Book: Джек Вулф в дозоре



Джек Вулф в дозоре

Джоан Хол

Джек Вулф в дозоре

Глава 1

Ее можно было бы назвать красивой. Если бы не огромные очки-велосипед в черепаховой оправе, придававшие ей вид лупоглазой совы.

Джейк Вулф[1] сидел у стойки в закусочной — сразу за университетским городком — и оценивающе искоса поглядывал на молодую особу, расположившуюся в угловой кабинке.

Приятное лицо с широковатыми скулами, грива темно-каштановых волос волнами спадает ниже плеч. Тонкий точеный носик опущен в раскрытую на столе книгу.

— Еще? — Дейв, буфетчик, остановившись за стойкой напротив Джейка, наклонил кофейник над его чашкой.

— Уммм, — промычал Джейк, с неохотой переключив внимание на буфетчика. — Что это за сова пристроилась там в углу?

— Фамилия — Каммингз, — доложил Дейв, не отрывая взгляда от лившейся из носика темной струи. — Имя — Сара. Вполне ничего.

Вот кто не страдает многословием, подумал Джейк, кивком благодаря буфетчика за кофе. Из такого информацию клещами не вытащишь.

— Новенькая? На последнем курсе? — попытался Джейк разомкнуть Дейву рот.

— Не-е, — качнул тот головой. — Новенькая-то новенькая. Только не студентка. Подымай выше. Приват-доцент. С исторического.

— Историчка, у-у, — скорчил рожу Джейк. — Уроки истории всегда меня доводили. Правда, — и на губах у Джейка заиграла лукавая улыбка, — если бы меня истории учила такая красуля… — Он понизил голос и бросил на молодую женщину многозначительный взгляд.

— Само собой, — сочувственно хихикнул Дейв. — У меня училками, помнится, тоже были сплошь старушенции. В порыжевших от старости черных платьях и стоптанных черных ботинках на шнуровке и широком каблуке. И все, как одна, таскали с собой линейку. И пускали ее в ход. Вовсю. Да.

Целый монолог для такого молчуна. В ответ Джейк сверкнул белозубой улыбкой. И, уловив краем глаза шевеление в углу, мгновенно переключил свое внимание. Сова, захлопнув книгу, поднималась со стула.

— Э-э… Дейв, — негромко сказал Джейк. — Что же ты не познакомишь меня с представительницей нашей профессуры?

— Сам не знаю… — Дейв вопрошающе оглядел его форменную куртку. — Разве вы не на дежурстве?

— Так что с того? — шепотом произнес Джейк.

Сова уже поднялась, смахнула в сумочку свои вещички, сняла очки, что сразу подтвердило первоначальное впечатление Джейка — красотка!

— Валяй по всем правилам. Все равно ее встречу — не раньше, так позже. Я ведь патрулирую университетский городок. Так что даже скорее раньше, а не позже.

Она приближалась. Джейк перевел дыхание и предостерегающе уставился на Дейва. Дейв принял сигнал — и таящуюся в нем угрозу.

— О, мисс Каммингз, — остановил он посетительницу у ближайшего к Джейку табурета. — Вы знакомы с нашим стражем порядка?

— Стражем порядка? — вздрогнув, переспросила она и нахмурилась.

Джейка так и подмывало поднять руку и кончиками пальцев разгладить морщинки у нее на лбу. Он печально вздохнул: ну почему вся эта публика — вроде Дейва — его подставляет, оттачивая об него свое скудное остроумие?

Дейв явно услышал вырвавшийся у него вздох и мгновенно осекся.

— Э… да… вот… это — Джейк Вулф. Джейк из нашей спрусвудской полиции. Патрулирует университетский городок. Следит за порядком. А это — мисс Каммингз, Джейк.

Проигнорировав улыбку Дейва — пусть себе лебезит! — Джейк повернулся к мисс Каммингз, в свою очередь одарив ее улыбкой, самой очаровательной из всех, на какие был способен.

— Мисс Каммингз, — повторил он, протягивая правую руку.

Очарована, по всей видимости, Сара Каммингз не была. Она смотрела настороженно, даже испуганно. Но руку Джейка приняла.

— Джейк Вулф, — повторила она очень тихо: Джейк еле-еле расслышал. Не улыбнулась в ответ и руку забрала, едва коснувшись его ладони.

— Гмм… — Теперь нахмурился Джейк. Сара Каммингз глядела на него так, словно перед ней был сам дьявол во плоти. И ей, очевидно, не терпелось поскорее добраться до двери. Интересно, что ее заколодило, подумалось Джейку.

— Дейв говорит: вы наш новый доцент, на историческом, — сказал он, слезая с высокого табурета и загораживая ей путь к выходу.

— Да… я… совершенно верно, доцент. Что за черт? Джейк просто смешался. Может, он ошибается, но, судя по тону, эта Сара нервничает, словно новичок, которому впервые поручили крупное дело.

— Странно, знаете, — проговорил Джейк безмятежным тоном, стараясь не выдать закравшегося подозрения, — что мы ни разу еще не столкнулись. Вы здесь давно?

— Да, — кивнула она, скосив глаза на дверь. — Я… э… я здесь уже две недели.

— Угу, точно так, — подтвердил Дейв. — Помню, как вы пришли сюда поесть сразу по приезде.

— Тогда понятно: эти две недели я работал только в вечернюю и ночную смену, — чуть не пропел Джейк, бросив на Дейва благосклонный взгляд.

— Угу, точно так, — снова подтвердил Дейв и засуетился. — Пора мне приниматься за дело. — Схватив салфетку, он провел ею по стойке.

Джейк выжидал. Ничего. Ни тпру ни ну. Сара Каммингз просто стояла перед ним, явно нервничая, и вид у нее был такой, словно она предпочла бы сейчас быть где угодно, только не здесь.

— Вы из этих мест? — спросил Джейк, нащупывая почву для разговора.

— Нет, — отрицательно тряхнула головой Сара Каммингз. — Я из Мэриленда. — И замкнулась, как человек, не желающий сообщать о себе сведений больше, чем это абсолютно необходимо. — Из Балтимора, — добавила она, когда он никак не отреагировал — даже не пошевелился.

— Славный город, — сказал Джейк, снова изображая улыбку; успеха она не имела. — Я бывал в Харбор-Плейс.

— Вот как? — Нет, она не улыбнулась, а глаза глядели на дверь. — Бывали? Да… я… Вот и славно.

Великолепно, что и говорить. Джейк вовсе не был уверен, что сможет поддержать этот затухающий разговор. Уверен он был в другом: она испытывала острое желание от него улизнуть. Почему? А так как убедить себя, что его мужская стать произвела на нее ошеломляющее впечатление, он отнюдь не мог, то и не знал, как объяснить такую странную ее реакцию. Может, очень робкая? Нелюдимка? Попала в беду? Последнее соображение Джейк отверг: оно было подсказано служебной привычкой. Мисс Совиные Очи была слишком молода и простодушна на вид, чтобы быть замешанной в чем-то таком, что нагоняет страх при встрече с полицейским.

Может, все дело в том, что выдохся его дезодорант? Мысленно отбросив столь дурацкое соображение, он попытался зайти с другого конца.

— Разрешите угостить вас чашечкой кофе, — сказал он, указывая на табурет, рядом с которым она стояла. — То есть, если вы не спешите…

— Благодарю вас… нет. — Она даже не задумалась, отвергая приглашение, а он и не удивился. — Я… у меня занятия. Может быть, когда-нибудь в другой раз. — Сара Каммингз смерила выразительным взглядом стоящую у нее на пути фигуру в шесть футов четыре дюйма. — Разрешите мне, пожалуйста, пройти.

Что он мог на это сказать? Или сделать? Подавившись проклятьем, Джейк произнес единственно подходящие к случаю слова:

— Пожалуйста, — пробормотал он, отступив, и снова изобразил улыбку. И, уже пропуская ее мимо себя, словно по наитию добавил:

— Так когда?

— Когда? — Задержавшись, она с недоумением на него посмотрела. — Что «когда»?

— Вы сказали «в другой раз», — ответил он, бросая молниеносный взгляд на ручные часы. — Я захожу сюда утром выпить кофе — ежедневно в это же время, — пояснил он, расправляя плечи. — Как насчет завтра?

— О… да… я… — Она уставилась на него, перевела глаза на дверь, потом снова на него. — Я…

— Речь идет только о кофе, — быстро вставил Джейк, самим тоном подчеркивая добропорядочность своих намерений.

Сара Каммингз облизнула губы. От этого нервного движения Джейка бросило в жар; задержав дыхание, он ждал от нее ответа.

— Идет, — наконец сказала она, не скрывая, что охотнее дала бы ему от ворот поворот. — В десять?

— Вот и хорошо, — расплылся Джейк. — Буду здесь.

И она пошла. Нет, не бросилась прочь, как этого ожидал Джейк. Сара Каммингз удалялась, мерно ступая длинными ногами и ритмично, легко покачивая округлыми бедрами.

Богиня. Так шествует богиня. У Джейка вдруг вспотели ладони; он отер их о тугие ляжки, прогнал дурман и вернулся к действительности.

Ну и ну! Тише на поворотах, Вулф, дал он себе мудрый совет. Эта женщина — сила!

— Какие глаза! — с мечтательной ухмылкой сказал он Дейву, взбираясь обратно на табурет.

— Угу, карие, — откликнулся Дейв, явно не потрясенный цветом чьих-то глаз.

— Карие?! Карие?! — возмутился Джейк. — Слеп ты, что ли? Глаза у Сары Каммингз не просто карие. — Прежде чем продолжать, он секунду подумал. — У нее не глаза, а очи — вроде анютиных глазок весной: мягкие, бархатные, кофейные.

— Ну, братец… — состроил гримасу Дейв.

— Да есть ли у тебя душа, Дейв? — с укором спросил Джейк, сохраняя полное спокойствие. — Ты совсем не различаешь оттенков.

— Может, и не различаю, — не стал протестовать Дейв. — Только хорошего человека я завсегда признаю, а мисс Каммингз из этой породы.

— Нда… — подтвердил Джейк кивком головы. Но чего она боится? И почему испугалась, увидев меня? Из-за полицейской формы? Что же эта форма для нее значит?

Вопросы, вопросы. Самые разные. Потягивая теперь уже совсем остывший кофе, Джейк размышлял, как ему быть.

Черт бы его побрал, этого Вулфа! Закусив нижнюю губу, Сара шла по тротуару, ведущему к зданию гуманитарных факультетов. В смятении чувств она рассеянно отвечала на приветствия студентов, спешивших на занятие, которое ей четверть часа спустя предстояло начать.

Зачем она приняла его приглашение? — спрашивала она себя, улыбкой благодаря миловидную девицу, придержавшую для нее дверь лекционного зала.

Да, он чертовски ее напугал, призналась она себе, проходя в огромную аудиторию.

И в воображении, заслонив все вокруг, встал вдруг зримый образ — зримый настолько, что, когда она опускала сумочку и книги на стол, у нее задрожали руки.

И пока она поправляла очки, укладывала на пюпитре часы и листки с заметками к лекции, резкая складка не сходила с насупленного лба. Было в нем даже что-то пугающее. Весь как литой: лишней унции нет на мускулистом теле; высокий, стройный, тонкий как струна, Джейк Вулф с головы до пят был воплощением внушающей трепет мужественности.

Красив, к тому же… суровой, скульптурной красотой.

— Начнем?

Волосы с золотистым отливом, цвета в меру подрумяненного тоста.

— Запад имел лишь смутное представление о Китае, который был уже великой империей, когда римляне лишь начинали завоевывать Средиземноморье.

Глаза — темно-темно-синие, как предгрозовое небо.

— Вы попали в точку, мистер Клюзевиц. Да, Китай не уступал ни в мощи, ни в богатстве Римской империи даже в ее зените.

Кожа — смуглая, бронзовая, точно прокаленная солнцем.

— Да, конечно, совершенно с вами согласна. Китай оставил потомкам в наследство великие произведения литературы и изобразительных искусств.

Высокий, импозантный, каждый дюйм его тела — удар по женским чувствам.

Полицейский.

— ..также называемый Периодом внутренних войн, который вслед за падением династии Чжоу длился без малого двести лет.

Лишь благодаря профессиональному навыку ей еще как-то удавалось читать эту лекцию о древней Китайской империи. Шарканье ног в коридоре заставило ее взглянуть на часы — время лекции истекло. Не наговорила ли она какой-нибудь чуши — кто знает! Ладно, кончилось. Сара поблагодарила студентов за внимание и отпустила их.

Полицейский.

Вздохнув, она принялась собирать вещи в сумочку.

До чего же глупо было согласиться на встречу с ним завтра утром.

Что это даст ей? Принесет новые неприятности? Или поможет?

Она не переставала задавать себе эти вопросы, пока вела все последующие занятия и те четверть часа, что шла из городка домой — в свою квартирку, снятую на втором этаже недавно приватизированного дома в милейшем Спрусвуде. Сара любила ходить пешком, и ее машина, стоящая в гараже для жильцов в задней части дома, большую часть времени была на приколе.

Но сегодня даже великолепие пенсильванской осени, с ее пощипывающим нос то ли морозцем, то ли дымком от сжигаемых листьев, не смогло отвлечь Сару от сумбурных мыслей.

Она влипла в дрянную историю.

Может быть, полицейский Джейк Вулф поможет ей выпутаться?

Нет. Нет. Сара тут же отвергла этот вариант. Джейку Вулфу она довериться не может. И никому, кто служит закону. Слишком опасно вести разговоры, подымать волну, наводить на размышления. Тут замешаны человеческие судьбы. Жизни! Возможно, и ее собственная.

Молчание — золото, мисс Каммингз.

Голос студента, произнесшего эти слова, эхом отдавался в ее мозгу, вызывая дрожь — дрожь вовсе не от пронзительного октябрьского холодка.

Нет — доверяться, особенно Джейку Вулфу, она ни в коем случае не станет. Для нее это не выход. По правде говоря, она не видит для себя вообще никакого выхода, никакого способа выпутаться. Ее, судя по всему, загнали в угол.

С этим чувством она и вошла в свою квартирку. Бросила сумку на стул, скинула туфли и через комнату, бывшую одновременно кабинетом, гостиной и еще чем угодно, прошла в крошечную — куда поместилось только самое необходимое — кухню.

Днем от нервного напряжения ей кусок не лез в горло. Но даже тревожные мысли отступают перед голодом, и теперь у нее было такое ощущение, будто у нее не желудок, а бездонная бочка. Сара принялась готовить запеканку, достала необходимое: макароны, сыр и брокколи.

Поставив в духовку противень с формой, она включила таймер, сунула в морозильник бутылку белого вина — пусть охладится — и направилась в ванную полежать полчаса в благоуханной теплой воде, которая, она надеялась, снимет усталость.

Таймер зазвонил, как раз когда Сара, порозовевшая и сверкающая, вылезала из ванны. И тут же, перекрывая таймер, залился другой звонок — дверной.

Кого еще там принесло на ее голову? Кляня на чем свет стоит гостей, которые являются незваными, да еще в обеденное время, Сара сгребла свои вещи, висевшие на дверном, с внутренней стороны ванной, крючке, набросила на голое влажное тело лиловый в полоску атласный халат, завязала узлом плетеный пояс и через комнату направилась к входной двери.

Звонок залился снова.

— Кто там? — спросила она, решительно берясь за круглую головку дверной ручки.

— Джейк Вулф.

Из-за обшитой деревянной панелью двери голос звучал невнятно, но это, без сомнения, был его голос.

На секунду рука Сары повисла в воздухе — в дюйме от замка. Сердце, казалось, перестало биться — и тут же застучало в бешеном темпе.

В горле пересохло, ладони сделались влажными, в голове стало пусто.

— Мисс Каммингз?

Она сглотнула комок, открыла было рот, снова сглотнула и только тогда смогла выдавить из словно запекшихся губ:

— Да?

— Откройте же мне.

Открыть? Нахмурившись, Сара опустила взгляд на тонкую поблескивающую ткань, прикрывшую ее наготу. Выхода не было.

— Я не одета, — сказала она, повышая голос, чтобы его услышали там, за дверью.

— Так оденьтесь, — раздалось оттуда. — Я подожду.

Патовая ситуация. Не зная, что делать — то ли послушаться его, то ли попросить уйти, — она провела ладонью по сырой запутанной гриве и пошевелила пальцами ног в мягком ворсе ковра. Она соображала.

Таймер в кухне продолжал звенеть вовсю, но она не слышала.

— Вы здесь, Сара?

Его голос вывел ее из оцепенения. Неужели он слышал, как она дышит? Нет, не может быть!

— Да, здесь.

— У вас там что-то звенит. Будильник? Таймер?

Таймер? Как же она забыла! Запеканка! Сара посмотрела в сторону кухни, потом снова на дверь. Этот Вулф явно не собирался уходить, и с этим ничего не поделаешь — придется отпирать дверь.

К тому же она была зверски голодна.

— У вас ничего не подгорает?

Подгорает? Ее великолепная запеканка! Вопрос Джейка заставил Сару действовать. Откинув упавшую на лоб прядь, она повернула ручку и распахнула дверь, а затем, даже не взглянув на него — и так знала: это он, — со всех ног побежала на кухню.

— Входите, — бросила она через плечо. — Я сейчас…

С замиранием сердца она открыла духовку и вытащила форму с запеканкой. Шагов Сара не слышала, но знала: Джейк Вулф прошел за нею в кухню и теперь стоит у нее за спиной… почти вплотную.

— Помочь?

Даже зная, что он там, Сара вздрогнула от спокойного и такого зовущего звука его голоса.

— Нет! Что вы… — Фу, до чего же приторно-сладко звучит ее собственный голос! — Благодарю вас, ничего не нужно. — Все еще стоя к Джейку спиной, она поставила запеканку на плиту, закрыла духовку и выключила таймер.

Но внезапная тишина взбудоражила ее сильнее, чем пронзительный звон таймера.

Джейк оказался к ней еще ближе. Он слышал ее дыхание: вдох-выдох, вдох-выдох.

— Не подгорело, не-ет, — пробормотал он. — Очень вкусно пахнет. — И, поколебавшись, добавил:

— Сыр? Брокколи? Угадал?

— Угадали, — протянула Сара со вздохом. Повернувшись, она почти ударилась спиной о плиту: Джейк стоял впритык, ближе некуда. — С вашего разрешения, — в голосе зазвучали резкие нотки, — я хотела бы одеться.

Она сама не знала, какой реакции от него ждала. Скорее всего, медленного, оценивающего ее едва прикрытую фигуру взгляда, сопровождаемого двусмысленной нагловатой ухмылкой. Если так, она ему покажет. Но Джейк Вулф смотрел ей прямо в глаза, а его улыбку, даже при самом буйном воображении, нельзя было назвать иначе как доброй и дружественной.



— О чем речь, — отозвался он через порог комнаты, — я подожду вас здесь.

— Да, пожалуйста, — буркнула Сара, протискиваясь мимо него к себе в спальню.

— Может, чем-то я все-таки могу помочь? Она уже была в дверях и от этого вопроса застыла на месте. Вот оно, начинается. Позвольте застегнуть вам молнию, приколоть брошку, застегнуть лифчик.

— Чем именно? — процедила она сквозь зубы.

— Накрыть на стол, — предложил он, сразу сбавив тон. — Не будете же вы настолько жестокой, что, раздразнив мужчину аппетитными запахами, не пригласите его к столу.

— Не буду? — холодно осведомилась она. — А почему, собственно?

Лицо Джейка приняло жалобное выражение.

— За что же так жестоко и несправедливо наказывать голодного мужчину?

Именно в этот момент Сара увидела его — по-настоящему увидела. И это не могло не подействовать на ее чувства, на ее нервы.

На Джейке не было формы, и от этого, казалось бы, он должен был выглядеть менее эффектно. Ничуть не бывало. Напротив, сменив одежду, он сделался еще привлекательней, словно заряженный мужским обаянием.

Кто бы мог подумать, что от джинсовой тряпки может исходить ток, едва ли не электрический, с удивлением думала Сара, любуясь Джейком, хотя и пыталась делать вид, будто равнодушна и ни капельки не задета.

А «джинсовая тряпка» честно облегала каждый изгиб, каждый контур стройного тела, узких бедер, длинных крепких ног. Сара переместила взгляд выше, и перед глазами предстала атлетическая грудь, широкие плечи, размах которых подчеркивал свободно спадающий шерстяной пуловер. Короткие рукава не скрывали чуть опущенных рук, худощавых запястий и длинно-палых кистей, которые он как раз держал на бедрах чуть пониже простого кожаного пояса.

Итак, она видела перед собой образец несокрушимой, бесспорной мужественности. И держался он непринужденно, но Сара не обманывалась на этот счет.

А Джейк весь напрягся в ожидании, молча бросая ей вызов — «посмотрим, как ты мне в такой просьбе откажешь».

Ее же подмывало принять этот вызов, подмывало отказать и выставить вон, но она не сделала этого. Сама не знала, почему не сделала, — не знала или, может, не хотела задавать себе этот вопрос. И вместо того, чтобы копаться в своих чувствах, уступила.

— Тарелки в шкафчике над раковиной, — бросила она на ходу. — Ложки-вилки в нижнем ящичке. Салфетки на столе. Я — на минутку.

— Не торопитесь. — Низкий голос звучал мягко, обволакивающе. — Я никуда не уйду.

В том-то и беда, сказала себе Сара, скрываясь за дверью. Вот если бы она встретилась с ним чуть раньше, неделю назад… Впрочем, нет, какая разница? Это ничего бы не изменило, не изменило бы ровным счетом ничего.

Что же делать?

Сара долго стояла за дверью спальни, не в силах двинуться, стараясь подавить лихорадочное волнение, охватившее ее от дурных предчувствий. Нервы у нее разыгрались, она ощущала одновременно и приподнятость, и какую-то пустоту. Желание боролось с нежеланием. Страх сражался с отвагой. В этой схватке победили желание и отвага. Честность повела их за собой.

Да, ее влечет к Джейку Вулфу, призналась себе Сара, необоримо влечет. И, признав это, тут же начала действовать. Допуская, что, весьма возможно, совершает ошибку, о чем впоследствии пожалеет, она тем не менее быстро оделась, пригладила щеткой свою буйную растрепавшуюся гриву, провела пуховкой по носу и чуть-чуть по пылающим щекам, тронула тушью ресницы и помадой губы. А затем, с отчаянно бьющимся сердцем, принудила себя медленно и чинно выйти из спальни в комнату.

Не пройдя и трех шагов, она замерла перед тем, что открылось ее взору. Те четверть часа с небольшим, что она отсутствовала, Джейк явно не сидел без дела.

Сейчас, ожидая ее, он стоял у края маленького столика, который она поместила у окна в ближнем к кухне углу. Стол был накрыт на двоих. На нем красовались ее лучшие, с кружевным узором, салфетки, столовые приборы и два фужера на тонких ножках. В центре стола гордо возвышалась запеканка, над которой поднимался пар. Сбоку от нее блестело горлышко откупоренной бутылки — той самой, которую Сара сунула в морозилку, а с другого боку стояла деревянная миска с салатом.

Салат? Сара перевела взгляд на Джейка. Бог мой! Как он исхитрился приготовить все это меньше, чем за полчаса!

Но урчанье в пустом желудке вырвало Сару из водоворота этих мыслей. По чести говоря, разве важно, как он сумел так быстро справиться? Важно, что справился. Все же она не удержалась от дьявольского искушения подразнить его — пусть даже чуть-чуть.

— Очень, очень мило, — проворковала Сара, подходя к столу. — А… где же хлеб? — добавила она с легкой иронией.

— А… конечно, — отвечал Джейк точно в том же тоне. — Я нашел несколько булочек в хлебнице. И пока духовка еще не остыла, запихнул их туда — подогреть.

Ответ сопровождался улыбкой, от которой мысли о хлебе, запеканке и салате вихрем вымело из Сариной головы. И если они обратились к вину, то лишь потому, что у нее запершило в горле. Улыбка этого человека поистине заряжала электричеством — электричеством и энергией. Сара почувствовала, что должна немедленно куда-нибудь двинуться.

— Ах так… Я схожу за булочками, — вызвалась она, отступая от стола и скрываясь в кухне.

— А я пока налью нам вина. — В голосе Джейка прорезались подозрительные нотки — он едва удерживался от смеха.

Вынимая булочки из духовки и укладывая их в миниатюрную корзиночку для хлеба, Сара ощущала дрожь в пальцах и какое-то еканье под ложечкой. Эта странная реакция, подумалось ей, на человека, с которым она только что познакомилась, вряд ли сулит отдых и удовольствие от предстоящего застолья.

Однако страхи ее оказались напрасными. Усевшись за стол напротив Джейка Вулфа, она уже несколько минут спустя почувствовала себя легко и свободно и весело смеялась над забавными историями из его полицейской практики, которые он рассказывал сдержанно, без тени улыбки.

— Пострадавшая была вне себя и требовала, чтобы я посадил собаку за решетку, — рассказывал он, отдавая должное запеканке.

— За решетку! — восклицала Сара, смеясь. — Собаку?

— Глупо, да? — улыбался ей Джейк. — И единственно из-за того, что несчастная псина облаяла и напугала ее бесценную кошечку.

Джейк держался вполне дружески, очень естественно, и Сара без всякой задней мысли отвечала ему тем же.

— Старшеклассницей я завела кошечку, — сказала она, отпив из фужера. — Она всегда была сама по себе, моя киска. Стоит передо мной, ест меня глазами, словно говорит: «Не лезь, я ленивая, не люблю, когда меня беспокоят».

— Угу, кошки как раз такие, — рассмеялся Джейк, продолжая налегать на запеканку.

— И часто вам приходится заниматься животными? — спросила Сара, отламывая кусочек булочки. — Я имею в виду, входит ли это в ваши ежедневные обязанности.

— Нет, — качнул головой Джейк и, улыбнувшись, добавил:

— Ежедневно я занимаюсь только «Белой лошадью» у мистера Беннета.

— Я не о том, — сказала Сара, намазывая ломтик маслом, прежде чем отправить в рот.

— Мистер Беннет живет за городом, на границе участка, который я патрулирую. Ему за восемьдесят, но он еще в прекрасной форме. Один-одинешенек, потому что в прошлом году овдовел и вроде как меня усыновил. Знает, по какому маршруту я обхожу участок, и каждое утро ждет меня у своего дома со стаканом адской смеси, которую называет, как шотландское виски, «Белой лошадью». — Он состроил гримасу, и Сара залилась. — Чертовски вкусное зелье, и думайте, что хотите, а я от него лучше себя чувствую.

— В самом деле? В каком смысле?

— Ну, — Джейк пожал плечами, — у меня прибавляется энергии, я тверже стою на ногах. Вот так-то.

— Замечательно, — пробормотала Сара.

— Замечательно, — повторил он и вилкой указал на запеканку. — Вы отличная кулинарка. Такая вкуснятина!

Комплимент доставил Саре огромное удовольствие и очень польстил.

— Спасибо. Но это только запеканка. Впрочем, я сторонница простых блюд.

— Что ж, в мире, который с каждым днем становится все сложнее, — глубокомысленно заметил Джейк, — я двумя руками голосую за все, что просто.

Просто. Этого слова оказалось достаточно, чтобы развеять ее эфемерное спокойствие. Ведь в жизни Сары сейчас все было совсем не просто. Все вдруг предельно усложнилось, стало трудным и пугающим. И единственным человеком, с которым Сара могла бы облегчить душу и расслабиться, был местный полицейский.

А если она, упаси Бог, расслабится до такой степени, что ненароком наговорит лишнего?

Сара тут же одернула себя и, скрывая внезапную дрожь, повернулась, чтобы посмотреть на висевшие в кухне часы.

— О, время бежит! — воскликнула она нарочито испуганным — но все же не чересчур — голосом. — Мне не хочется торопить вас, однако…

— Вы кого-нибудь ждете? — осведомился Джейк недовольным — но все же не чересчур — голосом.

— Вот уж это вас не касается! — возмутилась Сара. — Впрочем, я никого не жду. Но у меня завтра занятия, а к ним надо готовиться.

— А… — Джейка это, видимо, нисколько не обидело. — О'кей. Я помогу вам прибрать, потом пойду.

— Это ни к чему, — решительно отказала она и встала из-за стола, преграждая ему путь к мойке. — На мытье посуды не уйдет и минуты.

Он колебался, насупившись.

Она задержала дыхание.

Он вздохнул полной грудью и… сдался.

— Значит, гоните меня, — сказал Джейк, кривя губы в горькой усмешке, шагнул и остановился против нее.

Сара открыла было рот, но тут же закрыла и поспешила к входной двери, убеждая себя, что ни в чем не виновата — ведь он сам к ней напросился. На прощание она одарила Джейка ласковой улыбкой и добрым советом:

— Не уходите во гневе.

— Просто уходите! — заключил он язвительно. — Так?

— Боюсь, что так, — подтвердила она и, не выдержав, рассмеялась: такой удрученный был у него вид.

— Но на чашку кофе вы завтра утром придете?

Сара напрочь об этом забыла. Понимая, что ей надо держаться миль за сто от него, она твердо решила сказать «нет».

— Да, — ответила она.

Вот так! Вот вам и твердые решения!

— Хорошо! — Подняв руку, Джейк отсалютовал. — Значит, увидимся. Спасибо за угощение.

И он сбежал по ступеням, а Сара, закрыв дверь, в изнеможении прислонилась к ней спиной. Долго сдерживаемые чувства вдруг прорвались, она вздохнула и закрыла глаза.

За какие-то несколько часов ее беды удвоились. Да, Джейк Вулф был так же мил, как и красив, и общение с ним доставило ей огромное удовольствие, какого она уже давно не получала. Да, ее влекло к нему, необоримо влекло, но это могло поставить под угрозу ее благополучие.

Молчание — золото.

Два слова эхом отдались в памяти. Сара вздрогнула, оторвалась от двери, медленно пересекла комнату, остановилась у не убранного еще столика. Уставившись на тарелку, с которой ел Джейк, она с болью в сердце подумала о том, чем могла бы кончиться их встреча, случись она в другое время.

Ах, зачем, зачем этот Джейк Вулф такой симпатичный?

Глава 2

Джейк допил остатки «Белой лошади», ухитрившись не поперхнуться и даже не поморщиться, и в открытое окно пикапа протянул стакан пожилому джентльмену в спортивном костюме, стоящему на обочине.

— Спасибо, мистер Беннет. — Джейк демонстративно опустил глаза на свои большие наручные часы. — Надо двигаться. До завтра.

— На том же месте, в тот же час, — откликнулся старик, силясь перекричать мотор полицейской машины. — Смотри не перенапрягайся со своим дозором.

— Ни в коем разе, сэр, — пообещал Джейк, налаживая зеркало, прежде чем выехать на щебенку.

Джейк чувствовал себя великолепно. Стояло ясное осеннее утро, озаренное веселыми солнечными лучами, напоенное свежим прохладным воздухом. Джейк знал: это чувство подъема вызвано не только благодатным воздействием утренней порции виски и даже не прекрасными результатами, которые дала система упражнений, рекомендованная мистером Беннетом.

Поразительно, но Джейк внезапно осознал, что чувство неуверенности и раздвоенности, все время угнетавшее его — заурядного полицейского в заштатном городке, — вдруг куда-то ушло, не то чтобы совсем, но почти ушло. А это означало возвращение на прежнюю стезю. Но даже и столь замечательное открытие не являлось единственной причиной его приподнятого настроения.

Сара Каммингз.

От одного воспоминания о ней губы Джейка растянулись в блаженную улыбку.

Бог мой, какая женщина!

Внимательно оглядывая участок, по которому он сейчас проезжал, Джейк никак не мог прогнать из памяти образ Сары — такой, какой он увидел ее прошлым вечером, когда она открыла ему дверь своей квартирки.

В ореоле темных, еще не просохших после ванны блестящих волос, с легким румянцем от горячей воды. Карие глаза лучились, от влажных губ исходило манящее очарование.

Джейк невольно провел языком по собственным вдруг пересохшим губам. Черт! Ему пришлось побороться с собой, чтобы подавить неодолимое желание запустить пальцы в эти еще мокрые волосы, впиться в эти раскрасневшиеся щечки, в этот прелестный ротик. А когда он опустил взгляд ниже, желание стало нестерпимым: ему так хотелось заключить Сару в свои объятия! Он испытывал едва ли не физическую боль при виде ее тонкого стана, затянутого в шелковый халат, который, открывая взору все изгибы тела, скрывал в то же время его тайные прелести.

Джейка обдало жаром, и он опустил стекло, чтобы прохладный воздух поостудил его разгоряченную плоть. Ой, тяжко тебе, дружище! — подумал он, посмеиваясь про себя над своим не в меру разыгравшимся воображением.

Но забавнее всего, размышлял он, съезжая на обочину и останавливая машину неподалеку от начальной школы, что еще желаннее, еще сексапильнее показалась ему Сара, когда вышла к нему при полном параде, одетая по всем правилам.

Внимательно наблюдая за малышками, стекавшимися к школьным дверям, Джейк вновь пережил те несколько часов, что провел в квартирке Сары, пытаясь проанализировать и понять причины столь сильного своего к ней влечения.

— С добрым утром, мистер Вулф! Дружное приветствие стайки второклассниц вывело Джейка из задумчивости.

— С добрым, милые леди, — ответил он, вызвав, как всегда, у девчонок веселое хихиканье. — Шапочку «умница-разумница» не забыли надеть?

— Ту-ут она, сэр, — как всегда, звонко пропели девочки.

От начальной школы Джейк проехал — каких-то две сотни метров — к средней, где повторилась с некоторыми различиями та же сценка.

— Здорово, Джейк. — Этим неформальным приветствием двое восьмиклассников демонстрировали, как им казалось, свою отчаянную дерзость.

— Здорово, ребятки, — Джейк помахал им рукой. — Ну как, готовы ослепить училку блестящими знаниями?

— А как же! — не остался в долгу один из них.

— Очень надо доводить ее до сердечного приступа! — отшутился второй.

— Ну-ну, вряд ли кому повредит, если вы раз-другой ее удивите, — высовывая голову из машины, напутствовал их вполголоса Джейк.

Смеясь, мальчики поплелись нога за ногу к школьным дверям. А Джейк тоже рассмеялся, втянул голову в окно и нажал на стартер: пора было проверить, как обстоят дела у старшеклассников.

Этот распорядок своего дневного дежурства Джейк никогда не менял и каждый раз неизменно удивлялся, какими рослыми и зрелыми выглядели старшеклассники, то есть рослыми — юноши, а зрелыми — девушки.

И как только последний парень — высоченный, длиннорукий, длинноногий, на редкость нескладный, но член баскетбольной команды — юркнул в низкое современное здание, Джейк, ощутив, что кровь стремительно побежала по жилам, повернул машину в сторону университетского городка.

Сара!

Он знал: шанс увидеть Сару равен нулю, но ничего не мог с собой поделать; по спине, как он и ожидал, побежали предательские мурашки, мысли лихорадочно заплясали в голове.

Что его так влекло к ней? Вот вопрос, на который он искал ответа, кружа по своему участку, с вниманием и надеждой отыскивая глазами одну-единственную женщину.

Сара красива. Но, напомнил себе Джейк, он встречал немало красивых женщин. И со многими из них был связан интимными отношениями, приятными для обеих сторон.

А значит, сделал вывод Джейк, новое влечение, которое он сейчас испытывает, не только физическое. Вот так-то.

Сара умна. Он сразу заметил и оценил ее острый ум.

Она обладает чувством юмора — правда, суховатым, но суховатое, едкое остроумие всегда нравилось Джейку.

Она умеет готовить. Джейк, разумеется, ценил кулинарное искусство, однако не считал способности в этом деле обязательными для женщины. К тому же он не раз слышал похвалы собственным кулинарным талантам.

И, принимая все это во внимание, подвел Джейк итоги, у Сары тьма положительных качеств, говорящих в ее пользу.

Тут у Джейка засосало под ложечкой, и он сразу вспомнил, где он, зачем и какое сейчас время дня. А вспомнив, взглянул на часы, и под ложечкой у него засосало уже не от голода. Он улыбнулся, плавно развернул машину и покатил из городка в направлении маленького кафе-сосисочной.

До перерыва, чтобы выпить чашку кофе, оставалось пять минут.

Пять минут до появления Сары.



Сгорая от нетерпения, взволнованный, Джейк остановил машину в нескольких дюймах от тротуара напротив кафе-сосисочной с нелепым названием «Золотая лопаточка» как раз в тот момент, когда Сара переходила через улицу.

— А за это штраф, — провозгласил, вылезая из машины, Джейк и напустил на себя суровый вид.

— Что? — Сара была без своих огромных круглых очков; мягко темневшие глаза ее расширились, в них промелькнул… страх? — За… за что? — спросила она прерывающимся голосом и, оступившись, споткнулась о бордюр.

Только благодаря мгновенной реакции Джейка она не упала и не ударилась лицом о тротуар. Но в ту же минуту, как Сара почувствовала, что вновь обрела равновесие, она высвободила руку из его цепкой ладони и отстранилась от Джейка.

С чего это ее заносит? — подумал Джейк, ошеломленно глядя на Сару. Что ее мучит? Вчера вечером Сара была с ним ласкова, разговорчива, охотно смеялась. А сейчас вдруг нервничает, чего-то боится — совсем как вчера утром, даже сильнее.

— Я… я задала вам вопрос, — напомнила она срывающимся голосом, в котором все еще чувствовалось напряжение.

Сбитый с толку этой странной переменой, Джейк совсем забыл, что от него ждут объяснений. Чем, черт возьми, он ей не угодил? Он мучительно пытался угадать. Ах, вот оно что! Он же понарошку угрожал ей штрафом — подразнил ее. Есть о чем говорить!

— Я только… — начал он.

Но она его оборвала, и тон ее выдавал в равной мере и вздорную склочность, и гнетущий страх.

— Вы сказали: с меня штраф. За что?

— За переход в неположенном месте, — ответил он, качая головой, словно пытаясь отвязаться от дурных мыслей.

— Переход?! — воскликнула Сара и в свою очередь ошеломленно уставилась на него.

— Я просто дразнил вас. — Джейк не знал, то ли громко посмеяться над собой, то ли тихо себя обругать. — Вы же перешли улицу посередине квартала.

— О! — Строптивость и страх явно отступили, принеся этим Джейку облегчение, но не избавив от чувства неловкости.

— Пойду выпью кофе, — заявил он, направляясь к входу в кафе, и, ожидая Сару, придержал для нее дверь. — А вы как?

— Пожалуй, тоже. — И медленно, едва передвигая ноги, она присоединилась к нему. Зачем она с ним здесь? Сара прошла в кабинку, на которую указал ей Джейк, и стала тщательно укладывать книги, чтобы избежать его испытующего взгляда.

Он, верно, принимает ее за дуру, размышляла Сара. Нет, не просто дуру, а всем дурам дуру. Этакую тетеху, не способную своими цыплячьими мозгами решить, как ей себя вести, и потому от нее веет то теплом, то холодом, то она держится дружески, то враждебно, то говорит спокойно, то раздражительно.

Признаться, Сара никак не могла винить его, даже если он и впрямь составил себе о ней такое мнение. Ее поведение — вчера утром, потом вечером и сейчас — вряд ли свидетельствовало об уме.

Впрочем, между вчерашним вечером и нынешним утром было некоторое различие: Джейк снова был в полицейской форме.

— О! Джейк, мисс Каммингз, — приветствовал их, появляясь из кухни, Дейв. — А я не слышал, как вы вошли.

— Нужен колокольчик над дверью, — посоветовал Джейк.

— Не-е, — качнул головой Дейв. — Я уже вешал, когда только открылся. И от этого адского трезвона чуть не рехнулся. — Он пожал плечами: мол, не стоит и обсуждать. — Что вам подать? По чашечке кофе?

— Да, пожалуйста, — выдохнула Сара.

— Мне тоже, — сказал Джейк и тут же добавил:

— И порцию, нет, две, твоих фирменных сосисок — твоих кони-айленд хот-догз. — И взглянул на Сару. — А вам? Хотите?

— В десять часов утра? — сморщила носик Сара. — Спасибо. Я — нет.

— А я — да. — По выражению лица Джейка можно было понять, что для хот-догз хорошо любое время суток. — Я с половины шестого на ногах, и, кроме чашки кофе да стакана виски у мистера Беннета, ни росинки во рту не было. Нужно подзаправиться.

— Сосисками? — пожала плечами Сара. — С сырым луком, кетчупом и всем прочим? Ну, знаете!

— Угу. — Джейк почмокал губами. — И всем прочим. Очень вкусным.

— Невероятно.

— Что же тут невероятного? — Джейк даже насупился.

— Как вам объяснить… — отвечала Сара, еще не понимая, что напряженность постепенно отпускает ее. — Я хочу сказать, что возбуждающая чашка кофе с такой тяжелой пищей как-то не вяжется — плохо для желудка.

Джейк посмотрел на нее с ухмылкой, заимствованной, верно, у самого дьявола.

— Не вяжется? У кого как. А я завзятый сосискоед. И самые мои любимые — кони-айленд хот-догз.

— А тосты с котлетой и сыром? — напомнил Дейв, подходя к столику с двумя дымящимися кружками кофе. — Их вы разве разлюбили?

— Ни в коем случае! — Джейк театрально вздохнул. — Тосты я страсть как люблю. Может, я переменю заказ?

— Поздно, — заявил Дейв, поворачиваясь, чтобы уйти. — Я уже поставил ваши сосиски на гриль.

Джейк скосил глаза на Сару.

— Вот такой самостоятельный хр… э… храбрец.

Саре хотелось сохранять дистанцию, сохранять холодный тон, но она ничего не могла с собой поделать, хотя от одной мысли о приятельских отношениях с Джейком Вулфом — с полицейским! — ее бросало в дрожь. Смятение не покидало ее, даже когда на губах играла улыбка.

С чего это он так чертовски мил с ней?

— Вылезай-выходи, выходи-вылезай, — проскандировал Джейк, совсем как в детстве, когда, играя в прятки, водил.

— Что? — очнулась от своих раздумий Сара. — Что вы хотите сказать?

— Вы в себя — туда, — Джейк приложил указательный палец к виску, — спрятались.

— Да… я думала.

— Обо мне? — живо, с надеждой воскликнул он.

— Разумеется, нет, — солгала Сара с укоризной и, подняв чашку к губам, отпила глоток ароматного и все еще горячего кофе.

— Мм… — В голосе Джейка звучало разочарование. — Значит, о ваших проблемах со студентами?

Сара поперхнулась горячим кофе. Неужели он знает? — промелькнуло у нее в голове. Немыслимо, и все же необходимо это выяснить. И, переведя дыхание, она спросила:

— Что вы имеете в виду?

— В виду? — Джейк бросил на нее недоуменный взгляд. — Ничего, собственно. — Его глаза уловили выражение испуга на ее лице. — Мне всегда говорили, что учителям нелегко вбить знания в головы учеников. С некоторыми из них обязательно возникают проблемы. Или это иначе… скажем, на академической стезе? — спросил он, явно поддразнивая.

Чувство облегчения, словно мощная волна, захлестнуло Сару; на мгновение она даже лишилась речи. К счастью, в этот момент в кабину вошел Дейв, неся блюдо, на котором лежали две порции знаменитых сосисок, издававших невероятно аппетитный запах.

— Два кони-айлендз, — провозгласил он, опуская блюдо на стол перед Джейком. — Пожалуйста, не свулфните их оба сразу, Вулф! — И, посмеиваясь от удовольствия — такая игра слов! — тут же засеменил к стойке.

— Да вы остряк, Дейв, полукомик! — крикнул ему вслед Джейк. — Вот стукнет вам пятьдесят два, и — дай Бог — станете полным.

— Ха, — отвечал Дейв. — Пятьдесят два мне уже стукнуло — полгода назад. — И, как бы желая спросить, что же из этого следует, пожал плечами, а затем повернулся и ушел на кухню.

— Забавный тип, — резюмировал Джейк, вонзая крепкие белые зубы в булочку с сосиской. Смакуя, прожевал, проглотил и вздохнул. — Мм, вкуснятина. Нет, вы правда не хотите? — Он игриво поднял брови.

— Не хочу, — улыбнулась Сара и покачала головой. — Спасибо. Мне — только кофе.

— Свидание с вами обходится дешево, — пробормотал он, и в глазах заплясали озорные огоньки. — Я учту это при следующей нашей встрече — за обедом.

— За обедом? — удивилась Сара. — За каким обедом?

Джейк со смаком уплетал вторую булочку с сосиской.

— Я должен вам обед, — заявил он, запив булочку несколькими глотками кофе.

— Вы? Ничего вы мне не должны, — резко возразила Сара, убеждая себя, что ей нельзя снова с ним встречаться, ни под каким видом!

— Долг есть долг, мисс Каммингз, — проговорил Джейк тоном, не допускающим возражений. — Вы приютили и накормили меня, когда я был голоден. Пожалели сирого и одинокого. — Однако серьезность тона не вязалась с веселым блеском глаз. — Долг платежом красен.

Джейк Вулф — полицейский, напомнила себе Сара. Коп. Фараон. Ей не пристало встречаться с ним, назначать ему свидания, появляться в его обществе где бы то ни было. Он слишком привлекателен, слишком красив, слишком мил.

— Как насчет сегодня?

— Идет.

Потрясенная согласием, которое вдруг вырвалось у нее, Сара сидела, ошалело уставившись на Джейка. В своем ли она уме? Где ее рассудок? Чувство самосохранения? Но Джейк относится к ней с таким вниманием, не может же она не ответить! Утонула, совсем утонула в глубине его теплых, улыбающихся глаз.

— Превосходно, — прозвучал приглушенный ответ Джейка. — Вы предпочитаете что-нибудь особенное? Итальянскую кухню? Китайскую? Мексиканскую? Или отбивную с картофелем?

От нее требовалось решение. Но она не была готова. Не была готова сделать выбор. И это было для нее новостью. Обычно она проявляла решительность, уверенность, умела ответить на любой вызов. Кроме того, что бросили ей трое студентов… а сейчас бросил Джейк.

В отчаянии Сара пришла к единственному решению, на какое оказалась способной, — уйти от решения.

— Мне все они нравятся. Выбирайте сами. И ресторан, и кухню, пожалуйста.

— Любое место? — спросил он вполне невинно.

— Любое, — согласилась она, не подумав. И он поймал ее на слове:

— О'кей. Тогда у меня.

Любое, но только не это. Сара открыла было рот, чтобы сказать «нет», но Джейк оказался проворнее:

— Мой ответ на ваше гостеприимство — мой черед состряпать что-нибудь для вас.

Нет! Сара медленно повела головой из стороны в сторону. Одно дело — провести с ним вечер на публике в ресторане. Но провести вечер вдвоем, в его квартире — нет, о таком не может быть и речи. Она снова открыла было рот, чтобы отказаться, и снова он ее опередил.

— Я очень хорошо готовлю, — заверил он. — Вы, честное слово, не пожалеете.

Именно этого она и боялась — боялась, что, оставшись с ним вдвоем, не пожалеет. И опять, хотя она уже поклялась себе, что не допустит, чтобы влечение к нему завело ее слишком далеко, с языка само собой сорвалось:

— В котором часу?

Улыбка, какой одарил ее Джейк, растопила бы льды на обоих полюсах.

— Я кончаю дежурство в пять. А вы когда освобождаетесь?

— Обычно к трем, — проговорила Сара, все еще не веря, что сама, по своей воле идет в ловко расставленный им капкан. И тем не менее продолжала:

— Но сегодня пятница, а по пятницам декан исторического факультета проводит итоговые совещания за неделю. Раньше, чем в половине пятого, я редко прихожу домой.

— Что, если я заеду за вами в половине седьмого?

— В половине седьмого? Превосходно. — Все, теперь она окончательно себя повязала, подумала Сара. А может, так и надо? — Впрочем, совсем не обязательно за мной заезжать, — сказала она, не выдавая обуревавших ее сомнений. — Дайте ваш адрес, я и сама приеду.

— Вот уж нет, — затряс головой Джейк. — Я заберу вас и доставлю обратно. — Резкость тона подчеркивала: решение его окончательно. — Мы живем в тихом городе, но я не могу подвергать вас случайностям, я отвечаю за вашу безопасность.

Это звучало комично, даже глуповато, но такая решительность вызывала у Сары приятное чувство: о ней заботились, ее оберегали. Правда, в его защите она нисколько не нуждалась, поспешила заверить себя Сара. Она вполне способна за себя постоять. И все же то, что Джейка беспокоит ее безопасность, давало ей ощущение покоя, какого она прежде не знала. Сара была тронута, хотя и смущена — как же ей на это отвечать?

— Пусть будет по-вашему, — наконец сказала она, сознавая, что вновь идет у него на поводу. — Раз вы настаиваете.

— Настаиваю, — сказал Джейк мягко, а глаза смотрели еще мягче. — Подлить вам кофе?

— Нет, спасибо. Я этот еще не допи… — Сара осеклась: взгляд ее упал на стрелки его огромных наручных часов, и глаза расширились от ужаса. — Ой! — воскликнула она, хватаясь за книги и сумку. — У меня через двадцать минут занятия. — Она сгребла свои вещи и метнулась из кабинки.

— Ничего страшного. — Джейк бросил на стол несколько купюр и устремился за ней. — Я вас довезу.

— Нет! — Уловив панические ноты в собственном голосе, Сара сделала глубокий вдох: надо успокоиться. — Я… э… я хочу сказать… по прямой через городок я вполне успею.

— Вы уверены? — Джейк нахмурился, искоса наблюдая за ней, словно у него на глазах она вдруг тронулась.

Винить его за это Сара не могла, но и объяснить, в чем дело, тоже. Только этого ей не хватало: чтобы ее увидели выходящей из патрульной машины, да еще на территории университетского городка. Как бы Джейк ей ни нравился, глупостей она делать не будет.

— Вполне, — бросила она, направляясь к двери.

— Деньги на столе, Дейв, — прокричал Джейк, убегая за ней. — До завтра.

— И завтра к вашим услугам, — откликнулся Дейв.

— До свидания, Дейв, — обронила Сара через плечо, остановившись, чтобы переложить пачку книг из одной руки в другую, пока Джейк, догнав ее, распахивал перед ней дверь.

— Удачного дня, хорошие мои, — прогудел Дейв из кухни.

Конечно, Джейк приедет за ней вечером не на казенной машине. А вдруг? Эта мысль встревожила Сару, появившись, как только она вышла наружу и увидела стоящую у тротуара черную полицейскую машину. Нет, конечно же, успокоила она себя. По крайней мере она надеялась на это.

— Вы чем-то обеспокоены?

— Что? — Мгновенно обернувшись и чуть не выронив пачку книг, Сара уставилась на Джейка.

— Я спрашиваю: вы чем-то обеспокоены? — По выражению его лица можно было понять, как нелепо она себя ведет. — Вы смотрите на мою машину так, будто боитесь, что сейчас она на вас наедет.

— Глупости! — Сара надеялась, что ответ ее прозвучал шутливо и непринужденно. — Просто я немного расстроена. Извините, мне надо бежать. — И она решительно пересекла тротуар.

— Сара!

Он окликнул ее так, что невозможно было не остановиться; она замерла у кромки тротуара и, повернувшись, оказалась лицом к лицу с Джейком.

— Что теперь?

— Осторожно, бордюр! — предупредил он, и губы у него расплылись в широкой улыбке. — Может, наденете очки?

И хотя нервы у нее были на пределе и она еле сдерживалась, не улыбнуться в ответ Сара не смогла.

— Я прекрасно вижу, — заявила она несколько свысока. — Очки нужны мне только при чтении.

— Мгм…

Услышав это скептическое «мгм», она решительно повернулась, чтобы уйти.

— Послушайте, я же опаздываю.

— Сара… — позвал он еще раз тихо, и, подчиняясь силе этого голоса, она оглянулась.

— Да?

— В половине седьмого, — напомнил он. — Пожалуйста, не заставляйте меня ждать. Я ждать не могу.

Это недвусмысленное признание сразу дошло до ее сердца, согрев душу и всю ее. А сиявшие надеждой глаза растопили последний, еще не растаявший лед сопротивления.

— Я буду готова, — прошептала она, застыв на месте, словно под гипнозом обещания, таившегося в глубине его глаз.

— Полный вперед, а то опоздаете на занятия.

От этой команды, отданной вполголоса, Сара сразу очнулась, вспомнив о времени, своих обязанностях и как сильно Джейк действует на ее чувства.

— Побежала, — выдохнула она, быстро окинув взглядом улицу, прежде чем перейти на другую сторону. «А ну, во всех смыслах, по прямой через городок», — приказала она себе.

Она уже порядком выдохлась, когда пробегала мимо библиотеки, а ей еще оставалось миновать два здания. Думая только о том, как бы не опоздать, она поначалу не заметила трех молодых людей, стоявших у угла кирпичного корпуса.

Что-то, однако, в этой троице привлекло ее внимание. Скользнув по ней взглядом, она затаила дыхание. Даже без очков Саре было видно, какой у всех троих вороватый, крайне настороженный вид.

Молчание — золото, бросил ей несколько дней назад один из них, самый высокий, но сейчас он отнюдь не молчал. Напротив, голос его вовсю гудел, напряженно и решительно. По всей видимости, Эндрю Холлингз отдавал приказания двум другим.

«…и чтоб ни гуту», — услышала Сара его грозное предостережение. Чувствуя, как ее затрясло от страха, Сара поскорее отвернулась и сломя голову промчалась мимо.

В чем они, эти трое, замешаны? — спрашивала она себя уже не в первый раз, даже не в пятьдесят первый. Что-то они натворили — судя по обрывкам долетевшего до нее на прошлой неделе разговора, вроде кого-то ограбили.

Но почему? Всю неделю Сара ломала себе голову над этим вопросом. И вопрос этот казался ей неразрешимым. Все трое учились на старшем курсе, были закадычными друзьями, друзьями с детства, сблизившимися задолго до того, как вместе поступили на один факультет. Все трое принадлежали к верхушке среднего класса, вышли из одной социальной среды. Они учились в элитарных школах и первые три курса закончили с высшими баллами.

Сара влетела в лекционный зал, едва расслышав приветствия, которыми встретили ее студенты. Мысли ее были сосредоточены не на предстоящем изложении новой темы, а на тайне, окружавшей тех трех молодых людей, и на том, что они, по всей видимости, преступили закон, шагнув на опасную территорию за его пределами.

— Доброе утро, леди и джентльмены. Начнем? — обратилась она, как обычно, к своей аудитории.

Ведя слушателей по лабиринтам древней китайской истории, она на время отвлеклась от трех старшекурсников. Но в ту же минуту, как закончила лекцию, тревожные раздумья вновь завладели ею. И во время перерыва на ленч они не оставляли ее, мысли об их тайне она пережевывала так же тщательно, как и еду, которая, по правде говоря, не лезла ей в горло.

То, что эти трое преступили границу закона, пусть даже на шаг, было совершенно очевидно. На этот счет Сара не испытывала и тени сомнений. Правда, она слышала лишь обрывки фраз, которыми они обменивались, но и того, что она услышала, было более чем достаточно, чтобы сделать надлежащее заключение.

Память воспроизводила услышанное ясно и пугающе четко. В основном эти отвратительные фразы произносили двое, оба нервничали и потому хорохорились.

— Здорово мы это дельце обтяпали.

— А что, если нас засекли?

— Полагаешь, окупится?

— Даже не думал, что мы на это способны.

— Полиция…

Вот такими фразочками обменивались те двое, звучали они подозрительно — и все же оснований для окончательного вывода не давали. Убедил же Сару в том, что дело нечисто, резкий окрик Эндрю Холлингза:

— Не распускайте нервы и язык, тогда никакая полиция нам не страшна.

Именно в этот момент Эндрю заметил Сару, стоявшую в дверях лекционного зала. Сверкнув на нее своими черными, таящими угрозу глазами, он прошипел предостережение, которое с тех пор гвоздем засело у нее в голове:

— Молчание — золото, мисс Каммингз.

Глава 3

Джейк ждал. У него было такое чувство, будто он ждет уже целую вечность, когда наступит минута избавления и в проклятом светофоре на перекрестке загорится наконец зеленый свет.

Нетерпеливо вздохнув, он забарабанил онемевшими кончиками пальцев по баранке и покосился на часы. Еще целый час ему дежурить. И тут заверещала «трубка», как раз когда зажегся зеленый свет.

Было приказано ехать на происшествие, поступило заявление о краже. Выполняя полученное распоряжение, Джейк на ближайшем перекрестке повернул машину и покатил в пригород — на место преступления, совершенного в частном владении на самой границе подведомственного Джейку участка. Дом стоял на некотором расстоянии от черневшего гудронным покрытием шоссе. Полутораэтажный коттедж, из дорогих — дерево и натуральный камень. Уединенное жилище, скрытое за живой оградой. На звонок вышел мужчина лет сорока, энергичный, подтянутый и вне себя от ярости.

— Черт знает что! В голове не укладывается! — восклицал он гневно, сверкая на Джейка глазами, как если бы Джейк лично нес ответственность за то, что тут произошло. — Вы представляете, каких денег мне это стоило!

— Нет, сэр, — отвечал Джейк профессионально ровным, успокаивающим тоном. — Я даже не знаю, что это такое.

— Моя машина, черт побери! — взревел потерпевший, запуская пятерню в свою и без того взъерошенную шевелюру. — Идемте, посмотрите. — И он, минуя Джейка, метнулся к двери.

Джейк покорно зашагал за разъяренным мужчиной, чуть не налетев на него, когда тот внезапно остановился у входа в двухместный гараж.

— Вот, полюбуйтесь на этот погром, — продолжал мужчина, все больше возмущаясь. — Сорок тысяч долларов с гаком я за нее выложил, а они раздели ее догола.

Нда, и впрямь догола, гады, кто бы они ни были, молча согласился Джейк и вошел в гараж, чтобы осмотреть жалкие остатки того, что, вероятно, было весьма престижной легковой машиной.

Любители, заключил он. Профессиональные ворюги не стали бы тратить время на раскурочивание, на возню с деталями, которые в спешке не снять. Профессионалы попросту подняли бы ее на грузовик и угнали.

— Прямо святотатство какое-то, — пробормотал Джейк, участливо сочувствуя чужой беде. — А самое глупое, что этот подонок, или подонки, заработает на деталях пятьдесят, шестьдесят, а то и все семьдесят тысяч.

— Ворье поганое! — прорычал мужчина. — Хоть в петлю лезь.

Еще бы, подумал Джейк.

— Ну-ну, надеюсь, вы не станете этого делать, — на полном серьезе сказал он вслух. — Меня и самого от такого мутит.

— Без шуток? — Потерпевший, который, очевидно, не ожидал к себе сострадания, задержался взглядом на Джейке. — Вы же полицейский.

— Ну так что? — сухо произнес Джейк, вступая в сумрачное нутро гаража, чтобы осмотреть кучу железного лома.

— Как вам объяснить, — махнул рукой мужчина, словно пытаясь поймать ответ в воздухе. — Люди вроде вас — полицейские, — пожарные, медикусы, — вы же постоянно толчетесь у кровавого месива: убитые, раздавленные и прочее.

— Угу, — подтвердил Джейк, опускаясь на колени рядом с остовом того, что раньше было автомобилем.

— Вас от подобных зрелищ не мутит?

— Мутит. — Подняв голову, Джейк с усмешкой взглянул на мужчину. — Грустно, но факт. Горькая правда.

— А вот я не мог бы быть полицейским, — с легкой улыбкой признался мужчина. — Из-за того дерьма, которое вы хлебаете, не говоря уже о крови… и еще все время иметь дело с бандитами и насильниками. Для этой работенки нужно, по-моему, быть человеком особого склада.

Тупым и черствым, что ли? Джейк скрыл кривую усмешку и оставил реплику при себе.

— А есть, по-вашему, шанс, что детали от моей машины ко мне хоть когда-нибудь вернутся?

Джейк поднялся с колен.

— Хотите услышать утешительный ответ, — спросил он, смотря потерпевшему прямо в глаза, — или правду, мистер?.. — Он сделал паузу и вопросительно поднял брови.

— Хокинз, — вставил мужчина. — Роберт Хокинз. Я уже, знаете ли, не маленький — снесу и правду.

— О'кей, мистер Хокинз. Судя по моему опыту, шансов, скажем, от мала до нуля.

Роберт Хокинз вздохнул, плечи у него ссутулились.

— Я так и думал, — сказал он с коротким смешком. — Нда. Страховой компании придется доказать мне свою любовь.

Да уж, держи карман, подумал Джейк. По высшему разряду. Но это не его, Джейка, забота, и в донесение заносить не положено. За дело, Вулф, усовестил он себя, взглянув на часы. Tempus fugit[2] и все такое прочее.

Сара.

Где-то в глубине подымалось желание, от которого вихрем закружились мысли. Стоп! Джейк навел в мыслях порядок и, достав из кармана записную книжку, приступил к скучнейшему занятию — сбору фактов для официального протокола.

— Когда вы обнаружили кражу?

— За минуту до того, как позвонил в участок: в половине четвертого, без четверти четыре — словом, около четырех, — пожал плечами Хокинз. — Вскоре после того, как проснулся.

— Вы работаете в ночную смену?

— Нет. С чего вы взяли? — Ответ звучал слегка обиженно; видимо, он считал себя важной птицей, солидным человеком, о котором даже и подумать нельзя, что он работает в какой-то ночной смене. — Я отвечаю за кадры в компании «Контейнеры Франклина» в Норристоне.

— Понятно. — Джейк внес в запись и эту информацию. — Оставались дома по болезни?

— Нет, нет, — сердито отмел подобное предположение мистер Хокинз. — А какое это имеет отношение к погрому в моем гараже?

— Я не просто любопытствую, сэр. — Джейк снова перешел на успокоительный тон. — Я пытаюсь установить — хотя бы примерно — время, когда этот разбой был учинен.

— А… простите. — Хокинз покраснел. — Я взял себе свободный день.

И правильно: если брать свободный день, так в пятницу, разлюбезное дело. Но свое соображение Джейк оставил при себе. Что и говорить, показание это существенно не помогало установить время, когда была совершена кража.

Джейк нахмурился.

Роберт Хокинз понял молчаливый намек и пустился в объяснения:

— Вчера днем я отправился с приятельницей в Атлантик-Сити, а вернулись мы сегодня утром, около пяти.

— И вам улыбнулась удача? — спросил Джейк, готовый — почему бы нет? — принести поздравления.

— Не совсем, — замялся Хокинз. — Правда, я немного выиграл, но мы не из-за этого задержались.

— Ммм… — промычал Джейк, показывая, что дальнейшее его не интересует. Теперь он сам не играл и не стремился к этому уже давно — с тех пор, как побывал в Вегасе в буйные годы своей ранней молодости. Он только раз из любопытства съездил на морской курорт, но ему казалось, что из казино он просто не вылезал.

— У нас были билеты на дневное шоу, — продолжал Хокинз, видимо прочитавший мысли Джейка на его лице. — Потом поиграли немного. Пообедали в ресторане при одном шикарном отеле. Снова поиграли. Сходили еще на одно шоу — вечернее. — Он снова замялся. — Сами знаете, как там получается…

— Не очень… — признался Джейк, — но верю вам на слово. В пять часов, говорите… — принялся он размышлять вслух, возвращаясь к главной теме разговора. — Значит, одиннадцать часов остаются открытыми…

— Как и дверь, — вставил Хокинз, скроив жалкую мину.

Джейк поднял брови.

— Дверь?

— В гараже, — вздохнул Хокинз. — Я дьявольски устал, не чаял, как до постели добраться. Ну и забыл запереть дверь в гараж.

— Это же ваш участок, ваша собственность, — заметил Джейк.

— Да, черт подери, моя! — Хокинз снова распалился. — И если я не запер эту чертову дверь, это еще не дает права всякому ворью влезать сюда и раскурочивать мою машину!..

— Не дает, сэр, — подтвердил Джейк, вновь стараясь говорить спокойным тоном. — Вам придется зайти в участок, чтобы…

— Знаю, знаю, — нетерпеливо перебил его Хокинз. — Всякие формальности и бюрократические штучки. Только ставлю бутылку коньяка против доллара, никогда я моих деталей не увижу. Спорим?

Джейк покачал головой.

— Не пойдет, сэр. Уж извините, отказываюсь. — Он бросил внимательный взгляд вокруг. — Вор, или воры, работал тут, думается, в промежутке времени между вашим возвращением из Атлантик-Сити и рассветом. У вас здесь место уединенное, но соседи есть, и при ярком дневном свете раскурочить машину не так-то просто.

— Пожалуй, вы правы. — Хокинз посмотрел на то, что всего полсуток назад было его машиной, и тяжело вздохнул. — Это вам что-то дает?

— Не слишком много, — сознался Джейк. — Но будем из этого исходить и внесем в компьютер.

— Спасибо.

Хокинз не прибавил «и на том», но Джейк понял, что подразумевала его интонация, и его отчаяние тоже. При всем своем сочувствии помочь бедняге он ничем не мог, разве только задать положенные вопросы и поискать, не оставили ли преступники следов — скажем, от грузовика, если им пользовались.

Но следов не оказалось. Никаких, кроме груды того, что стало сейчас железным ломом. И еще из своего опыта Джейк мог сделать вывод, что ворюги — скорее всего, любители, а из этого тоже много не выжмешь.

Было уже половина шестого, когда Джейк вернулся в участок, на полчаса позже, чем кончалось его дежурство, а еще предстояло составить рапорт. И когда он добрался домой, было уже почти шесть. Ему же еще надо было вымыться, одеться и — Джейк только вздохнул, оглядев свое жилище, — привести квартиру в порядок.

И что же, черт побери, приготовить к обеду? От этой мысли Джейк похолодел и даже замер на секунду, перестав взбивать подушки и раскидывать их по дивану.

Войдя в кухню, Джейк первым делом заглянул в морозильник. Слава Богу! Там лежали два полуфабриката-бифштекса, пакет печеного картофеля и полуфабрикат домашнего, или почти как домашнего, яблочного пирога. Поставь в духовку — и порядок. В погребке оказалась бутылка каберне, которую он тут же положил на полку холодильника. И мойка, к счастью, не была забита посудой, поскольку утром он поленился сготовить себе завтрак.

Джейк взглянул на часы, выругался и шагнул в ванную. Чуть не ошпарился под душем, который в спешке не отрегулировал, а потом трижды царапнул подбородок, убирая пробившуюся за день щетину. Быстро натянул светло-синие носки, влез в синие брюки, чуть потемнее, и заправил в них голубую в белую полоску рубашку; надел черные кожаные туфли и, проделав все это, аккуратно затянул полог, закрывший незастланную измятую постель.

Сара.

По телу пробежал чувственный трепет.

Человек всегда вправе помечтать.

Джейк ухмыльнулся, в душе потешаясь над собой, втиснул плечи в ветровку цвета морской волны, быстро оглядел комнату и в восемнадцать двадцать выскочил на улицу.

Где это сказано, что нельзя о таком помечтать?

Человек имеет право на любые фантазии.

Что, она совсем уже тронулась?

Сара утюжила щеткой свою непокорную гриву и кривилась — отчасти потому, что щетка больно драла кожу головы, отчасти из-за засевшего в этой голове вопроса.

Неужели она, Сара, и впрямь согласилась пообедать вдвоем с едва знакомым мужчиной в его холостяцкой квартире?

Да, согласилась.

Сумасбродка она или дура, а может, и то и другое?

Даже сейчас, много часов спустя, Саре не верилось, что она так легко капитулировала. И неважно, что этот Джейк был совсем, совсем чужим человеком, о котором она ничего не знала… Он полицейский, вот в чем дело!

Да, но на редкость симпатичный полицейский, оправдывалась перед собой Сара. Высокий, стройный, с отлично натренированным телом, а в форме выглядит неотразимо, говорила она себе, отворачиваясь от зеркала и переходя от трельяжа к шкафу. Потрясающе красив, повторила она, с грустью обозревая висевшие на металлической палке плечики со своими нарядами.

Надеть нечего — нет у нее ничего особенного, умопомрачительного.

Умопомрачительного? Сара нахмурилась. Слово «умопомрачительный» наводило на мысль о романтических переживаниях, сердечном томлении. Ни того, ни другого она не искала.

Кого она дурачит? Себя? Сара сняла с плечиков шелковое платье — на светло-зеленом фоне темно-кофейные и золотые разводы. Да достаточно Джейку взглянуть на нее своими глубокими темно-синими глазами, как ее тут же охватывает истома.

И приходит мысль о возможном романе.

Тишину комнаты нарушил ее вздох. Вздох, рожденный смятением и страхом. Она не смела воспользоваться счастливым случаем — принять ухаживанья Джейка. Даже выказать ему дружеское расположение было опасно. Она помнила, какой угрозой горели глаза Эндрю Холлингза, когда он заявил: «Молчание — золото!» И это не было пустой угрозой. Если она станет появляться с Джейком на людях, если о них станут говорить, Эндрю немедленно об этом узнает и примет меры.

По спине у нее пробежала дрожь. Эндрю не казался способным на насилие. И двое других — тоже. Все они прежде были жизнерадостными, приятными молодыми людьми с хорошими манерами.

Что же послужило причиной резкой перемены в их облике и поведении?

То, что в свободное от занятий время они занимались чем-то противозаконным, не вызывало у Сары сомнений. Долетевших до нее обрывков их разговора было вполне достаточно, чтобы убедиться в преступности этого сообщничества, а внутренний голос говорил ей, что ни один из них — и прежде всего, судя по угрожающему тону и взгляду, Эндрю Холлингз — не задумается заткнуть ей рот, если она заикнется о своих подозрениях.

Сара снова вздохнула: она чувствовала себя загнанной в угол, и тут на ее пути стал Джейк. Что могло быть лучше? За всю свою жизнь она, что и говорить, не встречала мужчины, который был бы ей так интересен, так волновал ее. Но почему, почему она встретилась с ним именно сейчас? — негодовала Сара на коварную судьбу. В любое другое время, в любом другом месте…

Вздох ее, еще более глубокий, вновь нарушил тишину комнаты.

И, силой увлекая себя от края бездны, называемой отчаянием, Сара сунула ноги в темно-кофейные замшевые лодочки на тонких каблуках и шагнула к двери из спальни.

Но не было ни другого времени, ни другого места. И оставалось лишь принять то, что есть. Джейк встретился ей сейчас и здесь…

Раздался звонок в дверь.

Сара замерла на пороге спальни.

Джейк уже здесь.

Па мгновение страх сковал ее, но она тут же справилась с собой — вздернула подбородок, распрямила плечи и пошла к входной двери. При виде Джейка у нее перехватило дыхание, сдавило горло.

В темно-синем и голубом Джейк был неотразим.

— Хелло.

И такой же неотразимой была его улыбка. Сару словно пронзила дрожь, всю до кончиков пальцев.

— Хелло. — Она с трудом произнесла это короткое слово.

— Какая вы красивая! — Его восхищенный взгляд охватил ее с головы до ног. И Сара тут же сложила оружие.

— Спасибо. — Боже! Неужели этот тоненький голосок принадлежит ей? — Вы… вы тоже потрясающе выглядите.

Глаза у Джейка потемнели.

А Сара растаяла.

— Готовы?

На все, что тебе угодно! И, услышав страсть в своем немом ответе, Сара одернула себя. Нет, она окончательно тронулась!

— Да, — сказала она, нехотя отводя от него взгляд. — Сейчас возьму сумочку и надену пальто.

Джейк прошел в комнату, чтобы подать ей пальто. Ох, лучше бы он не был таким благовоспитанным джентльменом, подумала она.

Прикосновение его длинных сильных пальцев к ее плечам, к ее шее огнем обожгло все ее существо. Пробудившаяся чувственность захлестнула ее, но она удержалась — справилась с искушением.

— Что у нас на обед? — спросила она — чересчур оживленно. — Я умираю от голода. — И улыбнулась — чересчур благожелательно.

— Э… ну… — Проследовав за ней в прихожую, Джейк посторонился, давая ей закрыть и запереть входную дверь. — Я хотел сготовить какое-нибудь особенное блюдо, но вернулся с дежурства поздно и… — Он сделал паузу и улыбнулся ей своей виноватой улыбкой, перед которой невозможно было устоять. — Как вы насчет бифштекса с печеным картофелем?

— Обожаю бифштекс с печеным картофелем. — Насупив брови, Сара сосредоточила все свое внимание на узких крутых ступенях, по которым спускалась. — Да, конечно… Вчера у меня на обед были овощи, а сегодня утром я отказалась от сосисок, и вы сочли, что я завзятая вегетарианка. — Она бросила на него насмешливый взгляд.

— Вроде, — с явным облегчением подтвердил Джейк и обошел ее, чтобы распахнуть перед ней дверь. — Рад слышать, что вы ничего не имеете против мяса, против бифштекса с кровью.

— Нет, не имею; во всяком случае, не так, чтобы ни за что и никогда, — сказала Сара, проходя мимо него в дверь. — Но наперекор нашей надоедливой рекламе, рекомендующей мясо, мясо, мясо, я в последнее время стараюсь есть его поменьше.

— Знаете, — раздумчиво отвечал Джейк, помогая ей спуститься по трем пологим ступеням на тротуар, — иногда мне кажется, что от советов, которыми нас отчаянно бомбардируют средства массовой информации, мало пользы.

— Вы хотите сказать: неведение — благо? — поддразнивая его, спросила Сара и облегченно вздохнула, когда убедилась, что на улице ее не ждет черно-белая полицейская машина.

— Пожалуй, да. — Одарив ее широкой улыбкой, он пересек тротуар и направился к шикарному серебристо-серому седану. — Но, может, туг подойдет и другая поговорка: полузнание опасно.

Неведение — благо. Полузнание опасно. Сару обдало холодом: поразительно, до чего оба эти крылатые выражения верны и как под стать той ситуации, которая сложилась у нее с Эндрю Холлингзом и двумя другими студентами.

То немногое, что она знала об их, без сомнения, гадких делишках, лишало ее счастливого неведения и подвергало опасности.

Пробормотав с отсутствующим видом: «Благодарю вас», она скользнула на переднее сиденье и, пока Джейк закрывал за ней дверцу, а затем, обойдя машину, усаживался на водительское сиденье, замерла, уставившись в ветровое стекло и размышляя о нависшей над ней угрозе.

— Зашпилимся?

От его мягкого голоса ее панический страх немного улегся. И тут же внезапно ошеломила мысль: ведь именно оттого, что он здесь, рядом, она чувствует себя в безопасности, защищенной.

Только чем оно вызвано, это чувство: присутствием мужчины или полицейского? Подчиняясь правилу, Сара пристегнула ремень и бросила на Джейка испытующий взгляд.

— В чем дело? — Руки Джейка, закреплявшие ремень, сразу остановились, и вопросительная улыбка приподняла уголки его прекрасно очерченного рта.

Может, воспользоваться случаем и довериться ему? Глядя прямо в обращенные к ней глаза и едва слыша вопрос, Сара прикидывала, стоит ли переложить свои беды, свои страхи на эти такие широкие, такие мощные плечи.

— Сара?

Увязнув в трясине своих запутавшихся мыслей, Сара не отрывала от него изучающего взгляда, взвешивая все «за» и «против» в пользу того, чтобы поделиться с ним своими подозрениями относительно трех студентов.

«За» был сам Джейк — высокий, сильный, который физически ощутимо источал мощь и верность. А «против» — тот неопровержимый факт, что никаких подлинных улик Сара представить ему не могла. Никаких доказательств, кроме подслушанных ею обрывков случайного разговора и уверенности, лишь интуитивной.

Молчание — золото, мисс Каммингз.

Что, интересно, он выжмет из этого совета-угрозы, оброненного Эндрю Холлингзом? Что сможет выжать, когда, по существу, тот лишь повторил еще одну аксиому, проверенную и неоспоримую?

— Сара, милая, у вас что-то неладно? — В голосе Джейка прозвучала такая горячая заинтересованность, что ледок, сковавший ее, тотчас растаял.

— Ничего… я… — Сара умолкла, чтобы сосредоточиться и придумать правдоподобную причину, которая извиняла бы ее рассеянность; но, сама еще того не сознавая, она уже приняла решение. Не стоит втягивать в это гадкое дело Джейка, да еще, возможно, навлекать на него опасность, лучше последовать совету Эндрю и молчать.

— Что-то случилось. — Джейк сощурил глаза. — У вас такой напряженный, почти испуганный вид… — Ослабив ремень, который тут же скользнул на прежнее место, Джейк склонился к Саре и посмотрел прямо ей в глаза. — Уж не боитесь ли вы остаться со мной вдвоем в моей квартире?

— О нет, — ни секунды не размышляя, сказала Сара и вдруг поняла, что говорит чистую правду. — Я просто думала… — начала она, прикидывая впопыхах, чем оправдать свое поведение. И тут глаза ее вспыхнули и расширились: совсем другое, но в равной мере убедительное объяснение пришло ей на ум. — Вы назвали меня «милая».

Лицо Джейка сразу стало спокойным. Довольная усмешка тронула губы.

— Да, а что?

— С чего бы это? — спросила Сара. Теперь его губы расплылись в обаятельную улыбку.

— Потому что вы и вправду милая, — сказал он подкупающе просто. — Милая-премилая.

— Придумаете тоже! — смешавшись, возразила Сара. И хотя она терпеть не могла избитых и пустых слов, на этот раз, как ни странно, испытала на редкость приятное чувство.

Джейк еще ближе подвинулся к ней.

— Не возражаете?

Теплое дыхание ласкало ей щеку, вызывая ответную дрожь, по телу пробежал трепет, и от этого ей стало так хорошо.

— Н-нет…

Она качнула головой, затаив дыхание. Ее губы были теперь совсем близко от его жаждущих губ.

— Можно? — низким прерывающимся голосом спросил Джейк. — Попробовать?

От этой просьбы у Сары помутилось в голове; секунду она боролась с собой, и трезвость взяла верх над волнением.

— Здесь? В машине?

— Только попробовать. Пригубить, — пробормотал он, обволакивая ее рот своим дыханием. — Для аппетита.

Сара была не в силах говорить, не в силах думать. Она могла только ощущать — и. Бог мой, она целиком отдалась этим ощущениям. Озноб потряс все ее тело, пробежал по коже. Горели губы, во рту пересохло, все ее жалкие оборонительные укрепления пали.

— Хорошо.

Джейк вздохнул, и этот вздох отозвался где-то в самой глубине его существа. Его губы вплотную придвинулись к ее губам; она чуть раскрыла свои. И, приняв это безмолвное приглашение, он приник к ее рту.

Контакт. Электрический ток. Сара почувствовала, как он ударил в каждую клеточку, каждую частицу ее существа. Джейк не стал длить поцелуй, не счел нужным усиливать напор, раздувая искру. Пламя и так взмывало все выше и выше. Оно слишком легко и быстро разгоралось.

Чертыхнувшись про себя, Джейк отпрянул, отодвинулся на водительское место.

Ошеломленная испытанным наслаждением, еще вздрагивая, Сара молча смотрела на него; кончики пальцев невольно тянулись к горящим от поцелуя, трепещущим губам.

— Надо выбираться отсюда. — Голос Джейка был суров и деловит. — Если бы Кэл проезжал мимо как раз в тот самый момент, он, пожалуй, наложил бы на нас штраф за непристойное поведение в общественном месте.

— Кэл? — недоумевая, спросила Сара и уронила руку себе на колени.

— Кэл Паркер. — Джейк глубоко вздохнул. — Полицейский, который сегодня патрулирует в вечернюю смену.

Пошарив за спиной, он перебросил через себя ремень и стал возиться с креплением, однако его дрожащие пальцы справились с ним лишь с третьей попытки.

— А… ясно, — не без труда выдохнула Сара. Джейк включил зажигание и остановил на ней пронизывающий взгляд.

— Вы — о'кей?

— Вполне. — Она изобразила улыбку.

— Готовы к обеду из тощего бифштекса с картофелем?

— Тощего? — Лукавый бесенок насмешливо выглянул из глубины ее глаз. — После такой острой закуски меня удовлетворит и тощий обед.

Раскаты густого смеха заполнили машину и все сокровенные уголки Сариного сердца.

Глава 4

Пожалуй, обыкновенный поцелуй, и даже не так чтобы очень долгий, или крепкий, или страстный — когда утверждаются в обладании, впиваются губами в губы, фехтуют кончиками языка.

Обыкновенный поцелуй.

Да-да. Поцелуй — и только, размышляла про себя Сара. Просто поцелуй — 9, 5 балла по ее личной, Сариной, шкале.

Бог мой, но прошло уже больше двух часов после этого поцелуя, а она все еще ощущала удары сердца. Больше двух часов. Сара скользнула быстрым взглядом по мужчине, сидящему напротив за обеденным столом с пластиковым покрытием.

Странное дело! Минувшие два часа прошли совершенно спокойно, хотя оба испытывали сильное, какое-то подспудное напряжение.

Казалось, и Сара, и Джейк действуют в добром согласии, пока, болтая и смеясь, готовили еду и накрывали в уютном закутке на кухне, который был вместо столовой. Но как бы ни изображали они приятельские отношения, их не отпускала напряженность, хотя и не похожая на свистящий, готовый взорваться снаряд, скорее это было вкрадчивое, томное ожидание.

То и дело возникали опасные моменты, когда они касались друг друга локтями, плечами, пальцами, встречались глазами и не отводили взгляда.

По всем признакам приближался еще один взрыв — самый мощный. Сара догадывалась об этом по внутреннему трепету, который ни на секунду не проходил.

Она превосходно скрывала свое состояние, хотя и не удержалась от вздоха, который, правда, приписала сытости, когда, покончив с трапезой, положила салфетку рядом с прибором.

— Для обеда, сготовленного на скорую руку, — заявила она, улыбаясь Джейку через стол, — это было великолепно.

— Пирог не дошел до кондиции, — возвращая ей улыбку, возразил Джейк и наполнил до краев фужеры шампанским из бутылки, заготовленной для такого случая. — Он не показался мне домашним и отдаленно не напоминал яблочный пирог моей мамы.

— А я не отличила бы его от домашнего, — смеясь, сказала Сара. — Мою маму иначе как горе-кухаркой не назовешь. Отец всегда дразнил ее, говоря, что она из тех стряпух, у которых и вода подгорает.

Смеясь вместе с ней, Джейк отодвинул стул и встал.

— Пойдемте в комнату, там уютнее, — предложил он, взяв оба фужера.

— Сначала я уберу со стола. — Сара тоже встала и протянула руку к пустым тарелкам.

Но Джейк остановил ее, обвив пальцами запястье.

— Это подождет. Потом займусь, — добавил он, отпуская ее запястье и жестом приглашая пройти в комнату. — Я хочу услышать что-нибудь еще.

— О стряпне моей матери? — Незаметно потирая место, где пальцы Джейка коснулись ее кожи, Сара последовала за ним. — Что тут рассказывать? — продолжала она, усаживаясь в углу длинного дивана. — Кошмар, да и только.

— И Бог с ним. — Джейк вручил ей фужер и опустился рядом на мягкий валик. — Тогда расскажите мне о себе — историю вашей жизни.

— Историю моей жизни? — с притворным ужасом уставилась на него Сара. — С первого дня моего существования?

— И во всех подробностях, — потребовал Джейк. — С первого дня до вчерашнего утра.

Когда мы встретились. Этого он не сказал, да и не надо было. Сара и так понимала, какое огромное значение он придает этой их первой встрече.

— Вы устали? — проговорила она на удивление беззаботным тоном, словно никакие чувства не волновали ее.

— Устал? — Джейк нахмурил брови. — Почему «устал»?

— Ну, история моей жизни — сплошная скука, — пояснила она. — В два счета вас усыпит.

— Скука? — Небрежный тон скрыл ловко наживленный крючок. — Даже по горячей линии секса?

Сара, не задумываясь, заглотнула наживку.

— А этой линии не было.

— Ай-ай-ай. — Ленивая улыбка тронула губы Джейка. — Как же так? Плохо дело. — В голосе звучало удовлетворение. Он поднял фужер, пригубил, перевел на Сару взгляд и посмотрел ей прямо в глаза. — Может, добавите что-то? Буду очень вам обязан.

Он явно поддразнивает, убеждала себя Сара, отпивая глоток из своего фужера, чтобы смочить пересохшие губы и горло. Ладно, будем играть в эту игру вдвоем.

— А что именно вам надо? — спросила Сара тоном, как она надеялась, пресыщенной и утомленной светской жизнью женщины.

— Нагую красавицу, принимающую ванну из шампанского, — изображая сладострастие, протянул он.

— Чересчур дорогое удовольствие, — сохраняя холодное безразличие, отвечала она, едва не фыркнув от смеха. — Или у вас шампанского — море разливанное?

— Увы, нет. — Джейк принял удрученный вид.

— В таком случае, боюсь, вам придется примириться с моей жизнью, такой, какая есть, и выслушать очень скучный рассказ.

— Может, вы согласитесь на ванну из газировки? — спросил он с надеждой в голосе. — Газировки у меня на ванну хватит.

— Ни за что! — качнула головой Сара. — Шампанское — и ничего иного.

Джейк испустил глубокий скорбный вздох.

— Жестокая вы женщина, Сара. И жесткая. — Он помолчал. — Не в физическом смысле. Нет. Кожа у вас мягкая, гладкая…

— Так хотите слушать историю моей жизни? — перебила его Сара.

— Очень, — расплылся в улыбке Джейк. Борясь с впечатлением, которое эта ослепительная улыбка и он сам производили на ее робкие чувства, Сара принялась с быстротой пулемета строчить отчет о том, что успела в жизни до их вчерашней встречи.

— Как уже было сказано, я — из Балтимора. Родилась там двадцать семь лет назад и там же выросла. Отец был и есть инженер-конструктор, на руководящей должности. Мать — инспектор-консультант по старшим классам. Я всегда была книжным червем, люблю копаться в историческом прошлом, живу собственной жизнью, а так называемые компании или тусовки не люблю. — Сара умолкла и выпила глоток вина.

— Единственный ребенок? Ни братьев, ни сестер? — воспользовался паузой Джейк.

— К сожалению, — кивнула Сара. — Я многое дала бы, чтобы у меня была сестра или старший брат, но… — Она запнулась.

— Безобразие, — посочувствовал ей Джейк. — Вот у меня три — три брата. — Он засмеялся, вспоминая. — Круто нам бывало, а скучно — никогда.

— Завидую вам, — откровенно призналась она. — У нас до невозможности тихий дом, и мне иногда было в нем очень одиноко.

— И друзей не было? — удивленно поднял брови Джейк.

— Нет, друзья были, — рассмеялась Сара. — Такие же книжные черви, как я. Будущие хранители архивов.

— И мальчишки? — резко спросил Джейк.

— И мальчишки, — подтвердила она. — Но ничего серьезного, пока… — И, поймав себя на излишней откровенности, умолкла.

— Пока? — настойчиво переспросил Джейк. Сара заколебалась: говорить о единственном, но тягостном и унизительном переживании в ее такой прозаической, скупой событиями жизни было неприятно.

— Скверное что-то, да? — Он смотрел на нее, словно пес, вцепившийся зубами в кость, — кость, которую без драки не выпустит.

Выигрывая время, Сара поднесла к губам фужер и сделала медленный глоток. Случившееся с нею и так потрясшее ее тогда теперь не казалось уже таким страшным. Она вела себя глупо, но, если уж на то пошло, на ошибках учатся, без глупостей не наберешься ума.

Джейк решил за нее.

— Влюбились небось? — высказал он догадку и попал в яблочко.

— Да, — с кислой улыбкой призналась Сара. — И натворила много глупостей из-за этого человека.

— Смазливый кобелек из студентов?

— Вовсе нет. Я метила выше, — состроила гримасу Сара. — В профессора, декана исторического факультета, не больше и не меньше.

— А почему бы и нет? — пробормотал Джейк. — И он объяснил вам, что ему это ни к чему.

— Ему это было очень к чему. Но он был женат. И очень. Ронял для моего сведения фразы, как он несчастен и как одинок, намекая, что вот-вот разведется. — Она вздохнула. — А я каждое слово подбирала.

— Вы… э… сошлись с ним?

— Сошлась? — Сара расхохоталась каким-то клокочущим, горьким смехом. — Сошлась — вряд ли подходящее для этого слово. Отдалась душой и телом. Обожествляла — вот точное определение. А он милостиво брал, раз ему предлагали. И по невинности и простоте своей, а точнее, по глупости я с великой радостью все-все ему отдала.

Разве только крепко сжатые губы выдавали реакцию Джейка на эти откровенные признания. С его лица не сходило внимательное и будто бы спокойное выражение.

— А потом вы поняли, что он просто пользуется вами, и уползли зализывать раны, — проговорил Джейк, не задавая вопроса, а словно размышляя вслух.

— Если бы… — Сара закусила губу и, помолчав, изобразила явно наигранную, слишком веселую улыбку. — Нет, я, мисс Умная-голова-дурехе-досталась, приклеилась к нему, как липучка. — Моргнув, она отвела взгляд в сторону, потом снова уставилась прямо в глаза Джейку. — И только тогда сообразила, что к чему, когда его жена явилась ко мне с визитом.

— Вы любили его?

— Да, — прошептала она, — со всей пылкостью и трагизмом, на которые способны лишь очень юные души.

Секунду-другую Джейк задумчиво смотрел на нее.

— И рана все еще не зажила, — проговорил он наконец тихим голосом, словно размышляя вслух. — Вы все еще его любите. Да?

Его слова поразили ее. Почему, собственно? — спросила она себя. Боль, унижение, презрение к себе — все, с чем, как ей мнилось, она давно справилась, оказывается, тайным гнойником бередило ей душу и никуда не делось. И, осознав это, она вдруг увидела себя в отрезвляющем, безжалостном свете.

— Не отвечайте. — Поставив фужер на пол, Джейк сплел свои пальцы с ее. — Я не вправе вас спрашивать.

Прикосновение этих сильных мужских пальцев, как ни странно, подействовало успокаивающе, и она чуть улыбнулась ему и покачала головой.

— Ничего. Ваш вопрос вполне логичен. А вот вывод вы делаете неверный. Да, должна признаться, я все еще чувствую боль и унижение, в которых сама повинна, но его уже не люблю. — Она передернула плечами, изображая безразличие. — По правде говоря, теперь — по прошествии нескольких лет — я понимаю, что и тогда не любила…

— И никого другого, — заключил Джейк.

— И никого другого, — подтвердила она.

— Зато теперь всех мужчин ненавидите? — спросил он вкрадчиво и с явным интересом.

— Ненавижу? — удивленным эхом откликнулась Сара. — Нет, разумеется, нет. Я не настолько наивна, чтобы винить всю мужскую половину рода человеческого в том, в чем, по сути, сама виновата. К тому же ненависть — такое изнуряющее, бессмысленное чувство. Вы согласны?

— Полностью, — кивнул Джейк, не переставая гладить ее пальцы. — Но, — продолжал он, — не сомневаюсь, многие, пожалуй, даже очень многие, искали бы облегчения, обвиняя и ненавидя весь белый свет. — Оставив пальцы, он скользнул ладонью от запястья к ее локтю.

Сара подавила благодарный вздох, но трепет наслаждения не сумела побороть.

— Вы… — Ей пришлось сделать паузу, чтобы перевести дыхание и проглотить комок в горле. — Вы правы. Мудрое замечание, — сказала она негромким прерывающимся голосом.

Джейк улыбнулся и провел пальцами по ее плечу до самой шеи.

— Я ведь не раз и не два объезжаю свой квартал.

Указательный палец погладил кожу над воротничком.

Сара почувствовала, что ей трудно дышать.

— В… в связи с вашими обязанностями? — Голос ее понизился до еле слышного шепота.

— Мм… — кивком подтвердил Джейк и, соскользнув с валика, оказался рядом с ней, почти вплотную, так что она чувствовала его упругие мышцы, жар, исходящий от его тела. — Обязанностями полицейского, — пробормотал он, щекоча ей ухо своим горячим дыханием. — Насмотрелся я на грубость, пока ходил и колесил по стране.

Откуда-то изнутри — из самых глубин ее женского естества — ее обдало влажным теплом, по телу пробежала дрожь. А его рот уже приник к ее, и тепло жидкой лавой потекло по жилам.

— Где мы? Где мы? Где? — бормотал Джейк у самых ее губ, источая пьянящий винный дурман.

Где? На пути к безумию? Она уже не могла произнести ответ, мелькнувший в затухавшем сознании. Ну и пусть. Не имеет значения. Джейк знает, где они, куда держат путь и как туда добраться.

Его рот снова приник к ее. Тесно, еще теснее. Он пытался разомкнуть ее губы. Разомкнул. Кончик языка сделал пробу. И прорвался, проник в ее рот, и в ту же минуту ладонь Джейка накрыла ей грудь.

Прибыли. К месту назначения.

Разум отключился. Верх взяли чувства. Всепоглощающие чувства. Разлившееся по телу тепло стало жаром, судорога пробежала по спине, спустилась ниже. Губы Джейка стали жесткими; поднявшись к ее небу, его язык настоятельно требовал ответа, ответа, отказать в котором она была не в силах. И пока его язык вовлекал ее в эту первозданную эротическую игру, ее руки сами собой поднялись и обвили его крепкую шею, и вся она теснее прижалась к нему. Страстный, волнующий рык вырвался у него из горла. Ладонями Джейк охватил ее груди, пальцы призывно теребили соски, исторгая из Сары протяжный тихий стон.

Что-то, екнув, оборвалось у нее в животе.

Идти до конца?

Что-то екнуло, царапнуло у нее внутри — так, наверно, следует определить это ощущение, молнией пронеслось у нее в голове. И тут же эту мысль вытеснила внезапная лавина чувств — чувств, вызванных легким, как дуновение, прикосновением его губ к коже за ухом, чувств, рожденных скольжением его пальца от уха к подбородку, чувств, все усиливавшихся, пока его рот перемещался от ее подбородка к трепещущим губам, и чувств, еще более сильных, властных, обжигающих, которые вспыхнули, когда ее рот оказался во власти приникших к нему губ Джейка.

Собрав жалкие остатки своей хваленой трезвости, Сара откинула голову на спинку дивана.

— Я… о… Джейк, — с трудом выдохнула она, отрывая взгляд от пламени, бушевавшего в его синих глазах, и ошалело уставившись на подрагивавший у нее в руке фужер. — Боюсь, я расплескаю вино.

— Эту беду легко предотвратить. — Склонившись над ней, он взял у нее фужер и поставил на край столика у дивана. — И вся недолга. — Но не отстранился, а, напротив, вытянулся рядом во всю длину своего тела.

А потом Сара почувствовала тяжесть его широкой груди, натиск его бедер, напряжение крепких мышц его длинных ног, всю силу овладевшего им желания…

Мысль, что это сейчас произойдет, пугая, пробилась сквозь окутавший мозг сладострастный туман. Где-то внутри слабый голосок остерегал: слишком быстро, слишком быстро. Взаимопонимание достигается со временем.

Останови его! Резкая команда была услышана, и Сара заставила свое истомленное тело подчиниться. И хотя силы ее были на исходе, она разомкнула объятия, прижала руки к груди и оттолкнула Джейка от себя.

— Джейк… пожалуйста… — молила она, с трудом переводя дыхание.

К его чести, Джейк не стал упорствовать. С тяжело вздымавшейся грудью, потемневшими от страсти глазами он оторвался от нее, отказавшись от близости. И только его неестественно напружинившееся тело показывало, каких усилий ему это стоило.

Словно притягиваемая неодолимой мощью магнита, Сара не отрывала от него взгляда. Она вся сжалась при виде его полыхавших огненной страстью глаз, сжатых до боли челюстей, глубоких складок, прорезавшихся по обеим сторонам рта, дрожащих от натуги мышц его крепких ног и вдруг обозначившегося между ними бугорка…

Но она справилась с искушением и, отведя в сторону взгляд, поднялась с дивана.

— Уже поздно… — сказала она каким-то тонким, срывающимся голосом, — я… я, пожалуй, уберу посуду, — и прямиком направилась в кухню, где было намного безопаснее.

Джейк не шевельнулся и не последовал за ней. Откровенно говоря, он сильно сомневался, что способен двинуться с места. Ему было больно в самой уязвимой части тела, но боль эта не уязвляла его.

Глубоко вздохнув всей грудью, он оглядел себя, проделав взглядом тот же путь, который мгновение назад проделал взгляд Сары.

Улыбка растянула губы, когда глаза его остановились на непосредственной и очевидной причине ее поспешного бегства.

Да, он крепкий парень, крепкий, как железо. Джейк подавил усмешку — неплохое сравнение. Захотел показать себя во всей красе, ринулся ковать железо, пока горячо, вот и получил. Ничего, переможется.

Он не винил ее за то, что она сбежала. Она в своем праве. Добро ему было так быстро, так напористо действовать.

В любое другое время, с любой другой женщиной он, пожалуй, нашел бы объяснение этому внезапному, опрометчивому порыву. И, пожалуй, нашел бы себе оправдание, сославшись на ее прелести, перед которыми не мог устоять: на притягательную силу ее тела, так волнующе скрытого и вместе с тем выставленного напоказ облегающим платьем, на искусительную сладость ее полных, мягких губ, на то, как поначалу и сама она от него растаяла. Но всем его оправданиям — и он знал это — грош цена. Сара его не завлекала, не искушала. Это он тоже знал.

Не ее вина, что он не сумел удержать свои руки, свое тело, свои мысли на должном от нее расстоянии и что он все еще во власти ее тела, ощущает его жар и вкус.

Однако стремительность и необычайная сила проснувшегося в нем желания тоже заставляли задуматься. Было тут нечто новое, не похожее ни на что в его прежнем опыте. Даже в жаркие, ненасытные юношеские годы его тело не реагировало с такой быстротой.

Хотя, напомнил он себе, сейчас у него большой перерыв. Вот уже несколько месяцев — точнее, с тех пор как он вернулся в Спрусвуд — у него не было интимных свиданий с женщинами. Но длительное воздержание у него случалось и раньше, даже подольше нынешнего, и тем не менее, когда появлялась возможность положить ему конец, он не бросался в сладостную бездну с такой поспешностью, с такой неудержимостью, как несколько мгновений назад.

Странный скачок, решил Джейк, хмуро размышляя над своим состоянием — от надежды к разочарованию и обратно. Даже сейчас, когда ветер по имени Сара резко изменил направление в сторону кухни, паруса его либидо по-прежнему оставались развернутыми и хорошо надутыми.

Грустное хмыканье сменилось мягким смехом над самим собой. Черт возьми, уже перешел на аллегории, прибегает к метафорам и сравнениям. А ведь ты — полицейский, страж порядка, пожурил он себя, облегченно вздохнув, так как напряженность в мышцах стала спадать. А раз полицейский, исследуй улики и делай заключения.

Тут, кстати, звон посуды и ложек-вилок достиг его ушей, и Джейк окончательно взбодрился. Пока он выжидал, когда его небывалый сексуальный взлет закончится тихой посадкой, Сара занималась делом, гася свою реакцию уборкой и мытьем посуды. Сара.

Джейк вздохнул и спрыгнул с дивана. Чтобы найти ответ на его недоумения, не требовалось дедуктивного метода великого сыщика. Нет, не требовалось. Нагнувшись, Джейк поднял с полу свой фужер, потом взял со столика стоявший на краю фужер Сары. Ответ был в самом ее имени.

С внезапной ясностью Джейк осознал: стремительность его реакции была вызвана женщиной по имени Сара, а не просто потребностью в женщине, в любой женщине.

Ответ в первом приближении. Неопределенная версия. Довольная улыбка заиграла на губах Джейка, и он прошелся по комнате. На то он и полицейский, добросовестный страж порядка, блюститель закона. Кто-кто, а он привык иметь дело с такого рода версиями.

Стол был убран, обеденный закуток пуст. Судя по звуку текущей из крана воды, Сару следовало искать у мойки, куда Джейк и направился. Она стояла к нему спиной, погрузив руки в мыльную воду.

— Ну зачем это? — сказал он, остановившись на пороге. — Вы и вчера возились на кухне.

— Ничего страшного. Я привыкла, — пожала она плечами и, споласкивая тарелку под краном, спросила:

— Вы как? Нормально? — Она проговорила это тихим, едва слышным голосом.

— Живой, как видите.

— Джейк, — через плечо она бросила на него быстрый взгляд, — мне очень жаль, но я…

— Знаю, — перебил он, пытаясь облегчить ей задачу. — Вы тут ни при чем. Это я переусердствовал и заслужил, чтобы меня оттолкнули. — Он помолчал, но, когда отклика не последовало, пересек кухню и стал рядом с Сарой, однако соблюдая дистанцию. — Я принес ваш фужер с вином. — Джейк поставил его на выступ рядом с сушилкой для посуды.

— С меня, пожалуй, достаточно, — улыбнулась ему Сара. — Больше чем достаточно.

— Не в вине тут дело, — решительно заявил Джейк, ставя свой фужер рядом с ее. — И вы не хуже меня это знаете. — Он повернулся к ней лицом.

— Да, не в вине, — прошептала она, опуская глаза под его пронзительным взглядом.

— Да посмотрите же на меня, Сара. — Хотя он старался говорить мягко, все же намек на приказ в его голосе прозвучал.

Сара вскинула голову, словно ее дернули за ниточку, закусила губу, но держалась спокойно.

— Дело в сильном влечении — физическом и эмоциональном. Я это понимаю, и вы понимаете. — Он не отрываясь смотрел ей прямо в глаза. — Ведь понимаете?

— Да, — выдохнула она.

— Понимаете, — кивнул Джейк. — Мне приятно с вами, и вам, по-моему, тоже приятно со мной. Верно?

— Да.

— Вот и хорошо. — Джейк глубоко вздохнул и заговорил без обиняков:

— Я не отстану от вас. Я хочу обладать вами. — Он решительно покачал головой. — Нет, не совсем то. Я хочу раствориться в вас. До безумия хочу, до зубной боли. — Он еще раз глубоко-глубоко вздохнул. — Но клянусь, я не стану наседать на вас. Буду ждать, когда вы сами… сами мне скажете, откровенно, не боясь, что хотите меня. — Он заставил себя улыбнуться. — Мне это нелегко дастся… но я буду ждать.

— Джейк… я… — Слезы увлажнили ее прекрасные глаза, и эти слезы почти доконали его.

— Пожалуйста, Сара… не плачьте, или мне придется утешать вас, прижимать к себе, и я опять под шелком почувствую ваше тело и… — Он осекся, отступил назад, повернулся и, с силой дернув ящик буфета, вытащил оттуда кухонное полотенце. — Вы вымыли посуду, а вытирать буду я.

— И хорошо, — рассмеялась Сара и чихнула, — а за этим важным делом вы сможете, между прочим, рассказать мне историю вашей жизни. Баш на баш, как говорят.

Глава 5

— Я появился на свет, когда в дощатой нищей лачуге на задворках Редингенской железной дороги часы пробили полночь…

Пробили полночь? Дощатая лачуга? Забыв про стаканы, которые как раз терла мыльной тряпкой, Сара повернулась к рассказчику.

На лице Джейка было ласковое, невинное… чересчур невинное выражение. Глаза, правда, смотрели виновато.

— А дальше? — подстегнула она, глядя на него с насмешливой, вернее, скептической улыбкой.

— Стояла чернильно-черная грозовая ночь. Сара округлила глаза.

— Именно так. — Улыбка, скользнувшая по его губам, вовсе не вязалась с обиженным тоном. — И холодная, очень.

— Да-да. — Сара подавила желание расхохотаться. — Я слушаю, слушаю.

— Тул буйный ветер… и тележка дворника опрокинуться, — продолжал Джейк с густым пенсильванско-голландским акцентом, цитируя — скорее всего, как подозревала Сара, неточно — строку из «Опасного Дэна Мак-Гру».

Сара не выдержала. Упустив из виду, что в руке у нее мыльная тряпка, она поднесла ладонь ко рту, чтобы заглушить рвавшийся наружу смех, и тут же задохнулась: паста для мытья посуды попала ей на язык.

— Так вам и надо, — мстительно сказал Джейк, но тут же, отодвинув ее от мойки, налил в стакан воды, чтобы Сара прополоскала рот. — Это вам за то, что не верите мне.

— Простите великодушно, — взмолилась Сара и сморщилась: вода тоже отдавала пастой. — Я больше не буду.

— И хорошо сделаете, — с укором согласился Джейк, но не выдержал и озабоченно спросил:

— Ну как, прошло?

— Да, прошло, — улыбнулась Сара, желая убедить его. — Чем бы только смыть этот ужасный вкус?

— Вином? — Джейк повернулся к столику, на который поставил фужер.

— Нет, не надо вина, — задержала его руку Сара. — Право, мне достаточно.

— Что-нибудь безалкогольное? — засуетился Джейк, поворачиваясь к ней снова. — Сок? Чай? Кофе?

— У вас найдется кофе без кофеина?

— О чем речь. — Джейк уже заряжал кофеварку. — Сейчас будет.

— Ну а пока накапает, я домою посуду, — заявила Сара, опуская руки в раковину.

Четверть часа спустя, прибрав все на кухне, Сара и Джейк вернулись в комнату и на этот раз расположились на стульях, стоявших по обе стороны выходящего на улицу окна.

— Итак, вы доставили себе удовольствие и разрядили обстановку вашим фарсовым номером, — сказала Сара, давая понять, что разгадала его благое намерение, и, подув на чашку с горячим кофе, которую держала в ладонях, вопросительно подняла брови. — Ну а теперь расскажите мне все-таки немного о себе.

— Вам и в самом деле это интересно? — спросил он недоверчиво, но и с надеждой.

— Да-да-да, очень интересно, — уверила его Сара с несколько чрезмерным пылом.

На этот раз не выдержал Джейк, разразившись одобрительным хохотом.

— Кажется, я уже докладывал вам, Сара Каммингз, мне хорошо с вами, — сказал он, прекратив смеяться, — и по некоторым признакам у меня создается впечатление, что вы, как и я, обладаете не совсем обычным чувством юмора.

— Скажете тоже, — фыркнула Сара, стараясь скрыть, насколько это, несомненно, верное замечание ее поразило. Сохраняя обычно невозмутимый вид и слегка чопорные манеры, она с удовольствием откликалась на все смешное. Возможно, потому, что хорошо знала людские слабости, о которых говорила вся история человечества. Как бы там ни было, помимо сильного влечения и расположения друг к другу их сближало еще и сходное чувство юмора.

— Я и говорю, — отвечал Джейк, решительно пресекая ее попытку самоанализа.

— Говорите? Что? — спросила Сара, уже успевшая потерять нить разговора.

— О себе говорю, — усмехнулся Джейк. Сара испустила театральный вздох.

— Откуда же у меня такое чувство, будто мы ходим вокруг да около? — И так как это был чисто риторический вопрос, не дожидаясь ответа, присовокупила:

— Так продолжайте же.

— Жестокая вы женщина, жел… — Джейк осекся и покачал головой. — Впрочем, я уже это вам докладывал. — Она кивнула, он расхохотался. — О'кей, постараюсь быть кратким.

Сара взглянула на часы.

— Неплохо бы. Время поджимает… и вообще…

— Бог мой, — снова рассмеялся Джейк. — Какими избитыми фразами мы говорим. — Он посерьезнел, собрался с мыслями. — Так на чем бишь я остановился?

— На лачуге и задворках железной дороги.

— А, да, — осклабился Джейк. — На самом деле я родился здесь, в Спрусвуде, и было это тридцать лет назад, считая от нынешнего лета. Младший из четырех сыновей — и страшно избалованный.

— Ужас и наказание всей семьи?

— Точно, — кивнул Джейк. — Со мной никакого сладу не было. — Он пожал плечами. — Все наперекор. Верно, потому, что родился последним; а трое старших были украшением, в особенности первенец; я считал, что должен самоутверждаться, быть другим, порвать.

— С чем? — спросила Сара. — Порвать с кем или с чем?

— С семейными традициями, — чеканя каждое слово, объявил Джейк. — Видите ли, я родился в семье потомственных блюстителей закона — мои родичи служат закону уже больше ста лет. Вот так-то. И не сомневаюсь, приверженность закону у Вулфов уже в крови, в генах, так сказать. У нас в семье были шерифы, помощники судей, начальники полицейских участков — по крайней мере один.

— Невероятно. — Все это явно произвело впечатление на Сару — и женщину, и историка. — Сто лет! И традиция эта продолжается?

— А как же? Отец, во всяком случае, был на службе в полиции штата Филадельфия.

— Как Филадельфия? Он ведь жил здесь — в Спрусвуде?

— Ммм… как вам объяснить?.. — Слабая улыбка скользнула по его губам. — Родом отец из Филадельфии. Мама — из Спрусвуда. Они встретились, влюбились, поженились. Поначалу жили в Филадельфии, снимали там квартиру, а когда мама забеременела, решили перебраться сюда и здесь растить детей.

— Ваши братья? — спросила Сара. — Они тоже служат в полиции?

— Да, но не здесь, — улыбнулся Джейк. — Третий сын, Эрик, ему сейчас тридцать три, пошел по стопам отца и поступил в филадельфийскую полицию. Теперь он — в подразделении по борьбе с наркотиками; это секретная служба.

— И, должно быть, опасная?

— Опасная. — Лицо Джейка приняло соответствующее выражение. — Впрочем, в современном мире жить вообще опасно.

Помня о положении, в котором сама очутилась, Сара вынуждена была согласиться:

— Да, так оно и есть. Правда, — добавила она, опираясь на свой «исторический» опыт, — жить в прежнем мире, еще хуже организованном, вряд ли было менее опасно.

— Наверно, так, — пожал плечами Джейк, словно желая сказать: «так оно от века». — Вот потому-то и в прежнем мире, и в нынешнем всегда нужны были ребята вроде нас — из клана Вулфов, или волков.

— Конечно. Ну а следующий ваш брат? — напомнила она.

— Ройс. Ройсу тридцать шесть, он сержант в полиции штата Пенсильвания, которая охраняет северный район в тех местах, где сходятся границы между Пенсильванией, Нью-Йорком и Нью-Джерси. Ну а за ним идет Кэмерон, наш номер первый. — Джейк помолчал, и лицо его выразило искреннее восхищение. — Кэмерон был и есть образец во всем, и мы трое стараемся ему подражать. Мальчишкой я обожал его. — Он улыбнулся. — Подростком постоянно бунтовал против него — а все потому, что не мог не обожать. — Он рассмеялся. — Вот такие дела. Психоаналитику тут было бы над чем покумекать.

— Ну почему же? — заметила Сара. — Случай, по-моему, вполне объяснимый. Тут все понятно. Мы часто бунтуем против тех, кого обожаем, но чувствуем, что нам с ними не сравняться.

— Рад это слышать, — улыбнулся ей Джейк. — Значит, к черту психоаналитика.

— А в каком подразделении служит недосягаемый Кэмерон? — поинтересовалась Сара, возвращая своего собеседника к основной теме.

— В федеральном управлении, в отряде чрезвычайных происшествий, если не вру. Кэмерон не охотник распространяться о себе. И вообще не охотник распространяться. А кличка у него, если по-уличному, — Одинокий волк или Вулф-сам-по-себе. Так его зовут и друзья, и враги.

— Он из тех, кто становится героем?

— Точно. От кончиков золотистых волос до ступней сорок пятого размера, — ответил Джейк, сразу отбросив шутливый тон. — Он из тех, кому доверяешь сразу и полностью. Без малейшего сомнения. Если Кэмерон говорит «сделаю», он сделает, что бы это ни было, — и можно быть уверенным на все сто процентов: не просто сделает, а по высшему разряду.

— Звучит.

— Еще бы, — ухмыльнулся Джейк. — Не просто звучит, но и внушает трепет.

— Это необходимо и с исторической точки зрения, — сказала Сара тем назидательным тоном, каким обычно вела занятия в лекционном зале.

— То есть? — нахмурил брови Джейк.

— Герои проходят через всю историю, — пояснила она. — Легенды и мифы складывают о героях. На них стоит цивилизация. Они служат идеалом. — Она улыбнулась. — Блестящим образцом, на который равняются.

— Идеалом, — раздумчиво повторил Джейк. — Да, Кэмерон — это идеал, и Эрик, и Ройс тоже — но в меньшей степени.

— А вы?

— Идеал? Блестящий образец? — Джейк зашелся от смеха. — И близко не лежало. Я не из того теста. Никому и в голову не приходило окрестить меня Одиноким волком.

— Независимым и в мыслях, и в делах, — словно размышляя вслух, продолжила Сара.

— Точно, — подтвердил Джейк. — Наш Камерон независим, во всем сам себе господин, делающий свое дело и попутно направляющий других. Во всяком случае, пытающийся направлять, — добавил он со смешком. — А мы, каюсь, порядком его доводили. Уж я-то наверняка.

— А как ваши родители смотрели на то, что он узурпировал их права?

— Узурпировал? Вы шутите?! — расхохотался Джейк. — Да они оба первые показали нам пример, во всем полагаясь на Кэмерона. Мне иногда кажется, мама уверена: он и по воде пройдет, как посуху. А отец — так тот до самой смерти каждую фразу начинал со слов: «Кэмерон сказал».

— Вашего отца уже нет?

— Да, он умер — вернее, погиб на посту два года назад.

— Какое горе, — искренне посочувствовала она.

— Да, — отозвался он с грустной полуулыбкой человека, познавшего, что такое жестокий удар судьбы. — Его смерть вернула меня к семье, заставила изменить образ жизни, избрать новую профессию.

— И покончить с бунтом? — мягко съязвила Сара.

— Раз и навсегда, — признался он. — Пришло время повзрослеть. Время бросить игрушки и взяться за ум. Я поступил в полицейскую академию, а затем в полицию. — Он широко улыбнулся. — И вся недолга. И вот я весь тут — честный страж порядка.

— Страж, — кивнула Сара, а про себя подумала, что у этого стража чертики прыгают в глазах, снова возбуждая ее. Защищаясь от них, она опустила взгляд… и вдруг увидела стрелки на ручных часах. — О Боже! — воскликнула она. — Скоро уже полночь.

— Так она ежедневно наступает в это время, — небрежно проронил Джейк и отпил глоток из своей чашки. — Хм, а кофе-то остыл! Сварить еще?

— Нет, спасибо, — отказалась она. — Мне надо домой. А вы… разве вы не дежурите завтра утром?

— Нет. — В этом коротком слове прозвучало явное удовольствие. — Завтра у меня свободная от службы суббота. Может, пообедаем? Или сходим в кино? Или и то и другое?

Сару так и подмывало ответить «да». Но тут в ее памяти всплыла недавняя сценка, с Эндрю Холлингзом и двумя другими молодчиками, напомнив об опасности, угрожавшей ей. С Джейком она забыла о них, расслабилась, наслаждаясь каждой минутой… по правде говоря, даже теми жаркими, нелегкими мгновениями… и уж совсем по правде, ими больше всего, пожалуй.

Но, напомнила она себе, эти мгновения были особенные, вне времени, — чудесные мгновения, свободные от тревог, в его квартире, где их никто не видел. Но появиться с Джейком на публике…

— Я… э… не помню, что у меня намечено на завтра, — солгала она, уклоняясь от ответа. — Позвоните завтра, если сможете.

— Конечно, смогу. — Встав со стула, Джейк положил руки на затылок и сладко потянулся.

У Сары перехватило дыхание. Во всю ширину расправилась его могучая грудь, под гладкой кожей заиграли мускулы. Какой красавец, какой мужчина! Сара была вынуждена мигом подняться: силы были на исходе.

— Вы готовы? — спросила она и медленно, чинной походкой двинулась к столику у двери, где оставила сумочку. — Устала я что-то.

Только позже, когда, свернувшись калачиком, она лежала в постели, ее внезапно поразила мысль, что даже в те чудесные мгновения страх не отпускал ее. И все-таки с Джейком она чувствовала себя куда спокойнее, надежнее, защищенное, чем с кем-либо прежде.

Не герой? Не из того теста?

Сонная улыбка расслабила ее сжатые в тревоге губы. Не герой?

Весело посвистывая, Джейк почти летел по уложенной каменной плиткой дорожке к ладному дому, стоящему на небольшом, но отменно ухоженном участке в тихой улочке.

Настроение у него было превосходное, как никогда, такое же превосходное, как и погода. Стоял чудесный день — отличная реклама золотисто-червонной пенсильванской осени. Высоко в синеве неба плыло медное ликующее солнце, поднявшее температуру до весьма значительных градусов. А воздух был прозрачным, ласковым, бодрящим.

Джейк достал ключ, отпер входную дверь и ступил в тишину родительского дома.

— Э-эй, мам, ты здесь?

— Говорю по телефону, — подала голос из коридорчика в кухню Мэдди Вулф. — Беги сюда, скажи «здрасте» старшему брату.

— Которому? — пробасил Джейк и, преодолев три ступеньки вниз, ведущие в комнату, направился в просторную кухню, сияющую безукоризненной чистотой.

— Кэмерону, — ответила Мэдди, протягивая Джейку трубку.

— Здорово, братан, — сказал Джейк. — Ты где?

— Много будешь знать — скоро состаришься, — прозвучал в трубке знакомый холодно-сдержанный голос.

— Играем в сверхсекретного агента? Ну-ну! — поддел брата Джейк, улыбаясь наблюдавшей за ним матери. Его тон явно пришелся ей не по вкусу, и он улыбнулся еще шире.

— Очень остроумно, сосунок несчастный, — не остался в долгу Кэмерон. — Когда ты, наконец, повзрослеешь?

Джейка братнин щелчок не то что не обидел, даже не задел — обычное дело, другого ответа он и не ждал. Наоборот, чувствовал бы себя обиженным, если бы брат в своем обращении с ним изменил напускной ворчливости. Это означало бы, что Кэмерон перестал болеть за него.

— Всему свое время. Я пока еще молод. Ясненько? — ответил он в своей излюбленной манере. — Это тебе уже под сорок, старый хрен.

— Нахал! — огрызнулся Кэмерон, вызвав этим довольный смешок младшего брата. — Как мама?

— Ты ведь с ней только что говорил. Вот и спросил бы у нее, — отрезал Джейк и посмотрел на стоящую рядом Мэдди.

— Я и спросил, — отвечал Кэмерон, переходя на серьезный тон. — Но ты же нашу мамочку знаешь. Кроме как «все чудесно», от нее ничего не услышишь, будь она даже при смерти.

Джейк остановил наигранно пристальный взгляд на своей пышущей здоровьем матери: все еще миловидное лицо, крепкая, подтянутая, даже в шестьдесят лет, фигура.

— На вид она вроде ничего — держится, — отрапортовал он. — Крепка, свежа, обольстительна. Огурчик, да и только.

— Ну погоди у меня, Джейк Эдвард Вулф! — одернула его Мэдди и отвернулась, скрывая улыбку.

— Все шутишь, малыш? — ядовито осведомился Кэмерон.

— Стараюсь изо всех сил, — сухо ответил Джейк.

— Молодец. — В голосе Кэмерона прозвучала одобрительная нота. — Знаешь, Эрик и Ройс гордятся тобой.

— Знаю, братан, знаю, — сказал Джейк взволнованно: похвала Кэмерона дорогого стоила. — Передать маме трубку?

— Валяй… Кстати, Джейк…

— Да?

— Ты там не очень. Зря не рискуй.

— Ага. Ты тоже.

— Само собой.

Это означало высшее доверие со стороны Кэмерона, и появившееся было неприятное чувство тут же прошло. Джейк снова расплылся в улыбке и, повернувшись к матери, протянул ей трубку:

— Светлокудрый агент федерального ведомства желает сказать вам еще несколько слов, мэм.

Мэдди только головой покачала — мол, непоправимый шалопай — и, прикрыв ладонью трубку, бросила Джейку:

— Я испекла твое любимое печенье. Оно в миске.

— Шикарно! А кофе?

— Кофе можешь и сам сварить, пока я кончу разговор. Небось ручки не отвалятся. — И она укоризненно посмотрела на сына.

А вскоре Джейк сидел за кухонным столом напротив Мэдди и со смаком уплетал свое любимое овсяное с орехами печенье, макая его в кофе. Мэдди явно не одобряла эту процедуру, но, когда печенье развалилось в кофе, встала и подала ложечку, чтобы выудить размокшие кусочки.

— Надеюсь, в обществе ты ешь прилично, — сказала она, садясь на прежнее место.

— За кого ты меня принимаешь! — вскричал Джейк, разыгрывая возмущение. — Или ты забыла, что я состою на муниципальной службе! Страж закона — ни больше ни меньше.

— Боле-мене. Ага, — сказала Мэдди, для удовольствия сына переходя на молодежный сленг.

— Кстати, о стражах закона. Что слышно от Эрика и Ройса? Ты в курсе?

— Полностью. — Губы Мэдди растянулись в то, что Джейк называл «улыбка материнской гордости». — Ройс звонил вчера вечером — как только кончил дежурство, а Эрик — сегодня утром. — Глаза Мэдди довольно засветились. — Мои мальчики пекутся обо мне, сторожат, как верные псы Твой отец был бы ими доволен.

— И младшим тоже? — спросил Джейк, отнюдь не уверенный в положительном ответе.

— Ах, Джейк, — отвечала Мэдди, — по-моему, тобою больше всех.

— Потому что я продолжил семейную традицию?

— Нет, не поэтому, — и Мэдди энергично качнула головой, — а потому, что ты ушел из дома упрямым мальчишкой, а вернулся мужчиной.

Джейку сдавило горло: чувства переполняли его. Черт, что бы он там ни выкидывал в свои бунтарские годы, семья приняла его обратно — а это было главным.

— И еще, — продолжала Мэдди, сделав вид, что не заметила его волнения, — я уверена: твой отец был бы вдвойне доволен, знай он, что ты пошел служить в полицию.

— Да, — кивнул Джейк, — я тоже уверен. — Он помолчал, а затем широко улыбнулся. — И знаешь что? Мне нравится быть полицейским.

— А то я не догадывалась, — проворчала Мэдди. — Между прочим, открываю нынче утром газету и читаю: полицейский Вулф расследует дело о краже.

— Да, — подтвердил полицейский Вулф, — какие-то подонки раскурочили шикарную, совсем новенькую тачку — раздели догола. Так что не забывай запирать гараж.

— Ну знаешь, Джейк, — сердито посмотрела на сына Мэдди. — Я не забываю запирать гараж и вообще ничего не забываю.

— И прекрасно, — сказал Джейк, подымая руки в знак того, что сдается. — Я напомнил, только и всего.

Мэдди стала убирать со стола.

— Я приготовила начинку для фаршированных перцев, — сказала она, уже стоя у мойки. — Придешь к ужину?

Джейк обожал фаршированные перцы. И Мэдди, конечно, знала, что он обожает фаршированные перцы. А еще Джейк подозревал: она считает, что он плохо питается.

— Можно я дам ответ попозже? — замялся он. — У меня тут свидание наклевывается.

— Наклевывается? — подняла брови Мэдди.

— Еще не окончательно, — пояснил Джейк. — Надо созвониться.

— С ней? — Брови взлетели на дюйм выше.

— С ней. Мы познакомились на днях, — продолжал Джейк. — Она из университета. Доцент. Читает лекции по истории в Спрусвудском колледже. А зовут ее Сара Каммингз.

— Умная?

Джейк тут же вспомнил, вернее, въяве услышал, как Сара в двух словах, но так здорово определяет роль и назначение героя.

— О да, — ответил он тоном, исключающим всякое сомнение. — Еще какая умная!

— Хорошенькая?

Мэдди уставилась на сына и секунду-другую не сводила с него глаз: она размышляла.

— Вот оно что, — сказала она наконец, тряхнув головой. — Такие вот дела.

— Такие? — повторил за ней Джейк. — Какие «такие»?

— Любовь с первого взгляда, как я посмотрю, — всерьез резюмировала она.

— Любовь с первого взгляда! — вспыхнул Джейк. — С чего ты взяла? Просто встретил симпатичную женщину. Любовь с первого взгляда, — недовольно пробурчал он. — Насмотрелась мыльных опер по телику.

Мэдди смерила сына всеведущим материнским взглядом.

— Я их не смотрю, ты это знаешь, — сказала она, — но влюбленных на своем веку повидала, и симптомы эти мне известны. А у тебя они, голубчик, все налицо.

— Наличие симптомов еще не обязательно означает болезнь, — возразил Джейк. — Это тебе тоже известно.

— Поживем — увидим, — поджала губы Мэдди. — Так ты должен позвонить ей? Или как?

Задетый этим вульгарным «или как», уж очень непривычным в устах его матери, Джейк, точь-в-точь как она, поджал губы.

— Да, должен, — сказал он подчеркнуто раздраженным тоном, чувствуя, как от нетерпения и возбуждения у него сокращаются мышцы. — Но мне вовсе не светит, чтоб моя дорогая мамочка стояла у меня над душой с мокрыми глазами и почти без дыхания.

— Ладно, извини, — надменно хмыкнула Мэдди. — Звони давай, — и ткнула рукой в аппарат, висящий на стене. — Не собираюсь я тебе мешать. Пойду посмотрю по ящику мультик, субботний выпуск. — Она было уже направилась в комнату, но задержалась на пороге и оглянулась. В глазах у нее светился тот насмешливый огонек, который унаследовал Джейк. — Желаю удачи, сынок. В добрый час!

Поблагодарив в душе судьбу, что имел счастье родиться в семье Вулф, Джейк послал матери воздушный поцелуй и, не теряя времени, шагнул к телефону.

Глава 6

Телефон зазвонил без четверти одиннадцать.

Озноб пробежал у Сары по спине: в памяти мгновенно возник Джейк. Она словно видела его воочию, ощущала на ощупь и на вкус. И от этого ее бросало то в жар, то в холод, у нее участилось дыхание, до боли стеснило грудь, запеклись губы.

Джейк. Сара замерла — в той позе, в какой была: на коленях, с тряпкой в руках, которой как раз протирала пол. Половина его уже сверкала от только что наведенной чистоты, другая была еще сухой и тусклой.

Не отрывая от пола обтянутые перчатками руки, Сара подняла голову и уставилась на белый аппарат. Зубы вонзились в нижнюю губу, пальцы сжимали мокрую тряпку.

Телефон зазвонил снова.

Она все утро ждала этого звонка, со страхом и надеждой.

Что же теперь делать? — спрашивала себя Сара, еще сильнее закусывая губу. Взять трубку? Не брать? Сорвать со стены эту упрямо трезвонящую коробку?

В глубине ее души разгорался бунт. Какая ирония судьбы! Злосчастные обстоятельства. Ей так хотелось его видеть, быть с ним, наслаждаться его чудесным смехом, его объятиями, ощущать на себе его руки, его ненасытный рот.

Джейк.

Снова звонок. Третий.

А может, это вовсе не Джейк? Мало ли кто, рассуждала Сара, — коллега по кафедре, мама, какой-нибудь икс-игрек с предложением заменить стекла в оконной раме, агент по подписке с сообщением, что ей выпало счастье выиграть приз в не-счесть-сколько долларов?

Да, конечно.

Телефон взорвался в четвертый раз.

Сара впилась зубами в несчастную губу.

Идиотка, обругала она себя, подымаясь с пола, чтобы дать передышку затекшим от напряжения рукам. Надо же было вместо того, чтобы первым делом — как и собиралась — приняться за уборку, сунуть нос в газету. Вот и расхлебывай! — сказала она себе, выпрямляясь. Если бы она оставила рубрику «Новости» на потом, не попалась бы на глаза заметка, не захлестнул бы сразу вихрь догадок и подозрений.

Телефон залился вновь. Пятый звонок.

Из горла вырвался тихий стон. Не подходить к телефону, когда он звонит и звонит? Ей это вообще — в любом случае — было нож острый, а теперь, когда она уверена — звонит Джейк, — тем более. Она было сделала шаг, но остановилась в нерешительности, так и не поставив ногу на пол.

Если бы не эта заметка, которую она прочла… Нога опустилась. Но, что там ни говори, имя Джейка сразу бросилось ей в глаза, и она не могла не прочесть.

Телефон зазвонил в шестой раз. Потом в седьмой.

Сару била дрожь. Будь оно трижды проклято! Но почему, почему, почему она сразу почуяла связь между этой заметкой о том, как «раздели» машину местного жителя, и Эндрю Холлингзом с его друзьями? У нее не было никаких веских причин для подозрений, и все же… все же… В глубине души она знала: связь между этим происшествием и странным поведением троих студентов есть. Есть!

Телефонный звонок в восьмой раз ударил в барабанные перепонки.

Джейк.

Острое желание услышать его голос стало непреодолимым: внутри все кипело, вытесняя сомнения и страхи. Беспочвенные страхи, сказала она себе и сделала два шага к телефону. Ведь на самом деле она ничего не знает. Запугала себя химерами, и все ее выводы — химеры: высосанные из пальца рассуждения и предположения.

Девятый звонок электрическим током ударил по нервам.

Теперь она была готова немедленно отбросить надуманные подозрения и ринуться к телефону. Она уже дошла до точки — ей необходимо было услышать голос Джейка на другом конце провода. Она обязательно примет его приглашение пообедать и пойти в кино, и вообще готова на все, что он предложит. Да-да. К черту! Она сгорает от желания видеть его, быть с ним… касаться его… все тело представлялось ей пустым сосудом, который он должен наполнить своей силой, самим собой. Да, она знает его всего два дня, но, знай и двести лет, чувствовала бы то же самое. Она желала Джейка. В этом все дело, если говорить честно. Она сделала три остававшихся до телефона шага и протянула руку к трубке.

А что, если ее интуитивные догадки насчет кражи верны? — спросила себя Сара, и рука ее повисла в воздухе. Что, если ее подозрения не беспочвенны? В заметке сказано: в полиции считают, что преступление было совершено вчера утром, незадолго до рассвета. И как раз в тот же день, всего несколько часов спустя, она наткнулась на Эндрю и его дружков. Но что еще важнее — в памяти остался свистящий шепот Эндрю, которым он произнес свой как бы совсем невинный совет: «Молчание — золото, мисс Каммингз».

От одного воспоминания у Сары мороз пошел по коже.

Телефон позвонил в десятый раз.

Случайное совпадение? Ах, как ей хочется этому верить, надо верить! Только не верилось. Назовите это интуицией, чутьем, чем угодно, но она знала — и все. Знала, что каким-то образом, так или иначе Эндрю и его дружки были замешаны в этом разбое. А если не дававшие ей покоя подозрения оказывались правильными, разве может она появиться на публике в обществе полицейского, ведущего расследование этого дела?!

Она даже не заметила, как затаила дыхание — ждала, чтобы телефон зазвонил в одиннадцатый раз. Но он не зазвонил.

Во внезапно наступившей гробовой тишине казалось, что все живое на земле перестало дышать.

Молчание — золото, мисс Каммингз.

Золото? — с вызовом спросила Сара прозвучавший в памяти голос. Как бы не так! Не золото, а медь и отдает горьким, медным вкусом страха и отчаяния.

— Джейк, — прошептала Сара и прижалась щекой к трубке.

Остаток утра и первую половину дня Сара, сжав зубы, посвятила отнюдь не умственному труду. Вряд ли снятое ею жилище подвергалось когда-либо такой тщательной уборке. Даже окна засверкали в лучах осеннего солнца.

И все это время Сара не переставала рассуждать, мысленно разбирая случившееся во всех подробностях. Сначала она приводила доводы в пользу того, что Эндрю и его приятели не могли быть замешаны в чем-то криминальном. Зачем им это? — спрашивала она себя. Она восстановила в памяти их школьные характеристики. Все трое были из очень обеспеченных семей и материально ни в чем не нуждались. Так по какой же причине эти юноши стали бы даже думать о подобного рода делах, о воровстве и разбое?

Это явно было лишено смысла.

Рассмотрев эти доводы, Сара подошла к вопросу с другой стороны — то есть со своей. Да, она слышала обрывки разговора между тремя студентами, и хотя то, что до нее донеслось, вызывало подозрение, несомненным доказательством вины служить не могло никоим образом. Разве только если принять во внимание обращенные к ней слова Эндрю.

Угроза, прозвучавшая в его голосе, и зловещий взгляд впившихся в нее злобно прищуренных глаз крепко убедили Сару в том, что от этих молодчиков всего можно ожидать.

Итак, к чему же вы, уважаемый доцент, пришли? — спрашивала себя Сара, вовсю шуруя пылесосом. И чего, простите, ваши глупые выкладки стоят? Хилой тройки, ответила она себе, отодвигая к стене стул.

Естественно, пока убиралась, она взвешивала и другие варианты, кроме того, что предложил ей Эндрю, — то есть молчать. Она могла бы сообщить о своих подозрениях полиции или декану факультета или, на худой конец, посоветоваться с заведующим кафедрой. Могла бы, как бы не так! — с издевкой подумала она. Чтобы потом слышать у себя за спиной язвительный хохот коллег, хохот, который постоянно будет звучать у нее в ушах?..

Улики. Улики. Улики. Вот то необходимое, без чего нельзя подымать указующий вину перст. И конечный вывод напрашивается сам собой: у нее нет неопровержимых улик.

Обрушив кипящую в ней энергию на окно в спальне, Сара что есть сил терла белой тряпкой по стеклу… продолжая, однако, решать свою, уже сугубо личную проблему.

Еще один конечный вывод. Да, ей хочется быть с Джейком, быть подолгу, помногу. Он нравится ей, больше чем нравится. И хотя пламя физического влечения постоянно охватывало их обоих, ей было хорошо с ним, хорошо, как со старым другом, а не как с недавним знакомым, которого знаешь без году неделя, — и это уже о многом говорит. Общество Джейка доставляет ей удовольствие, возбуждает, волнует.

Неужели они знакомы всего два дня?

Невероятно. Но так оно и было — и это столь же очевидно, как пятнышко на стекле. Пятнышко не проблема: достаточно провести по стеклу белым лоскутом — раз, и нет его. А вот с ее чувствами к Джейку так просто не разделаешься.

Джейк — полицейский, а потому он потенциальная угроза для Эндрю и его дружков.

Сара порядком устала от всех своих выводов. Разделавшись с окном в спальне, она перешла в большую комнату, где было два окна.

Может, это просто нервы, а то и трусость, но, по ее разумению, неопределенность здесь не к месту: продолжая встречаться с Джейком, тем более на публике, она подвергает себя опасности, и Джейка, надо полагать, тоже.

Джейк ничего не знает о ее подозрениях, а значит, особенно уязвим, прямая мишень для скрытого от глаз оружия.

Рука Сары замерла на оконном стекле. А что, если они нападут на него, ничего не подозревающего, не готового к обороне? От этой мысли ее кинуло в дрожь. Набросятся втроем? Нет, она покачала головой. Вряд ли все вместе. Но Эндрю… Она постаралась снова во всех подробностях вспомнить вид Эндрю, как он выглядел, как звучал его голос, когда он прошипел свою угрозу. Да, этот молодчик на все способен, и опять словно тяжелый камень лег ей на сердце.

Эндрю, не задумываясь, примет любые «меры», какие сочтет нужными, чтобы обезопасить себя.

Ссутулившись, Сара отошла от окна, оставив его наполовину недомытым. Даже если Джейк человек героического склада — а она именно так считает, — это еще не причина делать из него подсадную утку.

Когда Джейк позвонит — если позвонит, — она скажет ему, что не может с ним встретиться ни сегодня вечером, ни вообще в обозримом будущем. Только так — у нее нет иного выбора.

Телефон зазвонил ровно в 15.26. Сара без труда определила время: начиная с двух, она каждые десять-двенадцать минут смотрела на часы. Распрямив плечи, она дождалась второго звонка и подняла трубку.

— Алло.

— Привет. — Голос Джейка, мягкий и тягучий, словно свежий мед, тек к ней по проводам. — Ну как вы?

— Превосходно, — солгала она, а про себя в гнетущей тишине добавила: «Ужасно». — А вы как?

— Извелся.

Она это знала. Конечно, знала. Но следовало спросить:

— Извелись? Почему?

— Са-ара, милая… — Ее имя и ласкательное «милая» прозвучали как долгий нежный поцелуй. — Вы знаете почему. Я хочу услышать ваш ответ.

Сара глубоко вздохнула, готовясь к решительному отказу.

— Вы подарите мне сегодняшний вечер? — продолжал он тем же медовым, проникновенным голосом.

— Да. — Рука Сары взметнулась, прикрывая предательский рот. Вот тебе и «решительный отказ»!

— Благодарю. — В мягком голосе прозвучало облегчение. — И вы — честное слово — не пожалеете.

Сара подавила вздох: она уже жалела. Ten-лые, медовые нотки, верно, залепили ей уши и размягчили мозг.

— А что мы будем делать?

Фу, какой двусмысленный вопрос, упрекнула она себя. И тихий смех Джейка подтвердил это. Но, к его чести, он не унизился до игривых шуточек и намеков.

— Вы не против, если мы прокатимся в Филли, пообедаем там, посмотрим шоу?

У Сары словно камень свалился с души: поездка в Филадельфию уменьшала шансы попасться на глаза кому-либо из пресловутой троицы.

— Шоу? — повторила она. — Помнится, вы говорили о кино.

— Нет-нет. Бродвейское шоу. — И Джейк назвал труппу с Бродвея, как раз гастролировавшую в театре, расположенном в самом центре города, и дававшую ходовой мюзикл, который даже в Нью-Йорке собирал полный зал.

— Чудесно! Лучше не придумаешь! — воскликнула Сара с нескрываемым воодушевлением. — Говорят, это потрясающий спектакль. Но, наверно, на сегодня билетов не достать?

— Уже, — с гордостью доложил Джейк. — Я позвонил в театр: последние два места за нами. Правда, на галерке, но кассир заверил меня, что сцена будет видна целиком. — Он смущенно хохотнул. — Впрочем, можно захватить мой полевой бинокль.

— И мой театральный, — горячо поддержала Сара, у которой голова шла кругом: такое облегчение! И такое удовольствие впереди!

— Вот и хорошо. Договорились, — смеясь, заключил Джейк.

— А когда? Когда мы встречаемся, Джейк? — спросила Сара, скосив глаза на стенные часы.

— Это зависит от того, когда вы хотите подзаправиться — до или после спектакля, — отозвался он. — Я знаю там несколько ресторанов недалеко от театра. Скажите, что вы предпочитаете, и я закажу столик.

— Мне все равно, — заявила Сара в традиционной дамской манере. — Как вы. Вы за «до» или за «после»?

К счастью, Джейк не был расположен поддерживать традиционную тупиковую игру «в поддавки» между кавалером и дамой.

— Я и за то, и за другое, — отрезал он.

— Как так? — удивилась Сара. — Не понимаю.

— Очень просто, — рассмеялся Джейк. — Сначала мы обедаем «до», а потом — легкий ужин «после». Как вам такое решение? Подходит?

— Вполне. Это так же потрясающе, как и само шоу. Так когда, Джейк?

— Дайте сообразить. Спектакль начинается в восемь, а обедать в спешке нам ни к чему, — рассуждал вслух Джейк. — Значит, я закажу столик на шесть? — спросил он и, не дожидаясь ответа, продолжал:

— Сегодня суббота, так что, учитывая движение на дорогах, выехать надо сразу после пяти. Тогда у нас будет достаточно времени, чтобы оставить машину на стоянке, а оттуда дойти до ресторана пешком. О'кей?

— О'кей. Я буду готова, — сказала Сара, даже не стараясь скрыть охватившее ее нетерпение.

Опуская на рычаг трубку, она еще раз взглянула на часы. 15.40. Ой-ой-ой, подумала она, кружась по спальне, и оттуда метнулась в ванную. В ее распоряжении всего полтора часа. А ей надо принять душ, вымыть голову, наманикюрить ногти и решить, что надеть.

Что надеть? Она остановилась на комплекте в светло-песочной гамме — ансамбль из шелковой блузы в зеленых и коричневых разводах, с круглым вырезом по шее, пышными рукавами, схваченными у запястья узким манжетом, и длинной широкой юбки, соблазнительно открывающей щиколотки.

Уверенными, привычными движениями Сара закрутила свои густые волосы узлом на затылке, позволив — не без задней мысли — выбиться на висках и шее нескольким прелестным завиткам. Украшением — притом единственным — послужила пара огромных золотых серег в форме колец.

От возбуждения естественные краски лица стали ярче, поэтому Сара лишь чуть-чуть прибавила смуглости к общему тону, положила тени под глаза и тронула губы терракотовой помадой. Она как раз помахивала в воздухе руками перед тем, как покрыть ногти вторым слоем лака — переливающимся бронзой перламутром под стать позолоченным изнутри шпилькам-каблукам и парадной сумочке, — когда в десять минут шестого раздался звонок в дверь.

Если, по мнению Сары — а именно таково было ее мнение, — в синей куртке и голубой в белую полоску рубашке Джейк выглядел неподражаемо, то сейчас, открыв ему, она замерла на месте — эффект превзошел все ожидания.

Одетый в темно-коричневый костюм, бледно-желтую шелковую рубашку с коричневым галстуком, расцвеченным желтым и золотым, Джейк, казалось, сошел с телевизионного экрана — герой рекламного ролика, убеждающий в превосходстве нового одеколона, предназначенного для процветающих дельцов, над всеми ранее известными.

Его только что вымытые темно-каштановые волосы отливали золотистым глянцем, гладкая кожа, туго обтягивающая лицо, сияла после недавнего бритья. Синие глаза искрились ожиданием и надеждой.

— Привет. — Низкий, медовый голос приобрел теперь обольстительный оттенок, отчего голова у Сары закружилась совсем как от крепкого вина.

— Привет, — устремив на него восхищенный взгляд, сказала Сара, стараясь сохранить хотя бы видимость обычного спокойствия и дышать, держаться и действовать как разумное существо.

— Вы божественно хороши! — пророкотал Джейк, охватывая ее медленным, изучающим взглядом, и темно-синие глаза его стали еще темнее от прилива чувств.

— Сп-пасибо… — пролепетала Сара: она едва могла говорить, не то что соображать, и язык выдал то, что она думала:

— Вы тоже… очень хороши!

— Про мужчину так не говорят, — поддразнивая ее, возразил Джейк.

— Вы божественно хороши! — заупрямилась она, отвечая комплиментом на комплимент и подтверждая свои слова взглядом, с восхищением остановившимся на его высокой, плечистой, ладной фигуре. — И мужественны тоже.

Веселые искорки исчезли из его удивительных глаз, вспыхнувших жарким пламенем страсти, которое опалило Сару до самых глубин.

— Осторожно, — посоветовал он, переходя на шепот. — Ваши похвалы, знаете ли, чересчур возбуждают меня. Еще немного, и мы никуда не поедем — останемся здесь, чтобы насытиться друг другом и устроить собственный спектакль, которому не будет конца.

От его предостережения, которое — Сара это мгновенно поняла — было и сладостным призывом, она сразу пришла в себя. Хорошенькое дело! Ее гость все еще стоял на пороге, а она впилась в дверную ручку, словно в спасительный трос.

— А… да… в таком случае… — быстро заговорила она, сознавая, что лепечет невнятицу. — Нет-нет, мы, конечно, поедем.

— Трусишка, — улыбнулся Джейк, продолжая дразнить ее.

Отпустив наконец ручку двери, в которую вцепилась мертвой хваткой, Сара молча с ним согласилась и, поскорее отойдя, подхватила мягкий, из розового джерси плащ и вечернюю сумочку, заранее положенные на стоящий у двери стул.

— Я готова, — объявила она, торопясь набросить на плечи плащ, прежде чем Джейк успеет помочь ей, доведя, как вчера, — пусть даже легкими прикосновениями, — охватившее ее возбуждение до предела.

Джейк не проронил ни слова; ему и не нужны были слова: его смеющиеся глаза говорили все, что можно было сказать о том, какое удовольствие он получал, видя ее нервозность и смятение.

Атмосфера в машине была так напряжена, что Саре казалось, будто электрический ток бьет по ее оголенным нервам и трепещущей плоти.

Ее дрожащие пальцы никак не могли застегнуть пряжку ремня. Обозвав себя безрукой дурой, она сделала еще одну попытку, но снова дала маху. Она знала почему, и невольный трепет охватил ее, когда теплые пальцы Джейка, отстранив ее руку, застегнули ремень.

— Я знаю, что вы сейчас чувствуете, — пробормотал Джейк, глядя в упор в ее расширившиеся глаза; от мимолетного прикосновения его пальцев, только задевших низ ее живота, внутри что-то взорвалось. — Потому что и я… я тоже готов сейчас… взлететь на воздух.

— Вы… вы готовы? — спросила Сара приглушенно, в изумлении уставившись на Джейка.

— Конечно. — Горькая улыбка тронула его губы. — Я сказал вчера: я хочу вас, и сегодня хочу еще сильнее, — улыбка обозначилась более решительно, — куда сильнее, чем вчера.

Протест, возмущение, отказ уже готовы были сорваться у нее с языка. Ложь, сплошная ложь! Сара не произнесла этих слов, только одно словечко, которое она, как литанию, молча твердила весь день про себя, сорвалось с ее губ:

— Джейк.

У него загорелись глаза. Он задрожал, придвинулся ближе, но тут же отпрянул, качнув головой. В машине повисла напряженная тишина. Он сам прервал ее, издав странный звук — не то смешок, не то вздох.

— Что такое? Что с машиной? — словно рассуждая вслух, обронил он, скосив на Сару глаза. — По-моему, когда ее в последний раз мыли, мойщик сбрызнул ее дезодорантом, изготовляемым фирмой под названием «Любите сильнее».

Шутка достигла цели. Сара прыснула, и напряжение, возникшее между ними, прошло.

— Так мы поедем, наконец? — спросила Сара, едва справившись со смехом. — Я ничего не ела с утра — не было времени. Я есть хочу. — И, прищурившись, добавила:

— Только не вздумайте делать ударение на последнем слове. Я голодна буквально.

— А я и не делаю, — пробормотал Джейк, говоря это скорее себе, чем ей. — Пожалуй. — У него дрогнули губы, он включил зажигание. — Вот и хорошо, что я получил предупреждение, — продолжал он, по-прежнему ведя разговор с самим собой, — теперь я буду паинькой, а как же. — И, отъехав от тротуара, они нырнули в густой, как всегда в субботний вечер, поток машин.

Пока ехали до Филадельфии, Джейк занимал Сару легким шутливым разговором, и когда они подкатили к платной стоянке, оба хохотали и дурачились, как двое расшалившихся подростков.

Ресторан, где Джейк заказал обед, скорее походил на старую ирландскую харчевню, в которой царили гостеприимство и радушие. Хозяйка заведения, миловидная и дружелюбная, проводя Джейка и Сару в угловую кабину, отделенную высокой перегородкой, создававшей полное уединение, болтала без умолку, словно встретила давних и дорогих друзей. Зала освещалась мягким рассеянным светом, падавшим из укрепленных под потолком небольших янтарных бра и из таких же шаровидных ламп, которые стояли на столиках.

Поданное хозяйкой меню послужило Джейку новым поводом для веселья, так как Саре, чтобы прочесть названия блюд, пришлось достать из сумочки очки.

— Что тут смешного? — обиделась она, пытаясь разобрать мелкий шрифт.

— Ничего, — отвечал Джейк, глядя на нее с ласковой усмешкой. — Просто мне вспомнилось, как я впервые увидел вас у Дейва и подумал: ну и сова в огромных, как колеса, очках. — И поднял руку, пресекая ее возмущенную реплику. — На редкость симпатичная и очень пикантная сова, — улыбнулся он, но тут же испортил впечатление, добавив:

— Но все равно сова.

Хотя Сара и бросила на него гневный взгляд, выдержать роль обиженной не смогла и затряслась от смеха.

Обед был прекрасным и прошел под непрерывные «подкусывания» и взрывы хохота. Только с вином вышла заминка. Джейк ограничился одной рюмкой.

— Я за рулем, — объяснил он. — А вы пейте — пейте всласть.

Вспомнив, как быстро прошлым вечером вино ударило ей в голову, Сара также воздержалась от второй рюмки.

Смакуя отменное белое, они совсем позабыли о времени и опоздали бы к началу спектакля, если бы хозяйка, напоминая, не постучала в перегородку.

Спектакль оправдал ожидания, оказался захватывающе интересным, и они покинули театр, напевая запомнившиеся мелодии.

Однако чрезмерное усердие, которое весь день проявляла Сара, убирая квартиру, теперь не замедлило сказаться. Сидя за ужином в той же милой харчевне, в которой они обедали, бедняжка клевала носом. Даже чашка кофе не разогнала сонливость, смежавшую ей веки.

— Устали? — посочувствовал Джейк, когда она в третий раз подавила зевок.

— Устала, — подтвердила Сара с грустной улыбкой: ей было жаль, что кончается такой чудесный вечер. — Простите, я очень рано встала и полдня убирала квартиру, вот у меня и слипаются глаза.

— Простить? Что же тут прощать! — сказал Джейк, подзывая официантку, чтобы расплатиться. — Но вы загадали мне загадку.

— Загадку? — насупилась Сара. — Какую загадку?

— Вы говорите, что встали рано?

— Да. — Саре так хотелось спать, что она плохо соображала, к чему он ведет. — А что?

— Я звонил вам утром. Никто не ответил. Я подумал, вы вышли за покупками или еще куда-нибудь.

— О… — Саре стало неловко: фу, какая дура. Дура и вруша. — Да, то есть нет. Я не выходила. Верно, я как раз мыла ванну, шумела вода, и я не слышала, как звонил телефон.

— Возможно, — принял ее объяснение Джейк, и она почувствовала себя бесстыдной лгуньей. — Бог с ним. Главное, мы вместе. — Улыбка Джейка избавила ее от чувства вины, но не от сонливости: она снова зевнула, широко открыв рот. — Поехали, соня-сонуля, — заторопился он, допивая залпом вторую чашку кофе, и поднялся. — Пора домой.

Они еще не выехали из города, а Сара, откинувшись на подголовник, уже погрузилась в сладкое забытье. Не то чтобы она спала, но и не бодрствовала. Ее просто качало на туманном облаке — волшебном, безопасном, потому что рядом за рулем сидел Джейк. И в этой волшебной дреме они танцевали под звучные аккорды любовной песенки из бродвейского мюзикла.

Когда они подъехали к дому Сары, Джейк помог ей выйти из машины и проводил по лестнице до самой квартиры.

— О Джейк, — прошептала она, шаря в сумочке в поисках ключа. — Это был чудесный вечер! Спасибо вам.

— Вам спасибо, — также шепотом сказал Джейк. — Он и для меня был чудесным.

Дверь распахнулась; Сара замерла на пороге: выражение синих глаз ее спутника приковало ее к месту. Он сделал шаг к ней, и они оказались совсем близко друг к другу. Внезапно она окончательно пробудилась — сна как не бывало, и чувства Сары ожили.

— Может, мы сделаем его еще чудеснее, завершим поцелуем? — Низкий голос Джейка звучал призывно.

Сара знала, нет, была уверена: скажи она «да» — и поцелуем дело не кончится. Знала и тем не менее не колебалась. Решение пришло мгновенно: она проведет эту ночь с Джейком… в постели.

— Да, — ответила она, отодвигаясь, чтобы пройти в комнату. — Но только не в передней. — Она взяла его руку, сжала пальцы:

— Входите, Джейк.

Глава 7

От неожиданности Джейк даже моргнул, но раздумывать не стал. Не проронив ни слова, он шагнул через порог, закрыл и запер дверь, а затем, повернувшись, привлек Сару к себе — очень нежно, очень бережно.

— Ты уверена, милая? — спросил он прерывающимся шепотом, пристально глядя ей в глаза своими — синими, пронизывающими словно лазерный луч.

— Да. — Сара провела языком по высохшим от волнения губам и, вздрогнув под его горячим взглядом, повторила:

— Да, уверена.

Его руки легли ей на плечи, проникли под плащ. Мягкая шерстяная ткань словно сама собой скользнула на пол. Мгновение спустя туда же полетел его пиджак.

Сара стояла недвижно. Силы оставили ее. Она могла лишь наблюдать, как медленно, исступленно Джейк склоняет к ней свою голову. Дрожа от сладостного предчувствия, она разомкнула свои губы, и его дотронулись до них легким, как пух, прикосновением.

— Сара! — выдохнул Джейк у самого ее рта, и звук ее имени эхом отдался в помутившейся голове Сары.

— Поцелуй меня! — Сара услышала резкую, призывную ноту в собственном голосе. Ну и пусть. Разве это важно? Сейчас в целом мире, в ее мире, важен только его рот.

И он ответил на призыв. Склонив голову и прильнув к ее губам, Джейк вобрал их в свои — чистые, сладкие; бесконечно долгое, упоительное мгновение длилось это легкое, нежное касание.

Неповторимая нежность этого поцелуя кружила ей голову, сметала все запреты, и, хотя из горла был готов вырваться протестующий крик, Сара обхватила голову Джейка обеими руками, побуждая его слиться с нею еще полней.

Повинуясь ее немому приказу, Джейк впился в ее губы, запечатлевая на них огненный поцелуй, жар которого пронзил Сару насквозь. Его язык ласкал, щекотал нежную кожу ее нижней губы, распаляя желание. Еще, еще! Набравшись смелости, она тоже побуждала его к новым ласкам своим языком.

Джейк застонал от наслаждения, его язык заполнил собой все влажные ложбинки у нее во рту; обжигающая искра пробежала по ней от головы до пят, и она всем телом приникла к нему, запустив пальцы в жесткие пряди его густых волос.

Словно нашла свой дом! Такая мысль мелькнула у нее, когда, млея в его объятиях, она приникла своими округлыми мягкими формами к его литому телу.

Да, у него все было литое — дерзкие губы, могучие плечи, широкая грудь, мускулистые крепкие бедра. Положив обе руки ей на спину, он прижимал ее к себе все плотнее и плотнее, пока оба не слились воедино: рот ко рту, ее мягкая грудь с его железной мужской, чресла с чреслами.

Вбирая языком всю сладость ее рта, он склонялся все ниже, выгибая ей спину, и она ощущала его жар, каждый дюйм его тела.

Ее мир сузился до крохотного пространства, которое занимали их слитые воедино тела, охваченные пламенем страсти. Это было прекрасное пламя — всепоглощающее, пожирающее, творящее жизнь.

Потому что, подобно сказочной птице феникс, восстающей из пепла, дух Сары витал на крыльях безудержной страсти, какой она никогда не испытывала прежде.

Ее сжигал огонь желания — быть с Джейком и телом и душой и наполниться им, принадлежать ему.

Изнемогая от этого желания, от этой своей изнурительной жажды, она вонзала ногти ему в затылок, льнула к его взметнувшейся плоти.

Джейк рычал в исступлении и, оторвавшись от ее губ, покрыл жгучими поцелуями — даже укусами — ее лебединую шею, а его язык безошибочно нашел ту точку у самого горла, где от волнения пульсировала кровь, — пульсировала все сильнее и сильнее, отдаваясь эхом в висках и грохотом в ушах.

Отвечая лаской на ласку, Сара скользила губами по мочке его уха, погружая кончик языка в ушную раковину. Тело его содрогалось, а она, ощущая, как от легких ее прикосновений растет в нем желание, ликовала.

— Сара, Сара, Сара… — шептал Джейк, обвивая ее стан, и, словно ноги уже не держали его, встал на колени и уткнулся лицом в шелковую ткань, прикрывавшую ее грудь.

Сара совсем ослабела, у нее тоже подгибались ноги, и, казалось, она вот-вот рухнет. Вцепившись обеими руками в его плечи, она удержалась, но вся затрепетала: ненасытные губы Джейка, дотянувшись до соска ее груди, вобрали его в себя.

О, это было раем. Это было адом. Это было прекрасно. Это было невыносимо. Слишком много и слишком мало.

Все же мало. Ей хотелось еще.

Еще, еще, еще! Желание туманило голову, затмевая все трезвые мысли.

— Джейк… — Ее голос перешел в шепот, в почти беззвучный тихий стон, молящий утолить ее жажду, ее желание, ее страсть.

Почти неслышный зов этот достиг ушей Джейка. Ее желание совпало с его, и, оторвавшись от ее соска, напрягшегося под влажным пятном на шелковой ткани, Джейк снова устремил пронзительный взгляд в ее зрачки.

Миг-два он смотрел на нее в упор, а затем, еще крепче сжав ее стан, прижал к себе и медленно повлек на пол.

Сара почувствовала, как жесткий ворс ковра щекочет ей колени. Прижимая ее груди к себе, истязая ее губы своим жадным ртом, Джейк падал на пол вместе с ней.

Ковер все-таки чистый.

От этой странной мысли, что вдруг молнией пронеслась у нее в мозгу и вернула ей чувство юмора, Сара разразилась смехом.

Джейк отпрянул, бросил на нее озадаченный взгляд, нахмурил брови:

— Чему ты смеешься?

Сара прикусила губу, попыталась качнуть головой.

— Ничему. Я… я… так, глупая мысль.

— Что за глупая мысль?

Внезапная разрядка, наступившая за чувственным напряжением последних минут, вызвала новый приступ смеха.

— Я… я подумала, что… — запнулась Сара, стараясь справиться с собой, — что ковер все-таки чистый.

Ошарашенный, Джейк секунду-другую молча смотрел на нее. Внезапно углы его сжатого рта дрогнули, плечи распрямились.

— Да, ты умеешь опустить человека на грешную землю, — вымолвил он не без укора, хотя и сам задыхался, с трудом удерживаясь от хохота, — и поставить на колени, — добавил он с кислой улыбкой.

— О Джейк, прости. — И, полная раскаяния, Сара провела губами по его гладко выбритой щеке, найдя бьющуюся на квадратном подбородке жилку. — Я не хотела испортить…

Он снова улыбнулся, но уже другой, доверчиво-нежной улыбкой.

— Испортить? — Склонив голову, он поцеловал ее в печально сомкнутый рот. — Ничего ты не испортила. — Он улыбнулся весело и дерзко. — Ни вот столечко! — И, довольный, в подтверждение сказанного притянул ее к себе.

От этого его движения чувства снова взыграли, Сара выгнула спину и еще крепче ухватилась за его плечи. Все плыло у нее перед глазами, застлалось горячим дурманом желания. Выпрямившись, она отыскала жадными губами его улыбающийся рот.

— Еще? — выдохнул он, обрушивая на ее рот шквал быстрых мелких поцелуев.

— Да, да! — молила Сара, вонзая ногти в шелковую ткань рубашки на его плечах. — Мне все равно, какой ковер, пусть чистый, пусть грязный.

— Но мне не все равно, — отозвался Джейк, чуть отстраняясь. — Не о ковре речь, — продолжал он, опускаясь рядом с ней. — О тебе. — Одной рукой он обнял ее за плечи, другую подвел под колени.

Угадывая его намерения, Сара, почти не дыша, обвила его шею.

— Я, кажется, потерял голову, — признался он и с глубоким вздохом поднялся сам и поднял Сару, прижимая ее к себе. Уже встав, Джейк секунду помедлил: он тяжело дышал, грудь вздымалась.

Сара молча смотрела на него зачарованным взглядом; она уже успокоилась, дыхание стало ровным.

— Я до безумия хочу тебя и, кажется, вот-вот взорвусь. Но мне не все равно. На полу? Нет-нет, только не это. — Его синие глаза потемнели — прямо два сапфира. — Только не это, — прошептал он, склоняя голову, чтобы в которой раз провести ртом по ее раскрытым губам. — Я хочу насладиться каждым мгновением нашей близости — от первой искры до взрыва.

— О Джейк! — выдохнула она, целуя его в шею. — Я тоже.

Ее слова прибавили ему сил, и он понес ее через большую комнату в спальню. Сара прильнула к нему и закрыла глаза. Какое наслаждение знать, что тебя, замершую от томительного предвкушения скорого счастья, буквально несут на руках, как героиню романа или фильма! Несет на руках твой герой!

Да, Джейк — герой, настоящий, думалось ей, пока он опускал ее на ноги у постели. Ее герой! И неважно, считает он себя героем или нет. Улыбка тронула ее губы; Сара подняла голову и, приоткрыв рот, ждала его поцелуя. Джейк не обманул ожиданий. Шепча ее имя, он прильнул к ее губам, мгновенно погрузив в мир волшебных ощущений.

Сара ответила ему тем же.

Ее оборонительные рубежи не только пали, но были напрочь разрушены. Ее тело давно уже изнывало от желания, лишь вначале оно было пресным, как вода, не то что вино, которое пьянило теперь ей кровь всякий раз, когда Джейк целовал ее, касался ее.

Он гладил ее плечи, руки, спину, и от каждой новой ласки изнывала и неистовствовала ее плоть. Сара тоже не оставалась в долгу, проводя ладонями по его плечам и груди. В этом хорошо поставленном танце любви они двигались на редкость слаженно, и, когда ее пальцы расстегивали пуговицы его рубашки, его руки вытаскивали блузу из-под тесного пояса ее юбки.

Ни одного неумелого, ни одного лишнего движения. В промежутках между жаркими, сладостными поцелуями, теплыми, нежными словами они дружно убирали материальные барьеры, воздвигнутые в угоду условностям, когда они так жаждали слиться в единое целое.

Последний прикрывавший тело лоскут был сброшен, и они упали на постель, протянув друг к другу руки, дрожащие от нетерпения познавать, исследовать трепещущую плоть.

Джейк кончиками пальцев провел по полушариям ее грудей.

— Какие мягкие! Какие чудные!

— Какой ты весь соленый! — шептала Сара, водя кончиком языка по округлости его плеча. По телу Джейка пробежала дрожь, и в ответ, освободив плечо, он нагнулся над ней и языком нежно коснулся ее груди. Задохнувшись от наслаждения, Сара в страстном порыве впилась в его податливую кожу зубами.

Приветствуя этот акт любовной агрессии, доставившей ему несказанное наслаждение, Джейк вобрал в рот упругий сосок, и от прикосновения его губ что-то дрогнуло в Саре, разлилось по всему телу ощущением томительного счастья.

Напряжение возрастало по спирали, взмывая выше и выше. Дрожа, стеная, Сара упоенно ласкала тело Джейка. Ее ладони вздрагивали, касаясь теплой, влажной от вожделения кожи, сжимавшихся под ее пальцами мышц.

— Еще! Еще! — молил голос Джейка, звучащий сиплым прерывистым стоном. — Ласкай меня, ласкай…

После мгновенного колебания она, тихо вскрикнув, повела ладони вниз по его плоскому, твердому животу, все ниже, ниже…

Джейк вобрал в себя воздух и затих; он словно замер под ее мягкими ладонями и только ждал, ждал от нее более интимных ласк.

Едва дыша, Сара дотронулась до самой заветной части его тела и робко обвила ее пальцами.

Стон вырвался у Джейка, его влажное дыхание обдало ей грудь, омыло теплом, побуждая на новые подвиги. Изумленная шелковистостью и упругостью его крайней плоти, она водила по ней рукой.

— Сара, — стенал он, — о Сара! Как хорошо!

Отпав от ее груди, он скользнул по ее талии к бедру, к ее…

— Джейк!

Сара не узнала собственного голоса. В голове помутилось, чувства вышли из-под контроля; она изогнулась, приподнялась, упиваясь лаской его дерзких, его нежных, не знающих удержу пальцев.

— Джейк, Джейк, пожалуйста… — почти рыдала она, вздрагивая, извиваясь под этими прикосновениями.

И, не зная, как лучше отблагодарить его за наслаждение, она наконец решилась, и ее пальцы снова обвились вокруг его жадной горячей плоти.

— Сейчас, сейчас, — пробормотал он, крепко сжимая зубы, словно это могло помочь ему сохранить самообладание. Он охватил ее бедра и, не спуская глаз с ее рук, обвивших его трепещущую плоть, приподнял и снова опустил, теперь уже у своих чресл.

— Да, Джейк. Да! — вскрикнула она.

— Сейчас, — шептал он, протягивая руку к квадратному пакету на ночном столике. Дрожь в пальцах выдавала нетерпение его страсти, пока он управлялся с предохраняющим средством. — Все. — Он придвинулся к ней вплотную, помедлил, чтобы успокоить отчаянно бьющееся сердце, и вдруг сильным движением заполнил алчущую его пустоту.

129 5-Напряженность достигла апогея, и Сара чувствовала себя на грани безумия. Прижимаясь к нему, боясь оторваться от него, она двигалась в одном с ним ритме. Он накрыл ее рот своим, и движения его языка следовали движению его охваченной страстью плоти.

Пружина все сжималась, сжималась, сжималась — и вдруг лопнула, распавшись на миллионы огненных частиц, пронзивших ее существо, отчего из ее высушенных страстью губ вырвался стон:

— Джейк!

Но этот приглушенный стон лишь подхлестнул его. Он входил в нее все глубже, затем судорога сотрясла его тело, он оторвался от ее рта, повторяя ее имя в экстазе облегчения:

— Сара, Сара, Сара…

Холодный воздух прогнал сон. Еще не совсем пробудившись, но уже выйдя из дремотного забытья, Джейк ощутил какое-то странное сочетание холода и тепла и еще блаженную истому внутри. Он лежал на левом боку, и там ему было тепло, зато правый бок, ничем не прикрытый, отчаянно мерз.

Неужели он ночью сбросил с себя одеяло? — с недоумением подумал Джейк, зевая. И вызвало этот вопрос в его сонном мозгу какое-то движение слева.

Движение?

Вырываясь из вязкой дремы, Джейк наконец раскрыл глаза. И при виде того, на что упал его изумленный взгляд, к нему сразу вернулась память, ясная и взволнованная.

Ощущение тепла, как и чувство блаженства, исходило от женщины, приникшей к его левому боку.

Сара.

Улыбка, мягкая и нежная, растянула Джейку губы, ощущавшие сладостный аромат Сары. Джейк испустил глубокий приглушенный вздох — вздох полного удовлетворения.

Никогда еще, никогда за все годы его шатаний и странствий, ни с одной из девушек и женщин, которых он знал, ему не доводилось переживать ничего подобного тому счастью, какое он испытал с Сарой.

Она что-то пробормотала, вздрогнула и теснее прижалась к нему, ей тоже явно было холодно. Честя себя на чем свет стоит — заснуть, почти сразу заснуть после того, как достиг того, что сам считал наивысшим, райским блаженством! — Джейк протянул руку через Сару и, ухватив за уголок сползшее одеяло, поднял его и укрыл себя и Сару — окутал словно коконом, внутри которого было уютно и тепло.

А согревшись, Джейк первым делом позаботился о своих онемевших мышцах. Голова Сары, как на подушке, лежала на его левой руке, которая порядком затекла, что уже давало о себе знать. Медленно, осторожно, стараясь не потревожить Сару, Джейк выпростал руку и положил ей под голову подушку. Сара даже не пошевелилась. Воодушевленный успехом, Джейк вытянул свои длинные ноги, а правую даже перебросил через Сару. Она спала, ничего не слыша. Окончательно осмелев, Джейк обнял ее правой рукой за талию и придвинул плотнее к своему быстро согревшемуся обнаженному телу. От шелковистого прикосновения нежной женской кожи к его волосатому торсу победоносная улыбка заиграла на губах у Джейка. Он снова набирался сил.

Ему ужасно хотелось разбудить Сару.

Она тихо вздохнула во сне, и этот вздох тут же отозвался в его душе.

Как же это случилось, размышлял он, решительно подавляя растущее желание, как же случилось, что именно этой женщине было дано так глубоко, так полно завладеть им?

Раздумывая над этим, Джейк не отказал себе в удовольствии вспомнить все достоинства Сары. Она, несомненно, хороша собой — гладкая, атласная кожа, копна каштановых волос, мягкие карие глаза. Но привлекательна она, что и говорить, не только красивой внешностью. Конечно, ее восхитительное тело притягивало, доводило до умопомрачения, даже до погибели, надо полагать, многих мужчин. Но он знавал женщин с еще более прекрасными формами и чертами лица.

Нет, не в красивой внешности тут дело, решил Джейк, бери глубже. Не раз и не два Сара проявляла острый ум, а он, Джейк, высоко ценил неглупых, а говоря проще, смекалистых женщин. К тому же ко всем своим прочим достоинствам Сара обладала юмором — едким, порою даже разящим. И если уж начистоту, так именно этот ее юмор был для Джейка самым привлекательным в Саре.

Иными словами, подводил итог Джейк, в Саре многое заслуживает внимания, и этого больше чем достаточно, чтобы вызвать не только сильное влечение к ней, но и нежность, желание защищать ее, лелеять…

Любовь с первого взгляда?

Стоп. Мысли Джейка замерли, и эхом прозвучал голос матери. Разве такое бывает? — подумал он, удивленно уставившись в лицо безмятежно спящей Сары. Разве бывает такая любовь — с первого взгляда?

Память Джейка вернулась назад, к тому моменту, когда он в закусочной Дейва впервые увидел Сару, выглядевшую сова совой в своих огромных очках. Она сразу привлекла его внимание, заинтересовала, взволновала. Но разве это любовь?

Любовь — совсем другое, глубокое, серьезное чувство, немыслимое без преданности и верности. Основа, на которой строят семью. А его интерес, его влечение… разве оно настолько серьезно?

— Джейк, — пробормотала Сара во сне; мягкая, сладострастная улыбка чуть разомкнула ей губы.

Все перевернулось у него внутри. Неужели его чувства к ней так глубоки? Губы Джейка тоже тронула улыбка — улыбка, которой он добровольно признавал свое поражение. О да. Пожалуй, именно глубоки.

Глава 8

Сара проснулась от щекочущих прикосновений и легких толчков. Приоткрыв глаза, она увидела вперившиеся в нее зрачки Джейка, темные от охватившего его порыва страсти.

— Прости, — пробормотал он, приветствуя ее страдальческой — «ах, все позади!» — утренней улыбкой. — Поспи еще, детка. Я не хотел тебя будить.

— Ты, может быть, и нет, — сказала она шутливо, — а вот некая настырная часть твоей анатомий-Секунд десять Джейк сохранял виновато-озабоченную физиономию, но, не выдержав, фыркнул.

— Я знал… Я знал, чем ты меня достала: твоим чувством юмора, — давился он от хохота, вгоняя ее в краску и одновременно смеша.

— Серьезно? — взмахнула ресницами Сара. — А я-то думала, что «достала» тебя некой частью моей анатомии.

— И этим тоже. — Джейк показал все тридцать два зуба и придвинулся к ней, вызвав у Сары прерывистый вздох.

— Ты неисправим, — сказала она с притворным упреком, безуспешно стараясь подавить смешок.

— И ненасытен, — пробасил он, неторопливо, словно дразня, убирая негу, которую успел поместить ей на бедро.

Сара вздрогнула, ощутив на себе давление его пружинящей мышцы. Млея, она закрыла глаза и нетерпеливо подвигала нижней частью тела.

Джейк резко втянул в себя воздух, склонил голову и, захватив ее разомкнутые губы своим жестким и жадным ртом, провел языком по краю ее зубов и вторгся в сладчайшую для него полость.

Мгновенно захваченная в плен этими воспламеняющими, необыкновенно чувственными поцелуями, этими прикосновениями, Сара обвила руками бедра Джейка и опрокинулась на спину, увлекая его за собой.

— Ты распаляешь меня, детка, — прошептал Джейк, на мгновение отрывая свой рот от ее. — Никогда еще, никогда не забирало меня так крепко, так горячо, так стремительно.

У нее вырвался тихий стон, и она прикусила Джейку нижнюю губу.

— И меня тоже, — прошептала она, замолчав, чтобы провести по этой губе языком. — Меня тоже. Никогда еще не забирало так крепко.

— Даже с твоим профессором? — спросил Джейк, откидывая голову и глядя прямо в ее широко открытые от удивления глаза.

Сара только покачала головой.

— Не-ет, — выдохнула она и закусила собственную губу. — Я… видишь ли, я… мне нравилось, как он целовал и гладил меня, но я… — Сара облизала высохшие вдруг губы и, напрягшись, встала, — я… ни разу… мы не доходили до… — и, не договорив, затихла.

— Ты шутишь! — Джейк смотрел на нее в изумлении. — Так вчерашняя ночь была для тебя первой…

— Да, — прервала его Сара, чувствуя, как у нее горят щеки. — Самой первой… и с тобой.

— С ума сойти! — ахнул Джейк, от удивления и благодарности покрывая Сару быстрыми поцелуями. — Ну и как? — спросил он, жадно вглядываясь в ее лицо.

— Что «как»? — насупилась Сара, не понимая.

Взгляд Джейка выразил крайнее недоумение.

— Ну, что ты подумала? Что почувствовала? Тебе понравилось это?

— Понравилось — не то слово, — ответила Сара, нежно вздыхая. — Это было… — она помедлила в поисках подходящего определения, — самое-самое, — она мечтательно улыбнулась, — то самое, о чем я слышала, только не верила, будто такое бывает.

— О Сара, — смущенно вздохнул Джейк. Глаза его выразили нежность, поцелуй — признательность. Но вопреки торжественной минуте непослушное тело вновь охватило неуемное желание. И когда он поднял голову, дьявольский огонек горел в его глазах. — Повторим самое-самое?

— А твой Робин Гуд прогудит? — спросила она невинным тоном.

— Сара. — Он улыбнулся предостерегающе.

— А Гек Финн не зафинтит?

— Сара… — Он уже не улыбался, а хохотал.

— А Джордж Буш пробушует?

— Ну, ты даешь! — прорычал, наслаждаясь, Джейк и набросился на ее рот, на готовое принять его тело.

На этот раз любовь была стремительной и жаркой, крепкой и глубокой, безумной и алчущей, до предела утолившей жажду, исчерпавшей их духовно и физически.

Когда Джейк проснулся, комната была залита солнцем, и в голове у него промелькнуло, что, наверно, уже почти полдень, если не больше.

А ведь ему надо было на работу!

Эта тревожная мысль, прогнав последние остатки сна, сразу повлекла за собой другую, еще более будоражащую: он вдруг понял, где он. А был он рядом с Сарой и погружен в исходящее от нее и обволакивающее его тепло.

Он пошевелился, и желание снова овладело им. Еще раз? Джейк прикрыл глаза и ухмыльнулся, изумляясь и радуясь своей мужской силе, какой за собой и не подозревал. Он жаждал, он рвался, ему не терпелось проверить эту до сих пор неизвестную ему способность, но время поджимало, и приходилось отложить проверку на другой день, разве только… разве только…

Джейк с надеждой повернул голову к ночному столику, где стояли часы, и удрученно вздохнул. У него уже не оставалось ни минуты на то, чтобы наслаждаться утром в постели, тем паче… Сарой. Испустив еще один вздох, он стал отодвигаться от нее — медленно, осторожно, чтобы не потревожить. Нежность и любовь выражало его лицо.

Спящая глубоким сном Сара выглядела такой безмятежной, такой беззащитной. Безмятежной, беззащитной и… Мужская гордость зажглась в глазах Джейка: Сара выглядела такой успокоенной, довольной, такой счастливой и ублаготворенной.

Бог мой! Как ему не хотелось уходить от нее. Но уйти он должен, приказал он себе. Соскользнув с кровати, Джейк прошлепал босиком в ванную, умылся и тихо-тихо вернулся в спальню, чтобы подобрать разбросанную по полу одежду.

Сара проснулась, сбросила с себя одеяло, потянулась, зевнула, испытывая его выдержку и решимость. Джейк как раз вдевал руку в рукав пиджака, и Сара, увидев, как он замер под ее взглядом, — села на кровати и выпрямилась.

— Куда это ты собрался? — хмуро спросила она, расчесывая пальцами свалявшиеся за ночь волосы.

«В преисподнюю, если ты не прикроешь свои соблазны», — в отчаянии подумал Джейк.

— Мне надо на работу, — сказал он вслух, натягивая пиджак.

— Сегодня же воскресенье, — возразила Сара, еще больше хмурясь. — Разве не так?

— Воскресенье, — с напряжением в голосе подтвердил Джейк: он мучительно боролся с собой, силясь не смотреть на прелести ее обнаженного тела, на влажные, разомкнутые, чуть опухшие губы. — Но я работаю.

— Как же так? — Губы Сары разочарованно дрогнули. — У тебя был лишь один свободный день.

— Знаю, — сказал Джейк и, не в силах больше бороться с собой, вволю насладился, оглядывая тело Сары. — Знаю, — повторил он, чрезвычайно довольный выказанным ею разочарованием, которое она даже не пыталась скрывать. — У нас такой график. Вот на следующей неделе у меня будет два свободных дня — воскресенье и понедельник.

Сара посмотрела на часы.

— Когда ты приступаешь?

— В три. — Джейк оторвал глаза от Сары и тоже посмотрел на часы: стрелки показывали без восьми час. — А кончаю дежурство в полночь. — И, снова переведя взгляд на Сару, приподнял вопросительно бровь. — Ты будешь скучать по мне?

Ее удивительные глаза стали мягкими, бархатными, как анютины глазки.

— Буду. — Голос тоже стал бархатным. — Я буду тосковать по тебе, Джейк. Правда, — добавила она, — у меня пропасть дел, и это поможет мне отвлечься. Меня дожидается кипа сочинений о династии Чжоу. Все их надо проверить и оценить. — У нее опустились уголки губ, а у Джейка защемило сердце. — Но все равно я буду по тебе скучать. Очень-очень.

Спазм сдавил Джейку горло, он сделал шаг к ней, но тут же отступил назад. Проклятье! До чего же не хочется уходить, подумал он, глядя на нее обожающими глазами.

— Э… — Он откашлялся. — В котором часу у тебя завтра перерыв на ленч?

Сара смотрела на него, не отвечая.

— Что, слишком сложный вопрос? — Он стиснул кулаки, чтобы остаться на месте, не ринуться к ней через комнату.

— Нет, не очень, — пробормотала она. — В понедельник у меня окно с часу дня.

— Может, встретимся у Дейва и пожуем вместе? — спросил он, не отрывая глаз от ее лица и потихоньку пятясь к двери.

— Может, ты поцелуешь меня на прощание?

— Боюсь.

— Боишься! — воскликнула Сара. — Чего? Джейк засопел — грустно и насмешливо.

— Боюсь, что после поцелуя я уже никуда и никогда не уйду.

От такого признания Сара расцвела, и на губах ее заиграла лукавая улыбка.

— Что ж, — вздохнула она, а у него при виде ее поднявшейся груди потемнело в глазах. — Тогда извини: не будет поцелуя — не будет и ленча.

— Сара, — простонал Джейк, с трудом сдерживая улыбку, — жестокая ты женщина.

— Да, а что? — отозвалась она. — Теперь же изволь подойти и поцеловать меня.

— Мать честная! — возопил Джейк. — Чего не приходится бедному парню делать, чтобы выбить у паршивой девки свиданку. — В голосе был ропот, а в глазах ликование, и, благодарный за подсказку, как сделать то, что ему отчаянно хотелось, Джейк вернулся к кровати, обхватил Сару под мышками, поднял и крепко прижал к груди.

— Вот именно, — сказала она, подставляя рот для поцелуя. — Только вспомни, что мне, несчастной, пришлось проделать за паршивый обед.

— Сама ведь напрашиваешься, детка, — предостерегающе заявил Джейк, но, не выдержав тона, рассмеялся.

Лицо Сары просияло.

— Сама, сама. Конечно, сама. И развязываю тебе руки.

Волна нежности захлестнула Джейка. В это мгновение он любил ее до безумия и, овладев ее ртом, запечатлел на нем бесконечно долгий, проникающий в душу, помрачающий ум и туманящий голову поцелуй.

Его тело все, снизу доверху, отозвалось на этот поцелуй и соблазнительные прикосновения — легкие, щекочущие, нежные — ее языка.

Необходимо уйти отсюда. И немедленно. Вняв этому решительному внутреннему голосу, Джейк заставил себя разомкнуть объятия и поспешно отступил к двери.

— Завтра. В час. Будь у Дейва, — тяжело дыша, почти выкрикнул он.

— Или? — не упустила случая подразнить его Сара.

— Или я пойду искать тебя, — пригрозил он, распахивая дверь и ступая за порог.

Вслед ему раздался гортанный смех Сары, и Джейк, и без того достаточно распаленный, остановился в двух шагах от двери. В безудержном порыве он вдруг повернулся на сто восемьдесят градусов и ринулся обратно.

При виде его глаза Сары вновь зажглись: ей пришелся по душе такой порыв.

— Джейк? — Сара чуть насмешливо улыбнулась. — Боже, какой ты… взъерошенный. Что-нибудь случилось?

— Нет, детка, ничего, — качнул головой Джейк и, набираясь храбрости, глубоко вздохнул. — Просто… э… ну, я подумал, надо сказать тебе… — Он сделал паузу и решительно выпалил:

— Я люблю тебя. Безумно люблю!

— О Джейк! — воскликнула Сара, соскакивая с кровати. — Я тоже. Люблю тебя. Я тебя люблю. Уходи. Сейчас же. Или тебе уже не уйти никогда.

— До завтра, любовь моя, — прошептал Джейк и, повинуясь внутреннему голосу — голосу разума, повернулся и буквально выбежал из комнаты.

Грустная нотка в голосе Сары — она звала его! — звучала в ушах Джейка, когда он выходил из квартиры, спускался вниз по лестнице, даже когда уже сидел в машине. Застыв на сиденье, он ждал, пока улягутся чувства, вызванные его бурным признанием, но возбуждение не проходило. Напротив, чувства эти росли, затопляя его небывалым счастьем, которое подарило ему ее страстное «люблю».

Как же мог он покинуть ее? — корил себя Джейк, уставившись в ветровое стекло, но ничего не видя. Как мог он куда-то ехать — сейчас, после того, как услышал ее ответное признание! В нем вновь поднялось необоримое желание обнимать ее, целовать, смеяться с нею вместе, любить ее, обладать ею — весь день, всю ночь, всегда и навсегда.

Пальцы потянулись к дверце машины, и только огромным усилием воли он удержал себя. Он должен был на время покинуть Сару, он это знал. На нем была его служба, обязанности, которыми, как честный человек, он не мог пренебречь, хотя уже тосковал по ней, испытывал непреодолимое искушение бросить службу — пусть на один сегодняшний день… Но, резко качнув головой, отметая даже мысль об этом, Джейк повернул ключ зажигания и включил рацию.

Он завернет к Саре в обеденный перерыв, пообещал он себе, суля грядущие радости. Машина покатила по безлюдной воскресной улице. Джейк вел машину ровно, но мысли его были далеко: он то вспоминал о ночи и утре с Сарой, то размышлял о замечательном финале, которым все это завершилось. Треск рации не вызывал у него интереса, пока не прозвучал голос старшего патрульного офицера: Джордж Льюис сообщал о еще одном «раздетом» автомобиле.

Еще одном? Джейк навострил уши. Джордж как раз сообщал подробности. Из его слов явствовало, что за время его дежурства, к которому он приступил в пятницу, это было уже второе ограбление такого рода.

Второе? А когда же было совершено первое? Черт знает что! Он отсутствовал всего день — и кое-кто в это время не зевал.

Подробности были те же, что и при ограблении, которое два дня назад расследовал Джейк. Обе машины — последние модели люкс типа седан — были раскурочены напрочь.

Любители. Именно так Джейк снова определил ворюг, и ему стало не по себе. Черт возьми! Не иначе как в городе завелась какая-то шайка.

Джейк невольно вздохнул и нажал на тормоза, остановив машину у светофора. От перекрестка было рукой подать до его квартиры. Только этого еще не хватало, думал он, поигрывая кончиками пальцев на баранке. Чертова шайка ворюг-любителей, лезущая в профессионалы.

В светофоре зажегся желтый, потом зеленый свет, и за это короткое время Джейка осенило. Решив проверить возникшую догадку, он вместо того, чтобы повернуть направо — к улице, где он жил, — покатил прямо, направляясь за город.

Он ехал на некий склад подержанных вещей, находившийся за пределами Спрусвуда, но в ведении городской полиции.

Возможно, догадка окажется туфтой, соображал Джейк. Тем не менее не мешает лишний раз поглядеть-проверить, говорил он себе, а место это уже давно у него на подозрении.

Не только Джейк, но и все сотрудники спрусвудской полиции не раз и не два высказывали сомнения по поводу этого «склада» и старого брюзги, который им владел и на нем жирел. Обычно сходились на том, что склад этот служит перевалочным пунктом для краденых автомобилей и автодеталей, откуда их переправляют в крупные города, вроде Норристона, Уилмингтона, Кэмдена, а скорее всего, в Филадельфию, где в разобранном виде и сбывают.

Исходя из этих подозрений, полицейские Спрусвуда, включая самого шефа, считали своим долгом время от времени наведываться в это заведение, но всегда возвращались ни с чем. Точно так же, как и чины из полиции штата.

Как бы там ни было, убеждал себя Джейк, попытка не пытка, никакой беды не будет, если он пошарит там еще разок. И, доехав до очередной развилки, он свернул на старую, пустынную дорогу, которая пролегала как раз мимо этого бельма на полицейском глазу.

Добравшись до склада, Джейк сбавил скорость и стал вглядываться в огороженный участок, на котором громоздились старые машины и ненужные детали. Ничего необычного он не обнаружил. Напротив, там было тихо и спокойно, как в церкви — в заброшенной церкви. Да ведь сегодня воскресенье, напомнил себе Джейк.

К воротам склада Джейк подъехал на самой малой скорости. Бросив взгляд попристальнее, он увидел троих молодых людей, сосредоточенно осматривавших горы сваленных напротив склада машин, на каждой из которых белела бумажка с надписью: «Продается», наклеенная на ветровое, как правило, в трещинах, стекло.

Ребятня, решил Джейк, скорее всего из колледжа, приискивают тачку, чтобы гонять по улицам и гоняться за девчонками. Его рот растянулся в улыбку. Джейк любил «ребятню», всех ребят. Хотя даже на расстоянии было видно, что эти трое не совсем «ребятня», скорее, молодые люди, похоже, студенты старшего курса: лет по двадцати, если не больше. Впрочем, это не имело значения. У Джейка все, кто учился, от приготовишек до выпускников университета, ходили в ребятах.

Пожелав ухватистой троице успеха как в их поисках, так и в погоне за девчонками, Джейк нажал на акселератор, увеличивая скорость. Он проехал совсем немного вперед и, добравшись до остова бесхозной заправочной станции, развернул машину и той же дорогой покатил обратно в город.

Скомандовав себе: «Жми вовсю» — иначе он рисковал опоздать на работу, — Джейк, проезжая вновь мимо склада, еще раз взглянул на него и чуть замедлил ход.

Странное дело, подумал он, хмуря брови. Трое молодых людей, которых он только что заприметил, садились в новехонькую и адски дорогую черно-серебристую машину, явно выполненную по индивидуальному заказу, со всеми сверхшикарными добавками, вроде мини-штор и занавесок на окнах.

Недоумевая, Джейк скользнул быстрым, профессиональным взглядом по молодчику, который как раз собирался занять место водителя, и по привычке запомнил его приметы: среднего роста, худощавый, спортивный, с правильными чертами лица; нос — длинный, подбородок — квадратный, волевой; слегка потускневший летний загар, никаких видимых шрамов или других особых примет.

Так, заметано. Теперь — полный вперед, скомандовал себе Джейк, взглянув на циферблат вделанных в щиток часов. Стрелки показывали половину второго. С гаком. А ему еще нужно было принять душ, побриться, надеть форму, и… в животе у Джейка недвусмысленно урчало. Непременно нужно что-нибудь перехватить. Да и самое время хлопнуть стаканчик горячительного.

На обратном пути Джейк предался воспоминаниям о Саре; и куда ему было от них деться: они целиком завладели его мыслями, вытеснив все остальные.

Просто невероятно, в изумлении думал он, подсчитывая, сколько дней прошло, как он впервые увидел ее сидящей в угловой кабине у Дейва — этакую ученую сову, первую ученицу, но чем-то очень привлекательную в своих чудовищно огромных очках.

Четыре дня. От удивления Джейк даже тряхнул головой. Кто бы мог подумать? Он ухмыльнулся, довольный, и свернул на свою улицу. Невероятно? Ха! Джейк рассмеялся вслух. Да, более чем.

Кто бы мог подумать? — спрашивал он себя, взлетая через ступеньку вверх по лестнице к дверям своей квартиры. Чтобы Джейк Вулф, свободный и независимый, вольная птица, вдруг сам влетел в клетку безумной влюбленности.

Сара. Бог мой! Да, он любит ее, любит, твердил себе Джейк, устремляясь в спальню и на ходу сбрасывая одежду.

Любовь с первого взгляда? Возможно, и не с первого, одернул он себя, направляясь в ванную. Может быть, даже и не с первого их обеда. Так со второго, вот здесь, у него? И пока он, прежде чем стать под душ, регулировал температуру воды, его мысли были заняты этим насущным вопросом.

В воображении вставала картина, четкая и ясная: вот в пятницу вечером они здесь обедают, она нежно отвечает на его ласки, а потом ускользает в кухню.

Да, решил он. Пожалуй, все началось в пятницу.

И уж кто будет доволен, так это его мать: она оказалась права. Джейк скривился, намыливая шампунем голову. А братья… братья устроят из этого классную потеху… Как же, младшенький попался, так сказать, в любовный капкан.

Ладно… Джейк пожал плечами и смыл с головы шапку из отдававшей свежестью мыльной пены. Они запоют другие песни, когда познакомятся с Сарой.

Сара.

В памяти вновь ожила вчерашняя ночь и утро, которые он провел с ней. Сара была такой… такой упоительной, когда уступила ему, отдалась каждой частицей своей души и тела.

Горячая вода лилась из душа и, обдавая парными струями тело, вызывала к жизни все новые картины и образы. Потоки воды оживляли в памяти ощущение, которое рождалось от прикосновения гладких, как шелк, длинных Сариных ног, скользивших вдоль его, — отчего у Джейка напряглись мышцы, затрепетали взмокшие короткие волоски.

Забывшись в мечтах о дивных мгновениях в ее объятиях, когда ее тело сливалось с его, сердце стучало, пульс лихорадочно бился, Джейк закрыл глаза и вновь переживал чудо, имя которому Сара.

Любит ли он ее? Джейк глубоко вздохнул. Любит?! Это не то слово. Он обожает ее, боготворит.

Его тело отозвалось на эти воспоминания. Как он хотел ее, здесь, сейчас; хотел, чтобы она была с ним, частью его; хотел до боли, до самозабвения.

Джейк выгнул спину, откинул голову. Струи обрушились, ударили в приоткрытый рот, сразу затопив воспоминания.

— Кретин!

Задыхаясь, прокашливаясь и смеясь над собой, Джейк завернул кран и вылез, мокрый, на резиновый коврик.

Ну, милый мой, подвел ты себя под обух, сказал он себе, растираясь махровым полотенцем. Сам улегся на обе лопатки, в нокаут.

Ежась от холода, Джейк швырнул полотенце рядом с корзиной для грязного белья и зашлепал в спальню. Наплевать! Какое это имеет значение? Ничто не имеет значения. Кроме Сары.

Сара.

И тут его пронзила еще одна мысль. Он даже замер — застыл с опущенной в бельевой ящик рукой. Ему вспомнилось, как утром Сара сказала, что чувствует себя удивительно свободной. И сейчас он подумал, что, может быть — всего лишь может быть, — подлинная свобода обретается только тогда, когда приходится пойти на то, чтобы пожертвовать ею.

Обдумывая эту новую концепцию, Джейк, словно в поисках истины, обвел глазами комнату и наткнулся на стенные часы. Стрелки показывали 2.15.

Черт! Философствовать было уже некогда. Нужно мчаться на работу.

Глава 9

Она была влюблена. Остаток дня Сара провела в блаженном тумане, дивясь чуду, которое с ней произошло.

Неужели такое бывает? Как это случилось? Эти два вопроса преследовали ее, а она уклонялась от прямого ответа, убеждая себя, что хотя прежде не верила в любовь с первого взгляда, но раз это случилось, значит, такое бывает.

Конец всем вопросам. К тому же она чувствовала себя замечательно — горячо любимой, полностью удовлетворенной — и ей ни к чему было забивать себе голову и насиловать свои чувства. Джейк Вулф, на ее взгляд, воплощал в себе все, что она ценила. Не говоря уже о его волнующей, привлекательной внешности, он был добр, силен, честен, благороден, с ним было весело и приятно, а в любви он не знал себе равных.

Все эти доводы вновь возбудили Сару, и приятный трепет пробежал по ее спине и ногам. Посмеиваясь над собой, таявшей при одной мысли о Джейке, она приготовила на скорую руку яичницу и тосты, решив, что пора заняться делом. Достаточно было взглянуть на кипу сочинений, дожидавшихся ее карандаша.

После стремительного бегства Джейка она еще почти час бездельничала, блаженствуя в наполненной до краев горячей водой и душистыми пузырьками ванне. Разогретая вода утишала боль внизу, снимала напряженность в мышцах.

Джейк, конечно, маг и волшебник по части любви, размышляла Сара, закрыв глаза и утопая в чувственных переживаниях. Омываемые водой соски на обеих грудях, словно крепкие почки, налились и отвердели от волнующих воспоминаний, проносящихся вихрем в ее мозгу.

Возбужденная плоть хранила ощущение рук Джейка, исследовавших каждый дюйм ее трепетного тела, хранила вкус его губ, жадно впивавшихся в нее, желавших познать ее всю-всю, сокровеннейшие ее уголки.

Благоухание насыщенных ароматическими солями воды и пара убаюкивало Сару. Она вздыхала и чуть шевелилась, чуть повертывалась, бессознательно предаваясь наслаждению в теплой воде, ласкавшей ее кожу. Едва дыша, она вспоминала, как Джейк ласкал ее, любил, обладал ею, осыпал ее горячими поцелуями; его жадный язык, его крепкое, сильное тело.

Стон, низкий, призывный, сам собою вырвался из ее разомкнутых губ. И от этого тоскливого звука развеялись осаждавшие ее образы. Сара пришла в себя.

Воспоминания разом растаяли. Она ощутила жаркую влагу в потаенной части своего тела, и краска залила ей щеки. Да, она была готова принять его вновь, вновь хотела его, и с таким неистовством, что сама себя испугалась. Одним махом соединив ноги, она выпрямилась стремительно и резко — вода заколыхалась и выплеснулась через край.

Хватит предаваться фантазиям, сказала она себе и, полежав еще немного в животворной воде, вышла из ванны и, уже собранная, деловитая, вытерла пол.

Еще полчаса ушло на мытье головы, укладку и сушку волос.

Теперь, когда она была не только удовлетворена, но и сияла чистотой, здоровьем и благополучием, Сара пошла на кухню, чтобы сварить себе кофе.

После первой же чашки она совсем ожила и, уже чувствуя себя в форме, отправилась в переднюю за воскресным выпуском спрусвудской газеты, принесла ее на кухню и положила на столик у окна, в обеденной нише, не потрудившись даже взглянуть на заголовки. Ей было удивительно уютно в коконе своей замечательной любви, и она не испытывала ни малейшего интереса к аферам и интригам внешнего мира.

Лелея свое счастье, она с рассеянным видом слонялась по квартире — что-то переставляла, взбивала диванные подушки, поглядывала в окно на сияющий осенний день, пока голод не вывел ее из состояния блаженной отрешенности и не погнал на кухню.

Проглотив скудный обед, Сара поставила тарелки в мойку, сварила еще одну чашку кофе и, взяв со стола газету, расположилась на диване. Первая же заметка, попавшаяся ей на глаза, мгновенно развеяла ее эйфорию, ощущение счастья и благополучия.

В заметке сообщалось о еще одной раскуроченной машине. Ограбление совершено в ночь с субботы на воскресенье, то есть прошлой ночью, которую они с Джейком провели вместе.

Эндрю.

Имя и лицо этого молодого человека сразу вытеснили все другие мысли, сердце тревожно сжалось. Неужели Эндрю и те двое, его приятели?.. Сара тряхнула головой: снова она вела с собой спор.

С одной стороны, в этом не было никакой логики. Ни у Эндрю, ни у двоих других не было ни малейших оснований что-либо красть — уж во всяком случае, красть автодетали. Бог мой! С какой стати?

И все же, все же… При одном воспоминании об устрашающем тоне, о выражении угрозы на его окаменевшем от злобы лице ее пробрала дрожь.

Она знала, знала — и все тут, что эти кражи, многозначительный взгляд, которым обменялись трое дружков, и последовавшее затем предостережение Эндрю — все это тесно связано между собой.

Джейк.

Отбросив газету, Сара вскочила с дивана и заметалась по комнате, нервно теребя только что тщательно уложенные волосы.

Она обещала Джейку встретиться с ним завтра у Дейва, но… Сара закусила губу. Заведение Дейва — рядом с университетским городком, совсем рядом. А вдруг Эндрю увидит ее вместе с Джейком? Эндрю может узнать Джейка, вспомнить, что он — один из полицейских, несущих патрульную службу в Спрусвуде на территории колледжа и вокруг него.

От этой мысли она замерла на месте: ей необходимо что-то предпринять. Необходимо как-то связаться с Джейком и сказать ему, что встреча отменяется. Она не может рисковать, не может навлекать на него опасность.

Джейк — полицейский. Риск и опасность — неотъемлемая часть его профессии.

Прорвавшись сквозь охватившую ее панику, голос рассудка умерил преувеличенные страхи. Глубоко вздохнув, Сара принялась анализировать ситуацию хладнокровно и разумно.

Джейк — офицер службы порядка, профессионал, натренированный и подготовленный для борьбы с преступниками всех мастей. Она сама, оценивая его качества, его силу, пришла к выводу, что он человек героического типа. Дела, которыми занимается Джейк и его братья, зарабатывая себе на жизнь, возможно, и заставляют тревожиться женщин, их любящих, но тут ничего не поделаешь… Женщинам надо с этим мириться… и ей тоже.

Джейк — крепкий, уверенный в своей силе мужчина, способный постоять за себя, напомнила себе Сара. Вместо того чтобы устраняться, избегать его, куда разумнее рассказать ему о трех молодых людях и возникших у нее подозрениях, — рассказать, даже рискуя вызвать насмешку Джейка.

Ну что, в самом деле, вразумляла себя Сара, вздыхая теперь уже с облегчением, что, собственно, этот Эндрю может ей сделать?

Приняв решение, она собрала разбросанную по дивану газету, взяла портфель и села за стол у окна. У нее неотложное дело, а время, между прочим, не ждет.

Сара успела прочесть и оценить добрую половину сочинений, порадовавшись содержательности большинства, когда в начале седьмого раздался телефонный звонок.

— Алло? — произнесла Сара с надеждой.

— Привет. — Голос Джейка, низкий, страстный, напомнил о недавней близости. — Я не мог ждать до завтра, — пророкотал он, и от счастья у Сары перехватило дыхание. — Не мог. Должен был по крайней мере поговорить с тобой.

— Я… я рада, — сказала Сара совсем просто, не затевая ни милых препирательств, ни каких-либо других дамских игр.

— Как ты?

— Умираю без тебя.

Слышно было, как Джейк глубоко вздохнул.

— Знаешь, я тоже, — признался он с легким смешком. — Незавидное состояние для человека, которому положено нести службу.

Сара вдруг вспомнила, каким она видела Джейка утром: его сильное, возбужденное, прекрасное в своей наготе тело, — и поняла, что он имеет в виду.

— А… откуда ты говоришь?

— Из открытого павильончика на шоссе. У меня перерыв на обед, — ответил он уже почти обычным тоном, без призывных нот. — Ну как? Продвинулась с сочинениями?

— Да, я уже больше половины просмотрела, — благодарно отозвалась она. — Они почти все очень неплохо написаны. Даже хорошо.

— У твоих студентов, наверно, хороший преподаватель, — сделал Джейк комплимент.

Этому преподавателю и самому кое-что преподали, подумала Сара, но вслух благонравно пролепетала:

— Спасибо. Стараюсь на пять.

— Если память мне не изменяет, — пророкотал Джейк, — твое «на пять» — это на пять с плюсом и даже выше.

Cape сразу стало удивительно хорошо и тепло-тепло на душе. Пальцы затеребили поношенные мягкие джинсы, облегавшие ноги, а затуманенный взгляд обвел кухню и, минуя коридорчик, устремился к дивану, где натолкнулся на лежавшую там газету, сразу вернувшую ее к реальности.

— Хватит, Джейк, — запротестовала она, отрывая встревоженный взгляд от газеты.

— Хватит? Чего? — спросил он с наигранным недоумением.

— Сам знаешь чего…

Он засмеялся, словно желая продлить разговор о запретном, но тут же сдался:

— О'кей. Поговорим о чем-нибудь другом. О чем же?

— Знаешь… — Сара колебалась, но внутренний голос требовал: «Скажи ему. Сейчас». — Э… Я тут прочла в газете… сообщение, что еще две машины раздели догола. Ты ими занимаешься?

— Сейчас нет. — Голос Джейка стал сух, как месяц август в бездождье: он явно решил, что она пытается найти другую тему для разговора. — А что?

— Да так. По-моему, две машины за два дня… — продолжала Сара, побуждая себя к полной откровенности.

— Три, — поправил он.

— Что? — выдохнула Сара.

— Сегодня утром обнаружена третья, — пояснил Джейк. — Когда я ехал от тебя домой, услышал по рации, как старший дежурный докладывал.

Лучик надежды затеплился в душе у Сары. Может быть, она напрасно подозревает этих троих и интуиция ее обманывает? Может быть… Но тут же возникла мысль о Джейке — о подстерегающей его опасности, и холодок пробежал по спине. Она должна выяснить все до конца, а значит, надо еще спрашивать.

— По-твоему, это дело рук профессионалов?

— Возможно. — Ответ прозвучал холодно и как-то натянуто. — Хотя я сильно в этом сомневаюсь.

— Почему? — спросила Сара; чувство облегчения сменилось новым приступом страха. Джейк хмыкнул: охота ей выспрашивать?

— Да потому, что во всех трех случаях явные признаки того, что орудовали зауряд-любители.

— Какие такие признаки? — насторожилась Сара.

— А вот такие, детка, что они эти машины раскурочивали, — снисходительно объяснил Джейк. — Профессионалы попросту бы их угнали — и вся недолга.

— Угнали? — Сара была озадачена. — Почему?

— Проще, — посмеиваясь, отвечал Джейк. — Угнать машину, пусть она даже на ключе, для профессионала — дело секундное. А чтобы ее раскурочить, нужны минуты, — много ли, мало — это по обстоятельствам, но минуты.

— О, — только и сумела произнести в ответ Сара. А сама думала о том, что раз он тоже говорит о любителях, значит, ее интуиция сработала правильно — теперь у нее не было сомнений на этот счет. Сара сделала глубокий вдох, готовясь обрушить свои соображения на голову Джейка, но… язык не слушался ее.

— Увы, мне надо кончать, детка, — сказал Джейк. — Официантка уже несет мне обед.

— О… о'кей. — Сара чувствовала себя совсем выдохшейся.

А Джейк решил, что ей просто не хочется вешать трубку.

— До завтра у Дейва, — пробормотал он.

— У Дейва, — твердо повторила она; завтра она ему все скажет.

— Доброй ночи, милая. — По голосу чувствовалось, что Джейку адски не хочется кончать разговор.

— Доброй ночи, — сказала Сара, вздыхая: ей тоже этого не хотелось делать. — Иди, дорогой. Придется есть холодное.

— У меня сейчас и на душе холодно, — воркующим, интимным тоном произнес Джейк. — Мне нужно, чтобы ты была рядом, любила меня, грела, распаляла.

— О, Джейк, — вздохнула Сара.

— А, черт! — прорычал Джейк. — Спокойной ночи, милая.

Раздался мягкий щелчок и короткие гудки. Сара закрыла глаза, опустила трубку на рычаг и еще раз вздохнула:

— Спокойной ночи, милый.

Не прошло, однако, и двух часов, как от ее недавно принятого решения не осталось и следа, а страхи не только овладели ею вновь, а еще усилились. Она кончила читать сочинение Эндрю. Как учебное задание оно было выполнено не просто хорошо, а блестяще — содержательная, отлично написанная работа, заслуживающая высшего балла. В ужас Сару привела тема этого сочинения.

Эндрю писал о власти. Личной власти. С мастерством искусного ткача он провел эту тему красной нитью через все сочинение. В результате его можно было сравнить со шпалерой, запечатлевшей интриги феодальных князей, которые, умело пользуясь данной им властью, настолько ослабили власть династии Чжоу, что превратили Китай в скопище мелких, враждующих между собой государств.

В иной ситуации о любом другом студенте Сара, не задумываясь, отозвалась бы с похвалой, отметив стройную композицию и отличный слог. Но она читала не только напечатанные на машинке слова, но и то, что таилось между строк, заглядывая в душу этого юноши. И то, что увидела она там, отнюдь ее не порадовало.

По мнению Сары, Эндрю — такой, каким он ей открылся, — был умный, уверенный в себе, но абсолютно холодный человек, любитель интеллектуальных игр, в которых испытывал свой интеллект, оттачивая его об оселок власти, господства над миром.

Оказалось достаточно прочесть сочинение Эндрю, и последние колебания и сомнения, которые все еще теснились в ней, как ветром сдуло. Теперь она к тому же была уверена, что он возглавляет это порочное сообщество, направляет и контролирует его.

Прежде Сара не раз сомневалась в своей интуиции, своем чутье, не находя видимых причин, в силу которых эти трое могли бы пойти на преступление. Теперь у нее не было сомнений, Эндрю шел на это не ради денег. Он вел игру — игру, целью которой было перехитрить и переиграть городские власти.

Выводы эти напугали ее до смерти. Но она уже не думала об опасности, угрожавшей ей самой. Все ее мысли были о Джейке.

Нет, она не может ему открыться.

Опасливо запихнув сочинение Эндрю к себе в портфель — словно боясь, что оно способно, не упрячь она его подальше, причинить ей вред, — Сара долго сидела неподвижно, уставившись перед собой и перебирая в уме слово за словом свой телефонный разговор с Джейком.

Джейк назвал воров «зауряд-любителями». Но не выражение, которое употребил Джейк, запомнилось ей, а тон, которым Джейк эти слова произнес. За ним крылось несерьезное, даже беспечное отношение к «зауряд-любителям».

А Сара с каждой минутой все больше убеждалась, что дело это, напротив, очень серьезно.

Чувствуя, как у нее от страха сосет под ложечкой, она принялась мысленно развертывать худший из возможных сценариев. Предположим, она сообщает Джейку о своих подозрениях относительно Эндрю, о его завуалированной угрозе, и Джейк не смеется над ней, а принимает ее страхи более или менее всерьез. И даже решает пойти ей навстречу. Что дальше? Сара хорошо представляла себе, что из этого может выйти. Джейк начнет расследование, но при его несерьезном отношении к любителям, да еще учитывая, что подозреваемые — студенты, очень молодые люди, он с первых же шагов окажется в крайне невыгодном положении. Он будет считать, что гоняется за котятами, тогда как на самом деле вышел на тигра. Эндрю на все способен: навредить Джейку, ранить его, даже…

Нет. Сара тряхнула головой, отвергая такой вариант. Этого не произойдет, она этого не допустит.

Лучше она подчинится Эндрю, будет молчать, решила Сара. Да, только так и не иначе. Потому что, хотя она и считает Джейка настоящим героем, у нее нет ни малейшего желания его испытывать. Наоборот. Она сделает все от нее зависящее, чтобы его защитить.

Сара провела беспокойную ночь, часто просыпаясь и снова погружаясь в тревожное забытье. Ей снился один и тот же кошмарный сон: Джейк лежал распластанный в каком-то темном углу, он был ранен, из раны хлестала кровь. И как она ни рвалась к нему, как ни билась, что-то ее не пускало, и она не могла сделать ни шагу.

Около пяти, когда она проснулась в третий раз, вся холодная и липкая от пота, с бьющимся сердцем, а в ушах все еще раздавался ее собственный голос, зовущий Джейка, Сара сбросила с себя скомканное одеяло и заставила свое измученное тело сползти с кровати.

Она сварила себе кофе и, пока пила, покончила с еще остававшимися сочинениями. После работы Эндрю эти казались ей благословенно серыми. От еды, которая наверняка застряла бы в горле, она отказалась, приняла ванну, оделась и отправилась в колледж; во рту она ощущала горечь от чрезмерной порции кофе, глаза щипало от недосыпания.

Во время занятий она все время напрягалась, боясь сбиться, боясь что-нибудь упустить, и то и дело бросала взгляд на часы, все сильнее и сильнее нервничая. Она умирала от желания видеть Джейка, быть с ним, найти укрытие в его крепких объятиях, спрятаться в них. И в то же время боялась встречи с ним, боялась обмолвиться ненароком, открыть ему свои страхи.

К часу, когда наступил перерыв на ленч, Сара чувствовала себя совсем упавшей духом. Она направилась к ресторанчику Дейва и уже собиралась перебежать на другую сторону — снова в неположенном месте, — как вдруг увидела, что на ближайшем перекрестке затормозило перед светофором шикарное авто Эндрю. Сара замерла. Ведь на противоположной стороне у тротуара стояла патрульная машина Джейка, и сам он был рядом, в знак приветствия махая Саре рукой. У Сары перехватило дыхание, душа ушла в пятки.

В растерянности — ах, повернуться бы да убежать! — она, колеблясь, мешкала у кромки тротуара.

— Иди, дорогая, иди! — крикнул Джейк, махая ей рукой. — Сейчас дадут зеленый.

Неохотно, хотя деваться было некуда, раз ее засекли, Сара медленно направилась к Джейку. Уголком глаза она видела, как в светофоре зажегся зеленый свет и машина Эндрю тронулась. Внутри у Сары что-то екнуло, но она уже ступила на тротуар.

— Привет. — От улыбки Джейка сердце у нее чуть не разорвалось.

Она было открыла рот для ответа, но не успела даже вздохнуть, как Джейк, шагнув к ней, схватил ее в объятия и поцеловал, прильнув к ее полуоткрытым губам. И как раз в этот момент машина Эндрю медленно проплыла мимо.

От поцелуя Джейка нервы Сары, и без того издерганные, совсем разошлись. Эндрю собственными глазами видел, как Джейк обнял ее и поцеловал, а значит, по ним нанесен завершающий удар.

Не желая думать о том, что Эндрю мог себе вообразить и каким образом будет реагировать, и в то же время не в силах думать ни о чем другом, Сара машинально шла с Джейком туда, куда он ее вел, — в закусочную Дейва.

— Я, кажется, оскорбил твое чувство благопристойности? — насмешливо осведомился он шепотом, направляясь с нею в угловую кабинку.

Ухватившись за это полуизвинение, Сара чуть кивнула и промямлила:

— Я… да… Я не привыкла… ну, ты знаешь…

— Проявлять чувства на публике? — докончил за нее Джейк, уже открыто смеясь над ее смущением.

— Д-да. — Приказав себе держаться, Сара сглотнула и стала дышать ровнее.

— Ну, прости, дорогая. — Теплые ладони Джейка опустились на ее руки, согревая их. — Я со вчерашнего дня, как мы расстались, просто сам не свой. Я взорвался бы, если бы не поцеловал тебя…

— О Джейк! — Сара улыбнулась, хотя на душе скребли кошки. — Я и сама по тебе истосковалась.

Шутливое выражение мгновенно слетело с его лица, сменившись таким счастливым, таким влюбленным, что глаза Сары невольно увлажнились слезами благодарности, а из души поднялось, но не выплеснулось рыдание.

К черту Эндрю и его идиотские игры во власть. К черту его угрозы. К черту! К черту!

— Здорово, ребятки, что будем есть? Бодрое приветствие, которым встретил их Дейв, прервало невеселые, гнетущие мысли Сары. Она взглянула на Дейва, потом через стол на Джейка. Джейк улыбнулся и протянул ей карту. Нахмурив лоб и прищурившись, поскольку была без очков, она стала изучать меню, состоящее главным образом из бутербродов.

Сама мысль о еде вызывала спазм у нее в желудке. Все же, зная, что необходимо сделать над собой усилие — хотя бы для того, чтобы избежать расспросов Джейка, — она поискала что-нибудь полегче.

— Сара?

— А… — Она сглотнула разлившуюся во рту горечь. — Я что-то еще не проголодалась. — И, изобразив улыбку, обратилась к Дейву:

— У вас найдется какой-нибудь супчик?

— Найдется, найдется, — Дейв усердно закивал. — Гороховый с ветчинкой. Сам сегодня утром сварил.

— Вот и чудесно, — сказала Сара, откладывая меню в сторону.

— И все? — недовольно сдвинул брови Джейк. — Для целого рабочего дня тарелки супа мало.

— Совсем не мало, — не глядя на Джейка и продолжая улыбаться Дейву, заявила Сара. — Только суп, пожалуйста. Да, и еще стаканчик молока, — добавила она, рассчитывая погасить изжогу от выпитого натощак кофе.

— Да, мэм, — тоже улыбнулся ей Дейв, прежде чем переключиться на Джейка. — А вам что?

— Как всегда. Дейв осклабился.

— Два кони-айлендз и шоколадный коктейль. Так?

— Точно.

Сара прикусила язык, едва удерживаясь от комментариев по поводу такого заказа, столь мало соответствовавшего представлению о здоровой пище.

— Ну как, справилась со своей кипой сочинений? — спросил Джейк, как только Дейв удалился.

Сочинения. Эндрю. Саре пришлось еще раз прикусить язык. И подавить дрожь.

— Да, — ответила она и в ту же минуту пришла к твердому и окончательному решению, рожденному отчаянием и страхом.

К Эндрю необходимо принять крутые меры. И примет их она, а не Джейк.

— Ну и как? — Джейк старался вернуть себе ее внимание.

— Что «как»? — насупилась Сара, теребя края бумажной салфетки; решение вовсе не освобождало ее от чувства страха.

— Ну… Какие они были? Ничего? — Хмурясь, Джейк поднял взгляд от теребящих салфетку пальцев и посмотрел ей прямо в глаза.

Сара отвела взгляд, боясь выдать себя, свои опасения.

— Очень даже ничего. Ниже четверки я ни за одно не поставила…

— Что у тебя стряслось?

У Сары — она это почувствовала — дрогнули ресницы, и она вся сжалась в комок, стараясь, чтобы голос прозвучал ровно, естественно:

— Стряслось? Ничего. Откуда ты взял?

— Ты какая-то взъерошенная, нервная. — Джейк посерьезнел. — Будто тебе неловко со мной.

— С тобой? Придумаешь тоже. — Сара натянуто рассмеялась и вполне к месту пожала плечами. — Просто я неважно спала. Вот и все. Но в целом… — она постаралась придать голосу бодрые нотки и снова повела плечами, — полный порядок.

Лицо Джейка ясно говорило, что он ей не верит, но, к величайшему облегчению Сары, возвращаться к этому больше не стал. До конца ленча их не оставляло какое-то гнетущее чувство. И все же Сара заставила себя выпить молоко, съесть до последней ложки гороховый суп и даже крекер из пакета, что Дейв подал вместе с супом. Она чувствовала себя совершенно выдохшейся, когда, бросив, уже в который раз, взгляд на часы, увидела, что надо возвращаться в колледж.

— Я… э… мне пора, — сказала она, избегая смотреть на Джейка, и принялась собирать сумку. — У меня через полчаса занятия.

— Как насчет того, чтобы завтра в том же месте, в тот же час? — спросил Джейк, выкладывая на стол несколько купюр: плата по счету и щедрые чаевые Дейву.

— Я… не знаю, не уверена, — уклончиво проговорила Сара, подымаясь со стула. — Кажется, декан назначил на завтра совещание, — нашла она причину для отказа и решительно шагнула к двери, бросая Джейку через плечо:

— Можно я позвоню тебе перед тем, как выйду из дома?

— Конечно. — Голос Джейка был напряженным, и выражение лица тоже. — Подожди минутку. — Он протянул к ней руку, но она уже выходила за дверь.

— Мне надо идти, Джейк, — бросила она на ходу каким-то не своим голосом. — Я позвоню тебе.

И, отстранив его руку, шагнула за порог. Едва она сделала четыре шага, как шелестящий звук шин заставил ее обернуться: едва не касаясь тротуара, мчалась машина.

Машина Эндрю летела прямо на нее!

— Сара!

Глава 10

В голове отдавался собственный надсадный крик, бешено колотилось сердце, в горле застрял комок — Джейк рывком метнулся к Саре.

Это заняло секунды, хотя, казалось, длилось бесконечно. Все было как в тумане. Однако в подсознании запечатлелось ясно.

Взгляд Джейка уловил что-то черное и серебристое. Огромная машина неслась на Сару. Думать времени не было. Впервые в жизни охваченный отчаянным, каким-то животным страхом, Джейк отреагировал мгновенно. Он бросился наперерез и, толкнув Сару назад, на тротуар, загородил ее, спасая ее и себя от уже почти настигших их колес.

Машина прожужжала мимо — в каких-то дюймах от Джейка. Мгновение растянулось в вечность. Сара, вздрагивая всем телом, мешком повисла у него на плече. Его и самого сотрясала дрожь, он опустился на колени, ни на миг не отпуская от себя Сару и поддерживая ее нетвердой рукой. Через секунду придя в норму, он уже вставал:

— Ну, слава Богу!..

— Ты цел? Ты не ранен? — выдохнула Сара, ощупывая его плечи и грудь.

— Нет, нет, я в порядке, — заверил он, держа ее голову в ладонях и глядя ей в глаза. — А ты? Не разбилась?

— Поцарапалась… Колено… — Сара едва переводила дыхание. — О Джейк, я смертельно перепугалась, когда ты ринулся за мной!.. Я думала, он тебя раздавит…

Джейк как-то криво улыбнулся.

— Я сделал бросок. Этот водитель либо пьян, либо нанюхался. Ничего не соображает, гад. — Он помолчал. — Ты случайно не заметила номер?

— Не-ет, — понижая голос, протянула Сара. — А ты?

— И я. — Джейк вздохнул. — Даже какая машина, толком не разглядел. Все произошло так быстро…

— Д-да.

Сара была бледна как полотно, глаза с расширенными зрачками — и без гигантских круглых очков — казались огромными, совиными. Взяв ее за локоть, Джейк двинулся было к дверям закусочной.

— Вернемся. Тебе надо отдышаться.

— Нет, нет, — воспротивилась Сара, останавливая его и останавливаясь сама. — Со мной все в порядке.

И она снова повернулась, явно намереваясь уйти.

— Подожди. — Джейк не отпускал ее.

— Не могу. — Лицо ее приняло решительное выражение. — Я в полном порядке, у меня занятия. Я позвоню тебе. — Выпростав руку, Сара пересекла улицу и своей легкой походкой зашагала прочь.

Похоже, думал Джейк, смотря ей вслед, она убегает… от меня.

Но ведь и раньше Сара иногда будто отдалялась от него, и сейчас, за ленчем, тоже, размышлял Джейк, наблюдая, как она шагает уже по городку.

Что за черт?

Взвинченный после происшествия со спятившей машиной, под которую он чуть не попал, и сбитый с толку странным поведением Сары, Джейк еще с минуту стоял посреди тротуара после того, как она скрылась из виду. Что-то не давало ему покоя, тревожило сознание.

Однако сейчас все его мысли были заняты Сарой. Что же произошло с ней за истекшие двадцать часов? Что так взбудоражило ей нервы? Да, Сара нервничала. И это больше всего его смущало, потому что, видимо, нервничала она из-за него.

Джейк помотал головой, словно желая привести мысли в порядок. Ерунда какая-то! Уму непостижимо! После ночи и утра, которые они провели вместе, смеясь и любя друг друга? И когда вчера вечером он говорил с ней по телефону, она отвечала ему непринужденно и нежно.

Правда, вспомнилось Джейку, она сказала, что плохо спала; он почувствовал, как внутри у него все сжалось. Неужели она раскаивается в том, что они были близки, что объяснились в любви друг другу?

Минуту — долгую минуту — Джейку было нехорошо, его даже мутило. Но потом он взял себя в руки, тошнота прошла. Поведение Сары во время происшествия с машиной не допускало даже намека на то, что у нее могут быть какие-то задние мысли. Никакой игры с ним она не вела — не из таких она женщин.

Но если Сару беспокоят не их отношения, то что же тогда ей не по нутру? Что-то тревожит ее — это ясно как Божий день.

И опять возникла какая-то смутная мысль, становящаяся все назойливее, упорнее, все больше требуя к себе внимания.

Джейк насупился, дернул плечом, прогоняя досадное ощущение. У него не было времени исследовать, что творится в его мозгу. У него была другая насущная забота — Сара.

Шумно вздохнув, Джейк поднял руку, чтобы помассировать себе затылок, и невольно, а потом и намеренно задержался взглядом на черном материале своего рукава.

Форма. Форма полицейского. Джейк мысленно вернулся к тому утру, когда впервые приметил Сару, сидевшую в задней кабинке кафе-сосисочной Дейва. И сразу вспомнилось, как она вела себя, когда Дейв их познакомил. Тогда она тоже держалась с ним не слишком приветливо. Покопавшись в памяти, Джейк вспомнил: уже тогда у него мелькнула мысль, что Сару, возможно, смущает его форма.

И конечно, он тут же отмел эту мысль — что за чушь! Но теперь он не был так уверен. Почему полицейская форма должна кого-то смущать? Разве только этот «кто-то» не в ладах с законом и боится кары.

Но представить, даже если напрячь воображение, что Сара могла бояться какого-то наказания и, соответственно, бояться его, Джейка?!.

Пусть он был знаком с Сарой всего несколько дней, он чувствовал, что знает ее, а той Саре, которую он знал — в чем он не сомневался, — ни закона, ни его, Джейка, в особенности его, бояться не было никаких причин.

Почему же в таком случае она нервничала, если он был в полицейской форме, когда их видели вместе?

Чертовски странно, размышлял Джейк, бросая взгляд на часы. До начала его смены оставалось порядочно. Надеясь посидеть подольше с Сарой, он оделся заранее и взял из гаража патрульную машину. Так что подумать над загадкой, которую загадала ему Сара, времени было достаточно.

Снедаемый какой-то неясной тревогой и мыслью, которая никак не могла оформиться, Джейк направился к патрульной машине и, опустившись на переднее сиденье, застыл, уставившись перед собой.

Сара.

Ерундистика какая-то. Бессмыслица.

Джейк не выносил положений, в которых не прослеживалась логика. Поэтому в любой случай, ситуацию, происшествие он впивался мертвой хваткой и поворачивал их и так и сяк, пока не устанавливались все логические связи.

Пожалуй, поэтому ему и нравилась работа в полиции, размышлял Джейк, не замечая ни машин, ни людей, спешащих по своим делам. Он корпел над трудной задачей, как всегда постепенно отсекая все лишнее, чтобы принять верное решение.

О'кей, уважаемый страж порядка, приступим к любимому делу, сказал себе Джейк. Исключим. Разложим на составные части. А потом сложим снова. И начнем сначала.

Погружаясь в свои аналитические упражнения, Джейк отсекал второстепенные детали одну за другой.

Итак. В четверг утром, когда ее познакомили с ним, Сара нервничала и держалась явно натянуто. В четверг вечером, когда он сам напросился к ней в гости, Сара была веселой и раскованной. В пятницу утром Сара сомневалась и колебалась, принять ли его приглашение на обед. В пятницу вечером у него на квартире была веселой и раскованной. В субботу вечером лишь после колебаний согласилась выйти с ним на люди. В субботу вечером Сара была веселой и раскованной — а позже, в субботу ночью и в воскресенье утром, просто упоена им. Затем, сегодня утром, Сара снова нервничала и держалась с ним натянуто.

Черт, все равно не…

И в эту секунду то, что уже какое-то время не давало ему покоя, наконец обрело зримые черты. Перед Джейком вдруг мелькнуло что-то черное и серебристое, а в ушах раздался ее крик:

Я думала, он тебя раздавит!

Он? — в раздумье повторил про себя Джейк. В тот момент он не придал значения этому «он»: естественно, что Сара, да и кто угодно, говоря о водителе, употребляет это местоимение. Но допустим — всего лишь допустим, — что Сара имела в виду определенное лицо, что это был тот «он», которого она знала и боялась.

Слишком мудрено? Не имеет отношения к делу? Как сказать. По видимости вроде не имеет, но, с другой стороны, что, если… Джейк моргнул и обнаружил, что смотрит в упор как раз на бордюр. Вся сцена снова предстала перед ним.

Он опять услышал шелест шин мчащейся вперед машины, увидел черно-серебристую молнию, вновь испытал охвативший его тогда невероятный страх. И по спине пробежала дрожь, на затылке взъерошились короткие волоски.

Нет, водитель ни пьян, ни одурманен наркотиком не был. Он действовал намеренно, пытаясь убить Сару! Наехать на нее и раздавить!

Машина?.. Джейк напряг память. Где…

Черно-серебристая!

В мозгу всплыла еще одна сцена. Он опять увидел черно-серебристую машину и молодых людей, садящихся в нее, молодых людей, в которых сразу распознал студентов. Ребятня из колледжа.

А Сара преподавала в колледже.

Совпадение? Джейк даже засопел. Какое там совпадение! Логические связи начинали проясняться. Но надо было еще напрячься, копнуть поглубже.

В первый момент, когда он засек эту троицу, то есть этих молодых людей, на свалке, Джейк подумал, что они ищут там годные в дело колеса. Вот почему он так удивился, когда на обратном пути увидел, как они рассаживались в салоне шикарнейшего авто. Какого черта, подумалось ему, парни, у которых уже есть эта дорогостоящая тачка при всех колесах, гоняются за автодеталями, выброшенными на свалку?

Джейк скривился. Опять ерундистика! Он выпрямился. Свалка. Та самая свалка, которая была на подозрении у местной полиции; свалка, где, вполне возможно, укрывают краденые машины и детали. А если эти ребятки из колледжа и есть те самые любители, что раскурочивают чужие автомобили?

Джейк весь подобрался, ощетинился, совсем как розыскная овчарка, взявшая след беглеца. Чутье предупреждало: здесь что-то кроется. Погоди, погоди, остерегал он себя. Допустим, эти трое воры; но при чем здесь Сара? Никто на свете не смог бы убедить его, что Сара замешана в преступлении. Никто, ничто и никогда.

Глухая стена. Джейк вздохнул. Но тут же в его мозгу зашевелилась еще одна мысль. А что, если Сара невольно, сама того не желая, увидела или услышала что-то… что-то, свидетельствующее о преступных действиях или намерениях этих трех молодчиков?

Конечно, это только предположение. Но… черт побери, думал Джейк, ругая себя за видимый просчет в своих построениях. Сара держалась с ним напряженно и нервно в четверг утром, а первое сообщение о краже поступило в пятницу. Та-ак. Значит, вся его версия летит к чертям, с досадой констатировал Джейк. Разве что… разве что были и другие кражи, за пределами территории, подведомственной полиции Спрусвуда.

Нужно расспросить Сару.

Проклиная необходимость ждать до вечернего перерыва, Джейк включил зажигание, пропустил поток машин и вырулил на проезжую часть. Ждать тягостно, а пока надо провернуть одно дело.

Джейк решил до разговора с Сарой просмотреть недельную сводку — не сообщалось ли там о таких же кражах в местностях, не очень отдаленных от Спрусвуда.

Было уже поздно, наступали сумерки, последнее занятие закончилось несколько часов назад, а Сара все еще сидела у себя в кабинете. Ее сотрясала внутренняя дрожь, дрожали даже руки.

Прямого отношения к страшному происшествию, разыгравшемуся в первой половине дня, ее состояние уже не имело, хотя смертельная опасность, которой она подверглась, послужила ему причиной. В течение дня в ней произошла перемена: страх превратился в гнев.

Теперь, с приближением вечера, гнев этот стал яростью, обращенной на Эндрю Холлингза, этого рафинированного умника, который доумничался до того, что пошел на убийство. У Сары не было никаких иллюзий относительно мотивов, двигавших Эндрю: все трезво рассчитав, он пытался задавить ее насмерть.

В посягательстве Эндрю на ее жизнь Сара нисколько не сомневалась. Но в тысячу раз сильнее ее мучило сознание того, что этот подонок чуть было не задавил Джейка, пусть даже и не желая.

Необходимо положить конец преступлениям Эндрю Холлингза, и Сара решила, что, поскольку она единственная знает, что он за субъект, только она и может его обуздать.

Но сначала ей надо заручиться доказательствами, чем-то конкретным, что она сможет предъявить властям, тому же Джейку. Именно из-за того, что у нее не было улик и средств их добыть, она и задержалась допоздна в колледже и сидела сейчас в своем погруженном в сумерки кабинете, хотя занятия уже давно закончила.

Обдумав, ч затем отвергнув несколько вариантов, Сара остановилась на одном, который, по ее соображению, должен сработать. Вариант этот пришел ей в голову, когда она вспомнила, что Джейк рассказывал ей об одном из своих братьев — тайном агенте полиции в Филадельфии.

Сара придвинула ближе телефонный аппарат и набрала номер студенческого отдела. Минуту спустя, положив трубку, она уже записывала в блокнот адрес Эндрю Холлингза. Затем с горькой улыбкой на губах встала и вышла из кабинета. Ей надо было добраться до дому и взять из гаража свою машину: Сара собиралась провести операцию по наблюдению.

Ищите и обрыщете! Удача на двух фронтах. Легким, бодрым шагом, вполне удовлетворенный, Джейк покидал полицейское управление. В общей сводке, которую он просмотрел, содержались сведения о двух кражах автодеталей: первая была совершена десять дней назад в близлежащем городке Велли-Вью; вторая — на территории спортивного лагеря, находящегося в тридцати милях от Спрусвуда.

Вторая удача состояла в том, что начальник охраны колледжа сообщил Джейку все данные о черно-серебристой машине и вдобавок назвал имя и адрес владельца.

Эндрю Холлингз. Ставя патрульную машину на стоянку у придорожного кафе, Джейк повторял про себя это имя. Так, так! В ближайшее время он намеревался ознакомиться — и очень подробно — с местом обитания некоего мистера Эндрю Холлингза. Но прежде нужно расспросить Сару.

Было темно, холодно и, скажем прямо, жутковато. Что поделаешь, конец октября, рассуждала Сара, даже если ты и одет, как полагается в канун Дня Всех Святых[3]: в теплые сапоги, старые джинсы, куртку-пуховик и плотную вязаную шапочку, натянутую на пышную гриву волос.

Может, следовало бы остановиться у универсального магазина, купить там маску по-страшнее и провести операцию, спрятав свое лицо под этой рожей.

Посмеиваясь над озорной мыслью, Сара покрепче стянула на себе куртку и поглядела сквозь ветровое стекло на огромное, в викторианском стиле здание, превращенное в общежитие для студентов колледжа.

Одну из квартир в этом доме занимал Эндрю Холлингз вместе с двумя приятелями. Черно-серебристая машина стояла припаркованной у тротуара недалеко от здания.

А не затеяла ли она глупость? — спросила себя Сара, не обращая внимания на голодное урчание в желудке и устраиваясь поудобнее в своем крошечном авто. А вдруг она просидит здесь всю ночь — и ни один из этих молодчиков и не подумает выйти из дома? Что ей тогда делать? Умирать с голоду, не без иронии ответила она себе, потирая ладонью пустой живот.

Куда же она, черт возьми, подевалась? — кипятился Джейк, вслушиваясь в двенадцатый телефонный гудок. После пятнадцатого он в сердцах бросил трубку, выскочил из кафе и, расстроенный, пошел к патрульной машине. Было начало восьмого, а ведь Сара ни словом не обмолвилась, что собирается вечером выходить. Где же она?

У какой-нибудь приятельницы? На совещании? Пошла в магазин? Спокойнее, Вулф, приказал себе Джейк, подавляя нарастающую тревогу. У Сары, надо полагать, уйма дел. Она взрослая женщина и вполне способна сама о себе позаботиться. К тому же вовсе не обязана только потому, что он ее любит, убеждал себя Джейк, отчитываться перед ним о каждом шаге и посвящать в свои планы. Они одной веревочкой не связаны, никоим образом.

Придется ему ждать до утра, когда Сара сама позвонит. Обычно Джейк умел ждать, ожидание его не тяготило. Но, черт, неистовствовал он, ждать, когда она наконец объявится, особенно сегодня, было для него невыносимо. От этого чертова ожидания он места себе не находил. Ощущение вовсе не из приятных. Ругаясь про себя, Джейк медленно вел машину, помня об адресе, который получил от начальника охраны колледжа. Время еле ползло, рация молчала — еще продолжался его перерыв на ужин. Может, пока и впрямь прокатиться туда, где живет этот Холлингз?

Сара испытывала непреодолимое желание завести мотор и включить отопление — хотя бы на некоторое время, чтобы согреть окоченевшие руки и ноги. Не отрывая взгляда от входной двери, она потянулась к ключу. Но, едва его коснувшись, замерла: на пороге дома появился Эндрю с обоими дружками и они зашагали по тротуару туда, где у боковой дорожки стоял черно-серебристый «икар».

Затаив дыхание, Сара наблюдала, как трое молодчиков рассаживались в шикарном автомобиле. Зажегся зеленый свет, и черно-серебристый красавец отчалил. Поколебавшись секунду-другую, Сара дрожащими пальцами повернула ключ и, тщательно соблюдая должную дистанцию, поехала следом.

Не успел Джейк остановиться у ближайшего к общежитию перекрестка, как увидел уже знакомых ему молодых людей: все трое как раз вышли из дома, разместились в черно-серебристой машине и вырулили на дорогу.

Интересно! — мысленно воскликнул Джейк, пристально оглядывая шикарную тачку, пока она подъезжала к перекрестку. Решив, что у него еще есть время, чтобы сесть ей на хвост, Джейк было уже покатил за ней, но пришлось притормозить, так как маленький автомобильчик вынырнул перед ним.

Еще интереснее. Джейк двинулся вперед и повернул за угол, завершая странную процессию.

Черно-серебристая машина держала путь в предместье, выбираясь на загородное шоссе. Миновав поле с высохшими кукурузными стеблями, она свернула на грязную грунтовую дорогу и плавно остановилась у полуразрушенного сарая. Маленький автомобильчик, как не без удовольствия заметил Джейк, покатил дальше.

Джейку были хорошо знакомы и этот участок, и этот сарай, от которого после пожара, случившегося года два назад, осталась лишь половина.

Так! Что же привело трех молодых людей к заброшенному и наполовину выгоревшему сараю? — спросил себя Джейк, уверенный, что знает ответ. Пол-амбара, что и говорить, лучше, чем ничего, когда до зарезу требуется припрятать на время несколько еще тепленьких, недавно украденных автодеталей.

Вздохнув по поводу дерзости и беспутства молодежи, Джейк поставил машину на обочину, включил рацию, тихо доложился и вышел из машины. Бесшумно двигаясь, он подобрался к уцелевшей части амбара, руку же на всякий случай держал так, чтобы в любой момент выхватить из кобуры револьвер.

Оглянувшись, чтобы запомнить, куда нырнула черно-серебристая машина, Сара проехала еще с четверть мили вперед. Затем развернулась на узком шоссе и покатила назад, остановившись у грунтовой дороги. От волнения Сара с трудом дышала, бешено колотилось сердце; выйдя из машины, она пересекла шоссе и пошла по грунтовке. Где-то по дороге она подобрала толстую палку — а вдруг придется обороняться, подумала она не без опаски, — и крадущимся шагом направилась к сараю.

Из сарая до Джейка доносились приглушенные мужские голоса. Золотисто-желтый луч фонарика пробивался сквозь щелястые доски. Притаившись в кромешной тьме возле выгоревшей части стены, Джейк вынул револьвер и шагнул вперед.

— Полиция! — крикнул он громко, окидывая взглядом сарай, чтобы установить, где кто стоит. Сваленные в кучу автодетали он увидел сразу, но — тут нервы его еще больше напряглись — в сарае находилось только двое молодчиков. Напряжение, однако, никак не проявилось внешне, и тем же резким, непререкаемым тоном он скомандовал:

— Ни с места! Стоять! Не двигаться!

Джейк? При звуке его голоса Сара даже споткнулась. Как?.. Откуда?.. Бросившись вперед, она остановилась по другую сторону уцелевшей стены. Заглянув внутрь амбара, она увидела Джейка. Он стоял в проеме, как раз напротив, нацелив револьвер на дружков Эндрю.

Но где же Эндрю?

И едва Сара задала себе этот вопрос, как увидела его с железным ободом в руке. Эндрю крался вдоль темной стены… приближаясь к Джейку.

Приглушив едва не вырвавшийся истошный крик, ни секунды не думая о том, что будет с ней, Сара, подняв над головой палку, ринулась в сарай.

— Эй! — воскликнул один из дружков.

— Берегись! — заорал другой. Эндрю взревел, но толстая палка, просвистев в воздухе, вышибла у него из рук обод.

— Сара! — В голосе Джейка прозвучал страх за нее. — Сюда! Ко мне! Встань у меня за спиной!

Не отрывая взгляда от Эндрю и двух других, он протянул руку, схватил ее за запястье и буквально втащил к себе за спину.

— Джейк… я… — начала было Сара, но тут же смолкла, услышав его жесткий приказ:

— Прекрати скулить, ты, Холлингз! И марш сюда! Встань задом к этим двум, твоим дружкам. — Джейк улыбнулся: трое молодых людей белее мела стояли навытяжку. — И не давайте мне повода, — продолжал Джейк отнюдь не любезным тоном. — Если кто-то хоть пальцем двинет или даже засопит, уложу всех троих. А потом уже объясню, какие у вас права.

Трое молодых людей словно превратились в изваяния из цемента. Заглушив нервный смешок, Сара подалась вперед и сказала на ухо Джейку:

— Мой герой.

— Прикуси язычок, детка! — очень тихо ответил Джейк.

Выйдя из-за его спины и встав с ним рядом, Сара бросила оценивающий взгляд на Эндрю.

— А ты справишься один с ними троими? — спросила она Джейка.

— Полиция всегда на посту.

И тут, словно в подтверждение его слов, тишину осенней ночи прорезала сирена полицейской машины.

— Я просто умираю с голоду! — пробасил Джейк; обняв Сару за плечи, он провожал ее к машине.

Все. Кончено. У Сары было такое ощущение, будто ее мололи в жерновах. А ей еще предстояло объясниться с Джейком и дать показания в полицейском участке. Но, несмотря на все это, она чувствовала себя превосходно… и была зверски голодна.

— Знаешь, я тоже, — сказала она, еще крепче обвивая рукой талию Джейка. — Я же не обедала.

— И я с полдня ни черта не ел, — вздохнул Джейк. — Использовал перерыв, чтобы взять след.

— И хорошо сделал, — чуть повернула голову Сара, чтобы заглянуть ему в глаза. — Дейв вряд ли открыт в такое позднее время.

— Да, он закрывает свое заведение в шесть. — Джейк остановился у ее машины. — Но придорожное кафе открыто.

— А у тебя еще есть время?

— Есть, есть, — заверил Джейк, широко улыбаясь. — Мне положен перерыв на еду.

— Вот и прекрасно. Жду тебя там. — Сара распахнула дверцу и скользнула на сиденье. — По счету платит последний, — бросила она, включая зажигание и хлопая дверцей.

— Ловлю тебя на слове! — крикнул Джейк ей вдогонку: она уже отъехала. — Тебе там понравится. Получишь вагон удовольствия, и с прицепом.

Так оно и было. Вагон удовольствия. И с прицепом.

— Мне нравится твоя манера сводить счеты, — сказала Сара, потягиваясь — медленно, чувственно — и улыбаясь довольной, благодарной улыбкой.

Прошло больше двух суток после той ночи, когда Джейк задержал Эндрю Холлингза с его дружками… и в шутку обещал отомстить Саре за то, что водила его за нос.

И он таки отомстил всеми способами, какие только смогло изобрести его богатое воображение, распалив Сару до немыслимого предела.

Это был свободный день Джейка, и они с утра проводили его вдвоем у него в постели.

Теперь время подходило к полуночи, и Джейк, все еще не насытившись Сарой, приподнял покоящуюся, как на подушках, голову с ее нежной груди и улыбнулся довольной… и вместе с тем лукавой улыбкой.

— А мне нравится, что тебе нравится.

Он провел по ее губам своими, затем, вздохнув, наградил жгучим поцелуем.

Не веря собственным ощущениям, потрясенная, Сара почувствовала, как Джейк вновь овладевает ею и это вызывает в ней ответный порыв.

— Опять? — в изумлении глядя на него, спросила Сара.

— Фантастика, да? — Выражение, которое Джейк употребил, выдавало, что он и сам удивлен. — Никак не могу насытиться тобой. — Не отрывая от нее глаз, следя за ней, он придвинулся еще теснее, и довольная улыбка появилась у него на губах, когда Сара изогнулась ему навстречу.

— Я… я, кажется, тоже. Никак не могу насытиться тобой, — призналась Сара, обхватывая ладонями его тугие ягодицы, чтобы еще сильнее прижать его к себе, утоляя вновь разыгравшуюся иссушающую жажду.

С налившимися от все возрастающего желания мускулами Джейк погрузился в заветную глубину.

— Что же, мы просто такие ненасытные? — спросил он сипловатым от прерывающегося дыхания голосом. — Или, может, есть другая причина, почему мы не можем оторваться друг от друга?

— Какая другая? — поинтересовалась Сара; она знала ответ, но хотела еще раз услышать его.

— Любовь? — Джейк смотрел в ее расширенные страстью зрачки. — Да, я люблю тебя. И не только твое тело и то наслаждение, которое оно дает мне, но и твою душу, твой ум, все-все, что есть моя Сара.

Слезы затуманили ей глаза, размывая любимое лицо.

— Я тоже… Я люблю тебя, Джейк Вулф. Люблю, как только возможно любить. И хочу быть с тобой вечно.

Умеряя вновь поднявшееся желание, Джейк скрепил их союз поцелуем. И когда поднял голову, глаза его подозрительно ярко сияли, хотя на губах играла лукавая усмешка.

— Даст Бог, наше «вечно» наступит еще не скоро. А пока любить тебя, ждать, чтобы любить вновь и вновь, — райское блаженство, и никакого другого мне не надо.

Примечания

1

Вулф — по-английски «wolf» — волк.

2

Время летит (лат.).

3

День Всех Святых празднуют 31 октября.


home | my bookshelf | | Джек Вулф в дозоре |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу