Book: Похититель моего сердца



Похититель моего сердца

Донна Валентино

Похититель моего сердца

Глава 1

Октябрь 1651 года

В лунные ночи Джиллиан Боуэн охватывал ужас встречи со смертью. Она ужасно мучилась каждый раз, когда приходилось противопоставлять свои слабые силы чудовищной мощи смерти; но особенно тяжело ей было, когда лунный свет растворял все краски, а тени поглощали все звуки. Небо, деревья, волнистые корни на тропинке – все приобретало оттенки серого и черного, становилось беззвучным и безжизненным, как в могиле. Ее всю трясло, хотя плащ на ней был теплее, чем требовалось в эту октябрьскую ночь. Руки у нее дрожали, а в вожжи она вцепилась настолько крепко, что пальцы свело судорогой. Джиллиан была просто не в состоянии ослабить хватку. Она не боялась, что терпеливая, еле переставляющая ноги Куинни закусит удила и понесет, а также не чувствовала слишком большой опасности извне: их с отцом надежно защищали крыша и стены фургона. Не существовало никакой реальной причины для того, чтобы вцепиться в вожжи с такой свирепой решимостью или думать, что ее кто-то преследует, выжидая удобного момента и собираясь напасть.

Хотя эти страхи всегда были в ней, обычно она их сдерживала – но только до тех пор, пока на несколько часов не оказывалась вне дома.

Джиллиан сотни раз сопровождала отца в подобных ночных поездках; так почему же сегодня самообладание подвело ее, а нервы совсем расстроились? Она не могла отделаться от ощущения, что в не освещенных луной местах прячется невидимая опасность и, наблюдая, выжидает удобный момент, чтобы уничтожить ее.

Впрочем, все может быть. От одной этой мысли у нее на лбу выступила испарина. Джиллиан сплела паутину лжи и хитростей для того, чтобы защитить все, что она любила и ценила, и это хорошо помогало ей уже не один год; но сегодня, в серебристом свете луны, она увидела, насколько жалки ее усилия. Демоны, которых она считала побежденными, насмехались над ней: она была бессильна перед тем, чего не понимала, и могла потерять все.

Отец сидел, наполовину завалившись в дальний угол скамьи, и храпел, не подозревая о предчувствиях Джиллиан. Ей страстно хотелось услышать живые звуки, но если бы Уилтон Боуэн проснулся, он лишь усугубил бы ее душевные муки, а не облегчил их.

Копыта Куинни осторожно ступали по опавшим листьям, устилавшим дорогу и наполнявшим морозный воздух ароматом осени. Поблизости раздался соловьиный свист, вторя скрипу колес. И ни одного движения, ни единого звука, кроме этой короткой дрожащей трели и глухого стука копыт. Никакой надежды встретить попутчика. Железное кольцо запретов, наложенных лордом Кромвелем, вынуждало честных англичан проводить ночи дома, за крепко запертыми дверями, чтобы защитить себя от шпионов.

Тропинка повернула, и луна осветила всадника, укрывшегося под раскидистым вязом. Куинни вскинула голову и захрапела. Сердце Джиллиан забилось быстрее от страха и в равной мере от облегчения. Предчувствия ее не обманули – кто-то действительно следил за ней, ждал ее.

Однако это был всего лишь констебль Фрейли; узнав его, Джиллиан усмехнулась про себя. С Фрейли она была в безопасности, ему незачем ее выслеживать: его больше беспокоили бродяги, рыщущие в поисках легкой добычи по лесам графа Арундела. И тем не менее, как ни жаждала Джиллиан обрести попутчика, она предпочла бы ехать дальше одна, борясь со своими страхами, чем в обществе приспешника лорда-протектора.

– Во имя Бога, короля и родины, – резко прозвучал в тишине скрипучий голос констебля.

– Во имя Бога и родины, но не короля, – произнесла Джиллиан условный отзыв.

– Мистер Боуэн, мисс Боуэн!

– Фрейли, – заметила она, – вы сегодня рискнули уехать далеко от главной дороги.

Отец Джиллиан пошевелился и пробормотал что-то невнятное, потом опять затих.

– Хороший вечер для прогулок. – Фрейли направил своего коня в обход фургона. Джиллиан знала, что его зоркие глаза заглядывают под повозку.

– Может быть, нам выйти?

– Не надо, мисс.

По правилам Фрейли должен был тщательно осмотреть фургон, чтобы убедиться, что там никто не прячется, но он этого не сделал, и Джиллиан подумала, что констебль просто устал тыкать шпагой в пустоту под сиденьем. Ему также надоело открывать деревянный ящик, прикрепленный к задней стенке фургона, и находить в нем только лекарства, шерстяные одеяла и веревки. Он обыскивал их фургон много раз, не обнаруживая ничего подозрительного, поэтому сейчас ограничился поверхностным осмотром.

Фрейли явно ждал, что Джиллиан объяснит, куда они с отцом едут ночью, и она не стала дожидаться вопросов.

– Джейми Меткаф умирает.

– Ваш отец поставит его на ноги, – проворчал Фрейли с притворным сочувствием.

– На этот раз вряд ли.

Констебль не стал спорить, но по его презрительной усмешке Джиллиан поняла, что ее мнение он ни во что не ставит. Пронзительно глядя на доктора Боуэна, он как будто ожидал, что тот вскочит и подтвердит, что она не права.

Джиллиан ничуть не обиделась, потому что такое отношение ее устраивало. Она хотела, чтобы все думали, будто она только помогает их любимому доктору Уилтону Боуэну. Между тем уже три года именно она оценивала состояние больного и назначала надлежащий курс лечения. Если об этом узнают, ей никогда не простят. Никто не захочет, чтобы его лечила женщина.

По-видимому, Фрейли она больше не интересовала, так как он стал пристально смотреть в сторону деревьев, а потом повернул голову, прощупывая взглядом темноту.

– Ходят слухи, что Карл Стюарт пытается вернуться во Францию и может проскользнуть здесь. Вы, случайно, не видели поблизости высокого темноволосого нескладного человека?

– Нет, не видела.

– Если заметите кого-нибудь похожего, то кричите как можно громче. В такие ночи, как сегодня, звук разносится далеко.

– Хорошо. – Джиллиан надеялась, что ее неискренность незаметна. Она никогда не доносила на запуганных, похожих на привидения людей, хотя иногда и видела, как они бегут через лес, стараясь ускользнуть от ужасных дозоров Кромвеля.

В душе она пожелала удачи спасающемуся бегством королю. Джиллиан встречала его один или два раза несколько лет назад, когда ее отец блистал в должности придворного врача короля Карла I. Молодой Карл Стюарт был приятным юношей и всего на пять лет моложе ее. Она радовалась, что ему удалось избежать участи его отца, и надеялась, что он доберется до Франции, найдет там убежище и проживет остаток дней в безопасности. В отличие от многих Джиллиан не раздражали суровые правила, введенные Оливером Кромвелем, – они обеспечивали порядок, и ей это нравилось.

И все же она никогда бы не выдала опального короля. Они с Карлом Стюартом были родственные души, хотя она ему об этом ни за что не сказала бы, даже если бы вдруг снова встретилась с ним. Он, конечно, счел бы забавной мысль, что у женщины, мечтающей о том, чтобы ее признали врачом, есть что-то общее с мужчиной, мечтающим, чтобы его признали королем.

Однако одно дело сознательно идти на риск, и совсем другое – пасть жертвой смерти неожиданно и беспричинно или мучиться от этого непонятного страха, который ей с трудом удавалось побороть. Страх возникал всякий раз, когда она надолго уезжала из дома или оказывалась посреди толпы. Так же тревожно ей было видеть болезненное помутнение сознания отца, которое шутя уничтожало все знания и воспоминания, оставляя нетронутой лишь пустую телесную оболочку.

– Я всю ночь буду здесь ездить, – пообещал Фрейли.

– Значит, мы встретим вас, когда закончим у Джейми Меткафа.

– Я не стану вас больше беспокоить, мисс. Знаю, как это тяготит вашего отца.

– Благодарю.

Фрейли в знак приветствия поднял руку и направил коня в сторону.

Джиллиан ласково понукала Куинни, чтобы та бежала быстрее, а когда фургон слегка тряхнуло, ее отец проснулся.

– Джиллиан? – окликнул он дрожащим голосом и повертел головой. Она поняла, что отец удивился, обнаружив себя не в постели, а в ночном лесу и увидев темное небо, деревья и безлюдную дорогу впереди.

Джиллиан воспрянула духом. Нерешительным отец становился только в периоды просветления, когда освобождался от мрака, затуманивающего сознание, и понимал, что лишается рассудка. Если хоть ненадолго он сохранит способность к восприятию, то сможет вспомнить, как надо лечить Джейми Меткафа, чтобы его спасти. Она слишком хорошо понимала, что овладела лишь малой частью искусства, запрятанного в глубине слабеющего разума отца.

– Папа! Ты помнишь Джейми Меткафа? Ты еще вправлял ногу его жене Мэри, когда ее лягнула корова, а цирюльник был настолько пьян, что все лишь испортил… Так вот, теперь болен ее муж. Я испробовала все, чему ты меня учил, чтобы ему стало легче дышать, но ни одно средство не помогло.

Уилтон Боуэн смотрел на дочь, сонно моргая.

– Постарайся вспомнить, – настаивала она, – Джейми не может спать. Если он пытается уснуть, то чувствует, как будто гора давит ему на грудь. Ему приходится бороться за каждый вдох, он не может дышать, не прилагая чрезмерных усилий. Папа, он умирает.

Уилтон Боуэн нахмурился. Он хотел было заплакать от собственных усилий, которые ему приходилось прилагать, чтобы думать, вспоминать; но вдруг лицо его просветлело, став гладким и спокойным, как у ребенка. Джиллиан поняла, что снова его потеряла.

– Он не может дышать, – прошептала она.

– Вздор! – воскликнул Уилтон с самоуверенной веселостью, которая всегда была признаком болезни и умирания, и похлопал дочь по руке. – Ты красивая, молодая, здоровая женщина.

– Не я, папа. Джейми Меткаф. Постарайся сосредоточиться.

– Постарайся сосредоточиться, – повторил он. Они обычно так делали, чтобы он мог удерживать рассудок над болезнью и слабостью, пока она подсказывала, что говорить, подводила к тому, чтобы назначить подходящее лекарство.

Уилтон потеребил руку Джиллиан, пытаясь освободить ее от вожжей, и она не сопротивлялась, поскольку отчаяние лишило ее сил.

Отец прижал ее руку к своей груди и сделал глубокий вдох.

– Вот как надо правильно дышать. Вдох. Выдох. Дыши, как я.

– Трудно дышать не мне, а Джейми Меткафу.

– Неудивительно, что вы не можете дышать, барышня, – ворчал он. – Вы раздражительны и слишком много спорите. Я скажу дочери, она приготовит вам успокоительную микстуру.

– Я твоя дочь, папа, – прошептала Джиллиан. Душа ее разрывалась от боли.

– Делайте, как я говорю. Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. – Отец не обращал внимания на ее отчаяние. Он успокаивающе похлопал ее по руке и опять затих в своем углу. Сделав еще несколько нарочито глубоких вдохов и выдохов, он вскоре забыл, почему так тяжело дышит, и снова заснул.

Итак, все бесполезно. В эту благоухающую лунную ночь смерть заберет Джейми Меткафа.

Ее мечты тоже придется похоронить. Уже несколько недель Джиллиан старалась не замечать признаков того, что состояние ее отца ухудшается. Увы, периоды просветления сократились настолько, что их уже не хватало, чтобы обсудить состояние человека, который в ту минуту не сидел перед ним.

Скоро наступит день, когда его с трудом обретенное искусство совсем погибнет, и они не смогут больше дурачить людей, внушая им, что Уилтон Боуэн сумеет их вылечить. Все будет кончено. Однажды все поймут, что ее отец больше не в состоянии их лечить, и снова начнут искать знахарей, шарлатанов, суеверных старух, а Джиллиан уединится с отцом за стенами деревенского дома, и будет ухаживать за ним остаток его дней и… И больше ничего. Тоже своего рода смерть. Конец. Ей вдруг захотелось, чтобы неопределенные безликие враги обрели наконец форму, и она смогла наброситься на них с кулаками и избить в отместку за крушение своих надежд.

Обида захлестнула Джиллиан, в то время как разум ее отчаянно протестовал. Джейми Меткаф пока молод, ему рано умирать. Отец слишком дорогой и любимый человек, чтобы потерять его, да еще таким образом, когда сердце разрывается от боли за него. Она чересчур долго пряталась, прежде чем научилась преодолевать свои страхи. Она становилась смелее, увереннее с каждым днем, втайне приобретая врачебные знания. Невыносимо было сознавать, что все так стремительно разрушилось.

Смерть была чудовищем независимо от того, высасывала ли она жизнь и рассудок мужчины или скромные мечты женщины. Чудовище.

Джиллиан закрыла глаза, спрашивая себя, не лишилась ли она и сама рассудка. Может быть, ей следовало прекратить бессмысленную борьбу, забыть о том, что необходимо привезти лишенного разума отца к умирающему человеку, которого она не сможет спасти, и остановить бег терпеливой лошади по залитой лунным светом дороге? Чего проще – укрыться за стенами своего дома и жить там тихо и мирно…

Но Куинни продолжала стучать копытами, а отец все так же равномерно похрапывал. Понятно, сидя без дела и надеясь, что смерть заберет ее, ей ничего не решить.

Джиллиан неохотно открыла глаза и тут же снова закрыла, чтобы рассеять возникшее жуткое видение. Когда она осмелилась вновь взглянуть сквозь ресницы, то обнаружила, что смерть ждет ее, как она только что опрометчиво того пожелала.

Смерть стояла посреди дороги – призрак в человеческом облике, но такой огромный, темный и пугающий, что его густая чернота могла поглотить их всех. На смерти был черный плащ, развевающийся на ночном ветру, и капюшон как у друидов, закрывающий лицо, но не скрывающий злых намерений.

Смерть пришла за ней, Джиллиан была в этом абсолютно уверена.

Сердце ее забилось с непривычной силой, но она тут же взяла себя в руки.

– Вперед, Куинни! – Она намеревалась проехать сквозь этот стоящий на дороге кошмар, ведь фигура смерти – всего-навсего галлюцинация…

И тут лошадь рванулась в сторону. Это было странно: спокойная старая Куинни не стала бы шарахаться от привидения.

Прежде чем Джиллиан успела оказать сопротивление или убедить себя, что кобыле просто передался ее страх, рука чудовища схватила уздечку, и фургон остановился. Джиллиан попыталась сохранить равновесие и одновременно обхватила одной рукой отца, чтобы не дать ему удариться головой о переднюю стенку повозки.

В этот момент призрак открыл снаружи дверцу фургона и оказался рядом на скамье. Он тяжело сел, царапнув кожаным сапогом по дереву и прошуршав по сиденью шерстью плаща; с собой он принес аромат сосны, как будто долго прятался в придорожном лесу, так что его плащ впитал в себя запах деревьев. От него исходило тепло, жар, который притягивал к себе наподобие того, как притягивает потрескивающий огонь после долгой ночной езды по округе. Хотя луна заливала серебром все вокруг, Джиллиан заметила приглушенный темно-синий свет его глаз и блеснувшие отполированным золотом пряди выбившихся из-под капюшона темных волос.

Он наклонился над ней, и от этого движения капюшон соскользнул с его головы. Ветер трепал его волосы и бил ими по ее лицу. Лунный свет затенял углубления у него под скулами и глазные впадины, придавая еще больше силы и мужественности лицу с тонкими чистыми чертами, выдававшими благородство происхождения. В нем билась такая энергия и жизнестойкость, что Джиллиан сразу поняла – это не призрак, а живой человек.

Однако появление живого человека испугало ее даже сильнее, чем призрачная смерть. Она отлично знала, что Фрейли уехал, и теперь ее некому было спасать.

Откинувшись назад, Джиллиан заслонила спящего отца.

– Кто вы и что вам надо? – начала она, заикаясь.

– Тсс. – Он приложил палец к ее губам.

Она застыла. «Пойманные охотником кролики иногда застывают от ужаса», – подумала Джиллиан. Но ведь она не робкий маленький кролик, кротко смиряющийся со своей судьбой, и должна кричать, хотя бы попытаться…

Для того чтобы дышать, ей приходилось вдыхать его запах, и вместо крика у нее вырвался звук, больше похожий на тоскливое хныканье.

– Тсс. Ваш отец спит. Вы же не хотите его разбудить? – прошептал он.

Джиллиан чувствовала, как он обволакивает ее своим теплом, приятным тембром голоса, от которого дрожит воздух вокруг. Она сглотнула и кивнула в знак согласия подчиниться его приказанию. Он не убрал палец, и ее губы скользнули по нему вверх, вниз…

Незнакомец довольно улыбнулся; его глаза весело заблестели, когда он согнул палец и легонько погладил ее нижнюю губу. Ни один мужчина раньше так до нее не дотрагивался. В ней как будто что-то взорвалось, и внизу живота возникла неожиданно приятная боль, как будто между ее губами и этим местом была какая-то внутренняя связь.

Пронзивший ее трепет привел Джиллиан в чувство. Господи, она сидела, послушная и податливая, как влюбленная школьница, в то время как великан развлекался с ней при свете луны!

Наконец ярость и смущение придали ей сил, и она отбросила его руку.

– Кто вы? – спросила Джиллиан и вспомнила, что Фрейли предупреждал ее насчет высокого темноволосого чужака, который прячется где-то здесь.

Очень высокий темноволосый чужак. Она быстро сравнила черты лица незнакомца с образом принца-подростка, сохранившимся в ее памяти.



– Вы не король Карл.

Его манера поведения из веселой и поддразнивающей превратилась в жесткую и безжалостную.

– Вы не можете быть в этом уверены, Джиллиан Боуэн.

Ничто еще не пугало ее так, как испугало звучание ее имени в устах этого незнакомца.

– Откуда вам известно мое имя?

– Я знаю о вас все.

– Но почему?

– Потому. – Он забрал вожжи из ее ослабевших пальцев и слегка хлестнул Куинни. Кобыла послушно потащилась к дороге.

– Я должен быть уверен, что вы именно та женщина, которая мне нужна.

– Для чего нужна?

– Больше никаких вопросов. – Он мрачно смотрел прямо перед собой.

– Я закричу, – эти слова придали Джиллиан немного уверенности, – Фрейли услышит и прискачет на помощь.

Незнакомец повернулся, и его пронзительный взгляд пригвоздил ее к скамье. Он схватил ее за подбородок – не настолько крепко, чтобы причинить боль, но и не настолько слабо, чтобы она могла рассчитывать на милосердие, а затем притянул ее лицо к своему, и она увидела написанную на нем решимость.

– Теперь никто не сможет вам помочь, красавица: ближайшие три недели вы будете принадлежать мне.

Глава 2

От Джиллиан Боуэн пахло мылом и свежим осенним воздухом. Звуки, которые она издавала, были женственными и мягкими и ласкали слух. Ее легкое учащенное дыхание окутывало его туманом. Его рука лежала у нее на подбородке. Он думал, что от тяжелой работы и долгой езды верхом руки его огрубели и стали нечувствительными, но, прикоснувшись к ней, понял, что ошибался. Сквозь мозоли он ощущал ее кожу, теплую, мягкую и упругую, и частое биение пульса под ней. Она была стройная и гибкая, как натянутая тетива, дрожащая от избытка сил в ожидании освобождения.

Его удивило, что она была настолько полна жизни. Он еще приподнял ее лицо, чтобы лучше рассмотреть его черты. Ему было необходимо убедиться в том, что он захватил именно ту женщину: похожее на куклу создание, за которым наблюдал много дней. Изгиб щеки, форма носа те же самые. Раньше он не сознавал, что она красива спокойной красотой, которая создается изящным строением костей и прекрасной кожей. Возможно, он не заметил этого, потому что она всегда ходила опустив голову, со смиренным видом прислуги из буфетной. Она всегда была в сером платье или из коричневатой, ржаво-красной шерсти, по сравнению с которым даже увядающие розы и ноготки казались яркими. Когда она ходила по деревне или работала в саду среди засохших и умирающих цветов, то волосы всегда прятала под неописуемым белым чепцом. Движения ее были спокойны, размеренны; казалось, она полностью подчинялась отцовской воле, и у Камерона были все основания полагать, что эта девушка покорно воспримет его появление и спокойно сыграет роль, которую он для нее придумал.

И вот теперь ее глаза сверкали, говоря ему, насколько он ошибался. Откуда эта загадка? Она проводила дни, не поднимая глаз, пряча волосы и одеваясь в тусклые одежды, стараясь угодить отцу, но теперь ночная Джиллиан Боуэн неуловимо отличалась от дневной, как будто внутри маленького фургона наконец обрела свободу: платье ее было расстегнуто, лунный свет серебрил собранные в свободный узел непокрытые волосы.

Камерон подавил искушение освободить густые пряди. Он представил себе, как они падают на плечи, на бедра мерцающим каскадом с запахом цветов.

Наконец Джиллиан удалось вырваться, и его поднятая рука теперь держала пустоту. Он соединил пальцы, твердые мозоли терлись друг о друга, и казалось невозможным, что он дотрагивался до нее и не поранил ей кожу.

Она подвинулась ближе к отцу. Камерону прежде казалось, что она цепляется за отца, потому что сама слаба и беспомощна, но сейчас он понял, что она скорее защищает его, как настороженная волчица беззащитного волчонка.

– Выходите из моего фургона, – потребовала Джиллиан; при этом голос ее дрогнул, и Камерон посмотрел на нее взглядом, который усмирял даже самых заядлых спорщиков среди его людей. Она сердито насупилась и приподняла подбородок. Внезапно Камерон почувствовал, как его свирепый взгляд смягчается и сменяется удивлением, но вовремя успел взять себя в руки. Похищенный не может так себя вести. Предполагалось, что Джиллиан будет охвачена страхом, парализована ужасом, будет бессвязно что-то лепетать в стремлении выполнить его требования.

– В ближайшие недели я буду вам приказывать… – проворчал он.

– Неужели? – Казалось, она в самом деле была удивлена, а не испугана.

– И вы должны выполнять все мои требования.

– Это еще почему?

– Потому что я очень опасный разбойник.

Сначала Джиллиан пришла в замешательство, но вдруг разразилась веселым смехом и тут же зажала рот ладонью, чтобы приглушить звук. Она бросила взгляд через плечо, и Камерон понял, что девушка просто старается не разбудить отца. Возможно, она пыталась смехом скрыть истерику? Не могла же она остаться совсем равнодушной к исходящей от него угрозе! Впрочем, кто знает…

Внезапно Джиллиан наклонилась к нему, понизила голос и заговорила доверительным шепотом:

– Судя по вашему виду и выговору, вы переодетый дворянин.

– Глупости! – Камерон вздрогнул, только теперь заметив привитую ему гувернанткой четкость произношения. – Глупости!

Господи, да он произносит слова с оксфордским акцентом! Ему следовало бы прорычать что-нибудь непонятное и угрожающее, может быть, презрительно скривить губы и оскалить зубы; однако отчаянный опасный разбойник с большой дороги должен пугать окружающих плохими зубами, а у него полон рот здоровых белых зубов, так что, оскалив их, он мог достичь прямо противоположного результата.

Фургон, двигавшийся все медленнее, вздрогнул и остановился; кобыла замотала головой и тихо заржала, недовольная тем, что седоки отпустили поводья.

Продолжая злиться на самого себя, Камерон бросил сердитый взгляд на лошадь. Он должен был взять вожжи, а женщине диктовать свою волю; вместо этого она вынудила его думать о каких-то зубах.

Внезапно Джиллиан пристально взглянула на него, и, судя по тому, как она выпрямилась и небрежно сняла с юбки упавший лист, хозяйка фургона понимала, что одержала над ним верх.

Тем не менее, Камерон был намного больше и сильнее, а за поясом у него поблескивал изрядных размеров нож.

Одна женщина как-то сказала, что он произносит ее имя настолько холодно и равнодушно, что оно звучит, как голос демона, зовущий из тьмы.

– Джиллиан!

Она вздрогнула, и Камерон понял, что девушка была вовсе не настолько уверенной в себе, как хотела казаться. Следовательно, он все же нарушил ее спокойствие…

– Вам следовало бы считаться с моей угрозой!

– Поверьте, сэр, я весьма сожалею, что не ношу в кармане такой же нож, как у вас, иначе немедленно вонзила бы его себе в грудь, – она помолчала и прерывисто вздохнула, – а вам пришлось бы удовлетворять свою похоть с трупом. – Джиллиан сжала колени и поднесла тонкую руку к расстегнутым пуговицам платья изящным движением женщины, которая хочет отвлечь мужчину от его распутных намерений.

И она ни разу не обратилась к отцу за защитой!

– Вы думаете, я собираюсь… – Слова застряли у него в горле. – Но я бы никогда… Я имею в виду, я бы никогда не стал насиловать женщину.

– Неужели? – Похоже, его слова ее не убедили. Она снова засмеялась, но на этот раз смех ее показался ему притворным. – Глупо и самонадеянно считать, что такой лихой парень, как вы, мог иметь развратные намерения по отношению к такой обычной женщине, как я. Но согласитесь, не каждый день к вам в фургон запрыгивает незнакомый мужчина и заявляет, что на ближайшие три недели ваша жизнь принадлежит ему. Так что прошу объяснить мне, почему вы считаете себя вправе распоряжаться моей жизнью?

Проклятие, все шло совсем не так, как он рассчитывал. Камерон предполагал, что она будет дрожать, хныкать, говорить, что он может делать с ней все, что угодно, но только не причинять ей боль. А потом, когда он сказал бы, что не сделает ей зла, она из благодарности пошла бы на все, о чем он попросит, не задавая лишних вопросов.

Камерон знал взрослых мужчин, которые начинали рыдать, имея к тому куда меньше оснований, и Джиллиан прежде казалась ему подобием слабой старой девы, которая цепляется за отцовскую руку, ходит повсюду только с отцом, действует по его указке. Он и не подозревал, что в таком хрупком теле скрывается натура тигрицы, готовой скорее пожертвовать своей жизнью, чем подчиниться чужим притязаниям. Тем более он не думал, что ему захочется дотронуться до нежной округлости ее щеки и сказать ей, что она далеко не обычная женщина и что многие лихие парни были бы сражены ее очарованием.

– Чем меньше вы знаете обо мне и моих намерениях, тем больше вероятность, что вы останетесь в живых, – сказал он нарочито жестко. – Да, Джиллиан, я втягиваю вас в нечто такое, что может погубить вас, и, если придется выбирать – спасать вас или продолжить мое дело, считайте, что вы уже мертвы. Каждый из нас смертен, и я, не дрогнув, пошлю вас на смерть.

Эти слова, казалось, возымели свое действие. Девушка долго смотрела на него широко раскрытыми глазами, и только биение пульса на шее свидетельствовало о том, что она понимает серьезность сказанного.

Сейчас она заплачет.

Ее губы приоткрылись, и Камерон напрягся, готовясь закрыть ей рот ладонью, если она попытается закричать.

– Вы бы лучше сказали свое имя. Сомневаюсь, что вам понравится, если я буду называть вас тем именем, которое мне сейчас пришло в голову.

– Меня зовут Камерон, – резко произнес он и тут же выругался про себя. Он назвался именем, которым его называли друзья, хотя собирался использовать безопасное христианское имя Джон, достаточно распространенное, чтобы Джиллиан сочла его вымышленным.

– Камерон? А дальше?

Он не ответил.

– Тогда Смит. Камерон Смит – как раз подходящее имя для негодяя.

– Негодяя? Бог с вами! Впрочем, пусть будет Смит.

– Хорошо. Теперь, когда формальности соблюдены, скажите, почему вы напали именно на нас?

– Вы живете изолированно и в то же время довольно близко от Брайтхелмстона, и вам несложно передвигаться по дороге по вечерам.

– В Брайтхелмстоне мало развлечений. – Джиллиан задумчиво наморщила лоб. – Разве что море. Интересно, почему вас так заинтересовала деревушка у моря?

А она сообразительная барышня!

– Вы можете, не вызывая подозрений, ездить в Брамбер или Бидинг.

– В этих деревушках развлечений еще меньше. Думаю, вам следовало бы пристать к какой-нибудь бедной женщине, живущей поблизости от Лондона.

– Я не люблю Лондон так же, как и вы, Джиллиан.

– Вы ничего не знаете о моих чувствах к Лондону…

– Ошибаетесь. Я знаю, что вы жили там и уехали три года назад, и знаю также, что вы вращались среди богатых и знатных людей, а ваш отец был одним из королевских врачей и лечил старого короля. Неудивительно, что теперешняя спокойная жизнь кажется вам весьма скучной.

Камерон заметил, что степень его осведомленности ее ошеломила. И все же Джиллиан продолжала сопротивляться.

– Меня моя теперешняя жизнь очень даже устраивает, – не согласилась она.

– Меня тоже. Мне нужна свобода передвижения, которой вы пользуетесь ночью, и надежное убежище на дневное время.

– Это мое убежище. – Она задрожала от ярости. – Наше убежище.

– Только не в ближайшие несколько недель. Пока мы здесь сидим и болтаем, мой человек перевез мои пожитки в ваш дом, а сам устроился в вашей конюшне. Он будет помогать мне и следить, чтобы вы не делали глупостей: к примеру, не попытались сбежать или позвать на помощь.

– О, он само совершенство, – резко сказала Джиллиан. – А чем будете заниматься вы, пока ваш головорез меня караулит?

– Я буду спать в вашем доме, есть вашу пищу и пить ваше вино. – С каждой заявленной им претензией Джиллиан все больше напрягалась. – Я буду говорить вам, когда зажигать свечи, а когда передвигаться в темноте.

Подробное описание того, как он собирается каждую минуту следить за ней, в конце концов, сломило ее показную храбрость, и в глазах Джиллиан блеснула влага.

– Зачем вы это делаете?

– Вы узнаете ровно столько, сколько я пожелаю вам сказать. А сейчас вам лучше не знать ничего.

– Камерон Смит, мне надоело слушать, что для меня будет лучше!

– Тогда прекратите задавать вопросы и делайте, как я велю…

– Нет! Не можете же вы рассчитывать…

Камерон натянул поводья и, когда лошадь остановилась, резко повернувшись, наклонился к Джиллиан, сидевшей в гордой позе с вызывающе сверкающими глазами. Но что с того, что она и впрямь восхитительна, – ему нужна только ее покорность!

– Я рассчитываю на ваше полное и безоговорочное подчинение моей воле! – Камерону хотелось, чтобы его слова звучали жестко и устрашающе, однако, произнося их, он чувствовал себя законченным негодяем.

Джиллиан перебирала пальцами края выреза платья. Черт возьми, опять он за свое!

– Если вы не станете сопротивляться, я вас не трону. – Камерон почувствовал страстное желание снова ощутить шелк ее кожи под своими грубыми руками.

– Напрасный труд. Никакими угрозами или посулами вы не заставите меня подчиняться.

– Неужели?

– Делайте что угодно. – Она расправила плечи. – Я почти всю жизнь боялась то одного, то другого. Вы – это просто… другое. Я готова умереть.

Ее смелость вызвала у него внезапную нежность с примесью горечи. Камерон понимал одно: она невинное создание и не подозревает, до какой низости может опуститься негодяй, которому непременно доставило бы удовольствие лишить девушку невинности и укротить ее либо заставить выполнять то, что ему нужно, при помощи одной лишь ужасной угрозы.

– Если вы будете сопротивляться, мне придется потревожить вашего отца.

– Нет! – Одну руку Джиллиан прижала к губам, а другую протянула к отцу, как бы защищая его. – Вы не можете причинить ему зло. Он… он такой благородный и добрый…

– А еще он сходит с ума. – Жестоко подведя итог ее словам, Камерон взял вожжи и слегка подхлестнул лошадь. – Делайте; что от вас требуют, или я всем расскажу, что ваш отец сумасшедший.

И тут Джиллиан захлестнула ярость, настолько неистовая и неукротимая, что если бы у нее в самом деле был нож, она вонзила бы его не в себя, а в сердце разбойника. От физического насилия можно защититься, и ничего страшного, если бы она в драке получила несколько синяков и шишек, – человеческому телу обычно удается с этим справиться, а вот ущерб, которым угрожает этот самонадеянный улыбающийся мерзавец, может оказаться намного больше.

Джиллиан была весьма осторожна, планируя отъезд из Лондона, и тогда никто не заметил, насколько болен ее отец. Она наняла человека для поиска удобного красивого дома в деревне, вдали от любопытных взглядов, чтобы никто не мог следить за ее отцом, и в то же время поблизости от людей, чтобы отец мог продолжать заниматься медициной, которую так любил, до тех пор, пока будет в состоянии. При этом она вовсе не думала, что тоже полюбит медицину.

– Откуда вы столько знаете о нас?

– Я уже сказал, что следил за вами.

– Но я была очень осторожна…

– Вы с отцом стали в этой местности личностями привычными, поскольку люди здесь не настолько сведущие и искушенные, как в Лондоне. Крестьяне видят, что вы всегда ведете себя скромно, и думают, что все идет без изменений. Точно также зачастую мать не замечает, как быстро вырастает ее ребенок.

– Однако вы шпионили за нами, и наше обычное поведение не ввело вас в заблуждение…

– Верно, на этот раз вы не ошиблись.

Джиллиан пребывала в смятении; ей казалось немыслимым, что она сидит и обсуждает свои сокровенные тайны с абсолютно чужим человеком, который к тому же шпионил за ней. Она обещала отцу, что спрячет его до того, как он превратится в бессмысленную развалину, – именно это когда-то случилось с его отцом.

Теперь Джиллиан приходилось признать, что она не выполнила эту часть обещания. Она никак не ожидала, что, избавившись от лондонских страхов, получит возможность работать помощником у отца, и тем более не осмеливалась потворствовать своей сумасбродной мечте самой стать врачом до тех пор, пока они не обосновались здесь. Лишь почувствовав себя в безопасности, она отважилась начать практиковать вместе с отцом. Даже если бы у нее хватило смелости на такую попытку в Лондоне, свет не позволил бы ей это сделать; здесь же она поняла: случайно родившись женщиной, она тем не менее обладает умом и способностями, необходимыми для того, чтобы заниматься тем, чем хочет.

Джиллиан получала удовольствие от своей работы, а когда со временем отцу стало хуже, утешала себя тем, что ей пока удается скрывать его болезнь. Теперь же ее секрет стал доступен постороннему. Она нарушила клятву только потому, что перспектива укрыться за каменными стенами дома и провести остаток дней безымянной сиделкой приводила ее в отчаяние. Когда именно безопасность и уверенность в том, что завтрашний день будет точно таким же, как вчерашний, потеряли для нее свою привлекательность? Она всегда знала, что нетерпение приводит к беде, всю жизнь избегала малейшего риска, и вот все рухнуло…



Несколько лет живя уединенно в деревенском доме, Джиллиан постоянно знакомилась с округой и ближайшими деревнями, пока все здесь не стало ей привычным, как утварь на собственной кухне. Должно быть, это усыпило ее осторожность, успокоило и позволило забыть о необходимости терпеть. Она чувствовала себя в безопасности, была уверена, что никто извне не сможет омрачить ее существование, наподобие того, как был разрушен мир вокруг, когда убили ее мать. Как она могла забыть, чьей дочерью была, какие пагубные пристрастия спали в ней? И не намеренно ли она не замечала тревожные признаки, также как делала вид, что не замечает угасание отца?

– Отчего я ни разу не заметила вас? – прошептала она.

– В последнее время, Джиллиан, – губы Камерона скривились в довольной усмешке, – мы все чувствуем, как чьи-то враждебные глаза постоянно за нами наблюдают. Поэтому трудно определить, где действительно нам грозит опасность, а где просто тревожит смутное неприятное ощущение. Кто бы мог подумать, – добавил он тихо, – что свободные люди в Англии окажутся в таком ужасном положении?

В этот миг Джиллиан почувствовала, что от него исходит глубокая тоска, ошеломляющая, непреодолимая… От волнения она сначала даже не смогла ответить. Только тот, у кого, как у нее, на глазах разрушалось все, что он любил и на что надеялся, мог понять, что значит такая потеря.

И тут ее захлестнула невероятная, неистовая надежда. После убийства одного короля и изгнания другого было крайне опасно высказывать вслух сожаление об утраченных свободах: дозоры Кромвеля постоянно подслушивали и подсматривали, выискивали малейшие проявления недовольства. То, на что намекал Камерон Смит, вызвало бы неминуемую ярость лорда-протектора, дойди эти слова до его ушей. Тюрьма, виселица, пытка – ни одно наказание не стало бы слишком суровым. Самым жестоким притеснениям подвергались те, кто укрывал или поддерживал людей, преданных Карлу Стюарту.

А вдруг все это подстроено констеблем Фрейли, чтобы заставить ее высказать свои политические предпочтения?

– Вы, сударь, роялист и государственный изменник! – Ну вот, она сказала то, что нужно, хотя в душе любила и почитала мятежного короля. Джиллиан затаила дыхание, молясь о том, чтобы он признался, что разыграл ее.

– А я-то надеялся, вы разделяете симпатии роялистов, – насмешливо заметил Камерон, вдребезги разбивая ее слабые надежды.

– Мы держимся в стороне от политики.

– Теперь нет.

– Джиллиан? – Уилтон, проснувшись, в страхе сжал ее плечо. – Кто этот человек?

– Камерон. Камерон Смит, – назвался незнакомец с такой готовностью, как будто это не он только что втянул их в дело, грозящее им смертью, – ваш новый ученик, мистер Боуэн.

– Мой новый ученик? – Старик обратил взгляд к дочери. – Джиллиан?

Конечно, она могла бы разоблачить Камерона. И возможно, они вдвоем с отцом выкинули бы негодяя из фургона, а заодно вырвались бы из тайного роялистского заговора… Но что, если Камерон осуществит свою угрозу? Тогда уже утром все в деревнях, которые он называл – Брамбер, Бридинг, Брайтхелмстон, – будут знать ужасную правду о ее отце!

– Папа, – она похлопала отца по руке, надеясь, что он не заметит, как дрожит ее голос, – мистер Смит приехал немного позднее, чем мы ожидали.

– Приехал позднее, чем ожидали. – Уилтон неодобрительно смотрел на Камерона. – Ну что ж, прекрасно. Надеюсь, вы хорошо подготовлены? К несчастью, последний ученик, которого я согласился взять, не имел права называться врачом! Сегодня у нас очень тяжелый больной, крайне тяжелый, и совсем мало времени на то, чтобы выбрать правильное лечение…

– О да, отец, нам надо поговорить о Джейми Меткафе. – Вспыхнувшая надежда почти полностью прогнала страх и гнев Джиллиан.

К ее ужасу, отец наклонился вперед, чтобы смотреть не на нее, а на Камерона Смита.

– Какой у вас диплом?

– Такой же, как у вас.

– Как? Такой же, как у меня? – Уилтон Боуэн просиял. – Доктор хирургии, с дипломом университета в Падуе? – Камерон кивнул. – А вы учились в Королевском медицинском колледже?

– Конечно. – Откинувшись на спинку сиденья, Камерон лгал настолько легко, что Джиллиан засомневалась, не говорит ли он и в самом деле правду. – И еще, Оксфорд.

– Ты слышишь, Джиллиан? Этот молодой человек уже прошел курс там, где ты хотела бы учиться!

Уилтон подвинулся на сиденье, приблизив губы к уху Камерона, и пояснил доверительным шепотом:

– Видите ли, моя дочь не могла посещать университет или колледж всего лишь потому, что родилась женщиной.

– Это я заметил. – Камерон лениво окинул спутницу оценивающим взглядом.

Джиллиан не знала, что ее взбесило больше: то, что этот негодяй посмел смотреть на нее как на проститутку, да еще в присутствии ее отца, или то, как равнодушно он заявлял о том, что обладает знаниями, к которым она столь страстно стремилась. Родившись женщиной, она лишилась права заниматься любимым делом, тогда как этот… этот хам мог спокойно пройти в университетские двери и заявлять об этом, как о своем праве. Однако он не потрудился для этого и пальцем пошевельнуть, а когда сказал, что получил медицинское образование, никто не призвал его к ответу за обман.

– Ну-ка, Джиллиан, поменяйся с ним местами, – засуетился Уилтон: видимо, ему надоело вытягивать шею, задавая свои вопросы. – Возьми поводья, а мы с молодым доктором Смитом обсудим состояние здоровья Меткафа.

– Да, о Меткафе обязательно надо поговорить… – Джиллиан запнулась. Только тут до нее дошел смысл его просьбы.

Молодой доктор Смит! Отец хотел, чтобы она как кучер правила лошадью, пока они с этим мошенником будут беседовать!

– Папа! – с трудом прошептала она и вновь замолкла. Своими случайными словами отец показал, как мало он ценил знания, которые она с таким трудом приобрела, работая рядом с ним. И как легко он отодвинул ее в сторону ради так называемого ученика!

Камерон спокойно вложил ей в руки вожжи, обхватил ее за талию и с пугающей быстротой и силой перенес над своими коленями на другую сторону сиденья, а потом, откинувшись на спинку, удобно устроился между Джиллиан и ее отцом.

Уилтон принялся говорить что-то тихим голосом, а Камерон, кивая, морщил лоб: сейчас он выглядел уважаемым эскулапом, а не наглым самозванцем, каким был на самом деле. Джиллиан же оставалось только слушать неразборчивое бормотание отца, цокот копыт Куинни да шум холодного ветра.

Джиллиан стиснула поводья.

Она все еще чувствовала на своей талии прикосновение сильных рук, когда Камерон менялся с ней местами, а низ… Она покраснела, поняв, что сидит на том же месте, где только что сидел он, на теплой кожаной подушке, вдавленной под его тяжестью. Сама она была слишком легкой, чтобы надолго оставлять отпечаток на сиденье.

Своими широкими плечами Камерон сдавил плечи Джиллиан, и она вынуждена была упереться в подножку и отклониться назад, чтобы не уступить ему еще больше места. Если она не будет бороться за каждый дюйм, скоро он, пожалуй, выпихнет ее на дорогу. Эта неотесанная громадина полностью загородила ее от отца и завладела всем его вниманием, так что если Джиллиан вывалится из фургона, отец даже не заметит ее отсутствия.

Она стиснула зубы, изо всех сил уперлась в Камерона… и вдруг поняла: негодяю доставляет удовольствие то, что она так тесно к нему прижимается.

Расслабившись, Джиллиан сразу оказалась втиснутой в угол. Никогда еще она не чувствовала себя настолько одинокой.

Глава 3

– Вы слишком тяжелый, – наконец сказала она, – и скоро совсем меня раздавите.

– Не может быть! Послушайте, еще ни одна женщина не жаловалась… на мои размеры. – Двойной смысл этих слов сразу же дошел до Камерона, и ему было интересно, как поймет их Джиллиан.

– Подвиньтесь же.

Она ударила его ногой по лодыжке, но он лишь отшутился:

– Вижу, у вас и язычок острый, и носки ботинок!

Джиллиан нехотя улыбнулась.

– Ладно, – внезапно сжалился он, – если вам тесно…

Он выдернул руку, прижатую к нежной выпуклости груди Джиллиан, и вытянул ее вдоль спинки сиденья так, что кончики пальцев касались ее плеча.

Ее сердце успело ударить всего три раза, когда она осознала, что оказалась прижата к нему еще теснее, чем раньше. Джиллиан напряглась и наклонилась вперед, как нос корабля, рассекающий ветер. Она сознательно предпочла такую неудобную позу, не желая прислониться к нему и расслабиться.

Тем временем его уверенность росла с каждым поворотом колес. Когда они проехали четверть мили, а Джиллиан так и не впала в истерику, Камерон понял, что она неосознанно начала смиряться со своим положением. Через полмили старый доктор Боуэн, подняв голову, с любопытством посмотрел на него и начал удивительно интересную лекцию о человеческой печени.

Они проехали милю, и Джиллиан перестала дрожать, дыхание ее выровнялось. Она больше не бросала яростные взгляды на своего попутчика. Ее рукав касался его рубашки, вызывая приятное щекочущее ощущение.

Камерон отодвинулся, чтобы эти прикосновения не уводили его мысли в сторону.

Он радовался тому, что выбрал подходящий момент для осуществления своего плана. Тревога за умирающего арендатора настолько захватила Джиллиан, что она забыла о своих несчастьях. Что касается доктора Боуэна, то он воодушевленно читал лекцию, как будто ему давно недоставало ученика.

Итак, Боуэны смирились с неизбежным. Пока. Камерон был далеко не уверен, поняли они или нет, что у них не имеется ни малейшей надежды от него отделаться. Позднее, когда Боуэны закончат заниматься умирающим фермером и окажутся в своем доме, до них окончательно дойдет, что с ними случилось. Возможно, они даже взбунтуются против ограничений, которые он на них наложит, но будет уже слишком поздно. Сейчас они его приняли, поэтому если и начнут потом возмущаться, то уже не так рьяно. Доктор Боуэн прав: люди как овцы – гони их куда угодно, и они пойдут, какой бы неудобной и трудной ни оказалась дорога.

Камерон исподтишка наблюдал за Джиллиан, и вдруг ему захотелось, чтобы Боуэн ошибся.

– Почему вы с нами так поступаете?

– Потому что.

Он не собирался рассказывать ей о своих намерениях. Многих его грубое заявление заставило бы покорно замолчать.

– Вы обязаны дать нам вразумительное объяснение.

– Я никому ничего не обязан, по крайней мере, сейчас. Два года назад все было совсем иначе, но это старая история, так что лучше о ней не вспоминать.

– И все же объясните мне, почему вы это делаете. Может быть… может быть, я смогу разделить ваши взгляды и помогу, вместо того чтобы мешать.

Она поразила его. Поразила настолько, что он ответил не вполне обдуманно:

– Со временем вы будете мне доверять, хотите вы того или нет.

– Нет.

– Да. Это странно, но много раз проверено: похищенные начинают доверять похитителю. Вы будете волноваться за меня и станете воспринимать мое дело как свое собственное.

– Никогда не слышала таких нелепых разглагольствований. Какой мудрец подал вам такую мысль?

– Не кто иной, как королевский рыцарь, человек, настолько преданный своему делу, что, кроме дела, никогда ничем не интересовался.

– Рыцари ведут себя по-рыцарски и никогда не позволили бы себе обходиться с дамой так, как вы со мной.

– Этот рыцарь в мгновение ока заставил бы вас изменить подобное мнение.

– Вы лжете. В том, что касается рыцарей, и в том, что знакомы с одним из них. Рыцарей больше нет.

– Ах да. – Конечно, Камерон знал это не хуже ее. Неудачная попытка добиться рыцарского звания навсегда отравила жизнь его отцу, несмотря на то, что времена изменились, и у людей не было больше тех возможностей, какими раньше обладал сэр Джон Делакорт. – Но тот человек, который внушил мне эти взгляды, совсем старый. Еще сама королева Елизавета посвящала его в рыцари.

– И все же я хотела бы, чтобы он оказался поблизости и пришел мне на выручку, – тихо пробормотала Джиллиан.

Он подавил распирающий его смех. Она была забавная малышка и очень неосторожная.

– Старый сэр Джон никогда никого не спасал, если ему от этого не было никакой выгоды.

– И какая ему была выгода обучать вас всем этим гадким уловкам? – поинтересовалась Джиллиан.

Разговор подошел слишком близко к его личной жизни. У Джиллиан Боуэн оказалось больше ума и смелости, чем он предполагал. Еще минуту назад Камерон думал, что она чересчур неосторожна, а сам потерял бдительность, и все потому… потому что…

Она его рассмешила. Он давным-давно не смеялся. И если от смеха он теряет бдительность, лишаясь своего преимущества, то лучше уж будет целыми днями рычать как волк.

Камерон внутренне собрался.

– Вы будете вынуждены покориться моей воле, Джиллиан, поэтому лучше уступите сейчас.

– Ни за что.

– Ваш отец будет рассчитывать на мои советы, вы будете обращаться ко мне, когда вам понадобится сила. Вы станете мне доверять, Джиллиан.

Она фыркнула.

– По-видимому, вы никогда не знали, что такое истинное доверие, потому что не можете отличить сущность от его подобия. Мы с отцом будем делать все необходимое, чтобы выжить. Если вы считаете, что это и есть доверие, то мне жаль вас.

Ее высказывание ошеломило его. Она должна была сейчас сидеть, стуча зубами от страха, а вместо этого жалела его! Он мог легко вылечить ее от этой неуместной жалости. Однако ее слова вызвали у него огромное желание почувствовать, каково это – заслужить настоящее доверие и уважение этой женщины.

Джиллиан снова напряженно выпрямилась, крепко сжала колени. Подол платья подоткнула под себя, как будто даже краем юбки не хотела прикасаться к Камерону. Ему было интересно, осознает ли она, что под туго натянутой тканью вырисовываются ее нежные округлые бедра и изящные длинные ноги.

– Не смотрите на меня, – прошептала она.

– Джиллиан, – он опять заговорил преувеличенно звучным голосом и по излишне быстрому взгляду понял, что снова оживил ее страхи, – вы должны признать, что я могу делать все, что захочу. Все, что угодно. Смотреть, сколько захочу – и на вас, и на поля, по которым мы едем.

– Как будто такого негодяя, как вы, интересуют поля.

– Вот тут вы не правы – меня ничто не радует больше, чем вид ухоженных полей.

Его страстью всегда было скакать верхом ночью, по полям, после того как снимут урожай. Обычно Камерон ездил по ночам, потому что находил особую прелесть в серебристом свете, заливающем чисто скошенные пространства, когда зерно убрано в амбары, а сено сложено в высокие стога и ждет лишь, когда его начнут скармливать скоту. Потеряв Бенингтон-Мэнор, Камерон уже не мог позволить себе этого удовольствия.

– Эти поля никак нельзя назвать ухоженными.

– До недавнего времени они были в прекрасном состоянии. Их возделывал Джейми Меткаф, к которому мы едем.

Ни одного стога, высокого и толстого, говорящего о богатом урожае. Луна осветила засохшую ботву кормовой свеклы, до сих пор сидящей в земле. Стебли злаков качали на ветру почти пустыми колосьями, корнеплоды остались гнить в земле, драгоценное, поддерживающее жизнь зерно осыпалось на землю. Этой зимой скот Джейми Меткафа передохнет от голода; да и семье Джейми Меткафа тоже грозит голодная смерть.

– Семья, соседи должны были позаботиться о его урожае, – прошептал Камерон, придя в смятение от вида гибнущих плодов тяжелого труда.

– Зачем? Чтобы потом армия Кромвеля его конфисковала? – раздраженно бросила Джиллиан. – Так, по крайней мере, зерно упадет на землю и весной прорастет, а если зима будет не слишком суровой, жена Джейми соберет хоть какие-то корнеплоды.

– Если ее сюзерен хороший хозяин, ей не удастся долго кормиться таким образом. Если бы это была моя земля, я бы знал, кому отдать эти поля.

– Благодарю Бога за то, что Мэри Меткаф и ее детям повезло и лорд Харрингтон добрее вас.

– Большинство людей добрее меня, Джиллиан.

– Можете мне об этом не напоминать.

Однако хотя она и отпускала в его адрес колкие замечания, Камерон видел, что ее мысли были больше заняты домом, к которому они подъезжали, чем собственными неприятностями. Доктор Боуэн тоже выпрямился и с беспокойством всматривался в приземистую убогую лачугу. Несмотря на то, что их жизнь перевернулась, эти двое, казалось, забыли о своих невзгодах, тревожась за умирающего арендатора.

Странным во всем этом было то, что его задела за живое схватка незнакомого крестьянина со смертью. Обвинения, брошенные Джиллиан, также не давали ему покоя, тем более что он сознавал их справедливость. Если бы всего час назад Камерон услышал, что какой-то арендатор из-за болезни не смог убрать урожай, это вызвало бы у него раздражение, но никак не сочувствие. Он не стал бы даже думать об осиротевшей семье, ему было бы наплевать на ее будущее, и он скорее всего приказал бы своему управляющему выставить их из дома и вселить туда другую семью.

Камерона задело за сердце и напомнило о потерянном то, что эти поля были чертовски запущены, неубранное зерно падало на землю. Если бы он все еще являлся владельцем Бенингтон-Мэнора, плодородные поля были бы уже подготовлены к зиме, зерно убрано, а вспаханная земля ждала бы, когда ее снова засеют.

Новые владельцы Бенингтон-Мэнора… Кто знает, что они сделали? Наверняка земля заросла сорняками. Кромвель не заботился о плодородии земли, он просто конфисковывал земли тех, кто поддерживал короля, и раздавал их сторонникам республики; вот почему у Камерона никогда не возникало желания посмотреть на то, что у него так жестоко отобрали.

Когда они подъехали к маленькому домику, Камерон заметил, что одно окно не закрыто ставнями, а на подоконнике, мигая, догорает свеча. Доносившиеся из дома горестные женские рыдания и испуганный плач детей были столь громкими, что заглушали скрип колес фургона.

– Мы опоздали! – Джиллиан прикрыла глаза, как будто посылала небесам короткую молитву. Когда она их открыла, взгляд ее казался усталым, и вся она выглядела опустошенной. Это тоже входило в расчеты Камерона. Так отчего же в его душе поднимался протест, вызывающий желание дотронуться до Джиллиан, нежно приласкать, чтобы в глазах ее опять засветились ум и сила духа, которые его почему-то привлекали?

Джиллиан с отцом выбрались из коляски с согласованностью людей, которые проделывали это множество раз. Они уже были на земле, когда старик обернулся через плечо и увидел, что их спутник не идет за ним.

– Молодой доктор?

Камерон помедлил, потом с неохотой слез со своего возвышения и присоединился к ним, когда они входили в дом.

В очаге ярко горел небольшой огонь, освещая восковое лицо мужчины, в муках покинувшего этот мир. Его жена на коленях стояла у кровати и раскачивалась из стороны в сторону. Судя по гибкости тела, она была молода, и избороздившие лицо морщины говорили скорее не о возрасте, а о тяжести жизни.

Пронзительный плач, который они услышали еще снаружи, продолжал раздаваться сквозь ее стиснутые зубы. К ней прильнули дети. Старший доставал матери до подбородка; двое следующих – близнецы с одинаково испуганными глазами – были ей по плечо. Самый младший – младенец в пеленках – вопил, сидя на потрепанном подоле материнской юбки. Судя по туго натянутому фартуку на животе, выводок вскоре должен был пополниться еще одним ребенком.

– Мэри? – Голос Джиллиан дрогнул. Потрясение от смерти фермера мгновенно стерло ее страх, вызванный неуместным появлением Камерона.

– Что нам делать? – горестно спросила женщина, едва повернув голову; голос ее звучал вяло и безжизненно. – Что нам теперь делать?

Казалось, она больше страдает от страха перед будущим, чем от потери человека, который был ее мужем. Это утвердило Камерона в давнем убеждении: женщины независимо от общественного положения мало тревожатся о мужчинах, с которыми делят постель: их волнуют только деньги, пища… и чтобы было на кого опереться.

И тут он увидел, как пальцы Мэри гладят запястье мужа.

– О, мисс Боуэн, я не знаю, как ему помочь! Джейми такой холодный. Он такой холодный… – Ее причитания перешли в тихий плач. Она потянула Джейми за рукав рубашки и застегнула пуговицы на запястье, потом поспешила застегнуть его изношенную рубашку до самого подбородка, как будто стараясь защитить его от холода, который теперь будет с ним вечно. Движения ее были столь естественны, что Камерон устыдился своих недавних мыслей.

Джиллиан опустилась на колени рядом с убитой горем женщиной и незаметно переместилась таким образом, чтобы заслонить собой от семьи и Джейми и то, что она делала. Ее пальцы коснулись его шеи возле уха, потом скользнули на грудь. Она приподняла его полуоткрытое веко, и когда Камерон увидел мутный застывший глаз, он порадовался, что Джиллиан предусмотрительно уберегла Мэри и детей от созерцания этого унылого признака смерти.

– Я пришлю к вам Агги, – сказала Джиллиан, закончив осмотр. – Она сделает все, что надо.

– Что с нами будет, мисс? – Рука Мэри как лапка котенка цеплялась за юбку Джиллиан в надежде на защиту.

– Отец поговорит о вас с лордом Харрингтоном. – Джиллиан осторожно сняла руку Мэри и положила ее на спутанные кудри младшего из детей. – Правда, папа? Лорд Харрингтон позволит Мэри пожить здесь, если ты поговоришь с ним от ее имени.

– Я поговорю с ним от ее имени, – охотно кивнул доктор Боуэн, – конечно, конечно.

– О, спасибо, сэр. – Слезы набежали на глаза Мэри и полились по щекам, оставляя блестящие дорожки на покрасневшей опухшей коже.

– У вас есть вино? – заботливо поинтересовался доктор Боуэн. – Стакан подогретого вина хорошо подкрепляет.

Мэри покачала головой, а Камерон вспомнил неубранный урожай и подумал, что теперь долгими зимними вечерами Мэри Меткаф будет пить только отвар трав.

– А теперь отойдите от Джейми, – приказала Джиллиан.

– Да, дорогая, отведи Мэри и дай ей выпить чего-нибудь подкрепляющего, пока мы с доктором Смитом кое-что сделаем.

– Но, папа, я же всегда тебе помогаю… – начала Джиллиан.

– Мне поможет доктор Смит. Он мой новый ученик. – Доктор Боуэн, казалось, был очень доволен собой.

Джиллиан побледнела и уже собиралась возразить, когда Мэри вдруг уткнулась ей в плечо и зашлась в рыданиях. Тогда она бросила яростный взгляд в сторону Камерона и повела Мэри к очагу.

– Идите сюда. – Доктор Боуэн понизил голос, приглашая Камерона подойти поближе. – Взгляните на тело. Я покажу вам кое-что, а вы запоминайте: пригодится, когда в следующий раз столкнетесь с подобным случаем. Только смотрите, чтобы голова не переполнилась, а то лопнет. – Старик болезненно поморщился. – Похоже, существует предел, до которого мозг может воспринимать новые сведения, а потом он начинает избавляться от того, что приобреталось труднее всего.

У Камерона сжалось горло от сострадания. Ему безумно хотелось утешить сбитого с толку старого врача, поэтому он подошел к покойнику, видеть которого у него не было никакого желания. В сущности, ему вообще не хотелось находиться в этом доме, воспринимать глубину горя семьи умершего, которого скоро опустят в одинокую могилу.

Ему также не хотелось сознавать глубину сочувствия, которое испытывали Джиллиан и ее отец. Камерон предполагал, что будет легко и просто вторгнуться в жизнь этих людей, сопровождать их в ночных выездах на помощь страждущим. Он никогда не думал, что так мучительно смотреть на ловкие пальцы Джиллиан, проверяющей, не теплится ли в неподвижно лежащем теле жизнь. Его охватило ужасное ощущение, как будто он грубо влез во что-то святое, и изо всех накопленных за земную жизнь грехов этот окажется самым тяжким, и в наказание за него он будет обречен вечно гореть в адском пламени.

Доктор Боуэн словно почувствовал нерешительность «ученика» и неправильно ее истолковал. Он ободряюще похлопал Камерона по плечу:

– Не стоит принимать эту смерть слишком близко к сердцу, мой юный друг: нет такого лекарства, которое могло бы его спасти, если только где-то в неизвестном нам месте не придумали новый метод лечения. – Старик взъерошил волосы молодого человека шутливым жестом любящего отца, который хочет подбодрить любимого сына. Камерон часто наблюдал этот жест, а вот почувствовать его на себе ему никогда не доводилось. Ему не было и шести лет, когда он убедил себя, что ерошить волосы глупо, ничего хорошего в этом нет, да к тому же потом приходится лишний раз причесываться. И вот теперь старый полусумасшедший джентльмен пытался таким образом ободрить взрослого мужчину, который с помощью хитрости и обмана проник в его жизнь.

– Я вижу, у вас есть задатки хорошего врача. Не волнуйтесь, мы с вами сделаем еще много добра. – В глазах доктора Боуэна светились участие и доверие.

Камерон кашлянул в кулак, и горло его сжалось еще сильнее. Он говорил себе, что таким необычно чувствительным его сделало горе, заполнившее комнату, в которой они находились. Тем не менее, его охватило чувство вины, в то время как часть его души ликовала оттого, что кто-то выразил ему свое доверие, несмотря на то, что это был всего лишь старик с затуманенным разумом, считавший, что Джон Камерон Делакорт может стать хорошим врачом. Смешно.

Камерон пристально смотрел на покойника, пока доктор Боуэн отводил влажные волосы с холодеющего лба.

– Жаль, что я не смог помочь тебе, Джейми, – прошептал старик, – ужасно жаль.

Камерон притворно кашлянул в надежде, что кашлем можно объяснить выступившие слезы. Он ничего не понимал. Это не могло быть вызвано горем, поскольку покойного Камерон не знал, и все же внутри его засела какая-то боль. Чертовски некстати, спокойно проспав двадцать восемь лет, слезливая сентиментальность, в которой его всегда обвинял отец, проявилась именно сейчас, когда ему следовало быть особенно жестким.

Камерон сжал челюсти, стараясь скрыть свою слабость, затем обвел взглядом комнату. Его поразили обмазанные глиной стены, низкий потолок и чистота, несмотря на то, что в комнате жили шесть человек. Судя по потертой примитивной мебели, Джейми Меткаф не тратил заработанное на удобства – все уходило в обработку земли, в его мечты о будущем, которого он в одночасье лишился. Бедный, но гордый и с большими надеждами… Почувствовав, как незваная сентиментальность снова дает себя знать, Камерон нахмурился.

Один из близнецов перехватил его сердитый взгляд и в страхе бросился к Джиллиан. Она прижала ребенка к груди и осуждающе посмотрела в его сторону, от чего ему захотелось немедленно уйти, чтобы не видеть, как она держит плачущего у ее плеча малыша. Однако, сделав это, он проявил бы свою слабость, и Камерон постарался придать своему лицу выражение скуки, смешанной с нетерпением.

– Мы здесь больше ничем не сможем помочь, – резко сказал он, – так что поехали.

– Мне… мне очень жаль, – запинаясь, заговорила Мэри Меткаф, неловко глядя в пол. – Вы проделали такой долгий путь, а мне даже нечем отплатить вам за вашу доброту. – Она поклонилась в знак благодарности. – Доктор Боуэн… доктор Смит… спасибо вам большое за все, что вы сделали для нас.

– Бедная Мэри. – Доктор Боуэн грубовато похлопал овдовевшую женщину по плечу.

– Мы поговорим с лордом Харрингтоном от имени Мэри, – напомнил ему Камерон.

– Мы поговорим с лордом Харрингтоном от имени Мэри. – Доктор кивнул, с легкостью принимая подсказку Камерона.

Со стороны очага послышался сдавленный стон, и Камерон через плечо бросил быстрый взгляд на Джиллиан: она побледнела почти как покойник и покачивалась, как будто крошечный ребенок забрал у нее все силы. Судя по всему, Джиллиан прекрасно поняла, что он проделал с ее отцом и вдовой, которая должна была благодарить ее, а не Камерона.

Разумеется, настоящий джентльмен утешил бы ее, однако Камерон посмотрел на Джиллиан с нарочито презрительной усмешкой и отвернулся.

– Пора ехать, сэр, – твердо сказал он и тронул доктора Боуэна за плечо.

Глава 4

Этого не может быть, говорила себе Джиллиан, делая вид, что правит Куинни, плетущейся по залитой лунным светом дороге. «Камерона Смита не существует. Он мне приснился в страшном, кошмарном сне, вызванном тревогой за Джейми, и еще беспрестанным соглядатайством дозоров Кромвеля… Скоро я проснусь – и все будет по-прежнему…»

– Вы порежете себе руки, если будете и дальше с такой силой сжимать вожжи. – Голос Камерона, чужой и в то же время уже такой знакомый, решительно прогнал надежду на то, что события прошлой ночи были кошмарным сном.

– Вы всего два часа побыли врачом, а уже даете советы, – огрызнулась она, радуясь хотя бы тому, что в темноте не видно, как она покраснела. Она выдала бы себя с головой, если бы позволила Камерону догадаться, насколько раздражала легкость, с которой он взял на себя ее роль.

Спутник Джиллиан накрыл ее руки своей рукой и длинным сильным пальцем пробежался по нежным углублениям между костяшками ее сжатых в кулаки пальцев.

– Вам не стоит так волноваться…

– Не прикасайтесь ко мне! – Она отдернула руки, нечаянно рванув при этом поводья, так что Куинни удивленно заржала. – И не указывайте мне, как править моей кобылой.

Камерон поднял руку в знак того, что подчиняется, и услужливо отодвинулся, но Джиллиан уже потеряла самообладание.

– Вы всматриваетесь в лес, как будто надеетесь там кого-то увидеть, – сказал он довольно тихо, чтобы не разбудить ее отца.

– Фрейли, человек Кромвеля, часто подъезжает к нам во время ночных поездок.

– И вы надеетесь, что он будет вашим спасителем и избавит вас от моего присутствия?

– Да. Я ему все расскажу сразу же, как он нас окликнет. – Гнев, смешанный с разочарованием и ревностью, лишил ее здравого смысла. – Пусть уж лучше все знают правду о болезни отца, чем он поможет вам изображать знающего врача.

– Ах, Джиллиан, я ведь все предусмотрел: я подслушал ваш разговор с этим человеком. Возможно, вы забыли: он сказал, что сегодня ночью больше не будет к вам приближаться. Поэтому именно сегодня ночью я еду с вами.

– Я ненавижу вас!

– Верю. С моей стороны было бы глупо осуждать вас за это.

Она тихо застонала от бессильной ярости и разбудила отца.

– Боже мой! – Доктор Боуэн с трудом проснулся. – Неужели я сам себя усыпил своей лекцией.

– Вздор, доктор, – мягко сказал Камерон, – просто вы утомились от напряжения, вспоминая революционные исследования Уильяма Харви о системе кровообращения человека.

– Ах да, самая сложная и трудная тема, правда, Джиллиан? Моя дочь уже много месяцев повторяет со мной все, что я знаю по этому вопросу.

Будь ты проклят, Камерон Смит! Она месяцами – уже почти год – по капле собирает эти знания, спрятанные в угасающем мозгу отца, а тут за какие-то два часа в обществе Камерона Смита из старого доктора потоком хлынули медицинские сведения, так что он едва успевал облекать их в слова.

Джиллиан, всегда гордившаяся своим самообладанием и спокойной манерой поведения, сейчас готова была прервать отца. В то же время ей хотелось впитывать каждое сказанное им слово. Она жалела каждую кроху знаний, которую отец давал Камерону Смиту, а с другой стороны, ее жажда знаний была настолько велика, что Джиллиан готова была слушать даже то, что предназначалось другому.

Внезапно Джиллиан захотелось схватить концы поводьев и хлестнуть Камерона Смита по лицу, потому что он сидел и ухмылялся, прекрасно понимая, в каком затруднительном положении она оказалась, но все же она сдержалась.

– Прежде чем я начну, было бы неплохо остановить фургон около вон тех кустиков, Джиллиан. Небольшая остановка, и я буду чувствовать себя спокойнее.

– Конечно, папа.

Джиллиан натянула вожжи, и Куинни остановилась, нетерпеливо храпя, пока доктор Боуэн выбирался со своего места и шел к зарослям кустарника.

– Вам бы следовало пойти за ним, – сказала Джиллиан негодяю, развалившемуся на освободившемся месте. Если бы только у нее хватило сил, чтобы выставить его из фургона…

– Мой мочевой пузырь крепок, как винный бочонок. – Камерон принялся похлопывать себя по животу, не обращая внимания на то, что Джиллиан задыхается от возмущения.

– Для мерзавцев, занятых таким делом, как вы, это, конечно, необходимо.

– Да уж, дает некоторые преимущества. – Ему явно доставляло удовольствие дразнить ее.

– А вот мой отец возьмет да сбежит…

Камерон нахмурился, но она видела, что он с трудом сдерживает улыбку.

– Если я рискну пойти за ним в лес, то могу заблудиться.

– Только если Господь благоволит ко мне.

Он не стал больше сдерживать смех, и Джиллиан разозлилась на себя за то, что показала свое разочарование и тем самым дала ему повод повеселиться.

– Нет необходимости так открыто издеваться над тем, что старый человек не в состоянии бежать.

– Я вовсе не издеваюсь над вашим отцом, – примирительно произнес Камерон. – В сущности, я верю в него больше вас, потому что вижу – время от времени ему все же удается ясно мыслить. Я пошел бы за ним, но тогда вас уже ничто не удержит: вы хлестнете лошадь и помчитесь за помощью.

Джиллиан невольно напряглась и тем самым выдала себя: она действительно на это надеялась. Мгновение спустя она с удивлением осознала, что в самом деле собиралась ехать в Брамбер за помощью, а не лететь стрелой искать укрытие за знакомыми стенами своего дома.

– Конечно, – Камерон задумался, – если бы вы сбежали, то я остался бы в лесу один на один с вашим отцом и, кроме него, мне не на ком было бы сорвать зло.

– А поэтому я бы ни за что не оставила его в вашей власти.

– Верно, Джиллиан. Именно на это я и рассчитываю.

– Ненавижу вас, – прошептала она.

– Похоже, у вас ограниченный запас оскорблений. Может быть, вам стоит приберечь их до следующего раза, тем более что сегодня я, кажется, напротив, заслуживаю вашей безграничной благодарности.

– Благодарности к вам? – еле выдавила она. – За что же я должна вас благодарить?

– За то, что я совершил нечто похожее на чудо. К вашему отцу временно вернулся рассудок.

– У него часто бывают просветления. Увы, это ненадолго.

– Возможно. Однако, учитывая то, как бодро он держится на этот раз, ваша угроза выдать меня констеблю Фрейли бессмысленна – ведь, если я исчезну, ваш отец впадет в еще более глубокое слабоумие.

Слезы навернулись на глаза Джиллиан, и эту свою слабость она ненавидела даже сильнее, чем ненавидела его.

– Вы украли мою жизнь, а теперь отбираете драгоценное время, которое я могла бы провести с отцом. Я никогда вам этого не прощу, никогда!

Камерон приложил руку к груди и сделал вид, что сам вытирает слезы.

– Ах, ваш острый язычок ранит меня до глубины души! Не знаю, переживу ли я это…

У Джиллиан не осталось времени на ответ: отец уже вернулся, и Камерон Смит, протянув руку, втянул его в фургон. Закрыв дверцу, он подергал ее, чтобы убедиться, что она не откроется по дороге. Его заботливость, готовность делиться своей силой вызывала у Джиллиан странную боль – она никогда не испытывала ничего подобного и надеялась, что по крайней мере не заплачет. Когда она сердито провела рукой по щекам, они были сухими.

– Я говорил вам, что мы с Уильямом Харви вместе учились? – начал доктор Боуэн, когда Джиллиан дернула за поводья, и фургон поехал, покачиваясь, а его колеса завизжали созвучно тоске, разрывающей душу Джиллиан. Руки ее дрожали. Теперь, когда она убедилась, что у нее нет выбора, ей надо было как можно скорее попасть домой. Все лучше вновь оказаться за каменными стенами, которые защитят ее от зла.

Быстро осмотревшись, Джиллиан определила, где они находятся, и прикинула, какой дорогой лучше ехать, а затем натянула поводья, направляя Куинни с дороги в поле.

– Что вы делаете? – тотчас же резко окликнул ее Камерон.

– Если здесь срежем, то приедем на полчаса раньше.

Фургон качнуло, и Камерон навалился на нее, так что ей пришлось одной рукой отталкивать его до тех пор, пока ему не удалось отодвинуться.

– Если вы долго за мной следили, то должны знать, что я никогда не езжу одной и той же дорогой.

– Это действительно так. Ваше знание местности – довольно редкое для женщины умение – добавляет вам очарования…

– Необходимое умение? – Она была поражена.

– М-м… Когда идут дожди, по этим дорогам почти невозможно проехать.

– Напрямик быстрее.

– Это существенно, когда торопишься к больному.

– Верно, – согласилась Джиллиан раньше, чем успела понять, что тем самым обнаруживает свою слабость.

Он заметил ее оговорку, негодяй!

– А есть и другие причины? – спросил Камерон, лукаво взглянув на нее.

Она покачала головой. Джиллиан скорее умерла бы, чем сказала правду: первое время, когда они только переехали сюда, она панически боялась уезжать из дома, точно так же, как раньше в Лондоне боялась выходить на улицу. Вот отчего, покупая экипаж, Джиллиан выбрала именно этот – с высокими стенками, полностью закрывающими ее с трех сторон. Передняя стенка тоже была довольно высокой и доходила ей до подбородка. Когда они находились внутри, оставалось только немного открытого пространства по бокам, в том месте, где открывались дверцы, да впереди, чтобы следить за дорогой.

Джиллиан заказала этот фургон два года назад, еще до отъезда из Лондона, зная, что никогда не решится ездить в обычном, более открытом экипаже. В новом доме она чувствовала себя в безопасности, но ей приходилось снова и снова заставлять себя выезжать, каждый раз немного больше удаляясь от дома, до тех пор, пока она не нашла сотню, а то и больше путей, которыми можно было вернуться домой. Если смывало мост или упавшее дерево перегораживало дорогу, Джиллиан это не пугало: ничто не могло загнать ее в ловушку и отрезать от дома.

А теперь этот негодяй заявляет, что его в ней привлекает именно то умение, которое давало ей больше свободы, чем она имела за всю жизнь.

Ей вообще не следовало выходить из дома. Еще в раннем детстве Джиллиан усвоила, что выходить на улицу и делать то, что запрещено, опасно, так как это может привести к потрясениям и даже к смерти.

Мать Джиллиан постоянно тайком убегала, чтобы удовлетворить свою страсть к драме и опере, страсть, которая передалась и дочери. Они ускользали по вечерам, когда отца призывали к королю. Однажды поздно ночью, когда они возвращались из такого тайного побега в театр, на них напали разбойники.

«Беги, Джилли, беги!» В ушах до сих пор звучал неистовый крик матери. Джиллиан давно старалась не думать о той страшной ночи и теперь проклинала Камерона Смита за то, что он заставил ее вспомнить.

С ней не случалось ничего плохого, когда она спокойно сидела в своей комнате, и сейчас Джиллиан дрожала от нетерпения, желая только одного – поскорее запереться за надежными стенами своего дома, и чуть не всхлипнула от облегчения, увидев на горизонте темное пятно, означавшее, что они приближаются к каменной ограде вокруг ее дома.

Ослабив вожжи, Джиллиан подхлестнула Куинни; испуганная кобыла резко перешла на галоп, и фургон запрыгал по жнивью.

Внезапно Уилтон вскрикнул.

– Остановите, – грубо приказал Камерон, но Джиллиан даже не обратила на него внимания.

– Стой! – На этот раз он уже орал. Хотя Джиллиан по-прежнему не обращала на него внимания, громкий мужской голос испугал Куинни, и она понеслась во весь опор.

Рассыпая ругательства, Камерон выхватил вожжи из рук Джиллиан и встал в полный рост, пытаясь остановить взбесившуюся лошадь.

Стена. Они вплотную подъехали к спасительной каменной стене, и Джиллиан даже почудилось, что та надвигается на нее. И тут от стены отделился человек настолько неопределенного вида, что она заметила его, только когда он пошел им навстречу.

– Все в порядке, мистер… – начал он.

– Хорошо, Роберт. Скажи своему господину, что все спокойно. – Камерон жестом приказал человеку подойти поближе, и, когда тот поравнялся с фургоном, перегнулся к нему за спиной у Джиллиан.

– Кстати, попроси Харрингтона проявить снисходительность к жене арендатора. Ей крайне нужен дом, хотя муж ее и умер сегодня ночью.

– Как ее зовут?

– Меткаф. Мэри Меткаф.

– Я поговорю с ним.

– Если у него будут новости, не забудь передать мне. Мы встретимся завтра в деревне.

Человек кивнул и растворился в темноте, а Камерон повернулся и изучающе посмотрел на Джиллиан.

– Дальше буду править я.

– Правьте. – От волнения ей сдавило горло.

Они проехали через проем, где, видимо, когда-то висели железные ворота. Дорожка извивалась между деревьями, и казалось, что ехать сквозь отбрасываемые ими тени придется целую вечность.

Наконец лес отступил, и луна осветила дом. Он был двухэтажный и гораздо меньше того, который они оставили в Лондоне, но зато прочный и надежный. Закрытые ставнями окна и крепкие дубовые двери придавали дому внушительный, неприступный вид.

Джиллиан заметила мимолетное движение около конюшен, и тут же еще один мужчина вышел из темноты. Она тихо застонала от отчаяния, поняв, насколько большую брешь проделали в ее крепости.

– Это Мартин, – пояснил Камерон, – человек, о котором я говорил. Он будет присматривать за лошадью.

Теперь Джиллиан не надо было распрягать и чистить Куинни, и, значит, она могла сразу идти в дом. Невольно она почувствовала благодарность и одновременно презрение к себе за это. Ее ощущение благодарности подтверждало предсказания Камерона, но она не могла ничего с собой поделать, желая поскорее оказаться за толстыми стенами, в окружении знакомых вещей.

Джиллиан знала, что должна задержаться у двери и пропустить отца вперед. Если бы она не проследила за тем, что он вошел перед ней, он мог так и остаться за дверью или уйти и заблудиться. Но вот отец прошел, и наконец настала ее очередь; и тут Камерон Смит неторопливо проследовал, почти наступая на пятки ее отцу, и задержал Джиллиан еще на одно невероятно долгое мгновение. Проходя мимо, он ухмыльнулся ей, явно забавляясь тем, что она стоит в стороне, а он впереди нее входит в ее собственный дом.

Негодуя, Джиллиан прошла на кухню и остановилась там, ожидая, когда спадет внутреннее напряжение, как это обычно бывало, когда она возвращалась домой после слишком долгой отлучки. За это время Камерон успел окинуть кухню пытливым взглядом, а затем повернулся к Уилтону, как будто ему действительно было интересно узнать разницу между венами и артериями.

Невольно Джиллиан заметила, что его присутствие заметно изменило помещение: оно стало казаться меньше, но вместе с тем наполнилось энергией. Низкие звуки его голоса отражались от стен и отзывались где-то глубоко внутри ее тела, вызывая странные ощущения. Нельзя сказать, что неприятные, но… Конечно, теперь это было не то успокоение, которого она так ждала.

Ошеломленная неожиданным откликом своего тела, Джиллиан закрыла глаза и зажала руками уши, чтобы ничего не видеть и не слышать. Бесполезно. Все равно она ощущала его. Кожу покалывало, как будто на нее подействовал заряженный воздух.

В конце концов, Джиллиан опустила руки и открыла глаза. Она всегда гордилась способностью становиться незаметной и достигать своих целей, не привлекая к себе внимания. Сомнительное достоинство, но, возможно, оно спасет ее, если она воспользуется им и сумеет усыпить бдительность Камерона, сделать так, чтобы он недооценил ее силу. Тогда ей останется только дождаться удобного момента. Если она будет прятать глаза и сжиматься, как испуганный ребенок, он ничего от нее не добьется.

Неожиданно Джиллиан заметила, что в комнате, помимо его присутствия, произошли и другие изменения: на шкафу появился узел с вещами и украшенная плюмажем шляпа с загнутыми полями. Кинув взгляд в узкий коридор, который вел в спальни, она убедилась, что дверь в ее спальню приоткрыта: по-видимому, кто-то побывал в доме, пока они ездили к Джейми. Камерон говорил, что пошлет в дом своего человека: очевидно, оставив вещи хозяина на шкафу, тот попутно везде сунул нос.

Это живо напомнило Джиллиан о том, что наглец Камерон нахально вторгся в ее жизнь, а она стоит и трепещет от наслаждения при звуке его голоса. С запоздалым страхом она вспомнила его злорадную уверенность в том, что ей придется доверять ему, зависеть от его силы. А еще он намекнул, что она, возможно, даже полюбит его.

Никогда. Она тут же поклялась себе быть начеку при любом проявлении доброты, при каждом намеке на привязанность с его стороны, поскольку знала, что это делается преднамеренно, с целью сломить ее волю. Никогда она не будет ему доверять. Да лучше она вонзит себе в сердце кинжал, чем полюбит его!

Джиллиан снова и снова повторяла про себя эти клятвы, пока стояла в темноте и слушала, как ее отец, разговаривая с Камероном, обращается с самозванцем как с сыном, иметь которого Уилтон Боуэн всегда мечтал. У него мог бы быть сын, если бы тогда, в ту далекую страшную ночь, она не убежала и оказалась бы достаточно смелой, чтобы спасти свою мать.

Как только они расселись вокруг стола, доктор Боуэн начал рассуждать о крови, пульсе, о том, какое это чудо – кровеносная система человека. Это настолько завораживало, покоряло, угрожало завладеть всем его вниманием, что Камерон даже встревожился, так как ему следовало не выпускать из поля зрения стоящую в темноте Джиллиан. А вдруг она тайком ищет нож? Или же она пытается вновь обрести хладнокровие и сохранить хоть немого гордости? Она примет и простит его, если он не будет оскорблять ее чувство собственного достоинства; но если она набросится на него с ножом, достоинство ее неминуемо пострадает.

Когда Джиллиан собралась заняться очагом, Камерон насторожился. Обезвредить маленькую женщину, размахивающую тупым кухонным ножом, было бы довольно просто, а вот разъяренная фурия с длинной железной кочергой могла сломать руку или колено раньше, чем он сумел бы подобраться к ней достаточно близко, чтобы воспользоваться своим преимуществом в силе.

Помешав в очаге, высвободив из-под золы горячие угли, Джиллиан подложила несколько маленьких кругляшей, чтобы поддержать огонь. Потом она подняла сучковатый чурбан толщиной примерно три дюйма и длиной с предплечье Камерона. Это тоже могло стать внушительным оружием, если бы она изо всех сил ударила им по его лицу… но она просто положила чурку в жадные языки пламени.

Когда Джиллиан начала сражаться с толстым дубовым поленом, Камерон встал, чтобы помочь, и вдруг понял, что делает совсем не то. Он снова опустился на стул, радуясь невнимательности доктора Боуэна, не заметившего его движение. Отчаянный разбойник, опасный похититель не имеет права помогать похищенному.

Пока Джиллиан возилась с очагом, а Камерон сидел, вцепившись в подлокотники, мышцы на его руках напряглись, готовые к работе.

Неожиданно доктор Боуэн зевнул посреди фразы и застыл с открытым ртом, беспокойно глядя на гостя.

– А где же вы будете спать, мой мальчик? – тревожно спросил он. – Снаружи дом может показаться большим, но, как видите, он забит по самую крышу. Моя Джиллиан очень запаслива.

– Женщины. – Камерон сделал вид, что сочувствует доктору, и медленно обвел взглядом комнату. Столов, шкафов, картин и всевозможных статуэток, заполнивших кухню, хватило бы, чтобы обставить целых три таких же помещения. Похоже, точно так же был забит весь дом. Человек, который собирал сведения о Боуэнах, сообщил, что они сменили большой удобный особняк в Лондоне на это уединенное владение. Создавалось впечатление, что Джиллиан взяла с собой как можно больше вещей, поскольку они напоминали ей о прежней жизни.

В Бенингтон-Мэноре никогда не было лишней мебели – отец испытывал отвращение к беспорядку, а мать Камерон помнил плохо, поэтому не знал, пыталась ли она смягчить этот аскетизм женскими безделушками. После того как Риордан присоединился к движению роялистов, Камерон начал продавать все ценное, и передавать деньги через тайных посыльных в надежде на то, что благодаря этому брат будет сыт, обут и одет; вот почему в тот день, когда республиканские войска выгнали его на улицу, дом был пуст, как и душа Камерона.

– Господин Камерон может лечь на тюфяке перед очагом, – подсказала Джиллиан, подойдя к ним.

– Глупости, – живо возразил доктор Боуэн. – В этом доме напихана мебель семи или восьми спален. Я уверен, дорогая, что ты можешь кое-что переставить и приготовить молодому доктору Смиту отдельную комнату.

Джиллиан застыла, как будто ее поразили стрелой в самое сердце.

Ничто не могло понравиться Камерону больше, чем вынудить Джиллиан переставлять мебель, выбрасывать дорогие ей вещи, изменять свой дом, для того чтобы предоставить ему место. Это укрепит его власть над ней. Он покажет, насколько она беспомощна, хотя всего несколько минут назад едва сумел удержаться, чтобы не помочь ей.

– Уже поздно, доктор Боуэн, так что меня вполне устроит тюфяк у камина, – все же сжалился он.

Ему показалось, что на лице у Джиллиан мелькнул проблеск благодарности и тут же исчез.

– Вы, несомненно, намерены следить, чтобы никто из нас не выскользнул за дверь. Но есть еще черный ход, мистер Смит, и окна в каждой комнате.

– Да что вы говорите! – притворно удивился он. – Ваш черный ход ведет в розарий. Все окна в задней части дома выходят туда же. Готов держать пари, что вам с отцом нравится уединенность, которую обеспечивают высокие каменные стены, но сомневаюсь, что вы в состоянии перелезть через них, не наделав такого шума, который разбудит и мертвого.

– В саду есть калитка…

– И она ужасно ржавая, потому что ею годами не пользовались. Мой человек сказал, что, если попытаться ее отворить, она завизжит, как кошка.

– В детстве мне часто приходилось лазать по деревьям, и к тому же я очень тонкая. – Джиллиан упрямо вздернула подбородок. – Я могла бы перелезть через те стены или пролезть между прутьями ворот.

– А ваш отец остался бы со мной в доме.

– Конечно, я буду в доме! – Доктор Боуэн смотрел то на Камерона, то на Джиллиан. – Но зачем ты собираешься лезть на стену и пролезать между прутьями, дочка? Если в тебе столько энергии, лучше примени ее с пользой – освободи комнату для доктора Смита.

Джиллиан признала свое поражение легким, почти незаметным наклоном головы. Ни опущенных плеч, ни громких рыданий. Камерон знал не так много мужчин, которые могли бы смириться с неизбежным настолько изящно и с такой непокоренной гордостью.

Он почти не помнил свою мать, но всякий раз, когда думал о ней, вспоминал щеки со следами слез, обкусанные ногти, глаза с воспаленными веками и располневшее тело. Отец учил его, что от женщин нет никакой пользы, они годятся лишь на то, чтобы родить одного-двоих детей, после чего становятся никчемным грузом. До сих пор Камерон не встречал ни одной женщины, которая заставила бы его изменить это мнение.

До сих пор. Он удивлялся повороту судьбы, столкнувшей его с этой женщиной, которая, по его предположениям, должна была оказаться слабохарактерной и беспрерывно льющей слезы. Вместо этого ему приходится ее уважать.

– Сегодня я буду спать у камина, – сказал он, – а вот завтра хотел бы получить отдельную комнату здесь, внизу.

– Ну вот, отец, мистер Смит не против поспать эту ночь здесь; а завтра у него будет целый день, чтобы выбрать и подготовить себе комнату. – Джиллиан повернулась к огню и с силой бросила последнее полено в разгорающееся пламя. Она хотела показать Камерону, что прекрасно понимает: проиграв, она и выиграла тоже – позволила ему занять отдельную комнату в ее доме, готовить которую для себя будет он сам.

От пляшущих языков пламени Джиллиан зажгла лучину, а от нее – полдюжины свечей, и комната озарилась теплым золотистым светом. Теперь Камерон впервые смог как следует рассмотреть ее.

Раньше он наблюдал за ней издалека, так что ее лицо и фигура были ему в общих чертах знакомы, однако он не подозревал, какая нежная у нее кожа, насколько густы волосы, собранные в узел на затылке. Ее платье, строгое и практичное, из ржаво-красной шерсти, прекрасно подходило для тех случаев, когда она работала с отцом в домах, где всегда присутствовала кровь и другие телесные жидкости. Цвет был выбран правильно, но вот покрой платья казался измененным намеренно, с целью затянуть грудь и замаскировать восхитительный изгиб между бедрами и талией. Некрасивое платье и скромная прическа создавали впечатление строгой умеренности, изгнания из образа Джиллиан всего, что в ней было женственного.

Напрасно. Гибкую и легкую фигуру не могла скрыть уродливая одежда. Не красавица, но тонкая и изящная, что должно нравиться многим мужчинам. Камерон знал многих гораздо менее привлекательных женщин, которые умели выгодно подать достоинства своей внешности. Джиллиан Боуэн, по всей видимости, пренебрегала этими женскими секретами или просто не имела желания их узнать.

Не то чтобы для него это много значило – он ничего не имел против того, чтобы она оставалась серой как мышка и дрожа выслушивала его приказания. Только вот дрожала она не от страха, а от едва сдерживаемой ярости, и эта ярость была ему приятнее, чем страх, а разбираться в причинах такой странности ему не хотелось.

– Трудность в том, – вдруг громко и напористо произнес доктор Боуэн, – что в тот самый момент, когда кровь вытекает из тела, она от соприкосновения с воздухом становится ярко-красной, так что невозможно определить, венозная это кровь или артериальная, если вы не знаете… – Тут голос его затих, и доктор смутился не меньше гостя.

– Ты переутомился, папа. – Джиллиан бросила на Камерона свирепый взгляд. – Уже поздно, ты сможешь продолжить лекцию завтра…

– Продолжу завтра, – покорно согласился Уилтон. Он повернулся к Камерону и, по всей видимости, собирался спросить, кто это такой, но вдруг лицо его прояснилось. – Джиллиан, надо дать постель молодому доктору Смиту.

– Сегодня мистер Камерон может укрыться своим плащом. – Джиллиан осторожно вывела отца из-за стола. Старик стоял, покачиваясь, и казалось, что он может заснуть стоя. Камерон видел такое раньше у маленьких детей: они часто от капризного бурчания мгновенно переходили к глубокому спокойному сну. Хотя сам Камерон многие годы не имел возможности спать спокойно, он не хотел бы оказаться на месте доктора Боуэна: вряд ли крепкий ночной сон стоил того, чтобы ради него потерять накопленные за целую жизнь знания и опыт.

И все-таки ему нестерпимо хотелось испытать ощущение такого приятного пустяка – лежать перед камином, завернувшись в свой плащ.

Пока Боуэны медленно шли из кухни в прихожую, он повернулся к камину и уставился на мерцающее пламя, слушая редкие раздраженные вопросы доктора Боуэна и тихие, успокаивающие ответы Джиллиан.

Они вдвоем – там, он – здесь. Так и должно быть. И все же Камерон чувствовал себя на редкость одиноким. Странное ощущение для человека, который гордится своей склонностью к одиночеству, даже необъяснимое, учитывая то, что он едва знаком с этими людьми и собирается забыть их, как только выполнит свою задачу, если, конечно, они все к тому времени не погибнут.

– Сегодня не очень холодно, папа, – услышал он голос Джиллиан. – Кроме того, если мистер Камерон станет замерзать, он всегда сможет взять одеяло в сундуке, том, что слева от двери.

Она не захотела принести ему одеяло, но устроила так, чтобы гость легко мог его найти. Камерон почувствовал внезапную вспышку удовольствия, но тут же ее подавил. Просто она вела себя так, как от нее ожидали, и в этой равнодушной видимости заботы не было ничего личного. Кукла подчиняется ниткам, за которые он дергает, – так что с того?

Камерон долго сидел, прислушиваясь к звукам, которые она производила, готовя отца ко сну, а позднее – к стукам и шорохам в ее собственной комнате. Потом он впитывал в себя наступившую тишину и гадал, спит Джиллиан или лежит с открытыми глазами и строит планы побега.

Когда огонь в камине почти погас, Камерон нашел тюфяк и, вытащив мягкое тканое одеяло, свернул его и положил под голову вместо подушки. От сложенной в несколько раз шерсти исходил запах лаванды и мыла – Джиллиан, должно быть, постирала одеяло до того, как положить его в сундук. Она собственными руками собирала эту лаванду, сушила и перекладывала ею белье.

В конце концов, он пожалел, что взял одеяло: несмотря на то, что в комнате стало немного прохладнее, ему и так было тепло, а под голову он мог положить что-то, не столь откровенно напоминающее о ней.

Глава 5

Проходили часы, а сон все не шел, и поэтому Джиллиан никак не могла отдохнуть от будоражащих мыслей. Тогда она стала торговаться сама с собой: каждая минута, проведенная без сна, должна была стереть минуту прошлой ночи. Таким образом, если она не уснет до рассвета, вся прошлая ночь будет стерта.

Она пойдет в кухню и, как обычно, займется приготовлением незамысловатого завтрака. Джейми Меткаф будет все еще жив. Она не обнаружит спящего перед камином чужака, там не окажется хмурого мужчины, неизвестно зачем поклявшегося подчинить Джиллиан своей воле…

У этой сделки был один большой недостаток: поскольку Джиллиан не спала, она не могла все события прошлой ночи выдать за дурной сон.

Пусть это окажется дурным сном, кошмаром, молилась она, несмотря на то, что ясно представляла себе Камерона Смита. Темные, бездонные глаза, длинные густые волосы обрамляют лицо, состоящее из плоскостей и острых углов, полные губы изгибаются в улыбке и открывают ослепительно белые зубы. Вот сильная рука протягивается, чтобы помочь ее отцу. А вот легкая ласка мозолистой руки на ее плече. В груди Джиллиан вдруг зародилось что-то мягкое, тихое, наполняющее надеждой и тоской. Раньше она грезила о привлекательных мужчинах, но тогда ее не охватывала подобная слабость.

И все же она не имела права волноваться при мысли о мужчине, которому хватило четверти часа, чтобы разрушить жизнь, на отлаживание которой у нее ушли годы. Постепенно в вялом и хрупком, как ее воля, предрассветном сумраке стали проступать очертания предметов. Тогда Джиллиан осторожно, чтобы не скрипнула кровать, встала с постели и потихоньку пробралась в коридор. Облегчение, недоверие захлестнули ее, когда она увидела, что перед кухонным камином пусто: ни спящего негодяя, ни смятого одеяла…

Чтобы удержать равновесие, Джиллиан пришлось опереться о стену. Она всегда успокаивалась, дотрагиваясь до своего дома, напоминая себе, насколько крепок этот кокон из кирпича и штукатурки; однако на этот раз свободное пространство перед камином почему-то оставило у нее в душе пустоту, заполнить которую дом вряд ли сможет. Она стиснула зубы, чтобы не расплакаться.

Значит, это все же был сон. Все: крепкая рука Камерона, прижатая к ее руке, его низкий голос, беспокойно отзывающийся в глубине ее существа. Все сон: горячие заинтересованные взгляды, которые позволяли думать, что хотя бы один мужчина, да еще такой великолепный, может увидеть под неказистой внешностью женщины ее внутренний мир.

Сон. Кошмар. Так она и знала. Теперь все будет по-прежнему, подумала Джиллиан. Странно, что осознание этого не принесло ей радости. Она глубоко вдохнула воздух своего дома и немного подождала, пока дыхание успокоилось, а когда колени перестали дрожать, опустила руку. И тут на нее навалилась огромная усталость.

Негромкий звук мужских голосов, донесшийся из коридора, вывел ее из оцепенения. Два голоса. Один – ее отца, а другой? Отца никто никогда не навещал. Никогда. Она следила за этим. Значит, другой мужской голос, сильный и низкий, мог принадлежать только этому негодяю Камерону Смиту.

Итак, предыдущая ночь Джиллиан не приснилась. Все произошло на самом деле.

И он тоже был реальным.

Сердце ее замерло, но она решила, что причиной тому – живость и нерешительность в голосе отца, которых она давно уже не слышала. Голоса словно притягивали ее. Джиллиан медленно прошла по коридору к комнате отца и толкнула дверь, а когда та широко распахнулась, увидела отца: он выразительно жестикулировал у своего прекрасного, полученного в подарок анатомического атласа. Камерон Смит сидел развалясь в ее кресле, сложив руки на груди, одна нога его вытянулась вперед, другая осталась согнутой в колене.

Джиллиан стала рассматривать Камерона, медленно поднимаясь от согнутой в колене ноги к крепкому плоскому животу и выше, к невероятно широким плечам. Верхние пуговицы его рубашки были расстегнуты, и Джиллиан ошеломил вид завитков темно-каштановых волос у него на груди. Камерон внимательно смотрел на ее отца; волосы его были отброшены назад и открывали лицо во всей его мужественной красоте.

Он выглядел обманчиво-спокойным, напоминая огромного лесного кота, но Джиллиан хорошо знала строение и возможности человеческого тела, знала, что эти упругие, совершенные мышцы могут в мгновение ока взбугриться, готовясь к стремительным действиям. Одним быстрым движением он мог бы схватить женщину этими мускулистыми руками, притянуть ее к своим упругим, совершенным мышцам, дать ей почувствовать все то, чего она не видит.

Джиллиан покраснела от стыда за неуместность своих мыслей, и в ту же минуту непрошеный гость почувствовал ее присутствие – как хищник, с которым она его сравнивала. Он повернул голову и устремил на Джиллиан неподвижный пронзительный взгляд, сразу приковавший ее к месту.

Джиллиан и раньше знала, что он великолепен. Прошлой ночью она изо всех сил старалась не смотреть на него, инстинктивно чувствуя, что гнев и страх ослабляют ее, боясь обнаружить перед ним свою уязвимость. И все же она сознавала его физическую привлекательность. Образ, который всю ночь не давал ей покоя, был лишь бледной копией того, что она увидела сейчас. Заря осветила окна за его спиной, а зажженная отцом лампа бросала дрожащий золотистый свет на лицо, настолько красивое, что у Джиллиан перехватило дыхание от возбуждения, поднявшегося откуда-то из глубины тела.

Камерон, похоже, не подозревал о потрясении, которое произвела на нее его красота; во всяком случае, под ее пристальным взглядом он, казалось, смутился: она увидела, как предательская краска поднимается от шеи к щекам.

– А, Джиллиан! – Отец заметил ее и жестом пригласил в комнату. – Заходи, заходи. Образование молодого доктора Смита потрясающе недостаточное. Я хочу немедленно написать письмо его университетским профессорам и высказать им свои претензии.

– Позднее, папа. Нам срочно надо ехать к лорду Харрингтону. Мы обещали просить его о милосердии в отношении Мэри Меткаф.

Камерон вскочил на ноги и весь подобрался: ноги поставил вместе, плечи расправил. Да он, кажется, собрался поклониться ей и уже сделал небольшое движение… Но внезапно его охватило смятение. Он на мгновение застыл на месте, потом нарочито изогнулся, как будто поднялся только для того, чтобы размять затекшие мышцы.

– Нет необходимости обращаться к лорду Харрингтону, – небрежно произнес он. – Я позаботился об этом вчера ночью.

– Вчера ночью? – Джиллиан перебрала все события прошлой ночи и вспомнила того парня, который отделился от стены и разговаривал с Камероном. Кажется, тогда Камерон что-то говорил о Мэри Меткаф. Джиллиан была слишком напугана, слишком хотела попасть домой, чтобы осознать, что Камерон пообещал ходатайствовать перед лордом Харрингтоном и, по-видимому, выполнил свое обещание.

– Вы передали ему сообщение крайне сомнительным путем. Лорд Харрингтон не очень-то щедр даже при более благоприятных обстоятельствах.

– И все-таки он сделает то, о чем я прошу.

Камерон выглядел уверенным и смотрел на Джиллиан, приподняв одну бровь, видимо, ожидая, что она осыплет его благодарностями. Не будет она его благодарить. Она дала слово Мэри, а не этот нахал. Он опередил ее, отобрал у нее право сдержать слово, как будто она не сумела бы все решить сама, или для того, чтобы доказать, что сделает это лучше ее. Однако кое в чем она может одержать над ним верх.

Джиллиан подошла к анатомическому атласу.

– Молодой доктор Смит не знает строение мускулатуры? – Она с деланной мягкостью провела рукой по рисунку. – Rectus abdominis. – Джиллиан указала на брюшную стенку. Она еще не осознала, что выбрала не самое подходящее место для того, чтобы щегольнуть своими знаниями, – ведь совсем недавно ее зачарованный взгляд был устремлен на руки Камерона, сцепленные над мышцами, которые она сейчас называла. – Serratus anterior, Pectoralis major. – Она называла эти мышцы рук и ловила себя на том, что смотрит на рукава рубашки Камерона, зная, что они скрывают теплые, пульсирующие, живые образцы, а не плоское изображение на схеме под ее пальцами.

Камерон сжал губы, и его глаза сверкнули в ответ на ее вызов. Он дотронулся до того места у себя на груди, где была расстегнута пуговица.

– Грудь, – сказал он, а затем, сдерживая улыбку, скользнул рукой по своему боку. – Таз.

Он довольно долго молчал, и Джиллиан пожалела, что ему пришлось начать называть и показывать части тела, одна мысль о которых вогнала ее в краску.

Камерон расплылся в улыбке и провел рукой между боком и коленом:

– Бедро.

Затем он снова сел, удобно развалившись в ее кресле. В ее кресле.

– Вот видишь, – уголки губ отца угрюмо опустились, – доктор Смит имеет только самое общее понятие об анатомии. Нам предстоит много часов напряженной учебы, много часов.

– Я принесу другой стул, – сказала Джиллиан, поняв, что невежа, развалившийся в ее кресле, не собирается с него вставать.

– О, ты уже усвоила анатомию, Джилли, и тебе не нужно присутствовать на этом занятии. Почему бы тебе не приготовить завтрак? Нам понадобятся все наши силы, вся выносливость, чтобы заполнить пробелы в образовании молодого доктора Смита. – Уилтон, словно прогоняя дочь, жестом отмахнулся от нее.

Столь бездумное предательство отца почти парализовало Джиллиан. Она говорила себе, что его помраченный рассудок не позволяет ему осмыслить их положение, но дьявол шептал ей на ухо, что этот рассудок оказался достаточно ясен, чтобы прогнать ее с занятий. Хуже того: отец ожидал, что она станет обслуживать Камерона Смита, как будто он почетный гость, а не вторгшийся силой самозванец.

– Нет, – сказала она, едва шевеля онемевшими губами.

– Конечно, не надо. – К ее изумлению, Камерон опять вскочил. – Прошу прощения, сэр, но ваша дочь не должна обслуживать какого-то ученика.

– Джиллиан всегда готовит завтрак: что ей стоит сделать на одну порцию больше? – Уилтон ничуть не удивился, что так называемый ученик критикует его манеры. – Миссис Поджетт придет только в полдень, чтобы заняться другими делами. Моя дочь не перенапряжется, если нальет немного больше воды или положит на тарелку лишнее печенье. Сейчас же иди на кухню, Джиллиан!

Конечно, ей просто показалось, что в лице Камерона промелькнуло огорчение и даже намек на извинение, и все же она удивлялась ему и в то же время ненавидела себя за поднявшуюся в душе бурю эмоций. Возможно ли, чтобы этот негодяй, этот похититель понял ее унижение, тогда как родной отец не обратил на это внимания? Она ненавидела охватившую ее благодарность и не могла поверить своей вероломной душе, так горячо откликающейся на молчаливую доброту мужчины, который причинил ей зло и продолжал обижать уже самим своим присутствием в ее доме.

«Вы будете доверять мне, хотите того или нет. Похищенные всегда начинают испытывать доверие к похитителям», – предупреждал он ее своим манящим низким голосом. И вот не прошло и дня, как она начала поддаваться.

Никогда. Она не будет, не будет готовить завтрак для этого ужасного Камерона Смита. Не будет.

Ничего не ответив отцу, Джиллиан повернулась и пошла по коридору, как вдруг позади услышала недовольный возглас, а затем звук тяжелых мужских шагов. Она пошла быстрее, но не успела ускользнуть от руки, которая поймала ее за плечо и повернула. Ей ничего не оставалось, как только посмотреть на него, злясь на свои слезы.

– Прекратите это! – приказала она, сбрасывая его руку со своего плеча.

– Прекратить что?

– Все! Вы силой вторглись в мою жизнь, когда у меня не было выбора, и я могла только уступить, но у вас нет необходимости прикасаться ко мне, или завладевать вниманием моего отца, или… – «Или кланяться и выглядеть счастливым при виде меня, как будто я – заинтересовавшая вас хорошенькая барышня», – мысленно закончила она.

– Понимаю, вам сейчас тяжело, – прошептал он хрипло.

– Конечно, мне тяжело! Как бы вам понравилось, если бы вдруг появился некто, не испытывающий никакого уважения к тому, что вам дорого, и отобрал бы у вас все?

– О, я знаю это лучше, чем вы можете себе представить!

Страдание отразилось на его лице, делая более жесткой линию губ. Джиллиан почувствовала странное желание провести пальцем по краю подбородка, где у него пульсировала жилка. Ей хотелось спросить, что он потерял и почему это его так мучает.

– Кто такая миссис Поджетт? – спросил он, меняя тему, но Джиллиан сжала губы и промолчала.

– Джиллиан, вы должны знать, что я восхищен вашим мужеством. – От этого комплимента у нее по телу пробежала дрожь. – Я дам вам один совет: научитесь разумно расходовать свое мужество. Отвечайте на мои вопросы и поберегите силы для более серьезных сражений.

– Еще одна мудрость того благородного рыцаря? – съязвила она.

Камерон не ответил и, подойдя к камину, присел у огня, легко покачиваясь на пятках, потянулся к охапке дров и взял три дубовых полена, напрягаясь не больше, чем напряглась бы Джиллиан, если бы подняла перышки. Она зачарованно смотрела, как бугрились мышцы под рубашкой.

– Миссис Поджетт… – подсказал он, мешая кочергой угли в камине.

При виде того, что он выполняет работу, которая была ее обязанностью, у Джиллиан пересохло во рту. И тут же ее внимание притянули к себе линии его сильных бедер. Он предупреждал, чтобы она выбирала, в какие битвы следует ввязываться. Ей было интересно, догадывается ли он, что она уже вовсю воюет сама с собой.

– Как сказал отец, она готовит для нас и поддерживает чистоту.

Камерон поднялся плавным, легким движением. Он огляделся и увидел хорошую дорогую мебель, которую Джиллиан поставила в слишком маленькое помещение, но не высказал свое мнение по поводу тесноты, и она ощутила прилив благодарности, так как еще испытывала жгучую душевную боль, оттого что отец назвал ее скрягой. Раньше она пыталась сказать отцу, что держится за эти вещи на тот случай, если его состояние улучшится настолько, что они смогут вернуться в Лондон. Джиллиан никогда не сознавалась даже себе, что сама мысль о том, чтобы избавиться хотя бы от одной из вещей, которые были свидетелями их счастливой жизни, настолько пугала ее, что она проводила долгие часы, переходя из комнаты в комнату и дотрагиваясь до каждого предмета, убеждаясь, что все на месте.

– Это дом богатого человека, – сказал Камерон, – почему же в нем нет слуг?

– Вам вряд ли интересны наши дела.

– Мне интересно все, что касается вас, Джиллиан.

Над своим сердцем она была не властна: оно замерло, а затем начало бешено колотиться, с ликованием гоняя кровь по жилам. Джиллиан крепко сжала кулаки, чтобы усмирить глупое легкомыслие. Его интерес вызван бесчестными намерениями. Ей следует напоминать себе почаще, если надо – каждую минуту, что он стремится подчинить ее своей воле.

– Полагаю, чем больше вы о нас знаете, тем легче вам завоевать наше доверие, – сказала она.

Джиллиан ожидала, что Камерон станет отрицать это, хотела, чтобы он начал оправдываться… Но он лишь улыбнулся легкой извиняющейся улыбкой, делавшей его похожим на красивого смелого мальчика, которого совсем нетрудно простить.

И все же она его не простит. Джиллиан запрятала в памяти его фальшивый интерес точно так же, как записала бы долг, если бы кто-то одолжил у ее отца деньги. Если у нее опять возникнет искушение растаять от слов Камерона Смита, она напомнит себе о его истинных намерениях.

– Чего вы от нас хотите? – нервно спросила она. – Неужели вы ожидаете, что после вашего вторжения мы будем продолжать заниматься своими обычными делами и вести себя так, как будто ничего не произошло?

Камерон кивнул, скрестил руки на груди и прислонился плечом к стене, наблюдая за Джиллиан, а когда та разочарованно хмыкнула, повернулась и вышла, двинулся следом за ней. Джиллиан ощутила теплый воздух между ними, почувствовала, как он поднял руку, чтобы дотронуться до нее…

– Если все пойдет как задумано, изменения в вашем обычном распорядке дня будут минимальные. Вам надо будет только брать меня с собой в свои поездки по окрестностям, чтобы люди привыкли ко мне. Иногда я могу попросить вас и вашего отца отправиться в поездку ночью, но, помимо этого, вы почти не будете замечать мое присутствие.

Ее сердце бешено колотилось, а кровь быстрее бежала по жилам просто оттого, что он стоял рядом. Одна мысль о поездке с ним в тесном фургоне или о том, что они будут сидеть за одним столом… О, как он ошибался, думая, что она не будет его замечать! Теперь все ее мысли были только о нем.

– Quid pro quo, мистер Камерон, – прошептала Джиллиан, отступая за пределы досягаемости его тепла. Она владела собой все свободнее с каждым дюймом, на который увеличивалось расстояние между ними. – Баш на баш: я отвечу на ваши вопросы, если вы ответите на мои.

– Справедливо.

Его согласие поразило ее. Она глянула через плечо и перехватила его взгляд. В нем было такое же желание, какое терзало и ее. Но может быть, это ее фантазия?

– Зачем вы это делаете?

– Я не буду разговаривать с вашей спиной, – сказал он. – Если вы достаточно отважны, чтобы задать вопрос, то должны иметь смелость выслушать ответ, повернувшись ко мне лицом.

Когда Джиллиан повернулась, Камерон отошел от стены и подошел к ней почти вплотную, так что ей пришлось высоко поднять голову, чтобы посмотреть ему в лицо. Невероятно странно и немного страшно стоять так и слушать ответы на свои вопросы: она годами с трудом доводила вопросы до сознания отца, а потом слушала со склоненной головой, потому что отвечал он не ей, а себе.

– Что вы хотите от нас? – спросила она.

– А вы как думаете? Уверен, вы уже разработали свою собственную теорию.

– Я жду ответа, а не вопроса, – разозлилась она. – Вы не соблюдаете наш уговор.

– Хорошо-хорошо. Просто я подозреваю, что у вас острый ум, и хотел бы знать, смогу ли рассчитывать на его силу.

Стоило услышать комплимент, как Джиллиан почувствовала, что ее охватывает слабость. В выражении его лица она не обнаружила ни насмешки, ни презрения к женщине, которая вознамерилась сравниться умом с мужчиной; вместо этого он, казалось, так же как и она, затаил дыхание, как будто очень хотел услышать от нее подтверждение своих слов.

– Полагаю, вы намерены как-то использовать нас для того, чтобы помочь королю Карлу бежать во Францию, – прошептала она.

– В самую точку.

Такое простое признание, но оно было наполнено теплом и одобрением, и Джиллиан внутренне просияла.

– Как именно?

– Э нет. – Он погрозил ей пальцем. – Quid pro quo. Я ответил на ваш вопрос, а теперь вы ответите на мой. Почему вы спрятались здесь, в нескольких милях от деревни, без друзей и без слуг?

Возможно, ей следовало попенять ему за то, что он соединил два вопроса в одном, однако в душе Джиллиан была рада возможности объяснить кое-что человеку, который, по всей видимости, способен понять, даже если этот человек мерзкий похититель, почти сознавшийся в том, что втягивает их с отцом в изменническую деятельность.

– Мой отец из богатой семьи, так что у него были средства для учебы в университете Падуи, где он получил степень доктора хирургии. Думаю, это вы и так знаете.

Он кивнул.

– Позднее отец поступил в Королевский медицинский колледж здесь, в Англии, и помогал своему коллеге, доктору Харви, лечить короля Карла…

– До тех пор пока парламент и господин Кромвель не позаботились о том, чтобы король Карл был лишен головы и больше не нуждался в медицинской помощи, – продолжил за нее Камерон.

– Да, – кивнула она, – но еще до того, как убили короля, отец оставил королевскую службу. У отца всегда была склонность к бунтарству. Он отвратил от себя многих коллег своей уверенностью в том, что врачи должны сотрудничать с цирюльниками. Он даже изучал, и не колеблясь применял их методы, если чувствовал, что они могут помочь больному.

– Настоящий мятежник, – прошептал Камерон.

– Точно. А теперь… теперь, когда разум покидает его, он больше всего боится, что успехи, которых он добился, убеждая врачей рассматривать и другие методы лечения, будут оставлены без внимания как бред больного рассудка. Вот почему мы здесь…

– И без слуг.

– Мы давно отказались от попыток найти слуг, которые не разболтали бы о состоянии отца.

– Миссис Поджетт единственное исключение?

– О, миссис Поджетт настолько поглощена своим делом, что не заметила бы даже слона, если бы он вдруг появился на кухне. – Джиллиан умолкла, как только она заметила удовлетворение на лице Камерона. Она только что проболталась, что ему не стоит опасаться миссис Поджетт.

– Ни братьев, ни сестер, которые могли бы неожиданно объявиться?

– Мы одни. – Теперь она поняла причину его упорного интереса к вопросу о слугах.

– Вам повезло.

– Вы действительно так думаете? Брат или сестра могли бы некоторые обязанности взять на себя.

– Скорее они бы вам все испортили. – Он не дал ей времени обдумать это утверждение. – Теперь ваша очередь.

– Что вы потребуете от нас? – спросила она.

– Ничего необычного.

Когда она попыталась сказать, что он одним своим появлением сломал их обычную жизнь, Камерон внезапно заставил ее замолчать, слегка прикоснувшись пальцем к ее губам.

– В ближайшие несколько недель вы должны будете делать то же, что всегда, но я буду ездить вместе с вами, и вы будете представлять меня в качестве нового ученика вашего отца. Я хочу, чтобы местные жители привыкли видеть вас в компании высокого темноволосого мужчины, чтобы солдаты махали рукой, пропуская нас, а констебль и вовсе не замечал меня.

– Не понимаю, каким образом то, что вы займете прочное положение в моем обществе, поможет королю бежать во Францию.

– Вы правы: вполне вероятно, что нам не придется способствовать побегу короля. Карл может отправиться другой дорогой – у него есть неплохие возможности бежать через Кармут или Брайдпорт, а чтобы добраться до моря здесь, в Брайтхелмстоне, ему пришлось бы пересечь практически половину Англии. Несмотря на это, мы должны быть готовы действовать, если потребуется. Наша маленькая группа лишь одна из многих ожидающих и надеющихся, что они пригодятся.

– О!

Странно, но теперь, когда в ней пробудился интерес, Джиллиан была почти разочарована, что их помощь может не понадобиться: Подобное разочарование она испытала однажды, много лет назад, когда ей не дали роль в спектакле, а в результате того, что она принялась настаивать, произошло несчастье.

Джиллиан тут же отогнала воспоминания, как делала это в течение многих лет.

– Значит, вы запугивали нас, и сделали своими заложниками просто так, и будете стараться понравиться местным жителям, не рассчитывая достичь цели.

– Возможно, – спокойно ответил Камерон, – а возможно, однажды ночью вы поедете к морю, и рядом с вами вместо меня будет сидеть Карл Стюарт – высокий темноволосый мужчина, присутствие которого не вызовет вопросов, если сейчас я хорошо выполню свою задачу.

– Но кто придумал такой хитроумный план? – воскликнула Джиллиан. – Вы ничуть не похожи на Карла Стюарта!

– А вы так хорошо его знаете?

– Я ведь только что сказала вам – мой отец лечил его отца, и в детстве я много раз видела Карла Стюарта.

– Он с тех пор изменился.

– Он не мог изменить свое лицо. Вы оба действительно высокие темноволосые мужчины, но у Карла Стюарта неприятное лицо, а у вас… напротив.

Все существо Камерона затрепетало от удовольствия. А почему бы и нет? Ведь она почти призналась, что находит черты его лица более приятными, чем у короля.

– Карл долго находится в изгнании, и мало кому его лицо знакомо так, как вам, Джиллиан. Солдаты знают только, что должны быть начеку, встретив высокого темноволосого мужчину. Я думаю, каждый солдат, увидев меня в первый раз, подумает, что я король; именно этого я и добиваюсь. Когда вы убедите их, что я всего лишь ученик, они потеряют интерес к высокому темноволосому мужчине, разъезжающему в вашем фургоне, и Карл сможет проскользнуть у них под носом, а они будут думать, что это я.

Теперь, когда он соизволил подробно все объяснить, она вынуждена была нехотя согласиться, что в его плане присутствовал здравый смысл, но вслух признавать это не стала.

– Почему вы прямо не попросили нас о помощи? Зачем все эти уловки?

– Добровольно вы не стали бы мне помогать, Джиллиан, поскольку всем своим существом держитесь за привычную, налаженную жизнь. Вы ведь не любите рисковать?

– Рисковать опасно. Рискуя, можно лишиться возможности осуществить мечты целой жизни. – Ей было непривычно вслух защищать принципы, которым она подчинила свою жизнь. Вероятно, скептицизм Камерона вызвал в ней желание доказать ошибочность его суждения о ней, желание настолько сильное, что она немедленно солгала. – Хотя возить вас по округе в своем фургоне не представляется мне таким уж рискованным делом.

Камерон успокоился и, скрестив руки на груди, повернулся к ней спиной.

– Никогда не преуменьшайте опасность, Джиллиан. За пособничество королю вас в лучшем случае могут арестовать, а в худшем – казнить.

– Значит, вы подписали нам смертный приговор, – прошептала она.

– Нет, если мы сохраним в тайне то, о чем вы сейчас узнали.

– Понятно. Мы с отцом рискуем своим именем, репутацией, жизнью, наконец, ради того, чтобы в случае удачной доставки Карла Стюарта во Францию вы и король радостно пошли каждый своей дорогой. Нам же останется скрывать свою роль в этом деле, и хвала Господу, если удастся!

– Если у нас все получится, Карл позаботится о том, чтобы вы смогли вернуться в Лондон, – примирительно произнес Камерон, – Он найдет место вам и вашему отцу, а также слуг, которые умеют держать язык за зубами.

– Я не вернусь в Лондон. Никогда.

– Джиллиан, это может потребоваться независимо от вашего желания.

– Так, значит, вы действительно приговорили меня к смерти!

Он снова повернулся к ней, явно озадаченный.

– Но ведь вы большую часть жизни провели в Лондоне и вряд ли предпочитаете это спокойное, скучное существование светской столичной жизни…

– Для такой женщины, как я, Лондон – скучное место.

– Что вы имеете в виду, говоря о «такой женщине»?

У него же есть глаза, и он не может не видеть, что она не обладает тем очарованием, которое привлекает мужчин. Джиллиан, конечно, не имела в виду недостаток миловидности; иначе Камерон, проявив поразительное стремление вести себя по-джентльменски, будет вынужден говорить банальности, стремясь убедить свою собеседницу в том, что считает ее привлекательной.

Джиллиан также не хотела, чтобы он, отбросив этот поверхностный повод, обнаружил унизительную правду: в Лондоне она никогда не выходила из дома. Одна только мысль об отъезде из Арундел-Форест, об утрате обретенной здесь свободы безумно пугала ее.

– Я не могу… я не могу отсюда уехать.

Теперь Камерон смотрел на нее с такой же заинтересованностью, с какой доктор Боуэн разглядывал человеческий орган, перед тем как начать его препарировать.

– Джиллиан, я когда-то тоже был глубоко привязан к дому, но сердце можно излечить от тоски, если есть чем его отвлечь.

– Не существует на земле такого мужчины, который смог бы оторвать меня от дома.

– О, любовь не единственный способ отвлечься, дорогая барышня. Существует еще месть.

Ах вот как! Оказывается, Камерон жаждал мести… Любопытно, какое зло ему причинили, если ради мести он смог бросить дом и все, что знал и любил.

– В моем сердце нет места ни для мужчин, Ни для мести, мистер Смит. Я стремлюсь только продолжать то, чем занималась до вашего вторжения, и молю Бога, чтобы вы все не уничтожили. Без этих редких вызовов к больным отец был бы по-настоящему несчастен, и скорее всего ему стало бы совсем плохо.

– Вы могли бы вести его практику.

– Это невозможно. Крестьяне ни за что не примут медицинскую помощь от женщины.

– Вы недостаточно доверяете себе и этим людям, Джиллиан, и напрасно стараетесь держаться в тени. Если вы добавите немного риска в свою жизнь, перед вами непременно откроются новые возможности.

Замечание Камерона попало именно в ту часть ее души, в которой она не хотела копаться, и Джиллиан решила на корню пресечь это исследование.

– Больше никаких вопросов и никаких ответов. Не будем продолжать этот разговор. Вы заставляете меня помогать королю, мистер Смит, и заодно вынуждаете меня терпеть ваше присутствие, но вы никогда не сможете убедить меня, что мне это нравится.

Он скрестил на груди руки и сердито посмотрел на нее.

– И еще, мистер Смит, пожалуйста, принесите для себя воду и печенье сами.

Глава 6

Остаток утреннего времени они провели, слушая анатомическую лекцию доктора Боуэна. Несмотря на утверждение отца, что ей не надо присутствовать на уроке, Джиллиан схватила стул, на котором до этого сидел Камерон, и уселась на него с решимостью наседки, садящейся на яйца, для надежности вцепившись пальцами в края сиденья. Камерон тут же представил, как призрак его отца говорит, что настоящий мужчина сбросил бы ее со стула и забрал стул себе, а заодно напомнил бы ей, кто хозяин положения.

И тем не менее он принес себе другой стул. На самом деле Камерон собирался мысленно повторить детали своего плана, но оказался поглощен двойным удовольствием: от лекции и от наблюдения за Джиллиан. Благодаря восторженному изложению доктора Боуэна тема увлекла его, а Джиллиан схватывала каждую крупицу информации с таким интересом, с таким явным желанием научиться, что и в него вселила такое же желание. Она напоминала ему воробья, обманчиво неприметного до тех пор, пока к нему не приблизишься настолько, чтобы заметить радужный блеск оперения, живую сообразительность, умение выбрать самое невероятное место для гнезда и твердость, с которой птичка за него держится. Внезапно Джиллиан повернулась к нему.

– Перестаньте на меня смотреть, как будто собираетесь проглотить, – тихо сказала она.

Камерон никак не ожидал, что его интерес столь заметен; он издал короткий смешок, чтобы замаскировать свою досаду.

– Прошу прощения, но я подумал… что вы очень похожи на воробья!

– На воробья? А себя вы, наверное, воображаете ястребом?

– Что? Гм… да, возможно…

– В самом деле? – Джиллиан подняла бровь. – А вот я сравнила бы вас с кукушкой – с птицей, которая захватывает чужое гнездо и уничтожает все, ради чего трудился бедный воробей. А потом она улетает. Воробью же приходится выгребать грязь, оставленную кукушкой.

– Я пока не улетаю, маленькая пташка. – Он сам не знал, хотел ли этим предостеречь ее или нечаянно проговорился и дал понять, что образ жизни Боуэнов его покорил.

В возможности изучать тайны человеческого тела Камерон находил чарующую притягательность. Ему приятно было осознавать, что это не только его тайны и что то же самое происходит у всех. В голове его даже промелькнула неосознанная и дразнящая надежда, что однажды его знаний окажется достаточно, чтобы помогать людям вылечиться. Он невольно начал понимать, как его младший брат смог легко позволить втянуть себя в дело, которое так дорого обошлось ему.

Камерон резко остановил поток мыслей. Когда-то он поклялся не оглядываться на то, чего не мог изменить, и вот теперь его разговор с Джиллиан открыл старые раны, оживил былую боль.

Услышав шум во дворе, Джиллиан повернула голову.

– Это двуколка миссис Поджетт. – Она встала. – Пойду помогу ей.

– Сидите, Мартин обо всем позаботится, – сказал Камерон.

– Мартин?

– Это мой человек – тот, который спит в конюшне, и вчера вечером занимался вашей кобылой.

– Ах да, Мартин… – Джиллиан покраснела от смущения, и Камерон забеспокоился: накануне вечером он называл это имя, но Джиллиан тогда была в каком-то лихорадочном состоянии. Она успокоилась только после того как закрыла за собой дверь и задвинула щеколду. Уж не страдает ли Джиллиан Боуэн от той же болезни, что и ее отец? Подумав об этом, Камерон с удивлением обнаружил, что ему тягостно допустить такую возможность.

Джиллиан крепко сжала спинку стула, как будто желая отстаивать свое право на это маленькое пространство, несмотря на то, что один незваный постоялец отобрал у нее дом, а другой – конюшню.

– Миссис Поджетт будет смущена неожиданными переменами. Пойду, предупрежу ее.

Отчего-то Камерону показалось подозрительным настойчивое стремление девушки лично встретить прислугу. Может быть, намек на то, что миссис Поджетт способна даже не заметить его присутствия, сделан намеренно, чтобы ввести его в заблуждение и усыпить бдительность, а тем временем Джиллиан хочет сговориться с прислугой и подстроить его арест? Но тут же ему самому стало смешно от собственных фантазий. То он сомневается в разуме Джиллиан, а то приписывает ей такие хитроумные интриги, какие одобрил бы даже его отец.

– Я пойду с вами. – Произнося эти слова, он забыл понизить голос, и тем, видимо, сбил доктора Боуэна с какой-то важной мысли.

– Куда это вы все отправляетесь? – подозрительно спросил доктор.

– На кухню, папа. А ты… Почему бы тебе пока не просмотреть свои записи? – Джиллиан выбежала из комнаты.

Камерон последовал за ней, но нагнал ее только на кухне, где она в раздумье стояла у окна.

Услышав шаги, Джиллиан напряглась и отпрыгнула, как будто угодила в осиное гнездо.

– Я уже говорил, что вам не следует бояться физических посягательств с моей стороны. – Камерон сам удивился тому, насколько его расстроило ее резкое движение.

– Я и не боюсь…

«…а просто презираю вас». Она не произнесла этих слов, но Камерону казалось, что они звучат в ней. Что ж, она не первая, у кого сложилось такое низкое мнение о нем. Впрочем, она и не последняя, если только его планы не сорвутся и его не казнят за государственную измену.

Тем временем Джиллиан открыла дверь, собираясь поздороваться с прислугой, и стояла в дверном проеме, тонкая и гибкая, предусмотрительно придав своему лицу бесстрастное выражение, а миссис Поджетт, выбравшись из запряженной пони двуколки, пустилась в спор с Мартином, который вышел ей навстречу. Внезапно она заметила Джиллиан, прервала на полуслове визгливую ругань и бросила Мартину поводья, а затем быстро пошла по мощеной дорожке к дому, что-то бормоча себе под нос.

– Странные вещи творятся сегодня, мисс Боуэн, – сказала она, едва ступив на порог. – Такой чудный прохладный день, ни мухи, ни оводы не мучают пони, зато старый Фрейли пугает меня до полусмерти и обыскивает мою коляску, заявляя, что где-то поблизости видели полумертвого от голода головореза. Обыскал мою крохотную коляску, как будто я позволю какому-то голодному разбойнику спрятаться у меня под юбками! Потом я приезжаю сюда, а этот мужчина утверждает, что он ваш новый конюший… – Миссис Поджетт повернулась, постучала о косяк двери сначала одним, потом другим носком ботинка и торопливо прошла на кухню. – Глянь-ка: три чашки, три тарелки, а все эти годы было только по две. Вы завтракали вместе с новым конюшим, мисс Боуэн? Так не годится…

Она замолчала на полуслове, увидев стоящего у окна Камерона, и вопрошающе посмотрела на Джиллиан.

– А это еще кто? – спросила миссис Поджетт, когда вновь обрела голос и поняла, что Джиллиан не собирается ей никого представлять. Она посмотрела на Камерона взглядом, к которому он давно привык: женщинам независимо от возраста нравилась его высокая, худощавая фигура, широкие плечи и узкие бедра.

Он слегка улыбнулся, и она послала ему в ответ улыбку. Что ж, это даже приятнее хмурых взглядов и шараханья Джиллиан.

– Ах, мисс Боуэн, должно быть, забыла вас предупредить о моем приезде, – сказал Камерон, заслужив тем самым еще один хмурый взгляд Джиллиан. – Меня зовут Камерон Смит, я новый ученик доктора Боуэна.

– Подумать только, мисс Боуэн забыла сказать мне, что вы приедете! Я так рада, что у доктора наконец будет помощник! Правда, для человека, который искал уединения и покоя, он и так слишком много работает…

Джиллиан занялась соскабливанием застывшего воска с подсвечника, и у Камерона сердце замерло от сострадания. Она так хорошо поработала, создавая видимость полного душевного здоровья отца, что никто не заметил ее трудов, даже прислуга.

– Конюшего я привез с собой, – сказал он, – но, боюсь, от нас обоих вам будет больше хлопот, чем помощи, миссис Поджетт. У нас, мужчин, чудовищный аппетит, а доктор Боуэн его еще больше возбудил похвалами вашей стряпне.

Миссис Поджетт смутилась, покраснела и похлопала себя по груди:

– Я очень стараюсь угодить вкусам доктора. – На ее лице появилась глуповатая самодовольная улыбка, которая тут же сменилась выражением некоторого смятения. – Боже мой! Я собралась сегодня на ужин подать вареное мясо с капустой – но слишком уж обычно. Может быть, послать мясо конюшему, а для вас попытаться приготовить что-нибудь особенное?

– Вареное мясо с капустой прекрасно подойдет всем, – язвительно заметила Джиллиан.

– Глупости! Сегодня этот молодой человек здесь первый день. С вашей стороны очень несерьезно, что вы меня заранее не предупредили. – Миссис Поджетт нахмурилась, показывая Джиллиан свое недовольство, и направилась в кладовку.

– Похоже, вы очень собой довольны, – резюмировала Джиллиан. Громкие звуки из кладовой почти заглушили ее голос: миссис Поджетт с шумом ворочала там мешки и двигала по полкам горшки. – Я не ожидала, что вы опуститесь до флирта со старой женщиной ради того, чтобы добиться ее одобрения.

– С ней это сработало. Может быть, немного флирта поможет мне завоевать и вас, Джиллиан?

Задавая свой вопрос, Камерон надеялся перейти к более мирным отношениям взамен того раздора, который опять возник между ними; однако высказанная вслух мысль прозвучала совсем иначе. Завоевать Джиллиан. Завоевать право распустить тугой узел волос, целовать ее до тех пор, пока губы не покраснеют и не набухнут, как розовые бутоны, и великолепные светло-карие глаза не станут томными от желания, а не враждебными.

На самом же деле ее глаза превратились в наполненные мукой омуты.

– Нельзя быть таким жестоким, мистер Смит, – прошептала она. – Вселиться в мой дом, вторгнуться в мою жизнь и без того достаточно низко и подло. А притязать на меня было бы и вовсе жестоко. – Джиллиан расправила плечи и быстро пробежалась пальцами вверх и вниз по застегнутым пуговицам на вороте платья, плотно закрывающем шею, как будто хотела убедиться, что надежно защищена от расслабляющего действия его дразнящих слов и благодарной улыбки.

Она то и дело сбивала его с толку. Иногда казалось, что Джиллиан рада его искреннему мужскому интересу, но вдруг что-то моментально менялось, ей в голову приходила какая-то новая мысль, и Джиллиан шарахалась от него, как будто он собирался ее ударить.

Впрочем, Камерон винил в этом только себя. Он сам предупредил ее о том, что ему нельзя доверять. Отец, вероятно, смеется в преисподней над его неуместным рыцарством.

– Мы с вашим отцом скоро поедем в деревню, – небрежно сообщил он.

– Зачем?

– Мне надо встретиться с Робертом.

Боже праведный, как легко он поддался соблазну разговаривать с ней как с соучастником, добровольно преследующим те же цели!

– Я не могу этого позволить.

Она была слишком смелая, и в этой неуместной храбрости Камерон тоже винил только себя. Ему не следовало посвящать ее в свои планы, но он позволил себе поддаться очарованию ее ума и надеялся, что она отдаст свою силу его делу, а не потратит на борьбу против него. Он относился к ней скорее как к ценному союзнику, чем как к заложнику, и теперь ему следовало действовать жестко, даже если это еще больше отдалит их друг от друга. В конце концов, степень отчуждения не имела значения: у Джона Камерона Делакорта, до недавнего времени владельца Бенингтон-Мэнора, и Джиллиан Боуэн, дочери уважаемого врача доктора Уилтона Боуэна, не было общего будущего. Когда он осознал это, у него сжалось сердце.

– Вы что-то путаете, Джиллиан, – произнес он с угрожающей мягкостью, – я не нуждаюсь в вашем одобрении.

Она вздрогнула, как от удара, и он сразу почувствовал себя головорезом в темном переулке.

– Отец побоится ехать один.

– Он будет не один, Джиллиан, он будет со мной.

– Вы обещали не выдавать тайну его болезни.

– Я и не собираюсь этого делать.

– Я вам не доверяю.

– Вы можете поехать с нами.

– Благодарю вас, король Камерон Смит. – В глазах Джиллиан промелькнул сарказм. – Как мило с вашей стороны пригласить меня проехаться в моем фургоне рядом с моим отцом.

Ему не удалось запугать ее, как он надеялся, а значит, следовало поменять планы и использовать ее внутреннюю силу. Упрямая и отважная Джиллиан могла бы оказаться полезнее, чем слабая раболепная женщина. К тому же в таком качестве с ней приятнее иметь дело.

– Король Камерон. Мне нравится, как это звучит. – Он с трудом сдержал улыбку. – Мы выезжаем, как только ваш отец будет готов.

* * *

Поездка в Брамбер была мучительной, и Джиллиан подумала, нет ли у Камерона тайного списка испытаний, которым он собирался ее подвергнуть. Может быть, он заглядывает в этот список, когда она поворачивается к нему спиной? Ее последнее язвительное высказывание в адрес Камерона все еще звучало у нее в ушах, когда она сердито вырвала поводья у него из рук, – нахал уселся на место кучера, но она толкала его до тех пор, пока он, насупившись, не передвинулся на середину скамьи. Джиллиан не знала, почему не могла позволить ему править ее лошадью. Она говорила и вела себя как настоящая мегера. Одна часть ее рассудка утверждала, что она имеет полное право наброситься на него в наказание за его деспотизм, другая осуждала за потерю самообладания.

Она молча правила фургоном и мучилась, не понимая, что с ней происходит, почему ей хочется одновременно и извиниться перед ним, и заставить испытать такое же разочарование, такую же бессильную ярость, какую испытывала сама. Тем не менее, всякий раз, когда ее колкости достигали цели, и на гордом лице Камерона появлялось замешательство, ей хотелось, чтобы оно исчезло.

Как она могла прожить столько лет, не подозревая, что в ней дремлют такие сугубо женские желания?

В довершение всего ее отец сохранял бодрость, и Джиллиан приходилось признать, что причиной этого стал Камерон Смит. К ней вновь вернулись подозрения, что, несмотря на долгие часы, которые отец посвятил дочери, передавая ей тайны врачебного искусства, он предпочел бы потратить это время на обучение сына. Видя, как в присутствии Камерона к отцу возвращается разум, она понимала, что ее подозрения обоснованны, и приплюсовывала их к другим нанесенным ей обидам.

Джиллиан всегда считала себя практичной серьезной женщиной, способной при любых обстоятельствах сохранять хладнокровие; однако с появлением Камерона она постоянно пребывала в смятении, охваченная сомнениями и страхами. Он заставил ее сомневаться в смысле собственного существования, в оправдании той жизни, которую она так тщательно выстроила. Он заставил ее понять, что стены, которые она возвела якобы для того, чтобы защитить себя, на самом деле просто огораживали огромное пустое пространство.

Деревенский торговец, поздоровавшись с ними, вывел Джиллиан из задумчивости. Ее мысли витали настолько далеко, что она даже не заметила, как они прибыли на место. В этот раз, покидая дом, Джиллиан не ощутила ни малейшего беспокойства; видимо, беспокойство по поводу того, переживет ли она вторжение Камерона Смита, вытеснило из ее души все прежние страхи.

– Кому сегодня понадобилась наша помощь? – полюбопытствовал Уилтон, пока Джиллиан погоняла Куинни в сторону приятного тенистого места.

– Никому, сэр, – ответил Камерон, – мы приехали в Брамбер, чтобы вы могли меня представить вашим знакомым.

– Представить вас моим знакомым? Прекрасная мысль!

Камерон и доктор Боуэн выбрались из фургона, и Камерон протянул руку, предлагая ей свою помощь.

– Идемте с нами, Джиллиан!

Но она лишь покачала головой и отвернулась.

Ей доставляло удовольствие отказывать ему. Откуда ему знать, что она избегала бывать в людных местах; скорее всего он приписывал ее отказ лишь нежеланию находиться в его обществе.

Камерон не настаивал, он даже не стал напоминать, что у нее нет выбора. Он просто опустил руку и пошел прочь, как будто она для него значила не больше, чем муха, жужжащая вокруг морды Куинни.

Джиллиан сидела по-прежнему прямо, устремив взгляд на облезлую вывеску, раскачивающуюся над дверью постоялого двора «Лоза и сноп». Дверь была закрыта, никто не входил и не выходил, и Джиллиан могла сколько угодно изучать неудачно нарисованные виноградную лозу и колосок.

Поскольку смотреть ей было не на что, она стала наблюдать за тем, как Камерон и ее отец идут по пыльной деревенской тропинке. Она по-прежнему оставалась в фургоне, одинокая и забытая, щеки ее пылали от унижения, но она не могла отвести взгляд от двух удаляющихся фигур.

Из своих лавок вышли пекарь, свечник и портной. Несколько любопытных домохозяек и служанок появились из боковых улочек, чтобы посмотреть, как идет ее отец. Если бы она пошла с ними, ее сейчас охватила бы паника, которая усиливалась бы от ощущения, что она окружена и не сможет пробиться к дому.

Между тем Камерон и ее отец шли свободно, смеялись и совсем не беспокоились о том, что кто-то их задержит и не даст вернуться домой.

Казалось, никто не заметил, что ее не было рядом с отцом, когда он снова и снова представлял Камерона Смита попадавшимся им навстречу людям, причем делал это с такой гордостью, как будто тот был его сыном, а не плетущим интриги роялистом.

Хорошо, что ее отсутствия никто не заметил, подумала Джиллиан. Короткий период просветления поддержит иллюзию полной вменяемости отца. Может быть… может быть, Камерон затеял поездку именно с этой целью?

«Вы будете мне доверять, хотите вы того или нет».

Перестанет ли она когда-нибудь надеяться, что за его действиями кроются добрые намерения? Камерон Смит придумал фальшивую прогулку ради собственных целей. Если она послужила на пользу ее отцу, то это лишь случайность. Значит, ей вовсе не следует испытывать к Камерону чувство благодарности за то, что, осуществляя свои планы, он ненароком подкрепил ее обман.

Джиллиан с невольным любопытством смотрела, как они идут: один высокий, гибкий, грациозный, другой слегка сутулый из-за долгих часов, проведенных над книгами за научными занятиями. Время от времени отец дружески хлопал своего спутника по спине. Один раз Камерон подхватил Уилтона под локоть, когда тот споткнулся на ухабистой дороге. Джиллиан сомневалась, что смогла бы удержать отца от этого падения, но Камерон без труда поддерживал его, пока старик не восстановил равновесие.

Затем Джиллиан услышала тихий смех Камерона, мягкий и заразительный, совсем не похожий на едкую саркастическую насмешку, адресованную ей. Встречающиеся им крестьянки приседали в реверансе, крестьяне приглаживали волосы или решительно протягивали руку для пожатия. Ничего подобного не было ни разу за все годы, когда рядом с отцом была Джиллиан.

Невольно ее пронзила ревность, холодная и острая, как сосулька. Джиллиан вдруг почувствовала себя незащищенной и уязвимой в своем фургоне. Ей бы следовало придумать способ освободиться от участия в подлых планах Камерона Смита, а не сидеть здесь, сражаясь с сомнениями и страхами, которые она считала давно похороненными, но ее словно поразил столбняк.

Неподалеку от постоялого двора на окне дома миссис Хокинг шевельнулась кружевная занавеска. Хотя Джиллиан вынуждена была держаться на расстоянии от других женщин, она невольно чувствовала в этой молчаливой затворнице родственную душу.

Миссис Хокинг была знакома с матерью Джиллиан и очень помогла им с отцом, посоветовав обратить внимание на это тихое, спокойное место, когда Джиллиан написала ей о своем желании подыскать новый дом. Сама она также сбежала в эту деревушку из Лондона.

О миссис Хокинг никто ничего не знал, и никто никогда не видел загадочного мистера Хокинга. А вот с Джиллиан миссис Хокинг держалась не столь настороженно, и вскоре женщины стали больше чем просто знакомыми, хотя и меньше чем настоящими подругами.

Джиллиан выбралась из фургона и, изобразив радостную улыбку, помчалась к дому миссис Хокинг.

Когда дверь распахнулась, горничная миссис Хокинг приветствовала ее реверансом.

– Добрый день, Роза. Миссис Хокинг дома?

– Мисс Боуэн! О, миссис Хокинг будет так рада, что вы навестили ее! – Горничная провела Джиллиан в гостиную и доложила о ее приходе.

Лицо миссис Хокинг засветилось радушием, едва Джиллиан вошла в комнату, собираясь поболтать с ней несколько минут, однако стоило гостье переступить порог, горничная тут же закрыла за ней дверь, и Джиллиан как будто пересекла невидимую границу. Комфорт здесь был иным, чем в ее собственном доме: он действовал благотворно.

Глаза Джиллиан наполнились слезами, губы ее подергивались от сдерживаемых рыданий; к своему ужасу, она вдруг почувствовала, что может только стоять и дрожать.

– Что случилось, мисс Боуэн? – спросила почтенная женщина, подводя Джиллиан к креслу.

Обстановка дома миссис Хокинг была не чужда роскоши: мебель выглядела более красивой, чем у Джиллиан, но шелк и атлас обивки, а также всевозможные заграничные вещи наводили на мысль, что в жизни хозяйки, как и в жизни Джиллиан, произошли потрясения.

Рассматривая окружающую ее обстановку, Джиллиан спрашивала себя, получает ли миссис Хокинг то же утешение, что и она, стремясь сохранить вещи, напоминающие ей о счастливом прошлом.

Миссис Хокинг позвонила в маленький звонок, и горничная моментально просунула голову в дверь.

– Принеси нам воды с лимоном, Роза, – попросила миссис Хокинг.

Неожиданно в ее речи Джиллиан узнала то же тщательно отработанное произношение, которое слышала у Камерона. Ожидание напитка позволило ей немного взять себя в руки, но, когда горничная ушла, она вдруг стала не в меру болтливой.

– Мне… о, миссис Хокинг, я не знаю, что мне сделали, но это ужасно!

– Пожалуйста, продолжайте, дитя мое. – Миссис Хокинг села напротив, прямая и грациозная, как молодая девушка. – Полагаю, ваше отчаяние как-то связано с мужчиной, который стоит на улице с вашим отцом.

Джиллиан кивнула.

– Он приехал вчера ночью и не собирается уезжать.

Сказав это, Джиллиан поняла, что слова не могут передать глубину изменений, внесенных в ее жизнь приездом Камерона Смита. И тут вдруг ей захотелось быть настолько близкой с миссис Хокинг, чтобы называть ее по имени, броситься в ее объятия и выплакать свое отчаяние. До приезда Камерона она никогда не осознавала, насколько была одинока как по собственной воле, так и в силу необходимости; теперь же Джиллиан от возбуждения не могла усидеть на месте. Она встала, подошла к окну и отодвинула занавеску.

Уилтон и Камерон стояли посреди дороги, их окружали несколько мужчин. Все смеялись. При виде этого ее охватил ужас, но, поняв, что отцу никто не причиняет зла, она постепенно успокоилась. Во всяком случае, Уилтон Боуэн казался чрезвычайно довольным.

Миссис Хокинг тоже подошла к окну, и они долго стояли молча. Джиллиан было интересно, очарована ли пожилая женщина так же, как и она, тем, что Камерон Смит на голову выше окружающих и настолько неотразим, что обычно осторожные крестьяне собрались вокруг него, как колибри собираются вокруг особенно ярких цветов.

– Кто он?

– Не знаю. Он назвался, но это не настоящее имя.

– Чего он от вас хочет?

– Я кое о чем догадываюсь, но он почти ничего не подтверждает.

Ей казалось унизительным сознаваться в этом, однако, слава Богу, миссис Хокинг не стала ей выговаривать. Она, кажется, даже не удивилась тому, как мужчина может настолько воздействовать на женщину, что та отступает и позволяет ему распоряжаться ее жизнью.

– Он разговаривает с Робертом Линдсеем, – заметила миссис Хокинг. – Это человек лорда Харрингтона. Я редко вижу его в деревне.

Джиллиан нашла взглядом неприметного парня, который топтался рядом с Камероном, и внезапно узнала в нем человека, который прятался у стены прошлой ночью.

– Значит, Камерон не солгал – Роберт действительно служит у лорда Харрингтона. Вы точно это знаете?

– Угу, – рассеянно подтвердила миссис Хокинг. – Как думаете, что у этих двоих может быть общего, мисс Боуэн?

Джиллиан колебалась. Она не настолько хорошо знала миссис Хокинг, чтобы судить о ее политических взглядах, а строить догадки в такое время было слишком опасно. Она допустила ошибку, придя сюда. Стоит ей рассказать, что Камерон Смит собирается вовлечь Боуэнов в роялистский заговор, и миссис Хокинг может ее выдать.

В этот момент миссис Хокинг сжала ее руку с таким теплом и участием, что Джиллиан опять готова была разразиться слезами.

– Вы можете доверять мне, дитя мое.

– Я и доверяю, – прошептала в ответ Джиллиан, – по крайней мере, теперь я понимаю, что всегда доверяла, иначе не пришла бы сюда в таком состоянии.

– Вы еще сама полностью не сознаете этого. Удивительно, что вы смогли сейчас обратиться ко мне.

В словах миссис Хокинг Джиллиан не почувствовала ни насмешки, ни обиды. Для нее было внове то, что, какая бы сильная она ни была, иногда у нее тоже могла возникнуть потребность в других людях.

– Я поймала себя на том, что смотрю на него и хочу ему верить, и такое было со мной уже раз десять. Камерон предупреждал меня, что я буду ему доверять…

– Большинство мужчин на его месте обманули бы. Как благородно было с его стороны предупредить вас.

Благородно? Джиллиан прижала руку к губам: ей хотелось отрицать это, но она не могла. Она вспомнила, как он сделал вид, что разминает спину, когда ему пришлось бороться с естественным желанием поклониться. А еще его твердая сильная рука удержала ее отца от падения.

– Он сказал, что всему – и плохому, и хорошему – научился от рыцаря.

– Рыцари! Когда я была девочкой, мы мечтали о рыцаре, скачущем нам на помощь. – Миссис Хокинг отодвинула занавеску. – Так что, возможно, этот господин приехал на поиски приключений. Я думаю, он роялист, стремящийся помочь Карлу Стюарту вернуть королевский престол. О, не пугайтесь, дитя мое! Я догадалась бы об этом уже потому, что он так заинтересованно беседует с Робертом Линдсеем…

Роберт Линдсей был человеком лорда Харрингтона, и Камерон упоминал, что имеет влияние на этого лорда. Боже правый! Вся деревня поддерживает роялистов, а Джиллиан, сжавшись в своей скорлупе, об этом не имела понятия.

– Кроме того, – сказала миссис Хокинг, – его волосы.

– Волосы?

Губы миссис Хокинг изогнулись в лукавой улыбке, а Джиллиан не могла оторвать взгляд от волос Камерона: собранные сзади в хвост, они ярко отсвечивали золотом на солнце.

– Он не подстрижен, как круглоголовый.[1] Еще один признак рыцаря. Полагаю, он обладает и другими признаками.

– Он говорит и двигается как человек, воспитанный в благородной семье.

И еще он чрезвычайно вежливый. У него бывают редкие всплески шутливости, и тогда она, несмотря на свою ярость, не может удержаться от улыбки. Но Джиллиан не стала докучать миссис Хокинг такими мелочами.

– Он всегда деликатен. Он обращается со мной как с леди… – Голос ее замер.

Боже милостивый, она перечислила столько достоинств, что Камерона Смита, с ее слов, можно было принять за средоточие благородства и рыцарства. Она еще сильнее задрожала, когда новый порыв доверия заставил ее открыться миссис Хокинг:

– Я сознаю, что… что он полностью завладел моими чувствами, и, к моему стыду, я не оказывала ему достаточно решительного сопротивления.

– Мне известны такие мужчины. – Глаза миссис Хокинг как будто всматривались в прошлое, и Джиллиан подумала: не вспоминает ли она долгое время отсутствовавшего мистера Хокинга? Впервые у нее мелькнула мысль: не была ли безнадежная любовь причиной того, что такая утонченная женщина живет затворницей в глухой деревушке? – Вам может понадобиться немалая храбрость, мисс Боуэн.

– Из-за него на нас в любую минуту могут наброситься люди Кромвеля…

– О! Думаю, вы правы. – При этом миссис Хокинг была настолько удивлена, что Джиллиан поняла: ее предостережение касалось чего-то совсем другого. – Более того, детка, ваш рыцарь не похож на большинство мужчин. Женщина, которая окажется связана с таким мужчиной, должна будет призвать все свои внутренние возможности, чтобы держаться с ним на равных. Есть ли в вас столько силы?

– Я вовсе не хочу быть с ним связанной! – К своему ужасу, Джиллиан почувствовала, что глаза ее опять наполняются слезами, а тело охватывает дрожь. – Я хочу только, чтобы он ушел.

– В самом деле? – Казалось, это заявление еще больше удивило миссис Хокинг.

Глядя на Камерона Смита, Джиллиан подумала, что, когда он уедет, деревня покажется ей еще тише, а жизнь станет еще более пустой, чем прежде. До сих пор она не понимала, что считала скучной свою спокойную, уединенную жизнь.

В самом ли деле она хотела, чтобы он ушел? Миссис Хокинг невозмутимо стояла и смотрела в окно, так что вопрос, звенящий у Джиллиан в ушах, раздававшийся у нее в голове, повис в воздухе, хотя на него и следовало ответить.

Джиллиан с такой силой вцепилась в подоконник, что ее пальцы пронзила боль. Может быть, эта мимолетная боль не позволила ей просто сказать «да».

Увидев, как молодая горничная покраснела и втянула живот, когда Камерон случайно задержал на ней взгляд, Джиллиан почувствовала острый приступ такой ревности, какой никогда до этого не испытывала.

Глава 7

Уилтон Боуэн клевал носом, сидя на своем стуле; одна из его любимых книг соскользнула ему на колени. Огонь в камине тихо потрескивал. Джиллиан сидела возле лампы и занималась штопкой, думая, что они трое составили бы прекрасную картину мирной семейной жизни, если бы их непрошеный гость не вышагивал без конца между своим стулом и окном. Когда Камерон сквозь стекло всматривался в ночное небо, Джиллиан, глядя в его сторону, увидела в окне два отражения – свое и отца.

– Вы, верно, хотите дождаться, пока мы благополучно уляжемся, а потом уже сами пойдете спать, – сказала она, когда его бесконечное вышагивание и быстрые взгляды до предела натянули ей нервы.

– Мне не хочется спать.

– Неужели? А я-то думала, очаровывать целую деревню довольно утомительное занятие!

Камерон слегка улыбнулся, и Джиллиан, понимая, что снова выдала себя, воткнула иголку в воротничок, который старательно подшивала. Нечего было и надеяться, что он не заметил раздражения, которое вызвал у нее радушный прием, оказанный ему крестьянами.

Она повернулась к отцу:

– Папа, ложись спать, пока не уронил книгу в огонь!

– Неужели так поздно? Не может быть, – Уилтон нахмурился, видимо, пытаясь в чем-то разобраться, но тут же лицо его прояснилось. – Ну конечно, Джиллиан! Ты не надела свое красивое платье, значит, мы не можем лечь спать. Нас, наверное, ждут.

– Нет, папа. Уже пора спать.

– Глупости. Нас, конечно, вызывали. В те вечера, когда мы остаемся дома, ты распускаешь волосы и надеваешь свое красивое шелковое платье. – Он снова сел, довольный тем, что сумел внятно сформулировать причину своего замешательства.

– Не сегодня. – Она прикусила губу, чтобы заставить себя промолчать в ответ на удивленное выражение лица Камерона.

Из страха, что его ухмылка станет еще шире, Джиллиан не рискнула хвалить отца за то, что он вспомнил так много. Когда отцу удавалось такое, Джиллиан никогда не скупилась на похвалы, чтобы удержать хотя бы те крохи рассудка, которые у него остались, но сейчас ей не хотелось поддерживать разговор на эту тему.

Зеленое шелковое платье она собиралась надеть вечером и, приложив его к себе, смотрела на отражение в зеркале, гадая, что явилось причиной появления такого красивого румянца на ее щеках: то, что платье ей к лицу, или незнакомое раньше ощущение предстоящего удовольствия. В душе она знала, что дело не в платье, а в мысли об ужине за одним столом с Камероном Смитом – тем самым Камероном Смитом, который, дразня, спрашивал, сможет ли он завоевать ее, если будет с ней заигрывать.

С Камероном Смитом, который предупредил, что нельзя надеяться на его добрые намерения.

В конце концов, Джиллиан повесила платье на место, а всю подготовку ужина свела к тому, что почистила свое платье из ржаво-красной шерсти и провела руками по волосам, чтобы проверить, по-прежнему ли плотно они стянуты в узел. Если бы Камерон заметил, что она ради него постаралась надеть другое платье, этот невежа улыбнулся бы понимающей улыбкой, и она умерла бы от стыда. Но ей не хотелось даже думать о том унижении, которое она испытала бы, если бы нарядилась, а он вообще не обратил на это внимания.

– Когда ты надеваешь зеленое шелковое платье, дочка, то бываешь похожа на свою мать и у тебя на щеках появляется румянец. Отчего ты его не надела?

– Я его отдала, папа, – солгала Джиллиан. – Ты знаешь, как пуритане осуждают яркую одежду.

– Да, правда. Люди с кислыми лицами и в тусклых одеждах. Я уже почти жалею о том, что лечил молодого Олли Кромвеля во время его первых приступов мочекаменной болезни. Кто мог подумать, что Англия дойдет до такого?

Отец пожал плечами и зевнул, а Джиллиан охватила тревога. Уилтон редко высказывал свое мнение по поводу гнета, наступившего с началом правления Кромвеля, и теперь она не знала, действовал ли он под влиянием Камерона, который говорил то же самое почти слово в слово, или это было свидетельством его крепнущего рассудка. В любом случае высказывать вслух подобные вещи было крайне опасно.

– Вы лечили Оливера Кромвеля, сэр? – удивился Камерон.

– Да, это так. Он был мелкая сошка в правительстве, но вечно надоедал королевским врачам то с одной, то с другой болезнью. Кромвель, несомненно, ипохондрик, но мочекаменная болезнь его не минует, помяните мое слово. – Отец протянул Камерону свою книгу, – Изучите это как следует, Камерон. Я бы вам советовал обратить особое внимание на разделы, касающиеся мышечной системы.

Камерон, ни слова не говоря, взял книгу и, прижав ее к груди, снова зашагал от камина к окну. В том, как он держал книгу у сердца, Джиллиан усмотрела свойственное и ей самой благоговейное отношение к книгам.

Внезапно Камерон остановился и долго стоял неподвижно, а затем аккуратно положил книгу на буфет.

– Не сейчас. Мне придется вас покинуть.

– Вы куда-то уходите?

– Да, на несколько часов.

– А нам… надо ехать с вами?

– На этот раз нет. Мне хочется поближе познакомиться с окрестностями, и я пойду пешком.

– Куда же именно?

Поскольку Камерон молчал, за него ответил Уилтон:

– Молодым мужчинам нужно двигаться, Джиллиан. Не надо расспрашивать доктора Смита, куда он собирается идти. Не следует быть слишком строгой к нашему ученику. Идите, Смит, но постарайтесь вернуться не слишком поздно.

– Я думаю, мисс Боуэн едва успеет свыкнуться с мыслью, что меня нет, как я снова буду стоять на пороге. – Камерон прошел в комнату, где хранились медикаменты. Миссис Поджетт приготовила ему кровать наверху, но, когда она ушла, мужчины осмотрели комнаты на первом этаже и решили освободить для Камерона место посреди медицинских принадлежностей. Когда он оттуда вышел, то в руках держал маленький аккуратный сверток со своими вещами.

То, что гость принес свою верхнюю одежду, было еще одним примером учтивости, о которой Джиллиан говорила миссис Хокинг. Мужчине с такими длинными руками и ногами, как у Камерона, было бы трудно одеться и ничего не повредить в тесной комнате, где вдоль стен стояли полки, забитые ценными лекарствами. Несмотря на это, Джиллиан предпочла бы, чтобы он собирался в своей комнате, и тут же выругала себя за свою комнату, как будто у него было право одеваться где бы то ни было в ее доме.

Однако он ее ужасно смущал. Она не могла заставить себя не смотреть, как его мягкая батистовая рубашка выбивается из-под брюк, когда он через голову надевал тяжелый шерстяной камзол. Камерон заткнул за пояс нож в ножнах, и Джиллиан была потрясена, когда осознала, что теперь в ее доме находится такое смертоносное оружие.

И тут же она увидела еще один пример его обходительности: он не угрожал оружием, чтобы навязать свою волю.

Камерон проверил, как сидят сапоги, потом спрятал волосы под шляпу и накинул на плечи длинный черный плащ.

Туда, куда он собирался, ему грозила опасность, и Джиллиан это чувствовала. Сердце ее громко стучало.

– Пора спать, папа, – сказала она. Чтобы скрыть свое смятение, она попыталась убедить себя в том, что сердце так колотится в надежде, что Камерон, может быть, уйдет и больше не вернется, а вовсе не от внутренней уверенности в грозящей ему смертельной опасности.

– Мартин посторожит вас, пока меня не будет, – пообещал Камерон. Возможно, он хотел предупредить ее, чтобы она ложилась спать и не делала попыток сбежать. И все же в душе у Джиллиан поднялась горячая волна уверенности, что он хотел ободрить, дать ей знать, что кто-то будет оберегать ее в эту долгую темную ночь.

Она склонилась над рукоделием, так что Камерон не заметил, как вскружила ей голову эта уверенность.

Когда струя холодного воздуха коснулась щеки Джиллиан, она подняла голову. Он ушел. Ушел молча и не прощаясь.

С уходом Камерона у Джиллиан пропало и чувство уверенности в том, что о ней позаботятся; рука ее дрогнула, и иголка вонзилась в подушечку большого пальца. Джиллиан едва сдержалась, чтобы не вскрикнуть. Из пальца потекла кровь, и несколько капель упало на платье, но на ржаво-красной шерсти они были совсем незаметны, и Джиллиан невольно обрадовалась, что не надела зеленое платье.

Уложив отца в постель и приготовившись ко сну, она забралась в кровать, подоткнула под себя одеяла и лежала в ожидании, когда на нее снизойдет знакомое ощущение умиротворения. В тишине было слышно, как она дышит, как бьется ее сердце. В доме всегда было так же спокойно, также пусто, но, как ни странно, биения собственного сердца она раньше не замечала.

Неизвестно, сколько времени она пролежала без сна, возможно, несколько часов, как вдруг в коридоре раздалось шарканье шлепанцев отца. Уилтон подошел к ее двери, но Джиллиан не могла разглядеть его лицо, только неясные очертания седой шевелюры, наподобие нимба распушившейся вокруг его головы, колыхались в темноте.

– Молодой доктор Смит еще не вернулся, Джиллиан? Я очень беспокоюсь за него. Сегодня ночь на редкость темная…

Она никогда не доставляла отцу ни малейшего беспокойства: раньше была домоседкой, а теперь не отваживалась без него выходить из дома. И конечно же, ей даже в голову не приходило ночью тайком ускользнуть из дома. То, с какой готовностью отец начал беспокоиться за Камерона Смита, невольно покоробило ее.

– Разве ты не помнишь, как он поглядывал на небо, перед тем как уйти, папа? Смит специально выжидал, пока облака закроют луну. Я уверена, что с ним все в порядке.

– Он у нас совсем недавно. Что, если он заблудится в темноте? Мы даже не зажгли свечу для него.

Проклятие! Не хватало только поставить на подоконник свечу, чтобы указать этому негодяю дорогу к ним домой.

– Он не заблудится, не беспокойся!

– Ему надо еще освоить мышечную систему. Ужасно, ужасно! Университетское образование сейчас совсем не такое, какое было в мое время. Я всю ночь не спал – лежал и обдумывал, чему должен его научить. И я молюсь, чтобы он не споткнулся в темноте и не повредил голову.

Сострадание и боль разрывали ей душу. Судя по замечанию отца, ему, хотя и временно, стало лучше настолько, что он теперь мог горевать из-за утраты своих умственных способностей. Дай Бог, чтобы это потянулось подольше, но не принесло ему страданий. Если для его блага надо облегчить жизнь Камерону Смиту, то она подавит свою гордость и зажжет маленькую свечу.

Джиллиан откинула одеяла, подошла к отцу и взяла его за руку.

– Я сделаю то, что ты просишь. А теперь отправляйся в постель.

– О, Джилли, мне жаль тратить время на сон, когда голова такая ясная…

– Я знаю, папа. – Он уже давным-давно не называл ее этим ласковым именем.

У Джиллиан дрогнуло сердце, когда отец притянул ее к себе и крепко обнял, успокаивая. Ему не приходило в голову так ее обнять, даже когда им приходилось совсем плохо, а ей эти объятия были так нужны! Прижавшись к отцу, она чувствовала радость оттого, что может еще раз испытать это, и горечь от сознания, что долгим период просветления у него не будет, а также сожаление при мысли, что все это произошло благодаря появлению в их доме Камерона.

– Мы с этим справимся, правда, Джилли?

– Правда, папа. – Джиллиан не была уверена, имеет ли он в виду планы Камерона или черную преисподнюю своего слабоумия. Какая разница? Все равно они будут сопротивляться, независимо оттого, какое испытание им уготовано.

Внезапно она почувствовала себя сильной, сильнее, чем когда бы то ни было.

– Тебе лучше лечь спать, это пойдет на пользу здоровью.

– Так ты не забудешь про свечу?

– Не забуду.

Отведя отца в спальню, Джиллиан принесла из кладовки оплывший огарок свечи и, борясь со своей совестью, попыталась зажечь почти сгоревший фитиль. Она обещала зажечь свечу для Камерона Смита, но вовсе не обязана использовать для этого новую, которая будет гореть всю ночь. Ставить свечу на окно она тоже не собиралась.

В конце концов, Джиллиан на несколько дюймов приоткрыла ставень и поставила огарок свечи на каминную полку, решив, что он будет гореть не дольше часа.

Теперь Джиллиан могла спокойно спать, зная, что сдержала данное отцу слово, и в то же время не сделав почти ничего, чтобы облегчить Камерону Смиту возвращение домой. Однако сон по-прежнему не шел к ней. Она не считала минуты, но совесть уже начинала ее мучить из-за жульничества со свечой, когда она наконец услышала, что Камерон вернулся.

Стук шагов внезапно замер, и Джиллиан почудилось, что она услышала тихий возглас удивления, как будто зажженная для него свеча тронула его холодное сердце.

Вздор. Она слышала, как он задул свечу и вышел в коридор, ведущий в его комнату. Довольно долго было тихо. Джиллиан знала, что глупо воображать, будто он помедлил, всматриваясь в узкий коридор, где находилась дверь в ее комнату, слегка приотворенная на случай, если ее позовет отец. Затем он снова начал двигаться, и она услышала глухой звук, с которым Камерон расстилал в темноте соломенный тюфяк. Только тогда она заснула, вдыхая запах растопленного воска.


На следующий день миссис Поджетт встревожилась, обнаружив, что в кладовке осталось всего полбуханки хлеба.

– Я вчера только испекла четыре буханки. Этого хватило бы до конца недели, – ворчала она.

– Мы сейчас кормим еще двоих мужчин, – напомнил доктор Боуэн.

– Мужчин с непомерным аппетитом, – добавила Джиллиан, искоса глянув на Смита, как будто это он съел весь хлеб. Камерон ничего не ответил – видимо, он счел неразумным ввязываться в обсуждение бушующего в нем неудовлетворенного аппетита. Кроме того, он не съел этот хлеб. Он его украл. Он спрятал хлеб в мешочек в своей комнате, и с тех пор чувство вины не давало ему покоя. Одно дело навязывать Боуэнам свою волю, и совсем другое – красть у них еду, чтобы накормить умирающих от голода роялистов.

«Настоящий воин просто берет все, что ему нужно. – Насмешливый голос отца так и звучал у него в ушах. – Ты слишком мягок, мой мальчик. Ты никогда не будешь достоин звания рыцаря. Почему твой младший брат не родился первым? У него были и характер, и задатки настоящего рыцаря! Возвращайся к своему фермерству…»

Вина за украденный хлеб удручала Камерона и, по всей видимости, была причиной не свойственной ему вялости, отбивавшей у него желание продолжать работу, благодаря которой он стал бы в деревне известной личностью. Он весь день ничего не делал, только смотрел на Джиллиан, когда она работала, и пытался себе представить, как она выглядела бы в шелковом зеленом платье, которое, по словам ее отца, она иногда надевала, с распущенными и вьющимися по плечам роскошными волосами.

Камерон знал, что, если бы она своими руками месила тесто и пекла хлеб, он ни за что не украл бы его.

– Ваш ягодный кустарник требует обрезки, да и огород выглядит довольно запущенным, – небрежно сказал он.

– Когда мы приехали, сад был уже заброшен, – потупившись, ответила Джиллиан. – Цветы – папина страсть, и мы расчистили небольшой участок под его розы.

– Если не возражаете, я займусь остальным.

– Но в этом нет необходимости…

– На левом углу дома оторвалась водосточная труба, а на втором этаже подгнил один подоконник, ведь так?

– Вы можете перестроить мой дом от фундамента до крыши, но этим не исправите того, что нам причинили.

– Мне нравится исправлять вещи и ощущать на руках землю, – проворчал он.

Весь день Камерон провел во дворе и в саду, работая в поте лица. Он починил водосточную трубу и подоконник, обрезал отплодоносившие ветки малины и выдрал корни разросшихся сорняков. Насколько он мог судить, Джиллиан ни разу не выглянула, чтобы посмотреть, как у него идут дела. Впрочем, ему это вовсе не было нужно, поскольку он делает все это не для того, чтобы произвести не нее впечатление.

Убрав тяжелый камень из розовых кустов, Камерон выпрямился. Он тем не менее ожидал, что простое женское любопытство заставит выйти посмотреть, как идут дела.

Джиллиан с отцом закончили ужинать, когда Камерон, войдя в дом, приблизился к очагу и некоторое время постоял у огня. Как только немного стемнело, он снова вышел из дому и, прихватив спрятанный в конюшне мешок с хлебом, направился в лес.

Мешок бил Камерона по спине, пока он быстрым шагом шел через луг, двигаясь так быстро, как будто люди Кромвеля, преследуя его, наступали ему на пятки.

Наконец он добрался до спасительного леса. Ветер раскачивал верхушки деревьев, ветки стучали у него над головой, как кости скелета. Листья печально вздыхали у него под ногами, когда он наступал на них, шагая к назначенному месту.

Видимо, его люди рискнули разжечь костер, и Камерон учуял запах дыма за сотню ярдов, но огонь хорошо замаскировали – он не заметил даже намека на слабый проблеск. Трое мужчин, Баско, Родермел и Квинт, уже ожидали у костра.

– Где остальные?

– Ушли с трофеями поглубже в лес, – отрапортовал Родермел.

Камерон одобрительно кивнул и снял с плеча мешок с хлебом. Ему следовало подождать, но Баско выхватил у него из рук мешок, и Камерон понял, что тем, кто ушел охранять фургон с трофеями, теперь ничего не достанется.

Он старался не замечать их грубые манеры, когда они разламывали хлеб на куски и запихивали в рот, – голодным людям было не до изящных манер. Чтобы отвлечься от их чавканья, он вернулся мыслями к Джиллиан. Интересно, какой длины у нее волосы и насколько глубок вырез ее шелкового платья?

Ему нестерпимо захотелось побежать обратно, как он раньше бежал из дома, но Камерон знал, что никуда не денется от этого видения. Как бы быстро он ни бежал, образ Джиллиан будет везде его преследовать.

– И это все, что ты нам принес? – недовольно спросил Баско, проглатывая последний кусок хлеба.

– Этот хлеб был рассчитан на всех, а не только на вас троих, – высокомерно сказал Камерон.

– Хлеб! – Баско сделал неприличный жест рукой. – Солдатам нужно мясо. Вам надо получше о нас заботиться, а то мы почистим деревенские дома.

– Нам нельзя трогать крестьян, Баско, – заметил Родермел, бросая выразительный взгляд в сторону Камерона. – Лорд Харрингтон предупредил, что нам может понадобиться их помощь.

– Когда я пришел в отряд, лорд Харрингтон не говорил такую ерунду, – буркнул Баско. Он явно насмехался над Камероном. – К тому же я не милорд, и старый пьяница не соизволил снизойти до разговора о моих вкусах.

– Я тоже не милорд. – Камерон невольно расстроился при мысли о том, что опять ввязался в спор.

– Нам может понадобиться помощь крестьян, – повторил Родермел. – У тебя слишком горячая голова, чтобы командовать этим отрядом, Баско. Лорд Харрингтон то же самое тебе говорил.

Малоутешительно, что во всем отряде только один человек старается прислушиваться к голосу здравого смысла.

– Любому, кто приблизится к деревенскому дому без моего разрешения, не придется больше заботиться о своем желудке. В преисподней еду не подают.

– Вам легко говорить, – Баско сплюнул, – вы хорошо устроились. А у нас нет служанок, которые готовили бы нам еду, и нам тоже хочется, чтобы молодые девицы возили нас по дорогам…

Кулак Камерона уже устремился к ребрам Баско, но тут Квинт встал между мужчинами.

– Мы больше не голодны, – заверил Квинт. – Не обращайте внимания на Баско. Нам просто стало скучно здесь сидеть и ждать, пока что-то произойдет.

Баско, местный арендатор, только благодаря своей агрессивности приобрел небольшое влияние в Западном союзе и руководил этой маленькой бандой, пока лорд Харрингтон не завербовал Камерона. Теперь Баско не скрывал своей обиды из-за того, что его сместили, и использовал любой повод, чтобы позлить Камерона. Если бы у Камерона был выбор, он с треском выгнал бы мерзавца из отряда, но где тогда набрать людей для борьбы за дело роялистов? Баско был безжалостен, и это могло со временем оказаться полезным, несмотря на его бесконечные вспышки негодования.

– Я знаю, что вы разочарованы, – признал Камерон, понимая, что Баско не придаст значения скрытому в этих словах извинению. В ответ Квинт коротко кивнул и сел, согнувшись у огня, между Баско и Камероном. – Я тоже разочарован. Завтра я пойду в деревню и посмотрю, что из еды можно будет купить, не возбуждая особого любопытства.

– Только тот, кто притворяется учеником, может сказать такую глупость, – ответил Баско. – Веем известно, что хозяева недокармливают своих учеников. Никто в деревне не усомнится, что старый Боуэн морит вас голодом.

Камерону была отвратительна мысль, что старого доброго доктора могут принять за скрягу. Он еще раз подумал о том, что чем скорее избавится от присутствия Баско, тем лучше.

– Пойду посмотрю, что там с трофеями.

– Может быть, вы что-нибудь стянули у Боуэнов, чтобы туда добавить? – Баско воинственно выпятил подбородок. На этот раз его злоба казалась даже сильнее, чем всегда, и объяснить это можно было лишь тем, что Камерон устроился жить в доме, а не в лесу. Но Камерон не попался на удочку.

– Боуэны достаточно жертвуют для нашего дела. Я не буду принуждать их делать больше.

В ответ Баско лишь что-то пробурчал.

– Что ты сказал?

– Я сказал, что ваш брат не стал бы с ними церемониться.

– Но моего брата убили, не так ли? – Камерон выглядел внешне спокойным, тогда как его вновь охватила боль из-за смерти Риордана.

– Точно. И все же он в последний раз посмеялся над вами, пока еще был жив. – Баско хмыкнул, и Камерон сцепил руки, чтобы не ударить по его гнусному лицу.

– Пойдемте, я покажу вам, где Саймон спрятал трофеи. – Квинт схватил Камерона за руку.

– Хорошо, пошли.

– Я с вами. – Баско ловко сплюнул в огонь. – Меня заставят продавать этот старый хлам, и я не могу дождаться, пока наш командир назовет немыслимую сумму, которую нужно выручить от продажи.

Камерон всегда сам оценивал стоимость вещей, пожертвованных на дело спасения короля, – ему приходилось этим заниматься с тех пор, как Баско однажды вернулся с горстью монет после продажи драгоценностей и одежды стоимостью в несколько сот фунтов. Арендатору вырученная сумма, несомненно, показалась огромной, а для организации, которой постоянно требовались деньги, потеря оказалась настоящим ударом. Баско озлобило это доказательство его незнания стоимости ценных вещей, и Камерон старался произвести подсчет суммы, которую можно было выручить, не тыкая Баско носом в его невежество.

Камерон всю жизнь вел эту тонкую политику – сначала с отцом, теперь с Баско, и ему это порядком надоело. Судя по тому, что он потерпел неудачу с отцом, не было смысла ожидать успеха и с Баско.

Ночь была темна, а луна надежно спряталась за тучами, и Камерону пришлось зажечь факел, чтобы осветить трофеи. Он сунул осмоленную палку в огонь и, пока шел к фургону, тщательно укрывал пламя своим плащом. Квинт шел следом, а за ним брел Баско, что-то тихо бормоча себе под нос.

Поздоровавшись с толпящимися около фургона людьми, Камерон посветил мерцающим факелом над грудой сваленных на полу сокровищ. Ему хотелось зарыдать от чувства утраты. Он провел пальцем по необычайно красивому серебряному распятию, и сердце его сжалось. Кто же пожертвовал сокровище, которое сотни лет хранилось в семье? Крест был явно старинный и изготовлен с поразительным мастерством.

Камерон прекрасно знал все, что приходилось предпринимать тем, кто жертвовал эту фамильную драгоценность: они втайне нанимали сочувствующего роялистам свечника, который изготавливал восковую форму изделия, передавали ее серебряных дел мастеру для покрытия самым дешевым, самым тонким слоем серебра, а затем заменяли подлинное сокровище копией на случай, если какой-нибудь приверженец республики спросит о местонахождении хорошо известной вещи.

Так делали по всей Англии отцы и матери молодых людей, выступающих на стороне короля, жены и дочери мужчин в возрасте. Они опустошали стены и шкафы своих домов, лишали страну ее наследства, уничтожая сотни произведений искусства, жертвуя семейные состояния. Камерон и сам поступил точно так же с сокровищами Бенингтон-Мэнора: он отдал все для спасения Карла Стюарта и выведения Англии на путь свободы и новых возможностей.

Серебро, золото – все было свалено как попало. Зачем беспокоиться, если все будет переплавлено, чтобы снабдить деньгами тайную армию короля. Среди вещей стояло несколько сундуков. Камерон открыл один из них и увидел роскошные меха, которые, несомненно, придется тайно переправлять во Францию, потому что никто не решится купить и носить их здесь, в Англии, на глазах у пуритан.

Во втором сундуке были чьи-то яркие шелковые платья. Хорошая ткань, но пуритане благосклонно относятся только к одежде темных цветов. За эти платья можно будет выручить лишь часть их стоимости, да и то при условии, что с них заблаговременно удалят кружева.

Камерон покопался в хорошо упакованных вещах, надеясь, что кто-нибудь догадался засунуть на дно сундука сапоги, но его пальцы наткнулись только на что-то завернутое в полотно. Он потянул за шнурок, стягивающий сверток, и увидел скользкое шелковое платье, при свете фонаря сияющее как расплавленное золото. Женское платье, несомненно, дорогое сердцу той, которая пожертвовала его, – ведь оно было так заботливо упаковано.

Несмотря на то, что в неверном свете факела трудно было как следует что-либо рассмотреть, он был уверен: такое платье выгодно оттенит золотые искры глаз Джиллиан.

Нахлынувшие неясные мечты, грезы о том, как она будет выглядеть в шелковом платье с распущенными волосами, заставили его решиться.

– Это я куплю сам, – сказал он, удивившись тому, каким скрипучим вдруг стал его голос. – Я заплачу больше, чем за него дадут, если продавать обычным путем.

Квинт осклабился.

– Теперь мы знаем, почему мистер Камерон не может наполнить наши утробы, – он слишком влюблен в мисс Боуэн, чтобы думать о еде.

– Так вы покупаете это платье для мисс Боуэн? – Родермел покачал головой. – Эй, Баско, может быть, именно это тебе следовало сделать, когда ты приглашал ее покататься?

– Ты приглашал мисс Боуэн кататься? – Камерон в изумлении уставился на Баско.

– А что такого? Еще совсем недавно в деревне я был на хорошем счету. У меня имелась славная ферма, дела мои шли хорошо. Так что я вовсе не перешел границы, когда пригласил ее покататься – многие девушки сочли бы это за честь. Только вот она меня отшила. Конечно, я же не сын рыцаря,– Баско словно выплевывал слова, – и мне не свалился с неба замок.

Ярость вспыхнула в душе Камерона, но он быстро ее погасил. С платьем он допустил ошибку; но позволить себе показать, насколько ему не нравится, когда о Джиллиан говорят как об обычной женщине, как о задравшей нос барышне, которая заносчиво отклонила приглашение арендатора, было бы катастрофой. Зная Джиллиан, нетрудно предположить, что она отказала Баско из нежелания оставлять отца без присмотра.

– Впрочем, я только потом рассмотрел, что она слишком тощая, – продолжал Баско, – слишком чопорная для меня, да и упрямая тоже. Я хочу женщину с пухлыми губами, с ямочками на щеках и чтобы в голове у нее была одна-единственная мысль: как мне угодить.

Факел в руке Камерона дрогнул. Теперь он понимал, за что Баско так его ненавидел. Кроме того, он знал, что чопорность Джиллиан происходила из страха быть застигнутой в затруднительном положении.

– Довольно болтать о мисс Боуэн, – оборвал он Баско.

– А леди позволит вам надеть не нее это платье, или вам интереснее будет его снимать? – не унимался тот.

Камерон бросил факел на землю, и пламя погасло.

Тут же двое его людей бросились к нему и схватили его за руки, а остальные не стали церемониться с Баско. Кто-то сильно ударил его в челюсть, и теперь он бесформенной грудой лежал у ног Камерона.

– Не обращайте внимания на Баско, – шепнул на ухо Камерону Квинт. – Его, конечно, здорово задело, когда лорд Харрингтон передал вам командование отрядом, но гораздо больше его разозлило то, как легко вы вселились в дом к мисс Боуэн.

– Я не оставил ей выбора.

– Это точно. И у вас, конечно, нет на нее никаких видов. Только с Баско вы полегче, мистер Делакорт, – сейчас для нас важен каждый человек.

Камерон дышал так часто, как будто пробежал целую милю, но в конце концов он глубоко вдохнул и заставил себя расслабиться, а затем, соглашаясь, коротко кивнул. Те, кто удерживал его за руки, убедившись, что к нему вернулось самообладание, отпустили его.

– Скажите этому сукину сыну с поросячьими глазками, что он должен выручить не меньше четырехсот фунтов. – Камерон сам удивился тому, насколько ровно прозвучал его голос. Однако он не мог сделать вид, что не заметил оскорблений Баско. – И еще скажите, что если он еще когда-нибудь произнесет имя мисс Боуэн, то это будут его последние слова.

– Вы же знаете, ему нравится злить вас.

– Тем более он сильно пожалеет, если сделает это еще раз.

Камерон собрал всю свою волю, чтобы, переступая через Баско, не пнуть его.

– Я пошел домой, а вы будьте начеку, – произнес он на прощание и быстро зашагал в гостеприимное безмолвие леса. Домой. Вот уже два года как он не вспоминал это слово. Весьма странно, что неудобный соломенный тюфяк на полу комнаты-кладовой с медикаментами он воспринимает как дом, но именно это воспоминание влекло его, заставляя преодолевать долгий утомительный путь.

И все же ему надо быть осторожнее. Смотри-ка, – распекал он себя, – готов убить человека за слова, которые может сказать кто угодно». Завернутое в холст платье поскрипывало под рубашкой, куда Камерон его засунул. Он защищает ее честь, приносит ей подарки, о месте, где ждет Джиллиан, думает, как о своем доме… Не рано ли?

Дом.

Сама мысль о доме подняла в его душе такую острую тоску, что Камерон чуть не споткнулся. Он потерял свой дом, а путь, который теперь избрал, лишал его всяческой надежды обрести другой.

Глава 8

Камерон маленькими глотками пил заваренный Джиллиан чай с мятой, но к печенью даже не притронулся, как будто все еще обижался на нее за то, что накануне она его заподозрила в воровстве хлеба, и теперь он собирался в отместку морить себя голодом.

Джиллиан ожидала, что его измученный вид вызовет у нее удовлетворение, но вместо этого она заметила темные круги у него под глазами, необычную бледность и вспомнила, что Камерон весь день проработал у них в саду. Теперь ей хотелось, чтобы он съел и свое, и ее печенье.

– Нас с отцом пригласили приехать сегодня утром к сквайру Хортону из-за разыгравшейся у него подагры, – сообщила Джиллиан.

– Как это – пригласили? – Услышав новость, Камерон выпрямился.

– Вчера вечером, пока вас не было, пришел слуга сквайра.

– И он спокойно прошел внутрь?

– Мартин проводил его до двери, а потом стоял рядом, пока слуга рассказывал, в чем дело.

Камерон сдержанно кивнул, как будто его единственной заботой было услышать, что Мартин выполнил возложенные на него обязанности охранника. Джиллиан ждала, что он спросит, держала ли она язык за зубами, не выдала ли настоящую причину его появления в доме, но он промолчал, только залпом допил чай.

– Я уж начал думать, что вашего отца больше никто не вызовет. Сейчас я буду готов.

– Плохая отговорка! – Она с отвращением швырнула салфетку. – Я могла отправить присланного обратно с запиской, в которой рассказала бы все, что здесь произошло, и республиканские солдаты могли бы уже ждать вас, чтобы арестовать.

– Отчего же вы этого не сделали? – Он откинулся назад и рассматривал ее, прищурив глаза.

Она открыла было рот, чтобы ответить, но ее гнев растаял под пронизывающей силой его взгляда. Ей было неспокойно оттого, что все внимание Камерон Смит сосредоточил на ней одной и его загадочные глаза смотрели только на нее.

– А может, сделала, хотя, может быть, и нет. Все равно вы бы не узнали…

– Если бы вы меня предали, Джиллиан, я почувствовал бы это сердцем – так же как и вы.

Она почувствовала бы, если бы Камерон желал ей зла. О Боже! Джиллиан чуть не затрясло. Она знала это почти с самого начала, осознавала это своей женской сущностью, при его прикосновениях скорее трепетала от волнения, чем дрожала от страха. Камерон добровольно не причинил бы ей вреда, так же как она не сделала бы ничего такого, что могло привести к его аресту, осуждению; и казни, отделению этой благородной головы от широких сильных плеч.

«Вы будете доверять мне, хотите того или нет, – предупреждал он. – Вы увидите, что начнете заботиться обо мне, воспринимать мое дело как свое собственное».

– Вы так во мне уверены, – прошептала она. – Тот рыцарь, который учил вас, как похититель и похищенный…

– Это… – он прервал ее и постучал себя по груди напротив сердца, – это не имеет никакого отношения ни к похитителю, ни к похищенному. Я не хочу о них говорить.

Камерон оттолкнулся от стола, поднялся и наклонился над ней, держась руками за крышку стола. Он ничего не говорил, а она смотрела на него в упор, и голова ее кружилась от услышанного.

Если бы другой мужчина прижал руку к сердцу, это было бы равноценно объяснению в любви, по меньшей мере, признанием в нежных чувствах. Со стороны Камерона Смита, сделавшего ее своей пленницей и заявившего, что спокойно пошлет ее на смерть, если это будет соответствовать его целям, такой жест может оказаться уловкой, с помощью которой он пытается подчинить ее.

– Встретимся на улице, когда Мартин пригонит фургон, – наконец сказал Камерон, и вместо ответа она лишь молча кивнула.


Нога сквайра Хортона распухла до таких угрожающих размеров, что было невозможно даже надеть на нее носок, и поэтому он уложил ее на горку из диванных подушек. Покрытая волосками кожа покраснела, натянулась, и теперь казалась покрытой пчелиным воском от лодыжки до колена. Джиллиан сразу стало жаль старика – ему было очень больно.

– Опять вы пьете портвейн, – принялся распекать сквайра Хортона Уилтон.

– Совсем капельку, друг мой. – Лицо Хортона стало таким же красным, как и нога.

– Я сам видел размеры ваших бокалов; Вам приходится наливать гораздо больше капельки, чтобы просто смочить такой бокал изнутри, не говоря о том, сколько достается вам.

– Взгляните на его ногу, коллега, – подозвал доктор Боуэн Камерона, – и дайте ваши рекомендации.

Камерон присел на корточки возле распухшей конечности сквайра и так свирепо нахмурился, что Джиллиан подумала, не намерен ли он справиться с подагрой с помощью одной только злости. На этот раз Камерон оказался в затруднительном положении, и ему надо было как-то скрыть свое невежество. Он украдкой бросал взгляды то на больную ногу, то на доктора Боуэна, и Джиллиан показалось, что она прочла намек на просьбу о помощи, что так не соответствовало его свирепому виду.

Джиллиан следовало бы посмеяться над ним, однако вместо этого у нее возникло странное ощущение, будто Камерона все это и в самом деле сильно волнует. Для человека, не заинтересованного в той работе, которую он сейчас делает, не имело смысла так волноваться по поводу возможной неудачи в постановке диагноза.

Джиллиан не могла отделаться от чувства, что у Камерона в жизни было слишком много таких неловких моментов, и он стал чрезвычайно болезненно реагировать в тех случаях, когда не оправдывал возлагаемых на него надежд.

– Поговорите с ним, доктор, чтобы отвлечь внимание от боли, пока вы его осматриваете, – шепнул Камерону Уилтон.

– Гм… сквайр Хортон, ваш садовник очень умело делает обрезку, – сказал Камерон. – Я редко видел деревья, обрезанные лучше, чем у вас.

– О, вы разбираетесь в садоводстве? – Сквайр Хортон подался вперед, но тут же застонал, так как от этого движения под его ногой сместилась подушечка. Он снова откинулся в кресле.

– Садоводство меня весьма интересу… интересовало. – Камерон пощупал ногу сквайра, как будто проверяя персик на спелость, и больной громко вскрикнул.

Садоводство! Джиллиан не могла себе представить менее подходящее занятие для того, кто объявил себя отъявленным разбойником. И в то же время оно соответствовало решительности, с которой Камерон очистил огород от сорняков и исколол все руки, вырезая малину. Она легко могла представить его руку, держащую свежее сочное яблоко, или его, взбирающегося на дерево, чтобы вырезать отмершие ветки и позволить плодовому дереву давать больше фруктов.

– Ваши рекомендации по поводу ноги сквайра, доктор Смит, – напомнил доктор Боуэн.

Камерон проглотил слюну, прочистил горло, затем снова сглотнул.

– Пиявки? Пустить кровь, чтобы ослабить давление изнутри?

Тяжелое дыхание со свистом вырывалось из горла испуганного сквайра, и Джиллиан захотелось, чтобы Камерон лучше честно признался в своем невежестве относительно лечения, чем унижался таким образом. Пиявки и кровопускание были одной из причин недоверия людей к цирюльникам, которое зачастую распространялось и на врачей. Сквайр Хортон тут же подтвердил это.

– Кровососы! Они высосут из меня всю кровь! – взревел он. – С каких пор вы опекаете помешанных на крови цирюльников, Уилтон? Вам надо было оставить этого парня в яблоневом саду.

– Тихо, тихо! Доктор Смит только недавно получил образование, а в университете теперь учат некоторым чересчур радикальным методам. – Доктор Боуэн старался успокоить взбешенного сквайра. – С гордостью могу сказать, что я, возможно, внес свой вклад в этот курс. Вы знаете, я считаю, что пришло время врачам-терапевтам и хирургам-цирюльникам работать вместе. Однако все это не для вашего случая. Доктор Смит скоро научится видеть отличие.

– Я склоняюсь перед вашими знаниями, доктор Боуэн, – сказал Камерон именно с той долей облагороженной униженности, которая сейчас требовалась. Он и в самом деле, извиняясь, склонил голову, и что-то в этой самоуверенной голове, склоненной, но не пригнутой, заставило радостно забиться сердце Джиллиан. – Мисс Боуэн, безусловно, тоже могла бы дать прекрасные рекомендации.

– Горячие компрессы. – Джиллиан говорила быстро, не ожидая одобрения отца, как она это обычно делала. – Начинайте обертывать от пальцев и поднимайтесь до колена. Меняйте каждый час.

Рука сквайра дрогнула, как будто лечение ему пришлось по вкусу больше, чем если бы он мог взять бокал своего любимого портвейна.

Уилтон важно кивнул.

– Есть еще один метод, о котором я читал. Он очень старый – его забросили, заменив новыми методами лечения. Печально, что мы теряем связь с древней мудростью.

– Ну же, Уилтон, не томите!

Старый доктор отчего-то замешкался и принялся прочищать горло. Сейчас он выглядел глуповато.

– Нужна собака, – наконец выдавил он.

Сквайр и Камерон насторожились, а Джиллиан с изумлением посмотрела на отца. Она уже не помнила, сколько времени прошло с тех пор, как он называл способ лечения без ее подсказки.

– Что там насчет собаки, папа? – прошептала она, опасаясь, что его предложение могло оказаться всего-навсего очередным помутнением рассудка.

Уилтон задумчиво нахмурился.

– Кажется, я помню, что читал где-то… Ах да! В этом есть смысл. Пусть старая собака свернется у вас в ногах и спит. Пациент обнажает больную ногу и кладет ее на собаку. Тепло животного поднимается вверх, проходит сквозь ногу и приносит облегчение.

– Ей-богу, Уилтон, в этом и правда что-то есть. – Хортон схватил колокольчик и начал изо всех сил трясти его. – Карсон, сейчас же принеси из конюшни старую собаку! – крикнул он торопливо вбежавшему слуге.

– И пусть мальчик выберет у нее блох. Отвратительные твари, вечно прыгают и сосут кровь! Надеюсь, вы не хотите заболеть еще чем-нибудь? – Доктор Боуэн недовольно пожевал губами.

– Собака плюс вращательные движения и горячие обертывания, которые предложила мисс Боуэн, быстро поставят меня на ноги. – Хортон снова позвонил в свой колокольчик и приказал появившемуся слуге: – По стакану вина всем моим гостям!

У Джиллиан закружилась голова. Совет человеку, который не может отказаться от вина, положить больную ногу на спящую собаку не особенно отразился на репутации доктора Боуэна, но сегодня впервые за месяцы, а может быть, и за годы ее отец извлек хотя бы такой крохотный кусочек из болота своего помраченного рассудка.

А тут еще и Камерон Смит. Глядя прямо на нее, он предложил ей назначить лечение, и она это сделала, не вызвав возмущения сквайра. Хортон даже не удивился тому, что женщина осмелилась давать советы, касающиеся его здоровья. Воспоминание засияло, разгоревшись от искры ее успеха, и она маленькими глотками стала потягивать вино, в первый раз предложенное ей сквайром. Оттого, что путь к успеху был тяжел, он казался еще слаще; однако в этой сладости имелась слабая примесь горечи от осознания, что причиной всего явился Камерон Смит и его нелепое предложение, его скандальная дерзость, заставившая ее переступить границы, которые она сама себе очертила.

И все же сквайру ее мысль понравилась больше, чем идея Камерона. Он дал слово применить ее, делать вращательные движения и обертывания, а также последовать совету ее отца. Теплое свечение разгорелось еще ярче. Когда они вернулись домой, миссис Поджетт неодобрительно посмотрела на Джиллиан и положила руку на узел с постелью, которую Камерон свернул и забросил на шкаф, – он сделал это, чтобы никто не наступил на его ложе, когда понадобится войти в медицинскую кладовую.

Завернутое в холстину платье, которое он накануне ночью принес домой, лежало на узле с постелью.

– Кто-то вышвырнул доктора Смита из комнаты, которую я для него приготовила, – заявила миссис Поджетт, с подозрением глядя на Джиллиан. Кровать опять накрыта, как раньше, даже нет места для хранения вещей.

– Виноват, что свел на нет плоды вашей тяжелой работы, миссис Поджетт. – Камерон подмигнул, давая понять, что ценит ее заботу. – Просто я не привык к такому прекрасному жилью. Мне стало не по себе наверху, вот я и перебрался сюда…

– Гм, вот оно что… – Миссис Поджетт снисходительно улыбнулась, а потом неодобрительно взглянула на Джиллиан. – Мисс не любит выходить из дома. Молодой доктор не может спать выше первого этажа. А потом мы узнаем, что старый доктор не может сидеть в гостиной. – Она фыркнула и с гордым видом отправилась по своим делам.

Не любит выходить из дома…

Пока миссис Поджетт разглагольствовала, Джиллиан не произнесла ни слова, но теперь Камерону стало понятно, почему она постоянно сидит дома. Обычно женщины стремятся навещать подруг, делать покупки или просто в хорошую погоду выходят подышать свежим воздухом, а она даже не вышла посмотреть, что он сделал у нее в саду.

Решив после поразмыслить над этим, он обратил внимание на то, что доктор Боуэн с неприкрытым любопытством смотрит на сверток, а Джиллиан бросает на него косые взгляды.

– Посылка из дома? – не выдержав, спросил доктор Боуэн.

– Вовсе нет, сэр.

Камерон был уже немного знаком с настроениями и причудами старика и знал, что его надо чем-то отвлечь от продолжения расспросов. Проклиная порыв, в котором приобрел платье, он решил сказать правду.

– Это подарок. Подарок для мисс Боуэн.

– Для меня? – Джиллиан вскинула голову. Ее глаза засияли от возбуждения – как видно, рассеянный папаша нечасто радовал ее подарками.

Теперь, когда Камерон сознался, что хотел сделать ей подарок, он не мог дальше ждать ее реакции и, принеся сверток, положил его Джиллиан на колени.

Пальцы ее сразу скользнули к узлу, но внезапно остановились.

– Откройте, – сказал он не допускающим возражений тоном, к своему удивлению, обнаружив, что его сильно задело бы, если бы она отвергла подарок, даже не взглянув на него.

И тем не менее Джиллиан собиралась отказаться от подарка. Судя по ее гордо поднятой голове, она подозревала, что Камерон собирается очистить свою совесть, преподнеся ей одну-две безделушки.

– Ну давай, Джиллиан, открывай подарок! – поторопил дочь Уилтон. – У тебя давно не было никаких удовольствий.

Джиллиан посмотрела на отца со страстной надеждой, которая всегда появлялась при возникновении у него признаков чувствительности. Уилтон Боуэн рассматривал сверток и ковырял пальцем холст с нетерпением ребенка в рождественское утро. Наконец она покорно улыбнулась ему и ловко развязала узлы.

Жесткий холст развернулся и открыл островок золотистого шелка. Скользкая ткань стекала ей на колени, накрывая ее всю, начиная от груди, расплавленным золотом. Это было как дразнящий намек на то, что увидел бы Камерон, если бы она носила его подарок.

– Так вы принесли мне платье… – сказала она невыразительным голосом.

– И цвет его точно подходит к твоим глазам и волосам, – с удовольствием отметил Уилтон. Он захлопал в ладоши, как будто сам купил дочери это платье.

– Я заметил, как хорошо вы шьете, и надеюсь, что вам удастся подогнать его по фигуре, – подал голос Камерон. – При солнечном свете этот золотой цвет будет великолепно сочетаться с отливом ваших волос и цветом глаз.

– Цвет не имеет значения, потому что я никогда не буду носить его. – Джиллиан побледнела, и только на щеках ее пылали два ярко-розовых пятна. Ее отказ прозвучал твердо и решительно, хотя пальцы все еще ласкали сияющую ткань, как будто она гладила не шелк, а любимую кошку. Потом Джиллиан сложила платье и завернула его в холст.

– Ваша власть не простирается на то, чтобы одевать меня как куклу, мистер Смит, – прошептала она.

– Ну-ну, – проворчал Уилтон, – я учитель, а молодой доктор ученик, так что власть у меня, ты все перепутала.

– Правда? – Джиллиан отодвинула от себя сверток с гримасой такого отвращения, как будто перед ней была крысиная отрава. – Почему бы нам не спросить мистера Смита, с какой целью он дарил мне это платье?

– Просто так…

Камерон, знал, что лжет. Он представлял себе, как Джиллиан, длинноногая и соблазнительная, с головы до пят сияющая золотом, с улыбкой на лице идет ему навстречу. – Вы так много потеряли за последнее время, мисс Боуэн. Когда я услышал, что у вас больше нет шелкового платья, то подумал…

– У меня есть все наряды, которые мне нужны и которые я хочу иметь. Когда надо, я прилагаю усилия к тому, чтобы выглядеть как можно лучше, а в последнее время просто не испытываю такого желания…

Джиллиан никогда не уступала, и Камерон знал, какая сила воли требовалась для того, чтобы вопреки хорошим манерам твердо держаться своей линии. Большинство женщин в ее положении к этому времени подобрели бы и уже начали с ним флиртовать, а получив в подарок платье, стали бы радоваться, что их жизнь наконец направилась в нужное русло.

Несмотря на это, он преднамеренно воспользовался платьем и, протягивая его Джиллиан, рассчитывал на то, что женщинами управляет стремление к красивой одежде и украшениям. Увы, в Джиллиан ничто не соответствовало тому, что он знал о женщинах, она не подтверждала ни один из преподанных ему уроков. Теперь, ругаясь про себя на чем свет стоит, Камерон пытался понять, перестанет ли он когда-нибудь ее недооценивать.


Этой ночью Камерон, дождавшись, пока луна спрячется за облаками, опять вышел из дому. Он ушел, не взяв с собой злополучное платье, и теперь оно лежало на столе неопрятной кучей, притягивая к себе и одновременно отталкивая.

Джиллиан не могла поверить, что он принес платье для нее. Она не могла себе представить, где вообще можно раздобыть такую роскошную вещь, не говоря уже о цвете, том цвете, о котором она мечтала, но не могла себе позволить. Такой дивный шелк можно найти только в Лондоне, но, даже живя там, она не могла бы заказать себе столь безумно красивую ткань.

Те немногие женщины, которые ее навещали, посмеялись бы при мысли о том, что неуклюжая невзрачная дочь доктора Боуэна ходит по дому в переливающемся золотом платье. Они стали бы перешептываться у нее за спиной о неспособности Джиллиан Боуэн ослепить мужчину настолько, чтобы он забыл о недостатке у нее природной привлекательности, злословили бы о ее неумении вести светские разговоры, о ее полной несостоятельности в простейшем женском искусстве.

У Джиллиан заболела голова от тугого узла, в который она преднамеренно стянула волосы перед самым ужином, как будто этим можно было отогнать воспоминания о взгляде Камерона и его словах. «Этот золотистый цвет при солнечном свете подчеркнет сияние ваших волос и глаз».

Такие слова могли навести на мысль, что он представлял себе, как она выглядит с распущенными по плечам волосами. Жесткая шерсть ее рабочего платья царапала кожу при каждом движении. Шелк, от которого она отказалась, шелк, который она поклялась никогда не носить, заскользил бы по коже мягко, как прохладная вода.

Прохладная вода. Дождь начался сразу, как только Камерон ушел, и теперь он, шурша, бился о стены и крышу дома.

Джиллиан оторвала взгляд от платья, встала и закрыла ставни.

– Надеюсь, мистер Камерон не простудится, – заволновался Уилтон.

Джиллиан не раз оказывалась довольно близко к их непрошеному гостю и знала, что внутри у него горел неукротимый жар, жар, который охватывал все, что находилось рядом с ним.

– Он не простудится, отец.

– Правильно, он здоровый парень. Но тебе надо было надеть это платье ради него, Джиллиан, – тогда доктор Смит ушел бы сегодня работать с образом красивой женщины в душе. Когда твоя мама провожала меня в дорогу, она старалась выглядеть как можно лучше, и это меня вдохновляло.

– Доктор Смит не работает сегодня вечером, и, пожалуйста, не сравнивай Камерона Смита и меня с собой и мамой.

Однако Уилтон был слишком захвачен своими воспоминаниями, чтобы обратить внимание на ее просьбу.

– О, твоя мама так хотела видеть, как ты повзрослеешь и влюбишься, Джилли! – Он расстегнул ремешок, который всегда носил на шее, и открыл маленький медальон, чтобы посмотреть на спрятанную в нем миниатюру. – Она говорила мне, что научила бы тебя искусству носить яркую одежду, потому что ты сложена не хуже ее. Еще она хотела научить тебя как-то по-особому причесываться. – Его взгляд перескочил с ее тусклого платья на туго стянутые в узел волосы. – Если бы я был внимательнее, когда она об этом говорила! Ты была слишком мала, когда моя дорогая супруга умерла, и, конечно, ничего не помнишь.

– Я помню, что она была красивая.

Пока убийцы не изуродовали ее. Больше Джиллиан ничего не видела, потому что мама кричала: «Беги, Джилли, беги домой…»

– Я считал, что она была очень красивая, – прошептал Уилтон, – но она так не думала и говорила, что я смотрю на нее глазами сердца, а не рассудка. Кстати, Джиллиан, что ты об этом скажешь? – Он вложил ей в руку открытый медальон.

Джиллиан тысячу раз смотрела на эту миниатюру. Она всем сердцем хотела, чтобы образ матери стал более реальным, чем случайный обрывок в памяти или улыбающееся изображение на выполненном маслом портрете.

Легким прикосновением Джиллиан погладила лицо на миниатюре. Те же волосы, те же глаза, тот же нос она видела, глядя в зеркало, но было и едва уловимое различие. Черты лица Элизабет Боуэн не были красивы, но у нее был вкус, который Джиллиан в себе развить не сумела.

– Камерон смотрит на тебя глазами сердца, – сказал Уилтон.

От мысли, что Камерон Смит смотрит на нее хотя бы с десятой частью того чувства, которое испытывал отец к ее матери, сердце Джиллиан бешено заколотилось.

– У него нет сердца.

– Глупости. Без сердца он бы умер.

– Я сказала это не в буквальном смысле, папа. Он просто… притворяется, что я ему интересна, чтобы обманом привлечь меня к себе.

– О, неужели ему нужно прибегать к уловкам, чтобы понравиться? По-моему, Смит красивый парень. В деревне дамы были им просто очарованы.

– Папа, не надо, пожалуйста. – Джиллиан отчаянно хотелось прекратить этот разговор. Плохо уже то, что ее отец лелеял романтические планы относительно нее и этого негодяя, но еще хуже казался ей тот трепет, который охватывал ее, когда она представляла, как кружится перед Камероном в золотистом платье и смотрит в его темно-синие глаза, теплые и одобряющие.

Пожалуй, надо сжечь это злополучное платье, и она его сожжет. Да, сожжет! Она даст Камерону еще один день, чтобы избавиться от платья, а потом искромсает золотистую материю на куски и бросит их в огонь.

– Не мешало бы снова оставить для него зажженную свечу, сегодня ветер особенно завывает… – задумчиво произнес Уилтон.

– За последние дни он изучил в округе каждый дюйм. Ему не нужна зажженная свеча, чтобы найти дорогу домой.

Отец посмотрел на нее с грустью.

– Я не сознавал, что тебе не у кого было учиться женской мягкости, Джиллиан, и теперь жалею, что слишком любил твою мать, из-за чего не женился второй раз. Этим я сильно навредил тебе.

Ну вот, теперь отец думает, что ей не хватает женской сердечности – и это после всего, что она сделала за последние годы, чтобы защитить его. Ей стало до боли обидно. Колени ее подкосились, и она рухнула на стул, а Уилтон потихоньку зашаркал по коридору к своей спальне.

Джиллиан не представляла, как долго ей удастся выдержать все это. Она закрыла глаза и сделала глубокий шумный вдох, а затем собрала всю свою волю и окружила себя ею, как накидкой. Камерон Смит сказал, что отберет три недели ее жизни. Прошло четыре дня, только четыре. Осталось семнадцать. В каком-то отношении бесконечные, но вынести их можно. Она вытерпит еще семнадцать дней.

Джиллиан встала, чтобы в последний раз за этот вечер подложить дров в камин, и тут обнаружила, что Камерон об этом уже позаботился: аккуратно отгреб золу и положил в огонь внушительную охапку поленьев. И все же она готова была поспорить на свое лучшее ожерелье, что ему не пришлось сражаться с чурбаками так, как иной раз приходилось ей. Он даже не спросил, не возражает ли она против того, что он взял на себя ее работу.

Джиллиан ожидала всплеска негодования в душе, ярости, от которой ее затрясет, и вот вместо этого она греется у огня, разведенного для нее Камероном, смотрит на золотое платье и гадает, что выгнало его из дома в такую жуткую ночь. Жажда выпить эля? А может, встреча с женщиной?

Может быть, он найдет способ утолить свои аппетиты в эту жуткую ночь и в следующий раз, когда уйдёт из дома, возьмет платье с собой. А когда Джиллиан опять поедет в деревню, она увидит, что одна из стоящих на рынке женщин одета в тот самый золотистый шелк…

Глава 9

От громкого стука дерева о дерево Джиллиан проснулась и села в постели. Ставень стучит на ветру? Нет, незакрепленный ставень не мог стукнуть так тяжело, да к тому же все ставни с вечера были закрыты. Стук, который она услышала, был достаточно силен, чтобы разбудить ее, так что, вероятнее всего, это захлопнулась дверь кухни.

Скорее всего, Камерон Смит вернулся оттуда, куда его носило в такую бурю, и, судя по звукам, вернулся пьяный.

Джиллиан услышала сильный удар носком сапога по ножке стула, и тут же стул заскользил по деревянному полу кухни. Камерон приглушенно выругался, потом раздался неясный звук, как будто тяжелое мужское тело не слишком аккуратно плюхнулось в кресло ее матери.

Наверное, он там сидит, и с него стекает вода, а противный запах эля и бог знает чего еще впитывается в поблекшую бархатную обивку.

Нет, она не позволит этому невеже испортить мамино кресло! Она не позволит ему подняться наверх и спотыкаться там в своей пьяной неуклюжести. А отец, если проснется, может сколько угодно продолжать разглагольствования о подарке Камерона и отсутствии женственности у Джиллиан с того места, на котором он их прервал.

Сверкнула молния, дождь хлестнул по окну. Джиллиан ни за что на свете не вышла бы из дома в такую ночь. Она знала, что мужчины устроены по-другому, и не сомневалась, что Камерон бросил вызов стихии только ради того, чтобы осушить несколько пинт эля в «Лозе и колосе». Может быть, он там заигрывал с молоденькой служанкой… Может быть, он пообещал ей платье из золотого шелка.

Джиллиан сдернула с вешалки шаль, закуталась в нее и быстро пошла по коридору в переднюю. Ложась спать, она заплела волосы в длинную свободную косу, которая теперь мешала ей под шалью, и ей пришлось протянуть руку и освободить волосы. Перекинув косу через плечо, Джиллиан заметила, что конец ее расплелся, но заплетать заново не стала, ей надо было спасать мамино кресло.

Она приготовила сотни, тысячи гневных слов, которые собиралась обрушить на Камерона Смита… Но все они исчезли, как только она на него взглянула.

Камерон сидел, наклонившись, прижимая руку к бедру; волосы его висели мокрыми прядями, прилипнув ко лбу и закрывая лицо. Джиллиан решила бы, что он крайне изнурен, если бы не была уверена, что он пьян, как матрос в порту.

У него хватило благоразумия, перед тем как сесть, накрыть кресло вязаным покрывалом, чтобы не испортить бархатную обивку своей мокрой и грязной одеждой.

Душа Джиллиан слегка смягчилась при виде аккуратно постеленного покрывала.

– Вы наследили грязными ботинками на полу, – сказала она намного мягче, чем собиралась.

Камерон поднял голову с таким трудом, как будто она весила не меньше мешка муки, и мрачно взглянул на Джиллиан. Увидев его лицо, она прижала руку к губам, чтобы не вскрикнуть. Боль исказила его черты, глаза потемнели и превратились в бездонные омуты. Над правым глазом зияла глубокая рана, и струйка крови стекала по щеке. На челюсти темнел желтовато-фиолетовый синяк.

– На вас напали, – прошептала она. – О Господи, вы ранены!

Он взглянул на нее удивленно, как будто никого давным-давно не беспокоило, ранен он или нет. Потом на губах у него промелькнула улыбка и тут же сменилась гримасой боли. По этой улыбке Джиллиан догадалась, что если на него и напали, то первым удар нанес Камерон.

– Вам не следовало вставать с постели. – Голос его звучал непривычно хрипло: не было никакого сомнения, что один-два удара пришлись по горлу.

– Да что с вами?

– Ничего особенного.

– Похоже, из вас выпустили пинту крови, если не больше. Определенно что-то произошло.

– Просто я надавал пинков одному тупоголовому ослу, который не понимает слов и не усваивает полученных уроков.

Джиллиан раздражало, как небрежно он отмахнулся от ее беспокойства.

– Вы кого-то убили?

Камерон застыл, как человек, которому нанесли последний, смертельный, удар. Вряд ли это было вызвано тем, что она высказала свое подозрение – ведь в таком случае… в таком случае ему небезразлично ее мнение.

– Я никого не убивал, – наконец произнес он. – Просто кое-кому напомнил, что не потерплю гадостей в адрес человека, которым я восхищаюсь и которого уважаю…

– Так это тот, другой, затеял драку? – Джиллиан терзало любопытство: кто же пользуется столь безграничным восхищением и уважением Камерона?

– Да, он толкнул меня пару раз, – заявил Камерон небрежно, как будто не принимая всерьез рост и силу человека, который способен это сделать.

– Ну, значит, вы упали на голову, потому что других серьезных повреждений нет. По-моему, лечение вам не требуется.

– Неужели вы собирались меня лечить, Джиллиан?

Вероятно, хрипота придала его голосу глубокий тембр, из-за которого ее имя прозвучало как ласка.

– А вы позволите женщине осмотреть ваши раны? – Она сама не знала, почему с таким ехидством бросила ему эти слова.

– Я виноват во многом, но не в том, что преуменьшал ваши способности. Это вы их недооцениваете. Спокойной ночи, мисс Боуэн. – Камерон закрыл глаза и устало откинулся на спинку кресла.

Он отсылал ее с ее собственной кухни! Джиллиан почувствовала жгучее желание защититься, но от кого? От человека, который доверял ей больше, чем она сама доверяла себе?

Камерон провел рукой по лицу, и она увидела свежие царапины у него на костяшках пальцев. Между большим и указательным пальцами на коже горел кровавый полукруг.

– Вас кто-то укусил, – сказала она, охваченная ужасом от этого зрелища, – позвольте мне посмотреть.

– Я сам в состоянии себя перевязать – уж этому-то меня научили.

Джиллиан решила подождать, пока останется одна, и тогда попытаться понять, почему Камерон так недоволен отсутствием у себя медицинских познаний. Казалось, роль врача тяготила его душу, но его слова, его тон говорили об обратном.

– Человеческие укусы часто вызывают последствия, которые не лечат ни горячие компрессы, ни припарки из трав. Надо действовать быстро, чтобы предупредить заражение.

Когда она согнула его пальцы, Камерон снова вздрогнул.

– Джиллиан, у меня все болит с головы до пят, и я не обещаю, что смогу удержать себя в руках, если вы сейчас начнете меня дергать.

Ей показалось, что он хотел напугать ее: весь в крови, свирепый взгляд, да еще предупредил, что у него почти не осталось терпения. Однако она не чувствовала страха: в ней жила глубокая уверенность, что Камерон Смит никогда не причинит ей боль.

– Хорошо, вам сейчас больно, вы подождете до завтра, а завтра не сможете шевельнуть рукой, если я сегодня ее как следует не обработаю. – У Джиллиан не было времени на то, чтобы устроить словесную взбучку человеку, так невысоко оценивающему ее способности. – Пересядьте на пол – я не хочу, чтобы вы испачкали кровью кресло моей матери!

– Оно очень старое, – сказал он с усталым вздохом, – и не такое красивое, как остальная мебель. Я набросил на него покрывало, и я ничего не испорчу, если буду сидеть здесь.

– Это самая ценная вещь, которую мы привезли из Лондона. Мне было всего шесть лет, когда мама… умерла, и я почти не помню, как она выглядела; но иногда, когда я смотрю на это кресло, вижу мимолетный образ мамы, склонившейся над рукоделием.

Джиллиан не знала, почему так много сказала этому невеже, разве что после разговора с отцом она почувствовала, как мама была близка ей духовно. А может быть, она немного подобрела к Камерону из-за того, что он позаботился накинуть покрывало, хотя и не знал, как дорого ей это кресло.

Сердце Джиллиан дрогнуло, когда Камерон неуклюже поднялся. Она вдруг поняла, какое удовольствие ей доставляло наблюдать за ним, любоваться его гибким, прекрасно сложенным телом, без усилий выполнявшим все, что от него требовалось. Даже в том, как он осторожно, с тихим стоном устроился на полу, было немало природной грации.

Джиллиан отправилась в кладовую за целебной мазью. Она быстро оглядела полки, стараясь не смотреть на пустое место на полу, где Камерон расстелет свой тюфяк на оставшуюся часть ночи. Твердое, крепкое дерево; даже слой шерстяных одеял не сможет сделать его удобным ложем для избитых мышц. Что ж, он сам виноват – отказался от удобной мягкой перины наверху ради того, чтобы спать здесь, на полу, и держать их с отцом под постоянным наблюдением. Разумеется, Джиллиан не поддалась глупому порыву побежать наверх и принести ему перину: пол по крайней мере сухой, убеждала она себя, и это лучше, чем ночевать на улице под дождем, где было его настоящее место.

Вернувшись на кухню, Джиллиан взяла небольшую миску и тряпицу. У огня стояло ведро воды для умывания и быстрого приготовления горячего напитка. Она опустилась на колени у камина, рядом с тем местом, где расположился Камерон, наклонила ведро и налила в миску немного воды, потом намочила тряпицу в теплой воде и… замерла в нерешительности.

– Вы боитесь ко мне прикасаться, – усмехнулся он.

– Глупости. – Она дрожала, произнося это слово. Конечно, она дотронется до него, когда будет, наклонившись над ним, осторожно промывать и обеззараживать его рану над глазом или когда возьмет его раненую руку, и будет смывать с нее заразу. Вот только Джиллиан не понимала, почему эта мысль приводила ее в такое волнение. – Я должна дотрагиваться до всех, кого мы лечим!

– Вы всегда стараетесь держаться так, чтобы даже край вашего платья не коснулся моих сапог.

– Это не означает, что я боюсь к вам прикасаться, – пояснила Джиллиан, – я просто не хочу.

Это была ложь. Когда она произносила эти слова, пальцы ее покалывало от желания погладить кожу Камерона, убедиться, что у него нет скрытых ран. Эта потребность шла из глубины ее женской сущности, а не от той ее части, которая начинала действовать, когда Джиллиан выступала в роли врача.

Она снова намочила и слегка отжала тряпицу. От небольшого движения ткань ночной рубашки скользнула по коже, напоминая, что под тонкой шерстью больше ничего нет. Она знала, что в тот момент, когда прикоснется к нему, исходящий от него жар проникнет через открытые места у манжет рукавов, поднимется выше и согреет сокровенные места, до которых никто никогда не дотрагивался. Ее груди напряглись в ожидании, и она порадовалась, что закуталась в шаль, иначе он мог заметить, как под рубашкой затвердели соски.

– Дайте мне мазь, – попросил Камерон, когда ее нерешительность затянулась, – думаю, я сумею сам ее втереть.

– Сначала надо как следует промыть рану. – Переход к безопасной и знакомой роли лекаря помог Джиллиан успокоить биение сердца.

– Я промою ее завтра – не стоит тревожить рану сейчас.

– Нет, именно сейчас. Отец верит, или, вернее сказать, верил, что своевременное промывание предупреждает заражение и гниение. – Ей не хотелось больше говорить о своем беспокойстве относительно человеческих укусов.

– Если Уилтон больше в это не верит, почему вы так настаиваете, чтобы я терпел промывание?

– Я не говорила, что отец не верит в теорию – просто он нечасто вспоминает свои блестящие открытия. – Джиллиан гневно глянула на него, чтобы скрыть внезапно охватившую ее печаль. – Вы должны были об этом догадаться. Вы используете его слабоумие в своих целях, не придавая значения тому, какая это потеря для людей.

Джиллиан не поняла, то ли переместился отсвет огня, то ли раскаяние омрачило черты раненого. Он выхватил у нее тряпицу и начал с силой тереть у себя над глазом.

– Дайте-ка мне. – Джиллиан отставила в сторону миску. – Вы как будто не рану промываете, а серебро чистите. Порез начнет сильнее кровоточить, если вы будете так на него давить. – Она прижала тряпку пальцами, и Камерон, убирая руку, задел их. Из-за охватившей ее при этом прикосновении дрожи Джиллиан чуть не выронила намоченную ткань и нечаянно нажала чуть сильнее, чем требовалось.

– Ой, больно!

– Вы ноете, как маленький мальчик, ободравший коленки.

– А вы мучаете меня как бессердечная гувернантка.

– Только потому, что знаю – это вам принесет пользу.

Камерон ухмыльнулся, и сердце Джиллиан замерло при виде этой белозубой улыбки так близко от ее руки. Она ощутила его дыхание на нежной коже своего запястья, и рука опять дрогнула.

– Ай!

– Клянусь, даже мышь храбрее вас!

– Но вы делаете мне больно! Поговорите со мной, чтобы отвлечь меня.

– Поговорить с вами? Но мне нечего вам сказать.

Его лицо на секунду омрачилось, хотя Джиллиан не делала ничего такого, что могло бы причинить ему боль; затем он махнул рукой в сторону кресла.

– Тогда расскажите о вашей матери.

– Нет! Мы никогда не говорим о маме.

– Никогда? Вы должны говорить о ней, чтобы справиться со своим горем.

– С этим невозможно справиться. Все, что можно сделать, – это спрятать свою боль и скрывать ее от всех. Еще можно остерегаться привязанностей. Если любишь человека, то потеря его разрушает и тебя самого.

Камерон с удивлением взглянул на нее.

– Но если вы так настроены, то никогда не позволите себе кого-то полюбить.

– О какой любви может идти речь, если смерть с такой легкостью забирает любимого человека, а в придачу ломает тебя? – Джиллиан недовольно нахмурилась.

– Воспоминания должны обогащать вас, а не разбивать ваши надежды. Они должны придавать вам силы, а не заставлять прятаться от жизни и дрожать от страха.

– Что вы об этом можете знать? – Ее возмущению не было предела.

– Мой брат умер всего полгода назад. – Голос Камерона наполнился болью. – Его смерть заставила меня заняться тем, к чему у меня прежде не было никакой склонности…

– Например, вести разгульную жизнь в деревне, распоряжаться жизнями невинных людей, позволять себя избивать ни за что ни про что. – Джиллиан фыркнула. – Странный траур, Камерон Смит.

– Продолжить благородное дело – единственный способ скорбеть и даже придать смысл бессмысленной смерти.

– Кто говорил такие вещи? Тот рыцарь, который привил вам манеры разбойника с большой дороги?

– Верно. Хотя бы в этом я его не разочаровал.

Внезапно Джиллиан захотелось узнать, какие отношения связывали Камерона и старого рыцаря, который учил его так извращенно воспринимать мир.

– Может быть, старый рыцарь вел вас не в ту сторону. Бороться с судьбой бессмысленно.

– А если судьба вас всего лишила?

– Все равно ничего не вернешь.

– Вероятно, нет. – Камерон печально покачал головой. – И тем не менее прятаться и закрывать свое сердце от любого чувства, бежать от любви, жить в постоянном страхе потерять того, кто вам дорог, – скверный выбор.

– Это невыносимо! – прошептала Джиллиан. – Вы не говорите ничего определенного ни о себе, ни о том, почему делаете то, что делаете, и еще критикуете мой выбор. Как вы смеете думать, что, вторгнувшись в мою жизнь, получили право осуждать меня и тот образ жизни, который я избрала!

Камерон молчал, слышно было только его дыхание да шипение тлеющего огня; но теперь ей не хватало звука его голоса. Когда она дошла до кровоподтека на подбородке, Камерон вздрогнул и невольно застонал, хотя она нажимала не сильнее, чем раньше.

– Этот ублюдок сломал мне челюсть!

От мысли, что на крепкой, четко очерченной челюсти Камерона навсегда останется вмятина, у Джиллиан по спине пробежала дрожь.

– Постойте, я сейчас проверю, – сказала она, пытаясь его успокоить.

– Тогда вам придется дотронуться до меня, – ответил Камерон, и она только тут осознала, что все время использовала тряпицу как защиту между ним и собой.

– Довольно разговаривать. И сожмите покрепче зубы. – Она была рада, что у нее появилась веская причина заставить его замолчать.

Джиллиан наклонилась ниже, и ее коса перекинулась через плечо. Камерон поднял тяжелые волосы, и свободные кольца обвились вокруг его пальцев.

– Мягкие, – прошептал он, – мягче шелка.

Джиллиан подумала о шелковом платье, которое он ей принес. «На солнце это золото очень подойдет к вашим волосам и глазам!» Тогда она отнеслась к комплименту с презрением, считая его сладкоречивой уловкой, которой Камерон воспользовался, чтобы смягчить ее сердце, но то, как он зачарованно смотрел на обвившиеся вокруг его пальцев волосы, заставило Джиллиан опустить глаза. И тут она увидела золотистые искры, зажженные отсветом огня в ее каштановых прядях.

Камерон не притворялся, он просто заметил что-то… что-то красивое в ней, нечто такое, чего она сама в себе не замечала.

Джиллиан вырвала у него косу и перекинула ее через плечо, а затем прощупала его челюсть. Хотя раненый вздрагивал, когда она нажимала на покрытую щетиной кожу, под которой вздулась довольно большая шишка, скрипа, обычно издаваемого трущимися концами сломанной кости, не было.

– Вам предстоит веселенькое занятие: объяснять нашим пациентам, откуда у вас этот синяк, – сказала она; сдерживая сбившееся от ощущения под руками его тепла и силы дыхание.

– Не беспокойтесь, никто не заметит. Моя борода растет со скоростью сорняков на вспаханном поле; к тому же на мне все быстро заживает. Еще до обеда я буду щеголять бородой, которая могла бы скрыть и что-нибудь похуже этого.

– Значит, ваш внешний вид будет соответствовать вашей сущности – вы будете выглядеть как настоящий разбойник.

– Вовсе нет, потому что, видите ли, во мне нет ничего настоящего…

Камерон откинулся назад и уперся спиной в кресло, а руки вяло сцепил на животе. Глаза он полуприкрыл, как спящий тигр. Но даже несмотря на то что он был в крови, в грязи и покрыт синяками, Джиллиан не составляло труда представить его одетым в шелковые чулки и бархатные штаны с пряжками, с пенящимися на шее и рукавах кружевами. Рыцарь с изысканной речью и изящными манерами…

– А теперь, – в голосе Камерона послышалось предостережение, – идите спать и забудьте о том, что произошло сегодня ночью.

– То, что я помню или не помню, не будет иметь никакого значения, если вы будете разгуливать в таком виде, как будто вас поколотили в уличной драке.

– Всякому, кто необдуманно выскажется по поводу моей внешности, можно сказать, что новый ученик доктора Боуэна, плохо знакомый с домом своего учителя, налетел на дверной косяк.

– Как хотите. – Джиллиан поднялась и направилась в свою комнату. – Я буду в восторге, если вся деревня станет говорить, что вы неуклюжий осел.

Как ни удивительно, на ее оскорбление он ответил улыбкой. Джиллиан вихрем помчалась прочь, чувствуя, как ночная рубашка обвивается вокруг ног, а коса задевает бедра.

– Джиллиан!

Она остановилась, услышав его голос.

– Меня не поколотили.

Она недоверчиво фыркнула.

– И еще, Джиллиан… Я не шутил, когда велел вам забыть об этом. Если кто-нибудь спросит, где я был сегодня ночью, вы должны отвечать, что я уснул здесь, у камина, вскоре после ужина.

Остаток ночи Джиллиан не спала. Волосы оттягивали кожу головы до тех пор, пока она не расплела косу и не распустила их; тогда они рассыпались по плечам, К утру волосы спутаются, но ей не хотелось даже думать о том, чтобы немедленно снова заплести их.

Расстегнув пуговицы ночной рубашки до самой талии, Джиллиан почувствовала свежий воздух у себя на груди, но, казалось, ничто не могло остудить жар, который она вобрала в себя, пока прикасалась к Камерону. А еще ей не давали покоя некоторые вопросы. Где был Камерон этой ночью? Как получилось, что его избили? Что он сделал? И зачем ему непременно лгать ей?

Теперь уже Джиллиан не сомневалась, что, если понадобится, будет лгать ради этого улыбающегося, поддразнивающего ее мужчины, благодаря которому она заметила, что у нее красивые волосы.

Глава 10

Джиллиан рассчитывала, что Камерон будет спать допоздна или сядет у огня, чтобы тепло и время смягчили его боль. Учитывая обстоятельства, она собиралась сделать ему кое-какие поблажки, но только до тех пор, пока не побледнеют самые страшные кровоподтеки.

Вместо этого еще до рассвета она проснулась от негромких шагов – кто-то крался мимо ее двери. По-видимому, Камерон на цыпочках прошел в кухню и с первыми лучами солнца выскользнул из дома через кухонную дверь. Но разве может быть, чтобы он опять ушел? В его-то состоянии!

Джиллиан поспешно скинула с себя ночную рубашку и влезла в ржаво-красное платье. Она уже застегнула почти все пуговицы, когда услышала за домом, в саду, глухой стук, а затем звук входящей в землю лопаты. Вот опять, опять – ритм, в котором работают привычные к земле мужчины: погружение лопаты в землю, металлический стук при разбивании комков и превращении их в мягкую, готовую принять семена почву.

Джиллиан неплохо разбиралась в том, как человеческое тело реагирует на побои – такие, каким Камерон подвергся накануне ночью: каждый наклон, каждый сгиб колена должен был отзываться болью во всем его теле…

Джиллиан открыла ставни. Камерон стоял к ней спиной в сотне ярдов от дома: его темные волосы мерно раскачивались при каждом движении. На нем была рубашка без рукавов, и она заметила, как могучие мышцы напрягаются при каждом погружении лопаты в землю. Джиллиан не в силах была отвести от него взгляд. Она уже оказывалась вблизи от этих мощных плеч, держала в своих руках эти сильные руки, несущие на себе следы драки и жестокости, но не чувствовала ничего, кроме текущих от него к ней потоков силы и доброты.

Камерон работал с неослабевающим напряжением, готовя сад к весне, чтобы тот стал плодороднее и смог обеспечить Джиллиан с отцом, когда их гость уйдет. Он обещал уйти через две с небольшим недели, и отчего-то она ему верила.

– Камерон! – окликнула его Джиллиан. – Камерон! – повторила она и ощутила, как приятно выговаривать, имя, которое женщина могла бы повторять, когда ее душа, охваченная доверием и страстью, ищет смысл в окружающем ее зловещем мире.

Он ее не слышал. Джиллиан прикусила губу, радуясь, что он не заметил ее в тот момент, когда она была особенно уязвима. Ей было страшно сознавать, что она начинает ему доверять. Он предупреждал ее, но, вероятно, имел в виду случайное доверие, а не глубокую веру, которая тонкими нитями опутывала ее сердце. Вместо чувства подчиненности, скованности она ощутила, что ее поддерживают, о ней заботятся. Доверие к Камерону означало, что она сможет жить под защитой этих сильных рук, и не будет нуждаться в иной защите в стенах своего дома для того, чтобы чувствовать себя в безопасности.

Эта мысль одновременно обрадовала и испугала ее.

Джиллиан приготовила завтрак, но Камерон все еще не вернулся из сада; тогда она разбудила отца и усадила его за стол.

– Где молодой доктор Смит? На вызове? – поинтересовался Уилтон, откусывая печенье.

– Нет, папа, он работает в саду.

– А-а. Наверное, возится в земле. – В ответ на кивок Джиллиан он улыбнулся. – Парню следовало бы заняться земледелием, а не медициной. Никогда не встречал людей, так любящих что-то выращивать.

– Думаю, он этим и занимался до…

– До чего?

– До…

До того как нагрянул к ним и с чувством мести, наполнявшим его сердце, взялся управлять их жизнью во благо восстановления английской монархии. Гонимый потерей настолько тяжелой, что он никогда о ней не говорил, выполняя инструкции, полученные от королевского рыцаря, он улыбался ей с ленивой любезностью придворного, и она… Она была слепа, когда приняла его за обычного разбойника.

– Думаю, до того, как потерял свою землю, – прошептала Джиллиан. – Он однажды говорил о своем младшем брате, которого убили, и о том, как смерть брата заставила его заниматься тем, к чему он не привык. Возможно, что брата Камерона схватили за поддержку Карла Стюарта, а их землю Кромвель конфисковал в наказание.

– Кромвель – в наказание? – озадаченно повторил Уилтон.

– Республиканские войска Кромвеля конфисковывали собственность по всей стране, сгоняли с земли целью семьи, если подозревали хотя бы одного члена семьи в том, что он поддерживает короля Карла. Папа, что, если Камерон оставался нейтральным в этой борьбе, но его брат поддерживал короля, и его схватили? Камерон мог из-за этого пострадать. Если все было именно так, то это многое объясняет.

– Многое объясняет. – Уилтон кивнул, но без особой уверенности. – Джиллиан, ты считаешь, я действительно виноват, что спас молодого Олли Кромвеля во время его первых приступов мочекаменной болезни?

– О нет, папа, в этом вовсе нет твоей вины. Прости, пора позвать Камерона завтракать. Он вчера ночью сильно ушибся, и ему надо поесть, чтобы восстановить силы.

– Посоветуй ему пить побольше воды, – крикнул ей вслед Уилтон. – Таково лекарство монархов!

Джиллиан вбежала в свою комнату и, перегнувшись через подоконник, убедилась, что Камерон все еще работает в саду: рубашка его прилипла к спине, мокрый след, сужаясь, спускался к ремню. Она глубоко вдохнула, собираясь окликнуть его, и тут услышала быстрый топот ног – по подъездной аллее кто-то бежал к дому.

Джиллиан устремилась в гостиную, из которой дорога к дому просматривалась лучше всего, – она всегда так делала, когда приближались посторонние. На сей раз это был всего лишь мальчик: он запыхался, лицо его покраснело так, что сразу стало ясно – подросток бежал всю дорогу от самой деревни.

Сперва Джиллиан решила, что кому-то понадобилась помощь врача, и хотела пойти; навстречу гонцу, однако молчаливый, но знающий свое дело Мартин уже перехватил мальчика: низко наклонившись, он внимательно слушал, что тот говорил. Вскоре Мартин увел мальчика, и тогда Джиллиан бегом вернулась в свою комнату – как раз вовремя, потому что Мартин привел парня туда, где, не обращая ни на что внимания, работал Камерон.

Лишь когда Мартин похлопал его по спине, Камерон воткнул лопату в землю. Мальчик повторил свой рассказ, и Мартин, порывшись у себя в кармане, протянул ему монету, после чего Камерон сделал знак, чтобы он уходил, а сам вернулся к своей работе. По тому, с какой силой вонзалась лопата в землю, можно было понять, что он в отчаянии.

Явно встревоженный, Мартин присел рядом с ним на корточки.

Что-то пошло не так. Джиллиан очень сомневалась, что мальчик являлся тайным шпионом Камерона – судя по его виду и поведению, это был скорый на ногу деревенский паренек, которого послали за доктором. Но тогда почему Мартин так предусмотрительно увел его от дома? И почему Камерон его прогнал?

Мальчик, еле волоча ноги и то и дело оглядываясь, медленно шел по подъездной аллее.

Джиллиан никогда не выходила из дому, не потратив сначала некоторое время на то, чтобы подавить внутренний голос, уговаривающий ее остаться дома; она всегда делала не меньше десятка глубоких вдохов, чтобы набраться мужества, читала себе короткую нотацию о том, как глупо взрослой женщине бояться, но сейчас у нее на все это не было времени. Подняв юбки до колен, она помчалась через весь дом мимо изумленного отца на улицу, срезая путь между деревьями, чтобы выйти на подъездную аллею перед мальчиком.

Пока она бежала, ее инстинкт самосохранения пронзительно вопил от страха и умолял вернуться домой. Сердце колотилось все сильнее и сильнее. Джиллиан всхлипывала, пытаясь восстановить дыхание и оплакивая потерю только что обретенного доверия.

– Мисс Боуэн! – отчаянно завопил подросток, как только она появилась перед ним из-за деревьев; в глазах его засветилось такое облегчение, что стало понятно: она была права. Он действительно приходил за ее отцом, и это немного ослабило пульсирующую в ней тревогу. – О, пожалуйста, мисс, вы и доктор должны приехать. Там возле «Лозы и колоса» лежит мертвец – кто-то избил его до смерти.

Выбежав из-за поворота аллеи, Камерон увидел Джиллиан, стоящую на коленях и прижимающую мальчика к груди: услышав хруст веток у него под сапогами, оба они повернули головы в его сторону. В глазах Джиллиан блестели слезы.

– Я велел тебе идти домой, – прорычал он. Паренек начал вырываться, но Джиллиан крепко держала его.

– Прикажите Мартину запрягать Куинни, – сказала она. – Нам с отцом надо срочно ехать в деревню.

– Нет! – Заметив, что она не намерена подчиняться ему, Камерон сжал челюсти. – Вы останетесь здесь.

– Мальчик пришел за нами.

– Да, и он сказал, что тот человек мертв. Нет никакой необходимости отрывать вашего отца от дел ради мертвеца.

– А если он не умер?

– О, он умер, мисс, – снова заплакал мальчик. – Кто-то со здоровенными кулаками разбил ему лицо и…

– Довольно! – заорал Камерон.

Пискнув от страха, мальчик рванулся и пустился бежать по дорожке в сторону деревни.

Джиллиан села на пятки. Она переводила взгляд со шрама над глазом Камерона на шишку на скуле, с нее – на ободранные, покалеченные кулаки. У нее были все основания думать, что ее странный гость имеет прямое отношение к мертвецу, лежащему у деревенского постоялого двора…

Камерона пронзила душевная боль при мысли о том, насколько слаба ее вера в него.

– Вспомните, что уже сказано вам вчера: я никого не убивал. – Резкость, с какой он заявил это, лишь подтверждала главную догадку: она в него не верит!

Никто никогда в него не верил. Отец презирал Камерона за то, что он землю любил больше, чем битву; брат высмеивал за то, что он придерживается осторожного нейтралитета, за неистовое желание спасти Бенингтон-Мэнор и сохранить его для семьи на века.

И вот теперь Джиллиан показала, что также не верит в него. Почему-то перенести этот удар ему было тяжелее всего.

– Вы ничего не выиграете, удерживая нас здесь, зато рискуете все потерять! – Голос Джиллиан звучал ровно, без всякого намека на то, приняла ли она утверждение его о невиновности. – Если мы с отцом не поедем в Брамбер, после того как мальчик всю дорогу бежал, чтобы позвать нас, крестьяне будут удивлены и недовольны. Им будет непонятно, почему доктор Боуэн и его новый ученик не откликнулись на их просьбу о помощи. В результате вы сведете на нет тот успех, которого у них добились.

Она привела спокойные, разумные доводы в поддержку своему желанию ехать в деревню, и ему нечего было возразить.

– Часто в деревне умирают мужчины?

– Нет.

– Чутье подсказывает мне, что здесь что-то нечисто. Это похоже на ловушку: кто-то, кто знает о вчерашней драке, пытается впутать меня в то, чего я не делал.

Пока Джиллиан ожидала ответа, Камерон внимательно прислушивался к себе. Он ошибался, когда думал, что, наказывая себя тяжелой работой, полностью избавится от желания, охватившего его прошлой ночью. Ему хотелось от Джиллиан больше, чем прикосновений врача, обследующего пациента. Грязный, пропитанный потом, с кулаками, бугрящимися болезненными шишками, он все равно хотел притянуть ее к себе, обнять и поцелуями стереть ее сомнения и страхи. Ему хотелось, чтобы в Англии все стало как прежде и он смог уверенно ввести ее по широким ступеням Бенингтон-Мэнора, показать ей свои плодородные поля, фруктовые деревья и ухоженный скот. Ему до боли хотелось показать ей то, что он так упорно пытался спасти, и поделиться с ней своими мечтами о детях, рассказать о том, что казалось ему гораздо более важным, чем звание рыцаря и сомнительная привилегия обращения «сэр».

– Когда вы нагрянули к нам, то знали, что нас часто вызывают, и мы вынуждены покидать это убежище. – Джиллиан находилась в блаженном неведении относительно того, что творилось у него в душе. – Вы заявили, что вам нужна наша свобода передвижения. Так рот, это плата за свободу.

– Может быть, слишком высокая плата. Она недоверчиво посмотрела на него.

– Если меня каким-то образом свяжут со смертью этого человека, вы с отцом попадете под подозрение…

– Вы с самого начала говорили, что легко нами пожертвуете, – прошептала Джиллиан.

– Верно. Я прекрасно знал, какой опасности вас подвергаю. Это казалось не важным… тогда.

Ее глаза наполнились слезами.

– А теперь это для вас важно? Как я могу вам верить? Как я вообще могу вам когда-либо поверить?

Камерон схватил ее за плечи, не обращая внимания на то, что прилипшая к его пальцам земля может испачкать ей платье.

– Все, что у меня осталось на этом свете, Джиллиан, – это мое слово. Сейчас я даю его вам. Я клянусь, что не имею никакого отношения к мертвецу в деревне. Клянусь, что сделаю все, что в моих силах, чтобы ни вы, ни ваш отец не пострадали из-за того, что помогаете мне. Скажите, что вы мне верите…

Однако ответить ей он не дал, а внезапно наклонился и приник губами к ее губам. Джиллиан была соленая от слез, и когда она обмякла в его объятиях и издала низкий горловой звук, ему понадобилась каждая унция самоконтроля, чтобы только целовать ее, а не раздавить в объятиях, не положить на землю и не укрыться в ее сладком приюте.

Внезапно она высвободилась, отступила на шаг назад, прижала руку к губам и так стояла, уставившись на него.

– Джиллиан, я… – Он закрыл глаза: нахлынувшая волна усталости достигла каждой больной косточки тела. – Простите. – Он махнул рукой, указывая на все и ни на что конкретно: наполовину вскопанный сад, на пустую аллею, по которой убежал мальчик, на ее губы, вспухшие от его поцелуя.

– Нам надо ехать в деревню, – напомнила она.

Он кивнул.

– Если кто-нибудь спросит, я скажу, что вы всю ночь играли в шахматы с моим отцом.

– Вы сделаете это ради меня? – От забившейся в сердце надежды он охрип.

– Не ради вас. – Она глянула в сторону дома. – Ради отца.

Она будет защищать его с яростью львицы, но не потому, что доверяет, а потому, что он зажег огонек жизни в ее отце. Теперь это было самое важное.


Возле канавы стояло несколько крестьян, и было понятно, что именно здесь нуждались в докторе. Джиллиан сжала руку отца. Два мальчика, которые наткнулись на труп, собирая щепки для растопки, сейчас стояли, раздуваясь от важности, глаза у них блестели от возбуждения, а губы были плотно сжаты, чтобы сдержать улыбку в такой неподходящий момент.

– Доктор приехал! – крикнул кто-то, и толпа сразу расступилась, чтобы дать им подойти поближе, туда, где стояла миссис Хокинг. Она улыбнулась, протянула руку и ободряюще сжала плечо Джиллиан. Какая-то женщина улыбнулась Камерону. Арендатор, который однажды приглашал Джиллиан покататься – то ли Хаскер, то ли Баскер, – выглядит так, как будто тоже всю ночь дрался на кулаках. Может быть, из-за стремления Джиллиан найти подозреваемого помимо Камерона, ей померещилось самодовольство во взгляде арендатора, в его распухших губах; он, казалось, улыбался с истеричным злорадством, чего вряд ли следовало ожидать от человека, которого совсем недавно побили.

Джиллиан почувствовала, как что-то коснулось ее локтя, а затем ее охватило основательное, успокаивающее ощущение руки Камерона, придавшее ей сил, когда они приблизились к канаве. К тому же его пожатие каким-то образом облегчило продвижение через плотную толпу.

Джиллиан не хотелось верить. Всю дорогу, пока они ехали в деревню, она боролась с собственным сердцем. Он сказал «поверьте мне», перед тем как ее поцеловать… И едва она начала вспоминать тот поцелуй, все веские доводы против доверия ему разлетелись, как ласточки от зимних холодов.

– Не надо смотреть на него, Джиллиан. – Камерон сказал это тихо, только для нее, но она не обратила внимания на его слова, высвободила руку, подошла к отцу и встала вплотную к нему, дожидаясь, пока крестьяне перевернут труп.

Сначала она увидела только черные синяки вокруг глаз, сломанный нос – и это перенесло ее на двадцать лет назад. В ушах опять звенел мамин крик: «Беги, Джилли, беги домой!»

Она задрожала, и Камерон едва успел поддержать ее. Сильной рукой он обхватил Джиллиан за талию и притянул к себе. Старые демоны отступили от притока сил, который давало ей его прикосновение.

Джиллиан поморгала, и зрение ее прояснилось. Лицо в канаве не было лицом ее мамы… Она прижала руку к губам, чтобы не вскрикнуть, когда узнала покойника.

Роберт Линдсей, помощник Камерона. Человек лорда Харрингтона, источник новостей от короля. Разумеется, Камерон не мог быть причастен к смерти посредника, который играл такую важную роль в его плане. Он умолял ее поверить ему, клялся, что не имеет отношения к этому убийству, а она сомневалась.

– Здорово же его избили, – удивился какой-то крестьянин.

Джиллиан изучала распухшие черты лица с беспристрастностью врача. Некоторые вздутия появились оттого, что труп целый день пролежал на улице, но другие явно возникли в результате ударов тяжелым кулаком. На кулаках Роберта также были следы, говорящие о том, что он пытался защищаться.

Окровавленное лицо Камерона, ободранные кулаки Камерона, лицо Камерона, склонившееся над ее лицом, губы Камерона, ищущие ее губы…

Стало холодно, но не настолько, чтобы ослабить запах опавших листьев, которые топтали крестьяне, и другой, приторный, запах, заглушающий все остальные…

Ленивые мухи жужжали над головой мертвеца.

– Папа, для этого человека уже ничего нельзя сделать? – отчего-то спросила она.

– Для этого человека уже ничего нельзя сделать, – как эхо, повторил доктор Боуэн и отошел от канавы, печально качая головой.

Его заявление прозвучало в тот момент, когда послышался стук копыт, возвещающий прибытие всадника. Фрейли. Имя пробежало по толпе приглушенным шелестящим шепотом.

Констебль ехал в сопровождении республиканских солдат. Он направил коня к краю канавы и несколько минут сидел, глядя на труп Роберта Линдсея. Затем движением подбородка он приказал двоим из своих людей спуститься в яму и заняться телом.

Когда тело подняли на дорогу, один из людей констебля взял труп за ноги, другой ухватил его под мышки. Некоторые крестьяне начали осторожно покидать толпу, но Фрейли остановил их:

– Ни один из вас не уйдет отсюда, пока я не узнаю имя покойника.

Ему никто не ответил. Упрямая и угрюмая толпа с ненавистью смотрела на Фрейли.

– Ну, живей, – поторопил он с деланной веселостью, – должен же среди вас быть хотя бы один человек, который хочет сегодня заслужить благосклонность лорда-протектора. Представьте себе, как благодарен будет лорд Кромвель, когда услышит, что этот человек был сторонником роялистов и его изменнический заговор провалился.

– В нашей деревне нет роялистов, констебль Фрейли, – сказал какой-то старик голосом, дрожащим скорее от страха, чем от старости. – Мы видели, как этот парень что-то высматривал здесь, но никто из нас его не знает: он никогда ни с кем не разговаривал.

Камерон поймал брошенный на него украдкой взгляд сторожа конюшен: тот, очевидно, знал, что старик отклонялся от истины. Всего пару дней назад люди видели, как покойник разговаривал с Камероном Смитом, и тем не менее никто его не выдал. Его сердце замерло, потрясенное непривычной добротой. Эти люди защищали его, а почему они это делали – то ли из преданности доктору Боуэну, то ли из ненависти к режиму Кромвеля, – не имело значения.

Фрейли медленно объехал толпу, и крестьяне инстинктивно сбились потеснее, как это сделали бы овцы. Камерону это было неприятно, но он знал, что, не подчинившись движению толпы, ничего не добьется, а лишь только привлечет к себе внимание.

Он долго не брился, чтобы замаскировать свое побитое лицо, и щетина, которая каждое утро доставляла ему столько мучений, покрыла его кожу от скул до горла, пряча шишку на челюсти. Шляпа его была низко надвинута на лоб, а воротник высоко поднят. Камерон натянул перчатки на свои распухшие руки, которые накануне ночью Джиллиан держала в своих руках, облегчая его боль. Он благословлял ее ловкие прикосновения, которыми она наносила на раны мазь, потому что порез над глазом не очень распух. Перед тем как выйти из дому, Камерон несколько минут рассматривал себя в зеркале и убедился, что выглядит не хуже любого мужчины, который упал по дороге домой, осушив пару лишних кружек эля.

И все же, едва цепкие глаза Фрейли заметили его, констебль насторожился, как хорошая охотничья собака, выследившая добычу.

– Эй, ты! Я не помню, чтобы видел тебя раньше в этой деревне. Подойди сюда!

Камерон коротко кивнул и вышел вперед. Сердце его колотилось так, как будто он несколько часов напряженно копал землю. Сейчас его плану предстояло пройти первую проверку, а для этого ему следует казаться спокойным и равнодушным.

– Это новый ученик доктора. – Старик, который говорил раньше, явно хотел заслужить благосклонность Фрейли.

– Я буду сам судить, кто он такой. – Сделав это высокомерное заявление, Фрейли наклонился и сдернул с головы Камерона шляпу. – Назови свое имя и объясни, чем занимаешься в моем городе.

– Камерон Смит, ученик доктора Боуэна.

– А я что говорил! – засуетился старик.

Фрейли смерил его уничтожающим взглядом, затем стал внимательно рассматривать Камерона, оглядывая его с головы до ног.

– Камерон Смит. Инициалы К и С. Те же инициалы, что и у этого удравшего шакала Карла Стюарта.

Толпа за спиной Камерона притихла, и он выругался про себя, потому что никогда не думал об этой стороне своего вымышленного имени. Хотя… Нельзя ли попробовать извлечь из этого пользу?

– Эти инициалы и мое телосложение недавно причинили мне большие неприятности, констебль. К счастью для меня, все знают, что у Карла Стюарта отталкивающее лицо, а у меня – нет, иначе меня уже арестовали бы вместо него.

Фрейли прищурился, и Камерону показалось, что он собирается отдать приказ об аресте.

– Не правда ли, папа, этот человек ничуть не похож на короля? – Джиллиан подошла к Камерону и встала с ним рядом. Его поразило ощущение духовной близости, которое неожиданно объединило их в противостоянии констеблю.

– Ты имеешь в виду молодого доктора Смита? Ну разумеется, он ничуть не похож на Карла Стюарта. – Уилтон Боуэн похлопал Камерона по плечу.

Фрейли выставил вперед подбородок.

– Мисс Боуэн! Вы ничего не говорили о каком-то новом докторе, когда мы встретились ночью на дороге.

– Это только потому, что тогда он еще не приехал, – учтиво ответила Джиллиан.

Камерон замер от восторга. Интересно, понимает ли она, насколько велика опасность?

Фрейли нахмурился.

– Я вас специально предупреждал, мисс, если заметите чужих…

– Но мистер Камерон не чужой! – Глаза Джиллиан расширились от притворного удивления. – Мой отец подтвердит вам, что мы были знакомы с ним еще в Лондоне.

– Да, были знакомы еще в Лондоне, – повторил доктор Боуэн.

– Ваш покорный слуга. – Камерон протянул Фрейли затянутую в перчатку руку. Констебль долго с подозрением всматривался в его лицо, потом надвинул ему на голову шляпу и… пожал протянутую руку.

– Советую вам подстричься. – Он с силой сжал раненую руку Камерона. – Длинные волосы придают вам дополнительное сходство со Стюартом, и вас опять могут по ошибке принять за него.

От боли Камерон издал неопределенный звук и крепко стиснул зубы.

– Ему нельзя стричься! – Джиллиан, кажется, собралась защитить волосы Камерона от цирюльника Фрейли. – Для пациента безопаснее, если доктор во время работы будет завязывать волосы сзади.

Высвобождая руку, Камерон напрягся, придумывая, что бы такое сказать, чтобы подтвердить свое ученичество у доктора. Сердце его опять бешено колотилось, но теперь уже подругой причине: он сознавал, что выступление Джиллиан в его защиту выглядело гораздо активнее, чем можно было ожидать от подневольной заложницы.

– Хорошо, что лорд Кромвель осуждает употребление портвейна, не правда ли, констебль?

– Что? – Сказанное скорее привело Фрейли в замешательство, чем произвело на него благоприятное впечатление, но смущение констебля тоже было Камерону на руку.

– Портвейн и подагра. Видите ли, между ними есть медицинская связь.

Фрейли недоверчиво хмыкнул, а затем коротко приказал:

– Отнесите покойника на кладбище! – Он повернулся к Джиллиан: – Ваш покорный слуга, мисс!

Констебль пришпорил коня, и многие в толпе облегченно вздохнули, как будто до этого все они, как и Камерон, стояли затаив дыхание.

На Камерона нахлынула буря чувств. Облегчение – поскольку он успешно прошел испытание у приспешников Кромвеля. Удовлетворение – оттого что его план удался и крестьяне его приняли. Удивление – Джиллиан имела возможность его выдать, но не только не выдала, а еще и упрочила его прикрытие.

Однако эти чувства были мелочью по сравнению с той досадой, которая не давала покоя его душе. Джиллиан поверила в него настолько, что сама глубоко втянулась в заговор. Час назад, когда он просил ее доверять ему, обещание Джиллиан необычайно подняло бы Камерону настроение, а сейчас… Сейчас было слишком поздно. Он упрекал себя в том, что, наконец получив желаемое, готов втоптать этот дар в грязь и уничтожить то, чего так страстно желал. А если прибавить к этому то, что человек, который знал его и помогал ему, убит и брошен в канаву…

На Камерона как будто вылили ведро ледяной воды, вернув его к действительности из заблуждения, в которое он сам себя ввел. Он забыл свой собственный совет, данный Джиллиан: не преуменьшать угрожающую ей по его вине опасность. Его потрясла мысль, что в случае чего он не сможет защитить Джиллиан. Не стоит забывать, что со всех сторон его окружают враги.

Он заметил прячущегося в толпе Баско, чья ненависть к Камерону вполне могла поколебать его преданность делу роялистов. Фрейли казался крайне довольным собой, когда разглагольствовал о роялистских заговорах: следовательно, он явно знал больше, чем сказал. Любой из них мог убить Роберта Линдсея, чтобы вытащить Камерона из укрытия и свести на нет усилия по переправке короля Карла во Францию.

И еще Камерон понимал, что следующий удар будет нанесен точнее.

Джиллиан стояла, сложив руки, как в молитве, ее прекрасные глаза сияли, в них читалась радость, смешанная с тревогой. Накануне ночью она немного рассказала ему о смерти своей матери и призналась в своем убеждении, что привязанность к другому человеку может уничтожить и ее тоже. Джиллиан Боуэн, закрывшая свое сердце от любви, уверенная, что в любви нет никакого смысла, поскольку смерть все унесет, уже готова отказаться от этих убеждений. Ей только необходимо увидеть, что он может предложить взамен.

Но ему нечего было ей предложить. Смерть Роберта Линдсея доказала, что даже слово Камерона теперь ничего не стоило. Чтобы спасти Джиллиан, он должен отвергнуть ее любовь и ее доверие. Он должен разбить ей сердце.

Глава 11

Что-то шло не так. Джиллиан почувствовала перемену в Камероне раньше, чем он обернулся к ней и ласково потрепал по подбородку, как это делает любящий дядюшка, когда поддразнивает любимую племянницу. Он доволен ею, он относится к ней с нежностью, но нет в нем никаких признаков той радости и возбуждения, которые поднимаются в ней, а затем откатываются наподобие волн, разбивающихся о скалу. Ничто в нем не напоминало того человека, который ее целовал и просил ему верить.

– Вы были великолепны, мисс Боуэн!

Губы ее задрожали, и Джиллиан сжала их в тонкую линию, чтобы это дрожание по ошибке не приняли за отражение душевной муки.

– Плохо то, что ваша игра оказалась напрасной. – Камерон с сожалением покачал головой и тяжело вздохнул. – А план хорош – он вполне мог сработать.

– Что значит мог сработать? – От удивления она повысила голос, так что некоторые из крестьян оглянулись на них. Заметив это, Джиллиан заговорила шепотом: – Не хотите ли вы сказать, что отказались от плана спасти короля?

– Ну разумеется. Как мы теперь сможем продолжать? – Он посмотрел на нее такими невинными глазами, что она сразу поняла: он лжет. Каждая капля крови Камерона Смита была отравлена коварством. Он что-то затевал.

– Роберт Линдсей не самое важное звено в вашем плане, – предположила Джиллиан. – Вы говорили мне, что каждым его участником можно пожертвовать. Роберт был просто… пешкой.

Она не знала, понял ли он, что ей хотелось сказать; однако стиснутые зубы и нервный тик выдавали его напряжение.

– Все кончено.

– Значит, вы сдаетесь, – сказала она. – Вы предоставите королю Карлу самому заботиться о себе, если он вдруг пойдет в этом направлении.

Камерон кивнул.

– И вы спокойно будете продолжать заниматься своим делом, ожидая, что мы с отцом заживем, как раньше, как будто ничего не случилось?

– Как только я уйду от вашего отца, все именно так и произойдет.

Волна негодования снова нахлынула на нее. Так он собирается уйти! Ей захотелось кричать. А она-то надеялась привязать его к себе невидимыми нитями надежды, доверия, которые он внес в ее жизнь!

Наряду с этим безумным желанием она ощутила полнейшую уверенность в том, что тот Камерон Смит, которого она узнала, не бросит так легко ни ее, ни ее отца, ни короля.

Джиллиан утвердилась в своих мыслях, когда заметила брошенный им взгляд в сторону канавы. Ей вдруг все стало предельно ясно. Она не могла без содрогания представить себе избитое, изуродованное мертвое лицо Роберта Линдсея. В душу ее прокрался ужас. Роберт Линдсей помогал Камерону, и теперь Роберт Линдсей мертв. Джиллиан и ее отец были вынуждены помогать Камерону даже больше – они укрывали его в своем доме, ездили с ним по округе, Давая ему свободу передвижения, о которой он не мог и мечтать, если бы ездил один.

Камерон боится за нее. Этот замечательный человек, лишившийся своего дома, всей душой стремившийся сделать нечто значительное, был теперь готов все бросить и примерить на себя клеймо неудачника ради того лишь, чтобы не подвергать опасности ее и ее отца.

Джиллиан не могла этого допустить. Зачем нужна жизнь, если проводишь ее, дрожа от страха за увитыми плющом стенами, а каждый миг и каждый вдох отравлены мыслью, что ради тебя любимый человек отказался от своей мечты?

Джиллиан зажмурилась при мысли, что любит Камерона Смита. Любит человека, не зная даже его настоящего имени.

Зато она знает его улыбку и нежное прикосновение его больших, огрубевших от тяжелой работы рук. Знает его сердце, подсказавшее ему, как посвятить Джиллиан в свои планы и при этом не сломить ее дух. Не имеет значения, какое он носит имя. Она любит его.

– Очень хорошо, – сказала она, собрав все силы, чтобы пойти на самый большой риск в своей жизни. – Вы поведаете мне свой план, и я спасу короля, если вас покинула решимость.

Камерон в изумлении уставился на нее. Она расхохоталась бы, если бы ставки не были настолько высоки.

– Но вы все равно не сможете спасти короля, – наконец с трудом выговорил он.

– Значит, я была с самого начала права насчет вас! – Джиллиан смотрела свысока, что было нелегкой задачей для женщины на голову ниже его ростом. Ей пришлось откинуть голову далеко назад и не обращать внимания на внезапно охватившее ее желание ощутить его губы у себя на шее. – Вы такой же низкий, как и другие, – считаете меня безмозглой дурочкой только потому, что я женщина!

Камерон прищурился, глядя на нее.

– Похоже, вы что-то задумали.

– Так же как и вы.

Джиллиан перевела дыхание и уже приготовилась перечислить свои подозрения относительно его мотивов, когда вдруг услышала:

– Пожалуйста, мисс, подойдите сюда.

Она оглянулась и увидела молодую крестьянку с маленьким ребенком на руках.

– Мисс, – женщина, склонив голову, прижимала ребенка к сердцу, – может быть, ваш отец или молодой доктор могли бы взглянуть на моего маленького Томми…

Джиллиан и Камерон одновременно подошли к женщине.

– Как вас зовут? – спросил Камерон. Удивленная вопросом, молодая мамаша еще крепче прижала младенца, и тот издал слабый жалобный плач.

– Меня зовут Сэри, молодой доктор.

– Сэри. – Камерон улыбнулся испуганной женщине, и от его улыбки Сэри немного приободрилась, а Джиллиан почувствовала слабость в коленях. Он явно усвоил урок доктора Боуэна: пациента надо отвлекать разговором. – Передайте, пожалуйста, Томми мисс Боуэн, пусть она подержит ребенка, пока я его осмотрю.

Сэри подчинилась и теперь стояла и крутила в руках свой фартук, пока Камерон пристально смотрел на младенца, а Джиллиан быстро ощупывала крохотное тельце. Животик под ее рукой был горячий и раздутый, и, когда пальцы Джиллиан трогали его около тазовых костей, ребенок вяло шевельнулся. Она пальцем отогнула пеленку. Мокрая, больше ничего. Все признаки того, что у мальчика просто запор. Джиллиан удивилась, почему Сэри не обратилась за советом к другим женщинам.

– Какой спокойный мальчик, – прошептала она.

– Он всего час как успокоился, – сказала Сэри. – До этого два дня кричал без умолку.

– Извивался и хватался за животик? – подсказала Джиллиан.

– Да, мисс. Изгибался и жутко царапал себя.

– Ест хорошо?

– До сегодняшнего утра хорошо ел. И вот… то кричит, а то лежит без движения… Я боюсь, мисс. Помогите ему, молодой доктор. Пожалуйста, помогите ему.

– О, доктору Смиту нет надобности особенно помогать. – Джиллиан сунула мальчика Камерону в руки. – Осмелюсь сказать, этот парень просто часто пачкает пеленки.

– Да, мисс, изо дня в день… – Сэри вспыхнула и украдкой бросила печальный взгляд на Камерона. – Это я виновата. Я разозлилась на него, когда он пачкал по три пеленки за час. Из-за меня дьявол завязал кишки Томми.

Ей было слишком стыдно за то, что она ругалась на своего маленького мальчика, поэтому она не обратилась за помощью к другим матерям – Джиллиан ясно читала это по виноватому лицу Сэри.

Ей трудно было найти слова прощения, в которых нуждалась женщина, и она просто смотрела, как Камерон баюкал младенца в своих больших ласковых руках. Он держал ребенка с благоговением перед человеческой жизнью, которое Джиллиан видела только у своего отца.

Томми полностью завладел вниманием Камерона; казалось, рассеялись все его мысли о смерти и тайных заговорах, о короле-изгнаннике, и теперь больше всего его беспокоил крошечный, страдающий запором крестьянский мальчик.

Таившиеся в глубине души Джиллиан остатки сомнений развеялись без следа.

– У маленьких детей иногда бывают запоры. – Джиллиан вынуждена была прочистить горло. – Доктор Смит укажет вам простое средство от этого.

– Да, есть простое средство, – подхватил Камерон с понимающей ухмылкой, которая превратилась в ослепительную улыбку. Было заметно, что ему доставляет удовольствие помогать испуганной матери и ее младенцу.

– Правда? – Сэри смотрела на них с надеждой, которая вдруг сменилась тревогой. – Но у меня нет денег, чтобы заплатить вам, доктор, и на лекарства тоже нет.

Нахмурив лоб, Камерон сделал вид, что обдумывает ее слова.

– Хорошо, вы не должны будете платить мне, если мисс Боуэн скажет вам, что делать.

Так он спокойно и открыто передал лечение маленького Томми в руки Джиллиан. Она думала, что Сэри будет возражать, но молодая женщина повернулась к ней в ожидании советов. Джиллиан была потрясена, поняв, что Камерон прав: она действительно недостаточно верила крестьянам, взрастив в себе чувство собственной неполноценности и позволив этому чувству убедить себя, что они не примут ее помощи. Она с самого начала была не права.

– Надо сделать травяную клизму, это поможет. Здесь, в деревне, некоторые летом собирают и сушат слабительные травы. – Джиллиан слышала, как громко и ясно звучат ее слова. – Приготовьте слабый чай из цветков и листьев, добавьте щепотку красного сахара, а перед тем как дать ребенку, хорошо процедите. Вы умеете делать клизму?

– Да, мисс. Трубку и пузырь я могу попросить у повитухи. – Сэри взяла у Камерона ребенка. Она крепко прижала Томми к груди, с благодарностью посмотрела на Камерона и Джиллиан и быстро пошла в сторону одной из деревенских улиц.

– Это его вылечит?

Джиллиан кивнула:

– Думаю, да.

Камерон задумчиво посмотрел вслед Сэри.

– Видите ли, Джиллиан, ради этого малыша и его матери вы не должны оказаться в числе… жертв. Вы и ваш отец будете нужны этим людям независимо от того, станет ли королем Карл Стюарт или же у власти останется Оливер Кромвель.

Он повернулся в ту сторону, куда ушла Сэри, как будто хотел догнать ее и посмотреть, как поправляется ее маленький сын, и Джиллиан почувствовала его тоску, неизбывное желание узнать, каково это – быть кому-то нужным.

– Камерон. – Она тронула его за плечо и ощутила силу, пока находящуюся в бездействии. Он напрягся, и Джиллиан осознала, что первый раз добровольно дотронулась до него. На самом деле она впервые добровольно дотронулась не только до него, но и вообще до другого человека, не считая отца и пациентов. Сотни раз в мечтах она дотрагивалась до Камерона, но никогда не ожидала, что это прикосновение настолько приблизит ее к нему и она ощутит биение его сердца.

– Из-за этого малыша и его матери, из-за всех этих людей я не могу пойти на попятную. Я должна помочь вам завершить то, что мы начали.

– Джиллиан…

Она заставила его замолчать, приложив пальцы к его губам, потрясенная своей смелостью и ощущением твердости его губ у себя под рукой. Близость к нему еще усилилась, и Джиллиан поспешила отстраниться до того, как ее охватит дрожь.

– Мы оба знаем, что мой отец недолго будет в состоянии им помогать. Если вы позволите мне вернуться в тот надежный мирок, который я так тщательно себе подготовила, никто не доверит мне занять его место; я окажусь бесполезной, пустой и ненужной и не оставлю никакого следа на земле.

Джиллиан думала, что Камерон будет над ней смеяться. Женщинам вообще не дано оставлять свой след на земле – это право мужчины сохранили за собой. Однако Камерон не стал насмехаться, а вглядывался в нее с жадностью, которая показывала, что у него тоже были неосуществленные мечты.

– Я не собираюсь совершать что-то выдающееся. – Чтобы высказать вслух свои мечты, ей понадобилось большое мужество. Она никогда не осмеливалась доверить их даже отцу, но почему-то очень нуждалась в понимании Камерона. – Я буду рада узнать, что помогла выжить хотя бы одному ребенку или что одна поверившая мне женщина живет и кормит свою семью, а не погибла, став жертвой неумелого лечения цирюльника.

– Это честная и достойная восхищения цель, и я вас понимаю.

На какой-то миг Джиллиан показалось, что глаза Камерона говорят: «Я тоже хотел бы этого». Но видение слишком быстро исчезло.

– Не думаю, что вы понимаете степень возможного риска, Джиллиан.

– Я понимаю пустоту жизни, проведенной… в ожидании. Вы здесь всего несколько дней, а уже дали мне смелость открыто заниматься тем, о чем я мечтаю. Я хочу помочь вам сделать то же самое.


Камерон снова и снова подходил к окну. Каждый раз, отодвигая занавеску, он надеялся, что облака наконец закроют луну, однако небо оставалось по-прежнему чистым, так что хотя луна была всего лишь узеньким серпом, ее свечение и мерцание звезд заливали округу серебром. В такую ночь только самый глупый заговорщик рискнул бы покинуть укрытие, потому что его тень тут же стала бы длинной-предлинной, а его силуэт был бы виден отовсюду.

– Вряд ли вам стоит сегодня выходить из дома. – Джиллиан словно зловеще вторила его мыслям. Она смотрела на него огромными, все понимающими глазами. – В такую ночь патрули все видят на несколько миль в округе. Вы можете…

– Оказаться мертвым в канаве, как Роберт, – закончил Камерон.

– Пожалуйста, не говорите так даже в шутку.

– В деревне я пытался вам объяснить, что осуществление моих планов – дело опасное, но вы настаивали.

– Слава Богу, что сегодня вам не надо никуда идти!

– Надо. Что-то случилось, и я должен выяснить, в чем дело. Мои люди ждут меня.

Джиллиан отложила штопку и медленно воткнула иголку в клубок ниток.

– Прекрасно. Тогда мы с отцом поедем с вами. Мне нужно всего несколько минут, чтобы подготовиться…

Камерон сдержал готовое сорваться с языка ругательство: она опять била его же собственным оружием!

– В конце концов, разве не это стало целью вашего появления здесь: сделаться известной личностью и ездить с нами по ночам. Никто ничего не подумает, если нас увидят вместе.

– Нас никто не вызывал. Сегодня ночью никто не болен. Если мы неожиданно к кому-то ворвемся, то можем вызвать… я не знаю что, наверное, сердечный приступ.

Ее губы дрогнули.

– Мы, кажется, поменялись ролями, молодой доктор Смит. Вам следовало бы убеждать, а не отговаривать меня.

– Мне следовало бы ради вашего блага привязать вас к кровати.

Ворот платья Джиллиан был расстегнут, и край его начал подрагивать, как будто при упоминании кровати пульс под ним яростно забился.

– Нет, вам следовало бы рассказать мне, почему вам так срочно понадобилось осуществлять свои планы, – решительно заявила она. – Знание дает силу, Камерон. Мои возможности становятся шире, если я знаю, чего ожидать.

Она была права. Если Джиллиан в самом деле настроена до конца сыграть свою роль, то должна знать, что ее ждет.

– Самые хорошие планы – очень простые. – Он закрыл глаза и теперь почти слышал голос своего отца. – Тем не менее, могут вмешаться какие-то обстоятельства и все испортить. Дело приняло плохой оборот, когда вы в деревне заявили, что знали меня в Лондоне.

– Я думала, что помогаю вам.

Камерону хотелось притянуть ее к себе, чтобы из ее глаз исчезло причиняющее ему боль беспокойство.

– Вы и помогли. Но я некоторым образом замешан в заговоре, и, если король будет пробираться во Францию здесь, кто-нибудь вспомнит, что вы поручились за меня. Если Кромвель решит, что вы сыграли активную роль в этом побеге, то вас арестуют и накажут как государственного преступника. Вас могут приговорить к смерти, Джиллиан – вас и вашего отца. Так что молитесь, чтобы Карл не поехал этой дорогой. Если же он поедет здесь, молитесь, чтобы никто никогда не узнал, каким путем он сбежал. Я обещаю обеспечить вам объяснение своего исчезновения, которое не поставит вас под подозрение.

– Ваше… ваше исчезновение?

– Когда я сделаю свое дело, мне надо будет скрыться.

– Скрыться?

– Мы все давали клятву исчезать сразу же после того, как король перейдет в следующее укрытие. Конечно, это не касается тех, кто постоянно живет в данном месте. – Если бы и эти люди исчезали, их семьи попали бы под подозрение как сторонники монархистов. Кромвель применяет весьма жестокие методы, чтобы вытянуть нужные ему сведения из тех, кого он подозревает в помощи королю. Для вас и вашего отца, а также для жизни моих людей безопаснее будет, если все пришлые уйдут отсюда, чтобы их не схватили.

– Вы с самого начала знали, что уйдете. – Она, казалось, оцепенела, а он не мог понять причину ее волнения.

– Да, я говорил вам, Джиллиан, – три недели, не более…

– Вы всегда были со мной исключительно честны, Камерон.

Странно, что такой комплимент, как исключительно честный, мог заставить его почувствовать себя последним лжецом. Он вспомнил о необдуманно сорванном поцелуе, о подаренном ей золотистом шелке и убедился, что нет на свете такой женщины, которая не поняла бы смысл его поведения. Разумеется, Джиллиан тоже его поняла.

– Я считал, что сказал об этом в самом начале. Простите, если не сумел выразиться достаточно ясно.

– Вы не сказали мне кое-что очень важное. – Джиллиан сглотнула. – Имя. Ваше настоящее имя.

О, как ему хотелось это сделать! Его губы задрожали от желания. «Камерон. Мое имя есть, было и всегда будет Камерон», – хотелось ему сказать, но он не мог.

– Это было бы слишком опасно, – тихо сказал он.

– Опасно для вас?

– Опасно для всех, – ответил он.

* * *

Доктор Боуэн отказался ехать с ними – он уже погрузился в дрему, и рассудок его был настроен на ночной отдых; поэтому доктор, нахмурившись, выгнал их из своей комнаты.

– Справляйтесь с этим сами, уважаемый Смит, – проворчал он. – Какой смысл иметь ученика, если приходится поднимать свои старые кости каждый раз, когда кому-то вздумается приболеть.

– Ничего не поделаешь, – пожал плечами Камерон, когда они с Джиллиан вернулись на кухню. – Вы не можете ехать со мной. Как только я выйду из фургона, вас некому будет защитить. Не забывайте – убийца Роберта Линдсея все еще разгуливает на свободе.

– Но мой отец вряд ли в состоянии меня защитить.

– Для этого достаточно одного вида сидящего рядом с вами мужчины.

– Роберт Линдсей тоже был мужчиной, – спокойно заметила Джиллиан. – Кроме того, если убийца задумал уничтожить всех, кто связан с вашим планом, он может напасть на нас прямо здесь, застав нас врасплох в постелях, когда вы уйдете.

Камерон сердито посмотрел на нее. Черт возьми, она права. Надо будет предупредить Мартина, чтобы сохранял особую бдительность.

– Фрейли знает, что вы не ездите к пациентам в одиночку.

– Фрейли знает, что я иногда навещаю миссис Хокинг.

– Но не ночью же!

– Нас с ней считают не совсем обычными. Если Фрейли встретится нам до того, как вы выйдете из экипажа, я просто объясню ему, что мы собрались навестить ее. Если он остановит меня после того, как вы выйдете, я вообще не буду о вас говорить.

Камерон продолжал хмуриться.

– У вас есть ответ на каждый мой довод.

– Я такое создание, которое проклинают большинство мужчин, – упрямая женщина.

– Не упрямая, – сказал он. – Сильная.

– Не такая уж и сильная, – прошептала Джиллиан. – Я сделала все в точности так, как вы предсказывали.

Ему хотелось крепко прижать ее к себе и доказать, что склониться еще не значит сдаться, что ей удалось сохранить свою честь и достоинство, тогда как он отказался от своих ценностей ради бессмысленной мести.

Джиллиан одна стоила десятка, даже сотни его людей. Любой мужчина был бы горд назвать такую женщину своей, идти рядом с ней и на весь свет заявить: «Это та, которую я люблю».

Он любит ее, и догадывался об этом с самого начала, но наверняка понял только теперь, когда осознал, что невозможно изменить судьбу, которая отрывает его от Джиллиан.

Сейчас они с Джиллиан поедут в ночь. Однако это будет не романтическая прогулка под луной с любимой женщиной, чего так страстно хотелось его сердцу, а поездка на тайную опасную встречу в ночи.

Камерон не стал тревожить Мартина и сам запряг кобылу. Когда он подогнал фургон к кухне, Джиллиан, нагруженная множеством вещей, уже ждала у дверей.

Он спрыгнул со своего сиденья, чтобы помочь ей забраться в экипаж, но она остановилась в нескольких шагах от него.

– Вот уже три года я забираюсь в фургон и вылезаю из него сама. Нет необходимости мне помогать.

– Сегодня я здесь, а джентльмен всегда помогает даме войти в экипаж. – Камерон протянул руку, пораженный тем, насколько ему хотелось дотронуться до Джиллиан, хотя бы мимолетно.

– Я сяду на сиденье, а вам придется лечь на пол. – Она снова помешала ему и, понимая это, улыбнулась довольной улыбкой, отчего ему тоже захотелось улыбнуться. – У меня будут неприятности, если Фрейли увидит вас рядом со мной, а позднее встретит меня одну. Если же вы ляжете на пол, он даже не узнает, что вы здесь.

– Если только не остановит вас и не обыщет.

– Но если вы будете лежать на полу, и от вас будет вонять элем, он поверит, что вы напились, как это обычно делают ученики.

– Отличный план, – признал Камерон, – только от меня не воняет элем.

– Завоняет, если выльете его на себя. – Джиллиан торжествующе подняла бурдюк с элем.

Принимая бурдюк у нее из рук, Камерон покачал головой, давая понять, что восхищается ее дерзостью.

– Лорд Харрингтон обрекал себя на множество неприятностей, когда нанимал меня. Не могу дождаться момента, когда скажу ему, что он просмотрел прирожденного заговорщика у себя под носом.

Среди многочисленных комплиментов, которые он делал женщинам, этот вряд ли был достоин высокой оценки, но Джиллиан, услышав его, вся засветилась от удовольствия. Камерон подумал о том, какие ласковые, нежные слова он не может, но так хотел бы шептать ей на ухо. И когда он через много лет будет лежать на смертном одре, вряд ли его утешит воспоминание о том, что самое большое удовольствие любимой женщине он доставил, назвав ее прирожденным заговорщиком.

У Камерона странно перехватило горло, когда он налил немного эля в сложенную лодочкой ладонь и приготовился растереть его на рубашке.

– О! – Джиллиан прикрыла рукой рот.

– Что такое?

– Я не подумала: ведь от эля на рубашке останутся пятна.

Он приподнял бровь.

– Тогда половина мужчин в Англии ходили бы в испорченных рубашках.

– Может быть… может быть, вы расстегнете рубашку и вотрете немного эля в кожу?

В одной руке Камерон держал бурдюк, из другой сквозь пальцы капал эль. Джиллиан увидела, что его попытка расстегнуть рубашку приведет к тому, что та будет заляпана.

– Я сама все сделаю, – решительно сказала она.

Одним легким прикосновением она моментально расстегнула пуговицы, но когда подцепила пальцем край рубашки, чтобы отодвинуть его, то ногтями задела кожу и нечаянно прихватила завитки волос на груди. От желания Камерона бросило в жар, нижняя часть тела внезапно стала тяжелой.

Джиллиан, казалось, перестала дышать. Ее губы очутились на одном уровне с его сосками, а все внимание было поглощено тем, как они затвердели от желания.

– Я полезу в фургон, – прошептала она. От тепла ее дыхания соски ему как будто обожгло огнем.

Камерон плеснул себе на кожу добрую пригоршню холодного эля, но этого оказалось недостаточно, чтобы остудить тело. Ветерок быстро высушил эль, и Камерон дрожащими пальцами застегнул рубашку. Он не мог забыть, как губы Джиллиан были в нескольких дюймах от его тела, а ее дыхание касалось его груди.

Через приоткрытую дверцу Камерон проскользнул в экипаж и неудобно устроился на полу, вытянув ноги под сиденьем и поддерживая себя локтями.

– Едем в Брамбер?

– Да, но через Скупперз-Фидд, а потом по тропинке, которая опять ведет в лес. Там место, где я встречаюсь со своими людьми.

– Как я узнаю, где остановиться?

– Я оставлю дверцу приоткрытой и буду видеть дорогу, – сказал он и отодвинул щеколду.

Джиллиан встряхнула поводья, прищелкнула языком, и они пустились в путь.

Оба молчали, но, казалось, воздух вокруг них загустел от невысказанных мыслей. Камерон не мог не смотреть на нее, на классические линии ее лица, освещенные серебристым сиянием луны. Она не считала себя красивой, но в тот момент ему нестерпимо захотелось убедить ее в том, что она необычайно прекрасна. Он знал, что всю жизнь будет завидовать мужчине, которому посчастливится добиться такой чести.

Очень быстро они достигли поля, которое крестьяне когда-то отвоевали у леса. Кустарник тянулся из глубины Арундел-Форест в направлении поля, как будто лес стремился вернуть отобранную у него землю. Единственное, что не позволяло лесу вернуть себе свои владения, – это широкие полосы усыпанной галькой каменистой почвы, превращенные в дорожки. Джиллиан поехала по той, которую указал Камерон.

– Еще четверть мили, – сказал он, слабо шевельнув рукой.

Джиллиан слегка натянула поводья, почти незаметно замедляя бег лошади. Несколько минут спустя они подъехали к месту, где ползучие, увитые лианами низкорослые деревья росли вокруг огромных валунов. За валунами была полянка – напоминание об усердии какого-то давно умершего крестьянина.

– Не останавливайтесь, – предупредил Камерон. – За нами могут следить. Я выпрыгну на ходу.

Она вздрогнула.

– Вы можете пораниться.

– Чтобы поранить меня, нужно нечто большее, чем падение из фургона.

– Когда мне за вами вернуться?

Он молчал.

– Камерон, надеюсь, вы не собираетесь просто сбежать?

– Лучше всего было бы нам расстаться здесь и сейчас.

Ну, вот он и сказал это. Она заслужила то, что он сделал такой выбор. Его вынудила к этому храбрость Джиллиан; ей больше не надо будет рисковать своей жизнью. И все же Камерон не мог избавиться от желания услышать, что она вернется за ним.

– Вы говорили, что я сама решу, буду ли продолжать в этом участвовать. Я должна делать это вместе с вами, чтобы доказать себе…

Камерон взял складку ее платья и сжал между пальцами. Ему казалось, что он чувствует, как в шершавой ткани вибрирует жизненная сила Джиллиан. Он знал, что она не ощущает его тайное прикосновение, не видит обуявшее его желание, не знает, что он хотел бы держать в руках всю ее, а не только край платья.

– Я вам совсем не нужен. – Его голос прозвучал необычно хрипло; может быть, просто эхо отражалось от высоких стенок фургона. – У вас достаточно силы и решимости, чтобы осуществить все свои мечты. Поезжайте домой, и претворите их в жизнь.

Джиллиан не мигая смотрела на него. Глаза ее сверкали, губы выглядели сочными и мягкими. Ему хотелось выскользнуть из фургона с ощущением ее поцелуя, с воспоминанием о ее тяжести и изгибах тела. Камерону вдруг захотелось, чтобы она попросила его быть осторожным и вернуться целым и невредимым; но еще больше он хотел иметь право этого желать.

– Если я сейчас поеду домой… – Ее голос замер, и Камерон почувствовал ее дрожь. – Вы сказали, что я имею право выбора, – снова повторила она.

Он улыбнулся, зная, что Джиллиан не видит его горькой радости, вызванной ее решимостью.

– Вы правы, я обещал. А вы должны пообещать мне все как следует взвесить, прежде чем принять решение. Я вернусь на это место через два часа: надеюсь, к этому времени вас здесь уже не будет.

С тяжелым сердцем Камерон выскользнул через приотворенную дверцу и с глухим звуком приземлился на обочине дороги. Низко пригнувшись, он пробежал десяток шагов за фургоном, а потом скрылся за валуном, верхушка которого была похожа на огромный шип.

Фургон медленно прополз еще сотню шагов, после чего Камерон услышал решительный и бодрый голос Джиллиан, далеко разносившийся в ночном воздухе:

– Шевелись, Куинни, ты еще не в стойле!

Это были слова любви – громкое объяснение замедления хода фургона на случай, если кто-то спрятался в лесу и шпионит. Точно так же словами любви были его просьбы к ней оставить его. Возможно, между ними больше ничего не будет.

Камерон стоял за валуном, глядя на фургон до тех пор, пока тот не скрылся за поворотом. Душа его разрывалась от боли.

Увидит ли он эту женщину когда-нибудь еще?

Глава 12

«Надеюсь, вас здесь не будет. Надеюсь, вас здесь не будет». Эти слова навязчиво звучали в ушах Джиллиан под стук копыт Куинни.

Камерон отверг ее помощь.

Она боялась, что вместе с помощью он отверг и ее как женщину.

У Джиллиан горела кожа при воспоминании о том, как она не могла удержаться и дотронулась до него, расстегивая ему пуговицы на рубашке, как провела пальцами по шелковистым завиткам волос у него на груди. Ее губы были в нескольких дюймах от его тела, и Джиллиан пришлось собрать всю силу воли, чтобы устоять перед желанием приблизиться к нему, прижаться губами и насладиться его запахом, его теплом.

Он опытный мужчина и должен был знать, что, связав с ним свою судьбу, она предлагала ему гораздо больше, чем доскональное знание бесчисленных дорог, проходящих по Арундел-Форест и прилегающей к нему местности.

Любая женщина, у которой в голове есть хотя бы немного мозгов, стала бы мстить за то, что ее отвергли. По этому сценарию ей надо бы поехать прямо к дому приспешника лорда-протектора, чтобы за два часа тот смог схватить заговорщиков-роялистов около валунов неподалеку от Скупперз-Филд.

Однако Джиллиан не могла предать Камерона.

«Беги, Джилли, беги домой!» Ощущение покалывания возникло глубоко внутри и угрожало стать неодолимым. Она могла пойти по самому легкому пути. Когда подойдет время встречи, а она к валуну не приедет, ее отсутствие будет ответом. Камерон поймет, что она положила конец их отношениям.

Джиллиан представила себе, как он стоит в тени валуна, смотрит на плывущую все выше по небу луну, до тех пор пока бархат ночи перед рассветом не станет немного прозрачнее. Интересно, что он подумает? Будет волноваться, не случилось ли с ней что-нибудь дурного, или огорчится, что она так явно ухватилась за его предложение одним махом покончить с их отношениями?

«Беги, Джилли, беги домой!»

Ее дом всегда был для нее сияющим маяком, обещающим защиту, надежной гаванью… Казалось, теперь маяк замигал, предупреждая Джиллиан, что она не будет чувствовать себя в безопасности, если спрячется, оставив Камерона на милость республиканских солдат. Она однажды уже спряталась, и ее мать заплатила за это своей жизнью. Если сейчас она поедет домой, то никогда не сможет оттуда выйти.

Может быть, тогда Камерон вздохнет и порадуется, что догадался о тайной слабости, которая вот-вот парализует ее. Он просто пойдет в ближайшую деревню и начнет все сначала с другой, более послушной пленницей, не такой слезливо-сентиментальной, как она, с женщиной, у которой не будут дрожать колени от того, что он ей разок улыбнется. Он найдет такую женщину, на которую сможет рассчитывать, которой не нужно соблюдать дурацкий ритуал, перед тем как хоть на шаг удалиться от дома, которая не побежит прятаться, когда враги убивают его…

Она гадала, беспокоит ли его мысль о том, что он больше никогда ее не увидит. Душу самой Джиллиан разрывала мысль о том, что остаток своих дней она проведет, не видя этой улыбки, осветившей ее дни и ночи.

О, как ей будет не хватать этого негодяя! Больше чем не хватать. У нее болело сердце оттого, что он прекратил все вот так, без прощальных слов, не дав ей возможности отвести волосы у него со лба или затрепетать от жара его губ у ее груди.

Она не хотела ехать домой. Впервые за все время Джиллиан хотелось погрузиться во что-то теплое и жизнерадостное, а не запереться за тихими, непроницаемыми стенами своего дома.

Она пропала. Ей было хуже, чем молоденькой девушке. Молодой девушке простительно верить в то, что однажды в ее жизнь ворвется загадочный незнакомец и научит, как покончить со страхами и открыть сердце для любви.

Куинни остановилась, и Джиллиан очнулась. Фургон стоял прямо посреди деревенской улицы, безлюдной и жутко тихой. Вывеска «Лозы и колоса» скрипела, раскачиваясь под напором ночного ветерка. Около дома кузнеца в куче навоза, сопя, рылась свинья, многочисленные крошечные мазанки и редкие деревянные дома стояли тихие и непроницаемые, с запертыми на засовы дверями и закрытыми ставнями.

Благоразумные люди в это время предпочитали с наступлением темноты сидеть дома, чтобы не рисковать попасть в руки Фрейли и его солдат, которые любого могли арестовать и начать допрашивать; а в связи с убийством Роберта Линдсея крестьяне, конечно, приняли дополнительные меры предосторожности. Джиллиан не могла не заметить, как слегка отодвигаются занавески и любопытные лица выглядывают в щели ставень. Наверное, люди удивляются, почему мисс Боуэн сидит одна в своем фургоне, когда по округе бродит убийца…

Куинни затрясла головой и от нетерпения забила копытом, не зная, куда идти. А в самом деле, куда? К дому Фрейли, чтобы выполнить свой гражданский долг, а заодно отомстить за уязвленное женское самолюбие? Домой, чтобы всю оставшуюся жизнь дрожать и прятаться? Или к миссис Хокинг, чтобы осуществить свой план и через два часа вернуться к Камерону?

«Надеюсь, я вас здесь не увижу». Джиллиан выбралась из фургона и повела лошадь к дому миссис Хокинг.

Короткая прогулка так и не помогла ей привести мысли в порядок. Чувствуя себя марионеткой, которую ведут какие-то неизвестные силы, Джиллиан привязала кобылу к изгороди и накинула ей на спину одеяло, чтобы защитить от холода. Протирая нос Куинни, она ощутила теплое дыхание животного и услышала нежное ржание. Несмотря на то, что все действия были привычными, Джиллиан чувствовала себя чужой в своей собственной коже.

Служанка миссис Хокинг, отперев дверь на стук Джиллиан, на мгновение замерла от удивления, однако быстро пришла в себя и, отойдя в сторону, кивнула гостье, приглашая ее войти.

– Проходите, мисс Боуэн; позвольте, я возьму ваш плащ. Миссис Хокинг не говорила, что ждет вас, а то бы приготовила что-нибудь горячее, чтобы вы могли выпить и согреться.

– Ничего, Роза. Я думаю, миссис Хокинг просто забыла, что я собиралась приехать. – Джиллиан лгала вполне складно, тем самым усиливая ощущение, что она – это не она, а кто-то чужой, незнакомый. – У нас предварительная договоренность о встрече сегодня вечером.

Глаза девушки раскрылись еще шире, но она была хорошо вышколена и привычна к причудам своей хозяйки, поэтому, сопровождая к ней Джиллиан, не стала больше ни о чем спрашивать.

Миссис Хокинг, безукоризненно одетая и причесанная, несмотря на поздний час, подняла глаза, оторвавшись от шитья. Лишь быстро погашенный проблеск удивления выдал ее мысли: у Джиллиан Боуэн произошло нечто из ряда вон выходящее, если она решилась приехать в час, когда приличные женщины сидят дома.

– А, вот и вы, мисс Боуэн! – радушно сказала она. Услышав эти слова, Роза пообещала приготовить горячее вино со специями и оставила их одних.

– Идите же сюда, дорогая моя девочка. – Миссис Хокинг, отложив шитье, протянула руки к Джиллиан, и та, чувствуя, что вот-вот заплачет, подбежала и рухнула перед ней на колени. – Вы такая бледная и дрожите, как мотылек. Что случилось?

– Он… – Джиллиан сглотнула; уточнять, кого она имела в виду, не было необходимости. От одной мысли о. Камероне в ее голосе появилась светлая нежность, мягкость, у нее перехватило дыхание. – Он хочет уйти.

– Где он сейчас?

– В лесу, со своими людьми.

– Из-за прискорбной гибели Роберта Линдсея?

– Да. Камерон говорит, там что-то произошло.

– Думаю, так оно и есть. Теперь лорд Харрингтон вряд ли сможет по-прежнему поддерживать роялистов. Впрочем, довольно об этом. Что там насчет его ухода? Вы меня сбили с толку: я-то думала, что вы возмущены его вторжением в вашу жизнь. Он вам угрожал?

– О, миссис Хокинг, это хуже всего: он считает, что если уйдет, то тем самым защитит меня, но я не могу даже помыслить о том, что никогда больше его не увижу. Еще в самом начале он говорил, что я вопреки своей воле смирюсь с его присутствием, и оказался прав.

В глазах миссис Хокинг засветилось понимание.

– Этот человек пленил ваше сердце.

– Да, да! – Джиллиан закрыла глаза, собираясь с силами. – Я… я люблю его.

– А он – он вас любит?

Джиллиан на мгновение задумалась, прежде чем ответить.

– Нет. По крайней мере, я так думаю. Хотя, кажется, я настолько влюблена, что ухитряюсь находить романтический смысл в его самых невинных действиях.

– Например?

– О, он один раз поцеловал меня! А еще он принес и подарил мне красивое платье, но я оттолкнула его и ни разу не надела его подарок. И… он больше не целовал меня, не спрашивал о платье, а теперь хочет уйти.

Джиллиан могла думать только о том, что Камерон уходит, и ни о чем другом. В ней образовалась какая-то черная пустота, грозящая поглотить ее целиком.

– Дорогая моя девочка, мужчины чрезвычайно тупоголовы, когда дело касается понимания женской души. Вы довольно… сдержанная женщина. Он, вероятно, так же не уверен в вас, как вы в нем.

«Надеюсь, что вас здесь не будет».

– Не испытывает ли он вас? – продолжала миссис Хокинг. – Мужчины часто предъявляют к себе слишком высокие требования. Незаурядным мужчинам нужны женщины, способные выдерживать тяжелые испытания.

– Да, он постоянно испытывает меня, – прошептала Джиллиан. – Он заставляет меня сомневаться во всем, во что я до сих пор верила, заставляет меня по-новому взглянуть на свою жизнь, и я не уверена, что мне нравится то, что я вижу. Как будто я жила с шорами на глазах, миссис Хокинг, и видела только то, что меня не могло испугать, а заодно делала вид, что жестокой действительности не существует.

– Какой злодей! – с улыбкой заметила миссис Хокинг. – Но при этом он заставляет вас почувствовать себя живой. Ваша мать порадовалась бы за вас.

Джиллиан вспомнила, что ее мать и миссис Хокинг были знакомы еще в Лондоне, и это укрепило ее в принятых однажды решениях: никого никогда не любить, никогда не показывать свою слабость, никогда не показывать человеку, что он тебе дорог.

Она помнила те далекие дни, которые последовали за маминой смертью, настолько живо, как будто все произошло совсем недавно. Стоя на коленях перед стулом, где сидела миссис Хокинг, Джиллиан на какой-то миг ощутила себя раздавленной горем маленькой девочкой, рассчитывавшей на отца, который сам был слишком потрясен потерей, чтобы утешить и поддержать дочь.

Со смертью матери все прекратилось: учеба в школе, посещения друзей, нежные объятия и сказки перед сном. Джиллиан некому было излить свое чувство вины за то, что она упросила мать пойти с ней на спектакль, который ставили в небезопасной части города. Некому было выслушать Джиллиан и снять с ее души вину за то, что она убежала домой и спряталась под кровать, когда ее мать истекала кровью в лондонской канаве.

Ее отец забылся, с головой погрузившись в работу. У шестилетней девочки не было работы, и, предоставленная самой себе, она пришла к выводу, что никогда не позволит себе полюбить, только в этом случае ее мир не будет разрушен. Если она тихо затаится дома, с ней не случится ничего плохого. Именно эти уроки, полученные в детстве, сформировали ее как женщину.

Камерон собирается уходить. Независимо от того, прогонит она его или согласится осуществить его план, он собирается уйти, и это произойдет совсем скоро.

Любить Камерона, открыть ему свое сердце – значит, обречь себя на пустую жизнь и страдать от душевных мук. Именно этого она поклялась не допустить.

– Я не могу так рисковать, – прошептала Джиллиан. – Даже если мне удастся убедить его остаться немного дольше, он все равно уйдет, как только король будет в безопасности. Он дал слово. Самое большее – еще две недели, миссис Хокинг, и я потеряю его.

– Ах вот как! Тогда понятно, почему он не может объясниться. Только подлец соблазнил бы вас и покинул, предоставив одной справляться с последствиями. Я уже говорила, что мужчины – существа тупоголовые: они принимают благородные позы, когда гораздо нужнее нежные прикосновения и поцелуи.

Выражение лица миссис Хокинг изменилось, и Джиллиан предположила, что ей вспомнилось время, о котором они никогда не говорили.

– Поверьте мне, дорогая, если вы позволите своим страхам и сомнениям разлучить вас с ним, то об этом будете жалеть всю жизнь. Вы будете до конца жизни смаковать каждый миг, проведенный с любимым, и в то же время жалеть о том, что у вас не хватило мужества добиться желаемого.

– Его уход причинит мне боль.

– Только мертвые не чувствуют боли. К тому же боль гораздо приятнее вечного оцепенения.

Вошла Роза с подносом в руках. Миссис Хокинг подошла к буфету и с завидным спокойствием начала разливать по кружкам дымящееся вино. Джиллиан в это время, сражалась с предубеждениями, которые до сих пор служили ей верой и правдой.

– Ваш молодой человек любит горячее вино? – спросила миссис Хокинг, протягивая ей кружку.

Джиллиан чувствовала на себе любопытный взгляд молодой служанки. Возможно, он означал презрительное: «Кто может ухаживать за этой старой девой?» И тут же Джиллиан представила себе Камерона, его красивое лицо, склоненное к ней, его улыбку, от которой замирает сердце, и его дыхание, щекочущее кожу…

Она могла ясно увидеть каждый дюйм его тела, хотя почти ничего о нем не знала, даже не знала, любит ли он горячее вино.

– Он обычно пьет воду, – тихо сказала Джиллиан, чувствуя себя ужасно виноватой.

– Это прекрасно для пищеварения, – одобрительно заметила миссис Хокинг.

Роза наконец покинула комнату и притворила за собой дверь, оставляя Джиллиан и миссис Хокинг наедине. Теперь они опять могли говорить свободно.

– Вы должны на что-то решиться. – Миссис Хокинг выразительно посмотрела на Джиллиан. – Судя потому, что вы мне сказали, он предоставил вам право сделать выбор. Редкий мужчина дает своей женщине такую власть.

Его женщина. Она, Джиллиан Боуэн, женщина Камерона!

– Как вы думаете, миссис Хокинг: если я предложу ему остаться, поймет ли он, что я предлагаю больше, чем мое умение управлять фургоном?

– Должен понять, если ему удалось разобраться в вашем характере. Однако не забывайте, что это мужчина, который хочет спасти вас для вашего же блага. По всей видимости, ему отчаянно хочется принять то, что вы предлагаете, но он отказывается из ложного чувства чести и долга. Теперь только от вас будет зависеть, убедите ли вы его в том, что хотите пойти на риск.

Желание рисковать после постоянного стремления избегать всяческого риска. Что-то похожее на ужас охватило Джиллиан, и сильнее этого ужаса была только мука от мысли, что она никогда больше не увидит Камерона.

Тихо пробили часы в гостиной, и Джиллиан чуть не пролила вино.

– Пора!

– Вы спешите на свидание, мисс Боуэн? – На лице миссис Хокинг появилась заговорщическая улыбка. – Думаю, у вас еще есть немного времени.

Неожиданно Джиллиан наклонилась и легким поцелуем коснулась лба пожилой женщины. От этого поцелуя что-то смягчилось у нее внутри, а на лице ее опытной подруги появилось выражение удовольствия и удивления одновременно. Джиллиан поняла, что ей следовало еще несколько лет назад сделать шаг навстречу этой женщине, чтобы углубить их дружбу, так же как следовало попытаться завоевать доверие крестьян, вместо того чтобы дурачить их, заставляя думать, что ее отец все еще работает. Как все просто. И все-таки она была парализована страхом, боялась пытаться что-либо изменить.

Так было до тех пор, пока Камерон не спровоцировал ее. Теперь от нее зависело, решится ли она на большее.

– Давайте наслаждаться вином, но я также буду следить за временем, – сказала Джиллиан. – Я не хочу опоздать на самое важное свидание в моей жизни.


В лагере чувствовалось напряжение, поэтому никто не решался зажечь огонь; было слышно лишь редкое шарканье ног и шумное дыхание мужчин, знающих, что все идет не так, как надо. Камерон осторожно продвигался между деревьями, не зная, чем окажется темная глыба на тропинке: валуном или сидящим в темноте на корточках человеком.

– Это вы, Делакорт? – Тихий оклик раздался откуда-то из-за дерева. Не было сомнений в том, кому принадлежал столь властный голос.

– Сэр! – Камерон узнал лорда Харрингтона. Его присутствие означало, что дела обстоят еще хуже, чем он опасался.

– Идите сюда!

Камерон повернул голову и увидел черную бархатную тень на фоне темного неба.

– Уже иду. – Тем не менее, он не двинулся с места и пристально вглядывался в людей, стоящих среди деревьев, но не смог разглядеть ни одного лица. – Баско, покажись.

В ответ на его приказ раздался короткий довольный смешок.

– Я прямо под высокомерным носом милорда, – проскрипел Баско. – Точно так же, как многое, чего он не замечает.

– Что ты делал сегодня утром в деревне? – как бы невзначай поинтересовался Камерон.

– Навещал маму, поскольку неважно себя чувствовал. Вы бы сказали лорду Харрингтону, для чего мне понадобились замечательные мамины примочки…

У Камерона появилось желание снова избить этого человека; теперь он не стал бы искать себе оправдания вроде того, что защищает честь Джиллиан.

– Ты замешан в убийстве Роберта? – мрачно спросил Камерон.

– Было бы глупо с моей стороны убивать человека, который приносит нам нужные сведения!

– Он прав, Делакорт, – кивнул лорд Харрингтон. – У меня есть своя теория по поводу того, что произошло; и я хочу обсудить это с вами. Идите же сюда.

На этот раз Камерон выполнил его просьбу, хотя предпочел бы наброситься на Баско и ткнуть в грязь его злобную физиономию. Эта враждебность и почти неодолимое желание задушить человека удивили его и вызвали у него стыд. Командир должен использовать слабости своих подчиненных – этому его учил отец в те давние годы, когда еще лелеял надежду, что старший сын займет его место в длинной веренице Делакортов, добившихся рыцарского звания. Старый Джон Камерон Делакорт, сэр Джон Камерон Делакорт, кажется, так и не понял, что прошли те дни, когда рыцари странствовали, защищая честь короля.

Увы, сэр Джон Камерон Делакорт, который только в пятьдесят с лишним лет обзавелся наследником, сошел в могилу, сетуя на судьбу, что дала ему сына, который любит мир и процветание. Сын наслаждался, обихаживая свою землю и заботясь о нуждах своих людей, и ему совсем не хотелось гоняться за славой или служить королю. «Риордану следовало бы стать моим наследником, – без конца жаловался отец, особенно в последние дни жизни, когда старый рыцарь стал слишком слаб, чтобы подняться с постели и не мог ничего делать, кроме как лежать и воскрешать в памяти былую славу. – Риордан умеет действовать, как настоящий мужчина».

Риордан – дерзкий, вспыльчивый Риордан – умер, занимаясь тем, чем больше всего восхищался его отец. Так Камерон оказался здесь, втянутый действиями своего младшего брата в то, чего никогда не хотел делать, и теперь рисковал своей жизнью и жизнями дорогих ему людей ради маловероятной возможности спасти опального короля Англии. Как, должно быть, отец теперь ликовал, глядя на Камерона из преисподней.

Осторожно продвигаясь в темноте, Камерон крепко прижал руки к телу, чтобы не наброситься на Баско и не превратить его в бесполезный кусок мяса.

Почему именно Баско? Не только из-за постоянной враждебности этого человека. Когда дело будет окончено и Камерон уйдет, Баско останется здесь, в Брамбере, в деревне, где он родился. Баско преследовал Джиллиан и раньше, а теперь, когда он догадывается о чувствах Камерона, арендатор будет еще упорнее добиваться любви и привязанности Джиллиан.

Баско и Джиллиан. При одной мысли об этом у Камерона от отвращения по телу поползли мурашки.

– Что случилось с Робертом, сэр? – тихо спросил Камерон, подойдя к Харрингтону.

– Давайте отойдем в сторону.

– Правильно, – громким шепотом произнес Баско. – Никто не должен подслушать, что вы там затеваете.

– Заткнись, идиот! – пробурчал кто-то.

– Ну, я с ним сейчас разберусь! – Камерон повернулся, но лорд Харрингтон успел остановить его.

– Потом. Сейчас мне надо вам кое-что сказать. Мы в опасности, и смерть Роберта доказывает это.

– Я слушаю.

– Незадолго до того, как вы внедрились к Боуэнам, Роберт ездил в Броуд-Виндзор на встречу с королем и его людьми. К тому времени Карл был в бегах уже четыре недели, и ему удавалось обходить все ловушки. Боюсь, ему настолько понравилось обводить Кромвеля вокруг пальца, что он стал слишком самонадеянным и со своими людьми устроился на ночь на постоялом дворе. Слава Богу, он хоть догадался назваться вымышленным именем. Они пробыли там не больше десяти минут, когда вошли по меньшей мере сорок солдат парламента, желающих провести ночь в том же постоялом дворе.

– Кто-то узнал короля?

Лорд Харрингтон невесело хмыкнул.

– Ни один из славных солдат Кромвеля короля не узнал, зато отличился сам хозяин постоялого двора. Этот тип исподтишка поглядывал в сторону короля, и Роберт боялся, что он в любую минуту мог спросить: «Вы Карл Стюарт?» Слава Богу, им все же удалось незаметно увести короля оттуда.

– И где он сейчас?

– Может быть, еще в Тренте, куда по его требованию и ездил Роберт. Карл собрал представителей всех групп, подобных нашей, чтобы разработать лучшую стратегию. Они спланировали возможные пути побега и объяснили королю, какие меры приняты в каждом пункте. Независимо от того, каким путем он будет продвигаться, каждая группа будет наготове, чтобы сопровождать его к следующему этапу.

– Если король устроил штаб в Тренте, то маловероятно, чтобы он решил бежать по нашей дороге. – Камерон довольно хорошо знал географию и понимал, что более удобные и крупные порты есть не так далеко от Трента, да к тому же до них легко добраться верхом.

– Как угадаешь, понадобимся мы ему или нет? – Харрингтон скрестил руки на груди и ссутулился; чувствовалось, что он смущен и разочарован. – В любом случае я вынужден отказаться от участия в этом деле. Кромвель призвал меня на службу, и я не смею отказаться, тем более принимая во внимание смерть Роберта. Сегодня на рассвете я отвезу семью в свое северное имение, а затем поеду в Лондон, где мне предстоит служить лорду-протектору.

У Камерона свело живот. Без финансовой поддержки Харрингтона он не видел никакой возможности подобрать другого посредника. Человека-то найти нетрудно: вокруг полно фанатичных роялистов, которые с готовностью пошли бы на риск и стали передавать королю сообщения, а также принимать их от него. Однако мало кто мог себе позволить держать хорошего коня, способного уйти от коней солдат Кромвеля, или имел достаточно денег, чтобы при случае дать взятку за молчание и за информацию.

– К несчастью, возвращаясь домой, Роберт встретился с теми же солдатами, которые были на постоялом дворе в Броуд-Виндзоре. Как видно, хозяин постоялого двора все-таки высказал свои подозрения относительно короля, и Роберту показалось, что после встречи с Карлом патруль увеличился в четыре раза. Кто-то, возможно, узнал в Роберте одного из спутников короля, и он опасался, что за ним следили до самого Брамбера.

– Роберт не должен был привести их к вам.

– Ну конечно, нет: мы встречались тайно, как всегда. Тем не менее, я подозреваю, что тот, кто следил за Робертом, рассказал обо всем Фрейли. Убийство Роберта – это неуклюжая попытка Фрейли заставить его сообщников выдать себя.

– Точно. Фрейли заявил собравшимся, что тот, кто сообщит что-либо об убитом, заслужит благосклонность лорда-протектора. – Камерон вспомнил, как Фрейли рассматривал каждого мужчину в толпе, в том числе и его, ожидая, не клюнет ли кто-нибудь на наживку.

– Поверьте мне, Делакорт, мой уход тяготит меня, но, думаю, вы меня поймете.

– Да уж, наместник графа Уильям Харрингтон может очень много потерять, если станет известно, какую роль он играл в Западном союзе.

– Я основательно замаскировал свой уход сегодня ночью. Такие вещи надо говорить лично, с глазу на глаз. Однако я стою здесь, а в ушах у меня звучат мольбы моей жены положить конец участию в этом деле.

Камерон подумал о Джиллиан и о том, как она настаивала на участии в спасении короля, и стал молиться, чтобы она приняла во внимание его предупреждение и не вернулась за ним. Он представил, как кольцо разъяренных солдат окружает фургон Джиллиан и к ее нежной шее приставляют шпаги, а затем кто-то обыскивает фургон и обнаруживает Карла Стюарта. Ему чуть не стало дурно. Он уже не помнил, почему свою месть Кромвелю считал настолько важной, что ради этого готов был рисковать жизнями Джиллиан и Уилтона Боуэнов.

– Ну что ж, сэр, коль скоро вы выходите из дела, то поймете меня, если я больше не буду вынуждать мисс Боуэн играть предназначенную ей роль.

– Вы не будете… – Харрингтон споткнулся. – Боже милостивый! Делакорт, мы сто раз говорили об этом. Главное, чтобы вас видели с Боуэнами. Не забывайте, что здесь важнее всего король. Король Англии не какой-то стареющий лекарь и его дочь, старая дева.

Всего несколько дней назад Камерон думал так же, но сейчас его охватила ярость: Харрингтон оправдывает стремление спасти свою шкуру, но требует, чтобы Камерон продолжал рисковать жизнями Джиллиан и ее отца.

– Да здравствует король, – сказал он, – но лучше бы вам найти способ сообщить ему, что наши планы изменились.

– Возьмите обратно свою угрозу, – приказал наместник графа.

– Я никому не угрожаю. Я просто подсказал, как надо поступить.

– Возьмите свои слова обратно! – прорычал Харрингтон. – Скажите, что выполните наш план, иначе я немедленно отберу у вас командование отрядом и передам его Баско!

Чернота, окутавшая Камерона, не имела ничего общего с ночной темнотой. Он вновь сидел у постели отца, слушая брань старика на то, что Камерон не стремился добиться боевой славы ценой потери людей и имущества. И вот опять все повторяется.

Камерон вспомнил то черное время, когда его умирающий отец лежал, не узнавая никого и ничего, а он сидел возле него день и ночь. Впервые в жизни они находились вместе так долго: обычно им не случалось общаться дольше нескольких минут – оба моментально выходили из терпения. В спокойном состоянии он пожалел об этом и заключил сделку со старым дьяволом. «Я займусь тем, что тебе так нравится, если ты будешь любить меня».

Его отец никогда не подтверждал свое участие в этой сделке: он умер, не приходя в сознание. Камерон не понял, слышал ли старик его произнесенное шепотом предложение. Зато Бог точно услышал, и он не знал, освободил ли его умирающий старик от обязанности выполнить свою часть сделки в глазах Бога.

Что ж, ему представилась возможность сдержать слово. Его отец схватился бы за шпагу раньше, чем кто-то посмел лишить его права командовать только потому, что он пообещал женщине дать возможность самой решать, будет ли она участвовать в выполнении плана.

– Пусть Баско командует, – презрительно бросил Камерон. – Однако если этот дурак навредит делу, отвечать придется вам.

На освещенном тусклым светом звезд лице Харрингтона появилась недобрая ухмылка.

– У вас не выдержали нервы, или вы влюбились в эту девицу. В любом случае вы теперь бесполезны для нас. Очень хорошо. Я пошлю Квинта к королю, и он передаст ему, что вы уничтожили то, на разработку чего у нас ушли недели.

– Вы чересчур легко забыли о своем собственном уходе, – напомнил Камерон.

– Карл поймет меня – ведь здесь речь идет о титуле! Кроме того, находясь вблизи от сподвижников Кромвеля, я смогу принести пользу нашему делу. – Харрингтон пристально вглядывался в Камерона и на мгновение даже стал казаться тем же благородным человеком, каким Камерон его всегда знал. – Скажите, что за вашим решением кроется нечто большее, чем страсть к костлявой девице, Делакорт.

– Завтра ночью я верну карты. – Камерон проигнорировал второй шанс, который ему дал Харрингтон. – Вашему новому командиру они могут понадобиться.

Харрингтон вздохнул.

– Квинт, подойди сюда, – позвал Камерон. – У лорда Харрингтона есть для тебя задание.

Возвращаясь к дороге, он обошел лагерь стороной. В ту минуту ему не хотелось ни видеть торжествующую ухмылку Баско, ни слышать перешептывание своих людей. Ему хотелось только сидеть рядом с Джиллиан и знать, что он сделал все возможное, чтобы обеспечить ее безопасность.

Интересно, вернется ли она за ним?


Самый крупный валун отбрасывал на дорогу длинные тени, так что нельзя было понять, прячется ли кто-нибудь за этим укрытием. Джиллиан стремилась к огромному неподвижному каменному лику с тем же нетерпением, какое обычно ощущала, подъезжая к своему дому и зная, что только здесь она в безопасности. Странно. Ее тело решило вернуться к жизни и отбросило все многочисленные страхи. Несмотря на холодный ветер, на лбу у Джиллиан выступил пот. Ее сердце, гоняя кровь по жилам, колотилось слишком быстро. Она тяжело дышала. У нее были все признаки пойманной и посаженной в клетку лисы, кроме одного: сердце бешено колотилось не от страха. Нет, это предвкушение вывело ее из равновесия, заставило почувствовать свое тело и осознать, как редко оно пробуждалось от спячки.

И все потому, что Камерон Смит скоро появится в ее фургоне.

Или все-таки нет?

Его предложение дать ей возможность самой решить, останется ли все по-прежнему, теперь приобрело в ее глазах другой смысл. А вдруг он надеется, что она воспользуется предоставленной возможностью и не придет на свидание? Вдруг он только рад избавиться от нее? Кроме того, сотни причин могли помешать ему прийти на встречу. Он мог напиться пьяным и заблудиться, мог опять ввязаться в драку. Фрейли мог схватить его и засадить в тюрьму.

Губы Джиллиан шевельнулись в беззвучной молитве. Всего несколько дней назад она молила Бога о том, чтобы он убрал Камерона Смита из ее жизни, а теперь молитва была о его благополучном возвращении. Она знала, что если Камерон не заберется к ней в фургон в тот момент, когда она проедет мимо валуна, то ее жизнь внешне пойдет без изменений, точно также, как шла до этого. Зато ее душа будет безвозвратно уничтожена, и никогда больше ее не удовлетворит безопасное, спокойное существование, к которому она раньше стремилась.

Она влюбилась в негодяя, и это ее изменило. Безопасность и предсказуемость в ее глазах все еще казались привлекательными, но что-то терзало Джиллиан и вынуждало идти на риск. Осознание этого настолько поразило ее, что она ослабила поводья как раз в тот момент, когда подъезжала к валуну.

Куинни побежала быстрее, и Джиллиан начала натягивать вожжи… И тут она услышала звук шагов на дорожке, а вслед за тем почувствовала, как кто-то ухватился за приотворенную дверцу фургона. Сердце Джиллиан, до этого бившееся вдвое быстрее обычного, заколотилось еще чаще, и она слышала только его громкие удары да свою безмолвную внутреннюю молитву: «Господи, пусть это будет он!»

– Сзади на дороге все чисто, – выдохнул Камерон, шагая рядом с фургоном. – Что впереди?

– Чисто, – с трудом удалось ей ответить.

Легким движением Камерон оперся на ступеньку, запрыгнул в фургон и устроился на скамье рядом с Джиллиан.

В ночь, когда он в первый раз проник к ней в фургон, Камерон подавил ее своим присутствием, поскольку был таким огромным, таким горячим, таким полным жизни, что, казалось, поглощал все окружающее; но сейчас, вместо того чтобы отодвигаться от него, ей хотелось прижаться к нему, пройтись пальцами от головы до пальцев ног и убедиться в отсутствии повреждений, скорее из потребности любящего сердца, а не из заинтересованности врача.

Джиллиан радовалась, что по небу поплыли облака, потому что тени скрыли желание, которое, она была уверена, ясно читалось на ее лице. В то же время ей хотелось, чтобы ярко светила луна: Джиллиан была готова продать свою душу за возможность разгадать выражение его глаз, когда он искоса взглянул на нее. Ей показалось, что на этот раз он смотрит на нее так, как смотрит мужчина на женщину. Неужели великолепный Камерон Смит благосклонно относится к ней, Джиллиан Боуэн, женщине, которая столько лет провела в одиночестве и даже не научилась женским уловкам, не развила в себе способности очаровывать. Но как ни старалась, Джиллиан не могла разобрать, то ли в самом деле он смотрел на нее с желанием, то ли теплый взгляд Камерона был лишь результатом игры лунного света.

– Вы вернулись за мной. – В его голосе ей внезапно послышалось такое ликование, что оно затронуло в ней что-то тайное и глубоко запрятанное внутри.

Это ощущение испугало ее, но иначе, чем страхи, терзавшие ей душу до недавнего времени. Джиллиан балансировала между желанием пробить искусственную стену, которую она возвела в своем сердце, и давно выработавшейся у нее привычкой всегда защищать себя. Она хотела бы иметь больший опыт общения с мужчинами, опыт словесных перепалок, которые легко затевали другие женщины, потому что она не находила нужных слов. Как бы он не подумал, что ради него она готова пожертвовать чем угодно.

– Камерон… – прошептала она.

Он протянул руку, дотронулся до ее нижней губы, и она ощутила жар и силу, хлынувшие в нее через это прикосновение.

– Простите, что вам пришлось натерпеться страха. Я хотел бы, чтобы вы знали… Сегодня ночью я освободил вас с отцом от участия в королевском плане. Я знаю, что ваше присутствие здесь означает согласие продолжать, но кое-какие события сделали дальнейшие действия слишком опасными, и я отказался от командования отрядом. Послезавтра я уйду.

Наполовину оперившаяся надежда захлопала было крыльями, но тут же умерла, раздавленная окончательностью того, что он объявил ей.

– Послезавтра, – сказала она, зная, что это звучит глупо. Горло ее онемело, настроенное на слова, которые теперь никогда не будут произнесены между ними. – Послезавтра. Так скоро.

«Следующие три недели ваша жизнь будет принадлежать мне», – сказал он. Первые несколько дней показались ей вечностью, однако теперь Джиллиан чувствовала каждую уходящую минуту. Они провели вместе меньше недели. У нее было право еще на две недели, но их не будет.

– Вы не пострадаете от последствий.

От этого обещания Джиллиан пришла в уныние. Он скоро уйдет. Он не собирается оставаться. Обещание, что она не пострадает, было явным напоминанием: ее глупая женская любовь, надежда на его интерес к ней ради нее самой были дурацкой фантазией. Она на какое-то время оказалась полезна Камерону Смиту, и ему было приятно, что этой ночью она вернулась за ним, старательно показывая, какой стала ручной, совсем как сокол, приученный возвращаться на руку своего хозяина.

Джиллиан сама себе была противна. Как она могла забыть хотя бы на миг о том, что он вынудил ее согласиться с ним? Как она могла забыть о его предупреждении, что привяжется к нему и воспримет его дело как свое собственное? Теперь она злилась даже на миссис Хокинг за то, что та поощряла ее мысли о любви. Но еще больше она злилась на себя за то, что, как глупая девчонка, попалась на случайный нежный взгляд, единственный поцелуй и подаренное платье, которое ей никогда не носить.

Джиллиан уже была готова обнаружить бушующие в ней чувства, но на этот раз Камерон, выйдя из темноты, позаботился о том, чтобы обрезать все связывающие их нити.

Боже, она даже не знала его настоящее имя!

– Итак, еще один день, и я избавлюсь от вас и от всего этого тайного заговора… – Она выдавливала из себя бесполезные слова, как недавно попусту нахлестывала вожжами бока Куинни.

– Да. Ваша жизнь пойдет по обычному расписанию, как будто ничего и не было.

– Вот и славно!

Джиллиан прикрикнула на кобылу, хотя Куинни и так бежала быстро и не нуждалась в подбадривании. Несмотря на то, что внешне Джиллиан прекрасно держалась, она знала, что солгала, – вернуться к прежней жизни ей уже не дано.

Глава 13

Джиллиан сидела за столом, уставившись в тарелку с недоеденными бисквитами, и тревога билась в ней с тупой настойчивостью головной боли. Никогда прежде она не ощущала такого ужаса как в это утро, поскольку, проснувшись, обнаружила, что Камерон уже ушел, а отца нет в его комнате.

Как ни хотелось ей выйти из дома и найти их, беспокойство удерживало ее на месте. Она сидела неподвижно, настолько обессиленная, что не могла шевельнуться, несмотря на желание идти, презирая себя за потребность убедиться самой, что Камерон еще здесь, и за выворачивающий душу страх – вдруг он действительно ушел навсегда.

Внезапно она услышала цоканье копыт и скрип колес маленькой коляски – это, должно быть, приехала миссис Поджетт. Разумеется, Джиллиан могла позволить, чтобы ее увидели непричесанной и небрежно одетой.

Она быстро поднялась и была уже на полпути к коридору, когда ее остановил громкий стук в дверь. Джиллиан выглянула в кухонное окно и стремглав побежала открывать. Оказывается, к ней приехала миссис Хокинг! Почтенная дама никогда раньше не навещала ее.

Джиллиан распахнула дверь. Ей хотелось, чтобы ворвавшийся порыв ветра бросил миссис Хокинг прямо в ее руки, потому что ей были необходимы ободряющие объятия, но она не знала, как их получить.

– Миссис Хокинг!

– Мисс Боуэн!

– Входите, прошу вас!

– Благодарю.

Джиллиан заперла дверь и, повернувшись, увидела, что миссис Хокинг внимательно осматривает комнату. Так же, как Камерон, она казалась ошеломленной количеством вещей, которые Джиллиан втиснула в узкое пространство.

– Как я вижу, вы сохранили многие вещи вашей матери…

– Все, абсолютно все…

– И это дает вам ощущение, что она все еще с вами.

– О нет, – прошептала Джиллиан. – Я знаю, что она ушла… Вот почему мне не довелось заботиться о ней, но я поклялась всегда заботиться о ее вещах!

– О, дорогая моя девочка, ваша мать никогда не стала бы требовать от вас такого обещания. – Миссис Хокинг обхватила ее за плечи и крепко обняла. – Я всю ночь так беспокоилась за вас, думала, как там у вас с вашим молодым человеком, и в конце концов решила приехать сама, чтобы успокоиться.

Прошлой ночью. Джиллиан вздрогнула, вспомнив, как Камерон объявил ей, что выбрасывает ее из своей жизни, а она сделала вид, будто очень этим довольна.

– Я оказалась трусихой – поджала хвост перед первым же препятствием…

Миссис Хокинг подвела ее к столу, и они сели.

– Значит, вы опять спрятались за своей холодностью?

– Точно так же, как испуганная белочка устремляется в свое дупло. Сидя сегодня утром, я даже злилась на вас за то, что вы поддерживали мою надежду на его любовь ко мне. Он ушел, миссис Хокинг, и я больше никогда его не увижу.

– Разумеется, увидите.

– Но…

– Я проехала мимо него не более чем в трехстах ярдах отсюда, в дальнем конце вашего сада.

– Так он еще здесь? – Рука Джиллиан потянулась к спутанной массе волос, которые она не удосужилась утром привести в порядок. – Тогда мне надо скорее причесаться и…

Миссис Хокинг взяла маленькое декоративное зеркало, украшавшее туалетный столик и вложила его в руку Джиллиан.

– Вы прекрасно выглядите, мисс Боуэн. Посмотрите сами.

Смотреть на себя в присутствии другого человека? Джиллиан мельком глянула в зеркало, затем крепче ухватилась за него и посмотрела снова.

Она дотронулась до своих щек. Кожа светилась свежестью и сияла чудесным цветом, которого Джиллиан раньше никогда не замечала. Глаза ее сверкали от возбуждения, вызванного сообщением миссис Хокинг, а буйная масса кудрей, блестящая и мягкая, как будто собиралась искушать Камерона, призывая, чтобы он поскорее запустил в них пальцы и удерживал Джиллиан, целуя ее долгим дурманящим поцелуем.

– Вы просто прелесть, – с улыбкой сказала миссис Хокинг. – Ничто так не красит женщину, как предвкушение романа.

Джиллиан не смогла удержаться и хихикнула. Это был низменный, непривычный звук, и она почувствовала необходимость за него извиниться.

– Простите, миссис Хокинг, я смеюсь вовсе не над тем, что вы сейчас сказали. Не знаю, что со мной. Я никогда не хихикаю.

– Может быть, вы начали несколько поздновато. Я и то с удовольствием хихикаю время от времени.

– Вы?

– О да. И настаиваю, чтобы вы тоже делали это в будущем. Женщина не должна постоянно жеманничать, но очень мило, если вы умеете время от времени хихикать и флиртовать, пробуждая в любимом безумную страсть.

Джиллиан снова уставилась в зеркало. Она никогда раньше не смотрелась в зеркало дольше, чем требовалось, чтобы проверить, все ли на своем месте и приняло ли ее лицо подобающе серьезное выражение.

Но то лицо, которое смотрело на нее из зеркала – нежный мечтательный взгляд, изогнувшиеся в улыбке губы, – вполне могло зажечь безумную страсть.

– Если только вы не хотите, чтобы я помогла вам одеться, я сейчас уеду. – Говоря это, миссис Хокинг продолжала улыбаться.

– Мне надо только немного почистить платье и расправить складки – Джиллиан провела пальцами по ржаво-красной шерсти.

– Кажется, я что-то слышала о другом платье, из золотистого шелка, – его принес вам в подарок молодой человек, которого вы пытаетесь пленить…

Она пытается пленить Камерона! И это после того, как он уже пленил ее и тем самым привел к тому, что она распустила волосы, дух ее воспарил, а сердцу захотелось любви. Пленяя Джиллиан, Камерон тем самым ее освободил.

Эта мысль вызвала у нее улыбку.

– Спасибо, – шепнула она.

Миссис Хокинг приложила руки к щекам Джиллиан.

– Когда-нибудь мы подробно поговорим о мужчинах, – пообещала она. – Сегодня же вам предстоят дела поважнее.

Когда миссис Хокинг уехала, Джиллиан пошла в комнату, где хранились медикаменты, и начала искать холщовый сверток с платьем, однако его нигде не было. Джиллиан обыскала каждую полку, заглянула за каждый шкаф.

Она признала свое поражение лишь после того, как полежала на полу, шаря под буфетом, но не нашла ничего, кроме пыли. Слезы брызнули у нее из глаз. Наверное, он взял платье и отнес кому-то еще.

В эту минуту взгляд ее упал на свисающий с крючка муслиновый чехол, в который что-то было аккуратно завернуто. С замиранием сердца Джиллиан заглянула под чехол. Милая, славная миссис Поджетт, видимо, нашла свернутое платье и погладила его, потому что сейчас оно висело, защищенное муслином от пыли, и, когда Джиллиан открыла его, засияло на свету всеми своими складками.

Вернувшись к себе в спальню, она надела платье, которое оказалось немного широко и длинновато, но Джиллиан хорошо шила и вполне могла это исправить. Она займется этим позднее, после того как найдет Камерона и скажет ему то, что должна была сказать вчера ночью.

Интересно, провел бы Камерон ночь в ее постели, если бы она сказала?

Она собрала в руках лишние дюймы шелка, чтобы юбки не волочились по полу, и побежала на кухню, почти не чуя под собой ног, как вдруг перед самым порогом ее охватило сомнение: что, если она предложит ему все, что имеет, а он откажется?

Сердце Джиллиан так заколотилось при этой мысли, что она провозилась дольше обычного. Выйдя наконец из дома, она прислушалась к глухим ударам лопаты о землю. Миссис Хокинг видела его в саду. Он собирается сегодня уйти, и решил последние часы провести в тяжелой работе, отдавая сердце земле, чтобы та могла в ближайшие годы кормить Джиллиан, ее отца… и Камерона тоже, если Джиллиан сумеет убедить его остаться.

Она пошла на звук и увидела Камерона у задней стены дома: он работал на участке, где Уилтон когда-то безуспешно пытался заставить розы цвести пышным цветом. Рядом с Камероном находился сам доктор Боуэн – он внимательно наблюдал за работой, опуская и поднимая голову вслед за движениями лопаты своего нового садовника. Неужели ей придется раскрыть свое сердце в присутствии отца? При этой мысли Джиллиан заколебалась, но это продолжалось недолго. Камерон скорее поверит ей, если она скажет о своей любви вслух, при свидетеле.

Камерон. Он был… великолепен. Несмотря на утренний холод, он снял рубашку, кожа, обтягивающая красивые выпуклые мышцы, блестела от пота, когда его руки вгоняли лопату в землю. Он завязал волосы сзади, чтобы они не лезли в лицо, и Джиллиан видела тени отрастающей на его щеках бороды, а также темное пятно вьющихся на груди волос. Она не смогла удержаться и теперь пристально смотрела на то, как эти волосы сужаются книзу и, образуя стрелу, скрываются под поясом брюк. Она даже перестала дышать, пока ее тело впитывало в себя увиденное, наподобие того, как пересохшая земля впитывает дождевую воду.

Ей во что бы то ни стало надо удержать его около себя, иначе она, как цветок, завянет и осыплется в пыль.

– Джиллиан! – Уилтон первый заметил ее и помахал рукой, приглашая присоединиться к ним.

Услышав, как отец зовет Джиллиан, Камерон быстро выпрямился и теперь стоял, уставившись в выкопанную яму, как будто ему приятнее было смотреть в эту грязную канаву, чем в глаза Джиллиан.

Неожиданно ее только что обретенная решимость увяла. При разоблачающем солнечном свете она вынуждена была признать, что он ею совсем не интересуется. Зато лицо Уилтона расплылось в улыбке, и он опять помахал Джиллиан.

– Иди-ка посмотри, какой молодец доктор Смит – он придумал, как осушить столь мерзкое место с помощью траншеи. Поверишь ли, Джиллиан, он говорит, что вода течет сквозь землю точно так же, как кровь течет сквозь тело.

Наконец Камерон повернулся к ней, темные круги под его глазами сказали ей о том, что он спал не лучше ее. Очевидно, за ночь их гость окончательно утвердился в своем решении уйти, а не начал мечтать о том, чему никогда не бывать.

Камерон быстро взглянул на нее, и Джиллиан подумала, что, увидев ее в подаренном им платье, он ей одобрительно улыбнется; но вместо ожидаемой улыбки его губы сложились в тонкую линию, как будто она его чем-то разозлила.

– Камерон? – прошептала она.

– Мне некогда болтать, Джиллиан, я хочу закончить это до своего ухода. – Он отвернулся и снова начал копать, отсылая ее и одновременно подтверждая свое намерение уйти.

Ветер трепал локоны незаколотых волос, и они щекотали ей шею, забирались за слишком свободный лиф платья… Джиллиан остро почувствовала, как, должно быть, выглядит со стороны: самоуверенная и бесстыдная, с распущенными волосами, наряженная в золотой шелк, подаренный ей в качестве взятки.

Она зажала рот руками, чтобы заглушить рвущийся из горла крик, и подол платья упал на землю. Теперь Джиллиан не могла бежать, потому что длинные юбки угрожали поймать ее в ловушку. Она высоко подняла одну сторону платья, вцепившись зубами в руку между большим и указательным пальцем в надежде, что боль заглушит муку, пронзившую ей душу.

– Отчего это она убежала? – услышала Джиллиан, спотыкаясь на пути к своему убежищу, к своему дому. – Моя дочь горевала по поводу этого мокрого угла, с тех пор как мы здесь поселились, и я думал, что она, как и я, обрадуется тому, что вы сделали, молодой доктор.


– Еще ведро? – с сомнением спросил Мартин.

– Еще. – Камерон стиснул зубы и закрыл глаза, когда Мартин выливал на него ледяную воду из колодца.

– Я не уверен, что вам это полезно, – проворчал доктор Боуэн, когда Камерон сделал Мартину знак принести еще ведро воды. – Вы побледнели и покрылись пупырышками, как ощипанный цыпленок.

– Точно. А зубы стучат так, что ему еще повезет, если ни один не сломается.

– Я сильно разогрелся, пока копал, и совсем не чувствую холода, – солгал Камерон. – Еще одно ведро, Мартин.

– Такие синие губы я видел только у покойника, – хмыкнул Мартин, в очередной раз выливая на него воду.

Если бы, подумал Камерон. Хорошо бы его тело, сердце и душа и впрямь сделались такими же бесчувственными, как мертвая оболочка!

Ему следовало покинуть Боуэнов несколько часов назад: еще ночью собрать хранившиеся у него карты и под покровом темноты вернуться в лагерь. Весь сегодняшний день он мог провести, помогая Баско разрабатывать новую тактику, новый план продвижения короля к Брайтхелмстону. Вместо этого он возился в грязи и, стиснув зубы, слушал очаровательную лекцию доктора Боуэна о функционировании мужских половых органов. Камерон подумал, что бы сделал отец Джиллиан, если бы знал, что все время, пока они работали, органы размножения Камерона вызывали у него мечты о наслаждении, которое он мог бы получить с его дочерью. Все это время он боролся с собой. Он знал, что должен уйти, но сердце, душа неодолимо тянули его взглянуть на нее еще хоть один раз – так школьники слоняются под окнами школьниц в надежде мельком увидеть предмет своей любви. И это отчаянный разбойник, который сейчас должен в лесу разрабатывать планы побега опального короля.

Конечно, спокойную английскую деревню полюбить совсем нетрудно: легкий ветерок приносил морскую свежесть, но море было слишком далеко, и его холод сюда не доходил. Человек, до недавнего времени представлявший свою жизнь как нескончаемую пустоту, вдруг потерял нить, связующую прошлое с будущим, занял свой мозг изучением медицины, которое неожиданно оказалось завораживающе увлекательным. Человек, потерявший свой дом, почувствовал, что нашел новый дом, лучше прежнего, в таком месте, где глаза каждого крестьянина светятся радушием, а сам он занят искусством, заслуживающим уважения, где днем и ночью рядом с ним ездит такая женщина, как Джиллиан Боуэн.

Когда Камерон увидел, что она надела подаренное им платье, сердце его дрогнуло. При виде ее волос, свободно развевающихся на ветру, его охватила дрожь от желания почувствовать эти шелковистые пряди на своей коже, как прикосновение крыльев ангела.

Труднее всего оказалось отвернуться и уставиться в выкопанную грязную канаву – ему легче было бы заползти в эту яму й не ранить ни в чем не повинную женщину показным равнодушием.

Джиллиан стояла, вся сияющая, слова любви готовы были сорваться с ее губ. Она была неопытна и невинна и не осознавала, насколько явно видна ее ранимость, не знала, что, создавая видимость пренебрежительного отношения к ней, он делал ей самый большой подарок, какой мог предложить.

Теперь Джиллиан возненавидит его на всю оставшуюся жизнь. Она не будет тосковать, когда он уйдет, она не узнает, не должна узнать, что, покидая ее, он оставит здесь свое сердце.

– Еще одно ведро. – Камерон наконец взял себя в руки, хотя холод так и не смог остудить бушующий в его крови пожар.

В это время миссис Поджетт позвала их обедать.

– Я не буду есть. – Камерон повернул голову в сторону Боуэна. – А вы идите, доктор.

– Глупости. Вытирайтесь и идемте со мной за стол. С этими земляными работами вы наверняка здорово проголодались.

Если бы, мрачно подумал Камерон. Если бы только голод был причиной пустоты у него внутри!

– Я знаю, что вы обедаете на кухне, без церемоний, но моя одежда безнадежно испорчена, а другая совсем не подходит для того, чтобы ее надевать к обеду.

– Позвольте, я одолжу вам брюки и рубашку, – предложил Мартин.

– Нет, не стоит.

– Меня это не затруднит. – Мартин улыбнулся ему озорной улыбкой, показывая себя с такой стороны, о которой Камерон раньше не подозревал.

Рубашка Мартина не застегнется у Камерона на груди, а брюки едва достанут до нижней части икр, так что снаружи он будет выглядеть так же нелепо, как чувствует себя внутренне. Однако теперь у него не было повода отказаться от обеда с Боуэнами.

Джиллиан гордо восседала за столом. Камерон восхитился ее силой: ей было очень просто остаться в своей комнате и не выходить оттуда до тех пор, пока он не уйдет. Правда, на ней больше не было золотистого, сверкающего шелка – его сменила степенная старая ржаво-красная шерсть. Она собрала волосы в привычный узел на затылке, но ничто, кроме фарфоровой бледности лица, не говорило о том ударе, который она пережила по вине Камерона.

Может быть, источником ее невозмутимости было неведение того, насколько она красива. Она не надувала губы, ее глаза не наливались слезами, предназначенными для достижения своей цели. Красота Джиллиан всегда оставалась спокойной, и под ней скрывались сила и ум.

– У нас был такой интересный день, Джиллиан. – Доктор Боуэн довольно потер руки. – Мы с молодым доктором Смитом разговаривали о… о Господи! Ладно, не важно. – Он опустил голову, и все внимание переключил на бобы, которые довольно успешно отправлял с тарелки в рот.

– Разговаривали о чем, молодой доктор? – Миссис Поджетт вопросительно глянула на мокрые волосы Камерона и на одежду неподходящего размера, которую он одолжил у Мартина.

– Мы изучаем… сердце человека! – выкрикнул доктор Боуэн и подмигнул Камерону.

Джиллиан, не выдержав, фыркнула, что совсем не подобало леди, и этот звук немного приободрил Камерона. Слава Богу. Значит, она не окончательно раздавлена.

– Думаю, вам с доктором Смитом придется много часов посвятить этой теме, прежде чем он усвоит ее, – заметила Джиллиан.

– О, надеюсь, нет. – Доктор Боуэн, глядя на нее, нахмурился. – У меня на сегодняшний день другие планы. Мне не терпится посмотреть, как вода будет стекать по канаве, которую выкопал наш гость.

– Какая скука! – Миссис Поджетт принялась с усердием взбивать крем. – А вы что собираетесь делать, мисс Боуэн? Пойдете вместе с отцом смотреть, как в канаву стекает грязь?

– Сегодня до конца дня я надеюсь побыть у себя в комнате, – Джиллиан вытерла губы, – а вечером мне надо съездить в деревню навестить миссис Хокинг.

– Приятно видеть, что вы выезжаете развлечься, мисс. Только возьмите с собой своего отца или молодого доктора, – посоветовала миссис Поджетт. – Ни одна женщина не защищена от опасности, с тех пор как того парня нашли там мертвым. Особенно опасно ездить одной.

– Я поеду с вами, мисс, – торопливо сказал Камерон, и сердце его забилось сильнее при мысли о том, что он еще раз останется один на один с Джиллиан.

– Кажется, вы говорили о каких-то планах на вечер и не собирались их менять…

– Верно. Если я поеду с вами, то быстрее доберусь туда, куда мне нужно.

Джиллиан сердито посмотрела на него.

– Тогда ты тоже должен поехать, папа. Тебе же интересно навестить миссис Хокинг, не правда ли?

Похоже, ей не хотелось ехать вдвоем с Камероном, и он не мог осуждать ее за это. Он ухватился за мысль провести последний час в фургоне наедине с Джиллиан, сам не зная зачем. Поскольку не смел поведать ей о своих истинных чувствах. Теперь неосуществимыми становились все его мечты, в которых он видел Джиллиан в своих объятиях, податливую и любящую, исцеляющую раны, о существовании которых не знал никто, кроме нее.

Их взгляды на одно мгновение встретились. Этого было мало, чтобы узнать, что творится в ее душе, но вполне достаточно, чтобы ощутить ее ранимость. Она излучала невероятную болезненную тоску, которая отозвалась в его душе. Камерон смотрел на застывшие бобы у себя на тарелке, пытаясь сосредоточиться на еде и не закричать, что он не столь холоден и равнодушен, как пытался это показать.

– Мы поедем вместе, – подсказала отцу Джиллиан.

– Мы поедем… – начал доктор Боуэн.

– Канава, сэр, – перебил Камерон. – Вы весь день говорили мне, с каким нетерпением ждете того момента, когда отвоюете этот участок под ваши розы.

– Мои розы! – Доктор Боуэн выпрямился и с надеждой посмотрел на Джиллиан. – Ты не будешь против, если я останусь здесь, Джилли, не правда ли? Только один разочек?

Видя едва сдерживаемое нетерпение отца, Джиллиан смягчилась.

– Нет, папа, – тихо сказала она. – Оставайся и займись своим новым розарием.

Камерон ликовал. У него будет этот час! Даже если он будет просто сидеть рядом с ней, впитывая ее аромат и запоминая каждую черточку ее лица, этот час он никогда не забудет.

– Ну так наедайтесь оба поплотнее. – Доктор Боуэн тут же показал пример, зацепив полную вилку бобов. – Вы же не хотите по дороге проголодаться?

– Очень мудрый совет, папа. – Джиллиан выловила в соусе кусочек мяса и поднесла его к губам? но, не попробовав, положила обратно. – Аппетит – капризная штука, и если потакать ему, то можно получить несварение.

Глава 14

Свет, льющийся в окно, из золотисто-желтого превратился в серый, и Камерон уже едва различал тонкие линии на карте, которые обозначали дороги и тропинки. Глаза его слипались от усталости. Он наклонился ниже и, прищурясь, вглядывался в карту, но вынужден был признать, что, просидев за ее изучением несколько часов, все еще не нашел чудесный путь, который привел бы Карла Стюарта к спасению.

Откинувшись назад, он прислонился к стене и вздохнул. Ну что ж, теперь это забота Баско. Может быть, арендатор лучше знает округу, а может быть, пришел еще какой-нибудь аристократ, чтобы занять место, освобожденное лордом Харрингтоном.

А еще, может быть, у коров вырастут крылья или Джиллиан Боуэн вдруг появится в этой комнате и попросит Камерона заняться с ней любовью, перед тем как насовсем уйти.

Он подавил горькую усмешку и чуть не выкрикнул, когда дверь действительно отворилась, и на пороге остановилась Джиллиан.

Ему всегда казалось что он запомнит ее стоящей, – она часто, находясь в доме, смотрела наружу из окна или с порога двери. Камерон никогда не видел, чтобы Джиллиан вышла на крыльцо узнать, какая погода стоит на дворе, или выбежала в сад сорвать несколько цветков для бесчисленных ваз и вазочек, стоявших на столах.

– Что я должна говорить отцу, когда вы не вернетесь со мной домой? – спросила Джиллиан. – И людям в деревне, если они о вас спросят? Вы со своими планами хотя бы раз подумали, о том, что мы…

Ее голос замер, когда она увидела разложенные повсюду карты. Пометки, сделанные его четким, твердым почерком, стрелки, указывающие возможные пути бегства. Еще больше стрелок и пунктирных линий, обозначающих невозможные пути бегства.

– Карты были здесь все это время?

Камерон кивнул.

– Если бы Фрейли решил обыскать ваш дом и нашел их, вас с отцом обвинили бы в монархическом заговоре и осудили как предателей.

Джиллиан побледнела, но не произнесла ни слова – она лишь молча наблюдала, как он складывает карты в сумку. Теперь она должна понять, что он не преувеличивал опасность, которой подвергал ее и Уилтона, находясь в их доме. У него даже возникла надежда, что благодаря этому пониманию она когда-нибудь простит его. Жаль только, что он об этом никогда не узнает.

– Так как я должна объяснить ваше внезапное исчезновение? – спросила она через некоторое время.

Камерон долго и напряженно придумывал объяснение, которое она могла бы использовать, и молился, чтобы она приняла то, что он выбрал.

– Скажите, что я сбежал.

– Сбежал?

– Ученики иногда сбегают.

– Все осуждают учеников, которые уходят от своих учителей. Я могу сказать, что у вас что-то случилось дома, и вы вынуждены были срочно уехать.

– У меня нет дома. – Камерон ощутил, как у него перехватило горло при мысли, что она ищет оправдание, которое показало бы его с хорошей, а не с плохой стороны. – Говорите всем, что я сбежал, – повторил он. – Я сделал это в страшной спешке, ничего не сказав вашему отцу. Вот записка для вас, чтобы вы могли показать ее тому, кто спросит. Я очень тщательно выбирал слова. – Он достал из кармана клочок бумаги, оторванный от края карты.

Ему легче было бы отдать ей записку, чтобы она прочла ее сама, но Камерон знал, что не сможет так поступить, потому что это было бы трусостью. Он не должен убегать или уклоняться от гнева, который она с полным правом обрушит на его голову.


«После вчерашней ночи я не могу смотреть в глаза доктору Боуэну, как и уладить все надлежащим образом. Прости меня, Джиллиан. Искренне твой Камерон Смит».


Закончив читать, Камерон с трудом подавил тяжелый вздох.

– Так вы извиняетесь передо мной? – Джиллиан взяла у него записку и склонилась над ней. Смотреть на то, как на ее лице недоумение сменялось попыткой понять, почему он выбрал именно эти слова, оказалось еще тяжелее, чем он ожидал. Когда она сообразила, в чем дело, то была в ужасе. – Тот, кто это прочтет, подумает…

– Подумает, что я воспользовался доверчивостью наивной женщины и сбежал, пока ваш отец не призвал меня к ответу за то, что я обесчестил его дочь, а вы не предъявили мне невыполнимые требования. Нет на свете такого мужчины, который, прочитав это, стал бы задавать вопросы вашему отцу.

Чтобы удержать равновесие, Джиллиан вцепилась рукой в дверной косяк. Камерону потребовались все силы, чтобы остаться сидеть – ему захотелось вскочить, сжать Джиллиан в объятиях, сказать ей, что по своей воле он ни за что не подверг бы ее такому унижению…

– Я этого не сделаю, – сказала она.

– Подумайте хорошенько. Вы придете к тому же выводу, что и я. Однажды о моем участии в заговоре станет известно, и тогда вы тоже окажетесь под подозрением. Но никто не сможет вас обвинить, если вы будете выглядеть невинной жертвой, попавшей в сети опытного соблазнителя.

– И это все, что у вас было? – прошептала она почти неслышно и положила руку на мешок, в который он убрал свой карты. – Планы, планы и опять планы, а сверху еще планы, на случай непредвиденных обстоятельств. В этих листках написано, что меня надо соблазнить, чтобы я стала сотрудничать?

Камерон не мог солгать, сказав: «Да, тот поцелуй и боль, которая разрывает меня сейчас, фальшивы, это все было притворством».

Он часто шел на сделки с совестью, но выставлять на посмешище закравшуюся в его душу любовь не хотел.

– Вы умная женщина, Джиллиан. Что вы сами думаете об этом?

Умная, но до боли не уверенная в своей силе и красоте. Он смотрел, как слезы наворачиваются ей на глаза, и восхищался силой воли, которая не позволила пролиться ни единой слезинке.

– Я вам этого никогда не прощу, – выдохнула она.

– Конечно, нет. Ваша репутация будет…

Нетерпеливым движением руки Джиллиан заставила его замолчать.

– Вам удалось убедить меня, что мой ум кому-то нужен, а на самом деде вы считали меня не более чем слабоумной. Хуже всего то, что своим поведением я подтверждала это мнение: вам стоило только воззвать к моему уму, чтобы заполучить меня в сообщники.

Она ошеломила его – он не мог произнести ни слова. Камерон никогда не думал, что его бегство станет причиной еще большей неуверенности Джиллиан в своих силах. Он действительно нанес ей огромный вред.

Едва Джиллиан вышла из комнаты, как он поспешно схватил свой мешок. Протестующе зашелестели карты, заметки – единственные оставшиеся свидетельства одержимости, которая только что исчезла, как вампиры исчезают на рассвете. Его переполняло отвращение к тому, во что он позволил превратить свою жизнь, и к тому, как испортил жизнь другим. В своей жизни он сделал много такого, о чем не стал бы рассказывать с гордостью, но никогда еще ему не было так стыдно.


Джиллиан говорила себе, что она осилит эту последнюю поездку с Камероном Смитом, и спокойно глядя, как он выскальзывает из фургона, будет радоваться, что наконец избавилась от него.

Она сможет это выдержать. Сможет.

Она хотела попросить отца, чтобы он сопровождал их, но старый доктор был очарован планом розария, сделанным Камероном с помощью ниток и планок с зарубками. Камерон также прошелся по запасам трав, сделанным Джиллиан, и раздобыл для ее отца разноцветные розовые лепестки. Лепестки помещались в клетки, образованные нитками, каждый лепесток представлял какой-то сорт роз. Уилтон Боуэн, уважаемый доктор хирургии, известный член королевской корпорации врачей, сидел перед камином и менял сухие розовые лепестки от квадратика к квадратику, планируя розарий, посадить который он весной, возможно, забудет.

А вот сама весна, конечно, наступит независимо от того, насколько темной и холодной окажется зима без Камерона.

– Вы готовы? – спросил Камерон. – Лошадь запряжена.

Джиллиан, кивнув, смотрела, как он запихивает мешочек за пояс и складывает плащ в небольшой узел с одеждой и бритвенными принадлежностями. Как только черный сверток оказался у него под мышкой, в ее доме не осталось ничего, напоминающего о том, что Камерон Смит жил здесь. Ей было больно видеть, насколько малый след он оставил. Дерево, штукатурка на стенах, мебель – ничто не сохранило отпечатка его присутствия. Джиллиан полагала, что сама она внешне тоже не изменилась; зато в душе у нее все встало с ног на голову. Она была в смятении. Ее настолько расстроил предстоящий уход Камерона, что она даже забыла подготовиться к выходу из дома. Ей нужно было немного времени для того, чтобы собраться с духом.

– Вы ничего не скажете моему отцу?

На скулах Камерона заходили желваки, и Джиллиан с болезненным удовольствием поняла: ему труднее расстаться с ее отцом, чем попрощаться с ней.

– Я не смогу все объяснить как надо…

– Я тоже, – возразила она.

– Но вы останетесь с ним, и ему будет легче. А с вами останется он. – Камерон с симпатией взглянул на доктора Боуэна. – Я полагаю, он очень скоро обо мне забудет.

Джиллиан почувствовала необъяснимую печаль. Он завидовал ее отношениям с отцом! Несмотря на то, что от врача и ученого, каким когда-то был Уилтон Боуэн, почти ничего не осталось, Камерон разглядел в нем человека и даже, может быть, немного полюбил его.

Пока она забиралась в фургон, Камерон стоял сзади, как делал постоянно, после того как она высмеяла его за попытку приучить ее к обходительности, от которой потом придется долго отвыкать. Джиллиан считала, что только она сама виновата в изматывающем ее чувстве сожаления. В этот раз ей так хотелось, чтобы он поднял ее и посадил на скамью, и она ощущала при этом его упругую силу и крепкие руки у себя на талии.

– Разве Мартин не поедет с вами? – удивленно спросила она.

– Нет, он пока останется.

– Следить за тем, чтобы я не передумала и не донесла властям?

– Нет, Джиллиан. Чтобы было кому помочь вам в случае неприятностей. – Камерон легко забрался в фургон и сел подальше от Джиллиан, чтобы не касаться ее.

Вожжи в ее руках вдруг стали скользкими – ладони вспотели, как это бывало, когда Джиллиан слишком надолго уезжала из дома.

– Но, Куинни, – крикнула она и хлопнула вожжами по спине лошади. Куинни натянула постромки, а Джиллиан потихоньку вытерла руки о край юбки.

Сумерки сгущались. Мягкий свет лампы, льющийся из окон дома, растаял позади них. Влажный воздух обещал вскоре превратиться в туман, и стук копыт Куинни по утрамбованной земле из-за густоты воздуха казался слишком громким.

Джиллиан чувствовала, что все было как в ту первую ночь, когда Камерон внезапно появился из темноты и навсегда изменил ее жизнь – слишком тяжелый воздух, слишком неподвижные деревья. Тишина, глубокая настолько, что стук сердца, казалось, вот-вот перекроет оглушительное цоканье копыт Куинни.

– Что-то не так, – внезапно сказала Джиллиан. – Похоже, за нами следят.

Камерон не стал насмехаться над ее страхами, и она ощутила горделивый трепет оттого, что он оценил ее интуицию. И тут же опять разозлилась на себя: что толку радоваться крохам, которые он ей бросил, уезжая из её жизни!

– Расставание, – наконец сказал Камерон. – Вот что увеличивает напряжение.

Она это прекрасно понимала. В ней все кипело от желания протестовать против того, чтобы эти неприятные минуты стали их последними совместными моментами. Она хотела выкрикнуть, что у нее набралось слишком мало воспоминаний о нем и их не хватит на оставшуюся жизнь. Однако это напряжение не имело никакого отношения к опасности, которую Джиллиан чувствовала так же явственно, как видела поднимающиеся от земли клубы тумана.

– Для скрывающегося мятежника у вас слишком слабая интуиция! В ту ночь, когда вы… когда вы пришли, я знала, чувствовала, что в темноте есть какая-то угрожающая мне опасность. Сейчас у меня точно такое же чувство.

– Не волнуйтесь, я с вами, Джиллиан.

– Ненадолго.

– Да. Ненадолго.

Джиллиан раздражал звук собственного хриплого дыхания, она не хотела его слышать, потому что ей важно было сосредоточиться на голосе Камерона, произносящем обращенные к ней слова прощания. Возможно, она сможет вспомнить его звучание, если попытается. Мамин голос она не помнила, только слышала обрывки колыбельной в хороших снах и те страдальческие крики. «Беги, Джилли, беги домой!»

Голос Камерона тоже скоро скроется в пустоте ее прошлого…

– Вы еще найдете свое счастье, Джиллиан, – сказал он.

– Конечно, а как же! Я буду петь, танцевать и веселиться, и люди будут удивляться, как мне удавалось так долго притворяться скромницей…

Камерон рассмеялся, тихо, совсем не обидно.

– На это стоило бы посмотреть.

«Ты мог бы это увидеть, если бы захотел. Ради тебя я бы ожила».

– Надеюсь, вы тоже найдете то, что ищете, – сказала она.

– О, я нашел это, Джиллиан. Я уже почти держал счастье в руках, но вынужден был расстаться с ним, чтобы ненароком не уничтожить.

Сердце Джиллиан подпрыгнуло от восторга. Он говорил о ней, о них. Она это знала. Она это чувствовала.

Между тем Камерон смотрел прямо перед собой, как будто вид, открывающийся между ушами Куинни, был самым увлекательным из всего когда-либо являвшегося его глазам.

Джиллиан решительно взяла себя в руки. Она справится с этим. Меньше чем через час Камерон навсегда покинет фургон и ее жизнь. Все эти предчувствия несчастья, душераздирающее желание находить скрытый смысл в совсем простых и невинных словах происходили исключительно из-за напряженности обстановки.

Она слушала цокот копыт Куинни, стараясь не замечать расстояние, оставшееся позади фургона, не замечать сияния звезд, потому что когда они становились хоть самую малость ярче, это означало, что последний час, который она проведет с Камероном, подходит к концу.

Тем не менее, несмотря на ее ухищрения не следить ни за временем, ни за расстоянием, лес стал прозрачным, возвещая о приближении знакомых валунов. Через несколько минут Камерон уйдет.

Приближаясь к нагромождению огромных камней, Куинни замедлила шаг. Джиллиан чувствовала, что Камерон тоже взволнован. Осталось одно мгновение, и он навсегда исчезнет из ее жизни.

– Вы мне не скажете ваше настоящее имя? – шепотом спросила она.

Камерон посмотрел на нее долгим задумчивым взглядом, и Джиллиан готова была поклясться, что он протянул руку, чтобы дотронуться до ее лица.

– Нет, не могу. Прощайте. Мартин пробудет с вами столько, сколько вы захотите.

И он ушел. Слегка щелкнула захлопнувшаяся за ним дверца фургона, и глухо стукнули о дорогу сапоги…

Она не хотела смотреть и все же выворачивалась на своем сиденье и вытягивала шею, чтобы бросить последний взгляд поверх высоких стенок экипажа. Тогда она заметила его. Он был высок и грациозен в движении, и Джиллиан не могла отвести от него взгляд, пока Камерон не скрылся за валунами.

Джиллиан попыталась убедить себя, что сейчас он, по крайней мере, в безопасности. Она закрыла глаза, стараясь сохранить его образ в памяти. Ей уже никогда больше не увидеть его во плоти.

Охватившая ее мука была невыносима. Казалось, такая боль должна была уничтожить беспокоящее чувство опасности, которое действовало ей на нервы. И все же…


Камерон стоял в тени валунов гораздо дольше, чем следовало, и ждал, пока экипаж не исчезнет из виду. Только после этого он отошел от камня. Итак, она уехала.

Но едва он вышел на поляну за валунами, как услышал фырканье лошади и звяканье сбруи. Кто-то ехал верхом между деревьями, не беспокоясь, что его заметят. Вряд ли это кто-то из заговорщиков – те были осторожнее.

Камерон застыл на месте, понимая, что лишился укрывающей тени валунов. Он проклинал луну, серп которой каждую ночь становился все шире и уже дошел почти до половины, сияя в ночи. Свет заливал всю округу, и его было видно настолько ясно, как будто он шагнул к виселице перед многотысячной толпой. И тут всадник заметил его:

– Эй, ты! Стой!

Камерон напрягся. Он мог побежать, но догнать его верхом на лошади ничего не стоило. Он мог попытаться что-нибудь соврать, но если преследователь его узнает, то в дело будет втянута Джиллиан. Проклятие!

Он опять спрятался за валуном. Ему дико захотелось держать сейчас в руках свой маленький итальянский мушкет, который у него когда-то был, но Камерон отдал его Риордану, когда тот ушел вместе с королем. После гибели брата ни одну его вещь так и не вернули, и Камерон уже не надеялся когда-нибудь увидеть свой мушкет, Роялистам постоянно не хватало оружия, и, конечно же, кто-то подхватил его сразу, как только Риордан упал на землю.

Теперь слишком поздно было жалеть о том, что он не носит с собой шпагу. Камерон отказался от нее в тот день, когда впервые встретил Боуэнов, У него был только нож, оружие, которое он не любил за кровь и грязь, остававшиеся после того, как его пускали в дело.

Всадник не спеша выехал из леса, и тогда, бормоча ругательства в адрес всех его родственников, Камерон взобрался на валун. Он надеялся прыгнуть незнакомцу на спину, выбить его из седла и скрыться до того, как тот увидит лицо своего врага. Пожалуй, это могло бы неплохо получиться.

Камерон согнулся, приготовившись к прыжку, и тут всадник внезапно остановил лошадь и в изумлении уставился на нападающего, как будто увидел ожившего покойника.

– Боже милостивый, да это же Карл Стюарт! – Ошеломленный, он смотрел вверх, в лицо Камерона, видимо; показавшегося ему великаном.

Надежда убедить этого деревенщину в том, что перед ним всего лишь невинный ученик доктора, была весьма слабой. Кроме того, в этом не было смысла, поскольку Камерон не хотел, чтобы его связывали с Боуэнами. Он очень старался, чтобы солдаты приняли Карла Стюарта за Камерона Смита – так пусть же на этот раз Камерона Смита примут за Карла Стюарта.

– А ну, кланяйся мне! – прорычал он и прыгнул солдату на плечи. Они оба рухнули на землю, но испуганный солдат не догадался бросить поводья, и теперь его испуганная лошадь ржала, топала и пыталась убежать от людей, рычащих и катающихся по земле у нее под копытами.

Внезапно солдат нанес чувствительный удар Камерону в солнечное сплетение, и тут же копыто лошади скользнуло по его руке и глухо ударило по ребрам. «На этот раз Джиллиан пришлось бы лечить много синяков», – отстраненно подумал он…

Однако Джиллиан уехала. Он отослал ее. Если сегодня ночью его убьют, она никогда не узнает, как он сожалеет о том, что сделал под давлением обстоятельств.

В этот момент солдат оказался под Камероном и, получив сильный удар в лицо, обмяк и выпустил поводья. Лошадь ускакала прочь.

Камерон некоторое время лежал, тяжело дыша, потом поморщился, почувствовав боль в костях. Он освободился от лежавшего без сознания солдата и, прикрыв глаза рукой, растянулся на усыпанной листьями земле. У него еще оставался выбор. Он мог вонзить лезвие ножа между ребрами этого человека и избавиться от угрожавшей ему опасности или сохранить солдату жизнь. Но тогда солдат, видевший Камерона в лицо, сможет его узнать.

И все же Камерон понимал, что не сможет убить человека. Солдат только исполнял свой долг и проводил разведку этого участка леса. В том, что Камерон натолкнулся на него, виновата его собственная небрежность и откровенное невезение. Случись все несколькими минутами раньше или позже – и они бы никогда не встретились.

Его отец был прав – ему не хватает хладнокровия истинного воина. Обычно, когда Камерон убеждался в своей недостаточной мужественности, его охватывала ненависть к самому себе, но в этот раз он подумал только, что доктор Боуэн и Джиллиан его бы поняли.

В прошедшие два года он жаждал мстить каждому, кто связан с республикой, лишившей его всего положенного ему по праву первородства. Казалось бы, он должен был с удовольствием вонзить нож в человека, носившего на мундире эмблему Кромвеля, но Камерона мутило от отвращения при одной мысли об этом. Разве он смог бы вонзить нож в это чудо – человеческое сердце? Разве мог он пролить кровь, которая течет по венам и артериям, устроенным таким чудесным образом?

Ему не хватало хладнокровия ни для похищения людей, ни для убийства. Как заметила Джиллиан, негодяй из него не получился. После всех своих неуклюжих попыток отомстить он в конце концов понял, для чего родился.

Теперь, когда было уже слишком поздно, он нашел то, что нужно его сердцу. Рядом с Джиллиан Боуэн он стал бы по-настоящему хорошим врачом.

Глава 15

Беспокойство Джиллиан все росло и, вероятно, передалось лошади, потому что Куинни все чаще вскидывала голову, пытаясь избавиться от удил. Домой, приказала себе Джиллиан. Она не могла спокойно ехать в Брамбер, потому что руки ее дрожали от беспокойства, а сердце колотилось от страха. Она также не в состоянии была бы сейчас сидеть в гостиной миссис Хокинг, и как ни в чем не бывало потягивать горячее вино со специями.

Делать то, что ей хотелось, не было никакого смысла. А хотелось Джиллиан всю ночь ездить взад и вперед по лесу, чтобы быть поблизости от Камерона на случай, если она ему понадобится.

Но Камерону она не нужна. Сейчас он в чаще леса, подходит к своему тайному лагерю. Если бы он знал об этом ее всепоглощающем желании защитить его, то рассердился бы или очень позабавился. А может быть, он пожалел бы ее, поняв, что она никак не может выкинуть его из головы, даже несмотря на то что между ними все кончено.

Она поедет домой. Домой. Мысли о доме всегда уменьшали ее страх, но только не сейчас. Вероятно, это случилось потому, что Джиллиан проехала две мучительно длинные мили, прежде чем нашла подходящий поворот. Маневр был довольно сложный и занял так много времени, что сердце ее начало отбивать ритм, созвучный предостережению: быстрее, быстрее.

Джиллиан подумала, что страх ослабеет, как только Куинни повернет, и они поедут по той же дороге, которая привела их сюда. Беспокойство всегда уменьшалось, когда Джиллиан знала, что направляется домой; однако на этот раз ожидаемое облегчение не приходило, и Джиллиан начала подозревать, что дело было не в обычном страхе, охватывающем ее вдали от дома. Инстинкт нашептывает, что Камерону нужна ее помощь.

Джиллиан вдруг остро позавидовала всем женщинам, которые знали, что они главное в жизни их мужчин. Она оградила себя от такой возможности, намеренно выбрав скучную, лишенную страстей безопасность, стараясь убедить себя, что опасно привыкать к простому удовольствию смотреть, как любимый человек с радостной улыбкой на лице, с распростертыми объятиями идет тебе навстречу. Из боязни, что все кончится слишком скоро, она сама отказалась от любви, которая могла бы продлиться всю жизнь, и в результате так и не узнала, что это такое. Но так было до сегодняшнего дня.

Какой же глупой она была! Если бы у нее осталось хотя бы всего два-три таких воспоминания о Камероне, они поддерживали бы ее всю жизнь, и миссис Хокинг была в этом абсолютно права. Теперь Джиллиан понимала: то, что она раньше не знала любви, не имеет никакого значения, потому что, кроме Камерона, ни один мужчина не смог бы зажечь огонь в ее душе.

Джиллиан услышала топот копыт и приготовила правдоподобную ложь, чтобы объяснить, что ей понадобилось ночью в лесу. Через несколько мгновений она увидела бегущую прямо на нее испуганную лошадь – поводья волочились по земле, грозя попасть под копыта, стремена хлопали по бокам. Лошадь в страхе заржала, как будто предупреждая, что там, откуда она появилась, кому-то грозит большая опасность.

От вида испуганного животного Джиллиан ужаснулась больше, чем если бы увидела Фрейли или целую армию республиканских солдат. О Господи, ее предчувствие было верным!

Она подстегнула Куинни и направила ее к валунам, у которых оставила Камерона.

Остановив фургон и оглядевшись, она заметила, что из кустов торчал мужской сапог.

– Господи, нет! – прошептала Джиллиан, и на глазах ее выступили слезы. Она выбралась из фургона, а затем, не обращая внимания на ползучие растения и шипы, цепляющиеся за платье, пошла за валуны.

И тут сзади ее схватили сильные руки.

– Не ходите туда. Там зрелище не для ваших глаз.

Камерон! Она знала это уже в ту секунду, когда он прикоснулся к ней. Голос омывал ее как бальзам, прекращая дрожь, смягчая страх. Он жив, здоров… и, конечно, виноват в неподвижности тела, лежащего по ту сторону валуна.

– Значит, ваша война началась, – тихо сказала она.

Камерон осторожно повернул ее к себе и прижал так крепко, что она вынуждена была отклониться назад, чтобы посмотреть ему в лицо.

– Я не убил его, Джиллиан. Хотел, но не смог.

– О, я рада, что вы не смогли, но… – Она подняла руку и провела по гордой линии его подбородка. – Если для того, чтобы вы остались в живых, надо было бы убить, я сама вонзила бы нож ему в сердце.

Он еще крепче прижал ее к себе и низко наклонил голову. Джиллиан подумала, что Камерон собирается ее поцеловать, но он вдруг сжал челюсти и отстранился.

– Подождите здесь.

Достав из фургона веревку, Камерон скрылся за валуном; но Джиллиан также не могла стоять в бездействии; она села в фургон и, отогнав его с дороги, спрятала от глаз случайных прохожих. Камерона не было видно, зато она слышала, как он тащит что-то тяжелое по усыпанной сухими листьями земле. Потянулись долгие минуты, сопровождаемые глухими ударами ее сердца. Даже сейчас Камерон мог убить этого человека; услышав, что Джиллиан не упрекает его, он мог задушить солдата веревкой. А может быть, он просто тащит его подальше в лес, чтобы тело никому не попалось на глаза.

Джиллиан с удивлением обнаружила, что ей все это безразлично, главное – чтобы он вернулся к ней.

И он вернулся – появился из темноты бесшумно, как пантера. В лесу Камерон распоряжался словно у себя дома. Он кивнул, одобряя то, что Джиллиан отвела фургон с дороги.

– Солдат подумал, что я Карл Стюарт, – усмехнулся Камерон, – и я не стал его разубеждать. Вы должны об этом знать, потому что теперь все может измениться.

Значит, Камерон не убил солдата, иначе он не стал бы ее предупреждать. Джиллиан ощутила облегчение и что-то еще, пока неясное. Камерон сдерживал свою страсть, и Джиллиан воспринимала ее как дорогой подарок, но не находила подтверждения тому, что его страсть действительно предназначена ей.

Сперва она даже упала духом, но потом в сердце ее снова возродилась надежда.

– Но это же прекрасно! Когда он придет в себя, то поднимет шум и будет вопить, что на него напал король. Жители деревни и Фрейли знают, что вы не король, так что никто не обвинит вас в этом нападении.

Однако Камерон отчего-то не разделял ее радости. Он был необычайно мрачен, и Джиллиан пришлось прикрыть рот рукой, чтобы не вскрикнуть.

– Я поставил личные чувства выше долга, – сказал Камерон, – и теперь рискую провалить задание. Если солдаты поверят, что Карл находится где-то поблизости, то это будет еще хуже. Они усилят патрули, и тогда королю здесь ни за что не пройти.

Джиллиан увидела, как одна рука Камерона сжалась в кулак, а другая потянулась к висящему на поясе ножу, и поняла, что он все-таки решил убить солдата.

– Постойте… – Она сама не знала, почему вдруг ощутила уверенность: хладнокровное убийство тяжелым грузом ляжет на его будущее. Джиллиан чувствовала своим женским сердцем, что оно может изменить всю его сущность. – Ушибы головы часто стирают из памяти человека события, которые произошли непосредственно перед ударом. Есть вероятность, правда, небольшая, что, очнувшись, солдат не вспомнит, из-за кого он оказался в таком плачевном положении.

На этот раз Камерон ей поверил: она видела это по тому, как чуть менее напряженной стала его поза и рука перестала сжимать нож. Он настолько доверял ей, что положился на ее слова, рискуя всем, ради чего работал. От осознания этого словно негасимое пламя зажглось в душе Джиллиан.

– Он теперь долго не придет в сознание. Еще больше времени пройдет, пока этот человек сможет развязать веревку, которой я его спутал. Мы можем не беспокоиться – он освободится не раньше чем на рассвете.

– Рассвет наступит только через несколько часов! – Почему-то Джиллиан взволновало подтверждение того, что солдат надежно связан и они здесь действительно одни.

Камерон согнул руку и поморщился от боли.

– Я опять разбил кулаки.

– Дайте я посмотрю! – Она взяла его руку и укоризненно покачала головой: – И укус, и старые ушибы растревожены…

Он придвинулся к ней поближе. Джиллиан хотела, чтобы Камерон опять сжал ее в объятиях, как сделал это, когда она только приехала, но он просто протянул ей руку ладонью вверх. Джиллиан дотронулась до нее, ощущая величину и тяжесть его руки, и была потрясена проснувшимся неодолимым желанием ощутить, как эта рука гладит ее кожу, прижимается к изгибам тела, вызывая трепет в самых чувствительных местах.

– У тебя такое легкое прикосновение, Джиллиан, – прошептал Камерон.

Она вздрогнула и обхватила его пальцы своими, подушечкой большого пальца касаясь его мозолей. Камерон задрожал от этой легкой ласки. Его крупное тело показалось сразу менее угрожающим, но более сильным, и Джиллиан знала: он может настолько потрясти ее, что она уже никогда не будет прежней; в то же время и сама она, как женщина, обладает удивительной силой, способной поставить его на колени.

– Ты всегда избегала прикасаться ко мне, – сказал Камерон угрюмо, и она поняла, как его ранило ее недоверие.

– Ты тоже старался не дотрагиваться до меня, – прошептала она. Дрожь в голосе выдавала с трудом сдерживаемое желание, которое она так старательно скрывала, но теперь это было не важно. Сжимая его побитые, пораненные руки, Джиллиан вдруг поняла, что драка с солдатом могла закончиться совсем по-другому. Она могла вернуться на это место и обнаружить, что неподвижно лежащее за валуном тело принадлежит Камерону. Он мог погибнуть, и она бы его никогда больше не увидела, даже не узнала бы, кем он был, не изведала бы восторга ощутить на своих губах его ищущие губы.

– Джиллиан, – хрипло позвал он и притянул ее к себе, обнял так крепко, что казалось, она уже никогда не сможет дышать. Тем не менее, Джиллиан прекрасно впитывала с каждым вдохом запах Камерона и холод ясной ночи.

Камерон прижал к груди голову Джиллиан, и она слушала биение его сердца, в то время как его рука, легко касаясь ее волос, распускала их, и ветер смешивал развевающиеся пряди. Он хотел убедить Джиллиан, что с ним все в порядке. Его тело было упругим, сильным и крепким, как валун, около которого они стояли. Однако Джиллиан жаждала большего.

Она, должно быть, издала какой-то звук, выдавший ее желание, потому что Камерон тихо застонал. Джиллиан каким-то образом оказалась еще ближе к нему; шея ее выгнулась. Если бы он попытался сделать что-либо подобное в первый день, она стала бы царапаться и драться, высвобождаясь; но сейчас она прижималась к нему все теснее, дрожа в восторженном порыве, ощущая на своей щеке прикосновение его щетины и невероятную, невозможную мягкость его губ у себя на шее. Эти губы одновременно наслаждались ею и воспламеняли ее.

Теперь Джиллиан полностью принадлежала ему. Точнее, она всегда принадлежала ему, с самого первого мгновения.

Непонятным образом, несмотря на ужасное появление Камерона, своим женским чутьем Джиллиан распознала в нем единственного мужчину, предназначенного ей судьбой. Несмотря на его очевидную враждебность, она была убеждена, что преднамеренно Камерон не причинит вреда ни ей, ни ее отцу. Теперь же все тело Джиллиан трепетало от радости, потому что ее затаенная в глубине души вера оказалась не напрасной. Джиллиан чувствовала, что остатки сомнений тают, как иней под лучами утреннего солнца.

Его руки скользнули вниз, обводя выпуклости ее бедер. Не раздумывая, Джиллиан протянула к нему руки и расстегнула пуговицы рубашки, чтобы дотронуться до его широкой груди. Прижавшись к его груди лбом, она вдыхала его запах, наслаждалась прикосновением тонких завитков волос к ее векам и губам.

Камерон поднял ее в фургон одним непринужденным движением, как будто Джиллиан была легкой пушинкой. Она обхватила его за шею и замерла, пока он нащупывал под сиденьем одеяло, которое она всегда там хранила. Вскоре он опустил ее на эту тонкую шерстяную подстилку. Джиллиан была ему открыта, беззащитна, и Камерон воспользовался своим преимуществом: он расстегивал пуговицы и стягивал с нее платье, развязывал бантики на нижнем белье, раздевал ее, пока она не оказалась совеем обнаженной, не защищенной от холода осенней ночи.

Джиллиан вздрогнула от нового ощущения – она никогда не раздевалась на ветру. Камерон подумал, что она замерзла, и тут же, быстро раздевшись, прижался к ней своим разгоряченным телом.

Он целовал ее губы, его руки ласкали ее грудь, а ниже, на уровне бедер, она ощущала его настойчивость в стремлении ворваться в ее самое сокровенное место и сделать ее навеки своей. Она снова вздрогнула, взволнованная сознанием того, что он обладает ею полностью, одновременно изнутри и снаружи, а затем изогнулась ему навстречу в молчаливом требовании и, отвечая на его поцелуи, стада ласкать его. Его губы приникли к ее груди, и Джиллиан вскрикнула от пронзившего ее ощущения невыразимого счастья.

Этот звук еще больше разгорячил Камерона, и вскоре он побывал везде: его язык скользил между грудями, губы прижимались к животу. Он шептал ее имя, и вибрация, проникая сквозь кожу, доходила до самого ее сердца, и оно сжималось, а потом рассыпалось на сверкающие блестки восторга.

Когда он поднялся, Джиллиан вскрикнула протестующе, дрожа от ощущения пустоты и желания. Камерон пристально смотрел на нее: глаза его горели страстью, а волосы серебрились в свете луны. Джиллиан знала, что он предлагает ей выбор: последовать за ним в его желаниях или оттолкнуть.

– О Камерон! – прошептала она, сдаваясь.

С тихим торжествующим возгласом он опустился на нее, и его вес оказался грузом, которого жаждало ее тело. Она наслаждалась ощущением сдавленности под ним, но хотела большего, не зная, чего именно, до тех пор, пока не почувствовала его пульсирующую настойчивость в середине своего тела и не поняла, что хочет впустить его внутрь. С тихим стоном она выгнулась ему навстречу.

– Да, Джиллиан, иди ко мне. Иди ко мне, я покажу, как сильно тебя люблю.

– Ты… ты меня любишь?

– Дай только мне доказать тебе…

Джиллиан ожидала боли и никогда не думала, что главным станет сладострастное ощущение, что тело ее отзовется таким восторгом. Она всегда считала, что, отдавшись мужчине, тем самым окончательно подчинится чужой воле, лишится своей индивидуальности. С Камероном все произошло иначе – он был внутри ее, вокруг нее, и тем не менее она, Джиллиан Боуэн, чувствовала себя как никогда живой и сильной.

Внезапно ритм его движений изменился, и великолепное тело Камерона напряглось. Он поднял ей бедра, прижал ее живот к твердым бугрящимся мышцам своего, отчего она как будто взорвалась изнутри; этот взрыв бросил их вместе в головокружительную радостную пустоту…

Джиллиан не знала, как долго они лежали обнявшись, тяжело дыша, пока биение их сердец постепенно приходило в норму. В конце концов, буря внутри ее улеглась настолько, что она стала слышать шелест падающих на землю сухих листьев, дыхание Куинни, нежное пение ветра. Голая и бесстыдная, она лежала в объятиях разбойника, довольная, как никогда прежде.

Камерон крепко держал ее: тело его, еще не пресыщенное, требовало, чтобы он снова взял ее, в то время как разум, вновь обретя способность здраво рассуждать, методично сообщал ему холодную правду о том, что он наделал.

Джиллиан – девственница из знатной семьи – хотела обустроить свою жизнь таким образом, чтобы всегда оставаться в высшей степени пристойной. Сейчас же они, как пара подростков, прелюбодействовали на скамье стоящего у дороги фургона, и он не мог ничего предложить ей взамен того, что взял, – ни титула, ни земли, ни даже обещания, что будет любить ее всю жизнь, потому что не мог остаться здесь с ней.

И все же Камерон опять овладел ей, как только заметил, что она этого хочет.

Негромкий смех прозвучал в ночи, и Камерон не сразу понял, что это смеется он сам.

– Что? Что такое?

Смех его замер, когда Камерон вспомнил, какими цепями неуверенности в себе все еще опутана Джиллиан. Она не верила в то, что ее красота могла свести мужчину с ума.

Он перевернулся и лег спиной на скамью, а ее положил на себя, чтобы она сама могла почувствовать, что с ним сделала.

– Ах, Джиллиан, когда я вот так держу тебя в своих объятиях, то понимаю, что мой старый отец был прав.

– В чем?

– Только действием мужчина показывает, чего он стоит. Надо добиваться того, чего хочешь, и к дьяволу угрызения совести.

– Ты действительно так думаешь? – Она приподнялась на локте: ее волосы прикрывали их обоих, образуя пахнущий розами кокон на двоих.

– После того, что я сегодня сделал, я чувствую себя королем, – сказал Камерон. Джиллиан слегка пошевелилась, и он глуповато заулыбался от острого ощущения, вызванного ее движением. – Уверяю тебя, Карл Стюарт позавидовал бы мне сегодня.

– Если бы ты не обращал внимания на угрызения совести, то мы никогда не сделали бы того, что сделали.

Его руки обхватили ее талию, потом заскользили вверх. Камерон прижал ее ближе к сердцу, которое билось быстрее от желания услышать то, что она готова была сказать ему.

– Твои действия по отношению ко мне и моему отцу часто выглядели низкими. – Она легким поцелуем остановила его готовые сорваться с языка возражения. – Но я постоянно чувствовала благородство и честность человека под холодной маской.

– И все равно ты не знаешь, кто я такой.

– Правильно, я не знаю твое настоящее имя, да и не хочу его знать, потому что это имя принадлежит человеку, считающему, что надо действовать, не оглядываясь на совесть. Зато я полюбила Камерона, человека, который находится в твоем теле.

Он крепко прижал ее к себе и движением, которое совсем не надо было обдумывать, перекатил под себя, а затем снова погрузился в ее горячее лоно толчком, вызванным в равной мере желанием и неудержимой радостью.

– Повтори, – потребовал он, овладев ей. – Повтори, что ты сказала.

– Камерон. – Она издала легкий стон. – Я люблю тебя!

Он погрузился глубже, потом еще и еще, до тех пор, пока Джиллиан не ожила изнутри и не заполнила пустоту, которая всю жизнь глодала его.

Он готов был лежать с ней всю ночь. Он хотел этого всеми фибрами души, но уже через четверть часа сжал ее в последнем отчаянном объятии.

– У тебя неприятности, – шепотом сказала она, уткнувшись ему в плечо.

– Да. Меня угнетает необходимость отказаться продолжать дело короля.

– Тогда не отказывайся. Приведи свои дела в соответствие с достоинствами человека, живущего у тебя внутри. Помоги спасти короля; Камерон. Мы можем сделать это вместе.

– Нет.

– Я не хочу тебя потерять.

– Мне надо уйти, Джиллиан. Я объяснял, почему не могу позволить себя схватить до того, как мои люди уйдут отсюда. Клянусь тебе: я вернусь, когда король окажется в безопасности, и на вас с отцом не падет даже тень подозрения.

– О! – Ее смех закончился всхлипом, и Камерону показалось, что он почувствовал горячую влагу у себя на груди. – Мысль о том, что я потеряю тебя, пугает меня больше, чем мысль об аресте.

Камерон был сбит с толку, поэтому смог лишь повторить свое обещание:

– Я вернусь к тебе.

– Неужели ты не понимаешь? Если ты откажешься от того, что подсказывает тебе твое сердце, я потеряю тебя – настоящего. Камерон, которого я люблю, не смог бы бросить меня или покинуть своего короля.

Столь безошибочное понимание его сути смирило его.

– Джиллиан, риск слишком велик. К тому же он может оказаться напрасным. Не так много шансов, что Карл Стюарт пойдет в этом направлении.

– А если все-таки пойдет? Ты веришь, что те люди в лесу смогут благополучно провести его к морю?

– Надежда есть, но очень слабая, – признался Камерон.

– Ты смог бы это сделать. Мы смогли бы это сделать. Вместе.

Он обнял ее и сжал как мог крепко, чтобы только не раздавить. Джиллиан верит в него.

– Я провожу тебя домой, а потом вернусь в лагерь и посмотрю, до чего они там договорились. Если им удалось разработать удачный план, то я не буду вмешиваться.

– А если они в своем плане будут рассчитывать на меня? – спросила Джиллиан.

– Я помогу им найти другой выход.

– И ты смог бы спокойно жить, зная, что король приходил сюда, нуждался в тебе, а ты ради моей безопасности отказался от плана, который мог спасти его?

– Это была бы не твоя вина, а моя, но мне легче жить с чувством вины, чем потерять тебя.

– Значит, мы не должны допустить провала!

Глава 16

Камерон отвез Джиллиан домой, убедился, что она благополучно добралась до своей комнаты, и, хотя ему совсем этого не хотелось, оставил ее одну в постели, а сам пошел позаботиться о лошади и объяснить сбитому с толку Мартину, что передумал уходить от Боуэнов.

Потом он направился через поле, лежащее позади дома. Туман сгущался, когда Камерон, зайдя глубоко в лес, пробрался к лагерю окольными путями. Он думал, что встретит своих людей на дальних подступах к лагерю и, как они договорились с Джиллиан, собирался умолчать о том, что намерен по-прежнему помогать делу роялистов. Если повезет, Баско разработает новый план, и Джиллиан будет вне опасности.

Хотя Камерон не встретил ни одного солдата Кромвеля, он не мог подавить беспокойство, не встретив также ни одного часового, охраняющего роялистов. Подобравшись к самому лагерю и обойдя его кругом, он не увидел ни единого караула.

В конце концов, Камерон отбросил все попытки идти скрытно и быстро зашагал к лагерю, разозленный тем, что дисциплина настолько ослабла всего за один день командования Баско.

В нарушение всех приказов, которые он отдавал, в лагере ярко горел костер. Кучка людей собралась вокруг мерцающего огня, больше заботясь о том, чтобы согреться, чем о том, чтобы оградить себя от прочесывающих округу солдат республиканской армии.

Никто даже не заметил Камерона, пока он не швырнул ногой в костер комок земли. Он бы и вовсе погасил пламя, если бы не остановился в изумлении, узнав недовольно глянувшего на него человека. Квинт. Тот, кого Харрингтон посылал предупредить короля об изменениях в плане.

– Что случилось, Квинт? Ты не нашел короля и вернулся?

Прежде чем Квинт успел ответить, из-за спины Камерона послышался насмешливый голос:

– Глянь-ка, не тот ли это милорд, который привык командовать нашим отрядом?

Камерон напрягся: даже воздух казался тяжелым от ненависти, которую источал Баско. Квинт встал.

– Я отправился искать короля, как приказал лорд Харрингтон, но дошел только до лагеря Западного союза в Хамблдоне, когда туда, шатаясь, пришел гонец: его послал король сообщить нам, что он вышел из Трента и направляется сюда. Он продвигается скрытно, останавливается вдалеке от хороших дорог, и нет надежных способов связаться с ним.

– Выходит, король не знает, что Харрингтон нас больше не поддерживает. И ты не смог передать ему новый план, разработанный мистером Баско? – Камерон надеялся на существование плана, не предусматривающего участие Джиллиан и ее отца.

В ответ на вопрос Камерона установилась неловкая тишина, и его невольно охватило беспокойство.

– Так вы разработали новый план?

– Мы собираемся составить его сегодня ночью, – раздраженно сообщил Баско. – И вы нас задерживаете.

Однако в голосе Баско не было уверенности. Остальные сидели на корточках вокруг костра и смотрели на Камерона с немой мольбой, как овцы, отданные в руки тупоголового пастуха.

Камерон не выдержал и громко выругался. Его освободили от командования, и теперь Баско не уступит ему власть без борьбы, на которую он не хотел тратить ни силы, ни время.

Не имеет значения, кто командует отрядом: важно спасти короля.

– Возьмите эти карты, сэр, – прохрипел он, и Баско, схватив сумку, прижал ее к сердцу, загораживаясь ею, как щитом.

Камерон обвел взглядом лагерь.

– Не более трех часов назад я столкнулся в лесу с республиканским солдатом. С ним произошел несчастный случай. Думаю, когда его обнаружат, этот лес обыщут намного тщательнее.

Один из мужчин издал похожий на хныканье звук, выплеснул в костер осадок из своей кружки, потом встал, потянулся и побежал в лес, как пес, которому дали пинка. До оставшихся долго еще долетали треск и хруст подлеска.

– Кто еще хочет нас покинуть? – резко спросил Камерон.

– В моем отряде нет места таким, как он, – огрызнулся Баско.

– Зато у нас есть место для вас, мистер Делакорт, – вступил в разговор Квинт. – Это не означает неуважение к мистеру Баско, но вы всегда были искусны в обращении с картами, составлении планов и всем таком прочем.

Неожиданно Баско кивнул, видимо, соглашаясь с Квинтом.

– Мне нравился наш старый план, – вздохнув, задумчиво сказал Родермел и придвинулся поближе к Камерону. – Чего проще: сидеть здесь и ждать короля, а потом посадить его в фургон мисс Боуэн, чтобы она отвезла его в Брайтхелмстон. В самом деле, план недурен.

Люди у костра одобрительно закивали, но Камерона это мало радовало.

Баско так и не стал настоящим командиром. Настроение в отряде упало из-за ухода Харрингтона, разжалования Камерона, недавнего дезертирства. Солдаты Кромвеля прочесывают лес, и никто не знает, где король. Если не предпринять решительных действий и не сплотить маленький отряд, его члены по одному скроются во мраке леса и Карл Стюарт, если он действительно придет сюда, обнаружит только остывшую золу костра, который вообще не следовало разжигать.

– Наш старый план. – Камерон с усилием проталкивал эти слова через горло, которое сжималось, не желая их пропускать, – тот план еще может сработать.

Баско вскинул голову, и на миг лицо его отразило благодарность, а кто-то – судя по голосу, Родермел – пробормотал:

– Слава тебе, Господи!

– Но в него надо внести некоторые изменения. – Баско явно желал показать свою власть.

– Верно. – Камерон обрадовался этому неосторожному замечанию, потому что оно давало возможность предложить меры, которые смогут хоть немного защитить Джиллиан. – Вы командир отряда, мистер Баско, так что от вас зависит, будут ли приняты мои предложения.

– Правильно. – Упрямо задранный подбородок Баско немного дрогнул.

– Например, – сказал Камерон, – мы можем не сидеть здесь в ожидании, пока на нас натолкнутся солдаты. Поскольку мы не знаем, где находится король, нам надо внимательнее следить за тем, что происходит вокруг. Вы должны разойтись, устроив посты на расстоянии полумили друг от друга. У нас достаточно людей, чтобы обеспечить наблюдение на расстоянии вплоть до Арундел-Хилла. Тот, кто обнаружит короля, проводит его к дому Боуэнов или к валунам у Скупперз-Филд.

При этих словах всех охватило необычайное возбуждение. Они опять едины – верноподданные англичане, вышедшие спасать своего короля.

– А мисс Боуэн будет катать милорда взад-вперед по лесу… – Хотя колкие слова были произнесены, обычная острота их притупилась.

– Заткнись, Баско, – оборвал его Квинт.

Все ждали от Камерона быстрого короткого кивка, которым он обычно одобрял их планы. Камерон кивнул.

Он снова завоевал каждого из этих людей, и ему не понадобились ни сила, ни шпага, чтобы одержать верх над соперником. Баско, несмотря на то, что обладал всеми качествами, которые отец Камерона считал обязательными для настоящего командира, так и не смог удержать людей.

Джиллиан. Это она убедила его вернуться сюда, поступить так, как требовала его честь, и сделать все возможное для спасения своего короля. Если бы не ее настойчивость, вряд ли он сейчас наслаждался бы ощущением одержанной победы. Теперь его задача – сделать, чтобы роль, которую ей предстоит сыграть, стала как можно меньше…

Люди, сидящие на корточках у его ног, стали понемногу передвигаться, пока не окружили его, грязные, неуклюжие. Его люди. Его отряд. У его короля появился проблеск надежды благодаря маленькой женщине, всей душой поверившей в мужчину, которого она знала только как Камерона Смита. Ей было безразлично, что он первый наследник Делакорт, которому не удалось заслужить рыцарство. Ее не волновало то, что у него отобрали Бенингтон-Мэнор, поделенное теперь между десятком приверженцев республики, и, вероятнее всего, навсегда.

Камерон решил, что скажет ей свое имя, когда попросит ее выйти за него замуж. Если они, конечно, доживут до этого блаженного мига.


Джиллиан легла спать, когда первые солнечные лучи уже заливали ее постель. Она вздрогнула от нового ощущения нежности и глубокой удовлетворенности в теле, потом улыбнулась, вспоминая каждый момент обретения этих новых ощущений. Камерон любит ее. Рука ее гладила пустое место рядом, и Джиллиан надеялась, что наступит время, когда он будет обнимать ее каждую ночь.

Маленькая птичка приветствовала рассвет восторженным пением, созвучным музыке в сердце Джиллиан, и она радовалась, вспоминая их медленные прикосновения в фургоне, когда они отпустили поводья и доверили Куинни самой везти их домой. О, эти поцелуи, которые она сначала робко дарила ему, и которых он требовал потом! Она была бесстыдной и требовательной, а он изо всех сил старался оставаться джентльменом и не пользоваться моментом, пока ее юбки не оказались сбиты наподобие подушки у нее под бедрами, и он овладел ею прямо там, на скамье фургона. Она как будто обезумела, когда Камерон вошел в нее.

Джиллиан улыбнулась в душе, стараясь внешне не выдать себя, хотя ее все равно никто не видел. Ей казалось рискованным открыто радоваться и наслаждаться эротическими воспоминаниями, страстно желать повторения пережитого, придумывать, что сделать, чтобы осуществить свои мечты. Прежняя Джиллиан Боуэн боялась рисковать даже в таких мелочах, как надежда на то, что она обрела любовь. Новая Джиллиан Боуэн, женщина, в которую она превратилась в объятиях Камерона, могла бы рискнуть чем угодно.

И тут в ней вдруг возникло интуитивное чувство опасности. Внутренний голос предупреждал ее, что она сильна, только пока находится с Камероном, – без него она, кроткая, скромная старая дева, снова спрячется во лжи от всего света…

Джиллиан хотела воспротивиться этому голосу, но внутри ее изо всех сил гремело: это так, так! Она вздохнула и закрыла глаза. Выходит, ей так и не удалось стать такой сильной, какой хотелось. Но зато у нее впереди вея жизнь, чтобы этому научиться.

Птичья песня закончилась на пронзительной ноте, затем послышалось хлопанье крыльев – вероятно, птичку спугнул тот, кто бежал по дорожке с немалой скоростью.

Вот шаги остановились, и Джиллиан услышала, как Мартин расспрашивает пришедшего. Она выскользнула из постели и побежала в кухню. Открыв дверь, она увидела подростка лет тринадцати-четырнадцати.

– Мартин, отпусти его, он, наверное, пришел за мной и моим отцом…

И тут вдруг с яростным воплем из-за деревьев выскочил Камерон и свалил в грязь Мартина и мальчишку.

Джиллиан успела прошептать благодарственную молитву за то, что он вернулся невредимым, пока торопливо бежала к ним.

– Камерон! Мартин, прекратите немедленно и дайте мальчику сказать, зачем он пришел!

Мартин откатился в сторону, а мальчик свернулся в клубок, дрожа в ожидании следующего пинка… Поднявшись, Камерон исподлобья взглянул на Джиллиан; его волосы выбились из-под ремешка и упали на лоб, рубашка покрылась толстым слоем грязи… И тут неожиданно его лицо расплылось в улыбке. По вытянувшейся перед ней тени Джиллиан поняла, что восходящее солнце осветило ее сзади. В улыбке Камерона засияло чисто мужское одобрение, и Джиллиан догадалась, что ее рубашка просвечивает насквозь.

– Я пришел домой, Джиллиан, – с какой-то особой торжественностью произнес он.

– Да. – У нее вдруг сжалось горло. – Да, Камерон, ты дома.

В этот раз Джиллиан выбежала ему навстречу, даже не приостановившись, чтобы подготовиться к встрече с ним. Она задержала дыхание в ожидании ужаса, который вот-вот нахлынет, но сердце ее билось спокойно до того момента, как она снова посмотрела на Камерона. Тогда оно затрепетало, а тело запылало изнутри.

– Ладно, давайте узнаем, чего хочет этот юноша, – сказал наконец Камерон и, наклонившись, прислушался к тому, что говорил подросток.

– Его мать больна. Джиллиан, зови отца.

– Да, сейчас. – Она опустилась на колени и тронула мальчика за плечо. – Что у нее болит?

Подросток поднялся с земли и произнес, размазывая слезы по лицу:

– Живот, мисс.

– Здесь? – Джиллиан, прижала руку к нижней части своего живота.

– Да, сперва болело здесь, а сейчас она корчится от боли и кричит, что у нее везде болит.

– И сколько дней у нее боли?

– Три дня, мисс.

Легкость, за минуту до того царившая на сердце у Джиллиан, постепенно исчезла от уверенности, что для матери мальчика ничего уже нельзя сделать, разве только лекарствами облегчить боль. Джиллиан глубоко огорчала мысль, что женщина дольше, чем следовало, терпела такие мучительные боли, отчаявшись избавиться от которых некоторые готовы были вскрыть себе живот.

Она повернула голову к Камерону:

– Нам надо торопиться!

– Да, пожалуйста, поскорее. – Мальчик всхлипнул. – А то все дороги перекрыли солдаты и никому не дают пройти. Мама уже ждет меня обратно – она подумает, что я просто болтаюсь где-нибудь без дела.

– Мы проберемся к ней, – пообещал Камерон. – Мисс Боуэн знает, как проехать через лес, чтобы сократить дорогу.

Теперь они очень торопились. Джиллиан, едва одевшись, все же успела поднять и собрать отца к тому времени, когда Мартин подвел Куинни к кухне. Им было очень тесно вчетвером на одном сиденье, и Джиллиан усадила плачущего мальчика рядом со своим отцом, а Камерон сел возле нее. Он переоделся в запасную одежду, которую приготовил, собираясь покинуть Джиллиан.

Да, не так она представляла себе его возвращение домой. Джиллиан с трудом сдерживала рвущиеся с языка вопросы о том, как прошла встреча в лесу, тем более что она знала – именно этим заняты сейчас все его мысли. Сам Камерон, решительно сжав челюсти, молча смотрел на дорогу.

– Молись, чтобы нас не задержали патрули, – единственное, что она услышала от него.

Джиллиан чувствовала, что он не вызывает в ней больше того трепета, в который приводил ее раньше; теперь она испытывала совсем другие ощущения, но они доставляли ей не меньшее удовольствие.

– Ничего страшного, я привыкла иметь дело с дорожными патрулями. Пожалуйста, предоставь мне разговаривать с ними.

Камерон покачал головой, видимо, восхищаясь ее решимостью.

– Ты ведь доверишь мне сделать это? – Она сама не знала, что для нее важнее: услышать подтверждение или узнать, что он в нее верит.

– Мой отец, наверное, осудил бы меня, но я действительно доверяю тебе провести нас мимо патрулей, Джиллиан.

– Твой отец был плохого мнения о женщинах? – догадалась она.

– Нет, у него не было никакого мнения о женщинах. Он заявлял, что они годятся только на то, чтобы рожать наследников, и больше ни на что.

– Твоя мать, конечно, убеждала его в обратном.

– Моя мать… – Камерон печально покачал головой. – Она была совсем ребенок, когда отец взял ее в жены, а он – почти старик пятидесяти пяти лет. Она умерла через год после рождения моего брата. Никто никогда больше о ней не говорил, как будто ее никогда не было. Я часто задавался вопросом, почему она умерла – может быть, потому, что мой отец не терпел того, что не соответствовало его понятию полезности.

Джиллиан взяла поводья в одну руку, а другую протянула ему. Их пальцы соединились, и он крепко сжал ее руку.

Так они доехали до первого патруля.

– Стой!

– В чем дело?

– Все проезжающие должны предъявлять разрешение констебля Фрейли.

Если не считать приглушенный возглас досады, вырвавшийся у Камерона, он сдержал слово предоставить Джиллиан возможность разговаривать с патрулем.

Солдаты окружили фургон. Один из них держал фонарь, хотя солнце было уже высоко и в фургоне было светло.

– Боже милостивый, глянь на него. Тебе не кажется, что мы нашли…

– Вы остановили доктора Уилтона Боуэна, – перебила солдата Джиллиан. – Нам не нужно разрешения на проезд, потому что моего отца и его ученика часто вызывают к больным. Сейчас мы едем к больной женщине.

– Боуэн. Тогда все правильно. Я слышал об этом ученике, похожем на короля.

– Посмотри, кто еще с ними едет – это тот щенок, который недавно бежал по тропинке и кричал, что ему надо привести доктора к матери. – Один из солдат напряженно вглядывался внутрь фургона. – Здесь все ясно. Пусть едут.

Они успели проехать не больше мили, когда их снова остановили. Солдаты окружили фургон. Куинни, не привыкшая к такому вниманию, в смятении ржала и била копытами.

Один из солдат схватил поводья, и офицер потребовал, чтобы Джиллиан показала содержимое медицинской сумки отца.

Камерон сидел неподвижно рядом с ней, не говоря ни слова и глядя в землю.

– Почему вы нас задерживаете? – возмутилась Джиллиан. – В деревне серьезно больна женщина, она нуждается в скорейшей помощи.

– Одного из моих людей избили дубинкой до полусмерти, мисс. Он говорит, что это был сам Карл Стюарт.

Лицо Камерона окаменело. Он рассказывал, что произошло. В рассказе солдата были существенные преувеличения. Он, конечно, стремился представить случившееся в выгодном для себя свете, чтобы в глазах других не оказаться в унизительном положении.

Джиллиан догадывалась, что усиление патрулей произошло в результате обнаружения солдата, но, только услышав рассказ о происшедшем в приукрашенном варианте, убедилась, насколько Камерон был прав, когда говорил о грозящей опасности. Солдаты еле сдерживали ярость, стремясь отомстить за своего пострадавшего товарища по оружию.

– Мой отец не прячет Карда Стюарта в своей сумке с медикаментами, – резко сказала она.

– Может быть, Стюарт сидит рядом с вами?

– Это Камерон Смит, ученик отца. Полагаю, мистер Фрейли говорил вам о нем…

Один солдат утвердительно проворчал:

– Да, вы правы, вблизи он совсем не похож на портрет Карла.

– Поднимите свои юбки, мисс, – спокойно сказал офицер.

Ледяная сдержанность Камерона едва не изменила ему, но Джиллиан вовремя положила руку ему на плечо.

– Я думаю, вы хотите иметь возможность заглянуть под скамью, сэр.

– Совершенно верно, мисс.

Она отодвинула ноги сначала влево, потом вправо, а солдат в это время саблей проверял темное пространство под сиденьем. Он ворчал и ожесточенно шарил в темноте, но в итоге ему удалось только искромсать на куски одеяло Джиллиан.

– Пропустите их, – крикнул он.

Прошло уже два часа, за которые они обычно доезжали до Брамбера. Им надо было рискнуть и поехать по центральной дороге, поняла Джиллиан. Фургон подъезжал к валунам, где Камерон прошлой ночью дрался с солдатом, когда они заметили еще один патруль, перекрывший дорогу.

На этот раз не удовлетворившись простым осмотром, солдаты приказали всем выйти из фургона. Двое из них забрались внутрь, еще двое залезли на крышу, один заполз под фургон, чтобы осмотреть днище.

– Ничего. – С отвращением сплюнув, он стряхнул пыль со своей формы и остановил внимательный взгляд на сапогах Камерона, потом медленно перевел его выше, оценивая рост, волосы, усы… И тут глаза солдата подозрительно прищурились.

Джиллиан похолодела.

– Мы ищем Карла Стюарта, – сказал солдат, – и, возможно, охотимся не на того человека. Вы не король, но, если не приглядываться, могли бы сойти за него.

Остальные солдаты окружили их, как волки, почуявшие запах истекающего кровью раненого оленя.

– Повторите, кто вы такой.

– Камерон Смит.

– Доктор Камерон Смит, – добавила Джиллиан. – Ученик моего отца.

– Да, он мой ученик, – охотно подтвердил доктор Боуэн.

– Кажется, врачевание становится опасным делом? – ухмыльнулся солдат. – Ваше лицо выглядит побитым.

– Сразу видно, что этим синякам уже несколько дней, – не растерялась Джиллиан. – И вы правы, врачевание становится опасной профессией. Доктора Смита побил на этой неделе пациент, вышедший из себя, не выдержав боли.

Солдат издал неопределенный звук.

– Кто-нибудь может подтвердить, где вы были прошлой ночью, доктор Смит?

– Нет, – сказал Камерон, – только моя кровать.

Один из солдат схватился за рукоять сабли, остальные стали тихо о чем-то переговариваться.

– Это неправда, – быстро, чтобы предупредить нападение на Камерона, сказала Джиллиан. – Я могу свидетельствовать в пользу доктора Смита. Он был со мной прошлой ночью.

– Речь идет о человеке, который мог бы ручаться за его присутствие всю ночь, мисс, а не в течение нескольких часов вечером.

– Именно об этом я и говорю, сэр. – Джиллиан подняла голову и твердо выдержала удивленный взгляд солдата.

– Вы говорите, что были вместе всю ночь?

– Всю ночь, – твердо произнесла Джиллиан. – С ужина до рассвета.

– Вы, конечно, смотрели, как заполняется водой канава, – пробормотал доктор Боуэн и, не дожидаясь разрешения, полез в фургон.

– Скорее, прокладывали канаву, – буркнул солдат сзади.

Это являлось немыслимым оскорблением, но оно сняло напряжение. Джиллиан готова была вытерпеть любое количество подобных предположений, если это помогало обезопасить их проезд.

Солдат еще некоторое время всматривался в Камерона.

– Она права: синяку него на челюсти старый. – Кивком он разрешил им вернуться в фургон. – Пропустите их. Извините, что… прервали вашу поездку, мисс.

Когда Джиллиан поставила ногу на ступеньку, она почувствовала на себе горячий заинтересованный взгляд солдата; и тут же Камерон встал позади нее.

– Ты преднамеренно заставила их дурно о тебе подумать, – тихо сказал он, когда фургон тронулся.

– Вспомни свою записку, которую я должна была всем показывать, – в ней был явный намек на то, что ты лишил меня девственности и сбежал, желая уклониться от ответа за содеянное.

Камерон закрыл глаза и покачал головой.

– Иногда собственная самонадеянность меня поражает.

– Но я уже пережила это.

– Более того, – он пристально посмотрел на нее, – тебя все это необычайно воодушевило.

– Меня… да, пожалуй. – Она сглотнула и почувствовала пробежавшую по телу дрожь возбуждения. Может быть, ее мать испытывала те же чувства, когда много лет назад нарушала приличия и рисковала быть пойманной на том, что не должна была делать. – У меня есть некоторая порочность в крови – она мне передалась от матери.

– И что же это за порочность?

Джиллиан бросила беспокойный взгляд на отца, но он, казалось, был полностью поглощен тем, что ему шепотом рассказывал мальчик.

– У моей матери была страсть играть на сцене. Если бы об этом узнали, случился бы страшный скандал. Отец этого не одобрял, но его большую часть дня не было дома – должность придворного врача короля поглощала много времени. Мама убегала вечером, чтобы петь и танцевать в крохотных театриках, рассеянных по всему Лондону.

– Судя по тому, что я вижу, у тебя в крови нет и капли этой так называемой порочности.

– Она была, можешь в этом не сомневаться. Мама научила меня кое-чему, чтобы я помогала ей репетировать. Я снова и снова умоляла ее взять меня в театр, позволить посмотреть, как она играет, и в день, когда мне исполнилось пять лет, она таки взяла меня с собой. Именно тогда мы обе обнаружили, что во мне тоже есть эта отметина, потому что у меня с тех пор была лишь одна мечта – играть на сцене. Я упрашивала маму до тех пор, пока она не дала мне маленькую роль в одной из своих пьес. В своем первом спектакле я играла Эсмеральду, дочь графа.

– В первом. Значит, были еще и другие?

Джиллиан кивнула. Когда Камерон начал ее расспрашивать, ей почему-то неодолимо захотелось говорить об этом.

– В одной пьесе была роль для хорошенькой девочки не старше шести лет. Мама не хотела, чтобы я ее играла, но не говорила почему, и я обвиняла ее в том, что она завидует, – ведь в пьесе не было роли для нее. С трудом верится, что я могла превратиться в такую мегеру! Я вела себя бессовестно, грозила донести отцу, рассказать все ее друзьям, если она не позволит мне сыграть эту роль.

У Джиллиан перехватило горло, и она не могла говорить, пока Камерон не сжал ей руки, и его тепло не проникло через ее внезапно вспотевшую кожу и не пошло тонкими ниточками к сердцу.

– А что было дальше?

– Именно тогда… именно тогда это и случилось. Мы тайком убежали на репетицию, но она прошла неудачно. Мне не понравилась пьеса, и драматург смотрел на меня так, что мне стало страшно. Я захотела домой и сказала маме, что передумала, но он несколько часов не отпускал нас. Когда мы ушли с репетиции, было очень поздно. Мама забеспокоилась и хотела нанять кеб, но ни одного не нашла.

Ночь была туманной, и звук шагов раздавался слишком резко, отскакивая от стен молчаливых темных домов. Когда Джиллиан услышала тяжелое шарканье и глухой стук, она подумала, что это причудливо искаженное эхо их собственных шагов. Но то было не эхо.

– А потом… потом разбойники напали на нас. Они давно следили за нами и знали, что мама не простая актриса, а знатная дама. Они были в ярости, не обнаружив у нее драгоценностей и найдя совсем немного денег. Они били ее, Камерон. Сначала она не издавала ни звука, но потом начала кричать, и они били еще сильнее, чтобы заставить замолчать, а она кричала еще громче, кричала мне, чтобы я бежала.

«Беги, Джилли, беги домой…»

– И я побежала. То есть я попыталась, но один из разбойников схватил меня, и я думала, он меня задушит. Я не могла вырваться, не могла даже кричать, в глазах потемнело. Но мама как-то изловчилась и ударила его ногой – он согнулся и выпустил меня.

«Беги, Джилли, беги домой…»

– Я с трудом могла дышать от страха и из-за опухшей шеи, но все-таки побежала. Я бежала и бежала… Они убили маму. И виновата в этом я, виновата во всем: в том, что вынудила ее разрешить мне играть в той пьесе, в том, что убежала, когда должна была остаться и пинать их так же сильно, как это сделала она, чтобы спасти меня.

– Джиллиан. – Камерон наклонился и, обняв ее, прислонился лбом к ее лбу. Шершавость его кожи, горячее прикосновение его губ, надежность его объятий увели ее из того страшного времени и вернули в настоящее. – Ты была ребенком. Шесть лет. Ты не могла ее спасти. Твоя мама очень рисковала каждый раз, когда прокрадывалась одна ночью по лондонским улицам. Она должна была знать, что однажды ее везение может кончиться. Она, вероятно, считала себя счастливой, когда тебе удалось убежать.

– Нам надо было сидеть дома и никуда не выходить или ходить другими, тайными, дорогами из театра, чтобы те люди, которые выслеживали нас, всю ночь ждали впустую.

– И до сих пор ты жила, стараясь исправить то, что считала своими ошибками. Джиллиан, шестилетний ребенок никак не мог помешать грабителям сделать то, что они сделали.

– Да, это правда.

Как странно: одним коротеньким словом она признавала правду, которую долгие годы отрицала. Давнее нападение и то, как убийца схватил ее за горло и чуть не задушил, было началом ее ухода от мира. Теперь Джиллиан сознавала, что воспринимала свое затворничество как справедливое наказание: она не задумываясь принимала свою непонятную потребность быть в безопасности в своем доме, неодолимое желание разведать множество разных извилистых дорожек, чтобы никто на свете не знал точно, каким путем они с отцом поедут, и не смог бы помешать им вернуться домой. Джиллиан, уже взрослая женщина, во многих отношениях оставалась испуганной шестилетней девочкой, которая чувствует себя виноватой в убийстве, совершенном преступниками. Камерон дал ей силы сделать первый шаг к тому, чтобы простить себя.

– Джиллиан?

Она прислонилась к нему и молчала, так как была слишком ошеломлена.

– Ты смогла бы сделать это еще раз? Ты могла бы пойти на риск и однажды ночью сыграть самую главную роль в своей жизни?

– Я не понимаю.

– Сейчас как никогда мне хотелось бы остаться и быть рядом с тобой, но я должен уйти.

– Уйти? – Она в недоумении заморгала. – Ты не можешь уйти! Мы же все обсудили и действуем вместе!

Камерон с нежной улыбкой покачал головой, и его улыбка говорила о том, что решение окончательное, а страх в глазах – о беспокойстве за нее.

– Все эти солдаты, рыщущие по дорогам и тропинкам, мать этого бедного парня, страдающая от того, что мы задерживаемся, – все это по моей вине.

– И по моей тоже. Я просила тебя не убивать солдата.

Его взгляд остался спокойным, без тени осуждения.

– Если бы ты его убил, Камерон, эти люди сейчас не прочесывали бы округу в поисках Карла Стюарта.

– Но они уже здесь. У настоящего Карла Стюарта нет никаких шансов воспользоваться этими дорожками, чтобы бежать, потому что я позволил своему сердцу править моей головой. Здесь и муха не пролетит незамеченной, если только…

– Если что?

У Джиллиан возникло такое ощущение, как будто ей вот-вот объявят смертный приговор.

Ее вопрос вызвал у Камерона горькую улыбку.

– Если я не исправлю свою ошибку. Посмотри на меня, Джиллиан.

Она подняла глаза. Ей всегда хотелось смотреть на него. Его волосы развевались на ветру, густые и темные, как у короля. Он дотронулся до своих усов – черных и широких, как у короля. Кроме того, она знала его тело. Камерон был необычайно высоким и крепким, гибким и стройным, каким, по слухам, был король.

– Что ты видишь?

– Я вижу мужчину, который собирается сделать глупость ради потерпевшего крах дела. – Ее голос сорвался.

– Храбрая моя девочка. – Он слегка приподнял ее подбородок. – Я просто изменю свой план. Сегодня ночью, когда эти солдаты сменятся и придут другие, я дам себя схватить, и не буду кричать, что я не Карл Стюарт, а скромный ученик доктора. Пусть они думают, будто я и есть король.

– И что это даст?

– Это очистит дороги, Джиллиан. У солдат появится ложное чувство успеха, и они больше не будут искать высокого темноволосого мужчину. Тогда Карл беспрепятственно здесь пройдет.

– Нет, Камерон. Они потащат тебя в Лондон или в какое-то другое место, где Кромвель затаился и, как паук, выжидает, когда кто-нибудь попадется в его паутину. Кромвель может убить тебя, если поймет, что ты обманул его людей.

– Я знаю. – Камерон мягко улыбнулся, словно принимая возможность смертного приговора.

Джиллиан понимала: что бы она ни сказала, ей не разубедить его. Он с самого начала говорил, что его жизнь подчинена порученному ему делу.

– Когда? – шепотом спросила она.

– Сейчас. – Он приподнял ее лицо и провел мозолистой подушечкой большого пальца по губам. – Карл, возможно, уже здесь и ждет, когда что-нибудь произойдет. Мы должны расчистить ему путь.

– Мы можем потерять друг друга. Кромвель посадит тебя в тюрьму или убьет.

– Теперь ты знаешь, почему я так боролся с любовью к тебе, почему хотел, чтобы ты меня возненавидела. Я должен бы сожалеть о том, что ты стала моей возлюбленной, но не могу.

– Я тоже.

– Ты выдержишь это, Джиллиан – ведь ты пережила гораздо худшие испытания.

О Боже! Он думает, что она сильная сама по себе. Именно в эту минуту Джиллиан ощущала неимоверную слабость, слишком потрясенная старыми воспоминаниями и слишком неуверенная в своей вновь обретенной силе, не зная, как с ней обращаться. Она не была уверена, что сможет найти ответы, если он не будет ее поддерживать. Она не была уверена даже в том, что захочет жить, если Камерона не будет рядом с ней. Но как она ему скажет об этом? В его глазах сразу поблекнет гордый блеск, а доверие сменится презрением.

– Пообещай мне кое-что, – наконец попросила она.

Он склонил голову, как галантный кавалер в ответ на просьбу своей дамы.

– Обещай мне, что не будешь прямо хвастаться, что ты Карл Стюарт. Пообещай, что ты позволишь солдатам делать свои собственные выводы.

В его глазах промелькнуло понимание.

– Хорошо. Может быть, я смогу заявить Кромвелю, что меня арестовали, потому что обознались, – это даст мне хоть какую-то надежду.

То была лишь тень надежды, и от нее на сердце у Джиллиан легче не стало.

– Сколько времени вам понадобится? – спросил он. – Я имею в виду мать мальчика. Сколько времени вы пробудете с ней?

Джиллиан покачала головой:

– Трудно сказать. Может быть, несколько часов.

– А если вы осмотрите ее и оставите ей все необходимое для облегчения боли, сколько тогда?

– Зачем тебе это? – Она не могла понять, почему это его так беспокоит. Ведь в ту минуту, когда Камерон выйдет из фургона, он навсегда уйдет из ее жизни.

– Вы должны вернуться домой как можно быстрее. Погрузите в фургон самое необходимое, а все прочее оставьте и сразу отправляйтесь в Лондон.

– Оставить… оставить наш дом?

– Да. Когда разнесется весть, что Карла Стюарта схватили, констебль Фрейли вспомнит, что видел тебя с мужчиной, похожим на короля, и заинтересуется, куда он исчез. Он даже может подумать, что упустил Карла Стюарта из-за твоей лжи, и тогда его злости не будет предела. Вы должны отсюда уехать, пока не начались вопросы.

Уехать из дома? Оставить убежище, которое она соорудила благодаря своей ловкости и хитрости? Хотя ничто не могло сравниться с ужасом потерять Камерона, мысль о потере дома казалась Джиллиан невыносимой. Во всех ее мечтах о будущем Камерон приходил жить к ней и ее отцу. Идиллическая картина, в которой они продолжают лечить больных и уединенно живут в своем уютном домике посреди леса, рассыпалась в прах.

Ее сердце неровно забилось. Воспоминания, которые Джиллиан сегодня оживила, помогли ей понять, что когда-то придется побороть свой страх, но она не думала, что этот день уже пришел. Ей нужны были время и поддерживающая сила Камерона.

– Я не могу уехать из дома, не могу…

– Хорошо, я подожду до вечера, прежде чем дам себя схватить. У вас будет достаточно времени, чтобы оказать помощь женщине, вернуться домой и собрать вещи. – Камерон давал указания, как будто Джиллиан ни словом не возразила. – С наступлением ночи эти патрули сменятся другими. Я постараюсь дать себя арестовать солдатам, которые не видели нас вместе.

Дорога повернула, и сквозь деревья они увидели какие-то тени, которые, когда они подъехали ближе, оказались людьми и лошадьми. Время истекало.

– Расскажи Мартину о том, что я сделал: он доложит обо всем моим людям. Скажи ему, что дороги будут свободны, и они смогут переправить Карла без твоей помощи. Я подсчитал, сколько времени мы можем оставаться нераскрытыми. Нужно примерно полтора дня быстрой езды верхом, чтобы доставить меня в Лондон и передать Кромвелю. День, а может быть, меньше на то, чтобы Кромвель раскрыл обман и сделал со мной то, что захочет. Еще два дня потребуется на возвращение сюда опозоренных солдат. Если нам повезет, они потеряют пять дней – уйма времени, чтобы король прошел, а вы с отцом удрали от гнева Кромвеля.

– Уехать из дома? – Джиллиан было стыдно, что ее протест звучит как хныканье. – Камерон, я не могу ехать в Лондон. Не могу.

– Ты совсем не задержишься в Лондоне, за исключением того времени, которое потратишь, спрашивая дорогу на Челмсфорд. Спрашивай про Челмсфорд, чтобы в случае, если кто-то тебя вспомнит, у них в памяти осталось только это. Однако ехать тебе надо мимо Челмсфорда в Линчестер. Спроси Говарда Фертингтона. Повтори названия и имена.

– Линчестер. – Джиллиан уже знала, что не сможет, не будет его искать. – Говард Фертингтон.

– Скажи ему, что тебя послал Джон Камерон Делакорт и что ты мне дорога. Он позаботится о тебе ради меня. Я приеду и заберу тебя, если смогу спастись от гнева Кромвеля.

– Джон Камерон Делакорт.

Его улыбка была наполнена горечью.

– Не так я собирался сказать тебе свое имя, Джиллиан.

О Господи! Он сказал ей свое имя, а она настолько одеревенела от безнадежности, что даже не заметила. Это потрясло ее как ужасное предзнаменование, как если бы он взял себе совсем другое имя, чтобы обозначить свой переход из этой жизни в другую, новую, в которой нет места для нее.

– Ты… ты и в самом деле Камерон?

– Да. Я Камерон, любовь моя. Я всегда был Камероном.

Он легким поцелуем коснулся ее губ, и их дыхание смешалось. Потом Камерон открыл дверцу и скрылся в лесу.

Глава 17

Камерон прислонился к стволу дерева. Он тяжело дышал и был раздосадован. Теперь ему становилось ясно, как Карлу Стюарту больше месяца удавалось ускользать от республиканских войск.

За прошедшие три часа Камерон большую часть времени пробирался между деревьями по краю леса; он бежал тяжело и неуклюже, стараясь производить как можно больше шума, распугивая всех попадающихся на пути птиц и диких зверей, но не возбудил ни малейшего интереса у солдат, беспрестанно патрулирующих дорогу.

Примерно час назад он готов был поклясться, что слышал, как в глубине леса продвигаются солдаты, но, когда он подобрался к тому месту, они уже ушли дальше. Тогда он вернулся к дороге, рассчитывая, что человек, скрывающийся за Деревьями, должен привлечь к себе их внимание. И все же они опять его не заметили.

Боже правый, солдаты Кромвеля были настолько неумелы и невнимательны, что Камерон впервые поверил рассказу о том, как Карл просто залез на дуб в Боскобельском лесу и хорошенько выспался, пока солдаты Кромвеля прочесывали лес, разыскивая короля. Судя по всему, для осуществления его замысла Камерону пришлось бы выйти на середину дороги, может быть, даже оказаться среди солдат, чтобы они его наконец заметили.

Шараханье то вперед, то назад вымотало его и физически, и морально. Ему уже меньше хотелось быть схваченным вместо короля, а мысль залезть на твердую неудобную ветку дуба и устроиться там на ночь становилась все более соблазнительной.

Однако Камерон знал, что не сможет уснуть. Как только он закроет глаза, его рассудок будет издеваться над ним, напоминая о том, что ему рассказала Джиллиан. Именно в тот момент, когда ей была нужнее всего поддержка сильных рук Камерона, он ее оттолкнул и велел быть сильной без него.

В нем вздымалось отравляющее и жалящее чувство вины, но все же Камерон не мог избавиться от ощущения, что, оттолкнув Джиллиан, он поступил правильно.

У нее достаточно мужества. Ей надо осознать свою собственную силу и то, что источник этой силы в ней самой. Не порочность, а достойная восхищения сила духа, которая слишком долго была взаперти. Она никогда в полной мере не постигнет силы своего характера, если будет считать, что кто-то высвободил эту силу.

Он оттолкнулся от дерева и побежал, а потом, зацепившись за крепкое молодое деревце, на бегу развернулся и посмотрел на дорогу.

Не повезло. Солдаты были от него всего в пятидесяти ярдах, но ни один из них не заметил Камерона.

Ну что ж, надо будет подойти поближе и попробовать еще раз.

Он затопал по кустам, ломая ветки, вороша кучи опавших листьев. Внезапно его заметила лошадь: она вертела головой, всхрапывала, раздувала ноздри, прядала ушами.

– Кто идет? – окликнул всадник.

Исторгнув из груди громкий вопль, Камерон рванулся из леса на середину дороги. Он пригнулся, замахал руками и заорал как африканская обезьяна, чтобы эти нескладехи наверняка его заметили. Потом он повернулся и затопал по дороге, убегая прочь от солдат.

Солдат, который окликнул Камерона, поднял крик, и вскоре за ним поскакали несколько человек. Камерон решился оглянуться через плечо, после чего побежал еще быстрее. Жажда битвы бушевала в его преследователях, и Камерон впервые понял: им так хочется драки, что они могут убить его, до того как поймут, каким прекрасным заложником он мог бы оказаться.

Не сейчас, молился он. Прежде чем умереть, ему надо выиграть побольше времени для Джиллиан. Кроме того, если он умрет сейчас, от этого не будет никакой пользы. Непременно надо, чтобы солдаты приняли его за Карла Стюарта и доставили к Кромвелю. Вот тогда можно будет и умереть.

Несмотря на разумные доводы, инстинкт заставлял его бежать. Его усталые ноги затопали быстрее в бессмысленной попытке убежать от преследователей, затем чувство чести и ответственности перевесило его стремление убежать.

Остановившись, он поднял руки, признавая свое поражение.

– Я сдаюсь, – крикнул он. – Не убивайте меня.

Солдаты, придержав коней, окружили его. Один приставил саблю к его груди, у другого в руке был мушкет, нацеленный Камерону в голову.

– А собственно, почему бы нам тебя не убить? – спросил третий солдат. – Бегство от патрулей лорда-протектора – преступление, которое карается смертью.

Джиллиан просила его предоставить солдатам самим строить догадки о том, кто он такой.

– Так вы не знаете, кто я? – тихо спросил Камерон и затаил дыхание в ожидании, удастся ли ему сыграть свою роль.

Солдаты по-прежнему смотрели на него в недоумении; один зевал, еще один нахмурился и сказал:

– Какая разница, кто он. Убей его.

Камерон ждал, затаив дыхание, молясь, чтобы кто-нибудь из них отменил приказ. Вместо этого они стали пробовать остроту своего оружия. Тогда он подавил вздох и тряхнул головой, чтобы высвободить волосы из-под ремешка, а затем нарочито опустил одну руку и провел пальцем по усам…

И тут один из солдат выпрямился в седле.

– Да это же король! – крикнул он. – Мы поймали Карла Стюарта!

– Карл Стюарт больше не король, – проворчал другой, но остальные восторженно закричали, не обращая на него внимания. Вскоре руки Камерона был привязаны к туловищу, и идти он мог только мелкими шагами из-за короткого ремня, которым его стреножили.

– Ты король? Ты Карл Стюарт? – подозрительно спросил капитан.

Камерон не ответил.

– Это он! – закричал другой. – Сознавайся!

– Я был бы дураком, если бы сознался, – наконец сказал Камерон.

Его полуправда была встречена возгласами ликования.

– Надо немедленно доложить о нашей удаче лорду-протектору, – заявил солдат, первым признавший в Камероне короля. – Кромвель нас щедро вознаградит.

– Да, но как мы его доставим к лорду-протектору? – спросил другой. – Он не может ехать верхом со связанными ногами, а бросить короля Англии на круп коня как мешок муки…

– Карл Стюарт больше не король Англии!

Слушая споры о том, как лучше его перевозить, Камерон с трудом подавил раздражение. Вдруг он услышал топот копыт и скрип колес фургона, который он узнавал так же, как знакомые голоса.

Это были Джиллиан и ее отец.

Камерон пал духом. Было уже далеко за полночь. По его расчетам, визит милосердия давно уже завершился, и Джиллиан сейчас ехала в Лондон. В том, что он пообещал ей пять дней, ему оставалось винить только самого себя.

Пять дней. От этой мысли Камерон немного приободрился. Даже после такой долгой задержки Джиллиан сможет надежно укрыться в Линчестере до того, как поднимется шум и крик, если только она вовремя уедет из дома. Она должна сделать это, другой возможности быть вместе у них нет.

– Как это кстати. Конфискуйте экипаж! – неожиданно приказал командир.

Когда Джиллиан подъехала ближе, один из солдат окликнул ее. Камерон не слышал разговора, только тихое бормотание солдата и резкие возражения Джиллиан.

Один из охраняющих Камерона солдат надавил острием сабли ему между лопатками, и он споткнулся – ему мешали идти путы на ногах, да и не заинтересован он был приближаться к фургону. Ему не хотелось, чтобы Джиллиан увидела его. Несмотря на то, что он сам добивался этого ареста, стоять связанным и покоренным было унизительно.

Острие сабли снова укололо Камерона, и по спине его медленно поползла густая теплая кровь.

– Иди быстрее, иначе лезвие будет входить с каждым разом глубже, – рявкнул его мучитель, – и в конце концов проткнет тебе сердце.

У Камерона был соблазн позволить солдату выполнить свою угрозу – в таком случае для него все кончилось бы здесь и сейчас, – но он подумал: «Это Джиллиан. Она все поймет. Она не будет считать меня слабаком из-за того, что я позволил другим при помощи насилия одержать над собой верх».

Легкая улыбка тронула его губы, и, почувствовав необычайный прилив сил, он медленно двинулся в сторону Джиллиан, сохраняя достоинство, насколько это позволяли спутанные ноги.

Спор между Джиллиан и командиром стал слышнее, и Камерон уловил конец фразы:

– …отвезти Карла Стюарта.

Она, должно быть, поняла, что произошло, но сумела не показать этого.

– Мне все равно, пусть хоть сама добродетельная королева Бесс воскресла из мертвых ради одного лишь удовольствия прокатиться в моем фургоне! Лорд-протектор говорит, что королевская кровь не дает никаких прав на особые привилегии. Вы не можете забрать мою лошадь и фургон только потому, что Карлу Стюарту вздумалось в нем покататься.

Услышав ее слова, Камерон не мог не улыбнуться.

– У вас нет выбора, мисс. У нас только верховые лошади, так что вы можете возвращаться домой. Вашу кобылу и фургон мы вернем в целости и сохранности, даю вам слово офицера.

– А что нам делать, если кто-то заболеет и нас вызовут? – возмутилась Джиллиан. – Как мы с отцом… – Ее голос замер, когда она заметила Камерона, рот приоткрылся, глаза округлились. Едва заметная дрожь пробежала по телу Джиллиан, и, ощутив прилив желания, Камерон вспомнил, как она трепетала в его объятиях. И тут же его охватил страх. Если она немедленно не возьмет себя в руки, то может все испортить. «В тебе же есть такая способность, девочка моя», – мысленно подсказал он ей.

С ужасом смотрел он, как Джиллиан поднимает руку. На какую-то секунду дьявол шепнул ему: «Она сейчас покажет на тебя. Это конец. Она тебя выдаст».

Однако Джиллиан только прижала руку к сердцу, продолжая пристально смотреть на него своими прекрасными глазами. Ее отец сидел рядом с ней, ссутулившийся и испуганный.

Ярость охватила Камерона при мысли, что солдаты напугали этого благородного человека. Уилтон Боуэн повернулся, как будто почувствовал на себе взгляд, и увидел Камерона.

Старик сразу выпрямился. Он так искренне обрадовался, что у Камерона перехватило дыхание. Его родной отец никогда не смотрел на него с такой теплотой.

– Да ведь это… – начал доктор Боуэн.

– Папа, посмотри, солдаты говорят, что схватили короля Карла Стюарта, – перебила отца Джиллиан.

– Короля? Карла Стюарта?

Камерон не понял, уловили или нет солдаты неуверенность в голосе доктора Боуэна и смущенный взгляд, который он бросил на дочь; однако как только Джиллиан решительно кивнула, мимолетное, ненадолго вернувшееся к нему сознание заострило черты лица старого доктора.

– Король Карл Стюарт, – повторил он. – Ну что ж, я думаю, это возможно.

Доктор отклонился назад и стал внимательно разглядывать Камерона.

– Вы немного выросли, с тех пор как я лечил вас и вашего отца, не так ли, юный Чарли? Я бы ни за что не узнал вас.

– Мой отец был раньше придворным врачом, – пояснила Джиллиан. Глаза ее сверкали, а голос звенел от гордости за отца.

– Можете быть уверены – король никогда не забудет ваших услуг, – мягко заметил Камерон. Он гордился Джиллиан. Ему было непонятно, почему стягивающая его руки веревка еще не разлетелась в клочья на его напрягшейся груди.

– Меня очень утешает, что вы и ваш отец заботитесь о здоровье английского народа, мисс, – продолжал играть свою роль Камерон.

Джиллиан сразу поняла, что он спрашивает ее о результате лечения женщины с болями в животе.

– Мы делаем все от нас зависящее, – сказала она. – Тем, кому не можем помочь, хотя бы облегчаем страдания.

– Вы не можете иначе, мисс, я это чувствую, и мне кажется, что можете вы поистине много.

Капитан оборвал разговор коротким ударом кулака.

– Хватит нести вздор, ваше величество. Я слышал, что вы охочи до женщин, но никогда не думал, что зайдете так далеко: будете флиртовать, даже связанный с головы до пят.

Камерон криво улыбнулся и пожал плечами, как бы говоря, что не может себя сдержать.

– Согласитесь – эта леди вызвала бы восхищение любого мужчины.

– Хватит болтать. Выходите из фургона, мисс. Я дам вам свою лошадь и… – он пристально осмотрел своих всадников, – и еще вон ту. О вашей лошади и о фургоне мы позаботимся – вернем их вам сегодня, после того как доложим о поимке Карла констеблю. Думаю, он настолько обрадуется новости, что одолжит нам казенный экипаж.

Констебль. Фрейли. Камерон похолодел. Фрейли сразу увидит, что это не Карл Стюарт. Проклятие! Каждый раз, думая, что выбрался из неприятности, он тут же попадал в другую.

– О, как это мило с вашей стороны, – заворковала Джиллиан. – Я и не знала, что республиканские войска должны обо всем докладывать местному констеблю…

– Мы оказываем ему любезность, мадам.

– Не важно. Я уверена: мистер Фрейли будет в восторге, когда вы передадите ему короля, – сказала Джиллиан. – Он будет счастлив получить награду за поимку этого беглого негодяя.

– Он не получит награду! – возразил капитан.

– Конечно, получит. Ведь вы, наверное, у него в подчинении…

Капитан и солдаты обменялись удивленными взглядами.

– Вообще-то у нас нет времени на любезности. Думаю, лучше поспешить с пленником прямо в Лондон, – наконец сказал капитан. – Вы, Эдмондс, поезжайте в деревню и доложите констеблю о том, что мы захватили короля. Но сперва проводите до дома леди и ее отца.

Эдмондс жестом подозвал еще одного солдата.

– Скачи прямо по дороге и останавливайся около всех отрядов, какие увидишь. Сообщи им, что капитан Уокер со своими людьми захватил Карла Стюарта и собирается немедленно отвезти его к лорду Кромвелю. Скажи также, что мы послали гонца в Брамбер, чтобы он поставил мистера Фрейли в известность о нашем успехе. Никому не придется беспокоиться и специально посылать с ним конвой.

Капитан Уокер легким кивком головы одобрил план, благодаря которому слава достанется тому, кому положена по праву.

Джиллиан с помощью солдата вышла из фургона, похлопала по спине свою лошадь и заметила:

– Куинни устала, к тому же она привыкла только к коротким поездкам. Быстро бежать она не будет, тем более до Лондона. Уверена – именно это вам и нужно, – ведь вы хотите, чтобы констебль Фрейли догнал вас.

Капитан поджал губы, а Камерон вынужден был наклонить голову, поскольку не мог сдержать улыбку. Его Джиллиан была бойкой на язык чародейкой, точно угадывающей, что в какой момент надо сказать. «Порочность в крови». Он молился, чтобы все их дети родились с такой «порочностью».

– Не представляю себе, как я буду трястись в этом старом рыдване. – Камерон постарался, чтобы его слова звучали напыщенно, как, по его мнению, их произнес бы настоящий Карл Стюарт. – Даю вам слово: если вы позволите мне ехать верхом, я не буду пытаться бежать.

Он боялся, что сказанное выдаст его главное желание, но, кажется, никто этого не заметил. Благодаря умелым подсказкам Джиллиан капитан Уокер явно усвоил мысль о возможности легко потерять славу поимки короля и собственноручно отдать ее констеблю Фрейли.

– Ну ладно, пожалуй, доктор может оставить себе свой фургон. – Уокер наконец сдался. – Эдмондс, ты отдашь нашему пленнику своего коня.

– А почему не Скалли? – возразил Эдмондс. – Я старше его в звании.

– Благодаря титулу твоего отца, а не званию в народной армии, – отчеканил Уокер. – Слезай с коня.

– Вы хотите, чтобы я шел пешком всю дорогу до Лондона, в то время как изменник будет ехать верхом? – ужаснулся Эдмондс.

– Нет, ты поедешь в деревню с мисс и ее отцом и сообщишь о случившемся констеблю.

– Мы только что приехали из Брамбера. Наш дом всего в нескольких милях отсюда, – подхватила Джиллиан. – Мой отец устал. Было бы жестоко заставлять его прямо сейчас возвращаться в Брамбер.

Уокер просиял:

– Никогда не давайте людям оснований говорить, что мы, солдаты, жестоки. Вы совершенно правы, мисс, вас с отцом следует отвезти домой. Эдмондс проводит вас домой, а потом пойдет в деревню.

– Но это несколько миль, – пробурчал Эдмондс.

– Сама я никогда не ходила туда пешком, – продолжила Джиллиан, – но мальчишки из Брамбера часто прибегают за моим отцом. Я слышала, дорога занимает не больше трех часов. Я позабочусь о том, чтобы вы хорошо поели и, может быть, вздремнули, перед тем как отправиться в путь.

Эдмондс от ее слов ничуть не повеселел, зато капитан широко заулыбался.

Путы на ногах Камерона перерезали, и хотя сердце Джиллиан дрогнуло, когда нож приблизился к его телу, она понимала, что солдаты относятся к нему с молчаливым почтением. Республиканские солдаты действительно верили в то, что схватили короля; несмотря на свою преданность Кромвелю, они прежде всего были англичане, у которых преклонение перед королем в крови. Джиллиан гадала, сожалеют ли они о своей роли в уничтожении духа Англии. Из-под ресниц она внимательно рассматривала Камерона. Все ее существо стремилось к нему. Он стоял гордый и непокоренный, хотя был связан и отдан на милость солдат; его волосы развевались на ветру, как стяг, возвещающий о несломленном духе.

Джиллиан больше всего хотелось подбежать, прижаться к нему, впитывать его запах, наслаждаться ощущением прикосновения его тела к своему; однако такое поведение было бы необъяснимо, даже если бы она объявила себя страстной роялисткой.

Раз уж Камерону суждено пережить это дерзкое перевоплощение, она должна до конца сыграть самую важную роль в своей жизни. Только в том случае, если солдаты поверят, что перед ними Карл Стюарт, они не будут его бить. Когда же они приведут его к Кромвелю, который, конечно, знает Карла Стюарта в лицо… Она не знала, что тогда будет с Камероном. Никогда даже не узнает, жив он или умер: если его казнят в Лондоне, весть об этом может никогда не дойти до Арундел-Форест. Если же Господь смилуется над ним и Камерона отпустят, он поедет прямо в Линчестер, думая, что она ждет его там. Ее отсутствие покажет ему, что Джиллиан предпочла свой дом. Такой гордый человек, как Камерон, не вернется сюда и не станет требовать объяснений. Он забудет ее.

Посадить на лошадь Камерона с привязанными к туловищу руками оказалось весьма трудным делом, поэтому, когда он еще раз пообещал не пытаться бежать, солдаты разрезали веревки и решили связать ему запястья впереди, чтобы он мог держаться за луку седла и сохранять равновесие, в то время как один из солдат будет держать поводья его лошади.

Они поскакали с такой скоростью, что Фрейли долго пришлось бы их догонять, даже если бы Эдмондс немедленно побежал в деревню.

Камерон ни разу не оглянулся. Джиллиан и не ожидала, что он оглянется. Ей не нужен был прощальный взгляд. Она готова была сойти в могилу, с наслаждением вспоминая улыбку, которую он ей послал, и его взгляд, полный любви и доверия. Сейчас Камерон жертвовал жизнью ради своего короля, рисковал всем, чтобы обеспечить Карлу Стюарту хоть какую-то возможность выжить. Ни один настоящий рыцарь не мог бы сделать больше.

Его отец был бы доволен. Очень доволен.

Эдмондс стоял, скрестив руки на груди, и наблюдал за отъездом отряда. Недовольство искажало его лицо.

Констебль Фрейли был бы вне себя от ярости, подумала Джиллиан, услышав, что король схвачен на его территории. Он бы сразу поскакал в Лондон, и, если его лошадь достаточно резва, он мог бы догнать капитана Уокера и его отряд и сказать им, что они схватили не того человека – самозванца, а не Карла Стюарта. Камерона тогда, несомненно, убили бы на месте. Она должна была удержать Эдмондса и не позволить ему сообщить новость констеблю Фрейли.

В принципе это казалось ей возможным. Джиллиан обещала солдату хорошую еду и отдых перед тем, как ему придется отправиться в деревню. К тому же по нему не было видно, что он очень уж торопится пуститься в дорогу. Солдат выглядел раздраженным избалованным человеком, привыкшим к лучшему обращению. В медицинской кладовке Джиллиан было полно трав и снадобий, которые могли погрузить принявшего их в глубокий долгий сон. Джиллиан могла опоить солдата и держать в бессознательном состоянии достаточно долгое время, чтобы Камерона успели довезти до Лондона и представить лорду-протектору, после чего вся английская армия оказалась бы выставленной на посмешище.

И что потом? Для чего все остроумные планы, жертвы, если Карла Стюарта схватят где-нибудь в другом месте?

Джиллиан не знала людей из отряда Камерона. Он не очень-то верил в их способности, но все же велел сказать Мартину, что планы изменились и его люди должны переправить Карла в Брайтхелмстон без нее. Этот приказ был отдан, чтобы защитить ее.

А если она попробует осуществить первоначальный план? Тогда люди Камерона, дождавшись короля, приведут его к ней. Камерон верит в ее силы, в ее способность довести дело до конца… и в их любовь.

Порочность в крови, эта причиняющая неприятности и на вид бесполезная способность, могла бы спасти короля и придать смысл дальнейшей пустой жизни Джиллиан.

Неожиданно Джиллиан сама испугалась дерзости своих мыслей.

– Джилли, что случилось?

– Папа. – Она сжала его руку, а затем взглянула на Эдмондса: тот стоял довольно далеко и не мог слышать их. – Ты ведь понимаешь, что произошло с Камероном?

– Ну да, я… – Не успев начать, он вдруг заморгал, неуверенность затуманила его глаза. Джиллиан чуть не расплакалась, видя, как борется ее отец и проигрывает, не сумев собрать мысли. – Думаю, я понимаю. Молодой доктор Смит… ну конечно, его короновали! – Уилтон решительно выпрямился. – Разумеется, у него теперь будет мало времени на занятия медициной. Жаль: этот молодой человек имеет немалые природные способности, как и ты.

Больной рассудок Уилтона Боуэна соорудил мешанину из правды и фантазии, а значит, он был не в состоянии ей помочь. Теперь всю силу, которая ей была так нужна, она должна черпать только в себе.

– Ты хотел бы, чтобы Камерон к нам вернулся?

– Я действительно хотел бы этого. Чрезвычайно приятный и вежливый молодой человек. И прекрасный землекоп, хоть и король. Он поддержал мой новый макет розария.

– Мы скоро приедем домой, папа, и ты сможешь поработать со своим макетом.

Эдмондс раздраженно крутанулся на пятках и, усевшись на сиденье рядом с Уилтоном, скомандовал:

– Поехали!

Взявшись за вожжи, Джиллиан сразу выбросила из головы всю тоску и печаль. У нее оставалось слишком мало времени на обдумывание. На отца рассчитывать нельзя: придется довериться Мартину, сказать ему правду и надеяться, что он согласится помочь ей в доведении до конца первоначального плана. Конечно, она может поплатиться за это жизнью. Своей полуправдой Джиллиан уже ввела в заблуждение отряд парламентских войск, а теперь собирается опоить одного из солдат Кромвеля, чтобы утаить от местного констебля жизненно важную информацию. Ее будут пытать и повесят, как и Камерона.

Джиллиан настолько углубилась в обдумывание своего решения, что не замечала ни времени, ни расстояния, которое они проехали. Ей надо было решаться на что-то. Спрятаться тихой мышкой и молиться, чтобы Камерону повезло, или же пойти на огромный риск. Даже если все пройдет удачно, это еще не будет означать, что она вернет любимого. Однако даже в случае неудачи Джиллиан докажет, что достойна человека, которого любит.

– Вы, конечно, проголодались, мистер Эдмондс, – предположила она. – Наша экономка должна оставить нам еду, а я приготовлю вам особый чай перед тем, как вы отправитесь в дорогу.

Глава 18

Джиллиан знала, что Мартин ожидает их возвращения, и про себя проклинала конструкцию фургона. Высокие стенки загораживали не только от непогоды, но и от любопытных глаз, зато теперь Мартин не сможет увидеть, кто находится внутри экипажа, и не поймет, что третьим едет не Камерон, а республиканский солдат.

Джиллиан надеялась, что ее охранник, не подозревая ничего дурного, не выйдет из конюшни принять у нее лошадь и фургон. Не хотела она и того, чтобы он напал на солдата, как тогда на паренька, прибежавшего к ним накануне ночью.

«Не высовывайся, – молилась она. – Доверь мне разбираться с ним».

Похоже, мольбы ее были не напрасны. Она заметила только едва уловимое движение, каким Мартин переместился в черную тень, отбрасываемую конюшней.

– Ну, вот мы и приехали, мистер Эдмондс. – Голос Джиллиан дрожал от усилия, которое ей пришлось приложить, чтобы прочно удерживаться на скамье. Ее всю трясло от потребности немедленно бежать в дом. Она слишком долго была вдали от этих спасительных стен. Однако ее страх уравновешивался пониманием: чем дольше она удержит Эдмондса вдали от Брамбера, тем дольше Фрейли не услышит новость, тем лучше для Камерона.

Она правила так, чтобы кобыла шла как можно медленнее. Куинни не терпелось прибежать домой, и у Джиллиан уже болели руки от усилий, которые ей приходилось делать, чтобы удерживать лошадь. К тому же Джиллиан всю дорогу вынуждена была бороться и с собой, чтобы не пустить лошадь галопом.

И вот теперь они приехали. Дом манил к себе, обещая успокоение взвинченным нервам, но Джиллиан не могла войти до тех пор, пока она не сообщит Мартину о происшедшем и не добьется от него обещания помочь.

– Я займусь лошадью и сразу же вернусь, подогрею ужин и приготовлю чай, который вам обещала.

Она затаила дыхание, молясь, чтобы солдат не вспомнил о своем благородном происхождении и не проявил галантность, вызвавшись распрячь и почистить Куинни.

Он ее не разочаровал. Эдмондс был все так же мрачен и прошел в дом вслед за доктором, даже не глянув на потную лошадь.

Мартин схватил поводья в ту же минуту, как только Джиллиан вошла в конюшню.

– Ты можешь с ней управиться в темноте? – прошептала Джиллиан. – Так было бы лучше.

– Конечно, я знал, что вы этого захотите, – проворчал Мартин. – Чтобы ни один луч света не попал на лицо и не высветил предательство.

Оскорбление причинило Джиллиан острую боль. Обосновавшись в конюшне, Мартин постоянно был один, а она не подходила к нему и не делала попыток подружиться. Однако Камерон наверняка говорил ему, что ей можно доверять.

Камерон. Мысленно произнеся его имя, она содрогнулась от беспокойства.

– Я не по своей воле пригласила этого негодяя республиканца в дом.

– Не важно. Где Камерон?

– Мистер Делакорт… – Она поразилась тому удовольствию, которое испытала, произнося доверенное ей имя. Джон Камерон Делакорт. Оно так шло ему, благородное и гордое, оно звучало в ней как барабанный бой. – Мистера Делакорта схватили солдаты Кромвеля.

Мартин недоверчиво присвистнул.

– Он преднамеренно дал им такую возможность. – Джиллиан положила руку Мартину на плечо, чувствуя, как потрясла его эта новость. – Республиканцы принимают его за Карла Стюарта. Сейчас его везут в Лондон. Дороги уже свободны от солдат – нас ни разу не остановили.

– Тогда зачем вы притащили домой этого придурка?

Джиллиан постаралась объяснить все как можно короче:

– Мы не можем позволить, чтобы он пошел в Брамбер, – сказала она. – Если этот человек расскажет Фрейли, что произошло, Камерона разоблачат как самозванца.

– И что вы намерены делать?

Джиллиан вкратце обрисовала свой план.

– Вы надеетесь, что республиканский солдат потеряет сознание, выпив настой из листьев и корней? – Мартин недоверчиво уставился на нее. – И мистер Делакорт одобрил это?

– Не… не совсем.

Мартин скрестил руки на груди.

– Что именно велел вам сделать мистер Делакорт?

Джиллиан решила, что разумная смесь правды и выдумки окажется как нельзя более кстати.

– Он хочет, чтобы я довела дело до конца. После того как мы спасем короля, я должна буду собрать вещи и вместе с отцом ехать в местечко под названием Линчестер.

При упоминании названия города враждебность Мартина явно уменьшилась.

– Тогда все в порядке, мисс. Он посылает вас к себе домой.

– К себе домой? – Эта новость ее поразила. – Из его слов я поняла, что дом Камерона конфисковали, когда его брат ушел в Шотландию воевать за короля.

– Да, они отобрали у него Бенингтон-Мэнор, это правда, но в Линчестере много людей, готовых продать душу, чтобы помочь мистеру Делакорту.

– Именно это он делает сейчас для короля, Мартин. Мы не можем позволить, чтобы он потерпел неудачу.

– Я не понимаю, каким образом то, что этот придурок будет спать здесь, опоенный травами, поможет мистеру Делакорту там, в Лондоне?

– Мистеру Эдмондсу поручено доложить ситуацию констеблю Фрейли. Разумеется, Фрейли постарается как можно быстрее догнать солдат, чтобы и ему досталась часть славы. Мы не должны этого допустить.

– Какая разница, если в конвое мистера Делакорта будет одним подхалимом больше?

– Фрейли видел Камерона вблизи. Он знает, что Камерон и король – два разных человека, и сразу сообщит об этом. Солдаты будут в ярости от того, что их провели, а Камерон их пленник, связанный и беспомощный… – Она вздрогнула.

– Пожалуй, тут вы правы, – задумчиво кивнул Мартин.

– Фрейли не командует патрулями на дорогах вне Брамбера, и он не будет знать, что патрули отозваны. Чем дольше мы сможем удержать его в неведении, тем легче будет пройти королю Карлу.

– Я прямо сейчас пойду в лагерь, – решил Мартин. – Наши люди должны узнать об этих изменениях…

И тут Джиллиан вспомнила, что Камерон говорил ей о несдержанном йомене, поставленном во главе отряда. Было бы рискованно дать ему знать, что Камерона схватили, а она собирается сама спасти короля.

– Боюсь, на это нет времени. К тому же чем меньше людей знают правду, тем лучше.

Джиллиан говорила слишком нервно, и Мартин это почувствовал. Он нахмурился и упрямо выпятил челюсть.

– Мне это не нравится. Я не уверен, что мистер Делакорт позволил бы вам переправлять короля одной, без его охраны. Вернее всего он хочет, чтобы вы поехали в Линчестер.

– Я не поеду. – Она тоже попыталась выпятить челюсть, хотя и сомневалась, что ее подбородок сравнится с подбородком Мартина.

– Поедете, если я скажу…

– Мартин, пожалуйста, – умоляла она. – С тех пор как Камерон решился пойти на такой шаг, я живу с мыслью, что он может погибнуть. Это было бы тяжело, тяжелее всего, но те, кто его любит, могли бы утешиться сознанием, что он умер не напрасно. Короля надо переправить во Францию. Он уже едет сюда и не ожидает изменений в маршруте. Он настроен ехать в Брайтхелмстон со мной. Разве ты не видишь: единственное, что мы можем сделать, – это спасти короля во имя чести Камерона.

Мартин вздохнул. Джиллиан показалось, что по щеке его поползла подозрительная капля, которую он смахнул рукой, хотя из-за темноты она не была в этом уверена.

– Ладно. Вы накачиваете Эдмондса своим чаем, а я его связываю и устраиваю на уютной куче соломы рядом с Куинни. Думаю, если солдату вдруг не понравится ложе, я смогу оказать ему дополнительную любезность чурбаком по затылку.

– Благодарю вас, – прошептала Джиллиан.

– Две ночи, не больше. Если Карл Стюарт к тому времени не появится здесь, вы собираете вещи и едете в Линчестер.

– Четыре ночи…

– Три.

Джиллиан кивнула в знак согласия, хотя ее всю трясло от потребности войти в дом, и она знала, что никогда не сможет поехать в Линчестер.

– Теперь мы заговорщики, – сказала она. – Что будем делать?

– То, что чаще всего делают заговорщики. Ждать.


– Он съел весь мой ужин, – пожаловался Уилтон, когда Джиллиан вошла в кухню.

Мистер Эдмондс сидел, развалясь на стуле, и Джиллиан сжала кулаки, спрятанные под складками юбок. Облегчение от того, что она оказалась наконец дома, было уничтожено яростью, вскипевшей при виде самоуверенной надменности Эдмондса, – ведь это был стул Камерона. Эдмондс лениво покачивался, поставив стул на задние ножки, и Джиллиан захотелось скинуть наглеца прямо на пол.

– Миссис Поджетт должна была оставить достаточно… для троих, – про себя закончила Джиллиан.

– Там было достаточно для женщины, – хмыкнул Эдмондс, а затем кивнул в сторону Уилтона, – для женщины и слабоумного.

Ногти Джиллиан впились в ладони. Она знала, что рискует, оставляя отца наедине с Эдмондсом, но у нее не было выбора.

– Доктор Смит никогда не съедал мою порцию, – проворчал Уилтон. – Молодой доктор Смит – настоящий джентльмен.

– Кто такой доктор Смит? – спросил Эдмондс.

– Ученик моего отца. Его сейчас нет дома.

– Когда он вернется?

– Я… я не знаю.

– Значит, здесь сейчас только вы с сумасшедшим стариком, – Эдмондс выпрямился на стуле, – и я.

В том, как Эдмондс смотрел на нее, было что-то такое, что заставило Джиллиан сказать:

– Доктор Смит может вернуться в любую минуту.

Эдмондс некоторое время изучающе смотрел на нее, после чего его губы изогнулись в хитрой ухмылке.

– Я сейчас выпью ваш чай, – сказал он. – А потом, может быть, вы запрете этого старого дурака и закроете на ночь дверь на засов, а нам с вами принесете эля?

У Джиллиан не было никаких сомнений ни в похотливых намерениях, кроющихся, за его предложением, ни в том, что Эдмондс уверен: загадочный доктор Смит в ближайшее время не появится на этой кухне.

– Мы не держим в доме эля, так что я сейчас принесу вам чай.

Джиллиан поспешила в кладовую и схватила пучки трав, которые на время лишили бы Эдмондса чувств. Ей пришлось напрячь все свои силы, чтобы не расплакаться от сознания, что она стоит там, где спал Камерон. Ни разу с момента своего появления Камерон не давал ей оснований опоить его до потери сознания. Она подождала несколько мгновений, сделав несколько глубоких вдохов и выдохов, чтобы прекратить дрожь в теле, и вернулась на кухню.

Отец был прав, назвав Камерона истинным джентльменом, думала Джиллиан. Камерон никогда не оскорблял ее отца, не пользовался своей силой, чтобы взять себе больше положенной ему доли еды, не смотрел на Джиллиан так, как смотрел сейчас мнимый джентльмен Эдмондс: его блестящие от предвкушения удовольствия глаза впились в ее грудь.

Джиллиан работала, содрогаясь от отвращения, и думала, что, пока все внимание Эдмондса сосредоточено на ее женских прелестях, он по крайней мере не торопится идти в Брамбер.

Когда отвар настоялся, Джиллиан охлаждала его до тех пор, пока могла выдерживать похотливый взгляд негодяя. У отвара был неприятный привкус, и она боялась, что Эдмондс откажется пить больше одного-двух глотков, если напиток окажется горячим, и его нельзя будет выпить залпом.

Когда она поставила перед ним чашку, Эдмондс понюхал напиток и скривился.

– Что это?

– Чай.

– Никогда не видел такого чая.

– Мы здесь живем просто, мистер Эдмондс, и пьем травяные отвары, а не новый китайский чай. Вот, папа, твоя чашка, а я сейчас приготовлю тебе что-нибудь поесть.

Гораздо проще было бы, если бы отец уснул, тогда не пришлось бы беспокоиться, что он скажет лишнее и уничтожит имеющиеся пока у Камерона возможности. Уилтон отхлебнул немного и, не глотая, посмотрел на дочь расширившимися от удивления глазами.

– Давай, папа, пей свой чай, – настаивала она.

– Но, Джиллиан, это же… – возразил он, послушно проглотив остаток.

– Я знаю, это наш лучший чай. Мы должны быть гостеприимными и предложить мистеру Эдмондсу все самое лучшее из своих скудных запасов.

После этих слов Эдмондс наконец с улыбкой запрокинул голову и залпом осушил чашку.


Джиллиан никогда раньше не замечала, насколько пустыми были ее дни. Вот уже два дня она ничего не делала: просто сидела и смотрела на строчки медицинского трактата, лежавшего у нее на коленях.

Теория кровеносной системы человека, написанная доктором Харви, воспринималась гораздо легче после многих часов, в течение которых ее отец объяснял текст Камерону; и все равно она не могла вызвать в себе интерес к овладению тонкостями движения крови, к уяснению роли пульса. У Джиллиан вдруг возникла неприязнь к изучению чего бы то ни было, имеющего отношение к функциям человеческого организма, которыми управляет сердце. Теории, рассматривающие сердце как бессмысленную мышцу, казались ей несостоятельными. Как такое возможно? Сердце Джиллиан так болело, тоскуя по Камерону, что она бы не удивилась, если бы оно вдруг остановилось, прекратив свое бесконечное биение.

Дом в лесу всегда представлялся ей идеальным, однако сейчас он казался гулким и пустым. Он словно тосковал по присутствию Камерона. Уединенность, которой Джиллиан прежде очень дорожила, теперь давила на нее. Никогда раньше она не осознавала недостаток издаваемых человеком звуков, даже таких слабых, как шарканье по полу мужских сапог, скрежет ножа, отщепляющего лучину, глухой стук лопаты, перекапывающей землю под сад, который уже никогда не будет посажен.

Джиллиан почувствовала себя одинокой. Она всегда была одинока, но теперь, после того как появился Камерон, и она поняла, что значит гореть любовным огнем, ей стало намного хуже. Джиллиан вдруг позавидовала ускользающему сознанию своего отца. Если бы она могла утратить целые куски воспоминаний и сидеть здесь в ожидании, не испытывая пронизывающей боли…

Нет, она не хотела ничего забывать.

По всей Англии вдовы и матери тихо и тайно бодрствовали, думая о мужчинах, которые тайком ушли, чтобы поддержать короля. Многие семьи, как и семья Камерона, были выброшены из домов, где жили их предки. И ни одна из этих женщин не впала в уныние.

Джиллиан должна была поверить, что она вновь увидит Камерона. Благодаря ему она почувствовала себя умной, сильной, достойной любви и теперь намеревалась доказать, что он в ней не ошибся.

Какие средства у нее есть для этого? Разве что фургон да знание всех дорог и тропинок в округе, ведущих к Брайтхелмстону. А еще связанный солдат с кляпом во рту в углу ее конюшни. В качестве оружия в предстоящей схватке все это не казалось очень уж подходящим. Камерон же был уверен, что они с Джиллиан в состоянии изменить ход мировой истории.

Джиллиан покачала головой, стараясь отогнать сомнения, а затем вышла из дома и попросила Мартина запрячь лошадь: пора было ехать по дорогам на поиски короля.

* * *

– Идиоты! Все вы идиоты!

Лицо и шея Оливера Кромвеля покрылись зловещими каплями пота. Он разгневанно махнул трясущейся рукой в сторону сержанта Уокера и его солдат.

Лихорадка, подумал Камерон, обратив внимание на потную, дрожащую руку тирана. У лорда-протектора в любую минуту мог начаться приступ. Доктор Боуэн прописал бы ему принимать настойку хины…

– Разве вы не видите, что этот человек не Карл Стюарт! – рычал Кромвель, поднимаясь из-за стола, как будто собирался напасть. Камерон стоял со связанными руками и ногами, не имея возможности защищаться. В такой ситуации ему скорее следовало думать о своей шее, а не о состоянии шеи лорда-протектора. – Кто вы такой, отвечайте!

Однако Камерон по-прежнему хранил молчание. Он не вымолвил ни слова, с тех пор как покинул Джиллиан.

– Этот человек сказал, что он король… – пытался оправдаться капитан Уокер.

– Нет, я этого никогда не говорил! – неожиданно воскликнул Камерон. – Вы сами так решили, возможно, потому, что у меня темные волосы и длинные ноги.

Уокер побледнел. Один из солдат, видимо, желая угодить, наклонился к нему и прошептал:

– Правда, сэр, он не называл себя королем. Это Джек сказал что-то вроде: «Сознайся, что ты Карл Стюарт», – а этот парень ответил что-то вроде: «Я ни в чем не сознаюсь…»

– Заткнись! – Уокер толкнул солдата с такой силой, что тот не удержался и, взмахнув руками, рухнул на пол.

– Нехорошо, Уокер, совсем нехорошо! – Вслед за упреком, донесшимся из задней части комнаты, послышался приближающийся стук каблуков о мрамор. Камерон узнал голос – это был лорд Харрингтон.

А еще это был крохотный лучик надежды, Харрингтон – человек короля, и если он пришел не только для того, чтобы отвести от себя подозрение…

Однако со следующим замечанием Харрингтона надежда Камерона умерла, не успев родиться.

– Из-за вашей глупости, – сказал Харрингтон, останавливаясь перед капитаном Уокером, – дороги между Лондоном и Брамбером остались без патрулей. Целый полк лучших сил лорда-протектора ушел с поста, чтобы конвоировать этого… этого самозванца.

Уокер и его люди опустили головы. Харрингтон сделал еще два шага и, остановившись перед Камероном, откинул голову назад и некоторое время смотрел перед собой не мигая. При этом Камерон не заметил в его ледяном взгляде ни молчаливой поддержки, ни обещания молчать.

И тут его охватил неодолимый гнев. Предатель! Теперь все становилось понятно: убийство Роберта Линдсея, прекращение Харрингтоном поддержки движения в самый ответственный момент. Этот человек был внедрен в отряд роялистами для того, чтобы подорвать их дело, а Камерон оказался настолько глуп, что доверился ему.

И разумеется, Харрингтон знал все о Джиллиан.

– Я раньше видел этого человека. – Сцепив руки за спиной, Харрингтон обошел вокруг Камерона, задевая каблуком одного сапога за носок другого. – Не могу вспомнить… Возможно, позднее…

Ярость Камерона несколько ослабла. Разумеется, Харрингтон знал его так же хорошо, как собственного брата; а то, что он как будто не мог опознать пленника, было сигналом: Харрингтон не намерен его выдавать. Но с чего вдруг такая стеснительность? Может быть, Харрингтон в отместку за ссору в лесу тычет его сейчас лицом в грязь и получает от этого удовольствие? Или он просто нагнетает напряжение, перед тем как выложить все сведения о лагере роялистов, разместившемся неподалеку от Брамбера?

Камерон не мог этого допустить. Он должен был что-то сделать, чтобы отвлечь внимание Кромвеля, и придумал только один способ защитить Джиллиан. Он бросит Кромвелю в лицо свое настоящее имя, и Кромвель поймет, что у Камерона есть свои основания презирать парламентское правительство. Тогда у него не будет нужды докапываться, чем занимался Камерон вблизи Брамбера и с кем он там был.

– Я Камерон Делакорт, – твердо произнес он.

Кромвель уставился на него с ненавистью; но не было заметно никаких признаков того, что это имя ему знакомо.

Камерон расправил плечи, не обращая внимания на боль, пронзившую спину из-за слишком туго затянутой веревки, и повторил:

– Джон Камерон Делакорт.

Взгляд Кромвеля не изменился – лорд-протектор так и не вспомнил.

Ярость вновь захлестнула Камерона. Как мог Кромвель забыть имя человека, лишенного им земли, каждый дюйм которой Камерон обработал собственными руками? Бенингтон-Мэнор, цветущий зеленый Бенингтон-Мэнор! И Кромвель ничего не помнит?

Еще хуже было то, что отважный и деятельный Риордан был убит, когда самозваный военный гений, сидящий сейчас перед Камероном, отдал приказ об ударе по тылам превосходящих сил роялистов. Кромвель даже не вспомнил имя человека, чья смерть оставалась на его совести.

– Делакорт…

Мертвая тишина воцарилась после того, как Камерон еще раз с такой страстью назвал свое имя… И вдруг в зале раздался громкий издевательский смех.

– О, послушайте, сэр. – Харрингтон, казалось, с трудом сдерживал себя, – Этого человека по ошибке приняли за короля, и ему это вскружило голову – вот он теперь и думает, что его ничтожное имя должно что-то значить для вас.

И снова Камерону показалось, что Харрингтон намеренно перебил его, пока он не успел сказать что-нибудь существенное. И все еще не выдал его.

Кромвель откинулся на спинку стула и глубоко вздохнул.

– Вы, кажется, сказали, что знаете его, Харрингтон. Вам что-нибудь говорит его имя?

– Пока нет, сэр, но я обязательно вспомню. Давайте посадим его под замок, пока не оживится моя память. Поскольку у этого парня такие королевские претензии, он должен оценить удобство Тауэра. Замок был построен королем, мистер Делакорт, и его гостями являлись замечательные люди, уж никак не менее значительные, чем вы.

Едва заметным движением руки Кромвель приказал сделать так, как предлагал Харрингтон.

Так же, наверное, было и с конфискацией Бенингтон-Мэнора, подумал Камерон, когда его не слишком любезно подтолкнули к двери. Кто-то предложил, а лорд-протектор приказал выполнить. Просто учел чью-то просьбу и сделал едва заметное движение рукой. В этот момент жизнь Камерона перевернулась.

Впрочем, не исключено, что она даже изменилась к лучшему. Вместо долгих нудных лет одиночества в Бенингтон-Мэноре, с уверенностью в душе, что он неудачник, поскольку не заслужил обращение «сэр», Камерон нашел Джиллиан, и теперь его приводило в трепет сознание того, что он значителен сам по себе, а не из-за титула или рыцарского звания. Выходит, до этого он мечтал не о том, мучился не теми сомнениями.

Камерон, не выдержав, усмехнулся. Он точно знал, что ему нужно для счастья, именно теперь, когда у него не оставалось шансов. Простые радости: учиться у доктора Боуэна, стать нужным людям благодаря своим умениям, полученным от старика, любить Джиллиан, растить детей и учить их гордиться собой и своими мечтами, даже самыми скромными, – все это теперь было для него недоступно.

Солдаты, сопровождавшие его в Тауэр, обменялись удивленными взглядами, когда смех Камерона эхом отскочил от стен. Возможно, Камерон раздражал их; по какой-то причине они толкали его и кололи копьями до самого Тауэра, где из убогой камеры открывался прекрасный вид на город и дороги, бегущие, извиваясь, из его центра.

Перед уходом солдаты сняли с него веревки, и теперь Камерон мог взяться за прутья оконной решетки, когда смотрел на улицу. Он благодарил Бога за то, что оказался в камере с видом на Челмсфордскую дорогу, по которой должна была ехать Джиллиан. Но исполнит ли она его приказ? Камерон не мог избавиться от воспоминания об охватившем ее ужасе и оцепенелой покорности в голосе, когда она сказала, что никогда не сможет покинуть свой дом. Может быть, он подталкивал ее слишком сильно, ожидал от нее слишком многого?

И все же она должна приехать к нему. Должна. Он будет наблюдать за дорогой каждую минуту, не спать, не есть до тех пор, пока фургон не проедет мимо Тауэра и он не будет уверен, что Джиллиан и ее отец в безопасности.

Глава 19

Дважды в день Джиллиан ездила в Брамбер, каждый раз выбирая другую объездную дорогу, но умудрялась обязательно проезжать мимо валунов около Скупперз-Филд по пути туда и обратно. Мартин сказал ей, что если Карл Стюарт придет в отряд Камерона, они его доставят или к валунам, или прямо к Джиллиан.

Дважды в день валуны оставались справа от нее, и дважды – слева. Она ездила с приотворенными дверцами и каждый раз ожидала услышать тяжелый приглушенный стук и скрип, означающие, что царственный груз прибыл. При этом ее сердце колотилось о ребра, а дыхание становилось тяжелым.

Камерона арестовали в субботу, а сейчас был уже вторник. Хотя Мартин ничего не говорил ей, она знала, что это последний из выторгованных дней, когда еще можно было выполнить задуманное. Если Карл не придет, Мартин заставит ее запереть дом и ехать в Линчестер, а сам отправится в лес, чтобы вместе с людьми Камерона придумать новый план.

Джиллиан уже подумывала, не опоить ли Мартина травяным чаем, чтобы потом связать и уложить рядом с Эдмондсом, которому она принесла поесть, перед тем как уехать в очередную поездку в лес. Она опустилась на колени в стойле и кормила солдата с ложки, а он с ненавистью сверкал на нее глазами…

Вдруг на стену сарая надвинулась длинная тень. Пришедший был высок и широкоплеч, двигался легко и грациозно.

– Камерон! – воскликнула Джиллиан и пролила горячий суп прямо Эдмондсу на колени. Тот завизжал от боли, а она в это время повернулась, широко раскинув руки и счастливо улыбаясь.

Однако стоящий в дверях конюшни человек не улыбнулся ей в ответ.

– Вы не Камерон, – сказала она, опуская руки. Джиллиан знала, что это звучит глупо, но разочарование было настолько острым, что она ничего не могла с собой поделать и просто смотрела: волосы короче, плечи уже… Правда, рост тот же, но это не был Камерон.

– Прошло много лет, – сказал пришелец. – Я думаю, у меня есть преимущество перед вами, потому что я был ребенком, когда мы последний раз виделись. Вы изменились не так сильно, как я, мисс Боуэн.

Судя по тому, насколько легко он двигался, это был молодой человек едва ли старше двадцати лет. Лицо его казалось грязным и изможденным, под глазами залегли темные круги; одежда его выглядела так, как будто в ней долго ехали верхом и много дней не снимали.

Проблеск узнавания с трудом пробился сквозь уныние Джиллиан.

– О, так вы, должно быть, король!

– Карл Стюарт, к вашим услугам, сударыня. – С усталой улыбкой юноша склонился перед Джиллиан в учтивом поклоне.

Внешность Камерона более благородна, подумала она. Стоны Эдмондса завершились коротким звуком наподобие лая, который издает гончая, учуявшая кролика.

– Как поживает ваш отец?

– Он в добром здравии, – сказала Джиллиан и отчего-то прибавила: – Ваши волосы подстрижены как у круглоголовых.

– Да. – Карл провел рукой по спутанным, грубо обрезанным волосам, едва закрывавшим уши. – Это для маскировки.

– Камерон не знал, а то он бы тоже подстригся. – Джиллиан невольно вздохнула.

Несколько мужчин быстро вошли с улицы и окружили короля.

– Кто этот нытик? – спросил неряшливый парень, кивнув в сторону Эдмондса.

– Судя по форме, он из армии Кромвеля, – ответил другой. – Как республиканский солдат оказался связанным в вашем сарае, мисс?

Запинаясь, Джиллиан рассказала, что произошло при аресте Камерона.

– Вы имеете в виду, что у Кромвеля наш мистер Делакорт, а у вас только этот? Ты нам ничего не говорил, дружок. – Неряшливый парень осуждающе уставился на Мартина, и тот, вспыхнув, стал сосредоточенно рассматривать своя ноги.

– Убейте его, – приказал король.

– Но… – протестующе начала Джиллиан.

– Не Мартина, солдата. Правильно, ваше величество?

– Вы не можете убить никого из них.

– Убейте его, но после того как мы с леди уйдем, – уточнил король и, обхватив Джиллиан за плечи, увел ее из конюшни.

– Вы не можете его убить! Он связан. Он не в состоянии защищаться.

– Он сделал неверный выбор, мисс, хотя знал, что рискует. Идемте. Идемте со мной.

Джиллиан шла рука об руку с королем Англии мимо выгона, где паслась ее лошадь, но думала только о том, что там, куда отвезли Камерона, о нем говорили как о сделавшем неверный выбор. Может быть, он уже умер.

Джиллиан поспешно отогнала эту мысль. Она почувствовала бы, если бы Камерон ушел из жизни. Она бы знала.

– Вы не могли бы нас покормить? – попросил Карл. – Мы с Вилмотом должны скоро отправляться в дорогу. Нам будет достаточно немного хлеба и сыра, а потом вы можете забираться в постель с сознанием того, что оказали большую услугу своему королю.

– Забраться в постель? – Джиллиан смущенно заморгала. – Всего несколько часов назад… – Как же ей обращаться к человеку, чья жизнь сейчас в ее руках? – Ваше величество, неужели вы не знаете, в чем заключается план? Именно я должна доставить вас в Брайтхелмстон.

– Но вы нам сказали, что мистер Делакорт арестован.

– Вес правильно. Я собираюсь сама отвезти вас.

Карл изумленно уставился на нее:

– Я думаю, вы не до конца понимаете всю опасность дела, за которое беретесь, барышня. Мы въехали сегодня в Брамбер, ожидая увидеть спокойную деревушку, а там полно солдат.

– Констебль Фрейли! Он, наверное, уже узнал, что человек, которого арестовали, не является королем, и собрал солдат, чтобы прочесать окрестности.

Раз Камерон не вернулся, значит, Кромвель задержал его… или он поехал в Линчестер, ожидая найти там Джиллиан, и теперь уже узнал, что она не собирается приезжать.

– Ваше величество, они отпустят мистера Делакорта, когда поймут, что это не вы?

– Насколько я знаю Кромвеля, он надолго засадит его под замок, – покачал головой король.

Значит, Камерон еще не знает, что она не поехала в Линчестер. Все же эта мысль не утешила Джиллиан, потому что ее гордый отважный разбойник оказался в тюрьме.

– Я хотел развернуться и бежать, когда мы подъехали к Брамберу, – признался король, – но Гантер, один из моих людей, решил, что это будет выглядеть подозрительно, и мы нахально поехали вперед, а по пути узнали, что республиканские солдаты получили задание охранять Брамберский мост.

– В этом есть смысл. – Джиллиан сама удивлялась тому, насколько спокойно звучат ее слова, в то время как сердце готово разорваться. – Самая удобная дорога проходит через этот мост.

– Мы с Вилмотом предоставили Гантеру свободу выбора и вернулись в Арундел-Форест, молясь о том, чтобы поскорее найти лагерь мистера Делакорта. Его люди ничего не знали об аресте, иначе они не привели бы меня сюда. – Король замолчал: казалось, его охватила тоска. – Я не знаю, что стало с остальными моими людьми, не знаю, как мы проедем в Брайтхелмстон.

– Есть много дорожек и тропинок, по которым трудно проехать, но если отправиться тем путем, то можно вообще обойти Брамбер стороной. Мы с Куинни благополучно довезем вас до Брайтхелмстона. – Джиллиан погладила кобылу по шелковистому боку. – Хотя я всего лишь женщина, но уверяю вас: никто не знает эти дорожки лучше меня.

– Я ничуть не сомневаюсь в ваших способностях, мисс. Если бы не отважные женщины, которые помогали мне в дороге, мою голову уже давно надели бы на пику, а тело сгнило в могиле.

– Отважные женщины?

– Вот именно. – И тут король рассказал Джиллиан, как скакал по сельским дорогам Англии, выдавая себя за слугу Джейн Лейн, которая все это время ехала в дамском седле позади него, и как Джулиана Конингзби изображала убежавшую с ним невесту, чтобы дать любопытным правдоподобное объяснение, почему они постоянно уединялись в комнате постоялого двора. Позднее та же мисс Конингзби путешествовала с ним как его жена, помогая Карлу проскочить там, где патрули искали беглых мужчин без женщин.

– А недалеко от Стоунхенджа одна женщина превзошла всех, принося утешение своему королю, – в глазах у него загорелись лукавые искорки.

– Ваше величество!

Он улыбнулся ей самоуверенной улыбкой, и Джиллиан вспомнила, что королю Англии всего лишь двадцать один год. Правда, его опыт сделал бы честь любому мужчине.

– Сомневаюсь, что приготовленный мной подарок будет с такой же нежностью храниться в вашей памяти. – Джиллиан невольно улыбнулась в ответ. – Ваши кости будут трещать, а зубы скрежетать к тому времени, как мы доберемся до побережья.

– Если я увижу восход солнца во Франции, можете не сомневаться: вы непременно пополните мой список замечательных женщин. Вы, мисс, возродили во мне надежду. Гантер поклялся, что у него есть возможности обеспечить проезд до Франции, и вот теперь мы не в состоянии ехать дальше. За последние несколько недель я пережил много разочарований, но быть так близко к цели и вдруг увидеть, как вдребезги разбиваются все надежды… – Голос короля затих, по его телу пробежала дрожь.

– Я все понимаю, ваше величество, – прошептала Джиллиан. – Вы прибыли на родину, а теперь вынуждены ее покинуть. Я бы не смогла оставить свой дом.

Король резко вскинул голову: казалось, он был весьма озадачен.

– Дорогая мисс Боуэн, какая разница, где я живу, если я живу? Выбросите из головы такие мелочи. Важно то, чего хочет сердце, а не где человек живет. Я хочу занять полагающееся мне по праву место короля Англии, и только это имеет значение, а не то, где я время от времени нахожусь – во Франции или даже в дебрях Виргинии.

Важно то, чего хочет сердце, а не где человек живет.

Любить Камерона, быть им любимой – вот чего хочет ее сердце. Именно это он и пытался ей доказать. Однако ее сердце по-прежнему отказывалось покидать домик в лесу.

– Если вы действительно привезете меня в Брайтхелмстон, уже завтра к этому времени или самое позднее послезавтра я буду во Франции благодарить вас, и буду делать это каждый день всю оставшуюся жизнь.

– Не меня, – поправила Джиллиан, – а Джона Камерона Делакорта.

– Он выбрал себе хороших единомышленников, мисс. Коль скоро вы собираетесь действовать по его плану, напомните мне детали.

– О, вы правы – время не ждет. Так вот: вы и Камерон очень похожи. Камерон рассчитывал на то, что люди, привыкшие видеть его со мной в моем фургоне, не обратят на вас внимания.

– Простое всегда оказывается самым остроумным, – кивнул король.

– Сперва мне это казалось слишком простым…

Король рассмеялся.

– Многие знакомы с описанием моей внешности, но мало кто видел мои портреты. Еще меньше тех, кто видел меня самого. Ваш мистер Делакорт в своей игре прекрасно разыграл эти несоответствия.

– В тот день, когда его арестовали, солдаты нас несколько раз останавливали. Если Фрейли опять выставил их видимо-невидимо, то нас могут обыскать и вас обнаружат.

– Сегодня, мисс, когда мы выезжали из Брамбера, нам показалось, что нас преследуют: тридцать – сорок солдат из отборных республиканских войск на большой скорости скакали прямо к нам. Я уж подумал, что пришел мой конец, но… «Сир, давайте пропустим их», – предложил Гантер. Мы так и сделали, и они нахлынули на нас, как шторм на мирный пляж. Когда же волна схлынула, оказалось, что солдаты проскакали мимо, даже не взглянув на меня. Они дважды видели меня, но оба раза не догадались, кто я. Сегодня я чувствую себя исключительно удачливым.

Джиллиан услышала со стороны конюшни жуткий хрип, а Куинни, подняв голову, в страхе попятилась. Эдмондс встретил смерть более достойно, чем Джиллиан от него ожидала.

Карл взял ее руки и прижал их к своему сердцу.

– У меня тоже скверно на душе, мисс, оттого что пришлось убить человека, который был бы моим верноподданным, если бы не чрезмерное честолюбие Оливера Кромвеля. Я прошу прощения за причиненные вам душевные страдания. Хотя от этой мысли вам не станет легче, но помните: не было никакой возможности отпустить его, не рискуя сорвать мой побег. Еще большему риску подверглись бы вы и мистер Делакорт.

– Да, я понимаю, – прошептала Джиллиан.

– А теперь хлеб и сыр?


Джиллиан пережила не слишком приятные минуты, наблюдая за тем, как Карл заворачивается в плащ Камерона и лихо нахлобучивает его шляпу. Закрыв глаза, она представляла, что стоящий перед ней кавалер – Камерон Делакорт. Камерон, который трогал края шляпы, наклонялся над плечом доктора и без намека на насмешку перекладывал лепесток розы «Тюдор» из одного нитяного квадратика макета в другой.

– Вынужденное перемещение, юный доктор, – сказал ее отец, одобрительно кивая, но явно принимая короля за Камерона.

– Нам пора, сир, – напомнила Джиллиан. – Идем, папа, надо ехать.

– Сейчас, я только упакую свой макет и лепестки. – У нас нет времени.

– Конечно, время есть. Ты всегда немного задерживаешься, прежде чем выйти из кухни, Джилли.

Странно, но сама мысль о том, чтобы в бездействии провести даже одну минуту, в то время как она нужна королю, показалась Джиллиан глупой.

– Не сегодня, папа.

Разозленного мистера Вилмота они запихнули под скамью, и это развеселило Карла.

– Вилмот с презрением относится к маскировке и всяческим уловкам, – сказал король, – и я никогда ему этого не забуду.

Извилистые дорожки прежде не казались ей такими узкими, корни – огромными, тени – густыми, а лес – безмолвным. Знакомое покачивание фургона вскоре убаюкало Уилтона, и он дремал, сидя на скамье в углу. Джиллиан сосредоточилась на ориентирах, по которым можно было судить об оставленном позади расстоянии; без этого начинало казаться, что они завязли в трясине и Куинни переставляет ноги по бесконечной ленте, которая сама по себе вьется, уплывая назад и оставляя путников на месте.

– Расскажите мне о мистере Делакорте, – попросил Карл. – Почему он примкнул к моему движению?

Джиллиан рассказала королю о брате Камерона, о том, как его землю конфисковали, когда Кромвель узнал, что Риордан Делакорт сражается за короля.

– Тогда понятно. – Карл покачал головой. – Не зря эта фамилия показалась мне знакомой. Я хорошо помню Риордана Делакорта – он погиб вместе со своими людьми в Престоне, когда Кромвель атаковал их с тыла, показав себя трусом, наносящим удар в спину. Бывали моменты, когда мои люди выживали только благодаря деньгам и продуктам, которые тайно переправлял Риордану брат. Я готов держать пари, что ваш мистер Джон Камерон Делакорт разорил свой собственный дом, чтобы наполнить желудки моих людей и поддержать мои надежды.

Джиллиан вдруг стало стыдно за то, как она дрожала над каждым украшением, каждой картиной, каждой крохотной вещицей. Ей казалось, этим она чтит память матери, но миссис Хокинг сказала, что ее мать не одобрила бы этого. Теперь, когда Джиллиан стала позволять себе хотя бы немного думать о матери, она поняла, что носит в душе гораздо больше живых воспоминаний о ней, чем сохраняют все эти неподвижные безжизненные вещи.

– Я никогда не видела дом Камерона. – Джиллиан вздохнула.

– Еще увидите. Линчестер. Бенингтон-Мэнор. Скажите мистеру Делакорту, что я все ему немедленно верну, как только займу свое законное место.

– Камерон считает, что его невозможно восстановить. Он говорит, что землю поделили на куски и…

– Дорогая моя мисс Боуэн. – Судя по голосу, Карл был в хорошем настроении. – Я король Англии и на троне могу делать все, что захочу. А теперь расскажите мне о том, к чему стремится ваше сердце.

Такой разговор казался обоим самым безобидным способом отвлечься от лишающего сил предчувствия, нашептывающего, что их в любую минуту могут арестовать. Лучше уж мечтать и говорить вслух о мечтах, которым не суждено никогда осуществиться, с человеком, спасающим свою жизнь бегством в медицинском фургоне, но в то же время заявляющим о своем праве властвовать над тем, от чего бежал, чем дрожать в ожидании неизбежного, решила Джиллиан.

– Вы можете вернуть мне его, – тихо сказала она.

– Вашего мистера Делакорта?

Она кивнула.

– Ах, вы поставили меня в неловкое положение. – Карл взглянул на нее с глубоким сожалением. Затем он сжал ее руку, и Джиллиан почувствовала исходящее от него сострадание. – Это единственное, чего я не смогу для вас сделать. Если вы хотите вернуть своего любимого, вы должны будете просто поехать и забрать его.


В это время невдалеке показался небольшой отряд, не более четырех-пяти человек: он направлялся прямо к ним.

– Мы сможем проскочить, мисс Боуэн?

– У нас нет выбора, сир. Развернуться здесь невозможно – слишком мало места, а если бы нам и удалось, нас тут же перехватили бы.

Джиллиан направила Куинни на обочину дороги и натянула поводья. Сердце ее было готово выскочить из груди.

Подъехавший первым всадник придержал свою лошадь, и Джиллиан узнала в нем командира солдат, которые останавливали фургон, когда они с отцом и Камероном ездили в Брамбер лечить женщину с болями в животе. По-видимому, он тоже узнал ее. Она увидела, как его взгляд скользнул по ней, по ее отцу… по королю. Сначала всадник в замешательстве нахмурился, но потом лицо его прояснилось. Он что-то сказал своим людям, и те, пришпорив коней, проскакали мимо беглецов.

Гордость охватила Джиллиан: план Камерона сработал. Она не могла дождаться, чтобы рассказать ему… но как она сможет это сделать?

«Просто поехать и забрать его». Слова короля все еще звенели у нее в ушах.

Проехав еще несколько миль, они увидели одинокого всадника, который стоял на вершине небольшого холма и, козырьком приставив руку к глазам, разглядывал их. Через некоторое время он, судя по всему, узнал фургон и, пропуская, махнул им рукой.

«Просто поехать и забрать его».

Эти слова звучали в ней всю дорогу до самого Брайтхелмстона и даже дальше, потому что, приехав туда, путники обнаружили, что верный полковник Гантер и в самом деле обеспечил обещанную переправу – корабль под названием «Сюрприз». Он также договорился о комнате на постоялом дворе, потому что корабль отплывал только на следующее утро.

– Мы отчаливаем из Шорема, ваше величество, – пояснил Гантер. – Это всего в нескольких милях отсюда, на дорогах спокойно, солдат нет.

Король отпустил Джиллиан, но она отказалась уехать. Ради Камерона она хотела своими глазами увидеть, как Карл Стюарт по трапу взойдет на корабль и отплывет во Францию.

Тогда король предложил ей постель, заказанную Гантером, но она опять отказалась и попросила его позволить спать в ней ее отцу. Джиллиан знала, что всю ночь не сомкнет глаз. Вместе с Гантером и Вилмотом она дежурила, пока Карл Стюарт, привыкший отдыхать урывками где придется, мирно спал рядом с ее отцом в соседней комнате.

Короткая поездка из Брайтхелмстона до Шорема составляла не более девяти миль и прошла гладко, без нет приятностей. «Сюрприз» спокойно покачивался на якоре, оснащенный и готовый к отплытию. Карл взошел по трапу, тихо обменялся приветствиями с несколькими моряками на палубе, и Джиллиан подумала, что он сейчас исчезнет в недрах корабля.

Однако вместо этого Карл Стюарт обернулся и посмотрел на нее, затем взмахнул рукой, величественным жестом снял шляпу Камерона и отвесил Джиллиан низкий поклон, почти коснувшись головой палубы корабля. Потом он совсем не по-королевски крутанулся, подпрыгнул и в воздухе пристукнул каблуком о каблук.

Возможно, ей следовало часами смаковать этот поклон, провести обратный путь в изумлении от сознания, что она, Джиллиан Боуэн, помогла спасти короля Англии, однако вместо этого у нее в голове снова и снова крутился совет Карла Стюарта: «Просто поехать и забрать его».

Покинуть Арундел-Форест и все знакомые дороги, все безопасные уголки своего дома и никогда больше не ощущать его поддержки… При одной мысли об этом сердце Джиллиан начинало бешено колотиться.

Она изо всех сил боролась со страхом, чтобы додумать эту мысль до конца. Если она соберется с духом и поедет в Лондон, что она будет там делать? Потребует: «Пожалуйста, верните мне мужчину, который похитил мое сердце!» Судя по тому, что она слышала о Кромвеле, лорд-протектор не проявлял интереса к сердечным делам.

– Джиллиан? – Уилтон проснулся и принялся оглядывать окрестности. – Что такое? По-моему, мы подъезжаем к Брайтхелмстону с запада. Вероятно, мы были в Шореме?

– Да, папа.

– Больше не надо этого делать. В следующий раз пошлем доктора Смита. Какой смысл иметь ученика, если все равно мне приходится до рассвета поднимать с постели мои старые кости.

– Но Камерона больше нет с нами.

– Тогда ты должна сказать ему, чтобы он вернулся домой: не положено ученику убегать от учителя.

«Просто поехать и забрать его…» «Не положено ученику убегать от учителя…» Не положено и отбирать ученика у учителя. Доктор Боуэн имел полное право предстать перед лордом Кромвелем и потребовать, чтобы ему вернули его ученика, которого солдаты по ошибке арестовали и утащили в Лондон. Камерон не выдавал себя за короля. Джиллиан тоже была осторожна в высказываниях. Правда, кто-нибудь из солдат мог сказать, что она не признала в нем ученика отца. Джиллиан постаралась подавить поднявшийся в ней страх. Сейчас тех солдат, которых они обманули, уже наверняка нет в Лондоне – их с позором прогнали прочь, и они с отцом могли бы пойти на приступ Вестминстера, чтобы вырвать Камерона из лап Кромвеля.

Ее отец. Расцветшая было надежда увяла. Джиллиан не могла сделать попытку спасти Камерона, подвергая опасности своего любимого, повредившегося умом отца, – для этого его пришлось бы свести лицом к лицу с Оливером Кромвелем.

– Папа, я так тебя люблю!

Уилтон радостно улыбнулся, когда Джиллиан наклонилась и запечатлела у него на лбу дочерний поцелуй. Она надеялась, что отец не услышит, как дрожит ее голос.

– Но мы не можем забрать Камерона. Он в Лондоне.

– Лондон! Ну и что? Я бы с удовольствием съездил в Лондон. У меня там друзья, ты же знаешь. И там могила твоей мамы.

Раскаяние, печаль, слабая надежда – все это смешалось в душе Джиллиан. Защищая отца и создавая для себя и для него новое убежище, она зашла слишком далеко. Уединение было хорошо для нее, а Уилтон Боуэн провел большую часть жизни в окружении коллег и ученых мужей и остро чувствовал их отсутствие, хотя никогда не жаловался.

Могила матери. Сердце Джиллиан сжалось при мысли о том, как долго свежие цветы не украшали одинокую мраморную плиту. Мама всегда любила цветы, а Джиллиан всего один раз была на ее могиле.

«Просто поехать и забрать его».

– Папа, ты хотел бы съездить в Лондон?

– Съездить в Лондон, – бессмысленно повторил он. – И что потом?

– Ничего, – прошептала она, уверенная, что он не понял смысл сказанного.

– Лондон. Я бы с удовольствием побывал в Лондоне, но… – Уилтон нахмурился, и Джиллиан почти ощущала усилия, которые он прилагал, чтобы не упустить важную мысль. – Ты могла бы это сделать, Джилли?

Отец редко высказывал свое мнение по поводу слабости, которой она так долго была подвержена. Он сжал ее руку, и Джиллиан почувствовала его желание сделать так, чтобы было хорошо ей.

– Не знаю, папа, – сказала она, и почти сразу к ней пришла необходимая уверенность. – Нет, нет, я не смогу. Ты прав. Я не смогу уехать так далеко от дома.

– Лондон. – Уилтон крепче сжал ее руку. – Я бы е удовольствием там погостил.

Погостить?

Джиллиан ухватилась за эту мысль. Погостить. Она могла бы отбросить в сторону свои страхи, если бы знала, что этому будет конец, что она сможет вернуться домой сразу же, как только выручит Камерона.

– Ты поможешь мне, папа?

– Разумеется, помогу. – Он улыбнулся печальной улыбкой, которая говорила, что ему по силам осознать ограниченность своих возможностей. Это понимание ранило Джиллиан в самое сердце.

– Я буду направлять тебя, – пообещала она.

– Направляй меня. – Он кивнул. – Ты всегда так делаешь, Джилли.

Но получится ли у нее? Смогут ли женщина, которая боится отъезжать слишком далеко от дома, и старик, наполовину потерявший рассудок, бросить вызов твердыне лорда-протектора? Сможет ли она, Джиллиан, благодаря своей врожденной порочности сыграть возмущенную знатную даму и потребовать, чтобы отцу вернули его ученика, которого по ошибке арестовали республиканские солдаты? Ожидать, что этот план сработает, было бы таким же безумием… как и представить себе, что она в один прекрасный день поможет опальному королю Англии убежать во Францию!

Джиллиан гордо выпрямилась:

– Мы едем в Лондон, папа.

Тут же Джиллиан придумала простой план. «Простые планы самые лучшие» – так сказал Камерон. «Простота всегда остроумна» – а это уже сказал король. Но был ли ее план остроумным? Несомненно, однако, он был очень рискованным: если солдаты, которые арестовали Камерона, не покинули Лондон и кто-нибудь из них вспомнит, что Джиллиан отрицала свое знакомство с ним…

А что, если сам Камерон не устоял под пытками и рассказал о своем плане? Нет, это невозможно! Камерон говорил, что солдат с позором отошлют домой, и он поклялся, что не выдаст ни своих людей, ни короля.

«Просто поехать и забрать его».

Теперь Джиллиан готова была еще раз встретиться с Карлом Стюартом и сказать ему: короли действительно могут делать все, что захотят. Он напомнил Джиллиан о силе, которая у нее есть и благодаря которой она сможет осуществить свои самые безрассудные мечты.


Куинни никогда не смогла бы скрытно проделать путь до Лондона – возвращение домой извилистыми дорожками истощило все силы лошади. Джиллиан пришлось рискнуть и поехать по ровной дороге, прямо из Брайтхелмстона через Брамбер. К тому времени как они въехали в деревню, кобыла дрожала от усталости, и Джиллиан, зная, что лошадь не сможет идти дальше, вылезла из фургона, взялась за уздечку и повела кобылу к столбу перед домом миссис Хокинг.

– Еще немного, совсем чуть, – как могла, успокаивала она Куинни.

Миссис Хокинг сама открыла дверь и быстро окинула взглядом пропитанную потом кобылу и покрытую пылью Джиллиан.

– Чем я могу вам помочь?

– Мне нужна ваша лошадь, миссис Хокинг, а Куинни я оставлю на ваше попечение. Я приеду за ней через неделю, может быть, меньше.

– Мой конюший сделает все, что нужно, а вы с отцом можете пройти в дом.

– Благодарю, но, к сожалению, у нас нет времени – нам надо ехать.

– Вы все равно никуда не поедете, пока не поменяют лошадей, а пока немного отдохнете и поедите. Хотите перекусить, доктор Боуэн?

– Разумеется, хочу. Из-за солдат, отбирающих у меня ужин, и из-за королей, которые съедают весь мой сыр, я в последнее время постоянно остаюсь голодным.

– Осторожнее, папа, – предупредила Джиллиан, помогая Уилтону выбраться из фургона. Хотя рядом с экипажем никого не было, она не хотела, чтобы кто-то нечаянно услышал слова отца.

– Расскажите мне все, – попросила миссис Хокинг, после того как ввела гостей в дом и послала горничную за едой и напитками.

Пока Джиллиан пересказывала события прошлой ночи, у нее было такое чувство, как будто они к ней не имеют никакого отношения, и все это происходило с какой-то другой женщиной, необыкновенно смелой и дерзкой, рисковавшей переломать лошади ноги на темных лесных дорожках и оказавшейся достаточно храброй, чтобы провести бессонную ночь в обществе двоих едва знакомых мужчин, охраняя спящего короля и не беспокоясь о своем добром имени. Эта женщина заботилась только о том, чтобы довести до конца дело, начатое мужчиной, которого она, возможно, никогда больше не увидит.

– Вы достойная дочь своей матери, – сказала миссис Хокинг. – Она гордилась бы вами.

– Нет, не гордилась бы, если бы знала, что я до сих пор дрожу от страха при одной мысли о том, что мне придется уехать из привычных мест.

– Лошадь вам нужна для того, чтобы спасти своего молодого человека, – догадалась миссис Хокинг. – Значит, вы не думаете о том, чтобы просто уехать. Вы собираетесь выполнить свою задачу.

– Да, тут вы правы. Я поеду в Лондон и спасу Камерона. – Джиллиан попыталась собрать все свое мужество. – Я верну вам лошадь не позднее чем через неделю.

– Дорогая моя девочка, меньше всего я беспокоюсь о лошади. Будьте уверены: если вы не сможете по каким-то причинам вернуться, я позабочусь о вашей кобыле, как о своей собственной, а вы сделаете все от вас зависящее для моего мерина.

– Нет-нет, я обязательно вернусь, – пообещала Джиллиан. – Если Господу будет угодно, то вместе с Камероном.

– Мисс Боуэн, – мягко перебила ее миссис Хокинг, – боюсь, что это невозможно. Ваш друг никогда не сможет вернуться сюда после того, что он сделал.

Джиллиан покачнулась. Давно живущие у нее в душе демоны закружили ее, нашептывая, что она будет в безопасности, только если бросит все рискованные планы и вернется к старым, проверенным, надежным привычкам, – тогда о ее роли в побеге короля никто не узнает. Если же вдруг на нее каким-то образом падет подозрение, ей достаточно будет показать письмо Камерона, которое докажет, что она всего лишь обманута ловким мошенником. Всем, кто спросит, она ответит, что мистер Эдмондс проводил ее домой и отправился своей дорогой. Благодаря своей вновь открытой способности к лицедейству, ей ничего не стоит разыграть неведение и потрясение от известия, что Эдмондс так и не пришел в Брамбер, хотя говорил, что собирается доложить о происшедшем констеблю Фрейли. Отряд, который проехал мимо нее в лесу накануне ночью, не заподозрил, что она везет короля, а ее присутствие здесь, в Брамбере, настолько всем привычно, что никому и в голову не придет ее расспрашивать.

– Если я вернусь домой, спрячусь за толстыми дубовыми дверями, все будет идти так, как я всегда того хотела, – прошептала она.

– Будет ли все? – Миссис Хокинг покачала головой.

Разумеется, нет. Камерон останется гнить в тюрьме или будет казнен. Спрятавшись за стенами своего дома, она поможет Камерону не больше, чем помогла матери, скрываясь от мира все эти годы.

«Бега, Джилли, беги домой…» А что, если дом – это не нагромождение кирпича и штукатурки, а нежное кольцо рук Камерона? Что, если мама заставляла ее не прятаться, а бежать вперед и жить полной жизнью?

В это время в дверях появилась горничная с тяжело нагруженным подносом.

– Марк велел передать, что уже поменял лошадей, – сказала она.

Уилтон тут же с жадностью набросился на еду, однако Джиллиан была настолько потрясена неутолимым желанием видеть Камерона, что не смогла бы протолкнуть в горло даже глоток воды.

– Так что вы решили делать, дорогая? – ласково спросила ее миссис Хокинг.

– Не могли бы вы попросить Розу подготовить мне немного еды на дорогу – сейчас я все равно не могу есть. – Джиллиан непроизвольно сглотнула. – Я наверняка проголодаюсь позднее, по дороге.

Глава 20

Помои, которые под видом еды проталкивали каждый день сквозь отверстие в двери камеры, были настолько омерзительны, что даже мухи не летели на них. Камерон размышлял о том, как странно он себя чувствует из-за голода: голова легкая, настроение приподнятое, спать совсем не хочется. Тем легче было ему наблюдать за дорогой на Линчестер. Час за часом он вглядывался в даль, отмечая форму каждого экипажа, всматриваясь в каждую женскую фигуру на случай, если Джиллиан поменяла свою драгоценную кобылу и фургон на пару верховых лошадей.

Камерон сосчитал царапины, прочерченные на стене краем разбитого оловянного подсвечника, который, по всей видимости, уже много лет не знал свечей. Он намеренно не замечал бесконечную вереницу меток, выдавленных одним из бывших обитателей этой камеры. Уже шесть дней он здесь, а Джиллиан еще не проезжала. «Я не смогу отсюда уехать, Камерон», – говорила она, но он отказывался смириться с окончательностью ее слов.

Она не проезжала через Лондон. Он почувствовал бы ее сердцем.

Время от времени у него мутилось сознание, и иногда он ловил себя на том, что не заметил, как солнце в его окне передвинулось с востока на запад.

И все равно Камерон не хотел верить в то, что Джиллиан решила заточить себя в стенах своего дома и ездить только по дорожкам и тропинкам, которым доверяла.

Нет, его Джиллиан так не сделает – она и так уже слишком далеко зашла по пути в пустоту до того, как ей раскрыла объятия любовь.

А он – выйдет ли он когда-нибудь отсюда?

Когда тяжелая дверь с треском распахнулась, Камерон как раз пересчитывал зарубки на стене. Наверное, сознание у него помутилось больше, чем он отдавал себе в том отчет; и он готов был поклясться, что вошедший в его камеру солдат выглядел точь-в-точь как генерал Монк, доверенный советник Кромвеля.

– Заключенный, на выход!

Камерон оперся рукой о стену и стал постепенно, дюйм за дюймом, подниматься: он знал, что, если сделает это резко, у него закружится голова, и от души проклинал свой излишне чувствительный желудок. Надо было заставлять себя есть хотя бы понемногу, потому что сейчас, когда ему нужны и рассудок, и силы, он отупел, обессилел и стоял, покачиваясь, готовый тут же упасть.

Одежда на Камероне висела как на пугале – так сильно он похудел за последние шесть дней, волосы спутались, а из-за невозможности побриться у него отросла борода. И все же ему не было стыдно, когда насмешливый взгляд солдата напомнил ему о его неряшливом виде – ведь не он был в том виноват.

– Трудно себе представить, что вас могли принять за Карла Стюарта, – усмехнулся вошедший. – Я так и говорил лорду-протектору, но, похоже, он не расположен следовать моему мнению в данном вопросе.

– А по другим вопросам он следует вашим советам?

– Как правило, да.

– Значит, вы действительно генерал Монк?

– К вашим услугам.

– Дайте мне принять ванну и побриться, и меня опять смогут принять за Карла.

– Ну, если вы поспешите во Францию, и вас там по ошибке примут за короля…

Франция. Из-за своего состояния Камерон соображал медленно, и ему потребовалось некоторое время, чтобы понять значение сказанного.

– Так у него все-таки получилось, и король вернулся во Францию?

Увы, Камерон допустил ошибку – он выдал свои роялистские симпатии. Как глупо! Однако Монк либо не заметил этого, либо сам втайне симпатизировал роялистам: по крайней мере, слабая улыбка, мелькнувшая у него на губах, намекала именно на это. Неужели правда?

– Есть и такие слухи…

– Как? Из какого порта?

– Детали мы скоро узнаем. Если вы намерены удержать голову на своей отощавшей шее, вам следует убрать с лица эту дурацкую улыбку. Лорд-протектор в отвратительном настроении, хотя еще не знает об этих… слухах.

– Кромвель не знает?

– Не заставляйте меня повторять, Делакорт.

Итак, король в безопасности. Ликование охватило Камерона, хотя страдания его от этого не уменьшились. Какой ему прок в том, что Карл Стюарт однажды снова сядет на трон, если Джиллиан Боуэн не будет рядом, чтобы насладиться низвержением Кромвеля?

Впрочем, самого Камерона тогда, наверное, тоже не будет…

– Вы поведете меня к Кромвелю?

– Да, если вы сумеете дотащиться хотя бы до двери.

Камерон вытянул вперед руки, и Монк засмеялся, завязывая кожаный ремешок вокруг его запястий.

– Напрасная трата хорошей кожи. Вы выглядите так, как будто не сможете и вошь раздавить.

* * *

К тому времени когда они подошли к огромному гулкому залу, который Кромвель облюбовал для ведения дел, голова Камерона прояснилась, а интуиция обострилась настолько, что он почувствовал, как его, словно саваном, охватывает мрачная, гнетущая атмосфера этого места.

Лорд-протектор сидел за столом, загроможденным книгами и скатанными картами: лицо его больше не было потным и красным, зато теперь это лицо исказила ярость, которая, казалось, пронеслась по залу и окатила пленника своей волной.

Генерал Монк прошел вперед и встал за спиной Кромвеля.

– Подойдите поближе, мистер Делакорт, – приказал Кромвель, не поднимая глаз.

Стараясь не показать свою слабость, Камерон подошел к лорду-протектору.

– Вы слишком скрытны, – неожиданно произнес Кромвель, и Камерона поразила мягкость его голоса. Что ж, кошки тоже играют с мышами, перед тем как сделать последний смертоносный прыжок. – Жаль. Все могло бы быть гораздо приятнее для вас, если бы вы оказались более общительным.

Камерон молчал. Очевидно, его разоблачили, и теперь лучшее, что он может сделать, – это сойти в могилу, сохранив все свои секреты.

– Я говорил вам, милорд, мистер Делакорт очень скрытный человек.

Это замечание донеслось со стороны небольшой группы советников, стоявших в затененном углу. Камерон скрипнул зубами. Харрингтон. Это он выдал его! Камерон мог сойти в могилу, не сказав ни слова, – язык Харрингтона все равно будет трещать без умолку, обрекая каждого, кто рисковал всем ради Западного союза; этот язык обречет на смерть Джиллиан.

Но может быть, он еще не сделал этого?

«Я убью его», – подумал Камерон. Прямо сейчас. Хотя сил у него оставалось не больше, чем у огородного пугала, и хватало только на то, чтобы прямо держать голову, Острая благородная ярость придала ему энергии. Руки его были связаны впереди, однако он мог соединить кулаки наподобие молота.

Пленник незаметно повернулся в сторону Харрингтона, но прежде чем ему удалось размахнуться для удара, дверь распахнулась, и он понял, что опоздал, – в зал вошли Джиллиан и ее отец в сопровождении идущих вплотную за ними солдат.

Джиллиан бесконечно долго стояла и смотрела на него широко открытыми, влажными от страстного желания глазами. Лицо ее было покрыто пылью – они слишком долго ехали, чтобы добраться сюда. Камерона снова охватила ярость.

– Вот и она, – ухмыльнулся Харрингтон, – молодая леди, которая подстегнула мою память.

– Тот ли это человек, о котором вы говорили, мисс Боуэн? – холодно поинтересовался Кромвель.

Камерон покачнулся. Лучше умереть, чем слышать, как Джиллиан его предает.

Ее губы задрожали; она зажмурилась и схватила за руку отца.

– Да, это он.

– Вы уверены? – Кромвель поморщился. – Это очень серьезное дело, мисс Боуэн, и мы должны знать, что не произошло ошибки. Я видел этого негодяя один раз, но его внешность с тех пор сильно изменилась.

– Это он. Я узнала бы его где угодно. – Джиллиан глубоко вздохнула.

Камерон почувствовал, как душа покидает его. Если бы тело последовало за ней, ему не пришлось бы своими ушами выслушивать, как Джиллиан будет произносить его смертный приговор.

– Лорд Кромвель, – Джиллиан сделала несколько шагов вперед, – пожалуйста, разрежьте эти веревки и верните нам ученика моего отца.

– Вряд ли эту мысль можно назвать удачной… – произнес Кромвель раньше, чем Камерон до конца осознал смысл сказанного.

– Неужели это вы, юный Олли? – Доктор Боуэн прошаркал вперед и остановился перед Кромвелем, внимательно разглядывая лорда-протектора. – Ей-богу, это вы!

– Боуэн? – Кромвель в изумлении уставился на старика. – Доктор Уилтон Боуэн?

– Ну конечно, доктор Уилтон Боуэн. Как вы думаете, сколько существует докторов Боуэнов, раскатывающих в поисках своих учеников? И не говорите мне, что вы имеете отношение к этой неразберихе.

– Неразберихе? – Голос Кромвеля стал резче.

– Этот доктор всего лишь хотел обратить ваше внимание на тот факт, что его ученика по ошибке приняли за короля, – мягко вмешался Харрингтон. – Не так ли, мисс Боуэн?

– Совершенно верно.

– Гм. – Боуэн пристально разглядывал лорда-протектора. – Юношей вы любили поспорить, а теперь стали чересчур раздражительным. К тому же ваша кожа окрашена желчью, и вы, конечно, по-прежнему страдаете от камня…

– Увы, сэр. – Кромвель неожиданно покраснел.

Кромвель покраснел?

Камерон на мгновение закрыл глаза, уверенный, что ему это снится.

Генерал Монк кивнул солдату, конвоировавшему Камерона, и тот, вытащив нож, перерезал ремешок, стягивающий запястья пленника. И тут же старик схватил его за ворот рубашки, хотя для этого ему пришлось далеко тянуться, и потряс Камерона, как мальчишку, которого застал за обрыванием лепестков его драгоценных роз.

– Вы достаточно долго бездельничали, молодой человек, а теперь пора снова приниматься за работу.

Джиллиан отошла в сторону и встала возле стены. Опустив голову, она постаралась укрыться за прежней своей кротостью, и Камерон засомневался, замечает ли ее присутствие кто-нибудь, кроме него.

– Идемте, Камерон. – Доктор Боуэн слегка подтолкнул его и направился к выходу.

Они уже почти подошли к двери, когда лорд-протектор не слишком решительно произнес:

– Доктор Боуэн!

– Да, юный Олли?

– У нас больше нет придворного врача.

– Наверное, нет, иначе я все еще был бы здесь, в Лондоне, не правда ли?

Кромвель снова покраснел.

– Но вы продолжаете лечебную практику. Может быть, вы нашли средство от камней?

Доктор Боуэн растерянно заморгал:

– От… от камней?

Камерон с ужасом увидел, что короткое просветление, которое его восхищало, закончилось; и тут его осенило:

– Нет средства вылечиться от камней. Возможно, что вы от них умрете, – мрачно сказал он, не зная, правду говорит или нет, но испытывая острое удовольствие от созерцания потрясенного выражения, которое появилось на лице Кромвеля, после такого неутешительного прогноза.

И тут же Камерон, не промедлив ни секунды, обхватил одной рукой доктора Боуэна, другой – Джиллиан и вывел их на воздух.

* * *

Только когда Джиллиан подвела его к своему фургону, Камерон нашел в себе силы стиснуть ее в объятиях.

– Ты все-таки приехала, – сказал он, держа ее за плечи. Его восторгу не было предела: он мог дотрагиваться до нее, вдыхать ее запах…

Джиллиан кивнула.

– Но ты же ужасно рисковала!

Она снова кивнула.

– Слава Богу, все закончилось, и теперь мы сможем поехать в Линчестер!

Джиллиан помолчала, потом покачала головой:

– Нет.

– Но я не могу ехать в Арундел-Форест…

– Я тоже не могу: теперь мне нельзя возвращаться в тот дом.

– И ты отказываешься ехать в Линчестер.

– Да.

Он был сбит с толку.

– Тогда куда же?

И тут Камерон вспомнил, что у Боуэнов был еще дом в Лондоне.

– Так мы остаемся здесь?

Джиллиан кивнула, и он, проследив за ее взглядом, увидел доктора: Уилтон сидел на корточках у проходившей вдоль дороги канавы и пристально смотрел на лист, застрявший в увядшей траве. Идущие по дороге люди старательно его обходили, как обходят лунатика.

– Нам нельзя больше здесь оставаться, – вздохнув, сказала Джиллиан.

– Да, нельзя оставаться, – повторил Уилтон и широко улыбнулся дочери. – Теперь я вспомнил все столь необходимые изречения.

– Да, папа, ты вспомнил их все до единого и добавил к ним несколько своих собственных.

Уилтон просиял, довольный похвалой.

– Прекрасная канава, Камерон. Тебе следовало бы осмотреть ее вместе со мной.

– Разумеется, сэр. – Камерон обнял Джиллиан за плечи и притянул к себе. – Мы могли бы до конца дней своих стоять здесь, посреди улицы, но предупреждаю: вашу дочь я никуда не отпущу.

– О, Камерон, я… – Джиллиан шмыгнула носом. – Я не хочу, чтобы ты меня отпустил. Когда мы только приехали, Кромвель сначала отказался нас принять, и пока мы ждали, когда твой друг мистер Харрингтон добьется для нас разрешения…

– Так Харрингтон помогал вам? – перебил ее Камерон.

– Ну да. Он сказал, что запер тебя, чтобы удержать подальше от Брамбера, пока пройдет король. Лорд Харрингтон полагал, что ты можешь предпринять что-нибудь опрометчивое… чтобы выручить меня из беды.

– И он был абсолютно прав. – Только теперь Камерон понял, что Харрингтон всегда оставался преданным королю человеком.

– Я… я договорилась, но не уверена, что тебе это понравится. – Волнение Джиллиан все возрастало.

– Договорилась о чем?

Она поискала в кармане у себя на корсаже и достала бумагу.

– Вот, заказала билеты на всех троих. Корабль отплывает через четыре дня.

– Корабль? И куда же?

– В Италию.

– В Италию?

– Университет Падуи находится в Италии, Камерон. На то, чтобы получить диплом доктора хирургии, потребуется несколько лет, но лорд Харрингтон сказал, что нам лучше уехать из Англии, во всяком случае, на некоторое время. Я могла бы учиться по вечерам и учить других. Еще я подумала, что тебе иногда нравилось помогать моему отцу…

Камерон прервал ее взволнованный лепет поцелуем, голова его кружилась, но уже не от слабости.

– Четыре дня! У нас есть время, чтобы вернуться в ваш дом и собрать вещи, которые вам могут понадобиться.

– Нет, я не хочу возвращаться. Я привезла все необходимое с собой.

Камерон поднял крышку ящика, прикрепленного к задней стенке фургона, и увидел коробку с медицинскими книгами, макет розария, который он сделал для доктора Боуэна и обмотанный холстиной сверток. Он потянул за скрепляющую его бечевку, и холст раскрылся, открыв сияющий медово-золотистый шелк.

– Теперь это мое свадебное платье, – просто сказала Джиллиан. – Извини, но король оставил себе твой прекрасный плащ и шляпу, так что тебе надо будет…

– Король? Мои плащ и шляпу?

Джиллиан кивнула.

– Ты же предполагал их использовать при его спасении.

– Но как Стюарт попал во Францию?

– Тебе необходимо это знать прямо сейчас? До Италии дорога долгая, а мне очень хочется найти постоялый двор, где можно было бы отдохнуть и подготовиться к путешествию.

Джиллиан поднялась на цыпочки и запечатлела на его губах легкий поцелуй, показывая, что ей нет дела до исходящего от Камерона зловония, оставленного тюрьмой, или до того, что могут увидеть многочисленные прохожие, спешащие по улицам Лондона.

Камерон притянул ее к себе и поцеловал так, как мечтал в бесконечно долгие дни и ночи, прошедшие вдали от нее.

И тут он почувствовал, что его настойчиво тянут за рукав.

– Юный доктор, я бы хотел поскорее попасть домой.

– Да, конечно. – Камерон одной рукой обнял за плечи доктора, а другой продолжал прижимать к себе Джиллиан. – Идемте скорее домой.


25 мая 1660 года

Толпа, собравшаяся на берегу в Дувре, приветствовала подъём каждого флага, звук каждой трубы. Но когда к берегу стала приближаться шлюпка, на которой находился Карл Стюарт, двадцать тысяч голосов настолько мощно проревели свое одобрение, что заглушили шум прибоя.

Генерал Монк первым встретил вернувшегося на английскую землю короля. То, что именно Монк имел на это полное право, не подлежало сомнению, поскольку в течение последних пяти лет он напряженно работал над тем, чтобы реставрация английской монархии стала возможной.

Реставрация. Мощь и слава Англии были возвращены под попечение Карла Стюарта, хотя не пролилось ни капли крови, не было сделано ни единого выстрела, ни один меч не был обнажен. Любой врач порадовался бы тому, что удалось избежать человеческих страданий, но особенно сладкой эта победа оказалась для доктора Джона Камерона Делакорта.

– Ты должна стоять рядом с генералом, – сказал Камерон своей жене. – Никто не сделал больше тебя для того, чтобы Карл дожил до этого дня.

– Король вспомнил об этом. Он позаботился, чтобы мы заняли столь великолепное место, – отсюда все прекрасно видно… – Джиллиан сжала руку Камерона.

Новый взрыв народного ликования заглушил окончание фразы. Когда рев голосов стал ослабевать, начался грохот пушечной пальбы. Маленькие пушки вторили, и широкая волна радостного грома долетела до самого Лондона. На соседнем холме вспыхнул огромный костер, через несколько минут на другом холме загорелся еще один костер, потом еще, пока наконец не образовалась огненная дорога, зовущая короля в глубь страны.

Джиллиан тесно прижалась к Камерону, и он обнял ее за плечи.

– Он нас не узнает. – Джиллиан провела рукой по своему выступающему животу. Она почти уговорила себя не ходить смотреть на прибытие короля, заявляя, что порядочные женщины не показываются на людях в таком положении. Камерон прекращал ее протесты поцелуями и прикосновениями, которые напоминали ей, что он считает ее красивее всего именно беременной, когда она носит его ребенка.

– Король может не узнать тебя, – согласился Камерон, поддразнивая ее, – но не узнать меня, свое отражение?

Теперь король был достаточно близко, чтобы Камерон мог рассмотреть черты его лица. Карл Стюарт не казался больше хрупким, похожим на мальчишку юношей: он стал взрослым и степенным тридцатилетним мужчиной, который выглядел даже старше своего возраста.

– На этот раз никто бы вас не спутал. – Джиллиан провела пальцем по щеке мужа. Жест был весьма откровенным для такого людного места, и Камерон улыбнулся. Ему никогда не надоест получать от жены доказательства того, что она находит его привлекательным.

Охрана образовала вокруг Карла плотную цепь, загораживая его от толпы, но короля, казалось, совсем не смущали ни хриплые крики, ни тянущиеся к нему руки – многих он знал лично и теперь раздавал несчетное количество рукопожатий.

Он уже подходил к тому месту, где одетый в униформу охранник поставил Камерона и Джиллиан, но разгоряченная толпа образовала надежную преграду между ними.

– В обычных условиях я предложил бы поднять тебя, – усмехнулся Камерон. – Однако, учитывая твои теперешние размеры, не уверен, что смогу это сделать…

Джиллиан игриво шлепнула его по плечу, и Камерон подумал, что раньше, услышав такую шутку, она тут же спряталась бы под своей защитной маской.

Однако поднимать Джиллиан не понадобилось. К удивлению Камерона, Карл Стюарт, сказав что-то охране и раздвигая толпу, пошел прямо в их сторону.

– Мистер и миссис Делакорт! – Громко назвав их по имени, король Англии поклонился им.

Камерон тоже склонился в поклоне, а Джиллиан попыталась сделать реверанс, но Карл остановил ее, положив руку ей на плечо:

– Не надо, мадам.

– Ваше величество!

Карл огляделся.

– Вашего отца больше нет с вами?

Джиллиан покачала головой, и глаза ее на мгновение повлажнели.

– Надеюсь, он успел завести себе розарий, мадам?

– О да, сир. – Голос Джиллиан дрогнул, а лицо осветилось улыбкой. – Камерон разбил ему прекрасный сад в Италии, и отец провел там несколько счастливых лет со своими первыми двумя внуками.

Король, у которого не осталось приятных воспоминаний о последних днях собственного отца, казался весьма довольным. Один из охранников что-то шепнул ему, и Карл кивнул.

– Мне пора идти, но я хочу, чтобы вы знали: я ничего не забыл. Линчестер. Бенингтон-Мэнор.

Глаза Джиллиан широко раскрылись от удивления. Камерон же, услышав названия мест, которые раньше так много значили для него, почти не ощутил душевной боли.

– Я… я никогда не говорила мужу о том, что вы обещали, – прошептала она.

Карл неодобрительно покачал головой:

– Ай-ай, миссис Делакорт, я ведь дал вам слово. Думаю, теперь меня завалят прошениями, и некоторые я смогу удовлетворить, но не очень много. Одним из них будет ваше.

– Я не совсем понимаю… – Камерон слегка нахмурился.

– Да это же просто. Примерно девять лет назад, на самой длинной дороге в Брайтхелмстон, ваша жена вернула вам ваше имение. Хотя я не могу обещать, что это произойдет очень скоро, Бенингтон-Мэнор будет непременно возвращен до церемонии, потому что вам необходимо иметь свой дом.

– До церемонии?

– Король Англии последний раз посвящал в кавалеры ордена Подвязки около двадцати лет назад. Я собираюсь сделать это в связи с коронацией. А вы, мистер Делакорт, станете первым, кто ощутит мой меч на своем плече, когда я буду посвящать вас в рыцари.

Примечания

1

«Круглоголовые» – сторонники парламента в период гражданской войны 1640–1660 годов, которые в отличие от «кавалеров» не носили длинных, ниспадающих на плечи волос.


home | my bookshelf | | Похититель моего сердца |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу