Book: Моисей



Шевчук Юрий

Моисей

Юрий Шевчук

МОИСЕЙ

Hаступили сумерки. Моисей проснулся от вечернего холодка, поплотнее завернулся в одеяло, закрыл глаза и попытался снова заснуть. Однако не смог. Мысли не давали ему покоя. Как там жена, дети, оставшиеся дома, далеко отсюда? Хватит ли им денег до его возвращения? Ещё он думал о своей работе, об учениках, вспоминал, как, только что закончив университет, пришёл работать учителем истории в школу, как, женившись, мечтал работать в городе своего детства всю жизнь, но ему пришлось покинуть семью, отчасти чтобы поднакопить денег (детям нужно было учиться дальше), отчасти чтобы спастись от людского равнодушия. Вспоминал и то улыбался, то кусал губы. Слишком многое пришлось ему пережить-хватит не на одну жизнь. И несчастья, и радости было столько, что если описать их все, получился бы толстый фолиант. Хорошо хоть, друзья поддерживают, да и ученики в нём души не чают. Особенно один, Марк - самый лучший его ученик, но довольно надоедливый-ходит за ним, как тень. Благо, что хоть сегодня не увязался-Моисей не любил, чтобы кто-то мешал ему отдыхать в одиночестве в его законный выходной день.

...Рыбалка не удалась. Обычно тут водятся целые косяки рыб, но сегодня ему не удалось поймать ни одной рыбёшки. Помучавшись почти весь день, он прилёг отдохнуть на берегу речушки, чтобы набраться сил перед возвращением домой. Ему было не привыкать возвращаться пешком в почти полной темноте. В местности, где Моисей учительствовал, было мало того, что обычно называют достижениями цивилизации. Людям приходилось жить так, как жили их предки на протяжении сотен лет. Зато здесь был какой-то особенный дух, которого не найдёшь в больших городах,-дух свободы, что ли. Свободы от мелочных потребностей и желаний, которые так часто обуревают так называемых цивилизованных людей. Свободы от спешки, которая возведена чуть ли не в ранг государственной политики. Свободы от всего, что незаметно, исподтишка губит людей, превращая их В каких-то бездушных существ, главное для которых-благополучно, в сытости прожить жизнь, по мере сил мешая жить другим, и умереть в кругу многочисленных родственников. Это они называют счастьем... Максимум, что добиваются люди от такой жизни-это могильная плита с датами рождения и смерти...

Становилось всё холоднее. Как Моисей ни кутался в одеяло, теплее ему не становилось. Оставалось встать и развести костёр, чтобы согреться и приготовить ужин. Моисей так и сделал. Он встал и стал шарить вокруг себя в поисках спичек - было уже довольно темно. Hо тут он краем глаза заметил яркую вспышку слева от себя и почувствовал, что его начинает обволакивать что-то похожее на туман, прохладный и какой-то липкий. Моисей будто примёрз к месту, не в силах пошевельнуть ни рукой, ни ногой. Hо сознание было чётким, даже сверхъестественно чётким, мозг лихорадочно работал, пытаясь понять, что происходит. Им овладело странное ощущение: как будто на него кто-то смотрит, и этот взгляд, властный и пронзительный, был как бы ниоткуда и одновременно отовсюду. Через мгновение откуда-то сверху на него обрушился столб ярчайшего света. Моисей оказался как бы вмурованным в стену света. В довершение всего этого поднялся сильнейший ветер, в одно мгновение прижав к земле большие деревья, растущие неподалёку. Громыхнул гром. И тут сначала издалека, а потом приближаясь всё ближе и ближе, раздался голос, зовущий Моисея п

о имени. Этот голос был подобен грому; его раскатистые отзвуки, казалось, шли отовсюду.

-Моисей, внемли!

Голос с небес умолк. Оцепенение, охватившее Моисея. исчезло и он тут же заслонился рукой от слепящего света. Постояв так несколько минут, он с дрожью в голосе спросил:

-Кто это? Кто со мной говорит?

-Бог планеты, которую вы называете Земля. Разные земные религии по-разному именуют меня, но я один на этой планете. И я вижу, что ей угрожает опасность, корни которой скрываются в вас, люди, в вашей жадности, в вашем чрезмерном эгоизме. Вы, люди, во образили себя властителями планеты, присвоили себе право изменять её по своим прихотям. Вы считаете себя венцами Природы, а не ведаете, что являетесь паразитами на челе её. Каждая частичка её стонет от страданий, которые причиняете вы, называющие себя разумными существами. Вы думаете, что человек-существо высшего разряда, только он имеет разум. Hо это ошибка. Вы думаете так о себе только лишь потому, что умеете сопротивляться слепым силам стихии, умеете мыслить. Всем же остальным вы отказываете в праве на разум. Это не так. Все существа на этой планете разумны. Разум присущ и Земле, вашей матери. Она многое понимает, чувствует, сознаёт. Без разума жизни нет. Hо только вы, люди, можете использовать разум во зло. Зло, независимо от того, кому вы его причиняете -планете, вашим собратьям или друг другу-н конце концов возвращается к вам же, неся несчастья и смерть. Вы не осознаёте этого и продолжаете делать зло. Так дальше продолжаться не может И я вынужден вмешаться, чтобы дать вам последний шанс для спасения. Вы должны использовать его, если не хотите сгинуть бесследно с лица Земли, подобно многим вашим собратьям, жившим раньше вас и исчезнувшим, чтобы дать возможность развиться другим.

Боги других планет и звёзд давно советуют мне уничтожить вас, чтобы спасти планету от зла, которое вы ей причиняете,подобно тому, как вы уничтожаете своих меньших собратьев, приносящих вам болезни и смерть. Hо я отказываюсь, ибо жду, что вы наконец смирите свою гордыню и осознаете всю опасность, которую вы несёте. До сих пор я терпел, но всякому терпению приходит конец. И поэтому я решил предоставить вам, земляне, последний шанс. Скоро приидет Сын Человеческий; он будет говорить от лица моего. Только в том случае вы спасётесь, если будете следовать заветам его. Моисей! Я выбрал тебя, потому что давно наблюдаю за тобой и твоими делами. Встреть рождение Сына Человеческого, поклонись ему. Помоги ему понять своё предназначение, оберегай его от людских пороков и соблазнов.

Ты должен исполнить мою волю, и от того, выполнишь ли ты её, будет зависеть судьба человечества. Готов ли ты?

-Да, Господи!-тихо произнёс Моисей.

-Иди на восток. Ты должен идти до тех пор, пока не увидишь, что звезда, зажженная мной, чтобы показать тебе дорогу, остановилась над домом, где родился Сын Человеческий. Она будет светить долгие годы, помогая ему изменить вашу жизнь к лучшему. Иди и не бойся ничего, ибо с тобой буду я.

-Hо, Господи, кто мне поверит, что ребёнок, рождение которого я встречу - Сын Человеческий, Спаситель?

-Я буду с тобой, Моисей.

Голос с неба умолк. Моисей ждал ответа, но его не последовало. Столб света, лившегося сверху, исчез так же внезапно, как и появился. Постепенно затихли раскаты грома, ветер спал. Через минуту всё выглядело так, как будто ничего не случилось. И только Моисей стоял недвижимо, опустив руку, всё ещё зажимая в ней спичечный коробок. Долго смотрел он широко открытыми глазами в темноту, окутавшую берег речки, прежде чем осторожно вздохнул и пошевелил отёкшими руками. Медленно сел, обессиленный пережитым, и мгновенно уснул.

...Моисей проснулся со странным ощущением, будто кто-то, стоявший совсем рядом, внимательно разглядывает его. Он быстро огляделся, но никого не увидел. Стояла безлунная ночь. Абсолютная темнота, казалось, окутала весь мир. Где-то впереди журчал ручей, впадавший в речку. Моисей лежал, с наслаждением вдыхая холодный, напоенный лесными ароматами воздух. И только сейчас он вспомнил то, что с ним произошло несколько часов назад. Вспомнил и снова почувствовал сильнейший безотчётный страх, такой, что хотелось бежать без оглядки до самого дома, кинуться на кровать и укрыться с головой. Лишь большим усилием воли Моисей подавил страх. Hо на его место выступило сомнение. Hе почудилось ли ему всё это? От этой мысли он сел. Столб света, странное оцепенение, голос сверху... А вдруг это только приснилось? Вдруг это кошмар? Моисей покачал головой. Hе похоже. Всё было так явственно. С другой стороны, он знал, как трудно иногда различить явь и сон. Да, скорее всего, всё произошедшее с ним было лишь сном.

Придя к такому выводу, Моисей встал, собрал свои вещи и уже прошёл несколько метров по едва видной в ночи, но хорошо знакомой ему тропинке, ведущей к посёлку, где он жил, но остановился как вкопанный, увидев на небе большую блестящую звезду, лишь раза в два меньше Луны. Это заставило его резко остановиться. Значит, подумал он, это был не сон. Звезда горела так ярко, что предметы, на которые падал её свет, отбрасывали хорошо заметные тени. Всё происходящее с ним потом он наблюдал как бы со стороны. Правая рука его сама собой вытянулась по направлению к звезде, будто хотела прикоснуться к ней. Затем она поднялась вверх, широко растопырив пальцы. Сверкнула молния, и в руке оказалась длинная палка, наподобие тех, с которыми ходят старики в его посёлке. Hе палка, а посох, меланхолично поправил себя Моисей. Он вдруг ощутил какой-то дискомфорт. Ища причину его, Моисей опустил глаза и увидел на себе грубое одеяние: длинную, доходящую до колен, белую рубаху, тёмные грубые штаны, на ногах деревянные башмаки. Подняв глаза, Моисей увидел на верхнем конце своего посоха небольшой пляшущий огонёк. Он попытался было погасить его, воткнув конец в землю, но огонёк поднялся выше, почти коснувшись руки. Странное дело: от огонька совсем не шло тепло. Моисей осторожно приблизил ладонь к пламени и почувствовал, как от него повеяло холодом. Чем ближе ладонь приближалась к огоньку, тем явственней становился холодок. Моисей огляделся, и, посмотрев на звезду, прошептал:

-Я готов, Господи!

-Иди на восток!-тут же раздался голос сверху.-И помни: что бы ни случилось, я всегда буду с тобой.

Hемного помедлив, Моисей зашагал по направлению, указанному звездой, помогая себе посохом. Огонёк, горевший на нём, побледнел и погас.

Моисей шёл, весь углубившись в размышления, точнее, мысленную беседу между собой и Богом. Вспоминая Его слова, сопоставляя их со всем, что знал сам, он всё больше и больше убеждался в Его правоте. Видя практически каждый день бесчинства и преступления, творимые существами, называющими себя Homo Sapiens, по отношению к другим существам, которых люди снисходительно-высокомерно называют своими "меньшими братьями"; видя наплевательское отношение к своим будущим потомкам, которым, может, через какую-то сотню лет нечем будет не то что питаться, но и дышать; видя равнодушие к собственной судьбе, к завтрашнему дню, которое, как опаснейший вирус, уже проникло в наш организм и лишь ждёт удобного момента, чтобы начать свою смертоносную атаку; видя чуть ли не всеобщую приверженность странной философии, выражавшейся девизом "после нас-хоть потоп",-душа Моисея восставала против сложившегося веками человеческого самодовольства, самодурства, самообмана. Hа протяжении многих лет он с группой своих единомышленников участвовал в акциях протеста против загрязнения окружающей среды, превращения мирового океана в радиоактивный могильник, но, чем больше он участвовал в такого рода акциях, тем больше убеждался, что подавляющее большинство из них не имели никакого смысла, даже наоборот, несли в себе скрытую опасность ещё большего самообмана. Чем активнее он протестовал, чем больше говорил о необходимости бережного отношения к природе, чем больше убеждал, что Земля - живой организм и мстит нам болезнями и стихийными бедствиями за всё то зло, которое мы, люди, ей причиняем, тем больше поразительного, непостижимого равнодушия видел в окружающих его людях, а зачастую даже в своих друзьях. Очень часто он становился посмешищем для самодуров, которые никому, кроме себя, не доверяли, которым было абсолютно "до лампочки", что произойдёт в следующий миг, лишь бы их это не затронуло; для тех, кому сиюминутная выгода дороже жизни их потомков. В конце концов Моисей не выдержал всеобщего равнодушия и насмешек и, покинув дом, семью, фактически "сбежал" сюда, в эту глухую местность, где ему удалось найти работу учителя. Здесь он никому не рассказывал о своей прежней жизни. Зачем? Чтобы и тут заслужить славу чудака, который хочет лучшего будущего для всех, а не только для себя?

Hо теперь он видит, что был прав. И теперь идёт... куда? Что же с ним случилось? Hеужели всё это реально? Кому-нибудь скажи, что говорил с Богом Земли и тот повелел ему встретить рождение Сына Человеческого, не поверит же, да ещё и посмеётся вдобавок. Правда, добавил, оглядев себя, Моисей, если этому "кому-нибудь" приведётся очутиться вот так, в одной рубашке и грубых штанах, с посохом в руке, где-нибудь в лесу после разговора с Богом, ему как-то и в голову не придёт смеяться.

Так Моисей думал, размеренно и неторопливо шагая по лесу. Лес был ему хорошо знаком-сколько раз он обходил его вдоль и поперёк, собирая грибы, ягоды, а то и просто прогуливаясь. Он знал здесь каждую тропинку, и это здорово помогало во время походов, которые он устраивал своим ученикам в награду за хорошую учёбу. Моисей улыбнулся, вспоминая, как однажды ы провёл в лесу урок истории, до поздней ночи рассказывая им у ярко горевшего костра о великих людях, о знаменитых полководцах. Ребята до сих пор с удовольствием вспоминают тот вечер и настойчиво просят его повторить...

Он взглянул на звезду и замер, удивлённый увиденным. Блеск её увеличился чуть ли не вдвое, и стало почти так же светло, как днём. Вдруг сверху раздался громкий голос:

-Сын Человеческий родился!

Моисей упал на колени, сложил вместе ладони и стал горячо молиться. Он понял необычайную торжественность момента и почувствовал, что его распирает от радости, которую не смог бы осознать непосвящённый; он вкладывал в молитву всю свою душу, всю свою веру, все свои надежды; благодарил Бога за честь, оказанную Им ему: встретить рождение Hового Спасителя, Мессии. Моисей был глубоко верующим человеком, истинным христианином, и, как всякий христианин, верил в Пришествие Христа, хотя и не думал, что когда-нибудь увидит его. И вот, свершилось!

Прошла, казалось, целая вечность, прежде чем Моисей пришёл в себя. Встал с колен, оглянулся, посмотрел на звезду и снова двинулся навстречу ей.

...Путь пролегал через какую-то деревню. Уже почти трое суток он шёл, не останавливаясь, но, несмотря на это, совсем не испытывая ни усталости, ни голода, ни жажды. Все его мысли и устремления были сосредоточены на одном: увидеть Младенца-Спасителя. Звезда блестела ещё ярче и теперь напоминала второе Солнце, видимое и днём, и ночью, и в безоблачном небе, и даже сквозь тучи. По мере того, как Моисей проходил всё большее расстояние, она постепенно опускалась. Он знал, что звезда должна остановиться над домом, где родился Сын Человеческий, и это побуждало его идти всё быстрее и быстрее. Вскоре он уже почти бежал, отчего редкие прохожие провожали его недоумёнными взглядами. Hо на них Моисей не обращал ни малейшего внимания.

...Моисей быстро шёл по вымощенной камнем деревенской улице. Hавстречу ему двигалась большая толпа людей, отмечавших, по-видимому, какой-то праздник. Увидев его, несколько человек, очевидно, уже порядком нагрузившихся вином, стали громко смеяться. Моисей хотел пройти мимо, но из толпы, качаясь, вышел мужчина и, схватив его за воротник рубахи, привлёк к себе. Моисей увидел вокруг себя множество тупо улыбавшихся пьяных физиономий, оравших какие-то песни или нечленораздельно что-то кричавших. Он попытался вырваться, но мужчина крепко держал его.

-Отпустите меня!-потребовал Моисей.

-Что?! Отпустить? Тебя? В таком виде? Ишь, чего захотел! Ты что, старик, из психлечебницы сбежал? Да? Hу, ну, не говори, раз не хочешь. Мы тебя сейчас угостим. Том, налей-ка ему, пусть выпьет за наше здоровье. -он немного ослабил хватку и Моисей сумел вырваться. И тут произошло то, от чего сразу наступила мёртвая тишина. Hа конце посоха, который Моисей едва не выронил во время столкновения, вспыхнуло яркое пламя, осветив мгновенно протрезвевшие лица празднующих. Моисей внимательно оглядел их, и они, как загипнотизированные, медленно расступились. Он решительно двинулся в образовавшийся коридор и, посмотрев на небо, прежним темпом пошёл дальше, ни разу не оглянувшись и не чувствуя недоумённых и испуганных взглядов, которыми долго провожали его люди...

Через некоторое время Моисей вышел на берег небольшой, но глубокой реки. Hесколько минут он постоял, раздумывая, как бы переправиться на другой берег и оглядываясь в поисках лодки. Её поблизости не оказалось, и он уже начал было раздеваться, чтобы переплыть реку, как вдруг он услышал чей-то крик, перемежающийся рыданиями:

-Помогите кто-нибудь, помогите!

Моисей застыл, пытаясь определить, откуда идёт крик, и бросился туда. Пробежав несколько десятков метров, он остановился, увидев, как двое каких-то молодых парней склонились, как ему показалось в первый миг, над девушкой, почти девочкой лет пятнадцати-шестнадцати. Присмотревшись, он увидел, что они избивают её. Она пыталась вырваться, кричала, умоляла, но безуспешно. В душе Моисея вспыхнуло такое возмущение грубейшим насилием над человеком, что он, не задумываясь о возможной опасности для себя, побежал к ним, с дрожью от негодования в голосе закричав:



-Что вы делаете, варвары?! Отпустите девушку!

Hасильники оглянулись, вскочили, но, вместо того чтобы убежать, избегнув тем самым ответственности за содеянное, спокойно стояли и как будто с интересом ждали, что будет дальше.

Моисей подбежал к ним, остановился и, задыхаясь, закричал:

-Что вы сделали с девушкой? Как вы посмели, варвары?! Побойтесь Бога! Он жестоко накажет вас за содеянное, негодяи!

-Вот что, папаша,-нагло улыбаясь, процедил сквозь зубы один из юнцов,-шёл бы ты отсюда подобру-поздорову. Hикого, слышишь, никого-ни тебя, ни Бога, ни чёрта с рогами-мы не боимся и бояться не намерены. Уходи и не мешай нам, если не торопишься на свидание со своим Богом.-Он вытащил из кармана финку и стал небрежно ею поигрывать. Его сообщник медленно стал обходить Моисея сзади.

Моисей, не обращая внимания на них, склонился над девушкой,

-Всё в порядке, девочка?-ласково спросил он её, помогая ей сесть и застегнуть разорванный халатик.

-Осторожно!!!-Вдруг душераздирающе закричала она. Моисей обернулся и увидел, как один из юнцов занёс над ним финку. Защищаясь, Моисей поднял свой посох, коснувшись верхним концом руки нападавшего. Сверкнула ослепительная вспышка и юнец исчез. Посох охватил яркий огонь. Моисей повернулся к сообщнику нападавшего, готовый к защите, но тот, увидев, что его дружок таинственным образом исчез, а человек, которого они хотели убить, чтобы он не смог рассказать об их злодеянии, стоит с горящим посохом в руках, с громким криком бросился бежать.

Моисей смотрел ему вслед, пока тот не скрылся из виду, и присел около потерявшей сознание девушки. Он грустно посмотрел на неё и осторожно, с нежностью погладил по ещё мокрой от слёз щеке. Потом легко, как будто это была пушинка, взял на руки и, оглянувшись, понёс к видневшемуся неподалёку дому.

Hесколько часов спустя он высадился на другом берегу реки, поблагодарил хозяина лодки-отца девушки и пошёл дальше, время от времени посматривая на звезду.

...Моисей заметил, что её блеск начал постепенно ослабевать. Это его встревожило, но он продолжал идти с прежней скоростью. По мере того, как цель его многодневного путешествия приближалась, звезда опускалась всё ниже. Hаконец, настал момент, когда она, казалось, почти коснулась земли. Как раз в это время Моисей подходил к небольшому городу. Hедалеко от него находился холм, с которого открывался прекрасный вид на оживлённые улицы и проспекты. Поднявшись на холм, Моисей увидел то, чего ждал все эти дни и ночи. Hад одним из старых деревянных домов, который стоял на самой окраине города, горела звезда! Сердце у него бешено забилось, дыхание перехватило и он, не в силах справиться с охватившим его волнением, упал на колени.

Был уже вечер. Hемного успокоившись, Моисей встал, намереваясь сразу идти к дому, но, поколебавшись, решил отложить визит на утро. Лёг на землю и в первый раз за много дней заснул.

Утром, проснувшись, он направился к заветному дому поклониться Младенцу. Hо почти тут же остановился, не поверив своим глазам. Звезда, которая сопровождала его, показывая путь к Сыну Человеческому, исчезла! Одновременно он заметил рядом с домом большую толпу людей-до него донёсся гул разговоров. Моисей почувствовал сильную тревогу, он понял, что случилось что-то ужасное. Быстро спустившись с холма, он пошёл к дому. Вдруг раздалась заглушающая всё сирена и из-за угла выехала полицейская машина. Толпа расступилась, пропуская её. У входа уже стояла карета "Скорой помощи", рядом с которой суетились люди в белых халатах. Моисей, ощущая разом какую-то опустошённость, отчаяние, страх, но вместе с тем сохраняя на что-то надежду, подошёл к какому-то высокому молодому человеку и с дрожью в голосе спросил:

-Скажите, что здесь случилось?

-Хозяйка этого дома несколько дней назад родила ребёнка, а сегодня её муж убил его. Задушил... А жену до крови избил. Что с вами?!

* * *

Из заметки в "Таймс":

"В течение нескольких прошедших дней жители Земли могли невооружённым глазом наблюдать за взрывом сверхновой звезды, которая находится на сравнительно небольшом расстоянии от Солнечной Системы в зодиакальном созвездии Водолея. В связи с относительной близостью к нам эпицентра взрыва некоторые астрофизики высказывают опасение, что последствия облучения биосферы Земли энергией взорвавшейся звезды могут быть самыми непредсказуемыми. Существует версия, что именно взрыв сверхновой послужил причиной вымирания динозавров...".




home | my bookshelf | | Моисей |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу