, – настоящее маленькое солнышко!

– Даже красивее, чем солнышко, – со смехом заметила подруга, когда они уже выходили из церкви. – Ты знаешь, мне кажется, что она больше похожа на тебя, чем на меня.

– О, тогда, конечно, она настоящая красавица! – с нарочито серьезным видом воскликнула девушка. Ей пришлось отстать от подруги на пару шагов, так как в этот момент подошел Джулио и с видом собственника обнял жену за талию.

– Ты не устала? – заботливо спросил он. – Может быть, мне донести девочку до повозки?

Катриона тихо улыбнулась про себя. Как только слух о ее видении пронесся по Фридженти, Джулио и все его родственники стали подчеркнуто бережно относиться к будущей матери пятерых сыновей. На саму же Катриону все смотрели с благоговейным почтением.

Только Энрико Фонтана, который прекрасно знал, какие мысли занимали девушку в тот вечер, когда ей явилось видение, лукаво посмотрел на нее, и, поднимаясь по ступенькам к органу, незаметно подмигнул.

Отец Умберто, внимательно слушая исповедь Катрионы, тщетно ожидал услышать рассказ о чудном явлении, которое пообещало даровать Бриджиде Ройо пятерых сыновей. Наконец он не выдержал и спросил:

– А ты не хочешь рассказать мне о своем видении, дочь моя?

– Да, святой отец. Мне и правда явилось видение, только произошло это не в церкви. Понимаете, когда я пришла в дом Ройо и увидела Бриджиду с Джулио и их троих детей… Совсем не сложно было предсказать, что если Джулио и впредь будет так ревностно исполнять свои супружеские обязанности, то у них будет еще много детей, в том числе и сыновья! Ах, святой отец! Все видят, что они появляются на свет один за одним! Это мог предсказать любой!

Отец Умберто ничего не ответил, только подозрительно кашлянул.

– Это была ложь, святой отец, маленькая ложь, которая облегчила жизнь моей подруге, маленькая ложь…

Тут отец Умберто был непреклонен.

– Не существует маленькой лжи, Катриона, – суровым голосом напомнил он.

– Ну, как бы там ни было, а эта ложь была сказана во благо, – пыталась оправдаться девушка. – Семья Ройо счастлива. Джулио стал снова добр и внимателен к своей жене. Их маленьким дочерям теперь хорошо и спокойно, а Бриджида простила и снова полюбила своего мужа. Скажите, если бы я поступила плохо, разве это могло бы принести столько добра?

– Ну, ты начала философствовать, дитя мое. Приходи как-нибудь ко мне, и мы обсудим этот вопрос как следует. А сейчас я никак не могу согласиться с твоей точкой зрения. Это – великий грех! Тебе надлежит три раза прочесть Ave Maria.

Наказание было легким, а тон священника добродушным.

Во время церемонии крещения Катриона встретилась с ним взглядом. Почему-то она была уверена, что отец Умберто не счел ее поступок большим грехом.

Девушка довольно улыбнулась. Какой-то странный человек, сидевший рядом с проходом, решил, что эта улыбка предназначалась ему, и улыбнулся в ответ. Затем он поздоровался с Катрионой, поднялся и пошел рядом.

– Добрый день, синьорина, – сказал он дружелюбно. – Прекрасная служба! Вы пели просто замечательно: ваш голос был слышен даже в последнем ряду. Я сразу вспомнил вашу мать. Просто превосходно!

Незнакомец безукоризненно говорил по-итальянски, и все же то в его речи выдавало в нем англичанина. Это, пожалуй, был даже не акцент, а интонация.

Его элегантный, дорогой костюм был сшит, по всей видимости, в Риме. Шелковая рубашка и галстук, вероятно, тоже стоили очень дорого. Незнакомец сильно отличался от смуглых, круглолицых мужчин Фридженти. У него было узкое, бледное, с орлиным носом лицо, голубые глаза, пшеничного цвета волосы, какие редко встретишь на севере Италии. Катриона отметила, что он был очень высок ростом, гораздо выше большинства местных мужчин. Длинный нос, четко очерченные губы и волевой подбородок делали внешний облик незнакомца решительным, а мягкие манеры, веселые, внимательные глаза и непринужденная словоохотливость привлекали и располагали к нему. Пожалуй, его можно было назвать даже красивым.

– Вы англичанин, синьор?

– Да.

– Гостите в замке?

– Да, приехал на фестиваль.

– Но до фестиваля еще несколько месяцев, – с удивлением заметила Катриона.

– Я решил приехать пораньше и насладиться тихим и спокойным летом. Герцог Креспи был так любезен, что предоставил в мое распоряжение апартаменты в своем замке, – он весело улыбнулся Катрионе, и ее почему-то вдруг охватило беспокойство.

Следующий вопрос молодого англичанина озадачил ее еще больше:

– Могу я навестить вас, синьорина Катриона?

Она повернулась так резко, что едва не упала со ступенек. К счастью, ее поддержала сильная рука нового знакомого.

– Интересно, зачем? – едва выдавила она из себя.

Не слишком деликатный вопрос Катрионы не обескуражил незнакомца.

– Ну, тут не может быть никакой иной причины, кроме обычной, по которой мужчины навещают хорошеньких девушек, – ответил он серьезным голосом, хотя глаза его искрились смехом.

Катриона понимала, что выглядит как глупая школьница, и с раздражением она выпалила:

– Джентльмены из замка не ходят в гости к деревенским девушкам, какими бы хорошенькими они не были. Исключение составляют те, которые пользуются дурной репутацией.

– Значит, я буду исключением, – спокойно сказал англичанин. – Может быть, мне следует обратиться к главе вашей семьи и заверить его, что я не имею по отношению к вам никаких дурных намерений? – с притворной озабоченностью он стал оглядываться по сторонам. – Кто из этих джентльменов ваш отец?

– Мой отец – христианин, а не джентльмен.

– Что ж, одно другому не мешает, – парировал англичанин.

– Я употребила это слово в том снобистском значении, которое подразумевает английский язык, – уточнила Катриона.

– Я вижу, вы знакомы со многими англичанами…

– Близко я с ними не знакома. Они все время приезжают к нам на фестиваль, и их присутствие, как бы это сказать, очень заметно.

– Один-ноль в вашу пользу, Катриона, – с притворным смирением сказал он.

Заметив высокомерный взгляд девушки, он добавил:

– Прошу прощения, мне следовало бы называть вас синьориной Сильвано.

– Катриона! – к ним подбежала Бьянка. – Ты едешь на ферму Ройо с Бриджидой или в повозке, со мной и с папой? – Ее ясные, любопытные глаза с интересом изучали незнакомца. – А может быть, и этот синьор…

Но Катриона тут же с негодованием оборвала сестру:

– Бьянка!

– К сожалению, – сказал англичанин, не обращая внимания на Катриону и вежливо кланяясь ее улыбающейся сестре, – я не был приглашен на крестины.

– Все равно пойдемте, – бойко настаивала Бьянка. – Вся деревня будет там. Ничего страшного, если одним человеком будет больше!.. Катриона, прекрати меня щипать. Ты ведь сама знаешь, что это так. Бриджида и Джулио будут очень рады. Подождите немного, я их сама спрошу.

– Какая прелестная девушка ваша сестра, – мягко сказал англичанин, когда Бьянка убежала. В ней нет и тени коварства. Боже мой, да вы, никак, покраснели? Неужели вы можете чувствовать смущение? Вот уж никогда бы не подумал!

Катрионе страстно захотелось ударить англичанина по его самодовольной физиономии, но вместо этого она враждебно спросила:

– Кто дал вам право разговаривать со мной, как со своей давней знакомой?

– Помилуйте, Катриона! О давних дружеских отношениях не могло быть и речи, – он иронично ухмыльнулся и продолжил по-английски: – Ну, раз у вас такая короткая память, придется мне вам кое-что напомнить. Так, вот, мы вовсе не давние хорошие знакомые, а очень старые и заклятые враги.

Прежде чем девушка успела что-нибудь ответить на это странное заявление, лихорадочно перебирая в памяти всех своих недругов, к ним снова подбежала Бьянка.

– Я поговорила с отцом Джулио, – сказала она, едва переводя дух. – Он просто счастлив. Он говорит, что почтет за честь, если друг синьора Креспи будет гостем на крестинах его внучки. Да-да, именно так он и сказал, и нечего сверкать на меня глазами, Катриона!

– Я весьма польщен и с удовольствием принимаю приглашение счастливого дедушки. Если позволите, я бы хотел проводить обеих очаровательных дам к карете синьора Креспи.

– Ой, ну конечно! – с восторгом выдохнула Бьянка. Одновременно с ее возгласом раздалось непреклонное «Нет!» старшей сестры.

Бьянка с удивленным видом повернулась к ней и посмотрела на нее с укором.

– Но, Катриона! В карете синьора Креспи! – Я даже не знаю, кто этот человек.

– Ну как же, вы прекрасно меня знаете, – вмешался англичанин. – Вот на этом самом месте вы когда-то сбили меня с ног, а потом приняли от меня в подарок белую орхидею. Я был в восторге от вашего пения. Это была наша первая встреча, – добавил он тихо. – Меня зовут Питер Карлэйл, синьорина, – обратился он теперь уже к Бьянке. – Можете называть меня просто Пьетро, если вам неудобно произносить английское имя.

– Нет, что вы, синьор! Я тоже говорю по-английски, правда, не так хорошо, как Катриона. Она – моя учительница. Синьор Питер Карлэйл – очень красивое имя!

В голове у Катрионы замелькали обрывки прежних воспоминаний. Она вспомнила не только их первую встречу, когда они дружно шлепнулись на землю, но и великолепную белую орхидею – даже после того, как он отвернулся от нее на концерте, она продолжала хранить ее между страницами книги и выбросила только после безобразной сцены у озера, разыгравшейся между ними около замка Креспи, когда Питер повел себя грубо. Его высокомерие и черная неблагодарность больно ранили ее тогда.

«Но как удалось этому писклявому коротышке стать высоченным красавцем, олицетворяющим мужское тщеславие?!»

Питер взял обеих девушек под руки и повел их к карете. Когда Катриона попыталась вырваться, он лишь крепче сжал ее локоть. С Бьянкой таких трудностей не было. Девушка уверенно оперлась на предложенную руку, как будто бы ходила так каждый день.

Несмотря на сопротивление и протесты Катрионы, Карлэйлу удалось втолкнуть ее в карету вслед за Бьянкой. Как только карета тронулась, Катриона, кивнув в сторону Питера, сказала ледяным тоном:

– Нельзя называть этого человека синьором. Он – английский лорд.

Бьянка посмотрела на Карлэйла расширившимися от удивления глазами.

– Неужели это правда?

– Сознаюсь, я действительно – английский лорд. Хотя здесь, во Фридженти, мне хотелось бы побыть просто синьором Пьетро, а не лордом Фитэйном.

Девушка радостно захлопала в ладоши.

– Как замечательно! Катриона, почему у тебя такая кислая физиономия? Все девушки в деревне умрут от зависти! Ах, если бы здесь был Энрико! Но ведь нельзя получить все сразу, – и Бьянка с философским видом пожала плечами.

– Кто такой Энрико? Должно быть, это ваш жених? – спросил Питер Карлэйл.

– Пока нет, но мы надеемся, – смущенно пролепетала девушка.

– О помолвке не может быть и речи, пока Энрико не попросит твоей руки у отца, – вмешалась сестра.

– Какие мудрые слова!

Катриона догадывалась, что, несмотря на кроткую улыбку и вроде бы одобрительные слова, Питер думал только о том, как бы побольнее ее укусить. При этой мысли она нахмурилась еще больше, а он спокойно обратился к Бьянке:

– Расскажите мне о своем возлюбленном, – попросил он.

– О, он просто замечательный! Такой мудрый и образованный, И такой чувствительный. У Энрико столько достоинств! Он поэт и ученый, но в то же время отлично может работать на ферме и в поле. Это удивительный человек!

– Синьорина, мне кажется, любая девушка может только мечтать о таком женихе, и ни один разумный отец не откажется принять зятя с такими бесспорными достоинствами.

– Ну, могут возникнуть некоторые затруднения.

– Какие, например? – с ободряющей улыбкой спросил Питер.

– Он не молод. Он на четырнадцать лет старше меня! Меня это совсем не волнует, а вот отец, возможно, станет возражать. И потом, у него нет денег, нет своей фермы, он – сирота.

– Никаких перспектив на будущее, – мрачно подвела итог старшая сестра.

Питер с вежливым видом повернулся к ней:

– Для вас перспективы на будущее значат очень много, не правда ли?

– Вы не ошиблись, лорд Фитэйн. Я очень практична.

– Катриона, ну как ты можешь так говорить?! Ведь это ты посоветовала Энрико пойти к нашему отцу!

К удивлению Бьянки и негодованию Катрионы, Питер громко рассмеялся, услышав эти слова.

– Катриона Сильвано, вы совсем не изменились. Дух противоречия силен в вас так же, как много лет назад, когда вы были маленькой дерзкой девчонкой, сующей нос не в свои дела!

ГЛАВА 8

Бьянка нисколько не преувеличивала. Почти половина деревни собралась в доме Ройо, чтобы отпраздновать крестины маленькой Катрионы.

Вскоре стало ясно, что поток гостей привлекла вовсе не сама виновница торжества, а ее крестная мать – всем хотелось услышать из первых уст историю о чудесном видении.

Задолго до окончания праздника Катриона вдруг почувствовала смертельную усталость. Сознание того, что отец Умберто знал правду о чудесном видении, заставляло Катриону чувствовать себя крайне неловко. А тут еще Питер Карлэйл. Его присутствие сильно раздражало девушку. Она была готова разрыдаться, когда видела, как он с серьезным видом и смеющимися глазами в очередной раз выслушивает историю о явившемся ей видении.

«Что за тщеславный тип! Наверняка, за всеми его любезными улыбками кроется презрение к их простой деревенской жизни. О Боже, как же хочется его ударить!»

Радостное удовлетворение, которое почувствовала Катриона, когда Карлэйл, наконец, от нее отстал, было омрачено его полным безразличием к ее дерзким выходкам. Он полностью переключил свое внимание на общение с Бьянкой, и чувствовалось, что это доставляет ему огромное удовольствие. Конечно, общаться с Бьянкой ему было гораздо приятнее. Наверное, не было такой темы, которую не обсудила бы ее маленькая сестричка с этим напыщенным индюком.

Бьянка с гордостью представила Питера всем членам их семьи. Отец не испытывал ни малейшей неловкости в обществе английского лорда и беседовал с ним так, будто тот был одним из его соседей.

Затем к ним присоединился и Санти, а вскоре Катриона с ужасом увидела, что брат подвел лорда Фитэйна к своей невесте, дочери сторожа. После этого они долго и оживленно о чем-то разговаривали.

Когда девушка в очередной раз отыскала Питера в толпе гостей, то увидела, что он снова беседует с Бьянкой. На сей раз рядом с ними был Энрико. Они втроем производили впечатление людей, которым есть что сказать друг другу.

Бьянка при разговоре радостно жестикулировала, а двое мужчин вели беседу сдержанно и с достоинством.

«Интересно, о чем это они могут болтать столько времени?» – Катриона с трудом сдерживала все нарастающее раздражение.

Она уже совсем было собралась подойти к веселой компании, но в этот момент из спальни вышла Бриджида. Она только что покормила малышку и уложила ее в новую резную кроватку.

– Во Фридженти еще много лет будут говорить об этом дне. Подумать только, английский лорд пришел на крестины моего ребенка. И еще всех так взволновало твое видение. Спасибо тебе за все, Катриона.

– Не говори ерунду!

– Больше всего я тебе благодарна за то, что Джулио стал совсем другим человеком. Он стал так нежен и почтителен со мной, будто я – сама Дева Мария.

– О Господи! Этого еще не хватало! – воскликнула девушка. – Нет, Бриджида, так дело не пойдет! Ты никогда не сможешь родить пятерых сыновей от человека, который почитает тебя как святую.

Бриджида в недоумении открыла рот, а затем громко расхохоталась.

– Ах, дорогая, ну что ты говоришь. Уж я-то знаю своего Джулио. Он не может выдержать и дня, если узнает от повивальной бабки, что все в порядке.

– Ну и прекрасно! Теперь, когда я напророчила пятерых сыновей, вы смело можете приступать к их зачатию!

Весело смеясь, Катриона повернулась и вдруг застыла, как вкопанная. Краска стыда залила все ее лицо.

Питер Карлэйл стоял так близко, что казалось их колени соприкасаются.

«Откуда он взялся? – подумала девушка – Вырос словно из-под земли!»

Разумеется, он слышал весь их разговор. Он стоял у нее за спиной, когда они с Бриджидой ничего не подозревая, отпускали весьма сомнительные шутки.

Судя по веселому смеху Питера, все это доставляло ему огромное наслаждение. По его лицу было видно, что ее смущение не ускользнуло от его внимания.

«Будь проклят этот Питер Карлэйл! И мальчишкой, и взрослым мужчиной он вел и продолжает вести себя бесцеремонно и отвратительно!»

Катриона подумала, что сейчас он скажет очередную колкость, однако вместо этого Питер смотрел на нее очень дружелюбно и даже, как ей показалось, ласково.

– Вы выглядите усталой, – сказал он, обращаясь к ней. – Карета Креспи все еще ждет. Если хотите поехать домой, я с радостью провожу вас.

Катриона только сейчас почувствовала, как она устала, и благодарно кивнула.

– Да, я действительно утомлена и хочу домой. А Бьянка? – она оглянулась вокруг.

– Почему бы вам не выйти на улицу и не подождать меня там? Я скажу вашему отцу, что отвезу вас и сестру домой.

– Спасибо.

Вскоре Питер вышел. Он был один.

– А где же Бьянка?

– Она захотела остаться. Ее проводит Энрико.

– Тогда мне лучше…

– Совсем не лучше. Откиньтесь на сидение и спокойно отдыхайте. Ваш отец знает, что я довезу вас до дома.

– Но…

Карлэйл показал кучеру, куда ехать, и откинулся на сидение.

– Не бойтесь, – саркастически улыбаясь, сказал он Катрионе, когда карета тронулась. – Кучер обязательно услышит ваши вопли о помощи, если мои низменные наклонности одержат верх над личной предрасположенностью.

– Я вовсе не боюсь вас, – сказала девушка, не пытаясь скрыть свое недовольство.

– Рад это слышать, – миролюбиво ответил Питер, обнимая ее. Катриона тут же почувствовала, что в этом деле у него был, несомненно, богатый опыт. – Я хочу вас только поцеловать, – небрежно сообщил он ей. От удивления она широко открыла рот, но не успела ничего ответить. В ту же секунду Питер Карлэйл прильнул к ее губам.

Глаза у Катрионы округлились, и она сделала отчаянную попытку закусить одновременно нижнюю и верхнюю губу. Через некоторое время он посмотрел ей в глаза, не выпуская, однако, из своих объятий.

– Это кажется невероятным, – пробормотал Питер Карлэйл.

– Что именно?

– Тебе уже двадцать пять, а…

– Мне еще нет и двадцати четырех!

– …а ты ни с кем не целовалась.

– Да как ты смеешь?!

– Но это сразу ясно. Ты совсем не умеешь целоваться. Какая жалость. Так бездарно терять время, да еще с твоей внешностью. Это какое-то недоразумение, – он грустно покачал головой. – Нет, дело не во внешности. Всех мужчин отталкивает твое поведение и слишком длинный язык. Какое счастье, что я не боюсь тебя, Катриона Сильвано.

Наконец девушке удалось высвободиться из его объятий.

– Ты никогда не будешь меня целовать, милорд! И никогда не смей говорить со мной в таком тоне! – она в ярости замахнулась на Питера.

– Я буду разговаривать с тобой так, как сочту нужным, моя дорогая леди! И не распускай руки. Вспомни, какой я неотесанный болван и как не могу оставить удар без ответа, даже если бьет женщина.

– О, я это хорошо помню! – сказала Катриона с презрением.

– И я тоже, – мечтательно заметил Питер. – Многие годы я вспоминал тот случай с наслаждением.

– Тебе следовало бы стыдиться своей неотесанности, а вместо этого ты выставляешь ее напоказ! И еще хвастаешься! Хуже, чем крестьяне в нашей деревне.

– Но ведь легкий шлепок по физиономии не идет ни в какое сравнение с той затрещиной, которой ты наградила меня, унизив мое мужское достоинство. У тебя ведь есть братья, поэтому ты должна понимать, какими ранимыми в этом возрасте бывают мальчишки.

Катриона только пожала плечами.

– Нет, ты этого не знаешь и, похоже, не хочешь знать. Ну, ладно. Тогда давай вернемся к нашей прежней теме. Ты и в самом деле не хочешь научиться любви, синьорина Сильвано? Ну хотя бы на самую малость… Например, узнать, как надо целоваться, – веселая улыбка не сходила с его физиономии. В ответ на нее он получил довольно кислую мину.

Сначала девушка хотела вылить на нахала поток оскорблений, но потом передумала. Она пристально посмотрела на Питера, не произнося ни слова.

«Откуда он узнал? Может быть, просто ляпнул наугад?»

Катрионе никогда не хотелось оказаться рядом с каким-нибудь потным крестьянином из Фридженти. При мысли о том, что кто-нибудь из них может ее хотя бы раз поцеловать, к горлу подкатывала тошнота. Несколько смельчаков, попытавшихся это сделать, получили увесистые оплеухи и были с позором изгнаны. Даже если бы ее тянуло к деревенским парням, она никогда не поддалась бы этой слабости, ведь она отлично знала, что поцелуи при луне и ночные ласки ведут прямо под венец, а она не хотела добровольно заключать себя в темницу семейной жизни. Слишком безотрадными казались ей примеры брачной жизни ее подруг.

Как ни старалась Катриона подавить в себе все чувства, свойственные девушке ее возраста, – природа брала свое.

«Может быть, сейчас и не стоит себя сдерживать? Этот английский лорд наверняка знает о любви гораздо больше простого крестьянина и сможет научить кое-чему и ее. Рано или поздно он уедет к себе в Англию. Они больше никогда не увидятся. И ничто не напомнит ей о совершенном грехе». Придя к такому наивному умозаключению, Катриона неуверенно произнесла:

– Пожалуй, я бы хотела научиться целоваться.

Это очень растрогало Питера, хотя вида он не подал.

– И мне хотелось бы побольше узнать о мужчине. Ну, привыкнуть, что ли.

– Ну и чудесно, – тихо сказал он и снова нежно обнял девушку.

Теперь она сидела к нему спиной, а он целовал ее волосы, шею, мочки ушей…

Катриона замерла от удовольствия. Ей было тепло и очень приятно – совсем не похоже на бурные страсти, о которых ей рассказывали подруги. Она полностью контролировала свои чувства и была этому рада. Питер как будто прочел ее мысли, и его поведение вдруг резко изменилось. Он крепче прижал к себе девушку. Нежные поцелуи становились все более страстными. Питер целовал ее шею, подбородок, губы… Его пальцы скользнули в вырез ее платья. На мгновение Катриона затихла. Питер бережно посадил ее себе на колени.

Девушке не верилось, что это она сидит на коленях у мужчины, и самое удивительное в этом было то, что этим мужчиной оказался Питер Карлэйл. Он жадно целовал ее в губы, ласкал ладонями ее тело. Кончиками пальцев он стал осторожно водить вокруг сосков, которые вдруг стали твердыми.

Катриону охватила паника, и она вся как-то съежилась. Девушке хотелось немедленно прекратить эту игру, неожиданно ставшую такой опасной. Она быстро освободилась из объятий Питера, слезла с его колен и уселась на сидение рядом. Сначала Катриона подумала, что получила все, чего ей не хватало, но вдруг поняла, что ошиблась. Смешно, но она почувствовала себя покинутой и одинокой. Из глаз ее хлынули слезы. Девушка не подозревала, что вслед за одними желаниями придут другие.

– Катриона, я тебя испугал?

Она покачала головой.

– Тогда почему ты плачешь?

– Я не плачу. И вообще я не знаю, – она судорожно сжала руки. – Мне не хотелось, чтобы ты перестал меня ласкать.

– Но ведь ты сопротивлялась.

– Да, но я… – она на минуту замолчала, стараясь разобраться в собственных чувствах. – Я сама не знаю, почему, – сказала она через некоторое время. – У меня было какое-то странное чувство, но это не страх. Нет, правда.

– Может быть, ты испугалась самой себя? – предположил Питер.

– Не говори глупости! – возмутилась Катриона.

– Тогда что ты почувствовала и что чувствуешь сейчас?

– Я… я… – она по-детски облизнула губы и наклонила голову. Золотисто-оливковые щеки залил румянец. Питер нежно погладил ее по лицу.

– Мне очень хотелось…

– Я тоже хочу тебя, Катриона, – прошептал он.

– Ты совсем не так меня понял. Мне… мне хочется продолжить наш урок.

– Так ведь и я о том же, любимая, но ты, должно быть, не заметила, что мы уже приехали. Может, это и к лучшему. Мне кажется, что для первого раза ты узнала достаточно.

– Конечно, – холодно согласилась Катриона. Она накинула на плечи кружевную шаль, и Питер помог ей выйти из кареты.

Девушку переполняло жгучее чувство обиды: она сама предложила лорду Питеру Карлэйлу заняться любовью, а он оттолкнул ее. И не имеет значения, что сделал он это очень любезно и учтиво!

У дверей дома Питер взял ее за руку и повернул к себе.

– Что случилось?

– Ничего. А что, собственно, могло случиться? Благодарю, что проводили, ну и, конечно, за то, что просветили меня, бедную. Прощайте, сэр.

– Все понятно. Мне следовало бы догадаться, что ты обиделась и решила, что я отверг тебя. Но ведь это совсем не так. Я сделал это ради тебя! Не могу же я целовать тебя в остановившейся карете на глазах у кучера. Завтра об этом узнал бы весь Фридженти. По той же причине нельзя целоваться и у тебя дома, так как с минуты на минуту могут вернуться твои родственники.

Питер наклонился и быстро поцеловал Катриону. Так ее мог бы поцеловать брат, а не влюбленный мужчина.

– Ну, улыбнись же, Катриона! Обещаю, что скоро мы сможем целоваться сколько угодно.

ГЛАВА 9

Катриона, которая всегда сразу же засыпала, едва коснувшись головой подушки, этой ночью беспокойно ворочалась и не могла найти себе места.

– Тебе не спится?

Вопрос младшей сестры заставил ее вздрогнуть от неожиданности. Она была уверена, что Бьянка давно уже спит.

– У меня какая-то тяжесть в желудке. Наверное, переела, – солгала девушка, которая за столом едва притронулась к еде.

– Может, принести тебе что-нибудь? – Бьянка попыталась встать с кровати.

– Нет, не надо. Мне скоро станет лучше.

– Праздник удался на славу, правда?

– Да, ничего.

– Как ты можешь так говорить, если ты все время была в центре внимания? Знаешь, сестричка, все только о тебе и говорили, даже этот английский лорд!

– Неужели?

– Ну да. Ему было очень интересно, как ты жила после смерти мамы и не уезжала ли ты куда-нибудь из Фридженти. Он еще спрашивал, собираешься ли ты учиться пению. Он просто прелесть, правда? Никогда бы не подумала, что синьор Питер – настоящий лорд! С виду он совсем простой.

Ответа не последовало.

– Он очень милый, Катриона, так ведь?

– Ну, довольно приятный. Но уж очень самоуверенный! Мужчины все одинаковы, и не имеет значения, итальянцы они или англичане.

– Надеюсь, ты права. Иначе человеческому роду пришел бы конец, – хихикнула Бьянка.

– Бьянка, прекрати!

– Ах, Катриона, не строй из себя ханжу. Я ведь слышала, о чем ты болтаешь с подружками после нескольких стаканчиков вина. Вы можете вогнать в краску кого угодно! Между нами единственная разница – ты хранишь девственность добровольно, а я не собираюсь за это держаться.

– Бьянка Анжелика Сильвано! Твой грязный язык следует вымыть с мылом, а тебе самой задать хорошую трепку!

– Если я сейчас скажу, что нужно тебе, то как бы не пришлось тебе бежать за мылом для себя, – с вызовом в голосе заявила Бьянка.

– Черт побери!

Бьянка немного помолчала, а потом вкрадчиво сказала:

– Ну, не сердись на меня, Катриона.

– Я и не сержусь.

– Я сегодня такая счастливая и хочу, чтобы все вокруг меня были счастливы.

– А что произошло?

– Энрико поговорил с отцом.

– Ну, и?..

– По крайней мере, отец ему не отказал и не выразил никакого недовольства. Папа сказал, что они с Энрико еще поговорят об этом. Энрико надеется, что он согласится. Конечно, у нас есть надежда, правда, Катриона?

– Да. Папа всегда говорит то, что думает. Если бы он был против, то сказал бы об этом прямо. Хочешь, я поговорю с ним?

– Ой, Катриона, ну конечно! Ведь ты хозяйка в доме, и отец считается с тобой, как ни с кем другим.

– Ну, ладно. Я уж постараюсь убедить его.

– Ах, Катриона, ты самая лучшая в мире! – Бьянка восторженно обняла старшую сестру.

– И к тому же, самая нудная, – девушка притворно нахмурилась. – Ты случайно не забыла, что завтра генеральная уборка и стирка? Если ты хочешь, чтобы завтра у меня хватило сил поговорить с отцом, то давай спать.

Бьянка уже давно тихо посапывала во сне, а Катриона по-прежнему лежала на животе и вспоминала волнующие моменты, пережитые ею в карете синьора Креспи.

При воспоминании о нежных руках Питера у нее заныла грудь, и она сильнее прижалась к перине. Сдерживаемые годами чувства неудержимо рвались на волю. Это было прекрасно и в то же время страшно.

Наконец девушка погрузилась в беспокойный сон. Ей снилось, что она, обнаженная, плывет по морю рядом с Питером Карлэйлом. На нем тоже нет одежды, но она никак не может рассмотреть его тело, как ни старается.

– Поцелуй, поцелуй меня, – умоляет она англичанина, но тот только качает головой.

Задыхаясь от рыданий, Катриона плывет к берегу, но тут вдруг кто-то хватает ее сзади и тянет на дно. Девушка начинает брыкаться и бороться изо всех сил. Вдруг она оказывается в объятиях Питера. Их обнаженные тела сплетаются, и он целует ее страстно и неистово.

Наступает истинное блаженство! Поцелуи Питера обжигают ей губы, а их сплетенные тела кружатся в водовороте…

– Просыпайся, Катриона. Сегодня большая стирка, да еще уборка. Вставай, лентяйка!

Девушка открыла глаза. Она лежала в своей постели, а над ней стояла уже одетая Бьянка и брызгала ей в лицо водой.

Блаженство любви в водовороте моря неожиданно сменилось большой стиркой во Фридженти! Это уже было чересчур. К недоумению и испугу Бьянки, Катриона разразилась бурными рыданиями. Опомнившись, она, как обычно, стала утешать младшую сестру.

– Ничего страшного. Мне приснился кошмарный сон. У меня все еще болит желудок, наверное, в этом причина.

– Не вставай сегодня, – великодушно предложила Бьянка. – Я сама все выстираю.

– Нет-нет, – Катриона уже вскочила с кровати, сбросила с себя ночную рубашку и стала одевать нижнюю юбку. – Мне обязательно нужно двигаться. Я уже чувствую себя гораздо лучше.

Вечером после ужина, когда Санти ушел к своей Анне, девушка кивнула Бьянке, чтобы та незаметно ушла. Она собиралась поговорить с отцом по поводу помолвки младшей сестры с Энрико Фонтана.

Отец молча выслушал перечень всех достоинств жениха. Когда красноречие Катрионы истощилось, она вопросительно посмотрела на Винченцо.

– Ну, папа, что ты скажешь?

– Я скажу, – Винченцо медленно зажег трубку и посмотрел на сгоравшую от нетерпения Катриону, – что я согласен с многим из того, что ты сказала. Но с помолвкой придется подождать. Время покажет.

– И что же оно покажет? – с раздражением спросила девушка.

Винченцо, как обычно, спокойно и обстоятельно ответил:

– Время покажет, подходят ли они друг другу. Энрико дождался, пока ему не исполнился тридцать один год, только тогда он, наконец, решился выбрать себе жену. Ничего страшного, если он подождет еще несколько месяцев, до того дня, когда ему стукнет тридцать два… Это им нисколько не повредит, ведь Бьянке всего семнадцать! Помолчи! – он сделал знак рукой, предупреждая слова протеста, готовые сорваться с уст Катрионы. – Кроме того, я не могу отпраздновать две свадьбы одновременно! Санти и Анна Фурилло перенесли день своего венчания на несколько месяцев. Они поженятся раньше, задолго до музыкального фестиваля.

– О Боже! И когда же это было решено?

– Скорее всего, вчера – потому что я впервые услышал об этом сегодня. Санти сказал мне об этом днем, когда мы работали в поле.

– Но к чему такая спешка?! Неужели…

– Нет, не беспокойся, – перебил ее синьор Сильвано. – Я знаю, какая мысль пришла тебе в голову. Но это не так. Санти был просто потрясен, когда и я предположил то же самое – он сказал, что женится только на целомудренной девушке!

– Тогда почему же… – девушка внезапно замолчала, улыбнувшись своей глупости.

«К чему задавать лишние вопросы? Чем скорее Санти женится, тем быстрее отец даст согласие на помолвку Бьянки с Энрико, и тогда, наконец, наступит ее собственная долгожданная свобода!»

Катриона слегка пожала плечами.

– И правда, пусть женятся. Слава Богу, все хлопоты, связанные со свадьбой, лягут на плечи семьи Фурилло. А вот с Бьянкой будет совсем иначе, – заявила она напрямик. – Тут нам потребуется больше времени и снисходительности.

Отец сделал вид, что не понял намека.

– Семья Фурилло очень рада этим заботам, – сухо сказал Винченцо. – И не только потому, что их дочь выходит замуж за такого замечательного парня, как Санти. Синьор Креспи дарит им на свадьбу дом и ферму.

– Что ты сказал?! – воскликнула Катриона. Когда синьор Сильвано хотел повторить свои слова, она энергично затрясла головой.

– Я все прекрасно слышала, папа. Просто не могла поверить своим ушам.

– Отец Анны был сторожем синьора Креспи, и они были дружны с детства. Его отец и дед тоже служили семейству Креспи.

– Все равно слишком уж щедро, – девушка прищурилась. – Но, отец, ведь это значит, что Санти не будет помогать тебе на ферме. Ты останешься один, без сыновей. Тебя все покинут.

Теперь пожал плечами Винченцо.

– Ну что ж, – он спокойно продолжал попыхивать трубкой. – С детьми всегда так. Жизнь идет своим чередом. Я обрабатывал землю один, когда мои сыновья были маленькими. Не могу же я лишить Санти возможности стать богатым и независимым.

«Почему бы и нет?» – с возмущением подумала девушка. – Ведь меня лишили всего, когда мое присутствие было необходимо в доме. И никого не интересовало, что я хочу сама! И все потому, что я – женщина!»

Она отвернулась от отца и стала с остервенением тереть грязную посуду, пытаясь выместить всю свою злость и раздражение на тарелках и кастрюлях.

– У тебя вспыльчивый характер и острый язык, – тихо заговорил отец, – но сердце твое из чистого золота, как у твоей матери. Ты всегда была хорошей дочерью, Катриона, моим утешением и поддержкой. И если господь действительно справедлив и услышит мои молитвы, ты когда-нибудь будешь за все вознаграждена.

Тарелка выскользнула из рук Катрионы и упала в таз с водой. Она стояла безмолвная и потрясенная.

«Так отец все знал! Знал о ее тщетном стремлении вырваться на свободу, о переполнявшей ее злости на несправедливость окружающего мира. Он понимал, что она была связана обещанием, данным матери, и долгом по отношению к нему и семье, в то время как ее братьям был предоставлен свободный выбор жизненного пути».

Неожиданно Катриона бросилась перед отцом на колени. Из ее глаз ручьем текли слезы, но она радостно улыбалась.

– То, что ты меня понимаешь, значит для меня очень много. Ах, папа, все устраивается само собой, неужели ты не видишь? Когда Бьянка и Энрико поженятся – они останутся с тобой. Энрико будет тебе и сыном, и помощником…

– Катриона, – Винченцо ласково погладил растрепанные волосы дочери. – Я сказал тебе то, о чем я молю бога. Но это все равно не значит, что обе свадьбы будут одновременно.

– Папа, Катриона! – В комнату ворвалась взволнованная Бьянка. – Посмотрите, кто к нам пожаловал! Это – лорд Питер.

ГЛАВА 10

Когда англичанин вошел вслед за Бьянкой на кухню, Катриона подскочила, как ужаленная. Ее платье, волосы и передник были в полном беспорядке. На лице виднелись следы слез. Ну почему Питер всегда появляется в самый неподходящий момент и застает ее врасплох?

– Этого человека следует называть лордом Фитэйном, – холодно заявила девушка сестре. – Добро пожаловать лорд Фитэйн, – обратилась она уже к Питеру. В этот момент Катриона уже мало походила на гостеприимную хозяйку.

– Я буду называть его Питер, если захочу, – огрызнулась Бьянка. – Он мне сам разрешил. А «лорд» я добавляю только из вежливости. Вот так!

– Синьор Сильвано, – поспешно вмешался Питер, не желая, чтобы словесная перепалка между сестрами перешла в ссору. – Вы позволите мне прогуляться с Катрионой?

– Конечно, с радостью. Бьянка, домой посуду, Катрионе нужно переодеться. Может быть, вы за это время выпьете чашечку кофе с фруктовым пирогом, если, конечно, ничего не имеете против пребывания с нами на кухне? Бьянка…

– Мое платье вполне сойдет для прогулки, – громко объявила Катриона, снимая передник и небрежно бросая его на стул. – Пойдемте, – обратилась она уже к англичанину и с гордо поднятой головой вышла из кухни, даже не взглянув, последовал ли за ней кавалер или нет.

Лорд Фитэйн улыбнулся и развел руками.

– Кофе с фруктовым пирогом, – сказал он с сожалением, – это звучит очень заманчиво! – Затем он быстро догнал Катриону и галантно распахнул перед ней дверь.

– Я угощу вас после прогулки. И не обращайте внимания на выходки моей сестры, вы будете моим гостем! – крикнула им вслед Бьянка, стоя в дверях.

Услышав это, Катриона резко повернулась, в полной готовности достойно принять бой, но Питер своевременно преградил ей дорогу.

– Малышка, ты ведь можешь поругаться с сестрой чуть попозже. И, в конце концов, объясни, чем вызван твой гнев? Что я такого натворил? Я пригласил тебя на прогулку, только и всего.

– Ты… ты… – она запнулась. Не могла же она сказать ему, что он появляется всегда в тот момент, когда она бывает наиболее ранима. И именно поэтому у нее не бывает настроения. Такое заявление было бы просто нелепым, ведь Питер ни в чем не виноват.

– Так чем же я провинился?

– Ты попросил разрешения у моего отца, а я и сама могу решать такие вопросы, – неуклюже оправдывалась Катриона, говоря первое, что пришло ей в голову.

– Не сомневаюсь, – мягко согласился Питер, радуясь тому, что в темноте девушка не могла видеть его насмешливую улыбку. – Но разве ты не слышала поговорку: «Со своим уставом в чужой монастырь не лезут»? Я знал, что твоему отцу это понравится, а мне очень хотелось угодить ему.

– Это еще зачем?

– Затем, что я собираюсь давать уроки его дочери.

На сей раз темноте обрадовалась Катриона, так как ее лицо вспыхнуло ярким румянцем. Девушка ускорила шаг так, что Питеру пришлось бежать за ней.

– Эй, нельзя ли помедленнее? Ведь мы вышли на прогулку, а не на пробежку. – Он взял ее за руку. – Не пройти ли нам к тому большому дереву за церковью, где произошла наша первая встреча?

Девушка кивнула в ответ, совершенно забыв, что в темноте он все равно ничего не видит. Питер принял ее молчание как согласие – само собой разумеющееся. Катриона мысленно представила то, что произойдет, когда они подойдут к дереву. Она вспомнила губы, руки и жар его тела.

Девушка задрожала, предвкушая наслаждение, но ей совсем не хотелось, чтобы он раньше времени заметил ее волнение. Она резко выдернула свою руку.

– А с другой стороны, зачем нам так долго ждать? – заявил Питер, словно читая ее тайные мысли.

Не дожидаясь ответа, он обнял Катриону. В темноте они ничего не видели и только чувствовали горячие тела друг друга. Темнота делала их свидание еще более волнующим и загадочным. Питер долго покрывал поцелуями все ее лицо, не касаясь, однако, губ. Когда, наконец, их уста слились в страстном поцелуе, девушка едва не задохнулась от восторженного чувства.

Она так долго ждала этого, что ее ответный порыв был поистине неудержимым. Девушка обвила руками шею молодого человека и прильнула к нему так сильно, как будто хотела его задушить. Вдруг она приостановилась в своем страстном порыве и начала расстегивать ему камзол: ей хотелось, чтобы их тела разделяла лишь тонкая ткань его шелковой сорочки.

Девушке казалось, что она покинула собственную оболочку и смотрит на себя со стороны. Неужели это она, Катриона Сильвано? Она, как безумная, целует мужчину, с наслаждением принимая его ласки и замирая от нахлынувшей на нее лавины неведомых доселе чувств.

Опытные руки англичанина ласкали каждый изгиб ее истомившегося тела. Ей казалось, что еще секунда – и она лишится чувств.

Катриона отстранила его и отступила на несколько шагов.

– Подожди, мне нужно перевести дух, – сказала она, видя, что Питер опять направился к ней.

– Мы это сделаем вместе, – согласился он и легонько пожал ее руку. – Давай немного пройдемся.

Это немного успокоило Катриону. Они шли по дороге и смущенно молчали.

Когда дорога привела их к заветному дереву, Питер вдруг резко повернулся и сказал хриплым голосом:

– Ты, может быть, и не самая нетерпеливая девственница, но, определенно, одна из самых страстных.

Если бы с Катрионой кто-то посмел так разговаривать, она тут же накинулась бы на него с кулаками. Однако слова лорда Фитэйна почему-то тронули ее.

– Я… я… – она замолчала, испытывая чувство неловкости и замешательства. Она не знала, что ответить на эти слова.

– Это был комплимент, малышка.

– Почему ты все время называешь меня малышкой? Ведь я выше большинства девушек во Фридженти. Неужели англичанки выше ростом, чем итальянки?

Питер засмеялся.

– Я тебя называю так, потому что испытываю к тебе невероятную нежность. А кроме того, хочу сам себе лишний раз напомнить, что теперь я выше тебя. Ведь так было не всегда, помнишь? Каким маленьким и ничтожным я себе тогда казался!

– Из-за меня? – спросила Катриона, не совсем точно поняв смысл его слов.

– Конечно, из-за тебя. А, вот и наше дерево!

Глаза девушки уже привыкли к темноте, и она ясно различила очертания огромного дерева. Питер взял ее за руку и со смехом притянул к себе.

– Вот здесь мы столкнулись и упали. А теперь я хочу поцеловать тебя на этом месте.

– Почему?

– Почему? Да потому, что я не какой-нибудь романтически настроенный юноша.

– А мне кажется, совсем наоборот. Только я не вижу ничего романтичного в том, что мы тогда оба шлепнулись на задницы.

– В тебе говорит благоразумная, практичная итальянка, а я, дурак, думал, что твои соотечественники очень сентиментальны.

Девушка медленно опустилась на историческое место. Ей захотелось сказать, что не надо зря тратить время на какие-то воспоминания, когда можно целоваться. Однако это было бы уже чересчур, даже для нее. Ей и в голову не могло прийти, что выражение ее лица красноречивее всяких слов! Судорожно сжатые руки и напряженная поза подсказали Питеру, что ему следует делать.

Он присел рядом с девушкой и жестом пригласил ее сесть к нему на колени.

Теперь, когда Карлэйл был готов пойти навстречу ее желаниям, Катриону вдруг охватили сомнения.

– Я хочу тебя, – сказал Питер, поддразнивая ее, – и клянусь, что отнесусь с уважением к твоему целомудрию. Тебе нечего бояться.

– Я и не боюсь.

– Тогда иди ко мне, – он бережно приподнял ее и усадил к себе на колени. Катриона прижалась к нему и прошептала: «Я готова».

– Для поцелуев?

– Да.

Питер крепко поцеловал Катриону в губы, а затем с улыбкой заглянул ей в лицо.

– Ну что, удовлетворена?

– Да, спасибо.

При этих словах он громко расхохотался, а Катриона подскочила на его коленях.

– Либо я прекрасный учитель, – сказал он, крепко прижимая к себе девушку, – либо ты на редкость способная ученица, да к тому же еще и благодарная. Когда я слышу твои просьбы о поцелуях и благодарности за них, то чувствую себя настоящим героем. Мое мужское самолюбие играет победный марш.

Катриона подтянула колени к подбородку и обняла их руками.

– Ты хочешь сказать, что так не делают?

– Ну, скажем, большинство девушек не могут так быстро привыкнуть к любви, а если и могут, то…

– Продолжай.

– Они ведут себя более сдержанно.

– Сдержанно? – спросила она насмешливо. – Ты хочешь сказать, что они скромнее меня?

– Что-то в этом роде.

– И что бы я получила от своей скромности? Мы бы сейчас не сидели здесь одни и не целовались бы, как сумасшедшие. Вместо этого мы спокойно попивали бы кофе в гостиной и не продвинулись бы так далеко с нашими уроками. Только…

– Что только? – спросил Питер.

– Только я никогда бы не узнала, что такое наслаждение, – с серьезным видом ответила Катриона.

У Питера екнуло сердце.

– Неужели я научил тебя этому, Катриона?

– Научил или нет, кто знает? Но я его узнала, – Катриона прижалась головой к его подбородку. – Я узнала наслаждение в твоих объятиях, – тихо пробормотала она.

Питер бережно приподнял ее голову.

– Поцелуй меня, Катриона. Нет, не так. Сейчас целуешь меня ты.

Через некоторое время девушка услышала тихий, как-то необычно звучавший голос Карлэйла.

– Открой свои губы, Катриона. Открой мне свое сердце.

Девушка решила, что совсем потеряла голову и что-то неправильно поняла.

Питер бережно уложил ее на землю а сам лег сверху, но не наваливаясь на нее всем телом.

Катриона счастливо улыбнулась, глаза ее подернулись туманной дымкой.

– Смотри, не забудь о моем целомудрии, – напомнила она.

– Не волнуйся, не забуду, хотя это будет очень трудно.

– Дело вовсе не в моем целомудрии и невинности, – сказала девушка извиняющимся тоном. – Просто я не хочу забеременеть. Невинность обычно гораздо больше заботит мужчин. Мой брат, Санти, обручен с Анной Фурилло. Он пришел в негодование, когда отец предположил, что он лишил свою невесту невинности. Скажи мне, почему для мужчины так важно жениться на девственнице? – она лениво зевнула.

– Будь я проклят, если знаю, – ответил Питер со сдавленным смешком.

– Что тут смешного?

– Слишком уж необычное время ты выбрала для философских бесед.

– Я этого так и не пойму, если ты не объяснишь. Почему мужчины такие?

– Мне кажется, каждому мужчине хочется быть первым у любимой женщины и, может быть единственным, я так полагаю. А вообще я над этим не задумывался.

Катриона попыталась сесть, но он снова уложил ее.

– Если честно, я никогда не имел дело с девственницей, – признался он.

– Но у тебя наверняка были любовницы!

– М-м-да, и не одна.

– Не сомневаюсь. Иначе ты не был бы таким замечательным учителем.

– Благодарю, вас, синьорина, – с напускной серьезностью ответил он.

– Ну, а теперь мы можем продолжить урок.

Питер лег на бок и повернул Катриону к себе.

– Придется на несколько недель прервать обучение, – прошептал он девушке на ухо. – Мне нужно уехать по неотложному делу. Уже завтра. Поэтому я и пришел к вам домой сегодня вечером. Мне совсем не хотелось, чтобы ты решила, что я забыл о своем обещании поцеловать тебя.

– Ну, если ты уезжаешь, нельзя терять времени даром. Давай наслаждаться, пока оно у нас еще есть, – в голосе Катрионы звучала нежность.

– Давай, – ответил Фитэйн, расстегивая ворот ее платья.

ГЛАВА 11

За неделю до свадьбы Санти до Катрионы дошли слухи, что лорд Фитэйн вернулся из Рима. Два вечера подряд она быстро проглатывала ужин и, бросив грязную посуду Бьянке, красиво причесывалась, облачалась в выходное канифасовое платье в цветочек, в котором посещала церковь, и ждала Питера в гостиной. Девушка казалась себе в эти моменты очень благопристойной и на редкость хорошенькой.

На третий день, устав от тщетного ожидания, она бегала босая по полю, пытаясь поймать отбившуюся от стада овцу, которая забрела в соседские угодья. Одета она была в старую, небрежно подвернутую черную юбку и тонкую холщовую блузку с розовыми ленточками, обтрепавшимися от долгой носки.

– У, дурища! – ворчала Катриона, возвращая беглянку в родное стадо.

Вдруг, словно кто-то толкнул ее, она обернулась и увидела перед собой Питера Карлэйла собственной персоной.

На нем были одеты простые коричневые штаны до колен, сшитые из грубой ткани, которые, похоже, он позаимствовал у одного из работников синьора Креспи. Пожелтевшая от старости рубашка с оторванными пуговицами открывала взору обнаженную грудь почти до самого пояса.

Девушка сурово посмотрела на лорда. Да, сегодня они были одеты одинаково непрезентабельно, но вместо того, чтобы почувствовать по этому поводу облегчение, Катриона пришла в ярость.

Ходить в потрепанной одежде было для нее делом привычным, но он… Он опустился до того, что вырядился, как простой крестьянин, и выставил напоказ свою волосатую грудь. Катриона сразу же заметила, что волосы на груди у Питера были не пшеничного цвета, а рыжего. Неожиданно для себя она почувствовала непреодолимое желание прижаться лицом к этим рыжим завиткам и забыть обо всем на свете.

«Будь он проклят! Проклят!»

– Добрый день Катриона.

– Добрый день, милорд, – процедила она сквозь зубы.

– Я вижу, ты снова не в духе, – сказал Питер, широко улыбаясь, будто она оказала ему самый сердечный прием. – Что стряслось на сей раз?

Гордость не позволяла Катрионе признаться, что у нее нет настроения по причине долгого ожидания своего возлюбленного: прошло уже два дня, как он вернулся из Рима, но удосужился ее навестить только сейчас. Девушка бросила на него презрительный взгляд и равнодушно ответила:

– Просто у меня плохое настроение, вот и все.

– Ты хочешь сказать, что плохое настроение – твое обычное состояние? – с любопытством спросил Питер. – Ты всегда бываешь такая угрюмая и ворчливая по утрам?

Чтобы не наговорить гадостей, Катриона стала мысленно считать до десяти, но не успела она дойти и до семи, как Питер добродушно улыбнулся, показывая два ряда белых зубов, и любезно поинтересовался:

– Не продолжить ли нам уроки с поцелуями?

– Прощайте, сэр, – сказала девушка, бросив на него испепеляющий взгляд, затем она демонстративно повернулась и пошла прочь.

Питера нисколько не обескуражило поведение Катрионы, он догнал ее и пошел рядом.

– Вижу, ты совсем не настроена заниматься любовью. Некоторые женщины, а иногда и мужчины, – многозначительно заметил он, – стесняются предаваться любовным утехам при свете солнца. Что до меня, то я не вижу ничего постыдного в отношениях между мужчиной и женщиной при свете дня.

– Ну, ну, – он схватил Катриону за руку, безошибочно угадав ее намерения.

И стал ее спокойно убеждать:

– Ты должна сдерживать свою склонность к насилию. Конечно, наши взгляды на многие вопросы расходятся, но это не повод для того, чтобы тузить друг друга. Ты никогда не думала, что все разногласия можно разрешить мирной беседой?

– Я обо всем подумала, – ответила Катриона, ускоряя шаг, – и решила, что больше вообще не стану с тобой разговаривать и тем более встречаться! Никогда!

– Ну и что? Ты станешь от этого счастливее? – спросил Питер. – А вот мне это совсем не нравится. В последние недели, когда мне особенно много нужно думать о делах, все мои мысли занимаешь только ты… – Неожиданно он схватил Катриону за руку и, прежде чем она успела что-либо ответить, закрыл ей рот страстным поцелуем.

Весь мир для Катрионы вдруг закружился в безумном водовороте – слова были уже ни к чему, остались только чувства. Девушка обвила руками молодого человека и прижалась к нему так сильно, будто хотела слиться с ним в одно целое. Их тела сплелись в страстном Порыве, а сердца бились в унисон. Не ослабляя объятий, Катриона приподняла испачканную грязью босую ногу и скользнула ею по одетой в светлый чулок ноге Питера.

Он страстно целовал ее шею. Стоя на одной ноге, она чувствовала его горячее дыхание. Катриона нежно провела пальцами по рыжим завиткам волос на груди молодого человека, а потом стала гладить его грудь, желая познать каждый дюйм его тела. Рука ее, как бы нечаянно, скользнула ниже…

Глухо застонав, Питер оттолкнул девушку.

– Перестань, Катриона.

– Почему?

– Ты, испорченная маленькая плутовка, ты прекрасно знаешь, почему…

– Понятия не имею.

– Лгунья!

– Трус!

– Ты считаешь трусостью то, что я еще тебя не соблазнил?

– А ты и правда собираешься меня соблазнять? – с надеждой в голосе спросила она.

– Ну, если это обвинение, то оно сделано не по адресу, ведь это ты сейчас пыталась меня соблазнить.

– Прости, я тебя не поняла! Я понятия не имею, как это делается, – с видом великосветской дамы Катриона гордо отвернулась.

Питер усмехнулся в ответ на надменный тон девушки: ей очень подошла бы роль хозяйки салона, которая может одним жестом поставить на место зарвавшегося нахала. Нет, несмотря на крестьянское платье и грязные босые ноги, она – удивительная девушка!

– Ты все отлично знаешь, дорогая. Ведь ты родилась в деревне и не раз видела, как это бывает у животных, хотя, весьма возможно, и не отдаешь себе в этом отчета. – Заметив сжатые губы Катрионы, Питер понял, что она снова собирается сказать какую-нибудь дерзость.

– Конечно, видела. Ты хочешь сказать, – от ее высокомерия не осталось и следа, а уголки губ разочарованно опустились, как у наивного ребенка, – ты хочешь сказать, что между людьми происходит то же самое?

– Н-н-у, не совсем так. Это зависит от обстоятельств, от настроения, – молодой человек с трудом оправился от смущения.

«Нет, эта дерзкая девчонка положительно ставит меня в тупик!»

– Это еще зависит от того, как ты смотришь на это, – Питер пытался сохранить спокойствие и серьезный вид.

– Ну, тут все ясно, – пожав плечами, сказала Катриона – и стала подробно описывать процесс случки животных. – Хоть этого и не видно, но мне думается, что самец оставляет в теле самки свое семя, а она при этом очень ритмично движется. Ну что, я ничего не пропустила? – спросила она озабоченно.

Во время этого объяснения лицо Питера краснело все больше и больше, пока наконец не сделалось совсем багровым. После бесхитростного вопроса Катрионы он был уже не в состоянии что-либо сказать и, бессильно опустившись на измятую траву, уткнул лицо в колени. Вся округа наполнилась громогласными взрывами его хохота.

Когда Питер наконец взглянул на девушку, то увидел, что по ее щекам ручьем катятся слезы от смеха.

– Сядь со мной рядом, – сказал он, указывая на место рядом с собой.

– Ну нет; благодарю, – сладким голосом произнесла она. – На этом месте обычно пасут овец.

– Боже правый! – молодой человек быстро вскочил на ноги и повернул голову, чтобы рассмотреть свои штаны. – Так я уселся на овечий помет?

– Ты на редкость догадлив, – язвительно заметила Катриона. – У тебя есть носовой платок?

Питер подал ей платок из тонкого льна, украшенный искусной вышивкой.

– Стой спокойно, – приказала Катриона и, намотав на руку платок, начала отскребать грязь. – На твое счастье, помет совсем сухой, – сказала она, утешая Питера. – Ну вот, почти все чисто, и запах скоро исчезнет.

Карлэйл быстро повернулся и, прежде чем девушка успела спрятать ехидную усмешку, легонько шлепнул ее пониже спины.

– Вот тебе, чтобы впредь не слишком радовалась моим несчастьям!

Катриона напустила на себя свирепый вид, а затем протянула ему грязный платок, на который тот посмотрел с отвращением.

– Мне он не нужен, выброси его немедленно!

– Еще чего! Разве можно выбрасывать такую красивую вещь? – она свернула платок и положила в карман юбки.

Питер обнял девушку и снова притянул ее к себе.

– А теперь, давай поцелуемся стоя.

– Нам вообще нет нужды целоваться.

– Говори за себя, – сказал он и поцеловал ее в губы.

Они шли вместе по дороге, когда повстречали молодого крестьянина, ведущего мула. Катриона тут же выпустила руку Питера и быстро отскочила в сторону.

– За чью репутацию ты опасаешься – за свою или мою? – спросил он насмешливо.

– И за твою, и за свою, – ответила девушка. – И ты должен быть мне за это благодарен.

– Интересно, почему?

– Это Фридженти, а не Лондон! Встречи на людях всегда ведут к помолвке.

– Ну, в этом отношении Лондон отличается от Фридженти гораздо меньше, чем ты думаешь, – серьезно заметил Питер.

– Тогда тем более надо быть благоразумными.

– А если я не хочу быть благоразумным?

– А если ты однажды утром проснешься и увидишь направленное на тебя дуло ружья, под которым тебя поведут к алтарю? Многие итальянские девушки, у которых есть отец и братья, приобрели таким образом себе мужей.

К изумлению Катрионы, Питер и не думал смеяться над ее шуткой и, казалось, совершенно не обратил внимания на прозрачный намек. Вместо этого, когда они поравнялись с крестьянином, он снова взял девушку за руку и притянул к себе.

– Добрый день, – вежливо поприветствовал он молодого человека.

– А может быть, мне хочется однажды проснуться и увидеть все то, что ты так красочно сейчас описала. Вот только, пожалуй, без ружья, – обратился он к Катрионе.

Катриона снова выдернула руку и отступила на несколько шагов.

– Ты просто сумасшедший! – сказала она, не понимая, куда он клонит.

– Меня совсем не пугает мысль о женитьбе на тебе!

Катриона остановилась посреди дороги и сердито топнула ногой.

– Конечно, я простая крестьянская девушка, – яростно набросилась она на Питера. – Но я не какая-нибудь дурочка, за которую ты меня принимаешь. Если я с тобой и целуюсь, то только потому, что мне этого хочется. И если я тебе уступлю, то по той же причине. И незачем нести всякую чушь о женитьбе и манить меня фальшивой монеткой, как неразумное дитя!

– А почему ты решила, что я маню тебя фальшивой монеткой и хочу обмануть?

– Английские лорды не женятся на итальянских крестьянках!

– Значит, мы с тобой положим начало новой традиции, – сказал Питер, улыбаясь.

– Ты сумасшедший! – повторила Катриона.

– Потому, что хочу на тебе жениться? Или потому, что был настолько глуп или самоуверен и мечтал, что ты полюбишь и выйдешь за меня замуж?

– Мы договаривались только о поцелуях! О замужестве не было и речи! – задыхаясь, выдавила она из себя.

– Так давай поговорим о замужестве.

– Я не только говорить, но и думать об этом не желаю!

– Но почему?

– Замужество – это… Да будь оно проклято! – закричала Катриона с возмущением. – Я ничего не собираюсь тебе объяснять. Я не хочу замуж, вот и все!

– Тогда зачем же ты играешь со мной? Ведь тебе нравится быть со мной? – спросил Питер беззлобно, как бы пытаясь найти объяснение ее негодованию.

Девушка неуверенно ответила:

– Потому что… Мама мне говорила…

– Что же она говорила?

– Когда я сказала маме, что не хочу замуж, она мне ответила, что сначала я должна узнать то, от чего хочу добровольно отказаться. А тут подвернулся ты… Но я и не думала, не хотела… Почему ты так на меня смотришь? – накинулась она опять на Питера. – Нам обоим нравились эти уроки, и никому от них не было плохо, ведь так?

– Мне плохо, – ответил он. – Эти уроки привели к тому, что я страстно захотел на тебе жениться, и мне больно слышать твой отказ.

– В жизни не слышала большей глупости! Ведь ты шутишь, правда?

Карлэйл пристально посмотрел на нее.

– Нет, Катриона, не шучу.

Она облизнула пересыхающие от волнения губы и отошла еще на несколько шагов.

– Я тебе не верю.

– Ну, это твое дело, – серьезно сказал он. – При первой возможности я поговорю об этом с твоим отцом.

– Ты не посмеешь этого сделать! – взвилась девушка. – Не трать понапрасну Время. Мне не нужен муж!

– Ну и что, – пожал плечами Питер. – Он у тебя все равно будет. И им буду я.

– Нет! – закричала охваченная ужасом Катриона. – Я не хочу замуж!

Она отступала все дальше и дальше, а Питер следовал за ней.

– Ты подло меня обманул! Я думала, ты просто хочешь заняться со мной любовью, а ты… – Катриона вдруг разрыдалась.

Питер не мог удержаться от нового приступа хохота, а она повернулась и изо всех сил пустилась наутек.

ГЛАВА 12

Когда Анна и Санти стали на колени перед алтарем, чтобы произнести клятву супружеской верности, Катриона еще раз украдкой осмотрелась вокруг в поисках Питера.

Последний из ее четырех братьев покидал родительский дом. Теперь оставалось выдать Бьянку замуж за Энрико, и ее долг перед семьей будет выполнен.

Этого часа Катриона ждала целых десять лет и, казалось, сейчас должна была бы чувствовать огромное облегчение. Вместо этого всю неделю перед свадьбой ее не покидала злость, разгоравшаяся с каждым днем все сильнее и сильнее.

Питер сделал ей предложение и исчез, словно в воду канул. Их «уроки» прекратились, обещанная беседа с отцом не состоялась. Не то, чтобы ей этого очень хотелось. Упаси Бог, нет! Просто после того, что между ними произошло, она расценивала этот поступок как пренебрежительный по отношению к ней.

Когда венчание закончилось, Катриона вручила Анне букет и, натянуто улыбаясь, так как внутри у нее все кипело от возмущения, пошла к выходу вслед за счастливой парой.

Вдруг она увидела Питера, сидящего в последнем ряду. Он был великолепно одет и выглядел удивительно по-английски: под элегантным темным сюртуком виднелся вышитый жилет, а на коленях лежал нелепый цилиндр. Костюмом и манерами он ничем не напоминал того Питера, с которым девушка виделась неделю назад. Когда она проходила мимо него, он отвесил ей официальный поклон и вежливо улыбнулся.

Свадьбу решено было отпраздновать в большом пустом амбаре синьора Креспи, так как дом отца Анны был слишком мал для такого торжества.

За несколько дней до венчания, пока Катриона пекла свои знаменитые на весь Фридженти пирожки и печенье, Бьянка, Анна, ее сестра София и многочисленные кузины переделывали амбар в лесную поляну. Девушки украшали стены ветками, перевязанными цветными ленточками. В каждом углу ветки были сложены грудой, а на них стояли корзины с цветами.

К одной из стен прибили деревянные скобы, на которых был закреплен балдахин, усыпанный цветами. Под балдахином три музыканта-любителя настраивали свои инструменты: Энрико Фонтана сидел за небольшим фортепьяно, взятым у синьора Креспи, Тонио Эскуччи держал в руках аккордеон, а Тито Гуччи натягивал струны на старенькой скрипке своего дедушки, которая, как говорили, представляла большую ценность.

Для танцев была подготовлена деревянная площадка. В центре амбара стояло множество маленьких круглых столиков и стульев, предназначенных для тех, кому захочется присесть и перекусить или просто поболтать и полюбоваться на танцующих.

В дальнем конце амбара расставили длинные деревянные столы, накрытые цветными скатертями с бахромой. Столы были завалены выпечкой, рыбой, блюдами из дичи и мяса и прочей снедью.

На двух столах поменьше расставили всевозможные вина и другие напитки, а на высоком круглом столике красовался огромный свадебный торт.

Когда довольная Катриона гордо рассматривала праздничное убранство, кто-то сказал ей на ухо:

– Позвольте наполнить вашу тарелку, миледи.

Девушке не нужно было оглядываться. Голос Питера она могла бы узнать из тысячи голосов.

– По нашему обычаю, на подобных торжествах гости обслуживают себя сами. Тарелки стоят в конце стола, – стараясь не выдавать охватившего ее волнения, ответила Катриона.

– Я просто пытаюсь вести себя, как подобает джентльмену.

Девушка бросила на Питера быстрый взгляд.

– Мне бы не хотелось вас затруднять, – ответила она ледяным тоном.

– Я слышу нотки язвительности в вашем голосе. Или мне это показалось?

– Черт бы тебя побрал, – тихо пробормотала про себя Катриона, не отвечая на его вопрос. Однако когда она хотела отойти в сторону, то почувствовала, что Питер крепко держит ее за локоть.

– Но я вас не отпускал. Мне хотелось бы с вами побеседовать, а может быть, и пригласить на танец. Разумеется, я предпочел бы, чтобы наши тарелки стояли рядом и мы могли мило поболтать во время трапезы, а потом, когда несколько стаканов вина, возможно, поднимут ваше настроение, я хочу выйти с вами на улицу и найти укромное местечко, Где мы могли бы побыть одни.

– Одни, зачем?

– Ну, мне кажется, мы что-нибудь придумали бы, чтобы не скучать вместе, – ответил Питер серьезно.

– Ах, да! Я вижу, что вам приспичило заняться любовью, синьор! Но вы кое-что упустили из вида: в этой комнате полно мужчин, – девушка сделала пренебрежительный жест рукой, – которые с радостью займутся со мной этим, но только тогда, когда я сама этого захочу!

– Не сомневаюсь, – сказал «синьор» с бесстрастным выражением лица, хотя в его голосе проскользнули гневные нотки. Сердце девушки радостно забилось, и она метнула на Питера победоносный и ликующий взгляд. – Но у них ничего не выйдет, потому что вы им не принадлежите, синьорина Сильвано! – сообщил Катрионе Питер.

Вдруг его лицо приняло веселое выражение, а голос стал нежным, что никак не вязалось с тем, как он схватил Катриону за руку и как резко повернул к себе.

– Ты моя! Запомни это хорошенько!

– Твоя? Да как ты смеешь?! Кто дал тебе право?! Да я, я!

– Выпей немного вина, – предложил Питер, взяв один из бокалов с подноса, который несла розовощекая горничная синьора Креспи. – Оно поможет тебе справиться с дурным настроением.

– Сам и пей! – девушка резко оттолкнула предложенный ей бокал и отскочила в сторону, чтобы не забрызгать платье его содержимым. Питер по той же причине отпрыгнул назад, не выпуская из рук тонкую ножку бокала.

Воспользовавшись его замешательством, Катриона молнией пронеслась мимо и бросилась в объятия первого попавшегося ей на пути мужчины, которым оказался Марко Манфреди – старинный приятель Скотти и заклятый враг самой Катрионы.

– Марко! – радостно поприветствовала она его и схватила под руку. – Видишь, во что нам удалось превратить старый амбар Креспи! Правда, красиво? Ох, – девушка посмотрела на Марко с явным восхищением. – Да ты и сам сегодня очень красив. Никак у тебя новый костюм?

От неожиданности Марко вытаращил глаза и судорожно сглотнул слюну, так, что это не ускользнуло от внимания окружающих.

– Спасибо, Катриона. Ты тоже сегодня чертовски хорошо выглядишь! – ответил он и недоверчиво посмотрел на девушку.

«Наверное, она решила надо мной подшутить. Непохоже, чтобы Катриона Сильвано раздавала комплименты кому-либо из представителей сильного пола Фридженти. И с чего бы ей улыбаться мне и рассыпаться передо мной в любезностях? Нет, что-то здесь не то!»

Однако не успел Марко откашляться и спросить ее, почему она выбрала именно его объектом для своих шуточек, как девушка прижалась к нему так, как только позволяли нормы приличия.

– Ох, Марко, уже заиграла музыка. Потанцуем?

Близость Катрионы взволновала молодого человека. Он с вожделением уставился на плавный изгиб ее бедер, а когда она слегка коснулась его грудью, его бросило в пот.

– Ну конечно, – ответил он хрипло, – давай потанцуем, Катриона.

На пути к танцевальной площадке дорогу им внезапно преградил Питер. Он дружески поприветствовал Марко, а к Катрионе обратился официальным тоном:

– Синьорина Сильвано, позвольте пригласить вас на танец, хотя на сей раз в роли учителя придется выступать вам.

– Ах, извините, – девушка издевательски-сладко улыбнулась. – Меня только что пригласил синьор Манфреди.

– Тогда позвольте пригласить вас на следующий танец.

– Ах, какая жалость. Марко пригласил меня и на следующий танец тоже.

Катриона ущипнула Марко за руку, но при этом немного переборщила, тот вскрикнул от боли. Затем он сообразил, что от него требуют.

– Да, милорд. Я пригласил Катриону и на второй танец.

Питер заметил маневры Катрионы и запоздалую реакцию Марко.

– Тогда третий танец мой? – спросил он серьезно, хотя по искоркам в его глазах девушка поняла, что от Питера ничего не ускользнуло.

– Ну, так и быть. Третий танец ваш, – милостиво согласилась она и, тряхнув головой, удалилась вместе с Марко.

Все присутствующие открыли от удивления рты, когда увидели, как Катриона Сильвано лихо отплясывает с Марко Манфреди. Они не могли поверить своим глазам. Конечно, все знали, что Катриона всегда с большим удовольствием танцевала на всех деревенских праздниках. Ее партнерами были братья, кузены, женатые или помолвленные мужчины. Они полностью отдавались во власть музыки и танца и не делали из себя дураков, пытаясь казаться галантными кавалерами.

И вдруг – такой сюрприз! Каблучки Катрионы весело отстукивали ритм, а широкие юбки развевались в вихре быстрого танца. Марко что-то нежно ей нашептывал на ухо, а она время от времени легкими движениями прикасалась к его плечу или щеке и ослепительно улыбалась. Про любую другую девушку в такой ситуации сказали бы, что она отчаянно флиртует, в конце концов – все возможно!

Все братья Катрионы были уже пристроены и шли разговоры о помолвке Бьянки. Может быть, старшая сестра наконец поумнела и решила подыскать себе мужа? По рядам зрителей пополз слушок.

После двух танцев наконец настала очередь Питера Карлэйла. Катриона с упоением обучала его танцевальному шагу, и ни у кого эта пара не вызывала никаких подозрений. Со стороны английского лорда было в высшей степени любезно присутствовать на сельской свадьбе и оказывать знаки внимания сестре жениха. К счастью, Катриона не та девушка, которой это вскружит голову! Сегодня она была просто великолепна. Именно так и следовало себя вести незамужней барышне.

Разгоряченные вином приятели Марко стали весело над ним подшучивать.

– Эй, Марко! Даты никак метишь заполучить саму Катриону Сильвано! Смотри, дружище, не зарывайся!

Марко осушил свой бокал и важно выпятил грудь.

– И чем это ты приглянулся нашей Ледяной Принцессе?

Марко снова наполнил бокал и еще больше напыжился.

– Ну, для танцев она, конечно, хороша, – скептически заметил один из них. – Но кто выдержит такую язву дома? Ей ведь невозможно закрыть рот!

– Ей нужен муж, который сможет закрыть ей рот поцелуем, – предположил другой.

Бедный Марко, опьяненный своей популярностью и войдя в раж, предложил еще более действенное средство, которое заставило бы Катриону замолчать. В считанные минуты непристойная шутка разнеслась по всему амбару. Ее передавали из уст в уста и тихонько смеялись.

Закончив танец, Катриона и Питер подошли к большому столу, чтобы немного перекусить. Сестра невесты, София, сделав неуклюжий реверанс и старательно выговаривая слова, поздоровалась с англичанином на его родном языке. Приветствие это она заучила специально для такого случая. Затем, перейдя на итальянский, она стала быстро рассказывать Катрионе о скабрезной шутке Марко. Бедняге и в голову не приходило, что Питер понимает каждое ее слово.

– Эта скотина, Марко, хвастал, что может укротить тебя за одну ночь. Он сказал, что тебе нужен хороший мужик, и тогда ты станешь такой же овечкой, как и все остальные бабы во Фридженти.

На лице Катрионы появилось кровожадное выражение. Она закусила губу и поставила тарелку на стол.

– А, так он собирается меня укротить?!

Карлэйл схватил ее за руку.

– Что ты собираешься делать? – резко спросил он по-английски.

– А ты как думаешь?

– Не сомневаюсь, что ты собираешься выставить себя круглой идиоткой, но я этого не допущу!

– Ах, не допустишь?! Ты…

– Катриона, нельзя давать волю чувствам! Попробуй рассудить здраво. Ты не можешь закатить сцену на свадьбе брата и тем самым поставить в неловкое положение обе семьи – свою и Фурилло. Этим ты дашь только дополнительный повод для сплетен. Не лучше ли просто сделать вид, что ты не слышала пьяной болтовни Марко? Потанцуй снова со мной, посиди рядом. Если надумаешь что-нибудь спеть, то пой для меня. Кокетничай со мной, а не назло мне. То, что сказал Марко Манфреди, померкнет, сотрется в памяти и не будет представлять никакого интереса. Все будут говорить о нас с тобой и забудут его пьяную болтовню.

София, наблюдая за ними широко раскрытыми от изумления глазами, не понимала ни единого слова, но ясно было одно: англичанину удалось отговорить Катриону от опрометчивого поступка. Когда девушка пришла в ярость, София пожалела, что передала ей пьяную болтовню Марко – не хватало только скандала на свадьбе Анны!

Но внезапно угрожающая усмешка исчезла с лица Катрионы и сменилась томным задумчивым выражением. София облегченно вздохнула, когда услышала, как она вполголоса, спокойно сказала англичанину по-итальянски:

– Ты прав. Я так и сделаю.

Катриона снова взяла тарелку, серебряный нож, вилку, а также льняную салфетку с вышитым гербом Креспи, и снова что-то тихо сказала англичанину. София была потрясена до глубины души, когда услышала, что Катриона Сильвано, эта неприступная принцесса из Фридженти, ее новая родственница, прошептала лорду Карлэйлу. А может быть, ей это показалось?

– Можешь поцеловать меня за ухом, чуть небрежно, но так, чтобы все решили, что ты не можешь передо мной устоять.

У Софии открылся рот, когда она услышала ответ лорда:

– Я на самом деле не могу перед тобой устоять.

Он подошел к Катрионе и, пока та поливала сырным соусом брокколи у себя на тарелке, не только поцеловал у нее за ухом, но и стал ласкать губами его мочку. Значит, София не ослышалась. Все так оно и есть!

От смущения девушка покраснела до корней волос. Те, кто был рядом, стали быстро распространять новую сплетню, которая вскоре облетела всех. Катриона звонко рассмеялась, встряхнула копной черных волос и кокетливо посмотрела на англичанина. Ее взгляд был таким красноречивым и манящим, что наблюдавшим эту сцену мужчинам стало как-то не по себе.

Парочка, затмившая жениха и невесту, наполнив свои тарелки, спокойно уселась за маленький круглый столик и приступила к трапезе. Казалось, они не замечали десятков уставившихся на них глаз. Катриона стала кормить Питера из своей тарелки, а он, взяв в свои руки перепачканные соусом пальцы Катрионы, поднес их к своим губам.

– Улыбнись, – шепнул он девушке. Ее губы тут же послушно расплылись в счастливой улыбке. – А теперь смейся громче и весело болтай.

Она безропотно выполнила и это указание.

Когда Катрионе стало нечего говорить, она начала читать по-английски стихи и старинные баллады, которые знала наизусть с самого детства. Питер тоже отвечал ей строками из великих английских поэтов. Он читал ей Байрона, Шелли, Вордсворта, а когда и его запас иссяк, он вспомнил школьную программу по латыни.

Прервать эту милую беседу осмелилась только Бьянка. Пробежав через весь зал, она шлепнулась на стул рядом с Катрионой и Питером.

– Добрый день, лорд Питер! Замечательная свадьба, не правда ли? – сказала она задыхаясь. – Катриона, Санти говорит, что после того, как синьор Фурилло произнесет тост в честь новобрачных, папа собирается сделать присутствующим какое-то сообщение.

– Ты хочешь сказать, что он тоже произнесет тост, как это было на свадьбе Эдуардо?

– Нет-нет! Он хочет что-то сообщить всему Фридженти. Ой, Катриона, милая сестричка, неужели тебе удалось его убедить? Может, он хочет объявить о моей помолвке с Энрико?

– Должно быть – да! Странно только, что он не сказал мне об этом ни слова, на папу это совсем не похоже, – удивленно подняв брови, ответила ей старшая сестра.

Бьянка радостно всплеснула руками.

– Ой, Катриона! Пожалуйста, убеди его. Я умру, если не выйду замуж за Энрико, – в ее голосе слышались сдавленные рыдания.

– Не будь дурой! – прервала ее Катриона. – Конечно, ты обязательно выйдешь замуж за него. Какое еще объявление может сделать наш отец?

ГЛАВА 13

Отец Анны, ее дядюшка Томасо, два брата и кузен Джино произнесли тосты в честь жениха и невесты. Настала очередь выступить кому-нибудь из семьи Сильвано. Все присутствующие выжидательно улыбались, когда с места поднялся отец Санти и взял в руку бокал, наполненный вином.

– Я пью за счастье моего младшего сына Санти и его очаровательной невесты Анны. Дай Бог им счастья, здоровья, много прекрасных детей и долгих лет совместной жизни.

Раздался звон бокалов, и послышались удовлетворенные возгласы гостей, поддерживающие тост Винченцо.

– Из всех моих сыновей, – продолжал он, – Санти покидает родительский дом последним. А теперь настало время подумать и о дочерях.

Катриона устремила торжествующий взгляд на сестру.

– Вот видишь, я же тебе говорила!

– Господь наградил меня двумя замечательными девочками. Одна из них похожа на солнечный луч, освещающий наш дом даже в самую дурную погоду. Что касается ее старшей сестры… Ну что можно сказать о Катрионе? – спросил он у притихшего зала. – Она была еще совсем ребенком, когда ей пришлось стать маленькой хозяйкой большого дома и взвалить на себя все тяготы хозяйства. Она готовила, пекла хлеб, стирала, ухаживала за скотиной, учила свою младшую сестренку. И при всем этом она еще успевала заниматься музыкой и пением. Бесценная жемчужина – вот кто такая моя Катриона! Бриллиант чистейшей воды! Она всем жертвовала ради семьи, отказывая себе даже в самых невинных радостях. Думаю, что наконец настало время вознаградить ее за все!

Катриона залилась пунцовым румянцем. Она бросила на Бьянку взгляд, радуясь, что отец, наконец, закончил петь ей дифирамбы и теперь, по всей видимости, скажет о самом главном, а именно – объявит гостям о помолвке Бьянки с Энрико Фонтана, и весть эта облетит весь Фридженти. Он скажет, что Энрико будет ему сыном, и все они станут вместе работать на ферме. А она, Катриона, сможет беспрепятственно уехать учиться пению в Рим, Флоренцию, Неаполь, Англию. Перед ней откроются огромные возможности! От этих мыслей у Катрионы захватило дух.

– Я знаю, – многозначительно продолжил синьор Сильвано, – что многие думают, если у меня четыре сына и всего одна ферма, то я ничего не смогу дать дочерям. Они ошибаются. Как вы знаете, будущее моего старшего сына обеспечено. – Он с улыбкой кивнул сидящему за другим концом стола Эдуарде – Мой второй сын, Роберто, – рыбак. Скоро он купит собственную лодку, и не будет нуждаться ни в чем. Третий сын, Скотта, занимается строительством в Риме. Что до новобрачных, Анны и Санти, то благодаря щедрости синьора Креспи, у них уже есть собственная ферма. Все сбережения, скопленные мною за долгие годы, в значительной степени благодаря Катрионе, которая так же экономна и трудолюбива, как и ее мать, я собираюсь отдать дочерям. Очень хорошо, что на этом празднике весь Фридженти узнает о большом приданом, которое получит за моей старшей дочерью ее будущий муж. Ни у одной невесты во всем Фридженти не будет такого богатого наследства, как у моей Катрионы!

На лице девушки застыла выжидательная улыбка. Она все еще надеялась, что отец, наконец, заговорит о Бьянке, но, услышав собственное имя, вдруг поняла, что этого не будет и что именно к ней приковано внимание всего зала. Гости улыбались. Катриона чувствовала на себе их откровенные оценивающие взгляды. Щеки девушки вспыхнули, ей захотелось, чтобы у нее под ногами разверзлась земля и поглотила ее, как некогда Красное море поглотило египтян.

Однако робость и стеснительность не были достоинствами Катрионы. Она резко вскочила с места и выкрикнула звонким голосом:

– Папа, несравненное вино Фридженти так затуманило тебе голову, что ты перепутал собственных дочерей. Тебе не следует вводить в заблуждение наших друзей и соседей. Это у Бьянки будет богатое приданое, потому что именно она собирается выйти замуж!

Винченцо Сильвано ответил дочери так, как будто бы кроме них в зале никого больше не было.

– Нет, Катриона. Я ничего не перепутал. Я думал об этом в течение многих лет. Ты должна быть вознаграждена за преданность и самоотверженность. Бьянка тоже получит хорошее приданое, но тебе причитается большая доля старшей дочери. Я дам за тобой такое приданое, которое сделает тебя желанней невестой для любого мужчины во Фридженти!

– Я не хочу быть желанной невестой, так как не собираюсь замуж. Это Бьянка.

– Бьянка на много лет младше тебя; и ей следует дожидаться своей очереди. Она не выйдет замуж и даже не будет помолвлена до тех пор, пока этого не сделаешь ты.

– А я этого не сделаю.

– Тогда твоя сестра тоже не выйдет замуж.

Бьянка разрыдалась. Слова проклятия замерли на устах у Катрионы – она только глухо простонала в бессильной злобе. Вдруг чья-то сильная рука больно схватила ее за запястье.

– Сядь! – скомандовал ей лорд Фитэйн тихим, но твердым голосом. – Не выставляй себя на посмешище перед всем городом.

Боль в руке подействовала на девушку гораздо убедительнее самых мудрых слов. Она замолчала и села на место.

– Бьянка, к тебе это тоже относится!

Еще за секунду до этого безутешно рыдающая, Бьянка покорно шмыгнула носом и замолчала, к большому изумлению, своей сестры.

– Я не хочу оставаться в старых девах, лорд Питер, – жалобно всхлипнула она.

– Думаю, тебе это не угрожает.

– Вы не знаете отца. Уж если он что-нибудь задумал, то именно так все и будет. Тем более, что он объявил о своем решении всем. А Катриона! Ни один мул во Фридженти не взялся бы соперничать с ней в упрямстве!

– О, уж это-то мне известно!

– С вашего позволения я ухожу домой, – заявила Катриона, поднимаясь с места. – Можете сколько угодно обсуждать мой дурной характер – я при этом присутствовать не желаю.

Карлэйл взял ее за запястье и снова без видимых усилий усадил на место.

– Ты никуда не уйдешь, – тихо сказал он. – Музыка заиграла, и ты должна остаться и танцевать. Или ты хочешь сбежать домой и дать повод для сплетен всему городу?

Изумленная Бьянка закрыла рукой рот – с Катрионой еще никто не смел так разговаривать. Та ничего не ответила, а только стиснула зубы.

– Катриона, потанцуешь со мной? – девушка подняла глаза и увидела перед собой Марко Манфреди.

Она радостно вскочила с места, совсем забыв о своем недавнем обещании лишить беднягу мужского достоинства при помощи острого ножа.

– Ну конечно, Марко! – она схватила парня под руку и вежливо обратилась к Питеру: – Прошу прощения, милорд. – Гордо вздернув подбородок и покачивая бедрами, Катриона удалилась вместе с Марко с торжествующим видом.

Остаток этого кошмарного для нее вечера девушка танцевала без передышки. Казалось, ее осаждают все неженатые мужчины Фридженти: от молокососов, еще не достигнувших того возраста, когда разумные люди вступают в брак, до солидных мужей, чье время безвозвратно ушло, так как они были гораздо старше отца Катрионы.

Благосклонности Катрионы стали искать и те парни, которые уже начали ухаживать за другими девушками. А также вдовцы, имеющие детей. Даже один бедняга, успевший овдоветь уже дважды и подыскивающий женщину, которая помогла бы ему вырастить его многочисленное потомство, захотел попытать счастья.

Среди ее партнеров по танцам было много тех, которые еще совсем недавно заявляли, что никакое приданое не сможет компенсировать несносный характер и злой язык этой гордячки.

Слова Винченцо в корне изменили их мнение о неуживчивости Катрионы Сильвано. Ее отец поманил женихов богатым приданым, ставшим приманкой даже для тех, кому сама она была вовсе не нужна.

«Как мог отец подвергнуть ее такому унижению?» – танцуя и притворяясь веселой, чтобы хоть как-то спасти свое достоинство, Катриона непрестанно задавала себе этот вопрос.

Девушка не могла дождаться той минуты, когда они с отцом останутся наедине, чтобы бросить ему в лицо свои обвинения. Однако, к большому ее сожалению, отец принял приглашение лорда Фитэйна, и они все вместе поехали домой в карете Креспи.

За всю дорогу Катриона с Бьянкой не сказали ни единого слова. Зато Винченцо и лорд Фитэйн, не переставая, обменивались любезностями, от которых девушку просто бросало в дрожь.

– Не знаю, как и благодарить вас за любезное приглашение на свадьбу вашего сына, синьор Сильвано. Я уже и забыл, когда в последний раз так приятно проводил время.

Катриона, отлично понимавшая, что все сказанное предназначается для нее, а вовсе не для отца, с трудом сдерживалась, чтобы не закатить мерзавцу пощечину. Ей хотелось стереть с этой самоуверенной физиономии наглую улыбку, хотелось вцепиться в Питера и выцарапать ему глаза.

Однако в присутствии отца воплотить в жизнь этот порыв было невозможно. Ей ничего не оставалось, как стиснуть зубы и ждать.

«Ну погоди, проклятый англичанин! Погоди! Я с тобой рассчитаюсь!» – думала она про себя.

Выйдя из кареты и уже стоя у дверей дома, Катриона не выдержала.

– Ну как ты мог, папа, так со мной поступить? Так меня опозорить перед всеми!

– Мы поговорим об этом дома.

Войдя в кухню, девушка с силой захлопнула дверь так, что та едва не слетела с петель.

Подбоченясь, Катриона ждала от отца объяснений. Однако Винченцо не обратил ни малейшего внимания на воинственную позу дочери и сказал со спокойным достоинством:

– Нет ничего постыдного в том, чтобы иметь богатое приданое.

– Папа, ты предложил не приданое. Ты хотел подкупить всех этих болванов, чтобы один из них на мне женился!

– Ну, что я сказал, не так уж важно. Самое главное это то, что тебе уже двадцать четыре года, и давно пора найти себе подходящего мужа.

– Не нужно мне никакого мужа! – вскрикнула Катриона.

– Может быть, и так, – спокойно заметил отец. – Но тебе все равно придется выйти замуж. Я не позволю, чтобы Бьянка сделала это раньше тебя. Мне не хочется навлекать позор на нашу семью из-за незамужней дочери.

– В таком случае ты навлечешь на семью двойной позор, потому что и Бьянка тоже останется старой девой.

При этих словах Бьянка разрыдалась с новой силой.

– Почему я должна оставаться в старых девах из-за того, что Катриона не хочет и боится выходить замуж?

– Кто говорит, что я боюсь? Просто я отказываюсь на всю жизнь сделаться прислугой крестьянина из Фридженти!

– Так значит, по-твоему, мама была прислугой? – заикаясь, выдавила из себя Бьянка.

– Я никому не позволю неуважительно говорить о маме! – в гневе взревел Винченцо.

Бросив затравленный взгляд на обоих, Катриона убежала в спальню. В эту ночь ей не спалось. Заплаканная Бьянка снова стала всхлипывать и издавать душераздирающие стоны. Сон Катрионы как рукой сняло.

Утром она встала совершенно разбитая. Кое-как одевшись, она пошла в кухню, где нашла отца, готовившего завтрак.

– Я не хочу есть, – устало сказала девушка, когда Винченцо предложил ей присесть за стол.

– Ты нездорова, доченька?

– А ты как думаешь?

– Катриона, я забочусь о твоем благе! Может быть, тебе это кажется…

– Папа, ты все уже сказал вчера, – прервала она отца. – На свадьбе Санти ты всем рассказал о тех жертвах, которые мне пришлось принести ради семьи. Теперь жертвы больше не нужны. Мне уже двадцать четыре года, как ты очень уместно заметил при всем честном народе. Разве я не заслужила права самой решать свою судьбу?

Прежде Чем Винченцо успел что-либо ответить, раздался тихий стук в дверь. Катриона открыла и застыла в изумлении – на пороге стоял Марко Манфреди в новом выходном костюме. От волнения бедняга вспотел. В огромных ручищах Марко была зажата корзина с цветами.

– Анна сказала, что ты забыла вчера корзину с цветами, Катриона. Вот я и решил занести ее тебе. Я хотел… Я был… – он протянул цветы Катрионе.

– Спасибо, – девушка взяла цветы и снова села за стол.

– Я все равно собирался к вам зайти, – Марко засунул два пальца за тугой воротничок, пытаясь его ослабить. – Катриона, не погулять ли нам сегодня вечером?

– Я прямо сейчас с тобой и погуляю, – спокойно ответила Катриона.

– Сейчас?

– Да. Это займет всего несколько минут. Наверняка твой отец ждет, чтобы ты поскорей пришел и приступил к работе.

– Да. Я уже и так опоздал.

– Папа, я ненадолго, – бросила она отцу и вышла с Марко, спокойно прикрыв за собой дверь.

Они прошли несколько метров по дороге, прежде чем Марко начал говорить.

– Катриона, вчера вечером я выпил лишнего и наговорил много разных глупостей. Прости меня!

– Мне не за что тебя прощать, – тихо сказала она. – Хотя признаюсь, если бы ты стал просить прощения вчера, я бы задала тебе хорошую трепку! А сегодня вся злость уже прошла. Я знаю, что бывает, когда вино ударяет в голову, – девушка улыбнулась ему с неожиданной нежностью. – Послушай, давай начистоту. Я так отчаянно кокетничала с тобой, что у тебя голова пошла кругом. Так что я сама виновата.

– Какая ты благородная, Катриона! – широко улыбаясь, сказал Марко. – Ты пойдешь гулять со мной сегодня вечером?

– Нет, Марко, – еще более ласково ответила девушка и погладила его по руке. – Поверь, так будет гораздо лучше. Ведь ты пришел не ради приданого, как это сделают другие. Я вскружила тебе голову еще до того, как отец заговорил о нем, не правда ли? Мы не сможем жить с тобой мирно, Марко. Я не такая женщина. Из меня получится скверная жена. – Она протянула ему руку – Мы с тобой ссорились с самого детства, а теперь я предлагаю стать друзьями.

– По правде говоря, я надеялся на нечто большее, чем дружба, – разочарованно ответил парень, пожимая протянутую руку.

– Поверь, дружба гораздо лучше любви.

– Ох, Катриона, – он неожиданно рассмеялся. – Ты очень умная девушка, гораздо умнее меня. Во многом. Может быть, завтра или чуть попозже я и соглашусь с тобой насчет наших отношений, но говорить, что дружба лучше любви? Нет, ты знаешь и понимаешь гораздо меньше, чем тебе кажется.

ГЛАВА 14

О помолвке и замужестве Катрионы Сильвано во Фридженти говорили еще многие и многие годы. Со временем эта история обросла новыми пикантными и даже фантастическими подробностями и ее рассказывали друг другу длинными зимними вечерами, непременно начиная свой рассказ словами: «А ты помнишь?..»

История, ставшая легендой, передавалась из поколения в поколение.

Дети, которых еще не было на свете в то лето, когда Катриона рассталась со своей свободой, спрашивали родителей, показывая на могучее дерево:

– Это то самое дерево, которое было совсем маленьким, когда Вито Алоро хотел поцеловать Катриону, а она закатила ему такую оплеуху, что бедняга упал и разбил о него голову и даже потерял сознание?

– Нет, то дерево находится чуть дальше.

– А ты, мама, видела это?

– К сожалению, нет, но моя кузина Дорио, которая потом вышла замуж за сицилийца и уехала в Америку, там была и видела все своими собственными глазами. Она-то и рассказала мне эту историю.

– И она рассказала, как Катриона оторвала оборку от своей нижней юбки и перевязала Вито голову, а потом навестила его вечером и накормила пирогом с ягодами и куриным бульоном?

– Нет-нет, бульон был овощным, а пирог с сыром и миндалем, Пирог с ягодами Катриона запустила в твоего дядюшку Пьетро, когда тот назвал ее бедной женщиной, нуждающейся в мужской поддержке.

– А папа тоже хотел жениться на Катрионе, мама?

В течение многих лет этот вопрос вызывал замешательство во многих семьях Фридженти и был поводом для многочисленных ссор, так как из двадцати одного предложения руки и сердца тринадцать Катриона получила в родном городе.

Если хозяин дома, в прошлом сватавшийся к синьорине Сильвано, смел только заикнуться, что мясо сегодня не такое вкусное, как обычно, или хлеб слишком сухой, разгневанная супруга тут же ядовито замечала:

– Ну конечно, Катриона приготовила бы лучше.

Если муж хотел сорвать на домашних свое плохое настроение (а с кем из мужей этого не случается?) и повышал голос, ему тут же давали достойный отпор:

– Ты забыл, что разговариваешь не с Катрионой Сильвано!

Одна женщина через много лет с гордостью хвасталась, что ее муж первый посватался к Катрионе и получил отказ. Нита, розовощекая горничная Креспи, обслуживая гостей на свадьбе Анны и Санти, весь день наблюдала за Катрионой, восхищаясь ее уверенностью в себе и чувством собственного достоинства. Казалось, Катрионе не было никакого дела, что болтают о ней Досужие языки.

Нита смотрела на Катриону с чувством зависти, смешанным с восхищением, потому что она считала Марко Манфреди совершенно неотразимым мужчиной, даже более красивым, чем английский лорд.

Когда Нита узнала от жены сторожа, что Марко Манфреди ходил свататься к Катрионе Сильвано и получил отказ, она стала искать предлог, чтобы встретиться с Марко. В этом ей помогла Анна Фурилло Сильвано, которая попросила Ниту передать синьоре Манфреди какой-то рецепт из дворцовой кулинарной книги.

После того, как Катриона отвергла Марко, он стал постоянно бегать к ней за советом, как будто бы они всегда были закадычными друзьями. После этого он сломя голову несся в замок Креспи к прелестной маленькой горничной.

Весь Фридженти покатывался со смеху. Даже музыкальный фестиваль не привлекал к себе такого внимания и не веселил публику больше, чем сватовство к Катрионе Сильвано. За всю свою историю Фридженти не видел ничего подобного. Этот фарс, длившийся несколько недель, доставлял несказанное удовольствие всем жителям городка, от мала до велика.

Пока друзья и родные Катрионы забавлялись происходящим, сама виновница всей этой кутерьмы чувствовала себя, как в осажденной крепости.

Стоило ей выйти из дома, как с ней тут же заговаривал кто-нибудь из потенциальных женихов, отмечая все великолепие красоты девушки, открывшейся его взору после того, как за ней обещано было богатое приданое. Бьянка радостно сообщала подробности происходящего лорду Фитэйну, который теперь зачастил в дом Сильвано. Он являлся почти каждый вечер, когда подавали кофе и десерт.

Первые два дня Катриона хмурилась, слушая болтовню Бьянки и англичанина, а на третий день не выдержала и присоединилась к их беседе, горько подшучивая над собой и своей участью.

– Я еще могу выносить, когда эти болваны на меня глазеют, – заявила она спустя неделю, – но что мне делать с их ручищами? Иногда мне кажется, что у них не две руки, а целых четыре.

Бьянка звонко рассмеялась.

– Точно! Две руки, чтобы щипать тебя за зад, а две другие, ой-ой! – Встретившись с разгневанным взглядом сестры, она оборвала свои вульгарные замечания на полуслове и, надо сказать, сделала это весьма своевременно.

Питер Карлэйл от души расхохотался, Винченцо сделал вид, что кашляет, а ветреная Бьянка даже не попыталась сдержать свой энтузиазм. Катриона сделала вид, что рассердилась на всех троих.

Лорд Фитэйн встал и, предложив Катрионе, руку, поинтересовался:

– Не прогуляетесь ли со мной, Катриона?

Катриона, не обращая внимания на протянутую руку, язвительно ответила:

– Не возражаю. Мне нужно подышать свежим воздухом, и ваше предложение оказалось очень даже кстати. По крайней мере, никто из местных ухажеров не посмеет приблизиться ко мне, если я буду рядом с вами.

– Вы на редкость любезны, но мне в любом случае хочется с вами прогуляться. Бьянка, не хотите ли пойти с нами? – вежливо предложил он.

– Нет, спасибо, – Бьянка сонно улыбнулась. – Вы оба слишком темпераментны, это меня утомляет, кроме того, я сегодня хочу пораньше лечь.

– И я тоже, – сказал Винченцо, вставая с места.

– До свидания, лорд Питер, – попрощалась Бьянка по-английски.

Катриона мрачно заметила про себя, что сестра откровенно кокетничает с англичанином, а ведь сама только и говорит об Энрико.

– Ты накинешь шаль, Катриона?

– Нет, я думаю, что на улице тепло.

– Если даже и нет, то очень скоро будет.

Девушка гневно посмотрела на Питера, но тот ответил ей ясным, невинным взглядом. После недолгой внутренней борьбы Катриона решила не затевать ссору и промолчала.

Когда они оказались на улице, молодой человек взял ее под руку – она не сопротивлялась.

– Ну, сколько ты получила предложений руки и сердца?

– Одиннадцать, – неохотно ответила Катриона.

– Одиннадцать было прошлым вечером, – Питер насмешливо посмотрел на девушку. – Ты хочешь сказать, что за сегодняшний день не получила ни единого предложения? Ты теряешь популярность, Катриона.

Девушка выдернула руку.

– А тебе это доставляет огромное удовольствие? – спросила она насмешливо и в то же время с чувством обиды.

– Ты же не станешь отрицать, что комедия получилась превосходная?

– Да, для тебя и всех остальных! Но только не для меня. Мне ни капельки не смешно!

– Ну же, Катриона, – его голос звучал ласково, а в глазах светилась коварная улыбка. – Признайся, что тебе доставляет огромное удовольствие смотреть на то, как все неженатые мужчины Фридженти откровенно выставляют себя на посмешище.

– Да, – ответила Катриона, внезапно дав волю долго сдерживаемому смеху. Она не могла остановиться и хохотала до слез, до тех пор пока, совсем обессиленная, не упала в объятия Питера, чувствуя, что не может больше стоять на ногах без поддержки.

Сильные руки молодого человека сомкнулись, радостно принимая желанную тяжесть ее тела.

– Знаешь, что мне нравится в тебе больше всего? Что когда ты что-нибудь делаешь, то отдаешься этому вся, без остатка.

– Да, как сказали бы твои соотечественники, наблюдение за этими ослами было дьявольски забавным зрелищем, – Катриона вытерла слезы о шелковую сорочку Питера и перевела дух.

– Будучи в Англии, я бы мог так сказать, но ни одной леди это и в голову бы не пришло.

– Ни для кого не секрет, что я вовсе не леди.

– Конечно, это не секрет. – Лунный свет падал на Питера, он улыбнулся девушке и наклонился, чтобы ее поцеловать. Затем он осторожно опустил ее на лужайку под деревом, где их не могли видеть ничьи любопытные глаза.

– Нет, слава Богу, ты не леди, – прошептал Питер после очередного долгого поцелуя, – но я буду безумно счастлив, когда ты станешь моей женой, моей единственной леди, и нам больше не придется прятаться по углам.

Катриона отпрянула в сторону и уселась на лужайке.

– О чем это ты?

– О женитьбе, Катриона, о чем же еще мне говорить? Когда тебе надоест дурачить мужскую половину Фридженти и играть со мной, я пойду к твоему отцу просить твоей руки.

– Если мне нравится с тобой целоваться, это еще не значит, что я хочу выйти за тебя замуж, даже если ты сейчас говоришь серьезно, чему я, разумеется, мало верю.

– И зря. Поверь, наконец. – Питер сел, и их снова осветила луна. Он собирался серьезно поговорить с Катрионой, но она явно отдавала предпочтение поцелуям. – Я приехал на несколько месяцев во Фридженти только затем, чтобы жениться на тебе, или навсегда вычеркнуть из своей жизни.

– А какое отношение я имею к твоей жизни? Я была ребенком, мы оба были детьми. Прошло больше десяти лет. Я тебе просто не верю.

Услышав в голосе девушки неуверенность, смешанную с испугом, Питер тихо улыбнулся.

– Да, прошло более десяти лет. Но синьор Креспи все время сообщал мне, что происходит в твоей жизни, и уж поверь, что я приехал бы раньше, если бы не был уверен, что ты настроена против замужества и у меня нет соперников. Мне нужно было закончить кое-какие дела, прежде чем приехать сюда. Или ты забыла, каким униженным я покинул Фридженти в прошлый раз?

– Я никогда об этом не забывала.

– А ты была главной свидетельницей моего унижения и основной его причиной.

– Я что-то не понимаю.

– Я рос болезненным мальчиком, избалованным, богатым сиротой. Обычные мальчишеские забавы были не для меня, и моей жизнью стала музыка. Я упросил опекуна позволить мне поехать во Фридженти на фестиваль. Он часто встречался с синьором Креспи в Риме, поэтому все очень легко было устроить. Я слышал о твоей матери, читал о фестивале. Думаю, я немного влюбился в тебя, – Питер улыбнулся. – Это было мальчишеское увлечение. На сцене ты была похожа на ангела, и голос у тебя был ангельский. Однако в жизни ничего ангельского в тебе не оказалось, но я готов был смириться со многим ради твоего пения. А потом настал тот ужасный день… Разве ты не можешь понять, как я себя чувствовал? Ниже тебя ростом, с писклявым голоском, я едва лепетал по-итальянски, в то время как ты прекрасно говорила по-английски. И вот я стоял перед тобой, глупый и беспомощный, а ты, девочка, бесстрашно атаковала четырех здоровенных парней, которых я тщетно пытался утихомирить. Помнишь, как ты обратила их в бегство? Потом, как только я начинал об этом думать, мне хотелось свернуть тебе шею, мне очень хотелось…

– Задать мне трепку? – пришла на помощь Катриона.

– Да, задать трепку, – согласился Питер. – Хорошенько отшлепать и многое другое. Прошло лет пять, прежде чем я вдруг понял, что это был самый необходимый момент в моей жизни. Понимаешь?

– Нет, ничего не понимаю.

– Унижение, свидетельницей которого была ты, заставило меня взглянуть на себя со стороны, и совершенно беспристрастно. Я заставил опекуна, бесспорно доброго, но слишком уж заботливого человека, в корне изменить мою жизнь. Гувернантки и наставники, которых больше всего беспокоили мои промокшие ноги, чем образование, исчезли. Прежде всего, я начал заниматься итальянским. Мне вовсе не хотелось заикаться при встрече с тобой. Я стал заниматься боксом и другими видами спорта. Настоял на том, чтобы меня отправили в школу. В Хэрроу пришлось нелегко – по правде сказать, мне больше пришелся по душе Кэмбридж.

– А музыку ты бросил?

– Нет, но мои интересы стали гораздо шире.

– Если ты говоришь правду, то почему не приехал раньше? – спросила Катриона со скептической улыбкой. – Я могла обзавестись мужем и дюжиной ребятишек, пока ты в Англии с таким усердием готовился ко встрече со мной.

– В двадцать пять лет я стал хозяином своих земель и всего состояния. Мне необходимо было время, чтобы вникнуть во все дела. Кроме того, как я уже говорил, синьор Креспи держал меня в курсе всех событий. Он сообщил, что у тебя нет женихов, ведь до того момента, как твой отец объявил о приданом, никто не делал тебе предложений. Стоило тебе открыть рот, как все мужчины в ужасе разбегались. Если бы ты знала, как это меня успокаивало! Я был уверен, что меня ты не запугаешь.

Слушая Питера, Катриона вдруг ощутила себя совсем юной и беспомощной. Теперь она поняла, почему это состояние было так ненавистно англичанину много лет назад.

– Ну и что? – сказала она. – То было всего лишь детской мечтой, а вот когда ты приехал сюда, то увидел меня такой, какая я есть!

– Вот именно, Катриона. И никому бы не пришло в голову назвать тебя детской мечтой! – согласился Питер. – Я увидел, что ты стала еще более сварливой и грубой… Но при этом ты превратилась в гордую, страстную, легко ранимую женщину, настоящую красавицу, притягательную и манящую. Как бы ни казалось тебе это странным, но ты по-прежнему меня устраивала. Я решил, – тон Питера стал почти отеческим, – что должен о тебе позаботиться.

– Неужели?! – воскликнула Катриона. – Может, тебе больше и не хочется надрать мне уши, зато я с удовольствием дала бы тебе хорошего тумака! Он решил! Вы только посмотрите! Ты что, вообразил, что я брошусь тебе в ноги и буду благодарить? Ну как вы все не понимаете? Мне не нужен муж! Я хочу заниматься музыкой, петь на сцене, если это еще не поздно. Хочу получить все то, чего лишилась моя мать, выйдя замуж!

– Но замужество вовсе этому не помеха, – спокойно заметил Питер. – Я не стану препятствовать твоей учебе.

– Я полагаю, – ехидно сказала Катриона, – что детей ты не хочешь?

– Ну…

– Тебе не нужен очаровательный сынишка, к которому перейдет твое имя и титул?

– Нет, мне, конечно, хотелось бы…

– Ага, я так и думала.

– Но я вовсе не хочу, чтобы ты все время ходила беременной, если ты так этого боишься.

– А если у меня родится дочь, как у Бриджиды? А потом еще одна, и еще… Хорошенькая из меня выйдет певица!

– Я буду рад малютке Кэтрин так же, как и карапузу Питеру. Но с этим можно подождать, скажем, хотя бы первые три года нашей супружеской жизни.

– Ты хочешь на мне жениться и три года жить без, без…

– Ты хочешь сказать, без физической близости? Ну нет. Здесь я решительно отказываюсь ждать три года. Даже три дня не хочу. Я собираюсь пользоваться средствами контрацепции, поэтому ты сможешь спокойно заниматься своей карьерой и не думать о беременности.

– И ты знаешь, как это делается? – спросила ошарашенная Катриона. – Я тоже об этом кое-что слышала, но ведь против этого выступает церковь. Никто из моих знакомых подруг не захотел мне ничего рассказать. – Катриона с вызовом посмотрела на Питера. – Я – девственница. Ты точно знаешь, как этим пользоваться и где это взять?

– Конечно, знаю.

– Разумеется. Имея столько любовниц, ты просто обязан все знать, – задумчиво произнесла она.

– Эти знания оказались очень полезными, – серьезно заметил Питер.

– Но, с другой стороны, если ты вдруг передумаешь, – хитро посмотрев на него, сказала девушка, – то я окажусь в твоей власти. Ты – капитан корабля, а я – твоя команда, так ведь? В Англии все точно так же, как и в Италии, – жены везде находятся под пятой у своих мужей.

– Да, закон дает нам некоторые преимущества, – вынужден был признать Питер.

Ему хотелось запомнить каждое слово их восхитительного по своей нелепости спора. Да, не каждый мужчина может справиться с такой девушкой, как Катриона. Питер давно для себя решил, что она предназначена ему самой судьбой.

– Я никогда не нарушу данного слова, – твердо пообещал он.

– Но эта, как ее, контра…

– Контрацепция?

– Да, контрацепция. На нее не всегда можно положиться. Кроме того, ты во всем хочешь быть главным, так же, как и я. Когда мы поженимся, ты можешь передумать. Нет, благодарю покорно! Может быть, когда я приеду в Англию, то захочу стать твоей любовницей. А пока запишу твое предложение под номером двенадцать, – великодушно сообщила Катриона. – Официальное предложение, которое было отвергнуто. А теперь, Питер, можешь меня поцеловать, и…

– И что?

– И приласкать, как тебе нравится. – В этот момент девушка была похожа на щедрую хозяйку, предлагавшую гостю великолепное блюдо. – Это гораздо больше того, что я позволяла претендентам от первого до одиннадцатого номера.

– А что стало с номером первым?

– Это был Марко. Мы пожали друг другу руки и стали друзьями. Так ты будешь меня целовать или нет? – нетерпеливо спросила она.

– Прекрати болтать и увидишь сама.

– О, Господи! – прошептала Катриона, когда рука Питера скользнула к ней под юбку и нежно провела по ногам, – О, Боже, Боже!

ГЛАВА 15

В последующие две недели Катриона стала получать предложения из соседних деревень, а затем и из самых отдаленных уголков, расположенных недалеко от Торренто, и из горных деревушек у озера Луапара. Она даже получила письменное предложение от одного кузена, жившего в Неаполе.

Последней каплей, переполнившей чашу возмущения девушки, стал старик Деметрио, похоронивший месяц назад жену. От него за версту несло потом, а башмаки были испачканы овечьим пометом. Этот «жених» явился в дом Сильвано и заявил, что предоставит Катрионе полную свободу, не докучая ей в постели, если она отдаст ему все свое приданое.

От ярости девушка не могла найти подходящих слов в итальянском и стала проклинать Деметрио по-английски. Затем она захлопнула дверь перед носом бедняги, сильно прищемив ему ногу. Со злорадством слушала Катриона дикие вопли старика, а потом отправилась на кухню, чтобы рассказать все отцу.

– Ну что, понял, наконец, каким оскорблениям ты меня подверг, в какое положение поставил? – разразилась она гневной тирадой, испытывая при этом некоторое удовлетворение.

– Хотя синьор Деметрио тебе и не пара, не вижу ничего оскорбительного в его предложении. Он ведь предложил именно то, чего ты хочешь, – свободу и право не иметь детей. Признаться, этот человек никогда мне не нравился, а с другой стороны, какой муж потребует от жены так мало? Может быть, ты не подумала и отказала ему зря? – с видом заботливого участия спросил Винченцо у дочери.

Девушку душили слезы обиды и стыда. Неужели отец так мало ее ценит, что готов отдать замуж за неграмотного вонючего старикашку?!

Где-то рядом сочувственно всхлипывала Бьянка. Катриона заперлась в спальне и наотрез отказалась выйти к ужину.

Вскоре она услышала тихий стук в дверь. Это пришла сестра.

– Катриона, ты можешь выйти – папа ушел.

Девушка чуть приоткрыла дверь.

– Ты уверена?

– Да. В этот день он всегда ходит к вдове Тортелли.

Катриона открыла дверь пошире, и обе понимающе переглянулись. В течение последних пяти лет отец раз в месяц навещал вдову Тортелли, живущую в соседней деревне. Правда, делал он это исключительно только после наступления темноты.

– Я тоже пойду.

– Куда?

– В церковь, повидаться с Энрико. Если его там нет, зайду к отцу Умберто.

– Папа рассердится, если узнает.

– А мне все равно, – с вызовом ответила Бьянка. – Я не виделась с Энрико со дня свадьбы Санти. Отец может наказать меня завтра, если захочет, но сегодняшний вечер – мой!

В голосе девушки проскользнули нотки, насторожившие Катриону.

– Бьянка, не вздумай… Не вздумай наделать глупостей!

– Я бы их давно с удовольствием наделала, да Энрико на это не согласен. Он не может забыть, как тяжело пришлось его матери.

– Ну, тогда иди.

Без сомнения, сестра и ее возлюбленный найдут укромный уголок, где можно будет спокойно поцеловаться. А почему бы и нет? Ведь они так любят друг друга! Разве и они с Питером не занимались тем же самым, но только не из любви, а из-за обыкновенного нормального желания?

После ухода Бьянки Катриона убрала со стола и долго-долго сидела на кухне, обхватив голову руками и безутешно рыдая. Сумятица чувств, охватившая ее, нашла выход в слезах.

Именно в этом состоянии и застал ее Питер Карлэйл, когда вошел в кухню без позволения, так как на его стук никто не ответил.

Он поднял Катриону со стула и нежно обнял.

– Ну, что ты, любимая? – тихо спросил он, стараясь утешить девушку.

Она начала что-то бессвязно бормотать:

– Мне больше не смешно, все такие алчные и этот грязный… А папа, я-то думала, что он меня любит! А он, он предложил мне в мужья старика Деметрио! А Бьянка – она так несчастна! Это несправедливо! Но она-то по крайней мере знает, что любима. И даже папа со своей вдовой раз в месяц… А вонючке Деметрио вообще ничего не надо, кроме денег… О Боже! Какое унижение!

Питер терпеливо выслушал бессвязные излияния Катрионы, а когда она полностью выговорилась, спросил:

– Так от чего же отказывается старина Деметрио? Объясни мне, ради Бога.

– Ты сам прекрасно знаешь, от чего. От того, чем мы занимаемся под нашим деревом.

– Ах, вот оно что! – воскликнул лорд Фитэйн, с трудом сохраняя серьезный вид.

Он нежно погладил Катриону по волосам.

– Так местные кавалеры, делающие из себя посмешище, больше тебя не забавляют? Ты чувствуешь себя униженной и одинокой, а кроме того, тебя беспокоит судьба Бьянки? Ну что ж, я долго ждал, но теперь, я думаю, мне пора поговорить с сеньором Сильвано.

Катриона отпрянула в сторону и истерично взвизгнула.

– Нет, и еще раз нет! Ты загоняешь меня в угол, как и все остальные. А что касается Бьянки, так я всю свою жизнь принесла в жертву ради нее. Это несправедливо! Она должна подождать!

В этот момент, словно из-под земли, появилась Бьянка. Громко рыдая, она бросилась на шею сестре.

– Энрико уезжает из Фридженти! – задыхаясь от рыданий, запричитала она. – Ах, Катриона, он уедет в Рим сразу после фестиваля. Я этого не вынесу!

– Так он едет в Рим? Ну и что? Он и раньше туда часто ездил, поедет и скоро вернется!

Бьянка затрясла головой.

– Не вернется. Он сказал, что уезжает ради меня.

– Ради тебя? Какой вздор – это же глупо! – Катриона слегка встряхнула младшую сестру. – Бьянка, что произошло между вами сегодня вечером?

Бьянка опустила голову.

– Я ему предложила себя. Я просила, нет, умоляла, чтобы он любил меня, а он отказался. Энрико боится, что в следующий раз он не устоит! – Из глаз Бьянки снова хлынули слезы. – Он хочет уехать, чтобы уйти от искушения. Энрико поедет в Рим и попытается там устроиться органистом в церковь. Ах, Катриона, если он уедет, я потеряю его навеки.

Катриона пристально посмотрела на англичанина. Он не отвел взгляда и молча стоял, скрестив руки на груди.

– Бьянка, вытри слезы. У тебя нет больше оснований для огорчений. Энрико не уедет: он останется, и будет заниматься фермой вместе с папой. Завтра в это время ты тоже будешь помолвлена.

– Тоже?! – эхом отозвалась Бьянка, мигом сообразившая, что дело внезапно принимает совсем другой оборот. Ее слезы высохли, как по волшебству. – Катриона, так ты?.. Кто же он?

– Лорд Фитэйн.

– Лорд Фитэйн! – радостно воскликнула Бьянка.

Обладатель этого имени и титула едва устоял на ногах, когда Бьянка с разбега бросилась ему в объятия.

– Ох, дорогой мой лорд Питер! Как замечательно! Я никогда не была так счастлива! Вы станете моим самым любимым братом! Катриона! – Бьянка все еще висела на шее у Питера и никак не могла унять своего восторга. – Ах ты, лиса, ни разу не проговорилась! А я-то все тебе рассказываю, о нас с Энрико! О Господи! А вдруг он решит уехать сегодня вечером? Я должна ему рассказать все прямо сейчас.

Она выпустила лорда Питера из своих цепких объятий и, как ураган, вылетела из дома.

– Извини, – сказала Катриона, прикусив губу. – После всего того, что я тебе наговорила, нужно было дать тебе шанс изменить свое решение.

– Я его не собираюсь менять.

Питер быстро подошел к девушке и обнял ее. Катриона стояла неподвижно и лишь слегка вздрагивала от нежных и неторопливых поцелуев. Он прижимал ее к себе сильнее и сильнее. Поддавшись внезапному порыву, она тоже прильнула к нему, словно искала убежища от всех бед на свете.

– Так как ты сейчас дома совсем одна, мне, как и Энрико, придется уйти подальше от соблазна, – бодрым голосом произнес Питер.

– А я никогда и не пыталась тебя останавливать, – не успев вовремя прикусить язык, сказала Катриона.

– Ты должна стать моей женой, – с нежностью в голосе сказал он.

– И это имеет для тебя какое-то значение?

– Огромное.

– Нет, я никогда не пойму мужчин!

– Как ни печально, но это может стать правдой, Катриона, которая меня приведет в отчаяние.

Не сказав больше ни слова, Питер тоже удалился, произведя при этом гораздо меньше шума, чем Бьянка.

Катриона лежала уже в постели, когда ее сестра тихонько проскользнула в дом. На комоде тускло горела одна-единственная свеча. При ее мерцающем свете Бьянка начала раздеваться.

– Катриона, ты спишь?

– Нет.

– А папа дома?

– Нет еще.

– Это хорошо, – нервно хихикнула Бьянка. – И вовсе не потому, что я боюсь его гнева. Энрико проводил меня. Он очень счастлив, а уж обо мне и говорить не приходится. А ты счастлива, Катриона?

– Почему бы и нет? Я поеду в Англию. Питер обещает не мешать мне заниматься музыкой.

– Ах, музыка. Это чудесно. Я могу часами слушать, как Энрико играет на органе. Но когда появятся дети…

При этих словах сердце Катрионы сжалось от страха.

– Он пообещал, что детей у нас пока не будет.

– Ну-ну, как же, знаем! Разве можно этому верить? Против природы не пойдешь – ей наплевать на подобные обещания. Вспомни маму.

Желая сдержать волнение, девушка впилась ногтями в руку. Такая перспектива совсем ее не вдохновляла. Безрадостный пример матери ужасал ее всю сознательную жизнь.

– Расскажи лучше мне об Энрико, – выдавила она с трудом. – Он удивился? Как он себя вел? Что сказал?

– Он сказал, – с восторгом начала Бьянка, – что это самый счастливый миг в его жизни. Теперь он наверняка знает, что я буду принадлежать ему. Мы стали целоваться, но потом решили поговорить. Впервые Энрико рассказал мне обо всех страданиях, которые он пережил из-за того, что был незаконнорожденным. У него не было отца, которому можно было бы пожаловаться, и который бы дал ему свое имя. Он рассказал также о смешанном чувстве стыда и любви, которое он испытывал к своей матери.

Бьянка приподнялась на локте и продолжила рассказ:

– Матерью Энрико была младшая сестра отца Умберто – Мария, самая любимая дочь в семье. А ты знаешь, что родители Энрико были помолвлены? Я лично об этом никогда не слышала. Эта помолвка была очень долгой, так как на иждивении Фредди, отца Энрико, были престарелые родители. Они были очень больны, а остальные дети давно от них уехали. Мария и Фредди были помолвлены целый год. Разве можно так долго ждать? Они и не стали ждать венчания, и в результате на свет появился Энрико. Поначалу Фредди не согласился менять своего решения относительно женитьбы на Марии, но когда он сказал об этом родителям, те заявили, что женщина, допустившая такое до замужества, никогда не станет хорошей женой и тем более матерью. Раз она не устояла перед одним мужчиной, то непременно совершит грех и с другим. Родители убедили сына, что ребенок не его, и он бросил Марию.

– Мне кажется, что он слишком охотно поверил россказням своих родителей.

– Я об этом и говорю. Бедняжка Мария! На смертном одре она поклялась Энрико, что Фредерико действительно был его отцом, и что она никогда не принадлежала другому мужчине. – Помолчав минуту, Бьянка печально добавила: – Мужчины очень странные в этом отношении, правда, сестричка?

Катриона облизала пересохшие губы.

– Очень странные, – ответила она тихим голосом.

Разве не покинул ее Питер Карлэйл вчера вечером, когда все ее тело прямо изнывало от жажды любви. И какой же он выдвинул довод? Тот, что они должны пожениться. Но лишь накануне, когда не было речи о помолвке, он с удовольствием валялся с ней под деревом и ничуть не возражал против горячих и даже опасных ласк.

Очень странно, но итальянский незаконнорожденный бедняк и английский лорд были сделаны из одного теста.

ГЛАВА 16

Весь следующий день Питер Фитэйн и Энрико Фонтана искали встречи с Винченцо Сильвано, а вечером вся округа была потрясена очередной новостью – сватовство к Катрионе Сильвано закончилось! Этой девушке удалось еще раз потрясти родной Фридженти!

Сестра Катрионы, Бьянка, собиралась выйти замуж за незаконнорожденного племянника отца Умберто, который в результате женитьбы получал место на ферме отца невесты. Обычно такое событие вызывало множество толков и пересудов. Одни посчитали бы, что повезло Энрико, другие – что Энрико оказал большую честь Бьянке Сильвано.

Но об этом событии все дружно забыли, ибо его полностью затмило сообщение о предстоящей свадьбе Катрионы. Дочь Винченцо Сильвано, простого крестьянина из Фридженти, каковыми были и его дед, и прадед, собиралась выйти замуж за богатого красавца-англичанина из очень знатного рода.

Девушка уедет в далекую туманную страну. Пробегав всю жизнь босиком по лугам и полям Фридженти, она будет теперь носить атласные туфельки на высоких каблуках, шелковые модные платья и драгоценности. У нее будет множество слуг, готовых выполнить любое ее желание, а ведь всю жизнь она сама кому-нибудь прислуживала. Неугомонная и сварливая Катриона Сильвано станет женой английского лорда и хозяйкой великолепного замка. Подумать только!

После того, как было официально объявлено о помолвке, у Катрионы появилось чувство, что она больше не распоряжается своей жизнью. Правда, она всегда присутствовала при разговорах отца с лордом Фитэйном, так же как и Бьянка с Энрико, и Санти с Анной, а иногда даже бывал и Эдуарде с женой, но во время встреч она почти все время молчала.

Никто не пытался навязывать ей своего мнения, но, непонятно по какой причине, с каждым днем ее охватывала все более глубокая апатия. Девушке казалось, что говорят не о ней, а о какой-то посторонней, не имеющей к ней никакого отношения женщине. Все это время она жила, как во сне.

Свадьба должна была состояться за день до открытия фестиваля. Решили, что свадебное торжество, на которое был приглашен весь Фридженти, состоится в большом шатре, где обычно проходили фестивальные концерты.

При обсуждении количества еды и напитков, необходимых для такого праздника, Катриона не выдержала и вмешалась:

– Но это же смешно, – с раздражением сказала она, вдруг став похожей на прежнюю Катриону. – Похоже, вы собираетесь устроить карнавал, а не свадьбу. Я вовсе не хочу участвовать во всей этой суматохе. Я предпочитаю прийти домой после венчания и тихо отметить это событие в кругу семьи.

– Но, Катриона…

– Лорд Питер считает…

– Чья это свадьба? – гневно спросила она своих домочадцев. – Ваша или моя? Вы что, хотите выставить меня на всеобщее обозрение, как редкого зверя в цирке? Если вам очень хочется повеселиться, устраивайте шумную свадьбу для Бьянки.

Наступило неловкое молчание, которое нарушил Питер Карлэйл. Он любезно попросил у Анны второй кусок ее замечательного пирога, нимало не обратив внимания на агрессивный тон своей невесты. Пока Анна суетливо резала пирог, а Катриона отвернулась, чтобы взять кофейник, он сделал знак остальным членам семейства, красноречиво говорящий, что спор, затеянный Катрионой, окончен. Выпив кофе с пирогом, лорд предложил своей будущей жене прогуляться.

Она с радостью согласилась, желая поскорее избавиться от семейного ока. Катриона уже несколько дней не испытывала страстного желания остаться с лордом наедине, как это было перед помолвкой.

Питер взял девушку за руку, сделав вид, что не замечает, как она вся застыла от напряжения.

– Катриона, окончательное решение насчет места свадьбы остается за тобой, – сказал он тихо и нежно. – А теперь постарайся выслушать меня без предубеждения. Что касается меня, то я предпочел бы не карнавал, как ты сказала, а праздник для всего Фридженти. Я хочу, чтобы все жители этого прекрасного места разделили со мной мое счастье и запомнили этот день так же, как буду помнить его я. – Питер вдруг остановился и повернул к себе девушку. – Катриона, все двадцать два предложения, которые ты получила до меня, были сделаны людьми, которых привлекало твое приданое, а не ты сама. Вот поэтому мое самое заветное желание состоит в том, чтобы показать всем этим людям, что человек, которому ты доверила свою судьбу, достаточно богат и отказывается от твоего наследства и будет счастлив взять тебя в жены без денег, разутой и раздетой, только для того, чтобы быть рядом с тобой всегда!

Невероятно, но этот иностранец смог понять Катриону так, как никто другой. Конечно, ей никогда не хотелось замуж за крестьянина из Фридженти, но то, что ни один из них не выразил желания просто так жениться на ней, всегда уязвляло ее гордость. Англичанин не только это понял, но и хотел восстановить ее достоинство перед лицом всего городка.

К своему собственному удивлению, Катриона закрыла лицо руками и заплакала.

– Прости меня, – выдавила она, рыдая. – Я сама не знаю, почему я так часто плачу, когда мы вместе. Обычно я никогда не плачу.

Питер отнял руки девушки от заплаканного лица и нежно обнял, прижав ее голову к своему плечу.

– Я не возражаю, – тихо сказал он. – Думаю, у тебя накопилось много слез.

Катриона прильнула к нему всем телом. Она не вслушивалась в смысл его слов, просто ее успокаивал тон, которым эти слова говорились, и ощущение тепла его тела. Питер вдруг спросил:

– Давай вернемся и объявим о нашем решении семье? – Он взял Катриону за подбородок и заглянул ей в глаза. – Согласна? Это будет самая шумная и радостная свадьба во всей истории Фридженти!

– Да, – покорно сказала Катриона, привыкшая всю свою жизнь спорить из-за каждого пустяка. – Я тебе верю, – смущенно добавила она, хотя раньше не доверяла ни одному мужчине.

Вернувшись на ферму, Питер с воодушевлением посвятил в свои планы все семейство. При этом Катриона ни разу не возразила, что вызвало у присутствующих благоговейный восторг перед англичанином.

«И впрямь он был самым подходящим мужем для Катрионы!»

Было решено, что свадьба Бьянки состоится через месяц после того, как обвенчаются Питер и Катриона. Медовый месяц леди и лорд Фитэйн проведут в Риме и успеют вернуться к свадьбе младшей сестры, а затем они уедут в свой дом, в Англию.

После этого происшествия дни пролетели для Катрионы как одно мгновение – вскоре она ясно поняла, что свобода навсегда выскользнула из ее рук. Каждый день происходило какое-нибудь волнующее событие, в котором принимала участие вся деревня: из Рима прибыли новые пакеты с нарядами, полдюжины фарфоровых сервизов, огромные деревянные ящики с бокалами, переложенными соломой, множество серебряных вилок и ложек, супницы, большие блюда и многое другое.

– Это же просто смешно, – протестовала Катриона. – Мы могли бы все это занять у соседей. Как мы повезем все это обратно?

– А мы и не будем этого делать, – хладнокровно заявил лорд Фитэйн. – Мы подарим Бьянке на свадьбе сервиз и столовый набор, а остальные отдадим твоим братьям.

Потом стали приходить футляры с драгоценностями: нитка жемчуга для Бьянки, золотые медальоны для невесток. Катрионе предназначалась усыпанная драгоценными камнями подвеска и кольцо с крупным квадратным сапфиром, обрамленным мелкими бриллиантами, – все это было подарками жениха в честь помолвки.

Когда Катриона взглянула на подвеску, лежавшую в обитой бархатом коробочке, ей показалось, что более прелестной вещицы она в своей жизни не видела. Но когда девушка одела украшение на себя и застегнула его, она вдруг задрожала от страха. Ей показалось, что на шее у нее не золотая цепочка тонкой работы, а кандалы, навеки приковавшие ее к англичанину. Когда Питер надел ей на палец кольцо, сказав при этом, что подбирал камень к ее бездонным черным глазам с голубыми искорками и иссиня-черными волосам, Катриона почувствовала себя скованной по рукам и ногам. Питер привез еще и обручальное кольцо – тоненький золотой обруч, усыпанный бриллиантами. Оно прекрасно сочеталось с кольцом к помолвке. Когда Питер попытался надеть его на палец Катрионы, она в панике отшатнулась.

– Нет, до венчания нельзя, – поспешно бросила она, резко отскакивая в сторону. – Я очень суеверна.

Уловив испуг на лице своей невесты, лорд молча передал кольцо Бьянке, сделав вид, что поверил объяснениям невесты.

– Почему ты не носишь подарок Питера? – спрашивала сестра.

– На мне домашнее платье, разве ты не видишь? Я что, должна мыть полы и стирать белье с этим камнем на руке? – Катриона не хотела говорить Бьянке правду и даже боялась признаться в ней себе самой.

«Ну как взрослая женщина может бояться какого-то кольца?»

И все же, каждый раз одевая его на палец, она чувствовала, что ей не хватает воздуха, бросает то в жар, то в холод. Больше всего на свете в эти минуты ей хотелось снять кольцо с пальца и выбежать на улицу.

Как могла она признаться Бьянке или жениху в том, что усыпанные драгоценными камнями украшения душили ее? Ее посчитали бы если и не сумасшедшей, то уж, во всяком случае, ребячливой и глупой.

Катриона одевала на левую руку кольцо с сапфиром тогда, когда в дом приходил Питер. Но при этом она все время беспокойно вертела его правой рукой, как бы желая удостовериться, можно ли снять этот символ рабства в любую минуту.

Скоро девушка уже не могла отказываться носить кольцо из-за бедной одежды – из Рима пришли коробки с платьями для невесты. Такой одежды не было ни у кого во Фридженти, за исключением Элизабетты Сильвано, и то, когда она выступала на сцене. Такие платья носили только знатные дамы, приезжавшие на фестиваль, да еще жена герцога Креспи.

Для Катрионы было доставлено вечернее платье из небесно-голубого шелка с белыми тюлевыми оборками на рукавах и огромным декольте. Юбка у платья была такой широкой, что, по мнению Бьянки, из нее можно было сшить занавески на все окна дворца Креспи. Как ни старалась девушка натянуть его повыше, чтобы прикрыть грудь, ей это никак не удавалось. При всем том, она была вынуждена признать, что платье сидит исключительно хорошо: оно красиво подчеркивает ее стройную талию.

Другие платья были чуть попроще, но такие же красивые – они были сшиты из шифона и канифаса в цветочек. Под каждое платье было подобрано тончайшее белье. В присланных из Рима коробках девушка обнаружила дюжину пар шелковых чулок и шесть пар изящных туфелек. Она облегченно вздохнула, когда увидела, что каблуки были совсем маленькими, почти как у балетных туфелек.

О Бьянке тоже не забыли: ей предназначались платья, одно из розового шифона, а другое – канифасовое, в мелкий цветочек, а также белье и туфельки.

– Очень хорошо, что Питер подумал и о тебе, – одобрительно заметила Катриона, – теперь у нас есть в чем идти под венец. Я одену голубое шелковое платье. Как ты думаешь, Бьянка, оно не слишком шикарное для утреннего венчания?

– У тебя будет подвенечное платье, оно еще не пришло! – воскликнула Бьянка и тут же прикусила язык, потому что Катриона уставилась на нее с явным удивлением.

– Откуда ты знаешь?

– Кажется, лорд Питер об этом как-то упоминал.

– Интересно, когда он об этом упоминал?

– Ах, Катриона, какая ты зануда! Я не помню, – схитрила Бьянка.

– Прекрасно! – сказала Катриона, подбоченясь.

– Ну ладно, все равно ты скоро обо всем узнаешь! Он заказал великолепное подвенечное платье, когда был в Риме. Для меня он тоже заказал платье, хотя, может быть, тебе это и не очень понравится, но ведь я буду подружкой невесты.

– А как ему это удалось? – спросила озадаченная девушка. – Когда Питер ездил в Рим, мы еще не были помолвлены. Мы даже и не говорили об этом. Он… – она грозно посмотрела на Бьянку, упрямо поджавшую губы. – Откуда он узнал мои размеры, отвечай немедленно! Даже кольца куплены по размеру!

– Это я дала ему все размеры – и твои, и свои. Я сняла мерку с твоего выходного платья, в котором ты ходишь в церковь, и показала мамино кольцо, которое тебе подходит. Мы измерили его ниточкой.

– И все это делалось у меня за спиной, когда о свадьбе не было и речи! Он даже не спросил моего согласия?! – закричала Катриона. – Вы устроили заговор против меня!

– О Господи! Катриона, какую ты болтаешь чушь! Заговор, подумать только! Питер сказал, что хочет на тебе жениться, и я согласилась ему помочь. Вот и все.

– Да, ты все мне распрекрасно объяснила! – раздался голос Питера, который вошел в гостиную вместе с Винченцо Сильвано.

Он придирчиво окинул взглядом разбросанные на стульях и столах платья и белье.

– Надеюсь, ты одобрила мой выбор? – вежливо осведомился лорд.

– Как ты смел заказывать подвенечное платье и покупать все эти вещи, прежде чем удосужился поинтересоваться, выйду ли я за тебя замуж или нет?!

– Потому что я уже приехал в Рим и было бы глупо совершать туда еще одну поездку. Уже тогда я предвкушал этот счастливый момент и ради него готов был на безрассудные поступки, – без тени смущения ответил он.

Винченцо отвернулся, пряча довольную усмешку, а Бьянка весело захихикала.

– Ах, ты, самоуверенный мерзавец! А если бы я отказала?

– Катриона! – прогремел Винченцо. – Прикуси язык!

– Это было бы эгоистично с твоей стороны, ведь Энрико… – Бьянка сделала вид, что смахнула слезу.

– Если бы ты мне отказала, я тут же приказал бы отослать все назад. Ну, а коль скоро ты согласилась… – Карлэйл пожал плечами. – Не пойму, из-за чего сыр-бор.

Катриона затравленно озиралась вокруг. Ее душили гнев и обида. Сестра смеялась ей в лицо, будущий муж презрительно улыбался, а отец рассердился.

– Знаешь что, девочка, если твой муж – человек разумный, он будет часто и больно тебя бить. Тогда, может быть, ему удастся научить тебя хорошим манерам и уважению к людям. К сожалению, я этого сделать не сумел!

Прежде чем дочь успела ответить грубостью на оскорбительные слова отца, Питер обнял ее и незаметно сжал руку, призывая к спокойствию.

– О, нет, – обратился он к Винченцо. – Таким образом я никогда не смогу завоевать сердце Катрионы, ведь я стремлюсь именно к этому, – и он нежно улыбнулся невесте.

– Запомни, Катриона, – Питер говорил так, как будто в комнате они были одни. – Конечно, иногда тебе наверняка потребуется хорошее внушение, но я тебя никогда не ударю, если, конечно, ты не сделаешь этого первая.

Бьянка снова звонко рассмеялась, Винченцо тоже сдержанно улыбнулся, а Катриона упрямо повторяла про себя: «Ты – самоуверенный мерзавец!»

– Называй меня, как хочешь, Катриона, раз я принадлежу тебе. Примерь, пожалуйста, платье, любимая. Сделай это для меня.

ГЛАВА 17

После этой вспышки гнева Катриону охватило странное спокойствие, которое длилось десять дней, почти до самой свадьбы. Из Рима стали приезжать повозки с провизией, которую хранили в замке Креспи. Прибыли также повара и прислуга, которых разместили в крестьянских домах. Лорд Фитэйн оплачивал их содержание.

В доме Сильвано появилась прислуга, дородная и веселая женщина. Девушке теперь не давали заниматься домашним хозяйством – милорд не хотел, чтобы его невеста утомлялась перед свадьбой, а кроме того, нужно было привести в порядок ее натруженные руки. На этом настаивала и Бьянка:

– Ради Бога, Катриона, возьми миндальный лосьон и не смей даже подходить к овцам!

Наконец прибыло свадебное платье. О таком подвенечном наряде не могла мечтать ни одна невеста во Фридженти.

Бьянка не разрешила сестре одеть платье в присутствии жениха, хотя Питеру не терпелось удостовериться, что его выбор был удачным. Она повела старшую сестру в спальню отца, где висело огромное зеркало в деревянной раме, принадлежащее когда-то Элизабетте Сильвано.

Действительно, без посторонней помощи Катриона не сумела бы справиться с платьем. Оно было сделано из старинного кружева и так плотно облегало фигуру, что было просто невозможно застегнуть самой многочисленные перламутровые пуговицы на спине. Ворот был отделан двойным рядом кружевных рюшей, широкие прозрачные рукава из тюля застегивались на запястьях. К платью прилагалось несколько шелковых и парчовых нижних юбок. Облачившись в подвенечный наряд, девушка обнаружила, что с трудом проходит в дверь из-за пышной юбки.

Голову должен был украшать скромный венок с вуалью, простота которого компенсировалась роскошной кружевной фатой на шелковой подкладке, которая спускалась до самого пола и падала на ковер, придавая невесте царственный вид.

– Не могу я это одеть, – протестовала Катриона, – я буду чувствовать себя дурочкой.

– Не говори глупостей. Ты достаточно высокая, чтобы отлично выглядеть в такой длинной фате. Смотришься ты просто прекрасно! А вот я, – печально вздохнула Бьянка, – слишком маленькая для такого фасона.

Катриона придирчиво оглядела себя в зеркале – предусмотрительная Бьянка подставила стул, чтобы она смогла видеть пышную юбку и атласные туфельки. Фату пришлось подколоть, чтобы девушка походила по комнате и освоилась в новом наряде.

Внезапно Катриона снова почувствовала знакомое удушье. Она считала, что уже справилась с периодически одолевающими ее приступами страха и даже старалась одевать каждый день на палец кольцо, но сейчас ее вновь охватила паника.

Лицо девушки покрылось холодным потом. Она ощутила себя узником, запертым в одиночной камере, из которой нет выхода. Роскошное платье, плотно облегавшее фигуру, мешало дышать.

– Сними его с меня! – Она соскочила со стула и стала срывать платье. – Бьянка, помоги мне!

– Успокойся. Я сейчас помогу! Только будь осторожна, не порви его!

– Плевать мне на платье! Я хочу от него избавиться!

– Закрой глаза и сделай глубокий вздох. Сейчас я его расстегну.

– Ради бога, поскорее! – простонала Катриона. – Я задыхаюсь.

– Я и так тороплюсь. Потерпи еще минутку, осталось всего несколько пуговиц. Так, а теперь рукава… Ну, вот – лиф расстегнут! Можешь снимать теперь.

Девушка с благодарностью посмотрела на сестру и сбросила ненавистный наряд. Младшая сестра посмотрела на нее с осуждением. Она подняла груду пенящихся кружев с пола и аккуратно повесила на спинку стула, затем подошла к кровати и взяла кольцо с сапфиром, которое охваченная паникой невеста сорвала с пальца. Катриона прислонилась к спинке кровати и закрыла лицо руками.

Бьянка подошла к ней и нежно обняла за талию.

– Ну, что случилось, Катриона? Что на тебя нашло?

– Я чувствовала себя в клетке, словно что-то сдавило мне грудь, – глухо отозвалась она. – Мне плохо, Бьянка, и очень, очень страшно. Я не хочу, не могу выйти за него замуж!

Бьянка склонилась над старшей сестрой, поцеловала ее в щеку и стала успокаивать.

– Все невесты чувствуют себя точно так же, Катриона, – бодро сказала она, – даже если они очень хотят выйти замуж и любят жениха всем сердцем. Все девушки бояться дня свадьбы, особенно если он уже совсем близко. И я иногда об этом думаю, а ведь ты знаешь, как мне хочется поскорее стать женой Энрико.

Когда Катриона выпрямилась и посмотрела на сестру, та серьезно сказала:

– Из всех мужчин на свете тебе меньше всего следует опасаться лорда Питера – в жизни не встречала человека более доброго, заботливого и любящего. – Щеки Бьянки слегка порозовели. – Уверена, что он отнесется с уважением к твоей невинности и все пройдет безболезненно.

Девушка не знала, плакать ей или смеяться – она и сама не могла разобраться в своих чувств, как же можно было ожидать этого от Бьянки?

Простодушная Бьянка решила, что самое страшное в замужестве – это физическая близость с мужчиной, а ее-то как раз Катриона совсем не боялась.

«Господи! Даже сейчас я предпочла бы любовника законному супругу, если бы от этого не зависело счастье моей младшей сестры. Ах, если бы Питер вдруг раздумал на мне жениться, если от меня самой ничего уже не зависит!»

И вдруг внезапно ее осенило. Как она не додумалась до этого раньше?! Если Питер Карлэйл сам откажется на ней жениться, никто не сможет поставить ей это, в вину, и помолвка Бьянки не расстроится. Все будут рады, что она уедет с глаз долой, потому что никому не захочется каждый день видеть перед собой несчастную, покинутую невесту, навлекшую позор на всю семью.

– Бьянка, пойдем со мной. Да брось ты это платье, принесешь его потом! – нетерпеливо обратилась она к сестре. – Принеси мне, пожалуйста, из кухни таз с водой, я хочу помыться.

Через полчаса Катриона вернулась в гостиную, и Питер удивился ее довольному виду. Девушка прошлась перед ним танцующей походкой, шурша шелковыми юбками нового желтого платья.

– Ну, как, похожа я на англичанку? – с наивным видом спросила она у жениха.

Глядя на широкие, покатые плечи и высокую грудь Катрионы, на ее оливковую кожу, черные миндалевидные глаза и непокорную копну иссиня-черных волос, струящихся по спине, он мягко улыбнулся.

– Ты прекрасна, дорогая, и похожа на англичанку не больше, чем Мадонна Рафаэля.

– Да?!

– Не вздумай обижаться, ведь я сказал тебе комплимент!

Катриона только кокетливо пожала плечами.

– Не пойти ли нам прогуляться – мне что-то не по себе.

Когда Питер, как обычно, захотел повернуть в сторону главной площади, девушка вдруг сказала:

– Пойдем куда-нибудь еще. Я давным-давно не была на озере.

Нахмурившись, он посмотрел на изящные золотистые туфельки невесты.

– А ты сможешь проделать такой длинный путь в такой обуви?

– Если они начнут жать, я их сниму вместе с чулками и пойду босиком, не волнуйся, – ответила Катриона, взяв Питера за руку. – Я так долго пасла овец, что подошвы на моих ногах стали словно деревянные.

Карлэйл счел доводы невесты убедительными, хотя заметил, что она во время прогулки была как-то особенно нервозна, то возбужденно трещала без умолку, то впадала в какую-то меланхолическую задумчивость.

Не замечая испытующего взгляда Питера, Катриона прильнула к нему совсем близко, а потом вдруг резко оттолкнула и отошла в сторону. Карлэйл почувствовал, что она что-то задумала.

«Что ж, скоро все станет ясно. Катриона не может что-либо долго скрывать».

По пути к озеру они должны были пройти мимо амбара Креспи, где совсем недавно отпраздновали свадьбу Санти и Анны.

– Ты заходил сюда после свадьбы? – с наигранной небрежностью спросила девушка.

«Ах, вот оно что», – подумал про себя Питер, а вслух сказал:

– Нет, как-то не приходилось.

– А мне хотелось бы туда зайти. Может быть, позаимствуем какую-нибудь идею насчет украшения шатра к нашей свадьбе.

– Конечно, – согласился он, – уверен, что синьор Креспи не стал бы возражать…

Корзин с цветами в амбаре не было, но на стенах еще висели зеленые ветки, перевязанные ленточками, и другие украшения. Все стулья стояли вдоль стены, а напротив них находились сдвинутые вместе столы. На одном из них стояли подносы с тарелками и бокалами. Больше всего Катриону обрадовал медный подсвечник с наполовину сгоревшими свечами.

– Если ты зажжешь свечи, – вкрадчиво сказала она, – то нам не потребуется свет луны и можно будет закрыть двери.

Питер послушно зажег свечи, не задавая лишних вопросов. Он даже не поинтересовался, зачем нужно закрывать дверь.

При тусклом свете свечей Катриона ходила по залу, притворно восхищалась его украшением. Кокетливо поглядывая через плечо, девушка жестом пригласила англичанина следовать за ней, но как только он приблизился, вздрогнула и отскочила в сторону, как норовистая лошадка.

Питер терпеливо ждал, когда наконец она откроет свои карты. Ждать пришлось недолго. Внезапно раздался удивленный возглас Катрионы.

– Что там такое? – Питер подошел к ней, стараясь выяснить причину столь бурного выраженного удивления. Неожиданно для самого себя он чуть не расхохотался: в углу, на груде веток, было расстелено шерстяное одеяло, а сверху лежало несколько овечьих шкур, одна из которых была свернута и служила подушкой.

– Мне кажется, что кто-то… вне всякого сомнения, до нас здесь были двое, – сказал Питер, изо всех сил стараясь сдерживать смех.

Катриона подозрительно сощурилась.

– Что ты имеешь в виду?

– Только то, что сказал. До нас здесь побывало двое любовников. – Питер подошел к Катрионе и обнял ее за плечи – девушка бессознательно потянулась к нему всем телом.

С удивлением она подумала, что их тела так же гармоничны, как отрывок прекрасной музыки.

Девушка ощущала тепло его тела, каждое его движение, Неожиданно ее захлестнула теплая волна и все поплыло перед глазами. Это никак не входило в ее планы.

– Любовники? – переспросила она с сомнением.

– Ты слышала когда-нибудь о любовниках, вернее, о влюбленных?

– Ну, да. Это те, кто занимается любовью.

– В общем, ты права.

Катриона быстро повернулась к Питеру.

– Мне бы тоже хотелось стать твоей любовницей, – отважно выпалила она.

– Через неделю наша свадьба, – хрипло ответил Питер, чувствуя, как в нем закипает страсть.

– Зачем ждать так долго? – прошептала коварная соблазнительница.

– Катриона! – простонал он. – Ради всех святых!

Но предательские руки уже расстегивали пуговицы ее платья.

Желтое платье в цветочек упало к ногам Катрионы.

– Нет, давай не будем вспоминать про господа бога и всех его святых – так будет лучше для нас обоих.

За платьем последовали нижние юбки и все остальные многочисленные предметы дамского туалета. Вскоре Катриона предстала перед Питером в коротенькой юбочке и рубашке.

– Ты в самом деле хочешь ждать свадьбы? – игриво спросила она и тут же почувствовала, как горячие руки молодого человека сжали ее в своих объятиях.

– Хочу ли я ждать? – отозвался он эхом. – Теперь ты от меня не уйдешь, моя маленькая колдунья. Ты – моя!

Питер стал на колени на край одеяла, осторожно опустил Катриону рядом с собой и уложил на овечьи шкуры. Затем он разложил на самодельной подушке густые черные кудри девушки.

Катриона легла на бок и свернулась калачиком. В ожидании, затаив дыхание, она наблюдала, как Питер быстро сбрасывает камзол, рубашку и галстук. Обнаженный до пояса, он ничем не отличался от молодых парней, работающих на полях Фридженти: Питер был таким же широкоплечим и мускулистым, с плоским животом и густыми рыжеватыми волосами на груди, только кожа у него была светлее. Глядя на него, девушку охватило странное чувство гордости.

От внимания молодого человека не ускользнуло, что, когда он начал раздеваться, Катриона прикрыла глаза.

– Может быть, погасить свечи? – хрипло спросил он.

– Не нужно, – покачала она головой.

Питер лег рядом и стал нежно ласкать ее тело, чтобы она смогла постепенно привыкнуть к близости обнаженного мужчины.

Он почувствовал, как быстро забилось у Катрионы сердце, когда до нее вдруг дошло, как сильно он ее желает.

– Тебе страшно, Катриона?

– Да, но не того, о чем ты думаешь – это все естественно.

– Тогда чего ты боишься?

– Боюсь, что стану твоей собственностью.

– Мы будем принадлежать друг другу – и я тоже буду принадлежать тебе.

– Я говорю не о физической близости. Мне страшно потерять собственное лицо и право распоряжаться своей жизнью.

– Но это все не так, моя дорогая. Обещаю сделать все, что ты захочешь. О Боже! Катриона, я так хочу тебя.

– Милорд, и я хочу того же, что и вы, – и она придвинулась к нему ближе. Ощутив тяжесть его тела, она неожиданно спросила: – Это правда; что ты знаешь, как избежать беременности?

– Катриона, ради бога! Нашла время спрашивать!

– Нет, я хочу знать.

– Ну, ладно. Это сущая правда, я все знаю!

– Тогда неважно, можешь продолжать.

– Премного благодарен, непременно продолжу. – И молодой человек снова крепко прижал к себе девушку.

Когда некоторое время спустя они тихо лежали рядом, Питер с удовольствием отметил, что непокорная Катриона доверчиво прильнула к его плечу.

– Катриона?

– М-м-м?

– Я знаю, что тебе пришлось пережить не самые прекрасные моменты в твоей жизни, но знай, потом все будет по-другому. Сначала всегда бывает не очень-то приятно.

– Ну, во любом случае, это было не так уж и плохо, – утешающим тоном пробормотала Катриона.

– Знаешь, такая высокая оценка вселяет в меня новые силы, – Питер легонько укусил девушку за кончик уха. – Я хочу доказать вам свою любовь еще раз, и впредь очень много-много раз, миледи.

– Так чего же мы ждем?

– Мне нужно немного перевести дух, прежде чем я снова смогу любить вас так, как вы того заслуживаете.

– Прекрасно. Тогда скажи мне, когда будешь готов. – Катриона придвинулась еще ближе и положила ногу Питеру на бедро.

Молодого человека охватил новый внезапный порыв страсти, и он горячо прошептал:

– Я уже готов! С тобой я готов на все.

Через некоторое время, лениво потягиваясь, девушка заявила:

– Ну, во второй раз было куда лучше.

– Ах; ты, моя прекрасная распутница, – пробормотал он в ответ.

За пару часов до рассвета, когда они покинули амбар и пробирались окольными путями к ферме Сильвано, Катриона, чей голос никогда не мог сравниться по диапазону звучания с голосом ее матери, безо всякого труда взяла верхнее «до».

ГЛАВА 18

В полдень Катриона с трудом пробудилась от крепкого сна и увидела, что в ногах у нее сидит Бьянка и смотрит на нее каким-то странным, испытывающим взглядом.

– Почему ты не разбудила меня раньше? – сестра сладко зевнула и потянулась.

– А зачем? Консуэло делает всю работу по дому, а тебе надо отдохнуть, не так ли? Ведь ты пришла домой очень поздно или, скорее, рано…

Невенчаная невеста почувствовала, как ее лицо заливает румянец. При воспоминании о прошедшей ночи Катриону охватило сладостное чувство. От волнения у нее перехватило горло, но все же ей удалось нарочито безразличным тоном выдавить из себя:

– Да, действительно, я пришла довольно поздно, нам нужно было много чего обсудить и спланировать.

– И что, все это время вы только и делали, что обсуждали и планировали? – подозрительно спросила Бьянка.

Заготовленная ранее ложь не смогла вырваться наружу. Девушка покраснела еще больше.

– Ну, я… мы…

– Катриона! – воскликнула ошарашенная Бьянка. – Ты же не сделала?..

Катриона откинула голову назад, вздернув подбородок вверх.

– Вот именно. Выходит, что так. – Она провела руками по лицу, а затем по всему телу. – Во мне что-нибудь изменилось? Во всяком случае, я чувствую себя совсем по-другому.

– Как по-другому, сестричка?

– Даже не знаю, как тебе это объяснить. Я словно заново родилась, я ощущаю свое тело совсем по-новому.

– Как здорово, – с завистью глядя на сестру, сказала Бьянка.

– Чертовски здорово! – самодовольно подтвердила Катриона.

– А лорд Питер, он что?

– Лорд Питер оказался на высоте, – сестра откинулась на подушки и еще раз сладко потянулась. – Наверняка он сейчас отсыпается в предвкушении вечера.

Однако так и не удалось узнать, чем занимался лорд Фитэйн в тот день, так как вечером в доме Сильвано он не появился. Катриона, нарядившаяся в очередное новое платье, тщетно прождала жениха и ушла спать, сердитая на весь белый свет. В ту ночь сон к ней не шел. Закрыв глаза, она вспоминала ласки Питера, которых теперь жаждало ее тело. Это было похоже на заразную болезнь – подцепив ее однажды, вылечиться было уже невозможно.

Желание Питера, вероятно, удовлетворено, иначе почему он не пришел на ферму сегодня вечером? Катрионе было не только досадно, но и очень стыдно сознавать, что после близости ее желание загорелось с удвоенной силой, в то время как у Питера, казалось, наступил покой и он не спешил увидеться снова.

Девушка все тщательно спланировала и отдалась Питеру, чтобы впоследствии разорвать помолвку. Однако одно дело стремиться к чему-нибудь и совсем другое – получить желаемое слишком быстро. Ее душили и гнев, и возмущение. Конечно, милорд мог соблазнить ее – в конце концов, Катриона к этому и стремилась. Но как он смел пресытиться ее любовью всего за одну ночь, в то время как сама она жаждала новых ощущений?!

– Катриона?

– Что тебе надо? – сестра выплеснула на бедную Бьянку все раздражение, предназначенное жениху.

– Прошлой ночью, когда ты… когда он…

– Черт возьми! Перестань заикаться и скажи сразу, что ты хочешь узнать.

—. Что он сказал тебе после? – выпалила Бьянка.

Катриона судорожно глотнула и с трудом выдавила:

– Я, право, не помню. Вообще-то он мало говорил, разве что в самом начале. Он очень беспокоился, что причинит мне боль. А потом он сказал, что я буду кричать от восторга, – ответила она с вызовом. – Так оно и вышло, и он назвал меня прекрасной распутницей.

– Ох, Катриона! – простонала Бьянка.

– Что еще?

– Неужели ты не понимаешь? Ты отдалась ему до свадьбы, точно так же, как мать Энрико. А теперь он думает, что ты – пропащая женщина, поэтому и обозвал тебя распутницей. Может быть, если я поговорю с ним и все объясню… Я скажу, что до свадьбы все равно всего несколько дней, вы ведь почти уже женаты! Он все поймет и…

– Ты что, спятила? – возмущенно выдохнула Катриона. – Она пойдет за меня просить! Ты не посмеешь этого сделать, если не хочешь рассориться со мной на всю жизнь! Пусть лорд Фитэйн считает меня распутницей, недостойной носить его имя!..

Девушка села на кровати, отбросила назад волосы и гордо подняла голову, совсем не придав значения обстоятельству, что в комнате было темно, и Бьянка никак не могла оценить ее игры, достойной сцены лучших театров мира.

– Именно этого я и добивалась. Он будет плясать под мою дудку! – возбужденно сказала она.

– Но зачем тебе это: надо?

– Чтобы ты могла выйти замуж за Энрико, а меня оставили бы в покое и не приставали бы с этим проклятым замужеством! Теперь поняла?

– Но это же позор на весь Фридженти!

– А я не собираюсь здесь оставаться – папа отдаст мне приданое, и я уеду в Рим.

– Но как же твое доброе имя, Катриона? Ведь люди будут болтать, писать… Весть о твоем позоре дойдет и до Рима.

– Тогда я поеду в Англию, где меня никто не знает. Ты же помнишь, мне всегда хотелось там побывать.

– Но я думаю… Ах, Катриона, подумай, что ты делаешь! А вдруг ты беременна? Ведь пройдет какое-то время, прежде чем ты об этом узнаешь!

– Я не беременна, – уверенно заявила Катриона. – Я все предусмотрела заранее. Питер знает, и как этого избежать.

– Ох, Катриона, это большой грех, – снова застонала Бьянка.

– Ну, не больший, чем обычная внебрачная связь, – парировала старшая сестра.

Наступило долгое молчание. Затем Бьянка тихо сказала:

– Папа будет убит горем.

– Я знаю, – Катриона натянула одеяло, – и это меня огорчает больше всего. Папа совсем разочаруется во мне, но теперь уже слишком поздно думать об этом. От меня больше ничего не зависит. Лорд Фитэйн, несомненно, все сам ему расскажет.

В голосе девушки звучала печаль, которой она сама удивилась. Не нужно было носить кольцо с сапфиром, приковывающее ее к Питеру, застегивать ненавистное тесное платье… Никакой самонадеянный лорд не станет распоряжаться ее жизнью! Она получила то, к чему так страстно стремилась и теперь, казалось, должна была радоваться, но радости почему-то не было.

– Это потому, что мне жаль терять свое доброе имя, – пыталась как-то утешить себя Катриона. – А еще я не хочу огорчать папу.

С этой мыслью она уснула, но всю ночь ей снилось покрытое цветами поле, где они гуляли вместе с Питером Карлэйлом. Она протягивала к нему руки, а он только укоризненно качал головой.

Проснулась Катриона совершенно опустошенная. Услышав на кухне голос Питера, она решила, что сон продолжается.

Дрожа от волнения, девушка быстро оделась и вбежала в кухню. Карлэйл сидел за столом. Рядом с ним стояла Консуэло, пожирая глазами каждое его движение.

– Второй завтрак, – бодро сказал лорд Фитэйн, улыбаясь невесте. – Первый я съел намного раньше, и он совсем не был так хорош, как этот. А как ты, дорогая?

Катриона недоуменно моргала глазами. Как изменились его голос и манеры! Он говорил с ней тоном собственника! Но ведь Питер – настоящий джентльмен и должен проявлять беспокойство по поводу того, что лишил девушку невинности, пусть даже он и хотел на ней жениться.

– У меня все прекрасно! – с вызовом ответила девушка. – У меня всегда все прекрасно!

– Рад это слышать.

– Мой отец сейчас в амбаре. Когда закончите завтракать, то можете найти его там.

– Я уже закончил. Благодарю, Консуэло, все было очень вкусно.

Когда они вышли на улицу, Питер с любопытством спросил:

– Мне, разумеется, всегда приятно видеть твоего отца, но зачем мне разыскивать его именно сейчас, я что-то не понимаю?

– Но ведь так принято поступать в случае разрыва помолвки. Отец захочет узнать причину, и вам следует все ему рассказать.

– Милая девочка, – ласково сказал лорд по-английски, – что это ты несешь?

– Ты прекрасно знаешь, что.

– Нет уж, объясни.

– Я больше не девственница! – торжественно провозгласила Катриона и сунула ему в руку кольцо с сапфиром.

– Неужели?! – изумленно воскликнул Питер. – Спасибо, что доложила, а то я, по наивности, думал, что этого никто не знает лучше меня. Более того, я воспринимаю это известие с огромным удовольствием.

Катриона изо всей силы ударила его по лицу. Карлэйл устало вздохнул и тоже слегка шлепнул ее по щеке.

Тут она разрыдалась, как ребенок.

– Ну, полно, ты едва не вывихнула мне челюсть, но я же не плачу. Кроме того, я пообещал никогда тебя не бить, когда мы поженимся, если ты только не сделаешь это первая.

– Но мы никогда не поженимся.

– Интересно, кто это решил?

– Ты сам и решил. Помнишь позапрошлую ночь? Ты сказал, что нельзя поддаваться искушению, потому что мы обручены. Отец Энрико… И потом, ты называл меня распутницей. Всем мужчинам хочется, чтобы их невесты были девственницами, даже мой отец тебя поймет и будет на твоей стороне.

– Вот в чем дело! Ну, тогда, – нежно сказал Питер, – мы не станем говорить папе о такой мелочи, пусть это будет наша маленькая тайна. – Он вытер лицо невесты своим носовым платком и велел ей высморкаться.

– Так ты ничего не имеешь против того, что я не девственница?

– Как я могу быть против, если я сам в этом виноват и, более того, страстно к этому стремился?

– Ты хочешь сказать, что если бы это был кто-нибудь другой, то ты стал бы возражать?

– Разумеется.

– Ничего опять не понимаю. А зачем тогда ты обозвал меня распутницей?!

– Прекрасной распутницей, – поправил ее Питер. – Боюсь, что вышло недоразумение, и ты не поняла всех нюансов этого слова по-английски. В дальнейшем я предлагаю в минуты любви разговаривать только по-итальянски. – Карлэйл усмехнулся, а Катриона спрятала зарумянившееся от смущения лицо. – В смысле, который я в это слово вкладывал, звучала самая высокая похвала. Я познал с тобой райское блаженство. Ты не только дарила мне радость, но и испытывала ее сама. Я это чувствовал по каждому твоему движению, по каждому вздоху.

– Да, мне с тобой тоже было очень хорошо, – пробормотала девушка, выглядывая из-за носового платка, – но я все равно не могу выйти за тебя замуж.

– Интересно, почему?

– Я боюсь выходить замуж.

– Ну, это не препятствие. Очень скоро это пройдет.

– Так я и знала, ты ничего не хочешь понять! – взорвалась Катриона, отбросив платок в сторону.

Питер ловко его подхватил и, аккуратно сложив, сунул в карман.

– Ты права, – примирительным тоном ответил он, – ничто на свете не заставит меня нарушить данное слово.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Только то, что твой отец дал согласие на наш брак, как и ты сама; вся семья тоже ничего не имеет против. Кроме того, ты умышленно завлекла меня в постель. Я пережил удивительные минуты, которые сделали наши узы еще более прочными.

– Если эти узы такие прочные, то где ты болтался прошлым вечером?

– Отсыпался, любимая, восстанавливал силы.

Увидев разочарованное лицо Катрионы, Питер не смог удержаться от смеха и со сладкими интонациями в голосе сказал:

– Меня в жизни не соблазняли еще так изощренно. Девственница в роли соблазнительницы, подумать только! Неужели ты думала, что после такой ночи я на следующий вечер приду снова?

Девушка сделала попытку удалиться с гордым видом, но лорд взял ее за локоть и повернул к себе.

– Я решил, что потерплю еще неделю, хоть мне будет и нелегко. А сейчас я берегу силы для нашей брачной ночи, – закончил он со смиренным видом.

– Черт бы тебя побрал! Не будет никакой брачной ночи!

– Будет, моя радость, будет! Даже если мне придется тащить тебя к алтарю силой, как овцу на заклание. И имей в виду, что ни у кого во Фридженти ты не вызовешь сочувствия. Ты дала слово и должна его выполнить.

– Ах, ты, самонадеянная скотина! Да ты мне совсем не нравишься!

– В данный момент ты тоже не вызываешь у меня чувства симпатии, но через десяток лет супружеской жизни мы с тобой поладим. А теперь одень кольцо, – Питер протянул ей перстень с сапфиром.

Катриона упрямо заложила руки за спину.

– Думаю, что у тебя еще будет более серьезный повод для испуга, когда ты в один прекрасный день узнаешь, что беременна. И твой ребенок будет рожден вне брака.

– Но это невозможно… Я тебя спрашивала, и ты сказал, что знаешь, как этого избежать.

– Нет, любовь моя, ты спросила, знаю ли я способы контрацепции, и я честно ответил, что знаю. Ты же не поинтересовалась, собираюсь ли я ими воспользоваться. Откуда мне было знать, что эти средства мне понадобятся. Естественно, у меня ничего с собой не было.

– Ты хочешь сказать, что я могла, что ты?

– Вот именно – могла. Когда мы поженимся, я сдержу свое слово, и у тебя какое-то время не будет детей. А сейчас дай мне свою руку.

Потрясенная Катриона послушно протянула руку и позволила Карлэйлу одеть ей на палец кольцо.

ГЛАВА 19

У алтаря Катриона стояла выпрямившись. Гордость не позволила ей выдать свое волнение, хотя она и не могла унять сильную дрожь в коленях. Два маленьких двоюродных брата Сильвано в белых атласных жилетах и таких же штанишках почтительно поддерживали фату невесты. Когда отец Умберто произнес роковые слова «объявляю вас мужем и женой», дети опустили фату на ковер.

«Нет, такое не могло случиться со мной, Катрионой Сильвано, которая еще в детстве дала себе клятву никогда не обременять себя узами супружества».

Но обратного пути не было – она машинально стала на колени, затем поднялась, вновь опустилась на колени – чей-то услужливый голос подсказывал ей, что нужно делать.

Питер поднял с растерянного лица невесты вуаль, и Катриона услышала знакомые слова, вдруг обретшие совсем иное значение. Жених клялся ей в вечной верности и любви. Она автоматически повторила то же самое. Неожиданно Катриона запнулась, услышав за спиной какой-то непонятный гул голосов.

«Неужели я сказала что-нибудь не так?»

– Жители Фридженти выражают удивление по поводу твоей клятвы во всем подчиняться супругу, – весело прокомментировал происходящее Карлэйл.

Отец Умберто, опустив голову, делал вид, что поглощен молитвой, на самом же деле он безуспешно пытался спрятать от прихожан свою улыбку.

Наконец жених одел невесте на палец обручальное кольцо.

«Прощай, свобода, и теперь уже навсегда!» – мелькнуло в голове Катрионы.

Охваченная паникой, она хотела сорвать его и отшвырнуть в сторону, но вдруг почувствовала сильную боль в руке – это англичанин сжал ее, словно тисками.

– Теперь мы муж и жена, Катриона, и отец Умберто велит мне тебя поцеловать. Но сначала, перед лицом почтенного служителя церкви, я освобождаю тебя от клятвы во всем мне повиноваться, ты все равно ее не сдержишь.

Священник тщетно пытался побороть очередной «приступ кашля», а жених в это время обнял свою невесту.

– Давай устроим для них незабываемый спектакль, моя оттаявшая ледяная красавица, – сказал он, нежно гладя девушку по затылку.

Прежде чем Катриона успела что-либо ответить, Питер закрыл ей рот таким страстным поцелуем, что она мгновенно забыла о том, что они стоят в переполненной церкви Св. Бартоломео, и представила себе, что они вместе на овечьих шкурах в амбаре Креспи. Девушка обняла жениха и так пылко ответила на поцелуй, что у всех присутствующих мужчин подкосились ноги, а благочестивым матронам пришлось потупить взор.

Все почтенные граждане Фридженти видели, как эта дерзкая девица стала на цыпочки и прильнула к жениху всем телом.

– Подумать только, вытворять такое в церкви в присутствии священника и почтенной публики, – судачили они после свадьбы. – Эта бесстыдница была готова принадлежать жениху прямо там!

Энрико Фонтана заиграл на органе свадебный марш, под который молодым следовало повернуться и направиться к выходу, но они продолжали целоваться, забыв обо всем на свете.

Священник прочел еще одну молитву, а женщины стали креститься и поправлять юбки. Что касается мужчин, то они тщательно изучали свои воскресные башмаки, пытаясь унять охватившее их волнение.

Винченцо Сильвано подавал отчаянные сигналы Бьянке, опасаясь, что эта парочка будет целоваться до утра.

Бьянка в нарядном розовом платье подошла к ним и легонько хлопнула огромным свадебным букетом сначала Катриону, а затем и Питера. Те не обратили на это ни малейшего внимания. Тогда девушка решительно протиснулась между ними, едва не порвав себе юбку.

– В Италии, милорд, свадьбу обычно празднуют всенародно, что налагает на брачующихся обязанность соблюдать рамки приличий.

Питер рассмеялся и звонко чмокнул свояченицу в щеку. Затем он предложил руку Катрионе и спросил:

– Ты готова, дорогая?

Взгляд девушки случайно скользнул по левой руке, где сверкало усыпанное бриллиантами обручальное кольцо, удивительно удачно сочетавшееся с перстнем, подаренным ей лордом по случаю помолвки. Странно, но теперь кольца совсем не мешали, а в облегающем кружевном платье дышалось удивительно легко. Итак, она замужем, а от чувства страха и подавленности не осталось и следа.

– Я готова, – сияя улыбкой, ответила Катриона, в этот момент мало чем отличающаяся от всех других счастливых невест в мире. Уверенно и воодушевленно она взяла Питера под руку.

Энрико снова заиграл свадебный марш, под который молодые направилась к выходу.

Вскоре они остались вдвоем в элегантной карете синьора Креспи, которая должна была их доставить в шатер, где собирались отпраздновать из свадьбу.

– Зачем тебе понадобился этот спектакль? – тихо спросила Катриона мужа.

Питер взял в руки лицо Катрионы и внимательно посмотрел ей в глаза.

– Потому что так было нужно, – серьезно ответил он. – И, прежде всего, тебе.

– Не понимаю.

– Никто в деревне, даже ты сама, не забудет, как твой отец пообещал дать за тобой хорошее приданое. Все помнят и о двадцати двух претендентах на твою руку. Но после сегодняшней свадьбы во Фридженти не будет ни одной женщины от восьми до восьмидесяти лет, которая бы сомневалась в том, что я женился на тебе по любви и мне нужна только ты, а не твое приданое. И не будет ни одного мужчины от шестнадцати до шестидесяти лет, который бы не отказался не только от любого приданого, но даже и от спасения души, чтобы только оказаться на моем месте.

Глаза девушки вдруг наполнились слезами, хлынувшими неудержимым потоком на кружевной воротник роскошного платья.

– Ты вернул мне достоинство.

– Рад, что ты это поняла, Катриона.

– Но зачем ты это сделал?

Питер нежно поцеловал заплаканные глаза Катрионы.

– Когда-нибудь ты все поймешь гораздо лучше, а теперь перестань плакать, дорогая, – он вытер лицо невесты. – Если ты появишься на свадебном торжестве с заплаканными глазами, то во всем обвинят меня. Улыбнись мне. Вот так. А теперь поцелуй меня, Катриона.

Когда карета остановилась перед празднично убранным шатром, все увидели, что милорд и его молодая жена снова сплелись в страстном объятии на глазах у всех почтенных граждан Фридженти. Это было неслыханно!

Свадьба Санти Сильвано и дочери сторожа синьора Креспи прошла в лучших традициях здешних мест. Что же касается свадьбы Катрионы и лорда Фитэйна, то это событие оставило неизгладимый след в истории города и передавалось из уст в уста, из поколения в поколение.

Еще долго все подробно описывали друг другу богатые скатерти, обилие изысканных блюд и вин, реки дорогого шампанского, специально выписанного из Франции.

Все присутствовавшие на свадьбе женщины получили в подарок дорогие безделушки, вроде серебряного зеркальца или браслета, а детям преподнесли кукол, красивые пирамидки и другие игрушки, каких во Фридженти раньше ни у кого не было.

Как и на всех без исключения свадьбах за музыку отвечали Энрико Фонтана, Тонио Эскуччи и Тито Гуччи, но на этот раз к ним присоединился оркестр, который должен был принимать участие в фестивале.

Как только молодые вошли в зал, с Катрионы сняли фату, и под громкие приветствия и аплодисменты она с Питером вышла в центр зала на первый танец. Оркестр заиграл венский вальс.

Все с удовольствием смотрели на красивую пару, но тут вступили местные музыканты и все гости пустились в пляс.

От внимания присутствующих не ускользнула ни единая мелочь, начиная с нарядной одежды родственников невесты и кончая изысканными закусками. Досужие кумушки прикидывали, во сколько обошлись свадебные подарки и громко судачили о достоинствах жениха. Но самый живой интерес, бесспорно, вызывала сама Катриона.

Молодые и неженатые кавалеры, которые росли вместе с ней, скрежетали зубами и досадовали, что не смогли вовремя разглядеть этот сверкающий бриллиант и стать его владельцем. Женатые ровесники Катрионы разочарованно посматривали на своих крикливых, сильно раздавшихся в бедрах жен.

Только Марко Манфреди мудро пришел к заключению, что такая девушка предназначена не для него, и во время одного из танцев сделал предложение горничной синьора Креспи.

– Почему ты об этом просишь меня? – лукаво спросила она, в то время как ее сердце радостно затрепетало. – Потому, что Катриона оказалась тебе не по зубам?

Марко остановился прямо посреди зала, схватил девушку за руку и увлек за собой на улицу.

– Мы с Катрионой совершенно не подходим друг другу, – взволнованно дыша, ответил он. – И так было с самого детства! Сущая правда, что я пытался сделать ей предложение – что было, то было. Но теперь я думаю иначе: я считаю, что нам обоим повезло, что она мне отказала. Да, я хочу страстной любви, но, кроме нее, мне нужны в доме покой и согласие. Ни один мужчина не сможет долго жить в мире с Катрионой Сильвано! А с тобой я смогу, как мне кажется, получить и то, и другое, и дожить до глубокой старости. Так что ты мне ответишь – «да» или «нет»?

Уловив минутное замешательство девушки, молодой человек привлек ее к себе и нежно поцеловал.

– Скажи «да», моя дорогая.

– Да, – прошептала Нита, и Марко снова поцеловал ее, на сей раз уже крепко и страстно.

Они вернулись в зал рука об руку и успели как раз вовремя: в этот момент Винченцо Сильвано собирался представить приданое дочери.

– Господи! – пытался протестовать Питер, когда Катриона растолковала ему, что сейчас должно произойти. – Мне не надо никакого приданого, я думал, это ясно всем. Пускай твой отец отремонтирует ферму или отдаст деньги Бьянке с Энрико.

Когда он захотел встать и вслух сказать об этом, девушка схватила его за руку.

– Сиди! – приказала она свистящим шепотом. – Иначе обидишь отца, всю мою семью и меня. Ты должен принять приданое.

– Но зачем? Я богат…

– Таков обычай, – с достоинством констатировала Катриона, – у бедняков тоже есть гордость! Приданое, скромное оно или роскошное, нужно принять с благодарностью и ни в коем случае от него не отказываться. И тебе следует сделать так, как принято, – девушка враждебно кинула взгляд на молодого мужа. – Мой отец, при всем честном народе предложивший моему мужу деньги и получивший отказ, будет опозорен раз и навсегда.

– Хорошо, хорошо, я все сделаю, как надо. Я только что вступил в семейный клан Сильвано и меньше всего хочу обидеть его главу.

– Кроме того, – добавила она, – приданое принадлежит и мне тоже. Мне будет очень приятно иметь собственные деньги.

– Но, дорогая, я положу деньги на твое имя, и у тебя будет немалый доход.

Катриона упрямо поджала губы.

– Но эти деньги будут принадлежать только мне!

Беспомощно глянув на молодую жену и чувствуя всю нелепость ситуации, Питер сдался. Нелепость ситуации заключалась в том, что платье, в котором венчалась его молодая жена четыре часа назад, стоило в три раза дороже того приданого, которое мог предложить Винченцо Сильвано за своей дочерью и которое самого его могло оставить без гроша. Лорд мягко улыбнулся, что не осталось незамеченным его строптивой молодой супругой.

Катриона нахмурилась.

– Почему ты смеешься? Надо мной? – подозрительно спросила она.

– Что ты, любимая. Я могу смеяться только вместе с тобой, но ни в коем случае не над тобой.

Молодой человек в который раз убедился в том, что имел неосторожность жениться на особе, с которой не смог бы поладить ни один нормальный мужчина в мире.

– Обещаю, что скажу в ответ благодарственную речь. Надеюсь, ты не станешь возражать, если я все компенсирую твоему отцу в будущем?

– Разумеется, нет! Это будет очень великодушно с твоей стороны, – и Катриона улыбнулась мужу так нежно и ласково, что тот не нашел слов, способных выразить его изумление. Вскоре выражение лица новоявленной леди изменилось и стало таким, как в амбаре Креспи, чувственным и страстным.

Питеру стало не по себе при мысли, что пройдет еще несколько долгих часов, прежде чем они останутся вдвоем.

«Прошла целая неделя после той волшебной ночи в амбаре! Нет, лучше не следует будоражить себя воспоминаниями, дабы не опозорить благородное семейство Сильвано перед лицом целой толпы чужой нравственности».

От крамольных мыслей его отвлек тесть. Речь Винченцо Сильвано была длинной и прочувствованной: он долго говорил о достоинствах своей любимой старшей дочери и ее мужа, лорда Фитэйна, которого она выбрала из множества претендентов. Глава семьи подчеркнул, что его зять – человек очень порядочный, хоть и не итальянец, и принадлежит к старинному и славному роду. Закончил Винченцо свою речь словами:

– Я знаю, что моя незабвенная жена, Элизабетта, смотрит сейчас на нас с небес и радуется счастью нашей любимой Катрионы, – последние слова его утонули в громе аплодисментов.

Лорд Питер, как его теперь звали все жители городка, подошел к тестю и принял от него холщовый мешок со звонкими монетами. В ответном слове он рассыпался в любезностях, восхваляя благородство и щедрость новой родни. Когда его красноречие иссякло, Питер украдкой бросил взгляд на гордо улыбающуюся Катриону, и вдохновение пришло к нему вновь.

Гости одобрительно переговаривались, прерывая оратора громкими аплодисментами. Полный восторг наступил, тогда когда лорд повернулся к молодой жене и, погладив ее по голове, обратился к гостям:

– Я благодарю тестя за то, что он отдал мне в жены свою дочь, мою горячо любимую Катриону. Поистине – это королевская щедрость! Я так страстно хотел жениться на ней, что приданое не имело для меня никакого значения. Но так рассудил господь – мне повезло в любви, а кроме того, я получил богатое приданое. Поэтому я, как человек богатый, по обычаю моей родины отдаю его в полное распоряжение моей возлюбленной жены – пусть она хранит эти деньги для наших будущих сыновей, – с торжественным видом Питер преподнес холщовый мешок Катрионе.

После этих слов весь зал взорвался громом аплодисментов и никто, кроме самого Питера, не заметил, что девушка прижала мешок с деньгами к груди, а ее лицо при этом сделалось угрюмым.

ГЛАВА 20

Многоярусный свадебный торт, занимавший большую часть стола, был торжественно разрезан и роздан гостям. На этом все формальности были закончены, хотя сама свадьба продолжалась еще несколько часов.

Впереди предстоял еще скромный семейный ужин на ферме Сильвано, а затем новобрачным надлежало провести одну ночь в замке Креспи и на следующий день отправиться в Рим, в свадебное путешествие.

После церемонии разрезания торта Питер увидел, что Катриона исчезла. Оглядевшись по сторонам, он заметил, как девушка пытается выйти из шатра, а Бьянка упрямо ее останавливает.

Питер направился к ним, каждый раз останавливаясь, чтобы выслушать поздравления. Лорд Фитэйн нашел леди Фитэйн на телеге с сеном во дворе. Катриона сидела босая и без венка. Подол кружевного платья был загнут выше колен. В отчаянии она кусала сжатые кулаки.

Бьянка стояла рядом на коленях и расстегивала многочисленные пуговицы на свадебном платье сестры, убеждая ее проявить благоразумие и не срывать с себя атрибуты невесты при всем честном народе.

– Катриона, ты что, хочешь опять устроить спектакль, как в церкви?!

– Мне плевать! Снимите с меня это проклятое платье, а то я сорву его сама и пойду голая…

В глазах девушки были отчаяние и ужас, казалось, она задыхается.

Питер уселся в повозку.

– Бьянка, запряги осла и отвези нас домой, а я помогу Катрионе с платьем. Наклони голову, я не хочу, чтобы моя жена задохнулась. Дыши глубже! Черт возьми, я же сказал тебе опустить голову пониже. Если ты посидишь минуту спокойно, я помогу тебе раздеться.

Бьянка подстегнула осла и одобрительно кивнула – ей очень нравился новый родственник. Девушка облегченно вздохнула, когда повозка повернула, и никто из гостей не мог больше их заметить.

Мельком взглянув на сестру, она увидела, что, хотя пуговицы на спине были уже расстегнуты, Катриона по-прежнему дрожит, а лорд Питер помогает ей вытащить руки из тюлевых рукавов.

Оставшись в нижней юбке и рубашке, новоиспеченная леди сидела на сене, скрестив ноги и тупо уставившись перед собой. Роскошный подвенечный наряд валялся рядом. Некоторое время все молчали.

– Мне любопытно узнать, намерена ли ты сорвать с себя все?

Катриона сжала губы и бросила на Питера уничтожающий взгляд, не говоря при этом ни слова.

– Хочется думать, что твое отчаянное желание раздеться говорит о том, что ты жаждешь близости со мной?

Бьянка затряслась от беззвучного смеха и, продолжая управлять повозкой, потихоньку подглядывала, что творится сзади.

– Это чертово платье было мне мало с самого начала, – оправдывалась Катриона. – Знаменитая римская портниха, наверное, сшила его на одну из твоих костлявых английских подружек, – добавила она язвительно.

– Вовсе нет. Я дал ей все твои мерки и кроме того объяснил на словах некоторые прелестные особенности твоей фигуры, – Питер сделал выразительный жест рукой. – И не вздумай дать мне пощечину, а то я отвечу тебе тем же.

Бьянка, как и отец Умберто во время свадебной церемонии, сделала вид, что закашлялась.

Когда Питер заговорил снова, его голос звучал нежно и умиротворяюще.

– Улыбнись, Катриона. Ты должна чувствовать себя счастливой невестой, как оно и было, до тех пор, пока я не выступил с ответной благодарственной речью. Почему у тебя испортилось настроение? Мне показалось, что сначала тебе нравилось то, что я говорю, так же, как и твоему отцу, и гостям.

– Еще бы! Ты им сказал то, что они хотели услышать, – в голосе Катрионы звучали горечь и гнев. – Ты им объявил, что Катриона Сильвано ничем не отличается от любой другой женщины, а значит, и обращаться с ней нужно точно так же: и английская леди, и крестьянка из Фридженти являются собственностью мужчины и должны выполнять его прихоти. Почему бы им не одобрить этого? Всем было приятно слышать, что скоро я стану грудастой и толстопузой родильной машиной, которая должна согревать твою постель.

– Что ты болтаешь?

– «Оставь приданое своим сыновьям». Тем самым сыновьям, по поводу которых, как ты уверял, мне не придется беспокоиться по крайней мере ближайшие три года!

Бьянка услышала за спиной возглас и поняла, что Питер усадил жену к себе на колени, хотя и сделал это не без усилия.

– Сиди спокойно, – сказал он терпеливо, но твердо, – или я отшлепаю тебя по заду, о котором ты так печешься и который, признаться, мне тоже не безразличен – мне очень хочется, чтобы он как можно дольше оставался таким же красивым и округлым, как сейчас. Бьянка, если у тебя приступ кашля, возьми платок. А если хочешь посмеяться, то, ради Бога, не стесняйся.

Ободренная этими словами Бьянка расхохоталась, а ослик побежал по дороге сам по себе. Питер обнял жену и прошептал:

– Ах, ты, моя маленькая глупышка! Я только старался подчеркнуть, что не нуждаюсь в деньгах и хочу получить только тебя, а не твое приданое. Я думал, ты все понимаешь. Мне еще раз хотелось подчеркнуть, что ты сама по себе являешься для меня огромной ценностью. А о сыновьях я упомянул только для того, чтобы люди меня лучше поняли. Ведь все бы были очень удивлены, если бы я взял да и отдал деньги женщине.

Тонкие обнаженные руки обвились вокруг шеи Питера, а головка Катрионы легла ему на плечо. Густые, пушистые волосы лезли ему в глаза.

– Прости меня, прости, – в ее голосе звучало столько нежности и раскаяния, что он с трудом узнал свою непокорную жену.

– Наверное, я все тебе прощу, – прошептал Питер ей на ухо. – Забудем о прежних обидах. А теперь, слезай с моих коленей и ляг поудобнее на сено! Мне, конечно, все равно, что повозка открытая, я даже ничего не имею против осла, но, к сожалению, есть еще и Бьянка…

Катриона со смехом упала на сено.

– Мы можем попросить ее пройтись пешком. Эй, Бьянка…

Питер слегка ущипнул ее за ногу.

– Веди себя прилично.

– Вы что-то хотели мне сказать? – осведомилась Бьянка.

– Да, – ответила Катриона.

– Нет, – сказал Питер. – Веди себя прилично!

– Кто, я? – спросила Бьянка.

– Нет, я! – рассмеялась Катриона.

– Есть только один надежный способ заставить тебя замолчать, – заявил Питер, наклонившись над женой, – попробуй поболтать теперь, – он впился в губы Катрионы, как это было в церкви.

– Приехали! – объявила Бьянка спустя некоторое время, но молодожены ее не слышали.

– Катриона, возьми платье и иди поскорее в дом, пока никто тебя не видел. Это неприлично! Вынь из волос сено! – Затем девушка без особых церемоний приказным тоном обратилась к своему знатному родственнику: – Питер, возьми осла и отведи его в конюшню, а я помогу Консуэло на кухне.

* * *

Через некоторое время, когда Катриона, одетая только в коротенькую рубашку, стояла над тазом и умывалась, в комнату вошел Питер. Он остановился и измерил жену оценивающим взглядом.

– Что ты здесь делаешь? – спросила ошеломленная Катриона, прикрываясь полотенцем.

– Я тоже хочу умыться и немного перекусить – Бьянка сказала, что это возможно.

– Но что ты делаешь здесь?

– Мы женаты, милая. Или ты забыла? Муж и жена могут мыться вместе, за это нас никто не осудит. К тому же Бьянка пообещала, что наш покой не будет нарушен, – и Питер многозначительно поднял брови. – Как ты думаешь, что она имела в виду?

Катриона угрожающе подняла таз с водой.

– И думать не смей! В любую минуту сюда могут войти мои родственники. Ты ошибаешься, если предполагаешь, что я буду драться с тобой, когда все слышно в соседней комнате.

– Ну, если ты не будешь драться, то не возникнет никаких неудобств. Хотя следует об этом подумать, – задумчиво произнес он. – У тебя такое звучное сопрано… Ну, да ладно. Мысль была хорошей, но придется немного повременить, – он снял пиджак. – У тебя есть второе полотенце и мыло, дорогая женушка?

Не сказав ни слова, смущенная Катриона подала Питеру все, что он просил, а сама быстро натянула нижнюю юбку и желтое платье в цветочек, которое было на ней в ту незабываемую ночь, проведенную ими в амбаре синьора Креспи. Ей было интересно, помнит ли Питер это платье.

– Сохрани это платье, любимая. Оно всегда будет напоминать мне о моей несравненной мадонне.

Остаток дня пролетел для Катрионы незаметно – Питер же считал каждую минуту. Наконец настал час, когда можно было отпустить слугу, в надежде на то, что Катриона уже подготовилась к брачной ночи.

Постучав в дверь смежной спальни, Питер поправил воротник шелковой рубашки и мысленно поблагодарил Бога за то, что ему не придется встретиться с перепуганной, съежившейся от страха девственницей.

Катриона сидела за туалетным столиком из розового дерева и смотрелась в овальное зеркальце. Ее привели в смущение две служанки Креспи, которые пришли в спальню, чтобы подготовить невесту к брачной ночи.

Катриона ничего не имела против, когда Игнасия и Изабелла приготовили ванну и нагрели полотенца.

«Подумать только, греть полотенца летом!»

Служанки помогли новобрачной зайти в ванну, но когда они опустились на колени и принялись мыть ее, как ребенка, девушка взбунтовалась.

– Но синьора Креспи распорядилась, – смущенно бормотали Игнасия и Изабелла.

Катриона величественно подняла голову и сказала:

– Я – леди Фитэйн, и я не позволяю вам этого делать. Отойдите в сторону. Я справлюсь сама!

Девушка была потрясена магическим действием сказанных ею слов: обе служанки мгновенно отреагировали и безропотно отошли в другой конец комнаты. Катриона наслаждалась горячей ароматной ванной.

Затем она попросила потереть ей спину. После купания они накинули на нее полотенца, но вытереть себя она не позволила.

В конце концов Катриона разрешила одной из них унести одежду, а другой – расчесать себе волосы гребнем. Последний раз ее причесывала мать, когда ей было шесть лет.

Изабелла взяла гребень с длинными зубьями и приступила к процедуре. Катрионе казалось, что с нее хотят снять скальп.

– У миледи прекрасные волосы, – робко заметила девушка. – Милорд придет в восторг, когда они будут распущены.

Леди с трудом удержалась от искушения рассказать о том, что милорд много раз видел ее с распущенными волосами, причем однажды при самых пикантных обстоятельствах. Вместо этого она поблагодарила Изабеллу.

Служанки помогли новобрачной облачиться в белую атласную ночную рубашку, которую Бьянка выбрала из приданого сестры и предусмотрительно положила в маленький чемоданчик.

Девушка нахмурилась, глядя, как они расправляют каждую складку на ней. Она предпочла бы сделать это сама. Бьянка, несомненно, проявила чувство юмора, выбрав облегающую фигуру рубашку, которая, тем не менее, выглядела удивительно целомудренно.

Поверх ночной рубашки был одет атласный пеньюар кремового цвета, украшенный кружевами и тюлем. На нем было множество крючочков, которые служанки бросились тут же застегивать.

– Оставьте все, как есть. Ничего не нужно застегивать, – небрежно приказала Катриона.

Шокированные таким заявлением девушки многозначительно переглянулись, но леди Фитэйн не обратила на это никакого внимания.

«Какой смысл надевать многочисленные принадлежности дамского туалета, если их все равно сразу же придется снять?»

Когда Питер вошел в спальню, она насмешливо заметила:

– Простая крестьянка из Фридженти терпит меньше неудобств в брачную ночь, чем я. Зимой они одевают широкую ночную фланелевую рубашку, а летом – хлопковую. Достаточно нескольких секунд, чтобы их снять.

Молодой супруг весело осведомился:

– Ты, наверное, себе представила, что я прибегу к тебе нагишом? Извини, что пришлось тебя разочаровать, но это очень легко исправить, – Питер стал быстро раздеваться. Весело взглянув на жену, он спросил: – А ты не хочешь последовать моему примеру? Давай устроим соревнование, кто разденется быстрее!

Катриона послушно сняла пеньюар и сбросила вышитые атласные тапочки.

– Проигравший платит штраф, – заявил Питер, глядя, как Катриона пытается снять ночную рубашку. Раздался звук рвущейся ткани, и она облегченно вздохнула.

«Наконец-то можно свободно дышать». Катриона посмотрела на кровать и увидела, что супруг уже ждет ее.

– Я выиграл, – сказал он, протягивая к ней руки. – Иди ко мне и заплати штраф.

Девушка вдруг засмущалась и с благодарностью вспомнила Игнасию и Изабеллу, которые предусмотрительно притушили лампы. Подойдя к кровати, она скользнула под одеяло.

– С тебя причитается поцелуй.

Катриона наклонилась и быстро поцеловала мужа.

– Потом мы решим, можно ли это назвать поцелуем, а сейчас…

Он стал покрывать поцелуями все тело Катрионы, начиная с макушки и продвигаясь все ниже. Осторожно сняв простыню, Питер нежно поцеловал ее плечи, сгибы локтей и каждый пальчик на руках.

Вдруг Питер взял руки Катрионы и стал их разглядывать.

– Я могу понять, почему ты не носишь перстень с сапфиром. Он, пожалуй, слишком громоздкий для тебя, но почему ты сняла обручальное кольцо?

– Я не привыкла носить кольца, – неуклюже оправдывалась Катриона.

– Я вижу.

– Я просто подумала, что лучше снимать кольца на ночь. Завтра я их снова одену.

– Ты изобрела новый обычай?

– Ну чего ты от меня хочешь? – вспылила Катриона, понимая, что не права. – Я – обычная невежественная деревенская девчонка, которая раньше и понятия не имела, что у богатых людей, например, муж и жена спят в разных спальнях!

Питер громко рассмеялся.

– Ну, если этот обычай оскорбляет твои чувства, я с удовольствием от него откажусь. Из Рима я пошлю соответствующие распоряжения своему управляющему. Но все-таки, где твое обручальное кольцо?

В глазах новобрачной появилось страдальческое выражение.

«Настырный негодяй!» – подумала она, а вслух сказала:

– На туалетном столике.

Исподтишка Катриона наблюдала, как Питер встал и без малейшего смущения направился к столику. Действительно, стыдится ему было нечего! Если уж непременно нужно иметь мужа, то только такого, как он: страстного, сильного и очень мужественного.

Она зажмурилась и замерла от сладостного предвкушения.

– Катриона.

Она открыла глаза и увидела склонившегося над ней Питера. Его взгляд был ласковым, но очень серьезным.

– Дай мне твою руку.

Катриона послушно протянула руку, и он одел ей на палец тоненькое колечко, усыпанное бриллиантами. Она снова замерла, но на сей раз чувства, овладевшие ею, заставили ее съежиться.

– Мы женаты, Катриона, – сказал он непреклонным тоном. – Пойми, что это на всю жизнь. От этого нельзя избавиться, просто сняв обручальное кольцо или свадебное платье. Мы связаны навек супружескими узами, но не следует считать это рабством. Если ты вникнешь в смысл моих слов, то не будешь впредь смотреть на обручальное кольцо, как на символ рабства. Наоборот, оно будет говорить тебе о любви и верности.

– Я постараюсь, честное слово, – покорно согласилась с ним Катриона и с благодарностью взглянула на мужа. – Мне гораздо легче, потому что ты все понимаешь. – Она снова посмотрела на кольцо и на сей раз оно показалось ей невесомым. – Мне хорошо с тобой, – честно призналась она. – Я только хочу, нет, не хочу…

– Я знаю, чего ты хочешь, дорогая, и сделаю все, чтобы ты осталась довольна. А теперь, оставим этот разговор. Поцелуй меня, Катриона. Это наша первая брачная ночь.

ГЛАВА 21

Поверенный в делах снял по приказу лорда Фитэйна виллу с видом на Тибр, где молодожены должны были провести медовый месяц.

Катриона на всю жизнь запомнила проведенные там дни и ночи, полные безмятежного счастья. Особенно ночи. Опьяненная любовью мужа, она тихо засыпала в его объятиях под шум реки, доносившийся через высокие окна, которые выходили на старинный балкон.

Утром Катриону будил тот же плеск воды, ставший для молодоженов сладостной музыкой их счастья.

Дни и вечера сначала были заполнены различными делами: они ходили к лучшим портным, чтобы пополнить гардероб Катрионы, обедали в дорогих ресторанах, осматривали достопримечательности и посещали всевозможные спектакли, в том числе оперу. Разумеется, приходилось наносить и семейные визиты.

У семьи Сильвано было много родственников в Риме, среди которых старенькие тетушка и дядюшка, вырастившие Элизабетту, брат Скотти, который не смог приехать на свадьбу Катрионы, но собирался присутствовать на венчании Бьянки и на прощальном семейном вечере перед отъездом Катрионы в Англию, и другие родные.

Через неделю милорд и его молодая жена устали от беготни по городу и погрузились в праздное блаженство: они гуляли по саду, читали книги, катались на яхте по Тибру. Во время таких прогулок Питер иногда выступал в роли капитана.

– Спой, Катриона, – попросил он ее однажды. Откинув голову, она запела, отбросив в сторону всякое смущение. Ее прекрасный голос лился легко и радостно.

От оперных арий певица перешла к английским балладам и итальянским песням о любви. С берега послышались одобрительные возгласы и аплодисменты, раздавались крики с просьбой исполнить ту или иную песню.

Питер спустился с верхней палубы. На нем была одета матросская куртка и холщовые брюки. Он подошел к жене и обнял ее.

– Превосходно! Может быть, ты и не ангел, но голос у тебя поистине ангельский!

Катриона прижалась к нему.

– Ты веришь, что я смогу петь на сцене?

– Думаю, что да, но как только мы приедем в Англию, нужно будет послушать мнение профессионалов и нанять хорошего педагога. А что мне будет за похвалы и обещания? – весело подмигнул он.

Жена насмешливо улыбнулась.

– Пожалуй, я спою тебе еще одну песню. – Она стала перед мужем, потупив взор и сложив руки, как юная послушница из монастыря, и тихо запела шутливую песенку, поразившую некогда герцога Креспи.

«Твердят нам с детства, что мужчины

Умнее нас и превосходят нас во всем.

Остаться в старых девах не желая,

Кольцо на палец одеваем

И имя их себе берем.

И горько слезы проливая,

Себя потом мы утешаем,

Что нужен муж нам непременно,

Хоть и плохой, но свой».

Когда Катриона закончила и сделала глубокий реверанс, Питер с восхищением посмотрел на нее.

– Маленькая чертовка! Откуда ты выудила эту песенку?

– Я сама ее написала.

Питер недоверчиво посмотрел на жену.

– Сама?

– Твое удивление совсем для меня не лестно. Я думала, ты давно понял, что у меня много всяческих талантов. Я с детства сочиняю песенки. Когда еще была жива мама, она часто сочиняла музыку, а слова писала я.

– Так у тебя есть и другие песни?

– Разумеется. Надо же было как-то коротать время, когда я пасла овец в горах! И дома, когда кто-нибудь выводил меня из себя, я придумывала песенку, вкладывая в нее всю свою злость. Потом я и музыку стала писать сама. В этих песнях моя душа.

– Боже мой! – воскликнул изумленный Питер. – Если ты сочиняла новую песню всякий раз, когда тебя выводили из себя или когда ты просто бывала не в духе, то, должно быть, у тебя написано несколько толстенных томов! Мне хотелось бы на них взглянуть.

Катриона сморщила нос.

– Вы очень остроумны, милорд, но у меня есть всего пара тетрадей и они не такие уж и толстые. Кроме того, они все остались во Фридженти.

– Когда мы туда приедем, нужно будет взять их с собой домой, в Англию.

Она исподлобья посмотрела на мужа.

– Понимаю тебя, Пьетро. Но дай мне сначала хоть раз ступить на английскую землю, прежде чем я смогу называть ее своим домом.

Питер с пониманием посмотрел на жену и взял ее руки в свои.

– Назови меня снова «Пьетро», так, как можешь назвать только ты, нежно и страстно. Ты так редко зовешь меня по имени, даже в минуты близости, почему?

– Ты преувеличиваешь! – вспыхнула Катриона.

– Нет. Мне кажется, ты относишься ко мне, как к какому-то безымянному существу, за исключением тех случаев, когда хочешь посмеяться над моим титулом или английской самоуверенностью. Тогда ты называешь меня милордом.

– Прости, я как-то об этом не думала.

Когда он молча выпустил ее руки, Катриона украдкой глянула на мужа – лицо Питера было печальным. Она нежно прижала палец к его губам.

– Милый, прости. Ты прав, Питер, я все поняла. Прости меня.

– Прощаю. – Он наклонил голову и снова с грустью посмотрел на жену. – Может быть, и ты заодно простишь меня за то, что я так страстно хотел на тебе жениться.

Щеки молодой женщины зарделись румянцем.

В эти счастливые дни она хотела забыть, что когда-то расценивала его желание жениться на ней как публичное оскорбление. Катриона совсем забыла, что, даже согласившись на помолвку с ним, она продолжала строить коварные замыслы: ей хотелось заработать денег и освободиться от семейных уз. Она тешила себя надеждой на случай, который сделает ее супружество кратковременным.

Во время свадебного путешествия крамольные мысли не посещали Катриону и все же она не упускала случая ужалить Питера побольнее, как бы мстя ему за свои страдания.

Не обращая внимания на усмехавшихся матросов и людей, Катриона бросилась мужу на шею, привстала на цыпочки и страстно поцеловала его в губы, как бы тем самым стремясь убрать печальную улыбку с его, ставшего внезапно таким любимым, лица.

– Ты заслуживаешь более образованной и более покладистой жены, – прошептала она. – Прости меня, ведь я еще не сказала, что мне очень нравится быть твоей женой. Прости меня, любимый.

Питер жадно прильнул к ее губам, будто хотел запомнить их вкус на всю жизнь.

– Ты трижды произнесла мое имя и я хочу слышать его из твоих уст еще и еще…

– Давай вернемся на виллу, и я повторю его тысячу раз и докажу, что мне приятно быть твоей женой и что моему раскаянию нет предела.

Катриона всегда охотно отвечала на ласки Питера, но после той волшебной ночи в амбаре синьора Креспи она больше никогда не проявляла инициативы первая. Поэтому он с энтузиазмом воспользовался ее предложением.

– Капитан! – крикнул он во весь голос. – Мы с женой хотим домой, и немедленно.

Катриона оперлась о поручни – ее душил приступ смеха.

– Ты просто бессовестный. Он же догадается.

– Ну и пусть. Я не упускаю радостей жизни, когда мне их предлагают. Катриона…

– Что?

– Ничего. Просто – Катриона… Катриона.

Сердце молодой женщины радостно сжалось, ее охватил сладостный трепет.

– Ты прав, Пьетро, – нежно обратилась она к мужу. – Иногда собственное имя удивительно ласкает слух.

– Ты знаешь, – призналась она Питеру по пути во Фридженти, – последние две недели нашего медового месяца были более счастливыми, чем первые, если, конечно, такое возможно.

Катрионе не терпелось увидеть Бьянку и всех своих родных, но еще больше ей хотелось наконец приехать в Англию, где начнется их настоящая жизнь с Питером.

Несмотря на то, что она прочла множество книг об этой стране и помнила все рассказы матери, Катрионе трудно было реально представить себе Англию – она виделась ей раем, в котором будут царить любовь и музыка.

В последнее время она часто задавала себе вопрос, почему вдруг музыка отступила в ее жизни на второй план. Рассматривая орлиный профиль мужа, она вдруг ясно поняла, что неожиданно для себя по уши влюбилась в этого человека.

Теперь Катриону волновала не только физическая близость мужа. Он стал центром ее вселенной и основным смыслом ее жизни.

– О Боже! Дай мне силы думать только о свободе и музыке. Я не хочу стать такой, как мама! – молилась она про себя.

Потом Катриона вспомнила обещание Питера, и ее страхи исчезли. Молодая женщина снова улыбнулась мужу, глаза которого светились теплотой и любовью. Нет, ее супружеская жизнь будет совсем другой!

«Прочь, ненужные страхи!»

По приезде во Фридженти на нее нахлынуло множество воспоминаний, приятных и не очень, но одно было совершенно ясно: Катриона Сильвано больше не принадлежит родному Фридженти!

ГЛАВА 22

На ферме Сильвано произошли большие изменения: была сделана огромная пристройка, почти такая же, как и сам дом.

– Еще один свадебный подарок от дорогого лорда Питера, – объявила Бьянка, томно поглядывая на своего знатного и богатого родственника.

– Прекрати кокетничать с моим мужем! – шутливо приказала сестре Катриона, бросив на мужа благодарный, полный любви взгляд.

Новая пристройка позволила всей семье собраться под одной крышей. Каждый день в дом Сильвано приходил Эдуарде с беременной женой, Роберто со своей невестой Анной, Энрико Фонтана и Санти с женой. Кроме родственников, в доме всегда было полно друзей и знакомых.

С утра до вечера на печи варился кофе, а Консуэло все время что-нибудь готовила. Иногда она одна не справлялась, и на помощь приходили другие женщины.

Днем Катриона одевала старенькое платье и бегала босиком по полям Фридженти, распевая во весь голос. Как-то раз ей удалось заманить мужа в амбар синьора Креспи, где они снова любили друг друга, забыв обо всем на свете. Под вечер, притихшие и серьезные, они вернулись домой к позднему ужину.

За день до отъезда молодоженов в Рим, где они собирались провести всего несколько дней, а затем сразу же уехать в Англию, состоялась свадьба Бьянки и Энрико. Остаток дня вся семья провела вместе, пригласив к себе лишь самых близких друзей. Во время семейной трапезы за столом не замолкали разговоры и смех. Потом мужчины занялись работой на ферме, а женщины – домашним хозяйством.

Перед прощальным ужином Катриона, успевшая попрощаться со всеми друзьями, взяла повозку с осликом и отправилась к Бриджиде, которая известила ее, что плохо себя чувствует и не может прийти.

Едва взглянув на подругу, она сразу же поняла причину ее недомогания.

– Ты беременна!

– Да, – кивнула та головой. – И эта беременность совсем не похожа на предыдущие – тогда у меня был совсем маленький живот, и очень долго ничего не было заметно. А в этот раз я себя отвратительно чувствую с первых дней: грудь набухла, живот растет не по дням, а по часам, по утрам мучают приступы тошноты, да и ночью немногим легче. Этот ребенок причинил мне много хлопот, – весело щебетала счастливая Бриджида. – Ах, Катриона! Я знаю, что родится мальчик! Я чувствую это.

– Конечно, мальчик! – подтвердила Катриона. – И у него будет самый лучший крестильный кубок из тех, что имеются в Англии! Проследи, чтобы Бьянка вовремя мне сообщила, когда он родится.

– Я назову его Пьетро, если милорд не будет возражать, – робко сказала Бриджида. – Мне кажется, что благодаря вам обоим мне улыбнулась удача.

– Милорд будет польщен, – заверила подругу Катриона и обняла ее на прощание. – Береги себя! Зная твоего Джулио, можно с уверенностью сказать, что к следующему моему приезду ты будешь качать на руках малютку Питера, а под сердцем носить еще одного сынишку.

Она тихонько погладила подругу по животу. Бриджида пожала плечами.

– Возможно, ты права. Во всяком случае, мне очень хотелось бы, чтобы это оказалось правдой.

По дороге домой Катриона долго удивлялась, какими разными они были с Бриджидой, хотя росли вместе и играли в одни и те же игры. Это было просто невероятно!

Молодая женщина поставила ослика в конюшню и проскользнула в дом, собираясь одеть свое любимое желтое платье в цветочек, которое очень нравилось и Питеру. Она решила, что по случаю прощального вечера следует одеть именно это платье, связанное для них обоих с такими приятными воспоминаниями.

Десять минут спустя, идя по новому коридору, ведущему из спален в кухню, она услышала оттуда веселый смех и узнала голос мужа.

– Непременно нужно выпить шампанского, – говорил он. Катриона уже собиралась было присоединиться к общему веселью и потребовать свою порцию шампанского, как вдруг Питер произнес нечто такое, что заставило ее застыть на месте. – У нас есть прекрасный повод отпраздновать успешное осуществление нашего заговора, – самодовольно добавил он.

Молодая женщина вся обратилась в слух. В разговоре ее родных, в их восторженных восклицаниях звучало то же отвратительное самодовольство, что и в словах Питера!

Внезапно все затихли, и она услышала рокочущий голос отца:

– Выпьем за удачное сватовство к нашей Катрионе!

Раздался звон бокалов – все присутствующие поддержали тост Винченцо.

Катриона хотела было зайти в кухню и потребовать у родственников объяснений. О каком заговоре идет речь и какое он имеет отношение к сватовству, но в этот момент заговорила Бьянка. Прижавшись к стене и затаив дыхание, молодая женщина слушала слова горячо любимой сестры и не могла поверить своим ушам.

– Думаю, в центре внимания должна быть не Катриона, а я. Как вспомню обо всех сценах, которые мне пришлось разыгрывать перед ней! А сколько слез я пролила, изображая отчаяние по поводу возможности безвозвратной потери дорогого Энрико!

– Перестань хвастаться, Бьянка, – оборвал сестру Санти: – Никто в этом отношении не может сравниться с папой. До конца дней не забуду лица Катрионы, когда она услышала на моей свадьбе о богатом приданом, которое он собирается дать за ней.

Тут у всех остальных тоже развязались языки, и шутливые замечания посыпались, как из рога изобилия. Катриона уже не различала, кто о чем говорит. Она стояла в прихожей, прижавшись к стене, и вся дрожала от обиды и унижения. Как могли самые близкие и любимые люди так ее предавать!

– …Представьте, всего только двадцать два предложения!

– …Во Фридженти не осталось ни одного неженатого мужчины, который бы не выставил себя круглым дураком.

– … она боялась выйти из дома.

– … а когда она поверила, что мы всерьез хотим выдать ее за старика Деметрио!

– … она тогда и не подозревала, что папа уже дал согласие лорду Питеру.

– … в жизни не видела Катриону такой подавленной и неуверенной в себе.

– … а как я удивился, когда увидел лорда Питера в доке и узнал, что он хочет купить для меня лодку Паскуале, если я откажусь от фермы отца.

– … а коттедж, который якобы синьор Креспи подарил нам с Анной?

– … или деньги, чтобы я мог обзавестись собственным делом в Риме?

– …не забывайте, что теперь я – полноправный партнер своего свекора!

– Воистину вы появились здесь в счастливый день, лорд Питер!

– Да, так оно и есть!

– У нас еще есть шампанское? Давайте наполним бокалы!

– Следующий тост должен произнести лорд Питер.

– Выпьем за самый счастливый день для всех нас, да и для Катрионы тоже.

Да, для Катрионы это был действительно «счастливый» день! Со дня смерти мамы она ежедневно приносила себя в жертву им всем, и вот теперь они отплатили ей черной неблагодарностью, причем все, даже отец и Бьянка, любимая младшая сестра и не менее любимый отец. Это было больнее всего. Родные продали ее в обмен на собственное благополучие. А она-то думала, что они и вправду заботятся о ее благополучии и счастье. Продали! Снова принесли в жертву! В конце концов, они к этому привыкли за долгие годы и принимают ее жертвы, как само собой разумеющееся!

Все семейство продолжало распивать шампанское. Веселая болтовня родственников открывала потрясенной женщине все новые и новые стороны сплетенного против нее подлого заговора.

– Просто невероятно, братец Питер, как это тебе удалось ее укротить?

«Укротить! Какое мерзкое и унизительное слово!» – Катриона сжала кулаки.

Она испытывала непреодолимое желание наброситься на родственников и заставить их замолчать, но вместо этого словно приросла к полу и молча ждала, что ответит Питер.

«Ах, если бы он возмутился и сказал хоть что-нибудь, что помогло бы ей вернуть чувство собственного достоинства! Но ее любящий муж лишь рассмеялся в ответ на гадкую шутку!»

Когда один из братьев предложил выпить за «укрощенную Катриону», Питер снова от души расхохотался. Мало этого, Катриона услышала, как он сам громко повторил гнусный тост.

– А правда, что вы влюбились в нее с первого взгляда, лорд Питер? – поинтересовалась Анна.

– Сначала это больше напоминало ненависть с первого взгляда, – с дружелюбной готовностью ответил Питер, и по его голосу молодая женщина поняла, что вино за столом льется рекой.

Она мрачно усмехнулась и направилась в спальню, находившуюся в новой пристройке.

«Да, милорд, от любви до ненависти всего один шаг. Тут вы правы. Достаточно неосторожно сказанного слова или даже взгляда».

Придя в спальню, Катриона сразу же сорвала с себя желтое платье и швырнула его на пол. Больше оно ей не понадобится!

Ненависть Питера перешла в любовь, а с ней произошло все наоборот. Все нежные чувства, которые она стала испытывать в последнее время к мужу, умерли навсегда.

Катриона одела старую юбку и вышитую блузку, завязала волосы лентой и посмотрела на себя в новое зеркало, висевшее над комодом.

«Еще один подарок лорда Фитэйна, которым он расплачивался с родственниками, продавшими ему ее, Катриону Сильвано», – с горькой иронией подумала она.

«Но Бьянка ошиблась! Она никогда не будет в центре внимания! Может быть, путь Катрионы Сильвано на сцену будет трудным и тернистым, но она устроит незабываемый спектакль для всех своих милых сердцу родственников! Она попрощается со всеми нежно и ласково, даже с Питером Карлэйлом, лордом Фитэйном».

ГЛАВА 23

Во время путешествия в Рим Питер объяснял странное поведение жены тоской по близким и родному Фридженти.

У супругов не было возможности оставаться наедине, так как до Рима их сопровождал Скотти. Однако Питер часто нежно гладил жену по руке, давая ей понять, что он все понимает и очень ей сочувствует.

Иногда Катриона кривила губы в циничной усмешке, но делала это лишь тогда, когда ее никто не мог видеть. Всем окружающим она казалась добропорядочной и послушной женой.

В Риме они довезли Скотти до дома и, попрощавшись с ним, отправились в гостиницу.

– Если ты не возражаешь, Питер, – устало сказала Катриона, – я бы сразу хотела лечь. Моя усталость гораздо сильнее голода.

– Понимаю, – муж нежно сжал ей руку. – Мне побыть с тобой, дорогая?

– Спасибо, но мне хотелось бы заснуть, – неуверенно ответила она, отвернувшись.

– Тогда я пойду вниз и поужинаю, а когда вернусь, постараюсь больше тебя не беспокоить, – он снова сжал Катрионе руку, и она, сделав над собой усилие, посмотрела ему в глаза. – Не мучай себя. Я все пойму, если даже ты немножко поплачешь.

Катриона заморгала глазами, стараясь последовать предложению Питера, хотя причина для слез была несколько иная, чем он думал. Однако, почувствовав, что если она заплачет, то уже не сможет остановиться, Катриона усилием воли сдержала слезы.

– Спасибо, – сказала она хрипло, – но я не могу. Прости меня.

– Я позову горничную, чтобы она тебе помогла, – настоял муж. Молодая женщина вдруг почувствовала себя такой разбитой, что была не в силах возражать. Когда пришла горничная, она впервые в жизни обрадовалась, что кто-то поможет ей раздеться, принять ванну и расчесать волосы.

Скользнув под белоснежную льняную простыню, Катриона подумала, что сейчас слезы, без сомнения, принесли бы ей облегчение, но после минутного размышления она решила, что еще не время. Может, завтра или послезавтра, когда все будет кончено, она позволит себе поплакать вволю, но не сейчас.

Впервые после свадьбы они с Питером спали в разных комнатах, и Катриона была ему за это очень благодарна. Задуманная месть, которая по изощренности должна была превзойти спектакль, разыгранный Бьянкой, была слишком тяжела для нее: невыносимо лежать с Питером в одной постели, чувствовать рядом его тело и, несмотря на ненависть и обиду, по-прежнему жаждать его ласк. Нет, такое унижение пережить невозможно!

Она встретилась с мужем только за завтраком, который им подали прямо в номер. Оба они были уже одеты.

– Синьор Манетто прислал наши билеты на корабль и твой паспорт, – Питер кивнул в сторону буфета. – Корабль отходит послезавтра рано утром и берет курс прямо на Лондон. Мы можем отправить багаж уже завтра.

Катриона налила в чашку кофе и дала ее мужу.

– А не было другого транспорта, который бы отправился днем раньше? – небрежно поинтересовалась она.

– Какая-то старая лохань отходит сегодня в Ливерпуль. Чем бы ты хотела заняться сегодня после обеда и завтра? Может быть, сходим на прощанье на концерт?

– Концерт? Это было бы замечательно!

– Я обещал твоему брату зайти к нему в контору. По дороге могу купить билеты. А ты со мной не поедешь?

– Нет, я уже с ними попрощалась, а о его делах ты расскажешь мне потом, – Катриона с мольбой посмотрела на Питера.

– Понимаю. Думаю, Скотти тоже не обидится. – Питер допил кофе, подошел к жене и поцеловал ее. – Пойду, возьму шляпу.

Как только он вышел из комнаты, Катриона подбежала к буфету, взяла лежащие там бумаги и отложила свой паспорт и билет.

Услышав шаги мужа, она быстро осмотрелась и сунула билет и паспорт под подушечку, лежавшую на стуле.

Питер зашел в комнату, держа в руках шляпу.

– Кажется, я потерял адрес Скотти.

– У меня он есть. – Катриона стремительно зашла в свою спальню, достала записную книжку и выписала на отдельный листок адрес Скотти.

Не успел муж выйти, как она тут же одела шляпку, торопливо спустилась вниз, попросила метрдотеля остановить для нее карету и направилась прямиком в контору синьора Манетто.

Служащий конторы, увидев билет первого класса, встретил ее с большим почтением.

– К сожалению, ближайший корабль отходит в Лондон только завтра.

– Но мне сказали, что есть еще один рейс, только не на Лондон, а на Ливерпуль, – сказала с отчаянием в голосе молодая леди.

– Это не наша линия.

– Мне все равно! Подыщите для меня что-либо.

Заметив, что при ее пренебрежении лицо служащего приняло высокомерное выражение, Катриона гордо подняла голову.

– Я – леди Фитэйн. У меня в Англии дело, не терпящее отлагательств.

– Если вы минуточку подождете, попробую вам чем-нибудь помочь, синьора.

Служащий скрылся в другой комнате, но через несколько минут снова вышел.

– Думаю, мы вам поможем, синьора. Вы опоздали на корабль, идущий в Ливерпуль. Он отходит ровно через час. Но не стоит о нем жалеть, леди Фитэйн. Это – старая и грязная посудина. А вот через четыре часа в Марсель отойдет великолепное судно «Морская волшебница». В Марселе вы можете пересесть на другой корабль, который пойдет в Плимут. Это гораздо ближе от Лондона, чем Ливерпуль.

Катриона положила дрожащие руки на стойку.

– Благодарю вас. Все просто замечательно. А вы замените мне билет?

– Только учтите, синьора, – сказал служащий, подавая ей билет. – У вас очень мало времени. Советую поторопиться и поскорее отослать багаж на корабль.

– Я так и сделаю, – ответила Катриона и положила билет в сумочку.

Усевшись в карету, она приказала кучеру поскорее ехать в гостиницу и пообещала хорошо заплатить, если он подождет ее и отвезет потом на пристань.

Из четырех чемоданов с одеждой, купленных для нее Питером, Катриона выбрала один и сложила в него только самое необходимое. Затем она спустилась вниз и забрала из сейфа управляющего холщовый мешок со своим приданым.

«Эти деньги принадлежали только ей, она заработала их за долгие годы невзгод и лишений, когда приносила себя в жертву близким, которые предали ее так безжалостно и подло».

Такими мыслями Катриона старалась заглушить проснувшиеся было угрызения совести. Отец, разумеется, совсем не предполагал, что дочь воспользуется приданым, чтобы покинуть мужа. Ну, что ж! Сами виноваты! В конце концов, это они вынудили ее совершить такой отчаянный шаг.

– Ваш чемодан готов, – доложила горничная. Катриона поблагодарила ее и дала несколько монеток.

– Меня внизу ждет карета. Попросите метрдотеля проследить, чтобы мой багаж был погружен немедленно.

Она подошла к буфету, где лежал конверт с документами и билет Питера, вырвала из записной книжки листок и, взяв перо и чернила, написала мужу послание: «Покидаю тебя навсегда…». Больше она не могла придумать ни единого слова.

«Это просто смешно! Что можно сказать бесчувственному человеку, назвавшему себя укротителем Катрионы Сильвано? Он все равно ничего не поймет!»

Она разорвала страницу пополам, сделала из нее конверт, и уверенным и твердым почерком написала: «Лорду Питеру Фитэйну». Затем быстро сняла с руки оба кольца и вложила их туда.

«Пожалуй, это будет более красноречивым, чем любые, даже самые жестокие слова. Увидев кольца, он поймет, что Катриона Сильвано покинула его навсегда!»

Оба конверта она оставила на буфете на самом видном месте, чтобы Питер мог сразу их заметить.

Закончив все дела, молодая женщина спустилась вниз, где ее ждала карета, к крыше которой уже был прикреплен дорожный чемодан.

Катриона вздохнула с облегчением лишь тогда, когда ступила на палубу корабля. Она сразу же пошла в свою каюту и заперла дверь, потом уселась на чемодан и прижала к груди мешок с приданым.

Через час, когда корабль уже вышел в открытое море, Катриона наконец поднялась, чувствуя себя такой усталой и разбитой, как после большой стирки во Фридженти.

В дверь тихонько постучали – это была служанка, пришедшая помочь ей распаковать вещи.

– Подойдите через час, – попросила Катриона. До прибытия в Марсель нужно было выбрать себе подходящее имя. Называть себя миледи нельзя ни в коем случае. На чем же остановиться? Синьора Сильвано? Миссис Карлэйл? А может быть, взять какое-нибудь вымышленное имя? Например, Кэтрин Джонс или Смит? Так будет значительно легче замести следы.

Она засунула под подушку мешок с приданым и поправила наволочку, чтобы никто не мог догадаться, что там что-то спрятано. Затем накинула поверх дорожного платья шерстяной платок и вышла на палубу, чтобы в последний раз взглянуть на Италию.

Теперь бояться было нечего: даже если лорд Фитэйн и узнал, что она села на «Морскую волшебницу», то ему ничего не остается, как только помахать ей вслед рукой.

Придя к такому выводу, Катриона мстительно усмехнулась.

Вдруг у нее из глаз хлынули слезы и ручьем потекли на поручни корабля, в которые она судорожно вцепилась руками. Молодая женщина собиралась хорошенько выплакаться, когда останется одна и будет в полной безопасности, но ей и в голову не приходило, что плакать придется так горько и так скоро.

Корабль уже набрал полный ход, а Катриона все еще не могла унять рыданий. Там, за бортом, оставалась ее родная земля, которую нельзя было даже разглядеть хорошенько из-за застилавших глаза слез.

Наплакавшись вволю и глубоко вдохнув влажный морской воздух, она внезапно успокоилась, и к ней вернулось прежнее хладнокровие. Женщина распрямила плечи и, отвернувшись от скрывшейся в тумане Италии, стала смотреть вперед, в сторону Англии – Катриона Сильвано навсегда прощалась с прошлым и бесстрашно смотрела в будущее.

Когда она направилась в каюту, чтобы начать распаковывать вещи, ее остановил главный стюард первого класса. Лучезарно улыбаясь, он произнес:

– Прошу прощения, миледи, но произошла досадная ошибка – вас поместили в чужую каюту. Но ничего страшного, ваша каюта гораздо просторнее и комфортабельнее. Мы сейчас перенесем ваши вещи и проводим вас туда. Вы позволите?

Катриона хотела было последовать за стюардом, но вдруг с ужасом вспомнила о мешке с деньгами, спрятанном ею под подушкой.

– Сначала я должна зайти на минутку в старую каюту, – взволнованно сказала она. – Возможно, там остались мои вещи, которые я успела выложить из чемодана.

В дверях каюты Катриона столкнулась с двумя матросами, выносившими ее чемодан. Она проскользнула мимо них и вытащила из-под подушки заветный мешок.

«В следующий раз нужно быть осторожнее. На таком роскошном и большом корабле, без сомнения, должен быть сейф, где пассажиры хранят ценные вещи. Придется и мне положить туда мешок с приданым и взять расписку».

Когда они пришли на другой конец корабля, стюард открыл дверь новой каюты и, отступив на шаг, вручил Катрионе ключ.

– Надеюсь, вам будет удобно, миледи, – сказал он с поклоном.

– Благодарю, – ответила она и, распахнув дверь, тут же захотела захлопнуть ее снова. Силы покинули ее и молодая леди ухватилась за дверную ручку, чтобы не упасть.

Посреди каюты стоял ее чемодан, а рядом с ним три таких же, тех самых, которые она оставила в римской гостинице. Смотревший в открытый иллюминатор супруг Катрионы, от которого она бежала из Рима, повернулся к ней и смерил ее пристальным взглядом.

От этого взгляда Катриона побледнела, как смерть, однако муж как ни в чем не бывало сказал:

– Заходи, Катриона, и закрой, пожалуйста, дверь.

Онемевшая от страха жена машинально выполнила его распоряжение, а затем бессильно прислонилась к закрытой двери.

– Жаль, что ты не поставила меня в известность о своем желании отправиться домой через Марсель, – сказал он тихо, и от звука его голоса у Катрионы побежали по телу мурашки. – Я бы никогда не отказал тебе в любой просьбе, конечно, в пределах разумного.

Когда Питер сделал несколько шагов по направлению к своей беглянке-супруге, она крепко прижалась к двери всем телом.

– Ты что, боишься меня, Катриона? Не может быть! Таких людей, как я, женам нечего бояться, если только они не давали для этого серьезного повода, – сказал он.

ГЛАВА 24

Официант немедленно принес меню, когда лорд Фитэйн, не посоветовавшись с насмерть перепуганной женой, объявил, что собирается отобедать в каюте.

– Ты не подвержена морской болезни, Катриона? – с холодной вежливостью спросил он, в то время как два стюарда наводили блеск в каюте и расставляли корзины с цветами и фруктами.

Видимо, лорд проявил исключительную щедрость и великодушие, если вся прислуга на корабле заглядывала ему в рот и проявляла готовность выполнить любое его распоряжение. Правда, Катриона имела все основания усомниться, что подобное поведение распространяется и на нее.

– Я… я не знаю. Я никогда не путешествовала на корабле, разве только по Тибру, с тобой.

Она бросила на мужа быстрый многозначительный взгляд, но он в этот момент был всецело поглощен изучением меню и, казалось, совсем забыл о проведенных вместе счастливых днях и часах.

– Думаю, если бы ты была предрасположена к морской болезни, это бы уже как-то дало о себе знать – по-прежнему не глядя на Катриону, равнодушно констатировал Питер.

Он заказывал все новые и новые блюда, а в душе у молодой женщины поднимался молчаливый протест. Меньше всего ей сейчас хотелось есть.

С свойственной ей неуклюжей прямолинейностью она решила немедленно поговорить с мужем.

– Я знаю, ты на меня сердишься…

– Сержусь? – перебил ее Питер и снова повторил. – Сержусь?! Если вы решили, что я просто сержусь, миледи, то вы либо совсем меня не знаете, либо ваши умственные способности соответствуют вашему умению лгать. Однако, – он сделал нетерпеливый жест рукой, – мы поговорим об этом несколько позже. У вас есть достаточно времени, чтобы переодеться.

– Я не буду переодеваться. Я…

– А я, – снова перебил ее Питер, и опять в его голосе прозвучало ледяное презрение, – не желаю сидеть за столом с женой, одетой в грязное и мятое дорожное платье. Мы поговорим после обеда.

Катриона подумала, что ее возлюбленный Пьетро, с которым ей было так хорошо во Фридженти, и этот напыщенный английский лорд были совершенно разными людьми – с теперешним лордом Фитэйном будет очень трудно поладить. Несмотря на страх, который она вдруг стала испытывать перед мужем, Катриона сделала попытку сохранить собственное достоинство и, высокомерно вздернув подбородок, заявила:

– Я бы предпочла поговорить именно сейчас.

– То, что ты предпочла бы, в данный момент не имеет для меня ни малейшего значения, – холодно ответил он. – Будь любезна, позови горничную, чтобы она помогла тебе переодеться. Я не намерен долго ждать.

Когда супруги жили на вилле в Риме, Питер всегда отсылал прислугу и они обедали вдвоем. Здесь же официанты постоянно кружились возле стола, а он в это время вел ни к чему не обязывающий бессмысленный разговор. Катриона не слышала и половины слов, а отвечала кратко и неохотно.

– Ты ничего не ешь, дорогая, – небрежно сказал он, с аппетитом поглощая обильный обед.

– Я не голодна, – ей стоило большого труда сохранить спокойствие.

В душе молодой женщины все кипело от негодования. С какой бы радостью она запустила свою тарелку с едой в нахальную физиономию этого негодяя.

Казалось, Питер прочел мысли супруги и с пониманием усмехнулся. Катриона решила, что если проклятый лицемер снова посмеет сказать ей «моя дорогая», она отбросит к черту всякую осторожность и вцепится в мерзавца мертвой хваткой. Лорд или не лорд, муж или не муж, она не намерена терпеть все эти издевательства до конца своих дней.

Приняв такое решение, она встала и, прижав салфетку к губам, пробормотала:

– Прошу прощения. Вы можете присоединиться ко мне, когда пожелаете, – Катриона грациозно наклонила головку и коварно улыбнулась, с вызовом посмотрев на мужа.

«Не станет же он устраивать скандал перед прислугой!»

– Я скоро приду, дорогая, – вынужден был согласиться он.

Несмотря на маленькую победу, молодая женщина боязливо ждала появления мужа. С каждой минутой страх овладевал ею все больше и больше. Питер отсутствовал целый час, и от перенесенного напряжения Катрионе сделалось плохо. Она решила, что у нее и в самом деле начинается приступ морской болезни, или это – результат перенесенного только что потрясения и нужно просто подышать свежим морским воздухом, выйдя на палубу.

Муж вошел в каюту именно в тот момент, когда Катриона протянула руку за плащом.

– Он тебе не понадобится, дорогая, – спокойно заявил он, вешая плащ обратно на крючок.

– Не смей называть меня «дорогая»!

– Ты предпочитаешь, чтобы я называл тебя как-нибудь иначе? У меня есть несколько вариантов, только я сомневаюсь, что они тебе понравятся.

– Тогда никак меня не называй!

– К нашему взаимному несчастью, я должен называть тебя своей женой. В нашу первую ночь я уже говорил тебе, что ничего теперь изменить нельзя, как бы нам обоим этого не хотелось. Мы женаты, и следует смириться с этим фактом.

Питер порылся в кармане брюк, и Катриона сразу же поняла, что он сейчас оттуда достанет.

– Подойди сюда и возьми кольца.

В душе молодой женщины боролись самые противоречивые чувства, а сама она словно приросла к полу.

– Я сказал, возьми их!

Она подошла к мужу, и он молча положил ей на ладонь оба кольца. Питер не стал сам одевать жене обручальное кольцо, как это уже было в замке Креспи и в церкви, во время венчания.

– Можешь делать все, что захочешь, с моим подарком к помолвке, – небрежно заметил он, – но обручальное кольцо ты носить будешь. Мы связаны с тобой навеки, как муж и жена, и я настаиваю, чтобы ты признала это. А теперь обсудим новые правила, которых мы будем придерживаться при создавшихся обстоятельствах. Да, наши отношения несколько изменились. Что ж, все течет – все изменяется.

– Ты сказал, – попыталась было сказать дрожащим голосом Катриона.

Голубые глаза мужа были холодны и непроницаемы, как мрамор.

– Все, что я говорил раньше, теперь не имеет никакого значения. Тогда я был влюблен, как последний дурак, и искренне верил, что тебе удалось преодолеть отвращение к супружеству. Мне очень хотелось верить, что твои чувства ко мне были искренними.

«Черт возьми! Оказывается, этого мерзавца оскорбили в лучших чувствах! Его, принявшего участие в заговоре всего семейства Сильвано, смеявшегося над ней и бессовестно ее дурачившего! Этот негодяй смел разглагольствовать о своей ненависти, переросшей в пламенную любовь, и о том, что он укротил-таки саму Катриону Сильвано! И после этого у него хватает наглости говорить о каких-то нежных чувствах. Ну и пусть! Никогда этот мерзавец не узнает, что и она влюбилась в него без памяти, сама того не желая, и искренне хотела верить в его любовь. Что ж, гордость Катрионы Сильвано не пострадала, а это уже немало!»

– Я собираюсь оговорить лишь основные условия нашей сделки, – продолжил Питер, не дождавшись ответа. – Ты не будешь ни в чем нуждаться, я найму для тебя лучших учителей музыки и займусь твоей карьерой. А за это ты должна быть мне женой и хозяйкой в доме, – он с холодным равнодушием посмотрел на Катриону, будто она была мебелью, которую он собирался приобрести. – Ты научишься одеваться и вести себя так, как подобает светской даме, чтобы я не испытывал неловкости за твое поведение. Принимая во внимание все случившееся, я вынужден настаивать на полном послушании. Если ты будешь выполнять все мои условия, я не буду слишком суров, – устало договорив до конца, он сделал вид, что не заметил гневного румянца, залившего щеки жены.

Затем, снова смерив ее взглядом с ног до головы, Питер добавил:

– Я сдержу свое слово, и у тебя не будет детей в течение ближайших трех лет. Чтобы не оставалось ничего недосказанного, давай оговорим все сразу: ты – моя жена и должна выполнять свои супружеские обязанности – тебе это не составит большого труда. Я знаю, что ты просто великолепна в постели, как и положено быть здоровой и темпераментной женщине, – продолжил он насмешливо. – Наше брачное ложе будет гораздо привлекательнее, чем у большинства других супружеских пар, хотя в остальном наш союз оставляет желать лучшего.

Наступила короткая, напряженная пауза, после которой Питер удивленно поднял брови.

– Как, тебе нечего ответить, дорогая? Это на тебя совсем не похоже. В таком случае, – он снял с себя сюртук и стал вынимать золотые запонки, – я прямо сейчас хочу получить все радости супружеской любви. В постели ты меня полностью устраиваешь, к сожалению, этого нельзя сказать обо всем остальном.

Сняв рубашку, Питер сделал шаг по направлению к жене.

– Ты что, собираешься защищать свою честь, Катриона? Можешь не беспокоиться, потому что у тебя ее нет.

Вдруг его лицо потемнело.

– Не смей, Катриона! – обратился он к ней. – Тебе бы и в голову не пришла такая бредовая мысль, если бы ты знала, как мне хочется за все тебе отплатить, – добавил он тихим, почти ласковым голосом.

ГЛАВА 25

Когда Катриона впервые увидела дом на Уимпол Стрит, он показался ей настоящим дворцом. Однако ее муж заявил, что это всего лишь обычная резиденция джентльмена, которая может без труда поместиться в одном из уголков фамильного имения в Эссексе.

Экономка, миссис Битон, показала миледи весь дом, от кладовых до мезонина. Эта процедура полностью заняла утро того дня, когда супруги приехали в Плимут. Днем лорд Питер вернулся с заседания палаты лордов и показал жене галерею на втором этаже.

– Вот это – мои предки, – сказал он, сделав жест рукой.

– Как, у тебя их так много? – спросила изумленная жена.

– Боюсь, что да. Не слишком приятная компания, правда?

– А твои родители тоже здесь?

– Нет, их портреты находятся в моей библиотеке Фитэйн-Парка. Они умерли совсем молодыми, так что у них не было возможности оставить после себя много собственных изображений, – равнодушно ответил Питер.

Делая вид, что она поглощена созерцанием портретов далеких предков рода Фитэйнов, Катриона украдкой наблюдала за мужем.

«Какой же он все-таки странный человек! Сильный и страстный ночью, он был предупредительно вежлив днем, но абсолютно холоден. С собственной женой он обращался так же, как с миссис Битон или со своим слугой Фрейзером».

В день приезда Питер и Катриона обедали за огромным столом из красного дерева, стоявшем в слишком просторной для одной семейной пары столовой. Супруги сидели друг против друга и иногда обменивались ничего не значащими фразами. Внезапно Питер погрузился в мрачное молчание.

– Вас что-то удручает, милорд? – спросила Катриона по-итальянски. – Вы сожалеете, что не можете отослать меня обратно в Италию? – Она приторно улыбнулась. – Или вас раздражает плебейская веснушка на моем носу?

Что-то проворчав в ответ на первое замечание жены, Питер не смог сдержать улыбки в ответ на второе.

– Прости меня. Мои мысли были далеко отсюда. Сегодня в палате лордов я встретил Дизраэли. Ты знаешь, палата лордов – это один из органов управления страной, а мистер Дизраэли – бывший канцлер казначейства.

– Даже живя во Фридженти, я слышала о палате лордов, – спокойно сказала Катриона. – Я даже прочла несколько книг мистера Дизраэли, а его отец в свое время написал для мамы песню, правда, это было так давно.

Питер что-то смущенно пробормотал.

– Прости, Катриона. Я не хотел умалять твоей образованности, я просто обдумывал возникшую перед нами проблему: Дизраэли напомнил мне, что, как супруга пэра, ты должна быть представлена королеве.

– Королеве?!

– Да, королеве Виктории.

– Как это замечательно! Будет что рассказать Бьянке! – в этот момент Катриона совсем забыла, что поклялась не разговаривать с сестрой до конца своих дней. – Во Фридженти все умрут от зависти.

Катриона стала энергично раскачиваться на стуле, напоминая ребенка, которому пообещали дорогую игрушку.

– Мы пригласим ее сюда или сами пойдем во дворец? Я слышала, что королева очень любит музыку. Может быть, я для нее спою?

Муж не мог сдержать улыбки.

– Боюсь, – сказал он извиняющимся тоном, – это не так просто и приятно, как ты предполагаешь. Представление ко двору – чрезвычайно формальная церемония.

Он начал объяснять жене все подробности представления королеве, а она с изумлением смотрела на мужа, чувствуя, что эта затея нравится ей все меньше и меньше.

– Перья в волосах – это же смешно! Целовать ей руку? А это еще зачем?.. Реверанс до земли, а потом пятиться задом, как рак. Да я же могу шлепнуться на задницу!

Питер многозначительно поднял брови.

– Напомни мне, чтобы я как-нибудь по оплошности не нанял слугу или кучера, понимающих по-итальянски.

– Какой вы утонченный, милорд! – безжалостно парировала Катриона.

– Нет, я всего лишь выражаю радость по поводу того, что наша семья двуязычная, – мягко ответил муж. – Я не возражаю, хотя ты все равно наплюешь на все мои возражения, чтобы ты передавала свои бурные эмоции по-итальянски, но умоляю, запомни хорошенько что ты – леди Фитэйн.

– Да, милорд. Как прикажете, милорд. Я буду во всем вам послушна, милорд.

– От души хотел бы в это верить, – добродушно заметил он, посмеиваясь над внезапным всплеском чувств у жены.

– Я не могу притворяться и делать вид, что мне нравятся совершенно нелепые и глупые вещи. Но если это необходимо, я сделаю все, чтобы представление королеве прошло надлежащим образом.

Питер пристально посмотрел на жену и сказал:

– Я подумал и решил, что лучше будет представить тебя ко двору в следующем году.

– Спасибо, Питер, – пробормотала она.

Катриона была искренне рада, что неприятную церемонию можно отложить на неопределенное время.

– Тебе надо очень многому научиться, – серьезным тоном заявил муж, чтобы она, не дай бог, не подумала, что он поощряет весь этот вздор, который она только что здесь болтала.

Катриона поняла намек, но наряду с этим хорошо заметила, как изменилось лицо Питера, когда она случайно назвала его по имени.

– Жду ваших распоряжений, милорд, – покорно сказала она, безмятежно улыбнувшись и слегка наклонив голову.

Покорность жены его насторожила. Он хорошо знал, что улыбающаяся и послушная Катриона гораздо опаснее Катрионы, охваченной порывом гнева.

– Очень хорошо, – ответил лорд сдержанно. – Начнем первый урок. Когда вы обедаете с супругом, миледи, или в компании его друзей, вы должны в конце трапезы встать из-за стола и попросить разрешения удалиться, оставив джентльменов одних, чтобы они могли в сугубо мужском обществе насладиться бокалом вина.

Катриона посмотрела на мужа непонимающим взглядом.

– Какого черта?

– Принято, чтобы дамы болтали о своих делах за чашечкой чая, – непринужденно ответил он, – а джентльмены – решали серьезные вопросы за бокалом вина.

Молодая леди недоверчиво покачала головой, а затем спросила:

– И что, я сейчас должна все это проделать перед тобой?

– Именно. Поднос с чаем принесут в гостиную.

– То есть по вашим обычаям я иду в гостиную и пью там чай одна, а ты остаешься здесь и наслаждаешься бокалом вина в гордом одиночестве?

– Ничего не поделаешь – таков обычай!

– И его нельзя изменить?

– На людях – нет. Но когда супруги предоставлены сами себе, то влюбленный мужчина, который не хочет расставаться со своей женой, может выпить с ней чаю в гостиной или приказать слугам принести туда бокал вина.

– Ну, к нам это не относится, правда?

– Разумеется, относится, – бесстрастно заявил Питер. – А сейчас самое время попросить разрешения удалиться.

– Ну, конечно, милорд. Вы позволите мне удалиться?

– Да, мадам, – сказал лорд с ледяным безразличием.

Катриона с высоко поднятой головой подошла к двери и в тон супругу заявила:

– Не нарушу ли я священный обычай, если попрошу слуг не носить поднос с чаем в гостиную, так как я туда не собираюсь?

– А куда же вы собираетесь?

– В библиотеку, с вашего позволения. Хочу выбрать себе книгу. А оттуда я направлюсь в свою спальню.

– Я к вам присоединюсь через часок.

– Не стоит себя утруждать. Я не… как бы это поточнее выразиться по-английски? Ах, да, вспомнила! Для вас меня нет дома, милорд.

Несмотря на язвительный отказ жены, минут через сорок милорд появился в ее спальне. К своему большому неудовольствию, Катриона заметила, что на супруге не было ничего, кроме халата.

Она молча подняла глаза от книги, которую читала в постели. Катриона предусмотрительно одела самую скромную и закрытую ночную рубашку с длинными рукавами и глухим воротом, украшенным рюшами.

– Как мило с вашей стороны, что вы зашли пожелать мне доброй ночи. Это что, еще одна английская традиция?

Краем глаза она заметила, что Питер развязывает пояс халата.

– Боюсь, вы меня неправильно поняли, – сказала Катриона ласковым голосом. – Сегодня я… х-м-м, не нуждаюсь в ваших услугах.

– Нет, боюсь, это вы чего-то не поняли, – ответил Питер еще более ласково. – Я нуждаюсь в ваших услугах, и в данный момент только это имеет для меня значение.

Он быстро сбросил халат, взял книгу из рук онемевшей от такой наглости жены, выключил лампу и нырнул под одеяло.

Катриона яростно сопротивлялась, не давая ему снять с себя ночную рубашку, но Питер только тихонько посмеивался в темноте.

– Ты что же, надеешься выиграть эту схватку, девочка? Хочешь показать, какой сильный у тебя характер? Ну, побрыкайся, если хочешь, все равно проиграешь! Твое тело жаждет наслаждений, даже если рассудок подсказывает тебе совсем другое. Поверь мне, твое желание всегда будет брать верх над разумом.

Его тон был таким легким и шутливым, а руки такими сильными и ловкими, что Катриона на минуту почувствовала свою полную беспомощность. Внезапно ее осенило, каким образом поражение можно превратить в победу. Она вдруг вся обмякла в руках мужа.

– Вы правы, мой благородный друг, – покорно прошептала она. – Я должна удовлетворять все ваши желания, как вы мне своевременно напомнили, я – всего-навсего женщина и мне следует во всем вам подчиняться. Умоляю, простите меня и подскажите, что мне нужно делать. Может, для начала поцеловать вас? – Катриона положила мужу руки на плечи и прильнула холодными, вытянутыми в трубочку губами к его лицу – Не желаете? – разочарованно протянула она. – А может быть, поласкаете мою грудь? Ну, как же мне вам угодить, милорд? Хотите, чтобы я пошла вам навстречу. Так, например?

Катриона с трудом подавила довольный смешок, когда услышала, как Питер выругался по-итальянски.

– Кажется, мне не удалось вам угодить, милорд? Мне искренне жаль, – кротко пролепетала она. На сей раз он выругался на своем родном языке. – Возможно, вы жаждете немедленного облегчения? Прикажете мне помочь вам в этом?

После этих слов, к огромной радости Катрионы, Питер, как ошпаренный, выскочил из постели и бросился к двери, ругая на чем свет стоит свою нелегкую супружескую долю.

Как только дверь за ним с грохотом захлопнулась, роковая соблазнительница больше не стала сдерживать душившего ее хохота. Она смеялась до слез, а затем трясущимися руками с трудом включила лампу.

Подобрав с пола упавшую книгу, Катриона выпрямилась и застыла в оцепенении. Супруг, который, по ее расчетам, должен был в бессильном гневе кружить по своей спальне, стоял перед ней совершенно голый и мило улыбался. Когда ошарашенная Катриона окинула взглядом всю его статную фигуру, то, к своему удивлению, обнаружила, что все-таки угодила ему.

Питер улегся рядом, она подвинулась к стене.

– Твоя стратегия просто замечательна, – сообщил он жене. – В будущем я ее обязательно учту, вот только сначала оправлюсь от изумления, в которое ты меня повергла своим намерением во всем слушаться и угождать. А сейчас я нуждаюсь, как ты метко выразилась, в немедленном облегчении. – Он крепко прижал к себе Катриону. – В следующий раз мы для начала обязательно поцелуемся и предадимся новым для тебя радостям любви. Ты узнаешь многое такое, о чем пока еще не имеешь понятия. Смею заметить, что ты – очень талантливая ученица. А сейчас, миледи, будьте добры, выполните супружеский долг, как умеете. Благодарю…

ГЛАВА 26

– Катриона, я договорился – твои уроки начнутся через две недели. Не хочешь ли перед началом занятий съездить в Фитэйн-Парк и взглянуть на дом, где я родился?

– Очень хочу! – с радостью воскликнула Катриона, но потом с подозрением посмотрела на мужа. – А о каких уроках идет речь?

– Леди Лэтис Хэррингтон, дочь одного разорившегося герцога, зарабатывает бешеные деньги на том, что обучает молодых дам искусству правильно вести себя в светском обществе. Она согласна и нам оказать эту услугу, за деньги, разумеется. Леди Хэррингтон расскажет, как надо одеваться, устраивать приемы, словом, посвятит тебя во все тонкости светской жизни и придворного этикета. Это тебе очень пригодится в следующем году, когда ты будешь представлена королеве Виктории.

Губы молодой женщины скривились в презрительной усмешке, и она бросила на мужа вызывающий взгляд.

– Ты также начнешь заниматься музыкой, – спокойно сообщил Питер. – Мне сказали, что самый лучший педагог по вокалу – синьор Бернарди. Он будет приходить к нам три раза в неделю, днем. В эти же дни, только по утрам, ты будешь заниматься с леди Хэррингтон, разумеется, если это тебя устраивает.

– А если не устраивает? – с возмущением в голосе спросила Катриона. – Можно подумать, у меня есть выбор!

Питер улыбнулся кончиками губ, а Катриона внезапно рассмеялась.

– Ах ты, каналья! Я должна либо согласиться на все, либо не иметь ничего. Ну, что ж, будь по-твоему. Когда мы едем в Эссекс?

– Утром, если ты вовремя будешь готова, – ответил озадаченный муж, который никак не рассчитывал на такую быструю капитуляцию.

– Разумеется, я буду готова. – Перед тем, как выйти из комнаты, она повернулась к нему и ответила на его немой вопрос: – Я согласилась только потому, что мне самой это нужно, а вовсе не потому, что так распорядился ты.

Питер рассмеялся и покачал головой, глядя вслед сбегавшей по лестнице жене. С каждым днем ему было все труднее сердиться на нее. Несмотря на то, что трудно было найти людей более разных, Катриона наполняла его ночи неземным блаженством, а дни – весельем.

Чтобы сохранить хоть какую-то дистанцию, лорд неоднократно напоминал себе о коварстве Катрионы в тот памятный день в Риме, когда он, случайно обернувшись, заметил, что жена спрятала документы под подушечку на стуле.

В первые часы после увиденного Питер еще тешил себя надеждой, что она задумала какую-то невинную шутку. Однако все рухнуло, когда он нанял карету и проследил за ней: Катриона направилась в корабельную контору. После ее отъезда оттуда, лорд без труда узнал у служащего о цели ее приезда.

Никогда не забудет он чувства пустоты и отчаяния, когда в руки ему попался конверт с кольцами, адресованный лорду Фитэйну. Затем он наткнулся в корзине на разорванный лист, а когда развернул его, то прочел роковые слова: «Покидаю тебя навсегда».

В последнее время ему приходилось напоминать себе об этом горестном эпизоде по нескольку раз в день, чтобы не поддаться слабости и не простить окончательно коварную беглянку.

– Расскажи мне о Фитэйн-Парке, – попросила Катриона мужа, когда на следующее утро их карета катила по лондонской мостовой.

– Через несколько часов ты все увидишь сама. Старинный дом, который был построен во времена Тюдоров, сгорел и был восстановлен во время правления короля Георга I. К нему было сделано множество пристроек. Сейчас это большое и красивое здание. Думаю, что мое имение больше, чем весь Фридженти. Я люблю его и одновременно ненавижу, – задумчиво произнес он.

– Ненавидишь? – отозвалась эхом удивленная Катриона. – Почему ты ненавидишь свой великолепный дом?

– А ты почему любишь и в то же время ненавидишь свой родной Фридженти?

– Ах, да! Ведь ты там пережил множество радостных и скорбных моментов.

– Да, графский титул не может оградить человека от превратностей судьбы.

Катриона внимательно посмотрела на мужа, понимая, что, высказав такое весьма банальное и неоригинальное суждение, Питер просто хотел уйти от дальнейших расспросов.

По прибытии в Фитэйн-Парк, они увидели выстроившуюся в ряд прислугу, готовую приветствовать хозяев. Питер не был сторонником соблюдения формальностей и, выйдя из кареты, дружески пожал руку дворецкому Томпкинсу, а затем обнял экономку, миссис Трэдвел, которую он ласково называл Тэдди.

Узнав, что ей нужно будет что-либо сказать слугам, Катриона, переполошившись, с трудом выдавила: «Я рада, что приехала сюда, и хочу познакомиться с вами поближе».

Затем муж повел ее осматривать окрестности фамильного замка. По возвращении Катриона выразила желание взглянуть на портреты родителей Питера, поэтому супруги сразу же отправились в библиотеку.

– Ты очень похож на него! – воскликнула молодая женщина, глядя на портрет покойного графа. – Те же светлые волосы, голубые глаза и орлиный нос. Только губы у тебя чуть полнее, да подбородок более упрямый.

Про себя она отметила, что ее муж был гораздо красивее своего покойного родителя, но вслух об этом она сообщать не собиралась и стала внимательно вглядываться в портрет графини.

Катриона увидела красивое молодое лицо с карими глазами и ямочкой на подбородке, обрамленное ореолом кудрявых светло-каштановых волос.

– Твоя мать была очень хороша собой, – сказала она вслух.

«И немного скучновата», – подумала она про себя.

– А как они погибли?

– Несчастный случай. Их карета перевернулась – мне тогда было четыре года.

– Наверное, ты чувствовал себя очень одиноким, без сестер и братьев.

– Граф Фитэйн даже в возрасте четырех лет не имел права чувствовать себя одиноким, – насмешливо сказал Питер.

Катриона поняла, что он не принял ее сочувствия.

– Здесь есть еще чьи-нибудь портреты? – холодно спросила она.

– Множество. И среди них мой любимый. Пойдем наверх, и я тебе его покажу.

Молодая женщина последовала за мужем в картинную галерею, которая была гораздо больше той, что находилась в их доме на Уимпол Стрит.

– Это моя бабушка, – сказал Питер, останавливаясь перед женским портретом в полный рост, помещенным в резную золоченую раму. – Она была дочерью набоба.

– Кого?

– Дочерью набоба. Ты разве не слышала раньше этого слова? Набоб – это очень богатый и могущественный человек, как правило, европеец, наживший себе состояние в Индии или другой восточной стране. У англичан было принято посылать младших сыновей на Восток, чтобы они могли сами обеспечить себе будущее, не являясь обузой для семьи. Обычно их посылали в колонии или даже в армию или флот.

– Как это жестоко!

– Жестоко. Мой прадед, ставший впоследствии набобом, был выслан в Австралию как преступник. Когда он вышел на свободу, то сколотил небольшой капитал. Никто не знает, как он попал в Индию и как нажил там огромное состояние. Когда он вернулся в Англию в сопровождении красавицы-дочери, деньги затмили его темное прошлое и непонятное происхождение. Ему удалось выдать дочь за пятого графа Фитэйна, моего деда, который, следуя примеру своих предков, разорился дотла, проявляя неумеренную любовь к азартным играм, пьянству и дорогим шлюхам. Естественно, что после свадьбы он держал свою незнатную жену в Фитэйн-Парке, а сам, проматывая ее деньги, вел привычный образ жизни в Лондоне.

Катриона внимательно стала изучать портрет дочери набоба.

– На портрете она выглядит счастливой и очень энергичной.

– Она оставалась энергичной до конца своих дней.

– Ты думаешь, она не раскаивалась, что вышла замуж за твоего деда? Такая очаровательная женщина… У нее очень выразительное лицо. Наверняка твоя бабушка отличалась пылким нравом, – молодая леди наморщила лоб. – Она мне кого-то напоминает…

– Разумеется, напоминает, глупышка, – почти с нежностью сказал Питер. – Упрямством и сообразительностью она очень похожа на тебя. Посмотри на эти непокорные черные волосы, оливковую кожу и миндалевидные глаза… Несмотря на то, что мой отец был блондином, как и я сам, мне всегда казалось, что во мне течет индийская кровь. Впрочем, в нашем семействе это все упорно отрицали.

– Так тебе нравится твоя бабушка, а вовсе не я! – дерзко заявила она.

– Думаю, это одно и то же, потому что вы очень похожи.

Катриона решила больше не подтрунивать над мужем.

– Но что она делала одна в Фитэйн-Парке?

– Она сумела сделать свою жизнь вполне сносной. Если хочешь, можешь почитать ее дневники. Они заперты в библиотеке.

Молодая женщина энергично закивала головой, а Питер сказал:

– А взамен я прошу разрешения прочесть твои стихи.

– Если хочешь, можешь почитать их сразу после обеда, – небрежно бросила она. – Я привезла тетради с собой. – Она еще раз внимательно посмотрела на дочь набоба. – Бедная девушка! Не очень-то приятно, когда тебя продают и покупают, как вещь.

Внезапно Катриона покраснела до корней волос, вспомнив день, когда она в доме у отца подслушала разговор своих родственников. Они бесстыдно перечисляли подарки лорда Питера, полученные за Катриону Сильвано. Возможно, покупать жен стало традицией в роду лорда Фитэйна.

Заметив на себе пристальный взгляд мужа, она резко отвернулась от портрета и побежала вон из галереи.

– Катриона?

– Да, милорд? – спросила она официальным тоном.

Питер вздохнул и пожал плечами.

– После обеда мы заключим сделку: тетради в обмен на дневники.

– Идет.

– Если ты согласишься для меня спеть, я с удовольствием буду аккомпанировать тебе на рояле.

– Хорошо.

ГЛАВА 27

Музицирующие супруги пребывали в счастливом неведении относительно того, что за дверьми зала собралась толпа слуг и с восхищением слушала их импровизированный вечерний концерт, продолжавшийся около часа. Наконец Катриона виновато посмотрела на Питера и приложила руку к горлу.

– Я, кажется, совсем охрипла. Больше петь не могу. Может быть, что-нибудь сыграете для меня, милорд? Я и не догадывалась, что вы такой талантливый музыкант.

– Мой талант, к сожалению, ограничивается концертмейстерской практикой, – ответил Питер, небрежно проведя пальцами по клавишам. – Я очень давно не занимался музыкой и не могу сыграть что-нибудь серьезное целиком. Не пойти ли нам в библиотеку, чтобы приступить ко второй части нашей программы?

Они вышли из зала так неожиданно, что слуги не успели разбежаться. Катриона не могла скрыть своего раздражения, а Питер лишь понимающе усмехнулся.

– Принесите чай в библиотеку, – дружелюбно улыбаясь, обратился он к слугам, и те моментально испарились.

– Никогда не смогу привыкнуть к толпе слуг, которые буквально ходят по пятам, – пробормотала молодая леди по-итальянски.

– Глупенькая, – прошептал в ответ Питер, – они собрались послушать музыку.

В библиотеке милорд удобно расположился в кресле и стал просматривать тетради со стихами жены. Когда Катриона увидела перед собой дюжину толстых дневников в кожаных переплетах, она тоже решила устроиться поудобнее и уселась за письменный стол.

– Боже мой! – воскликнула она. – Она вела дневник с детских лет. Какой красивый почерк! И чернила совсем не выцвели, – Катриона с улыбкой посмотрела на толстые тетради, которые ей предстояло прочесть. – Этого мне хватит на целую неделю!

Не дождавшись от мужа ответа, она нахмурилась и, не скрывая беспокойства, поинтересовалась:

– Что случилось? Мои стихи совсем никуда не годятся?

– Не понял… Ты спела мне свой поэтический опус по-английски, вот я и решил, что и все остальные стихи тоже написаны на этом языке.

– Нет, почему же, там есть стихи и на английском, но, конечно, больше на итальянском. Ведь думаю-то я по-итальянски.

– Мне следовало об этом догадаться, так как все пылкие чувства ты предпочитаешь выражать по-итальянски, – иронично улыбаясь, сказал Питер.

Катриона закрыла лицо дневником, чтобы он не заметил, как вспыхнули ее щеки.

– А что, это имеет значение? – смущенно пробормотала она.

– Для публикации в английском журнале это имеет очень большое значение.

Жена удивленно выглянула из-за дневника, которым прикрывала лицо.

– А кто говорит о публикации?

– Мне хотелось сделать тебе сюрприз. В Лондоне много юмористических журналов, таких как «Панч», «Фан», «Грэфик». Они охотно печатают веселые поэтические творения, однако, я боюсь, что при переводе твои произведения многое потеряют.

– Что ж, это – прекрасная мысль! Может быть, я потом напишу что-нибудь достойное и по-английски. – Она вновь углубилась в дневник. – Пожалуй, о ее жизни в Индии я прочту попозже, а сейчас мне ужасно хочется узнать, как приняла твою бабушку Англия.

Наступило молчание, прерываемое лишь шелестом страниц. Вскоре появился Томпкинс с подносом. Налив мужу чай, Катриона взяла свою чашку и вернулась за письменный стол.

– Боже мой! – воскликнула она через некоторое время, дожевывая бисквит. – Послушай-ка, что пишет твоя бабушка о знакомстве с твоим дедом:


«Моя встреча с лордом Фитэйном прошла вполне сносно. Бедный папа весь извелся, принимая графа у нас дома. Он готов был лопнуть от гордости и, по-моему, переусердствовал, заискивая перед ним. Впрочем, тот принял все, как должное, и был очень удивлен, обнаружив, что моя скромная персона вовсе не разделяет благоговейных чувств отца. Лорд Фитэйн очень хорош собой, но не слишком умен – было бы удивительно, если бы он сочетал в себе оба этих качества. Однако он приятен в общении и отличается изысканностью манер. Он сразу же сделал комплимент по поводу моей смуглой кожи. Это было очень мило с его стороны, тем более, что сам он, наверняка, предпочитает жеманных белокурых куколок с фарфоровой кожей».


Катриона в полном молчании прочла еще страниц десять, периодически испытывая острое желание поделиться с Питером своими мыслями. Сделав над собой усилие, она сдержалась и продолжала пожирать строку за строкой.


«Лорд Фитэйн сделал мне официальное предложение, и я решила его принять. Делаю это только для того, чтобы обрадовать отца. Насколько я понимаю, в жизни замужних женщин очень мало радости, поэтому мне представляется, что лучше быть несчастной графиней, чем несчастной простолюдинкой – по крайней мере, я смогу дать своим детям надлежащее положение в обществе, о чем так мечтает папа. Насчет себя я не обольщаюсь: высший свет меня вряд ли примет, даже если я стану графиней Фитэйн».


Прочтя еще несколько страниц, Катриона не выдержала и стала зачитывать мужу отрывки из дневника, хотя прекрасно знала, что он отлично знаком с его содержанием.


«Когда граф посетил контору мистера Лобелла для ведения переговоров по составлению брачного контракта, и ему стало известно, что я приму в них участие на равных правах с отцом, я чуть было не оказалась в положении отвергнутой невесты. Однако кругленькая сумма мгновенно компенсировала все изъяны моей «смуглой красоты» и отсутствие обязательной для женщины сдержанности. Его страхи быстро отошли на задний план.

Удивительно, почему знать так презрительно относится к торговцам и называет их простолюдинами и торгашами, ведь при заключении сделки они мало чем отличаются от самого прижимистого лавочника и зорко следят за тем, чтобы их адвокат торговался из-за каждой мелочи.

Папа дает благородному графу полмиллиона фунтов. Часть этих денег уйдет на погашение уже имеющихся долгов, а остальные – на уплату долгов, которые милорд непременно сделает в ближайшем будущем. Четверть миллиона получаю я, причем муж не имеет права ни на саму эту сумму, ни на проценты с нее. Фамильное имение Фитэйн-Парк перейдет моему сыну, а все закладные останутся у отца. Таким образом, благородный граф до смерти папы будет всего лишь доверительным собственником, а не настоящим владельцем своей недвижимости.

Когда лорд из гордости стал противиться этому условию, так как единственным наследником мог стать только наш сын, я проявила твердость и заявила: «Милорд, вы женитесь на мне из-за моего богатства, а я выхожу за вас замуж, чтобы передать ваши владения и титул своему сыну, который родится от этого брака. Если вы ставите под угрозу будущее нашего сына, то с моей точки зрения этот брак для меня становится абсолютно бессмысленным.

Папа выдал лорду Фитэйну еще десять тысяч фунтов стерлингов на экстренные расходы, и хорошее настроение вновь вернулось к моему будущему супругу».


– Ах, как бы мне хотелось с ней познакомиться! – с воодушевлением воскликнула Катриона. – А что с ней стало, она уже умерла?

– Читай дальше, и все узнаешь.

Дальше молодая женщина читала молча, пока не дошла до того места, где описывалась свадьба.

– Венчание в церкви Св. Георга, а после него скромный завтрак. Твой дед не хотел показывать знакомым свою молодую жену, ведь так? Потом они сразу же отправились в Фитэйн-Парк. Интересно…

Когда она наконец нашла в дневнике то, что ее интересовало, то предпочла не зачитывать этого вслух.


«У нас был обильный и долгий ужин, во время которого мне пришлось съесть множество разнообразных блюд исключительно ради того, чтобы не обидеть не в меру чувствительного французского повара, которого лорд Фитэйн привез с собой из Лондона. После ужина Ада подготовила меня к брачной ночи и, оставив одну зажженную свечу, удалилась. Вскоре пришел и сам муж. Я не испытывала ни страха, ни волнения, обычного в подобных ситуациях, может быть потому, что питала к своему мужу не больше чувств, чем он ко мне. Для того, чтобы женщина с трепетом ожидала прихода мужчины, думаю, необходимы очень глубокие чувства. А может быть, все дело во мне? Мужчины, предлагавшие нежную страсть, всегда вызывали у меня смех, потому что я ни минуты не сомневалась в их неискренности – они любили мои деньги, а вовсе не меня саму.

Должна признать, что муж был со мной очень ласков и предупредителен. Он сказал, что мне не следует бояться, так как он не причинит мне боли. Через полчаса он сделал свое дело и спокойно вернулся к себе в спальню. Я больше не была невинной, но никак не ощутила этой перемены».


В течение нескольких последующих месяцев бабушка Питера писала о самых банальных вещах, касавшихся ее мужа: он купил охотничью собаку, уволил лакея, уехал на несколько дней в Лондон и тому подобное. Через полгода после свадьбы она написала:


«Когда я удостоверилась, что жду ребенка, то сообщила об этом мужу. Он искренне обрадовался и почему-то удивился. Я не преминула напомнить, что он сам приложил немало усилий для появления наследника. Сказав это, я поняла, что допустила ошибку – мой супруг, имевший двоих внебрачных детей и содержавший в любовницах самую очаровательную в Лондоне актрису, не понял шутки и был шокирован моими словами. Любовнице позволено говорить все, что угодно, но это не распространяется на законную жену!»


Через несколько страниц графиня между делом сообщала, что по причине ее беременности у мужа отпала необходимость наносить ей визиты, и он надолго уехал в Лондон. На прощание он попросил ее вести себя соответствующим образом, дабы родить здорового ребенка.


«Мне очень хотелось сказать ему, что все зависит от воли Аллаха, но я сдержалась. Когда он уехал, я почувствовала себя счастливой и спокойной. Еду мне обычно подавали в библиотеку, где я целыми днями читала книги. Я составляю каталог книг, играю на арфе, веду домашнее хозяйство и совершаю долгие прогулки. Я радуюсь свободе и счастлива, что муж не наносит мне ночных визитов. Правда, они никогда не были долгими и, должна признать, во имя справедливости, он всегда был со мной ласков, но меня раздражал сам факт, что муж является в мою спальню каждую ночь. Жаль, что у меня нет близкой подруги, которая могла бы объяснить, почему создается такая суета вокруг интимных отношений между мужчиной и женщиной. Помоги мне Господь! Вынашивать любимое дитя – занятие довольно утомительное!»


«Как это печально! – с сожалением подумала Катриона о графине. – По крайней мере, граф, ее внук…» – она задумчиво уставилась в одну точку и не заметила, как подошел Питер.

– О чем ты думаешь?

Катриона ехидно усмехнулась.

– Разумеется, о жизни и ее превратностях. Твоя бабушка была права: супружество не принесло ей счастья. Мне хотелось бы написать историю ее замужества в стихах. А ты дочитал ее дневники до конца? – спросила она мужа.

– Да, я прочел все, но ни за что не расскажу тебе конец этой истории. Да, что касается стихов, – добавил Питер, – вот этот листок я нашел во второй тетради. Это что, незаконченное стихотворение?

Взглянув на протянутый листок, Катриона вспыхнула как маков цвет.

«Работорговли больше нет на свете,

Запрещена она законом уж давно.

Но мужу разве ставится в вину,

Коль покупает он себе жену?»

– Да так, просто пачкотня, – смущенно пробормотала она.

– И все же это похоже на незаконченное стихотворение.

Катриона небрежно сунула листок под дневник.

– Просто судьба твоей бабушки навела меня на некоторые размышления.

– Мне кажется, что в ее случае покупали мужа, а не жену, – мягко уточнил Питер.

– Отец ее продал! – отчаянно возразила молодая женщина.

– Но она была на это согласна.

– И ты думаешь, это что-то меняет?

– Разумеется, Здесь речь идет о взаимовыгодной сделке, а не о продаже. Интересно, почему ты придерживаешься другой точки зрения?

– Любой, не лишенный чувствительности человек подумал бы точно так же.

– Должен признать, что чувствительность, как таковая и ничем не обусловленная, во мне полностью отсутствует, – с усмешкой заметил муж. – Зато у тебя ее хватит на двоих. – Он подошел к жене и бережно поднял ее из-за стола. – Почему ты решила, что тебя купили, Катриона?

– А разве это не участь всех женщин? – она пожала плечами. – Мне бы хотелось продолжить чтение, милорд.

Питер испытывал непреодолимое желание схватить Катриону и долго трясти ее изо всех сил. Это совсем не было похоже на прилив любовных чувств, и он ужаснулся своей внезапной жажде насилия. Он отпрянул от жены, будто ее плечи жгли ему руки.

– Разумеется, читай дальше, – сказал он холодно.

ГЛАВА 28

Три недели спустя, когда супруги вернулись в Лондон, Катриона подошла к двери библиотеки и тихонько постучала.

– Войдите, – отозвался Питер.

Когда она вошла, муж удивленно поднял брови.

– Тебе нет необходимости стучать в дверь в собственном доме, дорогая, – сказал он ей нравоучительным тоном. – Этого здесь не делает даже прислуга.

Лицо Катрионы вспыхнуло от чувства жгучей обиды. Она постигла эту премудрость этикета на одном из первых уроков леди Лэтис, но кроме того, после их приезда в Лондон, Питер ясно дал почувствовать, что библиотека – это его личный кабинет, где он должен иметь возможность побыть в полном одиночестве. Катриона не решалась нарушать его покой без особого разрешения.

К концу поездки в Эссекс, начало которой было столь удачным, их отношения заметно ухудшились.

С того вечера, когда она отвергла попытку мужа сблизиться и понять друг друга, он окончательно от нее отдалился.

Теперь они редко бывали вместе. Молодая женщина отдавала все свое время занятиям, а Питер – политической деятельности. Он часто обедал в клубе с друзьями и не брал с собой жену ни на какие приемы.

– Когда ты будешь готова, мы, разумеется, выйдем куда-нибудь вместе.

Молодая женщина вовсе не хотела появляться в высшем обществе, и все же иногда она чувствовала себя так же одиноко, как та, другая леди Фитэйн, из-за низкого происхождения которой супруг стеснялся представить ее своим друзьям.

Что касается любви… Катриона зябко повела плечами. Слово «любовь» совсем не подходило к сложившимся между ней и Питером отношениям. Теперь он просто пользовался ею в постели, да и то не чаще двух раз в неделю. Не было больше ни нежных ласк, ни любовных прелюдий, к которым она успела привыкнуть. Лорд Фитэйн приходил холодный и равнодушный. Получив то, чего хотел, он немедленно покидал жену. Все это напоминало Катрионе отрывки из дневника Медоры, бабушки нынешнего лорда Фитэйна.


«Лорд Фитэйн нанес нам очередной кратковременный визит, что бывает очень редко. По обыкновению, он придерживался строго установленной программы: в течение часа беседовал с управляющим, затем уделил полчаса своему сыну. Вечером, после раннего ужина, он появился в моей спальне и приказал прислуге удалиться. Не говоря ни слова, муж уложил меня в постель и сам улегся рядом. Меня сдержанно поцеловали и слегка потрепали по плечу, а затем милорд приступил к выполнению супружеских обязанностей. После того, как все было закончено, меня снова чмокнули в щеку и погладили по плечу, вероятно в знак того, что больше во мне не нуждаются. Слава Богу, что вся эта процедура занимает совсем мало времени!»


– Катриона? – окликнул жену Питер, заметив, что ее мысли витают где-то очень далеко. Затем он вздохнул и углубился в лежавшие перед ним бумаги.

– Прошу прощения, – холодно ответила она. – Не стану вам мешать. У меня нет никакого срочного дела.

Она уже собиралась выйти из библиотеки, как вдруг ее остановил голос Питера:

– Вернись, Катриона! Ну нельзя же быть такой упрямой дурехой!

На какое-то мгновение он стал снова похож на прежнего Питера Карлэйла. Молодая женщина облегченно вздохнула, но решила не давать волю чувствам.

– Я же сказала, что с моим делом можно повременить, – упрямо повторила она, глядя куда-то в сторону мимо мужа.

– А вот я работаю над очень серьезным вопросом, не терпящим отлагательств: пишу речь о позорном для английской нации применении детского труда, – пояснил он. – И все же уверяю тебя, если я отвлекусь на несколько минут по личному делу, это не нанесет ощутимого ущерба британской нации. Присядь. Ты хотела показать мне свои новые стихи?

– Да, я начала новую тетрадь, – Катриона протянула ее мужу и уселась напротив. – Не знаю, сочтут ли английские журналы мои стихи юмористическими, – заметила она робко, – При чтении дневников меня захватил сюжет о младших сыновьях дворянских семей, которых родители отправляли в далекую Индию. Когда мы приехали сюда из Лондона, я изучила несколько книг о британской колонии в Индии и маленький томик под названием «Английские набобы».

Питер взял протянутую тетрадь, открыл первую страницу и прочел: «Катриона Сильвано. Тетрадь 3». Это было написано тем же уверенным и четким почерком, что и памятная записка, гласившая: «Покидаю тебя навсегда».

При воспоминании об этом в душе лорда поднялась волна боли и гнева.

– Тебя зовут Катриона Карлэйл, леди Фитэйн, – холодно заметил он.

– Как вам будет угодно, милорд, – ответила молодая женщина с такой удивительной покорностью в голосе, что муж посмотрел на нее с нескрываемым удивлением, а затем громко рассмеялся.

– Как мне будет угодно? Вряд ли я дождусь такого счастливого дня, – философски заметил он, воздев глаза к небу.

Затем он откинулся на спинку кресла и стал читать поэтический опус Катрионы, который назывался «Пошлите их в Индию».

Пока он читал стихи, она внимательно наблюдала за выражением его лица. Оно менялось так часто, что Катриона не могла понять, нравятся они ему или нет. Когда лорд закончил чтение и посмотрел на жену, его взгляд был бесстрастным и ничего не выражал.

– Ты назвала это песней, – произнес он наконец. – А музыку ты тоже сочинила?

– Я попыталась, но ничего не вышло, – с сожалением в голосе ответила Катриона. – Я в этом не слишком сильна. Обычно музыку писала мама. Тебе понравились мои стихи? Как ты думаешь, можно отослать их в один из журналов, о которых ты мне говорил?

– Понравились?! Нет, это слово сюда совсем не подходит, – ответил Питер. – Твоя песнь – блестящий образец едкой сатиры. Что касается публикации – оставь тетрадь мне, а я буду думать, как лучше поступить, хорошо?

– Конечно. Большое спасибо, – вежливо поблагодарила она мужа и встала. – Не буду вас больше задерживать, – при этих словах она сделала такой изящный реверанс, к которому не могла бы придраться даже сама леди Лэтис. – Доброй ночи, милорд.

– Мы еще увидимся.

Катриона повернулась, уже стоя в дверях.

– Но я сейчас иду к себе.

– Именно туда я и хочу прийти. – Неожиданно для нее он так многозначительно улыбнулся, что от волнения у нее застучало в висках и задрожали колени.

Она тихо прикрыла за собой дверь, а затем стремительно побежала вверх по огромной лестнице – ей очень хотелось подготовиться к приходу Питера.

Оставшись в одиночестве, лорд Фитэйн снова уселся за стол и попытался закончить речь, с которой собирался выступить в палате лордов. Однако через несколько минут он понял тщетность этой затеи и снова стал перечитывать стихи жены, повергнувшие его в изумление.

Просто невероятно! Конечно, Катриона получила хорошее образование, занималась пением, прочла множество книг об Англии. И все же, как могла она, девушка из итальянской деревни, всего пару месяцев назад покинувшая родные края, уловить тончайшие нюансы и своеобразие британского характера и мышления! Нет, определенно, его жена была женщиной незаурядной!

Впервые за долгие недели Питер подумал об их отчуждении с глубоким сожалением, сменившим наконец гнев. Когда он встал из-за стола и отправился к жене, то вдруг понял, что делает это по велению сердца, а не из злобной мстительности и желания унизить.

ГЛАВА 29

Несколько дней спустя, во время завтрака лорд глянул на жену из-за газеты и небрежно сообщил:

– Если ты не возражаешь, сегодня вечером мы ужинаем с одним джентльменом, которого я хочу тебе представить.

От неожиданности Катриона поперхнулась булочкой. На помощь бросились слуга со стаканом воды и муж, который стал стучать ей по спине.

– Н-н-е возражаю, – выдавила она наконец. – А кто этот джентльмен?

– Его зовут Митчел Дарли-Корд.

– Звучит впечатляюще, – пробормотала молодая леди. – Мы пойдем к нему домой?

Питер таинственно улыбнулся.

– Нет, мы встретимся с ним в ресторане «Европа», в Хеймаркет. Мистер Дарли-Корд является директором театра «Редженси Роял», который находится недалеко от ресторана. У этого человека одна страсть – музыка. Он мечтает возродить английскую комическую оперу.

– Пресвятая Дева! – выдохнула Катриона и посмотрела на мужа сияющими глазами. – Я буду для него петь?

– Об этом пока мы не говорили. В молодости он знал твою мать и теперь очень хочет познакомиться с тобой.

– А-а! – разочарованно протянула Катриона. – Так его интересует мама, а не я?

– Ты сама его об этом спросишь.

– Непременно, – пообещала Питеру жена. – А теперь позвольте мне удалиться. Скоро придет леди Лэтис – мне необходимо обсудить с ней свой туалет.

Вечером Катриона спустилась вниз. Все признали, что выглядит она совершенно неотразимо: на ней было платье из малинового тисненого шелка и тафты с рисунком, напоминавшим лепестки чайных роз.

По мнению молодой леди, декольте было слишком глубоким, поэтому она одела массивное ожерелье с тяжелой рубиновой подвеской, чтобы оно несколько отвлекало внимание от обнаженной шеи и груди. Кроме того, алая бархатная мантилья с высоким воротом, которую она накинула на обнаженные плечи, помогала ей чувствовать себя более уверенно.

По приезде в ресторан Питер стал поддразнивать жену, и она все-таки рискнула расстаться с мантильей.

– Посмотри вокруг, – убеждал он ее. – По сравнению с некоторыми дамами тебя можно назвать образцом скромности.

Катриона и сама видела, что муж абсолютно прав. Ее настроение заметно улучшилось, и она позволила Питеру снять мантилью и отдать ее застывшему в выжидательной позе официанту.

– Мы пришли слишком рано или мистер Дарли-Корд опаздывает? – поинтересовалась Катриона, поглядывая на пустой стул.

– Ни то, ни другое, миледи, – раздался сзади рокочущий бас.

Она оглянулась и увидела склонившегося перед ней крупного мужчину с бакенбардами.

– Я приехал раньше вас и подошел к другому столику, чтобы поприветствовать друга. Вы, конечно, не кто иной, как леди Фитэйн, достойная дочь своей талантливой матушки, Элизабетты Сильвано. Очень рад с вами познакомиться, миледи.

Прежде чем Катриона успела что-либо ответить, мистер Дарли-Корд взял ее руку и поднес к губам. Она едва сдержала смешок, когда почувствовала на своей руке прикосновение пушистых усов и бакенбардов этого весьма своеобразного джентльмена.

– Мне тоже очень приятно, мистер Дарли-Корд.

Пыхтя и покряхтывая, мистер Дарли-Корд с трудом втиснулся в кресло, которое явно не было рассчитано на такую внушительную фигуру. Устроившись поудобнее, он тут же стал давать советы.

– Рыба здесь отменная и всегда очень свежая, можете мне поверить. Ни в одном ресторане Лондона не готовят такие замечательные бифштексы и баранью лопатку. Но если позволите, то в качестве второго блюда я предложил бы оленину и бордо. Правда, сначала мы съедим фирменный черепаховый суп.

– Что скажешь, дорогая?

– Звучит заманчиво, – ответила Катриона, едва сдерживая смех. В мистере Дарли-Корде с первого взгляда можно было определить настоящего гурмана.

Сначала этот тучный человек по внешнему виду и по манере держаться показался ей фигляром – он поглощал пищу со здоровым аппетитом крестьянина. Вскоре она вынуждена была признать, что, когда речь шла о музыке, мистер Дарли-Корд становился серьезным и проявлял незаурядную компетентность и эрудицию.

Вечер был очень приятным, а еда исключительно вкусной!

– Ваш муж, – обратился к Катрионе мистер Дарли-Корд, когда им подали фрукты, сыр и пирожные, – при надлежащем усердии мог бы соперничать с самим Мендельсоном.

– С Мендельсоном! – эхом отозвалась Катриона, с удивлением уставившись на мистера Дарли-Корда и не замечая отчаянных сигналов, которые Питер тому подавал.

Мистер Дарли-Корд быстро сообразил, что сболтнул что-то лишнее.

– Ах, к сожалению, простой человек может посвятить себя музыке, но для лорда это невозможно, – добродушно сказал он. – Хотя, если я правильно понял, вы, любезная леди Фитэйн, именно это и собираетесь сделать.

– У меня не такой замечательный голос, как у мамы, – честно призналась Катриона, – но я всегда мечтала выступать на сцене.

– Я имею в виду ваши сочинения.

– Мои сочинения? – повторила озадаченная женщина.

– Я полностью согласен с вашим мужем. Судя по тому, что я прочел, у вас несомненный сатирический дар – а это большая редкость. Мы оба считаем, что вы сможете написать либретто к комической опере.

Катриона в недоумении уставилась на мужа.

– Ты, должно быть, сошел с ума! Я написала всего несколько шутливых стишков.

– Сатирических, добродушных и очень остроумных! Именно такая поэзия, облеченная в нужную форму, сможет значительно повысить престиж английского театра, – спокойно парировал он. – В настоящее время наша комедия груба и безвкусна. Большая часть репертуара состоит из нелепых пьесок, украденных у французов.

– Миледи, – обратился к Катрионе директор театра с неподдельно серьезным и озабоченным видом. – Знаете ли вы, что после «Оперы нищего» в Англии вот уже полтора века не было написано ни единой комической оперы?

– Но я не знаю, как пишутся либретто.

– А как вы умудрились написать «Отправьте их в Индию»? – поинтересовался мистер Дарли-Корд.

– Ну, сначала меня заинтересовал сюжет, затем я прочла несколько книг, а потом уже написала стихи.

– А стихотворение о том, что у женщины непременно должен быть муж, «хоть и плохой, но свой»? – спросил Питер, лукаво подмигнув жене.

Катриона фыркнула.

– Ну, это как раз было очень просто! Сатира на глупые предрассудки, которые вдалбливаются всем девушкам с самого рождения.

– Мне кажется, вам только нужно найти подходящую тему, какой-нибудь интересный сюжет, а за стихами дело не станет.

– А музыка? – с отчаянием в голосе воскликнула Катриона.

– В Лондоне полно композиторов, – заверил ее мистер Дарли-Корд подозрительно беспечным тоном. – Вы только напишите слова, миледи, а музыку я вам гарантирую.

– Но я хочу петь!

– Тогда пойдемте в театр, я вас послушаю.

Оставив недоеденным десерт, вся компания покинула ресторан и направилась в театр «Редженси Роял». Спектакль уже закончился, и театр опустел. Остались только уборщицы, наводившие порядок в зале.

– Садитесь за рояль, милорд. Вы будете аккомпанировать супруге, – распорядился мистер Дарли-Корд.

Стоило ему оказаться в привычной рабочей обстановке, как от благоговейной почтительности к знатному милорду не осталось и следа.

– А вы пойте, – обратился он к Катрионе.

Катриона бросила полный отчаяния взгляд на мужа, который уже успел сесть за рояль.

– «Зеленые рукава»? – предложил Питер и ободряюще улыбнулся жене. Катриона развязала ленточки на мантилье, подняла голову и запела.

– А можете вы спеть какую-нибудь арию из оперы? – спросил директор театра, когда она закончила старинную балладу. Питер пробежал пальцами по клавишам, наигрывая начало одной из самых известных арий Моцарта. Катриона кивнула в знак согласия.

– Ваш голос лучше, чем я предполагал, – честно признался директор. – Конечно, он не обладает той неповторимой красотой, как голос Элизабетты Сильвано, но он очень чистый и достаточно сильный. Вам только нужно немного подучиться. Я слышал, с вами занимается мистер Бернарди. Он – лучший педагог в Лондоне, так что, я надеюсь, у вас будет все в порядке. А если вы напишете либретто к оперетте, я гарантирую вам в ней сольную партию. Ну, что, неплохая сделка?

– П-пожалуй, – заикаясь, выдавила из себя молодая леди.

Мистер Дарли-Корд радостно потирал руки и отдавал распоряжения Питеру.

– Отвезите ее домой, милорд, и немедленно отправьте спать. Мы должны беречь здоровье миледи, заботиться о ее голосе и делать все, чтобы муза ее не покинула.

Через некоторое время, стоя у двери спальни, лорд Фитэйн поцеловал жене руку и пожелал доброй ночи. Катриона бросила на него насмешливый и понимающий взгляд. Когда Питер прощался с ней таким образом, это означало, что больше в этот вечер он к ней не придет.

– Мы должны беречь твой голос и быть очень осторожными с твоей Музой, – сказал он, добродушно передразнивая мистера Дарли-Корда.

Однако Питер зря старался. Когда на следующее утро, одетый и тщательно выбритый, он зашел в спальню жены, то застал ее сидящей в постели. Она что-то писала в лежавшей на коленях тетради. Ее глаза горели от возбуждения, под ними виднелись темные круги, свидетельствующие о бессонной ночи. По всей кровати были разбросаны исписанные листы, а рядом лежала большая книга, на которую она поставила чернильницу. Не выпуская из рук пера, она рассеянно улыбнулась мужу.

– Какого черта! – взорвался он. – Ты выглядишь ужасно. И сколько времени ты так работаешь?

– С полуночи, – бодрым голосом ответила Катриона. – Не ругайся, Питер. Я устала, но чувствую себя великолепно. Вчера я легла спать в полной уверенности, что вы с мистером Дарли-Кордом просто ненормальные. Как можно мне доверить писать либретто? Но ближе к полуночи я вдруг проснулась и почувствовала, что ко мне пришло вдохновение. Сюжет оперетты полностью сложился у меня в голове!

Муж едва успел отодвинуть подставку с чернильницей, которую Катриона едва не перевернула неосторожным движением руки.

– Неужели ты не понимаешь? Я нашла свою тему!

– Отчего же, понимаю, – ответил Питер, собирая разбросанные листки и забирая из рук жены тетради и перо, которое она снова принялась грызть. – Я все, конечно, понимаю, но, тем не менее, выглядишь ты весьма скверно. Сейчас ты должна несколько часов поспать. Когда проснешься, мы обо всем поговорим.

– К этому времени ты сбежишь на какое-нибудь нудное заседание палаты лордов, – недовольно проворчала Катриона. – Я хочу все обдумать сейчас.

– Я же сказал – поговорим позже!

– Да, милорд. Как прикажете, милорд. Ваше желание для меня – закон, милорд.

Питер внимательно посмотрел на свернувшуюся клубочком жену и быстро прикинул, где находится под одеялом та часть тела, которая лучше всего подходит для хорошего шлепка.

– Дух противоречия заглушает в тебе все остальные чувства. Спи, глупышка!

Измученная Катриона немедленно последовала разумному совету мужа.

ГЛАВА 30

Катриона проспала до полудня. Проснувшись, она почувствовала, что не хочет расставаться с приятной, обволакивающей все тело ленью. Накинув шифоновый пеньюар, она медленно спустилась вниз и попросила прислугу принести поднос с ленчем в библиотеку.

Не успела молодая леди удобно расположиться в любимом кресле мужа, как вошел слуга с двумя подносами, а за ним следом появился и сам Питер.

При виде неподдельной радости жены у него в груди что-то дрогнуло.

– Я думала, придется ждать тебя до вечера! – воскликнула довольная Катриона.

– Я же сказал, что мы все обсудим, когда ты проснешься.

– Да, но я не думала, – она сделала вид, что поглощена завязыванием бантиков на пеньюаре. – Спасибо! Я просто сгораю от нетерпения все тебе рассказать.

Слуга поставил оба подноса на квадратный столик. Супруги уселись друг против друга, и он, взяв в руки ложку, сказал:

– Ну, рассказывай.

– Я назову свою оперетту «Дочь набоба».

Питер снова отложил ложку в сторону и с любопытством посмотрел на жену.

– Как ты сказала?

Катриона посмотрела на мужа горящими глазами и повторила:

– «Дочь набоба». Меня навели на эту мысль дневники Медоры. Первой песней будет «Пошлите их в Индию».

– Но послушай, детка, я не хочу тебя разочаровывать, но я не могу позволить, чтобы историю жизни моей бабушки распевали со сцены на радость досужим сплетникам, – запротестовал он.

– Твоя бабушка… О, Господи! – рассмеялась она. – Разумеется, я не стану беспокоить дух твоих предков!

– Ты меня очень утешила. – Питер снова взял ложку и принялся за еду.

– Хотя по отношению к Медоре определение «прах предков» совершенно неприемлемо. Муж не смог оценить всех ее достоинств, но потом на ее пути встретился человек, в которого она без памяти влюбилась. Это был мистер Форсайт. Любовь с первого взгляда! Этот том дневника читается, как настоящий роман, – восторженно произнесла Катриона. – Граф отправил мистера Форсайта в Фитэйн-Парк, чтобы тот помог составить каталог семейной библиотеки… Предполагалось, что он пробудет там всего несколько месяцев… Подумать только, несколько месяцев обернулись девятью годами, в течение которых мистер Форсайт был библиотекарем и наставником сына Медоры! Знаешь, мне кажется, что те главы из дневника, в которых Медора пишет о пробуждении любви к мужчине, на которую она считала себя неспособной, ничуть не уступают произведениям лучших поэтов-романтиков!

– Я и сам так думаю.

– А когда мистер Форсайт умер… Ты помнишь, что написала Медора?


«Мы всегда знали, что недолго пробудем вместе, и потому каждое мгновение любви, которое дарила нам судьба, было для нас поистине бесценным.

Перед смертью он сказал: «Не печалься, любовь моя. Я буду ждать тебя и смотреть на тебя с Небес».

И я в это верю. Всегда и во всем я чувствую его присутствие. Он живет в моем сердце, во всех моих мыслях и деяниях. Я считаю себя самой счастливой женщиной в мире. Немногие, хотя бы несколько дней, имеют то, чем я и мой любимый наслаждались в течение девяти долгих и прекрасных лет».


Все это время муж не сводил с жены пристального взгляда. Она закончила читать отрывок из дневника и стала задумчиво смотреть куда-то в сторону, бессознательно размахивая над столом ложкой. Питер не выдержал и взял ее за руку.

– Стол поцарапаешь.

– Ах, извини.

– Ничего. Ешь суп.

– Очень вкусно. Что это?

– Суп из водяного кресса. Нет-нет, – перебил он жену, заметив, что она снова что-то хочет сказать. – Сначала доешь, а потом будешь рассказывать.

Доедая суп, Катриона собралась с мыслями.

– У меня есть план, – объявила она. – Я позаимствую из дневника Медоры историю ее происхождения и описание ее жизни в Лондоне. Когда она появилась в светском обществе, за ней стали увиваться многочисленные поклонники, которых интересовало богатство ее отца. Это позволит мне описать в сатирическом духе характер британца, который остается неизменным, как на родине, так и в Индии. Моя героиня – лицо вымышленное… Назовем ее не Медорой, а, к примеру, Маргаритой. У нее дюжина титулованных и, разумеется, обнищавших поклонников. Кроме того, ей не дают прохода великосветские повесы, которые волочатся за любой женщиной, пользующейся популярностью в высшем обществе. Когда ты утром пришел ко мне, я как раз заканчивала «Песенку повесы». А может быть, – задумчиво добавила Катриона, – ее споет хор? Нет! Ее споет квартет – четыре повесы, которые время от времени появляются на протяжении всей оперетты.

– А ты помнишь хоть один куплет из «Песенки повесы»?

– Я помню ее всю! – радостно рассмеялась писательница. – Мне хочется представить этих людей охотниками за дичью, которая им вовсе не нужна. Просто им необходимо за кем-то гоняться.

Катриона положила руки на стол и прочла первый куплет:

«– Что может быть слаще погони?

Ах, дух замирает в груди

От бешеной скачки,

И где-то маячит

Желанная цель впереди!..»

Дослушав до конца, Питер задумчиво сказал:

– Это можно очень эффектно выразить в музыке: основную тему сопровождают подголоски английского рожка, в который трубят, когда охотятся на лис… Конечно, если композитор не станет возражать.

– А как проходит охота на лис?

Лорд напел мотив, постукивая по столу костяшками пальцев.

Молодая женщина энергично затрясла головой.

– Пожалуй, это подойдет.

– Ну, композиторы не любят, когда им дают советы, – заметил он. – Но может быть, мистер Дарли-Корд передаст наши пожелания тому, кто будет писать музыку к твоему либретто, и он отнесется к нашей идее с уважением.

– За сами песни я больше не боюсь, – призналась Катриона, – а вот за текст между ними… Как все это увязать?

– Доверься моей интуиции. Спланируй все, о чем хочешь рассказать в каждой сцене и помни, что диалог действующих лиц может сам собой переходить в песню или арию. Я с удовольствием прочту все, что ты сочтешь нужным мне показать и выскажу свои соображения. Вот увидишь, что Дарли-Корд сделает все необходимые поправки.

– Нет, это нечто невообразимое! – жена оттолкнула тарелку с холодной курятиной.

Питер, продолжая поглощать свою порцию с завидным аппетитом, вежливо поинтересовался:

– Что именно?

– Ты ведешь себя так, как будто написать сатирическую оперетту, да еще при этом изменить лицо английского театра, является делом обыденным, тем более для меня!

– Я не нахожу здесь ничего необычного, поскольку уверен в твоих способностях. Ты наверняка справишься и с тем, и с другим.

– Да, кстати, уж если источником твоего вдохновения стала моя бабушка, то скажи, как ты решила закончить эту историю?

– Так, как этого хочет публика. Маргарита отвергает всех повес и будет долго думать, кого ей выбрать в мужья: обнищавшего герцога, графа или маркиза… И тут она встретит настоящую любовь. Маргарита сразу поймет, что ему нужны не деньги отца, а она сама. Когда он из гордости откажется сделать ей предложение, девушка сама предложит любимому руку и сердце.

– И потом они оба заживут себе счастливо, да?

– Конечно. Это единственно подходящий конец для истории о любви.

– И все же моя бабушка не…

Катриона с удивлением взглянула на мужа.

– Как ты можешь так говорить? С того момента, как она познакомилась с мистером Форсайтом, она стала по-настоящему счастливой. Они жили вместе в Фитэйн-Парке в течение девяти лет, и фактически он был ей настоящим мужем и отцом ее сына, который так редко виделся с родным отцом. Каждую ночь он разделял с ней брачное ложе. Если слуги что и замечали, то предпочитали хранить молчание. И даже после смерти мистера Форсайта их любовь не умерла. Медора свято верила, что они воссоединятся в иной жизни. Многие индийцы думают так же. У нее остался горячо любимый сын, и его жизнь и будущее стали основным смыслом и содержанием ее жизни. А когда твой дед стал инвалидом и вернулся в Фитэйн-Парк, Медора с радостью взяла на себя все заботы по уходу за ним. Они стали хорошими друзьями, так как не могли больше оставаться любовниками.

– Ты все очень хорошо рассказала. Я и сам, прочтя дневники, проникся к ней глубоким чувством любви и уважения. И все же, все же… В течение девяти лет у нее фактически было два мужа. Это – адюльтер.

– Ты меня удивляешь, Питер, – возмутилась молодая женщина. – Адюльтер! Надо же такое выдумать! А чем занимался все эти годы твой дорогой дедушка? Он развлекался со своими многочисленными любовницами и непотребными девками и умудрился нажить полдюжины внебрачных детей! Лорд Фитэйн женился на Медоре ради денег, а когда она забеременела, то он вовсе забыл о ней. Даже во время визитов в Фитэйн-Парк он не пытался хоть чем-нибудь порадовать ее. Когда мужчина так откровенно пренебрегает женой, он не имеет права обвинять ее в измене. Вполне естественно, что покинутая женщина стремится найти понимание и поддержку у какого-нибудь другого мужчины, который оценивает ее по достоинству.

– Ты права, и все же…

– И все же?

– В первые месяцы супружеской жизни у нас было множество разногласий и взаимных обид. И все же, я хочу тебя предупредить: я не отношусь к безразличным или снисходительным мужьям, так что ты попадаешь в рискованную ситуацию, если задумаешь искать понимание и поддержку у какого-нибудь другого мужчины, который посмеет оценить тебя по достоинству!

ГЛАВА 31

Из-за пробки на дороге в Хэймаркете лорд Фитэйн и его супруга немного опоздали в Королевский оперный театр. Концерт уже начался, и Катриона не захотела идти в ложу, чтобы не потревожить слушающих.

– Мы проскользнем тихо, как мыши, – пообещал Питер. – Я не хочу, чтобы ты простудилась в этом коридоре – здесь такие сквозняки!

Они тихонько пробрались на свои места, и через мгновение Катриона погрузилась в волшебный мир музыки. Она лишь изредка посматривала на мужа, желая разделить с ним свою радость. Питер сказал ей, что дирижер Майкл Коста очень много работал с оркестром и сделал его одним из лучших в Европе. Катриона была с этим полностью согласна; она не слышала такого дивного звучания инструментов со времени прошлогоднего фестиваля во Фридженти.

Когда оркестр закончил играть первую пьесу, муж наклонился к жене и прошептал:

– Сейчас будет исполнен концерт для фортепьяно с оркестром мистера Джилбрайта.

Катриона посмотрела в театральную программу и радостно улыбнулась.

– Посмотри, Питер, концерт называется «Итальянская рапсодия»! – она восторженно всплеснула руками. – Как ты думаешь, может быть, это судьба подает мне добрый знак?

– Я думаю, что судьба в наших руках. Ведь мы…

– Тише, уже начинают!

Когда музыка смолкла, молодая женщина аплодировала так, что порвала длинные лайковые перчатки на пуговицах. Говорить она не могла.

Зажегся свет, и муж заботливо спросил ее:

– Может быть, сходим во время антракта в буфет и чего-нибудь выпьем?

– Если ты не против, – хрипло сказала Катриона, – я бы предпочла поехать домой. Я знаю, что концерт еще не закончен, но больше оставаться здесь не могу – я потрясена.

Она была как во сне. Молча позволив мужу набросить на нее парчовую накидку, подобранную в тон вечернему платью, молодая женщина спустилась подлинной лестнице Королевского театра. Она не помнила, как они доехали до дома: в ушах у нее продолжали звучать волшебные аккорды «Итальянской рапсодии».

Питер небрежно заметил:

– Ты так самозабвенно аплодировала… Это концерт тебе так понравился?

Катриона вдруг закрыла лицо руками и разрыдалась.

– Я почувствовала тоску по дому, – выдавила она сквозь слезы, которые градом катились у нее по лицу. – Музыка напомнила мне о горах вокруг нашей фермы, о горных тропинках и озере около замка Креспи, ясно представила себе крестьян, работающих в поле. Ах, наверное, я сошла с ума! – С усилием отняв руки от лица и судорожно сжав их, Катриона продолжала: – Мне так хотелось поскорей уехать от всего этого, а он, этот Джилбрайт, заставил меня обо всем вспомнить и вызвал во мне такую тоску по дому, по родным и друзьям… У меня сердце готово было разорваться от боли!

– Ну, это твое личное впечатление, – спокойно заметил муж. – А тебе понравилась музыка? Хотела бы ты, чтобы Джилбрайт написал музыкальное сопровождение к «Дочери набоба»?

– Хочу ли я?! – воскликнула молодая женщина. – Ты, должно быть, тоже сошел с ума, дорогой. Захочет ли этого мистер Джилбрайт – вот в чем вопрос? Ведь он – настоящий гений! Не могу себе даже представить, чтобы человек, написавший такую изумительную музыку, как «Итальянская рапсодия», захотел возиться с моими стихами!

– Знаешь, – со смехом сказал Питер, – у мистера Джилбрайта, как и у всех гениев, есть множество странностей. Вот мы и объединимся, трое ненормальных. Может быть, он захочет написать что-то совершенно новое для себя, а возможно, ему просто нужны деньги.

– А какие у него странности? – поинтересовалась Катриона, вытирая лицо носовым платком, который ей предусмотрительно предложил муж.

– Он ужасно боится всяких болезней и совсем не бывает на людях. Джилбрайт живет на Клэвертон Терас, в Пимлико, и дышит свежим воздухом только у себя в саду. Во время таких прогулок прислуге и секретарю запрещается выходить в сад. Джилбрайт не женат. Когда он заходит в комнату, прислуга должна тотчас ее покинуть. Обычно все распоряжения он отдает в письменном виде.

– Да, похоже, он и впрямь малость не в себе.

– Ну-ну, – усмехнулся Питер, – постарайся быть более снисходительной. Подумаешь – еще один английский чудак!

Молодая женщина усмехнулась в ответ.

– Но как мы сможем работать вместе, если вдруг произойдет чудо и мистер Джилбрайт согласится? Не слишком-то удобно переговариваться друг с другом из разных комнат!

– Вы сможете плодотворно трудиться вместе с помощью прекрасного изобретения – почты ее королевского величества.

– Мне так хочется, чтобы Джилбрайт согласился, – вздохнула Катриона. – Я готова стать перед ним на колени.

– Попрошу Дарли-Корда, чтобы он немедленно сообщил Джилбрайту о нашем предложении.

– Если ты считаешь, что есть надежда не получить отказ, то не мешкай и иди к Дарли-Корду прямо сейчас, – сказала она мужу.

Несколько дней спустя Питер просматривал за завтраком почту. Открыв ножом один из конвертов, он небрежно заметил:

– Это от Дарли-Корда! – Минуту помолчав, он посмотрел на Катриону. – Хорошая новость. Джилбрайт согласен. Он обещает написать музыку к готовым стихам, приступив к работе уже на следующей неделе, а также сделать некоторые пометки и высказать свои замечания относительно либретто. Ну, а теперь в чем дело? – спросил лорд, заметив перепуганное лицо жены.

– С-страх! Наверное, страх перед сценой.

– У тебя нет времени на то, чтобы бояться.

Отправляйся в библиотеку и приступай к работе, – сказал он ей. – Дарли-Корд, не говоря уже о Джилбрайте, хочет, чтобы первый акт был готов как можно скорее.

Несмотря на спокойную уверенность Питера, которую он всячески пытался внушить и жене, во время работы над «Дочерью набоба» на Катриону часто находили приступы страха, доводящего ее до панического состояния. Главными причинами тому были грандиозность замысла и талант чудака-композитора, сотрудничавшего с ней.

Вера мужа в успех и способности жены одновременно и поддерживала, и обижала ее. Конечно, было приятно видеть, что он не сомневается в ее таланте, но то, что он игнорирует отсутствие рядом, с неумелым либреттистом, коим считала она себя, практического советчика, раздражало Катриону и приводило в смятение. Не менее трех раз в неделю она встречалась с директором театра. Неоценимую помощь оказывали также замечания мистера Джилбрайта, которые он регулярно пересылал по почте ее королевского величества: почти ежедневно Катриона получала листки, исписанные нотами с пометками композитора. Ноты с песнями, стихи для которых она посылала, с невероятной быстротой передавались Дарли-Корду.

Катриона не могла не заметить, что музыка не обладала тем блеском и великолепием, так поразившими ее в «Итальянской рапсодии», однако она удивительно подходила для комической оперетты. Веселая и мелодичная, со множеством красивых, легко запоминающихся арий, она, казалось, была написана только для того, чтобы наиболее выгодно подчеркнуть все достоинства стихотворного текста.

– Джилбрайту нельзя отказать в благородстве, – сказала как-то Катриона мужу, когда они сидели в гостиной и пили чай.

Как обычно, на коленях у нее лежала рабочая тетрадь, а Питер в это время просматривал только что написанную речь, предназначенную для выступления в палате лордов.

– В чем же заключается его благородство? – спросил он с отсутствующим видом, вычеркивая из речи какую-то фразу.

– Он слишком замечательный композитор, чтобы писать музыку к чьим-то стихам. Мистер Джилбрайт явно мне подыгрывает и делает свою музыку более приземленной. Он старается представить написанное мной в самом выгодном свете.

– Сомневаюсь, – Питер сладко зевнул. – Большинство музыкантов отличаются огромным тщеславием.

Молодая женщина почувствовала нарастающее раздражение – Питер затеял всю эту историю, а теперь хочет от всего устраниться.

– Кажется, вы устали, милорд. Пожалуй, вам нужно пораньше лечь спать.

Питер насмешливо взглянул на жену.

– Мне казалось, ты хочешь, чтобы я сыграл новую мелодию Джилбрайта к «Жалобе богатой наследницы»?

– Не нужно, если ты устал.

– Катриона, для тебя я никогда не бываю усталым.

От такого двусмысленного замечания молодая женщина вспыхнула до корней волос.

– Ну, пойдем, – весело обратился он к жене, отбросив в сторону свои бумаги, и небрежно обнял ее за талию. – Пойдем в гостиную. Ноты у тебя?

– Да.

– Ты споешь? – спросил Питер, когда уселся за рояль.

– Нет, сначала проиграй несколько раз мелодию.

Питер повторил мелодию дважды, чтобы Катриона смогла уловить причудливый и капризный ритм. Затем она запела «Жалобу богатой наследницы»:

«Я – не красавица. Увы!

Не блещет стройностью фигура,

Нос длинноват, рост маловат,

К тому ж, сварливая натура.

И все ж на празднике любом

Мне в кавалерах нет нехватки,

И, несмотря на недостатки,

Возле меня стоят гуртом.

В чем тайна громкого успеха?

Ох, мне сегодня не до смеха!

Проста разгадка и грустна:

Жених простит любой изъян,

Узрев набитый золотом карман!»

ГЛАВА 32

Лорд Фитэйн с женой снова встретились с мистером Дарли-Кордом в ресторане «Европа». Двое суток тот изучал либретто и музыкальную партию оперетты, а теперь супругам не терпелось услышать его мнение.

Увидев Питера и Катриону, мистер Дарли-Корд вскочил с места и приветливо помахал им рукой. По его сияющему лицу молодая женщина поняла, что все ее страхи были напрасными, и облегченно вздохнула.

– Миледи, – обратился он к Катрионе, галантно целуя ей руку и улыбаясь с неподдельной радостью. – Примите мои искренние поздравления!

– А мистер Джилбрайт?

– Он в восторге от вашей работы, доказательством чего является его музыка.

– А хватит ли его энтузиазма для того, чтобы наконец встретиться со мной?

Мистер Дарли-Корт громко расхохотался.

– Ну, до такой степени его, пожалуй, ничем не проймешь!

Когда обед был заказан, мистер Корд приступил к делу.

– Я достал сумму, о которой мы с вами договаривались, милорд. При вашей поддержке вопрос с финансированием можно считать решенным.

– Ты помогаешь финансировать «Дочь набоба»? – спросила изумленная Катриона.

– Разумеется.

– О Господи! – простонала она. – Лучше бы ты этого не делал. Я буду чувствовать себя виноватой, если ты потеряешь на этом деньги.

– Я считаю, что выгодно вложил деньги и собираюсь получить хорошую прибыль. Так что не расстраивайся.

– По условиям составленного контракта…

– Какого еще контракта? – спросила Катриона. – Кто его составлял?

– Наши поверенные в делах. Вы, миледи, получаете двести гиней за хорошее либретто, так же как и мистер Джилбрайт…

– Боже мой, я заработала двести гиней! – радостно воскликнула она.

– А еще вы будете получать по семь фунтов за каждый прошедший спектакль, – продолжил директор театра.

Катриона все быстро прикинула в уме.

– Это еще двести гиней, если опера продержится на сцене чуть больше месяца! – с восторгом воскликнула она.

– Думаю, спектакль будет пользоваться бешеным успехом в этом сезоне, – с видом знатока заявил мистер Дарли-Корд. – Я буду сильно разочарован, если «Дочь набоба» продержится только один месяц.

Ошарашенная свалившимся на нее счастьем, Катриона была больше не в состоянии вникать в содержание разговора двух мужчин и принялась за еду. Вдруг ее насторожило внезапно наступившее молчание. Директор театра и муж выжидательно смотрели на нее.

– Простите. Я просто не слышала, о чем вы говорили.

– Мистер Дарли-Корд предлагает тебе роль Эйды, служанки Маргариты, – мягко сообщил Питер. Катриона поняла, как хорошо он знал о разочаровании, которое постигнет ее при этом сообщении.

– Вы подходите на роль Маргариты гораздо больше, чем Джессика Уорд, которой, возможно, мы предложим эту роль, – пояснил мистер Дарли-Корд, – разумеется, и ваш голос тоже. Вся беда лишь в том, что у вас нет никакого сценического опыта, миледи. Поэтому для начала, по моему мнению, вам следует взяться за роль Эйды, тем паче, никто лучше вас не знает, что у Эйды есть одна совершенно изумительная ария!

– Я с радостью возьмусь за роль Эйды, – с готовностью согласилась Катриона. Оба джентльмена облегченно вздохнули и улыбнулись. Молодая женщина почувствовала, как под столом муж погладил ее по колену, выражая тем самым одобрение ее решению.

– За роль Эйды вам будут платить по два фунта в неделю, – пообещал мистер Дарли-Корд. Услышав это, Катриона не могла сдержать нервный смех.

– Просто не верится, что все это происходит со мной! – воскликнула она и вдруг внезапно расплакалась.

– Теперь надо решить, под каким именем вы будете выступать.

– Мое и-имя? – улыбаясь сквозь слезы, переспросила Катриона. – А мне за него тоже будут платить каждую неделю?

Лорд Питер подозвал официанта и заказал стакан бренди, который протянул жене.

– Выпейте, миледи. Сейчас вам это просто необходимо.

Катриона выпила обжигающее горло содержимое стакана и сразу прекратила плакать.

– О господи! Спасибо, Питер. Именно это мне и было нужно, – воскликнула она. Затем, повернувшись к Дарли-Корду, спросила: – Так что насчет моего имени?

– Думаю, будет лучше, если вы возьмете два разных имени: под одним вас будут знать как певицу, а под другим – как автора оперных либретто. Не следует смешивать эти две вещи.

Катриона сразу же оценила всю мудрость планов директора театра.

– Не может быть и речи, чтобы я выступала на сцене под именем леди Фитэйн. Мне вовсе не хочется, чтобы зрители приходили поглазеть на знатную даму, которой вдруг пришло в голову спеть со сцены. Милорд, вы не станете возражать, если я буду выступать под именем Катрионы Карлэйл?

– Вовсе нет, – ответил муж. – Мне это очень нравится.

Супруги смотрели друг на друга и счастливо улыбались, однако мистер Дарли-Корд вынужден был прервать эту идиллию.

– Тогда напишем, что авторами музыки и слов являются Лоренс Генри Джилбрайт…

– Может быть, лучше написать только инициалы? – предположил Питер. – Такое длинное полное имя выглядит очень громоздко.

– Согласен. Пусть будет Л. Г. Джилбрайт и?.. – Он вопросительно посмотрел на Катриону.

– Катриона Селестина – К. С. Сильвано.

– Итак, «Дочь набоба» – комическая оперетта в двух действиях, музыка Л. Г. Джилбрайта, либретто К. С. Сильвано.

– Просто замечательно! – в восторге выдохнула Катриона.

– Творческий дуэт Джилбрайт и Сильвано, – предложил Питер.

– Творческий дуэт – Джилбрайт и Сильвано, – задумчиво повторил мистер Дарли-Корд. – По-моему, звучит неплохо.

– Ура! – воскликнула Катриона, поднимая пустой стакан и глядя на обоих мужчин затуманившимися от счастья и выпитого бренди глазами.

Вечером молодая женщина прошла через гардеробную в спальню мужа. Было темно. Она нащупала дверь и, толкнув ее, неуверенно застыла на пороге. Затем с нескрываемым разочарованием прошептала:

– Милорд?.. Питер?

– Я не сплю, – услышала Катриона голос мужа. – Подожди минуту, я зажгу свет.

Она слышала, как Питер возится в темноте. Наконец ему удалось зажечь лампу. Молодая женщина с любопытством осмотрелась по сторонам – никогда раньше она не заходила в эту комнату: простая мебель из темного дерева выглядела несколько тяжеловесно. Про себя Катриона подумала, что более светлые обои могли бы оживить это довольно мрачное место.

Ее размышления были прерваны вопросом мужа:

– Что-нибудь случилось, Катриона? Чем могу быть тебе полезен? – вежливо спросил Питер.

– Я-я была слишком взволнована и не могла уснуть, – заикаясь, ответила она и сжала руки от смущения. – Не нужно было тебя беспокоить, – повернувшись, Катриона побежала к двери.

– Катриона! – остановил ее повелительный голос.

– Да, милорд? – ответила она, не оборачиваясь.

– Ты пришла ко мне, и я настаиваю, чтобы ты осталась, – Катриона уловила в голосе Питера едва сдерживаемый смех и ласковые нотки.

Оглянувшись, она встретилась с его веселым взглядом. В следующую секунду молодая жена бросилась в его объятия и оказалась на кровати, которая была гораздо шире и удобнее, чем ее собственная.

– Я не думала, что все так получится, – сказала она через некоторое время извиняющимся тоном. – Я только хотела с тобой поговорить.

– Очень рад, что ты изменила свое намерение, дорогая, – ответил он, улыбаясь в темноте. – Я очень люблю говорить с тобой, но и все остальное, что между нами происходит, мне нравится ничуть не меньше.

– Мне тоже нравится все остальное, – призналась Катриона.

– Да, это тебе всегда нравилось, – согласился с ней Питер. – Я подозреваю, – сказал он шутливым тоном, – что и замуж ты за меня вышла только ради этого «всего остального». Слава Богу, мы великолепно подходим друг другу, чего нельзя сказать обо всем остальном.

– Ну, почему же, – смущенно пробормотала она. – У нас есть много общего, милорд. Я хочу сказать, что вы тоже, как и я, любите музыку, хотя и отдаете предпочтение вашей дурацкой политике.

– Как мило с вашей стороны признать это!

Катриона попыталась припомнить что-нибудь приятное из своей жизни с мужем, но на ум пришел только тот роковой день во Фридженти: ласковый голос Питера, когда он собирался ее обмануть, то, как он смеялся вместе с подвыпившими родственниками, то, как она услышала гнусный тост: «За укрощение Катрионы!»

– Пожалуй, мне лучше вернуться к себе, милорд.

– Конечно, – ответил Питер, выпуская жену из объятий. – Я уверен, что теперь ты уснешь.

Катриона медленно встала с кровати и подошла к двери, ведущей в гардеробную.

– Катриона.

– Что?

– Когда тебе снова понадобится «все остальное», приходи ко мне, не раздумывая. Всегда рад услужить своей дорогой жене.

– Иди к черту! – свирепо рявкнула «дорогая жена» по-итальянски, а затем и по-английски тоже.

ГЛАВА 33

В течение долгих недель репетиций Катриона отвратительно спала и совсем потеряла аппетит. За завтраком она с трудом заставляла себя съесть хоть кусочек жареного хлеба и выпить пару чашек чая, который в последнее время стал ей нравиться гораздо больше, чем кофе. Правда, ближе к обеду Катриона испытывала острое чувство голода, но в театре удавалось лишь что-нибудь наскоро перехватить.

Придя домой вечером, она чувствовала такую усталость, что есть уже не могла и очень радовалась, когда Питер ужинал в клубе с друзьями. Тогда Катриона просила прислугу принести ей поднос с едой в гостиную или спальню.

От внимания молодой женщины не ускользнуло, что муж, как и в первые месяцы после свадьбы, стал часто уходить из дома. Из-за плохого самочувствия и постоянной занятости на репетициях «Дочери набоба» у нее не было ни времени, ни желания думать о неурядицах в семейной жизни.

Она боялась не только за свою небольшую роль в оперетте, но также и за изменения в либретто и в музыкальном оформлении: Катриона была автором либретто, а лорд Фитэйн вложил в постановку спектакля немалые деньги, поэтому на их плечи ложилась огромная ответственность.

Молодой женщине вовсе не хотелось опозориться перед всем Лондоном и еще меньше – подвести собственного мужа. Может быть, Питеру было наплевать на постановку спектакля, о чем ясно свидетельствовало его поведение в последнее время, но для Катрионы успех оперетты был делом чести.

Когда во время репетиции она впервые в жизни лишилась чувств, то решила, что это результат переутомления. К счастью, во второй раз молодая женщина упала в обморок, находясь в собственной спальне.

Проснувшись утром, она внезапно почувствовала тошноту и попыталась встать с постели. Внезапно комната поплыла у нее перед глазами. Когда Катриона очнулась, то увидела, что лежит на ковре возле кровати, а перепуганная горничная растирает ей руки ив отчаянии зовет ее по имени. Через минуту она пришла в себя.

– Замолчи, Мэгги. Это всего лишь небольшой обморок.

– Я позову милорда.

– Ни в коем случае, – Катриона схватила Мэгги за руку. – Ты никому не скажешь ни слова. Поняла? Помоги мне подняться.

Сидя на краешке кровати, леди Фитэйн отчаянно пыталась привести в порядок свои мысли и не обращала внимания на хнычущую Мэгги.

– Прекрати реветь, глупая. Ничего особенного не произошло. Просто у меня будет ребенок.

– Ах, миледи, как замечательно!

Молодая женщина посмотрела на горничную и грустно улыбнулась.

– Да, действительно замечательно, – согласилась она. – Правда, это не входило в мои планы, но ты права: все прекрасно! Только не проболтайся милорду или кому-нибудь из прислуги. Я все сама расскажу, когда придет время.

– Миледи, вы же не будете выступать на сцене в таком состоянии!

– Разумеется, буду. Принеси мне завтрак в спальню и скажи лорду Фитэйну, что я не могу спуститься вниз.

Когда, сидя в постели, Катриона заканчивала завтракать, к ней в спальню зашел муж и с праздным видом остановился в дверях.

– Ты выглядишь просто ужасно, – изрек он равнодушно.

В прошлый раз, когда Питер произнес эти же самые слова, в его голосе звучала тревога. Сейчас же поведение его показалось ей оскорбительным.

– Очень жаль, что вам не по душе мой вид, – сладким голосом сказала Катриона. – Надеюсь, что это от долгих и напряженных репетиций, ведь я еще слишком молода, чтобы утратить привлекательность.

Питер невольно рассмеялся.

– С тобой все в порядке? – спросил он уже другим голосом, подходя к постели.

– Я чувствую себя превосходно. Неужели ты думаешь, что красота крестьянской девушки из Фридженти может увянуть от каких-то репетиций? Мне доводилось выполнять работу и потруднее.

– Все зависит от того, к чему ты привыкла.

– Я же говорю тебе, что прекрасно себя чувствую, – Катриона осторожно встала с кровати и с радостью обнаружила, что комната больше не плывет перед глазами. – Извините, милорд, мне нужно одеться, а то я опоздаю на репетицию, – и она легким движением сбросила с себя ночную рубашку. Глянув на обнаженное тело с бархатной оливковой кожей, которую так и хотелось погладить, Питер заскрежетал зубами и, громко хлопнув дверью, выбежал из комнаты.

Джессика Уорд, исполнявшая в «Дочери набоба» роль Маргариты, порекомендовала Катрионе врача, которого та посетила на следующий день.

– У вас отличное здоровье, леди Фитэйн, – заверил тот молодую жену после осмотра. – Все идет нормально. Если вы будете отдыхать и как следует питаться, я не вижу причин для запрещения вам работы в театре, по крайней мере, сейчас.

– Спасибо, доктор. Именно это я и хотела услышать.

Счастливая и улыбающаяся Катриона вышла от доктора. Она решила, что возвращаться на репетицию уже не имеет смысла, и пошла домой, чтобы немного отдохнуть. Возможно, даже удастся поужинать вместе с Питером, если он удосужится явиться к этому времени.

Когда молодая женщина неожиданно появилась в прихожей собственного дома, то обнаружила там всю прислугу: миссис Битон, дворецкого, двух горничных, лакея и Мэгги. Они стояли у двери гостиной и слушали Доносившуюся оттуда музыку: кто-то виртуозно исполнял «Итальянскую рапсодию». От неожиданности она замерла на месте и тоже стала прислушиваться. Неожиданно в душе у нее затеплилась безумная Надежда.

– К нам пришел мистер Джилбрайт? – спросила Катриона, и перепуганные слуги разом повернулись к ней.

– Н-нет, миледи, – заикаясь, произнес дворецкий Фрейзер. – Лорд Фитэйн один.

– А кто же играет на рояле?

Все слуги сразу же куда-то бесшумно исчезли, а Фрейзер и миссис Битон как-то странно посмотрели на свою госпожу.

– Это играет лорд Фитэйн, мэм, – ответил Фрейзер, к которому вернулась его обычная напыщенность и чувство собственной значимости.

– Ах, миледи, как приятно слушать милорда после всех этих долгих месяцев, – растроганно пролепетала миссис Битон. – Нам, конечно, очень нравится, когда он аккомпанирует вам, леди Фитэйн, – торопливо добавила она, боясь показаться невежливой. – И все же нам очень не хватало таких домашних концертов, которые он всегда разрешал слушать.

Катриона молча отдала прислуге плащ и остановилась у лестницы, держась за перила: она вспомнила, каким покровительственным тоном говорила с мужем о том, что у них много общего. «Ты ведь тоже любишь музыку, хотя и отдаешь предпочтение своей дурацкой политике».

При этом воспоминании молодая женщина вся съежилась – сказать такое самому замечательному пианисту из всех, кого ей доводилось слышать! Музыканту-виртуозу, с которым никто не смог бы соперничать на фестивалях во Фридженти!

Она присела на ступеньку и, затаив дыхание, стала слушать «Весеннюю песню» Мендельсона. Мендельсон! Во время их первой встречи мистер Дарли-Корд сказал, что если бы Питер уделял музыке такое же внимание, как политике, то смог бы соперничать с самим Мендельсоном…

Катриона снова зябко повела плечами.

Следующая пьеса была ей незнакома. Может быть, Питер только начал ее разучивать? Нет, он явно импровизировал. Так вот оно что! Ее муж пишет музыку!

По всему ее телу вдруг побежали мурашки, а в голове молнией сверкнула неожиданная догадка.

Она медленно встала и тихо пошла по покрытому ковром коридору. Подойдя к дверям гостиной, Катриона бесшумно повернула ручку и вошла в комнату.

Питер сидел за роялем, на подставке которого стояли ноты. Он часто останавливался и делал на полях какие-то пометки и исправления. Подойдя поближе, Катриона узнала круглый почерк Джилбрайта.

– Ты отъявленный мерзавец и скотина! – обратилась леди Фитэйн к супругу. – Так несуществующий Лоренс Генри Джилбрайт – это ты!

Она видела, как Питер вздрогнул и на мгновение застыл, а затем как ни в чем не бывало сказал:

– Лоренс Генри Питер – мое полное имя, ты должна была бы это знать, так же как и то, что девичья фамилия моей матери – Джилбрайт. Поэтому композитор Джилбрайт вовсе не является вымышленным лицом. Кроме того, у меня есть кузен Джилбрайт, который живет в Пимлико и обладает всеми странностями, которые я тебе описал.

– Но почему ты не сказал мне правду?

– А ты разве хотела ее знать? – ответил Питер, по-прежнему не оборачиваясь.

– Конечно, хотела. Неужели ты думал иначе?

– Постольку, поскольку это касалось тебя, – он резко повернулся на стульчике. – Кажется, тебя не интересует ничья карьера, кроме своей собственной.

Молодая женщина закусила губу.

– И поэтому ты решил сделать из меня дурочку?

– Вовсе, нет, миледи, – он насмешливо поклонился жене, не вставая со стульчика. – Я решил помочь вам сделать ту карьеру, о которой вы так страстно мечтали всю жизнь… Чтобы преуспеть в этом, вы даже притворились, что немножко в меня влюблены.

Катриона подошла к мужу и ударила его наотмашь по лицу.

– Не смей так со мной разговаривать! Я никогда не притворялась!

Питер не обратил внимания на пощечину, которая едва не сшибла его с места.

– А чем же ты занималась весь месяц, который мы провели с тобой в Риме? Если это не бессовестное притворство, тогда объясни, что же такое притворство?

Она направилась к: двери.

– Ты хочешь знать, чем я занималась в Риме? Я там провела четыре самых счастливых недели в моей жизни.

Катриона быстро выбежала из гостиной и стала медленно подниматься по лестнице. Ее догнал муж.

– Повтори, что ты сказала!

– Ни за что!

– Нет, ты повторишь! – Он схватил ее за руку и потащил вверх по лестнице. Войдя в спальню, Питер приказал ошарашенной горничной удалиться. Не успела за ней закрыться дверь, как он стал трясти Катриону за плечи.

– Почему ты сбежала от меня в Риме? – повторял он в ярости.

– Ну, ладно, ладно… Уж лучше я скажу все сразу, – задыхаясь, пролепетала она. – Я сбежала потому, что по неосторожности влюбилась в тебя, и мне было нестерпимо больно узнать, что ты меня просто купил.

– А каким образом и когда ты выяснила, что я тебя купил?

– В день свадьбы Бьянки, когда стояла в коридоре и слушала, как братья хвастались, что они от тебя получили взамен. Я слушала, как Бьянка разглагольствовала о вашем заговоре, о том, как она притворялась, чтобы заставить меня согласиться выйти за тебя замуж. И тут я поняла, что меня снова принесли в жертву ради благополучия семьи. Приданое, которое предложил отец, – сплошная фикция! Это делалось совсем не для меня. Он получил гораздо больше, чем отдал.

– А как ты думаешь, почему мы все приняли участие в этом заговоре?

– Я знаю, почему они это сделали. Ты сам сказал… сказал, что ненавидишь меня. Ты хотел меня унизить. «За укрощение Катрионы!» – передразнила она. – Решил, что тебе это удалось?

– Боже мой! – Питер провел пальцами по волосам жены. – Я готов убить тебя, Катриона. Когда я вспоминаю о той боли, которую ты мне причинила из-за такой ерунды… Ах, ты, маленькая дрянная глупышка! Конечно, я тебя ненавидел, когда был подростком. Ненавидел за твое высокомерие, за то, что ты ясно дала мне почувствовать, каким я был тщедушным ничтожеством. Я жил ради музыки, но после нашей первой встречи во Фридженти я понял, что этого мало. С тех пор, что бы я ни делал, все это было лишь для того, чтобы доказать тебе… Мне так хотелось стать мужчиной, которого ты сможешь полюбить, и которым будешь восхищаться. Что ж, в конце концов, я все-таки стал мужчиной!

Он схватил жену за плечи.

– Когда я снова приехал в Фридженти, то сказал себе, что либо ты станешь моей, либо я навсегда вычеркну тебя из сердца. Я и сам не знал, как все будет дальше. Но после пятиминутного разговора на крестинах у меня уже не было никаких сомнений. Через несколько дней я честно рассказал обо всем твоему отцу и Бьянке и сообщил им о своих намерениях. Я просто не осмелился сразу поговорить с тобой, потому что ты была к этому не готова.

Питер посмотрел Катрионе в глаза, но она смущенно отвела взгляд.

– Отец и Бьянка сказали, что я тебе понравился. Они оба искренне считали, что я могу помочь тебе спастись от безрадостной жизни во Фридженти. Но все мы прекрасно понимали, что ты будешь изо всех сил сопротивляться. Мне было жалко тратить еще два года на ухаживания и сватовство.

Он отпустил жену.

– Честно говоря, я и сам не знаю, кому первому пришла в голову идея «одурачить тебя». Кажется, ты это так называешь? Наверное, мы придумали его все вместе. Каждый день нам приходили в голову новые мысли. Даже твои братья старались всеми силами помочь. Поверь, все родные заботились о твоем счастье и благополучии. Только потом я предложил им вознаграждение, – голос Питера стал суровым. – Послушай, Катриона, я могу купить весь Фридженти. Так неужели было бы лучше, если бы я оказался скрягой и не стал помогать твоей семье? – он снова взял ее за плечи и стал трясти. – Скажи мне, это было бы лучше?

– Н-нет.

– Так зачем же ты устроила нам эту адскую жизнь?!

Молодая женщина облизала пересохшие губы.

– Я не поняла… И все равно, я никогда не соглашусь быть твоей игрушкой, которую можно укрощать и дрессировать, как собаку или лошадь!

– С таким же успехом я мог бы пытаться укротить тигра, – простонал муж. – Думаю, это было бы гораздо легче. Признаюсь, в тот день я был пьян не только от счастья. Мы все много выпили. После дешевого вина, которое делают во Фридженти, мы решили выпить шампанское, привезенное из Парижа. Нас всех развезло, и мы стали болтать бог весть что. И за это ты собираешься держать на меня обиду до конца дней? Ты разбила мне сердце, когда хотела сбежать от меня в Риме. Ведь я следил за тобой и видел, как ты направилась в корабельную контору… «Покидаю тебя навсегда»! Меня, кто любит тебя больше жизни! Как ты думаешь, кому я посвятил «Итальянскую рапсодию»?

– Прости меня, – разрыдалась Катриона. – Прости! Если бы ты мне сказал. Если бы я только знала о том, что ты пишешь музыку. Мне казалось, ты не способен ни о чем думать, кроме своей политики.

– Я думаю о тебе и о музыке гораздо больше, чем о политике. Однако в Лондоне намного больше музыкантов, чем людей, которые могут выступать в Палате лордов и бороться за социальную справедливость. Детский труд, права женщин… Или ты решила, что права нужны только тебе одной?

Молодая жена никак не могла прийти в себя и произнести хотя бы слово в свое оправдание – ее душили неудержимые рыдания.

– Прости меня, Пьетро. Я стану перед тобой на колени!

– Дурочка, я никогда не хотел видеть тебя на коленях. Только в моих объятиях, Катриона! – Лорд схватил жену и прижал к себе так крепко, что ей стало страшно за ребенка. Осторожно отстранившись, она сказала:

– Отнеси меня в постель, Пьетро. Я хочу быть рядом с тобой.

Когда Питер раздел ее, Катриона предложила:

– Давай не будем ждать три года.

– Нет, – он стиснул зубы. – Я пообещал дать тебе три года и сдержу свое слово.

– Я вовсе не собираюсь бросать пение, писать либретто и любить тебя. У Джессики Уорд, которая играет Маргариту, двое детей. И у нас с тобой все будет.

– Да, будет, – прошептал Питер, – но я сдержу обещание. Мне не хочется, чтобы ребенок стал твоим покаянным даром. Никаких жертв не нужно. Мы сделаем так, как договорились. А сейчас прими все меры предосторожности, а то мне придется уйти.

В ответ Катриона страстно поцеловала мужа, прижавшись к нему всем телом.

– Неужели у тебя хватит сил покинуть меня в такую минуту? – Ее руки скользнули по его телу. – Скажи, неужели ты уйдешь? – повторила Катриона, продолжая ласкать его.

– Прекрати, Катриона. Ради бога… Ах ты, ведьма! Ведьма! – простонал он.

Через некоторое время Питер сказал жене:

– Иди и вымойся, может быть, еще не поздно.

– Ах, мне так хорошо, – она снова прижалась к мужу.

– Катриона!

– Ну, ладно уж. Пожалуй, надо тебе сказать. Мне никуда не нужно идти. У нас будет ребенок.

– Так ты?.. Но ведь мы всегда соблюдали осторожность!

Катриона усмехнулась.

– А ты забыл о той ночи, когда я пришла к тебе в спальню? Я ведь собиралась только поговорить и ничего с собой не взяла.

– Послушай, кажется, ты совсем не против ребенка? – спросил Питер, пристально глядя на жену. – Или это очередная игра?

– Не только не против, но к своему стыду должна признаться, что я безумно счастлива, – смущенно призналась она. – Теперь я вижу, что во мне гораздо больше от итальянской крестьянки, чем можно было предположить. Но это никак не нарушает наших планов. Тебе не о чем беспокоиться – врач сказал, что у меня отменное здоровье!

Питер улегся рядом с женой.

– А творческий дуэт Джилбрайт-Сильвано напишет еще много опер для компании Дарли-Корда и во имя возрождения английского театра.

– Я могу помочь тебе в политической деятельности. Скажи-ка мне, – сказала она, прижимаясь полной обнаженной грудью к плечу мужа и игриво проводя рукой по его бедру, – как ты собираешься бороться за права женщин?

– Расскажу сегодня вечером.

Питер лежал, не двигаясь, а Катриона положила голову на его грудь и продолжала ласкать все его тело.

– Ну, ладно, завтра. Я все расскажу тебе завтра, – пообещал он, чувствуя, что ласки Катрионы становятся все более дерзкими. – А теперь поцелуй меня, Катриона!


home | my bookshelf | | Поцелуй меня, Катриона |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу