Book: Последнее утро



Сергей Шахов

ПОСЛЕДНЕЕ УТРО

Древний телетайп затрясся, изрыгая из себя бумагу с едва пропечатанными буквами. Дежурный боец подскочил как ужаленный. Ловко перехватив автомат он, несмотря на тяжесть бронежилета, перемахнул через стол и рванул дверь в телетайпную. Боец «С.О.Б.Р.а» он всегда боец, даже если его оставили охранять опустевшее, закрытое наглухо здание. Остальные работали, не было даже начальства. И в связи с тем, что сейчас творилось на матушке Земле и в самой России, каждый был на счету. Связь умерла, компьютер покончил с собой три часа назад. «Пентиум какой-то там инсайд», вдруг просто перестал работать, поэтому пришлось стереть пыль с древней машины и пустить её в ход. «Старлей» скрестил руки на груди и критически смотрел на трясущуюся, словно в припадке эпилепсии машину связи. Потом телетайп резко затих, высунув отпечатанный документ, словно язык.

«Сдох» - решил спецназовец подтверждая свою догадку кивком головы. Резким движением руки облачённой в перчатку с броневыми накладками он сорвал телеграмму, прочитал, и предательский холодок прокрался за ворот черной спецодежды :

«0000\000

0000004\666

Начальникам подразделений МВД


В связи со сложившейся обстановкой объявляется код 3.

Приказываю:

обеспечить соблюдение правопорядка на вверенных

зонах ответственности в соответствии с инструкцией

о действиях ОВД при введении на всей территории

государства Военного Положения.


Связь будет обеспечиваться фельдъегерской службой.»


- Да храни вас господь! –

Сергей Молотов, старший лейтенант отряда быстрого реагирования министерства внутренних дел, вдруг вспомнил слова, которыми неизменно заканчивались речи лидеров государств в антиутопических фильмах Голливуда, когда со Штатами случался очередной игровой катаклизм. Он взглянул на циферблат наручных часов. -7-00.

- Что ещё за код три? – он удивлённо изогнул брови.

В этот момент пол вышибло из-под ног…

… Молотов мгновенно вскочил, но очередной толчок опять свалил его, с потолка посыпалась штукатурка.

- Что за хрень??!!! – выругался он.

Хотя прекрасно догадывался, что именно «за хрень» произошла. Вот и докатилась третья мировая до провинциального городка. Экономический кризис уже давно лихорадил мировое сообщество, с того момента как все неожиданно задумались, что такое долларовая игла, на самом деле. Когда неожиданно до определённых людей дошло, что баррель нефти может стоить хоть тысячу долларов, С.Ш.А. заплатит и две, стоит только нажать кнопку запуска печатного станка. Рынки рухнули, и мир утонул в уличных беспорядках. Но что бы кто-то осмелился нажать кнопку запуска баллистических ракет? Об этом простые обыватели, крушившие друг друга на улицах даже не думали…

Но теперь было не до размышлений. С низкого старта Молотов рванул к выходу во двор. Здание, в которое С.О.Б.Р. переехал совсем недавно и было построено год назад. Со всеми удобствами- многофункциональным, спортивным залом, сауной и небольшим бассейном. И вот сейчас оно разваливалось на глазах. Сергей буквально вырвался в дверь в тот момент, когда здание с почти человеческим вздохом осело на землю. Толчки продолжались, в воздухе резко пахло озоном.

Первая мысль была о семье. Он бросился к своему старенькому «Паджеро», прыгнул за руль и положил потёртый А.К.С. рядом. Дизельный двигатель закряхтел, и Молотов лихо закрутив что-то вроде полицейского разворота, вылетел за ворота. На улицах творилась паника. Она именно Творилась прямо на глазах у Молотова, люди выбегали из домом сначала по одиночке, а потом целыми семьями и метались по улицам. Некоторые останавливались и смотрели куда-то вдаль. Сергей тоже глянул через боковое стекло. Всё небо на горизонте горело, переливаясь адскими красками.

- Какая там фельдъегерская служба!!!! - Жопа полная. - вслух озвучил он и резво закрутил рулём объезжая брошенные автомобили и людей практически бросающихся под колёса внедорожника.

Благо до дома было недалеко. Он жил на окраине города и тогда год назад воспринял переезд СОБРа в новое здание подарком с небес. Кто не мечтает работать рядом с домом. Через квартал он затормозил у панельной пятиэтажки, в глаза бросилась внушительная трещина по торцу здания. Еще один такой толчок дом рухнет. Он взбежал вверх по лестнице на второй этаж.

Звонок не работал, и Сергей забарабанил в металлическую дверь кулаком. Через несколько секунд она отворилась, на пороге стоял его отец. Сергей ввалился в прихожую, из комнаты доносился детский плач. Он открыл дверь в комнату где плакал ребёнок, на ходу бросив короткую фразу адресованную отцу:

- Собирай всё! – Тот понял с полуслова и скрылся в другой комнате.

В комнате, в которую вошёл Сергей, на кровати сидела его жена и пыталась успокоить дочь.

- Лена собирайся, быстрей!

- Что случилось? Что это? – слёзы текли по её щекам.

- Это ВСЁ. Конец. – Сергей распахнул дверцы шкафа и вытащил большой рюкзак. – Объясню по дороге. Он стал складывать в него всё имеющееся походное снаряжение.

Жена даже не двинулась с места. Ребёнок перестал плакать.

Спальник, палатка, котелок, газовый примус, …

- Лена я тебя прошу, можно быстрей или ты хочешь умереть здесь.

- Мне нужно позвонить маме.

… Альпинистское снаряжение, фонарь…

- Господи! Давай собирайся! – Молотов впервые повысил на жену голос.

Она окаменела, обожгла его взглядом, но стала собираться.

Сергей затянул шпагат в ткани рюкзака, сверху положил тридцатиметровую статическую верёвку, закрыл клапан.

Аптечку, сапёрную лопатку и топор он не вынимал из рюкзака еще с прошлой командировки. Пока они возились отец вытащил в прихожую две полные сумки- «мечта оккупанта», Сергей выволок следом растолстевший рюкзак. Жена пыталась услышать гудки в телефонной трубке но по всей видимости безрезультатно. Сергей забросил автомат за спину взял сумку и рюкзак. Отец взял еще две сумки и они вместе вышли на улицу. Неизвестно почему, но вокруг было что-то на подобие густых сумерек в багровых тонах. Сергей глянул на часы 7-55 утра, летом в это время уже светло.

Отец открыл заднюю дверь, усадил Елену с ребёнком, а сам помог Сергею складывать багаж через пятую дверь. Потом он сел спереди, на сидение пассажира.

- Никогда не думал, что доживу до такого. – потрясённо произнёс он.

Сергей сел за руль и тронул джип вперёд.

- Всем пристегнутся!

Сзади послышалось щелканье замков ремней безопасности. Отец сделал тоже самое.

«Черт возьми! Да какая это третья мировая война!» - думал он, протискивая автомобиль вперёд. « Мировая катастрофа, катаклизм, Армагеддон! Но уж никак не война!»

- Неужели война . – Лена тронула мужа за плечо. – Нам нужно забрать моих родителей.

- Мы не успеем, - не поворачиваясь, отозвался Сергей.

- Тогда я не поеду! – голос сорвался в крик.

- Поедешь. – жёстко ответил он. - Потому что у тебя на руках ребёнок, потому, что я тебя люблю, потому что ты должна жить! - перекрывая все рвущиеся вопросы, отрезал Сергей.

- Я не оставлю родителей! – она пальцами заскребла по рычагу открытия дверей. – Ты подонок! Ты никогда их не любил!

- Всё может быть. – спокойно произнёс он и нажал клавишу центрального замка запирая двери. Ребёнок громко заплакал.

Она сильно ударила мужа по плечу, больно расшибив себе руку о наплечную накладку и заплакала, опустив голову и зажимая ушибленную ладонь.

- Куда думаешь ехать? – спокойно спросил отец.

- Здание, в котором располагался отряд, рухнуло. Но подвал, скорее всего, цел. Его строили первым, когда деньги еще были. – он ухмыльнулся. – И строили его как укрытие. – продолжил он. Больше доехать мы никуда не успеем. Наверняка уже кругом полно радиации а там…

Как будто в подтверждении его слов, тяжёлый автомобиль дёрнулся вперёд вставая на два передних колеса словно подгоняемый огромной волной. Сергей вдавил газ в пол, тем самым опустив его на все четыре. Только чудом джип не перевернулся через крышу.

- Все живы? – он окинул взглядом салон автомобиля. У отца текла кровь откуда-то с головы. Елена крепко сжимала дочь.

И тут же оглушающий грохот придавил Сергея к рулю, как будто по близости рванул склад с авиационными бомбами. В ушах звенело, кто-то кричал, может и он сам. Автомобиль буквально влетел во двор разрушенной резиденции спецназа и заглох.

- Быстро! Быстро! – Сергей выскочил наружу. Воздух был горячим, обжигал лёгкие.

Подбежав к покосившейся двери он выбил её ногой, в низ под углом шестьдесят градусов уходила бетонная лестница .

Он вернулся обратно, подхватил свою дочь и рванул в подвал, остальные побежали следом. В конце лестницы они наткнулись на металлическую дверь, она была не заперта. Земля под ногами ходила ходуном. Четыре шага еще дверь, за ней просторное помещение.

- Ждите здесь! – Сергей передал дочь матери и рванул обратно.

Всё вокруг сверкало, небо разрывали невероятные по толщине молнии. Но осматриваться времени не было, Сергей вытащил все сумки на горячий асфальт и напрягая все силы потащил их волоком к входу в убежище. Отец встретил его на ступенях и помог. Они закрыли обе двери и очутились в темноте и тишине. Только колебания пола под ногами. Минуту все приходили в себя. Ребёнок, которому отроду было чуть больше года, громко заплакал.

Сергей достал из разгрузочного жилета фонарь и немного развеял тьму. Отец что-то отыскивал в большой черной сумке. Его одобрительный возглас поведал всем, что искомое найдено. Он с трудом разогнул спину, давно скованную радикулитом, держа в руках стеариновую свечу. Сергей достал из кармана зажигалку и поднёс к фитилю, свеча затрещала, но выдала скудную частицу света. Потом направился к стене у которой в ряд стояли сетки панцирных кроватей, взял две и потащил их к противоположной от входа стене. Там они вдвоём собрали две кровати, определили на одну Елену с ребёнком предварительно застелив метал сетки походным ковриком и спальным мешком.

- Успокойся Анечка всё хорошо, всё уже кончилось. – успокаивала жена ребёнка и саму себя. – Всё позади. Успокойся.

« Ничего не позади.» - думал Сергей Молотов. «Всё только начинается»

Сергей осмотрел дизель генераторный отсек и убедился, что в огромном баке нет солярки. А в резервуаре для воды простукивалось примерно четверть объема.

Он тяжело сел на кровать у дальней стены.

Неожиданно потолок дрогнул, со стыков плит посыпалась штукатурка случайно затушив хрупкое пламя свечи. Наступила темнота, громко завизжал ребёнок, добавляя в какофонию звуков убойную ноту. Сергей закрыл руками лицо, скулы свело до тупой боли.

В эту минуту он пожалел, что не знал ни одной молитвы. А звуки, доносившиеся сверху и дрожь железобетонных стен их подземного убежища, словно надсмехаясь, показывали, что Бога сегодня нет на Земле. И для Мира – это было последнее утро.




home | my bookshelf | | Последнее утро |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу