Book: Невеста плейбоя



Невеста плейбоя

Сьюзен Донован

Невеста плейбоя

Глава 1

Звуки музыки и смех окружали Саманту. Они накатывались, словно волны прибоя, и Саманта почувствовала легкую дурноту, как будто ее действительно укачало на море. Возможно, виной всему были две «Маргариты», выпитые на пустой желудок, или ужасная неделя, которая, казалось, никогда не кончится. Или очередное письмо, которое Саманта получила из детского сада. Письмо было написано высоким и даже вычурным стилем и содержало завуалированные, но недвусмысленные угрозы: «Принимая во внимание нерешенные проблемы вашего ребенка, связанные с отправлением естественных нужд, мы настойчиво рекомендуем вам в течение двух недель подыскать другое место, где он будет проводить дневное время».

– …А потом – вы просто не поверите!.. – Монти, лучшая подруга Саманты, развлекала компанию историей о своем последнем субботнем свидании с неким представителем мужского племени по имени Мистер Всегда-готов.

Рассказ состоял из описания подвигов данного экземпляра на сексуальном фронте и количества половых актов, которые приходились на единицу времени или площади. Саманта эту замечательную историю уже слышала и теперь лишь рассеянно улыбалась.

Взгляд ее бесцельно блуждал по залу кафе. В «Ящерице» было полно народа, что неудивительно, ведь местечко это весьма популярно, а кроме того, в течение дня хозяин устраивал так называемый счастливый час, когда напитки продавались со значительной скидкой. Им вообще сегодня повезло, что сумели занять столик… Взгляд Саманты остановился на компании незнакомых молодых женщин, теснившихся у бара. Этим столика не досталось, но Саманта вдруг ощутила приступ острой, почти болезненной зависти. Женщины были действительно молодые и какие-то… беззаботные. Они так искренне веселились и наслаждались жизнью, что Саманта вдруг подумала: «А выглядела ли я когда-нибудь такой же счастливой? Чувствовала ли себя такой же свободной и сексуальной? Неужели я тоже когда-то ходила на таких умопомрачительных каблуках? И неужели я правда была когда-то такой же молодой?.. Нужно позвонить домой и спросить у Лили, съел ли Дакота ужин… и напомнить Грегу, что ему разрешено играть на плейстейшн не больше часа».

– …а мужик просто встает с дивана, расстегивает штаны и говорит: «Монти, детка, на кой черт нам идти в зоопарк, когда у меня тут есть питон!»

Громкий взрыв смеха заставил Сэм очнуться, и она заулыбалась, делая вид, что все это время была с друзьями. За столом сидели очень разные женщины, и, обводя взглядом хохочущих подруг, Саманта растроганно подумала, что ужасно любит каждую из них… даже если иногда они и ведут себя вызывающе до неприличия. Вот как сегодня. Впрочем, раскованное поведение было той формой отдыха, которую они и практиковали во время своих пятничных встреч. Подруги собирались в кафе «Ящерица» в последнюю пятницу каждого месяца, чтобы выпить по паре коктейлей, посплетничать о мужчинах и работе, поделиться проблемами, посмеяться и обсудить планы на следующую неделю. Кто-то сказал, что они отводят специальное время для «Джина и депрессии», и так они и называли эти посиделки: ДД-клуб.

В кафе было шумно, но тепло и уютно, полосатые стульчики и скатерти на столах делали атмосферу заведения неформально праздничной. Саманта бросила взгляд в сторону широкого окна. Там, на улице, угасал короткий ноябрьский день, было влажно и холодно, и первый в этом году снег посыпал белой крупой улицы Индианаполиса. Стрелка часов не добралась и до семи, а на улице уже стемнело. Скоро рождественские каникулы… Сочетание холода и близких праздников сильно сократило обычно большую и шумную компанию. Сегодня ДД-клуб собрал самых стойких.

Справа от Сэм сидела ее лучшая подруга – Монти Маккуин. Она рассказывала очередную смешную историю, и ее многочисленные косички колыхались и подпрыгивали в такт словам. Сэм и Монти уже тринадцать лет работали вместе в салоне красоты, носившем интригующе французское название «Ле сёрк». Саманта искренне считала, что Монти великолепный стилист и уж точно самая верная подруга на свете. Когда муж Саманты бросил ее три года назад, именно Монти все время была рядом и не уставала повторять, что женщина, у которой трое детей, просто не имеет права сдаваться. Учитывая жизненный опыт самой Монти, Саманта знала, о чем говорила подруга.

Справа от Сэм сидела Кара Демаринис – одна из ее самых постоянных клиенток. Кара и сегодня выглядела, как всегда, роскошно. Воплощение аристократизма и в то же время очень практичная и приземленная. Рядом с Карой владелица салона «Ле сёрк» Марсия Фишбакер с подругами Денни и Вандой Уинстон. Дамы родились на свет не просто сестрами, но близнецами, однако стиль их очень сильно отличался.

Сейчас все от души хохотали и хлопали ладонями по столу, выражая восторг и благодарность Монти за прекрасный рассказ. Вот только Сэм сидела с задумчивым видом и никак не могла заставить себя развеселиться. Это встречи всегда были для нее глотком свежего воздуха, настоящим сеансом психотерапии. Но сегодня… сегодня Сэм слишком устала.

Саманта с тоской подумала, что в этот вечер ее уже ничто не сможет порадовать или просто развеселить. Вот даже если самый красивый на свете мачо вломится в кафе полуголым и скажет, что ждет только ее, Саманту, – все равно она останется равнодушной, потому что усталость убила все чувства и либидо тоже.

Сэм вздохнула и заказала третью «Маргариту», чего раньше с ней не случалось. Когда коктейль прибыл, Саманта провела кончиком языка по краю стакана, ощущая холод стекла и горьковатый вкус кристалликов соли, и начала медленно пить… Она сегодня практически не ела, и алкоголь очень быстро стал туманить усталый мозг Саманты. А в голове ее кружились безрадостные мысли… Через три дня нужно вносить плату за жилье, но мистер Уэстеркамп так и не починил мусоропровод, хоть и обещал… Может, сослаться на это и отказаться платить? Будет ли неработающий мусоропровод достаточной причиной для отсрочки или ее и детей просто выселят? Лили заявила, что на следующее лето хочет поехать с одноклассниками в Париж, но девочка совершенно не понимает, что ее матери просто неоткуда взять три тысячи долларов, чтобы осуществить эту мечту. А Грег отказался ходить к врачу, заявив, что уж лучше будет заикаться – так его меньше дразнят. Больше всего одноклассники издевались над ним именно за посещение занятия в «специальном» классе, где работал сурдолог.[1]

Сэм одним глотком осушила бокал с «Маргаритой», прислушалась к тому, как алкоголь теплой волной вливается в пустой желудок.

– Я никогда не понимала, почему люди так предвзято относятся к содержанкам, – сказала она вдруг. – Если бы мне предложили стать чьей-то игрушкой… платной подругой, девушкой по вызову – хоть кем, – но при этом жить в пентхаусе, иметь шофера, горничную, повара и все в обмен на то, чтобы я время от времени ублажала какого-нибудь старого пердуна… Господи, да я бы с радостью! Ну если бы это не навредило детям, конечно. Думаю, это было бы просто здорово…

За столом воцарилось напряженное молчание, и только тут Сэм осознала, что высказала свои мысли вслух.

Кара осторожно взяла подругу за руку и с тревогой посмотрела на нее своими прекрасными карими очами.

– Ну, если бы он был не очень старый и не очень противный, – торопливо добавила Сэм, пытаясь хоть как-то исправить ситуацию.

– Само собой, – заявила Марсия. – Девушка должна знать предел, ниже которого нельзя опускаться.

– Если найдешь такого старикашку, поинтересуйся, нет ли у него брата, – хихикнула Денни. – И уж тогда не забудь про меня, ладно? Я бы тоже не прочь пожить в пентхаусе и покататься с личным шофером. А может, удастся найти такого папика, который любит смотреть на лесбиянок?

– Вряд ли у лесбиянок бывают папики, – осадила сестру Ванда.

– Мне кажется, тебе пора домой, Сэм, – заявила Монти, решительно отнимая у подруги бокал, который Сэм никак не хотела выпускать из рук. – Я отвезу тебя и уложу в постель. Завтра с девяти утра у нас будет куча народу: придет невеста, ее подружки и бог знает кто еще, чтобы мы всем сделали укладки и накрасили для предстоящего торжества. Так что, подруга, тебе надо отдохнуть как следует и набраться сил.

– Господи, как я ненавижу свадьбы! – простонала Саманта. – Ненавижу хихикающих невест. Ненавижу их сложные прически! Как можно быть счастливой в девять утра? Это извращение какое-то! Знаете, мне всегда хочется схватить очередную дурочку за плечи и крикнуть ей в лицо: «Не делай этого! Беги! Спасайся, пока не поздно!»

Марсия смотрела на Саманту с тревогой. Заметив ее взгляд, Сэм мысленно поклялась себе, что никогда больше не станет пить больше двух коктейлей на глазах у собственного босса. Тем временем Монти удалось оторвать ее от стула и поставить на ноги.

– Пошли, Золушка! – Она засмеялась, и ее косички весело взметнулись. – Время покидать бал. Так и быть, я прокачу тебя в карете, но нам надо спешить, а то она превратится в тыкву, и домой пойдем пешком.


Кара Демаринис удобно устроилась в кожаном кресле, и не спеша рассматривала Джека Толливера. Во всем мире, думала она, не найдется ни одной женщины, которая назвала бы его пердуном или папиком. Само собой, она не раз слышала, как его награждали другими интересными именами: садистом, мерзавцем, высокомерным негодяем, сексуально озабоченным ублюдком. Пока Кара вспоминала все многочисленные и яркие эпитеты, которые за много лет их дружбы и сотрудничества доставались Джеку, сам мистер Толливер искренне хохотал, прислонившись к бюро красного дерева. Когда-то это бюро принадлежало его отцу, покойному губернатору штата Индиана Гордону Толливеру, которого до сих пор многие люди вспоминали с уважением и благодарностью.

Отсмеявшись, Джек вытер глаза. «Надо же, – лениво удивилась Кара, – похоже, я насмешила его до слез».

– Мне всегда нравилось, что ты умеешь найти нетрадиционный подход к проблеме, – сказал Джек. – Но сейчас, Кара, милая, твое предложение не просто оригинально, оно абсолютно безумно. Уж прости за прямоту.

– Ничего подобного. Ну-ка вспомни Эррола Байндера, который одолжил у соседа золотистого ретривера. Серия снимков, на которых он играл с собакой, подняла его популярность весьма существенно. А ведь он ненавидел животных. А как насчет Чарлтона Манхеймера, который притащил на свое тридцать второе публичное выступление детишек своей секретарши вместо собственных внуков? Знающие люди шептались, что своих внучат он отправил в интернат в Вермонте.

– Не может быть. – Джек выглядел удивленным.

– Еще как может! Так что мы вовсе не изобретаем порох: прецедент был создан давным-давно. Послушай, я знакома с Самантой Монро двенадцать лет. Это чудесная женщина, добрая и милая. Она очень много работает и, прошу заметить, любит свое дело. Она ответственный человек. Принадлежит к самому что ни на есть среднему классу – именно то, что нам нужно, потому что ты не можешь похвастаться ни одним из вышеперечисленных положительных качеств. Кроме того, она заслужила, чтобы с ней наконец случилось хоть что-то хорошее. То есть она подходит нам по всем параметрам. И вообще Сэм – само совершенство.

Джек с недоверием изогнул бровь, и губы его скривились в насмешливой улыбке:

– Уж не пытаешься ли ты намекнуть, что я безответственный лентяй, напрасно прожигающий жизнь?

– Именно это я и хотела сказать! Потому что ты такой и есть! – Кара широко улыбнулась.

– Ах так! Ну раз мы перешли на личности и заговорили начистоту, то позволь напомнить тебе, что ни одна женщина не может быть совершенна, особенно когда она готова себя продать.

– Ничего подобного! Саманта не из тех, кто продается. Но в аренду, думаю, ее можно взять…

Джек, не удержавшись, опять принялся хохотать.

– Кара, милая, ну что ты говоришь! Я никогда не соглашусь нанимать фальшивую невесту! Это аморально, отталкивающе… в конце концов, я буду просто жалко выглядеть!

Толливер отошел от стола, взъерошил волосы и принялся мерить шагами комнату, рассуждая вслух:

– Кроме того, если мне предлагается извлечь пользу из ее достоинств, то я должен буду смириться с ее недостатками, верно? Может, у нее криминальное прошлое? Штрафы за превышение скорости. Просроченный кредит и неоплаченные счета. Может, она вообще недееспособна!

Кара слушала молча, улыбалась и с удовольствием смотрела на Джека: широкие плечи, красивые руки, прямая спина и узкие бедра. Не мужчина, а само совершенство… И уж кому как не ей было доподлинно известно, что в женщинах самый завидный холостяк Индианаполиса недостатка не испытывает.

Но тут и таился подводный камень. Джек всегда делал упор на количество женщин, меняя их как перчатки. А для рывка в политической карьере, который ему предстояло совершить, количество женщин нужно было ограничить до одной, и желательно, чтобы именно этот конкретный экземпляр оказался достаточно качественным и понравился избирателям.

– Честно сказать, я уже провела некоторое расследование: мы должны быть готовы и знать все, что смогут накопать против нее твои противники и конкуренты, не так ли? – сказала Кара. – Ничего особо страшного я не нашла, да и не думала, что найду. Работа еще продолжается, но пока единственное, что можно поставить ей в вину: нерегулярные выплаты по кредиту, что вполне объяснимо после развода. Даже более того – это вызовет симпатию и сочувствие людей.

Джек стоял спиной к Каре и смотрел в окно. Покачав головой, он негромко и почти жалобно произнес:

– Помнишь Тину? Давай она будет моей невестой. Черт, она рыженькая, а я обожаю рыжеволосых женщин.

– Вы встречались всего месяц.

– Ну зато это был чудесный месяц!

– Ей двадцать пять лет, и она зарабатывает на жизнь, исполняя танец живота в каком-то ночном клубе. Возможно, именно это тебя и заводит, Джек, но избирателям твой выбор вряд ли понравится. Кроме того, она крашеная.

– Может, золотистый цвет ее волос и взят из пузырька или чего там… но он ей идет. И между прочим, Тина учится на педиатра, а танец живота – это ради заработка и острых ощущений. И она невероятно гибкая… в смысле умеет приспособиться к любым неожиданностям.

– Неужели? Что ж, тогда она легко переживет ваш разрыв.

– Да все равно никто не поверит, что я собираюсь жениться! – Джек нервно хмыкнул. – Как это должно выглядеть? Я просыпаюсь одним прекрасными утром – и бам! Меня одолевает желание соединить с кем-то свою судьбу навеки? Да ладно! Никто не поверит в такую глупость!

– Люди меняются, Джек. Избиратели решат, что ты наконец достиг зрелости, повзрослел, нашел подходящую женщину и надумал остепениться. Это, знаешь ли, случается со многими мужчинами.

Толливер взглянул через плечо на своего адвоката и консультанта. И эта женщина возглавляет его избирательную кампанию! Кара видела в его зеленых глазах недоверие, но упорно продолжала гнуть свою линию:

– До выборов еще масса времени. Все будет выглядеть вполне естественно. Обед, поход на баскетбольный матч, намек корреспонденту «Стар» и так далее. Мы и оглянуться не успеем, как весь город будет судачить о твоем романе. К февралю, когда придет время выставлять твою кандидатуру на первый тур выборов в сенат, все будут смотреть на вас как на устоявшуюся пару, решительно настроенную на крепкий семейный союз. И ты будешь в шоколаде.

– Я буду в дерьме. – Джек наконец повернулся к Каре. – Ты понимаешь, что если кто-нибудь обнаружит этот маленький заговор, то он станет последним гвоздем в крышку гроба, в котором похоронят мою политическую карьеру? А если Кристи Скоэн что-нибудь пронюхает?

Кара кивнула: ее тоже беспокоила такая перспектива. Именно Кристи была самым опасным врагом Джека.

– Я сама буду вести все переговоры с представителями средств массовой информации и клянусь, журналисты сделают все, чтобы удержать Кристи на коротком поводке.

– Сомневаюсь, что это кому-нибудь удастся! Да эта зараза переедет любого, кто попытается помешать ей выдать очередную сенсацию для «Капитал апдейт»!

Кара не раз была гостьей на воскресной программе, которую вела Кристи, и прекрасно знала о патологической ненависти журналистки к Джеку Толливеру, а также была в курсе, что ненависть эта выросла из любви. Кара даже не могла винить мисс Скоэн за то, что та регулярно отравляла Джеку жизнь: он на людях отверг ее, проявив неприличный интерес к другой женщине, – кому такое понравится?

– Джек, но, согласись, ты обошелся с ней как настоящий негодяй, – сказала Кара.

– Может, и так. Но время для извинений давно прошло.

– Что ж, мы справимся с Кристи. У нас просто нет другого выхода, – заявила Кара. – Что до остальных, они с готовностью купятся на предложенную сказку. А если тебе захочется ограничить информацию, так ты всегда сможешь сказать, что Сэм и ее дети не хотят делать их семейную жизнь достоянием гласности.



– Дети? – Глаза Джека округлились, а в голосе прозвучал неподдельный испуг. – Эта твоя женщина сдается вместе с детьми?

Кара Демаринис пожала плечами и поудобнее устроилась в кресле, готовясь продолжить нелегкий разговор. Она знала, что именно эта часть беседы – когда Джек узнает о детях – станет для него самой проблематичной. Но с другой стороны, именно дети привлекут к Джеку большее число избирателей.

– У Саманты трое замечательных детей. Самый милый, конечно, малыш. Его зовут Дакота, и он такой…

– Прекрати! – Джек опять смеялся, но теперь это был горький смех человека, увидевшего под ногами пропасть вместо ожидаемой тропы. – Слушай, Кара, я совсем не прочь стать сенатором от штата Индиана, но я не могу для этого брать в аренду детей. Так нельзя! Это же ненормально!

Кара помахала в воздухе пальцем с идеально накрашенным ногтем:

– Ты просто не хочешь подумать как следует, Джек. Ну-ка поставь себя на место избирателей. Люди поверят, что ты действительно изменился, только если в твоей жизни произойдут действительно радикальные перемены. А что может быть радикальнее, чем помолвка с разведенной парикмахершей, у которой трое детей? Если ты проведешь свою партию без срывов, то все получится. Это идеальный план.

– Я так не думаю. – Джек сунул руки в карманы и посмотрел на Кару исподлобья. – Разве ты меня недостаточно хорошо знаешь, чтобы предлагать подобную авантюру? В конце концов, мы вместе уже двадцать лет. Четыре кампании…

– Вот об этом я и говорю! – резко перебила его Кара. Она решила идти ва-банк: – Я знаю тебя достаточно долго. Я не просто твой консультант, но и друг, и могу рискнуть и сказать тебе в глаза всю правду. А правда, мой друг, состоит в том, что предстоящая кампания – это твой последний шанс сделать серьезную политическую карьеру. То, что Алан Дитто решил вдруг не выставлять свою кандидатуру, – это подарок небес. И если ты не пройдешь в сенат сейчас, если ты провалишь эту избирательную кампанию – ты никогда не станешь сенатором.

– Это лишь один из возможных сценариев.

– Это твой последний шанс, Джек. – Кара встала, приблизилась к Джеку и дружески погладила его по плечу. – Прошло четыре года с тех пор, как закончился твой срок в должности помощника губернатора… И два года – с того скандала, который устроила Кристи. Помнишь, что тогда было? Избиратели решили, что ты сексист и вообще полный кретин, они кричали, что такому человеку не место во власти.

Джек поморщился, но Кара решительно продолжила:

– Мы провели кучу социологических опросов, собрали мнения разных возрастных и социальных групп, и все они говорят практически одно и то же: избиратели хотели бы поддержать тебя, но они не могут забыть о твоей дурной репутации. В их глазах ты по-прежнему игроки любитель слабого пола. Особенно сказанное касается женской части электората. И именно это препятствие закрывает тебе путь к победе. Все остальное у тебя есть! И деньги будут – имя Толливеров и сейчас вызывает достаточно положительных эмоций – слава твоим предкам, достойные были люди, – и спонсоры с готовностью станут выписывать чеки на твою кампанию. Нам потребуется три миллиона; средства уже начали поступать, и я уверена, что и дальше проблем с финансированием не будет. Но если хочешь знать мое мнение: даже в Форт-Нокс не хватит денег, чтобы пропихнуть тебя в сенат, если люди не поверят, что ты изменился, и не пойдут голосовать за тебя!

Джек хмурился и только что не шипел от отвращения и неудовольствия. Кара знала, что не она вызывает столь негативные эмоции, а его собственная совесть, а потому продолжила:

– Ты должен показать избирателям, что ты стал другим, что ты уже не тот засранец, который два года назад беззастенчиво разглядывал зад выступавшей на конгрессе учителей дамы. Люди должны поверить, что у тебя появились новые перспективы, новые стимулы, такие как любовь и семья, и теперь ты сможешь лучше представлять интересы жителей штата Индиана в Вашингтоне. – Кара сделала паузу и, убедившись, что Джек внимательно слушает и уже не выглядит таким раздраженным, продолжала: – Подобная стратегия в избирательной кампании кажется очень многообещающей. Кроме того, относись к данному вопросу так, как он того заслуживает: это всего лишь деловое соглашение. С помощью такой тактики мы сможем за короткое время привести твою личную жизнь в то состояние, когда она не будет вызывать возмущения у широкой публики.

– Помоги мне, Господи, – пробормотал Джек.

– Давай договоримся следующим образом, – неумолимо гнула свое Кара, – Саманта Монро и ее дети в течение шести месяцев будут находиться поблизости от тебя, затем, после выборов, вы тихо и дружески расстанетесь, и мы попросим прессу не очень напирать на это обстоятельство, сославшись на право каждого на личную жизнь. Попросим не травмировать детскую психику и все такое. Никто не пострадает, я гарантирую.

– А почему ты так уверена, что она никому не проболтается?

– А мы напишем небольшое приложение к нашему договору. Если она проболтается, ей придется вернуть деньги, а они ей очень, очень нужны. Поверь, я знаю, о чем говорю.

– Да?

– Джек, включи же мозги, наконец! Вспомни, как Манхеймер вещал во время недавней встречи политиков «за круглым столом»: Толливеры, мол, слишком богаты, чтобы думать о тех, кто нуждается в деньгах! Как он приплел сюда ваше состояние: Толливеры могут позволить себе содержать огромный дом, в котором никто не живет, в то время как трудящиеся граждане вынуждены отдавать значительную часть своих доходов за жилье! Слушай, мне только что пришла в голову блестящая мысль: Сэм и дети могли бы переехать в тот дом. Это был бы поистине королевский жест. Широта души и щедрость. Ну разве я не гениальна?

Кара наблюдала за Джеком, который мрачно кусал губы. Его зеленые глаза невидящим взглядом скользили по комнате, и женщина понимала, что Джек Толливер взвешивает аргументы «за» и «против», обдумывая ее план, возможные риски, а заодно просчитывая дальнейшие шаги. Она знала, что Джек очень умен, и не сомневалась, что он придет к единственно правильному решению. Они с Толливером дружили с первого курса, и Кара всегда поражалась, насколько быстро он соображал и как ясно видел перспективы. Умение сделать нужный шаг в нужное время – бесценное качество для политической карьеры, а Джек был прирожденным политиком. Так же как его отец и его дед.

Кара терпеливо ждала, чтобы Джек высказал свое решение… чтобы сказал хоть что-нибудь! И вот, наконец, когда прошла уже целая вечность, он поднял на нее свои яркие зеленые глаза и решительно кивнул. Кара почувствовала гордость за Толливера-политика и за Толливера-человека. Какой молодец, думала она. Он принял верное решение и сейчас найдет нужные слова, чтобы сказать об этом.

Джек вздохнул, приподнял бровь и нерешительно спросил:

– А она, случайно, не рыжая?


Сэм устроила свою двухчасовую клиентку под сушкой, снабдив ее журналом и чашкой ромашкового чая. Установила таймер на двадцать минут, счастливой улыбкой встретила клиентку, которая была записана на два тридцать, и, подозвав ассистентку, отправила ее мыть голову. А сама нырнула в небольшую кухоньку, которая находилась в задней части салона. Взглянув на часы, Саманта поняла, что у нее есть максимум десять минут, чтобы перекусить и позвонить миссис Брейшерс, администратору дорогущего детского садика, из которого Дакота, похоже, скоро вылетит, несмотря на все старания матери и кучу денег, которые Сэм заплатила за пребывание малыша в чертовом детском саду.

Сэм уселась на стол, откусила от холодного пирожка с курицей и, схватив телефон, принялась набирать номер.

– Миссис Брейшерс?

– Да, здравствуйте, миссис Монро. Я как раз ждала вашего звонка.

Сэм торопливо жевала и покаянно думала о том, что хоть с того момента, как она получила письмо с угрозами отчислить Дакоту, прошла неделя, она так и не смогла придумать, как ей справиться с администрацией садика. Сейчас миссис Брейшерс представляла для Саманты самую настоящую угрозу. Если Дакоту выгонят из садика, что она будет делать? Не-ет, надо найти какой-то способ справиться с этой мафией клана Монтессори.[2] Сэм уже применяла тактику упрашивания и мольбы и сильно подозревала, что миссис Брейшерс исчерпала свои лимиты симпатии и жалости. «Может, на них в суд подать?» – с тоской думала Саманта. Нет, ничего не получится. Конечно, если нанять дорогущего адвоката и создать прецедент дискриминации по признаку описанности… то есть доказать, что администрация детского садика избавляется от детей, не приученных к горшку, тогда…

– Как я писала вам ровно неделю назад, миссис Монро, Дакота не сделал практически никаких успехов. – Миссис Брейшерс была само сочувствие. – Вы уже определились, куда он перейдет после того, как покинет наш сад?

– Просто не знаю, что и делать, – залепетала Саманта, с неудовольствием думая, что придется опять давить на жалость, но других вариантов у нее не было. – Чего я только не пробовала! Наклеивала портреты его любимых мультяшных героев на дверь туалета, покупала белье как у старшего брата, давала пятнадцать центов за каждый успешный поход в туалет и аплодировала как ненормальная, если он хотя бы соглашался сесть на унитаз. Господи Боже мой! Я просто не знаю, что еще можно сделать, и главное, совершенно не понимаю, в чем проблема. Мои старшие дети приучились к горшку так естественно, что я абсолютно…

– Миссис Монро…

– Я даже пообещала Дакоте еще одну собаку, если он начнет себя вести как взрослый мальчик!

– Это порочный путь. Подкуп – неподходящий фундамент для построения детской независимости и не будет способствовать решению ваших проблем. И уж наверняка еще одна собака в вашем семействе не добавит порядка и не приведет к положительному развитию ситуации.

– Наверное, вы правы. – Саманта отпила из банки диетической колы и посмотрела на часы. Если передержать двухчасовую клиентку под лампой, то у нее фольга расплавится, и будет она не крашеная, а лысая.

– И я хотела бы поделиться с вами своими мыслями, миссис Монро. Мне кажется, последнее время вы стали меньше бывать с детьми. Вам следует пересмотреть свой рабочий график, может, стоит подумать о частичной занятости и неполном рабочем дне до тех пор, пока…

– Пока что? Пока вернется мой бывший муж и заплатит все долги по алиментам? – Сэм и не заметила, как спрыгнула со стола и теперь стояла посреди тесного помещения и мысленно умоляла Бога дать ей сил и терпения пережить трудный разговор – сегодняшний день – да и вообще всю эту неделю.

– Я просто предлагаю вам…

– Знаете, миссис Брейшерс, последние три года я только и слышу, что о творческом подходе к решению моих проблем и динамичных формах развития. Да я по задницу в этих самых проблемах, ясно? И только и делаю, что решаю их. Как смеете вы заявлять, что я недостаточно забочусь о детях?!

На том конце раздалось тихое восклицание. Миссис Брейшерс не понравилось то, что она услышала. Саманта понимала, что не видать больше Дакоте частного садика как своих ушей, но раз толку с него все равно никакого, то она хоть душу отведет. Впрочем, Саманта все равно не смогла бы остановиться. Должно быть, сегодня для мафии Монтессори настал судный день.

– Я на все готова ради блага своих детей, и это единственная причина, по которой я последние полгода позволяла вашему неприлично дорогому заведению буквально держать меня в заложницах! Я жила только мыслью, что, пока я работаю как лошадь, о моем мальчике заботятся так хорошо, как только возможно. Но в вашем саду правил и ограничений больше, чем в армии!

– Право же, миссис Монро…

– Я работаю чуть ли не сутками, чтобы у Дакоты, у его брата и сестры была крыша над головой. Я одна содержу троих, понимаете? А если прибавить собаку, то четверых! А если посчитать и меня – я тоже иногда ем и покупаю пару-другую трусов – то нас пятеро. Пятеро человек живут на зарплату одной парикмахерши! А вы мне тут рассказываете про какую-то долбаную динамику!

В трубке было тихо. Через некоторое время миссис Брейшерс пришла в себя и, откашлявшись, заявила:

– Вы не единственная мать, у которой имеются проблемы. Многие наши детки растут в неполных семьях, но тем не менее успешно пользуются унитазом и вовремя освоили управление сфинктером…

– Управление сфинктером? – Саманта не смогла удержать смех. – Что вы несете!

В эту минуту в кухню заглянула ассистентка и, сделав страшные глаза, прошептала:

– Твоя двухчасовая сейчас взорвется.

Сэм прикрыла трубку ладонью и быстро сказала:

– Вынь ее из-под лампы. Я буду через минуту.

– У вас есть одна неделя, миссис Монро, – услышала Саманта окрепший голос администратора.

– Да, я понимаю… – Что она сможет найти за неделю? – Послушайте, я хотела извиниться за грубость, но не могли бы вы дать мне немного больше времени?

– Неделя. – Миссис Брейшерс просто повесила трубку, позабыв вдруг про конструктивную динамику диалога и вежливость.

Саманта стояла посреди кухни. В одной руке она держала пирожок, от которого успела откусить всего пару раз, в другой – телефонную трубку, а по щекам ее катились слезы.

Ну вот, она позволила слабости и отчаянию взять над ней верх. На целых две минуты. Плечи Саманты поникли, спина сгорбилась, а из груди вырывались отчаянные рыдания.

Сэм положила на место телефонную трубку, выкинула пирожок, высморкалась, умылась и вернулась в салон.

Ее встретила знакомая волна запахов: шампуни, духи, средства для завивки – образовывали неповторимый коктейль. Стены салона Марсия Фишбакер приказала выкрасить в светло-зеленый цвет, а музыка в этом сезоне звала всех назад, к природе. Вот сегодня, например, звуки флейты смешивались с песнями волков. Именно так, с точки зрения Марсии, должен был выглядеть оазис юго-западного леса в сердце деловой части Индианаполиса.

Сэм расправила плечи и вздернула подбородок, потому что ее ждала работа и, хоть все в ее жизни пошло наперекосяк и неизвестно, не придется ли ей на следующей неделе ночевать с детьми в машине, клиенты ждут, что она будет им улыбаться. И Саманта улыбалась и щебетала, и выслушивала чужие проблемы, и, как всегда, измотанные работой и стрессом женщины уходили довольные и отдохнувшие, не забыв записаться наследующее посещение, ибо к Саманте не так-то просто было попасть без предварительной записи. Искусные мастера и душевная атмосфера – салон «Ле сёрк» был известен именно этим, и в заведении Марсии Фишбакер отбоя не было от клиентов, несмотря на весьма высокие цены.


Монти подошла к дому Саманты Монро и без стука распахнула дверь черного хода. Саймон, ее сын, проскочил под рукой матери и побежал вперед, вопя во все горло, чтобы сразу порадовать лучшего друга Грега своим приходом. Монти ногой закрыла дверь и рухнула на диванчик в прихожей.

– Обед подан! – крикнула Монти и, собрав остатки сил, все же дотащила три здоровые коробки с пиццей до кухни. – Налетайте, пока я сама все не съела.

Первой на зов явилась Лили, бледненькая и тонкая девочка-подросток с лицом не очень счастливой женщины. За ней следом спешил Дейл, небольшая лохматая дворняжка.

– Привет, Монти, – сказала девочка.

– Привет, зайка. Как твоя школа? И куда подалась мама?

Лили молча пожала плечами и сунула нос в первую коробку. Волна золотистых волос упала налицо.

– А вегетарианская пицца есть?

– Та, что снизу, – ответила Монти.

Она повесила на спинку стула свою сумочку и кожаную куртку, вытянула ноги и принялась разглядывать девочку. «С ума сойти, – подумала она вдруг, – а ведь совсем недавно эта девчушка была розовощеким пухленьким ангелочком». Монти прекрасно помнила, как смеющаяся рожица девочки выглядывала из кенгурушки, которая сослужила Сэм хорошую службу: она таскала в ней всех троих детей по очереди. Точно все это было вчера. Монти даже помнила такой миленький розовый комбинезончик с заячьими ушками, в котором девочка выглядела особенно прелестно. Может, это просто потому, что чужие дети растут быстрее своих собственных, и ей проще было замечать перемены в ребятах подружки, а не в своем сыне, которому уже тринадцать и он почти догнал мать ростом, а она и не заметила, когда это произошло. Как-то слишком быстро.

– Так где же твоя мать? – повторила Монти.

– Гоняется за Дакотой. Она купила ему трусы с Бэтменом и теперь пытается их надеть.

Лили достала из кухонного шкафа несколько тарелок. Монти, внимательно оглядев хрупкую фигурку девочки, покачала головой: длинные ноги и длинные волосы, а глаза так сильно обведены черным карандашом, что Лили похожа на худого енота.

– Будете салат? – спросила Лили.

– Давай. – Монти от мыслей о быстробегущем времени вдруг охватила печаль, но она постаралась, чтобы голос звучал бодро: – Сделаем вид, что это настоящий ужин, в который каждый привнес свой кулинарный вклад.



Лили хмыкнула, и Монти немного расслабилась. Она уж начала тревожиться: как-то это настораживает, если четырнадцатилетняя девочка даже не улыбнулась, несмотря на три пиццы к ужину и трусы с Бэтменом для младшего брата.

– Как прошел день в школе? – Монти рискнула повторить вопрос.

Лили опять пожала плечами и положила себе два куска пиццы. Она уже собиралась что-то сказать, как в кухню ворвались Грег и Саймон. В помещении сразу стало ужасно шумно, и Монти показалось, что от громких мальчишеских голосов, смеха и лая прибежавшего Дейла заходила ходуном лампа над столом. А потом вошла Сэм, неся на руках Дакоту. Малыш прижимался щечкой к плечу матери, его рыжие волосы отсвечивали золотом, и выглядел он как ангелочек с рождественской открытки. Увидев Монти, малыш оживился и с готовностью перебрался к ней на колени. Потом обвил ручонками ее шею и наградил слюнявым поцелуем.

– Тетя Монти-и, – ласково пропел он, и подруги, встретившись глазами, нежно и понимающе улыбнулись друг другу. Среди хаоса и детского смеха Монти и Сэм прочли во взглядах друг друга одну и ту же мысль: нам совершенно не нужны никакие мужики, мы и так абсолютно счастливы.


К девяти часам Дакота уже крепко спал, Сэм разогнала старших детей по спальням, а Монти помыла посуду. Потом они устроились на диване, поставив на ближайший столик бутылку шардоннэ.

– Если я осилю второй бокал, то останусь у тебя ночевать вместе с Саймоном, – сказала Монти, забираясь с ногами на диван.

– Чем больше народу, тем веселее, – отозвалась Сэм и тут же спохватилась: – Я забыла тебя предупредить: сюда едет Кара. Она звонила и сказала, что у нее ко мне срочный разговор.

– Кара едет к тебе домой в понедельник вечером? Что могло такое случиться? Что ей надо?

– Не знаю. – Сэм пожала плечами. – Она сказала только, что разговор очень важный и не терпит отлагательств. Мы договорились, что подъедет после того, как я уложу детей.

Монти нахмурилась. Не то чтобы она не любила Кару Демаринис, просто временами эта дама казалась несколько… высокомерной и далекой от их проблем. Она уже более десяти лет ходила в салон и только к Саманте и вот уже шесть лет как являлась членом ДД-клуба. Монти не слишком хорошо знала, чем именно она занимается, когда не сидит в парикмахерском кресле и не пьет мартини. Сэм говорила, что Кара что-то вроде политического консультанта у больших шишек и работает в шикарном офисе в респектабельной части города. По образованию она юрист и часто появляется во всяких телевизионных шоу, где политики и представители властей спорят о законах и правах. В глубине души Монти считала, что Кара слишком богата, чтобы искренне дружить с такими, как она и Сэм, но не могла не признать, что та ни разу не дала почувствовать свое превосходство напрямую. Кроме того, нельзя было отрицать, что Кара очень стильная и яркая женщина. А когда муженек Сэм смылся сразу после развода и не стал платить алименты, Кара Демаринис и Денни Уинстон консультировали Сэм в качестве адвокатов и не взяли за это ни копейки. Такой щедрый жест вполне можно рассматривать как доказательство искренности и дружеских чувств. И все же чертовски странно, что Кара решила навестить Саманту так поздно вечером, да еще в будни.

– Может, ты ее плохо покрасила или еще что? – с надеждой спросила Монти.

– Ты же знаешь, такого просто не может быть, – рассмеялась Саманта. – Кара сказала, что это имеет какое-то отношение к ее работе.

– К ее работе? – С каждой минутой предстоящий визит Кары казался Монти все более странным и загадочным.

– Ты уезжаешь завтра с утра? – спросила Саманта.

Монти внимательно взглянула на подругу. Неужели она намеренно меняет тему? Нет, не похоже. Сегодня Сэм выглядела еще более измученной и уставшей, чем обычно. Она уж хотела спросить, какие у подруги неприятности… ну, в смысле, что нового в длинной череде неприятностей, из которых последнее время состояла ее жизнь, но потом взглянула на бледные щеки подруги и ее печально опущенные уголки рта и решила не мучить Саманту. Если вдуматься, вообще странно, что Сэм удалось как-то прожить эти три года и сохранить для детей дом. Не так-то легко удержаться на плаву после того, как твой муж объявил, что он гей, и подал на развод, а потом просто сбежал и до сих пор не заплатил ни цента алиментов. Сэм тянула троих детей, проводя на ногах по шестьдесят часов в неделю. Если она достигла предела своих сил, то тут уж ничего не поделаешь.

– Да, – легко отозвалась Монти, – завтра с утречка. Кстати, как тебе последние новшества в нашем заведении? – Она подождала ответа, но Сэм смотрела прямо перед собой рассеянным взглядом, и подруга продолжала: – Мне-то главное, чтобы света было достаточно, а так Марсия может хоть крушение «Титаника» устраивать – плевать. Хотя если бы меня спросили, я бы уж не смолчала: какого черта она ударилась в эту тематику пустыни? Подумать только: поставить здоровенный кактус в самом центре салона! Это явный перебор. Мне интересно, что Марсия решит отмочить в следующий раз. Может, притащит каких-нибудь космических монстров? А что? Купит на распродаже в Голливуде… Или – самое страшное – заставит нас носить бирюзовую форму. А ты же знаешь, я жутко выгляжу в любом оттенке зеленого!

К радости Монти, Сэм наконец рассмеялась и заявила:

– Крушение «Титаника» всегда было моим любимым сюжетом. Как тебе такая декорация? – И она широко развела руки, указывая на обстановку своего жилища.

Монти задумчиво оглядела хорошо знакомую гостиную. Та же кушетка, сделанная из какого-то сверхпрочного материала, который, к счастью, не брали даже когти Дейла. Диванчик неяркой расцветки, недорогой музыкальный центр, овальный кофейный столик и пара напольных ламп. Этот интерьер составлял в основном фон для деталей семейного быта: тут и там валялись разнокалиберные носки, клочья собачьей шерсти, комиксы Грега, диски Лили, детали конструктора, которые забыл собрать Дакота.

– Сегодня у тебя почти идеальный порядок, – торжественно провозгласила Монти.

Сэм вздохнула, но ничего не ответила. Она кинула взгляд на свои картины, развешанные по стенам.

– Когда-нибудь ты снова сможешь писать, – сказала ей Монти тихо.

Сэм отпила вина, и на губах ее промелькнула слабая улыбка:

– Нет. Я возьму в руки кисть лишь после того, как ты снова выйдешь на сцену, как в старые добрые времена.

– О, это нечестно! И ты сама это знаешь, – отмахнулась Монти. – Да я даже ради спасения жизни не смогу втиснуться ни в одно из моих старых концертных платьев.

– Купишь новые.

– Ну уж нет. Если к чему и возвращаться – так это к учебе. А что, я, между прочим, подумываю о том, чтобы вернуться в вечернюю школу, получить диплом и найти работу, которая позволит мне проводить меньше времени на ногах.

В дверь позвонили, и Сэм сползла с дивана и пошла открывать. Скоро она вернулась, сопровождаемая Карой.

– О, привет, Монти! – воскликнула Кара.

Это звучало вполне по-дружески, но Монти ясно поняла, что Кара не слишком рада ее видеть. Теперь она уверилась, что затевается нечто экстраординарное. Если бы Каре вдруг приспичило просто облегчить душу или найти у Сэм дружеское утешение – это можно было бы пропустить. Но Монти чуяла приключение и твердо пообещала себе, что отделаться от нее этим двоим не удастся.

– У нас тут есть вполне приличное вино, – сказала она, улыбаясь Каре как можно приветливее и демонстрируя полную невинность. – Выпьешь бокальчик?

Кара Демаринис нерешительно оглядела комнату; было понятно, что она раздумывает, как ей поступить: уйти или остаться? Видимо, решение было принято в пользу остаться, потому что она улыбнулась в ответ, согласилась выпить вина, с благодарностью приняла бокал из рук Саманты и села на диванчик. В туже секунду Кара с криком подскочила и зашарила рукой по подушкам.

– Прошу прощения, – сказала Сэм, забирая у гостьи пластиковую фигурку. – Кажется, ты села на Боба Строителя.

– Надеюсь, ему понравилось так же, как и мне, – отозвалась Кара, и все дружно рассмеялись.

– А теперь рассказывай, что случилось. Почему нам вдруг понадобилось увидеться так срочно? – спросила Сэм и выжидательно уставилась на гостью.

Монти затаила дыхание.

Кара бросила на Монти задумчивый взгляд, полный невысказанных сомнений, и Саманта быстро сказала:

– Я доверяю Монти как себе, и она может услышать все, что ты собираешься мне сказать. Если сама захочет слушать, конечно.

– Видишь ли… – Кара все еще колебалась. Она поставила бокал на столик, смахнула воображаемую пылинку с рукава своего замшевого пиджака и протянула: – Это дело личное… и оно связано с заключением договора, то есть я выступаю в роли адвоката.

Несколько секунд Сэм и Монти переваривали это заявление, потом Монти недоверчиво спросила:

– Ты хочешь предъявить иск «Ле сёрк»?

– За что?! – вскрикнула Сэм.

В комнате появился Дейл и, обрадовавшись новому человеку, моментально вскочил на колени Кары.

Реакция гостьи была молниеносной. Монти показалось, что лапки пса еще не успели коснуться юбки, а Кара уже подхватила собаку и аккуратно поставила ее на ковер. Она улыбнулась подругам и покачала головой, отметая нелепое предположение Монти:

– Нет-нет, ни о чем подобном и речи нет. Я вас всех люблю, особенно Сэм. Только благодаря ей никто в городе не узнал, что я поседела в двадцать семь лет.

«Та-ак, – подумала Монти и на всякий случай села прямо. – Ну уж теперь им не удастся меня выдворить ни за что».

– Тогда в чем дело? – удивленно спросила Сэм.

– Мам… Мне нужно поменять памперс.

Никто не заметил, как в комнате появился Дакота. Он стоял у дивана, сонно моргая, одетый только в футболку, которая заканчивалась на уровне пупка. Его розовая попка влажно поблескивала, а в руке он сжимал тяжелый памперс, впитавший порядочное количество жидкости.

– Если бы ты пользовался туалетом как взрослый мальчик, тебе бы не было мокро, и попка бы не чесалась, – со вздохом сказала Сэм.

– Не-ет. Я не люблю большой туалет. Переодень меня. – Дакота протянул матери полный памперс.

Монти сочувственно наблюдала за подругой. Эта сцена повторялась на ее глазах со сводящей с ума регулярностью. Мальчишка выглядел сущим ангелочком, но характер имел чертовски упрямый и, несмотря на несолидный возраст, умел настоять на своем.

– Давай-ка мы все же заглянем в туалет, – ласково завела Сэм. – Просто на всякий случай…

– Нет! Нет! Нет! Переодень меня сейчас же! И салфетки не забудь!

Монти и Кара обменялись понимающе-сочувственными взглядами, а Сэм, подхватив своего упрямца на руки, покинула гостиную. Она вернулась через несколько минут, рухнула на диван и испустила глубокий вздох:

– Если мы будем и дальше продолжать в том же духе, то он и диплом по окончании колледжа отправится получать в памперсе.

– А вот, кстати, о колледже, – нерешительно начала Кара.

– Ах вот как! – Сэм выпрямилась, и глаза ее сверкнули. – Вы нашли Митча, да? Ты поэтому приехала?

– О нет, Сэм, твой муж тут совершенно ни при чем. – Кара вздохнула, еще раз бросила неласковый взгляд на Монти, которая буквально вросла в диван и, наконец решившись, быстро заговорила: – У меня есть для тебя деловое предложение. Если ты согласишься, то ваши жизни – твоя и детей – могут измениться к лучшему. Честно сказать, предложение не совсем обычное и может даже показаться странным, но я хочу, чтобы ты над ним хорошенько поразмыслила.

– Ладно, – сказала Саманта. Теперь она сидела прямо и слушала чрезвычайно внимательно.

– Хочу для начала напомнить тебе твои собственные слова, – заявила Кара. – В прошлую пятницу в «Ящерице» ты высказалась в том смысле, что не отказалась бы стать содержанкой богатого человека.

– Я это сказала? – Брови Сэм поползли вверх.

– Это точно твои слова, – подтвердила Монти. – Я прекрасно помню.

– Да ты что? – охнула Сэм, расстроенно хлопая ресницами.

– Именно. Ты объявила, что сделаешь это не задумываясь, если подобный шаг не повредит твоим детям.

– Э-э, должно быть, я здорово устала, – пробормотала Саманта, потом усмехнулась и спросила: – Неужели ты приехала сюда так поздно, чтобы сказать, что нашелся какой-то придурок, который возжелал взять меня в содержанки?

Кара с непроницаемым выражением лица выдержала паузу, наблюдая, как улыбка сползает с лица Саманты, и сказала:

– Я надеюсь, что ты согласишься на его предложение и более того – поможешь ему попасть в сенат.

Глава 2

Джек спрашивал себя, когда именно он испытывал подобное волнение. Пожалуй, это было во время матча за Суперкубок. Точно, его первый и последний год в Национальной футбольной лиге в качестве квотербека. Тогда Джек впервые оказался под прицелом множества телекамер и вдруг понял, что они будут так же – если не более – беспощадны, как болельщики. Его ладони стали влажным от страха, он промедлил лишнюю секунду, прежде чем сделать нужный шаг, и, обмирая от ужаса, почувствовал, как кожаный мяч выскальзывает из рук и ударяется о покрытие поля. Вот и теперь он с удивлением обнаружил, что ладони стали влажными. Джек без конца поправлял узел галстука, но все никак не мог избавиться от ощущения, что ему катастрофически не хватает воздуха.

Несколько последних дней он испытывал мучительный дискомфорт. Все началось с того момента, как он осознал правоту Кары Демаринис, какими бы жестокими ни показались ее слова. Безумный план Кары – единственная и последняя для него возможность победить на выборах и пройти в сенат.

Джек снова занервничал: только бы не испортить встречу, не упустить свой последний шанс сделать эту чертову политическую карьеру.

– Расслабься, Джек. Самое трудное уже позади. Остались чистые формальности, – добродушно заметил другой его адвокат, Стюарт.

Толливер хмыкнул и попытался вдохнуть, но кислород опять кончился где-то на половине вздоха. Джек нервно крутил в пальцах перьевую ручку и старался сделать вид, что не слушает Стюарта.

– Позволю себе заметить, что дамочка оказалась не промах. По крайней мере, переговоры она вела с похвальным упорством и настойчивостью. – Адвокат подошел к окну и опустил жалюзи. – Оплата частных школ, фонд для обучения в колледже, ежемесячное пособие… да я столько не работал с 1999-го, когда мы обсуждали с работниками скотобоен вопросы кошерного питания.

Джек опять дернул галстук и с неудовольствием покосился на Стюарта.

– Мне не нравится это замечание, – мрачно буркнул он. – Я и так чувствую себя быком, которого тащат на ту самую скотобойню. Или ослом.

– Да ладно, расслабься, – улыбнулся Стюарт. – Лучше скажи, ты читал сведения, собранные нами о миссис Монро?

– Да. Ваша скрупулезность произвела на меня неизгладимое впечатление, – вынужден был признать Джек.

Кара и Стюарт проделали огромную работу, и вся биография Саманты была изложена на бумаге в мельчайших подробностях. Джек даже чувствовал себя немного неловко: он еще не видел эту женщину, но уже знал о ней практически все – от размера обуви до количества денег на текущем счете.

Он выяснил, например, что Саманта Монро абсолютно здорова и не принимает никаких лекарств. У нее аллергия на кодеин, и в больнице за свою жизнь она была всего три раза – только в связи с рождением детей. Все роды проходили без осложнений. Она жаловалась на боль в кистях, и врач диагностировал карпальный синдром – профессиональное заболевание парикмахеров и машинисток, руки которых постоянно находятся в напряжении. Отчет стоматолога порадовал краткостью: всего четыре пломбы. Во время и после развода Саманта посещала психоаналитика, который отметил наличие небольшой депрессии, что неудивительно, учитывая обстоятельства.

В прошлом году миссис Монро заработала сорок пять тысяч долларов, не считая чаевых. У нее была задолженность в несколько тысяч по кредиту за учебу, но кредит за машину – «тойота» 1997 года выпуска – она выплатила полностью. За аренду дома она платила девятьсот долларов в месяц и плату эту частенько задерживала. На кредитке «Виза» не было ровным счетом никаких денег.

Также Джек узнал, что Саманта закончила государственную школу в Вальпараисо, а потом окончила колледж для увлеченных не столько наукой, сколько искусством, но с очень приличными баллами.

Развод произошел немногим больше трех лет назад. Бывший муж, Митчел Джеймс Берген, настоящий адрес неизвестен, должен ей пятьдесят четыре тысячи долларов алиментов. У Саманты не имелось приводов в полицию и вообще никаких нарушений закона, если не считать трех талонов за превышение скорости и предупреждения за неработающий сигнал поворота. Но если учесть, что эти три талона были получены за пятнадцать лет вождения, то Саманта Монро являла собой практически образцово-показательный типаж. У ее детей также не было приводов, и они не состояли на учете в отделе несовершеннолетних.

Послужной список Саманты был абсолютно безупречен: пятнадцать лет работы в одном салоне и только положительные и восторженные отзывы клиентов. В досье также имелась запись о том, что раньше миссис Монро писала картины. Кара сказала, что ее работы даже продавались и что у Сэм талант, но поскольку она пишет только абстрактные вещи, то они не по вкусу большинству.

Родители Саманты, младший брат и его семья по-прежнему живут в Вальпараисо, но они никогда не были особенно близки. Самой близкой подругой Саманты, если верить досье, была некая Монти Маккуин, мать-одиночка, которая в свое время пела в группе рок и блюз (к настоящему времени группа распалась).

– Кажется, они опаздывают. Наверняка мисс Саманта Монро передумала. – В голосе Джека звучала надежда.

Стюарт взглянул на часы:

– Они не опаздывают, просто еще рано. И я уверен, Саманта Монро просто мечтает подписаться под нашим контрактом.

– Господи, неужели я действительно ввязываюсь в эту авантюру? – Джек вскочил и, пытаясь хоть как-то выпустить пар, толкнул офисное кресло на колесиках. Оно с готовностью уехало на другой конец комнаты.

Джек направился к бару. Мысли его были в полном беспорядке. Алан Дитто объявил о своем отказе переизбираться на новый срок совершенно неожиданно и тем самым смешал карты многим политикам штата Индиана. Конечно, ему уже исполнилось семьдесят три и на посту сенатора он провел тридцать лет, но остроты ума не утратил, и все как-то предполагали, что он собирается оставаться в должности до самой смерти. Дитто же взял и поверг окружающих в шок своим отказом от сенаторского кресла. «Я никогда не мечтал дослужиться до того момента, когда меня вынесут из кабинета вперед ногами, – заявил он на пресс-конференции. – Предпочитаю покинуть свой пост сейчас, пока я еще в расцвете сил. Пусть меня вспоминают добрым словом. Теперь избиратели Индианы имеют возможность заранее обдумать, за кого именно они будут голосовать на следующих выборах».

Джек про себя не раз вспомнил старика недобрым словом: мог бы и намекнуть на то, что собирается уходить, тогда он успел бы как следует подготовиться, и оказался бы на шаг впереди остальных претендентов.

– Ты не захватишь мне бутылочку минералки, раз все равно уже открыл бар? – попросил Стюарт.

– Пожалуйста. – Джек вытащил из недр бара бутылку минеральной воды и еще разок вздохнул. Во всем виноват Дитто, сказал он себе. Если бы старый хрыч изволил предупредить его заранее, он привел бы в порядок свою личную жизнь и ему не пришлось бы нанимать невесту.

Господи, как ужасно это звучит!

Джек отдал минеральную воду адвокату, потом уперся ладонями в стол и, опустив голову, рассмеялся. Черт! Ему совершенно не нужна невеста! Если бы он созрел для брака, то уж выбрал бы себе даму сердца самостоятельно и по доброй воле. Но все дело в том, в который раз объяснил себе Джек, что среди множества женщин, которые встретились на его жизненном пути, он ни одну не захотел назвать своей невестой…

И вот теперь он готовится заключить ни больше ни меньше как юридически оформленный договор с совершенно незнакомой женщиной. В глазах всего света она станет той счастливицей, которой удалось заполучить плейбоя и кутилу Джека Толливера и остепенить его.

А его мать? О, об этом лучше не думать! Она просто лопнет от злости, когда узнает, что он задумал. Джек представил себе, как мать узнает последние новости – главное, чтобы не от него, – и рассмеялся.

– По какому поводу веселимся? – спросил Стюарт.

– Мне только что пришло в голову, что я и миссис Саманта Монро собираемся признаться на бумаге и заверить своими подписями тот факт, что хотим использовать друг друга. Такая взаимность не может не радовать, а? – Он выпрямился и, положив руку на плечо адвоката, торжественно заявил: – Знаешь ли, Стюарт, ведь это, похоже, самые честные отношения с женщиной из всех, какие у меня когда-либо были.

Тут распахнулась дверь, и секретарь Стюарта ввела в комнату группу людей. Первой вошла женщина, и Толливер мгновенно впился в нее взглядом. Она выглядела выше и массивнее, чем на фотографиях, а светлые волосы были острижены коротко и торчали в разные стороны как белые иголочки (черт, кто мне обещал рыжие локоны?). А ее лицо! Тонкие губы и глубоко посаженные глаза создавали впечатление суровости и неприступности, если не сказать неприветливости. Джек в панике взглянул на входившую следом Кару, а за ней следом в комнате появилась та самая золотоволосая хрупкая женщина, чьи фотографии Джек так внимательно изучал.

Он застыл на месте, переводя дух. Саманта Монро оказалась хороша. Чертовски хороша! Она выглядела точно как та милая женщина на снимках из досье. Она казалась взволнованной и нервозной, но при данных обстоятельствах это было вполне естественно. Она поискала среди присутствующих его, и взгляды их встретились. Джеку показалось, что по комнате поплыл звон, как от столкнувшихся клинков. Должно быть, один из этих воображаемых клинков вошел ему в грудь, потому что Джеку вдруг стало не хватать воздуха.

Саманта Монро наклонила голову, приветствуя противника и одаривая его самой обезоруживающей улыбкой на свете. Одна это улыбка несла в себе так много, что Джеку хотелось любоваться ею не спеша и желательно без посторонних. В ее улыбке были и смущение, и насмешка, и естественное очарование красивой женщины. Стюарт представлял всех присутствующих, и Джек перегнулся через стол, торопясь пожать маленькую ручку. Это прикосновение породило в нем такой вихрь чувств, что на какой-то момент Толливер ушел в себя и, усаживаясь на стул, на долю секунды опоздал с воспоминанием, что стул по-прежнему пребывает в другом конце комнаты для переговоров.

Джек поднялся с пола, стараясь сохранять невозмутимость, и опустился на стул, который Стюарт быстро прикатил на место. Нога болела так, что он на некоторое время ослеп и оглох, но Джек сумел быстро взять себя в руки. Бросив беглый взгляд на присутствующих, он увидел вытаращенные глаза Кары, услышал хихиканье той белобрысой амазонки, которую сначала принял за Саманту (она оказалась ее адвокатом), а потом встретился взглядом с миссис Монро. Саманта смотрела на него с жалостью и готовностью помочь. Словно собиралась сейчас же достать из сумки пластырь и заклеить им больное место.

Господи, сказал себе Джек. Такого унижения не заслуживает не то что должность сенатора, но и президентское кресло.

– Давайте начнем, – сказал Джек, и голос его прозвучал невозмутимо и ровно, ведь составная часть образа всякого политика – умение делать вид, что все в порядке, даже если оказался в очень глубокой луже.


Сэм решила, что не стоит паниковать раньше времени. Ну и что, что Джек Толливер оказался таким кретином и сел мимо стула. Она же не собирается за него замуж по-настоящему. Она даже не рассмеялась, потому что очень трудно развеселиться в зале для переговоров, где полно юристов, которые недвусмысленно пообещали ей перевести весьма солидную сумму на счет. А к возможности поправить свое материальное положение Саманта отнеслась самым серьезным образом.

Толливер выглядел точно как на фотографиях. То есть великолепно. Дорогой, идеально сшитый темно-серый костюм. Атлетическая фигура – длинные ноги, узкие бедра, прямая спина, широкие плечи. Густые темные волосы. Прямой нос, зеленые глаз и сексуальный рот.

При виде чуть изогнутого рисунка губ у Сэм что-то дрогнуло внутри.

Джек заговорил, и Саманта с удовлетворением отметила, что голос у него тоже очень приятный, бархатный, завораживающий. У него был голос человека, привыкшего к выступлениям на публике и умеющего этой публикой манипулировать. Голос политика. Голос актера. Он умел подчеркнуть смысл слов интонацией и своевременным и уместным жестом.

– Сэм? – Денни, ее адвокат, смотрела на клиентку, вопросительно приподняв брови.

– Да. Да конечно, мы должны уладить вопрос о жилье. – Саманта улыбнулась, с облегчением отметив, что ей очень пригодилось умение слушать вполуха и думать о своем – неотъемлемое мастерство, которым рано или поздно овладевают все матери и парикмахеры. – Я уже говорила мистеру Фостеру, что мы бы предпочли собственный дом.

– Прошу вас, зовите меня Стюарт. – Адвокат Джека одарил Сэм широкой дружеской улыбкой. – А что касается дома, то могу лишь повторить то, что уже говорил раньше. Вам придется выбирать: или мы покупаем вам дом, или оплачиваем учебу детей в частной школе и кладем деньги на счет для дальнейшей учебы в колледже. И то и другое получить невозможно. Никто не может иметь все. Финансовые возможности мистера Толливера небезграничны.

Сэм улыбнулась, понимая, что ограниченность ресурсов в ее понимании и в понимании Джека Толливера – вещи абсолютно разные. Ограниченность ее собственных финансовых возможностей привела к тому, что на прошлой неделе ей пришлось выбирать между новыми покрышками для «тойоты» и вечеринкой по поводу дня рождения Грега. Само собой, они устроили вечеринку, кто бы сомневался! Как и всегда, Саманта сделала выбор в пользу детей.

– Я понимаю, – кивнула она Стюарту. Тот опять заулыбался и продолжил:

– В течение всего срока, пока действует соглашение, вы сможете пользоваться домом, находящимся по адресу Сансет-лейн. Срок вашего пребывания по данному адресу истечет за четырнадцать дней до выборов, то есть 23 мая. – Он заглянул в бумаги и продолжал: – В соглашение включен пункт, который гласит, что вы не имеете права официально обращаться в какое-либо агентство недвижимости с просьбой подыскать вам жилье до 31 мая.

– Раз это необходимо, то пусть будет так, – пожала плечами Сэм.

– Именно необходимо. – Стюарт по-прежнему улыбался, но взгляд его был абсолютно серьезен. – Пресса легко выяснит, что вы подыскиваете жилье, а те дома, которые будут находиться в рамках вашего ценового диапазона, убедят их, что ни о каком постоянном союзе с мистером Толливером речи не идет.

– Но могу я искать дом неофициально? Без привлечения агентства по недвижимости.

– Только если вы будете делать это очень осторожно и не привлечете внимания прессы. – Адвокат вновь заглянул в бумаги. – Кроме того, мы условились, что Джек будет проживать в своей городской квартире, но он имеет право пользоваться офисом, оборудованным в доме по указанному адресу. Вы подтверждаете это, Саманта?

– Конечно! В конце концов, это же его дом! И потом, это же совершенно естественно, что время от времени он будет там появляться. – Саманта искоса взглянула на Джека и увидела, что он откровенно и самым внимательным образом разглядывает ее. Выражение его лица смягчилось, и Сэм вдруг поняла, что под маской политика скрывается довольно симпатичный человек.

– Но вы будете нести ответственность за любой ущерб, причиненный дому, – неожиданно сказал Джек. – И расходы на необходимый ремонт будут вычтены из вашего ежемесячного содержания.

«М-да, – подумала Саманта, – а может, он вовсе не такой уж и милый?» Тут встрепенулась Денни, ни на секунду не забывавшая, что она адвокат, и вступила в привычную полемику:

– Естественный износ не должен учитываться, потому что это неизбежный процесс. Моя клиентка не может нести ответственность за все поломки, которые могут иметь место. Например, если один из ставней слетит с петель, клиентка не будет нести расходы по ремонту.

– Будет, если выяснится, что ее дети катались на этом ставне, – заявил Джек.

Теперь Сэм смотрела на него с еще меньшей симпатией. И как она могла подумать, что он симпатичный, ранимый и достойный человек? Да его нельзя назвать даже порядочным!

– Мои дети не катаются на ставнях, мистер Толливер, – холодно заметила Саманта.

– А на люстрах?

– Почему бы вам не взять эти люстры и не засунуть их… – Денни больно наступила ей на ногу, и Сэм опомнилась. – В чулан, например? Пусть полежат в темноте и безопасности ближайшие полгода.

Стюарт нахмурился и покачал головой, а Кара издала тихий стон. Денни положила ладонь на руку Саманты, но та смотрела только на Джека. Взгляд ее синих глаз, как клинок фехтовальщика, встретился со взглядом его темно-зеленых глаз, которые блеснули вдруг веселым удивлением.

Мистер Джек Толливер ухмыльнулся и встал:

– Думаю, нам с миссис Монро пора немного перекусить. Мы, с вашего разрешения, прервемся на ленч.

– Нам надо перекусить? – удивленно повторила Сэм.

– Именно. – Он уже был рядом и осторожно взял Саманту за локоть. – Мне кажется, стоит поболтать наедине, прежде чем кто-то из нас подпишет хоть что-нибудь действительно важное.

– Что ж, это здравая мысль. Я иду. – Саманта подхватила сумочку и поспешила к выходу следом за Джеком. Уже в дверях она обернулась и, глядя на Денни, сказала: – Если я через час не вернусь, вызывайте полицию.


– К таким шикарным обедам очень просто привыкнуть, знаете ли, – сказала Саманта, медленно потягивая содовую из высокого стакана. – Вы сюда всех своих невест приводите?

Джек усмехнулся, не собираясь отвечать на вопрос. Он без всяких угрызений совести наслаждался своим бургером – как всегда поджаренным и хрустящим снаружи и восхитительно сочным внутри. Неожиданно он почувствовал, как по подбородку потекла горчица, и прежде чем успел что-то предпринять, Саманта схватила салфетку и вытерла ему подбородок.

– Зачем вы это сделали? – опешил Джек.

– Ну… – Саманта задумчиво обвела взглядом битком набитый зал ресторанчика. – Я подумала, что если вы собираетесь баллотироваться, то не годится, чтобы люди видели вас, перепачканного горчицей.

– Вообще-то я еще не делал заявлений о своем намерении бороться за пост сенатора. Знаете, я привел вас сюда именно потому, что здесь делают лучшие бургеры в городе. А вообще-то вопрос был не о горчице, и вы это поняли. Тянете время и увиливаете?

Саманта молчала, и Джек с новым интересом разглядывал сидящую напротив женщину. Вне всякого сомнения, это очень сильная духом особа, думал он. Она смогла выжить, несмотря на то, что весь мир ополчился против нее. Джек припомнил, что муж в досье характеризовался как тип с художественными наклонностями. И тип этот сбежал из дома сразу после рождения третьего ребенка.

Джек наклонился через стол и спросил, понизив голос до шепота:

– Я действительно хочу знать: почему вы соглашаетесь участвовать в этой фальсификации и разыгрывать какие-то отношения?

– Ради будущего моих детей.

– Наверное, это честный ответ, но все же…

– Послушайте, Джек, Кара озвучила этот безумный план две недели назад, и с тех пор я только и делаю, что думаю об этом. Я рассматривала этот план и так и этак, под всеми возможными углами и с разных сторон. И каждый раз приходила к одному и тому же выводу: если я и мои дети в течение шести месяцев будем играть наши роли, то плоды этого представления мы сможем пожинать всю оставшуюся жизнь. Скорее всего, мне никогда больше не представится возможность за такой короткий срок заработать столько денег. Дети тоже это понимают и готовы участвовать.

– А они знают, что о спектакле нельзя рассказывать никому – даже лучшим друзьям? Иначе сделка аннулируется.

– Знают и понимают.

– То же касается и вас, Саманта.

Она кивнула, и Джек, задержав дыхание, наблюдал, как ее тонкая ручка поправляет рыжеватые локоны, обрамляющие красивое лицо с тонкими чертами. Джек знал, что Саманте тридцать шесть, но ей трудно было дать больше двадцати девяти. Чистая гладкая кожа наводила на мысль о молодости и здоровье. Саманта даже не пользовалась косметикой; только чуть-чуть светлой помады на губах, ну и, может, тушь. Скользнув взглядом по ее точеной фигурке, Джек задержался на бледно-голубой шерстяной кофточке, которая застегивалась на множество пуговичек, обтянутых шелковой тканью. Ему вдруг пришло в голову, что понадобилась бы куча времени, чтобы расстегнуть их все.

– Тут вы немного опоздали, – сказала Сэм. – Моя лучшая подруга в курсе. Ее зовут Монти Маккуин, и она работает вместе со мной. Она была у меня в тот вечер, когда Кара приехала, чтобы сделать это предложение. Также в курсе ее сын Саймон. И мой адвокат Денни Уинстон, вы ее сегодня видели.

– Да, имел удовольствие.

– А как насчет вашей стороны? Там не может быть утечки информации?

– В курсе только Стюарт и Кара. Но нам рано или поздно придется поставить в известность мою мать.

– Ах да, ваша мама. – Саманта как-то раньше не подумала об этой несомненно важной фигуре. – Я о ней что-то читала. Она играет большую роль в обществе, да? И когда вы собираетесь ей сказать?

Джек опять почувствовал, что ему не хватает воздуха, и схватился за галстук. Маргарет Дикинсон-Толливер вряд ли придет в восторг, когда узнает об их плане, это уж точно. Она не скрывала своего глубокого разочарования собственным отпрыском и не раз давала Джеку понять, что его долг перед обществом – выбрать себе достойную жену и продолжить славный и благородный род Дикинсон-Толливеров, прижив с ней нескольких потомков.

В течение последних двух десятилетий Джек успешно свел контакты с матерью к минимуму, но он не обманывал себя и понимал, что она по-прежнему в курсе всех подробностей его жизни. А потому очень скоро до нее дойдет информация о том, что ее единственный сын, отпрыск Гордона Толливера, появляется на людях в обществе разведенной парикмахерши. И тогда ему неизбежно предстоит встреча с матерью, потому что она захочет лично высказать свое мнение по поводу происходящего.

Джек откашлялся и, стараясь, чтобы его голос звучал уверенно, произнес:

– Думаю, мы не будем с этим спешить. И уж точно надо подождать до того момента, пока сделка не станет свершившимся фактом. Моя мать обычно проводит зимы во Флориде, так что сейчас ее нет в городе. Мы можем подождать с новостями.

– Толливер? Привет! Как жизнь?

Тяжелая ладонь с размаху опустилась на плечо Джека как раз в тот момент, когда он очередной раз откусывал свой супербургер. Джек поднял глаза и увидел перед собой красное и блестящее от пота лицо Брендона Милевски, известного в городе лоббиста. На данный момент Милевски пытался протащить в законодательном собрании штата какой-то закон в пользу азартных игр. Когда Джек был заместителем губернатора, ему не раз приходилось сталкиваться с этим человеком как по работе, так и вне ее.

– Я слышал, ты собираешься поучаствовать в крысиных бегах и попробовать занять пост Дитто? Неужто это правда? – с преувеличенной веселостью прогудел Милевски. – А кто твоя очаровательная спутница? Ты меня представишь?

Милевски уже пожимал руку Саманте, и Джеку ничего не оставалось, как соблюсти формальности:

– Это мой друг Саманта Монро, – сказал он.

– Очень рад знакомству. – Брендон просто лучился счастьем. Потом его взгляд переместился обратно на Джека, и он настойчиво спросил: – Ну так что по поводу выборов, Джек? Это правда, что ты участвуешь?

Толливер вздохнул. Милевски стоял над ними, расставив ноги и позвякивая мелочью в карманах. Было ясно, что он никуда не двинется, пока не получит ответ. А когда получит, немедленно разнесет информацию по всему городу.

– До меня тоже дошли слухи о моем предполагаемом участии в выборах, – сказал Джек. – Должен признать, Брендон, что это весьма заманчивая перспектива.

Тот расхохотался:

– Заманчивая перспектива? Да ладно тебе притворяться, Джек! С тех пор как старик Дитто бросил бомбу в наше болото, заявив, что не станет принимать участие в следующих выборах, все только и гадают, будешь ты бороться за его место или нет! У тебя будут все шансы победить, если только избиратели смогут простить тебе… э-э… – Милевски осекся, бросив взгляд на Саманту, которая занималась своей картошкой фри, но слушала его с огромным вниманием. Милевски откашлялся и торопливо сказал: – Что ж, приятно было повидаться. Дай мне знать, когда придет время устраивать вечеринку. – И он отошел от столика посмеиваясь.

– Я далеко не все поняла в вашем разговоре, – задумчиво произнесла Саманта, промокая губы салфеткой. – Каюсь, я никогда не следила за политическими событиями особенно внимательно.

– Это позволит вам прожить долгую и счастливую жизнь, – горько улыбаясь, отозвался Джек.

– Вы говорите так, словно вам совсем не нравится заниматься политикой, – сказала Саманта. – Но если это действительно так, зачем вообще вся эта суета по поводу выборов в сенат?

Толливер задумчиво смотрел на Саманту. Она ждала его ответа, а он не знал, что сказать. Сколько раз он сам задавал себе этот вопрос и ни разу не набрался смелости до конца разобраться в себе и ответить на него честно. Пожалуй, он не сможет сделать этого и сейчас. Да и место здесь не особенно подходящее, вон Милевски все еще торчит у прилавка, поджидая свой заказ. Джек выдал обычную версию:

– Видите ли, я Толливер. Исторически сложилось так, что мужчины из нашего рода преуспевали в двух областях: в футболе и в политике. Я повредил колено и не смог достичь высот на футбольном поле, поэтому перешел сразу к политической карьере.

Саманта молчала, рассматривая Джека и обдумывая услышанное. Она откинулась на спинку стула и скрестила руки на груди. Джек тоже не торопился прерывать паузу. Он разглядывал миссис Монро с отчаянным желанием найти какой-нибудь недостаток, зацепившись за который можно было бы почувствовать неприязнь к ней, но не находил ничего. Саманта Монро оказалась на диво хороша.

– Знаете, Джек, – начала Сэм, – если бы Кара не придумала такой необычный план, то мы с вами не только никогда не получили бы и шанса стать друзьями, но не смогли бы даже встретиться. Мы принадлежим к разным мирам, и… сказать вам честно… я даже не уверена, что вы мне нравитесь.

– Да вы что? – Джек изо всех сил пытался сохранить серьезность, но его совершенно по-мальчишески тянуло брякнуть какую-нибудь глупость.

– Может, вам это не понравится, но я хочу с самого начала сказать, что я о вас думаю. Вы испорченный деньгами плейбой, который за всю свою жизнь не заработал и цента, и если бы не та глубокая… финансовая яма, в которой я оказалась… Если бы не безвыходная ситуация, я никогда в жизни не согласилась бы на этот фарс. Но моя семья отчаянно нуждается в деньгах, и поэтому я готова подписать договор и выполнять условия нашего соглашения. Вот, я хотела, чтобы вы знали, как я отношусь к сложившейся ситуации.

– Саманта Монро, парикмахер в отчаянном положении, – хмыкнул Джек.

Саманта явно не оценила его юмора, потому что в следующий момент встала и подхватила сумочку, давая понять, что ленч окончен. Джек подал ей куртку и, придержав дверь, пропустил на улицу. Они оказались на холодном ветру, который гнал редких прохожих по Белмонт-авеню. Толливер прекрасно понимал, что Милевски по-прежнему не сводит с них глаз, и потому подхватил Саманту под руку. Оглянувшись, он порадовался собственной проницательности: Брендон таращился на них через стекло витрины и походил при этом на диковинную рыбу с выпученными глазами.

– Мы уже начали наш спектакль? – спросила Саманта, подняв взгляд на Джека. Он видел неуверенность в ее красивых синих глазах, а гладкие щеки начали розоветь от смущения.

– Представление началось! – торжественно подтвердил Джек, наклоняясь с намерением запечатлеть на ее чистом лбу невинный поцелуй: пусть Брендон порадуется. Но какой-то бес заставил его наклонить голову на несколько дюймов ниже. Может, потому что от Саманты так чудесно пахло… или губы ее, приоткрывшиеся от удивления, были так свежи и соблазнительны. Но Джек приподнял подбородок Саманты и накрыл ее губы своими.

Поцелуй продолжался секунды три, не больше, но то чувство восторга и возбуждения, которое Джек испытал в офисе Стюарта, вернулось, усилившись многократно…

Саманта Монро оказалась именно такой, как он и мечтал: ее губы были сладкими и влажными, мягкими и чудесными на вкус. И она чуть задохнулась от удивления, а он уловил этот вздох. Потом Саманта отстранилась и, усмехнувшись, сказала:

– Деньги вперед.

Джек расхохотался и крепче прижал к себе спутницу. Чувство юмора – великая вещь! Всю дорогу до офиса Стюарта они хихикали как двое школьников, устроивших какую-то гадость администрации. А потом Джек смотрел, как Саманта ставит свою подпись под договором, и вновь вспомнил прикосновение ее губ, жар в крови и напряжение в некоторых частях тела.

Джек очень, чертовски, безумно надеялся, что Саманте Монро тоже понравился этот поцелуй… хотя зачем ему это нужно, если речь шла всего лишь о политике, черт бы ее побрал?

Глава 3

– А ну заткнулись все, быстро! – Монти порядком притомилась за время поездки в переполненной детьми машине. – Господи, да это место не просто огромно, а очень огромно!

Лили первой выпрыгнула из машины и теперь стояла, уперев руки в бедра, и с открытым ртом разглядывала возвышавшийся перед ней особняк. Грег выбрался с заднего сиденья и присоединился к сестре. Из его уст вырвалось восторженное:

– Черт, какой домина! Наверняка там внутри есть бассейн и зимний сад.

– Старик, этот дом больше, чем наша городская тюрьма. – Саймон обнял друга за плечи и с готовностью разделил его восторг.

– А мы, часом, адрес не перепутали? – Монти вышла из машины и остановилась сразу за детьми. На ее лице застыло изумление. Покрутив головой, она заявила: – Этот дом похож на Букингемский дворец. Смотрите-ка, девочки, даже башенки есть!

– Не думаю, что мы ошиблись адресом. Ведь ключ подошел к воротам! – Сэм пока не видела дома, лишь слышала восторженные «ахи» и «охи» детей и подруги. Сама она пыталась извлечь из машины упиравшегося Дакоту, который по какой-то известной только ему причине отчаянно цеплялся за детское кресло. Кроме того, за недолгий в общем-то путь, малыш успел хорошенько облиться соком, и вся кофточка спереди была мокрая. Дейл крутился рядом, и теперь Дакота был покрыт клочками шерсти, прилипшей к мокрой одежде.

Сэм вздохнула. Не то чтобы ее так уж сильно заботило, какое впечатление произведут ее дети на Джека Толливера, но все же ей хотелось, чтобы ее малыши выглядели милыми и чистенькими. Кроме того, ее ведь наняли, чтобы исправить образ Джека в глазах общества. И платить собирались более чем щедро. Но видно, сегодня просто не самый удачный день для создания образа идеальной семьи, а так как прессы пока не ожидается, пусть ее дети будут такими, какие уж они есть.

Дейл пробрался мимо хозяйки, спрыгнул из машины и побежал к дому. В ту же минуту Дакота перестал сопротивляться, и порядком замученная Сэм смогла наконец поставить малыша на дорожку. Дакота мгновенно потопал вслед за собакой, а Саманта получила возможность окинуть взглядом свое новое жилище.

– Боже!.. – Саманта Монро зажала рот рукой и, вытаращив глаза, принялась разглядывать дом. Конечно, Денни говорила, что дом большой и что он производит впечатление, но Сэм и представить себе не могла, что он окажется настолько большим и настолько впечатляющим! Ей и в голову не могло прийти, что нормальные люди – не члены королевской семьи и не поп-звезды – могут жить в таком доме. Ну, с другой стороны, Толливеров явно нельзя назвать совсем нормальными людьми, раз они ненормально богаты!

Саманта часто проезжала по этой улице, но ей ни разу и в голову не пришло, что за высокими заборами, деревьями и кустами может скрываться подобная роскошь. Улица насчитывала десяток дорогих особняков, но этот превосходил по роскоши все остальные. И никто из владельцев не собирался хвастаться своей собственностью. Наоборот, улочка была так удачно расположена, что, не снабди ее Денни точными инструкциями, Сэм и на этот раз проехала бы мимо.

– Мам, а мам, давайте пойдем внутрь!

Сэм с удивлением взглянула на дочь. Лили буквально подпрыгивала от нетерпения, от напускного подросткового равнодушия не осталось и следа. Последний раз она так искренне проявляла свои чувства… Когда же это было? – Сэм покачала головой – давно. До того как начался переходный возраст.

Саманта сделала несколько шагов к дому и уже нашарила в кармане ключ, когда двери красного дерева распахнулись, и на пороге предстал сам хозяин. Саманта смотрела на улыбающееся лицо Толливера и изо всех сил старалась отогнать воспоминания о том поцелуе на тротуаре возле ресторанчика. Поцелуй оказался столь впечатляющим, что Сэм готова была наброситься на Джека Толливера прямо на улице.

Саманта вернулась к реальности и заметила, что улыбка Джека становится все более напряженной по мере того, как он разглядывает людей, собравшихся у порога. Наверное, стоило предупредить хозяина особняка, что Монти и Саймон тоже приедут – они изъявили желание помочь Саманте устроиться. «Да какого черта!» – подумала Сэм в сердцах. Неужели теперь ей нужно будет спрашивать разрешение на каждую мелочь?

Но мистер Толливер на удивление быстро оправился от шока и, улыбаясь, спустился навстречу гостям. Он был в отутюженных брюках цвета хаки и белоснежной рубашке с закатанными рукавами. На плечах накинут темно-синий свитер с бордовым узором. Идеальный мужчина и его роскошный дом смотрелись как реклама Ральфа Лорена в каком-нибудь модном журнале. Впрочем, впечатление несколько портила порядком побитая и далеко не новая «тойота» на подъездной аллее.

Но Джек, словно не замечая этого диссонанса, шел к гостям. Вот он уже совсем рядом с Лили, Грегом и Саймоном. Вот он улыбается и протягивает руку. Какой-то шум раздался с другой стороны. Джек обернулся.

– Господи помилуй, – пробормотала Монти.


Джек выставил на стол семь чашек и сделал семь порций какао. Он старался мило поддерживать светскую беседу, умело вовлекая в нее всех семерых присутствующих. И все это время в его мозгу билась одна мысль: «Стюарт ведь очень хороший юрист, и я плачу ему очень хорошие деньги. Господи, сделай так, чтобы он догадался спрятать где-нибудь в договоре маленький пунктик… оговорку, которая позволит после всего аннулировать это безумное соглашение и дать задний ход. Ведь и дураку ясно, что ничего хорошего из этой авантюры не выйдет!»

Эта мысль прочно обосновалась в голове Джека сразу, как только он увидел на своей лужайке малыша в одной курточке. Штанишки, или что там у него было, он нес в руке, и они волочились за ним по земле. А так парнишка был абсолютно голый. И это в декабре месяце! Курточка же его почему-то вся была покрыта собачьей шерстью.

Впрочем, источник собачьей шерсти быстро отыскался – пес Саманты чувствовал себя абсолютно счастливым и бодро копал ямки на идеально ухоженной и ровной лужайке перед домом Джека.

Когда все наконец зашли в дом, Толливер заметил троих подростков – они озирались вокруг с диким видом и, кажется, боялись даже дышать. Мальчишка, которого звали Грег, очень сильно заикался. Девочка, Лили, выглядела болезненно бледной, ужасно худой, а глаза ее были так сильно накрашены, что издалека макияж можно было перепутать с двумя синяками, которые кто-то ей поставил. Мальчик афро-американской наружности по имени Саймон сидел как индейский божок – скрестив руки на груди и плотно сжав губы. А его мамаша, подружка Саманты, с любопытством осматривала дом и, когда находила нечто особенно понравившееся, издавала странные жужжащие звуки. Например, на нее – судя по шмелиному жужжанию – произвела огромное впечатление комната для дам рядом с холлом. В этой комнате гостьи могли привести себя в порядок и припудрить носики, дабы явиться обществу во всем блеске. Потом Джек наблюдал, как Монти жужжала на центральной лестнице и в комнате, где одну стену занимали экраны телевизоров, а вдоль других выстроились все мыслимые средства современной электроники и связи. Жужжание обрело веселенький мотивчик в бассейне и обогатилось присвистами при виде огромного холодильника.

Но потом случилось самое странное: Джек почувствовал себя не в своей тарелке, когда тот же любопытный и оценивающий взгляд заскользил по его персоне, сверху вниз, не пропуская ничего, и при этом дама продолжала жизнерадостно жужжать.

Саманта явно была смущена поведением своего младшего сынишки. Она изловила непослушного Дакоту, надела на него штаны и принялась извиняться, все время повторяя, что никак не может приучить парня к горшку. Джек был смущен не меньше Саманты. «Зачем выносить эту тему на всеобщее осуждение?» – думал он. Зачем ему такие подробности? Они не нужны ему сейчас и никогда не понадобятся в будущем.

Саманта сидела, не спуская малыша с колен, будто боялась, что он убежит, разобьет что-нибудь или опять снимет штаны. А мелкий, но шумный пес лаял и скребся у входа. Не услышать эти звуки было просто невозможно.

Джек вдруг вспомнил, что Кара, говоря о семействе Монро, употребила слово «идеальный». О чем, черт возьми, думала эта женщина? Какие голоса может принести ему такая компания?

– Раз я смогу взять отпуск и некоторое время не работать, то буду сидеть дома и больше времени проводить с детьми. Думаю, скоро все у нас наладится, – говорила Саманта.

Джек кивал, стараясь поддерживать вполне содержательную и светскую беседу. Они говорили не только о детях, но и о ценах на рынке недвижимости, о том, как именно будет оформлен перевод Лили и Грега в частную школу. Кто и когда будет приходить убирать дом и поддерживать порядок на участке.

И все это время Джек старался убедить себя, что не любуется Самантой и что его совершенно не волнуют ее потертые старенькие джинсы, так здорово обтягивающие аппетитную попку, и ее непритязательный свитерок. Джек злился на себя за слабость, но ничего не мог поделать. Ему все время вспоминался их мимолетный поцелуй, и его так и разбирало провести повторные испытания.

Господи, сделай так, чтобы в контракте нашлась зацепка и Стюарт смог бы повернуть все назад! Только тогда он вернет себе свой дом и душевное равновесие!

Дети в молчании пили какао, а Джек, пользуясь тишиной, прикидывал, сколько понадобится времени, чтобы выдворить отсюда всю команду и вернуть их туда, откуда они явились.

Вспомнив то количество барахла, которое с сегодняшнего утра разместилось в его доме, Толливер вздохнул.

«Шесть месяцев, – сказал он себе. – Шесть долгих месяцев».

– Я хотела бы увидеть свою комнату и разобрать вещи, – раздался невыразительный голос Лили.

Джек взглянул на девочку. У нее были синие глаза, как у матери, а вот губы, тонкие и блеклые, скорее всего, достались ей от отца, – ничего общего с красивым и выразительным ртом Сэм.

Толливер напомнил себе, что Лили сейчас несладко, мало того, что она переехала жить в чужой дом, в понедельник ей предстоит пойти в совершенно незнакомую школу. Джек уже договорился, Лили будет посещать частное заведение «Парк Тюдор», а оно сильно отличается от муниципальной школы, куда ходила девочка. Такие перемены непросто дались бы и взрослому, а уж Лили наверняка нервничает ужасно.

Джек ободряюще улыбнулся и сказал:

– Конечно. Давайте-ка я устрою вам экскурсию и покажу, где чья комната. Они все в одном крыле.

Повисло напряженное молчание. Потом Сэм неуверенно кашлянула и сказала:

– Надо же, как интересно. Честно сказать, прежде мне никогда не приходилось жить в доме, у которого есть крылья. Вот Грег может подтвердить, что пределом моих мечтаний всегда был гараж. – Она улыбнулась, надеясь хоть немного развеселить подавленно молчавших подростков.

– А я так вообще всю жизнь имела дело только с куриными крыльями, – подала голос Монти, и женщины засмеялись.

Дети тоже захихикали. Даже Саймон позволил себе сдержанную улыбку. Джек присоединился к общему веселью и дал себе слово, что как только вырвется отсюда – сразу же позвонит Стюарту. Черт, только бы в договоре нашлась хоть какая-то лазейка!


Сэм откинулась на пуховые подушки и попыталась успокоиться и отдышаться. Что за странное существо – человек. Вот, казалось бы, произошло настоящее чудо: ее проблемы будут решены, жизнь ее… хотя последние три года вообще трудно было назвать жизнью, скорее борьба за выживание. Так вот, жизнь ее наконец налаживается. Но глупое сердце выбрало именно сегодняшний день, чтобы тяжело стучать в груди и замирать по любому поводу и без. Может, это потому, что она просто устала? А может, сердцу так тревожно, оттого что наконец-то у нее появилось время, чтобы вздохнуть свободно? Время подумать. Время прислушаться к своим чувствам.

К несчастью, чувства эти внушали Саманте большую тревогу.

Пытаясь обрести хоть какое-то подобие душевного равновесия, Саманта взглянула на Дакоту, который лежал в ее кровати. Малыш спал счастливым младенческим сном: дыхание его было ровным, ротик чуть приоткрылся, щечки цвели румянцем. На нежной коже лежала тень от длинных ресниц. Малыш продержался в своей новой спальне ровно пять минут, а потом ему стало страшно, и он прибежал к маме. Саманта подумала, как, должно быть, счастлив Грег, получивший настоящую спальню в единоличное пользование.

Она устроила Дакоту на подушках, накрыла пуховым одеялом, и через две минуты он уже тихонько сопел и, наверное, видел счастливые сны. Свет в комнате был погашен, но Саманта оставила включенной лампу в ванной комнате, примыкавшей к ее спальне, и теперь могла в полумраке любоваться ангельским личиком сына.

Саманта покачала головой: он просто копия отца. Единственное, что Дакота унаследовал от нее, – это красивые рыже-золотые локоны.

Саманта погладила головку сына и вздохнула. Иногда сходство Дакоты с Митчел причиняло ей боль. Как можно забыть человека, если по дому бегает его портрет? Все три года она мучилась мыслями о своей несостоятельности. Должно быть, она оказалась совершенно никудышной женщиной и плохой женой, если муж вдруг решил, что он гомосексуалист, и подал на развод… и все это в то время как она была беременна. Но больше всего убивал Саманту тот факт, что Митч испарился сразу после рождения Дакоты. Просто исчез, бросив ее и детей. И с тех пор его никто не видел. Неизвестно даже, жив ли он. Душа болела, и Сэм знала, что ничто не залечит эту рану. Нужно просто привыкнуть, превозмочь боль и жить дальше. Когда деревья ломают корнями асфальт, им, наверное, тоже больно. Но они выживают. «Выживу и я, – в который раз повторила себе Сэм. – Шоу должно продолжаться».

Саманта лежала, прикрыв глаза, и вслушивалась в звуки большого незнакомого дома. Размеренно тикали часы в холле… Постепенно на молодую женщину снизошло желанное умиротворение. Пульс ее пришел в норму, и дыхание выровнялось.

Самое главное, что все они вместе и все здоровы. Остальное можно пережить. А через полгода, когда закончится срок контракта, все будет совсем здорово. Они подыщут небольшой уютный дом. Сама она вернется на работу в салон, а Дакоте найдет милую няню. Лили съездит во Францию… или еще куда-нибудь – куда захочет. А Грег будет посещать самого лучшего логопеда в Индианаполисе. И самого неболтливого. И в новой школе дети смогут выбрать себе предметы по душе, будут следовать своим интересам и пристрастиям. Они поступят в колледж, ибо деньги на обучение оговорены в контракте.

Это и есть ее цель. Чтобы дети были свободны и счастливы. Только поэтому Саманта согласилась на столь безумную затею. Только ради них она согласилась переехать в этот огромный незнакомый дом.

Сон все не шел, и Саманта открыла глаза. Даже в полумраке комната выглядела роскошно. Пожалуй, такие интерьеры она видела только в старых фильмах: с Одри Хепберн или Диком Трейси. Высокие окна драпировались ярдами и ярдами изящных штор, которые свисали с кованых карнизов и водопадами струились вниз, а потом щедро падали на ковер, образуя небрежные озерца ткани. Той же тканью были обиты два диванчика, стоящие у беломраморного камина. Стены покрыты дорогущими шелковистыми на ощупь обоями: узор из королевских лилий – кремовое на кремовом – изящество и роскошь. Мебель была явно сделана из натурального дерева и выглядела как антиквариат. Возможно, это даже и есть настоящий французский антиквариат, сказала себе Сэм. Впрочем, она не очень разбиралась в подобных вещах, а потому не была в этом уверена. На низком столике у камина стояла большая хрустальная ваза, полная цветов. Наверное, их поставила туда миссис Дайсон, решила Сэм. Интересно, каково это – иметь прислугу?

Саманта перевела взгляд на приоткрытую дверь ванной комнаты, из-за которой пробивался свет. Эта ванная комната была больше, чем гостиная в ее старом доме. Белый мрамор, сверкающие зеркала и металл без единого пятнышка ржавчины или известкового налета. А в душе шесть разных режимов. И сама душевая кабина такая большая… такая большая, что… Пожалуй, сейчас не время предаваться подобным раздумьям. Но как-нибудь в другой раз – непременно. Тем более что в том же помещении находятся здоровенная джакузи, подогреваемый пол и целый склад пушистых махровых полотенец всех размеров и неизменно кипенной белизны.

Но самым потрясающим предметом в отведенных ей комнатах Саманта сочла кровать, на которой они с Дакотой возлежали в данный момент. Огромное ложе с четырьмя витыми столбиками по углам. Вверху парил полупрозрачный полог. Матрас был обтянут кремовым сатином в нежно-розовую полоску, а по всему периметру его украшали оборки и белые кисточки. Венчалось же все это грандиозное сооружение немыслимым числом подушек и подушечек разных форм и размеров. Простыни ласкали кожу, и все вместе создавало впечатление греховной роскоши. Саманта не могла не вспомнить ту простую двуспальную кровать, на которой она спала всю свою замужнюю – и разведенную – жизнь в доме на Арсенал-стрит.

Сэм лежала и улыбалась, вспоминая свой последний разговор с домовладельцем – мистером Скитером Уэстеркампом. Да, они прерывают аренду и съезжают. Да, она помнит договор и согласна на потерю залога. Да, она желает ему счастливо оставаться… в этом гадюшнике, который только такой засранец, как мистер Уэстеркамп, мог не ремонтировать годами и драть за него такую плату!

А потом они сели в машину и многое осталось позади: сломанный мусоропровод, треснувшая ванна, разбитое стекло в комнате мальчиков и кособокая дешевая мебель. Ехали они, ехали – и наконец приехали. На Сансет-лейн, в дом Джека Толливера!

Хорошо, что она не поддалась на уговоры Монти прихватить с собой кухонные стулья.

Саманта взглянула в темный угол. Там, во встроенном шкафу, стояли у стены ее картины. Может быть, теперь она найдет время не только дышать, думать и чувствовать, но и рисовать. Саманте хотелось надеяться, что она еще не позабыла, как это делается. А главное – что в душе ее осталось нечто, достойное того, чтобы выразить себя в красках.

Саманта свернулась калачиком, вновь подивившись роскоши и удобству кровати, и почему-то подумала о Джеке. И сразу же, как по команде, тело отреагировало волной тепла и тянущим чувством где-то внутри, то ли в душе, то ли внизу живота, в средоточии женской сущности. Во всем виноват тот поцелуй у ресторанчика, решила Сэм. Это было нечестно – целовать ее вот так… так, что она до сих пор не может выбросить из головы эти краткие, но весьма приятные и волнующие ощущения. Саманта уже сто раз повторяла себе, что все это – работа, часть контракта, но почему-то эти отрезвляющие мысли не помогали. Словно Джек Толливер открыл ящик Пандоры… Нет, это слишком громко и мрачно. При чем тут Пандора? Джек открыл ларец, куда Саманта прятала свое одиночество.

Ой, что-то не то с системой образов! Ларец – эта такая милая шкатулка, которую можно открыть и закрыть. А закрыть обратно ее чувства вряд ли будет просто.

Саманта зажмурилась. Ага – банка с содовой. Если ее потрясти, а потом открыть – то струя ударит так, что все вокруг получат свою порцию. И обратно не закрыть и не усмирить. Так же и ее тоска, одиночество и ощущение собственной ненужности. Три года все это бродило и взбалтывалось – и теперь Джек сорвал крышку.

Сэм вздохнула. Негодяй, неуверенно сказала она себе. Но что делать? Нужно найти способ усмирить свои эмоции, впихнуть себя в рамки чертова контракта. Относиться к поцелуям мистера Толливера как к составляющим рабочего процесса. Это нужно сделать. И еще – раз она не будет пока работать, то у нее появится время спокойно оглядеться вокруг, рассмотреть людей, которых сталкивает с ней жизнь, и – кто знает – может быть, она и встретит какого-нибудь нормального человека. Реального мужчину, с которым можно будет целоваться по-настоящему… кто знает, может быть, она даже полюбит.

И вообще, напомнила себе Саманта, Джек Толливер – не ее тип. Он хорош, как картинка из модного глянцевого журнала. И совершенно очевидно, что он – эгоманьяк. И потом у бедняги, похоже, нет никакого умения самовыражаться.

Саманта вспомнила тот проблеск человечности, который успела заметить в лице Джека, когда он грохнулся на пол в офисе юристов. И его смех там, в ресторанчике. И то, как они сидели и болтали, а ей все время казалось, что мистер Толливер ведет войну с самим собой. Бой шел между настоящим Джеком и тем образом, который требовался публике.

– Мам?

Саманта поднялась на локте. Двери спальни приоткрылись, и показалась головка Лили. Девочка робко всматривалась в полумрак.

– Привет, детка, – шепотом ответила Сэм.

– Я… я никак не могу заснуть. Чудно тут. И все такое незнакомое. Можно к тебе?

Саманта откинула одеяло и похлопала по кровати. Радостно смеясь, Лили забралась в постель.

– Тихо. – Сэм указала на Дакоту.

– А я и не знала, что он у тебя. – Девочка приподнялась и взглянула на братишку, давясь смехом. – Здесь не хватает только Грега и Дейла. Может, сходить за ними?

– Дейлу нельзя входить в дом. Он должен оставаться в той комнате, где более-менее прочное ковровое покрытие. Иначе он что-нибудь испортит, а уж испачкает все и везде.

– И что с того? Тут ведь есть прислуга, вот пусть и убирает. Сдается мне, его высочество Джек Толливер просто не доверяет нам. Считает, что мы не усмотрим за собакой, мать его. Можно подумать, мы привели в дом не безобидного недомерка, а датского дога или еще что-нибудь в этом роде!

Саманта зажмурилась и досчитала до трех. Она даже не могла сразу решить, что требует немедленного реагирования: то дурацкое прозвище, которым Лили наградила их хозяина, ее явное желание вести праздную жизнь и всю работу свалить на прислугу или грубые слова, которые ей ужасно неприятно было слышать из уст своей четырнадцатилетней дочери.

– Детка, послушай… – начала она.

– Да ладно, мам! Ну извини! Я не буду так называть мистера Толливера в его присутствии, и я знаю, что ругаться нехорошо. Но мы же не в гостях… А Дейл и в самом деле всего лишь безобидный щенок.

– Знаешь, я думаю, Джек просто не привык иметь дело с детьми и собаками. Нам нужно принять предложенные правила и вести себя прилично. Не свинячить в доме и убирать за Дейлом, используя совок и пакетик. – Саманта погладила дочь по волосам. – Я вот думаю, может, попробовать уж дойти до конца и начать ходить в церковь по воскресеньям? Как ты на это смотришь?

– Господи, мам! Ты что? Решила удариться в духовность?

– Нет. – Саманта тихонько рассмеялась. – Но знаешь, я собираюсь целых шесть месяцев быть той, кем всегда хотела: самой внимательной, милой и любящей матерью. Я хочу проводить с вами как можно больше времени и получать от этого удовольствие.

– Ну все. Теперь ты меня пугаешь по-настоящему. – Лили совсем по-взрослому выгнула бровь и насмешливо взирала на растрогавшуюся мать.

Дакота заворочался, и они обе захихикали и принялись шикать друг на друга. Потом Сэм нашла в темноте руку дочери и, сжав ее ладошку, серьезно сказала:

– Не забудь, зайка, мы на самом деле не богатые люди. Мы просто притворяемся таковыми.

В дверь кто-то тихонечко постучал.

– Ма? – на пороге возник Грег. – Слушай, в моей комнате так тихо, что я не могу заснуть.

Он подошел к кровати и уставился на брата и сестру, которые уже устроились рядом с матерью. Потом привычно нахмурился, пнул Лили и буркнул:

– Двигайся, набор костей.

– Еще чего! – зашипела та. – И не смей меня так называть, ты, тормоз!

– Иди сюда, – позвала Саманта, освобождая место для старшего сына рядом с Дакотой.

Когда он лег, Сэм погладила Грега по щеке и улыбнулась. Слава Богу, теперь мальчишка пойдет в нормальную школу, где дети не так жестоки и где его не станут дразнить. Саманта искренне надеялась, что никто больше не станет называть ее сына тормозом или заикой.

– Тут полно места для вас всех, – сказала Саманта примирительно. – И знаете, раз мы вроде как начинаем новую жизнь, я думаю, сейчас самый подходящий момент выбросить на помойку все эти прозвища. – Она постаралась, чтобы голос звучал серьезно, и значительно посмотрела на старших детей. – Чтобы наше шоу было успешным, мы должны работать в команде, понимаете? Это действительно важно. Помните, ведь мы обсудили это и решили, что ради нашего будущего стоит как следует постараться.

– Да, я помню, – пробормотала Лили.

– Ладно, – буркнул Грег.

– Завтра утром мы встречаемся с мистером Толливером, его адвокатом и Карой. Узнаем расписание следующей недели, и что от нас требуется. Может, что-то подкорректируем. Я вас очень прошу разговаривать друг с другом нормально.

– Понял, – отозвался Грег.

– Как скажешь, – ответила Лили.

– Молодцы! Слушайте, уже поздно. Может, вам колыбельную спеть?

– Ты чего мам, мы уже не маленькие. – В голосе Лили послышалось сожаление.

Саманта едва не расплакалась. Она всегда чувствовала свою вину за то, что слишком много времени приходилось отдавать работе, счетам, прическам, разводу, разборкам с домовладельцем. Все это требовало нервов и сил. А дети растут так быстро! Спасибо тебе, Господи, зато, что ближайшие полгода она сможет не спеша наблюдать, как растет ее младший сын, и уделять больше любви и внимания старшим.

Сэм справилась с собой, проглотила слезы, а потом запела старую песенку, которой убаюкивала по очереди всех детей. Они подпевали и хихикали, но в конце концов уснули.


«Убью Милевского, если его новость окажется пустышкой!» – подумала Кристи Скоэн и нервно огляделась по сторонам. Брендон Милевски ей никогда не нравился, да и ждать кого-нибудь она совсем не привыкла. Тем более ждать человека, который ей был несимпатичен!

Кристи взглянула на часы: «Дам ему еще две минуты. Может, информация, которую обещал противный Милевски, окажется сенсационной или хотя бы просто интересной…»

В дверь ресторанчика с многозначительным названием «Таверна болтунов» протиснулся одышливый толстяк в затрапезной ветровке. Он огляделся вокруг, ища взглядом Кристи. Господи! Он что, слепой? В зале всего-то два человека: она сама и бармен. И пять столиков. Все нормальные люди сейчас проводят время дома с семьями, отдыхают, смотрят телевизор, а ведущая программы «Новости с Кристи Скоэн» сидит здесь и ждет какого-то дуралея.

Брендон наконец добрался до столика Кристи и наклонился, пытаясь поцеловать ее в щечку. Она оттолкнула его и сухо приказала:

– Садись.

– Выглядишь шикарно, как всегда, – заявил Брендон, скользнув маслеными глазками по ее фигуре и отдуваясь. На лбу толстяка выступили капельки пота.

– Ты тоже хорошо выглядишь, – сказала Кристи Скоэн, но это была просто вежливость, потому что выглядел Брендон паршиво. Потный толстый, брр! – Я заказала кофе. Ты что-нибудь будешь?

– Кофе не хочу. Давай-ка лучше разопьем бутылочку вина.

Кристи сморщила носик, словно уже ощутила запах местного вина, и покачала головой:

– Нет, спасибо. Как-нибудь в другой раз.

Брендон снял ветровку и пиджак. Пока он развешивал одежду на спинке стула, его глазки шарили по фигурке Кристи. Она отнеслась к подобной наглости равнодушно. Кристи раз и навсегда решила, что это ее крест – быть объектом пристального внимания мужчин, раз уж она красивая и фотогеничная блондинка с идеальной фигурой.

– Нет, я не просто ради вежливости, – не унимался Милевски. – Ты выглядишь на миллион долларов.

Кристи одарила Брендона сверкающей улыбкой, после чего сухо заявила:

– У тебя пять минут, после этого я ухожу.

– Да? Чудесно!

Брендон заерзал на стуле и изо всех сил попытался сделать вид, что его не задел пренебрежительный тон и оскорбительная манера Кристи.

Та поморщилась: она терпеть не могла парней, которые позволяют вытирать об себя ноги. А уж этот толстый слизняк вообще был ей противен – ничтожество, да и только.

– Я жду, – повторила она.

– Это по поводу Джека Толливера.

Кристи вздернула бровь и притворилась, что по-прежнему совершенно не заинтересована в его информации.

– Позволь, я угадаю, – протянула она насмешливо. – Неужели мистер Толливер всерьез рассматривает возможность вступить в борьбу за кресло сенатора, которое так неожиданно освободил мистер Дитто? Да эти слухи успели обсудить все в радиусе пятисот миль от административного центра нашего города!

Брендон засмеялся и махнул рукой, показывая, что она не угадала.

– Если хочешь знать, детка, именно я и запустил этот слух. Да! Но у меня есть кое-что еще. Кое-что специально для тебя.

Мисс Скоэн была девушкой сугубо практичной, а потому осталась на месте. Кто знает, может, этот слизняк и вправду раздобыл пару интересных фактов? Она послушает. И стерпит то, что он осмелился назвать ее «деткой».

– Джек встречается с новой женщиной. И она не похожа на его обычный тип.

– И это все? – простонала Кристи, испытывая глубочайшее разочарование. – Да весь город знает, что он встречается с девицей, которая исполняет танец живота. Милевски, это длится уже больше месяца!

– Между прочим, Тина – медсестра в детской больнице. Моя сестра с ней работает и говорит, что она неплохая девушка.

– Как мило: медсестра, которая исполняет роль в гаремных сценах в ночном клубе у Санторини!

– М-м? – Милевски облизнулся. – Надо бы туда заглянуть! Говорят, она очень хороша!

Кристи потянулась за сумочкой, собираясь уходить.

– Но я имел в виду другую женщину, – быстро сказал Брендон. – Совершенно другую.

– И кто же она? – Кристи, приподнявшаяся было, села обратно на стул.

– Ее зовут Саманта Монро.

– Монро? – Кристи нахмурилась. Имя показалось ей смутно знакомым, но вот где она могла его слышать? – Кто она?

Милевски пожал плечами:

– Он приводил ее на обед в «Приют трудоголика». Она очень милая: рыжие волосы и фигурка – супер. Причем все свое.

Кристи покачала головой и опять взялась за сумочку.

– Это все, что у тебя есть? Только имя? Ты заставил меня притащиться в эту забегаловку в воскресенье, чтобы сообщить имя обладательницы больших сисек, которую Джек решил угостить бургером?

– Я не говорил, что они большие, просто очень симпатичные, – буркнул Брендон. – Но ты же сама сказала, что у тебя нет времени и ты можешь встретиться только сегодня…

– Точно. Спасибо за помощь, Брендон, и удачи тебе в лоббировании… что там у нас на очереди? Видеопокер? – Кристи взяла сумочку и достала ключи от машины.

– В этой женщине есть нечто, чего я не видел у прежних подружек Джека, – протянул Милевски, не глядя на журналистку. – Ей больше тридцати, а Джек никогда не превышал порог двадцать с небольшим. Она симпатичная. И выглядела… настоящей, не куклой. А Джек что-то говорил ей вполголоса, и они словно понимали друг друга с полуслова. Мне показалось, что они обсуждали нечто важное для них обоих.

Кристи слушала и не могла заставить себя тронуться с места.

– А потом они вышли из ресторана, и я видел, как он ее целовал. Прямо там, на тротуаре. Поцелуй не был долгим, но он что-то значил. Она улыбалась, как кошка, которая проглотила канарейку.

Милевски поднял глаза на стоявшую перед ним молодую женщину и чуть не подпрыгнул от удивлении. Должно быть, он оказался хорошим рассказчиком или это было действительно необычайно важно для Кристи, ибо по лицу ее было видно, как глубоко она шокирована услышанным. Заметив реакцию Брендона, Кристи Скоэн тут же справилась с собой, но Милевски успел спросить:

– С тобой все в порядке?

– Абсолютно! Спасибо за информацию, Брендон, и за то, что взял труд приехать сюда. Я ценю это, но, знаешь, меня не очень занимают любовные похождения Джека. А на новость твой рассказ не тянет.

Она направилась к двери, но замерла, услышав издевательский смех за спиной.

– Сколько же в тебе дерьма, – негромко сказал Милевски. Кристи круто обернулась. Она не верила своим ушам. Брендон, откровенно наслаждаясь ее изумлением, продолжал:

– Все, что делает Джек Толливер, является новостью, за которую с готовностью хватаются «Стар», «Бизнес джорнал» и все местные газетенки и телеканалы. И ты это знаешь лучше, чем кто-либо другой. – Он склонил голову набок, подмигнул Кристи и добавил: – И все благодаря тебе, детка.

Журналистка не знала, что и сказать. Перед ней вдруг оказался другой Брендон Милевски, и его агрессивность и наглость производили завораживающее впечатление. Они даже взволновали ее; Кристи почувствовала, что пульс ее учащается.

– И мы оба знаем, что если эта Саманта Монро все еще будет с Джеком в тот момент, когда он объявит о выдвижении своей кандидатуры на пост сенатора – а он это сделает, – жизнь ее превратится в ад. Ты уж постараешься, чтобы малютке досталось как следует, да, Кристи?

По краю сознания Кристи Скоэн скользнула мысль о том, что сейчас Брендон выглядит привлекательным. Его лицо больше не казалось одутловатым и красным. Наоборот, теперь Кристи назвала бы его загорелым и мужественным. Должно быть, здесь такой свет… или, наоборот, полумрак.

Милевски встал и приглашающим жестом отодвинул стул, с которого Кристи только что поднялась.

– Так как насчет бутылки вина? – спросил он.

Кристи кивнула. С таким мужчиной она может разговаривать. Уверенный, агрессивный, ценящий ее таланты и ненавидящий Джека.

– Пожалуй, я бы выпила стаканчик, – сказала она, усаживаясь.

Глава 4

Стюарт согнулся пополам и, упершись ладонями в колени, жадно ловил ртом воздух. Джек видел, как пот капает с его носа и подбородка на деревянное покрытие спортплощадки.

– Какого черта ты вымещаешь на мне свои неприятности? – пропыхтел адвокат, не в силах отдышаться. – Можно подумать, я тебя в это втянул. Найди Кару и гоняй ее по корту, я-то тут при чем?

– Кара не может отбить мою подачу.

– Можно подумать, я могу, – пробормотал Стюарт, поглядывая на Толливера снизу вверх. Глаза его были прикрыты пластиковыми очками, и он походил на рыбу, которую выбросили на берег. Стюарт с трудом выпрямился и побрел к скамье, бросив через плечо: – Мне нужно попить.

Джек наблюдал, как приятель вышел с площадки, с трудом опустился на скамью и приник к бутылке с водой. Вздохнув, Джек двинулся следом. Он знал, что глупо повторять вопрос, но для очистки совести и абсолютной уверенности хотел спросить еще разок.

– Значит, ты абсолютно уверен, что нет никакой возможности все переиграть и избавиться от этой сделки?

Стюарт налил воду в ладонь, поплескал в лицо, вытерся полотенцем и ответил:

– Можно, если очень хочется. Но тогда эта женщина получит все, что записано в контракте: ежемесячное содержание, фонды для обучения детей. Она получит все – а ты ничего. Ты этого хочешь? Честно сказать, я не понимаю, что происходит. Прошло только три дня с момента подписания документов. Что такого умудрилась эта дама натворить за эти три дня, что ты напуган, как ребенок?

– Понимаешь, Стю, – промямлил Джек. – Тут все дело в привычке. Должно быть, я уже привык к тихой холостяцкой жизни. К одиночеству. А их слишком много, понимаешь? Дети! Подружка! Сын подружки! Подгузники! Собака! Все это просто не в моем стиле.

Стюарт усмехнулся:

– Джек, но они же ненастоящие!

– Не пори чушь! Уж я сумею отличить силикон от тела. Саманта Монро осталась такой, какой ее сотворил Господь.

Стюарт несколько секунд таращился на Толливера, открыв рот и хлопая глазами. Потом ему удалось подобрать челюсть, и он засмеялся:

– Джек, я не имел в виду женские прелести миссис Монро! Я сказал «ненастоящие» обо всех этих людях и собаках – твоей поддельной невесте и ее детях.

Джек, чувствуя себя последним идиотом, нагнулся, скрывая покрасневшее лицо, и поправил повязку на колене.

– Я понял, о чем ты, – пробормотал он.

– Ну и прекрасно. – Стюарт опять с жадностью припал к бутылке с водой. Наконец он оторвался и продолжил: – Сосредоточься на том, что Саманта Монро не является твоей реальной невестой. Повторяю, она и ее дети – ненастоящие, они – актеры, нанятые для исполнения ролей. Относись к ним именно так, и все будет нормально. Они тебя раздражают? Езжай в свою квартиру и забудь о них до следующей встречи, указанной в твоем расписании. Не позволяй ситуации и сиюминутному настроению взять верх. Теперь о других делах. Кара уже сообщала тебе какие-нибудь цифры?

– Кое-что. Компания «Престон – Норвич» внесла свой вклад, так же как и «Герринг фармацевтик». Но меня волнует Чарли Манхеймер. Мало того, что у него своих денег куры не клюют, так за ним еще стоят все эти религиозные организации. Во-первых, они тоже весьма не бедные. А во-вторых, там царит армейская дисциплина, которая может сыграть большую роль при голосовании.

Стюарт пожал плечами:

– Пусть его. Он будет проповедовать, а ты – подавать практический пример. Но знаешь, чем меньше ты будешь обращать внимание публики на Саманту и ее детей, тем больше заинтересованности проявят люди, и все будет выглядеть естественно. А значит, мы добьемся хороших результатов.

– Кара мне говорила то же самое.

– Так ты готов к участию в гонке?

Джек вздохнул. На завтрашний вечер было запланировано первое появление на публике с Самантой. Первое свидание, прости Господи. Для них забронировали билеты на матч Индианы против Милуоки.

Кара со свойственной ей скрупулезностью расписала все детали, вплоть до цвета и фасона одежды для него и для Сэм. А также не забыла указать, что он должен не меньше двух раз за тайм прошептать что-нибудь Саманте на ухо, причем так, чтобы фотографы и журналисты успели зафиксировать этот трогательный момент.

– Я готов, – ответил Джек Стюарту с мрачным видом. Стюарт сунул бутылку с водой в сумку и, посмотрев на Толливера сквозь свои смешные пластиковые очки, быстро спросил:

– Тебя что-то тревожит? Расскажи мне.

Джек покачал головой. Невозможно рассказать, что он плохо спит последние несколько ночей, потому что слишком много думает о Саманте Монро. О том, какие сладкие и мягкие у нее губы. Стюарт решит, что он свихнулся, если рассказать ему, что за эти ночи он придумал, какой подарок сделает Сэм при первой же возможности. Он купит ей шикарный комплект нижнего белья. Открытый кружевной бюстгальтер и такие же кружевные трусики. Ярко-красного… нет, алого цвета. Именно этот цвет, по мнению Джека Толливера, должен самым выгодным образом подчеркнуть красоту ее светлой кожи и рыжих локонов.

– Нечего рассказывать, Стю, – сказал он. – Все нормально.

– Да ладно! – Адвокат усмехнулся. – А то я не вижу. Слушай, речь идет всего о шести месяцах. И учти, это время ты должен прожить как святой. Ты ведь понимаешь, что не можешь позволить себе любовницу, когда все уверены, что ты вот-вот женишься? Ты понимаешь, как важен этот момент?

Джек закатил глаза и застонал.

– Так, а ну-ка, мистер Толливер, слушайте меня внимательно! – наклонился к нему Стюарт. – Ты хочешь стать сенатором? Если хочешь, держи штаны застегнутыми и не вздумай выкинуть что-нибудь этакое! Только представь, что будет, если Кристи Скоэн или любой писака из журналистской братии обнаружат, что ты изменяешь своей невесте. Думаешь, они сохранят твой маленький секрет? Времена джентльменов давно миновали. А очередной скандал на сексуальной почве не добавит тебе голосов избирателей.

Джек оглянулся, чтобы убедиться, что поблизости нет никого, кто мог бы стать свидетелем воспитательной работы адвоката с мистером Толливером. Клуб «Коламбиа» кишел политиками, журналистами и преуспевающими бизнесменами.

– Не ори, Стю! – прошипел он. – Что ты так разошелся?

– Потому что это чертовски важно, и ты должен это понять! Если кто-нибудь хоть заподозрит, что ты ходишь налево от Саманты, ты попадешь в большие неприятности. И очень быстро. Это бизнес, Джек. Так что сосредоточься на своей роли и постарайся выглядеть убедительно. И не забывай, что эта женщина – всего лишь актриса. Бутафорский реквизит для твоего шоу. Повторяй это про себя как можно чаще.

Джек послушно кивнул.

– Нет уж, будь любезен повторить это вслух! – Стюарт погрозил пальцем, и Толливер рассмеялся – в нелепых очках на резиночке и с полотенцем на шее адвокат выглядел пародией на преподавателя, который натаскивает нерадивого ученика. И еще он был похож на лягушонка, у которого плохое настроение. – Повтори за мной: «Саманта Монро ненастоящая. Она всего лишь бутафорский реквизит». Повтори же!

– Саманта Монро ненастоящая, – послушно прошептал Джек, чувствуя себя идиотом. – Она всего лишь бутафорский реквизит.


– Тебе придется забрать меня из этого зоопарка, – заявила Лили, швыряя на стол свою школьную сумку. – Это не школа, а полная жопа, и дерьма там соответственно немерено.

Саманта на время лишилась речи, услышав такие выражения из уст собственной дочери. Она понимала, что за грубыми словами скрывается настоящий страх, почти паника, но все же растерялась. Прежде чем Сэм успела прийти в себя и начать воспитательный процесс, Лили спохватилась и принялась извиняться:

– Да-да, я не должна была так говорить и употреблять подобные выражения. Прости меня. Но все, что я сказала, – правда! Я не могу ходить в школу, где учатся только богатенькие придурки и отморозки. Вся разница между этой школой и той, где я училась раньше, – богатые лучше умеют прятать от окружающих свое дерьмо и всю ту мерзость, которая у них внутри, и… и все остальное! А так они полные му…

– Лили!

– Прости!

Саманта стояла столбом и чувствовала – ее хорошее настроение стремительно улетучивается. Она сегодня напекла домашнего печенья и весь день предвкушала, как дети вернутся из школы и обрадуются. И будут рассказывать о своем первом дне в новой – замечательной и дорогой – школе. Но похоже, пасторально праздничный вариант очередной раз не удался. Саманту охватил гнев. Ну почему ее милая четырнадцатилетняя девочка ругается, точно пьяный ковбой? Даже в той, бесплатной муниципальной школе вряд ли так выражались!

– Черт бы все это побрал! – не удержалась Саманта.

– Печенье? – задумчиво протянула Лили. – А молочка запить? – И она пошла к холодильнику.

Сэм продолжала молча разглядывать дочь. На ней была новая школьная форма – милая клетчатая юбочка и синий кардиган. Но почему-то Лили решила надеть к ней пару плотных носков и тяжелые гриндерсы с кислотного цвета оранжевыми шнурками. Кроме того… Сэм прикинула длину юбки. Да, она совершенно уверена: когда дочка уходила, юбка была существенно длиннее, значит, Лили подвернула ее на талии как минимум два раза.

– М-м, вкусно! Мам, неужели ты правда сама испекла печеньки? А из чего они?

– Э-э, тесто с шоколадной крошкой и орехами, – думая о своем, отозвалась Саманта.

Откуда-то сбоку появилась еще одна рука, и печений на блюде стало значительно меньше. Сэм вздрогнула: она и не заметила, как на кухне появился Грег.

– Ну рассказывай, – с надеждой улыбнулась она сыну. – Как прошел твой школьный день?

Грег пожал плечами и сунул в рот печенье.

– Вкусно – обалдеть. Спасибо, ма, – прошептал он с набитым ртом.

Сэм села на стул, почувствовав, что ноги вдруг стали ватными.

– А где наш засранец? В смысле мальчик в памперсах? – поинтересовалась Лили, плюхаясь животом на стол, чтобы дотянуться до блюда с печеньем.

– Скоро проснется.

– Порадуй нас, скажи, что сегодня случилось долгожданное чудо, – усмехнулась дочь.

– Ну… он сидел на горшке где-то с полчаса и рассматривал картинки в книжке. Может, читать он и научился, а вот остальному – пока нет.

– А мне ты молока не могла налить? – хмуро поинтересовался Грег, исподлобья глядя на сестру. – Никогда не думаешь ни о ком, кроме себя!

Лили расхохоталась, и крошки печенья, вылетев изо рта, приземлились на синий форменный кардиган. Сэм отметила про себя, что кардиган был застегнут всего на одну пуговицу, а из-под него выглядывала футболка с эмблемой «Наин инч нейлз».

Подумать только, Лили в этой школе всего два дня, а уже позволяет себе нарушать дресс-код, удивилась Саманта. Откуда такая смелость, интересно? Или это просто пофигизм?

– Ты теперь не только языком плохо шевелишь, но и руками? – язвительно поинтересовалась Лили у брата. – Может, тебе еще к какому-нибудь специалисту сходить? Будешь учиться шевелить пальцами и переставлять ноги.

– П-пошла ты…

– Даже послать толком не можешь, недоносок!

– Прекратите!

Саманта чуть не плакала. Что же это такое? Когда ее милые дети успели так друг другу возненавидеть? Лили и Грег были погодками и все детство провели вместе: строили домики из конструктора, играли в ферму, вместе купались, вместе спали. До семи лет Грег был просто счастлив, если ему разрешали свернуться на кровати рядом с сестрой, и они болтали и смеялись, и рассказывали друг другу сказки, пока не засыпали. Сэм помнила, как умилительно они выглядели: ангелочки, спящие рядом. Лили никогда не забывала, что она старшая, и ручка ее часто лежала на плече брата, и Саманта ложилась спать спокойно, зная, что если Грегу что и приснится, сестра всегда успокоит и убаюкает его.

Но сейчас было трудно даже предположить, что эти дети любят друг друга. Они выглядели злыми и недовольными. Усталыми. Неуверенными. И Саманта не могла их за это винить.

– Эй, ребята, послушайте меня. – Саманта потянулась через стол и накрыла своими ладонями руки детей: – Все будет хорошо, поверьте мне. Дайте школе и себе шанс. Если к весне, в конце четверти, вы категорически скажете, что не желаете ходить в эту школу, я не стану вас заставлять. Захотите, вернетесь в старую школу, а нет – найдем что-нибудь еще. Мы сможем даже купить дом в приличном районе.

– Правда? – с сомнением переспросила дочь.

– Да. Единственное мое желание – чтобы вы были счастливы. И еще я хочу, чтобы у вас был выбор, которого не могла предложить старая школа. Ведь в школе «Парк Тюдор» есть все: театральный кружок, музыка, занятия искусством, иностранные языки. Вы могли бы выбрать себе занятия по душе и получать удовольствие, одновременно готовясь к будущему, к колледжу, к взрослой жизни. Ничего этого нет в вашей старой школе. Но! Но если окажется, что здесь вы не можете быть счастливыми – тогда черт с ними, с кружками и иностранными языками. Мы переедем и найдем что-нибудь еще.

Брат и сестра переглянулись, а потом уставились на мать. Грег неуверенно хмыкнул и пробормотал:

– Звучит неплохо, хоть и смахивает на сеанс психотерапии.

Он пошел к шкафу и достал высокий стакан, намереваясь все же налить себе молока.

– При чем тут психотерапия? – воскликнула Саманта. – Я просто хочу, чтобы вы были счастливы, вот и все!

– Ладно, мы поняли, – заявила Лили.

– Вообще-то я сегодня познакомился с неплохим парнем, – протянул Грег. – Он играет в шахматы. Вроде нормальный.

– А ты, Лил? Есть ли на горизонте какие-нибудь потенциальные подружки или приятели?

Лили некоторое время молча хрустела печеньем, потом пожала плечами и протянула:

– Да вроде нет. Все уже давным-давно разбились на компании, и им никто больше не нужен. Есть, правда, один чудик, ходит за мной хвостом и называет готической девушкой. Прям так оригинально – куда деваться!

– А зачем нам возвращаться в старую школу, ма? – Грег уселся за стол со стаканом молока. – Если у нас будут деньги, то глупо опять переезжать в Ист-Энд.

– А может, Джек устроит нас куда получше! – Лили сделала значительное лицо и продолжила: – Здорово иметь такого крутого приятеля. Удалось же ему запихать нас в «Парк Тюдор», и это в самом конце четверти! Он такой важный и со связями!

– Однако это не значит, что мы будем пользоваться его положением и его связями, – улыбнулась Саманта.

– Спорю, он мог бы достать любые билеты, – мечтательно протянул Грег. – Я хотел бы сидеть в партере и смотреть матч «Колтс». А потом пойти на поле за автографами. Уверен, для Джека это раз плюнуть!

– А я, я хотела бы билеты на ближайший рок-фестиваль. В первый ряд. И подъехать к залу на лимузине. А еще чтобы Джек достал мне пропуск за кулисы! – Глаза Лили вспыхнули.

Саманта рассмеялась и уже хотела было пуститься в объяснения, чтобы дети поняли, что Джек Толливер не является их персональной курицей, несущей золотые яйца, но решила промолчать. Ведь именно в таком качестве они и используют Джека согласно подписанному контракту.


Стадион был полон. Саманта и Джек сидели на матче Индиана против Милуоки. Вокруг занимали места весьма важные люди: прокурор штата, известный адвокат, президент Университета штата Индиана, мэр, главный редактор газеты «Стар», а также их жены, дети, лоббисты, законодатели, спортсмены и красотки. Джек даже разглядел трех женщин, с которыми встречался за последний год. Одна брюнетка не переставала улыбаться ему и подмигивать.

Само собой разумеется, все уже заметили, что он с новой спутницей. Толливер долго здоровался и пожимал руки. Даже брюнетке. Кажется, ее звали Амандой. Или Амелией. «Собираюсь стать политиком, а имена запоминаю из рук вон плохо, – упрекнул себя Джек, – так не годится».

Он искоса взглянул на Саманту. М-да, она мало похожа на влюбленную невесту. Воплощенное напряжение. Явно чувствует себя не в своей тарелке. И хорошо бы, если бы она перестала нервно покачивать ногой…

Почувствовав взгляд Джека, Саманта обернулась. Толливер ободряюще улыбнулся, и Саманта попыталась улыбнуться в ответ, но получилось не слишком убедительно. На сегодняшний вечер инструкции Кары предусматривали наряд в стиле кэжуал, то есть что-то стильное, но при этом ежедневное и неформальное. Например, джинсы. Кара посоветовала Саманте ограничиться минимумом макияжа. Джек подумал, что это глупо, так как он ни разу не видел на ней много косметики. Только тушь и губная помада. Имелся также совет относительно драгоценностей – по минимуму. А Джеку Кара велела надеть бейсболку, словно он пытается скрыться от журналистов.

– Ты чего-нибудь хочешь? – бодро поинтересовался Джек у Саманты.

Она пожала плечами. С начала игры она не сказала и десяти слов и не переставая покачивала ногой, словно пыталась стряхнуть муравья, который пробирался вверх по лодыжке. Джек вздохнул и опять принялся рассматривать свою спутницу. Для сегодняшнего выхода Саманта выбрала простую черную футболку, хорошо обтягивающую ее точеную фигурку, а джинсы и сапоги на высоком каблуке дополняли наряд. В качестве светлого акцента в ушах Саманты поблескивали серебряные серьги-кольца. Джек отметил, что кольца в самый раз – не настолько тонкие, чтобы остаться незамеченными, и не настолько массивные, чтобы показаться грубыми.

– Спасибо, все нормально, – отозвалась Саманта, не сводя глаз с игрового поля.

– Получаешь удовольствие?

Сэм склонила голову набок и заглянула под козырек бейсболки, которую Джек надвинул пониже.

– Слушай, а ты вообще любишь бейсбол?

Саманта молча смотрела ему в лицо и была совсем близко. Джек решил, что настал подходящий момент, чтобы пошептать ей на ушко, как было предусмотрено сценарием Кары. Толливер потянулся к Саманте, и губы его коснулись ее волос.

Сэм напряглась.

– Расслабься, – прошептал Джек. – Сделай вид, что ты балдеешь от происходящего, а я твой принц.

Саманта хмыкнула, и плечи ее несколько опустились и расслабились. Джек почувствовал едва ли не гордость.

– Знаешь, я очень давно не ходила на свидания… потеряла навык. И честно сказать, никогда особо не интересовалась бейсболом.

– Не может быть! – Джек изобразил ужас. – Не интересовалась бейсболом? А может, ты и автогонки не любишь? И музыку в стиле кантри? Ну уж давай, признавайся во всех смертных грехах!

Саманта не рассмеялась, но из горла ее вырвался низкий звук – то ли смех, то ли стон. Джек замер. Звук получился удивительно сексуальным. Как бы заставить ее повторить? Меж тем Саманта продолжала шепотом:

– Ладно, покаюсь, раз уж ты решил поиграть в исповедника. Я действительно не люблю ни автогонки, ни музыку в стиле кантри. Гонки кажутся мне слишком громкими и глупыми, а кантри просто бесит. Извини.

– Но это же безобразие. – Его губы по-прежнему касались ее волос, и Джек с удовольствием вдыхал их сладковатый аромат, гадая, что это: духи? Шампунь? Ее собственный запах? – Если кто-нибудь из избирателей узнает о таком отсутствии патриотизма у моей избранницы, я никогда не попаду в сенат.

Саманта повернула голову и снова взглянула ему в лицо. Синие глаза ее сверкнули, и у Джека перехватило дыхание. Это просто нечестно. Такие глаза убийственны сами по себе, а если она еще и сверкать ими будет… куда прикажете девать все пробудившиеся мужские инстинкты?

– Наверное, вам стоило что-нибудь разузнать про меня, прежде чем представлять окружающим как будущую миссис Джек Толливер.

Джек ухмыльнулся и подумал: «Если бы ты знала, как тебя проверяли!»

– А игра неплохая, правда? – неуверенно спросила Саманта, глядя на поле и отводя прядь волос, упавшую на лицо.

– Ничего. А ты когда-нибудь видела, как я играл?

– Нет. К сожалению, в то время, когда ты играл за «Колтс», я кормила грудью… а когда не кормила, тогда работала сверхурочно. И у меня совершенно не было времени на занятия спортом или на посещение спортивных матчей.

Да что же это такое? Теперь он никак не мог оторвать взгляд от ее груди. Кормление явно не повредило эту ценную и совершенную по форме часть тела. Похоже, Саманта Монро вовсе не испытывает смущения, говоря о всяких естественных вещах типа кормления грудью или приучения к горшку, – размышлял Толливер. Должно быть, это результат троекратного материнства. Впрочем, его собственная мать никогда в жизни ни единым словом не упоминала о подобных вещах. Напротив, всячески избегала такого рода тем.

А вот интересно, сможет ли Саманта с такой же непосредственностью обсуждать секс? В конце концов, интимная жизнь – вещь тоже вполне естественная. Было бы здорово.

– Как же ты умудрялась работать сверхурочно, имея грудного ребенка? – спросил Джек и сам удивился своему вопросу. Наверное, это подсознательная попытка удержаться на теме груди или хотя бы грудного вскармливания.

– У меня не было выбора, – отозвалась Саманта, отводя взгляд. Она рассеянно наблюдала за происходящем на поле. – Митч пытался раскрутить свою стекольную мастерскую, а я должна была содержать семью. Митч – это мой бывший муж, – пояснила Сэм. – Он был стеклодувом. То есть я надеюсь, что он и сейчас работает, если жив, конечно. Честно сказать, я ничего о нем не знаю.

Джек промолчал, не желая признаваться в своей осведомленности, и Сэм, задумчиво улыбнувшись чему-то, добавила:

– А кроме того, я использовала молокоотсос для сцеживания грудного молока. Слыхал о таком полезном изобретении?

– Конечно! – Он опять уставился на ее грудь и ничего не мог с собой поделать. Как мальчишка.

– Я так кормила всех детей. Но Дакота оказался самым упорным. Он никак не желал отвыкать от груди, и мне приходилось кормить его утром и вечером, даже после того как ему исполнился годик.

– Похоже, он любит все делать по-своему, – заметил Джек, с уважением подумав о том малыше, который так шустро избавлялся от штанов. «А малый-то совсем не дурак. Он знал, за что стоит подержаться подольше. Похоже, у нас с ним есть нечто общее».

Теперь Сэм смотрела на Джека с улыбкой и глаза ее сияли, зубы сверкали, а на щеках появились чудесные ямочки. Она так искренне отвечала и так непосредственно живо реагировала на его вопросы, что Джек расстроился: кругом слишком много народа и он не может сделать ничего – только шептать ей на ухо и любоваться. Теперь Саманта держалась значительно спокойнее: плечи расправились, нога больше не качалась, а из горла опять вырвался тот сексуальный полустон, от которого у Джека учащенно забилось сердце.

Надо же, он всего-то сделал вид, что ему интересны разговоры о детях.

– Дакота несомненно обладает большой индивидуальностью, – сказала Саманта, но Толливер не слышал. Его вдруг посетило видение. Он увидел миссис Монро в своей постели. Она вытянулась на белоснежных простынях, и на ней не было ничего, кроме того ярко-алого бюстгальтера и трусиков, которые он просто обязан ей купить. И как можно скорее! Вот она сгибает колено, и нога скользит по простыне, сводя его с ума. А Руки Саманта закидывает за голову. Она улыбается, а ее рыжие волосы огнем разметались по подушке. Он бы начал с легкого Поцелуя за ухом, а от него проложил бы из поцелуев дорожку вниз по ее трепещущему горлу. И Саманта издавала бы тот самый волнующий звук. Потом ниже, ниже – к восхитительным возвышенностям груди, поднимающейся из пены красных кружев.

Сэм замолчала и смотрела на Джека, явно ожидая ответа на какую-то фразу. Толливер был слишком занят, занимаясь с ней любовными играми в собственном воображении, а потому не слышал, что она говорила. Джек рискнул предположить, что это было нечто связанное с Дакотой и его приучением к горшку, а потому ляпнул:

– Знаешь, я бы, может, тоже писался в штаны, если бы родителям пришло в голову назвать меня Дакотой…

Черт, да что это с ним! Он же не собирался говорить этого вслух.

– Что?! – Брови Сэм поползли вверх.

– Я говорю, у мальчика весьма необычное имя. Есть целая теория о том, что личность каждого человека неразрывно связана и даже до некоторой степени определяется его именем. Возможно, это верно и в данном случае, и имя добавляет мальчику индивидуальности.

– Честно сказать, на имени настоял Митчел. – Саманта пожала плечами. – Кто-то из знаменитостей назвал так своего сына, и муж считал, что это чертовски круто.

Со знаменитостями всякое бывает, подумал Джек. Они могут назвать ребенка как фрукт или овощ. Этому малышу еще повезло. Но последнее замечание Джек благоразумно не стал озвучивать и вместо этого спросил:

– А какое его второе имя?

– Бенджамин, – со вздохом ответила Сэм.

– Ну вот! Это прекрасное и достойное имя. Может быть, он станет менее асоциальным, если ты начнешь звать его Бен?

– Ты так думаешь?

– Ну, это просто предположение.

Сэм несколько секунд рассматривала невинную физиономию Джека, потом расхохоталась. Она смеялась так заразительно, что Толливер не удержался, и скоро они оба хохотали, как ненормальные. Привычным для публичного человека боковым зрением он отметил, что кое-кто из зрителей обернулся и посмотрел на них с искренним интересом. Где-то рядом мелькнули вспышки фотокамер.

– А скажи-ка мне, Джек Толливер, какой у тебя опыт воспитания детей? Или хотя бы просто общения с ними?

Джек усмехнулся и решил, что сейчас самое время для первого запланированного поцелуя в щечку.

– Нет у меня совсем никакого опыта, – покаянно произнес он и наклонился, касаясь губами ее гладкой кожи.

Вспышки. Вспышки. Вспышки. Как она чудесно пахнет!

– Кстати, Сэм, я хотел кое-что спросить… Ты тут упоминала про отсутствие практики. И как давно ты последний раз с кем-нибудь встречалась?

Честно сказать, Джек уже знал ответ. Он помнил, что в досье было черным по белому написано: восемнадцать месяцев назад Саманта Монро встречалась с архитектором, которого наняли, чтобы он сделал перепланировку и ремонт в салоне. Свиданий было два. Первый раз они вместе обедали, а второй раз встречались у него дома.

Сэм перестала улыбаться. На ее лице промелькнуло выражение отвращения, и Толливер понял, что архитектор, видимо, оказался не на высоте.

– К чему тебе даты? – с досадой сказала молодая женщина. – Я ведь уже говорила, что давно ни с кем не встречалась, и этого довольно.

Может, Кара посчитает, что он поторопился со вторым поцелуем, но Джек не хотел противиться своему желанию. Он наклонился и опять вдохнул чудесный запах Саманты и поцеловал ее не в щеку, а в уголок рта, с восторгом почувствовав, как дрогнули ее губы.

– Принести тебе поп-корн? – спросил Джек.


В «Ле сёрк» на телефонные звонки отвечала новенькая девушка, которая – Кристи Скоэн не могла поверить своим ушам – даже не знала, кто такая Кристи Скоэн! Подумать только, это из какого же захолустья надо приехать! Ей, востребованной телеведущей и занятой женщине, пришлось убить кучу времени, объясняя, что для такой важной особы и постоянной клиентки должно найтись место в расписании Марсии Фишбакер. Да, она записана на вторник через неделю. Нет, она желает посетить своего мастера сегодня или, в крайнем случае, завтра! Да, она посещает этот чертов салон уже шесть лет, и если ей не дадут время немедленно, она поищет себе другую парикмахерскую, не преминув поставить администрацию «Ле сёрк» в известность о причинах такого шага.

Марсия Фишбакер работала с тремя клиентками одновременно. Она улыбалась и заботливо выслушивала каждую женщину, болтала и шутила, но все же было очевидно, что она устала и выдерживать такой темп ей чертовски нелегко. Кристи устроилась в кресле, и принялась не спеша рассматривать мастеров, пытаясь определить, кто из них та самая Саманта Монро.

Сегодня утром на нее буквально снизошло озарение – после того как Кристи увидела фотографии в «Стар». Конечно, вот почему имя этой загадочной женщины показалось ей знакомым. Она встречалась с ней не реже раза в месяц на протяжении вот уже шести лет! Это та самая Саманта, которая работала в салоне Марсии Фишбакер. Разумеется, за все эти шесть лет Кристи с ней ни разу не разговаривала; ее стригла и укладывала Марсия, но лицо узнала сразу.

– Ну-ка, давайте посмотрим, как наши успехи? – Марсия остановилась рядом с журналисткой и аккуратно развернула один из кусочков фольги на волосах Кристи.

Скоэн разглядывала в большом зеркале хозяйку салона и в который раз гадала, сколько лет этой подтянутой и ухоженной брюнетке. Сорок? Шестьдесят? Угадать не было никакой возможности – Марсия выглядела великолепно и в то же время загадочно, как всякий предмет искусства.

– Очень хорошо, – сказала мисс Фишбакер, полюбовавшись результатами окрашивания. – Сейчас помоем голову и освежим стрижку.

Прежде чем Кристи успела хоть что-нибудь ответить, хозяйка уже подозвала помощницу и инструктировала ее по поводу мытья головы мисс Скоэн.

Кристи подумала, что если она хочет разжиться какой-нибудь информацией о Саманте, то нужно пренебречь светской беседой и переходить прямо к делу – Марсия сегодня занята больше обычного и у нее явно совершенно нет времени на пустую болтовню. Не прошло и нескольких минут, как Кристи вновь оказалась в кресле Марсии перед большим зеркалом. Ее вымытые волосы потемнели от воды, и, разглядывая свое отражение, Кристи задумалась, не стать ли ей брюнеткой. Ведь каштановый цвет снова в моде. Но потом она решительно отказалась от этой затеи. Кристи Скоэн – журналистка, политический аналитик, ведущая телешоу – могла быть только блондинкой. Давно пора вообще забыть, что когда-то ее волосы имели другой цвет. Она – совершенство, и не стоит ничего менять.

– Так. – Марсия вновь возникла за спиной Кристи и принялась чуткими пальцами перебирать осветленные пряди. – Чудесно, просто чудесно. – Она взялась за ножницы и, чтобы клиентка не скучала, поинтересовалась: – Как вы поживаете, Кристи? Грядет ли какое-нибудь интересное событие или очередной скандал? Вы всегда в курсе всех новостей.

Марсия не переставала стричь, а Кристи между тем рассказала абсолютно вымышленную историю о важной встрече, которая возникла неожиданно, и спутала все ее расписание и ей пришлось менять прежние планы… Господи, чего только не придумаешь, лишь бы подобраться к нужной информации! Да она уже сто лет ни под кого не подстраивалась. И ничего не меняла в своей жизни, дабы кому-то угодить.

– Да, я вас прекрасно понимаю! – Марсия сочувственно кивала, ни на секунду не переставая заниматься волосами. – Мы и сами сейчас в некоторой запарке. Одна из наших самых востребованных сотрудниц взяла отпуск, и нам пришлось разделить между собой ее клиентуру. Так что сегодня мы носимся просто как бешеные.

– Да? И кто же это отправился в отпуск?

– Саманта Монро. Вы ее знаете? Ее кресло вон там. – Ножницы сверкнули, указывая направление. – Рядом с креслом Монти.

Кристи улыбалась, глядя на свое отражение в зеркале. Пусть кто-нибудь осмелится сказать, что она не баловень судьбы. Да ей все дается так легко, что иногда делается даже страшно. Она бросила незаинтересованный взгляд на место у широкого окна. Там стояло кресло, окруженное столиками со множеством аксессуаров. Но все же по армейскому порядку и большому количеству свободного места на столах и перед зеркалом было видно, что мастер отсутствует. Тут Кристи пришла в голову еще одна мысль, и она внимательно оглядела хозяйство миссис Монро. На зеркале не было фотографий, как у других девушек. И флаконов на столике тоже не наблюдалось. Та-ак. И что же это может значить? Только одно – что Саманта Монро вернется на работу весьма не скоро.

– Надеюсь, она не очень вас подвела? – промурлыкала Кристи, наблюдая за Марсией. – Она собралась рожать?

– О нет! – Марсия рассмеялась. – Этот долг перед человечеством Саманта уже выполнила. У нее трое детей. Она сказала, что хочет проводить с детьми больше времени. И кроме того, у нее появился мужчина, что тоже требует времени, если хочешь каких-то стоящих отношений. А она, мне кажется, имеет на этого парня самые серьезные планы. Саманта даже переехала к нему жить. Так что мне пришлось ее отпустить. Хотя, честно говоря, восторгая по этому поводу не испытываю, поскольку нам всем приходится больше работать или отказывать клиентам.

Кристи замерла в кресле. Она была буквально шокирована услышанным. Потом ее захлестнула волна гнева. Этого не может быть! Тут должна быть какая-то ошибка! Да, она видела фотографии в сегодняшних газетах, подпись была какая-то глупая – что-то по поводу того, что Джек Толливер пытается спрятать под козырьком бейсболки свои намерения относительно сената. Было очевидно, что свои намерения относительно этой женщины Джек прятать не собирался. На фотографии было прекрасно видно, как он целовал Саманту в щеку, и заметно было, что поцелуй этот им обоим нравился. Они смеялись, и глаза женщины сияли. И Джек, чертов Джек Толливер смеялся! Оба они выглядели совершенно счастливыми, а поцелуй, похоже, был спонтанным. То есть самым что ни на есть опасным. Настоящим.

А теперь выясняется, что эта сучка переехала к Джеку!

– Что вы говорите? – протянула Кристи, усилием воли спрятав эмоции и делая незаинтересованно скучающий вид. – А знаете, я только что вспомнила. Ведь сегодня в утренних газетах я видела фото миссис Монро, и не с кем-нибудь, а с бывшим вице-губернатором. Значит, это к нему она переехала?

Кристи уловила настороженный взгляд, который Марсия бросила в сторону мастера, чье кресло было рядом с местом Саманты. Как же ее? Ах да, Монти. Похоже, Марсия вовсе не хотела, чтобы Монти услышала их разговор. Удостоверившись, что Монти занята, и понизив голос, Марсия принялась сплетничать:

– Саманта постаралась избежать огласки. Похоже, все случилось довольно быстро и она просто без ума от этого человека. Насколько я поняла, у него в городе есть квартира, и он большую часть времени живет там – удобнее для работы. А Саманту и детей он поселил в доме, который принадлежит его семье. Само собой, она просила никому ничего не рассказывать, и я стараюсь держать язык за зубами, но я так за нее рада, что просто не могу поверить в случившееся. За последние несколько лет бедняжке Сэм пришлось пережить много неприятных моментов. Да что там – у нее было проблем больше, чем у любой из нас. Так что если кто и заслуживает хоть немного счастья – то это именно Саманта Монро. Клянусь, я просто разрыдалась, когда она рассказала мне, какое счастье ей привалило. Знаете, все девочки согласились, что эта история действительно похожа на сказку.

Кристи, слушая этот восторженный рассказ, наблюдала, как в зеркале меняется выражение ее собственного лица. Маска дружелюбного интереса вдруг дала трещину, и Кристи увидела злость и отвращение, которые вызвал в ее душе восторженный рассказ парикмахерши. Понимая, что нельзя показать другим свои эмоции, Кристи постаралась как можно скорее взять себя в руки, и ей это почти удалось, но тут Марсия бросила взгляд в зеркало и, должно быть, успела что-то заметить.

– Ах нет, – прошептала она. – Я опять разболталась. Боже, ну что я за человек!

Как раз в этот момент мимо проходила негритянка, чье кресло было рядом с рабочим место Саманты. Монти окинула клиентку Марсии быстрым, но внимательным взглядом и не стала скрывать, что впечатление от осмотра было далеко от идеального. Кристи Скоэн мило улыбнулась расстроенной Марсии и прошептала:

– Вам не о чем волноваться, Марсия. Вы ведь и раньше снабжали меня информацией, но я никогда не выдавала вас как свой источник. Не выдам и теперь. Не надо беспокоиться.

Огорченная женщина покачала головой:

– Дело в другом, Кристи. Просто для Сэм это очень важно, а я… я действительно за нее рада. И я не хочу, чтобы что-то помешало ей и детям стать наконец счастливыми. Они заслужили это.

Кристи хотела что-то сказать, но Марсия уже схватила фен и круглую щетку и принялась укладывать клиентке волосы. Воспользовавшись тем, что можно хранить молчание, Кристи погрузилась в свои размышления.

Когда это Джек Толливер встречался с женщиной старше тридцати?

Да никогда!

Встречался ли он хоть раз с женщиной с детьми? Никогда!

Что же это значит?

Можно ли представить себе, чтобы Джек Толливер пригласил Саманту и ее детей переехать жить в семейный дом? Ведь речь может идти только о поместье на Сансет-лейн. Это немыслимо! Трое детей? Да никогда в жизни! А раз во все эти вещи невозможно поверить – значит, это неправда. Но она сама видела фотографии в газетах, и Марсия чуть не пустила слезу, рассказывая о свалившемся на ее подружку личном счастье.

Дерьмо! О да, ее журналистский нос чует хорошую порцию дерьма, которую при удачном стечении обстоятельств можно будет вылить на Джека Толливера. Кристи готова была поклясться, что это как-то связано с его избирательной кампанией. И тогда… тогда это дело может оказаться самым сенсационным в ее карьере. Она просто чует, что здесь все очень сложно. Саманта Монро получила свой отпуск не просто так. И она, Кристи Скоэн, не успокоится, пока все не разузнает. И тогда скандал, раздутый вокруг той выходки Джека на конференции учителей, покажется всем детским лепетом.

Кристи улыбалась. Она дождалась, пока Марсия закончит колдовать над ее прической, искренне похвалила ее работу и, уходя, оставила щедрые чаевые.

Глава 5

Маргарет Дикинсон-Толливер взяла двумя пальчиками изящную чашечку веджвудского фарфора, поднесла ее к аккуратно накрашенным губам, сделала первый глоток горячего ароматного утреннего кофе и чуть не подавилась.

Глаза ее впились в экран компьютера. Монитор ноутбука занимала черно-белая газетная фотография, на которой ее сын – ее единственный сын – был снят с какой-то рыжей мерзавкой. Фотография была сделана во время футбольного матча, и запечатленные на ней мужчина и женщина смеялись как дети и выглядели абсолютно счастливыми. Миссис Толливер почувствовала, как к горлу подступила тошнота.

Она отвела глаза от монитора, осторожно поставила чашку на блюдце и устремила взгляд в окно. За окном цвел сад, радуя взор тщательно выверенной пышностью. Определенно новый садовник – Нестор – талантливый человек. Клумбы и лужайка наконец-то обрели те размеры и формы, которые миссис Толливер считала идеальными. Край лужайки был ровным, и ни одна травинка не выбивалась из темной земли под розовыми кустами. Миссис Толливер удвоила внимание и через несколько минут тщательного осмотра удовлетворенно вздохнула. Ни единый сорняк не осмелился проклюнуться сквозь толстый слой мульчи. Жимолость наполняла воздух ароматом пышных цветов, а клематисы вились по шпалерам, издалека напоминая роскошные зеленые портьеры, расшитые цветами. Прудик в японском стиле радовал глаз идеальной чистотой.

Маргарет Толливер с неудовольствием вернулась мыслями к насущным проблемам. Ее единственный сын – пример человека, в чьей жизни нет никакого порядка. Подумать только, ему уже далеко не двадцать пять, а его личная жизнь по-прежнему является источником бесконечных сплетен для всех средств массовой информации. Его карьера под угрозой. И он имеет наглость не отвечать на ее телефонные звонки!

Хорошо, что Алан Дитто всегда находит время, чтобы выслушать ее. С тех пор как Алан сделал свое заявление о том, что устал и не желает баллотироваться в сенат, она звонила ему уже три раза. Честно сказать, Маргарет не одобрила столь необдуманный шаг. Он швырнул это свое заявление в политический механизм штата Индиана как мальчишка, который из озорства бросает кирпич в лобовое стекло машины, несущейся на полной скорости. Маргарет упрекнула Дитто в том, что он не счел нужным предупредить ее сына, и Алан отговорился каким-то смехотворным предлогом. Сказал, что забыл. Он всем и каждому повторял, что смертельно устал от Вашингтона и желает вернуться домой. Уж ей ли не знать, что его слова чушь полнейшая! Этот старый ржавый гвоздь считает, что ее сын недостоин занять место в сенате. А сам-то хорош! Маргарет была в курсе всех сплетен о личной жизни Алана Дитто. Нужно сказать, что со времени смерти жены два года назад жизнь сенатора стала гораздо более разнообразной и менее достойной.

Маргарет кивнула своим мыслям. Да уж, после смерти Клары Дитто расцвел буквально на глазах. Он вел веселую жизнь, вовсю пользуясь своим положением вдовца. Впрочем, даже она, Маргарет, не хотела обвинять его. В чем-то беднягу можно было понять и даже пожалеть. Его жена всегда была со странностями, но в последние годы состояние ее только ухудшалось. Фобии Клары Дитто прогрессировали, и уже за несколько лет до ее смерти Алан на всех мероприятиях появлялся один. Точно, он никуда не водил жену с того инцидента в Белом доме. Среди своих этот случай был известен как скандал из-за алюминиевой фольги 1991 года.

В тот год любимый муж Маргарет, Гордон, был еще жив, хотя здоровье его уже начало ухудшаться. Но на памятном приеме в Белом доме они были вместе. Какой-то глупый официант – наверное, недавно начал работать – пересек комнату, где проходил официальный обед, с листом фольги в руках. Черт его знает, зачем ему понадобилась эта штука, никто из присутствующих этого так и не узнал. Но Клара увидела лист фольги, блестевший в руках официанта, и устроила истерику прямо на глазах у президента, первой леди и каких-то важных иностранных гостей… Даже сейчас, столько лет спустя, Маргарет испытывала чувство стыда и неловкости, вспоминая, как Алан уводил жену из зала, а она что-то причитала, и глаза ее были бессмысленно выпучены, рот приоткрыт и слюна капала на корсаж платья. А платье у нее в тот день было чудесное… от Диора.

Клару было жаль, но Маргарет видала и не такое. Политика требовала от человека огромного напряжения. Многие не выдерживали подобной жизни.

Маргарет обвела взглядом гостиную, задержавшись на небольшом, но изысканном фонтане в центре зала. Гордона давно нет, но она, Маргарет Дикинсон-Толливер, по-прежнему ведет активную светскую… можно сказать, даже политическую жизнь. Сегодня к обеду были приглашены члены совета директоров «Гарден-клуба». Меню она уже утвердила и наряд выбрала: специально купила костюм цвета дыни – очень модно в этом сезоне. И к нему пастельных тонов шелковый шарф от Шанель. Надо будет дать кое-какие последние указания относительно фарфора и столового серебра, но это еще успеется. А пока Маргарет Толливер вполне могла позволить себе поболтать.

На столе перед ней лежали стопка свежих газет, телефон, а также стоял открытый ноутбук. Маргарет протянула унизанную кольцами руку, взяла телефон и набрала номер сына. Само собой, она услышала лишь его послание на автоответчике. Джек пытается избегать мать. Вот уже двадцать лет.

– Джек, это я, мама. Если ты, конечно, еще меня помнишь. Я подарила тебе жизнь. Напряги свою никудышную память и постарайся все же вспомнить, что я еще жива-здорова. – Она сделала недолгую паузу и продолжала: – Я не знаю, о чем ты думаешь, но ты должен объявить о своем намерении участвовать в борьбе за кресло сенатора. Твоя избирательная кампания несомненно выиграет, если некоторое время ты не станешь появляться на публике с дешевыми женщинами. У тебя что, страсть к обслуживающему персоналу? В прошлый раз была официантка, а теперь кто? – Маргарет Толливер вздохнула, сделала еще одну паузу и сказала, смягчив тон: – Я люблю тебя, мой мальчик. Позвони мне, и как можно скорее. Если ты по-прежнему будешь избегать разговора со мной, я возьмусь за Кару и Стюарта и через них выясню, чем ты там занимаешься. Или даже решу присоединиться к вам и приеду на Сансет-лейн на рождественские каникулы. Представь только, у нас с тобой будет настоящее Рождество в кругу семьи! Совсем как когда-то.


– Ты уверена, что подгузник выдержит?

Саманта вздохнула и бросила тревожный взгляд на Дакоту. Она сама никак не могла отделаться от сомнений по этому же вопросу. Малыш сидел на бортике бассейна в доме Джека Толливера и счастливо болтал ножками в воде. Мальчик был укомплектован оранжевым надувным кругом и парой надувных нарукавников. Несмотря на возню малыша, памперс пока держался стойко. Наметанный глаз Сэм отметил, что липучки на талии держатся и резиночки вокруг ножек выглядят прочными и плотно прилегают к телу. Производители памперсов значительно усовершенствовали свою продукцию с того времени, как Грег был малышом. Штанишки были вполне надежны… по крайней мере, Сэм очень хотелось в это верить.

– Твой дружок не будет в восторге, если Дакота решит, что бассейн и есть тот горшок, к которому его жаждут приучить.

Саманта искоса взглянула на ехидную Монти и ответила:

– Джек не мой дружок.

– М-м, а на фотографиях вы выглядите так, словно хоть завтра под венец.

– А что ты хотела? – Сэм фыркнула. – Я старалась. В конце концов, это моя работа, ты не забыла? И я ведь рассказывала тебе, что Кара спланировала всю встречу чуть ли не по минутам. Она указала, сколько раз за вечер он должен был держать меня за руку. Так что не будь смешной.

– Не рычи на меня!

– А ты не сыпь мне соль на раны! Постарайся привыкнуть и спокойно реагировать на происходящее. Если хочешь знать, ничего особенно приятного в этом свидании не было. Я чувствовала себя неловко.

Из бассейна раздался негодующий вопль Лили. Сэм и Монти быстро обернулись. Мальчишки окружили Лили и брызгались, заливая девочку водой, словно хотели утопить.

Монти вскочила с кресла, и ее голос, громкий и хорошо поставленный голос певицы, отразился от стен и потолка и зазвучал почти как глас Божий:

– А ну прекратите это немедленно! – Указательный палец Монти с ярко-оранжевым ногтем вытянулся в направлении сына. – Саймон, если я еще раз увижу, что вы обижаете Лили, я прослежу за тем, чтобы твоей худой задницы и близко не было возле бассейна. Ты меня понял? И ты, Грег! – Ноготь чуть сдвинул прицел. – Тебя это тоже касается. Оставь сестру в покое!

Монти замолчала, но ее голос еще несколько секунд резонировал под сводами бассейна. Когда же наконец воцарилась тишина, Сэм и все остальные приняли ее как благо и постарались продлить хотя бы на несколько минут.

Монти рухнула обратно в шезлонг и некоторое время возилась, поправляя верх купальника – надо же прикрыть хоть что-то. Устроившись в кресле, она продолжала разговор с того же места, на котором их прервали дети:

– Знаешь, подруга, это я, Монти, ты не забыла? Так что не надо мне тут сказки рассказывать. Если то, что я вижу на фото, – всего лишь работа, то тебе пора менять профессию и идти в актрисы.

Саманта смущенно рассмеялась и вынуждена была признаться:

– Ну, честно сказать, во время нашей встречи действительно были моменты, которые мне понравились.

– Слушай, не сочти меня занудой, но давай просто убедимся, что ты не забыла кто есть кто, – заявила Монти, склонив голову набок и внимательно поглядывая на Саманту. – Джек Толливер хорош – с этим я не спорю! Да, он шикарный белый мужчина, и я даже знаю, что именно тебе в нем нравится. Мне тоже кое-что нравится, когда я на него смотрю. А кое-что даже заводит. Например, задница у него просто отпадная. Я прямо чуть в обморок не падаю, когда вижу его сзади. – Для восстановления сил Монти отпила чаю со льдом.

– Что ты несешь? – Едва сдерживая смех, Саманта закатила глаза. – Тогда почему бы тебе не пригласить его на свидание?

Монти расхохоталась. Ей даже пришлось поставить высокий стакан с чаем на столик, иначе она неминуемо расплескала бы его в приступе бурного веселья.

– Знаешь, Сэмми, я бы могла попытаться. Но не уверена, что парню это пошло бы на пользу. Индиана еще не зашла в своей политической эволюции так далеко, – промолвила она наконец.

– Здравствуйте, девушки.

Сэм и Монти буквально подскочили в шезлонгах. Обернувшись, они увидели возле дверей Джека Толливера, и Саманта немедленно задалась вопросом, как давно он там стоит и соответственно как давно слушает их с Монти увлекательную беседу. Догадаться по лицу Джека было невозможно: он являл собой невозмутимого политика. Маска, не более того. Можно сфотографировать, повесить на стену и подписать: идеальная приветливая улыбка. «Как раньше мне не приходило в голову, что приветливость может так раздражать?» – удивилась Сэм.

– Надеюсь, вы приятно проводите время? – спросил Джек.

– Еще как! – отозвалась Монти, облизывая губы и обмахиваясь ладонью, словно ей вдруг стало жарко.

– Я очень рад, – отозвался Толливер.

– Здесь чудесно, и мне кажется, мы уже вполне вписались в обстановку, – сказала Саманта, продолжая гадать, слышал ли Джек ту лестную характеристику, которую дала ему Монти: белый мужчина с красивой задницей.

Это было, конечно, грубовато, но абсолютно соответствовало истине. Саманта тоже не смогла удержаться и залюбовалась фигурой Джека: узкие бедра, обтянутые серыми твидовыми брюками, и черный классический пуловер – просто картинка из журнала для женщин. Одежда удивительным образом подчеркивала совершенство мужского тела: широкие плечи и сильные руки, тонкую талию и длинные ноги. Черный свитер красиво оттенял темные волосы и контрастировал с невероятно, зелеными глазами. Наверняка Джек знает, что делает, сказала себе Сэм. Образ самого сексуального лидера партии – это весьма неплохая приманка для избирателей. Особенно избирательниц. Само собой, известное имя и наличие политического чутья и харизмы – важнейшие составляющие политического успеха. Но умение одеваться и мужская привлекательность кандидата тоже должны играть немалую роль.

Черт, да что там! Она сама проголосовала бы за мистера Толливера не задумываясь.

Джек улыбнулся Монти, потом перевел взгляд на Саманту и сказал:

– Между прочим, мы с тобой стали сенсацией дня. Репортеры весь день названивают в офис, требуя объяснений. Кара отделывается любимой фразой «Без комментариев», что только разжигает их интерес.

Саманта бросила взгляд в сторону бассейна, проверяя, как там дети. Дакота плескался на мелководье, изо всех сил колотя ножками по воде. Но его весьма сосредоточенный взгляд был прикован к Джеку Толливеру. Остальные дети плавали на глубине и казались весьма довольными собой.

– И как долго Кара будет воздерживаться от комментариев? – спросила она.

Джек помахал рукой, приветствуя детей, и из бассейна донеслись разрозненные приветственные крики. Потом он ответил:

– Мы с Карой рассчитали, что для максимального финансового эффекта я должен объявить о намерении бороться за место в сенате не позже чем через две недели, то есть к началу января. В моем расписании есть посещение нового дельфинария. Скажу больше, именно я должен его открыть. Мы подумали, что было бы здорово, если бы ты и дети присутствовали на этом мероприятии вместе со мной.

– Какая увлекательная перспектива, – пробормотала Монти. Она встала и принялась бродить вокруг, складывая полотенца и выравнивая в линеечку детские тапки и сланцы, разбросанные по полу. При этом Монти то ли жужжала, то ли тихонько мурлыкала какую-то мелодию.

Саманта напряглась. Она не раз наблюдала подобные приступы аккуратности раньше и прекрасно знала, что это значит. Монти изо всех сил держится, чтобы не сказать какую-то колкость, которая буквально вертится у нее на языке. «Держись, милая», – мысленно взмолилась Сэм, потому что порой подружка бывала слишком остра на язык.

– А почему вы не похвастаетесь колечком, которое купили для Сэм? – не удержалась-таки Монти.

Ну вот, Саманта даже зажмурилась от смущения. Когда она открыла глаза, Джек и ее подруга молча мерили друг друга взглядами. Джек первым опустил глаза.

– Какое колечко? – пробормотал он, ероша волосы.

– Нет, он не купил тебе кольцо, – громким шепотом возвестила подруга, качая головой и делая многозначительное лицо.

«Может, ей платить за то, чтобы она молчала?» – с тоской подумала Сэм, но прежде чем она успела озвучить эту многообещающую мысль, Монти уже уставилась на Джека прокурорским взглядом и принялась его отчитывать:

– Вы что, никогда не слышали о традиции дарить кольцо по случаю помолвки? Кто, по-вашему, поверит в то, что женщина обручена, если на пальце у нее не сверкает какой-нибудь хоть самый завалящий камешек? А уж мужчина с вашими деньгами и положением просто обязан купить что-нибудь большое и блестящее. И не бижутерию!

Джек на всякий случай отошел немного в сторону и сделал вид, что ему просто хотелось прислониться к столу. Обретя хоть какую-то опору, он послал Сэм виноватую улыбку и пожал плечами. Но Монти решительно не желала умолкать:

– И вообще есть такое правило: мужчина должен потратить на кольцо для помолвки сумму, равную его зарплате за два месяца. Что, неужто никогда не слыхали о таком? – Монти ровными рядами уложила полотенца на специальную стойку и удовлетворенно кивнула, довольная собой.

Саманта боялась даже смотреть на Толливера, но, к ее удивлению, он вдруг расхохотался – искренне, от души. Сэм тоже засмеялась, испытывая огромное облегчение. Надо же, она ожидала совсем другой реакции.

– Спасибо за подсказку, миссис Маккуин. – Зеленые глаза сияли, и Джек, похоже, действительно развлекался. – Что касается правила о двухмесячной зарплате, не думаю, что мы можем использовать это в моем случае. Видите ли, я временно безработный, и если сумму покупки придется рассчитывать, исходя из пособия по безработице, то, боюсь, Сэм это не понравится.

– Все равно признайтесь, что вы не правы. Без кольца никак не обойтись, – упорствовала Монти.

– Мы что-нибудь придумаем, – подмигнул Толливер и направился к мелкой части бассейна. Опустившись на корточки, он наклонился к Дакоте. Малыш смотрел на него с широкой улыбкой, его влажные волосы кудряшками прилипли колбу.

– Привет, мистер Джек.

– Привет, парень. Как водичка?

– Здорово! А я могу плавать! Хотите посмотреть, как я плаваю?

Прежде чем Джек успел ответить или отодвинуться, малыш перевернулся на живот и заколотил ногами по воде. Сэм рассмеялась было, глядя на попку в памперсе, торчащую над поверхностью, но потом увидела, как Джека волна за волной окатывает вода, и зажала рот ладошкой.

– Ой, прости, пожалуйста!

Она вскочила с шезлонга и через секунду уже протягивала ему полотенце. Толливер вытер лицо, которое, к ее удивлению, осталось совершено спокойным. Он даже не подумал подняться.

– Ты здорово бьешь ногами, Бенджамин Дакота, – со всей серьезностью заявил Джек. – Думаю, тебя ждет большое спортивное будущее.

Дакота опять вцепился в бортик бассейна и подпрыгивал в воде, тяжело дыша и сопя.

– Я хорошо плаваю, мистер Джек! Ты видел?

– Видел. – Толливер встал, поморщившись от боли. Потом взглянул на Сэм сверху вниз и сказал: – Спасибо за полотенце.

Саманта стояла, словно приклеившись к скользкому и мокрому полу. Она смотрела в глаза Толливера. Взбаламученная вода бассейна отражалась в его зеленой радужке, и казалось, что глаза Джека сияют изнутри своим собственным светом. Саманта протянула руку, и он вернул ей полотенце, коснувшись ее руки как бы мимоходом.

А в голове Сэм вдруг заметались растерянные мысли. Она заметила гримасу боли на лице Толливера, когда он вставал, и впервые вспомнила о травме колена. Неужели оно все еще беспокоит его? По словам Грега, травма была очень серьезной. Он же сказал, что тот момент падения Джека Толливера до сих пор часто показывают в подборках самых важных игровых моментов. В Интернете было написано, что Толливер перенес шесть хирургических операций, и прошло четыре года, прежде чем он перестал хромать.

– Кара хочет, чтобы мы сегодня вместе пообедали где-нибудь в городе, – сказал Толливер. – Как ты думаешь, дети смогут продержаться без тебя несколько часов?

– Я могу посидеть с детьми, – подала голос Монти, хотя к ней никто не обращался. – Мне сегодня торопиться некуда, так что я с удовольствием проведу время в вашей хижине. А вы бегите развлекайтесь.

Сэм бросила на подругу предостерегающий взгляд, чтобы та вспомнила, что речь идет о бизнесе, а не об удовольствии, и бодро ответила:

– Как скажешь, Джек. А куда мы пойдем? Кара дала какие-нибудь указания по поводу того, что мне надеть?

Глаза Джека вдруг блеснули, и Сэм показалось, что вода бассейна тут уже совершенно ни при чем.

Джек медленно обвел взглядом фигуру Саманты – с ног до головы. Она задержала дыхание. Саманте казалось, она чувствует прикосновение этого взгляда. Он был горячим. Кожа буквально горела. Румянец вспыхнул на щеках, и поделать с этим Сэм ничего не могла. Наконец Толливер опять взглянул ей в глаза.

– Мы пойдем в ресторан «Сент-Элмо», – сказал он. – Кара думает, что одежда должна быть неформальной, но с праздничным уклоном.

– Здорово! Я уже сто лет не была в этом ресторане.

– А вот интересно, – раздался позади них голос Монти, – что такое неформально и с праздничным уклоном? Тапки с вечерним платьем или как?

Сэм облизала губы, представив себе, как именно она убьет подружку, когда они останутся вдвоем. Подойдет что-нибудь медленное и болезненное.

– Звучит заманчиво, Джек, – сказала Саманта. – И к которому часу мне надо быть готовой?

– К семи, если ты успеешь.

Саманте все еще казалось, что кожа ее горит от того внимательного взгляда, которым одарил ее Джек, и, пытаясь справиться с собой, она как-то очень бодро возвестила:

– Я же на работе, так что все будет как скажешь, шеф!

Джек взглянул несколько удивленно, брови сошлись к переносице. Но вот он опустил взгляд, сунул руки в карманы, а когда опять поднял глаза на Саманту, выражение его лица было по-прежнему абсолютно безмятежным.

– Ну и прекрасно, – заявил он. – Увидимся в семь. И напомните мне о том, что я должен подыскать кольцо. Недели через две, хорошо?

Сэм собиралась спросить что-то о кольце, но вдруг осознала, что в бассейне стало как-то очень тихо. Она оглянулась. Все дети выстроились вдоль ближайшего бортика бассейна и с напряженным вниманием прислушивались к разговору.

Джек тоже заметил образовавшуюся публику, и внутри его словно включилась программа действий: он широко улыбнулся, демонстрируя обаяние и то, какой он свой парень, и спросил:

– Как вы себя чувствуете в новой школе?

– Н-нормально, – отозвался Грег.

– Это хорошо. – Джек перевел вопросительный взгляд на Лили, и Саманта напряглась. Она очень хотела надеяться, что девочка постарается быть вежливой. Лили прищурила глаза, обведенные черным косметическим карандашом, и, слегка пожав плечами, улыбнулась.

– Спасибо, все хорошо, – ответила она. – Хотя снобов там хватает.

– Они есть везде, – отозвался Джек. – Но, как гласит наша конституция, все люди равны. Более того, за твое обучение заплачены те же деньги, что и за их, поэтому ты имеешь такое же право учиться в этой школе. Если ты все время будешь напрягаться по этому поводу, то доставишь им удовольствие. Я бы на твоем месте не стал этого делать.

– Ну да, я понимаю, – протянула Лили. Потом, оживившись и быстро стрельнув глазами в сторону матери, сказала: – Скажите, Джек, а вы когда-нибудь ходили на концерты в Филд-Хаус?

– Лили… – начала Саманта. Она прекрасно поняла, к чему вели эти расспросы.

– Пару лет назад я слушал там «Ю2», – невозмутимо ответил Джек.

– Bay! – Глаза Лили округлились.

– Говорят, весной приедет группа «Наин инч нейлз». Может, вы все хотели бы сходить?

– Ну, я был бы не против, – протянул Саймон, изо всех сил стараясь скрыть волнение, хотя глаза его немедленно сделались круглыми.

– Я посмотрю, можно ли будет достать билеты. А пока прошу извинить – у меня деловая встреча.

Толливер попрощался с Монти и детьми, и Саманта пошла проводить его до двери. Сзади послышался потрясенный голос Саймона:

– Не верю я, что он сможет достать билеты. Врет он все! Просто выпендривается.

Джек шел по галерее, которая соединяла дом с помещением бассейна, а Сэм таращилась на него, не в силах отвести взгляд от его фигуры и пользуясь тем, что он не может видеть ее лица. У самой двери Толливер обернулся и, подмигнув, сказал:

– Не вздумай надеть тапочки с вечерним платьем. И постарайся не падать в обморок, когда я поворачиваюсь к тебе спиной.


Когда наконец закончился этот ужасно длинный и трудный день, Кристи вернулась в свой офис в здании Десятого телеканала и плотно закрыла за собой дверь. Постанывая от облегчения, она расстегнула молнии на сапогах. Красота требует жертв, а сапоги из змеиной кожи на шпильке – писк сезона, и потому она просто вынуждена их носить. Но как же это похоже на пытку испанской инквизиции! Некоторое время Кристи растирала стопы и шевелила пальцами, чтобы восстановить кровообращение. Потом вздохнула – все хорошо не бывает: боль в ногах прошла, но зубы мудрости по-прежнему ныли. Она понимала, что когда-нибудь нужно найти время и мужество, добраться до дантиста и избавить себя от этой ноющей боли. Просто-напросто удалить зубы. Но пока свободного времени не было.

Кристи проверила электронную почту и отправила письмо в офис окружного прокурора с просьбой предоставить информацию о том, как продвигаются поиски Митчела Дж. Бергена, мужа той парикмахерши, с которой теперь встречается Джек. Сотрудники прокуратуры даже не потрудились ответить, и Кристи это не удивило. Должно быть, им стыдно, что такая большая и могущественная структура опозорилась, не сумев отыскать какого-то жалкого стеклодува-неудачника.

Мисс Скоэн хищно улыбнулась, представив, как в один прекрасный день обойдет всех этих людей и сделает то, что им не удалось, несмотря на все государственные ресурсы. А в том, что она легко отыщет бывшего мужа Саманты Монро, Кристи не сомневалась ни на минуту.

Она вообще очень талантлива и удачлива. Например, ей не стоило большого труда добыть сведения о личной жизни самой Саманты. Визит в отдел регистрации актов гражданского состояния дал копию свидетельства о браке и свидетельства о разводе. Посещение веб-сайта отдела здравоохранения показало, что у дамы имеется лицензия косметолога, а звонок в бюро статистики штата Индиана позволил узнать даты рождения всех троих детей. Подробности жизни миссис Монро Кристи разузнала у Марсии Фишбакер, которая заявила, что Митчел Дж. Берген был полный ноль, жил за счет жены, которая надрывалась на работе, а потом просто сбежал, не оставив ни денег, ни адреса. О Саманте Марсия говорила с восторгом и придыханием, словно та была чем-то средним между матерью Терезой и «Видал Сассуном». Глупость ужасная, но Кристи слушала и кивала, издавая подобающие случаю сочувственные возгласы.

– Ей в жизни пришлось очень нелегко, – повторяла Марсия. – Да еще этот мерзавец Митч буквально выжал из бедняжки все соки. Поэтому я вас прошу, Кристи, не нужно причинять ей боль. Я знаю, что ее новый друг – политик, а для вас, журналистов, это всегда привлекательно. Но, поверьте мне, Саманта заслужила немного покоя и радости в жизни.

«Надо же, – злобно думала Кристи, – она заслужила! А кто нет? Я, что ли, недостойна радости и счастья?»

Она вдруг вспомнила тот вечер, когда Джек выставил ее посмешищем на глазах у всех. В тот год Кристи Скоэн номинировали на звание «Лучший тележурналист года» в церемонии награждений Ассошиэйтед Пресс. Награда в конце концов досталась Эду Джиллиану с Третьего канала, но не это было самое обидное. К тому моменту они с Джеком встречались уже около трех месяцев, и Кристи искренне верила, что дело идет к свадьбе. Она страстно желала выйти замуж за Джека Толливера, потому что любила его. И уверена была, что чувство это взаимно. Но он ни разу не произнес заветного «Я тебя люблю», однако Кристи смотрела в его сияющие глаза и видела в них обожание. Ее родители были на седьмом небе от счастья. Даже матери Джека – Маргарет – она понравилась. Понравилась до такой степени, что та предложила как-нибудь съездить в Чикаго – походить по магазинам вдвоем, без мужчин. Поездка так и не состоялась… а все потому, что Джек Толливер явно страдает каким-то психическим… или гормональным расстройством. Как иначе объяснить тот факт, что он не может находиться рядом с женщиной больше трех месяцев и не желает создавать нормальную семью.

Кристи Скоэн поняла это в тот вечер, когда устраивался банкет в честь номинантов и награжденных. Она не получила главный приз, но все же этот банкет был и в ее честь. А Джек Толливер затащил ассистента режиссера компании «Фокс» в уголок, где на стене висели пластиковые кабинки с телефонами-автоматами, и целовался с ней.

Если бы Кристи была одна, когда застукала своего возлюбленного с другой! Ее гордость пострадала бы, но уж она как-нибудь договорилась бы со своими чувствами! Но ей просто фатально не повезло: всю эту замечательную сцену наблюдал непосредственный начальник Кристи и еще четверо ее коллег. А уж они с удовольствием и в деталях описали увиденное всем остальным сотрудникам Десятого канала, собравшимся за большим праздничным столом. Через несколько минут вернулся Джек, умиротворенный и свежий, с ясным взором зеленых глаз. Сослуживцы переглядывались и хихикали, а Толливер как ни в чем не бывало улыбнулся Кристи и нежно взял ее за руку. Кристи словно ударило током. Безумное желание причинить боль этому человеку захлестнуло ее, и, вырвав руку из его ладони, она прошипела ему в лицо:

– Ты грязная свинья!

Само собой, их размолвка стала главной сенсацией вечера. Кристи ушла с банкета без маленькой золотой статуэтки и без мужчины, которого уже привыкла считать не просто бойфрендом, а практически женихом. Обиднее всего было то, что именно в этот вечер Кристи выглядела совершенно потрясающе. Она была прекрасна, знала это и гордилась собой. Марсия уложила ее осветленные волосы в шикарную вечернюю прическу, Кристи надела маленькое розовое платье без бретелек. Она купила это платье на распродаже, но и что с того: оно было недешевым, а сидело просто идеально – даже переделывать ничего не пришлось.

Этот вечер должен был стать для нее триумфальным. Джек Толливер должен был сделать ей предложение! В конце концов, они просто замечательно смотрелись вместе.

Кристи Скоэн вздохнула, возвращаясь к реальности, и продолжала просматривать почту. Электронные письма от коллег, зрителей, информаторов. И конечно, от Брендона Милевски.

Кристи зевнула и положила ноги на стол. Откинувшись в кресле, она подтянула к себе клавиатуру. Что, интересно, этот придурок себе думает? Шесть сообщений за один день! Брендон отирался рядом не первый год и совершенно очевидно сох по ней, но шесть сообщений за вечер – это уж слишком. Что себе вообразил этот толстяк? Что она станет миссис Жена Лоббиста, после того как позволила ему купить для нее бокал посредственного вина? Не дождется.

Испытывая злорадное удовлетворение, Кристи удалила письмо Брендона с приглашением присоединиться к нему и его коллегам за ужином в ресторане «Сент-Элмо». Остальные пять посланий она даже читать не стала. Просто удалила нажатием кнопки. И о чем только она думала в тот день в «Таверне болтунов»? Зачем согласилась выпить вина с Милевски? Теперь он не отвяжется, и будет докучать своим вниманием. Наверное, на нее затмение нашло, решила Кристи. Брендон Милевски не был привлекателен или перспективен. Просто жирный хорек.

Кристи Скоэн выключила компьютер. Пора домой. Она достала из шкафчика туфли на низком каблуке. В них, конечно, нельзя показаться на людях, но до стоянки дойти всего ничего. Мысль о том, что придется опять влезать в сапоги, вызывала тошноту, однако в целом мисс Скоэн была довольна сегодняшним днем. Она носом чуяла сенсацию, которая станет главным актом ее мести Джеку Толливеру. И тогда скандал, раздутый вокруг инцидента на учительской конференции, покажется пустячком, всего лишь пикантной шуткой.

Кристи уселась в маленький ярко-красный «ниссан» и завела мотор. И вдруг ей вспомнилось то шикарное розовое платье, в котором она была на вечере вручения наград. Она не смогла заставить себя надеть его еще хотя бы раз – слишком много плохих воспоминаний. А жаль – платье было просто потрясающее!


– Ее звали Тина, и все кончилось еще до того, как мы с тобой подписали соглашение.

– Ты по ней скучаешь? – спросила Сэм и сразу же обругала себя. Как можно задавать такие личные вопросы человеку, на которого работаешь? Вообще их отношения вряд ли можно считать обычными или даже нормальными. Сейчас у них было вроде как свидание. Но его трудно было назвать настоящим. Сидевший напротив мужчина вызывал у Саманты противоречивые чувства, но одно из них трудно было игнорировать. Джек нравился ей – очень даже нравился. Он веселый и милый, и хорош собой… и каждый раз, как его зеленые глаза задерживались на ней хоть чуть-чуть, Сэм чувствовала примитивное и недвусмысленное возбуждение. А это уже просто ни в какие рамки не лезло – не девочка все-таки!

– Честно сказать, мне не хватает… некоторых аспектов наших с Тиной отношений, – глубокомысленно изрек Толливер и, усмехаясь, поднес к губам бокал вина.

Сэм покраснела, а он явно развлекался.

– Должно быть, Тина – девушка выдающаяся во всех отношениях… и во всех аспектах, – отозвалась Саманта не без ехидства.

Джек рассмеялся, и в глазах его опять появилось весьма странное выражение. Сэм могла поклясться, что это симпатия. Значит, она ему нравится. Ох, лучше не надо! И так проблем хватает.

– Знаешь, Саманта, в жизни случаются странные вещи. Может быть, к концу этих шести месяцев мы с тобой станем настоящими друзьями. А что? Не вижу ничего невозможного.

Тон Джека был дружеским, а улыбка – настоящей, и Саманта, не удержавшись, улыбнулась в ответ. Его зеленые глаза с густыми ресницами сводили ее с ума.

Теплая волна разлилась внутри, согревая руки, заставляя вспыхнуть румянцем щеки. А потом то же тепло спустилось по позвоночнику и что-то сжалось внизу живота. Саманта постаралась взглянуть на происходящее трезво и сказала себе, что, во-первых, пить больше нельзя, вино усиливает возбуждение. А куда еще усиливать-то? Так можно наброситься на Толливера прямо здесь. Вряд ли посетители оценят подобное зрелище по достоинству. Второй вывод был еще менее утешителен. Она слишком долго обходилась без секса и просто-напросто забыла, как надо вести себя в обществе такого невероятно привлекательного мужчины.

– Друзей много не бывает, – пробормотала Саманта, испытывая стыд за банальность реплики, но ничего более умного в голову ей не пришло.

Оторвавшись от салата, Джек насмешливо приподнял бровь:

– Что-то я сомневаюсь, что Монти позволит тебе завести новых друзей.

– Да ладно, у меня полно друзей. – Сэм рассмеялась. – Ты уж не обижайся на Монти. Она… такая, какая есть, и с этим ничего не поделаешь. Мне тоже не всегда нравятся ее комментарии. Иногда так убить готова.

– Расскажи мне, как вы подружились… если это не слишком личный вопрос.

– Мы одновременно начали работать в «Ле сёрк». Были еще совсем девчонками. – Сэм попыталась вспомнить, каково это – быть двадцати двух лет от роду, влюбленной до безумия, с первым ребенком на руках и громадьем планов и надежд. – Нам пришлось учиться – учиться искусству стилиста и парикмахера, учиться растить детей, да просто учиться жить. И мы делали это вместе. Мы делили все – и радости, и печали, и ежедневную рутину, которая иной раз хуже многих печалей. И мы стали семьей. Знаешь, как делают солдаты в бою: я всегда прикрываю ее спину, а она – мою…

Джек оказался внимательным слушателем и приятным собеседником. С ним было легко, и Саманта наконец расслабилась. Вечер прошел просто замечательно. Толливер рассказывал забавные истории про футбол и политику, они много смеялись, и Сэм совершенно забыла, что это не настоящее свидание, а выполнение служебных обязанностей согласно договору.

В какой-то момент Толливер наклонился к ней и прикрыл ладонью ее руку. Саманта заметила, как блестят его глаза. Наверное, кто-то наблюдает за ними, подумала она, но все равно в ней поднялась теплая волна нежности и голова закружилась. Саманта подавила тяжелый вздох: надо же так попасть! Ну почему Джек не толстый лысый зануда? Почему ее работодателем стал красавец, просто созданный для женских грез? Она решила показать, что помнит о своих служебных обязанностях, и, улыбаясь как можно шире, спросила:

– Что там у нас сегодня в сценарии?

– Дай-ка я вспомню. Ты говоришь, что идешь в дамскую комнату, и, когда встаешь, целуешь меня мимоходом. Минут через пять возвращайся, и я представлю тебя тому, кто за это время к нам подсядет.

– А кто это? Кто-то известный? – с любопытством спросила Сэм, не сводя сияющего взгляда с Джека.

Он поцеловал кончики ее пальцев, но зеленые глаза не отпускали ее взгляд.

– Тебе не повезло, – нежно ответил Джек. – Это опять Брендон Милевски.

Сэм рассмеялась, как будто он сказал что-то очень смешное, и почувствовала, что колени ее дрожат. Когда, черт возьми, мужчина последний раз целовал ей руку? Когда вообще кто-нибудь целовал ее по-настоящему? О, у нее есть целых два парня, которых можно обнимать и целовать регулярно. Но одному тринадцать, а другому три, и все это совсем не то. Вспомнив о своих обязанностях, она подхватила сумочку и сказала:

– Я сейчас вернусь.

Сделав шаг, она, как и предписывалось инструкцией, наклонилась к Джеку, чтобы чмокнуть его в щеку. Но он повернул голову и поймал ее губы, и кто знает, почему так вышло – может, из-за вина или одиночества, или просто потому, что Джек был так хорош, – но Саманта ответила на поцелуй, и ее язык скользнул меж его полураскрытых губ. Тут же испугавшись, Саманта отстранилась, растерянно заморгала, а потом чуть ли не бегом кинулась в дамскую комнату. Захлопнув за собой дверь, Саманта ухватилась за край раковины и уставилась на свое отражение в зеркале. На нее смотрела рыжеволосая миниатюрная женщина. Лицо знакомое, но вот поведение… Кто эта смелая женщина? Неужели за четырнадцать лет Саманта так и не нашла времени узнать ее получше?

Впрочем, не так, наверное, все плохо.

И эта рыжеволосая особа – просто женщина, и у нее есть желания и мечты, которые не имеют ничего общего с горшками, лечением заикания и экономией денег. Это совершенно другие желания… только вот какие?

Саманта отдышалась, достала из сумочки помаду, подкрасила губы и промокнула салфеткой. В целом собственное отражение ей нравилось: Господь наградил ее прекрасным обменом веществ, гладкой кожей и красивыми густыми волосами. Она научилась ценить эти дары, поработав стилистом. Когда по шестьдесят часов в неделю выслушиваешь жалобы на плохую кожу, слабые волосы и лишний вес – начинаешь ценить собственную вполне приличную внешность.

Может, она даже не забыла, как пользоваться своими… как это Джек назвал? Ага, аспектами.

Дверь распахнулась, и в дамскую комнату впорхнула какая-то женщина. Увидев Сэм, застывшую у зеркала, она неловко поздоровалась и скрылась в кабинке.

– Здравствуйте. – Сэм очнулась уже после того, как дверь захлопнулась. Потом решила, что требуемые пять минут прошли, и она может вернуться к своему кавалеру… то есть к своей работе.

Надо призвать на помощь здравый смысл. Нельзя забывать, что Джек не ее бойфренд и он никогда не будет ее любовником. Они не лягут вместе на те роскошные белоснежные простыни в гостевой спальне… и он не будет целовать ее страстно… и не овладеет ею не спеша, нежно… и не будет целовать кончики ее пальцев, просто потому что ему хочется нежности… просто потому что он любит ее.

Работа. Только работа!

Она совершенно не подходит Джеку. Толливер – плейбой, гуляка. А она – скучная женщина, задерганная домашними заботами. Вот именно. Именно по этой причине он и нанял ее – мать троих детей, совершенно ничем не замечательную, – чтобы самому стать на время скучным и обыкновенным настолько, чтобы быть выбранным в сенат. Джек Толливер слишком сексуальный и желанный. И она должна притушить его обаяние.

Сэм хмыкнула и кинула помаду обратно в сумку. Собралась покинуть дамскую комнату, но все никак не могла оторвать взгляд от своего отражения. Вот она – скучная женщина. Взять хоть одежду: это очень показательно. Что она выбрала для сегодняшнего вечера? Черные брюки и белую блузку. Само собой, с одной стороны, то, что предписывал сценарий. Но с другой – скука смертная!

Горькая улыбка скривила губы. Что говорить, она оказалась настолько скучна и как женщина, настолько, что ее муж предпочел сменить ориентацию.

В груди вдруг кольнуло. Обидные слова, словно кинжалы, кололи сердце. Скучная. Неинтересная. Невыразительная.

Нежеланная.

Сэм выскочила из дамской комнаты, хлопнув дверью. Когда это, черт возьми, случилось? Когда веселая и живая девушка превратилась в нудную матрону? Может, это случилось, пока Лили и Грег росли и ругались? Или за те четыре месяца после рождения Дакоты, когда Сэм спала по два часа в сутки?

Саманта посмотрела в сторону столика. Вот сидит Джек Толливер: непринужденный и обаятельный. Нога на ногу, рука на спинке соседнего стула. Рядом толпятся несколько человек, все слушают его и с готовностью смеются. Вот он заметил ее, склонил голову и улыбнулся – нежно. И все, кто стоял рядом с их столиком, тут же повернулись, чтобы взглянуть на нее.

И что-то внутри Саманты лопнуло. Какая-то натянутая нить. Значит, ее выбрали как олицетворение скучных домохозяек? Она должна стать фоном для плейбоя, затмив его своей обыденностью? Обязана выглядеть замученной мамашкой, думающей только о том, как бы приучить младшего к горшку?

Не дождетесь! Кара и все остальные могут засунуть свой сценарий… куда поглубже! Мать их! Ну подождите!

Сэм непринужденно провела рукой по блузке, поправляя сумочку, висевшую на плече. Одновременно она незаметно расстегнула еще одну пуговку на блузке.

Она пойдет навстречу своему шикарному мужчине как королева, а не как самая скучная женщина штата Индиана. В конце концов, ей всего тридцать шесть. И она всего лишь немного устала – но не умерла же!

Мужчины смотрели на нее, и Саманта шла не спеша, покачивая бедрами. Потом она вспомнила, что надо что-то сделать с лицом, и изобразила сексуальную улыбку, надеясь, что это именно улыбка, а не оскал акулы и не гримаса из ролика про запоры. Саманта подплыла к группе мужчин, и они расступились перед ней, давая дорогу.

– Скучал, милый? – И Сэм наклонилась, чтобы поцеловать Джека в шею. Все могли слышать его вздох, но только она почувствовала, как по телу Толливера прошла волна дрожи.

Как ни в чем не бывало Саманта опустилась на свое место.

– Э… – Джек таращился на Сэм, и глаза его выглядели странно остекленевшими. Он облизнул губы и прокашлялся. Кажется, мистер Толливер вдруг позабыл, что хотел сказать. Потом он несколько растерянно махнул рукой в сторону собравшихся мужчин и сказал: – Позвольте вам представить – это моя невеста, Саманта Монро.

Сообразил, что направление жеста выбрано неверно, и, усмехнувшись, указал на Саманту:

– Кажется, я слегка запутался, что простительно взволнованному жениху.

Сэм удовлетворенно улыбнулась. Она смогла потрясти самого Джека Толливера! Кажется, мамочка еще на что-то годится!

Глава 6

– Как, черт возьми, тебе удалось раздобыть мой домашний телефон?

– Не сердись. Я подумал, что в данных обстоятельствах ты не будешь возражать против моего звонка.

– Возражать?

Кристи, вне себя от злости, села в постели и нашарила выключатель на тумбочке. Наверняка уже часа два ночи, думала она. Слишком поздно, чтобы прощать наглость этому индюку Милевски.

Зажглась лампа, и Кристи уставилась на циферблат. М-да десять часов вечера… но это не дает ему права названивать ей домой. И вообще день был долгий и тяжелый, имеет человек право на отдых?

– Конечно, я возражаю! Если бы мне вдруг приспичило повидаться с тобой, я приняла бы приглашение на обед. А если бы я хотела, чтобы ты звонил мне домой, – дала бы номер домашнего телефона! Но я не сделала ни того ни другого. Значит, я возражаю, и даже очень!

Несколько секунд Милевски молча сопел в трубку, потом буркнул:

– Они обручены.

– Кто? О ком ты говоришь? – Кристи с досадой терла глаза, пытаясь проснуться.

– Толливер и Саманта Монро. Сегодня вечером они ужинали у «Сент-Элмо» и он представил эту женщину как свою невесту. Со мной было несколько человек, и все они могут подтвердить. Толливер назвал ее своей будущей женой.

– Что?! – Кристи Скоэн выпрямилась и покрепче сжала трубку. – Я, должно быть, неправильно поняла…

– Они обручены! И мне жаль, что ты не видела сегодня эту дамочку. Она не так проста и вполне умеет привлечь внимание. Джек от нее просто без ума. Он пялился на нее, как кот на сметану… А когда знакомил ее с приятелями, запутался в словах! Вообрази себе политика, который вдруг теряется и не может толком представить человека. Это говорит о многом.

Кристи расхохоталась. Подумать только, она почти поверила! Но это уже слишком. Милевски не умеет вовремя остановиться, а потому его розыгрыш легко раскусить.

– Ты меня разыгрываешь, да? – спросила Кристи, закипая. Милевски засопел в трубку, и она сердито продолжила: – Я так и поняла! Это у тебя чувство юмора такое дурацкое? Или ты решил повеселить приятелей? Знаешь, я могу устроить тебе такое, что ты навсегда забудешь…

– Помолчи, а! – рявкнул вдруг Милевски, потеряв терпение. – Ну почему ты всегда ведешь себя как последняя сука?

Кристи задохнулась от возмущения.

– Я что, когда-нибудь разыгрывал тебя? Или ты все еще считаешь себя школьницей, а меня – прыщавым юнцом? Мы взрослые люди, и речь идет о бизнесе. – Голос Милевски звучал почти высокомерно, и, как ни странно, именно это заставило журналистку замолчать и внимательно слушать. – Я всегда старался помочь тебе, потому что действительно считаю, что ты необыкновенная: и как женщина, и как журналист. И я решил передать тебе информацию. Только факты, и ничего, кроме фактов! Но если ты не желаешь слушать, я могу позвонить Джиллиану с Третьего канала. Уж он-то не станет болтать глупостей и по достоинству оценит мою помощь.

Милевски бросил трубку. Кристи осталась сидеть на кровати с трубкой в руке и звенящей пустотой в голове. Через несколько секунд она очнулась и швырнула трубку на место. Потом схватилась за горло, нащупывая пульс. Сердце билось в каком-то безумном ритме. Такого сердцебиения у нее не бывало даже по четвергам, после занятий хип-хопом. И уж тем более никогда – после кардиотренажеров.

Итак, теперь она уверена – Джек Толливер собирается надуть избирателей штата Индиана по-крупному. Нет на свете такой женщины, которая могла бы заставить его пройти весь путь и встать у алтаря. Тем более за такой короткий срок. Сколько он там встречается с этой парикмахершей? Всего ничего! Если самой Кристи не удалось выйти замуж за Джека Толливера, то и у другой не получится.

Кристи Скоэн приходила в себя. Она проверила, сохранился ли на определителе номер Брендона Милевски – на случай если потребуется с ним связаться. Мало ли что может понадобиться в будущем. Подтверждение. Или цитата. Впрочем, сегодня она лишний раз утвердилась во мнении, что этот тип ей противен. Хоть он и считает ее необыкновенной.


Возвращение на Сансет-лейн получилось даже более неловким, чем само свидание. Они ехали на север по Меридиан-стрит, и Сэм молча смотрела в окно. Мимо проплывали красивые старинные дома, которыми была застроена одна из главных улиц города. Саманта проезжала по ней, наверное, тысячи раз, но ни разу не задумалась о том, каково это – жить в одном из этих дорогих особняков. И вот теперь, теперь Саманта Монро, стилист-парикмахер и мать троих детей, живет в особняке еще более роскошном. Временно, конечно. Но все равно пусть временная и оттого не совсем реальная жизнь эта оказалась вполне приемлемой.

– Вон там направо – дом губернатора, – сказал Джек, указывая на большой кирпичный особняк раза в три больше и выше соседних. – Я в их доме практически вырос.

– Великовато для одного ребенка, – заметила Сэм.

Джек усмехнулся:

– Да, это точно. Вообще-то у моей матери родились девочки-близнецы, когда мне было семь лет, но они прожили всего несколько дней.

– Джек, мне очень жаль. – Саманта искренне расстроилась. Ее рука легла на плечо Толливера.

Он кивнул, не отрывая взгляда от дороги.

– Мне тоже. Я часто думаю, что если бы у меня были сестрички, я не вырос бы таким эгоистичным мерзавцем.

Саманта сочувственно смотрела на сидящего рядом мужчину. Она не могла ошибиться: в его голосе звучали подлинные чувства – боль, усталость и сожаление. Словно вдруг приоткрылось окошко, и она заглянула за фасад преуспевающего и не слишком щепетильного политика. И увидела не очень счастливого человека, которому есть о чем жалеть.

– Это печально, – прошептала Саманта, погладив его по плечу и почти испуганно убирая руку. Человека, который способен испытывать душевную боль, незазорно пожалеть, и сердце ее рвалось к нему, но… но она на работе. И кто знает, как он отреагирует на непрошеное участие?..

– Да, – отозвался Джек.

Он вдруг сглотнул, и адамово яблоко двинулось вверх-вниз. Саманта сжала руки. Ей безумно захотелось прижать его к себе и погладить по голове, как она гладила Грега, когда сыну приходилось как-то справляться с чувствами, которые были сильнее его.

Толливер притормозил у светофора.

– Думаю, если бы девочки остались живы, Маргарет не стала бы такой, как сейчас. Может, была бы помягче. После их смерти она словно окаменела. И исчезла на несколько лет. Ее просто не было.

– Исчезла? – Саманта вздернула брови в недоумении. – Ты имеешь в виду… она уехала?

– Нет, тело присутствовало и четко выполняло светские обязанности. Мной она не интересовалась совершенно. А потом вдруг решила вернуться и взяться за меня. И вцепилась так, что не продохнуть. Джеки Чан моей матери в подметки не годится – хватка не та.

Саманта улыбнулась, показывая, что оценила шутку, но не решилась ничего сказать. Она надеялась, что Джек продолжит рассказ о себе. Ведь он впервые за все время их знакомства заговорил о чем-то личном, имеющем отношение к его внутренней жизни, к его чувствам, но Толливер молча крутил руль и смотрел на дорогу. Через некоторое время Сэм рискнула.

– И как ты ладишь с матерью сейчас? – спросила она.

Джек фыркнул и упрямо сжал рот. На лице промелькнула гримаса горечи и разочарования.

– Я был бы счастлив сказать, что мы очень отдалились друг от друга, но она никогда не доставит мне такого удовольствия.

Саманта рассмеялась. Она была приятно удивлена той долей юмора, с которой Джек Толливер относился к своим проблемам. Ей начало казаться, что этот человек не воспринимает себя всерьез. Она обдумывала эту идею, когда Джек дружески хлопнул ее по коленке и сказал:

– Эй, а где ответная реакция? Каждая моя женщина, которая слышала эту историю, немедленно начинала объяснять мне, что мои натянутые и неприязненные отношения с матерью лежат в основе моих личных проблем. Именно поэтому я не завожу семью, боюсь взять на себя обязательства… ну и все в таком духе.

– А-а, да. Сейчас это опять модно. – Сэм равнодушно пожала плечами, продолжая думать о своем. – Но я не твоя женщина. Я наемный работник. А наемному работнику не пристало обсуждать детские комплексы работодателя. Это просто не мое дело.

Джек повернул на Пятьдесят шестой улице, и машина начала подниматься по холму к Сансет-лейн. Лицо Толливера озаряла довольная улыбка.

– Ну может, ты и не моя женщина… но ты единственная женщина, с которой я когда-либо был обручен. Забавно получилось, да?

Он повернул на подъездную аллею, обсаженную лесом. Фары «лексуса» освещали дорогу и голые ветви деревьев по сторонам дороги.

– И знаешь, – продолжил Джек с усмешкой, скрывая настоящую тревогу, – Кара просто лопнет от негодования, когда услышит, что я все выболтал раньше времени.

– Ну скажи, что забыл сценарий дома.

– А ты безжалостная, – заявил вдруг Толливер. – Впрочем, мне кажется, в любой женщине присутствует подобное стремление мучить представителей противоположного пола.

– Да? – Саманта кашлянула и вскинула брови. – Это откуда следует?

– Оттуда, из «Сент-Элмо». Кто устроил представление, выйдя из дамской комнаты? У тебя был такой вид… Львица, покорительница, роковая женщина. Это так подействовало на мои несчастные мозги, что я едва пришел в себя. А потом ты еще спросила: «Скучал, дорогой?» Это было просто жестоко с твоей стороны! Более того, это было опасно! Если бы я – не дай Бог – знал какие-нибудь государственные секреты и в тот момент кто-нибудь пожелал бы их вызнать, я выболтал бы все не задумываясь. Представляешь, какой урон безопасности государства мы с тобой могли нанести! Может, мне вообще не стоит баллотироваться в сенат?

Теперь пришла очередь Сэм дружески хлопать по колену своего спутника.

– Не стоит так переживать из-за гипотетического предательства национальных интересов. Ведь, в конце концов, они не пострадали! Ты будешь великим сенатором. И мне жаль, что я это сделала. Правда! Понимаешь, тут не было ничего личного. Я не собиралась смутить тебя ил и как-то поразить… просто я провела некоторое время в дамской комнате, занимаясь самоедством. И чтобы усмирить разыгравшийся комплекс неполноценности, решила доказать самой себе, что я все еще кое-что могу.

Толливер нашарил пульт дистанционного управления от автоматических ворот и нажал кнопку. Все это время он внимательнейшим образом разглядывал Саманту.

– Можешь что? – спросил он.

– Да ничего. Глупости все это. – Саманта застегнула пальто и взяла сумочку, дожидаясь, пока Джек подгонит машину к дому. Она вдруг почувствовала, что устала. – Сейчас приду в свою временную спальню, приму душ и завалюсь спать.

Джек остановил машину у ступеней лестницы, ведущей в дом, заглушил мотор и отстегнул ремень безопасности. Прежде чем Саманта успела что-нибудь сказать на прощание, он повернулся к ней и, глядя в глаза, повторил вопрос:

– Я хочу знать, в чем именно ты так не уверена?

Сэм пожала плечами. На лице Толливера было странное полунасмешливое-полузаинтересованное выражение. Он, должно быть, забавляется ее смущением.

Саманта положила руку на дверцу и торопливо произнесла:

– Забудь. Мне правда жаль, что так получилось. Наверное, ты прав – это было нечестно. Я расскажу Каре о том, что произошло, и скажу, что я сама во всем виновата. Спокойной ночи, Джек.

Клик. Кнопка замка нырнула вниз. Толливер запер двери. Сэм засмеялась:

– Играем в маньяка? Весело.

– Что именно ты пыталась себе доказать?

– Ну все, перестань. Это уже не смешно, а просто глупо. И я уже извинилась. А теперь мне надо идти, чтобы отпустить Монти домой.

Джек быстро взглянул на дом. В нем светилось несколько окон.

– Я уверен, Монти не станет возражать против затянувшегося пребывания в гостях. И я хочу, чтобы ты рассказала мне, в чем именно ты так не уверена и почему занималась самоедством. Что тебя мучает?

Саманта сглотнула, почувствовав, что разговор выходит из-под контроля. Ее сердце колотилось как ненормальное. Джек сидел совсем рядом в темной машине, смотрел на нее своими сияющими зелеными глазами и дразнил ее. Конечно, он ее просто дразнит. И нужно помнить, что этот человек опасен. Он сексуальный хищник, которого посадили на голодный паек.

– Вот что, Джек, – решительно сказала Саманта. – Эта работа явилась для меня даром небес. Она изменит мою жизнь и откроет совершенно новые перспективы для моих детей. Это чудо, и я хочу, чтобы оно свершилось. Моя задача – помочь тебе попасть в сенат, а потом тихо уйти со сцены. Я постараюсь выполнить свою часть сделки как можно лучше. Давай не будем все портить.

Рука Толливера легла ей на колено, и теперь это вовсе не был дружеский жест. Его ладонь была горяча, и жар проник в кровь Саманты, напоминая ей о том, что рядом находится большой и очень, чертовски, сексуальный мужчина. Саманте вдруг показалось, что в «лексусе» стало душно.

– Поговори со мной, Сэм, – негромко попросил Толливер. – С нашей сделкой и с нами ничего не случится, если мы просто поговорим. – Его ладонь чуть сжалась, и Саманта едва не застонала, а Джек продолжал все тем же низким и негромким голосом: – Ты мне нравишься. И мне интересно, о чем ты думала в тот момент, когда из милой женщины превратилась в женщину-вамп, которая едва не свела с ума меня, да и остальных присутствовавших там мужчин. Еще немного – и парни захлебнулись бы собственной слюной.

Саманта расхохоталась, откинувшись на спинку кресла. Потом смех как-то сошел на нет, и она прижала пальцы к вискам.

– Ой, мамочки, – прошептала она.

– Я тебя внимательно слушаю.

Саманта взглянула на Джека и вдруг прониклась сочувствием ко всем женщинам, которые оказывались в таком же положении: наедине с Толливером в полутемном, пахнущем кожей и роскошью салоне «лексуса». Под взглядом этих невозможно зеленых глаз. В голове не держалась ни одна мысль, и хотелось сделать все, о чем он просит. Сдаться, не пытаясь оказать сопротивление.

Джек чуть повернулся, и Саманта забыла, о чем думала, залюбовавшись им. Какой все-таки красивый мужчина! Правильные черты лица, волевой подбородок, прямой нос, хорошего рисунка губы. Она вдруг подумала, что было бы здорово написать его портрет. Ее охватило давно забытое чувство, и это было так неожиданно и приятно, что Сэм мечтательно улыбнулась. Ей просто необходимо написать этого человека. Такой потребности она не испытывала очень и очень давно.

– Расскажи мне, Сэм, – повторил Толливер, склонив голову к плечу и улыбаясь.

Саманта крепилась еще несколько секунд, потом ее трепещущее сердце не выдержало, и она выпалила:

– Ну как хочешь! Сам напросился. Я… у меня было чувство, что я долго была в коме… – Она задохнулась, почувствовав, как ладонь Джека скользит выше колена по ее брюкам, но сил остановиться уже не было, и слова продолжали литься потоком: – Знаешь, последние годы я жила как во сне. Просто проживала день и с нетерпением ждала, когда он кончится, не понимая, что дни летят… Они летят и складываются в годы, а я даже не имела времени подумать и спросить себя: чего же я хочу на самом деле? А может, я просто не хотела об этом задумываться… вдруг бы выяснилось, что я уже ничего не хочу? Мне было страшно заглянуть в себя и найти там пустоту, понимаешь? Я живу ради детей, они для меня – все. Но я не думаю, что стала очень хорошей матерью, потому что мне было некогда думать и чувствовать… Моя задача выглядела куда актуальнее: просто выживать. Когда нужно заработать на еду и дом, то свои личные чувства приходится прятать как можно глубже. И я так уставала все эти годы, что мне некогда было проверить, сохранились ли они вообще… – Саманта вдруг замолчала.

Джек убрал руку с ее колена, и это помогло Сэм прийти в себя. Господи, с чего это она бросилась жалеть себя и плакаться мистеру Толливеру?!

– Наверное, ты думаешь, что я просто дура?

Джек вдруг погладил ее по голове, и Саманта чуть не расплакалась. Она каждый божий день в салоне делала клиенткам массаж головы и видела, как разглаживаются их лица и как клиенты прикрывают глаза, расслабляясь. Сама же забыла, когда последний раз мужчина касался ее волос. Саманта закрыла глаза, и она просто отдалась своим ощущениям. Пальцы Джека двигались медленно, и в его прикосновениях была нежность. Саманта расслабилась, и его голос, прозвучавший совсем рядом, застал ее врасплох.

– Ты не дура, Сэм. И ты очень красивая.

Бог с ними, со словами, но голос! Он стал ниже, и в нем появилась хрипотца, которая была недвусмысленно сексуальна. Лицо Толливера склонилось ближе, и Саманта в ужасе перестала дышать, но потом ей все же пришлось вдохнуть в себя воздух – и его запах. Джек Толливер пах дорогим одеколоном, возбужденным мужчиной и почему-то сахарным печеньем… и против такого аромата устоять было невозможно. Саманта честно попыталась вжаться в спинку сиденья и пробормотала:

– Джек, подожди…

Но конечно, он не стал ждать. Его ладонь легла ей на затылок, а губы были уже в нескольких миллиметрах от ее рта, и Саманта чувствовала его дыхание на своей щеке. Деться было некуда, и, повинуясь его воле, Сэм сдалась и позволила себя поцеловать. Джек Толливер целовал ее так, как никто и никогда прежде. И это было чудесно, а потом она вдруг рассердилась. Почему, собственно, никто прежде не целовал ее так?

Где она была все эти годы? Почему не встретила человека, который бы умел так целоваться?

Меж тем поцелуй становился все жарче, и Толливер ловко отстегнул ремень Саманты и прижал ее к себе. Саманта чувствовала тяжесть его тела и напор губ, и вдруг в ее горле родился негромкий стон. Губы Джека скользнули по щеке, и вот он уже целовал нежную кожу чуть ниже уха, и это заводило Саманту еще больше. Губы Джека коснулись ее горла, Саманта откинула голову назад и снова застонала.

– Ты такая сладкая… – раздался голос Толливера в полумраке машины.

– Джек!

– Ты так чудесно пахнешь…

– Джек, остановись…

– Я не хочу.

– Черт, если ты не прекратишь немедленно…

– Да?

– Я… я немного растерялась.

– Я тоже.

– Тогда… – Ее голос вдруг набрал силу, и Саманта воскликнула: – Тогда сделай это сейчас! Слышишь? Я сойду с ума, если ничего не случится! Давай же, возьми меня прямо сейчас!

Толливер замер. Странно, что именно эти слова смогли остановить его возбуждение. Джек уперся руками в спинку сиденья и чуть отстранился, разглядывая Саманту. Она не смогла отвести взгляд и увидела, что Толливер пребывает в состоянии шока.

– Твою мать… – пробормотал Джек.

Сэм закрыла глаза. Нужно умереть немедленно, и тогда она не узнает, был ли это отказ или проклятие вырвалось у него от удивления. И ей не придется краснеть всякий раз, вспоминая, как она потребовала от босса заняться с ней сексом. Господи, ну почему нельзя просто провалиться сквозь землю? И как теперь выйти из этого дурацкого положения?

– Прости, – прошептала она, отворачиваясь.

Но Джек осторожно удержал ее голову, прижав ладонь к щеке Саманты, и тихо сказал:

– Эй, не уходи.

Саманта по-прежнему сидела, крепко зажмурившись, и пыталась вывернуться из рук Толливера, но бороться с ним в машине было трудно. Джек удержал ее на месте и мягко попросил:

– Посмотри на меня, Сэм.

– Нет!

– Открой глаза и взгляни на меня.

Саманта приоткрыла один глаз и увидела улыбающееся лицо Джека.

– Теперь ты убедился, что я дура ненормальная? Ненормальная женщина, у которой так давно не было секса, что она готова наброситься на собственного работодателя. Наверное, прежде чем нанимать меня, стоило поинтересоваться и этой стороной моей биографии. Прежде чем ты сделал мне предложение… ну, то есть сделал вид, что сделал мне предложение… Можно я теперь пойду? Отпусти меня!

Джек улыбался. Его ладонь нежно гладила ее щеку, потом волосы, пальцы скользнули ниже, туда, где бьется пульс, к пуговицам пальто, а потом и блузки.

Сэм опять закрыла глаза, чувствуя, как в горле рождается тихий стон, и вот он уже срывается с губ, и она чувствует рядом дыхание Толливера, и он шепчет:

– Все хорошо, Сэм. Жизнь еще не кончилась, и мы все успеем.

Он расстегнул ее пальто, а потом Саманта позволила расстегнуть и блузку. Прохладный воздух коснулся кожи. Сэм точно знала, что ее соски напряглись и затвердели, как всегда на холоде. И пусть. Она открыла глаза и смотрела, как Джек ласкает ее грудь.

Джек, чье дыхание убыстрилось – она слышала это, – прошептал:

– Боже, такая женщина… такая прекрасная женщина, и так долго ждала меня. Спасибо провидению или тому, что привело тебя в мою машину… в мою жизнь. И давай же насладимся этим подарком судьбы…

Свет на крыльце вспыхнул без всякого предупреждения. Джек и Саманта зажмурились от неожиданности.

– Эй вы, в машине. Могли бы и в дом зайти как взрослые люди! Или вы решили вспомнить подростковый возраст? – Голос Монти прозвучал громом и расколол очарование их замкнутого мирка. Пропало убежище, уголок вселенной, где вне времени и пространства их было только двое.

Залаял Дейл, а потом маленькая лохматая тень вырвалась из дома и понеслась к машине, тявкая и подпрыгивая от негодования.

Такое грубое вмешательство плюс осознание того, что Джек быстро и ловко застегнул ее блузку – что указывало на многие годы тренировки и огромную практику, – слегка привели Сэм в чувство. Она вдруг задумалась о том, сколько блузок Джек Толливер успел расстегнуть и застегнуть за последние несколько лет. И сколько сосков он ласкал за свою бурную жизнь. Учитывая, что каждая женщина имеет два соска, число женщин надо умножить на два – наверное, получатся тысячи.

Щелкнул замок, и Сэм поняла, что дверца машины открыта, а значит, путь к отступлению свободен. Она решила спастись бегством, пока все не стало еще хуже.

– Сэм, – позвал Джек, но Саманта, не оборачиваясь, спешила к дому, с ужасом улавливая звук собачьих когтей, царапающих дорогущую машину Толливера.

Монти с выражением «Я же тебя предупреждала», скрестив на груди руки, торчала у двери. Взглянув на раскрасневшуюся и запыхавшуюся Саманту, подруга ехидно поинтересовалась:

– Тяжелый денек? Наверное, работы невпроворот?

Не ответив, Сэм понеслась по лестнице вверх. А неугомонная подруга продолжала вещать ей вслед:

– Если ты все еще хоть немного интересуешься детьми, то они спят. Они мне сказали, что Дейла можно впустить в дом, но этот маленький негодяй надул на тот красивый коврик на кухне. Саймон ушел спать вместе с твоими, и я решила, что тоже переночую здесь. Я устроилась в одной из гостевых спален. Надеюсь, ты не против? Тут полно комнат. Больше чем в средних размеров отеле.

Саманта достигла площадки второго этажа, поскользнулась на мраморном полу, но удержалась за стену и не упала. Не снижая темпа, она спешила в северное крыло.

– Я жду завтра утром полный отчет, – крикнула ей вслед Монти. – С подробностями! О тебе и Джеке, а не о стейке и соусе!

– Спокойной ночи, Монти! – отозвалась Сэм, которой хотелось одного – остаться за плотно закрытыми дверями спальни и чтоб ее никто не беспокоил.


«Приходится признать, что события развиваются несколько неожиданным путем», – сказал себе Джек Толливер, опускаясь в любимое кожаное кресло и закидывая ноги на низкий столик.

Он откупорил бутылку «Короны», нашарил дистанционник от телевизора и принялся бездумно нажимать на кнопки, просматривая все 107 каналов. Не найдя ничего интересного, Джек со вздохом выключил телевизор, потом устроился поудобнее, закрыл глаза и спросил себя: как такое могло случиться? Как он мог загнать себя в такую ловушку?

Джек Толливер может получить любую женщину – нужно только поманить пальцем. Но по условиям контракта он не должен этого делать. И что гораздо хуже – единственная женщина, которая пробудила в нем живой интерес, работает на него, а потому сексуальные отношения с ней не только не приветствуются, но вообще выходят за рамки закона.

Джек отхлебнул пива и потер нос.

Еще немного, и ему придется лезть под холодный душ, потому что его мужское достоинство вот уже три часа стояло, как готовая к взлету ракета.

Все произошло в тот момент, когда Саманта Монро вышла из дамской комнаты. Ее глаза сверкали, а округлые бедра как-то так двигались при ходьбе… они двигались так, что он позабыл, о чем говорил, и замолчал на полуслове. Просто уставился на нее с отвисшей челюстью. Даже моргнул пару раз, надеясь, что у него просто фантазия разыгралась, но нет – Саманта так изменилась, что его тело среагировало незамедлительно. Хорошо, что в «Сент-Элмо» длинные скатерти и большие салфетки. Джек ухмыльнулся: «Вот уж не думал, что когда-нибудь смогу возбудиться в присутствии Брендона Милевски. Но вот поди ж ты»!

А потом случилась та сцена в машине, и теперь, судя по состоянию члена, он решил быть в боеготовности вечно – как часть программы противоракетной обороны, наверное.

Джек отпил пива и в качестве успокаивающего и расслабляющего средства прописал себе подумать о чем-то, кроме Саманты Монро. Нужно выбросить из головы ее чудесные синие глаза, изогнутые в улыбке полные губы, мягкие волосы, отвердевшие соски и то, как она стонала… и то, как просила, чтобы он овладел ею там же, в машине. Ч-черт!

Надо подумать о матери. Уж этот образ должен остудить его разгоряченную голову и все остальные части тела. Маргарет Дикинсон-Толливер опять оставила ему послание на автоответчике. Она грозилась приехать к Рождеству. Эта пугающая перспектива должна убить эрекцию на корню.

Джек прикончил пиво и встал, чтобы выбросить бутылку в мусор. Однако, поднимаясь из кресла, он, видимо, неудачно наступил на ногу, и боль пронзила его от голени до бедра. Агония, длящаяся вечность. Зато теперь ему стало легче – мама плюс напоминание о самом страшном дне его жизни. Эрекция спала, и Джек облегченно вздохнул.

В полутемной квартире телефонный звонок прозвучал почему-то особенно громко.

– Какого черта ты сделал такую глупость? – Конечно, это была Кара, и она была вне себя. – Я еще не договорилась с людьми «Голдмана – Штейнама». А «Уитком индастриз»? Ты же знаешь, какие они капризные! Разве в этом заключался наш план, Джек? Предполагалось, что объявление о помолвке будет сделано после того, как ты заявишь о своем решении участвовать в выборах. Теперь под вопросом оказались пожертвования от корпораций на сумму около ста тысяч!

– Тебе позвонила Сэм?

– Я ей звонила. И она мне рассказала. Я спросила ее, кто присутствовал при этом вашем скороспелом объявлении, а она заявила, что там был лоббист, которого она встречала прежде. И зовут его Брендон как-то там. Я чуть не описалась! Ты что, не знаешь Брендона Милевски? Да он наверняка с телефона до сих пор не слезает – рассказывает всем последние новости. Он всегда старается подкинуть репортерам что-нибудь горяченькое, чтобы они были у него в долгу. Вопрос в том, кому из журналистов он решил слить такую ценную информацию? Возможно, кому-нибудь из тех ребят, что освещают выборы… Но мне пока никто не звонил, и это странно. Они все же стараются сначала получить подтверждение, чтобы не попасть впросак. – Кара набрала новую порцию воздуха и продолжила: – Ну-ка напрягись. Кого из журналистов знает Милевски?

– Всех до единого. А как Сэм? Как тебе показалось, с ней все в порядке?

– М-м… Слушай, а Милевски знает Кристи?

– Понятия не имею. Так как у нее был голос?

– У кого? У Кристи?

– Нет, у Саманты.

– Голос как голос, как всегда. Она сказала, что ужин был очень вкусный, так что все хорошо.

Джек вздохнул с облегчением. Конечно, она не стала бы рассказывать Каре о том, что случилось в машине. Ему понравилось, но Толливер странным образом не ощущал уверенности в том, что Сэм положительно отнесется к их небольшой интимной сессии.

– Тебе не показалось, что она устала?

Некоторое время Кара пребывала в молчании, вызванном настоящей оторопью. Потом осторожно спросила:

– Что с тобой, Джек? Я думала, мы все обсудили и определили наиболее оптимальное время для объявления помолвки. Теперь нам придется выкручиваться. А если поднимется по-настоящему большая волна, возможно, придется давать совместную пресс-конференцию. Я уже позвонила Стюарту, и мы минут через сорок подъедем, чтобы все обсудить.

– Я у себя, – покорно сказал Толливер.

– Конечно, ты у себя, и я прекрасно это знаю, так как звонила тебе на домашний и мы до сих пор разговариваем, ты не заметил? Что с тобой, Джек?

Толливер молчал, не зная, что ответить.

– Дже-е-ек!

– Маргарет звонит непрерывно. Теперь она угрожает заявиться домой к Рождеству. Я этого не вынесу.

Кара фыркнула:

– Мне тоже достается, не думай, что ты один такой счастливчик. Сегодня она звонила мне, жаловалась на тебя и выспрашивала. Я ей ничего не сказала, потому что это совершенно не телефонный разговор. Тебе придется рассказать ей наш план при личной встрече. В качестве поддержки будем мы со Стюартом. Я даже настаиваю на нашем присутствии.

– Да уж, пожалуйста, поприсутствуйте, – язвительно буркнул Джек. – Ведь именно тебе принадлежит та замечательная идея, которую мы теперь претворяем в жизнь.

– Нам нужно подать наш план как стопроцентно верный, понимаешь? Ты должен выразить уверенность, что все пройдет так, как задумано. Иначе Маргарет нас съест.

– С потрохами, – мрачно добавил Джек. Он залез в холодильник и достал еще одну бутылку «Короны». Снял пробку и отпил из горлышка. – Знаешь, Кара, наверное, это не совсем нормально, когда взрослый мужчина не может поговорить с собственной матерью, если при нем нет двух адвокатов.

– Ну, знаешь, многое зависит оттого, какая это мать. Твою трудно назвать матерью Терезой.

– Да уж, скорее леди Макбет.

– Мои соболезнования. Но – нравится тебе или нет – на этих выборах тебе понадобится любая поддержка, в том числе и голос матери. Она играет заметную роль в обществе, и люди прислушиваются к ее мнению. Если она не поддержит тебя… даже если просто промолчит, многие заметят столь несвоевременную сдержанность и это заставит их задуматься и заколебаться. Мы должны убедить ее сотрудничать с нами. Маргарет придется изобразить восторг по поводу того, что ее непутевый сын наконец решил остепениться.

– С трудом представляю себе подобный ход событий. Она будет в ярости.

– Переживем. Кстати, Джек, Сэм рассказала мне о том, что произошло, когда вы вернулись домой после ужина. Надеюсь, ты не слишком сердишься?

Джек как раз собирался отхлебнуть еще пива из горлышка бутылки, но при этих словах рука его дрогнула, и пиво выплеснулась на рубашку. Облизав горлышко и забыв сделать глоток, Джек прохрипел в трубку:

– Она тебе рассказала?

Одновременно он прижал трубку плечом, схватил рулон бумажных полотенец и принялся отрывать одно за другим и промокать рубашку; пиво было холодным, а кроме того, струйки текли по животу и подбирались к брюкам. Оказаться в мокрых брюках Джеку совсем не хотелось.

– Ну да, – безмятежно продолжала Кара. – Само собой, она очень расстроилась и даже предложила вычесть ущерб из ее месячного содержания, оговоренного договором, но я ее обнадежила и сказала, что ты не слишком расстраиваешься из-за таких вещей.

Джек бросил полотенца и перехватил трубку поудобнее. Он уставился на микроволновку и дважды пересчитал кнопки на ее панели. Потом перевел растерянный взгляд на кофеварку, но она также отказывалась вносить ясность в происходящее. Толливер выглянул в окно. Фонари лучились желто-розовым светом, и им тоже казалось странным, что Сэм решила рассматривать прерванное соитие как инцидент, за который стоит вычесть из ее денежного содержания.

– Кара, – осторожно начал Джек, – боюсь, я не совсем…

– Она сказала, что Монти все видела.

– Черт…

– Ну так что ты сам скажешь? Ущерб действительно велик?

Джек решительно поставил на стол бутылку пива и растерянно взъерошил волосы.

– Да нет, никакого неисправимого вреда причинено не было. Просто ошибка… такое случается. Больше не повторится. В конце концов, мы взрослые люди и вполне в состоянии справиться со своими эмоциями.

– Никогда прежде не слышала, чтобы о царапинах на машине говорили с таким философским спокойствием, – задумчиво протянула Кара. – Но если ты так к этому относишься, и решил не предъявлять претензий, то я, честно говоря, только рада. К тому же, чтобы закрыть на сегодня собачью тему, могу добавить, что Дейл еще нагадил на один из ковров в доме.

– Это хорошие новости! – Джек, который наконец понял, что они с Карой говорили о совершенно разных вещах, вздохнул с облегчением, но Кара поняла его слова по-своему.

– Вот только не надо впадать в сарказм, – предостерегающе заявила она.


Адвокаты явились, как и обещали, меньше чем через час. Они устроились за столом в гостиной и до двух ночи обсуждали, как обернуть в свою пользу преждевременное заявление Джека о помолвке. В конце концов, было решено, что можно несколько форсировать развитие событий и почаще появляться вместе на публике, но официальные заявления о предстоящей свадьбе и об участии Джека в выборах должны прозвучать одновременно. Толливеру предстояло совершить этот исторический шаг на открытии дельфинария.

– Было бы глупо упустить такую возможность, – сказала Кара, закрывая свой ноутбук. – Детишки в зоопарке – что может быть более искренним и привлекательным для публики?

В ожидании решающего момента Саманте и Толливеру предписывалось видеться как можно чаше. Ближайший выход в свет – субботний рождественский бал.

– Избегай прямых ответов на вопросы о помолвке, но ничего не отрицай, – инструктировала Кара Джека.

– Точно, мы их заинтригуем, – добавил Стюарт.

– Легко говорить – избегай, не отрицай, – фыркнул Джек. – Сами бы попробовали.

– Ничего, постараешься, – решительно заявила Кара и, не удержавшись, добавила: – Тебе еще не приходилось бывать в шкуре того, кого дразнят.

Наконец Джек распрощался с адвокатами и остался один. Как же он не сообразил? Джек улыбнулся. Теперь все стало на свои места! Наверняка именно это и случилось в машине сегодня вечером. Она дразнила его! Может, даже ненамеренно, но результат оказался весьма впечатляющим.

Толливер вспомнил свои ощущения, когда Саманта убежала из машины. Он дышал как бегун на короткой дистанции, желание снедало его, а едва ли не больнее физической неудовлетворенности было чувство неудовлетворенного любопытства. Эта женщина явила совершенно неожиданное сочетание красоты и удивительного чувства юмора – и Джек не смог устоять перед подобным сочетанием. Она зацепила его, и он набрался смелости и признался себе в этом.

Все еще думая о Саманте Монро, Джек погасил свет в кухне и в гостиной и двинулся в спальню. Он думал о том, что многие годы его жизнь была словно пиршество гурмана, где самыми изысканными блюдами были женщины. Он знал женщин, совершенных телом и лицом, чьи мозги можно было с успехом заменить пучком редиски – никто бы не заметил разницы. У него были интеллектуалки, которые стремились все анализировать, и это мешало им просто по-человечески получать удовольствие от жизни и от секса. Он отдал должное девушкам-тусовщицам, завсегдатаям вечеринок. Те всегда готовы были устремиться навстречу радостям секса и завести легкую и ни к чему не обязывающую интрижку. Но такие отношения всегда заканчивались одинаково: Джек чувствовал себя неудовлетворенным, и ему становилось скучно. Хотелось чего-то большего, некой глубины чувств.

Саманта Монро оказалась вне его опыта. Толливер никогда прежде не сталкивался с женщиной столь сексуальной и красивой. И в то же время ее юмор мог обжечь, как самый острый перчик чили. Против такого сочетания трудно устоять. И вдруг Джеку пришла в голову странная мысль: ни к одной из женщин, с которыми он спал прошедшие десять лет, он не смог бы прийти за утешением или сочувствием. Ни одна не поняла бы его, попроси он встретиться просто для того, чтобы поговорить. Ни одна из его подруг не смогла – да и не хотела – держать втайне их отношения. Ему и в голову не приходило доверить кому-то из них секрет или просто личную информацию. Отсюда можно сделать простой и неутешительный вывод – он ни с одной женщиной не мог переспать так, чтобы это не попало в газеты и не повредило его кампании. А значит, ему предстоит жить монахом еще довольно долго. До выборов, если быть точным. Если взглянуть на сложившуюся ситуацию с более глобальной точки зрения, то картина открывалась совсем неутешительная. «Черт возьми, как же я дошел до такой жизни»?

Глава 7

В «Ящерице» было шумно и весело. Звучала музыка, со всех сторон раздавался смех, и Сэм посматривала по сторонам с удовольствием. Сегодня было не просто очередное заседание клуба. В лоно дружеской компании вернулись долго отсутствовавшие женщины. Во-первых, это Кэнди Магуфи. После рождения третьего ребенка – очаровательной девочки – ей целых три месяца было не до посиделок с подругами. Во-вторых, Оливия Петракис, которая два месяца не появлялась на людях, тяжело переживая второй развод. Вернувшихся с воодушевлением приветствовали такие стойкие члены клуба, как Денни и Ванда, а также Кара, Монти, Марсия и Саманта. За последнее время их компания увеличилась еще на одного человека: Бриджит Ларсон, разведенная мать двоих детей и хозяйка популярного кафе на Массачусетс-авеню. Заведение славилось своими завтраками, хоть и было совсем небольшим и примостилось среди художественных галерей, книжных магазинов и бутиков.

Именно Бриджит не вытерпела первой и, округлив глаза, выпалила:

– Господи помилуй, Сэм, я просто не могла поверить своим глазам, когда прочла это в газете! Все знают, что Джек Толливер – самый известный плейбой нашего штата. Неужели ты давно его знаешь? И вы встречаетесь? Хотя в статье вообще говорилось о помолвке… Неужели это правда?

Сэм сделала радостное лицо, не осмеливаясь взглянуть в сторону Монти. Зато она быстро взглянула на Кару. Та чуть заметно кивнула, словно давая команду начинать. Придется выкручиваться, выдавая какие-то минимальные сведения, так как всех просто распирало от любопытства. После того памятного ужина в «Сент-Элмо» Кристи Скоэн разродилась невероятно ядовитой статьей о «якобы» помолвке, и подружки, конечно же, тоже ее прочли.

– Ну что вам сказать… Нас познакомила Кара. Не очень давно. Так что и встречаемся мы недолго. А что касается помолвки… – Она помедлила, подбирая слова. – Знаете, девочки, не хочу ничего загадывать. Пусть все идет само собой, и Джеку решать…

– То есть это правда? – Глаза Кэнди стали еще больше, а рот приоткрылся от изумления. – Ты действительно обручена с самым завидным холостяком штата Индиана? Я прозевала такое событие! Как обидно! Ну почему все должно было случиться именно в тот момент, когда я возилась с заболевшим малышом!

– Думаю, ты не так уж много пропустила, – подала голос Монти. – По крайней мере, официальная часть нам еще предстоит… я надеюсь. – Отвечая на вопросительные взгляды подруг, она пояснила; – Кольца-то у нее нет.

– Кольцо – это всего лишь средневековый пережиток. Символ патриархата и мужской власти, символ порабощения женщины, – провозгласила Денни.

– А мне нравится обычай дарить девушке кольцо в знак серьезности намерений, – возразила Ванда. – Ты бы какое хотела получить, Сэм? Что тебе больше нравится: золото или платина? Или, может, белое золото?

– Конечно, платиновое лучше, – быстро сказала Монти. Кара засмеялась, а Саманта закатила глаза. Но вопрос требовал ответа, и она сказала:

– Мы как-то не обсуждали этот момент. И знаете что – если настанет такой день, что он действительно подарит мне кольцо, торжественно клянусь: вы первые об этом узнаете.

Компания загудела одобрительно, а Саманта разглядывала подруг, печально размышляя о том, что ложь – вещь непростая и опасная и даже тут, среди дружески настроенных людей, она не может быть откровенной. Поэтому получается какой-то сложный клубок: Кара, Денни и Монти знали, что она всего лишь нанята играть роль. Марсия, Ванда, Кэнди, Оливия и Бриджит верили в услышанное и искренне считали, что она встречается с Джеком. Но никто из них не знал, что она почти соблазнила его тогда, в полутемном кожаном салоне «лексуса».

Сэм вздохнула. Она вдруг поняла, что эти встречи за бокалом вина больше не будут приносить ей такого удовольствия и разрядки, как раньше. Уже сейчас, когда представление только началось, ей приходится все время быть начеку, чтобы поддерживать свою легенду. Это требует сосредоточенности и больших затрат энергии. А ведь Джек еще даже не объявил о своем намерении бороться за кресло сенатора. Что же будет, когда события действительно начнут развиваться?

– А я буду свидетельницей на свадьбе, – заявила вдруг Монти и засияла, принимая поздравления подруг.

Сэм покачала головой. Иногда ей казалось, что Монти получает от происходящего какое-то странное удовольствие. Она, казалось, не воспринимает договор серьезно, словно это всего лишь игра.

– Думаю, свидетельница и остальные подружки невесты будут в светло-зеленом. Ну, можно добавить горчичного в отделку платьев, – мстительно сказала Саманта, прекрасно зная, что именно эти цвета Монти терпеть не может.

– Ты что – мне совершенно не идет светло-зеленый! – немедленно надулась та. Ее многочисленные косички возмущенно запрыгали – так энергично Монти трясла головой. – Лучше что-нибудь оранжевое. Такого… неонового оттенка.

Оливия вдруг перестала улыбаться, глаза ее наполнились слезами, и она горько сказала:

– Зеленый, оранжевый, хоть малиновый – все это совершенно не важно. Финал все равно один – праздник кончается, и начинаются черно-белые будни. А потом и им приходит конец и остается только чувство огромного сожаления о потерянных годах. Ну и склоки из-за раздела имущества.

Все примолкли, потом Кэнди, встряхнувшись, провозгласила:

– Именно в такие моменты и нужны друзья! Правда, девочки, не знаю, как бы я выжила без вас. Такие посиделки лучше всяких антидепрессантов. Вот вернусь домой сегодня вечером и спущу в туалет все свои таблетки. Кому нужны антидепрессанты, когда можно поболтать с подругами!

– Не вздумай выкидывать такое добро! – Монти сделала страшные глаза. – Лучше принеси их мне. У нас в салоне принято расставлять рядом с креслами вазочки с карамельками и прочим мусором. Вот я туда насыплю твоих разноцветных таблеточек. Надеюсь, многие из моих клиенток станут хоть на время менее капризными.

– Наши вечеринки называются ДД-клуб, то есть клуб тех, кто пьет джин, чтобы снять депрессию, не забыли? Мы здесь и собираемся для того, чтобы избавляться от своей депрессии и дурного настроения, – сказала Кара.

– Клуб Дрянных девчонок, – подхватила Бриджит.

– Дури и допинга, – внесла свой вклад Оливия.

– Давайте дадим, – не пожелала остаться в стороне Монти.

Вечеринка становилась все более сумбурной и шумной. Они говорили глупости, хохотали, стучали кулаками по столешнице. Обычно Саманта стеснялась такого вызывающего поведения, но сегодня дурацкие шутки и громкий смех помогали выпустить пар и хоть немного расслабиться. Когда пришло время расходиться, Кара отвела ее в сторонку и шепнула:

– Нам нужно поговорить наедине.

Монти была уже в дверях. Сэм махнула ей рукой, показывая, что немного задержится, и они с Карой устроились на высоких табуретах у бара. Адвокат против обыкновения выглядела неуверенно, и Саманта подумала, что она собирается обсудить какой-то непростой – или даже неловкий – вопрос.

А может… вдруг Джек ей все рассказал?

– Я вот что хочу сказать, – начала Кара, словно все еще колеблясь. – Я признаю, что вся эта затея придумана мной, и я не имею права просить тебя…

«Ой, сейчас что-то будет», – подумала Сэм.

– Мне не хотелось говорить об этом в присутствии Марсии или Монти, потому что они сразу вмешаются и скажут, что они ничуть не хуже тебя… И что они могут справится с этим, но я не хочу! Может, я просто эгоистка…

«А?» – Саманта вдруг перестала что-либо понимать.

– Джек сказал, он не против, если мы сделаем это в доме на Сансет-лейн. При том условии, что мы все за собой уберем, конечно.

– Что?

– Он сказал, что это может быть забавно, и он хотел бы посмотреть, как мы будем это делать… Если ты не против, конечно. Мне-то все равно. Джека я совершенно не стесняюсь.

Сэм уже окончательно перестала понимать, о чем идет речь. Она только хлопала глазами и таращилась на Кару. Та нервно оглянулась и, склонившись еще ближе, зашептала ей на ухо:

– Я хочу, чтобы ты покрасила мне волосы. Девять лет никто, кроме тебя, не прикасался к моей голове. И я не представляю себе другого мастера! Пожалуйста! Мне все время кажется, что любой другой человек, кроме тебя, все испортит, и тогда… тогда я не знаю, что будет! Мне придется сидеть дома, стать затворницей…

– Ты хочешь, чтобы я тебя покрасила? – Саманта все еще не могла поверить, что дело лишь в этом.

– Ну да! Я же и говорю: доверяю только тебе!

Саманта облегченно перевела дыхание и улыбнулась:

– Конечно, нет проблем. Я куплю все необходимое, и мы можем встретиться днем в воскресенье на Сансет-лейн. Идет?

– Спасибо! – Кара признательно взглянула на подругу и сжала ей руку.

– Только больше никому не говори. А то на Сансет-лейн выстроится очередь из моих старых клиенток. Не думаю, что Джек будет счастлив, если я открою в его доме филиал «Ле сёрк».

– Вот уж о ком не стоит беспокоиться, так это о Толливере, – беззаботно отозвалась Кара. – Ты можешь мне не верить, но я убеждена, что ты действительно ему нравишься. Кто бы мог подумать! Он словно даже повзрослел последнее время. Твое влияние его успокаивает.

Распрощавшись, Саманта пошла к выходу, хмурясь и обдумывая услышанное. Ее влияние его успокаивает. А вот его присутствие действует на нее с точностью до наоборот.

Монти дожидалась подружку на улице, подпрыгивая, чтобы не замерзнуть. Они почти бегом направились к многоэтажной парковке, расположенной в трех кварталах от бара. На улице было действительно холодно. Изо рта вырывался пар и повисал в воздухе белым облачком, похожим на крошечное привидение.

– Как твой сегодняшний поход по магазинам? – спросила Монти. – Нашла платье для субботы? Куда ты там идешь? Концерт классической музыки?

– Нет. Ничего стоящего не подвернулось. – Саманта поглубже засунула руки в карманы пальто. Как же холодно!..

– А куда ты ходила? Может, просто искала не в том месте?

Сэм вздохнула и кивком выразила согласие. В общем, да, искала она совершенно не в том месте, потому ничего и не купила. Трудно найти вечернее платье в магазине для художников.

– Ну, я побродила по магазинам Кейстоуна, а потом заглянула в «Каслтон-Молл». Но мне ничего не приглянулось.

– Ну хоть примерила что-нибудь?

– Нет.

– Ты неправильно себя ведешь! – решительно заявила подруга. – Господи, да если бы у меня была твоя фигура и такой же потяжелевший счет в банке, меня с трудом бы удалось оттащить от примерочной. Знаешь что, тебе нужно заняться собой. В том числе нарядами. И я с радостью тебе помогу!

Саманта улыбнулась. О нет, она вовсе не лишала себя удовольствия совершать покупки. Совсем напротив: с самого утра она направилась прямо в магазин Бейтса, который продавал все необходимое для людей, занимающихся художественным творчеством. Дакоте там понравилось. С его помощью процесс несколько затянулся, но и мама, и сын получили массу удовольствия и потратили 650 долларов на совершенно замечательные вещи. Она купила краски, кисти, разбавитель, грунтовку. И холст. Все привезут прямо в дом. А холст она попросила натянуть на три подрамника, три на шесть футов. Саманта вдруг почувствовала желание создать масштабное полотно. Она еще не знала, что это будет за картина, но понимала, что наступает совершенно новый период ее творчества. Это будет… это будет триптих. Три стадии в развитии, в эволюции… чего? Пока рано говорить. Что-то зреет, просыпается в душе, и когда наступит время – она поймет, что делать.

Потом Саманта вспомнила о других покупках, сделанных в тот день, и решила покаяться.

– Знаешь, я тут покупала подарки к Рождеству… и немного увлеклась, – призналась она.

– Ну, это понятно, – хмыкнула Монти. – Это все равно что дорваться до пирожных после многолетней диеты. Думаю, не стоит себя винить.

– Я все время повторяла себе, что мне нужно накопить на первый взнос за новый дом, а потому не стоит покупать дорогие вещи детям… Но я просто не смогла удержаться! Ведь раньше у меня никогда не было возможности выбрать то, что хотелось и мне, и детям. И я получила такое удовольствие, выбирая самое-самое! Ты никогда не догадаешься, что я им купила!

– Да ладно уж, рассказывай, а то лопнешь, – подтолкнула ее Монти.

– Всем троим я купила по ноутбуку и по принтеру. И еще i-pod каждому.

– Ты полагаешь, Дакота будет в восторге от возможности сидеть в Интернете? Сэм, да он не то что читать – он попу сам вытирать не умеет!

Саманта рассмеялась и подхватила подругу под руку:

– Это для Саймона, дурочка! А Дакоте я купила игрушки.

– Минуточку. – Монти остановилась и решительно освободилась от руки Сэм. – Ты купила моему сыну компьютер и i-pod?

– Ну да!

– Это неправильно, и ты это знаешь!

Саманта похвалила себя за сообразительность. Она предвидела, что Монти будет недовольна дорогим подарком, но решила рискнуть. Теперь предстояло убедить подругу, что она и ее сын могут принять дорогостоящий подарок.

– Слушай, Монти, у меня появилась возможность потратить деньги так, чтобы доставить детям радость. И я люблю Саймона, как своего собственного сына. Мне хотелось увидеть его счастливым, понимаешь? Ну скажи, если бы удача улыбнулась тебе, разве ты не сделала бы что-нибудь для моих детей? Я знаю, ты тоже с удовольствием потратила бы на них кучу денег!

Некоторое время Монти молчала, сжав губы, и смотрела на огни парковки. Потом кивнула и подняла на подругу полные слез глаза.

– Ты права! – сказала она, вновь беря Сэм под руку.

Подруги поднялись на нужный этаж парковки и забрались в машину Саманты. Монти, которая уже вполне обрела свой обычный сарказм, скроила испуганную гримасу и заявила:

– Прямо-таки боюсь спросить, что ты приготовила на Рождество для меня!

– Помучайся еще немного – праздник совсем скоро!


Джек поправил галстук-бабочку и вдел запонки в манжеты белой сорочки. Сегодня он выбрал дедушкины любимые, в винтажном стиле из платины с бриллиантами. На них был выполнен портрет Мэрилин Монро. Дедушка говаривал, что мужчина может носить такие запонки после того, как с достоинством и наименьшими потерями миновал кризис среднего возраста. Сшитый на заказ смокинг идеально сел на фигуру, и, пристально оглядев себя перед зеркалом и убедившись, что все в порядке, Толливер вдруг задумался о том, что наденет сегодня вечером Саманта Монро. Эта неспешная и приятная мысль вдруг сменилась гораздо менее приятной. «Мне тридцать восемь лет, – сказал себе Джек. – Может, у меня как раз и наступил тот самый кризис среднего возраста? Или еще рано?» Повздыхав, он сунул палец за воротничок рубашки и потянул, надеясь увеличить приток свежего воздуха к легким. Он чуть ли не всю жизнь тянет эту лямку из званых вечеров, благотворительных балов и прочих мероприятий, где смокинг неизбежен. Казалось бы, можно уже и привыкнуть. Но каждый раз Джеку казалось, что он одет во что-то вроде смирительной рубашки. А уж воротник сорочки – просто ужас. Сегодняшний концерт продлится часов пять, не меньше. Пять часов при полном параде, да еще вдвоем с женщиной, которая притворяется, что любит его, потому что он ей за это платит… Черт, как он дошел до такой жизни?

Толливер надел пальто от Армани классического покроя, и мысли его вернулись к Саманте. Странным образом думать о ней было легче и приятнее, чем о своей собственной жизни. Хорошо бы она смогла пережить то, что случилось в машине, и не напрягаться по этому поводу. Действительно, что такого случилось-то? Вот лично он, Толливер, уже все забыл! Тот всплеск эмоций можно рассматривать как естественную реакцию здоровой женщины, которая слишком долгое время была лишена нормальной для ее возраста сексуальной жизни. «Точно, если окажется, что она все еще переживает по этому поводу, я ей так и скажу», – решил Джек, приглаживая волосы и застегивая пальто.

Он подхватил со столика ключи и бумажник и вдруг решил, что сегодня Сэм непременно должна быть в красном. Ей пошло бы длинное облегающее красное платье с разрезом сбоку, так чтобы видно было стройную ногу… Ну насчет ног – это просто его фантазии, потому что он еще ни разу не видел ее в юбке. При каждой встрече на ней были либо брюки, либо джинсы. И то и другое сидело идеально и подчеркивало весьма соблазнительные бедра и круглую попку, но все же это было как-то неоткровенно.

Потом он вспомнил, что обычно встречался с гораздо более высокими женщинами. И чтобы подойти под его стандарт, Сэм пришлось бы подрасти и порядком похудеть. С другой стороны – что такое стандарт? Может, ему пора переходить на эксклюзив? Ведь невозможно спорить с тем, что Саманта необыкновенная и очень сексуальная женщина, пусть и небольшого роста. Толливер по-прежнему стоял в гардеробной и невидящим взглядом смотрел в большое зеркало. Он пытался представить себе, что именно скрывают свитерочки и джинсы миссис Монро. Она рыжая, значит, у нее очень нежная кожа. Светлая и в веснушках. Подтянутые мышцы, круглые колени и стройные икры. И маленькие пальчики с розовыми ноготками. Они будут чудесно смотреться, выглядывая из босоножек на каблуках-шпильках. И он с удовольствием перецеловал бы их все по очереди.

Джек очнулся, с укором взглянул на свое отражение в зеркале и поспешил в подземный гараж. Конечно, он позабыл о той сцене в машине и о том, какая она была горячая и как хотела его. И как она пахла. А когда она сказала, что хочет заняться с ним сексом, он чуть не кончил прямо там, в машине. «Господи, – с тоской подумал Толливер, – кого я пытаюсь обмануть? Я ничего не забыл, и воспоминание об этом эпизоде еще долго будет лишать меня сна и покоя».


Саманта все пыталась понять, почему, собираясь на мероприятие, испытывает стойкое чувство дежа-вю. И это странно, так как симфонические благотворительные концерты категорически не вписывались в ее стиль жизни.

– Т-ты выглядишь просто шикарно, ма, – заявил Грег, одной рукой сжимая пальчики Дакоты, а другой – пакет с пирожками. Пирожки и братца стоило держать отдельно. – Во сколько ты вернешься?

Саманта улыбнулась растроганно: от ее слуха не ускользнули ревнивые нотки в голосе сына. К тому же последнее время голос Грега обрел некую хрипловатую надтреснутость, что свидетельствовало о переходе ее сына от мальчишеской ипостаси к мужской.

– Точно не знаю. Как ты думаешь, Джек, сколько времени продлится концерт?

Джек не ответил. Она обернулась и внимательно осмотрела своего спутника. Он был неправдоподобно хорош. Безупречная внешность, дорогой смокинг. Можно повесить ярлычок с какой-нибудь поясняющей надписью: «Мечта любой женщины» или «Идеальный мужчина». Правда, у данного идеального образца сегодня наблюдались проблемы с концентрацией внимания. Например, все время своего недолгого присутствия в доме он молча, но неотрывно пялился на Саманту. В основном на ее ноги, то и дело мелькавшие в разрезе платья. Саманта даже покраснела от смущения. Ох, зря она поддалась на уговоры Монти и купила это платье. Все в нем было слишком. Слишком красное, со слишком большим декольте и слишком большим разрезом сбоку. Она никогда в жизни не рискнула бы надеть что-то подобное, но в тот момент в магазине, слушая стенания Монти о собственной бесцветности, она вдруг вспомнила, что решила противиться обстоятельствам и не превращаться в скучную мамашу. И купила красное платье.

– Джек?

Мужчина вздрогнул и вышел из транса. Несколько секунд он просто таращился на детей, потом, видимо, вернулся мыслями к действительности и ответил:

– Думаю, что-то около полуночи. То есть концерт кончается в десять тридцать, но потом будет прием.

– А кто привезет маму домой? Вы? – спросила Лили, уперев руки в бока и подозрительно оглядывая Джека.

– Да. Буду шофером и телохранителем. И вот еще что. Давайте-ка я оставлю вам номер своего мобильника: вдруг что-то понадобится или вы соскучитесь. А мы будет на связи.

– А он головастый, – пробормотала Лили и, прежде чем Саманта успела выговорить ей за грубость, быстро исправилась: – Нам будет гораздо спокойнее, если мы будем иметь возможность связаться с вами или мамой. Спасибо.

Хмыкнув, Толливер покинул кухню и отправился в сторону кабинета, видимо, на поиски ручки и бумаги. Сэм тут же повернулась к дочери и прошипела:

– Если бы я тебя не любила и не вложила бы в тебя столько сил, я бы сейчас с удовольствием свернула твою худую шею.

– А можно я поучаствую? – кровожадно поинтересовался Грег.

– Мама! Не уходи! – Грег на минуту ослабил внимание, и Дакота вырвал ручку у брата и бросился к матери. Саманта не успела ничего сделать: перепачканные маслом от пирожков ручонки Дакоты крепко-накрепко вцепились в подол платья.

– Зайчик мой, маме нужно на работу. Ну же, отпусти. Я скоро вернусь, обещаю!

Она попыталась разжать его пальцы, но Дакота упрямо выкручивался, и несколько красных бусинок, нашитых на подол в качестве украшения, уже опали на пол красными осенними ягодами.

– Дакота, прошу тебя, не рви мамино платье! Мама идет на праздник и должна быть красивой. А это единственное платье, которое у меня есть!

– Нет-нет-нет! – Малыш изо всех сил цеплялся за Саманту, и единственным утешением для нее явилось то, что следы от грязных пальчиков были практически не видны благодаря тем же бусинкам и глубокому тону ткани. А ведь хотела купить белый брючный костюм – вот тогда точно идти было бы не в чем!

– Эй, Дакота Бенджамин.

Голос Джека был спокоен и звучал негромко, но малыш тут же уставился на Толливера круглыми голубыми глазками. Несколько секунд он сопел, потом вдруг успокоился. Пальчики разжались, и очередные бусинки посыпались на ковер. Дакота улыбнулся и сказал:

– Привет, мистер Джек.

Джек протянул мальчику карандаш и со всей серьезностью попросил:

– Ты не мог бы мне помочь? Я буду говорить цифры, а ты запишешь номер моего мобильного телефона.

Дакота отвел глаза и нахмурился. Вытер нос. Облизал варенье, обнаруженное на запястье. Потом не без укора заявил:

– Мне всего тли годика. И я не знаю пока цифл. Зато я знаю буквы! Некотолые… Вот «Д» знаю, потому что мое имя начинается с «Д». А Глег и Лили знают все цифлы и буквы.

– Понял, – огорченно протянул Джек, и Сэм улыбнулась.

Толливер был явно обескуражен, но она все равно была приятно удивлена тем, что он нашел быстрый и верный способ отвлечь малыша. А то, что не рассчитал с возрастом – неудивительно для мужчины, который вообще никогда прежде не имел дела с маленькими детьми.

– Мы можем сделать это вместе, – сказала Лили.

Она взяла у Джека блокнот и карандаш и села на пол так, чтобы братику было видно, что она пишет. Толливер говорил цифры, Дакота важно и громко повторял, а девочка писала.

Когда номер был записан полностью, Дакота счастливо засмеялся и, показывая Джеку большие пальцы, заявил:

– Я тебе сегодня позвоню, мистел Джек.


Иной раз Кристи Скоэн казалось, что она обладает экстрасенсорными способностями. Особенно ярко этот дар проявлялся, когда дело касалось Джека Толливера. И иногда, после нескольких бокалов мартини, она позволяла себе сесть, расслабиться и испытать огромное чувство удивления и восхищения перед вселенной, где ничего не бывает просто так. Все имеет смысл – тайный или явный. И все всегда взаимосвязано. Вот взять хоть Джека. Ей даже не нужно было поворачиваться, чтобы понять, что он в комнате. Она просто сразу же ощущала его присутствие. Возможно, это знак того, что именно этот мужчина – ее вторая половинка. Сколько бы людей не было в помещении, какая бы толпа не отделяла их друг от друга – Кристи всегда знала, что он близко. Наверное, в прошлой жизни они были любовниками и эта любовь убила их, а теперь они обречены на вечные встречи и расставания, на печаль и неудовлетворенность.

Собравшись с силами, Кристи обернулась и увидела Джека именно там, где и ожидала. Но ее подстерегал неприятный сюрприз: ее бывший любовник и вторая половинка, Джек Толливер, держал под руку какую-то рыжую куклу в красном платье. Он улыбался ей, чуть поглаживая пальцами обнаженную кожу предплечья. Все торжественные и печальные мысли о любви и верности мгновенно улетучились из головы Кристи. Впрочем, она была бы счастлива, если бы этот мерзавец вечно горел в аду.

– С праздником, Кристи!

– О, и вас также!

Несколько минут она поддерживала оживленную беседу с PR-директором концертного зала. Они обсудили массу интересных тем – от Генделя до праздника Хануки. Но Кристи уделяла своему собеседнику лишь часть внимания. Другая ее половинка пристально следила за Джеком и его спутницей – рыжей кошкой. Кристи Скоэн решила, что красное платье смотрится на этой женщине просто нелепо. Ей нужен имиджмейкер. Если уж рискнула выйти в общество, то нужно знать, какие именно наряды положено носить на благотворительные симфонические концерты. Подумать только – обтягивающее платье, да еще с таким разрезом сбоку. Просто неприлично, особенно для Индианаполиса. Не Лас-Вегас все-таки. Она хорошо смотрелась бы рядом с Санта-Клаусом. Впрочем, его эльфы, кажется, носят зеленое.

Кристи вдруг поняла, что уже некоторое время стоит молча и совершенно одна. Должно быть, она потеряла нить разговора, погрузившись в собственные мысли, и ее собеседник просто ушел. Ну и черт с ним. Кристи отпила глоток мартини и поморщилась – эти зубы мудрости сведут ее в могилу. Опять ноют. Зато можно похвалить себя за хороший вкус в одежде. Сегодня Кристи надела черное – беспроигрышно стильный вариант, который благодаря ее безупречной внешности никогда не смотрелся банально. Контраст между молочно-белой кожей и строгими линиями платья от Кельвина Кляйна создавал эффект элегантности и утонченности. Она с уверенностью могла сказать, что похожа на настоящую леди.

– Ах ты, мать твою!

Конечно, Кристи не собиралась произносить этого вслух, но не смогла удержаться. Да и что тут еще скажешь, если Джек только что поцеловал эту рыжую кошку. И как поцеловал! Одна рука лежала на изгибе ее шеи, а другая – на спине. Причем спина – это почти эвфемизм. Скорее уж ладонь Джека покоилась на ее попе.

Три девицы, одетые в последние модели от Лагерфельда, Версаче и Вивьен Вествуд и увешанные бриллиантами, уставились на Кристи, позабыв закрыть рты. Потом начали шушукаться. Они могли оказаться важными персонами или женами важных персон, но поделать уже ничего было нельзя, поэтому Кристи просто одарила их наглым взглядом и залпом допила свой коктейль. Потом она краем глаза заметила приближающуюся к ней Кару Демаринис. Пришлось срочно принять скучающий вид, что потребовало неимоверного нервного напряжения. Кристи не хотелось выглядеть скучающей, ей хотелось удавить кого-нибудь – желательно ту рыжую кошку, но она сделала все, что могла, чтобы встретить адвоката своего бывшего любовника с подобающе незаинтересованным видом.

– Ах, Кристи, здравствуй! Я как раз надеялась с тобой пообщаться.

– А что такое? – протянула та.

– Ну во-первых, я всегда рада тебя видеть, просто потому что на тебя приятно смотреть. И я хотела еще раз извиниться за то, что не смогу принять участие в завтрашней программе.

Кристи поставила бокал на поднос проходившего мимо официанта и задалась вопросом: действительно ли Кара Демаринис начала седеть, или это здесь такое неудачное освещение?

– Мне кажется, тебе пора краситься, дорогая, – сказала она сочувственно. – Корни волос уже явно седые.

Кара едва заметно дернулась, но Кристи в силу профессии обладала особой чуткостью и поняла, что угадала больное место. Улыбаясь, она продолжила:

– Могу порекомендовать хорошего стилиста. Ее зовут Марсия Фишбакер, и работает она в «Ле сёрк», недалеко отсюда. Самый центр города. Впрочем, возможно, ты ее знаешь, раз нынешняя подружка твоего кандидата в сенаторы работает в той же парикмахерской.

Глаза Кары сузились, но лицо осталось спокойным и даже рука, сжимавшая бокал с мерло, не дрогнула. Кристи не могла не отдать должное выдержке противника. Вообще она всегда думала, что Кара ближе к ней самой по духу, чем многие. И если бы адвокат не была на стороне Джека, они вполне могли бы стать подругами.

– Вижу, ты хорошо подготовилась, – заметила Кара.

– Да я просто просмотрела то, что лежит на поверхности, – усмехнулась Кристи. – Но хочу поставить тебя в известность, что я собираюсь провести настоящее расследование. И чутье подсказывает мне, что на дне этой красивой истории, которую вы с Джеком пытаетесь всем впарить, я найду много грязного белья.

Кара злорадно улыбнулась и тихо сказала:

– Ты сходишь с ума от злости просто потому, что он счастлив, да?

Пришла очередь Кристи улыбаться, и она выполнила обряд не спеша, обдумывая, что бы такое сказать.

– Джеку Толливеру не нужно быть счастливым, Кара. Все, что ему нужно, – это слава, женщины, да чтобы его мамаша оставила его в покое. Но самое главное – он мечтает приложить минимум усилий для достижения всех этих целей.

Кристи растерялась, когда Кара дружеским жестом коснулась ее плеча.

– Бедняжка, – негромко сказала она. – Кто бы мог подумать, что после всего, что было, ты все еще его любишь. – Она кивнула на Джека и его рыжую спутницу. – Должно быть, тебе чертовски больно.

– Заткнись, Кара! – Кристи надоело прятаться за светской улыбкой. – Я не знаю пока, в чем тут дело и что вы с Джеком задумали, но я узнаю. Не сомневайся. – Она собралась уходить, но, обернувшись, добавила: – И не стоит тратить силы, делая вид, что тебя заботят мои проблемы. Ты можешь вешать лапшу на уши избирателям, но не мне. Прибереги силы для избирательной кампании – они тебе понадобятся.


Джек не знал, чем именно он заслужил подобный подарок судьбы, но раз уж она расщедрилась, то он с благодарностью принял ее дары. Сэм надела красное платье. С разрезом сбоку. И с декольте! Взглянув на потолок, Джек кратко возблагодарил провидение.

Саманта была мила и остроумна и сумела найти общий язык со всеми гостями, кто подходил к ним и с кем он ее познакомил. Честно сказать, она была просто очаровательна. Когда кто-нибудь спрашивал, чем она занимается, она говорила, что работает стилистом-парикмахером, но сейчас в длительном отпуске. Если кто-нибудь интересовался, как давно они с Джеком знакомы, она с улыбкой отвечала:

– Недолго, но у меня такое чувство, будто я знаю его всю свою жизнь.

Ей действительно понравилась музыка, и она, похоже, получила от концерта настоящее удовольствие. Джек не мог того же сказать о себе, потому что нервничал, да еще и колено разболелось. На приеме Саманта с удовольствием поела, и Джеку было странно видеть женщину, которая совершенно не стесняется есть на публике и не подсчитывает ежеминутно калории, как это делали все его прежние подружки. Она смеялась, поднимая на него взгляд сияющих синих глаз, и если он прижимал ее к себе – приникала нежно. Джеку начало казаться, что они ничего не выдумывают и что эта женщина по-настоящему влюблена в него.

Но счастье не бывает вечным.

Когда они с Сэм собрались уходить, все присутствующие уже были в курсе, что погода резко испортилась. Говорили, что на дороге образовалась корка льда, и дальше погода будет ухудшаться. Что некоторые дороги перекрыты, а на северной стороне города из-за обрыва проводов отключили электричество. Но Джек слушал новости и прогнозы с известной долей скепсиса. Жители его штата обожали посудачить о плохой погоде. На следующий день все побегут закупать туалетную бумагу, хлеб и молоко. Обычно дела оказывались не так плохи, как ожидалось.

Но когда они с Самантой покинули теплый и ярко освещенный зал, он впервые оценил серьезность происходящего. Тротуары и дороги действительно покрылись льдом, а с неба сыпался ледяной дождь, словно тысячи маленьких кинжалов кололи кожу.

Сэм попросила Джека позвонить детям по мобильному, но телефон в доме на Сансет-лейн не отвечал. Она запаниковала, подумав о том, как испугается Дакота и как беспомощны будут Грег и Лили, если не смогут найти свечи и фонари в огромном незнакомом доме. Чем больше она об этом думала, тем страшнее ей становилось. Извечный ужас матери: дети одни, в большом и плохо знакомом доме. Там множество лестниц, можно споткнуться и упасть… Насколько безопаснее им было бы в маленькой, знакомой как свои пять пальцев квартирке на Арсенал-стрит.

Джек слушал причитания и удивлялся про себя: неужели все мамы так сходят с ума, когда случается что-то неожиданное и они не могут сразу же оказаться рядом с детьми?

– Это ужасно, ужасно! Я во всем виновата, – стенала Саманта, сидя на переднем сиденье его машины и держась за ручку двери.

– Все будет хорошо, Сэм, – сказал Джек громко, чтобы перекрыть скрежет стеклоочистителей, которые без особого успеха пытались содрать лед с ветрового стекла. – Мы доберемся до дома, и ты увидишь, что все в порядке.

– Ты не мог бы ехать побыстрее?

– Мог бы. – Джек улыбнулся Саманте и, перехватив руль, погладил по плечу. – Но если я прибавлю скорость, то мы на сто процентов окажемся в придорожной канаве. А так у нас есть шанс – процентов двадцать – удержаться на шоссе.

– Руки… Пожалуйста, держи руль двумя руками.

– Да пожалуйста!

Они добрались до Тридцать восьмой улицы и уперлись в мигающие красно-синие сигналы машин. Перекресток был блокирован автомобилями полиции, «скорой помощи» и несколькими гружеными грузовиками. Здесь явно произошла авария, и Джек даже боялся думать, сколько машин разбилось, и какое количество народу пострадало. Он объехал затор и свернул на запад, надеясь выехать на параллельную улицу. Полицейский махнул рукой, и Толливер послушно остановил машину. Хорошо, что он ехал с черепашьей скоростью три мили в час. Машина категорически не желала тормозить, и он просто задавил бы полисмена, двигайся «лексус» чуть быстрее.

Джек опустил стекло и поздоровался с полицейским, щурясь от бьющих в глаза световых сигналов полицейских авто.

– Вам придется сдать назад и подождать, сэр, – ровным голосом сказал полисмен, одетый в непромокаемую пластиковую накидку с блестящими желтыми светоотражающими стакерами. – Мы не пропускаем машины в этом направлении.

Джек кивнул, хотя и услышал, как Сэм опять начала причитать. Кажется, теперь она плакала.

– Я понимаю, что дорога непростая, – начал он. – Но не могли бы мы…

– Джек Толливер? – Полисмен наклонился, всматриваясь в водителя. – Приятель, сто лет тебя не видел! Ты не узнал меня в этой сбруе? Я Эд Кицмиллер, нападающий.

– Старик, рад тебя видеть! – Джек расплылся в совершенно неофициальной улыбке и принялся трясти Эду руку.

Бывший нападающий наклонился, чтобы хлопнуть по плечу старого знакомого, и только теперь заметил в машине женщину. Он почтительно кивнул:

– Здравствуйте, мэм.

– Эд, это Саманта Монро. Сэм, это Эд Кицмиллер, лучший нападающий из всех, что были у нас в команде.

– Да ладно, Толливер. Тебя взяли в команду «Колтс». Небось там и покруче меня ребята были.

– Это совсем другая история. Ты давно в полиции?

– Шестнадцать лет. У меня трое детей. Джаред, младший, учится в школе Лоуренса и играет защитником. У него сложение не мое, он в маму! – Эд захохотал.

– А кто у нас мама? – спросил Джек.

– Синтия Перримен. Помнишь ее? Такая славная цыпочка была!

– А то!

– Да она и сейчас…

– Эй, вы не забыли про меня и моих детей?

Джек оглянулся и увидел Саманту, которая опять начала всхлипывать.

– Черт, да, конечно. Слушай, Эд! – Толливер высунулся из окна, и ледяная крупа хлестнула его по лицу. – У нас тут проблемы, и нужна твоя помощь.

– Чем смогу, – без колебаний ответил Эд.

– Мне нужно добраться до Сансет-лейн. Там в моем доме трое детей. Говорят, электричество отрубили во всем районе, и они совершенно одни. – Он опять обернулся и увидел, что слезы текут по щекам Саманты. – Сэм, не надо, все будет хорошо. – Он повернулся обратно к Кицмиллеру. – Эд, нам нужно к детям. Ты сможешь пропустить нас?

Полицейский кивнул, потом сказал:

– Подожди, я придумал кое-что получше.

Он пошел в сторону полицейских машин и поговорил с кем-то, видимо, старшим офицером. Пока они ждали, Джек держал Саманту за руку. Она смотрела в боковое окно, и он не видел ее лица. Но она перестала всхлипывать и руку не отнимала.

Вернулся Эд.

– Сдавай назад и двигайся за мной, – сказал он. – Я провожу тебя до Сансет-лейн.

– Спасибо, старик! – крикнул Джек вслед полицейскому. – Ты опять меня спасаешь, как во время матчей в Блумингтоне.

Кицмиллер обернулся и расхохотался, запрокинув голову и не обращая внимания на лед, сыпавшийся налицо.

– Для этого и нужны друзья, верно? – Потом он вдруг посерьезнел и сказал: – Знаешь, Джек, я чуть не заплакал, когда увидел, что с тобой случилось. Все наши ребята говорили, что так никому еще не доставалось. И, хочешь верь хочешь нет, мы до сих пор часто вспоминаем тебя.

Джек почувствовал комок в горле. Он вдруг понял, что Саманта повернулась к нему и гладит его плечо. С трудом сглотнув, он сказал:

– Спасибо, старик.

– Ладно. – Эд вновь сделал шаг к машине и, ухмыльнувшись, сказал: – Теперь-то ты выглядишь неплохо. Для политика, по крайней мере. Не дрейфь, приятель, я доставлю тебя и твою подружку домой.

Джек никогда не был сентиментален, но сейчас ощутил прилив таких странных и непривычных эмоций, что не мог даже разобраться, что же это он чувствует. Может, это нежность? Вот он сидит на дороге в пробке и его старый друг, который, как оказалось, не забыл его за шестнадцать лет, готов выручить его из беды. Рядом сидит красивая и желанная женщина и держит его руку, потому что он ей небезразличен. Иначе откуда такое участие? Джек вдруг почувствовал, что живет по-настоящему, и это было чертовски хорошо. Он высунулся в окно и крикнул Эду:

– Это не подружка, это моя невеста! Эй, Киц, я собираюсь жениться, представляешь?

Эд остановился так внезапно, что почти потерял равновесие на скользкой дороге:

– Вот это новость так новость, чтоб я сдох!


Дорога заняла сорок минут, но они добрались до Сансет-лейн и даже не разбились, что казалось странным, учитывая погодные условия. Толливер пытался уговорить Эда зайти выпить кофе, но тот со смехом сказал, что кофе будет не скоро – электричества-то все еще нет. И кроме того, ему нужно назад, там черт-те что на дорогах творится. Они обнялись на прощание, и Эд с улыбкой заявил, что если в сенате нужен будет нападающий, то пусть Джек обращается. Толливер проводил его до ворот и вернулся в дом, только когда габариты полицейской машины скрылись в темноте. Потом загнал «лексус» в гараж и пошел искать Сэм и детей.

– Лили? Грег? – Голос Саманты эхом раздавался в огромных пространствах темного дома. Она боялась кричать в полный голос, надеясь, что Дакота спит, и не желая будить и пугать малыша. – Лили? – Она заглянула в гостиную, но здесь явно было пусто. Спотыкаясь, Сэм пересекла холл и вошла в столовую. Малая гостиная, библиотека, зал, столовая. Она продолжала звать детей, но никто не отвечал. Дом казался пустым, и Саманту начало трясти от страха и волнения.

Она остановилась и сделала несколько глубоких вздохов, стараясь убедить себя, что беспокоиться не о чем. В доме тепло, здесь есть вода и еда и потому все не может быть совсем уж плохо. Дети должны быть в порядке. Господи, только бы найти их! Только бы с ними ничего не случилось!

Она прошла по длинной галерее, соединявшей дом с бассейном. Тишина опять стала действовать на нервы, и она начала тихонько всхлипывать.

– Сэм?

Она подпрыгнула от страха, оступилась и упала бы, не подхвати ее Джек.

– Давай-ка пойдем наверх, – сказал он.

Толливер хорошо ориентировался в доме, несмотря на темноту. Он обнял Саманту за плечи и повел ее через кухню. Здесь была лестница для слуг, ничего общего не имеющая с роскошью и шириной парадной лестницы, а потому Толливер продолжал вести Сэм, словно маленького ребенка, следя, чтобы она не ударилась в темноте. Они поднялись наверх и поспешили в северное крыло.

– Может, они ничего и не заметили, – с надеждой сказал Джек. – Заснули до того, как электричество отключилось. Может, они даже не подозревают, что на улице настоящая буря?

Сэм с готовностью кивала. Наверное, все так и есть. И глупо было впадать в панику из-за такого пустяка, как ранний снегопад и темный дом. Наверняка все в полном порядке. Она сжала дрожащие руки и постаралась успокоиться. И только где-то глубоко в душе жил суеверный ужас, который нашептывал, что последнее время что-то все было слишком хорошо. Так ведь не бывает в жизни. И чем больше хорошего ты получаешь от судьбы, тем больше шансов, что тебя подстерегает на пути какая-нибудь беда. Саманта все больше впадала в полуобморочное состояние, потому что они не нашли никого ни в спальне Лили, ни в комнате Грега, ни в спальне Дакоты. И только подойдя к двойным дверям своей комнаты, Саманта уловила звуки голосов и лай Дейла. Это была самая лучшая музыка, которую она слышала когда-либо!

Рванувшись вперед из рук Толливера, она распахнула двери.

– Ma!

Дети сидели у горящего камина, и Грег первым вскочил на ноги:

– Мы так за т-тебя беспокоились!

Лили тоже встала, и вот уже она и брат обнимают мать. Саманта обняла их крепко-крепко и только теперь поверила, что все обошлось, что они живы и здоровы. Слезы облегчения навернулись на глаза.

– Не сердись, мам. – Дочь поцеловала Сэм, что последнее время случалось редко. – Мы правда волновались за тебя. И рады, что ты пришла.

Саманта оглянулась и нашла взглядом Дакоту – малыш спал на ее кровати, укутанный одеялом и обложенный подушками. Она с удивлением наблюдала, как Джек откинул одеяла, ловко подхватил мальчика и, улыбнувшись Сэм, унес Дакоту в его комнату.

Она вдруг почувствовала, что безумно устала, и опустилась на диван, по-прежнему прижимая к себе детей, вглядываясь в их улыбающиеся лица. Дейл негромко тявкал и прыгал вокруг. Все вместе и всё хорошо!

– …а потом вдруг телевизор выключился и свет во всем доме тоже! – рассказывала Лили, откидывая непослушные пряди волос с лица. Она словно стала младше и беззащитнее, и Саманта подумала, что дочь, в сущности, еще ребенок. – Дом был как гробница какого-нибудь фараона – огромный и темный! Или, знаешь, как в Скуби-Ду – дом с привидениями. Честно, было как-то… не по себе, потому что мы даже не видели, куда идти.

– Дакота плакал?

– Нет! – Лили захихикала. – Представь, ему понравилось. Он носился по всему дому как ненормальный и вопил от восторга. Нам пришлось изловить его и запереть здесь, просто потому что мы за ним не успевали.

Саманта удивленно покачала головой. Вот уж с этими детьми никогда не угадаешь.

– М-мы н-не смогли найти фонари.

– Они в буфетной, – раздался голос Джека. Он уселся на диван напротив и сказал: – Если что-то подобное повторится, сразу отправляйтесь в кладовую. Там есть все, что может понадобиться в экстренной ситуации: спички, свечи, батарейки, фонари, аптечка, скотч, шоколад и спиртное. Если бары в доме опустеют, мы всегда сможем пополнить запасы.

– Ты же не думаешь, что мы можем опустошить запасы алкоголя в доме? – нахмурилась Саманта.

– В каждом доме должно быть такое секретное спасательное место, да? – спросила Лили.

Джек улыбнулся, и у Саманты перехватило дыхание. Зеленые глаза Толливера загадочно сверкали в свете камина. Интересно, каково это – быть женщиной Джека Толливера? Ну, то есть по-настоящему? Быть любимой таким безупречным мужчиной. Но она тут же одернула себя. Внешняя красота не является гарантией доброго и любящего сердца. Этот урок она усвоила на собственном горьком опыте, и ей ли не знать! А ведь именно сердце действительно важно, а внешность… что внешность – оболочка и все.

Потом она позволила себе еще раз полюбоваться сидящим напротив произведением искусства матушки-природы. Шедевр был облачен в безупречный смокинг и белоснежную сорочку. Он, конечно, неподражаем. Но ей-то нужен нормальный человек. Любящий мужчина. Тот, кто сможет поставить счастье любимой женщины выше своей карьеры и своего эго.

С Толливером это не пройдет. Его эго выше, чем самый большой дом в городе.

– А вы знаете, что в этом доме есть потайная комната? – спросил Толливер детей, наклоняясь вперед. – Мой дедушка приказал соорудить ее, когда строили дом – более восьмидесяти лет назад. Как-нибудь я вам ее покажу. Я часто там прятался, когда был ребенком, и это было действительно здорово! Играл в разведчика и все такое.

– Ух ты! – Грег выпрямился, и глаза его заблестели. – Этот дом правда принадлежал вашему дедушке, который был губернатором?

– Да, а потом им владел мой отец, который тоже был губернатором.

– Я знаю, мы проходили по истории. Это круто – жить в губернаторском доме. И я правда хотел бы увидеть секретную комнату.

Саманта удивленно смотрела на сына. Он ни разу не заикнулся! Похоже, если его что-то очень увлекает, то Грег забывается, и его слова вполне успевают за мыслями.

– Ага, так ты изучаешь историю? – спросил Толливер.

– Да. Мне нравится, – кивнул мальчик.

– Нравится не нравится – в школе все равно заставляют учить историю своего штата, – сказала Лили с некоторым раздражением.

– А как же! – со всей серьезностью заявил Джек. – Помню, когда я был помощником губернатора, мы проводили регулярные заседания и обсуждали на них, как бы еще покруче достать детишек нашего штата. И всегда самыми лучшими способами их помучить оказывались математика и история.

Несколько секунд дети молча смотрели на Толливера, открыв рты. Потом сообразили, что он шутит. Грег расхохотался, а Лили закатила глаза, изображая изнеможение.

– Думаю, если я когда-нибудь доберусь до Вашингтона, – невозмутимо продолжал Джек, – то внесу законопроект, направленный на ухудшение положения подростков в обществе. Ну например, чтобы им не разрешали водить машину до двадцати одного года. И еще что-нибудь в том же духе.

– Да ладно! – Грег воззрился на него почти с ужасом.

– Это уже полное негодяйство, – заявила Лили. Потом глаза ее сузились, и она спросила: – Или вы опять пытаетесь шутить?

– Да ладно тебе, он ведь и вправду смешной! – Грег хлопнул сестру по спине.

Лили скрестила руки на груди и уставилась на Джека прокурорским взглядом. Саманта хотела было вмешаться, но потом заметила, что Джека разговор с детьми совершенно не напрягает. Наоборот, лицо его разгладилось, и он смотрел на подростков с веселым удивлением. Сэм решила не вмешиваться. Бог даст, они еще поладят.

– Ладно, – изрекла наконец девочка. – Признаю, что сначала было смешно. И вообще вы ничего… Но если хотите дожить до спокойной старости, не вздумайте трогать тот закон, пока я не получу свои водительские права!

Глава 8

Джек наконец оказался в своей стихии. Именно при подобных обстоятельствах он всегда чувствовал себя прекрасно и точно знал, что нужно говорить и делать. Итак, Джек Толливер один на один с красивой женщиной в ее темной спальне. Мерцает камин, и они договорились, что сегодня он проведет ночь под этой крышей.

Еще ни разу его отработанная до автоматизма программа не давала сбоев. Джек всегда все делал и говорил правильно – и любая женщина падала в его объятия именно в тот момент, когда он этого хотел.

Толливер снял наконец чертову бабочку, которая душила его весь вечер, устроил поудобнее больное колено и взглянул на себя со стороны. А вдруг не выйдет, казанова? Ведь это не просто очередная модель с заданными параметрами – это Сэм. Кроме того, место тоже много значит, а они устроились в комнате, где всегда останавливались самые вредные и злоязычные подруги его матери. Камин горел не как часть плана по соблазнению дамы, а просто потому, что в доме не было электричества. И в конце концов Саманта сказала, что он должен остаться на ночь, потому что заботится о его здоровье. Езда по покрытому льдом шоссе в бурю опасна для жизни. Или не только по этой причине она попросила его остаться?

Умом Джек понимал, что не контролирует ситуацию, а потому совершенно не может предсказать исход. Но его сердце… сердце и кое-какая еще часть тела не желали слушать доводов разума. Временами ему становилось трудно дышать, настолько живо он представлял себе, как обнимает сидящую рядом женщину, как касается руками ее гладкой кожи и упругой груди. Он с ума сходил от желания услышать еще раз те стоны, которые так возбудили его в тот вечер в салоне «лексуса». Он будет покрывать поцелуями каждый дюйм ее кожи, пока наслаждение не исторгнет из ее горла этот волшебный волнующий звук.

– Может, ты хочешь пойти вниз и выпить бокал вина? – спросила Саманта.

– Красное или белое? – Джек уже был на ногах.

– Ну…

– Так что вы предпочитаете, мадам? – спросил Толливер уже от двери. Он собирался завлечь эту женщину в спальню, а не в кухню, так что за вином лучше сходить самому.

Саманта неуверенно улыбнулась, и сердце Джека дрогнуло. Она выглядела удивительно беззащитной и до невозможности сексуальной. Это обтягивающее красное платье сводило его с ума. Джек обратился к провидению: «Можешь забрать у меня пост сенатора, черт с ним, но эта женщина должна стать моей. Я сорву с нее платье и…»

– Думаю, лучше красное.

«Красное, красное», – бормотал Джек, уверенно продвигаясь по темному дому к кладовой и пытаясь припомнить, какие именно вина там могут быть. Хорошо бы нашлось что-нибудь приличное. Он не собирался терять уйму времени на спуск в винный погреб, где сейчас без фонаря вообще делать нечего. Красный – вот девиз сегодняшнего дня. Красное платье, красное вино, ногти на ее ногах накрашены красным лаком. Такие милые маленькие пальчики и зеркально-красные ноготки.

Джек провел фонариком по полкам и схватил первую же бутылку каберне, которая попалась ему на глаза. Нашел два бокала и штопор. Потом вдруг подумал, что не хочет лишний раз возвращаться и надо бы собрать все самое необходимое. Сумки под рукой не оказалось, и он скинул смокинг, расстелил на мраморном столе и начал складывать на него все, что, по его предположению, могло понадобиться. Зажигалка, шесть свечей, шесть керамических подсвечников и два дополнительных фонаря. Завернув смокинг наподобие узла, он сунул открывалку в карман, бутылку вина – под мышку, а в другую руку взял бокалы.

Когда Толливер появился в дверях, Сэм удивленно заморгала.

– Ух ты! – сказала она с восхищением. – Сколько всего. И как быстро ты вернулся.

Джек ухмыльнулся. Ему стоило немалых трудов научиться передвигаться с нормальной скоростью. Само собой, его нога не выдержит удара трехсотфунтового нападающего… И он вряд ли одолеет больше двух миль по пересеченной местности, но пробежать пару лестничных пролетов – запросто. Если не с утра.

– Мой девиз – служить обществу, или, в данном случае, тебе, – заявил Толливер, водружая на стол бутылку и наслаждаясь видом женщины в красном платье. Похоже, он успел соскучиться, хоть поход и был недолгим.

– Это столовое серебро твоей матери и ты его украл? – Сэм кивком головы указала на импровизированный узел из смокинга, который Джек бросил на диван.

Тот лишь молча улыбнулся, откупоривая бутылку. «Не стоит слишком много думать, – сказал себе Джек Толливер, – потому что тогда я пойму, что пытаюсь сделать не совсем приглядную вещь. Я пытаюсь соблазнить эту женщину. Хорошо ли это? Не уверен. Но если этого не случится, то я не знаю, что со мной станет. Я сойду с ума. – В голову Джека полезли те самые мысли, которых он пытался избежать. – Если я получу желаемое – а когда было иначе? – что будет? Честно сказать, могут возникнуть самые разные осложнения. «Кара и Стюарт будут вне себя. Ясно как день, они обвинят меня во всех смертных грехах. А все дело в том, что Саманта Монро мне чертовски нравится. Она умна и красива. И не стервозна. И впереди у нас пять месяцев и две недели существования бок о бок. Так почему бы не провести это время приятно?..»

Оставив вино подышать, Джек занялся узлом. Выставив на стол свои трофеи, он сказал:

– Я подумал, что каждому ребенку нужно дать по фонарику. Ну и свечи могут пригодиться.

– Спасибо.

– Не за что.

– Расскажи мне про травму, Джек.

Черт. Он сел на диван напротив Сэм и решил, что небольшая передышка не повредит.

– Я получил травму на поле. Травма была такая тяжелая, что я чуть не отдал Богу душу. Вот и вся история.

Саманта смотрела на него без улыбки. Она чуть склонила голову набок и рукой провела по волосам. Джек следил, как тонкие пальцы пробираются через завитки рыжих волос. Он точно знал, что на ощупь ее волосы нежнее шелка. И они пахнут медом.

– Думаю, ты случайно позабыл несколько важных деталей.

Джек вздохнул и покорно принялся рассказывать:

– Моя карьера в высшей лиге закончилась, едва начавшись. Два сезона я провел на скамейке запасных, а потом наш нападающий ушел, и я получил шанс. Это был мой первый настоящий сезон, и мы уверенно шли к Суперкубку.

Джек расстегнул верхнюю пуговицу рубашки. Так гораздо легче дышать. Он заметил, что глаза Сэм следят за каждым его движением, и это волновало его.

Теперь хорошо бы сменить тему и можно переходить к самому интересному.

– Но я так и не поняла, что случилось с твоим коленом? И как все произошло?

Джек печально улыбнулся и покачал головой. Упорство Саманты, с его точки зрения, следовало направить на мирные цели. Как, интересно, ему удастся ее завести, если он расскажет ей правду? Нет человека, которого возбудила бы история о том, как плоть отделяется от костей.

– Знаешь, Сэм, это не очень веселая история, – сказал Джек.

Она кивнула и устроилась на диване, подогнув под себя ноги. Джек мысленно застонал. Он завидовал ее пяточкам, которые пришлись прямо под попу.

– Грег сказал мне то же самое, – серьезно заявила Саманта. – И твой приятель Эд заметно расстроился, когда вспомнил об этом сегодня вечером, поэтому я и спрашиваю. – Ее взгляд переместился на его ноги. – Это было левое колено?

– Левое. – Джек придвинулся к столу и налил вино в бокалы. – Вот, – сказал он. – Возьми и выпей. Если ты собираешься слушать сагу о моей травме, то лучше тебе выпить. Это помогает… иногда.

Он протянул бокал. Саманта приняла его, а Джек как бы невзначай скользнул пальцами по ее запястью и с радостью отметил, что Саманта покраснела.

– За здоровье! – Хрусталь зазвенел, когда бокалы соприкоснулись.

– До дна! – решительно добавила Сэм.

Джек отпил вино и прикрыл глаза, пытаясь изгнать из своего воображения вспыхнувший образ. Присутствие этой женщины действовало на него самым странным образом: он совершенно искренне наслаждался ее обществом, но при этом не мог избавиться от картинок, которые время от времени вспыхивали перед его внутренним взором. И на каждой была Саманта – нагая, зовущая…

– Расскажи мне, что случилось тогда на поле.

Джек отпил вино, поморщился и, взяв бутылку, принялся изучать этикетку. Что-то на вкус не очень. Вот к чему приводит спешка.

– Ты просто не хочешь об этом говорить, да?

Толливер поставил бутылку вина на место и посмотрел в глаза Саманте.

– Это была проходная игра. Нам не хватало три очка, а времени оставалось четырнадцать секунд. – Заметив, что брови Саманты поползли вверх, а на лице появилось жалобное выражение, Толливер пояснил: – Это был наш последний шанс сравнять счет в третьей четверти. Мы проигрывали.

– Ага. – Саманта кивнула и отпила глоток вина.

– Я прорвался из их кольца и уже набрал скорость… и увидел его. – Джек замолчал и перевел дыхание. Он ненавидел эти воспоминания, они всегда давались ему чертовски тяжело. И если бы на месте Сэм был кто-то другой, он, конечно, не стал бы ничего рассказывать. Просто попросил бы сменить тему. Или послал к черту.

– Погоди! – Саманта выпрямилась, спустила ноги на пол и поставила бокал. – Не нужно мне ничего рассказывать. Я не должна была спрашивать и заставлять тебя переживать это снова. Прости меня, Джек.

Толливер поднял взгляд и был удивлен, увидев на ее лице раскаяние и сочувствие. Саманта улыбнулась, но ему показалось, что она чуть не плачет:

– Думаю, я найду все в Интернете. Не стоило расспрашивать, но я и представить себе не могла, что ты так тяжело это переживаешь.

Джек, которого даже неприятная тема и болезненные воспоминания не могли отвлечь от главной цели, воспользовался случаем, чтобы пересесть с дивана поближе к Саманте. Он устроился потную к ней и, положив руку на спинку дивана, спросил:

– Ничего, если я буду здесь? Мне легче рассказывать, когда я говорю шепотом.

Она кивнула, глядя на него огромными синими глазами.

– Когда все случилось, это просто был провал. Боль, а потом беспамятство. Подробности я узнал только полгода спустя, когда набрался смелости, чтобы посмотреть запись игры. Я не смог увернуться, и защитник «Кливленд индианс», который шел со скоростью больше моей, врезался в меня на полном ходу. Он был ростом шесть футов шесть дюймов и весил двести семьдесят пять фунтов. Когда я упал, то почувствовал, как внутри меня что-то рвется. Ткани рвались с таким жутким хрустом и чавканьем… Боль была такой, что я подумал, что умираю, и потерял сознание. А когда пришел в себя… – Джек проглотил комок в горле и закончил совсем тихо: – Когда я все же пришел в сознание, то пожалел, что не умер сразу.

– Господи, Джек!

– Врачи называют это… хотя какая разница! Смысл в том, что в результате столкновения колено сместилось, я повредил целый ряд нервов и несколько артерий, порвал три связки и оторвал мышцы голени от костей.

– Нет… – прошептала Сэм, в ее глазах застыли ужас и слезы жалости.

– И врачи тут же порадовали меня, заявив, что если первая же операция не даст ожидаемых результатов, то ногу придется ампутировать.

– Не надо… – Саманта прижала руку к левой стороне груди, где бешено стучало и болело сердце, и прикрыла глаза, чтобы не видеть лица Джека – побледневшего и усеянного бисеринками пота. – Я не думала, что это будет настолько страшно.

– Но в конце концов ногу ведь удалось спасти и я даже могу ходить! Правда, для этого потребовалось шесть операций и пять месяцев реабилитации… Но, учитывая первоначальные перспективы, все не так уж плохо! Я выжил, и у меня по-прежнему две ноги. Я могу ходить и даже пробежаться при случае, хотя в такой исход после матча не верили даже самые завзятые оптимисты. Можно сказать, все кончилось очень и очень хорошо.

К его удивлению, Сэм вдруг прижалась к нему. Она была намного миниатюрнее его, но каким-то образом сумела обнять Джека крепко-крепко и теперь сопела ему в грудь. Толливер замер. О да, это доставило ему удовольствие – приятно, когда женщина прижимается к тебе, обнимает тебя. Но он понимал, что ею двигало не желание секса, а что-то другое. Порыв был не телесный, а душевный, и это создало меж ними некую новую близость. Джек прислушивался к своим ощущениям: внутри разливалось тепло и чувство умиротворения. Ему даже не хотелось большего. Просто сидеть вот так и ощущать ее рядом и знать, что он не безразличен Саманте. Кто бы мог подумать, что Джек Толливер согласится удовлетвориться такой малостью?..

– Мне так жаль. – Саманта подняла голову и шепнула это ему на ухо. Толливер вдохнул пряный запах ее волос, почувствовал дыхание на щеке… но прежде чем волна возбуждения успела накрыть его, он вдруг вспомнил тот день, когда сел мимо стула. Первая их с Сэм встреча. Тогда она смотрела на него с выражением лица чисто материнским. Жалость и желание помочь. Не совсем то… а вернее, совсем не то, что нужно мужчине для страсти и секса.

– Не надо меня утешать, Сэм. Я в порядке. – С этими словами Толливер осторожно отстранился от Саманты и улыбнулся ей, показывая, что все ужасное осталось позади.

На лице Саманты мелькнуло удивление, потом она нахмурилась и принялась пристально вглядываться в его лицо. Так пристально, что Джек занервничал.

– Ты не прав, – заявила она после продолжительного молчания. – Все мы иногда нуждаемся в утешении. Ноты ведь никому не позволил по-настоящему пожалеть тебя, да? Сколько лет назад случилось несчастье?

– Да нет же, Сэм! Почему ты так решила? Моя палата всегда была полна людей… Ты не поверишь, но всякий раз, как по телевизору повторяют подборку самых страшных травм на поле, я получаю письма от болельщиков.

– Как давно это случилось?

– Тринадцать лет назад. Так что я совершенно не нуждаюсь в сочувствии и утешении. Не надо меня жалеть, словно ты моя мама.

Саманта удивленно уставилось на него широко распахнутыми голубыми глазами, потом вдруг откинула голову назад и захохотала. Давно Джек не слышал, чтобы женщина смеялась вот так – гортанно, искренне, хлопая ладонью по коленке.

– Ох, ну ты даешь! – выговорила она, отдышавшись и аккуратно стерев пальцем выступившие слезы.

– Не понял, что тебя так развеселило?

– Видишь ли… – Она выдержала паузу, чуть повернулась, и Толливер не поверил своим глазам: тело и лицо в доли секунды претерпели огромную метаморфозу. Дружеское участие и теплое сочувствие сменились чувственной улыбкой. Плечи расслабились, и грудь как-то выступила вперед. Поднятый подбородок позволял любоваться нежной шеей. Толливер сглотнул и уставился на ее губы. Блеснули влажные зубки, и Саманта прошептала: – Ты слушаешь меня, Джек?

– Ну да… – Он вздохнул и задержал дыхание.

– Все мои мысли и чувства так далеки от материнских, когда дело касается Джека Толливера, что… что они близки к чему-то совершенно другому.

– Правда? – Джек вдруг почувствовал, что у него пересохло во рту. И губы такие сухие, словно лицо опалил горячий ветер.

– Истинная правда, – медленно и торжественно произнесла Саманта и, наклонившись вперед, расстегнула маленькие серебряные замочки на босоножках. Изящные черные туфельки на высоких каблуках соскользнули на ковер. Одна. Потом вторая. Толливер смотрел на них и думал, что это чертовски возбуждающее и завораживающее зрелище – черные босоножки Сэм на светлом ковре.

– Они близки к тому, что ты говорила мне в машине? – с надеждой спросил Джек, торопливо расстегивая запонки с улыбающейся Мэрилин и запихивая их в карман. Интересно, сколько туда еще влезет предметов одежды, спросил он себя, потому что искренне надеялся, что в течение следующих нескольких минут ему много чего предстоит с себя снять. Потом удивился глупой и ребяческой мысли.

– Точно, очень близки. Я даже думаю, что все мои мысли и чувства ушли от материнства и прочих благородных материй еще дальше… – Она встала на колени на диванные подушки и одной рукой оперлась о колено Толливера. Лицо ее было совсем близко, и Джек слышал, что дыхание Сэм участилось; глаза ее лихорадочно блестели.

Толливер беззастенчиво заглянул в вырез ее платья и был вознагражден зрелищем молочной кожи, веснушек и двух совершенно восхитительных полушарий… и даже… не может быть: бледный край ареолы сосков.

– Теперь почти верю, – пробормотал он.

– Никуда не уходи, я сейчас. – Саманта сорвалась с дивана, подхватила три фонаря и побежала к двери как была – босая. Джек смотрел на ее попку, соблазнительно обтянутую красным платьем, и не знал, чего ему хочется больше – поцеловать или укусить. Или сначала укусить, а потом поцеловать.

У дверей Саманта оглянулась и сказала, заговорщицки улыбаясь:

– Мне нужно проверить детей. Хочу убедиться, что они спят, и на всякий случай оставлю каждому фонарик. Потом вернусь. Не уходи.

Толливер вздохнул. Не уходи… Да никакая сила не выгонит его из комнаты. Но сидеть просто так смысла нет, и он решил, что к ее возвращению нужно зажечь свечи, раздеться и поджидать Сэм в постели, раздумывая над тем, куда именно могли зайти мысли женщины, которая уже сказала ему «Возьми меня прямо сейчас!».


Господи, Господи, Господи…

Прежде чем войти в комнату Дакоты, Саманте пришлось прислониться к стене, чтобы хоть как-то унять бешено бьющееся сердце и восстановить способность если не думать, то хотя бы дышать. Она так плотно и резко впечаталась в стену, что чуть не уронила пейзаж в золотой рамочке. Кажется, кто-то из французских импрессионистов. Неужели она собирается вот так, без зазрения совести заняться сексом с самым известным плейбоем, миллионером и политиком штата Индиана?

«А ведь я его едва знаю, – сказала она себе с упреком. – И он мой работодатель. И… и вообще у меня секса сто лет не было, да он будет надо мной смеяться». Подобные мысли совершенно не принесли ожидаемого душевного успокоения. Напротив, сердце заколотилось еще сильнее, и Саманта прижала руку к груди. Во всем виновата Монти, которая уговорила ее купить это вызывающе красное платье. Если бы не платье, она, Саманта, никогда не почувствовала бы себя настолько сексуальной, раскрепощенной и красивой, чтобы вот так откровенно заигрывать с Джеком Толливером. Это платье заставило ее соблазнять Джека, и… и оно возбуждало ее саму. Саманта сжала бедра и почувствовала, что ее трусики увлажнились. Это надо же – так возбуждена она не была… черт, наверное, никогда!

И последние полтора года она вообще ни с кем не занималась сексом. Но Толливер… это не какой-то там архитектор, сегодня есть, а завтра нет. Чтобы иметь дело – или секс – с этим мужчиной, нужно иметь смелость и кураж. И понимать возможные последствия.

Так и не придя ни к какому выводу относительно собственной смелости и куража, Саманта тихо вошла в спальню малыша и, осторожно посветив фонариком, убедилась, что Дакота спит. Толливер хорошенько его укутал и подоткнул со всех сторон одеяло. Дакота тихонько сопел и, судя по всему, видел счастливые сны. Саманта поцеловала его в кудрявую макушку, положила фонарик на кровать так, чтобы малыш увидел его, как только проснется, и, шепотом пожелав спокойной ночи, вышла из спальни. Она оставила второй фонарик в комнате Грега, а третий – рядом с постелью Лили и, оказавшись в коридоре, сообразила, что возвращаться в собственную спальню ей придется в темноте. Сэм шла медленно, с наслаждением погружая босые ноги в густой ворс ковров, и спорила сама с собой. Могу – не могу… Стоит это делать или не стоит? «Я смогу просто заняться с ним сексом, получить свою долю удовольствия и ничего от этого не потерять. И вообще, к чему столько раздумий? Почему я не могу позволить себе свидание на одну ночь? Так делают многие женщины – только секс и никаких чувств и обязательств. Почему я не могу поступить так же?»

Вот и полуоткрытая дверь в спальню. Саманта осторожно заглянула в комнату. На диване Джека не было, но она сразу же заметила зажженные свечи на столике. Собравшись с духом и безжалостно подавив голос разума, который просил не совершать опрометчивых поступков, Саманта вошла наконец в комнату и даже осмелилась взглянуть на кровать.

Наверное, она спит и ей снится сон. Ведь в жизни такого не бывает. Она бог знает сколько лет спала одна, и ее постель никогда не отличалась особой роскошью – хлопковое белье, купленное на предновогодней распродаже. Теперь… теперь она стояла в центре изящной спальни, перед ней возвышалась необъятных размеров кровать под пологом, застланная тончайшим бельем, и на этой кровати возлежал самый красивый мужчина на свете. И ждал ее, Саманту Монро.

Он был по пояс накрыт простыней, и Сэм выпалила возникший вопрос вслух:

– Ты правда совсем голый?

– Иди и проверь. – Усмехаясь, Джек откинулся на подушки. Загорелые руки с впечатляющими бицепсами, широкая грудь и убегавшая под простыню дорожка темных волос.

Саманта по-прежнему стояла в дверях, цепляясь за дверную ручку, и не могла оторвать от Джека восхищенных глаз. Ноги вдруг стали слабыми, и она просто стояла и смотрела, надеясь, что если немножко привыкнет к этому потрясающему зрелищу, то будет чувствовать себя более спокойно и адекватно. Толливер пошевелился, и простыня чуть сдвинулась, обнажая плоский мускулистый живот и одно бедро, бедро, которое просто просилось на полотно художника. Саманта вздохнула: точно, последний раз она находилась в обществе так беззастенчиво обнаженного мужчины, когда посещала уроки рисования. Рисунок человеческого тела с натуры входил в обязательную часть программы. Натурщики попадались разные, но ни один из них не был и вполовину так прекрасен, как Джек Толливер. Саманта почувствовала знакомое покалывание в пальцах. Ах, сюда бы кисть и холст. Она смогла бы поймать и перенести на картину совершенство этого тела и глубокий тон загорелой кожи. Коричневым и фиолетовым… и синим. И персиковые тона. Для волос понадобится черный и синий, а для глаз… придется повозиться, чтобы передать всю яркость его необыкновенных глаз, но она смешает зеленый и кобальт, и черный… и все получится.

– Иди сюда, Саманта.

– Я… Понимаешь, я…

– Иди ко мне.

Сэм вдруг вспомнила, как он ее целовал: уверенно и властно. И в то же время нежно и… и думая о ней. Она стояла у дверей, опустив руки вдоль тела, и чувствовала на себе его обжигающий взгляд.

– Или я сам подойду к тебе. – Толливер многообещающе улыбнулся и продолжил, придав голосу глубину и выразительность: – И когда я доберусь до тебя, то сорву с тебя это платье, а потом отнесу тебя на кровать. И брошу на подушки. Так, как ты всегда хотела.

А вот откуда он знает, что именно так она всегда хотела? Негодяй угадал, само собой, но откуда он знал?

– Звучит захватывающе, – пробормотала Саманта, не двигаясь с места.

Простыни полетели в сторону, и Сэм застыла с раскрытым ртом. Такой зад достоин того, чтобы его изваял Микеланджело. Толливер повернулся, и Сэм едва удержалась, чтобы не зажмуриться. Ух ты!

Его тело было поэзией. Или песней. Песнь песней, вечная слава любви. Природа создала шедевр, воплотив в одном мужчине все лучшие черты породы. И Саманта, позабыв о смущении, любовалась его широкими плечами, красивой формы животом, узкими бедрами, идеальными ногами, крепкими икрами, а потом обратно вверх – к центру мужской сущности, который не мог не притягивать ее взгляд, ибо был велик и крепок и покачивался просто угрожающе.

Толливер уже был совсем рядом и…

Молния на платье поехала вниз. Джек продел ладони под тоненькие бретельки и легко потянул платье вниз. Плечи, грудь, бедра… Саманта чувствовала, как прохладный воздух спальни освежает ее горящую кожу. И вот уже красный шелк с едва слышным шуршанием лег у ног. Саманта чувствовала себя голой, хотя на ней еще оставались бежевые узкие трусики.

Джек обвел взглядом ее тело, а потом вдруг хрипло сказал:

– Повтори это.

Его ладонь легла на затылок женщины, и он ласково перебирал ее волосы. Сэм понятия не имела, что он хочет услышать, да и все равно не смогла бы ничего выговорить. Джек большим пальцем провел по ее губам, словно снимая печать молчания, но от этой ласки у Саманты лишь задрожали колени.

– Повтори то, что ты сказала мне в машине.

Что же это она такое сказала, что ему так понравилось? Сэм честно попыталась вспомнить, но попытка не увенчалась успехом. Мозг отказывался работать, зато вовсю трудились другие внутренние органы: сердце колотилось как ненормальное, внизу живота стало тепло и дыхание срывалось с губ, грозя перерасти в стон.

– М-м. Держи руки на руле… – осторожно попробовала она.

Джек расхохотался. Он положил ладони на ее ягодицы и притянул Сэм поближе.

– Это не то. Ты же знаешь, что я хочу услышать.

Саманта напряглась и сообразила, ну конечно, что еще?

Похоже, ему понравилось то несовместимое с поведением настоящей леди и достойной матери высказывание, которое она себе позволила. Вернее, которое у нее вырвалось. Ей было стыдно за ту вспышку неконтролируемых эмоций, но раз ему так хочется… Почему бы не доставить небольшое удовольствие невероятно красивому мужику, который стоит так близко, что она чувствует жар его тела и это грозит лишить ее остатков разума?

– Возьми меня! Возьми меня прямо сейчас!

В ту же секунду Джек подхватил ее на руки и понес к кровати. Сэм почувствовала, что она летит по воздуху. Это длилось всего мгновение, но у нее захватило дух. Опустившись на подушки, она невольно вскрикнула.

Джек крепко обхватил ладонями ее лодыжки и потянул к себе. Скоро Саманта оказалась на спине, на самом краю кровати, а ее ноги лежали на плечах Толливера. Он, улыбаясь, смотрел на нее.

– Мне нравится, как ты это говоришь.

– Я заметила, – ответила Саманта растерянно. Все происходящее не напоминало стандартный подход: погладил – поцеловал – раздел. И с Митчем такого никогда не было, а уж про архитектора и вообще вспоминать больше не стоило. Кстати, она даже успела забыть, как его зовут.

– Мне многое в тебе нравится, Сэм, – продолжал Джек.

– Правда?

Он гладил ее ноги, и Саманта улыбнулась, похвалив себя за то, что не поленилась побрить их накануне, и теперь его пальцы скользят по идеально гладкой коже, и у нее мурашки бегают от удовольствия.

– Мне нравится, как ты пахнешь. И как ты улыбаешься. Это получается искренне и как-то очень тепло. – Его ладони легли на ее ягодицы. – И мне нравится твоя попка.

Сэм тихонько застонала. Ладони Толливера скользнули вверх и теперь ласкали ее грудь, чуть сдавливая пальцами соски. Ареолы стали ярче, а соски напряглись почти до болезненно твердого состояния.

– Мне нравится твоя грудь, Сэм.

Саманта вздохнула: удовольствия было так много, что порой она испытывала почти боль. И желание большего. Джек наклонился ближе и провел языком по ее горлу, а потом по ложбинке между грудей.

– Ты такая сладкая на вкус. Я хотел бы попробовать тебя всю. Можно?

– О да!

Руки Толливера скользнули по ее ногами, и он сжал ее ступни. Затаив дыхание и не представляя, чего ожидать, Сэм следила за ним. Вот он полюбовался ее пальчиками на ногах, а потом лизнул левую ступню. Потом правую. Стал щекотно, и Саманта захихикала. Он брал в рот каждый палец и ласкал его языком. Сэм выгнулась, но он держал ее крепко и не спеша продолжал получать удовольствие. Он так долго этого ждал… Через какое-то время у Саманты мелькнула мысль, что, может, он фетишист и испытывает страсть к женским ногам, но тут Толливер отпустил ее ступни.

– С ума схожу от твоих ног, – совершенно серьезно заявил он. – Надеюсь, ты не против?

– Переживу, – торопливо заверила его Сэм.

Тогда он соединил ее ноги и, плотно охватив их ладонями, принялся прокладывать снизу вверх дорожку из поцелуев. Лодыжки, икры… Потом он поднялся до бедер, и Саманта напряглась. Его губы заскользили по краю трусиков. Она-то знала, что они уже совсем мокрые. Но теперь, похоже, приближалась та часть встречи, которая ее несколько пугала, – собственно и непосредственно секс. Это было то, без чего Сэм страдала, чего не хватало ее здоровому телу и в чем она, несмотря на замужнюю жизнь, совершенно не чувствовала себя достаточно искушенной.

Саманту Монро вдруг прошиб холодный пот. «Как я завтра посмотрю ему в глаза? Как смогу играть требуемый от меня спектакль на людях? И самое ужасное – как я смогу принять от него денежный чек, после того как пересплю с ним?»

Но тут Толливер впился жадным поцелуем в ее самое интимное местечко, и все мысли как-то вдруг разом вылетели из головы. Осталась женская сущность, которая наконец смогла получить то, чего так долго была лишена. И сущность эта издавала совершенно невозможные звуки, которые можно было принять за «О да!», но ближе к кошачьему варианту.

Джек засмеялся – звук был приглушен ее же трусиками, а потом жадно принялся целовать внутреннюю сторону бедер и живот и влажный лоскуток ткани, который все еще прикрывал ее лоно.

И Саманта стонала, вздыхала и вскрикивала. Наконец Джек приподнял голову и сказал:

– А еще мне чертовски нравятся звуки, которые ты издаешь. Они меня ужасно заводят.

– М-да, не останавливайся! М-м…

Глядя ей в лицо, он скользнул рукой под ее трусики. Некоторое время пальцы поглаживали влажную горячую плоть, а потом проникли внутрь.

– Я хочу услышать, как ты кончаешь. Давай, детка, я хочу услышать этот звук.

Пальцы его двигались взад-вперед, а большой палец нашел чувствительный бугорок клитора и тот тоже получил свою долю ласки. Сэм затрясло. Ее бедра самопроизвольно двигались навстречу его руке, и она стонала и дышала все чаще.

– А-а, вот оно, сейчас я услышу, – пробормотал Толливер, ускоряя ритм проникновений и впиваясь губами в отвердевший сосок. Он куснул его, и Саманта поняла, что не может больше сдерживаться. Пусть думает, что это смешно – кончить буквально через несколько минут после того, как он к ней прикоснулся. Пусть думает что хочет…

– О Боже, Боже, да-а! А-а-а! Да-а!

Толливер поцеловал ее в губы, и пока она выгибалась дугой и взмывала на волнах удовольствия, не слыша ничего, кроме шума в ушах, она чувствовала его. Он был рядом. Целовал ее рот, ласкал грудь, был с ней и в ней, и это был самый сильный и самый замечательный оргазм за всю ее взрослую сексуальную жизнь. Даже если считать те, что получены были без помощи партнеров, а просто в плане саморазрядки.

Это сказка или эротический сон. Сэм еще никак не могла восстановить дыхание после бурного оргазма, а Джек продолжал целовать ее. Горло, грудь, живот… Его пальцы выскользнули из ее влажного и горячего лона, которое все еще сжималось от сладких судорог. Джек быстрым движением сорвал с Саманты трусики, и в следующую секунду она услышала, как разорвался пакетик с презервативом. Саманта невольно усмехнулась: отработанность его движений свидетельствовала о богатом опыте, регулярности и обширной практике занятий сексом. Она даже не заметила, откуда Джек достал пакетик, не говоря уж о том, что напрочь позабыла о необходимости предохраняться. Но прежде чем Саманта успела развить эту или хоть какую-нибудь мысль, Толливер уже был готов и с нежной улыбкой смотрел на нее.

У Саманты вдруг перехватило дыхание: он был так божественно красив, так горд в своей мужской ипостаси. Горячие слезы вдруг хлынули из глаз Сэм и покатились по щекам. Она попыталась отвернуться и смущенно пробормотала:

– Я… я немного отвыкла от этого, Джек.

Он нахмурился и склонился к ней. Губы его осушали слезы Саманты, он откинул назад ее влажные локоны, нежно взял в ладони лицо и прошептал на ухо:

– Я очень хочу тебя, Сэм. Но если для тебя это слишком, я не буду… Только скажи. Все будет так, как ты хочешь. И я пойму, если ты откажешь мне.

– Что? Как это ты не будешь? Да я… да у меня был первый оргазм с прошлого века! И ты хочешь, чтобы я отказалась от дальнейшего? Ни за что! – ее ладони звонко шлепнули по его ягодицам, направляя замершее орудие наслаждения в цель.

Толливер расхохотался, а потом взглянул ей в глаза, и бедра его начали двигаться вперед. Он, видимо, не совсем доверял ее решимости, потому что был нежен и осторожен, продвигаясь медленно, целуя ее губы и грудь. Саманта не могла поверить себе: ей казалось, что никогда прежде ощущение наполненности не было столь впечатляющим. А может, и правда не было? Параметрам Джека могло бы позавидовать множество мужчин и ее бывший муж тоже.

И она позабыла наконец все свои страхи и отдалась тому удовольствию, которое столь неотвратимо надвигалось на нее. Саманта согнула ноги и, охватывая бедра Джека, руками обхватила его плечи. Она могла только просить о большем. И похоже, это уже становится привычкой, успела подумать Сэм. Но ей было плевать.

– Да-а! Сделай это! Сейчас!

Но Джек Толливер не зря числился первым любовником штата. Он никуда не спешил. Медленный темп растягивает удовольствие. И Саманта сходила с ума еще несколько секунд под этой сладостной пыткой, пока Джек не вошел в нее целиком.

А потом он начал двигаться. Саманта опять потеряла представление о том, насколько реально может быть происходящее: как он успевает целовать, ласкать ее тело и двигаться, двигаться там внутри?..

Потом Толливер встал, сдвинул ее бедра на самый край кровати, широко развел ноги Сэм, и она получила то, о чем так долго грезила в своих одиноких снах.

– Я не хочу сделать тебе больно… если что – скажи.

Темп и ярость его движений нарастали, и тело Саманты ходило ходуном, сотрясаемое мощными толчками.

Его напор и возбуждение привели Сэм в неистовство. Теперь она двигалась вместе с ним. Ее выкрики становились бессвязными, но Толливер слышал в них страсть, и это еще больше заводило его.

– Ты прекрасна, Сэм, – выдохнул он. – Я первый раз вижу женщину, которая так красива, когда я внутри. Ты совершенство, ты моя, Сэм. Я никогда не смогу насытиться тобой…

Саманта вскрикнула, чувствуя, как внутри растет напряжение приближающегося оргазма.

– Только не останавливайся! Пожалуйста!

– Я не буду.

– Не вздумай остановиться! – Она опять сжимала его плечи, глядя в глаза Джеку, словно это могло дать ему необходимый импульс. – Я опять… сейчас… Не останавливайся!

– Никогда! – Он обхватил ее бедра, притянув тело ближе, насаживая ее на себя. – Черт, я не могу… ты так хороша, что я не выдержу больше… Но мы сделаем это снова, клянусь!

Но Саманта уже не слышала его. Ее тело изогнулось, плечи оторвались от кровати, и она застонала, отдаваясь волне наслаждения, которая скручивала ее тело, и каждый новый толчок добавлял еще одну ноту к этой дикой музыке. Возбуждало то, что Джек смотрит на нее, и то, что она чувствует его руки. И то, что его тело вдруг тоже начала сотрясать судорога. Распахнув глаза, Саманта встретила его помутневший взгляд и поняла, что он кончил вместе с ней, и горячая волна вновь хлестнула по телу.

– Господи, Сэм! – Джек сдавил ее так, словно боялся отпустить, она чувствовала, как капли пота с его лба капают на ее грудь. – Сэ-эм…

Он упал на кровать, увлекая ее за собой, и они лежали, обнявшись, давая телам отдохнуть. Дрожь удовольствия стихала, и дыхание постепенно выравнивалось. Страсть уступила место глубочайшему покою и расслаблению. И каждый из них счастливо длил этот момент мира с самим собой и с окружающей действительностью. Прошло довольно много времени, прежде чем Джек подал голос:

– Сэм…

– М-м?

– Можно я расскажу тебе, о чем мечтаю сейчас? Давай ляжем поудобнее. Я подоткну тебе одеяло, обниму крепко-крепко. И убаюкаю тебя. И до самого утра ты будешь видеть только счастливые сны.

– Какая красивая мечта. – Саманта улыбнулась и вздохнула.

– Да… Я бы сделал это прямо сейчас, но пока не могу шевельнуться.

– Правда? Я тебя понимаю.

– Ты меня чуть насмерть не уходила.

– А мне показалось, что ты очень и очень живучий экземпляр, – хмыкнула Саманта.

Толливер тоже засмеялся и слегка поерзал, чтобы почувствовать под собой ее тело. Саманта прекрасно понимала, что большую часть своего веса он удерживает сам, потому что опирается на локти – иначе она просто задохнулась бы. Она тихонько вздохнула и ласково погладила его плечи и спину. Господи, к такому ведь можно и привыкнуть. И как потом жить прикажете? Но к чему портить такую чудесную ночь грустными мыслями о будущем, и Сэм усилием воли выкинула тревоги из головы.

Еще через какое-то время Джек почувствовал, что может встать, но сделал это лишь для того, чтобы передвинуть Сэм, а потом быстренько устроился рядом с ней и натянул на них обоих одеяло.

– Иди сюда. – Он прижал Саманту к себе, устроив ее растрепанную голову на своей груди, и ладонь осталась лежать на ее макушке – словно он боялся, что она попробует отодвинуться или уйти.

Сэм удивилась его неуверенности. Не-ет, она останется. И если бы смогла – осталась бы на всю жизнь. Сэм тихо лежала, поглаживая кончиками пальцев его грудь, и купалась в своих впечатлениях. Он такой сильный. Такой внимательный. Такой… большой. И чертовски эротично оказалось чувствовать себя миниатюрной рядом с большим и сильным мужчиной, который может поднять на руки, бросить на кровать и потом вытворить такое…

Саманта испытала законную гордость при мысли, что она, мама троих детей и образец добропорядочности и обыденности, оказалась настолько хороша, что этот плейбой, этот пресыщенный женским вниманием мачо не смог сдержать себя. Она улыбнулась и потерлась щекой о его грудь.

– Ты там как? – спросил Толливер, поглаживая ее растрепавшиеся волосы и целуя в макушку.

– Чудесно. А ты?

– Еще лучше.

Он замолчал, и они просто лежали в тишине, прислушиваясь к дыханию друг друга. Саманта буквально растворилась в ощущении покоя и умиротворенности. Джек лежал неподвижно, такой сильный и мощный, словно отдыхающий великан. Подобное спокойствие сильно контрастировало с обычным поведением ее бывшего мужа. Сто раз она велела себе не сравнивать, но попробуй удержись. Митч всегда находился в движении, он ни секунды не мог посидеть спокойно, ни дома, ни в мастерской. По большей части это были вспышки нервной энергии, направленные совершенно непонятно на что. Кроме того, ее муж был – ну почему она все время думает о нем в прошедшем времени? – блондином хрупкого телосложения. По-своему Берген был очень красив. Больше всего Сэм любила смотреть, как он работает со стеклом. Процесс походил одновременно на сложный танец и на магический обряд, каждое движение выверено и исполнено смысла. Митч, словно заклинатель огня, погружал тонкую трубку в пылающую печь, а потом вынимал ее и отдавал всего себя тому пылающему шару, что рос на конце трубки, меняя форму и переливаясь всеми цветами. Ее возбуждало зрелище поглощенного работой мужа, он был удивительно хорош и страстен в эти минуты. И каждый раз она надеялась, что когда-нибудь он донесет эту страсть до их супружеской постели, и она тоже сможет познать такого Митча – отдающего себя, пылающего. Но этого так и не случилось. Вся энергия Митча доставалась стеклу, а ей приходилось довольствоваться тем, что оставалось.

– Тут все совсем по-другому. – Саманта так задумалась, что сказала это вслух.

– Правда? Я могу расценить эти слова как комплимент? Требую пояснений, а то как-то непонятно.

– Все ты понял, не прикидывайся.

– Может, да, а может, и нет.

– Ты восхитительный любовник, Джек. И ты меня удивил.

– Да я и сам себя удивил.

Саманта почувствовала, как мышцы Толливера задвигались под ее щекой – он смеялся.

– Сам себя? Как это?

– Ну, я не был до конца джентльменом. Надо было дать тебе кончить первой и еще продолжить… ноты оказалась слишком хороша. Кроме того, у меня довольно давно не было секса, и я соскучился.

– Ах вот как! – Сэм хихикнула, понимая, что их представления о давности в этом вопросе несовместимы.

– Ну да. Во вторник будет три недели!

– Господи, вот ужас-то! Как же ты выжил, бедняжка?

– Не перестаю удивляться.

– А я… у меня не было секса восемнадцать месяцев. Ты даже представить себе не можешь, что это такое!

Джек замер. Потом его ладонь нежно коснулась ее плеча, и он сказал почти шепотом:

– Это очень долго, детка.

– Да уж… И то восемнадцать месяцев назад это был один раз… и не очень удачный. Так что если его не считать – то моему воздержанию уже почти четыре года.

Джек беспокойно заворочался, сел, подложив под спину подушки, и подтянул Сэм повыше, чтобы она по-прежнему лежала рядышком.

– Да и последние несколько лет моей супружеской жизни, пока я еще не забеременела Дакотой, нельзя назвать очень радостными в этом плане. Как раз тогда Митч решил, что его ориентация ближе к гомосексуальной, чем к гетеро, и этот период нашей жизни был весьма своеобразным.

– Понятно.

– То есть это у него был кризис, а я-то никогда не сомневалась в своей ориентации, но так получилось, что мне тоже приходилось поститься. То есть мы не спали вместе и не занимались сексом. – Она повернула голову и взглянула на Толливера. – Ты знал, что мой муж стал голубым?

– Кара упоминала об этом.

– Да, конечно. И надо же было такому случиться, что он решил свернуть с избранной дорожки еще разок. Последний загул, так сказать. А после него появился Дакота. Потом же Митч просто уехал.

– Мне жаль, Сэм. – Джек прижал ее к себе покрепче, поглаживая по плечу успокаивающе крепкой ладонью.

– Мне тоже.

– Ты заслуживаешь большего. Гораздо большего.

Она засмеялась и кивнула, ткнувшись подбородком ему в грудь. Конечно, она заслуживает большего! Она заслужила эту постель и этого потрясающего мужчину. Пусть на полгода – но это подарок судьбы, которая решила воздать женщине за все страдания, одинокие ночи и слезы в подушку.

– После того как закончатся твои выборы и журналисты позабудут обо мне, я смогу опять ходить на свидания. Найду себе нормального человека, который будет интересоваться мной, разделять мои интересы. Как думаешь, у меня получится?

– Конечно!

– Но этому человеку придется принять меня с детьми. И он должен их полюбить. И чтобы они приняли его. Знаешь, это не так просто. Вот у Монти было несколько очень неплохих поклонников, но они никак не могли смириться с мыслью о том, что у нее есть сын, который требует времени и внимания и занимает значительную часть ее жизни. Ну и она всех послала, потому что Саймон – это главное для нее.

– Само собой.

– Она даже пробовала знакомиться по Интернету. Говорит, это как игромания – стоит начать и остановиться практически невозможно. Каждый раз ты абсолютно уверен, что тебе повезет. Но счастье всегда проходит мимо.

– Звучит печально.

– Но у меня не было времени не то что встречаться с мужчинами и выбирать, а даже думать об этом! Я понятия не имею, что представляет собой мир холостяков Индианаполиса. Кроме того, для меня не подходит какой-нибудь зеленый юнец. Нужен мужчина тридцати с чем-то лет, нормальный, без большого количества вредных привычек… А вдруг таких вовсе нет?

– Только маргиналы и голубые, да?

– Может, ты меня с кем-нибудь познакомишь. С милым и добрым человеком, который любит детей.

– Слушай, ты действительно необыкновенная женщина! По крайней мере, ты единственная женщина, которая после секса со мной попросила познакомить ее с кем-нибудь.

Сэм засмеялась и села на кровати.

– Ну может, это и чудно звучит, но ведь мы оба знаем, что это, – она обвела рукой их двоих в одной постели – это ни к чему привести не может.

Джек ничего не ответил, да Саманта и не ждала никакого ответа. А что он мог сказать? Они оба знали, что долго воздерживались от секса, и искушение оказалось слишком велико. Плюс необычные обстоятельства и пусть нереальная, но близость, невольно возникшая между ними.

Она обвела глазами комнату и вдруг усмехнулась. Надо же, как не соответствует антураж содержанию. Действительно, шикарная обстановка, камин, свечи – все это составляющие романтических отношений. Но у двоих людей в этой волшебной комнате нет никаких отношений. То, что случилось между ними, – это всего лишь секс. Потрясающий. Волшебный. Замечательный, но только секс.

– Я хотел бы встречаться с тобой, Сэм, – сказал Джек. Саманта напряглась. Кажется, она задумалась и что-то пропустила. Эти слова звучат по меньшей мере странно.

– В каком смысле? – Она уставилась на Толливера, который возлежал на подушках и чуть улыбался, наблюдая за ней из-под полуопущенных ресниц.

– А почему мы не можем встречаться? Смотри, я отвечаю всем твоим требованиям. Я мужчина, нормальный в физическом и психическом смысле. Я готов разделять твои интересы, и мне еще нет сорока. И твои дети мне тоже нравятся. С ними непросто, но в этом что-то есть. Как раз такого мужчину ты и мечтаешь встретить. Сама только что говорила. Так я уже здесь. Давай будем встречаться.

Глядя на то, как Саманта пытается что-то сказать, но от изумления не может выговорить ни слова, Джек довольно улыбнулся. Наконец она справилась с голосом:

– Это невозможно!

– Почему?

– Потому что ты обручен, Джек Толливер. Ну то есть это не настоящая помолвка, но все равно. Ты не можешь встречаться с женщиной, с которой помолвлен.

– Кто это придумал такое правило?

– Это противоречит этическим нормам.

Джек несколько секунд пристально рассматривал потолок, словно там были начертаны те самые пресловутые этические нормы. Потом перевел на Сэм смеющиеся глаза и заявил:

– Ничего подобного. Никаких таких норм и правил мы не нарушаем.

– Ты пошутил, да?

– Я серьезен, как сердечный приступ.

– Ты хочешь со мной встречаться?

– Ты так удивлена?! Можно подумать, это так уж странно. Да ничего подобного! А почему бы мне не желать твоего общества? Ты умная и с тобой весело. Ты красива и мила. Кроме того, ты меня чертовски заводишь и у тебя роскошное тело.

– И ты… у тебя тоже, – тихо сказала Сэм, сглотнув вдруг подступивший к горлу комок.

– Спасибо. Но тогда почему ты так реагируешь на мое предложение? Может, ты не хочешь со мной встречаться? Наверное, в этом все дело! – Он сел и наклонился к ее лицу. – Ты не хочешь? Не бойся, скажи, я пойму и не стану навязываться.

– Нет, что ты, – растерянно пробормотала Сэм.

– Тогда мы договорились? – Он спросил это шепотом, и Саманта ощутила его дыхание на своей щеке. Голова ее шла кругом. Кто в здравом уме отказался бы встречаться с Джеком Толливером? Но это может вызвать целый ряд осложнений.

– А если я соглашусь, – медленно сказала она, – что будет через три месяца, когда ты решишь, что тебе пора заняться Кортни или Бритни? Наш договор заключен на полгода. Мы должны будем изображать на публике счастливую пару. Для меня это и сейчас непросто, но после разрыва… не знаю, смогу ли я быть достаточно убедительной.

– Ну, тогда я сохраню верность тебе все эти полгода. Нет проблем. Только…

– Что?

– Кто такая Кортни? И Бритни? Я их знаю?

– Ага, вот оно! Да ты не протянешь и трех недель, не то, что полгода!

Сэм вдруг захотелось, чтобы между их телами было больше пространства. Чем дальше от Джека Толливера, тем яснее работает ее голова. Она заколебалась. Надо бы встать, но на ней ничего не надето. Конечно, Джек уже видел ее обнаженной, но то было во время секса, а это совсем другое дело. А для того чтобы просто ходить перед мужчиной нагой, нужно иметь такую степень уверенности в себе, какой у Саманты не было.

– Давай взглянем на это с другой стороны. – Голос Джека звучал рассудительно, словно он обсуждал законопроект или подзаконный акт на заседании какого-нибудь комитета. – Я мог стать твоим тренером. Морально и физически приготовить тебя к встречам и свиданиям со всеми будущими претендентами на твою руку и сердце. Пока им придется подождать, но через полгода ты от меня отделаешься и сможешь начать выбирать среди холостяков Индианаполиса, не старше сорока, без вредных привычек…

– Да, перспектива захватывает. Ты не мог бы на минутку закрыть глаза? Мне нужно в ванную.

– И не подумаю. Света все равно почти нет. И я тебя уже видел голой. Ты прекрасна. У меня будет шанс полюбоваться еще разок.

Саманта с тоской оглядела постель. Сорочки тут не валялось. Ну не снимать же наволочки с подушек.

– Пожалуйста, закрой глаза, – жалобно повторила она.

– Я постараюсь.

Сэм искоса взглянула на него, но дальше упрашивать не стала. Да и бесполезно. Он так потрясающе красив… Расслабленный и удовлетворенный, сразу видно, что после хорошего секса. Он казался таким милым, таким… неопасным. Но она ведь знает, что кроется под этой обворожительной улыбкой, прекрасными манерами и загорелой кожей! Этот человек – самый настоящий сексист. Именно он сказал ту ужасную фразу, которая вызвала такой скандал в прессе. Бедняжка, которая собиралась делать доклад! Наверняка она и представить не могла, что на безобидной учительской конференции ее ждет такое!

Саманта поежилась, вспоминая злые и хлесткие газетные заголовки тех дней. Все до одной статьи клеймили Толливера любителем женщин и бог знает кем еще. Тем не менее, она-то точно знает, что слабый пол для него – всего лишь забава. Так он и будет идти по жизни: от одной красивой груди к другой. И от одной круглой попки к следующей. Разве можно представить себе, что она станет чем-то большим для Джека Толливера? Поверить, что он избрал ее своей единственной? Ну, она еще с ума не сошла!

Быстрым движением накинув одеяло на голову Толливеру, Сэм рванулась в сторону ванной комнаты. Закрывая дверь, она увидела, что он все же смотрит на нее и на лице его играет довольная улыбка. Прислонившись спиной к плотно закрытой двери и пытаясь отдышаться, Саманта тут же поняла, что сделала большую ошибку. В ванной было не просто темно, а абсолютно темно. Сюда не проникал даже самый маленький лучик света из спальни. Саманта на ощупь двинулась налево. Где-то там должен находиться красивый кованый стеллаж со множеством полотенец. Вот и аккуратно свернутые рулончики мягкой махровой ткани. Сэм схватила первый попавшийся под руку и, встряхнув его, попыталась прикрыться. К сожалению, это оказалось полотенце для рук – маленькое, скорее салфетка.

– Немного коротковато, но очень миленько. – В дверях стоял Толливер со свечой в руке и без всякого зазрения совести разглядывал Саманту с ног до головы. – Думаю, свет будет нелишним.

– Спасибо. – Саманта схватила свечу и проскочила мимо него, пытаясь переместить полотенце на ту часть тела, которая теперь была предоставлена обзору. Ее целью была гардеробная в другом конце спальни. Она рванулась к убежищу со спринтерской скоростью.

Сзади зазвучал здоровый смех. Оказавшись в гардеробной, Сэм прислонилась спиной к двери и тихо застонала. Это просто нечестно. Она-то думала, что окажется в компании самовлюбленного плейбоя, который будет… который не может быть таким, как Джек сейчас. Заботливый и веселый, нежный и страстный. И он предложил ей встречаться! В мыслях и чувствах Саманты Монро царил полный хаос. Как совместить того наглеца, который обидел учительницу и меняет женщин как перчатки, с этим замечательным парнем? Может, у него раздвоение личности? Каков же на самом деле Джек Толливер? Можно ли ему доверять? Какая из его ипостасей ближе к подлинному «я» этого человека? Может, она, Саманта, просто по глупости напрашивается на неприятности? Только разбитого сердца ей не хватало!

Сэм пристроила свечку на туалетный столик и села. Может, она просто неправильно относится к происходящему и на проблему стоит взглянуть под другим углом? Действительно, она так давно ни с кем не встречалась, что просто отвыкла и позабыла правила игры. Ее сердце тут совершенно ни при чем, и речь идет лишь о том, чтобы получить друг от друга чувственное удовольствие. Наслаждаться сексом и радостью бытия. Если рассматривать вопрос с такой точки зрения, то ей ничто не мешает встречаться с Толливером и иметь в перспективе знакомство с каким-нибудь нормальным парнем, который, если повезет, станет ее спутником, ее половинкой. И вообще множество женщин убили бы за подобный шанс: встречаться с первым красавцем и плейбоем штата, бывшим игроком национальной лиги, да еще и деньги за это получать! Кстати, помнится, она мечтала податься в содержанки. Вот, молитвы были услышаны! Разве не такую должность припасло для нее заботливое провидение? Джек не останется в накладе, пообещала себе Сэм. Кроме общественного мнения в его пользу, он получит много всего хорошего. «Я буду его развлекать и ублажать в постели и постараюсь, чтобы эти полгода он был действительно счастлив».

К счастью, в гардеробной имелась еще одна ванная комната – не такая шикарная, как в спальне, но Сэм с удовольствием освежилась и решилась наконец покинуть свое убежище. Она открыла дверь и сделала шаг в полутьму спальни. В тот же момент откуда-то из тьмы протянулась рука, схватила ее за плечо и резко дернула. Она врезалась в плотное, горячее тело, но прежде чем успела закричать, ее губы накрыл жадный рот. Толливер умел целоваться, как никто другой; через пару минут Сэм почувствовала, что колени ее слабеют, а мысли путаются.

– Идем со мной.

Джек открыл стеклянную дверь душевой кабины, и Сэм шагнула внутрь, чувствуя себя Алисой в Зазеркалье. Она даже устыдилась немного своих мыслей там, в гардеробной. Пока ее занимали эгоистические размышления о собственном душевном равновесии и моральном спокойствии, Джек планировал для нее следующий акт наслаждения. Он высоко расставил свечи: часть на полку, часть на верхний край душевой кабинки – и получилось волшебное, теплое и многообещающе мокрое любовное гнездышко.

– Ой, Джек, это так мило, но…

– Не беспокойся, горячей воды хватит и еще останется. Резервуар огромен, и даже если мы просидим без света несколько дней, грязнулями ходить не придется.

Сэм смущенно улыбнулась. Кожа Джека золотилась в свете свечей. Даже стрижка у него было исключительно хороша и подходила именно Толливеру-плейбою. Волосы лежали идеальной волной, но были чуть длинноваты, и это придавало ему своеобразный небрежный шарм и подчеркивало холостяцкую натуру. «Если он собирается выиграть выборы, то прическу придется сменить», – почти с сожалением подумала Саманта.

– Ты слишком сексуальный, это нехорошо, это чересчур для политика. – Она провела рукой по его влажным волосам.

– Неужели?

– Да, особенно стрижка. Ее придется сделать короче, чтобы изменить имидж. Сейчас ты подстрижен как плохой мальчик. А нам нужен более положительный образ и, наверное, более взрослый.

– Так мило слышать, что ты заботишься о моем будущем. – Джек поцеловал ее запястье, а потом губы скользнули на тыльную сторону руки, туда, где проходили вены и бился пульс.

«Наверное, он чувствует губами, как бьется мое сердце», – подумала Сэм.

– Мне нравится, когда ты так говоришь… Но те слова – ты знаешь какие – нравятся мне еще больше.

– М-м-м?

– И мне нравится мысль о том, что мы будем вместе эти полгода. Я словно почувствовал себя причастным к чему-то настоящему, понимаешь? Ты принадлежишь к нормальному, реальному миру, не политика, не шоу-бизнес. И ты мне нравишься как человек. И у нас с тобой потрясающе получается заниматься сексом.

– Звучит заманчиво… У меня как-то раньше не было таких отношений. А у тебя?

Толливер притянул ее к себе под теплые струи воды.

– Были женщины либо красивые, либо интересные. Но как-то все вместе никогда не собиралось. До сегодняшнего вечера. Мне было интересно с тобой на концерте, а уж в постели вообще все получилось замечательно.

– Да, мне тоже понравилось, – пробормотала Сэм.

Она провела ладошкой по его щеке. Щека кололась – к вечеру отросла щетина, и на лицо Толливера легла тень. Он стал выглядеть еще лучше и бесшабашнее.

Тревожно заглядывая снизу вверх ему в глаза, Сэм спросила:

– Ты правда уверен, что мы могли бы встречаться эти полгода и не надоесть друг другу? И все не испортить?

– Почему бы и нет?

– Не думаю, что Кара и Стюарт будут в восторге, если узнают, что мы… Ну… ты понял, о чем я.

– О чем? О том, что мы трахались, как кролики?

Саманта рассмеялась.

– А знаешь, что им понравится еще меньше? – насмешливо блестя глазами, спросил Толливер. – То, что ты мне действительно нравишься. Ты интересна мне как женщина и как личность. Это все запутывает еще больше, правда? Если бы это был просто секс…

– А это не просто?

– Для меня нет. – Он склонил голову набок, и поток воды, не встретив на пути препятствия в виде макушки Джека, обрушился на голову Саманты.

Она задохнулась то ли от его слов, то ли от воды, попавшей налицо, и смогла только произнести невнятное:

– Ага.

– А ты? – не унимался Толливер. – Что для тебя значат наши отношения?

– Я пока не знаю… Честно, так сразу непросто разобраться. – Она рассеянно погладила его живот и бедра. Джек был сложен идеально. Как хочется перенести эту красоту на холст! Забывшись, она сказала вслух: – Твое тело совершенно.

Джек улыбнулся.

– Но знаешь, я не уверена, что готова открыть свое сердце и ринуться навстречу чувствам. У меня полно проблем, и разбитое сердце не повысит мою личную самооценку и не сделает мою жизнь более веселой. Я не уверена в тебе. В конце концов, ведь я единственная женщина, с которой ты вообще имеешь право близко контактировать эти полгода.

– Ты мне не доверяешь?

– Трудно так сразу понять человека и узнать, что у него внутри.

Толливер не выказал ни обиды, ни разочарования. Он кивнул, признавая ее право на сомнения, потом притянул Саманту к себе, положил ладони на ее ягодицы и торжественно сказал:

– В чем не приходится сомневаться – ты просто создана для меня. Смотри, как наши тела подходят друг другу. Заметила?

– Тут ты прав на все сто процентов.

– И мне было хорошо с тобой… В тебе… Ты заметила это?

Саманта засмеялась, прижимаясь к нему.

– Я вообще наблюдательная. Вот и сейчас я кое-что чувствую. Там, внизу!

Джек засмеялся и, лаская, принялся поворачивать ее под струями воды.

– Хочу, чтобы ты была мокрая.

– Да я уже.

Он приподнял ее подбородок и заглянул в глаза. Взгляд зеленых глаз был теплым и открытым. Понимающим и нежным. И он вошел в сердце Саманты и заставил ее сжаться от собственной беззащитности. «Так не пойдет! – сказала себе Сэм. – С мистером Толливером надо держаться настороже. Я не могу наделать глупостей и испортить себе жизнь. Я не должна влюбляться в него!»

– Я хочу тебя. Хочу самого сладкого. – Он прошептал эти слова ей на ухо, касаясь ее кожи горячими губами. И прежде чем Сэм успела ответить, опустился на колени. Глядя на нее снизу вверх, спросил:

– Ты позволишь мне? – Его ладони уже раздвигали ей бедра, «Черт, он еще ничего не сделал, а у меня уже колени дрожат. Вот так – от его голоса и прикосновения. Что я за размазня?!» – укорила себя Саманта. Джек погладил ее, пальцы чуть скользнули во влажную глубину ее лона, и она вскрикнула.

– Я не сделаю тебе больно, – ласково прошептал Джек.

Его губы коснулись ее тела. Внутренняя поверхность бедра, завитки волос, и глубже, туда, где прячется центр наслаждения. Саманта прислонилась к прохладной стеклянной стене. Ей лишь однажды удалось уговорить мужа на такой эксперимент. Его хватило на пару минут, и он никогда не соглашался повторить этот опыт. Зачем, зачем столько лет она жила так глупо? Лишила себя такого удовольствия.

– Расслабься, милая, – услышала Саманта шепот Джека, и он ласкал ее, умело и неторопливо, получая удовольствие и давая ей возможность насладиться сполна.

Его горячий язык коснулся клитора, и Сэм испугалась, что потеряет сознание. О таком она даже никогда не мечтала. Горячая вода лилась по ее телу, Джек целовал ее, иногда позволяя себе чуть прихватить кожу зубами, и эти любовные поцелуи прибавляли ласкам остроту, и каждый раз Сэм стонала, не в силах сдержать себя. Его язык ласкал самые потайные уголки ее лона, и каждое прикосновение давало острое наслаждение, и ручейки этих эмоций сливались в поток, который уже затопил волной мозг и теперь поднимался внутри, ожидая чего-то, последнего толчка.

Джек быстрым движением ввел палец в горячее лоно и погладил его изнутри. Этого оказалось достаточно, чтобы волна наслаждения накрыла Саманту с головой. Она закрыла глаза и с удивлением обнаружила, что видит звезды. Сэм была где-то далеко, ее качало и поднимало все выше и выше, и она не чувствовала, что вцепилась в волосы Джека, не слышала собственного стона, потеряв представление о времени и пространстве.

Потом она услышала голос Толливера.

– Bay! Это был горячий оргазм! Хорошо, что ты не искришь, а то пожар был бы обеспечен.

Сэм с трудом разлепила мокрые ресницы и удивилась тому, что в душе оказалось удивительно светло. Потом она уставилась на мужчину, который стоял перед ней на коленях, отпустила его волосы, пробормотала «Извини!». Огляделась и с удивлением заметила:

– Свет дали!

– Мама, переодень меня!

Саманта и Джек замерли. Толливер выглядел испуганным. Сэм пробормотала короткое проклятие и прижала палец к губам, взглядом умоляя Джека хранить молчание. Потом замахала руками, показывая, что он должен встать и отодвинуться в самый дальний угол душевой кабины, где у него имелись хоть какие-то шансы остаться незамеченным.

Джек встал, но ему потребовалось для этого усилие и лицо его исказилось гримасой боли. Сэм удивленно взглянула на его ноги и в первый раз увидела левое колено при ярком свете.

– Мама! – Это все, что она могла сказать.

– Мама! Ты где!

Сэм приоткрыла рифленое непрозрачное стекло, все еще под впечатлением увиденного, но уже озабоченная тем, как бы не дать Дакоте понять, что они с Джеком принимали душ вдвоем. «Господи, что я за мать? Позабыла о детях, думала только о своем удовольствии…»

Дакота сонно таращился на Сэм, и губы его сложились сердитым сердечком. Он был в своей любимой майке с Бобом Строителем, попа голая, мокрый памперс валялся на полу.

– Зайчик, подожди маму в спальне, ладно? Сейчас я вытрусь и приду.

Она протянула руку назад, чтобы выключить воду, но вдруг раздался грохот и что-то обрушилось в поддон душа. Сэм уставилась на подсвечник, свалившийся сверху, потом подняла глаза на Джека.

– Прости, – прошептал тот. – Я задел за стенку.

Он говорил едва слышно, но и этого оказалось достаточно. Дакота оживился и двинулся вперед.

– Мистер Джек здесь? – спросил он. – Эй, привет, мистер Джек!

– Зайчик, дай маме полотенце, – попросила Сэм.

Мальчик подошел к стеллажу, взял большое махровое полотенце и потащил к кабинке. Оно развернулось, и он шел как маленький римский сенатор, волочащий белую тогу. Сэм взяла полотенце и бросила его Джеку.

– Спасибо, зайчик. А еще одно дашь?

Дакота несколько секунд задумчиво смотрел на мать, потом повернулся и пошел за вторым полотенцем, но Саманта прекрасно понимала, что малыш получил пищу для размышлений. Что и говорить, ее сын очень сообразительный ребенок.

Сэм приняла полотенце, быстро завернулась в него и вышла из кабинки. Она уже протянула руки, чтобы подхватить сына и унести его в спальню, но мальчик ловко проскочил под ее рукой и дернул дверцу душа.

– Мистер Джек!

Только тут она заметила, что по дороге от стеллажа Дакота успел прихватить свой памперс, мокрый до такой степени, что с него чуть ли не капало. И теперь этот сомнительный подарок он протягивал Толливеру. Не веря своим глазам, Саманта смотрела, как из-за двери высунулась рука. Джек ухватил памперс двумя пальцами за самый краешек.

– Переодень меня, мистер Джек! И не забудь про влажные салфетки!

Глава 9

– Ну вот и все, мисс Демаринис, – сказала Саманта, расческой разделяя пряди тяжелых и прямых волос и пристально разглядывая результаты своих трудов. – Выглядишь шикарно. Но процедуру придется повторить через четыре недели или около того.

– Я смогу опять прийти сюда? – Кара умоляюще взглянула на Саманту. – Ты покрасишь меня в следующем месяце? Сэм, пообещай мне!

Саманта улыбнулась. Многие клиенты были щепетильны, когда дело касалось их волос, но у Кары это была своего рода паранойя. Она ужасно боялась, что кто-нибудь из посторонних узнает, что она начала седеть неприлично рано. Или заметит, что она красит волосы. Доходило до абсурда: перед каждой процедурой окраски мисс Демаринис перечитывала этикетки на баночках и тюбиках с косметическими средствами и тщательно следила за тем, чтобы Саманта отмерила правильную дозу для окрашивания: в специальной мисочке смешивались краска номер пять пепельного оттенка и номер пять золотого оттенка плюс определенное количество закрепителя. Иногда Саманта гадала, чем вызвана такая недоверчивость. Может, это потому что Кара юрист? А может, она любит все контролировать и это своего рода комплекс? Но скорее всего и то и другое вместе.

– Мне-то что, – пожала плечами Сэм. – Я могу тебя тут и в следующем месяце покрасить, мне нетрудно. Главное, чтобы Джек не был против.

– А Джек совсем не против! – Толливер возник на пороге буфетной и дружелюбно подмигнул. Он скрестил руки на груди и прислонился к косяку. На нем были вчерашние брюки и помятая рубашка, которую он надевал под смокинг.

Сэм тихонько вздохнула и постаралась сделать вид, что ее совершенно не волнует Толливер и то, как шикарно и сексуально он выглядит, несмотря на свой помятый наряд. Прошлой ночью они расстались на пороге ее спальни, распрощавшись самым нежным образом. Оба решили, что Джек не может остаться ночевать в ее постели – слишком рискованно. Джек не раз повторил, что им еще повезло: ведь проснуться и заявиться в мамину спальню мог не маленький Дакота, а Грег или Лили. Поразмыслив, он спросил Сэм, станет ли малыш рассказывать кому-нибудь о ночном происшествии? Саманта честно ответила, что она ни за что не ручается. Дакота мог позабыть неурочную встречу с мистером Джеком, а мог и припомнить – и никто не знает, когда это воспоминание всплывет в его маленькой головенке.

Сэм занялась уборкой. Она не спеша помыла и убрала инструменты, сложила краски и выбросила мусор. Все это время она кожей чувствовала взгляд Джека, но ни разу не рискнула поднять на него глаза. Если Кара перехватит их взгляды – пусть и случайно, – она сможет обо всем догадаться.

Кара беззаботно болтала с Толливером. Она уже встала со стула, который Сэм использовала вместо парикмахерского кресла, и сняла покрывало, защищавшее одежду от краски.

– Сэм говорит, у вас свет появился около двух часов ночи! А в даунтауне его дали всего пару часов назад!

– Да-а, нам вчера ночью невероятно повезло, – значительно сказал Джек.

Саманта украдкой бросила на него быстрый взгляд. Подумать только, этот нахал не только улыбается как сытый кот, он даже осмелился подмигнуть ей!

– Чудесно, – рассеянно отозвалась Кара. Она достала из сумочки зеркальце и пыталась разглядеть в нем результаты трудов Сэм.

– Саманта говорит, что если я хочу стать сенатором, мне нужна другая стрижка. Что-то более консервативное и менее сексуальное. Что ты думаешь по этому поводу?

Кара опустила зеркальце, нахмурилась и принялась разглядывать Толливера.

– Ты правда так думаешь? – спросила она Сэм.

Та пожала плечами. С ее точки зрения, лучше всего Толливер выглядел вчера вечером в душе. Его загорелая кожа блестела капельками воды, мокрые волосы сделали лицо более выразительным, а зеленые глаза ярко сияли в мерцающем свете свечей. Моргнув, чтобы прогнать искушающее видение, Саманта промямлила:

– Думаю, надо немного покороче. И построже.

Толливер немедленно выловил из карманов брюк мобильник, ключи и кошелек, сгрузил все это на стол и уселся на освободившийся стул.

– Я в твоем распоряжении, – заявил он, лукаво поглядывая на Саманту и пытаясь изображать хорошего мальчика.

Саманта растерянно взглянула на Кару, но та только пожала плечами, снимая с себя ответственность.

– Делай что хочешь, – сказала она. – Только ничего вызывающего. Пусть этот разгильдяй будет и правда похож на сенатора. Хотя бы внешне. Напряги память – когда ты последний раз видела по телевизору заседание какого-нибудь сенатского комитета. Он должен вписаться в компанию тех занудных господ.

– Кара, душа моя, ты просто кладезь премудростей, – засмеялся Джек. – Где бы я был без твоих советов?

Адвокат не удостоила его ответом. Она придвинула себе стул так, чтобы с комфортом наблюдать за работой Саманты, уселась и спросила:

– Ну и как наш Джек проявил себя вчера вечером? Мы можем им гордиться?

Сэм, которая протянула было руку за ножницами, застыла на месте. Лишь через несколько секунд до нее дошло, что Кара интересуется не мужскими достоинствами Толливера, а тем, как прошел вчерашний концерт.

– Он был молодцом, – сказала Саманта. – Работал языком так, что любо-дорого. Старался оправдать свою репутацию.

Джек, замерший на стуле, тихонько хрюкнул.

– Ну, в сегодняшних газетах про вас не было ни слова, – сказала Кара. – Все обсуждали исключительно бурю и масштабы разрушений.

Она принесла себе кофе, уселась обратно на стул и поинтересовалась:

– Джек, а ты не считаешь, что пришло время провести ревизию твоих семейных драгоценностей?

Саманта ойкнула, но этого никто не услышал за жизнерадостным смехом Толливера.

Потом открылась и захлопнулась входная дверь, и голос Монти эхом пронесся по значительной части дома:

– Эге-ге! Доброе утро всем! – Стук каблучков прибавил музыкальное сопровождение ее словам. Кроссовки Саймона, который несся вверх по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки, бухали, как большие гулкие барабаны. – Я успела к началу представления? – голосила Монти. – Что у вас сегодня в программе?

– Мы здесь! – крикнула Саманта.

– А чего это вы все тут делаете? – Монти возникла в дверях, существенно оживив обстановку. Как минимум цветовая гамма кладовой точно стала более насыщенной, учитывая, что на Монти были красные узкие брючки и зеленый вязаный свитер. В ушах блестели сережки в форме рождественских колокольчиков. По размеру они практически не отличались от тех, что вешают на елку.

Монти удивленно уставилась на Джека, сидящего на стуле и уже накрытого пелеринкой, и спросила Сэм:

– Ты решила сделать из него пуделя?

– Ничего подобного! – В таком серьезном вопросе, как имидж мистера Толливера, претендента на пост сенатора, Кара растеряла все свое чувство юмора. – Он совершенно не нуждается в корректировке имиджа. Мы нанимали лучших имиджмейкеров и потом проводили специальные опросы. Созданный нами образ встречает положительный отклик у большинства групп населения.

– Я просто подровняю волосы, – спокойно пояснила Саманта. – Получится чуть строже. Височки будут покороче.

Монти кивнула, притащила еще один стул и устроилась рядом с Карой.

– Знаешь, ты права, – заметила она, критически разглядывая Джека. – С этими лохмами он годится в серферы, а не в сенаторы.

– Ты читаешь мои мысли, – пробормотала Сэм.

– Только смотри, чтобы не получилось слишком коротко, а то он будет похож на парня из ФБР или, не дай Господи, из государственного департамента.

Некоторое время Монти созерцала Джека молча, потом начала насвистывать. Похоже, ее особенно впечатлили мятые брюки. Сэм напряглась. Сейчас подружка что-нибудь скажет.

– А наш парень-то большой модник. В этом сезоне как раз все тащатся от «мятых» тканей, – выдала Монти, и все три женщины дружно засмеялись.

Джек, не в силах разделить общее веселье по поводу его персоны, подал голос:

– А вы не могли бы обсудить что-нибудь другое? Это унизительно: вы разговариваете так, словно меня вообще нет в комнате. Я чувствую себя кофеваркой.

– Радуйся, что мы говорим именно о тебе, – назидательно произнесла Кара, маленькими глотками отпивая кофе. – Если про политика перестали говорить – это конец карьеры, политическая смерть. Кстати, я не в восторге оттого, что ваше вчерашнее появление на публике не нашло никакого отклика в прессе. Так не пойдет. Нужно чем-то блеснуть. Поэтому я и вспомнила о драгоценностях. Понимаете, к чему я клоню?

– Драгоценности – это хорошо в любое время, – мечтательно произнесла Монти, потом метнула в Джека ехидный взгляд и добавила: – А про кольцо я ему уже сто раз повторяла. Уже недели две!

– Дня два, – меланхолично заметила Сэм.

– Кстати, а мы можем взять что-нибудь из семейных запасов? – спросила Кара у Толливера. – Твоя мать не будет возражать?

– Слушай, в шкатулке этого барахла полно. Уверен, мама и половины вещей не помнит. Даже не заметит, если что-нибудь пропадет.

– Не говори глупостей! А главное – не смей так думать! – Кара покачала головой. – Маргарет помнит все, включая мельчайшие детали первого приема, который дал твой отец, став губернатором. Она наверняка помнит, во что была одета жена Алана Дитто и какие на ней были украшения. Это потрясающая женщина!

– Это вы про кого говорите? – с интересом спросила Монти.

– Про мою мать, – без энтузиазма отозвался Толливер. – Я хотел подыскать какое-нибудь кольцо для помолвки в шкатулке с семейными украшениями. Видишь ли, там только вещи, сделанные в единственном экземпляре. Так что уникальность гарантирована.

– Надеюсь, в шкатулке найдется камень по-настоящему уникального размера! – воскликнула Монти.

– А я-то, наивный, всю жизнь полагал, что размер – не главное! Разве женщины не повторяют каждый раз, что они превыше всего ценят качество? – Джек пикировался с Монти с нескрываемым удовольствием.

– Брехня! – решительно заявила та. – Вы слишком много времени провели в обществе женщин, у которых не хватало смелости сказать вам правду в глаза.

– Возможно, вы правы, миссис Маккуин, – кивнул Джек.

– Будь добр, сиди спокойно, – строго сказала Саманта. – Или твои волосы не вызовут положительного отклика ни у одной целевой аудитории.

– Может, Кристи упомянет о вас в сегодняшней вечерней программе, – задумчиво протянула Кара. – Я ее встретила вчера на концерте. По-моему, у нее крыша едет.

– Мне эта девица никогда не нравилась, – решительно заявила Монти. – Я ее тоже видела. На днях, в нашем салоне. Она сплетничала с Марсией. Такая противная – брр!

– Надо же, а я даже не понимаю, о ком вы говорите, – растерянно протянула Сэм. – Я ее ни разу не видела.

– Ну, я с ней тоже незнакома, хоть и видела ее в кресле у Марсии, – фыркнула Монти. – Честно сказать, это не тот человек, с которым мне хотелось бы общаться.

– Наверняка она приходила в салон разузнать что-нибудь про Саманту, – кивнула Кара. – Надеется найти компромат. Девица обожает грязь. Вчера вечером она заявила мне, что не верит тому, что происходит на глазах у всех. Если хотите, она мне угрожала. Мол, она уверена, что мы что-то замышляем, и выведет всех на чистую воду.

– Ну, мы таки замышляем, – буркнул Джек.

– Вы хотите сказать, что за мной теперь будет охотиться какая-то ненормальная девица-репортер? – Саманта замерла на месте. – Мне это не нравится. – Она с тревогой уставилась на Кару.

– Твоя биография чиста, Сэм, так что не бойся. Кристи бесится по очень простой причине: она одна из тех женщин, которых наш мистер Толливер умудрился не просто бросить, но еще и оскорбить. Поэтому у нее есть голубая мечта – отрезать ему яйца.

Джек издал какой-то шипящий звук.

– Я тебя порезала? – с тревогой спросила Сэм.

– Нет, милая. Просто мне не понравились комментарии о моих… частях тела.

В комнате вдруг стало тихо. Саманта взглянула на подруг. Кара смотрела удивленно, а Монти разглядывала подругу с огромным подозрением. До Сэм не сразу дошло, что Толливер назвал ее «милая», и это прозвучало слишком искренне. Так, словно Сэм ему действительно небезразлична. Надо выворачиваться, иначе получится, что их тайна не продержалась и дня. Кара будет в ярости.

– Не бойся, дорогой, – заявила Саманта голосом героини из дурацкого сериала «Счастливы вместе». – Я и близко не подпущу эту ужасную женщину к твоим бесценным яйцам. Я буду защищать тебя с оружием в руках! – И Сэм яростно защелкала в воздухе ножницами.

Кара и Монти покатились со смеху.

– Из вас получается чудная пара, – заметила Кара, перестав смеяться. – Теперь нам нужно добавить официальную ноту в ваши почти семейные отношения.


Входя в отцовский кабинет, Джек первым делом ощущал своеобразный запах, присущий только этой комнате. Здесь пахло старыми книгами и большими деньгами, кожей и льняным маслом. Так пахло его детство и его одиночество. Мальчик всегда знал, что является для отца чем-то второстепенным. Работа была для губернатора гораздо важнее, и маленькому Джеку никогда не удавалось оторвать родителя от его многочисленных и бесконечных трудов. Кабинет он тогда воспринимал как своего рода святилище, где обитал отец – далекий и неприступный, словно божество. Теперь эта комната принадлежала Джеку, как и весь дом, и официально являлась его рабочим кабинетом, и Джек всегда испытывал по этому поводу некий душевный дискомфорт. Более того, всякий раз усаживаясь за письменный стол или устраиваясь в одном из кожаных кресел, Джек чувствовал себя самозванцем. Словно души его отца и деда по-прежнему были тут, среди книжных томов и старинной мебели. Они следили за Джеком со старых полотен, смотрели на него глазами предков – и не одобряли его. Потому что знали о его неискренности. Сердце Джека не принимало в его политической деятельности практически никакого участия.

Джек размышлял об этом, открывая сложный замок сейфа. Как так получилось, что он столько лет занимается политикой, но так и не прояснил для себя, как люди могут испытывать к этому предмету настоящую страсть. И почему человек может считать политику делом своей жизни? Сам Толливер испытал всепоглощающую страсть лишь однажды – и предметом его страсти был бейсбол. Да, тогда его сердце пело или рвалось от горя в зависимости от результатов матча. А в политике… Само собой он вполне профессионально разбирается в работе этой сложной машины и может оценить выгоду того или иного законопроекта для штата или государства в целом. Будь то проблемы национальной безопасности и внешней политики, дефицит бюджета и финансирование образования, защита окружающей среды и контроль за преступностью, социальная защита граждан и проблемы здравоохранения.

Он всегда добросовестно и тщательно изучал те доклады и аналитические обзоры, которыми снабжали его Кара и Стюарт. Всегда готов был встретиться с законодателями и обсудить важные вопросы. Умел произносить речи на публике и хорошо и выигрышно смотрелся на всякого рода публичных мероприятиях.

Но в душе его не было чувства удовлетворения и ни разу не испытал он радости от своих трудов. Более того, иной раз его начинали терзать вопросы: а зачем он вообще все это делает? То есть теоретически он знал, что работа политика важна для людей, потому что он приспосабливает законодательство к интересам граждан. Следит, чтобы буква закона не противоречила его духу. Иными словами Джек трудится для счастья и благополучия своих сограждан – простых людей. Только вот он никогда не чувствовал себя причастным к этим самым людям. Он всегда находился немного в стороне, как не слишком заинтересованный наблюдатель. И Джек со стыдом признавался самому себе в том, что виновато не только его богатство, в конце концов мало ли богатых людей в Америке? Эта отчужденность терзала его и была самым большим секретом, о котором он не рассказывал никому и никогда. Иной раз Толливер думал, что, может, это последствия травмы? Может, тот удар повредил не только тело, но и душу? Тело медики заштопали, а вот душа осталась какой-то малоподвижной.

– Ты что, комбинацию забыл? – Кара стояла за спиной Толливера, он чувствовал ее дыхание на своей щеке и знал, что она покусывает губы от нетерпения.

– Я все прекрасно помню. Ты мне мешаешь. Будь добра, сядь и расслабься. – Он даже махнул в сторону дивана.

Кара послушалась, и некоторое время Джек с удивлением рассматривал трех женщин – таких разных, но сейчас чем-то удивительно схожих. Все трое примостились на самом краю дивана и нетерпеливо ерзали. Складывали руки на коленях, словно примерные школьницы. Это было поистине удивительное и забавное зрелище. Стильная и ухоженная Кара, образец успешной бизнес-леди. Монти, искренняя до грубости и бесконечно преданная своей лучшей подруге. И Саманта – такая милая и домашняя, такая близкая и умеющая зарабатывать на жизнь своими маленькими ручками. И такая неожиданная и полная сюрпризов. Женщина-загадка. Женщина, с которой не скучно будет прожить жизнь.

– Ты уверен, что помнишь комбинацию замка? – не выдержала Кара. – Ты не открывал этот сейф несколько лет.

Толливер молча усмехнулся. Кара – самая лучшая сестра, которую только можно было пожелать. И не важно, что у них нет общей крови. Они столько лет вместе, что уже почти сроднились. Да и ведет она себя как старшая сестра – любящая, заботливая, но не упускающая возможности блеснуть своим превосходством и желающая видеть братца на первом месте во всем. Они были знакомы более двадцати лет. Иногда Кара бесила его, иногда Джек ею восхищался. Он научился угадывать настроение своего адвоката и консультанта по легкому повороту головы, знал все ее слабости. И прекрасно понимал, что если бы не Кара – он никогда не оказался бы среди кандидатов на сенаторское кресло. И победа в этой гонке является для нее не менее – а может, и более – важной, чем для Толливера. Иногда он жалел, что нельзя сменить действующее лицо этой политической пьесы: из Кары получился бы превосходный сенатор.

– Все под контролем, босс, – подмигнул он, вновь поворачиваясь к сейфу. На какое-то мгновение Джек действительно усомнился в том, что правильно помнит комбинацию цифр. То есть сами-то цифры он помнил прекрасно, но вот в каком порядке набирать?

– Предлагаю взорвать его к чертям собачьим! – подала голос Монти.

Джек оглянулся на нее и не смог сдержать улыбку. Вообще последнее время он стал гораздо больше улыбаться. Стоило ему вспомнить, как Сэм и ее подружка и все их отпрыски объявились в один прекрасный день в его жизни и на пороге его дома, – и Толливера разбирал неудержимый смех. Он вдруг понял, как смертельно скучал до их появления. Подумать только, если бы он отверг бредовый план Кары по улучшению его имиджа, он никогда не познакомился бы с Самантой. Такую возможность не хотелось даже рассматривать.

«Я знаю эту женщину всего несколько недель, но уже удивительно сильно привязался к ней, – признал Джек. – Если утром я думаю, что не увижу ее весь день, у меня портится настроение, и дела кажутся нудными и скучными, а время тянется бесконечно долго».

Странно, что все случилось так быстро. Еще более странно, что все это вообще случилось.

– Ага, попался! – Джек наконец набрал чертов шифр правильно, замок щелкнул, и дверца начала медленно открываться. Сейф был невелик – три на четыре фута, но он был битком набит предметами, олицетворявшими историю рода Толливеров. То есть здесь хранились те вещи, которые Маргарет по каким-то своим соображениям не сочла нужным поместить в банковский сейф. Джек извлек из темного нутра шкатулку для драгоценностей, обтянутую черным бархатом – размером она была с солидный словарь, – и торжественно водрузил ее на стол.

– Я лишь однажды заглядывала внутрь, – прошептала Кара, с почтением глядя на шкатулку.

Джек жестом фокусника поднял крышку. Все три женщины поднялись с дивана, как загипнотизированные, сделали два шага вперед и замерли, уставившись на содержимое шкатулки.

– Ах ты ж, мать… – Саманта с размаху зажала рот ладошкой.

– Знаете, если уж вы все это показали, то теперь просто обязаны дать нам померить все эти штучки-дрючки. – Монти сурово взглянула на Толливера. – Иначе это будет свинство полное! И вообще – любая девушка имеет право хоть раз в жизни почувствовать себя принцессой!

– Развлекайтесь, леди. – Джек махнул рукой. – Только не забудьте, что у вас есть конкретная цель: вы должны найти кольцо, которое мы можем использовать для нашей «помолвки».

– Боже мой, вы только взгляните на это! – Кара осторожно извлекла из шкатулки ожерелье из трех рядов жемчуга. В центре его была камея, оправленная в бриллианты.

– Надеюсь, все это застраховано? – спросила Монти, скользя пальцами по ожерельям, браслетам, серьгам, брошам и другим сокровищам.

– Само собой, – кивнул Джек. – Если позволите, милые дамы, мне нужно позвонить.

Джек набрал номер Стюарта и, пока вел разговор, наблюдал за подругами. А они, казалось, напрочь забыли о его существовании. Они вскрикивали, ахали, примеряли украшения, перебирали пальцами камни и металл, помогали друг другу застегивать неподатливые замочки и восторгались, восторгались, восторгались. Кара принесла из кладовой сумочку, извлекла из нее зеркальце, и теперь женщины по очереди любовались собой. Джеку пришлось согласиться, что черный ониксовый браслет чудесно смотрится на Каре, а Монти похожа на теледиву в роскошных бриллиантовых серьгах. Кажется, серьги принадлежали раньше одной из тетушек Маргарет. А потом он вдруг перестал отвечать на вопросы Стюарта, и адвокат напрасно надрывался в трубке, пытаясь привлечь внимание собеседника. Саманта достала из шкатулки чокер[3] с рубинами и бриллиантами, не спеша застегнула его, подняв руки. Потом поправила волосы и откинула голову назад. Толливер замер.

– Слушай. Сэм, ты уверена, что тебя не подменили при рождении? Может, в твоих жилах течет голубая кровь? Эта штука словно сделана специально для тебя!

– Да, действительно. – Кара придирчиво оглядела подругу. – Просто идеально… Только не с джинсами.

Толливера посетило видение: вот Сэм, в том самом красном и невероятно сексуальном белье, которое он уже нафантазировал. Только теперь на ее нежной шейке сверкает рубиновый чокер, добавляя пламени к рыжим волосам, а холодный блеск бриллиантов подчеркивает гладкость кожи. Если бы можно было… Как бы ему хотелось заключить ее в объятия прямо сейчас. И целовать, целовать. Джек испытал настоящее разочарование, когда Сэм сняла ожерелье и убрала его обратно в шкатулку. Некоторое время она разглядывала содержимое, потом глаза ее вспыхнули:

– О! Вот это действительно красиво!

Сэм вытянула левую руку и, выгнув пальцы, показала подругам. Толливер видел только ладонь и не слишком толстый золотой ободок, который поблескивал на пальце.

– Что ж, – сказала Монти, – оно красивое и довольно большое. Но не то, что я назвала бы роскошным подарком.

– Это прекрасное кольцо, – авторитетно заявила Кара, взяв Сэм за руку и внимательно разглядывая камень. – Мне кажется, оно довольно старое. Возможно, Викторианская эпоха… – И она повернула руку Саманты так, чтобы и Джек смог оценить их выбор.

Толливер кивнул, показывая свое одобрение. Стюарт в телефонной трубке перешел к обсуждению тактических моментов кампании и целесообразности их привязки к деятельности Алана Дитто. Кольцо Джеку действительно понравилось. Изумруд и бриллианты. Толливер был почти уверен, что видит эту вещь первый раз в жизни. «Очень красиво», – сказал он одними губами и в подтверждение показал большой палец.

Джек наблюдал, как Саманта любуется кольцом, как поворачивает руку так и этак, следя за игрой света на гранях камней. Он даже удивился, насколько ему приятно видеть Сэм с кольцом на пальце. Словно он и в самом деле сделал ей подарок.

Торопливо распрощавшись со Стюартом, Джек подошел к столу и присоединился к женщинам.

– Ну-ка, позвольте мне. – Он подошел к Саманте и решительно снял кольцо с ее пальца.

– Самая короткая помолвка в истории штата, – фыркнула Монти.

– Я хочу, чтобы все было по правилам, – заявил Толливер. Он встал перед Самантой, которая смотрела на него огромными синими глазами. Взял ее ручку в свои ладони, надел кольцо на безымянный палец и спросил торжественно: – Саманта Монро, согласна ли ты притвориться, что хочешь выйти за меня замуж?

– Да, Джек, – улыбаясь, ответила Сэм. – Дабы исполнить условия договора, скрепленного моей подписью, я притворюсь, что собираюсь выйти за тебя замуж.

– Как романтично, – пробормотала Кара.

– Хотите верьте, хотите нет, но это предложение и в самом деле гораздо романтичнее того, что мне в свое время сделал муж, – со смехом сказала Саманта.

– И это очень печально, – покачал головой Толливер.

– Было не то чтобы печально, но как-то… очень прагматично. Я сунула ему под нос тест на беременность. Некоторое время он тупо таращился на две полоски, словно надеялся, что они вот-вот сольются в одну, а потом раз – и мы обручены.

– Алло-о!

Джек обернулся. В дверях стоял Дакота Бенджамин. Толливер уже вздохнул было с облегчением, но тут заметил, что малыш прижимает к уху его мобильный телефон.

– Алло-о! Тетя, а как вас зовут? – Личико малыша сосредоточенно хмурилось; он изо всех сил пытался понять то, что говорил собеседник.

Джек в два длинных шага оказался рядом и протянул руку.

– Дальше я сам. Спасибо, Бен.

– Мистер Джек мне тоже дал свой телефонный номер. Еще вчера, но до того, как он пошел принимать душ. Правда здорово? – Мальчик улыбался. Потом взглянул на Джека, вздохнул и сказал: – До свидания, леди.

И отдал телефон Толливеру. Тот не без трепета поднес трубку к уху и сказал:

– Джек Толливер слушает.

Его самые худшие опасения оправдались.

– Это я, твоя мать. Скажи мне, неужели мы не общались столь долго, что ты успел зачать, родить и взрастить потомство?

– Если у меня и имеется какое-то потомство, я об этом ничего не знаю.

– Тогда кто этот ребенок? Судя по разговору, он совсем малыш. Я хочу знать, что происходит, и где ты находишься.

– Я в доме на Сансет-лейн. – Толливер вдруг почувствовал, как капли пота выступают на лбу. А вдруг Маргарет звонит, чтобы сказать, что она уже в аэропорту и за ней нужно прислать машину? Она и не на такое способна, его мамочка! – А ты где, Маргарет? – не без страха спросил он.

– В Неаполе.

Джек вздохнул с облегчением.

– Но я не планирую тут задерживаться.

М-да, похоже, он рано обрадовался.

– Понятно. Тогда могу я спросить, какие у тебя планы на Рождество?

– Это зависит от тебя. Я думала провести несколько дней в доме на Сансет-лейн, отпраздновать с тобой Рождество. Потом тебе будет не до меня: начнутся выборы. Ты ведь намерен бороться за пост сенатора, не так ли? Кара сказала, что ты собрал необходимые подписи и что результаты социологических опросов вполне обнадеживающие. Так что у меня есть возможность увидеть тебя сенатором, я надеюсь?

– Таков мой план. – Толливер сверкнул глазами в сторону Кары, та пожала плечами и пробормотала несколько ругательств.

Маргарет продолжила:

– Я не хотела бы показаться навязчивой, но ты так и не ответил на мой вопрос: что у тебя в доме делает маленький ребенок и почему он отвечает, когда я звоню на твой мобильный телефон?

– Ребенок? – Толливер бросил беспомощный взгляд на Саманту. Та прошептала: «Извини», но он лишь пожал плечами. Поделать уже ничего нельзя. Сам виноват – не надо было бросать телефон без присмотра. Для малыша естественно взять телефон, когда он слышит звонок.

– Его зовут Бенджамин Монро.

– Берген. Его фамилия Берген, – быстро сказала Саманта.

– То есть Бенджамин Берген. – Джек увидел выражение неудовлетворенности на лице Саманты и вздохнул: – Ну хорошо. Его полное имя – Дакота Бенджамин Берген.

Некоторое время в трубке не раздавалось ни звука, потом Маргарет спросила:

– Скажи, пожалуйста, чей именно это ребенок?

– Это младший сын Саманты Монро.

На этот раз молчание было столь долгим и глубоким, что Толливер начал надеяться на сбой в работе мобильного телефона. А что? Иной раз из-за погодных условий бывает обрыв связи.

– Это официантка, чьи фотографии последние дни печатают все газеты?

– Она стилист-парикмахер, Маргарет. Но сейчас она в длительном отпуске.

– Безработная парикмахерша, и ее младший ребенок носит непонятно чью фамилию? И сколько у нее детей, Джек? У них у всех разные фамилии или есть совпадения? И именно эту женщину ты выбрал, чтобы появляться на официальных мероприятиях накануне твоей избирательной кампании?

Джек вздохнул. Он, конечно, прекрасно знал, что у его матери едва ли не самый ядовитый язык во всем штате, но все же она каждый раз поражала его своей безжалостностью.

– Дети Сэм – все трое – носят фамилию ее бывшего мужа, – сказал он.

– Ах вот как. Теперь все стало на свои места. Разведенная мать троих детей.

– Ну…

– А Кара в курсе?

– Хороший вопрос! – Джек рассмеялся. Хуже, наверное, уже не будет. – Сейчас проверю. Эй, Кара, у Саманты точно только трое? Да? Ты уверена?

– Что происходит? Что с тобой? – Маргарет перестала изображать ледяное спокойствие. Впервые в ее голосе зазвучали эмоции, правда, не положительные. – Я требую, чтобы ты сказал мне правду. И прямо сейчас.

Джек вдруг почувствовал, что невероятно устал. Что он неудачник. Неумный. Неинтересный. Никакой. Именно это чувство охватывало его каждый раз после хоть сколько-нибудь продолжительного разговора с матерью.

– Если хочешь знать правду, слушай, – устало сказал он. – Мы разработали план, призванный увеличить мои шансы в предвыборной гонке. Действуя по этому самому плану, мы наняли Саманту Монро, чтобы она исполняла роль моей невесты на период предвыборной кампании. Сейчас мы непрерывно появляемся то в одном, то в другом месте вместе, чтобы ни у кого не вызвал удивления тот факт, что, когда я объявлю о своем намерении избираться, рядом со мной будет находится женщина и трое детей. – Джек прекрасно видел, что Сэм, Кара и Монти таращатся на него, открыв рты, и продолжил так же отчетливо и прямолинейно: – Основная цель данного мероприятия состоит в том, чтобы изменить то впечатление, которое сложилось обо мне в нашем обществе. Видишь ли, мама, я пользуюсь репутацией отъявленного мерзавца, эгоцентрика, выпендрежника и вообще несерьезного человека, который думает только о себе и своих удовольствиях. Из богатой событиями истории нашей страны мы знаем, что все эти качества присущи представителям власти, в том числе и сенаторам. Но общественность желает видеть не настоящего кандидата, а облитого шоколадом рождественскою зайца. Так вот пусть и получит.

Непродолжительное, но выразительное молчание. Затем Маргарет сказала:

– Это всего лишь глупая шутка.

– Нет.

– Я буду дома через четыре дня. – И она положила трубку.


«Я его нашла! Нашла! Нашла!»

Эта мысль радостным припевом звучала в голове Кристи, когда она шла по коридорам телестудии. На ее лице стыло обычное скучающее выражение, рука сжимала папку со сценарием передачи, но внутри Кристи ликовала и гордилась собой. И вполне заслуженно, ибо она обошла даже офис окружного прокурора. Сделала то, что они не смогли. Подумать только, у них было три года и целая команда следователей и всяких других работников – и они не отыскали ничего! А журналистка Кристи Скоэн нашла Митчела Бергена, бывшего мужа рыжей кошки. И потребовалось ей на все про все два часа. Сначала она выудила из Интернета всю информацию, какую смогла собрать. И там обнаружился материал журнала «Стар». Статья была написана шесть лет назад, и в ней имелись прекрасные фотографии самого Бергена и его шедевров – дурацких склянок и горшков. Больше всего автора статьи впечатлила коллекция ваз, сделанных в форме гороховых стручков. Тогда Кристи сделала вид, что хочет купить подобный артефакт, и озадачила компьютер поиском списка источников ваз в форме гороховых стручков. За последние несколько лет таких ваз было продано три, и самая последняя по времени покупка была совершена в Витумпке, штат Алабама, у некоего Митчела Бувье, стеклодува. Кристи набрала указанный на сайте номер телефона и сказала, что хочет поговорить с Митчелом Бергеном. И вот вам фокус! Рыбка попалась.

Само собой, Берген сначала заявил, что она ошиблась номером. Но Кристи не дала себя обмануть. Будучи журналисткой, она в течение нескольких лет общалась с разными людьми. И она научилась на слух различать ложь. Теперь Кристи прислушивалась к дыханию в трубке и радовалась. Этот человек дышал, как животное, попавшее в ловушку и снедаемое страхом. Он тот, кто ей нужен. Теперь осталось придумать, каким образом вытащить этого слизняка на свет Божий, заманить в Индианаполис и использовать против Толливера и его рыжей девки. После некоторого размышления Кристи решила использовать для приманки детей. Раз Берген наделал троих, он не может быть так уж к ним равнодушен. Наверняка захочет увидеть отпрысков после трехлетней разлуки. Само собой, его пугает висящий на нем долг: если люди из офиса прокурора узнают, где он живет, они доберутся до его имущества и заставят платить алименты. Ну, можно пообещать не сдавать его прокурору. Сыграть на чувстве вины и тоски по детям. Он не сможет противостоять ей!

– Кристи, до эфира пять минут.

Кристи кивнула и пообещала ассистенту режиссера, что сейчас будет.


Митчел смотрел на свое отражение в зеркале. Это было старое и покрытое пятнами зеркало, да и вся ванная комната была ему под стать: старая и неуютная. В целом жилище Бергена состояло из двух комнат, располагавшихся над мастерской. Сейчас он не смог бы уже вспомнить все повороты и этапы долгого пути, который привел его в этот забытый Богом городишко в Алабаме. Да что там этапы – Митч не помнил даже, сколько именно времени он находится в этом городке. Последние несколько лет были просто сумасшедшими: он все время переезжал, то взлетая на крыльях надежды в уверенности, что он нашел свой дом, свое место. Что его мысли смогут наконец обрести форму и на конце его стеклодувной трубки засияет тот шар, что принесет удачу, и славу, и деньги, и свободу. Но потом опять все рассыпалось в прах, и Митчелу приходилось спасаться бегством и прятаться. И вот он здесь, в захолустном местечке в глубинке Алабамы. Снова прячется, снова боится.

В душе Берген понимал, что однажды его все равно найдут. Но когда раздался этот телефонный звонок, он испытал настоящий шок. Он даже не понял, на кого работала та женщина, кажется, она так и не сказала. Может, полиция? Или дама работает в офисе прокурора? А может, частное детективное агентство?

Наверное, Саманта старалась разыскать его и обращалась во многие инстанции, и вот кому-то все же удалось его выследить. Теперь они не оставят его в покое, возьмут за задницу.

Может, его бывшая жена испытает чувство удовлетворения от того, что наконец поймала его.

Вот если бы у него были деньги! Если бы у него были деньги, он смог бы вернуться в Индианаполис с гордо поднятой головой, он заплатил бы долг по алиментам и упросил бы детей простить его. У Саманты он не станет просить прощения. Только вот дети…

Митч потер глаза и отметил темные круги под ними. Подбородок и щеки заросли колючей и неопрятной щетиной. Он не может вернуться в таком виде.

Что тогда ему остается? Два пути, и ни один из них не кажется привлекательным. Он может пойти и сдаться властям. Или бросить все, переехать… фактически убежать и попытаться начать все сначала на новом месте. Он представил себе, как будет метаться по городу, пытаясь одолжить или нанять грузовик. Потом просить соседей помочь ему уложить в машину печи и прочие орудия его ремесла – тяжелые и громоздкие. А потом он начнет колесить по стране в поисках какого-нибудь захудалого городка, где можно прикинуться эксцентричным художником, который ищет уединения. Боже, у него просто нет на это сил! Столько суетиться, бегать, а потом опять лгать, глядя в глаза людям. Ведь на самом деле ему не нужно никакое уединение. И вовсе он не желает, чтобы все оставили его в покое. Митч хотел бы вернуться домой и жить неподалеку от детей, чтобы видеться с ними. Но он наделал слишком много ошибок. И что теперь?

Берген лег на старую кровать, жалобно скрипевшую при каждом движении, и закрыл глаза. Три года назад он жил во лжи, и эта ложь душила его. Тогда он бросил Сэм и устремился навстречу новой жизни и большому приключению, собираясь начать все заново, собираясь многого добиться и достичь. Но у него ничего не получилось. Он причинил боль многим людям. Сменил пять штатов и шесть любовников, ни один из которых не был так уж хорош. И с чем он остался? У него есть семьдесят долларов на счете в банке. Мобильник, который не работает, потому что за него не плачено черт знает сколько, и никаких средств к существованию. Единственным светлым моментом за последнее время было то, что ломка кончилась. Кажется, он излечился от кокаиновой зависимости. Удивительно, но отсутствие денег и соответственно наркотиков действует так же верно, как самый дорогой курс реабилитации.

Митч вдруг понял, что почти с нетерпением ждет звонка этой загадочной женщины. Может, он и сам бы ей позвонил, но ее номер не определился. Пусть они придут за ним – все равно кто. Тогда кончится эта неопределенность. Отсутствие денег, событий, отсутствие жизни, сводящее его с ума. Что ж, он останется здесь и подождет, пока тот, кто его нашел, придет и постучит в его дверь. И плевать, кто это и зачем он ему нужен.

Глава 10

Вся компания отправилась праздновать первый день рождественских каникул в ресторанчик «Эль Сол», который они частенько посещали, еще когда жили на Арбор-стрит. Почему-то именно сегодня ансамбль мариачи усиленно обхаживал их столик. Единственный, кто пришел в восторг от навязчивого внимания музыкантов, – это Дакота, остальные улыбались только из вежливости, но поделать ничего не могли. Мариачи являлись неотъемлемой принадлежностью «Эль Сол», и с ними вполне можно было смириться, принимая во внимание основное достоинство заведения: вкусную еду по вполне приемлемым ценам. Музыка была бесплатная, но паршивая. Впрочем, Дакота пришел в настоящий восторг: он подпрыгивал в высоком детском стульчике, хлопал в ладоши и подпевал вольной интерпретации на тему «Кукарачи».

– А я тебе говорю, что этот твой псевдоженишок положил на тебя глаз по-настоящему, – прошептала Монти в ухо Саманте, пользуясь тем, что дети не могли их услышать из-за громкой музыки. – И ты должна быть осторожна. Думаю, если парень возьмется за дело серьезно, у тебя не будет никаких шансов устоять против него.

Сэм чуть не выплюнула обратно чай со льдом, который мирно пила, пытаясь не обращать особого внимания на музыку.

– Что ты несешь? – возмутилась она, скосив глаза на Грега, Саймона и Лили и убедившись, что никто из детей не прислушивается к разговору. – Ты хочешь сказать, что у меня не хватит силы воли противостоять Джеку Толливеру?

Монти откинулась на спинку стула, скрестила руки на груди и одни м долгим взглядом выразила все, что она думает о способности подруги сопротивляться опытному соблазнителю.

– Нет, Монти, – упорствовала Сэм. – Я не понимаю, что ты хочешь сказать.

– Да я уже все сказала, и достаточно ясно. Будь осторожна и смотри под ноги.

Саманта сделала еще глоток чая в попытке потянуть время. Она оказалась перед непростым выбором. Никогда прежде у нее не было секретов от лучшей подруги. Монти знала все до единой подробности ее жизни, даже самые печальные. И конечно же, Сэм рассказала ей про ту глупую и никчемную ночь, которую провела с архитектором. Но теперь ей пришлось скрыть от Монти многое: и то, что отношения с работодателем приняли не совсем обычный оборот. И то, что именно благодаря Толливеру она получила массу удовольствия от поцелуев, – она не целовалась так никогда в жизни. И то, что именно этот мужчина подарил ей совершенно незабываемый секс, – наверное, многим это показалось бы смешным, учитывая, что ей уже тридцать шесть. Но Монти не стала бы смеяться, Монти бы поняла… вот только рассказать ей нельзя. Они с Джеком долго обсуждали этот вопрос, и пришли к общему решению сохранить тайну. Только они двое знают, каковы на самом деле их отношения. Только так они смогут получать удовольствие от секса, от общества друг друга и ждать, что из всего этого выйдет.

– Я справлюсь с Джеком Толливером, – храбро заявила Саманта, складывая губы в уверенную улыбку и изо всех сил стараясь подавить тот трезвый внутренний голос, который твердил: Монти права, не тебе, неискушенная женщина, тягаться с самым блестящим плейбоем штата Индиана. «Тогда я и пытаться не стану, – заявила Сэм нудному и рациональному внутреннему голосу. – Просто сдамся сразу и получу удовольствие. Хотя бы в течение полугода».

Действительно, чего еще может желать разведенная женщина средних лет, изголодавшаяся по сексу и просто по человеческому участию? Судьба преподнесла ей подарок в виде потрясающе красивого, обаятельного, сексуального мужчина, который проявляет живой интерес не только к ее телу, но и к Саманте Монро как личности. К тому же он поручился своими деньгами, что эта сказка будет продолжаться полгода. От такого предложения не откажется ни одна женщина.

Но Монти не унималась.

– Я не хочу, чтобы он сделал тебе больно, Сэмми, – сказала она. – Не хочу потом видеть твои страдания. На этом парне прямо написано: «Сердцеед и ненадежный тип». Неужели ты так повелась на его улыбку и все эти рестораны и презентации, что не видишь таких очевидных вещей?

– Спасибо за высокую оценку моих умственных способностей.

Монти решила, что на сегодня миссию по спасению заблудшей души Саманты Монро можно считать выполненной, удовлетворено кивнула и соизволила сменить тему:

– Как вы будете действовать, когда приедет его мамаша? Говорят, она настоящий дракон: ест гвозди и плюется огнем. Вы останетесь жить в большом доме или как?

Саманта услышала, как засмеялись Грег и Саймон. Оркестр наконец смолк, и дети с живым интересом прислушивались к разговору.

– Ты назвала мать Джека драконом или мне послышалось? – Лили с величайшим уважением взирала на Монти.

– Ну, не думаю, чтобы Джек сильно возражал, даже будь он здесь. Мне не показалось, что они особенно близки.

– Он разговаривает с ней так, словно совершенно не любит ее… если не хуже, – задумчиво сказал Саймон. – Но как человек может ненавидеть свою мать? Даже если она его достает по полной, все равно это как-то… не понимаю я.

– Надо же, в кои-то веки могу похвастаться, что правильно воспитала своего сына! – воскликнула Монти.

После обеда вся компания загрузилась в машину, и Саманта направилась к самому большому в городе елочному базару, который городские власти устроили на площади Лафайетт, рядом с огромным торговым центром. Они выбрали прекрасную елку: семь футов высотой, пушистую и пахнущую смолой. Трудолюбивые эльфы, работавшие на базаре, упаковали дерево и привязали его к верхнему багажнику автомобиля.

Счастливые и довольные, мамы и дети вернулись в дом на Сансет-лейн и обнаружили, что Джек, как и обещал, оставил посреди гостиной специальную подставку, в которой надлежало закрепить дерево. Саманта и Монти, Лили, Грег и Саймон трудились изо всех сил, но, в конце концов, им удалось установить елку прямо и надежно закрепить ее. Пока они выполняли эту непростую работу, на Дакоту никто не обращал внимания; благо он тихо копошился в уголке. Но как только подошло время украшать елку, выяснилось, что малыш успел открыть все коробки с елочными шарами и другими украшениями и вытащить все до одной проволочки, с помощью которых игрушки вешаются на елку.

– Я молодец, мамочка? – спросил чрезвычайно гордый собой мальчик. – Я помогал!

День прошел мирно и удивительно хорошо. Они плавали в бассейне, слушали рождественскую музыку, потом разошлись по комнатам отдохнуть, и каждый нашел время и место, чтобы по секрету от остальных завернуть в красивую бумагу подарки. Под елкой росла груда коробок и свертков, перевязанных ленточками и украшенных бантиками.

Монти сделала на ужин свое фирменное блюдо – цыпленка. А еще она запекла яблоки в тесте и приготовила шоколадный торт на десерт. А после ужина они разожгли большой камин в гостиной.

Сэм смотрела на огонь и думала о том, что давно ни у кого из них не было такого мирного, такого счастливого дня. Дети сидели на полу, сонно таращась в огонь, и лица их выглядели умиротворенными и немножко усталыми. Дейл спал рядом, время от времени подергивая лапами и повизгивая – должно быть видел свои собачьи сны. «Я могла бы написать эту сцену, – решила Сэм. – Это была бы такая рождественская пастораль. И картина излучала бы тепло, если передать на холсте эти отблески огня на детских лицах».

– После праздников я начну рисовать, – сказала она вслух. – Сразу же, как только найду в доме подходящее местечко.

– Это хорошо, – пробормотала Монти, отпивая по глоточку вой кофе без кофеина и улыбаясь подруге. – А я-то все ждала, когда же ты оттаешь для этого.

– Ах вот как! Тогда… тогда тебе пора опять начинать петь! – поддразнила ее Сэм.

– Ну не знаю. Ты действительно думаешь, что есть спрос на певиц средней возрастной категории с начинающимся варикозом нижних конечностей и карпальным синдромом верхних?

Подруги рассмеялись, счастливые уже оттого, что профессиональные заболевания еще только намечаются, хотя тринадцать лет простоять у парикмахерского кресла не так просто, и они видели, как страдают коллеги.

– Радуйся, что тебе удалось хоть на время отделаться от работы, – хмыкнула Монти.

– Я и радуюсь. Честно. – Сэм смотрела на подругу с улыбкой. – Жду не дождусь, когда завтра вечером ты откроешь свой подарок. Я хочу увидеть твое лицо.

– Как здорово! А мне ты тоже припасла что-нибудь приятное? – Голос Джека наполнил тихую комнату, и все оживились, словно он развеял сонные чары, сковавшие детей и их мам.

Сэм почувствовала, как ускоряется ее пульс, а по телу разливается тепло. Да что же это такое!

– Мистер Джек, привет!

Дакота вскочил на ноги и колобком понесся навстречу Толливеру. Прежде чем Саманта успела хоть слово сказать или остановить малыша, тот прыгнул на гостя, ни секунды не сомневаясь, что тот его поймает. Женщины на миг задержали дыхание, успев испугаться – все-таки Джеку раньше не приходилось иметь дело с маленькими детьми, так что он мог быть не готов… Но Джек не подвел: ловко подхватил малыша на руки, на секунду прижал его к себе и осторожно поставил на пол.

– Привет, Бен, – сказал он улыбаясь. – Что поделываете?

Монти нахмурилась и бросила вопросительный взгляд на подругу. Та лишь пожала плечами. Лично она не разделяла уверенности Джека, который упорно настаивал на своей теории, что отказ малыша пользоваться горшком или унитазом связан с его необычным именем. Но если мальчик не возражает, когда его зовут Бенджамином, то и она из-за этого спорить не станет, потому что вреда в том не видит. Дейл проснулся и принялся лаять на вновь пришедшего. Саманта неохотно поднялась с дивана: нужно вернуть собаку на крытое крыльцо, там место его официального пребывания. Или заключения? Когда Сэм проходила мимо Джека, тот подмигнул ей и прошептал:

– Привет, моя сладкая.


Толливер просидел с ними почти весь вечер, даже играл в «Монополию» с детьми. Во время общего разговора он как бы между прочим заметил, что завтрашний день почти целиком проведет в доме на Сансет-лейн. Ему нужно поработать в кабинете, который расположен в южном крыле. Саманта решила, что это как-то связано со скорым приездом Маргарет Толливер.

– Ты уверен, что твоя мать не станет возражать, если мы будем праздновать Рождество в вашем доме? – с тревогой спросила она.

Джек покачал головой и улыбнулся уверенно:

– Если она и приедет, то зайдет всего на несколько минут. Поздоровается… скажет что-нибудь… может, приятное, может – нет. И уедет. Она всегда посещает службу в Первой пресвитерианской церкви, а потом отправляется в дом мэра, где устраивается прием по случаю праздника.

– Понимаешь, я просто не хочу, чтобы она сочла, что мы вторглись на ее территорию… что мы захватчики, – продолжала Сэм, не в силах преодолеть беспокойство и неуверенность.

– Сэм, ты же читала договор. Этот дом твой до мая месяца. И мама ничего не изменит.

Полчаса спустя Саманта проводила Монти и Саймона и пожелала им спокойной ночи, уложила Дакоту спать и проследила, чтобы старшие дети умылись и отправились в свои комнаты. Вернувшись в гостиную, она застала в ней Толливера. Джек с удовольствием уничтожал большущий кусок шоколадного пирога и смотрел на догорающий огонь в камине. Облизав пальцы, он умильно воззрился на Саманту и просил:

– Слушай, это ты пекла? Господи, подумать только, в моем доме появилась женщина, которая умеет готовить! Выходи за меня замуж, а?

Сэм засмеялась и плюхнулась на диван рядом со сладкоежкой.

– Это пекла Монти, – мстительно сказала она. – Я передам ей твое предложение о замужестве.

– Я скучал без тебя. – Джек поставил тарелку с пирогом на столик. – Знаешь, я не находил себе места эти дни. Мне как будто чего-то не хватало. Я решил, что мне не хватает тебя.

Сэм вздохнула и кивнула. Зачем скрывать, как хорошо она го понимает? Она сама испытывала то же самое: ей ужасно не хватало Джека.

– Мне кажется, сегодня самый подходящий вечер для свидания, – прошептал он, заглядывая в глаза Саманте. – Знаешь, я весь день мечтал, как… повидаюсь с тобой. И чем мы займемся во время нашего свидания. Можешь угадать с трех раз. Но предупреждаю сразу, что мы не пойдем гулять и не станем читать книжки. Теперь гадай.

Саманта засмеялась, нежно глядя на Толливера. Он был просто неотразим.

– Ты даже не представляешь себе, как мне хотелось, чтобы наше свидание состоялось поскорее, – ответила она тихо. – Я все никакие могу перестать думать о нашей последней встрече. И надеюсь на повторение. Именно этим я и хотела бы заняться сегодня. А раз у меня есть вполне конкретное предложение, то гадание мы отложим до другого случая, как ты думаешь?

Джек протянул руки и усадил Саманту к себе на колени. Положив ее голову на сгиб руки, Толливер принялся целовать Сэм, целовать так, чтобы это свидание помнилось ей дольше, чем предыдущее. Саманта испытывала удовольствие и какое-то странное удовлетворение оттого, что рядом сильный мужчина, которых хочет ею владеть. Повелевать. Ублажать. Она вздохнула от счастья, обвила его шею руками и вернула поцелуй.

Джек оторвался от губ Саманты и прошептал:

– У меня есть для тебя подарок. Но я хочу, чтобы ты открыла его сегодня.

Сэм чуть отстранилась, заглядывая ему в лицо. Честно сказать, она несколько удивилась. Ей просто не пришло в голову, что Толливер станет покупать для нее подарок на Рождество.

– Но, Джек, я ничего тебе не купила… – пробормотала она.

Толливер закрыл ей рот губами, потом проложил дорожку из нежных поцелуев вниз и наконец игриво куснул за плечо.

– Понимаешь, это подарок скорее для меня, – признался он.

Сунув руку за одну из диванных подушек, Толливер извлек плоскую коробку, обернутую в тонкую золотую бумагу. Широкая серебряная лента, украшавшая подарок, была завязана пышным бантом.

– Сейчас открывать? – растерянно спросила Саманта.

– Если ты не против, то сейчас. Я надеялся, что ты наденешь это на свидание. Ну, мы же с тобой согласились, что сегодня у нас будет свидание?

Сэм взяла в руки коробку и посмотрела на Джека. Он молча ждал, глядя на нее. Джек чуть склонил голову набок, губы его тронула нежная улыбка, взгляд был полон… нежности. Саманта запретила себе произносить это слово. Но соблазн оказался слишком велик. Джек смотрел на нее так, словно был влюблен.

– Эй, Сэм, ты как? Что ты решила насчет подарка?

– А? Ну конечно, спасибо тебе. Сейчас открою.

Коробка почти ничего не весила, и Саманта без труда угадала, что будет внутри. Она развязала ленту, сняла золотую бумагу, потом приподняла крышку и развернула тончайший внутренний слой обертки. Пальцы ее погрузились в пену красного шелка и кружев. Она гладила нежную ткань кончиками пальцев. Даже ей было очевидно, что это французское белье, роскошное и очень дорогое.

Рука Джека нырнула в коробку и вытащила один за другим два ярко-красных кружевных лоскутка.

– На ощупь они будут такие же приятные, как на вид, – прошептал он. – Смотри, здесь нет ни одного шва, чтобы ничто не раздражало твою чудесную кожу.

Саманта молча смотрела, как пальцы Джека ласкают красный шелк.

– Я хочу, чтобы ты чувствовала себя такой же красивой и желанной, какой я тебя вижу.

На шелке вдруг появилось маленькое темное пятнышко, и только тут Саманта поняла, что это ее слеза. Она и не заметила, когда влага собралась под ресницами и пролилась, прочертив мокрые дорожки на щеках. Никто никогда не дарил ей белья… тем более такого красивого. И ни одного мужчину никогда не волновало, мешают ли ей швы на бюстгальтере. Должно быть, Толливер и правда дар Божий. Или орудие ее гибели? Кто скажет ей, чем все это кончится? Надо было рассказать Монти о том, что между ними происходит, может, она смогла бы что-нибудь посоветовать. Со стороны виднее. Но теперь… теперь уже поздно.

– Ты будешь самая красивая, самая желанная. – Джек приподнял ее лицо за подбородок и нежно вытер слезы. – Надень это для меня. Я хочу любоваться тобой.

Сэм кивнула, подхватила коробку и пошла в туалетную комнату рядом с гостиной. Она скинула джинсы и кардиган, сняла свое хлопковое белье и надела подарок Джека. Что ж, в который раз она мысленно сняла шляпу перед этим необыкновенным мужчиной. Он угадал с размером – белье было словно сшито именно на нее.

Саманта вдруг осознала, что она действительно красива. «Тогда вперед, – сказала она себе, – не будем терять времени». И она двинулась навстречу своему мужчине легким танцующим шагом богини любви. Секс-бомбы. Даже если через полгода Толливер отвергнет ее как ложного идола – пусть. Сейчас она его божество. Так тому и быть. Сэм вошла в гостиную, на секунду задержалась в дверях, давая Джеку полюбоваться прекрасным видением. А потом двинулась к нему той же танцующей походкой соблазнительницы. Толливер не сводил с нее взгляда.

Сэм заметила, что он облизал губы, и усмехнулась. Приблизившись к дивану, она села к Джеку на колени – ноги с двух сторон на диване, сама – лицом к лицу. Запустила пальцы в волосы Джека. Поерзала, наблюдая, как учащается его дыхание.

– Ты прекрасна, – прошептал Джек.

– Спасибо. Я рада, что тебе понравился подарок, который ты мне сделал.

Он любовался Самантой еще несколько мгновений. Потом протянул руку, и ладонь его наполнилась щедростью ее груди. Джек сжал пальцами сосок, и Сэм, откинув голову, застонала – тело захлестнула волна удовольствия.

– Должно быть, я был очень хорошим мальчиком в этом году, раз Санта припас для меня такой подарок, – пробормотал Джек.

Что-то тяжелое упало на пол. Толливер устремил взгляд на дверь. Саманта обернулась.

В следующий момент она спрыгнула с колен Толливера и укрылась за разлапистой и пушистой новогодней елкой, горько сожалея о том, что такой чудесный, такой волнующе-сексуальный момент ей довелось разделить с матерью Джека.

Черт!.. Этого просто не может быть. Толливер зажмурился, потом открыл глаза и уставился на двери в надежде, что видение пропало. Ничего подобного. На пороге гостиной стояла его мать Маргарет Дикинсон-Толливер, абсолютно и угнетающе настоящая, в норковой шубе. Спина у нее была прямая, лицо неподвижное, и губы сжаты в тонкую холодную линию. Два чемодана от Луи Вуиттона лежали на полу, там, где их уронил шофер, пораженный увиденным.

Джек в беспокойстве за Саманту скосил глаза к елке. Он видел только босую ногу и коленку. Остальное скрывала зелень и разноцветная мишура. «Может, мать решит, что ей все привиделось?» – с надеждой подумал он.

– Прости, что я помешала. – Голос Маргарет был сух, как песок в пустыне.

Черт, похоже, она прекрасно успела все разглядеть и ни на секунду не усомнилась в реальности происходящего.

– Ты собиралась приехать завтра утром.

– Успела на более ранний рейс.

Толливер заметил, что ноги Сэм переступают по полу. Должно быть, ей холодно. И уж наверняка страшно и неуютно. Он встал.

– Позволь проводить тебя в спальню, мама.

– В этом нет необходимости.

Маргарет сделала знак шоферу. Тот наконец отмер, подхватил чемоданы и поспешил за ней наверх. Джек смотрел вслед матери. Она уходила невозмутимо, как ни в чем не бывало. Внутри росло привычное раздражение. Ну почему она так нечеловечески спокойна? Может, это нехорошо, но он всегда мечтал застать мать в момент проявления хоть каких-нибудь человеческих чувств. Пусть она разозлится и накричит на него. Пусть бы проклинала его и ругала любыми словами. Но Маргарет никогда не проявляла эмоций прилюдно. Даже после смерти близнецов. То есть, может, она и плакала или сердилась иногда – но он, ее сын, ни разу в жизни не был допущен лицезреть проявления чувств Маргарет Толливер. Ни гнев. Ни горе. Ни проявления любви. Все, что он видел за свою сыновнюю жизнь, – холодное осуждение недостойного. Высокомерие и невозмутимость. И Джек ненавидел мать за это.

– Передай миссис Монро, что завтра утром я надеюсь познакомиться с ней в более формальной обстановке, – сказала Маргарет, не повернув головы.


Весь следующий день Саманта успешно избегала встречи с Маргарет. Она разбудила детей пораньше и увезла их в город под предлогом праздничного завтрака. Потом они отправились в мегамолл, где Грег и Лили смогли купить то, что не успели накануне. Пока они бегали по магазинам, Саманта и Дакота стояли в бесконечной очереди к Санта-Клаусу. Они сходили в кино – Лили и Грег смотрели новый боевик, а Сэм и Дакота – диснеевские мультики. После кино они играли в боулинг и наконец устроились в одном из ресторанчиков поужинать.

Лили с удовольствием поглощала китайскую лапшу, и Саманта не ожидала подвоха. Но вот дочка подняла на нее обведенные черным карандашом глаза и спросила:

– Мам, а во сколько Монти и Саймон должны приехать на Сансет-лейн? Мы хоть успеем домой вернуться? А то они приедут раньше нас, а там мамаша Джека… Она же сегодня должна приехать?

– Она уже приехала, – ответила Саманта, делая вид, что это самое обычное дело. – Вчера поздно вечером.

– Да? – Грег опустил вилку и с любопытством уставился на мать. – Значит, ты уже познакомилась с драконшей?

Саманта только вздохнула.

По дороге домой они заехали в продуктовый магазинчик «О'Мейли», а потом тронулись в сторону Сансет-лейн.

Машина Монти уже красовалась на подъездной аллее, и Саманта мысленно вознесла горячую молитву, чтобы миссис Толливер ушла в церковь до того, как прибыла Монти.

Они все ввалились в кухню и нашли там Монти, Джека и Саймона. Саманта с облегчением выдохнула. Толливер расплылся в счастливой улыбке и воскликнул:

– С Рождеством!

– Простите, мы немного припозднились, – сказала Сэм.

– Это потому, что мы не хотели встречаться с драконшей, – подал голос Дакота именно в тот момент, когда миссис Толливер появилась в кухне. Саманта страстно желала провалиться сквозь землю.

– Как-то мне последнее время не везет, – произнесла Маргарет с бледной улыбкой. – Я всегда появляюсь не вовремя и порчу людям праздник.

Саманта почувствовала на себе взгляд пожилой леди и едва сдержалась, чтобы не поежиться. У Маргарет были такие же зеленые глаза, как у Джека, но их выражение практически не менялось, даже если она прищуривалась. В уголках можно было разглядеть шрамы, оставшиеся от многочисленных подтяжек. Худое тело пожилой дамы было упаковано в дизайнерскую одежду, которая стоила тысячи долларов. Туфли и аксессуары поражали качеством и изысканностью.

Сэм постаралась не думать о том, что на ней самой надеты джинсы, знававшие лучшие времена, и незатейливый свитерок. Она вспомнила, что надо бы представить присутствующих, и начала с детей. Все они поздоровались с миссис Толливер достаточно почтительно, и мамы были им за это благодарны. Представив Саймона, Саманта взглянула на подружку и сбилась. Она точно знала, что происходит сейчас в голове Монти. О да, они сто раз потешались над этим в «Ле сёрк», но сейчас было не время, не время!

Монти с улыбкой разглядывала прическу пожилой дамы. Именно такой стиль они между собой называли «Богатой сучке море по колено». Седые волосы миссис Толливер сзади были пострижены короче, чем спереди, уложены волнами, и вся конструкция удерживалась в каменной неподвижности благодаря нескольким слоям лака. Сэм помнила, сколько раз они с Монти предлагали богатым клиенткам сменить подобную прическу на что-нибудь более модное и стильное и каждый раз поражались тому, что дамы, которые могли позволить себе любые траты, не желали расставаться с этим кошмаром в духе прошлого века. Прическа Маргарет выглядела особенно жалко, потому что волосы были в плохом состоянии. Сэм называла таких женщин ватными блондинками. Волосы миссис Толливер обесцвечивались и подвергались окраске такое множество раз в течение долгих лет, что на ощупь они были совершенно неживые. «Да, приговор один, – подумала Сэм, – даме нужен курс по восстановлению и лечению волос, и чем скорее, тем лучше».

– Приятно познакомиться, – выдавила Монти, отводя глаза в сторону, после того как Саманта все-таки представила ее.

Из холла послышался звонок, и Маргарет сказала:

– Должно быть, это мой шофер. Рада была познакомиться. Саманта, не могли бы вы проводить меня до двери?

– Позволь мне. – Джек встал.

– Нет-нет, я хочу перемолвиться с Самантой парой слов перед тем, как мы все отправимся праздновать Рождество – каждый по-своему.

– Мама, я прошу…

– Не волнуйся, Джек. – Сэм встала и с улыбкой последовала за пожилой леди. – Я провожу.

Она понимала, что ничего хорошего не услышит. Все это понимали. Джек попытался прикрыть ее, но тут уж ничего не поделаешь. Саманта напомнила себе, что все это делается ради счастья детей, и, укрепив таким образом свой дух, последовала за миссис Толливер в холл. Маргарет сказала шоферу, почтительно замершему на пороге, что будет через минуту, прикрыла дверь и повернулась к молодой женщине:

– Итак, миссис Монро, кто же вы? Любовница или наемный работник? Боюсь, ваше положение выглядит несколько двусмысленным, и я хотела бы получить разъяснения.

Саманта открыла было рот, чтобы сказать что-то, но тут Маргарет заметила кольцо на ее пальце. Пожилую леди буквально передернуло. Она взглянула на Сэм, и теперь в этом взгляде не было даже следов сдержанности или приветливости.

– Я хочу кое-что вам сказать, Саманта, и прошу выслушать меня внимательно и запомнить мои слова. Не забивайте свою пустую голову мечтами о том, что в один прекрасный день вам удастся на самом деле заполучить моего сына. Для вас это лишь временное повышение. Не вздумайте привыкнуть к хорошей жизни. Надеюсь, вы меня хорошо поняли?

Саманта растерянно моргнула. Она оказалась не готова к подобному натиску. Подумать только, она годами общалась с богатыми старухами, которые вели себя так, словно деньги и знатное имя автоматически возвышают их над всеми, и позволяли себе обращаться с остальными людьми – включая стилистов-парикмахеров, – как со слугами. Но эта дама оказалась похлеще всех предыдущих. Маргарет Дикинсон являла собой классический вариант законченной стервы. Теперь Саманта перестала удивляться тому обстоятельству, что у Джека до сих пор нет семьи, и ни одна женщина не задерживается рядом с ним надолго. И поразмыслив еще немного, она удивилась, что Джек – при такой мамочке – сохранил так много нормальных человеческих качеств.

– Я вижу, вы хотите мне что-то сказать, миссис Монро? – проницательно заметила Маргарет. – Я готова вас выслушать.

Сэм откашлялась. Ода, ей есть что сказать. Во-первых, нужно извиниться за вчерашнее, за то, что их знакомство началось с такой неловкой сцены. А во-вторых, она хотела бы сказать, что миссис Толливер не имеет права быть такой грубой и высокомерной. Но не мешало бы ее предупредить, чтобы она держалась подальше от детей. Своих детей Саманта Монро никому не позволит обижать, и тут уж даме не помогут ни деньги, ни связи.

А может, просто сказать старой карге, что их с Джеком отношения – не ее ума дело?

Саманта вздохнула и грустно заметила:

– Тот, кто причесывает и укладывает ваши волосы, достоин всяческого сожаления. А вообще-то вам стоит сменить прическу.


– Ушам своим не верю! Что ты ей сказала?

Джек сидел на ковре в гостиной, скрестив ноги по-турецки, и с удивлением взирал на сидящую напротив Сэм. Похоже, он оказался прав. Эту маленькую женщину не так-то просто запугать. По характеру она настоящий боец. Каждый, кому довелось пообщаться с Маргарет Дикинсон, заслуживал компенсации за моральный ущерб. А человек, осмелившийся ей возражать, – медали за храбрость.

– Знаю, – виновато пробормотала Саманта. – Мне надо было сдержаться. Все-таки мы в ее доме и она твоя мать, но я ничего не могла с собой сделать. Она так меня взбесила!

Джек ухмыльнулся, чрезвычайно довольный услышанным. У него давно не было такого чудесного Рождества. А может, и вообще никогда не было. Он с удовольствием смотрел, как дети открывали подарки. Когда они обнаружили компьютеры под пестрой упаковочной бумагой, восторгу их не было предела. Потом последовали i-pods, диски с музыкой, игрушки. Каждый из них вежливо поблагодарил Джека за подарочные сертификаты. Саймон пожал ему руку со словами:

– Это круто. Спасибо большое.

Грег тоже пожал ему руку и даже прижался на секунду к плечу Джека. Лили не стала обниматься, но сияла искренней и удивительно застенчивой улыбкой. И только Монти и Бенджамин не сочли нужным скрывать свои эмоции. Оба выразили свой восторг объятиями и поцелуями. Впрочем, поцелуй малыша был гораздо более мокрым: он обслюнявил Джеку щеки на совесть.

А затем Монти открыла подарок, который преподнесла ей подруга. Она с удивлением уставилась на экземпляр журнала, который ежемесячно издавался в Индианаполисе и посвящен был светской и культурной жизни города. Тема номера кричала с обложки яркими буквами: «Где же наши мальчики? Десять мест в городе, где можно познакомиться с перспективным холостяком!»

– Это и есть твой подарок? Журнал двухмесячной давности? Наверное, ты его стянула из салона, – подозрительно спросила Монти. – Или я чего-то не догнала?

Саманта расхохоталась и велела подружке открыть журнал на пятьдесят шестой странице и прочесть выделенный маркером текст. Та послушно открыла, прочла, рассмеялась, заглянула в конверт, который лежал между страницами, и повлажневшим взглядом уставилась на подругу:

– Абонемент в самый шикарный фитнес-клуб? Ты правда думаешь, что я смогу там кого-нибудь подцепить? Или просто хочешь, чтобы я хорошо выглядела?

– Все сразу, подружка, – ответила Сэм, и женщины обнялись и дружно разрыдались. Пока они всхлипывали и утешали Друг друга, Джек помогал ребятам разобраться с инструкциями к технике.

После праздника все разошлись по спальням, и вот теперь Толливер и Сэм остались вдвоем на ковре у камина. Джек приберег свой подарок до этого момента. Задуманное отличалось размахом, и ему пришлось просить содействия у Монти и детей, и все они были рады ему помочь. Они с Монти доделывали все вчера в большой спешке, но теперь подарок был готов и Джек сгорал от нетерпения, желая увидеть лицо Сэм, когда она войдет в комнату.

– Ты готова получить свой подарок на Рождество? – спросил он.

– Я вроде как вчера его получила, – ответила Сэм, озадаченно хмурясь.

– Не-ет! Это было так, для разогрева. И кроме того, тот комплект был скорее подарком для меня, а я приготовил что-то специально для Саманты Монро. Пойдем, я тебе покажу.

Джек встал. Секунда-другая ему понадобилась на то, чтобы разогнуть колено своей «плохой» ноги. Потом он протянул руку и поднял с ковра Саманту. Они дошли до центральной лестницы, и Сэм автоматически повернула в сторону северного крыла, где размещались временные жильцы, но Джек удержал ее. Они пошли в другую сторону, и Сэм спросила, неуверенно улыбаясь:

– А куда мы, собственно, идем?

Толливер молчал, пока они не оказались в холле южного крыла.

– Закрой глаза, – велел он. – И не подсматривай. Я скажу, когда можно.

Он открыл заветную дверь, и она громко и жалобно скрипнула. Петли, сказал себе Толливер, надо не забыть смазать петли. Он оглянулся на Сэм, убедился, что глаза ее закрыты, и зажег верхний свет. Обвел взглядом плоды своих трудов и в который раз понадеялся, что Саманта обрадуется подарку. Монти уверяла, что так оно и будет.

– Постой еще секундочку, – попросил он. – Только не смотри.

Джек прошел в другой конец помещения и включил две мощные лампы, которые он купил в магазине для художников, еще раз оглядел комнату, проверяя, всели на месте, и наконец вернулся и встал рядом с Сэм. Взял ее за руку, набрал полную грудь воздуха и выдохнул:

– Давай. С Рождеством.

Саманта открыла глаза и огляделась. Глаза ее распахнулись, а рот приоткрылся от изумления. Джек уже улыбался, готовясь услышать радостные вопли, но лицо Саманты вдруг исказилось, словно от боли, из голубых глаз хлынули слезы, и она, сделав шаг назад, прошептала:

– Нет. Нет-нет.

– Черт! – Толливер искренне расстроился. – Сэм, что-то не так? Ну не плачь! Я надеялся, что тебе понравится.

Но она не слушала. Прошла по комнате, всхлипывая, рукавом вытирая слезы. Дрожащие пальцы прикасались к мольбертам, погладили длинный рабочий стол. Потом она заметила, что полы затянуты чистой тканью. Постояла у каждого из трех окон: больших, лишенных занавесей и штор. Она так и замерла у последнего окна, опершись ладонями на подоконник и глядя в ночь.

Джек не знал, что делать. Но он от всей души надеялся, что слезы Саманты были вызваны лишь неожиданностью и радостью. Он не хотел обижать ее или как-то вторгаться на запретную территорию. Просто ему очень хотелось, чтобы, живя в его доме, Саманта Монро чувствовала себя счастливой.

Наконец Саманта обернулась, но лоб ее был нахмурен, а губы плотно сжаты. Она подошла вплотную к Толливеру и, глядя снизу вверх ему в лицо, спросила:

– Зачем ты это сделал?

– Что это?

– Все это! – Она кивнула на мольберты. – Это слишком! Через край! Я нашла бы какой-нибудь угол…

– Монти сказала, что ты хочешь писать что-то большое. Я подумал, тебе будет удобно здесь – тут достаточно места и света. Эта комната… Здесь когда-то давно была детская, не моя – моего отца. Поэтому тут есть раковина. Я решил, что из помещения получится идеальная студия. Монти сказала, что нужны козлы. Я не знаю зачем, но нашел пару в гончарной мастерской – вон они, в углу.

Сэм кивнула:

– Я видела… А Маргарет? Твоя мать знает, что ты тут устроил?

– Нет.

– Тебе это нравится, да? – Саманта усмехнулась, и Джек перевел дыхание. Похоже, она начинает оттаивать. – Тебе нравится дразнить ее нами, мной и детьми?

Джек покачал головой. Потом подумал и сказал:

– Может, ты в чем-то и права и мне порой приятно достать Маргарет. Но клянусь: я делал эту студию не для того, чтобы подразнить мать. Я делал ее для тебя. Прошу… поверь мне.

– Да. – Саманта кивнула, потом неуверенно добавила: – Просто это слишком.

– Нет! Ничего не слишком! – Толливер наконец осмелился обнять Саманту и поцеловал ее рыжие волосы. – Ты заслуживаешь самого лучшего, Сэм, и в моих силах дать тебе то, о чем ты так долго мечтала… Почему же ты не веришь, что я хотел порадовать тебя? Просто доставить удовольствие. Не обижай меня, Сэм. Это подарок от души, прими его.

Саманта обняла Джека и зарылась лицом в пуловер, пахнущий дорогим одеколоном. Они стояли так довольно долго, прислушиваясь к дыханию друг друга, счастливые теплом и участием.

– Я боюсь, – пробормотала Сэм, ее голос был едва слышен.

– Чего, милая?

– Тебя, Джек. – Она оторвалась от него, и теперь смотрела Толливеру в глаза и лицо ее было серьезным, даже печальным. – Ты так мастерски все делаешь… наверное, ты действительно большой эксперт по части женщин. Подумать только – во мне нет ни одной кнопки, которую ты бы не нажал за эти дни. Невероятный секс, заботливость, романтика, внимание к моим детям и интерес к моему внутреннему миру. – Саманта усмехнулась и покачала головой. – Я знаю тебя меньше двух месяцев, Джек Толливер, а я уже вся твоя. Если так пойдет дальше, у нас будут большие проблемы, понимаешь? Я могу привыкнуть к тебе… могу влюбиться в тебя.

Джек замер. Он столько раз переживал этот момент. Со множеством женщин. И четко знал, что подобный тон и слова – сигнал к тому, что пора спасаться бегством. Он никогда не хотел, чтобы его действительно полюбили. И никогда не верил тем женщинам, что клялись ему в любви. Любовь и привязанность – это оковы, узы, который угрожают его мужской свободе. Впрочем, дело было даже не в узах. Больше всего Джек боялся предательства. Если женщина полюбит его, он может испытать ответное чувство, поддаться, раскрыться – и что потом? Что если его обманут? Толливер молча прислушивался к себе, но не чувствовал знакомого порыва свести разговор к шутке и скрыться. Напротив, в душе поселилось странное чувство комфорта и удовлетворения, словно слова Сэм доставили ему удовольствие. Он, оказывается, рад подобной перспективе. Более того, ее слова обрадовали его, тронули и… Толливер решил обдумать свои новые впечатления попозже. А пока он улыбнулся Саманте и сказал:

– Не нужно бояться, Сэм. И знаешь, я все это делаю не потому, что я такой уж казанова и знаток женской натуры. Просто ты мне нравишься… очень. Честно сказать, я с ума по тебе схожу. И все удивляюсь, как чертовски мне повезло, что я встретил тебя.

Толливер зарылся лицом в волосы Саманты и вдруг ощутил себя счастливым. Что-то словно прорвалось внутри. Он чувствовал себя… полноценным человеком. Он жил полной жизнью, а не наблюдал ее со стороны. Джек словно вырвался из своего Зазеркалья.

«Я сделаю все, чтобы эта женщина была счастлива, – сказал себе Толливер. – И я сделаю все, чтобы она стала моей».

– Пойдем ко мне в спальню, – прошептала Сэм. – Я хочу как следует поблагодарить тебя за подарок.

Держась за руки, они выключили свет в студии, закрыли двери и по темному дому добрались до спальни Саманты. Толливер выключил свет, разжег камин и, подумав, запер двери. Теперь это было похоже на ту ночь, когда за окнами бушевала буря. Он подхватил на руки Саманту, все еще стоявшую посреди комнаты, отнес на кровать – как мечтал уже бог знает сколько дней – и принялся нежно и медленно раздевать ее. Маленькие пуговки на свитере оказались не такими тугими, как он ожидал.

Джек замер. Под простым шерстяным свитером мелькнул язычок красного пламени. Не веря своим глазам, он распахнул кардиган – на Сэм был его подарок. Ее пышная грудь выступала из пены красного кружева и шелка, и Толливер почувствовал, что терпение его не бесконечно. Он сорвал с нее джинсы, потом в несколько секунд скинул одежду и замер. Словно ожили его видения. Сэм лежала, разметав по подушкам рыжие кудри. Одна нога чуть согнута в колене, руки закинуты за голову. Толливер слишком поздно осознал, что захлестнувшие его эмоции уже не погасить, и молча лег рядом и обнял ее, зная, что не сможет скрыть слез, ибо они уже обжигают ее нежную кожу. Сэм обвила его руками и ногами и, мешая свои слезы с его, прошептала:

– А я так и не купила тебе подарок.

– Я получил свой подарок, милая. Это лучший дар, какой только можно попросить.


Кристи лежала в постели, ждала, пока подействует ибупрофен – зубы опять ныли, – и, пытаясь отвлечься от боли, она перебирала события прошедшего дня. Этот канун Рождества трудно было назвать обыкновенным днем. Подумать только: на вечеринке у мэра она нос к носу столкнулась с Маргарет Толливер. Кристи всегда считала миссис Толливер совершенством. Идеальная жена для политика. А ведь зачастую бывает так, что именно жена вертит мужем и благодаря ее связям, энергии и советам он делает карьеру. Кристи Скоэн сильно подозревала, что именно так и обстояло дело при жизни губернатора Гордона Толливера.

И подумать только, Маргарет пришла на вечер с Аланом Дитто. Эти двое были друзьями невероятное количество лет, но со стороны казалось, что у них свидание. Дитто ловил каждое слово своей спутницы, приносил ей напитки – хотя обслуги в зале было едва ли не больше чем гостей – и весь вечер не отходил от Маргарет.

Соблазн оказался слишком велик для Кристи. Она знала, что на подобных мероприятиях для узкого круг лиц деловые разговоры не приветствуются, но не смогла совладать с искушением.

Выждав момент, Кристи подошла к Маргарет и в лоб спросила ее, что она думает о своей будущей невестке. Она была вознаграждена реакцией, которую не смогла вполне скрыть даже такая искушенная в светских мероприятиях женщина, как Маргарет Дикинсон. Даже инъекции ботокса, делавшие лицевые мышцы неподвижными, не смогли удержать гримасу, которая исказила черты предполагаемой свекрови. Кристи заметила, как под тонкой кожей на виске часто-часто забилась голубая жилка. Что ж, ради этого стоило рискнуть всем!

На несколько секунд воцарилось молчание. Алан как-то растерялся и только покашливал, изредка поглядывая на свою спутницу. Маргарет, совладав с лицом, улыбнулась холодно и ответила:

– Мужчины рода Толливеров всегда обладали превосходным вкусом при выборе женщин.

Алан и Маргарет ушли, оставив Кристи размышлять над этой фразой. Что же имела в виду миссис Толливер? Может, это был комплимент ей, Кристи, потому что когда-то Джек ее выбрал? Или наоборот – оскорбление, потому что в конце концов он ее отверг?

Кристи Скоэн закуталась в одеяло и улыбнулась в темноте спальни. Маргарет не желала говорить о своей будущей невестке. То есть настолько не желала, что не сказала ничего. Может, просто нечего говорить? «Я вытащу эту историю на свет Божий, – пообещала себе Кристи. – Чего бы мне это ни стоило».

Глава 11

Настал знаменательный день, когда Джеку предстояло появиться на публике с семейством Монро. Саманта ужасно нервничала, хотя дети отнеслись к подготовке важного события с пониманием и старались помочь. Грег послушно отправился с Джеком к портному и обзавелся первым в жизни костюмом. Он выглядел в нем удивительно взрослым и уверенным в себе. Лили согласилась надеть то, что она презрительно назвала «нормальной одеждой», и по собственной инициативе не стала краситься. Сэм была до глубины души тронута таким вниманием и с нежностью думала о том, какие же у нее замечательные дети. Младшего ребенка она перед пресс-конференцией водила в ванную три раза и взяла с него клятву, что если он захочет писать, то не станет снимать штанишки на публике, а скажет маме. Тогда они смогут уйти со сцены и переодеться где-нибудь в уголке.

– Нет проблем, мамочка! – Малыш показал большие пальцы – его любимый жест.

Кара провела подробный инструктаж, рассказав, что можно ждать от репортеров на подобном мероприятии. Но действительность оказалась едва ли не хуже пророчеств Кары. Куда бы они ни шли – в туалет или попить воды, – за ними тащились люди с микрофонами, камерами и блокнотами, с маниакальным упорством повторявшие одни и те же вопросы. Следуя полученным наставлениям, Саманта и дети хранили упорное молчание. По разработанному юристами плану все должно было выглядеть так, словно Джек просто привел детишек посмотреть на дельфинов. Во время пресс-конференции Толливер объявит, что собирается бороться на выборах за пост сенатора, а потом найдет предлог, как пригласить Саманту и детей присоединиться к нему на сцене.

Сэм и дети стояли рядом со сценой, на которой уже вовсю шла пресс-конференция Джека Толливера, и делали вид, что просто ждут, пока он освободится. Частично их скрывали портьеры, цветы и всякого рода аппаратура, но все же при желании их можно было хорошо разглядеть, и Саманта нервничала все больше и больше. Она чувствовала, что дети тоже держатся из последних сил – сегодняшний день потребовал от них огромного напряжения. То, что в первом ряду в зале сидела Маргарет Дикинсон и время от времени прожигала Саманту недобрым взглядом, отнюдь не прибавляло молодой женщине спокойствия и уверенности в себе. В первый же день Рождества Маргарет переехала в гостиницу, и за все две недели праздников они ни разу не встретились – ко всеобщему облегчению.

Сэм с тревогой взглянула на детей и мысленно помолилась, чтобы все поскорее кончилось. Она, разумеется, предполагала, что будет нелегко, но все происходящее напоминало какой-то безумный зоопарк. С того момента как Джек перерезал ленточку у входа в дельфинарий, камеры и фотоаппараты вспыхивали непрерывно. Толливер сверкал улыбкой на сцене, хорошо поставленным голосом профессионального политика вещая о том, каким ценным приобретением является дельфинарий для зоопарка штата Индиана, и о том, что этот проект служит прекрасной иллюстрацией того, что сочетание частной инициативы и общественного участия является залогом экономического развития и преуспевания.

Все шло так, как и предполагала многоопытная Кара. Саманта с невольным восхищением наблюдала, как Джек, не теряя присутствия духа и чувства юмора, отвечает на самые разные вопросы репортеров. Он, казалось, совершенно не реагировал на вспышки фотоаппаратов, операторов с камерами, которые норовили подойти как можно ближе, и эпизодические невежливые выкрики из зала. Джек Толливер, думала Сэм, выглядит чертовски органично и на своем месте, возвышаясь на сцене в черном костюме и белой сорочке с галстуком, узор которого являл сложное переплетение абстрактных сине-зеленых фигур. Никто в жизни не догадался бы, что Кара провела несколько дней, продумывая костюм кандидата в сенаторы до мельчайших деталей, и замучила Саманту, делясь с ней своими сомнениями по поводу ткани и цветовой гаммы. Тогда это казалось Сэм ужасно глупым, но теперь она вдруг поняла, что гениальность Кары как организатора предвыборной кампании проявляется – в частности – в подобном внимании к деталям, которые играют важную роль.

И вот Джек сделал свое заявление о предстоящем участии в выборах и надежде стать сенатором с благословения жителей штата Индиана. Репортеры словно обезумели, и камеры застрекотали с удвоенной силой, а вопросы посыпались градом. Джек несколько минут честно отвечал, потом вскинул руки в протестующем жесте и напомнил присутствующим, что сегодняшний день посвящен не его предвыборной программе, а открытию дельфинария, и посоветовал журналистам пойти и получить свою долю удовольствия от созерцания дружелюбных животных. Он уже повернулся, собираясь покинуть сцену, когда из зала донесся крик:

– Ну хотя бы познакомьте нас с вашей невестой!

Джек улыбнулся и поманил Саманту и детей на сцену. Когда Сэм поднималась по ступеням, он галантно подал ей руку.

– Это Саманта Монро и ее дети: Грег, Лили и Дакота Бенджамин, – сказал он, наклонившись к микрофону.

Саманта старалась улыбаться как можно естественнее, но голова у нее кружилась, а колени дрожали. Последний раз она поднималась на сцену в студенческом спектакле. Кажется, тогда она училась на втором курсе. Честно сказать, тот раз был не только первым, но и последним, потому что необходимость выставлять себя перед множеством людей привела Сэм в полуобморочное состояние и, сочтя себя непригодной для сценической карьеры, Саманта решила ограничить свое участие в спектаклях созданием костюмов и декораций. Репортеры выкрикивали все новые и новые вопросы, и она пыталась дышать ровно и улыбаться, надеясь выдержать эту пытку и не грохнуться в обморок. Занятая собой, Сэм не сразу заметила, что Дакота дергает ее за руку.

– Могу подтвердить слухи, уже просочившиеся в прессу, – мы обручены, – сказал Толливер, улыбаясь, и обнял Саманту за плечи.

Она привалилась к нему, испытывая благодарность за поддержку. Это не может продолжаться долго, уговаривала она себя, старательно улыбаясь и глядя поверх голов присутствующих. Но репортеры выкрикивали все новые и новые вопросы. «Как вы познакомились?» «А свадьба уже была?» «Вы планируете усыновить детей?»

«Господи, я, наверное, была в состоянии временного помешательства, когда согласилась участвовать во всем этом», – с ужасом думала Сэм. И тут она услышала тревожный шепот Грега:

– Мама! Забери скорее Д-дакоту!

Толпа взорвалась криками восторга и смехом, и Саманта, очнувшись, постаралась замять скандал. Одним движением она натянула малышу штанишки на попку, сунула под мышку памперс и, подхватив Дакоту, убежала со сцены.

Джек, сделавший было шаг за ней, вернулся к микрофону и сказал:

– Видите ли, мы проходим непростой период привыкания к горшку. Уверен, что все, у кого есть дети, меня поймут. Это нелегкая битва, но мы уверенно идем к победе.

Присутствующие встретили его слова понимающим смехом и аплодисментами.


– Слушай, это было просто гениально! Ваша импровизация сработала лучше всякого заранее подготовленного сценария. Надо бы организовать вам мягкую биосъемку. Я знаю, что этого нет в договоре, но, может, ты все же согласишься?

– На что я должна согласиться? – с подозрением спросила Сэм.

Кара засмеялась. Она, к удивлению Саманты, была очень довольна и весела в этот вечер. Когда они все вместе возвращались домой из зоопарка на машине Джека, Кара заявила, что Сэм и ее выводок очаровали избирателей Индианы и весь штат будет с живейшим участием интересоваться проблемами приучения к горшку упорствующих в пристрастии к памперсам малолеток.

– Какое-то загадочное название, – подала голос Монти. – Это что-то вроде мягкого порно?

– Вроде того, – хихикнула Кара. – Ладно, не пугайтесь. Я говорила всего лишь о телевизионных рекламных роликах. Они обычно длятся не более тридцати секунд и не имеют прямого отношения к политическим вопросам и программе кандидата. Эти ролики призваны дать избирателям представление о кандидате как о человеке. Ну, что-нибудь такое трогательное: природа там, детишки, животные. Мы уже истратили около миллиона долларов на ролики с программными заявлениями, но, увидев вас вместе и оценив реакцию зала во время сегодняшней пресс-конференции, я бы не пожалела денег на биосъемку. Думаю, она принесла бы нам немало голосов.

– Вы уже истратили миллион долларов? – Сэм испуганно моргнула. Цифра в приложении к людям, которых она знала, показалась несоразмерно огромной.

Кара не обратила внимания на ее изумление.

– Я уже могу придумать неплохие сюжеты… Да что тут думать – все напрашивается само собой! Можно снять, как Джек катается с детьми на санях… или лучше – как он их катает. Кидает палку Дейлу. С тобой… с твоим, Сэм, участием можно снять прогулку к Игл-Крик. Такой спортивный вариант: в туристических ботинках и с рюкзаками. Или как вы бродите по рынку антиквариата в «Браун каунти».

– У меня есть идея получше, – подала голос Монти. – Вам хватит всего одного ролика, и не останется ни одного избирателя, который не проникнется к Джеку любовью… или как минимум сочувствием. Снимите на видео, как он меняет Дакоте памперс.

– Слушай, это блестящая идея! – Кара подпрыгнула так, что расплескала колу из своего стакана, и с уважением посмотрела на Монти. – Ты мыслишь в правильном направлении. Должно быть, тебе стоило заняться политикой.

– Ты рехнулась, – решительно заявила Монти, покачивая головой.

Они наконец посмеялись, потом прибежали дети, сцапали по куску пиццы и унеслись обратно в глубину дома. Проводив их взглядом, Саманта сказала:

– Я не хочу, чтобы мои дети снимались в рекламе. Достаточно и сегодняшней пресс-конференции, после которой не миновать нам всем попасть в телевизор. Теперь, когда все зрители и читатели знают, что мы существуем, нет нужды выставлять детей перед телекамерами снова и снова.

– Но ты сама не станешь сразу отказываться? – быстро спросила Кара. – Прошу тебя, подумай о том, как это будет полезно Джеку.

Саманта вздохнула. Она прекрасно помнила, что договор, заключенный с Толливером, обязывал ее по мере необходимости участвовать в рекламной кампании.

– Я согласна сниматься в этом вашем биопорно или мягком видео или как вы это называете. Но у меня есть условие: я хочу иметь право голоса при отсмотре готового продукта. Пойми меня, – поторопилась она, видя, что Кара хмурится. – Ведь эти ролики будут показывать и после того, как мы расстанемся. Я… я не хочу выглядеть нелепо. Если оператору удастся заснять что-нибудь слишком… идиллическое. Ну, ты же понимаешь?

– Ты права, и мы должны учесть и эту сторону тоже. Итак, рекламные ролики личного характера должны быть выдержаны в приглушенных спокойных тонах, без нарочитой демонстрации неземной любви и прочего. Но я уверена, что они все равно сыграют огромную роль в предстоящей избирательной кампании. Съемки начнем самое позднее через неделю.


Студия Саманты оказалась удивительно светлым и уютным местом. Когда солнечные лучи широким потоком вливались в большие окна, Сэм любовалась эфемерным светом и танцем пылинок в световых столбах. Иной раз она позволяла себе пофантазировать, как могла выглядеть эта комната в тридцатых годах двадцатого века, когда отец Джека был ребенком. Должно быть, стены были оклеены обоями со сложным, возможно растительным орнаментом. Тяжелые шторы на окнах. Много резной солидной мебели. То есть фактически теперь комната стала прямой противоположностью той детской. Белые стены, лишенные каких-либо драпировок окна, покрытые холстом полы. Удивительно, но Сэм полюбила эту комнату больше, чем уютную спальню. Она очень органично чувствовала себя в этом пространстве, в окружении своих вещей и инструментов. Именно сюда Саманта приходила думать и мечтать. И рисовать, конечно. Какое-то время она даже размышляла, обладает ли комната своей собственной энергетикой или просто белые стены отражают ее личный энтузиазм, потом решила, что это не важно. Главное, она каждый день приходит сюда, пока Дакота спит после обеда, и может вновь открывать себя, знакомиться с Самантой Монро и созерцать в глубинах своей души то, что потом захотелось бы перенести на холст или бумагу.

Бывали дни, когда Саманта писала, но разум ее был занят совершенно другим. Она думала о детях. Лили наконец-то прижилась в новой школе и даже нашла там друзей. Она буквально расцвела и вдруг начала с огромным энтузиазмом учиться. Саманта всегда знала, что ее дочь умная и способная девочка, но она не ожидала, что Лили окунется в учебу с таким рвением. Это радовало материнское сердце и позволяло Сэм потихоньку строить радужные планы относительно будущего дочери.

Грег ощущал себя в новой школе не так комфортно, как сестра, и это немало удивило мать. С одной стороны, прогресс был налицо: мальчик увлекся учебой, особенно историей, и его речевая терапия продвигалась очень успешно. Но Грег не мог часто видеться со своим лучшим другом, они встречались только два раза в неделю, и мальчику этого явно было недостаточно. Страдая от одиночества, Грег все глубже замыкался в себе и мог часами сидеть с книжкой, забившись в угол своей комнаты.

Сэм и Монти уже обсуждали возможность перевода Саймона в «Парк Тюдор» на будущий год. Сэм пришлось бы платить за его обучение, но ради душевного комфорта сына и светлого будущего Саймона денег ей было не жалко.

И конечно, у Саманты было ее маленькое рыжее счастье, Дакота. Малышу нужно было срочно отвыкать от памперсов, и сделать это следовало давным-давно. Еще Сэм твердо решила поговорить с Марсией о возвращении в «Ле сёрк» на неполный рабочий день. Хозяйке это не понравится, но Саманте придется найти нужные слова и быть очень убедительной.

Была еще одна вещь, которую Сэм могла теперь, в связи с улучшением материального положения, себе позволить. Она хотела нанять хорошего частного детектива и разыскать наконец Митча. Саманта чувствовала настоятельную необходимость закончить их отношения. Уладить все дела и двигаться дальше. Теперь у нее есть будущее, и Саманта смотрела в него с оптимизмом.

И конечно, о чем бы Сэм ни думала, мысли ее все время возвращались к Джеку. Он прочно поселился в ее сердце. Чем дальше, тем ближе они с Толливером узнавали друг друга. Сэм не могла поручиться за его чувства, но в своих она разбиралась прекрасно: Джек нравился ей все больше и больше. Все вместе приводило к тому, что жизнь Саманты буквально наполнялась Джеком, и она нисколько об этом не жалела. Напротив, каждая минута, проведенная без него, казалась тусклой и неинтересной. Довольно скоро Саманта перестала себя обманывать и поняла, что по-настоящему влюблена в этого человека. И еще она твердо знала – это черным по белому было написано в контракте, – что у ее любви нет будущего. По молчаливому обоюдному согласию они никогда не упоминали о том, как каждый из них будет жить после мая месяца. Сэм знала, что потом ей придется тяжело, и тем ценнее казались светлые мгновения, проведенные с любимым человеком.

Саманта работала в мастерской, пока Дакота спал после обеда. Должно быть, день выдался удачным для творчества – Сэм просто плыла по волнам своих желаний, позволяя карандашу скользить по бумаге. И все получалось удивительно гармонично, именно так, как хотелось. Она с улыбкой поглядывала на подрамники с натянутыми холстами, повернутые к стене и ждущие своего часа. Впрочем, куда спешить? Идею нужно выносить, как ребенка. Время еще есть, зачем суетиться? Пусть все идет как идет.

Раздался негромкий стук в дверь, и Саманта очнулась от мыслей. Должно быть, это миссис Дайсон, решила она. Сэм замечательно поладила с экономкой, и та, закончив работу, частенько заходила немного поболтать, прежде чем отправиться домой. Но уже в следующую секунду сердце Сэм забилось быстрее, потому что это оказалась не миссис Дайсон, а Джек собственной персоной. Он просунул в дверь свою темноволосую голову и улыбнулся. Потом пропал и появился уже в обнимку с керамическим горшком, в котором чудесно цвела пышная гортензия. Сердце Сэм сжалось. «Господи, как же я его люблю», – подумала она.

– Привет, сенатор. – Голос ее звучал как обычно, она очень постаралась.

Закрыла альбом, отложила карандаш и с удовольствием наблюдала, как он идет через комнату. Джек вообще был очень грациозен, несмотря на больную ногу, его походка выглядела пружинистой и ровной, как у хищника.

Толливер водрузил горшок на подоконник и вернулся к Сэм, чтобы поцеловать ее.

– Как сегодня поживает моя талантливая Сэм?

– Хорошо.

– А можно мне посмотреть? – Он честно дождался, пока она кивнула, взял альбом для набросков и некоторое время листал. На лице Джека появилось озадаченное выражение. – А что это? – спросил он.

– Это абстракция. – Саманта рассмеялась. – Такие полотна должны воздействовать не столько на зрение, сколько непосредственно на чувства. И соответственно пишу я не предметы, а их восприятие… то, как я их вижу, как к ним отношусь. Знаешь, – она засмеялась, – это немного похоже на ваши тридцатисекундные биосюжеты.

– Ага, кажется, я понял.

Толливер уселся на низкий рабочий стол и протянул руки:

– Иди ко мне.

Саманта села к нему на колени и обвила руками шею.

– Кстати, о биосъемке, – продолжал он, прижав ее к себе и испытывая удовольствие от этой близости. – На этой неделе видео смонтируют, и нам нужно будет его отсмотреть.

– Я в курсе, Кара меня предупредила. Знаешь, я немного боюсь.

– Не думаю, что мы плохо получимся… или что ролики выйдут совсем уж глупыми. Что там было, помнишь? Мы с тобой идем по улице, и снег… был снегопад. Мы там чуть не умерли, да? Съемка заняла несколько часов, но режиссер использует из всего материала только несколько секунд.

– Да, я знаю, они говорили…

– И никто никогда не догадается, что под пуховой курткой на тебе был твой замечательный новый бюстгальтер из белого кружева…

– Никто, кроме тебя. – Саманта засмеялась и поцеловала Джека в щеку, понимая, что сейчас дружеское настроение уступит место возбуждению. «Это удивительно, – сказала себе Сэм. – Мы как подростки, которые наконец дорвались друг до друга и до секса». И точно: Толливер притянул ее поближе и руки его заскользили по бедрам Саманты.

– Прошло уже четыре дня, Сэм.

– Пять. Я тоже считала.

– Господи, так вот почему я так умираю от желания!

Сэм взглянула в сияющие зеленые глаза Джека, зажмурилась, вдохнула запах его тела и быстро скинула ботинки. Потом спрыгнула со стола и принялась торопливо срывать с себя одежду. Джек успел раньше и уселся на стол нагим. Саманта окинула долгим взглядом его загорелое тело и в который раз подумала, что этот человек непозволительно похож на античное божество. Он прекрасен, прекрасен… С ее губ сорвался стон, и она чуть не оборвала пуговицы на блузке, так ей хотелось поскорее оказаться в его объятиях.

– Я просто должна тебя нарисовать, – пробормотала она.

– Сейчас? – В глазах Джека заметалась паника.

Саманта рассмеялась и вновь села к нему на колени.

– Ну, прямо сейчас у меня другие планы. Но может, на днях. Вообще-то я умирала от желания нарисовать тебя с первой встречи. Представляешь, сразу как увидела, так и решила: этого человека просто необходимо нарисовать.

– Да ты что? Должен сделать ответное признание: с первой же нашей встречи мне тоже хотелось кое-что с тобой сделать.

Саманта обняла его, прижимаясь все теснее и крепче и чувствуя, как по телу пробегает дрожь возбуждения. Удивительно, она заводится от одного прикосновения к телу Джека… вообще-то еще до прикосновения, если быть совсем честной.

– И что же ты хотел со мной сделать? – Сэм, улыбаясь, смотрела в его лицо, видя, как темнеют от желания глаза и раздуваются ноздри.

– Во-первых, мне ужасно хотелось тебя поцеловать. – И он поцеловал Саманту. Поцеловал горячо и крепко, так что ее лоно наполнилось влагой, а в горле родился тот стон, который буквально приводил Джека в неистовство. Но, сдерживая себя, он продолжил, и голос его звучал хрипло и страстно: – Мне хотелось обнять тебя крепко-крепко и ласкать тебя, всю-всю…

Руки его путешествовали по телу Саманты, неся с собой удовольствие. Ей казалось, что от пальцев Джека исходят крошечные электрические разряды. Они покалывают кожу и накапливаются внутри, грозя вскоре перерасти в мощную вспышку. Плечи, спина, бедра… Ладони Толливера сжались, и он приподнял Сэм и резко притянул к груди, насаживая на себя. Их взгляды встретились, и Джек прошептал:

– Я хотел тебя с первой же минуты нашей встречи… как только ты вошла в тот зал для переговоров.

Он удерживал Сэм на весу, не позволяя себе проникнуть глубоко в теплую влажность ее плоти. Ласковой пыткой были круговые движения члена, которые Джек совершал у самого входа в ее лоно.

– Ты негодяй… я так больше не могу… – Сэм задыхалась, все внутри ныло, требуя наполнить ее тело, ощутить его, такого большого и горячего, но он медлил, и Саманта возбуждалась все больше и больше. Они по-прежнему смотрели в глаза друг другу; вдруг Сэм увидела, что лицо Толливера исказилось, как от боли, а губы дрогнули.

– Что с тобой? – испуганно спросила она.

Он замер, закрыв глаза. Несколько секунд они провели в полной неподвижности, Сэм боялась даже дышать, немного испуганная, не понимая, что происходит. Джек открыл глаза и хрипло выдохнул:

– Я должен сказать… Я хотел любить тебя. Ты должна знать… любить тебя.

Джек словно очнулся и быстрым движением насадил ее на себя. Сэм вскрикнула, чувствуя, как тело ее пульсирует от удовольствия, обретая его, впуская в себя все глубже… Толливер продолжал говорить, хрипло и страстно:

– Я хотел узнать о тебе все, чтобы понять, как сделать тебя счастливой. – Он покачивал ее бедра, заставляя скользить вверх-вниз.

– Я хотел, чтобы ты стала моей. По-настоящему и навсегда.

– Когда ты этого хотел?

– Всегда… нет, неправда! Сейчас. Я понял это только сейчас. Я хочу, чтобы ты осталась. Не уходи, Сэм, останься со мной! Иначе я не переживу этот май месяц!

– Но как же… О-о!

Он сжал зубами ее сосок, потом быстро схватил другой. Выгнулся, входя в нее так глубоко, что у Саманты перехватило дыхание.

– Давай, Сэм, я хочу увидеть, как ты улетаешь к звездам. Никогда прежде я не хотел увидеть, как женщина кончает, но я любуюсь тобой. Я хочу, чтобы тебе было хорошо, Сэм. Сейчас, всегда. Боже мой, Сэм, я хочу…

– Все, что скажешь. Я дам тебе все, что ты захочешь, все, что пожелаешь…

– Я хочу, чтобы ты родила мне ребенка, Сэм.

Джек вдруг замер, словно пораженный своими словами. Взглянул на Саманту, на ее раскрасневшееся лицо, на круглые от удивления глаза, искусанные от страсти губы и, расхохотавшись, возобновил толчки, возносящие его женщину все выше, все ближе к пику удовольствия.

– Да, я уверен, я это чувствую! – Теперь Толливер почти кричал в восторге от собственной целостности и ощущения реальности мира. – Я хочу, чтобы ты родила мне ребенка!

Саманта удивилась бы, а может, и испугалась бы, но не успела. Оргазм захлестнул ее тело и мозг, топя окружающий мир во влажном блеске, где ничто не имело значения, кроме Джека, который держал ее крепко-крепко, был внутри ее, целовал ее и повторял ее имя.

Он кончил сразу же за ней, и пока оба они с трудом приходили в себя, не размыкая объятий, и пытались хоть как-то отдышаться, Саманта успела дважды посчитать дни, оставшиеся до наступления месячных, и поняла, что сегодняшний день был самым неудачным для незащищенного секса. Видимо, с точки зрения Джека – о которой она только что узнала, – это был весьма удачный день. То есть она имеет все шансы забеременеть.

– Прости, – покаянно произнес Толливер через несколько минут. – Я совсем забыл про презерватив.

– М-да… наверное, им все же стоило воспользоваться.

– Да ладно… я уверен, все будет в порядке.

– Ну да.

Джек молча встал со стола и оделся. Потом повернулся к Саманте и негромко сказал:

– Я вижу, ты сердишься на меня.

– Нет. – Саманте вдруг показалась, что она чертовски устала, словно секс отнял у нее все силы. Кое-как закончив натягивать на себя одежду, она буквально упала на табурет и, опустив голову, уставилась на собственные ботинки. – Я не сержусь… я растерялась. То, что ты только что сказал… и то, что мы сделали. И то, что мы продолжаем делать… друг с другом и с нашими жизнями. Что мы делаем, Джек? Наверное, мы оба сошли с ума. Ты забыл, зачем все это? Зачем ты привез меня в этот дом? Я здесь для того, чтобы помочь тебе стать сенатором, а не для того, чтобы ты потерял голову, влюбился и решил завести детей.

– Ах да! – На губах Джека появилась кривая улыбка. – Точно. То-то мне казалось, что я что-то пропустил.

– От тебя с ума сойти можно, Джек Толливер! – Саманта улыбнулась. – Иногда мне кажется, что тебе просто наплевать, попадешь ты в сенат или нет! – Она подождала ответа, но Джек молчал. Саманта взглянула на него внимательнее. – Эй, Джек? Ну-ка признавайся: ты хочешь стать сенатором или нет?

– Не знаю.

– Что? – Саманта вытаращила глаза и решила, что она не расслышала.

Толливер усмехнулся и громко и четко повторил:

– Не знаю. Я не уверен в том, что хочу стать сенатором.

В студии стало тихо. Толливер подошел к одному из окон и ставился на зимний пейзаж за стеклом. Потом спросил:

– Когда Грег и Лили вернутся из школы?

– Школьный автобус приедет не раньше чем через полчаса, – отозвалась Саманта. – У нас еще есть время. Расскажи не, что происходит, Джек. Почему ты прикладываешь столько усилий и тратишь миллионы долларов ради достижения цели, которая тебя вовсе не привлекает? Как же так: столько трудов, а ты даже не уверен, что тебе это нужно?

– Не бойся, я буду хорошим сенатором. Я профессиональный политик и умею делать свою работу хорошо.

– Нет, это нечестно. Если ты не хочешь быть сенатором, ты не должен участвовать в выборах.

Джек повернулся спиной к окну, взглянул на миниатюрную женщину, которая смотрела на него очень серьезно, и заговорил, выплескивая то, что не решался озвучить даже самому себе:

– Знаешь, Сэм, я только однажды желал чего-то действительно всей душой. Я хотел играть в бейсбол. Мечтал быть лучшим. Жаль, что тогда мы не были с тобой знакомы. Я был живой и счастливый, понимаешь? – Он вдруг замолчал, и Саманта испугалась, что на этом разговор закончится.

– Нет, нет, Джек, не молчи! Говори со мной. Расскажи мне об этом, я хочу знать, что ты думаешь, что ты чувствуешь.

Толливер перевел дыхание и кивнул:

– Не знаю почему, но я хочу тебе рассказать… объяснить. Я ни с кем раньше об этом не говорил и, наверное, не смогу. Даже с Карой или Стю.

– Наверное, пришло время поделиться.

– Понимаешь… – Толливер говорил с трудом, видимо, облекать чувства и боль в слова было нелегко. – Сначала у меня было все. Я мог побить любой рекорд и добиться, чего угодно. А потом я превратился в калеку. Я был ни на что не годен и никому не нужен, Сэм. Все, что я делал, все, чем я жил, было во мгновение ока уничтожено ударом. Такого удара не получал никто на поле… не было человека, чью ногу изуродовало бы так же… – Его голос прервался, и Джек некоторое время молчал, приходя в себя и собираясь с силами. – Это было нечестно… Я не хотел, чтобы меня запомнили таким: пострадавшим, несбывшейся надеждой команды.

Саманта сделала шаг к Толливеру. Ее сердце рвалось от боли и сочувствия.

– Нет, подожди, – он выставил ладонь, словно защищая свое одиночество, – дай мне договорить, раз уж я решил вывалить все это перед тобой. – Его губы сжались и стали тонкими, почти как у его матери. – Помнишь, в день нашей первой встречи я сказал тебе, что мужчины рода Толливеров занимаются только двумя вещами: бейсболом и политикой, зато уж и то и другое они делают хорошо.

– Конечно, я помню.

– Эту мысль мне внушали с самого раннего детства. Я вырос в уверенности, что такова и моя судьба. Как мой отец и его отец, я должен играть в бейсбол, а потом заняться политической деятельностью. Но в отличие от них я не успел получить свою долю радости – бейсбол кончился для меня, практически не начавшись! Его словно вырвали из меня… как мышцы были оторваны от моих костей… И моя душа… она тоже словно порвалась. Я так и не смог преодолеть это.

Джек уставился в стенку, на которой решительно ничего не было, даже трещин. Впрочем, даже если бы там висело полотно Микеланджело, Джек вряд ли смог бы оценить его. Он просто смотрел в себя и глубоко дышал, пытаясь опять загнать в рамки разумного отчаяние и боль, которым позволил подняться со дна души. Наконец он пришел в себя настолько, что смог продолжить:

– Понимаешь, Сэм, я пропустил все радости, все удовольствия игр и побед. Мне пришлось перейти сразу к обязанностям, которые тогда казались мне не очень интересными, и я не уверен, что они так уж занимают меня сейчас. Вся горечь осталась в душе, и я словно умер. Честно сказать, большую часть времени я просто пытался отвлечься, чтобы не думать о том, как я зол и как я несчастен. Для этого годились все средства: политика, женщины, выпивка. Я знаю, что вел себя как последний дурак, но это помогало.

Сэм молчала. Он взглянул на нее и выдавил не очень уверенную улыбку.

– Так что в тот день в офисе Стюарта тебе довелось познакомиться не только с бессовестным казановой, но и с человеком без души.

Саманта наконец рискнула подойти ближе и погладила Джека по плечу.

– В тот день в офисе Стюарта ты выглядел неплохо, особенно для бессовестного покойника, даже если учитывать, что речь идет только о душе.

Толливер усмехнулся, ласково провел рукой по ее щеке и отошел к дальнему окну. Глядя на зимний пейзаж за окном, он опять заговорил, но теперь голос его звучал спокойнее, в нем уже не было такого отчаяния и боли.

– Я делал то, чего от меня ждали. Например, потакал матери, только чтобы она оставила меня в покое. Знаешь, я никогда не испытывал страсти к человеку или делу, никогда не был по-настоящему увлечен. Я никогда не позволял себе увлечься женщиной настолько, чтобы попасть в зависимость от чувств, чтобы привязаться… боялся опять оказаться на земле и не хотел испытывать боль и разочарование.

Саманта, склонив голову к плечу, разглядывала широкую спину. Подумав, она поинтересовалась:

– Может, я что-то пропустила? Бейсбол, да, я понимаю твои чувства; политика – тоже. Но когда же на сцене появилась та женщина, что причинила тебе боль?

– Да ладно, мы об этом уже говорили. – Джек коротко взглянул на нее через плечо. – Это моя первая, если можно так выразиться, женщина. Моя мать. Ты, наверное, заметила, что ее трудно назвать доброй или сердечной, или хотя бы понимающей… какие там еще качества принято связывать с мамой.

– М-да, маму твою я видела…

Джек повернулся к Сэм лицом, скрестил руки на груди и, хмурясь, продолжил:

– Помнишь, я рассказывал тебе про близнецов? Как ни странно, их смерть и для меня означала конец всего. После этого у меня просто не стало матери. Она умерла. Внутри безупречно одетой и причесанной оболочки не было ничего. Вечный лед. Единственный человек, который для нее что-то значил, – мой отец. А я… я только путался под ногами, каждый раз напоминая ей о том, чего у нее нет. Ей нужны были близнецы, а меня она видеть не желала. И даже не скрывала этого. И я не забыл… и никогда ей этого не прощу.

Сэм протянула руку и положила ладонь на предплечье Толливера. Джек был как каменный, мышцы словно свело судорогой. Но, взглянув на Сэм и ощутив ее прикосновение, он оттаял и схватил ее руку.

– Ты рискнул и допустил меня к себе, – медленно сказала Сэм. – Почему, Джек?

– Не знаю. Просто я уверен, что ты не предашь, – он усмехнулся. – Может, потому что ты такая милая и так хороша в постели.

– Здорово, – пробормотала Саманта.

– А может, потому что ты самая нормальная, милая, любящая женщина из всех, кого я встречал в жизни. Я смотрел на тебя и детей… и как вы дружите с Монти, и как ты заботишься о ее Саймоне. Мне кажется, твоего тепла хватает на всех. Наверное, и мое сердце оттаяло рядом с тобой.

– Ты внутри больше не мертвый.

– И это здорово. Последнее время я действительно чувствую, что живу.

– Я рада, потому что жизнь – хорошая штука.

– И я не такой уж казанова.

– Я никогда так и не думала.

– Но это только благодаря тебе, Сэм. Ты понимаешь, что это твоя заслуга?

– Ничего подобного. – Она медленно покачала головой. – Причина в тебе самом. Именно ты решил, что быть живым гораздо лучше, чем бродить среди людей равнодушным призраком. Ты рискнул опустить защиту и впустил меня в свое сердце. И знаешь, Джек, я рада, что ты выбрал меня. Потому что… потому что я знаю, что ты достоин любви… А теперь скажи мне, ты будешь продолжать борьбу за пост сенатора?

– Думаю, да.

Он сжал ее руки.

– Я хочу спросить… хочу знать, почему ты решил, что хочешь стать сенатором? Ради чего?

Несколько долгих минут Толливер молча смотрел на свои руки, потом взглянул на Саманту, и губы его сложились в задумчивую улыбку.

– Не ради чего, а ради кого! Думаю, вы и будете моей мотивацией… и это будет очень сильная мотивация. Я хотел бы сделать это ради тебя и детей: Грега, Лили и Бена… если ты не против, конечно. И еще ради Монти и Саймона… и других детей и женщин… да и ради мужчин. Есть масса людей, чьи интересы нуждаются в защите.

– Ну вот, теперь я слышу слова человека, который действительно собирается стать сенатором.

– Значит, ты отдашь мне свой голос?

– Конечно! Я отдам тебе свой голос… и все остальное… если хочешь.

Дверь скрипнула, и Саманта быстро отдернула руку, которую Толливер уже поднес к губам. В комнату вошел сонный Дакота. Он был в пижамной курточке и штанишках. Саманта вздохнула, уже зная, что за этим последует.

– Переодень меня, мамочка.

Джек неожиданно сделал шаг вперед и решительно заявил:

– Позволь мне.

Саманта покачала головой и попыталась убедить Джека, что он не представляет себе, на что напрашивается. Но тот упорно настаивал на своем, и Сэм уступила, пожав плечами. Если Толливеру приспичило таким образом обогатить свой жизненный опыт, пусть его.

– Да ладно, Сэм, я переживу еще одно столкновение с мокрым памперсом. Не забывай, я был нападающим национальной сборной. И вице-губернатором штата Индиана. А скоро собираюсь стать сенатором. Ты оставайся здесь и рисуй, а мы дадим тебе знать, когда закончим.

Саманта пожала плечами:

– Вперед, большой парень. Но не говори потом, что я тебя не предупреждала.

Она наблюдала, как Дакота ухватил Джека за палец и они вместе покинули студию.


Джек разглядывал малыша, который лежал пузом вверх на пеленальном столике. Дакота снисходительно предоставил возможность очередному услужливому взрослому привести в порядок его попку. Вопросы личной гигиены явно не волновали молодого человека. Он выглядел как маленький король, который слишком важен и высокомерен, чтобы заботиться о таких мелочах.

Джек усмехнулся. Так не годится, подумал он.

– Так жить нельзя, друг мой, – сказал Толливер, выбрасывая в мусорный пакет свернутый в рулон грязный памперс и груду использованных влажных салфеток. «Надо что-то придумать». – Эй, Бен, хочешь поиграть со мной?

Мальчик с интересом уставился на мужчину.

– В прятки?

– Нет.

– Салочки?

– Не совсем.

– А во что?

– Я покажу тебе то, что умеют делать только мужчины. Девочки и женщины – даже мама – никогда так не смогут, как бы ни старались. Хочешь узнать, что это?

Малыш внимательно оглядел свой животик и ножки, проверяя, хорошо ли Джек его вытер. Потом подергал липучки памперса, чтобы убедиться, что они держатся.

– Ты хорошо меня вытер, мистер Джек? – подозрительно спросил Дакота.

– Да, приятель.

– Тогда давай играть.

Толливер подхватил мальчика и поставил его на ножки. Потом пошел в сторону ванной комнаты. Дакота, который двинулся было за ним, остановился и покачал головой:

– Нет. Нет-нет. Нет, нет, нет, нет.

Какой упорный парень, с восхищением подумал Толливер. Это качество очень пригодится ему в будущем… если суметь направить его на благие цели, а не на отказ от использования туалета, например.

Он помахал малышу рукой:

– Эй, приятель, не волнуйся. Я иду мыть руки. Ты можешь остаться в холле и подождать, все равно тебе смотреть не стоит.

Как он и надеялся, Дакота немедленно вошел в ванную комнату. Он бросил неприязненный взгляд в сторону унитаза, потом быстро отвел глаза.

Джек торопливо соображал. Ему нужно было что-нибудь, что могло плавать. Что-то разноцветное, и желательно… эти плавучие объекты нужно спустить в унитаз так, чтобы потом не пришлось разбирать всю канализацию.

Толливер сосредоточился: такого мозгового штурма не требовала до сих пор ни одна проблема, ни политическая, ни личная. Но он придумал!

– Эй приятель, я хочу тебя кое-что попросить, ты должен мне помочь. Ты знаешь, что такое стикеры?

– Нет, – хмуро отозвался Дакота.

– Это такие небольшие квадратные бумажки, которые можно наклеивать на книжки, тетрадки или на шкаф и холодильник. Они бывают разноцветные. Я сам видел розовые и голубые. И еще они бывают желтые и, кажется, зеленые тоже. Наверняка у Грега на столе есть такие.

– А-а, да! Они мне нравятся. Смешно клеятся.

– Принеси сюда несколько штук, ладно? Тогда я покажу тебе мужскую игру.

– Ладно, мистер Джек.

Джек честно мыл руки, пока малыш не вернулся с пачкой ярко-голубых стакеров.

– Почему ты еще в ванной, мистер Джек?

– У меня руки очень грязные были, никак не отмывались. О, вижу, ты их принес. Спасибо, дружище!

Джек быстро вытер руки полотенцем, поднял сиденье унитаза и бросил в воду несколько ярко-голубых листочков.

– Ух ты, – пробормотал малыш.

– Теперь смотри. Я покажу тебе то, что не может сделать ни одна женщина.

– Правда?

– А то! Я серьезно говорю.

Он расстегнул молнию на брюках и через пару секунд прицельно направил струю на голубые листочки.

– Эй, смотри, я утопил один! – крикнул он.

Мальчик колебался, но любопытство пересилило, и он сделал пару шагов к унитазу и заглянул в него. Голубые бумажки смешно крутились.

– Эй, а вон ту достань!

– Нет проблем! Они пытаются убежать, но им от нас не спрятаться!

Дакота быстро стянул с себя памперс и вскоре уже стоял рядом с Джеком и прицеливался. Но расстояние оказалось великовато, и тонкая струйка, ударив в край унитаза, стекла вниз на пол.

– Ой-ой-ой.

– Ничего страшного, приятель. Надо привыкнуть, такая штука случается даже с лучшими из нас. Кстати, девчонки этого не могут.

– Правда?

– Конечно! Хочешь, я помогу тебе прицелиться?

Бен кивнул, и Джек поднял его под мышки, чтобы мальчик смог попасть в воду.

– Я попал! – завопил малыш через секунду. – Смотри, мистер Джек, я в него попал!

– Молодец!

– И в того попал!

– Круто, приятель!

– Бах, бах! Стреляю! Попал!

Ну, кажется, для начала неплохо, решил Толливер, поставил мальчика на пол и застегнул штаны. Только тут он заметил Сэм, которая замерла в паре шагов от приоткрытой двери в ванную и смотрела на него круглыми глазами. Рот у нее был полуоткрыт. Джек приложил палец к губам и повернул к себе малыша, чтобы помочь ему застегнуть штанишки.

– Понравилось? – спросил он.

– Да!

– Еще будем играть?

– Ух ты, а то! Когда?

– Ну может, на следующей неделе.

– Ну-у, это долго.

– Но ты же не обязан ждать меня. Можешь поиграть сам. Да в любой момент как писать захочешь, так и давай топи врагов!

Мальчишка подозрительно прищурился и уставился на Джека. Тот ответил безмятежным взглядом. Некоторое время малыш молча обдумывал ситуацию, потом заявил:

– Ладно, мистер Джек, давай так. Я скажу тебе, когда в следующий раз захочу писать. Но ты должен звать меня моим именем. Меня зовут Дакота, а не Бен.

«Ах ты, поросенок, – подумал Толливер, с трудом сохраняя серьезную мину, – из тебя получится прекрасный дипломат или как минимум продавец машин». Он кивнул и протянул открытую ладонь.

– Договорились. Дай пять, Дакота.

Через пару часов они опять крошили бумажки в унитаз и топили врагов. Толливер был ужасно горд, когда через неделю Сэм сказала ему, что теперь Дакота окончательно и бесповоротно может считаться приученным к горшку или, вернее, к унитазу.

«Какая странная штука жизнь, – думал Толливер. – Вот взять, к примеру, такую простую вещь, как штаны. Мы запрещали Дакоте снимать их на людях и очень нервничали по этому поводу. Теперь все наладилось, Сэм и я рады и вздыхаем с облегчением. А как насчет меня и моих штанов? В присутствии Сэм я хотел бы снимать их как можно чаще, и теперь меня пугает сама мысль о том, что когда-нибудь она может запретить мне это делать».

Глава 12

Митч настороженно поглядывал на своего спутника и никак не мог решить, что же принесет ему неожиданное приключение. То ли это начало новой жизни, то ли он совершил очередную глупость, о которой еще не раз пожалеет. Парня звали Брендон как-то там. То ли Миклуски, то ли Маккловски, и выглядел он как подручный мафиози. По крайней мере, Митч, посмотревший только первую серию «Крестного отца», именно так представлял себе мафиози среднего звена: солидного телосложения и среднего возраста, слегка небритый, но облаченный в хороший костюм.

Впрочем, парень оказался весьма немногословен и пока рассказал Митчу очень немного. Факты выглядели следующим образом: некий неизвестный доброжелатель заплатил долг по алиментам, который делал Митчела Бергена объектом охоты для правоохранительных органов, и тот же Санта-Клаус нашел ему работу в Индианаполисе, снял жилье и купил подержанную, но весьма приличную машину. В качестве ответного жеста доброй воли от Митча требовалась некая информация о его бывшей жене. Впервые доброжелатель связался с Митчелом две недели назад. Услышав предложение оплатить его долги и все остальное, Берген преисполнился уверенности, что полиция вышла-таки на его след и таким оригинальным способом выманивает из норы.

Поэтому Митч, который к моменту звонка уже дошел до предела нервного напряжения и душевной опустошенности, сказал парню в телефоне, что нечего играть с ним в прятки и он готов добровольно сдаться в руки правосудия. Как потом оказалось, по телефону с ним разговаривал этот самый Брендон. Ох, он тогда здорово посмеялся. Долго уверял Мнтчела, что не имеет никакого отношения к полиции. Похоже – Берген бросил на своего спутника быстрый взгляд, – этот Брендон не солгал, он и впрямь не из полиции.

Берген поерзал, удобнее устраиваясь в кресле самолета, который следовал рейсом из Атланты в Индианаполис. В руке он крепко сжимал бокал с «Кровавой Мэри». Если все пойдет так, как говорил Брендон, то через несколько дней он сможет увидеть детей. Митч с трудом верил в такую возможность. И все, что от него требуется, – это поговорить с Сэм и получить от нее подтверждение каких-то слов, записанных на пленку. Эта часть сделки выглядела не слишком понятно, но всякий раз как Митч пытался расспросить Брендона, тот говорил, что они все обсудят позже, а пока не время. А когда Берген спросил, кому именно понадобилась информация о его бывшей жене, его спутник бросил: «Вам этого лучше не знать».

Митч был не слишком порядочным и не принадлежал к интеллектуальным гигантам, но уж совсем дураком он все же не был и потому понял, что ничего хорошего его новые друзья не попросят. Он должен будет сделать что-то очень-очень подлое и грязное, а может, и незаконное. Но Митч уже заранее решил, что согласится на все, потому что это единственный способ выпутаться из сетей неудачи. Его долги будут заплачены, и он сможет видеться с детьми.

– У Саманты что, неприятности? – спросил он.

– Я ведь вам уже говорил, что все нормально. Она и дети живы-здоровы и, я бы даже сказал, неплохо устроились.

– Откуда вы знаете Сэм?

– Я ее не знаю. Я просто оказываю услугу приятелю, занимаясь вашим делом.

– Я не хочу, чтобы ей причинили боль или чтобы у нее из-за меня были неприятности.

– Да вы что? Правда? – Брендон повернулся лицом к сидящему рядом человеку и усмехнулся, не скрывая презрительного удивления: – Я так и думал, что вы не захотите причинить ей боль. Ведь всю жизнь вы только и делали, что заботились о своей жене. И принимали все ее проблемы близко к сердцу, да?

– Вы ничего не знаете, – пробормотал Митч, уязвленный этой вспышкой сарказма.

– Да все я знаю. – Брендон отвернулся, словно ему уже наскучил этот разговор. А может, ему просто неприятно было смотреть на собеседника. – Она кормила и одевала тебя и детей, содержала дурацкий стеклянный бизнес, который не приносил ни копейки. А потом, после того как мистер Митчел заделал ей очередного ребенка, он решил, что предпочитает мальчиков, и попросту сбежал. Но ведь ты же не хотел причинить жене боль, да? Тогда, наверное, все чеки на детей, которые ты ей посылал, просто затерялись на почте.

Митч сделал хороший глоток из стакана и принялся грызть палочку сельдерея, выданную в качестве закуски. Он буквально скорчился в кресле, будто слова Брендона причиняли ему физическую боль. Он ненавидел сидящего рядом человека. Впрочем, себя он ненавидел еще больше, потому что все, сказанное Брендоном, было правдой. Да, он поступил как эгоист, но если бы хоть кто-нибудь знал, как это было ужасно – жить во лжи! Как он мучился… Он никогда и ни за что не смог бы вернуться к подобному существованию. Но может, ему все же удастся хоть как-то привести свою жизнь в порядок, наладить быт и видеться с детьми?

– Вообще-то это не ваше дело, но если мы уж заговорили обо мне и моем прошлом, то я уверен: в то время мое решение оставить Сэм было наилучшим из всех, какие я только мог принять.

Митчел вычитал эту фразу в одной из брошюр для наркоманов, где предлагались методы самосовершенствования, и она ему очень нравилась. Он чувствовал, что если объяснить свои поступки подобным образом, то к ним гораздо труднее применить слово «подлость», которое, помнится, кое-кто бросал ему вслед.

– Да ради Бога. – Милевски пожал плечами, продолжая созерцать пустоту и ясность небесного свода за иллюминатором.

– Я поехал с вами и согласился на ваши условия только ради детей. Я хочу увидеть детей, понимаете?

– Значит, вы хотите посмотреть на своих ребятишек? – Брендон неожиданно повернулся и кивнул: – Это несложно устроить. – Он сунул руку под сиденье, достал ноутбук и, открыв крышку, принялся нажимать на кнопки: – Сейчас увидите.

И буквально через несколько минут Митч с круглыми от удивления глазами уже просматривал запись какой-то встречи или собрания или черт знает чего, но там была Саманта и дети. «Бог мой, – думал он, – неужели это Дакота? Этого не может быть! А Лили – она стала почти взрослая… и такая красивая! А это Грег! Высокий парень, уже не мальчик, а подросток». Ему вдруг стало нехорошо. Так нехорошо, что внутренности свело судорогой, а на глазах выступили слезы. Неужели прошло столько времени? Он пропустил, как росли его дети!

– …и обручение это случилось непосредственно перед тем, как Толливер объявил о своем намерении бороться за кресло в сенате. Мы считаем, что дело тут нечисто, потому что подобных совпадений в жизни не бывает.

Митч поднял голову и опять уставился на экран. Саманта выглядела немного испуганной, но была удивительно красива в обтягивающем платье цвета темного шоколада. Она снизу вверх смотрела влюбленными глазами на здоровенного парня, которого Митч где-то видел раньше… ах да, это, кажется, бывший игрок в бейсбол… Они оба были красивы, как модели из глянцевого журнала: и атлетически сложенный парень, и его бывшая жена. Из них получилась прекрасная пара.

– Погодите-ка, вы это о чем сейчас говорили? – В голове Митчела зазвучал сигнал тревоги, и он даже слегка протрезвел. – Вы во что такое меня втягиваете? Это какая-то грязная политическая игра, да? Кто такие «мы»? На кого, черт возьми, вы работаете?

– Саманта Монро и Джек Толливер объявили о помолвке. И мы всего лишь хотим быть уверены, что в основе этого предполагаемого союза лежат настоящие чувства, что все это не тщательно отрепетированный и сыгранный спектакль, направленный на одурачивание избирателей.

Митч отхлебнул еще водки с томатным соком и попытался осознать и обдумать услышанное.

– Вы работаете на кого-то из журналистов? – спросил он.

– Нет-нет, что вы, – быстро ответил Брендон, но в глазах его промелькнула тревога.

– Ага, значит, вы работаете на кого-то из политических противников этого парня, а я буду таким троянским конем, который испортит суженому Саманты всю карьеру?

– Ничего подобного! – Брендон выглядел по-настоящему оскорбленным.

– Нет? Тогда объясните мне, что происходит! Кому понадобилось потратить кучу денег, сделать из меня приличного человека и притащить в Индианаполис ради того, чтобы я нашел подход к бывшей жене и заставил рассказать ее, что происходит на самом деле? Кто же так сильно ненавидит этого Толливера?

– При чем здесь ненависть, мистер Берген? Речь идет совершенно о других вещах! Прежде всего нас заботят правда и демократия и…

Митч расхохотался, и Милевски вынужден был замолчать. Отсмеявшись и вытерев рукавом глаза, Берген сказал:

– Тот, на кого вы работаете, должно быть, потерял всякую надежду обойти этого парня, раз добрался до меня. Но я думаю, что вы и тут просчитались. Уверен, Сэм меня ненавидит и не станет прыгать от радости, даже если я появлюсь на пороге как чертов Санта-Клаус – с деньгами и подарками. Она не станет поверять мне свои секреты.

– Мы считаем, что если у кого-то и есть возможность вытянуть из нее правду, то именно у вас. Бывшие мужья всегда знают, на какие именно кнопки нужно нажимать.

Митч начал было возражать, но вдруг замолчал. Ему пришла в голову ужасная мысль, и он уже корил себя, почему не подумал об этом раньше, до того как вылез из своего угла в Атланте.

– Эй, как вас там, Брендон… а вы, случайно, не знаете, Монти Маккуин все еще в городе? Она, часом, не уехала куда-нибудь из Индианаполиса?

– Кто такая эта Монти? – нахмурился Брендон. – Еще одна мать-одиночка, которой вы должны деньги?

– Нет-нет. – Митч усмехнулся, но губы его дрожали. – Я просто так спросил. Забудьте.

Черт, как же он сразу не вспомнил о Монти? Мысль о том, чтобы встретиться с Сэм лицом к лицу и попасть под ее гнев, была пугающей, но Митч знал, что подобную встречу он, пожалуй, переживет. А вот перспектива столкнуться нос к носу с Монти Маккуин пугала Бергена гораздо больше. Три года назад она предупредила его, что если увидит в Индианаполисе еще раз, то собственноручно отрежет ему яйца… Монти всегда умела найти подход к парню, с содроганием подумал Митч.

Брендон похлопал его по руке, призывая обратить внимание на экран компьютера. Картинка походила на рекламный ролик. Приятная музыка и хорошо поставленный голос за кадром, перечислявший все многочисленные достоинства и свершения Джека Толливера. А потом он увидел Сэм.

Его бывшая жена и кандидат в сенаторы шли по заснеженной улочке, держась за руки, разглядывали ярко освещенные витрины и время от времени прижимались друг к другу плечами. Сэм выглядела очень красивой и невероятно счастливой. Парень рядом с ней выглядел шикарно. «Надеюсь, он и правда такой… и хорошо к ней относится», – подумал Митч.

Он взглянул на своего спутника и увидел, какая недобрая улыбка кривит его губы, как прищурены глаза. «Я сделал большую, чертовски большую ошибку, согласившись приехать в Индианаполис, – подумал Митч. – Меня собираются использовать, и это приведет к каким-то очень и очень небезобидным последствиям». Возможно, он все же причинит боль Саманте, но, что и говорить, пятьдесят семь тысяч долларов не падают с неба просто так. Митчел вздохнул и почему-то опять вспомнил о Монти. Рука невольно потянулась ощупать свое мужское достоинство. Все было на месте… пока.


Саманта улыбалась, пожимала руки и старательно делала вид, что чувствует себя комфортно и уверенно. Но самом деле вся окружающая обстановка пугала ее до мурашек и спазмов в желудке. Сегодня в огромном университетском зале, превращенном в телевизионную студию, проходили дебаты между четырьмя кандидатами от партии, претендующими на пост сенатора. Всего таких встреч запланировано три, но Сэм полагала, что если ей удастся пережить первую, то дальше должно пойти легче. В зале полно было самого разного народа: студенты и преподаватели университета, представители прессы из всех городов штата, партийные функционеры и бог знает кто еще.

Саманте выделили кресло во втором ряду, но рассаживаться было рано, и она просто стояла, окруженная членами избирательного штаба Толливера и добровольцами; многих из этих людей она видела сегодня первый раз в жизни. Само собой, здесь были Стюарт – глава личного штаба Толливера, Кара – руководитель избирательной кампании, и пресс-секретарь. Кроме того, вокруг мелькали директор по политическим вопросам, заместитель директора по политическим вопросам, директор по организационным вопросам, управляющий отделом социологических исследований, финансовый директор, региональный координатор, координатор волонтеров, координатор волонтеров из среды студентов… и все они сияли, как медные начищенные пуговицы, и каждый носил значок с лозунгом «Толливера – в сенаторы!».

Все были возбуждены и радостно обсуждали приток денежных средств, который поступал на счета Джека от представителей деловых кругов, индустриальных групп, фермерских объединений и профсоюзных организаций. Должно быть, это были хорошие новости, и Кара не могла удержать улыбку, поэтому Саманта тоже активно радовалась, время от времени обмахиваясь какими-то программными заявлениями как веером.

Ей было душно и жарко. То ли в аудитории действительно стало слишком тепло от большого количества народа и осветительной аппаратуры, то ли Сэм просто нервничала. Сегодня она впервые в жизни надела костюм за тысячу долларов и чувствовала себя не в своей тарелке. Саманта украдкой оглядела себя. Ну просто Джеки Кеннеди, само изящество, а все благодаря Каре, которая для этого мероприятия не пожалела времени на шопинг с Самантой.

Когда дебаты начались, Саманта добросовестно слушала, болела за Джека и радовалась каждой его маленькой победе, одержанной в споре с оппонентами. Иногда она переставала слушать и просто любовалась им. Из всех присутствующих Толливер был, несомненно, самым красивым, мужественным и хорошо одетым. И по мнению Сэм, он больше всех походил на сенатора, ибо держался со спокойной уверенностью и достоинством.

Зрителям и слушателям перед началом дебатов было строго-настрого заказано вставать со своих мест. Даже паузы, которые телевидение заполняло рекламой, следовало проводить в зале. Саманта терпела изо всех сил, но поняла, что просто не доживет до перерыва. Она прошептала Каре, что вернется буквально через минутку, и выбралась из зала.

Сэм направилась в дамскую комнату и, даже не задержавшись у зеркала, нырнула в одну из кабинок. Попыталась закрыть за собой дверь, но не тут-то было. Дверь не закрывалась, и Саманта вскрикнула от неожиданности, когда оказалось, что ее удерживает чья-то рука. Рука оказалась сильной и настырной, и дверь распахнулась. В кабинке было не так уж много места, и Саманта оказалась прижатой к боковой стене.

– Вы уж простите, но нам с вами надо поговорить без посторонних. – В кабинку протиснулась женщина и решительно закрыла за собой дверь.

– Мне тут и одной нравилось, то есть совсем без посторонних.

– Вы прекрасно поняли, что я хотела сказать.

– Вы Кристи Скоэн.

– Да. – Блондинка улыбнулась, но глаза ее не принимали участия в этом акте социального приветствия. Они холодно и неприязненно разглядывали Сэм. – А вы Саманта Монро, которая всем рассказывает, что скоро станет Самантой Толливер.

– Мне говорили, что журналисты преследуют людей, но я не ожидала, что они так неразборчиво выбирают места охоты.

– Ну, миссис Монро, это довольно грубое замечание. Я просто делаю свою работу.

– Ах вот как! И особенно хорошо это у вас получается в общественных уборных, да? А Джека вы тоже умудрились проинтервьюировать вот так – в закрытой кабинке, в приватной обстановке?

Кристи усмехнулась, но глаза ее холодными клинками впивались в Саманту.

– Я даю вам последний шанс во всем сознаться, – прошипела она. – У вас есть только одна возможность рассказать мне, как все это было с вашей точки зрения. Потом этого шанса уже не будет и вам никто не поверит. Ну и последствия соответственно будут более тяжелыми.

Саманта поморщилась. То ли угроза ее напугала, то ли еще что, но она почувствовала, что разговор затянулся.

– Знаете, Кристи, все это мило, но немного неуместно. Я действительно хочу воспользоваться туалетом, так что вам придется выйти.

Журналистка даже не шевельнулась.

– Я вам не мешаю писать, – с усмешкой заявила она.

– Ну тогда ладно, – легко согласилась Сэм. Она задрала юбку, спустила красные трусики и присела.

У мисс Скоэн отвалилась челюсть; она как-то не предполагала, что ее слова будут восприняты буквально. Журналистка отвернулась к стене, с возмущением прислушиваясь к журчанию за спиной.

– Я знаю, чем вы занимаетесь, миссис Монро, – сказала она.

– В данный момент писаю.

– Я имею в виду вашу с Джеком аферу.

– А-а, – протянула Сэм. Она спустила воду, натянула трусики и поправила юбку. – Вы не могли бы пропустить меня. Надо бы руки помыть.

Кристи обернулась. Лицо ее было искажено яростью.

– Я записываю наш разговор. Все, что вы мне скажете, может быть использовано в качестве материала для публикации или передачи.

– Знаете, вам бы нужно поговорить с Толливером.

– Он не отвечает на мои звонки.

– Странно, да?

– Кроме того, мои вопросы предназначены непосредственно вам.

– Тогда спрашивайте. Я и так уже пропустила значительную часть дебатов.

Мысленно Саманта поблагодарила Кару, которая неплохо подготовила ее к подобной встрече. Адвокат предупреждала о назойливости журналистов, и они не раз репетировали ответы на наиболее вероятные вопросы. Правда, никто из них и предположить не мог, что интервью состоится в туалетной кабинке. Впрочем, Саманта чувствовала себя на удивление спокойно. «Должно быть, это влияние тысячедолларового костюма на мое мироощущение. Женщина, одетая в такой роскошный костюм, просто обречена чувствовать себя уверенно и не суетиться».

– Как вы познакомились с Джеком?

– Кара Демаринис уже много лет является моей постоянной клиенткой. Если вы помните, я работаю в салоне «Ле сёрк». Так вот Кара и познакомила нас.

– И как давно это случилось?

– Не так уж много времени прошло… Мы встретились в ноябре.

– Да? И как же вам удалось обручиться в такие рекордно короткие сроки – к Рождеству?

– Нам не понадобилось много времени, чтобы убедиться, что мы во всем подходим друг другу. Так бывает, знаете ли.

– Ах вот оно что! – Кристи саркастически рассмеялась. – Тогда расскажите мне про своего жениха. Расскажите, что именно вас так привлекло. Знаете, женщины обычно любят мужчин за всякие милые пустячки. Расскажите мне, за что вы полюбили мистера Толливера. Чем он так пленил вас?

Саманта молчала. Такие вопросы они с Карой не отрабатывали. Просто никому не пришло в голову, что журналист сможет спросить подобное. Это слишком личный вопрос, и задать его осмелилась только пылающая ненавистью и жаждой мести Кристи Скоэн. Сэм вздохнула и вдруг вспомнила мамины слова. Еще в детстве, когда Сэм не знала, что делать, мама всегда говорила ей: «Если сомневаешься, говори правду».

– Ну… – Она неуверенно улыбнулась и задумчиво сказала: – Джек прекрасно целуется. То есть он действительно может лишить девушку разума одними поцелуями.

Кристи фыркнула.

– Он добрый и щедрый. Мы живем в его поместье, и он окружил нас заботой и радушием.

– Ну да, и поэтому вы решили как можно скорее выйти за него замуж. Это неглупо, но не очень похоже на любовь.

– Он очень внимателен к деталям. Я могу забыть о каких-то своих высказанных мимоходом желаниях, а он, оказывается, все помнит. – Саманта склонила голову к плечу и мечтательно улыбнулась: – Представляете, он переоборудовал старую детскую в доме на Сансет-лейн в студию для того, чтобы я могла рисовать.

Кристи нахмурилась.

– И он всегда может рассмешить меня. Вообще Джек обладает редким чувством юмора. Мало кто из политиков и состоятельных людей способен на самоиронию, а вот Толливер всегда готов посмеяться над собой.

– Толливер готов посмеяться над собой? – Кристи была шокирована услышанным. – Вы что, обкурились? Да он к своей заднице относится серьезнее, чем к бюджету страны!

Саманта продолжила, не обращая внимания на эту вспышку:

– Он политик, и это предполагает определенную долю открытости, но вообще-то Джек очень закрытый человек. Он неохотно пускает людей в свой внутренний мир. Я думаю, это связано с той давней травмой и с тем, что ему пришлось многое пережить тогда. Но, знаете, мне он открылся. Я поняла, что он действительно любит меня, после того как этот мужественный человек позволил мне почувствовать его боль и поделился со мной своими надеждами. Я не просто люблю Джека, я уверена, что он мой друг. И то, что мы собираемся пожениться… это действительно большая честь для меня.

– Кара хорошо вас натаскала, – медленно сказала Кристи, кивая. – Передайте ей, что ее выучка производит впечатление. Впрочем, меня все равно тошнит от вашего слащавого вранья! – Она скрестила руки на груди и продолжила: – И подумать только, как удачно, что мистер Совершенство, про которого вы мне тут рассказывали, еще и очень богат. Или вы этого даже не заметили?

– Заметила.

– Как удачно для вас и ваших детишек.

– Его деньги здесь ни при чем. Просто Джек – мой мужчина. Я полюбила бы его, даже если бы он был бедным автомехаником.

– Или стеклодувом?

Саманта почувствовала, как в душе ее поднимается гнев. Ей категорически не нравилась эта женщина. Более того, главным в этом более чем странном интервью в туалетной кабинке было не журналистское любопытство и не желание заработать на сенсации. Саманта очень явственно ощутила угрозу, которая исходила от стоявшей почти вплотную красивой молодой блондинки.

– Я не совсем понимаю, чего вы добиваетесь, Кристи, – сказала Саманта. – Но уверена, вы этого не получите, копаясь в наших с Джеком отношениях.

– А вот тут вы ошибаетесь! Я собираюсь добиться своего, именно покопавшись хорошенько в ваших отношениях. И вы мне в этом поможете, хотите вы того или нет.

– Мне кажется, я просто не понимаю, о чем вы говорите. – Нахмурившись, Саманта покачала головой.

– Я знаю, что никакой помолвки на самом деле не было! – Кристи схватила Сэм за руку и развернула ладонь, разглядывая кольцо. Красота перстня лишила ее слов, но, к сожалению, лишь на мгновение. Быстро оправившись, журналистка хмыкнула: – Мило и довольно правдоподобно. Но все равно ложь!

– Оно красивое, правда?

Но Кристи не желала больше обсуждать кольцо. Глаза ее сузились, и она заговорила злым шепотом:

– Я знаю, что все это делается ради успеха избирательной кампании Толливера. И я подозреваю, что ваши, милочка, услуги щедро им оплачиваются. По-другому просто и быть не может, и это очевидно для любого, кто хоть как-то знает Толливера. Вы совершенно не его тип! Он никогда не женится на женщине ваших лет, разведенке с тремя детьми! Даже сама мысль об этом вызывает у меня смех. Это нелепо! Парикмахерша – жена Джека Толливера! Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда! И я собираюсь это доказать. – Кристи подалась вперед, приблизив пылающее злобой лицо к Сэм, и та мимоходом удивилась: ей показалось, что с одной стороны челюсть у журналистки весьма заметно припухла. – После того как я раскопаю эту историю, Толливера не выберут даже в комиссию по устройству канализации в самом дальнем углу штата Индиана! Можете передать ему мои слова в качестве предостережения.

– Спасибо, я так и сделаю. А теперь прошу меня извинить. – Саманта попыталась покинуть кабинку, но Кристи решительно преградила ей путь. – Не вздумайте ко мне прикоснуться, – сказала Сэм, и голос ее звучал вполне серьезно. Ситуация уже не казалась ни нелепой, ни смешной. – Я подам на вас в суд.

– Суд – прекрасное место, и именно там – на скамье подсудимых – окажетесь вы с Джеком, после того как я раскопаю всю правду о вашей сделке!

– Знаете, я не дралась в женском туалете класса с девятого, – медленно сказала Саманта, – и вообще мне очень нравится мой новый костюм, и не хотелось бы его портить. Но клянусь, если вы быстро не уберете свою задницу от двери, то весьма скоро об этом пожалеете.

– Это ваш последний шанс, миссис Монро. – Кристи не двинулась с места. В ее голосе зазвучало чуть ли не сострадание. – Расскажите мне правду о ваших отношениях с Джеком, и, обещаю, я сделаю все, чтобы защитить вас, когда правда выплывет наружу и станет жарко.

– Вы ненормальная.

– Не хотите? Ладно… Тогда, раз уж вы так близки с мистером Толливером, расскажите мне о том, как выглядит его шрам. У Джека пунктик – он старается никому не показывать свою изувеченную ногу.

Саманта удивленно приподняла брови. «Надо же, – подумала она, – а от меня он никогда не прятался».

– Раз вам нужно это услышать – пожалуйста: у него поперек коленной чашечки шрам. И с внутренней стороны колена еще один. Эти места почти потеряли чувствительность, и, когда я целую его шрамы, Джек почти ничего не чувствует.

Кристи фыркнула, но продолжала слушать очень внимательно.

– Есть отметины выше колена и довольно глубокие – две с наружной стороны бедра. И вокруг несколько более мелких рубцов от более поздней артроскопической хирургии. Икра левой ноги имеет немного неправильную форму, потому что мышцы были оторваны от костей… И чтобы окончательно удовлетворить ваше любопытство относительно отметин на теле Джека Толливера, добавлю сверх программы: на его левом бедре с внутренней стороны имеется прелестная маленькая родинка, приблизительно в трех дюймах от его члена.

Мисс Скоэн стояла с открытым ртом и вытаращенными глазами. Это был тот редкий случай, когда журналистка не нашлась что сказать. Сэм воспользовалась замешательством противника, дернула защелку и распахнула дверь, прижав Кристи к стене. Она вылетела из дамской комнаты, позабыв помыть руки. Черт с ней, с гигиеной, Сэм вовсе не хотелось нарваться на продолжение интервью с мисс Скоэн.


Прежде чем Саманта смогла рассказать кому-нибудь о содержательном разговоре в дамской комнате, прошло еще долгих три часа. Сразу после окончания дебатов Джек отправился в телестудию для записи выпуска новостей, которые транслируются по всей стране в шестнадцать часов. После этого он перебрался в соседнюю студию, где его снимали для выпуска одиннадцатичасовых местных новостей. Только во втором часу ночи они все загрузились в «БМВ» Стюарта. Джек сел рядом с адвокатом, а Кара и Саманта устроились на заднем сиденье. Все были усталые и возбужденные. Кара и Стюарт болтали без остановки. Должно быть, это от того, что они весь вечер пили кофе, решила Сэм.

– Ну, с самого начала было понятно, что единственный серьезный противник – это Чарли Манхеймер. Остальные – так, для мебели. Толку от них было мало.

– Да, – отозвался Толливер, приняв посильное участие в разговоре.

– Мне он показался довольно приятным человеком, – сказала Сэм, вспомнив, как в начале вечера ее представили Манхеймеру. Противник Толливера оказался весьма представительным седовласым джентльменом шестидесяти с чем-то лет с пронзительным взглядом голубых глаз.

– Еще бы он не казался приятным! – фыркнула Кара. – Он три срока был конгрессменом! Да с таким опытом можно обаять кого угодно, хоть зеленого гоблина! Парень стал настоящим актером.

– Знаете, это не очень вдохновляет, – пробормотала Саманта, отворачиваясь к окну. Все вопросительно молчали, и она пояснила; – Я хочу сказать: неужели в дебрях политических джунглей не бродят просто хорошие парни? Кто-нибудь, кто заботится о людях, а не о собственном эго и возможности добраться до власти? – В машине повисло молчание, и Сэм устало вздохнула. – Ладно, расслабьтесь, я знаю, что это был наивный и, может, даже глупый вопрос. Но я просто хотела быть уверенной.

– К сожалению, с простыми парнями там напряженка, – хмыкнул Стюарт.

– Я уверена, что многие политики действительно заботятся о своих избирателях, – сказала Кара, – Но дело в том, – она адресовалась конкретно к Сэм, – что честность не приведет человека на должность сенатора или конгрессмена. Это могут сделать только деньги.

– Вообще-то этой стороной политического процесса мы не гордимся, – подал голос Толливер.

Стюарт поймал взгляд Сэм в зеркальце заднего вида:

– Вас отвезти на Сансет-лейн?

Прежде чем Саманта успела что-нибудь ответить, Джек заявил:

– Вы с Карой живете в другой стороне. Раз уж мы так сегодня намучились, было бы грешно гонять тебя в качестве шофера. Высади нас у моей квартиры, и я сам отвезу Сэм домой.

– Правда? Ты не устал?

– Мне нужно проветриться после болтовни и шума, а то не засну.

Саманта почувствовала на себе внимательный взгляд Кары. Прежде чем ненужные мысли о внезапно подобревшем и непривычно заботливом Толливере смогли закрасться в голову адвоката, Саманта решила отвлечь ее внимание. Пожалуй, сейчас самое время для рассказа о встрече с Кристи Скоэн. Сэм постаралась изложить интервью в туалетной кабинке как можно подробнее.

– Это невероятно! – Кара чуть из машины не выпала, услышав о таком неслыханном нахальстве.

– Господи помилуй, – пробормотал Стюарт.

– Она тебя обидела? – Джек развернулся и внимательно всматривался в лицо Сэм. Губы его сжались в тонкую холодную линию.

– Еще чего! Если бы дело дошло до драки, неизвестно, чья бы взяла. Я вполне могу за себя постоять.

– Ой, а можно мне как-нибудь посмотреть? – с живым интересом спросил Стюарт.

Джек рассмеялся, но Кара даже не улыбнулась.

– Значит, она уверенно заявила, что Джек тебе платит?

Саманте не часто приходилось видеть Кару такой обеспокоенной.

– Она сказала, что подозревает это, так как я совершенно не подхожу Джеку. Не его тип.

– Да что ты говоришь? – Толливер насмешливо выгнул бровь.

– Да. – Саманта смотрела на свои руки, лежавшие на коленях, и изо всех сил боролась с подступающими слезами.

Что-то нервы расшалились. Должно быть, это результат участия в политической жизни. Но кто обещал, что будет легко? Сэм справилась с голосом и продолжила:

– Кристи сказала, что ты никогда не женишься на женщине моего возраста, разведенной, да еще с тремя детьми… к тому же парикмахерше. Мол, это настолько противоречит всему твоему образу жизни, что не может быть правдой. Поэтому она уверена, что наши отношения – спектакль, затеянный специально накануне выборов.

– Черт возьми, – пробормотал Стюарт.

– Контракт, заключенный вами, дело частное, – заявила Кара, пытаясь успокоить не только Сэм, но и себя. – Кристи не удастся получить доступ к банковским документам. Она в конце концов не полицейский… И даже копам нужен ордер суда. Так что она просто пыталась тебя запугать.

– Да что тут думать-то? Она свихнулась от ревности, вот и все! – сказал Стюарт. – Никак не может пережить, что Джек променял ее на другую. Она-то уж спала и видела себя миссис Толливер.

– Ах вот как. Я и не знала, что между вами все было так серьезно, Джек, – ровным голосом сказала Сэм.

– Между нами не было ничего серьезного, – быстро ответил Толливер.

– Эта ненормальная пойдет на все, лишь бы заполучить сенсацию, – мрачно произнесла Кара. – Она считает себя звездой не местного, а общенационального масштаба и мечтает пробиться на центральный канал. Возможно, она рассматривает эту историю как хороший трамплин для старта. Но она не получит свою сенсацию, уж мы постараемся.

Оставшийся путь до квартиры Джека Саманта сидела тихо и думала о своем. Она закрыла глаза и сделала вид, что дремлет. Но она слишком устала, чтобы просто заснуть. День выдался долгий, тяжелый, и теперь ей было не по себе от усталости, духоты и волнений.

А еще Сэм раздумывала о том, как Джек мог связаться с Кристи Скоэн. Пусть их отношения были недолгими, и Толливер считает их несерьезными. Все равно она не могла этого понять. Конечно, Саманта знала, что в жизни Джека было много женщин, и для себя решила, что каждая была чем-то хороша, раз привлекла его внимание. И она не испытывала ревности или каких-то негативных чувств по отношению к этим женщинам. Но Кристи? Конечно, она красива, красива, как кукла Барби. Но даже невооруженным взглядом видно, что эта женщина мелочна, до крайности эгоистична и что она очень недобрый человек, не отягощенный совестью. Как мог связаться с Кристи Скоэн человек, полюбивший ее, Сэм?

– Каждый раз, как я смотрел в зал и видел тебя – такую красивую, такую желанную, меня охватывало почти непреодолимое желание сорвать с тебя этот милый костюмчик и овладеть тобой…

– М-м?.. И когда именно возникло это неукротимое желание: до того как мистер Манхеймер произнес свою пылкую речь о семейных ценностях или после?

Джек хмыкнул, но не позволил себя отвлечь. Едва они вошли в квартиру, он обнял Саманту и теперь упорно продвигался к спальне. Гостиная, кухня, столовая, Сэм краем глаза пыталась рассмотреть хоть что-нибудь из обстановки.

– Слушай, если это обзорная экскурсия по твоим апартаментам, то не мог бы ты предоставить мне другое место? – Не выдержала она. – Очень трудно рассмотреть что-нибудь, двигаясь спиной вперед.

– Экскурсионная программа начнется, как только мы доберемся до кровати.

Джек сам удивлялся происходящему. Желание буквально ослепляло его, и это несмотря на изматывающий день! А все потому, что Саманта – это совершенство, против которого он не в силах устоять! Да и как можно не желать такую прелестную особу. Она – вместилище всех достоинств в образе милой хрупкой женщины с рыжими волосами. Другая на ее месте и сейчас тряслась бы от страха, но Сэм не сдалась даже после столкновения с Кристи Скоэн. В прекрасном теле живет боевой дух. «Она моя принцесса, – думал Толливер. – Принцесса-воин. И кроме того, она чертовски сексуальна».

– Я люблю тебя, Саманта.

Сэм замерла и перестала двигаться от изумления. Воспользовавшись ее временной парализованностью, Толливер подхватил Саманту на руки и бросил на неразобранную постель. Сам он лег сверху.

– Я не шучу, Сэм. Я люблю тебя и хочу, чтобы ты и дети остались со мной и после выборов. И мне наплевать, кто что подумает. Я прошу тебя быть моей. Соглашайся, Сэм, пожалуйста.

Ее губы приоткрылись, но Толливер не стал дожидаться ответа. Он поцеловал ее губы, потом подбородок, шею. Его руки гладили лицо Сэм. Он должен убедить ее, должен сделать так, чтобы Саманта поверила: она значит для него бесконечно много. Саманта – сокровище, ниспосланное ему судьбой… или провидением. Неважно.

Джек расстегнул ее пиджак и обхватил ладонями талию. Какая бледная, нежная кожа… Нашарив сбоку застежку юбки, он расстегнул молнию, а потом сдвинул юбку вниз, обнажив бедра. Она была в тех самых красных трусиках, похоже, они стали чем-то вроде выходного костюма. Толливер нежно гладил живот, бедра, поцеловал круглый пупочек. Надо будет еще таких купить. Дюжину.

Джеку потребовалось всего несколько минут, чтобы полностью освободить Сэм от одежды. Юбка и трусики упали на ковер, а следом отправились пиджак и бюстгальтер. Вскоре на Саманте не осталось ничего, кроме высоких чулок шоколадного цвета и изящных туфель на высоких каблуках.

– Я люблю тебя, Сэм… Скажи, что ты тоже меня любишь… Сэм, не молчи!

Она протянула руки, обнимая его и целуя в глаза и губы. Потом руки ее затеребили одежду Джека, и Толливер был счастлив сознавать, что она так же мечтает увидеть его тело, почувствовать прикосновение его плоти к своей. Но он с нетерпением и странной тревогой ждал ее слов.

– Я люблю тебя, Джек. С первой встречи я поняла это. И не смогла справиться с собой, хотя, видит Бог, я пыталась.

Он помог Саманте развязать галстук и расстегнуть рубашку.

– Справиться? Почему? Разве я такой большой и страшный? Как серый волк?

С этими словами он развел ее бедра, устроился меж ее гладкими, затянутыми в шелк ногами и провел языком снизу вверх, по всей длине ее лона. Оно было немножко соленое, но все равно слаще меда. Сэм закрыла глаза, и из ее груди вырвался стон.

– Ты слишком хорошо занимаешься любовью, – пробормотала она. – У меня не было никаких шансов устоять.

– Не-ет, милая, это у меня не было шансов. Ибо ты – само совершенство и я сдался без борьбы.

– Может, мы просто стоим друг друга? – пробормотала Саманта. Ногти ее чертили полоски на его загорелых плечах. – И тогда, наверное, нам нет смысла больше бояться и бороться. Пусть будет так…

– Да, пусть будет так, – прошептал Толливер, целуя ее влажное лоно, а потом накрывая своим ртом ее губы, чтобы она почувствовала собственный медовый вкус.

Бедра Сэм начали двигаться под ним, сводя Джека с ума, зазывая его туда, где горячая плоть плотным кольцом обхватит его член, даря блаженство.

– Возьми меня сама, Сэм, – хрипло сказал Толливер, перекатываясь на спину.

Через секунду она уже была на нем, и Джек, замерев, смотрел, как Саманта развела бедра и медленно-медленно опустилась на него, вбирая в себя его плоть. Никто из них и не вспомнил о том, что есть такая полезная вещь, как презерватив. Должно быть, что-то действительно изменилось между ними, если это перестало быть важным. Толливер стонал от наслаждения, пока Саманта покачивалась на нем вверх-вниз, приближая и отдаляя сладкое мгновение разрядки и глядя прямо ему в душу своими ясными синими глазами.

Джек обхватил ее бедра, направляя движение, замедляя его, чтобы продлить удовольствие, заставляя ее подниматься до самого кончика и опускаться так глубоко, что его член входил в ее лоно на всю длину.

– Тебе нравится, Джек?

– Да. Мне ни с кем и ни разу не было так хорошо. Только ты… только с тобой. И каждый раз это чудо. Ну почему мы не встретились давным-давно?

– Потому что ты был звездой футбола, а я – парикмахершей, к тому же замужней и с детьми.

– Ах, ну да! – Он притянул Сэм к себе, чтобы чувствовать грудью ее острые соски, и прошептал на ухо: – Я люблю тебя, милая.

– Я тоже люблю тебя, Джек. – Саманта потерлась растрепанной рыжей головой о его плечо.

Толливер перекатился на бок и, подмяв под себя Сэм, оказался сверху. Поднялся на руках и с нежностью посмотрел на ее тело. Такое женственное, светлокожее. У него было множество женщин, но никогда он не мог сравнить секс со своими любовницами с тем, что происходило сейчас. Словно тогда он и не подозревал, как это может быть. Как это должно быть, чтобы дарить счастье.

Джек прикусил ее сосок, и Сэм, вскрикнув, выгнулась дугой, тело ее сотрясалось от спазмов удовольствия. Никогда Толливер не был счастлив от того, что мог доставить удовольствие женщине. Он смотрел на Саманту, вдыхал ее запах и хотел, чтобы этот момент длился вечно. Саманта открыла затуманенные страстью глаза, притянула к себе голову Джека и принялась целовать его – страстно, горячо, скрепляя свою любовь к этому мужчине, который достиг в ее объятиях вершины блаженства, и его большое и сильное тело содрогнулось от оргазма.

Джек лежал в объятиях любимой женщины, и на душе его царили удивительный мир и покой. Немного придя в себя, он вдруг решил, что должен ей кое-что объяснить. Перекатился и лег рядом, обнял ее покрепче и заговорил негромко, тщательно подбирая слова:

– Знаешь, Сэм, я думал о словах Кристи. И я хочу, чтобы ты знала: именно ты мне подходишь. Абсолютно мой тип. Я так долго не мог найти тебя, что уже почти отчаялся и перестал ждать и искать. – Он гладил ее рыжие локоны и чувствовал, как она прижалась к нему. Ее теплое дыхание щекотало кожу.

– Значит, мы наконец нашли друг друга? – прошептала Сэм.

– Да.

– Просто… просто наш способ знакомства оказался нетрадиционным.

– Весьма нетрадиционным. – Он звонко поцеловал ее в макушку. – Слушай, я все хотел тебя спросить: какими духами ты пользуешься? Я никогда не встречал ничего подобного. Ты не поверишь, но мне иногда даже снится твой запах.

Саманта тихонько засмеялась:

– Это не духи. Я сама смешиваю некоторые масла: жасмин, розовое масло… и немножко иланг-иланга.

– Эта последняя штука… кажется, это афродизиак?

– Он действует не на всех. Но я рада, что тебе нравится. Знаешь, эта смесь называется «пламя жизни».

– Тебе это удивительно подходит. И по натуре, и по цвету.

Сэм поцеловала Джека в щеку.

– Ты правда искал такую, как я?

– Точно такую! Только я не знал, что именно мне нужно, пока не встретил тебя. Знаешь, когда я тебя увидел, по мне словно мурашки побежали. И я совершенно четко услышал голос где-то внутри: «Это она». Некоторые вещи, происходящие в нашей жизни, случаются вот так: необъяснимо загадочно.

– Как правило, так случаются самые лучшие вещи.

– А ты? Когда ты поняла, что я именно тот, кто тебе нужен? Во время нашей первой встречи?

– Ну-у… – Саманта переменила позу. Теперь она лежала, вытянувшись, прямо на теле Джека. Тот блаженствовал, вдыхая ее запах, чувствуя тяжесть ее тела и поглаживая круглые ягодицы. – Помнишь, при первом знакомстве ты сел мимо стула?

– Еще бы…

– Я подумала тогда, что ты просто чудак. Потом, приглядевшись получше, решила, что тебя можно использовать для секса.

– Ах ты, поросенок! – Джек рассмеялся, и Сэм чуть не свалилась с него.

– Но это длилось недолго. Очень скоро я поняла, что влюбляюсь в мистера Толливера все больше и больше, и к Рождеству я уже совсем потеряла голову. Все было кончено!

– Нет-нет, все только начиналось!

– Ну да.

– Сэм, а чего ты искала всю жизнь?

Сэм лежала неподвижно, и Толливер знал, что она обдумывает ответ. Он и сам не мог бы сказать, что заставило его задать этот вопрос. Впрочем, нет, он хотел, чтобы она была с ним честной. Так пусть скажет то, что думает. Даже если ему не понравится ответ – он хочет его услышать. Он всегда требовал от своих адвокатов и советников говорить ему только правду. И если Саманта будет его женщиной – по-настоящему, пока смерть не разлучит их, – он будет ждать от нее полной искренности. Иначе нельзя.

– Скажи мне, Сэм. Я действительно хочу знать.

Она пошевелилась и села, как наездница, упершись руками Джеку в грудь, ноги по обеим сторонам его тела. Толливер мельком подумал, что так ему трудновато будет вести серьезный разговор. Он все время станет отвлекаться, любуясь ею, такой совершенной, такой прекрасной с распущенными рыжими локонами. Его собственная дикая амазонка.

– Я всегда хотела быть частью настоящей семьи, – медленно заговорила Саманта. – Чтобы мужчина и женщина любили друг друга страстно, но относились бы друг к другу с уважением и добротой. И вот этого-то у меня и не было. Митч, он… он не был страстным, и теперь мы все знаем, почему именно.

Губы Саманты дрогнули, но она пыталась улыбаться, и это трогательное зрелище заставило Джека страдать.

– Он просто с самого начала был таким, милая. Я имею в виду – голубым. Ты ни в чем не виновата.

Он нежно провел ладонью по ее щеке.

– Я знаю.

– Он притворялся. Может, просто сначала сам не понимал, что ему нужно. И честно говоря, я рад, что он оставил тебя. Чего я не могу понять, так это как мужчина может бросить своих детей. Это подло.

– Знаешь, потом я поняла, что он просто-напросто использовал меня. С того момента как я залетела, и мы решили пожениться, я фактически полностью содержала его. Стеклодувная мастерская так и не начала приносить прибыль. Наши отношения не были равноправными, нас нельзя было назвать партнерами. И он редко бывал добр ко мне… Так что нашему браку не хватало… всего: страсти, взаимного уважения и доброты. Я… я очень хотела бы найти это теперь, когда я с тобой.

– Клянусь, милая, я дам тебе все это.

– Я тоже хочу… я буду для тебя страстной и доброй. И стану уважать тебя.

– Ради тебя, Сэм, я сделаю все, что угодно.

– Тогда люби меня. Просто люби – крепко-крепко. А все остальное сложится само собой.

Джек сел и обнял Саманту. Ночь только начиналась, и они были вместе. К утру Толливер точно знал, что нашел наконец свое место в этом мире. Его место рядом с Сэм, а его предназначение – любить ее тело и душу и сделать ее счастливой.

Глава 13

– Сэмми, с тобой все в порядке? Ты выглядишь осунувшейся. Мне кажется, что ты похудела.

– Я? Хо-хо! Это ты похудела и очень заметно! И вообще, знаешь, Монти, ты стала выглядеть просто потрясающе.

Саманта оторвала взгляд от кучки конвертов, лежавших на столе, и тепло посмотрела на подругу. Кто бы мог подумать, что два месяца в спортзале возымеют такой эффект!

– Да. – Монти провела рукой по заметно постройневшим бокам и бедрам и довольно улыбнулась. – Неплохо получается, правда? В некоторых местах я вроде как похудела, и поэтому кажется, что в других – гораздо более важных местах – у меня даже кое-что прибавилось.

Женщины дружно рассмеялись.

Саманта бросила взгляд в сторону бассейна. Дети купались и, как обычно, переругивались. Сэм прислушалась. Надо же, просто приятно слышать, что Грег за всю долгую и выразительную тираду, обращенную к сестре, ни разу не заикнулся.

Саманта вернулась к просмотру счетов и рекламных буклетов, из которых по большей части и состояла почта. В душе ее царили мир и покой. Действительно, у нее есть все, чего может желать женщина. Замечательные дети. Любимый мужчина. Она перестала бояться этого слова и теперь получала огромное удовольствие от того, что любит. Избирательная кампания Джека продвигается с успехом. Они договорились, что после выборов сообщат заинтересованным лицам, что действительно решили остаться вместе и что благодаря им они теперь счастливая пара. Будущее выглядело безоблачным, и впервые за много лет Сэм без страха думала о том, что будет завтра, в следующем месяце или через год.

Она улыбнулась своим мыслям, взглянула на простой белый конверт, который лежал перед ней на столе, – и ей показалось, что сердце в груди остановилось. Сжав зубы, чтобы прекратить охватившую ее тело дрожь, Саманта два раза прочла адрес, написанный столь хорошо знакомым почерком. Этого не может быть. Она закрыла глаза, пытаясь унять головокружение, но дурнота не отступала.

– О Господи, – прошептала Сэм.

– Что там? – лениво спросила Монти. – Банк уведомляет тебя, что у них не хватает места, чтобы хранить твои деньги? Подвалы под завязку, и ты должна срочно пригнать грузовик за излишками золота? Эй, Сэмми, да на тебе лица нет!

Саманта смотрела на Монти, но встревоженное лицо подруги предательски расплывалось перед глазами.

– Я получила письмо от Митчела„– прошептала она.

– Чего? – Монти с тревогой посмотрела на побледневшую подругу.

– Слушай, я… я не могу его открыть. Давай ты. – Сэм толкнула конверт к Монти и откинулась на спинку кресла, обхватив плечи руками.

– Хочешь, чтобы я открыла? А если там споры сибирской язвы?

– Нет там никакой язвы, – пробормотала Саманта. – А вот дерьма может быть очень много.

Монти, хмурясь, разглядывала конверт.

– Слушай, а ведь это адрес в Индианаполисе. То есть твой бывший муженек в городе? И что, он совсем ничего не боится? Надо же… Похоже, мне надо наточить кое-что из своих инструментов и кое-куда прокатиться. Благо обратный адрес здесь имеется, и он вполне разборчив.

– Прочти письмо вслух. Пожалуйста.

Монти вскрыла конверт и достала сложенные листки бумаги.

– Так, что тут у нас?.. Не испачкаться бы…

Она взглянула в сторону бассейна, убедилась, что дети заняты игрой и не проявляют интереса к беседе взрослых, и принялась читать:


«Дорогая Сэм. Я понимаю, что ты испытаешь шок, когда получишь это письмо. Поверь, я сам себе не верю и очень переживаю даже сейчас, когда пишу его. Во-первых, я хотел извиниться за то, что оставил тебя так внезапно и не выполнял свои родительские обязанности. Знаешь, в последнее время я много думал, и мои душевные метания и искания не прошли даром. Я осознал, что был не прав, и не прошу, чтобы ты меня простила, так как понимаю, что это было бы слишком самонадеянно с моей стороны.»


– Ну хоть это понимает, – мрачно заметила Монти.

– Читай дальше.


«В моей жизни было много трудностей и слишком мало счастья, но теперь этот период заканчивается. В прошлом я наделал глупостей и навлек на себя большие неприятности, как личные, так и финансового плана. Однако сейчас все потихоньку налаживается.

Я прилагаю к письму копию чека, который должен поступить в банк не позже четверга. Я уплатил долг по алиментам и впредь надеюсь четко и добросовестно выполнять свои родительские обязанности. Все, что тебе нужно сделать, – это отправиться за чеком в офис прокурора или распорядиться, чтобы они перевели деньги на счет. Через пару месяцев мне предстоит предстать перед судом, где меня, возможно, ждет наказание за пренебрежение своим отцовским долгом и неуплату алиментов. Но я готов ответить за совершенные мной ошибки.»


Монти несколько секунд молча таращилась на подругу круглыми глазами. Потом убедилась, что в конверте действительно имеется копия чека на пятьдесят семь тысяч долларов, и показала его Сэм.

– Знаешь, как говорят: деньги к деньгам, – не скрывая растерянности, сказала она.

– Там больше ничего нет? Ты дочитала до конца? – спросила Сэм, которой все еще было трудно дышать.

Монти откашлялась и принялась читать дальше.


«У меня к тебе только одна просьба: давай встретимся, чтобы я мог лично извиниться перед тобой за все свои проступки; а кроме того, мне хотелось бы обсудить, каким именно образом я буду общаться со своими детьми.»


Монти сложила письмо и убрала его обратно в конверт. Конверт она бросила на стол перед Самантой. Сэм схватила его и, оглянувшись на детей в бассейне, спрятала в карман джинсов.

– Я не могу в это поверить. Это неправда, неправда! – Саманта закрыла лицо руками. Ей казалось, что на груди ее лежит большой камень, который мешает дышать, и тяжесть эта болью отзывается в сердце.

Потом она отняла руки от лица и тревожно уставилась на Монти. Подруга смотрела на нее с не меньшим беспокойством.

– Я и представить себе не могла, что когда-нибудь он умудрится выплатить долг, явится в город и захочет видеть детей. Как я им скажу, что Митч вернулся? Это их убьет! А Дакота? Что я скажу Дакоте? Он его знать не знает! Ни разу в жизни не видел!

Монти перегнулась через стол и взяла руки подруги в свои:

– Вот что я тебе скажу, Сэм. Поговори-ка ты с Денни. Она адвокат, должна знать, что закон думает по этому поводу. Может, по закону он не имеет права претендовать на общение с детьми. Такое может быть, правда? По крайней мере, мне это представлялось бы логичным. Нужно все выяснить.

Саманта кивнула. Она немного воспряла духом. Будем надеяться, что закон окажется на ее стороне и ей удастся изгнать Митча из своей жизни раз и навсегда. Но все равно она была расстроена. Такой долгожданный покой, поселившийся в душе, умиротворение и уверенность в завтрашнем дне – прекрасные чувства, которыми Сэм искренне наслаждалась. И вот все рухнуло в пять минут. Благодаря Митчелу Бергену. Горькая ирония, настоящая насмешка судьбы состояла в том, что еще недавно Саманта готова была на что угодно, лишь бы получить эти пятьдесят семь тысяч. Но теперь они ей были не нужны. Если окажется, что общения с Митчем можно избежать, отказавшись принять деньги, она сделает это, не задумываясь. Просто отправит их в какой-нибудь благотворительный детский фонд, и все.

Ну почему Митч появился именно теперь? С деньгами? Неужели он сумел заработать такую кучу денег?

– Мне это очень не нравится, – пробормотала Саманта. – Как-то это неспроста.

– Ты тоже так думаешь? – Монти кивнула головой. – Слушай, Сэм, я хочу, чтобы ты мне кое-что пообещала. Не ходи на встречу с Митчем одна. Давай вместе, хорошо?

– Клянусь. А ты не забудешь взять бритву?


Кристи злилась, она наверняка опоздает к назначенному часу в парикмахерский салон, и Марсия не успеет постричь и уложить ее за время, оставшееся до встречи с Брендоном. Сегодня они обедают вместе. Весь день пойдет кувырком из-за ненормального стоматолога, который чуть ли не умолял ее показаться хирургу. Вняв просьбам встревоженного врача, мисс Скоэн согласилась. И вот она сидит в приемной, а драгоценные минуты ее времени проходят напрасно, и Кристи тихо бесится, поглядывая на часы, не в силах сосредоточиться даже на такой простой вещи, как статья в «Космо». Последнее время зубы Кристи доставляли ей столько проблем, что она не могла думать ни о чем другом.

– Мисс Скоэн?

Ну наконец-то! Кристи последовала в кабинет за медсестрой и села в кресло. На этот раз ждать пришлось недолго. Когда дверь распахнулась, и в кабинет вошел молодой и очень даже привлекательный врач, Кристи подумала, что визит к стоматологу тоже может оказаться не лишенным смысла. Впрочем, присмотревшись, она поняла, почему доктор произвел на нее такое впечатление. Его серые глаза и темные волосы, смуглая кожа и широкая улыбка напомнили ей Джека Толливера. Осознав это, Кристи поморщилась. Секс с человеком, хоть как-то похожим на Толливера, невозможен для нее. А значит, доктор выбывает из числа претендентов на благосклонность.

Доктор заглянул ей в рот, потом просмотрел снимки и медицинскую карту и покачал головой:

– Не думаю, мисс Скоэн, что вам стоит дальше тянуть с удалением. Вы и так откладываете процедуру весь год. Боюсь, у вас будет воспаление, причем на этот раз инфекционное и гораздо более неприятное, чем все предыдущее. – Доктор улыбнулся, но Кристи не ответила, плотно сжав зубы. – Я всегда говорил, что неправильно растущий зуб мудрости – это как супружеская измена. Рано или поздно все выходит наружу. А у вас таких преступных секретов – то бишь зубов мудрости – целых четыре.

Кристи нахмурилась. А парень-то шутник. Стоит ли доверять такому весельчаку и позволять ему копаться у нее во рту?

– Как я понял, вы не в восторге от необходимости удалить зубы, – продолжал хирург. – Должен вам сказать, что многие пациенты боятся этой процедуры, но после ее завершения они бывают приятно удивлены, потому что дискомфорт и болевые ощущения оказываются намного меньше того, что они ожидали. Операция будет проходить под общим наркозом, а затем вам пропишут хорошее обезболивающее средство. Мы рекомендуем взять на работе пару дней отпуска, чтобы целиком оправиться после процедуры. Разговаривать и жевать нормально вы сможете не раньше чем через двадцать четыре часа после проведения операции.

«Что ж, тогда тут и говорить не о чем», – подумала Кристи. Она холодно улыбнулась доктору и заявила:

– Я не могу позволить себе такой роскоши, как выходной, до конца выборов. Если только после десятого мая…

Вскинув брови, доктор уставился на настенный календарь.

– Это через пять недель!

– Я знаю.

– Я не уверен, что вы протянете больше месяца.

– У меня просто нет другого выхода.

– Вы что, работаете на кого-то из политиков? Или баллотируетесь в мэры?

Кристи буквально подпрыгнула от негодования. Ну и невежда!

– В этом году не проводятся выборы мэра! – воскликнула она. – Речь идет о выборах сенатора от штата Индиана. А я – политический обозреватель Десятого канала. Я также веду программу «Столица сегодня с Кристи Скоэн». Мы выходим в эфир по воскресеньям в два часа дня и три раза в день по будням.

– Да? – Врач что-то писал в карте и лишь пожал плечами в ответ на возмущение женщины. – Вы извините, я редко смотрю телевизор.

Кристи, кипя от негодования, покинула кабинет с предписанием явиться к хирургу одиннадцатого мая к восьми утра, раздумывая, можно ли вообще доверять человеку – не важно, кто он по профессии, – который не смотрит телевизор и не знает о том, что вот-вот начнутся выборы в сенат.

Возможно, она займется поисками врача лично и тогда, несомненно, найдет более компетентного специалиста, чем этот молодой невежа.

Ее визит в парикмахерский салон прошел без особых приключений… Марсия неохотно откликалась на попытки обсудить Саманту Монро, и Кристи сочла за лучшее сменить тему.

Только с Брендоном ей не нужно было притворяться. Они встретились за ленчем в китайском ресторане «Майкл Пи», и Кристи в который уже раз похвалила себя за то, что взяла в помощники Брендона Милевски. Пока все ее инструкции он выполнял правильно и безукоризненно.

Правда, вся операция по возвращению Митчела Бергена в Индианаполис стоила ей, Кристи, немалых денег, и она морщилась, выписывая очередной чек. Но с другой стороны, эти траты вполне можно было рассматривать как инвестиции в будущее. Ей пришлось продать часть акций компании «Майкрософт», которые отец подарил ей к окончанию университета, но Кристи твердо рассчитывала вернуть все сторицей после того, как скандал выплеснется на экраны телевизоров и газет, а она получит предложение работать на национальном телевидении. Тогда ее доходы многократно возрастут, и она не только оправдает потраченные деньги, но и сможет позволить себе многое: покупки, поездки, квартиру… Ах, сколько всего заманчивого виделось Кристи в будущем!

– Так когда у тебя найдется свободный вечерок? Я очень хочу угостить тебя обедом и показать свой дом.

Кристи вздохнула. Вот с мужчинами всегда так. Нужно быть осторожной и тянуть, тянуть, не давая никаких обещаний, но и не отталкивая. Брендон нужен ей как помощник сейчас и как союзник в будущем. Милевски, с его плотной фигурой и готовностью услужить, ассоциировался у Кристи с надежностью и комфортом. Ей нравились и его улыбка, и сарказм, и находчивость. Но соглашаться на ужин вдвоем в обстановке, которая наверняка перерастет в интим? Увольте!

– Давай запланируем наш маленький праздник на тот день, когда вся правда о Толливере выйдет наружу, – сказала Кристи улыбаясь.

– Но я не могу ждать так долго! Я люблю тебя, Кристи! Это чувство пришло давно, и теперь я могу сказать тебе о нем… И я не хочу больше ждать!

Кристи Скоэн осторожно погладила руку Брендона, сжавшуюся в кулак.

– Следующие несколько недель мы будем очень заняты, – промурлыкала она. – Нас ждет большая работа и много развлечений для моих телезрителей. Так что время пролетит незаметно, вот увидишь.

Милевски отступился, и некоторое время они уделили еде. Но вскоре Брендон, который почти не сводил глаз с Кристи, спросил, почему она так плохо ест.

– У меня болят зубы. Это такое мучение! После выборов придется ими заняться. Врач говорит, что дальше тянуть нельзя.

Брендон перестал жевать, вытер рот салфеткой и расстроенно покачал головой.

– Тебе нужно взять неделю отпуска. Я буду приезжать каждый день… или, если захочешь, просто поживу у тебя. Буду тебя выхаживать.

– Неделю? – Кристи замерла на месте, хлопая глазами.

– Ну да. Я знаю, о чем говорю – мне удалили сразу три зуба мудрости из четырех. Это было еще в колледже, и я провалялся никакой целую неделю.

Кристи нахмурилась, услышав подобные новости. Господи, ну почему она не удалила чертовы зубы год назад, когда они заныли в первый раз? «Клянусь, – торжественно пообещала она себе, – я никогда не стану больше откладывать на завтра то, что нужно сделать сегодня! Кстати, о делах насущных…»

– Нам нужно, чтобы Митчел Берген связался с Самантой, – сказала она. – Он должен попасть в дом. Или хотя бы просто встретиться с ней.

– Пока она ничем не обнаружила, что знает о возвращении мужа. Хотя она не могла не получить письма.

– Это не очень хороший знак.

– И она не забрала чек. Я проверял.

– Черт! Это должно было сработать! Она не может вот так казаться от денег.

– Все пройдет как надо, не волнуйся! – Брендон улыбнулся и посмотрел на Кристи с нежностью. – Ты просто гений, и твой план обречен на успех. Так что, я думаю, надо просто немного подождать.

– Ты прав. – Кристи немного расслабилась, улыбнулась и даже позволила Брендону подержать ее за руку.


Маргарет Толливер была недовольна. Она вернулась в Неаполь в середине января, но никак не могла отделаться от тех неприятных событий, что произошли с ней в Индианаполисе. Более того, ей предстояло в скором времени вернуться в столицу штата и вновь окунуться в кошмарный спектакль, затеянный ее сыном.

Она совершенно не могла понять, что вообще происходит с Джеком. Сын категорически не желал слушать ее советов и вел себя как студент младших курсов, которому гормоны ударили в голову. Подумать только, мужчина из рода Толливеров настолько потерял голову из-за какой-то модельки… что она там демонстрировала? Нижнее белье, кажется. Так вот, он настолько увлекся этой неподходящей во всех отношениях женщиной, что поселил ее в семейном особняке на Сансет-лейн. Он дал ей свадебное кольцо своей бабушки, и теперь эта… женщина демонстрирует кольцо всему городу, словно это дешевая бижутерия. Все происходящее выходило за рамки разумного, но как бы Маргарет ни пыталась воздействовать на Джека, тот пресекал все разговоры на тему Саманты Монро. Она вспомнила их последнюю беседу – такую же безуспешную, как все предыдущие, – и ей снова стало не по себе. Мать и сын сидели в библиотеке, и Джек говорил скучным, лишенным эмоций голосом:

– Я думал, ты хочешь, чтобы я стал сенатором Соединенных Штатов Америки.

– Конечно, я этого хочу! Ты прекрасно справишься с этой работой, и я всегда считала, что твое место на Капитолийском холме.

– Тогда позволь мне самому заниматься своей личной жизнью и своей избирательной кампанией. Я знаю, что делаю.

– Нет, Джек, мне кажется, ты совершенно не понимаешь, к каким последствиям могу привести твои поступки! С самого начала идея с привлечением этой женщины была ошибочна. Если хоть что-то просочится в прессу… если хоть кто-нибудь узнает о том, что происходит, тебе придется распрощаться с мечтами о карьере и политике. Навсегда! Я не хочу, чтобы ты так пострадал, это будет ужасно…

– Давай будем называть вещи своими именами. Ты не хочешь, чтобы пострадало имя Толливеров.

– Дело не только в имени…

– Правда? Я не уверен в этом, Маргарет. Мне всегда казалось, что я для тебя имею значение только как носитель имени.

Эти слова причинили ей боль. Маргарет Дикинсон понимала, что ее трудно было бы назвать заботливой или нежной матерью, но она всегда гордилась Джеком и поощряла его карьерные устремления. Если он все же стал тем, кем стал – взрослым красивым мужчиной с успешной политической карьерой, – значит, она все сделала правильно.

Маргарет вздохнула. Ей пришлось вернуться в Неаполь. Здесь все выглядело очень мирно. Она сидела на открытой веранде и завтракала, одновременно наблюдая за тем, как Нестор, садовник, приводит в порядок клумбы. Предавшись созерцанию этой умиротворяющей картины, Маргарет позволила себе вспомнить о близнецах. Она знала, что если бы ее ангелочки выжили, то и ее жизнь, и жизнь Джека были бы совершенно другими. Но что случилось, то случилось. После их смерти она всецело посвятила себя карьере Гордона. Должно быть, Джек так сердит на нее до сих пор именно за это. Возможно, в то время ему немного не хватало внимания. Но ей пришлось пойти на это… просто чтобы выжить. Разве было бы лучше, если бы она сошла с ума от горя? Мальчику не нужна рыдающая и бьющаяся в истерике мать.

Маргарет попыталась припомнить, как тогда жил Джек. Кроме официальных фактов биографии, в голову ничего не приходило. И она сделала вывод, что он прекрасно со всем справился.

И вот теперь ее сын выкидывает какие-то немыслимые номера. Конечно, она всегда хотела, чтобы он нашел приличную девушку, остепенился, завел семью и детей. Больше того, она мечтала о внуках, надеялась на них, и мысль о том, что Джек так и не сподобится жениться, выводила Маргарет из себя. Ей нужны внуки, причем как можно скорее, пока она еще в силах порадоваться им, побаюкать и подержать малышей на руках. Пока она еще не слишком стара. И кроме того… кроме того, Маргарет Дикинсон желала при жизни увидеть продолжение своего рода.

Джек, увлекавшийся моделями и прочими доступными и продажными женщинами, разбивал ей сердце. Но она продолжала надеяться, что когда-нибудь он полюбит достойную женщину. И не важно, кем она будет – но не Самантой же Монро!

Подумать только, он спит с женщиной, которой платит, чтобы она изображала его невесту! Ведь это делает ее фактически… фактически платной женщиной. Проституткой! А дети? Шлюха с тремя детьми! Происходящее настолько встревожило Маргарет, что некоторое время она обдумывала идею поговорить со Стю и Карой и таким образом заставить их повлиять на сына. Но, поразмыслив, миссис Толливер решила, что этот план не сработает. С какой стати адвокаты будут добиваться прекращения отношений, которые сами же инициировали? Кроме того, настоящая любовная связь придаст достоверности их безумному спектаклю. Они, видимо, таким странным образом отрабатывают свои высокие гонорары. Куда катится этот мир?

Миссис Толливер отпила кофе из чашечки тончайшего фарфора и вздохнула. До выборов осталось немногим больше месяца. Ей придется вернуться в Индиану самое большее через неделю, чтобы поддержать Джека и придать вес его избирательной кампании.

Но самое ужасное – Маргарет вернулась мыслями к Саманте Монро – то замечание, которое позволила себе эта выскочка. Как она осмелилась критиковать ее прическу! Да она носит такую стрижку уже лет тридцать и всегда прекрасно выглядит!

– Не нужно ли подрезать гибискус покороче, миссис Толливер?

Маргарет невидящим взглядом уставилась на Нестора, все еще размышляя о своих волосах. Ведь не может быть, чтобы с ними было что-то не так! Кто-то, кажется, говорил ей, что эта Саманта и не модель вовсе, а парикмахерша. Брр! «Так что же не так с моими волосами?» – испуганно подумала Маргарет.

– Миссис Толливер? Так что насчет гибискуса? Подрезать?

– Что? Ох, да плевать мне на гибискус. Хотите, так вообще вырежьте его к черту!


Заседание клуба «Джин и депрессия» в этот пятничный вечер дамы провели нетрадиционно. Они встретились на Сансет-лейн, чтобы устроить вечеринку и пикник у бассейна. Вся пристройка гудела от смеха, звона бокалов и кипучей активности, которую развернули женщины. В одной из комнат они устроили импровизированный маникюрный и педикюрный салон, в буфетной разместилась парикмахерская, а в кухню они то и дело ныряли, чтобы подкрепить свои силы.

– Эй, Монти, говорят, ты подцепила шикарного парня в спортзале. – Оливия откусила кусочек печенья и не слишком разборчиво продолжила: – Давай рассказывай, на какой стадии пребывают ваши отношения? Ты же знаешь, этапов на тернистом пути связи с мужчиной несколько, но они повторяются с неизменным постоянством. Ну так? «Я счастлива, как никогда»? Это первая стадия помешательства. Потом наступает обострение: «Что-то я в этом парне не понимаю». Или мы продвинулись уже на тот уровень, когда пора подавать заявление в полицию, чтобы суд запретил ему приближаться к тебе на расстояние выстрела?

– Оливия, ты несешь чушь! – решительно заявила Денни. – Если бы ты встречалась с женщинами…

– Эй, это мое шоу! – остановила ее Монти. – И я вам скажу, девочки, что он замечательный! Еще могу добавить, что он разведен, у него двое детей, которые учатся в колледже, и – самое главное – он обращается со мной, как с королевой. Впервые за много лет я чувствую себя настоящей женщиной… а не рабочей лошадью. И он мне очень-очень нравится, вот.

– Ах, звучит почти как признание в любви, – заметила Кара.

– А еще он очень симпатичный, – добавила Марсия. – Он недавно приходил в салон, так все рты пооткрывали, и работа встала. Хорошо хоть никому ничего лишнего не отрезали.

– А что ты хочешь, в женскую парикмахерскую редко заходит настоящий мужчина, все больше голубые, – засмеялась Саманта.

– Сэм, а как там поживает твой роман? Мы следим за публикациями в газетах, но хотим знать больше! – воскликнула Ванда, усаживаясь поближе со стаканом вина в руке. – Вы уже назначили дату свадьбы?

– Пока нет, – безмятежно улыбаясь, заявила Сэм. – Мы решили ничего такого не планировать, пока не пройдут национальные выборы в ноябре.

Кара чуть заметно кивнула, что, по-видимому, означало «молодец». Адвокат была довольна. Сэм поднаторела в ответах на каверзные вопросы.

– Знаешь, я так рада за тебя, – сказала Кэнди. – Вас часто показывают по телевизору, да и фотографии в газетах появляются регулярно. И каждый раз он смотрит на тебя так нежно, так влюбленно!

– А он такой и есть, нежный и влюбленный, – спокойно подтвердила Саманта, убирая в ящик стола фен и расчески. – Я никогда прежде не встречала такого замечательного человека. И что самое главное, я могу оставаться собой, никто не требует, чтобы я жертвовала своими интересами или притворялась. Мне и в голову не могло прийти, что когда-нибудь отношения с мужчиной будут доставлять мне столько удовольствия. А теперь я с трудом верю, что когда-то жила без Джека.

– Готова поспорить, что он классно целуется, – с завистью сказала Ванда.

– Так и есть, – кивнула Сэм, и по лицу ее скользнула улыбка – нежная и мечтательная… и совершенно искренняя. Она на секунду застыла, думая о своем, позволив себе побыть счастливой. А когда подняла глаза, встретила удивленно-встревоженные взгляды Монти, Кары и Денни. Надо было что-то сказать, чтобы заглушить их удивление, которое могло перерасти в подозрение, но она ничего не могла придумать. И тут, слава Богу, появился Джек.

– Эй, дамы, поосторожнее с шутками. Откровенные заявления и публичные оценки таят в себе большую угрозу! – воскликнул он, выбирая на подносе булочку с шоколадом. – Помнится, я как-то не сдержался на одной учительской конференции, так у меня потом были большие неприятности. Меня ославили сексистом!

– Не думаю, что они сильно ошиблись в оценке, – пробормотала Монти.

– Да я так… Я просто. – Оливия вдруг ужасно смутилась и растерялась. Она не знала, то ли пугаться, то ли обижаться на слова возникшего в их женском царстве великолепного мужчины.

– Оливия, успокойся, он просто подшучивает над тобой, – сказала Кара. – Джеку нравится, когда женщины им восхищаются.

– Особенно когда мной восхищается одна особенная женщина. – Толливер подошел к Саманте и поцеловал ее в щечку. Для всех присутствующих это был просто дежурный поцелуй, очень уместный для людей, чьи отношения устоялись… или для тех, у кого вовсе нет никаких отношений. И только Сэм почувствовала, что его язык успел пощекотать ей кожу.

Джек повернулся к присутствующим и по всей форме представился тем, кого видел впервые. Бриджит едва дышала от волнения, у Оливии рот открылся, как у маленькой девочки, Ванда нервничала, Кэнди хихикала, а Марсия была преувеличенно радушной.

– Так чудесно познакомиться с вами! – воскликнула она, пожимая руку Толливеру. – Мы все так за вас рады! За вас и Сэм, я имею в виду!

– Угу, – послышалось из угла, где сидела Монти.

– Спасибо, девочки! – улыбнулся Джек. – А теперь скажите, у кого-нибудь есть минутка, чтобы постричь меня?

– Конечно! Да! – Хор получился на удивление дружным, даже Монти подала голос.

Однако он уселся в кресло к Саманте, и она немного освежила стрижку. Бриджит и Ванда проявили интерес к избирательной кампании, и Джек рассказал им, как можно присоединиться к команде волонтеров его избирательного штаба.

Дверь скрипнула, и в комнату заглянули дети.

– Привет, Джек! – воскликнул Грег ухмыляясь. – Никак решил сделать педикюр?

– Нет, жду своей очереди, чтобы сделать депиляцию в области бикини.

Мальчик захлебнулся от смеха, а Марсия улыбнулась и промурлыкала:

– Наш салон проводит подобные процедуры. Если надумаете, мистер Толливер, я к вашим услугам.

Успокоившись, Грег сказал матери, что они пошли наверх укладываться. Но он не успел закрыть дверь – в комнату влетел Дакота. Не снижая темпа, малыш кинулся к Толливеру на колени.

– Привет, мистер Джек!

Саманта наклонилась и поцеловала мальчика, которого Толливер ловко поймал, избежав удара в живот.

– Иди спать, – сказала Саманта.

– Ладно, мамочка. Пока-пока, мистер Джек. – Дакота вознамерился поцеловать Толливера на ночь, для чего ухватил ладошками его щеки, прицелился и запечатлел мокрый поцелуй где-то около носа. Джек засмеялся и взлохматил золотистые локоны малыша:

– Спокойной ночи, Дакота.

Дети ушли спать, Джек тоже распрощался и уехал к себе. Потом начали собираться по домам подружки. Пока разыскали разбросанные по дому купальники, инструменты, сумочки, прошло еще не меньше часа. Потом они все тепло прощались на крыльце.

– Я так рада за тебя, Сэм. – Марсия обняла подругу. – Но пожалуй, еще больше я рада за детей. Им явно пошло на пользу мужское влияние.

– Это точно, – отозвалась Саманта.

Пока Саманта провожала гостей, Монти прибиралась в кухне. Увидев входящую подругу, Монти швырнула губку в раковину – брызги полетели во все стороны – и голосом прокурора сказала:

– А ну-ка присядь, Сэмми.

Саманта вздохнула и послушно устроилась на одном из высоких табуретов возле стойки. Она подозревала, что рано или поздно это должно случиться. До сегодняшнего дня ей удавалось поддерживать иллюзию своей независимости от Джека, своей невлюбленности, но долго так продолжаться не могло. Саманта понимала, что Монти знает ее слишком хорошо, чтобы обманываться дальше. Честно сказать, в душе она даже рада была, что не придется больше притворяться перед лучшей подругой. Насколько легче ей станет, если она сможет наконец довериться Монти!

– Ты в него влюбилась, – мрачно констатировала Монти. Сэм молчала, крутя на пальце кольцо. Бриллианты и изумруды рассыпали по столу множество ярких зайчиков.

– Ты что, рехнулась, подруга? – не отступала Монти.

Сэм встретила ее сердитый взгляд с выражением полной безмятежности, но продолжала молчать.

– И как я раньше не догадалась? – Монти всплеснула руками. – Ведь он чуть ли не живет здесь же, в этом доме. Я заметила, как ты на него смотришь! А Дакота? Малыш явно принимает его за родственника! Сэмми! Ты соображаешь, что делаешь? Дакота слишком привязался к твоему нанимателю! Что ты молчишь? Ты меня вообще слушаешь?

– Поверь мне, все не так плохо.

Монти выкатила глаза и уперла руки в бока. Бока за последние пару месяцев существенно похудели, но зрелище все равно получилось внушительное.

– И как давно ты с ним спишь? – вопросила она.

– Некоторое время.

– И ты мне ничего не рассказала! Как ты могла? – Монти топнула ногой.

– Прости меня, ну пожалуйста! – Сэм покаянно спрятала лицо в ладонях. Когда она осмелилась вновь взглянуть на подругу, та сидела на соседнем табурете и печально качала головой. – Мне правда стыдно, Монти. Я должна была рассказать тебе, но к тому моменту, как я осознала свою ошибку, было уже слишком поздно. Я знала, что ты будешь злиться.

– Так как давно ты с ним спишь, я что-то не расслышала?

– С той ночи, когда была буря.

Челюсть у Монти отвисла, и она закрыла рот, клацнув зубами. Помолчав, ехидно заметила:

– Смотрю, ты решила не терять времени даром.

– Это было такое внезапное наваждение. Обоюдное.

– Да что ты говоришь? А ты не забыла, что для твоего мистера Джека секс не может иметь того же значения, что для тебя? Вы ведь принадлежите к разным мирам и играете с ним по разным правилам, Сэмми! А может, и игра у тебя другая и ты просто не понимаешь этого… И вообще – где это видано: укладываться с мужчиной в постель раньше третьего свидания! Тебе что – шестнадцать лет?

– Тот вечер, когда разыгралась буря, был нашим четвертым или пятым свиданием. И знаешь, Монти, ты напрасно волнуешься. Джек меня любит.

Теперь Монти выглядела по-настоящему встревоженной. Она взяла подругу за руку и заглянула ей в лицо:

– Нет, милая, тут ты ошибаешься. И я – как человек, который тебя действительно любит – хочу тебе кое-что сказать… понравится тебе это или нет. – Она помолчала, словно собираясь с силами. – Твой Джек – суперский парень. И мне он тоже нравится. Честно. Он хорош собой, умеет ухаживать и все такое. Возможно, он даже честный человек, что странновато для политика. Но его отношения с женщинами! Этим забит весь Интернет!

– Он изменился.

– Ты себя-то послушай! – Голос Монти усилился. Она качала головой и закатывала глаза, поражаясь затмению, которое нашло на обычно трезвомыслящую подругу. – Как ты думаешь, скольким женщинам он признавался в любви? И где они все?

– У нас с Джеком сложились особые отношения, Монти. Так получилось, понимаешь? Никто ничего не планировал, все вышло само собой. Джек относится ко мне с уважением, и я знаю, что желанна и любима. Я… я прежде ничего подобного не испытывала. Ты не поверишь, но я счастлива!

– О Господи! И что, он говорил, что любит тебя? Вот этими самыми словами?

– Да! – Губы Саманты сами собой расползались в широкую глупо-счастливую улыбку, и она ничего не могла с собой поделать. – Он часто повторяет, что любит… и я тоже. Я тоже говорю ему эти слова.

– Может, он предложил тебе выйти за него замуж? Вы обсуждали хоть какие-то планы на будущее?

– Ну, слова «выходи за меня» он не произносил. Но я не думаю, что он будет против брака.

– Просто не знаю, что и сказать. – Монти откинулась назад и внимательно рассматривала подругу, словно видела ее впервые. – У меня такое впечатление, что ты исключила меня из своей жизни. Как ты могла, Сэм? Я-то тебе все-все рассказываю! И про Роя Харрисона, с которым познакомилась в фитнес-клубе, я тебе сразу же доложила – хоть ничего серьезного пока нет. Я, конечно, надеюсь, но пока все это так – развлечения. А у тебя, оказывается, любовь, да еще какая! А ты мне ничегошеньки не рассказала!

– Прости меня, Монти. – Сэм действительно чувствовала себя виноватой. Меньше всего ей хотелось обижать любимую подругу и самого близкого человека. Она ненавидела себя за то, что расстроила ее. – Я бы тоже обиделась, если бы ты мне что-нибудь не рассказала.

– Я бы так никогда не сделала.

– Да, я знаю. Но попытайся и ты меня понять. Дело вовсе не в любви, как это ни странно. Если бы у нас просто был роман, я не стала бы ничего скрывать. Но я работаю на Толливера. И будущее моих детей зависит от того, насколько хорошо я смогу сыграть свою роль. Ты не поверишь, во что превратилась моя жизнь. Даже в туалете за мной охотятся журналисты. Они рассматривают нашу жизнь под микроскопом, надеясь найти нестыковки и обвинить во лжи и фальсификации. И еще… еще я не была уверена… я долго не могла поверить, что это настоящее чувство, что Джек любит меня! Думала, это временно, просто связь, которая ни к чему не обязывает и продлится недолго. Знаешь, я и правда собиралась все тебе рассказать.

– Ну да.

– Прости меня.

– Не знаю. Получается, ты навесила на меня еще одну тайну, которую я должна хранить так же свято, как и все предыдущие.

– Если ты не против – то да. – Сэм обняла подругу. – Ты не представляешь, насколько легче мне стало, – прошептала она. – Теперь, когда ты знаешь…

Они помолчали, потом Саманта робко добавила:

– Знаешь, ты действительно очень похудела. Даже на ощупь чувствуется разница. И вообще прекрасно выглядишь.

– Не пытайся сменить тему, делая мне комплименты и рассказывая, как хорошо я выгляжу. Я и так знаю, что я просто лапочка.

Саманта с облегчением рассмеялась.

– К сожалению, тебе не удастся обманывать Кару вечно, – задумчиво сказала Монти. – Она довольно скоро обо всем догадается.

– Я так не думаю, – покачала головой Сэм. – Люди видят то, что хотят видеть. Кара считает, что мы с Джеком талантливо разыгрываем спектакль, поставленный и срежиссированный ею же. Она получает удовольствие от собственной гениальности и ни о чем не подозревает.

– Ладно, как знаешь. – Монти встала и потянулась. – Думаю, пора пойти немного поспать. Сегодня я займу комнату, которая называется «спальня Линкольна». Там я еще не ночевала.

– Охота тебе каждый день обживаться в новой комнате! – Посмеиваясь, Сэм покачала головой.

Они выключили свет и пошли к лестнице, ведущей в гостевое крыло.

На одной из мраморных ступенек Монти внезапно остановилась и схватила Сэм за руку.

– Если Джек Толливер заставит тебя страдать, я не знаю, что с ним сделаю! Я…

– Нет-нет. – Саманта потянула подругу дальше. – Все будет хорошо. И прошу тебя, не надо размахивать острыми предметами вблизи Джека. Некоторые части его тела мне особенно дороги.


А несколько часов спустя Саманту разбудил телефонный звонок. Она села на кровати, нащупала выключатель и с укоризной взглянула на аппарат. Телефон звонил. Делать было нечего, и Сэм сняла трубку. Она совершенно не ожидала подвоха. Слишком мало людей знают этот номер. Рассеянный взгляд на табло показал, что номер телефона звонившего не определяется. Что ж, такое бывает.

– Алло? – сонно сказала Саманта.

– Сэм, это я Митч. Я так рад слышать твой голос!

Глава 14

Саманта рывком села на кровати и натянула одеяло до подбородка, словно слой пуха, затянутый в шелк и атлас, мог спасти ее от той беды, которая уже надвигалась. Она это чувствовала. Справившись с собой, Саманта ответила:

– Мне нечего тебе сказать, Митч.

– Только прошу тебя, не вешай трубку!

Сэм продолжала держать телефон и сама удивлялась, почему не бросила трубку сразу же. Что заставило ее вслушиваться в этот голос? Ностальгические воспоминания о молодости? Любопытство: с какой стати Берген появился из ниоткуда именно в этот непростой момент ее жизни? Или возможность высказать все, что она думает, человеку, который так подло бросил ее три года назад? И не только ее – он оставил без гроша и всякой помощи свою плоть и кровь: Грега, Лили и Дакоту.

– Я хочу увидеть детей, Сэм. Мне нужно их увидеть, понимаешь?

Саманта выпрямилась, и дыхание ее стало ровнее. Как хорошо, что она нашла время посоветоваться вчера с Денни! Адвокат объяснила ей, что говорить и делать, если папаша вдруг вспомнит, что у него есть дети.

– Сейчас у тебя нет прав посещения, – как можно спокойнее сказала она. – Поговори со своим юристом. По закону я могу вообще отказаться разговаривать с тобой без адвоката.

– Давай встретимся. Просто поговорим. Ты же не была такой жестокой… Ты не сможешь отказать мне в такой малости! Я просто хочу их видеть.

Внезапно Саманта перестала бояться, и в ее душе заворочалась холодная ярость.

– Где ты взял деньги на уплату долга? – спросила она.

– Ты говоришь это гак, словно я банк ограбил! Я заработал эти деньги. Сэм.

– Неужто стеклянные горшки снова входят в моду?

– Я знал, что ты станешь говорить мне гадости.

– Гадости? – Саманта расхохоталась и торопливо зажала себе рот рукой; как бы не разбудить Дакоту, который мирно сопел в соседней комнате. – Послушай, что я тебе скажу, Митч. Я рада, что ты меня бросил. Тогда, три года назад, я была обижена и расстроена твоим поступком. Потом я впала в ярость: как ты мог? И хочу сказать тебе, что нам чертовски плохо приходилось эти годы – мне и детям. Но потом я поняла, что твой уход был положительным моментом. Он стал избавлением от ненужного тяжкого бремени. Без тебя жизнь стала гораздо лучше.

– Послушай, давай встретимся. Сходим куда-нибудь, где можно спокойно посидеть и поговорить. Мы могли бы…

– Поговори со своим адвокатом. И не звони мне больше.

Саманта повесила трубку и некоторое время со страхом и недоверием посматривала на телефон. Аппарат молчал, но она так и не заснула этой ночью. Мысли крутились в голове, тревожа и лишая покоя. Что понадобилось ее бывшему мужу? Почему он так настойчиво хочет с ней увидеться?


– А вы ведь так и не сказали, кто вас нанял и кто оплачивает это мероприятие. А очень хотелось бы узнать, – сказал Митчел, глядя сверху вниз на Брендона, который, сопя, приклеивал медицинским пластырем микрофон и проводочки к его груди. «Надеюсь, эта штука оторвется не вместе с кожей», – морщась, подумал Берген. – Как вы узнали, что именно сегодня Саманта будет в офисе окружного прокурора? – продолжал он с любопытством. – Мне всегда казалось, что раздобыть подобного рода личную информацию очень сложно.

– Не ваше дело, – буркнул Брендон, которому Митч нравился все меньше и меньше, и он все чаще терял терпение, разговаривая с ним. – Перед вами стоит всего одна задача, и я уже сто раз повторял… Пожалуй, объясню еще разок: вы должны заставить Саманту Монро признать, что ее помолвка с Джеком Толливером – это всего лишь профанация, имеющая целью укрепление его позиций перед выборами и привлечение дополнительных голосов… Впрочем, пусть она просто признает, что их отношения – фальшивка. Этого будет достаточно. И нам все равно, как вы это сделаете, но разговор должен быть записан на пленку, ясно? Если вы не сможете этого добиться, то дальше, мистер Берген, вам придется обходиться без нашей помощи – не будет больше ни квартиры, ни машины, ни работы. Я понятно излагаю?

Митчел с неприязнью посмотрел на крупного краснолицего человека, стоящего перед ним. Чем дальше, тем меньше ему нравился Брендон – как его там… Он и прежде не раз сталкивался с подобными людьми. Стоит им сосредоточить в своих руках хотя бы небольшую власть, они начинают вовсю ею пользоваться и выжимают из своего положения все, что можно. Этот боров явно считает, что он слишком хорош, чтобы возиться с ним, с Митчем.

– Вы говорили мне, что я смогу снова общаться с детьми. Это единственная причина, по которой я согласился выполнять для вас эту грязную работу.

– Я сказал, что у вас будет шанс увидеть детей. И он есть, и вполне реальный. Долг по алиментам выплачен, а дальнейшие действия вам стоит обсудить со своим адвокатом.

– Нет у меня никакого адвоката… слушайте, а вы разве не адвокат?

– Я юрист, – пробормотал Брендон, застегивая на Митче рубашку, чтобы проверить, не видно ли записывающего устройства. – Но я не занимаюсь вопросами опеки, – добавил он поспешно.

Берген насупился. С каждой минутой этот парень раздражал его все больше и больше. Он злился на то неприкрытое презрение, что сквозило в его словах и жестах. Злился на неизвестного нанимателя, уплатившего задолженность по алиментам. И на Саманту он тоже злился, потому что бывшая жена теперь обращалась с ним как с пустым местом. Словно он недостоин того, чтобы тратить на него время. А еще он злился на себя – за то, что влез во все это и теперь делает грязную работу для какого-то негодяя.

Он просто хочет видеть детей. На остальное ему плевать.

– Так не мешает? – спросил Брендон, застегивая на Бергене зеленую толстовку на флисовой подкладке. Митч никогда бы не купил такую вещь, она была совершенно не в его стиле, и у него просто зубы сводило при виде этой убогой тряпки, но Брендон настоял на своем, и Берген облачился в толстовку.

– Чудесно. – Ерничая, он закатил глаза и причмокнул губами. – Ткань так приятно поглаживает тело… а цвет – просто праздник какой-то.

Брендон вытаращился на него, потом, видимо, вспомнил, с кем имеет дело, и отошел на пару шагов назад. Митч ухмыльнулся. Он обожал подкалывать тех, кто шарахался от гомосексуалистов.

– Так, что я говорил? – Брендон напрягся, стараясь ничего не забыть. – Ага, вот: не вздумай трогать микрофон, после того как сделаешь свою работу. Просто позвони мне, мы встретимся в туалете торгового центра, и я сниму с тебя эту штуку.

– Прямо в туалете? Да я уже дрожу, так будет забавно!

– Э? Черт, скорее бы все это кончилось, – пробурчал Брендон, спеша покинуть квартиру Бергена.

– Не ты один ждешь этого с нетерпением, – сказал Митч, глядя на закрывшуюся за мужчиной дверь. Ему в голову пришла блестящая мысль. Некоторое время он так и стоял, радуясь собственной сообразительности и продумывая детали. Потом принялся собирать вещи. Его собственных вещей, которые он мог и хотел взять с собой, было немного, и он побросал их в багажник видавшего виды понтиака, ключи от которого вручил ему тот же Брендон.

Теперь нужно наведаться в библиотеку и почитать местную прессу. Что-то он последнее время совсем не следил за политической жизнью штата. Похоже, пришло время исправить это досадное упущение. А потом… потом он уедет. Куда на этот раз? Митч улыбнулся и решил, что ему нравится климат Калифорнии. Кто знает, может, дети захотят приехать в гости. Может, там ему наконец повезет.


Саманта давненько не была в здании суда, где размещался и офис прокурора, и теперь она чувствовала странную робость, проходя по гулким и неприютным коридорам официального учреждения. Может, это просто подсознательный страх и нежелание встречаться с плохими воспоминаниями, потому что последний раз она была здесь, чтобы получить развод.

Сэм толкнула стеклянную дверь, ведущую в офис прокурора округа Мэрион. Секретарь в приемной удостоверилась в том, что посетительница записана на прием, извинилась и попросила подождать несколько минут. Саманта села на скамью и бездумно стала наблюдать за людьми, снующими туда-сюда по коридору. У всех без исключения был озабоченный вид, и почти каждый нес какие-нибудь бумаги: или в портфеле, или просто кучу папок. Деловая суета напомнила ей о бурной деятельности, которая всегда кипела в «Ле сёрк». И Сэм с удивлением поняла: она ничуть не жалеет о том, что временно превратилась в домохозяйку. Подумав, она сказала себе: «Это надо обдумать. Хочу ли я вообще возвращаться в «Ле сёрк»?» И честно ответила: «Совершенно не хочу. Ни на полставки, никак».

– Миссис Монро? – Перед ней возникла уставшего вида девушка в синем костюме. – Прошу вас, пойдемте.

На всю процедуру ушло всего несколько минут, и Сэм вышла из офиса, сжимая в руке чек на сумму, которую ей и детям должен был Берген. Все до последнего цента. Помощник прокурора задал ей тот же вопрос, который волновал и саму Саманту: где Митчел Берген взял деньги, чтобы уплатить долг? Сэм честно ответила, что понятия не имеет, какие у ее бывшего мужа есть источники дохода.

Она шла по бесконечному коридору, обдумывая планы на сегодняшний день, когда кто-то схватил ее за руку повыше локтя. Сэм оглянулась и увидела своего бывшего мужа. Она моргнула, но видение не пропало. Перед ней стоял Митч, похудевший, постаревший, и в глазах его было нечто, чего не было раньше. В красивых глазах Митчела застыло выражение тоскливой безысходности.

Сэм растерялась так, что даже сказать ничего не смогла. У нее просто сдавило горло. Развернувшись, она вырвала руку и поспешила к лестнице третьего этажа. Там много людей, а ей почему-то не хотелось оставаться наедине с бывшим мужем. Она шла быстро, но знала, что Берген следует за ней по пятам. Так и есть.

– Сэм, прошу тебя! Нам нужно поговорить! Не убегай, ведь рано или поздно тебе все равно придется меня выслушать.

– Оставь меня в покое! – Вот и холл у лифтов. И как всегда, полно народу. Саманте стало нехорошо при мысли, что она будет стоять здесь и ждать лифта, а Митч станет маячить у нее за спиной и все повторять одно и то же. Лучше по лестнице. Она бросилась вперед. За поворотом открылась дверь с нужной табличкой. Еще ближе сомкнувшиеся серые стены и пролеты лестницы, уходящие вниз. Здесь было пусто, но уже через секунду сзади послышались шаги, и Саманта поняла, какую ошибку допустила. Она оказалась практически наедине с бывшим мужем.

– Сэм! Прошу тебя!

Саманта остановилась на площадке между третьим и вторым этажами и обернулась. Ей пришлось ухватиться за перила, потому что голова вдруг закружилось и тело покрылось противным липким потом.

– Мне нечего сказать тебе, Митч. Ты подлец, и ты сам это знаешь. И именно поэтому я не позволю тебе видеться с детьми.

Митч остановился, не дойдя до площадки пары ступенек, и теперь смотрел сверху вниз в глаза жене. Она опять подумала, что он здорово постарел. Да и одет как-то по дурацки. Где он выкопал эту зеленую куртку? Тогда, в прошлой жизни, Берген предпочитал черные джинсы, черные майки и кожаные куртки, тоже черные.

– Ты такая красивая, Сэм, – сказал вдруг Митчел. – Впрочем, ты всегда была красивой женщиной… но сейчас буквально расцвела.

– Господи, перестань. Меня сейчас стошнит!

– Да, я знаю, я все испортил тогда. Но может, мы могли бы попробовать еще раз?

Сэм расхохоталась ему в лицо.

– Эй, Митчел Берген, очнись. Ты так и не понял, что речь не обо мне. Мы с тобой можем говорить только о детях. И я решаю, что для них лучше. Это такая родительская обязанность, знаешь ли, заботиться о детях, оберегать их. Впрочем, если ты этого не понял тогда, не сможешь и теперь.

– Не будь такой стервой.

– Разговор окончен. – Саманта повернулась, сделала шаг вниз по лестнице и едва не упала. Ступени опасно качнулись навстречу, и она крепче вцепилась в перила правой рукой, а левой вынуждена была упереться в стену.

– Подожди же, я не хотел ссориться. Прости меня. – Митч упорно следовал за Самантой, не замечая, что ей нехорошо. А может, он и заметил, но ему было плевать на то, как она себя чувствует. – Я просто увидел по телевизору тебя и Джека Толливера. Вы так хорошо смотритесь вместе. И он, похоже, правда на тебя запал. И я подумал, что если не появлюсь сейчас, то Толливер усыновит моих детей и у меня не будет шанса увидеть их. Я не смогу им объяснить, как я сожалею о том, что сделал. Я раскаялся, Сэм, и хочу снова быть отцом!

Саманта медленно повернулась и взглянула на бывшего мужа. По лицу Митча текли слезы. Ее первым порывом было утешить его, успокоить, ибо больно видеть, как мужчина плачет… особенно если ты прожила с ним многие годы. Но она не сделала этого, и не потому, что ее не тронули слезы мужа. Просто сил не было совсем, и Саманта ужасно боялась упасть с лестницы. Ей казалось, что если она отпустит перила, то просто полетит вниз по ступеням.

– Я ненавижу себя за то, как обошелся с детьми… Ты не представляешь, через что мне пришлось пройти за эти годы, и как я казнил себя за свой поступок.

– Да? А ты знаешь, через что мне пришлось пройти?

– Прости меня, Сэм.

– Хорошо. Но я не хочу продолжать этот разговор. Мне сегодня нездоровится… Кроме того, ты должен разговаривать со своим адвокатом, а не со мной.

– Да-да… Но я хочу предупредить тебя, что не позволю Толливеру усыновить моих детей, после того как вы поженитесь, слышишь? Это мои дети, и они – самое важное, что есть у меня в этой жизни!

Саманта прикрыла глаза. Нужно как можно скорее закончить этот ужасный разговор и найти в себе силы преодолеть оставшиеся два пролета лестницы. Она взглянула вниз и поняла, что не сможет двинуться с места.

– У меня кружится голова, – прошептала молодая женщина и опустилась на ступеньку.

Митч сел рядом.

– У меня есть право видеть детей, – упорно продолжал он. – Я хочу встречаться с ними, разговаривать, забирать на выходные… Мысль о том, что какой-то чужой человек собирается их усыновить, буквально сводит меня с ума!

– Что-то я не доверяю твой внезапно проснувшейся любви к детям, – пробормотала Саманта.

Митч спрятал лицо в ладонях, плечи его задрожали. Он всхлипывал и заливался слезами, как ребенок.

Сэм беспомощно огляделась. Ей показалось, что серые каменные стены сближаются, давят на нее. Не хватало только приступа клаустрофобии! Она и так ужасно себя чувствует. Нужно выбраться из этого каменного мешка, на воздух, на свет…

Митч опять заговорил, и голос его звучал сдавленно и глухо:

– Прошу тебя, не позволяй ему забрать моих детей. Они единственное, что у меня есть… единственное, что я хорошо сделал в этой жизни! Боже мой, Сэм, я тебя прошу, я тебя умоляю, не позволяй ему!

Сэм опять ухватилась за перила и с трудом поднялась на ноги. Ее мутило, голова кружилась. Все, что угодно, лишь бы прекратить этот ужасный разговор и выбраться на воздух.

– Прекрати истерику, Митч, – пробормотала Саманта. – Никто никого не усыновит, ясно? И мы не поженимся. Джек Толливер нанял меня для того, чтобы я сыграла роль его невесты. Это просто сделка. Все кончится после выборов. Мне надо идти… я должна выйти отсюда.

Митч медленно поднял голову, и Сэм увидела его лицо. Он больше не плакал, и в глазах Бергена читалось нескрываемое злорадство. Ужас сжал ее сердце. Никто не может так быстро перейти от отчаяния к мрачному удовлетворению… никто, если только он не первоклассный актер. Актер… Неужели он притворялся?

– Спасибо, Сэм. Это все, что я хотел услышать. – Митч встал и отряхнул джинсы. – Раз они по-прежнему будут моими детьми, то я, пожалуй, все же поговорю с адвокатом.

Он наклонился, чтобы поцеловать ее в щеку, и Сэм шарахнулась к стене. Берген лишь ухмыльнулся и пошел прочь, а Саманта обхватила себя за плечи, пытаясь унять дрожь, и смотрела, как зеленая куртка исчезает за поворотом лестницы. Ей было нехорошо, голова кружилась, дурнота подступала к горлу, но едва ли не больше физического недомогания ее мучил страх, что она только что совершила огромную ошибку.


– Что значит – он пропал? – Кристи с недоумением разглядывала стоявшего перед ней Брендона. «Не только на кабана похож, – думала она с отвращением, – но еще и потеет, как боксер на ринге».

– То и значит. Он не пришел к назначенному месту, чтобы передать мне пленку. Домой Берген тоже не вернулся. И вот уже два дня как его не видели на работе.

Услышав подобное, Кристи испытала настоящий шок. Рот ее приоткрылся от удивления, и это простое движение вызвало приступ острой боли. Причем на этот раз заболела не только челюсть. Горячая волна ударила в виски, и даже плечи свело. Это было так ужасно, что Кристи захотелось плакать.

– Я знаю, что ты расстроена, детка, и мне очень жаль, что так получилось. Я уверен, мы его найдем.

Брендон распахнул объятия, желая утешить ее, и Кристи уставилась на Милевски, рассерженная и недоумевающая. Он что, правда полагает, что она, Кристи Скоэн, нуждается в его утешении и участии? Когда это их отношения успели зайти так далеко, что Брендон позволил себе называть ее деткой? Кошмар какой! Мысленно она поблагодарила Бога, что до выборов осталось совсем недолго – всего несколько недель, а потом… потом избавиться от этих чертовых зубов, которые превратили ее жизнь в пытку, и заодно от Милевски тоже, потому что он возомнил о себе невесть что и раздражает ее безмерно. Но сейчас, сейчас этот человек нужен ей, и Кристи сжала зубы – новый приступ боли – и позволила себя обнять и погладить по спине… Только все время косилась на дверь кабинета. Не дай Бог войдет кто-нибудь из съемочной группы – позора не оберешься. Дав Брендону несколько секунд, она отстранилась и улыбнулась.

– Тебе придется выследить его, – сказала Кристи, стараясь оставаться спокойной, хотя в душе ее состояние было близко к панике. Черт, черт она потратила кучу денег на этого проходимца, организовала его появление в Индианаполисе, и что теперь? Ей нужен этот бывший муж, потому что в его руках находится ее будущее, ее единственный шанс вывести Толливера и его драную рыжую кошку на чистую воду. Мисс Скоэн не могла просто так объявить во всеуслышание, что их роман и обручение – фальшивка. Подобное заявление должно быть подтверждено как минимум тремя независимыми источниками, иначе Кристи не миновать неприятностей. А вот если у нее будет запись с признанием главного действующего лица – тогда совсем другое дело! Тогда дело становится беспроигрышным.

Ей нужна эта запись, потому что все остальные источники информации оказались бесполезны. Кристи связалась с семьей Саманты Монро в Вальпараисо, но они сказали, что не получали от нее известий уже больше года. Джек вообще не отвечал на ее телефонные звонки. Стюарт был мил, но умудрился не сказать ровным счетом ничего и посоветовал побеседовать с Карой. Кара выдала строго отмеренную дозу официальной информации, просто чтобы Кристи не могла обвинить ее в пренебрежении связями с прессой и телевидением. А потом еще пригрозила, что если мисс Скоэн не прекратит преследовать Саманту Монро, то можно и иск подать. Маргарет Толливер не отвечает на звонки. И кто остается? Да никого! От безысходности Кристи даже подумывала подстеречь возле школы детей Саманты. Но, поразмыслив, отказалась от этой мысли. Она никогда прежде не использовала детей в качества источников информации и не знала, можно ли положиться на их свидетельство. Кроме того, у нее были смутные опасения по поводу этичности такого подхода. Каре только повод дай – живо окажешься в суде, а руководство телеканала не будет от этого в восторге.

Но она должна выиграть эту битву. Просто обязана, потому что этот скандал – ее шанс попасть на национальное телевидение, осуществить свою мечту, выйти на новый уровень. Так что нужно сделать все, чтобы раздобыть пленку. Все, что угодно.

– Может, нам стоит обратиться в полицию? – задумчиво произнес Брендон.

– И что мы им скажем? Что от нас сбежал тип, которому мы заплатили, чтобы он добыл подтверждение сенсационной бомбы, которую я собираюсь взорвать накануне выборов? Не думаю, что это хорошая идея.

– Вообще-то это ты его наняла, Кристи. – Милевски отвел глаза. – Я просто помогал.

«Ах ты трус паршивый, – подумала Кристи, продолжая безмятежно улыбаться. – Вообще-то больше всего на свете мне хочется послать тебя на… прямо сейчас». Журналистка вздохнула. Неизвестно, сколько еще времени она продержится в состоянии такого стресса. Челюсть болела постоянно, она ест ибупрофен на завтрак, обед и ужин, и похоже, следующий диагноз, который ее ждет при таком количестве поглощаемого обезболивающего, – это язва желудка.

– С тобой все в порядке, Кристи? Что-то ты бледненькая.

– Все нормально… Зубы побаливают.

Брендон вновь вознамерился ее обнять, но Кристи ловко обогнула его и прошла к выходу. Распахнув двери, она сказала:

– Извини, Брендон, но мне нужно работать. Готовиться к дневному выпуску новостей. Позвони, как только обнаружишь нашего парня.

– Надеюсь, он не слишком глубоко зарылся, – пробормотал Милевски, покидая кабинет.

– Найди его быстро, ты понял?


– Ты сегодня необычайно тиха и задумчива. С тобой все в порядке, милая? – спросил Джек.

Сэм сжала его ладонь, не отрывая взгляда от сцены. Сегодня давали «Травиату», и они сидели в лучшей ложе.

– Я в порядке, – прошептала она, улыбнувшись, и чмокнула его в щеку.

– Впрочем, что бы там тебя ни тревожило, я тебя утешу сегодня же вечером. Но чуть позже. К сожалению.

Его пальцы скользнули по ее руке, талии, бедру, и вот горячая ладонь сжала колено, а пальцы все пытались забраться выше.

Сэм прерывисто вздохнула. Слава Богу, у ложи высокие бортики.

Джек наклонился, и она почувствовала его дыхание на своей щеке.

– Знаешь, чего я хочу? Почему я так жду сегодняшнего вечера? – Его шепот заставил Саманту испытать совершенно неуместное в опере возбуждение, но она жадно вслушивалась, не в силах совладать с собой. – Я буду тебя целовать… везде. Я говорил тебе, что обожаю целовать твою грудь?

– В опере первый раз, – пробормотала Саманта.

Джек хмыкнул. Он надеялся, что со стороны все выглядит так, словно они переговариваются шепотом, а сам тихонько провел языком по нежной раковине ее уха. Сэм едва сдержала стон и вдруг вспомнила, что когда-то – наверное, сто лет назад – она считала, что Толливер не способен на творческое самовыражение. Ах, как же она ошибалась! Его творчество носило сексуальный характер и имело очень узкую направленность. Джек творил для одного человека, для женщины. Но то напряжение, которое он умел создать, просто правильно выбрав слова, то желание, которое он возбуждал даже мимолетными прикосновениями, то удовольствие, которое он дарил, когда они занимались любовью, – для нее это было намного ценнее, чем самые совершенные по форме и дизайну стеклянные сосуды.

Мысль о сосудах принесла воспоминание о бывшем муже, и Саманта вновь почувствовала страх и неуверенность. Ей так и не удалось избавиться от дурного предчувствия, которое возникло у нее после разговора с Митчем. Она рассказала о случившемся Монти, и та чуть со стула не свалилась, услышав, что Сэм призналась мужу в истинной природе своих отношений с Толливером, подтвердив, что они всего лишь разыгрывают спектакль.

– Как ты могла? Ведь знаешь же, что Бергену доверять нельзя! Молись теперь, чтобы он не сообразил, как может использовать полученную информацию против тебя. Вообще мне все это не нравится.

Саманте тоже не нравилось происходящее и очень хотелось рассказать обо всем Джеку, но она постоянно помнила, в каком физическом и моральном напряжении держит его избирательная кампания, находящаяся в самом разгаре. И ей ужасно не хотелось докучать любимому рассказами о бывшем муже и его странностях.

Кара проинформировала ее, что избирательная кампания вступила в следующую стадию и в течение нескольких следующих недель Саманте предстоит много путешествовать. Вместе с Джеком она должна объехать весь штат. В программу включены посещения школ, заводов, открытие турнира по гольфу, а также присутствие на бесчисленных обедах и торжественных встречах с избирателями.

«Я сама справлюсь с Митчем», – решила Сэм.

– С тобой что-то не так, – уверенно прошептал Толливер. – Ты ничего не хочешь мне рассказать?

Саманта вздохнула и прислонилась к его плечу. Он сразу же обнял ее, прижал к себе жестом защитника и покровителя. «Так здорово чувствовать, что он обо мне заботится», – растроганно подумала Сэм.

– Я немного устала, – сказала она. Это не было ложью, но Саманта сильно преуменьшила собственные ощущения. Она не могла припомнить, когда была так измучена. Пожалуй, последний раз у нее был подобный упадок сил, когда она носила Дакоту и одновременно работала по шестьдесят часов в неделю. Кто же знал, что политика – такое трудоемкое и изматывающее занятие?

– Сэм!

Она подняла голову, взглянула на Джека, и ее поразили нежность и тревога, которые читались в его взгляде. Трудно поверить, что всего пару месяцев назад этот человек был для нее чужим. И что когда-то она сомневалась в нем.

– Знаешь, я ценю все, что ты для меня делаешь. Правда.

Она кивнула.

– Можно подумать, что ты провела не один год на сцене или имеешь опыт работы в политике. Пресса от тебя в восторге. А также Кара и Стю. Они, конечно, не чужие, но, поверь, в своих оценках бывают гораздо безжалостнее, чем люди со стороны. И даже Маргарет не может к тебе придраться. Знаешь, если из этой кампании и выйдет толк, то лишь благодаря тебе.

– Я рада, что могу помочь, – улыбнулась Саманта.

Джек, наплевав на публику, склонился к ее губам, и оба растворились в жарком и сладком медленном поцелуе. Они даже не заметили, что начался антракт, и очнулись, лишь когда в зале вспыхнул свет.


Следующим утром Саманта проснулась, рывком села в кровати, а потом со всей возможной скоростью рванулась в ванную комнату, зажимая рот руками. Следующие полчаса она провела, корчась на мраморном полу и то и дело склоняясь над унитазом, сотрясаемая приступами рвоты.

Что ж, она не могла больше обманываться насчет своего недомогания. Точно также все начиналось и раньше. Три раза. Сомнений нет – она беременна.


Один из сотрудников поманил Толливера к телефону и, сделав большие глаза, шепотом сообщил, что это Алан Дитто. Джек был поражен. Он не разговаривал со стариком уже несколько лет, так с какой стати тот будет звонить ему в штаб-квартиру избирательной кампании? Впрочем, ему хотелось считать это добрым знаком. Возможно, сенатор решил все же благословить Джека, сына своего старого друга, и пожелать удачи. Его поддержка Толливера как претендента значила бы очень много.

– Привет, Алан! Рад слышать вас! – сказал он в трубку улыбаясь.

Но голос, который донесся в ответ, не принадлежал Алану. Это был голос Сэм, слегка искаженный, и он почему-то сразу подумал о записи. Это так поразило его, что Джек почти не понял смысла прозвучавших слов.

– Понравилось? – прошипел другой голос, теперь мужской.

– Кто это? Это была запись?

– Да, мистер Холмс, – говорящий хихикнул. – Послушай-ка еще разок.

«Джек Толливер нанял меня для того, чтобы я сыграла роль его невесты. Это просто сделка. Все кончится после выборов».

– Кто вы такой, и чего вы хотите?

– Я? Всего лишь офшорный банковский счет. К тому же анонимный. И вы переведете мне миллион долларов в течение ближайших суток. Если вы этого не сделаете, я передам пленку прессе.

Джек откинулся на стуле и попытался понять, что, собственно, происходит. Он никак не мог сообразить, кто этот негодяй. Голос совершенно незнакомый, это точно. Как, черт его возьми, он раздобыл эту запись? Может, это монтаж? Такие вещи бывали, да и в кино он как-то видел подобное. Если задавать человеку вопросы в определенном направлении так, чтобы заставить его высказаться на какую-то тему, то, как правило, человек использует довольно стандартный набор слов. Говорят, хороший специалист может из этого материала сваять любую нужную речь. Возможно, именно это и произошло в данном случае. Но кто мог сделать запись так, чтобы Саманта об этом не подозревала? На ум пришло только одно имя: Кристи. Она работает на телевидении, где имеется аппаратура и технические специалисты любого профиля.

– Скажи своей нанимательнице, что я не веду переговоров с террористами и шантажистами. До свидания.

– Эй, подождите!

Джек повесил трубку и нажал кнопку вызова секретаря.

– Соедините меня с Кристи Скоэн. Немедленно!

– Кристи Скоэн, Десятый канал, новости. Я вас слушаю.

– Я буду в твоем офисе через пятнадцать минут. Не вздумай сбежать.

Заводя «лексус», Джек вспомнил о том, что у него имеются адвокаты. Но эта мысль его не остановила. «Я сам разберусь с этой занозой в заднице, – решил он. – А Каре и Стюарту расскажу все позже».


– Мам, ты чего? С тобой все в порядке?

Лили стучалась в дверь ванной комнаты уже не первый раз, и Саманта поняла, что не может больше оставаться здесь и прятаться от окружающего мира.

– Выпьешь чаю? Я заварила, как ты любишь. И нам сегодня выставили отметки за четверть. Я решила, ты захочешь посмотреть.

– Я уже выхожу, – отозвалась Сэм. – Еще секундочку, зайка.

Саманта взглянула на себя в зеркало и подавила стон отвращения. Плеснула в лицо холодной водой, потом нашла в шкафчике блеск и провела по губам, надеясь хоть как-то оживить внешность. К сожалению, в ванной не было больше никакой косметики, и Саманта, вспомнив бабушкины методы, просто пощипала себя за щеки, чтобы вызвать прилив крови и не напугать детей той зеленоватой бледностью, которую увидела в зеркале. Хорошо бы глаза были менее красными, но тут уж ничего не поделаешь. Последние двенадцать часов женщине было так плохо и ее так зверски рвало, что в белках полопались капилляры. «Господи, что ни делай, я все равно выгляжу как беременная, замученная токсикозом», – вздохнула Саманта и двинулась к двери.

Лили подала матери чай и усадила ее на один из диванов. Потом принесла компьютерную распечатку своих отметок за четверть. Саманта пробежала глазами колонку сверху вниз. Надо сказать, отметки радовали – Лили закончила четверть на одни пятерки.

– Л или, ты у меня такая молодец! Я тобой горжусь, девочка моя! – Она порывисто вскочила и обняла дочь. Прижимая к себе довольно костлявое еще тело подростка, Сэм вдруг вспомнила тот первый раз, когда держала на руках новорожденную дочку. Она была такой маленькой, такой трогательной. Сэм все время хотелось потрогать ее личико и ручки, чтобы убедиться, что это чудо – настоящее. И вот ее дочь выросла… стала почти взрослой, почти женщиной… Саманта начала всхлипывать, уткнувшись носом в плечо дочери.

– Мама, ты чего? – Лили осторожно погладила ее по спине. – Что случилось-то? У тебя нашли опухоль мозга? Или ты накурилась дури? Эй, мам, не пугай меня.

Саманта не могла говорить, она рыдала, обняв дочь и позабыв о том, что держит в руке смятую распечатку с оценками.

Прибежал Дейл и принялся топтаться у них на ногах в надежде, что успеет вздремнуть, пока они торчат посреди комнаты. Сэм наконец выпустила дочь и принялась орать на собаку:

– Этот пес должен быть на крыльце! Ты что делаешь в доме, негодник? Лили, что же нам делать? Я обещала Джеку, что он не будет шляться по дому! А теперь… теперь получается, что я не выполнила свое обещание! Я все испортила!

Из ее глаз опять хлынули слезы.

– Мамочка, очнись! – Лили озабоченно покачала головой и погладила мать по руке. – Может, ты не заметила, но Дейл уже забыл, как выглядит то крыльцо. Он носится по всему дому, а вчера плавал в бассейне. А спит он на кушетке в кабинете Джека, там ему особенно нравится. Может, потому что там прохладно? И как-то это никого не волновало… до сего момента.

Сэм закрыла лицо руками и продолжила плакать, всхлипывая.

Дейл прекратил носиться по комнате, сел и, склонив голову набок, прислушался. Потом, видимо, решил помочь хозяйке и стал тоненько подвывать.

– Та-ак, – сказала Лили, обозрев картинку, достойную, на ее взгляд, иметь место в психушке. – Чувствую я, пора звонить Монти.

Сэм кивнула.

– Она сегодня работает? Еще кивок.

– Ладно, я объясню, что это важно. Ну-ка, ма, сядь, пей чай и никуда не уходи.

Лили нашла телефон и довольно быстро дозвонилась в салон. Попросила позвать к телефону Монти Маккуин.

– Привет, – сказала девочка, услышав в трубке знакомый голос. – Слушайте, у нас тут полный дурдом. Похоже, у мамы снесло крышу… нет, она не просто расстроена. У нее натуральная истерика. Это серьезно, иначе я не стала бы звонить вам на работу. Прошу вас, приезжайте как можно скорее.


– Я не понимаю, в чем ты меня обвиняешь.

Джек внимательно смотрел на сидящую перед ним Кристи. Он заметил, что горло и нижняя челюсть у нее заметно опухли, а голос звучит глухо и напоминает не голос кукольно красивой блондинки, а бас Марлона Брандо, когда он играл «Крестного отца». Кристи явно нездорова, решил Толливер. Но даже больная змея может ужалить.

– Я говорю об аудиозаписи. Какая сволочь записала голос Саманты без ее ведома, а потом склеила тот маленький шедевр, который я имел удовольствие сегодня прослушать?

Кристи сделала большие глаза.

– Ах вот как, – медленно сказал Толливер. – Значит, ситуация выглядит следующим образом: тот подонок, которого ты наняла, предал и тебя тоже. Он позвонил мне и потребовал миллион долларов. В противном случае грозился отдать запись средствам массовой информации.

Джек всматривался в лицо Кристи очень внимательно. Но Скоэн имела стальные нервы. Она ничем не выдала удивления, или радости, или разочарования. Ничего. «Я забыл, какая она, – подумал Джек. – Вот странно, я жил с этой женщиной три месяца. Как я мог? У нее каменное сердце. Помнится, она очень нравилась Маргарет».

Он немножко воспрянул духом, вспомнив о Саманте. «Как же мне повезло, что я встретил настоящего человека, милую, любящую женщину!»

– Так я не слышу ответа! – Он все еще не отказался от мысли получить хоть какой-то ответ. – Кто этот тип? Практикант? Твой давний воздыхатель из числа звукооператоров, которого ты пообещала осчастливить, если он сделает для тебя грязную работу?

– Уходи, Джек. Ты врываешься в мой офис и устраиваешь скандал. Я не имею к твоим проблемам никакого отношения. Не нужно меня пугать и огорчать.

– Пугать? Огорчать? – Джек расхохотался. – Ты не забыла, сколько лет ты, как торнадо, носишься по городу и мучаешь людей? Тебе приходилось и запугивать, и обижать, и разрушать судьбы и карьеры. Но ведь тебе всегда было на это плевать. Ты даже в туалет залезла, лишь бы достать человека. И я точно знаю, что ты единственный человек, который ненавидит меня настолько, чтобы состряпать подобную гадость. Я уверен, что это именно твоих рук дело.

– С чего ты взял, что я тебя ненавижу? Это неправда.

– Еще какая правда!

– Ну хорошо, признаю. Я тебя ненавижу. Но те же чувства испытывают к тебе сотни других женщин, которых ты бросил и унизил.

– Сотни? Не думаю, что отряд брошенных мной женщин столь уж многочислен. Но если хочешь, я готов извиниться перед каждой. Однако я по-прежнему уверен: ты – самая злопамятная. А потому остаешься единственной подозреваемой.

– Да ладно, Джек! Что ты в меня вцепился? Это мог быть кто угодно! Почему ты не подозреваешь Манхеймера? Лично мне такой вариант представляется самым вероятным. И в знак того, как глубоко ты заблуждаешься на мой счет, могу предложить тебе помощь в расследовании этого дела. Само собой, для этого мне нужно точно знать, что именно было на той пленке…

Джек хмыкнул, покачал головой и направился к двери. Кристи не удержалась:

– Ты мог бы найти кого-нибудь более подходящего для этого маленького спектакля, – прошипела она. – Подумать только – Саманта Монро! Да это смешно!

Толливер замер, медленно вернулся к столу и, упершись кулаками в полированную поверхность, наклонился к женщине.

– Что ты хочешь этим сказать? Что значит – более подходящую?

Кристи сглотнула, сморщилась, и Толливер мельком подумал, что, похоже, у нее большие проблемы с зубами.

– Я хотела сказать, что она не твой тип, – пробормотала женщина, отодвигаясь от стола. Конечно, Джек Толливер никогда не ударит женщину… но его лицо вдруг застыло гневной маской, а глаза метали молнии, и Кристи несколько испугалась.

– Я расскажу тебе, какой тип женщин мне нравится, Кристи. Я обожаю женщин, которые ценят радости жизни, имеют склонность к приключениям, бывают смешливы и не боятся показаться глупыми, выражая искреннюю радость. Женщина моего типа прекрасна как телом, так и душой. Она отважна и не боится ответственности. И теперь самое главное: я нашел такую женщину. Ее зовут Саманта Монро. Можешь процитировать мои слова, если хочешь.

На секунду уверенность Кристи поколебалась, и она удивленно взглянула на Толливера. Некоторое время они оба молчали, потом Джек спросил:

– Что с твоим лицом? Мне кажется, нижняя челюсть распухла.

– Мне надо удалять четыре зуба мудрости.

– Ох, это паршиво. – Толливер выпрямился. – Хирурги всегда обманывают, обещая, что ты почувствуешь себя человеком уже завтра. Все вранье. Болит страшно, и тебя накачивают всякой гадостью, от которой ходишь, как зомби, минимум неделю.

– Спасибо за поддержку, – пробормотала Кристи. – Мне, право же, стало намного легче.

Они помолчали еще пару секунд, и Джек решил как следует довести до сознания журналистки свою мысль еще раз. Он опять подался вперед, заставив Кристи отшатнуться, и, глядя в ее расширившиеся глаза, сказал:

– Не трогай мою невесту, Кристи. Сэм Монро – лучшее, что у меня есть в жизни, и я не позволю тебе обидеть ее.

Уже взявшись за дверную ручку, Толливер вновь остановился. Помедлил мгновение, но потом обернулся и добавил:

– Я хотел извиниться за тот вечер. Я поступил как свинья и признаю это. Ты не заслуживала подобного хамского отношения… И прости, что мне потребовалось столько времени, чтобы понять, что я должен попросить у тебя прощения.

Джек наконец покинул офис Кристи, решив, что она выглядела сегодня очень необычно – с раздувшейся шеей и выражением полной растерянности на лице.


– Она сейчас не может подойти к телефону.

– Я это уже слышал, причем не один раз и все за последние несколько часов. Что там у вас происходит, черт возьми? Я хочу поговорить с Сэм!

Монти расхаживала по спальне Саманты, одной рукой прижимая к уху трубку беспроводного телефона, а другой периодически поднося к глазам тест на беременность, который, несмотря на все сомнения и надежды, оказался положительным и меняться не собирался.

Выслушав очередную порцию требований, она повернулась к кровати и губами просигналила Саманте: «Он не отвяжется, пока не поговорит с тобой».

Сэм приподнялась на подушках и протянула руку за телефоном.

– Привет, Джек! Как там дела в штаб-квартире нашей армии? Вера в победу на высоте?

Монти закатила глаза, и Саманта поняла, что несколько переборщила с бодрым тоном.

– Ну, день выдался насыщенный, мягко говоря. Сегодня вечером мне еще предстоит обед с лидерами профсоюзов. Кстати, ты тоже идешь. Я заеду немножко пораньше, ладно? Мне хотелось бы поговорить с тобой наедине, а последнее время у нас совсем нет времени на личную жизнь. Уже не помню, когда мы с тобой ужинали вдвоем.

Саманта запаниковала, ей пришла в голову мысль, что Толливер каким-то образом узнал о ее беременности. Нет, узнать он ни от кого не мог, значит, просто догадался. Собравшись с силами, она сказала ровным голосом:

– Хорошо, давай встретимся пораньше. Я тоже хотела обсудить с тобой кое-что важное.

Пауза получилась довольно долгой, и сердце Саманты чуть не выпрыгнуло из груди, когда Толливер наконец сказал:

– Ага, я знал, что тебя кое-что тревожит последнее время. Мне кажется, я догадываюсь, о чем пойдет речь. Нужно будет все взвесить и обсудить сегодня вечером, так что я заеду около шести, идет? – Она молчала, и Толливер добавил: – Эй, Сэм, ты не забыла, что я тебя люблю?

– Не забыла, – прошептала Саманта.

Услышав гудки, она уронила трубку на одеяло и опять залилась слезами.

– Мне кажется, он собирается меня бросить.

– С чего ты решила?

– Ну, он сказал, что хочет обсудить со мной кое-что. Это всегда плохой знак. А кроме того, в прошлый раз, когда я забеременела, меня бросил муж… Митч именно тогда решил, что он голубой!

– Ну, милая, одно могу сказать с уверенностью – в этот раз подобные перемены тебе не грозят. Толливер неравнодушен к женщинам.

На лице Сэм промелькнуло бледное подобие улыбки.

– Кроме того, – продолжала Монти, – он же сказал, что любит тебя – я слышала. Так что тебе стоит смотреть на вещи с большим оптимизмом. Еще хотелось бы как-то научить тебя доверять людям. Не всем, конечно. Только некоторым. Мне, например. Ну, Толливеру еще. – Монти сочувственно покачала головой, положила телефон на место и сказала: – Пойду в кухню, сварю тебе куриный супчик. А ты отдыхай.

Саманта вытянулась на кровати и попыталась расслабиться. Она вспоминала о том, как это – быть беременной. Воспоминания о последней беременности были еще весьма свежи в ее памяти. Физические страдания ничто по сравнению с тем счастьем,