Book: Задумай число



Задумай число

Андерс Бодельсен

Задумай число

* * *

Борк ушёл из банка последним. У него была привычка наводить порядок в кассовом зале, хотя этим вполне могли утром заняться уборщицы.

На одном из столов валялись испорченные небрежным заполнением формуляры — из тех, на обороте которых есть листок копировальной бумаги. Очень удобные формуляры: сразу получалась карбонная копия. И чего только не приходилось любопытному Борку читать на копиях, выброшенных клиентами…

Вот сейчас — Борк даже не сразу сообразил, что означают слова, синей диагональю идущие по второму листу формуляра:

«В моем кармане — револьвер. Быстро и не привлекая внимания передайте мне всю наличность».

Борк несколько раз внимательно перечитал эти две фразы, написанные аккуратными печатными буквами. Писавший поставил точку только после первой фразы, буква «Е» каждый раз заканчивалась лишним «хвостиком».

Осмотрев формуляр со всех сторон, Борк решил, что его использовали как подкладку: буквы были видны не только под копировальной бумагой, но и на верхнем листке — в виде контуров, как если бы на тонкую бумагу сильно нажимали карандашом.

Борк собрал все испорченные формуляры, побросал их в корзину для мусора и вышел на улицу.


Вечером, сидя у себя дома перед кварцевой солнечной лампой, он под её негромкое шипенье представлял себе те две фразы на формуляре. Буквы неторопливо плыли перед его глазами: «Е» с «хвостиком», жирная точка после первой фразы… А ведь, сувенир, да, сувенир, надпись-то любопытная…

В постели, перед тем как уснуть, Борк опять увидел печатные буквы, сложившиеся в слова. Ему было непонятно, почему одно воспоминание о них вызывает у него приятное чувство.


Сигнальная сирена банка помещалась за маленькой решёткой на фронтоне здания, выходящего на площадь. Управляющий банка проверял её каждое утро за несколько минут до девяти часов. Всего в банке было четыре ножные педали для включения тревоги и ещё рычаг в кабинете управляющего, на стене. Пробное включение всегда было коротким, и многие служащие позже не могли вспомнить, включали утром сирену или нет. А прохожие на площади даже голов не поворачивали на этот звук: или привыкли, или принимали его за автомобильный гудок.

Никто в банке никогда не слышал, как сирена звучит по-настоящему. Когда управляющий уезжал в отпуск, её иногда забывали проверить. Это не имело значения. Всем достаточно ясно дали понять, что сиреной пользоваться не следует. Во всяком случае, до тех пор, пока грабители не уберутся подальше.

Борк уже сидел на своём месте в кассе, когда короткий механический вопль засвидетельствовал, что сирену в очередной раз испробовали и нашли исправной. Как обычно, при этом звуке он взглянул на ножную педаль, которую можно было достать, чуть подвинувшись вперёд на стуле и вытянув ногу.

Управляющий банком — Корделиус — вышел из своего кабинета и помахал Борку. Они вместе пошли вниз, в подвальное помещение. Корделиусу было всего сорок один год — на четыре больше, чем Борку, но из них двоих он выглядел моложе. Да и вообще Корделиус был одним из самых молодых управляющих, и все были уверены, что он скоро переберётся из этого филиала куда-нибудь поближе к столице.

У Борка были ключи от нижних сейфов, которые могли быть открыты только двумя служащими вместе. У них это стало чем-то, вроде ритуала: они поворачивали свои ключи одновременно, хотя в этом не было необходимости.

— Мне кажется, — сказал Корделиус, — мы в последнее время держим слишком много наличных наверху.

— Сегодня четверг, — напомнил Борк.

— Да, но, как правило…

— Боже мой, скоро рождество. Вы сами знаете, что…

— Я знаю, — и говорю об этом как об общем принципе. Сколько у нас было вчера к закрытию?

— Около ста семидесяти двух… семидесяти трех тысяч.

— Ну, это слишком много.

Борк не ответил, они опять одновременно повернули ключи и вернулись наверх.

Он автоматически выполнял свои обычные обязанности кассира, а мысли то и дело возвращались к вчерашнему листку бумаги. Можно бы рассказать об этом остальным, но ведь не поверят, заявят, что он сам все придумал. Борк, вы мечтатель! — скажет Берг и вернётся к работе. Симонсен, помедлив, присоединится к его мнению. А Мириам Левин? Борк внимательно посмотрел на неё через зал. Она говорила по телефону, прижимая трубку плечом. Месяцев шесть назад у Борка была с ней непродолжительная связь, и он знал, как она реагирует на то или иное. Нет, она тоже не поверит.

Перед ним было три ящика: в верхнем монеты, во втором бумажные деньги и третий — пустой. Рядом с креслом стоял его портфель, а в нем трубка, табак, коробка для ленча и запасной носовой платок. Когда клиентов не было, он сидел неподвижно и думал.

Вскоре после полудня из соседнего универсального магазина пришла продавщица с подносом, на котором дымились шесть бумажных стаканчиков с глинтвейном. В последнюю неделю перед рождеством магазин своих покупателей угощал стаканчиком глинтвейна. Визит в банк около полудня был традицией.

Допивая свой глинтвейн, Борк от нечего делать прислушивался к болтовне продавщицы с Бергом и Симонсеном:

— Я вижу, у вас там появился Дед Мороз?

— Ну разве не глупо? Чего проще — сообщить по телефону, что прислали Деда Мороза с большим плакатом. Кстати, вы его рассмотрели?

— Мы видели только вас, — улыбнулся Берг.

— Он такой молодой… И знаете что? Мне кажется, он боится детей. Прислали такого молодого Деда Мороза, что он мог бы быть младшим братом, а он к тому же ещё и детей боится!


Под конец перерыва на ленч Борк вышел прогуляться. Совсем недалеко от банка стоял мотоцикл. Проходя мимо, Борк подумал, что для мотоцикла время года явно неподходящее. Потом, сделав несколько шагов, оглянулся: у него возникло какое-то смутное ощущение…

До Борка не сразу дошло, что же именно его поразило. У мотоцикла были шведские номерные знаки. Борк остановился, вернулся назад. Сердце у него при этом почему-то колотилось. Он заметил, что ключ торчит в замке зажигания, запомнил номер и быстро пошёл прочь.

Борк обогнул угол дома и лицом к лицу столкнулся с Дедом Морозом. Тот был в обычной вязаной шапочке без меха и красной шубе, не очень толстой. Ткань почему-то напоминала армейскую шинельную… Из-под шубы виднелись обычные серые брюки, а внизу под ними — коричневые ботинки. Шуба была не застёгнута, а затянута поясом, тоже красным, но другого оттенка, будто сшитым из обрезков купального халата. Полы шубы были оторочены чем-то белым с чёрными пятнами. Все лицо закрывала громадная нейлоновая борода, оставляя только глаза.

В правой руке Дед Мороз держал шест с плакатом.

Борк с трудом заставил себя идти дальше: все буквы «Е» на плакате было с лишним «хвостиком».

Мысли об этом не покидали его, когда он вернулся на своё место за окошечко кассы.


Борк увидел Деда Мороза сразу же, как только тот вошёл в банк, и, чтобы скрыть замешательство, опустил глаза. Он разглядывал свои руки, шариковую ручку, часы на запястье. Без двадцати минут два. Резиновые печати, чернильная подушечка. Все вдруг стало очень реальным. Мысли тоже пришли в порядок, остались только три чётко выраженных. Остальные ничего не знают. Все, что угодно, может случиться, и я буду решать сам. Может быть, я действительно схожу с ума.

Дед Мороз, постояв у двери, подошёл к круглому столику у окна. Сел и начал писать. Дед Мороз был единственным клиентом в банке, молодой Дед Мороз с блестящими глазами и розовыми щеками. Видно было, что он замёрз на улице. Служащие перекидывались безобидными шуточками по его адресу; он скорее всего слышал, но не улыбнулся. Он взял шариковую ручку, прикреплённую к столику тонкой цепочкой, чуть наклонился и начал писать на чем-то, издали похожем на расходный ордер.

Борк почувствовал, что нога его поднялась, а глаза нащупывают педаль тревоги, не выпуская в то же время из вида и Деда Мороза. Сейчас он мог чуть наклониться вперёд и нажать на педаль, но не сделал этого. Он слышал, как остальные продолжают подшучивать над Дедом Морозом, зашедшим в банк, и думал, почему он тянет время, пишет эту записку прямо здесь? Почему он её не заготовил заранее? А как сделал бы я сам?

Борк чувствовал, что на шее у него пульсирует вена, и подумал, что молодой человек, приблизившись, обязательно это увидит. Сейчас Борку казалось, что он едет с крутого холма на велосипеде, у которого отказали тормоза. Он подумал — не сказать ли что-нибудь Мириам, что-нибудь совсем простое? Но сразу понял, что делать этого не нужно. Дед Мороз медленно отодвинул стул, собираясь подняться.

Позади него открылась дверь, и вошёл маленький мальчик. Он не сразу закрыл дверь, и от сквозняка несколько бумажек, кружась, попадали на пол. Дед Мороз стоял, держа в левой руке листок бумаги, правая его рука была засунута в карман шубы. Взглянув на мальчика, он направился к окошечку Борка.

— Здравствуй, Дед Мороз! — крикнул мальчик.

Дед Мороз повернулся и после секундного колебания ответил на приветствие низким, удивительно глубоким голосом.

— Мамочка! — закричал мальчик в дверь, которую по прежнему держал обеими руками. — Мамочка, Деду Морозу тоже нужно ходить в банк!

Дед Мороз сделал ещё один шаг в сторону Борка. Их глаза встретились. У Деда Мороза были блестящие напряжённые глаза хищника. В них сквозила неуверенность. Хищник был молодой, ещё неопытный. Сквозь нейлоновую бороду у него просвечивала пульсирующая вена. Борк был уверен, что его вена сейчас выглядит так же.

Дед Мороз уже собирался подать Борку лист бумаги, который держал в левой руке, когда звук торопливых шагов мальчика заставил его остановиться.

— Дед Мороз, Дед Мороз!

Мальчик схватил Деда Мороза за полу шубы. Красивый светловолосый мальчишка. Он был в голубом пальтишке с чёрным вельветовым воротником, на ногах — чёрные, хорошо начищенные ботинки мужчины. Сверху на левом ботинке Деда Мороза Борк увидел глубокую потёртость на коже — это что-то ему напомнило.

— Дед Мороз, я хочу космический корабль.

Дед Мороз посмотрел на мальчика, и в лице его не было и тени улыбки.

— В самом деле, мальчик?

— Я получу космический корабль? — Мальчик дёргал за полу шубы.

— Да, — ответил Дед Мороз. Борк слышал, как смеются остальные служащие, и знал, что его лицо так же напряжено, как и у Деда Мороза.

— Я получу космический корабль? Дед Мороз, что у тебя в кармане? У тебя в кармане космический корабль?

Дед Мороз, дёрнув за полу, вырвал её у мальчика. Борк заметил, что смех в зале прекратился. В двери банка появилась женщина в короткой чёрной меховой шубке.

— Перси! — окликнула она мальчика.

— Мам, у Деда Мороза в кармане мой космический корабль!

— О, я не думаю, что это так, — проговорила женщина, улыбаясь.

Дед Мороз опять повернулся к Борку, и глаза их снова встретились. Как запоздалый ответ на что-то, о чем Борк думал раньше, в мозгу у него возникло слово «мотоцикл».

Тут мальчишка буквально набросился на правый оттопыренный карман Деда Мороза. Тот спрятал лист бумаги в левый карман и, вынув правую руку из кармана, отстранил мальчика. В банк вошли ещё два клиента.

— Я… какой растяпа… Я забыл взять деньги, мой бумажник… я сейчас вернусь… как глупо…

Борк кивнул. Дед Мороз продолжал смотреть на него. Потом он резко повернулся и вышел из банка.

Борк быстро обслужил нескольких клиентов, он был почти в трансе. Потом, хотя к нему уже шёл кто-то ещё, Борк пересёк зал и постучал в стеклянный кабинет Корделиуса. Он сразу понял, что Корделиус ему не верит, и почувствовал себя провинившимся школьником.

— Ну, тогда идите, если вам настолько плохо. — Было видно, что слова Борка не убедили его.

— Я принял пару таблеток, но стало только хуже.

— И часто у вас бывают эти мигрени?

— За последнее время раза два.

— Ну хорошо, мы справимся, конечно. Я сам сяду на ваше место.

Борк опёрся рукой о стол Корделиуса, ноги у него так дрожали, что стоять было трудно.

— А ведь вид у вас действительно неважный.

Они быстро подсчитали наличные, и Борк направился в проход к стеклянной двери, выходящей на площадь. Молодой человек, одетый Дедом Морозом, шёл прямо на него.

Борк быстро повернулся и стал изучать щит с именами врачей, адвоката и дамского парикмахера, находившихся на первом этаже здания. Он слышал, как молодой человек поднимался по лестнице. На щите были также надписи: гардероб, туалет.

Борк вышел на площадь, уже припорошенную недавно начавшимся снегом. Мотоцикл стоял на прежнем месте с ключом в замке зажигания.

Борк вспомнил, что, когда Дед Мороз шёл навстречу ему, он нёс свой плакат и колокольчик. Борк был достаточно знаком с тем зданием и знал, что запасного выхода там нет. Минут через пять он увидел, что молодой человек, светловолосый, как сам Борк, и примерно такого же роста, вышел оттуда, куда пошёл Дед Мороз. Он нёс перекинутый через плечо мешок. Коричневые ботинки были те же самые. Отворачиваясь, Борк все же успел рассмотреть потёртость на левом ботинке. За его спиной взревел мотоцикл.

Он повернулся и увидел, что мотоцикл направляется к выезду с площади. Борк побежал за ним. Маленькая транспортная пробка ненадолго задержала мотоциклиста, и он почти догнал его, но потом путь освободился, и мотоцикл с рёвом унёсся по шоссе.

Борку повезло: он увидел, что мотоцикл свернул на аллею, ведущую к тупику, где был кемпинг. Борк знал это место. От быстрого бега он задыхался, пришлось перейти на быструю ходьбу.

Борк миновал автовокзал и дошёл до старенького указателя. Он подумал, раз эта аллея тупиковая, то мотоциклисту придётся повернуть назад. Он остановился передохнуть, опираясь на столб указателя, и заметил, что снег стал влажным.

Прошло несколько минут, мимо протащился автобус, остановился чуть дальше. Из автобуса вышли несколько человек. Борк смотрел на следы, оставленные мотоциклом на асфальте, пока их не покрыл снег. Почему молодой человек выбрал тупик? Проверить, не следят ли за ним?

Борк попытался припомнить получше внешность молодого человека, когда тот был без костюма Деда Мороза. Он был довольно высокий, светловолосый, стройный, молодой. Худое лицо, хищный профиль.

А заплечный мешок — был ли он достаточно вместительным, чтобы в нем оказались костюм и шапка? Куда делся колокольчик? Остался ли плакат наверху,

??? в банке связь между внезапным уходом Деда Мороза и мигренью Борка? Борк смотрел туда, где исчез мотоцикл. Он чувствовал, что у него начинается простуда.

Посмотрев на часы, он увидел, что простоял довольно долго. Встряхнувшись, пошёл вперёд по довольно уже толстому ковру снега. Вдруг впереди вспыхнул свет фар. Он отпрянул в сторону и спрятался за кустами. Машина подошла ближе, и он стал вглядываться в то место, где должен был находиться номерной знак.

Только когда машина проскочила мимо, он понял, что это красный «сааб». Задний номерной знак был полностью заляпан грязью — похоже, его специально намазали толстым слоем. Он не рассмотрел водителя через заднее окно, но ему показалось, что рядом с ним был кто-то ещё. Все произошло так быстро, что он был уверен только в двух вещах: марке машины и её цвете.

Несколько минут Борк стоял в нерешительности, потом пошёл по следам колёс вглубь рощицы. Довольно быстро он нашёл место, где стояла машина: на земле остался резко очерченный прямоугольник, покрытый только тонким, свежим слоем снега. В четырех местах он увидел глубокие вмятины во влажной земле — значит, машина простояла здесь довольно долго, — и следы ботинок. В том направлении, куда они вели, виднелась среди деревьев хижина лесника. Даже издали можно было разглядеть под навесом очертания мотоцикла.

Он подошёл поближе. Мотоцикл был тем же самым, только ключа в замке зажигания не хватало. Борк записал на клочке бумаги номер шасси.


Дома он несколько раз тянулся к телефону, но отдёргивал руку. Потом все же позвонил:

— Мириам? Я не помешал?

— Ну… немного.

— У тебя гости?

— Да.

В трубку было слышно музыку.

— Ну, у меня ничего особенного. Пока.

Немного позже зазвонил телефон. Это была Мириам.

— Ты чего звонил? Сейчас мы может поговорить.

— Да нет, ничего.

Положив трубку, он сидел неподвижно, глядя в пустоту. Между этими двумя звонками Борк принял решение, которое следовало держать при себе.


Ключи опять повернулись одновременно.

— Вчера мне пришлось отпустить программиста, — сказал Корделиус. — Просто времени не хватило, чтобы подвести итог и хоть что-нибудь сдать. Так что накопилась огромная куча. Пообещайте сдать хотя бы часть вечером, Борк, — и желательно побольше.

Когда Борк сел на своё место за кассой, он открыл портфель, выдвинул третий, нижний ящик стола и положил туда коробку. Затем занялся наличными деньгами. Купюры помельче Борк сунул во второй ящик, а пятисоткроновые сложил в стопку на крышке стола, потом взял из этой стопки несколько бумажек и тоже поместил во второй ящик. Остальные уложил в коробку для ленча, а саму коробку засунул в третий ящик. Коробка лежала так, что сразу было видно, что это такое — на ней была стандартная надпись: «Приятного аппетита!»



— Сегодня тебе лучше?

Это была Мириам. Белая блузка, чёрная юбка, никакой косметики, отчего её идеальные белые зубы казались ещё ярче, когда она улыбалась.

— Так что тебе все-таки было нужно? — спросила она.

— Просто поболтать. Я не хотел мешать тебе.

— Мигрень прошла?

— Да.

Когда Мириам вернулась к себе, Борк вытащил из портфеля мягкий пакет с сандвичами и положил рядом с телефонным справочником. Корделиус проверил сирену. Дед Мороз ещё не появился на своём месте около универсального магазина, мотоцикла тоже не было.

Несколько раз за утро он добавлял по нескольку 500-кроновых бумажек к тем, что уже лежали в коробке для ленча. Их даже пришлось примять, чтобы не вылезали. Никто не смотрел в его сторону, когда он это делал.

Перерыв на ленч. Борк сказал Корделиусу, что с радостью останется на своём месте, чтобы хоть как-то компенсировать вчерашнее отсутствие. Он развернул свой мягкий пакет с сандвичами и съел их в те минуты, когда не было клиентов. Деда Мороза тоже не было.

Борк записал время и адрес в своём карманном календарике.

День казался бесконечным. Когда банк закрылся, Борк вывалил содержимое своей коробки для ленча во второй ящик стола. Мысль о приближающемся уик-энде страшила его: планов у него никаких не было.

Он прогулялся до кемпинга в роще и нашёл мотоцикл на прежнем месте. Потом пошёл дальше и убедился, что по тропе среди деревьев можно проехать на машине до следующей автобусной остановки.


В субботу он сходил к банку. Деда Мороза не было. В воскресенье навестил отца в доме для престарелых, но пробыл там недолго. Весь уик-энд он ощущал себя совсем одиноким, по ночам снились кошмары.

Но утром в понедельник, придя на работу, он, как ни странно, почувствовал себя отдохнувшим. Вместе с Корделиусом они опустошили ночные сейфы. За субботу и воскресенье денег накопилось втрое больше обычного: владельцы магазинов сдавали предпраздничную выручку.

Как и в пятницу, Борк спрятал 500-кроновые банкноты в свою коробку для ленча, оставив тоненькую пачку для текущих расчётов. Время шло, а место перед магазином оставалось пустым. Все кончено, подумал Борк, все напрасно. Он подошёл к двери, выглянул наружу. Недалеко от банка снова стоял мотоцикл со шведскими номерами.

Когда Борк возвращался на своё место, вена у него на шее бешено пульсировала.

Чуть позже Дед Мороз вошёл в банк, но теперь он не был Дедом Морозом.

Борк узнал его сразу же, как только он появился в двери, хотя несхожего было много.

Сейчас его внешность была совсем невыразительной. Плащ с поднятым воротником, фетровая шляпа, надвинутая на лоб. Зеленоватые очки. Те же коричневые ботинки, что и раньше, и все с той же потёртостью у левого.

Времени было половина двенадцатого, и у окошечка Борка стояли два клиента. Вошедший направился прямо к нему и занял место в конце очереди.

Удивляясь собственному хладнокровию, Борк прервал операцию — он обменивал кроны на песеты, — открыл третий ящик и переложил свою голубую коробку для ленча в портфель, который все это время был около его ног. Третий клиент стоял в очереди, опустив голову, и поля фетровой шляпы закрывали Борка от его глаз. Борк подумал, что для банковского грабителя вид у него удивительно жалкий.

Человек в плаще подошёл к окошечку Борка, по-прежнему не поднимая глаз. Как и предвидел Борк, он вытащил левую руку из кармана плаща и положил на стойку лист бумаги. Это был расходный ордер банка, но надпись была сделана на обратной, чистой стороне…

«В моем кармане — револьвер, быстро и не привлекая внимания передайте мне всю наличность».

Те же лишние «хвостики» у «Е». После первой фразы точка, в конце нет. Правый карман плаща выдавался вперёд. Человек стоял футах в трех от Борка.

Борк достал из второго ящика пачку 10-кроновых бумажек. Грабитель отвёл эту пачку в сторону и отрицательно покачал головой. Тогда Борк протянул пачку 100-кроновых банкнот. Рука грабителя быстро схватила её, потом с такой же жадностью потянулась за следующими пачками.

Все выглядело, в общем, очень просто. Грабитель, чуть повернувшись, закрывал своим телом пачки денег, которые опускал в глубокий левый карман старомодного плаща.

Покончив со 100-кроновыми банкнотами, Борк принялся за тоненькую пачечку 500-кроновых. Этих было совсем немного — только те, которые он не переложил в свою коробку для ленча. Передавая последнюю, он жестом показал, что больше нет. Правый карман плаща повелительно дёрнулся. Борк покачал головой, ему показалось, что Мириам смотрит в его сторону.

— Давай все, — произнёс неестественно глубокий голос, который Борк уже слышал.

— Больше нет. Посмотрите сами. — Борк опять покачал головой. Он прислушался к собственному голосу, удивляясь, что он тоже стал ниже.

— Недотёпа. В следующем ящике.

Теперь Мириам явно смотрела в их сторону. Борк чувствовал каждый удар своего сердца. Он выдвинул третий ящик. Человек в плаще наклонился вперёд, пытаясь посмотреть вниз через разделявшее их толстое стекло. Мириам поднялась на ноги.

— Верхний.

Борк вытащил верхний ящик, в котором были монеты. Грабитель опять дёрнул правым карманом плаща.

— Выкладывай все остальное, черт возьми, — потребовал он без всякой убеждённости в голосе. Борк не ответил.

Мириам сделала шаг в их сторону, и Борк знал, что в его глазах отразилось это движение за спиной человека в плаще. Он знал также, что этот человек видит в его глазах страх. Но чем вызван этот страх, грабитель не догадывался. Борк по-прежнему опережал его.

На стойке перед Борком лежали пачки 10-кроновых банкнот и лист бумаги, который подал ему грабитель. Дверь банка открыла какая-то женщина — она сразу отступила в сторону, выпуская человека в плаще.

Борк видел, как плащ промелькнул в окне банка. Он уже нащупывал ногой педаль тревоги. Сколько ещё он может протянуть? Мириам, замерев, наблюдала за ним. Как только заработал мотор мотоцикла, Борк нажал на педаль. Вой сирены накатился на него лавиной, и Борк закрыл уши руками.


— Не забудьте свой портфель. — Старший из двух детективов успокаивающе похлопал Борка по плечу.

Люди с телевидения уже сматывали электрокабели. Толпа у банка продолжала расти.

Борк поднял портфель. Держа его в руке, он собирался пройти мимо Корделиуса, но тот его остановил. Казалось, Корделиус разом потерял весь свой авторитет, и вид у него был непривычно мятый, совсем не начальственный.

— Мы ещё не закончили на этом, Борк. Я напоминал вам неоднократно, и даже сегодня утром говорил вам, что…

Но рядом с ними оказалась работающая телекамера, и Корделиус не закончил фразу. К банку подъехала ещё одна полицейская машина с «мигалкой» на крыше, а из задних дверей выпустили несколько собак-ищеек.

Мириам тронула Борка за свободную левую руку. Вместе они пошли за двумя детективами к машине.

У выхода их встретили вспышки фотокамер. В одной руке Борк держал портфель, в другой — руку Мириам. Лай полицейских собак. Запах кожзаменителя в машине. Духи Мириам.

Они поехали в сторону Копенгагена, не включая «мигалку». Детектив постарше повернулся к Мириам, сидевшей на заднем сиденье:

— Почему вы заподозрили, что там что-то не в порядке, фрекен Левин?

— Ну, все было такое… неправильное. И слишком долго они оба молчали, во всяком случае, я ничего не слышала. А к тому же эта шляпа, плащ и очки… Мне кажется, у меня появилось какое-то предчувствие, как только он вошёл.

— Вы смогли бы его узнать?

— Я видела его главным образом сзади…

— А вы?

— Я постараюсь.

— Могло быть, что он уже приходил в ваш банк?

— Боюсь, — покачал головой Борк, — что я слишком нервничал, чтобы толком его разглядеть. Мне ужасно жаль.

— Ну, ну, — сказал детектив и отвернулся.

Мириам сжала руку Борка.

— Пожалуй, не слишком-то храбро я себя вёл, — сказал он.


В архиве Управления полиции им дали множество покрытых пластиком карточек. К каждой карточке были приклеены три фотографии: две в профиль, одна в анфас. Борк на двадцать девятой фотографии увидел человека в плаще. Здесь щеки не были розовыми, конечно, и от этого лицо казалось ещё более хищным.

Борк не предвидел такую возможность — увидеть фотографию грабителя в полицейском архиве — и сейчас подивился своей выдержке: он отложил эту фотографию в сторону, повертев её в руках столько же, сколько остальные. Потом лицо грабителя рассматривала Мириам, а ему дали другую карточку. Мириам никак не отреагировала.

Вскоре после пятидесятой фотографии они сдались. Старший детектив пошёл позвонить по телефону и вернулся с убитым видом.

— Собаки потеряли след, — сообщил он. — Вы знаете лесок в районе кемпинга? Он бросил там свой мотоцикл и уехал на машине. Возможно, кто-то его ждал, но это только предположение. Судя по всему, мы имеем дело с профессионалом. За это говорит и тот факт, что он вы брал понедельник.

Показания уже были отпечатаны, и Борк с Мириам прочитали их. Борк смотрел, как его рука выводит подпись на пунктирной линии. Подпись выглядела как всегда.

— Не забудьте портфель, — сказал старший из детективов, когда все четверо поднялись.


На заднем сиденье машины Мириам взяла его под руку.

— Ну, как герой чувствует себя сейчас?

— Герой!

— А кто сохранил трезвую голову и избежал стрельбы?

— Герой сейчас думает, как ему смотреть в глаза некоему управляющему банком.

— Ханс это переживёт.

— Ханс?

— Корделиус. Ханс Корделиус.

— Так вы с ним просто по имени?

Она отвернулась.

— Да. Ты не знал?

На повороте машину немного занесло, и Борку показалось, что он чувствует сквозь кожу портфеля коробку для ленча.

— Флемминг, — прошептала Мириам, — тебе было интересно или только страшно?

— И то и другое понемногу.

— Ну что ж, — она испытующе, как ему показалось, взглянула на него, — во всяком случае, все уже позади. И нас покажут по телевизору.

Машина остановилась у банка, уже тёмного и пустого.

— Хочешь, заедем ко мне, выпьем по рюмке, — предложил он.

Она покачала головой. С портфелем в руке Борк подошёл к своей машине. Мириам, проезжая мимо в своей малолитражке, посигналила ему.


Дома Борк открыл на кухонном столе портфель, потом коробку для ленча. Прижатые крышкой стопки 500-кроновых банкнот сразу распрямились и взбухли, как тесто, он надавил на них пальцами.

Присутствие чужих денег в его квартире как будто сделало её ещё меньше, да и сам Борк почувствовал себя маленьким, ноги опять стали дрожать, как раньше в банке. Пытаясь унять дрожь, он приготовил ужин, поел.

Позже, сидя у телевизора, он увидел своё лицо: спокойный человек, осторожно выбиравший слова. Потом крупным планом показали записку грабителя. И опять его лицо. Борк удивлялся, как это он мог сохранить хладнокровие. На экране он говорил:

«…когда я прочитал его записку, то сразу стал выгребать деньги из выдвижных ящиков стола. Я понял, что угроза серьёзная, и у него действительно револьвер в кармане. Сначала я пытался отдать ему только сто кроновые банкноты, которые держу во втором ящике. Но он приказал открыть и следующий ящик, в который я складываю пятисоткроновые банкноты, и я не посмел отказаться. Из соображений безопасности я не включал сирену, пока он не покинул банк».

Здесь плёнку, очевидно, обрезали: появилась Мириам. Она дала только общее описание грабителя, не смогла назвать ни цвет волос, ни цвет глаз, а возраст определила между тридцатью и сорока; по мнению Борка, она ошиблась лет на десять.

Потом показали Корделиуса за его столом в стеклянном кабинете. Вид у него был растерянный. Комментатор, который брал интервью, спросил, сколько они обычно держат наличными.

«Это в большинстве случаев оставляется на усмотрение кассира. Но я должен сказать, что был потрясён, узнав, что наличных денег у нас оказалось около двухсот тысяч крон. Это вопрос, к которому я намерен ещё… э… вернуться. Я управляющий, и вся ответственность лежит на мне, и я не собираюсь уклоняться от неё. Но… самые крупные суммы у нас действительно бывают по понедельникам. И тем не менее я считаю это серьёзным нарушением наших правил».

На экране появился мотоцикл со шведскими номерными знаками. Голос диктора:

«Во второй половине дня полиция нашла мотоцикл грабителя в роще, расположенной в нескольких километрах от банка. Здесь грабитель пересел в машину. Уже установлено, что мотоцикл краденый. Полиция просит всех, кто…»

Борку стало зябко, он обхватил плечи руками. А диктор тем временем говорил:

«Насколько удалось установить, грабитель унёс сто восемьдесят восемь тысяч крон в банкнотах по 100 и 500 крон, номера которых не были переписаны. Преступление расследует большая группа специалистов. Надеемся, что расследование не затянется. Сегодня в Управлении полиции кассиру банка Флеммингу Борку и служащей банка Мириам Левин были показаны фотографии преступников, осуждённых в прошлом за ограбления банков, а полиция исследует с помощью собак обширную зону вокруг места, где был оставлен мотоцикл. Однако пока на след грабителя напасть не удалось».

Борк постоял у окна, глядя на редкие машины, подъезжавшие со стороны пруда. Потом взял портфель, спустился вниз и сел в свою машину.

Ехал он на север, иногда поглядывая в зеркало заднего обзора. Никто его не преследовал. Когда дорога углубилась в лес, он остановился и вышел из машины.

На шоссе появилась машина. Ему показалось, что она останавливается, но машина вновь набрала скорость и проехала мимо. Земля была слишком твёрдой, а движение — слишком оживлённым. К тому же ему в голову пришла новая идея.

Он сел в машину и поехал обратно. Идея была неожиданной и, как он решил, очень удачной. Он оставил машину у Торгового центра, остальную часть пути проделал с портфелем в руке, вошёл в банк через заднюю дверь — ключ у него всегда был с собой — и взял фонарь в чулане, где хранились запасные электропробки.

Ключи от свободных сейфов лежали в столе у Мириам. Он выписал квитанцию на имя Ф.Хьюлманда и отыскал пустой сейф, соответствующий номеру на ключе — 129. Затем, воспользовавшись этим ключом и главным ключом банка от всех сейфов, запер свою коробку для ленча. Она едва влезла в узкое пространство между стенками. До папки с квитанциями ему сейчас не добраться, так что эту часть операции пришлось отложить. Карманный фонарик он вернул на место и вскоре уже сидел в своей машине. Никто за ним не следил.

Дома он опустил ключ от сейфа в бутылочку с остатками концентрированного смородинового сока на донышке, которая стояла в буфете. Квитанцию спрятал в книгу «Банк и биржа» между страницами 128 и 129. В квартире, на лестнице и в других квартирах было совершенно тихо.


— Руки вверх! Это ограбление!

На слове «ограбление» Симонсен не выдержал и захихикал. Но палец продолжал упираться в спину Борку, как дуло пистолета. На заднем плане ухмылялся Берг.

— Ну, сколько наличными мы будем держать сегодня? — спросил Симонсен, заливаясь смехом. — А? Четверть миллиона кроночек?

Появился Корделиус и сразу подошёл к Борку.

— Борк, между нами должна быть полная ясность. Сегодня я пошлю отчёт в правление. Вы можете вначале прочитать его и приложить своё объяснение, если оно у вас есть. Позвольте подготовить вас к тому факту, что моё объяснение будет нелестным для вас. Вы действовали вопреки всем моим указаниям уменьшить сумму хранящихся у вас наличных. Ну, идёмте вниз?

Их ключи повернулись одновременно. Они взяли наверх очень скромный запас наличных. Банк открылся — и через минуту был полон людей.

Нетрудно было догадаться, почему они все пришли, многие выписывали чеки на небольшие суммы и долго глазели на Борка, в котором узнали кассира, которого показывали по телевизору. Другие не прошли дальше круглого стола, где заполняли что-то, а потом долго хлопали себя по карманам, ища какой-то совершенно необходимый и якобы забытый документ. Некоторые даже не заходили в банк, а ходили вперёд-назад у входа, бросая любопытные взгляды.

С самого открытия к Борку образовалась очередь. Кое-кто из постоянных клиентов, подходя, комментировал событие: «Ну, слава богу, вы ещё здесь». «Поздравляю с телевизионным дебютом!» или «Ну, я бы точно так же поступил, черт возьми».

Борк поглядывал на картотеку за спиной Мириам, куда рано или поздно придётся поместить индексную карту, пока никто не заметил, что один из ключей исчез. А что было бы, если б он просто зарегистрировал сейф под своим именем? Нет, он поступил правильно. Никто не станет проверять все сейфы. Обнаружат ли, что Хьюлманд не живёт по адресу, который он указал? Он улыбнулся про себя и встретил недоуменный взгляд Мириам. Она не ответила на его улыбку.

Неприятное чувство — будто он не закрыл за собой какую-то дверь — преследовало Борка. Несколько раз он выглядывал в окно, словно ожидая вновь увидеть перед банком Деда Мороза. Самым главным было, конечно, положить на место индексную карточку. Очередь к нему все удлинялась, и наконец он покинул своё место: его опять посетило вдохновение.

Он подошёл к Корделиусу:

— Они все идут сюда смотреть на меня. Мне хотелось бы как-то скрыться на время.



— А кому бы не хотелось?

Корделиус после долгого размышления согласился, и Борк сел за стол Мириам. Однако поток клиентов постоянно увеличивался, и Борку уже казалось, что он ничего не сумеет сделать незамеченным.

В одиннадцать Симонсен принёс свежие газеты. В утренних Борк увидел заголовок: «По-прежнему никаких улик». Теперь он заметил на первой странице газеты у Симонсена под мышкой слово «найдена». Сердце у него заколотилось.

Симонсен развернул газету. Над фотографией светлого «вольво» были слова: «найдена машина грабителя». Ну вот, машину нашли. И это не красный «сааб», подумал Борк. «Вольво» был украден в пригороде с другой стороны Копенгагена.

Борк поднялся, подошёл к Мириам.

— Мне нужен ключ, — сказал он. Как только он поменялся с Мириам, то сразу же заметил, что на обычном месте ключа нет.

— От чего?

— От индексных карточек.

Прежде чем она смогла что-то сказать, появился один из вчерашних детективов. Мириам и Борку показали в одном из внутренних помещений банка ещё целую серию фотографий. Борк некоторые рассматривал подолгу, как будто колебался. Глядя на лицо совершенно незнакомого ему человека, он думал о своём. Молодой человек, разумеется, тоже видел газеты с фотографией машины и, конечно же, прочитал о том, какая сумма была похищена из банка. Что он сейчас думает? Впервые Борк почувствовал себя способным полностью сосредоточиться на этом человеке, представить, что он думает и чувствует. Ведь они чем-то похожи друг на друга… Ощущение оставленной за собою незакрытой двери усилилось. Запер ли он дверь своей квартиры, уходя утром? Окна?

Детектив задал ему какой-то вопрос, но он его не понял.

— Прощу прощения…

— Я просто спросил, не вспомнилось ли вам что-либо важное вечером.

— Нет, ничего.

Потом они вернулись на свои места. Только когда у неё начался перерыв на ленч и её заменил Корделиус, Борк смог опять заговорить с Мириам.

— Ах да, — сказал он, — мне же нужен ключ.

— Который?

Она подала ему своё кольцо с ключами и больше вопросов не задавала. Оказалось, что среди карточек уже есть одна на имя Хьюлманда. Он поместил рядом свою. Теперь никто не сможет открыть его сейф без контроля банка и не показав копию индексной карточки.


Воздух позванивал от холода, когда он вышел из банка. Чтобы согреться, Борк шёл быстрым шагом. Похоже, никто за ним не следил. Он остановился у магазина, торгующего машинами «вольво», и долго рассматривал новую модель, выставленную на вращающейся платформе.

До самого дома Борк поминутно оглядывался. Людей на улице было много, но никто за ним не шёл.

Но дома, когда он уже собирался лечь спать — было довольно поздно — зазвонил телефон. Это Мириам, подумал он, и ему не захотелось поднимать трубку. Но телефон продолжал звонить, и он сдался.

— Алло.

На другом конце провода он явственно слышал чьё-то дыхание.

— Алло, — повторил он громче.

Трубку положили.

— Погодите, дальше ещё интереснее!

До открытия банка оставалось ещё несколько минут, и Берг читал вслух газету.

«Когда кассир, и не думая передавать ему наличные, попытался привлечь внимание коллег, фальшивый Дед Мороз сдался и, отступая назад, вытащил револьвер из кармана своей красной шубы. Перед тем как выбежать из банка, он сбросил шубу и вязаную шапку. Фальшивая белая борода на нем оставалась. Несмотря на это, никто на улице, похоже, не обратил внимания на его необычный вид. Служащие банка считают, что неудачливого грабителя, судя по всему, на улице ожидал автомобиль. Описание этого человека удалось получить лишь очень неопределённое. Видевшие его клиенты и служащие сошлись только на том, что вид у него был отчаянный и смятенный. Полиция считает, что вряд ли есть связь между этим дилетантом и хладнокровным грабителем, который несколько дней назад унёс около двухсот тысяч крон из такого же маленького пригородного банка. По описанию, фальшивому Деду Морозу лет двадцать пять, он среднего роста, глаза голубые или серые».

— Наш Дед Мороз был гораздо милее, правда? — заметил Берг. — У него не было пушки в кармане, а, Борк?

Борк повернулся к нему, откашливаясь.

— Нет, — ответил он. — У нашего Деда Мороза не было пушки в кармане.

Борк встретился взглядом с Мириам. Ему показалось, что она уже некоторое время внимательно наблюдает за ним.

— Наш Дед Мороз, — добавил он неизвестно зачем, — был милый, приятный человек.

Вскоре после начала работы к кассе подошла Мириам.

— Ну, как дела?

— Неплохо, — улыбнулся Борк. — Мириам… это ты вчера звонила?

— Звонила? Когда?

— Вчера вечером, довольно поздно.

— Нет, а что — кто-то звонил?

— Да, но я не успел поднять трубку. Я подумал, что это, наверное, ты.


Борк ушёл из банка не сразу. Долго стоял у выхода, рассматривая площадь, но никто как будто за ним не следил. Симонсен, выходя, бросил ему:

— Руки вверх, я Дед Мороз, — но Борк не улыбнулся.

Последней была Мириам.

— Ждёшь кого-нибудь? — спросила она.

— Он покачал головой.

— Тогда можешь прогуляться со мной. Я без машины.

— Я тебя подвезу… и ещё можем заехать ко мне, выпить по рюмке хереса.

— Очень мило.

Как только Борк открыл дверь своей квартиры, у него появился какой-то незнакомый запах в маленькой прихожей. И в комнате тоже, хотя на первый взгляд все было как прежде: на полке книга «Банк и биржа», в кухне, откуда он принёс херес, бутылочка со смородиновым соком, которую он тряс до тех пор, пока не услышал звяканье ключа.

Он поставил пластинку и задёрнул шторы. При этом отметил, что все запоры были целы.

Когда пластинка доиграла, Мириам заявила:

— Ну, теперь можешь отвезти меня домой.

У него по-прежнему было чувство, что в квартире что-то не так. Когда они спустились вниз, он осмотрелся по сторонам, но никого не было вблизи машины, и никто не шёл за ними — он убедился в этом, взглянув в зеркало заднего вида.

Мириам задумчиво проговорила:

— А ведь у тебя что-то на уме, Борк. И не спорь, я чувствую.


Когда он вернулся домой, его рюмка которую он оставил на полу, стояла чуть ближе прежнего к тумбочке, где он держал пластинки. И уже в прихожей у него появилось ощущение какой-то перемены. Может быть, запах?… Он осмотрел рюмку; ему казалось, что он оставил в ней пару капель, но сейчас их не было. Ощупав пол, он обнаружил липкое пятно чуть дальше от тумбочки с пластинками, чем рюмка стояла теперь. Он вскочил, сердце испуганно забилось.

Взгляд скользнул по комнате. Борк опустился на колени, заглянул под диван. Подошёл к окну, опять исследовал запоры. Отдёрнул шторы, посмотрел вниз. Вернулся к пятнышку на полу, потрогал кончиками пальцев. Может быть, это что-нибудь другое?… Теперь уже почти незаметно. Ведь никто… но тут ему в голову пришла ещё одна мысль.

Почти бегом он пересёк комнату и крошечную прихожую и оказался на лестничной площадке — едва не поскользнувшись на коврике у своей двери. Сломав ноготь от нетерпения, открыл стенную нишу с электрическим счётчиком. Ключа, которым пользовалась приходящая уборщица, не было. Он подошёл к телефону: набрал номер.

— Это я, Борк. Фру Мадсен, вы не унесли с собой ключ, когда последний раз были здесь?

— Я… что…?

— Вы забрали ключ с собой или положили его обратно в нишу счётчика?

— Я всегда кладу его в нишу.

— И в этот раз тоже?

— Он пропал?

— Да, он исчез. Вы уверены, что не…

— Совершенно уверена. Как же я теперь войду…

— Совершенно, абсолютно уверены? Может быть, посмотрите…

Но у неё не было никаких сомнений. Она сделала все точно так же, как всегда. Положив наконец трубку, он некоторое время стоял неподвижно, глядя в сторону входной двери. Телефон зазвонил снова. Борк снял трубку и поднёс к уху.

— Это я, — произнёс голос на другом конце линии. — Просто я.

— Кто говорит?

Борк понизил голос, как будто боялся, что его услышат соседи.

— Задумай число.

— Кто говорит?

— Задумай, например, число: сто восемьдесят восемь. Задумай число 17 тысяч. Запомнил? Хорошо. Теперь вычти десять тысяч. Сколько остаётся?

Борк положил трубку. Телефон зазвонил опять. На четвёртом звонке Борк поднял трубку.

— Остаётся сто семьдесят восемь тысяч.

— Вы ошиблись номером.

— Это мы скоро узнаем. Возьмём три факта. Первый — тебя зовут Борк. Второе — ключ от твоей квартиры у меня в кармане.

Молчание. Борк слышал, как тот человек дышит.

— А третий? — не выдержал он.

— Ого, мы заинтересовались? Значит, я все же не ошибся номером? Третий: у меня в кармане есть что-то, что тебя заинтересует, приятель.

— Но кто вы? Я не понимаю, о чем вы говорите. Наверное, вы спутали меня с другим Борком.

— О, я понимаю, мы боимся, да? Ну, я тебя не виню. Ты боишься старого фокуса с магнитофоном. Слушай, мы ведь с тобой официально не знакомы, и о настоящем знакомстве сейчас не может быть и речи. Самое прекрасное то, что я знаю, кто ты, а ты… Слушай. Давай все-таки познакомимся. Ты сейчас стоишь у письменного стола, потому что ещё не успел переставить телефон к кровати, где у тебя для него есть ещё одна розетка — правильно, да? Отодвинь прямо сейчас штору, которую не так давно ты поспешно задёрнул. Алло, ты слушаешь?

— Кто это говорит?

— О господи, только не начинай сначала. Отодвинь шторы, посмотрим друг на друга…

— Если вы хотите мне что-нибудь сказать, говорите. Через тридцать секунд я положу трубку.

— Если ты положишь трубку, то, боюсь, я могу потерять голову, приятель. И я думаю, у тебя хватит воображения, чтобы представить, что я могу сделать в этом случае. Нельзя ведь сказать, что у тебя вовсе нет воображения, а? Я хочу сказать — как это тебе удалось? Ну, ты хитрый… Я заглянул во все три ящика твоего стола, правильно? Снимаю перед тобой шляпу. Но мы с тобой не совсем ещё распрощались, понимаешь? Тридцать секунд, ты сказал? Ты ещё слушаешь? Хорошо, тогда отдёрни штору.

У Борка окно гостиной выходило на улицу. Недалеко, на углу булочной, стояла телефонная кабина. Борк неуверенным движением отодвинул штору. Когда его глаза привыкли к тусклому освещению на улице, он увидел фигуру в кабине.

— Ну вот, это я. Мы говорили о магнитофоне. Посмотри сюда. Я открою дверь и положу своё пальто снаружи. Сейчас холодно, но я все же сниму пиджак и тоже оставлю снаружи. Так. Телефонные справочники? Я положу их на пол. Теперь я держу трубку в вытянутой руке. Убедился, что я тебя не записываю?

Борк напряг зрение, пытаясь разглядеть этого человека и все его движения. Действительно ли он остался в рубашке, видно не было.

— Кто вы и что вам нужно?

— У меня есть что-то в левой руке — догадываешься, что?

Наступила пауза, в течение которой они прислушивались к дыханию друг друга.

— И ещё. У меня маловато мелочи для автомата, так что не бросай трубку. А то ты вынудишь меня прийти к тебе с визитом. Понятно? Хорошо, а теперь поговорим о деле. Деньги у тебя. Ты все это провернул очень хитро, я когда-нибудь захочу услышать всю эту историю. Но сейчас-то речь о том, как нам с тобой эти деньги разделить. Алло?

Борк сделал глубокий вдох.

— Я не знаю, кто вы, но могу понять, что у вас что-то с головой не в порядке. Сейчас я позвоню в полицию и…

— И что ты скажешь полиции? Что респектабельному кассиру угрожает опасный грабитель банков? После успешного ограбления? Знаешь, с твоей историей что-то не все в порядке. И ещё вот что: эта штука, которую я держу в левой руке, — знаешь, что я сейчас с ней сделаю, просто для забавы?

Борк пригнулся ещё до того, как он закончил фразу. Голос в трубке сорвался на истерический визг:

— Поднимись немедленно! Думаешь, я сумасшедший, чтобы стрелять? Поднимись, иначе я приду к тебе. Я позвонил только из вежливости. Если ты не поднимешься, тогда…

Борк занял прежнее положение.

— Хорошо. Кстати, можешь переставить телефон — положи оба телефонных справочника на подоконник, а сверху поставь аппарат. И сделай это сейчас же. Понимаешь, рано или поздно мы кончим разговаривать, а я всегда считал, что лучше, если можно видеть, где телефоны друг друга. Чтобы все было ясно.

— Я мог бы сообщить, что вы мне угрожаете.

— Ты можешь сделать это, приятель. Но не сделаешь. И о ком ты сообщишь? Ты же понятия не имеешь, кто я. Ты можешь объяснить полиции, почему тебе кто-то угрожает? Разумное объяснение есть только одно, а тебе меньше всего нужно, чтобы оно хоть на секунду пришло в голову детективам, правильно? Именно поэтому ты и трубку ещё не положил.

Борк бросил трубку. Телефон сразу же зазвонил. Борк быстро задёрнул штору, присел и стал выглядывать в щёлку между нижним краем шторы и подоконником. Он увидел, как тот человек вышел из кабины, держа телефонную трубку на длинном шнуре, и поднял с мостовой сначала пиджак, потом пальто. Борк опустил свой телефонный аппарат на пол и снял трубку.

— Самый последний раз. Отдёрни штору и подойди с телефоном к окну, и не тяни! Я знаю, у тебя есть шанс добежать до машины и скрыться. Но даже если ты сбежишь в этот раз, я тебя потом найду, ты это знаешь не хуже меня. Конечно, ты можешь купить цепочку на дверь и новый замок — ну и что? Отделаться от меня ты не сумеешь, в полицию обращаться тебе нельзя. Сейчас я досчитаю до… скажем, до десяти и приду.

Борк отодвинул штору и поднялся с телефоном, который опять поместил поверх телефонных справочников. Его собеседник вернулся в кабину.

— Мне, — сказал он, — вовсе ни к чему натравливать на тебя детективов, так ведь? Что там в пословице говорится — в единстве сила? Будем заодно. Слушай, то была моя последняя монетка, так что думай побыстрее. Задумай число, Флемминг Борк, двадцать пять процентов. Подумай о сорока пяти тысячах крон для себя.

— Я никак не могу понять, о чем вы говорите. Мне неизвестно, кто вы. Единственное, что я знаю, — это то, что вы грозитесь застрелить меня.

Он быстро пригнулся, ожидая услышать выстрел, и нащупал край шторы, чтобы задёрнуть её. Трубку он не положил.

— Ты дурак. Мы могли бы прекрасно все поделить. О господи, мы же сделали это вместе, разве не так? Зачем тебе нужно все портить? Ладно, мы оба были достаточно хитры, так что и разделить надо поровну. Риск у нас был одинаковый, чего же сейчас рядиться? Это нечестно. Я не могу допустить, чтобы все досталось тебе. Постарайся это понять. Поднимись. Я не буду стрелять. Честное слово. Неужели тебе мало половины? Мы бы прекрасно повеселились, каждый на свою половину, стали бы друзьями… Ну, как хочешь.

Он положил трубку. Борк задвинул штору и смотрел в щёлку. Человек выходил из кабины, перебросив пальто и пиджак через руку — человек примерно его роста в вязаной шапке.

Борк, пригнувшись, побежал за стулом, о котором он думал в течение всего этого разговора. Стул оказался слишком мал. Тогда он притащил стул из кухни — вместе их почти хватало для того, чтобы заполнить пространство между входной дверью и дверью ванной. Потом он сбегал за ночным столиком, стоявшим у кровати, впопыхах уронив на него книги и будильник. Столик Борк вбил меж двух стульев.


Утренняя газета, просунутая в щель и упавшая на пол, разбудила Борка в его забаррикадированной квартире. Он осторожно, не включая свет, раздвинул шторы. Потом перебрался через баррикаду и, по-прежнему не зажигая свет, приготовил кофе на кухне.

Утром Борк на все смотрел более оптимистично. Этот человек оставил попытки проникнуть в его квартиру. Паниковать не нужно, он в любом случае что-нибудь придумает. Кофе Борк пил в темноте.

В восемь часов он позвонил по очереди трём слесарям, каждого, судя по всему, застав ещё в постели. Все трое ответили: «…только не до рождества».

Борк осторожно разобрал свою баррикаду и прочитал газету. На одной из внутренних страниц был заголовок:

«Никаких новых улик в деле о двух ограблениях банка».

Перед тем как выйти из квартиры, он внимательно осмотрелся, нет ли чего-нибудь такого, что имеет смысл сохранить, взяв с собой. Но решил оставить все как есть.

Дело, из-за которого он вышел, заняло всего пять минут. Он вернулся и сразу заперся. Никто не шёл за ним по улице, и никто как будто не побывал в квартире за время его отсутствия. Однако вскоре Борк обнаружил, что дверную цепочку, купленную в скобяной лавке, он не сможет навесить с помощью тех инструментов, которые есть дома. Уверенность в себе, которую Борк почувствовал, проснувшись, начала таять. Он позвонил в скобяную лавку и ответ был таким, какого он и ожидал: «…во всяком случае, не до рождества». А скоро нужно было идти в банк.

Борк подумал, не позвонить ли в банк и сказать, что он не может прийти, но сообразил, что ведь этот человек уже был в его квартире и ничего не нашёл. Оглядевшись в последний раз по сторонам, Борк пешком пошёл в банк; у него не было ощущения, что за ним кто-то следит.

Только он сел в свою кассу, как Берг объявил:

— А вам письмишко.

Борк забрал у него конверт и пошёл обратно на своё место, стараясь не привлекать внимания. Он сразу узнал печатные буквы на конверте.

Клиентов было слишком много — некоторые из них, судя по любопытным взглядам, которые они бросали на Борка, пришли только из-за него. Лишь около одиннадцати наступило затишье, и Борк смог вскрыть конверт. На нем не было никаких штампов. В конверте лежал листок бумаги со словами «задумай число». Больше ничего. Он быстро сунул записку в карман и огляделся. Никто на него не смотрел. Он вытащил записку, разгладил. И только тут заметил надпись на обороте, очень мелкими буквами:

«Как насчёт встретиться и найти решение?»

— Кто-то хотел с тобой поговорить, — сообщила Мириам, когда Борк вернулся после перерыва на ленч. — Похоже, он был в шутливом настроении.

Не спросив, что она имеет в виду, Борк сел на своё место.

Зазвонил телефон, голос был, несомненно, тот самый.

— Это я.

Мириам наблюдала за ним, улыбаясь.

— Почтальон что-то тебе принёс, неправда ли?

— Никаких затруднений не будет.

— Ага. Значит, мы не совсем одни? Или мы все ещё боимся магнитофона? Может быть, мы смотрели в последнее время слишком много детективных фильмов? Хорошо, я хотел только сказать, что нам нужно бы встретиться и откровенно поговорить. Лицом к лицу. Так не может продолжаться, правильно?

— Просто положите в конверт, заполнив обычный приходный ордер. Чек перечеркните.

— Ну вот, опять. У тебя талант импровизатора. Я до сих пор восхищаюсь хладнокровием, которое ты проявил тогда в банке. Сначала спрятал от меня деньги, потом воспользовался всеобщим смятением и ушёл чистым — никто ничего не заметил. И, наконец, по телевизору выступил, сумел притвориться честным человеком. Мне это понравилось. Ну, я не для того позвонил, чтобы тебе комплименты сыпать. Надо встретиться.

— Конечно, сэр. У нас это принято. До свидания, сэр.

Телефон опять зазвонил — чуть ли не до того, как Борк положил трубку.

— О господи, да ты ненормальный. Неужели ты думаешь, что я теперь отстану?

— Нет, это банк. Вы неправильно набрали номер.

По пути домой Борк выбросил письмо в канаву.


Вещи в его квартире были все перевёрнуты. На кухне — сброшенные с полки кастрюли и сковородки, ящики письменного стола выдвинуты и опрокинуты, даже подушки остались без наволочек, рубашки и бельё валялись по полу… У Борка в буквальном смысле потемнело в глазах, и он стал тереть их носовым платком.

Было видно, что кто-то шарил за книгами на полке. Задвинув шторы, Борк взял книгу «Банк и биржа». Квитанция была на месте. Он подошёл к кухонному шкафу, достал бутылочку со смородиновым соком, потряс, и услышал звяканье ключа. Зазвонил телефон.

— Ну ладно, ты их спрятал не дома. На этот раз я убедился. Извини, что я не навёл порядок. Понимаешь, голову потерял. Так мы встретимся?

Борк осторожно выглянул в окно и увидел человека в телефонной кабине.

— Хорошо, тогда я поднимусь. Можешь звонить в полицию, только заготовь для них объяснение. Лично я до сих пор не вижу логичной причины, по которой мне бы пришло в голову навестить тебя.

Борк положил трубку. Он видел, как тот человек выходит из телефонной кабины. Через несколько минут, когда он уже соорудил в прихожей баррикаду из мебели, раздался дверной звонок.

Сердце его колотилось, когда он смотрел в «глазок»: тёмные очки, шляпа, надвинутая на лоб… Позвонив несколько раз, человек сунул ключ в замочную скважину и попытался распахнуть дверь. Баррикада скрипела, но держалась. Потом внизу хлопнула входная дверь, и он сдался, даже ключ из скважины вытащил. Потом приоткрылась щель для писем.

— Ты знаешь кафетерий чуть дальше по главной улице, да? Хорошо, сейчас я пойду туда. Через несколько минут ты увидишь, как я прохожу мимо телефона и убедишься, что я нигде тебя не подстерегаю. В кафетерии полно народу, так что можешь ничего не бояться. Заодно убедишься, что я не прячу магнитофон, если тебя это беспокоит. Итак, в кафетерии через десять минут?

Борк услышал, как по лестнице спускаются шаги. Через некоторое время увидел в окно, как человек прошёл мимо кабины телефона. Борк надел пальто. Чувство уверенности в себе вернулось. Теперь он знал, что противник, что бы он там ни говорил, отступает. Он вышел из дома и неторопливо направился к кафетерию.

Вместо того, чтобы войти сразу, Борк, ускорив шаг, прошёл мимо по противоположной стороне улицы, быстро скосив глаза в сторону кафетерия. Тот человек ошибался, в кафетерии было почти пусто; сам он сидел у стены. Несколько молодых людей стояли у стойки. Открылась дверь, из музыкального автомата донеслось несколько тактов «Белого рождества». На землю у ног Борка упало несколько крупных снежинок. Он спрятался за грузовиком с прицепом.

Подождав немного, Борк высунул голову. Человек сидел на прежнем месте. Снег усилился. Борк оглядел пустую улицу, потом залез на грузовик. Отсюда можно было следить без особого риска.

Минут через пять человек поднялся и подошёл к двери, постоял там, глядя на снег. В свете уличного фонаря Борк увидел его лицо так же отчётливо, как в тот день, когда этот человек, избавившись от маскарадного костюма Деда Мороза, садился на мотоцикл и позже, когда Борк рассматривал фотографии в полицейском архиве. На мгновение он снял тёмные очки, вглядываясь в снежную пелену, потом вернулся на своё место, выпил стакан чего-то там и закурил.

Борк был настолько уверен в том, куда направится этот человек, что не спешил идти за ним. На снегу оставались следы ботинок — «ёлочка», очень простая. За этими «ёлочками» он и шёл.

Недалеко от собственного дома Борк остановился. Уходя, он, как обычно, выключил все лампочки, но сейчас в кухне горел свет. Вспыхнувший было гнев Борка быстро угас: он удивлялся собственной хитрости, которую раньше у себя даже не замечал.

Что именно происходит сейчас в его квартире, Борк и не пытался представить. Он протиснулся между стоявшими машинами и сунул ключ в замок зажигания своей машины. Крошечную лампочку, которая включалась при открывании дверцы, он без труда вывернул.

Сидеть здесь он не решился и спрятался за одной из других машин.

Человек подошёл к окну, выглянул — Борку он был хорошо виден. Прошло десять минут, потом пятнадцать. Наконец свет в кухне погас. Борк присел ещё ниже за капотом машины. Человек вышел, внимательно огляделся по сторонам и пошёл по улице.

Через некоторое время Борк поехал за ним, не включая фар. Хорошо видные на снегу отпечатки ботинок вели к главной улице. Борк, замедлив скорость до черепашьего шага, включил подфарники; он понял, что неосвещённая машина скорее вызовет подозрение. Его утешало то, что сейчас на дорогах много «кортин».

Он не ошибся: его противник приехал на машине. Когда Борк приближался к главной улице, навстречу проехала красная «англиа», он сразу узнал её по характерному силуэту — у заднего окна скос не в ту сторону. А силуэт человека за рулём ни с каким другим нельзя было спутать. Он подумал: «англиа» напрокат не берут. Поворачивая за этой машиной, Борк увидел, что снег полностью залепил номерной знак. Он не увеличивал скорость, пока «англиа» не скрылась за поворотом.

Когда Борк сам доехал до поворота, «англиа» была довольно далеко. Позже он даже чуть зазевался и слишком нагнал «англиа» — пришлось проехать вперёд. Он быстро развернулся, и преследование возобновилось, но теперь между ними были две машины.

Вскоре «англиа» затормозила и свернула, а Борк, обгонявший в то мгновение другую машину, опять был вынужден проехать вперёд. Он успел заметить табличку «Сквозного проезда нет» под названием улицы, на которую свернула красная «англиа».

Борк проехал немного вперёд и тоже свернул в тупиковую улочку. Поставив машину между двумя фонарями, посмотрел в зеркало заднего вида: сзади была темнота. Он вышел.

Это был район летних бунгало. Неосвещённые домики стояли в голых садиках. Борк вышел на дорогу, с которой свернул, но заколебался: ему пришла в голову мысль, что противник специально завёз его сюда, чтобы устроить засаду. Он чуть было не бросился обратно к своей машине, но сдержал себя. Осторожным шагом он дошёл до тупика, в который свернула «англиа». Там она и стояла, пустая, с выключенными огнями. Её освещал уличный фонарь.

Борк опять задумался — подходить или не подходить к машине, очертания которой были уже смазаны налипшим снегом. Если бы он был тем человеком, разве не в такое же место заманил бы своего противника? И мог ли тот человек не заметить, что его преследуют? С другой стороны, подумал Борк, он постоянно опережал своего противника, и тот, не зная, что Борку известно о нем, должен был чувствовать себя в безопасности. И он решительно пошёл вперёд.

Человек мог поджидать его в машине, но Борк увидел ведущие от машины следы. Калитка стояла приоткрытой, в бунгало, маленьком, из брёвен, с деревянными ставнями, горели два окна. Хьертеграсвей, 9. Борк мог бы подойти к этому домику, но не решился, да и время терять было нельзя. Он поспешил назад, к главной дороге, и скоро увидел телефон.

В телефонной кабине он нашёл нужный номер, набрал и, зажав нос пальцами, проговорил в трубку:

— Это друг Деда Мороза. Я хочу сказать, где вы могли бы найти парня, который оделся Дедом Морозом и пытался обчистить банк — помните?

— Одну минуту, сейчас соединим.

Он услышал несколько щелчков — вероятно, подключали магнитофон. Он постарался ещё сильнее изменить голос, изо всей силы сжимая нос.

— Алло?

— Я бывший друг человека, который вырядился Дедом Морозом и пошёл грабить банк, а потом перетрусил. Сейчас можете его взять — он, кстати, ваш старый знакомый.

— Кто говорит?

— Формальностей не нужно, лучше захватите собаку, которая нюхала шубу Деда Мороза, оставленную им в банке. Только осторожнее, потому что у него есть револьвер, который он, насколько я знаю, носит без разрешения. Только не забудьте собаку. Пустите её у его машины — если это его машина. Красная «англиа», ка сорок один — девятьсот одиннадцать. Она стоит у Хьертеграсвей, девять. Этот человек в бунгало, поспешите, а то упустите.

— Вы не могли бы назвать себя?

— Ну, это сложно. И не надо зря тратить время, я звоню из автомата. Хьертеграсвей, девять, красная «англиа», собак пустите там и захватите костюм Деда Мороза. Фотография этого человека есть в вашем архиве. И при нем пушка. Пока.

Он подошёл к машине, сел в неё. Подумал, что хорошо бы ему было здесь, когда приедет полиция, но потом решил, что безопаснее уехать. Он вспомнил о своей разорённой квартире: её нужно поскорее привести в порядок, потому что неизвестно, когда к нему могут прийти полицейские, а объяснения разгрому в квартире у него нет.


Он успел все расставить по местам ещё до последнего выпуска новостей по телевизору. Никто ему не звонил, и никто не приходил. За его окном продолжал идти снег. Он опять забаррикадировал дверь — на всякий случай. Но дверной звонок не зазвонил ни разу, и никто не пытался отпереть замок ключом.

Один из уже знакомых ему двух детективов — он так и не запомнил их имена — встретил их в коридоре.

— Извините, что беспокою вас в такое время — всего два дня до рождества. Войдите сюда на минуту.

Мириам держала Борка под руку и отпустила, только убедившись, что вместе они в дверь пройти не могут.

— Садитесь. Так вот, сейчас вы увидите пятерых мужчин, стоящих в ряд. Сигарету? Один из них — это человек, о котором, я уверен, вы уже читали в утренних газетах. Он наш старый знакомый, задерживался по мелочам. Вопрос о том, сможете ли вы узнать его. Мы одели всех одинаково: тёмные очки, фетровая шляпа и плащ.

Пройдя по длинному коридору, они вошли в дверь с табличкой: «Не входить, когда горит красная лампа». Красная лампа горела.

У стены, щурясь от сильного резкого света, стояли пятеро мужчин. Борк узнал второго сразу же, как вошёл. Мириам переступила порог впереди него и остановилась — ей, очевидно, для спокойствия нужно было держать его под руку. Детектив шёл шага на два позади них.

Взгляд Борка остановился на первом человеке в ряду.

Он не видел глаз Мириам, но чувствовал, что она уже смотрит на второго. После долгого изучения первого, как будто тот ему кого-то напоминал, хотя у этого человека был слишком кривой нос и слишком узкий рот, он скорее всего был переодетым полицейским. — Борк перевёл взгляд на Мириам, чтобы отсрочить самый трудный момент.

Но она уже изучила последнего в ряду и сейчас стояла, растерянно глядя в пол. Борк посмотрел второму прямо в глаза.

Он не мог догадаться, что чувствует этот человек. Страх? Ненависть? Удивление? Черты его лица ничего не выражали. Борк отметил, что этот человек спокоен, и решил не спешить. Он даже уделил ему больше времени, чем первому, а затем перешёл к третьему, у которого тёмные очки, слишком большие для него, сползли на нос.

Пройдя до конца ряда, Борк вернулся и начал сначала. Мириам следовала за ним. Они вместе остановились у второго. Выражение лица этого человека не изменилось, Борк по-прежнему ничего не мог на нем прочесть. У них не было возможности обменяться последним, окончательным сообщением.

А как выглядит он сам, Борк? Он почувствовал, что скоро не выдержит и выдаст себя, и двинулся дальше вдоль ряда. Потом повернулся к детективу и сказал очень твёрдо и отчётливо:

— Никто из них.

— А дама?…

— Не знаю… я-то видела его только сзади.

— Не угодно ли пройти в мой кабинет?

Они пошли за ним. Проходя мимо второго, он, как ему показалось, наконец, смог понять, какое чувство владеет его противником, — это была ярость. Он не ответил на его взгляд, вовремя сообразив, что остальные четверо скорее всего офицеры полиции, которые изучали его и Мириам так же внимательно, как они их.

— Значит, никто? — повторил детектив, когда они вернулись в его кабинет, где теперь была ещё и машинистка.

— Никто. Во всяком случае, насколько мне кажется. Хотя пятый немного похож.

— Пятый и второй, — сказала Мириам.

— Пятый и второй похожи друг на друга. Но это не второй, я совершенно уверен. Глаза не те и лоб. Нет, он здесь ни при чем, если моя наблюдательность хоть чего-нибудь стоит. Странно то…

Борк остановился. Озарение пришло к нему внезапно, на половине фразы. И он бросился вперёд, подумав, что ведь раньше-то все его импровизации были удачными.

— …Странно то, что хотя я совершенно уверен, что второй не имеет отношения к нашему делу, меня не покидает ощущение, что где-то… когда-то… так или иначе я его видел…

Детектив долго смотрел на Борка, ничего не говоря. Мириам переводила взгляд с одного на другого.

— Ну что же, господин Борк, вы очень наблюдательны. Вы видели этого человека. Мы показывали вам его фотографию, когда вы были здесь в последний раз. Номер два — тот самый человек. Поймите меня правильно, я имею в виду Деда Мороза, который запаниковал и выбросил свою одежду. Свою шубу. Он наш старый знакомый, мы держим его фотографию в альбоме. Там вы его и видели. Прекрасная память, господин Борк!

Мириам внимательно смотрела на него, он постарался выглядеть как можно более скромным.

— А вы уверены, что это не ваш человек? Тот, что унёс деньги?

— Был ли я уверен, когда видел фотографию? Сейчас уже не помню…

— Вы были.

— Ну, я и сейчас уверен, это точно.

— Ну что же, теперь нам придётся считать, что ограбление и попытка ограбления были совершены разными людьми…

— А как вы взяли этого человека? — спросила Мириам, наконец отводя от Борка испытующий взгляд.

— Анонимный звонок. Говорили изменённым голосом из телефонной будки. Хорошо то, что у преступников бывают враги. Если бы они лучше держались друг за друга, мы бы ловили их гораздо реже, чем сейчас. Господин Борк, может быть, на всякий случай привести этого человека сюда?

— Ради меня не нужно.

— Но ради нас.

Детектив и Мириам улыбнулись. Борк вдруг почувствовал, что ещё раз пройти через это не сможет.

— Ради вас тоже не нужно. Я абсолютно уверен. Это был не он.

— Я должен признать, что у него есть алиби. Не очень надёжное, но все же…

Мириам спросила:

— А мотоцикл — собаки не учуяли его запах?

— К сожалению, запах не держится вечно.

Детектив опять повернулся к Борку:

— Вы уверены?

— Но деньги? — настаивала Мириам.

— Ну, времени у него было достаточно, чтобы избавиться от них — я имею в виду того человека, кем бы он ни был. И даже если их взял тот, о котором мы сейчас говорим, то и он бы успел это сделать.

Борк выдержал взгляд детектива, который смотрел на него довольно пристально.

— Если это был пятый, — начал Борк, — если это был пятый, то я… но я не мог настолько ошибиться. Так что ответ — да, я вполне уверен.

Дверь захлопнулась за ними. Он почувствовал, что это та самая дверь, которую он уже несколько дней не мог представить закрытой.

— Выпьем по рюмке?

— Только очень быстро. Я не купила ещё и половины рождественских подарков.


Отпирая свою квартиру, он вспомнил о ключе, который остался у того человека, и воображаемая дверь вновь скрипнула за его спиной. Но ключ-то был совсем обычный, да и кому придёт в голову связь с ним, Борком? Сколько лет пройдёт, прежде чем его противнику опять потребуется этот ключ? Да и разве у заключённых не забирают все личные вещи? Наконец, он может сменить замок — из осторожности.

— Можно мне воспользоваться твоим телефоном? — спросила Мириам, когда он наливал в рюмки.

Он заметил, что у него дрожат руки: рюмку приходилось прижимать к горлышку бутылки, чтобы не пролилось.

Мириам, поговорив по телефону, села за стол. Сделав глоток, она задумчиво проговорила:

— Трудно поверить — мы стали такими хорошими друзьями сейчас, когда между нами совершенно ничего нет. Да, знаешь, что? На минуту мне показалось, что это был второй. Правый — тот, который оделся Дедом Морозом. Я подумала, что он и приходил к нам в банк.

— Наверное, это просто оттого, что у него типичная внешность преступника.

— Наверно.

Она поднялась, обняла его за шею и поцеловала в щеку. В нос Борку ударил знакомый запах. Он крепко прижал её к себе. Высвободившись, она пробормотала:

— Ну, счастливого рождества, Флемминг, — и ушла.

Борк остался один в квартире. Он выпил не торопясь бутылку пива, постоял у окна. Потом вышел на улицу и купил вечерние газеты. Фотография того человека была на первых страницах всех газет. Заголовок гласил:

«Вильгельм Христиан Соргенфрей, студент, отрицает свою причастность к ограблению банка».

Вернувшись к себе, он прочитал одну за другой все газеты, но новой для себя информации не нашёл.


После рождества прошло совсем немного времени. Борк сидел в церкви на заупокойной по его отцу. Народу было немного, в основном, родственники, да и те не очень близкие.

Когда служба кончилась, кое-кто из родственников поинтересовался его планами на вечер. Борку хотелось побыть с кем-нибудь, но не с этими людьми — он даже имена-то не все помнил, — которые будут изводить его старыми семейными анекдотами о людях, которые не просто умерли, но умерли давно. И он сказал, что до вечера будет занят формальностями, связанными с похоронами.

— Я не уверена, что вы меня узнаете.

Если не считать органиста, они были в церкви одни. Снаружи доносились звуки отъезжающих машин. Борк покачал головой.

— Меня зовут Етта Мерильд. Я работала в доме для престарелых. Последнюю зиму я присматривала за вашим отцом и ужасно к нему привязалась. Он был такой милый человек. Мы много говорили о вас.

Голова девушки была покрыта тонким чёрным шарфом. Он внимательно разглядывал её: лицо белое, короткий нос, узкий рот, подчёркнутый бледной помадой, чистые зеленовато-коричневые глаза, над каждым глазом аккуратно прорисованная чёрная дуга. Когда девушка подошла, Борк обратил внимание на неожиданно сильный, тяжёлый запах духов. И ещё ему показалось, что ей холодно, несмотря на накидку с меховым воротником.

— Мы встречались только в дверях, — продолжала она, — раз или два. Я ведь работаю обычно в ночную смену. Надеюсь, вы не сочтёте бестактным с моей стороны, что я пришла сюда — мы с вашим отцом много разговаривали. У него была бессонница.

— Это очень любезно с вашей стороны, что вы пришли. Пожалуй, теперь я вас припоминаю.

Вместе они прошли несколько шагов до двери.

— Что будет теперь? — спросила она.

— Ничего. Вечером гроб отвезут в крематорий, а через день или два пепел похоронят на местном кладбище. Единственная официальная служба — это та, которая была здесь только что.

— Пожалуй, хорошо, что конец наступил так быстро, что он не мучился. Вряд ли ваш отец понимал, как сильно он болен.

— О да, конечно. Вы работаете в доме для престарелых.

— Нет, я просто подрабатываю. Я учусь.

— На кого учитесь?

— На врача. Поэтому я и люблю ночную смену. Есть время позаниматься.

Они вышли на улицу, на свежий, морозный воздух.

Девушка вдруг остановилась, как будто было ещё что-то, о чем им следовало поговорить. От холода щеки её сразу порозовели, на висках появилась сеточка синих вен.

Борку вдруг захотелось, чтобы эта девушка, стоящая на ветру у церкви, осталась с ним; если она уйдёт, ему будет ещё более одиноко.

— Хотите посмотреть на то место, где похоронят его пепел?

— Об этом я и хотела спросить, если только…

— Сюда.

Дорогу он нашёл не сразу. Участок был запущенным, на нем выделялся прямоугольник — очевидно, до недавнего времени здесь стоял другой надгробный камень. Борку захотелось спросить, что же именно говорил о нем отец, но он никак не мог сформулировать вопрос. Некоторое время они молча стояли у места захоронения.

— Когда-нибудь я принесу сюда цветы, — сказала она.

— Но вы не можете… — Он заколебался. — Вы не можете приносить цветы на все…

— Ваш отец — это особый случай. Не знаю, как это выразить, — он был таким скромным…

Она посмотрела на него с полуулыбкой. Голос у неё был сухим и невыразительным.

— У вас есть машина?

Она покачала головой.

— Сделайте мне одолжение, позвольте подвезти вас… Не хочется быть одному.

Ему все ещё не хотелось расставаться с ней, когда он вёз её к станции, которую она назвала.

— Расскажите мне ещё что-нибудь о моем отце.

— Вряд ли я смогу добавить что-то к тому, что уже сказала. Мне он очень нравился, и я думаю… Я думаю, он был счастлив, имея возможность хоть с кем-то поговорить… Он хотел знать все обо мне.

— В самом деле?

— Казалось, ему все интересно.

Борк подумал, не пригласить ли её на рюмку вина или чашку кофе. Впереди уже показалась станция пригородной электрички, и он снизил скорость.

— Иногда, — сказала она, когда машина остановилась, — мне казалось, что ему легче говорить со мной, чем с кем-либо иным. Знаете…

— Да?

— Он очень любил вас.

— Ну…

— Весной я приеду сюда и положу цветы на его могилу. Спасибо, что подвезли.


Мириам вытащила из сумки маленькую бутылку портвейна в обёрточной бумаге.

— Все собрались? Йорген? Рюмки несёшь?

Из задней комнаты вышел Берг с пятью маленькими рюмками.

— Что происходит? — спросил Корделиус, появляясь в дверях своего стеклянного кабинета; до открытия банка оставалось двадцать минут.

— Берг и я хотим кое-что сообщить.

— Мы собираемся пожениться, — заявил Берг.

— А мы ничего особенного не замечали… — сказал кто-то.

Были произнесены соответствующие поздравления, выпит слишком сладкий портвейн; Симонсен решил, что пора поцеловать невесту, и ему предложили щеку. Мириам и Борку щеку подставила.

— Мне думается, это ведь не единственное, что нам надо отпраздновать, — сказал Берг.

— Что вы имеете в виду? — Корделиус немедленно учуял намёк на себя.

— Что если один из нас подал заявление на свободное место в Копенгагене и у него есть шансы на перевод? Управляющий, например?

— Ещё нет ничего определённого. Я подал заявление на всякий случай. Я бы сказал вам об этом, но… официально ещё ничего нет, и я…

— Но между нами?

Корделиус улыбнулся.

— Тогда нужно выпить двойной тост, — сказал Берг. — И не говорите, что в нашем маленьком банке никогда ничего не происходит.

Мириам налила в рюмки.

— Кстати, это мне кое-что напомнило, — сказал Берг, вытаскивая из портфеля утреннюю газету. — Тот фальшивый Дед Мороз получил три года. Теперь надо, чтобы нашли и нашего грабителя.

— И сто восемьдесят восемь тысяч крон.

«Обвиняемый во всем сознался, и приговор был вынесен быстро. До последней минуты полиция пыталась найти связь между фальшивым „Дедом Морозом“ и рядом нераскрытых преступлений, включая совершённое всего несколько дней назад, когда неизвестный преступник унёс около ста девяноста тысяч крон. Подозрения были отчасти вызваны тем фактом, что обвиняемый, Вильгельм Христиан Соргенфрей, несмотря на свою относительную молодость, уже хорошо известен полиции. Более того, его алиби на те дни, в которые были совершены некоторые преступления (включая вышеупомянутое, когда было взято сто девяносто тысяч крон), оказались сомнительными. Обвинение было снято за недостатком улик. Полиция не смогла найти свидетелей, способных доказать его причастность к этому грабежу, и преступление, следовательно, остаётся нераскрытым, а деньги — не найденными.

Одной из причин, по которым полиция так долго старалась найти связь между фальшивым «Дедом Морозом» и другими ограблениями банков, является то, что…»

— …ну, можете прочитать сами.

— Нет, давайте послушаем, — сказала Мириам. — Мы ведь все-таки…

«…во время ареста у него оказалось только около восьми тысяч крон наличными, происхождение которых он полиции объяснить не смог. „Дед Мороз“, посоветовавшись со своим адвокатом, решил на апелляцию не подавать.»

— Это все. — У меня есть своя версия, — продолжал Берг. — Наш Борк договорился с кем-то из своих приятелей инсценировать ограбление, а выручку они потом поделили.

Корделиус улыбнулся:

— Тогда это скоро станет заметно по увеличению его расходов. Надо присматривать за Борком. А я знаю только, что это дело чуть не стоило мне…

Он замолчал, и вид у него при этом был глупый.

— Поздравляю, — сказал Берг после долгой паузы. — Значит, это факт.

— Только никому не говорите. Переход ещё не оформлен.

— Давайте-ка посмотрим, — сказал Берг. — Стал ли Борк более расточительным? Новая машина? Новый дом? Дорогая любовница?

— Лучше скажите, когда вы собираетесь пожениться, — услышал Борк свои слова.

— Как можно скорее. Откровенно говоря, в секрете мы это не сможем продержать.

Мириам похлопала себя по животу. Борк перевёл взгляд на Корделиуса, который не прислушивался к разговору и улыбался каким-то своим мыслям. Борк посмотрел на Берга. Тот, объявив о своей помолвке, как будто помолодел. А Симонсен, напротив, казался почему-то старше обычного. Борк ещё острее, чем прежде, почувствовал, что он навсегда вышел из их круга. Он сел за свою кассу и начал аккуратно раскладывать резиновые печати, надеясь, что всеобщее внимание больше не будет обращено на него.

Вскоре после открытия в банк вошли дети — двое мальчиков в ковбойских костюмах и девочка в длинном жёлтом платье и золотистой шапочке феи.

— Будьте любезны обратиться прямо к кассиру, — крикнул Берг, как только они появились.

Борк дал каждому по кроне, и дети спели песенку.

— Сколько вы им дали? — спросил Берг, когда дети ушли. — Все, что у вас было, или только банкноты по 50 крон?

Борк шёл домой с обычной неторопливостью. У него теперь появилась привычка останавливаться у витрины автомобильного магазина и смотреть, не следит ли за ним кто-нибудь. Он делал это так же, как иногда смотрел на часы, не осознавая, сколько времени.

В его прихожей пахло чистотой: уборщица уже приходила. На кухонном столе лежала записочка от неё, в этом не было ничего необычного, ей и раньше случалось так делать. Он поставил воду для кофе, прежде чем прочитать записку. Как обычно, почерк был очень аккуратный.

Смысл прочитанного не сразу дошёл до него.

«Сегодня я ушла раньше, потому что у меня внук лежит с гриппом, но завтра задержусь подольше. Я взяла на себя смелость убрать кухонные шкафы, в них накопилось много бутылок, они зря занимали место.

Искренне ваша В.Мадсен».

Кофейник как раз засвистел, когда он открыл дверцу шкафа. Все бутылки исчезли. Он обшарил самые дальние углы, но той бутылочки не было. Не обращая внимания на пронзительно свистевший кофейник, он бегом спустился вниз и увидел совершенно пустой бак для мусора. Вернувшись на кухню, снял с горячей конфорки кофейник. Лифт, в который он попал не по своей воле, продолжал падать, и остановить его было невозможно.

Уборщица была дома и ответила на звонок сама.

— Если я её выбросила, господин Борк, то, наверно, потому, что она была пустая — или же я подумала, что она слишком маленькая и нет смысла её хранить. Надеюсь, я не сделала ничего плохого?

— Вы её сбросили в мусоропровод?

— О нет, было так много, что я все снесла вниз.

— И положили в мусорный бак?

— Да, в бак для мусора. Там все это и лежит, я думаю, если бак ещё не опорожнили.

Было пять часов. Номер предприятия, который он нашёл в телефонном справочнике — «Вывоз мусора»— не ответил. Он положил квитанцию на имя Ф.Хьюлманда на стол и включил свет.

Мысль о дурацкой коробке для ленча вытеснила все остальное. Падение в бездонную шахту лифта не прекращалось. Должно быть какое-то простое решение, думал он. Но какое?

Контракт на аренду сейфа для хранения, заполненный им самим, лежал на столике у кровати. Он думал, что, проспав ночь, сможет увидеть все в новом свете и найти какое-нибудь решение. Но поздно ночью, так и не уснув, он включил свет и стал изучать документы.

«Контракт на аренду сейфа — сейф № 129» — это было написано в самом верху листа. Ниже располагались четыре квадратных поля. На то, на котором было написано «Отделение», он наклеил марку своего банка. В поле с надписью «Имя держателя сейфа» он вписал «Хьюлманд» и вымышленный адрес — адрес отпечатал на машинке Мириам. «Ежегодная плата»: он указал семнадцать с половиной крон — такую сумму он видел на других контрактах. Поле «Дебет» оставил пустым. Наконец, была графа «Имя доверенного лица Держателя сейфа». Это место он тоже оставил пустым — как на других виденных им контрактах.

Пробежал глазами печатный текст, который знал уже почти наизусть:

«Я, нижеподписавшийся, согласен взять в аренду… аренда может быть прекращена Держателем в любое время при условии, что за 3 месяца будет представлено письменное уведомление. Сейф снабжён двумя ключами, один из которых остаётся быть отперт только банком и Держателем вместе; для того, чтобы запереть сейф, достаточно ключа Держателя».

Каждый раз, когда он читал последние две фразы, ему казалось, что нужно перечитать их ещё, чтобы понять смысл. Он уже не помнил точно, о чем думал в тот вечер, когда положил деньги в сейф, но мог восстановить тогдашние логические выкладки: сев на место Мириам и получив доступ к банковским экземплярам ключей, он без труда откроет свой сейф — пока у него есть ключ Держателя. С другой стороны…

«Если Держатель потеряет свой ключ, об этом необходимо немедленно сообщить в банк, который никак не отвечает за последствия в случае, если это не будет сделано. За счёт Держателя замок будет сменён, и выданы новые ключи».

Он зажёг сигарету, размышляя. «Замок будет сменён…»— может ли это означать что-либо, кроме того, что будет вызван слесарь? Оставался ещё один абзац, который, казалось, обещал какое-то решение, но он никак не мог сообразить, какое:

«Если Держатель уполномочит третье лицо на допуск к сейфу, банк может считать эти полномочия действительными, пока…»

Это ничем не помогало. По-прежнему был нужен ключ, но кого может он уполномочить забрать из сейфа № 129 голубую коробку для ленча? Он осознал, что собственная хитрость завела его слишком далеко. Честно говоря, он теперь не видел никакой возможности добраться до денег. Даже если банк переведут в другое место или за ветхостью разрушат здание, неиспользованные сейфы отправят в главную контору и будут держать там вечно…

«За счёт Держателя замок будет сменён и выданы новые ключи».

Он затушил сигарету, выключил лампу. Вскоре глаза привыкли к темноте. А когда он заснул, то вдруг увидел, что сидит за столом Мириам и кто-то подходит к нему. Вместе они вызывают слесаря, и тот открывает сейф. Потом этот человек уходит, а он, Борк, остаётся с коробкой для ленча в руке. Вот и все, но кто же этот человек, который поможет ему. Мириам? Нет, Мириам должна быть на его месте, в кассе, чтобы картина была полной. Тогда кто же этот человек? Его отец? Нет, он мёртв. Значит, кто-то другой, но кто? Сжимая коробку для ленча в руке, он выбежал за этим человеком на площадь, чтобы сказать спасибо. Но почему же играет органная музыка — как в церкви, когда умер его отец? Где он видел это лицо раньше?


Когда Мириам пришла сменить его на время ленча, он сказал:

— Приходил человек, очень взволнованный, он потерял ключ от сейфа. Что мы делаем в таких случаях?

— Да просто пошли его ко мне. Он уже ушёл?

— Сбежал — мне кажется, ему было очень стыдно, и он снова пошёл искать ключ.

— Флемминг, Йорген и я хотели бы видеть тебя на своей свадьбе. Мы особо не готовились, все получилось довольно неожиданно — по старой классической причине, как ты понимаешь. Я говорю тебе шёпотом, потому что Корделиуса мы приглашать не хотим.

— Я с удовольствием.

— Будет что-то вроде приёма во второй половине дня. Все устроят родители Йоргена. Вероятно…

— Ну, конечно, я с радостью.

— Я сообщу день — мы разошлём открытки.

— Скажи, Мариам, а что мы все-таки делаем в таких случаях?

— В каких?

— Ну, когда кто-то потерял ключ от сейфа.

— Да пошли ты его ко мне, если он снова появится.

— Но что мы делаем?

Она засмеялась.

— Почему ты вдруг заинтересовался этим?

— Чисто профессиональное любопытство.

С минуту она молча смотрела на него и улыбалась.

— Ну, прежде всего мы выясняем, тот ли это человек, за кого он себя выдаёт. А то иногда бывшие супруги пытаются добраться до чужих уже денег. Ну вот, а потом мы зовём слесаря, и он за пару минут ставит новый замок. Кстати, с января, мы начали давать держателям сейфов два ключа. Лично я не думаю, что это поможет — наоборот. Теперь у них валяются где попало два ключа, и шансов потерять их в два раза больше. Устраивает тебя такая информация?

— Не совсем. Я не мог не подумать, что если ты и слесарь, так сказать, вступите в преступный сговор, то вместе вы сможете опустошить все сейфы. Правильно?

— Правильно. И, конечно, мы без труда могли бы отвлечь внимание всех вас, пока занимались бы этим. Я уверена, что тот факт, что сто восемьдесят держателей — а именно столько у нас сейфов — не явились наблюдать за нашими действиями, нисколько вас не взволновал бы. Слушай, а ты вообще не заметил, что у тебя в последнее время появились странности?

— Я знаю. Сядь на моё место, а я буду есть сандвичи и придумывать ещё более простой путь быстро разбогатеть.

Она улыбнулась и села.

— Если придумаешь что-нибудь действительно хорошее, скажи мне, Флемминг, хорошо? Знаешь, месяца через два я уже не смогу сидеть здесь. Эта касса, по-моему, не рассчитана на беременных женщин.

Но съесть свои сандвичи он так и не смог: мешали мысли. Отпуская Мириам, он сказал:

— А все-таки, к какому слесарю мы обращаемся? Я по-прежнему верю в свой план.

— Что?

— Да насчёт опустошения всех сейфов. Какой слесарь к нам приходит?

— О, в местном телефонном справочнике он один. Но на твоём месте я бы воспользовалась динамитом.

Оба засмеялись — она перестала смеяться раньше, чем он.

— Так ты придёшь на свадьбу? Я говорила, что это будет в следующую субботу?

— Не говорила.

— Можешь и свою девушку захватить.

Она вернулась за свой стол у стены. Возобновилась обычная банковская рутина, и Борк мог думать лишь о том, о чем думал уже не раз; это хождение по кругу измотало его настолько, что идея Мириам о динамите уже не казалась ему дикой.


В пятницу он начал снова.

— Мне не нравится этот вариант с динамитом, — сказал он. — Конечно, он вызовет всеобщее смятение — это положительный момент — зато и привлечёт всеобщее внимание.

— Ты опять?

Он видел, что повторение старой шутки её раздражает.

— С другой стороны, если бы я подошёл к тебе и сказал: « Сейф номер такой-то мой», а ты потом вызвала бы слесаря…

— Но у тебя ведь нет контракта на аренду сейфа, так?

— Ты могла бы выписать его на моё имя.

— Могла бы. Это верно. Но когда придёт законный владелец и обнаружит, что его ключ не подходит — а? И что его сейф пуст? Флемминг, согласись, у тебя мышление дилетанта. Может, лучше будешь играть в лотерею?

Борк молча опустил голову.


В субботу после обеда он пошёл прогуляться по берегу — в том местечке северного побережья, где пару раз купался прошлым летом. Раньше прогулка по берегу всегда наводила его на какие-то новые мысли. Но в этот раз ничего хорошего в голову не приходило. Вероятно, он смог бы занять место Мириам, изменить контракт на сейф и сохранить копию. Но вызвать слесаря и объяснить, что он потерял ключ от собственного сейфа? Уж это они вряд ли проглотят. А когда сейф откроется и он при всех вытащит свою голубую коробку для ленча? Безнадёжно, безнадёжно. Впервые он отчётливо понял, что потерял деньги.

Он вернулся к гостинице, рядом с которой оставил машину. Вошёл в зал ресторанчика, заказал чай с гренками. Кроме него, в зале был только один гость — женщина в длинном замшевом пальто, которая сидела спиной к нему и смотрела детскую программу по телевизору. Её спина показалась Бергу знакомой. А когда она повернулась, он узнал в ней ту девушку, которую видел на похоронах своего отца.

Она ещё не успела заметить его, и Борк подумал, не сбежать ли незамеченным. Конечно, он помнил тот разговор на кладбище, и во время короткой поездки в машине. Но сейчас, когда у него возникла проблема, с которой нельзя было поделиться ни с кем, мысль о том, что придётся проявлять вежливость, выслушивать вопросы, отвечать на них и самому что-то спрашивать, казалась ему невыносимой.

Девушке принесли сигареты, Борк остановил официантку и попросил счёт. Расплачиваясь, он говорил как можно тише, чтобы не быть узнанным по голосу. Девушку в замшевом пальто ничуть не интересовало происходившее у неё за спиной, глаза её были по-прежнему устремлены на экран телевизора. Но когда Борк выходил, он услышал, как она окликнула официантку.

Подойдя к своей машине на стоянке, Борк обнаружил, что одно из передних колёс спущено.

Работая домкратом, он услышал, как хлопнула дверь гостиницы.

— Я чем-нибудь могу помочь?

Не поднимаясь с колен, он повернулся.

— Боже мой, это вы!

У неё была большая парусиновая сумка через плечо, которая совсем не подходила к пальто. Она протянула ему свою прохладную крепкую ручку. Потом, хотя Борк ни о чем её не просил, притащила запасное колесо из багажника — сам он продолжал возиться с домкратом.

— Вы забыли накачать запаску — воздуха там почти нет.

— Ничего, до ремонтной станции дотяну. Где тут поблизости станция, вы не знаете?

— Этот район я прекрасно знаю.

— Вы пешком?

— На автобусе.

— Сейчас возвращаетесь в Копенгаген?

— Гм.

Получалось, что так или иначе выбора нет, придётся взять её с собой. Ну что же, час или полтора он не будет думать о своей коробке для ленча.

Новое, плохо накаченное переднее колесо затрудняло управление машиной. Они проехали несколько посёлков, где станции техобслуживания уже закрылись на ночь. Он сбросил скорость, чтобы не повредить покрышку или обод. Изучив приборную панель, она включила обогрев машины, хотя он ей ничего не говорил. Наконец они нашли бензозаправочную станцию и вызвали техника. Пока накачивали колесо и заполняли бак, Борк гулял вокруг машины. Ожидая его, девушка прочитала маленькую карточку, прикреплённую к рулевому колесу.

— Вы знаете, что масло нужно было сменить ещё пятьсот километров назад?

Сменили масло, и они поехали дальше. Она внимательно наблюдала за ним; Борк, стремясь скорее остаться наедине со своими мыслями о недоступной коробке для ленча, вёл машину очень быстро.

— Я заметила вас ещё в гостинице, — сказала девушка. — Но у вас был такой вид, будто вы хотите побыть один. Может быть, и сейчас тоже?

— Нет, нет.

— Я решила, что вы, наверное, думаете об отце. Я и сама испытала такое, когда умер близкий мне человек. Некоторое время хочется думать только о нем… Туда вы поехали, чтобы прогуляться?

— Ну да, вдоль берега.

Он быстро вёл машину и лишь изредка поглядывал в её сторону. Ему казалось, что сейчас она не такая, какой была в день похорон.

— Что вы делаете, когда вам хочется на люди? — спросил он.

— Иду на люди. — Видимо, она сама услышала, что прозвучало это не очень приветливо, потому что добавила: — Куда-нибудь в ресторан. В надежде встретить знакомого.

Он подумал о длинном вечере впереди.

— Если мы оба пойдём в один ресторан, то наверняка встретим хотя бы одного знакомого человека.

Она кивнула. Потом рассмеялась.

— Это было приглашением?

— Конечно, — ответил он. — Конечно, это было приглашением.

Две рюмки кларета, выпитые за то время, пока они ждали заказанные блюда, несколько изменили девушку. Поза её в кресле напротив, напоминавшая ему машинистку на рабочем месте, стала постепенно более непринуждённой. Она чуть наклонилась вперёд, к нему, и понизила голос, так, что расслышать её оказалось ничуть не легче.

— Я знаю что-то о вас.

Он замер.

— В самом деле?

— Я видела вас по телевизору.

— А…

— И ваш отец мне рассказывал. Он вами очень гордился.

— Гордился чем?

Она не ответила. До еды они успели выпить всю бутылку, и Борк заказал ещё одну. Она пыталась закрыть свою рюмку ладонью, но он настоял.

— Что вы чувствовали?

— Прошу прощения?…

— Когда он стоял там и целился в вас из пистолета?

— Ну, он не то чтобы целился… Пистолет был в кармане — если вообще был.

— Мне кое-что пришло в голову… если не растеряться — вы ведь могли отдать ему что-нибудь, а остальное положить в свой карман, так ведь?

— К сожалению, он мог заглянуть во все три ящика стола. А он знал, что их три. К тому же в банке принято…

— По телевизору вы смотрелись прекрасно. Вы мне сразу понравились.

Разговор принял какое-то странное направление. Борк не понимал, почему он взволнован меньше, чем мог бы быть.

— Извините, я болтаю такую ерунду. Я все время забываю, что для вас все это было очень серьёзно. Для меня-то это всего лишь развлечение…

Борку было интересно наблюдать за тем, как она ведёт себя за столом. Она подносила к губам рюмку всегда одним и тем же местом, и так аккуратно пила, что на краешке не оставалось следов губной помады. Прежде чем заговорить, клала на стол нож и вилку и столь же аккуратно промокала губы салфеткой. К кофе он заказал бренди и попытался представить, чем же кончится этот вечер.

— Мы могли бы как-нибудь прогуляться вместе, — сказала она перед тем, как они покинули ресторан.

Он пригласил её выпить по рюмке у него дома, и после некоторого колебания она согласилась. Пока он доставал лёд из холодильника на кухне, она бродила по комнате. Когда он вернулся, она стояла у окна и смотрела вниз, на пустую телефонную кабину.

— Послушаем музыку?

Борк попытался представить на её месте Мириам. Потом подумал: ещё несколько рюмок, и я расскажу ей всю историю. Да, он мог ей рассказать, хотя она была совершенно чужим человеком. И что же она сделает? Что тогда произойдёт? Как будто читая его мысли, она сказала:

— Что, по-вашему, он делает со всеми этими деньгами?

— Вероятно, запрятал подальше и ждёт…

— Чего?

— Чтобы это все забылось.

— А что бы сделали вы? С такой кучей денег?

— Понятия не имею. У меня вообще очень бедное воображение. Не надо забывать и о том, что человек с моим окладом не может вдруг начать много тратить.

— Лично я, — заявила она, — без труда нашла бы, как истратить деньги.

Больше она не дала налить себе в рюмку, и разговор как-то сам собой угас. Он отвёз её до автобусной остановки — хотел доставить домой, но она наотрез отказалась. Когда они ждали автобуса, он сказал:

— У меня даже нет вашего адреса — на тот случай, если мы действительно решим поехать вместе на прогулку.

— Меня проще найти на работе… Я… я сменила работу. Сейчас я устроилась в отель.

— В самом деле?

— Да, хватит с меня домов для престарелых.

Она дала ему новый номер телефона. Автобус ещё не подошёл.

— Признаюсь: вы назвали мне своё имя, но я его забыл.

— Меррильд. Етта Меррильд.

Из рощицы выехал автобус. Борк сделал глубокий вдох.

— Теперь я задам вам необычный вопрос. Вы не хотели бы пойти на свадьбу?

— Что такое — неужели вы делаете предложение?

— Нет, нет. Это…

— Если это так, мы должны хотя бы перейти на ты.

Он быстро рассказал ей о свадьбе Мириам — не согласится ли она пойти вместе с ним?

— Было бы слишком грустно идти на свадьбу одному, вы согласны? — сказал он, чтобы заполнить паузу.

Она кивнула.

— Я люблю свадьбы… Даже свадьбы посторонних людей. Да, я хочу пойти с вами.

— Тогда я вам позвоню.

Он сидел в машине, пока автобус не скрылся из виду. Подавленность, отпустившая его на то время, пока он был с девушкой, вновь охватила его. «Мне нужен кто-нибудь, — думал он. — Может быть, именно она?»


Этот вопрос показался ему более сложным утром в понедельник.

— Похоже, покрышку вам разрезали ножом, — сказал механик в гараже.

Женщина, управляющая домом для престарелых, никогда не слышала имени Етты Меррильд. Борк положил трубку телефона и уставился на дверь банка, которая была ещё заперта. Он никогда не верил в случайные встречи.


Мириам и Берг танцевали свадебный вальс — Симонсен играл на пианино. Борк был очень удивлён, он не знал, что Симонсен музицирует. Что же дальше? Вот Мириам танцует с Бергом, а он понятия не имеет, что их связывает. Вот Симонсен совсем неплохо играет свадебный вальс. Вот он сам хлопает в ладоши в такт музыке, а рядом с ним незнакомая, да, фактически совсем незнакомая девушка.

— Вам скучно? — прошептал Борк Етте. Она покачала головой.

— Мне не бывает скучно на свадьбах.

Их подарок новобрачным стоял на углу стола: медная машина, которая не только варила кофе, но и сохраняла его тёплым. К ним подошла Мириам — поблагодарить.

— Флемминг, ну что за прекрасная идея!

— Это от нас обоих.

— Идея принадлежит Флеммингу, — сказал Етта.

— Вы знакомы?

Борк представил их друг другу. Они молча обменялись внимательными взглядами.

— Я и вас видела по телевизору, — сказала Етта своим сухим голосом.

— По теле…?

— Етта видела нас с тобой вместе — не сомневаюсь, что ты помнишь этот случай.

— О!

— Только пусть никто не подумает, что мы занимаемся этим каждый вечер.

— Вы знали друг друга… хорошо? — спросила Етта, когда Мириам отошла. Борк кивнул. — Это всегда чувствуется, правда? — сказала она. Борк опять кивнул.

Он принёс ей несколько рюмок хереса, и у неё появились те же признаки опьянения, что и в прежнюю встречу. Сейчас он этому не верил.

— Спасибо за чайник, — сказал подошедший Берг.

— Кофейную машину.

— Кофейную машину, я и хотел так сказать.

— Вы уезжаете куда-нибудь? — спросила Етта.

— Мы едем на Мадейру на десять дней.

— Как же банк обойдётся без вас — без вас обоих?

— А мы берём ассистента. Наш добрый старый Борк сядет на место Мириам. Управляющий, которого мы не пригласили сегодня, примет наличную кассу. А этот ассистент будет выполнять мою работу.

Борк вышел на несколько минут, а когда вернулся, Симонсен играл Шопена. Етта, стоявшая в группе людей у пианино, повернулась к Борку. На ней было короткое узкое платье из золотистого материала, на фоне которого лицо казалось ещё бледнее. Борк положил ей руку на плечо, и она легонько прижалась к нему. Они стояли, слушая музыку.

На улице был туман. Он крепче прижал к себе девушку, вдохнул запах её духов.

— Свадьбы сбивают меня с ног, — прошептала она.

Ехали они медленно — из-за тумана.

— Нет смысла просто разойтись по домам, правильно?

Она кивнула.

— Заедем ко мне, выпьем по рюмке?…

Она сидела на диване, напевая про себя свадебный вальс. Пробка от шампанского ударила в оконную раму.

Отхлебнув из бокала, Етта скинула туфли, забралась с ногами на диван и позволила Борку привлечь к себе.

— А ты когда-нибудь думал о том, чтобы жениться? — промурлыкала она.

Он кивнул.

— Ты выйдешь за меня? — прошептал он. Она улыбнулась.

— Сначала, наверное, мне нужно получше узнать тебя, не так ли?

Пока он задёргивал шторы, Етта смочила пальцы шампанским и загасила свечи. Несколько минут по комнате плавал рождественский запах…

Потом… Потом, когда было уже довольно поздно, Борк, босиком, отыскал свечу, поставил на столик у кровати и зажёг своей зажигалкой. Принёс также сигареты и пепельницу. Сел на край кровати и некоторое время молча смотрел, как она курит. Когда он наконец заговорил, голос его был удивительно спокойным и ровным:

— А теперь я очень хотел бы знать, кто ты такая и какого черта тебе от меня нужно.

Если она и обдумывала сейчас сложившееся положение, то по ней это никак не было заметно. Он решил, что она должна хотя бы прикрыться простыней, прежде чем попытаться ответить ему, но она лежала неподвижно. Она спокойно смотрела ему в глаза и курила; через некоторое время он даже стал сомневаться в том, что она слышала его слова.

— Адрес и телефон, которые ты мне дала, правильные. Твоё настоящее имя я узнать не смог. Но я знаю, что ты никогда не работала в том доме для престарелых.

— Хорошо. Я никогда не работала в том доме для престарелых.

— Значит, тебе нечего было делать на похоронах моего отца.

— Значит, мне нечего было делать на похоронах твоего отца.

— Но тогда получается, что и следующая наша встреча не была случайной. Следовательно, тебе что-то от меня нужно.

— Хорошо сказано, — заметила она, и её бесцветный голос, который так не шёл ко всему, что она говорила раньше, сейчас казался вполне уместным. От её недавнего опьянения не осталось и следа. — Теперь мне было бы очень интересно услышать от тебя, — сказала она, — как ты думаешь, почему я хотела познакомиться с тобой?

— Понятия не имею.

— Если мы будем разговаривать в таком тоне, нам потребуется целая ночь. А нам с тобой нужно многое рассказать друг другу.

— Вот как? Я спросил первый, так что начинай.

— Хорошо. Однажды я увидела тебя в банке. Я сразу влюбилась в тебя и узнала твоё имя. Через несколько дней после этого я увидела в газете сообщение о смерти твоего отца и решила, что на его похоронах мне будет проще всего с тобой познакомиться.

— Не очень правдоподобная история.

— Предложи что-нибудь получше.

Он повысил голос, но сам слышал, как неубедительно это звучит.

— У меня нет истории получше, черт возьми. Я хочу знать, что тебе нужно. Я успел немного влюбиться в тебя, а потом обнаружил, что…

— О, перестань. Ты в меня ничуть не влюбился. Ты прекрасно знаешь, из-за чего я здесь. Узнав, что я лгала тебе, ты приглашаешь меня на свадьбу, а потом ложишься со мной в постель. Если все так просто, как ты утверждаешь, то ты сначала спросил бы, почему я лгу. Сейчас ты пытаешься меня запугать. Но уже тот факт, что ты лёг со мной в постель, показывает, что тебе что-то нужно — тебе. Иначе ты бы меня просто бросил, это было бы совсем нетрудно.

— Тебе не приходит в голову, что я прос…

— Только о любви больше не нужно.

— Тогда попробуй догадаться, — предложил он наконец, — Скажи мне, какие причины, кроме увлечения тобою, могли быть у меня для того…

Она улыбнулась.

— Теперь мы, кажется, понимаем друг друга. Приготовь кофе, а потом мы поговорим с тобой, как разумные люди.

Он вышел и поставил на плиту воду, понимая, что она скорее всего попросила об этом лишь для того, чтобы иметь время подумать. События развивались совсем не так, как он предполагал, но он утешал себя тем, что они развиваются и не так, как рассчитывала она. Самые худшие его подозрения не подтвердились, но и не исчезли полностью. Он уже не верил, что она как-то связана с полицией.

Она напевала что-то в ванной — кажется, это опять был свадебный вальс. Вода закипела.

Когда они сели пить кофе, она сказала:

— У тебя было время заметить, что я ещё ничего плохого не сделала.

— О чем это ты?

— Ну, ты ведь мог подумать, что я из полиции. Послушай, ведь он звонил тебе, и ты стоял здесь, а он там, внизу, в телефонной будке. Полиция этого не знает. Он ждал тебя в кафетерии, а ты не пришёл.

Он ничего не ответил, и она продолжила:

— Мы оба знаем, что его осудили за другое ограбление — то самое, когда он потерял голову и сбежал, не взяв деньги. Тебе показали его в полиции, а ты промолчал, несмотря на то, что, конечно…

Здесь она, видимо, решила, что сказала слишком много.

— Я знаю этот приём: ты будешь молчать, чтобы я все выложила.

— Ну что ты.

— Я думаю, ты его не узнал сознательно. И сделал так, что его взяли за другое ограбление. Ты выследил его, а потом сообщил о полицию. Этому есть только одно объяснение — ты не хотел делиться с ним деньгами. Она сделала несколько глотков кофе, прежде чем заговорить вновь:

— Вот почему ты и сейчас не идёшь в полицию. Ты знаешь, что ему удвоят срок заключения, если ты навесишь на него ещё и ограбление в твоём банке. Но неужели ты был уверен, что он не пустит кого-то по твоему следу?

— О чем мы говорим?

— Мы говорим о том факте, что ты меня ещё не выгнал. Ты боишься меня, потому что знаешь: я-то срок не получу, даже если упрячу вас обоих в тюрьму. Ты боишься меня потому, что видишь: я умею думать. Мы оба думаем совершенно одинаково, потому что думаем логично. Я знаю, что деньги у тебя. Ты знаешь, что я это знаю. А ещё ты понимаешь, что если я ничего не получу, то вполне могу рассказать все полиции.

— Я в этом сомневаюсь. Деньги будут навсегда для тебя потеряны. К тому же меня могут обвинить в сокрытии информации. Что же касается меня — ну что ж, я могу заговорить о шантаже.

— Наконец-то.

Они посмотрели друг на друга. Она засмеялась, и он засмеялся вместе с ней.

— Шантаж? Может, назовём это просто дележом денег?

— Но ты бы предпочла найти их сама, правильно?

— Я рассматривала обе возможности. Он предупредил меня, что ты не теряешься в сложных ситуациях. Кстати, как ты сумел убрать деньги так быстро? Он сказал, что ящики были пусты, все три. Нам просто любопытно.

Вместо ответа он положил ей руки на плечи.

— Что именно означает это нам?

Она молча смотрела на него.

— Он получил три года. Скажем, отсидит два, если будет себя хорошо вести. Когда ты его видела последний раз?

— Вчера.

— Десять минут.

— Полчаса.

— Как же все-таки понимать твоё мы?

Она опять не ответила.

— Сейчас я мог бы тебя выгнать. В полицию ты не пойдёшь. Зачем тебе идти?

— Я могла бы следить за тобой. Рано или поздно ты выкопаешь деньги и начнёшь тратить. К тому же нельзя исключать и такое старомодное понятие, как месть.

— Для этого ты слишком логично мыслишь.

— Хорошо, — сказала она, улыбаясь. — Начнём сначала. Почему ты меня не выгоняешь?

— Не так давно мы неплохо проводили время вместе.

— На моем месте могла быть другая. Предложи что-нибудь получше.

— Предложи сама.

— Тебе не понравится, если я буду постоянно за тобой следить. Что-нибудь ещё?

— Что же означает твоё мы? Вы были обручены?

— Обручены!

— Ну…

Он уже собирался отпустить её плечи, когда заметил, что она придвинулась к нему.

— Не так уж много, — прошептала она, опуская глаза.

— Что — не так уж много?

— Два года — это долго?

Она кивнул.

— А нам ведь и в самом деле было хорошо вместе, — сказал он.

— Да, — она подняла глаза и улыбнулась. — И знаешь… — Она заколебалась. — Знаешь, его я тоже не то чтобы любила. Если люди нравятся друг другу и, — она опять улыбнулась, — у них есть что-то общее.

— Например, деньги? — теперь и Борк улыбнулся.

— Ну да.

— Но ты знаешь, — продолжал Борк, — что деньги-то у меня.

— Это верно. Вот я и говорю себе: он хочет, чтобы я сделала для него то, что он сам сделать не может. И через минуту я захочу, чтобы ты сказал, что именно нужно сделать, но сначала ты должен рассказать, как устроил это фокус с деньгами.

Он привлёк её к себе и начал шептать на ухо:

— Однажды Дед Мороз решил ограбить банк. В первый раз ему помешали в тот момент, когда он уже написал что-то на листке бумаги, который должен был увидеть только кассир банка. Этот листок он забрал, но не заметил, что у бланка, который он подложил под этот листок, чтобы удобнее было писать, на обороте была копировальная бумага. Получилась прекрасная копия. По совпадению именно кассир наводил порядок в тот вечер на столе, где писал Дед Мороз.

Она засмеялась.

— Потом этот кассир очень внимательно наблюдал за всем, что происходит в банке и поблизости. Он заметил мотоцикл со шведскими номерными знаками, заметил и человека, одетого Дедом Морозом. И чем больше он за ним наблюдал, тем больше убеждался, что Дед Мороз был ненастоящий. А однажды он попробовал выследить мотоциклиста, и по пути к кемпингу ему встретилась машина, в которой сидели двое. И знаешь, о чем думал этот кассир последние два дня? О том, что вторым человеком, вероятно, была красивая молодая девушка. И ещё он думал, что это, наверное, подсудное дело — ездить в машинах с фальшивыми Дедами Морозами, которые грабят банки. Наконец ему показалось, что это, скорее всего, та самая девушка, которая вела машину Деда Мороза, когда он попытался совершить ещё одно ограбление, в другом банке, где он на самом деле был Дедом Морозом с пистолетом. Кассир очень много думал об этом.

— Вот кассир и подумал, — прошептала она, — что неплохо было бы отложить побольше денежек из стола куда-нибудь в надёжное место на тот случай, если Дед Мороз придёт опять. И он отложил. И Дед Мороз пришёл, но на этот раз он бы в тёмных очках и фетровой шляпе, а кассир отдал ему всего десять тысяч.

— Все верно.

— А сейчас подружка Деда Мороза и умный кассир сидят рядом. И подружка Деда Мороза думает, где же эти деньги сейчас. Ей даже кажется, что есть что-то такое, в чем она должна помочь кассиру — раз уж он её до сих пор не выгнал.

Он мягко отстранил её от себя.

— Одевайся. Я пока приготовлю ещё кофе. Разговор у нас будет долгий.


Она вошла в банк ровно в одиннадцать часов и направилась к нему — он сидел за столом Мириам. Её глаза были скрыты тёмными очками.

— Расслабься, некоторое время нам нужно будет просто разговаривать.

— Я уже расслабилась.

— Хорошо. Пока ничего не вынимай. Для начала ты просто стоишь и объясняешь мне, что случилось. И берегись Симонсена, он тебя уже видел раньше. Повернись к нему спиной.

— Ладно. Уважаемый господин Борк, вы и представить не можете, какая глупая шутка произошла со мной. Кто-нибудь смотрит?

— Карделиус занят. Он был занят с самого открытия. Как я уже говорил, четверг — ужасный день.

— Хорошо спланировано, Флемминг. Ну, мы скоро кончим говорить?

— Ещё немного. Он обязательно должен будет подойти и посмотреть, когда наше дело будет в самом разгаре. В конце концов, такое не каждый день бывает. Но он слишком занят, чтобы остаться и наблюдать. Я очень надеюсь на это.

— Нервничаешь?

— Да.

— А как остальные?

— Это их не касается. Хотя они могут подойти просто из любопытства.

— Могу я теперь достать свой контракт на сейф?

— Доставай.

Она вытащила из сумочки новый контракт на аренду сейфа, который вместе с банковской копией подписала пару вечеров назад дома у Борка. Она назвалась своим настоящим именем, Алиса Бадрам, указала профессию — туристический гид — правильный адрес, который был и не её водительских правах, и в других документах. Годовая арендная плата — 17,5 кроны, была внесена. Борк теребил и переворачивал лист бумаги, как будто никогда его раньше не видел.

— Вы совершенно уверены? — спросил он погромче, хотя никто не проявлял интереса к их разговору.

— Я смотрела везде. И мой жених помогал. Ключи просто исчезли.

— Вы понимаете, что не так уж дёшево стоит вскрыть ваш сейф и поменять замок?

— Поменять замок?

— Да, нам придётся поставить новый.

— Какая же я глупая! Мне ужасно стыдно.

Остальные стали поглядывать в их сторону. Он видел, что она вот-вот улыбнётся.

— Перестань улыбаться, — прошипел он.

— Извини.

— А вы не хотите поискать ещё раз, прежде чем мы вызовем слесаря?

— Слесаря? Но…

— Неужели вы думаете, что мы станем менять замки сами?… А вы уверены, что потеряли оба ключа? Вам ведь выдали два.

— Они у меня были на колечке. И все колечко исчезло.

— Хорошо. Как я понимаю, вы готовы понести необходимые расходы? Я должен сказать об этом управляющему.

Борк подошёл к Корделиусу:

— У меня там молодая дама, которая потеряла оба ключа от сейфа.

— Я слышал. Контракт при ней?

— Да.

— И у неё есть при себе документы? И контракт выписан не на имя её мужа? А то всякое бывает…

— Контракт на её имя, подпись совпадает. Фотография на водительских правах тоже совпадает.

Корделиус вздохнул. Уже было официально объявлено о его переводе, и он теперь старался не слишком вникать в дела.

— Хорошо, вызывайте слесаря. В местном телефонном справочнике он один. И пусть она в письменном виде подтвердит согласие оплатить расходы.

Борк позвонил слесарю, и тот сказал, что придёт через час. Алиса — Борк приучал себя к этому имени — на это время ушла из банка.

Он поглядывал в сторону сейфов. Где находится № 129, он знал прекрасно, хотя номера ему не были видны. В портфеле у него лежала новая голубая коробка для ленча, почти копия первой — на тот случай, если кто-нибудь скажет, что в сейфе хранится его коробка.

Алиса вернулась за несколько минут до прихода слесаря.

— Вдруг кто-нибудь попросит меня открыть её? Как ты мог запереть там эту дурацкую коробку?

— Я уже говорил тебе, что делать. Скажешь, что это любовные письма, и покраснеешь. Они не имеют права ничего сделать — разве что улыбнутся и скажут, что это немного странно.

— А если я уроню коробку на пол, и все эти бумажки разлетятся?

— Не уронишь. А если это и случится, все равно никто не имеет права ничего у тебя спросить. Возьми себя в руки, он идёт.

Наконец появился слесарь. Увидев его, Корделиус поднялся и направился к ним.

— Я должен врезать новый замок в сейф, — сказал слесарь.

— Сюда.

Корделиус кивнул слесарю и Алисе. Попросил Борка показать ему все документы и просмотрел их.

— Вы понимаете, — сказал он Алисе, — что нам придётся вскрыть сейф и сменить замок за ваш счёт?

— Мне ужасно стыдно.

— Мы выдаём два ключа как раз для того, чтобы их держали отдельно, в этом вся суть. Вы арендуете сейф… — он прочитал в соответствующем месте, — … всего пять дней?

— Мне ужасно стыдно.

— Простите, что вы держите в своём сейфе?

— Личные бумаги.

— Никаких ценностей?

— Молодая дама сказала, что хранит в сейфе письма.

— Понятно.

К кассе подошли клиенты, и Корделиус вернулся туда. Слесарь действовал быстро и умело. Через несколько минут маленькая металлическая дверь сейфа распахнулась. Когда дверца открылась, Симонсен и новая ассистентка одновременно посмотрели в их направлении; у Корделиуса был сейчас только один клиент.

Алиса шагнула вперёд. Слесарь обернулся и смотрел на неё с изумлением. Алиса протянула руку, рука исчезла в сейфе. Борку почудилось, что она сейчас извлечёт оттуда совсем не то — яблоко, револьвер, сигару — или вообще ничего не извлечёт. Он предупреждал её, что прежде чем совать туда руку, необходимо сделать паузу. Алиса уже нарушила его инструкции. Рука её оставалась внутри так долго, что ему показалось, будто она ищет что-то и не может найти; слесарь продолжал наблюдать за ней. Но вот рука появилась на свет, держа голубую коробку для ленча.

Крышка коробки была прикреплена с одного края. Если пальцы Алисы слишком сильно надавят на него, крышка поднимется, и коробка выпадет из рук. Но Алиса подхватила коробку и второй рукой.

Симонсен и ассистентка молча разглядывали коробку для ленча. Клиент отошёл от окошечка Корделиуса, и Корделиус поднялся. Слесарь все так же смотрел на руки Алисы, Алиса шагнула к Борку, Борк шагнул к Алисе.

Последовало несколько замечаний, которые Борк не смог бы расположить в логической последовательности.

— Открыли?

— Теперь остаётся поставить новый замок.

— Всего лишь несколько писем.

— Там все в порядке?

— Да, новый замок.

Корделиус прошёл мимо Борка и уставился на коробку для ленча.

— Вы проверили, все ли на месте, — посоветовал он.

— Да это любовные письма, — ответила она. — Сколько я вам должна?

— Все же вы проверьте на всякий случай. Послушайте, — это… коробка для ленча? Борк? Это не наша коробка для ленча?

Борк покачал головой. Он был готов вынуть из портфеля новую коробку, если Корделиус спросит ещё раз.

Корделиус переводил взгляд с коробки на Алису и обратно.

— Извините, у нашего кассира точно такая же коробка. Будьте любезны уладить дела с господином Борком. И в будущем относитесь к своим ключам с большим вниманием. — И Корделиус ушёл.

— Пожалуйста, присядьте, — услышал Борк свои слова, — Я полагаю, у вас есть счёт, с которого мы сможем просто снять деньги — сумму, которую укажет слесарь?

Теперь они находились по разные стороны его стола, она сидела спиной к Симонсену. Вместо того, чтобы назвать номер своего счета, Алиса открыла сумочку.

— Номер вашего счета, — настаивал он.

Алиса положила сумочку на стол перед собою и опять обеими руками схватила коробку для ленча. Он тоже положил на неё руку. Алиса подняла глаза.

Он не мог бы сказать, сколько времени их руки боролись за коробку. Он чувствовал, что она тянет её к себе, и старался придержать крышку, чтобы она не открылась, если Алисе все же удастся отнять кopoбку.

Борк не знал, видит ли кто-нибудь их борьбу за коробку. Все происходило в полной тишине. Он вдруг представил, как сейчас все банкноты разлетятся по полу. Ей удалось подтянуть коробку чуть ближе к раскрытой сумочке, тогда он наклонился вперёд, закрывая происходящее от остальных, и схватился за коробку второй рукой. Она вдруг перестала тянуть и посмотрела на него.

— Ты мне не доверяешь? — прошептала она.

— Мы ведь договорились…

— Хорошо, мы договорились. Я доверяю тебе.

— Мне нужен только номер вашего счета, — громко проговорил он.

Оба медленно отпустили коробку, и она осталась на углу стола.

— Восемь — ноль — один — один — семь — восемь, — сказала она.

Никто не вмешался. Никто не видел руки на коробке. Слесарь устанавливал новый замок. Банк постепенно наполнялся клиентами.

— Ну вот, — объявил слесарь, вытирая руки носовым платком.

Она поднялась, положила коробку на место в сейф. Слесарь передал Борку новые ключи. Борк вручил их Алисе. Она заперла сейф.

— Я-то тебе доверяю, — прошептала она, когда оба опять сели за стол, где он приложил резиновую печать банка к новому контракту. Она заперла сейф своим ключом, и открыть его можно было только этим же ключом вместе с ключом банка.


Служащую приняли совсем недавно. Она работала первый день и ещё не успела освоиться, как произошло то, к чему её никто не готовил.

У входа в зал клиенты получали талончики с номерами, а потом ждали, когда выкрикнут их номер. Только после этого они подходили к ней.

Первого клиента она обслужила без осложнений. Получила с него деньги и без ошибок выписала все необходимые документы, которые выдаёт туристическое бюро. Но уже следующий привёл её в замешательство. У него был талончик, но на нем она увидела номер, который ещё не объявляли. Клиент наклонился к ней через стол и сказал:

— Вы не могли бы выполнить мою просьбу? Я видел, как вы сейчас оформляли поездку. Так не могли бы вы сделать мне небольшое одолжение — сказать, куда собирается ехать этот господин?

Первый клиент уже успел выйти.

— Могу я увидеть ваш номер? — спросила она.

— Мой ещё не выкликали. Я никуда не собираюсь ехать. Просто я хотел, чтобы вы оказали мне маленькую любезность: сказали, куда и когда едет этот господин.

Её не инструктировали, как вести себя в подобных случаях. Но она сразу сообразила, что не может просто так сообщить ему эту информацию. Ей смутно вспомнилось что-то о профессиональной тайне. Она покачала головой, не забыв при этом улыбнуться, как её учили.

Мужчина положил на разделявший их письменный стол бумажку в 100 крон. Она недоуменно смотрела на деньги. Ей даже подумалось, что администрация устроила ей проверку. Она отрицательно покачала головой.

Тогда мужчина с бледно-голубыми глазами, светлыми волосами, в белом плаще, казавшемся совершенно новым, перевернул копию контракта, который она только что оформила, и стал его читать. Он не спешил, а она не знала, что делать. Потом он кивнул, как будто его предположение подтвердилось, и сказал:

— Спасибо, это все.

Он положил стокроновую банкноту обратно в бумажник и вышел из агентства.

А она повернула контракт опять исписанной стороной вниз и сидела, думая, что же делать, и тут ещё один мужчина, тоже не дождавшись, когда назовут его номер, подошёл к её столу, опёрся на край и наклонился к ней. Будто во сне, она услышала:

— Вы не могли бы сообщить мне кое-что? Что было нужно человеку, который только что стоял здесь?

Он был примерно такого же роста, как и первый, но темноволосый, а его голубой плащ выглядел очень потрёпанным. Увидев, что она колеблется, он показал ей полицейский значок.

— Мне не разрешается…

— Могу я в таком случае поговорить с кем-нибудь из вашего начальства?

В задней комнате она рассказала все, что знала. Первый мужчина записался на отпускную поездку — она показала полицейскому копию контракта. Имя клиента оказалось знакомым старшей служащей, и она сказала, что он уже раза два ездил по этому маршруту.

Полицейский заставил их сделать для него фотокопию подписанного контракта.

— Окажите мне одолжение, — попросил он. — Позвоните, если кто-нибудь из них ещё появится. И бога ради, не дайте им заподозрить, что кто-то был здесь и интересовался ими — как одним, так и другим. Для нас лучше, если они оба уедут.

Когда он вернулся к себе, в его кабинете сидели двое коллег.

— Ну?

— Все совпадает.

— Другими словами, наш коллега Грау идёт по следу. Рассказывай, нам интересно.

— Так вот, утром он встал рано, и я сразу понял, что скоро моё упрямство принесёт плоды. Машина, которую он нанял, явно предназначалась для какой-то определённой цели. Как вы думаете, куда он поехал?

— В тёмный лес. Там он вытащил из багажника лопату и стал копать, как одержимый. Вскоре ты услышал, что лопата ударилась обо что-то твёрдое, и подполз ближе…

— Вот. — Человек в голубом плаще прервал коллегу, положив на стол фотокопию контракта. — Вот, — повторил он, — прочитайте сами.

Те двое прочитали.

— Очень интересно. Контракт с туристическим бюро на турне с гидом в Тунис. Отъезд в пятницу. Но какое отношение имеет… Послушай, он даже именем своим не пользуется, этот Соргенфрей. Оно ведь вымышленное, да?

— Ерунда, это не он. Прочитай имя ещё раз.

— Оно мне ничего не говорит. Если это не он, то какого черта…

— Борк. Ну, напрягись.

— Борк?

— Флемминг Борк. Сделай усилие, вспомни. Какая связь есть между Флеммингом Борком и Вильгельмом Христианом Соргенфреем? Связь между ними заключается в том…

— Дай нам догадаться.

— Валяйте.

— Это был кассир. Кассир в банке, где пропала куча денег. Кассир, который был на сто процентов уверен, что…

— … что Соргенфрей не был тем человеком, что ограбил его банк. Соргенфрей выехал из города на взятой напрокат машине. Да, все так и было — я думал, что он едет в лес копать. С самого начала я был уверен в том, что он есть тот самый человек. И что нам нужно только подождать, пока он выйдет из тюрьмы, и проследить за ним. Представьте моё изумление, когда я увидел, что ни в какой лес Соргенфрей не едет. Более того, когда я понял, что…

— Наш коллега Грау чует повышение. Он работал на свой страх и риск, никому ничего не рассказывая. Скоро один высокопоставленный офицер полиции пожалеет, что не хотел дать ему возможность официально работать над делом, которое считалось закрытым. Ну, продолжай, продолжай.

— Борк не сменил адреса. Но Соргенфрей не поднялся и не позвонил в дверь. Он сидел в машине и ждал, когда Борк спустится. Так что я оказался не вторым, а третьим человеком в очереди. Тот, за кем следил я, сам за кем-то следил.

Все трое молча переглянулись. Потом почти одновременно начали смеяться.

— Знаете, кем бы я не хотел оказаться сейчас?

Двое засмеялись ещё громче, и только человек в плаще внезапно остановился.

— Ты хочешь сказать, что Борк и Соргенфрей обделали это дельце вместе?

— Ничего я не хочу сказать.

— Борк все ещё в том же банке?

— Скоро узнаем. Квартира прежняя, и машина не кажется новой. А ведь прошло уже чуть не три года. Он мог бы и начать тратить денежки…

Грау посмотрел в контракт на отпускное путешествие:

— Отъезд в пятницу. Возвращение 14 октября. Три недели. Отель «Риад».

— Сейчас наш Грау скажет, что у него с самого начала было какое-то подозрение…

Зазвонил телефон. Грау поднял трубку.

— Да, слушаю…

Он многозначительно кивнул остальным, быстро вытащил шариковую ручку и стал делать пометки в блокноте. Разговор был коротким и закончился словами Грау:

— Весьма вам признателен, мы ещё свяжемся с вами. — Он положил трубку и посмотрел на коллег.

— Погоди, мы сами догадаемся.

— Это будет нетрудно.

— Звонили из туристического агентства?

— Да.

— Соргенфрей, он же Дед Мороз и банковский грабитель, решил поехать в отпуск? Набрал необходимую сумму наличными и вернулся в туристическое бюро, чтобы подписать контракт?

Грау кивнул и посмотрел на оконное стекло, где появились первые капли дождя.

— Интересно, — сказал он, — какая погода в Тунисе?


Грау сидел у стойки буфета и пил кофе, когда появились те двое, сначала Борк, потом Соргенфрей. Свой багаж Соргенфрей понёс взвешивать только после того, как Борк поднялся по лестнице.

Утро было безоблачное. Грау допил кофе, закурил сигару и неторопливо пересёк зал. В отличие от Соргенфрея у него не было необходимости изменять свою внешность: ни тот, ни другой никогда раньше его не видели. Соргенфрей был в тёмных очках — ну конечно, подумал Грау, иначе и быть не могло — и в мягкой соломенной шляпе с необычными, низко опущенными спереди полями. И бакенбарды, отпущенные в тюрьме, должны были делать его неузнаваемым для Борка. Полицейский поймал себя на том, что хочет, по-настоящему хочет, чтобы Соргенфрей проявил осторожность и продержался до конца, когда он, Грау, получит все улики и сможет доказать то, о чем догадался с его помощью.

В самолёте Грау сел у самой двери, чтобы выйти одним из первых, а Соргенфрей оказался прямо перед ним: очевидно, из тех же соображений.

Автобус туристического агентства уже ждал в тунисском аэропорту. Когда он тронулся и заработал кондиционер, гид поднёс к губам микрофон и начал рассказывать о Тунисе.

Грау чувствовал себя усталым. Он сидел в заднем ряду автобуса, и ему были видны те двое. Соргенфрей фотографировал через зеленоватое стекло — верблюды, семья бедуинов с двумя верблюдами.

Затем вместо оливковых деревьев появились дома, отели, и вот уже автобус выехал на бульвар, обсаженный пальмами. Вдруг Борк, когда они остановились перед светофором, встал и пошёл к двери. Дверь открылась. Соргенфрей тоже вскочил и стал стаскивать свой чемодан с сетчатой полки. Но вот автобус поехал дальше. Грау ещё успел увидеть, как Борк скрылся за пальмами.

Соргенфрей наконец достал свой чемодан и быстро пошёл к выходу. Грау чуть не упал, встав с места, потому что водитель в это мгновение опять нажал на тормоз. Соргенфрей вышел, Грау двинулся по проходу быстрым шагом и крикнул гиду:

— Я тоже здесь выхожу!

Автобус остановился чуть дальше, дверь распахнулась, и в лицо Грау ударила волна горячего воздуха. Он оказался на тротуаре, в руках у него было по чемодану. Грау побежал назад, но никого из тех, кто его интересовал, уже не было видно.

Потом он долго ждал их в вестибюле отеля «Риад» — без всякой надежды. Он знал, что они не придут. Смеркалось, но жара не утихала. Наконец Грау поднялся и пошёл искать управление полиции.


Вильгельм Христиан Соргенфрей сидел на заднем сиденье такси, сильно подавшись вперёд. Чуть наклоняя голову, он мог видеть другое такси, которое только что выехало из ряда машин. Он сказал своему водителю по-фрацузски:

— Поезжайте за тем такси.

Водитель повиновался, даже не повернув головы, как будто ему каждый день приходилось преследовать кого-нибудь.

— И, пожалуйста, сохраняйте некоторое расстояние. — Французский язык Соргенфрей знал неплохо.

На авеню Бургибы они миновали отель «Риад», где Соргенфрей должен был поселиться; водитель внимательно следил, чтобы расстояние между машинами не сокращалось. Соргенфрей почувствовал, что его покинуло ощущение, будто кто-то смотрит ему и затылок. Оно преследовало его с самого выхода из тюрьмы, но каждый раз, когда он оборачивался, сзади никого не было.

Соргенфрей открыл чемодан, лежавший у него на коленях, и достал большую коробку голландских сигар. Крышка чемодана закрывала его от водителя. Он вынул из кармана пиджака кожаную «сбрую» и аккуратно закрепил на плече и ниже, под локтем. Затем открыл сигарную коробку и вытащил из неё тяжёлую кожаную кобуру, не торопясь повесил её под мышкой. Кобура открывалась быстро, одним движением.

Город давно остался позади, дорога свернула к воде. Кругом не было ни машин, ни людей. Пустынный плоский ландшафт. Впереди блеснули красные задние огни машины.

— Помедленнее, пожалуйста. Нужно…

Водитель сразу понял, что расстояние необходимо увеличить, и притормозил. Дорога начала быстро сужаться. Вскоре она стала настолько узкой, что повернуть было бы невозможно — тут он заметил, что его машина слишком приблизилась к преследуемой машине. Но она вдруг свернула куда-то и пропала из виду. Соргенфрей постучал водителя по плечу.

— Остановите на несколько минут.

Водитель обернулся и пробурчал, что скоро дорога кончается и дальше на машине проехать невозможно.

Остановились они в таком месте, где едва можно было съехать с дороги на узенькую обочину. Когда Соргенфрей вытащил бумажник, впереди показалась машина. Это возвращалось первое такси. Соргенфрей быстро открыл дверцу и высунулся наружу. Такси, проезжая, просигналило — приветствие шофёра шофёру. Соргенфрей хорошо видел, что на заднем сиденье никого нет.

Он расплатился с водителем и медленно пошёл вперёд по дороге, которая почти сразу же превратилась в тропинку.

Вдруг он резко остановился, так как услышал звук, который мог быть произведён только захлопнувшей дверью. В той стороне, откуда донёсся звук, Соргенфрей разглядел слабое свечение. Он бесшумно сделал несколько шагов и увидел очертания белого дома, одно из окон которого было освещено, за домом и парой невысоких дюн было море.

Он остановился под пальмой и огляделся: других домов не было. Чуть дальше стояла ещё одна пальма; он поставил чемодан на землю и на цыпочках подкрался к ней. Прячась, вытащил револьвер, снял его с предохранителя и засунул обратно в кобуру.

Подобраться ближе к дому, не выходя из укрытия, было невозможно. Оттуда доносились звуки: как будто слова, шаги, закрылась дверь внутри дома… загорелось ещё несколько окон. За шторой кто-то двигался.

Больше ждать он уже не мог и пошёл прямо к дому, готовясь упасть на землю, как только откроется дверь. Теперь было слышно, что разговаривают двое — мужчина и женщина. Низко пригибаясь, Соргенфрей поднялся на дюну и увидел у дома маленький дворик. И тут же на этот дворик упал прямоугольник яркого света: дверь дома открылась, и вышли двое.

Это были мужчина и женщина, оба в купальных халатах. Они прошли светлый прямоугольник и скрылись в дюнах. Соргенфрей пошёл вниз, к дому, где горел свет. От дома ему ещё были смутно видны две фигуры, направляющиеся к морю. Он побежал в ту же сторону и бросился на песок за дюной.

Мужчина и женщина стояли всего в нескольких ярдах от него. Они сняли халаты, свернули их и положили на песок. Потом, взявшись за руки, пошли к воде. Через несколько мгновений обе фигуры скрылись в воде, только головы виднелись на поверхности.

Тогда он прицелился из револьвера в мячики, подпрыгивающие на волнах, и прошептал: «Бах! Бах!» — ненадолго почувствовав себя совершенно спокойным и счастливым, как ребёнок, который придумал новую игру. Но так же быстро настроение у него переменилось, и он спрятал револьвер в кобуру.

Он переполз дюну в обратном направлении и, поднявшись на ноги, направился к дому. Прежде чем войти в открытый дворик, Соргенфрей обошёл вокруг дома, заглядывая во все окна, чтобы удостовериться, что внутри действительно никого нет. Потом пересёк двор и вошёл в комнату, где горел свет. На полу стояли два чемодана, которые он уже видел в аэропорту Каструи позже, когда Борк вдруг встал и пошёл по проходу автобуса. Открыт был только один из них.

Вильгельм Христиан Соргенфрей сел в плетёное кресло, которое не было видно из двери, и положил на колени револьвер со снятым предохранителем.


Когда они вышли из воды на берег, Алиса повернулась к нему:

— Расслабился?

— Я чувствую себя другим человеком.

— В самом деле? — Она засмеялась.

— А ты?

— Ну, я всегда одинаковая.

Помолчав, она спросила:

— О нем есть какие-нибудь новости?

Борк молчал, не зная, как ответить.

— Но ты хотя бы пытался что-нибудь выяснить?

— В этот раз нет. Я ведь даже не знаю, по какому номеру звонить. Да и что я мог спросить? Не выпускают ли такого-то раньше времени? А там сразу поинтересуются, кто звонит. К тому же ему целый год ещё остался.

— Идиот, — сказала она, но прозвучало это почти нежно.

— Я сделаю что-нибудь, когда вернусь домой. Хотя не имею ни малейшего представления, с чего начинать.

— Узнай. Существует такая вещь, как «примерное поведение» Ну, возвращаемся?

Они надели халаты и медленно пошли через дюны.


Бедного Грау совсем замучили москиты. Тунисский полицейский, смуглый человек, сидевший по другую сторону письменного стола, сказал:

— Она единственная датчанка, которая живёт здесь постоянно. Вот её адрес.

Грау долго изучал карточку.

— Где это?

— Ну, это не очень далеко, но найти трудно. Лучше возьмите напрокат машину. Для такси время сейчас слишком позднее. Кстати, мы можем перейти на английский, если вам так удобнее.

— Надо было сказать раньше, — проворчал Грау.


Алиса замерла на пороге. Дверь, которую они закрыли, уходя, теперь была приотворена. У Борка по спине прополз холодок. Он прошёл мимо неё и остановился.

Человека в плетёном кресле он узнал сразу.

— Алиса, — начал он, — ты не…

Не глядя на него, она прошептала:

— Ты дурак.

Человек в плетёном кресле засмеялся.

— Ну наконец-то мы опять все вместе.

Алиса завязала пояс своего халата. Глядя в пол, она сказала, словно разговаривала сама с собой:

— От дилетантов никогда не убережёшься.

— О, я не назвал бы его дилетантом, — заметил Соргенфрей. Он смотрел прямо на Алису.

Борк в это время взвешивал свои шансы. Он мог броситься вперёд и, падая, схватить револьвер. Или повернуться и спокойно выйти в дверь, в которую только что вошёл. Он не сделал ни того, ни другого.

Алиса все ещё смотрела в пол. Потом подняла глаза на Соргенфрея.

— Хочешь выпить с дороги? Мы только что искупались.

— Ну, налей чего-нибудь, а мы с Борком подождём здесь. На кухне есть нож, но приносить его сюда не нужно. Присядь, пока ждём, приятель.

Борк сел, плотнее запахнув халат.

— Хорошее местечко вы себе нашли, — проговорил Соргенфрей миролюбиво. — Телефона нет, соседи не докучают. Мы втроём очень мило и мирно поболтаем. А уж поговорить нам есть о чем! Этот дом принадлежит вам?

— Да, — ответил Борк. Алиса из кухни крикнула:

— Нет!

Они молча слушали, как она колет лёд для напитков.

— Давай-ка вспомним, — сказал Соргенфрей, — когда мы с тобой виделись в последний раз? Через окно — ты то пригибался, то поднимался, как будто гимнастикой занимался. Ты однажды разглядывал меня в дверной глазок, но я не мог ответить тебе тем же. Потом ты видел меня — сейчас я просто думаю вслух — в окно кафетерия, когда я ждал тебя, а ты не пришёл. Так что фактически я тебя по-настоящему видел только в банке. И, конечно, по телевизору. А потом в тот день, когда ты должен был опознать меня, но тебе не захотелось, да? Однако я не очень уверен, что должен тебя поблагодарить.

Борк услышал, что Алиса ногой открывает дверь. Он подумал — может быть, она соображает быстрее него? И что же она успела придумать? Подсыпать что-нибудь Соргенфрею в рюмку? У её халата есть карман — могла ли она что-нибудь туда засунуть? Или она уже успела перейти на другую сторону?

— Не могли бы мы спокойно обсудить все это? — предложил он.

— Нет, — ответил Соргенфрей, переставая улыбаться. — Мы могли бы поговорить спокойно раньше, но это было уже довольно давно. Если быть точным, два с половиной года назад. Расскажи, чем вы занимались все это время, а я расскажу, чем приходилось заполнять своё время мне.

На маленьком пластмассовом подносе, который Алиса внесла в комнату, было три наполненных бокала.

— Просто поставь на стол, — сказал Соргенфрей, когда она направилась к нему. Как и Борк, он не спускал глаз с кармана её халата. — Остановись на секунду. Карман твоего халата, тебя не затруднит его опустошить? Знаешь, это на всякий случай — вдруг он полон ужасных кухонных ножей и прочей гадости.

Алиса сунула руку в карман и, улыбаясь, вывернула его наизнанку.

— Хорошо, — кивнул Соргенфрей. — А напитки уже приготовлены. Какой бокал предназначался мне?

— Ты псих, — заявила Алиса.

— Просто немного нервный. Ладно, давай сюда бокал.

Он протянул левую руку, и Алиса подала ему один из трех бокалов.

— А теперь дай другой.

Она улыбнулась, взяла бокал и протянула второй, говоря при этом Борку:

— Все это потому, что он насмотрелся кинофильмов. Почему ты думаешь, — продолжала она, обращаясь уже к Соргенфрею, — что у меня в кухне есть что-то такое…

Алиса хихикнула, Соргенфрей, глядя на неё, рассмеялся, и Борк на мгновение почувствовал себя посторонним.

— Зачем ты приехал? — спросила Алиса, посерьёзнев.

— Отдохнуть. Погреться под средиземноморским солнцем. Встретить старых знакомых. Поговорить с ними по душам.

— Тебя выпустили?

— Конечно, нет. Я взорвал стену динамитом. Дома об этом во всех газетах пишут.

— Может быть, уберёшь наконец револьвер?

— Ни в коем случае.

Алиса искоса бросила быстрый взгляд на Борка, как будто хотела сообщить ему что-то важное.

— Красивый дом, — заметил Соргенфрей, оглядываясь по сторонам. — Мебели, пожалуй, маловато. Однако — холодильник в кухне, электричество, водопровод, просторные комнаты. Да ещё прямо у моря. Идеально для двоих. Интересно, сколько этот дом стоит?

— Нисколько — мы сняли его на время, — сказала Алиса.

— В этом случае деньги вы где-то храните. Ну, мы это выясним, впереди вся ночь.

— Деньги уже истрачены.

— Ерунда. Если вы истратили деньги, то не держались бы вместе.

— Может быть, мы втроём…

Борк и сам не знал, как собирался закончить эту фразу. После того как он отпил из бокала, во рту остался горький привкус, которого, как ему казалось, не должно было быть.

— Ну уж нет! — очень громко сказал Соргенфрей. — В этот раз я не собираюсь делиться. Сейчас я хочу, чтобы мне отдали все — все, что осталось. И если я не получу этого, то у меня может испортиться настроение. У меня вообще очень плохое настроение. Как у медведя с жуткой мигренью. Моё настроение ухудшалось каждый день последние два с половиной года. Вот почему эта штука заряжена. А сейчас я это докажу, чтобы не было никаких недоразумений.

Борк подумал, что Соргенфрей целится в него, но больше он ничего не успел подумать: бокал, который он поставил на пол, разбился, и осколки стекла и жидкость попали ему в ногу.

— Главное, — усмехнулся Соргенфрей, — это тренировка. А сейчас мы займёмся подсчётами. Будем считать назад со ста семидесяти восьми тысяч.

Борк попробовал представить, что вот сейчас он умрёт. И вдруг ему очень захотелось жить — даже не просто жить, а чтобы в его жизни ничего не случилось. Пусть будет нудная работа в банке — ничего, он к ней давно привык. Ему очень захотелось вернуть все назад — к тому времени, когда он ещё не увидел Соргенфрея. Но он понимал, слишком хорошо понимал, что пути назад нет… Он смотрел на Соргенфрея, все так же сжимавшего револьвер в руке, и ничего не делал. Шли мгновения, а он не предпринимал никаких попыток завладеть оружием. Алиса принесла из кухни бутылки и ещё один бокал на подносике, Соргенфрей расстегнул воротник рубашки левой рукой.

— Передай мне бутылку, — сказал он Алисе, не глядя на неё. Левой же рукой он налил себе очень слабый джин с тоником.

Алиса наполнила бокал Борка и свой.

— Чего ты от нас хочешь? — спросила она. — Деньги мы истратили. Конечно, мы можем продать дом и выручку поделить, но…

— Ничего мы поделить не можем. Давно прошло то время, когда я предлагал что-то поделить. Сейчас мне нужны две вещи, получить деньги, которые ещё остались, и напугать вас обоих до смерти.

Чтобы закатать левый рукав, ему пришлось воспользоваться правой рукой. Борк, видимо, незаметно для себя подался вперёд, ибо почувствовал на плече руку Алисы.

— Это же простая логика, — сказал Соргенфрей, поигрывая револьвером. — Единственное, что удерживало вас вместе, это деньги. Вы оба умеете считать. Вы придумали, как сделать, чтобы денег вам хватило хотя бы до тех пор, когда…

— … тебя отпустят. Мы планировали все спустить к тому времени, когда ты выйдешь. И только твоё «примерное поведение» мы не учли. Вот почему дома есть ещё немного денег.

— Ты лжёшь, — тихо проговорил Соргенфрей.

Свет привлёк множество москитов, и Соргенфрей беспрестанно почёсывал шею и руки. Он позволил Алисе закрыть дверь и задёрнуть шторы. По пути назад к своему стулу она приостановилась и взяла что-то со стола.

— Одну минуту! Что там у тебя?

— Сигаретная бумага и табак. Мы тут сами сворачиваем. Дым отгоняет москитов.

— Дай мне свою сигарету!

Нервы у него явно начинали сдавать. Алиса бросила ему сигарету.

— Добрый старый Флемминг Борк, — начал Соргенфрей, — Где же сейчас твой талант к импровизациям? Как хорошо, что рядом с тобой есть дама, которая удерживает тебя от глупостей. А сейчас мы будем говорить о деньгах.

Алиса свернула ещё одну сигарету и зажгла её. Борк повернулся к ней, собираясь попросить и себе сигарету, но она покачала головой — как-то странно покачала, он не понял, в чем дело.

— Единственное, что я могу сказать о местном табаке, — проговорил Соргенфрей, делая очередную затяжку и выпуская клубы дыма, — это то, что москиты его уважают.

И вдруг Борк понял, в чем дело: Алиса подмешала что-то в табак.

— Я думаю вслух, — продолжал Соргенфрей. — Вы купили этот дом. Я не вижу никакой другой причины, по которой вы могли выбрать такую дыру, как Тунис. Причина в том, что вам нужно было где-то похоронить деньги. Скрыть деньги, появлению которых нельзя придумать законную причину. Если бы вы хотели их просто истратить, то выбрали бы другое место, — повеселее и где меньше москитов. Значит, деньги здесь!

— Деньги истрачены, — спокойно сказала Алиса. — Завтра можешь обыскать все. А если ты сделаешь какую-нибудь глупость, то посадят всех троих. Помни, что не только ты можешь засадить в тюрьму нас. Ты и сам туда попадёшь. Пока тебя судили только за одно ограбление…

Соргенфрей ухмыльнулся. С ним явно что-то происходило.

— Не двигайся. Вон там москит, он хочет тебя укусить.

Он поднял револьвер, прицелился и выстрелил поверх её головы. Пуля с сухим звуком пробила стекло. Алиса бросилась вперёд, закрыв лицо скрещёнными руками. Соргенфрей дико расхохотался.

— Кажется, я в него попал, — заявил он и выдохнул новый клуб дыма. Потом загасил сигарету о подлокотник кресла и замер, уставившись в одну точку.

— Дай мне ещё сигарету, — через некоторое время произнёс Соргенфрей.

Алиса бросила ему свою сигарету, он попытался её поймать обеими руками и выронил револьвер. Борк рванулся вперёд и опередил его. Взяв револьвер в правую руку, он направил дуло в сторону Соргенфрея.

— Ладно, я уйду, — пробормотал тот. — Но теперь вы от меня никогда не избавитесь. Я разделаюсь с вами обоими.

Он поднялся на ноги.

— Теперь я убью вас.

Он сделал два шага назад, чуть не упал, повернулся и медленно пошёл к выходу.

— За ним, — прошептала Алиса.

— Стрелять из этого сейчас можно?

— Скорее! Ну, скорее! Или дай револьвер мне. Я не боюсь.

Борк заколебался.

— Но что ты с ним собираешься делать? Может, пусть просто уйдёт? Мы ведь его напугали, не так ли?

— Ради бога, отдай мне револьвер или иди за ним сам, только не трать время на споры. Я знаю его, мы его нисколько не напугали. Он вернётся и в следующий раз действительно убьёт нас.

Борк продолжал колебаться, и Алиса попыталась отнять у него револьвер.

— Хорошо, я это сделаю, — сказал Борк. — Но я не уверен, что это правильно.

Держа револьвер в вытянутой руке, Борк пошёл к двери. Соргенфрея уже нигде не было видно.

— Неужели ты не мог идти быстрее? — прошептала за его спиной Алиса. — Он серьёзно говорил. Флемминг, ты понимаешь? Он говорил серьёзно.

— Что серьёзно?

— Что он убьёт нас. Ты не понял? Теперь он нас убьёт.

Алиса стояла посреди комнаты. Борк, сидя в плетёном кресле, наблюдал, как она пытается запихнуть свой транзисторный радиоприёмник в самый большой из чемоданов.

— Ты знала, что он приедет?

— Конечно, знала. Я послала ему телеграмму и фотографию нашего дома. «Вот где мы живём, приезжай и поломай всю нашу жизнь! Не забудь захватить револьвер!» А как ты догадался? Конечно, это прекрасно согласуется с тем, что я собираю сейчас вещи, а?

— Но куда ты едешь?

— В Каир, я тебе уже говорила. Или ты думаешь, что я о чем-то договорилась с ним?

Борк покачал головой, хотя подумал именно это.

— А кто забыл узнать, выпустили ли его из тюрьмы? Кто за весь день ни разу не оглянулся?

Алисе удалось запереть самый большой чемодан. Крышка пучилась, но все три замка защёлкнулись.

— Ты собираешься идти пешком? — поинтересовался Борк.

— В деревне есть грузовик. Там встают рано, часа через два придёт. Здесь оружие нетрудно достать — если не ружьё, то хотя бы нож… Он придёт, можешь не сомневаться, я его знаю: он придёт. В этот раз он убьёт нас. Наверно, ты уже понял, что он сумасшедший? Ещё больше, чем мы с тобой вместе.

Алиса села на чемодан.

— Не забывай, — сказала она, — что я никаких преступлений не совершила.

— Мне это нравится. Ты…

— А исчезну я только на время. Если, несмотря ни на что, вы с ним как-то договоритесь, я снова появлюсь.

Борк безуспешно пытался уследить за ходом её мыслей. Он чувствовал, что стоит ему поспать хотя бы пару часов, и в голове прояснится. Потом он подумал, что ему лучше выпить. Он глотнул немного джина с тоником — но, конечно, стало ещё хуже.

Алиса принесла плащ и стала укладывать его в дорожную сумку. Борк взял револьвер, прицелился ей в сердце и сказал:

— Ты останешься здесь.

— Ты все равно не попадёшь. Да и на меня тебе, в общем, плевать. Так что не пытайся себя обмануть.

— Мы уедем вместе, — сказал Борк. Он продолжал целиться ей в сердце.

— Мы уедем по одному. И больше не пей.

Похоже, впервые ей было страшно. Возможно, потому, что она никогда не видела его пьяным и не знала, как на него действует алкоголь.

— Сядь, — сказал он.

Она села на чемодан, глядя на Борка.

— Я и не знала, что ты такой глупый. Мы что, будем сидеть здесь и ждать, пока ты напьёшься, а он отыщет какое-нибудь оружие и вернётся? Ты понимаешь, что он умеет стрелять? В отличие от тебя. А что, по-твоему, он сделал с багажом? Вдруг он привёз два револьвера?

Борк сделал большой глоток, чтобы напугать её.

Он допил все, что оставалось в бокале, и сразу понял, что просчитался. Через минуту он уже не сможет мыслить и действовать последовательно. Его сморит сон, и Алиса отберёт револьвер. Она унесёт его, а он останется здесь совершенно беззащитный, и тут как раз явится Соргенфрей. А скоро Алиса поймёт по его лицу, в каком он состоянии…

— Ты не умеешь стрелять, — решительно сказала Алиса и поднялась. Она собиралась сказать ещё что-то, но остановилась.

— Сядь на место, — проговорил Борк, он чувствовал, что язык у него заплетается.

— Помолчи немного. Ты что, не слышишь ничего?

Это был какой-то трюк, но он все же прислушался.

— Не пытайся…

— Заткнись.

Он опять прислушался и теперь услышал. Кто-то сделал пару шагов, и рядом с домом треснула ветка. Он быстро повернулся, и ему показалось, что снаружи кто-то движется.

— Это он, — сказала она. — Избавься от него.

Борк поднялся. Шагов больше не было слышно. Тем не менее он подошёл к двери на закрытую веранду и распахнул ставню — вначале бросив быстрый взгляд назад, желая убедиться, что Алиса не идёт за ним.

Ветер на улице утих, и Борк сразу услышал плеск волн у берега. Слышны были и шаги — совсем рядом, в кустах. Он прицелился из револьвера в том направлении, откуда доносились шаги.

Кто-то поднялся с земли, держа что-то в руках. Борку очень не хотелось умирать, и его указательный палец непроизвольно согнулся, и болезненный удар прошёл по руке Борка от кисти до плеча. Расплывчатая фигура перед ним согнулась и упала. И лишь после этого — во всяком случае, так показалось Борку — послышался звук выстрела.

Алиса первая подбежала к упавшему. Он лежал без движения, и лицо его оказалось в песке. Рука была вытянута, и рядом с ней валялся блестящий металлический предмет.

Алиса нагнулась и подняла его. Борк уже собирался направить на неё револьвер, думая, что она сейчас прицелится в него, но увидел, что это вовсе не оружие. Предмет был продолговатым, чуть больше спичечного коробка, но немного уже.

Алиса перевернула тело. До Борка постепенно дошло, что этот блестящий предмет — миниатюрная фотокамера. Борк перевёл взгляд с камеры на лицо человека.

Это был не Соргенфрей.

Машину они нашли в том месте, где кончалась дорога. Алиса вставила в замок дверцы ключ, который она нашла в кармане убитого, и он подошёл.

— Наверно, взял напрокат, — прокомментировала девушка, садясь за руль. Когда она открыла отделение для перчаток, там включилась маленькая лампочка и Борк увидел бумажник и датский паспорт.

Борка покачивало, и он опёрся на машину. Алиса открыла паспорт на первой странице.

— Грау. Карл Олуф. Ты знаешь его?

— Нет. Смотри дальше, может быть…

— Полиция. Я же тебе говорила.

Становилось светлее. Алиса вышла из машины.

— Я не вижу другого выхода, — сказала она.

— Но я не могу сделать это один… — Голос Борка пресёкся посреди фразы. Алиса долго смотрела на него.

— Хорошо, — сказала она наконец. — Я тебе помогу. Но потом мы расстанемся.

Они пошли обратно к дому. Мёртвый полицейский лежал на том же месте, где они его оставили. Они неловко подняли его. В теле оставалась пуля, но вынуть её они не могли.

— На переднее сиденье, — сказала Алиса, когда они приблизились к машине. — Скоро он одеревенеет.

Когда они посадили мёртвого в машину, Борк стал изучать его паспорт. Дата прибытия была та же, что и у него. Борк захохотал. Они все трое были на одном самолёте. Значит, кто-то смог незаметно проследить за Соргенфреем. Означает ли это, что его с самого начала подозревали в обоих грабежах? И по его следу шли с той минуты, когда он вышел из тюрьмы? Борк умнее Борка, сам оказался в дураках.

Алиса принесла свои чемоданы, бросила их в багажник, потом достала откуда-то канистру бензина.

— Она понадобится нам, — сказала Алиса и села на заднее сиденье, держа канистру в руках.

Борк вёл машину. Они ехали по узкой дороге, серпантином уходившей вверх. Когда уже достаточно поднялись на холм, Алиса остановила его. В зеркале заднего обзора блеснуло красное утреннее солнце. Они вышли из машины. Машина стояла у крутого склона, переходившего в обрыв, на дне которого лежали валуны — в сезон дождей там протекала река. Алиса вытащила свои чемоданы и открыла канистру с бензином. Потом достала из сумки две маленькие бутылочки из-под виски и одну положила в карман пиджака мертвеца, а вторую бросила на заднее сиденье. Затем она облила труп и сиденья бензином. Борк высвободил ручной тормоз, и они вместе покатили машину к обрыву. До того, как она свалилась вниз, Алиса и Борк успели бросить в открытые окна зажжённые сигареты.

До того, как машина достигла дна, из неё повалил густой дым.

Алиса подняла свои чемоданы. Борк хотел помочь ей, но она отказалась. Они пошли вперёд, не оглядываясь. Дорога спускалась очень круто, чемоданы тянули Алису вниз, пот тёк у неё по лицу, косметика расплылась… И тем не менее она снова отказалась от помощи Борка. Когда они дошли до развилки, она остановилась.

— Мы ещё встретимся, — сказал Борк. — Где?

— Мы встретимся, если ты выпутаешься из этого положения. Я не думаю, что мы встретимся.

— У тебя кровь на одежде.

— Я надену плащ. В городе у меня есть подруга, я смогу переодеться. В твоих интересах не впутывать меня. Не забывай, что я знаю всю эту историю и видела, как ты стрелял. Если ты выпутаешься, я пошлю тебе открытку. Если нет… но я не думаю, что ты выпутаешься. И ещё вот что… — Она вытащила плащ. — И ещё вот что… Если ты хочешь навести порядок в доме, то поспеши. Он вернётся. Я его знаю.

— Единственное, чего я хочу, это уснуть.

— Не спи. И держи револьвер наготове.

— Револьвер? Я оставил его в машине.

Она смотрела на него так, будто взвешивала, что сказать ему.

— Дилетант, — сказала она, и это было последним словом, которое он от неё услышал. Тяжело нагруженная, чуть горбясь, она пошла прочь, а у Борка даже не было сил побежать за ней.

Вернувшись к дому, он попытался забросать песком пятно крови, потом вошёл в дом. А там, конечно, был Соргенфрей, он сидел в том же самом кресле.

Теперь все происходящее стало кошмарным сном, потому что Соргенфрей держал в правой руке что-то, показавшееся ему сначала револьвером. Однако потом он понял, что это та же блестящая штука, которую держал в руке и потом выронил мёртвый полицейский. Это была маленькая фотокамера.

Соргенфрей сидел в кресле с очень спокойным видом, он вовсе не походил на человека, который сказал: «Теперь я просто убью вас».

— Мне кажется, последний патрон в револьвере ты истратил не на того, — сказал Соргенфрей.

Борк не сразу понял, что он имеет в виду.

— Револьвер пропал, — уныло произнёс он.

— Алиса?

— Ушла.

— Так. Угадай, что тут у меня.

Соргенфрей помахал фотоаппаратом. Борк, уже едва державшийся на ногах, сказал:

— Камера.

— А угадай, что в ней.

Борк обеими руками опёрся о спинку плетёного кресла.

— Фотографии. Чертовски забавные фотографии. Там можно увидеть трех человек. Один из них очень похож на мёртвого. Двое других поднимают его и несут.

Борк молчал.

— Боже, как здесь неприбрано! Кровищи везде! Могу я высказать предположение? Тот человек был из датской уголовной полиции. Ну, что же, мы все делаем ошибки — так или иначе. А теперь я начинаю думать, что с тем человеком произошла небольшая автокатастрофа. Может быть, его машина загорелась? Ну, конечно, мы все трое думаем примерно одинаково.

Соргенфрей поднялся.

— Приятель, тебе бы поспать. Я просто подумал, что надо тебя ввести в курс событий, чтобы ты не делал больше ошибок. Чем больше человек знает, тем меньше он совершает глупостей, ты согласен? Ну так вот, я уже не собираюсь тебя убивать. Кто знает, может быть, ты ещё станешь для меня источником доходов. Знаешь, что я сделал? Просто ходил в дюнах, ждал, когда прояснится голова. Потом я услышал выстрел, случайно стал свидетелем маленькой мелодраматической сценки, которую просто нельзя было не сфотографировать. Тут уж у меня голова мгновенно прояснилась.

Соргенфрей поднялся и пошёл к двери — ни разу при этом не поворачиваясь к Борку спиной.

— Слушай, я не думаю, что ты выпутаешься. Надо было нам с самого начала держаться вместе. Напрасно ты не согласился, когда я предлагал поделиться пополам. Помнишь, тогда, по телефону? Черт возьми, мы же тогда были одинаково хитры и я в самом деле собирался поделиться. И не надо было бы впутывать эту маленькую шлюшку. Ну, а теперь поздно. Теперь, как говорят, каждый за себя.

Он вышел наружу, и солнце осветило щетину на его лице. Борк апатично последовал за ним. Он подумал о том, что в кухне есть нож, но Соргенфрей мог просто убежать от него, к тому же он сейчас и не видел смысла убивать кого бы то ни было.

Они прошли по дюнам, почти рядом, как будто Соргенфрей полностью осознал, насколько Борк безопасен сейчас. На берегу Соргенфрей повернулся:

— Ну, мы друг друга поняли. Если сможешь выбраться из ямы, которую сам себе выкопал, что же, мы ещё встретимся. Посмотрим вместе красивые фотографии. И ты отдашь мне все, что у тебя осталось от этой операции. А негативы я не продам — никогда.

Соргенфрей вдруг протянул руку.

— Ну, приятель, желаю удачи!

Борк механически пожал её. Соргенфрей смотрел на него серьёзно. Потом повернулся и пошёл прочь.

Борк остался стоять, глядя ему вслед. Солнце уже поднялось в небе, становилось жарко.


home | my bookshelf | | Задумай число |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу