Book: Догоняя восход



Догоняя восход

Шантель Шоу

Догоняя восход

ПРОЛОГ

Визит Никоса Ниарчу в лондонский филиал промокомпании «Ниарчу» стал предметом сплетен среди всех служащих. Всех сотрудников первого ранга, нетерпеливо заключила Кезия, проходя мимо ресепшена, где пахло начищенной до блеска мебелью.

– Любой бы подумал, что мы ожидаем приезда царствующих особ, – поделилась она своими мыслями с Джо Стаффорд, ее коллегой из отдела связей с общественностью, когда они вместе вошли в лифт.

– Так и есть, – серьезно заявила Джо. – Последний раз он приезжал около года назад, и отдел менеджмента просто из кожи вон лез, чтобы произвести на хозяина хорошее впечатление. У Ника Ниарчу высокие требования ко всем сотрудникам компании, начиная от топ-менеджеров и кончая уборщицами. Ты должна помнить его, – добавила девушка, видя недоумение на лице Кезии.

– Я пришла в компанию как раз после его последнего визита. Помню, тогда было много разговоров об этом. Но я незнакома с шефом. Поэтому и не понимаю, отчего вся эта суета.

– Ну, ты же должна была хотя бы слышать о нем, – запротестовала Джо. – Его репутация ловеласа так же легендарна, как и рассказы об его успешной карьере. Колонки светской хроники постоянно публикуют статьи о Нике. Сама посуди. Он грек, красив, богат и одинок к тому же. Неудивительно, что все газеты только о нем и пишут, особенно теперь, когда он решил постоянно поселиться в Англии. Ник купил потрясающий дом в Хартфордшире. Он называется «Дом у ручья». На должность экономки уже выстроилась очередь из желающих.

Лифт остановился на этаже Кезии, и девушка двинулась к выходу.

– Покажешь мне этого супербога, когда он прибудет. Боюсь, я сгорю со стыда, если не узнаю его.

– О, не переживай, ты сразу поймешь, что перед тобой босс, – заверила подругу-Джо. – Ник Ниарчу не похож ни на одного мужчину, с которым ты знакома. Уж поверь, он незабываем.

Кезия торопливо прошла мимо ресепшена в отделе связей с общественностью, заметив, что девушка за столом поставила в вазу тюльпаны.

Все с ума посходили, подумала Кезия. И это из-за какого-то мужчины. Неужели он так уж великолепен? Джо описала этого Никоса Ниарчу как своего рода греческий колосс, хотя, скорее всего, ее просто ослепляют его миллионы. В действительности Никос может оказаться низеньким, лысоватым мужчиной средних лет. С брюшком, добавила Кезия для пущей убедительности. Хотя, конечно же, у него не отнять предпринимательской жилки, раз уж он сумел руководить столь большой компанией. Кажется, Джо говорила, что у него высокие требования. Кезия надеялась только, что ее начальник Френк Уорнер придет в офис вовремя.

К десяти тридцати Френк так и не появился, и Кезия запаниковала. Она уже год работала личным ассистентом главы отдела по связям с общественностью. И ее работа нравилась ей, хотя и оказалась не совсем такой, как ожидала девушка.

Ее начальник совсем недавно развелся, и теперь у него были проблемы с выпивкой. Кезия просто не могла больше покрывать его запои. Остальные сотрудники начали коситься в ее сторону. Девушка была по горло сыта выходками Френка, но, кажется, теперь ему придется несладко. Кезия подошла к кофеварке и, выглянув в окно, посмотрела на парковку. Машины начальника до сих пор не было на месте.

– Проклятье, Френк, где тебя носит? – пробормотала Кезия себе под нос, резко остановившись в дверях своего кабинета.

Мужская фигура оторвалась от окна и тут же развернулась в ее сторону.

Первое впечатление Кезии об этом человеке было исключительно хорошим. Высокий, под два метра ростом, заключила девушка, он прямо-таки излучал уверенность в себе. Его черный костюм сидел как влитой на его мускулистом теле. Как в замедленном кино, Кезия подняла глаза на его лицо... и сглотнула. Его красота просто поражала. Острые скулы и прямой подбородок выдавали сильный характер. А губы, пухлые и чувственные, говорили о сладострастной натуре хозяина.

Джо была права, заключила Кезия. Никос Ниарчу не был похож ни на одного мужчину, с которыми ей доводилось общаться раньше.

У девушки не осталось сомнений в том, что мужчина, который смотрел сейчас на нее с тихим спокойствием хищника, и есть глава феноменально успешной компании «Ниарчу». Но никто не предупреждал девушку, что он настолько сексуален!..

– Хороший вопрос, мисс Тревеллин. Так где же, собственно, Френк Уорнер?

Его голос очаровывал и окутывал словно бархат. От акцента, едва заметного, но такого сексуального, голова шла кругом. Соберись, выругала себя Кезия, раздраженная тем, что, кажется, даже потеряла дар речи.

Тем временем Никос оглядел девушку с ног до головы. Она инстинктивно скрестила руки на груди, жалея, что не надела жакет. Ее не покидало ощущение, что этот мужчина раздевает ее глазами.

С большим усилием Кезия заставила себя расслабиться и пройти в кабинет.

– Вы знаете мое имя, но боюсь, что мне не известно ваше, мистер?..

– Ниарчу. Никос Ниарчу.

Блеск в его глазах выдал то, что его позабавил этот маленький обман с ее стороны. Кезия же покраснела, пожимая ему руку.

– А вы персональный ассистент Френка, Кезия Тревеллин.

Девушка никак не ожидала, что Ник поднесет ее руку к своим губам и поцелует. Она ощутила, как тысячи искорок разошлись от кончиков пальцев по всему телу.

Колени тут же задрожали. Кезия впервые чувствовала себя так странно перед мужчиной. Словно ее только что переехал бульдозер. Джо не соврала, даже когда сказала, что Ник Ниарчу незабываем. Кезия уже поняла, что не сможет выкинуть его образ из головы. Однако откуда-то у нее взялись силы ответить ему в профессиональном тоне:

– Боюсь, что Френка не будет в офисе сегодня утром. – Кезия обошла свой стол и пролистала ежедневник. – Его встреча должна завершиться к ланчу. Если вам нужно что-то обсудить с ним, я попрошу его связаться с вами, как только он появится, – девушка наградила босса дежурной улыбкой и направилась к двери, ожидая, что Никос пойдет следом.

Вместо этого он поставил стул напротив ее рабочего места и сел.

– Присядьте, мисс Тревеллин. Или я могу называть вас Кезия.

На его лице было написано, что он станет звать ее, как ему больше понравится, с ее разрешения или без него. Очевидно, Никос не терпел отказов.

Она поняла, что ради Френка лучше ей засунуть свою гордость куда-нибудь подальше.

Девушка села напротив. Теперь она ощущала аромат его духов, и чувства ее обострились еще больше. Ой, не к добру все это, пронеслось у нее в голове.

– Что происходит, Кезия? – спросил он резко, отчего девушка даже подскочила. – Нам обоим известно, что ежедневник Френка пуст. Я просмотрел его прежде, чем вы вошли сюда.

– Вы не имели права лазить по моему столу... – начала Кезия, но замолчала, вспомнив, что владелец компании волен делать, что хочет, когда ему заблагорассудится.

– Где Френк? В баре?

– В одиннадцать утра? Ну, конечно же, нет! – с горячностью воскликнула девушка, заправив выбившуюся прядь рыжих волос за ухо. – Не стану скрывать, Френк недавно пережил ужасный развод. Ему трудно.

– А какую роль сыграли вы в его разводе?

– Простите? – отчего-то зарделась девушка. – С чего вы решили, что развод Френка имеет ко мне какое-то отношение?

– О, я знаю множество случаев, когда начальники теряют голову от молоденьких секретарш. Особенно если эти секретарши такие же хорошенькие, как вы. – Никос проигнорировал ее злобный взгляд. – То, как вы защищаете своего начальника восхищает, Кезия. Просто очень любопытно, почему вы врете ради человека, который почти все время проводит где угодно, только не в офисе. Очевидно, вы заботитесь о Френке.

– И что? Если меня волнует, что с ним будет, значит, я сплю с ним? – дрожа от злости, бросила Кезия. – Френк мой друг и коллега, ничего больше. И не надо глупых намеков.

– Итак, если у Френка не интрижка, значит, он увлекся выпивкой, – заключил Ник, вставая.

– Что вы собираетесь делать? Френк хороший человек, – Кезия бросилась вслед за ним.

Она уже подумала, что он проигнорирует ее слова и выйдет, хлопнув дверью прямо у нее перед носом, но Никос остановился и повернулся к ней лицом.

– Очевидно, мне придется кое-что изменить.

С этими словами Никос взял девушку за подбородок и заставил взглянуть в его темные глаза. Кезия замерла, боясь даже дышать. Он наверняка потрясающий любовник, подумала она, чувствуя, как приятная дрожь сковала тело.

– Ваша лояльность к Уорнеру несправедлива, но впечатляюща, как и ваша работа. Мой персональный ассистент решила выйти замуж и переехать с мужем в Австралию, – сообщил мужчина, приведя Кезию в замешательство резкой сменой темы. – После десяти лет замечательной службы Донна покидает меня.

– Насколько я поняла, не без причины, – съязвила Кезия.

К ее удивлению, Никос лишь рассмеялся.

– Красивая, да еще с характером! Опасное сочетание. Но я люблю опасность. Она добавляет жизни ту самую перчинку, как думаешь, Кезия? Через пару месяцев должность моего личного ассистента будет вакантна. С нетерпением жду твоего резюме.

– Почему вы так уверены, что меня интересует этот пост? – с вызовом спросила девушка, злясь на него за такую самоуверенность.

– Интуиция, – улыбнулся он._ – А я редко ошибаюсь.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Ник мог появиться дома в любую минуту.

Кезия взглянула на часы и прибавила газу. На этот раз ее неутомимый босс решил пригласить группу болгарских бизнесменов в «Дом у ручья», надеясь увлечь их идеей гостиничного комплекса на побережье Черного моря. Естественно, он ожидал, что встретит гостей его личный ассистент.

День не заладился с самого начала. Мало того, что поставщики продуктов, с которыми Кезия договорилась о сегодняшнем приеме, отказали в последний момент, так еще и большинство слуг слегли с гриппом. К счастью, экономка Ника, миссис Джессоп, пришла на помощь и сейчас занималась приготовлением сытного обеда, который должен был впечатлить гостей. Кезии оставалось только выбрать десерты в кондитерской, но поездка в город заняла гораздо больше времени, чем рассчитывала девушка.

Из-за сильного дождя движение на дорогах было затруднено. На город спускались сумерки.

Кезия должна была бы сосредоточиться на дороге, но все ее мысли то и дело возвращались к ее боссу. Соберись, повторяла себе девушка, но ее сердце начинало биться сильнее с каждой милей, которая приближала ее к «Дому у ручья».

Никос на несколько недель уезжал навестить своих родственников в Греции. И как ни пыталась Кезия убедить себя в обратном, в конце концов, она призналась, что скучала по нему. Глупо, конечно, двадцатичетырехлетней девушке так зацикливаться на мужчине, но Кезия ничего не могла с собой поделать. Она чувствовала себя как школьница, безответно влюбленная в старшеклассника. И девушка умерла бы со стыда, если бы Никос догадался, как сильно ее влечет к нему.

Кезия доехала до пригорода и позволила себе вздохнуть с облегчением. Через каких-то пять минут она уже подъедет к воротам «Дома у ручья». Если повезет, она даже не застанет Ника и успеет подправить прическу и макияж. Хотя он же этого не замечает. Ведь для Ника Кезия была всего лишь хорошим ассистентом, не больше.

Как он объяснил ей на собеседовании три месяца назад, ему не нужна декоративная пустышка в офисе. Он ищет человека, который смог бы стать его правой рукой и был бы рядом в нужную минуту. В рыжеволосой Кезии Никос видел именно такую девушку.

С его стороны ни разу не последовало попытки как-то перейти границу делового общения. На собеседовании Кезии показалось даже, что он не помнил об их первой встрече. Его интересовали только ее профессиональные навыки.

Неожиданно кто-то выскочил прямо перед ее машиной. Кезия резко надавила на тормоза. Ее занесло на мокрой дороге. Девушка потеряла управление. Кезия закричала и попыталась вывернуть руль, заметив, что ее несет прямо на деревья. К счастью, двигатель заглох, правда машина замерла в кустах, росших вдоль дороги. Вот и приехали, подумала девушка. Ремень безопасности спас от серьезных травм, и все же Кезия нащупала шишку на виске.

Она снова завела двигатель и выехала на дорогу. Было слишком темно, чтобы пытаться разглядеть повреждения, но, по крайней мере, автомобиль мог ехать. Девушка вышла на улицу. Кто же выскочил перед ней на дорогу? Наверное, лиса. Кезия шла под дождем. Она промокла и замерзла, но не оставлять же раненое животное на дороге.

Через десять минут девушка вымокла до нитки и готова была сдаться. Но тут ее внимание привлекло слабое попискивание на другой стороне канавы. Собака, которую увидела Кезия, больше напоминала мешок костей. В темноте невозможно было разглядеть, ранена она или нет. Девушка вытянула вперед руку и поманила, но животное еще жалобнее заскулило, дрожа от холода и страха.

– Ну вот, малыш, – добравшись до собаки и взяв ее на руки, ласково прошептала девушка, – давай уедем отсюда.

Она начала выбираться из канавы, как вдруг один каблук с треском сломался. Конец ее новым туфлям! Да и юбка теперь вся испачкана в грязи.

Лучше не бывает! Ник будет взбешен, заключила Кезия, когда добралась, наконец, до машины и усадила собаку на переднее сиденье.

Последнюю неделю он звонил ей каждый день, давая строгие указания по поводу предстоящих выходных. Ему уж точно не понравится, если его личный ассистент появится дома поздно, да еще в таком виде, будто весь день лазила по помойке.

«Дом у ручья» располагался в конце длинной дороги, скрытый от посторонних глаз массивным забором. Никос Ниарчу ощутил, как дрогнуло его сердце, когда лимузин свернул к воротам старинного английского поместья. Как хорошо возвращаться домой, с удовлетворением подумал Никос. И пусть даже весь день в Англии дождь. Странно, но последние две недели, проведенные в Греции, показались мужчине вечностью.

Никосу нравилось гостить у своих родных, но откровенные намеки родителей на то, что пора бы их сыну найти себе скромную гречанку и жениться на ней, сводили его с ума. Мать пыталась удержать сына в своем доме подольше, говоря, что он выглядит устало и ему нужно отдохнуть, но только самочувствие отца, который неожиданно ослаб и стал выглядеть на все свои восемьдесят лет, заставило его задержаться.

Но теперь Никос мог вернуться к своей любимой работе. И начать он решил с презентации, которая, как он надеялся, вдохновит болгарских бизнесменов на создание гостиничного комплекса. Мужчина был уверен, что Кезия все отлично подготовила. Он провел гостей в просторный холл и огляделся в ожидании. Кезия должна была быть здесь. Никос же попросил ее выступить в роли хозяйки. Он был крайне удивлен, когда навстречу гостям вышла его пожилая экономка.

– Где Кезия? – прогремел он, не церемонясь.

– Добрый вечер, мистер Ниарчу, рада, что вы вернулись.

– Я тоже рад, миссис Джессоп. Но я ожидал, что нас встретит Кезия. Где ее носит?

Никос провел весь день, развлекая болгарских бизнесменов и их жен на борту своего личного лайнера. Языковой барьер был ужасным препятствием в беседе. И Никосу нужна была его персональная ассистентка, черт ее побери! Развлекать клиентов было обязанностью Кезии, и Ник планировал оставить гостей в ее умелых руках, пока он передохнет и примет душ после утомительного путешествия.

– У нас возникли проблемы с поставщиками. Сейчас уже все улажено, – заверила экономка, – но Кезии пришлось поехать в город. Она скоро будет здесь, я уверена.

– Надеюсь, – с раздражением пробормотал Ник. За три месяца он привык во всем полагаться насвою ассистентку. Ответственная Кезия отлично справлялась со своими обязанностями. Ник привык лидировать во всем, и его восхищала способность его секретаря не позволять ему навязывать ей свое мнение. Он даже скучал по ней, когда гостил в Греции.

Никос нахмурился, когда из гостиной вышла знакомая женская фигура.

– Что здесь делает мисс Харви? – прошипел он экономке.

Таня Харви, его бывшая любовница, была грешной сиреной с телом, за которое любой мужчина умер бы, но, кроме великолепных форм, ей нечего было предложить другим. У Ника не было никакого настроения слушать ее рассуждения о жизни, которые сводились к шмоткам и дорогим украшениям.

– Я так поняла, она присоединится к вам за обедом, – ответила миссис Джессоп.

– Кто ее пригласил?

– Не знаю. Уверяю вас... Может, Кезия позвала ее? – предположила экономка. – Кажется, вон и ее машина. Спросите ее сами.

– И спрошу, уж поверь.

Таня тем временем подошла к Никосу и обвила руками его шею.

– Привет, дорогой. Добро пожаловать домой. Ник с трудом скрыл свое раздражение, улыбнувшись белозубой улыбкой.

– Таня, какой приятный сюрприз. Я и не думал, что увижу тебя здесь, – вежливо поприветствовал он, освобождаясь из ее объятий.

– Твоя секретарша пригласила меня. Ты ведь рад, что я пришла, правда, Ник? Кезия так настаивала, чтобы я присоединилась к вам за обедом.

– Неужели? Как мило с ее стороны. Конечно, я счастлив увидеться с тобой, но боюсь, я буду занят все выходные.



– Тогда тебе еще больше повезло. Я помогу тебе расслабиться, – промурлыкала Таня, и Ник заскрипел зубами.

Таня Харви – элегантная блондинка, как раз во вкусе Никоса, и все же через пару часов ее общество начинало его утомлять: Постоянные намеки этой девушки на то, что она хочет занять постоянное место в его жизни, стали последней каплей для Ника. Еще до поездки в Грецию он решил разорвать их отношения.

Однако Таня, кажется, считала по-другому. Наверное, Никосу должно было льстить внимание этой женщины, но единственное, что он испытывал, – это злость на Кезию за то, что она поставила его в эту ужасную ситуацию. К этому моменту его личная ассистентка доказала свой профессионализм, но он не хотел, чтобы она вмешивалась и в его личную жизнь.

Череда лимузинов возле резиденции означала, что Ник и его гости уже прибыли. Кезия припарковала свой «мини» и включила в салоне свет, чтобы взглянуть на себя в зеркало заднего вида. Боже, я выгляжу ужасно, подумала девушка. Волосы растрепались, на щеках кое-где застыла грязь, да еще эта шишка.

– Готовься к буре, – сказала она грязному комочку на переднем сиденье.

При звуке ее голоса собака повела ухом и с благодарностью взглянула на свою спасительницу. Кезия до сих пор не была уверена в том, что ранила животное, и все же на всякий случай она взяла пса на руки и понесла в дом.

– Кезия, дорогая, – миссис Джессоп открыла дверь и вскрикнула от неожиданности, но взгляд девушки был прикован к высокой фигуре позади экономки.

– Боже мой! Что с тобой случилось? – провозгласил Ник.

В другой ситуации девушку насмешило бы выражение его лица, но сейчас Кезии было не до смеха. Она думала только о том, что испортила новые туфли и испачкала одежду, а теперь вот и пол в холле. Девушка настолько промокла, что ее юбка прилипла к бедрам. А в довершение всего на чулках зияла дыра.

– Я попала в небольшую аварию, – пробормотала Кезия, мысленно молясь, чтобы не разрыдаться прямо перед боссом и экономкой.

У меня запоздалый шок, заключила девушка. Это не имеет никакого отношения к Нику.

Мужчина же просто светился сексуальностью. Сними он свой дизайнерский костюм – он выглядел бы столь же впечатляюще, возможно, даже больше. Кезия старалась унять разбушевавшееся воображение, но она не видела Ника несколько недель и ничего не могла с собой поделать. Однако он, кажется, был вовсе не так рад видеть ее, судя по раздраженному взгляду.

– Что еще за авария? Какого черта здесь происходит, Кезия? И что это?– прогремел Ник, заметив животное у нее на руках.

– Собака. Она выбежала на дорогу, и мне пришлось вывернуть руль, чтобы не сбить ее. Не уверена, что мне это удалось на сто процентов, – сбеспокойством добавила девушка. – Она может быть ранена.

– Забудь о чертовой собаке. Посмотри на себя! Я ожидал застать тебя здесь, а не в городе, – набросился на нее Никос, и Кезия ощутила мощный прилив злости. Она весь день пыталась организовать этот проклятый обед. И она не просто так проехала десять миль до Хартфордшира под таким проливным дождем. – Миссис Джессоп сообщила, что возникли проблемы с поставщиками, это так?

– Да. Но теперь уже все улажено, – быстро добавила Кезия, тут же вспомнив, что в машине остались коробки с десертами.

– Лучше, если так. Я хочу, чтобы встреча прошла без осложнений, и я полагаюсь на тебя. – Тут Ник заметил шишку. – Боже! Ты поранилась. Почему ты не сказала мне сразу? – Он отодвинул волосы со лба девушки и обозрел травму.

Кезия краем глаза уловила злобный взгляд Тани, вошедшей в комнату, и резко отстранилась.

– Ты не дал мне ни единого шанса. Оставь, Ник, я в порядке.

Мужчина стоял слишком близко. Под шелковой рубашкой проступали мускулы. От него приятно пахло свежестью и лосьоном после бритья. Кезия поспешила отстраниться еще немного, чтобы не потерять голову. Она и так выставила себя идиоткой, появившись перед боссом в таком виде. Ник поморщил нос, словно прочитав ее мысли.

– Я переоденусь и вызову ветеринара, – заверила его девушка.

– Из-за шишки? – Ник выглядел слегка сбитым с толку.

– Для собаки. Она могла сломать что-нибудь. И бедное животное в шоке. Пес почти не двигается.

– К черту проклятую собаку! – выругался Ник, однако, чтобы не потревожить гостей, ему пришлось понизить голос. – Я вызову врача. У тебя может быть сотрясение мозга.

– Я в порядке, – соврала Кезия. У нее разболелась голова. – Я попросила племянницу миссис Джессоп Бекки и нескольких ее подруг помочь за обедом. Бекки может проводить гостей в их комнаты. Мы встретимся за коктейлями в семь часов, как и планировалось. Все под контролем, Ник.

– Рад, что ты так думаешь. Но мне любопытно узнать, что ты наденешь к обеду. Ты же не можешь сидеть за столом в таком виде, как сейчас. – Ник обозрел грязный наряд Кезии. – И помойся. Ты воняешь. – Он замолчал при появлении своей любовницы. – Возможно, Таня даст тебе что-нибудь.

– Не уверена, что Кезии подойдет моя одежда; у нас совершенно разные фигуры, – промурлыкала Таня, привлекая внимание к своей изящной талии.

Кезия улыбнулась, скрывая свое унижение, и направилась к лестнице, ведущей в кухню и комнаты прислуги.

– Я найду что-нибудь, – пообещала она. – Все будет хорошо, Ник, доверься мне.

Двадцать минут спустя грязный комок, который Кезия привезла с собой, превратился в маленького черного пса непонятной породы.

– Похоже на помесь терьера, – заметила миссис Джессоп. – Вот только неизвестно с кем.

– И, кажется, он не ранен, а просто голоден. – Кезия накормила собаку курицей. – Он такой дружелюбный. Завтра же я напишу объявления и развешу по деревне. Надеюсь, его хозяева найдутся.

– Не думаю, – возразила экономка. – Судя по его виду, его выбросили. И хотя он не ел несколько дней, это не повод кормить его отменной куриной грудкой. Это для обеда, Кезия. Полагаю, мистеру Ниарчу не понравится, если он узнает, что ты скормила основное блюдо блохастой собачке, которую подобрала.

– У нее нет блох. И после купания она выглядит очень мило.

Кезия потрепала пса и умилилась, когда тот лизнул ее руку. В детстве девушка мечтала иметь кого-то, кого она могла бы любить, но в закрытой школе, где она обучалась с восьми лет, не разрешалось держать питомцев. Каникулы Кезия проводила с родителями в Малайзии, где работал отец. Девочка умоляла маму позволить ей завести кого-нибудь, но та наотрез отказалась. Ее родители вели активную светскую жизнь. У них оставалось мало времени для дочери, не говоря уже о животном.

– Я просто не могла оставить собаку под дождем. Вы не присмотрите пока за ней, миссис Джессоп?

– Пока я готовлю обед из четырех блюд на четырнадцать персон, да? – по доброму поддела ее экономка.

– Мне очень жаль, что так вышло. Но эта встреча очень важна для Ника. Вы же знаете, насколько он требовательный. Все должно пройти на высшем уровне.

– Ты присоединишься к Нику и гостям за столом?

– Нет. Мне нужно проверить еду и напитки. Убедиться, что вечер идет хорошо. У меня не будет времени, чтобы присесть. А тем более кушать.

– Нику это не понравится, – предупредила миссис Джессоп.

– У него нет выбора. Без официантов и остального персонала вечер грозит обернуться катастрофой. Мы должны справиться, и мы сделаем все возможное. Хотя я и не знаю, что мне делать со своим нарядом.

– Бекки привезла с собой какую-то одежду. Вы с ней примерно одного роста. Я спрошу, может ли она одолжить тебе что-нибудь. Но тебе лучше поспешить, если хочешь быть готова к семи часам.

Кезия вымылась, привела себя в порядок, а выйдя из душа, обнаружила, что Бекки уже ждет ее в комнате.

– Тетя рассказала, что ты упала в канаву. Я принесла тебе юбку и туфли. Если подойдут, можешь надеть их.

– Ты просто спасительница, – с благодарностью произнесла Кезия. – Спасибо, Бекки. Через пять минут я буду готова.

Слава богу, юбка оказалась разумной длины, а не такой, как бесчисленные мини Бекки. Она сидела как влитая, подчеркивая упругие бедра и красивые длинные ноги Кезии. Черные туфли на каблуках тоже подошли, хотя девушка ни за что не выбрала бы такие, особенно зная, что весь вечер придется провести на ногах. Этот наряд отличался от ее обычных строгих костюмов. Кезия простонала, представив реакцию Ника. Но другого выбора у нее просто не было.

Взглянув на часы, девушка заторопилась на кухню, проверить, успевает ли миссис Джессоп. Она совсем не ожидала увидеть там Ника и замерла на пороге.

– Тебе идет, – улыбнулась экономка. – Кезия отлично выглядит, правда, мистер Ниарчу?

– Очень... впечатляюще, – Ник скрестил руки на груди.

– Знаю, о чем ты думаешь, Никос, – пробормотала девушка, краснея.

– Искренне надеюсь, что это не так. Иначе меня могут арестовать, – облизнулся мужчина.

– Моя юбка и туфли безнадежно испорчены. Бекки одолжила мне свои. Конечно, они не идеальны...

– Зависит от того, что ты собираешься в них делать. Танцевать, может быть? Это, несомненно, оживит вечер.

– Слушай, – разозлилась Кезия. Она и не заметила, как перешла на «ты». Это казалось таким естественным. – Если ты думаешь, что мне приятно разгуливать здесь в таком виде, то подумай еще раз.

Но, кажется, Ника только забавляла эта ее злость.

– Как твоя голова? – спросил он, подойдя к ней. Кезия отступила, но наткнулась на стол.

– Хорошо; я же говорила, волноваться не о чем. Мозг работает на все сто, хоть тебе и кажется, что это не так.

Ник рассмеялся, запрокинув голову назад.

– Рад это слышать, моя милая.

От его злости и раздражения не осталось и следа. Хотя Кезии в некотором смысле было легче работать с ним, когда он был в ярости. Так она могла хотя бы ненавидеть его.

– Я позвонил доктору и узнал о признаках сотрясения мозга. Тебя знобит?

Да. Но не потому, что она попала в аварию. Просто от близости Ника по всему телу бежали мурашки.

– Нет.

– Тошнит?

– Нет.

– Голова болит?

Кезия замешкалась всего на секунду.

– Тебе не кажется, что все плывет перед глазами? И как твоя шея? Ты могла что-нибудь потянуть.

– Ник... ради бога! – Кезия замерла, когда он взял ее за подбородок и приблизился почти вплотную. – Ч-что ты делаешь?

– Любопытно...

– Что?

– Не могу понять, у тебя глаза зеленые или серые. Они какого-то странного цвета. И зрачки немного расширены. Почему, как тебе кажется? – его теплое дыхание коснулось ее кожи. Кезия пыталась вырваться, но Никос был сильнее.

– Понятия не имею. Но я чувствую себя замечательно. И уже почти семь, Ник, – в отчаянии добавила девушка. – Мы должны быть в гостиной, готовые к встрече с гостями.

– Через минуту. Сначала нам нужно кое-что прояснить.

– Мне жаль, что так вышло с поставщиками, но это не моя вина. И миссис Джессоп вполне справляется с обедом, – затараторила Кезия.

– Этот разговор не касается приготовлений. Он личного характера. Касается наших взаимоотношений, если быть точным, и твоего желания вмешиваться в мои интимные дела.

– Что?.. – комната поплыла перед глазами. – Не понимаю, о чем ты. – Кезия вспыхнула.

Как он догадался о моих чувствах? Неужели я сама дала ему понять, как меня влечет к нему? В таком случае я не смогу больше работать с ним. Это было бы невыносимо. Такое унижение. Кезия настолько погрузилась в свои мысли, что не сразу заметила, как Ник заговорил.

– Я имею в виду твое решение пригласить Таню на сегодняшний обед. То, что ты мой персональный ассистент, не дает тебе права вмешиваться в мою частную жизнь.

– Но я не приглашала ее специально. Она узнала о приеме, и у меня возникло впечатление, что ты захочешь видеть ее здесь.

– Я просил тебя включить ее в список гостей?

– Нет, но...

– Тогда зачем ты это сделала? В твои обязанности не входит организация моей личной жизни.

– О, это ведь не совсем правда. Или ты забыл, что я отсылала цветы для твоей блондинки, когда ты решил расстаться с ней. И это я выбираю им украшения. Я думала, что осчастливливать твой гарем как раз моя обязанность.

– Ты забываешь свое место, Кезия. Девушка сглотнула, дивясь его способноститак быстро менять настроение.

– Да, бывают случаи, когда мне нужна твоя помощь в личных делах. Но ведь ты мой персональный ассистент. За что, ты думаешь, я плачу тебе так много?

– За то, что я ценный работник? – предположила девушка. – И если Таня уже тебя не устраивает, что же ты не сказал мне об этом. Я бы нашла тебе другую... компанию.

– Давай выясним кое-что раз и навсегда, Кезия. – Да уж, возможно, у него тело греческого бога, но сердце точно из камня, настолько холоден и резок был его тон. – То, как я устраиваю свою личную жизнь, – дело только мое. В моем мире чувства не играют особой роли. Женщины, с которыми я встречаюсь, прекрасно знают, на что идут. Между нами только секс. И никаких обязательств.

Кезия покраснела от его откровенных слов. Никос же только улыбнулся.

– Не знаю, что там наболтала тебе Таня, но, если у нее сложилось впечатление, что она может стать частью моей жизни надолго, тебе лучше переубедить ее. И мне не нужны твои советы о том, как мне строить свою личную жизнь. Это ясно?

– Как божий день, – отрезала Кезия. Голоса, раздающиеся из холла, оповестили их отом, что гости уже собираются. Девушка только пожала плечами. Она бы лучше умерла, чем позволила бы боссу увидеть ее разочарование. А еще хуже, причину этого разочарования.

– Думаю, мы прекрасно поняли друг друга, Ник, – холодно произнесла она, гордо встретив его взгляд. – И мне не хватит слов, чтобы описать, как я рада, что я – не часть твоего мира.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Ник ничего не ответил. Гости наполнили гостиную, и он нацепил дежурную улыбку.

Слова «ты уволена» повисли в воздухе. Кезия поспешно отвела глаза.

Она уже было решила уйти и оставить Никоса самого разбираться с его проблемами и развлекать болгарских гостей вместе с их женами. Формально женами, заключила девушка, заметив, что все женские взгляды устремились на Ника, как только он вошел. Неудивительно. Ведь, даже, несмотря на то что их мужья были успешными и богатыми, одетыми в дорогие костюмы и надушенными эксклюзивными духами, внешность и природный магнетизм Ника приковывали к себе внимание. Мужественность и чувственная сексуальность и выделяли его среди других мужчин. Кезия знала, что в этой комнате не было женщины, которая не мечтала бы оказаться в постели с этим великолепным мужчиной.

Как и она сама, Кезия Тревеллин.

Со вздохом девушка развернулась и столкнулась лицом к лицу с Таней Харви. Своим запоздалым появлением она явно стремилась обратить на себя внимание. В потрясающей золотой тунике, с копной густых светлых волос, собранных на затылке, Таня продемонстрировала свое умение выглядеть одновременно элегантно и сексуально. Она улыбалась, излучая уверенность в себе.

– Что такое с поставщиками? – нарочито громко проныла модель. – Где юные девушки, которые должны подавать закуски и шампанское? Я ожидала от тебя лучшей организации, Кезия.

– Компания отказалась в последний момент, – спокойно ответила Кезия. – Бекки и ее друзья вежливо согласились помочь. И я как раз собиралась присоединиться к ним.

– Ты? – удивился Ник.

Но ведь он сам сказал, что ее работа состоит в том, чтобы его жизнь текла как часы, а если это означает поработать официанткой на его чертовом обеде, что ж, да будет так.

– Да. Или у тебя есть другие предложения? Миссис Джессоп с ног валится, а Бекки и девочки не справятся в одиночку. – Кезия знала, что говорит резко, но у нее болела голова, она устала и была уверена, что Ник сравнивает ее с холодной красотой Тани.

Сейчас Никос застыл в недоумении. Никто никогда не говорил с ним в подобном тоне. Его глаза рассказали Кезии о том, что ей не поздоровится, когда они останутся вдали от нежелательных слушателей.

Подавив стон, Кезия отправилась навстречу Бекки и ее подругам, молясь, чтобы они не услышали колкую ремарку Тани. Миссис Джессоп приготовила канапе с икрой и лососем и откупорила шампанское. Девушка ободряюще улыбнулась Бекки и компании, взяв в руки поднос. Разнося закуски и напитки, Кезия кожей ощущала на себе взгляд Ника.

– Дорогой, нам нужно подумать о том, чтобы нанять больше прислуги, – промурлыкала Таня на ухо Никосу. Он замер, чтобы не показать своего раздражения. – Глупо полагаться на экономку и группу недалеких подростков, которых твоя секретарша позвала из деревни. И боже, у Кезии совсем нет вкуса, – добавила модель. – Эта юбка ей явно тесна. Может быть, лучше отправить ее на кухню, подальше с глаз?

– Выбирай слова, милая, – мягко предупредил Ник. – Я вполне доволен организацией вечера. Уверен, Кезия сделала все, что могла, в ситуации, которая, как я понял, вышла из-под контроля. Но если тебя что-то не устраивает, я попрошу своего шофера отвезти тебя домой.

– Я не хотела... – Таня нервно сглотнула. Ее уверенность пошатнулась. – Ты иногда такой жестокий, Ник. Ну, конечно, я хочу остаться.

– Особенно когда ты приложила столько усилий, чтобы тебя пригласили сюда, – холодно отозвался мужчина. – Ты же знаешь правила, Таня. Не переступай черту.



Не произнеся больше ни слова в адрес своей бывшей любовницы, Ник отправился к гостям, а его глаза искали среди них Кезию.

Она с самого начала заинтриговала его. Ее терпение и вежливость и заставили Никоса остановить свой выбор именно на ней. А готовность работать в дополнительные часы и ездить с ним в командировки были дополнительным преимуществом.

Кезия Тревеллин быстро вжилась в свою роль. Единственное, что смущало Ника, – очевидная искорка, пробежавшая между ними. С того самого момента, как они впервые встретились в лондонском филиале компании, Ник начал испытывать странные желания в отношении этой девушки. Эта страсть была сколь неожиданной, столь и сильной. Ее формы отвлекали его от работы, не давая ему покоя ни на совещаниях, ни по ночам, ни даже в объятиях другой женщины. Кезия возбуждала его фантазию всякий раз, когда оказывалась рядом. Но даже будучи один, Ник не мог выбросить ее из головы.

Движимая неведомым шестым чувством, Кезия подняла глаза и тут же встретилась взглядом с Ником. Мужчина с интересом заметил румянец, вспыхнувший на ее щеках, и поднял свой бокал как бы чокаясь. Он с удовлетворением заключил, что его влечение небезответно.

Это был дьявольски тяжелый вечер, заключила Кезия несколько часов спустя, обозрев батарею из бокалов, оставшуюся в гостиной. Девушка, вздохнув, устало опустилась на диван.

К счастью, обед прошел успешно (спасибо миссис Джессоп за прекрасную еду и Бекки с девочками за отличную работу). Ник даже одобрил ее выбор вин к каждому блюду. Правда, Кезии пришлось бесконечное количество раз обходить стол, снова и снова наполняя бокалы. К тому времени, как гости и хозяин переместились в гостиную, где их ждали кофе и ликеры, ноги девушки гудели и все, о чем она мечтала, – поскорее снять туфли.

Ник поделился с бизнесменами своими планами о гостиничном комплексе. За короткой речью и фильмом последовала оживленная дискуссия.

У Кезии не было ни одной спокойной минуты. Она в полной мере осознала, как это тяжело – принимать в доме будущих деловых партнеров.

Только когда на часах уже было за полночь, прием подошел к концу. Впереди Кезию ожидала двадцатиминутная поездка по темной дороге обратно в свою квартиру, где она надеялась хоть немного выспаться перед завтрашним возвращением в резиденцию босса.

Вздохнув, Кезия потянулась к своей сумочке, чтобы достать ключи от машины. Они словно испарились. Кезия, выругавшись, вывалила все содержимое сумочки на кофейный столик.

– Это ищешь?

Знакомый голос заставил ее резко поднять голову. Ник снял галстук и сменил пиджак на черную кожаную куртку. Он улыбался, протягивая ей ключи.

Кезия сглотнула, отчаянно пытаясь побороть волнение перед начальником. Глубоко вдохнув, она быстро собрала свои принадлежности обратно в сумочку и подошла к нему.

– Вот и ключи. Где ты их нашел? – спросила Кезия, стараясь не выдать своего состояния, когда он не отдал ей связку.

– В твоей сумочке, – спокойно отозвался Ник, тогда как на лице девушки отразилась целая буря эмоций. Удивление, сомнение, смятение и, наконец, злость.

– Как ты посмел? Да кто ты такой, чтобы копаться в моих личных вещах?

– Ключи лежали сверху, – сообщил Ник. – Кстати, о правах. Ты моя ассистентка, а значит, я несу за тебя ответственность. Я бы ни за что не позволил тебе возвращаться домой так поздно. Тем более этим вечером ты попала в аварию.

– Я в порядке. – Кезия устала; у нее не было сил спорить с Ником. – Сегодня у меня был тяжелый день, и я хочу домой. – Она демонстративно посмотрела на часы, но Ник так и не попытался вернуть ей ключи. – Это смешно. Не станешь же ты удерживать меня здесь против моей воли.

– Ты уже должна была понять, я могу делать все, что захочу, – с обычной самоуверенностью заявил Ник. – Лучше, если ты останешься на ночь, чтобы я мог помочь тебе в случае чего. Мне до сих пор кажется, что тебе нужно сходить к врачу.

Мысль о том, что ей придется провести ночь в одном доме с Ником, на минуту лишила ее дара речи.

– Но в этом доме нет больше свободных комнат, – нашлась Кезия. – И я не взяла с собой одежду. Одного унизительного вечера с меня хватит, или ты считаешь по-другому?

– У тебя не было причины чувствовать унижение за сегодняшний прием. Меня впечатлили все твои приготовления. Особенно когда я узнал, что поставщики подвели тебя в последний момент. Все прошло хорошо, осталось только заключить контракт.

– Я просто выполняла свою работу, – зарделась девушка, чувствуя гордость и удовольствие от одобрения Ника.

От плохого настроения не осталось и следа. Однако Кезию волновала дружелюбность Ника, так же как и его опасная близость. Девушка не могла отвести взгляд от линии его губ. Пора уходить, подумала она, облизывая пересохшие губы. В воображении она уже целовала Ника, так что, когда он заговорил, Кезия не сразу поняла, что он имеет в виду.

– Ты готова?

Девушка смущенно зарделась.

– Мне не нужен шофер, – опомнившись, упрямо заявила она. – Я вполне могу сама добраться до дома. Кроме того, тебе нельзя оставлять своих гостей.

– Они все разошлись по комнатам, – весело оповестил ее Ник.

Интересно, Таня тоже отправилась в постель? – размышляла Кезия. Наверняка она ждет своего любовника на большой кровати в главной спальне. И, конечно, Никос с нетерпением ожидает, когда сможет присоединиться к ней.

– Ты не сядешь за руль своей машины, пока механик не проверит ее, – тоном, не терпящим возражений, заявил Ник. – Мы возьмем «порше».

– А как же Макс? Он тоже должен поехать со мной.

– Макс? Что еще за Макс?

– Пес, которого я чуть было не переехала. Я собираюсь взять его себе.

– Откуда ты знаешь его кличку?

– Ниоткуда. Но я ведь должна звать его как-то, пока не найдутся его хозяева. Миссис Джессоп думает, что он бездомный, так что, возможно, никто за ним не придет. Я сбегаю наверх и заберу его. – И прежде, чем Ник успел что-нибудь сказать, Кезия торопливо вышла из комнаты.

Она знала, каково это – чувствовать себя нежеланным, когда взяла терьера на руки, но ее сердце радостно екало, когда он лизал ее щеку и доверчиво тыкался носом в ее ладонь. Она твердо решила позаботиться об этом создании.

Ее мать всегда открыто заявляла, что не хотела заводить детей. Появление Кезии стало для нее настоящим шоком. Не то чтобы родители совсем не любили ее, просто они были уже состоявшейся в профессиональном плане парой, и им было под сорок, когда родилась девочка. Она все детство росла с чувством, что ей нужно просить прощения за то, что она живет на свете. А за годы в закрытой школе девочка поняла, что родители просто не знают, что им с ней делать.

Холл был пуст, когда Кезия спустилась туда с Максом. Она заметила ключи от своей машины на столике и засомневалась. Может, просто уйти? Нет. Плохая идея. Ник будет в ярости, если она ослушается его. С ним бесполезно было спорить, если уж он вбил себе что-то в голову. А он ясно дал девушке понять, что твердо намерен отвезти ее домой.

Из кабинета Никоса послышался спор.

– С чего это ты должен везти ее домой? – повышенные тона Тани были ясно различимы даже через закрытую дверь. – Ради бога, Ник, я не видела тебя целый месяц! С чего эта внезапная забота по отношению к секретарше? Если бы это не было так нелепо, я бы даже подумала, что между вами что-то есть. Я заметила, что ты весь вечер не сводил с нее глаз, но не могла представить, что такого ты в ней нашел.

– Боже! Не будь смешной! – отозвался Никос. – Кезия не в моем вкусе. Но она отлично справляется со своими обязанностями. Она работала весь вечер, и моя обязанность доставить ее домой.

Кезия как ошпаренная отскочила от двери. Она знала, что далека от идеала Ника, но слышать такие слова было унизительно. Никогда я не позволю ему догадаться о том, что чувствую к нему, мысленно поклялась девушка. Он считает меня мебелью. Я для него не привлекательнее, чем его компьютер, накручивала она себя. Наверное, искорка между ними была плодом ее разбушевавшегося воображения.

Кезия не смела даже взглянуть на него, когда он вышел в прихожую несколько минут спустя. Она молча проследовала за ним к двери и вышла. Дождь ударил в лицо, но девушка не замечала этого. Она осторожно усадила Макса на заднее сиденье спортивной машины, сама сев на переднее. Никос завел мотор.

– Нет никакой необходимости оставлять мисс Харви, – пробормотала Кезия. – Я ужасно себя чувствую, доставляя тебе столько хлопот.

– Нет проблем, – заверил ее Ник. Наверное, ждет не дождется, когда окажется впостели со своей любовницей, заключила Кезия. Она молчала всю дорогу. Ник тоже не проронил ни слова. Он заговорил, только когда они уже почти подъехали к дому Кезии.

– Ты живешь одна?

Вопрос удивил обоих. Раньше Никос никогда не интересовался ее личной жизнью. Пару раз он даже подвозил ее до дома, но раньше она выходила на парковке и никогда не приглашала его войти. Интересно, у нее есть мужчина, думал Ник. И ждет ли любовник ее возвращения? Никос разозлился от этой мысли. Удивительно, но его пронзила... ревность?

– Нет, не одна.

Ее ответ не задел меня, уверял себя Ник. В конце концов, личная жизнь его ассистентки не имеет к нему никакого отношения.

– Я заеду за тобой утром, – холодно отрезалон.

– Нет необходимости. Я не хочу, чтобы из-за меня ты рано встал. Что скажет мисс Харви? – Девушка покраснела при мысли, что после бурной ночи Никос покинет свою любовницу, чтобы заехать за ней.

Мужчина свернул на парковку.

– Позволь мне самому разбираться со своими любовницами. Я буду здесь в половине девятого.

Кезия хотела было поспорить, но, бросив беглый взгляд в сторону босса, решила лучше этого не делать.

– Хорошо, как хочешь. Как всегда. – Девушка вышла из машины, забрала Макса и вежливо улыбнулась. – Спасибо, что подбросил.

Кезия направилась в сторону дома, и тут Ник догнал ее.

– Я провожу тебя до двери.

– Ради бога, Ник, со мной все в порядке! – взвилась Кезия. – К тому же мисс Харви будет расспрашивать, где ты так задержался, – не удержалась она от ремарки.

– Я уже говорил, что разберусь с Таней.

– Уверена в этом. – Девушка отперла дверь своей квартиры. – Спокойной ночи, Ник.

– Ты не хочешь предложить мне кофе прежде, чем я уеду? – он удержал дверь, не давая ей захлопнуть ее перед его носом.

– Ты заходишь или так и будешь стоять в дверях всю ночь? – раздался позади Кезии звонкий голос. – Ой, привет. – Анна, девушка, с которой Кезия снимала квартиру, уставилась на Ника широко раскрытыми глазами. – Вы, должно быть, мистер Ниарчу. Кезия так много о вас рассказывала.

– Прошу, называйте меня Ник, – приторно произнес Никос, протянув девушке руку в приветствии.

Кезия заволновалась. Она не раз наблюдала, как Анна флиртует. Ни один мужчина еще не устоял перед ее красотой. Пепельная блондинка со светлой кожей скандинавской нимфы и голубыми глазами младенца, Анна покоряла всех вокруг. Кезия сразу подружилась с этим ангелочком, когда они встретились в закрытой школе, куда обоих отправили родители. Они стали близки, как сестры, но сейчас Кезия готова была убить подругу на месте.

– Зайдешь, Ник? – промурлыкала Анна, и он подарил ей свою самую соблазнительную улыбку.

– Не уверен. Кезия не может решить, пригласить меня на кофе или нет.

– Тогда я решу за нее, – хихикнула блондинка. – Кстати, я Аннализа Кристенсен. Мы с Кезией вместе снимаем квартиру.

Кезия прошествовала в кухню, оставляя Анну развлекать Ника. Хватит с нее. Она соорудила для Макса место, расстелив в углу одеяло для пикника и поставив рядом миску, куда налила молока. Если за Максом никто не придет, то я куплю ему корзину и поводок, счастливо подумала Кезия.

– Что за черт? – взвизгнула Анна, пригласив Ника в кухню.

– Собака. На что это еще похоже?

– На мешок костей и шерсти, – честно призналась подруга. – Еще одна тварь, которую ты спасла? Мы же договорились, что не будем никого заводить.

– Это всего на пару дней, пока я не найду его хозяев. Я не могла оставить его одного на улице, да еще в такую погоду. Посмотри, какой он худой.

– Кезия всегда была такой, – пояснила Анна Нику. – Помнишь, как в школе ты притащила раненую лису, Кез?

– Да у Кезии скрытые таланты. – Ник улыбнулся странной улыбкой.

– Уверена, ты не хочешь слушать воспоминания о нашей школьной жизни, – отрезала девушка и вышла, оставив этих двоих наедине.

Она почувствовала небывалое облегчение, скинув надоевшие туфли. Кезия распустила волосы, которые тут же рассыпались по плечам. Она размяла шею и стопы, пытаясь игнорировать смех, раздающийся из кухни.

Смешно было ревновать Ника к Анне. С Анной они подруги уже много лет, Ник дал ей работу, о которой можно было только мечтать. Никто не виноват в том, что она влюбилась в собственного босса, мужчину не ее круга. И если Кезия хочет и дальше работать с Ником, ей придется забыть о своих чувствах к нему.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Из кухни раздавался глубокий баритон Ника, сопровождаемый звонким смехом Анны. Слушая их, Кезия решила оставить их наедине. Кажется, они легко нашли общий язык, отметила про себя Кезия. Но ведь было бы невежливо выставить Ника за порог, даже не предложив ему кофе, после того, как он вежливо подвез ее домой.

Кезия натянула джинсы и футболку, расчесала волосы и босиком прошлепала в холл. В кухне уже никого не было. Распахнув дверь гостиной, девушка обнаружила там Ника, в одиночестве сидящего в кресле.

– Анна ушла в квартиру этажом выше, – объяснил мужчина. – Кажется, у вашей соседки Вики случился эмоциональный срыв.

– Наверное, она рассталась со своим парнем... снова, – пробормотала Кезия, чувствуя себя неловко оттого, что находится наедине с Ником в собственной квартире.

Смешно! Они часами оставались наедине в «Доме у ручья», и в офисе, и в командировках, но здесь, на ее личной территории, его присутствие волновало Кезию больше, чем она ожидала.

Девушка вцепилась в свою чашку кофе (Анна все-таки не забыла, что их трое) и вдохнула чудесный аромат. Кофеин успокоит нервы, но и не даст спать ночью, заключила она.

– Пройдемся по завтрашнему дню, – голос Ника разрезал тишину. – На завтра у нас заказан бельведерскийSPA-салон. Там есть отличное поле для гольфа – если, конечно, не будет дождливо – плюс тренажерный зал и спортивные площадки, если кто-то захочет. В час состоится ланч. Потом я займусь обсуждением деталей контракта с гостями в главном конференц-зале, пока ты будешь развлекать их жен.

SPA предлагал множество расслабляющих и косметических процедур. Хотя Кезия и не видела ничего особенного в том, чтобы полдня проваляться в грязи. Но хуже всего то, что придется облачаться в свой черный купальник, чтобы поплавать. Кезия не любила демонстрировать свое тело, а разгуливать полуголой перед Ником... Этого она постарается избежать всеми возможными способами.

Завтра обещает быть долгий день. Уже сегодня, заключила девушка, взглянув на часы. Они показывали половину второго утра.

– Хочешь еще кофе? – подавив зевок, вежливо поинтересовалась Кезия.

– Спасибо, но думаю, будет лучше, если ты отправишься в постель. – Никос встал, и Кезия подскочила вслед за ним, слыша, как пульсирует ямочка у нее на шее. – У тебя красивые волосы. – Он накрутил локон себе на палец. – Почему ты никогда не распускаешь их?

– Не могу же я ходить по офису так же, как Леди Годива, – ответила Кезия. Увидев замешательство на лице Ника, девушка пояснила: – Легенда гласит, что она была знатной женщиной, которая, сотни лет назад, ходила по улицам обнаженной. И только длинные волосы прикрывали ее наготу.

– Наверное, это было... горячо, – усмехнулся Ник. – Но могу тебя заверить, я бы не стал возражать, если бы ты решила последовать ее примеру.

Кезия знала, что он нарочно дразнит ее, но это не помогло ее разбушевавшейся фантазии. С очевидным усилием девушка подошла к двери и открыла ее.

– Прости, Ник, но я просто с ног валюсь. И завтра у нас трудный день.

– Надеюсь, я не очень испортил тебе выходные? – пробормотал Ник, проследовав за ней в холл. – Меня не поколотит твой бойфренд за то, что я отнял тебя у него на все это время?

– К счастью, у меня нет бойфренда.

– Неужели? – Ник с подозрением взглянул на Кезию. – Удивительно. Почему ты, красивая молодая женщина, сделала выбор в пользу одиночества?

Кезия вспыхнула. Ее даже бросило в пот от смущения. Она была совершенно сбита с толку его внезапным интересом к ее личной жизни.

– Я сейчас ни с кем не встречаюсь, потому что я... – Кезия никогда еще не была так близка к тому, чтобы признаться, что Никос единственный мужчина, с которым ей хотелось бы быть.

Это потешило бы его самолюбие, несомненно, подумала девушка, судорожно ища подходящее оправдание тому, что у нее нет личной жизни.

– Я была помолвлена, но мы расстались. И я предпочла сосредоточиться на карьере. Полагаю, ты не возражаешь?

– Ты права. Ты отличная сотрудница, – мягко произнес Никос. Но у Кезии отчего-то возникло ощущение, что он смеется над ней.

Она проводила его до двери и замерла, когда он, развернувшись, взял ее за подбородок:

– Кто решил разорвать помолвку? Ты или твой жених?

– Не понимаю, каким образом это тебя касается, но решение было общим. Мы поняли, что не подходим друг другу. Брак – слишком серьезный шаг, чтобы делать его второпях, – заявила Кезия, а Ник разразился смехом.

– Мои слова в точности, дорогая моя. Приятно знать, что мы хоть в чем-то схожи. Надеюсь, жених не разбил тебе сердце? Если в жизни только работа, душа скучает.

– Не понимаю, откуда тебе это известно, – резко отозвалась Кезия, представляя Никоса в объятиях красавицы Тани. Ник прекрасно совмещал работу и личную жизнь. И девушка сомневалась, что у него есть душа.

– Спокойной ночи, Кезия. И спасибо тебе за все, что ты сделала сегодня. К завтрашнему вечеру я планирую уже заключить контракт, делегация улетит следующим утром. Какие у тебя планы на воскресенье?

Кезия, смутившись, пожала плечами. Болгары улетают утром, так почему она должна что-то планировать? Кезия предвкушала спокойный день дома. Может быть, она пройдется с Максом по парку и сделает кое-какие дела по дому.

– Ничего особенного.

– Отлично, тогда ничего не планируй. Я заберу тебя на ланч. – Никос дошел до лестницы и начал спускаться.

– Но я могу быть занята.

– Ты уже сказала, что не будешь.

– Но я не хочу провести еще и воскресенье в разговорах о делах.

– Обещаю, мы побеседуем на другие темы, – он оглянулся, наградив Кезию белозубой улыбкой. – Думаю, пора нам познакомиться поближе, Кезия. Ты так не считаешь? Было бы интересно узнать, есть ли у нас еще что-нибудь общее, кроме взглядов на брак.

Никос исчез в темноте раньше, чем девушка успела придумать достойный ответ. Она вошла в квартиру, заперла за собой дверь, но успокоиться так и не смогла. Какую бы игру ни затеял Ник, она не собиралась знакомиться с ним ближе. Как и кобру, его лучше держать на расстоянии.

– Так вот какой твой Ник Ниарчу! – воскликнула Анна, ввалившись в квартиру несколькими минутами позже. – Неудивительно, что ты на него запала.

– Что ты имеешь в виду, говоря «запала»? И что на этот раз произошло у Вики с Тимом?

– Ничего. Я придумала это, чтобы оставить вас с Ником наедине. Ты ведь раньше никогда не приводила его к нам.

– И сейчас это была не моя идея. Он сам настоял, что отвезет меня домой, и благодаря тебе остался на кофе. Нечего так смотреть. И я на него не запала.

Анна пожала плечами.

– Всякий раз, упоминая своего босса, ты краснеешь. Теперь, когда я увидела Ника во плоти, так сказать, я понимаю, почему.

– Перестань, – разозлилась Кезия. – Я, конечно, не отрицаю, что он привлекателен, но...

– Да он самый сексуальный мужчина на планете! – перебила Анна. – Нужно быть слепой или святой, чтобы устоять перед ним. – Девушка усмехнулась, увидев, как зарделась подруга. – Он уже знает о твоих чувствах?

– Нет, не знает... и ничего я к нему не испытываю. – Кезия сдалась, тихо выругавшись. – Все равно у него есть девушка. Он уехал к ней.

– С такой внешностью вряд ли он жил бы как монах-отшельник, – заметила Анна. – Но почему ты не намекнешь ему, что он тебе нравится? Пока я варила кофе, он засыпал меня вопросами о твоей личной жизни. Думаю, ты можешь хотя бы попытаться пофлиртовать с ним, – посоветовала блондинка. – В конце концов, что ты теряешь?

– Кроме гордости, самоуважения и работы, да? – с сарказмом спросила Кезия.

– Да что здесь такого, Кез? Вы с Чарли расстались два года назад. Я могу пересчитать по пальцам все свидания, на которые ты выходила с тех пор. Или ты позволишь тому факту, что не можешь иметь детей, окрасить всю твою оставшуюся жизнь?

– Вовсе нет, – возразила девушка.

Анна поддерживала Кезию во время болезни, которая настигла подругу в юности. Они доверяли друг другу, как сестры, и все же для Кезии о некоторых вещах говорить было очень и очень трудно. В пятнадцать лет ей поставили диагноз: лейкемия. Девушка всеми силами боролась с болезнью и победила. Но спасение жизни отняло у нее шансы иметь детей.

– Ты же знаешь, что в нашем разрыве с Чарли не последнюю роль сыграло не только мое бесплодие, но и его родители. Они пригрозили лишить его наследства, если он женится на мне, не забывай.

– И теперь ты боишься завести роман с другим мужчиной?

– Ничего я не боюсь. Мне так проще, вот и все. И не могу же я на первом свидании заявить о своей неспособности иметь детей?

– Я же не советую тебе искать брата по духу, – заметила Анна. – Если таковой вообще есть, в чем я сомневаюсь. Ты же знаешь, что я думаю обо всех этих «они жили долго и счастливо и умерли в один день». Мои родители не убедили меня в том, что браки заключаются на небесах. Но это вовсе не значит, что ты не можешь развлечься, Кез. Ник Ниарчу не производит впечатления примерного семьянина. А страстный роман с сексуальным миллионером для тебя сейчас – то, что доктор прописал. Если, конечно, тебе хватит ума не влюбиться в него.

Кезия ощутила, что вся вспыхнула. Она боялась даже смотреть на Анну.

– Господи! Только не говори, что уже влюбилась!

– Это смешно! – нервно гоготнула девушка. – Он мой босс, ничего больше. Ник же настоящий ловелас, Анна. Влюбиться в него – значит остаться с разбитым сердцем. Спасибо, мне такого не надо. Я собираюсь оставить свое сердце целым и невредимым.

Суббота началась ужасно.

– Проклятье! – выругалась Кезия.

До прибытия Ника оставалось каких-то полчаса. Кезия провела бессонную ночь. Не только из-за выпитого кофе. Разговор с Анной всколыхнул ее воспоминания о том, как в детстве она мечтала о будущем. И это будущее оказалось совсем не таким.

Малышка Кезия всегда знала, что у нее будет большая семья. Она хотела пятерых или шестерых детей минимум. В то время как другие девочки мечтали построить успешную карьеру, Кезия знала, что ее судьба – это замужество и материнство. Болезнь разрушила все ее мечты.

Кезия не винила Чарли в разрыве их помолвки, вспоминала она, перерывая шкаф в поисках того, что надеть. Они познакомились в университете. Девушка с самого начала честно призналась ему во всем. Чарлз Пембертон был будущим дворянином и наследником семейного поместья. Симпатичный и обладающий шармом юноша был для Кезии сказочным принцем; ведь большую часть своей жизни она провела в закрытой школе да в больницах. Но как только их отношения стали серьезнее, усилились и страхи Кезии, что она никогда не сможет влиться в его аристократическую семью.

Чарли убедил ее в том, что для него не имеет значения ее бесплодие. Но его родственники были против их отношений и заставили Чарлза прекратить их. После разрыва помолвки Кезия перестала искать любовь. Судьба нанесла ей тяжелый удар. Девушке потребовалось много времени, чтобы свыкнуться с мыслью, что она никогда не сможет быть матерью.

Звонок в дверь прервал поток воспоминаний. Кезия взяла сумку и поспешила встретить Ника у двери. В том, что это был он, она не сомневалась.

– Готова? – спросил он с порога.

Ник оглядел Кезию с ног до головы. Она выглядела... по-другому. В офисе девушка обычно появлялась в деловых костюмах, но обычная одежда шла ей гораздо больше, решил Ник. Он обозрел, как кремовый свитер облегает ее пышную грудь, и представил, как его руки ласкали бы эти спелые формы. К его удивлению, все тело напряглось, как натянутая струна. Ник посторонился, пропуская ее вперед.

– Я только возьму Макса, – пробормотала Кезия, стараясь унять дрожь в коленях.

– Ты же не собираешься притащить собаку в SPA-салон?

– Конечно, нет. Но я не могу оставить его одного на весь день. Кроме того, миссис Джессоп обещала присмотреть за ним, пока нас не будет. Он очень хороший. В любом случае без него я никуда не поеду, – заявила Кезия.

– Отлично, но, если он испортит мне салон, я убью его.

Макс как будто почувствовал это. Всю дорогу до резиденции Ника он даже ни разу не заскулил. Однако, выйдя на улицу, он как хозяин направился к главному входу.

– Кажется, он уже все здесь запомнил, – восторженно улыбнулась Кезия. – Макс такой умный. Смотри, он сразу пошел на кухню. Он чувствует себя как дома.

– Забудь об этом, Кезия, – отрезал Ник. – Я не хочу собаку. А если бы захотел, то выбрал бы животное, которое больше похоже на пса, чем на половую тряпку. Макс твоя проблема, не моя.

– У тебя сердце из камня, да, Ник?

– Какое сердце, милая?

– Полагаю, мисс Харви присоединится к нам днем, – прокомментировала Кезия, когда час спустя гости расселись по лимузинам.

Все утро Тани не было видно. Возможно, она так вымоталась после бурной ночи с Ником, что еще спала, заключила девушка ревниво.

– Таня не присоединится к нам ни сегодня, ни когда бы то ни было еще, – сообщил Ник спокойно. – И, дабы удовлетворить твое любопытство, она не осталась в доме и на ночь.

– О, мне вовсе не интересно, с кем ты проводишь ночи. Понятия не имею; с чего ты решил, что мне это интересно. Я ведь всего лишь твоя покорная секретарша.

– Покорная! – рассмеялся Никос, постучав по стеклу, чтобы шофер трогался. – Это совсем не то слово, которым я описал бы тебя.

Его глаза весело светились, когда он заметил, как Кезия в нерешительности кусала губы.

– Знаю, я пожалею, что спросила, но как бы ты описал меня?

– Зеленоглазая кошечка с характером. Знаешь, когда я увидел тебя с распущенными волосами, то понял, что ты натуральная рыжая.

– Ты что, думал, я крашу волосы?

– Вообще-то, я нахожу их очень сексуальными.

Боже, он что, нарочно это делает? Кезия отвернулась к окну.

– Тебе не нужно было так говорить. Это... неприемлемо.

– Ты бы предпочла, чтобы я врал? – Его ленивая улыбка не давала девушке покоя.

– Я бы предпочла, чтобы ты оставил свое мнение при себе.

Наконец лимузин подъехал к бельведерскому SPA-центру. Кезия сделала глубокий вдох и украдкой посмотрела на Ника. Он мой босс, и все, напомнила себе девушка. Очевидно, он порвал с Таней, но если Никос полагает, что сегодня Кезия окажется в его постели, то его ждет разочарование.

Однако большую часть дня они не виделись. Только за ланчем, и то недолго. Мужчины занимались своими делами, в то время как Кезия и их жены наслаждались косметическими изысками.

Затем все встретились в бассейне. Вода приятной прохладой ласкала тело девушки. Весь день она мечтала о том, что это руки Ника натирают ее тело маслами, делая ей массаж, и сейчас бассейн стал для нее благословением.

Кезия плавала и плавала, пока совсем не выбилась из сил. Она вылезла из воды, потянувшись за полотенцем.

– Эй, Кезия, ты тренируешься для олимпийских игр? – поинтересовался один из болгарских бизнесменов.

Он был моложе и симпатичней остальных. По крайней мере, на вкус Кезии.

– Просто стараюсь быть в форме, – вежливо улыбнулась она, когда тот сел рядом с ней.

– На мой взгляд, ты в отличной форме.

Кезия уже ловила на себе взгляды этого мужчины прошлым вечером и сейчас не знала, что ей делать.

– Вот. – Болгарин не терял времени даром. Он накрыл ее своим полотенцем. – Дай я помогу тебе вытереться. Ты замерзла.

Кезии хотелось оттолкнуть назойливого мужчину, но он был важным клиентом Ника.

– Спасибо, вы очень добры.

– Не за что. Пойдем выпьем чего-нибудь.

– Мне нужно переодеться. Да и Ник, должно быть, ищет меня.

– Перестань, Кезия. Твой босс сидит в дальнем конце бассейна. Он смотрел на тебя, когда ты плавала. Полагаю, он не любит надолго упускать тебя из виду.

Девушка проследила за взглядом бизнесмена.

Она вздрогнула, даже с такого расстояния заметив, что Ник недоволен.

Она медленно пошла в его сторону. Ей ничего другого не оставалось. Кезии нужен был халат. Ник сидел в одежде, в расслабленной позе, и все же от девушки не ускользнуло, что мышцы его были напряжены.

– Кажется, тебе было весело, – прокомментировал Никос. – Хотя в твои обязанности не входит флиртовать с гостями мужского пола.

– Я не флиртовала, – отрезала Кезия. – Я всего лишь пыталась быть вежливой. Это он флиртовал. Со мной. И вообще, ты сидишь на моем халате. Встань, пожалуйста, я замерзла.

– Вижу. – Ник не сводил глаз с ее напрягшихся сосков, проступающих сквозь черную лайкру. – Может, я мог бы помочь тебе согреться? Или только у Тома, Дика и Харви есть привилегия вытирать тебя?

– Чтоб ты знал, я хотела толкнуть этого нахала в чертов бассейн. Жаль, что я этого не сделала. И к черту твои дела!

– Но я никогда не просил тебя продаваться ради меня.

– Знаешь что, Ник? Я думала, ты так же уважаешь меня, как и я тебя. Но, кажется, я ошиблась. Как ты мог подумать, что я получала удовольствие от приставаний того человека? – Кезия схватила свои вещи и пошла прочь, но Ник догнал ее и затащил в укромный уголок, где они были вдали от посторонних глаз.

– Не уходи от меня, Кезия! – прогремел он. – И не смей плакать! Как у женщин получается так легко бросаться в слезы?

Ник смотрел на ее опущенную голову, и вся его злость мигом испарилась. Он утер ее слезы и обнял.

– Ну, прости меня. Все хорошо. Прости. Я не хотел тебя обидеть.

– Но обидел. – Кезия всхлипнула, по-детски потерев глаза кулачком. – Не понимаю, что тебя так разозлило.

– Мне не понравилось, что рядом с тобой другой мужчина. – От его взгляда Кезия задрожала. Она опустила мокрые от слез ресницы и зарделась. – Не понравилось, что ты улыбалась ему. И я просто взбесился, когда понял, что он хочет поцеловать тебя.

– Но почему?.. – Кезия подняла на него свои потрясающие глаза.

– Потому что я хотел сделать это сам...

Его губы коснулись ее губ. Нежно, осторожно. Кезия не сопротивлялась. Она ждала этого поцелуя с того самого момента, как впервые увидела Ника. Его губы становились все требовательнее, его язык проник в ее ротик, исследуя его, лаская, словно танцуя диковинный танец.

Я в раю, счастливо подумала Кезия. Но счастье ее длилось недолго. Это же Ник. Ее босс. И он пару минут назад обвинил ее в заигрывании с другим мужчиной...

Кезия резко отстранилась и прикрыла рот рукой.

– Ты не должен был этого делать, – прошептала она, все еще дрожа. – И знаешь, я не легкая добыча.

– Рад это слышать, – довольно улыбнулся Ник. – Мне это нравится!

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Кезия ехала в «Дом у ручья» в состоянии шока. Всю дорогу девушка недоумевала, почему Никос поцеловал ее. Не похоже, чтобы он сгорал от страсти по отношению ко мне, подумала она цинично. Кезия еще слишком ясно помнила, как он отозвался при ней о Тане. Больше похоже, что его интерес вызван духом соперничества.

И все же девушка оказалась не готова противостоять ему. Ощущать вкус его губ – а именно с этим желанием она боролась последние несколько месяцев – было так приятно, что Кезия отвечала на его поцелуй с готовностью, граничившей с отчаянием. А Никос наверняка думает, что это на него нашло. Возможно, по этой причине он и избегал ее весь оставшийся день. Это лишь усилило чувство унижения и девушка мысленно взмолилась, чтобы этот день поскорее закончился и они с Максом могли отправиться домой.

Кезия не могла заставить себя даже взглянуть на Ника, не то чтобы поговорить с ним. Хорошо, что в машине с ними ехал один из болгарских бизнесменов. Как только лимузин подъехал к дому, девушка пулей выскочила из машины, но улизнуть не удалось. Ник догнал ее на лестнице.

– Хватит от меня бегать, – скомандовал он. – Что с тобой такое? Ты бледная, как привидение.

– Ничего. Просто никак не могу согреться, вот и все.

В глазах Ника блеснул озорной огонек, и Кезия сразу поняла, о чем он думает. Девушка зарделась, потупив взгляд.

Гости разошлись по комнатам, и Кезия с ужасом осознала, что они с Ником впервые после того поцелуя остались наедине. Она хотела спросить, зачем он это сделал. Или хотя бы сказать что-нибудь, чтобы он понял, что для нее этот поцелуй ничего не значил.

– Пойду... – промямлила девушка вместо этого. – Посмотрю, не нужна ли помощь миссис Джессоп.

– Ты уже и так сделала очень много. На сегодня ты свободна. Я отвезу тебя домой.

– Нет! – слишком поспешно возразила Кезия. – В этом нет необходимости. Механик сказал, что моя машина в порядке. – Девушка не смогла скрыть панические нотки в голосе, но ей нужно было побыть одной, вдали от Ника. Она не смогла бы снова пригласить его к себе. Ни за что. – В любом случае я не поеду сразу домой. Мне нужно еще заехать в магазин.

Это была маленькая ложь: Кезия уже купила все необходимое утром. Просто ей необходимо было одиночество. Голова снова раскалывалась, а в горле словно стоял ком. Еще не хватало остаток дня дрожать от присутствия Ника, заключила Кезия и вышла на кухню, чтобы забрать Макса.

К тому времени, как девушка доехала до дома, она не на шутку замерзла. В квартире работало отопление, но все равно было холодно. Кезия включила обогреватель. Если она подцепила какой-то вирус, лучше отлежаться в постели. Обозрев содержимое холодильника, девушка решила отказаться от ужина. Завтра нужно будет пополнить запасы еды на неделю. Но сначала позвонить Нику и сообщить, что она не сможет пойти с ним на ланч.

Макс удобно устроился на подстилке в кухне. Он набегался в саду резиденции Никоса и теперь свернулся в комочек и счастливо зажмурился, когда Кезия ласково потрепала его. Девушка надеялась, что его хозяева уже увидели объявление и скоро придут за псом. Однако Кезии уже не хотелось отдавать Макса. Она успела привязаться к этому пушистому существу.

Всю ночь Кезия спала как убитая. Она проснулась, когда за окном уже вовсю светило солнце. Макс жалобно скулил у ее кровати. Девушка свесила ноги с постели. Все вдруг поплыло у нее перед глазами. Она подцепила вирус. Остается только надеяться, что Кезия успеет вылечиться за день. У Ника напряженное расписание на предстоящую неделю, у нее просто не было времени на то, чтобы болеть.

Девушка нацепила свитер и джинсы и вывела Макса во двор. Я должна была утром сделать что-то важное, вспыхнуло у нее в голове, но, вернувшись в квартиру, Кезия свернулась калачиком на диване и снова заснула.

Ей снился ужасный сон, когда настойчивый звук дверного звонка эхом раздался в голове. Девушка различила лай собаки. В ее сне она смотрела на Ника, а он смеялся над ней, когда она умоляла его поцеловать ее снова.

– Кезия! Проснись!

Девушка медленно открыла глаза. Ник глядел на нее обеспокоено и серьезно. Он ведь ей только что снился или нет? Кезия покачала головой, поморщившись от боли при движении.

– Ник? – спросила Кезия. Ее квартира. Ее диван. Она лежала, укрывшись покрывалом. Ее тело горело огнем, и девушка раскрылась. – Ч-что... что ты здесь делаешь? – прохрипела девушка. Горло болело так, будто она проглотила разбитое стекло. Кезия облизала пересохшие губы.

– Твоя соседка впустила меня, – тихо пояснил Никос. – Я десять минут звонил в дверь. Я уже хотел уйти, но потом услышал лай Макса и понял, что ты дома.

Ланч, вспомнила Кезия. Она хотела позвонить Нику и отменить встречу, но забыла, а теперь уже слишком поздно.

Тем временем Ник приложил ладонь ко лбу девушки. Его ладонь была мягкой и прохладной на ее разгоряченной коже.

– Кажется, у тебя температура. Болит что-нибудь?

– Все болит, – слабо улыбнулась Кезия, но шутка не удалась. – Это всего лишь простуда, Ник. Вот увидишь, сегодня я проведу весь день в постели, а завтра все уже будет в порядке.

– Конечно. Выпей-ка это.

Ледяная вода смягчила горло, но не уняла боли во всем теле. Кезия беспомощно закрыла глаза, молясь, чтобы Ник ушел. Она не хотела, чтобы он видел ее больной. Но он, кажется, считал по-другому. Ник возник рядом и взял ее на руки.

– Черт возьми, Ник... положи меня обратно, прошу тебя. Я больна.

– Никогда бы не догадался. Почему ты ничего не сказала вчера? Я бы ни за что не позволил тебе ехать домой в таком состоянии. Я забираю тебя в «Дом у ручья». – Ник вынес ее в коридор. – Ты не можешь остаться здесь одна: выглядишь ужасно. И прежде чем ты начнешь спорить, я знаю, что Анна в отъезде.

– Ты не можешь нести меня два пролета вниз по лестнице, – слабо пробормотала Кезия. – Ты надорвешься.

Но он уже спустился и пошел на парковку к своему «порше», куда и усадил девушку.

– Тебе не нужно делать для меня все это. Я могу сама о себе позаботиться, – прошептала девушка, чувствуя, как от его нежной улыбки глаза наполняются предательскими слезами.

– Ты шутишь, милая? Я хочу, чтобы ты была рядом. Там, где я смог бы присматривать за тобой.

Ник оставил ее в машине, но лишь на пару минут. Он вернулся с сумкой, куда собрал все вещи, которые, по его мнению, могли пригодиться Кезии в его доме. Ник сел за руль, еще раз взглянув на бледную, беспомощную девушку, лежащую на переднем сиденье. Он завел мотор, и машина, взревев, умчала их вдаль.


Кезия открыла глаза и огляделась. Она лежала в незнакомой постели. Кремовые обои и тяжелые зеленые портьеры казались знакомыми. Она уже видела их, но где?

– Итак, ты наконец решила почтить нас своим пробуждением. Как раз вовремя, – раздался откуда-то знакомый голос.

– Ник! – подскочила Кезия.

Девушка повернула голову и обнаружила его сидящим у кровати.

– Наверное, я покажусь тебе смешной, но могу я поинтересоваться, где нахожусь. •

– В моем доме. В спальне по соседству с моей.

– Точно, – осознала девушка. Она чувствовала себя гораздо лучше. Голова больше не болела, и тело перестало ломить. – Я же говорила, что это всего лишь простуда. Я выспалась, и все прошло. Мог бы и не привозить меня сюда сегодня.

– Сегодня? Но ты здесь уже четыре дня. И все время спишь. Неудивительно, что ты ничего не помнишь.

Кезия уставилась в потолок, обдумывая слова Ника. Как она могла четыре дня провести в постели, даже не осознавая этого.

– Макс! Если пес был заперт в квартире столько времени без еды и воды, он, скорее всего, уже умер. – Ник, я должна поехать домой прямо сейчас. – Кезия начала вставать с постели, но Ник тут же уложил ее обратно. – Макс там один...

– Успокойся, иначе снова заболеешь. Эта псина здесь. Ты же не думаешь, что я оставил ее в твоем доме? Сейчас твой любимый Макс ждет свой обед на кухне. Кажется, миссис Джессоп готовит ему стейк.

– Слава богу! – выдохнула Кезия. – Ты уверен, что с ним все в порядке?

– Он выглядит намного лучше, чем ты, – честно признался Ник.

Кезия неожиданно почувствовала себя некомфортно. Ей нужен был душ. Тело было горячим и липким от пота. Не лучший вид, это уж точно.

Память начала понемногу возвращаться. Правда, девушка никак не могла припомнить, как оказалась в пижаме. Она с подозрением взглянула на Ника.

– Миссис Джессоп присматривала за мной, да? Должна признаться, я не помню, как переодевалась.

– У тебя прекрасная фигура.

– Хочешь сказать, ты снимал с меня одежду?

– Несколько раз. У тебя была такая высокая температура. Пришлось использовать все пижамы, которые я успел собрать у тебя в квартире. Не волнуйся, все уже выстирано и выглажено.

Да уж, не волнуйся! Кезия бросила на Ника злобный взгляд за то, что он раздевал ее, а она даже не знала.

– Я был идеальным джентльменом, – заверил ее мужчина. – Я оставил тебя в белье. Хотя, должен признать, эти твои крошечные трусики разгорячили меня не меньше.

– Ты просто ужасен.

– У меня не было выбора. Миссис Джессоп взяла отгул на пару дней. По ее словам, очень многие в деревне заболели.

Ник заботливо поправил одеяло и подушки, чтобы Кезии было удобнее.

– Поспи, милая, а когда проснешься, миссис Джессоп принесет тебе еды. Врач сказал, тебе нужен полный покой. Лишь через несколько дней ты полностью восстановишь свои силы.

– Но как же моя работа? У тебя на этой неделе встречи в Париже и Колоне. Как же ты справишься без меня?

– Я все отменил. Дела могут подождать до твоего выздоровления.

– Хорошо, – пробормотала Кезия. Она не ожидала услышать такое заявление от человека, динамичного, как торнадо. – Спасибо, что так заботишься обо мне. Уверена, скоро я поправлюсь. И, Ник... я хочу вернуться к себе в квартиру сегодня.

– Даже не думай об этом, – отрезал Ник. В его голосе не слышалось сожаления. – Ты останешься здесь до тех пор, пока я не решу, что ты достаточно окрепла, чтобы вернуться к себе. А чтобы быть уверенным, что ты не сбежишь, я забрал это, – Ник потряс в воздухе ключами от ее машины. Он положил их в карман и, улыбнувшись, вышел из комнаты.

– Должна заметить, ты выглядишь намного лучше, чем вчера, – отметила миссис Джессоп, зайдя к Кезии примерно через час. – Я принесла тебе поесть. Омлет, ничего тяжелого. – Женщина поправила подушки и поставила на колени девушки поднос.

Кезия поблагодарила экономку. Ее лицо озарила улыбка, когда знакомая фигура протопала в комнату.

– Макс! Вот ты где! Я так за тебя переживала.

– Не понимаю почему, – пожала плечами миссис Джессоп. – Он живет как король. Мистер Ниарчу купил ему корзину и поводок с ошейником, но этот пес каждый день спал у тебя в ногах.

– Никто так и не пришел за ним?

Миссис Джессоп отрицательно покачала головой, тут же принявшись поправлять одеяла. Ник строго-настрого наказал ей молчать об упрямом фермере, Стене Тодде, который явился в дом с требованием вернуть пса. Макс, взглянув на прежнего хозяина, скрылся в кухне, где позже его нашли забившимся в угол и дрожащим от страха. Миссис Джессоп слышала разговор двух мужчин. Стен запросил целое состояние за эту собаку, уверяя, что Макс его гордость и радость, хотя все в деревне знали, что фермер издевается над своими животными. Однако Ник заплатил ему в обмен на то, чтобы Стен забыл о существовании Макса.

Забавно, подумала тогда миссис Джессоп, ведь мистер Ниарчу никогда не был любителем собак. У него есть причина изменить свое мнение, поняла экономка, взглянув на милую рыжеволосую Кезию.

– Как ты себя теперь чувствуешь, дорогая? – поинтересовалась миссис Джессоп, как только Кезия управилась с половиной омлета. – Ты нас так напугала. Мистер Ниарчу дважды вызывал доктора. Хотя большую часть времени он сам проводил у твоей постели, Даже принес сюда свой ноутбук, чтобы работать, пока ты спишь.

– Правда?

Кезия почувствовала себя неловко при мысли, что Ник наблюдал за ней спящей. Ведь он так часто снился ей. Девушка мысленно взмолилась, чтобы во сне она не произнесла его имя вслух. Кезия все еще ощущала смертельную усталость. Она заснула, как только миссис Джессоп вышла из спальни.

Кезия проснулась поздно. Кто-то оставил зажженую лампу на прикроватном столике. У постели сидел Ник с ноутбуком на коленях.

– Ты выглядишь гораздо лучше. Болезненная бледность исчезла с твоего лица, – резюмировал он.

– Спасибо! – поморщилась Кезия, борясь с желанием спрятаться под одеялом, уверенная, что выглядит чудовищно.

Ник же, несмотря на поздний час, как будто сошел с обложки глянцевого журнала. Джинсы обтягивали его мускулистые бедра, оставляя простор для воображения. Кезия вздохнула и закрыла глаза.

– Ты еще очень слаба; ты сильно болела, – произнес Ник нежно.

Румянец на щеках девушки был уже не таким болезненным, как две ночи назад, но Кезия все еще выглядела слабой. Ник сильно переволновался из-за нее. Настолько, что даже позвонил ее родителям в Малайзию, чтобы обо всем рассказать. И хотя Джин Тревеллин выразила волнение и беспокойство, у Ника сложилось впечатление, что она не была близка с родителями. В Англии у Кезии не было родственников, кроме старой тетушки, которая жила в доме престарелых в Кенте.

Неудивительно, что Кезия обладала таким независимым характером. Сам Ник не мог себе представить, чтобы он был единственным ребенком. Его родные в Греции, конечно, иногда донимали его, но Никос всегда рос в окружении множества членов семьи с чувством, что им восхищаются и ценят.

Ник сомневался, что Кезия росла в любви и заботе. Но за ее независимостью и твердым характером скрывалось доброе сердце и открытая душа. Ее отношение к Максу, этому подобию собаки, только доказывало, что Ник прав. Кезия заслуживала любви. И какой-то инстинкт говорил Никосу, что она будет отдавать еще больше взамен.

Откуда взялась эта волнующая мысль? Может, оттого, что формы и внешность Кезии взволновали его, как только он увидел ее? У этой девушки не было ничего общего с теми худыми блондинками, с которыми Ник встречался раньше. И все же Кезия привлекала его. Ее глаза таили какое-то тайное очарование. У нее были колдовские зеленые глаза. Глаза колдуньи.

– А кто такой Чарли?

– Мой бывший жених, – неожиданно для себя, не раздумывая, ответила Кезия. – Почему ты спрашиваешь?

– Ты звала его во сне. Говорят, сны – это отражение наших внутренних желаний и надежд. Может, в глубине души ты сожалеешь, что порвала с ним?

– Нет. Конечно, нет. – Кезия понятия не имела, почему Чарлз снился ей. – Э... мм... я звала кого-нибудь еще?

– Ты не давала мне список своих любовников.

– Потому что его нет. Чарли был единственным.

– Хочешь сказать, он был твоим первым мужчиной?

– Первым и последним. Когда мы расстались, я решила, что никогда больше у меня не будет серьезных отношений.

– И он до сих пор снится тебе? Ты любила его?

– Да, – призналась Кезия. – Но были причины, по которым наш брак все равно бы распался рано или поздно.

Причины, о которых больно думать. И о которых Нику не обязательно знать.

– Мне хотелось бы принять душ, – сменила тему девушка. – Сейчас я чувствую себя намного лучше.

– Если это действительно так, можешь воспользоваться моей ванной. Я буду ждать снаружи. Не запирай дверь и пообещай, что позовешь меня, если у тебя вдруг закружится голова или что-то подобное.

Ну уж нет!

– Конечно, – невинно заверила его Кезия.

Никос проводил ее в ванную через свою спальню. Эта комната просто создана для соблазнения, подумала девушка. Выполненная в пурпурных тонах, с большой кроватью посередине, украшенной балдахином, спальня Ника будоражила воображение. Кезия не могла удержаться и представила себя в его объятиях на шелковых простынях. Его тело...

– Прости за беспорядок. Чистюля из меня никудышный, – разрушил ее фантазии Ник. – Мама настаивает, чтобы я женился, – Боже упаси! – Мужчина усмехнулся. – Как и ты, я ценю свою независимость.

Кезия быстро стала частью моей жизни, подумал мужчина, глядя на ее рыжие локоны, рассыпавшиеся по плечам.

Она почти ничего не ела за последние дни, но, слава богу, не утратила своих соблазнительных форм. У нее было тело, перед которым смог бы устоять только слепой или святой. Это Ник понял, когда переодевал девушку во время ее болезни. Тогда он не мог воспользоваться ее состоянием, но теперь все его благие намерения куда-то испарились.

Опыт подсказывал, что ему лучше не смешивать работу и личную жизнь, но ведь это непредвиденные обстоятельства. Ник никогда еще так отчаянно не хотел ни одну женщину. Со времен своей юности, когда влюбился в тридцатилетнюю греческую актрису. Он не мог смотреть на Кезию спокойно. Он помнил вкус ее губ и хотел повторить поцелуй, сорванный с них так неожиданно. А что меня останавливает? – спросил себя Ник, открывая перед Кезией дверь в ванную.

– В шкафу свежие полотенца. Если тебе что-то понадобится, зови меня. – Ник улыбнулся. – Или хочешь, чтобы я остался и помог тебе?

– Я справлюсь, спасибо, – вспыхнула Кезия, доставив тем самым неописуемое удовольствие Нику.

Он закрыл дверь и прислонился к стене.

А ведь ситуация просто идеальна. Ей не нужны обязательства. Ему тоже. Значит, Кезия вполне может играть в его жизни одновременно две роли: любовницы и ассистентки. Тогда они могли бы проводить все время вместе.

А если в будущем они решат, что их связь нужно прекратить, Кезия останется только его помощницей. Ведь она сама сказала, что не ищет любви, а значит, будет счастлива продолжать работать с ним.

Все, что оставалось сделать Нику, – это убедить ее в том, что роман для них единственное решение в сложившейся ситуации.

Раньше Нику не составляло труда завести себе любовницу. Состояние Ниарчу помогало ему в этом. Хотя кроме богатства судьба наградила его лицом и телом, которые действовали как магнит на женщин всех возрастов.

Но Кезия отличалась от всех тех, с кем ему доводилось встречаться раньше. Может, она и не искала любви, но эта девушка могла не согласиться на роль простой любовницы. Ее бывший жених был у нее первым и единственным, и хотя Кезию, без сомнения, влекло к нему, Нику, она боролась с этим чувством.

Кезию придется завоевать, заключил Никос. Заключив из разговора с ее матерью, что у нее было мало развлечений в детстве, Ник понял, что ему придется восполнить этот пробел. Он бросит к ее ногам все, что она ни пожелает, чтобы Кезия уступила ему.

Дверь ванной распахнулась, и Кезия осторожно вошла в его спальню. С мокрыми кудряшками вокруг чистого лица она казалась ему совсем юной и беззащитной. Ник ощутил жгучее желание заняться с ней любовью прямо сейчас. Но он уже решил, что сначала завоюет ее доверие. Он заглянул в ее зеленые глаза и понял: эту девушку стоит ждать.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Было уже поздно, когда Кезия в компании Ника вышла из ресторана к его машине. Обед в дорогом лондонском ресторане потряс воображение девушки. Кезия не жалела ни об одной лишней калории. Шоколадный мусс, божественный на вкус, стоил каждой. Кроме того, Ник уговорил ее выпить пару бокалов шампанского. Очевидно, хотел умаслить ее прежде, чем сообщит что-то неожиданное. Интуиция не обманула. Ник предложил Кезии поехать в круиз.

– Но я не хочу ни в какой круиз, – запротестовала девушка. – Я не люблю воду. И вообще, у меня морская болезнь.

– Тебя не будет тошнить на «Атланте», – заверил ее Ник. – Это гордость флота Ниарчу. Роскошный лайнер.

– Все равно я не хочу провести три недели в море.

А еще больше не желаю оказаться с тобой на борту, где нельзя будет никуда скрыться, мысленно добавила Кезия. Она выздоровела две недели назад, а по выздоровлении заметила, что отношения между ней и Ником изменились. Сексуальное влечение между ними больше не казалось Кезии плодом ее воображения. Нет. Оно росло с каждым новым днем.

Ник хотел ее. Она видела это в его глазах, когда он смотрел на нее. Когда его взгляд дольше обычного задерживался на ее груди и бедрах. Теперь девушку мучил другой вопрос: что ей с этим делать? Не обращать внимания казалось лучшим выходом. Теперь Кезия поняла, почему страусы прячут голову в песок. Ей тоже хотелось спрятаться куда-нибудь, пока интерес Ника к ней не остынет. А это когда-нибудь случится.

Единственное, что волновало Кезию еще больше, – это ее воображение. Слишком часто она представляла Ника обнаженным. Слишком часто ей снилось, как они занимаются любовью на его огромной кровати в «Доме у ручья». Здравый смысл говорил, что, если они окажутся в постели, а потом их роман закончится, это будет означать и конец ее карьеры. В этом-то и заключалась основная проблема. Она не смогла бы работать с ним, если бы стала его любовницей, ведь где-то в глубине души Кезия уже знала, что влюбилась в Ника. Она играла с огнем и очень боялась обжечься снова.

Через двадцать минут его «порше» остановился возле ее дома. Ждет ли Ник, что я приглашу его выпить кофе? – размышляла девушка. Она взглянула на него, ощутив, как в животе что-то перевернулось, когда их взгляды встретились.

Вечер прошел великолепно. Сначала они пошли в театр. Давали знаменитую пьесу, билеты были распроданы за месяц до лондонской премьеры. Однако Нику волшебным образом удалось достать места в королевской ложе. Сначала Кезия отклонила его приглашение, но Ник был так настойчив, что она сдалась. Кроме того, он заявил, что развлекать клиентов входит в ее обязанности, упомянув загадочных бизнесменов, которые должны были составить им компанию. Они встретились возле театра, по настоянию Кезии. Девушка выбрала классическое черное платье, чтобы бизнесмены не подумали лишнего. Однако никаких клиентов рядом с Ником не оказалось. Он сообщил, что те в последний момент не смогли, но нет причин, чтобы он и Кезия отказали себе в удовольствии посмотреть постановку.

Они сидели совсем рядом все представление. Кезия боролась с желанием прикоснуться к Нику, тогда как тот бросал на нее страстные взгляды, наивно полагая, что девушка ничего не замечает.

А потом был этот чудесный обед. Так стоит ли разрушать магию всего вечера?

Соберись, приказала себе Кезия. Ты уже не школьница, а взрослая, успешная двадцатичетырехлетняя девушка. И полчаса в обществе Ника я выдержу, решила она.

– Не хочешь выпить по чашечке кофе? – пробормотала девушка, открывая дверь машины.

– Я думал, ты никогда не спросишь, – улыбнулся Ник.

Макс радостно поприветствовал хозяйку и ее гостя. Кстати, Макс мог бы стать еще одной отличной отговоркой в пользу того, чтобы не ехать в круиз по Средиземному морю. Но, когда Кезия подняла эту тему, Ник только пожал плечами:

– Он может остаться с миссис Джессоп. Я уже договорился, что она позаботится о нем, пока нас не будет.

– Но я не хочу оставлять его так надолго, – упрямилась Кезия. – Он может меня позабыть.

– Сомневаюсь. Тебя не так легко выбросить из головы. – Ник проследовал за Кезией на кухню.

Путешествие на борту «Атланты» было запланировано давно. Кезия уже предвкушала три недели спокойствия. И она была абсолютно ошарашена, когда Ник заявил, что хочет, чтобы она сопровождала его. Эти мысли то и дело лезли в голову, не давая сосредоточиться.

– Ты уверен, что не хочешь, чтобы я осталась в офисе? Я ведь не нужна тебе, чтобы лежать в шезлонге на палубе. Или теперь натирать тебя маслом для загара тоже входит в мои обязанности?

– Они все прописаны в твоем контракте, Кезия. Ты нужна мне, потому что это деловая поездка, а не отпуск.

– Понятно.

Хорошо, что деловая; Кезия могла держать все под контролем, когда они играли свои роли хозяина и подчиненной. Девушка боялась только того, что Ник хочет сделать ее своей любовницей вместо Тани. Ведь с тех пор, как он расстался с этой моделью, у него так никого и не было, судя по всему. Однако наверняка на борту лайнера будет куча блондинок, готовых занять Танино место рядом с Ником.

– Полагаю, тогда мне лучше начать заниматься необходимыми приготовлениями. Лайнер отплывает на следующей неделе. У меня даже не останется времени собрать чемоданы, – сообщила Кезия. Погода в Англии стояла достаточно холодная для начала весны, так что девушка до сих пор носила зимние сапоги и пальто, но температура в Средиземноморье была намного выше. А значит, придется совершить набег на магазины в поисках более легких вещей. – Мне может понадобиться отгул на неделе.

– Нет проблем. Тебе все равно придется отменить мои встречи на этой неделе. Я уеду в Грецию на несколько дней, но я вернусь, чтобы присоединиться к тебе на борту лайнера, когда он причалит в Саутхемптоне.

За время работы с Ником Кезия много узнала о нем и его привычках. Какой кофе он любил. Что стейк ему нравился с кровью, а красное вино он предпочитал белому. Вот и сейчас Кезии казалось, что его что-то беспокоит.

– Дома что-то не так? – поинтересовалась девушка мягко.

– Отец в больнице. – Ник отпил кофе, как будто сомневаясь, продолжать ли дальше. – Пару месяцев назад он упал и сломал бедро. Оно срослось не так, как должно. Сейчас он заболел. Может потребоваться хирургическое вмешательство.

– Мне жаль. Ты, наверное, беспокоишься за него. – Кезия инстинктивно коснулась его руки.

Хотя Никос и возмущался, что его многочисленные родственники иногда сводят его с ума, он обожал родителей, четырех сестер и бесчисленных племянниц и племянников. Но отец всегда был ему ближе всех остальных.

– Должно быть, вам всем сейчас очень нелегко.

– Ему уже восемьдесят, у него хрупкие кости и слабое сердце, – вздохнул Ник. – Но он заявил, что не оставит меня в покое, пока я не женюсь и не подарю ему следующего наследника рода Ниарчу.

– Ты их единственный сын, конечно, родители с нетерпением ждут, когда у тебя будут дети. – Сердце Кезии дрогнуло.

– Это точно. Мама просто с ума сошла от мысли, что я непременно должен продолжить род Ниарчу. Каждый раз, когда я приезжаю домой, она предоставляет мне список греческих девушек, которые, по ее мнению, подходят на роль моей жены.

– Бедняга! – за сарказмом Кезия скрыла жгучее желание разрыдаться. Она отняла руку, но Ник перехватил ее, сплетя свои пальцы с ее.

– Как я уже упоминал однажды, я не хочу пока связывать себя узами брака. Уж точно не сейчас.

Мне нравится моя жизнь: простая, вольная и с множеством перспектив... – Ник притянул Кезию ближе. Кухня вдруг показалась маленькой и тесной. Девушка опустила ресницы.

– Ник... не надо... – взмолилась она.

Его губы находились в миллиметре от ее губ. Этому искушению Кезия должна была противостоять, но в ней, казалось, остался только непреодолимый сексуальный голод. Девушка нервно облизала пересохшие губы кончиком языка.

– Не надо что? Не делать этого? – Ник едва коснулся ее губ. – Я не могу, милая. Я хотел поцеловать тебя еще в тот день, когда впервые увидел. Мы были знакомы всего каких-то пять минут, а мне уже хотелось сорвать с тебя блузку и ласкать тебя... Ты ведь этого тоже хотела.

На этот раз Ник завладел ее губами, проник языком в ее ротик, заставляя Кезию трепетать в его объятиях. Она не могла больше противостоять ему или себе. Девушка обвила шею Ника руками, прижимаясь еще ближе к нему. Так что их тела слились в едином порыве.

– Не понимаю, как я мог так долго не прикасаться к тебе, – выдохнул Никос, насытившись поцелуем. – Особенно после того, как я ухаживал за тобой и обнаружил, какая ты аппетитная. Желание обладать тобой граничило с безумием, но ты была больна и я не мог воспользоваться этим.

Одна его рука скользнула по спине девушки, вторую он запустил в ее роскошные волосы.

– У тебя тело богини, Кезия, – простонал он.

Никос покрыл поцелуями ее шею, спускаясь в соблазнительную ложбинку на груди. Кезия затаила дыхание, когда Ник взял одну спелую грудь в свою ладонь, нежно лаская ее сквозь тонкую ткань платья. Ей хотелось большего, хотелось ощущать его прикосновения к обнаженной, коже. Ник словно угадал ее желание, проникнув под платье. Кезия застонала. Ее сосок напрягся от возбуждения под его умелой рукой.

Кезия потянулась к Нику всем телом, она прижималась к нему, чувствуя всю силу его желания.

– Милая, как бы мы ни хотели друг друга, я не уверен, что твой кухонный стол достаточно большой для того, что я задумал, – промурлыкал Никос на ушко Кезии. – Думаю, в спальне нам будет удобнее.

Кезия взглянула в глаза любимого с удивлением и одновременно стыдливо, как школьница.

Его глаза словно подернулись дымкой, но все же в глубине их отражался страстный огонь вожделения, почти похоти. Ник изголодался по ласке, он взял Кезию за руку и буквально втащил в спальню. Но здравый смысл все-таки взял верх. Кезия высвободилась из его рук, прерывисто дыша. Ее грудь ритмично вздымалась и опускалась.

– Ник, мы не можем... это...

– Ошибка? – закончил он за нее. – Влияние алкоголя, может быть? Или придумаешь еще что-нибудь, милая? Мы же оба знаем, что все равно окажемся в постели. – Ник наградил Кезию соблазнительной улыбкой. – Согласен. Это слишком скоро. Слишком бурно. Но у нас впереди много времени.

Много времени для чего, интересно? – подумала девушка. Ник открыто намекнул на то, что она будет принадлежать ему. И ее реакция сегодня, без сомнения, подкрепила эту его уверенность. Как же убедить его в том, что Кезия не собирается спать с ним? Как убедить в этом себя?

Девушка кожей ощутила, как Ник двинулся с места. Она напряглась, приготовившись противостоять ему, но мужчина даже не попытался прикоснуться к ней. Он достал из кармана бумажник.

– Это для тебя. – Ник протянул Кезии кредитку. – Я оформил ее на твое имя, чтобы ты могла купить себе все необходимое в круиз.

– Но... – девушка в изумлении открыла рот. – Я не могу позволить тебе покупать мне одежду, спасибо.

– Не спорю, – пожал он плечами. – Однако эта поездка предполагает гораздо больше, чем твой обычный выбор одежды. И я не хочу, чтобы счета за дизайнерские вечерние платья разорили тебя. – Никос удивился, когда Кезия не двинулась с места. – Наслаждайся, милая. Не каждый день выпадает возможность пройтись по магазинам на Бонд-стрит. Я буду с нетерпением ждать того момента, когда увижу тебя в платьях, которые не будут скрывать твои достоинства. Выбери наряды, которые меня порадуют. Что скажешь, дорогая?

– Я не твоя любовница, – прохрипела Кезия. Его глаза скользили по ней, словно стремясь запомнить каждый ее изгиб. Ник раздевал ее глазами. Кезии нравилось заводить его, но она не могла позволить ему чувствовать себя султаном, одевающим в шелка одну из своих наложниц.

– Я – твой личный ассистент, Ник. А не твоя шлюха. Боюсь, ты ошибаешься, если думаешь, что сегодняшний вечер стал прелюдией к предстоящим трем неделям солнца, моря и секса на твоем чертовом корабле. Ты сказал, что это деловая поездка. Мой рабочий день с девяти до пяти. И я не вижу причин что-то менять только потому, что мы окажемся посреди моря. И уж точно я не стану расхаживать там в дизайнерских платьях, играя роль твоей любовницы.

На мгновение Кезии показалось, что Ник взорвется от злости. Но она недооценила его самообладание.

– Может, мне стоит напомнить тебе, что твой рабочий день иногда ненормирован? – отчеканил Ник. – Я жду от тебя полной отдачи, когда бы мне ни понадобились твои... услуги, – промурлыкал мужчина, глядя на ее пылающие щеки. – И я ожидаю, что ты будешь подобающе одета, чтобы обедать в обществе важных клиентов, которые выбрали лайнер Ниарчу. Ты ведь не разочаруешь меня, Кезия?

Ник бросил кредитку на стол и вышел из кухни, не удостоив девушку даже взглядом. Кезия никогда еще не видела его в такой ярости. Спотыкаясь от страха, она вышла за ним в холл.

Может быть, она была не права? Ведь, как представитель компании Ниарчу, Кезия должна выглядеть безупречно. Значит, Ник вовсе не хотел намекнуть этим своим жестом на то, что они станут любовниками. И сейчас он уходит из ее квартиры в ярости, чтобы улететь к постели больного отца. О, боже!

– Ник, прости меня.

Он уже распахнул дверь, но все же остановился.

– Думаю, я просто неправильно поняла твое предложение. Я не хотела обидеть тебя.

– Лучше поздно, чем никогда. Но я не вижу ничего плохого в сексуальном влечении, Кезия. Это не преступление. Ты чертовски привлекательная женщина. И я честно признаюсь, что хочу тебя, как и ты меня, полагаю. Мы взрослые, ничем не связанные люди. Почему мы не можем провести вместе ночь?

– Я могу назвать тысячу причин. Первая: мне не нужен просто секс.

– А не ты ли говорила мне, что после разрыва со своим женихом ты не ищешь любви и серьезных отношений? Что же ты делаешь, чтобы удовлетворить свои сексуальные желания, Кезия?

– У меня нет никаких сексуальных желаний. Ник рассмеялся.

– Ты обманываешь, родная моя. То, как ты таешь в моих объятиях, только доказывает это. Ты не должна лишать себя удовольствий, Кезия. Или, может, твои родители воспитывали тебя в строгости, убеждая, что секс – это грех?

– Только не вмешивай сюда моих родителей, – отрезала девушка злобно. – Или ты не можешь понять, что я просто не хочу спать с тобой?

– О, да, после того, как ты целовала меня, я сразу все понял. Я знаю, чего ты хочешь, Кезия, но я не могу заставить тебя признаться самой себе в своих желаниях. И еще кое-что. Не припомню, чтобы я предлагал тебе стать моей любовницей. Возможно, лучше было сначала дождаться приглашения, а потом уже набрасываться на меня.

Ник ушел, оставив Кезию злиться на себя за собственную глупость.

Девушка всю ночь провела без сна, ворочаясь на подушках. Никогда еще она не испытывала такого сексуального голода.

Это еще раз доказывало, что ее брак с Чарлзом все равно не сложился бы. Тот был ее первым мужчиной, но их отношения нельзя было назвать страстными. И никогда Кезия не чувствовала себя в объятиях нежного, романтичного Чарли такой желанной.

Девушка поправила подушки и взглянула на часы. Три часа утра. Ну вот, не хватало еще явиться на работу с опухшими глазами. Однако не это беспокоило Кезию. Ее мучил другой вопрос: сможет ли она остаться равнодушной к Нику, если их отношения перейдут в другую плоскость?

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Ник назвал «Атланту» гордостью флота Ниарчу. Так и есть, заключила Кезия, осматривая свою каюту. Лайнер был огромным, на его борту умещалось три тысячи пассажиров. Из брошюры, которую девушка обнаружила в каюте, следовало, что здесь располагаются четыре бассейна, рестораны, развлекательные заведения и даже гимнастический зал и поле для гольфа.

Ник был владельцем этого лайнера, трех паромов и нескольких отелей по всему миру. Компания «Ниарчу» образовалась три поколения назад, став на сегодняшний день огромной корпорацией, известной по всему миру. В то, что во главе ее стоял только Ник, трудно было поверить.

Странно, но Кезия никогда раньше не думала об огромном состоянии Никоса. Ее привлекал этот мужчина, а не его деньги. Сегодня, в первый раз, девушка осознала, насколько он богат, и сердце ее дрогнуло. Они принадлежали к совершенно разным мирам. Ей нет места в его жизни.

Кезия медленно прошла из спальни в гостиную с огромными окнами, выходящими на уединенный балкончик. Еще одна дверь соединяла каюту девушки с каютой Ника, но она была закрыта. От уборщицы, Марии, Кезия узнала, что Ник еще не прибыл на борт.

Может быть, что-то случилось, забеспокоилась девушка. Лайнер должен был покинуть порт Саутхемптона меньше чем через час. Он приедет, утешала себя Кезия.

Из телефонных разговоров с ним она поняла, что Ник все еще злится на нее, и ей не хватило смелости спросить, как здоровье его отца. Девушка призналась себе в том, что переживает за него больше, чем должна бы.

Стук в дверь разрушил тишину в каюте. Кезия ощутила, как в радостном предвкушении забилось сердце. Она поторопилась открыть дверь, но на пороге, к своему разочарованию, увидела Марию.

– Мистер Ниарчу передает свои сожаления, что не сможет присоединиться к вам, на борту сегодня. У него возникли срочные дела, но он сядет на корабль в порту Лиссабона через два дня.

– Понятно. Спасибо, Мария. – Кезия улыбнулась, скрывая свое разочарование.

Еще два дня без Ника казались вечностью. Девушку пугало, насколько она соскучилась. Несмотря на все ее попытки держать себя в руках, Кезия становилась совершенно другим человеком рядом с Ником.

– Он также просил передать вам вот это, – добавила Мария, протянув Кезии огромный букет роз. – Приятного путешествия.

Розовые бутоны насыщенного красного цвета пахли необыкновенно. Кезия полной грудью вдохнула их аромат, а потом нашла записку. Короткую и емкую, в стиле Ника.

«Розы напоминают мне о тебе. Приятно смотреть, но опасно держать. Не уколись. Ник».

Кезия улыбнулась. Ее глаза наполнились слезами. Господи, как же выдержать три недели рядом с Ником в открытом море? И как научиться жить без него?

Два дня спустя в каюте Кезии все еще стоял аромат роз, напоминая ей о человеке, который подарил ей этот букет. Не то чтобы мне нужно напоминание о нем, думала Кезия, переодеваясь к обеду. Девушка нервничала весь день, ожидая, что Ник может взойти на борт в любой момент, но наступил вечер, а его все не было.

«Атланта» покинула серую Англию и теперь держала свой путь дальше через Атлантический океан, сделав остановку сначала в порту Виго на побережье Португалии, а теперь и в Лиссабоне, где, как сказал Ник, он присоединится к остальным: Завтра лайнер отправится к Гибралтару, где гостям обещана экскурсия в горы. Но Кезию больше интересовало, где находится Ник, чем все экскурсии на свете.

Со вздохом девушка открыла шкаф и выбрала одно из своих новых вечерних платьев. Это была греческая туника цвета морской волны, мягко облегающая фигуру и открывающая взгляду одно плечо. Платье стоило целое состояние, но Кезия все же решила купить его на свои деньги, а не по кредитке, которую ей дал Ник.

Покупка стоила каждого пенни, решила девушка, глядя на себя в зеркало. Она оставила волосы распущенными. Рыжие локоны волнами спадали на плечи, доходя до половины спины, придавая ей женственность и необыкновенную сексуальность. Кезия выбирала это платье, думая о Нике. Она хотела угодить ему, уловить огонь желания в его глазах, но Ника все не было. Кажется, придется идти на обед одной.

Девушка хотела было отказаться от обеда в обществе капитана и других гостей и поесть в каюте, но вспомнила, что в обязанности личного ассистента Ника Ниарчу входит представлять его в его отсутствие. Закончив с макияжем, Кезия надушилась и вышла в гостиную.

– Ник! – от неожиданности девушка даже подпрыгнула. – Я не знала... когда ты прибыл?

– Примерно час назад. Но я сразу отправился к капитану. – Ник опустил ресницы, чтобы скрыть свое удовольствие при ее появлении.

Мужчина подошел к бару, достал из ведерка со льдом бутылку шампанского, откупорил ее и разлил по бокалам. Она не так уверена в себе, как хочет показаться, заключил Ник, заметив, как дрогнула ее рука, когда Кезия взяла бокал, который он предложил ей. Ник ощутил мощное удовлетворение, осознав, что все еще волнует Кезию. Она занимала все его мысли прошлую неделю, но это ничто по сравнению с тем, что сейчас девушка стояла перед ним во плоти, такая сексуальная и желанная. Его тело словно превратилось в натянутую струну. Ее грудь, спелая и сонная, как персик, так и привлекала внимание. Ник представил, как его руки проскользнули бы под тонкую ткань платья, лаская ее кожу. Как Кезия постанывала бы от удовольствия, как...

Хватит, приказал себе мужчина. Он напугал ее раньше и теперь не собирался повторять своих ошибок. Кезия была слишком эмоциональной и чувствительной, с ней надо действовать осторожно. Девушка, очевидно, вела внутреннюю борьбу сама с собой. И Ник решил вознаградить ее терпением, хотя ему это было очень нелегко.

– Как твой отец? – поинтересовалась Кезия.

– Слаб, но упрямо не показывает этого. У него завидная сила воли, – с гордостью сообщил Никос. В его голосе слышалось глубокое уважение к человеку, которого он ценил превыше всех.

– А я-то думала, в кого ты такой, – пробормотала девушка. – Я рада, что твой отец в порядке; лежать в больнице совсем не весело... я полагаю, – добавила она, заметив любопытство на его лице.

Она не собиралась делиться с Ником тем, что год провела в больнице, борясь с лейкемией, а потом и с последствиями болезни. Зачем ему знать, что она чуть не умерла, да еще и осталась бесплодной?

– Ну, что ты так загрустила, милая? – Ник подошел к ней и, нежно взяв ее за подбородок, заставил взглянуть ему в глаза. – Мой отец боец. Он пока не собирается сдаваться. Не ожидал, что у тебя настолько доброе сердце.

– За колючей маской, имеешь в виду? – улыбнулась Кезия. – Спасибо за розы. Они прекрасны.

– Рад, что тебе понравилось.

Ник возвышался над ней, дьявольски красивый в черном смокинге и белоснежной рубашке. В его глазах можно было утонуть, и, поддавшись их очарованию, Кезия потянулась к нему. Она так долго ждала его. Ей хотелось запустить пальчики в его волосы и, притянув его к себе, насладиться вкусом его губ. Издав еле слышный вздох, девушка приоткрыла ротик и опустила ресницы...

– Я так понимаю, капитан Панос пригласил нас пообедать с ним? Нехорошо, если мы опоздаем. – Ник нарочно разрушил красоту момента.

Кезия сделала глубокий вдох и отступила. Ее щеки пылали. Как будто Ник только что ударил ее по лицу. А чего ты ожидала? – выругала себя девушка. Ему, наверное, до смерти надоело возиться с моими вечными перепадами настроения, думала она, следуя за Ником по бесчисленным коридорам к ресторану.

Капитан Панос – моряк с тридцатилетним опытом – плавал на борту лайнеров Ниарчу в течение пятнадцати последних лет. Он встал, когда Ник и Кезия вошли, и поприветствовал Никоса, как своего блудного сына, обратив затем внимание и на девушку.

– Мисс Тревеллин. Я очень рад снова отобедать с вами. Хорошо, что ваш кавалер наконец явился, а? – пошутил капитан. – Удивлен, Ник, что ты оставил такую красавицу в одиночестве. Это на тебя не похоже, друг мой.

– О, я исправлю эту ситуацию, не волнуйся, – промурлыкал Ник, заставив Кезию смущенно зардеться.

Девушка уже познакомилась с некоторыми людьми за их столиком. Американский миллионер Дес Норрис сидел как раз рядом с Ником.

– Так значит, вы и есть Ник Ниарчу? – громко вопросил мужчина, протягивая руку в приветствии. – Чертовски хороший лайнер у вас. От меня это очень лестный комплимент. Я требую лучшего за свои деньги, правда Марлен? Это моя жена, Марлен, – продолжил Дес, не дав женщине вставить хоть слово. – И моя дочь, Сэмми Джо.

Дес представил милую девушку, со скучающим видом сидящую рядом. Однако при виде Ника в ее глазах загорелся интерес. Она улыбнулась ему, совершенно не обращая внимания на Кезию.

– Привет, очень приятно познакомиться, Ник. Ты ведь не возражаешь, если я буду звать тебя так, правда?

Блондинка тряхнула копной густых волос. Соблазнительно. Кезия посчитала этот жест вульгарным. На вид этой Сэмми Джо было не больше восемнадцати, но, кажется, разница в возрасте между ней и Ником ее совершенно не смущала. Она открыто флиртовала с ним. Неудивительно, на этом лайнере он был одним из самых завидных холостяков. Кезия без интереса ковыряла вилкой салат из креветок.

– Ты все время молчишь. Что-то не так? – обратился к ней Ник к концу обеда.

– Я в порядке. Что может быть не так? Еда чудесная.

– Однако ты бы не сказала этого о наших соседях, так? – предположил Ник. – Несмотря на дизайнерский наряд и ослепительные бриллианты на шее, могу поспорить, что Сэмми Джо моложе, чем хочет казаться, – прошептал Ник на ухо Кезии. – И я не намерен соблазнять маленьких девочек.

– Это меня не касается. – Кезия отодвинулась от Ника, вежливо улыбаясь Десу Норрису, когда тот обратился к ней так громко, что привлек внимание всех сидящих за столом.

– Так почему же вы решили отправиться в этот круиз, Кезия? – Миллионер открыто разглядывал ее декольте. – Молодая привлекательная женщина, путешествующая в одиночку. Может быть, вы надеетесь завести небольшой роман на борту, ммм?

– Вообще-то я личная ассистентка мистера Ниарчу. Романы меня не интересуют, – сладко произнесла Кезия.

– О, а я думала, что вы пара, – оживилась Сэмми Джо. – Но все равно, ты же не откажешься потанцевать со мной, Ник. – Девушка встала и, взяв Ника за руку, потянула его на танцпол. – Ты ведь не возражаешь, правда? – спросила она Кезию.

– Нисколько, – ответила та.

Девушка знала, что Ник был слишком вежлив, чтобы отказать Сэмми Джо, но ей невыносимо было смотреть, как блондинка закружилась в танце в объятиях Ника. Кезия извинилась перед гостями и вышла из-за стола.

Она отправилась на палубу, чтобы подышать свежим воздухом. Может быть, так она хоть немного охладится. Девушка встала у парапета и поглядела на посеребренное луной море. Ник может танцевать с кем угодно, подумала девушка, вдохнув полной грудью. Я его секретарь, не более того.

Со вздохом Кезия пошла обратно, решив вернуться в свою каюту, когда из тени ей навстречу вышел мужчина из ее прошлого.

– Привет, Кезия, – поздоровался он.

– Чарли! – На несколько секунд девушка даже потеряла дар речи. – Что ты здесь делаешь?

– Работаю, как ни странно, – усмехнулся Чарлз Пембертон. – У меня свое туристическое агентство теперь. Высшего класса, разумеется.

– Другого я и не ожидала.

– Я здесь затем, чтобы оценить «Атланту». Мои клиенты должны знать все о турах, которые я продаю им. На этот раз компания «Ниарчу» превзошла все мои ожидания. Сервис на корабле превосходный, – произнес мужчина с восторгом. – Ну и хватит обо мне. Как ты, Кезия? Я нашел твое имя в списке пассажиров и собирался найти тебя. Признаться, я был удивлен, увидев тебя за столиком капитана в компании Никоса Ниарчу. Только не говори, что ты его девушка.

– Конечно, нет. Я его личный ассистент. Так что для меня это такая же деловая поездка, как и для тебя.

– В таком случае я могу предложить тебе выпить чего-нибудь, не боясь гнева этого высокого грека, – с улыбкой провозгласил Чарлз.

Кезия засомневалась. Чарли был мужчиной из ее прошлого, и, хотя он больше не волновал ее чувства, девушка до сих пор с сожалением вспоминала об их разрыве.

– Не уверена... иногда Ник работает допоздна, и я...

– Брось, – перебил мужчина. – Ему, кажется, очень нравится общество той блондинки, которая сидела за вашим столиком. И не может же он занимать все твое время?

Зато он занимает все мои мысли, заключила Кезия.

– Я с удовольствием выпью с тобой, Чарли, – все же согласилась девушка. – Нам есть о чем поболтать.

Улыбнувшись, она отправилась следом за молодым человеком в бар.

– Ты ведь сейчас женатый человек? – спросила Кезия, потягивая свой коктейль. Несмотря на фруктовый сок, в нем чувствовался алкоголь. – Я видела фотографию тебя и Аманды в газетах.

Свадьба Чарлза Пембертона и Аманды Хетерингтон когда-то занимала все первые полосы британских таблоидов.

– Да, так и есть. Родители счастливы, ведь наши семьи давно дружат, – Чарлз прервался. – Мне жаль, что у нас ничего не вышло, Кезия. Но ведь нам было хорошо вместе.

– Да. Но мы ведь с самого начала знали, что не подходим друг другу. И твои родные никогда не приняли бы меня, особенно когда узнали, что я не могу иметь детей. Я рада за вас с Амандой, – честно сказала Кезия. – Но почему ты не взял ее с собой в круиз?

– Я доплыву до порта в Риме, а там сойду и полечу домой. Аманда не может путешествовать с ребенком... У нас трехмесячный сын, – неуверенно добавил мужчина.

– Чарли, это потрясающе!

– Да, я очень счастлив, – с гордостью сообщил он. – У меня с собой есть фотографии... но я неуверен, захочешь ли ты взглянуть, – он опустил глаза.

– Ну, конечно! – поспешила заверить его девушка.

Чарлз улыбнулся, достав из бумажника несколько снимков. Увидев крошечное личико, улыбающееся с фотографии, Кезия ощутила неожиданную острую боль в сердце. Но девушка справилась с эмоциями.

– Он красавчик. Поздравляю.

Кезия допила свой коктейль, поблагодарила Чарлза за компанию и, подобрав полы платья, собралась уже вернуться в каюту, когда позади раздался знакомый голос:

– Так вот где ты прячешься. Я повсюду тебя ищу. Не хочешь представить меня своему другу, милая?

– Это мистер Пембертон. Мы вместе учились в университете, – пробормотала Кезия. – А это мистер Никос Ниарчу.

– Приятно познакомиться с вами, мистер Ниарчу, – немного нервничая, произнес Чарлз, заметив, каким холодным взглядом смерил его греческий миллионер. – Потрясающий лайнер. Разумеется, я буду рекомендовать его всем своим клиентам.

– Рад это слышать. Спокойной ночи, мистер Пембертон, – отрезал Ник.

– Да. Пожалуй, уже пора. Я лучше пойду. Может быть, мы могли бы завтра встретиться на теннисном корте, Кезия? – Чарлз неловко поцеловал девушку в щеку и ретировался.

– Что с тобой такое? – набросилась Кезия на Ника, как только Чарли исчез из виду. – Это мой старый друг. Ты был непростительно груб с ним.

– Не тебе учить меня манерам. Ты ведь ушла из-за стола, не сказав мне ни слова, – парировал Никос. – Идем, я покажу тебе лайнер.

– Не нужно; я и сама могу все осмотреть. И я не могла сказать тебе, что ухожу, потому что ты был занят Сэмми Джо.

– Но сейчас я здесь. И я провожу тебя в твою каюту. Ты хотя бы представляешь себе, сколько привлекаешь внимания в этим платье? Твой дружок глаз с тебя не сводил.

В этом наряде, с распущенными рыжими локонами, Кезия была похожа на нимфу, которая поднялась из морских глубин, чтобы сводить с ума всех мужчин, оказывающихся рядом. Ник просто не мог позволить какому-то лысоватому англичанину вертеться вокруг нее.

– Глупости, – возразила Кезия. – К тому же я не желаю уходить. Я хочу еще выпить. – У нее начинала болеть голова, и хотелось оказаться где-нибудь в тихом месте, а еще лучше в своей постели, но девушка не хотела уступать Нику. – Я тебя не держу.

– Ты испытываешь мое терпение, милая, – предупредил он. – На сегодня ты уже достаточно выпила. Особенно если учесть, что ты редко пьешь.

– Я трезва как стеклышко, – провозгласила Кезия.

Она знала, что играет с огнем, но ее это не беспокоило.

Чарли и фотографии его сынишки всколыхнули в Кезии давно забытые воспоминания. Она никогда не сможет качать на руках своего ребенка. И в ее семье никогда не будет раздаваться звонкий детский смех.

Так почему бы не повеселиться? Жизнь создана для того, чтобы жить. Сегодня девушка решила сполна насладиться вечером. И тем, что может предложить ей ночь.

– Значит, ты встретила Пембертона в университете? Вы были друзьями или любовниками?

– Мы были помолвлены. Чарли – мой бывший жених, я уже упоминала о нем. Его родные не скрывали, что не хотят нашей связи.

– Так это он разорвал помолвку?

– Я же говорила – это было общее решение, но я понимаю, что на Чарлза давили больше. Его родственники хотели, чтобы он женился на девушке их круга. Теперь их желание исполнилось. – Кезия допила второй коктейль, сморщившись от крепкого алкоголя.

Комната отчего-то поплыла перед глазами.

– Думаю, тебе уже хватит.

– Ты мне не отец.

– Да, я твой невероятно терпеливый начальник, который собирается проводить тебя до каюты. Если, конечно, мне не придется нести тебя.

Кезии хотелось прошествовать мимо, даже не оглянувшись, но вместо этого она оказалась в его объятиях. Палуба кренилась то вправо, то влево. Или это только иллюзия?

– Я же предупреждала, что у меня морская болезнь, – невнятно произнесла Кезия, когда они наконец дошли до каюты.

– Ты сама виновата, что тебе плохо. Не ищи у меня сочувствия. Сможешь дойти до кровати или тебе помочь?

У Кезии не нашлось ответа на этот вопрос, она просто открыла дверь, но споткнулась о порог и чуть было не упала.

– Господи! Ты бы и святого довела до греха! – воскликнул Ник, подхватив девушку на руки.

– Поставь меня. Я сама могу, – сопротивлялась она.

– Я заметил. – Ник уложил Кезию на кровать. – Давай-ка снимем туфли. Так ты, возможно, сможешь держаться на ногах.

Он сидел на одном колене перед кроватью, его волосы блестели в свете лампы. От его прикосновений Кезию бросало в жар.

– Ник...

– Ты слишком много выпила. – Ник поднял голову. – Утром будет лучше.

– Но я не пьяная. Я знаю, чего хочу.

– Да? И чего же?

– Я хочу, чтобы ты поцеловал меня, – прошептала Кезия. – Ты такой красивый, Ник, – внезапно произнести эти слова стало так легко.

– Неизвестно, кого ты больше возненавидишь утром, – усмехнулся Ник, – себя или меня. Но к несчастью, я не могу отказать тебе...

С этими словами Ник приблизился к ней и завладел ее губами. Он и сам весь вечер мечтал об этом поцелуе. И сейчас наслаждался им с жаждой странника, нашедшего родник.

В объятиях Ника Кезия забывала о прошлом и не думала о будущем. Имело значение только то, что происходит здесь и сейчас. Ей хотелось принадлежать этому мужчине. Мурашки пробежали по спине девушки, когда Ник расстегнул молнию на ее платье...

Но тут он прервал поцелуй и отстранился.

– Вот, надень. – Ник протянул Кезии пижаму.

– Но я думала... я хочу, чтобы ты остался.

Но Ник уже встал с постели. Он казался таким большим и высоким, что у Кезии перехватило дыхание. Перед ней стоял Мужчина. Его глаза все еще горели желанием. Или это плод ее воображения?..

– Очевидно, я совершила большую ошибку, – произнесла Кезия еле слышно, молясь, чтобы он прекратил смотреть на нее так. Она не желала, чтобы Ник Ниарчу жалел ее, черт побери!

– Нет, ты не ошиблась в том, что я хочу тебя, Кезия. Но я буду заниматься с тобой любовью, только когда ты сама придешь ко мне, а не под влиянием алкоголя. И я не желаю быть для тебя утешительным призом.

– Не понимаю, о чем ты...

– Чарлз Пембертон, твой английский любовник. Я видел печаль в твоих глазах, оттого, как все могло бы быть между вами. Твой бывший жених предпочел жениться на другой. И пока ты не сможешь примириться со своим прошлым, я не вижу нашего совместного будущего. А теперь поспи.

Ник вышел, оставляя Кезию сидеть на кровати, прижимая пижаму к груди.

Мужчина размышлял, знает ли она, как волнующе выглядит со слезами на глазах. Беззащитно и невинно, как дитя. Его тело горело от желания, но Ник не мог позволить себе воспользоваться ее эмоциональным состоянием, подогретым алкоголем. Простонав, Ник выпил стакан бренди и отправился в душ.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Яркие лучи утреннего солнца осветили каюту Кезии. Проснувшись, она еще немного полежала в постели, наблюдая, как пляшут на потолке солнечные зайчики. И тут девушка вспомнила о том, что произошло вчера. Она простонав, зарылась головой в подушки. Может быть, ей просто приснился дурной сон? Но Кезия знала, что это не так.

Ее платье лежало на полу, там же, где она бросила его прошлой ночью, и было немым свидетелем произошедшего вчера фиаско. Лишь туфли аккуратно стояли у кровати. Кезия ощутила, как по телу пробежали мурашки при воспоминании о том, как Ник снимал с нее обувь.

Что она сделала? Ответ был невыносим. Кезия выставила себя полной дурой. И хотя девушка могла бы свалить всю вину на экзотические коктейли, она все же честно призналась себе в том, что отдавала отчет своим действиям. Кезия практически умоляла Ника о поцелуе. А когда он поцеловал ее, она отвечала ему так страстно, что наверняка у него не осталось сомнений в том, что она хочет оказаться в его постели.

Так почему же Ник ничего не сделал? – размышляла девушка. Его отказ не был грубым, но он сказал какую-то ерунду об ее не остывших чувствах к Чарли, и все же это отказ. Кезия заключила, что теперь не сможет смотреть в глаза боссу. Она, наверное, удивила его не меньше, чем себя саму. Но даже если положить заявление об увольнении на стол Нику сейчас, то все равно придется работать еще месяц. Три недели из которого Кезия будет заперта с ним здесь, на борту «Атланты».

Этот лайнер – самая роскошная тюрьма в мире, заключила девушка, отправившись в душ. Но сейчас она отдала бы все на свете за то, чтобы оказаться в своей квартире, рядом с Максом и наедине со своими мыслями о Никосе Ниарчу.

Кезия как раз вытирала голову, когда услышала стук в дверь. Она вся сжалась от страха, что сейчас Ник войдет в ее комнату.

– Просыпайся, соня. Уже почти девять. Сегодня у нас много работы, – раздалось из-за двери.

Впервые Кезия была благодарна ему за бесстрастный тон. Она быстро переоделась в светлую юбку и белую блузу, собрала волосы в пучок, глубоко вдохнула и отправилась к Нику.

– Я заказал континентальный завтрак, – произнес он, не отрываясь от ноутбука, как только девушка присоединилась к нему за столом. – Кофе горячий, наливай, если хочешь.

Ник открыл дверь, ведущую в патио. Теплый морской бриз слегка колыхал скатерть. Океан был глубокого синего цвета, небо чуть светлее, покрытое легкими небольшими облачками. Кезия полной грудью вдохнула воздух. Только тогда Ник заговорил:

– Хорошо спала?

– Да, спасибо.

Ложь, подумал мужчина, разглядывая синяки у нее под глазами, прежде чем снова вернуться к работе.

Кезия выглядела хрупкой и беззащитной. Она дрожала, наливая себе кофе. А Никос размышлял, что бы она сделала, если бы он сейчас подошел к ней, заключил ее в объятия и поцеловал со всей страстью, которая не давала ему заснуть до утра. Мужчина заключил, что, скорее всего, Кезия вылила бы кофе ему на голову. Он сосредоточился на сложном докладе перед ним.

Следующие несколько часов были полностью посвящены работе. Кезия рада была оказаться на знакомой территории, ведя с Ником деловые разговоры. Она даже перестала смущаться при каждом его взгляде.

Когда Ник предложил Кезии передохнуть, девушка с удивлением обнаружила; что время ланча уже прошло. Она оставила Ника говорить по телефону, а сама вышла на балкон. Корабль следовал от испанского побережья к Гибралтару. Все вокруг сияло в ярких солнечных лучах. Девушка подставила лицо солнцу и закрыла глаза. О такой работе можно только мечтать, вот если бы еще контролировать свои чувства к начальнику...

– Как насчет пиццы? – Ник неожиданно возник рядом с ней.

Он выглядел потрясающе в кремовых шортах и черной футболке поло. А модные солнечные очки делали его похожим на какого-нибудь актера. Кезия с трудом отвела взгляд и снова посмотрела на горизонт.

– Если хочешь поесть на воздухе, здесь есть пиццерия рядом с бассейном.

– Звучит заманчиво, – наградив Ника белозубой улыбкой, без особого энтузиазма отозвалась Кезия.

– Как я могу растопить лед в твоем голосе? – поинтересовался Ник весело.

– Перестань. Вчера я выставила себя полной дурой.

– Не будь так строга к себе, милая. Все хотя бы раз в жизни выпивали лишнего. Не ты первая, не ты последняя.

– Но я не напилась, – призналась девушка. – Я знала, что делала.

Ник приблизился к Кезии, и она оказалась в плену его рук.

– Рад это слышать, – промурлыкал он ей на ушко.

А еще через мгновенье уже целовал ее с необыкновенной нежностью, которая всколыхнула в девушке все ее желания. Она вдыхала его аромат, забывая обо всем на свете. Голова кружилась, когда Ник обвел ее губы языком, прежде чем проникнуть глубже. Кезия запустила пальчики в его волосы, но тут память снова напомнила ей о том, что она не перенесет еще одного отказа. Девушка нашла в себе силы остановиться.

– Но я думала... – смущенно заговорила она. – Ты не хочешь...

– Ну, конечно, я хочу тебя, Кезия. Мне казалось, это очевидно. – Он приблизился почти вплотную к ней, показывая, как сильно его возбуждение. Кезия ощутила себя необыкновенно женственной и сексуальной.

– Тогда почему ты ушел вчера? – прошептала она. – Последние двенадцать часов я провела, презирая себя за свою слабость по отношению к тебе.

Ник молчал. Кезия вспомнила его слова о том, что у них не будет будущего, пока она не забудет о прошлом. Она не думала, что ее отношения с Ником могут продлиться больше пары месяцев, но все же добавила:

– Я порвала с Чарли два года назад. Я не люблю его. Мы друзья, ничего больше.

– Тогда почему ты выглядела такой печальной вчера? – спросил Никос. – Думаешь, я не заметил боль в твоих глазах, когда ты смотрела на него? Я все видел.

– Это не из-за Чарли. Я просто вспомнила, как хорошо было учиться в университете. – Кезия помолчала. – Тогда все казалось намного проще, – тихо добавила она.

Фотография сынишки Чарли пробудила в девушке материнский инстинкт, который она никогда не сможет удовлетворить. Прошлой ночью Кезия увидела свое будущее. Без любви. В одиночестве. Неудивительно, что она хотела забыться в той страсти, которую обещали ей глаза Никоса.

– Я не влюблена в Чарли, – повторила Кезия.

– Тогда я извинюсь перед мистером Пембертоном, когда увижу его еще раз. Я умираю с голоду. Пойдем и найдем эту пиццерию.

Кезия вытянулась на шезлонге. Пляж в Ницце на юге Франции был полон, но это совсем не волновало девушку. Она села и посмотрела на линию горизонта, чувствуя себя неловко перед своими друзьями, которые вынуждены сидеть в душных лондонских офисах.

Конечно, Кезия тоже работала, пока лайнер плыл по Средиземноморью, останавливаясь в портах Валенсии, Барселоны и Марселя и теперь вот Ниццы. Каждое утро Кезия завтракала с Ником в их смежной каюте. Потом они работали. Но после ланча всегда отдыхали у бассейна, а если корабль пришвартовывался в порту, сходили на берег, чтобы посмотреть достопримечательности.

К такому образу жизни быстро привыкаешь, решила девушка, перевернувшись на живот и посмотрев на мужчину, лежащего по соседству. Ник лежал на спине и, закрыв глаза, подставив солнцу свою широкую грудь, накачанный пресс и упругие бедра. Черные плавки почти ничего не скрывали, и Кезия поспешила отвести глаза. Жар охватил все ее тело. И вовсе не потому, что солнце уже начинало припекать.

– Тебе жарко, милая?

По спине Кезии пробежали мурашки. Боже, что она должна на это ответить?

– У тебя такая светлая кожа, ты должна быть осторожной, чтобы не сгореть, – серьезно заявил Ник, перевернувшись на бок и глядя на ее раскрасневшееся лицо. – Может быть, намазать тебе спину кремом от солнца?

– Нет! Все в порядке, – слишком поспешно возразила девушка.

Она ни за что не согласится снова пережить нечто подобное. Когда Ник мазал ее спину маслом час назад, нервы и так были на пределе.

– Мне не сложно, – заверил ее мужчина.

– Я лучше пойду искупаюсь. – Кезия вскочила с шезлонга.

Неудачная мысль, пронеслось у нее в голове, когда купальник чуть было не слетел с груди. И этот кусочек лайкры еще называется бикини!

Увидев Кезию в закрытом черном купальнике у бассейна, Никос потащил ее в один из бутиков, расположенных на борту лайнера.

– Ты не можешь появиться на пляже Кот-д'Азура в таком пуританском виде. Ты же знаешь, большинство женщин ходят топлес.

– Только я не большинство, – заверила его Кезия, наблюдая, как он выбрал полдюжины бикини всех цветов радуги.

Они начали спорить, кто за все это заплатит. Естественно, Ник победил в этой битве. Но Кезия назло не стала мерить ни один купальник, о чем сожалела сейчас, когда Ник с нескрываемым интересом смотрел на ее формы.

– У тебя потрясающее тело, Кезия. Почему ты все время пытаешься его скрыть? – промурлыкал Ник. – На твоем месте я был бы счастлив иметь такую фигуру.

– Я не хочу сгореть, – прервала его девушка и побежала к морю.

Влечение между ними они уже не отрицали. Но Ник даже не пытался сделать что-нибудь, чтобы их отношения изменились. Он водил ее в великолепные рестораны и ночные клубы, но не спешил оказаться с ней в одной постели.

Возможно, он ждал инициативы от нее? Знака, что Кезия сама хочет, чтобы они занялись любовью?

Кезия заметила, что Ник все еще ревнует ее к Чарли, хоть это и было глупо. Девушка виделась с ним еще пару раз, наслаждаясь легкостью общения с этим молодым человеком. Но они с Чарлзом были друзьями, не больше. Однако теннисный матч между этими двумя мужчинами можно было сравнить с Уимблдонским турниром, так яростно они сражались.

Кезия знала, что Ник желает обладать ею, настолько очевиден был его голод. Его поцелуи с каждым разом становились все более неистовыми и жадными. Им все труднее было расходиться по спальням, проводя очередную ночь в одинокой постели. Но Кезия боялась. Не Ника. Она знала, что он будет потрясающим любовником. Она боялась себя.

Девушка ощутила, что кто-то коснулся ее ноги. Инстинктивно она похолодела, вспомнив все фильмы про акул-убийц. Она резко перевернулась на живот и...

Хищник поднялся на поверхность рядом с ней, обнажив белые зубы.

– Ты похожа на русалку, – сообщил Ник, проводя рукой по ее рыжим волосам.

– Со скользкой чешуей и с хвостом? – вдохнув, спросила девушка.

Он усмехнулся, притянув ее к Себе.

– Хвоста нет. – Ник провел рукой по ее бедрам. – И чешуи тоже. Твоя кожа нежна, как шелк.

Его кожа отливала бронзовым в солнечных лучах, его волосы блестели, черные как смола, делая его похожим на морского дьявола. Кезия никогда не встречала такого мужчину и, возможно, никогда не встретит.

Они качались на морских волнах, прижимаясь друг к другу телами. Поддайся искушению, хотя бы раз, шептал Кезии внутренний голос. Она прижалась к Нику и запечатлела на его губах поцелуй, от которого у обоих перехватило дыхание.

Большая волна подхватила их, накрыв с головой. Кезия выплыла на поверхность, полной грудью вдохнув воздух. Ник выплыл следом, снова обняв Кезию.

– Теперь русалочка напоминает промокшую мышку, – поддел ее мужчина.

Обрызгав его, Кезия вышла на берег и побежала прочь, моля о пощаде, когда Ник догнал ее и повалил на песок.

– Ник, это семейный пляж, – напомнила ему девушка, увидев, как его тело возвышается над ней в опасной близости. Ник смеялся, откинув голову назад.

– Ты права, милая. Отложим час расплаты на потом.

Блеск в его глазах заставил Кезию замереть в приятной истоме, но ее голос звучал спокойно, когда она произнесла:

– Хорошо...

Ник поцеловал ее пылко и страстно, прежде чем помочь ей подняться на ноги.

– Поужинаем сегодня на лайнере? – спросил он ее. – Или примем душ, переоденемся и вернемся в старый город? Я знаю, здесь есть хороший рыбный ресторан.

– Звучит отлично, – отозвалась Кезия. – Но если я буду продолжать кушать в том же духе, я растолстею.

– Но тебе нужно восстановить килограммы, которые ты потеряла во время болезни. И мне нравятся твои формы. Как любой грек, я предпочитаю настоящих женщин, а не тощих вешалок. Мне нравится твоя попа. И твоя пышная грудь, которую едва прикрывает купальник...

– Кто в этом виноват? – покраснев, поинтересовалась Кезия. – Ты сам выбрал его.

– Верно, но я сполна заплатил за это. Большую часть времени мне пришлось провести в воде, чтобы скрыть свою реакцию на твое тело, – сказал Ник. Его признание до того смутило девушку, что она молчала всю дорогу, пока они шли обратно на корабль.

Ночное небо было усыпано звездами, как бриллиантами. Огни освещали удаляющееся побережье, когда лодка несла Ника и Кезию обратно к лайнеру.

– Ты замерзла? – шепнул Ник ей на ушко, укрывая ее пиджаком.

Кезия дрожала, но вовсе не от прохладного воздуха.

Они провели потрясающий вечер, гуляя по старому городу в Ницце, потом поели в чудесном ресторане. Ник был необыкновенно внимателен к Кезии. Их разговор шел легко и непринужденно, однако остались между ними и невысказанные слова, и страстные взгляды, которыми они обменивались, сидя напротив друг друга. Именно поэтому Кезия и захотела вернуться на борт.

– Сегодня на палубе будет дискотека. Хочешь потанцевать и выпить чего-нибудь? – поинтересовался Ник, как только они оказались на борту «Атланты». – Или ты устала, милая?

Уж точно не устала, заключила Кезия. Никогда в жизни она не чувствовала себя настолько живой. Но она не хотела пить. Не хватало еще повторить ошибку недельной давности!

– Мы можем пойти, если тебе хочется.

У бара все намерения Кезии растаяли, как утренний туман. Она согласилась на бокал белого вина, который предложил ей Ник.

– Потанцуем? – тихо предложил Ник, словно прочитав мысли девушки. – Расслабься, – прошептал он, прижимая ее к себе в танце.

Долго ли они танцевали, не знал ни он, ни она. В объятиях Никоса Кезия потеряла счет времени. Лишь когда музыка стихла, девушка вышла из приятного оцепенения.

– Готова уйти? Кезия кивнула.

Ник никогда не встречал подобную женщину за свои тридцать шесть лет. Каким-то волшебным образом она стала дорога ему. Он скучал по ее смеху, ее смелости, ее говорящим глазам, стоило им расстаться. Ник признался, что хочет, чтобы Кезия была рядом – месяцы, даже годы...

Эта мысль настолько ошеломила его, что остаток пути они проделали в тишине, а в каюте Ник сразу подошел к бару, налив себе бренди.

– Могу я предложить тебе выпить?

– Нет, спасибо.

Ник залпом осушил свой бокал. Обычно ему не требовалось бренди, чтобы унять волнение, но раньше рядом не было женщины, подобной Кезии. Он хотел, чтобы первую ночь с ним она запомнила на всю жизнь.

Поставив бокал на столик, Ник развернулся к ней, заметив, как Кезия застыла на месте.

– Интересуешься звездами?

– Я ничего не понимаю в астрономии, – улыбнулась Кезия. – Но здесь все кажется таким другим. И таким красивым.

– Ты права. – Ник развернул девушку к себе лицом. – Останешься у меня? – прошептал он, целуя ее в губы.

Обычно Никос сразу говорил своим любовницам, что для него это всего лишь секс на одну ночь, но одной ночи точно не хватит, чтобы насытиться Кезией.

– Я хочу заняться с тобой любовью, – произнес он, оторвавшись от ее губ. Ник должен был сказать эти слова вслух, чтобы быть абсолютно уверенным в том, что произойдет потом.

Кезия молча кивнула, обвив его шею руками. Она прижалась к нему так крепко, будто не хотела его отпускать.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Каюта Ника была немного больше, чем каюта Кезии, но обставлена похоже. Голубой пушистый ковер, приглушенное освещение и большая двуспальная кровать, сразу привлекающая внимание.

Я здесь не для того, чтобы восхищаться обстановкой, подумала девушка. Ее сердце дрогнуло, когда он, взяв ее за руку, провел ее в комнату.

Лучше бы Ник взял меня на руки, пронеслось в голове Кезии. Тогда, по крайней мере, я знала бы, что нас ожидает ночь страсти.

Теперь же решение остаться или уйти в свою каюту полностью зависело от Кезии.

– Ты что, боишься меня, милая? – спросил Ник бархатным тоном.

– Конечно, нет, – ответила девушка твердо. Она не боялась Ника, но его ожидания пугали ее.

Он ведь встречался с искушенными женщинами раньше. А Кезия не могла похвастаться богатым опытом. Ее единственным мужчиной был Чарли. Один любовник за двадцать четыре года уж точно не сделал ее мастерицей соблазнения.

– Ты даже не представляешь, насколько часто я хотел последовать своим инстинктам в тот день, когда мы встретились в лондонском филиале, – неожиданно заговорил Ник, разрезав тишину комнаты. На удивленный взгляд Кезии он добавил: – Я посмотрел на тебя и ощутил прилив желания, такой мощный, что едва сдержался, чтобы не взять тебя на твоем рабочем столе, доводя нас до сексуального экстаза.

– Ты и тогда чувствовал это? – прошептала Кезия, мысленно возвращаясь к тем дням.

Она ругала себя за свои чувства к Нику, а он испытывал почти то же самое! Так значит, голод, отражавшийся в его глазах, когда он смотрел на нее, не был плодом ее воображения.

– Что же тебя останавливало? – Кезия приложила руку к его груди, ощущая биение его сердца.

– Это нарушило бы все правила политической корректности и, возможно, довело бы меня до суда за сексуальное домогательство, – ответил Ник с улыбкой, привлекая Кезию к себе. – И ты была не готова, милая.

– Но сейчас я готова. Я хочу, чтобы мы занялись любовью, Ник...

Что же еще могла сказать Кезия, прежде чем отдаться власти его губ и рук. Ник, не переставая целовать ее, снял галстук и бросил пиджак на пол. Кезия тем временем расстегивала пуговицы его рубашки. Его кожа была похожа на шелк. Густая поросль темных волос покрывала широкую грудь, спускаясь вниз и исчезая за линией его брюк. Ник провел языком по шее девушки. Она, запрокинув голову, со стоном расстегнула молнию на его брюках.

– У нас впереди много времени, – прошептал мужчина, улыбнувшись ее желанию побыстрее раздеть его.

Он осторожно снял с нее платье, проводя одной рукой по спине, чтобы найти застежку ее бра. Ник не сдержал восхищенного вздоха, когда спелая грудь Кезии оказалась перед ним. Он склонился ниже и взял ее розовый сосок в рот.

Кезия ощутила, как приятная истома разлилась по телу. Как приятно было прижимать его голову ближе, играя пальчиками с его густыми волосами.

Ник ласкал ее грудь, доводя девушку до исступления, заставляя ее выкрикивать его имя, выгибая спину от удовольствия.

Простонав, Ник поднял ее и уложил на кровать. Он немного отстранился, но только чтобы избавиться от последнего препятствия, разделяющего их. Страх Кезии испарился. Она готова была принять его, раствориться в нем, слиться с ним в одно целое.

– Нам некуда спешить, милая, – прошептал он. – Я хочу, чтобы ты запомнила эту ночь.

Он поцеловал ее с нежной заботой, лаская ее тело, спускаясь рукой все ниже и ниже туда, где возвышалась легкая поросль рыжих завитков.

– Ник! – выдохнула Кезия, когда он попытался войти в нее глубже, сначала одним пальцем, затем двумя.

Это слишком. Неведомые, но оттого не менее приятные ощущения родились внизу живота.

– Прошу, Ник... я хочу тебя, – прошептала Кезия в отчаянном желании ощутить его внутри себя.

Ник немного отстранился. Кезия замерла в ужасе, что он вдруг передумал. Но когда она потянулась к нему, Ник рассмеялся.

– Не сейчас, моя сладкая Кезия. Или ты хочешь, чтобы все закончилось, не успев начаться?

Он неправильно понял ее взгляд.

– Если ты уже не хочешь, скажи мне об этом сейчас.

– Я хочу тебя, – прошептала Кезия. – Хочу, как не хотела ни одного мужчину в своей жизни. Возьми меня, Ник! – взмолилась девушка.

Она потянулась к нему, не давая ему опомниться, и поцеловала.

Его возбуждение было столь сильным, что он едва сдерживал себя. Кезия развела бедра, пропуская его вперед, к наслаждению, и Ник вошел в нее, медленно и нежно.

– Ник! – ей хотелось большего. Кезия прижалась к нему, чтобы он мог погрузиться в нее глубже.

Удовольствие мягкими волнами начало формироваться где-то внутри, становясь сильнее и сильнее. Кезия крепко обняла Ника, впиваясь ногтями в его спину, когда первые волны экстаза накрыли ее с головой. Но он не останавливался, пока ее дыхание не превратилось в прерывистые стоны. Только тогда Ник наполнил ее своей силой...

Я должна что-нибудь сделать, подумала Кезия. Собрать одежду и сказать что-нибудь остроумное о том, что нужно вернуться в каюту и поспать. Но она так ничего и не сделала.

– Поспи, милая.

Его теплое дыхание согрело ее шею, и она, приняв его приглашение, свернулась калачиком, положив голову ему на грудь.

Но потом вспомнила, что не должна влюбляться еще сильнее. Что нельзя воспринимать эту ночь серьезно. Что для Ника она всего лишь очередная любовница.

– Я должна вернуться в свою каюту.

– Но тогда мне придется прийти к тебе, если я захочу снова заняться с тобой любовью, – Кезия почувствовала, как Ник улыбается. – А это будет очень скоро. Останься со мной, моя Кезия. Я не хочу, чтобы ты уходила.

И только после еще одного бурного секса ему удалось заснуть.

Кезия открыла глаза. Тело сковала приятная истома. Она повернула голову и обнаружила, что Ник с нежностью смотрит на нее, опершись на локоть.

– Доброе утро, милая.

Интересно, он хотя бы поспал? – подумала Кезия, ласково проводя пальчиками по его покрытой щетиной щеке. Каждый раз, когда она просыпалась, он вот так же смотрел на нее.

– Доброе утро.

Кезия ощутила, как напряглись ее соски, и поспешила натянуть одеяло повыше, чтобы скрыть этот факт от Ника. Но он уже заметил это и склонился к ней, чтобы поцеловать, демонстрируя свое собственное возбуждение.

– Нам пора вставать и заняться делами, – пыталась сопротивляться Кезия.

– Единственное дело, которое должно тебя сейчас беспокоить, это как доставить удовольствие своему господину, – играючи промурлыкал Ник, поднимая девушку так, что она оказалась сверху. – Красавица.

Зная, как быстро она заводится, Ник начал ласкать ее полную грудь, привлекая ее к себе. Впервые Ник позволил Кезии быть сверху и управлять им, и она поспешила воспользоваться такой возможностью. Только в конце он перевернул ее и снова вошел, жестко и быстро, пока она не застонала от наслаждения, шепча его имя.

– Чем ты хочешь сегодня заняться? – поинтересовался Ник, когда они, оба обессиленные, лежали рядом. – У меня сегодня встреча с капитаном Паносом, но мы могли бы увидеться за ланчем.

– А для меня у тебя нет заданий? Я почти не работала в последние два дня.

Лайнер покинул порт Ниццы и совершил незабываемый тур по побережью Италии. Две ночи он был пришвартован в порту Пизы. Кезия и Ник, конечно, сошли на берег и даже заехали во Флоренцию, на родину Ренессанса, где посмотрели в музеях работы Рубенса, Боттичелли и Микеланджело. Кезия влюбилась в этот город и пообещала себе когда-нибудь снова вернуться сюда.

Вчера лайнер снова остановился в порту, и Ник провел для Кезии экскурсию по Риму. Круиз на борту «Атланты» открыл для девушки много нового во всех смыслах этого слова.

Она смотрела на обнаженного Ника в ванной и улыбалась.

– Сегодня ты можешь заниматься своими делами, милая.

– Тогда я сойду на берег и пройдусь по магазинам. Я обещала Анне, что привезу ей сувениры отовсюду, где мы остановимся.

– Хорошо. Можешь выбрать что-нибудь из детской одежды, когда будешь на берегу.

Ник исчез в ванной и не увидел шок, отразившийся на лице Кезии. О чем он говорит? Они же предохранялись каждый раз, занимаясь любовью. К тому же Кезия так и не решилась рассказать ему, что не может иметь детей.

– Тебе не кажется, что ты слишком рано задумался об этом?

– Это для ребенка моей сестры. – Голова Ника показалась из-за двери. – Силвиана моя младшая сестра. Она недавно родила первенца. Девочку. В чем дело? – забеспокоился Никос. – Ты бледная, как полотно.

– Все в порядке, просто резко села, – соврала девушка. – В последнее время я провожу больше времени лежа, – она выдавила улыбку. – Но я ничего не понимаю в детской одежде. Да и в детях, раз уж на то пошло.

– Дети ведь не инопланетяне. Большинство женщин обожает ходить по детским магазинам. Знаю, для тебя важна твоя карьера, Кезия. Но если ты хоть чуть-чуть похожа с моими Сестрами, через пару лет ты сама захочешь детей.

– Нет, Ник. Материнство не для меня. Могу тебя заверить, – с этими словами Кезия вскочила и пулей выбежала в свою каюту, чтобы только Ник не увидел ее слез.

Мужчина смотрел ей вслед. Он не мог понять, почему ее слова так взволновали его. Его рука дрогнула, он порезался острым лезвием бритвы.

Ника не было в каюте, когда Кезия вернулась туда несколько часов спустя. Наверное, он еще разговаривает с капитаном Паносом, заключила Кезия. Она взяла бутылку воды из холодильника и вышла на балкон.

Стук в дверь отвлек ее от созерцания горизонта. Девушка поспешила в гостиную, чтобы ответить.

– Чарли! Я думала, ты сегодня улетаешь домой, – пробормотала она светловолосому англичанину, стоявшему в дверях. – Не хочешь войти? – вежливо предложила она.

– Мой самолет улетает вечером, я подумал провести день в Риме. Но я не хотел уезжать, не попрощавшись с тобой, Кезия. Ты в порядке? Кажется, ты расстроена. – Мужчина помолчал. – Дело в этом Ниарчу? Я не мог не заметить, что он больше чем твой босс, но, боюсь, он человек не твоего круга, Кез.

– Да что ты знаешь, Чарли? Мы расстались два года назад. С тех пор многое изменилось. Я умнее, чем ты думаешь. И я могу ладить с Ником.

– Надеюсь, потому что, по-моему, ты все та же наивная девушка. И я не могу видеть, как ты страдаешь.

– Во второй раз, хочешь сказать?

– Прости. Мне не следовало приходить...

– Это я должна извиняться. – Кезия взяла Чарли за руку. – Я рада, что ты зашел, я ведь купила подарок твоему малышу. – Она подошла к шкафу и достала оттуда детский матросский костюмчик. – Кажется, он великоват, но твой сынишка дорастет до него.

– Кез! Я не знаю, что сказать. – Чарли тепло улыбнулся. – Он потрясающий, спасибо. И мне правда жаль... Мне бы хотелось, чтобы у тебя все сложилось по-другому.

– Но все так. Я не могу иметь детей. Но многим людям еще тяжелее, чем Мне.

– Ты прекрасный человек, Кезия. И душой, и телом. Береги себя. – Он поцеловал ее в щеку.

Шум в дверях привлек внимание Кезии, и она встретилась с разъяренным взглядом Никоса.

– Чарли зашел попрощаться. Он уезжает сегодня, – затараторила Кезия, оправдываясь. – Я купила подарок его маленькому сынишке.

– А теперь вам пора идти, мистер Пембертон. – Ник произнес это таким тоном, что Чарлз попятился к двери. – Вы же не хотите опоздать на самолет.

– Кажется, у тебя вошло в привычку грубить моим друзьям, – разозлилась Кезия, оставшись с Ником наедине.

– Только одному другу. И тогда, когда я застал тебя в его объятиях. Кажется, это извиняет мою грубость, не думаешь?

– Нет. – Кезия наблюдала, как Ник подошел к холодильнику и достал пиво. – Я могла бы кататься с ним голой по ковру, ты все равно не имел права говорить с Чарли в таком тоне. Ты же хотел ни к чему не обязывающих отношений, помнишь? И я уже тысячу раз говорила, что мы с Чарлзом только друзья. Да, я была расстроена, когда мы расстались, но понимала, по каким причинам. И я пережила разрыв. Давно.

– И какими же были причины? Может, у тебя есть страшная тайна, о которой я еще не знаю?

– Нет! – девушка замолчала. Вот идеальный момент, чтобы открыть все карты. – Я же сказала, его родители не одобряли наши отношения, – не решилась она, глядя, как Ник снял рубашку.

Она отчаянно искала что-то, чтобы сменить тему. Ник тем временем снял брюки.

– Мы же не можем решать все споры сексом, – нашлась девушка.

– Я и не собирался. Я просто переодеваюсь.

Слишком поздно Кезия заметила шорты на краю кровати.

– Конечно. Я ошиблась, – пробормотала она, готовая провалиться сквозь землю от стыда.

– Хотя... – промурлыкал Ник, – мне понравилась идея с катанием обнаженными по ковру.

– О, я делаю это только в особых случаях.

– Тогда, может, обойдемся кроватью? – Ник взял Кезию за руку и, привлекая ее к себе на постель, накрыл ее тело своим.

Так не может больше продолжаться, заключила девушка. Я не могу провести свою жизнь как глупая сексуальная рабыня, не способная устоять перед мужчиной. Но альтернатива – жить без него – была невыносима.

До возвращения в Англию осталась еще неделя. Кезия могла только молиться, чтобы ей хватило времени выпутаться из шелковых пут, в которых она оказалась.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

От вида бухты Неаполя с его голубыми водами и Везувием, возвышающимся вдали, захватывало дыхание. Сам город пестрел яркими красками. Его среди прочего называли «родиной пиццы».

Кезия пришла в восторг от этого места и решила осмотреть как можно больше достопримечательностей. Однако солнце припекало так сильно, что жара становилась невыносимой, и девушка была рада, когда Ник предложил пойти в сторону порта.

– Хочешь вернуться на лайнер? Или поедим в городе? – поинтересовался он, ласково коснувшись ее волос, ниспадающих на плечи из-под широкополой шляпы, которую она надела по его настоянию. – Кажется, тебе жарко, милая.

– Скажи честно – я выгляжу как вареный краб.

Лицо Кезии горело, ноги болели, и она умудрилась уронить мороженое на юбку. Ник же, наоборот, выглядел свежим и очень сексуальным в кремовых шортах и голубой майке, которая оттеняла его великолепный загар. Всем своим видом он излучал уверенность в себе. Кезия постоянно ловила восхищенные взгляды женщин всех возрастов, направленные в его сторону. Ей хотелось прилепить ему на лоб табличку «Руки прочь!». Нелегко быть рядом с красивым мужчиной, хотя Ник и был очень внимателен к ней.

– Мы могли бы зайти в тот ресторанчик у моря, – предложила Кезия. – Там так мило и прохладнее, чем в городе.

Легкий ветерок подхватил юбку девушки, играя с ней, привлекая внимание к стройным ногам, что тут же навело Ника на определенные мысли.

– А может, вернемся на «Атланту» и расслабимся немного? – промурлыкал он соблазнительным тоном, не оставляя Кезии сомнений о его намерениях.

– Позже, – отозвалась девушка, поборов желание кратчайшим путем добраться до корабля.

Не могу же я каждый раз уступать ему только потому, что не могу насытиться им, напомнила себе Кезия.

Ник был внимательным, заботливым любовником. Девушка купалась во внимании, наслаждаясь легкостью их отношений. Он замедлил шаг одновременно с ней, идя так близко, что их бедра почти касались друг друга. Ник был таким высоким и статным, что другие мужчины старались держаться от него подальше. Кезии очень нравилось чувство защищенности, которое она испытывала рядом с ним.

Я люблю его, призналась себе девушка, и сердце ее сжалось от безнадежности всего, что происходит.

У них не было будущего. Для Ника она всего лишь очередная любовница. И хотя он заботился о ней, Ник никогда не любил ее. Глупо надеяться на это.

Мопед, рассекающий песок в гавани, ничем не отличался от других таких же, ездящих по улицам Неаполя. Кезия даже не заметила бы его, если бы он не подъехал почти вплотную к ней.

– Синьорина!

Кезия оглянулась вполоборота. Моментально ее ослепила вспышка фотоаппарата.

– Что?.. Ник, в чем дело? – пробормотала сбитая с толку девушка, когда мопед умчался прочь, оставляя за собой лишь облако песка.

– Проклятые папарацци! С тобой все в порядке, милая?

– Все хорошо. Но зачем Им фотографировать нас?..

– Новый лайнер компании «Ниарчу» вызвал оживленное внимание в прессе, – пояснил Ник, не упомянув, что и он, глава компании, всегда интересовал журналистов больше, чем кто-либо из членов клана Ниарчу. – Забудь об этом. Наверное, они фотографировали «Атланту», и им понадобились снимки туристов, которые путешествуют нашим лайнером.

– Полагаю, ты прав, – пробормотала Кезия, но во время ланча ее не покидало странное чувство беспокойства.

Она была почти уверена, что видела водителя мопеда и его пассажира в городе до этого. Скорее всего, ее воображение просто разбушевалось, ведь по Неаполю ездили тысячи мопедов, но что-то не давало Кезии покоя.

К тому времени, как они вернулись на борт, чтобы посмотреть увлекательное вечернее шоу, девушка почти забыла о произошедшем в порту.

Ник был немного рассеян, но, когда они занимались любовью, все перестало существовать для Кезии. Был только он и она, и ее отчаянная страсть к нему.

В тот момент, когда Ник попытался отстраниться от нее, Кезия обвила его шею руками, призывая его оставаться на месте. Она ощутила, как он улыбнулся.

– Я слишком тяжелый для тебя, милая. Лучше отпусти меня, пока я не сделал тебе больно.

От его последней фразы сжалось сердце. Кезия поцеловала Ника будто в последний раз. Прошептав что-то на греческом, он перевернулся на спину и прижал девушку к своей груди. А потом страсть снова, охватила их.

Они провели следующие два дня на борту, пока «Атланта» не причалила к берегу Афин. Кезия с нетерпением ждала дня, когда посетит родину Ника, которой он так гордился. Он пообещал, что возьмет ее с собой в Акрополь, вспомнила девушка, повернувшись к нему, чтобы пожелать доброго утра.

Кровать была пуста. Кезия села, тут же проснувшись. Впервые за все время она проснулась в одиночестве. Как будто черная тучка закрыла солнце, лишив ее радости первого поцелуя Ника.

Из гостиной раздавались голоса. Кезия накинула халатик и направилась к двери. Она могла даже отсюда различить разозленный голос Ника, размышляя, на кого он так кричит. Кезия совершенно не ожидала увидеть его полностью одетым в серый деловой костюм. С ним рядом стоял мужчина старше, тоже грек, судя по всему. Он наградил Кезию любопытствующим взглядом, как только она вышла из спальни. Девушка смущенно зарделась и поторопилась запахнуть полы халата.

– Что случилось? Что-то не так? – спросила она, а Ник отвернулся к окну.

– Ты все равно рано или поздно увидишь это, так что, думаю, нет смысла скрывать. – Он повернулся к ней и протянул ей газету.

Со странным чувством Кезия взяла газету и побледнела, увидев фотографию на главной странице.

– О, боже!

Первой мыслью Кезии было, что она выглядит немыслимо. Снимок был сделан с близкого расстояния, настолько близкого, что линза фотоаппарата, кажется, утопала в ее декольте. Грудь едва не вываливалась из купальника. Кезия не была уверена, когда ее сфотографировали. Возможно, в Ницце. На фото они с Ником качались в волнах. Могло быть и хуже, в ужасе подумала Кезия, вспомнив, как Ник развязал верх от ее бикини. По крайней мере, на этом снимке она сохранила немного скромности.

– Что говорится в заголовке? – поинтересовалась Кезия, она не могла читать по-гречески.

– Этот гласит: «За работу! Ниарчу закрутил роман со своей ассистенткой», – перевел Ник. – Есть и другие.

– Ясно. – Кезия просмотрела стопку газет на столике. Их фотографии появились не только на первых страницах греческих изданий, но и во всех британских таблоидах и других европейских журналах. – Люди на мопедах, – прошептала девушка. – Но зачем?..

Она не договорила, взглянув на Ника. Кезия знала причину: он руководил огромной империей и был предметом всеобщего обсуждения не только в Греции, но и за границей. Его снимки в компании личной ассистентки наверняка были проданы за бешеные деньги.

– Это не конец света, – нарушила гнетущую тишину Кезия. – Это всего лишь фото.

– Акции компании упали на несколько пунктов, как только газеты начали продаваться, – холодно отрезал Ник. – Акционеры жестко отреагировали на то, что глава компании взял с собой любовницу на лайнер. Все бы хорошо, вот только любовница является еще и представителем компании.

– Понимаю. – Кезия побледнела. – Но что мы можем сделать теперь, когда снимки попали в прессу?

– Самое важное – исправить вред, нанесенный компании. Это Кристос Димитри, один из адвокатов компании Ниарчу, – представил Ник Кезии мужчину, который до сих пор сохранял молчание.

Кезия смущенно потупилась и пожала руку серьезному греку.

– Кристос уже ищет способ остановить публикацию любых других фотографий. А мы должны покинуть корабль как можно скорее.

– Я пойду к себе и соберу чемоданы, – быстро отозвалась девушка.

Она была рада исчезнуть в своей каюте под благовидным предлогом. Все кончено, пронеслось у нее в голове. Ник был гордым, как и все греки. Естественно, ему не нравилось выглядеть дураком в глазах других. А снимки, появившиеся в газетах, предзнаменовали их неизбежное расставание.

– Горничная уже упаковала твои вещи. Иди и переоденься. За нами через двадцать минут прилетит вертолет.

– Мы полетим в Англию?

Ник напрягся, заметив в ее глазах стыд и печаль. У нее нет причин стыдиться, подумал мужчина раздраженно. Хорошо, что Кезия не может прочитать большинство статей, где говорится о том, что она живет беззаботной жизнью, расплачиваясь за роскошь в постели своего босса. Ник спрятал английскую газету от ее глаз, чтобы потом уничтожить ее.

Вся эта суматоха была полностью его виной. Ему следовало догадаться, что папарацци заинтересуются тем, кто будет сопровождать его в круизе. К сожалению, Ник не мог защитить Кезию от прессы, когда они сойдут с корабля. Журналисты будут следовать за ними по пятам в поисках новых сенсаций. Было только одно место, куда он мог бы увезти Кезию, пока шумиха не уляжется. Вот только вряд ли ей понравится эта идея...

– Моя семья владеет островом в Эгейском море. Вертолет доставит нас на Затос, где мы будем в безопасности.

– А твои родные? Они тоже там будут?

– Конечно. Они с нетерпением ждут встречи с тобой.

– О, перестань! – горько усмехнулась девушка. – Как ты представишь Меня? Секретаршей? Любовницей? А может, скажешь, что временно я играю обе роли? Хотя вторая, несомненно, лишь временная.

– Мои родители, так же как и я, очень расстроены, что наши отношения просочились в прессу.

– У нас нет никаких отношений, – напомнила ему девушка. – Ты же сам говорил, что твои родители хотят, чтобы ты женился на милой греческой девушке. Ты не можешь связаться со своей секретаршей, с которой ты спишь в данный момент.

– Если это не отношения, тогда как назвать то, что нас связывает, моя Кезия? Если ты полагаешь, что между нами только секс... – Ник помолчал, взглянув на часы. – У нас есть еще пятнадцать минут до прибытия вертолета, можем насладиться последним...

– Ник! – воскликнула Кезия.

Она не хотела продолжать этот разговор, особенно в присутствии строгого грека. Девушка не знала, понимает ли мистер Димитри по-английски, но ее смущало уже одно его присутствие в комнате.

– Хорошо подумай, прежде чем ответить, милая, – Ник притянул Кезию к себе.

– Я не знаю, что тебе от меня нужно, – прошептала девушка, опустив ресницы, чтобы он не заметил ее слез. – Так не должно было быть...

От слез ее глаза стали цвета аквамарина. Ник слышал отчаяние в ее голосе. И он понимал, что имеет в виду Кезия. Ник сам думал, что это будет ни к чему не обязывающий роман, но с каждым днем Кезия становилась для него все ближе и важнее. Ник никогда раньше не испытывал ничего подобного, и, честно говоря, он не знал, что с этим делать.

Одно было ясно: он не может потерять ее.

– Иди и оденься. Мы поговорим позже. – Ник смахнул слезу, скатившуюся по щеке Кезии.

Он хотел поцеловать ее, но она неожиданно вырвалась из его рук и убежала в свою каюту.

Затос появился на горизонте как ожерелье в голубых водах моря. А когда вертолет начал снижаться, Кезия взмолилась, чтобы они только не задели вершины деревьев.

Нервы девушки были на пределе, когда они пролетали над деревней, где по обе стороны дороги стояли белые домики, похожие на кубики сахара-рафинада. При других обстоятельствах Кезия бы насладилась видами, полетом и всем остальным, но только не сейчас.

– Думаю, я должна дать тебе это, – произнесла Кезия, достав из сумочки лист бумаги с написанным от руки текстом.

– Что это? – Ник даже не пошевелился.

– Заявление об уходе; я начну искать работу, как только мы вернемся в Англию.

В его глазах отразился насмешливый блеск, когда он взял листок и порвал его на две части.

– Если тебе наскучила миссионерская поза, я могу разнообразить нашу любовную жизнь, милая. Ты должна была сказать мне раньше.

– Проклятье, Ник, я серьезно, – прошипела девушка сквозь зубы. – Между нами все кончено. И чем скорее ты объяснишь родителям, что в газетах неправильно все поняли, тем лучше.

– К черту все!

И прежде чем Кезия успела что-нибудь сделать, он крепко прижал ее к себе и поцеловал.

Ник обвел языком ее губы, проникая в ее рот, целуя ее со всей страстью, на какую он только способен.

Лишь когда Кезия прекратила сопротивляться, сдавшись в плен его губ, он еще раз обвел языком ее губы и заглянул ей в глаза.

– А теперь посмотри на меня и скажи, что это для тебя ничего не значит... – прошептал Ник. – За последние недели ты стала значить для меня больше, чем любая другая девушка. Кто знает, куда это может привести?

– Никуда это не приведет... Я не могу...

И все же признание Ника зародило в душе Кезии слабую надежду. Конечно, он не имел в виду, что женится на ней. Но что, если он полюбил? Ник Ниарчу, мужчина с каменным сердцем, меняющий женщин как перчатки. Как чудесно было бы услышать от него признание в любви, открыть ему свои чувства без страха быть отвергнутой.

И тут реальность снова опустилась на плечи Кезии. Однажды она уже пережила разрыв с Чарли. И она не сможет пережить боль разлуки еще раз. Только не с Ником.

– Чего ты так боишься, милая? Думаешь, я сделаю тебе больно, как однажды сделал твой бывший жених?

– Точно.

Вертолет затих. Кезия поняла, что они приземлились. Ник взял ее лицо в свои ладони и заглянул ей в глаза.

– Я не Чарли. Ты можешь доверять мне, моя Кезия. Дай мне шанс, это все, о чем я прошу.


– Я забыл сказать, что у моей сестры сегодня день рождения, – сообщил Ник, сидя рядом с Кезией в машине, доставившей их к воротам виллы. – Все будут здесь.

– Все? – Кезия в растерянности семенила за Ником.

Он провел ее через массивные ворота в сад. Но не прекрасные цветы привлекли внимание девушки. Она заметила в тени инвалидную коляску, в которой сидел пожилой мужчина. Сердце невольно сжалось. Кезия и предположить не могла, что когда-нибудь познакомится с родителями Ника, и теперь сильно волновалась.

Что они думают о ней после всех этих снимков в газетах? Винят ли ее эти люди в том, что она опозорила Ника и их семью?

Кезия вытерла вспотевшие ладошки о платье, надеясь, что на нем не останется следов.

– Как много детей. Это все твои племянники и племянницы?

– Ага. Пойдем к ним, они не кусаются. – Ник поднес ее руку к губам и поцеловал. Совсем как в тот день, когда они впервые встретились в лондонском филиале компании «Ниарчу». И так же, как тогда, словно электрический ток прошел по ее телу. – Поверь мне, милая, ты им понравишься. – Он взял ее за руку и повел по лужайке.

– Правда? – с сомнением спросила Кезия. – А ты часто привозил своих... – она замялась, – девушек знакомиться с родными?

– Никогда раньше ни одна женщина не приезжала со мной на Затос.

Ник познакомил Кезию с родными, настала очередь отца.

– У вас очень красивое имя, Кезия, – улыбнулся старик. – Мы много о вас слышали. И видели немного.

Кезия выдавила улыбку. Очевидно, у Янниса Ниарчу было такое же странное чувство юмора, как и у его сына.

– Мне очень жаль... – начала она, но старик поднял руку.

– Вам не за что извиняться. Это все папарацци. Никос уже все объяснил.

Неужели? Кезия сомневалась, что Ник раскрыл истинную природу их отношений. Она покраснела под проницательным взглядом отца Ника.

– Ты ведь влюблена в Никоса. Я вижу это в твоих глазах, – пояснил Яннис смущенной девушке. – Я стар и застрял в этой штуке, – он кивнул на инвалидное кресло. – Но я все вижу. Я понял, что в твоем сердце, Кезия Тревеллин.

Весь день слова пожилого грека звучали в голове девушки. Неужели ее чувства настолько очевидны? И если так, знает ли Ник о ее любви к нему.

Кезия нашла его глазами. Он играл с детьми, которые слетелись к нему, как пчелки на мед. Ник наслаждался общением с детьми, смеясь и веселясь вместе с ними. Сердце девушки невольно сжалось.

– Когда-нибудь мой брат станет чудесным отцом, – прошептал ласковый голос позади Кезии.

Девушка оглянулась и увидела сестру Ника, Азулу.

– Он так любит детей. Я и не думала, что он так хорошо ладит с ними.

– О, у него было много практики. У нас с сестрами вместе двенадцать детей. У меня недавно родились тройняшки.

– Наверное, это так волнующе, понять, что у тебя будет тройня.

– Муж до сих пор не может прийти в себя, – рассмеялась Азула. – А я уже не представляю, что бы без них делала.

Несколько часов спустя Кезия удалилась глубже в сад, подальше от вечеринки. Ник старался, чтобы Кезия не чувствовала себя чужой, но большинство его пожилых родственников не понимали по-английски. Неожиданно девушке захотелось оказаться в Англии, где ее жизнь была не такой сложной.

Настало время возвращаться домой. И даже то, что она увидит Макса, терьера, которого она спасла, не могло унять боли в раненом сердце.

Кезия заметила, как ей навстречу идет Ник. Он был так красив в лучах вечернего солнца, что у Кезии перехватило дыхание. Никогда она не сможет полюбить кого-то так же, как Ника. Но ради собственной гордости нужно оставаться холодной, напомнила она себе.

– Я везде ищу тебя, – Ник нежно поцеловал девушку в губы. – Не прячься здесь. Приехали мои кузины. Они хотят познакомиться с тобой.

– Не могу поверить, что у тебя так много родственников, – отозвалась Кезия.

Два маленьких мальчика выскочили из кустов и с визгом пронеслись мимо. Кезия заволновалась. Что-то не давало ей покоя. Ну, конечно! Мальчиков должно быть трое! Так где же третий?

– Ворота в дальней части сада... куда они ведут?..

– К прудам. Мой отец разводит рыб. Но ворота закрывают, когда здесь дети. По очевидным причинам.

Кезия со всех ног бросилась туда. Она вспомнила, где видела третьего мальчика. Главный пруд был усеян кувшинками, но не они сейчас волновали Кезию. Малыш уже наклонился к воде, желая рассмотреть рыбку. В последний момент девушка схватила его на руки, не давая упасть.

– Боже! – воскликнул подоспевший Ник. – Он чуть не упал.

Тишина, возникшая у пруда, стала почти осязаемой. К счастью, мальчик был еще слишком мал, чтобы осознавать опасность, которая ему грозила. Он счастливо улыбнулся Кезии и вытер грязные ручки о ее шею. Но она не возражала. Единственное, что имело значение, это безопасность малыша.

– Ты потрясающая женщина, ты знаешь это? – Ник посадил малыша на шею и взял Кезию за руку. – И хоть ты и настаиваешь, что тебя не интересуют дети, ты весь день вела себя как заботливая наседка. Мои родные будут тебе очень благодарны, – заключил Ник, заметив, что вся семья Ниарчу бежит по лужайке им навстречу.

Азула в слезах оглядывала родственников в поисках того, кто забыл запереть ворота. Кезия смущенно стояла рядом с Никосом, когда его мать крепко обняла ее.

– Ты спасла жизнь моего внука, Кезия, – произнесла женщина с сильным акцентом. – Она хорошая девушка, а? – обратилась она к семье, а потом добавила Нику: – Она станет чудесной мамой: у нее хорошие бедра.

Для Кезии эти слова стали последней каплей. Девушка разрыдалась и бросилась в сторону виллы. Она не знала, куда бежать. Ясно было одно – нужно расстаться с Ником, пока сердце не разбилось на мелкие кусочки.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Сегодня я скажу Нику, что хочу вернуться домой, поклялась себе Кезия, как только открыла глаза. Она не могла дольше оставаться здесь. С тех пор как они приехали на Затос, прошла уже неделя. Семь длинных бессонных ночей, проведенных в одинокой постели.

Ник спал в своей комнате в другом конце коридора. Каждый раз, провожая Кезию в спальню, он страстно целовал ее, но уходил. Его мать была очень старомодна, и у него не было выбора.

Кезия понимала это, и ее любовь к Нику только крепла с каждым днем.

Тихий стук в дверь заставил Кезию встать с постели.

– Ник! Что ты делаешь? Знаешь, сколько сейчас времени?

– Около шести, – просто ответил он. – Я подумал, мы могли бы вместе встретить рассвет. – Ник поцеловал ее нежно и заботливо.

– Но я не одета, – пробормотала девушка, зардевшись.

– Я вижу, милая. – Его взгляд скользнул по полупрозрачной пижаме, в которой она спала.

Интересно знает ли Кезия, как возбуждающе выглядит? – пронеслось в голове Ника. Снова желание охватило его, стоило ему только взглянуть на спелую грудь девушки. Они спали в разных постелях уже неделю, и Ник готов был на стену лезть от нетерпения снова обладать ею. Он уже не представлял жизни без лучезарной веселой Кезии. Нет. Это была бы не жизнь, а существование. И теперь Ник твердо знал, что пойдет на все, чтобы убедить ее в том, что у них есть будущее.

– Скорее, – тепло улыбнулся мужчина. – Или через пять минут я войду и заберу тебя сам.

– Мы что, не могли встретить рассвет на террасе? – спросила Ника Кезия, когда через двадцать минут они шли по бугристой местности, больше подходящей для коз.

– Это лучшее место на Затосе, – заверил он ее, когда они уселись на траве, откуда открывался потрясающий вид на море. – Именно поэтому я собираюсь построить здесь дом. – Ник усмехнулся, услышав ее прерывистое дыхание. – Тебе нужно заниматься спортом, – поддел он Кезию.

Ник лег на спину и притянул девушку к себе.

– Ты правда собираешься строить здесь дом? – спросила Кезия, изо всех сил стараясь не замечать его возбуждения. Жар охватил ее тело, и девушка свернулась калачиком, чтобы только Ник ничего не заметил.

– Конечно. На следующей неделе строители уже заложат фундамент. Я покажу тебе чертежи за завтраком. – Его руки скользнули под ее майку. Ник с одобрением промурлыкал, что-то, обнаружив, что Кезия не надела белье.

– Но я не вижу корзины для пикника. Что же ты взял с собой на завтрак?

– Тебя... – прошептал Ник и закрыл ее рот поцелуем.

За неделю Кезия так изголодалась по его ласкам, что позволила ему снять с нее майку и сама избавила его от рубашки. Ник прильнул губами к ее груди и простонал.

– Кто-нибудь может прийти, – слабо засопротивлялась девушка, разрываясь между желанием и велением совести.

– Здесь никого нет. Только козы...

Ник взял в рот один из затвердевших от возбуждения сосков Кезии, а она обвила ногами его торс.

– Ты не представляешь, как долго я этого ждал. Это была самая длинная неделя в моей жизни, милая. Если ты не станешь моей прямо сейчас, я просто взорвусь.

– Только не сейчас... – промурлыкала Кезия, снимая шортики, пока Ник избавлялся от джинсов.

Он нежно провел рукой по животу девушки, скользнул ниже, слегка разводя ее бедра, туда, где она уже вся горела от желания. Кезия прикрыла глаза от удовольствия и отдалась его умелым рукам...

– Ты так прекрасна, моя Кезия, – шепнул он, породив внутри нее ощущение полного блаженства.

Было что-то невероятно чувственное в том, что они лежали обнаженные на траве, лаская друг друга.

– Я хочу тебя, Ник! – взмолилась Кезия.

И на этот раз он не стал ждать. В мгновенье оказавшись сверху, Ник вошел в нее, и тела их сплелись в неистовом танце удовольствия. А над ними небо стало голубым и взошло солнце, согревая их первыми нежными лучами.

Кезия прогнулась под Ником, стеная от наслаждения, пока наконец ее тело не вознеслось к небесам на волнах экстаза. Но он не останавливался, снова и снова доводя ее до пика. И только когда она уже едва дышала, шепча его имя, Ник выпустил ее из своих объятий. Стон вырвался из его мощной груди и разнесся по окрестностям вместе с ветром.

Вернувшись к реальности, Кезия вдруг подумала, что сегодня действительно стала полностью принадлежать ему. Она отдавалась Нику всем сердцем. На глазах ее блеснули слезы счастья. Никос осушил их поцелуями и посмотрел на Кезию с необыкновенной нежностью.

– Ты выйдешь за меня?

Девушка не поверила своим ушам. Но, судя по выражению его лица, Ник говорил серьезно.

– Но почему? – прохрипела она, как будто только что проглотила разбитое стекло.

– Потому что я люблю тебя, милая – улыбнулся он. И на мгновенье Кезии показалось, что сказки существуют. И что для них все может кончиться хорошо. – Иногда мне кажется, что я всегда любил тебя, но очень долго боролся с собственными чувствами. В тот самый день; когда ты пыталась оправдать своего пьяницу-начальника, я уже был пойман на крючок.

Ник повернулся на бок и прижал Кезию к груди, как будто ему невыносимо было даже на секунду оказаться вдали от нее.

– Сначала я думал, что это просто влечение, – честно признался он. – Я не мог дождаться, когда мы окажемся в одной постели, уверяя себя в том, что между нами будет лишь короткий роман. Ноты покорила меня, Кезия. Я понял, что хочу быть с тобой не только ночью, но и днем: Что секс лишь часть той радости, которую я ощущаю рядом с тобой. Почему ты плачешь? – забеспокоился Ник, заметив, как слезы катятся по щекам девушки. – Я хочу, чтобы ты стала моей женой, жила здесь в доме, который мы построим...

– Была матерью твоих детей, – печально продолжила Кезия, отстранившись в поисках одежды.

– Конечно, в будущем я надеюсь, что мы заведем детей. Но не прямо сейчас, любимая. Я знаю, как ты ценишь свою независимость. У тебя нет причин забывать о карьере еще несколько лет.

– Ник, я не могу! – выкрикнула девушка, поднявшись. Она смотрела на Ника сверху вниз, на этого греческого Бога, и ее сердце сжималось от боли и бессилия.

– Не можешь что? – спросил он, потянувшись к джинсам.

Кезия подумала, что он тоже хочет одеться, но ошиблась. Ник достал из кармана маленькую вельветовую коробочку и протянул ей.

– Не говори ничего. Это тебе в знак моей любви. Я хочу жениться на тебе, Кезия. Очень хочу.

Дрожащими руками девушка открыла коробочку. Внутри лежало кольцо с сапфиром, окруженным россыпью бриллиантов. Его красота поражала. Кезия едва сдержала слезы отчаяния, когда возвращала кольцо.

– Я не могу выйти за тебя. Прости.

Ник вскочил на ноги, резко застегнув джинсы.

– Но почему нет, черт возьми? Господи, Кезия, я вообще не хотел связывать себя брачными узами. И тут такая ирония! Это Пембертон, да? Ты так и не смогла смириться с тем, что он принадлежит другой. Ты все еще любишь его? Отвечай! Или он сделал тебе так больно, что теперь ты боишься поверить мужчине? – Ник смягчился. – Клянусь, я никогда не причиню тебе боль, милая. Я люблю тебя. И знаю, что ты тоже что-то испытываешь ко мне. Просто тебе не хватает смелости заглянуть в свое сердце.

Кезии было невыносимо смотреть на него. Ее душа разрывалась на части. Она отвернулась от Ника и зашагала прочь, говоря на ходу:

– Ты ошибаешься, Ник. Я не люблю тебя и никогда не полюблю. Я не хочу за тебя замуж, слышишь меня?

Кезия оглянулась и увидела, что Ник застыл на месте как громом пораженный. Она все шла и шла вперед, а он так и остался стоять на склоне холма, как будто мраморная статуя.

Позже Кезия собрала чемодан и переоделась в свободные брюки и топ.

Уже в комнате она вдруг подумала, что Ник заслуживает знать истинные причины, по которым она отказала ему. Ведь он открыл ей свое сердце, а она так жестоко отвергла его.

Но у девушки не хватало смелости, глядя Нику в глаза, признаться ему в том, что она никогда не сможет подарить ему сына. Хуже того, Никос наверняка начал бы чувствовать себя виноватым и жалеть ее, а это было бы невыносимо. Он ведь ни в чем не виноват.

И все-таки девушка оставила для него письмо, где рассказала о болезни, пережитой в юности, и о страшных последствиях, которые навсегда перечеркнули ее жизнь. Она посоветовала ему начать новую жизнь, не упомянув, что ее собственная будет без него пустой и безрадостной.

Впервые вилла как будто опустела. Родители Ника уехали в Афины, чтобы Яннис смог посетить больницу. Они планировали переночевать в столице. Ника тоже не было ни видно, ни слышно. Никто из слуг не видел его утром, как сказала горничная, удивившись, когда Кезия спросила, как она может добраться до Афин.

Девушке пришлось приложить все усилия, чтобы уговорить Ставроса, паромщика, довезти ее до главного города. Он согласился, только когда Кезия заверила его, что Ник знает об ее отъезде.

И вот катер уносил ее прочь, разрезая волны. Она повернулась, глядя на Затос, пропадающий из виду. Слезы застилали ее прекрасные глаза. Но другого выбора не было...

«Дом у ручья» купался в ранних лучах летнего солнца, когда Кезия припарковала свой «мини» на парковке. Девушка влюбилась в этот дом почти так же сильно, как и в его владельца. Сейчас, зная, что это ее последний визит сюда, она изо всех сил пыталась не расплакаться. Что ж, по крайней мере, у меня остался Макс, размышляла Кезия, чувствуя себя немного лучше от мысли, что скоро снова увидит маленького угловатого терьера.

Девушка вернулась к себе прошлым днем, после изнурительного перелета из Греции. Ей пришлось двенадцать часов провести в аэропорту Афин. К тому моменту, как Кезия оказалась дома, она была физически и морально измотана. Да еще и Анна огорошила ее неожиданной новостью. Подруга решила переехать в Штаты на полгода по контракту с каким-то модельным агентством. Теперь Кезии предстояло найти не только новую работу, но и новую квартиру. Желательно подальше от Ника и с садом, где мог бы играть Макс.

– Он как будто чувствовал, что ты приедешь, – рассмеялась миссис Джессоп, глядя, как Макс пулей слетел с лестницы и прыгнул на руки Кезии, как только экономка открыла дверь. – С того самого момента, как ты позвонила сегодня утром, он места себе не находил.

– О, Макс! – Девушка прижала к себе пушистый комочек. – Ты скучал по мне? Я никогда больше не оставлю тебя так надолго, обещаю. – Она выпустила Макса из рук, тот тут же забежал в холл, остановившись на минуту, в ожидании, что Кезия последует за ним.

– Может быть, подождешь в кабинете, пока я принесу корзину и поводок? – предложила миссис Джессоп.

Кезия, рассудив, что так действительно будет удобнее, прошла внутрь.

– Не хочешь чаю?

– Нет, спасибо. Мне нужно уйти как можно скорее. Я ищу квартиру.

Кезия вошла в кабинет Ника, пожалев о своем решении вообще входить в этот дом. Она достала из сумки письмо, приготовленное для него, и положила его на стол. Стоило только закрыть глаза, и Кезия тут же представляла, что он здесь, высокий, темноволосый, с глубоким, чарующим баритоном.

– Кажется, у тебя вошло в привычку оставлять для меня письма, – раздался позади Кезии до боли знакомый голос. Она резко развернулась, в изумлении уставившись на человека, стоящего перед ней. – Может, тебе стоит подумать о, карьере в почтовой службе?

– Что ты здесь делаешь? – прошептала девушка.

– Я здесь живу, – резонно заметил Ник. – Я полетел сюда, как только прочитал клочок бумаги, что ты оставила для меня на Затосе. Но что тебя привело в мой дом?

– Я приехала оставить заявление об уходе. Прошлое ты порвал, – напомнила Никосу Кезия, не в силах отвести от него глаз.

Он был так невероятно красив в черных брюках и такой же шелковой рубашке, что у девушки невольно защемило в груди.

– Я не повторю свою ошибку. – Ник подошел к столу и взял конверт. – В сложившейся ситуации полагаю, мы можем избежать формальностей. Ты свободна делать, что хочешь, милая.

Кезия замерла. Она ожидала чего угодно, только не безразличия. А еще говорил, что любит! Кажется, его сердце вовсе не разбито оттого, что они больше никогда не увидят друг друга. Но ведь теперь он знает ее секрет. Наверняка ему не терпится избавиться от нее поскорее.

– Я только заберу Макса и сразу уеду, – потупившись, промямлила девушка.

– Боюсь, ты не можешь забрать пса. Он принадлежит мне.

– Но... ты ведь не любишь собак. Ты же говорил, что Макс похож на половую тряпку. И он не твой. Я нашла его.

– А я заплатил огромную сумму его хозяину.

– Ты сделал это... для меня? – сердце Кезии наполнилось нежностью. – Тогда позволь мне забрать его, Ник. Я люблю Макса.

– Счастливчик! – хмыкнул Никос. – Но есть только один способ, чтобы он стал твоим. Если ты выйдешь за меня замуж, все, что у меня есть, будет принадлежать и тебе. Включая собаку.

– Ты же знаешь, почему я не могу этого сделать... – прошептала Кезия. – Ты последний из Ниарчу; ты должен подарить своей семье наследника.

– К черту мою семью! – выругался Ник. – Они важны для меня, да. Но не важнее моих чувств к тебе, моя Кезия. Тем более сестры уже наградили родителей дюжиной внуков. Они вырастут и кто-то из них возглавит компанию.

– Но я видела тебя с племянниками, Ник, – вздохнула девушка. – Ты любишь детей. Ничто не убедит меня, что ты не надеялся однажды иметь своих собственных малышей.

– Не стану лгать тебе. Мне всегда казалось, что Бог наградит меня детьми так же, как он дал мне все остальное. Но ведь я полюбил тебя не потому, что рассматривал тебя как мать моих детей. Я влюбился в тебя вопреки всему и всем. – Ник помолчал. – Ты разорвала помолвку с Чарлзом, когда он узнал, что ты не можешь родить ему наследника?

Кезия кивнула.

– Я хотела рассказать тебе все, но сначала не видела в этом необходимости. Я подумала, что между нами будет только мимолетный роман, секс без обязательств, но я с самого начала ошибалась, – призналась девушка. – Я полюбила тебя так сильно, что мне стало страшно. – Одинокая слезинка скатилась по ее щеке. – Я не могу выйти за тебя замуж, Ник. Я бесплодна. Это нельзя вылечить, а я не хочу, чтобы ты лишился шанса иметь полноценную семью. И испытывал ко мне жал... что ты делаешь?! – Кезия вскрикнула от неожиданности, когда Ник подхватил ее на руки и понес к двери.

– Я знал, что именно поэтому ты отказала мне. Ты – вся моя жизнь, милая, – Ник поднялся в спальню. – И ты единственная женщина, на которой я бы женился. Так что лучше привыкай к этой мысли.

Он нежно поцеловал ее в губы, плечом открыл дверь своей комнаты и, уложив Кезию на кровать, накрыл ее своим телом, не давая ей сбежать.

– Кто знает, что нас ждет в будущем? – прошептал Никос, поцелуями осушая слезы на щеках девушки. – Я просто хочу быть с тобой. Рядом. В горе и в радости. И у нас может быть настоящая семья. – Ник приложил палец к ее губам, когда Кезия попыталась возразить. – В мире тысячи детей, которым нужна любовь родителей.

– Ты согласен усыновить ребенка? – Кезия не могла больше сдерживать эмоций. Она счастливо улыбнулась. – Я так люблю тебя, Ник.

И ради этих слов Никос готов был отдать жизнь. Он достал коробочку из ящика стола и вынул кольцо.

– Ты уверен?

– Больше, чем когда-либо.

Он запечатлел страстный поцелуй на ее губах, распаляя ее плоть.

– Ник! – взмолилась девушка. – Я хочу тебя!

– Не сейчас, милая. Я хочу еще раз услышать от тебя то, чего ждал так долго.

– Я люблю тебя! – воскликнула Кезия, избавляясь от одежды. Ее руки путешествовали по его телу, изголодавшись по его ласкам, его теплу, его силе.

– И ты выйдешь за меня?

– Да, – простонала девушка, задыхаясь от наслаждения, когда он вошел в нее, заполняя собой все ее существо.

А потом не было больше слов, только удовольствие, страсть и, наконец, клятва в вечной любви.

ЭПИЛОГ

– Никос всегда знал, что построит здесь дом, – рассмеялся Яннис, глядя на роскошную виллу, раскинувшуюся на побережье Затоса. – С детства он всегда знал, чего хотел, и не отступал, пока не получал этого.

Кезия улыбнулась свекру и поправила одеяло на его коленях.

– Вам тепло? В это время года на улице еще прохладно.

– Никос хотел жениться на тебе. Я прочел это в его глазах, когда он впервые привез тебя на остров, – продолжал Яннис, взглянув на невестку, а затем и на сына.

Кезия проследила за его взглядом, и у нее потеплело на сердце. Ник шел им навстречу, держа на руках ребенка, такого же темноглазого и темноволосого, как и его отец. Они были очень похожи, хотя ведь большинство греков одинаковые.

В приюте не знали, кто настоящие родители Тео. Малыша, завернутого в шаль, нашли у дверей госпиталя. Увидев Тео в приюте, Кезия сразу полюбила этого мальчика. Теперь, когда все документы были оформлены, Тео стал полноправным членом семьи Ниарчу. Кезии не терпелось показать сынишке «Дом у ручья» и Макса.

– Он, кажется, устал, – тихо произнес Ник, передавая сынишку Кезии. – Ему пора отдохнуть. Как и его дедушке, – добавил он, глядя на зевающего отца.

– У нас есть час для себя, – прошептала Кезия. – Чем ты хочешь заняться?

– Догадайся с трех попыток, – соблазнительно улыбнулся Ник.

Кезия уложила ребенка спать и счастливо посмотрела на мужа. Жизнь не может быть прекраснее, мечтательно подумала она. А через несколько минут Ник доказал, что и это не предел!


home | my bookshelf | | Догоняя восход |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу