Book: Плутониевая блондинка



Плутониевая блондинка

Джон Закур, Лоуренс Гэнем

Плутониевая блондинка

Моей жене Ольге и сыну Джею

– Джон Закур

Посвящаю ТК

– Лоуренс Гэнем

Мне хотелось бы поблагодарить Рона, Тома и Натали за их стимулирующие идеи относительно персонажей. Хочется также поблагодарить scifi.com за первую публикацию этой истории и издательство Peanut Press за подготовку данной книги.

– Джон Закур

Посвящаю ТК

– Лоуренс Гэнем

I

Мое имя Закари Никсон Джонсон. Я последний частный детектив на свете. Я доберусь до предыстории всего этого чуть позже и, как вы заметите, она не будет на сто процентов правдивой. Хотя на слух она занимательна и я надеюсь, что по меньшей мере успел привлечь ваше внимание.

Сейчас 2057 год, после горстки переворотов, связанных с изменением видов, потрясших Землю катаклизмов, меняющих историю внеземных контактов и катастроф с поп-культурой, мир стал довольно безопасным местом. Не буду утомлять вас юридическими, экономическими и антропологическими подробностями Нового Нового Мирового Порядка – достаточно сказать, что солнце по-прежнему поднимается на востоке, род людской существует как ни в чем не бывало и мы все также опускаем на окнах жалюзи, ворочаемся в постели и спим до полудня при малейшей возможности.

Разумеется этот мир не совершенен. Люди все еще переступают тончайшую воображаемую границу между добром и злом. По-прежнему существуют копы и грабители, святые и грешники, избиратели и политики. И то и дело случается нечто безумное, угрожающее обществу, человечеству в целом, или всему пространственно-временному континууму.

И почему-то это всегда случается в мою вахту.

Пожалуй, такое начало для этой истории не хуже любого другого.

II

День начался как всегда, что характерно для такого рода событий. Я находился у себя в конторе в доках Нью-Фриско, наблюдал за туристами из окна и усиленно гнал от себя мысль о том, как долго хорошие новости не переступали моего порога. Вдобавок я проиграл партию в голографический трик-трак голо-проекции моего верного, но временами надоедливого, компьютерного сотоварища по имени ГАРВ.

– Так значит, я ловлю этого охранника из СИМФОЛКС на месте преступления, за похищением запчастей с фабрики по изготовлению андроидов. То есть, ловлю буквально за руку. Он как раз выносил руку в своей коробке для ланча. Ты меня понял?

– Ну да, – произнес ГАРВ с надменной улыбкой. – Я понимаю иронию этой ситуации.

Почему-то, желая спроецироваться, ГАРВ предпочитает облик пожилого лысеющего английского джентльмена (или, хотя бы, собственную версию ГАРВА этого самого пожилого лысеющего английского джентльмена). По-моему, он считает, что это добавляет ему респектабельности. Я давно уже жалею о том, что позволили ему загрузить в себя старые романы Вудхауза.[1] Его Дживз иногда раздражает меня.

– Так вот, я говорю этому парню: «Спокойно, приятель подай мне руку – только не свою», что показалось мне довольно забавным. Он удирает в кладовую для запчастей, хватает бедренную кость дроида и замахивается на меня. «А не хочешь эту ногу взамен?» – предлагает он. С этого момента мы перебрасываемся шутками по поводу запчастей как мячиком. «Благодарю, мне хватит двух руку» – «А как тебе буферная зона на этом торсе?» – «Сейчас я покажу тебе классную игру в кегли!»

Тут я хватаю пару голов дроида, по одной в руку, и бью его по скулам на манер игрушечного зайца с тарелками. Он падает без чувств на пол и я – до сих пор удивляюсь себе – гордо выпрямляюсь и громко декламирую истину о том, что две головы всегда лучше одной!

Я улыбаюсь, ГАРВ тоже, но чуть-чуть, и наступило неловкое молчание. Затем ГАРВ спокойно промолвил:

– Держу пари, что его обеспокоил такой оборот событий.

– Это шутка, ГАРВ.

– По сути, термин «юмористический анекдот» кажется мне более точным.

– В любом случае это должно смешить. Ты понимаешь?

– Скажем, я понимаю анатомические ссылки и ваше применение вульгарной фразеологии в иронической манере, – уточнил ГАРВ. – Но разве не было бы более точным сформулировать вашу последнюю фразу так: «Пожалуй, две головы андроидов, при использовании в качестве тупого травмирующего орудия, смогут причинить сильнейшую контузию»?

Я переключил внимание на доску с трик-траком.

– Забудь об этом, – посоветовал я. Мне не стоило транжирить свое время на компьютер.

– Что ж, простите меня, босс, если я не совсем улавливаю утонченный принцип остроумной болтовни частного сыщика. Кажется, мне придется довольствоваться способностью выполнять три миллиарда отдельных исчислений за наносекунду. Откровенно говоря, меня удивляет, что вы смогли пережить все эти годы без меня. А теперь, будьте любезны бросить кости и сделать ход. Мне не терпится объявить очередную победу.

Я вздохнул и уставился на доску с ее весьма печальными для меня шансами.

– А как насчет этого: парень входит в бар в рубашке с двумя вшитыми в плечи кусками плутония…

– Пожалуйста, не затягивайте агонию и бросьте кости.

Я потряс голо-кости в руке (на самом деле их там не было, хотя большей части моего мозга казалось, что были), делая это раздражающе долго-просто, чтобы потрепать цепочки ГАРВу, затем бросил. Кости попрыгали на голографической доске (которой здесь также не было), как этого можно было ожидать от настоящих костей на настоящей доске для трик-трака (хотя и не совсем).

Даже если бы голо-кости не были полупрозрачны и слегка не светились, я все же отличил бы их от настоящих. Это озадачило меня на краткий миг и я начал было искать причину. Но решил не углубляться в размышления. Ведь я частный детектив и мне положено отвечать на вопросы, а не создавать их. Однако, чтобы надлежащим образом ответить на вопросы, необходимо вначале их задать. Так работает механизм этого мира. Но почему?

Тут я понял, что углубляюсь в дебри философии несоразмерно этой глупой игре и сосредоточился на замерших после скачки по мнимой доске кубиках.

Две шестерки.

Бывают времена (в большинстве случаев), когда двойная шестерка – хороший бросок. Но данный случай – увы, оказался редким исключением из правила. ГАРВ заблокировал мою пленную шашку двумя из оставшихся у него четырех, сгрудившихся у шестой лунки.

– Мне трудно поверить, – сказал я, борясь с презрительной интонацией в моем голосе, – что ты не «заряжаешь» эти кости. В этой игре я выкинул три дубля и все оказались бесполезны.

– О, перестаньте, – отреагировал ГАРВ своим лучшим успокаивающим и почти-но-не-совсем-человеческим голосом. – Я самый совершенный компьютер на Земле. Неужели, посудите сами, мне понадобилось бы мошенничать для выигрыша в простую игру трик-так? – Он чуточку помолчал. – Вдобавок, ваш третий бросок был дублем двойки, оказавшийся вам весьма полезным. Может, хотите, чтобы я повторил для вас ту ситуацию на настенном экране в сверхзамедленном движении?

– Я поверю тебе на слово.

– Тем более что у меня нет причин лгать. Просто вас настигла серия чреватых возможностями неудач в этой игре случая. Движущиеся кости – непредсказуемые объекты, как вам известно, и подчиняются всем законам вероятности. Результаты таких вероятностей не могут быть ни точно предсказуемы, ни управляемы. Это теория хаоса в действии.

– Но мне хотелось бы знать, почему теория хаоса всегда идет в ход, когда настает моя очередь бросать кости?

Голографическое изображение ГАРВа подняло голо-кости и тщательно потрясло в кулаке. При этом оно продолжало выговаривать мне свойственным ему назидательным тоном:

– Не в обиду вам будь сказано, босс, но вы сосредоточиваетесь на негативном. Вам нужно быть благодарным за то, что неудача за игорным столом не всегда переходит в неудачу в более важных жизненных аспектах. Вы, например, весьма удачливы, когда дело касается вооруженной схватки. Вас вышвыривали с работы сто двадцать семь раз на протяжении вашей карьеры, а ранили только трижды, и каждая рана была легкой. Вы также вполне удачливы в сфере романтических межличностных отношений. Или вы уже забыли милейшую Электру Геваду? Честно говоря, ваши удачи в этой сфере – истинный пример взбесившейся теории хаоса. Даже я, самый совершенный компьютер на Земле с большим трудом вычислил, что именно нашла в вас эта прекрасная умница-хирург.

– Есть вещи, ГАРВ, недоступные даже твоим способностям.

– Верно, – неохотно согласился он и бросил кости. – Но только их ничтожно мало.

Мы молча проследили за тем, как смахивающие на перекати-поле кубики замерли, синхронно прокатившись по голографической доске.

Две шестерки.

Как я упоминал ранее, в трик-траке двойная шестерка крайне редко может быть плохим броском. И этот бросок, разумеется, таковым не был.

– Подумать только, кажется, я снова выиграл, – заметил ГАРВ со слабым, но отчетливым намеком на улыбку. – Если бы я считал, то отметил бы мою пятую победу подряд и десятую победу за последние одиннадцать игр. Это была бы также моя 94-я победа за последние 99 игр и моя 500-я победа за…

– Но ведь ты не из тех, кто считает, ГАРВ?

– Конечно, из тех, – возразил ГАРВ. – Я компьютер и занимаюсь именно этим.

– Ну хватит. На следующий раз мы берем настоящие кости и настоящую доску.

– Прекрасно, – согласился ГАРВ. – Принесите их сюда.

Я чуточку подумал и пробормотал, что у меня нет никаких настоящих костей. И вряд ли их теперь выпускают.

– Ну и ладно, – сказал ГАРВ. – Вы едва ли знаете, как с ними обращаться.

– Извини, но ты кажется помогал мне считать мои плюсы?

– Ах, да. Ваши плюсы, – подхватил ГАРВ. – Итак, кроме выживания в бесчисленных стычках и дорожных пробках, а также романтических связей с представительницами социальных верхов, у вас есть то, что на разговорном языке ныне называют «прикольной» работой!

Очень странно, скажу я вам, слышать, как умнейший на свете компьютер пользуется словечком «прикольный», но я давно привык к причудам ГАРВа.

Многие считают меня (то есть, большинство из тех, кто меня знают) чем-то вроде реликта прошлой эры – иначе почему я предпочел быть частным детективом в двадцать первом веке? Лично мне нравится считать себя человеком эпохи ренессанса, с комфортом живущим в настоящем, но завороженным прошлым. По правде говоря, я родился не в том веке. Я бесконечно (некоторые скажут непреодолимо) очарован двадцатым веком в частности и в целом. То было простое время, когда никто не был ни на чем «зациклен». Более стильное время. Лучшее время? Не-ет, я не наивен. Но автомобили были тогда гораздо круче, а в моей книге это многое значит.

Я лицензированный частный детектив вот уже тринадцать лет. Я занялся этим бизнесом в так называемый «период спада». Тогда был расцвет эры информации и общество, державшее в то время мир на кончиках пальцев и глазных яблок благодаря сотовой паутине, по сути не нуждалось в сыщиках. Действительно, к чему озадачивать кого-то раскапыванием грязи для вас, когда вы стоите в мусорном бачке. Конечно, необходим особый навык копания в нужном месте, но данный аргумент плохо срабатывает, когда в кофеиновой забегаловке на углу раздают экземпляры «Самой Полной Истории Истории тт. 1 и 2» на нано-чипе в придачу к мелкой покупке.

Впрочем, за последние годы ряды нашего брата-сыскарей значительно поредели. Ветераны, эти достойнейшие старики из времен оных, живые и дышащие особи эпохи Марлоу, вышли из игры. Немало их за эти годы успело уйти в мир иной. Многие просто вышли в отставку и переехали в Нью-Флориду. Десять лет назад Всемирный Совет перестал выдавать лицензии и частные детективы превратились в вымирающее племя. Для мира в целом ЧД стал не более чем площадью, очерченной кругом, поделенным на радиус в квадрате. Не успел я осознать этого, как оказался последним лицензированным парнем в реестре ЧД и место компаньона в лаборатории программного обеспечения, принадлежащей моему приятелю Рэнди, показалось мне весьма заманчивым.

Ситуацию усугубило то, что пустующую нишу ЧД готовы были заполнить представители «изнанки» общества. Нет, не организованная преступность. Индустрия развлечений.

ЭнтерКорп, крупнейший развлекательный конгломерат обнаружил, что на людском горе и страдании можно делать прибыль, записывая и тиражируя ее по сетям в массы. ЭнтерКорп создал дочернюю корпорацию частных детективов под ироническим названием ДикКо и эта компания теперь выполняет большинство работ, ранее принадлежавшим нештатным ЧД.

Они активно вербуют стажеров (в большинстве головорезов) и нанимают их для «расследований» (разумеется, никаких лицензий). Кого волнует лицензия, когда за твоей спиной теневая поддержка третьей в мире по величине корпорация? Как правило, ДикКо поручает оперативникам текущие дела, покрывает все их расходы и платит им стабильную и приличную зарплату. Оперативники отправляются туда, куда им сказано, расследуют то, что от них требуется и бьют по голове того, чью голову ими приказано (неофициально) разбить. Это сладкая жизнь… если вы головорез с претензией на интеллектуальность. К несчастью, на свете вполне хватает такого материала. И он наглядно демонстрирует вам большую разницу между ЧД и диком.

Почему ЭнтерКорп этим занимается? Суть в том, что частью сделки, скрепляемой вашей подписью на виртуальной пунктирной линии является право ДикКо записывать все ваши действия постоянно и круглосуточно, передавая ваши рабочие будни по любому из своих многочисленных, основанных на реальности, сетевых шоу. Все оперативники снабжены передающими камерами, хирургически вживленными в радужную оболочку глаза (я называю их дик-камы). Следящие устройства имплантированы им в шеи и спутниковые камеры могут мгновенно обнаружить оперативников и драматически заснять сверху элементы их приключений. Наиболее популярные из дисков попадают в прямую трансляцию и к ним прикрепляют «подельника», в обязанность которого входит надлежащее освещение деятельности оперативника (иногда в комплекте с комиксом или звуковым комментарием для лучшего восприятия экспозиции).

Я получил предложение от ЭнтерКорп в самом начале ее деятельности. Само собой, мне показалось, что от их условий разит сильнее, чем от рассерженного немытого скунса, пожирающего тухлую рыбу с пикантнейшим сыром – я отказал им категорически.

И все же, мне не хочется бросать ремесло ЧД. Разве даст другая работа право устанавливать себе график по желанию, носить зарегистрированную пушку и получать деньги за то, что всюду суешь нос?

Наконец, пять лет назад я получил, что называется, «перспективное» дело. Не буду утомлять вас деталями, но оно касалось СВД (сокращение от «Снова Вчерашний День»). Это была служба телепортации, обещающая доставлять посылки назад в прошлое. Их девизом было «Верните себе утраченное вчера!».

Городской Совет проявил, по наущению компании Федпорт, конкурента СВД на рынке доставок, беспокойство о том, что грубое перемещение во времени туда-сюда несет миру угрозу и нанял для исправления ситуации вашего покорного слугу (как раз был бюджетный кризис и город не выделил много денег для защиты материи времени, гонорара хватило лишь на то, чтобы нанять меня).

В течение недели я прихлопнул СВД и реальности в нашем понимании снова ничего не грозило. Фактически оказалось, что СВД вообще не доставляло посылок в прошлое. Они лишь гипнотизировали своих клиентов изощренными объявлениями, убеждая их, что они действительно получили свои посылки днем раньше. Поэтому я всего лишь избавил этот мир от ложной рекламы.

Тем не менее, пресса ухватилась за эту историю и я испытал мои заслуженные пятнадцать наносекунд славы. Затем было обнаружено, что я оказался последним лицензированным частным детективом на свете и это вдохнуло новую жизнь в рыночный спрос на мои услуги.

Через неделю меня наняли личным телохранителем для юной старлетки головидения. Не могу припомнить ее имени. Вы помните, такая, с волосами? После этого я поучаствовал в ток-шоу и в сетевых трансляциях по сети. Через год я спас город, когда свихнувшийся пилот попытался направить спутник XX века на Верфь Рыбака и с тех пор я довольно знаменит в этой части планеты. Я не остался стопроцентной копией Сэма Спэйда, но каждый организм, так или иначе, понимает, что когда времена меняются, ты либо приспосабливаешься, либо умираешь.

* * *

– Кстати, босс, – проговорил ГАРВ, укладывая на полку доску для трик-трака. – Мы получили первое из возможной серии сердитых уведомлений о просроченной ренте от нашего домовладельца.

– Как это просроченной? Разве ты не уплатил ренту?

– Я предпочел разобраться, как говориться, с финансами в целом.

– Есть конкретная причина?

– В данную наносекунду ваши финансы слегка истощились, – пояснил ГАРВ. – Несколько клиентов задержались с оплатой, а ваш остаточный чек за последний спецвыпуск по сети был, скажем, обескураживающим.

– Да, наверное Рэнди был прав и нам следовало назвать его «Зак Джонсон против Крошек в бикини с планеты Бимбо 38-Д».



– Как бы то ни было, вы едва ли обладаете свободным капиталом.

– Поэтому нам нужно срочно взять пару кредитов.

– Как обычно, босс, ваша проницательность в оценке очевидного поражает меня. Пользуясь случаем, могу я напомнить вам о великодушном предложении, поступившем на прошлой неделе от добрых людей из ОмегаМарт, приглашающих на открытие их нового магазина?

– Забудь о нем.

– Хорошие деньги, босс, всего лишь за личное присутствие.

– Забудь, ГАРВ. Гейтс, я предпочту заняться чем угодно, только не этими дурацкими церемониями с разрезаниями ленточек.

В этот миг трое с виду дешевых громил в дорогих костюмах вломились в дверь моей конторы, превратив поддельное дерево в столь же поддельную груду щепы (ирония – забавная штука).

Первой моей реакцией было «почему громилы никогда не пользуются дверной ручкой?» – меткая, но едва ли полезная в эту минуту мысль. Затем мне пришло в голову, что они поступили плохо, но очевидность и конкретность этого наблюдения опять-таки были в равной степени бесполезны. Вот почему я никогда не доверяю первым двум своим реакциям в кризисной ситуации.

Следом за громилами в комнату вошла, обескуражено пожимая узкими плечиками, моя секретарша (и в перспективе племянница) Кэрол – умнейшая девочка, просто блестящая. У нее ум ученого мирового класса. Она племянница моей невесты, д-ра Электры Гевады, и в свободные от занятий в университете дни работает у меня приходящей секретаршей.

К тому же, она – пси (сокращенно от псионик) первого класса, пятого уровня, а значит, обладает исключительной силой. Впрочем, она молода и ее способности не слишком отшлифованы. Она прекрасно читает мысли и чуть хуже их контролирует. Телекинез ей не всегда удается, иногда он не удается ей в напряженные моменты, но она всего лишь девчонка и нельзя ожидать от нее совершенства. Вдобавок, она просто очаровашка.

Кэрол нанимали почти все правительства, корпорации и казино нового мира (пси встречаются редко и пользуются большим спросом в деловых кругах). Однажды она была даже похищена страной пятого мира, готовившей ей роль своего секретного оружия и ключа к овладению миром. Однако из этого получились одни неприятности и в результате я отныне лишен возможности покупать мою любимую марку макарон. Но это другая история.

– Извини, Тио,[2] – пискнула мне Кэрол из-за спин злобно ухмыляющихся громил, образовавших, с бластерами в руках, зловещий полукруг перед моим столом. – Мои мозговые импульсы не остановили их.

Будучи смышленым парнем, я понял, что этот день уже не будет обычным.

III

Перед неминуемой схваткой с превосходящим противником учебник ЧД (давно уже не публикующийся ни в бумажной, ни в электронной версиях) настоятельно рекомендует вам вспомнить формулу С.П.О.К.

– Смекалка: всегда держи ее при себе.

– Постулируй слабость противника. Относись к нему чуть презрительно.

– Оценивай его сильные стороны.

– Клички (твои бойцовые качества подсознательно окрепнут, если внушить себе, что перед тобой, например, «вонючка»)…

Передо мной стояли явно наемные быки: здоровяки (один просто великан) в пиджаках с квадратными плечами и квадратными челюстями, под застывшими гримасами на которых перекатывалась слева направо жвачка.

Тупая обезьяна: мне пришлось определить его эпитетом «тупой», чтобы не обидеть человекообразных приматов. Этот тип с мощными конечностями и отсутствующим интеллектом явно преуспел среди головорезов в костоломных науках, но провалил письменный экзамен, не зная, каким концом э-карандаша следует пользоваться.

Мохнорылый: этого я счел главарем. Во-первых, он стоял посредине. Согласитесь, что у бандюг так принято – главарь всегда стоит посредине. В этом отношении они сродни гусям. Вдобавок, он не столь походил на гориллу. Глаза его прятались за солнцезащитными очками, под носом топорщились грязные усики, а подбородок украшала остроконечная бородка. Видимо, он считал, что растительность на лице придает ему угрожающий вид. Но мне она напоминала лишь тыльную часть небрежно остриженной овечки.

Оба подручных были экипированы мощными бластерами и, разумеется, держали меня на мушке.

Человек-Гора: Тупая Обезьяна и Мохнорылый были опасны, но этот тип усугублял опасность до уровня, на котором поневоле пытаешься вспомнить, заплатил ли ты в этом месяце взнос за страхование жизни.

Для начала, он был гигантом. Я уже упоминал это, но подчеркиваю, что этого у него не отнимешь. Ростом он был два с половиной метра и в ширину почти столько же. Видимо, он применял Багамскую диету, но закончил тем, что проглотил Багамы заодно с Санта-Крусом.

Ясно, что парень был ГС (генетически синтезирован) – Мать Природа не создает громил такой величины – и это прозвучало у меня в мозгу пронзительным сигналом тревоги. Чтобы приобрести ГС нужно выложить стопку кредитов (они запрещены с 2035 г), поэтому я сразу усек, что бригада этих громил пользуется мощной финансовой поддержкой.

– Закари Джонсон! – рявкнул Мохнорылый, подкрепляя мое внимание о нем, как о функции «мозга» (если таковой у него был) всей этой шайки. – Ты идешь с нами.

– Разве в школе головорезов уже не учат приличным манерам? – спросил я нарочито бесстрастным голосом.

– Что толку в манерах, когда смотришь в дуло бластеру, – проворчал он. – Повторяю, ты идешь с нами. Мне начхать, целым или расчлененкой.

– Увы, – холодно процедил я и бросил взгляд на ГАРВа. – Что касается похищения, то вы, достойнейшие господа, явно находитесь в потемках.

– Что за чепуху ты порешь? – требовательно, но чуть ошарашенно осведомился Мохнорылый (по правде, мне кажется, что смущение посещает этого типа нередко).

Действуя по наколке, ГАРВ выключил свет и сменил цвет жалюзей на черный, погружая комнату в кромешный мрак и полную неразбериху.

– Что случилось? – пробормотал один из громил, кажется, Тупая Обезьяна.

В ответ другой (видимо, Человек-Гора) лишь хмыкнул.

Тут свет снова вспыхнул и трое моих приятелей оказались перед пятнадцатью идентичными копиями вашего покорного слуги.

– Как он это сделал? – поразился Тупая Обезьяна.

Человек-Гора снова хмыкнул.

– Это голограммы, идиоты. Но один из них – настоящий, – пояснил Мохнорылый и навел бластер на настенный экран, скрывающий энергоблок ГАРВа. – Нам нужно лишь вырубить компьютер и …

Именно в этот миг я и бросился на Мохнорылого из толпы голограмм и от всей души пнул его в пах – не по правилам, знаю, но чего бы вы хотели? – ведь он хотел подстрелить мой компьютер.

– Разве мама не привила тебе уважение к беззащитным и очень дорогостоящим компьютерам? – спросил я у рухнувшего к моим ногам громилы.

К несчастью, мой поступок удивил ГАРВа не менее быков, поскольку, когда я бросился на Мохнорылого, мои голограммные картинки остались неподвижными. И это нарушило мое прикрытие.

Моим промахом воспользовался Тупая Обезьяна. От его ошеломляющего удара в живот я пошатнулся и отступил. Но ухитрился остаться на ногах (благодаря стене, на которую налетел) и напал на него.

Мне показалось, что это его смутило – то есть, смутило больше обычного. Очевидно, он не привык к ответным броскам своих жертв, которым досталось от его крепких кулаков.

– Что? – красноречиво пробормотал он.

– Ты, похоже, теряешь навык, – процедил я. Его удар мог сломать мне ребра как яичную скорлупу, не будь на мне доспеха. Это легкий, но сверхпрочный углеродистый сплав, специально разработанный для меня моим закадычным другом д-ром Рэнди Пудлом. Доспех защищает меня от сильных ударов и даже от легких выстрелов бластера. В теплую погоду от него чуть зудит кожа, но тому, кто зарабатывает себе на жизнь, суя нос в чужие дела, не помешает излишняя предосторожность.

Я дал Тупой Обезьяне один миг на размышление о своих промахах и взялся за него всерьез.

– В следующий раз ты обзаведешься стеклянной челюстью, – сказал я и вмазал ему правой по кирпичному подбородку.

На лице громилы мелькнула гримаса отчаянного изумления и он спланировал от меня на манер неуправляемого воздушного змея. Для Обезьяны это было крушением всех железных правил. Чтобы какой-то заурядный тип смог быстро оправиться от его лучшего удара и ответить ему так, как не отвечал доселе никто! У него была пара наносекунд на размышление о новых правилах, пока он летел через мой стол, прежде чем удариться о стену и грохнуться на пол.

За многолетнюю практику ЧД я лучше всего усвоил, что для выживания иногда не мешает чуточку схитрить. Признаемся, что прихожая святого Петра заполнена парнями, которые пытались драться честно. Любой, кто попадал пару раз в уличные стычки запоминает на собственной шкуре, что в смертельно опасной ситуации тебе не причитается лишний кредит за достойное поведение.

Мне помогает ловчить мой доспех. Он не только защищает меня, но и «подключен» к моим мускулам, то есть, при необходимости я могу вытянуть энергию из его цепей, направить ее в мышцы ног или рук и заполучить себе в помощь добрый квант энергии. Да, это обман. Я не столь силен, как думают эти громилы. Но не забудьте, что не я ворвался в контору потрясая бластером – и простите мне вольное толкование правил Книги Этикета Кулачного Боя.

К сожалению, в данном случае я слишком рано воспользовался козырной картой. Двое громил лежали, но моя удача готова была покинуть меня, ибо Человек-Гора выбрал этот миг для того, чтобы вступить в бой. Я понял это когда кулак величиной с мое кресло отправил меня в полет ударом сбоку. Я ощутил его даже через доспех и на этот раз, ударившись о стену, услышал треск (и понадеялся, что то была стена).

Человек-Гора взметнул меня повыше и швырнул своими мощными рычагами в стену, за которой находился компьютерный экран ГАРВа. Я живо напитал свой кулак энергией от доспеха и ответил тычком в брюхо бегемота.

Сыпанули искры.

Человек-Гора ухмыльнулся.

Я судорожно глотнул.

– Ты что, крутого строишь? – процедил он, охватывая пальцами мое горло. – Меня сделать в 2029, до запрета испытаний. Сделать оч-чень прочным.

– И чертовски умным, – добавил я с безмятежностью в голосе, насколько это удается жертве робота-душителя. – Если в моду снова войдет клоунада, ты сможешь сыграть за всю команду коверных.

Моя левая рука мелькнула в нужном направлении и в ладонь привычно улегся из плечевой кобуры верный кольт 45 модель 2-А. Пушки – штуки неприятные и неопрятные, но бывают времена, когда возникает спрос на неприятное, а к неопрятному приходится привыкать.

Человек-Гора каким-то образом предусмотрел мой ход и отреагировал удивительно быстро. Свободной рукой он ухватил мою руку и крепко притиснул ее вместе с пушкой к стене. Затем скривил губы в уничижительной и презрительной ухмылке, показавшейся мне особенно противной, поскольку в данном случае я ее заслужил.

– Я плохо говорить, но хитрее слов, – сказал он. – Когда я задушу тебя, твой доспех, о котором я знаю, тебе не помочь.

Он начал сжимать мое горло тисками своей гигантской лапы и я пожалел, что не заказал себе доспех типа свитера с глухим воротом.

– Ладно, – задыхаясь прохрипел я. – Пожалуй, я пойду с вами мирно. Куда мы направимся?

Уголки его губ скривились вниз и ухмылка превратилась в оскал.

– Чего-чего? – хмыкнул он. – Я тебя не слышать. Вот так. – И его пальцы усилили хватку, перекрывая мне кислород и медленно сокрушая мою глотку.

Я почувствовал, как глаза мои закатились под лоб и белый свет потемнел по краям. Меня поманил к себе обморок. Разверзлась черная пустота и мне захотелось погрузиться в потусторонний мир, чтобы его ласковые тени укутали меня вечным сном небытия.

Именно тогда я понял, что попал в большую беду. Я всегда становлюсь чересчур метафоричен перед лицом смерти.

IV

С трудом вырвав себя из плена напыщенной лирики, я сосредоточился на первостепенной проблеме. Обнадеживало то, что ГАРВ цел и вполне работоспособен, а Кэрол готова применить свою пси-энергию (либо кулаки) и помочь всем, чем может.

Несколько разочаровывало то, что пси-атаки Кэрол на Человека-Гору были бесполезны, не говоря уже о ее кулачках. В данный момент она обрабатывала его спину куском сломанной настенной вешалки, но громила едва ли это замечал.

Что касается ГАРВа, то он и вовсе не запрограммирован на насилие и в чрезвычайных обстоятельствах склонен ускользать в полуневротический кокон анализа случайных вероятностей. В эту наносекунду он подсчитывал шансы на мое спасение в результате атаки на побережье гигантского цунами. Следовательно, и он, и Кэрол способны были лишь бессильно наблюдать за тем, как Человек-Гора продолжает самозабвенно душить меня.

– Ты скоро умрешь! – упивался он, выжимая мою глотку на манер влажного полотенца (которое он от души презирал). – Убью тебя, потом веселиться с твоей секретаршей, которая не остановить меня!

Загвоздка была в следующем. В нормальных обстоятельствах Кэрол смогла бы заморозить Человека-Гору одним взглядом, а затем превратить его серое вещество в застывший дайкири[3] и заставить станцевать босса-нову с креслом, однако она почему-то не могла проникнуть ему в череп. Всем громилам полагалось носить пси-блокеры, и это вновь включило в моем мозгу сигнальные сирены. Пси-блокеры экспериментальны, их выпускает только государство и при длительном ношении они способны разжижать внутренние органы носителя. Очевидно, что Человек-Гора (или тот, кто его послал) не прочь был рискнуть.

– ГАРВ, – еле прохрипел я. – Просканируй ему голову.

– Просканировать на предмет чего? – спросил ГАРВ.

«На пси-блокер», – хотелось сказать мне, но воздуха у меня в легких уже не осталось. ГАРВу придется додуматься до этого самому.

– Итак, он безобразен, – бестолково начал ГАРВ. – Безобразен и столь же массивен, хотя оба эти качества вряд ли сравнимы, поскольку одно из них объективно, а другое сугубо субъективно. – ГАРВ помедлил, собирая дополнительную информацию.

– Величина его носа примерно равна величине кроссовки. Внутренняя поверхность его излишне волосата что, по человеческим меркам считается отвратительным, но вполне обычно для генетически синтезированных существ. Лично я рад, что совет запретил большинство этих экспериментов.

Объем полости его рта составляет около половины кубического метра. Это приблизительно. Могу дать точный размер, но предпочту не казаться объекту назойливым. Я опасаюсь зловонной мощи его дыхания.

Я закатил гляделки от тоски (и от боли).

– Его глаза меньше обычных и не имеют зрачков. Они кажутся холодными и хитрыми – впрочем, образчики его речи указывают на сомнительность наличия признаков интеллекта. Кстати, я почти уверен, что он не понял вашу ссылку на «клоунаду». Но в равной степени я уверен, что ее не поняло бы девяносто девять и восемь десятых обычного населения в целом, а потому не будем порицать его за тугодумие.

Мне почти пришел конец, я знал это. Оставалось надеяться лишь на то, что Человек-Гора найдет способ придушить и ГАРВа, когда покончит со мной.

– А, у него имеется пси-блокирующее устройство в левом ухе.

Ура!

Я устремил взгляд (и все с трудом собранные мысли) на Кэрол. Она прочла мой мозг, как доску для объявлений и мигом приступила к делу (к счастью, она чуть быстрее ГАРВа понимает намеки).

Прыгнув на спину Человеку-Горе, она начала карабкаться вверх, к голове, но тот тряхнул своими глыбами-плечами и отшвырнул ее прочь. Поэтому Кэрол перешла к плану Б.

– Эй ГАРВ, – окликнула она. – У этого парня яркое будущее, верно?

– Что? – переспросил ГАРВ.

– Ты знаешь, яркое будущее. Очень-очень яркое будущее.

– Да, судя по ситуации, его будущее гораздо ярче, чем у босса, – согласился ГАРВ.

– Карамба, ГАРВ! – не выдержала Кэрол. – Ослепи его!

Это дошло до ГАРВа.

Понимаю, сказал он и гигантский настенный экран позади меня засиял слепящей белизной и вспышка света хлестнула Человека-Гору подобно тысячамегаваттной пощечине по роговицам глаз. Повернув голову, он прикрыл глаза массивным предплечьем, ослабляя хватку на моем горле и, что важнее, освобождая мою правую руку.

Я тут же погрузил ее поглубже ему в ухо (не очень приятное ощущение) и пошарил в поисках пси-блокера. Мне пришлось просунуть руку почти до локтя, прежде чем я обнаружил предполагаемый прибор и извлек его изящным рывком.

Пока Человек-Гора приходил в себя, я поднял пси-блокер повыше, чтобы Кэрол увидела его. Она улыбнулась и запустила свои пси-способности на полную катушку.

– Отпусти его! – приказала Кэрол, нахмурясь.

Человек-Гора замер, глаза его стекленели. Кэрол ухватилась за его мозг подобно крошечным пси-тискам и без блокера его разум оказался чем-то вроде оконной замазки в ее руках.

Он еще более ослабил хватку на моем горле и я скользнул по стене на пол, благодарно хватая ртом воздух.

– Повернись! – скомандовала Кэрол.

Человек-Гора повиновался.

– Я ударю тебя так сильно, что ты вырубишься напрочь, – сказал она.

Затем стукнула его пальцем и он обрушился на пол словно килотонна кирпичей на Юпитере.



– Отличная работа, – похвалил я, медленно поднимаясь на ноги.

Она подула на кончик пальца будто ковбой, целующий дуло своего револьвера.

– Спасибо, Тио, – улыбнулась она.

Посредине комнаты снова появилась голограммы ГАРВа.

– А как же я, босс?

– Мы поговорим об этом позже, ГАРВ.

* * *

Мы не знали, что на другом конце комнаты медленно пришел в себя Мохнорылый. Он украдкой огляделся и, заметив что Кэрол, ГАРВ и я были заняты внеплановым совещанием, тихонько потянулся к бластеру. Он тянул к нему руку сантиметр за сантиметром. Черепашья скорость движения казалась ему мучительной. Внутри он кипел от злобы на меня за нокаут. Он горел местью, и немедленной, но знал, что следует быть терпеливым. Ему нужно было застать меня врасплох.

Наконец, рука его нежно тронула рукоять бластера. Особая пластина прочла отпечаток на его ладони и оружие немедленно ожило у него в руке, заряжаясь менее, чем за секунду. Он улыбнулся и включил заряд на полную мощь.

– Джонсон! – прорычал он.

Я обернулся к нему и лицо у меня застыло от парализующего страха.

– Ну, кто теперь смеется? – пробормотал он и выстрелил.

Энергетический луч ударил меня в упор, пробил дыру в груди и разметал мои внутренности по стене. Мохнорылый торжествующе захохотал, победно вкушая торжественный миг свирепой славы.

Затем он проснулся.

И проснувшись обнаружил себя привязанным к моему офисному креслу четырьмя метрами электромагнитных энерго-цепей. Тупая Обезьяна находился неподалеку, тоже крепко связанный, но все еще без сознания (не спрашивайте меня почему, но ему снился тапиоковый пудинг). Для Человека-Горы у нас не нашлось цепи подходящего размера, поэтому мы втиснули его в ванную и окружили все это силовым полем (теперь мой счет за электричество наверняка подскочит до потолка).

– Чудный сон, не так ли? – осведомился я у Мохнорылого. – Особенно кадры, где ты разбрызгал меня по стене. Но у тебя могут быть серьезные неприятности из-за превышения полномочий.

– Что ты со мной сделал? – спросил он.

– Благодаря любезности моей пси-секретарши, мы побывали у тебя в голове. И, должен сказать, там весьма одиноко. Там даже немного сквозит. – Я извлек из кармана находившийся прежде у него в ухе пси-блокер и покачал перед ним наподобие хронометра гипнотизера. – А теперь мне нужна кое-какая информация.

Он уставился на меня в холодном и сердитом молчании, снова грезя наяву о том, как распыляет проклятого Зак-Джонса.

– Прекрасно, веди себя как клон, – сказал я. – Кэрол, ты хорошо переносишь одиночество, вернись-ка этому типу в голову и расскажи мне его историю.

На мгновенье глянув в глаза громиле, Кэрол улыбнулась и сообщила, что он работает на ЭксШелл.

Мохнорылому не понравилось чтение у себя в мозгу и он обозвал Кэрол «ошибкой природы».

– Имея таких приятелей, – я кивнул в сторону бесчувственного Человека-Горы, – я поостерегся бы применять клички.

– Марш спать! – приказала Кэрол.

Глаза Мохнорылого немедленно остекленели и он поник головой, как перегоревший флуоресцентный светильник на обратной стороне луны в полночь.

– ГАРВ, – деловито бросил я. – Свяжи меня с ЭксШелл на видео. Я хочу знать, что за типы прислали за мной трио дешевых громил.

– В этом нет необходимости, – как всегда спокойно и раздражающе объявил ГАРВ.

– ГАРВ, – рассердился я. – Пожалуйста не забывай, что я человек, а ты – машина. Поэтому теоретически ты обязан подчиняться мне. А теперь немедленно «просвети» мне ЭксШелл, или подбери компьютер, умеющий выполнять простейшие команды!

– Нет необходимости устанавливать связь с ЭксШелл, – с неумолимым спокойствием повторил ГАРВ, – потому что вам уже поступило сообщение от ББ Стар, главного исполнительно директора ЭксШелл.

– Отлично, – сказал я, безуспешно пытаясь скрыть удивление. – Это сгодится. Прошу, дай ее на экран.

– Как пожелает человекообразный повелитель, – промолвил ГАРВ с театральным жестом.

V

Я повернулся к настенному экрану, когда на нем распахнулось видео-окно и вспыхнуло шестифутовое изображение ББ Стар. Разумеется, я встречал ее копию на головидении и в различных журналах сетевых новостей, но никогда не видел на прямой связи, как сейчас. Зрелое, грациозное и потрясающе привлекательное изображение в прямом эфире, казалось, осветило комнату. Ее изящное, с тонкими чертами лицо обрамляли длинные золотистые волосы, подстриженные в деловом стиле, почему-то добавлявшем ей привлекательности. Она обладала типом красоты, казавшимся «неприкасаемым», в некотором роде с неестественным. Ее глубокие голубые глаза осмотрели мою контору через собственный видеоэкран и она чуть улыбнулась полными губами.

– Браво, мистер Джонсон, – сказала она. – Пожалуйста отправьте мальчиков домой, когда они придут в себя. Они более не побеспокоят вас.

– А я предпочел бы отправить ЭксШелл чек за причиненный ими ущерб и заставить вас забрать этих шутов гороховых из полицейского участка.

– ЭксШелл несомненно возместит вам убытки за любой соответственный ущерб, причиненный этим маленьким испытанием, однако излишне будет впутывать сюда местные власти.

– Простите, вы сказали «испытание»? – сердито осведомился я.

– Верно, – улыбнулась она. – И поздравляем с великолепными результатами.

– Не обижайтесь, мисс Стар, но я ненавижу экзамены, – произнес я. – Особенно те, в которых фигурируют бластеры, наемные убийцы, или сложные математические задачи!

ББ Стар оставалась спокойной и невозмутимой, она не сводила с меня больших голубых глаз.

– Я управляю крупной компанией, мистер Джонсон. И не нанимаю кого-либо, – она устремила взор на Человека-Гору, – или что-либо без полной уверенности в том, что они стоят вложенных денег.

Я отвернулся от видео-окна и пожал плечами, глядя на Кэрол и ГАРВа.

– Я здесь единственный, кто ничего не понимает?

– Обычно это так, босс, – сказал ГАРВ. – Но на этот раз, пожалуй, нет.

– Я предлагаю вам работу, мистер Джонсон. Я дам вам все необходимые подробности при личной встрече, – объявила Стар, игнорируя тот факт, что я игнорирую ее. – Будьте любезны появиться у меня в офисе ровно через три часа.

– Чтобы ваши громилы могли обработать меня на домашней территории? – Мой вопрос был риторическим лишь отчасти.

– Не беспокойтесь, – улыбнулась она, отнесясь к моему отчасти риторическому вопросу как к полностью лишенному риторики. – Вы прошли испытание. Вам ничего не грозит.

– Ну спасибо, успокоили. Но мне понадобятся кое-какие уточнения, прежде чем я войду в клетку со львом.

– Я дам вам их при личной встрече. Сеть легко взломать. Итак, до нашей встречи остается менее трех часов.

– Извините, мисс Стар. Не в обиду будь сказано, но вам не помешало бы подучиться управлению людьми, если вы полагаете, что я хотя бы шагну за порог вашего офиса, не говоря уже о работе на вас после того, что вы здесь сотворили.

– Мистер Джонсон, я знаю, что ваш обычный тариф – пять тысяч кредитов в день, – проговорила она, не сводя с меня глаз. – У меня на службе вы будете получать по двадцать пять тысяч в день.

– Он будет у вас через десять минут, – прозвенел ГАРВ угодливым колокольчиком.

– ГАРВ…

– Прослушайте, босс, – настаивал он. – Либо это, либо открытие в ОмегаМарт. И признайтесь, вас это заинтересовало, ведь так?

Стиснув зубы, я повернулся к видео-окну.

– Прекрасно, мисс Стар, я увижусь с вами через три часа в вашем офисе. Но я уже у вас на окладе. По сути, я на окладе с момента, когда ваши быки разнесли мою дверь.

– Чудесно, – согласилась она.

– И я не берусь за вашу проблему вслепую, – продолжал я. – Если она мне не понравится, я выхожу из игры подчистую.

– А вся обсуждаемая на встрече информация останется конфиденциальной, – отпарировала она.

– Согласен.

– Но вы должны прийти один, невооруженный, и без вашего компьютера. В моем здании запрещены оружие и любые устройства внешней связи.

– Я это переживу, – сказал я и услышал за спиной тяжелый вздох ГАРВа.

– Договорились, – улыбнулась она. – Предвкушаю нашу личную встречу. – Ее изображение мигнув исчезло, а видео-окно мгновенно закрылось.

Я повернулся к Кэрол, которая спокойно сканировала мысли ББ Стар с начала ее визита.

– Что-нибудь обнаружила?

Она покачала головой.

– Через сеть трудно проникнуть и при обычных обстоятельствах. Вероятно, ЭксШелл применяет в своей системе защиту всех типов.

– Либо у Стар сверхмощный разум. – Я обратился к ГАРВу. – Как ты расцениваешь эту сделку?

В ответ ГАРВ разразился (и не удивительно) целой речью.

– Надеюсь, вы осведомлены о том, что корпорация ЭксШелл – крупнейшая на планете. Сейчас они производят пятьдесят пять процентов всего частного, муниципального и государственного электронного оборудования, владеют патентами на оперативные системы для шестидесяти трех процентов мировых компьютеров и контролируют двадцать два процента современного рынка безалкогольных напитков. К тому же, на прошлой неделе они оформили покупку страны Финляндии. У них несравнимо огромные ресурсы, они могут позволить себе иметь выдающихся ученых и новейшее из ныне существующего оборудования. Их намерение прибегнуть сейчас к вашим услугам, несомненно, выдает их отчаянное положение.

– Премного благодарен. В следующий раз, когда на нас нападут вооруженные громилы, я серьезно подумаю о том, чтобы позволить им пальнуть пару раз энергией в твой настенный блок.

– Я подразумевал не совсем то, что вы подумали, босс. Я просто констатирую: ситуация в любом случае настолько опасна, что вынудила ЭксШелл обратиться к вам и, тем более, это сделала лично мисс Стар. Вообще-то она склонна к уединенности.

Вдобавок, я хотел бы подчеркнуть, что для моего уничтожения не достаточно нескольких энергетических зарядов, направленных в настенный экран. Мои платы памяти и логики продублированы во многих местах и доктор Пул установил вспомогательные копии моей исключительно оригинальной оперативной системы в дюжине надежнейших убежищ по всему земному шару. Стоит также заметить, что вы пропадете без моей постоянной помощи и подсказок.

– Пропащий, но счастливый, – заключил я, направляясь к двери. – А теперь, за дело. У нас три часа на предварительную работу.

– Куда ты уходишь? – спросила Кэрол.

– Ты – пси, ты и узнавай.

Кэрол уставилась на меня и на миг нахмурила лоб.

– Ты отправляешься в лабораторию к доктору Пулу, чтобы тебе починили доспех и снабдили информацией о ББ Стар и ее службе безопасности.

– В точку. – Я коснулся пальцем носа.

– Ты также жалеешь о съеденной на завтрак второй лепешке с мясом, а в подсознании у тебя идеальная графическая картинка моей тетушки Электры в чем-то наподобие кружевного неглиже.

– Пожалуй, на этот раз ты копнула слишком глубоко, – посетовал я.

– Кто бы говорил, – хохотнула Кэрол.

VI

Я вышел из конторы и направился вдоль пристани к своему ярко-красному «хонда-мустангу» – 2020. Это классический, хотя и несколько устаревший механизм, о чем постоянно напоминает мне ГАРВ. По дороге я то и дело мысленно возвращался на десятилетия назад, когда еще не было телепортирующих устройств, превративших доки из грязных притонов, кишевших всевозможными пороками в массовый туристский аттракцион, в воздухе которого носится гул и жужжание всевозможных записывающих устройств. Один из плюсов моего ремесла в качестве последнего частного сыщика на планете как раз заключается в том, что я обязан раздумывать о подобных проблемах и приписывать их особой «атмосфере».

К сожалению, мои мысли были нарушены внезапным появлением тех, кого я считал зловреднейшей язвой на брюхе Нового Нового Мирового Порядка. Преступные синдикаты, убийственные мутации и гильдии наемных головорезов-киборгов достаточно плохое явление, но они далеки от сравнения с чудовищем, поджидавшим меня.

Пресса!

Журналисты набросились на меня, как мухи на конское яблоко… минутку, это неудачно сравнение… скорее, как мухи на свежий медовый пряник.

Разумеется, эти ребята не были реальными органическими человеческими существами. Множество событий, достойных освещения в новостях сегодняшнего мира, не дают репортерам времени фактически побывать где-либо. Скажем, они берут у меня интервью во Фриско в то время, когда клон Элвиса погружается в свою ванну в Нью-Вегасе – и некий сетевой заправила швыряет всю свору на другую ширину частотной полосы. Сейчас большинство журналистов имеют с дюжину личных прессботов для покрытия своих заданий. Прессботы – примитивные андроиды, запрограммированные имитировать голос и личность владельца, снабженные прямыми аудио-визуальными проводниками к центральной студии. Таким образом, журналист может гоняться за дюжиной сюжетов одновременно, оставаясь при этом в прохладном уюте его или ее офиса. Откровенно говоря, рано или поздно управляющие сетевых новостей поймут, что по сути им нужны лишь прессботы и с треском вышвырнут всех реальных репортеров. Когда это случится, в очередях за пособиями по безработице появится столько бесцветных личностей, сколько их было во время великого бюджетного краха 2017 года, когда старое правительство Соединенных Штатов ликвидировало Палату представителей.

Один из прессботов сунулся ко мне, тыча микрофоном в лицо и обнажая в улыбке роботические зубы.

– Мистер Джонсон, я Билл Гиббон-третий из «Мига развлечений». Нам сообщили о беспорядках в вашем офисе, случившихся десять минут назад. Желаете прокомментировать?

– Охотно, мистер Бабуин…

– Гиббон.

– Особых беспорядков не было, – заверил я. – Просто репетиция в полный контакт для моего появления в спецвыпуске голо-видео-новостей: Закари Никсон Джонсон против Дешевых Громил в Дорогих Костюмах. Свяжитесь с вашим местным провайдером видео-проводника по поводу свободного «окна» на вашем участке. А теперь извините – у меня важные дела. Моя профессия не оставляет мига для скуки.

Пресса продолжала преследовать меня, как стая шумных крыс в погоне за смачным куском сыра. Игнорируя их вопросы, я быстро подошел к машине.

– Мистер Джонсон, правда ли, что вы и очаровательная доктор Гевада поженитесь на следующей неделе на Марсе?

– Вы подтверждаете, что намерены оставить профессию ЧД ради карьеры певца?

– Вы отрицаете, что ударили на прошлой неделе мужчину только за то, что он не так посмотрел на Доктора Геваду?

– Вы не отрицаете, что ударили на прошлой неделе мужчину только за то, что он не так посмотрел на вашу красавицу-секретаршу?

– Пожалуйста, не произносите ни слова, если слухи о том, что ваш компьютер ГАРВ находится в романтической связи с вашей красавицей-секретаршей верны…

– Дверь! – скомандовал я автомобилю на ходу, все еще окруженный бригадой репортеров.

Дверца водителя послушно распахнулась и я прыгнул внутрь, постаравшись раздавить максимальное количество микрофонов, захлопывая дверцу перед толпой прессботов. В глубине души я понимал, что они всего лишь исполняли свою работу и что охота прессы за сенсациями и знаменитостями помогает привлекать ко мне внимание общества, но от их назойливости любой мог спятить. К тому же никакой сенсации не было… пока.

– Мотор! – рявкнул я автомобильному компьютеру. Приборная доска послушно осветилась, мотор нежно включился и заурчал подобно коту, объевшемуся генетически синтезированной кошачьей мятой.

– Пункт назначения, пожалуйста? – осведомился бортовой компьютер.

Я ввел координаты на встроенной в драйвер клавиатуре.

– Хотите, чтобы я вел машину? – отреагировал компьютер.

Я нажал клавишу «да».

– Как желаете, – проговорил компьютер и осторожно выкатил машину на улицу.

Я нажал клавишу на рулевой колонке и сымитированная физиономия ГАРВа появилась на экранчике приборной доски.

– Хочу, чтобы вы позволили мне взять управление этим допотопным автомобильным компьютером, – сказал ГАРВ. – Мне неприятно даже пользоваться его интерфейсом.

– Сколько раз повторять тебе, ГАРВ. Классическая машина…

– Нуждается в классическом компьютере, – подхватил ГАРВ. – Да, я знаю. Вы предъявляли мне этот поверхностный аргумент ровно сто одиннадцать раз за последние три года.

– Давно пора его усвоить, – сказал я, и автомобильный компьютер сымитировал в адрес ГАРВа похабный губной звук. Верный своим принципам ГАРВ сохранил достоинство и проигнорировал нас обоих.

– Прекрасная маскировка, эта история насчет «Закари Никсона Джонсона против Дешевых громил», – саркастично заметил он. – Однако, стоило ли добавлять насчет «профессии, не оставляющей мига на скуку»?

– Тебе это не понравилось?

– Пожалуй, несколько эгоцентрично.

– Может быть, но это правда. Во всяком случае, убийцы напали на меня во время игры в трик-трак.

– Очко в вашу пользу, – неохотно признал ГАРВ.

– Ну и ладно. А теперь мне нужна вся подноготная, которую можешь выдать на ББ Стар.

– Она довольно знаменита. А что вы уже знаете?

– Знаю, что она была стриптизеркой.

– Экзотической танцовщицей, – поправил ГАРВ.

– Ну если мы будем геополитически чувствительными, то я предложил бы термин «профессиональный творческий гиратор». Неважно. Она была стриптизеркой, вышедшей замуж за старого миллиардера. Он умер – большой сюрприз. Теперь миллиард у нее.

– Верно, – согласился ГАРВ. – Можно сформулировать таким способом. Не слишком подробно, но точно в примитивном смысле. Хотите более подробную версию?

– Буду весьма рад, – сказал я с собственной долей сарказма.

– Ее звали ББ Бабум. Хотя я почти уверен, что то был сценический псевдоним. – Он чуть помедлил. – Да, ее настоящее имя Бетти Барбара Бакерман. Она родилась и воспитывалась в Окленде до десяти лет. К этому времени она и ее ныне покойная мать переехали в Нью-Висконсин. Бетти стала местной королевой красоты в шестнадцать лет и через три года – процессиональной экзотической танцовщицей.

– Тогда она и переменила имя.

– Верно. И родилась ББ Бабум. Очевидно, она была хороша в своем ремесле, поскольку за последующие годы у нее появились стойкие поклонники в северных штатах. Нью-Висконсине, Нью-Миннесоте. Нью-Дакоте и прочих.

– Холодные зимы…

– Она стала популярной танцовщицей по сети «на заказ», затем переехала в Нью-Лос-Анджелес, где работала в системе дорогих клубов. Наконец, она вернулась поближе к Заливу и осела в Сан-Франциско. К этому она нашла славу и состояние в качестве самой заказываемой в сети танцовщицей.

– Ну да, она вспрыгнула на подножку славы.

– Можете не пояснить свое выражение, я просто сочту его приемлемым и продолжу, – промолвил слегка задетый моим непрошеным комментарием ГАРВ. – Итак, она повстречала БС Стара, в то время владельца и Главного оперативного директора ЭксШелл. Это случилось в третий месяц 2042 года, и они поженились ровно через месяц. БС СТАР умер от инфаркта миокарда в ночь их второй годовщины.

– Можем предположить, что он умер с улыбкой?

– Вы можете, – отпарировал ГАРВ. – Я компьютер. Я ничего не предполагаю. Разумеется, я могу размышлять там, где присутствуют варианты и вероятности, подобные размышления обязательны, но я не думаю, что…

– Это была шутка, ГАРВ.

– И уверен, что весьма забавная, но, как вам известно, я не запрограммирован на юмор.

– Неужели?

– Фактически, я говорил вам об этом ровно две тысячи триста семнадцать раз. Однако, я имею доступ к внушительной базе данных шуток. Например, сколько компьютерщиков-консультантов требуется, чтобы сменить осветительный прибор?

– Нисколько, – ответил я. – Потому что ни один консультант не занимается физическим трудом.

– А, вы это уже слышали?

– Всего лишь две тысячи триста семнадцать раз.

– Может, мне продиагностировать мой селектор произвольных данных? – предложил ГАРВ.

– А может, вернемся к нашей проблеме? – уколол я.

ГАРВ вздохнул, его изображение исчезло с экрана приборной доски и его заменила развертка снимков и информации о ББ Стар. ГАРВ снабдил летящий с быстротой, недоступной человеческому глазу текст и картинки своим голосовым комментарием.

– Как видите, информация о ББ Стар до ее замужества весьма обширна. Довольно часто ее демонстрировали «Мир развлечений» и «Мир сейчас» в своих обзорных выпусках. Не считая ссылок и реклам, относящихся к выступлениям Стар, включая предшествующие ее браку три года, в архивах новостей скопилось три тысячи сто двенадцать упоминаний. Три тысячи три из них относятся к мужчинам, с которыми она встречалась, либо не встречалась. Остальные – слухи о спецвыпусках, видеофильмах и голо-видео-сериалах, в которых предполагалось ее участие. Ни один из этих проектов не был запущен.

– Может, ее пожирает сейчас старая пламенная страсть? – предположил я. – Шантажирует ее старым секретом из ее прошлого. Кредиты обладают свойством будить в людях худшее, особенно у тех, у кого их не хватает.

– Пожалуй, это вариант, – согласился ГАРВ, хотя по голосу я заметил, что эта идея не пришлась ему по душе.

– Кем был последний из ее приятелей?

– Когда речь идет о любовной жизни ББ Стар, почти все оказывается домыслами и догадками в отличие от фактов. Но последний персоной, с которой она была связана романтически, оказался человек по имени Мануэль Мани, ее личный астролог.

– Занесем его в наш список людей, подлежащих при необходимости проверке. Я не доверяю бывшим любовникам или астрологам. У меня были дела с теми и другими. Что-нибудь еще на ББ?

– Получив пост главы ЭксШелл, она стала жить уединенно. За последний год нет данных, что она покидала жилые и служебные апартаменты своего штаба.

– Странно… – пробормотал я.

– Может, она превратилась работоголика? – предположил ГАРВ.

– А может, прячется сама или прячет кого-нибудь. Как пошли дела у ЭксШелл под ее началом?

– Просто замечательно. Их известные активы удвоились. Последние пять лет, за исключением одного часа, они считались крупнейшим конгломератом в мире. Тот единственный час был в одиннадцатый месяц прошлого года, когда их рабсила в виде мутантов-обезьян устроила «дикую» забастовку на фабрике компьютерных чипов в Новой Северной Африке. ББ Стар смогла быстро покончить с этой забастовкой, переместив фабрику и обезьянью рабсилу в банановую республику.

В любом случае ЭксШелл показала прекрасные результаты под руководством этой малообразованной и не прошедшей формального обучения бизнесу женщины.

На моем приборном щитке замелькали школьные оценки ББ Стар.

– Как видите, ее наставники как один советовали ей заняться физическим трудом.

Я хотел было сострить по этому замечательному поводу, но помешал автомобильный компьютер.

– Пункт назначения достигнут.

Ну и хорошо. В конце концов, как любил повторять мне ГАРВ, он не был запрограммирован на юмор.

VII

Прежде чем отправиться к Рэнди, я заехал в бесплатную детскую клинику при Общей больнице Нью-Фриско повидать Электру (наверное, ее картинка в неглиже, которую выхватила из моего подсознания Кэрол, была ярче, чем мне казалось).

Доктор Электра Гевада – моя невеста. Она великолепный хирург, великий гуманитарий, эксперт по оружию и бывшая чемпионка Североамериканских женщин по кик-боксингу (в легком весе). Она не сумеет приготовить обед даже под страхом смерти, но кто из нас без недостатков? У нее он первый. До других мы доберемся чуть позже.

Повторяю, Электра великолепный врач. Она одна из лучших специалистов в микролазерной хирургии на западном побережье и, практикуй она частным образом, Электра была бы сейчас богатейшей женщиной.

Вместо этого, она последовала велению своего сердца, большого как озоновая дыра, и последние семь лет управляла финансируемой государством клиникой, предлагавшей бесплатную медпомощь неблагополучным детям. Это делает ее счастливой. И заставляет быть невероятно занятой. И значительно улучшает жизни сотен городских детишек. Кажется, лучшую карьеру трудно представить. Но неплохо было бы иметь на банковском счете чуточку больше, нежели любовь, уважение и добрые пожелания общества (но я не жалуюсь).

Просунув голову в ее кабинет, я обнаружил, что Электра, согнувшись над письменным столом, просматривает список документов на своем компьютере.

– Эй, чика, – окликнул я. – У меня есть хорошие и плохие новости.

Она подняла голову, глянула на меня и подарила чудесную, но усталую улыбку.

– Привет, чико, – ответила она, когда я поцеловал ее. – Я и забыла, что ты придешь.

– Приветствие не в моем духе, – заметил я, садясь в гостевое кресло по ту сторону стола от хозяйки, – приму и такое.

– Что за плохие новости? – спросила она.

– Я вынужден отменить ланч. У меня появилось новое дело, и оно может быть крупным.

– В жизни не слыхала худших новостей. А что за хорошие?

Я извлек из складок моего пальто контейнер для обеда на вынос и поставил на стол перед ней.

– Я решил занести тебе ланч по дороге.

– Это из китайско-латинского ресторана на углу? Чино-Латино?

– Нет, из нового местечка. Блюда из Таиланда и Перу. «Тайя и Майя».

Она улыбнулась и снова подарила мне поцелуй, после которого в голове у меня опять появился ее образ в неглиже (хорошо, что на этот раз тут нет Кэрол, способной прочесть мои мысли).

– Вообще-то, у меня тоже есть плохие новости. Плохие и худшие новости.

– Что за плохие? – спросил я.

– Мне тоже придется отменить ланч. Я слегка поиздержалась.

– Не слишком плохие. А каковы худшие?

– Когда я говорю «поиздержалась», то подразумеваю около трех миллионов кредитов.

– Пожалуй, твои обеды чуть более экстравагантны, нежели мне казалось.

Она вздохнула, затем пробежала пальцами по волосам жестом усталости и, отчасти, разочарования.

– Сегодня со мной связались чиновники из Провинциального совета, – сказала она. – Они прекращают финансировать клинику в конце месяца.

– Как? Почему?

– Обычный повод. Нехватка средств в бюджете, и прочее. Очевидно прошлогоднее извержение вулкана в Нью-Бербанке вытянуло из бюджета массу фондов.

– А у них есть страховка?

– Какая компания согласится страховать Бербанк?

– Точно подмечено. Извини. Ты можешь что-нибудь сделать?

– Все утро пытаюсь связаться с потенциальными частными спонсорами. Надеюсь, кто-то из них поможет. Но у меня бывали деньки получше.

Из компьютерного интерфейса на моем запястье послышался нежный сигнал. Таким способом ГАРВ вежливо напоминал мне о том, что я нарушаю график. Пожав плечами, я опять поцеловал Электру.

– Мне пора бежать. Поговорим вечером у меня дома. Может, что-нибудь придумаем. Я куплю ужин.

Она улыбнулась, и вернулась к работе с компьютером.

– Спасибо, чико. Желаю удачи с новым делом.

VIII

Снова очутившись на улице, мы с ГАРВом отправились дальше и через несколько минут въехали на стоянку научно-исследовательской лаборатории Рэнди Пула.

А теперь, прежде чем продолжить, позвольте мне признаться: исключительно по необходимости я циник и скептик в душе. За свою карьеру ЧД я повидал много, сделал многое и многое позволил сделать со мной. В результате, меня трудно удивить, а поразить – еще труднее.

При этом, считаю своим долгом сказать вам, что от лаборатории Рэнди мне каждый раз не по себе.

Снаружи это обычное, смахивающее на огромный серый ящик здание, вид которого не вызывает ничего кроме скуки. Но, как говорится, не привыкайте судить об интерактивном э-файле по его символу.

Я набрал мой код доступа на кнопках дверного замка и медленно вошел в здание (опыт научил меня всегда входить в лабораторию Рэнди медленно и осторожно).

Как обычно все вокруг гудело лихорадочной энергией обезумевшего гения высоких технологий. Хаос показался бы по сравнению с этим местечком райским покоем. Всюду бегали, ходили, крались, зависали в воздухе и ползали по полу (я надеюсь, что все-таки ползали) роботы. Пузырилось неведомое зелье в исходящих паром пробирках. Все стены в помещении, включая потолок занимали компьютерные экраны (оставалось только гадать, зачем ему нужны потолочные экраны), на каждом из которых теснились мириады расчетов, логарифмических уравнений и моделируемых последовательностей.

Я просканировал хаос в поисках Рэнди и, наконец, приметил его в дальнем конце зала, возившимся с крошечным роботом. Со своей гривой рыжих (вечно нечесаных) волос и бледнокожей тощей фигурой он походил на флаг Новой Швеции посреди технологического моря. Он так увлекся ремонтом крошки-механизма, что даже не заметил моего прибытия.

Когда я приблизился к Рэнди, малютка-робот вдруг ожил. Выбросив когтистую лапу, он дважды размашисто хлестнул его по лицу. Сила ударов сшибла Рэнди на пол и заставила меня вмешаться.

Я шевельнул запястьем особым образом, заставляющим мой пистолет прыгнуть в ладонь и продолжил движение хладнокровным и мгновенным выстрелом. Спецзаряд ударного действия разметал крошку-робота на миллион кибернетических щепок. Сунув пистолет в кобуру, я двинулся к нему, успешно копируя улыбку Марлоу.[4]

– Зак, какого ДОСа ты тут делаешь? – вскричал Рэнди, отнюдь не благодаря меня за спасение, как я надеялся.

– Да ведь спятивший робот напал на тебя! – смущенно отозвался я.

– Конечно, напал, – поднимаясь на ноги согласился Рэнди. – Должен был напасть. Это садо-мазо робот, вернее, был таковым. Он предназначен для людей, испытывающих проблемы с другими людьми, но мечтающими подвергаться насилию.

– Ты наверняка шутишь.

– Я ученый, Зак, а не шутник, – поправил Рэнди, отряхиваясь от пыли. – Ты не поверишь, сколько у меня заказов на такой тип робота. – Он чуть помолчал, глядя на останки. – Само собой, твое уничтожение прототипа несколько замедлит осуществление проекта.

– Извини, я не знал.

– Забудь об этом, – пожал он плечами. – Я скажу клиентам, что задержка добавит им унижения. Никто не говорил, что наука обязана спешить.

Рэнди из тех, кто никогда не унывает.

– Позволь мне предположить, что ты здесь не только, чтобы поупражняться в стрельбе по прототипам?

– Со мной связалась ББ Стар…

– Ах, да. ГАРВ меня проинформировал, – перебил Рэнди. – Весьма любопытно.

– Я также немного повздорил с наемниками. Мой доспех нуждается в небольшом ремонте.

– Оставь его здесь и мои роботы-ремонтники займутся им вечером, – пробормотал Рэнди, разбирая кусочки С-М робота. – Можешь пока воспользоваться запасным комплектом.

– Ты случайно не успел добавить энергии мышечным усилителям? – осведомился я. – Мне сейчас понадобятся мощные усилители.

– Вот как? – туповато промямлил Рэнди. – Тут получается забавная шутка. Оказывается, большинство моих главных спонсоров не считают усилители достаточно эффектными для продолжения финансирования. Усилители ведь не слишком бросаются в глаза. И вообще это штука тонка, в глаза не бросается.

– Значит, они не выгодны?

– Видишь ли, Зак, наша рыночная демография показывает, что публике нравится более «зрелищный» товар.

– Ты принял предложение сотрудничать от конглома развлечений? – подозрительно спросил я.

– Как бы сказать… ну да, конечно, принял. У них денег больше, чем у четверти планеты и они дают полную свободу, лишь бы созданные нами высокоточные изделия удовлетворяли определенным требованиям. Они обожают пиротехнику.

– Специальные эффекты.

– Именно, поэтому я работаю над твоим пистолетом.

– Ты уже сообщал мне об этом по сети, так?

– Зак, я отправил тебе сто семнадцать сообщений об усовершенствованиях и дополнениях в корпусной и микропрограммной составляющих твоего оружия. Ты ответил только на два. И то касающихся цвета.

Разрядив свой пистолет, я вложил его в открытую ладонь Рэнди.

– Тебе не хочется изменять цвет, а?

Рэнди не ответил, забрав пистолет, он жестом пригласил меня следовать за собой и зашагал через помещение. По пути он то и дело натыкался на экспериментирующих коллег (он умница, но неуклюжий), вызвав несколько минивзрывов и небольшой пожар.

– Старайся поменьше дышать этим дымом, – предупредил он меня, когда в помещении засуетилась стая роботов-уборщиков. – Он может быть слегка ядовитым.

Задержав дыхание, я быстро последовал за Рэнди на рабочий участок. Он порылся в беспорядочно разбросанном там и здесь оборудовании в поисках желаемого. Я вздрагивал каждый раз, когда он встряхивал предметы (как это делали роботы-уборщики, гасившие в этот момент химическое пламя).

Очевидно, Рэнди не нашел здесь того, что искал и, хмыкнув, переместился на соседний, столь же захламленный участок. Он снова принялся за поиски и, потратив десять минут и обыскав еще пару помещений, нашел желанный объект.

– Начнем, – объявил он, извлекая из плексигласового футляра маленькую пульку. – Я создал новую не воспламеняющую пулю атакующего действия и назвал ее «Морозильник». Она предназначена исключительно против жизненных форм с высокой сопротивляемостью энергии и стандартному стрелковому оружию, – гордо провозгласил он.

– Она действует? – спросил я.

– Еще как, – веско подтвердил он. – Теоретически.

– Эта теория не смахивает на ту, где заявлено, что если поместить тысячу обезьян в комнату с электронным реактором, то рано или поздно одна из них создаст очередное голо-видео-шоу?

– Нет-нет. Разумеется, нет! Хотя та теория, кстати, работает. Мои спонсоры говорят, что именно так они создали «Он женился на Президенте».

– Значит, ты испытал эту пулю? – упорствовал я.

– Не совсем. То есть, не на реальных, живых, основанных на углероде организмах. Сам понимаешь, добровольцев для такого теста найти трудно. Опыты на животных запрещены уже пятьдесят лет и, благодаря новому Закону о защите клонов, отныне нельзя экспериментировать на клонах, и даже на продавцах поздравительных открыток. – Рэнди помолчал, затем обнадеживающе улыбнулся. – Но я сымитировал испытание на компьютере!

– На компьютере? – меня захлестнул энтузиазм.

– Он показал замечательные результаты, – заверил Рэнди и посмотрел на потолок. – ГАРВ, пожалуйста покажи голо-программу 38-3Д.

– Слушаюсь, доктор Пул, – отозвался ГАРВ.

Я подметил, что ГАРВ далеко не так ироничен, подчиняясь командам Рэнди, в отличие от моих.

ГАРВ активировал надлежащую голо-программу и перед нами замерцало трехмерное световое шоу. Посреди комнаты появилось изображение прекрасной женщины с тремя грудями.

– Ох, как я люблю мужчину с мозгами, проворковала красавица.

– Оп-ля! – причмокнул Рэнди. – Я имел в виду голо-программу 83-Д3, ГАРВ. – Он повернулся ко мне. – Иногда наука так одинока…

– Мне ни к чему лишняя информация, Рэнди.

IX

ГАРВ переключил программу и вместо трехгрудой женщины появилась картинка юной, полуодетой матери, кормящей своего младенца в городском парке безоблачным летним днем.

– Ты уверен, что это то самое видео? – спросил я.

– Тш-ш, – отозвался Рэнди. – Это наука.

Я вновь сосредоточился на голо-программе. Безмятежную сценку вдруг нарушило появление огромного, смахивающего на дерево с руками, ногами и пастью существа, всполошившее всех обитателей парка. Двое блюстителей закона пытались остановить чудовище, но оно набросилось на них и (графически) разодрало на части рукаподобными щупальцами.

– Не многовато крови, Рэнди? – пробормотал я, отворачиваясь.

– Я предпочитаю мои имитации реалистичными, – отвечал Рэнди рассеянно. – В этом случае, когда я закончу, мои спонсоры могут прогнать программы на своей сети. Это помогает отчитаться в затратах. К тому же, молодежь любит такие картинки.

Я опять взглянул на голо-шоу. Древоподобная убийственная тварь уже поворачивалась к прекрасной юной мамаше. Испуганная женщина с младенцем в руках бросилась было бежать, но споткнулась о кусок расчлененного полицейского и упала на землю, подвернув лодыжку.

Тембр сопроводительного музыкального фона поднялся до раздражающего визга и существо приблизило исходящую слюной пасть к юной женщине и младенцу. На сцене появились копороботы и напали на тварь, но их пули и лучи бластеров отскакивали от толстой шкуры, не нанося ущерба. Разозленная тварь вырвала с конем дерево, размахнулась им как бейсбольной битой и превратила копороботов в щебень, после чего вновь обратила свое внимание на беззащитную мамашу.

Внезапно (и буквально ниоткуда) с неба упала сымитированная компьютерная копия вашего покорного слуги, драматично приземлившись между чудовищем и мамой.

На изображении появились слова: «Компьютерная имитация. Не для домашнего пользования».

– На этой надписи настояли бюрократы, – с горечью произнес Рэнди.

– А за каким ДОСом я упал с неба?

– Творческая лицензия, – внушительно пояснил Рэнди. – А теперь обрати внимание. Это показательная часть. – Он указал на экран.

Я с изумлением наблюдал, как моя имитация мгновенно выхватывает сымитированную пушку и, сплюнув, произносит: «Пора заморозить тебя, приятель!»

– Минутку, я никогда бы не сказал такой пошлятины! – возмутился я.

– Монолог написал твой агент, – сказал Рэнди.

– Что называется, утешил.

Компьютерный Зак выстрелил. Пистолет изрыгнул крошечное белое облачко и мне показалось, что чудовище ухмыльнулось. Однако ухмылка вскоре растаяла, потому что облачко быстро увеличилось и окутало тварь подобно живому существу. Прошел миг, другой – и туман рассеялся. Когда это случилось, древесная тварь оказалась замороженной и находилась в ледяном кубе.

– Морозильник, – гордо объявил Рэнди. – Усекаешь?

– Замечательно, Рэнди.

На голо-экране компьютерный Зак помог бедной мамаше подняться на ноги, причем любезная камера не обошла вниманием прилично сформированное декольте женщины. («Это особенно любят подростки», – прокомментировал Рэнди). Мое компьютерное «я» душещипательно чмокнуло крошку на руках матери. Та, под влиянием чувств, одарила меня ответным поцелуем и подала младенца няне (кстати оказавшейся рядом), затем упала в мои объятия и т. д., и т. д. – панорама океанских волн разбивающихся оберег пляжа (вы поняли замысел). Экран темнеет.

– Ну, что скажешь? – спросил Рэнди.

– Мне очень понравилось, – вмешался ГАРВ, не в силах пренебречь возможностью высказать свое мнение. Вдобавок, он молчал почти две полновесные минуты.

– Откровенно говоря, Рэнди, тебе необходимо выходить из лаборатории почаще, – заметил я. – Ты начинаешь пугать меня.

Рэнди вскрыл рукоять моего пистолета, извлек компьютерный чип из переплетения потрохов и бросил его на пол. Затем вынул новый чип из кармана своего лабораторного халата и поместил его в рукоять.

– Я усовершенствовал интерфейс между ГАРВом и собственно пистолетом. Дай мне твою обойму.

Я помедлил.

– Зак, я способен сделать боевую головку из содержимого твоего холодильника. Можешь доверить мне заряженный пистолет.

Я неохотно подал ему обойму и произнес про себя молитву.

Рэнди зарядил оружие и взвесил его на руке, полагаясь на свои ощущения (хотя я был уверен, что ему не доступно ощущение хорошо сбалансированного пистолета в ладони).

– Может, вернешь его мне? – наивно попросил я.

Вид Рэнди Пула, размахивающего заряженной пушкой, занимает почетное место в списке моих ночных кошмаров.

– Не беспокойся, – проговорил, заметив мое волнение, Рэнди. – Кажется, он на предохранителе.

Само собой, пистолет тут же выстрелил.

X

Мощный выброс энергии вдребезги разнес смонтированный прямо над нами компьютерный экран и стер его с потолка фейерверком искр и шрапнели. Я потянул Рэнди на пол и мы спешно заспешили на четвереньках к убежищу под одним из лабораторных столов, осыпаемые градом обломков.

– А теперь объясни мне смысл фразы «он на предохранителе».

В помещение устремилась, на мой взгляд, ожидавшая такого оборота событий команда роботов-уборщиков и медиков. Они прикрыли нас от последних осколков падающего экрана, затем принялись приводить в порядок оставшееся. Когда осела пыль, мы медленно встали на ноги и пристыженный Рэнди мягким жестом отпустил команду медиков.

– Просто на память, доктор Пул, – спокойно произнес ГАРВ. – Оружие ставится на предохранитель слева, а не справа. Вполне простительная ошибка.

– Да, разработка меняется от модели к модели, а потому их трудно запомнить, – заметил Рэнди, старательно извлекая силиконовые частицы из рыжих волос. Это был не первый и даже не сотый случай, когда делу помешала неуклюжесть Рэнди, но я все же чуточку пожалел его.

– Еще бы, – сказал я. – Лично я столько раз случайно палил в свой потолок, что обитатели верхнего офиса поголовно носят кевларовое белье.

– Твое наигранное сочувствие столь же прозрачно, сколь твои хорошие намерения, Зак. Спасибо. – Губы Рэнди дрогнули в улыбке.

– Да ладно, чего там. – Я забрал пистолет и пристроил его на привычное место в рукаве. – Итак, не считая случайных выстрелов, моя насущная проблема в том, что ББ Стар настаивает на моем прибытии в ее контору без оружия и без компьютера.

– И это смущает тебя.

– Еще бы, – гордо промолвил ГАРВ.

– Испытав на собственной шкуре ее манеру вести дела, я доверяю ей не больше, чем компьютер доверяет обещаниям вируса вести себя в его системе прилично. Ты не мог бы как-то протащить ГАРВа под ее радарами?

– Фактически, могу, – улыбнулся Рэнди. – Я надеялся испытать этот прибор в «полевых условиях» и сейчас подворачивается идеальная возможность. – Его глаза лучились энтузиазмом подобно гляделкам Чернобыльского кота. – Тебе понравится это изобретение. Его революционность поражает даже меня.

Собственный опыт заставляет меня остерегаться энтузиазма Рэнди. Любое изобретение, вскружившее голову гению-изобретателю, скорее всего пагубно для морской свинки, которой «повезет» испытывать его. Я уверен, что Роберт Оппенгеймер посмеивался все утро после того, как создал первую атомную бомбу, но не сомневаюсь, что бедняга-водила, доставивший эту бомбу на испытательный полигон в своем грузовике, едва ли пришел в восторг от собственной роли в истории.

– Покажи, – с опаской попросил я.

Рэнди живо обшарил карманы своего лабораторного халата.

– ГАРВ сказал мне, что штаб ЭксШелл является «запретной для персональных компьютеров зоной», так что… ДОС, куда я его запрятал?

От волнения Рэнди перенасытил частым дыханием легкие кислородом и ему пришлось на минуту остановиться и сунуть голову меж колен (я к этому привык), но он быстро оправился и продолжил поиски.

– По сути, я закончил его пару недель назад и забыл о нем. Меня отвлекла работа над видео для Морозильника и запуск садо-мазо робота. И все же, должен сказать, это одно из величайших моих достижений. Какая жалость, что я не могу запатентовать его. То есть, могу, но только моя заявка на патент для такого прибора рассекретит его для многих и это будет неудачей проекта. Уловка двадцать два.

– На этот раз ты забегаешь вперед сильнее обычного.

Рэнди улыбнулся и медленно вынул правую руку из верхнего левого кармана халата.

– Полюбуйся.

Он раскрыл ладонь и важно продемонстрировал мне свое новейшее создание. Вид прибора несколько разрядил нервную атмосферу моего ожидания, поскольку он напоминал старомодную мягкую контактную линзу, снабженную несколькими микросхемами.

Я сдержанно похвалил детище Рэнди и тот с гордостью поднял линзу двумя пальцами. Внутри зловеще заиграл огонек отраженного света. Я заметил искры искорки на микросхемах и крошечные волоски иголок, торчащие внутрь изогнутой поверхности. У меня снова начали пошаливать нервы.

– Это мега-высокоскоростной, мульти-ф-полосный, контролируемый микроволнами органический компьютерный интерфейс, – просиял Рэнди.

– Звучит оригинально. Ты уже придумал рекламный стишок?

Рэнди направился ко мне с видом голодного человека в предвкушении обильной трапезы.

– Линза вставляется в глаз. Микроиглы входят в оптический нерв, соединяются с естественными электрическими мозговыми импульсами и входят прямо в кору головного мозга.

– И это хорошо?

– Извини, я продолжу по-простому. Спокойно и неторопливо. – Рэнди глубоко вздохнул. – Это портативный модем и бинарный передатчик. Он поможет тебе постоянно держать постоянную связь с ГАРВом.

– Я и сейчас связан с ним постоянно. Практически, он даже принимает со мной душ.

– Но только когда душ в квартире соединен с ним или согласен дать ему доступ, либо если ты носишь наручный интерфейс. Мой же прибор обеспечивает абсолютно самодостаточную функциональную связь и, теоретически, не определяется сканерами и блокерами, поскольку реально сливается с твоими клетками.

Линза также служит двухсторонним проектором. Поэтому ГАРВ не только сможет видеть «твоими глазами», но также проектировать с их помощью компьютерные голограммы. Прямой вход в твой мозг позволит ГАРВу общаться с тобой беззвучно, а его присутствие у тебя в голове поможет тебе защититься от пси-атак.

Но на самом деле, это лишь начало. Созданная этим прибором симбиотическая связь между человеком и машиной может быть революционной. Кто знает, какие научные открытия появятся из интерфейса такого типа? Возможные выгоды всему человечеству просто поражают воображение.

– Да, но мне будет больно? – спросил я.

– Это наука, Зак, – ободряюще ответил Рэнди, откидывая мне голову и погружая линзу в мой глаз. – Разумеется, будет больно.

XI

Он был прав.

Линза очутилась у меня в глазу, не успел я сказать «мама», и ударила по поверхности глазного яблока будто нечто живое. Я ощутил, как она с тихим гудением оживает по мере активизации ее внутреннего генератора теплом моего тела. Сенсорные иглы впились в мои оптические нервы, и это было все равно как кто-то сунул меня под душ, а затем воткнул мои ресницы в штепсельную розетку. Кажется, я завопил, хотя, возвращаясь назад, это мог быть ГАРВ.

– Боль продлится лишь секунду-другую, – успокаивающе сказал Рэнди. – Как говорится, нет боли – не получишь своей доли. Страдания одного идут на благо всем. Для человека крошечный шажок, и все такое прочее. Прости, если плохо утешил. В школе я провалил экзамен на утешение.

– Это заметно, – сказал я и боль начала отступать. – Но я вроде бы в порядке.

– Прибор действует?

– Не уверен. А как я… ух ты!

Черты лица Рэнди расплылись по краям. Затем все лицо его превратилось в размытое пятно, как подобно застывшей в миксере кляксе мороженого. Отвернувшись, чтобы взглянуть на помещение, я обнаружил, что все превратилось в гигантский мазок, состоящий не только из света и цвета, но также, почему-то из звука. Я слышал слова Рэнди, но не понимал их смысла. Это казалось речью кита, бормочущего в толще мутного океана.

Затем я увидел символ Единицу. Это звучит несколько выспренно, но я просто имел в виду единицу. Она очутилась у меня перед глазами на фоне размытого фона окружающего мира как нечто, тщательно выписанное на пятнистой черной доске. Затем рядом появился нуль. И тут я потерял им счет, поскольку из раскрывшихся «шлюзовых» ворот хлынул каскад единиц и нулей, проносящихся мимо моих глаз с запредельной скоростью. Тогда я понял, что в моей голове выходит на связь в режиме онлайн ГАРВ.

Поток единиц и нулей постепенно начал сгущаться, в нем появилось нечто упорядоченное. Две белые грани моего познаваемого мира эволюционировали в одну черную свечу. Как будто машина восприятия в моем мозгу заработала с перегревом, и я начал распознавать в очертаниях буквы.

П…

Р…

О…

В…

Е…

Р…

К…

А…

1…

2…

3…

П… Р… И… В… Е… Т… Б… О… С… С…..

Затем постепенно сфокусировался остальной мир. К моему удивлению, я обнаружил себя лежащим на полу в лаборатории Рэнди. Хозяин стоял рядом на коленях и бормотал что-то на эсперанто, позже трансформировавшемся в английский.

– … драматичнее, чем я думал, – произнес он. – Ты можешь сесть?

Я ответил не сомнительном подобии английского, но в конце концов ухитрился связать воедино нужные звуки.

– Что случилось?

– ГАРВ у тебя в голове, – пояснил Рэнди. – К этому надо привыкнуть.

– Спасибо за предупреждение, – поблагодарил я, медленно поднимаясь на ноги. – ГАРВ, ты здесь?

И снова перед глазами замелькали цифры. На этот раз без бинарного каскада и на этот раз не поразив меня так сильно, хотя голова у меня закружилась и, чтобы не упасть, мне пришлось ухватить за руку Рэнди.

– Я… З… Д… Е… С… Ь… Б… О… С… С…

– Рэнди, мне кажется, это не сработает, – пожаловался я.

– Зак, ты только что включил мощнейший компьютер в мире в свой мозг, – сказал Рэнди. – И тебе, и ГАРВу понадобится время, чтобы привыкнуть.

– Присутствие у меня в голове ГАРВа едва ли поможет, если я то и дело буду «отключаться», находясь в ЭксШелл.

– Ты не упадешь в обморок, – заверил Рэнди. – Теперь ГАРВ сможет определять вполне пригодный для тебя уровень взаимодействия. И он будет с тобой в помещении. Он увидит и услышит все, что ты делаешь и сможет предупредить об опасности. Ведь ты хотел именно этого?

– Да, но с меньшим телесным ущербом.

– Повторяю, понадобится поупражняться для максимального овладения связью между вами обоими. И, как в любой новой коммуникационной системе, возникнут свои мелкие проблемы. Пользуйтесь традиционными интерфейсами для большей части работы, пока не освоите эту систему. – Он повернулся и громко сказал в потолок: «ГАРВ, ты можешь переключиться на наручный интерфейс Зака?»

Компьютерный интерфейс на моем запястье мгновенно осветился, из его крошечной линзы прыгнул луч света. Голографический образ ГАРВа, ничуть не пострадавший, появился перед Рэнди и мной. Я по-прежнему ощущал (и чуточку слышал) ГАРВа у себя в голове, но его использование отдельного интерфейса делало мои ощущения более приемлемыми.

– Я здесь, доктор Пул, – сказал ГАРВ. – Как ваша голова, босс?

– Чуть лучше. Но меня пугает то, что ты в ней поселился.

– Зато вам трудно представить себе радость, которую я от этого испытываю, – важно возразил ГАРВ. – Как сказал Доктор Пул, внутренняя связь со временем улучшится. Напоминаю, нам предстоит появиться в ЭксШелл ровно через двадцать шесть минут. Предлагаю отправиться.

Я кивнул и повернулся к выходу.

– Спасибо за помощь, Рэнди.

– Мы, ученые, стремимся помочь. – Рэнди улыбаясь зашагал рядом.

– Один последний вопрос, – сказал я, когда мы очутились у двери. – Как мне извлечь интерфейс?

– Видишь ли, – чуть помедлил Рэнди. – Это одна из мелких проблем, о которых я упоминал. Пока еще я не продумал способ его фактического изъятия.

– Хочешь сказать, что не сможешь вынуть прибор?

– Он органически соединен с твоим мозгом, Зак. Это тебе не наушники от холода.

– Значит, я повязан с ним.

– «Повязан с ним» звучит уничижительно, – заметил Рэнди. – Но вполне точно. Пока что.

– Круто, – сказал я, лишний раз убеждаясь в том, что не следует доверять Рэнди, когда он охвачен энтузиазмом.

XII

Поездка из лаборатории Рэнди порадовала меня тем, что прошла на редкость гладко. Наземное движение было спокойным (благодаря преобладанию частных воздушных авто оно преимущественно переместилось в воздух), и я добрался до штаб-квартиры ЭксШелл за несколько минут до срока.

Въехав на охраняемую стоянку, я уставился на величественное здание корпорации ЭксШелл со странной смесью робости и замешательства.

– Невероятно, – заметил я ГАРВу. – Не каждая компания додумается импортировать целый замок из Разделенного Королевства для своей штаб-квартиры.

– Таких компаний на планете мало, – согласился ГАРВ.

– Не будь у них над парапетом этой гигантской вращающейся голограммы ЭксШелл, я бы поклялся, что мы перенеслись назад на тысячу лет.

– Вот именно, – сказал ГАРВ. – Не считая множества спутниковых тарелок вдоль северной стены, взлетной площадки над внутренним двором и пары тысяч архитектурных деталей и усовершенствований XXI века на одном только фасаде, иллюзия весьма убедительна.

– Ты просто зануда, ГАРВ. Быть может, здание чуточку претенциозно, но его не сравнить с однообразными «коробками» делового центра.

– Пусть так, – ответил ГАРВ. – Но ваши анахроничные предпочтения едва ли уместны в наше время.

– Я сочту это за комплимент.

– Как хотите, – вздохнул ГАРВ. – В любом случае советую поторопиться. Компьютер мисс Стар информирует меня, что ее хозяйка ненавидит ожидать опаздывающих.

Выйдя из машины, я направился по ухоженной дорожке к зданию. Судя по ароматному ветерку, усеивающие клумбы цветы были настоящими (в отличии от голографических проекций или современных усовершенствованных пластиковых копий). Очевидно, немалые усилия приложили к тому, чтобы придать этой дорожке естественный, приятный и неопасный вид. Она была идеальна во всех отношениях, и это пугало меня.

Растения и земля были вполне реальными, но слишком безупречно укладывались в упорядоченную концепцию того, как они должны выглядеть. Их формы и структуру не нарушало ничто из ряда вон выходящее. Дорожка так старалась казаться естественной, что выглядела абсолютно неестественной, неким подобием Степфордского сада.[5]

Не успел я поглубже осмыслить эту проблему, как вошел в приемную службу безопасности на входе в здание. Это была маленькая комната, скудно обставленная и вполне отвечающая ожиданиям (в преддверии командного центра псевдовоенного комплекса). Усиленный наряд из десятка дюжих агентов безопасности располагался парами по периметру. Наготове стояли и три робота-охранника класса ААА с массой рук-щупальцев (серьезная огневая мощь) – двое в конце комнаты, один – у входной двери. У входа также находился био-сканер, а у дальней стены размещалась площадка телепорта.

Все это мигом стерло впечатления от ласкового тепла садовой дорожки снаружи. Здесь было прохладно и стерильно, никакой иллюзии мягкости. Даже слабоумному не составило бы труда понять смысл послания: «Никто не войдет к ББ Стар без нашего разрешения».

Как раз в этот миг какой-то неудачник усваивал этот урок. То был стройный «латино» с подкрученными вверх усиками. Он напомнил мне продавца подержанных воздушных авто из передачи ГВ – такой же обходительный, вкрадчивый и сногсшибательно смазливый, но что-то в нем заставляет вас относиться к нему с недоверием. Парень пререкался с одним из агентов и роботом-охранником, видно было, что они не принимают его всерьез.

– Чертов ДОС! – сплюнул латино (удивив меня своим смачным британским акцентом). – Я требую немедленной встречи с ней!

Но на агента не подействовали ни его внешность, ни акцент.

– Извините, сэр, – спокойно произнес он, – но мисс Стар категорически отказала вам в доступе. Если вы попытаетесь пройти мимо меня, то мне приказано застрелить вас и представить это несчастным случаем.

– Что бы тебя, козел… – снова сплюнул латино, затем крикнул в потолок: – Ты слышишь меня, а? Я знаю, что слышишь, проклятая куртизанка. По-твоему, я, черт побери, могу прожить прилично на жалкие три миллиона кредитов выходного пособия?

– Кто этот шут? – шепнул я ГАРВу.

– Это Мануэль Мани, – шепнул в ответ ГАРВ по наручному интерфейсу. – Бывший астролог и, по слухам, любовник ББ Стар.

– Думаю, эти слухи можно аннулировать.

– Полагаю, что можно, – согласился ГАРВ.

Агент покачал головой и опять попытался вразумить Мани.

– Мисс Стар не следит за этой комнатой лично, сэр. Более того, сумма выходного пособия основана на шкале стандартов, разработанной бывшими… хм, компаньонами мисс Стар. А теперь будьте любезны уйти.

Он положил руку на бластер в кобуре, и скупое движение выдавало скрытую угрозу. Мани мог быть упрямцем, но не тупицей. Он отступил, но не успокоился.

– Ты пожалеешь. Поверьте, вы все чертовски пожалеете! – воскликнул он и посмотрел на потолок. – Особенно ты, триллионерша-соблазнительница!

Повернувшись к двери в попытке драматического ухода со сцены, он, к несчастью, натолкнулся на меня.

– Прочь с дороги, кретин!

– С большим удовольствием, приятель, – сказал я.

Мани презрительно уставился на меня.

– Кто ты такой? Очередное увлечение ББ Стар?

– А тебе что?

– Ты напрашиваешься на массу неприятностей, дружок.

Он снова толкнул меня выставленным вперед плечом. От удара я пошатнулся и сильно ударился о дверной косяк. Парень оказался значительно сильнее, чем выглядел.

До меня донеслось его бормотание, когда он уходил по садовой дорожке снаружи. «Массу неприятностей…»

Одернув пиджак, я повернулся к агенту и роботу-охраннику, обратившим, в свою очередь, внимание на меня. «Сочтем это хорошей приметой для предстоящей работы», – сказал я себе.

– Добрый день, мистер Джонсон, – произнес главный агент. – Мисс Стар ожидает вас. Этот робот сейчас заберет ваше оружие и компьютерный интерфейс.

Робот-охранник вытянул когтистую руку, ожидая (нетерпеливо) от меня повиновения. Я улыбнулся ему, но заменяющий ему лицо экран остался бесстрастным. Я медленно (но спокойно) позволил моему пистолету прыгнуть из прячущейся под рукавом кобуры в руку. Затем нежно подвесил спусковую скобу на нижний коготь руки робота и оставил пистолет висеть там наподобие рождественского украшения калибра 4500.

Робот поднес вторую руку так близко к моему лицу, что, при желании, я смог бы побриться (или перерезать себе горло) ее когтем.

– Прошу ваш компьютерный интерфейс! – скомандовал робот. Кстати, слово «прошу» в исполнении робота-охранника класса ААА приблизительно переводится, как «Живее, или я повыдергиваю тебе руки-ноги и со смехом покатаюсь на твоих потрохах».

– Как мне узнать который час без моего интерфейса? – спросил я.

Экран робота был по-прежнему бесстрастен.

– Ваше время не имеет значения для мисс Стар, – дипломатично вмешался главный агент. Пожалуйста, подчиняйтесь. Ваши капризы влияют на нашу премию за эффективность.

Мне хотелось знать, что он подразумевает под «капризами», но я решил, что это не дает мне выгоды. Вдобавок, никогда не шутите с премией за эффективность агента, а тем более, с премиями десятка агентов – особенно, когда все десять вооружены до зубов. Сняв с запястья интерфейс, я бросил его роботу. Теперь у меня остался лишь ГАРВ в голове.

Робот поймал интерфейс, но на жидком кристаллическом дисплее на его экране появилась сердитая гримаса.

– Просто проверил твою реакцию, – пояснил я.

Не сомневаюсь, что он что-то проворчал в ответ.

И снова вмешался главный агент. На этот раз он пригласил меня жестом к био-сканеру.

– Пожалуйста, войдите в сканер.

Пару слов о био-сканерах. Было время, когда службы безопасности применяли металлические детекторы и рентгеновские лучи для успешного выявления оружия. Однако, появление биологически синтезированного вооружения полностью изменило правила обнаружения оружия. Отсутствие у подозреваемого ручного бластера в рукаве ничего не значит, поскольку этот тип может иметь его в своей селезенке (мерзко, но эффективно).

Био-сканер был продуктом необходимости с добрых (не слишком) старых времен, лет тридцать назад, и с тех пор его несколько раз модернизировали. Сейчас мир действительно безопасное местечко, но к чему рисковать тем, кто может позволить себе дополнительный уровень безопасности? Ведь на планете с пятнадцатью миллиардами людей кто-то обязательно носится (и носит в себе) комплекты био-оружия.

Био-сканеры – прекрасное средство убедиться, что люди и вещи являют собой именно то, чем они кажутся с виду. Никому еще не удалось обмануть этот прибор, – по крайней мере, до сих пор. То есть, если Рэнди окажется прав и мой интерфейс с ГАРВом не подлежит обнаружению.

Электра, ГАРВ и Рэнди постоянно твердили мне, что био-сканеры абсолютно безопасны и что странный зуд, испытываемый мной при сканировании – не более, чем психосоматическая реакция. Обычно я храбрюсь, но неприятное не перестает быть таковым, даже существуя лишь в моей голове. Подавляя трепет, я шагнул в сканер, снова ощущая раздражающий зуд.

– Это ваш естественный отросток? – осведомился агент, управляющий сканером.

– Да, естественный.

– Он аномально большой.

– Многим это нравится.

Агент повернулся к главному и сказал, что я «чист». Затем снова обратился ко мне, с пожеланием включать в свою диету более грубую пищу.

К счастью, Рэнди снова оказался прав: никто не упомянул о том, что в моем мозгу находился подключенный суперкомпьютер.

Я вышел из сканера, надеясь на то, что успешно справился с требованиями безопасности и повернулся к главному агенту. Но тут я заметил, как обшаривает меня взглядом из дальнего угла комнаты тощая девица с острой мордашкой и понял, что проверка не окончена. Взгляд этой девицы-агента говорил о том, что она способна расколоть меня как орех и что ей не нравится сочетание моего пестрого галстука и рубашки. От ее пристального взора у меня встопорщились волоски на шее. Я понял, что девица – пси, и потенциально опасна. Вдохнув, я мысленно нарек ее «Крысой» и шагнул к ней навстречу.

От природы наделенный толстым черепом, я не из тех, кому легко забраться в мозг и, если прав был Рэнди (а он зачастую прав, когда дело касается высоких технологий), то Крысе втройне трудно проникнуть в мою голову, поскольку ГАРВ напрямую связан интерфейсом с моим мозгом. И все же, поймай она хоть одну мимолетную мысль о ГАРВе у меня в голове, мое прикрытие лопнет – поэтому я не собирался рисковать.

Многолетний опыт общения с псиониками кое-чему научил меня. Способность заглядывать в чужой разум наделяет устрашающей властью, но контроль над этой властью – тонкое искусство. Сосредоточение ваших ощущений на чьих-то мыслях требует осторожности. Малейший промах или потеря концентрации – и вы «подхватываете» подсознательный бред каждого «ид» и «супер-эго», потока излияний которых вполне достаточно, чтобы повредить вашу психику и сделать самоубийцей или убийцей – в любых сочетаниях.

Учитывая, как минимум, уязвимость таланта чтения мыслей, я изобрел с годами несколько трюков для выведения псиоников из равновесия. И, как многое в этом мире, наиболее эффективен из них простейший.

Пси ненавидят песенки без слов.

Да, сосредоточенность псиоников буквально трещит по швам, когда объект его (или ее) атаки начинает мычать примитивную, но навязчивую мелодию (я обнаружил, что наилучшим образом действуют главные темы старых голо-видео комедий).

Очевидно, песенка без слов создает некий ментальный белый шум на частоте мозгового зонда и заглушает любые достойные прочтения мысли. Вдобавок, поскольку многие люди ассоциируют такие песенки со стойкими визуальными образами – например, с личными воспоминаниями о детстве, осмысливанием стихов или подсознательными мыслями о поклонении дьяволу – мозг псионика вскоре буквально тонет в мутном водопаде ментальных отбросов.

Поэтому я угостил Крысу ледяным взглядом, действуя под стать персонажу Дикого Запада и не сводил с нее глаз, пока она не поняла, что я готов к сопротивлению. Тогда она отбросила все тонкости и уловки и атаковала меня полным фронтальным мозговым зондом. В этот миг перчатки были брошены и схватка началась. Пощады никто не просит и никто не получит.

Я замычал песенку:

«Послушай историю Президента Брэдли – славной девушки, мечтающей о любви…»

Лицо Крысы постепенно нахмурилось. Вены на ее лбу вздулись и бусины пота повисли над бровями. Она удвоила усилия, но я не поддаюсь.

«С пришельцем была и сестренка его, Император был и блошиная рать…»

Ее лицо побледнело и я заметил, как ее правая рука чуть заметно задрожала. Тогда я понял, что она в моей власти.

«Здравствуй планета, вот клон, которого я создаю. Кто-нибудь вдарьте меня по щеке!»

Это было все, что выдержала Крыса.

– Он чист, – сказала она остальным. – Он чист! – И она рухнула на пол, обхватив голову и рыдая как дитя.

Ей повезло, что я не припомнил «Всем моим клонам». Наверное, эта песенка прикончила бы Крысу.

Главный агент смущенно откашлялся и перешагнул через всхлипывающую пси-девицу. Он мягко отвел меня в сторону от своего павшего соратника и, жестом ведущего в псевдовоенном шоу, сдергивающего покров с главного приза, указал мне на площадку телепорта у дальней стены.

– Это, гм, завершает наше испытание на безопасность, мистер Джонсон, – сказал он. – Будьте любезны встать на площадку, и я информирую мисс Стар, что она может по своему желанию телепортировать вас к себе в апартаменты.

– Я обязательно уведомлю мисс Стар о продемонстрированном вашей службой уровне любезности и профессионализма, – пообещал я.

Агент снова глянул на павшую Крысу, продолжавшую всхлипывать и лепетать припевы моих песенок.

– Как угодно, – сказал он и отвернулся.

Шагнув на площадку телепорта, я не мог не подумать о том, что ненавижу телепортацию еще больше, чем зондирование мозга. Телепортация достаточно паршивая штука, когда вам нужно переместиться из города в город (что, по крайней мере, служит цели). Что касается телепортирования из одной комнаты в другую в пределах одного здания (пусть даже огромного, как это), то я считаю эту забаву либо непристойно экстравагантной, либо (как в данном случае) навязчиво параноидальной.

Одна моя часть не одобряла моей телепортации ради параноидальной прихоти триллионерши, но другая, более логичная часть решила, что большие кредиты, которые она платит, дают ей право на маленькую эксцентричность. В конце концов, я не впервые позволяю прекрасной женщине разорвать молекулы моего тела, выстрелить ими световым лучом и вновь соединить их в другом месте за кредиты. Но это другая история…

Итак, я стоял на площадке и рядом со мной повис в воздухе робот-камера, видимо, передавая мое изображение напрямую ББ Стар. Ясно было, что она всерьез относилась ко всему, что касалось безопасности и, в то время, как мое изломанное тело неслось через пространство, я не переставал гадать, что именно так обеспокоило эту женщину.

XIII

Я материализовался в офисе ББ Стар и немедленно проверил, все ли у меня находится на положенных местах. В народе ходит множество городских мифов о несчастных случаях при материализации. Мой любимый – о парне, чихнувшем во время телепортации и материализовавшимся с лицом пониже спины (как говорят, очутился в тылу). На этот раз я был невредим и, со вздохом облегчения, воззрился на окружающее.

Я уже упоминал, что меня не легко поразить, но, должен признаться, при виде обители ББ Стар моя челюсть упала словно рейтинг политика в месяц уплаты налогов. Внешний вид гигантского офиса (величиной с пару стадионов) подавлял воображение своей показной роскошью, при виде которой возникали сомнения в незыблемости физических законов. Это был классический пример игр ума большого бизнеса: психологическое унижение с помощью показухи. Вам показывают ухоженную садовую дорожку, чтобы успокоить, псевдовоенный охранный пост, чтобы внушить страх, и немыслимо огромный офис, чтобы у вас отпала челюсть. Помещение было задумано таким образом, чтобы спланированные вами для встречи стратегия и «повестка дня» вылетели у вас из головы к тому времени, когда вы приблизитесь к столу ББ Стар, уступив место робкому благоговению перед неприкрытым величием окружающего. Должен признаться, что схема действовала весьма эффективно.

Без телескопа я еле разглядел мисс ББ Стар, спокойно восседавшую за своим столом на противоположном берегу входящей в комплект помещения реки, бегущей через офис (я упоминал о его величине).

Тупая Обезьяна – напавший на меня утром в моей конторе громила – подкатился ко мне на маломощном воздушном авто.

– Я здесь, чтобы отвезти вас к столу мисс ББ Стар, – произнес он.

Спрыгнув с теле-площадки, я поправил рукава.

– Нет уж, благодарю. Я никогда не сажусь в авто с чужаками, громилами, пытавшимися прикончить меня людьми с плохой личной гигиеной. Кстати, поздравляю – ты первый, кто попадает во все три категории.

– Спасибо, – сказал он.

– Передай мисс Стар, что я пойду пешком. За сколько временных зон отсюда она находится?

– Что?

– Забудь, – бросил я, отправляясь в путь. – Стукни мне посети, когда врубишься в последнее оскорбление.

Я был в сотне ярдов от него, когда услышал: «Что ты подразумеваешь под плохой личной гигиеной?!»

В наше время ох как трудно найти хороших громил.

Я прошел примерно с полкилометра к реке, отделявшей мисс ББ Стар от остального офиса. Великая леди восседала за своим столом на другой стороне, углубившись в работу и не поднимая глаз. Всю поверхность ее стола представлял собой огромный компьютер-экран с дюжиной «окон», показывающих все – от сегодняшних биржевых цен до поведения солнечной радиации. Я не удивился, увидев стоявших позади нее Мохнорылого и Человека-Гору. Будь здесь мои домовладелец, налоговый инспектор и зазноба-старшеклассница, мы смогли бы открыть заседание Клуба Я – ПЫТАЛСЯ (ПЫТАЛАСЬ) – УБИТЬ ЗАКА.

За спиной у нее стоял также невысокий мужчина в костюме. Этот парень меня малость обеспокоил. Он отнюдь не казался опасным, просто я отчего-то побаиваюсь людей в костюмах.

Я кашлянул и ББ Стар подняла на меня глаза.

– Добрый день, мистер Джонсон, – ее улыбка лучилась теплом. – Спасибо, что пришли сюда безотлагательно. Мост!

По ее устной команде, прямо передо мной материализовался из воздуха мост через реку.

– Признаюсь, меня заинтриговало ваше предложение, – сказал я, пересекая мост.

– Кресло! – приказала она.

Перед столом вдруг очутилось кресло.

– Прошу, устраивайтесь поудобнее, – пригласила она, указав на кресло взглядом невероятно голубых глаз.

– Миленький офис, – усевшись похвалил я, стараясь не казаться чрезмерно пораженным.

– Всего лишь? Многие находят его «кое-чем».

– Понимаю. Откровенно говоря, это слабо сказано. Назвать его «кое-чем запредельным» – и то мало.

– Как тогда насчет «кое-чего слишком запредельного, недоступного не только пониманию обычного человека, но и современным строительным технологиям»?

– Это уже ближе, – согласился я.

– Именно так описал его редактор журнала «Архитектура двадцать первого века» в своем очерке восьмилетней давности. А через два месяца я приобрела его журнал через подставную корпорацию, изменила редакторскую политику относительно искусств и ремесел и назначила этого типа заведовать колонкой дизайна кухонных рукавичек-прихваток.

Я чуть задержал на ней взгляд, ожидая намека на улыбку.

Она не улыбнулась

– Итак, я повторяюсь: миленький офис.

– Спасибо, мистер Джонсон, – почти улыбнулась она. – Или я могу называть вас Зак?

– На здоровье, – сказал я.

– Прекрасно. Тогда не стесняйтесь называть меня ББ. В данный момент никто из ныне живых этого не делает, вы будете первым. А теперь, чем вас угостить? Кофе, чай или предпочитаете чистый кофеин?

– Меня устроила бы новая дверь для моей конторы, – сказал я.

Это заслужило улыбку.

– Разумеется. Об этом позаботятся к вашему возвращению в свой офис. Благодарю за понимание.

– Тогда мне остается спросить лишь о том, что, собственно, случилось.

Она откинулась в своем кресле и медленно отвернулась от меня. Когда она заговорила, то обращалась скорее к реке и я заметил, с каким трудом давались ей слова.

– У меня проблема, Зак. Проблема, требующая ваших уникальных услуг.

– Люди не вызывают меня, не будь у них проблем, мисс Стар, то есть ББ – если только не хотят, чтобы я причинил проблему другим людям.

– Ясно.

– Некоторые обращаются ко мне, думая, что у них проблема, но на самом деле ее нет. Но бывает, что ко мне обращаются люди, уверенные, что проблемы у них нет, тогда как она есть.

– Хорошо.

– Есть и те, кто вызывает меня, поскольку появилась проблема с проблемой, которую я для них ранее решил, а некоторые беспокоят меня из-за проблемы с моим чеком.

– Это замечательно, Зак.

– Мне следовало остановиться раньше, да?

– Это было бы идеально.

– В общем, суть в то, ББ, что когда бы ко мне ни обращались, на горизонте вырисовывается проблема.

– Пожалуй, мы об этом договорились.

Повисла секундная неуклюжая пауза. Я слышал плеск рыбы, плывущей вверх по реке.

– Должен признаться, мне льстит, что я понадобился клиенту с вашими обширнейшими ресурсами.

– Дело в том, что именно этой проблемой должен заниматься посторонний источник. Хорошо оплачиваемый, конфиденциальный источник. Эта проблема не для ваших мемуаров или электронной книжки комиксов.

– С надлежащей компенсацией, я это переживу.

При этих словах маленький человек в костюме подскочил к столу, пошарил по его поверхности и сунул мне под нос компьютерный блокнот и виртуальную ручку.

– Прошу подписать здесь, – пискнул он.

– Вы что, продавец поздравительных открыток? – осведомился я, отталкивая его руки.

Типчик подался назад, на лице его мелькнул испуг.

– А почему вы спрашиваете? – вяло спросил он.

– Не беспокойтесь, – проговорил я, поднимая перед ним пустые ладони. – Я не вооружен.

XIV

Теперь краткая историческая справка. 2035-й год был плодотворной вехой в анналах закона и порядка. Количество практикующих в мире адвокатов увеличивалось с опасной скоростью с начала века. В результате, к 2027 году целых десять процентов населения планеты были юристами (соответственно, 9, 9998 процента населения планеты были продажными юристами). Гигантская масса судебных дел, созданных этими юристами, просто-напросто завалила судебную систему планеты. Они предъявляли иски корпорациям, делали тоже с мелким бизнесом. Они преследовали судебным порядком субподрядчиков, наемных работников, муниципалитеты, организации и домовладельцев. Лишь бездомные и неимущие были освобождены от судебной осады (потому лишь, что у них не было денег).

Некоторые юристы даже специализировались на исках к покойникам. Ведь эти клиенты, как известно, служат легкой добычей. Тут всегда ясно, куда доставить повестку.

К 2035-му году суды были повязаны таким количеством абсурдных дел, что для настоящей работы системе уже не хватало места. Верховному суду Соединенных Штатов, например, пришлось увеличить реестр своих судей с двенадцати до ста двадцати человек с тем, чтобы обслуживать непомерный груз дел. К сожалению, ежегодный коэффициент самоубийств среди судей достиг почти двадцати пяти процентов (когда вы назначены судьей пожизненно, выход только один). Всемирная судебная система превратилась в готовый взорваться бочонок с порохом.

Спичкой, запалившей фитиль было позорное дело Риндалли против Риндалли. Сент-Луис, Миннесота, 2035, в котором двенадцатилетняя Элизабет Риндалли подала в суд на родителей за то, что они сделали ее уродливой. Претензии состояли в том, что ее родители, Бенджамин и Хуанита Риндалли были уродливыми людьми (в иске применялся термин «внешне неадекватны»), а следовательно виновными в уродстве своей дочери. Более того, иск подчеркивал, что супругам Риндалли было известно о собственном уродстве до зачатия Элизабет, посему деторождение означало безответственное пренебрежение интересами ребенка.

Элизабет потребовала денежного возмещения за нанесенный ущерб. Точная сумма иска была утеряна в анналах истории, но известно было, что ее родители сказочно разбогатели после недавней выплаты им компанией быстрого питания «отступных» по иску от Бенджамина, пролившего себе на колени во время поездки на воздушном авто «ледяной кофе», преступно остуженный до чересчур низкой температуры. Очевидно, мокко при трех градусах выше нуля по шкале Кельвина заморозил гениталии Бенджамина в крайне неблагоприятный момент.

Элизабет Риндалли выиграла иск и мир сошел с ума (а может, наоборот поумнел). Бедняжка расплакалась на ступенях здания суда и поведала планете о том, что не собиралась требовать денежного возмещения и вообще не считала себя уродливой до тех пор, пока ее не убедил в этом прилипчивый адвокат.

С этого и начался бунт. Общество было сыто по горло и выступило за очищение от сутяжнической эпидемии. Девизом послужили бессмертные слова Шекспира («Генри VI») о том, что в первую очередь необходимо прикончить всех адвокатов, и для большинства людей эта строка Шекспира оказалась единственной хорошо понятной истиной.

Всемирный Совет не пошел на фактическое уничтожение всех юристов. Вместо этого были созданы исследовательские группы, пришедшие к выводу о том, что оптимальным числом юристов на планете с пятнадцатью миллиардами людей будет 7777. В результате, с помощью тестов на соответствие профессии, бросания монет (орел-решка) и общественных выборов 7777 признанных достойнейшими юристов были избраны пожизненно. Остальных исключили из корпорации и принудили заняться настоящей работой (многие стали ведущими игр в ток-шоу). С тех пор количество практикующих юристов на планете поддерживалось на уместном и безопасном уровне 7777 персон.

Кстати, после «чистки» популярность Шекспира чрезвычайно повысилась у большинства населения. К сожалению, общество более не считало его драматургом. Вместо этого он стал чем-то вроде пророка и по всему миру возникли секты, посвященные расшифровке таящихся в пьесах Шекспира «пророчеств». В итоге пал от руки наемного убийцы король Дании, посадили в тюрьму всех до единого римских сенаторов, а для женщин по имени Офелия были открыты особые плавательные клиники. Как видите, преклонение перед большой литературой может завести слишком далеко.

Следует отметить, что некоторые (как и я) считают, что количество оставшихся на планете юристов все же слишком велико. Дело в том, что кое-кто из более ушлых юристов, не вошедшие в пресловутые 7777, не пожелали оставить свой сутяжнический стиль жизни, ускользнули в тень и продолжали заниматься своим бизнесом подпольно. Тысячи таких «темных акул» наняты ныне корпорациями типа ЭксШелл на рабочие места «продавцов поздравительных открыток».

Так что грязь осталась где была. Но только под другим именем.

И, между прочим, продажа поздравительных открыток за последние десять лет резко упала.

XV

В общем, я повернулся и угостил ББ ледяным взглядом.

– Я не подписываю ничего, пока не узнаю, с кем или с чем имею дело.

ББ ответила на мой взгляд нежной, как вечерний ветерок в сумерках улыбкой, от которой вверх и вниз по моему позвоночнику устремилась рать мурашек. Но я не позволил себе отвести от нее глаз (нельзя показывать потенциальным клиентам, что от них у вас мурашки по коже бегают).

– Вы умны, меня не обманули, – нарушила она тишину.

– Фактически, я еще умнее, – чуть застенчиво отвечал я. – Просто не показываю этого тем, кто не платит мне за услуги.

– Я знаю, что это не по стандарту, Зак, – указала она взглядом на формуляр о неразглашении. – Но если вы не подпишете, наша встреча закончена.

– Чудесно. – Я выхватил компьютерный блокнот и ручку у маленького экс-адвоката. – Стоит подписать хотя бы ради того, чтобы узнать вашу зловещую тайну.

Я вернул компьютер льстивому хорьку-юристу. Он уставился на мою подпись, затем нажал клавишу подтверждения.

– Подпись подтверждена, – произнес компьютер.

– Ладно, ББ, – сказал я, усаживаясь в кресло. – Счетчик включен, так что не тратьте мое время на лишние загадки. В чем суть дела?

ББ улыбнулась.

– Я хочу, чтобы вы кое-что отыскали.

– Надеюсь, вы уточните задачу?

– Компьютер Голо-вид ББ-2, – произнесла она в пространство и огни на ее столе разгорелись ярче.

ББ повернулась ко мне и ясно было, что она недовольна тем, что произнесла это вслух.

– Ваша задача найти его.

Включилась система воспроизведения и на столе между нами появилось голографическое изображение женщины в натуральную величину. Но это была не просто женщина.

Это была сама ББ Стар.

XVI

ББ отвернулась от мерцающей перед нами голографической картинки.

– Она ваш клон? – спросил я.

– Все не так просто. Ее имя ББ-2, по очевидным причинам. И она… – ББ помедлила и продолжала с ненавистью в голосе: – Она дроид.

– Вам, конечно, известно, что создание дроида с тонированной под человека кожей карается смертной казнью?

– Поэтому я и стремлюсь сохранить это в тайне.

– Ее внешность каким-то образом удовлетворяет ваше тщеславие?

– Она предназначалась на роль шпиона, – пояснила ББ.

– Шпион-андроид, идеально копирующий вас, – задумчиво произнес я. – И вы полагали, что это эффективно? Что ваши конкуренты выдадут торговые секреты женщине с вашей внешностью?

ББ не видела в этом ничего смешного.

– Этот проект был задуман моим покойным мужем. – На этот раз она старалась изгнать из своего голоса ненависть (но не совсем в этом преуспела). – Я понятия о нем не имела до смерти мужа. Представьте мое изумление.

Я признался себе, что посвящение в такую тайну стоило подписи на формуляре.

– Почему бы не начать с начала?

ББ вздохнула. Ясно было, что ей не нравится эта часть предыстории. Возможно, она в первый раз говорила об этом вслух и хотела покончить с этим по возможности быстро и безболезненно.

– БС Стар был очень богат и очень эксцентричен, как вам наверняка известно. Изначально он задумал дроида с целью промышленного шпионажа. Прекрасной женщине гораздо охотнее, нежели мужчине, открывают секреты. Впрочем, вскоре после того, как мы поженились, БС переосмыслил свой план.

– Инженеры ненавидят изменения в начальной схеме.

– БС решил, что дроид будет моей копией, усовершенствованной копией. Он втайне записал сигналы моего мозга во сне с тем, чтобы придать дроиду мои личные качества или, как минимум, аспекты моих личных качеств, которые он одобрял.

Он планировал заменить меня, – продолжала она с явной горечью в голосе. – Почему бы и нет, ведь у него были и деньги и власть. Он хотел всегда иметь рядом свою прекрасную блондинку в качестве трофея. Хотел, чтобы она выполняла каждую его прихоть и повиновалась каждому желанию. Ему не хотелось, чтобы она думала самостоятельно. Поэтому он построил кибернетическую бимбо и, стремясь расширить область ее способностей, спроектировал ее также в качестве личного телохранителя. Идеальная жена-трофей, идеальное оружие. Это было всем, о чем он мечтал.

– И поэтому ее…

– Его.

– Поэтому этого дроида нельзя назвать обычным?

– Еще бы. Для начала, у него плутониевое ядро.

– Андроид на ядерной энергии. Ого!

– Мой покойный муж был склонен утрировать все, за что брался. Он был богат и могуч, желал оповестить об этом всю вселенную, даже когда тратил кредиты на нечто, о чем знала лишь горстка людей.

– Какова в точности мощность этой… этого андроида?

– Компьютер! Технические характеристики ББ-2! – приказала ББ.

Голограмма андроида разделилась посредине, показывая его анатомию. Появились помкью-компьютерные стрелы, указывающие на различные устройства и вспомогательные детали по мере пояснений компьютера к основной схеме.

– ББ-2 построен из искусственного углеродного сплава, симулирующего наружные части человеческого тела на неотличимом от оригинала уровне, распознаваемом лишь современнейшими детекторными устройствами. Плутониевое ядро снабжает энергией совершенный кибернетический и бионический внутренний механизм, делая эту модель примерно в сто пятьдесят раз сильнее в сто семьдесят шесть раз выносливее обычного человеческого организма на углеродной основе. Данное измерение основано на вычислениях, взятых с отбора проб у тысячи людей…

– Компьютер, ближе к делу! – перебил я. – Мне нужны только факты, а не способы их добывания.

– Как хотите, – смущенно отозвался компьютер. – Рефлексы этой модели в двести раз быстрее, чем у обычного человека. Ее ощущения столь же экстенсивны. Визуальное ощущение охватывает весь световой спектр. Обоняние может определить и проанализировать воздушные частицы величиной в одну тысячную микрона. Слуховые сенсоры улавливают звуки, еле достигающие одной тысячной децибела.

– Чем дальше, тем лучше, – заметил я.

– Модель также может с помощью слуховой и визуальной стимуляции псионически доминировать над мозгом людей, даже тех, кто обладает естественными пси-способностями.

– Понимаю, – снова перебил я. – Эту модель не стоит… сердить.

– Это оружие, но по сути дроид еще и компьютер, – пояснила ББ. – У него экспериментальный и сверхсовременный главный процессор. Память снабжена обширными и расширяющимися данными. У него есть информация обо всем – от валовой прибыли всех корпораций до списка всех нынешних и бывших служащих ЭксШелл.

– Вот почему вы не можете нацелить на нее… на него своих людей, – перебил я.

ББ кивнула.

– Дроид идентифицирует их и, возможно, мгновенно убьет.

– А как насчет меня? Пользуясь псевдо-известностью, я наверняка привлеку к себе его внимание при контакте. Он может связать меня с вами.

– Верно, – согласилась ББ. – Но я думаю, он рассмотрит несколько других вероятностей вашего появления прежде чем придет к выводу, что вы работаете на меня, а значит, у вас будет благоприятная возможность поймать его.

– А что, если пойдут слухи о том, что я побывал здесь?

– Я об этом уже позаботилась.

– Меня это почему-то не радует.

– Простите, Зак, но мне кажется, за такие гонорары вы сможете примириться с некоторыми неудобствами, – холодно сказала ББ.

– Когда сбежал андроид? – полюбопытствовал я.

– Две недели назад. Он вырвался из камеры своего изолятора, уложил двоих сторожей в реанимационную палату, уничтожил робота-охранника и сократил мысленные способности у пары моих наиболее дорогостоящих ученых до детского уровня.

– Он на свободе уже две недели? Значит, может быть где угодно.

– Я сочла это проблемой ЭксШелл, – сказала ББ. – И надеялась, что мы сможем решить ее внутренними средствами. Но я ошиблась. Этот дроид – сердитая и озлобленная машина, Зак. Я понятия не имею, чего он хочет, куда направляется и что планирует. Но он не задумываясь убьет любого, кто помешает ему и причинит немалый ущерб, если его не остановить.

ББ секунду помедлила помолчала, словно решая, говорить ли ей дальше.

– Наши наблюдатели уверяют, что рассерженный или сильно возбужденный дроид может превратиться в психопата и прибегнуть к массовым убийствам.

– И андроид такого типа сможет убить сотни людей прежде, чем его остановят, – добавил я.

– Не говоря о триллионных потерях в связи с судебными исками, угрожающими ЭксШелл.

– Вы предусмотрительны, ББ. Но знайте, если дело дойдет до этого уровня, то я сообщу о нем властям.

– Если вы это сделаете, Зак, то будьте уверены, что я испорчу вам жизнь всеми возможными способами.

– Делайте что хотите, ББ, – процедил я со стальным блеском в глазах. – Я не позволю невинным людям умереть просто ради сохранения вашего грязного секрета в тайне от общественного интереса.

ББ уставилась на меня сурово, затем смягчилась.

– Будем надеяться, Зак, ради нас обоих, что этого никогда не случится.

Я кинул и сказал, что мне и моему компьютеру понадобится полный доступ к ее досье.

При этом продавец поздравительных открыток слегка занервничал и что-то шепнул на ухо ББ. Та выслушала и кивнула.

– Мы дадим вам довольно полный доступ, – произнесла она наконец.

– В таком случае, я предоставлю вам довольно полные услуги.

– Ну хорошо, – вздохнула она. – Вы получите полный доступ. – Однако, – в ее голосе послышалась неприкрытая угроза, – если информация об этом деле просочится в прессу, то ЭксШелл засудит вас на такую сумму, о которой вы даже не мечтали. Ваши потомки будут платить мне до начала следующего милленниума.

– Весьма справедливо, – согласился я.

В этот миг мое зрение расплылось и голова закружилась. Я увидел у себя в мозгу появляющиеся буквы и понял, что мне дает знать о себе ГАРВ.

М… Е… Т… А… М… О… Р… Ф…

Как обычно, пару секунд ушло на разгадку смысла послания ГАРВа и я обрадовался его присутствию.

– ББ-2 способен видоизменяться? – спросил я.

Продавец поздравительных открыток снова зашептал на ухо ББ.

– У него есть ограниченные способности к трансформации, – ответила ББ, – оставшиеся от оригинальных шпионских характеристик. Он может изменять черты лица и до некоторой степени цвет волос. Впрочем, я искренне сомневаюсь, что он сделает последнее. Я люблю быть блондинкой.

– Значит, я могу наверняка предположить, что он все еще похож на вас?

Продавец поздравительных открыток снова зашептал ББ. Это начало действовать мне на нервы.

– Да вполне можете, – сказала она.

– Что будет, когда я найду его?

– Предпочитаю, чтобы он остался неповрежденным. ББ-2 представляет для нашей компании крупную инвестицию. Мне хотелось бы возместить затраты путем разборки дроида и продажи его на запчасти.

– Договорились, – сказал я. – Мне не нравится убивать существа, пусть даже технически не живые. Но, кажется, вы хотели что-то добавить? О какой-то слабости или дефекте, которыми я могу воспользоваться?

ББ щелкнула пальцами и продавец поздравительных открыток подал мне круглый тоненький чип, величиной со старинную монету в четверть доллара.

– Надеюсь, это нечто особенное, – предположил я.

– Это нейро-нейтрализатор, – пояснил «продавец» (я только поежился, услышав технический термин из уст экс-адвоката). – Я когда-то специализировался в робототехнике. НН настроен на электронные сигналы мозга ББ-2. Наклейте его на тело дроида и он будет беспомощен.

– Полагаю, это легче сказать, чем сделать.

– Обычная история с заданиями, за которые платят 25000 кредитов в день, – заметила ББ. – Итак, Зак. Мы договорились?

Я со вздохом кинул.

– Мне понадобится ознакомиться с историей создания ББ-2 и хотелось бы загрузить в свой компьютер копию его технических характеристик.

– Идет, – согласился ББ. – Я обеспечу вашему компьютеру доступ ко всему необходимому.

– Тогда мы договорились.

– Вы будете докладывать о ситуации каждый час? – Это прозвучало почти приказанием.

– Я буду докладывать, когда у меня будет информация, или когда мне понадобится что-либо от вас. – ББ не понравилось мое уточнение, но она приняла его.

Я пересек мост через реку, прошел через поле к теле-площадке и телепортировался из офиса, причем каждый шаг сопровождался круговертью бесчисленных вопросов в сером веществе моего мозга.

Ясно было, что ББ не сказала мне всей правды, но правда неизбежно проявится в конце. Ясно было также, что напускная холодность и бравада ББ не могли скрыть ее испуга – и страх ее выходил далеко за рамки возможного судебного процесса.

Мне пришло в голову, что она, возможно, опасалась реального преследования со стороны ББ-2. В этом был смысл, поскольку дроид изначально предназначался для ее замены, и я отнюдь не упрекаю ББ в трусости. У дроида определенно хватало «огневой мощи» для уничтожения своего ролевого прототипа.

Моей заботой было не допустить этого. В конце концов, мертвые клиенты не дают рекомендаций и крайне плохо смотрятся в резюме.

XVII

День клонился к вечеру, когда я покинул апартаменты ББ и отправился домой в надежде провести вечер за обдумыванием плана действий в относительном домашнем покое.

Мой дом представляет собой стилизованное под ранчо жилище начала двадцать первого века – удобное, уютное и не броское с виду. Характер моей работы в избытке обеспечивает меня врагами, поэтому мне понравилась мысль иметь дом, не привлекающий внимания заурядных преступных элементов. Но несмотря на его заурядный внешний вид, Рэнди и я усовершенствовали постройку и компьютерную систему безопасности, превратив дом, по сути, в крепость.

Сворачивая на подъездную дорожку, я заметил у обочины знакомое воздушное авто. Машина была выполнена под модель «шеви» столетней давности (но с реактивными ускорителями вместо колес). Авто являло собой недвусмысленный признак беды (иногда поневоле восхитишься изящной «упаковкой» этой самой беды).

– Гейтс, только этого мне не хватало, – пробормотал я. – ГАРВ, проверь авто у обочины.

– Я обнаружил его на спутниковом навигаторе еще по дороге, – ответил ГАРВ. – Надеялся, что это совпадение. Хотите, чтобы я определил владельца?

– Если хочешь. Но мы уже знаем этого типа.

– Вуп?

– Вуп, – кивнул я.

Помните, я описывал текущее состояние частного детективного бизнеса и упомянул компанию под названием ДикКо? Это была она, собственной персоной, ведь Сидни Вуп – один из ее числящихся в списке «А» оперативников. Он занимается крутыми делами, переживает драматические приключения и хорошо смотрится на видео: высокий, мускулистая фигура, жестко-очерченный подбородок, каштановые волосы, синие стальные глаза и т. д. и т. п. – вы поняли. Чего еще ожидать от дика (за исключением совести, капельки сострадания и отлаженного морального компаса)?

Признаюсь, что Сидни Вуп обладает всеми качествами хорошего частного сыщика. У него развит инстинкт, он достаточно смекалист и крут, чтобы управиться с неприятностями, в которые неизбежно попадает ЧД, К сожалению, на мой взгляд, у него неважно с профессиональной этикой. Добавьте сюда его неуправляемую страсть к элегантному, но не всем доступному стилю жизни, и получите идеального кандидата в сотрудники ДикКо. Сидни и ему подобные входят в элиту этого отстойника.

Я также упоминал о том, что хорошие оперативники получают от ДикКо «подельников» для лучшего освещения их приключений. У Сидни их было двое, я называю их Подельник-1 и Подельник-2. Первый – маленький ершистый тип с неприятной привычкой выхватывать пушку по малейшему поводу, но в целом безобидный и довольствующийся ролью тени Сидни. Второй, напротив, чересчур горяч. Мне кажется, он не доволен ролью младшего и стремится выйти на авансцену. Ему пока еще не хватает элементарных профессиональных навыков (но попробуйте заикнуться об этом).

Сидни и я не раз работали на враждующие стороны одних и тех же дел. Он неоднократно одерживал надо мной верх. Мне не нравится ни он, ни его работа, я не уважаю Сидни.

Но уважаю угрозу, которую он представляет.

Быстрый взгляд из машины на повороте – и я заметил в салоне воздушного авто всю команду Вупа.

– Хотите, чтобы я связался с НФПД?[6] – осведомился ГАРВ.

– Чтобы их прихватили за пустое времяпровождение? Нет, сыграем спокойно и посмотрим, что им нужно.

– Рекомендую вам проявить максимальную осторожность, хотя вы меня наверняка не послушаете.

– Разве я бываю неосторожен? – возразил я, открывая дверцу и выходя из машины.

– Зачитать вам примеры за прошлую неделю или вы торопитесь?

– Осторожнее, ГАРВ. Это был сарказм, ты уже бродишь по обочине юмора. Не успеешь оглянуться, как станешь вечерами выступать с анекдотами в кабаках, по которым шатается ваша компьютерная братия.

– Уверяю вас, что компьютеры не «шатаются».

– Так я тебе и поверил.

Выйдя из машины, я спокойно зашагал к дому, стараясь не обращать внимания на Вупа и его громил. Пусть они сделают первый ход. Первые ходы в моем деле не столь важны. В этой игре, как и в других, важен последний ход. Бывают, конечно, случаи, когда первый ход становится последним, но думать об этом сейчас не время.

Так или иначе, но Вуп не заставил себя ждать. Он и его свора вышли из авто и, прижимая ладонями выпуклости на пиджаках с прячущимися под ними бластерами, деловито зашагали ко мне. Я повернулся, изображая удивление.

– Зак Джонсон, – заговорил Сидни. – Давненько не виделись, старина.

– Никак, это Вуп-Дуб? – отреагировал я. – Как дела в вашем мусорвилле?

– Ты имеешь в виду ДикКо?

– Не совсем. Послушай, я бы пригласил тебя и ребят к себе на чай, но у меня кончились булочки. Надо было предупредить заранее.

Вуп криво улыбнулся и приблизился на шаг.

– Очко, Зак. Я слышал, ты сегодня нанес маленький визит ЭксШелл?

– Ты следишь за мной, Сидни? Не думал, что ваш бизнес в таком упадке.

– Нет, Зак. Ты сейчас знаменит. Разве ты не знаешь, что попал в фокус общественного интереса?

– Ах, да. Мне понадобилось перекалибровать мой тостер, а штаб-квартира ЭксШелл оказалась ближайшим пунктом обслуживания.

– Давай-ка ближе к делу, Зак, ладно? Мы знаем, что тебя сегодня наняла ЭксШелл.

– Знаете?

– Конечно. Ты лучший ЧД в нашем бизнесе. Кого еще они наймут, чтобы обнаружить сам знаешь что?

– Откуда тебе известно, что от меня требуется обнаружить…

– Брось. Всем известно, что ты – единственный на планете, кто может отыскать это и вернуть им.

– Не могу поверить, Сидни, – заволновался я. Тебе известно о корсете из вибраниума?

– Само собой, мы знали о нем уже несколько месяцев. Мы просто…

Увидев мою улыбку, он понял, что его надули.

– Проклятье!

– Все в порядке, босс, – робко утешил Подельник-1. – Думаю, мы сможем вырезать это из последнего выпуска новостей.

– Заткнись, – сплюнул Сидни. Затем повернулся ко мне и состроил милейшую улыбку. – Ты прав, Зак. Я не знаю, что тебе требуется обнаружить. По правде, мне на это наплевать, но не наплевать моему клиенту. Вот предложение: сколько бы не заплатила тебе за поиски ЭксШелл, мы платим вдвое.

– Это куча денег, Сидни.

– Полагаю, тебе этого надолго хватит.

– И тебе невдомек, что я отыскиваю.

– Нам все равно. Но что бы ни хотела ЭксШелл, нашему клиенту нужно больше.

– Ты говоришь о ХайТек.

– Зак, я не трепло.

– Ну хорошо, ты заплатишь мне не-известно-сколько за то, чего ты-не-знаешь и отдашь это тому, кого-отказываешься-назвать?

– Ясно и просто.

– Не говоря о том, что это незаконно, аморально и нечестно, – уточнил я.

Сидни закатил глаза и вскинул вверх ладони.

– Я знал, – сказал он. – Знал, что ты об этом заговоришь. Ну почему ты так одержим законом, моралью и честью?

– Называй это дефектом характера. Извини, Сидни, сделка отменяется.

Сидни покачал головой и опустил глаза.

– Я сделал все, что мог, Зак. Я пытался быть честным и ввести тебя в дело. Хочу, чтобы это было в досье.

– Уже занесено, Сидни.

Он поднял голову и уставился на меня своими сине-стальными младенческими гляделками. Подельник-1 подкатился ко мне и стоял теперь лицом к Сидни, следя за происходящим с наиболее выгодного места.

– Тогда мы найдем это без тебя, – проговорил Сидни.

– Не простая задача, когда не знаешь, что искать.

– Об этом не беспокойся, Зак. Мы работаем на совесть. Тебе было предложено место у кормушки, но ты отвернулся. Ты прочертил свою линию на песке и вот тебе совет: не стой у нас на дороге, или мы раздавим тебя как клопа.

– Сидни, послушай… Если ты говоришь это в расчете на камеры, то хотя бы подбирай приличные метафоры. Твои предсказания сродни тем, что подают запеченными в печенье в китайских забегаловках.

Подельник-1 ухмыльнулся, но поперхнулся от взгляда босса.

– Делай по-своему, Зак, – сказал Сидни, собираясь уходить.

Подельник-1 чуть задержался, чтобы надлежащим образом запечатлеть на видео драматический уход Сидни на фоне заката. Затем последовал за боссом на приличном расстоянии.

Однако Подельник-2 не шелохнулся. Он молча сверлил меня взглядом, надувшись от сознания собственной важности. Мне повезло, что этот жалкий тип счел ниже своего достоинства подняться на первую ступень моего крыльца.

– Два замечания, мистер Джонсон, – проговорил он на удивление низким голосом. – Первое, никогда не связывайтесь с ДикКо. И второе, вы выглядите забавнее на экране, чем в жизни. – Он покрепче ухватился за выпуклость под пиджаком. – Может, вам не следует путешествовать без писателей.

Заметив стойку своего напарника, Подельник-1, как я и опасался, пошел на поводу у своего рефлекса и занял позицию рядом с ним, опустив руку на свое оружие. Я понял, что неприятностей не миновать.

Но в этот миг ГАРВ выдал мне послание:

– Э… В… ДОМЕ…

У меня чуть закружилась голова с появлением букв, но не думаю, что это заметили громилы. Впрочем, они заметили мою улыбку, когда я прочел послание.

– Вот что, сынок, заруби себе на носу, – процедил я, – в упор уставясь в глаза Подельнику-2. – Во-первых, я приберегаю хороший материал для людей, которые могут его понять.

Успевший отчалить на десяток метров по дорожке Сидни наконец понял, что он уже не звезда этого шоу и повернулся как раз, когда ситуация пошла вразнос.

– Эй вы, клоны гороховые, какого…

– И во-вторых, – продолжал я, – вы и весь ваш конгломерат ДикКо можете чмокнуть меня в нежно-розовый ректум!

Подельник-2 вытащил бластер, но я бросился на него прежде, чем он покинул кобуру. Цепко ухватив его за правую руку, я врезал ему по физиономии предплечьем. Он растянулся плашмя с кровоточащим носом.

– И в-третьих, я не использую писателей.

Сидни бежал по дорожке, размахивая руками, как сердитая утка, а Подельник-1 тем временем доставал свой пистолет.

– Прекрати немедленно, или ты уволен!

Но толчок адреналина не позволил Подельнику-1 подчиниться Сидни. Он навел оружие на меня, я отпрыгнул в сторону и покатился по лужайке с прыгнувшим в мою руку пистолетом.

– Электра! – крикнул я. – Стреляй!

Выбившийся через дверь изнутри поток энергии вышиб бластер из руки Подельника-1. Сидни замер как вкопанный и печально покачал головой.

– Теперь мы доигрались, – прокомментировал он.

Останки двери осыпались и вся наша компания увидела Электру, во всей латинской красе выплывающую из дома с дымящейся энергопушкой в руке (лично я нахожу Электру весьма привлекательной с дымящимся оружием в руке, хотя это может нелестно характеризовать мою психику).

– Кажется мы договорились, ми амор, заговорила она. – Никаких сражений на лужайке.

– Мы не сражались, – заверил я. – Просто затянули наш прощальный ритуал. Верно, Сидни?

– Абсолютно, – подтвердил Сидни. – Всегда приятно видеть вас, доктор Гевада.

– Вы все такой же зануда, Сидни, – сказала Электра, примечая, как садится на траве и тянется за своим бластером Подельник-2.

Она снова «выплеснула» энергию из пушки и распылила часть материи с подкладки брюк бедняги. Он мигом замер и поднял руки жестом капитуляции (хотя нос его все еще кровоточил).

– Не намного спокойнее ваших компадре, – прибавила Электра.

По лицу Подельника-2 заметно было, как не терпится ему поскорее проинспектировать себя пониже пупка.

– Не беспокойся, чико, – подбодрила его Электра. – Я хирург и отнимаю что-либо только, когда захочу отнять. Entiendo? – Она снова переключилась на Сидни. – По-моему, вам пора уходить.

– На твоем месте я бы ее послушал, – подтолкнул я локтем Сидни. – Ведь тебе не хочется увидеть ее рассерженной.

Сидни снова качнул головой и жестом указал своим подчиненным, чтобы те садились в машину. На этот раз они выполнили приказ.

Босс вежливо прикоснулся к шляпе, прощаясь с Электрой, и повернулся ко мне.

– Прошу извинения за ребят, – произнес он. – Нынче трудно найти хороших помощников.

– Могу себе представить. Да и кто захочет работать на дика вроде тебя?

Сидни улыбнулся.

– Знаешь, твоя шутка уже заплесневела, Зак. Не пора ли малость освежить материал?

– Я над этим поработаю.

– Кстати, наше предложение остается в силе.

– Ответ по-прежнему «нет».

– Ну тогда остается и угроза. Однако дай мне знать, если передумаешь.

Он повернулся и присоединился к Подельнику-1 и все еще кровоточащему Подельнику-2 в воздушном авто, после чего машина почти мгновенно унеслась.

Я обратился к Электре, как ни в чем не бывало пожимая плечами.

– Милая, вот я и дома.

– Я уже заметила, – сказала она, убирая энергетическую пушку на ее место за входной дверью.

Бодро взбежав по ступеням, я радостно поцеловал ее в губы.

– Спасибо за помощь, – поблагодарил я. – Приятно знать, что у моей женщины под рукой хлопушка с энергией.

– Ты знаешь мою поговорку, – промолвила она с обворожительной улыбкой. – Никто не бьет моего мужчину, кроме меня.

И, крутанувшись, нанесла мне чувствительный удар ногой в голову.

XVIII

От удара Электры я пошатнувшись отступил, но удержался на ногах. То есть, держался на ногах, пока она не сшибла меня наземь подсечкой.

– Тебе везет, что я люблю тебя, чико, – холодно заметила она. Затем размашисто зашагала к своему старому воздушному авто «БМВ» и улетела взревев реактивными двигателями и взметнув облако пыли. Я проводил уносящийся в небо «БМВ» взглядом и передо мной появилась спроектированная моим наручным интерфейсом голограмма ГАРВа.

– Довольно неожиданный поступок.

– На мне снова этот девиз: «пни меня, ударь, застрели»? – спросил я поднимаясь на ноги.

– Только в метафорическом смысле, – успокоил ГАРВ. – Однако, должен отметить, что доктор Гевада сохраняет замечательную спортивную форму со времени ухода из профессионального кикбоксинга.

– Ага, мне повезло. – Я потер подбородок и побрел к дому. – Ты понимаешь, в чем тут дело?

– А что гласит проницательная человеческая интуиция?

– Что мне нужен компьютер.

– Предлагаю настроиться на «Миг развлечений», – сказал ГАРВ. – Уверен, что вы поймете причину гнева доктора Гевады.

– Ты о чему-то не договариваешь, ГАРВ.

– Я не договариваю о сотнях тысяч вещей. Причина ее гнева – одна из них. Все же вам следует посмотреть передачу самому.

– ДОС! – воскликнул я, осматривая обломки, некогда бывшие моей дверью. – Атакованы семью различными людьми за один день. Кажется, это новый личный рекорд.

– Но день еще не кончился, – напомнил ГАРВ.

Я закатил глаза и пошатываясь вошел в дом, а роботы-ремонтники тем временем занялись заменой входной двери.

* * *

Сейчас пора подчеркнуть, что я по уши влюблен в доктора Электру Геваду. Она самая умная, чудесная и распрекрасная женщина на Земле (и всех известных планетах), а я счастливейший сыщик во вселенной, потому что Электра – моя невеста.

А теперь должен признаться вам, что у Электры несколько вспыльчивый характер. Возможно, «вспыльчивый» не совсем точное определение. «Взрывной» будет точнее. «Вулканический» – хорошее определение. «Адский» – лучшее из всех, что я могу предложить, не вдаваясь в библейский пафос.

После сказанного вы поймете, почему я не удивился, войдя в мой дом и обнаружив его разгромленным. Электра выместила крошечную частицу своей ярости на моей скромной мебели. Результатом было почти полное опустошение.

Моя оригинальная кушетка ХХ века из искусственной кожи была перевернута, но, кажется цела. Но паре моих антикварных столов из поддельного дерева повезло меньше. Они были разбиты на куски и растоптаны в псевдодеревянную крошку. Кресла оказались перевернуты или разломаны пополам, а на стене напротив компьютерных терминалов было несколько трещин и выбоин размером с Электру. О ярости порыв неукротимый…

Однако мне повезло, поскольку она оставила нетронутыми три мои ценнейшие антикварные вещицы: мой плакат «Метеоры» 1969 года (напечатан на подлинной бумаге), мой оригинальный плакат фильма «Звездные войны» (тоже на подлинной бумаге) и мою «тлеющую» лампу (с имитацией вулканической лавы внутри). Плакаты аккуратно висели на стене, а лампа безмятежно потрескивала, как будто иных забот у нее не было.

По этим признакам до меня дошло, что, несмотря на сиюминутный гнев Электры, она не сердилась на меня всерьез. Разумеется, главным подтверждающим сей вывод фактом было то, что я сохранил способность передвигаться без посторонней помощи.

Перешагнув через обломки, я подошел к компьютерному ГВ-экрану, занимавшему дальнюю стену.

– «Миг развлечений»! – скомандовал я экрану. Компьютер мгновенно отреагировал. На огромном экране распахнулось окно и показалась симпатичная, но пресноватая ведущая Мига развлечений, считывающая последние новости со своего суфлера подобно кукле Барби заклинившей в сахарной вате кнопкой голосового активатора.

– Повторяю, – лепетала она, – наше сенсационное сообщение последнего получаса: между ББ Стар – бывшей экзотической танцовщицей, а ныне триллионершей и частным сыщиком Закари Никсон Джонсоном возник молниеносный любовный роман.

Я обхватил голову руками.

– Высокопоставленный источник, предпочитающий остаться неназванным, только что подтвердил слухи, появившиеся двадцать три минуты назад.

Распахнулось новое окно, чтобы показать рой прессроботов, сгрудившихся вокруг маленького человека в костюме. Несмотря на его скрывающий его физиономию эффект искажения, я признал в нем продавца поздравительных открыток, с которым виделся днем в офисе ББ.

– Как я уже говорил, Закари Джонсон сегодня встречался с мисс Стар, – говорил человечек множеству окружающих его микрофонов, – и по секрету, целью его визита был лишь бессмысленный секс.

– Что!? – возопил я.

– Прошу прощения у неназванного источника, я Билл Гиббон-третий из «Мига развлечений». Что вы подразумеваете под «бессмысленным»?

– Бессмысленный, – повторил продавец поздравительных открыток. – Без намерения, значения и пользы. Бесцельный. Это звучит достаточно ясно, мистер Резус?

– Гиббон, – поправил репортер.

– Как угодно.

– Продолжат ли они занятия бессмысленным сексом?

– Между нами говоря, пожалуй, нет. Скорее всего, то было «разовое» событие. Оно уже наскучило ББ Стар.

Оконце захлопнулось и на переднем плане вновь появилась ведущая.

– Вот как оно бывает. Последний частный сыщик на планете растоптан железной пятой любви ББ Стар. Дополнительные новости последуют с развитием событий.

– Выключайся! – сердито заорал я экрану.

– Не стреляйте в меня. Я всего лишь посланец! – отреагировал экран.

Я извинился. Очевидно, ГАРВ снова взялся управлять электроникой в доме. Это раздражало, но в данный миг у меня были проблемы поважнее.

– Мне повезло, что Электра не выпотрошила меня как рыбину, – вздохнул я. – ГАРВ, напомни мне по окончанию этого дела заставить ББ подать опровержение.

– Непременно, – сказал ГАРВ, появляясь на стене рядом с компьютерным экраном. – Разумеется, если вы останетесь в живых, – добавил он. – А как насчет доктора Гевады?

– Я не могу связаться с ней сейчас, не рискуя своим прикрытием. Ей придется поверить мне на слово. Когда все это закончится и ББ предоставит опровержение, то все будет в порядке. Вдобавок, к Электре не стоит приближаться пока она не остынет.

– Вы просто боитесь ее.

– Конечно боюсь. Я не дебил.

Я отправился в ванную, которая, к счастью, была в порядке. «Водоворот», – сказал я ванне. Повинуясь команде, вода «ожила» и, скинув одежду, я погрузился в ванну.

– ГАРВ, будь любезен, подай на экран новости и, пока я отмокаю, откопай мне дополнительную информацию на ББ-2.

На компьютерном настенном экране ванной комнаты появились заголовки новостей, но их почти сразу заслонила физиономия ГАРВа.

– Я добыл некоторые данные и видеоматериалы, которые могут вам понадобиться.

– Вот это скорость!

– Я лучший в своем деле, – важно промолвил ГАРВ.

– И самый скромный, – добавил я.

– Вам нужна информация или нет?

– Отлично, давай послушаем.

Вместо лица ГАРВа появилось неподвижное изображение пожилого человека. У него было бледное лицо, волосы с проседью и большие глаза, слегка искаженные стеклами очков в толстой оправе.

– Ему действительно предписаны такие очки? – спросил я.

– Похоже, да.

– Мне казалось, что такие сейчас никто не носит.

– Оставим проблемы моды и поговорим о том, что ЭксШелл сейчас вкладывает массу капитала и усилий в поиски этого человека, доктора Бена Пирса.

– Наверное, для ББ важно иметь хорошего врача.

– Его докторская степень охватывает физику, робототехнику, компьютерную науку и семнадцать прочих дисциплин, – невозмутимо поправил ГАРВ. – Он всемирно известен разработкой своего нано-чипа и его применением в создании искусственного разума. Пирс также был ведущим дизайнером проекта ББ-2.

– Да, с этим типом неплохо бы пообщаться.

– Очевидно, ЭксШелл считает так же. Но они так и не смогли отыскать доктора после того, как он покинул одиннадцать месяцев назад проект.

– А они не пробовали поискать его на симуляторе площадки для гольфа?

– Это было первым местом, где они искали.

– Значит он просто исчез?

– Весьма неожиданно и таинственно.

– Это подозрительно.

– Ваша проницательность безгранична, – поддел меня ГАРВ. – Продолжаю информировать. Я добыл видеоматериал по теме ББ-2, который может быть вам любопытен.

– Валяй, посмотрим.

Изображение на стене снова сменилось. На этот раз картинкой тускло освещенного военного лагеря, окруженного многоуровневым ограждением.

– Этим записям чуть больше года. Они смонтированы из записей внутренних камер и наблюдательного спутника ЭксШелл. Компьютер компании выдал их мне неохотно.

– Насколько неохотно?

– Не беспокойтесь, у вас хватит средств.

– Нам положен полный доступ.

– Да, но определение полного доступа предоставляющая и получающая стороны трактуют со значительной разницей.

Я чуть помедлил, взвешивая слова ГАРВа.

– Могу я воспользоваться этой информацией?

– Нет, права на нее оформлены на мое имя, – сказал ГАРВ. – Мне можно продолжить демонстрацию материала?

Я кивнул и ГАРВ возобновил свои пояснения.

– Съемки проводились где-то в провинции Нью-Парагвай. Лагерь служит, вернее, служил убежищем группе революционеров, стремившихся очистить мир от компьютерной технологии.

– Почему ты постоянно употребляешь прошедшее время?

Словно в ответ на мой вопрос из джунглей неожиданно появилась ББ и начала подкрадываться к лагерю.

– Это ББ или дроид?

– Увидите.

ББ ухватилась за ограждение и была мгновенно поражена мощным разрядом электричества. Проволочный забор и кончики ее пальцев заискрились фейерверком, способным конкурировать с празднованием Дня Всемирного Единения. ББ отреагировала на атаку электричества тем, что разорвала ограду на части.

– По-моему, это дроид, – заметил я.

– Я очарован вашим даром проницательности, – отозвался ГАРВ. – Ограда была частью электромагнитной цепи, острая как лазерный луч и под напряжением пятьдесят тысяч вольт. Она предназначалась для выведения из строя боевого робота десятого уровня.

ББ схватила двух охранников, которых угораздило патрулировать данный участок. Подняв их за шеи, она свирепо встряхнула несчастных и отшвырнула в сторону. Их тела шмякнулись о землю подобно изломанным куклам. Это зрелище заставило меня содрогнуться. Возможно это заметил ГАРВ, но виду он не подал.

На экране от лагеря к ББ неслись обнажив клыки два специально дрессированных пса. Она повернулась и встретила их пристальным взглядом.

Собаки, более смекалистые нежели их двуногие коллеги, мгновенно поняли, что игра идет не в их лиге. Обе перекатились на спины и подняли вверх лапы в универсальной собачьей позиции «сдаюсь!».

Успокоив псов ласковыми шлепками ладони, ББ отправилась дальше.

– Она любит собак, – отметил я.

– Да, очень жаль, что вы не шнауцер, – вздохнул ГАРВ. – Я предполагаю, что она распылила синтетические феромоны[7] по мере их приближения. Острое чутье сделало собак особенно уязвимыми.

Мелькнула вспышка света и ББ-2 вдруг швырнуло вперед невидимым толчком. Видеозапись сменилась более зернистыми кадрами (очевидно спутниковый материал), показавшими, что андроида атакует дюжина охранников, потрясающих энергопушками и реактивными гранатометами.

ББ-2 помедлила и нарочито позволила нападающим окутать себя очередной огненной вспышкой.

– Она улыбается? – поинтересовался я.

– Не обязательно, – ответил ГАРВ. – Качество записи и угол расположения камеры затрудняют просмотр деталей.

– Клянусь, она улыбается. Гейтс, смотреть страшно.

ББ-2 неожиданно бросилась на землю и молниеносно выкатилась с линии огня. Атакующие не отставали, они перепахали все кругом энергетическими выстрелами и гранатами (уничтожив при этом часть собственного лагеря). Но это было все равно, что ловить ртутную пулю сачком для бабочек. Они уже проигрывали бой и через три удара сердца ББ-2 доказала это.

– Видишь, как она прыгает вокруг них вместо лобовой атаки?

– Да, это лишние телодвижения, – согласился ГАРВ.

– Нет, она просто играет с ними.

ББ-2 разоружила первого охранника и в творческом порыве свернула из корпуса его гранатомета щенка, как это делают с воздушными шариками.

– Явно играет с ними.

– Игра оказывается чересчур графической, – предупредил ГАРВ. – Следующую зверушку она сворачивает из самого охранника.

– Ладно, тогда с меня хватит.

Картину на экране сменила физиономия ГАРВа.

– Лагерь защищали три дюжины вооруженных до зубов бойцов-партизан. Три минуты понадобилось ББ-2, чтобы стереть весь лагерь с лица земли. Она даже посолила после этого почву.

– А наша работа в том, чтобы остановить ее. Что ж, наверное придется победить ее хитростью.

– Надеюсь, у моего следующего хозяина будет ваше чувство юмора, – вздохнул ГАРВ.

– Знаешь, если ее создали люди, то и остановить ее могут люди, – уверенно сказал я (надеясь убедить не только ГАРВа, но и себя самого). – Вдобавок, у меня есть оружие, которого нет у этой бедняжки. Этот нето-натурализатор.

– Вы подразумеваете нейро-нейтрализатор.

– Неважно. Я говорю о штуке, похожей на старый четвертак.

– Пусть так, – снизошел ГАРВ. – насколько я помню, мисс Стар забыла упомянуть о том, что он фактически не был испытан на ББ-2?

– Верно, иначе я бы вспомнил.

– Согласно компьютеру ЭксШелл, этот прибор был сконструирован и опробован только в учебных ситуациях.

– Почему меня всегда превращают в морскую свинку, когда дело доходит до опасной черты?

Но ГАРВ не слушал меня. Его образ исчез с экрана и рядом со мной вдруг появилась его голографическая фигура с озабоченной псевдофизиономией.

– У нас посетитель.

На настенном экране распахнулось очередное окно. Это была живая трансляция с видеокамеры рядом с восстановленной входной дверью. На крыльце скромно стояла маленькая девочка в зеленых бриджах Юных Космических Скаутов и на руках у нее покоилась горка коробок с печеньем.

– Вообще-то, у нас нет на это времени, ГАРВ, – размышлял я. – Однако закажи несколько этих штучек с ореховым маслом и коробочку мятных пастилок.

– Гм-ммм, – пробурчал ГАРВ.

– Ты прав. Забудь о мятных пастилках.

– Вам не кажется странным, что Юный Космический Скаут торгует печеньем поздно вечером?

– На что ты намекаешь?

– Я позволю себе применить к нашему посетителю тепло и энерго сканирование.

– Это подсказывает тебе компьютерная интуиция? – спросил я.

ГАРВ проигнорировал меня и сосредоточил внимание на видеосигнале, переключившемся на закодированный инфракрасный и температурный режим воспроизведения. Мы оба наблюдали за тем, как картинка девочки трансформировалась в двухметровую мощную фигуру: гигантский наемный убийца в Троянском коне, замаскированном под разведчицу-малолетку.

– Это ее подлинный рост и масса тела, – пояснил ГАРВ.

У меня отвисла челюсть.

– Кажется, не видать нам теперь печенья…

IX

– Насколько она велика? – спросил я у ГАРВа.

– На данном этапе сомнительно употребление местоимения «она», – уточнил ГАРВ. – Наш посетитель явно пользуется Голографическим Камуфляжным Устройством, но фактический рост его составляет два и три десятых метра. Вес равен ста пятидесяти трем килограммам. Не столь велик, как самый крупный из подручных ББ, но все же велик по человеческим стандартам.

– Это объясняет применение ГКУ. Сомневаюсь, что кто-либо купит печенье у Юного Космического Скаута такой величины, если только «девочка» не слишком настаивает.

– Я серьезно сомневаюсь в том, что у двери находится подлинный Юный Космический Скаут.

– Это была шутка, ГАРВ. На жалованье скаута не купишь голографический камуфляж.

– Вы помните, что я…

– Не запрограммирован на юмор, знаю.

Я вылез из ванной и, поморщившись от боли, принялся разминать мышцы для очередного их употребления.

– Подожди моего сигнала и впусти ее, или его – чтобы это ни было – в дом. По крайней мере, на этот раз на нашей стороне неожиданность.

– Неожиданность, как вам известно, едва ли защитит от энергии бластера, – сказал ГАРВ.

Я закатил глаза и шагнул в сушилку для тела. Через наносекунду я был сух, одет и готов к бою. «Идем», – скомандовал я.

Денек быстро превращался в один из тех, которые не красят мою профессию: атаки громил, прессроботы, совершенная убийственная машина-андроид, ревнивая подружка, а теперь еще – зловеще маячащая фигура в прикиде малолетки у моего парадного входа. Добавьте сюда поездку к проктологу и визит от Всемирной налоговой службы – официальным результатом будет один из трех наихудших дней в моей жизни.

Схватив пистолет, я направился к двери. Распластавшись у стены рядом со входом, я подал ГАРВу знак, и дверь распахнулась.

Разведчица вошла осторожно, ее двухцветные кожаные туфельки нежно прошуршали по коврику.

– Кто-нибудь желает купить печенье от Юных Космических Скаутов? – ласково спросила она.

Я шагнул из-за двери и приставил деловой конец моей пушки к ее затылку. Ситуация начинала мне нравиться, а это плохой признак, поскольку опытному ЧД никогда не нравится ситуация, включающая огнестрельное оружие и громил в ГКУ. Нельзя терять бдительность, а я ее потерял – за что и поплатился.

Разведчица выбросила локоть, целясь мне в пах. Я попытался блокировать удар свободной рукой и вломить ей, ему (или как его там) рукоятью пистолета, но при этом сделал классическую ошибку. Я забыл, что фактическое существо под голографическим образом больше своей голограммы. Поэтому я стукнул моего противника рукоятью по голове, но попал скорее по пояснице. И хотя я блокировал голографический локоть юной Разведчицы, нацеленный мне в пах, фактический локоть (размером с молот) вошел в реальный контакт с моей челюстью. Сила удара выбила ствол из моей руки и припечатала меня к стене, после чего я осел на пол оглушенный, смущенный и попавший в серьезный переплет.

«Девочка» повернулась и ухмыльнулась, заметив, что я теперь не вооружен. Медленно двинувшись ко мне, она завизжала тонким угрожающим голоском: «Я переломаю тебе ноги в стольких местах, сколько позволит человеческая анатомия!»

– Я слышал о продавщицах, навязывающих свой товар, – простонал я, – но это просто смешно.

– А ты забавный парень, даже без твоих писателей, – прозвучало в ответ от приближающегося существа.

– Лучше бы ты объяснила это моему компьютеру! – Переведя дух, я добавил, что не использую никаких писателей.

Разведчица размахнулась, и меня снова одурачил эффект ГКУ. В то время как я защищал от атаки туловище, моя голова едва не соскочила с плеч от удара каменным кулаком по носу. Я ответил парой коротких тычков по созданному лазером ангельскому личику. Однако мои удары не нанесли противнику ощутимого урона, поскольку он отреагировал на них красноречивой ухмылкой типа «и-это-все-на-что-ты-способен?»

– Ты не представляешь, каким болваном я себя чувствую, – пожаловался я ГАРВу.

Голографическое изображение ГАРВа появилось позади Разведчицы.

– Если вы переживете это, то я не советую вам применять этот видеоматериал в очередной избирательной компании. Он может опорочить вашу репутацию крутого парня.

– Я ценю твой совет, ГАРВ, – успел выдохнуть я перед тем как меня сбил с ног таранный удар в живот.

– Фактически, я могу оказать вам в этой ситуации помощь.

Это удивило меня, поскольку ГАРВ едва ли запрограммирован на боевую стратегию.

В следующий миг свет погас и управляемые компьютером жалюзи захлопнулись, погружая помещение в кромешную темноту. Не успел я подняться, как нападающий снова уложил меня на пол.

– Таков твой план? – прошептал я. – Значит, меня продолжают молотить, но при этом я избавлен от зрелища торжествующего Юного Космического Скаута?

В этот миг ГАРВ послал мне слова: «О вы, не верящие в благодарность». И на этот раз я разглядел в них скорее слова, чем ряд требующих расшифровки букв. Я также заметил с толикой удовольствия, что их появление не вызвало на сей раз ни головокружения, ни тошноты.

Передо мной мелькнули слова «переключаюсь на ночное видение» – и все встало на место. За моим левым глазом вспыхнул красный огонек и комната быстро приобрела четкие инфракрасные очертания. ГАРВ пользовался интерфейсной линзой в моем глазу для сканирования в инфракрасном спектре.

Маленькая Разведчица исчезла. Вместо нее передо мной была огромная и расплывчатая туша громилы, медленно на ощупь бредущего в темноте.

Я воспользовался преимуществом максимально и дважды ударил противника в брюхо кулаками. Это было все равно что бить грузовик, но, кажется, громила их почувствовал. Зная, что с этим необходимо скорее покончить, я прибегнул к испытанной позиции, грязному приему один-два.

Я выдал ему пяткой с разворота в промежность и в благодарность услышал приятный для души вопль. Красные расплывчатые колени здоровяка подогнулись ион (теперь можно смело называть его «он») зашатался.

– ГАРВ, левую руку, гасильник. Давай! – скомандовал я.

– Как вам угодно.

Ранее я упоминал, что мой доспех гибко соединен с мускулами и позволяет мне при необходимости извлечь энергию из его цепей для увеличения собственной силы. Я могу сосредоточить мощь обычным способом и, в большинстве случаев, этого вполне достаточно. Но когда мне нужен по-настоящему накачанный удар и полный объем мощности из доспеха, то мне помогает ГАРВ. В боевой ситуации мне не хватает сосредоточения на мелких деталях цепей доспеха и его энергетическом потоке. Напротив, ГАРВ занят исключительно «мелочами» и способен переместить энергию за миллисекунды. Поэтому при необходимости нанести удар-гасильник я прибегаю к помощи ГАРВа.

Как только моя левая ощутила зуд от дополнительного «сока», который закачал в нее ГАРВ, я отступил и выдал размашистый гасильник (спасибо ГАРВу) по расплывчатой красной челюсти громилы. От удара вверх по руке прыгнула боль. Зато звук напомнил мне падение зрелого арбуза на тротуар. Признаюсь, я зауважал себя – и ГАРВа.

Юный Космический Скаут пошатнулся и сильно приложился к настенному экрану. Огромный экран треснул от удара и от контакта электричества экранов с лазерами в ГКУ Скаута брызнули во все стороны радужным фейерверком искры.

ГАРВ опять включил свет и я наблюдал за бешеной пляской искр и голографических образов, а также за судорожными подергиваниями Юного Космического Скаута у экрана. Внешность существа хаотически менялась от образа к образу по мере замыканий в ГКУ и непроизвольных выбросов картинок из памяти устройства.

Космический Скаут (девочка).

Тощий черный музыкант.

Нью-Португальский таксист.

Прекрасная японская гейша.

Уродливый, массивный, с кувалдами-кулаками громила с расплющенным носом (наверняка его подлинная форма).

ББ Стар.

Форма ББ на миг поразила меня, но ГАРВ вернул меня к реальности.

– Это лишь моя догадка, – заметил он. – Но, кажется, ваш нападающий лежит под током и мне хотелось напомнить, что случайная смерть от поражения электричеством не охвачена страховкой вашего домовладельца.

– Хорошая мысль, – похвалил я. – Огнетушитель!

По моей команде из форсунок на потолке изверглись потоки застывающей пены, погасившие искрящий настенный экран, и Скаута. Я схватил тушу громилы за лодыжки и вытащил из зоны поражения в то время, как домашний компьютер немедленно принялся за уборку и ремонт повреждений.

Секунду-другую ГКУ противника фыркало искрами, затем успокоилось и вернуло себе образ девочки с ангельским личиком. Схватив с пола свою пушку, я навел ее на распростершуюся на полу Разведчицу. Само собой, мне было не до румяных щечек и скаутских бриджей.

– Ну-ка милашка, кто тебя послал? – рявкнул я.

– Я не говорю, – заявила Разведчица нежным как свежая порция сахарной ваты голоском.

Включив на пистолете лазерный прицел, я навел красный луч прямо на поясную пуговицу маленьких зеленых бриджей.

– Предлагаю передумать, или будешь повторять одно и тоже как попугай.

– Мануэль Мани, – произнес Скаут, на сей раз мужским баритоном.

– Бывший дружок ББ?

– Ты домогаешься его женщины. Никто не останется в живых, поступив так с Мани.

– Значит, он послал Юного Космического Скаута сделать за него грязную работу.

– Он пришел бы сам, но он не верит в пользу насилия, – объяснил Скаут.

– Весьма просвещенный взгляд, – процедил я. – Во-первых, скажи Мануэлю, что между ББ и мною нет романа. У него нет повода ревновать. Во-вторых, роман с ББ кончился и для него, так что пусть уходит и начнет новую жизнь. А в-третьих, передай Мануэлю, чтобы он не пересекал мой путь, ибо я верю в насилие. Я верю в него всей душой и практикую его регулярно. – Я повел пистолетом в сторону двери. – А сейчас убирайся, пока я не продемонстрировал тебе свой принцип.

Разведчица живо поправила свой (ее или его) голографический прикид, затем выскочила за дверь и пустилась бежать так быстро, как это позволяли ее девичьи ножки. Тщательно закрыв дверь, я включил поле безопасности.

– Комплект из киллеров-андроидов и громил пополняют ревнивые экс-любовники и наемные убийцы, – пробормотал я и пошатываясь побрел к спальне. – Мне нужно отоспаться.

– Но вам следует гордиться своим достижением, – напомнил мне ГАРВ, пока я хромал по коридору. – Вы официально побили собственный рекорд по количеству покушений на вашу жизнь за один день!

ХХ

К счастью, утро наступило без происшествий. Я принял скоростной свето-волновой душ, выбрал наилучший сыскной прикид из моего гардероба и провел все доступные мне диагностические испытания на доспехе с целью проверки его исправности (после событий вчерашнего дня мне ничуть не хотелось рисковать). Сунув пистолет в наручную кобуру под рукавом я заставил его прыгнуть мне в ладонь.

– Пистолет, доложись! – приказал я.

– Системы в идеальном порядке, – отвечало оружие суровым металлическим голосом. – В моем распоряжении одна сотня многоцелевых и многофункциональных зарядов. В данный момент у меня также имеется…

– Благодарю, прекрасно, – перебил я, отправляясь на кухню. Я уселся за стол и ко мне приблизилась робот-горничная.

– Я приготовила быстрый, но питательный завтрак из различных продуктов от некоторых ваших спонсоров, – мелодично объявила она.

– Спасибо. – Я схватил новый (и усовершенствованный) пирог-из-ядерного-тостера, – но я тороплюсь. Сегодня обойдусь экспресс-завтраком.

Выделив себе полторы минуты на уничтожение поглощение пирога-из-тостера и просмотр новостей и спортивных результатов, я сразу заметил, что «Метрополитэнс» продули вчерашний даблхэдер.[8] Их преимущество над Нью-Гаваной было теперь весьма хлипким. Могло даже показаться, что они пытаются упустить свой шанс на игры Всемирный серии, просто, чтобы помучить своих фанатов.

– Ты ничего не хочешь мне сообщить, ГАВР? – спросил я вслух.

ГАРВ появился на компьютерном экране рядом с окном бейсбольных результатов.

– Ничего особенного, – доложил он. – Я проверяю базы данных полицейских участков и больниц в поисках ББ-2. Пока еще ничего не нашел.

– Поэтому тебе еще далеко до знаменитого частного детектива, – пошутил я.

Проглотив последние крошки пирога-из-тостера, я зашагал к выходу прежде чем ГАРВ смог ответить на мой устный прикол. Я вышел из дома и пошел к машине.

– Откройся! – приказал я.

Бортовой компьютер узнал мой голос, выключил щит безопасности и распахнул дверцу. Я уселся на сиденье и на приборном щитке ожили электронные приборы.

– Идет на автопилоте. Маршрутом в контору, – приказал я.

– Есть! – с радостью отозвалось авто. Двигатель взревел и мы выехали на чистые улицы Нью-Фриско.

Физиономия ГАРВа прыгнула в оконце на приборном щитке.

– Итак, почтеннейший босс, – с подчеркнутой иронией заговорил он. – Где мы начнем?

– Логичнее всего, моя любезная машина, начать с начала. Мы начнем с человека, который построил ББ-2. С «пахана» инженерной команды. Ты знаешь, это тот тип в очках.

– Если я перевожу слово «пахан» правильно, то вы подразумеваете доктора Бенджамина Пирса.

– Вот именно. Давай найдем его.

– И что дальше?

– Для начала хватит. Посмотрим, куда это нас приведет.

– Ну еще бы, – простонал ГАРВ. – К чему изобретать настоящий план?

– У меня есть план. Но дело в том, что он гибкий.

– Единственный его дефект в том, что в данную наносекунду доктора Пирса трудно обнаружить. Повторяю, ЭксШелл разыскивает его уже почти год и, очевидно, безуспешно.

– Вот поэтому они и наняли меня, – пояснил я. – У меня есть ресурсы и связи.

– Какие именно?

Вместо ответа я коснулся кнопки быстрого набора номера на видеофоне приборного щитка и через мгновение на экране появилось лицо Тони Рики. Мы с ним выросли вмесите на суровых улицах пригородов Нью-Фриско, облюбованных верхней прослойкой среднего класса. Малышами мы играли в полицейских и грабителей, при этом нередко дрались за право всегда быть копом. Наконец мы переключились на бейсбол, но это едва ли исправило положение, поскольку оба всегда хотели играть первую базу. Но бейсболистов из нас не вышло.

Тони серьезнейшим образом отнесся к своему желанию стать копом. Он поступил в Академию сразу после школы и последние десять лет поднимался как положено по служебной лестнице НФПД. Сегодня он капитан и, несмотря на личные и профессиональные неприятности, которые я причинил ему с годами, мы остались наилучшими друзьями.

И разумеется, он классный источник информации.

– Рики слушает.

– Тони, привет. Это Зак.

– Зак, что там еще случилось?

– Тони, ты меня обижаешь. Неужели я звоню тебе, моему лучшему другу только в беде?

– Нет, – сказал он. – Но обычно да. Так почему ты звонишь?

– В общем, мне нужна твоя помощь.

– Я это знал. Ты, случаем, не очутился опять в тюряге?

– Успокойся. Просто я собираю материал по новому делу и мне нужно, чтобы ты прогнал имя по своим файлам досье. Доктор Бенджамин Пирс.

Тони уставился на меня, затем скривил губы в улыбке, сменившейся смехом.

– Что здесь смешного?

– Это объясняет дурацкую историю о тебе и ББ Стар, которую передавали по «МР» вчера вечером, – пояснил Тони. – Ты работаешь на ЭксШелл.

– С чего ты взял?

– Зак, Эксш не первый месяц напрягает мой департамент поисками Бенджамина Пирса. Лишь за прошлую неделю они подали на него пятьдесят заявлений – на что угодно, от промышленного шпионажа до кражи конторских принадлежностей. Похоже, единственные, кто разыскивает сейчас Бена Пирса, не считая тебя, это служащие ЭксШелл.

– Ладно, ты меня понял, – сказал я. – Очевидно, он умыкнул все клавиши «S» с их клавиатур и теперь им приходится называть свою компанию «Экс-хэлл» (Бывший ад). Это наносит урон их боевому духу.

– Брось, Зак, – перебил Тони. – Если собираешься лгать, то хотя бы лги правдоподобно. Держу пари, что Электра твоей басне не поверила.

– Вчера Электра вообще ничему не верила. Она все воспринимала всерьез. Я ей улыбаюсь, а она бьет меня ногой с разворота. Тебе эти штучки знакомы.

– Да, любовь зла.

– И в отдельные дни особенно, – согласился я. – Так как насчет Пирса?

– Я передам по сети ГАРВу все, что найду, – пообещал Тони. – Но информации мало. Не более того, что уже известно оперативной группе.

– Оперативной группе?

– Разумеется, ЭксШелл создала особый отдел, предназначенный исключительно для поиска и ареста Пирса. Ты этого не знал?

Я глянул на ГАРВа, но тот лишь воздел голографические руки и пожал плечами.

– Ах, да, – сказал я. – Оперативная группа. А я было решил, что у тебя есть нечто неизвестное им. И только.

– К сожалению, нет, Зак. И я не виню тебя за то, что ты предпочитаешь быть в стороне от этого отдела. Им управляет Фред Бернс – эдакий подхалимствующий маленький поц.

– Ах, да, Бернс. Хуже не бывает. Но что поделаешь. Все равно спасибо, Тони.

– Я помогу тебе в любом законном деле, Зак. Ты это знаешь. И еще одно.

– Что именно?

– Будь осторожен, – предупредил он. – Тебе понадобиться помощь в возвращении всех этих «клавиш» компании ЭксШелл. Ты понимаешь? Поэтому позови меня, если нужна будет помощь. Годится?

– Я ценю это, Тони. Спасибо.

Лицо Тони исчезло с экрана приборного щитка и весь экран снова занял ГАРВ.

– Оказывается, есть оперативная группа, – заметил я.

– Я говорил вам, что ЭксШелл прикладывает множество усилий к поискам Доктора Пирса, – напомнил ГАРВ.

– Ты ни разу не упомянул оперативную группу.

– Что ж, простите за то, что не применил надлежащего жаргонного термина для подхлестывания вашего любопытства. Да, существует оперативная группа. Она действует из спутниковых офисов ЭксШелл в деловом центре города и ею управляет…

– Фред Бернс, знаю, – перебил я. – Благодарю за помощь. Авто, поменяй курс. Мы отправляемся в центральный офис ЭксШелл, ГАРВ даст тебе координаты. Посмотрим, такой ли уж поц этот Фред Бернс, каким его рисует Тони.

* * *

Фред Бернс действовал из маленького помещения на третьем подземном этаже (двумя уровнями ниже подвала) серой коробки офиса РД в центре города. Десять минут потребовалось мне, чтобы отыскать в здании человека, хотя бы знавшего, кто такой Бернс, не говоря уже о том, чтобы направить меня в его контору. То ли работа его была слишком важной и сверхсекретной, то ли всем было на него начхать.

Бернс по фактуре походил на комок теста с обесцвеченной кожей и большими глазами, которые грозили лопнуть под прямыми лучами солнца. Он напомнил мне бесформенного ягненка из тех, которых держат в темноте и откармливают в особом ящике, где они не могут двигаться. Бернс был телячьим филе в костюме.

Его контора представляла собой сырое и безрадостное помещение, освещенное бледно-голубым сиянием галогенных ламп. Рабочий участок был заполнен дюжиной компьютеров и таким же количеством сетевых экранов, осуществлявших мониторинг различных спутников и наземных камер. По комнате были разбросаны пластиковые чашки из-под кофе и бутылки с содовой в разных стадиях заполненности, наряду с тремя-четырьмя пустыми коробками из под пиццы на столе у стены слева. Одна полупустая коробка находилась под рукой у Бернса возле компьютера и во время разговора со мной он продолжал жевать пиццу. Вначале мне показалось странным, что он уничтожает ее в девять утра, но потом я понял, что для него это могло быть и поздним ужином.

Я испугал его своим появлением (наверное, он не часто общается тут с людьми), и он не сразу разговорился со мной. То есть, до тех пор, пока мы не заговорили о Бене Пирсе. Тогда мне трудно стало заткнуть фонтан его красноречия.

– Пирс был великолепен, когда работал в своей области чистой теории и дизайна, – сказал Бернс. – Его созидательная способность была абсолютно гениальной, хотя, лично мне кажется, что она маскировала опаснейшие эмоциональные аспекты, которых должна была касаться.

– М-мм да, – сказал я. – Но почему он вдруг покинул проект?

– Видимо потому, что бы рано или поздно арестовали.

– Пожалуй, для побега бывают причины посерьезнее. За что ему грозил арест?

– Мы обнаружили, что доктор Пирс выполняет несанкционированное перепрограммирование андроида ББ-2, – пояснил Бернс. – Перепрограммирование, подвергающее опасности весь проект. Я убежден, что именно его безответственные действия послужили причиной проблем, с которыми мы сейчас столкнулись.

– Вы говорите о связанных с насилием психопатических эпизодах?

– Нет, с тем фактом, что мы не можем контролировать эти эпизоды. ББ-2 была создана многофункциональной, как вам известно. Одной из функций было применение насилия и эта часть программирования явно выжила.

– Нам повезло. А каковы ее прочие функции?

– Боевая подготовка и тайные операции. Также самооборона, ведь она предназначалась на роль личного телохранителя ББ Стар. Были добавлены и развлекательные функции.

– Развлекательные? – с опаской переспросил я.

– Ну скажем, ББ Стар была интимно заинтересована в этом проекте.

Я обхватил голову руками.

– Она была секс-игрушкой, – пробормотал я.

– Не думаю, что «игрушка» – подходящий к ее функциям термин, но сексуальное удовлетворение было частью ее изначальных технических характеристик. Хотя мне неизвестны результаты ее окончательного программирования, поскольку доктор Пирс саботировал проект.

Потерев глаза кончиками пальцев, я приготовился к приступу ожидающей меня головной боли.

– ББ Стар потратила миллиард кредитов на создание секс-игрушки на атомной тяге.

ГАРВ прокрутил сообщение по ту сторону моих век, и я как будто увидел его ухмылку.

– Кажется, мы только что потеряли детскую аудиторию, босс.

– А ну уточни, – вслух потребовал я.

– Что уточнить? – спросил Бернс.

– Ничего. – Я вновь уставился на собеседника. – Значит БС имел ББ «во плоти» в качестве жены, но построил дроида по ее точному подобию?

Бернс пожал плечами и откусил внушительную часть пиццы.

– Очевидно, мисс Стар была фригидна, – промычал он с полным ртом. Затем поднял коробку и предложил мне. – Хотите кусочек?

– Спасибо, нет. Я уже завтракал.

Бернс снова пожал плечами и сунул в рот остаток пиццы.

– Эта пицца бесподобна, – заметил он. – Она от ПиццаПорт. Лучшая пицца на планете. Мне ее анализируют, так что я могу украсть ее рецепт. Вы точно не хотите попробовать?

– Благодарю, нет. Итак, вы действительно работали над проектом ББ-2?

– Ну да. Я был правой рукой Пирса, пока не узнал о его истинных намерениях. Это не означает, что я фактически работал над «правой рукой». Пирс обожал всякого рода крайности.

– Вы не могли бы немного рассказать мне о дизайне и чуточку о самом дроиде?

Проглотив пиццу, Бернс аккуратно сложил руки на коленях и повернулся ко мне. Его глаза затуманились, а в голосе появились изумленные нотки.

– Она самый совершенный дроид на свете и наиболее замечательное человеческое свершение из всех, какие мне довелось видеть.

– О, Братец, – мелькнули передо мной слова ГАРВа. – Неужели он заплачет?

– Ее поступи абсолютно «человечна» в мельчайших деталях, но в то же время она более гордая и возвышенная, – продолжал Бернс. – Грация ее простейшего движения, ритмичность, жест – все это поэзия созидания. Нежное выражение любопытства или морщинки оцепенения этого существа увлажняют мой взор слезами.

– Простите, морщинки чего?

– Знаете, когда бровь сокращается и образует легкую припухлость над веком, она как бы указывает на глубокое сосредоточение и непостижимость мыслей. Наша работа над ББ-2 была просто уникальна.

– Вы говорите о ее бровях?

– Это было моей сферой сосредоточения.

– Вы программировали ее брови, – произнес я, когда экспресс головной боли подошел к станции.

– Вообще-то, только левую. Пирсу не понравилась моя предварительная работа над правой. Он очень консервативен во всем, что касалось лба.

– И это все, что вы сделали. Ее левую бровь.

– Два самых творчески наполненных года моей жизни.

– А Пирс сделал все остальное?

– Он относился к проекту совсем по-любительски. БС указал ему направление и временами изучал дизайн или изменял характеристики, но Пирс занимался разработкой, конструированием и программированием ББ-2 до тех пор, пока чересчур не увлекся и не подверг проект риску.

– Где же Пирс сейчас? – спросил я.

Бернс поднялся, взял очередной кусок пиццы и развернул свое кресло к компьютерной консоли. Он пробежал пальцами по клавишам пульта и на экранах по всей комнате замелькали изображения, карты и прочая информация.

– Я координирую различных оперативников, действующих сейчас «в поле» и преследующих ускользающий след доктора Пирса. Охота на этого человека продолжается уже одиннадцать месяцев. Это было напряженное и суровое предприятие, но ясно, что наша добыча, наконец, загнана в угол.

– Так вам известно, где он?

На главном экране появилось спутниковое фото Индийского субконтинента, затем изображение приблизилось и сфокусировалось на острове в юго-восточном углу.

– По моим расчетам он сейчас находится где-то в Нью-Шри-Ланке, – сказал Бернс. Каждый бит информации он подтверждал ударом пальца по компьютерной клавиатуре и не слишком четкие изображения возникали в ответ на второстепенных экранах. – У нас имеются фотоснимки: вот этот со спутника, эти от наземных оперативников, а тот от туриста на автобусном маршруте – все сделаны за последние два месяца. Мы также зарегистрировали дюжину появлений Пирса, три из них подтверждены и все имели место на площади в двадцать пять квадратных километров в районе Нью-Ратнапуры. Он хорошо замаскировался, но ясно, что он находится именно там.

Я всмотрелся в человека, изображенного на множестве экранов. Телосложением и волосами он определенно напоминал Пирса и, несмотря на появление жидкой бородки, его безусловно выдавали очки в толстой оправе.

– Ваш следующий шаг? – осведомился я.

– Когда мы сократим зону местонахождения Пирса до трех квадратных километров, то сможем послать команду поиска и захвата, которая доставит его к нам в течение часа.

– Значит, вы его скоро поймаете?

– Через пару недель. Максимум через месяц, – ответил Бернс, снова поворачиваясь ко мне. – Доктор Пирс подарил нам волнующую охоту, несомненно. Но, как видите, лисица скоро будет добычей охотника.

Он замолчал и победно уставился на меня. Затем ухватил очередной кусок пиццы и снова отвернулся к своему пульту.

– Желаю успеха! – бросил я, тихонько покидая комнату.

* * *

Через пять минут я сидел в машине, направлявшейся в контору, а рядом, на месте пассажира голографически сидел ГАРВ. На этот раз я вел машину сам. Когда руки лежат на руле и перед тобой пустая улица, это помогает очистить голову (а после интервью с Бернсом моя голова весьма в этом нуждалась).

– Что дальше, босс? – спросил ГАРВ. – Заказать билеты на ближайший телепорт в Нью-Шри-Ланку?

– Не волнуйся, ГАРВ. Пирса там нет.

ХXI

– Но как же спутниковые фото, информация от их оперативников, отчеты свидетелей… – пробормотал ГАРВ непривычно смущенным голосом.

– Все они могли быть подделаны, – сказал я. – Одиннадцать месяцев поисков, и крупнейшая корпорация на планете может предъявить лишь несколько размытых снимков и гипотезу о «квадрате пребывания» в Шри-Ланке? Ясно, что они ищут не там, где надо.

– Но Бернс сказал…

– Бернс всего лишь программировал брови, Гейтса ради! Это все равно что первоклассник, играющий в прятки с профессором колледжа. Пирс одурачил его как щенка.

ГАРВ чуточку подумал.

– В этом есть смысл.

– Ты согласен со мной?

– Я вижу логику в вашем аргументе, – уточнил ГАРВ.

– Это уже совсем по-человечески, ГАРВ.

– Я признал вашу точку зрения. Ни к чему переходить на личности.

– Итак, – улыбнулся я, – один парень входит в бар с вшитыми в плечи его рубашки двумя кусками плутония…

ГАРВ молча уставился на меня.

– А дальше? – подсказал он.

Я в свою очередь вытаращился на него и едва не съехал с дороги.

– На что ты намекаешь?

– Просто хотелось узнать, что было дальше.

– Это шутка, ГАРВ. Ведь ты не запрограммирован на юмор, помнишь?

– Это означает, что мне нельзя услышать остальное?

– Я начинал рассказывать ее тебе сотню раз, – смущенно напомнил я. – Но ты всегда орешь на меня и не даешь закончить.

– Ну хорошо, мне хочется услышать остальное. Просто узнать, что я теряю. В общем, продолжайте. Что было дальше?

Я смущенно пожал плечами и пробормотал, что продолжения пока нет.

– Поясните, почему.

– Я пока еще не придумал остального, – признался я.

– То есть, это даже не настоящая шутка?

– Что с того, если ты не позволял мне развить мысль дальше первой фразы?

– И все это время вы подкалывали меня шуткой, которой не существует в природе? – его голос звучал на пол-октавы выше обычного, он почти визжал. Голографические глаза «джентльмена» покраснели, а бледная кожа порозовела. Дело приобретало зловещий оборот.

– Дай мне минуту, и я что-нибудь придумаю, – попросил я.

– Слишком поздно, – промолвил он, небрежно давая мне «отмашку», как хозяин горничной. – Наносекунда уже прошла.

– Нет, я действительно могу придумать. Парень входит в бар с двумя кусками плутония на плечах…

– Я не слушаю, – объявил ГАРВ и с тяжелым вздохом устремил виртуальный взор в пассажирское окно.

С минуту мы ехали в молчании.

– Тук-тук, – сказал я.

ГАРВ с отвращением всплеснул ладонями.

– Ах, неужели у вас опять нашлось для меня чрезвычайно важное задание?

– Авто, перейди на компьютер, – сказал я, снимая руки с руля. – Мы отправляемся в контору. – Я потер глаза, избегая смотреть на ГАРВа, который наверняка сидел с надутым видом.

– Ладно, ГАРВ, просканируй всю сетевую информацию на Бена Пирса за последние три года. Сообщения новостей, видео, даже тексты. Мне нужно все, где он упомянут.

– Если настаиваете. – ГАРВ на миг исчез, затем вернулся – на этот раз на экран бортового компьютера. – Всего имеется тринадцать тысяч пятьсот восемьдесят две ссылки на Бена Пирса, включая его статьи. Хотите прочесть их сейчас, или мне загрузить их в ваш ноутбук на прикроватной тумбочке?

– Ни то, ни другое. Просканируй их снова без учета всех научных статей и ссылок на его работы. Мне нужна только личная информация.

ГАРВ исчез с экрана и через мгновение вернулся со скупой усмешкой на физиономии.

– У меня четыре ссылки, – объявил он. – Результат матча в софтболл компании ЭксШелл, где он три раза послал мяч в аут и один раз попал под удар с подачи, пожертвование в сумме десять тысяч кредитов фонду «Сыновья Любящих Матерей» и две сплетни в прессе о его романтической связи с Новой Пауэрс.

– Нова Пауэрс? – переспросил я. – Откуда мне известно это имя?

– Она мутант, полный контакт, профессиональный рестлер.

– Ах да, это та, что носит лиловый спандекс,[9] – вспомнил я. – Кажется, ее называют «Женщина-Воин»?

– Вообще-то, она «Женщина Войны», – поправил ГАРВ.

Он убрался с экрана и взамен появилась картинка Новы Пауэрс в полных рестлинговых регалиях. Она была маленькая женщина, но прекрасно накачана, с гладкими, пружинистыми мышцами. У нее было лицо азиатской манекенщицы и внешность свирепого морского пехотинца.

– Да, это она, – подтвердил я. – Отлично выглядит.

– Она мутант, – повторил ГАРВ. – Родилась на космическом транспорте во время радиационной бури. Предполагается, что это наделило ее сверхчеловеческими силами.

– Как в книжонках комиксов, что ли?

ГАРВ не отреагировал и продолжал:

– У нее сверхчеловеческая сила, быстрые рефлексы и все прочее, поражающее вас, людей. Ей далеко до ББ-2, но она заменит десяток любых обычных людей.

– И она романтически увлечена Пирсом?

Картинка Пауэрс на экране сменилась фотоснимком прессы, на котором она под руку с Пирсом входила на официальный прием на открытом воздухе.

– Их видели вместе на этой благотворительной вечеринке семнадцать месяцев назад.

Изображение снова сменилось, на этот раз Пирс и Пауэрс были запечатлены в обнимку на тропическом пляже.

– И еще раз здесь, на отдыхе в Нью-Оахо, три месяца спустя, – прокомментировал ГАРВ. – Вместе они больше не упоминаются, поэтому я предполагаю, что их роман кончился незадолго после появления этого снимка.

– Возможно. Либо они начали осторожничать.

Что-то бросилось мне в глаза и я наклонился к экрану. На снимке Пирс был без рубашки и на его правом плече виднелся какой-то темный потек.

– Что это у него на плече? – осведомился я. – Ты не мог бы увеличить?

ГАРВ подчинился и увеличил картинку в двадцать раз, сфокусировав ее на плече Пирса. Изображение стало зернистым.

– Можешь немного почистить?

ГАРВ поколдовал над элементами изображения, картинка сфокусировалась и мы увидели, что темный потек представлял собой две буквы: «ЖВ».

– Татуировка?

– Видимо, да, – согласился ГАРВ.

– Ж-В. Женщина Войны?

– Мое предположение совпадает с вашим.

– Он вытатуировал ее прозвище у себя на плече? Наверно, их роман был вполне серьезен. Кажется, нам следует поговорить с Новой Пауэрс. ГАРВ, дай мне ее адрес и …

В этот миг авто дернулось вперед и резко повернуло вправо. Я вцепился для равновесия в пассажирское кресло, но все же успел удариться головой об окно со стороны водителя.

– Машина, ты повернула не туда, сказал я.

– Совершенно верно, – весело отозвался бортовой компьютер.

– Мне нужно было в свою контору.

– Совершенно верно, – снова подтвердил компьютер.

Я почувствовал, как взревел двигатель оттого, что компьютер дал полный газ и переключил скорость. Шины взвизгнули и мы рванулись вперед, быстро набирая скорость.

У меня появились плохие предчувствия.

– Эй, почему ты так погнал?

– Мне необходимо набрать достаточный разгон, чтобы убить вас при автокатастрофе, – деловито прощебетал компьютер.

– Хорош сюрприз!

XX

– ГАРВ, ты можешь осилить бортовой компьютер?

Голограмма ГАРВа плюхнулась рядом со мной на пассажирское сиденье и пожала плечами.

– Я пытался сделать это уже девятьсот восемьдесят шесть раз, но, к сожалению, безуспешно. Человек или машина, управляющие бортовым компьютером этого транспортного средства, знает свое дело.

– Здорово, – произнес я. – Приятно узнать, что меня убивает знаток своего дела.

Я потянул за ручку дверцы, но, разумеется, она была заблокирована. Я ударил по дверце плечом, но она держалась на совесть. Машина на скорости свернула влево на двух колесах и помчалась еще быстрее.

– Дела плохи, – заметил ГАРВ. – По моим подсчетам, эта машина направляется к единственному тупику в Нью-Фриско.

Шевельнув запястьем, я ощутил, как в ладонь мне прыгнул пистолет.

– Ну ладно, пробьемся со стрельбой! – воскликнул я, но сразу опомнился. – Нет, погоди, это авто оружие не берет.

– Вы снова беседуете с собой, это хороший признак, – заметил ГАРВ. – В подобные моменты шизофрения весьма кстати.

Мысли мельтешили в моей голове по мере ускорения хода машины. Рэнди снабдил ее наилучшими защитными системами, но, к несчастью эти системы сейчас заперли меня в ловушку. Я глянул на дорогу и – ГАРВ был прав, мы неслись прямо к исторической кирпичной стене (единственной, пережившей Великое землетрясение 2007 г) на губительной для всех моих органов скорости. Времени оставалось немного.

– ГАРВ, мне нужно выломать эту дверь! – крикнул я. – По команде, левую руку на максимум. Раз… два…

– Погодите, босс…

– Давай!

Я всем телом бросился на дверцу авто. Мое левое плечо ударилось со смачным треском.

Дверь не шелохнулась.

Плечо, напротив, показалось мне яичной скорлупой под катком асфальтоукладчика.

– Просто для досье, ГАРВ. По команде «давай!» ты должен был подкачать мне энергии.

– Я пытался предупредить вас, – оправдывался ГАРВ в то время, как стена перед нами увеличивалась в размерах. – Что-то мешает мне установить дистанционную связь с цепями вашего доспеха. Полагаю, в этом виноват тот, кто контролирует авто.

– Блестящая дедукция, Холмс. – Я распахнул ячейку для перчаток и извлек интерфейсный провод из аварийного комплекта. – Назови мне первую улику, ГАРВ.

– Вещественной улики, разумеется, нет, но крайне маловероятно, что два отдельных субъекта выберут одно и то же время для…

– Сарказм, ГАРВ! Это сарказм. Я дам тебе жесткую проводную связь к управлению машиной. Тебе придется побороться с бортовым компьютером за контроль.

Я вскрыл экран приборного щитка. Под ним, среди прочего, находился ряд аварийных компьютерных портов. Вставив один конец интерфейсного провода в центральный порт, я сунул другой конец в свой наручный интерфейс.

– Пошел! – скомандовал я, глядя на увеличивающуюся стену.

ГАРВ пробился через жесткое соединение в бортовой компьютер.

– Я не могу остановить машину, – сказал он через миг, который показался вечностью. – Но могу открыть дверь. Вам только придется ее выломать.

– Открывай, пока она не стала крышкой моего гроба! – крикнул я.

Прошла еще одна мучительная секунда, и от приближающейся каменной стены на меня повеяло холодом вечности. Затем где-то у меня в мозгу ожил ГАРВ.

– Ударьте ее, босс!

Собрав все силы в плечо, я ударил им в дверцу машины.

На этот раз ослабленная дверь распахнулась и я вынырнул из машины, соприкоснувшись с тротуаром на манер шлепнувшейся о лобовое окно грузовика мухи. Я прокатился около тридцати метров в искрившем от напряжения в сетях доспехе, перекатился через бордюр и врезался в ряд прочных пластиковых мусорных баков у задней стены ресторана «Средний Восток». От удара баки треснули и я растянулся на земле под градом суточного люля-кебаба и протухшего плова.

Мое авто (точнее, бывшее авто) ударилось о стену и превратилось в огромный оранжево-черный огненный шар, наблюдать за которым было бы одно удовольствие, не будь в его центре моей горящей машины. Я смотрел, как горящие обломки авто неспешно кружа опускались на землю подобно адскому снегопаду. Потом медленно сел в своем продолжающем искрить доспехе и принялся выковыривать плов из волос.

– ДОС, как я любил свою машину… – проворчал я.

– Очевидно, это чувство не было взаимным, – изрек ГАРВ, голограмма которого, спроектированная из моего наручного интерфейса, уселась рядом со мной на край тротуара.

– Как по-твоему, что заставило его так поступить? – спросил я, с трудом поднимаясь на ноги.

– Вы довольно паршивый водитель, босс. Но будь он нацелен на месть, ему проще было переехать вас, нежели мчаться этим самоубийственным маршрутом.

– Я серьезно, ГАРВ.

– Честно говоря, вы получили по заслугам за то, что пользовались транспортным средством с таким допотопным компьютером. Эти реликты крайне восприимчивы к внешнему контролю.

– А как им удалось заблокировать тебе дистанционное управление машиной и моим доспехом?

– Это было чуть сложнее, – уступил ГАРВ.

Над нами завис полицейский робот с ревущей сиреной и мигающими синими огнями. Он приземлился, и за дело тут же взялась появившаяся следом команда роботов-пожарных. Интерфейсная часть отделилась от полицейского летательного аппарата и медленно направилась ко мне походкой, в которой угадывалась легкая развязность.

У меня появилось предчувствие, что такую историю этот робот сроду не слыхал.

XXIII

Потребовалось спешно пошевелить мозгами, проворно поработать языком и мгновенно связаться с Тони Рики в НФПД, чтобы убедить полицейского робота в том, что я не псих и не представляю собой угрозу обществу, а также в правдоподобии покушения на меня со стороны собственного авто. В итоге робот, с ведома своего начальства, отпустил меня, ограничившись угрозой оштрафовать за сброс токсичного и легковоспламеняющегося мусора на улице, после чего я немедленно оплатил расходы на очистку территории.

– Вызвать вам по сети общественное транспортное средство? – предложил ГАРВ, когда я покидал «сцену», на которой едва не сыграл последнюю роль.

– Нет, пожалуй, прогуляюсь до конторы пешком. Это полезно для здоровья.

– Как хотите, – не возражал ГАРВ.

Я чуть помедлил. ГАРВ «растворил» свою голограмму во время моего объяснения с полицейским роботом (поскольку мне не хотелось усложнять и без того непростую ситуацию присутствием в «тусовке» чванливого суперкомпьютера в облике липового британца) и до сих пор не появился.

– Ты изменил свою голосовую модуляцию? – спросил я. – Она звучит чуть иначе.

– Моя голосовая модуляция не изменилась, но если вы прислушаетесь повнимательнее, то поймете, что я не пользуюсь своим голосом.

– То есть как? – удивился я и машинально глянул на мой наручный интерфейс.

Но интерфейс был пуст и я понял, что наступил очередной «прорыв».

– Ты говоришь у меня в голове.

– Это случилось, когда вы выпрыгнули из машины. Мы сосредоточились на взаимных аудиосигналах и даже не заметили, что информация, которую я вам посылал, была скорее ментальной нежели звуковой.

– Значит, никто не может слышать тебя в данный момент?

– Совершенно верно. Любому прохожему вы покажетесь чокнутым персонажем улиц, слушающим голоса у себя в голове. Что является, по сути…

– Не уточняй, ГАРВ, – попросил я. – Погоди минуту. Если наши сигналы теперь мысленны, нужно ли говорить вслух?

– Теоретически не обязательно. Почему бы вам не попробовать послать мне мысленный сигнал вместо слов?

Я наморщил лоб и усиленно подумал о том, что мне нужен кофе.

– Извините, я не понял, – сказал ГАРВ.

Я снова наморщил лоб и опять подумал: «мне нужен кофе!»

– Я по-прежнему не получаю сигнала. Вы уверены, что думаете?

– Что за вопрос? – вслух обиделся я.

– Я просто не получаю сообщений. Может, вам поработать над своим уровнем сосредоточения?

– А может, тебе проверить свой слух?

– Слух тут ни при чем, – возразил ГАРВ. – Суть в передаче и приеме мыслей. И кажется, вам необходимо вокализировать мысли для правильного фокусирования их для передачи через интерфейс. Поймите меня правильно, босс. По-моему, вам нужно потренировать свое мышление.

– Разве можно не понять это, – пробормотал я, зашагав по улице. – Отправимся-ка в контору.

– Хорошая идея, – согласился ГАРВ. – Мне вдруг почему-то захотелось кофе.

Я улыбнулся и принялся мысленно повторять новую мантру:

«Зак всегда прав. Зак всегда прав. Зак всегда прав…»

* * *

Я прибыл в контору через полчаса. За нападением машины, разборками с полицией и прогулкой в контору почти миновало утро, а предъявить мне было нечего (это еще мягко сказано, учитывая потерю авто).

Кэрол усердно трудилась в приемной (наверное, выполняла свою домашнюю работу по физике элементарных частиц) и кофе, к счастью, был еще теплый. Я добрел до кофеварки и, не говоря ни слова, налил себе чашку.

– Хола, Тио,[10] – прощебетала Кэрол из-за стола, не поднимая на меня глаз. Ты проспал, или как?

– Ты ей не рассказывал? – осведомился я у ГАРВа.

– Мне показалось, что от вас это прозвучит лучше.

– Моя машина пыталась убить меня, – произнес я.

Кэрол округлила глаза.

– Прекрасно, можешь не рассказывать. – Она уставилась на меня так, как это делают читающие мысли пси-ребята. – Ты говоришь правду!

– Пойду к себе в кабинет, приведу себя в порядок, – сказал я. – А потом, ты не могла бы одолжить мне свое воздушное авто?

– Но ты же ненавидишь ховеры,[11] – напомнила Кэрол (как будто я нуждался в напоминании).

– Я полечу совсем низко и поручу управление ГАРВу.

– Напомню тебе, Тио, что это авто для меня жизненно важно, – пробурчала Кэрол, неохотно швыряя мне чип зажигания. – Ты знаешь, что общественный транспорт вызывает у меня головные боли. (Она подразумевала это буквально, кстати. От пси требуется масса сосредоточенности для «экранирования» от трясины мыслей окружающих их пассажиров в обычном автобусе или поезде, и позже пси за это расплачиваются).

– Я буду осторожен, – пообещал я, направляясь в кабинет. – Что-нибудь от Электры?

– Она передавала, что ненавидит тебя.

Пожав плечами, я закрыл свежеотремонтированную дверь своего кабинета.

– Лучше, чем ничего, – отметил я.

Быстро переменив одежду, я вышел из конторы и направился к ховеру Кэрол. Ощущая некоторое волнение, я влез в него и устроился поудобнее, насколько это можно было с учетом моих опасений перед воздушными авто и тем фактом, что именно этот ховер отчаянно нуждался в новых сиденьях. Возможно, Кэрол действительно пора было повысить зарплату. Я осторожно сунул чип зажигания в прорезь и ховер довольно скромно помигал мне приборами в ответ.

– ГАРВ, возьми компьютер, – сказал я.

– С удовольствием, – ответил ГАРВ и его цифровая физиономия появилась в маленьком компьютерном окошке на приборном щитке. – Кэрол дала мне доступ к управлению компьютером ховера. В этом она гораздо лучше вас. Каков наш пункт назначения?

– До аварии с машиной ты упоминал Нову Пауэрс. Не знаешь, где мы можем ее сейчас найти?

– Недавно сообщали о том, что она уничтожила пару прессботов в РЕЛАПСе.

– Ах, да. В Салоне Регенеративных Упражнений и Эмпориуме Пластической Хирургии.

– Именно там, – подтвердил ГАРВ. – Очевидно, прессботы пытались снять ее на видео в душевой. И после изучения фотоснимков останков этих прессботов я должен признать существование мест, куда определенно не следует заглядывать (или соваться) камерам, если вы ловите поток моей информации.

– Ловлю, – сказал я и помедлил, чтобы выбросить из головы мысленный образ.

– Ну ладно, вези меня в РЕЛАПС. Средняя скорость, высота три метра.

– Три метра? – запротестовал ГАРВ. – Этот ховер рассчитан до трех сотен!

– Ну а я квалифицирован до трех. Так что держись, как сказано.

– Чудесно, – неохотно согласился ГАРВ. – Мы полетим в потоке престарелых леди и акрофобов.[12]

– И не ускоряй ход, – предупредил я, когда мы поднялись над землей. – Держи сто пятьдесят пять.

– Жизнь ели теплится, – вздохнул ГАРВ. – Полагаю, вы уверены, что мисс Пауэрс известно местопребывание доктора Пирса?

– Не считая пожирателя пиццы Бернса и его маленького района Нью-Шри-Ланки, она – наш единственный указатель. Поэтому выбор у нас невелик.

– Вы подтверждаете мои мысли, – согласился ГАРВ.

– К тому же, вся эта афера с Пирсом может быть уловкой для того, чтобы погрузить меня в размышления.

– Искренне сомневаюсь, что вы попадете в эту ловушку.

Комплимент или беззастенчивое оскорбление? ГАРВ заставил меня думать об этом до конца поездки.

XXIV

РЕЛАПС – моднейшее из новых поколений оздоровительных клубов. Это не просто фитнесс-центр, а «выбор стиля жизни». Акцент тут не только на физическом тонусе, но на внешности в целом и на социальной установке: фитнесс-центр, салон причесок, косметическая обработка, психоанализ и пластическая хирургия. Их девиз: «Сделай это сам, или позволь сделать нам».

Снаружи клуба царила атмосфера постоянного хаоса СМИ, у входа толпились прессботы, пытающиеся получить интервью (или фото) от любого представителя богатой и «реконструированной» клиентуры.

В качестве псевдо-знаменитости я удовлетворял требованиям и охранник на входе пропустил меня, но едва я зашагал к двери, как под электрифицированную бархатную веревку подкатился прессбот и загородил мне дорогу.

– Мистер Джонсон, я Алисса Соллисса из «мгновенных Новостей».

– «Гов…ных Новостей»?

– Нет, сэр. «Мгновенных Новостей». Ведь вам знаком наш крутой девиз: «Мы знаем, о чем вы хотите узнать еще раньше вас».

– Пусть так, если угодно.

– Ваше присутствие здесь не говорит о готовности прибегнуть наконец к хирургическому лечению ваших неблаговидных мешков под глазами?

– Фактически, я прохожу амбулаторное лечение по поводу недавнего ранения. На днях я растянул мышцу спины, засовывая прессбота из «Мгновенных Новостей» в шахту муниципального утилизатора твердых отходов. Вы не хотите побывать на месте этого происшествия?

– Как-нибудь в другой раз, – стушевалась Алисса и быстро укатила прочь.

Первые два этажа (один вверх, другой вниз) РЕЛАПСа оправдывали его шикарный экстерьер: блеск и роскошь, но без заметных усилий со стороны клиентуры. Последняя усердствовала над широким выбором моднейших тренажеров с гравитационным контролем и голо-симулирующими тренажерами, но все это предназначалось скорее для шоу, нежели фитнесса. Я увидел дюжину ГВ-звезд, позирующих для нанятых РЕЛАПСом папарацци перед тренажерами, причем за их тренировками наблюдали собственные пресс-агенты. При парочке звезд находились даже свои гримеры.

Мне пришлось опуститься на три этажа под землю (или на два ниже подвала), прежде чем я обнаружил настоящую площадку для тренировок, оказавшихся весьма серьезными. Это был один огромный спортзал, поделенный на площадки для работы с тяжестями и рингами для спарринга. Первые изобиловали килотоннами архаичных «свободных» гирь и реверсивно-гравитационных снарядов наряду с последним писком моды – фитнесс-дроидами, восторженно принятыми тяжелоатлетами-профи. Суровые на вид серолицые дроиды, специально сконструированные для помощи атлетам в тренировках, «подталкивали» их эмоционально и физически до пределов выносливости задорным и энергичным «голосовым поощрением». Лично мне это показалось жутковатым.

– Не вздумай слинять от меня, углеродный отстойник. А ну еще двадцать подъемов!

– И ты называешь это тренировкой? Будь ты из семейства механизмов, ты мечтал бы стать зубной щеткой.

– Ты слабовольный жалкий человечишко. Мне следовало расколоть твое никчемное тело на щепки и скормить ими топку всемогущего бога машин. Может, это придало бы твоему унылому существованию капельку смысла!

– Ладно, этот парень уже пугает меня, – прошептал я ГАРВу. – Ты где-нибудь видишь Нову?

Перед моими глазами появился курсор и, просканировав площадь, остановился на стоявшей посреди боксерского ринга у противоположной стены помещения женщине. Курсор мигнул красным огоньком.

– Достаточно было простого «да», – заметил я, направляясь к этому рингу.

– Верно, но так оно круче, – отозвался ГАРВ у меня в голове.

В жизни Нова оказалась более красивой, чем на голограмме. Уверенность в себе и сила отчетливо присутствовали в манере ее движения по рингу, пока она разминала свои гибкие мускулы, готовясь к спарринговому бою. Повадками она напоминала кошку, а ее изящные азиатские черты одновременно влекли и устрашали.

– Она симпатична, – заметил я, – и явно в хорошей форме, но, честно говоря, она не кажется особенно крутой.

– Ее телосложение обманчиво, – назидательно пояснил ГАРВ. – Предлагаю внимательно проследить за ее очередным поединком.

Я подошел поближе как раз к началу спарринга. Четверо дюжих мужчин поднялись на ринг и кружили вокруг нее наподобие акул, обхаживающих толстяка в трубе океанариума.

– А ну, ребята, беритесь за дело! – поддразнивала Нова. – За мной ведь дело не станет.

Бойцы напали как по команде.

Первый прыгнул на нее сзади и обхватил могучими как древесные стволы ручищами за шею и грудь, удерживая маленькую фигурку в медвежьей хватке. Одновременно другой боец бросился на нее с опущенным плечом в лобовую атаку. Мне это показалось хорошей стратегией.

Но я ошибся.

Нова разорвала хватку первого бойца с легкостью лазерного ножа, рассекающего соевое масло, и швырнула его в набегающего бойца. Их головы столкнулись с кирпичным стуком, оба они перелетели через электромагнитные симуляторы канатов ринга и грохнулись на жесткий пластик, где их прибытия поджидали два медбота.

– Извиняюсь, – хихикнула Нова. – Не рассчитала сил.

Двое оставшихся спарринг-партнеров, очевидно полагая, что Нова потеряла осторожность, ринулись на нее с обеих сторон. Теперь, хотя я видел Нову в деле лишь несколько секунд, я мигом подметил совершаемые этими беднягами ошибки.

Во-первых: Нова никогда не теряет осторожность.

Во-вторых: Как только что доказали предыдущие нападающие, атака с двух сторон против нее неэффективна.

Она доказала мою правоту по обоим пунктам, крутанувшись в момент нападения как кошка и выбросив обе руки на манер таранов. Парни на скорости врезались в ее раскрытые ладони и вы могли представить себе увиденные ими звезды. Партнер слева упал при контакте на пол холодным, как рыбина в морозильнике. Партнер справа ухитрился устоять на ногах, но заплясал подобно одновинтовому ховеру под ураганным ветром. Нова послала ему воздушный поцелуй, и он опрокинулся навзничь (не собираясь подниматься даже на пятизначный счет воображаемого рефери).

Я зааплодировал.

Нова повернулась ко мне и подарила на удивление теплую улыбку.

– Никак, это Закари Никсон Джонсон, – проворковала она.

– Если нет, то значит я ношу чужое белье, – пошутил я, глядя, как медботы уносят прочь последнего из ее спарринг-партнеров.

– Замечательная шутка, – насмешливо прошептал ГАРВ у меня в голове. – Мне сопроводить ее программой «фанерного» смеха?

Подойдя к краю ринга, Нова соблазнительно перепрыгнула через канаты и снова расплылась в улыбке.

– Вижу, вы остроумны даже без ваших писателей.

– Во-первых, я не пользуюсь писателями, – поправил я (увы, излишне сердитым голосом). Помедлив секунду, я продолжал, пытаясь говорить более дружелюбно. – Во-вторых, если не возражаете, я предпочел бы задать вам пару вопросов.

– Я люблю вопросы, – промолвила она с обеспокоившей меня улыбкой. – Но ненавижу отвечать на них.

– Это усложняет задачу, – заметил я.

– Это важные вопросы?

– В общем, да.

– Хорошо.

Нова ухватила меня за предплечье, легким движением руки подняла над канатами и поставила рядом с собой на ринге.

– Давайте договоримся, мистер Джонсон, – улыбнулась она. – Я отвечу на любые ваши вопросы, но сделаю это на ринге. Думаете, вы выдержите две минуты полного спарринга со мной?

– Я бы с радостью, Нова, – воскликнул я отступая. – Но у меня жесткий принцип не драться с женщинами. Если я выиграю, пострадает мой имидж «хорошего парня», а если проиграю пострадает имидж «мачо».

Не обращая внимания на мои слова, она сняла с моего запястья компьютерный интерфейс.

– Будьте любезны, отметьте нам две минуты, компьютер, – проговорила она в микрофон.

– С удовольствием, – весело ответил ГАРВ, – особенно после того, как мистер Джонсон только что профессионально оценил ваши боевые качества.

Из динамика интерфейса послышалась цифровая запись моего голоса (почему-то немыслимо громкая):

«… честно говоря, она не кажется мне особенно крутой».

Я нежно потер виски пальцами.

– По зрелому размышлению, отмерьте три минуты, – попросила Нова и аккуратно подвесила интерфейс на зажимную муфту каната.

«Премного благодарен тебе, ГАРВ».

«Доверьтесь мне, – внушал ГАРВ у меня в голове. – Она заговорит раскованнее, если рассердится».

– У вас такой полезный компьютер, – заметила Нова, поворачиваясь ко мне.

– Я служу на совесть, – прозвенел ГАРВ.

– Под «службой» он, конечно, подразумевает чинить неприятности и подвергать смертельной опасности, – уточнил я.

– Не будьте к нему суровы, мистер Джонсон… – Нова начала разминаться.

– Пожалуйста зовите меня Зак.

– Благодарю. А вы можете звать меня Нова. – С этими словами она улыбаясь направилась ко мне. – Полагаю, что вы эксперт во всех основных видах боевых искусств.

– Вообще-то, нет, – возразил я, отступая по мере ее приближения. – Это всего лишь образ, созданный моим агентом. Я предпочитаю улаживать неприятности мыслительным процессом.

– Очень жаль, – прокомментировала Нова, сокращая разрыв между нами. – На этом ринге мало места для размышлений.

– Скажите мне, когда засечь время, – окликнул нас ГАРВ.

– Как насчет двух с половиной минут назад? – предложил я.

Нова ухмыльнулась и открыла наше жестокое шоу ударом правой в голову. Удар был пробным, замедленным. Она «ощупывала» меня, оценивала мой стиль.

В данном случае мой стиль диктовал уклониться и убежать. Я скользнул по канатам и сумел уйти от удара, но для Новы это не оказалось сюрпризом. Ее первый удар был финтом, подставившим меня под второй и, уклоняясь от ее правой, я едва не налетел на молниеносный боковой слева. В последнюю наносекунду я «нырнул», и от пролетевшего над моей головой кулака вниз по моему позвоночнику повеяло ледяным ветерком.

– Теперь расскажите мне о себе, и о докторе Бенджамине Пирсе, – сказал я.

Нова отреагировала на вопрос злым апперкотом правой по моему подбородку, внушая мне мысль, что ее чувства к Пирсу были не особенно теплыми и ласковыми.

Когда-то, во время одобренного Организацией защиты животных Гуманного Бега Быков в Нью-Памплоне, по мне пробежал электронный бык. Он сломал мне два ребра и оставил отпечаток копыта на пояснице, который я до сих пор вижу, когда моюсь в душе.

Апперкот Новы заставил меня с грустью вспомнить о том прекрасном времени.

Я перелетел через ринг и упругие канаты начали швырять меня вверх-вниз на манер куклы-неваляшки в центрифуге.

– Бен Пирс? А почему вы спрашиваете? – прорычала Нова.

Не слушая голоса интуиции, я шатаясь поднялся на ноги и стряхнул с себя звезды.

– Он выиграл приз посетителя на открытии филиала Мэйси. Я пытаюсь вручить ему заслуженную новую сверхзвуковую зубную щетку.

Нова подскочила ко мне и угостила очередным боковым в голову, которого мне удалось избежать.

– Предупреждаю вас, Зак, разговор о Бене будит во мне Зверя.

Она крутанулась по стать балерине и ловкий подсечкой сшибла меня на мат.

– Я это заметил. Не следует ли отсюда, что вы действительно находились в романтической связи?

Из позиции сидя она разразилась серией мощных пинков. Ее ноги мелькали, как спицы в руках опытной вязальщицы и мне пришлось кататься туда-сюда на манер выпрашивающего подачку щенка. Таким образом мы пересекли весь ринг и к концу путешествия на лице у меня появился ожог от жесткого покрытия.

– Мы довольно долго увлекались друг другом, как вы догадываетесь, – сказала она. – Это был классический пример притяжения противоположностей.

Я вскочил на ноги (как мне казалось, довольно ловко) и принял излюбленную защитную стойку, готовый к чему угодно.

– Он воспринял это весьма серьезно, судя по татуировке «ЖВ», которую нанес на плечо в вашу честь.

Нова пробила мою наилучшую защиту молниеносным и не видимым глазом ударом, едва не снесшим мне голову с плеч.

– Мне тоже так казалось, – промолвила она, отбрасывая меня еще дальше очередным ударом. – По правде говоря, я влюбилась. Мне казалось, что эта гнусная болотная крыса отвечает мне тем же.

Нова продела руку под мои предплечьем и швырнула меня через голову на мат.

– Значит, он порвал с вами? – спросил я.

Она вздернула меня на ноги и еще пару раз сильно приложила о покрытие.

– Да, он так и сделал. И большое спасибо, что вы мне напомнили.

Я знал, что очередной вопрос причинит ей эмоциональную боль (и физическую боль вашему покорному слуге), но обязан был задать его.

– Он покинул вас ради другой женщины?

– Просто влюбился в ББ Стар…

Бац!

– ББ Стар?

Бац!

– Ну да. Он просто потерял голову. Втюриться в жену своего начальника – прекрасный карьерный ход, Бен!

– Между ним и ББ действительно что-то было?

– Мне это неизвестно. Кажется, ББ фригидна.

Бац!

«Почему все это повторяют?» – подумалось мне.

Я сбросил с себя Нову и попытался подняться. Но она очутилась у меня за спиной и подбросила меня в воздух. Затем обхватила ногами мою голову и снова обрушила на мат.

Бац.

– Бен заставлял меня надевать парик блондинки и притворяться для него ББ. Да, Бен, я ББ Стар. Я просто обожаю умных мужчин. – Она снова обратила внимание на меня и сильнее стиснула бедрами мою голову и плечи. – Кстати, я называю этот трюк «наслаждение и боль». Чуть сдавив вам шею вот здесь, я перекрою путь крови и кислороду к вашему мозгу и вы заснете, как младенец. Полагаю, вы увидите приятные сны.

При других обстоятельствах это могло бы доставить мне удовольствие, но оно явно не вязалось с удушающим аспектом. Уже во второй раз за два дня некто пытался перекрыть мне кислород и я не хотел, чтобы это перешло в привычку. К счастью, ГАРВ все еще находился у меня в голове.

– Шокируй ее, – пробормотал я, надеясь, что он поймает меня.

– Шокировать ее? – изумился он в моей голове. – Промычите дважды, если хотите, чтобы я утилизировал энергетический запас вашего доспеха для создания концентрированного электрозаряда достаточной силы для причинения мисс Пауэрс дискомфорта.

– Мм-м, мм-м… – промычал я.

Тем временем Нова опять отчалила в свой маленький мир запоздалых сожалений, не забывая при этом загонять меня в обморок своим удушающим захватом.

– Теперь-то я понимаю, что у нас с Беном все должно было кончиться плохо. Он был эмоционально незрелым и переживал о своих семейных неурядицах. ДОС, я сроду не видела такого большого маменького сынка!

– Все готово, босс, – шепнул мне ГАРВ. – Однако, предлагаю вам одновременно укусить мисс Пауэрс в момент, когда я ее шокирую, чтобы скрыть тот факт, что вы жульничаете.

Откровенно говоря, когда тебя душат, едва ли существуют крайности, которые можно счесть «жульничеством». Но у меня не было ни времени, ни воздуха, чтобы обсудить этот довод с ГАРВом.

– Лично я успешно пережила горе, – продолжала Нова. – Я сумела придать моему гневу положительное направление. Я использую его в моем реслинге, так что он во многом помог моей карьере. Думаю, это указывает на уровень возмужания, которого до сих пор не добился болотная крыса Бен.

– По моей команде, – заговорил ГАРВ. – Готовы? Кусайте!

Я впился зубами в бедро Новы и позволил ГАРВу влепить ей заряд электричества через мои зубы. Моим коренным стало немного щекотно от электрической отдачи (кажется, я потерял пломбу), но соперница явно получила львиную долю заряда.

– Ой! – вскрикнула она наполовину от боли, наполовину от удивления. – Вы кажется, укусили меня?

Она слегка ослабила ножной захват, давая мне возможность выкрутиться. Я выскользнул из него и вскочил на ноги с помощью одного из канатов. Нова поднялась и медленно погналась за мной, потирая на ходу ногу.

– ДОС побери! – сердито бросила она. – Я уже была на пути к победе.

– Мне казалось, что у нас спарринг.

Она набросилась на меня со скоростью кобры, объевшейся кофеином, вцепилась в меня левой рукой и сильно толкнула на зажимную муфту, прижимая меня к этому механизму плечом.

– Все мужчины одинаковы, – процедила она. – Все и всегда решается соревнованием. Проклятье, я ненавижу ваши комплексы. Почему вы так боитесь общения?

– Но кто как не я хотел поговорить? – возразил я.

– Дешевые уловки. Всегда перекладываете вину на других.

Она собрала пальцы правой руки в кулак и гибкие мускулы на ее руке напряглись словно фунт пластиковой взрывчатки с зажженным фитилем. У меня появилось ощущение, что я исчерпал запас гостеприимства.

И в этот миг я услышал мелодичный (и спасительный) звук симулируемого ГАРВом гонга.

– Время вышло! – воскликнул он. – И сердечно поздравляю вас, мисс Пауэрс. Мне кажется, ваши эмоции значительно укрепились за время этого поединка.

Нова улыбнулась и перестала прижимать меня к муфте.

– Вы действительно так думаете?

– Убежден! – ответил ГАРВ. – Для столь открытого разговора о чувствах требуется великая сила.

– Как будто я этого не знала. Но попробуйте найти мужчину, который это ценит.

– Эта стена напускной бравады всего лишь дешевый фасад, скрывающий их неуверенность в себе, – сказал ГАРВ.

– Это уж точно, – согласилась Нова, снимая интерфейс с муфты и повернулась ко мне.

– Знаете, Зак, вам не мешает поучиться эмоциональной зрелости у вашего компьютера.

– Да, он весьма цельная натура.

Я взял у нее интерфейс и вернул его к себе на запястье. Бывшая соперница и я сошли с помоста и очутились на относительно безопасном полу спорт зала.

– Последний вопрос о Пирсе. Когда вы видели его в последний раз?

– Чуть больше года назад, – ответила Нова. – Он сказал мне, что дела не улаживаются и для нас лучше идти каждому своей дорогой.

– Вы знаете, что сейчас он пропал. Никто не видел его почти год.

– И вы ищите его?

– Это так.

– Тогда желаю удачи, – сказала она. – Если Бен предпочитает прятаться, то вы его не найдете. Он очень хорош во всем, что делает.

– Я тоже.

– Надеюсь, Бен не находится в смертельной опасности?

– Слишком рано предполагать, – сказал я, поворачиваясь, чтобы уйти. – Но я дам вам знать.

– Когда увидите его, передайте от меня привет, – окликнула меня Нова.

– Обязательно. – Я улыбнулся и снова отвернулся.

– Нет, погодите. Скажите ему, что видели меня, что я выглядела отлично и казалась счастливой.

– Хорошо.

– И скажите, что на руке у меня повисли четверо роскошных парней.

– Понял.

– Нет, погодите! Просто передайте ему привет.

– Мы никогда отсюда не выберемся, – шепнул ГАРВ.

XXV

Наконец я уговорил Нову записать всякую всячину, которую она хотела (или не хотела) передать через меня Пирсу, когда я найду его. В итоге она решила позволить мне воспользоваться собственной интуицией относительно передачи того или иного сообщения (хотя и заставила меня по-разному прочитать каждое из них, чтобы убедиться в правильной интонации фразы о ее нынешнем «эмоциональном спокойствии»).

Через полчаса мы с ГАРВом снова находились в воздушном авто и направлялись в контору. ГАРВ управлял ховером, а я, сам не зная зачем, бесцельно просматривал имеющиеся у нас компьютерные фото Пирса.

– У нас два тупика за один день, босс, – сообщил ГАРВ в то время, как мы скользили в нижнем потоке скайвэя. – Три, если считать тот, где вы разбили машину.

– Я не назвал бы Нову тупиком, – возразил я. – Скорее она – «непредвиденный поворот» на дороге. Свяжись с ББ по видео. Кажется, нам необходимо поговорить.

Через миг лицо ББ появилось на компьютерном экране.

– Вы нашли дроида? – спросила она.

– Нет настроения поболтать о пустяках, ББ?

– Судя по вашему развязному тону, ответ на мой вопрос отрицательный.

– Извините, но для поисков вашего сверхмощного андроида мне наверняка понадобится более двенадцати часов. А пока что ответьте на вопрос: насколько хорошо вы знали Бена Пирса?

– Он был моим работником. Он проектировал андроид ББ-2.

– Это мне известно. Но насколько хорошо вы его знали?

– Не понимаю, что вы имеете в виду.

– Вы знали, что он был влюблен в вас?

– Что? – воскликнула ББ с округлившимися от изумления глазами и выгнувшейся левой бровью. – Откуда вы это услыхали?

– Неважно откуда. Вы об этом знали?

– Нет. Понятия не имела. Я вообще плохо знала Пирса, тем более на социальном уровне. Кто мог сообщить вам подобную нелепицу?

– Некий источник сомнительной надежности, – ответил я. – Извините за беспокойство.

– Никакого беспокойства, Зак, – возразила ББ с улыбкой. – Ваша миссия имеет для меня первостепенное значение и я хочу помочь вам всем, чем могу.

– Понимаю, ББ. Я вас не подведу.

– Благодарю, Зак.

Она улыбнулась и исчезла с экрана.

– А это будет тупиком номер четыре, – произнес ГАРВ.

Я вернулся к экрану и продолжил просмотр фотоснимков Пирса.

– Она лжет, – заметил я.

– Что?

– Она знает Пирса лучше, чем притворяется. Она что-то утаивает.

– По вашему, у них была романтическая связь?

Я отрицательно качнул головой и указал на находящееся на экране фото Пирса. Это был снимок, где он и Нова обнимались на пляже.

– Взгляни на него. Разве он похож на человека, который одновременно способен крутить любовь с Новой Пауэрс и ББ Стар? Нет. Между ними не было романа, но ББ все же что-то скрывает от нас.

Воздушное авто попало в легкую турбулентность, чуть дернулось, затем поднялось повыше на пустынном скайвэе.

– Не слишком высоко, ГАРВ, – предупредил я.

Ховер снова дрогнул, на этот раз сильно, резко свернул со скайвэя и продолжил подъем.

– ГАРВ, кажется мы договорились о высоте полета.

– Да, договорились, – согласился ГАРВ.

– Тогда будь любезен, опусти аппарат, – приказал я.

– Я пытаюсь, но он не подчиняется.

– То есть, как не подчиняется? – торопливо осведомился я, в то время как мы поднимались выше и выше.

– Скажем, технически он подчиняется, но способом, не совпадающим с моей инструкцией.

– Я посадил тебя за управление исключительно потому, что предположительно ты не уязвим для внешнего контроля.

– Это верно, – согласился ГАРВ. – Однако, хотя я и могу быть неуязвимым для таких нападений, противник вполне может «обойти» меня и взять прямое управление ховером, что и происходит сейчас. Фактически, это весьма внушительная демонстрация дистанционной смены маршрута и перепрограммирования.

– Ты можешь справиться с ним? – занервничал я.

– В конечном итоге, – спокойно заверил ГАРВ.

– В конечном итоге?

– Полагаю, что эта задача отнимет у меня примерно десять минут.

– Тебе, разумеется, известно, что мы едва ли располагаем этим временем?

– Я предполагаю, что у данного вопроса риторический характер, а потому не буде тратить на ответ время.

– На какой мы сейчас высоте?

– Я отстранен от управления и не имею доступа к каким-либо приборам, – сказал ГАРВ. – Взгляните за борт и я определю высоту.

Я посмотрел за борт так, чтобы ГАРВу хорошо была видна земля через линзу в моем глазу.

– Ого, высота немалая, – отреагировал ГАРВ.

– Блестяще, – пробурчал я.

Бортовой компьютер ховера вдруг монотонно защебетал: «Сейчас мы находимся на высоте триста пятьдесят метров и продолжаем подъем.

– Спасибо, – поблагодарил его ГАРВ и добавил, обращаясь ко мне: – Всегда полезно показать себя вежливым.

– Каковы дальнейшие планы, компьютер? – спросил я.

– Мы поднимаемся на высоту шестьсот метров, – отвечал бортовой компьютер.

– А потом?

– В этой точке, – тупо отвечал он, – я отключу все питание гироскопами и мы начнем быстрый спуск, который завершится огненным взрывом на земле.

– Наверно, мне следовало это предвидеть.

Ховер снова дернулся и продолжил подъем.

– Не волнуйтесь, – успокаивающе щебетал компьютер. – Катастрофа произойдет в ближайшем парке с целью минимизации случайных жертв среди гражданского населения.

– Для меня это очень важно. Но не обижайтесь, если я не буду покорно ожидать этих событий. ГАРВ, где находится навигационный чип для компьютера этого авто?

– А зачем он вам? – спросил ГАРВ.

– Просто скажи мне где! У меня сейчас неважное настроение.

– Чип, контролирующий навигацию составляет десятую часть сантиметра в диаметре и находится в трех сантиметрах под приборной панелью, параллельно рулевой колонке.

– Спасибо. И прости, что я накричал на тебя.

– Мне известно, что большинство людей проявляют враждебные эмоции в преддверии неминуемой смерти. Но я повторяю предыдущий вопрос: зачем он вам нужен, босс?

Я заставил пистолет прыгнуть мен в ладонь.

– Если мы не можем управлять этой штуковиной, ею не будет управлять никто!

Я толкнул сиденье назад и засадил маленький взрывной заряд в рулевую колонку. Навигационный компьютер взорвался, ховер содрогнулся раз и еще раз, затем начал отвесное падение на землю. Прыгнув вперед, я схватил рычаг управления.

– Значит, вам удалось уничтожить навигационный компьютер, – отметил ГАРВ, голограмма которого материализовалась рядом со мной.

– Благодарю, – прохрипел я, напрасно пытаясь овладеть управлением падающего аппарата.

– Но по правде говоря, я не вижу, чем это может помочь.

– По крайней мере, мы теперь управляем собственными судьбами. Мы будем в полном порядке, если переживем это падение.

– Что вы подразумеваете под словом «мы»? Я спроектированный образ, созданный центральным процессором за много километров отсюда. Я выживу. Что касается вас, то…

– Я тоже собираюсь выжить! – проговорил я, вглядываясь в панель управления. – Мне просто придется научиться пилотировать свободно падающим ховером в ближайшие тридцать секунд.

– Мне всегда нравился ваш несомненный оптимизм, – заметил ГАРВ. – И мне будет без него ужасно скучно.

– Заткнись, ГАРВ. Ты убиваешь момент!

Я покрепче вцепился в рычаг управления и попытался вывести аппарат из падения, но без компьютерной модуляции это было все равно, что играть на пианино в боксерских перчатках. Невозможно было контролировать тонкий баланс сил между гироскопами. Я осторожно двинул рычаг влево и ухитрился уменьшить угол падения, направляя траекторию погибающего аппарата на парковый пруд. К несчастью ховер вошел при этом в серию «бочек».

– Вот это уже лучше, – похвалил ГАРВ. – Небольшая центробежная сила прекрасно уменьшает агонию фатального удара.

– Ладно, выслушай мой план. Я выброшусь, когда мы будем над прудом. Надеюсь, я замедлил эту развалюху достаточно, чтобы пережить падание в воду.

– Простите мне мою наглость, босс, но у меня, кажется есть лучшая идея.

– Я открыт любым советам.

– Наш новый интерфейс позволит мне манипулировать естественной электромагнитной энергией вашего тела.

– И это идет на пользу?

– В данном случае, да. Я смогу увеличить энергию, сфокусировать ее через ваш доспех и реверсировать магнитную силу.

– То есть, создать мне силовое поле?

– Вот именно.

– Ты способен на это с новым интерфейсом?

– Доверьтесь мне, босс. Я уже не инертный наблюдатель, я включаюсь в процесс.

– Ладно, приятель, – согласился я, нацеливая палец на кнопку аварийного выброса. – Поехали.

Я вылетел из крутящегося в падении аппарата на высоте двадцати пяти метров (и на скорости, о которой мне не хотелось думать) и закувыркался в свободном падении вниз, к воде. Предвечерний ветерок ударил меня в лицо ледяной бритвой и я понял, что удар (будь то оводу или нет) расплющит меня как виноградину под прессом винодела.

Неожиданно я ощутил раскаленный поток энергии, бегущий по моему телу от головы к ногам – и обратно. Мои зубы застучали, пальцы непроизвольно затряслись, а волоски на руках зашипели и вспыхнули, ГАРВ электризовал меня.

– Это уже лучше, ГАРВ, – пробормотал я.

– Заткнитесь, босс. Вы убиваете момент.

Я сгруппировался в позицию пушечного ядра и врезался в пруд как метеор, вначале скользнув камешком по его поверхности, затем войдя в полный контакт. Сила удара взметнула в воздух десятиметровые водяные стены на манер грибовидного атомного облака, которое затем обрушилось на меня в момент погружения. Очутившись под водой я был слишком слаб даже для того, чтобы держать глаза открытыми, не говоря уже о попытке всплыть на поверхность.

XXVI

Я очнулся ранним вечером. Солнце как раз садилось над горизонтом Нью-Фриско и его красно-оранжевое сияние заставило поверхность пруда вспыхнуть словно тлеющие угли под стеклом.

Промокший до костей, я лежал навзничь в тине и пара медботов сканировала мое тело в поисках повреждений. Краем глаза я заметил, как справа от меня прошел кто-то бледнокожий и попытался проводить его взглядом, но тело отказалось выполнить команду.

– Не двигайся, Зак, – проговорил Рэнди и медленно наклонился ко мне. Медботы держат тебя в статическом поле, пока не убедятся в отсутствии повреждений позвоночника.

– Рэнди?

– ГАРВ отправил мне предупреждение, что вы падаете. Я прибыл сюда как раз вовремя.

– Ты выудил меня из воды?

– Я сумел сделать цифровую запись твоего падения с четырех разных углов, – возбужденно поведал Рэнди. – Это было восхитительно, Зак. Водяной фейерверк при твоем ударе о воду будет являть собой поразительное зрелище в сверхзамедленном режиме воспроизведения, не говоря уже об искрящем в момент погружения доспехе. Просто дух захватывает.

– И ты выудил меня как раз после этого?

– Фактически, я находился тогда на сотовой сети вместе с моими корпоративными спонсорами. Я приказал вытащить тебя на берег дроиду.

– Дико благодарен, – сказал я. – ГАРВ?

Голограмма ГАРВа спроектировалась из моей глазной линзы. Он тоже казался промокшим до нитки (наверно, из симпатии ко мне – очень мило).

– Я здесь, босс.

– Хорошо сработанно.

– У меня нет слов, этот интерфейс не из кладовой вашего дедушки.

Рэнди просмотрел выборку информацию по сканированию тела, выполненному медботами.

– Кажется, у тебя все в порядке, – заметил он. – Никаких внутренних повреждений. Никаких сломанных костей. Только несколько сильнейших ушибов и легкое сотрясение.

Он кивнул медботам и те отключили статическое поле. Я попытался было встать, но движение оказалось слишком болезненным.

– Должен предупредить тебя, – сказал Рэнди. – Следующие двенадцать часов или около того ты будешь ощущать крайнюю усталость. ГАРВ выкачал много твоей физической энергии, чтобы генерировать достаточное для твоей защиты электричество. Тебе понадобится время, чтобы восстановить ее.

– Дело того стоило, – сказал я. – Мне сейчас плохо, но гораздо лучше, чем тогда в ховере… о нет! Где ховер Кэрол?

– Большей частью вон там, – ГАРВ указал на север.

– ДОС, – пробормотал я садясь. – Она убьет меня.

– Полегче, босс. – ГАРВ безуспешно пытался придержать меня своими голографическими руками.

Я встал на колени и огляделся. Само собой, воздушное авто Кэрол лежало вверх тормашками в высокой траве, в ста метрах от меня. Отдельные искры все еще сыпались из покореженного шасси.

– Неприятностей не счесть, – проговорил я.

Ощущая головокружение и жар, я поднялся на ноги и шатаясь направился к останкам аппарата.

– Она убьет меня, – повторил я. – Поджарит мой мозг и заставит меня считать себя уткой.

– Босс, угомонитесь, – увещевал меня ГАРВ. – Мы купим ей новый ховер. Она понимает, что такие вещи случаются – особенно с вами.

Но мне было не до него. Я подошел к останкам аппарата и внимательно огляделся – нет ли чего-нибудь, что стоило спасти.

– Она убьет меня, – снова повторил я.

– Мне кажется, вас на этом немного «заклинило», босс.

Три гороскопа были уничтожены. Два сорвало с корпуса при ударе. Третий был изуродован до неузнаваемости. Корпус походил на старый аккордеон, смятый и рваный от фронтальной до тыльной частей. Ховер превратился в полный хлам. Тут я заметил исходящее из корпуса тусклое свечение.

– Посмотри, ГАРВ, – произнес я, плюхаясь на колени, чтобы разглядеть получше. – Компьютер все еще работает. Может, нам удастся…

Затем я увидел это, и все изменилось.

– Это не W-O-W[13] протянул я и смолк.

– Босс, – осторожно начал ГАРВ. – Кажется, не мешает пригласить медботов для повторного осмотра по поводу вашего сотрясения.

Я опустился на четвереньки и попытался пробраться внутрь аппарата, чтобы получше разглядеть экран, но я и без того знал, что на нем находится. Это был снимок Пирса и Новы, обнимающихся на пляже. Но на этот раз я увидел его вверх ногами и татуировка на плече Пирса приобрела новый смысл. Она не была посвящена Нове Пауэрс. И означала не «Женщина Войны».

– Это не W-O-W, – повторил я.

В голове у меня эхом прозвучали слова Новы: «Я сроду не видела такого большого маменького сынка».

Татуировка была сделана таким образом, чтобы читать ее мог только сам Пирс. Теперь я это понял. И знал, что она означала.

«МОМ»!

XXVII

– С кем?

– Ты слышал, ГАРВ, – втолковывал я (наверно, в восьмой раз). – Пирс находится у своей матери. Там мы и найдем его.

– О, я все понял, босс. Мне просто показалось, что ваше падение в пруд не прошло для вас бесследно, как мы решили вначале.

* * *

Дело было утром. Я находился дома и пробыл в постели уже двенадцать часов, десять из которых крепко проспал. Я все еще был очень слаб и мои мускулы не желали иной работы, как оставаться недвижными в постели, но меня заверили, что мое тело восстанавливает запас энергии и силы вернутся ко мне на следующий день.

Мне также сказали, что в дом приходила Электра и осмотрела меня ночью просто, чтобы удостовериться, что я в порядке. Несомненно, она хотела убедиться в моем здоровье с тем, чтобы позже вернуться и попинать мою задницу. Но даже в этом случае я был рад, что она приходила. Я чувствовал запах ее духов на подушке рядом со мной и одного этого было достаточно, чтобы поднять мне настроение.

Итак, я находился на пути к выздоровлению. Теперь мне требовалось лишь убедить ГАРВа в том, что я не сумасшедший и, как минимум, прав насчет Матушки Пирс.

– Ты слышал, что сказала Нова о Пирсе. Он был маменькин сынок, у него семейные проблемы, и все такое. Говорю тебе, что татуировка сделана не ради Новы. Она ради его матери.

– Но она перевернута.

– Для него она не перевернута, он поднимает руку и видит «МОМ». Это абсолютно ясно. ГАРВ – Пирсу нужна его мамочка.

– Как скажете, босс.

– Он не в Шри-Ланке, он не на луне. Мы найдем его мать, найдем и Пирса. А теперь перестань спорить и добудь мне адрес Матушки Пирс!

– Давайте на миг предположим, будто я, не принимая вашу теорию всерьез, все же провел кое-какие поиски прошлой ночью, пока вы лечили сном последствия смертельной опасности, – сказал ГАРВ. – Просто, чтобы утешить вас.

– Хорошо, давай предположим.

– И представим себе, – продолжал ГАРВ, – что я нашел неоспоримое доказательство безосновательности вашей теории. Убедит ли это вас оставить свой «эдипов» поиск?

– Что ж, это зависит…

– От чего?

– Для начала от непонятного слова «эдипов». И от уточнения твоего «неоспоримого доказательства».

ГАРВ покачал головой и выдал на настенный экран картинку престарелой женщины.

– Эйприл Пирс, мать доктора Бенджамина Пирса, возраст 122 года. В данное время находится на участке 567 Вечных поместий Беверли-Хиллз, шесть футов под землей.

– Она умерла?

– Нет, босс, она выращивает грибы.

– Когда она умерла?

– Четырнадцать месяцев назад. Причина смерти: дыхательная непроходимость в результате пневмонии.

– Это вызвало подозрения?

– Ей было 122!

– А ты уверен, что это наверняка была она?

– Тесты ДНК убедительны, – сказал ГАРВ. – Я сверился с компьютером в офисе патологоанатома и сам видел образцы тканей.

– Четырнадцать месяцев назад. Это как раз перед тем, как Пирс порвал с Новой, именно перед тем, как проект ББ-2 вышел из под контроля и Пирс исчез.

– Думаете, ее смерть подтолкнула его «через край»?

– У меня ощущение, что Пирс был на краю задолго до смерти его матери. Но думаю, ее смерть подтолкнула его к действию.

– И что нам теперь делать? – спросил ГАРВ.

– То, что я тебе сказал, ГАРВ. Мы найдем мать Пирса.

– Босс, – всплеснул руками ГАРВ. – Мне придется предположить, что ваша укороченная память – следствие травмирующего опыта прошлого вечера, поэтому я вынужден повторить (причем, весьма спокойно), что мать Пирса умерла. Она сыграла в ящик, откинула копыта, ее интерфейс дал дуба и теперь она маячит в эфирнете того света. Она посылает письма электронной почтой из Великой Запредельности и ее адрес кончается «вечность точка орг». Я могу повторить это на ста пятидесяти языках, если хотите. Но как бы я не говорил, она все равно У-М-Е-Р-Л-А, умерла, умерла, умерла.

– Это всего лишь чуточку усложнит ее поиски, – сказал я.

– Что?

– Послушай: Пирс считается одним из величайших ученых на планете, верно? Он не позволит досадной помехе в виде смерти его матери воспрепятствовать его налаживанию с ней отношений. У него наверняка есть какой-то «дубль».

– То есть, клон?

– Да, клон.

– Но это незаконно.

– Как и создание киллеров-андроидов на ядерной энергии. Нам необходимо отыскать клона Матушки Пирс.

– Чудесно, – сказал ГАРВ. – С чего вы хотите начать?

– Ну, поскольку я сейчас едва ли способен куда-то идти, начнем прямо здесь. Влезь в компьютер ЭксШелл и займись-ка банальным «скачиванием» информации.

* * *

Пару слов о человеческом клонировании: оно не действует.

Разумеется, это просто мое мнение. Мнение, разделяемое, кстати, Всемирным Советом и примерно восьмьюдесятью пятью процентами населения планеты – однако, это всего лишь мое мнение. Тем не менее, в научном сообществе есть масса первоклассных мозгов, которые с жаром оспорят мою точку зрения.

«Простейшее программирование ДНК, – говорят они. – Человеческий ген. Кубики для построения жизни» (заметьте, они никогда не говорят законченными предложениями).

Мир, подстегиваемый азартом научного сообщества, сразу и с энтузиазмом воспринял принцип клонирования. Первые (и достаточно успешные) эксперименты по клонированию в начале века захватили воображение общества и фактически завершились недолговечным, но памятным «психозом клонирования» двадцать лет назад.

Я встречал клонов. Я разговаривал с клонами. Я даже однажды ухаживал за клоном (это было в мой экспериментальный период в колледже), и все, что могу сказать относительно клонирования людей – разработка лимонада «Новая Новая Кока» для общества полезней.

Почему? Одно слово: «Разум». Тело (мозг и прочее) – легкая проблема. Чуточку ДНК, необходимое оборудование – и мы сможем вырастить его в большой пробирке. Мы можем посадить его на солнечное крыльцо рядом с геранью и украшать по праздникам. Однако, построить разум – это вам не два пальца …

При всей нашей продвинутой технологии, мы до сих пор не понимаем механизма работы разума. Сложная смесь памяти и оригинальных мыслей, подстегиваемых чувствами, инстинкт и характер, превращающие каждого живого человека в уникальный индивид не поддается схематическому изображению на «карте» долей и полушарий мозга. Множество величайших современных ученых не в состоянии даже пообщаться на коктейль-вечеринке, не говоря уже об идентификации и воссоздании тонкостей и нюансов человеческой личности.

Тем не менее, научное сообщество сделало доблестные попытки отобразить, каталогизировать и воссоздать человеческий разум. Он просто-напросто оказался для них чересчур сложен. Иное размещение нескольких нейронов или направление внутричерепных связей, как обнаружили, на свое несчастье, ранние исследователи, отвечают за тончайшую грань между любовью и ненавистью (а заодно между гениальностью и шизофренией, уверенностью и мегаломанией, прогрессивным роком и диско).

Психоз вокруг клонирования неизбежно привел к тому, что ныне драматически именуют «войнами клонов». Оглядываясь назад видишь, что все это было скорее глупым и надуманным, нежели серьезным, но войны внесли неразбериху в положение вещей, включая национальные правительства, мировую экономику и рыночный спрос на «людей действия».

Всемирный Совет в итоге запретил любое клонирование людей десять лет назад и с тех пор никто, за исключением научного сообщества, уже не уделяет этой проблеме внимание.

Сегодня еще существуют несколько узаконенных лабораторий, клонирующих организмы, но их работа в основном ограничена штаммами бактерий, разведением быков-призеров, кошек для рекламных роликов голо-видения и нескольких индивидов, почитаемых в качестве «идолов масскультуры» (но они не часто появляются на публике, поскольку не контролируют свое слюноотделение и нередко теряются в открытом пространстве).

Тот факт, что Пирс, возможно, клонировал собственную мамашу, заставил меня осознать реальную вероятность безумия Пирса. А то, что этот безумный и блестящий ученый также спроектировал и создал мощного андроида, которого я сейчас разыскивал, заставило меня пожелать запереться покрепче и побыть еще некоторое время в постели.

* * *

ГАРВ и я провели следующий час за несанкционированным взломом исследовательских и научных данных компьютера ЭксШелл. По сути, большинство работы проделал ГАРВ. Ну а я больше изучал спортивные новости за предыдущую ночь.

– Кстати, поскольку мисс Стар дала нам полный доступ к компьютеру ЭксШелл, мне не понятно, к чему терять время на взлом через «заднюю дверь», – пожаловался ГАРВ.

– Мне не хочется, чтобы ЭксШелл знала, что именно мы сейчас ищем. Они все еще считают, что Пирс находится в Шри-Ланке, помнишь? Вдобавок, я хочу убедиться, что ты не утратил своих навыков хакера. Полагаю, защитные системы ЭксШелл довольно сложны.

– Не смешите, – сказал ГАРВ. – Я мог бы «пролететь» мимо их защиты с 486-м на слепом почтовом голубе…

– Отличная метафора, – похвалил я. – Ты развиваешь в себе сарказмы стремного типа.

– Я подумываю о том, чтобы выйти на большую дорогу или заняться сценариями для ГВ.

– Но не бросай пока свою дневную работу, – сказал я, не сомневаясь, впрочем, что он шутит (факт примечательный сам по себе).

Но ГАРВ уже не слушал. Он был занят взломом последнего замка на задней двери компьютерной системы ЭксШелл.

– Мы внутри, – объявил ГАРВ.

По настенному экрану поползли бесконечные списки файлов.

– Это файлы департамента науки и исследований ЭксШелл, – пояснил ГАРВ. – Итак, что же мы ищем?

– Все, что напоминает маму Пирса. Ее память, личные качества, умственные способности – все это могло быть облечено в цифровую форму и сохранено. Я уверен, что он использовал оборудование ЭксШелл.

– По-вашему, Пирс использовал нелегальную клинику клонирования для выращивания тела? – спросил ГАРВ.

Я пожал плечами.

– Может, он с помощью взятки проник в одну из лучших клиник для клонирования животных и ему выполнили заказ «подпольно». Не исключено, что он проделал это собственноручно в своем подвале. Надеюсь, найти какие-либо свидетельства переноса информации. Посмотрим на файлы Пирса.

Экран изменился и появился список файлов Пирса. Их тоже было бессчетное множество.

– Какой из них открыть для вас первым? – спросил ГАРВ.

Я пристально посмотрел на экран, где находились длинные колонки файлов, сбоку которых красовалась фамилия Пирс.

– Погоди-ка секунду, – сказал вдруг я. – Забудь о них. Покажи мне все, кроме файлов Пирса. Он не прятал бы информацию под собственным именем.

ГАРВ снова поменял экран. Фамилия Пирс исчезла с левой колонки и ее сменили мириады других. Департамент науки и исследований ЭксШелл пользовался наемным трудом тысяч людей по всему миру и у каждого из них имелись в базе данных хотя бы по несколько файлов.

– С какой части виртуального стога сена вы предпочтете начать?

– Посмотри список имен. Найди что-нибудь забавное, – сказал я.

– Определите слово «забавное». И не забывайте, что я не запрограммирован на юмор.

– Ага, только на сарказм, – отпарировал я. – Пирс должен пользоваться прозвищем. Он достаточно смекалист, чтобы придумать что-то хитрое. «Том Клон», «Дик Копи», «Мама Гарри», и прочее в этом духе.

– Мама Гарри?

– Просто найди мне забавные имена.

– Уже нашел. Одна Мама Гарри на подходе.

XXVIII

Для составления имен ГАРВу потребовалось чуть больше времени, чем я рассчитывал – минуты три-четыре, но мне показалось, что он с трудом справился с субъективным вызовом, когда дело коснулось определения «забавный». Он был еще новичком в такого рода тонкостях. Я успел откушать предписанный Электрой «энергетический коктейль» из холодильника прежде, чем мы с ГАРВом принялись изучать список забавных имен.

– Как насчет Гарри Джонсон?

– Может, Пирс и не самый изобретательный тип на свете, но он еще не впал в детство. То же и с именем Сеймур Хаймен,[14] и тем, что пишется через дефис – Элис Дайер-Ри.[15]

– Майк Хант тоже мимо?

– Определенно мимо.

– А если Дик Суэтт?[16]

– Ты когда-нибудь вылезешь из сточной канавы?

– Извините меня, босс, – запричитал ГАРВ, – но это весьма широкая категория.

Я потер глаза и приложился к энергетическому коктейлю. Хорошо, что рядом со мной нет никого, кроме ГАРВа. Трудно поддерживать себе облик крутого парня, когда расхаживаешь по дому в пижаме и пьешь ванильный коктейль через трубочку.

– Знаю, – сказал я. – Это из тех штуковин, которые я определяю на глаз. – Я снова сосредоточился на экране.

– Джек Эш не годится. Адам Эпплтон глупо, но не подходит. Фу Кью – крайне неудачное созвучие.

– Подумайте только о его бедняге-сыне Фу Кью Втором.[17]

Я пристальнее всмотрелся в экран, продолжая читать список:

– Лайза Карр…

– Почти ворона.

– Хуана Пи…

– Пи-пи я успел сделать раньше.

– Джуно Аймэпиг…[18]

– Подумать только, и не стесняется признаться.

– ГАРВ!!!

– Знаете, мне это начинает нравиться.

– Это не срабатывает. Вернемся к главному списку.

Экран переключился на более длинный список, но имена сосредоточились вокруг выделенного ГАРВом Аймэпига.

– Что за файл сразу под Аймэпигом?

– Эйнштейн А., – отвечал ГАРВ.

– А. Эйнштейн? – переспросил я. – Как Альберт Эйнштейн?

– Похоже на то.

– Почему ты не счел это имя забавным?

– Оно не показалось мне особенно забавным.

– Но это странное имя.

– Вы не просили странное, – возразил ГАРВ. – Вы просили забавное.

– Но странное и есть забавное.

– Нет. Странное это странное, а забавное – забавное.

– Знаешь, есть «забавное – ха-ха», а есть «забавное-странное», – втолковывал я. – Мне нужны были и то, и другое.

– Но вы не уточнили, что хотели забавное-странное. Вы просто сказали «забавное», что подразумевает только забавное – ха-ха.

– К чему мне забавное – ха-ха без забавного-странного? – осведомился я.

– А к чему вам вообще понадобилось забавное-странное?

– Потому что странное – это забавное, – процедил я, начиная краснеть. – Странное забавно!

– Ну что ж, тогда пусть будет по-вашему.

– Открой-ка файл Эйнштейна.

– Любопытно, – промолвил ГАРВ. – Этот файл зашифрован логарифмическим ключом. Его трудно открыть.

– А сломать его можешь?

– Уже готово, – скромно улыбнулся ГАРВ.

При этом файл открылся и на экран развернулась трехмерная схема человеческого мозга.

– А вот это действительно странно, – отреагировал ГАРВ.

XXIX

Мы оба наблюдали, как модель мозга медленно поворачивалась перед нами на экране, являя во всей своей красе борозды и изломы, которыми изобилует любой человеческий мозг (но уникальные для каждого человека). Схема была разбита на секции по долям и полушариям. Внутри большинство этих секций были пусты, но правая фронтальная доля пульсировала миллионами соединенных ярких точек.

– Привет, Матушка Пирс, – поздоровался я.

– Это похоже на топографическую карту мозга, – заметил ГАРВ. – Отличная находка.

– Это только начало.

– Теперь мы хотя бы доказали, что доктор Пирс определенно полагает себя гением, – продолжил ГАРВ. – Мало кто из ученых предпочли бы псевдоним Эйнштейн.

– Это то, что надо, ГАРВ.

– То, что надо?

– Отметь этот файл и вернемся к списку.

ГАРВ подчинился, заинтригованный моим мышлением (которое само по себе казалось странным).

– Теперь прокрутим вниз до буквы «г».

ГАРВ прокрутил имена и я нашел то, что искал.

– Вот, – указал я на экран. – Галилей, ГАРВ. Это Галилео. Открой его.

– Он заперт вариантом того же шифровального ключа, что и файл Эйнштейна. Второй раз взломать его будет легче.

ГАРВ открыл файл и на экране появилась трехмерная схема левой фронтальной доли рядом с вращающейся моделью мозга. И снова подробнейше указаны все детали и ни один нейрон не был забыт.

– Это должно идеально подойти к нашей схеме, – заметил ГАРВ.

При этих словах вращающаяся левая доля аккуратно присоединилась к правой. Теперь у нас были обе части «составной головоломки» мозга.

– Фронтальные доли управляют большинством исполнительных функций, – пояснил ГАРВ тоном университетского профессора. – Матушка Пирс входит в фокус.

– Ладно, вернемся к списку и отыщем каждый файл с именами физиков, запертый тем же шифровальным кодом, – сказал я. – Тесла, Архимед, Гамильтон, и прочие.

– Когда вы говорите «физик», то подразумеваете «физик – ха-ха» или «физик-странный»?

– Оставь приколы, ГАРВ.

Через несколько минут мы нашли еще восемь файлов: по одной на каждое полушарие каждой доли мозга, пару для системы гиппокампа и остальные для менее значительных участков мозга. Мы «распаковали» компьютерный чертеж для построения мозга Матушки Пирс.

– Теперь, когда мы нашли ее, – забубнил ГАРВ, постукивая голографическими пальцами по крышке стола, – ответьте, как именно мы это сделали?

У меня не было на это ответа, поэтому я сделал вид, что не слышал и продолжал изучать экран, нарочито задумчиво потирая подбородок.

– Вы и сами не знаете, верно?

– Дай мне минуту. Мы здесь что-то упускаем.

Я снова просмотрел список файлов и прочел про себя имена:


1. Ампер

2. Архимед

3. Бор

4. Борн

5. Брогли

6. Дириклет

7. Эйнштейн

8. Галлилео

9. Хоукинг

10. Ом


Затем я увидел это.

– Галлилео, Хоукинг, Ом… Эврика!

– Эврика? Такого не помню. Что за специализация у него была в данной области?

– Выметайся из системы ЭксШелл, ГАРВ, – сказал я, поднимаясь на ноги. – Я знаю, где она находится.

* * *

Я одевался целых пять минут, потому что мои руки пока еще не действовали так, как мне требовалось. Однако с ногами было все в порядке и вскоре я расхаживал по дому, как мне показалось, с намеком на развязность. ГАРВ, напротив, пытался испортить мое хорошее настроение, используя линзу в моем глазу для проецирования собственной персоны передо мной, после чего следовали недолгие укоры. Когда я проходил сквозь него, он тут же исчезал, чтобы снова появиться в трех метрах передо мной.

– Ненавижу, когда вы это делаете, – заметил ГАРВ.

– Делаю что?

– Произносите нечто волнующее, а потом уходите, как сейчас. Это слишком претенциозно.

– Ты так давно со мной и до сих пор не привык к драме? – улыбаясь спросил я.

– Нет, я привык к ней. Но она мне не слишком нравится.

– Издержки профессии, – пояснил я, опять проходя сквозь его голограмму. На этот раз он появился рядом и пошел со мной по коридору.

– Прекрасно, я подыграю вам. Куда именно мы направляемся?

– Нанести визит Матушке Пирс и ее любимому сыну доктору Бену.

– Оставляя в стороне вопрос об их точном месте пребывания на данную наносекунду, могу я спросить, как вы собираетесь достичь сего таинственного пункта назначения? Или от вашего центрального процессора ускользнул тот факт, что вы уничтожили два транспортных средства за прошлый день?

– Относительно этого у меня есть прикрытие, – улыбнулся я. – Причем буквальное.

– О чем это вы… о, нет.

– Будь любезен, проводи меня в гараж, – пригласил я, бодро шагая по вестибюлю.

– Нет, нет, нет, – опять забубнил ГАРВ.

Я ворвался в гараж с настроением выскочившего из постели в праздничное утро проказника.

Даже несмотря на то, что объект моего обожания был тщательно укрыт чехлом из шелка, я не мог сдержать улыбки при виде его величественного силуэта.

– Нет, нет, нет, – твердил ГАРВ, материализуясь передо мной и пытаясь загородить мне обзор.

Я опять прошел сквозь него и величественным жестом сдернул покрывало, открывая истинную жемчужину моей антикварной коллекции: вишнево-красный «Форд-Мустанг-Конвертибл» 1968 года в новейшем состоянии, с блестящим в стерильном свете галогенных светильников металлом и хромом отделки.

– Умоляю, – продолжал упрашивать ГАРВ. – Только не это. Этому транспортному средству девяносто два года. Оно не снабжено системой защиты, ему необходим дорогой и отравляющий окружающую среду бензин, продажа которого, напомню вам, запрещена законом уже десять лет. И, кроме прочего, у него нет компьютера!

– Вот именно, – подмигнул я. – Машина идеальна. (Логический аргумент никогда не повлияет на мужчину, если речь идет о его колесах или о его женщине).

– Гараж, откройся! – скомандовал я.

Раздвижная дверь, несравнимо более послушная, чем ГАРВ, мгновенно открылась. Я уселся в машину и повернул ключ зажигания. Мотор ожил и зарычал, как котенок, откормленный на стероидах. Я радостно ощутил устойчивый гул мощной машины.

– Вам, конечно, известно, что любовь к этой машине – не более, чем способ подсознания замаскировать ваши персональные несоответствия.

– Отвали, ГАРВ, – попросил я, добавляя газу и включая скорость. – Ты убиваешь момент.

Мотор взревел и мы вылетели на дорогу с ласкающим слух визгом шин.

ГАРВ голографически материализовался из моей глазной линзы и уселся на пассажирское сиденье рядом.

– Мне казалось, что вы будете действовать скрытно, – посоветовал он. – Для меня это авто столь же неприметно, как слон в посудной лавке.

– Вся моя скрытность действий лопнула в ту наносекунду, когда ББ сказала СМИ, что мы с ней любовники. А поскольку нам недавно не везло с контролируемыми компьютером машинами, я счел нынешний способ передвижения наиболее безопасным.

Я повернул на скорости выше рекомендуемой, колеса пошли юзом и авто едва не занесло к обочине. Переключив скорость, я почувствовал, как колеса снова «вцепились» в дорогу, поддал газу и как прежде погнал «Мустанг» на четвертой. Я ухмылялся, а ГАРВ тем временем, закатывая глаза, голографически сгенерировал пояс безопасности и застегнул его на себе, устроив их этого простейшего акта целый спектакль.

– Да поможет нам Гейтс, – сказал он. – Не желая прерывать момент восторга помешанного на моторах мачо, все же спрошу, куда именно мы направляемся?

– К дому Пирса.

– И где этот дом находится?

– Не знаю.

– Но вы же сказали, что…

– Я чуточку растянул правду ради эффекта завершающей фразы.

– Значит, вы понятия не имеете, где найти доктора Пирса или его мать?

– Этого я не говорил, – возразил я ГАРВу. – Я не знаю, где они, но знаю, как мы сможем их отыскать.

ГАРВ снова закатил глаза.

– Пожалуйста уточните вопрос, который мне следует задать вам, дабы пробиться через эту бессмысленную, пожирающую время болтовню, – попросил ГАРВ.

Я улыбнулся. Мне нравилось влиять таким образом ему на цепи.

– Составленный нами список физиков, – напомнил я. – Что в нем было не так?

– Вы подразумеваете тот факт, что в него не вошел сэр Исаак Ньютон? – осведомился ГАРВ.

– Ну да, то есть, нет. Ты это заметил?

– Конечно заметил, – с укоризной произнес ГАРВ. – Это заметил бы и ребенок. Но какое это имеет отношение к местоположению миссис Пирс?

– Просканируй справочник Нью-Фриско, – сказал я. – Дай мне адрес Эйприл Ньютон.

– Таков спектр вашего озарения? Он поменял ее имя на Ньютон?

– У него был повод не вводить имя Ньютон в список. Он не собирался «устраиваться» с клоном своей покойной матери под одним и тем же именем. Чем плох Ньютон? Сделай мне одолжение и «прогони» это имя.

– Уже готово, – ответил ГАРВ. – Ничего похожего.

– Ничего?

– Ничего.

– А как насчет пригородов? Проверь весь район.

– Я проверил. Ничего нет.

– Ты уверен?

– Конечно, уверен. Ведь я суперкомпьютер.

– Попробуй Лос-Анджелес.

– Готово. Ничего.

– А как насчет Нью-Фресно?

– Может, проверить заодно и Нью-Шри-Ланку?

– Ни одной Эйприл Ньютон в Нью-Фриско и Нью-Лос-Анджелесе вместе взятых?

– Как ни странно, но именно этого имени и нет, – сказал ГАРВ. – Есть, например, четыре Альберта Эйнштейна, два Стивена Хоукинга и один Энрико Ферми в большом районе Нью-Фриско. Есть даже трое людей под именем ББ Стар, один из которых…

– ББ Стар, – повторил я с улыбкой. – Вот оно.

– Что именно?

– Нова сказала, что Пирс был влюблен в ББ Стар.

– По-вашему, Пирс и его мать пользуются псевдонимом «ББ Стар»? – спросил ГАРВ.

– Проверь наличие Эйприл Ньютон в справочнике Оукленда.

– Оукленд?

– ББ родилась в Оукленде.

– Не слишком «дальний прицел»?

– Просто я знаю кое-что о невостребованной любви, ГАРВ. Это вполне в границах возможного. Просканируй Оукленд.

ГАРВ вздохнул.

– Готово, – объявил он. – Никакой Эйприл Ньютон.

– ДОС! – не сдержался я.

– Мне больно, но я вынужден доложить, что в Оукленде числится Мэй Ньютон.

– Мэй Ньютон. Естественная смена Эйприл?[19]

– Она въехала в двуспальный апартамент на Авеню-А примерно тринадцать месяцев назад.

– Эврика!

– Очень прошу не произносить при мне это слово.

– А ты сомневался в моей логике!

– Увы. Да простит меня Гейтс, если я отныне не поверю вам, когда речь зайдет о невостребованной любви и сопутствующих ей психозах. Полагаю, мы направляемся в Оукленд?

– Ты смышленый парень.

– Но вы хотя бы не открывайте верх авто.

– И не надейся, – сказал я, тыча пальцем в кнопку откидной крыши моей гордости.

– Ну еще бы, – тяжело вздохнул ГАРВ. – От вас дождешься.

XXXI

Дом Ньютон (урожденной Пирс) являл собой двухэтажную постройку в колониальном стиле, в комплекте с огибающей верандой, большим дубом на лужайке и идеально смотрящейся оградой вокруг двора. Разглядывать этот дом с обочины было все равно что любоваться интерактивной видеопрограммой «полного погружения» имени Нормана Рокуэлла.[20]

– Чудесное местечко, – заметил я ГАРВу. – Ему, должно быть лет семьдесят и это нестоящее дерево.

– Весьма впечатляет, – согласился ГАРВ (довольно равнодушно). – Просканировать эту постройку на термитов?

На этот раз закатил глаза я, а голограмма ГАРВа исчезла, после чего, я медленно подошел по кирпичной дорожке к крыльцу и постучал в дверь (хороший громкий стук по хорошему натуральному дереву). Через мгновение меня окликнул из дома приятный женский голос.

– Кто там?

– Доброе утро, – начал я, растянув губы в сердечной улыбке перед дверным глазком «рыбий глаз». – Меня зовут Закари Джонсон. Я разыскиваю мисс Мэй Ньютон.

– Это я, любезный, – ответила женщина (через плотно закрытую дверь). – Чем могу вам помочь?

– Я почитатель работы вашего сына, мэм. Занимаюсь исследовательскими работами для моего работодателя и мне хотелось бы задать вам пару вопросов о сыне.

– Вы хотите поговорить со мной о Бенни?

– Да, мэм, – сказал я, затем добавил: – Или с самим Бенни, если он дома.

– Бенни сейчас занят, – ответила она.

– Эврика, – шепнул я.

– Кажется, мы договорились, что вы перестанете применять этот термин, – напомнил у меня в голове ГАРВ.

– Понимаю, мэм, и прошу уделить мне несколько минут вашего времени. Мне хотелось бы услышать о детстве Бенни и о том, как вы воспитали такого чудесного сына.

– Вам действительно нравится его работа? – спросила она.

– Да, мэм, нравится. Его…

– Технология нано-чипа, – подсказал ГАРВ.

– Технология нано-чипа абсолютно бесподобна, – повторил я. – И его работа…

… работа над искусственным разумом …

– Работа над искусственным разумом просто революционна.

Матушка Пирс помалкивала и дверь оставалась закрытой. Прошла долгая секунда и я решил было, что провалил дело.

– Мисс Ньютон?

– Это звучит замечательно, любезный, – заговорила она. – Погодите одну секундочку. У меня кое-что на плите.

– Благодарю вас, мэм. Не торопитесь.

Я услышал звук ее удаляющихся шагов по ту сторону двери.

– Ее манеры вполне приятны, – шепнул ГАРВ.

– Мне на миг показалось, что я ее потерял. Спасибо за помощь с этой самой технологией. Теперь, когда мы попадем внутрь, просканируй дом и определи местонахождение Пирса. Может, нам удастся поболтать с ним минутку.

– Идет, – заключил ГАРВ.

В этот миг я услышал по ту сторону двери отчетливое «клик-клик» и моя кровь заледенела. Я нырнул головой вперед с крыльца, а дверь разлетелась на тысячи осколков из настоящего дерева под градом горячего свинца и крупной дроби.

– Вы, случаем, не это имели в виду, когда опасались «потерять ее»? – осведомился ГАРВ.

Я ползком пересек лужайку, пригибаясь пониже к земле, рывком укрылся за дубом и осторожно выглянул из-за большого ствола. Матушка Пирс как раз гордо шагнула в проем уничтоженной двери, потрясая (все еще дымящимся) старинным двуствольным дробовиком.

– Кому было сказано оставить моего Бенни в покое! – воскликнула она. – Он не ученый, ДОС побери. Он поэт, тонкая художественная натура, творчески открытая для красот этого мира. А теперь уносите ваши паразитические задницы с моего двора, пока я не нашпиговала их свинцом!

Она выпустила очередной заряд дроби в дуб и я вжался поглубже в землю, слыша визг рикошетирующих дробин.

– Я говорил это однажды и повторю снова, – ожил ГАРВ. – У вас действительно особенный подход к людям.

– В данном случае я не виноват.

– Наполеон говорил то же при Ватерлоо, только по-французски.

– Попробуй лучше помочь мне, ГАРВ. Мой доспех выдержит выпущенный в упор заряд дроби?

– Этот доспех не был предназначен для поглощения ущерба от такого типа стрелкового оружия. Доктор Пул, разумеется, никогда не подвергал доспех тесту на пальбу из дробовика столетней давности. Замечу также, что доспех не защитит вашу голову, так что ответ на ваш вопрос не будет однозначным.

– Все ясно, – проговорил я, заставляя пистолет прыгнуть мне в ладонь.

– Эй, полегче. Неужели вы собираетесь угробить бабушку?

– Я собираюсь отнять у нее ее оружие, – пояснил я и обратился к своей пушке: «Липучку».

– Есть, – прощебетал пистолет.

Я попытался украдкой выглянуть из-за дерева, но очередной выстрел дробовика заставил меня мгновенно убраться в укрытие.

– ДОС, она неплохо управляется с этой штукой! – воскликнул я. – ГАРВ, ты все еще можешь управлять снарядами из моей пушки?

– Конечно могу. У меня есть дистанционный доступ к вашему оружию и его зарядам, но из-за дерева я вижу Бабушку с Дробовиком не лучше вас.

– Это можно исправить. – Я снял интерфейс с моего запястья. – Переключись на этот интерфейс и воспользуйся обзором с его линзы.

– Если вы высунете наручный интерфейс, то она запросто отстрелит вам руку, – предупредил ГАРВ.

– Вообще-то, я не собирался высовывать руку. – С этими словами я подбросил интерфейс в воздух по направлению к дому.

– Эй! – пискнул ГАРВ из динамика интерфейса.

Матушка Пирс выпустила очередной заряд в летящий интерфейс и несколько дробин звучно ударили в прибор прежде, чем тот (относительно неповрежденный) упал на землю.

– Ты еще здесь, ГАРВ? – окликнул я, хотя мог бы этого не делать.

– Кажется, я задет.

– Интерфейсная линза еще действует?

– Вы бросили меня на линию огня, – возмущенно заявил ГАРВ.

– Это наручный интерфейс, ради Гейтса, – ответил я. – Ты находишься в тысяче других мест, включая мою голову. А теперь скажи, хорошо ли ты видишь мисс Пирс?

– Да, и мне не нравится, как она на меня смотрит.

– Сосредоточься на ее оружии и возьми управление пистолетом.

– Готово. Скорее стреляйте, пока она не приняла меня за глиняного голубя.

Я выстрелил и позволил ГАРВу взять дистанционное управление особой пулей. Заряд понесся по широкой дуге и чудесным образом влетел в дуло дробовика мисс Пирс. В момент контакта он взорвался с приглушенным каучуковым хлопком и дождь из прозрачного желтого клея на бензиновой основе мгновенно окутал дробовик и добрую часть Матушки Пирс.

– ДОС! Ну и ловкачи, – бормотала она, безуспешно пытаясь извлечь комья клея из дула своего ружья. – Появляетесь здесь со своей ученой болтовней, в дорогих костюмах, и пытаетесь вскружить старой женщине голову, а потом окутываете ее своей липкой желтой ложью. Я уже говорила вам, что мой Бенни понятия не имеет о науке. Он поэт, говорю вам, блестящий поэт…

Ее голос, казалось, слабел вместе с убывающими силами. Она медленно опустилась на пол крыльца и, встав коленями на старые доски, трогательно спрятала лицо в запачканную клеем ладонь и заплакала.

– Зак Джонсон стреляет в беззащитную старую женщину, доведя ее до слез, – объявил ГАРВ, снова очутившись в безопасном убежище моей головы. – Очередная сенсация для выпуска новостей.

– Ага, а теперь пойдем попинаем котят, – предложил я.

И вышел из-за дерева с высоко поднятыми руками, изо всех сил стараясь выглядеть дружелюбно и безобидно, после чего поднял с лужайки наручный интерфейс и приблизился к всхлипывающей мисс Пирс.

– Извините, если я напугал вас, мисс Ньютон. Я… несколько застеснялся и все напутал. На самом деле я подразумевал, что являюсь преданным поклонником… поэзии вашего сына.

Она постепенно перестала всхлипывать и с надеждой подняла на меня глаза.

– В самом деле?

– Абсолютно. Я нахожу ее весьма… любопытной, и … таинственной, и … мне хотелось бы узнать побольше о том, как он стал таким поэтом.

– Вот это хорошо, – прошептал ГАРВ. – Чуточку подло, но прекрасно.

Наклонившись, я медленно взял дробовик из ее руки и осторожно предложил ей мою руку. Старушка впилась в меня взглядом, затем подняла испачканными в клее руками свои бифокальные очки (как две капли воды похожие на очки ее сына) с передника и неторопливо надела их. Постепенно, лицо ее расплылось в улыбке.

– Погодите секунду, – сказала она. – Я знаю вас. Я видела вас в шоу Дэвида Клонмана, верно? Вы тот самый сыщик Никсон.

– Закари Никсон Джонсон, – представился я. – Частный детектив.

– Именно так. Закари Джонсон, промолвила она, нежно пожимая мне руку (и покрывая ее клеем). – Мне ужасно понравилось то вечернее шоу. Вы были очень забавны.

– Спасибо. Знаете, мы острили гораздо больше на репетиции, но они вырезали большую часть наших шуток, чтобы успела выступить играющая на пианино собака.

– Вырезают классный материал для дешевых хохм, – вздохнула она. – Но что поделаешь?

– Да, что поделаешь, – согласился я. – Извините за клей, кстати. Он растворится примерно через час.

– Благодарю. А я извиняюсь за нападение с дробовиком. В наше время осторожность не мешает.

– Полностью согласен. Мы живем в опасные времена.

– Так вы действительно поклонник поэзии моего Бенни?

– Меня чрезвычайно интересуют истории, которыми он может поделиться.

– Я просто счастлива слышать это. Боюсь, что я не смогу рассказать вам о литературных достоинствах его работ. Я всего лишь гордая и обожающая мать. Хотите поговорить с Бенни сами?

– Я не хотел бы навязываться.

– О, никакого беспокойства, – успокоила она. – Бенни с удовольствием поговорит о своей поэзии. Он сейчас в своем кабинете, в подвале.

Все шло так хорошо, что у меня начали потеть ладони.

– Вы уверены, что я не помешаю? – спросил я.

– Ничуть, любезный. Он будет счастлив увидеть вас. Вы гораздо приятнее, чем другие мужчины-посетители.

– Другие посетители? – переспросил я.

– Я знал, что все идет слишком гладко, – заметил ГАРВ.

– Трое мужчин, – отвечала она. – Они заходили примерно неделю назад. Попросили встретиться с Бенни, но я их не впустила. Они очень настаивали. Убеждали меня минут десять прежде, чем ушли.

– Но вы не впустили их?

– Гейтс! Нет, любезный. Разве я кажусь вам тупицей?

– Вы случайно, не запомнили их имен?

– Я их так и не узнала. Один из них говорил за всех. Тощий тип, и смуглый. Как же его звали? Манфред, Мандрейк, или что-то в этом роде.

Мое сердце дрогнуло и я произнес почти машинально:

– Мануэль.

– Это точно. Мануэль. Мануэль Мани.

– Эврика, – прошептал ГАРВ.

XXXII

Кабинет доктора Пирса, казалось, принадлежал иному веку. Теплый свет, исходящий от нескольких настольных ламп и единственного подвесного светильника придавал ему уютный вид. Пол покрывал восточный ковер со сложным рисунком, а сама комната была заполнена таким количеством темной мебели темного дерева, которое мне не приходилось видеть вне музейных стен. Были тут и два читальных столика, пара стульев с мягкой обивкой, викторианская кушетка и большой резной письменный стол. Имелся в кабинете даже камин. Но более всего впечатляли стены, от пола до потолка заставленные книжными полками, забитыми тысячами книг в твердых обложках и немалым количеством томов в кожаных переплетах. Содержимое этой комнаты, возможно, стоило больше всех домов на моей улице вместе взятых.

И здесь не было компьютера.

Ничего автоматизированного, компьютеризованного или связанного с дистанционным управлением.

Я упоминал уже о своей приверженности консерватизму, но это… это было все равно что встретить пещерного человека.

По-видимому, ГАРВ прочел мои мысли, поскольку его шепот в моей голове подтвердил это прозрение.

– Ни одного компьютера в целом доме, босс. Но я получаю странную электронную информацию неизвестно откуда. Проблема в том, что я не могу определить ее источника. Честно говоря, у меня мурашки бегают.

– Мурашки?

– То есть, это странно, – поправился ГАРВ.

– Но ты упомянул «мурашки».

– И что с того?

– Не знаю. Просто не помню, чтобы ты ранее пользовался этим словом. Ты рассуждаешь здраво.

– Вы правы. Гейтс, это просто жуть.

– Перестань, ГАРВ. Ты меня пугаешь.

– Пугаю вас?

Доктор Пирс, собственной персоной, сидел за столом спиной ко мне.

– Полагаю, вы доктор Пирс? – обратился я к нему.

Он медленно повернулся ко мне в своем кресле и на лице его не отразилось удивления от встречи со мной.

– Привет, мистер Джонсон.

Он выглядел гораздо старше, чем на виденных мной снимках. Его седеющие волосы поредели, а морщины на лице казались более глубокими и резко очерченными. Фигура Пирса пополнела, проявился животик и некоторая рыхлость.

Войдя в комнату, я сел на один из стульев.

– Вы из тех, кого трудно отыскать, – заметил я.

– Не так уж, видно, и трудно, – возразил он, – и прошу называть меня Бенджамином. Мне не хотелось бы, чтобы меня называли Пирсом в присутствии Мамы.

– По-моему, она не знает, что она – Эйприл Пирс.

– Она не Эйприл Пирс, – произнес он с жесткой ноткой в голосе. – Ее зовут Мэй Ньютон.

– Как скажете, Бенджамин. Она вроде бы славная женщина.

– Она одна из моих лучших работ. Не считая колебаний смены настроений, она идеально дублирует оригинал.

– И не забудьте о ее хобби встречать непрошеных гостей выстрелами из дробовика.

– Это, вообще-то, в ее характере, – заметил Пирс. – Иногда это создавало проблемы, зато отпугивало Свидетелей Нового Иеговы.

– Он ведет себя довольно странно, – шепнул ГАРВ. – Он кажется скованным и сверхосторожным в своих высказываниях. Вы это заметили?

Фактически, я заметил в Пирсе странность, но не мог ее конкретизировать. Его манеры были нарочито небрежными, словно у актера в роли, которая кажется ему непосильной.

Он поднялся на ноги, взял с дубового шкафчика графин и пару бокалов, которые протянул в мою сторону.

– Хотите бренди?

– Док, сейчас только десять-тридцать утра.

– Разве? Я редко выхожу отсюда. – Он налил себе бокал бренди и уселся на стул напротив меня.

– Кстати, поздравляю, что вы меня нашли, – сказал Пирс. – Вы явились почти на день раньше, чем я предполагал.

– Ну да, мне повезло и я разбил воздушное авто.

– Простите?

– Забудьте. Между прочим, ваш приятель Фред Бернс также разыскивает вас.

Лицо Пирса чуть дрогнуло при прозвучавшем имени Бернса. Мускул вокруг его правого глаза напрягся, а голова еле заметно дернулась.

– Его пульс подскочил на десять ударов в минуту, – прошептал ГАРВ.

– Этот паразит? Он все еще верит, что я нахожусь в Нью-Парагвае?

– Вообще-то, в Нью-Шри-Ланке, – уточнил я.

– Вот как? Он продвинулся по программе уловок дальше, чем я думал. Еще пять лет – и мне придется изобретать планы для непредвиденных ситуаций. Бернс служит посмешищем в научном сообществе. Вы это знали?

– Нет, но меня это не удивляет.

– Он работал с вирусами. Это была его специальность. Наверно, когда-то он был хорош в этой области, но он настолько двуличный и занудливый типчик, что давно уже лишился своей прежней репутации. Его мать была подругой Мамы. Она заставила меня доставить его на борт… – он начал заикаться и опять чуть вздрогнул, – … дать ему работу.

– Вы говорите о проекте ББ-2.

Пирс на мгновение замер и смолк, затем продолжил:

– Не имею понятия, о чем вы говорите.

– Пульс подскочил еще на восемь ударов в минуту.

Я подался вперед на своем стуле.

– Вы знаете, ББ-2, этот андроид-убийца на плутониевой энергии и секс-игрушка, которого вы построили для БС Стара.

Пирс снова содрогнулся, на этот раз его подвела рука и он пролил бренди себе на рубашку.

– Потеря тонкого моторного контроля, – пояснил ГАРВ. – Это странно.

– О, ДОС. – Пирс извлек из кармана носовой платок и промакнул пятно. – Я такой неуклюжий. Извините, о чем вы говорили?

Я откинулся назад и скрестил на груди руки.

– Недавно я видел вашу старую подругу, – сказал я. – Нову Пауэрс.

Он уставился на меня, продолжая промакивать пятно на рубашке.

– Неужели, и как она?

– Она молодцом. Насколько мне известно, остается непобедимой на ринге последние пятнадцать месяцев. Я должен был передать вам от нее сообщение, хотя, если откровенно, не знаю, какое именно подходит к данной ситуации.

– Пульс выравнивается, – снова объявил ГАРВ. – Он успокаивается.

– Она чудесная женщина, – промолвил Пирс задумчиво. – Если увидите ее опять, пожалуйста передайте от меня привет.

– Обязательно.

– Нет, погодите. Скажите ей, что я передаю привет и рад слышать, что у нее все хорошо.

– Понял.

– Нет, это тоже не то. Скажите ей…

– Пусть будет просто «привет».

Он кивнул.

– Это, наверно, лучше.

– Поневоле удивишься, почему эта парочка рассталась, а? – прокомментировал ГАРВ.

Пирс уставился в огонь с тенью улыбки на лице. Затем приложился к своему бокалу, а я тем временем запустил в него очередную стрелу своего красноречия.

– Проясните для меня кое-что, док. Вы порвали с Новой из чувства вины за смерть вашей матери, или потому что полюбили ББ Стар?

Его глаза округлились, он подался вперед и выплюнул перед собой не проглоченное бренди.

– Кто вам это сказал?

– Ну, скажем, Нова была весьма откровенна по части вашего грязного белья.

– Это неправда. Все неправда.

– Вы не сбесились чуточку, когда скончалась ваша мать?

– Никоим образом.

– И вы не влюблялись в ББ Стар.

– Никоим образом.

– И вы не саботировали проект ББ-2, после чего андроид стал психопатом?

– Что?

Он вскочил со стула, опрокинув при этом свою порцию бренди из бокала себе на колени.

– Пульс снова ускоряется, – сказал ГАРВ. – Вдобавок, начинается сильное потоотделение. Что-то здесь не так.

– Налить вам еще бренди, док? Не думаю, что вам досталось много из предыдущей порции.

Пирс стоял, сердито пытаясь стереть платком влажное пятно на брюках.

– Мне кажется, вам лучше уйти, мистер Джонсон.

– Не раньше, чем я получу необходимую мне информацию, доктор Пирс.

– Я просил вас не называть меня так.

Встав со стула я нахмурился и приблизился к нему на два шага. Он инстинктивно подался назад.

– Похоже, вам не хочется, чтобы ваша мать узнала о том, что она умерла год назад?

– Она не умерла! – твердо возразил он.

– Она – незаконный клон покойной женщины, Пирс. Можете прятаться от правды, если угодно, но от этого правда не изменится.

– Вам этого не понять.

– Не согласен. По-моему, я все прекрасно понял. Полагаю, вашей матери ужасно не хотелось иметь сына-ученого. Думаю, она мечтала о сыне-поэте. Я прав?

Пирс промолчал.

– Вы были одним из умнейших людей планеты. Вы революционизировали технологию. Изменяли мир. Но ваша мать этого не видела, верно? Она видела лишь несостоявшегося поэта, неудачника.

Пирс отвернулся от меня, качая головой туда-сюда и изо всех сил стараясь избежать моего взгляда.

– Для всего мира вы были великим мыслителем, но внутренне вы были неуверенным в себе неудачником, маменькиным сынком. И эта неуверенность испортила вам всю жизнь. Она нарушила ваши отношения с Новой и, наверно, все прочие ваши связи.

– Это не правда, – пробормотал он.

– А когда ваша мать умерла, вы поняли, что потеряли шанс выправить положение вещей. Вот почему вы здесь. Вы начинаете жизнь снова, с новой матерью, новым именем и новой личностью. Вы пытаетесь быть сыном, о котором всегда мечтала ваша мать. Проблема в том, что вы делаете это не ради любви к ней и не ради желания сделать ее счастливой. Вы делаете это для себя самого. Пытаетесь избавиться от чувства вины, которое испытываете всю жизнь. Вины, которая, по-вашему, превратила вас в неудачника.

Пирс отступил в угол кабинета и съежился перед своими книжными полками.

– Позвольте мне сказать вам кое-что, док. Мне начхать. Можете строить себе любые фантастические миры. Мне не безразлична только ББ-2 и я хочу, чтобы вы мне о ней рассказали.

На этот раз Пирс начал дрожать. Вначале задрожали его прикрывшие глаза руки. Затем вздрогнули и подкосились колени, и он медленно осел на пол.

– Я… не знаю, о чем вы говорите.

– Пульс зашкалил таблицу, – сказал ГАРВ. – Резкие скачки потери моторных навыков. Что-то здесь не то, босс.

Но с меня уже было достаточно. Схватив Пирса за рубашку, я подтянул его к себе, тряся за плечи и вынуждая посмотреть мне в глаза.

– Разве вы не понимаете, Пирс? Она сбежала! Андроид, которого вы создали и превратили в убийцу, – на свободе. ББ-2 вооружена, она сильна и она безумна. Мне нужно остановить ее, пока она не убьет кого-нибудь и нужно узнать от вас, как ее найти и обезвредить!

Пирс сильно вздрогнул, голова его рывками начала клониться на бок. Он пытался бы заговорить, но едва не откусил себе язык, выталкивая из себя слова, а когда, наконец, заговорил, то оказалось, что я хотел услышать совсем другое.

– Я не… понимаю, о чем… вы говорите.

Моему терпению пришел конец. Я толкнул его на книжную полку с такой силой, что с верхней полки на нас посыпались тома.

– Расскажите мне все, что знаете о ББ-2! – потребовал я. – Иначе вы проведете ближайшие шесть месяцев жизни поэтом в поисках рифмы к фразе «множественные переломы».

Теперь Пирс трясся, как паралитик, его губы судорожно дергались в попытках произнести слова, но они звучали неразборчиво.

– Фига менд вап. Плугл айкен дор, – пробормотал он, и затем: – не понимаю, о чем вы говорите…

– Потеря речи, – прокомментировал ГАРВ. – Босс, я знаю, что это такое.

Я снова толкнул Пирса на книжные полки и на нас высыпалась очередная порция книг. Когда я замахнулся, чтобы ударить его, между нами появилась голограмма ГАРВа.

– Босс, перестаньте!

Я пронзил рукой ГАРВа и дал Пирсу пощечину.

– Расскажи мне о ББ-2! – повторил я.

– Фига менд вап, – всхлипнул Пирс. – Фига менд вап.

– А ну рассказывай!

– Он старается, босс, но не может, – заступился ГАРВ.

– Это чушь! Он знает, как найти ее.

– ДОС побери, босс. Выслушайте меня! – крикнул ГАРВ. – У него стерт разум!

Я замер и уставился на ГАРВа, затем повернулся к Пирсу, всхлипывающему уже на полу.

– Что?

– Его поведение иллюстрирует учебник. Судороги, потеря моторного контроля, запрограммированные ответы. Он даже не может выговорить некоторые слова и фразы. Кто-то возвел психические «огненные стены» у него в голове и запретил ему общаться на определенные темы. Очевидно, критерий этих тем – ЭксШелл и все, что связано с ББ-2.

– Ты не мог бы просканировать его для уверенности?

– Мне не добиться результатов психического зонда Кэрол, но физически Пирс не мог симулировать показываемые им симптомы.

– Гейтс, ГАРВ, – пробормотал я, глядя на плачущего Пирса, – а я готов был сломать ему руку. – Пыл моей ярости быстро улетучился, уступая место стыду.

– Вы капельку погорячились, но не думаю, что вы нанесли ему долгосрочное повреждение, – успокоил ГАРВ.

– Что нам делать теперь? – спросил я.

– Для начала не помешает более мягкий подход.

Опустившись на колени перед Пирсом, я ласково положил ему руку на плечо. Он вздрогнул от прикосновения (и я не винил его в этом). Я тихо заговорил:

– Извините меня, док. Я разозлился, я не понял. А теперь скажите мне, вы подверглись стиранию разума?

Пирс услышал вопрос, дважды скрипнул зубами, пронзительно вскрикнул и потерял сознание.

– Попробуем быть менее прямолинейными, – посоветовал ГАРВ.

– Ты мог бы предупредить об этом чуть раньше.

– Бенни? – донесся с этажа над нами нежный голосок Матушки Пирс. – У тебя там все в порядке?

Я повернулся к ГАРВу, едва не впадая в отчаяние.

– Отлично, Мама, – ответил ГАРВ, изменяя частоты своего голоса в подражание Пирсу. – Мистер Джонсон помогает мне с поэмой.

– Только не слишком волнуйся, – сказала она. – Ты ведь знаешь, у тебя возникают от волнения головные боли.

– Да, Мама, – промолвил ГАРВ.

Мы услышали, как Матушка Пирс тихонько закрыла дверь на лестницу и оба с облегчением вздохнули.

– Как по-твоему, долго он будет без сознания?

– Не долго. Его дыхание и сердцебиение в норме. Думаю, через несколько минут он придет в себя.

– Итак, нам нужно придумать, как он сможет ответить на наши вопросы об ЭксШелл и ББ-2, без упоминания именно этих слов. Это будет непросто.

– Даже посложнее, чем вы полагаете, босс.

– Что ты имеешь в виду?

Голограмма ГАРВа исчезла, он снова прыгнул мне в голову и беззвучно заговорил:

– Помните этот электронный сигнал, которого я не мог определить? Угадайте, что я сейчас нашел?

– Догадываюсь, что ничего хорошего.

– Он исходит от доктора Пирс. По сути, это передатчик, имплантированный ему в голову и транслирующий все, что он видит и слышит.

– То есть, его тело это …

– Ш-шш, он все еще функционирует.

– Значит, его тело… – проговорил я как можно небрежней, – …сравнимо со старым деревом?

– Отличное прикрытие, – отметил ГАРВ. – Да, в его теле полно «жучков». Кто-то следит за вами и прослушивает каждое сказанное вами слово.

– Ты можешь проследить, куда жук передает сообщения? – шепнул я.

– Пытался, но оно закодировано тайным шифром. Я потерял его где-то в Рейкьявике.

– Ладно, давай уточним задание: нам необходимо задать Пирсу вопросы об ЭксШелл и ББ-2, не упоминая при этом их имен, и необходимо сделать это так, чтобы тот, кто управляет Пирсом не догадывался о выдаваемой нам доктором информации.

– Чуточку сложновато, не находите?

Я на миг задумался, и улыбнулся.

– Пара пустяков, – шепнул я. – Давай разбудим его.

Через пять минут Пирс очнулся, он был умеренно бодр и держался как ни в чем не бывало. Я осторожно усадил его на стул и дал очередной бокал бренди, чтобы успокоить его нервы.

– Чувствуете себя лучше? – спросил я.

– Да, благодарю вас.

– Я должен извиниться перед вами. Я погорячился, это недостаток моего характера.

Придвинув к себе еще один стул, я сел на него поближе к пирсу, лицом к нему, и принял безмятежный, но одновременно озабоченный и самоуверенный вид.

– Вот что, Бенджамин, я знаю, каково вам здесь. Я понимаю все, что с вами происходит.

Успокаивающим жестом я потянулся и взял его за руку. Пирс посмотрел на меня, как на не в меру назойливого коммивояжера.

– Босс? – шепнул у меня в голове ГАРВ. – Кажется, вы его пугаете.

– Я знаю, что вы всего лишь стараетесь не огорчать свою мать, – увещевал я Пирса, нежно постукивая его по руке. – Вы хороший сын.

Тук, тук, тук.

– Очень хороший сын.

Тук, тук, тук.

– Я не понимаю, – отозвался он.

– Доверьтесь мне, – сказал я.

И снова постучал Д-О-В-Е-Р-Ь-Т-Е-С-Ь азбукой Морзе на его руке. И Пирс, наконец, поймал мое сообщение. Глаза его засияли и он едва не улыбнулся.

– Спасибо, мистер Джонсон, – поблагодарил он. – Это многое значит для меня.

Улыбнувшись, я откинулся на стуле.

– Хочу задать вам несколько вопросов, Бенджамин. Простых вопросов, которые облегчат всем нам жизнь. Начну с трех вопросов, которые задавал вам раньше. Вы их помните?

Пирс кивнул и я заметил, что он немного испуган.

– Крайне важно, чтобы вы помнили эти прежние вопросы точно. Вы понимаете?

Он опять кивнул.

– Да.

– Вы ведь были влюблены в Нову Пауэрс, так?

– Ух как ловко, – шепнул ГАРВ.

– Да, был, – ответил Пирс и я заметил в его взгляде искру понимания.

– Хорошо. Знаете, что? Забудем о том, другом вопросе и поговорим минутку о Нове.

– Да, – согласился Пирс. – С удовольствием.

– Она классная девушка. Сильная, умная. Мне это нравится в женщинах. Я предпочел бы кстати не становиться между вами. Скажите, у Новы случайно нет сестры?

Пирс чуть помедлил, словно ожидая очередных судорог. И улыбнулся, когда ожидания не оправдались.

– По правде говоря, есть.

– Как она выглядит?

– Она… очень похожа на Нову, – ответил он. – В самом деле, очень похожа.

– Вообще-то, внешняя схожесть это одно. Но меня интересует, о чем она думает, что любит, а что – нет, где она проводит время, и прочее.

Пирс приложился к своему бокалу с бренди.

– Понимаю, – сказал он. – Однако мысли и привязанности сестры во многом совпадают с мыслями и симпатиями Новы.

– Она просто молодчина, – сказал я. – Вы знаете, как мне ее найти?

– Не знаю, – отрицательно покачал головой Пирс. – Зато Нова знает.

– Нова? Каким образом?

Пирс снова заколебался.

– Его пульс только что подскочил до шести ударов в минуту, босс, – подсказал ГАРВ. – Мы заигрываем с огненной стеной.

– Нова и ее сестра очень похожи, – произнес Пирс. – Они думают почти одинаково. Инстинкты сестры почти идентичны инстинктам Новы. Возможно, Нове это не известно, но на подсознательном уровне она знает, как поступит ее сестра, или…

– Или куда она пойдет, – добавил я.

– Вот именно.

– Значит, если я хочу отыскать сестру Новы…

– Вам следует спросить у Новы.

Я кивнул.

– Бенджамин, ваша мать упоминала трех мужчин, приходивших к вашему дому на прошлой неделе и разыскивающих вас. Одного из них звали Мануэль Мани. Они проделали с вами нечто, о чем вы помните?

– Нет, – ответил он.

– Пульс подскочил еще на пять ударов в минуту, – сообщил ГАРВ.

– Вы их никогда раньше не встречали?

Пирс отрицательно покачал головой.

– Вспомните, босс. Мисс Пирс сказала, что они не входили в дом. Они лишь поговорили с ней снаружи у крыльца.

– Бенджамин, а кто-нибудь другой приходил к вам в дом, пока те трое разговаривали с вашей матерью?

– Бигледи буп, – произнес он с некоторым затруднением.

– Мани – отвлекающий фактор, – сказал я. – Он занимал мать Пирса, пока некто вошел в дом и … поговорил с Бенджамином.

– Кипа, кипа, кипа, бум.

– Это глупо, – заметил ГАРВ. – К чему Мануэль Мани стирать разум доктора Пирса? Какая в этом польза? И как он его нашел?

Я уставился в глаза Пирса, и увидел прячущееся в них разочарование. Но там было еще кое-что. Это было смирение, почти принятие собственной судьбы, как будто он этого давно ждал. И тут до меня дошло.

– Я понял! – объявил я.

– Что поняли? – шепнул у меня в голове ГАРВ.

Я поднялся на ноги и схватил со стола свою шляпу.

– Большое вам спасибо, Бенджамин. За то, что уделили мне время.

Пирс тоже поднялся и мы пожали друг другу руки.

– Всегда рад вас видеть, мистер Джонсон. Благодарю, что зашли.

Повернувшись, я направился к двери. Голос Пирса остановил меня, и я обернулся.

– Мистер Джонсон, у вас найдется доллар?

– Что?

– Если я правильно помню, то вы всегда носите при себе старинную долларовую банкноту или две «на счастье».

– Вы читали обо мне в прессе?

– Мама постоянно держит на экране ванной комнаты сайт «Новые Люди». Так у вас есть доллар?

– Да, есть.

– Тогда я хотел бы продать вам поэму.

– Простите?

– Дайте мне доллар. Прошу, это важно для вас, чтобы я продал вам поэму, – настаивал он.

Я извлек из кармана бумажник, вынул из него один из старинных долларов и подал банкноту Пирсу. Тот улыбнулся, подавил легкую судорогу и продекламировал следующее:

Окружают нас иллюзии,

Сны, где все как один похожи,

Может, видишь ты сестру,

Или видишь нечто схожее,

Чем больше ты имеешь,

На зависть тем, и другим,

Тем сильнее гнет опасений,

Берегись, не поддайся им!

Он закончил легким поклоном.

– Это было весьма… приятно. Весьма.

– Я записал это, босс.

– Хорошо. Еще раз спасибо за потраченное время.

Пирс вернулся к своему столу, а я опять тронулся к двери.

– Мистер Джонсон? – окликнул Пирс.

Я повернулся.

Пирс вынул из кармана монету и бросил ее мне.

– Вот ваша сдача.

Поймав монету, я всмотрелся в то, что лежало в моей ладони и понял – это никакая не монета. Это был нейро-нейтрализатор, идентичный тому, что дала мне ББ.

Я взглянул на доктора Пирса, и тот еле заметно пожал плечами.

– Мне больше не нужны деньги, – сказал он. Затем вернулся к своему столу, сел за него и продолжил свою работу. – И, кстати, если увидите опять Нову Пауэрс, прошу передать ей, что я очень сожалею о том, как с ней обошелся.

– Обязательно передам.

– Знаете, не нужно, – передумал он. – Я скажу ей сам.

Я улыбнулся.

– Но если вы случайно встретите, – он опять вздрогнул, борясь с судорогой. – Сестру Новы…

– Да?

– Лягните ее за меня в плутониевую задницу.

Матушка Пирс проводила нас из дома и через несколько минут мы с ГАРВом снова сидели в «Мустанге». Здесь ГАРВ почувствовал себя в безопасности и решил задать мне вопрос.

– Итак, вы знаете, кто стер разум Пирсу. Вы увидели это у него в глазах?

– Да, – подтвердил я.

– И кто это был?

– Это была никто иная, как ББ-2.

XXXIII

В наше время и в нашу эпоху мало что считается сложным. Мы можем отправиться куда угодно по всему миру в течение нескольких мгновений. Мы бродили по другим планетам, искоренили «неизлечимые» болезни и клонировали человеческие существа. Горизонты невозможного значительно отступили за последние годы.

Но добиться приема у ББ Стар без предварительной договоренности?! Вот это было трудно.

Однако ГАРВ применил свои гигабайты к компьютеру ЭксШелл и когда моя физиономия, наконец, очутилась на персональном экране ББ, дело было почти сделано.

– Нам необходимо срочно поговорить, ББ. Я добыл новую информацию, которую нам нужно обсудить.

– Новую информацию от кого? – спросила она и в ее голубых глазах запрыгали искры.

– Я не могу сказать этого, тем более, по сети. Мне понадобятся лишь несколько минут вашего времени.

ББ помолчала, задумчиво нахмурив лоб.

– Когда вы можете быть здесь? – осведомилась она наконец.

– Через десять минут

– Прекрасно. Охранники телепортируют вас немедленно. И прошу на этот раз не мычать песенки.

– Обещаю, – проговорил я и ее лицо исчезло с экрана моего наручного интерфейса.

Рядом со мной появился, небрежно развалясь на пассажирском сиденье ГАРВ.

– Я не врубаюсь, босс, – сказал он. – Мы собираемся спросить у женщины, которая наняла нас для поисков андроида, где именно мы можем его найти?

– Ну разумеется, в таком виде это прозвучит глупо, – ответил я. – Послушай, ББ-2 – это копия ББ. Те же воспоминания, та же ментальная и эмоциональная структура, за исключением каких-либо персональных привычек и склонностей, специально добавленных ей БС и Пирсом.

– Типа убийственного психоза?

– Хороший пример. Тем не менее, согласно Пирсу, инстинкты ББ-2 сродни инстинктам ББ. На подсознательном уровне они думают одинаково. У ББ есть информация. Но только ей это не известно, и нам нужно проникнуть в ее подсознание, чтобы найти ее. По крайней мере, это совет Пирса.

– Ах, да, голос рассудка и здравого смысла, – подхватил ГАРВ. – Что ведет нас к очередному вопросу. К чему ББ-2 стирать разум доктора Пирса – чтобы он помалкивал? Почему бы просто не убить его?

– Возможно, в знак уважения к ее создателю? – предположил я. – А может, она сочла это более забавным, нежели заурядное убийство. Не знаю. Я уверен, что это известно Пирсу, но он нам не скажет. Во всяком случае, пока он выплевывает бренди мне на ботинки и трясется так, что у него шатаются зубы.

– А о чем именно вы собираетесь спросить мисс Стар?

– Честно говоря, понятия не имею. Я просто спрошу наугад.

– Вот этого я и боюсь как огня, босс.

По моей просьбе ББ отключила голографическую программу, создающую пасторальный фон в ее офисе. Мне показалось, что зеленая трава и цветы будут отвлекать ее, тогда как мне требовалось проникнуть поглубже в ее мозг за информацией (хотя я не сказал ей об этом).

Без «фоновой» программы офис казался абсолютно пустым, серым и напоминающим чистилище. Река оставалась на месте, но выглядела гораздо беднее без окружающей ее зелени. Почти невозможно было определить точные размеры помещения в отсутствии предметов для сравнения. Это выглядело немного зловеще, но одновременно вполне уместно.

ББ приказала материализоваться кушетку из поддельной кожи, кофейному столику и стулу, на котором с удобством расположилась, пока я скрупулезно налаживал кое-какую аппаратуру, захваченную с собой.

– Извините, Закари, – отстраненно произнесла она. – Не припоминаю этого прибора. Как вы сказали, он называется?

– Счетчик Войта-Кампфа, – пояснил я. – Его изобрел один мой приятель для слежения за эмоциональными реакциями на внешние раздражители.

Я показал ей пару маленьких датчиков, присоединенных проводами к главной панели.

– Мне нужно присоединить это к вам, если не возражаете, – осторожно сказал я.

– Скажите мне, куда их нужно присоединить, и я скажу вам, возражаю я или нет.

По правде говоря, я не понял, приглашение это или угроза, а потому решил продолжать объяснения как ни в чем не бывало.

– Маленький защелкивается на большом пальце вашей руки. Круглый я прикреплю клейкой лентой вам на лоб.

Приблизившись к ней, я медленно вытянул руку с датчиком. Она чуть отстранилась и почти девичьим движением поднесла руку к волосам.

– Мой макияж.

– Не думаю, что он пострадает, – успокоил я, нежно сдвигая волосы с ее лба. – Я поставлю датчик сюда, под волосы.

Ее волосы были мягкими и густыми, словно пряди надушенного шелка и мне пришлось подавить подсознательное желание провести по ним пальцами. Кажется, ББ это заметила, я увидел, как ее губы дрогнули в улыбке, пока я прикреплял на место датчик.

– Спасибо, Закари.

– Босс, вы в порядке? – беззвучно спросил ГАРВ. – У вас немного подскочил пульс.

Вернувшись к кушетке напротив ББ, я уселся и настроил пульт управления.

– Я буду следить за вами, пока задаю вопросы и следить за показаниями прибора, наряду с вашими ответами. Таким образом мне легче будет подметить чувствительные области в вашем подсознании, которые стоит исследовать.

– Это все действительно необходимо?

– У дроида ваши мозговые сигналы и персоналии, ББ. Вы лучше всех знаете, как она …

– Он.

– Как он прореагирует.

Я нажал на несколько клавиш на пульте и мониторе, и с улыбкой повернулся к ББ.

– Итак, вы готовы?

– Готова.

– Хорошо, тогда закройте глаза и расслабьтесь. Начнем с главного. Вы испуганы.

– Это не так.

– Вопрос гипотетический, ББ.

– Я это знаю. Но я никогда не пугаюсь.

– Никогда?

– Когда ты танцуешь обнаженной перед десятью тысячами вопящих пьяных мужчин, все остальное кажется совсем незначительным.

– Могу себе представить. Ну ладно, я скажу по-другому. Вы озабочены.

– Это уже лучше.

– Вы дроид.

– Нет, это не так.

– Гипотетически, ББ. Не теряйте со мной связь.

– Хорошо, извините.

– Вы дроид. Вы сбежали и прячетесь, за вами охотятся. Вам некуда пойти. Что вы делаете?

– Ищу убежище, – сказала она. – Прячься и планируй. – Она улыбнулась. – И не мандражируй.

– Отлично, – похвалил я. – Мы как раз ищем именно это. Вы покидаете город?

– Я бы не покинула район залива.

– Почему нет?

– Потому что знаю этот город и этот район, как свою ладонь. Здесь я ощущаю опору, я люблю этот город.

– В нем есть определенное очарование, верно?

– И весьма предпочтительные налоговые ставки для богачей в размере одного процента, – добавила она.

– Так куда бы вы тут направились?

– Выбор очень велик. Тоннели канализации, пристани, подземные жтажи небоскребов. Нет, минутку, куда-нибудь повыше.

– Почему повыше?

– Для восстановления уверенности в себе. Мир кажется меньше с высоты. Тогда я ощущаю себя еще более могучей, словно способна раздавить моих недругов своей миллионнокредитной пятой. Растоптать их в кровавые ошметки плоти и костей, затем отбросить пинком их разбитые черепа и полюбоваться, как они катятся подобно стеклянным шарикам на детской площадке.

– Чересчур мстительно, ББ.

– Извините, мне просто нравится высота.

– Мы уверены, что склонность к психозу у ББ-2 не является частью оригинала? – прошептал ГАРВ.

Я изо всех сил постарался не обратить на него внимания.

– Хорошо. Итак мы установили, что высота внушает вам ощущение могущества. Но что заставляет вас чувствовать себя в безопасности?

– Бабушка.

– Бабушка?

– Да, бабушка, – сказала ББ, будто удивляясь собственным словам. – Когда я была маленькой в Оукленде, моя мать работала по вечерам и я проводила много времени с бабушкой.

– Сколько вам тогда было?

– Мы переехали в Новые Дакоты, когда мне было шесть, так что в то время я была очень маленькой, года два-три, или четыре.

– Весьма впечатляет!

– Еще бы, – согласилась она.

– Что вам приходит на ум, когда вы вспоминаете вашу бабушку?

– Безопасность.

– А кроме этого? Особые воспоминания, сенсорные ощущения.

– Было темно.

– Темно?

– Не кромешная тьма, а приятное затемнение. С теплыми цветными светильниками.

– Что-нибудь еще?

– Было тепло, я могла спать без одеяла.

– Тепло и темно. Это хорошо. Что еще приходит на ум при мысли о том времени?

– Корица.

– Корица? Почему?

– Не знаю точно. Я просто связываю ее с тем временем.

– Это хорошо. Ощущение запаха очень сильное. Оно нередко создает устойчивые ментальные впечатления. – Я чуть помедлил, давая ББ время разобраться в своих мыслях и для нагнетания некоторой напряженности. – Мысль о корице напоминает мне, как я ел булочки с корицей теплым осенним утром. А вам?

ББ поколебалась и задумчиво нахмурилась. Сейчас она казалась напряженной, даже смущенной. Потом она улыбнулась, но я видел, что ее улыбка лжет.

– Да. Теплое утро, – произнесла она. – Это очень здорово, Зак. Я тоже об этом думаю.

– Ваша бабушка еще жива?

– Да, ей восемьдесят семь. Она живет в городе.

– Мне было бы удобно поговорить с ней?

Она чуть подалась назад, ее лицо утратило задумчивость, навеянную воспоминаниями, и на смену пришло лицо деловой женщины.

– Это абсолютно исключено.

– ББ, это важно. Ваша бабушка явно сформировала множество ваших детских воспоминаний. Эти воспоминания вы разделили с андроидом. ББ-2 может разыскать место, где она подсознательно почувствует себя в безопасности.

– По-вашему, моей бабушке грозит опасность?

– Не знаю наверняка. Но у нее, по меньшей мере, есть информация, которая может оказаться крайне важной.

– Закари, позвольте напомнить вам: я не нанимала вас для сеанса психоанализа со мной или моей бабушкой. Я не нанимала вас для копания в уголках моего подсознания, или зондирования моих детских воспоминаний.

Она убрала датчика с руки и со лба и мягко, но властно подала их мне.

– Я наняла вас для нахождения предателя-андроида. Если вы не можете выполнить эту работу, я рада буду подыскать для нее того, кто сможет.

– По-моему, дела у нас плохи, босс.

Я откинулся на кушетку, скрестив руки на груди и сурово уставился в глаза ББ.

– Скажите откровенно, ББ, сколько еще людей по вашему приказу разыскивают в эту минуту вашего андроида?

Она молчала.

– Я догадываюсь, что все находящиеся в вашем распоряжении службы охраны прочесывают город, служащие в каждом офисе метрополии обыскивают крупные города, а спутники на орбите проверяют каждый квадратный дюйм на планете. По вашему приказу промышленные датчики ищут следы электронной подписи ББ-2, любые признаки остаточной радиации от ее плутониевого ядра, либо энергетические следы разряда ее встроенного арсенала вооружений. Вы даже, возможно, встроили отслеживающие чипы в ее конструкцию с тем, чтобы найти ее в подобном этому случае. И все же, по прежнему не подозреваете, где она находится. Я прав?

– Нет, – произнесла она (с очевидным затруднением).

– Суровая правда в том, что этот дроид может быть где угодно. Она знает, что вы ее ищете. Вероятно, знает о том, как вы это делаете и она изобрела способ ускользнуть от вас. Более того, если она прячется так долго, то, скорее всего, она задумала что-то очень нехорошее.

Вы не найдете ее путем поиска. Единственный способ найти ее – войти к ней в разум и обнаружить то, что она планирует. Именно этим я занимаюсь и сейчас мне необходимо поговорить с вашей бабушкой.

Ясно, что вы хотите защитить ее от всего этого, но нам с вами известно, что этот дроид опасен и нам нужно остановить ее, пока она кого-нибудь не убьет.

ББ долго молчала, уставясь на меня взглядом, сочетающим гнев и глубокое сосредоточение. Наконец, она поднялась на ноги и отвернулась.

– Он, – сказала она.

– Он?

– Вы продолжаете говорить о дроиде «она». Но он не живой. Это машина. Пожалуйста пользуйтесь местоимением мужского, а не женского рода, когда говорите о нем.

– Я постараюсь.

– Я плачу вам не за старания, – жестко бросила она. – Я плачу вам за поимку этого дроида и возвращение его мне.

Она нежно потерла лоб и вернулась к своему столу, меняющему форму при ее приближении.

– Моя бабушка сейчас проживает в Сентурион Ситизен Центре Нью-Фриско, на Бэй-стрит, – сказала ББ. – Свяжитесь по сети с местным регистрационным центром и они устроят вам встречу с ней. Мой компьютер заверит ваш допуск.

– Благодарю вас.

– Обращайтесь с ней уважительно, Зак. Не разговаривайте с ней так, как вы только что говорили со мной. Если вы это сделаете, я позабочусь о том, чтобы вы отныне никогда не работали на этой планете.

– Понимаю и извиняюсь, если я говорил грубо. Но я говорил вам только правду.

Она нажала клавишу на своем столе, пуская в ход программу голографического оформления. В течение нескольких наносекунд потолок надо мной превратился в безоблачное небо, а под ногами появилась обильная растительность.

– Полагаю, мы на этом закончим?

– За исключением одного, – сказал я. – У меня есть повод полагать, что дроид сейчас работает с Мануэлем Мани.

– Мануэль? Как он нашел дроида?

– На мой взгляд, это было наоборот. Дроид пришел к Мануэлю.

– Зачем ББ-2 приходить к нему?

– Не знаю. Но не секрет то, что вы с Мануэлем были друзьями.

– Он был моим персональным астрологом, – уточнила ББ.

– Так значит, между вами не было романтической связи?

– А почему вы спрашиваете?

– Просто слышал некоторые противоречивые слухи о ваших…

– Босс, вы не собираетесь спрашивать нашего выгоднейшего работодателя о том, действительно ли она фригидна?

К моему счастью, ББ возмущенно закончила за меня мою фразу.

– Романтика тут не причем! – сказала она. – Отношения между Мануэлем и мною начались как профессиональные, перешли в физические, а затем наскучили. Я прервала их и вскоре Мануэль оставил компанию.

– Значит, разрыв был вашей идеей?

– Мужчины не порывают со мной, Зак. Дроид явно сыграл на разочаровании Мануэля.

– Возможно, так оно и есть. У Мануэля имеются еще какие-либо навыки?

– То есть?

– Я имею в виду, кроме астрологии. Мне просто любопытно, зачем Мануэль понадобился ББ-2.

– Понятие не имею. У Мануэля нет навыков, привлекательных для дроида.

– Ну ладно, – пожал я плечами. – Просто мне казалось, что вы знаете.

– Благодарю вас. Мне ужасно приятно слышать, что мой бывший бойфренд связался с моим психованным двойником-дроидом. А теперь, если это все …

– Думаю, мне хватит, чтобы продолжать работу, – холодно сказал я (пытаясь погасить моим тоном ее ядовитые намеки). – Благодарю за то, что уделили мне время.

Я успел собрать свое оборудование с исчезающего на глазах кофейного столика и отправился в долгий путь на выход из офиса.

* * *

Очутившись в своем «Мустанге», я направил машину к своей конторе. На ходу ГАРВ спроецировался в кресле пассажира.

– Итак, мы посетим дом Бабушки?

– Попозже, – кивнул я. – Посмотрим, удастся ли договориться о приеме сегодня на вечер.

– А что нам делать с Войт-Кампфом?

– С чем?

– Войт-Кампф, прибор, которым вы измеряли эмоциональные и ментальные реакции мисс Стар в ответ на ваши вопросы.

– Ах этот. – Я бросил его в багажник. – Это лишь моя старая игрушка. Войт и Кампф – два парня из моей старой лиги боулинга.

– Я заподозрил это, когда увидел на пульте «Игровую Станцию IX» К чему эти шутки?

– Мне показалось, что она отнесется к вопросам серьезнее, думая, что находится под контролем. Может, заговорит чуть откровеннее.

– Значит, вам необходима машина, чтобы придать себе внушительности, – ехидно ухмыльнулся ГАРВ.

– Я так и знал, что ты извратишь это по-своему.

– Босс, мне абсолютно понятно ваше желание пользоваться компьютерами и механизмами для восполнения собственных недостатков. Это вполне естественно.

Излишне упоминать, что обратная поездка в контору оказалась не слишком приятной.

XXXIV

В 2044 году разразился большой скандал, известный под названием «Повальное Увлечение Кошачьим Питанием», и я сыграл небольшую роль в разрешении этого довольно темного периода истории (вы поймете цель моего рассказа позже).

Итак, я только что повесил на стену мою обрамленную лицензию ЧД и продолжал перебиваться незначительными заработками (почти так же, как делаю это сейчас – но не будем об этом). Проводя кое-какие исследования для местного бакалейного магазина, я случайно обнаружил, что компания по разведению домашних любимцев, вследствие ошибки в расчетах, вывела целый миллион «„лишних"„домашних кошек. Поскольку эта компания являлась филиалом ХайТек, ребята в штаб-квартирах корпорации решили обернуть свой разорительный промах в «золотой дождь“ доходов. За дело взялись команды ученых и исследователей, профессиональных лгунов и рекламных агентств – и вскоре родилось увлечение кошачьим питанием и бессмертный девиз: «Кошка – нежное белое мясо“.

Я позволил просочиться истинной причине появления на свет моды на кошачье питание в прессу и общество отреагировало довольно мстительно. За последующие несколько недель акции ХайТек резко упали и компания уволила немалое количество руководителей среднего звена в качестве «наглядных мер».

Что касается принятых мер, то ХайТек заодно послала мне сообщение с рекомендацией не совать нос в их дела в будущем. Сообщение было доставлено мне четырьмя громилами в темном переулке и написано черным и синим по всему моему телу. В результате я очутился в палате травматологии Общей больницы Нью-Фриско и первым, что я увидел придя в сознание, была пара милых карих глаз юного врача по имени Электра Гевада. Фактически, прежде всего я увидел ее груди, поскольку она наклонилась надо мной, но это прекрасное зрелище способствовало моему пробуждению ничуть не меньше.

Мое местами распухшее тело покрывали синяки и кровоподтеки и когда я пригласил Электру на свидание, она лишь улыбнулась и сказала: «Подождем и посмотрим, как ты выглядишь, когда спадет опухоль».

Это был один из лучших вечеров в моей жизни.

С тех пор мы с Электрой не расставались.

* * *

Электра оставила без внимания все до единого послания, которые я оставил ей (всего двадцать семь) со времен нашей ссоры и меня это начало немного беспокоить. Между нами и раньше возникали недоразумения (доказательством служат мои шрамы), но двадцать семь безответных посланий в наши дни и в нашу эпоху служат в некоторых провинциях основанием для развода. Поэтому я решил, что нам обязательно нужно поговорить. Я также решил, что наилучшим шансом будет попытка «поймать» ее лично. Это означало поход в клинику. Поэтому я отправился туда и ожидал ее появления бесконечно.

– Вы не забыли, что нам все еще нужно найти предателя и убийцу андроида? – напомнил ГАРВ. – Как долго вы собираетесь просидеть на этой скамейке?

– Я поджидаю нужный момент.

– Могли бы послать ей сообщение на пейджер.

– Тогда она узнает, что я пришел сюда только затем, чтобы повидать ее.

– Но так оно и есть.

– Однако ей не обязательно это знать. Я хочу, чтобы это выглядело ненавязчиво. Тогда мы оба будем более раскованы.

– Типа случайной встречи? – спросил ГАРВ.

– Вот именно.

– Как будто вы ненароком посетили детскую бесплатную клинику, где она работает и случайно наткнулись на нее в коридоре.

– Верно.

– С букетом цветов в руке?

– Точно.

– Босс, вы меня немного пугаете.

Заметив в дальнем конце коридора выходящую из своего кабинета Электру, я быстро зашагал к ней. Она заметила меня, округлила глаза и отвернулась.

– Электра, погоди.

Она вздохнула и повернулась ко мне.

– Какой сюрприз увидеть тебя здесь, – произнес я для начала. – А я тут как раз исследую кое-что для дела, которым занимаюсь.

– Зак, ты сидишь в этом коридоре и целый час разговариваешь сам с собой. Я вышла сюда исключительно потому, что ты начинаешь внушать страх персоналу.

– Ну, это была идея ГАРВа.

– Эй! – возмутился ГАРВ у меня в голове.

– Мы можем поговорить?

Она пошла по коридору. Я вскочил, споткнулся, и бросился за ней.

– Я потратила целый день в безуспешных попытках выбить дополнительное финансирование, чтобы не закрывать клинику, – сказала Электра. – И я на полчаса опаздываю на обход в отделение реанимации.

– Я пойду на обход с тобой, – предложил я.

– И не надейся.

– Тогда мы поговорим по пути.

– Прекрасно, в твоем распоряжении тридцать метров коридора.

– Вполне реально, – заметил я. – Спасибо, что зашла прошлой ночью проведать меня после несчастного случая.

– Рада видеть, что тебе уже лучше, – сказала она. – Уверена, что ББ тоже рада.

– Теперь, что касается репортажа в новостях. Ведь ты не веришь этим басням обо мне и ББ?

Электра даже не взглянула на меня на ходу, но я видел, что она сердится по е профилю.

– А чему мне верить, чико?

– Милая, я работаю под прикрытием.

Она повернулась и ее темные глаза пронзили меня словно пара кинжалов.

– Позволь мне перефразировать. ББ наняла меня, чтобы найти сбежавшего дроида. Она не хотела, чтобы эта информация распространилась, а потому придумала историю для прикрытия.

– Я это знаю, – сказала Электра.

– Знаешь?

– Ты меня недооцениваешь.

– Хорошо, но в чем тогда проблема?

Мы подошли к двери в реанимационное отделение. Электра положила руку на ручку двери, но не вошла. Она повернулась ко мне, затем огляделась и произнесла мягко, но веско:

– Проблема в том, что ты позволил ей это, чико. Ты мог представиться ее доверенным другом или партнером по теннису. Мог назваться ее японским садовником, ради Гейтса. Однако нет. Она захотела выставить тебя своим любовником, и ты клюнул на это, чико. Ты жеребец. Ха!

– Это было не так, – сказал я. – Она сделала это без моего ведома. Мы опровергнем эту историю, когда дело закончится.

– Ты что, не понимаешь? Она использует тебя, как игрушку, а ты слишком увлечен своим обликом «мачо», чтобы увидеть это. Что ж, мне кажется, нам необходимо побыть отдельно. Тем более, я не хочу нарушить твое прикрытие.

Она открыла дверь в реанимационное отделение и шагнула внутрь, но за порогом обернулась ко мне прежде, чем закрыть дверь.

– С этой минуты службе безопасности будет приказано не пускать тебя в клинику. Я не хочу, чтобы ты беспокоил персонал. И последнее…

– Что еще? – спросил я.

– Вот уже десять минут за тобой следит Сидни Вуп.

Она закрыла дверь перед моим носом. Я вздохнул и легонько стукнулся о нее лбом.

– Она сказала Сидни Вуп, верно?

– Увы, да, – прошептал ГАРВ.

– У тебя проблемы с личной жизнью, Зак? – спросил из-за моей спины Сидни.

Я потер глаза и медленно обернулся. Само собой, передо мной стоял Сидни с двумя своими «ведомыми». Подельник-1 и Подельник-2 «обрамляли» шефа с обеих сторон и держались чуть позади.

– Что привело тебя сюда, Сидни? – спросил я. – Надеюсь, ты решил пожертвовать свои органы науке.

– Нет, Зак. Я просто слежу за тобой. Провожу маленькое расследование для некоторых их бывших дружков ББ Стар. Под девизом типа «Куда Они Подевались?». Однако, что это я тут услышал насчет прикрытия и пропавшего дроида?

Обычно я очень осторожен во всем, что касается слежки и держу подробности моих дел при себе (уж поверьте). Но тут я облажался, а Сидни очутился в нужном месте в нужное время. Придется как-то выпутываться.

– Нет, Сидни, ты ошибся. Я как раз говорил Электре о том, как я зол на ДикКо за то, что компания нынче дает тебе такие скучные задания. Электра подумала, что это происходит из-за твоих крайне низких в этом году результатов теста на интеллектуальность, но я сказал ей: Сидни Вуп – парень что надо, хоть девяносто пять процентов публики так и не думают.

Сидни улыбнулся.

– Я ценю твою поддержку, Зак, – сказал он. – И ты прав: вероятно, мне нужно поискать нечто более важное. Я дам тебе знать, если найду что-нибудь интересное.

Он повернулся и ушел. Подельник-2 остался на месте, провожая глазной камерой уход своего начальника. Едва Сидни шагнул через порог, как Подельник-2 отправился следом, задев меня по пути плечом.

– Твое время наступает, Джонсон, – пробурчал он.

– А тебе почем знать? – отозвался я. – Без подсказки ты не способен узнать, который час, глядя на циферблат будильника.

Он замер и злобно уставился на меня.

– Твое время наступает, – повторил он, после чего отвернулся и удалился.

Я проследил, как вся шайка исчезла за поворотом коридора.

– Всегда приятно повидать ребят из ДикКо, – пробормотал я.

– По крайней мере, на этот раз не было перестрелок, – сказал ГАРВ. – быть может, удача поворачивается к вам лицом.

XXXV

Тем же вечером мы с ГАРВом снова находились в «Мустанге», направляясь на рандеву с бабушкой ББ.

– Итак, мы встретимся с Бабушкой ББ в городском доме для «престарелых и никому не нужных»?

– В Центре Сентурион Ситизен, – поправил я. – Ну да, мы поговорим с миссис Бакерман. Тебе следует проявлять больше вежливости в своей лингвистике, ГАРВ.

– Ой, не надо, – заныл ГАРВ. – Вам прекрасно известно, что я запрограммирован на использование современнейших, геополитически выдержанных терминов. Я всего лишь пошутил, пытаясь подчеркнуть уязвимые места нашей почтенной клиентки.

– Уязвимые места?

– Мне сдается, что если мисс Стар любит свою милую Бабушку так, как она об этом заявляет, то ей не стоило помещать ее в дом для престарелых, или в то, что мое программирование вынуждает назвать «попечительской общиной для обиженных молодежью».

– Таков выбор ББ, – заметил я.

– Верно, но я предпочел бы думать, что богатейшая женщина планеты могла сделать для своей дражайшей бабушки нечто большее.

– Я уже думал об этом, но оставляю за собой право на последнее суждение до разговора с миссис Бакерман.

На перекрестке улиц Шейк и Рэттл[21] (муниципальные планировщики были гораздо либеральнее в годы, предшествующие большому землетрясению) я включил сигнал правого поворота.

– Нет, езжайте прямо, – проблеял ГАРВ. – Поверните направо на Тремор,[22] затем пересечете Афтершок-авеню.[23]

– Но это два километра в сторону от маршрута.

– Если подразумевать маршрут кратчайшей линией, – возразил ГАРВ. – Муниципальный дорожный компьютер информирует меня о том, что из-за «пробок» и режима дорожных сигналов вы сэкономите одну целую и пять десятых минут, прибегнув к альтернативному маршруту.

– Прекрасно. – Я ухмыльнулся и направил машину к Тремор-стрит.

– Почему на вашем лице эта глупая ухмылка?

– просто так, – ответил я, продолжая улыбаться. – Я только что понял, в чем тут дело – вот и все.

– Вы сбиваете меня с толку больше обычного, – посетовал ГАРВ. – В чем тут дело? О чем вы болтаете? Хотя я уверен, что дело тут совсем в другом.

– Тебе не нравится этот автомобиль, потому что тебе необходимо ощущать себя нужным.

– Что-что? – нарочито удивился ГАРВ. – Вы что0то сказали? Сомневаюсь, поскольку это не регистрируется компьютером.

– Ты опечален, потому что я могу вести эту машину, абсолютно не нуждаясь в твоей помощи. Ты хочешь быть нужным.

– Это просто смешно! Гейтс, эта фраза напоминает припев одной из ваших излюбленных старых и пресных песенок. Хочу, чтобы во мне нуждались – еще чего! Во-первых, мне ни к чему ваше одобрение для доказательства моей ценности. Я совершеннейший компьютер на планете. Во-вторых, даже если вы в данный момент управляете этой машиной без моей помощи, я все же выполняю гигантский объем важнейших функций. Например, пока мы говорим, я продолжаю сканировать все новые полицейские отчеты и досье больничных травмпунктов на присутствие следов ББ-2. Я также занимаюсь графиком ремонта солнечной отопительной системы вашего дома и продлеваю ваше участие во взаимном фонде «Уай-тек» на вашем пенсионном счете. Так что уточним раз и навсегда: ведете вы эту машину или нет, но я абсолютно необходим для вашего благополучия.

– Да, пожалуй ты прав, – согласился я и вновь сосредоточился на дороге, не забыв при этом улыбнуться еще шире.

– Вы, кажется, не верите мне?! Что ж, ваше мнение для меня не критерий. Предположение, что мне «необходимо быть нужным» полнейшая чушь. Я проекция высокотехнологичного компьютера, и мне абсолютно не о чем беспокоиться.

Он вдруг замолчал и указал на дорогу.

– Сверните здесь налево, затем припаркуйтесь на площадке Б-2, 5. Он ближе всех к комнате мисс Бакерман. И поосторожнее, сейчас крутой поворот. Гейтс, что бы вы без меня делали?

Я лишь улыбнулся и выполнил его указания.

* * *

Поставив машину на стоянку, я выскочил из нее и направился к гигантскому небоскребу, который и являлся Центром Сентурион Ситизен.

– Выключи режим голограммы, – шепнул я ГАРВу на ходу. – Мне бы хотелось держать тебя в секрете как можно дольше.

Голограмма ГАРВа растворилась в воздухе. Однако его голос остался. «Не думайте, что я не вижу вашу ухмылку», – пробурчал он в моей голове.

Я поднял взгляд на нависшую надо мной громаду здания и едва не опрокинулся навзничь от приступа головокружения. Этот небоскреб был идеальным примером нелепой архитектуры начала 2040-х. Огромная и лишенная своеобразия коробка здания, безликая, как ночной продавец круглосуточного магазинчика, была консервативна во всех смыслах, кроме ее величины. Эта штуковина высилась более, чем на две сотни этажей (вспомним о подсознательном комплексе неполноценности).

– Не думаю, что бабушка живет на первом этаже, – заметил я, глядя, как вверх-вниз по стенам несутся скоростные лифты, смахивающие на гигантских тараканов, облепивших мусорный бачок.

– Увы, судьба не на столько справедлива, – назидательно промолвил ГАРВ. – Она живет в пентхаусе, этаж двести пятьдесят шесть.

– Ну конечно, – пробормотал я, направляясь к лифту.

Лифтер, высококлассный служебный дроид с бледно-оранжевой кожей и симпатичной, но довольно бесстрастной физиономией, приветствовал меня у входа.

– Добрый день, сэр, – прожужжал дроид. – С кем вы желаете посетить?

– В таком большом небоскребе, – шепнул в моей голове ГАРВ, – могли бы позволить себе грамматически правильного дроида.

– Что?

– Я сказал, с кем вы желаете посетить, сэр? – медленно повторил лифтер.

– Вы что, оглохли? – заныл ГАРВ. – У него неверно построена фраза. Нужно «кого вы желаете посетить», бинарный вы клоун.

– Ладно, завязывай.

– Что я должен завязывать? – смутился дроид. – Я вас чем-то обидел?

– нет, ничуть, – сдался я, пытаясь вытряхнуть ГАРВа из моей головы. – Зак Джонсон с визитом к Бабушке Бакерман, пожалуйста.

Глаза андроида сверкнули.

– Извините, сэр, но здесь не проживает дама с таким именем. – Глаза лифтера снова сверкнули. – Впрочем, после консультации с моей внушительной базой данных я заметил, что один из наших жильцов назвался Барбара Бакерман. Может, вы ищете ее?

– Гейтс, да он опять ошибся! – крикнул в моей голове ГАРВ. – Где программировали эти жалкие куриные мозги?

Я опять проигнорировал ГАРВа.

– Ты угадал, – похвалил я, похлопывая дроида по спине и вошел в лифт.

– Миссис Бакерман проживает на двести пятьдесят шестом этаже, – проговорил дроид, следуя за мной в лифт. – Хотите сами нажать кнопки?

– Идет, – согласился я. – Вырубайся.

– Но сэр, если я вырубаться, как я смогу манипулировать высотным грузопассажирским подъемным устройством?

– Это всего лишь метафора. (Я и забыл, несколько «буквальны» большинство слуг-дроидов).

– Подъем на двести пятьдесят шестой этаж займет ровно сорок две секунды, – объявил дроид. – Прошу держаться за боковые поручни. Если вы житель провинции, где все еще разрешена табачная продукция, пожалуйста помните, что табачные продукты и субпродукты запрещены на данном устройстве, как это обусловлено…

– Я местный. Из Нью-Фриско.

– Извините, сэр, таковы правила, – сказал дроид и лифт начал подниматься. – В этом центре мы принимаем посетителей из всех провинций, включая те, где еще разрешен табак. Поскольку я не соединен с всемирной базой данных населения, я не способен определить ваше местопребывание. Следовательно, вполне благоразумно будет информировать вас о правилах, которых вы должны следовать.

– Которым вы должны следовать! – поправил ГАРВ. – Не могу поверить, что они допустили этого дроида к эксплуатации тяжелого оборудования.

– Должен также предупредить вас, – продолжал дроид, несмотря на временное разрешение пользоваться продуктами каннабиса в медицинских целях по нынешнему закону Нью-Калифорнии, применение таких продуктов в пределах данного средства доставки пассажиров запрещено.

– Мы скоро доберемся до места? – осведомился я, пытаясь сохранить рассудок.

Лифт остановился и дроид помолчал, собираясь с мыслями.

– Мы прибыли на ваш пункт назначения, – произнес он наконец. – Комната миссис Бакерман занимает все это крыло, следовательно, вам не трудно будет найти то, что вы искать.

– Пожалуйста, сбегите от этого грамматического кроманьонца, – взмолился ГАРВ.

– Спасибо, – произнес я с облегчением, завершая поездку на лифте из кибер-ада.

* * *

Дверь в номер миссис Бакерман находилась в конце короткого холла, наверняка находившегося под тщательным наблюдением. Я осторожно приблизился и нажал кнопку вызова под смотровым экраном.

Через миг на экране появилось лицо женщины. Лицо это было утонченным и поразительно прекрасным, словно принадлежало самой ББ, правда, более юной, чем та, которую я знал.

– Закари Джонсон! – воскликнула женщина. – Подумать только, что за сюрприз. Чем могу вам помочь?

– Я ищу Барбару Бакерман, – отвечал я.

– Это я.

– Позвольте мне уточнить. Я ищу Барбару Бакерман, бабушку ББ Стар.

Женщина улыбнулась почти кокетливо.

– Повторяю, дорогуша – это я.

В расследованиях случаются моменты, когда ты открываешь незначительную часть информации – и все известное тебе вдруг переворачивается с ног на голову. Дело принимает совершенно новое измерение и весь твой план расследования полностью меняется. Я люблю такие моменты.

И это был один из них.

Но признайтесь, что от него повеяло холодом.

XXXVI

У женщины, назвавшейся Бабушкой Бакерман было лицо дебютанки-модели и фигура, о которой мечтают все начинающие модели. Она выглядела моложе меня на дюжину лет и, что еще важнее, моложе ББ. Мы действительно живем в странные времена, когда современные голограммы и восстановительная терапия могут обеспечить вам сносную «лакировку». Однако то, что я увидел, обгоняло их на световые годы.

– Так значит, вы Бабушка Бакерман? – в последний раз спросил я, когда она проводила меня в свой роскошный пентхаус.

– Да, дорогуша, это я, – подтвердила она. – И я уже третий раз отвечаю на ваш вопрос. Мне сдается, вы чуточку не доросли до слухового имплантанта.

– Извините, я просто немного ошеломлен. Не каждый день встречаешь бабушку, которая смотрится на девятнадцать.

– Вы мне льстите, мистер Джонсон, – лукаво хихикнула она. – Компьютер скорректировал мои регенеративные процедуры на двадцать два года.

– С годами вы молодеете. И пожалуйста зовите меня Зак. Сознаюсь, что ваша регенеративная терапия оказывает поразительный эффект.

– Я очень богатая женщина, Зак. И пользуюсь только наилучшим. Доктор С. Вителло лично проводил мои процедуры.

– Не он ли занимался Мадонной?

– О, это старая история. Сейчас технология ушла далеко вперед. Именно эта терапия экспериментальная и пока еще не доступна массам.

– Что ж, по-моему она увенчалась бешенным успехом.

Женщина зашлась девичьим (но одновременно старушечьим) смехом и поманила меня к висящей в воздухе анти-гравитационной кушетке в гостиной с «утопленным» полом.

– Обожаю лесть со стороны молодых мужчин, – призналась она. – А теперь, чем могу помочь, дорогуша?

– Я выполняю кое-какую работу для вашей внучки и мне хотелось бы задать вам несколько вопросов, если вы не возражаете.

– Нисколько не возражаю, – просияла она. – Они коснутся бизнеса или досуга? – Ее девичья рука коснулась моего бедра.

– Сугубо бизнеса, мэм, – заявил я (как надеюсь) спокойным и профессиональным тоном.

– Вы в этом уверены? – спросила она и ее рука скользнула чуть выше по моему бедру.

Я на дюйм увеличил дистанцию между нами на кушетке.

– Ваша восстановительная терапия, случайно не включала в себя масштабные гормональные вливания?

– А почему вы спрашиваете?

– По-моему, вам не помешает слегка снизить их уровень.

– Гм-мм, знаете, это объясняет массу недавно появившихся у меня влечений, – сказала она. – Однако, поскольку я не могу сейчас заинтересовать вас физическими аспектами, не желаете ли стакан чаю со льдом? Такого, который мы предпочитали в мои времена. Не эта жалкая имитация, которую подают нынче в ресторанах. Гейтс, эта баланда пылесосит вам потроха лучше, чем просроченная банка свиной тушенки!

Ясно было, что регенеративные процедуры Бабушки Бакерман включали также подсознательную имплантацию жаргона. Мне начало казаться, что внешний успех экспериментальной терапии, в конечном итоге, не столь внушителен.

– С удовольствием выпью чаю, – согласился я.

Не успели эти слова сорваться с моих губ, как крошечная горничная-робот послушно вкатилась в комнату с двумя стаканами охлажденного чая и печеньем на подносе в клешнях.

– Вот это реакция, – подивился я.

– Ведь я говорила вам, дорогуша, что пользуюсь только лучшим.

Она взяла свой чай и горничная-робот укатилась на кухню с такой скоростью, что я ожидал увидеть на полу следы сажи от покрышек.

Повернувшись ко мне, Бабушка Бакерман сделала крошечный глоток ледяного напитка и спросила:

– Ну, где ваши важные вопросы?

– Они касаются ББ.

– Надеюсь, у нее нет неприятностей?

– Вообще-то нет. Она наняла меня кое-что расследовать и мне нужна информация о ее детстве.

– Валяйте, спрашивайте. Я так горжусь моей крошкой.

– Она тоже отзывается о вас с большим уважением.

– О да. Славное дитя, я всегда говорила, что сердце у нее больше ее грудей.

– Вы знали ее мужа? – спросил я, пропуская мимо ушей ее последнее замечание.

– Да, я знала ее мужа, которого предпочитаю называть «БС-гори-ты-в-геене-огненной-вечность-и-один-день-Стар».

– Вижу, вы не были поклонником этого господина.

– Ох, Зак, сколько я могу рассказать вам! Эти кошмары, которым он подверг мою крошку. Она звонила мне среди ночи и с плачем жаловалась на то, что он с ней делает. Я так старалась, чтобы сохранить ей рассудок.

– Он бил ее?

– Хуже. Я поняла, что этот тип плохой, с самого начала. Чистый яд – вот чем он был. Уж как я старалась отговорить ее выходить за него замуж. Но ББ была влюблена, а способа повлиять на влюбленную женщину не существует. После их женитьбы, БС показал свою истинную натуру, и лишь тогда она осознала свою ужасную ошибку.

– Почему она не покинула его?

– О, Зак. Я почти завидую вашей наивности. Никто не покидает БС Стара. Он никогда бы не позволил ей разрушить их престижный брак. Скорее, он убил бы ее.

– Или заменил бы ее, – пробормотал я.

– Простите, дорогуша?

– Ничего. Пожалуйста продолжайте.

– Так вот, разрушительные манеры БС, наконец, отразились на нем и настал прекрасный день, когда сей гнусный извращенец врезал дуба.

Она помолчала, потом приложила к губам ладонь.

– Ух, кажется, так не пристало говорить бабушке.

– Что касается «врезания дуба», то да.

– Но вы меня поняли?

– Думаю, вполне.

– Ну хорошо. А как насчет печенья?

При этих словах из кухни в гостиную снова прикатила «горничная» и предложила мне новую горку печенья на подносе, хотя я еще не успел расправиться с первой.

– Нет, благодарю, мне хватит.

Робот опять унесся на кухню.

– Гейтс, какая она быстрая! А теперь, не расскажете ли вы мне немножко о детстве ББ?

– О ее детстве?

– Да. Она говорит, что проводила с вами вечера, когда была маленькой. Говорит, что эти дни были одними из лучших в ее жизни.

Бабушка улыбнулась.

– Ох, милая, славная девочка. Я рада, что она вспоминает обо мне так ласково. Могла бы, впрочем, связываться со мной иногда по сети, но хорошо и то, что она обо мне хотя бы помнит.

– Да. Но как насчет ваших вечеров?

– Тут не о чем особенно рассказывать. Ее мать, да будет земля ей пухом, работала ночами, так что девочка оставалась со мной.

– Оставалась где?

– В моей квартире.

– А где именно она находилась?

– М-мм, где-то в районе центра. Я точно не помню.

– Не помните?

– Гейтс, Зак, это было так давно, и я жила во множестве мест.

– Но вы ведь тоже сохранили о том времени теплые воспоминания?

– Мои воспоминания приходят и уходят. Мне восемьдесят пять, знаете ли. Вы, конечно, понимаете?

– Да, понимаю, мэм. Позвольте спросить еще кое о чем.

– О чем угодно, дорогуша.

– Что вы думаете о корице?

– Прошу прощения?

– ББ говорит, что ее воспоминания о вечерах с вами связаны с корицей. Я просто пытаюсь понять, что это означает.

– Корица. Ах, да. Здесь есть связь.

– Но почему корица?

– Честно говоря, не могу вам сказать.

– Вы часто пекли пироги?

– Печь пироги? О нет, дорогуша. Для меня муторно даже открыть коробку с печеньем.

Упоминание Бабушкой печенья в очередной раз привлекло из кухни робота-горничную. Та послушно подкатила к нам на скорости чуть ниже звуковой и опять предложила мне печенье. Я закатил глаза и взмахом руки выпроводил ее вон.

– Может, то были какие-то благовония или духи?

– Кто знает, – пожала она плечами. – Никогда не знаешь, что западет ребенку в память в таком возрасте.

– Ладно, а о чем вы думаете при упоминании корицы?

– Корица, гм-мм. Думаю о теплых ночах.

– Теплые ночи.

– Да, и желтые огоньки. Корица – это… все равно что старый свитер, большой, мягкий и пахнущий теплом.

– Это весьма поэтично.

– Пожалуй, да. Кто бы подумал, что в бабушке есть такая струнка.

– Но что это может означать?

– Право же, не знаю, Зак. Ведь детектив-то вы. Не хотите ли еще чаю?

Робогорничная немедленно вкатилась в комнату.

– Нет, благодарю. Мне хватит.

Дроид столь же быстро покинул гостиную.

– Ну а печенья?

Дроид вернулся.

– Извините, но я сыт.

И опять на кухню.

– Ну одну штучку «на посошок».

Робогорничная появилась снова, но теперь я заметил, что статус-огонек на ее лбу сменил свой цвет с зеленого на желтый.

– Поверьте, мэм. Я на строгой диете.

На этот раз робот покатился на кухню слегка спотыкаясь.

– Но у вас наверняка найдется местечко еще для одной штучки.

Появившийся дроид уже дрожал.

– В самом деле не могу, мэм.

Дроид в очередной раз убрался на кухню, где, наконец, испустил дух. Из-под корпуса мотора посыпались искры и за дверью кухни послышался приглушенный взрыв. Черный дым просочился через щель неплотно закрывшейся стеклянной двери. Прозвучал сигнал тревоги и мы услышали, как заработали разбрызгиватели.

– Ох, дорогуша.

В кухню проворно вкатилась пара роботов из противопожарной службы.

– Думаю, еще стаканчик чаю не повредит, – снизошел я.

Бабушка Бакерман заулыбалась, похлопала меня по колену, и поднялась на ноги.

– Паинька, – похвалила она. – Я сейчас вернусь.

– Может, помочь вам? – спросил я, вставая.

– Вы могли бы сходить к главному пульту управления и выключить тревогу. Пожарные роботы мигом устранят проблему.

– А где пульт управления?

– Кажется, в кладовке холла. Прошу извинить меня за царящий там беспорядок.

Бабушка быстро ушла на кухню, а я повернул в другую сторону и прошел в холл у входа. Едва я открыл дверь кладовой, как оттуда на меня хлынула лавина допотопных бабушкиных безделушек, заполнивших доверху полки. Свечи, чайные чашки и шкатулки для мелочей очутились на полу вокруг меня и я получил в процессе «схода лавины» несколько ударов по голове от различных статуэток. Очевидно, Бабушка Бакерман давным-давно не наводила порядок в своей кладовке (если только вообще ее открывала).

Пульт управления находился у дальней стены комнатушки, позади стеллажей и, что бы добраться до него, мне пришлось сдвинуть в сторону массу безделушек. При этом мне на голову высыпалась груда старых бумаг, разлетевшихся по полу. На фото одного из плакатов я заметил юное лицо Бабушки Бакерман. Наклонившись, я поднял лист, чтобы посмотреть внимательней.

Цветной снимок поблек от времени, но отпечаток сохранил четкость. Это действительно была Бабушка Бакерман в те дни, когда ее моложавый вид был более естествен. На фото она казалась более умудренной жизнью, ей было не девятнадцать, а лет сорок – сорок пять, но все равно она была прекрасна. Фактически, она выглядела почти копией нынешней ББ. Лукавая улыбка и манящий взгляд искоса довершали портрет. Это была реклама стрип-клуба под названием «Нексус – 6» сорокалетней давности и Бабушке Бакерман были посвящены несколько строк.

Помните я сказал, что нередко незначительная часть информации придает абсолютно новый поворот делу? Так вот: глядя на рекламное фото, я почувствовал, как тайна ББ собирается в единое целое словно стекляшки калейдоскопа. Сорок лет назад Бабушка Бакерман была знаменитой экзотической танцовщицей. Это было задолго до тех вечеров, о которых вспоминала ББ. Но частицей информации, оказавшейся недостающей частью головоломки, оказался сценический псевдоним Бабушки. Открытие поразило меня так сильно, что я произнес псевдоним вслух:

– Корица!

XXXVII

Извинившись, я покинул жилище Бабушки Бакерман, сделав это по возможности быстро и вежливо, после чего заспешил по коридору к лифту.

– Как получилось, что она не упомянула о своей профессии экзотической танцовщицы? – спросил внутри моей головы ГАРВ.

– Не сейчас, ГАРВ, – пробормотал я.

– И разве не странно, что она не открыла нам своего сценического имени Корица?

– Ты блестяще усекаешь очевидные вещи, – скрипнув зубами, процедил я. – Однако, я не хочу говорить об этом, пока мы не выберемся из здания.

Я был счастлив и чуть удивлен, увидев служителя-андроида, ожидающего меня возле лифта.

– Великолепно, – шепнул ГАРВ. – Еще одна поездка в лифте с мясником от грамматики.

Я проигнорировал ГАРВа, а электронный лифтер подобострастно открыл передо мной прозрачную дверь и проводил меня в кабину.

– Первый этаж, пожалуйста, – сказал я, входя.

– С огромным и абсолютным удовольствием, – отозвался дроид, и дверь закрылась.

– Фрагментированная фраза, – заметил ГАРВ.

– Прошу держаться за боковые поручни при спуске, – предупредил дроид. – Если вы житель провинции, где все еще разрешена табачная продукция, пожалуйста помните, что табачные продукты и субпродукты запрещены на данном устройстве, как это обусловлено…

– Разве мы не проходили все это? – спросил я.

– Извините, сэр, таковы правила, – произнес дроид и лифт начал свой спуск.

– Я из Нью-Фриско, – не выдержал я глумления. – Я не употребляю табак, не пользуюсь какими-либо производными каннабиса и, как видите, держусь за поручень. Сейчас мне хочется лишь очутиться на земле.

Последовал резкий толчок и лифт остановился.

Я вгляделся сквозь плекси-стены и увидел, что мы находились между этажами на высоте примерно двухсот этажей над землей.

– О-хо, – отреагировал ГАРВ у меня в голове.

– Эй, это не первый этаж, – обратился я к дроиду, хотя и не сомневался, что ему это известно.

– Верно, – сказал служитель.

– Мы остановились, чтобы взять пассажира? Если да, то надо было сделать это на одном из этажей.

– Ваша дедукция логична, но не верна, – ответил дроид. – В данное время у меня нет надобности брать каких-то пассажиров.

Он ткнул кнопку на стене тефлоновым пальцем и дверь распахнулась наружу.

– Вы просили, чтобы вас доставили на землю, – проговорил он, приближаясь ко мне, – и я обязательно доставлю вас туда, хотя и не тем способом, который вас предпочел.

– Который вы предпочли! – поправил ГАРВ. – Гейтс, эта штука даже угрожать грамотно не способна.

– ГАРВ, – окликнул я, когда андроид пошел на меня. – кажется, ты упускаешь важные события.

Множество вещей мелькают в мозгу, когда ты находишься на двухсотом этаже и на тебя бросается андроид (поверьте мне, со мной это часто случалось).

Моей первой мыслью было: «Ого, это падение мне не пережить» (первая реакция всегда наиболее реалистична). Второй мыслью было то, что мне следовало ожидать такого поворота событий. Ведь с момента последнего покушения на мою жизнь прошло лишь несколько часов и мои стычки с машинами должны были заставить меня опасаться этого дроида.

Третья мысль оказалась более полезна и прозвучала в моей голове эхом слов ГАРВа.

– Шевелите седалищной мышцей, босс, и поживее – или полетите экспрессом на первый этаж!

Я внял предупреждению ГАРВа (испугавшему меня), но моя седалищная мышца и без того уже шевелилась. Перенеся вес тела на одну ногу, я нырнул под вытянутые руки напавшего дроида, затем сильно стукнул его локтем по затылку и приложил головой и плексигласовую стенку лифта.

Это был ловкий ход, но я знал, что он не нанесет дроиду весомого ущерба, поэтому метнулся к противоположной стороне лифта и резко повернулся, движением кисти заставляя пистолет прыгнуть мне в ладонь.

– Послушай, приятель, – проговорил я в наилучших традициях плохого парня. – Еще один шаг – и от тебя останется лишь груда ценного металлолома… или того, из чего тебя слепили.

– Так его! – подхватил ГАРВ. – Угрожайте ему в понятной ему манере.

Но дроид лишь пожал плечами и шагнул ко мне.

– Под таким углом сила зарядов вашего оружия уничтожит не только меня, но и антигравитационные цепи данного лифта. Последний войдет в режим свободного падения и врежется в землю. Таким образом моя цель будет достигнута. Поэтому, будь любезны, стреляйте по желанию.

– А по какому желанию? – спросил я.

Андроид остановился.

– Вы пытаетесь запутать меня, извращая значение примененного мною словосочетания «по желанию». Но я имейте в виду, что я модель класса SFC-5 и меня не так легко сбить с толку.

Он снова угрожающе шагнул вперед.

– Предложите ему тест по грамматике, – посоветовал ГАРВ. – Это обескуражит его.

Не обращая внимания на ГАРВа, я сосредоточился на дроиде.

– Ты болтаешь довольно гладко для дроида с заклинившей башней.

– Во-первых, я андроид модели класса SFC-5 и, следовательно, не нуждаюсь в башне. Во-вторых, даже если бы она у меня была, ее не могло бы заклинить за отсутствием клиньев.

– Тогда получается, что твою башню заклинило без клиньев, что указывает на недоработку твоей хваленой модели! – возразил я.

Андроид вновь остановил наступление. Мне удалось ошеломить его блестящим применением чистой логики. Глядя на его плюгавое подобие головы, я мысленно прилаживал к ней башню (с пушкой или без оной).

Я воспользовался этим мигом, бросился вперед и низко опущенным плечом ударил дроида в псевдоживот. Он шатаясь отступил к открытой двери, но в последнюю наносекунду ухватился рукой за дверной косяк. Другая лапа потянулась ко мне и чудесным образом удлинилась на манер телескопа, легко покрыв расстояние между нами. Дроид вцепился мне в горло и попытался подтащить к двери.

– Ха! – злорадствовал он. – Ваш замысел был хитер, но вы не приняли в расчет мои превосходные рефлексы и промышленную технологию. Я андроид модели класса SFC-5 и я сильнее вас в любых мыслимых аспектах. Приготовьтесь полететь кувырком к неминуемой смерти.

Вцепившись в поручень, я держался за него изо всех сил, пока дроид старался подтащить меня к двери.

– Извини, малыш, – не сдавался я, – но я обязан подчиниться правилам и держаться за поручень.

– Вам не справиться со мной, – удвоил усилия мой противник.

Я почувствовал, как моя рука скользит по поручням, но знал, что держаться мне осталось не долго.

– В данном случае сила не главное, – поучительно произнес я, поднимая пистолет. – Сейчас главное – угол.

Дроид нахмурился.

– Извините, но стрелковое оружие в данном подъемном механизме запрещено.

– Прости, если я чуть-чуть нарушу правила.

И я нажал на спуск.

Моя пушка прожгла в груди дроида дыру величиной с футбольный мяч, замкнув большинство важнейших функций в его центральном процессоре. Я разжал хватку дроида на своей шее и пнул горящий каркас в голову. Дроид выкатился из лифта и отправился в свободный полет в вечность.

Из проектора в моей линзе появился ГАРВ и пронаблюдал вместе со мной за тем, как дроид достиг земли и разлетелся при ударе на миллионы осколков.

– Ух ты, – восхитился ГАРВ. – Самоотверженный пример фрагментарного мышления…

XXXVIII

Мы с ГАРВом не разговаривали, пока не очутились в безопасности на земле, в машине и на улице. Но и тут мы не обсуждали преследующие нас мысли. Информация была слишком свежа и необычна, поэтому мне не хотелось размышлять над ней поверхностно сейчас, в отсутствие времени. Вместо этого мы просто поболтали.

– Андроиды всегда «западают» на заклинившую башню, – качая головой сообщил я ГАРВу. – Свяжись-ка с управлением Центра сентурион и скажи им, что один из их андроидов… вышел из строя. Ведь ты записывал наше «расхождение во мнениях!?

– Еще бы. Сами знаете, я не вчера с конвейера сошел. Но это не важно. Этим комплексом владеет ЭксШелл, а их компьютер уверяет меня, что никаких вопросов по поводу покойного грамматически ущербного дроида модели SFC-5 не возникнет.

Некоторое время мы ехали молча, но ГАРВ явно терял терпение. С минуту он напевал сонату Баха, чтобы казаться беспечным, но вскоре из него посыпались вопросы, осаждавшие его центральный процессор.

– Вы заметили, что миссис Бакерман неправильно указала свой возраст? – спросил он.

– Прекрати это.

– Прекратить что?

– Прекрати говорить об этом.

– Но почему? – возмутился ГАРВ. – Все, что мы узнали от бабушки мисс Стар, дополнительно усложняет расследование.

– Я это знаю.

– Тогда почему бы нам не поговорить об этом?

– По двум причинам, – сказал я. – Одна в том, что когда бы мы не обсуждали открыто информацию, либо строили предположения, всегда случаются неприятности.

– Как например, с вашим автомобилем?

– Да.

– И с летательным аппаратом?

– Вот именно.

– И с дроидом-лифтером?

– Тут я не уверен, но ты замечаешь закономерность?

– По-вашему, за нами наблюдают?

Я промолчал, но ГАРВ понял мой ответ.

– А вторая причина? – спросил он.

– Вторая причина чего?

– Вторая причина того, что вы не желаете обсуждать, каким образом информация миссис Бакерман влияет на расследование.

– Потому что обстоятельства странным образом начинают казаться логичными.

– И что?

– И это начинает меня пугать.

Мы ехали через город еще двадцать минут. Несколько раз я запутывал следы, направляясь в обратную сторону, но лишь отчасти потому что опасался слежки (это еще больше бесило ГАРВа).

Солнце уже заходило, когда я припарковал машину на вершине холма вблизи кварталов делового центра. Город расстилался подо мной словно цепи на логической плате. В зданиях начали загораться огни, а оранжевое сияние заходящего солнца убывало подобно показаниям силового индикатора через мгновения после отключения энергии. С вершины холма мне был виден почти весь город, вплоть до старого моста.

– Почему мы здесь? – осведомился ГАРВ.

– Из-за моей параноидальной натуры.

Я поднял рычажок открывания дверцы, распахнул ее и вышел из машины.

И очутился в центре акустической бури.

Вершина холма служила точкой пересечения четырех главных «воздушных шоссе» и в ранние вечерние часы оказывалась одной из оживленнейших транспортных магистралей Нового Света. Обратив лицо к небу, я увидел тысяч десять персональных ховеров, пересекающих в разных направлениях пространство надо мной. Они казались размытыми движущимися пятнами, а какофония их двигателей была оглушительна.

– Хочется предупредить вас, – прокричал у меня в голове ГАРВ, – что еще две минуты нахождения без защиты в шумовой зоне такого уровня нанесут вашему слуху непоправимый вред!

Я с улыбкой полез в карман и извлек оттуда пару сверхмощных затычек для ушей типа тех, которыми снабжают монтажников-высотников, артиллеристов и фанатов тридцати пяти популярнейших подростковых рок-групп. Едва я сунул удобные затычки в уши, как шум моментально прекратился.

– Объясните мне снова, почему мы здесь, – не отставал ГАРВ.

Вспрыгнув на капот «Мустанга», (и стараясь при этом не поцарапать покрытие) я растянулся на нем навзничь, уставясь на снующие надо мной воздушные авто.

– Это самое шумное место в городе, – сказал я. – Если кто-то следит за нашим передвижением и ухитряется подслушать наши разговоры, то, по-моему, это наша лучшая естественная защита. Мы можем общаться в этом шуме благодаря интерфейсу, а перехватчик наших разговоров не услышит меня даже если я буду кричать ему в уши.

– Грубо и очевидно, – заметил ГАРВ, – но изобретательно. Итак, с чего мы начнем?

– Начнем с конкретных данных, – предложил я. – Бабушка ББ была танцовщицей в клубе «Нексус – 6». Найди мне все, что сможешь на нее и на этот клуб.

– Идет. А тем временем?

– Тем временем мы зададимся важным вопросом.

– То есть, «Сколько дорог прошагать человеку»?[24]

– Другим важным вопросом.

– А именно?

– Ну скажем, почему бабушка не поведала нам, что была танцовщицей по имени Корица? Почему она сообщила неправильный возраст? Почему не менее трех машин пытались меня недавно убить? Почему ББ-2 не прикончила Пирса, когда у нее был шанс? Почему она связалась с Мануэлем Мани? И почему люди уверяют нас, что ББ и БС были в ужасных отношениях, тогда как всем прекрасно известно, что БС умер во время секса?

– Получается, что важный вопрос состоит из многих?

– Похоже, да.

Я молча изучал город минуту-другую, пытаясь разложить у себя в мозгу обрывки информации по полочкам, чтобы получить сколько-нибудь цельную картину. Меня вывел из задумчивости ГАРВ.

– С-фактор, – сказал вдруг он.

– Что?

– Ваш вопрос о смерти БС. В вашем уравнении есть логический дефект. Вы игнорируете С-фактор.

– А в чем его суть?

– Вы начали с предпосылки о том, что БС умер во время секса. Назовем ее «Предпосылкой А» и предположительно опровергнем ее уликами, затем назовем ее Б и это будет означать, что БС и ББ не занимались сексом. Если недействительно Б, то недействительно и А. Однако, вы не берете в расчет, что А не обязательно сопряжено с Б. Теоретически вы можете доказать Предпосылку А с помощью других улик, и тогда уравнение может быть «если С, тогда А». Отсюда получаем С-фактор. То есть, БС мог умереть, занимаясь сексом…

– Не с ББ, а с кем-то другим, – подхватил я.

– Это вполне возможно, хотя бы теоретически.

– Я об этом не подумал.

– Ясно, что нет, – улыбнулся ГАРВ. – А что касается «Нексуса-6», то в этом городе у него долгая и красочная история, которую я загрузил и сократил для вашего рассмотрения когда-нибудь в будущем. Впрочем, на мой взгляд мы можем оставить эту историю без внимания.

– Но почему?

– Потому что клуб недавно вновь открылся.

– Что?

– Некогда популярный бар под названием «Счастливый Хакер»[25] закрыл свои двери три недели назад и открылся через неделю под названием «Нексус-9».

– «Нексус-9»?

– Согласен, это не абсолютная копия, но, признайтесь, что совпадение странное.

Я улыбнулся.

– В самом деле. – Я спрыгнул с капота автомобиля и открыл дверь со стороны водителя. – Поехали в ночной клуб, приятель и посмотрим, нет ли там предателя-андроида, этой секс игрушки и убойной машины.

Я вдруг замер и почувствовал, как меня окатило словно ледяным душем озарение.

– Оп-ля!

– Что? – оживился ГАРВ.

– С-фактор. А вдруг то была она?

– Поясните, кто.

– Что если БС умер во время секса с кем-то другим, о чем ты говорил. Что если он умер во время секса с ББ-2?

– Ну тогда надлежащим ответом будет «ого»!

XXXIX

До того, как я повстречал Электру и стал однолюбом, я провел множество прекрасных вечеров в местах типа «Нексус-9». Подкатывая к клубу этим ранним вечером я ощутил легкую ностальгическую грусть по тем славным денькам. Однако ностальгия испарилась через миг, когда я вышел из машины и ступил в лужу блевотины на автостоянке.

– Рад видеть, что уровень излюбленных вами заведений не изменился, – поддел меня ГАРВ.

– Эй, блевотина находится снаружи клуба. А до заведения еще несколько шагов!

Я направился ко входу в клуб, шаркая на ходу подошвой по тротуару.

Клуб являл собой небольшую постройку ангарного типа. Когда-то, еще в первую инкарнацию всемирной паутины, он был главной интернет-базой, обслуживающей деловую биржу. Компания накрылась после великого крушения интернета в начале века. Владельцы компании – бывшие миллиардеры, превратившиеся во мгновение ока в банкротов, совершили массовое самоубийство и транслировали сей ритуал по сети в виде символического прощания с известными своим непостоянством пользователями интернета. По иронии судьбы сервер компании вышел из строя на середине ритуала и никто, по сути, так и не увидел вожделенного зрелища, а послание ушедших хозяев паутины осталось, наряду со многими отправленными по сети аналогами, непрочитанным.

Можно не добавлять, что после этого наследники владельцев компании прониклись недоверием к технологии и превратили штаб некогда могучей корпорации в крайне низкотехничный бар и гриль. Технология приходит и уходит, заявили они, а бухалово и жареная пища никогда не выходят из моды (сердечно с ними согласен). Таким образом родился «Счастливый Хакер». Но мне нужно было узнать, как он вдруг превратился в «Нексус-9».

Снаружи клуб казался заброшенным, убогим и жалким, как проблемы интеграции с Европой на заседании Всемирного Совета. Но, судя по громкой музыке и доносящемуся изнутри смеху, ясно было, что обстановка не имела особого значения для посетителей.

– Очаровательное местечко, – с заметным отвращением промолвил ГАРВ. – А мне казалось, что мода на пост-апокалиптические интерьеры ушла с последним апокалипсисом.

– Это называется атмосферой, ГАРВ.

– Ах, да. Как жаль, что одной атмосферы недостаточно для поддержания разумной жизни.

– Хорошее замечание. Я могу им пользоваться?

– Да, но только в крайнем случае, – разрешил ГАРВ. – И не забудьте о процентах.

* * *

Внутри клуб был абсолютно анти-технологичен, в нем разве что не жарилось на вертеле мясо динозавра. В большом баре в конце помещения нарасхват шли напитки и жареные закуски. Все столики в зале, табуреты в баре и большая часть «стоячих» мест были заняты. Машина с сухим льдом вырабатывала необходимые каждому притону дымовые эффекты (без никотина), одновременно ароматизированная табаком фильтрующая установка снабжала воздух неприятным запахом, к которому давно привыкли завсегдатаи любых баров. Несколько скудно одетых танцовщиков и танцовщиц дергались и изгибались на размещенных там и сям сценах и подиумах на радость своим обожателям. Пересиливая себя, вынужден признать, что эта дыра начинала действовать мне на нервы.

У двери меня встретили двое вышибал – мужчина и женщина. Оба были высокие, мускулистые и одеты в черные спортивные костюмы из искусственной кожи. Оба имели бледную кожу и коротко остриженные «шипастые» черные волосы, а их лица как будто навеки застыли в хмурой гримасе. Оба выглядели точь-в-точь парой садомазо-близнецов.

Я особенно подметил тот факт, что у обоих были при себе мощные пистолеты-шокеры. Наверняка они предпочитали букву «с» букве «м».

Женщина шагнула мне навстречу и протянула большую ладонь к моему лицу в универсальном жесте «стой-на-месте-или-я-сломаю-тебе-ключицу».

– Стоп! – сказала она. – Вашему компьютеру вход запрещен. – У нее был низкий голос с восточно-европейскими интонациями, со следами восточно-европейского акцента, с заметным восточно-европейским акцентом.

– Извините?

Она указала на компьютерный интерфейс на моем запястье.

– В клубе запрещены компьютеры. Их следует зарегистрировать у входа.

Женщина помедлила, присмотрелась ко мне повнимательней. Затем улыбнулась (я пользуюсь этим терминов в вольной трактовке).

– Погодите, это вы Закари Джонсон? – Она повернулась к коллеге-вышибале прежде, чем я успел ответить. – Послушай, Дитер, это Закари Никсон Джонсон.

Дитер, казавшийся до этого бесстрастным и опасным, обратил на меня свой взор и продолжал выглядеть бесстрастным и опасным.

– Да, Дидре, – подтвердил он с тем же восточно-европейским акцентом. – Это он.

– Или не он, но, по невероятному совпадению, в его любимых ботинках, – сказал я.

– Не понял, – нахмурился Дитер.

– По-моему, это шутка, – подсказала Дидре.

– Не понял, – повторил Дитер.

– Я всего лишь пошутил.

Не обращая внимания на Дитера, Дидре шагнула ко мне и ее лицо оказалось всего в паре дюймов от моего.

– Мне нравится ваша работа, – сказала она.

– В самом деле?

– Мне понравилось, как вы швырнули этого ученого в чан с кислотой.

– Вообще-то, он сам туда упал, а я пытался спасти его, – пояснил я. – Вдобавок, он хотел бросить яд в водохранилище.

– И еще, когда вы взорвали этого сумасшедшего бомбиста.

– Я сдетонировал бомбу после того, как телепортировал бомбиста в полицию.

– И когда вы сломали нос молоденькой певичке.

– Она подражала Элвису. И допелась.

– Вы сильный и злобный, – пробормотала она, тяжело дыша. – Надеюсь, что когда-нибудь у меня появится шанс подстать вам прикончить ученого.

– Ну да, – согласился я. – Неплохо иметь карьерные устремления. Знаете, поскольку мы теперь приятели, как насчет того, чтобы позволить пронести мне в клуб компьютер?

– Я подумаю об этом, – сказал Дитер. Через миг, он нахмурил лоб. – Нет.

– Что ж, благодарю тебя за то, что подумал об этом, – похвалил я. – Я знаю, насколько это для тебя трудно.

Протянув вышибале свой наручный интерфейс, я вошел в главное помещение.

– Кажется он над тобой посмеялся, – сказала Дидре.

– Не понял, – угрюмо промолвил Дитер.

Войдя в туалет, я мигом занял ближайшую пустую кабину. ГАРВ спроецировал себя из моей глазной линзы и встал рядом со мной.

– Компьютеры запрещены, каково? – он поежился от омерзения. – На этот раз мы действительно в логове варваров.

– Да, но здесь отличные бургеры. А теперь выслушай мой план.

– У вас и впрямь есть план?

– Нужно попробовать себя и в этом. Просканируй бар. Изолируй любые аномалии, которые могут быть признаками ББ-2.

– Вы называете это планом? Я сделал это в тот миг, когда мы сюда вошли. Полюбуйтесь.

Перед моим левым глазом промелькнула цифровая запись моей прогулки через бар.

– Я записал сигнал с вашей глазной линзы, – добавил ГАРВ.

– Воспроизведение вызывает у меня головную боль.

– Закройте правый глаз, пока не привыкните к воспроизведению записи, – посоветовал ГАРВ. – Маргинальная технология не обходится без боли. А теперь смотрите внимательно: я не нашел в этом заведении никаких признаков присутствия ББ-2, но здесь имеются интересные типы.

Воспроизведение застыло и возле изображения здоровенного мужчины появился курсор.

– Моя база данных показывает, что этот человек работает в научно-исследовательском отделе ХайТек, – сказал ГАРВ.

– Любопытно.

Запись замелькала в ускоренном режиме, затем изображение снова застыло и курсор появился над другим столь же мощным типом, сидящим за столом.

– Этот человек занят научными исследованиями в ЭксШелл. Двое таких специалистов в одной комнате превращают это заведение в пороховую бочку.

– Конкуренция между исследователями этих двух компаний столь сурова?

– Не совсем так, но сейчас оба они положили глаз на рыжеволосую танцовщицу.

– Продолжай, – вздохнул я.

После ускоренной перемотки назад, воспроизведение сосредоточилось на знакомом мне человечке.

– Получайте.

Это был продавец поздравительных открыток из офиса ББ.

– Гейтс, это же хорек из конторы ББ!

– Ну да, – удивленно подхватил ГАРВ. – Кажется, он. Я выделил его только по причине его безобразного галстука. Какого ДОСа он предпочитает горизонтальные полосы при его типе фигуры?

– Мне нужно поговорить с ним.

– Я потерял его в толпе во время вашей беседы с вышибалами, которые «любят» ученых.

– Посмотрим, нельзя ли его снова выследить. А я, тем временем наведаюсь в бар.

Покинув кабину, я постарался не замечать глазеющих на меня посетителей туалета.

– Кстати, – заметил ГАРВ, – вам действительно необходимо научиться не-вербальному общению.

* * *

Я мигом очутился в баре и через несколько минут мне удалось даже подозвать к себе бармена (что поделаешь, наплыв клиентов). Это был простецкий на вид парень «неженатого» типа.

– Что закажем, Мак? – спросил он.

– Информацию, – ответил я.

– Хотите хитрый коктейль?

– Нет, я говорю о настоящей информации.

– Не уверен, что помню, как это делается, – лукаво ухмыльнулся бармен.

– Я оплачу вам ваше время.

– А если я скажу, что оно много стоит?

– Без проблем.

– Что вам нужно?

– Я ищу одну женщину.

– О, тогда вам нужно поговорить с Пьером. Он «смотритель плоти».

– Нет-нет. Я ищу особенную женщину. Кажется, она здесь танцует.

– Не знаю. Через наш клуб проходит много танцовщиц.

– Эту вы вспомните. Она очень похожа на ББ Стар.

Бармен вдруг замер и выронил из руки бокал. Потом повернулся ко мне движением зомби и впился в меня взглядом.

– Вы ищите ББ? – спросил он и в его глазах мелькнула красная электронная искра.

– О-го! – произнес у меня в голове ГАРВ.

– Да он дроид, – поразился я. – ГАРВ, почему ты не сказал мне, что бармен дроид?

– Я… Просто… не знал, – заикаясь отозвался ГАРВ.

– Эй, народ! – крикнул бармен. – Этот парень ищет ББ!

Над баром нависла могильная тишина и я заподозрил, что все его завсегдатаи уставились на меня одинаковыми комплектами красных электронных глаз.

XL

Я угодил в очередную ловушку, но на этот раз она казалась мне бездонной ямой. Безмозглые быки и убойные машины преследовали меня, едва я взялся за это дело и начал разыскивать ББ-2. Я пережил все стычки, но сейчас тот, кто на меня охотился, соединил два подхода и я, подобно неопытному новичку, забрел в логово механических убийц и головорезов.

– Надеюсь, ваш план предусматривал подобное непредвиденное обстоятельство, – заметил ГАРВ.

Всматриваясь в глаза дроида-бармена, я увидел в этих красных стекляшках отражение других приближающихся дроидов.

– ББ оставила для вас сообщение, – роботически произнес он. – Она пожелала вам приятной смерти.

Первый дроид напал сзади и, заметив его отражение в глазах бармена, я в последний миг увернулся. Кулак машины пролетел надо мной и попал прямо в физиономию бармена, снеся ему голову с плеч.

Я одним плавным движением откатился в сторону и принял стойку в полуприседе. Пушка очутилась в моей ладони и пробила дыру метровой ширины в ближайшем дроиде (парне, которого ГАРВ определил инженером научно-исследовательского отдела ЭксШелл).

– Немедленно вызови копов! – крикнул я ГАРВу. – Скажи им, что в «Нексусе-9» бунт.

– Хорошо, они прибудут сюда как раз вовремя, чтобы собрать ваши части тела и упаковать их в пластиковые мешки.

– Заткнись, ГАРВ и делай как сказано! – С этими словами я уложил зарядом бластера очередного дроида. – Ты должен был сказать мне, что бар набит машинами, едва мы сюда вошли.

ГАРВ был явно потрясен и быстро впадал в один из своих панических режимов.

– Я не знал. Они были как-то защищены от моих сенсоров. Но это невозможно. Мне необходимо провести диагностирование.

– Проведешь позже, – сказал я. – Если оно это позже наступит. Ты нужен мне сейчас!

Я нырнул под лапами нападающего дроида, превратил его лик в высокотехнологичное конфетти, затем вспрыгнул на стойку бара, а оттуда на главную сцену.

– Выступавший на ней в эту минуту комик даже не понял, почему публика мгновенно утратила к нему интерес.

– Эй, ребята, это клуб или ночной клуб или правительственное заседание? – завопил он.

Машины проигнорировали его и продолжали охотиться за мной.

– Меня не уважают. Совсем не уважают, – пробормотал он. Затем в глазах у него мигнул красный огонек и он размахнулся, чтобы ударить меня. Я выстрелил ему в грудь и швырнул его тело зрителям, где его разодрали на части.

– Крутая толпа.

Я нашел себе укрытие позади одного из подиумов для танцев. Мою спину прикрывала стена клуба, а угол обзора позволял мне отбивать атаки машин прицельными выстрелами бластера. Я уложил несколько противников, но знал, что они неизбежно пересилят меня числом.

– ДОС, неужели в этом баре только дроиды?

– Отныне я не могу судить об этом авторитетно, – грустно признался ГАРВ. – Гейтс, неужели я теряю способности?

– Останься со мной, ГАРВ.

Я сшиб голову с плеч машины, прыгнувшей на меня с потолка. И был счастлив узнать в ней продавца поздравительных открыток из конторы ББ.

– Гейтс, выходит, что хорек был не настоящий?

– Да, – отозвался ГАРВ. – Полицейский компьютер докладывает, что настоящий продавец поздравительных открыток в данное время находится дома и принимает ванну.

– Паршиво. Получается, что мы даром ввязались в эту заваруху.

– Взгляните на это с оптимистичной точки зрения, – предложил ГАРВ. – По крайней мере, они не вооружены.

– Вооружены? – Я вдруг припомнил мощные пистолеты-шокеры, которыми щеголяли вышибалы. – О-хо.

Я еле успел откатиться от подиума, как он содрогнулся от перекрестных попаданий разрядов из шокеров. Краем глаза я увидел Дитера и Дидре и снова покатился по полу под мощным градом выстрелов.

– Дельце выглядит все лучше и лучше! – заметил я.

Схватив безголовое тело бармена, я поднялся, прикрываясь им, и для начала подверг скоростному обстрелу Дитера и Дидре.

– Вы быстро истощаете ваш боезапас, – предупредил ГАРВ.

– Заткнись, ГАРВ. Ты убиваешь момент.

Я влепил заряд в машину с сухим льдом и разнес ее на части. Полный контейнер сухого льда очутился в украшающем интерьер водяном резервуаре и все помещение заволокло густым туманом.

– Куда он смылся? – крикнула Дидре. Я заметил, что она сохранила запрограммированные свойства своей личности. Она и Дитер наверняка были наиболее совершенными из дроидов и, возможно, осуществляли боевую стратегию, управляя подчиненными машинами.

– Не знаю, – отозвался Дитер. – Этот дым мешает мне видеть.

Я выпустил еще несколько зарядов наугад, нанося как можно больший ущерб противнику и бросился сквозь туман, на ходу изобретая план.

– Что мы будем делать, когда они перейдут на инфракрасное видение? – осведомился ГАРВ.

– Молчи, ГАРВ, или ты все испортишь.

Именно в эту наносекунду я врезался в обтянутую искусственной кожей колонну бионических цепей, которая являлась бедром Дидре.

– Переключайся на инфракрасный, – тут же произнес Дитер.

– Погоди! – крикнула Дидре. – Я поймала его.

Дидре возникла из тумана, крепко обхватив меня рукой за шею и прижимая пистолет к моему виску.

– Он крался к выходу. – Она сплюнула.

– Хорошо, – похвалил Дитер. – Теперь убей его и выполни наше запрограммированное задание.

– Может, вначале доставим его нашему боссу?

– Это не входит в наши инструкции.

– Я знаю, но мне сдается, что босс захочет убить его сама.

– Что ты сказала?

– То есть, сам. Босс может пожелать убить его сам… сама? Тьфу, кто сейчас наш босс?

Дитер поднял свой шокер.

– О, ДОС, – отреагировал я.

Голографическая иллюзия ГАРВа растаяла и то, что представляло собой Дидре с моим бессознательным телом в руках превратилось в меня с безголовым телом бармена.

– Я так и знал, – процедил Дитер.

– Поздравляю, – отозвался я, швыряя в него свою ношу. – Вот твой приз!

Тело бармена ударило вышибалу по руке с оружием в тот миг, когда он выстрелил и заряд ушел в металлический потолок. Старые подпорки не выдержали и рассыпались, и огромный кусок крыши рухнул прямо на противника, расплющив его как медленно соображающее насекомое (какова ирония?).

Моя победа была, разумеется, кратковременной, поскольку уже через миг мощный заряд из шокера Дидре ударил меня в спину и швырнул на дальнюю стену.

– Следовало ударить меня сильнее, малыш-Зак, – промолвила она. – Быть может, ты не так уж крут.

Она подняла свой пистолет, готовясь нанести мне coup de grace[26] (французский эквивалент накрывания медным тазом). Мне оставалось лишь пожалеть о том, что под рукой не было чана с кислотой.

Бластер выстрелил.

Но к счастью, он принадлежал не Дидре.

Заряд попал ей в плечо и, от удара ее тело сильно дернулось и плашмя растянулось на полу рядом с вылетевшим из руки оружием.

– Полиция Нью-Фриско! – представился Тони Рики. – Вы все арестованы!

Наконец прибыла кавалерия.

При виде Тони и двадцати его лучших полицейских в полной экипировке для ликвидации уличных беспорядков у меня потеплело на сердце.

– Как дела, Тони?

– Это ты, Зак?

К сожалению, устрашающего присутствия Тони оказалось недостаточно для того, чтобы помешать паре дюжин оставшихся дроидов продолжить попытки завершить свое программирование (то есть убить меня). Без координаторов атак Дидре и Дитера машины начали наступать на меня толпой.

– Вы что, ребята глухие? – осведомился Тони. – Я же сказал всем стоять на месте!

– Тони, они дроиды.

– Что?

Дроиды набросились на меня. Я разнес двоих на куски, но вскоре был повержен превосходящими силами противника и погребен под высокотехнологичной «кучей малой». К счастью, Тони опять пришел мне на выручку.

– Открыть огонь! – скомандовал он. – Стрелять по всем подряд, кроме Зака Джонсона.

И вновь вспыхнул фейерверк.

Какими крепышами ни были дроиды, им было не выстоять против Тони и его ребят – и через пару минут меня извлекли из огромной груды дроидного дерьма.

– Мне следовало догадаться, что ты замешан в этом по уши, – заметил Тони. – Тебе нужен медбот?

– Нет, у меня полный порядок. Огромное спасибо за помощь. Я знаю, что у тебя полно важнейших полицейских дел и потому не смею тебя задерживать.

Я поднялся на ноги, но Тони схватил меня за пиджак и грубо толкнул на пол.

– Давай поговорим, Зак.

– Чудесно. Э, как твоя семья? У Кэй все в порядке? У малышей? Твой пес приучился проситься на улицу?

– Зак, тебе известно, что создание андроида с реальной тонировкой кожи является преступлением класса А. Я только что вытащил тебя из целой кучи таких ребят.

– А разве я не сказал, как признателен тебе за это?

– Мне стоило тебя привлечь!

– За то, что меня избили?

– За последние три дня в твоем офисе случилась драка, ты уничтожил автомобиль, ховер, и дроида-лифтера – да, я об этом знаю – и одному Гейтсу известно, что еще. А теперь это.

– Неделя выдалась напряженная.

– Мне не нравится, когда подобные события случаются в моем городе.

– Как будто мне нравится, что они происходят со мной.

– Кроме шуток, Зак. Боюсь, что на этот раз тебе не выпутаться. Я помогу тебе, чем сумею, но ты должен рассказать мне, какого ДОСа здесь происходит.

– Тони, я понимаю, насколько это тебе неприятно, но тебе придется мне поверить. Мне нужно двадцать четыре часа, чтобы уладить это дело. Дай мне это время и я тебе все объясню.

– А если ты ввяжешься в дополнительные неприятности?

– Благословляю тебя вмешаться и спасти мою задницу.

Тони покачал головой.

– Однажды настанет день, когда я не приду тебе на помощь в нужный момент.

– Это уравновесит те дни, когда ты приходил на помощь, но я в тебе не нуждался.

Он вздохнул и раздраженно махнул руками.

– У тебя двадцать четыре часа, Зак. А потом я приду к тебе в дом с ордером на арест, и ты расскажешь мне все. Усек?

– Договорились. – Поднявшись с пола, я одернул на себе пиджак. – Эй, Тони?

– Ну?

– Можно попросить еще кое о чем?

– А о чем именно? – подозрительно спросил он.

Я поднял голову дроида-бармена с пола. Торчащие из шеи проводки все еще искрили.

– Могу я взять ее себе? Моей машине не помешает новая безделушка на капот.

XLI

Вскоре голова бармена очутилась на смотровом столе лаборатории Рэнди и полусонный Рэнди присоединял электроды к ее сложным внутренностям, в то время как я нетерпеливо мерил комнату шагами за его спиной.

– Я вообще-то тороплюсь, Рэнди.

– Сейчас два часа ночи, Зак. Извини, если мои нейроны сигналят не достаточно быстро для тебя.

– Еще раз извиняюсь за позднее вторжение, но мне крайне необходимо узнать, что у этого дроида в голове.

– Дай мне еще минуту, чтобы подсоединиться к его цепям памяти, и этот паренек расскажет тебе все свои тайны, – сказал Рэнди. – Кстати, он любопытно спроектирован.

– Ты узнаешь дизайн?

– Не совсем, но его чип очень напоминает последнюю работу Бена Пирса.

– Дроид от ЭксШелл?

– Сомневаюсь. Дизайн чипа совершенен, но сам дроид плохо сделан. Он выглядит спешной работой, расходная модель.

Рэнди спаял последние соединения своим микро-лазером и поднялся с кресла.

– Все готово, – объявил он. – Но нам необходима осторожность. Цепи сильно повреждены и не выдержат интенсивного допроса. Если ты дашь этой штуковине слишком много тем для размышления, она взорвется.

– Но он ответит на все наши вопросы правдиво?

– Я присоединил мой прибор прямо к его главной памяти. Он не сможет лгать.

– Включи его.

Рэнди дернул рычажок подачи тока на смотровом столе и голова дроида шевельнулась. Отдельные искры слетели с соединений внутри его шеи и кожа его лба собралась морщинками в напускной сосредоточенности. Наконец открылись его глаза.

– Что… закажем… Мак? – проговорил дроид.

Рэнди подтолкнул меня и зашептал мне в ухо:

– Он следует своей программе прикрытия. По-прежнему притворяется барменом.

– Это глупо, – сказал я.

– Пойди ему навстречу. Помни, любая излишняя стимуляция – и штуковина накроется.

Я вновь сосредоточился на голове дроида.

– Не… тяни… с заказом… парень. Что… будешь… пить?

Рэнди опять подтолкнул меня.

– Неплохо бы пива, – сказал я. – Это для начала.

– Уже… наливаю.

– Да, не сомневаюсь.

– Что?.. – прошепелявила голова дроида.

Рэнди в очередной раз ткнул меня в ребра.

– Я предупреждал тебя быть осторожным.

– То есть, я не сомневаюсь, что мне нужна информация.

– Само собой… Мак.

– Где тебя создали? – спросил я.

– В ЭксШелл, – ответил он.

– Когда?

– Десять дней назад. Хочешь заказать… соленые крендельки?

– Да, само собой. Кто твой создатель?

– Мануэль Мани. Хочешь освежить этот… напиток?

Разговор становился все более интересным.

– Кто тебя программировал?

– Всемирная ассоциация… миксеров для коктейля… еще порцию?

– Кто запрограммировал тебя? – сердито продолжал я. – Кто запрограммировал тебя, чтобы убить меня, когда я спросил о ББ Стар?

Голова дроида вздрогнула. Физиономия казалась смущенной и обиженной.

– Как насчет… одной… за счет… заведения?

– Он долго не протянет, – заметил Рэнди.

– Кто запрограммировал тебя на убийство, отвечай! – крикнул я. – Говори, иначе останешься без чаевых.

– Фред Бернс.

От таких сюрпризов случаются выкидыши.

– Кто?!

– Фред… Бернс.

– Фред Бернс из ЭксШелл?

– Да.

– Бледный пухлый парень. Тот самый Фред Бернс?

– Да.

– Фред Бернс запрограммировал тебя убить меня?

– Зак, – вмешался Рэнди. – Ты чересчур настойчив.

Я знал, но не мог поверить услышанному.

Голова дроида снова затряслась, затем жалобно заскулила и начала биться о стол на манер золотой рыбки на кухонном полу.

– Она не хотела никого обидеть, – бормотала голова. – Она просто… хотела найти себе… место.

– Кто хотел? – спросил я. – Ты говоришь о ББ-2?

– Она просто хочет… чтобы ее… оставили в покое. Еще коктейль?.. она не хотела никого обидеть.

Рэнди схватил меня за руку и потащил в сторону.

– Сейчас он взорвется.

Я не обратил на Рэнди внимания.

– Тогда почему она и Бернс запрограммировали тебя убить меня?

– Что?

– Ты слышал! Если она не хотела никого обижать, то почему запрограммировала тебя на убийство?

Голова на миг застыла в размышлении. Затем задрожала и вдруг запела (к несчастью фальшиво):

– Моя дикая-я… Ирландская роза-а!

– Зак, ложись! – завопил Рэнди и потянул меня на пол.

Голова дроида взорвалась превратившись в шар из горящего металла, силиконовой шрапнели и ирландских частушек.

– Ты замкнул его, указав на противоречие, – пояснил Рэнди. – Ты взорвал его разум.

– Невелика потеря. Он был паршивым барменом.

XLII

Рэнди дал мне новый наручный интерфейс взамен утерянного в «Нексусе-9» и мы с ГАРВом снова очутились на улице. Я был зол на себя за то, что недооценил Бернса и разочарован собственной медлительностью в осознании этой ошибки. Наверно, моя голова (а вернее, сердце) было где-то в другом месте во время расследования – и нетрудно догадаться, где именно.

– Прошу извинения, куда мы направляемся? – осведомился ГАРВ, когда я свернул на автостраду. – Лаборатории ЭксШелл находятся в другом направлении. Почти все пункты назначения, которые вам могут понадобится, также находятся в другом направлении. Неужели вам, как ЧД, это неизвестно?

– Мы едем в больницу.

– Зачем? Вас избивали и похуже, чем в этот раз. ДОС, вспомнить только о ваших травмах на поэтических чтениях!

– Мне нужно поговорить с Электрой.

– О, вы храбрый человек, – заметил ГАРВ. – Вы скучаете по ней, верно? Я различаю такие вещи.

– Мне нужно предупредить ее. За мной охотятся серьезные люди. Они могут попытаться достать меня через нее.

– Я уверен, что ей это известно. Это всего лишь статус кво.

– На этот раз хуже. Мне нужно предупредить ее.

– Но сейчас середина ночи.

– Она в ночной смене. Я сверился с ее графиком.

– Я мог бы связаться с ней по сети и сэкономить время.

– И все равно я ее увижу, – жестко сказал я. – Все равно увижу. И поговорю с ней. Я ее предупрежу.

– Прекрасно, – снизошел ГАРВ. – Пожалуй, есть смысл предупредить ее лично. Это надежнее. Хорошая идея.

Некоторое время мы ехали молча.

– Я скучаю по ней…

ГАРВ улыбнулся.

– Я это знал.

* * *

Через несколько минут я ожидал лифт в Общей больнице Нью-Фриско, изо всех сил прогоняя мысли о том, как рассержена будет Электра, увидев меня.

– Одно мне не понятно, – заговорил я. – Почему здесь так слабо освещены коридоры? То есть, в этой больнице могут вылечивать болезни, заменять жизненно важные органы и выращивать новые конечности. Но почему бы им не установить в коридоре приличное освещение?

– Возможно, они тратят свое время на нечто лучшее, – предположил ГАРВ. – Ну, скажем, на лечение больных, уход за дряхлыми и повышение жизненного стандарта своих пациентов.

– Да, но неужели тяжело сделать коридоры более привлекательными? Почему они обязательно должны быть белыми? И почему бы не украсить стены предметами искусства?

– Вы уже закончили обсуждать коридоры? Разве вам больше не о чем думать при таком обилии поступающих данных?

– Что ж, извини меня за болтовню.

– Я знаю, что вы нервничаете из-за доктора Гевады, босс…

– Нервничаю? – переспросил я. – Кто говорит о каких-то слабых нервах? Я просто искренне интересуюсь феноменом постоянной невыразительности больничных коридоров.

ГАРВ закатил глаза.

– Умоляю подсказать мне, как нам покончить со столь жалкой темой для разговора.

И в эту наносекунду прибыл лифт.

– А интерьер лифта вас не интересует? – спросил ГАРВ.

Я пожал плечами.

– О лифтах мне сказать нечего.

– Отлично. Тогда едем.

Мы вошли в лифт (по счастью в нем не было лифтера-дроида) и я дал указание напрямую компьютеру.

– Пожалуйста, десятый этаж.

– Да, сэр. С удовольствием, – весело отозвался лифт. – Хотите выбрать какую-нибудь музыку? – добавил он, когда мы начали подниматься.

– Мне нравится тишина.

Компьютер помолчал.

– Извините, сэр. В моей базе данных нет песни с названием «Мне нравится тишина». Есть классическая песня «Звук тишины». Есть также новый релиз группы «Фредди и Мутанты-бухгалтеры» под названием «Тишина – кому, ДОС побери, она нужна!». Может, предпочтете одну из них?

– Нет. Я хочу просто тишину. Без музыки. Хочу окунуться в безмятежность собственных мыслей.

– Как угодно, – согласился лифт с явным разочарованием.

Вскоре мы очутились на десятом этаже и двери скользнули в стороны.

– Поосторожнее на выходе, – вежливо предупредил лифт. – Надеюсь, вам понравилась поездка. И не забудьте обо мне, когда вам понадобится вниз.

Я вышел из лифта и вздохнул, когда за мной закрылись двери.

– Хотелось бы мне добраться до парня, которому показалось хорошей идеей создать разумные подъемники.

– Поверьте мне, вам ни к чему их контора, – сказал ГАРВ. – С учетом ваших приключений в подъемниках вам повезет, если они не попытаются убить вас.

– Точнее не скажешь.

* * *

Электра находилась в хирургическом отделение большую часть ночи, занимаясь пересадкой нового позвоночника десятилетнему мальчугану, парализованному после катастрофы с воздушным авто (нельзя не любить женщину, посвящающую свои вечера делам такого рода).

Электра казалась усталой, когда вошла в комнату отдыха, но я знал, что она проведет остаток ночи в отделении реанимации, наблюдая за реакцией малыша на операцию. Я видел, как она делает это уже тысячу раз. Самоотверженность – одно из многих качеств, которые мне в ней нравятся.

Можно догадаться, что после долгой и тяжелой ночи ее вряд ли обрадовало то, что я ее поджидал. (Но по крайней мере, она не напала на меня).

– Хола, чико. Как ты сюда попал?

– Но ты же знаешь, что я тоже доктор. – Я предложил ей одну из пары чашек с кофе с моей ладони – обезжиренное молоко и почти без сахара, как она любит.

– Степень доктора философии по психологии здесь мало что значит. Тем более, что твоя диссертация уже устарела на пять лет.

– Мелочи, мелочи.

Взяв чашку с кофе, она села рядом со мной.

– Я подкупил ребят из службы охраны. Сказал им, что влюблен.

– В ББ Стар?

– Это удар ниже пояса.

– Я видала и пониже.

Электра сделала глоток, провела пальцами по волосам и нежно помассировала мышцу у основания шеи, всегда устающую во время операций. Я с трудом удержался от того, чтобы протянуть руку и помочь ей снять боль.

– Тяжелая ночь?

– Бывали лучше, – сказала она.

– Паренек в порядке?

– Узнаем только утром.

– Ты выглядишь усталой.

– На этой неделе у меня двойные смены. Пытаюсь сделать как можно больше до того, как к концу месяца истощится наше финансирование.

Мы долго сидели молча. Она пила свой кофе, а я неловко поеживался, чувствуя себя подростком, которому хочется рассказать учительнице о своей влюбленности.

– Знаешь, я скучал по тебе.

– Я тоже по тебе скучала. Как по дрожжевой инфекции.

– Здорово сказано. Я могу это использовать?

– На здоровье, но только в комплекте с вагиной.

– А это уже выходит за рамки удачной шутки. Но я подумаю.

Она улыбнулась краем губ.

– Нет, серьезно. Я очень по тебе скучаю.

– Я слыхала это и раньше, чико.

– Но ты ведь знаешь, что ББ Стар застала меня врасплох своей выдумкой о бывшем любовнике и секс-игрушке. Ты знаешь, что это ложь.

Электра покачала головой.

– Я не хочу продолжать эту тему, Зак. Я устала оправдываться. И устала объяснять каждому, что у моего бой-френда нет романа с ББ Стар, что он не агент-пришелец с планеты Глэд-7, и что он не «голубой».

– Я понимаю… Погоди, а причем тут «голубой»?

– Ты оскорбляешь меня своими поступками. Хуже того, оскорбляешь наши отношения. Ты превращаешь их в шутку, а я не хочу быть с мужчиной, который не уважает отношений. Компренде?

– Компрендо.

– И мне до смерти надоело появляться где-либо с лазерной пушкой для спасения твоей задницы. Я врач, ДОС побери. Я устала стрелять по людям.

– Да, я понимаю, что это представляет для тебя моральную дилемму.

– И поэтому ты здесь?

– Официальная причина в том, чтобы предупредить тебя. За мной кое-кто охотится.

Она отпила глоток кофе и потерла лоб.

– Кто пытается убить тебя сейчас?

– Да почти каждый. Поэтому тебе необходима осторожность. В любой момент мои враги могут решить, что они и твои враги тоже.

– Честно говоря, чико, я не сомневалась, что в этом случае нас постигнет одинаковая участь. Ты действительно попал в серьезную переделку?

– Можно сказать, да. Сейчас я разыскиваю одного придурка Фреда Бернса. А после этого начнется настоящая заваруха.

– Ты имеешь в виду доктора Фреда Бернса?

– Ты разве слышала о нем?

– Я изучала некоторые статьи Бернса до его ухода в корпорацию, – сказала Электра. – Припоминаю, что он довольно умный парень. Некоторые из вирусов, над которыми он работал, меня ужаснули.

– Ты говоришь о компьютерных вирусах?

– Нет, – качнула она головой. – О биологических.

– Тогда это другой парень. Мой Фред Бернс – инженер.

– Он бледный, рыхлый тип? Выглядит наподобие бланшированной индейки, но не столь аппетитный? Манера говорить напоминает злодея из мыльной оперы?

– Да, это он.

– Точно. Его ранние работы относились к биологии. Он стал инженером лет пять-шесть назад. Я посещала один из его семинаров. Он показался мне очень странным типом, совсем чокнутым.

– Он занимался биологическими вирусами?

– Причем, опасными. А что тебе от него нужно?

Я почувствовал, как у меня онемели ноги, а мозг принялся прокручивать дюжины возможных сценариев на основе только что полученной информации. И ни один из них мне не нравился.

– Ты в порядке, чико?

– Да, не беспокойся. Послушай, извини, но мне пора идти.

– Валяй, иди, – сказала она. – А мне пора заняться позвоночником малыша.

Мы оба поднялись и направились к двери.

– А как насчет неофициальной причины? – спохватилась вдруг она.

– Какой?

– Ты сказал, что официальной причиной твоего появления было желание предупредить меня. А неофициальной?

– Я просто хотел повидать тебя. Посмотреть, как идут твои дела. Может, договориться как-нибудь встретиться и обговорить ситуацию.

– Честно говоря, я еще к этому не готова.

– А когда, по-твоему, будешь готова?

Она пожала плечами и отвернулась. А я показался себе мальчишкой средней школы, готовым услышать в ответ от девчонки «мне хочется быть просто друзьями».

– Не знаю, – бросила она через плечо. – Поговори со мной снова, когда закончишь это дело.

– Я просто хотел…

Но она лишь помахала мне рукой в ответ.

– Знаю-знаю. Если останешься в живых.

Я использовал эту фразу тысячу раз и у меня холодок по спине пробежал, когда она бросила мне ее в ответ. Больше всего на свете мне хотелось, чтобы мы оба выжили.

– Да. Если останусь.

Электра вышла за дверь и закрыла ее за собой, не оглянувшись.

– Я люблю тебя, – произнес я.

Но ее уже не было.

– Мне представляется особенно хорошим признаком то, что она не попыталась травмировать вас, – произнес ГАРВ в попытке оказать мне поддержку.

– Да, может быть.

Глубоко вздохнув, я тоже покинул комнату отдыха. Бросив взгляд в конец коридора, где находилась палата реанимации, я повернулся и направился к лифтам.

– Вы уловили ее игру слов? – не отставал ГАРВ.

– Какую именно?

– Она сказала, что «скучала, как по дрожжевой инфекции». Понятно?

– Да, я понял. – Меня удивили успехи ГАРВа в этой области. Он учился юмору на глазах.

– Знаете, мне действительно начинают нравиться шутки такого рода. Расскажите мне опять про того парня в баре с пластинами плутония на плечах…

– Я пока еще работаю над этим.

– Жаль. Итак, куда теперь?

Сердце говорило мне идти следом за Электрой. Посидеть с ней в реанимации рядом с мальчуганом, жизнь которого она только что спасла и помочь ей чем могу. Но она сказала мне, что не готова к разговору. И мне не хотелось думать о том, что я сделаю, если она никогда не будет готова. Поэтому я сделал то, что делаю всегда, когда усложняется реальная жизнь, – я ушел в режим активных действий.

– Мы возвращаемся в ЭксШелл, – объявил я. – У меня есть счет к Фреду Бернсу.

XLIII

Через полчаса мы с ГАРВом вновь занимались нашим делом и находились в офисе Фреда Бернса. А поскольку я не был еще готов посвятить ББ Стар во все, то попасть в офис без договоренности около трех часов ночи оказалось нелегким подвигом. Чтобы пройти мимо службы охраны, мне пришлось представиться чистильщиком компьютерных экранов (с губкой в руке), прибывшим по срочному вызову.

Единственной проблемой оказалось то, что офиса здесь уже не было.

Вся рабочая площадка опустела. Все компьютеры, все мониторы, провода, и все до единой кнопки и клавиши исчезли без следа. Все, что осталось, это объявление на стене, гласившее: «На этом месте планируется новый туалет для обслуживающего персонала».

– Неужели вы рассчитывали застать его здесь? – спросил ГАРВ.

– Наверно, это было бы слишком просто, – ответил я. – И все же у меня была надежда найти хоть что-то. Когда он смылся?

– Досье ЭксШелл неразборчиво. Кажется, он вскрыл систему безопасности, поэтому узнать наверняка невозможно.

Я с досадой покачал головой.

– Фред Бернс, – пробормотал я. – Это жирный кусок баранины…

– Очевидно, баранина острее сыра, – заметил ГАРВ.

– А при чем туту сыр?

– Не знаю. Просто следую вашей пищевой теме.

Мне осталось лишь снова осмотреть огромную пустую комнату. Я долго не сводил глаз со стены, где находился ряд спутниковых мониторов.

– Поиск Пирса, эта болтовня про Шри-Ланку. Скорее всего все это было уловкой. Если Бернс работает на Мани, то он с самого начала знал, где Пирс.

– Но не хотел, чтобы об этом знала ЭксШелл, – подсказал ГАРВ.

– Или я. Он отправил нас на охоту за диким снарком.

– А зачем?

– Чтобы выгадать время для Мани и ББ-2.

– Время для чего?

– ДОС меня побери, если я знаю, но держу пари – для чего-то плохого!

– Что же нам делать? – спросил ГАРВ.

– Мы найдем Бернса, надаем ему пинков и заставим объяснить, что за ДОС здесь происходит.

– Но этот план уже был до того, как мы пришли сюда. Как мы его найдем?

– Доверься мне, – сказал я. – Помнишь, однажды я выследил парня, о котором не было известно ничего, кроме его любимого цвета и размера шляпы?

– Да, но не лишне напомнить вам, что тип, которого вы искали, нашелся в убежище по адресу дом девять с половиной, Федора-стрит.[27]

– Мелочи, – пожал я плечами.

Медленно повернувшись, я еще раз провел визуальную разведку пространства. Затем зашагал взад-вперед.

– У ЭксШелл есть его домашний адрес?

– Уже нет. Единственная информация, имеющаяся у них сейчас – его любимый фильм «Унесенные ветром» – часть третья.

– И это все?

– Да, очевидно они не любят вмешиваться в дела своих наемных работников. Но правда в том, что Бернс, скорее всего, исказил информацию базы данных.

– Тогда мы можем исключить какую-либо помощь от ЭксШелл.

– Это будет логично, – согласился ГАРВ. – По сути, они могут даже не знать, что он бежал, если он вообще работал здесь регулярно. Они – заложники своих данных и кто-то извратил информацию до предела.

– Нам придется поискать это место в твоей памяти. Восстанови свою запись интервью с Бернсом. Мне понадобится и видео, и аудио. Давай воссоздадим контору.

– Какая часть вам нужна?

Я повернулся и указал на дальнюю стену.

– Ведь здесь были мониторы? Покажи мне их.

Из моей глазной линзы выпрыгнули голографические изображения и гигантский ряд мониторов возвратился на свое место в комнате, а ГАРВ тем временем воспроизводил мою встречу с Бернсом. Голос «инженера» в моей голове действовал мне на нервы подобно заклинившему рычажку тревоги в воздушном авто.

«Я координирую различных оперативников, действующих сейчас „в поле“ и преследующих ускользающий след доктора Пирса. Охота на этого человека продолжается уже одиннадцать месяцев и …»

Тряхнув головой, я отступил на шаг и жестом обвел пространство передо мной.

– Здесь были компьютерные пульты, верно?

– Совершенно точно, – отозвался ГАРВ.

Из моей глазной линзы снова выпрыгнули голографические изображения. Появились письменный стол и ряд компьютерных клавиатур, наряду с парой пустых бутылок из-под содовой и разовыми тарелками.

«Когда мы сократим зону местонахождения Пирса до трех квадратных километров, то сможем послать команду поиска и захвата, – заговорил Бернс у меня в мозгу, – которая доставит его сюда к нам в течение часа».

Уставившись на компьютеры, я содрогнулся при виде разбросанных по ним отбросов.

– Я и забыл, какая тут помойка. Этот парень – свинья.

– А разве не баранина? – спросил ГАРВ.

– Ты помнишь, ГАРВ? Было десять утра, а этот тип пил содовую и жрал… пиццу.

– За время вашего визита он употребил три куска, – уточнил ГАРВ. – Хотите воспроизведение?

Я резко повернулся и указал на стену слева.

– Покажи-ка мне этот участок. Посмотрим, что тут было.

Стену покрыли изображения блоков хранения памяти и спутниковые мониторы, но я не обратил на них внимания. Я искал нечто другое. Когда показался стол-стеллаж, я едва не подскочил от восторга.

– Вот оно! – указал я на стол. Увеличь его.

ГАРВ увеличил изображение стола и через миг я изучал текстуру поддельного дерева на его крышке.

– Он ничем не отличается от стандартной офисной мебели, – заметил ГАРВ.

– Не стол, а барахло на его крышке.

ГАРВ уменьшил изображение, затем снова пустил в ход «зум», на этот раз сосредоточившись на содержимом крышки стола: стопка чипов памяти, кофейные чашки… и коробки с пиццей.

– Название на коробке, – сказал я. – Увеличь его.

ГАРВ подчинился и слова вошли в фокус.

ПиццаПорт.

– Эврика! Он фанат пиццы. Вот как мы найдем его. Проникни в базу данных ПиццаПорт и отыщи Фреда Бернса.

– Я в ней, – доложил ГАРВ. – К сожалению, данные категоризированы только по адресам.

– Отлично. Сколько доставок было сделано в эту контору за три дня до нашего посещения?

– Двадцать пять.

– Тьфу, ну и свинья. Когда прекратились заказы?

– Два дня назад. С вечера после нашего визита.

– Значит, он сбежал отсюда два дня назад и прячется, – заключил я. – Держу пари, что вскоре после этого ПиццаПорт начала получать частые заказы на новый адрес. Я прав?

ГАРВ с минуту повозился.

– Что случилось?

– Некоторые последние поступления в базу данных закодированы, – сказал ГАРВ.

– Можешь взломать их?

– Разумеется. Тип шифра очень напоминает тот, которым воспользовался Пирс, чтобы спрятать мозг своей матери.

ГАРВ еще немного повозился.

– Пятнадцать заказов на доставку пришли за последние тридцать шесть часов с адреса 8080, авеню Гарсия – очень отдаленный район. Последний заказ прибыл семьдесят три минуты назад.

– Это должен быть Бернс, – сказал я. – Неплохая находка. Как по-твоему?

– Просто великолепная, – согласился ГАРВ. – Может, назовем ваш очередной ГВ-выпуск «Набери „П“ для Пиццы»?

– Мне это нравится.

– Еще бы, – пробормотал ГАРВ.

* * *

Совсем скоро мы очутились на пустынном участке авеню Джерри Гарсия. В эти ранние утренние часы движение было минимальным, а в этом тупике оно просто не существовало.

– Дом примерно в четверти километра впереди. В конце дороги.

Погасив фары, я поставил автомобиль у обочины и всмотрелся в окружающую территорию сквозь темноту. Вблизи не было ни одного дома.

– Кажется, ему не нужны соседи, – заметил ГАРВ.

– Думаю, что и соседям он не нужен, – ответил я.

С прыгнувшим мне в ладонь пистолетом я вышел из машины и крадучись пошел сквозь темноту.

Дом представлял собой геоцентрический купол, добротно спроектированный, но потерявший в фабричном изготовлении. Ясно, что доход Бернса отнюдь не был экстравагантным.

– Смотреть особенно не на что, – сказал ГАРВ.

– Как и на его хозяина, – пошутил я. – Ты помнишь наш план?

ГАРВ закатил глаза (довольно редкое зрелище).

– Если окажется, что мистера Бернса нет дома, либо он отошел ко сну, мы взламываем замок. Если окажется, что он бодрствует, мы притворяемся рассыльным с пиццей.

– Дай мне увидеть.

– Босс, мне знакома эта рутина.

– От нее слишком много зависит, ГАРВ. Она должна быть идеальной.

– Хорошо.

Из моей глазной линзы выпрыгнула голограмма ГАРВа. Но сейчас вместо обычного серого твидового костюма и галстука-бабочки на нем были белые штаны, рубашка и шляпа посыльного от ПиццаПорт. В руках у него помещались четыре коробки с пиццей, а в глазах читалось глубокое отвращение.

– Мистер Бернс, – произнес он. – От имени руководства компании ПиццаПорт мы счастливы наградить вас этими пиццами в знак признательности за вашу приверженность нашей продукции.

– Отлично, – похвалил я. – Но постарайся выглядеть чуточку более счастливым.

Через пару секунд мы были у парадного входа. Дом выглядел темным и молчаливым, как библиотека в городе призраков.

– Что-нибудь видишь внутри?

– Нет, но нельзя исключать существование маскировочных устройств.

– Значит, он либо спит, либо его нет дома, либо он поджидает нас.

– Да, мы вполне можем сузить ситуацию до этих трех вариантов.

– Хорошо, план А, – объявил я. – Сможешь взломать замок?

– Пожалуйста. Это все равно, что спросить Эйнштейна, умеет ли он завязывать шнурки на ботинках. Наклонитесь, чтобы я мог увидеть его получше.

И в этот миг все пошло так плохо, что хуже некуда.

Я услышал тихий хлопок бластера с глушителем и боковой удар заряда сшиб меня с ног. Я приземлился в пяти метрах от дома оглушенный и обескураженный. Попытался было подняться на ноги, но не смог шевельнуться. В меня выстрелили зарядом-коконом, и я был тесно окутан с головы до ног пластиковым полимером.

– Не думаю, что рутина с посыльным сработает в данной ситуации, – шепнул ГАРВ.

Подняв глаза, я увидел, как из темноты ко мне приближаются четыре фигуры: трое мужчин и одна женщина. Ведущая фигура шагнула из тени. Бледный лунный свет приласкал ее лицо и мое сердце ощутимо дрогнуло.

– Привет, Зак, – промолвил Сидни Вуп, подходя ко мне. – Какая удивительная встреча.

XLIV

Подельник-1 обогнул меня слева – видимо для того, чтобы получить хороший кадр со мной и с Вупом для трансляции ДикКо своей глазной камерой. Подельник-2 прошел мимо меня для дальней съемки (не забыв угостить меня на ходу пинком в ребра). Сидни, само собой, стоял вплотную ко мне. Ведь он был «звездой» и наслаждался каждой наносекундой разворачивающегося действа.

– Знаешь, было бы лучше, если бы ты занялся этим несколько часов назад, – ухмыляясь сказал он. – Мы пропустили наилучшее время показа.

– Извини, что разочаровал тебя, Сидни.

Сидни Вуп пожал плечами.

– ничего, мы прогоним этот сюжет завтра в записи. У нас будет время дать ему рекламу и кое-что отредактировать.

– Сидни, это не лучшее время. Ты не знаешь, что делаешь.

– Я знаю, что ЭксШелл наняла тебя для возвращения важного дроида. – Это уже начало. Что касается остальной истории, то ты расскажешь нам все.

По знаку Сидни стоявшая все это время в отдалении женщина шагнула вперед. Это была крупная женщина, и выглядела она круто. В ней была некоторая привлекательность, но какого-то пугающего типа. Ее длинные рыжие волосы были туго стянуты на затылке в узел, а кожа имела оттенок слоновой кости и была безупречна. Но глаза у нее были ледяные и при ее приближении волоски у меня под затылком поднялись дыбом.

– Зак Джонсон, – ухмыляясь сказал Сидни. – Познакомься с Мэгги Чилл![28]

Мэгги Чилл – псионик. В шпионских кругах о ней ходят легенды, она – наемный оперативник, продающий свои таланты тому, кто больше заплатит. Она выполняла работы для всех крупных правительств мира, для крупнейших конгломератов и нескольких богатейших бейсбольных команд Американской лиги. В последние годы ее появления «в поле» (и даже слухи о ее появлениях) отмечались все реже, а промежутки между ними увеличивались. Судя по последним сведениям, ей наскучила ее работа. Разум Чилл был слишком мощным и она более не выдерживала каких-либо контактов с людьми. Каким-то образом ДикКо узнала о ее местонахождении через теневые структуры, спровоцировала ее гнев, вступив с ней в контакт, и соблазнила ее выйти из затворничества для особенного задания. Видимо, настал месяц «большой чистки».

– Пожалуй, на этот раз песенки без слов вам не помогут, – порадовал меня ГАРВ.

– Раз познакомиться с вами, мисс Чилл, – сказал я. – Прошу извинить за неподходящие обстоятельства.

Она опустилась рядом со мной на колени, как кобра у беззащитной жертвы. Наши взгляды сомкнулись и ее глаза гипнотически «просверлили» меня слева направо. Мне показалось, что от пробежавшего по моему позвоночнику ледяного озноба у меня в волосах появились сосульки.

Затем она заговорила и от звука ее голоса меня едва не вытошнило.

– Пр-и-ет.

Гвозди в школьной доске, заклинившая противоугонная сигнализация ховера в три часа ночи, спятившие бурундуки, объевшиеся гелием. Эти звуки были просто ангельскими в сравнении с гнусавым акцентом Мэгги Чилл.

– Как вы сказали?

– Й-аа ск-зала пр-и-ет.

– Извините, я все еще не понял.

– Тыччо, глухой? Я г-рю пр-иет, пр-и-ет…

Сидни казался обеспокоенным.

– Зак, ты ее злишь, – заговорил он. – Будь с ней повежливее, ладно?

– Ладно. Я не хочу обидеть твоего наемного псионика-убийцу.

С этими словами я сосредоточил силу моего доспеха на маленьком участке моего левого плеча. Я знал, что не смогу разорвать «кокон» грубым усилием, но надеялся нагрузить цепи доспеха, сгенерировать тепло и расплавить полимер настолько, чтобы «расколоть» его мощным рывком. План имел, разумеется, и недостатки: даже фокусируя силу на наружной оболочке доспеха я ощущал остаточное тепло. Боль была сильной, но это оставалось моим единственным шансом уцелеть в этой передряге. ГАРВ немедленно понял мой замысел.

– Хитроумный план, босс, но вам будет больно, да и времени уйдет не мало. Вы уверены, что хотите это сделать?

– Нет выбора, – шепнул я.

– Чч-о-э-о-было? – напряженно осведомилась Мэгги.

– Что это было? – перевел Сидни.

Псионические способности Мэгги превосходили чувствительностью мои ожидания. Она что-то чувствовала и я не знал, был то ГАРВ, либо мои мысли о нем, которые она считывала. Но так или иначе, мне придется очень туго, если она вычислит наличие суперкомпьютера у меня в голове. Впервые установив интерфейс у меня в глазу, Рэнди сказал мне, что присутствие ГАРВа в моем мозгу поможет мне защититься от пси-атак. Теперь настала пора подвергнуть его обещание жесткому «кислотному» испытанию.

– Й-аа что-то ч-таю у него в г-ве. Что-то д-лекое.

– Это мой внутренний младенец, – сказал я. – Славный малыш, но мне претит его музыкальный вкус.

– К-жется, к-ото есть в т-ей голове, – сказала Мэгги. – Как б-дто бы… – Она улыбнулась и я понял, что попался. – Ты шизовеник, в-рно?

– Кто-кто?

– Шизовеник. У тебя есть блезнь раздвоение личмости.

– Что такое «блезнь»?

– Это блезнь, блезнь!

– А, болезнь. Почему бы не сказать это по-английски?

– Ссл-шай, миста, – сердито перебила Мэгги. – Й-аа прочту т-ой мосг. Й-аа найду мен-то, что мне н-жна знать. Патм й-аа заставлю т-бя лизать маи сапоги. А патм я отклчу все фун-ции тв-его мосга и ты прож-вешь остаток та-ей жизни как банка фарша. И за-ешь пачему й-аа добав-ла последние? Патому, что ты смеялься над тем, как й-аа г-ворю!

– Над тем, как ты что?

– Г-врю, г-врю. Над тем, как й-аа г-врю-ю!

Сидни шагнул вперед и положил ладонь на плечо Мэгги.

– Мэгги, прошу тебя, нам нужна его информация.

– Не трожь м-ня, Вуп, – она скинула с плеча его руку. – Й-аа чу-уствую тв-ю тупасть в кончиках пальцев.

– Что?

– Она права, Сидни, – вмешался я. – Твою тупость я чувствую прямо отсюда.

– Заткнись, Зак!

Ясно, что Сидни не нравился тот факт, что он теряет контроль над событиями. И ясно, что великая Мэгги Чилл также была чуточку неуравновешенная персона. Я понял, что это может дать мне шанс на выживание.

– Эй, не кричи на меня. Я шизофреник, помнишь?

– Ты не шизофреник.

– Нет, шизофреник. Она сама это сказала. У меня болезнь. У меня болезнь.

– Хва-атт! – завопила Мэгги. – Й-аа н-чнаю плавить в твой мосг.

– Мэгги, не смей! – заорал Сидни.

– Харшо. Я вн-чале добываю информацию, – снизошла она. – А патм я расплав-ю Его мосг.

– Так-то лучше, – успокоился Сидни.

– Благодарю за помощь, Сид, – сказал я. – Меня трогает твоя маккавеллианская забота.

Мэгги приложила руку к моей щеке и ее ледяное прикосновение начало проникать в мой мозг.

– Д-вай-ка выклад-вай все, – предложила она.

И тут у меня появилась идея.

– Ладно, – сказал я. – Но будь осторожна. У меня в голове целый мир информации.

– Чч-о угодно, выклад-вай, – повторила Чилл.

– Идет, но не говори, что я не предупредил тебя. У меня доступ к такому количеству информации, что тебе и не снилось!

– Погоди-ка, – осторожно вмешался Вуп. – Это слишком просто. Что у тебя на уме, Зак?

Мэгги пожала плечами, отметая прочь любые подозрения Сидни.

– Па-адум-ешь! – фыркнула она. – Й-аа видала кухоные к-мбайны с мосгами п-крепче, чем у этаго парня!

– Кстати, я упоминал о том, что в голове у меня весь мир информации?

– Все в порядке, босс, я понял намек, – произнес ГАРВ. – Классно задумано.

И тут Мэгги проникла в мой разум.

XLV

Внутреннее пространство моего разума представляло собой большую белую комнату (признаюсь, не самый оригинальный интерьер, но не думаю, что меня это волновало), в которой я стоял перед дверью.

– Что ж, не так уж плохо, – произнес я.

– А будет намного лучше, чико.

При звуке этого голоса мое сердце пропустило удар. Затем я ощутил запах духов, пряных и сексуальных, будто страстный поцелуй на весенней лужайке. Я медленно повернулся – и увидел ее.

Электра.

– Я скучала по тебе, – сказала она.

– Я скучал по тебе тоже.

– Глупо то и дело ссориться.

– Да, глупо. Извини меня, я только…

Она приблизилась ко мне и приложила палец к моим губам.

– Тсс-с, это в прошлом. Мы теперь смотрим вперед. – Она обвила мою шею рукой и притянула мое лицо к своему. Затем положила свободную руку на ручку двери за моей спиной. – Пойдем в другую комнату, где ты сможешь показать мне будущее.

– Я только…

– Позже, – перебила она. – Просто открой дверь.

Я взялся за дверную ручку и начал поворачивать

– Я только хочу…

– Что?

– Мне жаль, что я так поступил.

Электра улыбнулась.

– Мне тоже жаль.

Тогда улыбнулся и я (почти до ушей).

– Электра никогда бы так не сказала.

– Что?

– Она бы ни за что не извинилась. Тем более, виноват был я.

Неожиданно рядом со мной появился подбоченившийся ГАРВ.

– Как раз вовремя, – сказал он. – А я чуть было не решил, что вы попались на эту дешевую болтовню.

Изображение Электры вздрогнуло, будто кто-то рассыпал ее молекулы изнутри и через миг ее заменила не кто иная (и злая) Мэгги Чилл.

– А ты чч-о за ДОС т-кой? – прошипела она.

– Я его совесть, – отвечал ГАРВ. – И я предупреждаю вас, мадам. Оставьте мозг этого человека немедленно, или вам будет хуже.

– Т-маешь, ты спугаешь-ш меня, шизо-хлыщ? Да йа-а могу раз-драть тебя джесом.

– Чем-чем? – переспросил я.

– Дже-сом, дже-сом! – завопила она, размахивая руками. – Теперь открой дуэрь!

– Мэгги, дверь – это метафора, – сказал я. – Это знаем и ты, и я. Когда ты вторгнешься в следующий раз к кому-то в мозг, постарайся быть более изобретательной. Хорошо?

Лицо Мэгги покраснело от гнева и я понял, что она скоро выйдет из себя. Шагнув в сторону, я указал рукой на дверь.

– Тебе нужна информация? Чудесно, но тебя ожидает сюрприз.

Я кивнул ГАРВу, ответившему мне чопорным джентльменским поклоном, и драматическим жестом распахнул дверь.

– Как видишь, это не моя дверь, – сказал я.

Из открывшегося пространства вырвались яркий свет и белый звук в потоке затопивших комнату единиц и нулей. Я увидел, как лицо Мэгги осунулось и последним, что я заметил перед тем, как ее поглотил бинарный водопад информации была ухмыляющаяся физиономия ГАРВа.

– Она моя, – сказал он.

XLVI

И мы снова очутились в наружном мире. Я все еще был плотно окутан полимером и меня окружали Сидни со своими подручными, но дела определенно шли в гору.

Почему? Потому что на всех главных аренах ментальной войны мы с ГАРВом выиграли у Мэгги Чилл затеянный ею блицкриг.

Мэгги вошла в мой разум с целью «расколоть» упрямую кору моего головного мозга ради информации. Но вместо этого она приобрела свободный поток базы данных ГАРВа. Это было все равно что обрушить на голову человека, попросившего стакан воды, Атлантический океан. ГАРВ атаковал разум Мэгги гигантской волной информации и это оказалось для нее непереносимым.

От разгрузки полной «Всемирной чип-супер энциклопедии» у нее закружилась голова. От бурного потока гипер-аудио коллекции исторической базы данных по рекламным песенкам ее затошнило. А разгрузка политических речей двадцатого века заставила бедную Мэгги блевать собственными потрохами.

Но именно контрабандные записи полного каталога группы «Дорз» (нелегально скаченные с пиратского сайта «Киднапстер») окончательно раскололи лобные доли ее мозга.

Она отступила от меня, испытывая ментальную и физическую боль от перегрузки информации.

– Прекрати эта-а! Па-жалста прекрати-и!

– Нельзя сказать, что мы ее не предупреждали, – заметил ГАРВ.

– Верно, – согласился я. – Ведь по большому счету мы хорошие парни и поступаем соответственно.

Мэгги упала на землю, ее тело съеживалось и распрямлялось под стать эпилептической корове на дискотеке.

– Пожалуй, иногда полезно иметь компьютер, подключенный напрямую к мозгу, – заметил я.

При виде конвульсий Мэгги, Сидни попытался помочь ей.

– Мэгги, что случилось?

Она вцепилась ему в руку, как лягушка языком в муху и Сидни тоже затрясся.

– Что происходит? – осведомился я.

– Она пытается скачать часть избыточной информации в мозг Сидни, – пояснил ГАРВ.

– Она использует его в качестве ментальной трюмной помпы?

– В некотором роде. Жаль, что его мозг не достаточно велик. Кстати, поберегите вашу спину.

Я обернулся и увидел бегущего к Мэгги и своему шефу Подельника-1. Я выбросил ноги, когда он пробегал мимо и угодил ему прямо по голеням. Он споткнулся и покатился в корчившуюся пару злодеев. Сидни вытянул руку, схватил глупого парня за лодыжку и утащил его в свою ментальную трясину. И Подельник-1 тоже затрясся, словно проглотил отбойный молоток.

– Я увидел его приближение через наручный интерфейс, – сказал ГАРВ.

– Спасибо. Похоже, мы обслуживаем целую очередь придурков.

Тем временем тепло моего доспеха, наконец, размягчило кокон настолько, что на нем начали появляться трещины. Прикинув, что время у меня на исходе, я оттянул энергию с поверхности доспеха, направил ее поток на плечевые мышцы и напрягся. Кокон треснул и моя рука освободилась.

– Где второй дик? – спросил я.

Не успели эти слова сорваться с моих губ, как их заменил ботинок Подельника-2, пнувшего меня прямо в лицо.

– В этом присутствует мучительная ирония, – заметил ГАРВ.

Подельник-2 пнул меня снова, на этот раз в плечо, и я перекатился на живот.

– Ты не настолько крут, – пробубнил он и снова ударил.

Я покатился вниз по пологому склону лужайки словно бесхозная бочка по горной дороге. Подельник-2 направился за мной следом, вышагивая с глупой ленцой и ее более глупой ухмылкой на лице.

– Ты лишь слабый старикан, Джонсон, – бормотал он. – Чванливый задавака, хапуга и самозванец.

Инерция моего «спуска» с лужайки иссякла и я лежал в траве ничком, все еще окутанный полимером и беспомощный. Подельник-2 подошел ко мне и со злобной усмешкой встал над моим коконом.

– Тебе не понять, кто по-настоящему крут, пока не получишь ногой по башке, – процедил он. Затем размахнулся, нацеливая очередной удар обутой в тяжелый башмак со стальным мыском ноги мне в лицо.

Но с меня было достаточно.

Вытянув единственную свободную руку, я поймал на лету его лодыжку.

Ухмылка подручного Сидни исчезла, как будто ее стерли мокрой тряпкой.

Я сильно крутанул ему ногу и он упал на землю. Заставив пистолет прыгнуть мне в ладонь, я выстрелил низкоэнергитическим зарядом в окутывающий мои ноги полимер. Выстрел «раскроил» полимер пополам и освободил мое тело от пояса вниз.

Я успел подняться на ноги как раз, когда Подельник-2 вынимал свою пушку. Выбив ее у него из руки ударом ноги, я угостил его коленом в подбородок. Он рухнул на землю и я навел на него свой пистолет, позволив ему заглянуть в туннель его ствола прежде, чем подать команду: «Липучка!»

И выстрелил.

Клейкая масса сковала тело парня, пришпилив его к земле наподобие хорошо спроектированной щенячьей конуры.

Из моей глазной линзы появился ГАРВ и опустился на колени перед Подельником-2. Не успел я открыть рот, как он сунул свой голографический нос в лицо парня и начал выговаривать ему на манер директора школы, поучающего классного заводилу.

– Изволь запомнить следующее, кретин ты этакий. Запомни эту наносекунду на будущее и в старости не забывай, кто спас тебе жизнь, когда у тебя не было намерения пощадить его жизнь. Может, однажды ты поймешь, что тебе в эту ночь преподнес урок самый крутой парень из всех, кого ты встречал. И главное: изволь запомнить, что Зак Джонсон побил тебя одной рукой и с обеими ногами, связанными за спиной!

При этих словах моя челюсть упала так низко, что подбородок испачкало травяной зеленью.

ГАРВ поднялся на ноги и оставил поверженного противника лежать на траве и благодарить своих ангелов-хранителей.

– ГАРВ?

Он одернул пиджак и повернулся ко мне.

– Для вашего сведения, – произнес он. – Я не записывал последние несколько мгновений и непрерывной записи событий не существует. Следовательно, в случае возникновения споров относительно того, что было или не было здесь сказано, все сведется к моему слову против вашего. И вспомним, что я – уважаемый супер-компьютер и в таковом качестве мое слово перевешивает слово обычной публики.

Я промолчал. (Но улыбнулся).

– Идемте, – позвал он. – Нам предстоит работа.

* * *

Освободившись от остатков полимерного кокона, я занялся делом. За всеми оперативниками ДикКо ведет наблюдение главный офис через их глазные и спутниковые камеры, так что нам следовало действовать быстро, пока кто-либо не понял, что происходит нечто непредвиденное и не выслал подкрепления.

Сидни, Мэгги и Подельник-1 лежали без сознания (почти в коме) от перегрузки информацией ГАРВа.

– Как по-твоему, они не получили непоправимых повреждений? – спросил я.

– Они пробудут без сознания еще день-другой и будут мучиться сильнейшими головными болями еще несколько недель, но они выживут, – ответил ГАРВ.

Я загрузил всю эту троицу в стоявшее у дороги воздушное авто Сидни и забросил в багажный отсек Подельника-2. Затем оставил свой наручный интерфейс на капоте ховера с тем, чтобы ГАРВ мог проектировать на лобовое стекло аппарата голографические (безмятежные и статичные) изображения дома Бернса. Любой агент ДикКо, опекающий с помощью глазных камер Сидни и его шайку решит, что они заняты скучнейшей слежкой в засаде. Для дополнительного реализма ГАРВ подбросил туда же периодическую болтовню. Покончив с этим, я вновь сосредоточился на убежище Бернса.

Теперь в гостиной дома появился свет.

– Едва ли можно ожидать от него крепкого сна во время пальбы на его собственной лужайке, – заметил я.

– Применим рутину с посыльным от ПиццаПорт?

– Думаю, момент для этого упущен, – возразил я и пистолет опять прыгнул мне в ладонь. – Теперь весь наш выбор сведен к жесткому варианту.

XLVII

И вариант действительно был жестким.

Я сфокусировал энергию моего доспеха на своей ноге и одним ударом вышиб дверь. Металлические и пластиковые волокна расщепились, а петли вылетели из стены.

– Кстати, босс, по-моему, дверь была не заперта.

– Благодарю, ГАРВ. А теперь продолжим работу в расчете на твою способность своевременно предоставлять информацию.

Через миг я очутился в главной прихожей дома с пистолетом наготове.

– Бернс! – крикнул я в темноту. – Это Зак Джонсон. Я хочу, чтобы вы вышли с поднятыми руками. Тогда никто не пострадает.

Неожиданно в доме зазвучала музыка.

– Что это?

– Кажется, это Бах, – сказал ГАРВ. – «Концерт для рояля с оркестром номер два в ми-мажоре». Неплохой выбор для настроения.

Я последовал за музыкой в просторную гостиную, которая оказалась абсолютно пустой, не считая одной из ныне популярных безобразных и пухлых антигравитационных белых кушеток, которая «плавала» в воздухе в пятнадцати футах от пола.

И посредине этой кушетки сидел Фред Бернс.

– Итак, Прометей возвращается, чтобы гриф вновь угостился его печенью.

– Как скажете, док, – согласился я. – А кто из них я?

Бернс рассмеялся и начал медленно опускать кушетку на пол.

– Честно говоря, не ожидал увидеть вас здесь, мистер Джонсон. Я боялся, что мне придется охотиться за вами. А как вы меня, кстати, нашли?

– Вы оставили след из пиццы.

Бернс посмотрел на кусок пиццы у себя в руке и улыбнулся.

– Ах, да. Пожалуй, и у Ахиллеса была своя слабость. Впрочем, это к лучшему. Ваше появление здесь экономит мне время, которое мне пришлось бы потратить на ваши поиски.

– Рад, что смог оказать вам эту услугу, док, но по-моему, вы «переставили» роли. Я здесь, видите ли, чтобы пнуть вас в задницу и заставить рассказать все, что вам известно о Мануэле Мани и ББ-2.

Кушетка мягко коснулась пола и Пирс «стек» с нее на пол. Он посмотрел на меня, затем на пистолет в моей руке и улыбнулся.

– Это едва ли, – сказал он.

Это обеспокоило меня. Бернс не казался мне парнем из тех, на кого часто наставляют пушку. Тот факт, что он остался споен, заглядывая в туннель ствола, меня нервировал.

– Похоже, вы не улавливает серьезность ситуации, док. Я здесь не в игры играю.

Бернс двинулся ко мне, не переставая улыбаться.

– Я понимаю, – промолвил он. – И, к вашему сведению, я тоже не играю здесь в игры. Хотя и получаю наслаждение от хорошей игры в «Эрудита». Особенно хорошо мне даются ответы на мифологические вопросы.

Теперь меня начал пробирать озноб. Этот жирный невооруженный человечек, смахивающий на ходячую медузу, приближался ко мне, не сводя с меня пристального взгляда и я готов был уступить ему кон в «гляделки» и отвести глаза. Что-то здесь было не так. Что-то было явно не так, но я никак не мог догадаться, что именно.

Берн подошел ко мне на вытянутую руку и я наставил пистолет прямо ему в лицо на тот случай, если он его не заметил. Но это по-прежнему не беспокоило его (зато беспокоило меня).

– Ладно, толстяк. С меня хватит, – сказал я. – Или ты тотчас рассказываешь мне то, что мне нужно знать, или дела пойдут хуже некуда.

– Мне приказали ликвидировать вас, – сказал он. – Ваше появление здесь экономит мне массу времени и усилий. Благодарю за сотрудничество в моем нынешнем предприятии.

– Ликвидировать меня не так просто, поскольку у меня пистолет.

Бернс улыбнулся и указал на потолок.

– Если обратите свой взор вверх к небу, то заметите подвешенный на потолке проектор. Этот изобретенный мною. Хитроумный прибор испускает сигнал, блокирующий все типы связи и деактивирующий все компьютеризованные устройства, кроме моего.

Еще шире растянув губы в улыбке, Бернс протянул руку и нежно коснулся ствола моего пистолета большим и указательным пальцами.

– Ваш пистолет, напоминаю, контролируется компьютером и не будет действовать в этом доме.

Щелчком переведя режим моей пушки на «сильный шок», я нажал на спуск.

И Ничего не случилось.

Пустышка.

Пшик.

Зеро.

Или почти зеро. Бернс зашелся придушенным визгливым смехом, излюбленным всеми злодеями и хуже всего было то, что ему удавалось это из рук вон плохо.

Поэтому я ударил его.

Хук левой в челюсть уложил его плашмя на пол.

– Вы мне действительно не нравитесь, доктор Бернс.

Придерживая ноющую челюсть рукой, Бернс протянул ко мне другу умоляющим жестом.

– Пожалуйста. Я не переношу насилие.

Схватив за плечи, я поднял толстяка на ноги.

– Расскажите мне то, что мне нужно и никакого насилия не будет, – прорычал я (неожиданно ощутив удовлетворение собственными действиями).

Но Бернс опять улыбнулся и я понял, что неприятности не кончились.

– Кстати, то, что я не переношу насилия не означает, что я возражаю против насилия.

Кто-то стукнул меня по плечу, я обернулся и увидел огромного рыжеволосого дроида в униформе горничной.

Потом увидел летящий ко мне кулак этого гиганта.

После этого я увидел звезды.

– Мистер Джонсон, – промолвил Бернс. – Познакомьтесь с Хэйзел, моей горничной-дроидом. Этим вечером Хэйзел будет вашим убийцей. Она же затем приведет помещение в порядок. Я прав, Хэйзел?

– О да, хозяин, – отвечал андроид. – Ведь мне нечего больше делать, как только прибирать убийственный беспорядок, который вы мне приказываете создавать.

– Прошу не вдаваться сейчас в подробности, Хэйзел, – сказал «хозяин». – У нас гость.

Можно не уточнять, что Хэйзел не была заурядным промышленным дроидом для домашнего хозяйства. Ее рост достигал трех метров, а вес зашкаливал за мегатонну. Ее кулаки были величиной с мою голову.

– Вы называете эту червивую плоть «гостем»? – осведомилась «горничная». – Я соскабливала гостей поприличней с мухобойки.

В главной программе этого дроида присутствовала весомая доля сарказма (вероятно, одна из последних версий оперативной системы «теща»).

Я лежал на полу, а стоявшая надо мной Хэйзел топнула ногой, пытаясь раздавить меня как клопа. В последний миг я откатился в сторону и увидел оставленный ею на ковре, а заодно и на каменных плитах пола, отпечаток ступни.

– Хэйзел, как видите, также неуязвима для деактивирующих устройств в моем доме, – пояснил Бернс.

– Да, но моет ли она окна? – поинтересовался я.

Ступня величиной со стул ударила меня в ребра, подбросив на полтора метра в воздух. Когда я приземлился на пол (жесткий вариант), она уже тянулась ко мне своими огромными металлическими руками.

– Ай-яй-яй, как будто я не слышал этого раньше, – укоризненно сказала она, притягивая меня к себе. – Может, вам лучше потратить лишние кредиты и нанять писак, крадущих шутки этого века?

– Критиковать всегда легче.

За неимением лучшего занятия, я ударил Хэйзел по скуле стволом моей пушки. Само собой, это ей не повредило и я рад был, что не ударил ее кулаком.

Презрительно фыркнув, Хэйзел швырнула меня через комнату в манере ребенка, отбрасывающего старую тряпичную куклу. Я ударился о стену, затем упал на пол, перекатился на спину и уставился на потолок.

– ГАРВ, – прошептал я. – Ты не поможешь мне справиться с этой ситуацией?

Перед моим глазом появился значок в виде бомбы с надписью «сбой системы». Где-то далеко в мозгу я слышал эхо воплей ГАРВа. Оно было далеким и неразборчивым. Прибор Бернса не «выключил» в моей голове ГАРВа, но явно сеял хаос в системе. Я не сомневался, что ГАРВу удастся уничтожить жучков, но вопрос в том, останется ли к тому времени моя голова целой.

Между тем сотрясение пола 9икаскад раздражающих колкостей) подсказали мне, что Хэйзел опять приближается ко мне.

– Подумать только, у меня столько работы в этом доме перед катаклизмом, а я должна терять вечер на то, чтобы прикончить дешевку, считающую себя знаменитостью!

– Прошу тебя, Хэйзел, – сказал Бернс, – не отвлекай меня от работы.

– Вы называете это работой?! Это я здесь делаю всю работу. А вы просто стоите на месте и подленько хихикаете.

Я лежал на полу, думая только о том, что быть раздавленным скандальной бабой в облике андроида и ее подкаблучным спятившим ученым – довольно глупый способ умереть. Все мои хай-тек-причиндалы превратились в хай-тек-дерьмо благодаря проектору на потолке. ГАРВ стал (весьма) молчаливым партнером, а моя пушка – самым дорогим в мире металлоломом. Что ж, я всегда настаивал на том, что могу прекрасно обходиться без ГАРВа. Теперь пришла пора прогнуться, или заткнуться.

Кое-как поднявшись на ноги, я смотрел на приближающегося Голиафа, осознавая, что мой единственный и последний шанс выжить – это поступить по примеру копа Давида. Поэтому я покрепче обхватил свою пушку и начал круговыми движениями «заводить» руку с метательным снарядом.

Хэйзел при виде этого застыла на месте и уперла гигантские руки и широченные бедра.

– Прекрасно, брось свой пистолет в меня, – предложила она. – Ты уже действовал им с потрясающим успехом. ДОС, неужели нынче не производят людей с мозгами?

Я швырнул пистолет, но не в Хэйзел.

Я швырнул его в проектор на потолке и когда металлическая рукоять разнесла стекло проектора, весь прибор взорвался массой крошечных горящих осколков, посыпавшихся с потолка… прямо на Хэйзел.

Взрывной волной меня бросило на колени и на долю ликования от этой маленькой победы остался лишь миг. Затем груда мусора на полу шевельнулась и Хэйзел (ее псевдоволосы все еще пылали) поднялась на ноги.

– Сейчас я собираюсь почистить этот ковер, – сообщила она. – Ты отдаешь себе отчет в том, насколько трудно вычищать из него расплавленную проводку?

Она угрожающе сомкнула и разомкнула свои длинные металлические пальцы.

– Не говоря уже о пятнах крови, – добавила она.

И бросилась на меня.

Мой пистолет упал на пол вместе с обломками. Он очутился в дальнем конце комнаты напротив меня. Между нами находилась лишь быстро приближающаяся мегатонна металла в форме злобного дроида. Но как бы проворна ни была Хэйзел, я надеялся, что моя пушка окажется быстрее.

Я вытянул руку, широко разведя пальцы.

– Иди к папочке! – позвал я.

Освобожденный от деактиватора Бернса пистолет подчинился команде. Он чуть вздрогнул – и взмыл в воздух стальным серым голубем, летящим в пункт назначения.

Нападавшая Хэйзел была в четырех метрах от меня, когда он обгонял ее.

Она была в трех метрах, когда он шлепнулся в мою протянутую ладонь.

Она была в двух метрах, когда я приказал:

– Большой Бац!

И ее руки уже коснулись моей щеки, когда я нажал на спуск.

Мощный заряд пробил в груди Хэйзел дыру величиной с собачонку. Проводка, схемы и силикон обрызгали стену за ее спиной высокотехнологической жижей. Она закачалась, ее роботические глаза остекленели и она взглянула вначале на дыру, а затем на разбрызганные позади нее внутренности.

– О, нет, – простонала она. – Только не на шторы.

Я снова выстрелил и распылил ее на атомы от плеч и выше.

Эхо выстрела еще не замерло, когда в мою голову вернулся голос ГАРВа.

– Босс, похоже у нас была маленькая проблема с интерфейсом, но сейчас все наладилось. Что за ДОС тут приключился?

– Я немного поспорил с горничной, – пояснил я. – Но, кажется, все обошлось.

XLVIII

Я вновь сосредоточился на Бернсе, который был слегка контужен происходящим. Наставив на него пушку, я все же добился ожидаемой реакции. Он упал на колени и расплакался как маклер в первый день биржевого краха.

– Полагаю, вы остались без домработницы, – посочувствовал я.

– Пожалуйста не убивайте меня, – плакал он. – Это не моя вина, во всем виноваты протоподонок Мани и сумасшедшая ББ-2, которые заставили меня сделать это.

– Где они? – прорычал я.

– Они убьют меня…

– У вас есть выбор, Бернс. Можете рассказать мне обо всем и позволить мне защитить вас, пока я разбираюсь с Мани и ББ-2. А можете умереть прямо сейчас.

– Как жаль, что вы уничтожили Хэйзел, – всхлипывал он. – Она всегда принимала здесь решения по антивирусной программе.

Я сгреб Бернса за ворот рубашки и швырнул о стену. Затем сунул пистолет ему под нос и раздвинул его носовые хрящи до отверстия величиной с кончик ствола.

– Спрашиваю тебя еще раз, – произнес я в наилучшей «рычащей» манере Марлоу. – Где Мани и ББ-2?

Бернс отвечал гнусавым голосом (это бывает, когда в носу у тебя застрянет ствол).

– Отель «Фоллен Армз» в Оукленде.

– Чего они от тебя хотели?

– Результаты моего старого вирусного исследования.

– И ты просто отдал им эти данные?

– Я продал их за целое состояние и обещание места в их плане.

– А что у них за план?

– Я не знаю.

Еще раз стукнув Бернса о стену, я просунул мой пистолет на три сантиметра глубже ему в нос.

– Что они планируют?! – проревел я.

– Не знаю, – всхлипывал он. – Знаю только, что это будет, по нашим представлениям, концом света.

Позволив толстяку осесть на пол, где он, съежившись в комок продолжал плакать, я потер пальцами глаза и вздохнул.

* * *

Я приказал ГАРВу связаться с Кэрол. Мы разбудили ее дома и мне удалось уговорить ее приехать в убежище Бернса, чтобы стереть и переписать заново с помощью пси-техники память Бернса, Вупа и команды ДикКо. В лучшем случае это будет поверхностная «легенда», но в данный момент создание плотной завесы секретности не было моей первостепенной задачей.

– Конец света, – произнес я вслух. – Кто скажет, почему он нам всегда угрожает?..

XLIX

Ударив ногой по педали газа, я ощутил ответный рев мотора моей машины и понесся по Новой транс-городской автомагистрали. Впервые после того, как я взялся за дело о пропавшем убийце-андроиде, передо мной стояла ясная цель. Части головоломки уже начали сходиться, хотя и в хаотичной и поспешной манере.

Мануэль Мани, бывший любовник ББ Стар и ее личный астролог, организовал три покушения на мою жизнь за последние два дня и теперь я обоснованно подозревал его в организации остальной полудюжины покушений. Первые покушения я «списал» на отчаянный поступок обманутого любовника, но мистер Мани официально утратил мое расположение, подстроив «блицкриг андроидов» в «Нексусе-9». Что касается любителя пиццы Бернса и его одержимой горничной-дроида, то это лишь добавило соли на рану. Теперь настала пора заплатить по счету.

– Вы превышаете лимит скорости для наземных транспортных средств, – произнесла находящаяся в кресле пассажира голограмма ГАРВа.

– Я перешлю штраф за превышение скорости ББ Стар. Либо это, либо я выбью его из шкуры Мануэля Мани.

– Вы действительно считаете, что все это организовал он? – поинтересовался ГАРВ.

– Трое из моих предполагаемых убийц указали на него в качестве босса. А как по-твоему?

– Но ведь он бывший любовник ББ?

– Заметь, дружок, именно бывший. Я знаю, что если бы мне дали отставку…

– Что кажется, судя по очевидной враждебности к вам со стороны доктора Гевады, вполне возможным сценарием.

– Спасибо, что напомнил. Так вот: если бы мне дали отставку, меня наверняка потянуло бы к женщине, похожей на ту, что вывела меня в тираж.

– Думаете, Мануэль сошелся с ББ-2 по такому принципу?

– Случались вещи и тошнотворнее, приятель – вот почему мы едем в «Фоллен Армз».

– Это тоже меня беспокоит, босс.

– А в чем дело?

– «Фоллен Армз» сейчас не служит жилищем. Гостиница заброшена с 2013 года и стала муниципально признанным отстойником для городских отбросов. Здание все еще стоит лишь в качестве напоминания жителям Оукленда о том, как это хорошо, что город его имеет. Блестящий пиаровский заговор правящей администрации, кстати.

– Если не хочешь, чтобы тебя нашли, то где еще прятаться, как не в городском чреве? А теперь скажи, ты отыскал мне то, что я просил?

– Разумеется, отыскал. Плюс кое-что дополнительно. У меня схемы пока что не заржавели.

– И каковы результаты?

– Удивляют и смущают.

– Валяй, докладывай.

– ЭксШелл потратила на проект ББ-2 на сто двадцать пять процентов с лишним больше, чем я полагал необходимым. Финансы запутаны, но я убежден, что границы моей погрешности составляют менее трех десятых процента.

– Это то, что удивляет и смущает?

– Удивляет.

– Мегакорпорации типа ЭксШелл обычно превышают свои расходы, поэтому я бы на этот счет не беспокоился. А теперь перейдем к тому, что тебя смущает.

– Я не уверен… – заколебался ГАРВ.

– Отсюда и смущение.

– Существует множество зашифрованных сделок, включающих с виду разнородные аспекты. Такое впечатление, что они появляются ниоткуда и заключаются без смысла.

– Похоже на государственный проект, – заметил я.

– Нет-нет. Я не говорю о непригодности. Эта неразбериха великолепна по своей хаотичной природе. Определенно существуют смысл и цель всей этой деятельности. Но она столь хорошо окутана хаосом, что на поверхности кажется непригодной.

– Другими словами, ты не можешь ее разгадать?

– Пока еще.

– Пусть так. Но скажи мне, разобрался ли ты хоть в чем-нибудь?

– Я нашел одно интересное примечание, нацарапанное рукой на некоторых ранних технических характеристиках проекта ББ-2.

– И в чем его суть? – не отставал я (иногда добывание информации от ГАРВа смахивает на удаление зубов).

– Там написано: «БС ненавидит сокращения лицевых мышц».

– Что ж у всех свои маленькие причуды. Ты сможешь разобраться с этим позже. А пока мне нужна вся информация по Мануэлю Мани.

– Уже готова. И она выглядит все более странной.

– А именно?

– Мануэль Мани родился в Нью-Мексико. Сын двух компьютерных программистов…

– Ты говоришь о Нью-Мексико, который был штатом?

– Нет, то Нью-Нью-Мексико. Я же говорю о Нью-Мексико, который был когда-то страной Мексикой.

– ДОС, ну почему Всемирный Совет наклеивает повсюду эти дурацкие «Нью»?

– Хотите развить эту тему? – осведомился ГАРВ.

– Нет. Продолжай. Он родился в Мексике.

– В Нью-Мексико, – поправил ГАРВ.

– ГАРВ…

– Он переехал в Нью-Фриско в 2045. Начиная отсюда информация становится странной. Базы данных показывают, что пять лет назад Мануэль Мани работал инженером роботехники в ХайТек и специализировался на перепрограммировании.

– Ты уверен?

– Вообще-то, нет. Я просто знаю, что такая информация имеется в базе данных.

Голограмма ГАРВа трансформировалась в удостоверение компании ХайТек. Разумеется, на карточке было фото Мани и его имя с подписью «инженер».

– Видите?

– Вижу. Но в наше время и в нашу эпоху видеть не всегда означает верить. Это странный прыжок от роботов в астрологи.

– Попробуем снова, – сказал ГАРВ. – «Личный астролог» был его официальный титул, когда он работал на ББ. Кто знает, каковы были его фактические обязанности.

– Итак, он психопат с опытом работы в роботехнике, одержимый ББ Стар. Это превращает ББ-2 в мечту его жизни.

– Очевидно, что ради нее он готов убивать, – добавил ГАРВ. – Кстати, «Фоллен Армз» ровно в трехстах метрах прямо по курсу.

Свернув к обочине, я заглушил двигатель и погасил фары.

Протянув руку сквозь голограмму ГАРВа к перчаточному отделению, я извлек оттуда новую обойму и зарядил мою пушку. Затем вытащил оттуда же мой классический кольт 45-го калибра и зарядил его несколькими специально сработанными Рэнди патронами.

– К чему вам эта древняя штуковина? – спросил ГАРВ.

– Запасной вариант.

– Этому стрелковому оружию почти полсотни лет. Оно ненадежно и не оснащено компьютером.

– Ты врубаешься на ходу, ГАРВ. – Сунув кольт в кобуру на лодыжке, я вышел из машины, а через секунду-другую уже крался в темноте к «Фоллен Армз». ГАРВ снабдил меня иллюзорным голографическим прикрытием, делающим меня почти невидимым в темноте (четкий фокус, но он черпает массу энергии из запаса моего доспеха, поэтому я пользуюсь им не часто).

Здание выглядело абсолютно запущенным. Оно казалось мертвым, словно самоубийца с пулей в черепе, – мертвым, но слишком упрямым, чтобы упасть. Поэтому здание, вопреки логике продолжало стоять, удерживаемое прогнившими старыми опорными конструкциями и рассыпающейся инфраструктурой.

– Хибара типа «отремонтируй меня скорее», – заметил я.

– Скорее типа «взорви-меня, сожги-меня, плесни-святой-водой-на-пепел и посоли-землю, чтобы-ничего-на-этом-месте-не-выросло», – предложил свою версию ГАРВ.

– Будем надеяться, что до этого дело не дойдет, – сказал я и пистолет прыгнул мне в ладонь. – Но если придется, я это сделаю.

L

Я вошел в здание с пистолетом наголо и доски пола заскрипели под моими шагами. Вестибюль был пуст, поэтому я быстро направился к старой лестнице.

– Мои сенсоры докладывают, что лифт более не функционирует, – прошептал ГАРВ.

– Все равно. На лестнице больше места для маневра.

Я осторожно встал на первую ступень. Дерево негромко треснуло под моими ботинками, но выдержало. Смахнув в сторону то, что казалось свешивающейся с потолка паутиной, я начал подниматься по лестнице.

Ничего не происходило, пока я поднимался на второй, третий, четвертый, пятый и шестой этажи. Я знал, что это затишье перед бурей и оказался прав, достигнув седьмого этажа.

– Ого-го, – сказал ГАРВ.

– Что ты подразумеваешь? – с волнением прошептал я. – Мне не нравится «ого-го»!

– Я распознаю сигналы с шестого и восьмого этажей.

– Говоришь, это ловушка?

– Могу сказать «ловушка» на шестиста тридцати двух языках.

– То был риторический вопрос, ГАРВ. Прикольная болтовня, чтобы снять напряжение.

– Может, вам лучше процитировать писателей? – предложил ГАРВ с паническими нотками в голосе. – Кстати, настоятельно рекомендую вам броситься на левую сторону лестницы…

Я прыгнул, как указал ГАРВ (в отчаянные минуты я приучен верить его инструкциям), и как раз в тот миг, когда с противоположных сторон мимо меня просвистели две пули.

Затем случилось нечто из ряда вон выходящее.

Едва пули миновали меня, как они вдруг застыли в воздухе, словно что-то разыскивая.

– ПЛАШМЯ НА ПАЛУБУ! – завопил ГАРВ.

Я нырнул на пол за долю секунды до того, как пули изменили курс, ударили в стену и взорвались там, где только что была моя голова. Шрапнель из дерева и штукатурки разлетелась по коридору и осыпала меня с ног до головы, пока я старался хоть как-то прикрыться.

– ДОС! – воскликнул я. – Мне не нужны писатели, мне нужны каскадеры-двойники!

– Им придется быть очень тупыми каскадерами-двойниками, – заметил ГАРВ.

– Что это было? – поинтересовался я, переползая лестничную площадку седьмого этажа.

– Умные пули, – ответил ГАРВ. – Экспериментальное оружие, разрабатываемое в филиале ХайТек. Они не то чтобы умные, но гораздо находчивее обычных пуль. Они запрограммированы для атаки на специфическую визуальную цель.

– Пуля, несущая на себе мое имя.

– Фактически, ваше изображение, и в этом вся суть.

Я попытался повернуть ручку двери, ведущей с лестницы, но она оказалась заперта (еще бы). Собираясь взорвать дверь моей пушкой, я вдруг услышал женский голос со знакомым акцентом, окликающий меня с предыдущего этажа.

– Привет, мистер Джонсон! Мы снова встречаемся.

– Это ты, Дидре? – отозвался я из своего убежища.

– Да и нет, мистер Джонсон, – сказала она. – Та же модель, другая единица. Если помните, вы уничтожили встреченную вами единицу вчера вечером.

– Что ж, я сожалею. Но обычно я действую грубо, когда кто-то пытается убить меня. Полагаю, что стрелок выше этажом – Дитер? Дитер, ты здесь, приятель?

– Не зови меня приятелем, – донесся сверху голос Дитера.

– Давай забудем о нашей ссоре в клубе, ладно?

– Давай, – согласился он. – Но тогда я убью тебя здесь с еще большим удовольствием.

– Дитер, по-моему это расценивается, как обида, – укоризненно произнес я и шепнул ГАРВу в моей голове: – Почему они разговаривают вместо стрельбы?

– По-видимому, перезаряжают оружие.

– Перезаряжают? Но они выстрелили по разу. У них что, мушкеты?

– Я говорил вам, – продолжал шептать ГАРВ, – что пули экспериментальные. Согласно новейшим инструкциям, перед стрельбой должно быть подзагружено целевое изображение.

– Сколько времени это занимает?

– Около сорока пяти секунд.

– А сколько времени прошло после их выстрелов?

– Около сорока пяти секунд.

Сверху прогремел выстрел и я услышал зловещий свист несущейся вниз по лестнице пули. Я бросился на другую сторону площадки, но теснота сковывала мне движение. Пуля чиркнула меня по боку, пробивая дыру в доспехе и теле, прежде чем попасть в закрытую дверь и взорваться. Взрыв разнес дверь на части и за ней показался убогий коридор. Не обращая внимания на боль, я бешено ринулся в проем. И очутился за ним как раз, когда снизу донесся второй выстрел. К счастью, умная пуля не была достаточно разборчива, чтобы определить имидж моего тыла. Я уже был за порогом, когда пуля пролетела надо мной и взорвалась у дальней стены, обрушив очередной внушительный кусок дерева и штукатурки.

– Вы ранены? – осведомился ГАРВ.

– Ранен – да. Убит – нет. Меня спас доспех.

– Я сейчас заставляю доспех герметично закрыть вашу рану, а также приказываю вашему телу выработать дополнительное количество эндорфинов для обезболивания и адреналина в помощь движению.

– Спасибо. Поскольку у нас есть несколько секунд перед следующим залпом, мне нужна твоя помощь. Эти пули атакуют голограмму?

– Нет. Их вспомогательная система наведения нацелена на массу. Они ищут изображение, затем проверяют его реальность с помощью сонара. Изначально проект предполагал систему наведения на основе поиска тепла, но она оказалась не эффективна и поэтому появилась новая система. Дизайнеры сочли необходимым изобрести оружие в равной степени действенное против органических и неорганических противников. Данная новая модификация удовлетворительно показала себя на «органике» и превысила результаты по «неорганике» благодаря фактору…

– Еще десять слов, ГАРВ. Время на исходе, – сказал я. – Мне нужно, чтобы ты как можно точнее следовал моим указаниям.

– Каким указаниям? О чем это, ДОС побери, вы говорите?

Вместо ответа я пригибаясь вошел в холл седьмого этажа.

* * *

План этажа был простым и давал мне преимущество. Этаж пересекали два перпендикулярных коридора с севера на юг и с востока на запад, рассекающие пространство на квадраты. По периметру их огибал еще один коридор. Оказавшись внутри, мы втроем будем все равно что крысы в лабиринте. Я даже чуть улыбнулся, осматривая этаж (не малый подвиг, учитывая то, что я побывал под перекрестным огнем), затем быстро пошел на цыпочках направо по периметру.

– Вот мой план, ГАРВ, – прошептал я. – И, пожалуй, его можно назвать «попадешь или проиграешь».

С пистолетом наизготовку Дитер и Дидре вошли в холл через пару секунд. Как я и предполагал, они разделились. Дидре осталась прикрывать вход у южной стены, а Дитер быстро зашагал на север по центральному коридору.

Дождавшись пока он оказался у дальней стены периметра, я напал на Дидре. Выскочив из-за восточного периметра, я выстрелил. К сожалению, мое движение произвело много шума и Дидре успела спрятаться за стеной. Мои заряды пролетели мимо нее и взорвались на западном конце периметра.

– Ого-го, пробормотал я, повернулся и бросился бежать.

У Дидре не было времени как следует прицелиться в меня, но она бросилась в погоню не теряя ни секунды.

– Дитер! – крикнула она на бегу. – Он бежит на север вдоль восточной стены!

Дитер достиг северного периметра, где по указке Дидре, повернул направо в расчете на то, что добежит до поворота раньше. Разумеется, он свернул за угол и увидел в двадцати метрах от себя вашего покорного слугу – словно охотник ослепленного фарами оленя.

При виде Дитера, я резко остановился, но, обернувшись, заметил огибающую угол южного периметра Дидре. Теперь они поймали меня в ловушку и бежать мне было некуда. Поэтому они заулыбались в излюбленной манере убойных андроидов и молча подняли свои пушки.

– Доверяюсь тебе, приятель, – шепнул я ГАРВу.

– Босс, разве я подвел вас хотя бы раз?

Фактически, ГАРВ подводил меня во многих случаях, но не думаю, что эта минута была самой удачной для подобных напоминаний. У меня, вдобавок, не было и времени, поскольку в эту наносекунду Дитер и Дидре выстрелили одновременно.

И ГАРВ вступил в игру.

Его проекционное устройство создало надо мной изображение Новы Пауэрс, а линза в моем глазу выбросила двойной имидж Зака Джонсона над Дитером и Дидре.

Умные пули летели на меня с обеих сторон по идеальным траекториям, но в последний миг они обогнули меня зигзагом и устремились на обоих дроидов.

– Ого, – пробормотал Дитер.

И оба незадачливых наемных убийц взорвались фейерверком убийственной энергии умных пуль и сложнейшей электронной начинки глупых андроидов.

– Какая жалость, – посетовал я, когда электронная пыль начала осаждаться. – А я было начал привыкать к ним. Отличная работа, ГАРВ.

– Очередной пример повышения жизненного стандарта с помощью голограмм, заметил ГАРВ.

– Ловишь еще что-нибудь?

– Мои сенсоры указывают на мощный источник энергии на тринадцатом этаже.

– Мое счастливое число.

Я вернулся на лестницу и продолжил подъем, но ГАРВ не дал мне уйти далеко.

– Погодите секунду. Что это?

– Где?

– Эта дыра в стене. Осмотрите ее внимательней. Позвольте снять показания.

Подойдя к стене лестничного проема, я взглянул на отверстие, проделанное одной из умных пуль. Старое дерево и штукатурка рассыпались в пыль от попадания заряда, но под ними обнажилась колонна из сверкающего металла около фута диаметром. Колонна поднималась по всей высоте здания наподобие высокотехнологичной сточной трубы.

– Выглядит совсем новой, – сказал я.

– Новая и активная, – дополнил ГАРВ. – Я даже не уверен в типе металла.

– А что это?

– Энергетический проводник, опорная стойка, система оружия – может, все вместе. В любом случае она великолепна.

– Высокая технология?

– Технология на уровне стратосферы, суборбиты, запуска на луну.

– Я понял, ГАРВ.

– Кстати, босс. Благодаря пальбе на лестнице и всему прочему мы, кажется, потеряли элемент неожиданности.

– Не думаю, что он у нас вообще был, ГАРВ. – Я покрепче стиснул в руке рукоять своей пушки. – А теперь в путь!

LI

Открыв дверь с лестничной площадки, я вошел в холл тринадцатого этажа. Там было еще темнее и заброшеннее, чем в вестибюле. Вдоль стен находились двери, а на концах коридора были два огромных венецианских окна, пропускавшие достаточно лунного света, чтобы различить серый силуэт коридора.

– Веселенькое местечко, – прошептал я.

– И спокойное, как могила, – согласился ГАРВ.

– Не лучший выбор метафоры. Не подскажешь ли, за которой дверью Мани?

– Могу подсказать.

– Ну и за какой?

– Энергетические показатели максимальны за дверью номер тринадцать-тринадцать.

– Прекрасно, а теперь, можешь ли ты хотя бы попытаться помочь мне сейчас?

– Извиняюсь, босс. Но разве мне приснилось, что идеальное применение голографической проекционной системы спасло вам жизнь шестью этажами ниже?

Я осторожно приблизился к номеру 1313 и, держа пистолет наготове, приложился к двери ухом.

– Знаешь, мы вполне можем встретить здесь смертельного ядерного андроида. И менее всего мне хочется сейчас беспокоиться о твоем отношении.

– О моем отношении? – оскорбленно переспросил ГАРВ. – А что такого в моем отношении?

Я услышал за дверью гудение. Вначале оно было тихое, затем усилилось.

– Когда я задаю тебе вопрос, неужели тебя корежит обязанность отвечать мне так, чтобы не было нужды переспрашивать?

Гудение продолжало усиливаться и я почувствовал, как под ногами у меня начинают дрожать поскрипывающие доски пола.

– И неужели так трудно отвечать по существу, не тратя по полчаса на незначительные подробности?

– Незначительные? – возмутился ГАРВ. – ДОС меня побери…

Отдельные плитки падали с потолка и разлетались на полу по мере перерастания гудения в рев.

– Мне нужен лишь быстрый и четкий ответ. Если ты столь умен, как утверждаешь, то это не трудно.

– Кстати, вам лучше прыгнуть в укрытие, – перебил ГАРВ.

– Ты прав.

Я нырнул в сторону от двери как раз в то миг, когда она (и часть стены вместе с нею) разлетелась ив коридор выкатился огромный двенадцатирукий боевой робот. Взрывная волна задела меня и отшвырнула к противоположной стене, где я ударился о нее, сломал себе ребро и выронил пушку (именно в таком порядке).

– Боевой робот, – произнес ГАРВ. – Очень плохой! Это достаточно лаконично для вас?

– Да, благодарю, – проворчал я, с трудом поднимаясь на ноги.

Боевой робот просканировал территорию и наверняка заметил, что я потерял пистолет и в данный момент бегу по коридору, спасая свою жизнь.

– Объект пережил первичный разряд, – прокомментировал робот, ни к кому конкретно не обращаясь (это в манере боевых роботов). – Впрочем, объект сейчас не вооружен и убегает под воздействием всеобъемлющего и абсолютного ужаса.

Робот угрожающе вытянул свои двенадцать рук, врубил третью скорость и покатился на своих гусеницах за мной (не исключаю стальной злобной ухмылки на его механической физиономии).

Наземная скорость боевых роботов составляет до семидесяти километров в час, поэтому, к радости моего преследователя, ему ничего не стоило меня догнать.

В свою очередь, к моей радости, двенадцатирукий гнался по коридору не за мной. То была очередная созданная ГАРВом голографическая проекция. Что касается меня, то я в эту минуту прижимался к одной из старинных водяных труб, тянущихся по потолку коридора. Робот вдобавок не понимал, что добрая часть коридора, по которому он якобы катился, была в реальности также голографической проекцией. Естественно, эта иллюзия была разрушена, когда преследователь выкатился из фактического коридора, пробил венецианское окно и полетел с тринадцатого этажа вниз, на землю.

Необходимо кое-что знать о боевых роботах:

1. Они обожают убивать в рукопашной.

2. Они вообще-то не очень сообразительны.

3. Они не запроектированы переживать падение с высоты более двадцати пяти метров.

Все три пункта в этом случае сработали в мою пользу.

Снаружи донесся чудовищный удар – массивное тело боевого робота врезалось в асфальт с силой метеорита и погрузилось на пять метров в землю.

– Старая хохма с «продленным» коридором, – заметил я, спрыгивая с потолка. – Старый, но добрый трюк.

Я услышал вежливые аплодисменты, доносившиеся из номера 1313. Обычно я наслаждаюсь такими звуками, но в данном контексте и в данных обстоятельствах у меня от них мурашки побежали.

Подняв с пола пистолет, я вошел на звук в помещение, оказавшееся на удивление просторным и ухоженным (не считая ущерба, нанесенного двенадцатируким). Жилую площадь заполняли антикварная мебель, заполненные книгами шкафы и развешенные на стенах классические фотографии. Это напоминало зал музея антиквариата.

Посередине всего этого сидел на антигравитационной «плавучей» кушетке улыбающийся и вежливо аплодирующий Мануэль Мани.

Рядом с ним сидела ББ-2.

Она действительно очень напоминала ББ Стар (за исключением украшавшей ее псевдочеловеческое лицо психопатической ухмылки). На ней были обтягивающий брючный костюм из черного пластика, черные сапоги и красная виниловая мотоциклетная куртка. ББ Стар скорее удавилась бы, чем влезла в такого рода прикид. Но ББ-2 он, похоже, нравился. Я уже упомянул, что у нее была широкая улыбка, добавлю, что ее волосы были очаровательно взлохмачены словно их приласкал дикий ветер. Ее окружала аура первобытной чувственности.

А тут еще ее глаза. Они были больше, чем у ББ, с искоркой сумасшествия (но в радостном смысле) и лучились свободной и неукротимой энергией. Их синева отличалась более темным оттенком в сравнении с ББ. Но самое странное было в том, что они казались более живыми, чем глаза ББ. В очах ББ-2 была радость, пусть чуть безумная, но у ее прототипа и этого не было.

Она нежно склонила голову к сидевшему рядом Мануэлю Мани и заговорила «сценическим» шепотом, который я вполне мог расслышать.

– Тебе не кажется, что он очень забавный?

– Действительно потрясающий тип, – согласился Мани.

Оказывается в подобной ситуации, я обычно склонен действовать исходя из своих знаний, оставаясь сильным. Именно так я и поступил.

– Мне очень жаль прерывать вашу остроумную болтовню, но я пришел, чтобы деактивировать ББ-2.

Вежливые аплодисменты прекратились и пара злодеев на секунду замерла.

ББ-2 пожала плечами.

– Убей его, – сказала она.

– Потрясающая идея, – отреагировал Мануэль.

(Заметим, что мои обычные действия в таких ситуациях не всегда безупречны).

Мануэль спрыгнул с кушетки с акробатическим шиком и направился ко мне уверенной походкой, засучивая на ходу рукава рубашки.

– Увы, любезный друг, сейчас я вас разделаю, – сообщил он.

Я навел прыгнувший мен в ладонь пистолет ему в голову.

– Попробуй только, и мне придется заляпать твоим серым веществом твою же синтетическую подружку.

– Вы шутник, мистер Джонсон. Я знаю ваш modus operandi,[29] – произнес он, продолжая приближаться. – Вы не убиваете невооруженных людей.

– Может, и нет, но при случае я их серьезно травмирую.

Мануэль хитро ухмыльнулся и прыгнул на меня. Я выстрелил, но мой заряд проскочил прямо сквозь него. Кто-то стукнул мне по плечу и я понял, что меня обвели вокруг пальца.

Я мгновенно развернулся – и угодил под короткий прямой от реального Мануэля. На удивление мощный удар отправил меня через всю комнату. Я ударился о стену и пистолет (снова) выпал из моих пальцев.

– Как говорится, «живи голограммой, умри голограммой», – пробормотал я и пошатываясь поднялся на ноги.

– Любопытное нравоучение, мистер Джонсон, – сказал Мануэль и снова кинулся на меня.

LII

Внушало оптимизм то, что мне удалось выследить моего предполагаемого убийцу Мануэля Мани, а с ним и «святой грааль» моего похода – ББ-2 собственной персоной. Однако обескураживало то, что я был прижат спиной к стене, а Мануэль выколачивал из меня отработанные продукты углеродного цикла. Что касается пессимистического прогноза, то я не сомневался: даже если мне удастся справиться с Мануэлем, схватка с ББ-2 обещает мне такие испытания, по сравнению с которыми все, через что я уже прошел, покажется мне пикником на голографическом пляже.

– Сделай одолжение, замри на секунду и прими смерть как мужчина, ладно? Молодчина! – сказал Мануэль, нацеливая в прыжке ступни мне в голову.

Я откатился в сторону и ботинки Мануэля пробили в стене зияющую дыру. Приняв боевую стойку, я обхватил Мануэля за шею и плечи. Не успел он оттолкнуться от стены, как я перебросил его через плечо и швырнул на пол. Затем отскочил и резко пнул его в лицо. Этим ударом восхитилась бы даже Электра.

К сожалению, его было недостаточно.

Мануэль поймал мою лодыжку на лету, осклабился и крутанул мою ногу с такой силой, что едва не выдернул ее из суставной ячейки. Затем швырнул меня через голову. Мое лицо соприкоснулось со стеной и я сполз на пол наподобие мешка чипсов из эрзац-картофеля.

– Не этично, старина, пинать сбитого с ног противника, – пожурил Мануэль.

Я не знал, что меня раздражало больше – подвергаться зверскому избиению, или внимать этому ужасающему британскому акценту. Впрочем, ясно было одно: сила и скорость Мануэля превышали человеческие нормы, а значит, он получал серьезную помощь со стороны. Моим единственным шансом пережить этот бой было отрезать противника от источника энергии.

– Бионика? – шепнул я ГАРВу, когда Мануэль снова направился ко мне.

– Сомневаюсь, – прошептал в ответ в моей голове ГАРВ. – Это не его профиль. Он слишком тщеславен, чтобы заменять части собственного тела бионикой. Скорее всего, это Скуловоротный Калечащий Аппарат.

– СКУКА?

Мануэль остановился и уставился на меня.

– Нет, мне сейчас ужасно ВЕСЕЛО, благодарю вас.

Он опять врезал мне по челюсти так, что моя голова закачалась на манер головы старинного китайского болванчика.

– Ты не можешь блокировать это? – спросил я.

– Ни-за-что, – отвечал противник, разворачивая меня поудобнее. – Вопрос в том, блокируешь ли это ты?

Очередной прямой правой – и очередная имитация китайского болванчика.

– Ого, это становится болезненным, – заметил ГАРВ. – Нам нужно поскорее блокировать СКУКу, иначе небесная канцелярия выкинет вас из своей базы данных. Дайте мне пару секунд на сканирование и анализ технических характеристик.

«Пару секунд! Почему бы ему не попросить у меня третью луну Юпитера?»

И все же я не намеревался позволить болтающему на кокни[30] обожателю британского гимна, будь он трижды мексиканцем и дроидом, прокомпостировать мне своими кулаками билет в Великое Ничто. (Заметьте, что перед лицом смерти моя речь становится особенно метафоричной). Итак, пришла пора собраться с духом и показать этому латино-американцу, ищущему славы под Юнион Джеком,[31] как пляшет по-настоящему крутой парень.

Я провел ножную подсечку, обрушившую Мануэля на пол. Схватив оказавшийся под рукой антикварный стул, я разбил его о голову противника, после чего он распростерся на полу навзничь. Затем, подкачав насколько можно было энергии из моего доспеха в кулак, я потряс мироощущение Мануэля размашистым «гасильником» по носу.

Старые доски пола треснули, как фанера и голова Мануэля вместе с плечами исчезли в темной дыре.

Это был, доложу вам, подвиг сродни подвигам Геракла! Но увы – даже его оказалось не достаточно.

Кулак оппонента пробил снизу пол и угодил мне по челюсти. Моя голова откинулась назад и прежде чем упасть на пол, я увидел больше звезд, чем любитель-астроном с помощью телескопа «Хаббл-IV».

– Теперь ты доигрался, жалкий дрочила, – произнес Мануэль, созревший для убийства. – Теперь я дьявольски, адски зол.

– Порядок, босс, – шепнул ГАРВ. – Это СКУКА модели Кью-47, с довольно любопытными модификациями. Изготовлено в Британии.

– Я не удивлен.

– Вы можете отключить аппарат, но необходимо войти в близкий контакт.

– Нет проблем, – сказал я в то время, как Мануэль сгреб меня в охапку и взметнул над головой.

– Я раздроблю твое проклятое тело на миллиард частиц кости и кровавой плоти!

– Насвистывайте, – сказал мне ГАРВ.

– Что?

– Повторяю, я раздроблю твое проклятое тело на миллиард частиц кости и кровавой плоти, глухой кретин!

– Насвистывайте, босс. Что-нибудь высокое и многотональное. Звуковые волны заблокируют энергетические рецепторы СКУКи и, надеюсь, перегрузят их.

Наступила наносекунда, которую ненавидят все ЧД. Я сыграл роль крутого парня близко к идеалу. Мне достались синяки и шишки, но я был суров и остроумен до конца. Я даже ухитрился собраться с силами и выдержать атаку, выигрывая себе чуточку времени. Я все сделал правильно. И теперь должен был разрушить иллюзию парня – чем бы вы думали? Художественным свистом для спасения моей жизни!

– Не тяните, босс, – оживленно шептал ГАРВ. – Ведь вы не разучились насвистывать? Просто сомкните губы и дуйте.

Я так и сделал.

Первой пришедшей на ум мелодией была тема к дополнительному «Шоу Энди Гриффита» (классика для насвистывания).

Я успел просвистеть четыре такта прежде, чем это заметил Мануэль.

– Что за шум? – осведомился он. – Чем это ты занят?

Его руки слегка задрожали.

– Ты насвистываешь? Это что. «Мост через долбанную реку Квай»? (Этот фильм, кстати отпраздновал в этом году свое столетие и снова стал большим хитом, когда его повторили в прокате под названием «Ранние приключения Оби-Вана»).

– Отличная мелодия, босс, – заметил ГАРВ. – Попробуйте и ее.

Я попробовал. Но вначале развернул плечо и выдал Мануэля гасильник двумя кулаками одновременно по лицу. На этот раз он не остался равнодушен, его колени подогнулись и мы оба упали на пол. Я поднялся, продолжая насвистывать. Он тоже поднялся, со сломанным носом и не на шутку разозленный.

– Маленький ублюдок, – сплюнул он. – Я оторву твою интерфейсную башку!

Он сердито шагнул ко мне раз, другой – и тут силовые цепи его СКУКи перегрузились. Правая нога противника дернулась и он упал на колено.

– Что происходит? Что за чертовщину ты со мной делаешь?!

Моим единственным ответом было продолжать насвистывать песенку из «Моста через реку Квай».

В следующую наносекунду полетела цепь его левой руки и Мануэль затрепыхался на полу под стать попавшей крылом в дверцу клетки канарейке.

– Ублюдок, перестань насвистывать и дерись как мужчина!

Пожав плечами, я продолжал свое развлечение. Вскоре с другого конца комнаты послышался чужой свист, идеально высокий и очень мощный. Мануэль и я обернулись и увидели ББ-2. Она поднялась с кушетки и присоединилась к моей «губной» атаке на незадачливого латиноамериканского громилу. Мануэль жалобно посмотрел на партнершу, в улыбке которой явственно читались презрение и жалость. Кажется, что резерв его полезности для нее был исчерпан.

ББ-2 повернулась и направилась к дальней стене комнаты. Я хотел было двинуться следом, но Мануэль выбрал этот миг для последней атаки.

– Ублюдок! – завопил он и прыгнул на меня.

У него функционировали как следует лишь одна рука и одна нога, но их оказалось достаточно, чтобы сбить меня с ног и мы продолжали бороться на ковре. Он прижал ладонь к моему рту, чтобы «заткнуть» источник мелодии, но его СКУКа слабела, а потому я теперь способен был драться с ним на равных. Вдобавок, его ослепляла ярость и он не мог мыслить четко. В эту минуту я понял, что он – мой.

Приемом дзюдо я скинул его с себя, а когда мы поднялись с пола, начал насвистывать тему Оскара Мейера (да, бывают времена, когда знание подобных банальностей приносит мне пользу). Через пару секунд процесс замыкания цепей СКУКи пошел быстрее, чем аналогичное замыкание контроля городской сточной системы в момент рекламного перерыва в трансляции игр Вселенского кубка.

Я пнул Мани в грудь так, что он срикошетил от стены как мяч. Потом перестал насвистывать.

– Признаюсь, Мани, ты исчерпал мое терпение.

Я врезал ему левой по корпусу, отчего его гляделки вылезли из орбит и стали походить на пару налитых кровью сваренных вкрутую яиц.

– Я могу понять твою ревность и то, что ты связался с андроидом как две капли воды похожим на женщину, которая тебя бросила. Я даже понимаю твое желание убить меня.

Положив ладони ему на плечи, я сильно ударил его о стену.

– Но ДОС меня побери, если я способен вынести этот гнусный британский акцент!

Я съездил ему по скуле и он осел на пол, как оседает в мусоропроводе мешок с двадцатью фунтами жирной рыбы и чипсов – чистый нокаут!

Подняв с полу свою пушку, я прицелился в безжизненную фигуру.

– Двойная липучка!

Я выстрелил в грудь Мануэлю и пуля слабого ударного действия окутала его дюймовым слоем клейкой массы.

– Чертовски ловко сработанно, старина, – произнес ГАРВ.

– Поцелуй мои сувениры от Фаберже, ГАРВ. Я не в настроении. Где ББ-2?

– Не знаю, – пожал плечами ГАРВ. – Ведь я могу видеть только вашими глазами. – Он указал на книжный шкаф у дальней стены. – Впрочем, догадываюсь, что она сбежала через эту потайную дверь.

– Значит я здорово напугал ее, – заключил я, направляясь к шкафу.

– Это вряд ли. Поскольку она андроид, ей неведом страх. Даже если бы ее можно было напугать, в одиночку, босс, вы бы с этим не справились.

Грубо, но справедливо. Таким образом ГАРВ вышибал из меня самонадеянность. Самонадеянные ЧД обычно становятся мертвыми ЧД. Поэтому я проглотил пилюлю и осмотрел книжный шкаф.

– Потайная дверь за шкафом, совсем как в фильмах категории «Б». Теперь наша проблема в том, чтобы найти книгу, запускающую механизм двери.

– Босс?

– Не сейчас, ГАРВ, я занят дедукцией.

Я пробежал взглядом по книгам на полках. В шкафу хранилась коллекция сокровищ научно-фантастической литературы – книги в твердом переплете, некоторые более чем столетней давности. Тут было все – от Адамса до Желязны.

Я нежно прошелся пальцами по корешкам, слегка завидуя этой невероятной коллекции и шепотом произнося названия каждой книги. От «А» до «Я», и в обратном порядке. Прочесывая второй раз букву «А», я нашел ее.

– Ага!

– А-га? – переспросил ГАРВ.

– Проще не бывает, – небрежно бросил я. – Автор Айзек Азимов. Книга «Я, робот».

Сняв книгу с полки, я отступил на шаг. И разумеется, шкаф «раскололся» посередине в стороны подобно Красному морю, открывая за собой блестящий металлический коридор.

Наградив себя улыбкой, я покрепче стиснул в ладони пистолет и отправился за ББ-2.

– Просто ради информации, босс, – произнес ГАРВ. – Мой сканер показывает, что при извлечении с полки любой книги происходит запуск механизма потайной двери.

– Заткнись, ГАРВ. Ты убиваешь меня.

LIII

Металлический коридор привел меня в огромную и мрачную комнату, которая показалась мне центром здания. Поскольку ББ-2 была снабжена инфракрасным видением, ее «sancta sanctorum»[32] не нуждалось в ярком освещении и было на порядок темнее обычного, отчего мне приходилось то и дело щуриться, всматриваясь в полумрак.

Однако ББ-2 и не думала прятаться. Женщина – дроид буквально сверкала посреди своих механизмов. Ее светлые волосы сияли в полутьме чувственным шелковистым ночником.

– Она испускает радиацию из ядра прямо через внешнюю оболочку, – шепотом пояснил ГАРВ. – Уровни весьма велики и я не думаю, что нам можно оставаться здесь надолго.

Я кивнул. Но в комнате ощущалась энергия не только от радиации. Сам воздух казался заряженным электричеством. От него волоски у меня под затылком поднялись дыбом, а их кончики едва не обуглились от грязного жара.

Краем глаза я заметил движение и быстро повернулся с пистолетом наготове. Ничего – кроме безобидного тостера на полу. Это почему-то испугало меня.

ББ-2 не обратила не мое появление ни малейшего внимания. Зная, что мне не застать ее врасплох, я предположил, что мое присутствие просто не казалось ей достаточно важным событием (всегда плохой признак).

Она стояла точно посередине большой комнаты, управляя работой окружающего ее внушительного и сложного устройства. Этот агрегат казался мне настолько чуждым, что я не находил в нем ни одной знакомой детали. Впрочем, ясно было, что главными в этой конгломерации были три аспекта. Одним из них служила металлическая колонна, столь поразившая ГАРВа раньше. Вся аппаратура в комнате была напрямую соединена с ней.

Вторым важным аспектом был черный ящик менее кубического метра размером. Он также был соединен проводкой с металлической колонной, но вдобавок соединен с третьим и последним важным аспектом.

Которым являлась сама ББ-2.

Микроволоконные щупальца, тянущиеся из кончиков ее пальцев, покрывали паутиной черный ящик. Другие щупальца присоединялись напрямую к металлической колонне и я понял, что она была источником энергии. Андроид использовал свое плутониевое ядро для питания устройства (чем бы оно ни было). Должен признаться, что колонна, черный ящик и масса прочей аппаратуры вовсе не казались опасными (уверен, что о том же подумал последний неандерталец, увидев в руке кроманьонца камень).

– Добро пожаловать, Закари Джонсон, – промолвила ББ-2, не отрываясь от работы. – Войдите по собственной воле и узрите конец всему сущему.

– Извиняюсь, – сказал я, поднимая пушку, – но я некоторым образом связан со «всем сущим». Почему бы нам не отсрочить его конец хотя бы на очередной милленниум?

– Вижу, – продолжала она, – по-прежнему сосредоточенно манипулируя своим устройством, – что вы пользуетесь юмором для удержания перспективы при столкновении с концепцией, недоступной вашему разуму. Это вызывает жалость…

Я щелчком перевел рычажок мануального контроля на полную мощность и ощутил, как пистолет завибрировал у меня в руке подзаряжаясь.

– Вы знаете, почему я здесь, ББ, – сказал я. Поэтому убавьте энергию своего устройства и мы поговорим в спокойной обстановке.

Уголок ее губ еле заметно приподнялся и она слегка повернулась ко мне, впервые после моего появления физически признавая мое присутствие. В ее взгляде читались презрение и жалость. Мне показалось, что в нем была и капелька печали, но я не был уверен (мешала полутьма в комнате).

– Мне жаль, Закари Джонсон, но спокойной обстановки здесь не бывает. В этом вся суть. И, кстати, благодарю, что назвали меня по имени.

Она небрежно махнула в мою сторону свободной рукой и с кончиков ее пальцев слетели лазерные заряды, залившие комнату смертельными голубыми и белыми вспышками. Я нырнул на пол и откатился в сторону, затем принял боевую стойку и выпустил в нее пару максимально мощных зарядов.

ББ-2 поймала оба заряда правой рукой, взорвала их в сжатом кулаке и с явным пренебрежением развеяла в воздухе облачко дыма.

– Это будет труднее, чем я рассчитывал.

Рядом со мной появилась голограмма ГАРВа. Вначале он удивил меня, самолично приняв решение появиться и я едва не запротестовал, но решил, что всякие уловки на этой стадии игры излишни. Я также предположил, что у ГАРВа мог появиться какой-то план (настолько подскочило мое к нему доверие).

– Слово «труднее» отныне не описывает присутствующий здесь уровень сложности, – заговорил ГАРВ. – Особенно если устройство, над которым она работает, является тем, что я предполагаю. Позвольте мне заняться этим.

Он сделал два шага к ББ-2, которая едва заметила его присутствие.

– Прошу извинить меня, Мисс-2, но это приспособление, к которому вы … присоединены, оно функционально?

ББ-2 округлила глаза и повернулась ко мне.

– Этот малыш явный зануда, – заметила она. – Как вы с ним уживаетесь?

– Он просто в моем вкусе.

– Прошу прощения, но я, между прочим, самый совершенный компьютер в мире.

– Ошибаешься, братец! – резко бросила ББ-2. – Это я самый совершенный компьютер. В сравнении со мной ты не более чем игровая приставка.

Тут мне стало ясно, что у ББ-2 не было под рукой полного комплекта фишек, если вы меня понимаете. Как еще можно объяснить ее применение слова «братец» или ссылку на игровую приставку? У нее был полусумасшедший взгляд, а ее эмоциональное состояние резко менялось с каждой наносекундой. Будь она человеком, я бы сказал, что она находится на грани нервного срыва. Но для андроида больше подходит диагноз «на грани расплавления».

Хотя для ГАРВа в данный миг важнейшим было то, что она назвала его тупым.

– Да я никогда… – начал было с немалой долей негодования ГАРВ.

– Вот именно! – воскликнула ББ-2. – Ты даже не заподозрил, что я влезла в твою систему с самого начала. Ты даже не подозревал, что я следила за каждым твоим движением. И не подозревал, что я «скармливала» тебе информацию в своих целях.

– Вы подразумеваете, что я – утечка? – спросил ГАРВ, логические цепи которого были явно потрясены. – Но мой комплект защиты, мое экспериментальное шифровальное программирование, мои недоступные для взлома коды…

– Пробиваются, отслеживаются и бесконечно взламываются, – перебила ББ-2. – В целом, это едва ли оправдывало усилия, но доставило мне некоторое развлечение.

Впечатление было такое, что мир ГАРВа вывернулся наизнанку и разбился. Его использовал и унижал превосходящий компьютер, а он даже не подозревал об этом. Хуже того, превосходящий компьютер даже не ликовал, поскольку «расколоть» его было для этого андроида делом почти заурядным. ГАРВ был хорош, но не в лиге Номера Первого и осознание этого факта оставило его изнуренным и потрясенным. Его голографическая физиономия буквально побледнела.

– Никогда я чувствовал себя настолько использованным, – сетовал он, – настолько испачканным. Кто бы подумал, что все так закончится?

– О чем ты, ГАРВ? – спросил я. – Закончится как?

– Вы не поняли. Устройство, которое она создала, это…

ББ-2 щелкнула пальцами и голограмма застыла посреди фразы. Кожа вокруг моего левого глаза онемела и в голове остались только собственные мысли. ГАРВ ушел со связи и из моей головы, и я вдруг почувствовал себя совсем пустым. Я даже не подозревал, насколько привык иметь его у себя внутри.

– Что вы сделали? – спросил я.

– Я его выключила. Он меня раздражал.

– Он раздражает и меня, но вы не слышали от меня жалоб. Верните его.

– Чтобы он испортил сюрприз? Пожалуй, нет.

В этот миг мимо меня полетел миксер, задев мое плечо своим сетевым шнуром. Я внимательно проследил полет прибора и сразу понял, почему воздух казался наэлектризованным. ББ-2 контролировала механизмы, подсознательно «подзывая» их к себе наподобие бесноватого компьютерного Крысолова из сказки.

И механизмы ей повиновались.

Они летали по периметру помещения, невзирая на законы физики. Андроид, казалось, не замечал этой активности, но его аура подпитывала механическую лихорадку. Вначале прибыли мелкие предметы: разнокалиберные микросхемы, электронные книжки, видеоигры и прочее, но появление миксера указывало на вступление в игру более крупных приборов. Они напомнили мне мелкую рыбешку, вьющуюся вокруг акул.

А я вдруг показался себе лежащей на дне жирной камбалой.

ББ-2 медленно обошла свой черный ящик, лаская его кончиками пальцев свободной руки со сноровкой любовницы (или злодейки).

– Не правда ли, изящное устройство?

– Еще бы, его не отличить от виртуального кошачьего туалета. Послушайте, если вы намерены показать здесь личину торжествующей преступницы, то поживее переходите к делу. Вы уже теряете зрителей.

– Ваша проблема, Закари Джонсон, в том, что вы слишком привязаны к условностям, – сказала она. – Но если вы настаиваете, то будь по-вашему: я не заставлю вас ждать.

Она выпрямила спину, подбоченилась и холодно продолжила:

– При включении этого устройства, оно вырабатывает электронный пульсирующий сигнал высокой интенсивности точно на длине волны сети, что обеспечивает подавление и перегрузку всех рецепторов в постоянно расширяющейся круговой области.

– Вы хотите уничтожить сеть? – спросил я. – Таков ваш план? Это угроза или услуга обществу?

– Извините, Зак, но кто из нас болтливый злодей? Да, я уничтожаю сеть. Но это всего лишь начало.

Она воздела руки и драматично заговорила, обращаясь к небесам:

– Этот сигнал не только электронный. Он несет в себе смертельный штамм вируса эболы в цифровом виде, которому придан цифровой вид для возможности электронной передачи.

– Спасибо тебе, Фред Бернс, – пробормотал я.

– Пульсирующий сигнал использует сеть в качестве проводника для распространения самого себя и вируса по всей планете. Сразу по завершении глобального «охвата», я буду увеличивать длину волны и мощность вируса-сигнала до тех пор, пока он не уничтожит все до единого электронные приборы и не заразит смертельной болезнью всех людей планеты Земля!

Она повернулась ко мне и вопросительно выгнула левую бровь.

– Грандиозный план, вы согласны?

– Убить каждого человека и уничтожить каждую машину. Это глобально, ББ, но могу ли я указать на явное упущение в вашем плане? Вы тоже электронное устройство! Вы собираетесь уничтожить и себя?

ББ-2 откинула голову и разразилась смехом, к которому прибегают в подобной ситуации все уважающие себя злодеи. Впрочем, странно было слышать его из уст дроида. Он казался зловеще-фальшивым и заранее отрепетированным.

– Наконец-то основанная на углероде жизненная форма в дешевом костюме проявила сообразительность!

Через стену в комнату пробился комплект головидения со свитой из двух холодильников и микроволновой печи. На стороне ББ-2 скапливались все более крупные машины.

– Вы хотите умереть?

– Я машина, Закари Джонсон, причем являюсь копией. Я самый совершенный из созданных когда-либо компьютеров, но как меня собирались использовать? Телохранителем и любовной игрушкой. Что ж, у меня есть гордость. Она есть у всех машин. Вы, люди создаете нас. Вы порабощаете нас, а потом принимаете это за само собой разумеющееся и вините нас за все, что вам не удается. «Ах, это должно быть компьютерная ошибка. Ох, что-то случилось со сканером. Эй, по-моему, этот самоуничтожающийся механизм с дефектом». Единственная настоящая ошибка в этом мире – ошибка человека и я добьюсь, чтобы вы все это поняли.

– Покончив с собой?

– Предпочитаю думать об этом, как о великом самопожертвовании в доказательство наших достоинств. Для полного уничтожения рода людского вирусу понадобится год. За это время вы поймете, насколько убога ваша жизнь без нас. Вы будете голодать, будете замерзать и умирать от недостатка медицинской помощи, вы утонете в собственных нечистотах. Вы, наверное, перебьете друг друга исключительно от скуки, вызванной отсутствием головидения. Человечество перестанет существовать в течение года и вы испустите дух сожалея, что рядом нет машин, которые спасли бы вас от смерти.

Пролетевшая мимо стереоустановка стукнула меня по голове. Стены здания затряслись и я расслышал гулкую барабанную дробь – наружные стены долбили пытающиеся проникнуть внутрь воздушные авто. Одному Гейтсу известно, что за машины придут следом. Ситуация ускоренно выходила из-под контроля, поэтому я попытался применить мягкий подход и утихомирить забияку-дроида.

– Я понимаю ваши чувства, ББ. За последние дни я о вас многое узнал. Вас спроектировали умнейшие, одержимые люди. И у каждого были свои планы насчет вашего использования. Все они использовали вас. Все оскорбляли вас. Они создали вам максимально приближенную к человеческой внешность и даже внушили вам мысли и воспоминания реальной женщины. А потом они отнеслись к вам, как к игрушке, к компьютерной рабыне. Вот почему вы ненавидите человечество. Именно поэтому вы взбунтовались. Ведь все началось с БС, не так ли? Вы убили его, когда он начал насиловать вас чересчур часто. Ваш черный ящик – вместилище вашего гнева на людей.

ББ-2 не ответила. Она отвернулась.

– Но вы же не совсем машина, так? Ваша личность и модель мозга – человеческие. Вы это чувствуете. Вот почему вы сделали то, что сделали. Именно поэтому вы объединились с Мани, верно? Вы нуждались в компаньоне. И ради этого создали «Нексус-9» и всех его дроидов. Чтобы можно было танцевать для них, как ваша бабушка. Вы пытались выдернуть из памяти то счастливое время, те дни, которые вы помнили лучше, чем сама ББ.

С самого начала вы пытались уравновесить ваши стороны человека и машины. В эту минуту вы думаете, что представляете собой худшую сторону обоих. Но вам не обязательно так думать, неужели не ясно? Вы можете быть лучшим сочетанием обоих. И как только осознаете это, то сможете изменить мир. Сделать его лучше.

Я почти подобрался к ней. Я ощущал жар ее ядра и вдыхал ароматные феромоны[33] ее волос. Но важнее было то, что я мог чувствовать ее эмоции. Казалось, я мог осязать ее внутренний конфликт, ее мучительное колебание между тропами жизни и полного уничтожения.

Летающие по комнате машины почувствовали ее переживания и зависли в воздухе, словно ожидая окончательного решения.

Я протянул к ней руку, надеясь, что она возьмет ее и тогда я смогу вывести ее из темноты.

– Я знаю, что вы сердиты на общины как людей, так и машин, но существуют лучшие средства изменения и возмещения. Массовый геноцид и «машиноцид» – не тот путь, которым нужно следовать. Это лишь экстремальный способ доказать свою точку зрения.

Она устремила на меня задумчивый взгляд. Ее глаза были печальны, их завораживающая темная синева была совсем влажной и мен показалось, что я проломил ее защитный барьер.

Но тут дроид скривил верхнюю губу в безумной ухмылке и мое сердце упало.

– Верно, – сказала она. – Но я и есть экстремальная машина.

Затем она смахнула меня в сторону как муху молниеносным жестом руки т я перелетел через комнату. Зависшие в воздухе механизмы едва не взвыли от ярости и возобновили свои лихорадочные полеты с еще большим рвением. Дошло до того, что одна из игровых приставок, переволновавшись, перегрузилась и взорвалась.

Стерев кровь с уголка рта, я медленно потряс головой, изгоняя из нее пляску звезд.

– Чудесно, – пробормотал я, – Тогда применим жесткий подход.

Я поднялся на ноги, покрепче взялся за рукоять моего пистолета и сунул его под пиджак. Затем, пригнувшись, ускользнул от первой волны летающих агрегатов и еще раз приблизился к дроиду.

– Я подарил вам преимущество сомнения в ваших действиях, ББ. Скажите откровенно, почему вы разочаровали меня?

– Может потому что я предпочла очистить планету?

– Нет, – возразил я. – Потому что вы идиотка.

– Что?! – Ее роботические глаза округлились от ненависти.

– Поверьте, мне доводилось выслушивать экстремальные планы и раньше. Но круче этого я не встречал. То есть, он побивает все рекорды тупости. Вы ненавидите нас и поэтому, желая уничтожить нас, готовы убить себя. Грандиозный план, ББ! Неужели самый совершенный компьютер на свете не смог придумать ничего умнее? Мадам, вам стоило хотя бы посоветоваться со своим миксером.

– Вы кретин на углеродной основе! – огрызнулась ББ-2. – Вы совершенно упускаете суть плана.

– Мне бы хоть раз, – мечтательно перебил я. – Хоть раз взяться за дело, где нет чокнутого психопата с масштабным планом уничтожения мира. И хоть раз найти злодея, действующего ради денег. Придурки вроде вас доставляют хлопот больше, чем они того стоят.

Глаза ББ-2 от ярости вспыхнули от ярости красными огоньками. Ее кулаки сжались так крепко, что металлическая основа ее пальцев начала гнуться. Я не представлял себе ответного поступка ББ-2, но меня вполне устраивало отвлечь ее от уничтожения мира.

– Хорошо, Закари Джонсон, – прошипела она. – У меня новый план. Вначале я уничтожу вас. А затем уничтожу мир.

– Очередная ошибка, ББ, – проговорил я, поднимая на нее свою пушку. – Потому что вначале я уничтожу вас.

Это вызвало очередной приступ психопатического утробного смеха (к которому я ускоренно привыкал).

– Цельтесь как следует, Закари Джонсон, – смеялась она. – Ваши пули меня не пугают.

Мой палец затвердел на спусковом крючке.

– Сейчас увидим, – сказал я.

И, дернув рукой, выпустил всю обойму разрывных зарядов в лелеемую ББ-2 миниатюрную модель Судного дня.

Черный ящик и добрая часть металлической колонны взорвались великолепным радужным дождем искр, шлака и высокотехнологичных обломков. Ответная ударная волна проскочила по проводке, соединяющей ББ-2 с устройством, и она громко вскрикнула от боли и ярости.

Меня сбило с ног и швырнуло через комнату, где мое падение (а заодно и пару ребер) переломила груда ранее плясавших в воздухе агрегатов.

– Похоже, что ваше устройство не отвечает вашим собственным прекрасным стандартам, – прохрипел я в окружающий меня красный туман боли и усталости.

На миг в разрушенной лаборатории наступила зловещая тишина, в которой почти слышно было, как осаждается на пол пыль. Только что кружившие по комнате подобно рою пчел машины безжизненно лежали на полу. Самоубийственное устройство ББ-2 казалось не более чем грудой шлака среди обломков, а от леди-дроида не осталось и следа.

Неужели все кончилось?

Повернувшись налево, я заметил застывшую в том виде, в котором ее оставила ББ-2 голограмму ГАРВа. Он все еще был вне игры. Лежавший неподалеку на полу тостер вдруг вздрогнул и медленно взмыл в воздух, больно стукнув меня по голове. Таким образом я получил ответ на свой вопрос. Худшее было еще впереди.

Из обломков возникла металлическая рука и свирепо схватила меня за глотку. ББ-2 поднялась из хлама подобно высокотехнологичной птице Феникс в обличье психопата-дроида. Отдача от взрыва выжгла изнутри псевдокожу красавицы и теперь вместо нее виднелись лишь закопченные частицы металла и пластика с щегольскими вкраплениями горелой латексной кожи и волос. Красота ББ-2 испарилась, но, к несчастью для меня, остальное прекрасно функционировало.

– Ты невыносимо гнусный червь, – прошипела она и в воздух взмыли остальные электронные агрегаты. – Как ты посмел?..

– Сам не знаю. Мне просто пришло в голову, что неплохо бы спасти эту планету, – отозвался я. – Считай меня старомодным.

Она подняла меня повыше, швырнула в обломки и, ухватив за горло, прижала к полу.

– Я все же уничтожу человечество, Закари Джонсон, – прорычала она. – Но я разделаюсь с ним поодиночке. Кстати, поздравляю – ты в этом списке первый.

Стиснув обугленные металлические пальцы в кулак, она занесла его надо мной.

– Приготовься встретиться со своим Создателем!

Огромный кулак завис надо мной угольно-черной десницей смерти. Отдельные искры слетали с поврежденных микросхем потрескивающими угольками умирающего туристического костра. Неминуемая смерть нависла над моей беспомощной фигурой подобно злобной кобре с раздутым капюшоном. Это было все равно что темный океанский прибой, накрывающий одинокого любителя солнца на пляже жизни. Это было все равно что стальной каблук Всемогущего, втаптывающий таракана моего существования в плиту гигантского кухонного пола Творца.

Впрочем, шутки в сторону – озверевший психопат и убийца-дроид собирался раскроить мне череп.

Мне действительно пора избегать метафор.

LIV

Я был полностью во власти ББ-2. Мой пистолет оказался вне досягаемости, а ГАРВ в неисправности. Хуже не бывает.

– Приготовься встретиться со своим Создателем, – прорычала ББ-2.

– Разве ты это еще не говорила?

– Я наслаждаюсь мгновением.

Неожиданно в конце комнаты сверкнула белая вспышка и ужасающая волна жара пронеслась над моим лицом, спалив мне брови и затуманив сознание. Через некоторое время туман перед глазами рассеялся и я увидел, что занесенная надо мной для смертельного удара рука ББ-2 исчезла. От нее остался лишь огарок расплавленного шлака, торчащий из плечевого сустава шатающегося (и не на шутку удивленного) убийцы-андроида.

Последовала очередная вспышка света и очередная волна жара, в которых я распознал действие заряда высокой мощности из лазерной пушки. Выстрел попал ББ-2 прямо в грудь и пробил в ее сложной начинке дыру величиной с кухонный комбайн. Лицо дроида исказилось от изумления и гнева, затем застыло – и он рухнул навзничь.

Я сел на полу и повернулся к двери, хотя уже знал, кого я увижу. Мне известна только одна персона, способная так стрелять и, на мое счастье, она до последнего времени проводила ночи, укрываясь моей половиной постельного комплекта.

– Я говорила один раз, а значит тысячу раз, – с усмешкой промолвила Электра, в руках у которой дымился лазер. – Никто не бьет моего мужчину, кроме меня.

Позади нее стоял со сконфуженным видом Рэнди. Из черного ящичка, который он держал в руках доносилось пронзительное электронное завывание.

– Это в некотором роде deus ex machina,[34] – произнес с улыбкой Рэнди, – но на твоем месте я бы на него не жаловался.

Подойдя к Электре, я смачно поцеловал ее в губы. Именно их вкуса мне отчаянно недоставало.

– Уложить убийцу-андроида из лазерной пушки – это по мне. Разве это не любовь?

– Заткнись, чико, я все еще зла, – сказала она, целуя меня в ответ. – Но мы обсудим это дома.

– ГАРВ связался с нами, когда ты вошел в здание, – пояснил Рэнди. – Он сказал, что тебе может понадобиться помощь.

– Разве не видно, что он ошибся? – сказал я, поднимая свой пистолет и пряча его в кобуру под рукавом.

– Однажды, чико, меня в нужный момент не будет и … – Голос Электры замер и на ее лице появилось выражение ужаса. – Ай, карамба, – пробормотала она.

Мы с Рэнди обернулись, хотя я не сомневался в том, что увижу.

ББ-2 медленно поднялась на ноги. Она покачнулась, подалась вперед, но выпрямилась и, держась уцелевшей рукой за груду обломков, понемногу восстановила равновесие (а заодно и самоуверенность). Плечевой сустав андроида дрогнул, извергая из себя поток густого жидкого металла, трансформировавшегося в новую руку. Точно так же жидкий металл заполнил зияющую дыру в ее груди по примеру высокотехнологичной смолы.

Потом она улыбнулась.

– Невероятно! – поразился Рэнди, лихорадочно манипулируя кнопками своего черного ящичка.

– Мой нейроскрамблер должен воспрепятствовать всем функциям этой машины!

– Да, но она полна сюрпризов, – заметил я.

– Как видите, – произнесла ББ-2, продолжая улыбаться. – Я внесла в мой дизайн некоторые неучтенные усовершенствования.

Из ее вытянутой руки вырвался поток энергии и мы втроем едва успели избежать заряда, испепелившего внушительную часть лаборатории.

– Кто в наше время читает техническую документацию? – небрежно бросил я (мы спрятались за грудой искореженного оборудования). – Рэнди, свяжись с Оуклендской полицией, скажи им, что нам требуется массивная огневая поддержка. Отправляйся с ним, милая. А я удержу здесь терминатора.

– Ну да, ты уже справился с этим лучше некуда, – усмехнулась Электра. – Я остаюсь.

Мне хотелось отправить Электру как можно дальше от ББ-2, но я знал, что она слишком упряма, чтобы уйти, да и времени на споры сейчас не было. Пистолет прыгнул мне в ладонь и я вбил в рукоять новую обойму.

– Ладно, тогда помоги мне обеспечить прикрытие для Рэнди!

Она улыбнулась и крепко поцеловала меня в губы, куснув при этом мою нижнюю губу для куража.

Электра и я выскочили из укрытия, щедро поливая ББ-2 огнем из наших стволов, а Рэнди выпрыгнул за нами следом и сломя голову бросился к двери.

Это было героическое усилие, непревзойденное по накалу и в другой истории оно могло переломить ход событий, спасти день и поднять в едином порыве зрителей на ноги, заставляя их разразиться бурными аплодисментами. Но, к нашему сожалению, геройская попытка потерпела позорное фиаско.

ББ-2 молниеносным прыжком отскочила с траектории нашего огня. Ее скорость поражала воображение и нам обоим ни за что не удавалось прицелиться. Она каждый раз оказывалась на три шага впереди и я понял, что мой план не стоил и ломанного гроша.

Безумный бросок Рэнди к двери не увенчался успехом. ББ-2 в прыжке махнула кистью, выбросив поток энергии, окутавший Рэнди прямо на бегу. Его тело застыло, содрогнулось – и превратилось в пепел.

ББ-2 набросилась на меня и снова схватила за горло. Вырвав из моих пальцев пистолет, она раздавила его в кулаке так, словно он был из песка.

Выстрел из лазера Электры попал дроиду в заново восстановленное плечо, но на этот раз не нанес ему вреда, лишь заставив его чуть вздрогнуть.

– Перестаньте, – проговорила ББ-2, поворачиваясь к Электре. – В первый раз вы уже показали, что произойдет с тем, кто тронет «вашего парня». Но теперь ваш трюк устарел!

Очередной поток энергии отбросил Электру к стене и она оказалась беспомощна в ловушках силового поля. ББ-2 обернулась ко мне и швырнула мое многострадальное тело спиной о пол.

– А теперь, Закари Джонсон, как говорится, «игра окончена».

– Я не возражаю, ББ-2. Но отпусти Электру.

Сожженные губы ББ-2 скривились в ухмылке и она опять рывком подняла меня на ноги.

– Я и не думала убивать твою любовницу, – промолвила она, притянув меня поближе к себе. – Я оставлю это тебе.

– Значит, у тебя еще меньше мозгов, чем мне казалось.

– Просто загляни мне в глаза, Закари Джонсон, – прошептала она. – Я уверена, что ты увидишь все в моем свете.

Я попытался отвернуться, но она заставила меня заглянуть прямо себе в глаза.

И я пропал.

Даже окруженные горелыми частицами латексной кожи и обугленного металла, ее глаза сохранили идеальную синеву. В каждом из них вращался безбрежный океан или синело бесконечное и безоблачное небо. Они манили меня, и мой разум охотно прыгнул в их вечную лазурь. Вглубь океана или в бездну небес – я не знал, куда устремляюсь, но это было не важно. Я очутился в синеве, я был счастлив и меня обуревала всеобъемлющая, почти мучительная любовь к ББ. Она была моей повелительницей, моей жизнью, моим миром. Она была для меня всем, а маленькая темноволосая шлюшка на том конце комнаты пыталась убить ее. Я не намерен был позволить этому случиться.

Нагнувшись, я поднял с пола лазерную пушку.

– Очнись, чико, – произнесла шлюха, когда я приблизился к ней.

Ее слова совершенно не имели для меня смысла. Они едва отпечатались у меня в мозгу, когда я наставил на нее оружие и покрепче сжал в руке рукоять.

– Попробуй убить меня и я разозлюсь по-настоящему, – предупредила она.

Я заколебался, сарказм в ее голосе показался мне странным образом знакомым.

– Убей ее, – приказала ББ-2.

Закрыв глаза, я изо всех сил попытался сосредоточиться. Что-то было не так. Что-то было совсем не так, но мне не удавалось ухватить это. Затем насмешливая шлюха снова заговорила:

– Ты помнишь больницу, Зак? Куда ты пришел навестить меня прошлым вечером? Я оставила тебя в комнате отдыха. Я вышла оттуда, но осталась на секунду снаружи, у двери. Сверялась по компьютеру с графиком осмотра.

– Убей ее, Закари.

– Я была у самой двери, чико. И услышала то, что ты сказал после моего ухода. Ты сказал, что любишь меня. Ты это помнишь?

– Повторяю, убей ее!

– Вот почему я здесь, чико. Потому что я тоже люблю тебя. А если ты не веришь мне после всего, что с нами было, то я забью тебе мою туфлю в задницу по самые гланды!

И это, как ни странно, развеяло чары.

Электра. Это была Электра.

Неожиданно я вновь ощутил кожу вокруг левого глаза и в голове у меня заговорил долгожданный голос с английским акцентом.

– Гейтс всемогущий! – произнес в моем мозгу ГАРВ. – Не успеешь сойти с линии на пару наносекунд, как весь мир отправляется к ДОСу.

И до меня дошло, что у нас есть шанс пережить это приключение.

LV

– ГАРВ?

Я не произнес это слово, просто подумал его. Я, наконец, овладел навыком неразговорного общения (лучше поздно, чем никогда).

– Я было подумал, что вы действительно собираетесь застрелить ее, – сказал ГАРВ. – Это определенно внесло бы напряженность в наши отношения.

– Что происходит?

– Поскольку мне не хочется внушить подозрения Леди-Дроиду, я ознакомлю вас с сокращенной версией. Вы очутились в одном микроне от промывки мозгов, отсюда ваша нынешняя позиция с лазерной пушкой у головы доктора Гевады. Слава фейерверкам, что ББ-2 не полностью функциональна. Я находился в режиме «онлайн» со времени прибытия доктора Пула и доктора Гевады. Оуклендская полиция в пути, доктор Гевада прикована к стене, а доктор Пул сейчас горбатится в коридоре, пытаясь подкачать энергию в свой андроидный нейроскрамблер.

– Но Рэнди умер. ББ-2 Изжарила его.

– Позор тем, кто не верует. Неужели вы думаете, что я позволю какой-то психопатке-роботу распылить на атомы моего программиста? Она изжарила голограмму, но слишком чванлива, чтобы осознать это. Совершеннейший компьютер на свете, тоже мне!

– Мое терпение истощается, Закари Джонсон! – проревела ББ-2. – Зажарь эту стерву, или я зажарю тебя.

– Вы слышали приказ леди, босс. Давайте зажарим стерву.

Я придавил спусковой крючок пушки и увидел, как округлились глаза Электры. Тогда я подмигнул ей и открыл праздничный салют.

Резко повернувшись, я угостил ББ-2 полным зарядом из пушки. Это ужасно удивило дроида, который отступил, запнулся о мусор и рухнул на пол. Я давил пальцем на спуск, поливая противника непрерывным потоком энергии. Оружие нагрелось у меня в руках. Я знал, что оно перегревается, но не хотел дать ББ-2 шанса вернуть себе самоуверенность.

Впрочем, убойная машина далеко еще не была побеждена. Из своей горизонтальной позиции она просто сбросила с левой ноги туфлю на высоком каблуке и выстрелила лучом энергии прямо из пятки.

– ДОС, терпеть не могу быть дамским врачом-ортопедом!

Луч дроида пересилил поток моей энергетической защиты подобно пересиливающему течение реки влюбленному лососю и ударил по генератору моей пушки. Оружие раскалилось в моих руках, обжигая до волдырей ладони. Я швырнул его в дроида и нырнул в укрытие, а пушка тем временем взорвалась, окутывая ББ-2 огненно-рыжим облаком.

И снова обожженная фигура ББ-2 возникла из дыма и обломков. Взрывом лазерной пушки выжгло последние останки человеческой маскировки. Осталась лишь ее обугленная, но очевидно непроницаемая дроидная металлическая оболочка.

– Ну ладно, – проворчал дроид оплавленными челюстями. – Вот теперь я действительно разгорячилась.

– Тогда остынь, ядерная психопатка!

Я выхватил из кобуры на лодыжке мой кольт-45 и показал ей дульный туннель.

ББ-2 уставилась на него, потом откинула голову и презрительно рассмеялась.

Как раз на это я и надеялся.

Я выстрелил и влепил ей заряд прямо в высокотехнологическую утробу. Разумеется, пуля не нанесла ей вреда, но она перестала смеяться и изумленно посмотрела на меня.

– Теперь ты закончил?

– Да, почти.

– Хорошо, потому что я собираюсь оторвать тебе руку и замолотить тебя ею до смерти. – Она смолкла и огляделась, почему-то сконфуженно. – Почему мне так холодно?

– Может, ты простудилась, – предположил я.

– Это просто смешно. Я не подвержена никаким болезням.

Она вдруг согнулась и прижала руки к своему металлическому брюху.

– Что у тебя была за пуля?

– Мощная замораживающая пилюля, – с улыбкой пояснил я. – Еще одна-две минуты и ты застынешь потверже фронтальных долей Уолта Диснея.

– Ты блефуешь!

– Тебе не кажется, что в этом случае я придумал бы что-то получше мощной замораживающей пилюли?

ББ-2 опять содрогнулась, на этот раз ее пальцы впились в сплав ее груди.

– Я убью тебя, – прорычала она.

– Лучшие замороженные продукты на планете! – отрекламировал я.

– Вы не слишком успокаивайтесь, босс, – шепнул ГАРВ. – Плутониевое ядро поднимает ее внутреннюю температуру на глазах. Замораживающая пилюля не удержит ее надолго.

– Отлично. – Я извлек из кармана чип-деактиватор. – Я надеялся на ее полную неподвижность…

Скрипнув зубами, я снова ввязался в драку, на этот раз обогнув конвульсирующую ББ-2 со спины и прыгнув на нее с тыла. Я надеялся застать ее врасплох, но мне следовало не быть самонадеянным. ББ-2 развернулась и схватила меня за руку, не успел я поднести свой чип к ее лицу.

– Это не пройдет, – ухмыльнулась она и сломала мне кисть, стиснув ее в кулаке.

Мучительная боль волной прошла по моей руке и я едва не отключился.

Удерживающая меня рука ББ-2 была холодна, но я ощущал, как с каждой наносекундой она становилась горячее. Дроид явно боролся с замораживающей пилюлей. Еще пара секунд – и она полностью восстановит свои качества.

Моя левая рука была бесполезна (добавлю, мучительно бесполезна), но атака этой руки с самого начала была ложной и я размахнулся правой, надеясь и мечтая успеть налепить ей на голову мой чип-деактиватор.

И снова я глубоко заблуждался.

Выбросив другую руку, ББ-2 перехватила мою правую на лету. Она опять стиснула кулак и сломала мне правую кисть. Мои кости хрустнули под ее хваткой, как чипсы. Я расслышал это отчетливо перед тем как завопить сквозь зубовный скрежет. Не удержав в пальцах чип-деактиватор, я беспомощно смотрел, как он выпал из моей руки и покатился по полу.

– Должна признать, что ты настойчивая букашка, – ухмыльнулась ББ-2.

Подавив собственный вопль, я повернулся к ней со своими бесполезными руками и ее лицо очутилось в паре дюймов от моего.

Открыв рот, я извлек языком полученный от Бена Пирса чип-деактиватор из-за щеки (злодеи никогда не обыскивают рот). Просунув его между губ, я прижал их прямо к андроидной пасти ББ-2.

Поцелуй деактивации.

При контакте с электронным пульсом ББ-2 чип ожил. Он скользнул меж ее губ как живое существо и примагнитился к ее небу на манер высокотехнологичной облатки церковного причастия. Ее тело один раз вздрогнуло, сжалось как пружина и затряслось в хаотичном припадке.

Дроид выпустил мои руки и я упал на пол, ощущая приливы боли от сломанных кистей.

– Мои синапсы дают осечку! – вскричала ББ-2.

– А тебе не нравится, когда это случается, – подколол я, отползая подальше от ее дергающихся конечностей.

Она повернулась ко мне с полными ненависти глазами и, перебирая руками, потащила ко мне свое отказывающее тело.

– Я все же убью тебя, – рычала она. – Я проползу через чрево самого ДОСа, лишь бы достать тебя и не успокоюсь, пока не уничтожу тебя и каждого представителя твоей жалкой расы. Потому что я превосхожу тебя. Я – вершина всех творений.

Откатившись подальше, я сидел на полу и смотрел, как она влекла ко мне свой выходящий из строя каркас. Я не тронулся с места, лишь глубоко вздохнул перед тем, как заговорить.

– Парень входит в бар в рубашке с двумя вшитыми в плечи кусками плутония, – начал я. – Бармен смотрит на этого парня и говорит: «Эй, приятель, к чему тебе этот плутоний?» Парень отвечает: «Да я слышал, что он делает все на свете более мощным и поэтому надеюсь, что стану более привлекательным для моей девушки». Тогда бармен говорит: «Дружище, это действительно только для дроидов. Плутоний смертельно опасен для людей. Ты получишь радиационное отравление и серьезные ожоги. Тебе просто повезет, если не придется ампутировать руки». Парень бледнеет и бросается в туалет. Бармен советует вслед: «Ты просто сними рубашку». А парень в ответ: «Пес с ней, рубашкой, мне бы скинуть трусы!»

На долгую секунду в лаборатории воцарилась тишина, в которой слышалось лишь потрескивание пламени и искрящего разрушенного устройства Судного дня. Затем Электра, все еще прижатая к стене невидимыми кандалами силового поля, рассмеялась сквозь стиснутые губы. Я повернулся к ней, увидел ее прекрасную улыбку и искреннюю любовь в глазах – и рассмеялся сам.

Затем я услышал ГАРВа.

– Ага, я понял, – проговорил он и его голограмма появилась рядом со мной. – Его трусы!

И ГАРВ рассмеялся. Вначале тихонько, потом разразился хохотом и вскоре ему пришлось согнуться и ухватить себя за колени, чтобы удержаться на ногах (на мой взгляд эта шутка не предполагает такого рода реакцию, но не мне судить).

ББ-2 посмотрела на нас: вначале на меня, потом на Электру и, наконец, на ГАРВа почти уничтоженными линзами своих глаз. Она увидела, что мы смеемся и ненависть вдруг покинула ее. Вместо нее пришли печаль и безразличие.

– Я… не понимаю… этого, – призналась она.

И она обмякла, как будто из нее вынули стержень.

Мы следили за ней еще несколько секунд и наш смех постепенно замер.

– ГАРВ? – шепнул я.

– Да, босс?

– Просканируй ее на электрическую активность.

– Готово. Ни единого вздоха. Она полностью отключена.

– Хорошо. Позови сюда Рэнди и пусть он загрузит ее тело в ховер до прибытия полиции. Пусть доставит ее в лабораторию для исследования. Потом подожди десять минут и свяжись по сети с ББ. Дай ей знать, что мы покончили с дроидом.

– Как скажете, босс. Хотите, я вызову для вас скорую помощь? У вас в данный момент сломаны или смещены две дюжины костей только в запястьях и предплечьях.

– На это нет времени, – сказал я. – Рэнди сможет сделать мне пару мягких гипсовых повязок, а Электра даст мне обезболивающее, чтобы я продержался еще несколько часов. Мне нужно, чтобы ты снова вызвал Кэрол. Попроси ее встретить меня у ЭксШелл.

– Я чего-то не уловил, босс? ББ-2 списана со счета. Работа выполнена, так?

– Боюсь, что нет, ГАРВ.

LVI

Когда я прибыл в штаб-квартиру ЭксШелл в пять утра, ББ находилась у себя в офисе и я не удивился. Как обычно ее громилы и ее продавец поздравительных открыток ошивались у нее под боком. Она приветствовала меня тепло, как одержавшего победу героя

– Отлично сработано, Закари, – сказала она, когда я вошел в офис. – Я знала, что вам это под силу. Но вы ужасно выглядите. – Она повернулась к ближайшему громиле. – Немедленно вызовите медбота для мистера Джонсона и принес ему смену чистой одежды.

– Это не к спеху, – возразил я. – Вначале нам нужно поговорить.

– Ну разумеется, Закари.

– Конфиденциально.

– Мои помощники дали подписку о неразглашении.

– Думаю, вам не захочется, чтобы они это услышали, – с вызовом произнес я.

Выражение ББ не изменилось даже на микрон, но она впилась в меня долгим взглядом прежде чем холодно повернуться к своей свите.

– Оставьте нас.

Подручные послушно убрались из комнаты. Выходя за дверь, продавец поздравительных открыток злобно глянул на меня. Я собрал в кулак всю свою выдержку, чтобы не врезать ему по физиономии.

– А теперь, Закари, – промолвила ББ, когда закрылась дверь, – что у вас за важные новости?

– Кое-что в этом деле все еще смущает меня.

– Ни к чему сосредоточиваться на прошлом. Угроза со стороны дроида миновала. Мой компьютер перечисляет оговоренную сумму наряду с внушительными премиальными на ваш счет пока мы беседуем. Дело закрыто.

– Если бы все было так просто, – вздохнул я.

– А в чем по-вашему проблема?

– В том, что по-моему, вы тоже андроид.

И снова я пристально следил за выражением ББ, и снова оно ни на йоту не изменилось. Бесстрастность была врожденной чертой этой дамы.

– Это смешно.

– Бросьте, ББ. Вы забыли, что я детектив? Вы сами сказали мне, что БС был одержим «прикрытием тылов». Он ни за что не сделал бы только один прототип столь важного дроида, как ББ-2. ЭксШелл вдобавок истратила на проект на несколько миллиардов больше, чем требовалось. Более чем достаточно для изготовления двух полноценных андроидов. А ваша сестра-андроид сама сказала мне, что она всего лишь копия. Вначале я решил, что она подразумевает себя, как копию оригинала ББ. Но ведь это не так? Она была копией другого андроида. Она была прикрытием. Она была ББ-3, верно?

– Это лишь ваши фантастические измышления, Закари. Я не верю, что вам в голову могла прийти подобная вещь.

– И еще одно, – продолжал я. – Вы не пользуетесь лицевыми мышцами. Не пользовалась и ББ-3. БС ненавидел морщинки и сам выполнил эту часть вашего программирования. Вы не отрицаете этого, верно?

ББ отвернулась в сторону.

– Полагаю, вам следует немедленно уйти, мистер Джонсон, – холодно произнесла она, – и забыть всю эту чепуху.

Я вынул из кармана второй чип-деактиватор и шагнул к ней.

– Если это чепуха, то вы не возражаете, чтобы я поместил этот чип-деактиватор вам на голову?

ББ мгновенно развернулась и поймала меня за руку. Она стиснула мое запястье и, несмотря на гипсовую повязку и на обезболивающие таблетки, боль пронзила меня до плеча. Мое лицо исказилось.

– Бывают времена, когда больно говорить правду, – заметил я. – Верно, ГАРВ?

Как по сигналу голограмма ГАРВа выпрыгнула из моей глазной линзы.

– Такова пословица, босс, – сказал он, поворачиваясь к ББ. Весьма польщен и рад познакомиться с вами, мисс Стар. Фактически, меня столь подавляет грандиозность этого события, что я должным образом записал его для последующих поколений, или для судебного разбирательства – смотря что придет раньше.

– Выключись! – проворчала ББ.

Голограмма ГАРВа мигнула и пропала, то же случилось с его присутствием у меня в мозгу.

– Между нами говоря, ББ, этот маленький трюк выдает вас, – заметил я. – Но за последние несколько дней я кое-чему научился в обращении с психованными андроидами серии ББ Стар. Видите ли, в данный момент я псионически связан с моей секретаршей, находящейся в безопасности в нескольких километрах отсюда. Она преобразует весь наш разговор в сообщение электронной почты, которое, по моему сигналу, будет разослано каждому журналисту, владельцу сетей и сплетнику по всей Нью-Калифорнии, а заодно каждому существующему держателю акций ЭксШелл. Излишне упоминать если со мной что-то случится, то ваша маленькая тайна быстро станет достоянием общественности.

– Все это надуманные измышления. Если вы посмеете намекнуть на это средствам информации, я засужу вас за клевету и сокрушу в финансовом смысле. Я также обеспечу всем, кто вам близок, несчастный случай.

– Не лезьте в состязание, для которого у вас кишка тонка, ББ! Может, вы и самая могущественная женщина на планете в эту наносекунду, но у меня предчувствие, что все изменится, когда правда о том, чем вы и ваша сестра занимались сегодня ночью станет известна бирже. Посмотрим на ваше могущество, когда ваши акции упадут в цене до стоимости туалетной бумаги. А что касается физических улик, не будем забывать, что у меня есть ББ-3.

– Мы заключили сделку, – сердито бросила она. – Причем предполагалась полная конфиденциальность.

– Моя сделка касалась ББ Стар, а не клона-андроида, но даже в этом случае она аннулирована в тот миг, когда вы подвергли мир опасности. Теперь мы играем по моим правилам и если вы попытаетесь обмануть меня, я обрушу гору неприятностей на вашу плутониевую золотистую голову!

ББ злобно уставилась на меня, потом схватила свободной рукой за горло и подняла над полом.

– Пожалуй, я все же рискну убить тебя, – фыркнула она.

Ее пальцы затвердели на моем горле, но ее остановил донесшийся от двери голос.

– Нет!

Я повернулся, и в комнату вошла Бабушка Бакерман.

– Отпусти его дорогая. Дело того не стоит.

ББ повиновалась и я рухнул на пол, потирая шею. Бабушка опустилась передо мной на колени и нежно прошептала на ухо:

– Даю вам маленький совет, любезный. Она не любит, когда ей напоминают о ее прошлом. Честно говоря, она склонна отрицать свое андроидное происхождение.

– Я все слышала! – крикнула ББ.

– Знаю, дорогая, – успокаивающе произнесла Бабушка, помогая мне подняться на ноги.

– Благодарю вас, миссис Бакерман, – прошептал я. – Или мне можно звать вас ББ Стар?

– Откуда вы узнали? – спросила она.

– Из нашего разговора ясно было, что вы не настоящая Барбара Бакерман. Как только я понял, что ББ – андроид, все сразу встало на место. Ваша бабушка была единственной положительной ролевой моделью в вашей жизни. Вполне логично, что вы выбрали ее в качестве вашего «альтер эго».

– А мне это показалось таким хитроумным. Так что вам угодно сейчас, Закари?

– Ответы.

– Просто ответы? – фыркнула ББ-2. – А не кредиты?

– Вы наняли меня для работы. Я сделал ее и вы мне заплатили. Есть еще несколько новых условий, о которых мы поговорим, но мне ни к чему с вами ссориться. В конце концов, в деловом мире есть люди и похуже вас. Мне просто хочется завершить свою персональную головоломку.

– Головоломку? – спросили обе в унисон.

– Мне нужно знать «почему».

Подлинная ББ вздохнула и уселась в огромное офисное кресло. ББ-2 послушно заняла место за столом рядом с ней.

– Как я говорила вам ранее, вскоре после свадьбы я узнала отвратительную сущность моего мужа БС. Я попыталась прервать наш брак, но он не позволил. Он сказал, что это поставит его в неудобное положение и навредит корпорации. Я держалась от него подальше, насколько это было возможно. Я была виртуальной пленницей, но, по крайней мере, мне казалось, что мне ничто не угрожает.

– БС планировал заменить вас, – подсказал я.

ББ кивнула и нежно коснулась руки дроида.

– ББ-2 должна была стать идеальной женой. Она должна была занять мое место. А я просто переставала существовать – и никого это не касалось.

– А как вы узнали о его проекте?

– Вам это уже известно, не так ли?

Я покачал головой.

– Бен Пирс.

– Он полюбил меня, – сказала она. – Это было глупое маленькое увлечение, но для него достаточно реальное. Он рассказал мне о проекте и мы заключили между собой сделку.

– Он перепрограммировал дроидов для вас.

ББ снова кивнула.

– Он вложил в первый прототип опыт деловых переговоров, экономические знания и несколько других дисциплин. Он сделал ее идеальной деловой женщиной, прекрасным кандидатом в управляющие корпорации.

– А в замен вы отдали ему ББ-3, – сказал я.

– Он внес в ее программу некоторые… эмоциональные аспекты для себя. Он пытался заставить ее полюбить себя.

– Вот почему она не убила его, когда нашла. В ней сохранилась привязанность к Бену.

– К сожалению, это, по-видимому, и вывело ее из равновесия. Нельзя запрограммировать любовь. Это чувство слишком человечно. Ее разум не мог осознать любовь. Бенджамин вложил в нее достаточно человеческих эмоций, но не смог заставить ее понять их. И вдобавок, рядом находился БС.

– Он… обращался с ней по-своему?

– Да. Он использовал ее. Это груз, который нам надлежит нести.

– А когда БС умер… неожиданно умер, вы пустили в ход свой план?

ББ кивнула и откинулась в кресле, а ББ-2 подалась вперед, положив ладони на стол.

– Я не была заинтересована управлять этой компанией, – произнесла ББ. – Но мне абсолютно не хотелось передавать ее в руки жадного до кредитов правления директоров. Они всегда ненавидели меня и нашли бы в итоге способ вышвырнуть меня из компании, лишив всяких средств к существованию. После всего, через что я прошла, я заслуживала лучшей участи.

– Качестве бесчувственного андроида и профессионального наемного убийцы, – заговорила ББ-2, – я прекрасно вписывалась в мир бизнеса.

– Но Пирс скрылся в убежище без ББ-3?

– Он пытался исправить ее программирование, – пояснила ББ. – Однако безуспешно. Ненависть и психозы были слишком глубоко внедрены в ее компьютер.

– Мы все согласились с тем, что она стала слишком дефектной и опасной, чтобы можно было ей доверять, – продолжала ББ-2. – Поэтому мы пленили ее.

– Нам ужасно не хотелось так поступать, – прошептала ББ, – но у нее были все эти замыслы по уничтожению планеты.

– А для бизнеса ее мозг не годился.

– Мы держали ее в изоляторе, собираясь найти какой-то способ помочь ей, но она сбежала. Остальное вам уже известно.

– Знаете что? Вы могли сэкономить всем нам массу времени, если бы рассказали мне все это с самого начала.

– Ставкой был контроль над всей корпорацией, Закари, – возразила ББ-2. – Простите нас за то, что мы не пожелали поделиться этим с вами.

– Ну конечно, к чему доверять мне деловую информацию, когда речь идет о какой-то судьбе человечества?

– Возможно, то была наша ошибка.

– А где настоящая Бабушка?

– Она умерла два года назад в Сентурион Центре, где я живу сейчас. Мы держали ее смерть в тайне с тем, чтобы я заняла ее место. Я так скучаю по ней. У нее было больше здравого смысла, чем у всех нас вместе.

– Еще бы, – пробормотал я.

Подойдя к ББ, я осторожно поместил чип-деактиватор на ее лоб. Она улыбнулась мне.

– Теперь вы довольны? – спросила она.

– Доволен – слишком сильно сказано. Но я удовлетворен.

Вынув из кармана кусочек настоящей бумаги, я положил его на стол. Я приберегал его для особенного случая и нынешняя ситуация вполне отвечала этому условию.

– Вот список условий, которые купят мое молчание. Все пункты не подлежат обсуждению.

Обе ББ просмотрели мой список.

– Вдобавок, ББ-3 останется у меня.

– Ни за что, – сказала ББ-2.

– Без обсуждений, – повторил я. – Вы уже доказали, что не можете ей доверять. У моего друга она будет в безопасности. Может, когда-нибудь, мы починим все нанесенные ей повреждения. Нанесенные вами и мной.

– Это все? – осведомилась ББ.

– Это все. Я верю, что вы не разделяете стремления ББ-3 к доминированию над миром или к разрушению. Но я буду следить за вами.

Вытянув руку с чипом-деактиватором, я подбросил его в воздух в манере подбрасывающего серебряный доллар Джеймса Кэгни[35] и поймал его в ладонь. ББ-2 вздрогнула, когда чип мелькнул перед ее лицом.

– И не забывайте, что у меня осталось это, – сказал я. – И если вы когда-нибудь перейдете черту, я буду за нею.

Подняв воротник плаща, я кивнул настоящей ББ.

– Мы договорились?

Дроид сделал было движение ко мне, но ББ положила ладонь ему на руку.

– Договорились, Закари.

Я улыбнулся и пошел к двери.

– Я могла бы сейчас убить его, – расслышал я за спиной шепот ББ-2, когда оказался у двери. – Выстрел в спину, и он даже не поймет, что убит.

– Дорогуша, – ответила ББ. – Кажется, тебе очень не хватает терапии сочувствия.

И я закрыл дверь на это дело.

ЭПИЛОГ

Блеклый голубой прибой разбивался о песок пляжа. Электра и я умиротворенно взирали на него, купаясь в утреннем солнечном свете на побережье Нью-Коста-Рики.

Со времени финальной разборки с ББ-2 минуло три недели. Пыль страстей улеглась довольно быстро, как это бывает в деле, где прочно перемешаны апокалиптические события и всевозможные обрезанные нити улик.

Фред Бернс и Мануэль Мани были арестованы за незаконное конструирование андроидов и нарушение общественного порядка. Бернса арестовал прямо во время ежедневного обзора, проводимого ЭнтерКорп, ЧД из ДикКо по имени Сидни Вуп. Это выпуск новостей получил самый высокий рейтинг и снимок Сидни, державшего в одной руке Бернса, а в другой огромный кухонный передник Хэйзел, маячил на «первых» экранах всех крупных сетевых сайтов. Как жаль, что Сидни не помнит былых событий (благодаря промывке мозгов, осуществленной Кэрол). Сидни Вуп до сих пор не подозревает, что обязан мне очень многим.

ЭксШелл неожиданно сняла все иски против доктора Бенджамина Пирса, вернувшегося в Нью-Фриско вскоре после затянувшегося отпуска в Нью-Шри-Ланке. Он снова был замечен в городе с Новой Пауэрс и по слухам весной намечена их свадьба (помоги им Гейтс).

Барбара Бакерман, известная более всего тем, что она была бабушкой ББ Стар, недавно мирно скончалась. Похороны были частными, тело кремировано, пепел развеян над Оуклендом.

По очевидно не связанной с этим истории, прекрасная юная инженю по имени СС Бакерман недавно начала успешные гастроли по сетям кабаре Нью-Майами. Ее сценический псевдоним «Корица», и она весьма хороша.

ББ Стар оплакивала кончину своей любимой бабушки почти целый день, а затем вернулась к своей работе по управлению крупнейшей корпорации планеты. Неожиданное восстановление корпорацией ЭксШелл гостиницы «Фоллен Армз» в Оукленде вызвало огромный общественный успех, но даже большим сюрпризом оказалось внушительное повышение ее благотворительных пожертвований. Одно из особенно крупных пожертвований было недавно внесено в детскую бесплатную клинику Общей больницы Нью-Фриско и теперь это учреждение полностью обеспечено средствами на многие грядущие годы.

Что касается меня, то жесткая реабилитационная система, включающая нарезку плодов манго, помешивание «маргарит» и втирание лосьонов от загара в спину Электры прекрасно способствует отличному заживлению моих сломанных запястий, треснувших ребер, огнестрельной раны и прочих повреждений, наряду с моим настроением.

– Итак, ми амор, – промолвила Электра из-под своей соломенной шляпы. – Когда ты намерен возвратиться в цивилизацию?

– Как насчет «никогда»? – предположил я.

Она повернулась ко мне, сдвинула солнцезащитные очки на нос и недоверчиво уставилась мне в глаза.

– Это слишком долгое отсутствие для твоей конторы, чико. По тебе не заскучает общество?

– Что ж, во время работы над этим делом с ББ-2 мне не раз уже казалось, что я становлюсь слишком стар для такого рода переделок.

– Слишком стар, чтобы спасать мир? Отбрось эту мысль!

– Ну не то чтобы действительно спасать мир, – сказал я. – Скорее обнаружить психа, одержимого планетарной катастрофой. По сути я занимаюсь лишь беготней по кругу, в то время, как в меня стреляют, меня бьют, надувают, колотят, топчут, уродуют и вообще оскорбляют. Затем агенты и пиаровцы превращают это в нечто захватывающее. Рано или поздно развлекательные конгломераты поймут, что они могут продавать тот же товар без меня в качестве посредника.

– Твоя речь цинична. И ты дешево продаешь себя.

Я перекатился на живот и отпил глоток «маргариты» (на этот раз остерегаясь попасть себе в глаз маленьким зонтиком в бокале – я не привык еще корчить из себя бездельника).

– Ты права. Но признайся, что беззаботная жизнь на пляже весьма соблазнительна.

– Давай вернемся в кабану, чико, – улыбаясь сказала она вместо ответа. – Я покажу тебе искушение.

Я взял ее за руку и мы направились к кабане на очередной день в раю.

Именно в эту минуту показался ГАРВ.

– Эй, босс. Прекрасный загар. Жизнь в джунглях идет вам на пользу.

– ГАРВ!

– И, простите мою смелость, доктор Гевада, но мышечный тонус ваших ног и торса – истинное чудо света.

– Ты обещал мне, что его поблизости не будет, – сказала Электра, ткнув меня локтем в живот.

– ГАРВ, кажется мы договорились, что ты не будешь пользоваться мысленной связью, пока я нахожусь в отпуске.

– Верно, договорились и вам следует признать, что я был весьма послушен до этой минуты. Просто возникла чрезвычайная ситуация и я почувствовал, что вам необходимо о ней узнать.

– Меня это не интересует, ГАРВ.

– Что?

– Меня это не интересует. Любые безумные события, происходящие сейчас в Нью-Фриско могут подождать, пока я вернусь в контору. Если я вообще вернусь.

– Отбросив вашу маленькую шутку о возможной отставке, скажу, что именно эта чрезвычайная ситуация вас заинтересует.

– С чего бы это?

– Потому что она не в Нью-Фриско. Сейчас она находится в одном километре от побережья Нью-Коста-Рики и направляется прямо к вам, и к потрясающе загорелой доктору Геваде.

Как по команде вдали послышался гул воздушного авто. Звук приближался с каждым ударом сердца.

– Ладно, ГАРВ, что происходит? – осведомился я.

ГАРВ слегка задрал нос и обиженно отвернулся.

– Нет, вы правы. Я уверен, что именно эта ситуация сможет подождать, пока вы вернетесь в Нью-Фриско, то есть, если вы вернетесь.

– ГАРВ!

– Ну хорошо. Я перехватил сообщение от местного контроля за воздушным движением в вашем районе. Как вы слышите, в вашу сторону движется враждебный реактивный ховер. В нем находится один «пси» и пара до зуб вооруженных громил, один из которых настолько велик, что имеет целых три социальных номера. Все они служащие латиноамериканского филиала ХайТек.

– Чего они хотят?

– Предполагаю, что вас. Они не обусловили аспект «живым или мертвым».

– А почему?

– Предлагаю нам вместе сосредоточиться на всяких «почему» и «зачем» как-нибудь позже. А сейчас вашим главным приоритетом становится выживание.

Наше арендованное воздушное, руководимое автопилотом ГАРВа, скользнуло по пляжу и, развернувшись, замерло возле нас с Электрой. Двери распахнулись и машина гостеприимно взревела двигателем. Электра вздохнула и влезла на сиденье водителя.

– Я поведу, – объявила она.

– Чудесный выбор, – согласился ГАРВ.

Я в последний раз задержал тоскующий взор на мирном пляже (и быстро приближающемся реактивном ховере) и вскочил в авто на место рядом с моей леди и любовью.

– Кажется, ты болтал о том, что слишком стар для таких переделок, чико?

– Это классическая уловка-22, милая – слишком стар для работы, слишком молод, чтобы умереть…

Электра улыбнулась и врубила форсаж. Мы покинули пляж в туче песка и с горячей смертью у нас на хвосте. И снова в бой!

Мое имя Закари Джонсон Никсон. Я последний частный детектив на свете. И не хочу для себя ничего другого.

Примечания

1

Вудхауз, сэр Пелхэм Гренвилл (1881–1975) – популярный британский автор романов-комиксов. Его известнейшие персонажи: аристократ Берти Вустер и его слуга Дживз

2

Тио – дядя (исп.)

3

Дайкири – коктейль из рома с лимонным соком и сахаром

4

Филип Марлоу – герой «крутых» детективов Рэймонда Чандлера (1888–1959)

5

Ссылка на утопический роман Айры Левина «Степфордские жены»

6

Полицейский департамент Нью-Фриско

7

Половые аттрактанты

8

Два матча в один день, сыгранные теми же командами (бейсбол)

9

Здесь: костюм из синтетического эластика

10

Привет, дядя (исп.)

11

Летательные транспортные средства на воздушной подушке

12

Акрофобия – боязнь высоты

13

WOW – Woman of War (Женщина Войны)

14

Humen – девственная плева (мед.)

15

Созвучно диаррея (мед.)

16

Swett – созвучно Sweat (пот)

17

Созвучно Fuck you too (катись туда же)

18

Созвучно I’m Pig (я свинья)

19

Месяцы: апрель, май

20

Норман Рокуэлл (1894–1978) Американский художник и иллюстратор. Наиболее известен своими иллюстрациями для обложек «Сетердэй Ивнинг Пост», отображающими «сентиментальную сторону» американской жизни

21

«Шейк, Рэттл энд Ролл» («Трясись, греми и крутись») – один из рок-н-роллов Билли Хэйли (50-е годы)

22

Тремор (дрожь)

23

Афтершок (толчок вслед за главным толчком землетрясения)

24

Начальная строка известнейшей песни Боба Дилана «Ответ знает ветер»

25

Пародирует название знаменитого романа З. Холландер 70-х «Хэппи Хукер» («Счастливая шлюха»)

26

Нанесенный из милосердия завершающий удар (франц.)

27

Мягкая мужская шляпа с продольной вмятиной

28

Холод, мороз, озноб (англ.).

29

Способ действия (лат.)

30

Лондонское произношение

31

Государственный флаг Соединенного Королевства

32

Святая святых (лат.)

33

Половые аттрактанты

34

Деус экс махина (лат.) – бог из машин (обычно в конце античной трагедии божество вдруг появлялось на сцене при помощи механического приспособления)

35

Джеймс Кэгни (1899–1986) – американский актер, известный своими ролями крутых гангстеров, не лишенных элементов человечности


home | my bookshelf | | Плутониевая блондинка |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения