Book: Ловля Минотавра на живца



Ловля Минотавра на живца

Андрей Шаганов


Ловля Минотавра на живца

1

— Вы уже слышали? Умер Фингер XXI!

— Не может быть! С его деньгами и здоровьем в самый раз было бы жить вечно!

— Вот представьте себе!

— А почему же он не сделал резервную копию личности? Тогда бы он легко мог перенестись в другое, молодое, здоровое тело. Ему это как раз по средствам, не то что нам с вами.

— Он был слишком подозрителен и, очевидно, боялся, что копия может начать самостоятельную жизнь. Поэтому так глупо умер.

— И что? Кто объявлен наследником?

— Вот в этом вся и штука! У Фингера XXI нет наследников!

— Да, да, и нет у него таких друзей, которым он мог бы отписать все свои рудники, акции…

— Все это мелочь! У него в частном владении три очень перспективные планеты. Одну из них он как раз собирался сдавать в аренду, но не успел.

— А от чего он умер?

— От чего? — Говорящий опасливо оглянулся. — Только вам, как старому другу?

Второй тоже повел глазами по сторонам.

— Ну же! Говорите!

— Его убили! Только — тс-с!

— При такой охране — и убили? Бред какой-то! Да к нему и насекомое ближе чем на километр не сможет приблизиться!

— Все дело в том, что его застрелил нотариус, который заверял завещание.

— Ему-то это зачем?

— Что-то там написано такое, что даже закаленный в таких делах человек не смог сдержаться.

— Вот как? И что же с ним стало? Его убили?

— Вот это точно не известно. Одни говорят, что он сумел сбежать, другие — что система охраны просто испарила его и не осталось никаких следов.

— Ну хорошо. Ладно. А нас-то это каким боком касается? Или ты можешь доказать, что ты внебрачный отпрыск Фингера?

— Сегодня будет оглашено завещание.

— И ты хочешь сказать, что можешь претендовать на что-то?

— А почему бы и нет?

Разговоры и слухи, подобные вышеприведенному, циркулировали едва ли не во всех уголках освоенного пространства, где собиралось больше одного человека. Население многих планет и станций просто лихорадило. И было от чего.

Фингер — официально именуемый Двадцать Первым — был последышем мощной династии миллиардеров, сумевших прибрать к рукам огромные богатства. За последнее время капиталы семьи, возглавляемой Фингером XXI, росли в геометрической прогрессии, и даже Землю беспокоило это обстоятельство — слишком большой политический вес приобретал этот крупный, туповатый на вид, далеко не старый еще человек.

Как известно, не многие государственные системы способны выживать, не делая внешних долгов. Иной раз одно государство попадает в долговую зависимость только потому, что ему самому не вернули кредиты. Именно в этом мутном потоке и ловили рыбку все Фингеры на протяжении нескольких столетий. Во втором и третьем круге пространства Фингеру были должны хоть понемногу, но едва ли не все. Вот поэтому не одно и не два высокопоставленных лица вздохнули с облегчением, когда узнали о безвременной кончине своего кредитора. Ведь многие сделки совершались на основе устной договоренности и никак не фиксировались.

В зависимости от того, кому в руки попадет это астрономическое состояние, примерную стоимость которого никто даже не брался определить, многие планеты и частные лица станут проводить свою политику.

И если существует что-то после смерти, то покойный миллиардер мог бы с огорчением констатировать, что его смерть ни у кого не вызвала скорби. Он слишком много жил для себя и слишком мало делал для других. Пожалуй, совершенно некому было помянуть его добрым словом.

На оглашение завещания собралось, наверное, столько же народу, сколько на презентацию новой, не освоенной планеты. В обоих случаях расторопность означала хорошие барыши. А тот, кто хоть раз был удачлив в бизнесе, далеко не всегда может остановиться. Воистину, этим миром правит азарт!

Первоначально предполагалось провести это мероприятие в центральном концертном зале на десять тысяч мест. Здесь была великолепная акустика, и каждый зритель мог хорошо видеть все, что творится на сцене. Однако число желающих превысило все разумные пределы, и от зала пришлось отказаться в силу объективной причины — он оказался слишком мал.

После недолгих поисков был арендован стадион на Руданде, признанный самым большим во всем освоенном пространстве. Здесь, хоть и не очень комфортабельно, могло разместиться более пятисот тысяч человек.

Первые деньги потекли сразу же. Такой форум не мог существовать без гостиниц, ресторанов и прочих услуг сферы обслуживания. Билеты же на церемонию стоили так дорого, что были по карману только толстосумам. Но ни одного входного билета в кассах не осталось, как не осталось ни одного свободного места на огромном стадионе. Люди сидели на лестницах, стояли в проходах, облепили конструкции ограждений и освещения. Лишь в самом центре поля остался маленький круг, отделенный от толпы силовым полем, роботами, охранниками и полицейскими. Следующую цепь представляли собой телерепортеры с роящимися вокруг них камерами и микрофонами. Их также охраняли, дабы пресса не была сметена неистовой толпой.

Наверное, никогда во Вселенной не было такого сборища людей, готовых потратить время и деньги ради того, чтобы в течение получаса послушать чтение юридического документа.

Общество собралось самое пестрое. Здесь можно было встретить и дипломатов, и финансовых тузов, и отъявленных бандитов. Все заинтересованные лица и организации выслали своих представителей.

Прилетели со своих планет посланцы иных цивилизаций. Сверкали гермошлемами шеатяне, которые хоть и были, по сути дела, людьми, но не могли переносить запахи, источаемые братьями по разуму. Блестели большими глазами диийцы — такие же представители андроидной расы, но ведущие свою родословную от пресмыкающихся. Лиловокожие ньзиньжи, вечно чуть пьяненькие от повышенного содержания кислорода в непривычной для них атмосфере, вызывали постоянное беспокойство местной полиции. Да и мало ли кто еще приехал на Руданду, чтобы своими ушами или перепонками услышать чтение завещания великого богача и скряги! Тем же, кто не смог по тем или иным причинам оказаться на стадионе, оставалось сидеть у экранов телевизоров и, затаив дыхание, ждать. Но телевизионный сигнал имеет ограниченную скорость. Он не может распространяться быстрее света. Поэтому даже самые близкие планеты могли увидеть передачу со стадиона на Руданде в лучшем случае через месяц. А за это время корабли, следующие по субпространственным маршрутам, уже дважды могли слетать на Руданду и обратно.

Солнце встало в зенит. По огороженному защитным полем проходу к трибуне, стоящей в центре стадиона, двинулся маленький человечек. Его голова, сверкающая обширной плешью, почти не возвышалась над сидящими в первых рядах. И тем не менее все, кто был на стадионе, затаили дыхание. Можно было подумать, что трибуны в один миг опустели. И словно для контраста, в тишине прорезалось стрекотание парящих в воздухе телекамер, роем следующих за маленьким человечком.

Это был глава адвокатской конторы, академик юридических наук и главный консультант Фингера XXI. Чувствуя важность момента, он не спеша проследовал до трибуны, поднялся на нее и величественно посмотрел вокруг. Под его строгим взглядом замерли даже снующие телекамеры. Старческое лицо, хранящее печать значительности и следы нескольких омоложений, повернулось туда-сюда и наконец склонилось к явившемуся неизвестно откуда объемистому пакету.

Некоторое время он читал некое руководство, по всей видимости, написанное там, а потом поднял голову и кого-то поискал взглядом.

— Членов контрольной комиссии попрошу на трибуну.

В защитном поле открылся проход, сквозь который прошли три человека. С первого же взгляда можно было понять, что люди эти хорошо знают, как себя вести в подобной ситуации. Все трое были одинаково солидны, хоть и с первого же взгляда было видно, что все они представители разных цивилизаций.

— Попрошу убедиться в том, что пакет ранее не вскрывался.

Телекамеры приблизились вплотную к защитному экрану, и операторы крупным планом показали руки, скользящие по поверхностям и сгибам конверта.

— Все в порядке, конверт не вскрывался, — наконец произнес высокий рудандец и огляделся вокруг, словно ища несогласных.

— Отлично, — отозвался адвокат. — Вскрываем.

Треск дорогой, толстой бумаги, сделанной из натуральных волокон, раздался, казалось, на всю Вселенную. К удивлению присутствующих, внутри оказался не мини-диск, какими уже давно пользовались все цивилизованные существа при составлении документов, а, словно в старинном романе, два листа белой бумаги, исписанной мелким почерком от руки. Несколько голограмм, радужно сверкнувших в лучах полуденного солнца, свидетельствовали о подлинности документа.

Представители контрольной комиссии еще раз убедились в правильности действий адвоката, будто бы испытывая терпение присутствующих, составили протокол и, наконец, удалились. На трибуне остался только маленький лысый адвокат в дорогом черном костюме.

— Как вам всем известно, — начал он, — нас постигла невосполнимая утрата…

Но зрители, утомленные, как им казалось, бесконечными проволочками, не были расположены слушать заупокойную речь. В один миг все присутствующие, независимо от звания и состояния кошелька, превратились в неистово ревущую толпу. Рев, поднявшийся над трибунами, можно было сравнить разве что с ураганом, несущимся над землей и грозящим уничтожить все на своем пути.

Похоже было, что и адвокат понял свою оплошность. Привычно стремясь продемонстрировать свою верность патрону, пусть даже мертвому, он перегнул палку. Еще несколько секунд он открывал рот, а потом махнул рукой и поднес листки к глазам. Рев на стадионе стих так же мгновенно, как и возник. Рядом с трибуной появился какой-то невысокий блондин и угрожающе посмотрел на адвоката. Было слышно, как визитер тяжело дышит, словно он только что бежал.

— Читай! — приказал он.

Полиция заметалась за силовым экраном, ища прореху, через которую проник незваный гость. Но они только мешали друг другу, а отключить поле никто не решился.

— «Мы, нижеподписавшиеся, нотариус…»

— Пропусти! — потребовал блондин.

Стадион одобрительно взревел. Это становилось похоже на боксерский поединок, и симпатии болельщиков оказались отнюдь не на стороне адвоката. Он это понял сразу.

— Так… адвокат заверил… на планете Тотзаун…

— Суть давай! — прикрикнул блондин, делая еще один шаг в сторону трибуны.

Маленький адвокат сжался в комочек. За всю жизнь его никто ни разу и пальцем не тронул, и вот, похоже, этот явно преступный элемент общества хочет заполнить образовавшийся пробел в его воспитании.

— Хорошо, хорошо!.. Вот! «Мое имущество, состоящее из акций, векселей, недвижимости и наличных денег (подробный реестр прилагается), завещаю вновь открываемому клубу „Фингер“.

Дата, подписи… Все…

Адвокат ошарашен но осмотрелся вокруг. Слушатели пораженно молчали.

— Ты что, с ума сошел, старик! — первым пришел в себя блондин. — Быть того не может! Половину освоенного пространства — какому-то клубу.

— Моему клубу, — тихо сказал адвокат.

— Что?! — страшно взревел блондин и в один прыжок оказался на трибуне. — Дай сюда!

Он вырвал бумаги и поднес их к глазам.

Как раз в это время наряд рудандской полиции прорвался в защищенную зону и ринулся к трибуне. На лице адвоката промелькнула мстительная улыбка. Сейчас его мучитель, от одного присутствия которого у старика холодело в груди, будет арестован и оставит служителя закона в покое. Вот уже протянул руки ближайший полисмен, вот уже второй замахнулся парализатором…

— Стойте! — Нарушитель взмахнул рукой, и снова все замерло. — Стойте! Здесь сказано о лотерее, которую устраивает покойный для желающих вступить в ряды его наследников.

От такой неожиданности первый полицейский попятился, свалил второго, и вскоре весь наряд лежал на траве, рухнув на нее один за другим, как домино.

— Я не успел зачитать второй документ, — оправдывался адвокат, — вы мне помешали.

— Отвали! — огрызнулся тот и громко шлепнул ладонью адвоката по лысине.

Звук, похожий на пощечину, облетел стадион и вызвал гомерический хохот присутствующих.

— Что там о наследниках, приятель? — взмолился ближайший полицейский, стоя на четвереньках.

— О наследниках ни слова. Только о лотерее.

Он снова углубился в чтение второго листка.

— Вы не имеете права! — зашипел адвокат.

Но блондин молча отмахнулся. Шевеля от напряжения губами, он перечитывал несколько строчек, занимающих середину листка. Наконец он дочитал и с выражением неописуемого удивления оглядел окружающих его людей, явно не видя никого из них.

Полисмены наконец пришли в себя от потрясения. Они вскочили на ноги, выдернули из рук молодого человека листок, а самого его скрутили и потащили прочь от трибуны. Но на полдороге к выходу молодой человек так же активно включился в игру. В воздухе замелькали тела его пленителей, и в мгновение ока он оказался на свободе. К нему тут же устремился второй наряд, но и сквозь него он прошел почти не задерживаясь. Через минуту он скрылся в темном зеве тоннеля.

Адвокат, вновь обретший свой листок, поправил галстук, откашлялся и продолжил чтение.

— «Обязываю учредителей клуба „Фингер“ учредить лотерею, имеющую своей целью выявить наиболее способных и богатых людей в освоенном пространстве. Выигравший станет моим прямым наследником при условии, что он согласится принять мою фамилию и продолжить династию».

Адвокат замолк, читая дальше про себя. Зрители отреагировали на это ревом трибун.

— Дальше идут условия покупки билетов, — пробормотал адвокат.

— Читай вслух! — неслось отовсюду.

— Пожалуйста, пожалуйста. Схема розыгрыша очень простая. Ежемесячно будут продаваться десять тысяч билетов по одному миллиону кредитов каждый. Выигрышными из них будут только двенадцать. Тиражи будут производиться на планете Руданда. Получить призы можно будет в резиденции господина Фингера на планете Тотзаун, находящейся в частном владении господина Фингера. Из двенадцати билетов только один будет принимать участие в годовом розыгрыше, который определит победителя. Все остальные получат поощрительные призы в сумме… О Господи! Десяти миллионов кредитов.

Вопреки ожиданиям, на этот раз стадион не взревел, как раньше, а деловито загудел. Эфир наполнился срочными сообщениями, указаниями, распоряжениями. Чтобы знания превратить в деньги, надо уметь очень быстро и ловко поворачиваться. Бизнес не терпит промедления.

Расходились не спеша. Присутствующие будто вспомнили, что все они солидные люди и криком, шумом и давкой только портят свой имидж. На лицах у большинства можно было разглядеть разочарование, хотя более внимательный взгляд мог бы определить, что и оно было напускным.

— Слыхал, сержант? — Бешеный Тедди приглушил звук телеприемника. — Лотерея… Жаль, что мы так поздно об этом узнали. Месяц уже прошел. А такой был бы шанс! Победителю отдадут половину освоенного пространства!

— У Фингера столько не было.

— Я согласен и на один процент, — по-жеребячьи тонко заржал Тедди. — Мне бы надолго хватило. Вот только где взять миллион?

— Чудила! — скорчил рожу Вилли Динамит. — Да если бы у нас был миллион кредиток на двоих, то и так не кисло было бы!

— Ты прав, сержант. Слушай, а может, взять кредит?

— А чем отдавать?

— Как это чем?! Выигрышем!

— Сначала надо выиграть, а там знаешь сколько толстосумов?

— Да, любой из них может скупить все билеты сразу и не останется внакладе. Об этом я как-то не подумал.

— А следовало бы! — наставительно промолвил Вилли.

— Надо же, какой ты умный! — съязвил Тедди, чтобы поддеть коллегу.

— Потому-то я — сержант, а ты — нет, — парировал Вилли.

Тедди не обиделся. Они знали друг друга очень давно, и подобные пикировки были не в новинку.

Когда-то давно, так давно, что страшно вспоминать, Вилли и Тедди были «зелеными беретами» — контрактниками в армии США. Но однажды они попали в скверную, как они сами считали, историю, которая окончилась мало того что за много парсеков от Земли, но еще и намного лет вперед. Поэтому они уже не могли вернуться на родину — слишком изменилась за двести лет планета. Там никому не были нужны профессиональные военные, а ничего другого они делать не умели.

Справедливости ради стоит сказать, что наши герои не сидели без дела. Время от времени их приглашали для работы курьерами или охранниками. Но это были в основном разовые контракты, и спустя короткое время десантники снова оказывались на мели.

— Черт! — Тедди потянулся всем телом так, что захрустели суставы. — Война, что ли, где-нибудь началась!

Вилли не ответил. Он смотрел сквозь затемненное окно на залитый тропическим солнцем город и мысленно бродил по его улицам. Безделье томило его более самой нудной работы. Он был настоящим бойцом, и пустое время препровождение раздражало его.

Сержанту было около тридцати. Отсутствие вредных привычек, спортивная фигура и порывистость движений делали его внешность еще более моложавой. Рядом с солидным, даже грузноватым Тедди он выглядел мальчишкой. Первое, что бросалось в глаза при взгляде на Вилли, были его белые, как у настоящего альбиноса, волосы. Потом уже привлекали внимание голубые, как северные льды, глаза, всегда внимательные и чуть подозрительные. За свою жизнь сержант на горьком опыте убедился, что от людей нельзя ждать ничего хорошего — каждый печется о собственной выгоде, и если он обратился к тебе с вопросом, то считает тебя только средством, а не другом. Единственным исключением из этого правила был Тедди, но и он мог иногда позволить себе некоторые шалости по отношению к сержанту.



Здоровая, загорелая кожа Вилли нередко вызывала зависть как мужчин, так и женщин. По этому поводу сержанту нередко задавали вопрос, какой косметикой он пользуется, чем оскорбляли его до глубины души. Пухлые губы его нередко становились предметом вожделений красоток, а короткие усы только подчеркивали их форму.

Такой неординарной внешностью Вилли был обязан своим предкам, вывезенным во время Второй мировой войны с Кольского полуострова американцами. Теперь уже никто не помнил причин, по которым они покинули родину, Вилли знал лишь, что они были настоящими этническими русскими, чем очень гордились и они, и все последующие поколения.

Тедди был немного старше своего патрона, но это не мешало ему беспрекословно подчиняться приказам сержанта. Кличку Бешеный Тедди, или Тедди Бешеная Селедка, он получил от сослуживцев за неуемную тягу к высоким скоростям и зверское, полное садистского наслаждения отношение к технике. Он обожал утопить педаль акселератора «до полика», и ни одному двигателю не было от него пощады.

На фоне спортивного, даже несколько суховатого в фигуре сержанта он выглядел грузновато. Годы брали свое. Тедди было уже под сорок, и несмотря на усиленные тренировки, у него уже появился животик и второй подбородок, что его самого нисколько не волновало, поскольку ловкость и сила не оставили крепкого тела. Тедди был скорее рыжим, чем брюнетом. Голубые глаза и несколько вытянутое лицо не вызывали симпатии, поскольку во внешности этого человека таилась почти видимая угроза. Но все впечатление, созданное вышеперечисленными чертами, сводилось на нет маленьким ртом, губы которого были сложены как для поцелуя, и небольшими усиками, каждый волосок которых воинственно торчал вперед. Можно было подумать, что Тедди секунду назад вынул изо рта леденец на палочке.

— Да, — задумчиво протянул Вилли, не отрывая взгляда от окна. — Кто бы мог подумать, что наступит время, когда профессиональные военные будут никому не нужны…

— Мы нужны всегда, только те, кому мы нужны, где-то ходят и о нас не знают.

— Ты что, предлагаешь дать рекламу?

— Надо же как-то устраиваться…

— Ага! Представляю себе текстик! «Два профессиональных убийцы высшей квалификации ищут постоянную работу»!

— «Ревнивым мужьям и женам алкоголиков просьба не беспокоиться»! — заржал Тедди.

Разговор был прерван сигналом у входной двери. Наемники переглянулись.

— По-моему, нас подслушивают, — усмехнулся Тедди и двинулся к двери.

— Я сам, — отстранил его Вилли.

За дверью оказалась миловидная девушка с распахнутыми во всю ширь голубыми глазами, такими наивными, что невольно хотелось ее обмануть. Лицо ее было гладкое и ухоженное, какое бывает только у знающих толк в косметике женщин. Прямой нос, черные брови и прелестный ротик, сейчас сжатый в линейку, почему-то напоминали о диких степняках. В ушах Вилли промелькнул фантомный грохот копыт, гиканье всадников и звон холодного оружия. Ростом она была почти с сержанта, и поэтому в первое же мгновение глаза их столкнулись в мимолетном, но жестком поединке. Впрочем, гостья тотчас отвела взгляд в сторону и через плечо Вилли настороженно посмотрела внутрь помещения.

На вид ей было лет двадцать, но Вилли отлично знал, что благодаря геронтологам, косметоло-1 о гам и хирургам даже столетняя старуха может выглядеть почти так же.

— Что вам угодно, мадам? — несмотря на грубую работу, Вилли был хорошо воспитан, чем по праву мог бы гордиться.

Незнакомка еще раз стрельнула глазами по открытому ее взгляду пространству и только после этого спросила:

— Могу я видеть рома Динамит?

К обращению «рома», что на местном диалекте означало «мистер» или «господин», Вилли уже привык, но замена фамилии кличкой была ему не по душе. Поэтому его отношение к гостье сразу приобрело негативную окраску. Его вежливость словно бы ветром сдуло.

— Это я, — сухо ответил он. — Чего надо?

Девушка еще раз недоверчиво посмотрела ему в лицо.

— У меня к вам дело.

— Что конкретно? — Вилли не пошевелился, он продолжал загораживать своей фигурой проход.

— Я думаю, что внутри нам будет лучше…

— Конечно, лучше! — воскликнул из-за спины патрона Тедди. — А подружку вы с собой не прихватили?

Но гостья нисколько не была шокирована таким обращением. Напротив, она перешла в наступление. Оттолкнув Вилли, она проскользнула в образовавшуюся щель и в следующее мгновение оказалась сидящей в кресле возле журнального столика, как раз там, где пять минут назад сидел Бешеный Тедди.

— Что вам от нас надо? — Вилли продолжал оставаться в дверях, всем своим видом давая понять, что намерен немедленно избавиться от непрошеной гостьи.

— Закройте для начала дверь, — примирительным тоном сказала та. — Наша беседа не для посторонних ушей.

— У нас нет секретов, — пробурчал Вилли, исполняя, однако, просьбу девушки. — Здесь и так каждая собака знает, кто мы такие.

— Зато у меня они есть.

— Вот это здорово! — снова заржал Тедди. — Совсем незнакомая девушка приходит поделиться своими маленькими тайнами.

— Подставь ей свой широкий лацкан, — посоветовал Вилли. — Пусть поплачет в него.

— Сержант, а в каком месте у меня этот самый лацкан?..

У девушки создалось впечатление, что ее, словно волейбольный мяч, перебрасывают через сетку от одного игрока к другому. Надо сказать, что и половины идиоматических оборотов она не понимала, поэтому могла уловить только самый общий смысл и интонацию. Но и из этого она смогла сделать вывод, что двое мужчин просто издеваются над ней. В ярости девушка прихлопнула кулачком по подлокотнику, чем вызвала у Тедди новый приступ бурного веселья.

— Тихо! — вдруг рявкнул Вилли, и в ту же секунду упала мертвая тишина. — Говорите, что вам надо, или выметайтесь.

Девушка недоверчиво оглянулась на Тедди, но тот был предельно серьезен — сержант не любил неподчинения приказам даже в мелочах.

— Я пришла предложить вам работу.

Она еще раз оглядела мужчин, пытаясь понять, что они подумали об этом предложении. Но лица десантников были непроницаемы. Можно было уловить только вежливое внимание и ничего больше.

— Я хочу вам предложить серьезную работу, — чуть изменила она формулировку.

— Не нужно повторять, — заметил Вилли, опускаясь на край стола. — Если вы не уверены в наших умственных способностях, я могу предъявить вам справку из дурдома — ни я, ни он на учете не состоим. Давайте дальше. В чем состоит ваша работа?

— Вы должны будете сопроводить меня в поездку…

— Защита чести скучающих дам вне нашей компетенции.

— Речь пойдет не только об этом. Мне нужно будет доставить довольно крупную сумму, и возможно — наличными.

— Поймите, — Вилли наклонился вперед, — мы не занимаемся охраной.

— А как раз наоборот, — хохотнул Тедди.

Девушка скорчила милую гримаску. Она прикусила нижнюю губку так, что стало видно два ослепительно белых резца. При этом она перевела взгляд с одного десантника на другого. Все это вместе взятое придало ее лицу лукавое выражение, хотя она сама к этому не стремилась.

— Видите ли, почему я решила обратиться именно к вам. Те деньги, которые я намерена привезти, нужно еще кое у кого… Ну, вы понимаете…

— Отнять, — подсказал Тедди. — А ему тоже не очень хочется с ними расставаться.

— Велика ли сумма? — поинтересовался Вилли.

— Сумма еще не определена, но она довольно значительна, — уклонилась от прямого ответа девушка.

— Что мы будем иметь, — перешел к делу сержант, — если операция пройдет успешно?

— Два процента вас устроят?

— Все зависит от суммы, от которой эти проценты будут начисляться, — так же уклончиво ответил Вилли.

— Вот-вот, — поддержал друга Тедди, — может, и мараться за это не стоит.

— Поверьте мне на слово — стоит. И не один конкурент постарается измараться по самые уши даже за один процент от этой суммы, даже за десятую его долю.

— Откуда же к нам такое доверие?

— Мне порекомендовал вас полковник. Ему запомнилась ваша операция на Истер.

Фамилию полковника стоит назвать хотя бы потому, что читатель не должен оставаться в неведении, пусть даже о второстепенных героях повествования. Речь шла о полковнике Савичеве — шефе Космобезопасности. Личностью он был просто легендарной. Говорили, что он даже однажды сумел остановить межпланетный конфликт, усадив за стол переговоров непримиримых врагов. Несмотря на невысокое звание, он был довольно значительным лицом, уважаемым правительствами и спецслужбами едва ли не всех известных планет. Великое множество самых разных людей мечтали служить под его началом, но полковник был очень осмотрителен в подборе кадров. Поэтому даже краткосрочная служба в подразделении Савичева была отличной рекомендацией.

— Интересное кино! — усмехнулся Тедди. — Вы хотите предложить нам столь же увлекательное путешествие?

— Я не посвящена в подробности вашего прошлого задания.

— Наверное, так лучше, — заметил Вилли. — Итак, я хочу сначала узнать подробности.

— Но это тайна… Не моя тайна.

— В таком случае завяжите нам глаза и ведите в пропасть…

— Ага! — снова засмеялся Тедди. — Мы такие ослы!..

— Дело не в этом, я хочу, для начала, получить ваше принципиальное согласие.

— На что мы должны согласиться? — возмутился Вилли. — Быть может, ваше предложение противоречит нашим моральным нормам. Вы не задумывались об этом?

— Вы же наемники! — удивилась девушка. — Я плачу вам довольно солидный гонорар…

— Но это не значит, что мы не имеем каких-то своих принципов, — оскорбленно отрезал Вилли. — Значит, так. Вы сейчас излагаете суть вашего предложения. Ваши тайны не пойдут дальше этой комнаты, независимо от того, согласимся мы или нет.

— Но…

— Другого разговора не будет.

— Сержант, а вы не думаете, что нас могут прослушивать? — вмешался Тедди. — Возможно, она опасается именно этого.

Вилли вопросительно взглянул на гостью.

— Нет, — помотала она головой. — Прослушивание не имеет значения. Моя информация известна всем.

— Неплохо, — крякнул Тедди. — А что же вы тогда пудрите нам мозги целые полчаса? Секреты, тайны!..

— Хорошо, — наконец смирилась гостья. — Только дайте мне слово, если вы все же откажетесь, то все это останется между нами.

— С этого и надо было начинать, — буркнул Вилли. — Говорите. Считайте, что мое слово вы уже получили.

— Вы слышали по Фингеровскую лотерею?

— Во всей Вселенной только глухой о ней не слышал, — ответил Тедди. — У вас есть выигрышный билет? — Да, — просто ответила девушка. — У меня он есть.


— Ну что же, Ефан, хорошую же кашу мы заварили с твоей подачи! — Фингер XXI прихлопнул в ладоши. — Сколько там у нас прибыли на сегодняшний день?

— Двадцать четыре миллиарда четыреста шесть миллионов.

— И будет еще! — хохотнул миллиардер.

— Разумеется, сэр! — отозвался робот, и один из его манипуляторов незаметно швырнул дробинку в направлении шефа.

Дробинка пролетела тело Фингера насквозь в области живота и глухо ударилась об пол в противоположном от робота углу. Но жертва покушения даже не обратила внимания на эти действия слуги. Таким образом, последний убедился, что перед ним не живой человек, а компьютерный фантом.

— Ты не представляешь себе, железная образина, как развлекает и разогревает мою кровь эта лотерея.

— Я старался для вас, сэр!

— Для того я и держу тебя. Не хочешь работать? Rauss! Для тебя найдется место на свалке, а я найду другого слугу.

— Разумеется, сэр! — бесстрастно ответил робот.

— Вот так-то!

Фингер на некоторое время замер, словно переключаясь на другую передачу. При определенной доле фантазии вполне можно было бы услышать, как скрежещут в его голове шестерни, входя в зацепление.

— Хорошо. Когда прибывает новая партия «счастливчиков»?

— На будущей неделе. Они еще не все собрались.

— Знали бы они, какое шоу их здесь ожидает! — громко расхохотался Фингер.

— Никто об этом не может знать, сэр! Вся информация строго засекречена.

— А из первой партии не осталось свидетелей?

— Я свидетелей не оставляю, — раздался от двери неприятный голос.

Фингер быстро обернулся, словно был не фантомом, а живым человеком.

Вошедший был мужчиной огромного роста и поистине богатырского телосложения. Карие глаза его метали веселые искры. Круглое лицо светилось самодовольством и хитростью. Одет он был в камуфляжный костюм, который пропускает световые лучи. Поэтому создавалось впечатление, что перед вами находится призрак. Только открытые участки тела — голова и руки — принадлежали миру сему, а все остальное терялось, размывалось на фоне стен и пола.

— Как дела, железяка? — грохнул он ручищей по корпусу робота, от чего вся конструкция загудела как барабан.

— Новист! — рявкнул Фингер. — Кто позволил вам появляться здесь, да еще в таком виде?

Но названный не испугался. Как раз наоборот. Он подошел ближе и просунул руку сквозь патрона.

— Новист! — взревел Фингер, отшатнувшись, словно и в самом деле был живым человеком из плоти и крови. — Еще раз вы позволите себе подобную выходку — и сами окажетесь в парке!

— Хорошо, шеф. — В глазах гиганта мелькнул испуг.

Он отступил на несколько шагов назад и, щелкнув чем-то на груди, принял нормальный вид. Теперь его комбинезон стал синевато-серым, каким бывает пустой экран телевизора.

— У вас все готово? — Фингер сверкнул глазами, давая понять, что отрицательный ответ его не устроит.

— Да, шеф. Все готово, но…

— В чем дело? Опять объективные трудности?

— Нет. Я только хотел сказать, что ваша полоса обороны оставляет мою группу без работы.

— Это может значить только то, что вы даром получаете деньги, — ответил миллиардер.

— Я хотел бы попросить вас немного ослабить первую линию.

— Не понимаю, для чего это нужно?

— Мои люди могли бы хоть немного потренироваться.

— По-моему, это провокация, — недобро взглянул на Новиста Фингер. — Подобные действия могут создать угрозу моей безопасности.

— Нисколько! Ведь существует вторая линия, а к замку и вовсе невозможно подойти без десятка проверок.

Шеф снова задумался. Новист и Ефан молча ожидали решения. Наконец узкое чело его прояснилось.

— Ладно. Перенастройте первую линию, а то в прошлый раз даже нечего было посмотреть. Но только первую! Я проверю! Все!


— Прелестно! — сказал Вилли, оправившись от неожиданности. — У вас есть выигрышный билет Фингеровской лотереи. А чего вы хотите от нас?

— Детка хочет, чтобы мы ее проводили к маме, — хохотнул Тедди. — Вечером на улице так страшно!

— Послушайте, мне надоели шутки вашего приятеля, — вспыхнула девушка.

— Вы поскорее переходите к сути, — посоветовал Вилли, — а то нам становится скучно переливать из пустого в порожнее.

— Я хочу, чтобы вы проводили меня на Тотзаун.

— Я же уже сказал, — начал было Вилли, но девушка прервала его властным взмахом руки:

— Мне не нравятся условия, на которых будут разыгрывать главный приз.

— Ну, это понятно. Такие деньги!

— Вот именно. Поэтому я хочу, чтобы меня сопровождали надежные люди. Хотелось бы застраховаться от неожиданностей.

— Это не к нам, это в «Элину», — начал было Тедди, но, наткнувшись на строгий взгляд сержанта, смолк.

— Хорошо, — после паузы произнес Вилли. — Я согласен.

— А он? — Она указала тонким пальчиком на Тедди.

— Если я, то и он. Опишите нам круг наших обязанностей, срок действия договора и сумму премии.

Девушка на минуту задумалась, словно подбирая слова, а потом, поднявшись с кресла, протянула Вилли руку.

— Меня зовут Энни.

Вилли ответил на пожатие и вопросительно посмотрел на девушку, поощряя её говорить.

— Итак, — продолжила она. — Ваша задача будет проводить меня на Тотзаун и обратно. Срок действия договора два дня плюс дорога. Оплата по возвращении. Два процента с выигранной суммы. Вас устроят такие условия?

— Простите. — Тедди был совершенно серьезен. — Два процента с десяти миллионов — это двести тысяч. Так?

Энни согласно кивнула.

— Такую сумму мы получим на двоих или каждый?

— На двоих. Или вам кажется это неприемлемым?

Говоря честно, и с такими деньгами на Руданде можно было очень долго и безбедно жить. Наверное, достаточно будет сказать, что прожиточный минимум аборигенов составлял что-то около двадцати кредитов в месяц.

— Я предлагаю оставить этот вопрос открытым, — сказал Вилли. — Обстоятельства могут измениться.

— А мне хотелось бы оговорить все сейчас, чтобы потом не возникло конфликтов. Я предлагаю вам в случае некоего форс-мажора увеличить сумму в полтора раза.

— Идет! Еще вопрос. Как с экипировкой? За ваш или за наш счет? Оружие сейчас стоит недешево, да и не продадут его без специального разрешения.

— Все оборудование и экипировка будут наши. Извините, только все это уже не новое.

— Ладно, по рукам. Когда отправляемся?

— Сегодня вечером, — ответила Энни.

Вилли онемел, и даже Тедди смог только крякнуть от неожиданности.

7


На этой орбитальной станции обычно было пустынно. Изготовленная по специальному заказу с немыслимой помпезностью, она представляла собой бесконечную анфиладу огромных залов, отгороженных от космоса витринами из бронестекла. Для чего это все было нужно, никто не знал. На станции очень редко собиралось общество более десяти человек. Единственным оправданием этому гигантизму служила легенда о том, что предыдущий глава династии Фингеров страдал клаустрофобией.



Но в этот раз здесь было людно. Счастливые обладатели выигрышных лотерейных билетов прибыли на станцию со своими сопровождающими. Устроители лотереи не только не возражали, но, наоборот, настаивали на том, чтобы у каждого счастливчика был приятель или два. Надо же с кем-то разделить радость невероятной удачи.

Здесь были три дамы, разодетые в эксклюзивные наряды от самых экстравагантных кутюрье. Яркие, иногда даже чересчур контрастные цвета их туалетов резали глаз. Они сверкали украшениями и прелестными фигурами. С первого же взгляда становилось ясно, что ни одна из них не может являться законной супругой тех джентльменов, в обществе которых они сюда прибыли. Судя по всему, они еще не были представлены друг другу и поэтому лишь бросали мимолетные взгляды на окружающих.

Мужчины также были одеты элегантно, но не броско. Мода деловых людей почти не претерпела изменений. По-прежнему строгий костюм навеки стал атрибутом протокола на всех официальных встречах и приемах. Модельеры смогли изменить лишь немногое за последние двести лет, но и эти изменения мог приметить только специалист.

В пестрой толпе Вилли и Тедди, одетые в камуфляжные костюмы, выделялись не самым выгодным образом. Среди празднично нарядившихся гостей они смотрелись как два мотка использованной ветоши. Быть может, поэтому оба наемника чувствовали себя не в своей тарелке.

— Где эта Энни, черт бы ее побрал! — шипел Тедди. — Не могла предупредить!

— Успокойся, в ее гардеробе все равно нет ни бального платья, ни смокинга. Думаю, у нее сейчас те же проблемы.

— Примеряет тряпки?

Но Вилли не дали ответить. К ним подкатился маленький, кругленький, лысый человечек с розовым, будто сделанным из постного сахара лицом.

— Меня зовут Флопп, молодые люди.

— Вилли.

— Тедди.

— Примите от меня по маленькому сувениру. — Он ловко нацепил на куртки десантников по маленькому, но яркому значку.

— Это еще что? — нахмурился Вилли, пытаясь отодрать побрякушку от одежды.

— Это я сам придумал! Видите, что здесь написано? «Победитель Фингеровской лотереи».

— Мы не победители, а сопровождающие лица, — буркнул Тедди.

— Но вы ведь тоже приехали за выигрышем? Не слышали, как это будет долго происходить?

— Дня два. — Вилли старался отвечать односложно, чтобы сначала выяснить намерения собеседника.

— Так долго? — возмутился Флопп. — Нет, это неприемлемо. У меня куча дел осталась дома. А не знаете, можно ускорить?

— Мы знаем не больше вашего, — ответил Тедди. — Нам сказали, два дня.

— Нет, это неприемлемо, — повторил человечек и растворился в толпе.

— Придурок, — буркнул Тедди. — Ему такие бабки привалили, а у него, видишь, времени нет.

— А ты подумай, кто эти люди. Кому по карману купить билет за миллион? Наверняка все они бизнесмены. Их время дорого стоит.

— Хочешь сказать, что и наша подруга миллионерша?

— Не похоже. Скорее она доверенная прислуга.

В это время рядом с ними появилась Энни.

— Привет, ребята! Еще не началось?

Она так же, как и мужчины, была одета в камуфляжный костюм. Разница состояла только в том, что этот костюм был немного новее и как раз впору девушке. У десантников появилась еще одна возможность оценить ее фигуру.

— Мы в этих шмотках смотримся здесь как белые вороны, — заметил Тедди. — Нас принимают за лакеев.

— Пускай, — отмахнулась она. — Зато позже мы очень выиграем на этой одежде.

В большом зале ударили в гонг. Все присутствующие обернулись на звук. Подобные приемы привлечения внимания уже давно были не модны. На невысоком подиуме рядом с качающейся медной тарелкой стояли трое.

Одним из них был тот самый адвокат, который зачитывал завещание на стадионе Руданды. Двое других, одетых в легкие скафандры, были совершенно безлики, какими могут быть слуги или солдаты частной армии. Лица их ничего не выражали, кроме совершенного равнодушия. Они служили всего лишь декорацией своему патрону. Придавали ему солидности.

Адвокат поднял руку, и в зале мгновенно установилась полная тишина. Поэтому речь его была отчетливо слышна всем присутствующим.

— Глубокоуважаемые дамы и господа! Согласно условиям лотереи и воле покойного господина Фингера XXI, выигрыши по билетам будут выплачены в родовом замке завещателя в самой торжественной обстановке. Всех владельцев билетов прошу зарегистрироваться и пройти на посадку в спускаемый аппарат.

— Постойте! — вперед выскочил Флопп. — Нам ничего не говорили о том, что надо спускаться на планету! Отдайте мои денежки, и я улетаю!

— Очень сожалею, но таковы условия вручения призов.

— Я протестую! Я плохо переношу перегрузки!

— Вас никто не принуждает. Вы всегда можете отказаться. Хочу, кстати, сообщить, что премиальный фонд от этого не уменьшится.

— Что вы хотите этим сказать?

— Ваш выигрыш будет разделен в равных долях между остальными участниками, — жестко ответил адвокат. — Теми, кто доберется до замка.

На это даже у Флоппа не нашлось слов. Он понял, что поддержки присутствующих он не получит. Каждый был заинтересован в уменьшении количества соискателей.

— Здорово он его! — прошептал Вилли.

— Заодно и остальных предупредил, — поддержал его Тедди.

— Для регистрации прошу пройти ко мне.

Адвокат, словно фокусник, вынул из-за спины небольшой кейс. Внутри, как и следовало ожидать, оказался компьютер. Двенадцать обладателей билетов выстроились в очередь.

— Подождите меня здесь, — обернулась Энни к своим спутникам и быстро отошла в сторону, чтобы у них не было времени возразить.

— Знаешь что, сержант?

— Ну. Что?

— Не нравится мне все это. И чем дальше мы лезем, тем меньше доверия внушает мне обстановка.

— У меня тоже какое-то дурное предчувствие, только я не могу понять, откуда оно взялось.

— Нас здесь дурят по-черному.

— Кого это «нас»? Тебя и меня, что ли?

— И всех этих тоже. Ни фига они не получат. Хорошо, если ноги унесут. Здесь точно что-то нечисто!

— Хочу напомнить, дамы и господа, что ответственность за действия ваших спутников несет тот, кто их пригласил.

Вилли показалось, что при этих словах адвокат посмотрел именно на него. Он отчего-то смутился, чего с ним давненько не случалось, и отвернулся. Ему показалось, что тщедушный старичок проник в его самые сокровенные мысли. Но уже через секунду сержант взял себя в руки и бросил взгляд, исполненный дерзкого вызова на адвоката. Но тот уже повернулся к кому-то из гостей и с любезной улыбкой тихо сказал несколько слов.

Переглядки командира не ускользнули от Тедди. Он прищурился, прикидывая расстояние, готовый в случае необходимости поддержать своего друга. Но Вилли сделал знак рукой, успокаивая товарища.

На регистрацию потребовалось не более десяти минут. Каждый из соискателей называл свое имя и предъявлял билет. Адвокат пропускал билет через сканер и таким образом закреплял эксклюзивное право каждого на выигрыш. Сопровождающим оставалось топтаться в сторонке, ожидая своих патронов.

Знакомиться друг с другом никто не торопился. Пока гости только присматривались к своим спутникам. Поскольку в собрании было довольно немного женщин, но молодых и привлекательных, первое визуальное знакомство пошло по накатанной колее. Мужчины оценивали лица и фигуры дам, а те, в свою очередь, обращали внимание на одеяния друг друга. И здесь было на что взглянуть!

Подруги богатых людей редко бывают дурнушками. Как правило, это ослепительно красивые девушки, нередко по возрасту больше похожие на дочерей, если не на внучек. Среди них много бывших актрис и топ-моделей. Высокие, холеные, с отличными фигурами и лицами, казалось, способными ослепить, они представляли здесь лучшую часть человечества.

Само собой разумеется, что и изукрашены они были с большим вкусом. Стилисты и имиджмейкеры создали для каждой свой неповторимый стиль, копирование которого совершенно бесполезно. Дорогие украшения — серьги, ожерелья, кольца, браслеты, броши — сверкали созвездиями. Платья из редких тканей и материалов могли бы соперничать с произведениями искусства.

— Черт побери! — вполголоса сказал Тедди. — На что им сдались эти миллионы?! Ведь здесь на каждой не меньше, чем на миллион!

— Деньги идут к деньгам, — прокомментировал Вилли. — Где ты видел, чтобы нищий выиграл в лотерею?

— Но лететь к черту на рога за десятью миллионами, когда у тебя в кармане сто? Нет, мне этого не понять!

— Вот потому они при деньгах, а мы только на охране.

— Не понял.

— Когда ты за пять процентов прибыли дунешь на другой край галактики и возьмешь себе это за правило, тогда и ты будешь при деньгах.

— Выходит, что они честно заработали свои капиталы?

— Честным путем разбогатеть нельзя, — покачал головой Вилли. — Хоть раз, но надо продаться дьяволу.

— Неплохо! А потом навсегда забыть об этом.

— Это как тебе будет угодно…

— Дамы и господа! — прервал их беседу голос адвоката. — Прошу всех пройти на борт нашего челнока. Он доставит вас на планету.

8


Челнок плавно опустился на обширную поляну среди густого леса. Программа пилотирования была составлена так тщательно, что даже Флопп, по его собственным словам, страдающий от перегрузок, не почувствовал никаких неудобств. Некоторое время потребовалось на выравнивание внутреннего давления. Ведь резкий перепад всего в несколько миллибар вполне может испортить настроение гостям. Наконец люк медленно открылся, и в салон влетел чуть влажный, пропитанный ароматами цветов ветерок. Прямо от люка на траву опустился пологий пандус.

— Прошу вас, дамы и господа! — Адвокат поднялся с кресла и гостеприимно повел рукой в направлении выхода.

— А где же замок? — раздался женский голос.

— Отсюда его не видно, — ответил адвокат. — Но если вы выйдете, то сможете увидеть его на северо-востоке.

Публика нехотя потянулась к выходу. Покидать комфортабельный салон не хотелось. Казалось, что там, за бортом, сыро, несмотря на заливающий все вокруг солнечный свет. Дамы, поеживаясь и кутаясь в накидки, вышли первыми. За ними, демонстрируя друг другу свое воспитание и уступая место перед собой, проследовали мужчины.

Вопреки обещанию адвоката, никакого дома поблизости не оказалось. Только посреди поляны стоял длинный стол, уставленный различными яствами, над которым был натянут красно-белый полосатый тент.

— В чем дело? Куда вы нас привезли? Безобразие! — зашумели гости.

— Господа, господа! Сохраняйте спокойствие! — Адвокат поднял руки, но успокоить возмущенную толпу было не так просто.

Вилли бросил красноречивый взгляд на Тедди. Тот сразу понял, что от него требуется, засунул два пальца в рот и оглушительно свистнул. И тотчас же все затихли, не понимая, а потому испугавшись этого звука. Люди этого времени совершенно утратили навыки свистеть, и поэтому выходка десантника их немного обескуражила.

Адвокат послал Тедди благодарную улыбку и повернулся к остальным.

— Итак, дамы и господа, я продолжу. Этот пикник и небольшое путешествие также заложены в программу ознакомления с собственностью господина Фингера на планете. Каждый из вас сможет воочию убедиться, что все это — совсем не фикция. Не исключено, что по результатам финального розыгрыша все это, — он повел рукой по сторонам, — будет принадлежать одному из вас.

Ход был, наверное, самым правильным. Адвокат, как и положено людям его профессии, был неплохим психологом. Глаза присутствующих тотчас устремились к далеким холмам, хорошо видимым отсюда обширным плантациям, к замку, чернеющему на горизонте. И каждый присутствующий при этом представлял себя хозяином здешних мест. В этот момент ни один из них не усомнился, что получит главный приз. А как же иначе? Ведь именно он, а никто другой, самый умный, ловкий, удачливый.

Даже Вилли поддался на эту уловку. Он подумал, как хорошо было бы побродить по этому лесу с ружьишком. Или посидеть на берегу того вон светлого озера с удочкой. Можно было бы заняться виноделием и неплохо заработать на этом, не забывая, конечно, и себя.

— Именно поэтому, — выдержав паузу, продолжил адвокат, — я считаю, что условия конкурса не будут для вас слишком обременительны.

Все лица снова повернулись к нему.

— Условия вам объявит сам господин Фингер.

Никто не удивился этому заявлению. Люди уже привыкли к голографии. Она давно вошла в повседневную жизнь. Если вам хочется поболтать с другом, то совсем не обязательно вызывать его к себе за тридевять земель. Вполне достаточно набрать номер, и он окажется перед вами, цветной и объемный, почти осязаемый. Разница будет состоять только в том, что пожать ему руку или пропустить по стаканчику вам с ним не удастся. Точно так же можно было отправить письмо или составить завещание. Хотя последнее было уже слишком. Представьте себе — вы только вчера похоронили своего дорогого дядюшку, а он сам объявляет о том, что оставил вам в наследство одни долги. Каково?

— Дамы и господа! Прошу к столу!

Давняя традиция угощать гостей была соблюдена. Возле приборов даже стояли таблички с именами, и Вилли, не без удивления, нашел карточку со своим именем. Правда, вместо фамилии была снова указана кличка, но он не стал возмущаться. Путешественники чинно расселись по местам, попутно присматриваясь к чудесам местной кулинарии.

Стол был хоть и не слишком разнообразным, но обильным. Преобладали овощи и фрукты, но было и мясо, и сыры, и паштеты. Особняком, чуть в стороне стояли вина местного розлива. Более всего присутствующих поразило полное отсутствие, ставшей уже такой привычной, пищевой синтетики. Подобный банкет могли себе позволить немногие.

Сидящий напротив Вилли высокий седой мужчина лет пятидесяти со значением поднял брови и огляделся, словно желая убедиться в том, что это не галлюцинация. Его взгляд остановился на Вилли, и десантник весело подмигнул. Он сам уже отметил взглядом, с чего начнет, когда появятся официанты.

Впрочем же, далеко не все стали ждать. Некоторые сразу принялись за еду, и десантники не стали от них отставать. Когда не знаешь, что ждет тебя впереди, упускать такую возможность глупо.

Отдавая должное великолепной кухне, Вилли не забывал присматриваться к соседям по столу. Большую часть все же составляли мужчины, но было и несколько женщин. Внимание сержанта также привлекло и то обстоятельство, что многие к еде даже не прикоснулись. Таких было едва ли не больше половины. Усмехнувшись в усы, Вилли налил себе вина и попробовал его на вкус. Оно было великолепно. Но едва он хотел предложить бокал Энни, сидящей справа от него, как трапеза была прервана.

— Внимание! — крикнул с торца стола адвокат. — Внимание! Сейчас с вами будет говорить господин Фингер XXI.

Начавшийся было над столом шумок мгновенно улетучился, и стало отчетливо слышно, как где-то в лесу пересвистываются птицы. Адвокат наклонился над чем-то невидимым за столом. Раздался громкий щелчок, и во главе стола появился хозяин этих мест Фингер Двадцать Первый. В первые секунды изображение было несколько размытым, но скоро сфокусировалось. Фантом улыбнулся и зашевелил губами, но голоса не было слышно. Адвокат быстро нагнулся над приемником, но какая-то женщина успела все же крикнуть:

— Погромче!. — …вас в своих владениях! — прогрохотало под тентом.

Теперь звук был слишком громок, но никто не стал возражать — все ловили каждую ноту голоса великого скряги.

— Все вы собрались здесь, чтобы отпраздновать свою удачу. Я постарался создать для вас самую уютную, дружескую обстановку. Знакомьтесь друг с другом. Некоторое время вам придется провести вместе на дорогах моих владений. Я хотел бы ознакомить вас с достопримечательностями этой части планеты. Кто-то из вас станет победителем и вступит в законное владение этими краями. Вот я и хочу показать товар лицом.

Он выдержал паузу, давая возможность оценить широту своего жеста.

— То, что вы видите на этом столе, — фантом повел рукой перед собой, задел бутылку, но она прошла сквозь руку и даже не качнулась, — все это — плоды моих земель. Сюда не завозят никаких продуктов. Только экспорт! Подумайте над этим!

Кое-то тихонько продолжал жевать, прислушиваясь к говорящему. Заметив это, адвокат покачал головой, но не стал пресекать нарушения этикета. А Фингер Двадцать Первый продолжал:

— Вы все удачливые люди, иначе не сидели бы здесь. Вы миновали первый, самый трудный этап, когда из десяти тысяч претендентов судьба выбирала всего дюжину. Дальнейшее увеличение выигрыша будет зависеть только от вас.

Все присутствующие напряженно замерли. Сидящий чуть наискосок от Вилли Флопп даже открыл рот, и оттуда ему же на брюки шлепнулось нечто похожее на креветку в кетчупе. Впрочем, Флопп не обратил на этот досадный инцидент никакого внимания.

— Вам предстоит совершить прогулку по моим, а в недалеком будущем, возможно, вашим землям. Поверьте, живописные пейзажи этих мест доставят вам огромное удовольствие. Не много наберется в освоенном пространстве планет, способных сравниться красотой с Тотзаун.

— Как только она станет моей, — вполголоса сказал сидящий напротив пожилой мужчина в декоративных очках, — я дам ей более благозвучное название.

Чуть сбоку кто-то так же негромко скептически хмыкнул.

— Прогулку вы будете совершать на автомобилях, предоставленных моей фирмой. Вас будет сопровождать гид. Каждому претенденту будет предоставлен вездеход и комплект необходимого снаряжения.

При этом многие из сидящих за столом насторожились. Слово «снаряжение» подразумевало некие сложности путешествия. Большинство же присутствующих привыкли к комфорту, когда дикая природа отделена от туристов толстым стеклом гравиплана, а не брезентом палатки.

— И последнее. Единственным условием этого этапа будет ваше прибытие в замок. Время не ограничено. Победитель этого небольшого сафари, прибывший к финишу первым, становится одним из двенадцати претендентов на все мое состояние, включая и эту планету. Он останется гостем на этой планете до следующего этапа. Все остальные получат свой приз десять миллионов кредитов. Спешите! Деньги уже ждут вас.

За его спиной появился куб со стороной метра в два. Вилли сначала не понял, что это, но реакция присутствующих тотчас прояснила все сомнения.

— Наличные! Наличные! Наличные! — . пронеслась над столом волна восторженных возгласов.

— Здесь сто двадцать миллионов. Сумма будет разделена в равных долях между всеми прибывшими в замок соискателями.

— А если кто-то не успеет?

Глупо, конечно, было спрашивать о чем-либо компьютерный видеофантом, но никто не обратил внимания на это. Вопрос был животрепещущим, и все присутствующие с нетерпением ждали ответа. И словно услышав, Фингер Двадцать Первый сказал:

— Если же кто-то не сможет добраться до финиша, — на лице миллиардера проступила почти искренняя улыбка сожаления, — такое еще случается, то сумма призового фонда не уменьшится. Ну, что же. У меня все, желаю удачи! До скорой встречи!

Но ответной реакции не последовало. Никто не зааплодировал, не улыбнулся. Напротив, лица присутствующих окаменели. И их можно было понять — кто пожелает себе скорой встречи с человеком, который недавно умер!


А Фингер Двадцать Первый сидел в своем кабинете, расположенном в самом центре огромного замка, и давал последние распоряжения гиду-проводнику.

— Для начала поведешь их прежним маршрутом. Все по программе. Выберешь машину и дашь мне сигнал. Только смотри, чтобы не получилось, как в прошлый раз.

— Вы чем-то недовольны?

— Да. Во время первой аварии все трое так хлопнулись в скалу, что ни один из них даже не смог вылезти из машины.

— Но я ничего не мог поделать! Они ехали очень быстро.

— Значит, так. Или они будут отправляться в ад согласно списку, или в этот список попадешь ты сам.

— Да, сэр!

— Вот так-то!

— Могу я узнать, кого вы выбрали первой жертвой?

— Погоди, мне надо связаться с адвокатом.

— Я на связи. Слушаю вас, сэр.

— Как вам понравилась новая компания?

— Ничего интересного. Обычные толстосумы. Думают, что им здесь будет устроен праздник. Одни даже притащили ребенка.

— Ребенка? Вот это здорово! — воскликнул Фингер Двадцать Первый. — А почему я его не видел?

— Надо отдать им должное, они виртуозно его прячут.

— От меня не спрячут! — засмеялся миллиардер, азартно потирая руки. — Ну вот, уже становится интересно. А кого ты можешь предложить первой жертвой?

— М-м-м… — Адвокат не любил брать на себя ответственность за подобные решения, в его душе еще сохранились остатки совести.

Он попытался вспомнить, кто успел насолить ему за истекшее время, но ничего путного в голову не пришло.

Еще раз окинув взглядом стол, он пристально поглядел на троих молодых людей в камуфляже. Можно было, конечно, выбрать вон того длинного важного мужчину, который представился Штальнагелем. Или того, который представился как Флопп. Пожалуй, последнее будет в самый раз.

— Я думаю, вам подойдет Флопп, — сказал адвокат.

— А почему он?

— Он отказывался сюда ехать, мотивируя слабым здоровьем.

— А, по-моему, вы сначала выбрали другого…

— Какая разница, сэр! Ведь они все умрут, и кто будет первым, а кто — последним, не имеет, на мой взгляд, большого значения!

— Надо уметь получать удовольствие от всего, что ты делаешь! — наставительно сказал Фингер Двадцать Первый. — Я тоже сделал выбор, и он не совпадает с вашим.

У адвоката замерло сердце. Фингер — подлец и самодур — мог оставить его в этой компании просто из каприза и для того, чтобы еще больше запугать остальную прислугу.

— Мне больше понравился вон тот блондин в камуфляже.

— Я тоже думал о нем, — со вздохом облегчения сказал адвокат, пытаясь изобразить на лице циничную улыбку. — Но я хотел оставить его на десерт.

— Нет. Он будет аперитивом. Мне он не нравится,

— О Боже! Чем же? — изумился адвокат, которому Вилли был чем-то симпатичен.

— Он выглядит слишком крутым. Ефан!

— Да, сэр!

— Что там у нас есть на этих, в камуфляже?

— Один момент, сэр! Вот информация.

Фингер Двадцать Первый взглянул на экран.

— Разве это информация? — вскричал он. — Это полное ее отсутствие! Что ты знаешь? Только то, что они прибыли неизвестно откуда на Руданду? А чем они занимались раньше?

— Девица, зарегистрировавшаяся под именем Энни Ли, профессиональная революционерка, член Сопротивления на планете Грай.

— Приехала за деньгами для своих террористов, — прокомментировал Фингер Двадцать Первый. — А те двое, которые с ней?

— О них нет ничего. Полгода назад они высадились с межпланетного транспорта…

— Откуда был транспорт?

— Неизвестно. Похоже, они контрабандисты.

Ефан умел лгать, что несвойственно роботам. Вот и сейчас он скрыл часть информации, важной для принятия окончательного решения. Копаясь в архивах, он сумел отыскать несколько заметок о двух молодых людях, успешно проводящих операции по освобождению заложников и перехвату похищенных ценностей. Имена оперативников нигде не назывались, но элементарный анализ помог разобраться в этом запутанном деле. Ефан тотчас обратился к архивам Космобезопасности, но тщетно — спецслужбы всегда умели хранить свои секреты.

— А я думаю, — после недолгой паузы сказал Фингер Двадцать Первый, — что они работают на полковника Савичева.

— Но в архивах нет никаких следов, — ответил Ефан. — Я все проверил.

— Значит, положение их и вовсе безнадежное. Они могут быть глубоко засекреченными агентами. Савичев не любит белых пятен на информационной карте.

— О да, вы правы. — Ефан лихорадочно обдумывал, как можно изменить решение босса. — Но…

— Никаких «но»! — И, обращаясь уже к гиду, сказал: — Начнешь с этого блондина в камуфляже. Он мне не нравится. Продолжишь его приятелем, а девчонку оставишь напоследок. Возможно, что они пришли за мной.

Фингер Двадцать Первый придвинулся к объемному экрану, отыскал среди сидящих за столом Вилли и приблизил его лицо так, что оно заняло почти весь экран. Громадная голова нависала прямо над миллиардером. Ему пришлось откинуться на спинку кресла, чтобы взглянуть в глаза своему врагу.

В этот момент Вилли опустил глаза, посмотрел на Фингера Двадцать Первого и начал опускать 38 вилку. Изображение было настолько реалистичным, что миллиардер невольно поднял руки, чтобы загородиться от надвигающихся серебряных зубцов. Но в каких-то десяти сантиметрах от его груди зона действия экрана кончалась, и вилка пропала из поля зрения вместе с рукой.

Фингер переключил изображение, и Вилли растворился среди сидящих за банкетным столом гостей. Только белые волосы его изредка сверкали среди голов и плеч.

10


Флаер с гидом мягко опустился на поляну неподалеку от тента и тотчас же приковал к себе все взгляды. Человек, выпрыгнувший из распахнувшегося люка, был настолько невыразителен, что, лишь на мгновение отведя взгляд, можно было забыть его лицо. Такие очень часто работают в частных сыскных агентствах. Из них получаются отличные «наружники». Одет он был в спортивный костюм, эластичный и не мешающий движениям. Кажется, он был шатеном.

Широко улыбаясь гостям, он несколько напряженной походкой перешел поляну и встал рядом с адвокатом. Некоторое время они тихо беседовали, а потом адвокат быстро прошел к флаеру, не без труда забрался внутрь и захлопнул люк. Через минуту летательный аппарат скрылся из виду.

— Добрый день, господа! Меня зовут Клайд. Я буду сопровождать вас в нашем небольшом ознакомительном путешествии.

— Скажите, молодой человек, — тотчас же вмешался Флопп, — как долго мы будем, так сказать, путешествовать?

— Господа, все зависит от вас. Группе, которая была перед вами, потребовалось не более суток. Вам, наверное, уже сказали, что только тот, кто придет к финишу первым, примет участие в розыгрыше главного приза.

— Так чего же мы ждем? — крикнул кто-то с противоположного конца стола. — Отправляемся прямо сейчас!

— Вы заставите нас идти пешком или все же предоставите транспорт? — с сардонической ухмылкой поинтересовался седой господин, сидящий напротив Вилли.

— Простите, я еще не всех помню по именам…

— Моя фамилия Штальнагель.

— Стальной гвоздь, — наклонившись к уху сержанта, перевел Тедди. — А похож!

— Так вот, господин Штальнагель, каждому претенденту будет предоставлен вездеход…

— Мы это уже слышали, но я не вижу здесь ни одного, — ответил тот.

— Мы поставили их у дороги, чтобы не портить пейзаж. Машины эти полувоенные и не совсем эстетичны.

— Надеюсь, — встрял Флопп, — хотя бы элементарные удобства там предусмотрены?

— О, разумеется. Мы же знали заранее, какие гости к нам пожалуют.

— Вот именно, мистер Клайд, вот именно, — сказал Лев, немолодой, но крепкий еще мужчина, которому удивительно подходило его имя. Он носил темную с проседью прическу, зачесанную ото лба. В его глазах, скрывающихся в густой тени кустистых бровей, можно было прочесть скрытую угрозу. Он будто бы выбирал себе жертву. — Все мы люди довольно занятые, чтобы попусту тратить здесь время на разговоры. Покажите, где стоят машины, и уже завтра я отправлюсь домой.

Лев поднялся, махнул рукой двум своим телохранителям и подошел ближе к гиду.

— Больше нет вопросов? — обернулся тот к остальным.

Стремительности, с которой гости поднялись из-за стола и собрались вокруг гида, могла бы позавидовать не одна пожарная команда. Только Тедди немного задержался, набивая чем-то карманы и пазухи своего комбинезона. К группе он подошел изрядно растолстевший, но никто не обратил внимания на эту его метаморфозу.

— Для начала, господа, нам неплохо бы выбрать старшего группы, — приподнявшись на цыпочки, сказал гид.

— К чему это? — возразил кто-то.

— Поймите сами, вас тридцать пять человек. Мне нужен помощник, который сможет организовывать всех вас. К тому же, думаю, приятнее подчиняться своему коллеге, нежели постороннему. Как вы полагаете?

— Ладно, — за всех ответил Лев. — Делайте как хотите, только побыстрее. Давайте я буду старшим, если вам угодно.

— О нет. Для этой миссии нужен кто-нибудь помоложе.

— Вон тот блондин вам подойдет?

Клайд бросил быстрый взгляд на Льва. Тот словно прочитал его мысли. Но ничего подозрительного в лице этого человека гид не заметил. Возможно, что это было совпадением, но следующей жертвой был намечен именно Лев.

— Хорошо, — согласился гид. — Молодой человек!

— Вы ко мне обращаетесь? — переспросил Вилли.

— Разумеется. Вы не согласитесь стать старшим группы?

— Меня зовут Вильям Фалкон, — несколько невпопад ответил сержант, пытаясь сообразить, что сулит ему такой жребий.

— Простите, я еще не выучил всех имен. Итак, господин Фалкон, вы согласны?

— Пусть будет так. А то вы еще выборы назначите. Господин Лев прав — время дорого.

— Вот и хорошо, — почти искренне улыбнулся тид. — Вот вам жетон сержанта.

И он протянул Вилли красивый значок с изображением герба дома Фингеров — золотого дракона на бело-голубом поле. Посередине красовалась стилизованная сержантская нашивка. Значок был выполнен в форме рыцарского щита и оказался довольно тяжелым.

— Пристегните на грудь, — посоветовал Клайд, — чтобы лучше было видно.

— Успеется, — отмахнулся Вилли, опуская значок в нагрудный карман. — Сначала посмотрим технику.

Двенадцать мощных черных вездеходов с выведенными на бортах номерами стояли в тени деревьев. Еще один, выкрашенный в маскировочные цвета, стоял чуть в стороне. Большие колеса машин чем-то напоминали лапы лежащих тигров. Угластые кузова придавали машинам грозный, как у танков, вид. Впечатление усиливалось размерами — машины были габаритами с хороший грузовик. Тенты, несмотря на довольно жаркий день, были закрыты.

Тедди прошел вперед и попинал башмаком колесо ближайшего авто.

— Годится консервная банка. Сколько у нее лошадей?

— Что, простите? — не понял Клайд.

— Мощность какая?

— Я не вдавался в такие подробности.

— Разберемся. Как распределяемся?

— Каждый призер поедет со своими сопровождающими. Надеюсь, это ни у кого не вызовет возражений?

— Нет. Нет! — раздалось со всех сторон.

— В таком случае прошу занять свои места.

— А как нам определить, какая машина для кого приготовлена?

— Все зависит от ваших симпатий. Машины совершенно новые и поэтому все одинаковые. Как только вы устроитесь, сообщите, какой номер пришелся вам по вкусу, и я занесу вас в реестр.

— А мне нравится вон та, — негромко, так что услышал только гид, сказал Тедди и указал глазами на машину, стоящую особняком.

— Простите, но это моя машина. Я не имею права допускать в нее посторонних.

— Ваша воля, — с удовлетворенной улыбкой отступил Тедди.

Гид отвел глаза, чтобы наемник заранее не увидел в них свой смертный приговор. Если бы Лев знал, что его уже намеченная Клайдом безвременная кончина отодвинулась на неопределенный срок благодаря именно Тедди, то он наверняка расцеловал последнего.

— Удачная цифра, — заметил гид и, словно позабыв о своем воспитании, вразвалочку двинулся к вездеходу.

Вилли оглянулся на машину, которая стояла у него за спиной. На ее бортах и капоте красовалась белая семерка.

— А он прав, — ухмыльнулся сержант. — Это к удаче. Садитесь, а то тронемся последними.

— Зато придем первыми, — самоуверенно заявил Тедди, легко впрыгивая в кабину. — У нас были похожие машины в разведроте.

— Позвольте вас подсадить, — обернулся Вилли к их спутнице.

Но Энни жестом отвергла его помощь и сама ловко вскарабкалась на высокий порог. Секунду она колебалась, а потом все же заняла место впереди. Взобравшийся следом за ней Вилли был несколько озадачен подобным выбором, но, ни слова не говоря, пролез назад.

В полумраке задней половины салона лежали какие-то тюки и чехлы. Вилли пощупал ближайший чехол и понял, что внутри находится оружие. Едва он собрался более подробно исследовать свою находку, как ожила рация.

— Внимание! Всем машинам! Подтвердите наличие связи.

— Первая машина. Лев. Порядок.

— Вторая машина. Штальнагель, Слышу хорошо.

— Машина три. Льюис. Слышу вас.

— Машина четыре. — Голос был женский. — Гамма. Где наш багаж? Я не могу ехать в таком платье в лес.

— Мадам, ваш багаж догонит нас в пути. Очень-сожалею. Потом по очереди назывались остальные участники предстоящей гонки. Слышимость была отличная.

— По моему сигналу выезжаем, — наконец объявил Клайд.

— Здесь Гамма. Что послужит сигналом?

— Я подам команду. — Даже по радио было слышно, что гид едва сдерживается.

— Ну так не задерживайте! — крикнул Лев.

— Внимание! Старт!

Двенадцать черных вездеходов сорвались с места и устремились к узкой горловине проселочной дороги, рассекающей надвое опушку леса. Но проворнее всех оказалась машина с номером семь. Подрезав пятерых соперников и едва не опрокинув машину, Тедди первым влетел под сень леса.

— Хорошо бы еще знать маршрут, — возбужденно проорал он через плечо.

Но вместо Вилли отозвалось радио.

— Не беспокойтесь, — сказал Клайд. — Здесь только эта дорога. Промежуточный финиш у озера. Там будет развилка.

— Будет зачет? — хохотнул Вилли.

— Разумеется. — Можно было понять, что Клайд улыбается.

— Тогда мы подождем вас там, — снова заржал Тедди и прибавил газу. — Пусть они там поглотают пыль за нами!

Вилли оглянулся через заднее стекло. Листва, поднятая с обочин вихрем, порождаемым бешено несущимся автомобилем, кружилась над дорогой, но пыли не было. Джунгли были слишком влажными. Сержанту вдруг захотелось, чтобы пыль и в самом деле поднялась тучей, как в его родном Канзасе, вечно иссушенном солнцем. Захотелось, чтобы эти надутые богачи и в самом деле глотали эту пыль, отплевывались и протирали глаза.

Вилли вспомнил о значке, оттягивающем ему карман. Следовало бы пристегнуть его на место. Еще раз полюбовавшись искусной отделкой, сержант пристегнул его на грудь. Но ветхая ткань не выдержала такой нагрузки и тотчас «поехала». Опасаясь появления дыры на самом видном месте, Вилли снял значок, но не стал класть его в карман, а сунул в дверную сумку. Он никогда не гнался за наградами и званиями, принимая и то, и другое как должное. Ну а если командование обходило его своим вниманием, сержант относился к этому философски.

Разрыв между машинами быстро увеличивался. Вот уже вездеход с номером три скрылся за поворотом. Потом появился снова и опять скрылся.

Две тонны металла, влекомые мощным двигателем, подпрыгивая как мячик, летели над дорогой, едва касаясь ее колесами. Тедди мастерски вел тяжелый автомобиль по незнакомому маршруту. Это он умел, наверное, лучше всех. Любая техника, способная передвигаться без помощи лошадей, подчинялась ему, независимо от своей конструкции. Тедди умел слиться с машиной и чувствовал ее как продолжение самого себя. Но, говоря начистоту, немногие машины были на что-нибудь пригодны после такой езды. Он выжимал из них все, не оставляя ни малейшего резерва.

— Кстати, мисс Ли, — с приятной улыбкой сказал Вилли. — Если вы получите главный приз, мы так же получим два процента?

— Не думаю, что это получится, — пожала плечами девушка. — Нам будет вполне достаточно получить десять миллионов. Это оправдает все затраты и даст прибыль.

— А, простите мое любопытство, откуда к вам попал билет?

— Мы его купили, — кратко ответила Энни и добавила: — На общих основаниях.

— То есть вы купили билет, и он оказался выигрышным?

— Да, мы купили билет и выиграли.

— Еще вопрос. Вы замужем?

— Это не имеет никакого отношения к нашей экспедиции.

— И все же? А то я не знаю, как себя вести.

— Ну, предположим, нет.

— Тогда почему вы все время говорите о себе во множественном числе?

11


— Что вы узнали о наших гостях? — Фингер Двадцать Первый повернулся к экрану, на котором появился интерфейс Ефана.

— Ничего нового, сэр. Практически все они являются теми, за кого себя выдают.

— И что мы имеем на сегодня?

— Пяток промышленников, парочка банкиров, столько же боссов мафии.

— Вот это интересно! Издалека?

— Нет, эти двое с Руданды. Промышляют контрабандой. Руда, антиквариат, оружие…

— Стандартный набор. Итак, пять и четыре будет девять. Кто там еще?

— Двое скучающих бездельников.

— Откуда у них деньги? — ревниво спросил Фингер Двадцать Первый.

— Кажется, они получили наследство и решили приумножить его таким способом.

— Если ты помнишь, жестяная коробка, я тоже получил наследство, — прорычал миллиардер.

— Тогда они — ваши товарищи. Вы помилуете их?

— Ха-ха-ха! Черта с два! Они у меня еще повертятся! Беспроцентные ссуды и подарки бывают только в сказке. А бесплатный сыр — в мышеловке. Прекрасно! Отличный набор!

— Вот, собственно, и все.

— И что же? Ни одного журналюги?

— Простите?

— Я имею в виду тех, кто вечно сует нос не в свое дело ради дешевой сенсации.

— Ах, эти! Нет, никто из них не зарегистрировался как представитель прессы. Но я могу запросить дополнительную информацию. Мне и самому кажется, что многие из них выдают себя не за тех, кем являются, хотя все было проверено очень тщательно.

— Хорошая мысль, — похвалил Фингер Двадцать Первый. — Проверь, нам это может пригодиться. Еще раз, кто у нас там?

— Все уже названы: бизнесмены, повесы, мафиози…

— Не темни, ты приберег что-то на десерт. Давай его сюда! Я люблю сладкое!

— Последняя — дама — имеет очень сомнительное происхождение, и каким способом она приобрела билет, пока до конца не ясно. Об остальных я уже говорил.

— Темная лошадка? Это хорошо! Возможно, что именно она запустит наш план номер два. Ну-ка, покажи мне ее.

На объемном экране появился салон машины, ведомой Тедди. Камеры, упрятанные едва ли не во всех закоулках парка, были во множестве размещены и по машинам путешественников.

— А вот и моя первая жертва! — как дитя обрадовался Фингер Двадцать Первый.

Он любовно окинул взглядом крепкую фигуру Вилли. Тот сидел таким образом, чтобы видеть дорогу впереди между головами своих спутников.

— Красавец! — восхитился миллиардер и вдруг вскричал: — Эй! А где его жетон?! Во что я буду прицеливаться? Где эта скотина Клайд?!

Через секунду искаженное ужасом лицо гида появилось на соседнем экране.

— Я здесь, сэр!

— Какого черта на нем нет значка? Куда вы его дели?

— Я отдал ему, а он положил его в карман. Я не мог настаивать, чтобы он пристегнул его.

— В какой карман?

— В нагрудный, чуть ниже того места, куда должен был бы его пристегнуть.

— Черт с тобой! Живи пока. Но если будет еще хоть одна такая накладка, пеняй на себя.

— Да, сэр! — И, прежде чем скрыться с экрана, Клайд вытер рукавом взмокшее лицо.

Фингер Двадцать Первый усмехнулся и нажал кнопку на пульте. Где-то далеко, в первой линии обороны отворилась шахта, и из нее выпорхнул аппарат, внешне напоминающий собой безобидную детскую игрушку — волчок. Разница была только в размерах. Этот волчок был около полуметра в поперечнике. Скрытый полем, слегка искажающим пространство, он был почти невидим.

Повинуясь команде из замка, аппарат устремился навстречу вездеходу, ведущему гонку. Ему приходилось лавировать между деревьями, но он отлично ориентировался по маяку, встроенному в значок сержанта. Расстояние между ними быстро сокращалось. Задача у робота-снайпера была всего одна — вонзить луч деструктора на пять сантиметров выше и левее этого маяка.

Фингер Двадцать Первый поудобнее устроился в кресле, предвкушая удовольствие. Прямо перед ним раскачивались лица Энни, Вилли и Тедди. Ему не терпелось увидеть смерть одного из них и испуг двоих других. Он мысленно торопил робота и одновременно хотел задержать его, чтобы продлить сладкое ожидание.

— Задание выполнено, — неожиданно гаркнул робот. Миллиардер подпрыгнул на месте от неожиданности.

— Как это выполнено? Как это выполнено? — вскричал он, впиваясь глазами в экран.

В машине ничего не изменилось. Живой и здоровый Вилли смотрел куда-то вперед, за спину Фингера, и улыбался, беседуя с Энни.

— Повторить! — рявкнул миллиардер.

— Да, сэр! — немедленно откликнулся робот. Но и на этот раз ничего не изменилось.

12


Энни молчала. Она думала и никак не могла придумать, что ответить Вилли. Да, она допустила непростительную оплошность — несколько раз оговорилась, и внимательный сержант тотчас же подметил это. Однако молчать до бесконечности тоже было невозможно. Собеседник почти наверняка имел и другие аргументы. Поэтому девушка, полагаясь на «авось», начала свою речь с некоего неопределенного предисловия, назначение которого было выяснить, о чем еще догадывается Вилли.

— Видите ли, у нас… В нашей семье много детей. Да, именно детей. Мы все очень дружно живем и все делаем вместе.

— Ага! А вы старшая, и поэтому весь груз забот ложится на ваши плечи, — продолжил за нее Вилли.

— Именно так, — обрадовалась легкой развязке Энни. Вилли спрятал мудрую улыбку в пшеничные усы и удовлетворенно откинулся на спинку сиденья.

Как раз в этот момент робот сделал новый заход. Но и этот выстрел был неудачным. Значок, по-прежнему находящийся в дверной сумке, притягивал внимание робота. Поэтому новое отверстие появилось в пяти миллиметрах от первого. Следующий выстрел сделал попутно сквозную дыру в некстати подвернувшемся дереве. Но результат так и не был достигнут. По команде из замка робот вылетел из леса на дорогу и начал преследование.

Следующий выстрел наконец был замечен. Солнечный луч попал в отверстие, появившееся в тенте вездехода, и Вилли, хотя и с опозданием, упал на пол кабины. Его резкое движение было тотчас замечено. Тедди нажал на тормоз так, что Энни едва не выбила головой лобовое стекло.

— В чем дело?! — вскрикнула она, едва оправившись от встряски.

Но Тедди не слушал ее. Не обращая внимания на продолжающую катиться машину, он перегнулся через спинку сиденья.

— Эй, сержант! У тебя все в порядке?

— Да, черт побери! Но в голове одного из нас могла появиться вот такая же дырка. — И он указал на отверстия в тенте.

— Это не пуля, — глубокомысленно заметил Тедди.

— Какое-то лучевое оружие, — согласился Вилли.

— Скорее всего деструктор. Дыма нет, — сказала Энни.

— Интересно, какой сволочи понадобилось дырявить нам затылки? — Тедди был озадачен.

— А ты не слышал, что долю погибшего разделят остальные?

— Ну и что? Кто-то хочет увеличить куш за наш счет?

— Есть другие предположения?

— Смотрите! — вскрикнула Энни и в следующую секунду осталась одна в машине.

Робот, не ожидавший столь резкого торможения после бешеной гонки, не успел вовремя снизить скорость и поэтому пролетел далеко вперед. Наконец ему удалось остановиться, развернуться и лечь на обратный курс. Ошибка его решающей системы была в том, что он слишком долго двигался по прямой. Зоркие глаза Энни заметили его.

Все остальное было делом техники. Десантники, натренированные противостоять мыслимой и немыслимой опасности, выпрыгнули из машины и скрылись. Робот приостановился, анализируя степень опасности, исходящей от притаившихся людей. Фингер Двадцать Первый уже понял, что надо перевести робота на ручное управление, но ему не хватило той доли секунды, за которую пуля сорок пятого калибра преодолевает расстояние в двадцать метров.

От мощного удара робот перевернулся в воздухе, ударился о ближайшее дерево и, гремя, как жестянка с гвоздями, скатился на дорогу.

Все это произошло в считанные секунды, и даже ближайший соперник не успел появиться из-за поворота. Тедди выкатился из-под вездехода и снова сел за руль. Вилли показался с другой стороны. В его согнутой в локте руке дымился «кольт» образца 1911 года.

Он обошел машину сзади, оглянулся на поворот, как это делают горожане, переходя оживленную улицу. Потом осторожно приблизился к роботу.

Система маскировки выключилась вместе со всеми остальными, безнадежно изуродованными страшным ударом. Поэтому на дороге лежал хорошо видимый волчок с помятым боком. Вилли подошел вплотную и толкнул робота ногой. Внутри корпуса снова загремело.

— Готов, — констатировал сержант, засовывая за пояс пистолет.

— Интересно, много у них тут таких консервов? — поинтересовался Тедди.

— Сколько бы ни было, а теперь надо быть начеку, — ответил Вилли, садясь в машину. — Поехали. Ты хотел получить приз на промежуточном финише.

Но тронуться они не успели. Машина под номером три, а за ней еще две или три стремительно проскочили мимо, прежде чем Тедди успел вывести вездеход из кустов.

— Будь спок, сержант, — отозвался он, — я его получу.

Они бросились вдогонку удаляющейся кавалькаде, бросив на дороге раздавленный колесами соперников корпус робота-снайпера.

Некоторое время прихотливо вьюшаяся меж деревьев дорога не давала возможности разогнаться, но на первом же прямом участке Тедди нагнал лидирующую группу. Он сразу же атаковал последнюю машину, стремясь обогнать ее. Но соперник упредил его, подав автомобиль в сторону и перегородив путь. Вторая попытка также провалилась.

— Держитесь! — крикнул он и свернул в лес.

— Ты куда?! — закричала Энни.

— Заткнись! — рявкнул пилот, прибавив газу.

— Не мешай ему! — проорал Вилли сквозь треск ломающихся ветвей. — Он знает что делает!

Деревья мелькали в опасной близости. Казалось, что невозможно избежать катастрофы, но в последнее мгновение толстый ствол словно бы сам отпрыгивал в сторону. Его место тотчас занимал другой, и все повторялось. Но Тедди был спокоен. Он ехал так, словно бы перед ним была не лесная целина, а загородный сабвей, совершенно свободный от машин и других препятствий. Молниеносная реакция его уже в сотый, наверное, раз спасала жизнь его пассажирам.

Наконец бешеное мелькание прекратилось. Впереди открылась обширная безлесная долина, залитая тропическим солнцем. Ее пересекала прямая, словно проведенная по линейке дорога, скрывающаяся вдали за серыми известняковыми скалами.

Машины соперников оказались совсем недалеко. Они вырвались на простор и тут же атаковали друг друга. Каждый хотел лидировать. Собственно, по дороге никто из них уже не ехал. Каждый старался обогнать другого, а тот, в свою очередь, следил за тем, чтобы не дать лишнему сопернику оказаться впереди. Над сухой долиной поднялось облако пыли, в котором очень трудно было что-либо разобрать. Были слышны глухие удары и скрежет металла. Каждый отстаивал свое место в колонне.

Лев внезапно обнаружил, что едет в обратном направлении, и принялся изо всех сил колотить своего водителя по плечу, не объясняя, однако, в чем дело.


— Туда! Туда надо! — наконец сообразил Лев и замахал рукой в нужном направлении. — Идиот! Теперь мы будем последними!

— Нет, шеф, — возразил сидящий сзади телохранитель. — Сзади есть еще одна машина.

— Какая машина? — Лев едва не ударился лбом в экран заднего обзора. — Идиот! Это же гид! Ему не надо приходить первым!

Тедди увидел клубок сражающихся машин и весело загоготал. Звук его смеха всегда напоминал жеребячье ржание, и ничего поделать тут нельзя. В такой обстановке он чувствовал себя как рыба в воде. Поэтому вездеход под номером семь ринулся в самую гущу схватки.

Энни, которая была достаточно закалена приключениями, без которых трудно представить жизнь революционера, испугалась не на шутку. Она считала, что подобный риск не оправдан. Вполне достаточно, по ее мнению, держаться на периферии свалки и ждать своего шанса влезть в середину колонны. Но возразить Тедди она не решилась — даже для нее он был слишком груб.

В пыли, казалось, заслонившей все небо, метались угластые тени вездеходов. То и дело возле самого борта возникали то бампер, то бешено крутящееся колесо, то перекошенное ужасом лицо водителя или пассажира. Удары сыпались градом, и было удивительно только, как это еще не произошло катастрофы.

Внезапно лопнуло и вылетело мелкой крошкой лобовое стекло, и тотчас тент, заменяющий крышу, надулся пузырем. Тедди едва успел пригнуться и закрыть ладонью глаза. Энни тоже успела зажмуриться и отвернуться. Вилли прикрыла собой высокая спинка переднего сиденья. В тот же момент страшный удар справа едва не опрокинул вездеход, но Тедди свернул влево, ударил кого-то погнутым бампером и все же сумел удержать машину. Второй удар был слабее — по всей видимости, соперник промахнулся и только слегка задел заднюю часть машины.

А Тедди увидел впереди просвет и, сдирая краску с обоих бортов, втиснулся между двумя машинами, несущимися впереди. Постепенно он пропихивался между ними, несмотря на их активное сопротивление. Оба соперника, будто сговорившись, стали сжимать машину. Но Тедди тоже был не лыком шит. Он вильнул сначала в одну сторону, потом в другую и таким образом немного расширил проход.

Вилли, томящийся от безделья, выглянул в окно, пытаясь разглядеть номер машины, находящейся слева. Но пыль, осевшая на влажных бортах, сделала все автомобили одинаковыми.

Внезапно стекло в передней двери соперника быстро опустилось, и в проеме появились ноги, обутые в дорогие сапоги с блестящими подковками на каблуках. Тряска, неизбежная при движении, мотала их из стороны в сторону, и Вилли не мог понять, что намерен предпринять соперник. Не выпрыгивать же на ходу он собрался. Впрочем, потребовалось всего несколько мгновений, чтобы разрешить загадку.

Ноги убрались в проем, а потом со стремительностью освобожденной пружины выпрямились. Ветровое стекло возле Тедди разлетелось вдребезги, и он получил тяжелый удар в плечо и голову. Машина рыскнула вправо. — Рули! — крикнул Вилли.

Он перегнулся вперед и схватил ноги, еще торчащие в оконном проеме. Их невидимый владелец попытался вырваться. Вилли отметил про себя, что противник довольно силен, но удержал. Со второго раза человеку из машины удалось выдернуть одну ногу, и он принялся бить сержанта каблуком по рукам, стремясь освободить вторую.

Но в этот момент раздался грохот, и машина, следовавшая справа, вдруг исчезла из поля зрения. Очевидно, она зацепила какой-то своей частью машину десантников, и та чуть притормозила. Это решило исход борьбы.

Влекомый машиной противник так и не успел выдернуть ногу из рук сержанта. Тот, правда, тоже пострадал, крепко ударился головой о стойку. Зато правая дверь соперника отворилась, и агрессор, выпав наружу, повис на этой ноге. Рывок тяжелого тела был так силен, что руки Вилли, попавшие на осколки выбитого стекла, сами собой разжались, и противник исчез из поля зрения. Задние колеса подбросило на его теле, но никто даже и не подумал остановиться.

— Черт побери! — выдохнул Тедди, пытаясь в зеркало заднего вида разглядеть последствия трагедии.

— Он сам виноват, — буркнул Вилли, пытаясь подавить в себе чувство стыда за это невольное убийство.

— Вы все правильно сделали, — прокричала девушка. — Не будут лезть!

— Ты-то еще поговори! — огрызнулся сержант.

— Господа! — донесся из динамика голос Клайда. — Через два километра привал.

— Как узнать это место? — поинтересовался кто-то.

— Вы увидите стол и ваш багаж.

— Не до этого сейчас, — прохрипел голос, принадлежащий, похоже, Льву. — Нам надо торопиться.

— Я думаю, что не все согласятся с вашим мнением. Мы уже более двух часов в пути, и некоторым из вас привал просто необходим. К тому же вы не знаете дальнейшего маршрута.

— Черт с тобой! Остановимся, но ненадолго.

— Как вам будет угодно.

Дорога снова нырнула под сень леса, и пыль пропала как по мановению волшебной палочки. Лишь изредка с тентов машин слетали маленькие облачка. Деревья подступали к самой дороге, и кое-где было так узко, что поневоле приходилось притормаживать.

Несмотря на все усилия Тедди, впереди все же оказалась одна машина, которая стала теперь лидером гонки. Сквозь пыль на ее бортах можно было разглядеть номер. Но шрифт, который был применен, был таким универсальным, что, например, цифру 2 можно было принять и за 6 и за 8.

— Эй! — Тедди нажал на кнопку связи. — Кто там впереди?

— Какая тебе разница, — неприветливо ответили ему. — Знай глотай пыль за мной! Ха-ха-ха!

Это было для Тедди неслыханным оскорблением. Он прибавил ход и подъехал почти под самый бампер лидера. Но тот не испугался. Напротив, из динамика донесся новый взрыв смеха, и почти тотчас же вспыхнули стоп-огни. Вездеход клюнул соперника в зад, и откуда-то справа раздался неприятный, периодически повторяющийся скрежет.

— Крыло помял, гад!

— Резину не протрет? — забеспокоился Вилли. Пилот рыскнул туда-сюда рулем. Неприятный звук при этом пропал, а потом снова появился.

— Нет, это не сильно. Если бы можно было остановиться, я бы это двумя пинками поправил.

Он был прав. Сзади уже подпирали остальные машины. Почти вся колонна собралась на дороге. Каждый водитель мечтал о новой возможности обогнать соперника. Но возможности такой пока не представлялось. По-прежнему по обеим сторонам дороги стеной стоял лес. В добавление к деревьям и кустарникам теперь лесной пейзаж стали разнообразить скалы, разбросанные тут и здесь в полном беспорядке.

— Оставь его, — посоветовал Вилли. — Сейчас ты ничего не сможешь сделать. Держись сзади и при первой возможности обгонишь.

— Придется, — вздохнул Тедди, приотставая.

Темп задавала первая машина, и ее водитель, похоже, не торопился. Поэтому теперь все ехали спокойно, выжидая удобный случай для обгона. Но лес все тянулся и тянулся.

Некоторое время ехали молча, переживая недавние события. Рация молчала, лишь изредка в динамике потрескивали помехи. Большинство соискателей не были раньше знакомы между собой, а представить их друг другу никто не потрудился. Поговорить им пока было не о чем. Судя по всему, никто, в том числе и товарищи погибшего, не вспомнил о нем.

Вилли погрузился в размышления, пытаясь понять суть происшедшего. На основе уже имеющихся фактов у него постепенно выстраивалась версия. Но ему не хотелось принимать ее как истину, потому что они с Тедди в случае справедливости предположений оказывались полными идиотами — слепцами, ведомыми зрячими в пропасть. В воздухе буквально витали напряжение и недоговоренность. Сержанту казалось, что все окружающие уже поняли и приняли правила игры, навязанной Фингером, и только он остается в неведении. Пожалуй, необходимость привала и в самом деле назрела. Надо было поговорить без посредства рации, каналы связи которой не может прослушать только ленивый.

Внезапно в голову сержанту пришла мысль о том, что продвижение колонны специально задерживают какие-то внешние факторы. Но кому это может быть выгодно? Он мысленно перебрал всех, кого смог запомнить во время кратких встреч. И оказалось, что едва ли не каждый заинтересован в задержке остальных. Но все они могли действовать только изнутри. А извне?

Но в этот момент мысли сержанта были прерваны.

— Рома Динамит. — Энни повернулась к Вилли. — А что у вас за оружие?

— Не понял? — переспросил он.

— Из чего вы сбили того робота?

— Ах это! — Он извлек из-за пояса «кольт». — Вот, пожалуйста.

— Можно? — Она взяла оружие в руки. — Какой тяжелый! Это старинный?

— Антиквариат! — хохотнул Тедди.

— Я получил его со склада за неделю перед нашей последней операцией еще на Земле, — ностальгически улыбнулся сержант.

— Сколько же ему лет? — Энни вдруг стала любопытной, как совсем маленькая девочка.

— Лет двести, не меньше, — ответил Вилли.

— Чем же вы его заряжаете?

— Штатным патроном сорок пятого калибра. — Вилли вернул себе пистолет, извлек обойму и показал ее девушке.

— Боже мой! Чистая медь! Вы очень богатый человек, если можете позволить себе стрелять пулями из цветного металла!

— В мое время других пуль не было, — ответил он, довольный произведенным эффектом.

Скалы, разбросанные по лесу, постепенно выстраивались в ряд, и через некоторое время справа потянулась сплошная каменная стена. От белесой известковой поверхности, как от зеркала, отражались солнечные лучи, и в машине стало так светло, что приходилось щуриться. Дорога петляла вдоль нее, не отдаляясь и не приближаясь. Здесь начинался пологий подъем. Возможности для обгона по-прежнему не было.

13


Изображение Фингера Двадцать Первого откинулось на кресле. На лице его блуждала довольная улыбка. Оно было настолько реалистично, что Ефан, находись он в одном с ним помещении, не преминул бы снова пустить дробинку.

— Видали? — обратился он к экранам, на которых были видны его помощники. — Вот вам и план номер два! Действует практически без нашего участия!

— Да, сэр, — отозвался Ефан. — Никакая фантазия не могла бы придумать ничего подобного.

— Вечно какие-то выкрутасы, — проворчал Новист. — А мои ребята пылью покрываются!

— А какая была пыль! — вспомнил Фингер Двадцать Первый.

— Как вы приказали, — отозвался Ефан. — Мелкая, липкая и летучая.

— И они сумели это использовать. Жаль только, что не за всем можно было уследить.

— Мне кажется, что, помимо одного убитого, есть еще несколько раненых.

— Как только они доберутся до стоянки, мы это выясним. Кстати, Новист, как так получилось, что они уничтожили нашего робота?

— Я не знаю, шеф. По всей видимости, кто-то смог протащить с собой оружие. В машинах только дробовики, а они совершенно безопасны для наших роботов. Если не стрелять в упор.

— Тогда у меня вопрос к службе контроля на орбите.

— Одну минуту, сэр, — сказал Ефан. — Станция находится в тени планеты. Связь устанавливается.

— Хочу доложить вам, сэр, — вмешался Новист. — Вместе с уборочной группой я послал еще двух снайперов.

— С какой целью? — не понял Фингер Двадцать Первый.

— Цель прежняя, тот блондин.

— Надо было сначала спросить меня. Он очень перспективен. Впрочем, у него есть еще приятель. Ладно, пусть поохотятся.

— Докладывает служба зачистки.

— В чем дело?

— На месте аварии мертвых человеческих тел не обнаружено.

— Как это может быть? — удивился миллиардер. — А кровь?

— Незначительное количество крови обнаружено на месте аварии у скалы.

— Так. А где же тело?

— Тела нет. Обнаружен только сломанный андроид.

— Ах вон оно что! Они решили меня обмануть! Лишить удовольствия! Ну, я им устрою! Они у меня попляшут! Ефан!

— Да, сэр!

— Есть связь со станцией?

— Да, сэр! Станция на связи.

— Брадентон! Где были ваши глаза? Почему не доложили, что в группе есть искусственные люди?

— Мне никто не поставил никаких ограничений. Вы же сами сказали, ничему не препятствовать, только наблюдать.

— Сколько их там?

— Больше половины. Почти все телохранители — андроиды. Они надежнее людей…

— Хватит болтать! Мне нужны данные о том, сколько их. Все понял?

— Да, сэр! Одну минуту, сэр. Вот, пожалуйста. В группе шестнадцать андроидов, но ни один из них не числится в списке призеров.

— Само собой! Каждый приехал за денежками сам! — рассмеялся Фингер Двадцать Первый. — Ладно, пошел вон!

14


Неожиданно лес и скалы расступились, и колонна выехала на обширную поляну. Посредине стоял точно такой же стол, какой встречал путешественников в самом начале маршрута. Вилли даже попытался разглядеть, стоит ли возле его места недопитый бокал белого вина. Но, само собой разумеется, сервировка была обновлена. Чуть в стороне лежал аккуратно разложенный багаж.

Вид отсюда был великолепный. С одной стороны поляну дугой обступал лес, состоящий из деревьев, большая часть которых очень походила на эвкалипты. Замыкал эту дугу крутой обрыв, с высоты которого на много километров была видна вытянутая котловина с живописным озером посередине. Вдали, почти на самом горизонте был виден замок. Теперь он был дальше, чем в начале путешествия. По всей видимости, дорога кружила между скал и лесов. Замок казался двухмерной плоской фигуркой, силуэтом, чернеющей на фоне ярко-голубого неба. Он стоял на одной из плоских вершин горной гряды на другой стороне котловины.

— Господа! — донесся из динамиков голос Клайда. — Пусть вас не смущает то, что мы не приблизились к цели нашего'вояжа, а, напротив, отдалились от нее. Господин Фингер специально проложил этот ознакомительный маршрут, чтобы вы могли оценить всю прелесть главного приза.

— По-моему, мы это уже слышали, — ответил ему женский голос. — У меня вопрос.

— Да, мадам, я слушаю.

— Мы что, опять будем сидеть за столом вместе со слугами?

— Простите? — Даже по радио было слышно, что Клайд озадачен.

— Здесь полно андроидов, и совсем не обязательно сажать их вместе с людьми.

— Ах вон оно что! Ну, это дело хозяев. Стоит вам приказать…

Вездеходы в полном беспорядке рассеялись по поляне. Каждый старался занять выгодную позицию, но начала следующего этапа не было видно.

— Куда мы поедем дальше? — осмелился спросить кто-то.

— Господа, господа! Не надо так торопиться. Я прошу вас, отдайте должное столу, отдохните, и мы продолжим наше путешествие.

— Нас ждут дела дома, — за всех ответил Лев, покидая все же свой вездеход.

Следом за ним из другой двери показался его охранник, но Лев быстрой, едва слышной командой вернул его на место.

Немного погодя напряженно сидящие в автомобилях люди поняли неизбежность привала и стали вылезать наружу. Кто-то сразу подошел к столу, кто-то не спеша побрел к туалетным кабинкам, стоящим возле опушки. Человек пять или шесть подошли к обрыву. Среди них был и Вилли.

Он заглянул в пропасть и, повинуясь неосознанному желанию, плюнул вниз. Серебристая капля сверкнула на солнце и пропала за выпуклым брюхом скалы. Балансируя на острой грани, он постарался заглянуть подальше, но сумел увидеть только полоску дороги, проходящей под самым обрывом.

В этот момент кто-то ударил Вилли под коленки. Удар был силен и вполне мог бы сбросить сержанта в пропасть, но он все же сумел среагировать, извернулся в воздухе и повис на руках на крохотном уступе у самого гребня.

— Черт, как я только туда не свалился, — услышал он мужской голос. — Надо же так поскользнуться!

Пять или шесть человек, стоящие поодаль, согласно закивали, будто не видя висящего на скале Вилли. Инцидент не прошел для них незамеченным, просто они старательно делали вид, что ничего особенного не произошло. А когда они все разом отвернулись, Вилли понял, что его идут добивать. Собираясь с силами для последнего сражения, он прижался всем телом к скале, поверхность которой все же не была отвесной, а имела небольшой наклон.

Судя по тому, как группа наблюдателей подалась в глубину долины, можно было понять, что они не хотят быть свидетелями разворачивающейся трагедии. Тень убийцы медленно проплыла чуть в стороне. Вилли еще теснее прижался к скале и вдруг почувствовал чуть ниже колена нечто твердое. Быстрое исследование показало, что это крохотный выступ, на который тем не менее можно надежно упереться ногой.

Как раз в этот момент над его головой появился ботинок с рифленой подошвой. Каблук нацелился в побелевшие от напряжения пальцы, но едва только началось движение, Вилли вскинул руки и схватился за брюки нападающего, готовый увлечь его с собой в пропасть. Несколько секунд длилось это противостояние, а потом агрессор упал на спину и постарался освободиться с помощью второй ноги. Но Вилли, не чувствуя боли от наносимых ударов, держался цепко. Мало того, он стал взбираться вверх. Но на самом гребне он получил такой удар по голове, что едва не слетел со скалы…

По всей видимости, Вилли ненадолго потерял сознание, потому что, когда он открыл глаза, никого поблизости не было. Человек, пытавшийся его убить, исчез. На поляне царила вполне мирная обстановка. Кто-то сидел за столом, чуть в стороне стоял небольшой кружок, человек в пятнадцать. Откуда-то даже доносился смех. В его сторону никто даже не посмотрел. Будто бы каждый из них не по одному разу счастливо выходил из подобной ситуации и нет в этом ничего особенного.

Вилли поднялся и направился к туалетным комнатам. Оранжевые кабинки стояли возле первых деревьев. Здесь можно было умыться.

Возле кабинок стояли Энни и Тедди. Девушка, хмуря брови, старательно накладывала повязку на руку водителя, чуть пониже локтя. Но лицо Тедди было безмятежно. Похоже, он даже наслаждался процессом.

— Что случилось? — поинтересовался Вилли.

— Все в порядке, сержант, немного поцарапался.

— Я дала ему лошадиную дозу антисептика, — сказала Энни.

— Так что я теперь очень долго не испорчусь! — заржал пилот.

— А зачем антисептик? — удивился Вилли.

— Мне показалось, что лезвие ножа чем-то вымазали. Если это был яд, то его бы с нами уже не было. Поэтому я думаю, что использовали какую-нибудь грязь или сок растения.

— Как ты себя чувствуешь?

— Пожалуй, даже лучше, чем до этого эксидента.

— А кто тебя порезал? Что с ним?

— С ним бы уже ничего не было. Я б его по этому дереву размазал! Но я не видел, какая гадина это сделала.

— Да, бросали в спину, — подтвердила Энни.

— Ну что же. Похоже, что ты на этот раз легко отделался. Где этот нож?

— А вот он. — Тедди вынул из-за голенища сапога длинный тяжелый нож с массивной рукояткой, больше похожий на кинжал.

— И вот этим в тебя кинули? — удивился Вилли, взвесив оружие в руке.

— Да, а что такого?

— Хороший нож. — Вилли покачал его, примериваясь к весу, покрутил так, что лезвие замелькало, как пропеллер. — Но тяжеловат и плохо отцентрован. Метнуть такой мог только дилетант. Похоже, что наши приключения уже начались…

— Ты где был все это время?

— Гимнастику делал. Надо же было размяться после двух часов сидения в машине.

— А мы ждали только тебя. К столу уже дважды приглашали, — сказал Тедди. — Пойдем быстрее, а то пожрать не успеем. Эти торопыги опять сорвутся как бешеные, а я обещал девушке первым прийти к финишу.

Но здесь, под тентом, их ожидал новый сюрприз. За столом сидели человек десять. Более половины мест были свободны. Тедди первым направился к своему месту, как вдруг был остановлен вопросом.

— Молодой человек, а вы, собственно, куда?

— Как это «куда»? — не понял Тедди. — Хочу перекусить. Как раз в это время к нему подошли чуть приотставшие Энни и Вилли. Они удивленно остановились.

— В чем дело? — строго спросил Вилли, оглядывая присутствующих.

— Не узнают, — хохотнул Тедди. — Говорят что-то вроде «вас здесь не стояло»!

— Смешно, — сухо сказал Штальнагель, сидящий напротив. — Я хочу спросить, кто из вас троих выиграл по билету?

Молодые люди переглянулись, не понимая вопроса.

— Какая разница? — еще больше удивилась Энни.

— Дело в том, что мы не хотели бы пускать за стол слуг. Они будут есть в другом месте.

— Но мы!.. — возмутился Тедди.

— Не заводись, — дернул его за рукав Вилли. — Пойдем отсюда!

Тедди взглянул в лицо сержанту и прочел в его глазах нечто такое, что заставило его не продолжать начатой фразы. Они усадили Энни за стол и не спеша удалились.

Когда они отошли на расстояние, достаточное, чтобы не быть услышанными, Тедди наконец спросил:

— Ты что? За такие дела морду бить надо!

— Всем не набьешь, — ответил сержант, оглядываясь по сторонам.

— Я тебя не узнаю. С каких это пор ты боишься всякой мелкой швали, пусть даже с толстым кошельком?

— Кто тебе сказал, что я испугался?

— Это мои собственные наблюдения.

— Будь спок! Я очень скоро докажу тебе обратное. А сейчас слушай меня. Понял?

— Тогда скажи, в чем дело?

— Здесь затевается что-то, но я еще не могу понять что. Весь этот разговор о слугах и господах — явная провокация.

В это время к столу подошли еще трое. Это были мужчина, женщина и подросток. После краткой беседы они все трое сели к столу.

— Видал? — Тедди указал глазами в направлении стола. — Им можно втроем.

— Дело не в том, что мы их объедим. Эти придурки, которые притащили сюда ребенка, связаны родственными узами.

— А как же остальные бабы… В смысле — женщины?

— Думаю, ни одна из них не является законной супругой. Так, девочки для развлечений. Ладно, пойдем посмотрим, что там с машиной.

15

Новист вошел в аппаратную.

— Слушай, ты, железяка!

— Да, сэр, — ответил Ефан.

— Ты можешь хоть как-нибудь повлиять на хозяина?

— А что вам угодно, господин Новист?

— Мне угодно выйти в поле и немного пострелять.

— Но хозяин сам хочет сделать это. Лично, без посредников.

— Вот я и говорю тебе, повлияй на него. Сил нет смотреть, как они там обжираются.

— Вы слишком кровожадны.

— Не больше, чем хозяин.

— Я все слышу, Новист! — раздался голос Фингера Двадцать Первого. — Это моя покупка, и я хочу сначала наиграться сам, а потом уже предоставить это вам.

— Опять объедки! — прошипел бандит.

— Что поделаешь, такова ваша судьба. Вы все мои слуги и полностью зависимы от моей воли. Все понятно?

— Да, сэр!

— Вот так! Ефан, я тоже немного перекусил и не видел последних событий. Есть что-нибудь новенькое?

— Роботы нашли стоянку, но пока ничего не предпринимают, — ответил робот, пытаясь понять, что имел в виду миллиардер, говоря «немного перекусил».

— Интересно, почему?

— Я выяснил, что мишень, заключенная в значке, находится в машине. А без нее они не смогут выбрать цель.

— Ах вон оно что! Теперь понятно, почему он еще жив! Хорошо, что еще?

— Его пытались столкнуть со скалы.

— Правда? И кто же? Покажи-ка мне этот момент!

— Одну минуту. Это был…

— Нет! Не надо! Так будет занимательнее.

— Продемонстрировать запись?

16


— Пожалуй, нет. С меня будет довольно того, что наш план номер два действует.

Десантники вернулись к своей машине. Лесной марафон оставил многочисленные следы на ее бортах. Едва ли не все поверхности вездехода были помяты или поцарапаны. Крылья же были просто искорежены, фонари разбиты.

— Интересно, — ухмыльнулся Тедди, — как тут у них с рембазой?

— Хочешь лачок подновить? — в тон ему ответил Вилли.

— Хотя бы стекла помыть. — Тедди вспрыгнул на подножку и выдернул из пазов ставший ненужным уплотнитель лобового стекла.

— Теперь «дворники» будут ездить прямо по твоей физиономии, — усмехнулся сержант.

— Эй, погляди. — Пилот протянул ему уплотнитель.

— Что такое?

Тедди перегнул резинку, и из расширившегося отверстия показался металлический шарик. Вилли поддел его ногтем и вытащил целиком.

— Черт возьми! Дробь!

— Вот и я подумал, что стекла просто так не вылетают, даже такие простые, как это.

— В этом ты прав, но у кого может быть дробовик? Это ведь не «кольт», его за пояс не сунешь.

— А может быть, обрез?

— Вот что, давай смотаемся за нашим багажом, у тебя там тоже было кое-то припрятано.

— Все-то тебе надо знать!

— А как же, я ведь сержант, а не сопливый капрал. А вообще нет. Не надо, я сам принесу, а ты занимайся машиной.

— О'кей, — согласился Тедди.

Вилли не спеша пошел мимо других машин, отмечая их повреждения. Покорежены были далеко не все. Некоторые были только слегка поцарапаны, что вполне допустимо при езде по лесу. И только один вездеход был изрядно покалечен.

Оглянувшись на стоящих в стороне слуг и сидящих за столом господ, сержант подошел ближе и провел рукой по сплющенному бамперу. На ладони остались каменные крошки. По всей видимости, это был один из тех, кто «зажимал» вездеход Тедди на поле. Вилли потер дверцу, чтобы разглядеть под слоем пыли номер, но его остановил окрик.

— Эй, не трогайте машину!

Вилли оглянулся и увидел спешащего к нему молодого человека. Он был высок, строен и даже красив. Светлый шатен с голубыми глазами. Такие мужчины почти бесспорно нравятся женщинам. В гневе он был похож на Аполлона разящего троянцев.

— В чем дело? — спросил он.

— Извините, я думал, это моя машина, — соврал Вилли, пристально разглядывая молодого человека. — Разрешите представиться. Уильям Фалкон.

— Пол Аллансон, — почти машинально ответил молодой человек, забыв о том, что только что минуту назад был готов кинуться в драку.

— Ну, вот и хорошо, — дружески улыбнулся Вилли. — Хоть с кем-то можно познакомиться без китайских церемоний.

— Что вы имеете в виду?

— Там, за столом, сидят аристократы, которым, видите ли, претит разделять трапезу со слугами. — Вилли в отместку за оскорбление изливал весь свой сарказм.

— Но я не слуга, — возразил Пол.

— Я тоже. И тем не менее мы здесь, а они там. Вы, кстати, с кем едете?

— С мадам Гаммой. Она мой директор.

— То есть вы ее подчиненный?

— Ну, не совсем так, — смутился Пол, и по его лицу можно было понять, что его отношения с госпожой далеко не просты.

— Я смотрю, — перевел разговор на другую тему Вилли, — где же это вас так угораздило?

Он показал на смятый бампер и вырванное вместе с заклепками крыло.

— Это какой-то гад нас спихнул на скалу.

— А что, не вы рулите?

— Нет, что вы! Это вообще не мое дело. За рулем у нас робот. Он специально запрограммирован, мадам только подает дополнительные указания.

— Неплохо устроились, — заметил сержант, вспомнив мокрую от пота гимнастерку коллеги. — Вы багаж уже получили?

— Да, я сразу этим занялся. Мадам не любит испытывать неудобства.

— Это я уже заметил. Ну что же, приятно было познакомиться. Увидимся позже.

— До свидания.

Вилли направился к куче багажа и уже через минуту вернулся к своей машине, нагруженный как мул. Тедди к этому времени уже закончил мелкий ремонт, который был в силах сделать в полевых условиях.

— Ну, что там? — поинтересовался он.

— Машину, которую мы столкнули на скалу, ведет робот, а командир экипажа женщина по фамилии Гамма.

— Это, наверное, кличка. Не бывает таких имен.

— Может быть, и так. Вообще хорошо бы познакомиться со всеми. Только вот никто не хочет этого делать. Все сторонятся друг друга.

— Ну, я бы этого не сказал, — заметил Тедди, поглаживая повязку на руке.

— Да, как это произошло?

— Проще простого. Какая-то сволочь метнула нож из-за машины и слиняла.

— И это все?

— А что еще? Я, конечно, рванул в ту сторону, но у них слуги, как китайцы, все на одно лицо.

— Ты думаешь, это кто-то из слуг?

— А кто же? Понятно, что по поручению хозяина. Но сейчас уже ничего не докажешь и никому не пожалуешься.

— Это верно…

— Ты лучше погляди, что я нашел!

Тедди распахнул багажник. В глубине его были пристегнуты к стенкам самые разные чехлы. Форма многих из Них рождала у Вилли смутные воспоминания.

— Что это такое? — поинтересовался он.

— Оружие. Вон там — дробовик, там — патроны к нему.

— Много патронов?

— Штук сорок. Все заряжены мелкой дробью, как на птицу. Есть три ножа, топор, рыболовные снасти, палатка, котелок…

— Короче, полный комплект походного оборудования.

— Ага! Похоже, наши гостеприимные хозяева рассчитывали на более длительный поход. И еще. — Тедди воровато оглянулся и едва слышно прошептал: — У нас полная машина «жучков»!

Вилли не стал уточнять породу насекомых. Он сразу понял, что речь идет об аппаратуре слежения. Он кивнул и прошел к переднему крылу.

— Надо при первой возможности отрубить это. — Он подмигнул Тедди и тот согласно кивнул.

— Поехали! — крикнула Энни, вспрыгивая на подножку. Десантники не успели заметить, как она подбежала к машине.

— А пожрать? — протянул Тедди.

Но ответом ему было хаотичное движение, возникшее сразу по всей поляне. Кто-то бежал к машинам, кто-то выруливал на более выгодную позицию. Крики, топот, шум моторов — все сразу смешалось.

Из динамиков раздался голос Клайда:

— Господа, выезд с поляны в северо-восточном углу.

— Мозги не пудри! Рукой покажи! — огрызнулся кто-то.

Но Клайд внял этой грубости. Он встал на подножку своего вездехода и помахал рукой в нужном направлении.

Почти тотчас же вся кавалькада ринулась к едва видимому просвету среди деревьев, ранее никем не замеченному. Лязг и скрежет металла сопровождали это движение.

Тедди оставил свою корректность и со всего маху ударил бампером в первый же борт, который оказался у него на пути. Соперник решил, что лучше уступить, и притормозил. Но тут же Тедди сам оказался в похожей ситуации. Слева прямо на него летел другой соперник, по всей видимости, намеревающийся применить тот же прием. Но если в первом случае жертве Бешеного Тедди было куда отступать, то теперь вездеход под номером семь ехал по самой кромке обрыва. Удар тяжелой машины скорее всего опрокинул бы его в пропасть. Торможение также не спасло положения. И Тедди выбрал единственный верный вариант — он нажал педаль акселератора до предела. Так, что даже сам поднялся над сиденьем. Тяжелый вездеход козлом прыгнул вперед и ударил машину, уже въехавшую на лесную дорогу.

Агрессору пришлось хуже. Увидев перед собой отверстую пропасть, он попытался затормозить, но дерн сорвался с места, и застопоренные колеса продолжали движение. В боковое зеркало Тедди видел, как из задней двери кто-то выпрыгнул и покатился по траве под колесами машин. Потом в воздухе мелькнуло грязное днище, и вез деход исчез из поля зрения.

— Готов, козел! — злорадно усмехнулся пилот. — Не будет лезть!

— За что вы его так? — со слезами в голосе спросила Энни.

— Это война! — ответил Тедди, — Что? Еще не ясно? Эти скоты за деньги угробят любого конкурента. Если бы я не успел уйти, то на дне пропасти сейчас были бы мы, а не он!

Энни молча отвернулась к окну.

— Не обижайтесь на него. — Вилли положил руку девушке на плечо. — Он прав. Здесь каждый сам за себя.

— Но я только что видела их за столом. Они все милые, добрые люди!

— Да, пока нечего делить, пока на всех хватает…

— Но как же так!

— А вы, простите, чем занимаетесь в свободное от подобных путешествий время?

— Я? — Было видно, что девушка смущена и не знает, как ответить.

— Не стесняйтесь, — подбодрил ее Тедди. — Здесь все свои. Сержант у нас вместо капеллана — и грехи отпустит, и тайну исповеди сохранит. Ха-ха-ха!

Но Энни не приняла шутки. Она серьезно посмотрела на одного, на другого и наконец сказала:

— Я не могу раскрывать перед вами все секреты. Тем более что они не мои.

— Как хотите, — пожал плечами Тедди. — Облегчить душу никогда не вредно. Я вот, к примеру, после этой поездки обязательно наведаюсь в церковь, если, конечно, смогу вернуться из этого кошмара.

— Ага! — рассмеялся Вилли. — Я слышал это с десяток раз, и никогда ты не выполнял своего обета. Так что можешь заодно пообещать еще и свечку размером с Эмпайр-Стейтс-Билдинг.

Дорога, изгибаясь плавной дугой, шла под уклон. Деревья мелькали в опасной близости от машины, габариты которой едва проходили в узкий просвет. Три машины, движущиеся впереди, снизили скорость. Водители опасались налететь на одного из могучих лесных исполинов, стволы которых были толщиной не меньше чем в три обхвата. Такая авария могла остановить всю гонку, и виновнику не поздоровилось бы.

Даже для такого опытного водителя, как Бешеный Тедди, дорога эта была нелегким испытанием, а об остальных и говорить нечего. Поэтому темп движения постепенно снижался, и к концу спуска уже никто не делал попыток разогнаться. Колонна ползла со скоростью не более десяти километров в час.

Пассажирам оставалось только скучать. Вилли, не привыкший сидеть без дела, открыл внутреннюю крышку багажника и извлек на свет дробовик. Вещь была дорогая, сделанная под старину, хотя было видно, что приклад выделан не из орехового дерева, а из очень похожей на него пластмассы. Металлические части были изготовлены из перекристаллизованной стали. Сержант переломил ружье пополам и заглянул в стволы. Вещь и в самом деле была великолепной. В свое время Вилли мог только мечтать о такой.

— Могли бы и полуавтомат положить, — заметил Тедди.

— А четверть-пулемет не надо? — ответил сержант. — Будь здесь хоть пяток стволов приличного оружия, так уже половину соискателей отправили бы к праотцам.

— Это ты прав, — согласно кивнул пилот.

— Таким образом, задача с каждым часом все больше осложняется. Раньше нам надо было только проводить девушку до банка и назад. Теперь речь идет не только о победе в этой дурацкой гонке, но и о наших собственных шкурах.

17


— Ефан, — голосом капризного зануды прогнусил Фингер Двадцать Первый, — мне становится скучно!

— Но, сэр! Я делаю все возможное, чтобы вас развлечь!

— А мне скучно! Это ведь была твоя идея с лотереей и моим завещанием. А что я вижу теперь?

— Ну что вы, сэр! Неужели вас не развлекает эта бешеная гонка?

— Какая же она «бешеная»?! Тащатся друг за другом, как в детском саду. Только что за ручки не держатся!

— Таков маршрут, сэр. Вы сами его предложили как наиболее опасный.

— А ты не мог мне подсказать? Где опасности? Где ужасная смерть? Этак они все прибудут к финишу.

— Смею заметить, сэр, что буквально пять минут назад одна машина рухнула с обрыва.

— И что? Ни огня, ни крови! Ерунда все это, скука.

— Да, но в машинах совершенно нечему гореть!

— Сделайте так, чтобы было чему! И я хочу побольше аварий!

— Но они и так уже потеряли машину и двух андроидов.

— Двух андроидов! Велика ценность! В первую очередь должны умирать люди, а не эти электронные чучела.

— Хорошо, хорошо, будь по-вашему. За колонной следуют два робота. Они только выжидают удобного момента, чтобы прикончить обладателя сержантского значка.

— С каких это пор они научились выжидать?

— С момента гибели первого снайпера. Главный мозг проанализировал его ошибки и ввел коррекцию в программы всех остальных.

— Так, где сейчас значок?

— У этого блондина, которому его с самого начала вручил Клайд.

— А он, часом, не андроид?

— О Господи! — вырвалось у робота. — Надо запросить станцию.

— Давай быстрее. Когда мне станет совсем скучно, я выставлю тебя во внутренний двор и буду палить по тебе из дробовика. Думаю, это будет намного забавнее твоей затеи!

— Одну минуту, сэр! Брадентон! Некоторое время на вызов никто не отвечал.

— Почему он вечно находится в тени планеты? — не выдержал Фингер Двадцать Первый. — У него что, ретрансляторы не работают?

— Да, сэр! — раздался голос капитана орбитальной станции.

— Где тебя вечно носит?!

— Извините, сэр! Что-то связь барахлит.

— Почините! Или у вас рук нет?

— Да, сэр. Именно сейчас занимаемся профилактикой.

— Мне нужны данные вот на этого гостя. — На экране появилось лицо Вилли. — И очень быстро! Я устал ждать!

— Одну минуту, сэр. Вот, пожалуйста. Этот человек прибыл сопровождающим даму, которая назвалась просто Энни…

— Черт с ней! Дальше! Он человек или робот?

— Этого мы не регистрировали, но металлоискатель среагировал на него, как на робота.

— А второй? Тот, который с ним?

— Тот определенно человек. Вне всякого сомнения.

— Все ясно! Ефан, опять меня пытались обмануть!

— Но, сэр! Вы же сами выбрали эту кандидатуру, и, если помните, я даже возражал.

— Теперь это не имеет значения. Клайд!

— Я слушаю, сэр!

— Немедленно отбери у этого электронного пугала значок и передай его живому человеку.

— Простите, сэр, сейчас я не могу этого сделать.

— Неподчинение?! — взревел Фингер Двадцать Первый. — Я тебя сейчас же уничтожу!

— Но, сэр, мы сейчас в пути, и я не могу остановить колонну. Они не послушают меня!

— Я сказал! Чтобы через пять минут значок был у нормального человека. Все!

18

— Господин Фалкон, — отчетливо произнес динамик.

— Да. — Вилли придвинулся к переднему сиденью. — Я слушаю вас.

— Вообще в обязанности старшего группы входит поддержание порядка.

— Что я должен делать?

— Вам уже ничего не надо делать. По вашей вине мы потеряли машину, а такое расточительство недопустимо.

— Попробуйте сказать, что мне придется за нее платить, и мы потеряем еще одну, вместе с нашим гидом. — Вилли постарался таким образом урезонить Клайда.

Тот сразу понял, что взял слишком высоко, и изменил тон.

— Тем не менее как представитель наблюдательного совета, — при этих словах Вилли невольно взглянул на видеокамеру, скрытую в раме тента, — я прошу вас передать знак старшего группы вашему коллеге. А на следующей остановке мы решим, кому его вручить.

— Думаю, в кандидатах недостатка не будет, — ответил Вилли, который никак не мог понять смысла возни вокруг этой металлической бляхи.

Сержант опустил руку в дорожную сумку на двери и извлек значок. При этом он не обратил никакого внимания на два круглых сквозных отверстия, прожженных в металле.

— На, держи. — Он протянул значок Тедди.

— Да на кой он мне нужен! — возмутился тот. — Я что — араб, чтобы навешивать на себя всякие блестящие побрякушки?

— Ну, брось его куда-нибудь. Слышишь, Клайд? Я передал значок. Можно мне теперь встать в строй?

Гид даже не нашелся, что ответить на эту дерзость.

А Тедди, повертев значок в руках, бросил его в «бардачок».

Дорога, немного попетляв по лесу, спустилась в долину. Здесь деревья росли не так густо, и по обочинам стали появляться полянки. Однако возможности обогнать соперников все еще не было. Снова справа поднялась скалистая серая стена. Теперь она была отделена от дороги пологими, поросшими травой каменными осыпями. На почти отвесном склоне притулились мелкие кустарники. Их зелень резко контрастировала с камнями и радовала глаз.

— Красивые все же здесь места! — не удержалась от восклицания Энни. — Игра на такую ставку стоит свечь.

— Я еще ни разу не видел, чтобы миллионеры жили в трущобах или на помойке, — заметил Тедди.

— Да, они умеют устраиваться, — кивнул Вилли.

Он хотел сказать что-то еще, но впереди возник затор, и вся колонна стала. Отставшие подтянулись к лидерам, и между бамперами машин почти не оставалось свободного пространства.

— Что там случилось? — забеспокоился Клайд.

— Машина лежит поперек дороги, — ответили ему. — Проехать нельзя.

— Как это нельзя?! — По визгливым интонациям можно было узнать голос Льва. — Надо убрать ее с дороги, и все!

— Иди и убери, если ты такой здоровый, — огрызнулась рация.

— Убирать должны передние, — ответил Лев. — А то, пока мы вернемся к машинам, вы уже уедете!

— Логично! — усмехнулся Вилли.

— Господа, господа, — вмешался в перепалку Клайд. — Давайте сделаем так: мы сейчас сообща уберем машину, а потом я дам старт, общий для всех, в том числе и для лидеров.

— Вы рассчитываете вручную сдвинуть две тонны? — сказала Гамма.

— У нас здесь довольно много роботов, которые смогут справиться с этим без помощи людей.

— Но…

— Правильно, правильно! — закричал Лев, и многоголосый хор поддержал его.

— Заодно будет небольшая передышка, — начал было Клайд.

— Сколько можно отдыхать?! Мы все здесь занятые люди!

— Хорошо, хорошо, как только дорога будет свободна, мы продолжим наше путешествие. Кстати, господа, у кого сейчас находится значок старшего группы, захватите его с собой.

Тедди потянулся к крышке «бардачка», и рука его замерла на полдороге. Два солнечных луча проникали сквозь овальные отверстия и утыкались в пол возле ног Энни.

— Черт побери! В нас стреляли! — сообщил он.

— Когда? — не понял Вилли.

— Сегодня. Минут пятнадцать назад. Когда я клал сюда значок, этих дырок не было.

— Похоже, не мы одни с тобой умные.

— Что ты имеешь в виду?

— Кто-то прихватил с собой оружие посерьезнее моего «кольта»!

— Приятная новость! Но почему они все время лезут на нас?

— А может, и в других машинах есть такие дырки? Мы же не проверяли.

— Ладно, пойдем посмотрим, что там случилось. Может, помощь нужна.

— Значок не забудь нацепить.

— Ага, хоть немного побуду командиром! — заржал Тедди, пристегивая бляху к своему комбинезону.

Они спрыгнули на землю и пошли к голове колонны, от которой их отделяло всего три машины. Походя Тедди косил глазом, отыскивая пробоины в других машинах, но то ли их не было, то ли все они располагались с другой стороны.

Вездеход лежал поперек дороги, уткнувшись тупым рылом в густой кустарник. По всей видимости, машина совершила полный оборот в воздухе и, ударившись колесами о грунт, переломилась пополам. Удар был настолько силен, что кузов провис до самой земли, а задняя часть задралась вверх. Стекла вылетели вон, двери вырвало, колеса торчали в разные стороны — мосты также не выдержали удара и согнулись. Под машиной что-то громко журчало.

Но не вид гибели стального экипажа произвел более всего впечатления на собравшихся. В руинах автомобиля происходило движение. Порванный тент приподнимался, словно кто-то толкал его снизу, желая освободиться, а потом снова опадал. Будто бы кто-то агонизировал в кабине мертвой машины.

Тедди, без труда пробившийся в первые ряды зрителей, сделал шаг вперед и одним движением сорвал тент с покореженной рамы. Взору путешественников предстала ужасная картина.

Робот, настолько похожий на человека, что отличить можно только при очень внимательном взгляде, лежал распятый на обломках водительского кресла. Каркас последнего лопнул, и иззубренные обломки пробили робота насквозь, намертво пригвоздив его к машине. Голова робота от сотрясения сорвалась с креплений и валялась неподалеку, соединенная с телом только двумя-тремя проводами. А тело продолжало функционировать. Как у большинства андроидов, главный процессор робота располагался в груди, и отсутствие головы не мешало ему принимать решения. Однако главный привод был серьезно поврежден, и робот мог только судорожно дергаться, совсем как умирающий человек.

— Выключите его кто-нибудь! — раздался над поляной женский голос. — Что вы смотрите на него?!

Из толпы выступил новый знакомый Вилли — Пол.

— Разрешите мне, спасибо.

Он наклонился над роботом и просунул руку в то, что совсем недавно было животом. Вилли содрогнулся. Ему показалось, что молодой человек сейчас вырвет из груди робота настоящее человеческое сердце. Сержанту приходилось видеть подобное во Вьетнаме. Но Пол всего лишь чем-то щелкнул, и робот замер.

— Все, — сказал он, густо покраснев.

В этот момент поляну накрыла тень. Путешественники подняли головы и увидели над собой планетарный бот. Судно медленно снижалось. Вот распахнулся донный люк, и на землю плавно опустились роботы-погрузчики.

— Долго собирались, — проворчал Тедди, выбираясь из толпы.

— Простите, сэр, — услышал он голос за спиной. Десантник быстро обернулся и сначала не понял, кто к нему обращается. Только опустив глаза, он увидел перед собой подростка с такой субтильной внешностью, что трудно было определить — мальчик перед вами или девочка.

— Чего тебе? — Он постарался смягчить свой голос, но лолное отсутствие опыта общения с детьми сразу выдало себя. Голос прозвучал фальшиво.

— Могу я посмотреть значок старшего группы?

— А почему же нет? — удивился такой щепетильности Тедди, отстегивая бляху. — На, владей пока.

— А разве он ваш?

— Нет. Подойдет Клайд, ему и отдашь. Мне-то он ни к чему.

И, быстро повернувшись, пилот заспешил к своей машине.

Тем временем роботы обстропили обломки вездехода и с грохотом швырнули их в трюм бота. Люк захлопнулся, бот качнулся и, стремительно набирая высоту, исчез в небе.

Путешественники еще некоторое время стояли, глядя ему вслед. И если бы можно было прочитать их мысли, наблюдатель нашел бы в них удивительную схожесть. Ведь на месте покореженного андроида мог оказаться любой из них. Но суть происходящего еще была скрыта от людей. Жертвы только подходили к алтарю, не зная, что они уже стали частью кровавого шоу.

Первым очнулся Штальнагель. Его машина стояла в голове колонны, и теперь ничто не мешало ему создать значительный разрыв. Несмотря на возраст, он легко запрыгнул на подножку и крикнул своему роботу:

— Вперед!

— Эй! Стойте! — закричал Клайд. — Я еще не дал старт!

Но его никто не слушал. Путешественники бросились к своим машинам, натыкаясь друг на друга, толкаясь и крича.

Следом за Штальнагелем с места сорвалась вторая машина. Третья же никак не хотела трогаться. Тедди процедил сквозь зубы какое-то ругательство, крутанул руль и, рискуя опрокинуться, объехал соперника по каменистой осыпи. То же попытались сделать и остальные, но первая же машина опасно наклонилась, и только неподвижно стоящий вездеход не дал ей упасть набок.

В эфире поднялся крик, который безуспешно пытался унять Клайд. Он призывал к порядку и спокойствию, но никто не желал его слушать. Каждый старался так или иначе пропихнуть свою машину вперед.

Движение снова застопорилось. Но и на этот раз ненадолго. Между серо-зеленых тентов замелькала лысина Льва. Свой шикарный парик он где-то потерял и без него стал совершенно неузнаваем. Он подбежал к стоящей машине, открыл переднюю дверь и вспрыгнул внутрь. Через секунду водитель вылетел из двери и покатился в кусты. Вездеход рванул с места так, что другой, которому он служил опорой, едва не перевернулся, но шофер сумел удержать его. И тотчас же вся кавалькада бросилась в погоню за лидерами, которые уже успели скрыться за поворотом.

В придорожных кустах остался лежать никем не замеченный труп с ножом в спине. Выброшенный из машины андроид некоторое время бродил вокруг, пока не наткнулся на него. Программа робота была составлена так, что он обязан был служить хозяину даже после его смерти. Робот встал рядом и замер.

Через полчаса их обнаружили уборщики, следующие за колонной на почтительном расстоянии. Они подобрали тело, а андроида просто отключили и забрали с собой.

— Хотел бы я знать, кто идет вторым, — сказал Тедди. Встречный ветер врывался в кабину, крошил слова и разбрасывал их так, что трудно было понять, о чем идет речь.

— Может, открыть заднюю дверь? — предложил Вилли.

— Зачем? — не понял Тедди.

— Меньше будем похожи на дирижабль.

— По-моему, лучше откинуть тент, — ответил пилот и нажал кнопку на панели.

Тент медленно поднялся и стал убираться, но ветер уперся в него, как в парус, в петлях что-то хрустнуло, и движение прекратилось.

— Зараза! — выругался Тедди. — Надо было сделать это на остановке. Что теперь?

Вилли молча повернулся к упрямому механизму и ударил рукой по ближайшей штанге. Хруст повторился, но ничего не сдвинулось с места. Сержант еще раз нацелился в то же место, но в этот момент машину сильно тряхнуло, и тент сложился сам.

19


— Я переключил их на слежение. Вы были недовольны их пассивностью.

— Ну так включай! Сейчас уже можно. У них есть отличная возможность для маневра. Давай, давай! И включи мне контрольный канал одного из них. Я сам хочу видеть, как это произойдет.

— Отлично! Великолепно! — Фингер Двадцать Первый даже зааплодировал перед экраном. — Смоделируйте мне этот эпизод!

— Какой прикажете? — Подобострастие в голосе Ефа-на было фальшивым, но миллиардер не заметил этого.

— Конечно же, убийство этого, как его там?

— Он представился как сеньор Лукато.

— Вот именно он-то мне и нужен. Он первый, но я не видел этой сиены. Поэтому расследуйте и смоделируйте мне всю сцену на фантомах.

— Это займет некоторое время, — предупредил робот.

— Не имеет значения! Каковы мерзавцы! Вокруг них плотная сеть систем слежения, и никто не заметил, кто и когда зарезал этого Лукато!

— Да, согласен с вами, сэр! На этот раз мы набрали более сильную команду игроков.

— Там, кажется, у нас есть парочка мафиози?

— Теперь уже один.

— Как это так «один»? Где второй?

— Второго как раз сейчас везут в мусоросжигатель.

— Ого! Я думал, что такие умирают последними.

— Спешу сообщить вам, что жетон старшего группы передан человеку.

— Кому конкретно?

— Товарищу того, у кого он был раньше.

— А что поделывают роботы?

20


Бахам-младший, а именно так звали мальчика, который, сам того не желая, выпросил значок у Бешеного Тедди, сидел на переднем сиденье вездехода и любовался своим приобретением. Ему было двенадцать лет, а в этом возрасте самое время открывать мир. Ребенком он был неизбалованным, хотя являлся единственным отпрыском довольно состоятельной семьи. Отец держал его в черном теле, желая развить в сыне волю к победе, каковой обладал сам. Родитель считал, что его сын должен пройти через те же испытания, что и он, чтобы стать настоящим мужчиной. Но до сих пор ничего не получалось. Многочисленные лакеи и гувернантки, тайно подсылаемые матерью, в считанные часы благоустраивали любую, самую дикую обстановку, и жизнь Бахама-младшего текла без проблем.

Как уже говорилось, это был худой, бледный подросток с не по возрасту усталым и разочарованным взглядом. Впрочем, он скорее всего притворялся, стараясь быть похожим на взрослых. Его серые глаза постоянно горели любопытством, но, стесняясь, он очень часто прятал их под густыми длинными ресницами. Вытянутое аристократическое лицо, как правило, было безмятежно. Но внимательный взгляд всегда смог бы прочесть все мысли мальчишки на его чистом лобике.

Одет он был дорого, но неброско. Родители знали толк в материях — это был их бизнес. Поэтому Бахам-младший был одет во все крепкое, надежное и, вследствие двух первых обстоятельств, очень дорогое. Цвета он выбирал сам, и поэтому синие джутовые брюки тончайшей выработки прекрасно сочетались с такой же ковбойкой, а дополняли и оттеняли это все ремень из змеиной кожи и такие же полусапожки. Мальчик был одет почти как настоящий ковбой.

Значок он сначала приколол к своей ковбойке, но на этом месте он был плохо виден владельцу. Поэтому он прицепил его на панели приборов и с восторгом разглядывал редкую вещицу.

— Господин Клайд! — позвал мальчик.

— Я вас слушаю, — ответил гид. — Говорите, пожалуйста.

— Могу я потом оставить себе знак старшего группы?

— Простите, а с кем имею честь беседовать?

— Бахам-младший. — Мальчишка машинально поклонился рации.

— У меня в списках нет вашего имени, — после короткой паузы ответил Клайд. — В какой машине вы следуете?

— Наш номер — восемь, — ответил гувернер, сидящий позади.

— Ага! У меня в картотеке вы зарегистрировались как мистер Стейтс, не так ли?

— Да, разумеется.

— А кому вы намерены передать знак?

— Моему подопечному, Бахаму-младшему.

— Я не возражаю. Но на ближайшей стоянке мы все же выберем старшего группы, и знак придется передать ему. Вы согласны?

— Да, я согласен, — кивнул мальчишка. — А после окончания путешествия могу я оставить его себе как сувенир?

— К сожалению, не я решаю такие вопросы, но постараюсь замолвить словечко в вашу пользу.

Клайд не врал. Вся эта затея не очень-то ему нравилась. Поэтому он твердо решил для себя оставить ребенка в живых, чего бы ему это ни стоило. Впрочем, он не мог знать, чего могут стоить ему возражения хозяину.

Ведь мысли о собственной смерти очень плохо укладываются в рамки человеческого разума. Каждый почему-то считает, что он в этом мире едва ли не самая главная деталь, относиться к которой следует предельно бережно. И если он погибнет, то рухнет весь этот прекрасный мир, похоронив под собой и убийц, и равнодушных. И в этом человек, наверное, прав. С гибелью каждого существа невозвратно отмирает некая частица Вселенной, и на месте ее возникает зияющая пустота. Быть может, «черные дыры» — противоположность сияющих светил — и есть следы умерших вселенных. Человек, согласный с таким положением, никогда не станет убийцей. Мало того, он всеми силами будет защищать жизнь не только свою, но и любую другую.

Но Клайд не учел одного обстоятельства. Есть еще, к сожалению, на свете люди, ценящие свои амбиции намного дороже человеческой жизни. Они готовы вымостить свой путь мертвыми телами и считать их только ступеньками на пути к цели, зачастую имеющую ценность только для них самих. Именно к людям такого сорта относился Фингер Двадцать Первый. Он убивал только для того, чтобы разогнать скуку, захватившую его избалованную натуру.

Клайд не успел выйти на связь с замком. Роботы приступили к действиям раньше. Наученные опытом погибшего товарища, они не двигались теперь по прямой, а постоянно меняли высоту и положение относительно цели. Маневрирование затрудняло прицеливание, зато через короткое время картина стала трехмерной, объемной. Недостаток снайперов был в программе, которая определяла целью маяк и ограниченное пространство около него. Расчет, как вы помните, был на то, что мишень будет находиться на груди жертвы. В этом случае практически любое ранение было, безусловно, смертельным. Удаление от цели и расположение стрелков относительно нее не имело большого значения. Поэтому два импульса, невидимых при дневном свете, поразили цель под разными углами.

Удар деструктора совершенно нечувствителен для человека. Нет ни боли, ни разорванных мускулов и переломанных костей. Зачастую нет даже крови.

Просто в теле мгновенно появляется канал, как от сверла диаметром в семь-восемь миллиметров, который, впрочем, тут же заполняется кровью и неповрежденными тканями. Деструктор разрушает связи между молекулами. Смерть же наступает, как правило, от внутреннего кровоизлияния.

Ходили слухи, что деструктор изобрел врач, озабоченный стерильностью хирургических операций. Ничего удивительного в этом предположении нет, гильотину тоже изобрел хирург. Ну а военные нашли инструменту свое применение.

Первый выстрел настиг гувернера Стейтса, сидящего посередине заднего сиденья. Он не мог понять, откуда на него навалилась такая внезапная слабость. Удар луча пришелся в правую часть груди. Он прошил наискосок оба легких, не задев при этом сердца. Однако были повреждены слишком многие кровеносные сосуды. Легкие стали быстро наполняться кровью. Поэтому, когда Стейтс спустя минуту хотел что-то сказать, он зашелся клокочущим кашлем. Изо рта и из носа у него ручьями хлынула кровь, и гувернер повалился вперед, на женщину, сидящую за рулем. Чтобы не испачкать белоснежной блузки, та вместе с рулем подалась влево, и тяжелый вездеход едва не слетел при этом в придорожные кусты.

Мадам Лаева была вынуждена притормозить, чтобы не перевернуть машину. Сзади тотчас раздался возмущенный вой сирены — попутчики, и без того лишенные возможности обогнать, не хотели замедлять темп движения.

Но спасти блузку ей не удалось. Все плечо было пропитано кровью, хлещущей из горла гувернера. Бахам-младший в ужасе прижался к двери, готовый выскочить наружу. Его глаза готовы были вывалиться из орбит. Вот он заметил кровавые брызги на своих брюках и принялся тереть их. Но пятна от его энергичных действий расползались еще больше.

Гувернантка решила остановить машину, чтобы хоть немного привести себя и подопечного в порядок, а заодно и разобраться, в чем дело. Но едва она нажала на педаль тормоза, как задняя машина ударила вездеход в корму и принялась толкать его вперед. Дорога здесь была неровной, и скрежет металла перекрыл все другие звуки.

— Я не хочу! — завизжал мальчишка и принялся молотить кулаками остывающее тело гувернера по плечам, по голове — куда только мог достать. — Ты слышишь? Я не хочу!!!

Он толкнул тело, и оно, качнувшись, свалилось на пол, за спинки передних сидений.

— Успокойтесь, сэр, — сказала мадам Лаева. — Стейтс только ушибся. Возможно, он только разбил нос о спинку кресла. Поэтому так много крови. Сейчас, уже скоро будет остановка, и мы приведем его в чувство.

Она и сама верила в свои утверждения, и поэтому собственный внешний вид волновал ее больше, чем состояние коллеги.

— Да нет же! Он умер, умер, умер!!! — кричал Бахам.

— Ну, посудите сами, — успокаивающе проговорила гувернантка. — С чего бы ему умереть?

— Он умер! — продолжал талдычить мальчишка.

— Этого не может быть. Успокойтесь, сэр. Вам нельзя так волноваться. В вашем возрасте психика еще не до конца сформировалась и может пострадать от таких сильных эмоций. Нет ничего страшного в том, что мистер Стейтс упал в обморок. Вполне возможно, что это результат акклиматизации. Перепад давления, жара… Я тоже что-то себя неважно чувствую, — неожиданно пожаловалась она.

— Вы не имеете права! — вскричал Бахам. — Вас нанял мой отец. Вы должны…

— Не пойму, — не без удивления произнесла гувернантка, полностью погруженная в анализ собственных ощущений. — Откуда-то взялось головокружение и легкая тошнота. Послушайте, у вас с желудком все в порядке?

Мальчишка от такого вопроса вдруг успокоился. В таком возрасте дети часто стыдятся отправления естественных нужд и всего, что с ними связано. Намек на то, что у него может быть расстройство желудка и необходимость останавливать всю колонну только для того, чтобы отыскать укромное место для облегчения, подействовали на него отрезвляюще. Однако он постарался прислушаться к своим ощущениям. Некоторое время он сидел неподвижно, но ничего необычного в своем организме так и не нашел.

— У меня все нормально, а почему вы спросили?

— Что-то мне нехорошо. Боюсь, что продукты на столе могли оказаться не совсем свежими.

Бахам считал неприличным разговаривать с женщиной на эту тему, но все же спросил:

— У вас что-то болит? — Под «что-то» он подразумевал живот.

— В том-то и дело, что нет, но все остальные симптомы совпадают.

И только теперь Бахам заметил, что левый рукав блузки мадам Лаевой насквозь промок от крови. На полу между сиденьями образовалась целая лужа, которая не могла быть связана с лежащим головой к левой задней двери Стейтсу.

— Смотрите! — Он ткнул пальцем в пол.

Гувернантка последила за его рукой и все поняла. Это была ее собственная кровь. Она попыталась закатать рукав блузки, чтобы посмотреть, в чем дело, но пуговка на манжете никак не желала расстегиваться. Забыв об этикете, она вскрикнула:

— Помоги же мне!

— Что надо делать? — с готовностью отозвался Бахам. Его ужас прошел, и, напротив, стало даже интересно.

— Расстегни пуговку и закатай рукав. — Мадам Лае-ва с надеждой посмотрела в зеркало заднего вида, потом вперед.

Ей очень хотелось, чтобы сейчас все обогнали ее, чтобы можно было спокойно остановиться. Но дорога по-прежнему была с одной стороны подперта густыми, переплетенными между собой кустами, а с другой стороны все так же нависали отвесные скалы.

Бахам довольно быстро справился с неподатливой, ставшей скользкой от крови пуговкой и осторожно попытался закатать рукав. Поначалу он пытался проделать все это, не испачкав рук. Но очень скоро отказался от этого своего каприза. Ткань прилипла к коже, и дело продвигалось очень медленно.

— Надо, наверное, разорвать, — неуверенно предложил он.

— Что? Нет, зачем… А вообще вещь все равно испорчена.

У нее уже темнело перед глазами. В ушах нарастал звон, и руки, особенно правая, оказывались крутить руль. Пока ее спасало только то, что дорога была прямая и более или менее ровная.

Мальчишка попытался разорвать рукав, но ткань была крепкая, и его тонкие пальцы не в силах были с ней справиться. Он тянул, дергал, но все было тщетно. В отчаянии он рванул изо всех сил, надеясь, что рукав оторвется у плеча.

И вот только тогда все существо гувернантки пронзила резкая боль, от которой она потеряла сознание. Неуправляемая машина резко свернула вправо, вспрыгнула по каменистой осыпи вверх и врезалась в скалу. От удара вездеход едва не перевернулся, но искореженные бампер и крыло зацепились за какой-то уступ и остановили опрокидывание. Машина встала под углом едва не сорок пять градусов. Система безопасности тотчас выключила двигатель.

Бахама снова охватила паника. Он рвался выскочить из машины, совершенно забыв о том, что с этой стороны дверь уперлась в скалу. Он продолжал щелкать замком и ударять плечом в перекошенную ударом дверь, но она не подалась ни на миллиметр. А лезть через тело гувернантки, казавшееся мертвым, он боялся. Наконец его блуждающий взгляд наткнулся на рацию.

Путаясь в кнопках, мальчишка нашел нужную и, когда в динамиках зашуршало, прокричал:

— Помогите!

Но те, кто преследовал его машину, равнодушно промчались мимо, словно не слышали призыва и не видели перекошенной машины, висящей под скалой.

— В чем дело? — отозвался Клайд.

— У меня здесь все умерли! — прокричал Бахам-младший.

— Как это? — не понял гид, но тут же догадался, что это результат налета снайперов. — А тебя не задело?

— Нет, у меня все в порядке, а вот миссис Лаева и мистер Стейтс умерли.

— Я уже вижу тебя. Оставайся на месте, я сейчас. А что случилось?

— Они изошли кровью. — И только сейчас он понял, что сидит в машине с двумя мертвецами и полом, залитым кровью.

Не говоря более ни слова, Бахам, едва сдерживая тошноту, быстро открыл окно, ужом вылез в него и опрометью бросился к кустам. У кромки дороги он споткнулся, упал и кубарем вкатился в самую середину зарослей. Рвота, надсадный, задыхающийся кашель, рыдания — все смешалось в один нестерпимо горячий ком. Он не помнил, сколько времени все это продолжалось.

Клайд, что удивительно, не заметил бегства мальчишки. Он намеренно отстал от колонны, чтобы случайно не попасть под выстрел роботов шефа. Поэтому ему понадобилось минуты три-четыре, чтобы добраться до места аварии.

Открывшаяся картина его всего лишь несколько обескуражила. Но взволновали его не кровь и два еще не остывших трупа, а отсутствие третьего члена экипажа. Мальчишка, который должен был по новому плану Фингера умереть первым и тем самым вызвать шок у всех остальных, исчез. Клайд сначала подумал, что раздавленное тело находится с той стороны вездехода, но тут ему на глаза попался висящий на зеркале заднего вида значок. Мысленно восстановив возможные траектории, Клайд с облегчением вздохнул. Как бы ни был он плох, этот человек, а брать на душу убийство ребенка он не хотел.

Значок следовало достать из машины. Но Клайд совсем не хотел испачкать костюм. Он вскочил на подножку и протянул было руку, но уперся животом в склоненную голову мадам Лаевой. Прикосновение было неприятным. Он хотел оттолкнуть тело в глубь кабины, но машина наклонилась настолько, что тело упрямо возвращалось в прежнее положение. К тому же ноги постоянно соскальзывали с залитой кровью подножки. В пятый раз помянув дьявола, Клайд спрыгнул на землю, так и не достигнув своей цели.

Бахам-младший слышал, как подъехала и остановилась машина гида. Он хотел сразу выбежать навстречу этому человеку, но задержался, приводя себя в порядок. Отпрыску состоятельной фамилии, наследнику огромного состояния не следовало показываться на людях в таком жалком виде. Поэтому Бахам сначала отер слезы, отряхнул одежду и только после этого двинулся назад к дороге.

Но буквально в двух шагах от границы кустов он замер, словно пригвожденный к месту. Сквозь листву он ясно видел Клайда и сначала не мог понять, чем тот занят.

Вот гид спрыгнул с подножки и, похоже, задумался, стоя возле машины и глядя внутрь салона. Бахам решил, что он ищет его, и хотел крикнуть, но тут гид распахнул дверцу вездехода. Бесчувственное тело гувернантки скатилось к его ногам. Но она не умерла! Она была еще жива. Жестокий удар о землю на мгновение привел ее в чувства. Она с трудом разлепила глаза и, увидев человека, стоящего над ней, протянула к нему руку.

Клайд не отшатнулся, не запаниковал. Он просто посторонился, чтобы окровавленные пальцы не задели его брюк. Потом он окинул глазами окрестности и сунул руку за полу пиджака.

Бахам почему-то сразу понял, что произойдет через мгновение. Он хотел выбежать, закричать, чтобы гид ни в коем случае не исполнял своего намерения, и тут же понял, что он становится нежелательным свидетелем. А такие люди долго не живут. Их убивают сразу, вслед за жертвой. Поэтому рассудительный мальчишка не тронулся с места, решив про себя, что обязательно отомстит гиду за его жестокость.

А Клайд и в самом деле достал из кармана бластер. Почти не целясь, он выстрелил в голову женщины. Вспышка! И на месте верхней части туловища появилась зияющая черная воронка. После этого, уже не глядя по сторонам, он снова вспрыгнул на подножку и на этот раз легко достал значок.

Вернувшись к машине, Клайд небрежно бросил бластер в багажный ящик и запер его на кодовый замок. Это мощное оружие было гарантией его безопасности среди толпы, которая может в один момент прийти в неистовство. Потом он включил прямой канал связи с замком. На вызов ответил Ефан.

— Что там у тебя? — Голос его был недовольным, если только в голосе робота можно различить эмоции.

— Восьмая машина сошла с дистанции.

— Это уже всем известно. Туда выслали катер.

— Ага! Тогда я двигаюсь дальше.

— А где мальчишка?

— В каком смысле «где»?

— Мы видели только два трупа.

— Я думаю, он во время удара вылетел из машины и находится под колесами, — соврал Клайд.

— Не обольщайтесь. Он вышел из машины живой и здоровый.

— Куда же он в таком случае делся?

— Вы для того и существуете, чтобы отвечать на подобные вопросы. Рекомендую вам найти его, чтобы нам не отвлекаться на его поиски.

— Да пусть побегает, — вдруг вмешался в разговор Фингер Двадцать Первый. — Когда перебьем всех остальных, устроим на него облаву. Это даже интереснее. Кстати, Клайд, думаю, что в следующий раз вам надо выдать пистолет. Такой старинный, с пулями. Думаю, это будет выглядеть эффектнее, чем выстрел из бластера.

— Благодарю вас, сэр, — только и оставалось сказать гиду.

— Значит, так, отправляйтесь дальше, а мы пока поохотимся за мальчишкой. Ефан, ты должен знать его расположение в любой момент, когда бы я ни спросил.

— У меня одна просьба, сэр. — Клайд опасливо оглянулся по сторонам.

— Что там еще? — недовольным голосом спросил Фингер Двадцать Первый.

— Будьте так добры, выключите пока снайперов. Значок временно находится у меня…

— Ефан! Закрой пока программу охоты для снайперов.

— Может быть, их отозвать?

— Нет, это будет потерей времени. Сначала их надо будет перегнать к ангарам, потом вернуть на дорогу…

— Но, сэр, колонна находится уже очень близко от первой линии обороны. Затраты времени будут незначительны.

— Как ты смеешь со.мной спорить?! Я сказал!..

На этом Клайд выключил связь и тронул свой вездеход вперед. Ему не стоило оставлять между собой и колонной большое расстояние. Жертвы могли заподозрить его в нечистой игре и слишком рано понять суть происходящего. А он должен успокаивать их и всеми силами убеждать, что пока не происходит ничего из ряда вон выходящего.

Бахам-младший слышал разговор Клайда только отрывками и поэтому смог понять только то, что некие плохие люди уничтожают путешественников ради собственной выгоды. А ради чего же еще?! С младых ногтей Бахам-младший усвоил эту аксиому, что человек готов пойти на любое преступление, если только он получит с этого какую-нибудь прибыль. Элементарная логика подсказывала ему, что скорее всего неизвестные бандиты охотятся за деньгами, которые получат призеры. О том, что выигрыш еще никем не получен, Бахам как-то не подумал.

Однако надо было как-то выбираться. Солнце катилось к закату, и от того, что ему придется провести ночь в этой дикой местности в полном одиночестве, становилось жутко. Оставалось только забраться в вездеход и ждать, когда кто-нибудь появится. Но это не скрасит одиночества. Страх не проходил.

Всю жизнь Бахам-младший пребывал в центре внимания. Рядом с ним практически постоянно кто-нибудь находился. Родители, слуги, гувернеры, редкие приятели всегда составляли компанию. Он даже иногда тосковал по уединению, но, оказавшись один среди парка, он понял цену обществу.

Можно было, конечно, включить рацию и вызвать кого-нибудь на помощь, но мальчик был уверен, что первым до него доберется Клайд, и тогда пощады не жди.

21


Внезапно узкая дорога вылилась на плоский берег озера. Скалы метнулись вправо, кустарник как-то сразу поредел и остался позади. Взорам путешественников открылся роскошный луг. Широкая поляна отлого спускалась к самой воде. В высокой траве качали головками цветы, среди которых Тедди с удивлением заметил земные маки. Откуда-то издалека доносился шум водопада, и легкий, настоянный на травяных ароматах ветерок доносил его влажное дыхание.

Дороги дальше не было. Точнее, без гида ее трудно было найти. Упрямый Штальнагель все же проехал по краю луговины и обнаружил сразу две дороги, расходящиеся под тупым углом. Никаких указателей, что вполне естественно, не имелось, поэтому лидеру гонки пришлось возвратиться к лагерю. Попытка уехать, не дожидаясь остальных, могла стоить ему первого места, которым он, судя по всему, очень дорожил.

Постепенно к лагерю подтягивались остальные путешественники. Запыленные, помятые во многих местах машины собрались на середине поляны. Водители, ориентируясь по машине Штальнагеля, установили свои вездеходы в том же направлении, что и лидер. Последним приехал Клайд.

Он тотчас развил бурную деятельность, бегая по поляне. Ожидаемого стола, какие уже дважды видели путешественники на привалах, нигде не было. Наверное, поэтому в общем разговоре можно было часто услышать возмущенные голоса.

— Дамы и господа! — Клайд поднял руки и замахал ими, чтобы привлечь к себе внимание. — Я прошу прощения за организаторов гонки. Служба сервиса немного запаздывает, но нет повода для беспокойства — они уже в пути.

— Какого черта! — Из образовавшегося круга вперед выступила Гамма. — У нас нет времени на ожидание. Если они не успели к нашему приезду, то пусть догоняют на следующей стоянке.

— Да! — подхватил выскочивший из-под ее руки Лев. — Наше время дорого стоит! Едем дальше!

— Господа, господа! Не надо так нервничать! Программой ознакомления предусмотрен ночной пикник у озера. Я не могу нарушать полученные инструкции. Поездка должна быть для вас приятной, а не утомительной.

— Да что мы, дети, что ли! — возмутился молодой мулат по фамилии Лансье. — Сутки за рулем никого не обременят! Верно?

— Верно, верно, — закивали окружающие.

— А кстати, где ребенок? — спросил пожилой человек, водитель машины номер три, его фамилия была Льюис.

— Какой ребенок? — переспросил Штальнагель, оглядываясь по сторонам.

— Была семья с ребенком. Три человека, — напомнил Лев и, обращаясь к гиду, спросил: — Где они?

В глазах маленького лысого человечка светилось такое подозрение, что Клайду стало не по себе — ему показалось, что Лев и в самом деле умеет читать мысли. Возникшую было панику Клайд сумел задавить усилием воли. Всего секунду его лицо выражало испуг и смятение. Но вот на нем снова засверкала профессиональная улыбка.

— О! Не беспокойтесь, с ними все в порядке. Они просто сошли с дистанции. За рулем была дама. Она не справилась с управлением…

— И что будет с ними теперь? — поинтересовался кто-то.

Клайд почувствовал, что он снова овладел ситуацией. Все глаза со страхом и любопытством были обращены только на него. Так, наверное, публика смотрит на палача, поднимающегося на свое рабочее место.

— Решение об их выигрыше будет выносить счетная комиссия. Думаю, что им оплатят затраты и вернут на родную планету.

— А разве сын, я имею в виду мальчишку, не наследует отцу? — спросил Льюис.

— В юридических тонкостях я не разбираюсь. Знаю только, что в этом случае надо подтвердить свои родственные связи.

В это время со стороны чернеющего на горизонте замка появился планетарный бот. Он быстро приближался. Все взгляды обратились к нему.

Клайд с облегчением вздохнул. Ведь его могли спросить также и о Лукато. Человек пропал, а машина его осталась в строю. Это было бы трудно объяснить. Но тот был человеком незаметным и старался все время держаться в тени. Возможно, поэтому на его исчезновение никто не обратил внимания.

Бот опустился на свободное от машин и людей место, прижался брюхом к траве, на несколько секунд замер, а потом медленно поднялся. На месте посадки, словно куличик из детской формочки, появилась уже знакомая беседка с сервированным столом. Бот опустился еще раз, чуть в стороне, и установил санузел.

— Как курица яйца несет, — ухмыльнулся Тедди. К ним подошел Лансье.

— Мы хотим искупаться в этом чудном озере, — сказал он, представившись. — Не хотите составить компанию?

— А это не запрещено? — спросил Вилли, привыкший с уважением относиться к частной собственности.

— Скорее всего да, — заговорщицки подмигнул мулат. — Но я не могу пропустить такую возможность. А вы?

— А мы пока пропустим, — ответил за патрона Тедди. — Нас забыли пригласить к столу на прошлом привале. Поэтому я лучше отдам должное обеду, а потом подумаю над вашим предложением. — И он ответно подмигнул.

— Как вам будет угодно, — Он повернулся к своей подруге.

— Осторожнее! — напутствовал его Вилли.

Но тот ответил жестом, полным беспечного сумасбродства.

Лансье и его подруга скрылись за вездеходом, но все равно было видно их переступающие ноги. Вот они разделись и побежали к воде. Клайд, стоящий немного в стороне, проводил их взглядом, потом резко повернулся и, делая вид, что ничего не заметил, направился к своему вездеходу. Забравшись в кабину, он включил связь.

— Ефан! Слышишь меня?

— Да. В чем дело?

— Шеф смотрит? Сейчас специально для него будет представление в озере.

— Погоди, сейчас узнаю.

— Что там у вас? — раздался голос миллиардера.

— Вы видите двух купальщиков на озере?

— Что? Нашелся идиот, который сам полез в эту западню?

— Совершенно верно, сэр.

— Ха-ха! В прошлый раз их приходилось спихивать туда. Как вам это удалось?

— Они сами полезли. Я просто не стал мешать.

— Ты заслужил отдельную благодарность, Клайд. Считай, что прибавка у тебя в кармане.

— Благодарю вас, сэр!

— А теперь не мешайте мне. Я не хочу что-нибудь пропустить.

22


Бахам-младший еще некоторое время сидел в кустах. Он просто не знал, что ему делать. Выйти на дорогу было страшно. Возможно, что Клайд только этого и ждет. Он мог сделать вид, что уехал, а потом тихонько вернулся. Но сидеть в кустах тоже было все страшнее. Постоянно здесь что-то шуршало, шевелилось и попискивало. Подойти к вездеходу, который мог стать спасением, он тоже был не в состоянии. Словно часовой машину охранял полусожженный труп гувернантки. Переступить через него мальчик просто не мог.

Откуда-то издалека до его слуха донесся звук стремительно летящего бота. Для того чтобы разглядеть его, из кустов все же пришлось выйти. Планетарный бот пролетел чуть в стороне, но параллельно дороге и очень скоро скрылся из глаз.

Бахам стоял на дороге и с удивлением осматривался вокруг. Засады, в существовании которой он не сомневался, не оказалось. Озираясь, он отошел еще на несколько шагов от спасительного укрытия, готовый в любую секунду юркнуть под сень спасительных ветвей. Но все было тихо. Не затрещали ветки под колесами вездехода, не раздался окрик, и мальчик-понял, что его просто забыли. Его бросили на дороге, как ненужную жестянку из-под пива.

Окруженный заботой и вниманием всю свою жизнь Бахам не мог понять происшедшего. Он впервые столкнулся с равнодушием. Он только сейчас понял, что его попутчики думают только о себе и не замечают окружающих, пока те не мешают им. Осознав это, он снова чуть было не заплакал, но это был уже другой ребенок. Точнее, он уже не был тем ребенком, который, захлебываясь рыданиями, вбегал под сень кустов. На дорогу вышел почти взрослый человек, не имеющий, быть может, жизненного опыта и мудрости, но уже не считающий, что весь мир создан только для него. Он понял: чтобы получить желаемое, надо пройти по головам, потому что в противном случае пройдут по тебе. Он был готов к непримиримой войне и с презрением отринул детскую сентиментальность, как цыпленок отпихивает ставшую ненужной скорлупу.

Стараясь не смотреть на обезображенный труп, Бахам прошел вдоль борта вездехода и заглянул в кабину. Здесь почти ничего не изменилось. Кровь подсохла и собралась в бурые сгустки. Из-за спинки переднего сиденья у самого пола высовывались белые пальцы Стейтса. Юноша некоторое время смотрел на них, словно ожидая, что они шевельнутся и все происшедшее вдруг окажется дурным сном, пусть жестоким, но все же розыгрышем. Но мысли его текли теперь немного иначе. Теперь он подумал, что следовало бы избавиться от трупа. Но прикоснуться к тому, что совсем недавно было человеком, он так и не смог. Поэтому Бахам вытащил из багажника палатку и прикрыл тело ее маскировочной тканью. Палатка была просторная, и поэтому большая ее часть осталась в багажнике.

Теперь следовало освободить машину из каменного капкана. Бахам умел водить автомобиль. Отец преподавал ему эту науку, едва только он начал осознавать окружающий мир. Сначала он гонял по комнатам отцовской виллы на крохотном электромобильчике, потом пересел на карт, сконструированный под руководством инженера. А когда он подрос так, чтобы самому доставать до педалей грави-кара, у него появилась собственная «Глория» сверхмалого класса. Поэтому Бахам считал себя довольно опытным водителем.

Он уже совсем собрался сесть за руль, но увидел потеки крови на сиденье и решил хоть чем-нибудь прикрыть их. В багажнике ничего подходящего не оказалось.

Вдруг до него донесся звук, .характерный для крупной самодвижущейся техники. Двигатель, работающий на ядерном горючем, почти не создает шума. Это было одним из лучших достижений человечества. Но другие движущиеся части, что с ними только ни делали, продолжали издавать всевозможные скрипы, писки и лязг. Неровная лесная дорога только усугубляла эту какофонию. А гладкие скалы, нависающие над дорогой, усиливали звук.

Бахам подумал было, что это возвращается кто-то из путешественников, вдруг вспомнивший о пропавшем экипаже. Но звуки доносились с противоположной стороны. Первым порывом было выскочить на дорогу и звать на помощь, но благоприобретенный опыт подсказывал не торопить события. Сквозь запыленное заднее стекло было очень плохо видно, но Бахам все же сумел разглядеть, что приближающаяся машина совершенно не походит на вездеходы путешественников.

Это был большой грузовик, оснащенный всевозможными устройствами непонятного назначения. Впрочем, спустя некоторое время стало ясно, что это уличный уборщик.

Машина подъехала ближе и, зашипев пневмоприводами, стала. Из кабины вылезли два человека в засаленных комбинезонах и направились к вездеходу. Бахам нырнул в багажник и затаился под пологом палатки.

— Вот черт! — сказал один из подошедших. — Опять трупак!

— А что ты хотел? — отозвался другой. — Босс пока всех не перебьет, не успокоится.

— На кой ему это нужно?

— Это он так развлекается.

— С его деньгами можно было бы найти и получше развлечения.

— Он уже всего попробовал, теперь подай ему крови!

— Вот сволочь!

— Потише, потише, в этих машинах кругом микрофоны и камеры. Услышат, и будет тебе могила в мусорном баке, как этим.

— Ладно, давай отнесем его.

— Может, ты без меня справишься? Здесь и взяться-то не за что. Того и гляди руки оторвутся. А я машину выну отсюда. А то бот ее, пожалуй, не возьмет.

— Ага! Тебе всегда что почище! Давай берись!

— Он же легкий, его спалили наполовину!

— Вот ты и неси, а я машину отгоню.

— Ладно, черт с тобой! Давай вместе.

Было слышно, как тело мадам Лаевой без всякого уважения, как мешок с мусором, проволокли по каменной осыпи. Некоторое время было тихо. Потом заработали механизмы мусорщика. Потом снова приблизились шаги.

— Эй! Тут еще один!

Бахам сжался в комок, стараясь стать как можно меньше.

— Чего там у тебя? — подошел второй.

— Тут еще один на заднем сиденье.

— Тьфу ты, черт! Сколько же их здесь?

— Давай берись. — Задняя дверь вездехода распахнулась. Второе тело выпало наружу.

— Ну что? Машину сразу выгоним?

— Ага, чтобы не возвращаться еще раз, только давай этого чуть в сторонку. А то наедешь.

— Надо бы еще угольки забросать. Было слышно, как один из них ногой шевелил камни. — Так сойдет! Здесь никто не обратит вни-мания.

— В багажник заглянем? Может, есть чего?

— Погоди, сюда не подойти, давай выгони, а там посмотрим.

Вездеход качнулся под весом человека. Включился двигатель.

— Ты его рывком, а то перевернешься.

Хлопнула дверца. Электромоторы начали набирать обороты. Потом тяжелая машина резко рванулась, но с первой попытки освободить ее не удалось. Вторая также не увенчалась успехом.

— Да брось ты ее! — успел крикнуть оставшийся снаружи.

Но в этот момент каменный капкан выпустил добычу. Металл заскрежетал по скале, что-то лопнуло и со звоном покатилось по камням.

— Ну вот, бампер оторвал, — прокомментировал оставшийся снаружи. — Теперь еще и его тащить.

— Да бросим назад, и все, — успокоил его напарник, выпрыгивая из вездехода. — Давай гляди, что там, в багажнике, и поехали. Только смотри инвентарь не трогай, он весь пронумерован.

— Ага! Ладно.

Бахам понял, что сейчас его найдут. Ничего хорошего от этих людей он не ждал. Скорее всего его или убьют, или отдадут убийцам. Других мыслей на этот счет у него не возникло. Он уже не полагался на милосердие посторонних людей. Все вокруг в одночасье стали врагами. Оставаться в багажнике было немыслимо. Уже мелькнула тень за задним стеклом. До кустов было далеко, и проскочить незаметно туда было тоже нельзя. А спрятаться в машине было негде.

Щелкнул замок, и этот звук, прозвучавший для подростка выстрелом, вывел его из оцепенения. Решение пришло само собой. Одним махом перепрыгнув спинки заднего и переднего кресел, Бахам плюхнулся на переднее сиденье, запустил двигатель и пустил машину вперед. Под колесами загремел оторванный бампер, машина подпрыгнула и выехала на дорогу. Сзади что-то кричали, но сквозь, шум крови, бьющейся в висках, мальчик ничего не слышал. Он жал и жал на педаль акселератора, стараясь быстрее скрыться из глаз уборщиков.

Машину постоянно уводило вправо, под днищем что-то гремело, и развить скорость не получалось. Но Бахам был счастлив.

23


События на берегу озера разворачивались не менее трагично.

Безрассудные купальщики, стараясь быть незамеченными, побежали к воде. Им это почти удалось. Большинство из присутствующих были заняты собой и не обратили ни малейшего внимания на это событие. К тому же Лансье предусмотрительно отгородился от остальных путешественников своим вездеходом.

А тем временем камеры, установленные в машине, плавно повернули свои стеклянные глаза к озеру. Они поймали в фокус двоих купальщиков и замерли в ожидании. Невидимый отсюда Фингер Двадцать Первый азартно потер руки в предвкушении зрелища.

У самой кромки они остановились и потрогали воду. Озеро все же было горным, хоть и располагалось в тропических широтах. Но нет, вода ласкала, она была именно такой, которая освежает путника после долгой дороги.

— Какая прелесть! — воскликнула девушка, привычным движением забрасывая за плечо волосы. — Ну что, идем?

— Конечно! — Он пробежал по мелководью и нырнул в темные волны.

Девушка вошла медленнее. Она сначала ощупывала ногой каменистое дно и только потом делала следующий шаг. Но вот в пяти метрах от берега дно ушло на глубину. Девушка присела и, оттолкнувшись ногами от края подводного обрыва, поплыла вслед за своим кавалером.

Клайд продолжал делать вид, что не замечает нарушений. Он старался не смотреть в сторону озера, или если и смотрел, то с такого места, откуда не было видно купальщиков.

— Рома Клайд, — позвали его, и перед ним оказалась девушка в камуфляжном костюме.

— Да, я вас слушаю, — поклонился гид.

— Если наша поездка носит ознакомительный характер, то почему вы не рассказываете о достопримечательностях?

— О, простите! Ваша экскурсия только вторая, и прежняя группа не требовала от нас объяснений.

— То есть вы не подготовились?

— Вас, наверное, заинтересовали бы точные цифры, а у меня скверная память на цифры, даты и имена.

— Правда? Надо тренировать.

Отвечая на вопросы Энни, Клайд лихорадочно соображал, стоит ли рассказывать обо всем или отделаться неведением. Но вот к ним подошли еще двое немолодых уже мужчин. Они встали чуть в стороне, прислушиваясь к разговору.

— Тогда расскажите в общих чертах, — предложила Энни, чувствуя моральную поддержку зрителей. — Я думаю, что всем это будет интересно.

— О да! — ступил в беседу Льюис. — Вполне возможно, что один из нас станет владельцем этих мест.

— К тому же, — добавил его спутник, — желание заполучить эти сокровища будет подогрето вашими комментариями.

Клайд понял, что просто так уйти уже не удастся. Он повернулся спиной к озеру и огляделся по сторонам. В конце концов, такое количество свидетелей его невинности только к лучшему.

— Дамы и господа! — произнес он достаточно громко, чтобы его можно было слышать едва ли не на всей поляне. Большинство лиц повернулись к нему.

— Я хочу познакомить вас, так сказать, с местными достопримечательностями.

Путешественники придвинулись ближе. Стол с изысканными яствами сейчас привлекал только двоих мужчин в камуфляже. Остальные хлебу предпочли зрелища.

— Итак, господа, роща, через которую совсем недавно пролегал наш путь, — Клайд повел рукой в сторону скал, над которыми высились могучие деревья, — является плантацией млечных деревьев. Эта роща еще молодая, а за ней расположена другая, которая дает более пятидесяти тонн сока в месяц с гектара.

— А для чего он нужен? — спросил кто-то.

— Сок млечных деревьев является ценным сырьем для производства высококачественных продуктов питания. Без него стало бы невозможным производство многих синтетических пищевых продуктов. Подумайте, себестоимость тонны сока ничтожна, а прибыль очень велика. Ведь существует огромное количество голодающих планет, на земле которых не растет ни травинки.

Многие согласно закивали, а Клайд в это время украдкой бросил взгляд за спины путешественников. Купальщики были уже довольно далеко от берега, но, судя по их поведению, еще ничего страшного не происходило.

— Кустарники, которые вы видите у меня за спиной, — продолжал гид, — могут существовать в самых загрязненных местах. Они очищают атмосферу от многих вредных газов и взвесей. Мало того, они еще дают прекрасное сырье для промышленности…

— А как используется озеро? — спросил Лев, и Клайд снова подумал, что пора бы ликвидировать этого чересчур любопытного и проницательного гостя.

— Озеро? — переспросил он. — Ах да! Господин Лев, разрешите вручить вам знак старшего группы.

— Это еще зачем? — удивился тот.

— По нашим правилам кто-то должен помогать мне, организовывать… А в вас невооруженным глазом виден талантливый организатор. Правильно я говорю? — обратился он к остальным.

Путешественники согласно закивали. Им, по сути дела, было все равно, кто будет носить этот значок, ни к чему не обязывающий и не дающий никаких полномочий.

Клайд повернулся к озеру и окинул взглядом его поверхность. Двое молодых людей по-прежнему беззаботно резвились едва ли не на самой середине водной глади. Но жить им оставалось считанные минуты. Уже была заметна рябь на воде вокруг них.

— О боже! — картинно испугался гид и указал на купальщиков. — Что они там делают?

— Купаются, — спокойно ответил Штальнагель, приложив ладонь к глазам. — А в чем дело?

— Здесь ни в коем случае нельзя купаться!

— Почему же? Вода чистая, или здесь водятся какие-то вредоносные микроорганизмы?

— Чистая! — все больше заводил себя Клайд. — Почему вы раньше этого не спросили?!

— Говорите, в чем дело. — Молодой человек с лицом монголоидного типа уже стаскивал с себя пиджак.

— Вода в этом озере такая чистая потому, что ее очищают мельчайшие ракообразные. Они пожирают все, что попадает в воду. Из их экскрементов получается великолепное органическое удобрение. А вода в озере становится целебной, только надо профильтровать…

— Зачем вы нам все это рассказываете? — возмутился Флопп. — Надо спасать людей.

Клайд видел, как стоящий к нему в профиль Штальнагель усмехнулся, как бы говоря всей свой фигурой: «А стоит ли?»

— У вас здесь есть лодка?

— Что вы! Озеро считается заповедником.

— Смотрите! — крикнул кто-то, и все снова повернулись к озеру.

Купальщики оказались в чуть желтоватом пятне, будто бы мутной воды. По всей видимости, они сначала ничего не почувствовали, ведь боль была не где-то в определенном месте. Она была сразу везде, десятки тысяч маленьких клешней впились в их кожу почти одновременно. Обоим показалось, что они попали в струю очень холодной воды, сразу сковавшей их мускулы ледяной стужей. Но вот вокруг них в воде закурилась кровь. Рука, выпростанная из воды, была покрыта шевелящейся рыжеватой чешуей, и боль наконец ударила по всем нервам.

Вот тогда над водой пронесся отчаянный женский крик. Он переворачивал душу, побуждал к немедленным самым решительным действиям. Но что могли сделать люди, толпящиеся у самой кромки воды? Они боялись даже смотреть в эту ласковую, манящую к себе воду.

— Лодку надо, лодку! — причитал кто-то.

— Андроиды! — вскрикнул Флопп. — Надо послать роботов!

— Роботы не умеют плавать, — резонно заметил Клайд.

— Все равно надо послать! — вскричала Гамма. — Надо же что-то делать!

— Пускай пошлют, — зудел в ухе гида маленький динамик. — Проверим их на прочность.

Подошедший Вилли с удивлением наблюдал за людьми, которым совсем недавно было совершенно все равно, упадет он со скалы или нет. Гибель слуги, по их мнению, была несоразмерна с гибелью равного им по положению.

— Что здесь происходит? — поинтересовался он.

— Люди тонут, — лаконично объяснил Штальнагель.

— Ну так надо спасать!

— Мы пытаемся придумать, как это сделать, — сказал Лев. — Эх! Нет здесь никакой лодки. Да пошлет ли кто-нибудь роботов?!

— Вот своих и посылай, — тихо, но внятно сказал Ант Типа, человек, о котором Вилли знал только то, что он едет на девятой машине.

— Вот же есть робот, — указал на стоящего неподалеку андроида Льюис. — Эй, ты! Твой хозяин в опасности. Он может погибнуть, и тебя демонтируют.

— В воде находятся опасные микроорганизмы, — ответил робот, не двинувшись с места.

— А что же ты, мешок жестянок, не предупредил хозяина?

— Я в это время еще не закончил анализ.

Купальщики, превозмогая нечеловеческую боль, продолжали, хоть и медленно, продвигаться к берегу. Лансье далеко обогнал свою подругу, но до спасительной поляны было еще очень далеко. Он с отчаянием обреченного греб, время от времени смахивая с себя агрессоров. Но рачки, несмотря на свои размеры, были многочисленны и настойчивы. В освободившееся место вместо одного тут же вцеплялись трое. Кровь теперь хлестала безостановочно, и несчастному казалось, что он находится уже в аду и плывет в безбрежном море крови. Вода вокруг него вспучивалась розовой пеной, в каждом пузырьке которой перебирали ножками десятки едва видных рачков.

Пол Аллансон подбежал к андроиду, ударил его кулаком в крестец и тут же задрал рубаху. Робот замер с открытым ртом, не закончив фразы. Молодой человек едва ли не по локоть засунул руки в электронные потроха. Одно движение, и из открытого люка снопом посыпались искры. Пол выдернул руки, но недостаточно быстро, робот все же успел ударить его током. Однако молодой человек нисколько не смутился. Он поднялся с травы, захлопнул ревизку на спине робота и громко, как глухому, сказал ему в самое ухо:

— Человек в опасности!

— Задайте направление.

— Прямо перед тобой. Дистанция — около двадцати метров. Спасай!

— Задание понял.

Робот двинулся навстречу своему хозяину. Вокруг его ботинок тотчас же закурилась желтоватая муть. Но теперь робот не обращал внимания на такие мелочи.

— Что ты с ним сделал? — вполголоса спросил Вилли, для которого внутреннее устройство андроидов было загадкой.

— А, ерунда, — отмахнулся Пол. — Перемкнул питание накопителя данных, и у него осталась только базовая программа, на которую ставится все остальное.

— Перемкнул — и что?

— А базовая программа состоит из трех законов робопсихологии, сформулированных лет двести назад. По одному из этих законов он обязан спасать человека даже ценой собственной жизни… Тьфу, черт, существования.

Андроид, потерявший свои манеры вместе с программами, стал совершенно не похож на человека. Теперь это была всего лишь трехмерная карикатура. Он вышел напрямую и двинулся навстречу хозяину. Лансье был уже совсем близко. Трудно было понять, увидел ли он протянутые манипуляторы или его рука случайно попала так точно в подставленные ладони. Робот выдернул человека из воды, взял, его на руки и легко понес назад, к берегу.

Вопль ужаса вырвался одновременно из многих грудей. Какая-то женщина упала в обморок. Даже закаленный войной Вилли попятился.

То, что нес на руках робот, уже нельзя было назвать человеком. Более всего это напоминало муляж в кабинете биологии, где показаны мышцы и сухожилия. Лансье был еще, вне всякого сомнения, жив, но ничто уже не могло его спасти. Кожа и волосы отсутствовали полностью. Только на самой макушке остался, как издевка, хохолок рыжих волос. Кисти и стопы были объедены до костей, но, на удивление, остались целыми глаза, практически лишенные век. Он исходил кровью, и одежда робота тотчас же покрылась красными потеками.

— Господи спаси и сохрани, — прозвучало прямо над ухом Вилли.

Он оглянулся и увидел Бешеного Тедди, застывшего с открытым ртом. Вид у пилота был обескураженный.

— Ты что, во Вьетнаме такого не видел?

— Видел, но там все было по-другому. Там сдирали кожу, а с этим что случилось?

— Он искупался вот в этом озере.

— А в нем что — кислота?

— Нет, какие-то рачки. Они его просто сожрали.

В этот момент робот вышел на берег и опустил свою страшную ношу на траву. Задание было выполнено, и, распрямившись, робот замер неподвижно.

— Что стоишь? — накинулся на него Лев. — Быстро доставай второго!

Робот повернулся к воде, и Вилли заметил, что обувь и весь низ его брюк уже изрядно испорчены озерной фауной. Но теперь андроид не обращал на это внимания. Теперь он должен был выполнять приказы.

А девушка, значительно отставшая от своего кавалера, уже не подавала признаков жизни. Ее останки медленно дрейфовали к берегу, почти зримо уменьшаясь в размерах. Уже невозможно было понять, что это там такое плывет, подгоняемое ветром.

Робот исследовал поверхность воды и, не обнаружив живого человека, повернул назад. Но его тут же остановил окрик:

— Стой! Ты куда? — Лев подпрыгивал от возбуждения, стараясь держаться подальше от воды.

— Второй человек не обнаружен. Приступаю к самоспасению.

— Не сметь! Достань предмет, плывущий в трех метрах от тебя, и можешь возвращаться.

Но андроид продолжал двигаться к берегу.

— В чем дело? — Лев едва не вцепился в лацканы Пола, однако тот успел посторониться.

— Жизни человека ничто не угрожает, а спасением мертвецов он не занимается.

— Ах так! — Лев быстро повернулся к озеру и скомандовал: — Быстро принеси мне этот предмет. Пока он находится в воде, он представляет собой опасность для всех людей.

Уловка подействовала как нельзя лучше. На этот раз робот не стал спорить. Он повернулся обратно и побрел к ставшему уже таким крохотным островку человеческой плоти. Можно было заметить, что робот уже начал припадать на правую ногу, но двигался он строго прямолинейно. Однако выполнить приказ Льва до конца робот так и не смог.

Он добрался до жалких останков и даже вытащил их из воды. Над поверхностью показалось нечто, ни на что не похожее. От несчастной купальщицы остались только ключицы и проеденный во многих местах череп, непонятно на чем болтающийся. Ни конечностей, ни торса уже не было. То ли они оторвались, подгрызенные микроскопическими тварями, то ли уже растворились в их бездонных желудках. Будто испугавшись этого ужасного зрелища, робот покачнулся, совсем как человек взмахнул руками, пытаясь удержать равновесие. При этом он сделал шаг назад и почти в ту же секунду скрылся в поднятых его падением волнах. Именно на этом месте дно круто набирало глубину.

— Вот черт! — ругнулся Лев. — Он все-таки утонул!

— Не надо было посылать, — буркнул Вилли, опускаясь на колени рядом с остывающим трупом.

Тело выглядело ужасно. В каплях воды, кое-где задержавшихся на нем, еще шевелились микроскопические рачки. Они продолжали свой бесконечный труд.

— Когда им достаточно пищи, они очень быстро размножаются, — некстати сказал Клайд, за что был награжден ненавидящими взглядами всех окружающих и вынужден был скрыться за спинами.

— Надо чем-нибудь накрыть его, а потом похоронить. — Вилли поднялся на ноги. — По-моему, в багажнике я видел саперную лопатку.

— Что, простите? — переспросил Типа, просовывая свою сухую костистую физиономию между плечами стоящих в первом ряду.

— Лопату, — повторил Вилли и недоуменно спросил: — Вы что, не знаете, как она выглядит?

Едва ли не все присутствующие демонстративно пожали плечами. Вилли понял, что все заботы ему придется принять на себя — господа не желали марать руки землей. Они предоставляли сделать это слугам. Но они забыли, что Вилли Динамит был военным, а не лакеем. Зато об этом; хорошо помнил он сам и его товарищ.

— Бешеный, давай лопату, — скомандовал он.

Тедди подошел к осиротевшей машине Лансье и, открыв багажник, принялся рыться там в поисках испрошенного. Наконец после долгих розысков маленькая, саперная лопатка, больше похожая на детский совок-переросток, была извлечена на свет. Совершенно не заботясь о безопасности публики и, пожалуй, даже бравируя этим, Бешеный Тедди метнул лопатку сержанту. Сверкая на солнце, как дротик, она пересекла пространство между десантниками и точно легла черенком прямо в ладонь сержанта.

— Вторую возьмешь у нас в машине, — сказал Вилли, довольный смятением, отразившимся на лицах присутствующих.

Но едва только сержант воткнул штык лопаты в хрустнувший дерн, как снова появился Клайд.

— Одну минуту, сэр, — заискивающе улыбнулся он.

— Что такое? — Вилли выдернул лопатку из земли и недобро посмотрел на гида.

— Я… Я хотел… — От волнения тот начал даже заикаться. — Дело, видите ли, в том… Как это сказать… Хозяину здешних мест может не понравиться отправление такого обряда на одном из красивейших лугов его усадьбы.

— Так он же отдал концы и сам лежит в земле, — удивился Вилли.

— Ага, — заржал подошедший Тедди. — А мы ему сейчас соседа для компании подселим!

— Запретите им ковырять мой луг, или вы мертвец! — орал в другое ухо Клайда Фингер Двадцать Первый. — Если они сейчас же не уберутся с поляны, то можете заказать могилу и себе!

— Ребята, — взмолился Клайд. — Я вас очень прошу, не делайте этого. Я несу личную ответственность за все, что здесь находится!

— Не понимаю, у вас что, другой обряд погребения? — спросил Вилли.

— Как вам будет угодно. Можете считать, что мы их мумифицируем, сжигаем, едим. Только, ради всего святого, оставьте поляну в покое!

— Раз такое дело, — пожал плечами Тедди и вопросительно посмотрел на сержанта.

— Но не оставлять же его здесь на съедение животным и птицам! — сказал тот, пристально разглядывая гида.

— О! Об этом не беспокойтесь! Следом за нами идет санитарный обоз. Они позаботятся о нем и о машине.

— Может быть, следовало их подождать?

— Как раз не обязательно. Они и так близко.

Вилли недоверчиво посмотрел на Клайда. Тот изо всех сил постарался изобразить честного парня, жертву обстоятельств. Он боялся и Вилли, имеющего такую обещающую много неприятностей кличку, и патрона, управляющего им, Клайдом, по радио, словно электронной марионеткой. Но сейчас Фингер Двадцать Первый был. далеко, а десантник со сверкающей в его руке лопаткой — рядом.

— Скажите им, что у вас будут неприятности, если вас догонят утилизаторы. Я думаю, они пойдут вам навстречу, — посоветовал Ефан.

На этот раз Клайд не скрывал, что ему что-то говорят по радио. Напротив, он даже склонил голову, будто ему плохо слышно. Три-четыре человека, оказавшиеся в этот момент рядом с ним, привычно затаили дыхание, и гид благодарно кивнул каждому из них.

— Вот тут меня уже торопят.

— А в чем дело? — поинтересовался Вилли.

— Нас уже почти нагнала бригада уборщиков. Администрации нежелательно, чтобы гости сталкивались с ними. Давайте поедем дальше. А?

— Никто еще толком не поел, — заметил Вилли.

— Я думаю, у них пропал аппетит, — засмеялся Тедди. — Аперитивчик был в самый раз!

— Да, вы правы, — торопливо закивал Клайд. — После такой картины есть не захочешь. — И он осторожно покосился на мертвеца, кем-то уже накрытого палаткой.

— Ну что же, — Вилли счел нужным слегка улыбнуться, — командуйте старт.

— По машинам, господа, по машинам! — захлопал в ладоши вывернувшийся откуда-то Лев.

На его груди сверкал значок старшего группы, и он чувствовал себя начальником. Он бегал, суетился, подсаживал дам, что-то рекомендовал водителям.

Даже прикрикнул на кого-то, но его тут же осадили. Лев нисколько не смутился и, отойдя в сторонку от грубияна, снова забурлил.

— Интересно, — сказал Вилли, провожая его взглядом. — У меня создается впечатление, что он совсем не тот, за кого себя выдает.

— Подумаешь! — пожал плечами Тедди. — Появилась у человека возможность покомандовать, вот он ее и использует.

— Подумай, если он настолько богат, что может купить билет за миллион, неужели ему некем командовать у себя дома, что он использует любую возможность?

— Может, там всем заправляет его жена, — снова пожал плечами Тедди.

В машину вскочила Энни. Она успела переодеться в короткий яркий сарафан. На голове ее была довольно легкомысленная шляпка. Девушка опустилась на переднее сиденье, и взгляды обоих мужчин невольно притянулись к ее голым коленкам. Некоторое время в машине царило замешательство. Десантники как-то вдруг забыли, зачем они здесь. В них проснулись некие тайные течения.

— Вы что, мальчики, — игриво улыбнулась Энни, — не узнали меня?

— Ну почему же, — после небольшой паузы сказал Тедди.

— Я думаю, — Вилли чуть прищурился, считая, что так будет менее заметен огонь, пылающий в его взгляде, — я думаю, вам стоило бы поменяться со мной местами.

— Зачем же? — удивилась Энни. — Мне здесь нравится.

— Да, но ваши прелестные ножки будут отвлекать нас от дороги, и только Бог знает, чем это может кончиться.

Энни немного смутилась и, прижимая подол к ногам, пролезла между передними сиденьями на заднее. Вилли, дабы не искушать себя, вышел из машины и перебрался вперед по подножке. Едва он устроился на своем месте, как из динамика донеслось:

— Старт!

— Эй, эй, погодите! — раздался в ответ голос Штальнагеля. — По какой дороге ехать? Туг их две.

Сорвавшиеся было с места машины снова замерли, разбившись на две неравные по численности группы. Тедди интуитивно влился в меньшую, состоящую всего из двух машин, группу. В одной из них был виден Штальнагель, водителем другой оказался Лев. Впрочем, последний передвинул свою машину поправее после того, как это сделал Тедди.

В другой группе кто-то даже успел въехать под сень высоких кустарников в устье дороги и остановился там, заранее радуясь своему лидирующему положению. Правая дорога, идущая вдоль берега озера, казалось, километров через десять упирается прямо в стены замка. Левая же уводила далеко в сторону. Но, не зная этого наверняка, очень трудно было определиться.

— Ефан, босс ничего не говорил о том, по какой дороге мне их вести? — спросил Клайд.

— Конечно, по длинной, — почти возмутился робот. — В прошлый раз босс разыгрался не на шутку и взорвал мост через ущелье. Так вот, его еще не починили.

— Что-то долго они там копаются. Я думал, там все уже готово. То есть маршрут увеличивается еще на двадцать километров?

— Ради удовольствия шефа можно пожертвовать лишним временем, — ответил Ефан, заметив, что кто-то подключился к каналу связи.

Клайд, не первый день работающий у Фингера, понял намек сразу.

— Хорошо, тогда мы поедем через тоннель.

Он выключил связь и уже в рацию сказал:

— Господин Штальнагель, вы сделали правильный выбор. Именно по этой дороге мы поедем дальше.

Кавалькада стала разворачиваться, а лидеры уже пылили по дороге, уводящей от озера к горам. Тедди удалось оттеснить Льва на старте и теперь он ехал вторым, следом за Штальнагелем.

24


Машина, на которой ехал Бахам-младший, ехала чуть быстрее мусорщиков, и поэтому грязный фургон очень скоро скрылся из глаз. Правое переднее колесо загребало грунт с обочины, оставляя за собой глубокую борозду, но все еще вращалось. Едва ли не половина контрольной панели полыхала красным — множество систем вездехода были выведены из строя.

Руки уставали оттого, что машину тянуло вправо, и никакой гидроусилитель не помогал. Приходилось обеими руками тянуть руль на себя. Мышцы от этого сводило, казалось, что суставы вот-вот вывернутся из своих гнезд, но Бахам-младший был упрям, как все мальчишки. Он твердо решил во что бы то ни стало добраться до стоянки, о которой говорил гид.

Вспомнив о том, как Клайд добил беспомощную мадам Лаеву, Бахам всхлипнул. Он сумел на этот раз сдержать слезы, но картина убийства продолжала стоять перед его глазами со всеми своими ужасающими подробностями. Он боялся и ненавидел Клайда и негодовал оттого, что не может отомстить ему. В несчастной головке роились десятки планов мести, но все они были неисполнимы. Гид был взрослым, сильным человеком, вооруженным до зубов. К тому же неизвестный босс, по всей видимости, поощрял подобное поведение.

Занятый своими мыслями Бахам немного отвлекся и тотчас был наказан. Большой валун, скатившийся когда-то с вершины скалистой гряды, лежал у самой дороги. Он оброс травой и мхом, поэтому терялся в зелени, постепенно отделяющей каменные осыпи от дороги. Бахам даже не понял, что произошло. Удар был настолько силен, что машина не только остановилась, но и откатилась назад.

Мальчик ударился грудью и лицом о руль, и только тогда, с опозданием, перед ним стала раздуваться подушка безопасности. В полуобмороке он выпал из вездехода на дорогу. Хватая ртом воздух пополам с дорожной пылью, он рыдал от беспомощности и боли. Никто не мог ему помочь. И если он не сможет сейчас подняться, то следующие за ним мусорщики просто подберут его и швырнут в контейнер, совсем как тело гувернантки.

Надо было уходить. Памятуя о том, что его окружают враги, Бахам забрался в багажник и вынул из чехла охотничье ружье. Это было настоящее оружие, как в фильмах про старину. Мальчишка даже сумел его самостоятельно зарядить. Правда, он совершенно не представлял себе, как он будет стрелять, но с таким тяжелым оружием в руках он чувствовал себя намного увереннее. Теперь он даже желал встречи с Клайдом. Он знал, что ему делать в таком случае.

Издалека, усиленный скалами, донесся знакомый лязг приближающегося мусорного фургона. Бахам подхватил ружье и почти бегом бросился вперед.

Ружье тянуло руку, его ремень путался в ногах. Но мальчик продолжал свой путь в темпе марш-броска.

Он еще не знал, что находится в каком-нибудь километре от вышеописанной поляны, где расположились лагерем путешественники. Но он помнил при этом, как кто-то говорил, что до ближайшего привала осталось совсем немного. Душу подогревала надежда на то, что в этот раз привал будет подольше. Солнце клонилось к закату, и путешественники могли даже остаться на ночлег.

Он опоздал совсем на немного. Еще не поднялась примятая людьми и машинами трава. Еще дымились на столе почти не тронутые яства. Однако никого не было видно, только сиротливо стоящий вездеход нарушал гармонию луга и озера, да лежащая позади него палатка.

Бахам прошел к столу и вдоволь напился какого-то кислого напитка с виноградным запахом. Сердце его замирало от того, сколько статей этикета он нарушил при этом. Пил он стоя, лишь опершись животом на стол, еду брал немытыми руками, и никто не мог его за это осудить. Чтобы продлить это состояние вседозволенности, он присел на край стола, поднял гудящие ноги на скамейку и попробовал салат. Он ел прямо из большой салатницы и не вилкой, а ложкой — только потому, что это было полным нарушением всего того, чему его когда-либо учили.

Оглядев стол, он предусмотрительно прихватил несколько пирожков, еще одну бутылку и направился к вездеходу, стоящему почти у самой воды. Ему захотелось сделать еще что-нибудь, что всегда было запрещено. Например, искупаться в этом «неизвестном водоеме».

Он почти уже принял окончательное решение, как вдруг его внимание привлек брезент палатки, лежащий чуть позади вездехода. Стало очень интересно, а почему он так небрежно брошен здесь. Острое зрение помогло приметить некий продолговатый предмет, скрытый, как ему казалось, намеренно и именно от него. Однако руки Бахама были заняты провизией, и ему пришлось пройти мимо. Левая дверца вездехода была распахнута, и положить продукты на сиденье не составило большого труда.

Освободившись от своей ноши, Бахам вернулся к заинтересовавшему его предмету. Судя по траве, приподнявшей края палатки, он лежал здесь совсем недавно. Мальчишке почему-то показалось, что здесь для него приготовлен сюрприз. Родители очень любили дарить ему подарки, но сын до последнего момента не должен был догадываться о том, что ждет его.

Забыв о том, где он находится, Бахам нагнулся и резко откинул край палатки, заранее улыбаясь. Но на него вытаращились уже начавшие мутнеть глаза, лишенные век. Обезображенный труп пылал обнаженной плотью мускулов. Он уже начал источать тонкий запах тления. Его руки, уложенные вдоль тела, сверкали белыми костями и сухожилиями, голова запрокинулась назад, и зубы соперничали блеском с белками глаз.

Мальчик всего за секунду сумел охватить взглядом эту ужасную картину. Потом ноги его ослабели, и он мягко шлепнулся задом в траву. Полог вернулся на прежнее место. Шок, вызванный потрясением, длился несколько минут. Бахам как будто бы спал без снов и вдруг проснулся.

Вскочив на ноги, он бросился к вездеходу. Но теперь ему снова везде мерещились обезображенные тела его недавних спутников. Прежде чем влезть в салон, мальчик издалека обшарил его глазами. Не обнаружив ничего подозрительного, он встал на подножку и еще раз как следует огляделся. Однако никаких признаков других людей — живых или мертвых — нигде не было. Несмотря на это, успокоение не приходило. Хотелось хоть чем-нибудь защититься, отгородиться от окружающего мира, и дверца вездехода была слишком ненадежной, слишком хрупким предохранением.

Только тогда Бахам вспомнил про ружье. Он пошарил глазами по салону, но не нашел его. Из машины выходить не хотелось. Ему казалось, что те же силы, которые обезобразили и бросили здесь труп, тотчас же примутся за него, едва он окажется снаружи. И тут он подумал о том, что ружья должны быть в каждом вездеходе. Он пролез в багажное отделение и достал ружье. Оно было точно таким же, как и то, старое. Разница в комплектации состояла только в том, что в машине не оказалось ни одного патрона. Бахам обыскал все и даже заглянул в казенник ружья, но боеприпасов не нашел. Так или иначе, нужно было вернуться и поискать заряженное ружье.

Ему было очень трудно заставить себя открыть дверь и выглянуть наружу. К счастью, оружие оказалось на самом виду, у стола. Правда, пройти к нему нужно было мимо страшного свертка. Некоторое время мальчик чего-то выжидал, а потом отчаянно, как в воду, бросился к столу. Путь туда и обратно он покрыл в считанные секунды и перевел дух, только когда вернулся в машину.

Озеро играло веселыми бликами. Налетевший неведомо откуда ветерок развел волну, и солнечные зайчики резвились по скалам, поляне, по лицу Бахама. Ему снова захотелось искупаться, чтобы смыть с себя всю ту скверну, которая налипла на душу и тело за прошедшие несколько часов. Но исполнять свое намерение здесь он все же не стал, а решил немного отъехать вдоль берега озера, благо дорога к замку проходила именно там.

Так Бахам продолжил путь совсем не по тому, пути, по которому уехали все остальные.

25


— Похоже, у нас появился бунтовщик. — Новист наблюдал за экраном, на котором отражалось движение путешественников, как оно было видно со спутника контроля.

— Ты имеешь в виду машину, следующую к мосту? — уточнил Ефан.

— Именно ее, — кивнул наемник. — По-моему, это не входило в планы шефа.

— Он сумеет обратить это себе на пользу.

— Не сомневаюсь. Кстати, кто это?

— Сейчас посмотрим. — Робот переключил экраны.

— Ого! Да это же мальчишка! — удивился Новист. — Откуда он здесь взялся?

— Он прибыл в составе одного из экипажей.

— Придурки! Зачем же ребенка было с собой тащить?

— Они, наверное, не предполагали, что им здесь приготовлено.

— По-моему, они и сейчас еще этого не понимают. Много их полегло?

— На данное время пять человек.

— И все «несчастные случаи»?

— Один для них пока является без вести пропавшим. Двое отстали из-за поломки машины и, возможно, выбыли из конкурса… Ну-ка погоди! — Ефан включил селектор, и стало слышно переговоры по радио между участниками гонки.

— Вы можете двигаться быстрее?! — торопил один другого.

— Я могу, но впереди у меня другая машина.

— Пусть пропустит, если он не в состоянии двигаться быстрее!

— А вы сами ему об этом скажите!

Таким образом, или похоже, гонщики ругались почти постоянно. Напряженная обстановка и полная неизвестность, поджидающая их впереди, пагубно действовали на нервы. Лоск и хорошее воспитание постепенно слущивались с них, как шелуха с прокаленного арахиса. Они уже могли позволить себе непарламентские выражения, не стесняясь присутствия дам. Они становились самими собой.

— Вяло как-то они у вас ругаются, — заметил Новист.

— С этим я ничего не могу поделать.

— Мне кажется, что вы с ними слишком долго возитесь. Я бы ликвидировал их за час!

— Но шеф пригласил их сюда не для этого.

— Понимаю, он хочет продлить себе удовольствие, посмаковать.

— Совершенно верно. Сегодняшний день выявит самых жизнеспособных. Вот с кем будет по-настоящему интересно.

— Ты уже на кого-то поставил?

— Как это? — не понял робот.

— У меня ребята от нечего делать смотрят трансляцию и уже устроили тотализатор.

— Это интересно! То есть вы делаете денежные ставки на каждого путешественника?

— Разумеется. Пойми, железяка, мои бойцы не привыкли пролеживать бока на диванах. Им нужна игра, азарт и хотя бы плохонький впрыск адреналина. Вот они и придумали себе развлечение.

— Ого! И кто же, по-вашему, будет последним?

— Явных лидеров пока нет, но если ты вздумаешь принять участие в игре, советую ставить на молодых. У них больше шансов дойти до первой линии обороны.

— Анализируя сегодняшние события, я могу вам вполне аргументирование возразить. Почти все погибшие были моложе тридцати пяти лет, за исключением того малого с ножом в спине.

— Кстати, кто его так «приласкал»?

— Шеф не велел говорить.

— Но ты говоришь это не ему, а мне.

— Это не важно. У него везде есть уши.

— Ну и черт с тобой! Сами догадаемся.

— А на того блондина, которого сначала избрали первой жертвой, кто-нибудь поставил?

— А, этого, который вырядился как спецназовец? Нет, этот пока свободен. У него мало шансов.

— Вы так считаете? — спросил Ефан.

— Раз уж его избрали первой жертвой, то он уже покойник.

— И все же я сделаю ставку… Правильно? Новист согласно кивнул.

— Я сделаю ставку именно на него. Как это сделать?

— Нужны деньги, лучше наличные. Ведь наш тотализатор идет вразрез с идеями шефа.

— Хорошо, я думаю, что смогу достать для вас наличные. Какова сумма ставки?

— Это зависит от вас, но не менее ста кредитов.

— Хорошо, зайдите ко мне чуть позже.

Оставшись один, Ефан некоторое время наблюдал за гонщиками и за машиной, упрямо движущейся к разрушенному мосту. Потом он развернулся и, едва слышно шурша колесами, прошел в пустующий в это время кабинет Фингера.

Робот, по крайней мере этот, пользовался большим доверием своего патрона. Будучи неким симбиозом секретаря и блокнота, Ефан был посвящен во многие секреты замка, хотя тоже далеко не во все. В числе конфиденциальных записей были и шифры замков некоторых сейфов. Среди них был и тот сейф, который притулился в углу кабинета.

Это был большой стальной ящик, демонстративно выставленный напоказ. Это была ловушка для воров, которых, кстати говоря, никогда не водилось в замке. При попытке взлома или другого несанкционированного проникновения во внутренности сейфа включалась система защиты, и стальной ящик, весом почти в тонну, нападал на преступника. Он был вооружен по последнему слову военной техники, и даже Ефан, хорошо знавший правила обращения с этим чудовищем, ощущал в себе некое новое чувство, по описаниям очень похожее на страх.

Однако деньги из сейфа удалось извлечь без эксцессов. Требуемая купюра была передана командиру наемников.

Ефан вернулся как раз в тот момент, когда динамики громко каркнули голосом Фингера:

— Где тебя носит?

— Простите, сэр, мне потребовалась срочная смазка.

— Я считаю, что пора устроить какое-нибудь более динамичное развлечение, чем пальба невидимыми лучами из-за угла или наблюдение за тем, как их пожирает планктон.

— У вас есть какие-нибудь идеи? — поинтересовался Ефан.

— В первую очередь они должны быть у тебя. Мое же дело — выбрать наилучшую.

— Но я не могу ничего пока преложить. Разве что снова активизировать роботов-снайперов?

— Банально. Кстати, у кого сейчас значок?

— Одну минуту, сэр! — Ефан соединился с Клайдом: — Кто сейчас у тебя старший в группе?

— Этот, как его? А! Лев!

— Почему ты выбрал именно его? — поинтересовался Фингер Двадцать Первый.

— По-моему, он что-то знает или о чем-то догадывается. Он может расстроить вам, сэр, все удовольствие.

— Да, это верно, — величественно, как ему самому показалось, кивнул с экрана миллиардер. — Уберите этого малого. На это вам даю полчаса. После этого вы должны представить мне хорошую идею для шоу.

26


Лев, сидя за рулем своей машины, почувствовал некое беспокойство. Он мысленно протестировал свой организм, но не обнаружил никаких признаков недуга. После этого он поерзал в кресле, пытаясь понять, не вызвано ли ощущение дискомфорта чисто физическими неудобствами. Но и здесь все оказалось в порядке. Все еще ничего не понимая, он оглядел пространство вокруг машины и увидел, как будто бы из воздуха вылепились два призрачных силуэта.

Поначалу он принял их за контролирующие или даже репортерские камеры, но для пассивных наблюдателей летающие гости слишком много маневрировали. И только когда два луча вонзились ему в грудь, чуть повыше значка старшего группы, Лев понял назначение этих рискованных полетов. Снайперы не смогли сразу выбрать позицию, поскольку машина ехала не строго по прямой, а постоянно рыскала.

— Задание выполнено! — отрапортовали роботы по радио и двинулись к себе на базу.

Но Ефан перехватил их и пристроил в хвосте колонны, чтобы они в случае необходимости оказались под рукой.

А что же Лев? Нет, он не был убит. Этот человек был очень предусмотрителен. Его дорожный костюм скрывал под собой бронежилет высокого качества. Удары деструкторов продырявили пиджак на смертельно опасных направлениях, но не причинили вреда. Заметив эти отверстия, Лев едва не рассмеялся. Он предвидел такой оборот дела и был доволен, что его прогнозы оказались верными.

Он пока мог только догадываться, кто выслал электронных убийц, но не имел никаких доказательств. Элементарное логическое построение вывело его на некие силы, старающиеся помешать колонне добраться до замка, впрочем, сейчас его волновал не только выигрыш. Здесь находился человек, каждый шаг которого Лев обязан был фиксировать, и в случае возникновения криминальной ситуации тотчас арестовать его.

Лев хорошо помнил разговор с полковником Савичевым, состоявшийся совсем недавно. Встреча их состоялась на флагманском крейсере Космобезопасности.

— Вы просили у меня аудиенции? — без предисловий спросил полковник. — Ваше имя Лев? Не так ли?

— Совершенно верно, — ответил он тогда, пожирая глазами легендарного шефа контрразведки. — Я веду сейчас дело человека, с недавних пор находящегося под вашей опекой.

— Минуту! Кого вы представляете?

— Криминальную и политическую полицию планеты Грай.

— Видите ли, в чем дело. — Савичев подался вперед поставил локти на стол, спрятав кисти под столешницей. — На данный момент между Федерацией и Грай не заключено никаких договоров о выдаче преступников. Хочу также напомнить, что с началом войны на вашей планете Федерация под давлением метрополии разорвала все дипломатические отношения с вашими правительствами.

— Но я преследую уголовные элементы.

— Поймите меня правильно. По законам вашей планеты этот человек, возможно, и преступник, но за пределами вашей юрисдикции он становится полноправным гражданином Федерации.

— Но на этот раз мы преследуем террористов.

— Мне не хотелось бы вас огорчать, но ничем помочь не могу.

— Этот человек, — Лев оглянулся на герметичную, рошо звукоизолированную дверь отсека, — очень опасны террорист. Мы преследовали его в течение двух недель. Два члена банды уже возвращаются на родную планету, где и будут судить по всей суровости закона, но этот…

— Зачем вы мне все это рассказываете?

— Следы этого террориста затерялись где-то здесь. нас есть все основания полагать, что этот человек скрыва ется где-то рядом. Возможно, что тот, кого мы безуспешно ищем, скрывается на борту этого корабля.

— Я не стану отрицать, — спокойно ответил полковник, — что через наше ведомство проходит очень много людей, прошлое которых далеко не идеально.

— Вот именно, — перебил его Лев. — В этот раз вы дали убежище ворам, убийцам и террористам!

— Насколько мне известно, подпольная организация, к которой принадлежат мои недавние гости, борется за освобождение своей страны от власти иностранных и планетных захватчиков.

— Но они пользуются самыми низкими методами!

— Хорошо, если вы сможете мне доказать, что они действительно совершили преступления, которые могут быть признаны таковыми нашей юриспруденцией, я помогу вам в пределах своей компетенции.

— Прекрасно! — воскликнул Лев. — Для меня это не составит большого труда.

Он извлек из кармана портативный компьютер и взглянул на экран. Это были краткие заметки, понятные только хозяину.

— Итак, две недели назад группа вооруженных оппозиционеров напала на особняк герцога Семикского. В завязавшейся перестрелке были убиты двое нападавших и шесть человек охраны. Не достаточно ли одного этого, чтобы надолго упрятать всех их за решетку?

— Каковы были причины нападения?

— Если вы думаете, что они таким образом пытались свергнуть тирана и деспота, то очень ошибаетесь. Герцог — милейший человек.

— Меня не интересуют второстепенные лица, — холодно сказал полковник. — Продолжайте.

— Это был примитивный вооруженный грабеж. Бандиты ворвались в особняк, вынудили герцога открыть сейф и похитили оттуда, что бы вы думали? Выигрышный билет Фингеровской лотереи!

По всей видимости, Лев рассчитывал удивить Савичева, но ни один мускул не дрогнул на лице полковника. Лишь вежливое внимание отражалось в его глазах.

— Они фактически похитили десять миллионов кредитов! Это же бюджет целой планеты!

— Этот выигрыш еще нужно получить, — заметил Савичев.

— Я больше чем уверен, что никто не будет спрашивать, откуда счастливчик взял свой билет. Поэтому мы должны…

— Простите, а как этот билет оказался на вашей планете, отношения которой с Федерацией пребывают в весьма напряженном состоянии? Насколько мне известно, к вам даже не транслируют телеканалов.

— Вы правы, — после небольшой паузы склонил голову Лев. — Но нашим гражданам не запрещено посещать планеты Федерации.

— О да! Но, согласитесь, это не так просто сделать при отсутствии собственного космофлота и регулярного сообщения.

— Герцог почти случайно оказался на Руданде, когда там объявляли завещание Фингера Двадцать Первого. Он сумел приобрести билет.

— О да! — повторил полковник. — Мне известно, он очень богатый человек и может позволить себе так рисковать деньгами. Носить в кармане миллион кредитов на мелкие расходы — это, по-моему, неплохо.

Он ничего не сказал о том, что разоренная непрерывными войнами с соседями по системе и раздираемая внутренними конфликтами планета Грай просто не в состоянии высылать эмиссаров с поручением сыграть в лотерею.

— И заметьте, какой патриот! — попался на крючо Лев. — Он мог бы с этими деньгами уехать с Грай навсегда.

— И билет оказался выигрышным? Один-единственный? Да, удача по-прежнему сопутствует герцогу! — В голосе Савичева был слышен ядовитый сарказм.

Лев был вынужден прикусить язык. Билет попал на Грай не без посредничества космических пиратов, которым покровительствовал герцог Семикский. И нападение на корабль, везущий счастливого обладателя этого билет также было не случайным.

— Тогда понятно, — продолжал шеф контрразведки, — но почему вы мобилизовали все резервы, чтобы вернуть себе этот билет. Имея выигрыш в десять миллионов и шанс на получение главного приза, трудно отказаться от такого куша.

— Да, эти деньги очень нужны моей планете. Вы не хуже меня знаете, в каком бедственном положении мы сейчас находимся.

— Только не надо мне жаловаться! — Савичев откинулся на спинку кресла и взмахнул рукой. — Я действительно очень хорошо осведомлен о вашем положении и не намерен завязывать с вами дискуссию на эту тему. Мне также известно, как этот билет оказался на планете и каким образом вы намеревались его использовать.

— Да, но…

— Искренне сожалею, но ничем не могу помочь. Конфликт не выходит за рамки ваших внутренних дел.

— То есть вы отказываетесь выдать нам преступников?

— Я их не задерживал. У меня нет оснований для ареста. А если вы считаете иначе, то основания для этого могут появиться и относительно вас.

— Но я могу надеяться все же на ваше содействие?

— Нет, только на нейтралитет. И только надеяться.

— Ну что же, — сказал Лев, поднимаясь, — спасибо и на этом.

Лев еще раз провел ладонью по своему пиджаку, нащупал дырочки и ковырнул их пальцем. Он проверил содержимое своих карманов. Ничто не пострадало от удара деструкторов. Потом он осторожно отстегнул значок и бросил его в багажный ящик. Жилет жилетом, а искушать дьявола без повода было не в правилах начальника полиции.

Он оглянулся назад. Андроид, доставшийся ему вместе с машиной, по-прежнему занимал заднее сиденье и не трогался с места. Его хозяин, Лукато, исчез при загадочных обстоятельствах, а пароля, запускающего исполнение приказов, Лев не знал. Пока робот не был обузой, его можно было потерпеть, а потом, если не удастся ничего придумать, можно бросить как ненужный хлам.

Убедившись в том, что на обгон нечего и рассчитывать, пока по обеим сторонам дороги стоят переплетенные между собой кустарники, Лев снова погрузился в воспоминания.

Не добившись ничего в Космобезопасности, он решил действовать сам, на страх и риск. Найти человека даже на небольшой планете — дело непростое, что уж говорить об освоенном пространстве, которое бороздят десятки тысяч кораблей. Но Лев был упорным, скрупулезным человеком. Благодаря этим качествам он и занимал должность начальника департамента имперской уголовной и политической полиции.

В конце концов ему все же повезло. Следы террористов нашлись на Руданде, где озабоченная безопасностью граждан колониальная администрация вела строгий учет за передвижением по планете каждого человека. Говорили, что даже в пустыне нельзя было чихнуть — тотчас над головой возникала карета «скорой помощи». Двух террористов арестовали почти сразу, но третьему удалось скрыться вместе с билетом. И самое скверное в этой ситуации было то, что примет беглеца никто не знал, а его товарищи упорно молчали, несмотря на самые жестокие методы дознания.

Единственное, что удалось узнать, то, что билет никто не собирается продавать — было решено получить по нему выигрыш.

Вот тогда-то Лев и решил перехватить преступника вместе с выигрышем. Он не мог вернуться с пустыми руками. Сам император поручил ему это дело, и отказаться, прикрывшись непреодолимыми обстоятельствами, было немыслимо. Всех очень волновал этот выигрыш, но особенно — тот, кто сумел похитить билет и скрыться. Лев подозревал, что под этим интересом скрывается нечто большее, чем страсть к наживе. Вполне возможно, что не в деньгах было дело, ибо и герцог, и император особо подчеркнули, что похититель должен вернуться на Грай живым. Это обстоятельство и наводило Льва на подозрения. Постоянно конфликтующие между собой иерархи вдруг пришли к одному мнению, хотя и независимо друг от друга.

Но тех, кто не имел билетов, не допускали ни на планету, ни даже на орбитальную станцию. Несмотря на это, проблема разрешилась сама собой, к всеобщему удовольствию.

Герцог, оскорбленный нападением и считающий месть делом чести, решил взять штурмом станцию. Два его лучших корабля уже приблизились к планете Тотзаун, когда появился Лев. Он хотел предложить устроить засаду и подождать возвращения игроков на орбите. Но его никто не слушал. Подготовка к штурму шла полным ходом, когда появился запаздывающий корабль одного из счастливцев. Впрочем, назвать его так было уже нельзя. Корабль был захвачен, экипаж и пассажиры стали заложниками, а вместо них за призом отправился Лев.

У него было свое понятие о деле чести. Он не мог допустить, чтобы кто-то безнаказанно водил его за нос. А этот террорист трижды сумел обмануть главного полицейского империи, и Лев имел твердое намерение исправить положение. Его нисколько не смущало то обстоятельство, что он не знает своего противника в лицо. Вполне достаточно того, что тот был где-то рядом. Вычислить его среди трех десятков людей не составило большого труда. Интуиция подсказывала, что он — один из троих молодых людей, вырядившихся в камуфляж в таком светском обществе.

Сначала Лев хотел захватить и арестовать всех троих, чтобы не терять время. Он хотел любыми путями отстать вместе с ними от колонны и осуществить задуманное. Казалось, что может быть проще: повредить машину, «проявить участие», а когда остальные участники гонки скроются, арестовать преступников. С доставкой на орбиту тоже не было проблем — два набитых пиратами крейсера только ждали вызова. Они выслали бы челнок с подкреплением, и дело было бы закончено.

Но, как всегда, вмешался Его Величество Случай. Лев не считал, что сам совершил ошибку, когда потерял сначала робота, а потом и второго вместе с машиной и рацией. Он также не мог допустить мысли о том, что его противники могут быть умнее и изворотливее его самого.

К тому же ему очень хотелось получить выигрыш за себя и за преследуемого им террориста. В этом случае он мог скрыться вместе с деньгами и больше никогда не вернуться на Грай.

Передний вездеход вдруг прибавил скорости и скрылся за поворотом. Лёв последовал его примеру..

27


Бахам-младший отъехал от поляны километра на два.

Солнечные лучи заливали все вокруг. Дорога тянулась вдоль берега озера, огражденная рядами невысоких кустарников, усыпанных мелкими оранжевыми плодами. Казалось, что вездеход движется по круговому коридору, какие бывают на больших орбитальных станциях.

Бахам поискал кнопку поляризации стекла и, не найдя ее, остановил машину. Ему казалось, что все лицо его сморщилось от того, что он все время щурится. Он поискал в машине хоть какой-нибудь головной убор, способный защитить от бьющего прямо в глаза солнечного света. Но поиски его были тщетны. Зато в руки попались предметы одежды прежних владельцев машины. Бахам, не задумываясь о том, кому они принадлежали, забросил их в багажник и вспомнил, что хотел искупаться.

Он выпрыгнул из прохладного, кондиционированного нутра вездехода в душную атмосферу тропического дня. Лучи солнца, заставлявшие его только щуриться, пока он был в машине, теперь принялись поджаривать, пронизывать своим жаром насквозь. Желание окунуться в воду стало непреодолимым.

Бахам торопливо, словно кто-то мог помешать ему в этом пустынном месте, разделся. Некоторое время он размышлял, стоит ли снимать трусы, потом решил, что стоит — не ехать же дальше в мокром, а переодеться было не во что. Покончив с этим, он прошел между кустами, сорвав по дороге несколько плодов, и скрылся.

— Эй! — крикнул Фингер Двадцать Первый. — Ефан!

Что происходит?

— Простите, сэр…

— Какого черта этот щенок болтается, где не надо?

— Он перепутал дороги…

— К черту дороги! Почему вы ничего не предприняли, чтобы вернуть его в колонну? Мне надо, чтобы он своей смертью напугал остальных, чтобы они поняли, что их участь уже решена. Мне нужна паника, истерика, а он вздумал пропасть без вести!

— Вы хотите остановить его?

— Да! И сейчас же! Делай что хочешь, но чтобы он попал назад в колонну!

— Да, сэр! — ответил Ефан и подключился к пульту управления.

— И чтоб я видел, как это происходит!

— Но, сэр, камеры не могут видеть сквозь листву!

— Мне на это наплевать! Я хочу держать под контролем каждый шаг всех, кто здесь есть.

— Что делать с ним дальше? — поинтересовался Ефан.

— Пусть едет. Ремонт моста еще не закончен и ему придется вернуться назад, — ответил Фингер.

— Но он может увидеть останки первой группы. Мы никак не можем извлечь их из водопада.

— Пусть увидит. Тем больше будет паника, когда он присоединится к остальным и расскажет об этом.

— Как вам будет угодно, сэр.


Бахам подошел к воде и осторожно окунул ногу нежную волну. Стало приятно и немного щекотно. Водг. была чистая и прохладная, хотелось с разбегу броситься в ее освежающие объятия. Она ворошила песчинки у берега и словно звала мальчика к себе. И он поддался уговорам. Сейчас он нарушал еще одно правило, которое с самого детства вдалбливали ему в голову, — никогда не купаться в открытых, тем более неизвестных водоемах.

Он чуть вернулся, чтобы иметь разбег. Плоды мешали, и мальчик нагнулся, чтобы положить их на песок. Только положив их в ямку, образовавшуюся от его ступни, Бахам сообразил, что плоды нагреются и не будут освежать. Поэтому он вернулся к воде и положил их на влажную полосу песка. Возвращаться для разбега он раздумал.

С гиканьем и криком, забыв все свои страхи и переживания, он бежал по мелководью, поднимая тучи брызг. В воздухе вокруг него мелькали осколки радуг, и было так легко и весело. Солнце, свежий воздух и чистая вода — что еще нужно человеку, чтобы чувствовать себя счастливым? Бахам пробежал метров сто в одну сторону, потом сделал круг по горячему песку и вернулся на мелководье. Он уже наметил место, где бросится в воду, и стремительно приближался к нему.

Когда прямо перед ним из-за стены кустарников вылетела репортерская камера, Бахаму показалось, что он замер в воздухе, не касаясь воды. А камера деловито дала общий план, панораму, потом приблизилась на расстояние вытянутой руки и принялась детально изучать мальчика с головы до ног. И Бахам вдруг почувствовал себя голым. Не обнаженным, когда твое тело является естественной и неотъемлемой частью окружающей природы, а голым, каких показывают в фильмах для взрослых, когда хотят возбудить похоть в дряхлеющем теле.

Как назло, вся одежда осталась в кабине вездехода. Прикрыть себя можно было только руками. Ежась под циничным взглядом стеклянного глаза, Бахам ссутулился и хотел укрыться в воде, но камера преградила ему путь. Как-то сразу стало понятно, что невидимый охранник не хочет пускать мальчика в воду.

— Жалко тебе, что ли? — спросил он камеру, но она не могла ответить. — Не испачкаю я ваше озеро.

Все так же закрываясь, он попятился в ту сторону, где остался вездеход. Камера следовала сзади, чуть приотстав. Но стоило ему сделать шаг к воде, как она стремглав преградила ему путь. Маневрируя таким образом, они добрались до того места, где Бахам оставил плоды. Отсюда следовало повернуть к дороге, но мальчишка решил пошалить. Камера ведь не боевой робот, что она может, кроме как толкаться?

С этими мыслями Бахам, вместо того чтобы поскорее вернуться к машине, сел на горячий песок, застонав от жара. Потом он подтянул к себе плоды и, глядя прямо в настойчивый глаз телекамеры, принялся их чистить. Это оказалось что-то среднее между мандарином и кофе. Под тонкой пористой шкуркой оказались две мягкие маслянистые дольки бежевого цвета, напоминающие по вкусу салат из авокадо.

Плоды понравились Бахаму. Расправившись с первым, он приступил ко второму. Но теперь он нашел себе новое развлечение. Отщипывая кусочки кожицы, он сначала исподтишка, а потом и не таясь, стал швырять ими в камеру. Мальчик очистил весь плод, но ни разу так и не попал — камера все время уворачивалась. Это еще больше раззадоривало, но снарядов больше не было.

Бахам засунул в рот очищенный плод и потянулся за новым. У самой воды лежало еще два. Но тянуться за чем-нибудь сидя очень непросто и поэтому один плод он подхватил, а другой невольно столкнул в воду.

Ленивая волна, будто дразня, подтолкнула оранжевый шарик назад и тут же потащила его прочь. Бахам машинально приподнялся, потянулся за плодом, и вдруг…

Вода вокруг плода замутилась, закипела, словно кислота. Контуры шарика стали размываться. Он таял как кусок сахара в горячем чае. И таял послойно: сначала с него исчезла кожура и показалась нежная мякоть, но вот и на кожице ядра стали проглядывать проплешины. Они быстро расширялись, пока весь плод не был очищен. Две дольки развалились и быстро исчезли.

Поскольку никаких признаков животных не было видно — обитающие в озере ракообразные были очень малы по размерам, — Бахам предположил, что сама вода может быть агрессивной средой. С ужасом он осматривал себя со всех сторон, отыскивая то ли кислотные ожоги, то ли язвы. Но пока все было нормально. По крайней мере ничего явного не было заметно.

Вздохнув с облегчением и совершенно забыв о камере, продолжающей висеть в воздухе неподалеку от него, Бахам поднялся и пошел назад, к дороге.


— Что делать с ним дальше? — поинтересовался Ефан.

— Пусть едет. Ремонт моста еще не закончен и ему придется вернуться назад, — ответил Фингер.

— Но он может увидеть останки первой группы. Мы никак не можем извлечь их из водопада.

— Пусть увидит. Тем больше будет паника, когда он присоединится к остальным и расскажет об этом.

— Как вам будет угодно, сэр.

28

— Новист!

— Да, сэр! — тотчас откликнулся тот, чувствуя, что томительное ожидание вот-вот сменится активными действиями.

— Я думаю, что вам следовало немного расшевелить наших гостей.

— О! Это давно пора сделать, .сэр!

— Вот что я придумал. Устрой им корриду!

— Вы хотите подкинуть им быка? — удивился командир коммандос.

— Быка? — удивился Фингер Двадцать Первый. — Нет, надо что-нибудь покрупнее. Быка они просто собьют машиной, и не будет никакого интереса.

— Совершенно верно, сэр, — сказал Новист, потирая руки от возбуждения.

— Да, это мелко.

— Простите, сэр, — вмешался в разговор Ефан. — Они приближаются к первой линии обороны, и там вы сможете делать с ними все, что угодно.

— Твоя линия вместе с роботами уже подвела не один раз, — гаркнул Фингер Двадцать Первый.

— Роботы исправны, а линия готова к бою, — возразил Ефан.

— Но роботы уложили всего двоих, — поддержал шефа Новист.

— Это случайность — значок оказался слишком неудобным.

— Ну и где сейчас твои роботы?

— Они следуют за колонной. Ждут благоприятного момента.

— А я не хочу ждать этого момента, — повысил голос Фингер Двадцать Первый. — Мне скучно. Не для этого я пошел на такие затраты, чтобы в моем парке гулял детский сад!

— Хорошо, хорошо, как вам будет угодно, — покорился Ефан.

— Вот именно! Я знаю, что надо делать.

— Я весь внимание, — вежливо ответил Ефан, но в голосе его можно было ясно расслышать сарказм, несвойственный роботам.

— Мы сбросим перед колонной граундера. Пусть они с ним поиграют.

Граундером называли гигантского броненосца. Это был хищник с планеты Ногра, где подобные твари встречались во множестве. Броненосец считался едва ли не самым агрессивным животным из всех встречающихся во Вселенной. При весе в десять тонн и длине около восьми метров он на своих шести лапах мог развить скорость до шестидесяти километров в час. На родине у него не было естественных врагов, кроме крохотных насекомых-паразитов, которые могли уничтожить ослабленное животное за неделю. Всеядность и прожорливость граундера были фантастическими, и поэтому не каждый зоопарк был в состоянии иметь у себя такой экспонат.

— Но, сэр! — попытался возразить Ефан. — Это наш единственный экземпляр! Мы заплатили за него…

— Подумай, — перебил его Новист, — что можно сделать с ним без оружия! У них же только охотничьи ружья и патроны, снаряженные мелкой дробью. А у него — броня сантиметров десять!

— Но тогда он перебьет всех!

— Не перебьет, — отмахнулся Фингер Двадцать Первый. — Самые ловкие успеют удрать. Приступайте.

Перед тем как спуститься в зверинец, Новист забежал к Ефану.

— Принимаю ставки.

— Какое пари? — поинтересовался робот.

— Сумеет хоть кто-нибудь уйти с корриды.

— А на отдельного человека можно поставить?

— Можно, но я бы не стал.

— Тогда удвой ставку на моего блондина.

— Я бы не советовал, лучше поставить на этого… Как его? А! Штальнагеля. Он хорошо идет.

— Его машина идет первой, — возразил Ефан. — Он первым попадет под удар.

— Ну, это мы посмотрим. Значит, не уговорил?

— Я уже сказал, что делать.

— Договорились, но я уверен — ты своих денег больше не увидишь. Привет!

Он вошел в лифт и спустился во внутренний двор замка. Сюда выходили едва ли не все окна, вдобавок сверху двор был накрыт прозрачным бронеколпаком. Здесь его уже ждали пять человек из отряда. Новист посчитал, что против безоружных людей этого будет вполне достаточно.

— Так, ребятки, задача поставлена. Коммандос привычно подтянулись.

— Нам поручено доставить граундера на дорогу, по которой едут эти придурки.

— Простите, но это не по правилам, — возразил один из солдат.

— Что не по правилам?

— Наши ставки будут отменены? — поинтересовался другой.

— Значит, так. Во-первых, правила здесь придумывает босс, и они все время меняются. Знали вы об этом?

Никто не счел нужным отвечать на этот, явно риторический вопрос.

— А что касается граундера, то здесь, как в рулетке: кому-то повезет, а кто-то продуется.

Солдаты согласно закивали. Они играли от скуки, и даже если они останутся в проигрыше, то в небольшом. Командир, так или иначе, поставит выпивку с победой.

Они прошли к ангару и уселись в планетарный бот. Умная машина сверила их лица с хранящейся в памяти информацией. Здесь не нужны были пропуска или другая идентификация. Всех своих компьютер знал в лицо. Этим обеспечивалась безопасность.

Бот вылетел из ворот, расположенных метрах в двадцати над землей, и стремительно понесся к зоопарку, примыкающему к замку с восточной стороны.

Выдернуть клетку с граундером из фундамента было делом одной минуты. Еще пятнадцать минут катер летел до предполагаемой точки рандеву. Фингер Двадцать Первый сам корректировал место высадки. Клетку установили чуть в стороне от дороги. Когда захваты убрались в брюхо бота, Новист спрыгнул на клетку сверху.

Граундер никак не отреагировал на это движение. Он привык к людям. Они его кормили, чистили клетку и по мере сил спасали от многочисленных паразитов. Ничего плохого от них он не видел.

— А он, пожалуй, скорее сам убежит от них, — ухмыльнулся Новист и включил рацию. — Босс, а вы уверены, что он будет опасен, когда мы откроем клетку?

— Ты что, не знаешь, что граундер — одно из самых опасных животных, известных человечеству?

— Об этом-то я слышал, но этот…

— Чем он тебя не устраивает?

— Да я помочусь ему на голову, а он и не мяукнет.

— Что ты предлагаешь?

— Надо как следует дать ему под зад, чтобы разъярить.

— Делай. Я куплю себе другого.

— Но, сэр! — вмешался Ефан. — Этот экземпляр зарегистрирован…

— Плевать! Я хочу увидеть его в бою. Новист! Все должно быть по высшему разряду. Ты понял меня?

— Не сомневайтесь, сэр! За мной не заржавеет.

Он подошел к клетке и взглянул в глаза зверя. Тот доверчиво ткнулся мордой в прутья, ожидая подачки. Новист положил левую ладонь на широкий лоб животного. Граундер вел свой род от холоднокровных и любое тепло воспринимал положительно. Его роговые пластинки над глазами дрогнули, и можно было понять, что ласка человека ему приятна. Новист же тем временем вытянул из ножен штык и вдруг, почти не размахиваясь, воткнул его в глаз животного.

Рев, огласивший окрестности, можно было сравнить разве что с ударом грома. Несчастный граундер заметался в клетке так, словно хотел разнести не только ее, но и всю планету. Прутья гнулись, но не уступали натиску. Новист, стоящий чуть в стороне, на безопасном расстоянии, с жестокой улыбкой наблюдал, как бесится раненое животное.

Наконец граундер исчерпал свои силы. Он опустился на дно клетки и уставился уцелевшим глазом на стоящего неподалеку Новиста. В его крохотном мозгу постепенно запечатлевался этот образ. Запахи, силуэт, звуки дыхания становились лицом врага. Теперь человек стал его врагом, главной добычей. Это было подлое существо, бьющее исподтишка и поэтому лишнее в этом мире. Единственный глаз животного не был большим черным шаром без выражения. Это было сосредоточение злобы, ненависти и коварства. Едва только позволит обстановка — и человек умрет, став его пищей.

Новист еще раз усмехнулся и поднялся на борт катера.

— Принимаю новые ставки. Есть желающие?

Но его солдаты, сидящие в утробе бота, ничего не ответили. Они были людьми грубыми и жестокими, но никогда не позволили бы себе подобных выходок.

— Как хотите. — Он пожал плечами и равнодушно отвернулся к иллюминатору, хотя ему было очень неуютно вместе с подчиненными. — Давай к краю леса. Оттуда поглядим, как все это будет происходить. Ставлю пинту виски за То, что зверь положит половину гостей.

И снова никто не принял его пари. Бот на минимальной высоте отодвинулся к краю поля и завис возле опушки рощи.

Вы можете представить себя цифрой на столе, где ставка — ваша собственная жизнь? А ведь мы играем в такие игры едва ли не ежедневно. Своими ли, чужими ли руками, но мы делаем ставки на красное, на черное, на четное, на дюжину… Но почему-то в выигрыше остается кто-то третий, который поставил на кон против всех игроков сразу.

Колонна выехала на обширное поле, рассеченное пополам дорогой. Вокруг поднимались растения, усыпанные синими соцветиями. Это изобилие мелких лепестков было похоже на отражение неба в чистой, прозрачной воде. Волнуемые легким ветерком стебли растений раскачивались и шуршали так громко, что было слышно в машинах. Дорога спускалась с взгорка, и машины будто бы погружались в голубые волны. Растения понимались все выше, и большие машины одна за другой скрывались в их чаще, погружаясь на дно коридора, огороженного со всех сторон двухметровыми стеблями.

— Господа! — появился в динамиках голос Клайда. — Хочу привлечь ваше внимание к этим растениям. Это посев льна. Растение дает очень хорошее натуральное волокно и масло, высоко ценимое на многих планетах как лекарственное и косметическое средство. У кого-нибудь есть вопросы?

Но ему никто не ответил. Едва ли не каждый решал про себя вопрос: можно ли попробовать обогнать соперника или нельзя. В пользу последнего говорили часто засеянные стебли, близко подступающие к дороге и создающие впечатление сплошного монолита. За их порчу не похвалят. Это ведь частная собственность. К тому же, двигаясь по рыхлому, засеянному полю, очень трудно развить скорость большую, чем на гладкой, укатанной дороге.

Здесь путешественников и ждала очередная западня.

Едва только первая машина, ведомая Штальнагелем, оказалась в виду клетки, Фингер Двадцать Первый нажал на кнопку на панели управления. Сработали пиропатроны, и прутья разлетелись в разные стороны. Не помнящий себя от боли и напуганный взрывами граундер бросился на машину. И поверьте, взбесившийся пульмановский вагон, несущийся галопом, производил бы меньшее впечатление. Тактика этих животных весьма проста: удар бронированным лбом, разворот, новая атака. Никто не мог устоять против разъяренного десятитонного монстра.

Машина Штальнагеля была отброшена на поле, но не перевернулась. Сам он вылетел через отворившуюся дверь и упал в стебли льна, на некоторое время надежно скрывшие его от нападающего. Некоторое время Штальнагель лежал, оглушенный ударом, а потом к нему подскочили его андроиды и заботливо подняли на ноги.

— Оружие! — рявкнул он, стряхивая с себя руки роботов.

Почти тотчас появилось ружье, каким были укомплектованы все вездеходы. Штальнагель не стал брать с собой никакого оружия, опасаясь, что оно выдаст его. По приговору суда ему было запрещено носить с собой даже перочинный ножик, и нарушение этого запрета могло повлечь за собой довольно длительный срок заключения. Он же не хотел давать своим конкурентам повод упрятать его за решетку.

— Патроны! — снова рявкнул он, открыв стволы.

Тем временем граундер увидел вторую машину. Поскольку первая стояла в стороне без движения, а вторая двигалась прямо на него, он воспринял ее как опасного противника.

Тедди не успел разглядеть, что за туша кинулась ему навстречу. Не снижая скорости — торможение было в этой ситуации смерти подобно, — он инстинктивно крутанул руль вправо. Тяжелый вездеход, едва не встав на два колеса, проломил просеку в высоких стеблях льна и понесся по бездорожью.

— Что это было? — спросил он.

— По-моему, локомотив, — не задумываясь, ответил Вилли. — Он несся на всех парах.

— Да, что-то большое и черное, — подтвердила Энни, оглядываясь в заднее стекло. — И оно бежит за нами!

Из-за мелькания стеблей Тедди не мог разглядеть преследователя, нб сразу понял, что это превышает размеры вездехода едва ли не вдвое. Он принялся носиться по полю, стараясь сбить животное со следа. Но вот перед ним снова оказалась дорога. Тедди вырулил на нее и утопил педаль акселератора до пола. Теперь он надеялся уйти благодаря разнице скоростей. На дороге ни один зверь не может долго соревноваться с машиной в скорости.

Но тут произошло неожиданное — навстречу Тедди вылетел вездеход, за лобовым стеклом которого сверкала седая голова Льюиса. Крутясь по полю, десантники потеряли направление и теперь ехали навстречу колонне. Льюис, увидев, что главные конкуренты исчезли, забылся и решил стать лидером. Увидев встречную машину, он что было сил нажал на тормоза, но тяжелый вездеход не так просто было остановить, и если бы Тедди не успел свернуть с дороги, столкновение было бы неизбежно. Льюис успел даже облегченно выдохнуть, когда корма встречного вездехода пронеслась мимо, но тут его подстерегала новая неожиданность. Из высоких зарослей вылетел еще один вездеход, в котором ясно различалась лысина Льва, и ударил машину Льюиса, что называется, «в лоб». От удара оба автомобиля развернулись и встали поперек дороги. Тотчас по ним ударила машина, ведомая Гаммой.

Тедди также не избежал столкновения. В самый последний момент, когда он считал, что все уже позади, откуда-то сбоку вылетел Клайд и прижал вездеход к машине Ант Типы, врезавшегося, в свою очередь, в корму вездехода Гаммы.

— Что вы делаете, черт побери!

— Руки тебе оторвать!

— Заткнись, придурок! Глаза потерял, что ли?!

Такие реплики заполнили на некоторое время эфир. Попытки Клайда хоть как-нибудь урезонить путешественников были безрезультатны. Его голос просто тонул среди множества других.

Случилось так, что граундера из всей компании видели только водители и пассажиры трех передних машин. Разминувшись с Тедди и счастливо избежав столкновения за преследующим его Львом, животное также на некоторое время потеряло ориентацию и заблудилось в густых зарослях льна.

Три машины, сумевшие не оказаться в свалке, остановились неподалеку. По всей видимости, в них решали, как быть дальше. Впрочем, много времени на это не потребовалось. Передний вездеход с бортовым номером двенадцать взял правее и врубился в высокие стебли льна. Два других последовали за ним.

Граундер шел по следу. Запах всех машин был для него одинаковым, и он не искал какую-то определенную. В нем проснулись дремавшие доселе инстинкты — он расчищал свою территорию от конкурентов. Борозды от колес привели его назад к дороге. Слух у этого животного был неважный, но даже до него донеслись крики людей и скрежет металла. На мгновение зверь затаился, шевеля ноздрями, а потом ринулся в атаку.

Все шесть лап граундера оторвались от земли. Десятитонное тело взвилось в воздух и рухнуло на машину графа Мастубани, числившуюся под двенадцатым номером. Легкая складная крыша тотчас провалилась внутрь, и только самому графу каким-то чудом удалось выпрыгнуть через багажник.

Крик поднялся невообразимый, хотя всего минуту назад трудно было представить, что можно кричать еще громче. Голоса людей смешались с треском и скрежетом раздираемого металла. Граундер крушил вездеход всеми шестью лапами. Он чувствовал, что внутри еще находится человек. Вот окровавленное тело мелькнуло в обломках, животное изогнулось, сунулось в развороченное нутро машины и, ухватив зубами, выдернуло его вверх. Останки ослепительной любовницы графа мелькнули в пасти и кровавым веером разлетелись в разные стороны. Граундер не был голоден — он мстил людям за причиненную боль. Он крушил и убивал только затем, чтобы излить свою ненависть. Поэтому он отшвырнул почти перекушенное пополам тело и огляделся по сторонам в поисках следующей жертвы.

Большая часть машин оказалась зажатой в свалке, и уехать не было никакой возможности. Поэтому те, кто еще не пострадал, выскочили из машин и бросились врассыпную. Это было роковой ошибкой. Если раньше граундер только чувствовал, что где-то рядом находятся люди, то теперь он увидел их своим единственным уцелевшим глазом. Оставив машины, он бросился за первым, кто оказался перед ним.

Жертвой оказался андроид, который, не получив команды, принял решение спасать себя. Скорость робота была довольно приличной, и хищнику очень скоро пришлось оставить его. Тем более что от того почти не пахло человеком. Однако эта ошибка дала возможность осмотреться. Вилли, оказавшийся чуть позади улепетывающей группы, замедлил шаг, оглянулся и, заметив, что ему в данный момент ничто не угрожает, остановился. Большинство путешественников разбежались, по полю, и только примятые стебли могли выдать их расположение.

— Бешеный! Ко мне! — рявкнул Вилли. Тедди вырос как из-под земли.

— Я здесь, сержант!

— Какого черта мы драпаем?

— Надо же размяться, — в своей манере отшутился пилот.

— Берем ружья и зададим жару этой скотине.

— Понял!

Они бегом вернулись к машине, открыли багажник и вынули оттуда ружья.

— Откуда у нас второе? — удивился Вилли.

— Трофейное, — уклончиво ответил Тедди.

— Опять за старое?

— Покойники отстреливаться не станут, — почти афоризмом ответил пилот. — А живым еще пригодится.

Оба ружья были заряжены, и едва только клиновидная, похожая на крокодилью, морда граундера появилась из зарослей метрах в пятнадцати, грянули сразу четыре выстрела. От шума, неожиданности и удара дроби животное остановилось и даже попятилось.

— Берет! — в восторге крикнул Тедди, загоняя в стволы еще два патрона.

— Смотри, — предупредил сержант, — он опять может сигануть!

— Мы не гордые, ляжем, — отмахнулся Тедди и с интервалом в секунду послал в хищника еще два заряда.

За это время Вилли успел перезарядить свое ружье. Граундер еще размышлял, что ему предпринять. Заряды дроби не причинили ему особого вреда, поскольку между ним и стрелками было слишком большое расстояние. Но он знал запах пороха и воспринимал его как опасность. Поэтому он пошел не прямо на людей, а по дуге, постепенно приближаясь.

Десантники больше не стреляли, а только постоянно провожали животное стволами ружей.

— Какой идиот положил сюда дробь, — вполголоса ругался Тедди. — Здесь подствольник был бы в самый раз!

— Заткнись! Он сейчас пойдет в атаку. Бей в брюхо или в пасть!

В наступившей тишине было слышно только тяжелое дыхание животного да треск стеблей под его лапами. Можно было подумать, что все остальные уже скрылись за горизонтом — ни один звук, ни одно движение не выдавали присутствия людей. Однако по трепещущим ноздрям граундера можно было понять, что он чувствует и остальных, только сейчас он занят двумя десантниками.

Вот животное сделало шаг вперед и остановилось. Вилли заметил торчащий из левого глаза зверя нож. Даже издалека можно было разглядеть, что это не тот нож, какими были укомплектованы вездеходы. Это прибавило загадок к происшествию, но отвлекаться было нельзя, и сержант задвинул эту информацию на дальнюю полку памяти. Сейчас он уже не был человеком, он был орудием смерти.

Граундер, убедившись, что противник ничего не предпринимает, двинулся прямо на сержанта, который был виден ему несколько лучше, чем пилот.

— Стреляй! — зашипел Тедди. — Стреляй!

— Отвали, — не сводя глаз с животного, ответил Вилли.

Когда до скошенного лба граундера оставалось метров пять, Вилли плавно потянул сначала один, а потом и второй спусковой крючок. Выстрелы последовали один за другим. Заряды с треском ударились в бронированную морду и брызнули в разные стороны, словно струя воды. То же произошло и с зарядами, выпущенными Тедди. Зверь даже не замедлил движения.

Граундер не придал значения выстрелам. Первоначальный испуг, навеянный пороховым дымом, прошел, а заряды мелкой дроби не причинили ему ни малейшего вреда. Ему казалось, что он идет по своей родной пустыне и встречный ветер швыряет в него песком, так хорошо чешущим бока и избавляющим от паразитов. Запах пороха больше не тревожил его — он не представлял собой опасности. Зато запах человека сулил легкую добычу.

Вилли вспрыгнул на капот вездехода, перескочил на другой. Он успел еще дважды выстрелить, но эффект был прежний. Граундер собрался в шар, явно намереваясь прыгать. И сержант вдруг понял, что уйти никуда не сможет, просто не успеет. Но в тот момент, когда казалось, что ничто уже не может остановить смерть, прогремели выстрелы. Сержант попытался отыскать глазами своего товарища, но тот куда-то пропал.

Выстрелы повторились, и в этот раз заряды прогудели над самой головой Вилли. Неизвестный стрелок, по всей видимости, впервые держал в руках ружье. Он не мог попасть в десятиметрового граундера и быстрее угодил бы в сержанта. Не желая трижды искушать судьбу, десантник соскользнул в пространство между вездеходами и, прокатившись под ними по земле, выскочил далеко от своей прежней позиции. Здесь он снова зарядил ружье, но не стал стрелять, напротив, закинул оружие за спину и достал из-за пояса «кольт». Пистолет был для него привычнее.

Граундер на несколько секунд отвлекся на шум выстрелов и поэтому упустил жертву. Теперь он повернулся и потянул воздух ноздрями. Запах пороховой гари стал для него запахом легкой добычи. Поэтому он двинулся в поле, туда, где еще плавал дымок от выстрелов.

— Какого черта! — во всю силу легких заорал Вилли. — Выходите!

Поле ответило тишиной, только чуть в стороне зашелестели стебли, и снова стихло.

— Он же сожрет вас! — снова закричал сержант. — Вернитесь к машинам и возьмите оружие! Оно защитит вас!

Аргумент показался довольно убедительным. Едва ли не отовсюду показались люди и, опасливо озираясь, приблизились к машинам. Они забирали оружие из багажников и снова исчезали. Вилли с удивлением отметил, что среди них не было ни одного знакомого лица. Впрочем, уже через несколько секунд догадался, что за оружием хозяева послали роботов.

Граундер тем временем вернулся на голос. У него был плохой слух, и наполовину лишившись зрения, он старался компенсировать этот недостаток с помощью других органов чувств. Голос человека вернул его на вытоптанную площадку. Хищник в один прыжок преодолел половину расстояния до сержанта, но на этот раз Вилли не старался скрыться.

Наоборот, он стоял, почти не защищенный бортом вездехода, и тщательно наводил пистолет на нож, все еще торчащий из пустой глазницы животного. Обрадованный граундер издал какой-то утробный звук, словно набирая слюну для очередного лакомства, но в тот момент, когда он уже совсем собрался прыгнуть, пуля сорок пятого калибра ударила в лезвие ножа и переломила его. Оставшийся в глазнице обломок, вибрируя как долото отбойного молотка, вошел еще глубже, и страшная боль заставила хищника с громовым воем завертеться на месте. Не видя ничего перед собой, он кинулся наутек.

Бой был выигран, но не закончен. Едва только граундер бросился прочь, как со всех сторон загремели ружейные выстрелы. Путешественники то ли вымещали на нем свою злость, то ли старались показаться друг другу героями. По крайней мере патронов было сожжено в этот раз столько, что вполне хватило бы на небольшую войну.

Когда облако пыли, поднимаемой граундером, осело, из зарослей стали появляться путешественники. Глаза мужчин блестели от возбуждения, женщины раскраснелись.

— Вот сейчас было бы в самый раз выпить! — воскликнул Лев, сверкая потной лысиной.

— О да, неплохо бы! — поддержал его Ант Типа.

— Господа, господа, — словно из-под земли вырос Клайд. — Следующая остановка всего в часе езды отсюда. Там вас ждут еда и напитки. Давайте поторопимся!

— Надо сначала разобрать машины, — буркнул Вилли, поворачиваясь к нему спиной. — Слушайте меня!

Он поднял закопченную пороховой гарью руку, и все взгляды обратились на него.

— Зверь может вернуться в любую минуту и догнать нас…

— Что вы предлагаете? — зашипел Клайд. — Добить его?

— Вы с ума сошли, — крикнула какая-то дама.

— Как раз нет. Я просто предлагаю создать позади себя заслон. Заслон огня, которого боятся все животные.

— Вы хотите устроить здесь пожар? — едва не грохнулся в обморок Клайд. — Вы ответите за это! Я сниму вас с гонки!

— Заткнись, — сквозь зубы процедил сержант. — Я еще с тобой разберусь! Итак, — он снова обратился ко всем присутствующим, — никто не стартует, пока мы не убедимся в собственной безопасности. Думаю, никто не хочет валяться здесь вон в таком виде!

И он махнул рукой ту сторону, где черное от пыли и крови валялось тело любовницы графа Мастубани. Некоторые бросили взгляды в том направлении, но тотчас же отвернулись.

— Хочу напомнить, — перебил его Клайд, — что все, кто благополучно доберется до замка, получат свое вознаграждение. Независимо от числа победителей, сумма останется прежней. Это сто двадцать миллионов кредитов!

Но его никто не поддержал ни кивком, ни улыбкой.

— Похоже, что жизнь дороже, — невесело усмехнулся Вилли.

— Если нет денег, то это не жизнь, а прозябание, — возразил ему Клайд. — Надеюсь, с этим-то вы согласны.

— В гроб ты мне эти деньги не положишь!

Клайду нечего было ответить на этот аргумент. Некоторое время они глядели друг на друга глазами, переполненными ненавистью, потом гид не выдержал и, будто бы что-то вспомнив, пошел к своей машине.

— Господа! — Вилли повернулся к путешественникам, собравшимся в тесную группу. — Нам нужно будет растащить машины и приготовиться к дальнейшему путешествию. Попрошу никого не стартовать по собственному усмотрению. Это может оказаться опасным для вас же.

Словно в ответ на его слова один из вездеходов, который был без лобового стекла и тента, ожил, подался назад и легко освободился от соседней машины.

— Прошу, господа, прошу! — Вилли с иронией повел рукой, призывая выполнить его указания.

Клайд в это время отыскал маленького Льва.

— Где значок, который я вручил вам?

— Вы имеете в виду эмблему старшего группы? — уточнил тот.

— Да, именно это я имею в виду.

— Он у меня в машине. А что вы хотите с ним делать?

Клайд во время разговора бегло осмотрел костюм гостя и увидел на нем побитые деструктором отверстия. Он удивленно взглянул на Льва, но тут же понял, что тот сумел предусмотреть подобные «случайности».

— Вам надо передать его вон тому участнику. — Гид указал на Вилли.

— С какой стати? — для вида заупрямился Лев.

— Я считаю, что он заслужил даже то, чтобы оставить его себе как сувенир.

— Дьявольский подарок, — понимающе улыбнулся Лев, и Клайд в очередной раз поразился его проницательности. — Я все понимаю, но никому не скажу о ваших невинных шалостях. Вы дадите мне одну малозначительную для вас информацию и считайте меня своим соратником.

— Что? — изумился гид. — Что вы сказали?

— Я сказал, что вы имеете информацию, которая для меня интересна, а для вас ничего не стоит.

— Я не уполномочен давать справки, — сухо ответил он.

— Ну что же, тогда я передам значок с инструкциями о том, как им пользоваться. Думаю, что очень скоро он окажется у вас на спине. Неплохая задумка, не так ли?

Клайд понял, что попал в руки опытного шантажиста.

— Что вы хотите? — внезапно севшим голосом спросил он.

— Я хочу знать, на кого записан выигрыш в седьмом экипаже?

Клайд перевел дух, ведь Лев мог потребовать нечто более секретное, но виду он не подал.

— Вы имеете в виду этих коммандос? — счел нужным уточнить гид.

— Да, да, именно их.

— Если мне не изменяет память, то это Энни Ли — девица, которой что-то нигде не видно.

— Прекрасно! Тысяча извинений за беспокойство, тысяча благодарностей за заботу. Ваше пожелание будет выполнено немедленно.

Он церемонно раскланялся, что при его маленькой округлой фигуре было несколько комично, и быстрым шагом удалился. Клайд проводил его взглядом и полез в свою машину, благо она стояла в пяти шагах от него. Лев был ему подозрителен с самого начала, а теперь гид записал его в число своих злейших врагов. Возможно, по его мнению, даже то, что этот человек был специально подослан, чтобы проинспектировать работу Клайда и, выявив недостатки, которые при желании всегда можно отыскать, сместить его с поста. Фингер Двадцать Первый всегда славился своим коварством и мог подсунуть своему служащему такую свинью. Но говорить об этом вслух, даже наедине с собой, не рекомендовалось. Однако никто не запрещал действовать по своему усмотрению.

И первым же решением Клайда было пристрелить Льва прямо на этой же остановке. Ведь у гида имелся бластер, который «на всякий случай» лежал в багажном ящике, запертом на хитроумный замок. Это можно было сделать под шумок, неизбежно сопровождающий любые сборы. Надо только выбрать момент, когда они останутся наедине.

Клайд потянулся к ящику и начал было набирать шифр замка, как вдруг крышка откинулась, а потом упала на пол. «Бардачок» был взломан самым варварским способом. Неизвестный злоумышленник вырвал петли и забрал самое ценное — бластер и запасные кассеты к нему. Клайд нервно хлопнул по дну ящика, словно в небольшом, хорошо освещенном пространстве оружие куда-то завалилось и от этих энергичных действий могло снова появиться. Но, вполне естественно, чуда не произошло. Гид похолодел, представив реакцию босса на это происшествие.

Подозревать в краже можно было кого угодно, но не было никаких улик, указывающих на кого-нибудь конкретного.

29


Бахам увидел впереди мост, переброшенный через глубокое ущелье. На противоположном берегу возвышался темный, зловещий силуэт замка. Казалось, что до него осталось совсем немного, но дорога с моста сразу ныряла в лес и терялась из виду. Поэтому очень трудно было понять, идет ли она прямо, как раньше, или начинает извиваться серпантином, взбираясь на крутой склон. Мост с обеих сторон охраняли белые башенки, похожие на шахматные пешки. Они были гладкие до блеска, но вид их почему-то не понравился мальчику. Он почувствовал скрытую угрозу в этих сооружениях. Наверное, поэтому он остановил машину метрах в ста от моста.

Помимо таинственных и зловещих сооружений, попадающихся на глаза там и здесь, волновала Бахама и еще одна проблема. Он никак не мог понять, как это остальные путешественники смогли в такой короткий срок так далеко оторваться, что даже вдали не было их видно? Немного освоившись с управлением, Бахам сумел разогнать тяжелый вездеход почти до предельной скорости, но так и не увидел колонну. На твердой, хорошо укатанной дороге не было никаких следов, и оставалось только гадать, куда подевались все остальные.

На мосту шевелились какие-то механизмы, которые, вполне возможно, были установлены здесь, чтобы задержать отставшего и вернуть его ни с чем домой. Бахам-младший представил себе лицо Бахама-старшего в тот момент, когда ему будет объявлено о провале экспедиции. Отец, конечно же, нахмурится и молча уйдет прочь. Худшего наказания, чем его презрительное молчание, мальчику никогда не приходилось испытывать. Но раньше он мог бы исправить свою ошибку, а теперь не останется ни одного шанса на это.

Надо было проехать через мост во что бы то ни стало. Но как это сделать? Некоторое время Бахам сидел, размышляя, отвергая вариант за вариантом. Наконец, не найдя ничего лучшего, он решил провести разведку.

Поскольку вездеход лишь на половину своей ширины высовывался из-за поворота, можно было, как считал мальчик, незаметно выйти через правую дверь, что он и сделал.

Плантации, как и везде, вплотную подходили к дороге, и Бахам, юркнув под сплетение ветвей, пригибаясь, хотя это было совсем не обязательно, двинулся в сторону моста. Спустя короткое время он понял, что заблудился, но следы от его же ног на рыхлой почве почти сразу же привели его назад, к вездеходу. Он попробовал еще раз, но теперь мальчик двигался вдоль дороги, стараясь не упускать ее из виду.

Очень скоро он оказался на краю обрыва. Вид отсюда открывался великолепный. Солнце садилось за гору чуть в стороне от замка. Оно освещало прощальным вечерним светом горы и каньон, окрашивало в нежный розовый цвет струи водопада, теряющиеся в мрачной глубине ущелья. Длинный однопролетный мост, соединяющий два берега, был похож на натянутую струну, и копошащаяся на нем техника казалась мошками, готовыми в любую минуту сорваться в пропасть.

Над головой Бахама возвышалась одна из сторожевых башен. Подняв голову, он увидел узкую амбразуру, нацелившуюся прямо на него. В темноте внутреннего помещения можно было различить блеск оружия. Мост охранялся боевыми роботами.

— Так бы сразу и сказали! — пробормотал про себя Бахам, отползая назад, в заросли.

Он вернулся к вездеходу. Из всего увиденного можно было сделать вывод, что по мосту проехать нельзя. Все те же силы, которые на его глазах убили уже трех человек — обезображенный труп возле берега озера Бахам также поставил в счет, — поджидали здесь именно его. Судьба остальных путешественников оставалась неясной. Вполне возможно, думал мальчик, что их всех уже убили и он по чистой случайности оказался последним оставшимся в живых.

Он еще раз посмотрел в сторону моста. Башенки, похожие на модели обсерваторий, дружно уставились на него вертикальными щелями амбразур. Казалось, они ждали малейшего движения, чтобы открыть огонь. Теперь эти сооружения нисколько не напоминали шахматные фигуры. Их сущность проступала сквозь полированные белые стены, как старая, жирная копоть через новую краску.

Осторожно, словно у постели больного, Бахам включил заднюю передачу, поднес ногу к педали акселератора, подождал секунду, чтобы убедиться в том, что противник не заметил его действий, а потом изо всех сил лягнул педаль. Двухтонный вездеход козлом прыгнул назад и влетел в самую гущу посадок, по-прежнему оставаясь в виду сторожевых башен.

В амбразуре одной из них мелькнул яркий свет, и вспышка, затмившая свет закатного солнца, на мгновение ослепила Бахама. Он уже подумал, что и ему наступил конец, как и всем остальным, но через секунду понял, что еще жив, а значит — может бороться. Удивительным было то, что электронная пушка на башне промахнулась, да так, что даже не задела машину. Оплавленная, чуть дымящаяся воронка оказалась впереди, на дороге, на том самом месте, где минуту назад стоял вездеход.

— Вы промахнулись, сэр, — констатировал Ефан. — Возможно, это виновата пушка, ей очень трудно перестраиваться под ручное управление.

— Я промахнулся намеренно, — ответил Фингер Двадцать Первый.

— Извините, сэр?

— Я хочу напугать его до полусмерти.

— Могу я спросить зачем?

— Ого! — захохотал в своем бункере миллиардер. — Когда он будет на грани помешательства от страха, он сможет напугать остальных.

— Они и так не в лучшем виде, сэр.

— А мне хочется паники, истерики! Они должны понять, куда попали, они должны рвать на себе волосы от отчаяния! Вот это будет игра!

— Вы лучше объявите им, — вмешался в разговор Новист, он тоже был на связи, — что все бабки получит кто-то один.

— Ну-ну, — поощрил его Фингер Двадцать Первый.

— Вот тогда они начнут рвать друг другу глотки!

— Интересная мысль! Надо попробовать…

— Но в этом случае вы лишитесь удовольствия наблюдать за гибелью каждого в отдельности, — возразил Ефан. — Они очень быстро перебьют друг друга, и вы не получите желаемого удовольствия.

— Черт! Верно! — воскликнул миллиардер. — Но я сохраню эту идею до финала. Когда их останется три-четыре человека, мы устроим настоящий турнир!

— Ефан! — вдруг возопили динамики, и на мониторе появилось перекошенное лицо Клайда.

— Да, я здесь.

— У меня внештатная ситуация!

— В чем дело? — вмешался Фингер Двадцать Первый. — Почему ты орешь?

Гид постарался взять себя в руки, но у него плохо получалось. Он отлично знал, что босс скор на расправу. Потерянный в такой ситуации бластер был достаточным поводом для того, чтобы самому Клайду немедленно превратиться в объект охоты.

— Босс, они хотят поджечь поле.

— Какое поле? — не сразу понял миллиардер.

— Вот это, с посевом льна.

— Какого черта? Зачем им это нужно?

— Они очень напуганы нападением граундера и хотят отгородиться от него огнем.

— А где он сейчас?

— Кто? Граундер?

— Ну не ты же, придурок!

— Он повернул к озеру, и больше мы его не видели.

— Тогда зачем им нужен этот поджог?

— Я не знаю. Это все экипаж с седьмой машины. Они возомнили себя настоящими коммандос и хотят применить тактику выжженной земли!

— Останови их! Мне не нужен пожар!

— Они не слушают меня!

— Я сказал — останови! Меня не интересует, как ты это сделаешь!

— Но если они догадаются?

— О чем? О цели их путешествия?

— Да, ведь первоначально мы хотели держать их в неведении максимально возможное время.

— Им уже пора самим догадаться. Действуй!

Клайд пропал с монитора. Ах, как ему в этот момент хотелось так же легко исчезнуть и с этой планеты! Он почти наверняка знал, что погибнет, и не хотел верить этому предчувствию.

— Зажигай! — донесся крик.

Словно выброшенный катапультой, гид выпрыгнул из машины и помчался на крик.

Он успел как раз к тому моменту, когда Тедди, широко размахнувшись, швырнул в поле импровизированный факел, связанный из стеблей льна. Пылающий сноп, рассыпая дождь искр, мелькнул в воздухе и пропал. Тедди запалил новый факел, но Клайд схватил его за руку. Пилот бросил мимолетный вопрошающий взгляд на сержанта. Тот чуть заметно мигнул. В следующую секунду тяжелый кулак десантника встретился с челюстью гида, и последний кувырком влетел в заросли льна.

Машины уже разогнали в разные стороны, и теперь они стояли в беспорядке вдоль дороги. Сидящие в них люди и роботы молча наблюдали за десантниками. Никто не вмешивался. Как-то само собой получилось, что все признали в Вилли командира, поэтому никто не возражал против вопиющего нарушения прав собственности. Лев торжественно вручил ему значок и даже отвесил поясной поклон при этом.

Когда Клайд выбрался на дорогу, вокруг него уже все пылало. Легкий вечерний ветерок нес дым назад, к озеру, не раздувая, однако, огня. Все путешественники сидели в машинах и, похоже, ждали только его.

— Что вы наделали?! — закричал он, приседая от страха. — Это вам что, граянские джунгли, что ли?

— Заткнись, придурок, — донеслось до него, причем совсем не с той стороны, откуда он мог ожидать подобную грубость.

— Поехали! — крикнули из другой машины.

— Постойте! — вскинулся Вилли. — А где Энни? Тедди оглянулся назад. Сиденье, обычно занятое девушкой, было пусто.

— Посмотрите, может быть, она села не свою машину, — сказал Вилли, наклонившись к микрофону.

— Нет, нет, нет, — прозвучали ответы.

— Не хватает еще одного человека, — вдруг сказал кто-то.

— Кого именно? — спросил Вилли.

— Моего патрона.

— Я имя спрашиваю, болван! — не выдержал сержант.

— Господина Льюиса.

Он припомнил, что именно Льюис предложил Клайду рассказать об озере и его обитателях. Большего сержант вспомнить не мог.

— Может, они где-нибудь вместе? — спросил игривый женский голосок.

— Глупее ничего нельзя было придумать, — то ли спросил, то ли констатировал низкий мужской голос.

— Надо их искать, — тоном, исключающим возражения, заявил Вилли.

30


Бахам развернул вездеход прямо в зарослях, стараясь не попадать в зону прицеливания башен. Теперь он уже не думал о том, что портит чужую собственность. Даже если ему придется платить за развороченные плантации, его нисколько это не взволнует. Он понял ценность своей жизни и не хотел ее отдавать неизвестно за что.

Он выехал на дорогу и направил вездеход обратно, к последней стоянке, где видел развилку дорог. Нервно поглядывая в зеркала заднего вида, мальчик ожидал погони, но никто его не преследовал.

Пару раз он пытался задействовать рацию, но ничего не добился. Он не мог знать, что все путешественники в это время прятались в поле от граундера. Но Бахам сделал вывод, что рация вышла из строя или… Или все остальные погибли, и ответить ему некому.

Знакомая дорога всегда короче, и, как показалось мальчику, очень скоро он оказался на поляне, которую покинул совсем недавно. Здесь уже было чисто, словно на изумрудную траву никогда не ступала нога человека. Не останавливаясь — это было ни к чему, — Бахам повернул на другую дорогу и, понимая, как много упущено времени, пустился в погоню.

Однако минут через десять мальчик был вынужден резко нажать на тормоз. Возле дороги стоял искалеченный мусорный фургон. Водительская кабина его была смята, как консервная банка, а длинный прицеп согнут так, что в нескольких местах разошелся по швам. Изнутри высыпался всевозможный мусор, но что поразило Бахама более всего — это обнаженная человеческая рука, свисающая из пробоины. Ему даже показалось, что он узнает свою гувернантку. Не этой ли рукой она вела совсем недавно машину?

— Эй! Кто там? — вдруг донеслось из руин машины. Бахам вздрогнул от неожиданное и испуга, но промолчал.

— Эй, кто-нибудь! Помогите!

Крики были достаточно громкими, чтобы можно было их расслышать даже через закрытые стекла. Внутри кабины мусорщика кто-то шевелился. В щели искореженной двери мелькали пальцы, безуспешно пытающиеся открыть заклинивший замок.

— Так тебе и надо! — мстительно прошептал Бахам и тронул машину с места.

Человек, находящийся в кабине мусорщика, услышал звуки отъезжающей машины и начал колотить в дверь. Неожиданно она отворилась, и едва ли не под колеса вездехода выкатился мужчина в грязном комбинезоне. Бахам отвернул вправо, чтобы на него не наехать, и прибавил скорость. Он не хотел, чтобы этот грязный душой и телом человек оказался рядом с ним в кабине вездехода.

Но тот не, отставал, несмотря на видимые раны, он бежал довольно резво и даже, хотя машина и увеличивала скорость, пару раз даже сумел ухватиться за край тента.

— Стой! — кричал он на бегу. — Стой!

Но мальчишка все нажимал и нажимал на педаль. Наконец мусорщик просто выбился из сил. Он споткнулся, но сумел удержаться на ногах и встал посреди дороги. Бахам не слышал теперь того, что кричал он ему вслед, но, судя по жестикуляции, это были далеко не комплименты.

Пока Бахам, почти не глядя вперед, наблюдал через зеркало за преследователем, обстановка впереди изменилась. Внезапно почти перед самым капотом вездехода встала стена огня. Сухой лен горел как порох, охватывая все большее пространство. Дыма было мало, поэтому издалека, в красных лучах заходящего солнца, очень трудно было заметить пламя.

Юный водитель был вынужден снова затормозить. Почти одновременно с этим мусорщик сорвался с места и. часто оглядываясь, снова кинулся в погоню. Оказавшись почти в прямом смысле между двух огней, Бахам растерялся. Он пытался понять, что хуже: море огня впереди или страшный человек, приближающийся сзади.

Но тут явился еще один весомый аргумент, который решил дело в пользу первого. Со стороны искалеченного мусорного фургона появилась огромная туша, резво скачущая следом за бегущим человеком, причем последний явно проигрывал.

Бахам видел граундера в зоопарке, но не мог себе представить, что такая махина может двигаться столь быстро. Даже в машине ощущались сотрясения земли от ударов могучих лап о землю. Нога его сама нажала на педаль акселератора, и вездеход нырнул в море пламени.

В лицо, даже сквозь стекла, ударил нестерпимый жар, от которого, казалось, вот-вот сморщится и лопнет кожа на лице. Не зная, что можно сделать еще, мальчик вдавил педаль до пола, и вездеход рывком выскочил в поле, еще не занявшееся пожаром. Дороги видно не было, и некоторое время Бахам ехал наугад, лишь бы побыстрее удалиться от огня.

Сверху и сзади он услышал громкие хлопки, и тент вездехода заходил ходуном. Не понимая происходящего, Бахам снизил скорость и, приоткрыв дверь, выглянул наружу. Первое, что он увидел, была черная от сажи рука, сбрасывающая горящие клочья с крыши. Кто-то стоял на заднем бампере.

Впрочем, не надо было иметь семь пядей во лбу, чтобы догадаться, что это мусорщик, непостижимым образом умудрившийся все же догнать вездеход. Почувствовав замедление хода, он высунулся из-за тента, и Бахам напоролся на его совершенно безумный взгляд.

— Давай, давай! — крикнул мусорщик, размахивая закопченной рукой. — Уматывай!

И не найдя больше слов, он махнул рукой назад. Бахам увидел, что огонь полосой движется следом за ними. Горящие клочья соломы подожгли поле вдоль всего пути вездехода. Поэтому мальчик снова нырнул в кабину и прибавил скорость, чтобы оторваться от огня.

Вездеход, управляемый нетвердой еще, детской рукой, рыскал и подпрыгивал на неровностях, но продолжал мчаться, оставляя после себя смятые и сломанные стебли льна. Бахам стремился к краю поля, туда, где темнел лес высоких деревьев. Ему казалось, что там он будет в полной безопасности. Но вместо этого он попал в еще более трудное положение.

Неожиданно стебли, загораживающие перспективу, расступились, и машина выскочила на поляну, посреди которой стоял планетарный бот с распахнутыми дверями. Бахам отлично понимал, что это могут быть только враги. Для него любой посторонний теперь был врагом. Он уже понял, что не будет никакого выигрыша и теперь важно сохранить ставку — собственную жизнь. Поэтому вездеход резко затормозил, словно ткнулся в стену, и подался назад.

Однако любопытство взяло свое. Мальчик не поехал прочь от подозрительного места, а, напротив, постарался подобраться поближе, но без машины. Совершенно позабыв о своем «пассажире», он спрыгнул в заросли и тихонько вернулся к поляне.

Через неполяризованный фонарь можно было увидеть, что происходит в кабине бота. А там происходила какая-то возня, словно несколько человек молча боролись друг с другом. Голоса не доносились до мальчика, и от этого молчаливая канитель становилась еще страшнее.

А в боте находились Энни, Новист и еще пятеро наемников.

— Ну вот, красотка, — нехорошо улыбаясь, сказал командир. — Путешествие твое кончится здесь.

Энни, которую двое держали за руки, отнеслась к этому заявлению спокойно.

— Зачем ты меня пугаешь?

— Я? — удивился Новист.

— Да, ты. Я пуганая, не таких видала.

— А ты не догадываешься, для чего мы привели тебя сюда?

— Надо быть дурой, чтобы не понять, — с наигранным безразличием пожала плечами Энни.

— А ты умная?

— Твоим придуркам могу хорошую фору дать.

— Куда ты денешься, дашь! — захохотал Новист. — И не только фору! Сама все сделаешь или помочь?

Наемники как по команде расплылись в ухмылке. Они предвкушали удовольствие, такое редкое в их казарменной жизни.

— Без сопливых справлюсь! Только руки отпустите.

Новист сделал знак, и стоящие по бокам наемники отпустили руки девушки.

— Качки чертовы! — выругалась Энни, потирая покрасневшие запястья. — Они у тебя во всех отношениях такие здоровые, или мне придется доставать микроскоп?

На такую наглость не нашелся что ответить даже командир.

— А то вечно с вами, мужиками, так. Начинаете мускулы показывать, когда больше не с чем выступать…

Оскорбленный Новист выбросил вперед руку, чтобы схватить Энни за волосы, но в этот момент что-то произошло. В один миг салон бота наполнился перепутанными телами. Сам он увидел собственные ноги на фоне светлого колпака, после чего тяжело упал на двоих своих подчиненных, сбивая их с ног.

Энни удалось выскочить из бота, но в последний момент кто-то из наемников успел дотянуться до нее и схватить за волосы. Рывок был такой силы, что девушка на мгновение повисла в воздухе, а потом упала спиной на порог бота. Опомнившиеся бойцы тотчас втащили ее внутрь, но Бахам, сидящий в зарослях, успел разглядеть всех действующих лиц.

Он страдал от того, что ничем не мог помочь. Да и не к кому было сейчас обратиться. Ведь он считал, что все его спутники погибли. В отчаянии он бросился обратно к вездеходу, но не нашел его там, где оставил. Машина исчезла.

31


Вилли сумел организовать поиски пропавших. Едва ли не все мужчины, вооружившись ружьями, широким веером двинулись назад, в поле. Доктор Лану вспомнил, где видел девушку в последний раз, и повел всех за собой.

— Вот здесь был я, — сказал он, указывая на следы ботинок на рыхлой земле. — А она была чуть левее, вон там.

— Куда же она могла деваться? — спросил Вилли, оглядываясь по сторонам.

Тедди тем временем подошел к указанному месту.

— А она была здесь не одна.

— А кто был с ней? — спросил Вилли. Пилот бегло осмотрел обувь присутствующих. Почти все были обуты в дорогие модельные ботинки.

— Не наши. — Он уже отождествлял себя с богачами, которые совсем недавно не захотели сидеть с ним за одним столом. — Похоже на армейские сапоги.

— Откуда здесь армия! — воскликнул кто-то.

— Ее похитили, — высказал витавшее в воздухе мнение Лану.

— Надо их догнать! — сказал Вилли.

Но предложение его не вызвало энтузиазма. Мужчины вдруг как-то разом заинтересовались конструкцией своих ружей, пейзажем, и никто не ответил.

— Постойте, а где мой шеф? — спросил Лану.

— Найдем и его, — буркнул Штальнагель.

— Может, они и в самом деле где-то вместе? — несмело предположил граф Мастубани.

— Тогда тем более их надо искать, — настаивал Вилли.

— Может, будет лучше сделать это на машинах? — сказал Тедди, пытаясь найти компромисс между мнением сержанта и всех остальных.

— Тогда быстрее!:

Со вздохами облегчения мужчины повернули назад, самой поляны, вытоптанной лапами граундера и колесами вездеходов, их стерегла новая неожиданность.

Льюис лежал ничком в самой гуще зарослей. Его ружье валялось прямо у него под рукой. В последнем усилии он успел спустить курки, и дробь вырыла яму возле самых стволов. В том, что пожилой бизнесмен мертв, не было никаких сомнений. В лысеющем затылке торчал блестящий штырь, вокруг которого запеклась кровь.

— Черт побери! — воскликнул Тедди. — Что это такое?

— Босс! — Доктор Лану бросился к мертвецу и перевернул его на спину.

На лице покойного застыла маска страдания. По всей видимости, смерть наступила не сразу и несчастный успел осознать ее приближение.

— Погодите. — Вилли вернул труп в прежнее положение и взялся за блестящий штырь.

Голова трупа потянулась следом за орудием убийства, словно Льюис хотел посмотреть, что там за стеблями.

— Придержите голову, — сказал Вилли и дернул за полированный кончик штыря.

Блестящий заостренный клин, сантиметров пятнадцати в длину, с чмоканьем вышел из дыры и засверкал в руках сержанта. На нем не было ни малейших следов. Даже запекшаяся кровь тотчас отскочила от полированной поверхности. Из страшной раны на затылке Льюиса медленно потекли черные сгустки, словно там, внутри, разогревался битум.

— Хотел бы я знать, кто это сделал, — пробормотал себе под нос Вилли.

— Если Энни постигла такая же участь, то нам здесь нечего делать, — заметил Тедди. — И вообще пора уматывать отсюда, а то зажаримся как куры!

Огонь, треща, окружал поляну. Там, где стебли были примяты и смешаны с землей, он едва осмеливался высунуться — языки пламени схватывали несколько соломин и тут же затухали, но за ее пределами пламя стремительно распространялось.

— Мы обязаны убедиться в ее смерти, — упрямо сказал сержант. — Едем! По машинам!

Путешественники неохотно вернулись к вездеходам. Машина десантников возглавила колонну. Тедди вел ее по широкой примятой полосе, по которой совсем недавно прошли наемники Новиста. Вилли сидел на капоте, упираясь ногами в бампер и пристально вглядывался в даль, изредка показывая рукой, куда надо двигаться. Остальные следовали за ними на почтительном расстоянии.

Овальную, зализанную крышу планетарного бота Вилли увидел издалека. Широкая колея, оставленная чьим-то вездеходом, словно подзорная труба, открывала вид на поляну с воздушным аппаратом.

— Вот они! — крикнул сержант, перехватывая поудобнее ружье.

Тедди привстал, чтобы лучше увидеть.

— Точно! Эту штуку я уже видел.

— А что же ты молчал?

— А я знал? — резонно заметил пилот. — Я думал, это службы…

— Уберись чуть в сторону, а то они нас раньше времени заметят.

— Эй, сержант!

— Ну, чего тебе?

— На, держи! — Тедди протянул бластер.

— Черт побери! Откуда?

— Подарили, — уклонился от прямого ответа тот. — Использован только один заряд.

Они подъехали почти вплотную, как вдруг откуда-то сбоку прямо к машине выбежал Бахам. Он был буквально растерзан и едва ли видел что-то перед собой. Тедди насилу успел затормозить, как мальчишка налетел грудью на левое крыло и упал. Вилли спрыгнул к нему и подхватил на руки.

— Она там, она там. — Бахам пытался вырваться из рук сержанта.

— Где? Говори, где?. — На поляне, они ее поймали.

— Похоже, здесь становится жарко и без огня, — сказал Вилли, передавая мальчика на руки пилоту. — Чертов значок!

Знак старшего группы зацепился за одежду Бахама и никак не хотел отцепляться.

— Зараза! — воскликнул сержант и, что называется, «с мясом» вырвал значок. — Закинь его куда-нибудь.

Тедди бросил бляху под ноги, на пол.

— Его нельзя! — вскрикнул Бахам, потянувшись к значку.

— В чем дело? — перехватил его руку пилот.

— Он убивает! Он убил Стейтса и мадам Лаеву! Его надо выкинуть!

— Интересное кино! — сказал Тедди и повернулся к Вилли.

Но того уже не было. Пилот оглянулся назад. Колонна замерла метрах в двадцати от передней машины, и никакого движения не было заметно. Зато ожила рация.

— Эй, что у вас там?

— Все в порядке, сержант пошел на разведку. Здесь чей-то бот.

— Какой бот?

— Планетарный. Стоит здесь. Чего вам еще?

Ответа не последовало.

Бахам дотянулся до значка и хотел забросить его подальше, но Тедди остановил его.

— Хорошая штука, она может нам пригодиться.

— Зачем? — удивился мальчик.

— Теперь, когда мы знаем, что это такое, можно использовать его как оружие.

— .Но его опасно держать в машине!.

— А мы и не будем. Смотри!

Тедди спрыгнул на землю, обошел вездеход сзади и прицепил значок к фаркопу. Проверив, надежно ли закреплен этот смертоносный предмет, пилот вернулся в кабину.

— Вот и все!

Вилли удалось обойти бот сзади. Он знал, что у этой модели нет люка с этой стороны. Тыловая сторона контролировалась только телекамерой. Он уповал лишь на то, что пилот бота в этот момент не смотрит на монитор. Он подобрался почти вплотную и уже мог бы, вытянув руку, коснуться полированного борта, как вдруг распахнутые двери стремительно захлопнулись, и аппарат взмыл в небо. В отчаянии сержант пустил вслед боту заряд из бластера. Удивительно, но выстрел навскидку достиг цели. Из кормы бота потянулась тонкая струйка белесого дыма, но на скорость удаляющегося аппарата это нисколько не повлияло.

Внезапно стена двухметрового льна обрушилась, и посреди нее появилась перекошенная ударами физиономия вездехода. Казалось, машина спрашивала, не пожелает ли чего-нибудь хозяин? Но сержант смотрел вслед боту. Воздушный аппарат недвусмысленно двигался к черному силуэту замка на горизонте.

Это было последним звеном в цепи умозаключений, сделанных Вилли за истекшее время. Он повернулся к вездеходу и взмахнул рукой. Тедди придвинул машину ближе.

— Ну что? — спросил пилот.

— Они успели удрать, — ответил сержант. — Ну-ка, собери мне всех сюда.

— Кого? — не понял Тедди.

— Ну, этих, наших спутников, или как их там?

— На, сам им скажи. — Он протянул микрофон.

— Попрошу всех собраться у головной машины! — сказал Вилли.

— Послушайте! — ответил ему возмущенный голос Гаммы. — Долго мы будем дышать здесь копотью? Неужели нельзя перебраться куда-нибудь в другое место?

— Да, — добавил мужской голос, который трудно было узнать, — пожар уже совсем рядом.

— Черт с вами, — огрызнулся Вилли. — Двигаемся к лесу, а там видно будет.

Он вскочил на подножку вездехода и перелез через закрытую дверцу на заднее сиденье.

— Не горюй, пацан, — потрепал он по голове Бахама. — Бабки мы из них вытрясем!

Ведомая сержантом колонна повернула правее и очень скоро снова оказалась на дороге. Здесь Вилли остановил машину. Оглядываясь по сторонам, путешественники нехотя покинули свои экипажи.

— Господа, — начал Вилли, — мы с вами попали в пренеприятное положение.

Он старался выбирать слова, понятные всем.

— Нас с вами завлекли в ловушку…

— Одну минуту! — вклинился Клайд. — Насколько я понимаю, дама, которая была вашим руководителем, исчезла?

— Ее похитили, — поправил Вилли.

— Таким образом, вы не можете ни получить выигрыш, ни иметь здесь права голоса. Всем остальным хочу сообщить, что их выигрыш увеличился, так же как и шансы на получение главного приза, поскольку двое соискателей погибли.

— Вас обманули, — грустно усмехнулся Вилли.

— Не слушайте его! — вскричал Клайд.

— …И продолжают обманывать…

— Да заткните ему рот!

Но гида никто не слушал.

— Не будет никакого выигрыша. Только смерть. Своим путешествием мы развлекаем кого-то, кто отстреливает нас по одному и парами.

— Вы хотите сказать, — выдвинулся вперед граф Мастубани, — что мы — жертвы розыгрыша?

— Да. Жертвы, но не веселого розыгрыша, а злонамеренного обмана. Я думаю, что обещанное наследство уже кем-то захвачено и ему не нужны конкуренты.

— Так что вы предлагаете? — спросила Гамма, бросив на графа осторожный взгляд.

Но Вилли не успел ответить. Его перебил некто Ант Типа, державшийся почти все путешествие за спинами остальных и до сих пор никак себя не проявивший.

— Надо возвращаться к «челноку» и лететь на орбиту!

— А кто вам сказал, что «челнок» будет дожидаться нас там?

Ответом было молчание.

— Я предлагаю, — продолжал Вилли, — двигаться к замку.

— И что дальше? — с сарказмом спросил Клайд. — Вы возьмете его штурмом?

— Да, мы войдем В него тем или иным способом.

— Вас не подпустят и на километр!

— Чем вы нас хотите испугать? Смертью? Мы и так уже мертвы, и только от нас самих зависит, воскреснуть или нет.

— Постойте, — властным жестом прервал сержанта Штальнагель. — А что можете предложить нам вы?

И он ткнул пальцем едва ли не в самое лицо гида.

— Я хотел сказать, что в гибели соискателей никто не виноват.

— Что? — Вопрос этот вырвался сразу у многих.

— Да, это все несчастные случаи…

— И это тоже? — Вилли поднес к самому носу гида блестящий штырь, вынутый из головы убитого Льюиса.

— Нет, но я думаю, что это кто-то просто свел с ним счеты.

— Хотите сказать, что среди нас есть убийца? — возмутилась Гамма. — Ну, это уже выходит за все рамки!

— Я знаю, что это такое. — Клайд почувствовал, что ему удалось перехватить инициативу у Вилли, и в его душе затеплилась надежда. — Это клин от растяжки палатки. Ваши ружья снабжены только дробовыми зарядами, и такую «пулю» мог сделать кто-то специально для убийства.

Путешественники обескураженно молчали. Все понимали, что только Клайд знает истинные причины происходящего, и надежда на лучшее заставляла их верить аргументам гида.

Был среди них еще один человек, догадавшийся о сути происходящего, но молчал. Это был Лев. Он бы больше удивился, если бы все объявленное оказалось правдой и соискатели получили свои деньги. Правда, в самом начале он тоже поверил и даже хотел скрыться вместе с деньгами. Но очень скоро понял суть происходящего.

Шеф полиции беспокоился в этот момент только о том, чтобы не упустить из виду Вилли и Тедди. Собственная безопасность его мало беспокоила. Он был уверен, что ничто не может угрожать ему. Жаль, конечно, было потерянной рации, но огорчаться по этому поводу не стоило. Пиратские корабли, дрейфующие в непосредственной близости от планеты, были готовы по первому сигналу сбросить десант, ориентируясь на последнее место связи. И если этого сигнала не будет вовремя, то они применят свою обычную тактику нападения, и Лев будет жестоко отмщен. Впрочем, последнее не очень его радовало.

Некоторое время путешественники переглядывались. Каждый с подозрением косился на соседа. В этот момент можно было крикнуть что-нибудь вроде «На воре шапка горит!», и, вполне возможно, что истинный убийца как-то проявил бы себя.

— Раз это клин, то мы сейчас обыщем машины и… — начал было Лев, но его перебил Бахам.

— Он лжет! — Мальчик похолодел от такого обвинения, брошенного в лицо взрослому человеку. — Не верьте ему, он лжет!

— Ребенок переутомился, — натянуто улыбнулся Клайд. — Столько событий…

— Он убил мадам Лаеву, мою гувернантку!

Гид, вытянув руки, бросился вперед. Он хотел зажать рот мальчишке, свернуть ему шею, перервать пополам, лишь бы тот не смог, не успел сказать более ни слова. Он почти дотянулся до Бахама, но тут, будто сконцентрировавшись из воздуха, перед самым его лицом возник кубический загорелый кулак, и свет заката погас в глазах Клайда.

— Нокаут, — констатировал Вилли и, обращаясь к своему другу, добавил: — Мог бы и полегче.

Путешественники без сочувствия смотрели на распростертое возле их ног тело. Из уха гида выпал едва слышно щебечущий блок связи и повис на тонком проводке. Вилли нагнулся, осторожно отсоединил его и поднес к уху.

— Где вас черт носит?!. — кричал кто-то.

— Нам пришлось идти на вынужденную…

— Меня это не интересует! Почему я должен вас искать?!

— Но, сэр, мы выполняли ваше задание!

— Вы его выполнили! Почему сразу не вернулись?

— Надо было проконтролировать… — Даже по радио можно было понять, что отвечающий смущен и чувствует свою вину.

— Ну-ка! Убери башку

Вилли догадался, что между собеседниками установлен и видеоконтакт.

— Это еще что?! — взревел голос так, что сержант поморщился.

— А это… Ребятам тоже хочется поразвлечься…

— Что-о-о?

— Но, сэр, какая разница? Там ее убьют или здесь? Для вашего удовольствия мы можем убить ее любым способом, который вам понравится.

Вилли похолодел. Он понял, что речь идет об Энни. Ах как много бы он отдал за то, чтобы оказаться в этот момент рядом с ней!

— Босс, — вмешался в беседу еще один голос. — Ситуация выходит из-под контроля!

— Что там еще?

— Граундер возвращается по следам колонны,

— Он что, пересек пожар?

— Нет, он обошел вокруг и приближается к колонне с юга.

Вилли бросил взгляд в том направлении, но ничего подозрительного не увидел. Опасаясь, что вместе с наушником включился и микрофон, сержант жестами приказал возвращаться к машинам. Через полминуты у дороги остались лишь он и бесчувственный Клайд.

— Позови доктора, — одними губами сказал Вилли Бахаму, указывая глазами на гида.

Мальчик удивленно посмотрел на сержанта, потом перевел глаза на гида и отрицательно замотал головой. Вилли сдвинул брови, покачал головой, а потом повторил приказ для Тедди. Тот кивнул и выпрыгнул из машины.

Клайда подобрали и небрежно бросили в багажник к Льву.

— И еще, сэр, — снова появился тот же голос. — Машина номер одиннадцать…

— Что с ней?

— Я думаю, что она направляется к проходу для технического персонала,

— Кто ее ведет?

— Не могу знать — система слежения, по всей видимости, повреждена огнем. Бортовые камеры не работают.

— Уничтожить!

— Да, сэр!

— Теперь ты, Новист.

— Да, сэр!

— Возвращайся к колонне и ликвидируй их всех.

— Но, сэр! Как же ваша игра?

— Она мне надоела — слишком много убытков. В следующий раз хорошенько продумайте, где и как она будет проходить, а на сегодня хватит.

— Но, сэр! — снова вмешался голос. — Только-только начал исполняться план номер два! Самое интересное впереди!

— Я устал смотреть на это безобразие! Они уже нанесли мне убытков больше, чем сами стоят!

— Внимание! — вмешался еще один голос.

— Что еще такое?

— Сэр! Мы засекли несанкционированную телепередачу с орбиты планеты. А также выстрел из бластера.

— Из бластера? Вы что там, с ума посходили? Ни у кого из них не было такого оружия. Или ты, Брандентон, прохлопал?

— Нет, сэр. Бластер зарегистрирован у нас. Это наш бластер. Мой компьютер говорит, что этот выдали Клайду.

— Что-о-о? Где эта сволочь?!

— Клайд, отвечайте! — появился другой голос.

— Да, сэр! — произнес Вилли.

— Это не он!

— А кто? — снова взревел обладатель низкого, постоянно раздраженного голоса.

— Это говорит Вилли Динамит, скотина! Верни девушку и дай нам спокойно уйти из твоего логова, тогда, может быть, останешься цел вместе со своими прихлебателями!

Сержант выпалил эту фразу и выдернул наушник, вполне справедливо ожидая рева собеседника и полагая, что тот его просто оглушит.

— Блокировать канал! — услышал он. — И…

Голос пропал и через мгновение из динамика донесся оглушительный визг на пределе восприятия. Вилли понял, что, если бы наушник остался на положенном ему месте, этот сигнал просто убил бы его.

— Уходим отсюда! — Сержант подкрепил приказ взмахом руки.

— Сержант! — Тедди стоял на земле возле двери вездехода. — У нас лишняя машина!

— Откуда она взялась?

— Ну, этого, — пилот кивнул в сторону колонны, — гида. Он-то не в состоянии.

— Давай забирай ее, а эту потом бросим.

Вилли пересел на водительское сиденье и посмотрел в зеркало заднего вида. Тедди как раз вскочил на подножку последнего вездехода и махнул рукой через окно.

Наконец колонна тронулась. Не имея ничего лучшего, Вилли повел машины в прежнем направлении. Они двигались к замку. У сержанта еще не было никакого конкретного плана, он надеялся, что при виде замка у него появится какая-нибудь идея.

Внезапно сзади донесся сигнал сирены. Путешественники удивленно оглянулись. В самом хвосте колонны ехал закопченный вездеход, на капоте которого был ясно виден номер одиннадцать.

Это была та самая идея, прихода которой ждал Вилли.

— Пропустите его, — сказал он в микрофон.

Машины одна за другой стали прижиматься к обочине и останавливаться. Одиннадцатый номер осторожно пробрался в образовавшийся узкий проход, благодарно мигая фарами. Едва только он миновал головную машину, Вилли крикнул в рацию:

— За ним! — и первым сорвался с места.

Водителем одиннадцатого номера был тот самый мусорщик, который чудом спасся после нападения граундера. Он угнал у Бахама вездеход и довольно долго метался по горящему полю, разыскивая дорогу среди огня и пепла. Дорог в парке, окружающем замок, было немного поэтому они не нуждались в указателях — обслуживающий персонал и без них знал все их наизусть. Вездеход мчался по дороге, не предназначенной для посторонних, тот путь, который был запланирован для гостей, остался далеко в стороне.

Очень скоро роща кончилась, и колонну снова окружили низкорослые кустарники.

— Гляди! Это виноград! — воскликнул Вилли. — Настоящий!

Бахам равнодушно взглянул по сторонам. Он не впервые видел виноградники — у его отца были обширные плантации. Напряжение последних часов и возможность наконец расслабиться ввели его какое-то полусонное-полугипнотическое состояние, и он едва воспринимал окружающее.

— Поспи пока, — посоветовал сержант. — Ничего интересного не ожидается.

В душе его бушевал гнев, внешне никак не проявляющий себя. Как посмели они, эти придурки, прикоснуться к маленькой, хрупкой девушке?! Почему они действовали исподтишка, а не вышли для открытого боя? Впрочем, в этом он сам виноват. Ведь первое правило телохранителя — ни на миг не спускать глаз с подопечного. Вот теперь он и был наказан за свое ротозейство. Возможно, что именно в этом самобичевании и была заключена та самая русская струнка. Вилли никогда не старался перевалить вину со своих плеч на чужие.

32

— Что он делает, кретин?! — вскричал Фингер.

— Он едет на базу, — как и положено роботу, невозмутимо ответил Ефан.

— Но он ведет за собой всю колонну!

— Совершенно верно, сэр. Прикажете остановить?

— Любой ценой! — И миллиардер пропал с экрана.

— Новист! — позвал Ефан.

— Да, чего тебе?

— Босс решил их всех уничтожить. Ты в состоянии это сделать?

— Какого черта я могу сделать, когда мы находимся как раз посередине между двумя линиями обороны?!

— Как вас туда занесло?

— У меня неисправен бот, — начал было он, но робот перебил его.

— Помню, помню. У вас там вынужденная посадка.

— Угораздило же, черт побери!

— Да, вам оттуда не выбраться, а повреждение линий может дорого вам стоить. Ты же знаешь, как босс трясется за них.

— Вышли нам помощь.

И вот в эту секунду повисла пауза. Робот, о быстродействии которого можно было слагать оды, вдруг замолчал, будто бы задумавшись. Именно с этого времени в душу Новиста закрались первые сомнения относительно Ефана. Он — человек — находился в самом отчаянном положении, а робот позволял себе роскошь размышлять. То, что связь была в полном порядке, начальник охраны не сомневался — он слышал характерный фон, который можно было бы назвать электронным портретом Ефана.

— Эй ты! — Голос Новиста был очень неуверенным.

— Да, я слушаю.

— Ты что, не понял? Мне нужна помощь. Мне надо выбраться отсюда!

— О да! Разумеется! Бот уже вылетел.

Это было маленькой ложью — Ефан еще не отдавал команды, но спустя мгновение все же сделал это. Специалисту по психологии искусственного интеллекта уже давно было бы ясно, что с этим роботом не все в порядке, но такой человек не был свидетелем вышеприведенной сцены.

— Что там у вас? — снова появился голос хозяина.

— Проводим спасательную операцию.

— Кого ты там спасаешь?

— Новиста. Они оказались в самом центре укрепленного района, — ответил Ефан.

— Вообще не стоило бы их оттуда вытаскивать. Не заслужили. — Физиономию миллиардера на экране исказила злорадная ухмылка — он знал, что при этих его словах бравый начальник охраны облился холодным потом, а возможно, и заимел десяток седых волос.

— Прикажете отозвать бот? — подыграл ему робот.

— Хм. — В эфире повисла пауза, за время которой Новист уже успел прочитать отходную молитву. — Нет, он нам еще пригодится. Я накажу его по-другому.

— Слушаюсь, сэр!

— Внимание! Колонна приближается к техническому входу, — раздался голос Брандентона.

— Почему они еще не уничтожены?!

— Но, сэр! Мы не можем активизировать линию обороны, пока внутри нее находятся наши люди! — возразил Ефан.

— Черт с ними! Включайте!

— Но, сэр!..

— Что?! Неповиновение?!

— Слушаюсь, сэр!

Весь периметр замка и прилегающие к нему ближайшие окрестности ожили в одно мгновение. И еще через секунду головной вездеход, едва успевший выскочить из-за пригорка, вспыхнул и, лопнув, совсем как воздушный шарик, разлетелся на куски. Золотой огненный шар на миг сверкнул в наступающих сумерках, и только после этого до слуха донесся грохот взрыва.

Вилли без размышлений, действуя чисто интуитивно, вывернул руль вправо и вломился в самую гущу виноградников. Машина встала. Бахам почувствовал, как мощный рывок выбросил его едва ли не в самое небо, а потом та же сила вдавила его тело в рыхлую теплую землю. Мальчишка уже решил, что это сама смерть облапила его, но спустя короткий срок понял, что тяжелая рука, прижимающая его к земле, принадлежит человеку. Повернув испачканное лицо вправо, он увидел сначала большой черный пистолет, направленный в сторону пригорка, и только потом сверкающие в полумраке белые волосы Вилли.

— Что вы делаете? — прошептал Бахам.

— Спокойно, сынок! Началось настоящее дело!

Сержант оглянулся на дорогу. Машины в полном беспорядке сбились в кучу, представляя собой отличную мишень для стрельбы. Он с тоской посмотрел на вездеход, стоящий чуть в стороне. Добраться до рации было трудно. Он еще толком не знал сектора, простреливаемого врагом, но мог с уверенностью сказать, что промаха не будет и второй попытки никто ему не предоставит.

Выход из положения нашел Тедди.

— Сержант! — рявкнула рация. — Они хотят удрать!

Вилли не надо было объяснять, кто намерен удрать, — он и так все отлично понял. Он подполз к вездеходу, не поднимаясь с земли, открыл правую дверцу и дотянулся до рации.

— Что они там задумали? — прохрипел Вилли, навалившись грудью на порог и готовый в любую секунду снова исчезнуть в зарослях.

— Они хотят развернуться и дать деру назад, к старту!

— Ну и черт с ними! — ругнулся Вилли. — Пусть почистят дьяволу зубы! Потом сами вернутся сюда. Не мешай им!

Куча мала, составленная из вездеходов, пришла в хаотичное движение. Автомобили, толкаясь как коровы в узком загоне, стали неуклюже разворачиваться, пока на дороге не остались две машины, развернутые радиаторами к замку. Остальные на предельной скорости помчались назад к роще, совсем недавно давшей им безопасный приют.

Не щадя плантации, Тедди провел вездеход за взгорок. Одно из колес прокатилось совсем рядом. Вилли заметил застрявшую в диске спелую виноградную гроздь, истекающую соком, и проглотил слюну.

Заметив сержанта, пилот остановил машину, открыл дверь и спрыгнул на землю.

— Ну что? — спросил он.

— Ничего, живу я здесь, — ответил Вилли.

— Местечко для жилья выбрано неудачно, — хохотнул Тедди. — Ветрено очень.

— Остальные слиняли? — Вопрос был лишним, но Вилли все же его задал.

— Не все. Остались чудаки, которые думают, что все это придумано только для их развлечения.

— Кто конкретно?

— Значит, так. Один, который подходил к нам знакомиться, еще на станции.

— Уоппи Флопп, — блеснул профессиональной памятью Вилли.

— Вот-вот! Другой — Пол, ты его тоже знаешь.

Сержант согласно кивнул.

— А третий — тот лысый, маленький…

— Лев?

— Ага, он самый!

— Веселая у нас подобралась компания! Ну, где они там? Надо же что-то предпринимать. Или будем ждать, когда нас поджарят, как того психа?

Он кивнул в ту сторону, где еще дымились обломки вездехода.

— Сейчас я их позову. — Тедди ужом проскользнул назад в вездеход, и было слышно, как он переговаривается по рации.

Через несколько минут все трое названных, пригибаясь, как под обстрелом, перебежали к вездеходу.

— А машину бросили? — мрачно поинтересовался Вилли.

— Она очень заметна, — ответил Лев.

— Будьте покойны! Они и без нее нас найдут! — сказал сержант.

— Вы уже что-нибудь придумали? — с надеждой спросил Пол.

— А что я должен был придумать?

— Ну… Как нам выбраться отсюда…

— И получить свои деньги, — не к месту ляпнул Флопп.

— Ну, деньги, разве что за страховку, — ухмыльнулся Тедди. — По-моему, мы здесь совсем не для того, чтобы получать деньги. Просто кто-то решил поиграть в охоту и пригласил дичь, подманив бесплатным сыром.

— И какой же у нас выход? — Пол был озадачен.

— Считайте, что пока вообще никакого, — буркнул сержант, повернувшись к тому месту, где из-за взгорка были видны остроконечные башни замка.

Лев некоторое время молча наблюдал за ними. Его чувства были противоречивы. Он разрывался между долгом и жаждой наживы, хотя уже понял, что никаких денег от Фингера ни ему, ни его спутникам не увидеть. Ему по-прежнему хотелось убить двух зайцев.

Наконец он все же принял решение.

— Я знаю способ вытащить нас всех отсюда.

— Интересно… — начал было Пол, но Вилли остановил его властным движением руки.

— Говорите.

— Видите ли, на высокой орбите у меня есть два хорошо вооруженных корабля…

— У кого, у тебя? — едва не расхохотался Тедди.

Остальные с жалостью посмотрели на маленького лысого человечка с крючковатым носом. Они были молоды и считали старческий маразм справедливым наказанием за нудные проповеди.

— Если вы думаете, что я сошел с ума…

— Нет, нет, что вы! — поспешил заверить его Вилли, почти уверенный в обратном.

— Так вот, на высокой орбите этой планеты находятся два хорошо вооруженных, вполне боеспособных корабля.

— В чем дело? — подбодрил его Тедди, чувствуя молчаливую поддержку остальных. — Вызывайте их сюда, и мы дадим жару этим придуркам.

— Вся проблема состоит в том, что у меня нет с собой рации.

— Ах ты, Господи, какая незадача! — продолжил гнуть свое пилот.

— Молодой человек! — осадил его Лев.

— Короче, вам нужен канал орбитальной связи, — разочарованно махнул рукой Вилли. — Без связи и корректировки можно иметь в распоряжении целый космофлот и погибнуть от занозы.

— Я могу попробовать настроить бортовую рацию, — вмешался Пол. — Мне кажется, я смогу это сделать.

— То есть мы можем связаться с кораблями на орбите?

— Мне только нужно добраться до машины гида.

33


Новист увидел приближающийся спасательный бот, и ледяной холод, сковавший, казалось все его внутренности, начал постепенно отступать. Начальник гарнизона отлично знал крутой нрав босса. За меньшую оплошность он мог отправить любого слугу на погибель, отлично зная, что никто не привлечет его к ответственности. Вся власть на планете и сама планета вместе со всем, что находилось в пределах ее магнитосферы, были собственностью Фингера. Поэтому за любые действия он отвечал только перед самим собой.

Каких-то десять минут назад Фингер, не задумываясь, хладнокровно расстрелял мусорщика только потому, что тот оказался в голове колонны потенциальных жертв.

— Новист! — донесся из наушника электронный голос Ефана.

— Да, я здесь.

— Бот видите?

— Он уже идет на посадку.

— Учтите, при включенном контуре обороны вы можете безопасно двигаться только от замка, но ни в коем случае к нему. Все понятно?

— Но мне для выполнения задачи понадобится подкрепление.

— Ваши люди уже в боте. Вам не о чем беспокоиться.

— Здесь Брандентон.

— Что там у тебя? — вмешался голос Фингера.

— У меня два сообщения.

— Говори.

— Во-первых, колонна ваших гостей разбилась на две неравные части. Одна из них осталась на месте, а вторая — побольше — движется в направлении озера. К ним приближается граундер.

— Новист! Они твои, — сказал Фингер. — У тебя есть хорошая возможность вымолить у меня прощение.

— Да, сэр! Приступаю к выполнению!

— Что еще, Брандентон?

— В милипарсеке от планеты обнаружены два корабля, не отвечающих на пароль.

— Черт побери! Откуда они здесь взялись?

— Не имею понятия, сэр! — Голос командира орбитальной станции совершенно явственно задрожал.

Его предшественника катапультировали в открытый космос только за то, что он не подготовил апартаменты к приезду хозяина.

— Чтобы через час ты знал о них все!

— Да, сэр!

— Простите, сэр, — вкрадчиво начал Ефан.

— Что еще?

— Вполне возможно, что это корабли сопровождения кого-нибудь из гостей. Они не могли причалить к станции — это было запрещено.

— Так какого черта они не отвечают?

— Может, не совпадает частота или они отключили связь.

— Не пудри мне мозги, железный придурок! Я знаю, что они там делают! Они сидят в засаде и ждут меня. Они думают, что я их не вижу!

— Напротив, сэр. Если Брандентон запрашивал их, то они уже знают о том, что их обнаружили.

— Брандентон! Уничтожить этих гостей. Я никого не приглашал!

— Да, сэр! — отозвалось радио.

— Внимание! — вмешался еще один голос.

— Это еще что? — взревел Фингер.

— Простите, сэр, срочное сообщение.

— Да кто, черт побери, лезет в мою связь?!

— Гридей, сэр! Служба орбитального радиоперехвата.

Миллиардер усмехнулся про себя. Радиоперехватчик, конечно, немного поторопился — командира станции еще не сняли, а он уже постарался пробиться на его место.

— Что у тебя?

— С планеты поступило направленное сообщение. Я сумел его перехватить. Оно было адресовано тем двум кораблям.

— Не тяни! Что в сообщении?

— Не могу знать, оно еще не расшифровано. Оно очень короткое, сэр.

— Все ясно, это или шифр, или кодовое слово.

— Что нам с ними делать? — снова вмешался Брандентон.

— Передать командование помощнику — зарычал Фингер.

— Что, сэр, простите…

— Любому, у которого хороший слух! Идиот! Этому Гридею, в конце концов. И вести наблюдение за гостями. Обо всех изменениях докладывать мне лично.

Новист отключил связь. Неприятные предчувствия все еще тревожили его. Легкость, с которой командир орбитальной станции потерял свой пост, произвела на него очень сильное впечатление. Следующим шагом босса могла быть казнь ставшего неугодным слуги. Просто так, чтобы остальные боялись и служили вернее.

Бот опустился рядом. Контуры обороны не отреагировали на него, поскольку воздушный аппарат двигался от замка вовне, а не наоборот. Но стоило только предмету массой больше пятидесяти граммов пересечь границу периметра, он будет немедленно уничтожен.

Ночами иной раз все небо горело вспышками — система обороны сбивала птиц и крупных насекомых, в изобилии населяющих парк. И разговор о том, что даже муха не пролетит к резиденции миллиардера, не был большим преувеличением.

— Здорово, начальник! — крикнул пилот вновь прибывшей машины. — Подкрепление!

Он кивнул внутрь салона, где поблескивало оружие и обмундирование еще десятка волонтеров.

— Хватит трепаться! Открывай!

Пилот, привыкший к панибратским отношениям в гарнизонной команде, пожал плечами и распахнул десантные люки. Люди Новиста быстро похватали свое оружие, амуницию и легкой рысью перебежали в новую машину. Последний толкал перед собой Энни, руки которой были туго спеленаты каким-то чехлом.

— А это что такое? — удивился пилот.

— Бонус, — буркнул Новист, вспрыгивая в люк. — Двигай!

— Босс будет против, — осторожно напомнил пилот.

— Наплевать! Суньте ее пока в багажный отсек, с глаз долой.

Заявление командира никто оспаривать не стал, но ближайший к нему волонтер постарался убрать свои ноги подальше с прохода. Новиста побаивались, но не его авторитетом была вызвана такая реакция солдат. Они отлично знали, что едва ли не каждый квадратный метр планеты просматривается и прослушивается. И до ушей хозяина подобные нелояльные реплики доходят очень скоро и расправа не задержится.

Бот поднялся и двинулся прочь от замка.

— Какая у нас задача?

— Найти и уничтожить колонну этих придурков, которые сами полезли в пасть патрону.

— Ну, это так, разминка, — хохотнул кто-то.

— Предупреждаю, работа ювелирная. Этот аттракцион принес хозяину убытков больше, чем удовольствия. Он и так зол на весь свет, а если мы с вами еще подольем масла в огонь…

Продолжать не требовалось. С тем же успехом, с которым они могли уничтожить экскурсантов, Фингер мог сбить свой же бот вместе со всеми, кто в нем сейчас находится.

34


Колонна, ведомая теперь Штальнагелем, быстро двигалась в обратном направлении. Известная дорога всегда кажется короче. Знакомые ориентиры еще только сокращают путь. Вот уже показалась опушка леса, за которой чернело выжженное льняное поле.

Ант Типа, державшийся в течение всего путешествия за спинами остальных и ничем не проявивший себя, плелся в конце колонны, проклиная все на свете. В первую очередь он проклинал партнера по бизнесу, предложившего ему это путешествие. Проклинал свою доверчивость, ведь с самого начала можно было понять, что дело нечисто. Особенно когда билет с правом на выигрыш десяти миллионов им продали всего за два с половиной. Теперь внешность того продавца казалась подлой и подозрительной, а тогда он произвел впечатление довольно респектабельного человека, которому (к великому его сожалению!) дела не позволяют отправиться в это интересное путешествие.

Отказаться от поездки, даже ценой огромных денег, можно было и на орбитальной станции, и там, на первой стоянке. Тогда было еще не поздно. Подвела жадность и невнимательность. А ведь стоило только приглядеться к своим спутникам повнимательнее, и сразу узнаешь, по какому принципу подобралась компания.

Двоих — Лукато и Льюиса — Типа знал лично. Несколько раз им приходилось совместно выступать против других компаний и концернов. Впрочем, эти союзы очень скоро распадались, и хорошо, если их члены оставались нейтральны к бывшим партнерам. Догадываясь, что путешествие по землям Фингера затеяно неспроста, он пытался поговорить с кем-нибудь из своих знакомых, но уединиться на кратких остановках не получалось. Все время кто-нибудь крутился рядом. А Типа, трусоватый и от этого подозрительный, не терпел посторонних. Разговора так и не получилось. Потом пропал Лукато. Пропал так, что всем было ясно — они встретятся с ним, если только существует иной мир по ту сторону бытия.

Следующим оказался Льюис. Того убили словно специально для того, чтобы запугать остальных. Жуткое зрелище блестящего, клина от палатки, торчащего из лысого темени, до сих пор преследовало бизнесмена.

Был среди гостей и еще один человек, которого Типа знал в лицо. Столкнувшись в зале еще на орбитальной станции, они даже молча раскланялись.

— . Как я был слеп! — хлопнул ладонью по лбу Типа. Конечно же! Именно этого человека, не называя имен и общественного положения, показали ему на одном светском рауте. Краткая характеристика, данная солидному на. вид, немолодому уже мужчине, леденила кровь. Едва слышным шепотом, обжигая хмельным дыханием ухо, Типе сообщили, что перед ним один из самых выдающихся наемных убийц в истории человечества.

— В своем деле — артист! Он приходит к своей жертве после предварительной подготовки, и она сама желает принять смерть от его руки!

— Как он это делает?

— Спроси у него сам. Только на меня не ссылайся.

А потом случилось так, что концерн, возглавляемый Типой, оказался на пути именно этого человека. Узнав об этом, он едва не умер от страха и в течение месяца не вылезал из противоатомного бункера, оставшегося еще со времен мировых войн. Но никто и думал покушаться на его жизнь. Типа успокоился настолько, что позволил даже вовлечь себя в эту авантюру с лотереей.

В течение всего путешествия Типа старался держаться подальше от своего знакомого и вообще не попадаться ему на глаза. Но в небольшой компании это было почти невозможно. Тот же не проявлял никаких признаков неприязни или чего-то большего. Он по-прежнему вежливо раскланивался и не произносил ни слова, а заговорить сам Типа не мог — его челюсти сводило судорогой, стоило только этому человеку появиться в непосредственной близости.

Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы не догадаться, что страшный человек появился здесь неспроста. Профессионалы не попадаются в такие элементарные ловушки. Они сами создают их для простаков.

Иногда трус может стать пророком. Только теперь Ант Типа понял, кто завлек его и всех остальных на эту внешне гостеприимную планету. Но поделиться своими предположениями он не успел.

Краем глаза он заметил движение справа. Сначала ему показалось, что кто-то пытается обогнать его, нарушая правила дорожного движения, но быстрый взгляд, брошенный в том направлении, открыл другое. От одного вида приближающейся опасности Типе показалось, что кровь, став густой и тяжелой, будто ртуть, упала в самый низ живота.

Через рощу наперерез колонне двигался граундер. Понять то, что это их старый знакомый, было несложно — у животного отсутствовал один глаз и вся его броня была покрыта сажей.

Потеряв врагов из виду, граундер некоторое время плутал по зарослям, привыкая к местности. Потом до его ноздрей донесся ставший таким знакомым и вожделенным запах человека. Срезая угол, он двинулся напрямик и увидел возвращающуюся колонну. Он не стал напрягать свой маленький мозг и анализировать, почему запах идет совсем не со стороны машин. Колонна двигалась по дороге довольно быстро, и, как ни был силен граундер, он не смог напасть на головную машину, как это было в первый раз. Поэтому он стал действовать по отработанной веками тактике хищника, догоняющего стадо. Он сосредоточился на последней машине.

Типа пытался увести машину с губительной прямой, но роща была слишком густой. Быть может, водитель вроде Бешеного Тедди нашел бы подходящий просвет с первого раза, но Ант Типа был бизнесменом, а не гонщиком. Ему пришло в голову, что он может попытаться обогнать идущую впереди машину и, воспользовавшись неведением водителя, попроситься вперед.

Граундер тем временем неумолимо сокращал дистанцию. Он чуял человека сквозь брезентовый тент и не собирался отставать.

Типа мигнул фарами, как это от века делают едва ли не все водители, требуя, чтобы их пропустили. Гамма, ведущая переднюю машину, не задумываясь, подалась вправо. Типа попытался обогнать, но он забыл об одном маленьком обстоятельстве — лесная дорога не была пригодна для такого маневра. Удар был настолько силен, что тяжелый вездеход, срубив под корень могучее дерево, перевернулся и упал в гущу подлеска.

Граундер не заметил смены жертвы. Для него последняя машина колонны так и осталась последней машиной. Но Гамма не стала молча спасать свою жизнь, как это сделал Типа.

— Помогите! — закричала она. Граф Мастубани выглянул в окно.

— Черт побери! Это опять он!

— Кто? — раздался голос Штальнагеля.

— По-моему, этот зверь называется граундером. Он преследует нас!

Как раз в это время машины снова оказались на обгорелом льняном поле. Здесь каждый был сам за себя. Вездеходы веером рассыпались в разные стороны, но граундер не замешкался. Он видел перед собой машину Гаммы, и она оставалась для него самой близкой целью.

Гамма была женщиной решительной, энергичной и подчас даже жестокой. Все эти качества позволяли ей создать и непрерывно увеличивать мощности своей компании, что очень непросто в диких джунглях межпланетного бизнеса. Поэтому единственным проявлением женской слабости был ее крик, который был скорее данью неожиданности, чем настоящим испугом.

Понимая, что отвязаться от граундера будет очень непросто, она не стала бездумно удирать. Нет, она решила принять бой. Первая попытка была проста, как любое действие в кинобоевике. Как только расстояние между преследователем и жертвой сократилась до минимума, Гамма всем весом нажала на педаль тормоза.

Вездеход почти остановился, и животное с жутким хрустом ударилось в корму машины. Не теряя времени, Гамма резко подала машину вперед, а потом — так же резко — назад. Возмущенно взвыли шестерни. Массивный череп оглушенного первым ударом зверя затрещал под таким натиском. Далеко торчащий.из кормы вездехода фаркоп едва не насквозь проломил ему височную кость. Граундер в последнем усилии вскинулся на дыбы, но тут же получил еще один удар в живот и рухнул на крышу вездехода, похоронив под своим многотонным телом и машину, и человека. Последнее, что почувствовала Гамма, было жестокое удовлетворение смертью врага.

Большой планетарный бот появился в небе над полем неожиданно, чего и добивался Новист. Его пилот пошел едва ли не по самым макушкам деревьев, а потом, увеличив скорость, почти выпрыгнул из-за укрытия. Внизу они увидели только три машины, разъезжающиеся в разные стороны.

— Бей по центру! — азартно вскрикнул Новист.

Стрелок, сидящий чуть ниже уровня пола, нажал на пусковую кнопку, и возле одной из машин из земли вырвался столб огня и дыма. Водитель инстинктивно уклонился в противоположную от разрыва сторону.

— Ты что, окосел? — закричал Новист.

Стрелок не ответил и выпустил серию зарядов, которые легли в шахматном порядке справа и слева от безумно несущегося вездехода, по-прежнему не причинив ему вреда.

— Если он успеет уйти на плантацию, я тебя в мусорщики переведу! — проорал Новист.

Стрелок не ответил, он еще больше пригнулся к своему пульту, отчаянно колдуя над приборами наведения. Внезапно он понял, что аппаратура перестала ему подчиняться. Кто-то другой взял на себя управление. Стрелок растерянно огляделся вокруг, но на борту бота не было дублирующих систем.

В этот момент новая серия импульсов устремилась к мечущемуся по полю вездеходу. Почти все они легли точно в цель. Уже после первого попадания от двухтонной машины остался лишь круг пылающих обломков, но неизвестный стрелок выпустил вслед еще несколько зарядов, словно желая перестраховаться.

— Вот так надо! — раздался голос Фингера.

Наемники вздрогнули от неожиданности, а стрелок едва ли не со слезами на глазах посмотрел на командира. Новист отвернулся, угроза, без всякого злого умысла вырвавшаяся у него, обретала для стрелка вполне реальные контуры.

— Давай следующего! — потребовал миллиардер.

В его голосе можно было расслышать азарт и удовлетворение происходящим, поэтому можно было надеяться на то, что он сменит гнев на милость. Теперь для Новиста самым важным было не испортить патрону настроение. Командир сам сел на пилотское место и искусно вывел бот на вторую цель.

Граф Мастубани видел, как мчащийся чуть в стороне вездеход вдруг превратился в ком огня, земли и обломков. Он еще не понял, что происходит, но постарался избежать подобной участи. Однако в обгорелом поле не так просто было это сделать. Все три вездехода оказались на выжженном пространстве и были хорошими мишенями для стрелка. Надо было срочно скрыться в темнеющих неподалеку зарослях.

А Фингер решил поиграть. Он не стал стрелять сразу по машине. Ему намного интереснее было испугать жертву. Поэтому первые выстрелы легли ровной цепочкой перед самым носом вездехода. Граф, едва не опрокинув тяжелую машину, развернулся и снова повел вездеход к зарослям. Новая очередь на мгновение выстроила частокол из земли и огня, преграждая путь, и заставила опять изменить направление. Он не видел, кто его обстреливает, и поэтому еще не осознал бесполезности своих попыток.

Что делать! Человеку свойственно надеяться на лучшее.

— Патрон. — Новист посмотрел на пустой экран видеосвязи. — Второй может уйти!

— Не уйдет! — почти засмеялся Фингер.

Новист почувствовал, что бот вышел из повиновения — сидящий в своем замке миллиардер полностью взял управление на себя.

Бот завалился набок так, что не пристегнутые ремнями безопасности наемники посыпались друг на друга. Вторая машина, ведомая Штальнагелем, показалась невдалеке. Он был уже возле самого леса. Еще десяток секунд — вездеход вломится в подлесок и скроется из глаз. Но Фингер не дал ему этого сделать. Новый заряд, совсем слабый, ударил в корму вездехода и лишил его хода. Весь багажник машины раскрылся от взрыва ружейных патронов, находящихся в нем. На контрольном экране было видно, что один из поврежденных взрывом роботов все же сумел вывалиться наружу, а водитель и другой робот остались там, где сидели.

— Отлично! — Миллиардер снова рассмеялся, с его хандрой было покончено. — Следующий!

Как ни мимолетна была передышка, граф успел ею воспользоваться. Он увидел бот справа от себя и понял, что скрыться от такого противника на машине у него нет ни одного шанса. Тем более что машина была радиофицирована, и даже надвигающаяся ночь не будет надежным укрытием.

В экстремальных ситуациях мозг человека включает некие дремлющие до сих пор резервы и начинает работать в предельном режиме. Если бы люди умели по своему усмотрению задействовать эти резервы, то гениев среди нас было бы намного больше.

Сообразив, что в вездеходе ему не будет спасения, граф начал действовать быстро и решительно. Не снижая скорости, он умудрился поменяться местами с андроидом.

— Так, теперь чуть притормози, — сказал он роботу, — и как только я выйду, максимально быстро езжай к дороге, по которой мы в первый раз приехали сюда. Повернешь на нее, проедешь километр и подождешь меня.

— Но пешая прогулка может быть опасна, — возразил робот.

— Мне необходимо пройтись пешком. Привет!

И граф, не раздумывая более ни секунды, спрыгнул в чащу мелькающих прямо перед дверью кустарников. В юности он был неплохим скаутом, а позже учился в престижной военной академии. Конечно, после этого прошло немало лет в покое и лености, но некоторые навыки все же сохранились. Еще не придя толком в себя после удара о землю, он, согнувшись в три погибели, вполз под ветви кустарников. Чуть оглядевшись, граф бросился, насколько это позволяли низко согнувшиеся ветви, в противоположном от заданного андроиду направлении. Бот вернулся к первой цели. Вездеход несся на предельной скорости, и это навело Новиста на первые подозрения. После того как машина несколько раз ушла с гибельного маршрута, уворачиваясь от зарядов, подозрения эти только укрепились.

— Патрон!

— Что такое? — рыкнул Фингер, раздраженный своими промахами и тем, что ему помешали.

— Машину ведет робот.

— Откуда ты знаешь?

— У человека не может быть такой реакции и предвидения ситуации. Он считывает информацию с нашего бортового компьютера.

— Канал связи! — рявкнул миллиардер.

На маленьком экране появился салон вездехода. Кроме двух роботов — один за рулем, второй сзади — в салоне никого не было.

— Он сбежал!

— Да, сэр!

Вместо ответа Фингер бросил бот к земле так резко, что сработала система безопасности, и бортовой компьютер перехватил у него управление.

— На посадку, живо! Искать! Найти и уничтожить у меня на глазах! Все поняли?

— Да, сэр! — гаркнул Новист, не решившись ничего уточнять.

35


События на орбите приняли не менее трагичный оборот. Пираты и командир орбитальной крепости Брандентон получили приказы и начали действовать практически одновременно. Разница состояла лишь в том, что пираты во что бы то ни стало хотели прорваться на планету, а оборонный комплекс, которым, по сути дела, являлся порт, не должен был этого допустить ни в коем случае.

Когда корабли пиратов сдвинулись со стационарной позиции, на станции возникла некоторая паника. Гридей, который в одночасье стал командиром космической крепости, просто не знал, за что ему хвататься, а Брандентон постарался дать бывшему помощнику в полной мере ощутить свою беспомощность. Именно поэтому первый залп, который мог бы отбросить нападающих и дать им понять, что Тотзаун не заурядная колония, немного запоздал. Момент был упущен, и пираты первыми начали бой. Они отлично знали конструктивные особенности данного типа станций и поэтому сумели вывести из строя целый сектор крепости. Массированный залп лазерных пушек и бомбардировка неуправляемыми ракетами обезоружили крепость на четверть, и теперь к ней можно было подобраться вплотную, чтобы пойти на штурм.

Брандентон бросился к пульту управления. Только теперь он сообразил, что выяснять отношения в такой ситуации глупо, поскольку жизнь каждого члена экипажа сейчас зависела лишь от него.

— Поворот на сто восемьдесят! — рявкнул он. — Готовить залп! Пассивная защита! Задействовать периферию.

— Есть, сэр!

— Есть, сэр!

— Есть, сэр!

Станция резво развернулась против часовой стрелки и ответила ударом полутора десятков батарей. В космос вывалился рой автоматических корабликов-убийц. Каждый из них мог нанести бесчисленное количество мелких повреждений кораблю противника. Они могли просто изгрызть своими небольшими зарядами корпус едва ли не до полного разрушения.

Пираты в ответ на это выпустили по полтора десятка «призраков» — ложных целей, способных засорить системы наведения противника противоречивыми данными. В течение нескольких минут в пространстве вокруг крепости появился целый флот, сражающийся насмерть. Не ожидавшие такого поворота защитники крепости некоторое время как сумасшедшие палили по ложным целям, а пираты успели высадить на борт станции десант. Ведь как ни совершенно любое оружие, а абсолютным является все же человек,

Роботы развернули фронт и принялись расстреливать штурмующих, нанося непоправимый вред свой базе. Неся потери, пираты сумели все же укрыться внутри поврежденного сектора и предприняли попытку проникнуть в другие помещения крепости. Но плотно закрытые щиты безопасности, отделяющие отсеки, остановили их.

— Катапультировать сектор! — приказал Брандентон, и голос его едва пробился сквозь заполнившие эфир крики.

В швах вспыхнуло белое электрическое пламя, и почти четверть станции вместе с пиратами и несколькими обороняющимися отделилась и поплыла в сторону кораблей пиратов. Абордаж не получился, но теперь обнажился корпус главного реактора, дающего энергию крепости. Командир слишком поздно понял свою оплошность, но сделать уже ничего не мог. Крепость не успевала развернуться и прикрыть реактор еще не поврежденными секторами.

После суммарного удара трех десятков ракет и пушек крепость перестала существовать. Нет, реактор мощностью в полмиллиона гигаватт не взорвался, превратив станцию в облако пылающих обломков, просто все системы, включая аварийную, одновременно вышли из строя. Теперь это была бесполезная груда металла массой во много тысяч тонн. В кромешной тьме с ужасом ожидали своей участи несколько десятков оставшихся в живых защитников.

Пиратские корабли также получили повреждения, но они были незначительны. Умудренные опытом, закаленные в десятках стычек, они знали, что делать. Потери их были минимальны, а корабли можно было отремонтировать в течение двух суток.

Однако главная задача не была выполнена. Главной была высадка на планету. Капитаны кораблей не столько хотели помочь Льву, вызвавшему их на помощь, сколько разграбить планету Тотзаун, слывшую настоящей сокровищницей. Теперь, когда хозяин всех богатств оставил сей бренный мир и авторитет его, охранявший планету, померк, можно было не бояться мести. Пользуясь принципом: «Ничье — значит мое», пираты разоряли многие колонии.

Разумеется, для захвата целой планеты двух, пусть даже очень хорошо вооруженных, кораблей было маловато, но история знает случаи, когда подобные авантюры удавались.

Разведка, как всегда, идущая на острие атаки, уже в высоких слоях атмосферы напоролась на плотный заградительный огонь. Оборонный комплекс, построенный вокруг замка, мог отражать нападения и из космоса. Пиратов такой прием нисколько не обескуражил, их редко встречали с распростертыми объятиями.

Можно было, конечно, выбросить десант на некотором удалении от замка и с боями пробиться к цели, но это отняло бы слишком много времени. Поэтому была применена привычная штурмовая тактика.

36


Штальнагель с трудом оторвал голову от руля. Перед глазами, медленно вращаясь, плыли деревья. Они расплывались, снова концентрировались, вальсировали. Не помня себя, он открыл дверь и вывалился наружу. В голове вертелась только одна мысль: «Нельзя здесь оставаться». Заботливые руки робота подхватили его, и Штальнагель понял, что после взрыва один андроид у него сохранился. Они укрылись на опушке леса.

— Первую помощь при контузии, — скомандовал он. — Общий медицинский осмотр.

Его андроиды не были простыми слугами. Это были боевые полевые роботы. Они могли воевать под командованием человека, а если это необходимо, способны были оказать медицинскую помощь.

— Легкая контузия, ушибы головы, рваная рана плеча, — перечислял робот.

— Достаточно, — оборвал его Штальнагель. — Ничего серьезного.

— Наблюдается кровотечение, — возразил робот.

— Заклей ее, и двигаем дальше.

Ловкие пальцы робота быстро привели его в порядок. Несколько минут спустя Штальнагель чувствовал себя вполне сносно. Унялась даже головная боль, вызванная ударом о руль.

— Где противник?

— Противник совершил посадку в двухстах метрах к востоку, высадил четырнадцать человек и на данный момент занимается зачисткой местности.

— Направление движения?

— Одна половина группы движется на север, другая — на юг.

— Похоже, что графу удалось слинять, — впрочем, без какой-либо радости заметил Штальнагель. — Значит, так, у нас такая же задача — зачистка местности. Если я правильно посчитал, должно было остаться еще полтора клиента.

— Два, сэр, — поправил робот.

— Полтора. Я не знаю, что там с Типой. Его машина или отстала, или оказалась первой жертвой граундера. За него уплачено, и я должен убедиться в его смерти. Что у нас с оружием?

— Оружие и боеприпасы уничтожены взрывом.

— Что, и ножи тоже?

— Нет, холодное оружие в сохранности.

— Отлично! Попробуем захватить бот.

— Бот контролируется извне, — предупредил робот.

— Дьявол! Нам нужен транспорт и оружие, а там есть и то, и другое.

Штальнагель посмотрел через выжженное поле на похожий на серебряный боб летательный аппарат. Некоторое время он размышлял, поглядывая на темнеющее небо. Не хотелось задерживаться на этой негостеприимной земле.

Неожиданно кусты затрещали, и из них вывалился перемазанный кровью и землей человек. В нем теперь трудно было узнать лощеного, всегда аккуратного графа, бывшего образцом для многих щеголей. Его костюм был разодран в клочья, лицо разбито, руки в ссадинах. Можно было подумать, что граф сошелся в рукопашной с граундером и вышел из этой схватки победителем.

Сколь ни неожиданным было появление графа, Штальнагель среагировал даже быстрее робота. Ударом в челюсть он поверг пришельца наземь, и только убедившись, что тот не опасен, принялся разглядывать его.

— Ого! На ловца и зверь бежит! — удовлетворенно сказал он. — Теперь не придется его искать.

Но несмотря на мощный прямой удар в челюсть, Мастубани был только оглушен. Несколько секунд он лежал неподвижно, а потом медленно сел.

— Черт вас побери! Я все понимаю, но сначала следовало бы посмотреть, кого вы собираетесь нокаутировать!

— Я не мог сдержать радости при вашем появлении, — нехорошо улыбнулся Штальнагель.

— Это что? У вас такая манера здороваться?.

— Как вам будет угодно.

— Могли бы и пощадить спутника.

— Мне это совершенно ни к чему.

— То есть как? — удивился такому приему граф.

— Я завлек вас сюда совсем не для того, чтобы вывозить обратно.

— Что вы хотите этим сказать? — Мастубани уже догадался, в чем дело, но отказывался верить.

— Вы сами знаете, друг мой, — приятно улыбнулся Штальнагель. — Насколько я помню, вы заказали моей фирме убийство вашей жены.

— Бывшей жены, — машинально поправил граф.

— Простите, бывшей жены. Насколько мне известно, у вас с ней возник имущественный спор?

— Да, она хотела отнять у меня то, что принадлежало нашей семье на протяжении многих лет.

— Вот видите, вы все помните. Так вот, ваша жена, о присутствии которой здесь вы, наверное, знаете, была раздавлена граундером. Желаете убедиться?

— Нет, я видел, — помотал головой граф.

— Так вот, вы заплатили за смерть жены, а она заплатила за вас. Сумма обоих контрактов была одинаковой, и я не вижу препятствий для их исполнения.

— Но… Но ее уже нет!

— Это не имеет значения. Если вы помните, я беру оплату вперед и гарантирую высокое качество обслуживания.

Мастубани взглянул в глаза киллера и наткнулся на немигающий холодный взгляд. Просить пощады у этих глаз было бесполезно — в каждом из них отражалась смерть.

— Вы приехали сюда, чтобы увидеть, как мы расправимся с ней, а она — как с вами. К сожалению, выполнить ее пожелание я не могу, да и с вами получается не очень хорошо.

— Вот именно, нехорошо, — с надеждой произнес граф. — Давайте разойдемся, и не будет проблемы,

— Вы не поняли, в чем проблема. Огнестрельное оружие погибло во время взрыва. Для исполнения заказа у меня есть только нож и удавка. Вы можете выбирать.

— Что? — ошарашенно спросил граф.

— Повторить?

Мастубани помотал головой.

— Есть какие-нибудь пожелания до того, как мы приступим? — Штальнагель подал знак роботу, и тот медленно передвинулся за спину к графу.

— Стакан вина и сигарету, — горько усмехнулся граф.

Вдруг он гигантским прыжком пересек поляну и выбежал на поле. Робот было кинулся следом, но Штальнагель крикнул:

— Стой!

Робот замер на месте. Он тоже увидел, как с противоположной стороны поля Мастубани наперерез побежали человек пять или шесть. Заметив их, граф хотел вернуться под сень леса, но вспомнил, кто ждет его там, и попытался проскочить мимо наемников Фингера. Погоня закончилась очень быстро. Навстречу графу из зарослей выскочили еще несколько человек. Они окружили беглеца и, быстро скрутив, потащили к стоящему неподалеку боту.

— Там еще один, — не остался в долгу перед Штальнагелем граф.

— Что? — не понял Новист. — Где? Кто?

— Этот… Штальнагель, он там с роботом. Возле своего вездехода. Он вооружен…

— Вот как? — усмехнулся командир, представив себе дробовик и два ножа, и, повернувшись к наемникам, махнул рукой. — Вы, четверо, приведите этого деятеля. Будет сопротивляться — пристрелите. Патрон не давал насчет него никаких указаний.

Наемники резвой рысью побежали к темнеющему на опушке вездеходу. У опушки они пошли медленнее, а потом, стараясь ступать бесшумно, скрылись в зарослях.

— Нет, мне сегодня определенно везет! — прошептал Штальнагель, увидев приближающихся солдат.

— Двое — твои, двое — мои, — сказал он роботу.

Он в один бросок пересек расстояние, отделяющее обломки вездехода от опушки, и ужом пролез под днище машины. Никто, кроме робота, этого не видел. Пока солдаты бежали через поле, Штальнагель разложил перед собой три ножа из походного комплекта, проверил, прочно ли сидят на них рукоятки, и замер в ожидании.

Наемники по одному осторожно вошли в лес. Все их внимание было сосредоточено на том, что может ожидать их впереди, поэтому падения последнего они не заметили. Второй, так же как и первый, получивший в спину нож, брошенный тренированной рукой киллера, успел схватиться за ветки, громко затрещавшие под его рукой. Остальные двое оглянулись и увидели два трупа. Они не были наемниками в привычном понимании и поэтому не привыкли к смерти товарищей. Не понимая, что следующим может оказаться любой из них, оба замерли, уставившись на распростертые тела.

Бесшумно, как кошка, сверху упал робот. Он одним ударом проломил голову солдату, который стоял ближе. Второй же, вопя что было силы, бросился наутек, под прикрытие отряда, еще стоящего на поле в ожидании их возвращения.

Новист увидел, как один из его подчиненных кубарем выкатился из зарослей и, не поднимаясь на ноги, из очень неудобной позы принялся палить по невидимому врагу. Из кустов повалил дым — импульсы были максимальной мощности — они срезали и тут же поджигали ветки. В течение минуты ничего не менялось, а потом, словно опомнившись, лес ответил двумя прицельными выстрелами. Солдат обмяк и завалился на спину.

Новист, имевший в прошлом довольно обширный опыт в партизанской войне, не говоря ни слова, упал как подкошенный. Он опередил невидимого стрелка на долю секунды. Солдат, стоявший чуть позади него, с предсмертным хрипом рухнул рядом. Из его груди поднималась струйка дыма.

— Ложись! — крикнул Новист. — Отходить к боту!

Наемники повалились на землю и открыли беспорядочную стрельбу по кустам. Пользуясь суматохой, Новист проворно переполз к люку бота и, увидев, что он закрыт, постучал кулаком по броне.

Однако пилот не спешил открывать. Командир вспомнил о рации.

— Ты что там, уснул, скотина?! — заорал он. — Открывай!

По ту сторону затемненного бронестекла мелькнула тень, и на ее фоне появилась изящная женская ручка. Тонкие пальчики с ровно подстриженными ногтями сложились в известную любой расе фигуру из трех пальцев. Чуть погодя бот взмыл в воздух, развернулся по широкой дуге и направился к замку.

Новист вместе с остатками подразделения и плененным Мастубани остался лежать в поле под обстрелом невидимого противника.

37


На темнеющем небе были видны яркие сполохи, словно за пределами атмосферы бушевала гроза. Рой светящихся мошек свился в клубок и бешено вращался, рассыпая искры.

— Молодцы, ребятки, — с довольной улыбкой сказал Лев. — По первому сигналу прибыли!

— Похоже, что старик не врал, — вполголоса заметил Тедди.

— Похоже, — согласился Вилли. — А еще похоже на то, что пробиться им сюда не дадут — такая возможность наверняка предусмотрена.

— Хорошо бы им как-нибудь помочь, — сказал Пол.

— У нас своих проблем хоть отбавляй!

На фоне темнеющего неба промелькнула некая тень. Сержант, не задумываясь, что это может быть, выстрелил навскидку. Робот-снайпер, словно сконцентрировавшись из воздуха, упал, ломая виноградную лозу. Через несколько секунд такая же участь постигла еще двоих.

— Под машины, под машины, прячьтесь! — крикнул Тедди и первым нырнул в спасительную щель.

— Похоже, самое веселье только начинается! — сказал Вилли, втискиваясь последним под вездеход. — Теперь их здесь целый рой. Никаких боеприпасов не хватит.

— Это роботы-убийцы, — тоном знатока сказал Лев. — Их применяют для обороны на орбитальных станциях.

— Ну и что? — не понял Тедди.

— Вездеход нас не спасет — они постепенно разрежут его на мелкие куски.

Словно в подтверждение его слов одно из пневматических колес вездехода тяжело вздохнуло и осело. Тедди едва успел выдернуть ногу из-под опустившейся рессоры.

— Они нас здесь придавят, черти!

— Раз так, то попробуем пробиться назад, к лесу, — решил Вилли.

— Их слишком много, — возразил Лев.

— Подождите, подождите, — замахал руками Пол. — А какая у них система распознавания цели?

— Что? — На лице Льва появилось оскорбленное выражение.

— Ну, как-то они понимают, во что им стрелять, а во что — нет?

— Разумеется, иначе от них будет больше вреда, чем пользы.

— Если заглянуть им внутрь…

— Понял, сынок! — воскликнул Тедди и выскочил наружу.

— Стой! Куда?! — успел крикнуть Вилли, но тут же прикусил язык.

У каждого человека в таких ситуациях свой Бог. Быть может, настал твой звездный миг, когда ты можешь пройти по минному полю, пиная перед собой футбольный мячик, или проскользнуть между летящими пулями. В такой момент ни в коем случае нельзя командовать таким храбрецом — он сам лучше чувствует свой путь.

Тедди вернулся целым и невредимым. В руках он держал сферический предмет, чем-то напоминающий модель планеты Сатурн.

— На, держи! Если чего сможешь, честь тебе и хвала.

— Но мне необходимо вскрыть корпус.

— В чем проблема? — Тедди вынул из-за голенища нож и одним неуловимым движением распорол верхнюю полусферу. — Владей!

Одновременно с этой его репликой осело второе колесо.

— Только поторопись, а то нас здесь задавят, как тараканов!

Пол погрузился во внутренности робота.

— Сколько их там? — придвинулся Вилли к пилоту.

— До чертовой матери.

— А если посчитать?

— Думаю, с десяток. Крушат вездеход, видно, чуют нас. Кабины уже, считай, нету. Спасает только плита двигателя. Но и ее надолго не хватит.

— Надо будет перебираться под другой вездеход.

— Ты думаешь, у него что-нибудь получится? — Тедди кивнул в сторону Пола.

— Малый вроде башковитый. Может, и сообразит…

— А если нет? Что тогда?

— Тогда будем прорываться в лес…

— Они и там нас достанут.

— Двум смертям не бывать… Жаль, конечно, но надо было раньше думать о том, что бесплатный сыр знаешь где?

— Если раньше и не знал, то теперь имею понятие.

— Есть! — вдруг крикнул Пол, и, словно от этого его возгласа, спустило еще одно колесо.

— Становится неуютно, — заметил Тедди.

— Что там у тебя? — повернулся Вилли. — Нашел?

— Нашел, но есть проблема.

— Говори, какая?

— Здесь поврежден блок связи, в просторечии — радиомодем, и вдребезги разбита батарея.

— Запчасти от рации сгодятся?

— Вполне, только… — Пол вопросительно посмотрел на десантников. — Как их достать?

— Это не твоя проблема. — Сержант вытянул из-за пояса «кольт».

— Давай мне, — протянул руку Тедди.

— Нет, тебе бластер. А мне эта машинка привычнее. Значит, так. Я перебегаю вон под тот вездеход. Часть этих кастрюль постарается меня подстрелить, а ты не зевай. Когда ты откроешь огонь, они вернутся, и тогда я дам им прикурить.

— А если они не курящие? — в обычной манере усмехнулся пилот.

— Лучше пусть покурят, а то пожалеют, что перед смертью не успели попробовать! Ладно, я пошел.

— Погоди, я займу позицию. Давай!

Льву показалось, что тело сержанта всего лишь миг находилось в воздухе. Можно было подумать, что десять метров, разделяющих вездеходы, он пролетел, ни разу не коснувшись земли, как птица. И почти одновременно с ним на землю рухнули два робота.

— Консервные банки чертовы! — выругался Вилли. — Лови подачу!

Он снова выстрелил куда-то в небо и добыл новый трофей. В ответ ему дважды грохнул «кольт», и, судя по звону, оба выстрела также были удачными.

— Ну что? — крикнул Тедди. — Видишь хоть одного?

— Нет, над вами чисто. Перебирайтесь ко мне!

Тедди оглянулся, сосчитал лежащих под машиной.

— А где этот? — Он повел руками перед собой, описывая некую сферу.

— Кто? — за всех ответил Пол.

— Ну, этот, как его? С тобой пришел…

— А! Уоппи Флопп! Я не видел его с начала налета.

— Может быть, он под другой машиной? — предположил Лев.

— Не нравится мне его отсутствие.

— Что вы хотите этим сказать? — вступился за спутника Пол. — Может быть, он ранен…

— Ладно, потом выясним, — махнул рукой Тедди и снова высунулся наружу.

Некоторое время он прислушивался, оглядывался и даже, похоже, принюхивался. Но все было по-прежнему спокойно. Пилот повернулся к остальным.

— Так, первым иду я, следом — Пол, потом ты, парнишка, замыкающим ты, старик. — Заметив укоризненный взгляд Льва, Тедди истолковал его по-своему. — Извини, старик, по-другому просто не получается.

Лев не нашелся что ответить, он привык к уважительному обращению и только в частной беседе допускал, чтобы его называли «господин», во всех остальных случаях он был «ваше превосходительство». Но обижаться было глупо, слово «старик» в устах Тедди звучало даже ласково. И махнув рукой — главное все же выжить, а этот грубоватый малый знал, как это сделать, — начальник полиции смирился.

Небо было чистым. Сумерки постепенно переходили в ночь. По всей видимости, роботы, понеся значительные потери, отступили и готовили новую хитрость. Трудно было представить, что даже такие стрелки, как Вилли и Тедди, уничтожили отряд целиком.

— Передышка временная, — предупредил сержант. — Поэтому надо действовать быстро. Говори, что нужно делать?

— Мне нужна рация и аккумулятор.

— А какой-нибудь материал, инструмент?

— Если только экранированный провод типа УКС-14…

— И бутылку «Белой Лошади» — заржал Тедди. — Извини, сынок, придется довольствоваться тем, что есть.

— Кстати, о жратве, — вспомнил Вилли. — У тебя нет там ничего в заначке?

— Это у дядюшки Теодора нет? — деланно возмутился пилот. — Мне бы только до них добраться!

— Но сначала — дело.

— Погоди, а может, нам залезть в машину гида? И все там соединить? А? Крыша там металлическая — даже если и налетят — сразу не достанут, Я там даже компьютер видел.

— Это как раз то, что нам нужно! — воскликнул Пол.

— Двигаем! — Тедди сделал движение, собираясь выбраться наружу.

— Не спеши, — остановил его сержант. — Эти кастрюли могут быть оборудованы приборами ночного видения. Есть там в схеме такие примочки, Пол?

— Вообще-то есть, — с неохотой ответил тот.

Ему не терпелось проявить себя. Тысячи сыгранных компьютерных игр приучили его к мысли, что смерти нет. Просто надо вовремя сохраняться, а остальное — дело техники.

— Значит, так. — Вилли продвинулся вперед. — Вездеход гида как раз над нами…

— Постойте, а где он сам? — вспомнил Пол.

— Черт побери! — Вилли ударился головой о днище вездехода и повернулся ко Льву. — Он был у вас в багажнике!

— Теряем лучших людей! — ухмыльнулся Тедди. — Поделом вору и мука.

— А не могли они вместе сбежать? — предположил начальник полиции. — Ведь Клайда никто не догадался хотя бы связать. Вот он при первой же возможности и сбежал. Возможно, что ему в этом помог ваш приятель, Флопп.

— Черт с ним, с гидом! — оборвал дискуссию Вилли. — Значит, так. Я вылезаю отсюда с Полом, и мы попробуем что-нибудь сделать с этими роботами. Ты уверен, что у тебя получится?

— Я надеюсь, если коды не слишком сложные.

— О'кей! А ты, приятель, — сержант повернулся к Тедди, — обеспечь нам ужин.

— Блюда на пригодность испытывать?

— Только нам что-нибудь оставь. И поосторожнее там.

— Ладно! — Пилот скрылся в темноте.

— Теперь вы. — Вилли постарался разглядеть во мраке глаза Льва, но увидел только смутный силуэт. — Присмотрите за пацаном. Ему совсем не обязательно погибать.

— Хорошо, — согласился Лев. — Мне не привыкать.

38


Энни надоело быть статисткой в творящемся вокруг нее бедламе. Всю жизнь она не хотела зависеть ни от кого и всегда от кого-нибудь зависела. Бунтарская ее натура смогла найти выход только в революционной борьбе и партизанской войне. Но и здесь ей не суждено было ощутить прелести полной свободы. Ее постоянно опекали. Сначала это были старшие братья, потом присоединился командир отряда, и даже потом, когда все они погибли, ей не дали ни шагу сделать самостоятельно. Сразу после смерти братьев в перестрелке с агентами тайной полиции она оказалась в объятиях Космобезопасности. Ее взяли за руку и отвели к самому большому начальнику, который, в свою очередь, вызвался стать ее опекуном. Энни была против, но как сказать «нет» шефу такой могучей организации?

Разговор был примерно таким:

— Вас зовут Энни Ли? — Савичев с искренним сочувствием смотрел на девушку.

Энни, не без удивления, не ощутила на себе скользкого, оценивающего взгляда, к каким она успела привыкнуть за время войны.

— Меня все зовут полковником Савичевым. Я думаю, что мне не нужно рассказывать о себе. Простите за невольную рисовку, но личность я довольно известная.

— Меня зовут Энни Ли, и я думаю, это вам тоже хорошо известно.

Полковник ответил мудрой улыбкой, показав, что оценил юмор собеседницы.

— Надеюсь, мои люди не доставили вам неудобств?

— Они спасли меня от ареста, за последствия которого можно было бы поручиться. — Энни невольно переняла манеру разговора полковника, хотя она была чужда ее простому языку.

— К сожалению, они немного опоздали, иначе ваши братья также почтили бы меня своим присутствием.

Энни понадобилось некоторое время, чтобы переварить фразу.

— Я думаю, это было сделано намеренно.

— Ого! Вы обвиняете меня в нерадивости?

Энни смутилась, но все же кивнула.

— Оставайтесь при своем мнении, я не намерен ни спорить с вами, ни оправдываться.

Энни вспомнила, как прямо на улице на них напали шесть или семь человек, до этой секунды ничем не отличавшиеся от остальных прохожих. Тайная полиция всегда старалась брать не умением, а числом. Но в этот раз они просчитались. Умудренные горьким опытом партизаны умели проносить оружие через любые таможенные рогатки, да и в рукопашном бою стоили немало. В первый момент могло показаться, что нападающие способны одержать быструю победу, но уже через минуту три бездыханных тела валялись на тротуаре, а Энни вместе с обоими своими братьями уходила невредимой. Однако полицейские не оставили надежды задержать их. Началась долгая и совсем не динамичная погоня, попытки скрыться, смены машин, засады ничего не изменили. Наконец партизаны совершили ошибку.

Они оказались на крыше высотного здания. Уйти было просто невозможно. Конечно, они могли довольно долго удерживать противника на почтительном расстоянии, но это продолжалось бы только до того момента, когда от спячки очнутся местные правоохранительные органы. Как это уже не однажды бывало, местная полиция захватит всех — и правых, и виноватых, а потом будет разбираться. После недолгих препирательств между представителями спецслужб на основании постановления имперского прокурора партизан выдадут тайной полиции и всех вместе выдворят за пределы планеты.

А тем временем к врагам прибывало подкрепление. Лев, организовавший операцию, знал, с кем имеет дело. Агентов было трудно сосчитать, а они все прибывали и прибывали. На соседних крышах появились снайперы, в небе зависли катера, готовые выбросить десант прямо на головы партизан. Стрельбу на какое-то время прекратили — агенты тайной полиции были в штатском, и немудрено было ошибиться.

Энни с братьями затаилась среди труб вентиляции, кондиционеров и каких-то еще небольших сооружений, как правило, заполняющих значительное пространство крыши. О том, чтобы уйти незамеченными, не могло идти и речи.

— Почему они не стреляют? — спросила Энни.

— Похоже, что у них есть приказ взять нас живьем.

Энни содрогнулась. Она знала, что ожидает пленника тайной полиции. Совсем недавно им удалось захватить тюрьму, и груды изувеченных мертвых тел надолго врезались в память девушки.

— Уж лучше смерть! — сказала она.

— Да? А кто получит деньги по этому билету? На десять миллионов мы сможем закупить столько оружия, что империя рухнет через сутки. Нам нельзя погибать.

— Они не дадут нам уйти.

— А мы и не будем их спрашивать.

— Ты рассчитываешь пробиться сквозь роту карателей?

— Кто сказал «пробиваться»? — подвинулся к ним средний брат. — Мы уйдем без шума. — И, обращаясь к старшему, добавил: — Готово!

Как оказалось, он сумел открыть лифтовую шахту и даже вызвал лифт, крыша которого была видна в пяти метрах ниже.

— Ты — первая, — подтолкнул он сестру.

— А вы?

— Когда это мы надолго расставались? — рассмеялся старший брат.

— Нам тебя еще надо замуж выдать, — добавил средний. — Давай! Они, похоже, что-то надумали!

— На-ка! — Старший протянул Энни небольшое портмоне, в котором хранилась главная ценность, ради которой и была затеяна вся эта рискованная экспедиция. — Пусть пока побудет у тебя, — ответил он на вопросительный взгляд сестры. — Береги его, это и твое приданое… А теперь — давай.

Энни скользнула в узкую щель и, сползая как поршень по пыльным, полированным стенам, не удержалась на последнем этапе, упала с высоты трех метров в самую гущу непонятных тяг и блоков, торчащих из крыши. От боли потемнело в глазах, но она сумела подавить крик.

Сверху не доносилось ни звука — оружие диверсантов, как правило, снабжено системами шумоподавления. Но по теням, мелькающим в разобранном проеме, можно было понять, что наверху началось интенсивное движение.

Она сжала кулачки, мысленно упрашивая братьев поторопиться, и вдруг поняла, что они не придут. Они с самого начала знали, что им не уйти. И поэтому постарались спасти хотя бы ее. Только теперь Энни поняла, почему ей отдали билет, который было велено хранить как собственную жизнь. Постигла она теперь и то, что ни одному из них не пролезть по этому узкому ходу.

Превозмогая боль от ушибов, она встала на ноги и попыталась дотянуться до нижнего обреза вентиляционной шахты. Она хотела вернуться и погибнуть вместе с братьями. Но в этот момент лифт стремительно ушел у нее из-под ног. Система предусматривала безопасность только для пассажиров, находящихся в кабине, а не на крыше. Поэтому кабина с головокружительной скоростью понеслась вниз, словно поддерживающие ее ролики отлетели в стороны, предоставив ей возможность свободного полета.

Энни на несколько секунд оказалась в невесомости. Свистящий вокруг поток воздуха срывал клочьями пыль со стенок шахты и кружил, вплетая девушке в волосы…

В сознание ее привел незнакомый человек. Он так участливо смотрел в глаза, что Энни невольно прониклась доверием к нему. На попытку как-нибудь выразить ему свою благодарность он приложил палец к губам и указал глазами на серый бетонный потолок.

Над их головами раздавались гулкие шаги. Этажом выше передвигались во множестве люди в тяжелой обуви. Похоже было, что отработанный сценарий продолжал действовать: на шум явился отряд местной полиции, и теперь всех участников драмы, за исключением Энни и ее спасителя, поведут в участок.

Они отсиживались в подвале до рассвета. Несколько раз в непосредственной близости от беглецов проходили полицейские, но обнаружить их не смогли. А потом незнакомец отвез Энни в космопорт, и очень скоро они были на борту крейсера, принадлежащего Космобезопас-ности.

— Итак, — продолжал Савичев, выдергивая девушку из власти воспоминаний, — я хочу сделать вам деловое предложение.

— Замуж возьмете за себя? — горько усмехнулась она.

— О, женщины! — расхохотался полковник. — Нет, разумеется, нет. Я предлагаю вам свою помощь.

— Вернете меня на историческую родину?

— Ну откуда в вас столько недоверия!

— У меня были хорошие учителя.

— Прекрасно! Тогда я раскрою вам свои карты.

— Что, простите? — не поняла Энни. Савичев вспомнил, что на планете Грай не играют в азартные игры в общепринятом понятии.

— Извините. Это идиома. Я намерен раскрыть вам свои планы. Надеюсь, вы умеете хранить тайны? Тем более что они касаются не только вас лично, но и всего вашего движения.

— Хорошо, я постараюсь.

— Это в ваших интересах. Так вот, милая девушка, как командующий силами космической безопасности в этом секторе я живо заинтересован в стабилизации обстановки. Главной помехой является ваша планета.

Энни напряженно подвинулась вперед.

— Точнее, императорские амбиции, распространяющиеся все дальше и дальше. Поэтому я намерен оказать вам помощь в достижении ваших целей.

— То есть вы хотите помочь нашим?

— Да, именно «вашим». Но, как вы понимаете, я не могу делать это открыто, не рискуя быть обвиненным во вмешательстве во внутренние дела планеты.

Энни с умным видом кивнула, хотя понимала полковника через слово.

— Поэтому, — продолжал полковник, — я не только не стану чинить препятствий на вашем пути, но и окажу посильную помощь.

— Какую помощь? — Энни уловила только последнее слово.

— Поскольку ваши спутники на данный момент недоступны…

— Братья, — поправила девушка.

— Да, братья. Они скорее всего еще живы, но мы не знаем, где они. Так вот! Ждать их освобождения вам некогда — розыгрыш лотерейных билетов начинается через пару дней, — я предоставлю вам своих людей.

— Подставите своих шпионов? — усмехнулась Энни.

— Нет, это просто хорошие ребята, но сейчас они на мели и за небольшую плату, я думаю, согласятся быть вашими телохранителями.

— Наемники?

— Да, но в наилучшем смысле этого слова.

— Черт с вами, мне некуда деваться.

Вот так Энни встретилась со своими спутниками.

Захваченный ею бот медленно плыл над лесом. Энни не могла определиться с тем, куда ей двигаться дальше. После того как ее захватили в льняном поле, она успела услышать о стольких убийствах, что теперь не была уверена в том, что хоть кто-нибудь остался в живых.

39


Ант Типа, стараясь производить как можно меньше шума, выкарабкался из кабины покореженного вездехода. Для него оставалось загадкой, почему он еще жив. Стараясь не стонать от пронзающей все тело боли, Типа отполз немного в сторону и привалился к стволу дерева.

Обостренный страхом слух ловил звуки, необычные для леса. Вот где-то вдали хлопнула пара выстрелов. Типа не умел различать оружие по шуму, но догадался, что стреляли не из ружья, выданного устроителями лотереи.

Однако он не пошел в том направлении. Воображение нарисовало ему красочную сцену расправы над последними участниками гонки. Перед его внутренним взором прошла цепь наемников, добивающих раненых выстрелами в упор. Превозмогая боль, он, хватаясь за деревья, вернулся к дороге. Голова соображала туго, но инстинкт самосохранения толкал Типу в сторону противоположную замку.

В голове не было никаких мыслей. Страх парализовал мозг, оставив в нем лишь животные инстинкты. Быть может, поэтому Типа не чувствовал боли. Точнее, она притупилась настолько, что стала частью его тела и перестала беспокоить. Так, двигаясь, словно неисправный андроид, он очень скоро добрался до наполовину выжженного поля. Здесь его и застал рукотворный метеоритный дождь.

На поле упало не более трех-четырех обломков, но они заставили Типу вернуться под прикрытие деревьев. Здесь он лег на трепещущую от ударов землю и вжался под корневище могучего дерева, стараясь стать возможно меньшей целью.

40


Пираты с помощью роботов собрали обломки уничтоженной оборонной станции и, придав им ускорение, столкнули с орбиты. Многотонная конструкция, набирая скорость, вошла в плотные слои атмосферы и вспыхнула адским пламенем. Еще живые члены экипажа станции, понимая, какая страшная гибель их ожидает, попытались спастись. Но катапультируемые отсеки и капсулы сталкивались с пылающими вокруг обломками, и немногим из них удалось достигнуть поверхности планеты живыми. Но и здесь было небезопасно.

Стальной град в облаке огня рухнул неподалеку от замка. Пираты не ставили своей целью уничтожить цитадель Фингера — в таком случае предполагаемая добыча была бы уничтожена. Обломки лучше любой планомерной бомбардировки подготовили место для высадки, разрушив часть системы обороны замка. Удар многотонной станции о поверхность планеты был так силен, что система искусственных озер дала течь, и вырвавшаяся на свободу вода залила занимающийся в парке пожар. Рукотворное море хлынуло по равнине, сметая все на своем пути, а горящие метеориты продолжали дождем сыпаться с неба.

— Идиоты! — ревел сквозь грохот Лев.

— А-а-а! — протяжно вопил Бахам.

Вилли и Тедди выражали свои чувства в столь крепких выражениях, что можно было подумать — виноградники вокруг повяли именно от этого.

Девятый вал, хлынувший из развороченных плотин, прошел мимо них — виноградники, как это и положено, находились на склоне глубокого оврага, полого спускающегося к реке, и вода не достигла их. Зато удушливый дым от полыхающих вокруг деревьев и непрекращающийся грохот не давали подняться и открыть глаза.

Однако продолжалось это всего полтора десятка минут. Наконец стало немного тише, и из-под днища вездехода показалась потемневшая от копоти шевелюра Вилли.

Он осторожно взглянул на темное небо, готовый нырнуть в укрытие при первой опасности. Но в бархатной синеве сверкали лишь звезды. Нормальные звезды, прочно занимающие свои места и не стремящиеся сорваться вниз огнеголовыми драконами. Лишь на западе, в догорающей заре, сверкали золотыми брызгами мелкие обломки, еще не достигшие места успокоения. Легкий, чуть сыроватый ветерок, налетевший от далеких гор, разрывал сплошную пелену дыма, нарезал ее на ленты и растягивал их по остывающей долине, словно застиранные бинты в санбате.

— Что там, сержант? — подтолкнул его в зад Тедди.

— Ничего хорошего, — буркнул тот, по-пластунски выбираясь на относительно открытое пространство.

— Кастрюль не видно?

— Пока нет.

— Пол, приятель! — обернулся назад Тедди. — Твое соло!

Из темноты появилось еще одно измазанное землей и сажей человеческое существо.

— Неужели этот кошмар кончился? — спросило оно.

— Черт его поймет, но до утра еще долго, — ложал плечами пилот.

Под рубчатым колесом засветилась сверкающая, словно только что отполированная, лысина Льва. Тедди было потянулся, чтобы похлопать по ней, но сержант перехватил его руку.

— Сдурел, что ли? — одними губами сказал он.

— Хотел прикинуть, пойдет ли на ботинки, — ухмыльнулся пилот. — Смотри, ничего не липнет.

Лев понял, что речь идет о нем, но не подал виду, зная, что месть его не за горами.

— Мальчишка не хочет вылезать, — сказал он.

— Как это — не хочет? — удивился Тедди, заглядывая под машину.

В темноте невозможно было ничего различить. Только сопение выдавало присутствие там человека., — Эй, малыш, иди сюда.

— «Хочешь получить пакетик леденцов и прокатиться?» — припомнил классика американской новеллистики Вилли.

— Каких леденцов? — глухо донеслось из-под машины.

— Вылезай, я расскажу тебе такую историю! — пообещал сержант.

— Они больше не будут нас убивать?

— Видишь, не убивают.

Бахам зашевелился и высунулся наружу. Выражение его лица трудно было разобрать в свете звезд, но видно было, что все оно в еще не просохших слезах.

— Вот видишь…

— Есть! — донеслось из кабины вездехода.

— Что? — спросил Лев, поднимаясь на ноги. Оба десантника тотчас куда-то исчезли. Только чуть правее щелкнул взводимый курок.

— Я влез в их систему! — сказал Пол, и его лицо, освещенное отблеском монитора, сразу стало симпатичным, как у девушки.

— Вы влезли в их систему обороны? — донесся еще один голос из кустов. — Как вам это удалось?

— Эй! Кто там? Замерзни! — Было слышно, как Вилли перекатился по хрустнувшей лозе.

— Это я, не стреляйте.

— Что за «я»? — спросил сзади Тедди.

— Уберите, пожалуйста, оружие от моей спины. Мне это не нравится, — попросил вновь прибывший. — Меня зовут Уоппи Флопп.

Тедди, не опуская оружия, провел рукой по голове стоящего перед ним существа и не нашел ничего похожего на волосы, уши и все остальное.

— Я же попросил вас! — отстраняясь, взвизгнул тот.

— Пол, включи свет, — сказал Вилли, неслышно вспрыгивая на крыло машины.

Тускло загорелись подфарники, потом вспыхнули фары и тотчас погасли. Этого мгновения было достаточно, чтобы разглядеть пришельца.

— Черт возьми! — ахнул Тедди.

Перед ними стоял малиновый шар около метра в поперечнике на двух тонких ножках, оканчивающихся овальными лепешками. Шесть разноцветных, словно лампочки елочной гирлянды, глаз были в беспорядке разбросаны на передней части шара, а приятно улыбающийся рот располагался как раз посередине.

— Кошмар! — отшатнулся Лев.

— А мы с тобой такую фигню уже видели, — заметил Вилли, спрыгивая на землю. — Помнишь, тогда?..

— С этой встречи и начались все наши неприятности, — в тон ему ответил Тедди.

— Попрошу без намеков. Я с вами не был знаком до прибытия на эту планету.

— Так это же настоящий есп! — запоздало воскликнул со своего места Пол.

— Откуда ты взялся? — спросил Тедди и тут же понял, что вопрос был лишним.

— Я же сказал, что я Уоппи Флопп, прилетел сюда вместе с вами, — терпеливо повторил шар.

— По-моему, вы слегка поправились после нашей последней встречи, — заметил Вилли. — Я бы посоветовал вам воздержаться от ужина — на ночь есть вредно.

— Ваши советы излишни. Я могу принимать любую форму. Я — существо второго порядка, но вам этого не понять.

— Видали мы и пятый порядок, — буркнул Тедди.

— Что вы здесь делаете? — спросил оправившийся от первого шока Лев.

— Я независимый журналист, и здесь я потому, что ваше путешествие может стать темой для цикла очерков, а может быть, и целой книги.

— Ну конечно! Как только запахнет где-нибудь жареным, вы тут как тут! — Начальнику полиции совсем не хотелось, чтобы о его присутствии здесь узнали во всем освоенном пространстве.

— Где вы были все это время?

— Купаться ходил, — ответил за журналиста Тедди. — Даже трусы здесь оставил.

— Вы заметили, что ваши шутки никого не веселят? — огрызнулся Флопп.

— Я жду ответа, — напомнил Лев. Он сразу почувствовал неприязнь к журналисту и мысленно уже поставил на нем жирный крест.

— Видите ли, я умею прогнозировать события и поэтому постарался спастись…

— Смылся, короче, — прокомментировал Тедди. — Удирал так, что даже штаны за ним не успели

— Но ведь и вы прятались от врага, — резонно заметил Флопп. — Это разумно, особенно когда противник сильнее.

— Но ведь он вернулся! — вступился за шар Бахам. — А мог бы и совсем убежать.

— По-моему, вы не о том говорите, — с легкой обидой в голосе заметил из кабины вездехода Пол.

— А о чем же мы должны говорить? — удивился такой дерзости Лев. Он уже мысленно подготовил систему каверзных вопросов, чтобы выведать у журналиста, что он уже знает и каким образом намерен передавать информацию. Последнюю следовало перехватить раньше, чем она станет достоянием общественности.

— О том, что мы можем двигаться дальше, к замку.

— Зачем же нам двигаться к нему, когда лучше двигаться от него и как можно быстрее? — сказал Бахам.

— Кстати, — заметил Флопп. — Из тех, кто принял такое решение раньше вас, уже никого нет в живых.

41


Штальнагель сумел незаметно уйти краем леса к плантации. Он намеревался выйти в тыл наемникам и ликвидировать весь отряд. К тому же это было для него делом чести, он должен был убить графа Мастубани, которому так ловко удалось выскользнуть из его рук.

Однако Новист интуитивно сумел предугадать ход противника и, продолжая держать кусты под прицелом, знаками приказал своим людям отходить к дороге. Некоторое время они ползли, задыхаясь от золы и постепенно сливаясь с обгорелым полем. Пришедшая наконец ночь скрыла позор наемников, и они, вздохнув свободнее, едва соображая, что делают, поднялись на ноги и двинулись назад к замку.

Грохот врезающихся в землю метеоритов застал их врасплох — сквозь кроны деревьев не было видно устроенного пиратами светопреставления.

— Какого черта! — вскричал Новист, приседая от ужаса.

Земля под ногами ожила. Казалось, что вся ее кора пошла ходуном, словно шкура животного в месте укуса слепня. Командиру наемников даже подумалось, что сейчас планета начнет чесаться и выкусывать зловредных насекомых, одним из которых был он сам.

Таким образом, они разошлись с Типой, который сквозь грохот даже расслышал какую-то неясную реплику и чуть было не вышел навстречу наемникам. Однако в последний момент здравый смысл возобладал над порывом, и он остался на месте, справедливо полагая, что далеко не каждый встреченный на этой жестокой планете человек окажет ему помощь. По движению едва видимых во мраке силуэтов он понял, что некие вооруженные люди возвращаются к замку, и сделал вывод, что ему с ними не по пути.

Новист, лишенный дистанционного управления босса, пребывал в некоторой растерянности. Он, наученный горьким опытом, давно разучился принимать собственные решения, а тем более импровизировать. Он понимал, что двигаться к замку было ошибочным решением — включенная Фингером Двадцать Первым оборонная система не допустит никого в свой периметр, — но ничего другого придумать не смог.

Пропустив неизвестных, Типа поднялся и осторожно двинулся вперед. Боль его притупилась — страх способен творить с человеком чудеса. А Типа был испуган сверх всякой меры, страх бродил в нем как газы в пивной бочке, с той только разницей, что адреналин, впрыснутый надпочечниками, не грозил разорвать его на части, а гнал и гнал вперед. Едва осознавая, что он делает, инстинктом находя под лохмотьями сажи дорогу, он пересек поле и углубился в плантацию, почти не пострадавшую от огня.

И вдруг! Впереди, среди ветвей, ему подмигнули кормовые огни вездехода. Судя по всему, машина была совершенно исправна и даже развернута в нужном Типе направлении. Однако страх затравленного бизнесмена тут же породил десятки злобных призраков, устроивших здесь ловушку для простаков.

Какой же человек всерьез считает себя дураком! Даже крича о своем умственном недостатке, он считает себя самым-самым. Таково свойство человеческой психики, и если в нем что-то изменится, то человек перестанет быть собой. Вот и Типа решил, что он умнее тех, кто устроил эту засаду, и ему легко удастся провести их. Стараясь не шуметь, он продвинулся в глубину зарослей с тем, чтобы зайти к тихо урчащей машине с другой стороны. Оттуда, откуда его не ждут.

Ему почти удался его план. Он уже протянул было руку к водительской двери, как с противоположной стороны машины началась какая-то возня.

Штальнагель, обнаружив, что Новист со своими подчиненными и плененным графом сумели все же уйти с поля, продвинулся несколько дальше, чтобы продолжать дальнейший путь по дороге, и тоже увидел ожидающий кого-то вездеход. Проанализировав возможные варианты, он пришел к выводу, что машина в недавнем прошлом принадлежала Мастубани. Впрочем, сейчас это уже не имело большого значения. Это был транспорт, который в данный момент не принадлежал никому.

— Проверь, кто там, — приказал он роботу.

Робот скрылся и, вернувшись через минуту, доложил:

— Внутри два робота в режиме ожидания.

— Возможно ли их нейтрализовать?

— Эта модель поддается быстрому перепрограммированию.

— Что тебе для этого нужно?

— Пятнадцать минут.

— Нет, у нас мало времени. Мы и так слишком надолго потеряли контроль над ситуацией.

— Тогда остается только штурм.

— Что они могут выставить против нас?

— Эти роботы — прислуга. Вполне возможно, что они обучены азам рукопашного боя.

— Проверим.

Именно после этих слов Типа и услышал безмолвную возню у вездехода. Роботы в бою не матерятся и не кричат от боли. Они убивают и умирают молча, может быть только слышен лязг металла или тупые удары об искусственные мышцы.

Типа вдруг со всей ужасающей ясностью понял, что последняя его надежда на спасение, последний надежный островок ускользает из его рук. И если он так и будет стоять с протянутой к дверце рукой, то так и останется стоять посреди темного леса, кишащего убийцами. Новый приступ страха сделал его почти героем.

Типа рывком отворил дверь, вскочил внутрь, пинком вышвырнул наружу сражающегося с кем-то невидимым робота и едва ли не обеими ногами прыгнул на педаль акселератора. Железный монстр припал к дороге и, словно пантера, совершил гигантский прыжок в заросли. Штальнагель и три борющихся робота посыпались на землю.

Типа некоторое время ломился прямо поперек аккуратных рядов кустарников, а потом взял левее и очень скоро снова оказался на дороге, плавно возвращающейся к озеру. Он почти успокоился. Ему даже стало казаться, что все неприятности остались позади, главное препятствие — населенное прожорливыми тварями озеро, но его можно объехать. Он даже начал что-то напевать себе под нос, перевирая мелодию и заменяя слова нечленораздельными звуками.

42


Энни видела катастрофу сверху. Сначала ее заворожило это великолепное зрелище. Огненные шары, дождем сыплющиеся с неба, рассыпающиеся и скачущие от ударов о землю, были похожи на фейерверк. Однако взрывная волна, едва не опрокинувшая бот в лесную чащу, вернула девушке чувство реальности. Не пристегнутая к пилотскому креслу, она некоторое время была вынуждена бороться с раскачиванием машины и управлять ею, еле-еле удерживаясь на месте.

Ей удалось найти и уничтожить блок дистанционного управления. Но вместе с ним вышла из строя и система «свой-чужой», позволяющая оборонной системе различать друзей и врагов. Однако благодаря этому теперь ее воспринимали как «неизвестную воздушную цель», в чем также не было ничего хорошего. И главный компьютер замка, и пираты, высадившие многочисленный десант, могли принять ее за врага и уничтожить.

Не имея перед собой определенной цели и не зная, что ей дальше делать, Энни кружила над лесом, прижимаясь к верхушкам деревьев.

Вдруг от летаргии очнулась рация.

— Новист, ответьте базе! — потребовал металлический голос.

Почувствовав опасность, Энни начала действовать точно и стремительно. Она нашла на пульте настойку модулятора речи и, водя, ползунком туда-сюда, ответила:

— Здесь Новист.

Благодаря ее стараниям голос был искажен до полной неузнаваемости. Человека этим фокусом, возможно, и удалось бы провести, но за пультом сидел робот, тонко различающий любые изменения.

— Доложите обстановку, — тем не менее потребовал он.

— Противник уничтожен, — ответила Энни, вспоминая радиоперехваты, которыми занималась на родной планете. — Несем серьезные потери.

— Что там еще случилось?

— Противник смог захватить оружие. Наше подразделение уничтожено. Бот серьезно поврежден.

— Вам прислать подкрепление?

— Нет. Дело сделано…

Вот тут девушка задумалась. Вояка, возвращающийся с поля боя, должен попроситься на базу, но ей совершенно не нужно было попадать в замок — осиное гнездо, которое вот-вот подожгут с четырех концов.

Ефан не только слышал, но и видел того, кто находился в кабине барражирующего над лесом бота. Однако, со своей стороны, он также прибег к некоторым хитростям, и видеосигнал не попал в архив так называемого «черного ящика».

— Вы ошибаетесь. Несколько человек еще живы, и ваша работа не окончена. Поэтому считаю необходимым выслать вам подкрепление.

— Где они сейчас находятся?

— У восточной границы зоны, как раз напротив башни №16.

— Мне нужно оценить обстановку, я свяжусь с вами позже.

— Может быть, стоит начать с того, который двигается на запад, к месту высадки? Вы находитесь на данный момент ближе к нему.

— Он никуда не денется. — Уверенная, что ее обман не раскрыт, Энни окончательно вошла в роль. — Челнок уже улетел.

— Ну что же, пусть будет по-вашему. Когда у вас была последняя связь с шефом?

Девушка сориентировалась по карте и направила бот в сторону замка. Одновременно она постаралась припомнить, когда последний раз слышала отвратительный, по ее мнению, голос Фингера.

— Он управлял уничтожением машин.

— А после этого?

— А после он на связь не выходил.

— Хорошо. Конец связи.

Выключив связь, Ефан вернулся к анализу происходящего. Было очень похоже, что желание Финера Двадцать Первого развлечься стрельбой по живым мишеням на сей раз окончится катастрофой. Весь северный сектор обороны был разрушен до основания, при этом немало попаданий досталось и бастионам замка. Пираты имели довольно серьезные намерения. По их мнению, в замке самого богатого человека в освоенном пространстве должны были находиться несметные сокровища. И только Ефан знал, что это не так. Он мог бы выйти на связь с противником и постараться убедить его не предпринимать бесплодных попыток к штурму, но убедить его в этом было скорее всего невозможно. Оставалось только наблюдать, как высадившийся десант будет терять людей и технику на минных полях и стенах, способных отразить и более серьезную опасность.

Ефан думал даже не о той армии, которая с шумом и стрельбой вот-вот бросится на стены замка. Его более интересовала группа, тихо сидящая возле восточной границы зоны обороны. Они не шумели и даже не стреляли без крайней необходимости. Зато они сумели обмануть роботов, теперь бестолково роящихся далеко в стороне от машин, запустить в систему обороны вирус, борьба с которым уже вывела из строя значительную часть ее ресурсов. В настоящий момент Ефан даже не взялся бы точно определить, где они находятся. Контролирующая система, несмотря на все его усилия, в упор не желала их видеть.

43


Штальнагель, обескураженный неудачей с захватом автомобиля, некоторое время лежал на земле в том положении, в котором упал. Три робота, разбросанные вокруг, также были неподвижны. Они не выполнили поставленной задачи, и сбой в программе на некоторое время парализовал их. Впрочем, на перезагрузку много времени не потребовалось.

Первым зашевелился боевой робот Штальнагеля. Он придвинулся к шефу, заботливо осмотрел его, включив ИК-датчики, и помог подняться. Параллельно этому он успел перевести двух других роботов в режим хранения.

— Как ваше самочувствие?

— Все нормально, — буркнул Штальнагель. — Какая только сволочь угнала машину?

— Если я правильно понимаю, это был один из гостей.

— Черт возьми! Кто же?

— Ант Типа.

— А я-то подумал, что он уже загнулся со страху. Его еше возможно достать?

— Нет, он уже далеко. Попробовать наладить связь?

Человек быстрым взглядом окинул лежащих на земле роботов Мастубани.

— Используй их ресурсы, хотя без усилителя, я думаю, вряд ли что получится.

— На это потребуется некоторое время, — осторожно, зная крутой нрав хозяина, предупредил робот.

— Тебе все же лучше поторопиться.

Но связаться с Типой было невозможно — он, памятуя о том, что машины контролируются извне, вырвал все провода из блока связи. Он гнал машину к старту и никем не задержанный добрался туда очень быстро. Но здесь его ждало разочарование. Никаких следов утреннего пикника не осталось. Глупо, конечно, было рассчитывать, что кто-то будет его здесь ждать, но он почему-то надеялся, что сумеет все же удрать. Ведь он всегда считал себя таким умным, предусмотрительным, осторожным. Что оставалось ему теперь?

Размышляя, он вышел из машины и обернулся в сторону замка, стены которого были освещены еще не погасшими пожарами. Редкие огни на башнях и стенах только лишь оттеняли бархатную черноту. Впрочем, уже в следующее мгновение внимание Типы привлекли другие объекты. Это были два космических корабля, стоящих, не скрываясь, чуть в стороне. С первого взгляда было ясно, что они находятся здесь с враждебными намерениями. Все вокруг них пребывало в лихорадочном движении, словно там готовились к штурму.

Надо отдать должное его наблюдательности и логике. Типа быстро сообразил, что враги Фингера, старающегося его убить, вполне могут помочь несчастному пленнику. И не задумываясь над тем, кто мог так дерзко вторгнуться на планету, являющуюся частным владением, Типа решил присоединиться к штурмующим.

Подгоняемый надеждой на скорое спасение, он прыгнул в кабину автомобиля, развернул его и преодолел расстояние до выжженного поля еще быстрее, чем, гонимый страхом за свою жизнь, удрал оттуда.

Не доехав до места, где он угнал у Штальнагеля машину, Типа остановился, выключил фары и, открыв дверь, прислушался, готовый в любое мгновение снова беспорядочно удирать.

Он ожидал увидеть засаду и не ошибся. Его, конечно, не ждали с оружием на изготовку, но дорога была перекрыта тремя роботами. Штальнагель был уверен в том, что Типа вернется и другой дороги у него просто нет. Захватить бывалого воина врасплох второй раз Типе не удалось бы. Быть может, поэтому его ждали без особого напряжения. Напротив, занимались своими делами. В частности, Штальнагель вел с кем-то сеанс связи. Типа решил подобраться поближе, чтобы уловить информацию, которая может оказаться для него полезной.

Разговор, который ему довелось услышать, стал причиной его смерти.

44


Фингер возник в зале управления неожиданно для Ефана. Робот даже откатился немного в сторону, освобождая место более, нежели всегда, эфемерной фигуре.

— Испугался! — удовлетворенно ухмыльнулся миллиардер.

— Ваше появление было для меня неожиданностью, — признался робот, возвращаясь на прежнее место. — Вас так долго не было, что я уже строил самые невероятные предположения.

Объемная фигура Фингера подернулась рябью, словно он на мгновение стал рыбой или пресмыкающимся, покрытым чешуей.

— Похоже, что замок получил сильные повреждения, — сказал он наконец, справившись с помехами.

— Северная часть линии обороны уничтожена на всю глубину. Немного пострадали прилегающие бастионы, но я бы не стал называть это сильными повреждениями.

— Какова диспозиция противника?

— Кого вы имеете в виду?

— Всех. Или ты думаешь, что меня интересует кто-то конкретный?

— Мне это неизвестно. Что же касается ваших гостей, то с момента нашей последней связи произошло очень немного изменений. Только силы вторжения развили за это время бурную деятельность. Сейчас они собирают десант в одном месте, чтобы идти на штурм.

— Чем они могут нам угрожать?

— Зависит от средств, которые они намерены применить.

— Что у них есть?

— Два боевых корабля неустановленного класса, роботы и до тысячи человек.

— Что мы можем противопоставить из того, что осталось в северном секторе?

— Против кораблей — защитное поле, которое оградит нас от их орудий. Против роботов — систему дезактивации. Они просто перестанут существовать. А без поддержки техники, голыми руками они ничего не смогут сделать, даже если всю оставшуюся жизнь будут нас осаждать.

— То есть у нас нет поводов для волнений, — снова ухмыльнулся миллиардер, и через все его тело замигала белая, словно процарапанная полоса.

— Совершенно верно. — В голосе робота можно было расслышать подобострастие.

— А что там с гостями?

— Трудно сказать сразу.

— Это еще почему? — взревел Фингер, не привыкший к расплывчатым ответам. Белая полоса стала шире, и голос перешел в самые нижние регистры.

— Дело в том, что система спутникового наблюдения выведена из строя, а фиксирующая аппаратура на большинстве машин повреждена. Поэтому мы можем только строить предположения об их местонахождении.

Было заметно, что миллиардер пребывает в совершеннейшем бешенстве. Передающая станция, по всей видимости, лишенная энергетической поддержки, совсем исказила образ босса и некоторое время демонстрировала совершенно другого человека, смутно знакомого Ефану. Наконец Фингеру удалось взять себя в руки. Он снова приобрел цвет и объем.

— Так какие же предположения ты построил?

— По моим наблюдениям, их положение не очень сильно изменилось. Одна группа по-прежнему остается возле границ восточного сектора. Они так и не покинули занятой ими лощины.

— Ага! Вот это хорошая новость!

— Еще один автомобиль вернулся к месту старта. Контакт с ним утерян, но с дороги ему деваться некуда. Возле выжженного поля находятся еще двое или трое, среди которых может не оказаться людей.

— Это почему же?

— По моим наблюдениям, Новист их всех расстрелял.

— Кстати, где его черти носят?

— Они потеряли бот и, если я правильно понимаю их намерения, теперь направляются на базу в пешем строю.

— Нечего ему здесь делать! Я его уже уволил! Он не справился с элементарной задачей!

— К сожалению, я не могу сообщить ему об этом.

— Я найду способ! Все!

Призрачная фигура исчезла. Ефан вернулся к центральному пульту, но слишком много ресурсов было отвлечено на обработку вновь полученной информации, и поэтому работа шла очень медленно. Не выводя своих размышлений на внешний монитор, ни тем более не посвящая в них главный компьютер замка, он пытался составить более или менее ясную картину происходящего. Слишком много было лжи вокруг, и отыскать в ней крупицы правды было очень сложно.

45


— Что случилось с теми, кто раньше нас дал деру? — поинтересовался Вилли.

— Они все мертвы, — как о само собой разумеющемся сказал Флопп. — Одних разорвал граундер, знаете, такой…

— Знаем, — прервал его Вилли. — Дальше!

— Других расстреляли с воздушного аппарата. С того, который украл вашу девушку.

— Вы можете назвать имена погибших?

Флопп открыл рот пошире, и в его глубине засветился экран наподобие компьютерного монитора. По нему поплыли строчки с фамилиями погибших. Однако в отличие от истинных событий в список убитых попали и граф Мастубани, и Типа, и Штальнагель.

— Класс! — восхитился фокусу Пол.

— Похоже, что все оставшиеся в живых — здесь, — прокомментировал Вилли.

— То есть обратной дороги нет, — заключил Лев. — У меня есть предложение.

— Похоже, у вас есть опыт выпутывания из таких ситуаций, — сказал Тедди.

Он хотел попутно еще раз проехаться по блестящей лысине начальника полиции, но грозный взгляд сержанта пресек его намерение в зародыше.

— Я предлагаю остаться здесь.

— Ты что, сдурел, дед? — не выдержал Тедди.

— Вы бы повежливее со старшими, — заметил Флопп, увидев, как налилась кровью плешь Льва. — Но мнение это хоть и сформулировано слишком грубо, но все же верно. Очень скоро нас здесь найдут и не позднее утра уничтожат.

— Еще до утра здесь будут мои люди, которые хорошо вооружены и не дадут нас в обиду, — твердо заявил Лев.

— Откуда такая уверенность? — поинтересовался Вилли.

— Я знаю! — вмешался Флопп. — Ваши люди — пираты, осадившие замок вон там? — Он указал одним из своих отростков на север.

Все взгляды невольно обратились в указанном направлении. С расстояния около двух километров, освещенные пожаром и прожекторами, башни пиратских крейсеров были видны очень хорошо. Можно было даже различить конструктивные особенности кораблей и людей, передвигающихся по корпусу. Было видно, что они прибыли сюда, рискуя жизнью не ради спасения Льва, а в первую очередь для грабежа. Лучшим объектом для последнего был замок, к штурму которого пираты активно готовились в это время.

— Мне достаточно послать сигнал, — не отвечая прямо на заданный вопрос, сказал Лев, — и здесь будет спасательная команда.

— А я думаю, — усмехнулся Тедди, вольно разваливаясь на земле под уцелевшей лозой, — они и не вспомнят о нас раньше, чем вынесут из замка последний чемодан с барахлом.

Лев было открыл рот, чтобы возразить, но в это время прямо над ними прошелестел некий невидимый во тьме воздушный аппарат.

46


Новист остановился и оглянулся на плетущихся позади наемников. Все они уже давно отвыкли ходить пешком, и поэтому вид у них был довольно жалкий. Хуже них выглядел только граф.

Всего пару часов назад он был лощеным, надменным аристократом из тех, кто не удостоил бы Новиста и взглядом. Теперь он больше был похож на обитателя помоек с закопченным лицом и во фраке, превращенном в лохмотья. Белая его рубашка, покрытая пятнами, все еще светилась в темноте, но от этого грязь смотрелась еще рельефнее.

— Привал, — махнул рукой Новист, опускаясь на землю под ствол ближайшего дерева.

Наемники будто подкошенные повалились там, где их застала команда. Никто из них не произнес ни слова, а лица во мраке ночи были неразличимы.

— Эй! Кто там ближе? Придержите пленного! — приказал Новист.

— Очень надо, — ответил кто-то из темноты.

— Надо! — рявкнул командир. — Босс велел грохнуть его у него на глазах.

— Да куда он денется!

— Если денется, босс грохнет всех нас, понял?

Было слышно, как в темноте затрещал смокинг Мастубани. Кто-то из наемников, поленившись вставать, ухватил графа за шиворот и волоком подтащил поближе к себе.

— Эй, осторожнее! — возмутился тот.

В ответ его ткнули кулаком. Тупой звук удара куда-то по ребрам или ниже прервал речь графа, которую он уже, хотел было произнести.

— Черт! Почему связь с замком не работает? — сказал кто-то.

— Понятия не имею, — откликнулся Новист. — Аккумуляторы вроде в норме.

— Может быть, систему обороны включили?

— Ее включили, еще когда мы сидели в зоне. Не в этом дело.

— Похоже, что боссу сейчас не до нас.

— С чего ты взял?

— Ты видел, что творилось в небе?

— Метеорный дождь, а что тут такого?

— Дурак! — беззлобно ответил тот же голос. — Это орбитальная атака. Я уже видел такое раньше в колонии. Это пираты. Они сначала собирают всякий мусор вокруг планеты, а потом сбрасывают его на систему обороны. Пока ты здесь пытаешься выбраться из-под обломков, они выбрасывают десант.

— А как же орбитальная крепость?

— Я к чему и говорю! Крепости нет — ее сбили и скинули сюда. Поэтому и связи нет.

— Тебе бы в профессора…

— Эй! — прикрикнул Новист. — Кто там такой умный? Ты можешь объяснить, при чем здесь орбитальные станции, когда у нас коротковолновые рации?

— А вы пробовали связь на коротких волнах?

— Черт! И надо было столько впустую трепаться? Сразу не мог сказать?

В темноте было слышно, как попискивает перенастраиваемая рация. Наемники затаили дыхание. Они верили, что спасение их именно в этом сеансе связи. Если только получится, то уже через десять минут они окажутся не в темном лесу, а в хорошо защищенном от всех напастей замке.

Затаил дыхание и граф. От результатов этой связи зависело — жить ему или умереть. Здесь, в лесу, у него еще оставалась надежда сбежать и, таким образом, спасти свою жизнь. В замке же его ожидала немедленная смерть.

— Ефан! — громче, чем это требовалось, сказал Новист.

Некоторое время в наушнике был слышен только отдаленный треск, а потом появился металлический голос робота.

— Ефан на связи.

— Привет, дружище! — воскликнул Новист. — Это я!

— Кто это говорит? — поинтересовался робот, хотя с первого слова узнал командира отряда.

— Это я — Новист! Неужели так плохо слышно?

— Где вы сейчас находитесь?

— Примерно в двух километрах на восток от замка. Ефан включил пеленгатор и убедился, что это правда.

— Что вы от меня хотите?

— Нам нужно отсюда выбраться.

— Ничем не могу помочь.

— Это как? Почему?

— Босс уволил вас всех. Вы не оправдали его доверия и нанесли значительные убытки.

— Погоди, погоди! Ты это о катерах?

— И о катерах тоже. Вы не выполнили возложенной на вас задачи, и босс не желает больше знать о вас.

— Но у нас пленный, которого босс хотел убить лично! — слегка приврал Новист.

— Не имеет значения. Если это будет необходимо, босс сам с ним разберется.

— Черт возьми! А что же нам теперь делать?

— Это не мое дело. И кстати, мой вам совет: не пытайтесь проникнуть в замок. Система обороны не даст вам этого сделать. Все. Конец связи.

В наушнике осталось только шипение.

— Ну что там, командир? — спросил кто-то из наемников, который, как, и все остальные, слышал только реплики Новиста.

Тот некоторое время молчал, пытаясь переварить все услышанное. Он не был любимцем Фингера и не мог надеяться на какое-то особое снисхождение, но за годы, проведенные здесь, уже успел привыкнуть к своему привилегированному, относительно другого персонала, положению. Охрана замка, как правило, не перетруждалась — авторитет миллиардера лучше любой системы обороны защищал, планету. Они были всего лишь частью необходимого антуража. Спрос с командира гарнизона был невелик. Всего-то и требовались дисциплина и внешний лоск. Поэтому однократно обласканный и даже награжденный боссом1 Новист никак не мог понять столь кардинальной перемены своего положения.

— Похоже, что босс нас уволил, — потерянным голосом сказал он.

— Как это уволил? — едва не хором спросили наемники.

— А так… Разонравились мы ему.

— И что же теперь?

— Можете расходиться по домам.

На некоторое время стало тихо — каждый по-своему переваривал информацию. Гнетущее молчание нарушил Мастубани. Он вдруг безудержно, казалось, на весь лес, притихший к ночи, захохотал. Звук этот был настолько неожиданным, что все присутствующие содрогнулись. Некоторое время граф был волен изливать свои эмоиии, а потом наемник, который по-прежнему держал его за шиворот, встряхнул пленного, чем прервал бурное веселье.

— У него что, крыша поехала? — поинтересовался Новист.

— Нет, господа, — все еще прихохатывая, ответил граф. — Я вполне нормален.

— Так какого черта?

— Просто мне понравилось такое изменение ситуации. Только что я был вашей добычей, охотничьим трофеем, а теперь мы все с вами стали объектами охоты. Неужели вы не находите, что это довольно комично?

47


Энни также сумела запеленговать переговоры Новиста и Ефана, но на это у нее ушло довольно много времени, и она услышала только последнюю фразу. Было очень похоже на то, что некто из замка сообщал о прекращении игры. Но что оставалось теперь делать?

Плененный Энни пилот катера, уже давно пришедший в себя, придвинулся ближе, насколько позволяли ему спутанные конечности.

— Послушайте, девушка…

— Я вам не девушка! — раздраженно ответила Энни. Он нарушил ход ее мыслей.

— Это уже ваши проблемы, — нашел в себе силы улыбнуться пилот. — Я хотел бы дать вам совет.

— Вы считаете, что я нуждаюсь в совете?

— Считаю. Вы ведь не знаете, что делать дальше?

— Знаю, — соврала Энни. — Только думаю, с чего начать, а вы мне мешаете.

— Развяжите меня. Я никуда не убегу.

— А мне и не нужен заложник. Просто некогда было вышвырнуть вас отсюда.

Пилот бросил испуганный взгляд сквозь прозрачный колпак бота в черноту плывущего внизу ночного леса.

— Послушайте, мы же с вами цивилизованные люди!

— С каких это пор вы стали цивилизованным человеком? Уж не с тех ли, как вы из стрелка превратились в мишень?

За этим разговором Энни вывела бот на пеленг коротковолновой станции, полагая, что этим средством связи воспользовались Вилли и Тедди.

— Понимаете, я очень провинился перед боссом тем, что позволил вам захватить бот. И теперь на этой планете я тоже буду вне закона.

— А раз так, то вы можете рассказать мне все, что знаете об этой «лотерее».

— Я — исполнитель и сам знаю не много.

— Вот и расскажите, что знаете.

— Может, вы все же развяжете меня?

— Торг неуместен, — отрезала девушка. — Что вы можете сказать?

— Фингер Двадцать Первый не умер.

Это сообщение было для Энни настолько неожиданным, что бот, ведомый ее рукой, заметно накренился.

— А где же он?

— Я не знаю. Никто не видел его настоящего лица. У него может быть тысяча лиц.

— Погоди, погоди! Если так, то он мог быть…

— Да, им может оказаться любой встреченный здесь человек.

— Нет, я не о том. Он вполне мог быть одним из «игроков».

— Я думаю, это так и было, — кивнул пилот. — Может быть, все же развяжете меня?

— Чтобы дать вам возможность реабилитировать себя в глазах вашего босса?

— Нет. У него всегда приговор окончательный и обжалованию не подлежит.

— Сейчас мы сядем среди моих друзей, и вот тогда вы нам все расскажете. И тогда же я смогу развязать вам руки. В прямом и переносном смысле. А пока сидите тихо.

— А откуда здесь ваши друзья?

— Они приехали вместе со мной.

— И вы давно их знаете?

— На что вы намекаете? — возмутилась Энни, одновременно старательно совмещая точку пеленга с отметкой текущего положения бота.

— Любой из них может оказаться Фингером Двадцать Первым.

— В таком случае только я сама застрахована от такой вероятности… Или пол вашего босса также не определен? Кстати, никто не может поручиться и за вас.

— Верно. Только я сам знаю, что я — не он.

— Вот сейчас и разберемся.

Она аккуратно, чтобы не отдавить никому из находящихся внизу конечности, опустила бот на тесную поляну и открыла люк. Но первое же лицо, освещенное посадочным огнем, было лицом врага.

48


Типа, ставший свидетелем переговоров Штальнагеля с кем-то ему неведомым, едва не потерял сознание от страха. Из всего разговора он четко различил только фразу о том, что ему некуда деться с дороги, ведущей от старта к финишу. И засада, на которую он наткнулся, ждала именно его.

— Что же делать, что же делать? — машинально бормотал он, пробираясь назад к машине.

Ночь, проткнутая остриями звезд, напоминала ему металлическую сеть под высоким напряжением, какими обычно огораживают преступников или опасных животных. Вся эта планета была одной большой ловушкой. И куда бы ни пошел, ни поехал Типа, кругом именно его ждала смерть.

Добравшись до машины, он некоторое время сидел в кабине, держа в руке нож, вынутый из багажного отделения, и пытаясь принять хоть какое-нибудь решение, но ничего путного не шло в голову. Оставалось лишь искать другие пути с тем, чтобы выполнить первоначальный план и, прорвавшись к штурмующим замок войскам, присоединиться к ним. Других кораблей, способных вывезти Типу с планеты-ловушки, в обозримом пространстве не было.

Решив про себя, что туристический вездеход, которым, по сути, являлся автомобиль, вполне может ехать и по бездорожью, Типа тихо отъехал метров на сто назад и, повернув вправо, вломился в кустарник. Некоторое время он ориентировался по освещенным башням космических кораблей, держа курс прямо на них. Однако спустя короткое время прямо перед ним стеной встал темный лес, тот самый, в глубине которого лежал его покореженный автомобиль.

Некоторое время ушло на размышления, что делать дальше. Потом он решился. Развернув машину к югу, Типа двинулся вдоль кромки леса, отыскивая дорогу, по которой они ехали днем. Его усилия очень скоро увенчались успехом. Он вернулся на выжженное поле и нашел останки машины, придавленной мертвым граундером. Типа не стал разбираться, кто остался там внутри. Убедившись, что ничем ценным разжиться здесь не удастся, он двинулся дальше.

Он думал, что сумел обмануть засаду и оторваться от преследователей, но жестоко в этом ошибался.

Боевые роботы, как, впрочем, и прислуга этого же класса, обладают довольно тонким слухом. Они способны различить человеческое дыхание даже в шуме леса или поля и точно навести оружие на врага. Типу спасло только то, что большая часть ресурсов робота, принадлежащего Штальнагелю, была задействована на связь. Поэтому его сообщение несколько запоздало.

— Шеф, нас подслушивали, — сказал он спустя тридцать секунд после завершения сеанса связи.

— Кого здесь еще черт носит?

— Насколько я могу понять, это был тот самый человек, который похитил нашу машину.

— Типа? Ну вот, я же говорил, что он вернется! Где он сейчас?

— Судя по звукам, он вернулся к стоящей неподалеку машине.

— Возможно ли его захватить?

— Нет, слишком велика разница в скоростях.

— Куда он направляется?

— На северо-запад.

— Чего ему там нужно? — удивился Штальнагель.

— Я не могу ответить на этот вопрос.

— Да знаю, знаю, — отмахнулся киллер. — Как далеко он может уйти в выбранном направлении?

— Только до ущелья. Если он найдет дорогу на север, то дальше моста ему не проехать.

— Ну да, где-то там начинается зона обороны.

— Боюсь, что мост через ущелье разрушен, и ему ничего другого не останется, кроме как вернуться на дорогу.

— На которой мы должны оказаться раньше. Где у него самое узкое место?

— Я думаю, что это пищевод, — не понял вопроса робот.

— Я имею в виду дорогу.

— Самым удобным местом для засады будет опушка леса. Там он должен будет въехать в лес.

— Правильно! Двигаем! И прихвати этих с собой. — Штальнагель махнул рукой в сторону роботов. — Может, еще пригодятся хотя бы в качестве щита.

49


Пираты предприняли попытку к штурму. Прикрываясь залпами бортовых орудий, они, вооруженные легкими летательными аппаратами, способными поднять только одного человека, бросились в атаку. Пассивная защита замка отразила удары лазерных и плазменных пушек, поглотив их энергию. Ответом была волна электромагнитного излучения, которая вывела из строя электронное оружие пиратов. Системы наведения вышли из-под контроля и принялись палить во всех направлениях, больше нанося урона своим, чем противнику. Атака захлебнулась. Пираты, понеся потери в живой силе и технике, вынуждены были отступить.

Однако это были не те люди, которых можно было смутить даже очень мощным противодействием. Слишком велики были ставки в этой игре: с одной стороны — привычная работа и такая мелочь, как жизнь товарища, с другой — замок, набитый сокровищами, способными обеспечить безбедное существование до конца дней. С таким стимулом любой из них был готов крушить стены замка голыми руками.

Роботы-разведчики рассыпались вдоль внешнего периметра замка, отыскивая бреши в обороне. И через очень короткое время они донесли, что оборонная система имеет значительные повреждения на узком участке, ранее не замеченном. Многие тонны обломков, обрушившихся с орбиты, не могли не нанести урона замку.

На этот раз разведка была произведена намного тщательнее. Были рассчитаны траектории движения, сектора обстрела и возможные сюрпризы со стороны обороняющихся. Сюда и стали стягиваться силы штурмующих.

Ефан внимательно наблюдал за действиями пиратов. Он не в силах был хоть что-то сделать — ремонтные бригады просто не успевали ликвидировать брешь. Главный компьютер сумел на время отвлечь нападающих от слабого места в обороне, но, как мы видели, этого надолго не хватило. Контратаковать гарнизон замка не мог — никто не рассчитывал на то, что однажды придется сдерживать такие мощные и хорошо вооруженные силы. Оставалось уповать только на то, что запутанные лабиринты внутренних помещений, начиненные электроникой, смогут нанести значительный урон нападающим, после чего останется только добить оставшихся.

Ефан включил внутреннюю связь.

— Гарнизону срочно покинуть северный сектор! — приказал он.

Через минуту пираты обнаружили, что в бреши, пробитой в стене замка, не осталось ни одного человека. Детекторы инфракрасного излучения показывали только ровный фон, кое-где проткнутый яркими точками еще не закончившихся локальных пожаров. Однако опытные космические разбойники не стали радоваться легкой победе и не ринулись на опустевшие позиции противника. Напротив, они отвели передовые отряды в тыл и начали совещание.

Замок мог применить любую форму обороны — от химической до ядерной атаки. Кто знает, какие сюрпризы припас для незваных гостей покойный Фингер! Наконец после долгих споров было решено провести глубокую разведку и не рисковать главными силами.

50


Летательный аппарат, пронесшийся над головами оставшихся в живых игроков, был разведывательным зондом пиратов. Он отметил на плане скопление людей и проследовал дальше. Некоторое время царила тишина, прерываемая лишь треском крыльев насекомых.

— По-моему, здесь никто не хочет спастись, — обиженным тоном сказал из машины Пол.

— Спасение утопающих… — начал было Тедди, но его прервали.

— Погоди! Говори! — сказал Вилли.

— Мне удалось влезть в систему их обороны. Только вот что я думаю…

— Ну-ну! — подбодрил его Лев.

— В замок-то мы проникнем — нет проблем. А что дальше?

— Как что дальше? — удивился вопросу Тедди. — Возьмем бабки, начистим кому надо рыло…

— Там может не оказаться корабля, пригодного для перелета на другую планету. Здесь мы видели только орбитальный челнок.

— Ну и что ты предлагаешь? — поинтересовался Вилли.

— Я предлагаю соединиться с пиратами. Цели и задачи у нас близкие…

— Правильно! — поддержал его Лев. — И у пиратов есть корабли.

Он был очень доволен, что это предложение исходило не от него. Единственное, что теперь его заботило, — необходимость отыскать Энни. Без нее группа террористов, которую он так усердно разыскивал, была не полной. И снова его мысли высказал другой человек.

— Я думаю, — сказал Вилли, — что мы сначала должны попробовать найти нашу клиентку.

— Кого? — не понял Пол.

— Девушку, которая была с нами.

— Боже мой! Да где же мы будем ее искать?!

— Я думаю, что она где-то рядом.

— Но… — начал было Пол.

— Он прав, этот благородный молодой человек, — заявил Лев. — Мы должны ей помочь.

— Но как мы ей поможем, если мы даже не знаем, где она?

— Попробуйте прослушивать переговоры, — предложил Уоппи Флопп. — Поверьте, это бывает очень полезно.

Пол повозился в машине, а остальные притихли, прислушиваясь к шорохам в динамиках. Среди посторонних шумов проскакивали обрывки слов и звуков, похожих на писк рации.

— Ничего не выйдет, — наконец сказал молодой человек. — Пираты общаются на кодированных частотах, а замок молчит.

— Так, может, все же обратимся к пиратам? — предложил до сих пор молчавший Бахам. — Они нам помогут.

— Откуда такая уверенность? — усмехнулся Тедди.

Он интуитивно чувствовал ловушку в этом предложении, но не мог понять, каким образом в эту игру был втянут мальчишка.

— А мы им сами поможем.

— Что? — Даже невозмутимый Вилли подался вперед, чтобы лучше видеть лицо Бахама. — Чем мы можем им помочь?

— Вы же говорили, — обратился тот к Полу, которого не мог видеть из-под машины, — что вы сумели сломать систему обороны.

— Ну, в общем-то да.

— Мы залезем в замок и поможем пиратам изнутри. Они нам только спасибо скажут.

— Если в горячке боя не примут за гарнизон и не прихлопнут, — добавил Тедди.

— Им выгоднее захватить пленных. Они всегда так делают, — заметил Лев, обнаруживая хорошее знание повадок пиратов..

— А мы им скажем… — начал было Бахам.

— А они не станут слушать. Для них главное — нажива, — ответил Вилли. — Похоже, что у нас не самые лучшие перспективы..Однако сидеть здесь и дожидаться неизвестно чего тоже не годится.

— Что вы предлагаете? — Лев вдруг почувствовал, что трофей, который он уже считал своим, выскальзывает из рук.

— Есть одна идея, — уклончиво ответил Вилли.

51


Трем андроидам не стоило многих усилий перегородить дорогу, ведущую к замку. Они просто вынесли из рощи поваленный метеоритом ствол сантиметров пятидесяти толщиной и положили его поперек дороги. Автомобиль, предоставленный в свое время путешественникам, преодолеть такую преграду не мог. Со стороны могло показаться, что уже никакая случайность не может спасти обреченного на смерть Типу.

Но тот повел себя нестандартно. Как это ни удивительно, но трус иной раз может повести себя намного отважнее отчаянного смельчака. Трус в момент опасности руководствуется только животными инстинктами. Его разум полностью парализован. Он действует как бы с отстраненной позиции, наблюдая за собой из безопасного укрытия. А человек, находящийся в таком положении, всегда намного разумнее того, кто всей спиной чувствует приближение смерти.

Машина замедлила ход, но Типа не успел остановить ее, и ена ткнулась бампером в ствол. Штальнагель и робот с двух сторон бросились к дверям, стараясь блокировать водителя, но Типа оказался хитрее. Одним взмахом ножа он распорол мягкий верх кабины и, словно чертик из коробки, выскочил вон. В один прыжок он преодолел всю длину капота и лежащее перед машиной дерево, упал, перекатился, как заправский десантник, и тотчас же скрылся из глаз. Плазменный заряд, посланный ему вслед Штальнагелем, не достиг цели.

— Тысяча чертей! — вскричал киллер. — В погоню!

Роботы оттащили в сторону бревно, но как они ни старались, на это ушло несколько минут, которые сделали погоню бесполезной. Впрочем, Штальнагель и сам это понял. Он не стал пороть горячку, а спокойно распорядился:

— За руль. Скрытое движение.

Роботу не нужно было объяснять, что это значит. Он загнал на заднее сиденье двух трофейных андроидов, уселся на водительское место и потушил фары. Ему не нужно было освещение — он хорошо видел в инфракрасном спектре.

Двигались тихо, стараясь не шуметь, но все же быстрее бегущего где-то впереди Типы.

А тому ничего другого не оставалось, кроме как двигаться по дороге. Попытка свернуть в лес чуть было не окончилась трагически, когда он после первых же шагов споткнулся о невидимый во мраке корень и едва не разбил голову о ствол дерева. Типа понимал, что Штальнагель очень скоро нагонит его, но ничего не мог придумать для своего спасения.

Он уже было вознес покаянную молитву к Богу, в которого веровал только в случае крайней опасности. Он молил его всегда только о спасении и никогда не возносил благодарности к милостивым небесам. Но, как бы то ни было, Бог услышал его горячую молитву, словно предоставляя последнюю возможность уверовать.

Шепот широких баллонов уже настигал его в тишине ночного леса. Он стлался по земле, как некое пресмыкающееся, которое выдает свое присутствие лишь плавным, текучим движением, но ни в коем случае не звуком. Приглушенный шум мотора, работающего на самых малых оборотах, заставлял закипать адреналином кровь, словно это был направленный ультразвук. Типа отчетливо представил себе свой раздавленный труп, который найдут поутру на лесной дороге, со следом пыльных протекторов вдоль спины.

Он рванул из последних сил вперед. Так срывается с размеренного шага на бешеный галоп стайер, увидевший финишную ленточку. И чудо, так неистово вымаливаемое у темных небес, вдруг свершилось! Среди деревьев, там, впереди, промелькнули огни. Зеленый и красный — они светились спасительными звездами в черноте леса.

Но и робот увидел это. Он увидел намного больше, чем Типа. Впереди на дороге стоял планетарный бот, и возле него находилась группа вооруженных людей. Он тотчас доложил об этом Штальнагею.

— Дави его к чертовой матери! — приказал тот.

Робот утопил педаль акселератора в пол, машина козлом прыгнула вперед, но Типа, словно услышав приказ киллера, секундой раньше свернул в лес. Теперь он намного лучше видел деревья и ловко уворачивался от столкновений, ориентируясь на спасительные огни.

Машина на какое-то время даже опередила беглеца, но преградить ему дорогу не было никакой возможности. Жертва снова ускользала от охотника.

— Стоп! — скомандовал Штальнагель.

Робот так же, как несколько секунд назад на акселератор, навалился на педаль тормоза, и тяжелый автомобиль со скрежетом остановился. Человеку пришлось ухватиться за страховочные ремни, чтобы не разбить голову о лобовое стекло.

— Кто там впереди? — спросил он.

— Впереди девять человек. Семеро из них имеют при себе плазменное оружие. Подразделение усилено планетарным ботом…

— Это я и сам вижу. Кто они такие?

— Судя по всему, это наемники из гарнизона замка.

— Ах вон оно что! Бонус! Игра продолжается!

— Но, сэр! Они вооружены лучше нас, и их численность пятикратно превышает нашу!

— Ты сказал, что их девять.

— Совершенно верно, сэр. Но через несколько минут к ним присоединится Типа.

— Хотел бы я знать, какое у них настроение.

— Это легко узнать с помощью рации, расположенной на борту бота.

— Так подключайся скорее!

— Я должен предупредить о том, что Типа наверняка сообщит о погоне, и они могут попытаться захватить нас. Насколько мне известно, этому подразделению была поставлена задача: уничтожить всех претендентов на призы.

— Пожалуй, ты прав. Когда их пятеро на одного, они становятся отважными. Найди какую-нибудь прогалину и укрой машину.

— Да, сэр, — отозвался робот и, отодвинув автомобиль на десяток метров назад, загнал ее между деревьев.

— Что там с блоком связи?

— Он либо отключен от питания, либо очень сильно поврежден. Радиосвязь и дистанционное управление ботом не работают.

— Тьфу, черт! Значит, так. Мы выдвинемся прямо к ним. Если они вышлют отряд для нашей поимки, мы сможем захватить бот. Если нет, то будем хотя бы в курсе их планов.

— Да, сэр!

И оба они, бесшумно отворив дверцы, канули в непроглядную лесную тьму. Лишь раз сверкнуло полированной поверхностью оружие, отразив лучик зеленого бортового фонаря бота.

52


Типа вылетел к боту, словно им выстрелили из базуки. Не сумев сразу остановиться, он натолкнулся на одного из солдат, сшиб его с ног и вместе с ним покатился по земле. И тотчас у самого его носа оказался ствол плазменного ружья. Типа, еще не понимая, в чью компанию попал, отодвинул оружие от своего лица и закричал:

— За мной гонятся убийцы! Они сейчас будут здесь! Они на машине!

Ответом ему был чей-то смешок.

— На ловца и зверь бежит! Еще один!

Типа поднялся на ноги и постарался разглядеть стоящих вокруг людей. Но большинство из них были спиной к свету, и лишь темные силуэты можно было разглядеть.

— Кто вы такие? — спросил он, чувствуя неладное. Ответом ему был дружный смех.

— Мы и есть те, от кого ты так быстро бегаешь.

— Погодите, погодите!

Ему не пришлось видеть наемников раньше. Когда они на горелом поле расстреливали беглецов, Типа лежал в своем перевернутом вездеходе, а потом разминулся с ними в лесу.

— А чего же годить? — снова рассмеялся тот, кто, по всей видимости, был здесь главным. — Вот починим аппаратуру и прихлопнем вас на глазах у босса.

— Зачем же? — искренне удивился Типа. Он еще не понял, что все сказанное — не шутка. И поэтому пытался попасть в тон веселому военному.

— Затем, что у нас такое задание.

— Кто же вам сказал, что надо меня убивать?

— Наш босс.

— А кто ваш босс?

— Тебе это надо знать? Какая разница, по чьему приказу тебя прихлопнут?

— Но как же… меня…

— Тебя, тебя и еще двоих, если тебе будет приятна их компания. — Он махнул рукой в сторону, где под деревом сидели две неподвижные фигуры.

— Кто это?

— Надо же, какой любопытный! — удивился кто-то из солдат.

— Это граф Мастубани и девочка Энни из страны Оз, — снова засмеялся командир. — А ты будешь Страшилой. Свяжите его, чтобы он не удрал.

И Новист повернулся к боту.

— Ну, что там у тебя?

— Эта чертовка все здесь раскурочила. Придется повозиться.

— Надолго?

— Пока не знаю, но не меньше часа.

— Давай быстрее. Еще неизвестно, какие загонщики вывели этого придурка к нам.

— Эй! Подождите! — вскричал вдруг Типа.

— Чего тебе? — с недовольным видом повернулся к нему Новист.

— Ваш босс еще не знает, что я у вас?

— К чему ты клонишь?

— Я могу сказать, где находятся остальные.

— Какие остальные? — не понял Новист.

— Ну, вы же сами сказали, что у вас задание — убить всех, кто добрался до замка.

— Я этого не говорил.

— Ну и ладно. Вам ведь важно сдать побольше голов?

Новист представил себе окровавленный мешок, из которого он вываливает под ноги Фингеру кучу отрезанных голов, и вздрогнул. Несмотря на то что он успел повидать в своей жизни немало крови, подобная картина была для него отвратительна. Однако он постарался не подать виду.

— Хорошо. Дальше!

— Давайте договоримся так: я скажу вам место, где находятся все остальные, кого вы не добили, а вы делаете вид, что меня никогда не видели.

— И как же ты выберешься отсюда? — спросил пилот, высовываясь из кабины.

— Это мое дело, — отмахнулся от него Типа. — Ну как? Идет?

— А где гарантия, что ты не врешь? Откуда тебе знать, где они сейчас? — возразил Новист, соображая, какие выгоды он сможет извлечь из этого предложения.

— Вы проедете вместе со мной — техника у вас есть, — и как только обнаружите их стоянку, сразу отпустите меня.

— Вот сволочь! — не сдержавшись, воскликнул кто-то, но Типа даже ухом не повел.

— Хорошая мысль, — величественно кивнул Новист. — Я так и сделаю. А что будем делать с этими? Он указал рукой на двух других пленников.

— Можно пристрелить их прямо здесь, — начал было Типа, но потом опомнился. — Нет, вы говорите, что это надо сделать на глазах у вашего шефа, поэтому придется взять их с собой.

Он уже чувствовал себя если не командиром, то советником оного и готов был сделать еще очень многое для своего гарантированного спасения. Новист понял это, недобро усмехнулся и ничего не ответил.

— Каков подлец! — прошептал лежащий неподалеку за стволом дерева Штальнагель.

— Можно ликвидировать его прямо сейчас, — предложил робот, стараясь уловить настроение хозяина.

— Нет! Он снова сделал игру интересной. Посмотрим, как он построит сюжет.

53


Пираты, проанализировав результаты разведки, пришли к выводу, что следующий штурм стоит отложить до утра. Слишком много было преимуществ у роботов над людьми этой темной ночью. К тому же совсем неподалеку была обнаружена группа людей, явно местных. Любой из них мог стать источником полезной информации. Было не совсем ясно, каким образом эти люди оказались за пределами зоны, защищенной системой обороны, но об этом решили спросить у них самих.

Группа захвата двинулась в пешем строю, чтобы затруднить противнику наблюдение. Многочисленные складки местности и вновь образованные метеоритные кратеры должны были скрыть пиратов от систем наблюдения противника.

Ориентируясь по приборам, поминая всех матерей, кроме Божьей, спотыкаясь, они преодолели два километра, отделяющих их от нужного места, и перешли на неслышный охотничий шаг.

54


Ефан увидел призрачное изображение шефа и быстро развернулся к нему фронтом, стараясь загородить корпусом один из мониторов.

На этот раз Фингер быстро налился плотностью и стал похож на живого человека. Никакие помехи более не нарушали объемной картинки.

— Ну что? — неопределенно спросил он.

— Что вы имеете в виду? — не понял робот.. — Я хочу знать дислокацию наших гостей.

— Изменилось очень немногое. Вы же понимаете, это люди, и они не могут эффективно сражаться в темноте. Я полагаю, что они ждут рассвета.

— Немногие его дождутся! — хохотнул миллиардер..

— Вполне возможно, — согласился робот.

— Значит, так. Мне нужна исчерпывающая информация обо всех передвижениях.

— Почти ничего нового. Одна группа сидит у восточной границы. Пираты готовятся к штурму с севера. В километре от первой группы к востоку находится отрад Но-виста. А, нет, постойте!

Ефан развернулся, что-то сделал на пульте, приспособленном для управления человеком. Картинка на мониторе сменилась.

— Похоже, что Новист вновь овладел катером и движется к замку.

— Черт с ним! Его собьет система обороны. Больше ничего?

— Ничего. Но простите, сэр.

— Что такое?!

— Может быть, Новист еще сможет принести пользу?

— Он мне надоел… — Фингер прервал фразу и задумался. — Хотя черт с ним. Сумеет дожить до утра, оставлю его начальником гарнизона, если он, конечно, все же выполнит возложенную на него задачу.

— Могу я ему об этом сообщить?

— Сообщи. И скажи, что чем больше рвения он сумеет проявить, тем меньше будет мой гнев, когда он вернется.

Миллиардер исчез, а Ефан вернулся к своим занятиям. В первую очередь он просканировал доступное системам наблюдения пространство и обнаружил некую пунктирную линию, тянущуюся из расположения пиратов к лагерю последних игроков. С другой стороны к тому же месту приближалась отметка бота. Однако было очень похоже, что лагерь пуст.

55


— Черт с ними, с камерами! — воскликнул Новист. — Потом сделаешь. Всем на борт!

— Командир, а что делать с этими?

— В расход, — сказал другой голос. — Для того мы их и ловили.

Полагая, что последнюю фразу сказал Новист, пилот включил прожектора и осветил двоих людей, сидящих под деревом. Ноги и руки их были надежно спеленаты белыми медицинскими бинтами.

Энни не впервые смотрела в лицо смерти, но ужас всеравно овладел ею. И отчаяние. Во всех былых ситуациях она все же имела хотя бы маленькую надежду на спасение. У нее в руках было оружие… А теперь она почему-то напоминала себе некое домашнее животное, которое убивают для того, чтобы приготовить ужин.

Граф сидел на своем месте спокойно. На его тонком лице не дрогнул ни один мускул, хотя внутри трепетала каждая жилка. Но он был потомственным аристократом и не хотел показать своего страха перед грязными наемными убийцами. Он собрал в кулак всю свою волю и уже желал, чтобы в его грудь впился мощный заряд, который навсегда прервет эту муку.

Но в последний момент, когда палец пилота уже лежал на гашетке, прозвучала команда:

— Отставить! Они умрут позже.

Пленных погрузили в трюм, и бот, тяжело оторвавшись от земли, поднялся над деревьями.

— Ну, где твои друзья? — подтолкнул в бок Типу Новист.

— Надо вернуться к замку. Они где-то там, рядом.

— Хорошенький ориентир «рядом»! — сказал пилот. — Рядом с чем?

— Я знаю, что они должны были остаться где-то возле дороги.

— Давай вдоль дороги, — кивнул Новист. — И открой посадочный люк, а то в фонаре приборы отсвечивают.

Пилот бросил недоуменный взгляд на командира и сразу все понял. Фыркнула пневматическая задвижка, и люк отъехал назад вдоль корпуса. В салон ворвался прохладный ночной воздух.

— Ну, смотри, — сказал Новист, подталкивая Типу к открытой бездне. — Где там они?

Типа, опасливо косясь на наемника, вцепился обеими руками в скобу над люком и выглянул вниз. В плывущей, текучей словно сырая нефть, темноте решительно ничего нельзя было разобрать. В своем старании оказаться полезным Типа высунулся дальше. И тут в голову его пришла мысль о том, что сейчас очень удобно вышвырнуть его в эту бездонную черноту.

Иногда бывает, что мысли людей непостижимым образом возникают одновременно. Какими путями это происходит, можно только предполагать.

Типа не успел ничего поделать. Сильный-удар в спину вырвал его из тускло освещенного трюма бота и швырнул вниз. Он не мог знать расстояния до земли — не было ни одного ориентира. Впрочем, даже это он не успел осознать.

— Зачем ты его выбросил? — поинтересовался пилот. — Он знал, куда двигаться.

— Я это знаю и без него. А держать такую мразь на борту… — Он прервался, подбирая слово. — Противно.

— Так где же их искать?

— Проще некуда. Все остальные, похоже, трясутся от страха там, где их накрыло первым залпом.

— Похоже, так оно и есть.

— Что там?

— Вижу скопление техники.

56


Вилли бесшумно поднялся и вдруг исчез. Лев от неожиданности даже подался вперед, словно хотел остановить человека-призрака. Тедди повернул голову в ту сторону, где предположительно скрылся его командир, но не поднялся с земли. Минуту спустя сержант вернулся.

— Крепко мы влипли, — констатировал он.

— В чем дело? — забеспокоился Пол. Остальные молча повернулись к сержанту, тускло освещенному приборами автомобиля.

— Уходим, — коротко бросил тот.

— В чем дело? — спросил теперь уже Лев, тоже чувствуя некое беспокойство.

— Все — потом. Быстро поднялись — и за мной! — шепотом приказал Вилли. — Кто хочет остаться, оставайтесь, а я постараюсь выбраться отсюда живым. Тедди — замыкающим!

— Да, сэр! Есть желающие увидеть свою шкуру на гвозде?

Ответом ему была молчаливая возня. Пол, Бахам и Лев быстро построились в колонну позади Вилли.

— А где этот придурок? — спросил Тедди.

— Кто?

— Ну этот, Флопп.

— Ждать и звать его некогда. Скорее всего он опять куда-то смылся без предупреждения. Все! Пошли!

Колонна быстрым шагом двинулась в темноту. Темп задавал сержант, и поэтому уже через десять минут Лев стал задыхаться.

— Ваше астматическое дыхание слышно за милю, — сделал ему замечание Вилли.

— Что поделать, молодой человек! Доживете до моих лет, еще не такое услышите.

— Возможно, что у меня уже появились такие шансы, — ухмыльнулся тот, сбавляя шаг.

— Куда вы нас ведете?

— А вам не все ли равно? Я спасаю себя и вас до кучи.

— Но все же интересно, к чему мы должны быть готовы?

Сержант не ответил. Он продолжал бесшумно двигаться вперед, и похоже, что окружающая путников тьма не была ему помехой. Лев же замедлил шаг, чтобы оказаться рядом с замыкающим колонну Тедди.

— Вы понимаете, что здесь происходит? — обеспоко-енно спросил он у пилота.

— Все нормально, — постарался успокоить его тот.

— Вы знаете, куда мы идем?

— Вам не все равно? Важно, что ваш скальп будет в целости и сохранности.

Новое напоминание о его обширной плеши взбесило Льва, и он мысленно поклялся собственноручно пристрелить Тедди после показательного суда по возвращении на планету Грай. О том, что это возвращение во многом зависит от людей, которых он принимал за террористов, он как-то не думал.

— Черт с вами, ведите куда хотите, — отмахнулся начальник полиции.

— Сержант знает, что делает. Я с ним уже не первый год в одной упряжке и, как видите, жив до сих пор.

Лев хотел выразить какие-то сомнения по по-воду сказанного, но обо что-то споткнулся и упал.

— Черт! Ничего я здесь не вижу! — воскликнул он.

— Тише! — прошипел возникший рядом с ним Вилли. — Мы еще недалеко ушли. Пол!

— Да, я здесь! — Молодой человек протянул руку и коснулся плеча сержанта.

— Не надо этого больше делать, — предупредил тот. — Я и так знаю, где вы.

— Что вы хотели?

— Ты уверен, что все системы замка отключены?

— Да, в узком секторе до самой стены.

— Узкий — это, по-твоему, сколько?

— Сначала метров сто, а потом, у стены, метра три-четыре.

— Черт, похоже, они успели что-то сделать.

— Что вы имеете в виду? — спросил Лев.

— Они или починили систему обороны, или мы ее плохо сломали.

— Из чего вы сделали такой вывод?

— Впереди — внутреннее кольцо. Оно огорожено чем-то вроде колючей проволоки под высоким напряжением.

— Откуда вы это знаете? — спросил Бахам.

— Прислушайся, даже здесь слышно, как она гудит. Но гудение проводов вдруг разом перекрыл шум близкого боя.

57


Бот Новиста опустился на покинутую отрядом Вилли стоянку чуть раньше, чем там же оказались пираты. Он даже успел осмотреться и разослать своих солдат проверить машины. Но, кроме изрешеченного роботами трупа Клайда, никого не нашли.

— Они не могли далеко уйти! — громко сказал Новист. — Ищите!

Почти в то же мгновение в спину ему уперся некий твердый предмет, и тихий голос сказал два слова на неизвестном языке. Новист, полагая, что это один из туристов — людей мирных и не тренированных, — упал вперед и сдвоенным ударом ног сшиб нападающего. Падая, тот успел выстрелить, но промахнулся. Почти тотчас же образовалась свалка. Напавшие одновременно с трех сторон пираты сцепились в рукопашной схватке с солдатами гарнизона.

Сначала казалось, что внезапность компенсирует численное превосходство наемников Фингера. Пираты были информированы о пяти-шести существах, а встретили отряд едва ли не втрое больший. Поэтому первоначальный успех позволил пиратам одержать верх. Но сытые, тренированные наемники, едва сообразив, что от исхода боя зависит сама их жизнь, перешли в наступление и стали теснить противника к оборонительному комплексу, рассчитывая подставить под огонь орудийных башен.

Почти сразу сражающиеся вышли из освещенного фарами бота пространства — каждый хотел использовать окружающий бойцов мрак как прикрытие. Они сражались в полной темноте, только по крикам узнавая своих и чужих. Обе стороны несли потери, но признать себя побежденным никто не хотел. Стоны и звуки ударов оглашали окрестности, и понять, кто в данный момент побеждает, было совершенно невозможно.

Сражающиеся сначала разбились на небольшие группы, потом на пары. Наконец они просто выдохлись. Большинство из них сумели оторваться от противника, и оба отряда в полном беспорядке рассеялись по плантации, не имея контакта ни со своими, ни с чужими.

Вилли со своим отрядом оказался совсем неподалеку от места стычки. Он притаился, стараясь ничем не выдавать своего присутствия.

— Черт побери, — прошептал Тедди. — Хотел бы я знать, что там происходит?

— Я же говорил, что пираты придут к нам на выручку, — ответил Лев.

— Да, но кого они там месили? Друг друга, что ли?

— Хорошо бы вернуться и узнать, — предложил он.

— Вам хорошо, — ответил Пол. — Они — ваши друзья, а нам что делать?

— А вы тоже мои друзья, — даже не стараясь быть искренним, ответил Лев. Его цель — поимка террористов — была близка. Оставалось только дать о себе знать, но как это сделать? — Я могу пойти на разведку, — предложил он, уверенный, что, с кем бы ни сражались пираты, они победили.

Тедди скептически хмыкнул в темноте.

— Вы серьезно? — поинтересовался Вилли.

— Абсолютно!

— Интересно, как вы нас найдете, если ваша вылазка увенчается успехом?

— По моим расчетам, мы ушли не очень далеко от нашей прежней стоянки.

— Ну да, — снова хмыкнул Тедди. — С полкилометра будет.

— Поменьше, — возразил сержант.

Он уже понял, что маленький лысый человечек задумал какую-то авантюру, но никак не мог понять его конечной цели.

— Вы умеете свистеть? — спросил Вилли.

— Свистеть?

— Ну да! Издавать ртом громкие звуки, слышные на километр и больше. На вашей планете это делают?

— Впервые слышу, что это можно делать без какого-нибудь приспособления.

— Нам надо договориться о какой-то системе сигнализации. Как мы узнаем, что у вас все благополучно?

— Я знаю! — громко воскликнул Бахам, и все зашипели на него, словно рассерженные кошки. — Я знаю! — повторил он едва слышным шепотом.

— Ну, говори!

— Можно посигналить из кабины машины. Гудком или фарами!

— Молодец! — похвалил Тедди. — Соображаешь!

— А можно и мне пойти?

— Куда? — удивился пилот.

— Ну, тоже на разведку.

— Хватит и одного, — ответил Вилли, едва не прибавив «дурака».

Но Лев все равно понял и занес в свой реестр еще одно оскорбление, за которое будет мстить в весьма недалеком, как он считал, будущем.

— Ладно, договоримся, что я трижды, через равные промежутки, нажму на клаксон. Фары вы можете здесь и не увидеть.

— О'кей! — ответил сержант. — У вас полчаса. Если за это время от вас не будет никаких новостей, мы снимаемся и идем дальше.

— Быть может, я пришлю человека, не пугайтесь.

— Не испугаемся, — сдержанно хохотнул Тедди. — Если это будет один человек.

— Это совершенно незачем делать, — отрезал Вилли. — Либо сигнал, либо через полчаса вы вернетесь. Больше никаких вариантов.

Лев повернулся и исчез в густых зарослях винограда.

Идти ему было легко. Всю дорогу сюда они шли вдоль борозды, которая началась с измятой колесами машин поляны. Через некоторое время он увидел впереди свет. Уверенный, что это бот с пиратского корабля, Лев, совершенно позабыв про осторожность, прибавил шагу и перестал таиться.

Это было его ошибкой.

58


— Ефан! — Электронный призрак миллиардера снова появился в центре управления. — Какого черта происходит?

— Простите, я не понял вопроса, — ответил робот.

— Доложи обстановку. Я не могу понять, кто здесь кого бьет?

— Один момент!

На центральном экране появилась подробная карта окрестностей замка. Новые образования — воронки от метеоритов, рухнувшие мосты и разлившиеся вследствие прорыва плотин реки — еще не были обозначены и оставались серыми пятнами, отчего карта имела неопрятный вид.

— Какого черта? — поморщился Фингер. — Что за грязь?

— Видите ли, сэр, пираты уничтожили почти все наши спутники, а наземная система сильно повреждена. Отсюда возникает недостаток информации. На данный момент ничего нельзя поделать.

— Мне на это наплевать! И чтоб я' не слышал в этом доме выражения «ничего нельзя поделать»! Я найду себе того, кто в любой ситуации будет знать, что делать.

— Да, сэр!

— Вот так! Ну, что там у нас? Кто устроил драку прямо под стеной?

— Вы, наверное, имеете в виду пиратов? Будьте покойны, их атака была отбита с минимальным ущербом для замка.

— Я не об этом. С другой стороны!

— Ах, восточная сторона!

— Да, восточная! Кто там так резво скачет?

— По моим сведениям, туда также подошел отряд пиратов.

— Большой?

— Трудно сказать точно, но полагаю, что силами до десяти человек. С другой стороны к ним наперерез следовал отряд Новиста…

— А где в это время были туристы?

— Они также находились где-то рядом, но этот сектор вследствие обширных повреждений плохо просматривается, и я не могу сейчас указать точного места их дислокации.

— Значит, потасовка была между нашими и теми, — задумчиво произнес Фингер. — Могут, когда захотят!

— Это вы о ком? — поинтересовался Ефан.

— О Новисте. Я, пожалуй, даже не стану налагать на него взыскания. Отделается штрафом.

— Я рад слышать о его помиловании. Чем же они вызвали ваше восхищение?

— Они победили в рукопашном бою.

Ефан вдруг понял, что настоящий, не электронный, миллиардер находится где-то там, за пределами замка в кромешной тьме, и наблюдает за происходящим с короткой дистанции, а может быть, и сам принимает участие в сражении. Это никак не согласовывалось с созданным Фингером имиджем домоседа, остерегающегося даже собственной прислуги. Теперь становилось ясно, что электронные призраки, доведенные до абсурда меры безопасности только маскировка. Он сумел убедить всех окружающих в том, что они приближены к нему и знают многие его секреты. На самом же деле никто толком не знал даже, как он выглядит, полагаясь на то, что изображение является копией оригинала. Прозрение было столь неожиданным, что роботу, совсем как человеку, в самый раз было хлопнуть себя механической клешней по лбу и воскликнуть: «О, как я был слеп!» Однако он не сделал этого.

— Могу я сообщить Новисту эту радостную новость?

— Сообщи. И поторопи ремонтников. Я хочу иметь полную картину происходящего.

— Да, сэр!

Миллиардер исчез, а Ёфан остался гадать, кто из находящихся сейчас перед замком людей может быть его боссом.

59


Новист осторожно пробирался к боту. Перемешанные между собой отряды были сейчас грозной опасностью для любого неосторожного. В темноте и неразберихе на командира мог напасть и его собственный подчиненный. Он сам, похоже, сделал то же самое. Человек, тень которого совсем недавно проступила перед ним в свете фар бота, оказался своим, но начальник гарнизона понял это только после того, как всадил ему нож между лопаток.

Новиста била мелкая противная дрожь — он был дважды ранен в плечо и в живот. Первая рана была глубокой и причиняла невероятные мучения, временами заглушая боль другой, к счастью, менее опасной. В правой, здоровой руке он тащил лучевое ружье, которое в бою использовал как дубину, а теперь — как клюку. Огни бота расплывались в слезах, постоянно набегающих на глаза, и Новисту время от времени приходилось останавливаться с тем, чтобы протереть глаза и уточнить направление.

Памятуя о врагах, прячущихся вокруг, он не пошел через освещенное пространство прямо к боту, а, превозмогая боль и слабость, обошел его по дуге. Так, чтобы подойти прямо к открытому люку. Но когда до цели оставалось всего каких-то двадцать шагов, впереди замаячила неясная фигура.

Новист замер и постарался собрать свои оскудевшие силы в мощный кулак. Фигура расплывалась в темноте, но начальник гарнизона готов был поклясться, что этот человек не из его отряда. Этот был слишком мал ростом. А когда в отсвете фар бота сверкнула обширная плешь, все сомнения окончательно развеялись. Нет, он не узнал Льва — он ни разу не видел его вблизи, — но и этого ему было вполне достаточно.

Лев без опасения подошел к распахнутому люку и заглянул в освещенный тусклым зеленоватым светом трюм. Почти сразу он различил в дальнем его конце две спеленатые фигуры. Даже от входа было видно, что одна из них — женская. Кряхтя, Лев забрался внутрь и прошел к пленникам.

— А вот и трофеи! — довольно потирая руки, сказал он, присаживаясь на корточки. — О! Граф, какими судьбами?

— Это вы как здесь оказались?

— Разве не ясно? — вступила Энни. — Он с ними заодно!

— Можете говорить все, что захотите, — улыбнулся Лев. — Я за свою жизнь всякого наслушался.

Сейчас я позову ваших братьев, и моя миссия будет выполнена до конца. Потом можно будет получить выигрыш по билету. Где он у вас, кстати? Я думаю, что за счет выбывших сумма значительно увеличилась. Мне бы она не помешала.

— Да? Думаешь, тебе кто-то заплатит? Неужели ты такой дурак?

— Энни, я прошу вас, будьте корректны! — вступился граф.

— Вы же не знаете, кто это перед вами!

— Кем бы ни был этот человек, к нему все равно надо относиться с уважением, коль скоро вы снизошли до беседы с ним.

— Так и хочется сказать «премного благодарна»! Это же главный палач империи!

— Ну так что же! Не подавайте ему руки при встрече, но оскорблять не надо.

— Если вы заметили, я так и сделала, — ответила девушка, кивнув за спину на связанные руки.

— Спасибо. — Лев с саркастической улыбкой поклонился графу. — Памятуя о вашем воспитании и достоинстве, сохраняемом в такой ситуации, я запрошу выкуп, который не будет обременительным для ваших родственников.

— Что? — не понял Мастубани.

— Вы стали моим военным трофеем…

— Пленным, наверное?

— Нет, именно трофеем, а значит — моей собственностью. Я волен продать вас, обменять и так далее.

— Но это противоречит конвенции о статусе…

— Бросьте! Вы же отлично понимаете, в чьи руки попали. Ваши конвенции лишили нас возможности выходить в космос на законных основаниях. Поэтому мы вынуждены вести, так сказать, партизанскую войну, на которую не распространяются межпланетные договоренности.

— Так вы пират!

— Наконец-то вы это поняли! — сказала Энни.

— Ну вот! Во всем разобрались. Пойду позову остальных. Лев повернулся и двинулся вдоль трюма к выходу.

60


— Не нравится мне этот Лев, — пробормотал Тедди, глядя в ту сторону, куда совсем недавно отправился их спутник.

— Мне тоже, — согласно кивнул Вилли. — Но я же не мог сказать ему «пошел вон!».

— Ну, теперь, когда он пошел…

— Вы хотите уйти? — поинтересовался Пол.

— Есть возражения?

— Но ведь он дает нам шанс к спасению!

— Слушай, друг, а ты подумал, кто будет спасателем?

— Он же сказал — пираты.

— Ух ты! — не сдержался Бахам. — А давайте останемся у пиратов!

— Боже мой! Зачем? — удивился сержант.

— С ними знаете как интересно!

Вилли попытался разглядеть в темноте лицо мальчишки, но видел только светлое пятно с впадинами глаз. Впрочем, он и без этого был уверен, что на этом лице написан восторг, а глаза азартно блестят.

— Пиратская романтика, малыш, есть только в книгах Саббатини. Тогда она началась, тогда же и кончилась. А мы уже имели с ними дело. Как у любых людей, воюющих за деньги, у них не очень чистые руки. А что касается нас с вами, то мы окажемся для них лакомым кусочком — такая добыча бывает у них не каждый день.

— Это как? — не понял Бахам.

— А ты не слышал, что они торгуют людьми? Впрочем, к тебе это, может, и не относится. Как только они.узнают, чей ты сын, они пошлют уведомление об этом и потребуют выкуп. Твои предки тотчас же отстегнут нужную сумму, и ты вернешься домой. Что же касается нас, то мы трое скорее всего закончим дни свои либо на такой вот плантации, либо на войне, которую император планеты Грай ведет непрерывно. Как тебе такая перспективка?

— Вы что же, предлагаете оставаться здесь? — спросил Пол.

— А что! Местечко неплохое, — ухмыльнулся Тедди. — Только немного шумно.

— Вы серьезно?

— Нет, — ответил за товарища Вилли. — Дядя шутит. А если говорить серьезно, то нам надо пробиться в замок. Не может быть, чтобы у такого богача не оказалось собственного космического корабля.

— А как же ваша девушка?

— Энни?

— Да. Вы намерены бросить ее здесь?

— Нет. Но я думаю, что если она еще жива, то скорее всего находится в замке. Так что наши и ваши цели совпадают.

— А как мы попадем в замок? — спросил Бахам.

— Этого я пока не знаю, — пожал плечами сержант. — Но попадем мы в него обязательно. Пол, почему не сработал ваш метод?

— По всей видимости, они сразу обнаружили мою интервенцию и сумели ликвидировать брешь.

— Но почему же они до сих пор нас не накрыли? — спросил Тедди, нервно оглядываясь.

— Система обороны состоит из нескольких контуров. Сейчас они починили внутренний, а мы находимся во внешнем.

— Ну так что? Будем возвращаться и попробуем еще раз? А, сержант?

— Наверное, придется, — вздохнул Вилли. — Только другим путем. Надо же знать, что там задумал наш плешивый приятель.

Они пересекли полтора десятка рядов и снова двинулись вдоль лоз, только уже в обратном направлении. Здесь наклон почвы был чуть больше, и ноги постоянно съезжали по рыхлому грунту. От этого идти был тяжелее. Шли тем же порядком: "Вилли впереди, за ним Пол и Бахам. Замыкал колонну Тедди.

Внезапно прямо перед Вилли выросла стена, казалось, упирающаяся в небо. От неожиданности сержант едва не врезался в нее, но успел выставить вперед руки.

Тотчас на него налетел Пол.

— Что за черт?! — воскликнул Вилли, ощупывая препятствие.

— По-моему, это стена, — ответил Пол.

— Какая стена? — возмутился подошедший Тедди. — Вечером здесь не было никакой стены.

— А теперь есть, — констатировал Пол. — Мы что, заблудились?

— И главное, место выбрано очень удачно — под прицелом двух воюющих армий, — хохотнул Тедди.

— Погодите, погодите, — призвал к порядку сержант. — Стены здесь не было, а теперь она есть. Хорошо. Если мы и в самом деле заблудились, хотя у меня были вроде бы надежные ориентиры, то это стена замка и мы у цели.

— Что-то быстро мы дотопали, — заметил пилот.

— Я сейчас! — сказал Пол, по голосу которого было ясно, что ему в голову пришла какая-то мысль.

И он, ведя рукой по стене, двинулся в темноту, вправо.

— Чего он придумал? — поинтересовался Тедди.

— Сейчас узнаем, — ответил Вилли. Он уже понял догадку Пола, но ждал доказательств. Через минуту молодой человек появился с другой стороны.

— Это башня, — констатировал он.

— А ты говоришь: «не было»! — повернулся Вилли к пилоту. — Эта самая зараза и расстреляла головную машину.

— Вход внутрь прямо рядом с нами, — доложил Пол.

61


Новист увидел тень, загородившую отверстие люка, и бесшумно поднял свое оружие над головой. Невысокий лысый человек не спеша выбрался из люка и огляделся по сторонам. Он успел увидеть темную фигуру с поднятым над головой оружием, но предпринять ничего не смог. Страшный удар обрушился на его голое

— Еще один! — удовлетворенно ухмыльнулся Новист, прислоняя ружье к борту катера.

Он попробовал поднять пленного в трюм, но, несмотря на то, что всего-то и надо было преодолеть высоту в полметра, он не смог этого сделать. Сказывалась потеря крови и ранения. Некоторое время он упрямо боролся с неподатливым грузом, но безуспешно. Внезапно боль в животе усилилась, и начальнику гарнизона показалось, что из раны вот-вот вывалятся внутренности.

— Черт возьми! — выругался он, отпуская тяжелое тело и хватаясь за живот.

Ноги у него подкосились, и он опустился на порог трюма.

Некоторое время он сидел неподвижно, приходя в себя. Хотел было даже откинуться на пол бота, но вспомнил, что кто-то из пиратов точно так же может сторожить его, как он подсторожил Льва. Чтобы хоть как-то отвлечься от боли, он заглянул в трюм и убедился, что пленники остались на своем месте. Некоторое время он разглядывал их, пока в голову ему не пришла отличная, по его собственному мнению, мысль.

Кряхтя и шипя от возобновившейся боли, он поднялся на борт бота и прошел в конец трюма.

— Граф! Как вас там? — сказал он.

— Мастубани, — с готовностью подсказал тот.

— Мас… А черт! Короче, граф. — Новист с удивлением заметил, что и языком он ворочает с трудом. — Вы должны мне помочь.

— С какой это стати! — воскликнула Энни.

— Заткнись, дура! — беззлобно оборвал ее Новист. — Граф, мне нужно занести сюда раненого. Сам я не в состоянии.

— Но я связан, — заметил граф.

— Мне сначала нужно ваше согласие.

— Хорошо, я помогу. Это святое дело — помочь беспомощному.

— Тогда дайте слово, что не воспользуетесь моим состоянием и не удерете.

— Вам? Слово? — едва не расхохоталась Энни. — Граф, он наемный убийца, он при первой возможнести прикончит вас, безоружного. Мы живы благодаря только тому, что нашу смерть хочет видеть его паршивый босс.

— Она права, — кивнул Новист. — Но я выполняю свои обязанности… Короче, граф, вы даете слово?

— Да, даю, что не воспользуюсь вашим беспомощным положением. Но, учтите, я делаю это только ради того раненого, жизнь которого, быть может, зависит от быстроты принятого нами решения.

Новист, едва удержавшись на ногах, наклонился и неловко, одной рукой распутал узлы на руках графа.

— Дальше давай сам. — Начальник гарнизона тяжело плюхнулся на ближайшее кресло и тотчас же потерял сознание.

Лучевое ружье выпало из его руки и ударилось об пол рядом с Энни. Она вздрогнула и отодвинулась.

— Послушайте, граф, — горячо зашептала она, кося глазами в сторону Новиста. — Надо бежать!

— Бегите, — пожал плечами граф, наклоняясь к ней, чтобы развязать узлы.

— А вы?

— Я дал слово.

— Ну вот, я так и знала! Как в романе про этих… Ну… Черт с ними! Перестаньте! Другой такой возможности может и не представиться! Бежим — или умрете!

— И тем не менее, — упрямо гнул свое граф.

— Да что вы со своим словом! Кому вы его дали? Этому? — Освобожденная от пут, она резво вскочила на ноги, ловко подхватив с пола ружье. — Хотите, я сейчас его грохну, и вы не будете никому обязаны?!

— А мою совесть вы тоже грохнете?

— Послушайте, зачем вы здесь, такой благородный?

Граф не ответил. Он повернулся и пошел к выходу, но там никого не оказалось.

— Как некстати он потерял сознание, — посетовал граф.

— В чем дело? — Энни стояла позади него, окидывая подозрительным взглядом окрестности.

— Он не сказал, где раненый.

— Тем лучше! У вас теперь развязаны руки, и вы можете идти вместе со мной.

— Нет, я по-прежнему связан словом.

— Ну, как хотите, а я ухожу. — И она решительно спрыгнула на землю. — Идете?

— Нет.

Энни отошла от бота на несколько шагов и остановилась. Она не представляла себе, где находится и куда теперь идти. Единственное, что она знала, — ее спутники живы и успели уйти из своего лагеря чуть раньше, чем туда прибыли отряды Новиста и пиратов. Постояв некоторое время, она вернулась к боту.

Мастубани в глубине трюма возился с Новистом. Ему просто необходимо было чем-то заняться, чтобы отвлечься от тяжелых мыслей.

Когда-то, теперь казалось, что очень давно, он женился по большой любви. Это было удивительно для сообщества прагматиков, в котором он родился и прожил всю жизнь. Десять лет пролетели как один миг в полном согласии, и вдруг он почувствовал, что любящая супруга начала медленно отдаляться. Все больше и больше становилось расстояние между ними. Природа не терпит пустоты, и это расстояние стало заполняться какими-то посторонними, часто никчемными личностями из тех, кто постоянно крутится вокруг обеспеченных людей. Какие-то друзья, подруги, жиголо и альфонсы. И вот настал миг, когда граф понял, что уже не в состоянии контролировать ситуацию. Он предложил разойтись. Жена не возражала, но ставила условием разделение семейного капитала, который ей не принадлежал. Он отказал, и некоторое время они находились в состоянии холодной войны. Потом был бракоразводный процесс, на котором его бывшей жене досталось всего лишь пожизненное содержание, этакая пенсия, не более того. Ее и ее окружение такое решение, разумеется, не устроило. И вот тогда Мастубани почувствовал, что смерть ходит за ним по пятам. Ответить он мог только тем же.

Дилемма «она или я» разрешилась только вчера на обгорелом льняном поле. Он видел, как граундер обрушился на машину бывшей его жены и похоронил под собой все их семейные проблемы и неурядицы. Однако совесть все равно не давала ему покоя. Штальнагель напомнил о том, кто заплатил за эту смерть, каким бы несчастным случаем она ни выглядела.

Теперь он пребывал в полном отчаянии. Конечно, мадам Гамма оказалась выдающейся стервой. Но это не умаляло вины графа, по крайней мере в его собственных глазах. Он казнил себя уже только за то, что она прибыла на эту проклятую Богом и людьми планету, чтобы лично убедиться в смерти бывшего мужа. Может быть, от неразрешимости этого морального казуса на графа снизошла хандра, которая делает человека совершенно безразличным к своему будущему.

— Хорошо, уговорили, я остаюсь, — сказала Энни, влезая в бот. — Какой смысл нам бросать в лесу исправную технику? Она денег стоит.

Она прошла в пилотскую кабину и уселась в кресло. Тотчас же зашипел сжатый воздух, и дверь бота плотно закрылась. Бот поднялся над землей и стал недоступен для любого проникновения извне.

— Ну вот, — удовлетворенно улыбнулась Энни, — теперь у нас есть транспорт, оружие и заложник. Можем диктовать свои условия.

— Что же вы хотите потребовать? — Граф сделал для Новиста все, что мог, и поэтому прошел к девушке.

— Заплатить деньги и вернуть меня… ну и вас, конечно, на родную планету.

— А если они откажутся?

— Мы убьем заложника. Не станут же они жертвовать человеком ради такой мелочи!

— Как вы наивны!

— Это почему же? — тотчас надула губки девушка.

— Вы не заметили, что местные власти не задумываясь жертвуют людьми? Они просто расстреляют вас, как только вы начнете что-нибудь требовать, и не будут размышлять над тем, кто еще есть у вас на борту.

— А что же тогда делать?

— Вот об этом лучше не спрашивайте. Я не могу ничего сказать.

Внезапно ожила связь.

— Новист, ответьте базе.

— Ответьте вы, мой голос не подойдет! — прошептала Энни.

— Да, здесь Новист, — сказал граф.

— Доложите обстановку.

— Атака противника отбита. Несем значительные потери, — прошептала Энни, и граф послушно повторил за ней.

— Каковы потери?

— Почти весь отряд. Я сам ранен.

— Выслать вам подкрепление?

— Нет, не нужно. Противник уничтожен.

— Возвращайтесь на базу. Шефу понравилось, как вы воевали, и он простил вам все прежние прегрешения.

— Спасибо. Я дождусь рассвета. Возможно, что здесь остались раненые. Подберу их и вернусь.

— Хорошо. Я сообщу шефу. Конец связи.

— Конец связи.

Энни убедилась в том, что канал связи разъединен, и громко выдохнула.

— Отделались легким испугом.

— Что вы скажете, когда встанет солнце?

— А! Придумаю что-нибудь! — легко отмахнулась девушка. — А вы бы лучше поискали НЗ — жрать охота спасу нет!

— Вы имеете в виду продовольствие?

— Ну да! Должен же здесь быть у них какой-то припас на случай непредвиденных обстоятельств!

— Хорошо, сейчас поищу.

62


Вилли осветил дверь расфокусированным лучом бластера. Отверстий для ключа не было видно. Возможно, что дверь открывалась дистанционно или с помощью некоего электронного или магнитного ключа. Не было видно также и петель.

— Придется резать, — констатировал он. — Отойдите все!

Он перенастроил бластер и одним движением вырезал в толстой двери овальное отверстие. Металл потек ручьем и тут же застыл блином у порога. Тедди подошел ближе и плюнул на край среза. Слюна зашипела и испарилась.

— Надо подождать, ошпаримся. Несколько минут ушло на ожидание.

— Ну, хватит, — сказал наконец Вилли и первым двинулся во чрево башни, освещая себе путь бластером.

Внутри башни оказалось довольно комфортабельное помещение. По всей видимости, она предусматривала длительное проживание в ней экипажа из двух-трех человек. Правда, большая часть оборудования была демонтирована за ненадобностью — башней управляли из замка, — но кое-что все же осталось.

— Пол, посмотри, что там с питанием? — сказал сержант.

— Обычно у таких сооружений питание автономное, — ответил тот, щелкая чем-то на пульте. — Вот, пожалуйста!

Сразу во всех помещениях вспыхнул яркий свет. От неожиданности почти все пригнулись, словно под обстрелом, и загородились от низвергающегося отовсюду света.

— Предупреждать надо, монтер тебя затряси! — первым опомнился Тедди. — Так и ослепнуть недолго!

— Выключи хотя бы половину, — сказал Вилли. — Ты нас демаскируешь этим светом. Еще нагрянут незваные гости…

— Ага! А у нас и угостить нечем! — подхватил Тедди, доставая из-за пазухи бутылку вина и что-то еще, завернутое в раскисшую салфетку. — Поздний ужин, господа!

— Ты как всегда… — начал было Вилли.

— Война — войной, обед — по распорядку! — перебил его пилот.

— И все же, Пол, выключи свет в нижнем помещении, а то дверь мы там закрыть не можем.

Молодой человек поколдовал что-то у пульта и сумел создать в комнате очень уютную обстановку, действуя только освещением.

— Так годится?

— Пойдет! Садись, а то не достанется.

Тедди ловко отбил горлышко бутылки о край пульта, поставил ее на пол, развернул салфетку и опустился рядом, сложив ноги по-турецки.

— Прошу!

— А как же стекла? — ужаснулся Бахам.

— Какие стекла? — удивился пилот, поднимая бутылку над головой и разглядывая ее на свет. — Ну, есть парочка. Их есть не надо.

— Но это опасно!

— Что за упрямый пацан! Хорошо, поищи стакан, я тебе процежу.

Бахам порылся в столах и нашел какой-то колпачок. Тедди накрыл емкость полой своей куртки и плеснул на нее вина.

— О Боже! — воскликнул мальчик. — Она же грязная!

— Ничем не могу помочь. Зато без стекол.

— Тедди, прекрати! — потребовал сержант. — Что ты издеваешься над пацаном.

— Да я забочусь о нем, как родная мать!

— Не обращай на него внимания, Бахам. Пей, я гарантирую, что с тобой все будет в порядке. Помнится, во Вьетнаме вообще из болота пили, так в боевой обстановке ни один понос не брал! А на гражданке хлебни воды из-под крана, так скрутит на неделю.

— А почему? — удивился Бахам, заглядывая в стакан с помутневшим от «фильтрации» вином.

— Я думаю, это от того, что в бою некогда думать о болячках, им это обидно, вот они и отваливают. А на гражданке — расслабуха. Вот и начинаешь выискивать всякую дрянь. Я всегда болею в отпуске, потому что больше заняться нечем.

— Ну, ты даешь, сержант! — восхитился Тедди. — Целую философию подвел под простой понос!

— Так что пей, не бойся. Если и продерет разок, то уже дома.

— Постфактум, — рассмеялся Пол, прикладываясь к бутылке.

Некоторое время все четверо сосредоточенно ели, вытягивая мусор из еды и стараясь не проглотить вместе с вином осколок стекла.

— Ну вот! Можно жить дальше, — сказал Тедди. — С таким провиантом можно было бы поторчать на этой паршивой планетке и подольше. Да только он кончается.

— Значит, так. — Вилли хлопнул себя по коленям. — Дальше действуем так: мы с Тедди попробуем чем-нибудь забаррикадировать дверь. Тебе, Пол, хорошо бы разобраться с башней, что она может нам дать?

— А я? — спросил Бахам.

— Если это тебя не обидит, малыш, я прикажу тебе лечь спать.

— Но почему?

— Видишь ли, у нас вчера был очень тяжелый день. Завтра тоже будет не скучно. Тем более что завтра наступит, по моим расчетам, часа через два. Я бы и сам покемарил часок-другой, но некогда. Вот ты и поспишь за нас за всех.

— Но я не хочу! — воскликнул мальчик. — Я достаточно взрослый, чтобы во всем быть вам равным.

— Слова не мальчика, но мужа! — хохотнул Тедди.

— Вот что, сам подумай, — продолжил свои увещевания Вилли. — Завтра ты можешь вырубиться в самый неподходящий момент, а тащить тебя может только он. — Сержант указал на пилота.

— Ага! А у меня за пазухой жареная рыба. Она же протухнет!

— Но я же могу быть вам полезным!

Десантники переглянулись. Тедди пожал плечами, Вилли кивнул.

— О'кей! — наконец сказал сержант. — Но ляжешь спать по первому моему требованию! Все ясно?

— О'кей! — вскинув ладошку к виску, ответил Бахам.

Водрузить на место кусок вырезанной бронированной двери так и не удалось даже соединенными усилиями всех троих. Поэтому пришлось ограничиться баррикадированием отверстия подручным хламом.

— Серьезной критики это сооружение, конечно, не вынесет, — осматривая результат общих усилий, сказал Вилли. — Но будем надеяться, что мы здесь долго не задержимся. А теперь всем свободным от несения караула — спать.

Бахам дисциплинированно повернулся и направился к остаткам стеллажей, вполне пригодных для него в качестве импровизированной кровати.

— Кто первым будет охранять эту помойку? — спросил Тедди, кивая на баррикаду.

— Начнем с меня, — ответил сержант. — Возможно, что утром удастся добыть какой-нибудь шарабан и тебе его вести.

— А тебе — командовать, — парировал пилот.

— Скинемся?

— Давай!

Они, как мальчишки, разыгрывающие, кому из них водить, взмахнули руками и, разжав кулаки, показали друг другу по несколько пальцев. Дежурить выпало Тедди.

— Иди спать, сержант.

— Через час разбудишь. Тебе тоже не мешает осве-.житься.

Вилли прошел к стеллажам, но для него они были коротки и слишком хрупки. Поэтому ему ничего другого не оставалось, кроме как уснуть сидя на полу, привалившись к стене.

Однако отдохнуть толком так и не удалось. Из верхнего помещения, едва не сорвавшись с крутой лестницы, вниз сбежал Пол. Он уже хотел было что-то крикнуть, но твердая как фанера рука зажала ему рот.

— В чем дело? — чуть слышным шепотом спросили сзади.

— Я нашел, — так же шепотом ответил Пол в приоткрытую ему щель. — Я знаю все!

— Интересно, как звали мою прабабку из Миннесоты?

— Что вы имеете в виду?

— Ты же сказал, что знаешь все, вот я и спросил.

— Перестань, — вмешался Вилли. — Говорите.

— Во-первых, я нашел в ста метрах отсюда брошенный бот. Выглядит он вполне исправным. Если удастся подобрать основную несущую частоту, можно будет протестировать его прямо отсюда.

— Так. Что еще?

— Я знаю, как проникнуть в замок!

63


Двое пиратов выскочили прямо на Штальнагеля, который с помощью робота исследовал окрестности. В кромешной тьме невозможно было разобрать, кто оказался перед тобой, но пароля при этом никто не спрашивал. Штальнагель и без условных слов знал, что друзей у него на этой планете нет и быть не может. Поэтому он выстрелом от бедра свалил первого пирата и тотчас же выстрелил во второго, но тот тоже был не лыком шит. Он рухнул как подкошенный, перекатился и исчез из поля зрения.

— Черт! — сплюнул киллер. — Теперь они знают, что я рядом.

— Он не ушел далеко, — ответил робот. — Он…

В следующую секунду из его груди повалил густой дым, и андроид рухнул на землю. Благодаря этому Штальнагель успел скрыться за корпусом автомобиля. Он ждал малейшего движения, звука, но тишина была абсолютной. Противник, похоже, перестал даже дышать.

Киллер с уважением подумал о человеке в зарослях винограда. За последнее время это был едва ли не единственный достойный противник, игра с которым и в самом деле может оказаться увлекательной. Он, по всей видимости, был опытным бойцом, хотя это делало его довольно-таки предсказуемым.

От Штальнагеля не ускользнуло то, что пират перекатывался через левое плечо. По-видимому, это было его нормой. В минуту опасности человек действует интуитивно, и подсознание перехватывает командование всем организмом. Вот тогда и дают о себе знать приобретенные в течение жизни привычки.

Если бы у киллера была граната, можно было решить проблему одним броском. Однако у врага такое оружие вполне могло оказаться, и скорее всего он не станет сомневаться, применять его или нет. Размышляя таким образом, Штальнагель опустился на четвереньки и бесшумно вкатился под днище машины.

Противник по-прежнему никак себя не проявлял. Он мог бы уже попробовать отделаться от мешающего ему туриста, но медлил. Штальнагель, который не остановился бы перед необходимостью убить еще одного человека, никак не мог понять, почему тот медлит. Спустя еще несколько минут он понял, чего ждет пират. Ему намного выгоднее изловить пригодного для продажи аборигена, чем убивать его. К тому же случайный прохожий навряд ли забредет в эти места. Он мог оказаться ценным информатором. И пират даже представить себе не мог, насколько он прав.

Однако Штальнагель тоже был нелегким трофеем. За свою жизнь его столько раз пытались убить специалисты самой разной квалификации, что он мог бы похвастаться довольно обширным списком. Он сам всю жизнь занимался тем же самым и пребывал в полной уверенности, что достиг в своем деле совершенства.

Пират этого знать не мог и поэтому очень скоро потерял осторожность. Его выдал звук осыпающейся земли. И хотя он появился совсем не с той стороны, откуда ожидал его Штальнагель, последний был готов и к этому. Увидев, что опытный боец повел себя как мальчишка, он решил немного поиграть.

Пират увидел полу пиджака, высовывающуюся из-за рубчатого колеса машины. Стараясь не спугнуть жертву и усмехаясь в темноте, он протянул руку, желая ухватить понадежнее трусливого врага. Это ему удалось. Но молчаливое сопротивление продолжалось. Он рванул сильнее, но полу почти с такой же силой потянули

— Вылезай, придурок, — гаркнул пират, заглядывая под днище машины.

В этот момент над ним промелькнула какая-то тень, коротко фыркнула пневматика тормозов, и двухтонная машина, легко покатившись назад, под уклон, придавила руку пирата у самого плеча. От дикой боли в раздавленных костях он даже не закричал, а сразу потерял сознание.

— В песочек тебе играть, — сказал Штальнагель, приоткрывая дверь кабины, и после небольшой паузы добавил: — Придурок!

Он пожалел, что не может оставить машину в этом положении и дождаться, когда поверженный противник придет в себя и сам попросит смерти. В последний момент он вспомнил, что у пирата вполне может оказаться оружие, которое может пригодиться в дальнейшем путешествии.

Но стоило только ему спрыгнуть к бесчувственному телу, как вдруг прямо в затылок уперся твердый предмет, о назначении которого не нужно было гадать.

— Не дыши! — сказали сзади так убедительно, что киллер и в самом деле затаил дыхание.

Ловкие руки обежали его тело, безошибочно находя и унося из поля зрения оружие. Ни одного мгновения, пригодного для нападения на неизвестного пленителя, Штальнагелю не представилось.

— Руки за спину! — скомандовали сзади и тотчас же оружие убрали с головы киллера.

Он медленно исполнил приказание, ожидая прикосновения, которое стало бы сигналом к действиям. Но находящийся сзади оказался хитрее.

— Видишь бот над лесом?

— Вижу, — прохрипел осевшим от унижения голосом Штальнагель.

— Двигай туда и не верти башкой. Понял?

Отвечать на это он счел ниже собственного достоинства. Оставалось только признать полную победу противника, кем бы он ни был. Но и это было только показным. Каждый нерв киллера был напряжен. Он ждал ошибки человека, бесшумно крадущегося позади. Но ни дыхания, ни звука шагов не было слышно.

64


Чуть раньше вышеописанных событий в захваченной башне происходил такой разговор.

— Знаешь, как проникнуть в замок? — переспросил Вилли.

— Да, и мне не потребуется на это много времени.

— Отлично! Выкладывай! — придвинулся Тедди.

— Во-первых, прямо отсюда можно управлять системой обороны замка. Если у меня будет пара часов времени, то я запущу им в систему такую заразу, что они и побриться не смогут — все отрубится!

— Нам не важно, будут ли они побриты, когда мы войдем внутрь, — отмахнулся сержант. — Какой реальный план?

— Идемте наверх, я все покажу!

Они поднялись в кабину управления башни.

— Смотрите! — Пол пребывал в полном восторге.

Десантники наклонились к экрану монитора. Ни один из них не разбирался в этом — когда они покинули Землю, персональные компьютеры еще считались игрушкой для богатых.

— Ну и что? — спросил Вилли.

— Вот здесь, — стрелка курсора метнулась среди путаницы линий, — находимся мы, а вот здесь — сервак этого сектора. Его я уже сломал…

— Зачем же? — удивился сержант. — Он не мог нам пригодиться?

— А вот для этого я его и сломал.

— Ну хорошо. И что теперь?

— Теперь мы стали для них невидимыми вместе с башней.

Тедди оглянулся по сторонам.

— Ты ничего не путаешь?

— Нет. Я сообщил, что башня уничтожена, и теперь ее сектор перекрывают две другие.

— По-твоему, это лучше?

— Так это еще не все! Я подал команду, и сейчас они ее пережевывают.

— Короче, что мы с этого будем иметь? — Вилли понимал, что Пол рассказывает им что-то важное, но суть разговора до него не доходила.

— Должно произойти одно из двух: либо вся система наглухо зависнет, и мы пройдем через их оборону как по пляжу, либо они начнут гоняться за глюками, которых я напустил им в сети, и перестреляют друг друга.

— Сколько нам этого ждать?

— Я не знаю мощности их главного компьютера, но, думаю, не долго.

— Ладно, что ты говорил про бот?

— Очень сожалею, но он неисправен.

— Что конкретно? — оживился Тедди.

— Я не могу сказать точно, но двигатель не подчиняется приказам. Возможно, что кончилось горючее или что-то повреждено.

— Значит, не фига дергаться, — сделал вывод сержант. — Остались без транспорта.

— Почему же? — удивился Пол.

— У тебя есть какие-то резервы?

— Совсем недалеко есть исправный автомобиль.

— Где? — снова наклонился к экрану Тедди.

— Вот здесь. — Пол пробежался пальцами по клавиатуре, и картинка на экране сменилась. — Вот он. Совсем недавно появился.

— Какой здесь масштаб?

— Вы хотите знать, как далеко он от башни?

— Да. Сколько мне топать до него?

— Сто восемьдесят три метра.

— А сантиметров сколько? — не поведя и бровью, осведомился пилот.

— А сантиметров… — Только теперь Пол понял шутку. — Умножьте на сто.

— Хорошо, — кивнул Тедди. — Ну что, сержант, я пошел?

— Один справишься?

— Ну, если там не рота морпехов, думаю, справлюсь. Дай мне только свой «кольт».

Вилли выдернул из-за пояса пистолет, проверил обойму и передал оружие Тедди.

— Патронов маловато.

— Ты же знаешь: один выстрел — один труп.

— Ладно, давай. Удачи!

65


— Вы очень ловко захватили катер, — заметил граф, подавая Энни пакет с саморазогревающимся завтраком. — Что вы предполагаете делать теперь?

— Теперь надо выбрать, — невнятно ответила девушка, одновременно жуя, — куда нам двигаться.

— Вот об этом я хотел узнать.

— У вас есть какие-нибудь идеи?

— Видите ли, нам сейчас необходимо найти безопасное место и выждать время.

— И что?

— Не понимаю. Что вы хотите сказать?

— На что вы надеетесь?

— Ну, рано или поздно все приходит к своему логическому концу…

— Вы предлагаете где-то отсидеться?

— А что можете предложить вы? Ринуться в бой? Вдвоем захватить замок? Оставьте эти надежды! Все эти герои-одиночки, сражающиеся и побеждающие целые армии, — красивая сказка для детей.

— А по-моему, замок сейчас — самое безопасное место.

— С чего вы это взяли?

— Не знаю, но у меня такое чувство.

— О, женщины! Одна сплошная интуиция и ни тени ума! — воскликнул граф.

Готовая разгореться ссора невольных союзников была внезапно прервана осторожным стуком по корпусу бота снаружи. Граф ошарашенно оглянулся, а Энни клюнула носом в приборный щиток. Бот находился в двадцати метрах над землей.

— Черт возьми! Что это может быть? — не сдержалась девушка, нажимая клавишу открывания бортового люка.

Фыркнул пневмопривод, и ночь заглянула черным внимательным оком в салон бота. Почти тотчас же над порогом мелькнули руки, а вслед за ними показалось лицо… Ант Типы. Сумасшедшим взглядом окинув салон, он вдруг снова скрылся за обрезом люка.

Несмотря на всю подлость натуры спутника, предавшего их и желавшего им смерти, граф не мог не попытаться спасти его. Протягивая руку в темноту, он прежде всего спасал человеческое существо, на время вычеркнув из памяти мерзкую его сущность. И Типа воспользовался еще одним шансом на спасение. Его пальцы, словно волчьи капканы, сомкнулись мертвой хваткой на запястье графа и потянули спасителя вон из кабины. Однако граф быстро сообразил, чем грозит ему поражение в этой борьбе, и лег на пол, чтобы увеличить площадь трения. Некоторое время продолжалась их молчаливая борьба, и со стороны невозможно было понять — хочет ли Типа спасти собственную жизнь или погибнуть вместе со своим спасителем.

— Послушайте, — прохрипел граф, едва сдерживаясь, чтобы не закричать от боли, — вы или отцепитесь, или помогите мне вытащить вас наверх!

Но тот молчал, продолжая судорожно сжимать руку графа.

— Что у вас там? — спросила Энни, подойдя ближе.

— Я не знаю, — ответил граф.

— Сейчас! — Энни вернулась к пульту, включила донный прожектор и вернулась к люку.

— Вот это да! — ахнула она, заглянув под днище бота. Когда Новист вытолкнул Типу из люка, последний зацепился ногой за порог, что дало ему возможность мгновение ухватиться за амортизатор посадочной опоры. Но слабые, не привыкшие к физическому труду руки не смогли удержать вес тела и сорвались уже через секунду. Однако Бог и в этот раз явил чудо, словно для того, чтобы никчемный, подлый человечишко все же уверовал в высшую гуманность. Качнувшееся в немыслимом сальто тело вдруг повисло на консоли лазерной пушки, крепко зацепившись одеждой.

Следующее, что помнил Типа, была стремительно приближающаяся земля. Все время сражения он провел под днищем бота, прижатый брюхом машины к земле. Он едва мог дышать от боли и забивших все дыхательные пути комьев почвы, но по-прежнему оставался жив, пребывая в некоем полубредовом состоянии. Когда же бот снова поднялся в воздух, он постепенно пришел в себя и, не задумываясь о том, с кем он столкнется, постучался в бот.

— Ты еще жив, гад? — спросила Энни, впрочем, не ожидая ответа.

— М-м-м! — промычал Типа и вдруг во всю силу отдавленных легких заголосил: — А-а-а!!!

— Что такое? — Граф попытался заглянуть под днище бота.

— Он висит как раз рядом с прожектором, и ему здорово печет в задницу, — ухмыльнулась Энни. — Так ему и надо!

— Нет, так нельзя! Немедленно посадите бот!

— Зачем это? — заупрямилась девушка.

— Мы не можем его так оставить!

— Можем — он заслужил!

— Ну хорошо, тогда сделайте это ради меня — иначе он просто оторвет мне руку!

Энни нехотя вернулась в пилотское кресло и задала программу снижения до высоты в один метр. Бот тотчас же провалился почти к самой земле, что усилило истошные вопли Типы, хотя казалось, что подобное уже просто невозможно.

— Помогите мне, — попросил граф, красный от напряжения.

— Что нужно делать? — Девушка спрыгнула через его голову на землю, совершенно не опасаясь высоты более чем в два метра.

— Отцепите его от меня.

Она ловко нажала на что-то возле локтей Типы, и его руки разжались, повиснув как плети. Потом, загораживаясь от бьющих в глаза лучей прожектора, она заглянула за спину несчастного, чтобы понять, чем и как тот зацепился. И здесь она увидело очередное чудо. Консоль проскользнула под поясной ремень и удерживала тело на весу только за счет того, что сама она была немного погнута. Любое резкое движение не оставило бы Типе ни малейшего шанса на выживание.

— Везет же подлецам! — Энни обошла Типу с другой стороны, толкнула висящее тело плечом, и оно мешком рухнуло вниз.

— Все, — сказала она заглядывающему под днище бота графу, — можно улетать.

— И вы бросите его здесь?

— А что прикажете с ним делать?

— Я не знаю, но здесь его оставлять нельзя.

— Ага! Давайте вылечим его и того, что там уже есть, а потом они нас же и пристукнут!

— Говорите, что вам угодно, но я считаю, что нельзя оставлять беспомощного человека одного.

— Ах так! Вот и составьте ему компанию, а я ему ничем не обязана!

Тем временем объект их спора пришел в себя и, ориентируясь на голос графа, проворно пополз вон из-под бота.

— Ну вот, видите, не такой он беспомощный! — Энни следом за Типой подошла к люку.

— Давайте поднимем его в салон, — предложил граф, подхватывая Типу под локоть.

— Ни за что! — безапелляционно заявила Энни, отвернувшись в сторону.

— Ты ему поможешь, — раздался совсем рядом еще один голос.

66


— Получите аппарат! — раздался в башне веселый голос Тедди.

— Ну как? — спросил Вилли, вкладывая в эти два слова понятный только им двоим смысл.

— Все путем! Это было не сложнее, чем свистнуть пару яблок в саду у соседа, — хохотнул пилот. — Просто подошел и говорю: «Дяденька, дай прокатиться!»

— А он?

— А что он? Он говорит: «Пожалуйста, сынок, только не превышай скорость!»

— Вы у кого-то отняли машину? — спросил Пол. — Кто это был?

— Один очень неприятный тип. Он при мне положил двоих и даже не поморщился.

— Штальнагель? — угадал Вилли.

— Он самый. Ну что, будем дальше беседовать или все же поедем?

— У тебя все? — повернулся сержант к Полу.

— Можно, конечно, было бы сделать и больше, но я думаю, им и этого за глаза хватит.

— Тогда — поехали!

Едва только автомобиль отъехал от башни, как вдруг все пространство осветилось вспышками и началось форменное светопреставление. Первой на воздух взлетела соседняя башня, до сих пор никак себя не проявлявшая. Следом за ней, прямо по курсу, взорвался пустой бот, брошенный Новистом. Потом весь замок озарился огнями — роботизированный охранный комплекс сражался с призраками, прячущимися в его бастионах. Пылали зарницы лазерных лучей, рушились башни и стены, струи плазмы разметали в прах хитроумные заграждения и ловушки обоих колец обороны. В одно мгновение превращались в пепел виноградники и заповедные рощи, горела сама земля, и казалось, нет места живому существу в этом аду.

Однако машина, ведомая Тедди, оставалась невредимой, поскольку не имела отношения к системе обороны. Электронные глаза замка не видели ее, и поэтому путешественники могли следовать своим маршрутом беспрепятственно. Пилот быстро понял, что в первую очередь следует держаться подальше от систем обороны, которые ожесточенно воевали между собой.

— А как мы попадем внутрь? — прокричал Бахам сквозь грохот боя.

— Не бойся, малыш, прорвемся! — ответил Тедди, одновременно бросив вопросительный взгляд на сержанта.

Тот кивнул и вместе с тем пожал плечами.

Внезапно в салоне всполыхнуло красным, словно где-то сзади, в багажнике, начался пожар. Тедди, не оглядываясь, бросил машину вправо, едва не угодив под струю плазмы.

— Осторожнее! — закричали сзади тонким, неприятным голосом.

Это был Уоппи Флопп. Увидев возле своего лица ствол «кольта», он поперхнулся и замолк.

— Какого черта ты здесь скачешь? — зарычал Вилли, который тоже не на шутку испугался внезапного появления существа.

— Я стараюсь быть в курсе событий. Это моя работа!

— А не хочешь поработать хорошо прожаренным бифштексом там? — Сержант мотнул пистолетом в сторону окна, за которым все шире и шире разливалось море огня.

— Нет-нет, ни в коем случае! — испугался журналист.

— Хотелось бы мне знать, где ты находишься, когда тебя нет здесь?

— Для вас это так важно?

— Отвечай на вопрос!

— Я побывал в стане пиратов, несколько раз возвращался вдоль маршрута, чтобы как следует зафиксировать все следы. Проверял, не вернулся ли орбитальный челнок.

— Наш пострел везде поспел, — прокомментировал Тедди.

— В замке был? — спросил Вилли.

— В замке — нет.

— Это почему же? — подозрительно прищурился сержант. — Такой проныра и не смог найти лазейки?

— Там стоит защита, — насупился Флопп. — Но я все равно ее пробью.

— Не забудь нас взять с собой.

— Ни одного из вас мне не поднять, если только вот этого. — Он ткнул одним из отростков в Бахама.

— Мальчишку не трожь! — рявкнул Тедди.

— Как вам будет угодно.

Тем временем они достигли циклопической стены замка, и пилот, не желая оставлять машину на открытом месте, двинулся вдоль нее, отыскивая хотя бы плохонькое укрытие.

67


Лев очнулся посреди моря огня и решил, что уже попал в ад. Душа его взвилась с жалобой к несправедливым небесам. Он искренне считал, что.не настолько грешен, чтобы вот так сразу оказаться у дьявола на сковородке. Он всю жизнь стоял на страже интересов империи, боролся с еретиками и бунтовщиками, не жалел ни сил, ни здоровья для блага империи. И те реки крови, в которых он обагрил свои руки, лились исключительно ради блага родины. Он рассчитывал по меньшей мере на покой, если не на райские кущи, и вдруг оказался здесь.

Пробуя силы, ощущая адскую боль в голове, он повернулся на бок. И тут же ему явился черт. Тот, кто вдруг вынырнул из дыма и огня, показался Льву смутно знакомым.

— Поднимайся! — Его с двух сторон довольно грубо дернули вверх, словно вздевая на дыбу.

— Зачем? Мне и так уже хуже некуда.

— Заткнись!

Откуда-то сбоку появились еще несколько вооруженных человек. Они пришли на помощь первому и почти волоком потащили Льва в неизвестность.

— Стойте! А как же Божий суд? — кричал он, превозмогая боль в затылке. — Должен свершиться Божий суд!

— Будет тебе и суд, и расправа, — буркнул один из сопровождающих, угощая Льва исподтишка пинком.

На некоторое время он снова как бы отключился от действительности. Перед глазами плыли картины ужасающих разрушений — выжженной земли, дымящихся руин, обгорелых человеческих тел. Постепенно приходило сознание того, что все окружающее — реально. И не только реально, но и привычно. Империя, более ста лет ведущая непрерывные войны, едва ли не по всем своим границам частенько выглядела именно так. Только что трупов обычно бывало больше, а руины выглядели еще отвратительнее.

Из всех этих наблюдений сам собой напросился вывод — все происходящее, вне всякого сомнения, реально, а люди, волокущие его, словно неодушевленный предмет, — пираты.

— А ну! Стоять! — гаркнул он, собрав все наличествующие силы.

Услышав начальственный голос, пираты стали..

— Я — Лев! Я — начальник тайной полиции его императорского величества!

Для такого заявления он был слишком жалок — с огромным выпуклым синяком на темени, покрытый копотью, в грязной, разорванной во многих местах одежде. Вдобавок он где-то потерял один ботинок и стоял на дымящейся, усыпанной тлеющими угольями земле наполовину босой.

Один из сопровождающих пригнулся, чтобы рассмотреть черты его лица, и тотчас отпрянул.

— Ты что? — спросил другой.

— Это и в самом деле он, — ответил тот.

— Сам Лев? — удивился пират, разглядывая начальника полиции, как редкое растение. — Вот это трофей!

— Заткнись, дурак! Чем мы можем быть вам полезны, сэр?

— Так-то лучше, — усмехнулся Лев, чувствуя себя намного лучше от такого обращения. — Доставьте меня к адмиралу. И поосторожнее — я ранен!

Пираты, посланные на подмогу первой группе разведчиков, которая была рассеяна наемниками Новиста, выполняя задание, подхватили первого попавшегося «языка». Они никак не могли рассчитывать, что им окажется их непосредственный начальник, который, собственно, и организовал экспедицию. Теперь они не знали, чего от него ожидать. Ведь с одной стороны, они не выполнили поставленной задачи, а с другой — спасли его драгоценную жизнь. Крутой нрав Льва уже давно стал притчей во языцех, и попасть ему под горячую руку желающих не было.

Адмирал сначала даже не узнал в убогом грязном старике всегда лощеного, одетого по последнему крику моды, моложавого начальника тайной полиции. Ему потребовалось заглянуть в глаза визитера и под этим холодным, словно целящимся, взглядом покрыться испариной. Даже на собственном крейсере, окруженный несколькими сотнями преданных пиратов, адмирал до дрожи в коленях боялся Льва.

— Узнал? — ухмыльнулся Лев, плюхаясь в кресло.

Адмирал с содроганием посмотрел на безнадежно испорченную грязью, кровью и копотью обивку антикварной мебели, но смолчал.

— Узнал! — повторил Лев, но уже с другим выражением.

— Рад вас видеть в добром здравии, сэр! — вытянувшись, как новобранец на плацу, гаркнул адмирал.

— Вольно, вольно, — махнул рукой Лев. — И не завирайся, по мне и без лупы видно, в каком я состоянии.

— Я полагаю, что вы чудом выжили в этом аду.

— Чудом, чудом, — буркнул Лев, ища повода сорвать зло на собеседнике. — Почему вы до сих пор не в замке?

— Наши договоренности…

— К черту договоренности! Вы должны были воспользоваться моментом!

— Но нашей первостепенной задачей было…

— Да! Спасти меня! А вы полезли в замок и не сделали ни того, ни другого!

— Но, сэр…

— Молчать! Из-за спровоцированной вами массированной атаки и неумелых действий мы потеряли террористов!

— Но я полагал, что важнее…

— Значит, так. Я беру командование на себя и приказываю всеми силами двинуться на штурм замка. Потери меня не интересуют. Задача — взять штурмом замок, найти и арестовать террористов, где бы они ни находились. Взять живыми или мертвыми. Чтобы я сам их видел! Все ясно?

— Да, сэр!

— Выполняйте!

68


Фингер Двадцать Первый возник внезапно, словно вспышка импульсной лампы. Его изображение было настолько реальным, что Ефан незаметно пустил в него дробинку для того, чтобы убедиться в том, что перед ним не живой человек, а всего лишь голограмма. Дробинка пролетела сквозь эфемерное тело миллиардера и покатилась по полу.

— Еще одна такая шутка, — предупредил тот, — и я сделаю из тебя консервных банок.

— Простите, сэр, я уже не надеялся вас увидеть. Такое творится вокруг!

— Можешь не рассказывать, я видел.

Даже на электронном изображении было заметно, насколько утомлен хозяин планеты. У него даже не было сил, как это он делал обычно, ругаться и угрожать.

— Убытки не поддаются подсчетам, — осторожно начал Ефан.

— Плевать! Единственное, что мне сейчас нужно, — это поскорее покончить со всеми этими сволочами!

— Но на данный момент это очень сложно сделать — замок сильно поврежден. Система обороны не подчиняется приказам и по большому счету более не существует.

— Плевать! — повторил миллиардер. — Я перееду в другую резиденцию, а эту паршивую планету пущу в распыл.

— Но как же, сэр? Такие вложения!

— Я хочу, чтобы о Тотзауне не осталось даже воспоминания, понял? Все, я улетаю. Готовь корабль. Я буду через десять минут.

— Кого вы хотите видеть среди сопровождающих?

— Никого. Я прекрасно обойдусь и без вас.

— Но как же, сэр?

— А вот так. Вы не оправдали моего доверия и останетесь здесь.

Изображение исчезло.

Ефан повернулся к пульту. Карта прилегающего к замку района стала похожа на плохо выстиранную простыню. На мутно-белом фоне кое-где были видны контуры складок рельефа и значки чудом уцелевших объектов обороны. С задумчивостью, не свойственной роботам, Ефан провел манипулятором над пультом управления.

— Десять минут, — произнес он вслух.

И вдруг он увидел отметки двух движущихся к замку объектов. Оба они двигались вдоль открытого для продвижения коридора, нагоняя один другого. Даже по скоростям можно было понять, что один из них — автомобиль, другой — планетарный бот.

— Вот ты и попался! — сказал робот, выводя из ангара чудом уцелевший в побоище штурмовик.

Системы самонаведения боевого робота не работали — некому было указать на цель. Поэтому Ефан, опасаясь потерять его, тотчас переключил управление на себя. Новое изображение на экране показало действительную картину разрушений, какую было трудно представить, находясь внутри замка. В густом дыму терялись ориентиры и контуры. И даже в инфракрасном спектре трудно было хоть что-то разобрать. Однако, отсеяв все лишнее, Ефан очень быстро обнаружил движущиеся объекты.

Чтобы не ошибиться, он пустил одну ракету в движущийся вдоль стены автомобиль, а вторую — в заходящий на посадку планетарный бот.

69


Безапелляционный голос, раздавшийся за спиной у Энни, разумеется, принадлежал Штальнагелю.

Едва сообразив, что неведомый пленитель не намерен его убивать, Штальнагель применил свой излюбленный прием — неожиданно исчез с линии прицеливания. Это должно было повлечь за собой выстрел, которым противник выдал бы свое местоположение. А уж остальное было бы делом техники. Но надеждам киллера не суждено было сбыться. Выстрел не прозвучал, и противник никак не проявил себя. Зато неподалеку раздался шум, характерный для движущегося по кустарникам тяжелого автомобиля. Его обманули как мальчишку!

Привыкший к суеверному страху, какой внушал он окружающим, Штальнагель на несколько минут просто потерял голову. Подобное обращение он мог сравнить только с плевком в лицо, вдобавок размазанным звонкой пощечиной. Такого унижения ему еще не приходилось испытывать — противник не пожелал сразиться, а лишь пугнул его, как бродячую собаку, и взял то, что ему было нужно.

Некоторое время Штальнагель бежал вслед за удаляющимися габаритными огнями машины, надеясь, что пересеченная местность заставит водителя где-нибудь притормозить и тем самым даст ему возможность вернуть машину. Но человека за рулем нисколько не смущали рытвины и выскакивающие в свете фар, как чертики из коробки, кусты. Автомобиль, прыгая как мячик, все более и более удалялся, пока Штальнагель не понял всю бесполезность своей попытки догнать его.

Путаясь в обрывках лозы, рискуя переломать ноги в бороздах, он пробежал еще несколько метров и остановился. Только теперь до него стало доходить, в какое отчаянное положение он попал. Один, без транспорта и оружия, без союзников, хотя бы электронных, без связи и продовольствия, глубокой ночью он оказался на территории, которая в любой момент могла прорасти многочисленными врагами, а он не смог бы даже отстоять свою жизнь и честь.

В таких безнадежных случаях, даже атеисты взывают к Богу, как последней инстанции. Но если большинство людей обращаются с просьбами или пусть неуклюжими, но все же молитвами, то Штальнагель послал темным, подсвеченным отдаленными пожарами небесам чудовищное проклятие.

Ответом ему был мощный луч голубоватого люминесцентного света, ударивший, словно мокрым полотенцем, по запрокинутому лицу. Через секунду к потоку ярких, холодных лучей, низвергающихся из неизвестного источника, прибавился звук, в котором лишь с большим трудом можно было узнать человеческий голос. Словно кто-то специально хотел привлечь внимание Штальна-геля к происходящему наверху. В луче света метались какие-то тени, словно из прожектора кто-то пытался вывернуть лампочку.

Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы определить, какой аппарат оказался у Штальнагеля над головой. Так беззвучно летают только планетарные боты, снабженные двигателями, использующими принципы антигравитации. Киллер скрипнул зубами. Если бы только у него сеичас был такой бот, никому бы не удалось уйти живым! Ему до дрожи, до непривычного спазма в животе захотелось, чтобы летающая машина хоть на секунду снизилась до доступной его рукам высоты, чтобы только дала возможность завладеть собой!

— Иди, иди сюда! — Его пальцы скрючило от желания ухватить вожделенный предмет.

Если бы только была такая возможность, он притянул бы к себе бот за лучи, испускаемые прожектором, — так он хотел чуда. И чудо свершилось!

Бот резко провалился вниз, словно мухобойка, целясь в одиноко стоящего прямо под ним человека. Штальнагель проворно отскочил в сторону и, выйдя из освещенного прожектором круга, стал невидим.

— Всем влезть в бот и лечь на пол лицом вниз! — приказал он голосом хорошо вооруженного и оттого уверенного в себе человека.

Энни, граф и Типа ни на секунду не усомнились, что их новый пленитель при малейшем неповиновении начнет стрелять. Поэтому они без возражений, четко исполнили команду, устелив своими телами все свободное пространство на полу салона.

Штальнагель, осторожно ступая между распростертыми пленными, пробрался в конец салона. Осторожность его была продиктована отнюдь не гуманностью по отношению к пленным — он боялся оступиться на них. После пробежки он и так чувствовал себя неважно, и падение могло стать фатальным. Здесь он подобрал оброненное Новистом ружье и уселся на последний ряд кресел. Некоторое время ему пришлось собираться с силами и выравнивать дыхание. И только потом он разглядел лежащих на полу.

Почти к каждому из них у него был свой счет. Типа, который уже давно обязан был умереть, несколько раз обманувший его. Граф Мастубани вообще ушел прямо у него из рук и тем самым нанес личное оскорбление. Девчонка, из-за которой развалилась вся стройная схема. И наконец, Новист, бледный и окровавленный, лежащий на кресле, — тупое, своекорыстное животное, пушечное мясо без зачатков разума. Будь его, Штальнагеля, воля, он прямо здесь и сию секунду расправился бы сразу со всеми. И единственное, что останавливало его, — это опасение повредить бот — последнее средство транспорта, доступное в данный момент.

— Эй! Кто из вас сидел у пульта? — спросил он, качнув ружьем.

Ответом ему было молчание.

— Я спрашиваю: кто управлял ботом? Или мне поговорить с вами по-другому? — И он для убедительности щелкнул туда-сюда предохранителем.

— Я, — ответил тихий голос.

Штальнагель не стал разбираться, кому он принадлежит.

— Встать и к пульту!

Энни плавно поднялась с пола и украдкой взглянула в сторону киллера. Однако тот заметил мимолетный взгляд.

— Смотреть прямо перед собой! Быстро на место!

Девушка повиновалась. Бот дрогнул и начал плавно подниматься в черное ночное небо.

— Что дальше? — осмелилась спросить она.

— Поменьше вопросов — подольше проживешь!

Ответом ему было молчание. Энни хорошо понимала, что человек с такими сумасшедшими глазами и постоянными мелкими пузырьками в углах губ способен сделать любую глупость.

— Дай мне сюда шлем для связи.

Она подняла шлем стрелка с пола и передала его Штальнагелю, мечтая только о том, чтобы тот хотя бы на мгновение отвел от нее ствол ружья или взгляд. Но киллер был слишком опытен для того, чтобы совершать такие опрометчивые поступки.

— А теперь — гони в замок!

— В замок? — не удержалась Энни.

— Ты что, глухая?

— Нет, но…

— Бегом! Марш! — рявкнул Штальнагель, ткнув девушку в живот стволом ружья.

70


Тедди шестым каким-то чувством уловил пуск ракеты со штурмовика. Хотя робот находился в поле его зрения, он ориентировался не на вспышку, а на какое-то внутреннее зрение, которое нередко вырабатывается у человека, часто рискующего жизнью. Уповая только на то, что ракета не имеет системы корректировки цели, он всем весом навалился на акселератор и, рывком, за мгновение до взрыва, выдернул машину из зоны поражения. Ракета взорвалась позади, но тент на автомобиле все же вспыхнул, создавая для противника иллюзию прямого попадания.

Уоппи Флопп, оказавшийся в самом центре пламени, истошно завизжал и исчез. Десантники, действуя словно бы по давно отработанному сценарию, вывалились из машины, попутно прихватив каждый по пассажиру. Тедди вырвал за шиворот Бахама, а Вилли — Пола. Спустя еще несколько секунд они уже отбежали от пылающей машины на безопасное расстояние.

— Черт! — выругался пилот. — Не дали прокатиться. Что за противоугонка стояла на этой тачке?

— Тебе обязательно надо что-то ляпнуть, — махнул рукой сержант. — Ты бы лучше предложил, что делать дальше.

— Как что делать? — возмутился тот. — Лезть внутрь, как и намечали.

Вилли взглянул вверх. Гладкая, отвесная стена замка лишь отчасти была освещена пожарами, но и видимая ее часть внушала уважение к выдумавшему и построившему ее зодчему. Штурмовать ее было немыслимо, ибо не только человеческим конечностям, но даже взгляду не за что было зацепиться. Здесь не помогло бы и альпинистское снаряжение.

— Ты в сад за яблоками лазил через такую загородку? — наконец спросил он.

— Примерно, — в тон ему отозвался пилот. — Только там еще колючая проволока была натянута.

— Здесь, похоже, нету…

— Ребята, — вмешался Пол, — вы еще долго прикалываться будете?

— Нет, а что?

— Да я бы пока прилег — уж больно место спокойное.

Бахам только переводил полные отчаяния и надежды глаза с одного говорящего на другого. Он уже понял, что ситуация безнадежна и все эти шутки служат лишь для того, чтобы скрыть беспокойство.

— В общем, так, — сказал Вилли, — двигаем дальше, авось где-нибудь найдется для нас лазейка. Ведь не зря же мы на пару с пиратами ковыряли эту халупу с самого вечера!

— Вилли дырочку найдет! — Тедди ободряюще хлопнул Бахама по плечу.

— А что такое «авось»? — поинтересовался мальчишка.

— Сержант, ты можешь ответить на этот вопрос?

Вилли было открыл рот, но тут же остановил сам себя. Тедди проследил направление его взгляда и тотчас же, увлекая за собой Бахама, присел, стараясь слиться с изрытой метеоритами землей.

71


Подчиняясь приказу нового командира, пираты предприняли новую вылазку. Однако теперь их тактика была другой, поскольку ситуация с момента прошлой атаки значительно изменилась.

Система обороны, пораженная вирусом, запущенным в нее Полом, кое-где еще сражалась сама с собой, но редкие островки сохранившейся охранной зоны уже не могли остановить опасность, движущуюся извне. Она даже не могла погасить пожары, пылающие на бастионах. Внешние периметры были полностью уничтожены, остатки гарнизона дезорганизованы, лишены связи и, как следствие, единого командования.

Лев хорошо понимал, чьих рук это дело, и поэтому без опасения двинул свои отряды на штурм. Он не знал, каким образом террористам удалось проникнуть внутрь и уничтожить систему обороны, — ему это было безразлично. Теперь его волновало только одно — как найти трех человек в многочисленных помещениях огромного сооружения. Поэтому пиратам был отдан приказ: брать живьем всех встреченных в замке людей и приводить пред ясные очи главнокомандующего, который будет решать их дальнейшую участь. Начальник имперской полиции не питал иллюзий относительно того, что террористы легко дадутся ему в руки, однако времени и людских ресурсов у него было вполне достаточно, чтобы планомерно прочесать весь замок. К тому же это был тот редкий случай, когда интересы начальника и подчиненных совпадают: пираты имели хороший доход с продажи рабов и пушечного мяса империи.

Просачиваясь мелкими группами, без криков и выстрелов, без сигналов в эфире, пираты придвинулись к стенам замка неподалеку от того места, где волею судеб оказались Вилли, Тедди, Пол и Бахам. Именно в этом секторе бастионы замка пострадали сильнее всего. Сначала сюда обрушились обломки орбитального порта, потом разрушений добавили залпы пиратских кораблей, а междоусобица, затеянная системой обороны, довершила дело. Здесь мощные стены перестали быть защитой — слишком много оказалось в ней дыр и трещин. Проникнуть внутрь не составляло большого труда. И пираты не замедлили воспользоваться этим обстоятельством.

Сохраняя молчание, они с муравьиным упорством карабкались по руинам и исчезали в темных зевах пробоин. И тотчас внутри оживали тени, метались лучи фонарей и. Усиленные гладкими стенами, скакали упругими шарами звуки шагов. Сдерживая дыхание, ожидая выстрелов или просто окрика, прислушиваясь к каждому шороху, пираты медленно растекались по темным помещениям замка.

Они рассчитывали попасть в переполненную сокровищницу и поэтому были разочарованы убогим видом серых стен. Можно было подумать, что перед ними не дворец самого богатого человека в освоенной вселенной, а заброшенная военная база, откуда давным-давно вывезено все до последнего гвоздя. Ни рыцарских доспехов, ни канделябров, ни старинной мебели, формирующих интерьер, нигде не было видно. Лишь кое-где попадалась покореженная взрывами казенная мебель, вид которой наводил на мысль, что здесь хозяин замка никогда не бывал, а его прислуга была вынуждена довольствоваться малым.

Фингер и в самом деле считал, что мягкая мебель, различные украшения вроде картинок и безделушек только расслабляют подчиненных. А он хотел в любое время иметь от них наибольшую отдачу. К тому же он от природы был скареден и поэтому даже в комнатах отдыха установил казенную, а потому неудобную мебель. Фанерные стулья с низкими спинками и без подлокотников; тяжелые столы с такими острыми гранями на крышках, что служащие, сидевшие за ними, вынуждены были весь день держать руки на весу, чтобы не заработать синяков; высокие стеллажи, в которых каждый предмет находится на виду и поэтому нельзя положить что-то не имеющего прямого отношения к работе. Любой же беспорядок, будь он на рабочем месте или в жилом секторе, жестоко наказывался. Виновный немедленно попадал в механизм репрессий и благодарил Бога, если ему удавалось выйти из этой передряги живым.

Однако пират, ворвавшийся в чужой дом, всегда найдет, чем поживиться. Наступление захлебнулось в первые же минуты. Передовые отряды больше занимались взломом дверей и грабежом, чем продвижением в глубь замка. Спонтанно образовались отряды трофейщиков, которые, действуя по принципу «с паршивой овцы — хоть шерсти клок», собирали и выносили вон все, что, по их мнению, представляло хоть какую-нибудь ценность. К пробоинам в стенах были вызваны роботы, которые бесконечной вереницей потянулись к стоящим в отдалении кораблям, волоча на себе награбленное.

— Какого черта?! — вскричал Лев, наблюдающий из рубки пиратского крейсера за происходящим.

— Простите? — не понял его раздражения адмирал. Картина на экране монитора была знакома ему до мелочей, поэтому он даже не смотрел в том направлении.

— Что им было приказано? — не снижая голоса, прокричал начальник имперской полиции.

— Взять штурмом замок и завладеть всеми его ценностями. Как видите, все идет по плану.

— Ах, по плану! Они должны были захватить замок целиком, а уже после этого вывозить из него барахло!

— Видите ли, пираты — не регулярная армия. Поэтому мы вынуждены делать некоторые скидки на их поведение, — осторожно заметил адмирал. — Если им сейчас приказать бросить барахло, как вы выразились, они перестанут быть управляемыми.

— Я что, должен вас учить, как укреплять дисциплину? Пристрелите публично десяток мародеров, и проблема будет исчерпана сама собой!

— Боюсь, что это возымеет обратный результат.

— Что вы имеете в виду? — Лев уже понял, что сунулся в чужой монастырь со своим уставом, и это соображение, как ни странно, успокоило его.

— Дело в том, что почти все командные должности, включая и мою, являются выборными. Только в отличие от избирателей парламентов и президентов эти люди, — адмирал кивнул на экран, — очень хорошо помнят о своем праве отозвать избранного ими человека и выбирать на его место другого.

— Вы боитесь, что ваши подчиненные вас низложат?

— Да. И я даже знаю того, кто может оказаться на моем месте.

— Ну, так убейте его!

— Нет, этих людей невозможно обмануть. Подумайте сами, из каких отщепенцев формируются экипажи. Они просчитают любую операцию до самого конца, и скрыть вам ничего не удастся.

— Ладно, черт с вами! — вынужден был сдаться Лев. — Пусть действуют, как привыкли. Но тогда нам придется просидеть здесь несколько недель.

72


Энни не видела пуска ракеты — боевой робот в этот момент оказался точно на траверзе бота. Система управления была наполовину выведена из строя и поэтому не могла предупредить о стремительно надвигающейся опасности. Бот спасла только скорость и своевременный маневр уклонения, сделанный девушкой чисто машинально — она ожидала атаки с бастионов и постаралась хотя бы немного обезопасить себя.

Однако ракета не пролетела мимо. Попадание лишь немного запоздало и пришлось не совсем туда, куда целился робот.

Какую большую роль может иногда сыграть точка соприкосновения! Маленький кусочек металла, летящий с сумасшедшей скоростью и в своем полете даже невидимый глазу… Он может сразить человека наповал, и тот даже не успеет понять, что же так стремительно вышвырнуло его из привычного бытия. А может только напомнить ему о хрупкости этого мира, о бренности всех его тщет и о том, что он отнюдь не бессмертен. Все зависит от точки соприкосновения и угла вхождения.

Насколько бы могли измениться судьбы многих действующих лиц этой драмы, если бы пущенная роботом неуправляемая ракета угодила в корму бота! Взрыв в первую очередь уничтожил бы Штальнагеля, по-прежнему сидящего в самом конце салона. Затем волна обломков, несущаяся по салону, смела бы остальных пассажиров и, может быть, пощадила бы лишь девушку, укрытую от осколков спинкой пилотского сиденья. Но и это не спасло бы ей жизнь — после взрыва бот должен был либо удариться в стену замка, либо рухнуть к ее подножию, что не оставляло шансов выжить никому из находящихся в нем.

Но получилось все иначе. Попадание пришлось в корпус двигателя, расположенного под полом салона. Удар снизу и сзади швырнул машину через кромку бастиона на обширную площадку, усеянную обломками оборо-нительной системы. Сорванный со своего места двигатель отлетел далеко в сторону, а корпус бота, ударившись о каменный пол, развалился на три части. Между обломками, сыплющими снопами искр и занимающимися редкими язычками пламени, покатились в разные стороны пять человеческих тел.

Штальнагель, которому в другом, описанном выше, случае оставалось менее всего шансов выйти из этой катастрофы живым, пострадал совсем незначительно. Еще на самой заре авиации было замечено, что при катастрофе летательного аппарата хвостовая его часть оказывается наименее поврежденной. Сильное сотрясение от удара о площадку бастиона вырвало киллера из кресла и швырнуло его через пробоину в груду обломков. Он ударился головой о какую-то штангу, торчащую между камнями кладки, но его спас шлем, надетый им сразу после захвата бота.

Некоторое время он лежал неподвижно, уткнувшись лицом в пол, опасаясь пошевелиться и обнаружить у себя серьезную травму. Однако время шло, а боль, сопровождающая любое серьезное повреждение, все медлила. Штальнагель осторожно пошевелил пальцами и пришел к выводу, что все они на месте. Потом осторожно вдохнул полной грудью замешенного на дыму и гари воздуха, и снова ничего не заболело. Так он постепенно протестировал все свое тело и, к немалому своему удивлению, обнаружил, что не только жив, но и здоров. Несколько саднящих царапин он не стал брать в расчет.

Все еще опасаясь внезапного проявления некоей не замеченной им травмы, Штальнагель осторожно поднялся на ноги. Нашел среди лениво разгорающихся обломков бота покореженное ружье и, держа его в руке, принялся за поиски остальных. Ему совсем не хотелось, чтобы кто-нибудь из них вдруг напал на него сзади.

Типа и граф Мастубани, лежавшие перед взрывом на полу, были оглушены и не подавали признаков жизни. Однако крови на их одежде видно не было, и, пощупав пульс у одного и другого, Штальнагель убедился в том, что оба они живы. Новист был при смерти. Его ранения, и без того опасные, усугубились ударом о корпус бота. К тому же тело его прошили несколько осколков от ракеты, и надеяться на жизнь он мог бы только при оказании ему спешной квалифицированной медицинской помощи. Но эти надежды были тщетны — замок агонизировал, и даже если бы и нашелся где-то здесь врач, он просто не смог бы добраться до своего пациента.

Штальнагель склонился над умирающим, и тот, словно наэлектризованный, дернулся и открыл глаза, уже подернутые смертной поволокой.

— Доигрался, придурок! — процедил киллер, примериваясь, как прервать жизнь раненого.

— Босс! — успел только выдохнуть тот и умер.

Штальнагель еще некоторое время смотрел в мертвые глаза, а потом пошел искать последнего попутчика.

То, что осталось от кабины бота, было искорежено и разбито. Из перекошенной панели управления тянулась струйка ядовитого дыма. Вырванные провода сыпали искрами. Казалось, что эпицентр взрыва был именно здесь. Однако ожидаемого Штальнагелем изувеченного тела нигде не было видно. Пилотское кресло хоть и было изогнуто сразу в трех плоскостях, но все же выдержало и взрыв, и удар о площадку. Было понятно, что девушка пострадала незначительно — у нее хватило сил освободиться от аварийных ремней и скрыться.

Штальнагель нервно огляделся. Он был опытным бойцом и очень хорошо знал местность. Он понимал, что Энни не могла уйти далеко по руинам запутанного, как лабиринт, замка. Она должна была оставаться где-то рядом. Она должна была развязать себе руки, а для этого требовалось убрать лишь одно препятствие — его самого. Он еще раз оглядел покореженное ружье, которое все еще держал в руке. Толку от него сейчас было не больше, чем от хорошей дубины.

Мимо его головы пролетел некий предмет, который, грохнув об обломки бота, укатился из поля зрения. Штальнагель не ошибся — ему предстоял бой. Это только успокоило его: ситуация становилась привычной, оставалось лишь только победить. Проследив траекторию полета снаряда в обратном направлении, он поудобнее перехватил ружье и двинулся навстречу противнику, которого еще не видел.

Люди изобрели великое множество способов убивать друг друга. Убивать по одному или целыми народами. Для ближнего своего у человека всегда найдется под рукой дубина или ракета, нож или яд, огонь или пуля. Из века в век вооружения находились на самом острие науки и техники. Едва ли не каждое новое изобретение сначала примеряли к своим нуждам военные, а только после этого оно начинало двигать прогресс. Многие годы люди совершенствовали оружие: лук и праща стали сначала ружьями, потом ракетами, лазерными пушками; дубина и топор — бомбами, танками, торпедами; копья и дротики — самолетами, подлодками, межзвездными крейсерами. И при этом все они сохранили свое назначение — при минимальном риске для агрессора наносить максимальный вред жертве.

Но при всем совершенстве оружия однажды наступает момент, когда вся мудрая электроника, все высокие технологии уже выведены из строя и друг против друга остаются двое, которым не на что больше надеяться, кроме как на собственные силы. На мускулы, ловкость и, дай Господи в руку, какой-нибудь завалящий дрын!

73


Вилли внимательно наблюдал, как пираты цепочкой, словно муравьи, проникают в замок. Изнутри не доносилось шума, обычно сопровождающего боевые действия. Похоже было, что гарнизон замка не оказывает нападающим никакого сопротивления. Заметил он и другое: пираты были одеты и вооружены как попало, они не носили какой-то определенной формы, позволяющей отличать своих от чужих. Постороннему было довольно легко просочиться вместе с отрядом в замок. Обернувшись к своим спутникам, сержант изложил свои соображения.

— Ты считаешь, что нам все же нужно лезть внутрь? — спросил Тедди.

— А что нам остается?

— Можно было бы попробовать пробраться на их корабли, — предложил Бахам, — пока они все здесь.

— Вряд ли это получится — они наверняка оставили охрану.

— А что мы будем делать в замке? — спросил Пол.

— Возможно, что где-то там, внутри, есть космический корабль, — предположил Вилли. — Не безвылазно же он сидел на этой планете!

— А если и нет, то уж дальняя связь есть обязательно, — поддержал его Тедди. — Можно вызвать спасателей или кто там еще может быть. Я считаю, так и надо сделать.

— Тогда — не медлить! Ситуация может в любой момент измениться.

Все четверо поднялись и пристроились в хвост очередному отряду. На них и в самом деле никто не обратил внимания, и проникнуть в замок оказалось даже проще, чем можно было предположить. Однако с первых же шагов по запутанным коридорам стало ясно, что идея была чистой воды авантюрой — никто не знал, что делать дальше. Найти в этом лабиринте Энни, даже зная наверняка, что она где-то здесь, было невозможно.

Быть может, впервые за все время знакомства Тедди увидел растерянность на лице командира.

— По-моему, нам нужна хорошая, длинная нитка, — заметил он.

— Зачем? — не понял Бахам.

— Чтобы выйти отсюда, когда заблудимся, — ответил Пол. — Есть предложения посерьезней?

— Хорошо бы взять «языка», — пробурчал Вилли.

— Здесь мы никого не возьмем, — сказал Тедди.

— Думаешь, уже никого нет в живых?

— Нет, не поэтому. Смотри сам, что это за помещения.

— Ну? — спросил сержант, оглядевшись по сторонам.

— Это обслуга. Здесь обитают всякие горничные, уборщицы, кто там еще бывает?

— Ты хочешь сказать, что надо искать апартаменты?

— Конечно! Будь ты миллионером, стал бы ты жить в такой конуре без окон, без дверей?

— Да, ты прав. Где здесь у него могут быть апартаменты?

— Как всегда, в самом безопасном месте. То есть в центре.

— Ну что же, двинули!

Стараясь не терять друг друга из виду, они двинулись в выбранном направлении.

По мере удаления от бастионов разрушений становилось все меньше и меньше. Уже не хрустели под ногами обломки, не приходилось перелезать через поваленную мебель. И становилось все тише и тише, словно все перипетии прошедшего дня и ночи остались далеко позади и проникнуть в эти коридоры у них нет никакой возможности. Только шаги путешественников гулко отдавались под высокими сводами.

— По-моему, мы ходим по кругу, — заметил через некоторое время Пол.

— Что ты предлагаешь? — обернулся к нему Вилли.

— Надо искать пути наверх. Не будет же он сидеть в подземном бункере!

— Да, ходить вслепую получится слишком долго.

— Постой! — Сержант остановился так резко, что идущий следом Бахам налетел на его спину.

— И как я раньше не додул?!

— Что ты не додул?

— Ведь в каждом здании имеется какой-нибудь план.

— План чего?

— Ну, хотя бы план пожарной эвакуации.

— Точно! — воскликнул Тедди и тотчас пинком вышиб ближайшую дверь.

По всей видимости, это был офис какого-то небольшого начальника или бригадира. По край — ней мере стеллажи, заставленные скоросшивателями, и исправный компьютер на столе имелись.

— Остальное — дело техники, — сказал Пол, придвигаясь к столу.

Он погрузился в хитросплетения программ и очень скоро добился результата. На мониторе появилась паутина схем коридоров и помещений.

— Где сейчас противник? — спросил Вилли, вглядываясь в переплетение разноцветных линий.

— Кого вы имеете в виду? — повернулся к нему Пол.

— У нас здесь все — враги, — добавил Бахам.

— Ах это! Эта система не предусматривает обнаружение посторонних. Скорее всего она управляет роботами-уборщиками.

— Вот и отлично! — ухмыльнулся Тедди. — Никто так не знает семейных секретов, как горничная или уборщица.

— Но эти роботы не могут собирать информацию — из них попросту удален этот блок. Скорее всего этот Фингер тоже понимал, что они могут слишком много узнать.

— Так что же может нам дать эта система?

— Только схему движения к апартаментам.

— Ну что же, это — больше, чем ничего, — заметил Вилли. — Делай!

Через полминуты на столе появилась пленка, затканная цветными линиями и похожая на схему выкроек, какие обычно печатают в женских журналах.

— Черт возьми! — воскликнул Тедди. — Как же во всем этом разобраться?

— Здесь есть линия, которая должна довести нас куда надо.

— Тогда нечего здесь торчать, — заключил Вилли. — Двигаем! Я надеюсь, если наша клиентка еще жива, то каждая минута для нее…

Он не нашел сравнения, однако соратники все поняли и согласно кивнули.

Бахам первым вышел в коридор и тотчас прыгнуд обратно.

— В чем дело? — В руке сержанта появился пистолет, а мальчишка оказался за спиной Тедди.

— Там — пираты!

— Ну так что же? — Вилли осторожно выглянул в коридор. — Конечно, пираты, а кому же еще быть, как не пиратам? Церковному хору, я думаю, здесь делать нечего.

— Может, попробовать проскочить? — предложил Тедди. — Авось опять примут за своих…

— Мы не можем рисковать.

— И высиживать здесь нечего…

— А может, через вентиляцию? — указал на сетку в потолке Бахам. — Я видел…

— В кино? — усмехнулся Вилли. — В кино по таким каналам только что на машинах не ездят. А в жизни — по большинству этих каналов только кошкам лазить.

— Есть идея! — воскликнул Пол и, не говоря более ни слова, снова уткнулся в клавиатуру компьютера.

Почти тотчас же одна из стеновых панелей открылась, и из нее выехал цилиндрический робот ростом чуть повыше табуретки. Он ощетинился полудюжиной щупалец и деловито принялся за уборку помещения.

А Пол все стучал по клавишам компьютера.

Робот вдруг бросился к нему и принялся чистить и пылесосить молодого человека, не обращая внимания на сопротивление и то, что его инструменты причиняют боль человеку.

— Все! — Пол вскочил со стула. — Бежим отсюда! И он первым выскочил вон. Остальные последовали за ним.

— Чтобы подняться на следующий этаж, — пояснил он на бегу, — нам надо немного вернуться.

— А что там: лифт или лестница? — поинтересовался Вилли.

— Лестница. Лифты я не включил в схему — они могут не работать.

— Ага, — поддержал его Тедди, — или отрубятся в самый неподходящий момент.

Они бежали по коридору навстречу пиратам, перескакивая через многочисленных и разнообразных роботов, норовящих их вычистить прямо на бегу. Пираты, еще не сообразившие, что, собственно, происходит, в панике отступали, беспорядочно отстреливаясь от наседающих со всех сторон роботов. По всей видимости, они посчитали появление механизмов контратакой со стороны гарнизона, и в возникшей панике никто не обратил внимания на четверых людей, организованным строем передвигающихся по коридору.

74


Черная тропическая ночь постепенно начала светлеть. На востоке одна за другой гасли звезды, а глубокий темно-синий небосклон стал потихоньку линять по краю, словно кто-то там, на горизонте, смывал копоть. Светило еще оставалось невидимым, но контуры окружающих предметов стали яснее, приобрели объем, как на голографической открытке. Еще трудно было наверняка определить расстояние, однако спутать фигуру человека с каким-нибудь неодушевленным предметом было уже значительно сложнее. Планета плавно поворачивала свой бок к свету, и с каждой минутой здесь все более и более выступали из мрака следы ночного сражения.

Энни от досады готова была расплакаться. По ее собственной оценке, она упустила едва ли не единственный шанс на победу. Как опытный боец, знающий толк в рукопашных, она не имела никаких оснований переоценивать свои возможности. Напротив, она привычно завысила оценку противника. Его сила, опыт и большая разница в весовых категориях оставляли Энни слишком мало надежд на победу. Ей только оставалось отступить, не принимая боя, и выждать удобный момент, когда удастся снова атаковать из засады.

Однако отступать тоже было некуда — Энни окружали руины бастионов, передвигаться по которым без риска для жизни было просто невозможно. Кругом торчали острые зубья расколотых бетонных стен, рваная арматура и покореженные металлоконструкции непонятного назначения, казалось, нацелились в подвздох. Коварные щели и провалы, качающиеся в неустойчивом положении обломки только и ждали неосторожного, чтобы схватить, изломать, искалечить и оставить на поругание стервятникам, невесть откуда собравшимся над замком. Был здесь рядом и выход отчаяния — специально для тех, кто не в состоянии найти путей к спасению, — бездонная пропасть за изгрызенным взрывами краем стены. Но этот, последний, Энни не стала брать в расчет.

Она осторожно выглянула в импровизированную амбразуру, образованную несколькими свалившимися друг на друга обломками. Штальнагель все еще стоял на прежнем месте, держа в руке покореженное ружье. Только на этот раз он смотрел прямо на нее.

— Иди сюда! — Он призывно махнул свободной рукой.

Их разделяло метров десять, только позиция девушки была как бы немного приподнята над площадкой, украшенной обломками бота. Она на пробу швырнула еще один обломок, но, как и следовало ожидать, Штальнагель легко уклонился от попадания.

— Может, сыграем по-честному? — предложил он, примериваясь, как можно прижать противника к краю стены и полностью лишить возможности маневрировать.

— Как же! Видали мы таких1 — прошептала Энни.

Чуть правее от своего укрытия она разглядела более или менее свободный проход. Куда он приведет ее, она не могла даже предположить, но он обещал спасение. Однако для того, чтобы выйти на эту узкую тропу, надо было пройти в непосредственной близости от вооруженного и, судя по всему, готового на все противника.

Энни не размышляла дальше. Решения она обычно принимала мгновенно и никогда не жалела об ошибках. Зажав в руке заостренный кусок бетона, она взметнулась над укрытием и, перепрыгивая препятствия, словно спринтер, бросилась на Штальнагеля.

Тот на секунду даже опешил. Ему и раньше приходилось видеть отчаянные попытки обреченных спасти свою жизнь, конец которой уже был рассчитан и предопределен. Но решительность, написанная на лице несущейся на него девушки, несколько смутила опытного убийцу. Он даже подумал, что ей удалось найти в руинах какое-то оружие, давшее ей бесспорное преимущество.

Однако секунду спустя Штальнагель понял, что в руке ее зажат всего лишь камень, и он, ухмыльнувшись, поднял свое оружие, словно игрок в гольф, намереваясь первым ударом сломать девушке ногу, а потом уже добить.

Она, словно угадав его намерение, с расстояния в пять шагов изо всех сил, даже подпрыгнув на месте, бросила обломок, целясь прямо в голову. В шахматах такая позиция называется вилкой — либо вы теряете значительную, сильную фигуру, либо… Ведь нельзя оставить короля под шахом. Не так ли? Только там противник дает вам время подумать, каким образом можно выпутаться из сложившейся ситуации, а у Штальнагеля было всего несколько долей секунд. Однако он поступил правильно — оставив надежду остановить несущуюся на него амазонку, он постарался как можно дальше убрать голову от траектории полета обломка.

Энни, воспользовавшись моментом, выбила винтовку у него из рук и сбила с ног. Но останавливаться и ввязываться в драку она не стала — противник хоть и оказался в невыгодном положении, однако не понес большого урона и по-прежнему был силен и опасен. Поэтому она пронеслась дальше по намеченному ранее пути.

Штальнагель, не ожидавший такого яростного натиска, промедлил всего секунду. Он мог поддеть Энни за ногу, но рука схватила только воздух, еще вьющийся в кильватере стремительно уносящейся девушки. Еще миг ушел на то, чтобы подняться, следующий — на поиски выбитого из рук оружия, и вот он уже бросился вслед за девушкой.

Погоня по незнакомой местности небезнадежна хотя бы потому, что преследователь всегда находится в более выгодном положении. Жертва сама указывает ему наиболее безопасный путь, сама теряя при этом время и силы на поиски последнего.

75


— Вот вам и апартаменты. — Пол повел рукой, словно музейный экскурсовод.

— Неплохо живут миллиардеры! — заметил Тедди, окидывая взглядом огромный зал в стиле барокко. — Где он только это спер?

— Спер? — не понял Бахам.

— Ну, украл, — пожал плечами Тедди, разглядывая мозаичные фрески на потолке.

— Почему же это украл, — вступился за хозяина замка мальчишка. — Он это получил в наследство и заработал…

— Заработать можно только грыжу и пособие по инвалидности, — ответил пилот. — А такие избушки честным трудом не заработаешь.

— Я и не знал, что ты марксист, — ухмыльнулся Вилли.

— Нет, сержант. Мне просто завидно. Мы с тобой всю жизнь горбатимся не на самой легкой работе, нами помыкают все, кому не лень, а выйди ты завтра на заслуженный отдых, сможешь ты себе купить хотя бы одну такую колонну?

— Думаю, она мне просто ни к чему. Кстати, простите, что я вам об этом напоминаю, но мы находимся на территории противника.

— Извини, сержант, расслабился.

— Что будем делать дальше, Пол? Насколько я понимаю, дальнейшего маршрута у нас нет?

— Только план помещений, но их так много, что не осмотреть и за год. Надо хотя бы приблизительно знать, где может находиться ваша знакомая, если она и в самом Деле где-то здесь.

— Чтобы получить такую информацию, надо проникнуть куда-нибудь в главный компьютер, — предложил Бахам.

— Хоть эта идея и лежала на поверхности, будем считать ее оригинальной, — заметил Тедди. — Есть у нас на карте обозначение «самый главный компьютер»?

— Такого, конечно, нет, — принял шутку всерьез Пол, — но вычислить кабинет хозяина можно попробовать.

Они не замечали, как многочисленные системы слежения уже захватили цели и теперь только и ждали приказа с центрального пульта. Сектор замка, в котором они оказались, не был поврежден ни бомбардировкой, ни обстрелом. Быть может, бастионы на самом верху и пострадали от запушенного Полом вируса, когда системы обороны внешних периметров затеяли между собой сражение, но те, что стояли на охране в глубине замка, были автономны и нисколько не были повреждены.

— Ба! Знакомые все лица! — пробормотал Ефан, переключая мониторы.

С экранов на него смотрели четыре оставшихся в живых гостя планеты. Они все еще стояли в нерешительности посреди малого тронного зала. Отсюда можно было выйти в десяток смежных помещений, и это, по всей видимости, привело их в замешательство.

Ефан мог уничтожить их и развеять полученную пыль по всему замку в одно мгновение, но не стал этого делать. Почему он изменил ранее принятое решение? Для робота такая неуверенность показалась бы странной. Но Ефан уже не впервые совершал странные для электронного интеллекта поступки. Он ошибался, сомневался, надеялся — вел себя как настоящий, живой организм, но при первом же взгляде на него отлетали все сомнения — перед вами стоял обычный серийный робот-дворецкий, каких можно встретить в любом более или менее богатом доме.

Еще более странными показались бы действия Ефана хозяину замка. Полагая, что обе ракеты, пущенные высланным штурмовиком, достигли своих целей, он тотчас же принялся за ревизию наличных средств и счетов в банке, принадлежавшем Фингеру Двадцать Первому. Так обычно поступают налетчики: нейтрализовав хозяина, тотчас же лезут в буфет в поисках столового серебра или хозяйской заначки на «черный день». Для верного робота-слуги это было по меньшей мере необычно. И тем не менее он поступил именно так.

Однако все усилия Ефана были тщетны — большинство счетов оказались под арестом или аннулированы. Такого сюрприза он не ожидал. Даже деньги, полученные с продажи лотерейных билетов, которыми спекулировал сам Фингер, ушли на погашение многочисленных долгов. Картина из этого получалась удручающая — выходило, что патрон Ефана — полный банкрот и большая часть его имущества в любой момент может быть востребована кредиторами в счет погашения астрономических долгов.

Тем не менее Фингер Двадцать Первый оставался самым богатым человеком в освоенной вселенной. По крайней мере он носил такое звание, а о полном крахе его разветвленного бизнеса знал на данный момент только Ефан и он сам. Но было ли это крахом? Возможно, подрывая вездеход и катер, дворецкий лишь дал миллиардеру возможность скрыться под горой трупов? Возможно, что хитрый Фингер лишь имитировал полное банкротство и, отправив деньги на другое, вымышленное, имя, посмеивается сейчас над его потугами? Или информация надежно спрятана в безобидных на вид файлах? В таком случае ответы на все эти вопросы может дать только сам миллиардер. А если Ефан и в самом деле убил носителя такой важной информации, то теперь она пропала навсегда.

Вот здесь и крылись корни радости от новой, правда, виртуальной, встречи с путешественниками. Ефан не знал только одного — кто из них, маскируясь под простака, является на самом деле его боссом. Человек, которого он всеми возможными способами выводил напрямую, в конце которой того ждала смерть, теперь нужен был ему как солнце — растению.

Здесь, в малом тронном зале, изобилующем ловушками, были далеко не все, но Ефан хранил все же надежду, что Фингер Двадцать Первый спрятался среди них.

— Вы находитесь в малом тронном зале великого Фингера Двадцать Первого! — провозгласил Ефан через встроенную аудиосистему. — По правилам лотереи все, кто добрался живым до замка, получают выиг рыш, равный десяти миллионам кредитов.

— Неплохо! — выдохнул Тедди. — Похоже, сержант, что нам больше не придется ишачить на каждого придурка с деньгами!

— Поскольку среди вас имеется всего лишь один официально заявленный участник, — продолжал Ефан, — он получает весь призовой фонд — сто двадцать миллионов кредитов наличными…

Взгляды троих мужчин сошлись на лице стоящего между нимг Бахама.

— Малыш, тебе помочь донести деньги до машины? — поинтересовался Тедди. — Я думаю, мешочек получится не из легких!

— Я думаю, что здесь для этого найдутся роботы, — холодно ответил мальчишка.

Его сердце пело. С этого мгновения он стал богаче отца! Пусть даже половину этих денег придется отдать на налоги и прочее — так или иначе, сумма останется весьма и весьма внушительной. И теперь никто не посмеет приказывать ему, учить, как себя вести. Теперь он и сам может стать законодателем мод в любой произвольно выбранной области.

— …А также, — продолжал Ефан, довольный произведенным — совершенно верно спрогнозированным им — эффектом, — становится одним из двенадцати соискателей всего наследства Фингера Двадцать Первого!

— Эй, малыш, — снова вмешался Тедди, — не возьмешь ли нас, по старой памяти, в телохранители?

— Вы мне не подходите, — отрезал Бахам.

— Для получения выигрыша прошу следовать за проводником, — закончил Ефан.

И тотчас от колонны отделился компьютерный фантом в образе прекрасной феи, одетой весьма условно. Она повернулась к мальчишке и, глядя немного мимо него, поманила рукой в сторону ярко освещенного коридора в конце зала.

— Почему же это не подходим? — запоздало удивился пилот, как и остальные, провожая взглядом ставшую такой самоуверенной хрупкую фигурку.

— Рылом не вышли, — ответил Вилли. — А мальчишку они лихо купили. Что-то будет дальше?

— Мрак и безмолвие, если так и будем здесь стоять, — ответил Пол. — Скорее всего его выбрали для какой-то цели…

— А мы? — не понял Тедди.

— А мы, как я понимаю, больше не нужны, — ответил за Пола сержант. — Поэтому — вперед!

76


Граф пришел в себя немного раньше Типы. Если бы рядом оказался в этот момент Штальнагель, то первое же проявление жизни в этом полумертвом теле спровоцировало бы его на последний, смертельный удар. Но киллер в это время гнал по руинам Энни и совершенно не задумывался о том, что происходит у него в тылу. Или тешил себя надеждой, что эти двое не могут быть серьезными противниками. Что ж, людям свойственно ошибаться и потом горько раскаиваться, когда приходит пора платить за совершенные ошибки.

Граф, действуя по банальной схеме, протестировал себя и понял, что повреждения, полученные им во время крушения бота, не столь значительны, чтобы продолжать лежать на холодных бетонных плитах. Он медленно, все еще опасаясь появления боли, поднялся и, насколько позволяли утренние сумерки, огляделся.

Описывать вторично окружающий его пейзаж было бы излишеством — в руинах бастиона с момента побега Энни ничего не изменилось. Однако открывшаяся картина была ему в новинку. Разрушения производили гнетущее впечатление, но и подавали надежду на то, что кошмар, порожденный извращенным воображением владетеля здешних мест, наконец закончился. Они достигли поставленной цели, и хотя Мастубани оказался здесь совсем не для того, чтобы получить приз, некое вожделение все же бродило в его душе.

Вдруг совсем рядом с собой он услышал слабый стон. Стон, исторгнутый грудъю страдающего человека. И как ни эгоистичен был граф, он не смог пропустить этот зов о помощи мимо ушей.

Типа тоже постепенно приходил в себя. За время путешествия он был неоднократно травмирован, но воля к жизни в его душе оставалась несгибаемой. Он хотел выжить любой ценой — победителей не судят, — пусть даже ему пришлось бы предать все человечество в руки его смертельных врагов. Важна для него сейчас была только его бренная плоть, содержащая жалкую душонку, трепещущую и готовую на любые подлости.

— Ты кто? — был первый его вопрос, обращенный к неясной тени, возвышающейся над ним на фоне сумеречного неба.

— Я — ваш попутчик и товарищ по несчастью, — ответил граф, не вдаваясь в подробности.

Он хорошо помнил, как Типа ничтоже сумняшеся предал всех оставшихся в живых Новисту и его банде. Это был именно тот человек, встречи с которым Мастубани менее всего желал.

— Где мы находимся? — Типа не Спешил вставать, хорошо помня о том, что на этой планете в любой момент можно попасть под прицельный огонь неведомого охотника.

— Если я правильно понимаю, мы все же достигли замка.

— Ага! Значит, все деньги — наши?

— Их еще нужно получить, — попытался остудить его энтузиазм граф, хорошо понимая, что влекомый этой идеей Типа может стать многократно опаснее. — Не думаю, что приз вам выдадут прямо здесь, на раз-рушенной стене.

— Конечно! — Типа резво вскочил на ноги, словно каких-то пару минут назад не лежал полумертвым у ног графа. — Надо найти кассу и получить наши денежки! По шестьдесят миллионов на нос — это хороший куш!

— Что вы предлагаете?

— Дураку понятно! Получить деньги!

— Но для этого надо спуститься в жилые помещения…

— Какая проблема? Найдем лестницу и спустимся!

— Я никогда не занимался подобными поисками, — холодно ответил граф, ища причины каким-то образом расстаться с опасным попутчиком.

— Никогда не поздно учиться. — Типа понял тон попутчика по-своему.

Он вдруг сообразил, что сумма выигрыша увеличится вдвое, если он придет за выигрышем один. Уничтожить последнего конкурента было для него теперь главной задачей.

Типа осторожно осмотрелся. На руинах бастиона они были одни. Никто потом не сможет стать свидетелем обвинения. Никто не осудит его за убийство одного-единственного человека. А совесть?..

Что есть совесть? Всего лишь догматы, привитые человеку с детства. Рамки, в которые он должен пожизненно вписываться, чтобы спокойно жить среди себе подобных. Чтобы никто не смог осудить. Чтобы быть как все. Но даже отчаянные бунтари не преступают определенных границ, понимая, что им будет присуждено и отмерено тою же мерою, которой судили и отмеряли они. Когда-то ты сам можешь стать жертвой поломанных тобой же рамок, и если ты сам ратовал за это, то можешь ли сетовать на последствия своей революции? Огромный опыт человечества поставил перед индивидуумом эти преграды, и пресекший их страдает первым.

Однако Типа был не из тех, кто испытывает дискомфорт от сделок с совестью. Он привык быстро забывать моменты своей жизни, достойные порицания окружающих. Мало того, он всегда считал любой поступок, увеличивающий его благосостояние или просто улучшающий настроение, пусть это будет кража или убийство, вполне житейским делом, совершенно недостойным запоминания.

Его глаза уже искали подходящий для убийства предмет, руки сжимались в кулаки — судьба графа для него была уже решена.

77


— Что там у них происходит? — недовольно проворчал Лев, напряженно вслушиваясь в ревущую на десятки голосов рацию.

— Если я правильно понял, — ответил адмирал, — их контратаковали и постепенно вытесняют из помещений замка.

— Кой черт их мог там контратаковать? — возмутился Лев. — Гарнизон замка деморализован и панически бежит…

— Смею заметить, что гарнизон состоит не только из людей. Там есть еще и роботы.

— Ну так пошлите вперед своих роботов, пусть они очистят помещения.

— Именно этого и просят командиры отрядов.

— Надеюсь, вас не надо просить дважды?

— О да! Разумеется! Наши боевые роботы уже в пути. Но боюсь…

— Если боитесь, вам нечего делать в рубке управления, — перебил его Лев.

Адмирал как-то некстати вспомнил поговорку, ходившую среди тех, кто волей или неволей сталкивался с начальником имперской тайной полиции. Она звучала приблизительно так: «Кто Лев — тот и прав».

— С вашего разрешения, я поясню, — начал адмирал.

— Ну!

— Я боюсь, что размеры наших боевых роботов не позволят им проникнуть во внутренние помещения замка.

— Это еще почему?

— Они предназначены для космических сражений, и в их задачи не входит проникновение во внутренние помещения кораблей. Для этого у нас имеется многочисленный людской контингент.

— Ваш контингент ни к черту не годится!

— Большинство моих людей показали себя с наилучшей стороны.

— Может, в ограблении беззащитных колоний они и молодцы, а штурмовать укрепления, похоже, им не по зубам.

— Знаете что? — забыв о том, с кем он разговаривает, вскричал адмирал. — Если вы сможете сделать это лучше, попробуйте сами!

— Ах так! — тоже закричал Лев. — В таком случае ваша доля добычи будет моей, а вы получите как простой матрос! Катер мне!

— Приготовьте катер, — сказал адмирал в интерком.

— Катер готов! — почти тотчас же откликнулся дежурный.

Лев еще некоторое время медлил. Он понимал, что теперь ему некуда отступать: назвался груздем — полезай в кузов. И очень сожалел о брошенных в горячке словах. Ему, конечно, очень хотелось бы поставить на место этого аристократишку-адмирала, забывшего о том, что он всего лишь предводитель космических разбойников и что его благополучие целиком зависит от благосклонности императора, на которого Лев имеет довольно сильное влияние… С другой стороны, ему совсем не хотелось оказаться на острие атаки, где пули и смертоносные лучи косят смельчаков как траву.

Тем не менее он поднялся и, решив про себя, что при первой возможности все припомнит адмиралу, вышел.

Адмирал проводил его взглядом, но промолчал. Он был настоящим джентльменом и не мог позволить себе даже подумать о том, как было бы хорошо избавиться от этого надутого, подлого человечишки. Ведь в бою случается всякое: дилетант может в мгновение ока стать героем, а герой — бесславно погибнуть. Ему пришло в голову, что, сложись ситуация иначе, Лев не замедлил бы подослать к нему своих агентов, которые не раздумывая застрелили бы его в спину… Он даже оглянулся, опасаясь — не подслушал ли кто-нибудь его мысли, и постарался сосредоточиться на текущих делах.

78


Энни уже через сто метров бега поняла, насколько безнадежной была ее попытка скрыться, и благодарила Бога за то, что у Штальнагеля не оказалось никакого снаряда. Он, конечно, мог метнуть в нее какой-нибудь обломок, как это совсем недавно сделала она сама, но попасть на бегу в движущуюся цель очень непросто. К тому же для того, чтобы поднять такой обломок, потребовалось бы приостановиться, а это только увеличило бы дистанцию.

Штальнагель не спеша следовал за своей жертвой, постепенно сокращая расстояние. Ему не нужно было выбирать дорогу — за него это делала Энни. Был, правда, момент, когда он подумал, что она может пойти на какую-то уловку, но девушка не догадалась.

Они приближались к центральной, наименее пострадавшей части замка. Здесь все меньше встречалось трещин и руин, однако было все больше самых разных перепадов. То у самых ног открывалась пропасть какого-нибудь внутреннего дворика, то вздымался купол неясного назначения, то начинал расти пандус, похожий на трамплин и так же резко обрывающийся. Однако среди всего этого архитектурного изобилия невозможно было найти надежного укрытия.

Энни совершенно безрезультатно пыталась спрятаться, но эти попытки приводили лишь к тому, что Штальнагель приближался еще на несколько шагов. Он уже дышал ей в спину. И ни видимая разница в возрасте, ни выигранное в самом начале гонки преимущество не могли повлиять на приближающийся исход. Наконец она просто выдохлась. Поняла, более не сможет сделать и шага. Это был тот самый бесславный финал, которого она менее всего желала себе.

Она мечтала встретить смерть с оружием в руках, в гуще победоносной атаки, последней атаки на силы зла на своей планете. Она втайне хотела быть вознесенной на пьедестал, пусть даже после смерти… Героической смерти. А жизнь, будто бы в издевку, подсунула диаметрально противоположное. Человек, настигающий ее, убьет ее прикладом, как живодеры убивают бродячих собак палкой. И никто никогда не узнает о том, как она погибла. Просто пропала без вести…

Штальнагелю, терпеливо выжидавшему, когда девушка совершит ошибку, наконец удалось загнать ее в угол в прямом и переносном смысле. Они оказались в длинном, широком коридоре, который, вне всякого сомнения, кончался тупиком. До конца погони оставались считанные секунды. Их разделяло теперь не более десятка шагов. Штальнагель уже поднял над головой свою дубину, чтобы в последнее мгновение жизни не дать жертве возможности повернуться лицом к палачу. Он и так потерял с ней слишком много времени, и двое оставшихся путешественников уже начали вызывать у киллера беспокойство. Они могли уйти со своего места и усложнить ему и без того непростую задачу.

И вдруг!.. Нет, такое бывает только в сказке! Такое везение несвойственно реальной жизни. Жизнь вообще тетка суровая, но ругать ее нам все же не следует, ведь, пройдя все передряги, мы все еще живы, и наверняка есть кто-то, кого стоит за это поблагодарить.

По всей видимости, рождающийся на восходе день стал для Энни удачнейшим в жизни. Жизни, готовой прерваться по воле злого человека, гения убийства, несущегося во весь опор позади. Прямо перед ней открылась обширная водная гладь открытого бассейна, и девушка, ни на миг не задумавшись, не сбившись с шага, единым духом перелетев через невысокое ограждение, прыгнула вниз. В воздухе она сумели развернуться и пару секунд спустя красиво, «свечкой» войти в воду у самого края бассейна. Она умела нырять в мелкие водоемы, а здесь глубины для прыжка было более чем достаточно. В туче белых пузырьков она выскочила, словно поплавок, на поверхность воды и, еще задыхаясь от недавнего марафона, победно взглянула наверх. Но там никого не было.

Штальнагель, видевший издалека открывавшийся впереди провал, не предполагал в хрупком создании, бегущем перед ним, такой решительности. Он знал наперечет все человеческие слабости, влияющие на выбор и поступки. Иной раз простой страх темноты мог загнать человека в смертельную ловушку или страх высоты столкнуть его в пропасть. Очень часто человек погибает от того, чего панически боялся всю жизнь. Быть может, в этом предвидении и есть чуть приоткрытая страничка книги судеб?

Киллер надеялся на то, что девушка, испугавшись тридцатиметровой бездны, хотя бы на секунду приостановится и даст ему возможность покончить с ней одним ударом. Но она пошла наперекор всем прогнозам. Штальнагелю потребовалось всего несколько секунд, чтобы оценить ее смелость. Нельзя сказать, что ему самому не хватило бы решимости прыгнуть следом за ней. Как раз с этим у киллера было все в порядке. Но он, уверенный в легкой победе, уже снизил темп бега и, совершив прыжок, рисковал совсем немного не долететь до воды — борт бассейна был .слишком широк.

79


Ефан вдруг понял, что поставил перед собой слишком трудную задачу — угадать, кто из оставшихся в живых путешественников является его боссом. Фингер очень ловко прятался за синтетической личиной компьютерного призрака. Он сумел так хорошо скрыть все улики, что теперь никто во вселенной не знал его истинного лица и возраста, даже раса и пол могли иметь самые разные варианты. Ефану, не нашедшему никакой информации по этим вопросам, в самую пору было бы воскликнуть, как Климу Самгину: «А был ли мальчик?» Быть может, миллиардер — всего лишь плод электронного бреда главного компьютера, возомнившего себя человеком и всем и вся доказывающим свою реальность?

Но нет! Фингер был реален. Он просто оказался слишком изворотлив. Как Минотавр, он прятался в лабиринте лжи, изобилующем самыми разными, но в большинстве своем подлыми ловушками. Временами могло показаться, что он играет в поддавки со своим скрупулезным следователем: подсовывались правдоподобные факты, ненавязчиво протягивались связи между разрозненными событиями. Но стоило только протянуть руку к тайне, как за спиной возникал бледный призрак смерти, и кто-то исчезал совсем, а кто-то настолько убеждался в тщетности своих усилий, что навсегда бросал попытки заниматься хоть каким-нибудь расследованием. Мало того, эти последние убеждали в бесполезности подобных действий всех остальных.

Однако Ефан не был в числе убежденных сторонников теории о том, что Фингер Двадцать Первый никогда не существовал. С недавних пор он был твердо убежден в том, что где-то во вселенной бродит человек, который является засекреченным миллиардером. Ведь должен был кто-то принимать решения, отдавать приказы, которые, судя по жестокости и цинизму, могли быть плодом только человеческого разума. За два года работы в замке Ефан проанализировал тысячи фактов, просеял через мелкое сито логических сопоставлений миллионы тонн лжи и, как ему казалось, уже знал характер Фингера едва ли не лучше его самого.

Это Ефан подкинул — пусть не свою собственную — идею о лотерее, хорошо зная, что миллиардер не упустит случая ограбить ближнего и к тому же устроить из этого Целое шоу. Первая команда простаков, желающих получить десять миллионов за один, просто исчезла, не оказав никакого сопротивления. Ефан не нашел среди них никого достойного для выполнения акции возмездия. Зато Фингер так увлекся игрой, что сам оказался в числе гостей, чтобы не только видеть на экране монитора гибель людей, но и принимать в их убийстве непосредственное участие. На этом, по расчетам Ефана, он и должен был попасться. Тот единственный, кто сумеет добраться до замка невредимым, и будет Фингером.

Однако простенькая вроде бы задача вдруг усложнилась. То ли миллиардер оказался слишком хитер, то ли гости в этот раз подобрались посерьезнее, но определить, кто из них Фингер, стало намного сложнее. Все они рвались к выигрышу, преодолевая мыслимые и немыслимые преграды. Одно Ефан мог сказать точно — никто из них не прятал своего истинного лица. Электронные маски требовали слишком сложного и громоздкого оборудования, чтобы можно было носить его с собой. Тем не менее анализ лиц двадцати известных предков Фингера ничего не дал — большинство из них были приемными детьми и не имели друг с другом родственных связей. Ведь даже подлость, сколь ни примитивным было бы это человеческое качество, далеко не всегда передается по наследству.

Правда, отталкиваясь от информации о приемных детях, Ефан отдал больше шансов Бахаму — мальчишка был в том возрасте, когда обучение идет наиболее эффективно. Человек в двенадцать лет очень восприимчив к новой информации и не так быстро утомляется, как малыши. Вот поэтому Ефан решил начать с него.

Однако у него не было права на ошибку. Уничтожить остальных он мог только после того, как на сто процентов будет известно, кто из оставшихся в живых на самом деле является Фингером. Иначе все тайны этого богатого дома канут в небытие вместе с ним, а этого нельзя было допускать. Беспокоило его и то обстоятельство, что с миллиардером уже давно не было сеансов связи, и Ефан надеялся только на то, что тот просто лишился возможности связаться с замком.

80


Сержант приблизился к Бахаму и положил руку ему на плечо. Тот, не оглядываясь стряхнул ее и проследовал дальше, словно загипнотизированный или одурманенный каким-то другим образом.

— Что будем делать? — прошипел у него над ухом Тедди.

— Стараться держаться поближе к нему. — Вилли указал глазами на мальчишку.

Ему было хорошо известно о великом множестве различных способов отсечь их эскорт. Однажды он был свидетелем тбго, как из полумиллионной толпы был выделен и уничтожен в пыль один человек, которого без электронной аппаратуры невозможно было найти, даже если пропустить всех этих людей через узкий шлюз. К тому же существуют барьеры, сквозь которые может проникнуть только определенный человек, а все остальные будут отсечены или опять же уничтожены. Но у сержанта в душе все еще сохранялась надежда, очевидно, питаемая развитой интуицией и обширным боевым опытом.

Некоторое время они двигались по запутанному, словно составленному специально для ознакомления с помещениями замка, маршруту. Они шли сквозь многочисленные залы и галереи, оформленные так помпезно, будто владелец замка хотел не только поразить своим богатством, но и вызвать у гостей чувство ущербности или неполноценности. Произведения искусства самых разных планет и эпох сменялись редкими археологическими находками и геологическими курьезами. В одной из галерей была выставлена обширная коллекция мумий, наводившая на мысль, что часть из них изготовил сам владелец замка. Впрочем, тут же, в следующем зале, была представлена выставка порнографической живописи и скульптуры, среди экспонатов которой даже самый изощренный извращенец мог бы сделать для себя массу открытий.

Наконец они оказались в небольшом по сравнению с предыдущими зале, набитом электроникой. Посередине его в раболепной позе стоял робот-дворецкий.

— Приветствую победителя нашей гонки! — провозгласил он, взмахивая манипуляторами.

— Я уже могу получить свой выигрыш? — глядя на него широко распахнутыми глазами, спросил Бахам.

— Да, разумеется. — Робот обернулся вокруг своей оси и, подхватив с рабочего стола чек, протянул его мальчику.

— По-моему, — сержант опустил уже было протянутую за наградой руку мальчишки, — речь шла о наличных.

— Но ведь это одно и то же! — Ефан сделал вид, что не понимает, о чем идет речь.

— Видишь ли, дружок, — Тедди прошел вперед и положил руку на корпус робота, — после всего, что мы здесь видели, твой хозяин не вызывает у нас доверия.

— Но, простите… — Ефан попробовал убрать руку пилота, но тот уже не обнимал его, а держал за шиворот.

— Слушай, Пол, — сказал Тедди, — много времени нужно для того, чтобы вскрыть эту консервную банку?

— Вы хотите сломать этого робота? — удивился тот.

— Да, я хочу узнать, каким местом он врет. Ай, зараза!

Ефан ударил пилота электротоком и быстро откатился в угол.

— Предупреждаю, — проскрипел он, — в моем корпусе есть боевые модули!

— Сержант, — все еще тряся рукой, сказал Тедди, — можно я приложу ему своим боевым модулем в рыло?

И он показал кулак здоровой руки.

— Остынь! У него и в самом деле может оказаться оружие.

— Так что же с деньгами? — не вовремя встрял Бахам.

— Похоже, малыш, что с деньгами нас здорово накололи, — пожал плечами сержант. — Теперь надо думать, как отсюда выбраться с головой на плечах, а не под мышкой.

В этот момент на одном из пультов пискнул зуммер, и на двух экранах сменилась картинка. Один из них показывал общий вид обширного бассейна и какое-то шевеление возле одной из его стенок. На втором было хорошо видно… Энни, карабкающуюся на скользкий, облицованный гранитными плитами борт!

— А вот и еще одна претендентка! — восторженным, словно у спортивного комментатора, голосом провозгласил Ефан. — Это значит, что сумма вашего выигрыша уменьшилась ровно вдвое!

Воспользовавшись заминкой, он занял свое место у пульта.

— Хочу заметить, господа, — продолжал он, — отсюда мы можем управлять едва ли не всеми системами на планете.

— И что из этого? — не понял Тедди.

— Стоит вам только захотеть, и сумма выигрыша станет первоначальной.

Ефан никак не мог определить, кто из присутствующих более других подходит на роль засекретившегося миллиардера. Едва ли не каждое сказанное им слово было провокацией, имевшей целью прояснить положение. И появление еще одной претендентки еще более запутало его.

— Чего хочет от нас эта кастрюля? — спросил пилот, обращаясь к остальным.

— Он хочет, чтобы мы отдали приказ об уничтожении всех остальных претендентов.

— Ах ты!

На этот раз Ефан ничего не успел предпринять. Ударом тяжелого армейского башмака в верхнюю часть корпуса пилот повалил его на пол и, отковырнув ножом какую-то крышку на спине, прицелился лезвием в гущу открывшейся его глазам электроники.

— Меня еще никто безнаказанно не бил, понял? — прошипел Тедди, прижимая робота к полу.

Ефан развернул голову на сто восемьдесят градусов и взглянул противнику в лицо. На его стандартной синтетической физиономии не отражалось никаких чувств, глаза, исполнявшие только декоративную функцию, были мертвы. Роботы этого класса воспринимали окружающую Действительность сенсорами, расположенными в корпусе.

— Если вы хотите, чтобы ваша спутница добралась хотя бы сюда живой, вы немедленно перестанете мне угрожать и вернетесь к своим друзьям, — спокойно сказал он.

— Отпусти его, — махнул рукой Вилли. — Пока что он здесь хозяин положения.

Тедди нехотя поднялся и, не сводя глаз с робота, сунул нож обратно в продолговатый карман на бедре.

— Но смотри, кастрюля, если хоть один волос упадет с ее головы! — произнес он и демонстративно отвернулся к экранам.

81


— Я думаю, — сказал граф, нервно оглядываясь по сторонам, — нам здесь нельзя оставаться.

— Правильно, правильно. — Типа уже присмотрел подходящий металлический прут и примеривался, как половчее его ухватить.

— Но в каком направлении следует двигаться?

— Не имею ни малейшего понятия. — Типа сделал маленький шажок в направлении выбранного оружия.

— Насколько я понимаю, — продолжал рассуждать граф, — те двое, которые были с нами, сумели найти дорогу.

Пользуясь тем, что Мастубани смотрел в другую сторону, Типа протянул руку к пруту, и в тот момент, когда кончики его пальцев уже легли на холодный металл, до него дошел смысл последней фразы.

— Так что же? — попытался уточнить он. — Они, может, уже получают деньги?

— Не думаю. Замок очень запутан, и без проводника здесь можно плутать очень долго.

— Но они-то ушли!

— У вас есть какие-нибудь предположения относительно направления? — Граф обернулся и встретился глазами с Типой.

— Я думаю, туда. — Типа убрал руку от прута и неопределенно махнул ею в сторону центральной части замка.

— А пожалуй, вы правы, если только поблизости нет какого-нибудь хода вниз. — Граф снова огляделся.

Типа в это время схватился обеими руками за прут, готовый обрушить его на тщательно причесанный затылок Мастубани. Он уже видел внутренним взором, как раскалывается череп аристократа и его голубая кровь бьет фонтаном, окатывая все вокруг горячей волной. Он уже радовался победе и остывающему трупу конкурента, но… Выбранный им прут арматуры плотно сидел в бетоне. Пытаясь вырвать его одним махом, Типа лишь ободрал ладони. От внезапной боли и разочарования он едва не зарыдал. Его подлая натура получила щелчок от самой Судьбы, а ей не дашь сдачи.

— Итак, мой друг, — снова повернулся к нему граф, — мы последуем по предложенному вами пути.

Тон его не был высокомерным, однако заставлял плебея Типу знать свое место и держать дистанцию. Он не напоминал ему о его низком происхождении — Типа невольно сам вспоминал о нем и от этого ненавидел своего товарища по несчастью еще больше.

Не оглядываясь, граф двинулся в выбранном направлении. Он заметил настроение Типы и к каждому движению его был очень внимателен. В отличие от своего спутника Мастубани не лишился от жадности здравого смысла и наблюдательности. Он видел, как Типа тянулся к пруту, и много раньше того понял, что он не может стать оружием. И именно поэтому спокойно, но внутренне насмехаясь над подлым отродьем, поворачивался к нему спиной.

Он не хотел умереть от руки такого ничтожества, каким являлся Типа. Но вместе с тем жизнь потеряла для него смысл и значение. Он совершил ошибку, заказав убийство жены, которую продолжал любить даже после их разрыва и довольно продолжительной войны. Теперь ему казалось, что даже смерть из ее рук он принял бы с удовольствием. Но Гамма была мертва, и единственное, что он мог теперь для нее сделать, — тоже умереть. Но не покончить жизнь самоубийством — Мастубани был католиком и считал подобный акт тягчайшим грехом, а, коль даст Бог, умереть в бою, поскольку ожидание естественной смерти слишком затянет его встречу с Гаммой. На худой конец, сойдет не противник, а палач. Пусть только он будет не таким скотом, как тот, что тащится, шаркая ногами, позади, отыскивая среди руин кирпич или трубу с тем, чтобы проломить голову графу.

Поэтому он внимательно следил за тем, чтобы Типа не смог найти ничего подходящего для его цели, старательно обходя подальше все пригодные в качестве оружия обломки. Очень скоро задача графа значительно упростилась — разрушенные бастионы остались позади. Решись теперь Типа на нападение, ему пришлось бы действовать голыми руками.

Но теперь волнения Мастубани были напрасны. Типу захватила новая идея. Он понял, что гонку проиграл и, возможно, что его деньги вот именно сейчас делят другие. Но ведь было сказано, что победителями считаются все, кто доберется до замка! Пусть те двое уже добрались до денег, но очень скоро появятся они — и что тогда? А тогда деньги будут разделены на четверых — вряд ли кто-то еще сумел выжить в этой мясорубке. И что же? Если Типа явится один, то получит одну треть выигрыша, а если они явятся вдвоем, то половина будет им на двоих. А кто мешает ему, Типе — ловкому дельцу и хитрому молодцу, — убить Мастубани после получения выигрыша. А может, удастся справиться и с остальными?..

В этот момент его сладкие грезы были прерваны голосом графа:

— Следы!

— Где? Какие?

— Вот. — Граф покосился на руки присевшего рядом с ним Типы — он не мог знать, что тот отсрочил его смертный приговор.

На гладкой плоской кровле четко отпечатались следы двух пар обуви — мужской и женской. Утренняя роса, смешанная с копотью от пожаров и пылью от разрушенных бастионов, сделала поверхность крыши сплошной контрольно-следовой полосой. Даже граф, не имевший никакого опыта следопыта, сумел разглядеть две параллельные цепочки, не зная того, что приблизил этим свою кончину.

— Ну, теперь им от нас не уйти! — потер руки Типа, стараясь проследить путь преследуемых, насколько это было возможно. — Бежим!

— Вы торопитесь?

— А вы — нет? Там же уже делят и ваш выигрыш!

— Я думаю, организаторам лотереи известно о нашем местонахождении, и они дождутся нашего прибытия.

— Хрен тебя кто будет ждать! — При последнем слове изо рта Типы вылетел целый фонтан слюны. — Они поделят деньги — и тю-тю!

Граф полез за платком, чтобы отереть попавшие на него капли, но того на месте не оказалось. Пришлось стряхнуть их ладонью.

Но Типа даже не обратил на это внимания. Пригибаясь, будто бы принюхиваясь к следам, он кинулся вперед, оставив спутника на волю его собственных решений. И Мастубани был вынужден потрусить следом, все более и более отставая.

82


К моменту прибытия Льва пираты уже сумели разобраться в ситуации и в непосредственном руководстве не нуждались. Однако начальник имперской полиции развил бурную деятельность, будто бы воображая себя легендарным полководцем. Хорошо понимая мотивы, движущие его пестрым войском, он провозгласил по линиям связи, что главные богатства ждут их впереди, и возглавил передовой отряд. Подбадривая соратников обещаниями многих сокровищ, он, задыхаясь, бежал впереди, расстреливая на ходу пытающихся преградить дорогу роботов.

Некоторое время могло показаться, что они бегают по кругу, то и дело натыкаясь на мастерские, кладовые, насосные и щитовые. Наконец Лев понял, что этот этаж совершенно бесперспективен, и повел свой отряд вверх по лестницам. Почти тотчас же они оказались в огромном зале, заполненном витринами со всевозможными коллекциями. Начальник полиции успел лишь разглядеть, что на прозрачных полках разложена какая-то мелочь, а потом его просто оттерли в сторону.

Раздался истерический звон падающего на каменный пол стекла, и атака захлебнулась. Передовой отряд в мгновение ока превратился в банду мародеров. Изобилие добычи лишило их осторожности. Они совершенно позабыли, что все еще находятся на территории врага и этот враг еще не объявил о своей капитуляции.

На витринах с коллекциями не было сигнализации. Фингеру неинтересно было знать, кто и с какой целью открывает витрины. Для обслуживающей залы техники существовали пароли, а для всех остальных — только смерть.

У вскрытых витрин вдруг вспыхнуло нестерпимое сияние. Частая сетка лазерных лучей окружила их, сжигая все, что оказалось в зоне ее действия. Почти беззвучно более половины отряда, ведомого Львом, было сметено, уничтожено. Лишь один или двое пиратов успели вскрикнуть, прежде чем превратиться в кровавое месиво на гранитном узорчатом полу. Те, кто не попал под смертоносные лучи, открыли беспорядочный огонь по тем местам в стенах, где, по их мнению, могли располагаться охранные автоматы. Но это возымело обратное действие. Активизировались все системы обороны зала. Одна за другой стали вспыхивать сети разноцветных лучей, быстро приближаясь к остаткам отряда.

Лев чуть быстрее остальных сообразил, что нужно немедленно уходить. Он уже успел приметить боковую дверь, ведущую в соседнее помещение. Полагаясь лишь на доброту судьбы, он метнулся к ней, стараясь не думать о том, что этот последний путь к спасению может быть перекрыт с помощью банального запора — от крючка или задвижки до электронного замка.

Ему повезло. Колобком прокатившись по полу узкого, короткого коридора, он вылетел в соседний зал. Он еще не разглядел экспонатов, но краем глаза успел заметить, что здесь представлена скульптура. Некоторое время он лежал ничком, прислушиваясь к звукам, доносящимся из только что оставленного им зала. Но оттуда не долетало ни звука, говорящего о том, что там остался кто-то живой. Только потрескивание остывающего металла и шлепанье капель крови об пол. Очевидно, все, кроме него, были уничтожены системой безопасности музея.

Штурмовать замок в одиночку было глупо. Теперь уже было не ясно, кто кого здесь победил. Не выставив ни одного человека, не рискуя гарнизоном, командующий обороной остановил наступление. Глупо было полагать, размышлял Лев, что вот так просто они смогут отобрать у миллиардера — пусть даже мертвого — его сокровища. Он все сумел предусмотреть, даже нападение относительно регулярной армии. И одному Богу ведомо, какие еще сюрпризы припасены у него для любителей легкой наживы.

— Вы находитесь в зале эротического искусства, — вдруг прогремело над головой начальника имперской полиции. — Этот зал является гордостью Фингера Двадцать Первого, поскольку все фигуры изваял он сам. Прошу обратить внимание…

— Тьфу, черт! — выругался Лев, поднимаясь с пола. — Электронный экскурсовод!

— Вы ошиблись. Я — смотритель замка, один из учредителей известной вам лотереи.

— И что же дальше?

— По правилам лотереи все, кто добрался живым до замка, получают выигрыш, равный десяти миллионам кредитов.

— Мне бы это не помешало. Где я могу получить свои деньги?

— Для получения выигрыша прошу следовать за проводником, — закончил Ефан.

И тотчас от колонны отделился компьютерный фантом в образе прекрасной феи, одетой весьма условно. Льву в первый момент даже показалось, что она сошла с одного из постаментов, где изощрялись в любовных утехах самые труднопредставимые пары. Фантом, выглядящий практически как живой человек, что говорило об очень дорогой системе формирования изображения, повернулся к начальнику имперской полиции и, глядя немного мимо, поманил его рукой в сторону ярко освещенного коридора в конце зала.

83


Очень скоро граф настолько отстал от своего спутника, что потерял его из виду. Об этом он, собственно, и заботился. Очень трудно путешествовать, имея рядом человека, готового убить тебя в любой момент. К тому же подлая натура Типы была прописана у него на лице, как татуировки на коже дикаря, и этим он производил на графа крайне отталкивающее впечатление.

Мастубани не стремился более к получению выигрыша по Фингеровской лотерее. Он теперь знал наверняка, что все это было фикцией, попыткой развлечь господина с помощью бойцовых петухов. В том, что миллиардер пребывает в добром здравии, граф теперь не сомневался. Ведь не для соискателей выигрыша было устроено все это грандиозное шоу с охотой на людей, дикими зверями, пирами у эшафота и фейерверками! Граф и сам развлекался подобным образом у себя в имении, но там жертвами становились специально выращенные птицы и животные… А здесь он сам оказался в роли дикой козы или фазана.

Новых следов на крыше не прибавлялось. Роса на большей ее площади подсохла, и теперь невозможно было понять в каком направлении проследовал Типа. Можно было только догадаться, что он продолжает идти по следам их исчезнувших спутников. Памятуя о том, что его спутник может устроить засаду, граф двигался очень осторожно, старательно обходя места, откуда было бы удобно напасть.

Тем не менее Типа появился совершенно неожиданно. Он шел быстрым, мелким шагом навстречу графу, по-прежнему наклонив голову, словно принюхиваясь. Они едва не столкнулись, а обнаружив друг друга, в первый момент посмотрели не в лицо, а на руки. Ни у того, ни у другого в руках не оказалось никакого оружия.

— Что вам удалось выяснить? — спросил Мастубани.

— Ничего нового, — буркнул Типа, словно граф отказал ему в помощи и он на него за это обиделся.

— И все же? Почему вы идете обратно?

— Потому что там нечего делать. Один из них сорвался с обрыва, а другой пошел назад.

— Мой Бог! Кто? С какого обрыва?

— Вон с того. — Типа небрежно махнул рукой в направлении бассейна.

Граф, не говоря более ни слова, пробежал тупик, кончающийся бездной, и заглянул вниз.

Прямо под ним, в двадцати метрах, на гранитных плитах лежало неподвижное тело. Оно было освещено рассеянным светом, проходящим сквозь толщу воды, но при этом смотрелось очень рельефно. В груди Мастубани перехватило дыхание, когда он узнал одну из путешественниц, имени которой не запомнил, поскольку эта информация не имела для него никакого значения. Его воображение нарисовало ему картину падения, то, что могло промелькнуть в последние мгновения жизни в ее глазах… Он едва не зарыдал от сочувствия и боли.

Но вдруг! Он заметил, что рука девушки шевельнулась и приблизилась к голове. Это не могло быть игрой света и тени. Она была еще жива! Это была первая хорошая новость за последние сутки. И граф возликовал более, чем если бы ему сообщили, что творящийся вокруг кошмар прекращается со следующего мгновения.

Он заметался, ища безопасный спуск, но ничего похожего рядом не оказалось. По всей видимости, слуги здесь были надежно отделены от господ, и проникнуть из технических помещений в покои и апартаменты было очень непросто. Понимая, что он теряет драгоценные секунды, которые могут стоить девушке жизни, граф подстегнул себя новым обетом. Он поклялся, что если девушку удастся выходить, то — пусть она даже останется на всю жизнь калекой — он, потомственный дворянин, ведущий свою родословную с тринадцатого века, милостью Божьей граф Мастубани женится на ней и посвятит ей свою жизнь.

С этой мыслью он сорвал с себя пиджак, разбежался и красиво, словно на соревнованиях, прыгнул в призрачно светящийся внизу бассейн. Мгновения полета показались ему вечностью, настолько он торопился. Удар о воду оказался слишком силен. То ли высота оказалась слишком. велика, то ли граф не рассчитал угол вхождения, но от ошеломляющего удара он едва не потерял сознание и начал банально тонуть, как кутенок в луже. Намокшая одежда тянула ко дну, и хоть здесь было совсем не глубоко, граф уже захлебывался зеленой от антисептиков водой.

Внезапно совсем рядом с Мастубани в воду врезалось еще одно тело. Сквозь плещущие волны, рванувшиеся от него, граф увидел, что человек, резво плывущий вразмашку, движется прямо к нему. Граф понял, что это конец, и прекратил беспорядочное барахтанье, предпочитая утонуть самостоятельно, нежели с чьей-то помощью.

84


Типа тем временем продолжал, словно ищейка, идти по следу Штальнагеля. Тот будто бы знал, что кто-то будет заниматься подобным делом, и оставил очень четкую цепочку следов. Типа не был профессионалом ни в каком деле — ему просто иногда везло, а иногда он на коленях умудрялся вымолить у судьбы подачку, поэтому ничто не вызвало его подозрений.

Зато Штальнагель был профессионалом самого высокого класса. Из тех, кто может предусмотреть все, включал любой форс-мажор, и обернуть его себе на пользу. Когда работаешь рядом с такими людьми, кажется, что сама судьба помогает им во всем. На самом же деле они вынуждают ее к этому, держа свой пистолет у ее виска.

Он знал, что по его следам пойдут, и даже знал, кто конкретно. Он мог бы из подручных средств оставить несколько ловушек, которые надолго отобьют преследователям охоту тащиться у него на хвосте. При всем при этом Штальнагель хорошо помнил, что оба возможных преследователя — его клиенты и следует самому убедиться в их кончине, а не доверять неверным самодельным средствам. Поэтому он, не забывая о поисках спуска в покои замка, сознательно приманивал своих преследователей под удар.

Как назло, все технические спуски с крыши были надежно заперты и открыть их можно было только изнутри. Проклиная все системы безопасности вместе взятые и эту в частности, Штальнагель переходил от одного люка к другому, пробуя каждый из них на взлом, но ни один не поддался. Замок проектировался и строился настоящим параноиком, способным увидеть потенциального убийцу даже в собственном отражении. Несанкционированное проникновение извне полностью исключалось. Учитывались также возможности штурма замка силами небольшой регулярной армии.

Заметив, что его обувь более не оставляет следов на подсохшей крыше, Штальнагель стал немного шаркать каблуками, чтобы преследователи могли по черточкам определить направление его движения.

И вдруг при его приближении очередной люк сам собой гостеприимно распахнулся. От неожиданности киллер даже споткнулся на ровном месте. Интуиция подсказывала, что это ловушка, и обороняться, кроме как неисправным плазменным ружьем, ему в случае чего будет нечем. Он и сам был неплохим мастером устраивать западни и никогда не упускал случая воспользоваться безвыходным положением жертвы. Мало того, он сам создавал такие условия, когда обреченный человек не имел другого выхода, кроме как самому привести в действие механизм уничтожения.

Именно поэтому киллер на некоторое время задержался возле открытого люка. Он пытался хотя бы в общих чертах представить план противника. Для чего его завлекали внутрь именно этим путем и почему не пустили раньше через другие ходы?

Вдруг над ним мелькнула какая-то тень. Молниеносно развернувшись, Штальнагель взмахнул прикладом ружья, и к его ногам с треском и звоном упала мобильная телекамера. Точно такая же, какая в свое время наблюдала за Бахамом возле озера. Небольшие по размерам и обладающие примитивным электронным интеллектом, такие камеры парили над поверхностью планеты, сообщая главному компьютеру обо всем, что видят. А уж тот принимал решения, оценивая возможную опасность.

Камеры выслал Ефан. Когда вслед за Энни в бассейн упал Мастубани, он понял, что несколько человек, находившихся в сбитом ракетой катере, сумели выжить. Для того чтобы узнать, не Остался ли кто-нибудь еще на крыше, управляющий выслал целый рой электронных шпионов, чтобы они прочесали частым гребнем все закоулки наверху. В первую очередь среди обломков бота был обнаружен труп Новиста, а уже потом — Штальнагель и крадущийся за ним Типа.

По мнению Ефана, эти двое едва ли не более всех других подходили на роль замаскировавшегося миллиардера. И если бы у него не оставалась некая доля сомнения, он уже уничтожил бы всех остальных. Поэтому он постарался ненавязчиво помочь им проникнуть во внутренние помещения. И настороженность Штальнагеля прибавила киллеру пару очков — Фингер был чрезвычайно подозрительным человеком. Типа, волей или неволей держащийся от опасного спутника на почтительном расстоянии, также был достоин внимания. Ефан намеревался пропустить обоих внутрь замка и по их действиям определить, кто же из них Фингер.

Впрочем же, дьявольская хитрость миллиардера могла гнездиться в любом из присутствующих, и проблема никак не находила своего решения. Однако никто из оставшихся в живых не догадывался, как близко оказался каждый из них к роковой грани.

85


Фингер нервничал. Впервые за всю жизнь он оказался в таком опасном положении. Сколько он помнил себя, его жизнь и здоровье постоянно охраняли многочисленные телохранители — как живые, так и электронные. Шагу нельзя было ступить, прежде чем хоть кто-нибудь не проверит безопасность на сто метров вокруг. Не только посторонний человек, но даже микроорганизм не мог приблизиться к миллиардеру без предварительной проверки. Все подозрительные немедленно уничтожались еще на дальних подступах. Так постановил человек, ставший отцом Фингера Двадцать Первого и сделавший его — тогда еще совсем мальчишку — своим правопреемником. Сам же он в течение всего остального времени только улучшал систему, стремясь довести ее до совершенства. Возможно, что в этом и была главная мудрость его приемного предка: человек, не знающий, что происходит за сферой его восприятия, не может по достоинству оценить свое положение и считает его нормой. Нельзя только давать ему возможности сравнить свою жизнь с жизнью других людей.

Однако человек настолько загадочное произведение Бога, что иногда сам плохо представляет, что придет ему в голову в следующее мгновение. И рушатся многолетние планы, летят в тартарары вроде бы раз и навсегда отрабо-яанные системы. Человек неожиданно даже для себя срывается с привычного круга и совершает такие поступки, от одной мысли о которых еще вчера его продирал мороз по коже.

Именно это и случилось с Фингером. Досидевшись в своем затворничестве до полного отупения и понимая, что дальше ничего, кроме деградации, быть уже не может, он стал тайком предпринимать вылазки «в люди». Сначала это были короткие перебежки от одной укрепленной резиденции до другой. Под прикрытием фальшивой электронной личины, сопровождаемый отрядом охранников, находящихся на некотором отдалении, тем не менее ни на миг не спускающих глаз с босса. И что было удивительно, никто не покушался на его жизнь и безопасность! Помнится, он даже был несколько разочарован этим обстоятельством. Детские страхи перед опасным во всех отношениях внешним миром оказались несостоятельными. Тем не менее он все же не пожалел денег на создание собственной резервной копии в памяти главного компьютера, а также на приобретение аппаратуры, способной временно вписать его личность в мозг другого человека. Так он перестраховался на случай внезапной смерти.

Едва почувствовав свободу, подобно любому разумному существу, Фингер не захотел возвращаться к текущим делам. Пользуясь своим единовластием — его предок к тому времени благополучно отошел в мир иной, — он постепенно распределил свои обязанности среди электронных и живых помощников. Делалось это в обстановке строгой секретности, и очень немногие из его служащих знали точно, на кого в самом деле они работают. За собой он оставил только общее управление, которое теперь не требовало от него больших усилий или много времени.

Это можно было сравнить с послаблением режима в тюрьме. Теперь он был уже не обитателем комфортабельной одиночки, а вольнопоселенцем, в обязанности которого входит лишь вовремя отмечаться в некоем реестре, чтобы никто не подумал, что он сбежал. Одновременно со свободой передвижения у него появилось и свободное время. Теперь уже не было нужды самому проверять каждую мелочь, и можно было больше отдыхать. Однако все развлечения очень скоро надоели, и захотелось чего-то необычного — волнующего кровь. К чему это привело, мы уже знаем.

Фингер попался в собственную ловушку. Он не мог связаться со своими живыми и электронными вассалами, чтобы они, как велит им инструкция, бросились спасать хозяина. Напротив, было очень похоже, что они не только не видят его, но и всеми силами стараются уничтожить того, кто в недавнем прошлом был для них почти что богом. От сознания беспомощности и страха неуравновешенная натура Фингера бурлила, как готовый взорваться котел. Однако он еще сдерживался, поскольку понимал, что эмоции не должны взять верх над разумом. Особенно в этот важнейший момент, когда его жизнь висит на волоске. Малейшая ошибка может стать непоправимой. Ведь теперь, если будет убит его нынешний носитель, вместе с ним пропадет огромный отрезок его собственной жизни и жить за него будет та самая резервная копия, которая скорее всего уже не будет им самим.

И он терпел, попутно вынашивая планы мести. В списки подлежащих уничтожению попали уже очень многие, включая совершенно невинных, виноватых перед ним только в том, что их имена всплыли в памяти миллиардера.

86


Несмотря ни на что, Ефану все же удалось собрать всех оставшихся в живых в своем кабинете. К присутствовавшим Вилли, Тедди, Полу и Бахаму присоединились мокрые до нитки Энни и Мастубани, спасенный девушкой, Штальнагель, так и не пожелавший расстаться со своим оружием, и Типа, все еще питаемый надеждой на получение выигрыша. Последним явился Лев, крючконосый и сверкающий потной плешью.

— Надеюсь, — начал Ефан, ни к кому конкретно не обращаясь, — теперь мы все в сборе?

— Все, кого вы еще не убили, — мрачно сказал граф, опираясь на плечо Энни.

— Прошу прощения, но я никого не убивал.

— По-вашему, в этих полях и лесах люди умирали своей смертью? — возмутилась Энни.

— Посудите сами, — робот откатился немного в сторону, чтобы присутствующим были видны экраны мониторов, — кто и кого здесь убивал.

На мониторах задвигались люди, машины. И словно бы восстав из преисподней, явились те, кто еще недавно был бодр и весел, а ныне уже перешел за грань небытия.

— Итак, — продолжал Ефан, — первой жертвой должны были стать вы. — Он указал на Вилли.

На экране промелькнули друг за другом покушения на сержанта, на его счастье, закончившиеся неудачей.

— Вас хотел убрать с дороги присутствующий здесь Лев. — Он обернулся к начальнику имперской полиции. — Не так ли?

Тот угрюмо молчал.

— После этого пропал из поля зрения некто Лукато. Не думаю, что его кто-то запомнил. Человеком он был неприметным в такой аристократической среде.

Путешественники переглянулись. Названного и в самом деле никто не запомнил. Лишь на лице Типы неожиданно выступил обильный пот, он взмок так, словно он, а не Мастубани, недавно вылез из бассейна.

— Совершенно верно, — зарегистрировав своими датчиками повышенную влажность кожи и внезапно появившийся запах тела, сказал Ефан. — Это вы ударили его ножом. Вот здесь перед вами восстановлен ход событий.

На экране было хорошо видно, как Типа подошел к Лукато, держа нож из автомобильного комплекта в рукаве. Потом возникла некая пауза — по всей видимости, компьютер не смог восстановить происшедший разговор, — а потом был короткий банальный удар длинным ножом снизу вверх.

— Какая мерзость! — поморщился Штальнагель. — Сразу видно — шпана! Красиво пырнуть не мог!

— Пошел к черту! — закричал Типа. — Я этого не делал!

— У меня есть более веские доказательства, что это сделали именно вы, — возразил Ефан. — Кстати, ваш удар не был смертельным…

— То есть как? — Типа побледнел, словно вся кровь от его лица в одно мгновение ушла куда-то внутрь его тщедушного организма.

— Да, да, он еще некоторое время полз по плантациям, пока его не нашли утилизаторы. Но оставим это…

Все молча согласились с этим предложением. Однако обвинение подействовало. Никто, даже Штальнагель, не захотел стоять рядом с Типой.

— Следующую смерть, точнее — две, можно посчитать несчастным случаем. Видите, как опасно купаться в незнакомом водоеме! Потом было нападение дикого животного…

— Вы хотите сказать, — ухмыльнулся Пол, — что на этой планете водятся граундеры?

— Разумеется, нет. Но этот, кстати, очень ценный экземпляр, был привезен специально для зоопарка и загадочным образом сумел выбраться на свободу.

— Угу, — кивнул Пол, по всей видимости, вполне удовлетворенный ответом, потом шепнул куда-то в плечо Вилли: — Это не робот.

У сержанта не дрогнул ни один мускул на лице, словно он не слышал этих слов.

— Сейчас нам скажут, что и оборонный комплекс взбесился, — как бы невзначай заметил Тедди. — И принялся палить по призерам только потому, что ему стало жалко хозяйских денег.

— Вы думаете, что самоуничтожение оборонной системы — нормально? — возразил Ефан.

— Ну, это другое дело…

— Не спорь с ним, — прервал его сержант, — давай лучше послушаем, что он скажет. Я что-то никак