Book: Загадочный джентльмен



Загадочный джентльмен

Карен Хокинс

Загадочный джентльмен

Джиму и Бет Хобарт, они – как волшебная сказка среди нас. Мои поздравления к свадьбе!

Любовь, подобная вашей, вдохновляет таких писателей, как я. Спасибо, теперь у меня есть чудеснейшая из муз!

Глава 1

Хорошие манеры не обязательно свидетельствуют о хорошем происхождении. Как ни странно, так можно сказать и о джентльменах, и о лошадях.

Ричард Роберт Ривс. Искусство быть образцовым дворецким

Все, началось с того, что у леди Финдерком оказалась довольно впечатляющая грудь.

Ее родители были людьми самыми обыкновенными, да и красотой не отличались. Однако мисс Люсиль Трент воспрянула духом, когда в нежном шестнадцатилетнем возрасте у нее обнаружилось то, что можно описать как «женственные формы».

И уж совсем на седьмом небе от счастья Люсиль – отнюдь не романтическая особа – почувствовала себя, когда ее округлые формы были замечены ревностным взором старого лорда Финдеркома. Потасканный холостяк был очарован настолько, что забыл об осторожности и вскоре оказался у ног Люсиль с предложением руки и сердца. Ему было безразлично, что у нее нет приданого и ее левый глаз имеет неприятное свойство косить куда заблагорассудится.

Разумеется, мистер и миссис Трент были в восторге. Люсиль, однако, находила лорда Финдеокома старым и скучным. Но у него были прекрасные связи, его принимали в лучших домах. А еще он горел желанием одаривать ее очень привлекательными суммами «на булавки». В общем, как сказали бы многие, это была отличная партия.

Женившись, лорд Финдерком навесил на жену множество щедро усыпанных драгоценными камнями брошей и тяжелых ожерелий, подчеркивающих главное достоинство ее внешности. Зрелище роскошной груди вкупе с изысканными украшениями скоро стало привычным на светских собраниях.

Все шло хорошо, и даже прекрасно, до того злосчастного вечера, когда Херсты давали большой бал. Бал проводили ежегодно, за две недели до открытия сезона. До имения Херстов было полдня езды от Лондона, вследствие чего там любили останавливаться все сливки общества, когда наступала пора переселяться в городские особняки.

Это стало своего рода традицией. В просторных гостиных и роскошном бальном зале толпились гости – яблоку негде было упасть. Леди Херст порхала от одной группы гостей к другой, снимая урожай сплетен, как пчела собирает пыльцу на пестрой садовой клумбе.

Разумеется, бал у Херстов слыл примером отлично продуманного развлекательного действа, которому не было равных, к немалой гордости хозяйки дома. В этом году, однако, все пошло шиворот-навыворот. Не успели начать бал – и часа не прошло, – как случилось страшное. Казалось, танцам конец.

Леди Херст наняла чудесный оркестр, но музыканты вдруг все как один слегли с приступом лихорадки. Пришлось в последнюю минуту искать замену – ею стал местный квартет, который едва ли мог извлекать из инструментов звуки, достаточно громкие, чтобы их было слышно в огромном переполненном зале. Далее оказалось, что прозрачные занавеси, которыми леди приказала задрапировать зал, чтобы создать настроение легкости и непринужденности, издают странный запах – полусгнившей соломы или плесени. Сей факт обнаружился, когда было поздно что-то менять. Но хуже всего дело обстояло с мороженым.

Погода стояла необычно теплая, и обеденный зал прогрелся так, что привезенное по особому заказу из Лондона прекрасное мороженое начало таять, прежде чем прибыл последний гость. Леди так переживала! Из мороженого были сделаны фигурки, изображавшие адмирала Нельсона на борту «Виктории». Славная победа при Трафальгаре была темой дня в высшем лондонском свете.

Мороженое таяло, и сотни крошечных адмиралов съеживались и растекались лужицами. Хуже всего было то, что совершенно растаяли простертые вперед левые руки фигурок, сжимающие меч. Каждый меч был приставлен к горлу поверженного француза, но теперь эти орудия смерти воткнулись прямо в лица поверженных врагов. Вся сценка приобретала зловещий оттенок.

Настоящий адмирал Нельсон тоже потерял руку в бою, и у леди Херст возникло опасение, что гости сочтут ее бестактной и – о ужас! – непатриотичной. Ее страхи оказались небеспочвенными. Несколько дам весь вечер язвительно перешептывались – явно злорадствовали.

Как бы то ни было, приглашенные собрались в полном составе – значит, бал состоялся. Но в гостиных то и дело раздавались зевки, разговоры велись бесцельные и бессвязные. Гости скучали, а это было позором для хозяйки бала. Уж лучше бы начался пожар или кто-нибудь умер. По крайней мере какое-то развлечение.

Всеобщее уныние нарушило шумное появление лорда и леди Финдеркомов. Было уже далеко за полночь, и леди Херст покинула свой пост в дверях гостиной. Однако, заслышав шум, она и ее муж поспешили посмотреть, кто же это прибыл, всполошив весь дом. Леди Херст подошла первой. В дверях стояли Финдеркомы, вокруг них быстро собиралась толпа.

– Нас ограбили! – воскликнул Финдерком дрожащим от ярости голосом.

Скука, державшая общество в плену последние четыре часа, улетучилась в мгновение ока.

– Боже правый! – сказал лорд Херст, перекрывая глухой шум, поднявшийся в толпе гостей. – Лорд Финдерком, как же это случилось?

Его светлость повернулся к жене:

– Покажи им, Люсиль!

Его супруга развязала бант на шее, скинула пелерину и продемонстрировала всем присутствующим глубокий до крайности вырез платья, а также восхитительную грудь. Гости смотрели во все глаза. На минуту гул голосов стих. Некий изрядно подвыпивший джентльмен подошел поближе, наклонился к Люсиль и прищурился. Через минуту он заявил:

– По мне, так они в порядке. Обе!

Щеки леди Херст порозовели. В толпе раздался смех. Лорд Финдерком просверлил молодого нахала глазами:

– Идиот, при чем тут ее грудь?! Драгоценности! Пропали все до единой! Какой-то разбойник с большой дороги остановил нашу карету и все забрал!

– Не может быть! – воскликнул лорд Херст.

– Еще как может! И более того, негодяй заявил, что оставит Люсиль одну брошь, если она его поцелует!

Леди Херст с тревогой взглянула на Люсиль. Но та выглядела совершенно спокойной. Слабая, почти неуловимая улыбка кривила ее губы. Довольно заурядное лицо на минуту преобразилось и казалось на редкость привлекательным, даже чувственным.

Гости взволнованно перешептывались. В дверях уже началась давка. Кто-то тянул шею, чтобы рассмотреть и расслышать получше. Леди Херст распирало от восторга. Теперь гости поймут, как им повезло, что их пригласили на бал! Какой успех! Лучшего и желать нечего.

Она бросилась к Люсиль и взяла ее за руку:

– Мое бедное дитя! И что же вы сделали?

– Что сделала?

Улыбка все так же змеилась в уголках рта Люсиль. Она медленно подняла левую руку. В ладони была зажата огромная изумрудная брошь.

Леди Херст рассмеялась и обняла Люсиль:

– Ах вы, коварная кошечка! Поцелуй за брошь!

Та озадаченно смотрела на брошь.

– Никогда не думала, что могут быть такие разбойники! Его голос… – Она закрыла глаза, улыбаясь. – Голос… мягкий, чисто шелк. И глубокий! Никогда не слышала такого. А как он был учтив… и красив при этом!

– Дорогая, – воскликнул лорд Финдерком, – нас настиг не кто иной, как сам Джентльмен Джеймс!

Люсиль кокетливо взмахнула ресницами, демонстрируя изумление:

– Кто?

– Джентльмен Джеймс, или Джек, некоторые зовут его так. Местный головорез. Охотится только на самые тугие кошельки!

– Джентльмен Джеймс? – томно протянула одна из дам, ее глаза округлились от любопытства. – А он злодей?

– Вряд ли, – сказала леди Херст. – Он кажется воспитанным человеком и не причинил вреда ни единой душе.

– Это правда, – согласился лорд Херст. – Говорят, он управляется со шпагой как черт и отличный стрелок.

Лорд Финдерком сжал кулаки и загадочно хмыкнул.

– У Джентльмена безупречные манеры, – продолжала леди Херст, оставив реакцию Финдеркома без внимания. – Некоторые полагают, что он незаконный сын знатной особы.

– Кто бы он ни был, – фыркнул лорд Финдерком, – он заслуживает того, чтоб его вздернули.

– Ну, это не так легко сделать, – с важным видом произнес лорд Херст. – Его ни разу не удавалось изловить, хотя многие пытались. Он появляется, хватает, и нет его – растаял как дым!

– Мне говорили, он высокого роста, – сказала леди Херст. – Очень высокий, черноволосый, а еще…

– О нет, – покачала головой Люсиль. Она покраснела, искоса взглянув на мужа. – Грабитель был совсем невысок. И когда он смотрел на меня, я заметила – глаза у него синие, как…

– Люсиль!

Все присутствующие воззрились на возмущенного до глубины души Финдеркома.

– Он был высок! Очень. А глаза у него были се…

– Чепуха! Джентльмен Джек был небольшого роста, с синими глазами! Милорд, вы слишком много выпили сегодня.

Лорд Финдерком лишь разинул рот, а глаза, казалось, вот-вот вылезут из орбит.

– Вы не ослышались, – заявила надменно его жена. – Вы был и пьяны! Два стакана виски, перед тем как выходить. А потом, в карете, вы всю дорогу прикладывались к фляжке.

Все смотрели на красного как рак Финдеркома.

– Я не пьян, и вы это знаете.

Ее светлость вскинула брови. Присутствующие гадали, не был ли гнев лорда подогрет виски. Финдерком злился все больше.

– Мадам, вам лучше бы объясниться по поводу собственного поведения!

Губы Люсиль сжались в ниточку.

– Что вы имеете в виду?

– Я имею в виду, – резко ответил он, – что вы слишком уж торопились его целовать, и все из-за маленькой брошки!

– Вовсе это не маленькая, а очень большая брошь! И почему бы мне его не поцеловать? По крайней мере от него не несет луком.

Лорд Финдерком окаменел.

– Мой доктор велел мне есть побольше лука, чтобы побороть несварение…

– Может быть, это помогает вашему желудку, но никак не другим частям тела.

В толпе захихикали. Леди Херст пришлось отвернуться, пряча улыбку. Даже она едва сдерживалась, чтобы не рассмеяться самым недостойным образом.

Лицо Финдеркома налилось кровью – казалось, он вот-вот лопнет.

– Зря мы явились сюда сразу после несчастья. Ни я, ни моя жена не в состоянии вести себя должным образом.

– Говорите о себе, милорд. Я чувствую себя отлично. Просто прекрасно. По правде говоря, мне никогда еще не было так замечательно. Ведь я повстречала настоящего джентльмена!

Люсиль сбросила пелерину на руки стоящему рядом лакею и повернулась к леди Херст:

– Миледи, можно мне немного ратафии? В горле совсем пересохло.

Леди Херст проворковала:

– Ну конечно, дорогая! Идемте сюда. Расскажите мне все об этом прискорбном происшествии.

Дамы направились к столу с закусками. Гости проводили их завистливыми взглядами. Лорд Финдерком продолжал громогласно оплакивать потерю драгоценностей. Спектакль явно близился к концу, и гости мало-помалу возвращались из холла в бальный зал.

Лорд Херст с досадой продолжал выслушивать, как Финдерком проклинает грабителя. Тем временем на верхней площадке лестницы появился джентльмен.

– Уэстервилл! – воскликнул Херст с видимым облегчением.

Джентльмен улыбнулся и начал неторопливо спускаться. Плащ с капюшоном по последней моде, начищенные до блеска сапоги для верховой езды – просто картинка из модного журнала. Красивый, как античный бог, высокий и широкоплечий, он задержался внизу лестницы, с легкой насмешкой разглядывая пожилых лордов. Херст поспешил к нему навстречу.

– Как, вы уже уезжаете, Уэстервилл?

– Неотложные дела призывают меня в Лондон.

– Проклятие, а я так надеялся, что вы останетесь еще на неделю. На днях ожидается превосходная охота.

Финдерком громко прокашлялся. Херст вздрогнул.

– Ах, Боже мой! Совсем забыл. Лорд Финдерком, вы знакомы с виконтом Уэстервиллом?

– Нет, – сварливо ответил тот, – и сейчас не очень расположен к знакомству. Я слишком расстроен, чтобы…

– Он отличный малый, – сказал Херст, приветливо улыбаясь. – А какой наездник! Сорвиголова!

Виконт широко улыбнулся. На фоне слегка загорелого лица его зубы блеснули как молния.

– Херст, я бы с удовольствием задержался, но мне срочно нужно в Лондон – предъявлять права на наследство. И я надеюсь купить у вас ту кобылу, как только получу деньги.

Херст рассмеялся – смех громом прокатился по холлу.

– В таком случае поезжайте скорее.

Виконт поклонился:

– Непременно. – Он весело взглянул на Финдеркома, на его багровое лицо. – Лорд Финдерком, вы, кажется, огорчены? Что-то случилось?

Ответил Херст:

– О да! Грабитель унес все драгоценности леди Финдерком, да еще силой вынудил ее поцеловать себя! Хуже того, лисичка делает вид, что ей это пришлось по вкусу!

– Херст! – взревел лорд Финдерком. – Как вы смеете предполагать, что леди Финдерком, что она… Да как вы можете говорить…

– Полно вам! – Херст встревожился. – Я просто сказал: она притворяется, что ей поправилось. Насколько я понимаю, она сделала это с отвращением, лишь из вежливости.

– Моя жена еще очень молода. – Финдерком бросил гневный взгляд на хозяина дома. – Она сама толком не знает, что ей нравится, а что нет. Она онемела от изумления, когда бандит силой привлек ее к себе и…

– Силой? – Брови виконта поползли вверх, а светло-зеленые глаза странно загорелись, приобретая необычный серебристый оттенок. – Вот негодяй!

Финдерком зло сказал:

– Он самым наглым образом домогался моей жены!

Виконт скорчил гримасу, в его глазах заиграл озорной огонек.

– Так нужно было вызвать оскорбителя на дуэль! Или вы так и сделали?

– Вызвал бы непременно, да негодяй сбежал с моими деньгами, прежде чем я успел опомниться.

– Да, – задумчиво протянул виконт. – Действительно, нелегко собраться с мыслями, когда подметаешь фраком пол собственной кареты.

Лорд Херст не сдержал удивленного возгласа, но Финдерком лишь захлопал глазами.

– Откуда вы знаете, что я был на полу кареты?

Виконт любезно улыбнулся:

– Вы запачкали колени.

Финдерком глянул вниз.

– Ах это… Я упал на пол, надеясь отвлечь грабителя от… что еще оставалось делать, ведь я забыл взять с собой пистолет. Впредь такого не случится!

– Ну разумеется, – сказал виконт примирительно.

– Прискорбное происшествие, но все уже закончилось, хвала небесам, – постарался умерить накал страстей Херст. – Уэстервилл, вам предстоит сегодня долгий путь, так что мы не станем вас больше задерживать. Напишите письмецо, когда соберетесь купить кобылу, и я распоряжусь, чтобы ее доставили к вам.

– Благодарю, милорд. Обязательно напишу.

– Надеюсь. – Херст отворил дверь в библиотеку. – Идемте, Финдерком. Отведайте моего портвейна. Чудеснейший сорт. Уэстервилл привез его прямо из Франции! – Херст подмигнул Уэстервиллу поверх головы Финдеркома и закрыл за собой дверь.

Виконт усмехнулся. Тихонько насвистывая, он вышел из дома и направился к ожидающей его карете.

– Наконец-то, господин Джек! – приветствовал его рослый рыжеволосый шотландец. – Заставили вы меня ждать! – Он облегченно вздохнул.

Кристиан Джеймс Ллевант, виконт Уэстервилл, пожал плечами:

– Прости, Уилли. Я бы вырвался пораньше, но поднялась такая суматоха!

– Ну да. – Глаза Уилли весело блеснули. – Видел я, как приехал тот джентльмен со своей леди. Заячья душа, каких мало!

– Действительно, – согласился Кристиан. – Я думал, он…

Проворная фигура вынырнула из-за кареты. Мужчина был одет в скромный черный плащ и брюки, какие носят дворецкие. Высокий, худой и элегантный, он поклонился Кристиану.

– Милорд, я и не слышал, как вы подошли.

– Я пришел только что, Ривс, – ответил Кристиан.

Дворецкий был у него всего два месяца, и он никак не мог привыкнуть к его заботам. Столько лет он провел, довольствуясь исключительно компанией Уилли! Они жили в тавернах, нигде не задерживаясь дольше необходимого. И вот теперь извольте – Ривс, воплощение идеального слуги, а также роскошный дом в Лондоне. И все это принадлежит ему, Кристиану. Он бросил дворецкому мимолетную улыбку.

– Прошу прощения за опоздание. В доме разыгрался целый спектакль.

Уилли насмешливо хмыкнул:

– Ну да, прямо цирк. Кто-то задержал карету одного сопливого джентльмена, и…

Кристиан бросил на него предостерегающий взгляд, но быстро отвел глаза. Не хватало еще, чтобы зоркий дворецкий что-нибудь заметил. Ривс действительно принялся допрашивать беднягу Уилли:

– Объясните мне, господин Уильям, откуда вам столь точно известно, что джентльмен… так сказать, предрасположен к…

Уилли переминался с ноги на ногу, бросая умоляющие взгляды на Кристиана. Тот сжалился:

– Ривс, нам пора ехать. Велите кучеру…

– Милорд, – пробурчал Ривс с заметным неодобрением в голосе, – вы ничего не хотите мне рассказать? О джентльмене, который недавно вошел в этот дом, жалуясь, что его ограбили?

– Нет!

Ривс вздохнул:

– Придет день, когда я представлю вам счет…

– Ох, да ради Бога! – взмолился Уилли. – Мы всего лишь отправились прогуляться, повеселиться немного… Остынь!

– Я как раз рассуждаю здраво, – сурово сказал Ривс. – Лорд Уэстервилл скоро унаследует огромное состояние. Нет нужды и дальше искать приключений на свою голову.



– А никто и не говорил, что в них была такая уж нужда, – возразил Кристиан. – Было весело, вот и все.

Уильям хихикнул:

– А леди-то какова, не правда ли, мистер Джек?

Ривс поморщился:

– Мой дорогой Уильям, умоляю, постарайтесь впредь называть его светлость надлежащим именем – лорд Уэстервилл!

– Сам знаю, – фыркнул Уильям, утирая нос не слишком чистым рукавом. – Но не стану я именовать мистера Джека милордом, покуда он верхом на Верзиле Тоби. Не стану!

Ривс грустно взглянул на Кристиана:

– Милорд, когда ваш батюшка, умирая, велел мне разыскать вас, я никак не предполагал, что вы занимаетесь столь опасным делом.

Улыбка замерла на губах Кристиана. Чтобы выжить в этом мире, ему пришлось научиться владеть собой, сохранять ясность ума. Но даже сейчас, когда дворецкий упомянул отца… Что он почувствовал? Ярость? Печаль? Его словно окатило холодной волной, из которой он черпал одновременно и непреклонную волю, и мучительную слабость. Кристиан сжал зубы. Что ж, если он хочет найти убийцу матери, ему нужно уметь сохранять спокойствие, когда напоминают об отце. Было время, когда ему так хотелось слышать отцовское имя! Но это было давным-давно. Кристиан поймал задумчивый взгляд Ривса.

– Если отец, пока был жив, хотел сделать мое существование не столь опасным, отчего бы ему тогда не проявить побольше заботы обо мне и брате? Да он нас совсем забыл. Странно, что вспомнил хотя бы на смертном одре.

Ривс кротко вздохнул:

– Вы позволите мне объяснить…

– Все это не имеет значения. Мне нужно состояние. Деньги помогут мне найти того, кто предал мать и явился причиной ее смерти. Вот что действительно важно.

Уилли сплюнул под ноги, в грязь мостовой.

– Месть, – сказал он со смаком.

– Месть никому не приносила добра, – холодно заметил Ривс.

– Да ладно! Разве можно по-другому? Мы, горцы, обид не прощаем.

Ривс покачал головой.

– Милорд, умоляю. Оставьте Джентльмена Джеймса в прошлом, пусть станет легендой – он это заслужил. Ваши планы пойдут прахом, если вас поймают и вздернут на виселице.

Кристиан понимал: Ривс прав. Но… только сейчас, когда перед ним забрезжила возможность получить наследство и титул, он вдруг понял, что ремесло разбойника с большой дороги его очень привлекает. Ему казалось, что это забавно, и риск быть пойманным согревал ему кровь в промозглые, угольно-черные ночи. А главное – каждый раз, когда ему удавалось взять верх над кем-то побогаче и с точки зрения общества могущественнее, чем он сам, Кристиан чувствовал себя настоящим триумфатором. Как будто он одержал победу над собственным отцом. Таким холодным. Высокомерным. Отцом, забывшим своих сыновей.

Потом Кристиану вдруг пришло в голову, что жизнь разбойника может казаться притягательной и подругой причине. Ощущение мучительной свободы. Восхитительное чувство опасности, когда они с Уилли догоняли очередную карету. И, как сегодня, жадный женский рот, ищущий его поцелуя.

Он улыбнулся. Бывало и так, что светские дамы, с чьих нежных губ он срывал поцелуи, без ведома мужей дарили ему и другие сувениры – кольца, ленты. Такие вещички должны были стать пропуском, а иногда действительно приводили его в будуары хозяек самых знатных домов Англии.

Теперь же он и сам сделался лордом. Равный среди равных. Принадлежит к сливкам общества.

Кристиан усмехнулся:

– Ривс, вот вам мое слово – это был наш последний с Уилли налет. Прощальный вечер Джентльмена Джека! Его больше не существует.

– Вот те раз! – негодующе воскликнул Уилли. – Вы это серьезно?

– Уверен, что да. – Ривс с неодобрением воззрился на Уилли. – Вам, мистер Уильям, стоит беспокоиться о другом. А именно – какое место при его светлости вы займете в новых обстоятельствах его жизни. Лорду Уэстервиллу больше не понадобится помощник, который мог бы держать лошадей, пока он вынимает пистолеты.

Кристиан ухмыльнулся, глядя, как наливается гневом лицо шотландца.

– Да будет тебе, Уилли, дружище! Лучше скажи Ривсу, что у тебя уже есть должность. Ты ведь знаешь какая.

Лицо Уилли прояснилось.

– И вправду. Если вы не собираетесь скакать на Верзиле Тоби, лучше им займусь я.

– Забирай свою лошадь. Думаю, увидимся через неделю.

– Раньше, господин! – Уилли бросил на Ривса многозначительный взгляд и пошел прочь, преисполненный достоинства – на свой манер.

– И куда же направляется господин Уильям теперь? – осведомился Ривс.

– Не думаю, что вам следует это знать.

Дворецкий снова вздохнул:

– Я как раз боялся, что вы скажете.

Он кивнул в сторону околачивающегося поблизости лакея. Лакей бросился открывать дверцу кареты и опускать лесенку. Кристиан забрался внутрь, за ним последовал Ривс. Лошади тронулись.

Карета раскачивалась на ухабистой дороге.

– Милорд, могу я поинтересоваться, как же вы собираетесь приступить к делу и найти того, кто предал вашу мать?

– Я уже знаю предателя. Это герцог Мессингейл! Мне нужны доказательства…

Ривс поднял брови.

– Герцог ведет жизнь затворника.

– Вот почему я собираюсь приударить за его внучкой – чтобы получить доступ в его дом.

Ривс размышлял добрую минуту. Затем сказал:

– Полагаю, милорд, она тоже участвовала в низком заговоре?

– Нет. Она была совсем крошкой, когда умерла моя мать. – Кристиан ясно читал неодобрение в глазах дворецкого. – Я ждал двадцать лет, чтобы отомстить за то зло, что они причинили моей матери. Я отомщу – любым способом.

Ривс вздохнул:

– Конечно, милорд. Я вижу, вы настроены решительно. Наблюдая за вашими похождениями, я пришел к выводу, что вы не уважаете закон, и это меня тревожит.

– Я никого не убивал.

– Всегда приятно слышать такое от своего работодателя. Умоляю, не сердитесь, если я попрошу вас повторить эту фразу несколько раз. Она так обнадеживает!

Кристиан рассмеялся, откинувшись на подушки сиденья. Ему потребуется немало трудов, чтобы попасть в дом герцога. Но ничего! Вот доберется до Лондона, поживет там несколько недель и очарует герцогскую внучку!

– Месть, – вполголоса произнес Кристиан.

Дворецкий не услышал – гремели колеса, скрипели кожаные ремни, громом отдавался стук копыт.

Мрачно улыбаясь, Кристиан выглянул в окно. Быстро наползали чернильные сумерки. Вдалеке сверкнули огни. Вперед! Да здравствует месть! Да поможет Бог Лондону и его жителям.

Глава 2

Истинный джентльмен может выразить сложнейшее из чувств самым простым жестом. Это действует прекрасно в любом обществе, за исключением, разумеется, женского, будь то мать, жена или другая особа. В этих случаях, джентльмен вы или нет, никакие средства общения не будут излишними.

Ричард Роберт Ривс. Искусство быть образцовым дворецким

Мессингейл-Хаус был совсем не похож на прочие старинные особняки в Девоншире. Его стены не запачкала сажа коптящих труб; двери не заедало; полы редко скрипели. Перила лестниц не дрожали предательским образом. Это был, как любил повторять дворецкий в назидание экономке, бесшумный дом.

Тихим было все – за исключением, разумеется, его светлости.

Даже теперь могучий голос герцога Мессингейла с легкостью проникал сквозь тяжелую дверь библиотеки. Громовой раскат сопровождался другим безошибочно узнаваемым звуком – звоном разбитой вдребезги чашки.

– Гром и молния! – сказал новый лакей.

Дворецкий Джеймсон посмотрел на него неодобрительно. Он прослужил у его светлости больше пятнадцати лет и не поощрял пренебрежительных замечаний прислуги в адрес хозяина или хозяйки.

К счастью для лакея, за дверью библиотеки воцарилась тишина, зато на лестнице раздались легкие шаги.

Джеймсон встал навытяжку – весь внимание. Быстрым взглядом он отправил обоих лакеев на их пост – к парадной двери. По лестнице спускалась леди Элизабет, невольная спасительница словоохотливого лакея, старательно подавляя зевок. Раннее солнце вспыхивало огнем в ее золотистых волосах. Завидев Джеймсона, она улыбнулась:

– Доброе утро!

Изящной невысокой фигуркой, карими глазами в частоколе густых ресниц и крупным чувственным ртом леди Элизабет, как все говорили, напоминала мать – младшую из невесток его светлости. В свое время та слыла красавицей. «Вылитая мать, – говорили люди, а потом грустно вздыхали: – Упокой Господь душу леди Эллен!»

Особого внимания это замечание, впрочем, не привлекало.

Из-за двери библиотеки снова раздался голос его светлости, а затем хруст разрываемой на мелкие кусочки газеты. Леди Элизабет скорчила уморительную гримаску:

– О Боже! Что это нашло сегодня на дедушку? Джеймсон улыбнулся. Для прислуги внучка его светлости была словно луч солнца, хотя обязанности хозяйки дома она выполняла строго. Как заметил однажды Джеймсон экономке, миссис Кимбл, – уж если появился в глазах леди Элизабет «вот именно этот» огонек, а подбородок вскинут под «именно таким углом», тут уж хоть спорь, хоть нет, как бы мило она при этом ни улыбалась.

– Миледи, боюсь, это «Морнинг пост». Кажется, тори совсем распоясались.

– Ах, тогда понятно, почему у дедушки дурное настроение.

Заслышав шум возле парадного входа, лакей бросился отворять дверь. Вошла миловидная светловолосая дама в розовой мантилье. На рыжеватых волосах красовался капор, отделанный тесьмой. Маленькая – едва пяти футов ростом, миниатюрная, как фея, с изогнутыми сердечком губами. Даму сопровождал лорд Беинингтон – высокий темноволосый джентльмен с мрачным выражением лица и запавшими глазами.

– Шарлотта! – воскликнула Элизабет, целуя мачеху в щеку.

Шарлотта улыбнулась. Она была значительно старше падчерицы, но выглядела совсем молодо. Каждый, кто видел дам вместе, мог бы принять их за сестер. Впрочем, по сравнению с Элизабет красота Шарлотты не так впечатляла.

– Удивительно, Бет, еще совсем рано, а ты уже встала, – сказала Шарлотта дружелюбно, стаскивая перчатки. Мягкие манеры Шарлотты, впрочем, служили всего лишь прикрытием ее взрывному нраву. Временами казалось, что малейшее волнение способно заставить ее вспыхнуть миллионами искр.

Бет бросила на мачеху оценивающий взгляд, пытаясь понять, в каком она настроении. Затем успокоилась. Сегодня утром Шарлотта, по-видимому, пребывала в мирном расположении духа, что, несомненно, обрадует всех в доме.

Бет улыбнулась:

– Я бы спала и дальше, но меня позвал дедушка.

– Так рано? В самом деле, едва пробило семь! Чего же он хочет?

– Не знаю. Я еще не виделась с ним. Не успела сойти вниз, какой…

Еще одна чашка разлетелась на куски, ударившись о дверь. Затем последовала громогласная тирада, довольно бессвязная. Отчетливо слышалось только «дикари» да «проклятые радикалы».

Улыбка Шарлотты потускнела.

– Ах, эти газеты…

Лорд Беннингтон с отвращением бросил взгляд в сторону библиотеки.

– Мессингейл сам не знает, что говорит.

Бет взглянула на слуг. Они хранили на лицах невозмутимое выражение, хотя наверняка слышали, что сказал лорд Беннинг-тон. Бет не особенно жаловала Беннингтона, хотя тот был бли-жайшим компаньоном ее отца с детских лет. Чтобы вздорный лорд не сказал еще какой-нибудь гадости в присутствии слуг, Бет поспешила воскликнуть:

– Лорд Беннингтон, как приятно снова вас видеть! Он отвесил неуклюжий поклон:

– Леди Элизабет.

– Доброе утро. Вы позавтракаете с нами?

Он посмотрел на Шарлотту, а затем ответил в своей суровой манере:

– Боюсь, только не сегодня. У меня срочное дело. – Он поклонился Шарлотте, которая стояла рядом, пропуская меж пальцев плетеные ручки ридикюля. Эту нервозную привычку она усвоила совсем недавно.

Бет всегда думала, что чрезмерная чувствительность мачехи развилась в ней после смерти мужа. Действительно, многие слуги могли поклясться, что леди Шарлотта разительно переменилась, когда умер отец Бет. Как она оплакивала его смерть! Иногда Бет думала, что мачеха никогда не перестанет проливать слезы.

С тех пор прошло немало лет. Сейчас Шарлотта переживала счастливые дни. Иногда она могла и всплакнуть, правда, такое случалось все реже и реже. Было очень приятно видеть, как лорд Беннингтон старается развлечь Шарлотту, сопровождая ее повсюду. Сама Бет не питала симпатии к напыщенному лорду, но ей казалось, что властные манеры Беннингтона служат Шарлотте своего рода щитом, защищающим ее от жестокости внешнего, мира.

Беннингтон нахмурился:

– Уверен, нет необходимости напоминать вам, что спектакль начинается в семь. Так как до Лондона добираться не меньше часа, то…

– Я буду готова в пять. – Шарлотта взмахнула рукой, жест получился широким и преувеличенным. – Вам не придется ждать.

– Надеюсь. «Гамлет» – одна из моих любимых пьес. – Беннингтон приподнял шляпу. – Доброгодня, леди Элизабет. Леди Шарлотта!

С этими словами он повернулся и вышел. Щеки Шарлотты слегка порозовели. Она юркнула на лестницу.

– Бет, надеюсь, ты не станешь возражать, если я позавтракаю у себя в комнате?

– Разумеется, нет, – быстро ответила Бет. – Джеймсон, проследите, чтобы в комнату леди Шарлотты отправили поднос с завтраком.

– Да, миледи.

– И еще, Джеймсон. – Шарлотта задержалась на полпути наверх. – Сегодня утром должен приехать доктор Ньюстон. Он привезет новую бутылочку лекарства. Дайте мне знать, когда он прибудет, хорошо? Мне хотелось бы поговорить с ним. В последнее время я плохо сплю. Может быть, он пропишет мне средство посильнее.

– Да, миледи. Бет нахмурилась:

– Шарлотта! Я и не знала, чтоты плохо спишь. Может быть, я могу…

– Нет-нет! Доктор Ньюстон знает мое состояние. Он найдет средство, которое мне идеально подойдет. Вот о тебе я беспокоюсь! Помоги тебе Бог справиться с Мессингейлом. В последнее время он совершенно невозможен.

– Просто слишком жарко на улице. Он этого не выносит.

– С ним нелегко ладить, даже когда он в хорошем расположении духа. А уж если настроение у него портится… – Шарлотта поежилась. – Нуда ты знаешьего лучше всех. Я буду усебя, если тебе вдруг понадобится меня видеть. – Нервно взмахнув рукой, Шарлотта бросилась вверх по лестнице и скрылась из виду.

Опять раздался возмущенный рев Мессингейла, проклинающего газету на чем свет стоит. Бет вздохнула.

– Джеймсон, принесите в библиотеку еще один чайник. И чашки.

– Да, миледи. – Дворецкий кашлянул, прочищая горло. – Миледи простит мне мою дерзость, но я боюсь, что леди Шарлотта права. Я служу его светлости вот уже пятнадцать лет и должен сказать – в последнее время он сам на себя не похож.

Бет помолчала минуту с деланной улыбкой на лице.

– Вы в самом деле так думаете?

Джеймсон кивнул. Каждая складка его худого лица выражала тревогу.

Одно дело – Шарлотта, ей вечно чудилось, что ее знакомых то и дело поражают всевозможные болезни. Ничего удивительного, если она говорит, что дедушка не в порядке. Но услышать это от Джеймсона, который знает дедушку едва ли не лучше самой Бет…

Она продолжала старательно улыбаться, так что сводило скулы.

– Его светлость просто устал. Вот и все.

Голос, однако, выдал ее – прозвучало это слишком резко. С минуту оба помолчали. Потом Джеймсон поклонился и сказал нарочито невозмутимым тоном:

– Принесу еще чая, миледи.

Что с ней такое? Бет вошла в библиотеку, удивляясь самой себе. Никогда еще она не была столь резка со слугами. Наверное, она слишком рано поднялась с постели. Да, в этом все дело. Ей никогда не приходилось вставать так рано. Да еще разговор о болезни деда. Вот она и вышла из себя.

Она остановилась на краю толстого ковра, не сводя глаз с дедушки. Он сидел в кресле возле камина, опустив плечи, набросив на себя толстую шаль. Его профиль четко вырисовывался на фоне огня. Худой, морщинистый, с растрепанной белоснежной шевелюрой, которую, казалось, невозможно пригладить. Герцог, нахмурясь, смотрел в огонь.

Бет улыбнулась ему нежной, любящей улыбкой. Ее тревога улеглась. Лоренс Джереми Чарлз Уэстовер, ныне герцог Мес-сингейл, был крепким стариком. Еще в нежном двадцатилетнем возрасте он унаследовал титул и положение в обществе, а кроме того – многочисленные, но разоренные имения. У человека более слабого непременно возник бы соблазн спрятать голову в песок, делая вид, что все прекрасно, – покуда хватит средств. Но Уэстовер не был слабодушным. Напротив, он отличался неукротимостью и упрямством.

Он не являлся прямым потомком рода Уэстоверов, а просто дальним кузеном, про которого более именитые родственники мужского пола забыли и которым пренебрегали. Свет был потрясен, когда объявили имя нового герцога. Шептались, что он родом из простой йоркширской семьи, его мать была дочерью немца-переплетчика, а отец – бедным приходским священником, состоящим в дальнем родстве с Уэс-товерами.

Молодой герцог не был обескуражен. Возможно, его мать и была дочерью переплетчика, а отец бедным священником, зато он умел экономить и вести дела. Хватило нескольких месяцев, чтобы навести порядоктам, где из века в век хозяйством занимались неумело и спустя рукава. А через несколько лет он смог вернуть имению его былое величие, добившись богатства и процветания.



Столпы светского общества презрительно фыркали, заявляя, что никогда не примут как равного этого титулованного простолюдина, к тому же торговца. Представители среднего поколения, особенно те, у кого были дочки на выданье, придерживались другого мнения. Герцог Мессингейл был богат, как Крез, и холост. Подобные достоинства вполне искупали недостатки. Поэтому в конце концов герцог был принят в обществе, невзирая на грубоватую речь и отсутствие изысканных манер.

Бет сделала несколько шагов вперед, и дед наконец обернулся к ней. Она низко присела в реверансе:

– Вы звали меня, милорд?

Пальцы герцога сжимали серебряный набалдашник трости. Он бросил на внучку мрачный взгляд из-под седых кустистых бровей.

– Не стой там как дурочка. Садись.

Бет улыбнулась и устроилась в кресле напротив, с интересом разглядывая две разбитые фаянсовые чашки на полу перед камином.

– Это из нового сервиза?

Он сгорбился еще больше.

– Дурацкий голубой цвет.

– Возможно, стоит пользоваться золотым блюдом. Его можно согнуть, а вот разбить не получится при всем желании. Мне, однако, страшно подумать, во что превратится бедная каминная ширма после очередной атаки.

Дед вспыхнул:

– Я бы не стал ничем швыряться, если бы не чертова газета, набитая глупостями. – Он сморщился, взглянув на смятый ком бумаги возле своего локтя. – Идиоты!

– Зачем тогда читать газету? Вы всегда так расстраиваетесь.

– Важно знать, что делается в мире. Сидим тут, в деревне, как будто похороненные заживо. – Он посмотрел вниз, на изуродованные подагрой ноги. Герцог мог ходить, но только на короткие расстояния, опираясь на палку.

Бет потянулась к деду и похлопала его по руке.

– Дедушка, мне больно видеть вас таким расстроенным. Мы, может быть, и не в гуще лондонских событий, но ведь и не в монастыре же!

– Почти что в монастыре, можно и так сказать. Настолько далеко от остального мира…

– Верно. – Бет вздохнула. Ей вдруг стало грустно. – Что касается меня, мне обидно! Чем здесь заняться? Только вести дом и надзирать за слугами в этом огромном роскошном имении. Здесь полным-полно книг, есть лошади для прогулки, цветы, чтобы украшать комнаты, чудесные вышивки, которые следует закончить, и еще множество дел – всех не перечислить! И они занимают все мое время. Это тяжелое бремя, но я делаю что в моих силах.

Герцог мрачно взглянул на Бет.

– Ты закончила? Она подмигнула:

– Нет. Еще у меня есть вы с Шарлоттой, и я очень благодарна вам за компанию.

Конечно, деду не понравился ее ответ, но он все же не смог сдержать любящей улыбки.

– Я рад, что ты тут, со мной. Но я не хочу, чтобы ты сидела здесь, как в темнице, и проходили напрасно твои лучшие годы. – Дед плотнее закутался в шаль. По его лицу она видела: он очень взволнован. Брови нахмурились, а губы сжались в нитку. С минуту он молчал, а потом посмотрел на внучку. – Вот почему я послал за тобой. Бет, тебе нужен муж, который заботился бы о тебе, когда меня не станет. Ты этого заслуживаешь.

Она молча смотрела не него и размышляла. Не в первый раз дедушка затевал подобный разговор. Но никогда еще он не высказывался столь открыто.

– Что произошло на сей раз?

Его лицо потемнело, рука беспокойно поправляла лежащее на коленях одеяло.

– В последнее время я много думал. Я не очень хорошо с тобой поступил. Твоему отцу вряд ли понравилось бы, что ты пропадаешь зазря.

– Я вполне счастлива.

– Возможно, с мужем ты была бы счастливее. Как знать?

– Не исключено, что и вам было бы лучше с новой женой.

Он поморщился:

– Это разные вещи! Мне восемьдесят один год!

– А мне двадцать пять, и я в точности знаю, чего мне хочется и когда. Я сама руковожу своей жизнью, и мне не нужна ваша помощь, большое спасибо.

Он печально посмотрел на нее:

– Ты хотя бы могла попытаться.

Она вздохнула:

– Может быть, вы и правы. Мне начать отбор кандидатов прямо сейчас? Я запланировала на сегодня пикник, но, полагаю, его можно отложить до завтра.

– Не пытайтесь превратить это в шутку, мисс Острый Язычок! Следовало официально представить тебя обществу в твой семнадцатый день рождения, но дядя Редмонд оказался настолько бестактен, что умер в этот день от какой-то глупой детской болячки. Затем твоя кузина Гертруда последовала той же дорожкой, и нам снова пришлось объявлять траур.

– Как грубо с их стороны. Ненавижу их обоих.

Дед взглянул на нее строго:

– Дерзкая девчонка!

– Это только с вами, – с улыбкой возразила она.

– Ха! – Дед, однако, не улыбнулся ей в ответ, как сделал бы на его месте кто другой. Напротив, он нахмурился еще больше, теребя концы шали.

Громко тикали часы. За окнами весело щебетали птицы. Ей бы сейчас просто сидеть, как всегда наслаждаясь чудесным днем. Однако замечание Джеймсона о странном поведении деда не шло у Бет из головы, и она внимательно рассматривала его из-под ресниц.

Сегодня он горбился сильнее обычного, и вокруг глаз залегли тяжелые тени. Но больше всего Бет беспокоил синеватый оттенок его бледной кожи.

– Я принял решение, Бет. – Дед внезапно нарушил царящее в библиотеке молчание. – На этот раз я представлю тебя светскому обществу, что бы ни случилось.

Бет захлопала ресницами.

– Дедушка, но мне слишком много лет! Я стану посмешищем для всего Лондона.

– Чепуха! Может, ты и старовата немного, хотя, глядя на тебя, никто этого не скажет. Ты моя единственная внучка. Титул перейдет к этому дураку Тикему, но ты унаследуешь все остальное, в том числе и дом.

– Вы ведь не можете разделить титул и имение! Это несерьезно.

– Мне восемьдесят один год, и я могу делать что пожелаю, – раздраженно возразил он. – Дом и титул должен был унаследовать твой отец. К сожалению, его век оказался слишком короток.

Она заметила, что голос деда немного задрожал, и потянулась похлопать его по руке.

– Мне тоже не хватает папы…

Дед с силой сжал ее пальцы, глядя ей в глаза почти с яростью.

– Именно этого ему бы и хотелось, Бет. Мне давно следовало это сделать, но… – Он еще сильнее нахмурил брови. – Я не успокоюсь, пока ты не проведешь в Лондоне хотя бы один сезон.

Его глаза решительно загорелись, и Бет стало не по себе. Дедушка был так серьезен, как будто уверился, что это последняя возможность…

Она боялась додумать эту мысль до конца. Дедушка был для нее отцом, наставником, другом. Он заменил ей целую семью. А уж после того как умер папа… Она опустила взгляд на его руку, крепко сжимающую ее пальцы. Белая кожа, вздувшиеся вены – его рука казалась такой хрупкой! Когда же это случилось? Когда он вдруг сделался таким слабым?

Бет кусала губы, борясь с подступающими слезами. Ей вдруг стало ясно: не может она его подвести! Ей не хочется ехать в Лондон, но она готова на что угодно, лишь бы успокоить его душу. Провести сезон в Лондоне еще не означает, что ей придется выходить замуж. Вот этого ей как раз решительно не хотелось.

Придет день, когда закончатся ее обязанности в доме Мессингейлов. Она будет свободна. По-настоящему. Может быть, отправится в путешествие, где ее ждут приключения… Муж станет препятствием на ее пути.

Но, чтобы успокоить дедушку, она сделает вид, что ищет мужа.

Должно быть, герцог почувствовал, что она готова сдаться, потому что благодарно вздохнул:

– Ты будешь королевой сезона.

– Я слишком стара!

– Чепуха. Когда я встретил твою бабушку и женился на ней, она была в том же возрасте, что и ты сейчас. Благослови Господи ее душу. – Дедушка взглянул на висящую над камином картину, и лицо его смягчилось. Портрет изображал высокую стройную женщину, облаченную в драгоценный алый шелк. Ее белокурые волосы были украшены цветами. Красавица, спору нет. Сужающееся к подбородку овальное лицо, на губах приветливая улыбка. – Я полюбил твою бабушку с той минуты, как увидел. – Он склонил голову набок, улыбаясь портрету.

Открылась дверь, вошел Джеймсон с чайным подносом. Бет поднесла палец к губам, а затем указала на стол. Дворецкий, видя, что старый герцог не сводит глаз с портрета, осторожно поставил поднос на край стола и молча удалился. Бет налила две чашки чая и поставила одну возле локтя деда.

Он нехотя оторвался от портрета и взял чашку. Донышко застучало о блюдце. Он посмотрел на внучку поверх края чашки.

– Я думал, ты будешь возражать.

– Я?

Он хмыкнул:

– Ты очень долго сюда шла. Я решил, ты догадалась, о чем я хочу с тобой говорить.

– Нет. Я просто читала. Боюсь, у меня нет дара предвидения. Знай я, что вы сидите здесь, бьете посуду и строите планы, как устроить мой дебют в свете, я бы вылезла через окно и отправилась жить в конюшню!

Дедушка хмыкнул опять:

– Опять дерзишь, девчонка!

– А вы капризный старичок, – ответила она, улыбаясь поверх края чашки.

Его губы тронула слабая улыбка.

– Ах, Бет! Тебе понравится Лондон, вот увидишь. С твоей внешностью и умом, не говоря уж о приданом, которое я собираюсь закрепить за тобой, любой герцог, граф или маркиз падет к твоим ногам в надежде на благосклонность. Она со стуком опустила чашку на блюдце.

– Приданое?

– Разумеется, у тебя будет приданое.

Бет вздохнула. Почему самые обыденные вещи никогда не бывают действительно просты? Она внутренне содрогнулась, представив орды поклонников, вздыхающих о ее приданом. Ей придется употребить всю хитрость, чтобы очарование такой приманки хоть немного поблекло. Она сказала:

– По крайней мере Шарлотта будет рада стать мне компаньонкой. Ей будет полезно…

– Нет. – Лицо деда стало упрямым. – Мы не станем впутывать в это твою мачеху.

– Вы слишком суровы к бедняжке Шарлотте.

Дедушка никогда не жаловал Шарлотту, и Бет никак не могла понять почему. Он редко бывал столь непреклонен в суждениях.

– Я сожалею о том дне, когда твой отец женился на этой женщине. Совсем неподходящая партия. А теперь – посмотрите-ка на нее! Бесстыдно флиртует с этим человеком… – Он неодобрительно поджал губы.

– Шарлотта овдовела уже так давно! Вряд ли папа захотел бы, чтобы она оставалась одна. Кажется, она счастлива, что лорд Беннингтон оказывает ей внимание, она вполне этого заслуживает.

– Беннингтон! Ба! Не доверяю я ему. Им обоим!

– Пока отец был жив, Шарлотта была ему преданна. Вы же сами говорили, что она довела себя до болезни, ухаживая за ним в те пять месяцев, что ему еще оставались.

– Я не хочу больше вспоминать об этом.

Бет вздохнула. Она была совсем юной, когда умер отец, но перед ней до сих пор стояло измученное лицо Шарлотты. Она практически не выходила из комнаты больного. После его смерти Шарлотта слегла на долгие месяцы. Бедняжка вернулась к жизни только благодаря доктору Ньюстону.

– Она все еще консультируется с доктором Ньюстоном?

Бет нахмурилась:

– Да. Сегодня он должен привезти ей лекарство.

– Отлично. Теперь довольно о Шарлотте. Я больше не желаю говорить о ней. Бет, ты поселишься в нашем лондонском особняке, и как можно скорее. Скоро возвращается кузина Беатрис, она и будет твоей компаньонкой.

– Кузина Беатрис?

– Она превосходно справится с ролью твоей спутницы. Она немного постарше тебя, но достаточно молода и полна сил, чтобы шататься с тобой по всему городу. Я писал ей месяц назад, но она путешествовала по Европе с мужем. Она вернется через две недели.

– Значит, у меня две недели…

– Нет. Ты отправишься в город завтра. Нужно купить платья и туфли, всю эту мишуру. Пока не вернулась Беатрис, компанию тебе составит леди Клермонт. – Он не дал внучке времени на возражения, немедленно приступив к распоряжениям насчет кредитных билетов и банковских счетов.

Когда он замолчал, чтобы перевести дух, она быстро сказала:

– Я хочу поехать в Лондон, но только на один сезон, не важно, найду я мужа или нет.

Плечи деда опять поникли.

– Что за упрямый ребенок!

– А вы упорный старик, вот почему мы так замечательно ладим. Обещайте мне: если я проведу сезон в Лондоне, вы прекратите говорить на эту тему. Навсегда.

– А если я не соглашусь?

– Тогда не будет и одного сезона. Я останусь дома и стану вас баловать так, что вы взмолитесь о пощаде!

Он нахмурился:

– Тебе не повредит, если ты найдешь мужа.

– Я же согласилась, – рассмеялась Бет. – Придется вам довольствоваться этим, А теперь повторите, что вы говорили о банковских чеках?

Дедушка неохотно принялся объяснять, каком устроил денежное обеспечение ее путешествия, и с каждым словом голос его креп. Теперь он говорил с увлечением. Бет слушала вполуха. Когда она отправится в Лондон, дедушка успокоится. Но вот толпа воздыхателей, жаждущих ее приданого? Нет, этого допустить никак нельзя. Пусть дедушка строит планы. Она тем временем придумает собственный.


Ровно четыре недели спустя возле дверей сверкающего бального зала в доме Смайт-Синглтонов собралась небольшая группа мужчин. Они с видимым нетерпением рассматривали всех прибывающих.

Бет увидела их при входе в зал. Вполголоса пробормотав проклятие, она повернула прочь. Ей не хотелось, чтобы они ее заметили.

– Прошу прощения? – спросила леди Клермонт, прикрыв зевок веером.

Бет натужно улыбнулась:

– Жарковато здесь, вы не находите? Может быть, в игральном салоне прохладнее?

Леди Клермонт просияла. Ее пальцы незамедлительно вцепились в туго набитый ридикюль. Бет подавила желание улыбнуться. Леди Клермонт оказалась женщиной мягкосердечной, но в компаньонки совсем не годилась. Она усаживалась за карты тотчас, как они приезжали в чей-нибудь дом, и не отрывалась от игры весь вечер. Если же карт не было, она отыскивала удобное кресло и тихо дремала вечер напролет, пока Бет не решала, что пора домой.

К счастью, все это было на руку Бет. Лучшей компаньонки она не могла и желать. Как удачно, что кузина Беатрис задержалась на континенте еще на две недели! Бет провела в Лондоне уже месяц, и за это время толпа мужчин, жаждущих встречи с ней, заметно поредела. Сначала их было человек двадцать, этих азартных охотников за приданым. Теперь же осталось всего пять.

Когда Бет смотрела на своих воздыхателей, в ее глазах загорался воинствующий огонь. Она была довольна, если ей удавалось отвадить хотя бы одного из них, – значит, вечер не прошел зря.

Элегантный молодой человек прошел мимо Бет. Она заметила его, улыбнулась, помахала рукой. Он раскрыл рот, икнул, обвел безумными глазами зал в поисках пути отступления, а затем развернулся и исчез чуть не бегом, смешавшись с толпой.

Леди Клермонт захлопала глазами:

– Это был виконт Пул-Стэнтон?

– Да, – ответила Бет, изо всех сил стараясь не рассмеяться. Леди Клермонт повернулась, чтобы внимательно посмотреть Бет в лицо.

– Почему он тебя избегает? Сначала, казалось, молодой человек очень увлекся тобой, заезжал к нам почти каждый день. А потом исчез. То же самое было с лордом Сильвертоном. А мистер Бентон-Шипли, сэр Томас, лорд Чиверс?

– Странно, не правда ли? – Бет покачала головой. – Джентльмены нынче такие переменчивые!

Леди Клермонт размышляла минуту-другую.

– Действительно! Только посмотри на принца. Печальное зрелище.

Бет приподнялась на цыпочках.

– Взгляните-ка, это ведь лорд Бофор входит в карточный салон, не так ли?

– В самом деле? Вчера я выиграла у него сорок гиней. Может быть, он готов к новому проигрышу. – Она повернулась было, чтобы идти в карточный салон, но помедлила. – А ты…

– Когда вернетесь, найдете меня прямо тут. – Бет взглянула на группу джентльменов, толпившихся поблизости. Кактоль-ко компаньонка скроется за дверями карточного салона, они налетят как саранча. Божье наказание, вот что это такое.

– Отлично. Если я тебе понадоблюсь, ты знаешь, где меня найти. – Леди Клермонт со счастливой улыбкой направилась в салон.

Бет не стала дожидаться, когда обожатели бросятся к ней наперегонки. Она сама пошла им навстречу. Щегольски одетые мужчины пришли в волнение. Кто-то потянулся поправить узел галстука, кому-то пришлось одергивать манжеты, а кое-кто стал приглаживать и без того идеально уложенные волосы.

– Леди Элизабет! – сказал герцог Стэндвич, делая шаг ей навстречу и низко кланяясь. – Вы сегодня восхитительны! – Герцог был уже не так молод. Он не очень удачно покрасил волосы в каштановый цвет, вследствие чего воротничок его сорочки приобрел странный красноватый оттенок.

Виконт Лонгвуд взял ее затянутую в перчатку руку и запечатлел на ней жаркий поцелуй. Младший сын разорившегося графа, виконт отчаянно жаждал заполучить невесту с деньгами.

– Я только что сказал графу, что вы самая очаровательная женщина во всем Лондоне! – сообщил он.

– А я, – поспешил добавить граф Вильерс, – говорил всем без исключения, что вы первая красавица в мире!

Бет подозревала, что слухи о деньгах графа Вильерса сильно преувеличены. Вряд ли ему удалось бежать из Франции, сохранив капиталы в ценности и сохранности.

Она огляделась, чтобы удостовериться, что леди Клермонт поблизости нет, и присела в глубоком реверансе.

– В-в-выс-с-слишкомлюб-безны. Б-б-благод-д-дарю, г-фаф В-вильер и л-лорд-д…

– В самом деле, – перебил ее виконт Дьюсбери. Ему было девятнадцать лет, и он оставался единственным из уцелевших поклонников Бет, у которого были собственные деньги. Правда, он и рассыпался в комплиментах меньше остальных. Виконт покровительственно похлопал ее по руке. – Леди Элизабет, нет нужды забивать себе головку нашими именами…

Бет пришлось прикусить губу, чтобы не рассмеяться.

– Н-но я д-должна с-сказать с-с-пасибо…

– Разумеется, – перебил герцог, самодовольно улыбаясь. – Леди Элизабет, надеюсь, вы оставили мне танец?

– Я-я…

К ним подошла молодая женщина в розовом платье:

– Вот ты где!

Бет изумленно раскрыла рот.

– Беатрис! Когда же ты вернулась?

Кузина обняла ее, обдав густым облаком духов. Это была высокая полногрудая дама с волосами медового оттенка, известная в свете как миссис Тисл-Бриджтон. Она отличалась шутливой манерой общения и довольно крупным носом.

– Я приехала сегодня вечером. Твой дедушка сказал, что мне следует разыскать тебя как можно скорее и убедиться, что с тобой все в порядке.

Бет улыбнулась и собиралась ответить, когда заметила, что поклонники смотрят на нее с удивлением. Ах да! Она ведь должна заикаться! Она выдавила из себя улыбку и сказала:

– К-к-куз-зина Б-беатрис! Я т-т-так рада в-видеть т-т-тебя! Беатрис изумленно захлопала глазами. Бет приподняла бровь и со значением произнесла:

– М-мне н-нужно м-м-ногое т-тебе ррас-сказать!

Беатрис попыталась улыбнуться:

– Да, вижу, тебе есть что мне сообщить.

– Беатрис, т-ты в-встречаласьс-с г-герцогом…

– Да, конечно, – поспешно ответила Беатрис, окидывая Бет пристальным взглядом. – Я довольно хорошо знаю герцога. – На всякий случай она добавила: – Я тут со всеми знакома, благодарю. Джентльмены, мне придется похитить у вас Элизабет. Мы не виделись с ней целую вечность, и нам так много нужн о рассказать друг другу!

– Конечно, – сказал герцог, сунув большие пальцы под жилет и глупо улыбаясь. – Однако, леди Тисл-Бриджтон, я надеюсь, вы вернете нам леди Элизабет как можно скорее.

– О да, вы даже не успеете заметить, что она уходила! – Беатрис взяла Бет под руку, насмешливо скривив полные губы. – И глазом не успеете моргнуть, как мы вернемся!

Решительно настроенная кузина не дала Бет возможности даже помахать им рукой на прощание.

– Что здесь происходит, Бога ради? – зашептала она ей на ухо.

– Напали, как стая волков!

Беатрис сдавленно хихикнула, увлекая кузину прочь из толпы в небольшую нишу, предназначенную для более уединенного общения.

– Бет, прости, я задержалась с возвращением из Италии. Погода была… о, да это не имеет значения. Зачем ты так ужасно заикаешься?

– Эти тупые головы – они нагоняют на меня смертельную скуку!

Беатрис засмеялась:

– Твой дедушка положит этому конец, стоит только ему добраться до Лондона.

– Он не приедет… во всяком случае, не так скоро. Беатрис, он нездоров.

Лицо Беатрис стало серьезным.

– Я так и предполагала, когда он мне писал, но потом решила, что он не хочет оставлять твою мачеху в одиночестве.

Бет недоуменно нахмурилась:

– Шарлотту? А при чем здесь она?

– Или оставлять дом без присмотра, – поспешила добавить Беатрис. – Он так любит Мессингейл-Хаус.

– И я тоже. Мне весело в Лондоне, но дома было бы намного лучше.

– Неужели леди Клермонт оказалась такой злюкой?

– Совсем нет! И мы с ней почти не видимся.

– Ужасно! Моя свекровь – сплетница, каких поискать, – писала мне, что ты явилась сюда с небывалым приданым. Я полагала, толпы поклонников следуют за тобой по пятам.

– Следовали. – Бет улыбнулась. – Мне удалось напугать почти всех, осталось еще несколько самых смелых. Никаких денег не захочешь, как представишь, что придется сидеть лицом к лицу с эт-той особ-бой к-кажд-дое у-у-ут-ро з-за ст-то-лом. И т-так в-б-всю ж-жизнь! Беатрис весело рассмеялась.

– Я даже минуты не вытерпела бы! Как ты додумалась до такой штуки?

– От отчаяния чего не выдумаешь! Дедушка считает, что мне нужно выйти замуж, пока он… – Бет не смогла закончить фразу.

Беатрис вмиг стала серьезной.

– Бет, мне так жаль!

– Мне тоже. Я обещала ему провести в городе один сезон. В свою очередь, он поклялся, что никогда больше не станет вынуждать меня ехать в Лондон.

– Понятно. Он надеется, что ты встретишь кого-нибудь…

– Конечно. И я не могу допустить, чтобы некий поклонник помчался к дедушке просить моей руки, по крайней мере тот, кого бы он одобрил. Попадись деду на глаза человек, которого он сочтет подходящей партией, и он будет настаивать, чтобы я вышла замуж, забыв об обещании. Уверена – так и будет.

– Ну и попала же ты в переделку! Надеюсь, твоя хитрость удастся.

Бет пожала плечами:

– Если не пройдет этот фокус, придумаю другую вредную привычку. А затем еще и еще. Стану такой отвратительной, что даже ты не сможешь меня терпеть.

Беатрис засмеялась:

– Гарри понравилась бы твоя изобретательность. Можно, я расскажу ему?

– Да, но остальным ни слова. – Бет улыбнулась кузине, и в ее глазах загорелся насмешливый огонек. – А как поживает Гарри?

Щеки Беатрис порозовели, на губах заиграла нежная улыбка, и даже длинный нос стал как будто незаметнее.

– Это сейчас немодно, но я по уши влюблена в своего мужа. А он без ума от меня. Так было с самого начала, и с каждым годом мы все больше теряем разум.

– Может быть, настанет день, когда мне повезет так же, как и тебе.

Беатрис загадочно посмотрела на нее:

– Так и случится, Бет. Когда ты будешь меньше всего ждать.

– Может быть. Но сейчас меня надежно защищает мое за-за-заикание…

– Хватит! – фыркнула Беатрис. – Пожалуйста, не нужно, мы ведь одни. А то я тебя придушу. Ах, Бет! Ну и проказница! Заслышав твою речь, ни один здравомыслящий мужчина не проникнется ктебе нежными чувствами. – Беатрис задумчиво прищурилась. – Вопрос в том, удержит ли это тебя оттого, чтобы не влюбиться самой!

– Мне влюбиться? Я слишком разумная особа, чтобы…

– Можно пригласить вас на танец? – раздался позади них низкий мужской голос.

Бет собиралась было ответить, но тут заметила, что Беатрис стоит как громом пораженная. Рот открыт, глаза изумленно вытаращены. Бет обернулась… и тоже остолбенела. Мужчина был невероятно красив. Очень высокий, широкоплечий, а лицо… Именно лицо поразило ее до глубины души. Падающие на лоб черные волосы, безупречная линия подбородка. Очень мужской, но такой чувственный рот! Алучше всего были глаза – бледно-зеленые, в окружении густых ресниц. Их взгляд просто сводил с ума!

Она слышала, как сильно бьется ее сердце. Ладони стали влажными, к горлу подкатил комок. Тело словно налилось свинцом. Что это с ней такое, Боже правый? Неужели съела что-то нехорошее за ужином? Наверное, виноваты устрицы. Никогда они не шли ей на пользу.

Мужчина и недогадызался, что произведенный им эффект приписали действию жалких моллюсков. Он улыбнулся, и в его глазах заиграли веселые огоньки.

– Полагаю, я забыл представиться. Позвольте сделать это сейчас. – Он поклонился. – Виконт Уэстервилл.

– Ах! – воскликнула Беатрис, внезапно оживая, как будто ее толкнули в спину. – Уэстервилл! Сын Рочестера, неза… – Краска залила ее лицо. – То есть я хочу сказать…

– Да, – невозмутимо ответил виконт. Он опять поклонился, по-прежнему не сводя глаз с Бет.

Она не успела ничего понять, как он сжал ее руку и поднес к губам, коснувшись ее пальцев поцелуем. Ее словно обдало жаром.

– Итак, леди Элизабет, – сказал он, и его дыхание обожгло ей кожу, – потанцуем?

Глава 3

Есть множество средств для наведения лоска на обувь, в том числе содержащие столь необычные ингредиенты, как экстракт крови летучей мыши или могильный прах. Я же использую состав попроще – одна часть свечного воска на две части шампанского. Если нагреть его до надлежащей температуры и как следует втереть в кожу, он, как правило, придаст обуви ни с чем не сравнимый блеск. При этом, безусловно, отпадает необходимость отыскивать могилы с подходящим прахом. Часто бывает, что простота обеспечивает наилучший выход из положения.

Ричард Роберт Ривс. Искусство быть образцовым дворецким

Всего каких-нибудь полчаса назад дворецкий Смайт-Синглтонов распахнул парадную дверь. Позднее Белтсон рассказывал экономке, что из всех гостей, что появились в тот вечер в холле, один человек – виконт – оказался намного интереснее других. С ног до головы облаченный в безупречный черный цвет, посетитель держал себя холодно и с исключительным самообладанием. Сразу было понятно: вот человек с характером и положением.

Впрочем, еще больше поражал сверкающий изумруд, которым был заколот галстук, поразительно сочетавшийся с бледно-зеленым цветом глаз и смоляными волосами лорда. Услышав о таком цветовом сочетании, экономка пришла в ужас и спросила, не страшно ли было самому мистеру Белтсону? Не пришло ли ему в голову, что их посетил дьявол собственной персоной?

Дворецкий не ответил, так как у экономки имелась пренеприятнейшая привычка разносить по всему дому каждое его слово. Тем не менее он помнил, как онемел на минуту, распахнув перед гостем дверь. Он даже отскочил назад – столь злобная и безжалостная гримаса искажала лицо джентльмена в черном.

Гримаса быстро исчезла, уступив место более принятому в свете выражению лица. Джентльмен, несомненно, принадлежал к лучшему обществу, но бедному мистеру Белтсону было по-прежнему не по себе. Он несказанно обрадовался, когда новоиспеченный виконт Уэстервилл прошел мимо, не удостоив его взглядом.

Умей Кристиан читать мысли, он бы решил, что дворецкий, в общем, прав. Он явился сюда с единственной целью – отыскать внучку герцога Мессингейла. Он найдет эту леди Элизабет, познакомится с ней, и она откроет перед ним двери в дом деда.

План был немудреным. По опыту ночных похождений Кристиан знал: чем проще план, тем больше выигрыш. Ему потребовалось две минуты, чтобы выследить добычу.

Всем было известно, что леди Элизабет уже не столь юна. До ее приезда в Лондон о ней ходило множество слухов. Но оказалось, каков бы ни был ее возраст, она совсем не походила на старую деву, как он надеялся. Говорили, что она поразила город, словно ураган.

Он плохо представлял себе, как она выглядит. Слуга, которого он нанял, чтобы следить за каждым ее шагом, рассыпался в поэтических сравнениях, расписывая ее лицо и фигуру. Впрочем, этого он и ожидал: слуга просто отрабатывал полученный за работу золотой. Какая жалость, что леди Элизабет оказалась столь привлекательной, потому что вокруг нее толпились не только всем известные охотники за богатым приданым, но и все романтически настроенные идиоты в Лондоне, наводнившие город ужаснейшими виршами в ее честь.

Постоянная суета вокруг столь заметной особы раздражала. Было бы намного проще, если бы ему пришлось ухаживать за низкорослой толстушкой с лицом, досаднейшим образом покрытым веснушками.

Кристиан одернул манжеты, направляясь в бальный зал. Первый же встреченный гость мужского пола смог сообщить ему о местонахождении леди Элизабет. Как и предполагал Кристиан, этот болван точно знал, где ее найти.

Леди Элизабет стояла па полпути между столом с закусками и дверями террасы. Удивительно, но вокруг не роились поклонники. Кристиан пристально вглядывался в девушку, подходя все ближе. Со спины она действительно отвечала восторженному описанию глупца слуги. Золотистые волосы, пленительные формы, затянутые в небесно-голубой шелк и кремовые кружева. Ее фигурка отличалась изяществом и приятной округлостью. Высоко поднятая копна волос струилась вниз золотыми кольцами.

Какая жалость – эта красавица состоит в родстве с его заклятым врагом! Он мог бы заняться ею просто потому, что она этого достойна. Но жизнь устроена так несправедливо!

Подходя ближе, он слышал, как она смеется, – ее подруга сказала что-то смешное. Он несколько замедлил шаг, наблюдая, как она двигается. Он годами совершенствовался в умении оценивать возможную жертву, наблюдая за ее жестами, движениями, манерой разговаривать.

В леди Элизабет не было особой застенчивости, как следовало ожидать. В ее позе угадывалось что-то чувственное. А в манере откидывать назад голову, когда она смеялась, в резком взмахе руки невольно проскальзывала порывистость и живость натуры.

Это была женщина, которая томилась и жаждала, – все ей было мало! Это он понял сразу. К сожалению, какая-то глубинная струна его души отозвалась ей навстречу.

Кристиан не сводил с девушки глаз. Совсем не такую женщину рассчитывал он увидеть. Его шпионы сообщали, что она ведет замкнутый образ жизни, из всех развлечений выбирая исключительно верховую езду в имении деда. Единственная живая душа, которая составляет компанию герцогу. Он предполагал, что она застенчивая пугливая простушка, которая вынуждена посвятить юные годы уходу за пожилым родственником. Такая станет легкой добычей.

Кристиану не приходило в голову, что она может оказаться чувственной красавицей, полной жизни.

Но, как бы то ни было, сейчас она была рядом – только руку протяни. Он ждал, пока в разговоре женщин не наступит паузы, а затем, как только представилась долгожданная возможность, промурлыкал:

– Можно пригласить вас на танец?

Леди Элизабет обернулась, взметнув вихрем подол платья. Он увидел ее изумленные глаза. И это случилось – он почувствовал влечение, сродни животному, столь могучее, что сердцу стало тесно в груди.

Он мог лишь стоять и смотреть. Как ему и рассказывали, она была красива. Но не настолько же! К этому он был совершенно не готов. Затаенная страсть угадывалась в огромных карих глазах, чувственном изгибе полного рта, восхитительной линии щек и шеи. Она была страсть и чистота, соблазн и желание, ум и нежная ранимость – все смешалось в ней одной. Словно прочитав его мысли, она кокетливо надула губки. Ему тотчас захотелось их поцеловать.

Кристиану вдруг открылась страшная правда. Он встретил женщину, запретную для его любви. Никогда он не уступит ей. Не допустит в свое сердце. Загадочная леди Элизабет была внучкой его злейшего врага, и он не забудет об этом, как бы ни рвалось его тело навстречу каждому ее движению.

Что же это, черт возьми? Сколько было у Кристиана любовных свиданий с самыми обворожительными и богатыми леди, пылких ухаживаний в их обитых плюшем каретах, но такого мгновенного и всепоглощающего желания он не испытывал ни разу.

Должно быть, она тоже почувствовала нечто похожее. Ее ресницы затрепетали, хотя она не проронила ни слова. Огромные карие глаза взволнованно блестели – как будто она его узнала.

Он догадался верно: это было именно узнавание. Как будто они встречались раньше, чего, разумеется, быть не могло. Он ни за что не забыл бы такую женщину, с копной густых золотистых волос, волнующим изгибом скул. Пока он смотрел на нее, его возбуждение нарастало столь стремительно, что вскоре в нем не осталось ничего, кроме жаркого всепоглощающего влечения.

Он что, с ума сошел, черт побери? Ведь это не обычная светская дамочка, которую можно затащить в постель, а потом забыть. Нет, это внучка его заклятого врага.

Может быть, это все объясняет? Вот почему закипели в нем чувства. Разумеется. Наверняка так! Он испытал облегчение. Теперь он смог даже поклониться.

– Полагаю, я забыл представиться. Позвольте сделать это сейчас. Виконт Уэстервилл.

– Ах! – воскликнула собеседница леди Элизабет, внезапно приходя в себя. У нее было вытянутое, немного лошадиное лицо, но глаза светились умом. – Уэстервилл! Сын Рочестера, неза… – Ее щеки вспыхнули румянцем.

– Да, – ответил он, нимало не смутившись. Что поделаешь, его происхождение вызывало некоторые сомнения, но он не делал из этого тайны. Только не из этого. В обществе подозревали, что отец подделал свидетельство о браке, благодаря чему, собственно, они с братом и стали законными наследниками. И эти подозрения были небезосновательны, хотя Кристиан, разумеется, не собирался кричать об этом на всех перекрестках. При жизни отец не сделал для сыновей ровным счетом ничего. И если на смертном одре он хотя бы попытался загладить свою вину перед ними – что ж, это справедливо.

Однако не время предаваться горестным воспоминаниям. Кристиан поклонился стоящей перед ним женщине, не в силах отвести глаз от прекрасного лица. Взял ее руку в перчатке и прижался к ней губами, чувствуя жаркое тепло ее тела сквозь тонкую ткань. Аромат ее духов кружил голову. Она пахла сиренью и розой – волнующий, притягательный запах. Его тело напряглось, и ему потребовалось собрать в кулак всю силу воли, чтобы хладнокровно произнести:

– Итак, леди Элизабет, потанцуем?

Ее рука непроизвольно сжала его пальцы, как будто она боялась, что он сейчас уйдет прочь. Но, помолчав немного, леди Элизабет тряхнула головой и отдернула руку.

– Нет, благодарю вас.

Он вопросительно приподнял бровь:

– Нет? Вы уверены?

Губы девушки дрогнули в слабой улыбке, и она сказала спокойным, звучным голосом:

– Нас не представили друг другу как положено. Следовательно, я не могу с вами танцевать.

У Кристиана возникло ощущение, что, несмотря на улыбку, она ускользнула от него, отгородилась стеной отчужденности. Из последних сил он старался удержать улыбку на лице, хотя, видит Бог, ему было сейчас не до веселья.

Девчонка нашла отговорку: не соблюдены светские приличия! Да это просто вызов! Он осторожно взглянул на ее подругу – та изумленно смотрела наледи Элизабет, не веря собственным ушам.

Кристиану даже стало смешно. Возможно, девица не так уж строга насчет правил хорошего тона. Что ж, он готов поиграть.

Сложив руки на груди, он посмотрел на нее сверху вниз и слегка приподнял брови.

– Нет, миледи. Нас не представили друг другу официально. Мы, стало быть, не можем даже заговорить друг с другом.

Она опустила глаза, длинные ресницы коснулись внезапно порозовевших щек.

– Милорд, – вдруг подала голос ее компаньонка, так энергично обмахиваясь веером, что он, казалось, сейчас вылетит из ее руки. – Таков порядок: следует дождаться, чтобы вас представило даме третье лицо, прежде чем приглашать ее на танец.

– Разумеется, но мне кажется, что леди не такова, чтобы очень уж строго настаивать на соблюдении традиций.

Его слова заставили леди Элизабет снова взглянуть ему в лицо.

– К какому же сорту дам, по-вашему, меня можно отнести?

– К тем, кто не выносит скуки.

Ответ, казалось, и позабавил, и разозлил ее. Он с удовольствием наблюдал, как в ней борются противоположные чувства. Наконец она с некоторым сожалением тряхнула головой:

– Милорд, вы совсем меня не знаете.

– Бет, – произнесла компаньонка предостерегающим тоном.

– Да? – Леди Элизабет повернулась к подруге.

Та переводила взгляд с Элизабет на Кристиана и обратно.

– Ты… хм… забыла кое-что.

Брови Элизабет сошлись на переносице.

– Что же?

Тогда компаньонка сделала нечто удивительное – она принялась стучать пальцем по губам. Леди Элизабет нахмурилась.

– Что? Ох! Действительно, я совсем запаниковала.

Она закусила губу, бросила на Кристиана быстрый взгляд и отвернулась.

Кристиан с трудом сдержался, чтобы не провести пальцем по ее нижней губке, слегка прикушенной белоснежными зубами. Проклятие, рот этой женщины создан для страсти.

– Извините меня, миледи. Что именно вы забыли? Могу я предложить вам свою помощь на тот случай, если вы что-то потеряли?

Подруга леди Элизабет кашлянула.

– Ничего страшного. Сегодня вечером леди Элизабет следует поберечь голос, если она… хм… вздумает петь. – Она махнула рукой. – Или… еще что-нибудь.

– Петь? Здесь, на балу?

Воцарилось неловкое молчание. Кристиан восхищался свежестью ее щек, грациозными линиями шеи. Просто смотреть на нее – уже счастье. Как жаль, что ее дед негодяй.

Он сжал зубы. Вот о чем ему следует думать. О том, что на самом деле представляет собой герцог Мессингейл и как он обрек мать Кристиана на чудовищную смерть в сырой темнице. Мысль о матери, всеми покинутой и умирающей от лихорадки, лишенной чести и состояния, поможет ему сдержать влечение к женщине, что стоит сейчас перед ним.

В эту минуту Элизабет украдкой взглянула на него сквозь ресницы. Глаза озорно блеснули. Но было в ее взгляде что-то еще… призывное и в то же время непорочное. В душе Кристиана робко шевельнулось сожаление. Прав ли он, затевая подобную штуку?

Черт возьми, о чем он думает? Так много лет он вынашивал этот план! Жизнь не оставила ему никакой другой возможности. Эта женщина – ключ к тайне смерти его матери. Придется немного подправить план. Ему предстоит соблазнять не деревенскую простушку, а красавицу, окруженную толпой поклонников.

Кристиан огляделся по сторонам и удивился: да где же они, ее кавалеры? Он был уверен, что таковые есть, выжидают где-то поблизости. Эта женщина слишком красива и богата, чтобы оставаться в одиночестве. Ему придется выделиться из толпы обожателей. Лучше всего казаться безразличным, загадочным, создать, насколько возможно, впечатление, что он сам желанная добыча.

Он склонил голову набок, смело встречая ее взгляд.

– Кто-то предпочитает безопасную скуку, а другой же смело идет навстречу приключениям. Какая же вы, леди Элизабет? Робкая девица, которая прячется в своей скорлупе, или загадочная женщина, охотница за удачей?

Бет кусала губы. Его слова воспламеняли, отзываясь дрожью во всем теле. Стоящего перед ней молодого человека никак нельзя было назвать скучным и пресным. Нет, он был намного утонченнее, чем все знакомые ей мужчины, но в то же время значительно умнее. Ее влекло к нему, он бросал ей вызов.

– Итак? – сказал он мягко, блеснув улыбкой, от которой захватывало дух. – Так кто же вы?

Бет позволила себе улыбнуться в ответ.

– Милорд, кто я – эт-то в-вас н-не к-касается.

Его изумлению не было предела, когда он услышал, что она заикается. Девушка внутренне содрогнулась. Печально, но у нее не было выбора. Слава небесам, Беатрис заметила ее промах, когда у нее все вылетело из головы.

Если Бет хочет, чтобы ее план удался, ей нужно без колебаний следовать задуманному. По крайней мере в самом начале игры. Она уже сумела напугать многих кавалеров, но предстояло отделаться еще от нескольких, на удивление упрямых.

Однако… она метнула быстрый взгляд на возвышающегося над ней мужчину и почувствовала невольное сожаление. Ей было безразлично, что подумают те болваны, что за ней волочились. Но быть лишенной дара речи перед этим красавцем… Ей было что ему сказать. Остроты, забавные комментарии так и вертелись у нее на языке.

Должно быть, Беатрис поняла, как ей жаль, потому что быстро сказала:

– Бет, даже не думай. – Она решительно захлопнула отделанный перьями веер. – Милорд, я компаньонка леди Элизабет и должна прервать этот разговор, пока никто не представил вас друг другу. – С этими словами она царственно кивнула молодому человеку, взяла Бет под руку и увела ее к столу с закусками.

– Право же, Бет! – пробормотала Беатрис. – Ты обязана мне своим спасением. Если бы не я, твой план потерпел бы сокрушительное поражение.

– Ничего подобного! – возмутилась Бет. Как гулко отдается в ушах ее собственный голос! Она оглянулась. Виконт стоял там, где они его оставили, одна рука небрежно опущена на бедро, взгляд устремлен на нее, на чувственных губах слабая насмешливая улыбка. Бет нерешительно улыбнулась ему в ответ.

Он отреагировал немедленно – лицо озарила веселая ухмылка. Бет чуть не задохнулась от радости. Что было в этом человеке особенного, что отличало его от всех присутствующих в зале мужчин? Он был такой… настоящий. Сильный. Он излучал уверенность, целеустремленность и едва сдерживаемую страсть. Казался высокомерным и пылким, гордым и неумолимым. Она читала это – и многое другое – в чертах его лица и понимала, что Он завораживает ее, как никто другой.

Беатрис дернула ее за руку, утаскивая на другой край стола.

– Отделались наконец! – Она оглянулась. – Прекрасно. К нему идет леди Камберленд. Она его заговорит. Эта дама не из тех, что упускают молодого красавца, попавшего к ней в сети, так что не стоит опасаться, что он пойдет за нами.

Бет встала на цыпочки. Беатрис оказалась права. Уэстервиллом завладела леди Камберленд, ухватив его за руку с видом собственницы.

– Смотри-ка, она просто повисла на нем!

– Она виснет на всяком, с кем заговорит.

– Знаю. Похоже, она… ох! У нее такой вырез на платье – еще немного, и она из него выпадет. – Бет презрительно фыркнула. – Разве можно так выставлять себя напоказ? Я бы ни за что…

– Боже правый! – воскликнула Беатрис. – Неужели он тебе понравился?

Бет с неохотой отвела взгляд от виконта.

– Разве я хоть слово сказала, что…

– Я вижу это по твоему лицу. Тебе лучше не трогать это лихо. Уэстервилл, может быть, и виконт, но его положение очень неопределенно. К тому же говорят, что его права на наследство весьма спорны. Даже ходят слухи, что… – Рот Беатрис сжался в тонкую полоску. – Ладно. Не стоит об этом.

– Что за слухи?

– Ничего особенного. Правда. Я что-то напутала.

– Лучше тебе рассказать все, что ты знаешь, прямо сейчас. Иначе я вытащу из тебя клещами все, что нужно, – и дня не пройдет. Ты не умеешь хранить секреты.

Беатрис вздохнула:

– Сама знаю. Но только если ты поклянешься, что оставишь этого человека в покое. Твой дедушка убил бы меня.

– Меня не интересует лорд Уэстервилл. – Для нее это было нечто большее, чем простой интерес. Ожидание. Предвкушение… но чего? Она не знала. – А если говорить о дедушке, его не касается, чем я занимаюсь.

Беатрис взглянула на нее испытующе. Как жаль, подумала Бет, что кузина так хорошо знает дедушку!

– Ну ладно. Конечно, это не его дело.

Бет снова оглянулась на виконта. Интересно, не так ли чувствовал себя дедушка, впервые встретив свою будущую жену? От этой мысли у нее сильнее забилось сердце. Но ведь она не влюблена! Может быть, заинтригована, но и только.

– Вот это поворот! – заметила Беатрис, качая головой. – Бет, между вами что-то произошло. Даже я это почувствовала, а я не особенно старалась. Да и не ожидала я такого.

Бет снова посмотрела на виконта. Склонив голову, он внимательно слушал, что говорит ему леди Камберленд. Ее рыжие кудри и его черные волосы – какое чудесное цветовое сочетание!

Внезапно у Бет заболела голова. Может, ее слишком взволновала встреча? Она не сводила глаз с виконта. В ее голове зрело решение. Пожалуй, ей следует изучить это странное ощущение. Убедиться, что, кроме физического влечения, здесь ничего нет.

– Бет, умоляю, ничего не делай сгоряча.

Бет недоуменно захлопала ресницами, глядя на кузину.

– Отчего ты решила, что я собираюсь что-то предпринять?

– Я знаю тебя с пеленок. И по твоему лицу вижу, что ты задумала какую-то каверзу. Такую ехидную гримасу я уже видела. Помнишь, ты просила меня постоять в карауле, когда захотела увести одну из новых лошадей деда?

– Я просто хотела покататься, а потом вернуть лошадь назад в конюшню. – Бет усмехнулась. – Это ведь не воровство.

– Дедушка так не посчитал. Особенно когда необъезженный конь тебя сбросил – я была уверена, что ты убилась до смерти. Счастье, что ты не разбила голову о камни. А твой дед… – Беатрис поежилась.

– Он вечно чем-нибудь недоволен.

– Вот именно! Я уже достаточно насмотрелась. Не хочу испытывать судьбу и дальше. – Беатрис поймала пристальный взгляд Бет. – Пообещай, что откажешься от своей затеи, какой бы она ни была.

Бет почти готова была отступиться, когда вдруг заметила, что к ним направляется надменный граф Вильерс. Если ее хитрость не удастся, то, весьма вероятно, она закончит тем, что ее закуют в кандалы, выдав замуж за кого-нибудь вроде графа. Прискорбное будущее, если не сказать больше.

Она кинула грустный прощальный взгляд на красавца виконта. Он посмотрел ей в глаза, глядя поверх головы леди Камберленд.

Бет поняла: еще минута, и она, забыв о приличиях, бросится к нему. Ей стоило немалых усилий овладеть собой. Ни разу в жизни ей не было так трудно! Мысли путались. Наконец она смогла отвернуться и вымученно улыбнуться кузине.

– Хорошо. Обещаю, что выброшу из головы этого виконта. Беатрис покачала головой и недоверчиво усмехнулась, в свою очередь тоже взглянув на виконта.

– Я тебя даже не особенно виню. Такой красавчик, а то, что про него говорят… – Беатрис быстро посмотрела на Бет и отвернулась.

– Что же говорят?

Беатрис вздохнула:

– Ты права. Раньше или позже ты все равно вынудишь меня рассказать. До того как унаследовать титул, Уэстервилл был вроде заблудшей души, скитающейся по свету. Его мать обвинили в предательстве, и она умерла в тюрьме. Его отцом был граф Рочестер, который вовсе не желал его знать. Тем более все были поражены, когда на пороге смерти граф вдруг вспомнил, что действительно был женат на матери Уэстервилла и произвел на свет двух законнорожденных сыновей.

– Разумеется, никто не поверил этой истории!

– Но и доказать обратное невозможно. Герцог представил все необходимые документы и свидетеля заключения брака – священника, совершившего брачную церемонию.

– Не может быть!

– О да! И самое загадочное – где же обретался виконт все эти долгие годы, пока не получил титул? – Беатрис понизила голос: – Говорят, он был разбойником!

– Что? – Бет опять посмотрела на Уэстервилла. У него уже была новая собеседница, на сей раз брюнетка, в прическе которой сверкали сапфиры. Он нагнулся к ней, стараясь не пропустить ни слова – музыка играла очень громко, – и черные пряди падали ему на лоб. Бет присмотрелась внимательнее. Бесспорно, его можно назвать самым щегольски одетым мужчиной из всех присутствующих, и все же было в нем что-то… дикoe, неукротимое. Бет поежилась. – Это я легко могу себе представить.

Беатрис кивнула:

– И я тоже. А еще говорят… Ох, черт! Сюда идет этот французский граф. Умоляю, заикайся изо всех сил. Терпеть не могу этого типа.

Бет скорчила гримасу:

– Самодовольный осел.

– А как ему нужна богатая жена! Может, в придачу к заиканию тебе стоит еще изобразить нервный тик?

– Я бы бросилась на пол в припадке, если бы помогло. Этот человек – сущее наказание.

Беатрис не успела ответить – граф уже был подле них. Следующие долгие минуты ушли у Бет на то, чтобы, заикаясь, ответить на его любезности. Ей стоило больших усилий не рассмеяться, когда Беатрис принялась прозрачно намекать графу, что заикание не самая большая беда Бет.

А еще ей ужасно хотелось посмотреть, чем там занят виконт. Да, этот человек опасен, призналась она самой себе. Но как же нелегко избежать его влияния!

Наконец появилась леди Клермонт. Она взмахнула ридикюлем, отсылая графа прочь. Ридикюль стал заметно тоньше, чем до того как леди удалилась в карточный салон. Бет была очень рада, что они едут домой. Она условилась с Беатрис о встрече на следующее утро и вскоре уже сидела в карете леди Клермонт.

Они прибыли в лондонский особняк Мессингейлов, и Бет пожелала ее светлости спокойной ночи. Оказавшись в своей спальне, девушка поспешно разделась, провела несколько раз щеткой по волосам, натянула ночную сорочку, скользнула на прохладные простыни и задула свечу. Только теперь, в полой темноте, Бет могла без помех предаться сладким воспоминаниям. Ах, эти зеленые глаза в окружении густых ресниц! А разве можно забыть его очаровательную улыбку – одним уголком рта?

Глава 4

При надлежащем старании хороший слуга почти всегда прав, что нелегко вынести его хозяину или хозяйке.

Ричард Роберт Ривс. Искусство быть образцовым дворецким.

Несколькими часами позже Кристиан вернулся домой, вполне довольный проведенным с пользой вечером. Он отлично видел, что леди Элизабет то и дело бросает на него взгляды. Изучая человеческую природу, он усвоил одну вещь. Людям свойственно домогаться того, чем восхищаются другие. Поэтому, когда компаньонка леди Элизабет увлекла ее прочь, он начал усиленно флиртовать с женщинами – пусть полюбуется! Ему было все равно, что это были за женщины. Высокие или низенькие, полные или стройные, красивые или не очень – ни одна из них не могла сравниться с Элизабет. Вот это его изрядно тревожило.

Прибыв домой, он встретил у входа Ривса. Кристиан позволил дворецкому снять с себя пальто.

– Добрый вечер, Ривс!

– Сейчас далеко за полночь, милорд. Лучше сказать – доброе утро.

– Если уж быть точным, сейчас около трех. Так что с добрым утром.

Ривс передал пальто стоявшему рядом лакею и дождался, пока тот не удалится. Когда в холле никого, кроме них двоих, не осталось, Ривс спросил у Кристиана:

– Вы пойдете к себе прямо сейчас? Или нужно предложить вам что-нибудь закусить, чтобы восстановить силы после кутежа?

Кристиан усмехнулся:

– Я совсем не голоден и вовсе не хочу спать. Полагаю, я выпил бы бокал портвейна.

Вы сделаны из железа, милорд, – сухо заметил дворецкий.

– Благодарю. – Он направился в библиотеку. – Есть новости от Уилли?

– Да, милорд. На столе лежит письмо.

– Превосходно. – Кристиан подошел к письменному столу и взял конверт.

Ривс следовал за ним по пятам, в почтительном молчании наблюдая, как хозяин надрывает конверт и принимается за чтение.

– Отлично! – воскликнул Кристиан, бросая письмо. Он заметил выражение лица дворецкого.

– Простите, милорд. Я несколько удивлен. Мистер Уилли умеет писать?

– Я сам научил его. Очень способный парень наш Уилли.

– Уверен в этом, милорд.

– Он приезжает завтра. У него есть что нам сообщить. – Кристиан задумчиво покачал головой. – Кажется, наши опасения подтвердились.

Ривс подошел к камину, где все было наготове, чтобы развести огонь. Он взял с каминной полки трут, и языки пламени весело заплясали, пожирая свежие поленья. По комнате поползла теплая волна. Повозившись с печной заслонкой, дворецкий направился к буфету с напитками. Налил бокал портвейна и подал его Кристиану.

Тот принял бокал с благодарной улыбкой и опустился в кресло возле камина. Сделал большой глоток. Янтарного цвета жидкость приятно согревала.

– Отличное вино. Почти не уступает тому, что мы взяли с грузом, украденным у итальянского графа в окрестностях Бата.

– Прошу вас, милорд. Не следует предаваться подобным воспоминаниям.

Кристиан сверкнул дерзкой улыбкой:

– Постараюсь.

– Благодарю вас, милорд. Только скажите, где же тот портвейн, который вы, так сказать, добыли?

– Я его выпил.

Ривс был шокирован.

– Выпили все сами?

Кристиан подумал с минуту.

– Ну… в общем, да. Почти весь.

Дворецкий вздохнул:

– Иногда вы очень напоминаете отца. Хорошее настроение Кристиана улетучилось без следа.

– Буду премного благодарен, если вы не станете упоми нать о нем. По крайней мере пока я не выпью до дна бутылку-другую.

Ривс поклонился, мудро воздержавшись от дальнейших замечаний. Кристиан так крепко стиснул зубы, что у него затомило челюсть. Его отец, покойный граф Рочестер, никогда не признавал ни его самого, ни его брата-близнеца. Посылал некоторые суммы на их содержание, вот и все.

И что еще хуже, мать обвинили в преступлении, которого она не совершала, и засадили в темницу. Кристиан с братом писали отцу, умоляя вмешаться. Ответа не было. Потом, когда мальчики окончательно обнищали, их наставник продал их армейским вербовщикам. Тристан помог младшему брату бежать, но его самого постигла неудача. Его отправили во флот. Претерпев немало злоключений, он полюбил море и свою новую жизнь. На это ушли долгие и мучительные годы. Тем временем Кристиан остался совершенно один.

Ему было всего десять, и он был смертельно напуган. Кое-как он добрался до Лондона, чуть не умерев с голоду во время долгого пути. Потом научился хватать все, что плохо лежит. Добравшись до тюрьмы, мальчик узнал, что мать умерла в горячке всего несколько дней назад, не выдержав лишений. Уличный мальчишка, совершенно одинокий, Кристиан был вынужден каждый день искушать судьбу. Чтобы выжить.

Как ни странно, даже в часы мрачного, безнадежного отчаяния, в самые черные ночи ему представлялось, как приезжает отеи, спасает его и брата, а главное – освобождает из темницы мать. Утро развеивало грезы – это были только сны, ничего больше.

Кристиан поймал на себе пристальный взгляд дворецкого.

– Никогда больше не сравнивайте меня с отцом. Я не позволю оскорблять себя в собственном доме.

Ривс покорно вздохнул.

– Не могу взять в толк, отчего вы так плохо думаете об отце? Он беспокоился о вас и вашем брате – на свой манер, конечно.

– Не слишком баловал он нас своей заботой, да и опоздал немного.

– Очень верно сказано, милорд. По многим причинам вашего отца не назовешь ответственным родителем. Да, ему следовало уделять детям гораздо больше внимания. Но вы не можете обвинять его в смерти матушки. В тот момент его не было в Англии, он ничего не знал о ее злоключениях.

– Если бы ему было не наплевать, он сделал бы так, чтобы она сообщила ему о себе. Чтобы мы все могли дать ему знать.

– У покойного графа было множество недостатков. Я не могу оправдать его родительское пренебрежение – оно было слишком очевидно. Но он знал, чего стоят его имя и титул. Полагаю, в этом вам следует поучиться у него. Только так вы сможете вырвать состояние из цепких рук попечителей.

– Я уже встречался с этими господами, и мои элегантные манеры произвели на них глубокое впечатление, – сказал Кристиан с ноткой горечи в голосе. – Они просто дураки. Манера повязывать галстук для них важнее, чем свойства характера. Они с легкостью разрешат мне вступить в права наследства, если я не окажусь безнадежным болваном.

– Надеюсь, вы правы, милорд. Боюсь, однако, не ошиблись ли вы в оценках. Закадычные дружки вашего отца не лучшим образом подходят для того, чтобы доверить им распоряжаться состоянием.

Вот еще пример отцовского эгоизма – нелепые условия его завещания! Титул полагалось наследовать Тристану, а Кристиану не доставалось ничего. Состояние же переходило в их руки только при полном согласии попечителей.

Кристиана раздражало, что приходится иметь дело с людьми слабохарактерным и глупыми. Ни один из них не прожил бы и дня, окажись он перед лицом необходимости самому заботиться о себе. Однако Кристиану было не привыкать к борьбе. Сердце окаменело. Отцовское пренебрежение по большому счету пошло ему во благо. Жизнь оказалась жестоким, но мудрым учителем.

Кристиан полагал, что ему следует благодарить небо за внезапную перемену в душе старого графа. Уже в преклонных летах он женился на молодой девушке в надежде иметь наследников. Дети не появились. Гордому графу была ненавистна мысль, что титул и состояние достанутся дальним родственникам, и он спешно сфабриковал документы и даже отыскал человека, бывшего якобы свидетелем его тайного венчания с матерью Кристиана. Таким образом, графский род не был прерван – благодаря тем, кого он так успешно вычеркнул когда-то из своей жизни. Благодаря незаконнорожденным сыновьям.

Но так как мальчики были предоставлены сами себе, с тех пор как им исполнилось десять, у графа возникли опасения, что они не обладают навыками жизни в хорошем обществе и станут посмешищем в глазах света. Этого он не перенес бы. Он вызвал Ривса, самого преданного своего слугу, вручил ему сверток с деньгами и наказал привести Кристиана и его брата в надлежащий вид.

Кристиан ненавидел попечителей. Ему претила мысль, что он вынужден лицемерить, как и они. К несчастью, он отчаянно нуждался в деньгах отца. И не только он. Тристан, его брат, также полагался на него.

Тристан, как старший сын, унаследовал титул. Но никто из доверенных лиц отца не счел бы приемлемым его брак. Волей обстоятельств, связанных со смертью ее первого супруга, Пруденс оказалась замешанной в ужасном скандале. Теперь она никак не годилась на роль графини.

Таким образом, Тристан возложил все надежды на брата. Кристиан был обязан выиграть сражение – ради них обоих. Такая ответственность несколько осложнила выполнение задуманного Кристианом плана. Теперь он обязан был играть по правилам, диктуемым обществом.

Ривс как будто прочитал мысли хозяина. Он слегка улыбнулся и заметил:

– Ни разу не доводилось мне видеть человека, который был бы столь счастлив отдать состояние другому.

– Я обещал, что дам деньги на приют для больных моряков. Я не в силах его обмануть. – Кристиан слабо улыбнулся. – Хоть так я могу отплатить брату. Я бы сделал для него что угодно, если бы он позволил!

– Он вполне доволен тем, как все сложилось. – Дворецкий на минуту замолчал. – Может быть, вы тоже найдете свою леди Пруденс, милорд. Могу представить, что за выбор вы сделаете.

Меньше всего нужна ему жена. Он вел жизнь бродяги, переезжая из одной гостиницы в другую, имея при себе лишь самое необходимое. Он снимался с места, как только начинало пахнуть жареным. Из Лондона он тоже уедет, едва свершится месть.

Может быть, он отправится в Шотландию, прихватив с собой Уилли. Полюбуется природой, испытает волнующий холодок в жилах, выходя в сумерках на поединок. Кристиан потер кончики пальцев. Ему представилось, как он проводит ладонью по гладкой холодной стали своей шпаги.

Скоро. Как только он закончит дело.

Кристиан посмотрел на свой бокал.

– Спасибо, Ривс. Этот портвейн – именно то, что нужно.

– Я распорядился, чтобы сюда привезли кое-что из запасов старого графа. Думал, что вам будет приятно. На этом настоял ваш брат.

Кристиан снова посмотрел на бокал. Брат нашел приют в чудесном доме на дуврском утесе, высоко над морем. Рядом с ним неотлучно была жена. Кристиан прекрасно знал, каким мучительным бывает одиночество, и умел ценить компанию.

Но любовь? Настоящая любовь? Как ни тяжелы муки одиночества, они ничто по сравнению с пыткой предательства. Он собственными глазами видел, что делает с человеком так называемая любовь. Как редко она оправдывает надежды! Влюбиться означает стать слабым, уязвимым. Жизнь влюбленного зависит от капризов того, кого он любит. Кристиан видел, как его мать, сильная, красивая, уверенная в себе, превратилась в ранимую, готовую расплакаться в любой миг женщину. Она позволила отцу распоряжаться своей судьбой, и к чему это привело? Ее назвали предательницей, лишили чести и состояния, заточили в темницу.

Кристиан размышлял, медленно потягивая портвейн. Будь он проклят, если впустит кого-нибудь в сердце и станет слабым и жалким.

Часы начали отбивать удары.

Ривс сказал:

– Боюсь, уже поздно. Распорядиться, чтобы вам приготовили постель?

– Еще минуту.

– Разумеется, милорд.

Кристиан налил еще.

– Ривс, вы лучший дворецкий на свете.

– Как будто у вас было много дворецких, милорд. Возможно ли это, если вы скитались по гостиницам?

Кристиан усмехнулся:

– Не все женщины из богатых карет ограничивали себя поцелуем. Осмелюсь сказать, что я перебывал в половине будуаров Лондона.

Ривс возвел глаза к потолку.

– В чем дело?

– Ничего, милорд. Вы сказали, что не потерпите, чтобы я сравнивал вас с отцом…

– Отлично, – перебил Кристиан. Он заерзал в кресле, потирая занывшие вдруг кончики пальцев.

– Именно, милорд.

Ривс подошел к буфету и достал небольшую деревянную шкатулку. Внутри обнаружились тонкие сигары.

– Милорд, я купил эти сигары сегодня утром на рынке. Кристиан выбрал сигару и стал рассеянно перекатывать ее между пальцами. По комнате поплыл тонкий аромат.

– Благодарю. Вы опять угадали мои желания.

– Это не так трудно, стоит лишь понять, что за оригинальные мысли теснятся в вашей голове. «Я хочу выпить», «Вот бы выкурить хорошую сигару» или «Интересно, носит ли леди Бертрам ту шелковую сорочку, вышитую крошечными цветочками?»

Кристиан медленно перевел взгляд на дворецкого.

– Прошу прощения. Вот это последнее – вы о чем?

Ривс поджал губы.

– Последнее – что?

– Последнее из ваших изречений.

– После «Вот бы выкурить хорошую сигару»?

– Да, – мрачно ответил Кристиан.

– Гм… Дайте подумать. Полагаю, я сказал: «Интересно, носит ли леди Бертрам ту шелковую сорочку, вышитую крошечными цветочками?»

– Вы-то откуда знаете про леди Бертрам?

Ривс сунул руку в карман куртки и достал аккуратно сложенный кусок шелка.

– Сорочка ее светлости. На подоле монограмма. Я нашел это под сиденьем кареты и отдал в стирку. Я подумал, может быть, вы захотите вернуть ее хозяйке. Разумеется, когда она снова отправится на загородную прогулку.

Кристиан взял сорочку и бросил на стоящий рядом столик.

– Спасибо, Ривс, – сухо поблагодарил он. – Вы просто незаменимы.

– Пустяки, милорд. Могу я поинтересоваться, вы добились сегодня успеха?

– Вполне. – Кристиан наблюдал, как янтарная жидкость в бокале отражает пламя свечей. – Когда я узнаю, что мне нужно… это будет мой главный успех.

– Разумеется, ведь это так разнообразит жизнь – соблазнить невинную девушку.

Кристиан поперхнулся. Ривс хорошенько стукнул его по спине.

– Черт! – Кристиан потер плечо, глядя на Ривсаво все глаза. Тот взял графин и спокойно понес его назад в буфет.

– Я просто хотел привести вас в чувство, милорд.

– Привести меня в чувство! С чего вы решили, что мне это нужно?

Ривс вскинул брови.

– Я не нуждаюсь в вашей помощи. – Кристиан сунул сигару в рот, забыв ее зажечь. – Ради всего святого, Ривс. Если хотите что-то сказать, так говорите.

Ривс переминался с ноги на ногу.

– Зачем такой тон, милорд?

Кристиан нахмурился.

– Не беспокойтесь, милорд. Я оставлю свои соображения при себе, как то приличествует человеку моего положения. Не пристало осложнять жизнь вашему сиятельству бессмысленным ворчанием, которое вам неинтересно слушать.

Кристиан приподнял бровь.

– Вы все сказали?

Дворецкий поджал губы.

– Нет, не все.

– Так я и думал. Ну, выкладывайте, в чем дело?

Дворецкий демонстративно вздохнул.

– Очень хорошо, милорд. Но только потому, что вы настаиваете, так…

Кристиан фыркнул.

– …я скажу. Не знаю, что мне кажется более отвратительным. То ли, что вы хотите совратить непорочную девицу… – Ривс закрыл глаза и отвернулся. – Толи этот жилет.

– А чем вам не угодил мой жилет? Черный шелк в этом сезоне… Погоди-ка. У меня и в мыслях не было совращать невинную девушку.

– Какое счастье! Должно быть, я ослышался. Мне показалось, что в карете, по дороге домой, вы сказали, что собираетесь завести интрижку с леди Элизабет, внучкой герцога Мессингейла. Простите, милорд. В последнее время у меня что-то со слухом.

– Я собираюсь завести интрижку с леди Элизабет, как вы изящно выразились, Ривс. Но разве это совращение?

Ривс, казалось, был сбит с толку.

– Мы говорим об одной и той же леди Элизабет, дебютирующей в этом сезоне?

– Да, но наша дебютантка отнюдь не юная девушка лет семнадцати. Ей двадцать пять. В тот год, когда ее полагалось представить свету, умер ее дядя. Поэтому дебют отложили.

Ривс невозмутимо смотрел на хозяина. Кристиан отставил бокал:

– Не смотрите на меня так. Она далеко не юная неопытная девушка. Если хотите знать, я еще не встречал столь уверенной в себе особы.

– Вот как?

– Именно. Впрочем, это не важно, ведь я не имею намерения соблазнять кого бы то ни было. Но если не останется другого способа… Кристиан взглянул на дворецкого. – Я просто прикинусь ее воздыхателем.

– А если леди Элизабет уступит вашим показным ухаживаниям?

– Этого не случится. У нее есть кузина, настоящий дракон в юбке, несущая при ней неусыпный караул. Так что добродетель нашей дамы надежно защищена. Даже от меня.

– Рад, что герцог понимает, как опасно отправлять молодую леди в город, где так много, – Ривс быстро окинул Кристиана взглядом с ног до головы, – волков.

Кристиан ухмыльнулся:


– Вы называете меня волком, Ривс?

– Как я смею, милорд? Это было бы непростительной дерзостью.

– Ну, раньше вас это не останавливало. – Кристиан сверлил дворецкого взглядом, а потом вздохнул. – Наверное, придется раскрыть вам мой план, иначе вы будете считать меня совсем уж чудовищем.

– Ну, не таким уж чудовищем… – С графином в руке Ривс подошел к креслу Кристиана, чтобы подлить вина в бокал. – Впрочем, вы почти угадали.

– Спасибо, – ответил Кристиан сухо.

– Не за что, милорд. Если вы не хотите быть со мной честным, я, разумеется, продолжу собирать сведения обычным путем.

– Что вы имеете в виду?

– О чем-то вы проговоритесь сами, что-то расскажут другие слуги. У стен есть уши.

– Так вы подслушиваете?

– Не я, милорд, – ответил Ривс с оскорбленным видом. – Лакеи.

Кристиан вытащил сигару изо рта.

– Все лакеи это делают, милорд. Даже я подслушивал, когда служил в лакеях. Однако это дело прошлое.

– Полагаю, теперь, когда вы стали дворецким, эта малопочтенная обязанность вменена подчиненным?

Ривс поклонился:

– Вы очень проницательны, милорд.

– Благодарю, – ответил Кристиан с ехидной улыбкой. Затем покачал головой. – Вы неисправимы. Интересно, как отец вас терпел?

– Ну, это совсем просто, милорд. Меня подводит память. Ваш батюшка довольно регулярно приказывал мне убираться, но увы! Каждый раз я забывал собрать вещи. Через день-другой он снова приходил в хорошее расположение духа и был рад иметь меня под рукой. Вы ведь знаете, у меня талант обеспечивать хозяину некоторую роскошь. Его светлость считал, что это весьма кстати.

Кристиан разглядывал кончик сигары.

– Так вот к чему портвейн и сигары? Вы хотите стать незаменимым.

– Да, – сказал Ривс так, словно просил прощения.

Кристиан развеселился.

– Ривс, у вас полная колода козырей, – сказал он со смешком.

– Благодарю, милорд. Комплимент из уст бывшего разбойника с большой дороги дорогого стоит. – Ривс смущенно кашлянул. – А теперь, милорд, вернемся к вашему плану.

– Ах да. – Кристиан встал, подошел к письменному столу и открыл верхний ящик. – Все очень просто. Как вы знаете, моя мать умерла в Ньюгейтской тюрьме.

– Мне известен этот печальный факт, милорд. Ваш брат рассказал, что случилось с вами обоими, когда вам было по десять лет. Как вашу мать бросили в тюрьму, обвинив в предательстве.

– Да. Раньше мы были вместе, Тристан и я, но потом…

Воспоминания о том дне снова разбередили душу. Он помнил, какой твердой и холодной оказалась земля, на которую он упал, выскочив в окно гостиницы. Помнил, как кричал Тристан, отчаянно сражаясь за свободу, понимая, что ему не выиграть этой схватки. Потом, ничего не зная о судьбе брата, он мерз и мок до нитки по ночам, пробираясь в Лондон, чтобы найти мать. А когда добрался до Лондона…

Кристиан закрыл глаза, пытаясь погасить мучительные воспоминания прошлого, эхом отдающиеся в ушах. Постепенно зловещие образы таяли. Сделав глубокий вдох, он открыл глаза.

Ривс спокойно наблюдал за ним, стоя на другом конце комнаты.

– Мне жаль, милорд.

– Ничего, – ответил Кристиан смущенно. Он вытащил из ящика стола старинную шкатулку. – Наш опекун продал нас с братом. Ему нужны были деньги – он слишком увлекался кapтами. Тристан принес себя в жертву, дав мне время, чтобы сбежать. Его отправили на флот.

– А вы исчезли.

Кристиан горько усмехнулся:

– Я рассеялся как дым, опустившись на лондонское дно.

– Не знаю, что происходило с вами в те годы, но, думаю, приятного было мало.

– Приятного? – Кристиан даже рассмеялся. – Вы и в самом деле мастер преуменьшать, Ривс.

– Этот дар просто необходим мне по роду занятий, милорд. Счастлив, однако, что вы сохранили гордость и уверенность в себе, что бы ни выпало вам вынести в детские годы.

Кристиан пожал плечами – согласиться с Ривсом и в то же время сбросить давящее чувство с души.

– Да. А теперь я собираюсь доказать невиновность матери и восстановить ее доброе имя. Ее назвали предательницей налом основании, что она вела торговлю с французами. Обвинения были сняты, но к тому времени она уже умерла, в заточении, всеми покинутая. Кто-то же обвинил ее! Думаю, этому человеку была выгодна ее смерть. И он нашел удобный способ расправиться с ней, не замарав при этом рук убийством.

– Можно поинтересоваться, как вы собираетесь найти этого человека?

– Разумеется. – Кристиан открыл шкатулку. Внутри лежали украшенная разноцветной эмалью табакерка и связка писем, перехваченная розовой лентой, а также сломанный брелок от часов. – Вот все, что осталось от мамы.

Пальцы Кристиана перебирали письма.

– Добравшись до Лондона, я сразу же отправился в Ньюгейт. Оказалось, матери не было в живых уже две недели. Ее жизнь унесла тюремная лихорадка. – Кристиан закрыл глаза. Отчаяние нахлынуло на него, как и тогда, много лет назад. Безнадежность и горький привкус смерти и поражения. – Нашелся тюремщик, который отлично ее помнил. У него осталась эта шкатулка, и он продал ее мне.

Шкатулка досталась ему за десять пенсов. По нынешним временам смешная сумма, по для умирающего с голоду десятилетнего мальчугана это было все равно что десять тысяч фунтов. Во что бы то ни стало ему хотелось сохранить что-то на память от мамы, и он отправился добывать деньги. Пришлось употребить все силы и хитрость, а заодно расстаться с невинностью и последними иллюзиями. Он успел вовремя – и шкатулка с лежащими в ней сокровищами перешла в его руки.

Ривс нарушил царящую в библиотеке тишину:

– Уверен, ваша мать была бы счастлива, что ее вещи теперь в руках сына.

– Она была в Ньюгейте, Ривс! И никто не мог ей помочь. В том числе и те, кого она считала друзьями. Ее любовник. И даже тот, кто дал жизнь мне и Тристану. – Кристиан отмахнулся от возможных возражений: – Да знаю я, знаю. Отец, если он достоин так называться, может быть, и захотел бы ей помочь. Но он сам вычеркнул себя из ее жизни и был слишком далеко.

Ривс кивнул.

– Как бы то ни было, она осталась одна. Ей пришлось продать драгоценности, чтобы ее поместили в камеру, где было сравнительно сухо. Когда деньги закончились, мама продала одежду. Даже туфли! Она осталась в лохмотьях и ни – с чем.

К горлу подступали рыдания. По опыту Кристиан знал, что единственный способ успокоиться – это в который раз позволить боли и отчаянию опять всколыхнуть душу. Потом буря уляжется сама собой. Он сделал глубокий вдох и погладил письма, узел ленты, который она завязала собственными руками, простой жест принес ему некоторое облегчение. Ривс деликатно кашлянул.

– В письмах говорится о ком-то, кто повинен в ее злоключениях?

Кристиан помедлил с ответом.

– Есть письмо, отправленное неким Синклером. Оно почти как исповедь. Почерк выглядит нарочно искаженным буквы слишком высокие. Вот почему я думаю, что настоящее имя писавшего скрыто под вымышленным. Этот Синклер признается, что представленные Королевскому суду свидетельств против матери были ложными.

– Значит, кто-то упрятал ее за решетку, а потом начал каяться?

– Это было не раскаяние. Тон послания насмешливый. Думаю, его написали, чтобы жесточайшим образом поиздеваться. Письмо-то подлинное, а вот почерк подделан, и использовать его для своего оправдания в суде она не могла.

– Значит, никакого следа, ведущего к разгадке…

– Нет, след есть, и он ведет к герцогу Мессингейлу, деду леди Элизабет.

– Каким образом?

– Я показал письмо одному моему другу, большому знатоку всяких посланий.

– Милорд… – Ривс нахмурился. Кристиан фыркнул:

– Он сочиняет подложные письма, один из лучших в своем деле.

– Ах так!

– Он взял особый порошок и посыпал им письмо. И тогда мы увидели на бумаге слабый след букв. Это был оттиск фамильного кольца-печатки герцога Мессингейла. Письмо было написано в доме Мессингейлов!

– Понятно. А что сообщает мастер Уильям?

– Я отправил его на поиски священника, который посещал мать на смертном одре. Уилли едет сюда. Похоже, он узнал что-то важное, подкрепляющее мои подозрения насчет герцога.

Ривс поджал губы.

Полагаю, нет смысла пытаться уговорить вас искать другой способ проникнуть в дом герцога, нежели с помощью леди Элизабет?

– Нет. Герцог – настоящий затворник. Леди Элизабет – моя единственная надежда. – Кристиан захлопнул крышку шкатулки и осторожно вернул ее на место в ящике письменного стола. – У меня нет пока решающих доказательств. Признаю. Но чем тщательнее я пытаюсь отделить зерно истины от плевел, тем чаще мысленно оказываюсь на пороге дома Мессингейлов. – Кристиан сурово посмотрел на дворецково. _ Он явно замешан в этой истории. Остается выяснить подробности.

– Это дело чрезвычайно трудное и деликатное, милорд.

– Вы и понятия не имеете, насколько трудное! Но я не остановлюсь, пока не докопаюсь до сути. Я узнаю правду, всю, целиком.

Он задумчиво провел пальцем по выщербленному ребру шкатулки. Наверное, разгадка близка, но хитросплетения лжи в течение многих лет скрывали ее от пытливого взгляда. Но он сорвет паутину. Он должен сделать это ради матери. Вспомнив, что дворецкий наблюдает за ним, Кристиан деланно улыбнулся:

– Вот теперь пора на отдых. Каждый четверг леди Элизабет отправляется в парк на конную прогулку.

– Вы ведете наблюдение за ее домом?

– Я и еще куча решительно настроенных поклонников. Леди весьма богата. Вот не ожидал, что именно сейчас ее решат вывести в свет. – Кристиан пожал плечами. – Впрочем, какой прок от плана, если не умеешь вовремя подогнать его под новые условия?

– Да, милорд. Вижу, что именно умение приспособиться к обстоятельствам и хранило вас все эти годы. Однако мне остается лишь гадать… что будет, если показные ухаживания вызовут у леди Элизабет ответные чувства к вам? Вы порвете отношения?

– Видели бы вы ее вчера, так знали бы – она не из тех, что позволяют себе бездумно влюбиться. Поэтому, невзирая на мои намерения…

– Надеюсь, это так, милорд. – Ривс направился к двери. – Распоряжусь, чтобы вашу спальню приготовили немедленно, раз уж вам рано вставать. – Поклонившись, Ривс вышел.

Кристиан ждал, пока за дворецким не затворится дверь. Потом он с тяжелым вздохом закрыл ящик, погладив еще раз напоследок крышку шкатулки. Здесь находится тот, кто предал мать, – осталось протянуть руку. Кристиан чувствовал в себе небывалую силу, которая поможет победить того, кто обездолил его и поверг его семью в прах.

Он обрезал кончик сигары и взял огниво. Откинулся в кресле, положив вытянутые ноги на маленький столик. Пройдет неделя, другая. Что они принесут? Похоже, всю жизнь, начиная с десятилетнего возраста, он шел к этому решающему моменту. Он насладится этим поединком умов, положит душу и тело на алтарь победы.

Кристиан выпустил колечко дыма, наблюдая, как призрачный круг взмывает ввысь и медленно рассеивается. Час был поздний, но он вовсе не чувствовал усталости. Внутри все ликовало. С тем же самым ощущением он, бывало, скакал на лошади навстречу приключению. Копыта выбивали громовую дробь, на боку болтались шпага и пистолет, а впереди маячила карета с толстым богатым джентльменом внутри. Только на сей раз его оружием станут не шпага и не пистолет, но ум, а также невольная помощь одной прекрасной дамы.

К собственному изумлению, Кристиан вдруг улыбнулся. Откинув голову на высокую спинку кресла, он выпустил еще одно дымовое кольцо, побольше. Серебряный круг лениво плыл по воздуху, поднимаясь к потолку. С минуту его хорошо было видно на фоне горчичного цвета краски, а потом он исчез. Кристиан довольно кивнул. Он готов. Время пришло – его время.

Так пусть грянет битва.

Глава 5

Джентльмен никогда не обнаружит перед женщиной своих потребностей. Если, разумеется, речь не идет об обеде. Прискорбно, однако даже высшая знать уравнивается с простолюдинами в том, что касается бифштекса.

Ричард Роберт Ривс. Искусство быть образцовым дворецким

– Ты только посмотри! – Бет кружилась по комнате, и юбки с шелестом взлетали вверх. Она улыбнулась горничной. – Мне так нравятся эти новые платья!

Особенно приятными ей показались цвета – нежно-голубой и кипенно-белый, насыщенный розовый и бледно-зеленый. Они оттеняли ее природные краски, и она чувствовала себя свежей, как весенний воздух.

Анни фыркнула:

– У вас достаточно платьев для приданого, да только вам оно не нужно.

– Нужно. Только время еще не пришло.

– Никак не возьму в толк, отчего вы не хотите выйти замуж как можно быстрее, – сказала Анни. – Нелегко подцепить хорошего мужчину. Я так хватаю их где только встречу.

– Вот почему ты побывала замужем уже четыре раза.

– Пять, считая того датчанина, что я встретила в Шривс-порте. – Анни задумчиво выпятила губу. – Я нечасто его вспоминаю, ведь он умер на следующий же день.

Бет развеселилась. Она наняла эту непреклонную Анни вопреки желанию мачехи и ни разу не пожалела об этом. Шарлотту бесила и угнетала ее прямолинейность и манера говорить то, что она думает. Временами горничная могла позволить себе весьма нелицеприятные замечания – по меркам принятых в обществе правил, и, уж конечно, она отличалась чудаковатостью. Долговязая и неуклюжая, с квадратным мужеподобным лицом в обрамлении невероятно рыжих кудрей, эта женщина творила чудеса с иголкой и ниткой. Еще она обладала незаурядным талантом укладывать длинные золотистые волосы Бет в затейливые прически, фасон которых вряд ли кому удалось бы повторить. В общем, эта горничная оказалась просто находкой, и не важно, как она себя при этом вела.

– Анни, ты совершенно права. Не стоит включать датчанина в список мужей. Я бы тоже не стала. Вот негодяй! Мужчине следует побыть в роли мужа не меньше недели, если он хочет, чтобы его хоть как-то вспоминали.

– Мне тоже так кажется, миледи. – Анни подала Бет шляпку и перчатки, подозрительно сверля ее глазами. – Только скажите, что за джентльмен будет ждать вас сегодня в парке?

Бет сосредоточенно натягивала перчатки.

– Не знаю, о чем ты. Беатрис и я едем покататься в ее новом кабриолете. Ничего больше.

– Хм… Что-то слишком уж вы волнуетесь. Дело как будто не в новой карете. – Отступив на шаг, Анни оглядела хозяйку с ног до головы, а затем энергично кивнула, тряхнув огненными кудрями. – Вы надели свой лучший прогулочный наряд. Здесь замешан мужчина. Как пить дать.

– Можешь думать что хочешь, но ты ошибаешься. У меня нет намерения встречаться в парке с кем-нибудь из молодых людей. Сегодня и впредь.

Конечно, Бет лукавила. Она все утро мечтала о черноволосом зеленоглазом виконте. Она и пробудилась-то, когда во сне предмет ее мечтаний склонился над ней, чтобы поцеловать. Даже сейчас, стоило ей закрыть глаза, она видела, как приближается прекрасное лицо, чувствовала теплое дыхание на своих губах, дрожала от волнения – ведь он был близко, совсем рядом.

– И не говорите, что вырядились в пух и прах, только чтобы покататься с кузиной. – Анни презрительно фыркнула. – Здесь не обошлось без мужчины.

– Ничего подобного, – любезно возразила Бет, глядя горничной прямо в глаза. – Хватит. Мне надоело это выслушивать.

Анни воздела руки к потолку.

– Очень хорошо, миледи! Будем молчать. Но помяните мое слово. У Анни Брайс наметанный глаз. Уж кто-кто, а она всегда поймет, что женщина вышла на охоту.

Иногда иметь в горничных столь проницательную особу становилось просто Божьим наказанием. Бет натянула перчатки и надела шляпку.

– Я слишком нужна сейчас дедушке, чтобы заниматься подобными глупостями.

– Ну, он бы так не сказал. – Анни захлопнула дверцу зеркального комода. – А как поживает ваш дедушка?

– Шарлотта писала мне, что на прошлой неделе его состояние ухудшилось. – Бет поймала взгляд Анни. – Я тревожусь.

– Не стоит, миледи. Время еще не пришло. Старый герцог, что твой гвоздь. Не рассыплется в порошок, пока не проржавеет до конца.

Бет вымученно улыбнулась:

– Надеюсь, ты права.

– А разве не так? – Горничная взяла с постели сумочку и подала ее хозяйке. – Ну а теперь прочь! Хватит жевать жвачку. Что может быть, чего не может… Сегодня отличный день, свежий воздух – не надышишься. Пусть бы вам на глаза попался пригожий парень и вы бы закружились в мечтах, а потом сделан и бы дедушку счастливым, что твой жаворонок. Конечно, если вы идете в парк не затем, чтобы встретиться с одним таким красавчиком.

Бет взяла сумочку.

– Даже не считаю нужным отвечать. Пожалуйста, приготовь на вечер розовое шелковое платье. Я отправлюсь на бал. Там сзади обвис подол.

– Не успеете вернуться, как все будет готово. – Анни отворила дверь и встала сбоку, пропуская хозяйку. – Приятной прогулки. Вам и вашему кавалеру.

Бет проплыла мимо горничной.

– Постараюсь повеселиться как следует. Ради тебя, Анни. – Она сбежала по лестнице. Интересно, не встретит ли она на самом деле в парке Уэстервилла? Весьма вероятно – день и правда чудесный. В такую погоду никто не хочет сидеть дома. Сердце Бет екнуло.

Ее заинтересовал этот виконт. Не как возможный жених, разумеется. Он не принадлежал к тому сорту мужчин, с которыми можно осесть и завести семью. Это был другой тип – опасный, коварный искуситель, разбивающий женские сердца. Насчет этого Беатрис была права. К счастью, у Бет не было желания выходить замуж. Пофлиртовать немного будет делом куда более увлекательным, чем изображать заикающуюся дурочку в компании недалеких искателей богатого приданого. Но разве может она флиртовать с виконтом и одновременно отпугивать воздыхателей? Значит, флирта не будет.

День словно бы померк. Бет медленно пересекла холл. Лакей распахнул перед ней дверь. На дорожке перед крыльцом ее поджидала Беатрис возле новенького щегольского кабриолета. Бет не смогла даже изобразить восторг…

Ей вдруг подумалось: вовсе незачем ей встречаться с виконтом в парке. Она печально улыбнулась и заторопилась навстречу подруге.


Дверь в спальню Кристиана плотно затворилась. Он открыл глаза и загородил лицо рукой. Сквозь щель в занавесях проникал яркий луч солнца. Боже правый, который теперь может быть час? Скосив глаза на стоящие на камине часы, он выругался и сбросил на пол одеяло.

– Доброе утро. – Возле гардероба стоял Ривс, размещая в нем туго накрахмаленные галстуки. – Ваш халат в ногах постели. Буду крайне признателен, если вы наденете на себя хоть что-нибудь.

– Мне не нужен халат. Подайте брюки.

Рривс вздохнул, но исполнил приказ. Кристиан натянул брюки.

– Можете смотреть.

– Благодарю, милорд. Лакей Уолтере не в состоянии прислуживать вам сегодня. У него нестерпимо болят зубы.

Ривс открыл дверцу гардероба.

– Вы наденете этот черный жилет, или вот этот черный жилет, или, наконец, вон тот, опять-таки черный жилет?

– Я люблю одеваться в черное.

– Я бы сказал, просто обожаете, милорд. Страстно. Всей душой. Всем сердцем. Каждой стрункой…

– Подайте мне мой чертов жилет!

– Конечно, милорд. – Ривс извлек из гардероба жилет и оглядел его скептически. – Возможно, я сильно ошибаюсь насчет вас, милорд. Дело не в вашей злосчастной и необъяснимой страсти к черному цвету. Просто вы оплакиваете тяжелую потерю, скажем, любимого скакуна или отличной охотничьей собаки – и чувствуете потребность носить траур в течение ближайших пятнадцати лет.

– Ривс!

– Или у вас, не приведи Господь, зудит кожа от других красителей?

Кристиан рассмеялся.

– Я всегда любил черный. Это цвет силы и власти.

Ривс поднял жилет повыше, а затем повесил его поверх другого, точно такого же.

– Впечатление довольно сильное. Как от всех траурных нарядов.

– Я хотел прибыть в Лондон под звук фанфар. Мне важно выделяться.

– Понимаю. – Ривс положил на постель один из черных жилетов. – Вы будете как кусок угля среди драгоценных камней. Жирный черный голубь в стае разряженных петухов.

– Черт возьми, с отцом вы тоже были таким язвой?

– Боюсь, ему доставалось еще больше, милорд. Я ведь был моложе.

– Отлично. Старый негодяй заслуживал, чтобы ему говорили гадости.

– Многие люди так думают. – Дворецкий подал Кристиа ну свежую рубашку, затем выложил на постель туго накрахмаленный галстук. Дождавшись, когда Кристиан застегнет рубашку, он осторожно обернул галстук вокруг шеи хозяина и завязал его затейливым узлом.

Кристиан оглядел себя в зеркале и чуть склонил подбородок, чтобы поправить складки галстука, доведя их до совершенства.

Ривс ждал в почтительном молчании, затем подал Кристиану жилет.

– Черные или нет, но ваши жилеты отлично сшиты. Эта парча просто великолепна.

Кристиан натянул жилет, пройдясь ладонями по гладкой изысканной шелковистой ткани.

– Раньше у меня почти ничего не было. Теперь немного роскоши не помешает.

– Совсем нет, милорд. Сейчас действительно пришло время предаться расточительству. – Ривс открыл коробку с булавками и подал ее хозяину.

Кристиан выбрал галстучную булавку с большим рубином и осторожно воткнул ее в затейливое сооружение у шеи.

– Не припомню, чтобы мне приходилось видеть такую манеру носить галстуки, – заметил Ривс, когда хозяин закончил с булавкой.

– Это мое собственное изобретение. Я называю этот фасон – «месть», – ответил Кристиан, любуясь собой в зеркале.

– Вы станете родоначальником стиля, милорд. – Ривс скупо улыбнулся. – Странно, как сильно отличаетесь вы от брата-близнеца. Не только внешне, но и в привычках.

– Тристана не заботит мода. Он предпочитает одеваться так, словно находится на палубе корабля.

И он не ищет мести.

– Его больше волнует будущее, чем прошлое. – Кристиан пожал плечами. – Он всегда был таким.

Кроме того, Тристан никогда не был близок с матерью так, как это получалось у брата. Кристиан унаследовал от матери не только зеленые глаза и золотистую кожу. Он позаимствовал у нее любовь к прекрасному, стремление к утонченности.

Ее приводили в восхищение шелковые простыни и тяжелое, отделанное кружевом покрывало на ее постели. Кристиан до сих пор помнил, с каким наслаждением она пробегала пальцами по гладкой поверхности изящной мебели, и ее лицо озарялось счастливым сиянием. Она жила от всей души, радуясь каждой минуте, каждому ощущению. Ему бы тоже хотелось так жить. Может быть, потом, когда дело будет сделано…

Он нахмурился. Странно, он никогда не задумывался, чем займется после того, как добьется справедливости и разоблачит убийцу матери. Наверное, это потому, что цель казалась ему столь недоступно далекой. А теперь… все решится в течение нескольких недель. Он резко расправил плечи.

Ривс взял с кровати черный сюртук.

– Покойный герцог высоко ценил вашу матушку. Я часто слышал, как он ее превозносил.

Кристиан поймал взгляд слуги в зеркале.

– Не заставляйте меня думать об отце чаще, чем он того заслуживает.

Ривс протянул Кристиану сюртук.

– Как можно! Если хотите знать, я считаю, у вас есть все основания сердиться на него.

Кристиан набросил сюртук на плечи.

– Я не злюсь. Мои отец и мать – оба на том свете. К чему расточать гнев понапрасну?

– Я бы держал на него сердце, милорд.

Кристиан оглядел себя в зеркале. С ног до головы в непроницаемо-черном, только белоснежный узел галстука на шее. Черно-белый фон заставлял жарче пылать рубин в галстучной булавке, добавлял блеска живым зеленым глазам. Он снопа поймал в зеркале взгляд дворецкого.

– Прихорашиваемся, милорд? – Ривс поднял бровь.

– Галстук накрахмален просто отменно. Не говорите, что это Уолтере постарался.

– Его скрутило еще вчера вечером, и мне пришлось доделать работу вместо него. – Ривс сурово оглядел хозяина в зеркале и кивнул. – Вынужден признать, но черный действительно придает вам разбойничий вид.

Кристиан ухмыльнулся:

– Приятно сознавать, что годы, проведенные верхом на Верзиле Тоби, не прошли зря.

Ривс захлопал глазами.

– Пожалуйста, милорд. Я просил вас не упоминать о вашем прошлом ремесле. Хотя… Вы помните, что сказали мне насчет убийств?

– Я не убил ни единой души.

Дворецкий облегченно вздохнул:

– Мне так приятно слушать, когда вы произносите эти слова, милорд.

– Ривс, в моем доме вам ничто не угрожает. Хотя, если вы и впредь будете критиковать мою манеру одеваться… Тогда я за себя не отвечаю.

– Когда вы улыбаетесь вот так, милорд, вы поразительно похожи на свою мать – вылитый ее портрет.

– Ее портрет? – Кристиан воззрился на слугу. – Разве после нее остался портрет?

– В Рочестер-Хаусе, главной резиденции батюшки. Теперь портрет принадлежит вашему брату, и если вам будет угодно взглянуть…

Тристан, конечно, не расстанется с портретом, и Кристиан не мог его за это винить.

– Интересно, зачем отец держал при себе портрет женщины, которую он отказался признать женой?

– Портрет заказали уже после ее смерти. Художник писал его с миниатюры, хотя, судя по результату, ни за что не догадаешься. – Ривс вздохнул. – Простите, милорд. Ваш отец был скуповат.

– Скуповат?

– Да, милорд. Скуп на деньги и на чувства, за исключением требований моды. Я даже думаю, что его взяло сожаление.

– Слишком поздно.

– Да. Во многих отношениях. Незадолго до смерти он признался мне, что из всех женщин, что повстречались ему на жизненном пути, ваша мать была прекраснейшей – и душой, и телом, а также…

– Она была прелестна, – сурово перебил Кристиан, – пока не заболела в тюрьме и не начала таять как свечка.

– Он всегда чувствовал вину за то, что уехал из Англии и не мог ее защитить.

Кристиан натягивал сапоги для верховой езды.

– Вы в самом деле думаете, что его мучила совесть?

– Очень. Герцог был в Италии, когда се бросили в тюрьму. Он узнал об этом только через два месяца. Вы знаете, что творилось тогда на континенте. Прошло много времени, прежде чем он смог добраться до Лондона.

Кристиан посмотрел в лицо дворецкому:

– Отец вернулся в Лондон, чтобы спасти мать?

– Торопился, как мог, но опоздал. – Ривс тихонько притворил дверцу гардероба. – Именно тогда он и заказал ее портрет.

Кристиан не мог оторвать взгляд от мысков сапог. Вопрос дрожал на кончике его языка. Ни разу не осмеливался он задать его вслух…

– А он пытался… пробовал отыскать меня и Тристана?

– Он заплатил целое состояние неким скользким личностям, которые уверяли, что разыщут вас обоих. Но и следов не нашли.

У Кристиана пересохло во рту. В горле застрял комок. Ему всегда хотелось верить, что отец предпринимал попытки их найти, спасти мать… Он просто жаждал узнать такое! Шли году и вера умерла, уступив место горечи, столь прочно укрепившейся в его душе, что вырвать ее оттуда он уже был не в силах.

– Отец считал маму невиновной?

Ривс вздохнул:

– Мне неизвестно, что он думал. Я знаю только, что ему рассказывали. А ему говорили, что она виновна. Он ничего не смог бы для нее сделать, даже если бы прибыл в Лондон вовремя.

– Кто сказал ему эту гнусность?

– Король.

Кристиан ухватился за столбик кровати, костяшки его пальцев побелели.

– Король?

– Ваш батюшка отправился к нему, как только корабль вошел в порт. Он даже не переоделся с дороги, поспешил прямо в Уайткасл, где находился в то время король. Час был уже поздний, король отправился спать. Ваш отец, однако, потребовал аудиенции.

– Так он действительно пытался помочь ей? – Кристиан услышал изумление в собственном голосе.

– Мне кажется, он так и не простил себя за то, что отдалился от нее, оставил без защиты.

– Он должен был испытывать вину.

– Так и было, хотя… – Поколебавшись, Ривс поспешно добавил: – Милорд, в чем бы пи обвиняли вашу матушку, тому имелись веские, неоспоримые свидетельства. Короля убедили, что она виновна.

– Это были лживые обвинения. Уилли привезет нам новые сведения, и мы будем знать, где искать. Он должен прибыть сегодня. – Кристиан направился к двери. – А теперь мне пора. Если верить лакею леди Элизабет, сегодня утром она поедет кататься в Гайд-парке.

– Лакеи никогда не лгут, – сухо сказал Ривс.

Кристиан улыбнулся:

– Пока им хорошо платят. Как я выгляжу, Ривс? Достаточно ли безупречен, чтобы стать самым преданным поклонником леди, разумеется, после того как я вскружу ей голову?

– Вскружите ей голову?

– Любовь – это игра в шахматы, Ривс, которую разыгрывают два сердца. Я тщательно обдумал каждую толику сведений, что мне удалось добыть. Внучка Мессингейла – его единственная слабость. Лишь ее он допускает до себя.

– Там ведь есть еще невестка, не правда ли?

Кристиан нахмурился:

– Откуда вам известно?

– Слуги болтают, милорд. Вы посвятили меня в свой план, а я навел кое-какие справки.

– Когда вы успели? Вы, может быть, и спали до десяти, а я нет. Я встал на рассвете и отправился на рынок, взглянуть на птицу. Заодно имел очень любопытный разговор с некоей миссис Кимбл, которая, по счастливой случайности, оказалась экономкой Мессингейлов.

– Ривс! Что же вы узнали?

– Герцог обожает внучку. Очевидно, она любимица прислуги тоже. Я также выяснил, что старик не особенно жалует невестку, а здоровье его стремительно ухудшается. Есть опасение, что дни его сочтены.

Кристиан замер. Ему ни разу не пришло в голову обеспокоиться здоровьем герцога. Черт возьми, вот будет штука – всю жизнь вынашивать план мести человеку, погубившему его мать, и только для того, чтобы смерть посмеялась над ним?

Он дернул бровью.

– Еще что-нибудь?

– Да. Лорд Мессингейл как будто озабочен тем, что невестка принимает ухаживания одного мужчины, а именно лорда Бенингтона. Лорд сделался близким другом леди Шарлотты. Экономка склонна полагать, что этот мужчина представляет некую угрозу, хотя я не могу понять, какую именно.

Кристиан скорчил гримасу. Вот ирония судьбы! Он потратил долгие недели, чтобы проникнуть в дом Мессингейла, но продвинулся пока не дальше конюшни. Ривс просто отправился на рынок, поворковал с экономкой и узнал больше, чем Кристиан за месяц.

– Старый или больной, герцог все равно виноват в смерти матери.

– Старый или больной, герцог, возможно, виноват, – мягко поправил дворецкий. – Вы сами сказали, у вас еще недостаточно доказательств.

– Вскоре они у меня будут.

– Разумеется, милорд.

К черту! Кристиан пригладил волосы. Дворецкий просто вынуждает его быть грубым. Однако… Он бросил быстрый взгляд на Ривса.

– Дайте мне знать, если выясните еще что-нибудь.

– Да, милорд. Непременно.

– Благодарю. Вы человек выдающихся качеств, Ривс.

– Стараюсь, милорд.

Кристиан в последний раз оглядел себя в зеркале.

– Я отправляюсь в парк.

Через минуту он уже пересекал холл. Утреннее солнце расчертило полосами навощенный пол. Кристиан предвкушал – телом и душой, – как разыграет собственную партию, чтобы завоевать доверие леди Элизабет. Он должен добиться своего. Предвкушение грядущего торжества приятно возбуждало, но где-то на задворках сознания тлела мысль, что можно было бы заняться леди Элизабет и ради ее личных достоинств. Жаль, не позволяют обстоятельства.

Воображение заработало, рисуя восхитительную картину. Прекрасная, соблазнительная Элизабет лежит, обнаженная, в его постели, разметав по простыне волосы цвета меда. Глаза искрятся весельем и умом, а потом туманятся страстью… теплый карий тон сменяет расплавленная чернота…

Темнеют ли ее глаза, когда она охвачена желанием? Может быть, наоборот, светлеют?

Кристиан вдруг понял, что разрозненные кусочки сведений, добытых за последние недели, не складываются в целостную картинку. Он знал, например, что она предпочитает всем остальным танцам кадриль. Что она нечасто ездит в парке верхом, только в карете. Любит комедии, а никак не серьезные пьесы с печальным концом. Конечно, это были ценные сведения, добытые с помощью хитрости и подкупа. Но чего она хочет? Чего боится? А главное, какая она на самом деле?

Он вдруг остановился как вкопанный на полпути к выходу. У него возникло странное и неловкое ощущение, будто судорогой свело лопатки. Постояв так с минуту, он вдруг решился, повернулся и проследовал в библиотеку. Подошел к бюро, снял крышку с чернильницы, обмакнул перо и написал на листке одну-единственную строчку. Затем встряхнул бумагу, чтобы просохли чернила, вернул на место колпачок чернильницы и перо и сунул листок в карман. Снова оказавшись в холле, он принял от лакея шляпу и перчатки, шагнул за порог и чуть задержался на верхней ступеньке. Ему казалось, что он принял важное решение.

Да так, собственно, и было. Просто он сделал то, чего требовала месть. Вот и все.

Сжав зубы, Кристиан спускался по широким мраморным ступеням, и каблуки его сапог выбивали сухую дробь. Сейчас не время копаться в себе и подвергать сомнению свои побуждения. Смешно, как это он позволил Ривсу бросить тень на столь тщательно выверенный план! Он отдавал себе отчет в том, что, черт возьми, намерен делать. Нет нужды искать одобрения у старого дворецкого.

Да и за что его порицать? Ничего предосудительного он не совершал – по крайней мере пока.

Вздохнув, он взял поводья любимого рысака из рук кучера и взлетел в седло. «Начнем осаду», – сказал он про себя, обхватывая ногами бока лошади. Могучее животное галопом понеслось в направлении парка.

Глава 6

Хороший слуга всегда сдержан, честно исполняет обязанности и никогда не критикует привычки хозяина. За исключением, разумеется, предосудительных.

Ричард Роберт Ривс. Искусство быть образцовым дворецким.

Подъезжая к парку, Кристиан заметил экипаж, в котором сидели леди Элизабет и ее кузина, миссис Тисл-Бриджтон, исполнявшая накануне роль компаньонки. Узнать имя женщины не составило особого труда. Оставалось лишь найти способ приблизиться к леди Элизабет, минуя докучливое участие кузины.

Не ведая о его присутствии, дамы катили в нарядной коляске, и солнечные блики играли на ее сверкающих черным лаком боках, как и на крупах пары вороных лошадей. Экипаж притягивал взгляды. Он был совсем новый, с обитыми красным бархатом сиденьями. Такой экипаж, конечно, мог принадлежать только человеку с деньгами и завидным положением в обществе. Поражало, однако, другое – великолепные лошади и сияние золотых кудрей Бет. Эта женщина сегодня казалась ошеломляюще красивой, даже на его пресыщенный вкус.

Хорошо, что он надел на себя броню, защищающую от ее чар. Она внучка своего деда, и он никогда не выкажет ей больше внимания, чем необходимо для дела. Она – ключ, что откроет доступ в дом герцога. Вот и все, о чем бы там ни толковал назойливый Ривс.

Кристиан смотрел, как она наклоняется вперед и говорит о чем-то с кузиной. Было что-то в этой леди Элизабет – грациозные движения, жесты и то, как гордо она держит голову. Просто смотреть на нее было завораживающим удовольствием. А может, дело в природном очаровании ее личности?

Какая жалость, что она из семьи его врагов! И все же, разве южно не восхищаться ее красотой? Он не мог ничего с собой поделать, не в силах был отвести от девушки взгляд. Просто смотреть как он асидит, наклонившись к подруге… На ней расшитая в русском стиле короткая накидка, на золотых волосах сидит белая шапочка в виде короны, украшенная колокольчиками. Она казалась ему лесной нимфой, покинувшей родной лес.

Гремя колесами по мостовой, мимо проехала повозка цветочника. Лошадь Кристиана отпрянула в испуге.

– Полегче, Люцифер!

Конь фыркнул и затанцевал под всадником, выгибая шею и шумно дыша. Кристиан дал шпоры и натянул поводья. Почувствовав твердую руку хозяина, Люцифер успокоился, презрительно фыркнув напоследок.

Кристиан направил коня к воротам парка, не теряя кабриолет из виду. Вот они миновали ворота, и ветерок взметнул золотые кудри Бет к полям шляпки. Кристиан вдруг почувствовал, как напряглось его тело. Ему вспомнилось, какой она была вчера на балу: полные губы полураскрыты от любопытства, в темных глазах застыл невысказанный вопрос…

Ветер играл ее кудрями, как золотым знаменем. Эти волосы не давали Кристиану покоя. Он подумал также о белоснежной фарфоровой коже. Такая кожа светилась бы на фоне его собственной, смуглой. Возбуждение в его теле росло, отдаваясь сладкой болью в паху. Проклятие, чего бы он ни дал, чтобы она оказалась в его постели, сбросив вместе с одеждой стыд и уловки. Ничего не осталось бы, кроме неприкрытой первобытной страсти.

Он тряхнул головой, отгоняя наваждение, и выпрямился в седле. Люцифер мотнул головой и тихонько заржал, словно смеясь над глупостью хозяина. Кристиан наклонился вперед и шепнул коню на ухо:

– А мне вот не до смеха.

Кабриолет катил по внешней петле дорожки. Кристиан пришпорил лошадь, заметив сбоку какое-то движение. Несколько мужчин, человек пять или шесть, довольно безучастно ожидая в седле верхом или стоя рядом с собственным экипажем, – вдруг бросились вперед, как перепуганные муравьи, сталкиваясь на бегу, мешая друг другу. Кто-то садился на лошадь, другой тороплив забирался в экипаж, а некоторые уже неслись во весь опор к кабриолету.

Кристиан нахмурился. Он предполагал, что встретит ее поклонников, но… их всего пять? Такую богатую невесту, как Элизабет, должны дожидаться по меньшей мере двадцать кавалеров, в любую погоду.

Как странно!

Тем более что все пятеро были известны как охотники за приданым. В чем же тут дело? Леди Элизабет, помимо богатства, отличалась красотой и знатностью, ведь ее чертов дед-герцог. Наверняка нашлись бы мужчины, желающие заполучить ее не только из-за денег.

Кристиан всматривался в лицо леди Элизабет, но она, казалось, была ничуть не раздосадована малочисленностью свиты. Черт! Он должен разрешить эту загадку.

Леди Элизабет рассмеялась – кузина рассказала ей что-то забавное. Ветер донес до ушей Кристиана ее волшебный смех. Он смотрел на дразнящий изгиб ее розовых губ, сдерживая желание броситься к ней, расталкивая на узкой дорожке толпу вокруг кабриолета.

Ему вдруг страстно захотелось – хоть и в нарушение его плана, – чтобы все эти мужчины провалились к чертям в пекло. Он нахмурился, не в силах терпеть дальше, и медленно двинулся вперед.

Наверное, из-за того что она была необходима ему для исполнения задуманной мести и он уже полгода выслушивал доклады о ее жизни, но… он начал думать о леди Элизабет как о своей собственности. Кристиан застыл в седле. О чем он, черт возьми, размечтался? Грезы такого рода могут привести к отношениям более серьезным, чем ему хочется. Так какого дьявола он сидит тут, преисполнившись горечи и злости? Он как будто ревнует?

Кристиан машинально дернул поводья. Люцифер незамедлительно пришел в движение. Пробормотав проклятие, Кристиан попытался успокоить коня, не теряя, однако, из виду Бет, девушка уже заметила толпу поклонников и склонилась к кучеру, давая ему какие-то указания. Вероятно, она думала улизнуть, но было поздно. Боковая тропинка, что вела вокруг парка, была запружена лошадьми.

К счастью, Кристиан не был изнеженным лилейным созданием наподобие тех, других. Он прокладывал в жизни собственные пути, добывал хлеб насущный силой мускулов и изворотливостью ума, как волк, живущий с оскаленными зубами.

Он направил лошадь по боковой тропинке и напролом через низкие кусты. Вот он подъехал к Элизабет, и она заметила его. Их взгляды встретились – на одно мгновение. К его восторгу, она повела себя, как он и надеялся. Лицо девушки просияло, а глаза радостно засверкали. Она его узнала; ее губы сложились, как будто она хотела назвать его имя.

Однако Бет быстро пришла в себя. Закусила губу и отвернулась, густо покраснев.

Это решило исход дела.

– Вперед, Люцифер, – тихо скомандовал Кристиан. – Нас зовут.

Он коснулся пятками боков лошади, направив ее в узкий промежуток между крылом кабриолета и толпой преследователей. Люцифер бросился вперед. Ни один конь не мог с ним сравниться! Он фыркнул и оскалил зубы. Другие лошади, изнеженные не меньше хозяев, в испуге развернулись и понеслись прочь.

Так Кристиан оказался возле экипажа.

– Леди Элизабет, – промолвил он, касаясь кнутовищем полей шляпы, улыбаясь и глядя ей прямо в глаза. – Вы сегодня прекрасны. – Его взгляд обежал ее всю. – Роза среди маргариток.

По мысли Кристиана, любая нормальная девушка, особенно столь неискушенная, услышав такое, должна непременно застесняться. Но леди Элизабет, по-видимому, была скроена по другой мерке.

Слегка приподняв брови, она ответила хрипловатым голосом, который он уже знал:

– Простите, разве мы знакомы? Боюсь, я вас не узнаю.

Ее глаза улыбались, на круглой щеке заиграла ямочка.

На мгновение Кристиан даже забыл, что вышел на охоту. Он упустил из виду, что находится в парке, верхом на своем жеребце, а вокруг снуют люди. Забыл обо всем! Видел только улыбающиеся глаза женщины в кабриолете.

Он наклонился вперед.

– Миледи, мое сильнейшее желание – чтобы вы действительно узнали меня, и получше.

На ее губах играла восхитительная полуулыбка.

– Что ж, хорошо. Возможно, тут можно что-то поправить…

– Бет! – Компаньонка, миссис Тисл-Бриджтон, схватила Элизабет за руку и предостерегающе зашептала, как вечером накануне: – Будь осторожна!

Элизабет неохотно взглянула на подругу, а потом опустила глаза, как будто вспомнив что-то неприятное.

– Ах да. – Тон у нее был раздраженный. – Это.

Кристиан напрягся, продолжая старательно улыбаться. О чем они? Он пожал плечами, силясь понять.

Бок о бок с Кристианом ехал герцог Стэндвич, безуспешно пытаясь усмирить довольно упитанную кобылку. Всегда такая спокойная, лошадка косила на Люцифера бешеным глазом и мотала головой, вырывая поводья из рук всадника.

– Милорд, – раздраженно крикнул Стэндвич, в испуге наматывая поводья на руку, – прошу вас, держите вашу лошадь!

Кристиан мельком взглянул на Люцифера, весело гарцующего рядом с кабриолетом, и напомнил себе, что нужно соблюдать внешние приличия.

– Я держу лошадь. Вот ваша ведет себя совсем непристойно.

Стэндвич поджал губы, осаждая лошадь и направляя ее назад, на дорожку.

– Леди Бутончик никогда не ведет себя неприлично…

– Прошу прощения, – сказал Кристиан, безуспешно пытаясь скрыть довольную улыбку. – Как вы назвали лошадь? Леди Бутончик?

В кабриолете прыснули и захихикали. Кристиан сверкнул улыбкой, их глаза снова встретились. Стэндвич покраснел.

– Ну да! Ее так и зовут. Это кобыла матушки, если вам интересно. Я взял ее на время. Думал, что она будет вести себя вежливее в обществе дам. – Он с отвращением взглянул на Люцифера. – В отличие от вашего жеребца. Его просто нельзя пускать в благопристойное общество.

Кристиан потрепал Люцифера по шее. От удовольствия конь был готов встать на дыбы.

– Не думаю, что у вас есть право судить о моей лошади. Как и мне о вашей. Если вам угодно ездить на благонравной лошадке, так это не мое дело.

– И пусть мою лошадку зовут Леди Бутончик, – запальчиво воскликнул герцог, – это не означает, что она слабая и никуда не годится! Ее так зовут, потому что… К черту! Я не обязан вам ничего объяснять. – Он презрительно усмехнулся, выпрямившись в седле, как палка. Удивительно, как он вообще не свалился с лошади. – Кроме того, у меня есть собственный конь, совсем другого нрава. Вашему чудовищу до него далеко.

– И как же его зовут?

Герцог захлопал глазами.

– Как его зовут? А вам…

– Так как же вы его назвали?

Герцог заалел как маков цвет.

– Вам не может быть никакого дела…

– Вы боитесь мне сказать, – с торжеством в голосе произнес Кристиан, подмигнув Бет.

Она покраснела, готовая вот-вот рассмеяться. Герцог явственно заскрипел зубами.

– Не я придумывал кличку. Я купил его, когда ему было два года.

– Полагаю, его зовут… скажем, Сэр Бутон!

– Нет! Вовсе нет!

Кристиан пожал плечами:

– Отлично. Не говорите нам, как его зовут. Наверняка что-нибудь совсем неоригинальное.

– Нет! Очень необычное имя! Мою лошадь зовут Вирсавия!

– Вы назвали лошадь – Вирсавия?

– Не я давал кличку, говорю же вам. Впрочем, не важно. Я нахожу, что Вирсавия – прекрасное имя.

– Кошмарная кличка для лошади! Слишком экзотична. Такое имя нужно давать существу, в котором есть красота, страсть, желание. – Кристиан улыбнулся дамам. – Вот как леди Элизабет.

Щеки Элизабет порозовели, но ее компаньонка была не столь сдержанна:

– Ха, Бет! Представь, тебя зовут Вирсавия!

Герцог попытался его урезонить:

– Уэстервилл, ради Бога! Как неприлично говорить такое дамам!

– Вовсе нет. – Кристиан склонился на лошади так, чтобы его слышала одна леди Элизабет. – Не хотите ли избавиться от этих навязчивых блох, любовь моя? Или вам еще не надоело развлекаться за их счет?

Элизабет послала ему понимающий взгляд:

– Этих блох? Разумеется, нет.

Не успела она ответить, как ее спутница принялась красноречиво покашливать. Леди Элизабет взглянула на нее и покраснела, кивнув.

Заинтригованный, Кристиан хотел было еще что-то сказать, но в этот момент глупая лошадь Стэндвича налетела на Люцифера.

Люцифер вскинулся, намереваясь вцепиться в бок заартачившейся испуганной кобылы. Та шарахнулась в сторону, задев лошадей двух других джентльменов.

– Черт тебя побери, Стэндвич! – вскрикнул один из них, гневно воззрившись на герцога. – Смотри, куда едешь. Его спутник добавил с сильным французским акцентом:

– Если не можешь сдержать лошадь, тебе не мешало бы ехать позади всех!

Кристиан с удовольствием отметил, что двое поклонников признали положение безнадежным и отстали. Осталось трое, а разговаривать с леди можно было лишь с того места, где находился он сам.

Он нагнулся в седле и сказал:

– Если вы не желаете называть этих недотеп блохами, то как насчет крыс? Несутся стаей и, кажется, так и ждут, как бы укусить вас за пятку. Взгляните, какие усы у этого и вон того! Совсем как у опасного грызуна.

Элизабет рассмеялась, ее глаза весело щурились под полями шляпки. Она выглядела чертовски соблазнительной и невероятно женственной.

Она собиралась что-то сказать, но вмешалась миссис Тисл-Бриджтон:

– По-моему, они больше напоминают тявкающих собак, не так ли, Бет?

Леди Элизабет недовольно прищурились. В наступившем молчании кузина послала Бет предупреждающий взгляд такой силы, что Кристиан недоуменно вскинул брови. Сигнал миссис Тисл-Бриджтон, чего бы он ни касался, заставил Бет вздохнуть. Она послала Кристиану извиняющийся взгляд, а потом произнесла:

– Д-да, м-милорд. Н-не м-могли бы вы избавить меня от этой н-напасти?

Кристиан был так удивлен, что замешкался с ответом. Леди Элизабет взмахнула ресницами и покраснела, прежде чем отвернуться. Ему вроде уже доводилось слышать, что она заикается, но, может быть, он просто не обратил внимания? Ее компаньонка, казалось, вообще предпочла бы, чтобы Бет не раскрывала рта.

Действительно, миссис Тисл-Бриджтон сказала:

– Моя кузина, как видите, испытывает некоторые затруд. нения, произнося слова.

Не выказывая удивления, Кристиан пожал плечами:

– Иногда я тоже не столь красноречив, как хотелось бы.

Он поймал взгляд леди Элизабет, которая вовсе не выглядела удрученной. Он улыбнулся, заметив, как в чудесных темно-карих глазах прыгают золотые и зеленые искорки. Вчера вечером он их не увидел в тусклом освещении бального зала.

– Миледи, почел бы за счастье избавить вас от нашествия крыс. Будьте уверены.

Миссис Тисл-Бриджтон кивнула:

– Бет, я полагаю, в том не будет вреда, если мы позволим виконту разогнать ваших преследователей. Нельзя даже покататься как следует, такая давка вокруг. При условии, конечно, что… – Леди заморозила его решительной улыбкой. – Он понимает, что ему и самому следует удалиться.

Леди Элизабет бросила на него быстрый взгляд.

– В-вы н-неисп-правимы.

Кристиан поклонился. Конечно, они мало разговаривали, но он мог бы поклясться, что раньше девушка не испытывала ни малейших речевых затруднений. Возможно, смотря в каком порядке ставить слова…

Как бы то ни было, решил он, ему нет дела, заикается леди Элизабет или нет. Хотя, возможно, вот и объяснение – почему поклонники столь немногочисленны. По правде говоря, лондонские мужчины весьма слабонервны.

Что касается Кристиана, ему даже забавно было наблюдать, как двигаются ее полные губы, с трудом складывая слова. Даже больше, с удивлением отметил Кристиан. Заикание делает ее губы еще соблазнительнее, так и хочется их поцеловать.

Он усмехнулся, дотронувшись до полей шляпы:

– Миледи, вы слишком прекрасны, чтобы сидеть вот так, среди напыщенной суеты, в окружении глупцов, полагающих, что они развлекают вас своими жалкими комплиментами.

Бет пришлось признать: виконт нашел верное определение ее поклонникам. Ничего, кроме назойливой сутолоки. Новый кабриолет Беатрис предназначался для быстрой езды, а они были вынуждены еле-еле тащиться, окруженные целым эскадроном. Как будто они ехали в игрушечной повозке, запряженной пони!

Уэстервилл ободряюще улыбнулся, словно почувствовав ее разочарование. Бет не могла не ответить. Странно, этот человек раздражал ее своей излишней самоуверенностью, но в то же время и ободрял и дразнил ее.

Уэстервилл оглянулся на немногих оставшихся кавалеров. Они, кажется, были настроены держаться до конца, не отставая от экипажа. С минуту поразмыслив, он кивнул, словно принимая решение, и снова наклонился в седле, так низко, что его бледно-зеленые глаза в частоколе черных ресниц оказались почти на уровне ее глаз.

– Миледи, – промурлыкал он низким голосом, – прошу вас, сдвиньтесь в сторону.

– В сторону? – Брови Бет удивленно поползли вверх.

Беатрис толкнула ее лодыжку кончиком туфли. Бет захлопала ресницами, а потом сказала на удивление бесцветным голосом:

– В-в с-сторону? Ч-т-то в-вы хотите с-сказать?

Глаза виконта весело блеснули, но он тут же опустил ресницы. Бет скорчила гримаску. Дурацкое заикание. Едва этот мужчина оказывается рядом, она совершенно забывает про свой дефект речи. А когда наконец вспоминает, он не выказывает ни малейшего удивления, воспринимая заикание как должное. Не то что эти болваны, изображающие влюбленных.

Если честно, то ни один из знакомых ей джентльменов не вел себя так безупречно. Она украдкой бросила на него взгляд. Он, оказывается, рассматривал ее – в открытую и без жеманства. У него был такой взгляд… веселый и понимающий. Словно он неожиданно узнал о ней что-то… Неужели догадался?

Он подмигнул девушке, медленно и значительно, и ее вдруг обдало жаром. Бет не могла отвести от него глаз. Неужели он понял, что она притворяется? Но если так, это ее собственная вина. Ей следовало бы расстроиться… Вместо этого она подмигнула ему в ответ.

Последовала напряженная пауза, совсем короткая, но её хватило виконту, чтобы изумиться. Потом он откинул голову назад и весело рассмеялся.

Он смеялся долго и от души. Беатрис переводила взгляде Бет на виконта и обратно.

– Что такое? Я пропустила что-то забавное?

Бет кусала губу, пытаясь не рассмеяться вместе с Уэстервиллом. Помоги ей Бог, этот мужчина опасен по тысяче причин, и не в последнюю очередь из-за отличного чувства юмора – просто зеркального отражения ее собственного. Разумная женщина бежала бы от него как от огня.

Однако сегодня она смотрела на него не отрываясь. Вот он легко гарцует на прекрасной лошади, блеск зеленых глаз затеняют поля шляпы. Линию широких плеч подчеркивает превосходно сшитый сюртук для верховой езды. Прекрасно очерченные губы улыбаются… Увидятся ли они вновь, спрашивала себя Бет снова и снова.

– Итак, подвиньтесь же, – предложил он с веселым вызовом в глазах.

– Она не может, – сказала Беатрис, придвигаясь ближе к кузине всей массой своих юбок.

– Да нет же, могу, – вдруг возразила Бет, улыбнувшись. Видела бы эту улыбку Анни, непременно посоветовала бы Беатрис смотреть в оба! Горничная знала: когда хозяйка улыбается вот так, медленно и решительно, она что-то задумала. А если леди Элизабет пришло что в голову, непременно добьется своего. Но Анни в парке не было, дай вряд ли Беатрис стала бы слушать горничную.

Она настойчиво повторила:

– Ни в коем случае, Бет. Тебе нельзя никуда двигаться. Я не разрешаю.

– Беатрис добилась как раз противоположного. С застывшей улыбкой на лице Бет подобрала юбки и чуть посторонилась. Бет не успела понять, что собирается делать виконт, как он грациозно соскользнул с лошади и аккуратно устроился возле девушки. Лошадь продолжала бежать рядом, ни разу не сбившись с ритма.

– Ничего себе! – сказала Беатрис, изумленно глядя на Бет. Ее щеки пылали.

Чувствуя себя немного виноватой, Бет наклонилась к спутнице и взяла ее за руку.

– Прости. Но ты разозлила меня немного.

Уэстервилл передал поводья лошади сопровождающему кабриолет верховому. Тот подхватил их и намотал на специальный выступ. Теперь Люцифер мирно трусил позади кабриолета.

Наконец у Стэндвича появилась возможность подъехать поближе. Ему, однако, пришлось довольствоваться созерцанием спины Кристиана.

– Итак, любовь моя? – промолвил Уэстервилл, пытаясь поудобнее устроить свои длинные ноги в довольно тесном кабриолете. – Может быть, разогнать этот прекрасный экипаж и посмотреть, на что он способен?

Беатрис отняла руку у Бет и раздраженно взглянула на виконта:

– Прошу вас, милорд. Не стоит обращаться к леди Элизабет «любовь моя». Это совершенно неприлично, уверена, вы и сами знаете.

Он искоса взглянул на Беатрис, уголки его губ растянулись в неспешной улыбке, в глазах заплясали огоньки.

– Мадам, может быть, я веду себя не совсем по правилам хорошего тона. Однако могу заверить, что… вам и леди Элизабет скучно не будет. Вряд ли вы можете сказать то же о ком-нибудь из этих ходячих манекенов, что не отстают от нас даже сейчас.

– Какое нахальство! – воскликнул Стэндвич в жалкой попытке возмутиться. Он ехал сбоку, с трудом улавливая обрывки разговора.

– Что он сказал? – крикнул француз, который тоже скакал рядом с кабриолетом.

Кристиан взглянул на Беатрис:

– Почему бы вам не приказать кучеру прибавить ход? Не вы ли говорили, что хотите проверить, на что годится ваш новый экипаж?

Беатрис колебалась недолго. Они с Бет переглянулись, и девушка ободряюще кивнула. В самом деле, отчего не порадоваться скачке? После многих недель нудного, отупляющего существования было бы чудесно вновь почувствовать, как ветер развевает волосы!

Словно угадав ее мысли, виконт осторожно шевельнул ногой, коснувшись ее ножки под покровом многочисленных юбок. Простое движение, к тому же ограниченное складками одежды. Бет, однако, была потрясена. Она изо всех сил сцепила руки, пытаясь овладеть собой. Ей хотелось бежать от этого мужчины. Он угрожал обратить в ничто ее душевный покой.

Беатрис ничего не заметила. Она жарко спорила с кучером. Через минуту-другую она повернулась к ним лицом, ее глаза метали молнии.

– Наш кучер заявляет, что не может ехать быстрее! И мы тащимся, как старухи в деревенской телеге. Я сказала, что Гарри купил кабриолет, чтобы я могла поездить всласть, чтобы все завидовали, и именно этого я требую.

– Везет тебе, – ответила Бет. Она хотела бы сказать кузине еще что-нибудь приятное, но тут возница решил, что пора дать волю лошадям. Вскоре они летели, едва касаясь колесами земли, гораздо быстрее, чем было допустимо правилами хорошего тона.

Беатрис вцепилась рукой в крыло экипажа, когда они на бешеной скорости миновали поворот, другой рукой придерживая шляпку. Она подставила лицо свежему ветру и солнцу и засмеялась, оглянувшись назад:

– Бет, твои поклонники не могут за нами угнаться!

Бет повернулась, чтобы посмотреть, но тут кабриолет занесло на повороте, и ее бросило прямо на виконта. Он весело покосился на нее сверху вниз, загадочно улыбаясь.

– Куда это вас понесло?

Бет с усилием вернулась на свое место, обеими руками хватаясь за шляпку, которую порыв ветра грозил сорвать с головы. Она хотела было что-то сказать в оправдание, но… Что за волшебное мгновение ей довелось испытать! Вместо того чтобы рассердиться, девушка просияла улыбкой. Виконт, казалось, обрадовался, потому что улыбнулся ей в ответ. Из-под полей шляпы лукаво блеснули его глаза.

Действительно, думала она, как чудесно! Ленты ее шляпки – тонкие голубые полоски – развевались за плечами, свежий ветер – шелестел юбками, играл волосами. Беатрис, тоже выглядела доильной, хотя ветер дул ей прямо в лицо и совсем растрепал прическу. Кудрявые пряди взмывали вверх, делая их обладательницу похожей на Медузу.

– Ох ты Господи! – воскликнула Беатрис, когда они на полном ходу описали угол. Ее глаза светились озорством. – У Гарри случится удар, если я расскажу ему, как мы носились по парку!

Они объехали вокруг парка. Виконт коварно пользовался тем, что кабриолет то и дело бросало из стороны в сторону, и прижимал к себе Бет. Это не укрылось от девушки. Вместо того чтобы любоваться восхитительными клумбами, она украдкой бросала взгляды на виконта: И каждый раз замечала, что он не сводит с нее глаз. Бет поймала себя на мысли, что любуется линиями его мужественного рта, широких плеч. Контраст между смуглой кожей и светлыми глазами приводили ее в восторг.

Беатрис и виконт обменивались бессвязными репликами. Бет говорила мало, заикаясь совсем чуть-чуть, только чтобы избежать тычков Беатрис. Минут через пятнадцать она вдруг всполошилась. Разговор шел о ее деде, и виконт задавал вопрос за вопросом.

Где-то на задворках сознания зазвенел тревожный колокольчик. С чего бы виконту интересоваться дедушкой? Никакой ошибки не было. Уэстервилл с неподдельным вниманием ловил каждое слово Беатрис, как будто не было на свете ничего важнее.

Кабриолет наконец замедлил ход. Они вернулись туда, откуда началось их путешествие. К радости Бет, поклонники исчезли. Впрочем, ей сейчас хватало, о чем поразмыслить.

– Отлично, – заявила счастливая Беатрис. Ее лицо пылало. Она пыталась спрятать разметавшиеся кудри под шляпку. – Славно прокатились. Надеюсь, ваша лошадка не слишком устала.

– Уверен, ему понравилась эта маленькая пробежка. Здесь, в городе, ему скучновато. – Виконт встал, открыл дверцу кабриолета и легко спрыгнул на землю. Повернулся к дамам, захлопнул за собой дверцу, приподнял шляпу. – Миссис Тисл-Бриджтон, леди Элизабет. Благодарю, что позволили составить вам компанию.

– П-п-пожалуйста, – ответила Бете грустью в сердце. Нет слов, виконт очарователен. Но тем не менее она никак не могла назвать его своим поклонником. Чего-то не хватало в его обращении. Подозрительно… И зачем ему вдруг понадобилось расспрашивать о дедушке?

Уэстервилл принял у кучера поводья своего коня, но, прежде чем вскочить в седло, взял руку Бет и прижал ее пальцы к губам. Дрожь пробежала по ее руке вверх, в груди сладко защемило. Потом он выпустил ее ладонь, шагнул назад и взлетел в седло. Напоследок он улыбнулся, блестя зелеными глазами из-под полей шляпы:

– Доброго дня, миссис Тисл-Бриджтон, леди Элизабет! Надеюсь, еще увидимся.

Беатрис вздохнула:

– Такая чудесная вышла прогулка! Благодарю за компанию! Бет стояла, сжав руку в кулак, не говоря ни слова. Впрочем, виконта, казалось, это нисколько не волновало. Он слегка улыбнулся, развернул лошадь и поскакал прочь. Беатрис следила, как он уезжает, а потом сказала:

– Ну и красавец!

Голос у нее был хрипловатый. Бет взглянула на кузину, вопросительно подняв брови. Беатрис покраснела.

– Ну, – принялась она оправдываться, – красив просто до неприличия.

Бет покачала головой:

– Ты дурочка. Стоит мужчине улыбнуться, и вот пожалуйста – Ты растаяла и растеклась лужицей у его ног.

– Твоя правда. Гарри говорит, что отчаянно боится уезжать куда-нибудь без меня. Весьма вероятно, что к его возвращению я буду по уши влюблена в какого-нибудь нового лакея.

– Ты никогда не оставишь Гарри.

– Знаю, – согласилась Беатрис, не сводя восхищенных глаз с удаляющейся фигуры всадника.

Бет наконец смогла разжать ладонь – нужно было привести в порядок растрепанную ветром юбку. К ее ногам упал сложенный кусочек бумаги. Она быстро нагнулась и схватила записку, пока Беатрис, запятая своими кудрями, не успела ничего заметить.

Она украдкой развернула ее. Четкий, летящий почерк. Бет прочитала:

– Приходите в Британский музей завтра в десять. Если не боитесь.

Она обернулась вслед виконту. Как уверенно он держится в седле! Никто в парке не мог с ним сравниться. И всадник, и конь притягивали глаз. Многие дамы из числа гуляющих бросали томные взгляды вслед удаляющейся фигуре в черном на прекрасной лошади. Бет вцепилась в лежащий на коленях ридикюль. Этот мужчина такой… лакомый кусочек. Да, как бы странно ни звучало – пальчики оближешь! Как клубничное мороженое или конфетка из кондитерской лавки. Никогда прежде не приходило ей в голову думать о мужчине таким вот образом. Бет украдкой взглянула на кузину. Беатрис не отрываясь смотрела вслед Уэстерпиллу так, словно хотела его съесть.

– Беатрис!

Та виновато покраснела.

– Если я замужем, это не значит, что мне нельзя полюбоваться красивым мужчиной, если он попадется на пути. Особенно человеком с такими глазами и улыбкой. Ах, Бет! В нем есть что-то ангельское.

– Ангельское? Я бы скорее предположила, что это сам сатана.

– Нуда, от дьявола ему тоже кое-что перепало, уж будь уверена. Но когда он улыбается и… – Беатрис вздохнула, слегка взмахнув веером. – Все это делает его еще опаснее. Вот почему я собираюсь разузнать все, что только смогу.

– Что именно?

– Все о нем, разумеется. Мне известно кое-что, но этого явно недостаточно. Такой красавец, и пользуется огромным успехом, с тех пор как появился в Лондоне! Думаю, наверняка найдутся сотни дам, которым удалось заставить его рассказать о себе хоть что-нибудь. Начну с вдовствующих особ, потом перейду к падшим женщинам. Буду сплетничать без конца. С ними со всеми, пока кто-нибудь не заговорит!

– Ты приносишь себя в жертву, дорогая.

Беатрис похлопала Бет по руке:

– Ради тебя я готова на все.

– Не сомневаюсь.

– Разумеется, у этого мужчины в шкафах хранится немало скелетов. От него так и веет опасностью, соблазном и… – Беатрис поежилась. – Мне нужно ехать домой, как можно скорее увидеться с Гарри. Тем временем, – она вдруг значительно посмотрела на Бет, – я хочу, чтобы ты пообещала не видеться больше с Уэстервиллом. Хотя бы пока я не наведу справки. Возможно – я говорю, возможно, имей в виду, – я ошиблась. Я хочу сказать, все, что мне достоверно известно, – это его сомнительное происхождение. Остальное, – Беатрис пожала плечами, – должно быть, всего лишь слухи.

Бет напряглась.

– Какие слухи?

– Ну… – Беатрис огляделась по сторонам, как будто кто-то мог подслушать их разговор в ее же собственном кабриолете, а затем, наклонившись к подруге, громко зашептала: – Как ты знаешь, титул он получил совсем недавно. Говорят, что раньше виконт был разбойником с большой дороги. Поговаривают даже, что он замешан кое в чем и похуже. Контрабанда, торговля алмазами в Африке. Что бы то ни было, думаю, он занимался этим, чтобы заработать на жизнь. Незаконный сын… его путь явно не был усыпан розами. Разумеется, теперь он так богат, что просто возмутительно. Леди Чилтендон уверена, что он едва ли не богаче принца. – Беатрис вздохнула. – Какая жалость, что он сомнительного происхождения! Твой дед ни за что не согласился бы на такой союз. В Бет посмотрела вниз, на собственную руку, на которой все еще горел поцелуй виконта. Кожу чуть покалывало, а рука слегка онемела, словно она слишком долго держала ее над головой. Так он богат? Значит, он преследует ее не потому, что охотится за приданым. Бет вздохнула с облегчением. Она даже не предполагала, какая гора вдруг свалится с ее плеч!

Тогда зачем он донимает ее? Зажатая в кулаке записка обжигала пальцы. Какое странное лицо было у виконта, когда он расспрашивал про дедушку! Никто из тех мужчин, что встречались Бет за последние несколько недель, не интересовался ее дедом. Ни единая душа. Тем более поразительным казалось ей любопытство виконта.

– Бет! Ты меня слышишь?

– Прости. Я немного задумалась.

Беатрис с озабоченным видом склонилась к подруге.

– Ты обещаешь не видеться с ним, пока я не узнаю побольше? Не стала бы я тебя просить, не будь он так привлекателен. Даже я сижу и думаю, как бы это увидеться с ним еще разок.

Беатрис скорчила жалобную гримаску, и Бет рассмеялась.

– Он очень опасен. – Бет открыла ридикюль и быстро сунула туда записку. – По правде говоря, чем реже мы будем с ним видеться, по крайней мере пока не узнаем о нем побольше, тем нам обеим будет лучше.

Беатрис облегченно вздохнула:

– Спасибо! Конечно, это трудно принять, но лучше уж узнать горькую правду сейчас, чем потом кусать локти. В конце концов, ты – наследница огромного состояния, а слухи о его богатстве могут быть сильно преувеличены.

– Ты ведь в это не веришь.

– Нет, – признала Беатрис. – Но кое-что в этом виконте меня очень озадачивает. Мне многое непонятно.

Бет деланно улыбнулась и завела разговор о кабриолете. Какой у него отличный ход! Беатрис не могла устоять. Она с жаром принялась рассказывать, какой душка ее Гарри, сделал ей роскошный подарок! Чем же она, Беатрис, может его отблагодарить?

Бет слушала вполуха, думая об Уэстрвилле. Она даст кузине неделю на то, чтобы узнать намерения виконта. Если ничего не разъяснится, Бет самой придется решать загадку.

Ей всегда нравились тайны. Вот почему, кстати, она так любила читать. Если виконту есть что скрывать, она его разоблачит.

Как говаривал дедушка, для пытливого ума невозможного нет.

Глава 7

Готовя одежду для джентльмена, необходимо выяснить, куда он собирается. На охоту и бал одеваются по-разному.

Ричард Роберт Ривс. Искусство быть образцовым дворецким

Человек не властен над своими снами, думала на следующее утро Бет. Само по себе это не так уж страшно. Ужасным, разочаровывающим оказалось пробуждение. Как будто вместо утки под мятным соусом на ужин получаешь холодную вязкую овсянку.

Бет сидела за туалетным столиком, рассеянно проводя по волосам тяжелой серебряной щеткой и окидывая затуманенным взором собственное отражение в зеркале. Ей не следует тайно видеться с лордом Уэстервиллом и уж точно нельзя отправляться на встречу без сопровождения компаньонки. Но… это же Британский музей, а не вертеп разврата, не игорный клуб или…

Она задумчиво оттопырила губу. Какие еще притоны, Кроме игорных, можно обнаружить по соседству? Разумеется, были дома, пользующиеся дурной славой, где обретались женщины известной репутации. А еще… Что же еще? Да не все ли равно! Уэстервиллу должно быть отлично известно, что подобные встречи тайком могут привести к последствиям. Серьезным. Например, таким, что единственным выходом станет брак.

Бет сморщила носик. Должно быть, ужасно – выходить замуж таким вот образом. «Брак на острие меча» – как в дурной пьесе. Разумеется, выйти замуж за такого, как Уэстервилл… Бет почувствовала, как по спине пробежала дрожь – словно мелкие иголочки впивались в позвоночник. Это меняет дело.

Она повернула голову, чтобы расчесать волосы с другого бока. Волосы цвета меда с вкраплением более светлых прядей, завивающиеся на кончиках. Они падали ей на колени. Очень •рискованно соглашаться на свидание с Уэстервиллом. Безрассудно. Глупо.

Она украдкой взглянула на часы, стоящие тут же, на туалетном столике. Еще нет и девяти. У нее уйма времени, если она надумает пойти, чего, разумеется, не будет.

Или все-таки решиться? Не в силах она отказаться от надежды, пусть и призрачной. Она может и отправиться в музей, если захочет. Даже зная, каковы могут быть последствия.

Нужно признать: ей хочется его видеть. И вовсе не там, где миллионы любопытных глаз станут следить за каждым их шагом. Ей нужно получить его в личное распоряжение. Может ли статься, что он дрожит и волнуется так же, как она? И главное – узнать, с чего это он так интересуется дедушкой. Что-то здесь нечисто, она могла поклясться. Ради дедушки, если не для себя самой, Бет должна узнать, к чему клонит прекрасный виконт Ведь вполне возможно, он вынашивает коварные планы. Его туманное прошлое вполне позволяет допустить такое.

Рука с серебряной щеткой застыла в неподвижности возле виска. Бет вспомнился сон, что пригрезился этой ночью. Смутный сон, тревожный! Вот Уэстервилл, он склоняется над ней, и она чувствует на губах его поцелуй. Почему она думает об этом мужчине, что в нем особенного? Конечно, он очень привлекателен, ошеломляюще красив. Бледно-зеленые глаза, черные волосы – бесовское сочетание, тут любая женщина вообразит себя влюбленной без памяти.

Но Бет не такова! Никаких романтических приключений – для этого у нее слишком практичный ум. Что касается виконта, она, конечно, отдает дань его потрясающей красоте, но ее влечет к нему нечто иное. Вызов. Волнение в крови. Ощущение опасности, мужской…

– Миледи?

Бет вздрогнула и резко повернулась. Анни стояла прямо у нее за спиной.

– Боже, как ты меня напугала!

Она прижала руку к груди, стараясь унять бешеный стук сердца.

– С чего бы это? Я уж давно пытаюсь вас дозваться, всю дорогу из гардеробной. Вам нехорошо?

– Что?

Анни красноречиво посмотрела на руку Бет, неподвижно застывшую у виска, в которой та все еще сжимала щетку для волос. Девушка положила щетку на столик.

– Все в порядке. Просто задумалась.

– По уши в мечтах, кажется. – Анни нахмурилась. – И сами оделись!

Бет слегка улыбнулась, уловив нотку неодобрения в голосе горничной.

– Ты ведь знаешь, я умею одеваться сама.

– Дело не в том, умеете вы или нет, а в том, нужно ли вам это делать. – Анни осмотрела хозяйку с ног до головы. – Я не ошиблась вчера. Мужчина! – Ее тон не допускал возражений.

Бет оглядела свое прогулочное платье из голубого муслина.

– Откуда ты знаешь? То есть, – осеклась она, – разумеется, нет никакого мужчины. Но с чего вдруг ты это взяла?

– Всего неделю назад вы говорили, что у этого платья слишком низкий вырез. Атеперь гляди-ка – вы его надели! Нет, точно тут замешан мужчина.

Бет грустно вздохнула:

– Не знаю даже, о чем ты говоришь. Анни взяла в руки щетку.

– Позвольте, я зачешу вам волосы наверх – на кого бы вы там ни охотились.

– Н и на кого я не охочусь!

По крайней мере если она и пойдет, то не для того же, что-. бы с ним флиртовать. Ей просто нужно выяснить намерения виконта. Чем больше она размышляла, тем сильнее убеждалась, что он ищет с ней встречи не только для того, чтобы наговорить кучу комплиментов. Кстати, это очень печально! Если бы он питал к ней искренний интерес, она, возможно, пересмотрела бы свой план. Но, как ни крути, она была уверена – виконт преследовал какие-то иные цели.

Бет, разумеется, льстило его внимание. Но не станет же она воображать, что он пал жертвой ее золотистых волос и прочих прелестей? Не столь уж Бет наивна.

Нет, ему нужно что-то еще. Если не ее состояние, тогда что же? Бет нахмурилась. Затем, поймав внимательный взгляд Анни в зеркале, презрительно фыркнула:

– Не нужен мне никакой мужчина. Если хочешь знать, я отбываю на поиски великой истины!

Анни заплела косы хозяйки, уложила их в аккуратный узел на затылке и приколола сбоку розу из синего шелка.

– Если вы не охотитесь на мужчину, значит, мужчина участвует в вашей затее – уж не знаю какой.

Горничная сделала шаг назад, чтобы окинуть восхищенным взглядом дело рук своих.

– Ничего тут нет такого – бегать за мужчиной. Я сама так делала – раз или два. Мой второй муж, Клайд Дарроу, был уж слишком робок. Мне пришлось чуть ли не повиснуть у него на шее, пока он не осмелился на меня взглянуть. – Анни пригладила свои рыжие кудри. – Но уж стоило ему меня разглядеть, как он пошел в наступление – и не останавливался.

– Да, сразу видно настоящую любовь!

– Ох, да никакая это была не любовь. Страсть да похоть и немного нежности. Но я ужасно тосковала, когда он умер. – Анни замолчала, глядя в потолок, припоминая. – Умер от лихорадки, вот так.

– Кажется, ты говорила, что он свалился с крыши, когда хотел приладить на место черепицу.

– Так это мой первый муж, Питер Пул.

– Ах, извини.

– Не забивайте себе голову. Я сама их путаю. Нет, Клайда свалила лихорадка после петушиных боев в Стаффорде. Вообразите, этот дурак поставил на петуха, которого звали Неудачник! – Анни презрительно скривилась. – Все равно что броситься под колеса кареты, лишь бы посмеяться над судьбой.

– Ты его любила?

– Нет. Сначала нет. Потом, конечно, привязалась к нему. Но не больше.

– Тогда зачем было выходить за него замуж? Анни удивилась:

– Так я была вдовой, разве нет? А он был свободен, неплохо зарабатывал, и некому было стряпать ему ужин и согревать для него постель. И мы нравилисьдруг другу ко всему прочему.

– Разве этого достаточно? Просто… нравиться?

– Зависит от того, связывает ли вас еще кое-что. – Анни хитро подмигнула.

– Я всегда полагала, что без любви удачный брак невозможен. По крайней мере так втолковывал мне дедушка.

– А ваш батюшка? Он-то что говорил?

– Я была совсем девочкой, когда он умер. Все, что я помню. Это как он старался прочитать все до единой книги в дедушкиной библиотеке. А еще… он неважно себя чувствовал несколько лет перед смертью.

Не только нездоров, но и несчастен, вот как все было, хотя он старался не подавать виду. А Шарлотта… Бет помнила, что мачеха частенько выходила к обеду с заплаканными глазами. Казалось, ее постоянно что-то угнетает. Бет гадала, не вышло ли у нее разлада в отношениях с отцом. Тогда многое бы встало на свои места.

Однажды она даже отважилась спросить об этом деда. Тот ответил, что отец все еще любит мать Бет и ему не стоило так поспешно искать ей замену. И уж тем более для этого не годилась недалекая простушка Шарлотта. Бет коробило дедушкино мнение насчет мачехи, хотя иногда она думала, что он прав. Отец просто умирал от одиночества, вот и женился на особе, которая пришлась не ко двору в доме Мессингейлов.

– Любовь там или нет, но можно многое сказать в пользу брака, – веско заметила Анни.

– Что, к примеру?

Мужчина дает свое имя детям.

– Знаю, знаю! Это мне понятно. А кроме этого?

Анни решительно опустила щетку на туалетный столик.

– Вы не понимаете, зачем люди женятся? Так ведь им велел сам Господь Бог!

– Без любви?

– Любовь придет, а может, и нет. Все равно, если он достойный муж, а вы хорошая жена, вам вместе будет неплохо. Стерпится – слюбится.

Не очень обнадеживающе, подумала Бет. Стерпится! Совсем не так хотелось ей прожить жизнь. Хотя… Чего бы она желала получить от жизни? Она не знала. Но уж точно не это.

Анни фыркнула:

– Сколько раз выходила замуж, а любила сама лишь однажды. Когда повстречала своего третьего мужа, Оливера Макоуана. Вот это была любовь!

– Не он ли умер, когда пас свиней и они его съели?

– Нет-нет. Все было не так. Свиньи ни при чем. Оливер съел несвежую колбасу, вот что его погубило. Не дай кому Бог так помереть, скажу я вам.

– Даже не могу представить, что такое случается. – Бет размышляла, как бы это было – жить замужем за Уэстервиллом? Конечно, у них была бы страсть. Ее в дрожь бросало каждый раз, когда виконт оказывался рядом. Наверняка он чувствует то же самое! Но что еще? Возможно, у них похожее чувство юмора. Вчера она это заметила. А больше ничего.

Вот еще причина, чтобы провести с ним часок, решила Бет. Просто доказать самой себе, что он не из тех мужчин, за кого следует выходить замуж. Она улыбнулась. Какая чепуха! Ей и без того известно, что смуглый и опасный виконт Уэстервилл не годится в мужья. Зато он почему-то интересуется дедушкой.

Часы пробили четверть. Бет взглянула на часы. Если она пойдет на встречу, рискует репутацией. Останется дома – никогда не узнает, не затевает ли Уэстервилл что-то против дедушки.

Она посмотрела на горничную:

– Анни, схожу-ка я сегодня в музей.

– В музей? Опять? Вы были там неделю назад.

– Там новая выставка.

Анни покачала головой:

– Не пойму, что вы находите в том, чтобы глазеть на вещи, хозяева которых умерли давным-давно. Но вам, кажется, это очень нравится.

– Я люблю бывать в музее.

– Тогда бегом отсюда. – Анни принялась расставлять флакончики на туалетном столике. – И не забывайте почаще улыбаться. Мужчинам нравятся белые зубки.

– Разве я сказала, что меня ждет мужчина? Я просто иду в музей. – Бет встала. – Но раз уж мы заговорили о таких вещах, как ты узнаёшь, что влюбилась?

Анни пренебрежительно фыркнула, раскрывая дверцы гардероба, чтобы достать ротонду цвета мяты.

– Проше простого, миледи! Если вам кажется, что вас лихорадит, а жара нет, значит – вот она, любовь.

– Это похоже на лихорадку? – Бет накинула на плечи ротонду. – Каждый раз так?

– Чаще всего. Помилуй Бог. Какой ужас!

– Неудивительно, что люди так боятся любви. – Бет отворила дверь. – Скоро вернусь. Пожалуйста, приготовь платье для визитов – голубое с кремовым. Сегодня мне нужно навестить леди Чадроу.

– Слушаюсь, миледи.

Бет вышла в смятенных чувствах. Сегодняшняя встреча с виконтом будет первой и последней. Одно свидание не такой уж большой риск быть соблазненной.

Она быстро сбежала по лестнице к ожидавшей карете. День выдался хмурый, облачный. Резкий ветер развевал ее подол, закручивая складками вокруг лодыжек. Бет поежилась, плотнее запахивая ротонду.

– Миледи? – спросил слуга, распахивая перед ней дверцу кареты.

– В Британский музей.

– Отлично, мадам.

Скоро карета покатила по оживленным улицам Лондона. Еще не пробило и десяти часов, когда они подъехали к музею. Кучер пришел в некоторое замешательство, когда понял, что хозяйку никто не встречает. Бет пришлось сказать ему, что друзья ждут ее внутри. Никто не станет топтаться у входа в такой дождливый день.

Такое объяснение кучера устроило. Карета умчалась. Бет побежала вверх по широким мраморным ступеням Британского музея. Каблучки ее полусапожек отбивали веселую дробь. Она толкнула огромную тяжелую дверь и вошла внутрь. Служитель встал ей навстречу, чтобы принять ротонду, но Бет покачала головой. В музее было довольно прохладно, и ей вовсе не хотелось дрожать от холода следующие полчаса. Кроме того так она чувствовала себя уверенней, под защитой еще одного слоя одежды.

Она купила входной билет, взяла у служащего путеводитель и направилась в первый зал. Там в стеклянных витринах были выставлены изысканные, пестрящие яркими красками китайские веера, и вокруг уже собралась небольшая толпа восхищенных зрителей.

Бет задержалась возле витрин, притворяясь, что ей интересно. Замирая от страха, она гадала, когда приедет виконт и что он скажет. На нее вдруг нахлынули образы из сегодняшнего сна, живые и волнующие.

Она почувствовала, как тело немедленно откликается на зов воображения. Стеснило в груди, по коже побежали мурашки, от живота вниз к коленям прокатилась сладкая волна.

– Прекрати немедленно! – приказала себе Бет. Она заметила, что рядом стоит пожилая дама и недоуменно ее разглядывает. Щеки Бет заполыхали. Ей нужно следить за собой, иначе ее примут за сумасшедшую.

– Я говорю, какое чудо!

Дама кивнула в ответ.

Бет указала на веер в витрине:

– Красный веер. Просто поразительный.

Она старалась четко проговаривать каждый слог. Женщина вздохнула с явным облегчением:

– Мне показалось, вы хотите что-то купить. – Она добродушно улыбнулась. – Покупки – мое слабое место. Всегда готова поговорить об этом, если представится случай.

Бет хмыкнула:

– Только не я! Простите, что загородила вам обзор. Женщина пожала плечами:

– Ничего страшного! Простоя…

Вдруг она стала во все глаза смотреть на что-то за спиной Бет. Раскрыла изумленно рот и замерла, пока ее спутник – пожилой мужчина, который заметно расстроился, когда понял, куда она смотрит – не подхватил даму под локоток, увлекая в другую часть зала.

Уэстервилл! Конечно, это был он. Проклятие, угораздило же ее увлечься мужчиной с наружностью падшего ангела. Любая женщина, завидев его, застывает на месте с широко раскрытыми глазами. Как неприятно. Значит, она все-таки сошла сума. Просто безумие прийти сюда, глупо надеясь выведать что-то у человека, которого едва знает.

Нужно поскорее убраться восвояси. Так поступила бы любая разумная женщина. Уйти не оборачиваясь. Потом, в безопасности собственного дома, написать изящную записку, чтобы покончить с этим делом раз и навсегда. Разумеется, ей ни за что не узнать, что он задумал насчет дедушки. Вряд ли виконт ответит откровенностью на ее приказной тон. Зато она наверняка уронит себя в его глазах.

Как странно! Стоило ей подумать, что она больше его не увидит, и вот пожалуйста. Не то чтобы это было чувство непоправимой утраты – она слишком мало знала этого мужчину. Просто ей стало тоскливо. Как будто нашла что-то особенное, а потом потеряла.

Она чувствовала его взгляд между лопаток. Он приближался. Бет притворилась, что увлеченно читает путеводитель. Склонив к книге голову, она удивлялась странному ощущению – словно крошечные серебряные иголочки впивались в кожу рук и спины.

Девушка замерла в ожидании. Ей нужно было совладать собой и, что еще хуже, не забыть заикаться, хотя бы чуть-чуть. Бет облизнула губы, расправила плечи, стараясь не обращать внимания на отчаянный стук сердца.

Смешно – так волноваться из-за того, что он здесь! Напрасная трата времени.

Бет почувствовала, как сильная рука сжала ее локоть, и ей сразу стало жарко. В ушах зазвенело, ресницы растерянно запорхали.

– Вот вы где! – Глубокий голос звучал как музыка. – Я вас искал.

Бет судорожно вздохнула, тщетно пытаясь взять себя в руки.

– В-вот как?

Она осторожно дернула локтем, пытаясь освободиться. Виконт разжал руку, и ее локоть скользнул по длинным пальцам Движение вышло таким ласкающим и неторопливым…

– Я не был уверен, что вы придете.

Собравшись с духом, девушка повернулась к нему и радости улыбнулась, стараясь, однако, избегать смотреть ему в глаза.

– К-конечно, я п-пришла. Я вс-сегд-да п-принимаю вызов, как вам известно.

Уэстервилл усмехнулся, губы сложились в забавную гримасу. Он выглядел именно так, как и ожидалось, за исключением одного – казался слегка потрепанным, глаза блестели ярче обычного, под ними залегли тени, волосы взъерошены, как будто…

И на нем все еще был вечерний костюм.

– Вы… вы с прошлого вечера еще не были дома?

Он сверкнул белозубой улыбкой:

– А вы очень наблюдательная девица.

Лицо его выглядело усталым – резче проступали складки, глаза казались запавшими.

И этот нахал даже не пытался сделать вид, что смутился! Бет прижала ладони к бедрам, охваченная негодованием. Она больше не трепетала перед ним.

– Милорд…

– Кристиан.

– Милорд, – упрямо повторила Бет, – не понимаю, почему согласилась встретиться здесь с вами.

– Зато я понимаю.

Какая самоуверенность! Бет не сразу смогла откликнуться:

– Почему же?

– Потому что вы любопытны.

– Да, – согласилась она. – Это так. – Она храбро посмотрела ему прямо в глаза. – Зачем вы расспрашивали про дедушку?

Повисло тягостное молчание. Потом виконт небрежно прислонился плечом к стене, сунул руки в карманы. Она-то думала он начнет все отрицать, изворачиваться, делать вид, что вес вышло случайно. Бет была готова к уверткам, обману. Но не к тому, что он воззрится прямо на ее рот и скажет:

– У вас очень необычная манера заикаться.

Бет сжала зубы, пальцы стиснули никчемный путеводитель. Опять она забыла про это глупое заикание! Вот черт.

– Н-необ-бычное? П-почему?

Кристиан смотрел на пылающие щеки и откровенно забавлялся.

– Странно. То оно есть, то нет.

Элизабет прикусила губу, сжав руки в кулаки. Он мог бы поклясться, что она злится на себя – снова забыла про заикание! В то же время ей стыдно, что он вот так прямо спросил. Кристиан вовсе не собирался ее смущать, хоть и решил накануне, что ее заикание – притворство, часть плана. Может быть, она просто хотела избавиться от толпы недоумков, что докучали ей в парке. Будь он на ее месте, еще бы не то выкинул.

Но теперь, когда она смотрела ему прямо в лицо и спрашивала, что любопытного находит он в ее дедушке, добрые намерения Кристиана улетучились. Неужели его истинный интерес был столь очевиден? Вряд ли, он старался не выдавать себя. Значит, он имеет дело с очень умной и проницательной женщиной. Он шагнул вперед, чуть не коснувшись ее плечом.

– Прошу вас, не стесняйтесь. Я нахожу вашу манеру заикаться очень привлекательной.

Ее раздражение сменилось удивлением:

– Привлекательной?

– Очень. – Он взял ладонь Бет и положил себе на сгиб локтя. Затем повел ее из выставочного зала в боковой коридор. Остановившись у двери в следующий зал, Кристиан заглянул внутрь – там было слишком много народу. Взял у Бет скомканный путеводитель, пролистал. – Вас интересует искусство этрусков?

– Что? Меня? Не думаю.

– Отлично. Меня тоже. Более того, сомневаюсь, что кому-нибудь из этих зевак такое интересно.

Кристиан сунул путеводитель себе в карман и повел девушку к двери в последний зал.

– Куда мы идем?

– Увидите.

Открыв дверь, он заглянул внутрь и кивнул с довольным видом:

– Ага! Именно это я и предполагал. Отлично.

Она задержалась в дверях, осматриваясь. Потом рывком освободила руку.

– Здесь нет ни души!

– А вы хотели бы обнаружить здесь толпу зрителей? – Кристиан встал возле стены, скрестив на груди руки. Мягкий свет проникал в окно, зажигая огнем золотистые волосы девушки. – У вас назначена с кем-то встреча?

Она прикусила губу и взглянула на дверь, потом настоящего перед ней мужчину. Кристиан мог лишь догадываться, в каком смятении ее мысли, как она борется сама с собой. Ясно, он сумел возбудить в ней любопытство к собственной персоне. Но и об осторожности она не забывала.

Бет вздохнула:

– Мне следовало догадаться раньше, что все выйдет именно так. Нужно было взять с собой компаньонку.

– Почему? – спросил он удивленно. – Боитесь, что я стану вас соблазнять?

Удивительно, но Бет совсем не смутилась. Она послала ему сердитый взгляд, а потом холодно сказала:

– Ни в чем нельзя быть уверенной, находясь в вашем обществе. Вы любите… делать намеки.

– Намеки?

– Именно, – ответила она сурово. – Насчет всяких таких вещей. Например, о нас. Не делайте вид, что не сообразили, о чем я. Уверена, вы отлично все понимаете.

Кристиан невесело рассмеялся. Он провел ночь в игорном салоне в южной части города. Играл, флиртовал с девицами, не переставая пил. Делал все, чтобы не думать о назначенной встрече. Ничего не вышло! Синие чернила на игральных картах напоминали о лентах ее шляпки. Теплый коричневый цвет пива наводил на мысль о светло-карих глазах. Одна вдовушка пыталась увести его с собой наверх, но – при всех своих уловках и соблазнительных ужимках – она показалась ему пресной и уродливой. Куда ей было до Элизабет! Так что его попытка сбежать от себя самого обернулась чередой бесконечных воспоминаний.

Его неудержимо влекло к ней, и он жалел, что вынужден ее использовать. Он искренне ею восхищался, даже слишком откровенно. Прошлой ночью, после ужина за полночь в клубе «Уайте», он так и не смог заснуть, ворочаясь в постели с боку на бок. Стоило закрыть глаза – и ему виделось лицо Элизабет. Смотрит искоса, на губах многообещающая улыбка, в карих глазах – вызов.

Непохоже это было на Кристиана – терять сон из-за чего бы то ни было. Ребенком, бывало, он мог не спать всю ночь, охваченный переживаниями. Вот до чего довел его Ривс со своими укорами насчет совращения невинных девиц. Сон бежал от него. Промучившись таким образом час, Кристиан встал, оделся и вышел из дома. Чтобы избавиться от назойливых видений, он отправился в ближайший игорный притон, где и провел время до рассвета, швыряя на стол монеты и притупляя ум спиртным. Видения поблекли, потеряли четкость. И вот теперь, подогретый выпитым накануне бренди, Кристиан стоял прямо перед Элизабет. Его всегда удивляло, какая же она маленькая – макушка золотистой головки едва достает до его плеча. Кристиану почему-то всегда казалось, что она выше ростом, чем на самом деле. Элизабет недоуменно вскинула брови, но не отступила.

Он дотронулся пальцем до кружев на ее плече, обвел коп-тур вышитой на ротонде королевской лилии.

– Ваше очаровательное заикание не дает мне покоя. Полагаю, это всего лишь хитрость, чтобы отпугнуть тех шакалов, что были готовы вцепиться в вашу юбку вчера в парке.

Лицо Элизабет застыло на мгновение, а потом она густо покраснела.

– Я же не все время заикаюсь.

– О, прошу вас, не оправдывайтесь. Мне очень приятно, когда вы заикаетесь.

– Разве это может нравиться?

– Да, я обожаю вашу манеру заикаться, потому что тогда ваши губы так мило двигаются, выговаривая слова. И это очень соблазнительно. Так и хочется успокоить ваши бедные губки поцелуем. – Кристиан улыбнулся.

– Вам кажется, что мое заикание взывает к поцелую? Хорошо, что меня не тошнит. А то бы вы решили, что я таким образом приглашаю вас к себе в постель.

Откинув назад голову, Кристиан от души рассмеялся.

– Думаю, вы не способны ни на то, ни на другое. – Его пальцы приподняли ее подбородок. – Если хотите знать, я готов спорить на все мое состояние, что вы заикаетесь не больше моего.

– Да кто вы такой, чтобы…

Девушка внезапно замолчала, недоуменно хмуря лоб. Долгую минуту она смотрела ему прямо в глаза, а потом вздохнула, обреченно махнув рукой.

– Да пропади оно пропадом. Вы правы, разумеется. Я не заикаюсь. Просто мне надоели дураки, что пытаются за мной ухаживать. Ведь дедушка мог бы… – Она осеклась, глаза ее внезапно сузились.

– Что дедушка?

– Ничего.

Когда-то Кристиану казалось, что карий цвет глаз выдает мягкую и женственную натуру. Но здесь все было как-то иначе. В искрящихся глазах леди Элизабет читались ласка и яростная решимость, несгибаемая воля и гнев – восхитительное сочетание.

Он ухмыльнулся, довольный собой:

– Значит, прекрасная леди Элизабет отпугивает поклонников – на нее время от времени находит заикание?

– Лорд Уэстервилл, какая вам забота, что я делаю, а чего нет?

– Прошу, отметьте разницу, – мягко сказал он и провел ладонью по нежной коже ее щеки, – Меня как раз очень беспокоит, что вы делаете. Просто исключительно!

Так оно и было. В руках стоящей перед ним женщины ключ ко всему: к его прошлому – это уж наверняка, и, может быть, к будущему. Они крепко связаны друг с другом – столь прочные узы не соединяли его ни с одной женщиной из всех, кого он знал. Должно быть, Элизабет прочитала что-то по его лицу, потому что глаза ее стали как щелки и она слегка отпрянула:

– Почему вы так на меня смотрите?

Локон упал ей на ухо, и он погладил его. Мягкие как шелк волосы, казалось, так и ждут, что их освободят от шпилек.

– Мне важно все, что вы делаете, потому что вы – это вы. Она повернула голову, приладила на место выбившийся из прически шелковистый завиток, не сводя с него пристального взгляда.

– И кто же я? Вы имеете в виду – внучка герцога Мессингейла? Уэстервилл, пора объясниться. Что за интерес вы питаете к моему деду?

Кристиан заставил себя улыбнуться.

– Просто я старался быть вежливым, расспрашивая и о ваших ближайших родственниках тоже.

– Не верю. – Она не сводила с него глаз. Потом улыбнулась – лишь уголком губ. – Вчера вы просто загорались, как свечка, каждый раз, когда упоминалось имя дедушки.

Вот черт, она слишком сообразительна! Что же ему сказать в оправдание?

Элизабет надменно поджала губы.

– Уверена, вы преследуете меня вовсе не оттого, что безумно влюблены. Не тот вы человек, чтобы предаваться романтическим увлечениям. Да и я для этого не гожусь.

Она была права. Будь на месте Элизабет другая женщина он немедленно объявил бы себя влюбленным. Женщины падки на подобные признания и верят им безоговорочно, как бы глупо они ни звучали.

Но Элизабет сделана из другого теста. Романтические бредни вряд ли произведут на нее впечатление, а жаль. Ему бы это сейчас пришлось кстати, он достаточно выпил накануне. И Бет так близко, что у него кружится голова. Тем сильнее, что он и пил-то для того, чтобы заполнить бессонную ночь. Эта ночь открыла ему правду, которую ему вовсе не хотелось признавать.

Он поклонился, загадочно улыбнувшись:

– Что бы я ни делал, не стану обременять ни вас, ни себя романтическими бреднями, как точно вы изволили заметить.

– Благодарю, – сказала Элизабет и направилась к ближайшей витрине.

Там красовалось множество маленьких фигурок, которые она принялась рассматривать с напускным интересом. На губах девушки блуждала улыбка, и ему вдруг стало не по себе. Вдруг Элизабет повернулась и пристально посмотрела ему в лицо.

– Я собираюсь выяснить так или иначе, почему вы интересуетесь дедушкой.

У него не было причин усомниться в ее искренности.

– Вот как?

– Именно, – сказала она твердо и вновь отвернулась к витрине.

Кристиан подошел и встал рядом, опираясь рукой на стеклянный ящик. Смотрел он, впрочем, не на выставку – его больше интересовал обнажившийся затылок ее склоненной головки.

– И как же вы собираетесь раскрыть мой секрет? Если он у меня есть, конечно…

Она взглянула на него снизу вверх, взмахнув ресницами.

– Логическим путем. Совершенно ясно, вы человек достаточно искушенный и вряд ли стали бы просто так заигрывать с женщиной, которую привезли на рынок невест.

Он вскинул брови:

– Вас?

– Не делайте вид, что не понимаете. Дедушка на весь свет объявил, что я его наследница, которой он подыскивает мужа.

Она облокотилась на витрину и посмотрела ему в лицо. Теперь они стояли, как зеркальные отображения друг друга.

– Позвольте объяснить, что меня тревожит, – предложила Бет. – Во-первых, вы передали записку, где самым недвусмысленным образом даете понять, что преследуете меня.

Кристиан слегка подался вперед. У нее были такие чувственные губы! Полные, розовые, чуть приподнятые в уголках рта.

– Продолжайте.

– Во-вторых, я вас привлекаю вовсе не из романтических соображений. Вы, милорд, не из таких мужчин.

Какого чудесного, волнующего оттенка были ее волосы! Он улыбнулся, вспоминая, как локон струился меж его пальцев.

– Элизабет, я нахожу вас просто прелестной. Не стану этого отрицать.

– Да, но я ни в кого не влюблена и ищу мужа. В подобных обстоятельствах вы должны были бы избегать знакомства со мной.

Проклятие, как верно она его оценила! Не следует, однако, укреплять ее в мысли, что она права.

– Возможно… – Он медленно осмотрел ее с ног до головы. – Возможно, вы ошибаетесь.

– И, в-третьих, – упрямо продолжала она, – вам, кажется, совсем безразлично мое приданое.

– Вы правы. У меня есть собственные средства, любовь моя. Ваши мне ни к чему. – Кристиан пожал плечами. – Отец сделал одолжение, не оставив завещания. Мы с братом сильно выиграли от этого!

Брови Элизабет поползли вверх.

– Но ваш брат унаследовал герцогский титул, разве не так?

– Да. А я стал виконтом. Для этого, однако, отцу пришлось подделать запись в церковных книгах о заключении много лет назад брака с моей матерью.

Элизабет не верила своим ушам.

– Подделал? Вы шутите, Уэстервилл?

– Какие шутки? – Кристиан покачал головой. – Я незаконнорожденный, хоть и с титулом и при деньгах. Мой отец покойный герцог Рочестер, пытался узаконить мое положение пусть даже столь жалким способом. И всем об этом известно. Впрочем, не важно.

– Не укладывается в голове – вы так открыто в этом признаетесь! Наверняка есть родственники, которые могли бы предъявить свои права, если вы говорите правду. Те, кто претендует на титул и деньги.

– Тогда им придется выдержать не одну битву с адвокатами. У этих служителей закона такие большие пуговицы! Шнурки с наконечниками на рубашках! У них дома целые своры тявкающих шавок! – Он притворно поежился. – Лично я не рискнул бы. Уж лучше съесть сырую улитку.

Бет усмехнулась:

– Просто стадо агнцев Божьих, как я понимаю?

– Большинство из них бездельники. – Он улыбнулся в ответ. – Моему отцу было наплевать, что он плохой отец, но следовать моде для него было делом святым.

– Сожалею.

Кристиан пожал плечами:

– Когда ему понадобились доверенные люди, надежные советчики, чтобы управлять имуществом и помогать пропавшим сыновьям, он, разумеется, выбрал тех, кто годами критиковал фасоны его галстуков. Как же иначе?

Бет склонила голову набок и задумчиво проговорила:

– Похоже, вам обидно.

– Мне? – Кристиан беспечно махнул рукой. – Рочестер был одержим по части моды, и это считалось делом более важным, чем родительский долг. Впрочем, не беда. Я знал его мало, но могу сказать: вряд ли бы он был хорошим отцом. Но вот что он позволил матери умереть в темнице, брошенной туда по ложному обвинению… – Кристиан закусил губу. – Вот этого я не могу ни простить, ни забыть.

– Я бы тоже не смогла.

– Чтобы вы не думали, что отец был совершеннейшей посредственностью, я скажу, что отдаю должное его качествам делового человека. Вряд ли кто мог с ним сравниться. При нем наши имения процветали.

– Таков и мой дедушка.

Кристиан грустно улыбнулся:

– На этом их сходство заканчивается – оба отличные управляющие. Когда я просматривал отцовские приходно-расходные книги, меня поразило, сколько времени он посвящал хозяйственным заботам, чтобы добиться нынешнего благосостояния нашего семейства.

– Судя по вашим словам, вы как будто даже немного восхищаетесь им.

– Это слишком сильно сказано. Просто я уважаю его деловую хватку. Всегда можно многому поучиться у того, кто сумел добиться успеха, кем бы он ни был.

– Все это очень интересно, Уэстервилл. – Бет проницательно посмотрела ему в лицо, так внимательно и спокойно, что он даже удивился. – Но мы говорим о другом. Чего вы на самом деле добиваетесь от меня? Чем вас так заинтересовал мой дед?

Кристиан любовался гордой линией ее щек, маленьким, дерзко вскинутым подбородком, изгибом ее ресниц, а затем скользнул взглядом ниже, где тонкая ткань платья обтягивала округлую грудь. Много лет скакал он на Верзиле Тоби, заводя романы с женщинами, у которых забирал драгоценности. Но f таких, как Бет, не встречал!

Не испорченная богатством, лишенная жеманства девицы на выданье. От этой женщины исходило сияние свежести, как от кровати, застеленной только что выстиранным бельем, все еще хранившим тепло утюга. Когда он смотрел на нее, у него возникало такое чувство… словно возвращаешься домой и одновременно покидаешь дом навстречу восхитительным приключениям.

Он протянул руку и приложил ладонь к ее щеке, проведя большим пальцем по теплой коже.

– Готов признаться, но лишь в одном, и только в одном Вы прекрасны.

Она схватила его запястье, удержав руку, готовую приласкать ее волосы.

– Уэстервилл, вы не ответили на мой вопрос. Кристиан едва сдержал вздох отчаяния и разочарования. Не мог он ей ответить. Это значило бы выдать себя. В то же время его молчание лишь раззадоривало ее любопытство. Положение не из легких. Что ему оставалось делать? Только одно – поцеловать ее.

Глава 8

Недавно я прочел в газете историю слуги, который в минуту нестерпимой обиды отравил хозяина. Увы, такое происходит сплошь да рядом как последствие недостаточной выучки. Если вам когда-нибудь случится протянуть руку к бутылочке с мышьяком, умоляю, отставьте блюдо бараньих отбивных, возвращайтесь в свою комнату, собирайте пожитки и немедленно отправляйтесь на поиски нового места. Таков наилучший способ исправить печальное положение.

Ричард Роберт Ривс. Искусство быть образцовым дворецким

У Бет не осталось времени на раздумья. Поцелуй оказался столь неожиданным, что она принялась с жаром целовать его сама, не осознавая, что делает. Сопротивляться было бесполезно. Она оказалась в объятиях Уэстервилла, в кольце рук, скользящих по ее телу, прижимающих ее все крепче и крепче. Ее обдало жаром мужского тела, она чувствовала вкус его губ, настойчиво и неукротимо впивавшихся поцелуем в ее рот. Бет дрожала с головы до ног.

Поцелуй становился жарче, а мужские руки гладили ее спину, стискивая тело. Почти слитая с ним в одно целое, Бет выгнула спину, крепко обняв шею Кристиана. Она готова была закричать от неведомого доселе, идущего из самой глубины ее естества ощущения кипящей в ней страсти, сотрясающей ждущее, зовущее тело.

Кристиан слегка развернулся, прижав ее спиной к витрине. Металлическая рама холодила кожу даже через ткань ротонды. Бет едва могла заметить, что его руки скользнули вниз, к ее бедрам. Каждое прикосновение рождало огонь. Колени подгибались – она едва держалась на ногах.

Боже всемогущий, он ее целовал!

Бет внезапно опомнилась. Совсем не так собиралась она повести встречу! Она уперлась руками в грудь Уэстервилла и разомкнула поцелуй. Затем отвернулась, еле переводя дыхание.

Ей с трудом верилось в происходящее. Она позволила себя поцеловать! Бет закрыла ладонями лицо, дрожа всем телом. Должно быть, она сошла с ума. Бурное, распутное помешательство – никогда с ней такого не приключалось. Она стояла в кольце рук Уэстервилла, пытаясь отдышаться, чувствуя на дрожащих влажных губах вкус поцелуя. Бет думала… что это было чудесно. Необъяснимо, но, пришлось признать, – чудо.

Кристиан смотрел на склоненную голову девушки, едва сдерживаясь, чтобы не целовать ее снова и снова. Он не отнял рук, просто не в силах был шевельнуться. Бет казалась ему такой сочной, опьяняющей, как только что сорванная ягода. Невероятная смесь невинности и чувственности – он и не знал, что такое бывает. Каковы бы ни были его первоначальные намерения, он вынужден был честно признать: Бет нравится ему по-настоящему. При чем здесь возможность выяснить правду о человеке, обрекшему мать на страдания и смерть! Дело было в другом. Элизабет – прекрасная, умная девушка, страстная неведомо для себя самой, которая столь ревностно стремится быть хозяйкой положения во всем! Кристиан понимал, что его все сильнее влечет к ней. Разве мог он просто повернуться и уйти, оставив это соблазнительное диво, встретившееся на пути?!

Его руки все еще обнимали девушку за талию. Бет была так близко, что это рождало почти физическую боль. Но он не смел привлечь ее к себе снова. Бет стояла, понурив голову, закрыв глаза руками, словно пытаясь забыть эти несколько мгновений. Дрожь ее тела отдавалась в кончиках его пальцев, и он видел, как бурно вздымается и опускается ее грудь. Ее тоже переполняли чувства.

Он обрадовался. Значит, не так уж она невосприимчива к его чарам. Более того, судя по тому, как жарко она отвечала на поцелуй, он ей нравился ничуть не меньше, чем она ему. Он ждал, что она двинется, заговорит, но она все стояла, закрыв руками лицо. Но… Улыбка на его губах погасла. Неужели она плачет?

Множество поцелуев он дарил и получал, но ни один не закончился слезами. Хотя… Он ведь не имел дела с невинной и чистой девушкой вроде Элизабет. Кристиан слегка наклонился, стараясь заглянуть ей в лицо, разглядеть, что там, под пальцами… Ничего не вышло.

Черт возьми, он не хотел причинить ей боль. Все, чего он добивался, – чтобы она не задавала вопросов, на которые он не мог ответить. Так никуда не годится.

В зале зазвучали голоса. Громкий мужской голос наставительно повествовал о загадках древнего искусства этрусков.

Кристиан тихо выругался. Нужно было решаться. Он коснулся подбородка Элизабет и приподнял ей лицо, чтобы посмотреть в глаза. Девушка опустила руки, и они безвольно упали вдоль тела. Их глаза встретились.

Она не плакала, нет. На губах блуждала нежная, робкая улыбка. Кристиан радостно вздохнул и невольно привлек ее к себе снова.

Нo прекрасной леди Элизабет это пришлось не по праву, а немедленно высвободилась и произнесла срывающимся голосом:

– Нет. Не нужно.

Кристиан сунул руки в карманы, сопротивляясь желанию вновь схватить Бет в объятия.

– Вам нечего бояться. Я не из тех, что готовы наброситься на женщину, даже на самую красивую.

– Я и не думаю, что вы способны на это, – сказала она. – Я не пытаюсь опорочить ваши привычки, я обдумываю собственное поведение. Не следовало этого делать. Нельзя было встречаться с вами сегодня утром. Я просто подумала, – она покачала головой, – что совершила ошибку.

– Вам неприятен мой поцелуй?

Она смело взглянула ему в лицо.

– Приятен. Но это не значит, что следовало допустить такое – Ее глаза блеснули решимостью. Улыбка сделалась тверже.

– Нам не следует больше видеться наедине.

– Никогда?

– Никогда, – подтвердила Элизабет. Ее глаза сияли, на губах появилась сводящая с ума полуулыбка.

Кристиану вдруг стало немного не по себе.

– Элизабет, у меня не было намерения вас обидеть. Я нахожу вас привлекательной…

Она предостерегающе вытянула руку.

– Мы уже вдоволь наигрались сегодня, не так ли? Спасибо приглашение в музей. Теперь мне многое понятно в искусстве этрусков.

Он не смог сдержать улыбки, хотя у него возникло неприятное чувство – словно он что-то потерял. Нечто бесконечно дopoгoe.

– Элизабет, нам нужно поговорить…

– Мне действительно пора идти. Он шагнул к ней.

– Уверен, вы вполне можете задержаться еще на минуту или две. Мы не имели удовольствия полюбоваться римскими фризами.

Слабая улыбка все еще блуждала на ее губах. Щеки, однако, порозовели.

– Никаких разговоров об удовольствиях. – Она поправила висящую на запястье сумочку. – Меня интересовало, зачем вы расспрашиваете о дедушке. Вы ответили поцелуем, что совершенно недопустимо.

– Это был порыв. Не сумел с собой совладать.

– Я вам не верю. Поцелуй был попыткой уйти от ответа. Что доказало: я была права насчет своих подозрений. – Ее карие глаза смотрели прямо ему в душу. – Вас почему-то занимает мой дедушка, и, боюсь, не к его пользе. Ведь, будь у вас добрые намерения, вы бы объяснились, и между нами не было бы никаких недоразумений.

Руки Кристиана сжались в кулаки. Вот черт! Совсем не этого ждал он от их свидания.

– Я только хочу знать правду.

– О чем?

Она дожидалась ответа, вопросительно вскинув брови. Кристиан заставил себя улыбнуться. Может, рассказать ей? Вот так просто взять и поведать, что подозревает ее деда в грязной интриге, стоившей жизни матери. К чему это приведет? Совершенно ясно, Элизабет питает к дедушке неподдельное уважение. А раз так, может статься, выслушав рассказ Кристиана, она помчится прямо в Мессингейл-Хаус и выложит деду все, что узнала.

Не стоит. Кристиан должен застать противника врасплох. Внезапность – одно из немногих средств борьбы, что у него есть.

Она прищурилась.

– Мне тоже нужна правда, Уэстервилл. Вы преследуете меня не только из-за моей привлекательности, и я знаю это.

– Но вам же понравился поцелуй.

– Да. – Бет натянула перчатки, тщательно разглаживая каждую складку, добиваясь, чтобы перчатки сидели безупречно.

– И в том причина, по которой я впредь не стану видеться с вами наедине. Никогда.

– Элизабет…

– Доброго дня, лорд Уэстервилл. Очевидно, вы не хотите открыть мне свои намерения. Жаль, что все закончилось именно так. Но знайте: я раскрою ваш замысел и сделаю все, что в моих силах, чтобы вас остановить.

Кристиан презрительно нахмурился:

– Вы мне угрожаете?

– Ни в коем случае, милорд. Это не угроза, просто обещание. И с этими словами, с ехидной улыбкой, словно приклеенной к лицу, она повернулась и вышла.

Кристиан смотрел ей вслед. Из коридора за дверью зала доносились гулкие голоса. Он похолодел. Пропади оно пропадом! Все вышло не так, как ему хотелось. Совсем не так. Кристиан направился в глубь выставочного зала, но внезапно наткнулся на стену и остановился, ероша волосы. Он думал разыграть с ее помощью свою партию, а вышло так, что козыри оказались у нее!

И что же ему теперь делать?

Дверь лондонского дома Рочестеров распахнулась, едва лишь Кристиан поднялся на первую ступеньку парадной лестницы.

– Вот и вы наконец, милорд! – воскликнул Ривс, принимая у хозяина сюртук и передавая его на руки подбежавшему лакею. – Когда вы прошлой ночью не вернулись, мы уже решили, не забыли ли вы дорогу домой. Я собирался выслать отряд на ваши поиски.

– Если когда-нибудь надумаете это сделать, пусть они прихватят с собой бутылку моего любимого бренди. – Кристиан вошел в библиотеку. – Только с ее помощью они смогут убедить меня вернуться.

– Запомню, – невозмутимо пообещал Ривс, следуя по пятам за Кристианом. – Прибыл мастер Уильям.

Кристиан остановился.

– И где же он?

– На кухне. Доедает второй котел капустного супа. Всю ночь провел верхом, но отказывается лечь спать. Я предложил было ему переодеться, но он не желает ничего делать, пока не переговорит с вами.

– Пусть придет сюда.

– Я уже взял на себя смелость послать за ним, милорд. Дверь распахнулась. Вошел лакей с подносом. Ривс воскликнул с видимым удовольствием:

– Вот и ваш чай!

– Я не просил чаю.

Дворецкий взял поднос и кивком отослал лакея прочь. Поставил поднос на столик возле кресла хозяина.

– Знаю, вы не просили чаю, милорд, однако я подумал, чай оживит вас после столь затянувшегося вечера. Соблазнять невинных дев – занятие утомительное.

Брови Кристиана поползли вверх.

– Вы снова об этом?

– А разве я ошибаюсь? Или вы не встречались с леди Элизабет?

– Возможно.

– Ясно. Осмелюсь предположить, что вы вели себя, как подобает джентльмену.

Кристиан со злостью взглянул на дворецкого:

– Я не люблю чай.

Ривс отставил чашку, налитую до половины.

– Значит, вы не будете пить чай, милорд?

– Нет!

– Какая жалость. А я-то надеялся, это хоть немного вас взбодрит. Мастер Уильям, кажется, привез целый ворох новостей. Вам нужно восстановить ясность рассудка.

Он протянул Кристиану дымящуюся чашку. Тот неохотно взял ее, подозрительно принюхался к содержимому и сделал маленький глоток. Недовольно скривился:

– А сахар?

– Разумеется, милорд.

Кристиан вернул чашку на поднос.

– Три ложки.

Ривс медлил. Кристиан нетерпеливо крикнул:

– Да, черт возьми! Я сказал – три.

– На одну чашечку?

– Или вы кладете сахар мне в чай, или я не стану его пить, – с недовольной миной Ривс насыпал сахар.

– Вы положили две. Добавьте еще одну.

Ривс грустно вздохнул, подчиняясь.

– Предаетесь излишествам?

– Именно, когда могу себе позволить, Ривс. – Кристиан сделал осторожный глоток. На сей раз вкус напитка показался намного лучше – насыщенным и сладким. Такой чай можно пить.

Послышался легкий стук в дверь, и лакей возвестил о приходе Уилли. На пороге возникла высокая фигура, облаченная в длинный черный плащ и черные сапоги из грубой кожи. Рыжие волосы шотландца были зачесаны назад и заплетены в косицу, лицо покрывала многодневная щетина. Выглядел он усталым, но довольным.

В сердце Кристиана забилась новая надежда.

Уилли занес ногу над ковром.

– Стой, – приказал Ривс.

Уильям опустил ногу в заляпанном грязью сапоге назад на порог библиотеки и уставился на дворецкого:

– Чего тебе, старый брюзга?

Ривс взял салфетку с подноса и расстелил ее на ковре, в шаге от порога.

– Становитесь сюда, мастер Уилли, но, умоляю, ни шагу в сторону.

– Мне что, стоять на салфетке? Еще чего.

– Тогда вам самому придется сообщить экономке, что все ковры нужно чистить снова. Ее хватит удар.

Шотландец скорчил гримасу, не решаясь протестовать. Сапоги-то были в грязи! С видимым неудовольствием он сделал шаг вперед. Огромные ножищи наступили на крошечный кусочек льна, и на мгновение показалось, что шотландец вот-вот упадет, не сумев удержать огромное тело в равновесии на столь малом пятачке. Но он скрестил руки на широкой груди, качнулся на каблуках и чудесным образом обрел устойчивость, не сойдя с салфетки ни на дюйм.

– Все равно, что в гостях у моей бабки, – проворчал шотландец. – Вечно она развешивает одеяла на креслах, чтобы никто их не замарал. В конце концов начинаешь думать, что живешь в доме с привидениями.

Кристиан вопросительно вскинул бровь:

– Что ты узнал? Разыскал священника?

Лицо Уилли прояснилось, голубые глаза засияли.

– У меня письмо от него.

Кристиан подался вперед.

– Да. Я не смог побеседовать с ним сам – оказалось, он болен, совсем плох. Похоже, ему не протянуть и недели. Пришлось вызвать его дочь и задать ей ваши вопросы. Она сказала, что отец ответил на них в этом вот письме. – Уилли расстегнул кожаный жилет и вытащил маленький запечатанный листок из внутреннего кармана. Ривс взял у него письмо, чтобы вручить хозяину.

Кристиан смотрел на аккуратно сложенный листок бумаги, хрусткий по краям. Сейчас он узнает ответы на все вопросы. Его руки слегка дрожали, когда он открывал письмо.

Мой дорогой лорд Уэстервилл!

Не могу выразить, как я счастлив получить запрос относительно Вашей матушки, Мэри Маргарет. Я знал ее, когда она еще была юной девушкой. Ее семья посещала церковь, где я совершал свой духовный труд, готовясь принять сан прелата. Редко доводилось мне встречать людей, столь щедрых и отзывчивых, какой она была. Вот почему много лет спустя, узнав, что она в заточении, я навестил ее. Я знал, что ее заключили в тюрьму напрасно. Убежден в этом и поныне.

Я успел посетить ее несколько раз, прежде чем она умерла. Вы спрашиваете, не заметил пи я каких-либо странностей, поразивших меня. Должен ответить утвердительно. Кое-что приходит на ум, когда я размышляю об этом. В последний визит к Вашей матушке я заметил возле тюрьмы карету с пурпурно-золотым плюмажем…

Кристиан взглянул на Ривса:

– Какие цвета у дома Мессингейлов?

Ривс задумался.

– Кажется, пурпурный и кремовый, хотя… – Он сдвинул брови, – Может быть, не кремовый, а золотой.

– Точно, – согласился Уилли. – Я частенько следил за их каретами, так что знаю.

Кристиан кивнул, вновь принимаясь за чтение.

Но я не могу утверждать что-то с уверенностью. Сожалею, т мне не довелось увидеть того, кто приезжал в этой карете, так как мне надлежало посетить еще нескольких узников, прежде чем пойти к Вашей матушке. К тому времени как я наконец добрался до ее камеры, не было ни кареты, ни посетителя. Ваша мать была тогда больна и, по-видимому, расстроена, что меня весьма опечалило.

Я спросил у нее, что произошло, но она страдала горячкой, ее речь временами становилась бессвязной, и она не отвечала напрямую. Я сделал все, что мог, чтобы ей было удобнее, укрыл привезенным с собой одеялом. Она сбрасывала его, заявляя, что должна встать. Сказала, что уплатила своему врагу, отдав ему последнее, что было у нее ценного, – ее знаменитое сапфировое ожерелье. Ваша матушка надеялась, что этот человек – кем бы он ни был – отзовет свое обвинение против нее.

Однако что-то пошло вразрез с ее планом. Ожерелье было отдано, а обвинение осталось в силе. Ваша мать попросила доставить еще одно, последнее письмо. Она вручила мне послание, я сунул его в карман и посидел с ней еще несколько минут. Когда я уходил, оно схватила меня за руку, умоляя разыскать Вас и Вашего брата. Она часто вспоминала Вас обоих, Вы были ее главной заботой.

Кристиан заметил, что тискает письмо так, словно готов его разорвать. Он слегка расслабился и разгладил смятую бумагу. Внутри у него все кипело: мать спрашивала о них с Тристаном! Хотела их разыскать.

Разумеется, к тому времени их с братом вынудили покинуть дом из-за долгов. Мать не узнала бы этого. Кристиан продолжал читать.

Позже, по дороге домой из тюрьмы, я взглянул на записку. К моему удивлению, она оказалась адресованной в резиденцию герцога Мессингейла. Получателем значился некий Синклер. Я доставил письмо по адресу, как и просила Ваша матушка. Мне показалось странным, что дворецкий не удивился странному адресу. Он взял письмо, поблагодарил меня и проводил к выходу. Днем позже Ваша матушка скончалась.

Жаль, что я не располагаю больше никакими сведениями. Вы просите доказательств; все, что я могу посоветовать, – найдите ожерелье, и Вы поймете, кто виновник ее несчастий. Она была доброй и набожной женщиной, и я уверен, в конце концов ей открылся путь истины, как, несомненно, откроется и Вам.

Благослови Вас Бог, сын мой. Отец Джошуа Дарем.


Кристиан сложил письмо. Синклер! Опять это имя. Может быть, псевдоним герцога? Кристиан глубоко вздохнул. Голос Ривса прорезал мертвую тишину:

– Милорд?

Кристиан тщетно пытался вернуться к действительности. Значит, мать не была совсем одна в последние дни жизни. Ее разыскал отец Дарем и, как мог, облегчил ей страдания. Кристиан и не подозревал, какую ношу с его души снимет эта новость.

Голос Ривса достиг его сознания, пробившись сквозь плотную завесу воспоминаний.

– Его сиятельству нужно выпить еще чаю.

Уилли хмыкнул:

– От бренди толку было бы больше.

Кристиан сложил письмо и бросил его на стол.

– Никакого чаю. И бренди тоже.

Ривс поклонился:

– Простите мое любопытство, но… вы узнали что хотели?

– Да. – Кристиан задумчиво смотрел на сложенный листок бумаги на столе. – Где-то в доме герцога Мессингейла спрятано ожерелье, принадлежащее моей матери. Если мне удастся найти его, я получу доказательство причастности герцога к лживому доносу.

Уилли почесал ухо.

– Что за ожерелье?

Кристиан опять посмотрел на письмо, и его сердце сжалось от тоски.

– Не знаю. Священник пишет – довольно известное ожерелье.

Ривс кивнул:

– А, сапфировое!

Кристиан воззрился на дворецкого.

– Так вы его знаете?

– Ваш батюшка подарил сапфировое ожерелье вашей матушке в тот самый день, когда вы с братом появились на свет. Оно поражало глаз – камни были вставлены в серебряную оправу исключительно тонкой работы. Изысканная вещь, ничего подобного мне больше видеть не доводилось.

– А не могли бы вы изобразить его на листе бумаги? Мне нужно знать, как оно выглядело.

– У меня есть предложение получше. Вы можете увидеть ожерелье на портрете вашей матери, что висит в загородном доме покойного герцога, всего в двух часах езды верхом от Лондона.

Какая насмешка судьбы! Кристиан изобличит предателя матери с помощью портрета, заказанного отцом. Словно отец протягивал руку помощи из могилы. Кристиан покачал головой, отгоняя вздорную мысль. Он верил лишь в то, что мог видеть своими глазами. Как же иначе?!

Он взглянул на Ривса.

– Отлично! Час на сборы, и в путь. Вернемся сегодня же вечером. А потом… – Кристиан кивнул, словно подтверждая ход своих мыслей. – Потом я непременно должен проникнуть в дом герцога Мессингейма. Теперь это просто необходимо!

– А нельзя ли по-простому, взять да и приехать к герцогу с визитом? – услужливо подсказал Уилли.

– Он никого не принимает. Вот почему мне так необходимо завоевать расположение его внучки. Только она да еще ее мачеха имеют к нему доступ. Мачеха почти такая же затворница, что и сам герцог. Она никуда не выходит без сопровождения некоего лорда Беннингтона.

– Что ж, тогда делать нечего, – примирительно ответил Уилли. – Будем действовать через внучку.

– Я уже попытался. Дело только осложнилось. – Кристиан потер подбородок. Нужно надеяться, он справится и без Элизабет. Однако с ее помощью было бы куда как легче!

Неужели он просто ищет предлог, чтобы снова попытаться наладить с ней отношения? Кристиан нахмурился. Сегодняшняя встреча разожгла его желание видеться с ней, даже при том, что она ясно выразилась: никаких встреч наедине! Будет трудно найти возможность разговора с глазу на глаз, но, надо думать, он справится. Беда в другом. Сможет ли он достаточно сблизиться с ней, чтобы получить приглашение в Мессингейл-Хаус, несмотря на возникшие у нее подозрения? Кристиану вспомнилась улыбка, застывшая на ее губах, когда она уходила из музея. Он вздохнул:

– Неизвестно, смогу ли я завоевать доверие леди Элизабет.

– Почему же? – подозрительно спросил Ривс. – Что произошло между вами и леди Элизабет сегодня утром?

Кристиан пожал плечами:

– В данный момент она просто не желает иметь со мной ничего общего.

– Откуда вам известно?

– Она поняла, что меня интересует ее дед, а вовсе не она сама. – Кристиан рубанул воздух ладонью.

– Боже правый! – воскликнул Ривс с довольным видом. – Какая проницательная молодая леди!

– Женщины, – с отвращением произнес Уилли. – От них только несчастья.

Кристиан вскочил. Неожиданная мысль захватила его. Кажется, он знает, как сделать Элизабет своей помощнпцей.

– Я не окончательно отказался от мысли подружиться с леди Элизабет. Так или иначе, она мне поможет.

– Иначе – это как? – поинтересовался Ривс.

– Прекрасная леди Элизабет имеет причину остерегаться моего неудовольствия, ведь я знаю ее тайну! – Кристиан впервые за вечер улыбнулся. – Вам известно, что голосок у нее чисто музыка, журчит, как ручеек в летний полдень?

– Ну, если это ее тайна, то понятно, отчего ей вас бояться, – сухо заметил Ривс.

– Да, но ей не хотелось бы, чтобы об этом узнали другие. Заикание поражает ее исключительно на публике. Так она защищается от назойливого внимания поклонников.

– Если леди Элизабет догадалась, что вы хотите ею воспользоваться, не лучше ли просто сказать правду и попросить помощи?

– Вот те на! – воскликнул Уилли. – Я думал, ты на нашей стороне.

– Так и есть, – спокойно возразил Ривс. – Просто бывают случаи, когда честность – лучший способ достигнуть цели.

Кристиан помотал головой:

– Вы хотите, чтобы я рассказал леди Элизабет, что ее любимый дедушка виноват в смерти моей матери?

– Именно, милорд. Полагаю, она захочет помочь установить истину только для того, чтобы доказать, что вы ошибаетесь.

– Запомню ваш совет на случай, когда не останется ничего другого. – Кристиан сунул письмо в карман. – Пока что у меня есть другие идеи. Уилли, прочь с ковра. Мыться и спать. Возможно, ты мне скоро понадобишься. Ривс, пусть принесут горячей воды ко мне в комнату. Приму ванну, и отправимся смотреть портрет. Нужно знать, как выглядело это знаменитое ожерелье, чтобы не вышло ошибки.

– Очень хорошо, милорд. – Ривс наблюдал, как Уилли спрыгивает с салфетки, как огромная неуклюжая жаба. Салфетка и ковер вокруг нее были заляпаны грязью. – По-видимому, нам всем предстоит хлопотливый денек.

Глава 9

Если дело идет не так, как задумано, отложите его, займитесь пока чем-нибудь другим. Вы можете вернуться к начатому позже, на свежую голову. Терпение и труд все перетрут.

Ричард Роберт Ривс. Искусство быть образцовым дворецким

Беатрис отставила чайную чашку, громко стукнув донышком о блюдце.

– Все, что я сейчас тебе сказала, – совершеннейшая чушь.

Бет захлопала ресницами.

– Ты ведь ни слова не слышала, не так ли? – объявила Беатрис тоном судьи.

Действительно, Бет пропустила мимо ушей все, что говорила подруга. Из головы никак не шло вчерашнее свидание с Уэстервиллом. С тех пор как они расстались, Бет не покидало чувство, словно война только началась, хотя она и выиграла первую схватку.

Она правильно поступила, заявив ему, что никогда не станет видеться с ним. Слишком уж явно он подбирается к дедушке. Беда в другом – ей все равно небезразличен этот мужчина. По правде говоря, ее интерес к нему только усилился.

Бет вздохнула:

– Прости, Беатрис. Я иногда бываю очень рассеянна. Дедушка не раз бранил меня за это.

Беатрис принялась яростно намазывать хлеб маслом.

– Ты могла не слушать меня, когда мы пили чай. Но теперь, будь добра, прояви внимание. Я собираюсь сказать кое-что действительно важное.

Гарри взглянул на нее поверх утренней газеты:

– Ты говорила о шляпках.

Щеки Беатрис вспыхнули.

– Шляпки имеют большое значение.

Он вскинул брови:

– Почему?

Беатрис лишь раскрыла рот, не зная, что ответить. Задумчиво сдвинула брови, хмуря лоб. Вдруг она так и подскочила на стуле:

– Потому что без них мы бы покрылись ужасными веснушками.

Бет хихикнула, а Гарри хмыкнул. Это был красивый мужчина, начисто лишенный светских замашек своей жены. Он был вполне счастлив, если мог посидеть дома с толстой книгой в руках, съездить в клуб или на заседание одного из многочисленных научных обществ, членом которых состоял. Они такие разные, тоскливо думала Бет, и все-таки любят друг друга. Ей нравилось видеть их вместе.

Беатрис перегнулась через стол и дернула уголок газеты, надув губы в гримаске притворного гнева:

– Гарри, если тебе хочется что-то сказать, так говори, а не фыркай, как верблюд, прячась за газетой.

Голубые глаза, которые казались огромными сквозь линзы сидящих на носу очков в тонкой металлической оправе, недоуменно заморгали в ответ на выпад жены. Затем Гарри послушно отложил газету на стол.

– Любимая, несправедливо упрекать Бет в невнимании, если ты уже час битый без всякого толку трещишь про шляпки. Я бы тоже долго не выдержал.

Беатрис бросила на мужа сердитый взгляд, а затем повернулась к Бет:

– Я спрашивала, не хочешь ли ты взглянуть на ту чудесную шляпку, что я видела вчера на Бонд-стрит? На ней голубые цветы и серебряные колокольчики. Смотрится восхитительно итак подходит к твоим обычным тонам. Так я подумала, если тебе интересно, не поехать ли…

– Вот, пожалуйста! – Гарри засмеялся. – Опять понеслась неведомо куда. Ты доказала, что я прав. Благодарю!

Беатрис вышла из себя:

– Бет, полюбуйся! С кем приходится мне жить бок о бок! Какую грубость я вынуждена терпеть! Каким нападкам подвергаюсь! Я совсем запуталась. Ехать мне или остаться дома?

Гарри ухмыльнулся и снова взялся за газету.

– Поступай как знаешь, дорогая.

– Я просто места себе не нахожу. Осталось только одно средство исцеления!

– Бет, – Гарри подал голос из-за газеты, – умоляю, поезжай с моей бедняжкой жейой на Бонд-стрит. Она зачахнет с тоски, если сию же минуту не растрясет как следует мой и без того уже истощившийся кошелек.

– С удовольствием! – Бет встала. – Пойду возьму сумочку.

– Чудесно! – заявила Беатрис, улыбаясь кузине. Я прикажу заложить карету, а потом объясню Гарри, в какое чудовище он превратился. Через десять минут встретимся в холле.

Бет кивнула Гарри на прощание и направилась к себе. Она быстро переоделась, подхватила ридикюль и накидку в зеленую полоску – точь-в-точь в цвет листочков, вышитых на туфельках. Она задержалась на минуту в холле, чтобы полюбоваться утренним платьем из белого муслина. На плече красовался розово-зеленый букетик цветов. Платье было перехвачено широкой зеленой лентой прямо под грудью, а юбки изяшно очерчивали бедра, спускаясь летящей волной до самого пола. Вырез, обманчиво простого кроя, взлетал к маленьким рукавчикам, которые делали линию плеча просто совершенной.

– Любуешься платьем?

Бет весело покружилась на месте. Беатрис стояла прямо за ее спиной, голубые глаза лукаво блестели.

– Что? – сказала Бет, и ее щеки запылали. – Платье? Да ничего особенного.

– Ох, только мне не говори! Ты меня плохо знаешь. Остается лишь гадать, кого ты мечтаешь встретить по дороге на Бонд-стрит. Неужели Уэстервилла?

– Какое мне дело, понравится ли Уэстервиллу это платье, да и любое другое, впрочем, тоже?..

– Разумеется, никакого! Между прочим, я разузнала о нашем друге кое-что интересное!

– Отлично. – Бет старалась избегать встречаться взглядом с Беатрис. Она понимала, что вопросы задавать не следует. Чем меньше будет она знать о виконте, тем лучше.

– Неужели не интересно, что я выведала?

– Нет. Не очень. – Бет извлекла из ридикюля перчатки и стала их натягивать. – Поедем, наконец? Должна же я взглянуть на шляпку, которую ты так расхваливала.

Брови Беатрис поползли вверх.

– Бет, ты должна сгорать от любопытства!

– А мне это все равно. Ну, едем мы по магазинам? Мне нужно подобрать пару туфель к новому бальному платью, что дедушка прислал на той неделе.

Беатрис осмотрела подругу с ног до головы.

– А, понятно. Ты расстроилась из-за Уэстервилла.

– Ничего подобного.

– Да! С чего бы вдруг тебе расхотелось слушать сплетни о виконте? Разве что ты на него разозлилась. А это значит, кстати, что вы виделись, после того как мы разговаривали с ним в последний раз.

Бет обрадовалась, заслышав шум подъезжающего экипажа.

– Вот и твой кабриолет. Ты готова?

– Бет, я хочу знать, что случилось. Он сказал тебе гадость? Был груб? Сделал непристойное предложение? Он не… – Глаза Беатрис расширились. – Может, он тебя поцеловал?

– Нет! – отрезала Элизабет, не забывая, что в дверях терпеливо дожидается лакей. Она схватила кузину за руку и потащила ее к открытой двери. – Идем же! Поговорим по дороге!

– Да. – Беатрис нисколько не смутилась. Сжав руку Бет, она понеслась к ожидающей карете. Едва успели они тронуться в путь, как Беатрис заглянула Бет в лицо. – Итак. Расскажи мне все. Почему ты рассердилась на Уэстервилла?

Вот досада. Неужели Беатрис не отстанет? Бет стиснула зубы.

– Я уже говорила, вовсе я не расстроилась и не рассердилась на этого Уэстервилла. Я только… Ну ладно, лучше сообщи, что ты узнала.

Беатрис вздохнула:

– Скрытная ты! Удивляюсь, почему не замечала этого раньше. – Она придвинулась ближе к подруге. – Когда я начала наводить справки о нашем друге виконте, на меня только изумленно смотрели, но никто ничего не знал. Ходили слухи – все как обычно. Будто у него роман с миссис Эдлсуорт, что неудивительно. Любой молодой человек, недавно прибывший в Лондон, обязательно попадает в ее сети. В дверях ее дома столпотворение не хуже, чем наТауэрском мосту в разгар дня! Эту женщину стоит объявить национальным достоянием, а на ее двери повесить табличку: «Вот дом Луизы Эдлсуорт, самой прославленной женщины в Лондоне!» Я бы заплатила, чтобы собственными глазами увидеть такое, да и другие женщины тоже.

– Беатрис!

Кузина захлопала глазами.

– В чем дело?

– Что ты узнала про виконта, кроме, разумеется, того, что у него связь с Луизой Эдлсуорт?

Беатрис радостно захлопала в ладоши.

– В городе гуляют самые странные слухи…

– Да, да! Ты говорила, люди шепчутся – он был разбойником с большой дороги. Сама я в это не верю, но…

– О, да про него много чего рассказывают. Кажется, в течение многих лет о нем не было ни слуху ни духу. По общему мнению, – Беатрис понизила голос, – он занимался чем-то незаконным.

– Меня это не удивило бы.

– И меня тоже! – Кузина картинно поежилась. – От него исходит ощущение опасности. Леди Чадроу чуть не сошла с ума от зависти, когда я рассказала, что виконт катался с нами в моем новом кабриолете. – Беатрис счастливо вздохнула. – А леди Тимпкинсон просто позеленела, когда узнала…

– Не сомневаюсь, что тобой все восхищались. Что нового ты услышала про Уэстервилла?

– Ну, говорят, что он проворачивает крупные дела по части контрабанды на побережье Франции. Другие шепчут, что его содержит любовница – итальянская графиня.

– Глупость какая-то, – надменно сказала Бет, в душе сознавая, что виконту вполне подходят оба эти занятия. Казалось, не боится он ни черта, ни Бога и обожает риск.

Бет нахмурилась. Но каков он на самом деле? Этот человек – просто средоточие тайн. Все, что она знала наверняка, – одним-единственным поцелуем он способен расплавить ее кости. Нет, не все. По каким-то причинам виконт очень интересуется дедушкой. А еще он остроумен, у него отличное чувство юмора. А когда он улыбается, его глаза так мило прищуриваются. Губы у него твердые и…

– Бет? Снова витаешь неведомо где. За последние три ми нуты я сказала не меньше трех очень важных вещей. А ты не слушаешь!

– Прости. – Бет стало стыдно. – Так что же я пропустила?

– По словам леди Джерси, Уэстервилл просил позволения поговорить с ней с глазу на глаз о его матери.

– Его матери?

– Именно. Я не знаю всего, разумеется, но леди Джерси думает, что Уэстервилл хочет выяснить что-то касательно своего прошлого.

Бет уставилась на собственные руки в перчатках, судорожно сжатые на коленях. Уэстервилл говорил вчера, что хочет найти правду. В чем же эта правда?

Может, он хочет восстановить справедливость в отношении матери?

Беатрис поджала губы.

– Пожалуй, я бы предпочла историю про итальянскую графиню, хотя на роль разбойника он тоже очень подходит. И он любит одеваться в черное.

– Как любой уважающий себя разбойник, – сухо сказала Бет. – Беатрис, ничего другого ты не узнала? Чего-нибудь действительно важного?

– Ну, он одевается в черное, божественно танцует. Леди Хемплуэйт заявила, что влюблена в него. Мисс Люсинда Гарнер уже сообщила отцу – вот старый жирный боров! – что она выйдет замуж только за Уэстервилла и ни за кого другого.

Слышать, что у него так много воздыхательниц!

– Да-да! Можно продолжать до бесконечности. Леди Хемплуэйт и миссис Эдлсуорт, мисс София Лонгбридж и Джулия Карслоу – куча поклонниц!

– Девица Карслоу? Это такая зубастая? Ну, не знаю… Беатрис, проще перечислить дам, которые не влюблены в него.

Беатрис поджала губы.

– В этом списке только одна дама. Ты.

– Просто ты не знаешь его, как я. Иначе он не казался бы тебе столь обворожительным.

Беатрис сделала большие глаза:

– Бет, насколько хорошо вы с ним знакомы? Бет разглаживала ленту на сумочке.

– А что, если я разговаривала с ним уже после прогулки в кабриолете?

– Так я и знала!

– Ничего серьезного. Мы столкнулись в Британском музее.

– Когда?

– Вчера.

Глаза Беатрис подозрительно сощурились.

– Ты была одна?

– Нет! Конечно, нет. Вокруг было полно народу. Я стояла возле витрины, болтала с одной дамой. Там была выставка вееров. И вдруг откуда ни возьмись…

– Ясно. Долго вы разговаривали?

Бет почувствовала, как ее щеки запылали. Оставалось лишь надеяться, что Беатрис ничего не заметит.

– Недолго, совсем недолго. Он… он понял, что я не заикаюсь.

– Слава Богу! – воскликнула Беатрис.

Бет нахмурилась:

– А разве это хорошо?

– Для меня – да, – честно ответила кузина. – Чем скорее ты перестанешь заикаться, тем лучше. Очень утомительно для тех, кому приходится с тобой разговаривать.

– Я перестану это делать, как только разбегутся все поклонники.

– Знаю, знаю. Я не виню тебя в том, что ты заикаешься. Выставить девушку на ярмарке невест – отлично, если ей семнадцать. Но ты много старше и опытнее, и для тебя это должно быть просто унизительно. Твоему дедушке следовало бы устроить несколько тихих домашних вечеринок в Мессингейл-Хаусе. Такие вечеринки сейчас – гвоздь сезона. Может, подсказать ему эту мысль в следующий раз, когда мы с ним увидимся? Уверена, он…

– Нет, Беатрис, пожалуйста, не надо. Мессингейл-Хаус – мой дом. Там тишина и покой. Во что превратится этот мирный уголок, если его наводнят несносные искатели моей руки? Они вытопчут прекрасные клумбы, зальют вином ковры и не оставят меня ни на минуту в покое.

Беатрис взглянула на нее с некоторым удивлением:

– Бет, а ты вообще когда-нибудь собираешься выходить замуж?

– Ну конечно. Только… это должен быть кто-то особенный.

– А среди твоих поклонников такого нет? Как насчет виконта? Кажется, он произвел на тебя впечатление. Я уж начала беспокоиться, как бы ты не бросилась вперед, очертя голову. Не затеяла бы переписку или, чего доброго, не отправилась к нему на свидание наедине. И то и другое непременно навлечет на тебя гнев деда. Но разумеется, – Беатрис бросила на кузину хитрый взгляд, – если он не сочтет виконта подходящей партией.

– Ты же говоришь, ходят слухи, уж не разбойник ли он?

– Был разбойником. Или контрабандистом, это смотря кого спросить. Но сейчас он принадлежит к сливкам общества. Все от него без ума. Бет, я просто поражена, его наперебой приглашают в лучшие дома.

– А я не удивляюсь. Он мнит себя чародеем-соблазнителем.

– Но манеры его безупречны. Я слышала, он может получить состояние при непременном условии – никаких скандалов! Теперь, поразмыслив немного, я начинаю понимать, на какую дорожку могло толкнуть его отчаяние, прежде чем он стал наследником. Даже думать боюсь, что было бы со мной, останься я одна на произвол судьбы в возрасте десяти лет.

Бет вскинула брови:

– На произвол судьбы?

– Его мать обвинили в предательстве и бросили в тюрьму. Впоследствии обвинение признали ложным. Но мальчик остался один-одинешенек. Он и его брат Тристан, который теперь новый герцог Рочестер.

Бет кусала губы. Ей вспомнилось, какое было у Уэстервилла лицо, когда она заговорила о его прошлом. Оно таило какую-то мрачную и печальную тайну. Бет встревожилась: не слишком ли она поспешила, отвергнув виконта? Может быть, он просто нуждался в сочувствии?

Ну нет. Не может она позволить жалости взять верх над разумом. Она была права, когда решила избегать его общества. С ее стороны это просто самозащита. Слишком уж Уэстервилл красив и привлекателен. Нельзя позволить ему играть ее сердцем, тем более что он сам признался, что преследует ее вовсе не потому, что влюблен. Его побуждения по-прежнему неизвестны и к ней прямого отношения не имеют. Тут она была уверена.

Весьма странно. Может быть, ей следовало бы расспросить деда, что ему известно о виконте и его семье. Наверное, так будет лучше всего. Бет поймала взгляд Беатрис и вскинула подбородок:

– Должна заметить, ты определенно изменила свое мнение насчет виконта.

– Не совсем. Я по-прежнему считаю, что он опасен. Однако в остальном он подходящий мужчина. Ты можешь появляться в обществе Уэстервилла, беды в том не будет. Но я бы не советовала тебе заводить с ним что-то серьезное.

Кабриолет подкатил к магазину модистки на Бонд-стрит, Огромная витрина была забита шляпками самых разных фасонов. Беатрис схватила сумочку и расправила юбки.

– Между прочим, нам предстоит принять важное решение. На завтрашний вечер назначены бал и концерт, и это совершенно сбивает с толку, потому что, по слухам, и тот и другой станут событием сезона.

– Так всегда говорят.

– Да, и слухи эти обычно распространяют сами устроители. В любом случае нам нужно решить, что выбрать: бал у Кроссфортов или музыкальный вечер у Девонширов? Это в разных концах города, и поспеть туда и сюда не получится.

– Бал, пожалуйста! Я никогда особо не жаловала чету Девонширов. Новая герцогиня просто невыносима.

– Я и сама терпеть ее не могу. И там будут разговоры о политике – вот тебе еще одна причина, чтобы предпочесть бал.

Кучер распахнул перед ними дверцу. Беатрис подобрала юбки и легко выпрыгнула на улицу, на яркий солнечный свет.

– Очень хорошо! Значит, едем на бал.

Бет сошла на мостовую с помощью кучера. Ее опалило солнечным теплом, а прохладный ветерок стал играть подолом ее платья. Денек выдался чудесный.

Беатрис подхватила Бет под руку и потащила ее к огромной витрине, где красовались нарядные шляпки всех размеров и фасонов.

– Вот она! Та восхитительная шляпка, что я видела вчера. Бет, это просто находка для тебя!

Бет с притворным интересом принялась рассматривать шляпку из соломки. Действительно красиво, даже на ее рассеянный взгляд. Отделано голубыми и серебряными лентами, цветами и крошечными серебряными колокольчиками. Ничего не скажешь, Беатрис была права – восхитительная шляпка!

Любуясь чудесной шляпкой, она тем не менее ни на минуту не забывала о виконте, так и этак оценивая сведения, добытые кузиной. Значит, все эти женщины влюблены в него? Вполне объяснимо. У него есть деньги, титул, приятная внешность. Знали бы они, как замечательно Уэстервилл целуется! Даже подумать страшно, как бы они на него набросились.

Она не отдавала себе отчета, что уже битый час слепо смотрит в витрину, пока вдруг не поняла, что рассматривает не шляпки и шапочки, а некое отражение в стекле. Вот их с Беатрис фигуры, ветерок треплет подолы их юбок. А поверх плеча Бет возвышается еще кто-то. Именно к нему прикован ее взгляд. Она быстро обернулась и очутилась лицом к лицу с Уэстервиллом.

Он стоял прямо у нее за спиной, как всегда одетый в черное, с улыбкой змея-искусителя. Взял руку Бет и склонился над ней, приникая губами к затянутым в перчатку пальчикам. Тело отозвалось немедленно. Бет почувствовала, что ее снова пробирает дрожь. Она поспешно отняла руку и даже совсем по-детски спрятала ее за спину.

Он тихо рассмеялся. Бет покраснела и вытянула руки по швам. Смех виконта заставил обернуться Беатрис.

– Виконт Уэстервилл! Что привело вас сюда?

Он поклонился, слегка небрежно приподнял шляпу. Зеленые глаза блеснули.

– Делаю покупки, миссис Тисл-Бриджтон.

– И мы тоже!

Бет встретилась с ним взглядом. Она поняла: он с удовольствием начал бы ее поддразнивать. Нельзя этого допустить. Беатрис начеку, она заметит все. Во-первых, она обожает знать все про всех. Во-вторых, подозревает, что между Бет и загадочным виконтом что-то есть.

Сейчас, однако, Беатрис нечего было волноваться. Единственным желанием Бет было бы убежать от виконта как можно скорее и дальше. Сделаться невосприимчивой к его очарованию. К сожалению, дело обстояло как раз наоборот. Стоило ему оказаться рядом, как ее ноги становились ватными, губы загорались воспоминанием о поцелуе, а кончики пальцев ныли от желания прикоснуться к нему.

Он смотрел ей прямо в глаза, и ей казалось, что она читает в его взгляде неуловимую насмешку. Он сказал:

– Хочу купить подарок. Для одной знакомой.

– Ах, – немедленно просияла Беатрис, – мы могли бы вам помочь с выбором!

Бет пришлось собрать в кулак всю свою волю, чтобы сохранить на губах вымученную улыбку. Беатрис уже предвкушала свой завтрашний успех, когда она во всеуслышание объявит, что помогала таинственному виконту выбирать подарок для возлюбленной. Ей будут рады на любой частной вечеринке, в каждой театральной ложе, без нее не обойдется ни одно собрание в Воксхолле.

Придется положить этому конец. Бет сказала:

– Лорд Уэстервилл! Желаю вам удачных покупок. Нам с кузиной еще предстоит масса дел. Мы должны идти.

Беатрис нахмурилась:

– Неправда. Гарри думает, что нас не будет дома часа три. Тем более что мы пришли сюда с одной целью – чтобы ты примерила ту шляпку, помнишь?

– Шляпку? – переспросил виконт, искоса взглянув на Бет. – Я мог бы вам помочь. Все знают, что никто лучше меня не разбирается в дамских нарядах.

Беатрис раскрыла было рот, но потом рассмеялась.

– Полагаю, что так оно и есть.

Бет, однако, было совсем не до смеха.

– Идем, Беатрис! Виконт слишком занят, ему…

– Да, – охотно согласился он. – Я очень занятой человек. Но заглянем в эту самую витрину, только на минуту! Посмотрим шляпки. – Он улыбнулся Беатрис. – Так уж вышло, что мне нужно отыскать особенную шляпку для одной моей знакомой. Можете считать, что это друг нашей семьи.

Он протянул Беатрис руку.

– Какая удача! – воскликнула та, краснея и сияя улыбкой. Она приняла руку виконта, украдкой оглянувшись. Вот бы сейчас ее увидел кто-то из высокопоставленных знакомых! Но никого поблизости не оказалось, и она обратилась к кузине: – Может быть, виконт выскажет свое мнение по поводу той шляпки для тебя, раз уж мы встретились?

Бет заставила себя" улыбаться, но губы плохо слушались. Что еще оставалось ей делать? Ее сочли бы грубой и дурно воспитанной. С неохотой – так, чтобы Уэстервилл видел, как на самом деле она относится к этой идее, – она вошла в магазин, следуя по пятам за Беатрис. Виконт захлопнул дверь магазина за ее спиной, едва лишь она оказалась внутри.

Беатрис отправилась на поиски продавца, а Уэстервилл остался стоять рядом с Бет. Слишком уж близко, подумала она.

Разумеется, все по эту сторону Лондонского моста казалось слишком близким. Так что вряд ли стоило ожидать от виконта, что он станет держаться на благоразумном расстоянии.

К ним торопливо подошла молодая девушка. Вместе с Беатрис они принялись извлекать из витрины вожделенную шляпку. Улучив таким образом свободную минутку, Бет прошипела сквозь зубы:

– Милорд, вы неисправимы.

Ответом ей был совершенно невинный взгляд. Она против воли усмехнулась. Виконт, по-видимому, заметил, что ей стало весело, потому что невинная улыбка сменилась ухмылкой:

– Не знаю, что вы имеете в виду, моя дорогая. Я просто делаю покупки.

– Для дамы?

– Именно. Для женщины в годах.

Бет даже вздрогнула. Она быстро оглянулась на Беатрис – слышит ли она? Затем шепнула:

– Для леди Джерси, быть может? – его брови поползли вверх.

– Вряд ли леди Джерси понравилось бы, что о ней говорят о пожилой даме.

В этот самый момент к ним подошла Беатрис, с победным видом размахивая шляпкой, как трофеем.

– Погляди-ка, Бет! Умоляю, примерь! Я бы сама ее купила, но эти цвета никак не идут к моим глазам.

Бет удивилась:

– Так ведь шляпка в голубых тонах.

Беатрис покраснела.

– И что же?

– У тебя голубые глаза. Шляпка подойдет тебе просто чудесно.

Но она создана именно для тебя! Уэстервилл, раз уж вы здесь… Скажите Бет, что это самая восхитительная шляпка из всех, что вам доводилось видеть. Бет будет выглядеть в ней очаровательно.

Уэстервилл кивнул и поклонился Бет, скользя по ней взглядом прищуренных зеленых глаз.

Подтверждаю – с большим удовольствием.

Бет едва удержалась от презрительной гримасы. Но выбора не было. Она взяла шляпку из рук кузины и пошла к зеркалу. Мерить шляпку в присутствии виконта! Разумеется, она волновалась. Казалось, что руки и ноги ее плохо слушаются. Словно они стали вдруг огромными, на несколько размеров больше, чем им положено быть.

Тем не менее она остановилась перед зеркалом и водрузила шляпку на голову. Завязала ленты, повернулась.

– Ну как?

Уэстервилл скрестил руки на груди и склонил голову набок, рассматривая ее с ног до головы. Ему бы полагалось оценивать шляпку, а он скользил взглядом по всему ее телу. Бет переминалась с ноги на ногу, ее лицо горело.

– Уэстервилл, если вам нечего сказать…

– Почему же? Эта шляпка… – Он откинул голову назад и приложил палец к губам. Выражение его лица было самым серьезным, но глаза смеялись. – Мне, пожалуй, нравится. Она вас молодит.

Бет сердито прищурилась.

– Вижу, вы ничего не понимаете в шляпках.

– Бет! – напустилась на кузину Беатрис. – Уверена, лорд Уэстервилл знает о дамских шляпках все! То есть, – она захлопала ресницами, – не совсем уж все, но…

– Я разбираюсь в этом лучше, чем обычный мужчина, – услужливо подсказал Уэстервилл.

Она просияла:

– Именно! Поэтому, Бет, позволь виконту высказать свое мнение. Что касается меня, то я нахожу ее просто восхитительной. На тебе даже лучше, чем в витрине. Вот со мной такого не бывает! Не знаю, в чем тут секрет, может быть, в цвете вот этой отделки по краям, но тебе просто чертовски идет!

Уэстервилл закивал:

– Миссис Тисл-Бриджтон, вы признанный судья в вопросах вкуса. Вот сейчас вы собственноручно воплотили в жизнь идеал красоты. Это чудное зрелище я запомню надолго.

Бет могла поклясться – кузина просто растаяла! Это было заметно в ее манере хихикать, когда он ей поклонился. Впрочем, неудивительно – в одной короткой фразе он отдал должное вкусу и чувству стиля Беатрис, да так, словно привел поговорку. Впрочем, поговоркой это и станет, когда Беатрис начнет повторять его слова каждому встречному. Виконт кинул взгляд в сторону Бет из-под длинных ресниц: Леди Элизабет, а вы-то что думаете об этой очаровательной шляпке?

Она распустила ленту под подбородком и сняла шляпку.

– Не уверена. Не в моих правилах принимать скоропалительные решения. – Она вручила шляпку разочарованной продавщице, порхавшей поблизости. – Мне нужно подумать несколько дней. Если желание ее купить не пропадет, я вернусь за ней. Он сощурился.

– А если не захочется?

– Если я решу, что она не стоит моего времени и забот, оставлю ее в витрине. Пусть дожидается менее привередливой хозяйки.

Беатрис вознегодовала:

– Какая-нибудь дама непременно ее увидит и схватит, и с чем ты останешься?

– Да, – подхватил Уэстервилл, состроив гримасу притворного отчаяния, – что же вам тогда делать?

– Останусь при своем, как есть! – отрубила Бет, поворачиваясь, чтобы покинуть магазин. – Прекрасно обойдусь без той шляпки!

Она вышла на улицу, виконт и Беатрис – следом за ней. Беатрис с сожалением наблюдала, как продавщица надевает отвергнутую шляпку на голову манекена.

Ты непременно пожалеешь! По крайней мере позволь мне купить ее для тебя. Если потом все-таки решишь, что она тебе не нужна, подаришь ее мачехе.

– Шарлотте понравилось бы, – произнесла Бет, – хотя цвет слишком яркий. Ей нужно что-то более приглушенное.

– Думаю, ты права. – Беатрис огорченно вздохнула.

– Пусть лучше остается в витрине, чтобы ею могли любоваться. – Бет искоса глянула на виконта. – Мне кажется, эта шляпка – ужасная кокетка.

– А кому бы не понравились восхищенные взгляды? – Виконт продолжал рассматривать ее из-под полуопущенных век. – Даже вам это по вкусу.

Бет фыркнула.

– Не притворяйтесь, миледи, я отлично знаю, что вам приятно. – Он склонился поближе и прошептал: – Я читаю это по вашим губам.

Бет ахнула от такой бесцеремонности.

– Прошу прощения, – вмешалась Беатрис, навострив уши. – Что вы сказали? Я не расслышала. – Она посмотрела на Бет. – Что он говорит?

– Ничего, – ответила Бет. Ее лицо горело. Она с отвращением посмотрела на виконта. – Уэстервилл просто чихнул!

Он недоуменно вскинул брови, лукаво ухмыльнувшись.

– В самом деле, боюсь, меня лихорадит от красивых женщин. Сразу две прекрасные дамы, справа и слева – это уж слишком!

Бет не знала, куда деть глаза. Беатрис жеманно засмеялась.

Какая дерзость! Что-то бесовское чудится в его взгляде, от чего у Бет замирает сердце. Она словно заново ощущает вкус его поцелуя, как позавчера, в музее. Как бы ей ухитриться забыть об этом досадном случае! Ей вдруг открылась неприятная истина. Жаждать забыть и выбросить из головы на самом деле – совсем не одно и то же.

– Что? – Беатрис переводила взгляд с виконта на Бет и обратно. – Никто не чихал. Ну, Уэстервилл, что же вы сказали Бет? Она вся красная.

Он поправил шляпу.

– Ничего, миссис Тисл-Бриджтон. Решительно ничего. Дамы, мне было чрезвычайно приятно увидеться с вами. Вы будете завтра на балу у Кроссфортов?

– Да, – ответила Беатрис.

– Нет! – выпалила Бет в один голос с кузиной.

Обе воззрились друг на друга. Уэстервилл рассмеялся:

– Все же надеюсь увидеть вас на балу. Доброго дня, леди. – Он приподнял шляпу, прощаясь, а затем направился беззаботной походкой вниз по улице, насвистывая на ходу.

Бет смотрела, как он уходит, руки сами собой сжались в кулаки. Какое высокомерие! Как он груб! Невыносимо.

– Я думала, мы идем к Кроссфортам, – прошипела Беатрис, также глядя вслед удаляющемуся виконту. Вот он остановился возле витрины магазина, торгующего часами и портсигарами. До чего же хорош – кажется, все дамы на улице пожирают его глазами.

– Мы собирались, – сказала Бет, – но передумали. Теперь нам хочется пойти на музыкальный вечер к Девонширам.

Беатрис вздохнула:

– Хоть бы ты наконец решилась!

– Уже, – отозвалась Бет. Виконт обернулся, их взгляды перехлестнулись. Он улыбнулся, на сей раз неспешно, лениво, сощурив глаза. Никаких забот, ни малейших угрызений совести!

Бет отвернулась, увлекая за собой Беатрис.

– Может, посмотрим накидки? Мне нечего надеть к моему новому утреннему платью.

Она знала, как отвлечь Беатрис. Они направились к магазину дальше по улице. Бет оглянулась – виконта не было. Наверное, пошел покупать часы. Отлично, решила Бет. Ей незачем видеть его опять. Завтра она отправится к Девонширам, станет слушать музыку и думать забудет о виконте. Чего бы ей это ни стоило! Она скоро разгадает его замысел, подействовать будет по собственному плану. Не следует видеться с ним чаще, чем необходимо. Ведь с каждой встречей напряжение между ними только нарастает. Кроме того, на бал явится очень много гостей, и все взгляд будут прикованы к виконту.

Бет затаится, выберет время и место по своему усмотрению – и тогда берегитесь, виконт! Пощады не будет.

Глава 10

Вести домашнее хозяйство – почти как проводить военную кампанию. Нужно хорошо спланировать, отлично подготовиться вложить душу и сердце в то, что делаешь. Лишь на этих принципах вы можете рассчитывать на успех.

Ричард Роберт Ривс. Искусство быть образцовым дворецким

– Только не это! – тихо воскликнула Беатрис. – Кажется, она снова собирается петь.

Бет раскрыла программку и пробежала пальцем вниз по длинному списку исполнителей. Дойдя до середины, она поморщилась:

– У мисс Темпл еще не одна, а две песни.

– Я умру! – простонала Беатрис. Она украдкой взглянула на мужа, сидящего рядом. Ноги скрещены в лодыжках, руки сложены на груди, а подбородок утонул в пышном узле галстук-а. Гарри мирно спал, его очки, казалось, вот-вот свалятся с носа.

Беатрис подняла локоть, чтобы толкнуть спящего в бок, но передумала. Вздохнув, она повернулась к Бет:

– Не могу! Он так сладко спит!

– Гарри все-таки пошел с нами, хоть и не хотел, – напомнила Бет. – Полагаю, он заслуживает того, чтоб ему дали вздремнуть.

– Мы все уже завоевали это право, – ответила Беатрис довольно резко. – К сожалению, не каждый обладает благословенной способностью спать посреди этого жуткого воя! Просто кошачий концерт.

Бет прикусила губу.

– Мисс Темпл не так уж плоха. Немного не попадает в ноты – просто некоторые из них слишком высоки для нее.

– Последняя мелодия состояла исключительно из высоких нот, и я вся покрылась гусиной кожей! Лучше умереть, чем выслушивать этот омерзительный визг. Бет, мы сделали ошибку, придя сюда. – Беатрис заерзала в кресле. – Люди уходят! Неужели мы…

– Нет. Я не пойду на бал к Кроссфортам. Если вы с Гарри хотите туда отправиться – пожалуйста! Буду счастлива вернуться домой.

Провести вечер тихо и мирно, что может быть лучше? Хотя где в Лондоне найти благодатный покой? Этот город, кажется, никогда не спит. Бет вздохнула, вспоминая Мессингейл-Хаус и дедушку. Она так скучала по обоим!

Последнее письмо отдела было настолько же кратким, насколько длинным вышло письмо у Шарлотты. Бет могла прочесть между строк – нервы дедушки напряжены до предела, и бедняжке Шарлотте приходится несладко. Жаль, что они не ладят! Слава Богу, лорд Беннингтон выводит Шарлотту погулять и развеяться хоть немного. Для нее это настоящая ограда.

– Наверное, мне лучше поехать домой. Напишу письмо дедушке. Давно не посылала ему весточки!

– Ты отправила ему письмо два дня назад. Я сама видела! – Беатрис сморщилась, наблюдая, как мисс Темпл расправляет складки платья, готовясь петь. – Мы остаемся. Иначе придется будить Гарри, а он становится нестерпимо ворчливым, если ему не дадут подремать хотя бы час.

Они вытерпели еще два номера неутомимой мисс Темпл. Немилосердно фальшивя, она закончила петь, и ее дребезжащий голосок словно рассыпался по залу, дробясь в стекле бокалов и рюмок, обрушиваясь на головы несчастных слушателей.

Гарри вздрогнул и проснулся. Вскочил на ноги, испуганно озираясь. Очки свалились с его носа, да и сам он с трудом удержался на ногах, ловя ртом воздух и размахивая руками. Беатрис схватила мужа за рукав и потянула вниз, пытаясь усадить на место. Кое-кто из соседей весело захихикал – такой неподдельный страх ясно читался на его покрасневшем лице.

– Гарри! – зашипела Беатрис под шум жидких вежливых аплодисментов.

Мисс Темпл наконец-то удалилась.

– Боже правый! Что за ужасный вой?

Мужчина, сидевший прямо перед ними, обернулся:

– Как раз этим вопросом я и сам задаюсь вот уже битых полчаса.

– Хантли! – всполошилась сидящая рядом с ним женщина. Она была очень смущена. – Прошу тебя, потише!

– Потише? Это что, разве я вопил, как ошпаренная кошка? – Мужчина встал. – Мэри, я тебя очень люблю, но терпеть такое безобразие не стану ни минутой больше. Я отправляюсь домой.

Он развернулся и направился к выходу. Его спутница, кинув на Беатрис встревоженный взгляд, подхватила накидку и сумочку и бросилась за ним.

Гарри встал.

– Этот Хантли, кто бы он ни был, гениальный человек. Беатрис, я еду домой. Собирайся. – Он пошел к двери, но Беатрис не дала ему пройти.

– Мы не можем бросить Бет одну!

Гарри обернулся и посмотрел на Бет, его сонные голубые глаза ободряюще блеснули:

– Дорогая, вы потешили свою тягу к музыке на сегодня?

– Более чем достаточно. – Бет нашла сумочку на полу возле ног и встала, слегка улыбнувшись. – Не знаю, в чем тут дело, но я почему-то вдруг соскучилась по дому.

– Ох, Бет! – воскликнула Беатрис. – Прости меня! Разве нам с тобой нечем было заняться?

– Я не об этом. Просто я тоскую по дедушке, по дому. Мои розы расцвели, а я даже не могу проследить, чтобы за ними ухаживали как следует. А дедушка плохо ест, если его не заставлять. Но, – Бет решительно расправила плечи, – скоро я буду дома! Я обещала дедушке, что пробуду здесь сезон, и это все, на что он может рассчитывать.

– Я бы чувствовала себя несчастной, сидя в затворничестве в деревне, – заметила Беатрис с грустной улыбкой. – Аты всегда была там счастлива.

– Жаль, что ты не можешь убедить в этом дедушку!

Они пробирались к выходу и были почти в дверях, когда в коридоре возникла какая-то сумятица. Бет не нужно было даже смотреть туда – она сразу поняла, что явился Уэстервилл.

В самом деле, это был виконт, и не один. Рядом вышагивала высокая, с роскошными формами женщина. Правда, в лице ее было что-то лошадиное. Обоих окружила толпа, едва они вошли.

– Да это же Салли Джерси и лорд Уэстервилл! – сказала Беатрис. – Богом клянусь, эта женщина не пропустит мимо ни одного красивого мужчину. Ты как считаешь?

– Похоже, что так, – отозвалась Бет, еще сильнее укрепившись в мысли, что ей следует покинуть Лондон как можно скорее.

Гарри встал в проходе между рядами кресел.

– Черт возьми, все просто бегом повалили назад. Загородили проход! Стоило им увидеть Уэстервилла вместе с леди Джерси, как они передумали уходить.

Беатрис кивнула:

– Уэстервилл – настоящий законодатель мод. – Она оглянулась и скорчила гримасу. – Ох, только не это! Сейчас будет петь следующий исполнитель. Не можем же мы остаться стоять в проходе! Придется торчать здесь еще несколько ми нут. До следующего перерыва в программе.

Гарри вполголоса выругался, но был вынужден согласиться. Все равно в дверях собралась толпа. Вздохнув, он пошел к своему креслу. Бет села рядом с Беатрис, а Гарри вытянул ноги, приготовившись спать дальше, невзирая на упреки жены, что Иклучше бы ему получить удовольствие от музыки. Гарри просто потрепал Беатрис по руке, после чего со вкусом зевнул. Через несколько минут он снова крепко спал.

Тем временем Бет изо всех сил старалась смотреть прямо перед собой, избегая взглядов туда, где, по ее представлению, сидел Уэстервилл. Она ни на миг не забывала о его присутствии оно ощущалось, словно дыхание грозы. Кожу пощипывало, шею свело судорогой. Ей приходилось держать себя в руках, чтобы не оглянуться назад, туда, где заблагорассудилось сестьпрекрасному виконту и его спутнице. К счастью для Бет, сидящей впереди нее дамы не отличались сдержанностью. Они поворачивались и тянули шеи, чтобы рассмотреть происходящеепрямо за спиной у Бет.

Она содрогнулась: как это было трудно – сидеть прямо, не оглядываясь! Ужасно и восхитительно. Странно, но к раздражению примешивалось волнующее ожидание. Она знала: он сам будет искать ее внимания. Закончится музыкальный номер, они встанут, чтобы уйти, и он вскочит с места и загородит ей путь, и тогда…

На плечо легла теплая рука, и тело опалило жаром. Низкий голос проник в самую душу:

– Кажется, вы что-то уронили.

Бет посмотрела вниз, на собственные колени. Руки стиснуты в кулаки, да так, что сразу не разжать. С трудом овладев собой, она обернулась.

Уэстервилл был рядом, в нескольких дюймах, и в его зеленых глазах она могла разглядеть крошечные золотые крапинки; Он улыбнулся и провел сложенной программкой вдоль ее обнаженной руки.

– Это было на полу рядом с вашим креслом. Наверняка ваше.

Бет машинально взяла программку.

– Я… я…

Что же сказать, черт возьми?

Виконт усмехнулся, сверкнув белоснежными зубами:

– Не трудитесь заикаться ради меня. Я и без того нахожу ваш ротик очаровательным, как бы вы его ни кривили.

Бет попыталась изобразить возмущенный взгляд, но не смогла. Она только широко раскрыла глаза – такие прекрасные, зовущие. Невозможно было отвести взгляд от его изящно очерченных губ чувственной улыбки. Ее охватили мучительные воспоминания об их поцелуе. Она словно заново испытывала прикосновение его губ, их вкус. Вот их губы соприкоснулись, он осторожно раздвигает ее губы, его язык проникает внутрь, дразня и лаская…

Бет затаила дыхание. Не могла сказать ни слова, в голове не осталось ни единой мысли. От воспоминаний бросало в жар, кровь кипела.

– Уэстервилл? Что, Бога ради, у вас за дело к леди Элизабет?

Звучный, насмешливый голос. Бет словно окатили ведром ледяной воды. Чары рассеялись. Она подумала, как глупо, должно быть, выглядит сейчас! Она нехотя перевела взгляд на спутницу Уэстервилла.

– Леди Джерси! Как я рада вас видеть.

– Взаимно, моя дорогая, – ответила Салли Джерси. Богатая, самостоятельная дама, в счастливом браке с лордом Джерси, чья мать была «особым другом» принца-регента. Близость к королевскому дому и собственное состояние позволили ей пользоваться в обществе неоспоримым авторитетом. Ее влияние еще усилилось, когда она сделалась попечительницей великосветского общества, своего рода брачной ярмарки, где ни один состоятельный холостяк не мог ускользнуть из цепких рук алчных мамаш и их жаждущих дочек.

Бет терпеть не могла бывать на их вечерах. Там играли сплошь Деревенские танцы и лишь изредка кадриль. А еще подавали несвежие пирожные и совершенно безвкусную ратафию.

Она кивнула леди Джерси:

– Миледи, как поживаете?

– Ах! Сегодня вечером я просто выбилась из сил. Я просияла лорда Уэстервилла сопровождать меня на бал к Кроссфорргам, и что же? Он обошел бальный зал и принялся настаивать, чтобы мы ехали сюда! Я просто вне себя. Тем более что в холле двое гостей успели нам шепнуть, что развлечение здесь никуда не годится, полный провал!

Бет поморщилась – голос леди Джерси гремел на весь зал. Как острили в обществе, леди Джерси следовало бы прозвать Молчуньей – в ознаменование редкостной склонности к сплетням и за характерный зычный голос. Такое прозвище стало бы вполне оправданным. Стоило даме услышать хоть намек на пикантную новость, как она спешила громогласно оповестить о ней всех присутствующих.

Сейчас на ее голос обернулась Беатрис и просияла, увидев, с кем разговаривает Бет.

– Леди Джерси! – оживленно воскликнула она. – Какая приятная встреча!

– Миссис Тисл-Бриджтон, – отозвалась та, сверля взглядом спящего Гарри. – Вижу, вам удалось вытащить супруга из дома. Скажите, это слуги доставили его сюда спящим, или он переутомился, изо всех сил аплодируя?

Беатрис рассмеялась:

– Правда было скучновато. Возможно, дальше дело пойдет лучше. Говорят, следующий исполнитель весьма недурен.

Не успела она договорить, как послышались вступительные аккорды рояля. Бет и Беатрис развернулись. Склонившись поближе к кузине, Беатрис прошептала:

– Леди Джерси может быть тебе полезна, дорогая. Она знает всех мало-мальски подходящих мужчин в Лондоне.

Бет пробормотала:

– И тем не менее она явилась в сопровождении Уэстервилла. Необъяснима загадка человеческой природы!

Беатрис удивилась, но не успела ничего спросить – музыка заиграла во всю мощь. Действительно, исполнитель на сей раз оказался неплох. В других обстоятельствах Бет могла бы даже получить удовольствие. Но сейчас она не в силах была слушать музыку – ей не давала покоя мысль, что виконт сидит прямо позади нее. А он, конечно, не позволял ей об этом забыть. Вытянув ноги так, чтобы мыски его ботинок упирались в ножки кресла Бет, он время от времени стучал по ее креслу, усаживаясь поудобнее в своем.

Наконец, к радости Бет, музыка смолкла. Девушка аплодировала, пожалуй, громче всех и первой вскочила на ноги, поспешно хватая сумочку. Она мягко подтолкнула Беатрис, чтобы та будила мужа. Но вдруг вмешалась Салли:

– Моя дорогая миссис Тисл-Бриджтон, не откажите в любезности, составьте мне компанию! Дойдем до стола с закусками, я решительно умираю от жажды. А мой спутник – какая грубость, подумать только – отказался принести мне стакан!

Уэстервилл хмыкнул:

– Ничего подобного я не делал!

Салли широко улыбнулась в ответ, и Бет неожиданно заметила: эта дама умеет быть очаровательной, что и сделало ее любимицей света.

– Достаточно, что вы не проявили никакого рвения. – Глаза Молчуньи сверкнули в сторону Бет. – Леди Элизабет, оставляю лорда Уэстервилла на ваше попечение, пока мы с вашей кузиной не отведаем лимонада. Умоляю, не спускайте с него глаз. Он слишком красив, чтобы пребывать в одиночестве, – уведут!

Бет не знала, что и сказать, – слишком уж откровенной показалась ей попытка оставить их вдвоем. Она умоляюще посмотрела на Беатрис, но кузина уже решительно прокладывала дорогу между креслами, чтобы встретиться с леди Джерси в конце ряда. Где уж ей было заметить безмолвный призыв Бет о помощи!

Девушка с досадой следила, как обе дамы медлен но движутся к столу с закусками в дальнем конце зала.

– Как легко все получилось, – сказал Уэстервилл ей на ухо своим низким чувственным голосом.

Она повернулась к Уэстервиллу:

– Это ваша затея?

– Я всего лишь согласился сопровождать Салли на вечер. Все остальное придумала она сама.

Элизабет прищурилась:

– Так она вам помогает?

– Не уверен, что назвал бы это помощью. – Он недоуменно вскинул брови, на лице ни тени улыбки. – Вы думаете, она моя сообщница?

– Нет. – Бет посмотрела на Гарри, который все еще креп ко спал, скрестив руки, свесив голову на грудь. Она один на один с человеком, которого без угрызений совести могла бы назвать разбойником. – Что ж, если хотите, можете оставаться здесь, а я должна вас покинуть. Прошу меня извинить, но я порвала оборку на платье.

Она повернулась, чтобы уйти, но он бросил ей вслед одно-единственное слово:

– Боитесь?

Бет оцепенела. Затем повернулась и посмотрела ему в глаза:

– Да.

И ушла. Уэстервиллу недолго скучать в одиночестве! Целая толпа женщин следит за каждым его движением! Ей все равно, твердила она, понимая, что обманывает себя.

Она двинулась по коридору наверх, в отведенную для дам комнату. Там опять Бет столкнулась со множеством женщин и не могла толком собраться с мыслями. Где бы найти укромный уголок, чтобы переждать, пока не начнется следующее выступление? Тогда она могла бы спокойно вернуться на свое место, не рискуя снова вступить в беседу с Уэстервиллом.

Бет осмотрелась по сторонам и заметила справа полуоткрытую дверь. Внутри, насколько она могла видеть, вдоль стен шли книжные полки, а в центре размещался бильярдный стол. Она огляделась еще раз. Никто не обращал на нее ни малейшего внимания. Она скользнула внутрь и затворила за собой дверь.

Наконец-то Бет перевела дух. В комнате витал запах кожи и бренди, к ним примешивался едва уловимый аромат сигар. Ясно, мужская часть обитателей дома находила здесь спасительный приют. Обретет здесь тихое укрытие и Бет. Рядом с Уэстервиллом она испытывала самые разные ощущения, только не покой.

Как приятно находиться в тишине и уединении! Бет медленно подошла к столу, провела пальцем по зеленой поверхности сукна. Завтра же она отправится в Мессингейл-Хаус, обнимет дедушку. Они так давно не виделись!

Бет рассеянно подняла белый бильярдный шар и принялась катать его в ладонях.

– Вы играете в бильярд?

Она вихрем обернулась. Дверь снова была открыта. Сердце Бет оборвалось. Она оказалась лицом к лицу с Кристианом, таким смуглым и излучающим опасность! Он просто непозволительно хорош в своем черном костюме!

– Боже правый, Уэстервилл! Вам обязательно нужно…

Слабая улыбка приподняла уголки его губ. На белом атласе галстука ярко горел сапфир. Синий огонь, зеленые глаза, а все остальное в черно-белой гамме.

– Обязательно нужно – что? – Он приблизился к ней. – Задавать вам вопросы?

– Мне безразлично, спрашиваете вы что-нибудь или нет. Меня возмущает ваша манера подкрадываться.

Ей пришлось прижать руку к груди, чтобы унять бешено бьющееся сердце. Он проследил ее жест, задержавшись взглядом знатока на вырезе платья.

– Вовсе я не подкрадывался. Но если вас это забавляет, я могу…

Она бессильно уронила руку.

– Что бы я вам ни говорила, вы обращаете в оскорбительней намек. Вы невыносимы!

Он засмеялся:

– А вас, моя дорогая, очень легко напугать. Признаю, я не постучал. Но, в конце концов, дверь была отворена.

– Дверь была закрыта, я очень хорошо это помню. Не слышала, чтобы стукнула защелка. Значит, вы проделали это очень осторожно.

Уэстервилл с притворным вниманием принялся изучать дверь, которую он не только открыл, но и затворил за собой, причем бесшумно.

– Вероятно, защелка сломана.

– Чушь. Защелка в порядке, и вы это прекрасно знаете.

Он усмехнулся, сверкнув белоснежными зубами:

– Вполне возможно. Насколько мне известно, в этом дом петли отлично смазывают маслом.

– Должно быть, так.

Прищурясь, Бет разглядывала нахала. Как бы ей успокоить вконец взвинченные нервы? Иначе она себя выдаст. Негодяй пробыл в комнате всего ничего, а у нее уже взмокли ладони, и сердце готово выскочить из груди. Слава Богу, он далеко, в другом конце комнаты, возле двери. Их разделяет спасительное пространство, занятое огромным столом красного дерева, крытым зеленым сукном. Как хорошо, что здесь стоит этот стол!

Пальцы Бет сжали полированный край бильярдного стола.

– Так не пойдет, – сказала она, болезненно поморщившись при звуке собственного слегка дрожащего голоса. – Прошу вас, откройте дверь.

– Зачем? Чтобы другие услышали то, что нам предстоит сказать друг другу?

– Я должна думать о своей репутации, милорд. Если вы не отворите дверь, могут пойти слухи. Ни вам, ни мне этого не хотелось бы.

Глаза виконта блеснули.

– Откуда вам знать, чего бы мне хотелось? В самом деле, интересный вопрос!

– Мы ведь уже установили, что вы преследуете меня вовсе не из романтических побуждений. Вам нужны некие сведения о моем дедушке, вот и все. Какова бы ни была эта информация, полагаю, вы вряд ли стали бы рисковать ради нее свободой. Именно такую цену нам придется заплатить, если нас застанут наедине.

Он подкинул бильярдный шар почти к потолку, ловко поймав его одной рукой.

– А что, если я решил рассказать вам правду? Объяснить, к чему все эти расспросы про вашего деда? Что тогда?

Она прищурилась.

– В самом деле?

Он снова подкинул шар. Тот опустился на ладонь, издав сочный шлепок.

– Возможно.

– Вы смеетесь надо мной, Уэстервилл?

– Пока нет, – спокойно ответил он.

Бет нахмурилась.

– Вы пришли сюда с леди Джерси. Очаровательная женщина!

– Вы правы, она очень хороша, – протянул он. Его глаза снопа блеснули, обежав ее лицо, рот, вырез платья. – Но ей не сравниться с вами!

Бет с трудом подавила радостную улыбку. Не пристало леди так открыто выражать удовольствие! Она сказала:

– Салли – восхитительная особа, к тому же недурна собой.

– С ней весело, ноне более того. К тому же я слишком уважаю ее мужа. Значит, ничего, кроме дружбы.

– Это очень достойно с вашей стороны, – признала Бет с некоторым сарказмом в голосе.

– Я называю это необходимостью. Салли из тех женщин, которые, полюбив, всецело подчиняют себе мужчину. Я предпочел бы держаться подальше от дамы, которая не видит разницы между любовью и инстинктом собственницы.

– Мне ничего не известно о подобных привычках леди Джерси.

– Любовь моя, она тут вообще ни при чем. Я явился на вечер не для того, чтобы провести время с леди Джерси. – Он опустил шар на стол, затем встал, скрестив на груди руки, опираясь бедром о край полированной столешницы. – Я пришел, чтобы повидать вас, и никого больше.

Ей не следовало бы принимать эти слова за чистую монету, но она была польщена. Даже очень!

– Как только мы приехали, я сразу понял, что отыщу вас здесь. Я видел вашу карету. На ней ведь был ваш фамильный герб.

Она скорчила гримасу:

– Ужасно безвкусно, правда? Дедушка говорит… – Она замолчала, заметив, каким пристальным взглядом он впился в ее лицо. Разочарованная, она продолжила с некоторой горечью: – Вот мы и вернулись к старому, не так ли? Вы хотите, чтобы я рассказывала вам о дедушке. Зачем, Уэстервилл. Почему он так вас интересует?

Кристиан уловил жалобную нотку в ее голосе. У него были грандиозные планы на этот вечер. Он собирался засыпать ее комплиментами, дразнить, возможно, добиться от нее улыбки Нужно было ухаживать за ней… Потом, когда она потеряет осторожность, завести разговор о ее деде. И вот теперь они стоят разделенные огромным бильярдным столом, и ее честный, открытый взгляд требует ответа.

– Пропади все пропадом…

Бет брови изумленно взглянула на него:

– Простите?

Кристиан был расстроен, но виду не подал. Нагнулся и ловким движением запястья отправил черный шар через весь стол.

– Ривс был прав, разрази его гром.

Она была окончательно сбита с толку.

– Ривс?

– Мой дворецкий. Получил его в придачу к наследству, от отца.

– Вот как. – Минуту-другую она размышляла. – А в чем он был прав?

– В том, что не следовало использовать невинную девушку.

Она застыла, подозрительно глядя на виконта.

– С чего он взял, что я так уж невинна?

Брови Кристиана медленно поползли вверх. Щеки Бет нежно заалели.

– Разумеется, я невинная девушка. Просто интересно, откуда он знает – или думает, что знает… Ведь не мог же он…

– Вы прелесть. – Он уперся ладонями в край стола, ласково ей улыбаясь.

Разочарование исчезло. Бет кусала губы, невольно заламывая руки.

– Элизабет, любовь моя. Я хочу сделать то, с чего должен был начать. Вы слишком умны, и мне не следует прибегать к низким уловкам. Я расскажу вам все и надеюсь на вашу помощь.

– И это имеет отношение к дедушке?

– Самое прямое.

Она смотрела на него долгую минуту. Ему казалось, он читает в глазах Бет, какая буря чувств бушует в ее душе. Наконец она расправила плечи, без колебаний посмотрела ему в глаза и кивнула.

– Рассказывайте. Я слушаю.

Кристиан глубоко вздохнул. Вот она, решающая минута. Если бы Элизабет согласилась помочь! Это все, что ему нужно.

– История длинная. Но вам нужно знать все. Дело касается моей матери.

– Вот как. – Бет кивнула. – Я предполагала именно это.

Он пронзительно посмотрел на нее:

– Вы что-то знаете о моей матери?

Она покачала головой, слегка покраснев:

– Нет, не знаю. То есть мне известно совсем немного. Просто слышала… – Она прикусила губу.

– Когда мне исполнилось десять лет, мать бросили в тюрьму, обвинив в измене. Кто-то представил доказательство, что она вела торговлю с Францией во время войны. Она была невиновна, никому ни причинила вреда, но… – Кристиан поморщился, заметив, какой горечью отдает его голос. – Простите. Не могу объяснить вам, как это больно – думать, какой страшный конец был ей уготован просто за то, что она слишком доверилась…

Бет пристально смотрела ему в лицо.

– Я понимаю. Продолжайте.

– И кто-то преподнес королю «доказательство». Тот, кто зтел ее погубить.

– И вы полагаете, дедушка знает, кто бы это мог быть? Кристиан не ответил. Он снова взял в руки бильярдный шар, на сей раз белый. Гладкий и прохладный, шар уютно покоился ia его ладони.

– Не совсем так.

– Но вы же не думаете… – У Бет вдруг перехватило дыхание, она побледнела. – Вы полагаете, это дедушка представил южные доказательства?

– На это есть причины.

– Нет, – сказала она твердо. – Это был другой человек. Дедушка ни за что не сделал бы такого. Никогда.

– Есть свидетельства.

– Какие?

Он покосился на закрытую дверь.

– Мы не можем здесь долго разговаривать. К тому же у меня нет при себе этого письма. Давайте встретимся в другом месте? Я расскажу все, что знаю.

– А потом?

– А потом решать вам. Мне нужно ваше содействие, Элизабет. Впрочем, даже если вы не станете мне помогать, я все равно найду то, что ищу.

– Что же именно?

– Ожерелье, принадлежавшее когда-то матери. Особенное ожерелье. Незадолго до смерти она узнала, кто оболгал ее. Негодяи согласились отозвать свое обвинение в обмен на ожерелье.

– И они сдержали слово? Кристиан положил шар на стол.

– Нет. Взяли ожерелье, а она… Она умерла.

Элизабет прижала ладони ко лбу. Ее взгляд затуманился печалью.

– Вы думаете, ожерелье у дедушки?

– Да.

– А я – нет, – отчеканила она.

Кристиан вскинул брови:

– Элизабет, это грязное дело. Но я вам не лгу. Теперь вы знаете, почему меня так интересует ваш дед.

Она кусала губы.

– Мне не хочется возвращаться в зал, слушать музыку. Мне надо подумать. – Она потерла виски. – Не верится, что дедушка способен на подлость.

– У меня есть доказательства, что предатель принадлежит к вашему дому. Тогда кто же еще, как не он?

– Нет! Вы наверняка ошибаетесь. – Бет резко повернулась, задев локтем стойку с киями. Они с шумом попадали на пол. – Ох! – раздраженно воскликнула она, стиснув руки.

– Не беспокойтесь. – Кристиан стал собирать рассыпавшиеся по полу кии, водворяя их назад, в деревянную стойку. – Не хотелось бы вам этого говорить, но мне нужна ваша помощь. В; – Но что я могу сделать?

– Ожерелье должно находиться где-то в доме Мессингейлов. Уверен в этом.

– Никогда не видела у дедушки ничего подобного.

– Тогда нечего бояться. Если ожерелье не у вашего деда, значит, им владеет кто-то другой.

Бет смотрела на него, не мигая.

– А если вы найдете ожерелье? Что тогда? Он стиснул зубы.

. – Значит, ваш дед виновен. Долгое молчание.

– Уэстервилл, не знаю, что и сказать. Что думать. Я только уверена, что дедушка никогда бы не причинил вреда кому бы то ни было. Убеждена.

– Могу показать, какие свидетельства мне удалось добыть. – Он наклонился вперед, серьезно глядя в ее темно-карие глаза. – Бет, вы согласитесь встретиться со мной еще раз? Позволите объяснить, почему я решил, что это был ваш дедушка? Почему подозреваю, что в смерти матери виновен кто-то, обитающий в доме Мессингейлов?

– Кто-то из дома Мессингейлов? Может, это какой-нибудь слуга? Или Шарлотта?

– Никто из слуг не стал бы приезжать к матери в темницу в карете, украшенной гербом дома Мессингейлов.

Она поморщилась:

– Понятно. А Шарлотта?

Кристиан поджал губы, нахмурился.

– Ее я исключил – как-то она совсем не подходит для таких дел. Думаете, ошибаюсь?

Плечи Бет поникли.

– Нет. У нее едва хватает характера, чтобы ладить с дедушкой. Большую часть времени она проводит у себя в комнате. Или выходит с лордом Бенингтоном.

Кристиан кивнул.

– Так что же? Вы согласны встретиться еще раз, чтобы я рассказал вам, какие сведения мне удалось собрать?

– Полагаю, мне придется это сделать.

– А если вы убедитесь, что мои подозрения оправданны?

Бет молчала. Наконец она кивнула, словно решившись.

– Тогда я прослежу, чтобы вас пригласили с визитом, и вы сможете заняться поисками.

Он удивился:

– В самом деле?

– Разумеется, – холодно ответила Бет. – Я сделаю все, чтобы доказать: дедушка невиновен. Убеждена, что он здесь ни при чем. Так чего же мне бояться?

– Должно быть, вы очень ему верите.

– Знай вы его лучше, доверяли бы тоже. Дедушка не выносит вероломства и лжи. Не могу представить, чтобы… – Она прикусила губу, ее пальцы рассеянно барабанили по краю бильярдного стола.

Кристиан внимательно наблюдал за Бет. Она не выглядела очень уж расстроенной, скорее задумчивой. Сумел ли он найти правильные слова, чтобы убедить ее? Он сжал в ладонях бильярдный кий. Ведь сначала он не собирался ничего рассказывать! Но, глядя в ее честные глаза, вдруг понял: именно это и следует сделать.

Молчание затянулось, напряженное и неловкое. Словно невидимая стена выросла между ними, стена, которую отчаянно хотелось сломать.

Наконец Бет подняла голову и взглянула ему в лицо.

– Вам следует знать: дедушка неважно себя чувствует. Кристиан хотел было изобразить сострадание, но не смог.

– Я знаю, он довольно стар.

– Да, но сохраняет ясный и проницательный ум. – Она снова покусала губу. – Уэстервилл, если я не стану вам помогать, какие меры вы предпримете?

– Найду другой способ искать нужную улику.

– А если придется прибегнуть к силе? Вы причините кому-то вред.

– Вред уже причинен. Моя мать умерла в заточении. Она достойна правды, так же как заслуживают знать истину ее сыновья.

Элизабет покачала головой.

– Так и думала, что вы это скажете. Я буду помогать вам при одном условии.

– Каком же?

– Отныне вы должны полностью посвящать меня в ход вашего расследования.

– Погодите…

– Вы ничего не станете предпринимать – ни записки, ни визита, ни разговора, – не предупредив меня. По возможности, я должна вас везде сопровождать.

– Еще что-нибудь? – Кристиан вдруг помрачнел, бросил кий на стол.

– Нет. Но если вы собираетесь проникнуть в Мессингейл-Хаус…

Кристиан разозлился. У него не было ни малейшего желания посвящать ее в свой план. Мало того что это неудобно, так еще и опасно.

– Я если я отвечу «нет»?

– Тогда я не только не стану вам помогать, но прямиком поеду к дедушке и расскажу ему все, что услышала только что. – Она сверлила его взглядом. – Вам никогда и ни за что не проникнуть в Мессингейл-Хаус. Так что соглашайтесь.

– Идите к черту!

Слова вырвались у него сами собой. Бет вспыхнула, и Кристиан немедленно пожалел, что не смог сдержать гнева.

– Простите, – сказал он. – Вы, кажется, думаете, что я решил уничтожить вашего деда безо всяких на то причин. Лишь бы только ему навредить! Но я всего лишь хочу найти и наказать того, кто виновен в смерти матери.

Она задумчиво смотрела на него. Потом кивнула:

– Полагаю, я поступила бы так же, если бы дело касалось моей матери. По крайней мере тут мы понимаем друг друга.

– Значит, мы партнеры. – Кристиан улыбнулся.

– Поневоле…

– О, это только поначалу будет трудно. Нам нужно просто привыкнуть друг к другу. – Он взглянул на бильярдный стол. – Вы когда-нибудь играли?

– Что?

– В бильярд. Так играли?

– А! В доме дедушки есть бильярдный стол, но я не подходила к нему уже многие месяцы.

– Может, сыграем? Она удивилась:

– Прямо сейчас?

– А почему бы и нет? Коль скоро мы затеваем совместную авантюру, нам волей-неволей придется узнать друг друга получше. Игра в бильярд – прекрасная возможность.

– Уэстервилл, вы только что заявили, что подозреваете моего дедушку в том, что он оболгал вашу мать перед лицом короля. Ложное обвинение привело ее в тюрьму, где она затем умерла. Что-то не хочется мне играть с вами в бильярд.

– Мы пока ничего не знаем наверняка, так что же мешает получить удовольствие от игры? – Он положил руку ей на плечо, вынуждая повернуться к столу. Теперь он стоял прямо за ней, и крутой изгиб ее ягодиц оказался в дразнящей близости от него. – Урок первый. Учимся правильно управлять кием.

Он протянул руку из-за ее спины, вручая ей кий. Сжал ее руку, чтобы пальцы сделали правильный захват.

Бет всей спиной ощущала, как близко от нее он стоит. Тепло его тела проникало сквозь тонкую ткань платья, и ее начала бить нервная дрожь. Ум был взбудоражен: Кристиан обвинял ее деда! Почему она не назвала его лжецом? Наверное, все дело в его спокойствии, уверенности. Он убежден в том, что говорил! Пусть даже все это неправда, но он верил! Бет даже немного испугалась.

Понятно, почему он предложил партию в бильярд. Молчание становилось слишком уж напряженным. Но какая буря бушевала в ее сердце! Она сказала:

– Милорд, мне сейчас не до игры…

– Тише. – Он обнял ее сзади, берясь за кий поверх ее руки. Пальцы у него были теплые, а ее рука немного дрожала. – Почту за честь помочь такой красивой женщине.

От звука его голоса дрожь пошла по всему ее телу – как будто тысячи иголок впивались в кожу.

Бет была не в силах оторвать взгляд от его руки, уверенно обхватившей ее ладошку. Крупная, прекрасной формы рука. Она слегка сдвинула пальцы и ощутила волнующее пожатие его сильной ладони.

– Я… – Бет запнулась. – У вас такая грубая кожа, милорд. – Она посмотрела назад поверх плеча, прямо ему в глаза. – Это совсем не рука джентльмена.

Она вовсе не хотела его оскорбить. Наоборот, ей нравилось прикосновение огрубелой кожи человека, привыкшего к жизненным испытаниям. Она могла угадать целую историю трудов и приключений… Но его глаза сверкнули, губы сжались в нитку. Он стиснул ее ладонь так, что ей стало больно.

– Эти руки – дар моей злосчастной судьбы.

Он отнял руки, перехватив кий пониже. Вот такого объяснения она удостоилась! Больше он ничего не сказал, но Бет внутренним чутьем поняла, что он обижен гораздо сильнее, только виду не подает. В порыве раскаяния она потянула кий вверх на себя и прижалась щекой к его пальцам. Закрыла глаза, стараясь забыть, какая горечь слышалась в его голосе, какая боль плескалась в его взгляде.

Кристиан лишь смотрел на Бет, не в силах двинуться.

Он знал немало женщин. Смеялся вместе с ними, забавлялся разговорами среди подушек, при свете свечей. Занимался с ними любовью – часами, выслушал столько историй их жизни – и печальных, и счастливых. Но ни разу, ни с одной из них не довелось ему испытать столь всепоглощающей близости, как сейчас, хотя они оба были полностью одеты, оба соблюдали правила светских приличий – по крайней мере пока.

Какое странное, восхитительное и в то же время болезненное чувство! Новое, ни разу не испытанное. Ему оставалось лишь смотреть, как она прикасается нежной щекой к его руке. Ее пальцы сжимают кий, осторожно дотрагиваясь до его ладони.

Бет вздохнула, и Кристиан ощутил ее сладкое дыхание на своей коже. Она подняла голову, и он заглянул в ее карие глаза, потемневшие от нахлынувшего волнения.

– Простите, я не имела в виду ничего оскорбительного. Просто мне хотелось сказать, что…

– Ничего. Пустяки, – ответил он, стараясь собраться с мыслями. Что он делает здесь? Ах да. Он ведь собирался ее обольстить, заставить выболтать секрет. А что вышло? Он открылся ей, позволив диктовать правила игры.

Покачав головой, он двинул рукой, указав кончиком кия на стол.

– Вы готовы сыграть? Предупреждаю, бильярд – захватывающая игра.

Она выглядела разочарованной, однако кивнула:

– Разумеется. Я уже играла в бильярд, хоть и нечасто.

– Я научу вас нескольким приемам. – Он слегка нагнулся, и она почувствовала легкое касание его ног.

Ее голова едва доставала ему до подбородка. Ноздри щекотал аромат жасмина и лаванды. Хотелось зарыться лицом в эти густые волосы цвета меда… Если нагнуться ниже, можно хотя бы провести подбородком по ее волосам, и тогда…

Боже правый! Что с ним такое? Усилием воли отогнав наваждение, Кристиан заставил себя вспомнить, что пришел сюда вовсе не затем, чтобы соблазнить невинную девицу ради собственного удовольствия, черт возьми. Если им предстоит вместе распутывать клубок тайн, ему ни в коем случае не следует вести себя так, чтобы она чувствовала хоть малейшую неловкость в его присутствии.

– Уэстервилл?

Робкий, нежный голосок. Он вздохнул поглубже, впитывая ее запах, стараясь удержать его в себе подольше.

– Да?

Карие глаза блеснули.

– Сделаем ставку? Может быть, фунтов десять?

– На что?

Она указала на бильярдный стол:

– На этот удар. Кажется, здесь все просто.

Он оценил расположение шаров.

– Да, на первый взгляд просто. Но это только кажется.

– Мне всего лишь надо сделать так, чтобы этот шар покатился вон туда, – кончиком кия Бет указала на дальний конец стола, – а потом упал сюда. – Она кивнула на кожаную сетку углового кармана, и он вдруг ощутил теплое касание ее бедра.

Кристиану потребовалась целая минута, прежде чем он смог собраться с мыслями и ответить:

– Вы не сможете сделать такой точный удар.

Бет повернула голову, и он увидел, что она улыбается.

– Думаю, что смогу. Ну что, принимаете ставку? Попытаться все равно стоит.

Его рассмешила ее наивность.

– Это сложнее, чем кажется, но если вы настаиваете…

Бет нагнулась, пристально глядя на шары, а затем стукнула концом кия по шару.

Шар ударился о борт, завертелся волчком и весело покатился прямо в угловую лузу. Удар был выполнен столь чисто, что Кристиан понял: это не случайное везение.

Бет взглянула ему в лицо, глаза сверкнули из-под ресниц. Что за лукавый взгляд!

– Вы должны мне десять фунтов.

Вот так попал! Его ограбили, как новорожденного младенца, брошенного в лесу на растерзание волкам. Ему с трудом верилось – неужели такое могло случиться? Память вдруг унесла его назад, в прошлое, когда десятилетним мальчонкой он скитался по улицам, сражаясь за кусок черствого хлеба. Он узнал, что люди могут быть жестокими и не упустят возможности посмеяться над несчастным беспризорным ребенком. Изведал он и то разрушительное чувство, что порождается предательством. Ты доверяешься человеку, а он исчезает на рассвете, прихватив твои скудные пожитки.

Ему приходилось зубами вгрызаться в эту жизнь, чтобы оказаться победителем, а не побежденным. Тонкая вуаль воспитания, которой он укрылся, вращаясь в обществе, порвалась в клочья. Ему вдруг захотелось большего. Гораздо большего, чем улыбка. Чем поцелуй.

Он привлек Бет к себе, толкнув назад, на край бильярдного стола. Она широко раскрыла глаза:

– Уэстервилл, что…

Кристиан поцеловал ее. Не так бережно, как раньше. Теперь это был поцелуй страсти и желания. Он вспомнил, как раскрылся перед ней, а она посмеялась, – и его огонь вспыхнул жарче. Поцелуй становился грубым, страстным. Яростная вспышка, протест против силы, бросившей его жизнь в омут страсти и вожделения.

Глаза застилал красный туман, сквозь который постепенно пробивалось ощущение тела Элизабет, пылающего тем же отчаянием и той же страстью. Оно откликалось на его призыв, поднимая его желание к новым высотам. Он едва удерживался на грани – его сопротивление грозило рухнуть в один миг.

Руки Элизабет вцепились в лацканы его фрака. Он завел руки ей за спину, вжимаясь в нее возбужденной плотью. Дыхание Элизабет сделалось хриплым. Кристиан поднял ее и усадил на край бильярдного стола, раздвигая бедрами ее колени.

Услышав ее судорожный вздох, он приник губами к ее шее, постепенно спускаясь ниже по восхитительной линии. Бет откинула голову, слегка приподняв колени. Он прижал ее к себе еще крепче, рука погрузилась в ее густые кудри. Его переполняли ярость и страсть. Она принадлежала ему, черт возьми!

Кристиан слышал глухие удары ее сердца, чувствовал жар ее тела сквозь тонкое шелковое платье. Интересно, какая она без одежды? Ему вмиг представилось – вот она лежит в его постели среди подушек, густые медовые пряди струятся по простыням, как золотая река.

Ее кожа кажется белее простыни. Глаза потемнели от страсти. А он приводит ее на вершину наслаждения…

Вожделение нарастало, как огромная волна, вздымаясь выше выше. Кристиан провел рукой по ее бедру – какая восхитительная округлость! Роскошная женщина, воплощенное желание… восхитительная, зрелая. Сочный плод. Сама страсть. Он поднял голову и заглянул ей в глаза, затуманенные желанием.

– Вот что свело нас вместе. – Он зарылся лицом ей в волосы, прижимаясь все теснее. – Для этого мы и созданы.

Бет судорожно вздохнула. Ее тело словно плавилось. Нуж-чо сопротивляться! Бет понимала… но ничего не могла с собой поделать. Ей хотелось одного – быть с ним, впитывать его ярость. Его губы несли свободу. И он мог подарить ей эту свободу, навеки изменив ее жизнь.

Она отчаянно впилась губами в его рот, готовая забыть обо всем на свете. Теперь Бет, а не Кристиан, исполняла ведущую партию в их дуэте. Она прижималась к нему бедрами, и ее руки скользили по его телу – отчаянно, беспокойно. Она сама не знала точно, чего хочет. Понимала лишь, что его поцелуи отзываются в ней огнем. Ей хотелось большего – что бы это ни значило.

Кристиан был ошеломлен. Бет, казалось, пылает страстью его руках, становясь все соблазнительнее, призывнее с каждым прикосновением губ и бедер. Она сводила его с ума, пьянила, наполняла неизведанным доселе желанием.

Кристиан понимал: нужно остановиться. Но разве он мог он жаждал распробовать ее. Застонав, он провел руками по ее ягодицам, осторожно их приподняв, и она чувствовала его плоть, вжимающуюся в ее мягкий живот.

Смелое движение. Робкая девица обратилась бы в бегство. Но Бет совсем не походила на пугливую провинциалку. Она застонала и начала двигать бедрами впереди назад, подчиняясь толчкам его возбужденной плоти. У Кристиана перехватило дыхание. Вот это да! Она просто великолепна! Он больше не мог себя сдерживать.

Она обхватила его за талию, прижимая к себе все крепче и ближе, раздувая пожар еще сильнее, даже не подозревая об этом Юбки взлетели вверх, ноги сомкнулись вокруг него. Ему оставалось лишь нагнуться, чтобы расстегнуть брюки, выпустив страсть на свободу. Сейчас она станет его…

Дверь распахнулась.

– О Господи! Отпусти ее немедленно!

Кристиан рывком снял Бет со стола, обхватив ее руками закрывая ей лицо. Алая пелена страсти, туманящая мозг, спала в мгновение ока. В дверях стояла кузина Бет с вытаращенными глазами, а рядом с ней возвышался супруг. На лицах обоих ужас и отвращение…

И что еще хуже – Кристиан заскрипел отярости зубами, – в комнату заглядывала Салли Джерси, эта королева сплетниц. Она была скорее в ярости, чем в ужасе.

Жестокая улыбка тронула губы ее крупного рта.

– Ну, Уэстервилл! Знай я, что вы так любите бильярд, то разрешила бы вам поиграть в моем собственном доме.

Глава 11

Жизнь иногда играете нами жестокие шутки. Столкнувшись с положением, которое кажется вам безвыходным, прежде всего успокойтесь и займите чем-нибудь руки. Вы удивитесь, когда поймете, какое множество ответов можно найти на один, казалось бы, неразрешимый вопрос.

Ричард Роберт Ривс. Искусство быть образцовым дворецким

Войдя в собственный дом, Кристиан обнаружил, что передняя пуста. Он снял пальто и бросил его на стул, а затем направился в библиотеку, крича на ходу во весь голос:

– Ривс!

Почти немедленно послышались торопливые шаги. Ривс появился, едва хозяин приблизился к двери библиотеки, и вошел туда следом за ним.

– Милорд, мы никак не ожидали вас так рано. Неужели какое-то несчастье?

Кристиан плеснул в бокал щедрую порцию вина. Осушив бокал, налил еще. Брови дворецкого поползли вверх.

– Ну, – промолвил он наконец, нарушая молчание, – если все так плохо, может, стоит рассказать, что произошло?

Кристиан бросил на него сумрачный взгляд.

– Не желаю говорить об этом.

– Понимаю. Значит, вы позвали меня для того, чтобы я любовался, как вы накачиваетесь портвейном. – Он сложил руки на груди, придав лицу выражение крайней заинтересованности. – Прошу, продолжайте.

Кристиан со стуком опустил бокал на стол.

– Ничего смешного. Получилось то, что вы предсказывали. Я… я погубил ее, Ривс.

Дворецкий вскинул брови:

– Леди Элизабет?

Кристиан кивнул.

– Мы были на музыкальном вечере у Девонширов… Он бессильно откинулся на спинку кресла.

Ривс подошел к буфету, нашел графин. Наполнил бокал Кристиана, поставил графин на стол, у локтя хозяина.

– Выпейте, милорд.

Кристиан пил одним долгим глотком, а затем закашлялся, почти давясь. Ривс постучал его по спине.

– Ничего себе. – Кристиан уставился на дворецкого. – Обязательно колотить изо всех сил?

– Да.

Кристиан указал на пустой бокал.

– Что за чертовское пойло?

– Ратафия.

– Ратафия? Вы что, черт возьми, вознамерились меня убить.

Густая жидкость, слишком сладкая, вызывала у него дурноту.

– Нет, милорд. Я просто подумал: неразумно вам сейчас являться к герцогу Мессингейлу, чтобы просить руки его внучки, вы ведь пьяны. – Ривс заткнул графин пробкой и отнес его назад в буфет. – Его светлости это вряд ли придется по нраву.

Кристиан скривился:

– Вовсе я не собираюсь делать предложение леди Элизабет.

– Нет? – Ривс сверлил хозяина взглядом. – А что, по-вашему, скажут попечители?

Кристиан взъерошил волосы. Пропади они пропадом, попечители. Снова Ривс прав, разрази гром этого зануду. У Кристиана нет выбора, просто нет, и все. Дня не пройдет, как герцог Мес-сингейл обрушится на лондонский дом Рочестеров и потребует сатисфакции. Очень скоро история станет достоянием всех и каждого. Выражение лица леди Джерси ничего иного не сулило.

Будь все проклято! Кристиан закрыл лицо руками. Почему он не совладал с собой? Не сдержал порыва страсти? Даже сейчас, когда его глаза закрыты, а в желудке плещется изрядная порция портвейна, он видит лицо Бет в ту минуту, когда ее кузина ворвалась в бильярдную…

О чем он только думал? По правде говоря, он в те минуты вообще не соображал. Им двигало одно неудержимое пламя желания. Такого с ним не случалось уже много лет, с тех пор как он перестал быть неопытным юнцом.

Ведь он уже выиграл свою битву. Ривс оказался прав. Леди узнала правду, и была готова распахнуть перед ним дверь. А что он сделал затем? Дал выход вожделению. Разумеется, когда находишься наедине с такой женщиной, как Элизабет – роскошной и в придачу чертовски умной, – требуется незаурядная воля, чтобы держаться от нее подальше. Ему не хватило силы воли. Он сходил с ума от движений ее округлых бедер, каждой остроумной реплики, от сияния этих глаз. Она слишком притягивала его – ни один мужчина не смог бы вынести такого.

Кристиан скривил губы:

– Ривс, вы бесите меня каждый раз, когда оказываетесь правы!

– Да, милорд. Мне тоже приходится несладко. Уверен, однако, стоит вам хорошенько поразмыслить, и вы поймете – отчаиваться не стоит. Леди Элизабет – чудесная девушка. Большинство мужчин почли бы за счастье подобный брак.

– Не желаю я жениться, – упрямо возразил Кристиан. – Да и захоти я, так она откажется.

– Отчего же? У вас довольно приятная наружность, иногда вы выглядите воспитанным и вежливым, да и моетесь чаще, чем любой другой житель Лондона.

– Вот спасибо, – сухо процедил Кристиан. – К сожалению, я считаю ее дражайшего деда лжецом и убийцей.

– А она это знает?

– Теперь да. Я ей все рассказал, просил помочь найти доказательство…

– Что же она ответила?

– Она согласилась, чтобы убедиться, что дед ни в чем не виноват. Тем не менее… Наконец-то я получил возможность прийти в дом Мессингейлов. А потом… я мог сделать что угодно, только не это!

Ривс поджал губы.

– Весьма запутанное положение. Кристиан невесело рассмеялся:

– Бет очень любит дедушку. Это видно по ее глазам каждый раз, когда она говорит о нем. – Он стукнул кулаком по колену. – Не станет она связывать судьбу с человеком, который подозревает деда.

Ривс ответил не сразу, сверля хозяина внимательным взгля-ом голубых глаз.

– И это вас беспокоит.

– Да, да, – не колеблясь, ответил Кристиан. – Тревожит, хоть и не знаю почему.

Неприятное чувство – заброшенности, одиночества – внезапно тяжким грузом придавило его плечи. Была бы жива мать!

Иногда он думал – ей бы понравилась Бет. Странные мысли однако, лезут в голову! Что за глупая сентиментальность. Хватит!

Он встал и принялся мерить библиотеку шагами. Как все усложнилось! Запуталось. Ничего не поделаешь. Он остановился перед Ривсом и заявил:

– Сегодня вечером я отправлюсь с визитом к герцогу.

– До его дома добираться не меньше часа.

Кристиан удивленно воззрился на дворецкого. Тот улыбнулся, пожал плечами и пояснил:

– Я навел справки давным-давно на тот случай, если в один прекрасный день вы захотите туда поехать.

– Поскачу на Люцифере. Так будет быстрее.

– Да, милорд. Что вы скажете герцогу? Вы погубили репутацию его внучки. Вряд ли он встретит вас с распростертыми объятиями.

– Не сомневаюсь, он разбранит меня на чем свет стоит. А затем ему придется принять мое предложение, ведь репутация внучки разбилась вдребезги. – Кристиан вспомнил жадное выражение лица Салли Джерси. В эту самую минуту, должно быть, новость разлетается по всему Лондону. А ведь он лучше, чем кто другой, знал, какую цену приходится платить несчастным, что впали в немилость у сливок общества! Не допустит он, чтобы Элизабет страдала от стыда и бесчестья, как его мать. Он сказал: – Я женюсь на ней как можно скорее.

– Аесли подтвердятся подозрения насчет ее деда? Возможно, она никогда вас не простит.

– К черту, Ривс! Думаете, я забыл об этом? У меня нет выбора, у нее тоже. Я никогда не прощу себе, если не свершится правосудие над предателем моей матери.

Ривс пожевал губами.

– Милорд, разрешите подсказку?

– Только если не заставите меня снова пить ратафию.

Дворецкий улыбнулся, подошел к буфету, взял чистый бокал и графин с портвейном и поставил их перед хозяином:

– Позвольте загладить вину.

Кристиан с благодарностью принял портвейн, налил порцию и отпил немного. Удовлетворенно вздохнул, чувствуя, как по телу разливается тепло.

– Милорд, полагаю, в отношении Мессингейла лучше всего придерживаться той же тактики, что и с внучкой. Когда будете просить ее руки, признайтесь, что находите ее очень привлекательной.

– Никогда не говорил вам, что считаю ее такой.

– И не нужно было. Это было заметно и так – по вашему голосу. Вот почему я твердил, что не следует вовлекать в свой план невинную девицу.

Кристиан принялся тереть лицо руками.

– Жаль, я не понял сразу, насколько она обворожительна. Я ни разу не почувствовал… Ривс, вот это удивительнее всего.

Дворецкий кивнул:

– Любовь иногда застает нас врасплох.

Кристиан удивленно взглянул на слугу:

– Любовь? Разве я сказал хоть слово про любовь?

– Нет, милорд. Полагаю, я договорил за вас.

– Мне не нужна помощь в выражении собственных мыслей.

– Разумеется, милорд, – послушно ответил Ривс. – Герцог будет сердит на вас за то, что вы сотворили с его внучкой. А вы честно признаетесь, что она вам нравится, и ему придется смириться. Осмелюсь заметить, он ценит леди Элизабет столь же высоко, как и она его.

Кристиан вздохнул:

– Ты прав. Проклятие! Совсем не так я собирался действовать.

– Нет, милорд. Вы слишком умны, и наверняка план у вас был самый удачный.

– Благодарю. – Кристиан позволил себе улыбнуться, хоть и знал – улыбка вышла горькая. – Это временно. Как только я получу доказательство вероломства герцога, наши следи Элизабет дорожки разойдутся.

Ривс помрачнел.

– Милорд?

Кристиан встретился взглядом со слугой, снедаемый отчаянием:

– Уверен, она сама этого захочет.


Гарри вышагивал туда-сюда перед камином, сцепив руки за спиной. Время от времени он останавливался перед Бет, закрывал глаза, словно девушка была наваждением, которое нужно было во что бы то ни стало прогнать, после чего вновь принимался мерить комнату шагами.

Ужасно! Каждый раз, когда он смотрел на нее вот так, ей хотелось провалиться сквозь землю, но о таком милосердном конце приходилось лишь мечтать.

Гарри погрузился в мрачность, но это были пустяки по сравнению с тем, как реагировала Беатрис. Обнаружив Бет в страстных объятиях Уэстервилла в бильярдной в доме Девонширов, она вскрикнула, издала пронзительный вопль и рухнула бесчувственной грудой к ногам леди Джерси.

Последствия оказались самыми плачевными. На крик Беатрис сбежалась уйма народу, и все они старались хоть одним глазком заглянуть в бильярдную, где Бет суетливо приводила себя в порядок, а Уэстервилл смотрел на непрошеных свидетелей, побелев от ярости. Даже сейчас, вспоминая этот ненавидящий взгляд, Беатрис ежилась и мурашки пробегали по ее спине.

Уэстервилл хранил мрачное молчание, пока Гарри срывающимся голосом не стал взывать кледи Джерси, умоляя ее молчать. Виконт перебил его мольбы коротким презрительным смешком. Теперь пощады ждать не приходилось. Глаза Салли Джерси загорелись. Она не пыталась скрыть злобную радость.

Следующий час прошел как в кошмарном сне. Уэстервилл отказался принять вызов Гарри на дуэль. Он поклонился Бет, сказав, что вскоре навестит ее, и вышел. Зеваки неохотно разошлись. Удалилась и зловещая леди Джерси. Попрощавшись со смущенными хозяевами, Гарри, Беатрис и Бет оказались наконец дома.

Добравшись до спасительных стен, они засели в гостиной, перебирая в памяти события вечера. Что же делать дальше? Но так ничего и не придумали. Положение казалось безвыходным. Придется Бет встретиться с дедушкой и рассказать без утайки, что произошло.

Вечер выдался ужасный. Предстояло, однако, прожить еще и следующий день. Бет хотелось то плакать, то смеяться. Страх не покидал ее ни на минуту.

Беатрис лежала на кушетке и громко стонала, зажав в руке флакончик с нюхательной солью.

– Просто не верится… Никак не могу прийти в себя…

Бет потерла виски. Голову начало ломить. Подумать только! Она ведь знала, что следует избегать виконта. И все-таки осталась с ним наедине! Ей не хотелось лгать самой себе. Приходилось признать, что их с Уэстервиллом неудержимо влечет друг к другу, и это было глубокое, волнующее чувство. Бет не знала, как его назвать. Просто понимала, что оно есть…

Тем не менее объяснений тому, что произошло в бильярдной, у Бет не находилось. Она терла и терла виски. Что это было? Смесь страсти, влечения – и гнева. Опьяняющая смесь. Сопротивляться было бесполезно.

Беатрис опять простонала:

– Не могу поверить… Все пропало…

– Нет, – рявкнул Гарри, чеканя шаг, – должен быть выход! Я не допущу позора.

– О, Гарри, это сведет меня с ума, – стонала Беатрис, громко чихая и размахивая носовым платком. – Все пропало, пошло прахом! Как только дяде расскажут, он тотчас бросится сюда и… ох, даже не знаю, что тогда будет. – У нее на глазах выступили слезы. – Как же он обозлится, что я не смогла достойно позаботиться о Бет!

– Вовсе он не будет на тебя сердиться, – спокойно заметила Бет. – И на тебя, Гарри. Дедушка знает, что я не кисейная барышня, с которой нельзя спускать глаз. Сама виновата в том, что натворила, мне и расплачиваться.

Губы Беатрис задрожали.

– Герцог начнет обвинять меня в том, что…

– Не станет. Я скажу, что ты тут ни при чем. Это моя вина, и только моя.

– Нет, – мрачно отозвался Гарри. – Виноват Уэстервилл. Твой дед решит так же.

– Я не ребенок, которого легко сбить с толку. Я прекрасно понимала, что делаю.

Она была просто ошеломлена, страсть поразила ее как молния, словно ослепительная вспышка. Она и не знала, что так бывает. Не мечтала о таком, не читала в книгах. Она могла бы пресечь его действия в самом начале. Уэстервилл, может, и негодяй, но он ее не принуждал. Просто был рядом, совсем близко. Может быть, он проявил некоторую требовательность, но не более того. Бет вздохнула. Он был так восхитителен…

– Я поговорю с дедушкой.

– Нет! – вскричала Беатрис. Она спустила ноги на пол и тяжело села, сунув подушку за спину. – Пусть этим займется Гарри. Сразу после завтрака он съездит в Мессингейл-Хаус и сообщит герцогу, что произошло.

Гарри перестал кружить по комнате и повернулся к Бет:

– Именно так. Я расскажу герцогу, как этот… этот человек обманом завлек тебя…

Бет вскочила.

– Нет! Ты ему этого не скажешь. Потому что это неправда. Я прекрасно сознавала, что делаю.

Нахмуренное лицо Гарри смягчилось.

– Дорогая Бет, Уэстервилл – опытный соблазнитель. Ты не можешь знать, но поверь мне – он не то, что ты о нем думаешь.

– Мне хватает опыта, чтобы понять: ты говоришь неправду. Уэстервилл не виноват. Это я…

– Бет! – взорвалась Беатрис, вскакивая на ноги. – Как ты можешь его защищать?! Особенно если вспомнить, что он просто взял и ушел? Не сказав ни слова! Не извинившись! – Беатрис обхватила пылающие щеки ладонями. – Не смотри на меня так, Бет.

Я знаю, что говорю. Честный мужчина был бы уже здесь, готовый уладить дело. Ну и где же Уэстервилл, спрашиваю я?

– Я не думаю, что…

– Я скажу вам, где он, – сказала Беатрис сквозь зубы. – Бродит по городу, ищет новую жертву. Таким мужчинам всегда мало.

Бет сжала кулаки. Не успела она ответить, как вошел дворецкий.

– Сэр, мадам, мисс. – Он сделал многозначительную паузу. – Герцог Мессингейл и виконт Уэстервилл.

Бет вихрем развернулась к двери. Ее кузина схватилась за сердце. Гарри пробормотал что-то нечленораздельное и бросился навстречу гостям.

Опираясь на массивную трость с золотым набалдашником, гостиную вошел герцог. Было заметно, что каждый шаг причиняет ему мучительную боль. Мимоходом взглянув на Бет, он сурово посмотрел на Беатрис и ее мужа. Сердце Бет болезненно сжалось. Она едва сдерживала слезы.

За герцогом следовал Уэстервилл, одетый в костюм для верховой езды неизменного черного цвета. На смуглом лице застыла решимость. Как обычно, загадочный и опасный. Да, подумала грустно Бет, с этим человеком нужно всегда быть начеку.

Его взгляд обежал гостиную и немедленно уткнулся в Бет. Она пыталась прочитать что-нибудь на его лице – напрасно. Девушка не знала, что и думать. Не в пример другим, ей-то было известно, что у Уэстервилла есть веские причины для встречи с дедом, и вот теперь, благодаря ее глупости, он получил желанный повод.

Ее вдруг осенило. Ужасно! Неужели все было задумано именно так? Вероятно, Гарри прав. Уэстервилл намеренно соблазнил ее, чтобы получить возможность встретиться с герцогом. Она окаменела.

Дедушка направился прямо к большому креслу возле огня и тяжело сел, сморщившись от боли.

– Проклятая нога, – пробормотал он и бросил взгляд на Гарри: – Ну? Не стойте же столбом. Принесите мне бренди.

Гарри направился было к маленькому столику в углу гостиной, но вдруг остановился:

– Бренди?

– Да, черт возьми. И побыстрее.

– В семь утра?

Герцог сердито посмотрел на него:

– И что же? Или в этом доме раньше восьми не пьют? Ну и ну!

Гарри бросил испуганный взгляд на Беатрис, та слегка передернула плечами.

– Очень хорошо, – неуверенно сказал он. – Думаю, стаканчик бренди не повредит.

– Разумеется. Два часа назад мне пришлось выпить целых два стакана, и я остался жив, не так ли? Какой уж тут вред! – Он посмотрел на Уэстервилла. – Как бы не пришлось пить еще, от такой большой радости.

Теперь глаза герцога буравили Бет. Что-то промелькнуло в его лице… может, ему стало жаль внучку? Как бы то ни было, он быстро овладел собой, спрятав чувства под маской обычной раздражительности.

– Значит, вот как. Захотела поставить все с ног на голову, правда?

Бет решительно вздохнула.

– Дедушка, я собиралась приехать к тебе сегодня.

– Но сначала приехал бы я, – возразил Гарри с некоторым отчаянием в голосе. Он подал герцогу бренди. – Милорд, произошли некоторые события. Весьма прискорбные. Виноват… Я принял вашу внучку под свою опеку, но позволил свершиться недопустимому.

– Отлично. Не мог уследить, не так ли? – Герцог заговорил в неожиданно мягкой манере. – Бренди хорош, чертовски хорош, Тисл-Бриджтон. Гораздо лучше моего.

Воцарилось напряженное молчание. Гарри снова взглянул на жену, она ответила легким пожатием плеч.

– Милорд, – Гарри сделал новую попытку, – я собирался нанести вам визит сразу после завтрака.

– После завтрака, я не ослышался? Ну так вы опоздали. Следовало бы знать, что Уэстервилл не станет дожидаться, пока вы соизволите навести порядок в собственном доме. Он решил сделать это за вас. Приехал ко мне ночью и все рассказал.

Бет изумилась:

– Все-все?

Яркие глаза герцога на мгновение пригвоздили ее к месту.

– Именно. Как он задумал соблазнить тебя и почти преуспел в этом. Не стану делать вид, что я в восторге от услышанного. Отнюдь нет. Уэстервилл вел себя как последний негодяй.

Виконт насмешливо улыбнулся, затем поклонился герцогу:

– Я принес извинения. Я вел себя недопустимо.

Герцог фыркнул, сурово глядя на Уэстервилла из-под кустистых бровей:

– Этого и вполовину недостаточно. Ваше счастье, что вы молоды, титулованы и богаты. Иначе я застрелил бы вас на месте.

Уэстервилл слегка сжал губы и молча поклонился. Щеки Бет вспыхнули.

– Дедушка, а он сказал… Виконт объяснил причины своего поступка?

Ответил Уэстервилл:

– Я решил соблазнить вас, потому что не смог совладать со своим желанием. – Его глаза вспыхнули. – Вы прекрасны, дорогая, а я всего лишь мужчина.

Дурак! Бет негодующе воззрилась на него. Герцог поставил на стол пустой стакан.

– Наружностью она пошла в мать.

Значит, Уэстервилл рассказал не все. Теперь у Бет не оставалось сомнений – он ведет игру, в которой она стала невольным орудием. И что же ей делать? Объявить во всеуслышание, что соблазнял он ее только для того, чтобы раскрыть преступление, совершившееся давным-давно. С ее помощью он надеялся получить доступ в дом Мессингейлов!

И что ей это даст? Уэстервилл будет все отрицать, стоя до последнего. А если Бет станет возмущаться, он просто махнет на нее рукой, тем более что дедушка теперь на его стороне. Нет сейчас не время для разоблачений. Ей вообще лучше ни на чем не настаивать, иначе, весьма вероятно, дедушка захочет силой выдать ее замуж за Уэстервилла. Бет решила дождаться, когда сможет поговорить с дедом наедине. Тогда она откроет ему правду. Сейчас она связана по рукам и ногам. Слишком много свидетелей вокруг.

В ее душе кипела буря чувств. Уэстервилл же напоминал курящийся вулкан. Поза, жесты выдавали едва сдерживаемую ярость. Бет понимала: ему пришлось поступиться принципами, отправившись к герцогу с объяснениями. Она грустно взглянула на него. Уэстервилл стоял в дверях, скрестив руки на груди, слегка покачиваясь на каблуках. Черные волосы упали на лоб, зеленые глаза вызывающе сверкают.

Он улыбнулся Гарри, холодно, оскорбительно: «Утер я тебе нос, правда? Нужно было мчаться к герцогу ночью, как это сделал я…»

Гарри сжал кулаки и двинулся к Уэстервиллу. Герцог выставил трость, зацепив Гарри за ногу.

– Пустите, милорд!

– Нет, черт возьми! – отрезал герцог. – Пока я здесь, я не допущу побоища.

Гарри попытался взять себя в руки.

– Милорд, вы не знаете, что за человек перед вами.

– Я достаточно хорошо его знаю. – Герцог осмотрел Уэстервилла с ног до головы. – Не скажу, что он мне нравится. Скорее наоборот. Но мужества и стойкости ему не занимать, как и красноречия. Силы в нем побольше, чем у большинства надутых болванов, что носят громкие титулы.

– Милорд! – воскликнул Гарри, покраснев. – Ходят слухи… Я должен вас предупредить, что… Говорят, когда-то этот человек был простым разбойником, грабителем с большой дороги!

– Вот это, – подал голос Уэстервилл, – ложь. Может, я и был грабителем, но не простым.

Герцог хрипло засмеялся:

– Вот как! Понимаете, что за зятя я получаю? Вчера ночью этот человек рассказал мне свою историю без утайки. Поведал о всех неприглядных деяниях, что совершал. Утомил меня до смерти, но, думаю, он поступил правильно.

Беатрис схватилась за сердце, глядя на Уэстервилла широко раскрытыми глазами.

– Вы хотите сказать, это правда? Вы были… невероятно! Он поклонился, ядовито усмехнувшись:

– Джентльмен Джеймс к вашим услугам, миледи. Гарри поджал губы:

– Чертов хвастун.

– Да, самонадеянный хвастун, уж будьте уверены, – согласился герцог. Он снова посмотрел на Бет. И она вдруг ясно поняла: дедушка принял решение. – А также жених моей внучки.

Жених? Бет растерянно захлопала ресницами. Беатрис тихо вскрикнула. Гарри смотрел во все глаза. И только Уэстервилл сохранял ледяное спокойствие, холодно улыбаясь всем присутствующим.

Глава 12

Гордиться внешностью и поступками хозяина для слуги нет большего удовольствия. По крайней мерс мне так говорили.

Ричард Роберт Ривс. Искусство быть образцовым дворецким

Тремя днями позже Джеймсон задержат в дверях лакея, чтобы придирчиво осмотреть чайный поднос. Дымился серебряный чайничек, распространяя чудесный аромат. В центре подноса красовались молочник и сахарница. Рядом лежала единственная серебряная ложечка с гравировкой в виде двух переплетенных роз.

Чашечка тончайшего китайского фарфора, расписанная желтыми и голубыми цветами, казалось, только и ждет, чтобы ее наполнили чаем. На противоположном краю подноса размещалось фарфоровое блюдо с бисквитами.

Обозрев поднос, дворецкий добавил к композиции белоснежную льняную салфетку. Затем удовлетворенно кивнул:

– Следуйте за мной.

Он направился в сад. Лучи солнца весело пробивались сквозь густую листву. Дул легчайший ветерок, принося прохладу, именно столько, сколько нужно. Дворецкий шел по главной аллее, миновал небольшую калитку, затем цветочную арку. Там, в конце дорожки, на низкой мраморной скамье сидела леди Элизабет.

Завидев хозяйку, Джеймсон замедлил шаг, чтобы полюбоваться чудесной картиной. Развевающийся подол белой юбки, золотые волосы на темно-зеленом фоне живой изгороди. Сердце старого слуги защемило. Вместо привычной улыбки рот девушки скривился в невеселую гримаску.

Вот уже три дня, как в доме воцарилось уныние. Сегодня утром горничная с верхнего этажа расплакалась без видимых причин, а один из конюхов – крепкий парень, находившийся у них в услужении многие годы, ни разу мухи не обидевший, – подрался с конюшим. Дело кончилось сломанным носом.

– Такая красивая девушка, наша хозяйка, – тихо сказал лакей. – Жаль, что… – Джеймсон послал ему предостерегающий взгляд, и лакей замолчал, покраснев.

– Вот так, мастер Чарлз. Разумеется, если вы любитель сплетен…

Пристыженный лакей кивнул с самым несчастным видом. Джеймсон повернулся и продолжил путь, дойдя наконец до скамьи.

– Миледи?

Она подняла голову и удивленно посмотрела на чайный поднос.

– О, благодарю, но… Я не просила чаю.

– Нет, миледи. Я взял на себя смелость. Подумал, так вы сможете подольше насладиться чудесным солнечным днем.

Не лицо смягчилось.

– Вы очень добры.

– Миледи, мы все так рады видеть вас дома. – Джеймсон сделал знак лакею поставить поднос на скамью, а затем отослал его прочь. Поправил поднос. – Чай совсем горячий, миледи.

Она улыбнулась, но глаза по-прежнему смотрели невесело.

– В отличие от дедушки я не стану вас бранить, если чай окажется слишком горячим или чересчур холодным.

– Благодарю, миледи. Уж очень вы снисходительны.

Обычно подобные пикировки со слугой вызывали у Бет улыбку. Сейчас же она едва кивнула ему, снова погрузившись в раздумья.

Джеймсон подавил вздох. Леди Элизабет сама не своя с момента возвращения из Лондона. Помолвлена, но обесчещена. Ужасно, что город сделал с такой уравновешенной молодой леди! Говорили, что ее светлость подверглась домогательствам какого-то нахала. Джеймсон лично встречал прибывшего поздно вечером молодого человека, а затем слушал, как герцог осыпает того бранью.

Джеймсон поежился, вспоминая бурную сцену. Молодой человек, надо отдать ему должное, вел себя безупречно. Он вышел из библиотеки бледный, с пылающим взглядом, но не сломленный и по-прежнему гордый.

Жаль, что все так вышло. Леди Элизабет могла бы встретить милого, спокойного джентльмена, полюбилабы его. Джеймсон уже начинал тревожиться, глядя на выражение лица ее светлости. Уж не замешаны ли здесь более сильные чувства?

Разумеется, не его дело – угадывать по лицам. Поэтому он продолжал наливать чай. Ее светлость предпочитала чай со сливками и сахаром.

Джеймсон был встревожен, не отдавая себе в этом отчета. С некоторых пор все переменилось в Мессингейл-Хаусе! Его светлость был необычно тих и спокоен. Теперь он все больше сидел у окна в библиотеке, глядя в сад. Леди Шарлотта почти не выходила из своей комнаты и казалась еще более расстроенной и обеспокоенной, чем обычно. Но хуже всего обстояло дело с леди Элизабет. Она больше не улыбалась – Джеймсон и припомнить не мог, чтобы такое случалось раньше!

Дворецкий помедлил еще минуту, вытирая носовым платком пыль со скамьи. Он хотел бы сказать леди Элизабет, что все слуги сочувствуют ей. Но дух красноречия не снизошел на него, и старый слуга удалился с вежливой улыбкой и тяжелым сердцем. Может, хоть чай поднимет ей настроение.

Погруженная в раздумья, Бет и не заметила его отсутствия. Как ей противостоять последствиям того, что она именовала величайшей глупостью своей жизни?

Объявив о своем намерении выдать ее замуж за виконта, дедушка решил, что теперь самое время ей возвратиться домой, в Мессингейл-Хаус. Бет была рада вернуться, хотя ее неприятно кольнуло, что Уэстервилл не выказал ни малейших возражений по этому поводу. Он просто склонился к ее руке и обещал навестить в самое ближайшее время.

С тех пор прошло три дня. Все, чем удостоил ее негодяй, – это коротенькая записка. Дожидался приглашения, пропади он пропадом. Бет надеялась, что увидит Уэстервилла у своих дверей на следующее же утро.

Но день сменялся днем, и Бет забеспокоилась. Что происходит?

Она протянула руку к розе, которая колыхалась от легкого ветерка. Бархатистые лепестки согревали пальцы. Густой аромат цветов, подхваченный ветром, разносился по саду. Бет откинулась на спинку скамьи, пытаясь привести мысли в порядок. Все решилось так быстро! Она была точно во сне. Дедушка настроен непоколебимо. Значит, быть ей замужем. Сегодня за завтраком он ошеломил их с Шарлоттой сообщением, что приезжает портниха, чтобы начать работу над свадебным платьем Бет.

Конечно, Бет пыталась возражать. Ей иногда казалось, что она, словно мячик, несется с горы навстречу судьбе, не в силах направлять собственное движение.

Она вздохнула. Чего бы ни наговорил Уэстервилл дедушке, старик, похоже, стал относиться к нему с некоторым уважением. Разумеется, не более того, ведь он не член семьи. Взять хотя бы Шарлотту… Но если хорошо подумать, даже эта малая толика ворчливого уважения для дедушки вещь небывалая.

За спиной Бет послышался шелест. Обернувшись, она увидела, что под цветочной аркой понуро стоит лорд Беннингтон. Девушка заставила себя улыбнуться. Лорд поклонился, в свою очередь, натужно улыбнувшись.

– Простите, леди Элизабет. Я нарушил ваше уединение. Мне подумалось, может быть, леди Шарлотта с вами.

– Нет. Скорее всего она еще в постели.

Беннингтон взглянул на часы и недовольно поморщился.

– Второй час дня. Ей, кажется, нужно было сегодня к доктору, не так ли?

– Да, но она вчера послала ему записку, чтобы перенести визит на следующую неделю.

Беннингтон сделался мрачнее тучи. Бет в который раз поразилась силе его чувства к мачехе.

– Шарлотте следует принимать доктора, когда он приходит. – Он погрузился в молчание, нервно комкая зажатые в руке перчатки. Внезапно он спросил: – Леди Шарлотта кажется совсем здоровой, не правда ли?

Бет улыбнулась. Беннингтон не отличался красноречием, зато умел задавать вопросы, от которых становилось не по себе.

– И в самом деле. Ей намного лучше, с тех пор как вы стали сопровождать ее на прогулках.

К ее удивлению, лорд густо покраснел.

– Я тоже так думаю. Если хотите знать, я просил вашего дедушку… – Беннингтон взглянул на Бет исподлобья и замолчал. – Простите, я не должен докучать вам.

– Все в порядке. Вы почти член семьи. Он шагнул вперед и с жаром заговорил:

– Да! Мне тоже так кажется. С моей стороны было бы черствостью, то есть, леди Элизабет, я слышал от Шарлотты, что произошло в Лондоне.

Бет покраснела.

– Очень мило, что она сообщила об этом.

Беннингтон покачал головой.

– Она хотела как лучше. Она была сильно огорчена. Шарлотта любит вас, вы же знаете. А виконт ей никогда не нравился. Если хотите знать, она всегда… – Беннингтон замолчал. – Так вот что я хотел сказать: она очень вас любит.

– Знаю. Простите, я слишком переживаю то, что случилось.

– Оно понятно. Знаю, дедушка решил выдать вас замуж. Не могу сказать, что хорошо знаю виконта, но, думаю, вам следует найти надежное убежище. Надеюсь, вы дадите мне знать, если что. У меня есть незамужняя тетка в Брайтоне. Ваш дедушка ни за что не отыщет вас там. Вы будете в безопасности. О вас хорошо позаботятся.

Бет была тронута.

– Не знаю, что и сказать. Спасибо, лорд Беннингтон. Так любезно с вашей стороны. Буду иметь в виду. Если станет совсем невмоготу…

Беннингтон улыбнулся почти довольно:

– Надеюсь, вы не забудете, леди Элизабет. Ваш отец был необычайно добр ко мне, и ваша мачеха тоже. Шарлотта всегда была… – Он поймал взгляд Бет и смутился. – Простите, пойду в дом. Может быть, Шарлотта встала. Она ждет меня.

– Разумеется. – Бет склонила голову набок. Уж не карета ли завернула за угол дома? Странно… Никто не пользуется задней подъездной аллеей, только если… Она замерла.

Лорд Беннингтон поклонился.

– Попрошу Джеймсона разыскать Шарлотту. Благодарю, леди Элизабет. Пейте чай.

Тихое ржание лошади, звяканье упряжи. Бет вздрогнула. Она не ошиблась – действительно карета! Стараясь казаться спокойной, она ответила на поклон Беннингтона.

– Благодарю, милорд. Не взять ли вам Шарлотту на конную прогулку? Свежий воздух оживит ее.

Он просиял:

– Прекрасная мысль! Спасибо, леди Элизабет. Приятного дня.

Он снова поклонился – менее натянуто, чем обычно, и направился к дому. Бет смотрела ему вслед, раздумывая: кто бы мог приехать в той карете?

– Вы скучали обо мне? – раздался густой низкий голос прямо у нее за спиной.

Бет вздрогнула и прижала руку к тяжело бьющемуся сердцу. Рядом стоял Кристиан, насмешливо улыбаясь.

– Ради всего святого, Уэстервилл! Обязательно нужно испугать меня до полусмерти?

– Разве вы не слышали, что подъехала карета?

– Слышала, только что. До моей скамьи далеко. Вы не могли добраться сюда за такое короткое время.

– Не мог. Просто я попросил кучера высадить меня у боковой калитки.

– Ах так. – Бет нервно сцепила руки. Только сейчас она поняла, как сильно хотела его увидеть. – Я уже начинала беспокоиться: неужели мне суждено оказаться в роли покинутой жены, еще до того как меня поведут к алтарю?

Глаза Кристиана весело блеснули.

– Я, может быть, способен на многое, но бросать жену не стал бы.

Бет стало неловко. Словно у нее вдруг выросли лишние руки. Взгляд упал на поднос с чаем.

– Не хотите ли чаю? Я могу попросить, чтобы принесли еще одну чашку.

– Нет, благодарю. Не стоит обременять прислугу.

– Ну а я выпью.

Она снова наполнила чашку и принялась размешивать сливки п сахар, поглядывая на виконта.

– Чудесная у нас вышла помолвка. Он сверкнул белоснежной улыбкой.

– Мы отличная пара.

– Хотелось бы знать, это что, часть вашего плана? В качестве вашей невесты я просто обязана пригласить вас в Мессингейл-Хаус.

Она спросила и пожалела об этом, но было уже поздно. Его улыбка растаяла.

– У меня не было намерения компрометировать вас. Просто так вышло. Кроме того, вы ведь уже согласились помочь. – Он пожал плечами. – Зачем же еще стараться?

Чашка застыла возле самых губ Бет. Он прав, она к тому времени действительно была готова помочь. У Бет потеплело на душе, и она впервые за целый день улыбнулась. Уголки губ виконта невольно поползли вверх.

– Об этом вы не подумали.

– Нет. Почему-то я решила, что вы соблазнили меня намеренно.

– Именно так. Но совсем по другой причине. Бет, вы очень привлекательная женщина. Разумеется, мне не следовало давать воли чувствам, но кто из мужчин меня осудит?

Бет не знала, что и сказать. Она заставила себя сделать новый глоток, а потом ответила:

– Что ж, вот мы и оказались в ловушке. Дедушка категорически настроен поженить нас.

– Так ему и следует поступить, – отозвался Уэстервилл. Он стоял, прислонившись спиной к стволу дерева, скрестив руки на груди. – Ведь ваша репутация погибла.

Бет пожала плечами и сделала новый глоток. Горячий напиток успокаивал нервы.

– Я не чувствую себя обесчещенной. Он нахмурился:

– Вы и представления не имеете, что значит быть отверженным. Для вас, вашей души…

Она пожала плечами:

– Это значит – люди будут болтать.

– Не только. Еще и смеяться. Начнут забывать приглашать вас на вечеринки. А потом вообще забудут о вашем существовании.

Она поставила чашку на блюдце. Донышко едва слышно звякнуло.

– Как вашу мать.

– Да.

Бет задумчиво кивнула. А Кристиан в эту минуту размышлял о том, что едва может спокойно смотреть, как ее губы касаются края изящной фарфоровой чашечки. Стоило ему оказаться поблизости от нее, как он забывал обо всем на свете. Вот почему он медлил с визитом целых три дня. Он надеялся, что за это время успеет остыть, погасить пожар в крови. Просчитался, да еще как!

Бет поставила чашку и взглянула на него. Она сидела на широкой скамье серого мрамора – ворох шелковых юбок, золотистые волосы, яркие карие глаза. Кристиан чувствовал: она болезненно переживает произошедшее между ними, хоть и сохраняет внешнее спокойствие. Ему вдруг стало не по себе.

Он пригладил волосы. Боже правый, как же это могло случиться? Он только и хотел, чтобы она согласилась помогать. Но компрометировать ее он не собирался.

Он понял вдруг, что в один прекрасный момент его цель изменилась. Когда он только затевал свою авантюру, Бет отводилась роль отмычки, чтобы подобраться к ее деду. Но теперь… Теперь он возьмет только то, что причитается. Не хотелось ему ранить чувства Элизабет. Чего бы ему на самом деле хотелось, так это…

«Прекрати», – сказал он себе. К чему такая самонадеянность? Леди Элизабет не для него. Нет в нем достаточной доброты, мягкости. Ей нужен кто-то, кто станет холить ее и защищать. Он не годится для такой роли.

Он встретил ее встревоженный взгляд и натянуто улыбнулся:

– Положение весьма неловкое.

– Слишком мягко сказано. – Чашечка дрожала в ее руке.

Она поставила ее на стол.

– Как поживает дедушка?

– Сердится. – Бет невесело улыбнулась. – И в то же время радуется.

– Сердится? – Кристиан нахмурился. – Он бранит вас?

Она покраснела.

– Нет! Как вы могли такое подумать?

– Я не настолько хорошо его знаю, чтобы… Просто мне хотелось увериться, что с вами все в порядке.

– Дедушка ни за что меня не обидит. Он никого не стал бы унижать. Никого!

– У меня мало опыта в обращении с дедушками и батюшками. О собственном отце могу сказать: я рад тому, что он не лез в мою жизнь.

– Ваш батюшка – герцог Рочестер? Однажды я видела его в театре. – Бет склонила голову набок. – Вы на него совсем не похожи.

– Тристан, мой брат, похож.

– Да, я слышала. Теперь он новый герцог Рочестер.

– Он питает к отцу еще меньше любви, чем я. – Кристиан усмехнулся. – Трис ненавидит, когда его именуют Рочестером. Так что, похоже, быть герцогом мне.

Она улыбнулась:

– Это бы меня не удивило. Вам черт ворожит. Повинуясь порыву, Кристиан бросился к скамье.

– Бет! – Он сел рядом. – Простите, что так вышло. Я хотел совсем не этого.

Она вздохнула:

– Я тоже. Но тем не менее Уэстервилл, вот то, что мы оба получили. Не думаете ли вы…

– Кристиан. – Он взял ее руку и перевернул ладонью вверх, невольно отметив отсутствие мозолей. Длинные нежные пальцы, розовые ноготки прекрасной формы. Он провел по ладони большим пальцем, дивясь мягкости ее кожи. – Мы можем оставить формальности. Кроме того, мне хотелось бы слышать, как вы произносите мое имя.

Ее щеки порозовели, но она спокойно продолжила:

– Очень хорошо, Кристиан. Вы считаете, мы могли бы придумать правдоподобное объяснение тому, чем занимались в бильярдной? Может, если бы мы рассказали дедушке…

– Нет. Мы не можем, и вы это знаете. Кроме того, что бы мы ни говорили, у общества на сей счет свое мнение. Спасибо леди Джерси.

– Зачем нужно было идти на вечер с этой мегерой?

– Не такая уж она мегера. Просто очень болтлива. Мне хотелось пойти туда, чтобы увидеть вас. Но у меня не было приглашения.

Бет захлопала ресницами:

– Вы пришли на музыкальный вечер в обществе Салли Джерси, только чтобы увидеть меня?

Кристиан потерся щекой о тыльную сторону ее ладони.

– Да.

– А леди Джерси знала?

– Несложно было догадаться. Сначала ей было забавно, а потом она почувствовала себя немного обиженной. – Кристиан пожал плечами. – Вот жалость.

Бет тихонько рассмеялась, блеснув жемчужными зубками. Кристиан с трудом подавил желание нагнуться и поцеловать ее. Вместо этого он поцеловал ее пальцы. Бет улыбнулась:

– Не пытайтесь меня очаровать. Зря потратите время.

– В самом деле?

Какая она теплая, яркая… И чувства юмора ей не занимать. Кристиану хотелось смотреть только на нее, но он с трудом перевел взгляд на виднеющийся невдалеке дом. От Бет не ускользнуло движение его глаз.

– Ах да. Вам не терпится его обыскать, не так ли?

– Разумеется. – Он повернулся к Бет. – Но не сейчас.

– Да, это выглядело бы подозрительно.

– В самом деле. Я дожидался двадцать лет. Вполне могу повременить еще. Несколько дней или даже недель. – Он снова посмотрел на дом. – Кажется, ваш дворецкий выглядывает из окна.

– Джеймсон. – Она наклонилась вперед, стараясь разглядеть получше. – Беспокоится обо мне. Он такой.

– Вы всегда жили здесь?

– Да. После того как умерла мама, мы с отцом переехали жить сюда, вместе с дедушкой.

– Вы помните мать?

– Нет. Я была совсем крошкой.

Он потер ее запястье большим пальцем.

– Вы были близки с отцом?

– Не совсем. Он очень образованный человек, всегда его видели с книгой в руке. Когда он переводил, мог несколько дней вообще не разговаривать. – Бет улыбнулась. – Дедушка просто в отчаяние приходил, пытаясь приобщить его к хозяйственным заботам. Жаль, потому что теперь этим некому заниматься.

Он ласково погладил ее запястье.

– А вы?

Бет скорчила гримаску.

– Дедушка очень ревностно относится к тому, что называется «подходящим для женщины занятием».

– Глупо.

Он сказал это совершенно серьезно, и Бет удивилась. Она смотрела на собственную руку, которой так тепло и уютно было в ладони Кристиана. От него шел жар, поднимался вверх по руке, согревая плечо, затем грудь. Она вдруг почувствовала, как под тонким шелком сорочки наливаются ее груди, твердеют соски. Волнующее, тревожное ощущение. Ее начинало тянуть к Кристиану, очень… физически.

Она подавила вздох. Вот если бы мама была жива! Она бы объяснила дочери, что это за чувство. Ведь матерям принято поверять такие секреты? Разумеется, Бет и в голову не пришло бы рассказать что-то подобное дедушке. А с Шарлоттой они никогда не были настолько близки.

Натянуто улыбнувшись, Бет осторожно отняла у него руку. Ей нужно приложить все силы ума и изобретательности, чтобы отвертеться от замужества.

– Кристиан, я вот тут подумала…

Его глаза блеснули, но он ничего не сказал.

– Мы ведь оба не хотим этого брака, ведь так? Значит, надо найти способ улестить дедушку.

Кристиан ухмыльнулся:

– Полагаю, я мог бы кончить жизнь самоубийством. Это бы его очень порадовало.

– Чепуха. Он человек искушенный. Ясно, что такой конец вызвал бы новые толки.

Кристиан скривился:

– Это было бы ужасно, правда?

Бет подавила желание улыбнуться.

– И правда чудовищно!

– В таком случае, полагаю, мне не следует расставаться с жизнью.

– Оставим это в качестве самого последнего средства.

– Благодарю, – ответил он сухо.

– А пока что нужно придумать, как успокоить дедушку. Хотя бы сделать так, чтобы он не торопился давать объявление в газетах. Если я найду способ убедить его не обнародовать помолвку, мы выиграем время и сможем в конце концов отговорить его от брачной затеи.

– Бет, общество не позволит ему вот так запросто изменить решение. Погублена ваша репутация.

– Меня это не волнует. Никогда не хотела жить в светском обществе. Кроме того, когда дедушка умрет, я наследую его деньги. А свет, как всем известно, охотно прощает того, кто богат и знатен.

– Вы никогда не будете счастливы с человеком, который возьмет вас в жены только благодаря вашему состоянию.

– Послушайте, Уэстервилл, – сказала она неожиданно резко. – Мне вообще не нужен муж. Не понимаю, почему все так стремятся замуж? И что может предложить мне муж, если у меня есть все, что душе угодно?

Кристиан вздернул брови, его глаза насмешливо блеснули. Бет внезапно покраснела.

– Я хочу сказать – почти все.

Кристиан фыркнул.

– Прекратите же! – Она глубоко вздохнула и повернулась к нему лицом. – Кристиан, послушайте меня. Я решительно хочу найти способ избавиться от этого брака. Вы со мной или нет?

Глава 13

Это очень интересно – насколько один хозяин отличается от другого, и не только ростом или весом. Один известен добротой и хорошим нравом, другой – нет. Кто-то крайне неохотно расстается с золотыми, у других деньги текут, как вода. Некоторые пользуются любовью своих слуг. Другие едят холодную баранину и носят рубашки, с которых сыплется крахмал. В самом деле, значительные различия.

Ричард Роберт Ривс. Искусство быть образцовым дворецким

Кристиан открыл было рот, чтобы ответить, но передумал. В самом деле, разве он хочет жениться? Тем более на внучке человека, виновного в смерти матери. А потом он взглянул на Бет, и его поразила странная мысль: а почему бы, в самом деле, не жениться на ней? Бет сидела на скамье в окружении цветов, ее шелковое платье чудесно оттеняло золото волос, а ярко-карие глаза блестели еще ярче. Жизнь с такой женщиной будет подобна восхитительному приключению. Она прекрасна, очаровательна! К тому же их тянет друг к другу – ничего подобного ему раньше не приходилось переживать.

Ошеломленный новой мыслью, он заставил себя улыбнуться.

– Не уверен, что слежу за ходом ваших рассуждений.

– Кажется, я знаю, как спасти нас обоих, но вы должны мне помочь. Могу я рассчитывать на вас?

– Что же вы придумали?

– Следует рассматривать помолвку как временное отступление. Будем выслушивать дедушкины распоряжения, притворяясь, что согласны пожениться. Потом, прежде чем начнутся серьезные приготовления или объявления попадут в газеты, я скажу, что передумала. – Она погрустнела. – Разумеется, все сочтут меня крайне легкомысленной особой.

Он тихо засмеялся:

– Любовь моя, вы такая и есть. Мне придется следить, чтобы вы не надевали одну и ту же пару туфель два раза подряд.

Ее щеки вспыхнули.

– У меня не так уж много туфель.

Кристиан усмехнулся:

– Не казните меня! Ваши туфельки прекрасны, все до единой. – Он наклонился, коснувшись плечом ее руки, и воздух вокруг них будто заклубился зноем. – Особенно мне нравятся синие атласные, с золотой отделкой. Надеюсь, в один прекрасный день вы снова наденете их для меня…

Бет слабо улыбнулась:

– С радостью окажу вам эту честь. Он продолжил:

– Кроме туфелек, на вас не будет ничего…

Она потеряла дар речи, только смотрела на него изумленно.

– Ничего? Да как вы… Это так…

– Волнует? Возбуждает? Приводит в восторг? Вызывает желание?

– Неприлично!

– Чепуха. Здесь нет ничего плохого. – Он откинулся назад, вытянув руку вдоль спинки скамьи. Ее плечи были так близко! Черт возьми, помолвлены они или нет? Почему бы не обнять ее?

– Так разговаривать непристойно.

– Чепуха, – повторил он, обняв ее за плечи. Она восхитительно пахла – от нее веяло свежестью, благоуханием, как от цветка. – Любовь моя, мы помолвлены и скоро поженимся. Так что теперь можно говорить о чем угодно.

Она взяла его руку, нагнула голову и опустила его руку ему на колени.

– Сэр, вы бессовестно пользуетесь моим положением.

– Я просто наслаждаюсь счастливым случаем. Разве нельзя? Неужели плохо – уметь видеть в жизни светлую сторону?

– В нашем случае обе стороны темные. Мы должны убедить дедушку не печатать брачное объявление. Иначе… – Бет сжала губы, не решаясь продолжать. – Мы должны попытаться.

Он молча смотрел на нее. Взгляд его был непроницаем. Интересно, о чем он думает, гадала Бет, что за мрачные мысли таятся в его голове?

Наконец он пожал плечами:

– Отлично. Посмотрим, удастся ли ваш план.

– Это будет несложно. Мы заставим его перенести дату. Заявлю, например, что мне не нравится платье или не успеют расцвести лилии. К тому времени скандал уляжется. Мы с вами рассоримся в пух и прах, вот и наступит конец этой нелепой затее. Мы сможем даже делать вид, что вовсе не знакомы друг с другом.

Кристиан не отвечал.

– А вы что думаете? Правда неплохой план?

– Не оставляет никаких надежд, – отозвался Кристиан бесцветным голосом. – Но я вас не виню. Выйти замуж в подобных обстоятельствах ни одной девушке не захотелось бы.

Ей вдруг стало трудно дышать.

– Нет. Дело не в этом. Просто я подумала… Таким образом мы избавимся от брака, но у вас будет возможность осмотреть дом. Никто не удивится вашим визитам. Дедушка почти все время проводит в библиотеке, ему не подняться на второй этаж без чьей-либо помощи. Шарлотта не покидает своей комнаты. Так что нам никто не помешает. Вот только слуги…

Они посмотрели друг на друга.

– Вы все предусмотрели, не правда ли? – спросил Кристиан.

– Я старалась, – ответила Бет.

Он молча кивнул, хотя вид у него был угрюмый. Бет прикусила губу. Она ведь искренне хочет ему помочь! Как только они убедятся, что ожерелья в доме нет, возможно, она и дальше будет помогать ему в розысках. Виконту не хватает доказательств. Он что-то неверно истолковал, вот и считает предателем ее деда.

– Что скажете, Уэстервилл? Вы готовы помочь мне убедить дедушку подождать с объявлениями?

– Для вас просто Кристиан, любовь моя. – Он улыбнулся, но в глазах появился злой огонек. – Рад, что вы взяли на себя ссору. Когда это делает мужчина, его считают грубияном. Но если о разрыве заявляет женщина, о ней говорят: пришла в чувство и порвала с негодяем. – Она слегка скривила губы, и Кристиан поспешно добавил: – Не знаю, почему это так. Но я раз за разом наблюдал именно такую картину.

Она не улыбнулась, но напряжение, казалось, немного ослабло.

– Простите. Не хочу показаться трусихой.

– Трусихой? Вы? – Он махнул рукой. – Боже упаси.

– Просто… Вы, кажется, воспринимаете все куда более спокойно, чем я.

– Просто я умею лучше скрывать страх. Впрочем, не важно. Очень печально сознавать, что мы столь близки к тому, чтобы вопреки нашему желанию идти к алтарю.

Она посмотрела на него – долгим, задумчивым взглядом. Кристиан воспользовался счастливой возможностью в который раз полюбоваться густыми темными ресницами, идеально оттеняющими цвет золотых волос.

– Милорд, не думаю, что вас можно заставить делать хоть что-то против воли, особенно в том, что касается брака.

– И вас тоже, если вы сами того не пожелаете. По правде говоря, когда мы беседовали с вашим дедушкой, он сомневался, что вы подчинитесь его решению.

Бет слегка улыбнулась:

– Я могла бы отказаться, и он это знает. Но мы бы сильно поссорились.

– Двое упрямцев сошлись лоб в лоб. Достойное зрелище!

Она тихо засмеялась, вокруг глаз собрались очаровательные морщинки.

– Подумаешь, зрелище! Дедушка просто побагровел бы и хватил тростью о пол что есть силы. Я бы молча выслушивала его проклятия, сердито шипя, как черепаха, когда она прячется в панцирь.

Кристиан засмеялся – картина выходила действительно смешная.

Бет откинулась на спинку скамьи. Солнечные лучи пробивались сквозь листву. Вдруг ее лицо просияло.

– Вы, однако, правы. Дедушка не может заставить меня выйти замуж. Просто я хочу избежать ссоры. Он… он ведь неважно себя чувствует.

Кристиан кивнул. Когда он впервые увидел герцога, сразу понял, что старику нездоровится.

– Мы оба – вы и я – несколько шокированы. Мне становится не по себе, когда я думаю о браке. Я страдаю даже сейчас.

Она усмехнулась:

– Неправда.

– Клянусь. Меня всего трясет при одной мысли, что я на вас женюсь. – Он ухмыльнулся. – Ужасно.

Она недовольно фыркнула.

– Я нисколько вас не виню. Женившись на мне, вы бы сильно пожалели.

– Это почему же?

– По утрам я очень раздражительна, пока не выпью чаю.

– И я тоже.

– Каждый раз, выходя в сад, я чихаю.

– Какой ужас!

– Я плохо играю в теннис!

Он вскинул брови:

– А еще что?

Она посмотрела ему прямо в глаза.

– Мужа-кутилы я не потерплю.

– Когда я стану мужем, с разгульной жизнью будет покончено.

– Навсегда? – Ей явно не верилось.

– Навеки. Вот почему, кстати, я и не женат и не намерен жениться.

Она поджала губы.

– Серьезное заявление.

– Глубоко продуманное. Скажите мне, только честно: вы когда-нибудь видели семейную жизнь, достойную того, чтобы брать с нее пример?

– Мои родители. Я их плохо помню, но дедушка говорит, они очень любили друг друга. Когда мама умерла, отец… просто перестал жить.

– Он ведь женился еще раз, не правда ли?

– Да. Через много лет, на Шарлотте. – Она грустно улыбнулась. – Было трудно свыкнуться с мыслью, что я не единственная прекрасная дама в доме. Боюсь, я была несколько избалована. Поначалу Шарлотте приходилось несладко.

– Примерно в это время мать бросили в темницу.

Бет погрустнела.

– Вам пришлось намного тяжелее. Мне жаль, Кристиан.

Он покачал головой:

– Мы говорим о вас. Мачеха была добра к вам?

– Да. Разумеется, мы не очень близки. Слишком разные, чтобы стать настоящими подругами. Но ладим отлично. Дедушка говорит, что отец никогда не любил Шарлотту так, как маму. – Бет вдруг встревожилась. – Я всегда думала, что именно по этой причине Шарлотта… – Она заметила взгляд Кристиана и смутилась. – Простите. Вряд ли вам интересно.

Но ему было интересно. Странно! Чем чаще он виделся с Бет, тем сильнее она его интриговала. Ее слабости. Что ей нравится, а что нет. Какие цвета предпочитает. Любимый цветок… Ему хотелось знать об этой женщине все. Словно драгоценные сувениры, которые он сможет хранить, когда она в конце концов уйдет из его жизни.

Ему стало тоскливо. Она такая милая, необыкновенная! И сама не знает об этом.

Струна внутри его натянулась, а затем лопнула. Его подхватил чувственный ураган. Кристиан нагнулся и бережно поцеловал ее. Бет охотно подчинилась, подняла к нему лицо. Удивительно нежным вышел поцелуй, если вспомнить, как они однажды целовались. Целомудренный, но не менее восхитительный.

Даже больше – для Бет он был как обещание. Будто их дружба скрепилась печатью.

Его губы оказались твердыми и теплыми. Она вдыхала его запах с восторгом и тоской… Что ее томило? Что-то новое, пугающе прекрасное…

В последнее время она жила словно во сне. Бет надевала изысканные наряды, ездила в шикарных экипажах, посещала самые модные вечеринки и балы. Но… жизни она не чувствовала. Вращаться среди сливок общества – все равно что играть на сцене театра. А теперь, впервые за всю жизнь, ей вдруг захотелось большего. Просто быть.

Поцелуй виконта был самой жизнью. Она больше не сидела безучастным зрителем, она ощущала себя живой, как никогда раньше. Тело радостно вздрогнуло, вихрь мыслей, чувств и страсти подхватил ее и бросил вперед, ближе. Еще не сознавая, что делает, Бет обхватила Кристиана за шею, с жаром отвечая на поцелуй. Она не могла насытиться, прижималась все крепче, сгорая от жажды…

Хриплый стон вырвался из его горла, рука нашла ее затылок, теплые пальцы понуждали прильнуть теснее, поцелуй сделался откровеннее… Он слегка раздвинул губы – она упивалась их теплом и сладостью.

Когда он провел языком по ее зубам, Бет задрожала, ее тело опалило жаркой волной, а потом словно обдало холодом. Она жаждала выхода… Рука Кристиана скользнула на шею, потом на плечо и вниз по спине, заставляя ее кожу пылать. Этот мужчина, с его дикарской красотой и затаенной болью в глазах… Было в нем что-то, сводящее с ума. Он был для нее как пища для умирающего от голода человека.

Внезапно он выпустил ее и вскочил со скамьи. Повернулся и чуть ли не бегом двинулся прочь по дорожке, затем остановился. Бет так и осталась полулежать на скамье, слушая, как глухо бьется ее сердце.

Одна странная мысль быстро сменилась другой, не менее удивительной. Во-первых, ей вовсе не хотелось, чтобы он прерывал их поцелуй. Во-вторых, с чего бы ему бежать? Ведь они помолвлены. Жених и невеста могут дарить друг другу поцелуи, это в порядке вещей. Он быстро взглянул на нее:

– Вам не помешало бы причесаться.

Бет пригладила растрепавшиеся волосы.

Руки слегка дрожали.

– Можно подумать, что меня целовали. Так ведь это правда. И кому, как не жениху, целовать меня?

Кристиану было не до шуток. Он закрыл лицо ладонью и вздохнул.

– Бет, нам нельзя так себя вести. Когда-нибудь я не смогу остановиться.

– Знаю. – Она прикусила губу. – Простите, Кристиан. Я просто подумала, раз мы помолвлены…

– Не по-настоящему. – Его голос казался особенно хриплым.

Бет застыла, краска залила ей щеки.

– Знаю.

Повисло тяжелое молчание. Где-то вдалеке зазвенела птичья трель, потом все смолкло. Наконец Кристиан вздохнул:

– Простите. Я пришел сюда вовсе не для того, чтобы ссориться. – Он покачал головой. – Я принес вам кое-что. – Он достал их кармана маленький сверток и подал его Бет. – Это улики, о которых я вам говорил. Я приложил к ним письмо. Из него вы узнаете, почему каждое свидетельство столь важно. Я хочу, чтобы вы поняли, зачем мне обязательно нужно обыскать ваш дом. С чего я решил, что в преступлении повинен ваш дедушка.

Она взяла сверток и письма, перевязанные лентой. Бумага была прохладной и хрустела в пальцах.

– Потом вернете. – Он кивком указал на письма: – Это все, что осталось мне на память от матери.

Бет кивнула:

– Обещаю их беречь.

– Благодарю. А теперь я должен идти.

– Не зайдете в дом? – Бет встала и сунула связку писем в карман. – Дедушка ждал вас.

– Если моя догадка верна, он меня видел. С той минуты, как я здесь, он наблюдал вон из того большого окна.

Бет улыбнулась:

– Хорошо, что арка скрывает нас от посторонних глаз.

– Действительно. Бет, я… Благодарю, что согласились прочитать письма и выслушали меня. Мне это очень важно.

– Я же готова помочь вам найти предателя. Что бы ни произошло в бильярдной, мы должны соблюдать условия договора.

Кристиан долго не мог вымолвить ни слова. Наконец он тихо сказал:

– Спасибо вам. Мне пора.

Он повернулся, чтобы уйти.

– Но дедушка…

Кристиан бросил через плечо:

– Я поговорю с ним завтра. – Он ускорил шаг и скрылся из виду – слишком скоро! Бет слышала, как стучат по гравию каблуки его сапог, затем щелкнула боковая калитка. Вот застучали колеса – этот звук ни с чем не спутаешь. Карета тронулась, быстро набирая ход.

Бет опустилась на скамью в полном смятении. Взгляд упал на пустую чайную чашку. В какой-то момент ее столкнули со скамьи, и теперь она лежала на боку в густой траве. Бет взяла чашку и поставила ее на блюдце.

Он сказал – завтра. Скоро. Бет сунула руку в карман и вытащила сверток. Медленно развязала ленту.

Кристиан выскочил из кареты, погруженный в невеселые мысли. Стоит ему оказаться рядом с Бет, как его начинает тянуть к ней, и каждый раз по-новому. Как ей это удается?

Ее манера разговаривать с ним – вот что тревожило его сильнее всего. Словно они… ровня друг другу. Товарищи. Компаньоны.

Он задержался на верхней ступеньке лестницы, заметив, что карета все еще стоит у подъезда. Он кивнул кучеру:

– Можете возвращаться в конюшню. Сегодня мне больше не понадобится экипаж.

Лакей обменялся с кучером тревожным взглядом. Казалось, они поражены, и это взбесило Кристиана. Он сжал зубы. Боже правый, неужели все вокруг считают его никчемным гулякой и мотом?

Лакей многозначительно кашлянул.

– Милорд, вы уверены, что нам не следует подождать? Еще очень рано. Может быть, вам захочется прокатиться и…

– Карету в конюшню. Мне нужно отдохнуть.

– Но… Сейчас только четыре часа пополудни, милорд!

– У меня самого есть эти чертовы часы!

Лакей так и отскочил, а затем принялся усиленно кланяться.

– Разумеется, милорд! Виноват, милорд! Я просто не понимал…

Ривс распахнул дверь. Взглянул на смущенного лакея и суровое лицо Кристиана, шагнул в сторону:

– Добро пожаловать домой, лорд Уэстервилл. Мне показалось, я слышу голоса.

Кристиан вошел в дом, снял шляпу и перчатки.

– Мы тут обсуждали мою манеру проводить вечера.

– Разумеется, – примирительно сказал Ривс. Он оглядел стоящих навытяжку кучера и лакея. – На сегодня его светлости вы больше не нужны. – Он резко захлопнул дверь и повернулся к хозяину. – Скажу повару, что вы проведете остаток дня дома. Он тоже удивится, но, вероятно, найдет что-нибудь достойное к ужину.

– Спасибо, – ответил Кристиан, направляясь к библиотеке. Дворецкий вполголоса дал указания лакею и последовал за Кристианом.

– Раз вы остаетесь дома, не разжечь ли камин в столовой?

– Как хотите. – Кристиан бросился в стоящее возле окна кресло. По улице ехали экипажи, проносились всадники. Кристиан смотрел на них невидящим взором.

Некоторое время Ривс молча наблюдал за хозяином, затем стал подбрасывать поленья в камин. Через несколько минут он поинтересовался:

– Вы застали ее светлость дома?

– Да. В саду, если сказать точнее.

– А герцог?

– Я его не видел. Проезжая поворот, я заметил леди Элизабет среди роз. Там я с ней и встретился.

На фоне простых кустов она выглядела бы не менее очаровательно. Кристиан потер лицо руками. Почему все так усложнилось? Ведь дела обстоят теперь гораздо лучше. Бет согласилась во всеуслышание отказаться от свадьбы, при том что они вместе продолжат поиски ожерелья. Да это же стоит отпраздновать!

Но настроение у него было совсем не радужное. Наоборот.

– Милорд, вид у вас печальный. – Ривс встал перед хозяином. – Осмелюсь предположить, что свидание с леди Элизабет вышло неудачным.

– Напротив. Все прошло хорошо. Просто замечательно. – Кристиан подался вперед, опираясь локтями о колени. – Ривс, вы были правы. Не следовало использовать леди Элизабет, чтобы подобраться к ее деду. Это было бесчестно.

Ответа не последовало.

– Я совершил ужасную ошибку. Непоправимую! А теперь мы должны пожениться, и она придумывает способ расторгнуть помолвку.

– Она в самом деле этого хочет?

– Да. Разумеется, я не могу этого допустить. Ее реноме будет погублено. Конечно, если она выйдет за меня, ее репутации тоже не поздоровится. Я не гожусь на роль супруга. Я… не могу. – Кристиан закрыл лицо руками и ждал. Затем поднял голову. – Вы слышите?

– Да, милорд. Вы сказали, что я был прав, а вы оплошали. Если бы в ваших силах было исправить ошибку, вы бы сделали это.

Кристиан нахмурился.

– Такого я не говорил.

– Вероятно, мне послышалось. Воображение, знаете ли. Оно меня иногда подводит.

– Ну, я бы попытался все исправить. Но не могу. Знайте, что с этой минуты я начну внимательнее относиться к вашим советам.

Взгляд Ривса скользнул ниже, задержавшись на жилете Кристиана:

– Вот как, милорд?

– Только не в вопросах одежды. Ривс вздохнул:

– Так и знал, что будут оговорки, милорд. Всегда так! Кристиан улыбнулся, хотя на душе скребли кошки. Улыбка вышла невеселой.

– Скажу вам еще кое-что.

– Слушаю затаив дыхание, милорд, – сухо отозвался Ривс.

– Насчет леди Элизабет вы тоже угадали. Она особенная женщина.

– Действительно, милорд. Стоит ее раз увидеть, чтобы понять. Целомудрие трудно скрыть.

Чистота. Кристиан задумался. Разумеется, она невинна. Но к тому же умна, чувствительна. Щедра и великодушна – может быть, это привлекало его в ней больше всего. Бет с легкостью забывала о себе и по-царски делилась тем, что у нее есть, – мыслями, возможностями, сердцем.

Но вот невинность? Не совсем точное определение. Этот мягкий свет, который несет Бет, – это скорее доброта.

Когда-то Кристиану пришлось жить в холоде и грязи лондонских переулков, и нужда не раз брала его за горло. Не счесть, сколько раз был он готов продать душу, не надеясь когда-нибудь обрести ее вновь. Столкнувшись с душевной щедростью Бет, он был ошеломлен. Она пугала… и манила. Он жаждал. И желал эту девушку.

Кристиан заметил вопросительный взгляд Ривса.

– Бет – одна из самых прекрасных женщин, что я знал.

– Готов согласиться, – задумчиво произнес Ривс. – Вероятно, прекраснейшая из тех дам, что я имел удовольствие встречать.

– И многих ли вы видели?

– Ваш отец был человеком известным и привлекательным. У него никогда не было недостатка в женском обществе.

Кристиан вдруг разозлился.

– Так, значит, они его плохо знали!

– Именно, милорд. Стоило им узнать его получше, так они тут же уходили.

– Как моя мать? – нахмурился Кристиан. Ривс поклонился.

– Вот как? Мне всегда казалось, это он оставил ее.

– Он умолял ее вернуться. Напрасно! По правде говоря, я ее не виню. Он был эгоист до мозга костей. Вряд ли он мог измениться, даже если б захотел. – Ривс помолчал. – Я всегда полагал, что способность меняться, совершенствоваться – неоценимое свойство. Она дает нам надежду на спасение.

Кристиан задумался.

– Может быть, я слишком непоколебим. Но я по-прежнему склоняюсь к тому, что дедушка Бет повинен в смерти матери. Думаю, и Бет согласится, как только прочтет письма.

Как бы хотелось ему снова увидеть Бет! Он беспокойно заерзал в кресле. Взглянул на часы и нахмурился. Еще слишком рано. Нелегкое это дело – вести добропорядочный образ жизни. Одному Богу известно, как он соскучился по бешеным скачкам! А блеск шпаг в лунном свете! Пронзительные крики верховых! Нет ничего, что так волновало бы кровь. Или есть? Ему вдруг представилась Бет, сидящая на скамье в саду, ласковый ветерок ерошит ей волосы, а вокруг разливается аромат лилий и роз. Что она сейчас делает? Может быть, сидит в саду и читает письма. Как перенесет она известие, что ее дедушка преступник?

Он хмурился все сильнее. Вдруг она будет поражена, шокирована? Она так любит жизнь! А вот в его жизни, кажется, чего-то недостает…

С некоторых пор в его душе поселилось беспокойство, оно шевелилось, поднимало голову. Волнение, так похожее на любовь.

Черт возьми, что за глупая мысль! Кристиан покачал головой. Смешно!

– Милорд? – Ривс выглядел встревоженным. – С вами все в порядке? Ничего не болит?

– Нет-нет, все хорошо. Просто в голову лезут глупые мысли.

– Вот как. И о чем же вы думали, милорд? Полагаю, не о том, чтобы сменить этот черный жилет.

– При чем здесь одежда…

– Жаль. – Ривс страдальчески вздохнул. – Если дело не в одежде, наверняка вы думали о леди Элизабет.

– Ривс, я ничего вам не скажу.

– Разумеется, милорд. – Дворецкий направился к выходу. – Однако жаль, что…

– Что?

– Жаль, что вам не удастся выспаться. Беспокойные мысли явятся вновь, ночью, и заставят вас ворочаться с боку на бок, проклиная все на свете. Я уж повидал, поверьте.

Приободрив таким образом хозяина, Ривс отворил дверь.

– Я подожду за дверью на тот случай, если вы все же захотите поговорить.

Кристиан смотрел, как он закрывает за собой дверь, не делая ни малейшей попытки задержать слугу. Может быть, Ривс прав, и его ждет бессонная ночь. Но делиться с дворецким он все равно не собирался. Да и о чем говорить? Просто он и Бет оба оказались в трудном положении.

Нужно разыскать проклятое ожерелье. Тогда он сможет уйти из жизни Бет. Обоим это пойдет на пользу. Завтра они увидятся, и он будет думать только о деле. Ни за что не поддастся соблазну поцеловать ее снова.

Глава 14

Если ваш хозяин не в духе, не спешите делать вывод, что его отбивная пережарена, а галстук стоит колом. Лишь глупец извиняется без причины.

Ричард Роберт Ривс. Искусство быть образцовым дворецким

– Что ты делаешь?

Бет оглянулась. Герцог стоял в дверях библиотеки, тяжело опираясь на трость.

– Как видишь, смотрю в окно.

– Ждешь своего нахала?

Вполне в духе дедушки – объявить нахалом человека, которого сам же вынудил сделать ей предложение. Бет покачала головой.

– Если вы имеете в виду моего жениха, то да.

– Тоже мне, жених.

Старик мрачно взглянул на внучку из-под кустистых бровей и направился к любимому креслу у камина. Тяжело уселся, сморщившись от боли. Снял шаль с ручки кресла и прикрыл ею колени. Бет поспешила помочь, плотно укутала ноги дедушки.

Он бросил на нее проницательный взгляд:

– И как тебе нравится роль невесты?

– Это важно? – Она села напротив. – Дедушка, позволь напомнить. Именно ты настоял, чтобы я собиралась под венец.

– Да, но это ты опозорила себя, и у меня не было выхода, – возразил он с кислой миной. – Ты не оставила выбора никому из нас.

– И ты обратил сей факт себе на пользу! Ты же хотел выдать меня замуж еще до скандала.

– Вот и выдаю, хотя жаль, что ты втоптала в грязь наше имя.

Старик рассердился по-настоящему. Бет стало совестно.

– Прости. Конечно, ты прав.

– Да, я прав. Наше имя и так уже было запятнано. – Он вдруг замолчал, поджав тонкие губы. – Впрочем, не важно. Как ты говоришь, скандал пришелся кстати.

– Надеюсь, Уэстервилл подвернулся вовремя, – согласилась Бет, стараясь говорить спокойно. – Можно подумать, в мою дверь стучались сотни обожателей.

Старик нахмурился.

– Вот чего я никак не пойму! Такая красивая девушка, изящная, аккуратная, с изрядным приданым. В чем тут дело?

Бет разглядывала носки туфелек.

– Кто знает? Мужчин трудно понять.

– Ничего подобного, – заявил дед, стукнув тростью о пол. – Мужчины устроены очень просто, по крайней мере большинство из нас. Нет причин, почему ты…

Бет кусала губы.

– Ну, в общем… причина есть.

– Что?!

– Я… Видишь ли, я боялась, как бы все эти мужчины, которых я встретила в Лондоне, не начали беспокоить тебя предложениями руки и сердца. – Бет перебирала бахрому подушки.

– Продолжай, – мрачно приказал дед, сдвинув седые брови.

– Я подумала: надо их обмануть.

– И что ты сделала?

– Стала заикаться.

– Что?

– Я стала заикаться. В-в-вот-т т-так.

Он взмахнул рукой, покрытой сетью синих вен.

– Не может быть!

Она опустила голову, искоса глядя на дедушку, робко улыбаясь.

– Да.

Старик уронил руки на колени.

– Так ты заикалась. И они разбежались, как…

– Последние дураки, кем они и являются? Именно.

Герцог покачал головой, но глаза его насмешливо блеснули.

– Ты неисправима. Надеюсь, Уэстервилл знает, что ты за штучка.

Бет благоразумно промолчала. Если честно, из всех встреченных в Лондоне мужчин только Уэстервилл показался ей интересным. И это слишком мягко сказано. Дело даже не в том, что он очень красив. Как он смотрел на нее! Умел одновременно и злить, и очаровывать! А с каким упорством он добивался правды в расследовании обстоятельств смерти матери!

Бет сунула руку в карман. Пальцы нащупали связку писем. Она прочла их вчера, в саду. Потом дважды перечитала у себя в комнате, забравшись в постель. Потом ей никак не удавалось заснуть. Долгие часы она перебирала в памяти слова и фразы, стараясь представить себе ту, что писала эти письма. Ей казалось, горькие слова священника эхом отдаются в ее ушах. Да, красноречивые и убедительные свидетельства. Неудивительно, что Кристиан уверен: в деле замешан дедушка.

Но все же она задавала себе вопросы, на которые не находила ответа. С чего бы дедушке желать зла матери Кристиана? Ни малейшего намека в письмах… Далее, дедушка ведь сказочно богат, при этом равнодушен к драгоценностям. Перстень-печатка – единственное украшение, что он носит. Зачем ему ожерелье?

Какое-то звено явно отсутствовало. Впрочем, Бет вынуждена была признать, что подозрения Кристиана вовсе не беспочвенны. Собранные им доказательства не давали права вынести приговор. Они просто были убедительны. Выводы казались поспешными, но с каким несгибаемым упорством Кристиан шел к цели!

А еще он заставил ее почувствовать… Она провела добрых полчаса сегодня утром, расспрашивая Анни, пытаясь понять, что же такое одолевает ее, когда Уэстервилл рядом? Анни, кажется, считала, что Бет можно позавидовать.

Неужели? И чему же тут завидовать?

– Бет!

Она подняла голову, дедушка смотрел на нее в упор.

– Да?

– Ты не хочешь замуж?

– Я так не говорила…

– Не пытайся лгать. Я знаю, о чем ты думаешь. Ты не хочешь замуж, даже за Уэстервилла. – Он склонился к ней. – Почему?

– Потому что…

Она прикусила губу. Если честно, в глубине души она и сама задавалась тем же вопросом. Как бы они жили с Кристианом? Просыпались бы рядом. Вместе завтракали. Делили на двоих одну газету и пересказывали друг другу сплетни? Бет огляделась по сторонам, пытаясь представить его здесь, в библиотеке.

Удивительно! Он пришелся бы как раз к месту. Они с дедушкой обсуждали бы политические новости. Кристиан интересовался тонкостями ведения хозяйства – ведь он восхищался талантом отца по этой части. Бет вздохнула:

– Я не хочу замуж, потому что боюсь сделать ошибку. – Бет поймала пристальный взгляд дедушки. – Как отец и Шарлотта! Я плохо помню, но он ведь никогда не был с ней счастлив.

Герцог поморщился.

– Твой отец начал сожалеть о женитьбе с самого первого дня.

– Тогда зачем он на ней женился?

– Ему было одиноко. И он подумал, что так будет лучше и для тебя. Хотя… Достаточно одного взгляда, чтобы понять, что в этой женщине нет материнской жилки.

Бет вздохнула:

– Я хотела бы иметь кого-то рядом, но… Не надо. К ее удивлению, старик засмеялся:

– Обычное дело, девочка моя. Вполне заурядное. Мы никогда не знаем наверняка. Нужно просто брать, что предлагает тебе жизнь, и наслаждаться, пока можно. Вот чего не умел твой отец. – Лицо дедушки омрачилось. – После смерти твоей матери он заперся в кабинете, занимался своими переводами и отрешился от жизни. Не хочу, чтобы с тобой случилось то же самое.

– Он любил литературу.

– Ему следовало любить жизнь. И тебя. Ты – самое лучшее, что с ним приключилось, а он был слишком занят, оплакивая твою мать, и ничего не понял. Потом, когда наконец он снова пробудился к жизни, было слишком поздно. Он уже решился… – Герцог оборвал себя на полуслове.

Бет нахмурилась:

– Дедушка, о чем вы…

Отворилась дверь. Вошел Джеймсон.

– Простите, милорд, но уже пробило одиннадцать.

Дедушка сбросил шаль.

– Мне нужно вздремнуть. – Он взял трость и заковылял к двери. – Бет, тебе тоже не мешает поспать. Силы тебе понадобятся, если твой так называемый жених все-таки явится. Ты как-то осунулась за последнее время.

– Придется попросить у Шарлотты ее снадобье. Я становлюсь рассеянной, в точности как она.

– Чушь. Ты могла бы не спать две недели и дать фору этой дурочке.

– Дедушка, вы несправедливы к Шарлотте. Ко всем вокруг! Даже к лорду Беннингтону!

– Еще один дурак. Пользуется положением Шарлотты, а та и рада.

– Не могу взять в толк, чем вам не угодил Беннингтон. Он был так добр к бедняжке!

– Просто я лучше их знаю! – отрезал герцог.

Бет вздохнула. К чему расстраивать дедушку? Она встала.

– Наверное, я тоже отправлюсь наверх. Попробую уснуть. Кстати, если сегодня приедет Уэстервилл, обещайте быть с ним по крайней мере любезным!

– А разве я не любезен? Предложил ему тебя в жены, этого мало?

– Вряд ли это можно назвать любезностью. Если вы хотите, чтобы я вышла замуж, постарайтесь выказывать хоть немного уважения, когда я говорю о моем женихе.

– Я отдаю ему должное.

– Да вы только что не плюете мне под ноги, стоит мне упомянуть его имя.

Взгляд голубых глаз слегка смягчился.

– Так ведь не плюю, а это уже кое-что.

Бет невольно улыбнулась:

– Обещайте, что будете вежливы. Мне это очень важно.

Дедушка снова насторожился:

– Вот оно как?

Она покраснела.

– Не понимаю, о чем ты.

Герцог усмехнулся, довольный произведенным эффектом, и заковылял к двери, где терпеливо дожидался Джеймсон.

– Нет, моя дорогая. Возможно, пока не понимаешь. Разберешься позже!

С этими загадочными словами герцог вышел в холл, сопровождаемый верным слугой.

Анни прилипла к окну, ее круглая щека сплющилась о стекло. Горничная пыталась рассмотреть, что происходит внизу.

– Видишь что-нибудь? – уже в сотый раз спросила Бет, завязывая ленту в волосах.

– Нет. Ничегошеньки. – Анни вздохнула и выпрямилась. – Вы думаете, вашему дружку пора бы наконец явиться?

– Он приезжал вчера, когда я была в саду.

– О, вы ничего мне не сказали!

– Я не обязана рассказывать тебе все. Сегодня он тоже приедет.

– В таком случае что-то он припозднился.

– Он живет по лондонскому распорядку дня.

Сегодня утром она послала ему записку с просьбой не приезжать раньше одиннадцати. В это время дедушка ложился вздремнуть. Таким образом, они могли выкроить немного времени наедине, прежде чем герцог проснется и выйдет к ним.

– Лондонский распорядок! – фыркнула Анни. – Лондон, будь он неладен. Гроша ломаного не дала бы за этот городишко.

– Разве тебе там не понравилось?

– Нисколько, миледи. Не было мне большей радости, чем вернуться домой, в свою комнатку, в собственную постельку. – Анни покачала головой. – Мужчин там, конечно, побольше, нельзя не признать. Да только они мало на что годятся.

Бет вертела в руках щетку для волос с серебряной ручкой.

– Анни, как-то раз ты сказала, что можешь точно знать, влюбилась или нет. Словно дрожишь в ознобе, а лихорадки на самом деле нет. Ну вот, а что, если… Никакого озноба, но внутри все дрожит?

– Оно самое, миледи! Дрожит, еще как дрожит. Вроде как вам страшно.

– Ах!

– Да. Зудит что-то. И щекотно в местах, о которых я лучше умолчу.

Бет удивленно взглянула на горничную:

– Щекотно?

– Я это так называю. А некоторые говорят – томление находит.

Это, конечно, было очень интересно. Бет узнала намного больше, чем хотела.

– Понятно. Ладно, запомню. – Она задумалась. Скоро здесь будет Кристиан. В его присутствии ей становилось «щекотно», если она правильно поняла, что имеет в виду горничная.

Она взглянула на Анни:

– Не окажешь мне одну услугу?

– Что такое?

– Когда его светлость явится с визитом, выведи из передней лакея.

Анни просияла.

– Задумали поразвлечься? Что ж, вы помолвлены, так почему бы и нет? Небольшая шалость никому не повредит.

Бет собиралась было возразить, но передумала.

– Нуда. Спасибо, Анни.

– Да всегда пожалуйста! – Анни снова прильнула щекой к стеклу. – Кажется… Нуда, вот и он! – Горничная выпрямилась и улыбнулась во весь рот. – Бог ты мой, ну и разоделся! Что твой принц.

– Я немедленно бегу вниз.

– Подождите здесь, миледи. Не нужно показывать, как вы рады.

– Но…

– Вы уж мне поверьте. Очень полезно заставлять их ждать. Они от этого делаются такими страстными.

– Не совсем то, что нужно. Кроме того, я хочу встретить его раньше, чем узнает дедушка.

– Ваш дедушка почивает. Встанет не раньше чем через полчаса.

– Вот именно! Всего полчаса. Не забудь вызвать лакея из прихожей. Хотя бы на несколько минут.

Бет выскользнула из комнаты. Сбегая по ступенькам, она услышала, как Джеймсон отворил дверь и проводил гостя в холл.

Кристиан тотчас увидел девушку, и воцарилось неловкое молчание. Неужели при виде Уэстервилла с ней каждый раз будет твориться такое, думала Бет. Станут подкашиваться ноги, сердце будет стучать как безумное. Она взяла себя в руки, сделала вполне достойный реверанс и обратилась к дворецкому, который все еще держал в руке шляпу и перчатки Уэстервилла:

– Джеймсон, я проведу его сиятельство в парадную гостиную. Не нужно сообщать дедушке, что Уэстервилл уже здесь.

Брови Кристиана поползли вверх, зеленые глаза потемнели. Он явно недоумевал. Бет улыбнулась, слегка кивнув. Джеймсон поклонился:

– Подать чаю?

– Благодарю, не нужно. – Бет взяла Кристиана под руку и повела его в гостиную.

Дворецкий быстро сказал что-то одному из лакеев, затем направился вниз, к комнатам слуг.

Как только он скрылся из виду, Кристиан взглянул на Бет.

– Итак, любовь моя? С какой противозаконной целью вы меня похищаете? У меня такое чувство, что я пробрался в будуар замужней дамы и обнаружил там ее супруга.

Бет удивилась:

– Будуар замужней дамы?

Его улыбка слегка поблекла.

– Вероятно, я привел неудачный пример.

– Похоже на то, – ответила она высокомерно, с удивлением прислушиваясь к самой себе. Что она так волнуется, услышав про будуар?

Он скорчил гримасу.

– Не подумал, как это прозвучит. Я только хотел сказать…

– Пустяки, – перебила она и достала из кармана связку писем. – Вот. Держите ваши письма.

Кристиан взял связку, не сводя глаз с лица Бет.

– Итак?

Бет колебалась. У него было такое выражение! Видно, что он очень ждал этого момента.

– Вы правы. Вашу мать погубил кто-то из дома Мессин-гейлов. Но я не могу допустить, что это был мой дедушка.

– Тогда кто же?

– Когда арестовали вашу мать, отца уже не было в живых.

– Знаю. А Шарлотта? Не могла ли она затеять интригу?

– Нет. У нее не хватило бы сил, да и бессердечной ее не назовешь. Не знаю, кто был тот негодяй. Признаю, что ложное обвинение исходило из нашего дома, и готова помочь чем смогу.

В дверях раздался шум.

– Бет, я…

– Тише, – зашипела Бет. Она подошла на цыпочках к открытой двери, выглянула наружу. Два лакея стояли по обе стороны, храня невозмутимое молчание.

– Что там такое? – шепнул Кристиан на ухо Бет, и теплая волна его дыхания прошла по ее шее.

Она была готова задрожать, но сумела выдавить в ответ:

– Подождите!

Где-то вдалеке послышался голос Анни. Голос приближался, и Бет смогла разобрать, что Анни разговаривает с Джейн, горничной с нижнего этажа. Одной из тех, кого дедушка зовет «эта чертова вертихвостка».

Горничные подошли совсем близко и принялись заигрывать с лакеями. Кристиан и Бет стояли в конце лестничного пролета, прислушиваясь к голосам слуг. Горничные просили лакеев, чтобы те помогли им управиться с тяжелыми корзинами, приготовленными для прачечной.

– Ничего не выйдет, – шепнул Кристиан. – Они не уйдут.

– Вы не знаете, на что способна Анни.

Действительно, минуты не прошло, как Анни удалилась в сопровождении одного из лакеев. Джейн и второй лакей исчезли в противоположном направлении. Бет схватила Кристиана за рукав:

– Скорее, у нас мало времени.

– Для чего?

Она тащила его за собой, мимо гостиной, в библиотеку. Открыла дверь, втолкнула Кристиана внутрь. Оглянулась, захлопнула дверь.

Затем она развернулась и оказалась лицом к лицу с Кристианом.

– Ну?

Он огляделся и понял:

– Библиотека вашего деда!

– Именно. Если бы он задумал что-то спрятать, это может находиться только здесь.

Он пошел было к письменному столу, но передумал. Подошел к Бет, нагнулся и поцеловал ее в губы – нежно и с любовью.

– Благодарю вас, – сказал он просто.

Она вдруг почувствовала жар во всем теле. Вот что, значит, Анни называет «щекоткой».

– Вам лучше поторопиться. Дедушка отдыхает. Обычно он спит час, но никогда не знаешь наверняка.

Он коротко кивнул, собираясь сказать еще что-то, но передумал.

– Начнем. Она огляделась.

– Может, мне стоит просмотреть полки? Нет ли где пустого книжного корешка или потайного шкафа?

Кристиан взглянул на нее и улыбнулся:

– Бет, мы не в романе. Если ваш дедушка что-то спрятал, оно отыщется там, где он хранит обычные вещи.

Она вздохнула. Было бы так интересно найти потайную комнату или замаскированный сейф. Кристиан тихо засмеялся:

– У вас такой разочарованный вид! Это мои поиски, не ваши. Не хочу заставлять вас делать что-то такое, из-за чего вы поссоритесь с дедушкой.

– Например, тайно провести вас в библиотеку, пока он спит?

– Так вы даете мне шанс?

– Нет. Я даю шанс себе. Это более рискованно.

– Я вас не подведу, Бет. – Кристиан подошел к письменному столу, провел рукой по его крышке. Сел в большое кожаное кресло. – Ожерелье должно быть где-то здесь!

– А откуда вы знаете, что его до сих пор не продали?

– Ожерелье было особенным. Я навел справки – его нет ни в одном из личных собраний. – Кристиан нащупал ручку ящика и потянул на себя. Появилась щель, а потом ящик заклинило, щелкнул замок. – Вот черт.

Бет шарила по книжным полкам. Везде ли книги стоят ровно и плотно? Она обернулась:

– Что такое?

– Закрыто на замок.

– Разумеется.

– Почему разумеется?

Бет нахмурила брови.

– Дедушка всегда держит ящики стола на замке. Проклятие!

Кристиан еще раз дернул ящик. Он не поддавался. Пробормотав ругательство, Кристиан обратился к Бет:

– Это никогда не казалось вам странным? Что он закрывает ящики на ключ?

– Нет, – храбро сказала она. – А вы не запираете свой стол?

Он замолчал. Конечно, его бюро тоже на запоре. В доме полно слуг, некоторых он и в лицо не знает, как, например, мальчишку-метельщика или слугу с нижнего этажа, который каждый месяц выбивает ковры. Он знал об их существовании лишь потому, что раз или два в неурочный час заходил в библиотеку и обнаруживал там этих персонажей. Он проворчал:

– Кажется, мои ящики тоже заперты на ключ.

– И так поступает любой разумный человек. – Она прислонилась к шкафу, сложив руки на груди. – Вот почему вам не следует заниматься поисками в одиночку. Должен же быть рядом человек непредубежденный.

Он вскинул бровь.

– Да, милорд Уэстервилл. Вы утратили способность судить о вещах и людях.

– Неправда.

– Именно так, – не растерялась она. – Вам хочется верить, что злодеяние совершил дедушка. Поэтому все, что попадается вам на глаза, вы истолковываете в пользу своего предположения.

Второй ящик также оказался запертым. Кристиан побарабанил по нему пальцем, затем мрачно посмотрел на Бет.

– Мы ведь не противники с вашим дедушкой, не так ли?

– Пока нет. – Бет немного помолчала. – Однако стоит вам отыскать что-нибудь по вашему делу – совсем пустяк, быть может, – и вы не только заявите, вы закричите во весь голос – виновен!

– Клянусь, не в моих правилах обвинять людей понапрасну.

Бет промолчала, лишь улыбнулась, соблазнительно приподняв уголки губ. Кристиан откинулся в кресле. С осла можно спустить только одну шкуру, а вот испытать мнимое доверие красивой женщины – тут сколько угодно способов.

– Полагаю, вам кажется, вы более осмотрительны, чем я.

– В данном случае, увы, да.

Он не спеша осмотрел ее всю, задержав взгляд на полной груди, затем на округлых бедрах.

– Прекратите, Уэстервилл.

– Что прекратить? – Он был сама невинность.

– Все, что бы мы ни делали, для вас повод меня соблазнить. Я здесь главным образом затем, чтобы защитить дедушку. Так что поберегите свои пылкие взгляды, напрасно стараетесь.

Кристиан подумал, что это неплохо звучит – «главным образом».

Он усмехнулся:

– Разве я смотрю на вас пылко?

– А как это еще назвать?

– Я просто любовался вашими… наиболее выдающимися частями.

– Отлично. Я могла бы отплатить вам той же монетой, только…

– Что?

– Ваши выдающиеся части закрывает стол. Воцарилось гробовое молчание. Потом Бет рассмеялась.

Громко и с вызовом, и этот смех отдавался в его ушах, восхитительный и холодный. Кристиан с изумлением понял, что краснеет. Он привстал, сделав ей знак молчать.

– Тише! Нас могут услышать!

Она закрыла рот ладонью, озорно блестя глазами. Успокоившись, сказала:

– Меня пусть слышат. В отличие от вас мне разрешено находиться в библиотеке. Дедушка не станет возражать.

Кристиан вернулся к столу.

– Я у вас как в западне. Только будет жаль, если ваши труды и уловки пропадут зря.

– Да, это было бы прискорбно, – согласилась Бет, лукаво усмехнувшись. – Но, надеюсь, дело все же того стоит.

Кристиан покачал головой, невольно улыбаясь:

– Вас не разберешь. То вы само благоразумие и чопорность, а потом, глядь… – Он усмехнулся. – Может быть, как раз это мне и нравится.

– Не увлекайтесь особенно. Я крайне редко говорю столь неприличные вещи.

– Да, но вы о них думаете.

Бет весело улыбнулась:

– Только представьте меня в роли хозяйки дома на светском приеме! Какой ужас! Лучше оставить меня в библиотеке, наедине с неприличными мыслями. – Она фыркнула. – Жаль, что вы не видите сейчас собственного лица. Неужели никто никогда вас не шокировал?

Разумеется, нет. Кем он был всю жизнь? Разбойником с большой дороги. Это он шокировал и заставал врасплох. И вот теперь эта женщина держит его начеку. Женщина, наделенная умом, смелостью, способная презреть условности. Не сознающая, насколько она привлекательна… Ему все время приходится гадать, кто же она, почему так себя ведет? Вот и поделом ему.

Кристиан взглянул на нее, и у него сжалось сердце. Она так близко… И в то же время недосягаемо далеко. Он снова занялся письменным столом. Подергал ящик – никакого результата.

– Где-то должен быть ключ.

Бет взглянула на него из-под ресниц:

– Уверена, где-то есть.

– Нет, я имею в виду – ключ от ящиков.

Бет все еще стояла возле книжных полок, сложив на груди руки. Веселое настроение исчезло без следа. Ее взгляд стал задумчивым, оценивающим.

Кристиан еще раз осмотрел ящик. Нужно найти нож для открывания конвертов.

Одним грациозным движением Бет вдруг оттолкнулась от книжных полок и сделала шаг к нему.

– Уэстервилл, хотите пари?

Пари? С Бет? Опять она с ним заигрывает, и в этом она вся. Уголки губ приподнимаются сами собой – какую радость несет ему эта женщина! Не боится бросить вызов… Нет, она заслуживает намного больше, чем уготовила ей судьба. Когда обнаружится, что ее дед – лживое чудовище, они расстанутся, сохранив в памяти такие вот чудесные минуты.

– Любовь моя, каковы же условия?

– Я не ваша любовь. – Она прищурилась.

– Сейчас да…

Бет фыркнула и сказала:

– Условия будут следующими. Всякий раз, когда вы притягиваете за уши факты, чтобы сделать скоропалительный вывод, я получаю очко. Например, вы сказали: ах, как странно, ящик заперт! А это вовсе не удивительно, все так делают.

– Я редко столь поспешен в выводах.

– Всегда, если речь заходит о моем дедушке. Вы уже вынесли ему приговор! Поэтому истолковываете все, что видите, как довод против него.

– Все не так, – проворчал он.

– Тогда вы выиграете наше пари. Всякий раз, когда вы натыкаетесь на ложную улику, очко получаю я. А вот если находите что-то, действительно указывающее на виновность дедушки, очко достается вам.

Справедливо. Не хотелось признавать, но она права. Подумаешь, ящик закрыт на ключ. А он-то сразу решил… Интересно, часто ли он ошибался подобным образом, размышляя об обстоятельствах смерти матери? Вдруг его догадки неверны, все до единой? Что, если герцог на самом деле невиновен?

Кристиан кивнул:

– Отлично. Принимается. А на что спорим? Могу я выбрать? Если выбираю я, тогда, – его взгляд обежал всю ее фигурку, – вы догадываетесь, что я хотел бы получить, если выиграю.

Щеки Бет вспыхнули, но она твердо посмотрела ему в глаза.

– Что же?

– Я хочу заполучить вас. В свою постель.

Бет изумленно ахнула. Потом подумала и быстро сказала:

– Полагаю, там будет удобнее, чем на бильярдном столе. Он рассмеялся. Вот чего ему больше всего будет недоставать.

Их общего будущего, минут веселья и любви. Нежных касаний, объятий. Но ничего этого не предвидится. Просто мечта.

Будь оно все проклято! Что же ему делать, если он отыщет доказательство вины ее деда? Он дал слово чести. Человек, убивший его мать, должен заплатить жизнью. Кристиан услышал собственный голос:

– Нет. Никакого пари. Забудьте.

Он снова повернулся к ящику стола. Бет тихо сказала:

– Я принимаю ваши условия.

– Нет необходимости.

Она посмотрела ему прямо в глаза.

– Я так хочу.

Повисло молчание. Он отчетливо видел желание в ее глазах, и его тело откликнулось – он был готов.

– Бет. Вы не обязаны…

– Я не ребенок. Я знаю, чего хочу. Я хочу это пари. – Она слабо улыбнулась. – Интересно, почему вы уверены, что выиграете?

Она должна понимать, что с ним творится. Ей следует отдавать себе отчет в том, что она делает. Он глубоко вздохнул:

– Хорошо. А чего хотите вы в случае победы?

– Если окажется, что я права, а вы толкуете факты предвзято, вы купите мне чудесное рубиновое колье. Назовем это свадебным подарком.

– Мы же не собираемся вступать в брак.

Она улыбнулась, полные губы раздвинулись, показывая белоснежные зубки.

– Это не значит, что вы не можете подарить мне что-нибудь красивое. Если угодно, можем назвать это «несвадебным подарком».

– Да, так звучит лучше. – Хотя он как раз начинал думать, что…

– Мне тоже больше нравится именно так.

Кристиан даже поморщился – с какой беззаботностью она сказала это!

– Если хотите, я откажусь от помолвки, как только вы мне его преподнесете.

Он чуть не засмеялся. Какой у нее милый и лукавый вид! Бет подошла к письменному столу, пошарила под лампой и достала нож для писем.

– Откройте ящик, пожалуйста.

– Пари, – сказал он тихо.

– Принимается, – ответила она.

Оба не двигались, не сводя глаз друг с друга. В ее теле поднялась жаркая волна, стеснившая грудь, сводящая судорогой живот и все, что ниже…

Бет вдруг вспомнила: вот она прижимается к Кристиану, под ней зеленое сукно бильярдного стола. Она задрожала, пытаясь взять себя в руки. Дышать спокойно и так, чтобы Кристиан не заметил, до чего она возбуждена.

Кристиан медленно перевел взгляд на ящик письменного стола. Вставил в замок кончик ножа и повернул. Раздался громкий щелчок. Ему казалось, сердце вот-вот выскочит из груди. Кристиан осторожно открыл ящик. Внутри лежали бумаги и несколько кожаных мешочков. Он быстро ощупал каждый, пытаясь определить, что внутри.

Бет стояла, приложив ухо к двери. Снаружи не было ни звука, однако лакей, кажется, уже успел вернуться.

Кристиан тихо выругался. Она обернулась.

– Ну?

– Ничего нет.

– Отлично! – воскликнула Бет.

Кристиан сунул кончик ножа в замок второго ящика. Пусто. Он открывал ящик за ящиком. Ничего.

Наконец щелкнул замок последнего, в самом низу стола. Бет видела только макушку Кристиана. Вот он сунул руку в ящик… Она услышала сдавленное проклятие.

Кристиан встал, держа в руке небольшой предмет. У него было такое лицо, словно он встретил привидение. Ласковым, почти любящим движением он погладил то, что держал на ладони. Поднял голову и посмотрел Бет в глаза.

– Полагаю, что выиграл очко.

Сердце Бет упало. Неужели вот оно, доказательство, и ее дедушка виновен? Не может быть. Она бросилась к Кристиану.

В его руке она увидела миниатюру. Женщина с густыми черными волосами и прекраснейшими в мире зелеными глазами!

– Ваша мать, – прошептала Бет, осторожно трогая миниатюру. – Вы очень похожи на нее. Но как… Почему дедушка хранит портрет вашей матери?

– Не знаю, – угрюмо отозвался Кристиан. Он поймал взгляд Бет. – Теперь вы мне верите? Ваш дедушка причастен к ее смерти. Убежден в этом.

Она хотела бы ответить, но в горле пересохло. Как же это возможно? Неужели правда? Бет не могла поверить.

– Дедушка никогда бы…

В коридоре послышались шаги. Джеймсон отдавал распоряжения. Тяжелый стук трости о пол, ближе и ближе. Сердитый голос, ножом режущий сгустившийся вдруг воздух. Бет тихо вскрикнула и схватила Кристиана за руку:

– Дедушка! Он проснулся!

Глава 15

Благовоспитанный слуга обязан постучать, прежде чем войти в комнату. Забывчивость чревата несчастьем. Даже не решаюсь написать каким.

Ричард Роберт Ривс. Искусство быть образцовым дворецким

Стук трости все ближе и ближе. Раздраженный голос распекает слугу за сбившийся коврик в коридоре. Кристиан схватил Бет за руку:

– Под стол!

– Что? – Она взглянула на письменный стол, потом на собственное платье. – Не хочу, чтобы…

Он сжал ей запястье:

– Под стол, живо!

Бет не успела ничего понять, как он рывком затащил ее за письменный стол. Дверь со скрипом отворилась в то мгновение, когда Кристиан нырнул под стол, осторожно пригнув Бет. Обнял ее одной рукой и прижал крепче. Под столом оказалось на удивление просторно – ящики были небольшого размера. Вдвоем, однако, было тесновато, тем более рядом с таким широкоплечим верзилой, как Кристиан.

Бет, пытаясь устроиться поудобнее, нечаянно задела локтем ребра Кристиана и застыла, услышав его сдавленное ругательство.

Дедушка пробормотал:

– Чертовы трубы. Заплатил целое состояние, а они стонут и охают, как ворчливая старуха.

Бет посмотрела на Кристиана и зажала рот ладонью, чтобы не рассмеяться.

Стук дедушкиной трости все ближе.

– Джеймсон! – позвал герцог. Оказывается, он был уже возле самого стола.

Бет испуганно вздрогнула.

– Джеймсон! – снова окликнул старик. На сей раз дворецкий отозвался.

– Да, милорд!

– Принеси мне ромовый пунш.

Бет не верила своим ушам. Дедушка не должен пить ром, от этого у него сильнее болит нога. К счастью, Джеймсон знал об этом.

– Конечно, милорд, – ответил он. – Принесу его в чайной чашке, чтобы леди Элизабет не догадалась.

Бет изумленно ахнула, и Кристиан закрыл ей рот рукой. Она отбросила его ладонь.

– Да, – согласился герцог ворчливо. – И на сей раз смотри плесни рому побольше, чтобы можно было посмаковать. Не как в тот раз – жалкие помои. Пришлось хватить чашкой о пол. А они денег стоят, чашки.

– Разумеется, милорд. – Голос Джеймсона удалялся в сторону двери. – Милорд, приехал виконт Уэстервилл.

– Нашел время!

– Именно, милорд. Он в гостиной с леди Элизабет. Подать ваш «чай» туда?

– В гостиной, говоришь? И давно они там?

– Полагаю, минут двадцать.

– Хорошо. Проследи, чтобы им не мешали.

Бет удивленно раскрыла рот. Герцог вдруг усмехнулся:

– Им будет полезно побыть вместе.

– Да, милорд. Ох, милорд! Леди Шарлотта спрашивала, когда вы проснетесь.

– Что ей нужно? – Дед заговорил язвительно и нетерпеливо.

– Не знаю, милорд. Кажется, она очень расстроена. Я посоветовал ей поговорить с леди Элизабет, но она отказалась.

– Прекрасно, – мрачно ответил герцог. – Что бы там ни оказалось, надеюсь, она не ударится в слезы. Терпеть не могу, когда женщина рыдает из-за каждого пустяка. Черт возьми, о чем думал сын, приведя в семью такую особу?

– Я принесу вам пунш, – сказал Джеймсон бесстрастно. – Будут еще распоряжения?

– Нет! Только ром.

– Да, милорд.

Дверь закрылась. Сердце Бет колотилось как безумное. Судя по стуку трости, дедушка направился прямиком туда, где они с Кристианом сидели затаив дыхание. Они переглянулись.

Кристиан прижал ее к себе покрепче, глядя ей прямо в глаза.

– Если он нас обнаружит, – шепнул он, щекоча губами ее ухо, – скажем, что не совладали с чувствами. Прямо как в бильярдной. – Его глаза весело блеснули.

С каким бы лицом выслушал дедушка подобное объяснение! Бет сжала губы – только бы не рассмеяться! К ее облегчению, герцог взял со стола утреннюю газету и направился назад к двери. Трость глухо стучала о толстый ковер. Скрипнуло любимое кресло дедушки, зашуршала газета.

Дверь отворилась снова.

– Милорд? – Голос Шарлотты.

– Черт возьми, неужели человеку нельзя посидеть полчаса в покое?

– Мне нужно с вами поговорить. Это очень важно.

Тишина. Бет представила себе, каким взглядом сверлит дед ее мачеху.

– Вы принимаете лекарство?

Бет покачала головой. Вот так всегда. Дедушка больше печется о здоровье Шарлотты, чем о собственном.

– Да, конечно. Речь не обо мне. О Беннингтоне.

– Беннингтон! – К удивлению Бет, голос дедушки сделался серьезным. – Чего он хочет на сей раз?

– Видите теперь, почему я так расстроена? Он вникает во все, ничего не упустит, он такой…

– Девочка моя, ты сама испекла сей пирог. Ешь его и перестань плакать.

– Он…

– Ни слова больше.

– Но он спрашивает про леди Элизабет.

– Что с ней?

– Вчера Беннингтон видел ее в саду. Я наблюдала за ними из окна моей комнаты. Я спросила его, о чем они говорили? Он отвечал уклончиво. Милорд, мне кажется, она могла задавать вопросы. Особенно теперь, когда она с Уэстервиллом. Не понимаю, о чем вы думали, позволив этому человеку – из всех молодых людей Лондона! – сделать ей предложение.

– Погублена ее репутация! – отрезал старик. – Он ее погубил! Что еще мне оставалось делать?

– Не знаю. Но, боюсь, Бет начнет расспрашивать. Вы ведь не хотите, чтобы она знала?

Повисло молчание. У Бет похолодело внутри. Она испуганно взглянула на Кристиана. Бога ради, что имеет в виду Шарлотта?

– Мы поговорим с Бет, когда придет время.

– Милорд, вы не понимаете. Она…

– Шарлотта! Не желаю больше ничего слышать. – Дедушка, очевидно, пришел в ярость.

– Но, – пискнула Шарлотта, – мне страшно.

– Отправляйся в свою комнату. Велю Джеймсону принести тебе лекарство.

– Но я…

– Немедленно! – загремел дед.

Шарлотта тихо заплакала и бросилась прочь. Должно быть, дворецкий видел ее, когда она выходила, потому что сразу же послышался его голос:

– Милорд?

– Доктор осматривал леди Шарлотту?

– Она спала, когда он заезжал в прошлый раз.

– Чтобы впредь подобное не повторялось, слышишь? Пошли за этим невеждой, пусть осмотрит леди Шарлотту сегодня же. И скажи ему, пусть позаботится, чтобы она принимала чертово лекарство!

– Да, милорд. Поставить пунш сюда, возле кресла?

– Нет! Можешь подать его мне прямо в руки. Я намерен выпить его сейчас же, а потом пойду навестить внучку.

– Конечно, милорд.

На минуту все стихло, дворецкий исполнял указание хозяина. Потом раздалось причмокивание – герцог пил свой напиток. Бет прикусила губу. Неужели Шарлотте известна дедушкина тайна? Может, оттого он всегда столь резок с ней. Почему он настаивает, чтобы она принимала лекарство?

Бет взглянула на Кристиана. Интересно, с чем он сейчас думает? Его лицо было непроницаемым.

– Ага! – воскликнул герцог. – Намного лучше! Благодарю, Джеймсон. С каждым разом ты совершенствуешься.

– Благодарю, милорд. Что-нибудь еще? Сказать леди Элизабет, что вы хотите ее повидать?

Шумное причмокивание.

– Не нужно. Дадим им еще немного времени – пусть воркуют. Уверен, им есть о чем поговорить.

– Да, милорд. Позвоните, если захотите еще «чаю».

Дворецкий не спеша зашаркал по ковру и вышел, притворив за собой дверь. Бет упиралась плечом в грудь Кристиана. Слышала, как бьется его сердце. Она слегка повернула голову и увидела, что он смотрит на нее и его глаза потемнели.

Они сидели, тесно прижавшись друг к другу, скрытые от посторонних глаз. В безопасности… Или нет? Мысль, что их могут обнаружить, приводила в смятение. Бет поежилась. Она вдруг отчетливо поняла, что почти сидит на его бедре.

В любимых романах Бет женщины чуть не падали в обморок, если их целовали. Почему-то ни одна книга не рассказала, как чудесно, когда тебя обнимают! Какой горячей может быть кожа мужчины под женскими пальцами! Какое сильное желание растет в груди, как это волнует – сидеть на коленях у мужчины и чувствовать, что он возбужден!

Героини романов вечно казались испуганными. А ей не было страшно, ни капельки. Сердце Бет колотилось, а тело сводило сладкой болью, но она ничего не боялась…

Ей было даже… удобно. Словно здесь ее место. Вот что она чувствовала – восхищение и покой. Почему ни одна из героинь не удосужилась упомянуть, как удобно в мужских объятиях?

Газета опять зашуршала.

– Проклятые тори. – Дедушка сделал новый глоток, благостно крякнул, смакуя напиток. Очевидно, ненавистные тори сегодня сделали что-то совсем ужасное.

Когда они выберутся отсюда, Бет непременно выскажет Джеймсону свое возмущение. А пока остается наслаждаться создавшимся положением. Минуты близости вряд ли будут частыми. Печально.

Она провела пальцем по лицу Кристиана, наслаждаясь шероховатостью кожи. Он схватил ее руку и прижал к губам.

Снова шуршание газеты.

Кристиан бросил на Бет взгляд из-под густых ресниц:

– Отпустить?

– Нет.

Кристиан усмехнулся, и она с трудом подавила желание его поцеловать. Вместо этого она склонила голову ему на плечо. В' его нагрудном кармане лежало что-то твердое. Ах да. Миниатюра. Бет нахмурилась. Почему дедушка держал портрет матери Кристиана в ящике письменного стола, под замком? Она обвела пальцем крошечное овальное изображение.

Превосходный портрет, выполненный на слоновой кости. Изящное произведение искусства. Им бы любоваться, а не прятать подальше от глаз.

Бет взглянула на Кристиана. Словно прочитав ее мысли, он шепнул ей на ухо:

– Потому, что он чувствует себя виновным.

Но Бет никак не могла смириться. Должно быть другое объяснение. Она прижалась губами к уху Кристиана:

– Жаль, дедушка не вел дневник! Мы узнали бы все наверняка.

Кристиан покачал головой и шепнул в ответ:

– Для этого он слишком умен.

Бет согласно закивала. Они молчали, наслаждаясь близостью друг друга. Бет старалась дышать глубже, чтобы впитать его аромат. Он был так близко. Их бедра соприкасались. Его руки обнимали. Она подумала, что стоит ей нагнуться чуть ниже, ее грудь коснется его груди. Интересно, будет ли она тогда чувствовать биение его сердца?

Ей вдруг нестерпимо захотелось нагнуться к нему. Почувствовать тепло его бедер. Слушать, как бьется его сердце в унисон с ее собственным. Но… Когда они выберутся отсюда и будет решено, что дедушка виновен, Кристиан уйдет. Ей стало тоскливо.

Должно быть, она огорчилась слишком заметно, потому что рука Кристиана обняла ее за плечи. Бет откинула голову назад и посмотрела ему в глаза.

Словно искра проскочила между ними. Неторопливо, невыносимо медленно, будто опасаясь ее напугать, Кристиан дотронулся губами до ее губ. Она тут же почувствовала, как его бедро коснулось ее колена, придавив книзу. В ней поднялась жаркая волна, а его язык в это время скользнул по ее нижней губе, словно обещая другие, более чувственные ласки.

Они целовались в полной тишине. Бет не могла ни застонать, ни сказать ни слова, боясь даже вздохнуть. Сохранить самообладание во что бы то ни стало… даже если страстно хочется его потерять.

Рука Кристиана скользнула вниз по ее плечу, а затем легла ей на грудь. Большой палец принялся дразнить сосок, заставляя его набухнуть, приподнимая тонкую ткань сорочки и платья. Бет хотелось застонать, она слегка раздвинула бедра, развернувшись всем телом к Кристиану, насколько позволяло тесное пространство позади письменного стола.

Ее еще никто так не целовал! Никто не ласкал – властно и чувственно. Восторг зажигал ее тело, она таяла под его руками… Она его хотела. Желала. Любила.

Бет застыла. Так она его любит? О Боже, когда же это случилось? И почему? Она пыталась собраться с мыслями, но тут его руки стали ласкать обе груди, и она забыла обо всем на свете. Соски отвердели, огненный сгусток грозил разорвать ее изнутри. Как она его хотела! А еще… она его любила.

Она провела руками по его плечам, вверх по шее, по слегка небритым щекам. Притянула его голову к себе и подарила ему долгий, страстный поцелуй.

Раздался громкий храп дедушки, и волшебство рассеялось. Кристиан с раздражением взглянул туда, где должен был находиться герцог, скрытый за задней стенкой письменного стола. Потом сжал руку Бет:

– Нужно выбираться отсюда, пока есть возможность.

– Сейчас? Но…

– Следуйте за мной, – приказал он.

Кристиан выбрался из-за стола, вытащив за руку и Бет. Герцог спал в кресле, солнечный зайчик играл в его серебряных волосах. Кристиан приложил палец к губам, на цыпочках пересек библиотеку и тихо отворил дверь. Бет шла за ним.

За дверью они обнаружили лакеев и Джеймсона, которые уставились на них во все глаза. Только не это! Кристиан открыл было рот, но Бет вырвала у него свою руку и быстро шагнула вперед. Мило улыбнулась дворецкому, надеясь, что старик не замечает, что она едва может дышать.

– Джеймсон!

Он вытянулся в струнку.

– Да, миледи?

– Я только что обнаружила дедушку спящим в кресле с пустой чашкой в руке. От чашки явно пахнет ромом!

Дворецкий покраснел до ушей.

– Вот как, миледи? Это… ужасно.

– Я требую, чтобы вы нашли виновного. Такое нельзя допускать.

– Д-да, миледи. Я… я тотчас же займусь этим.

Бет повернулась и направилась в гостиную.

– Лорд Уэстервилл? Прошу вас, на одну минутку. Прежде чем вы уедете…

Кристиан пошел за ней, забавляясь ее высокомерным тоном. Он еще пылал неутоленным желанием. Она почти свела его с ума там, под столом. А теперь он смотрел, как чувственно покачиваются при ходьбе ее бедра, и его возбуждение нарастало.

Он хотел эту женщину. Сейчас и навсегда. Тяжелая миниатюра в нагрудном кармане вернула его к действительности. У них мало времени. Как только она узнает правду про дедушку, она не захочет его видеть. Значит, остается единственная возможность.

Бет закрыла за собой дверь гостиной, и Кристиан понял: он должен взять ее. Бет повернулась к нему лицом, прислонясь спиной к дубовой панели, и в ее глазах он прочел жадную страсть. Он больше не раздумывал. Он сжал ее в объятиях и начал целовать – этот поцелуй он держал в себе с того момента, как они выбрались из библиотеки. Руки сжимали ее бедра, гладили плоский живот. Она была такая чудесная на ощупь. Боже, он хотел бы ласкать ее вечно!

Бет застонала, крепко обнимая его за шею. Повинуясь инстинкту, она прижалась к нему бедрами. Этого он уже не мог вынести. Он должен взять ее! Пусть это будет их последний день вместе. Всплеск жаркой страсти перед тем, как их дороги разойдутся навсегда. Что ж! Но этот день, этот миг он запомнит, унесет с собой.

Он опустился перед ней на колени. Бет положила руки ему на плечи. Темные глаза горели любопытством.

Он поднял юбку, руками провел по шелковым чулкам.

– Красиво, – прошептал он, гладя икры. Затем его пальцы принялись ласкать колени Бет. Она задрожала – как восхитительно!

Бет судорожно вздохнула, когда его руки двинулись выше. Он завернул подол платья вокруг ее бедер, и она на мгновение застыла, почувствовав укол стыдливости. Руки сами потянулись к юбке. Опустить подол, спрятаться от бушующей внутри страсти.

Кристиан взглянул вверх, в лицо Бет. Его глаза сияли, черные волосы в беспорядке падали на лоб. Как он был прекрасен… и весь в ее власти. Только на один миг он принадлежит ей. Потом они найдут ответы на свои вопросы – каковы бы они ни были, – и он уйдет.

У Бет заныло в груди. Пальцы стиснули подол платья… и она вдруг дернула его вверх, к самым бедрам. Свежий воздух холодил разгоряченную кожу сквозь шелк панталон.

Бет откинула голову назад и закрыла глаза. Она уже все сказала – без слов.

Она слышала тяжелое дыхание Кристиана, когда его руки легли ей на бедра. Она могла бы упасть, если бы не дубовая панель за спиной. Бет слегка раздвинула ноги, открытые взгляду Кристиана, стоящего перед ней на коленях.

Она чувствовала прикосновения его губ сквозь шелк панталон. Теперь он ласкал ее самое сокровенное место.

– Кристиан! – простонала она, приподнимая бедра. Горячие губы продолжали движение, язык был готов прорвать тонкую материю.

Пальцы Бет сжимали муслиновый подол, дыхание стало хриплым. Ома казалась себе такой чувственной, даже порочной…

Она схватила его голову и прижала к собственным бедрам, восхищаясь шелковистостью его волос. Бедра горели. Кристиан сжал их, и она чуть не закричала от нахлынувших чувств, грозящих накрыть ее с головой.

Она стояла, тяжело дыша, едва держась на ногах и ничего не видя вокруг.

Кристиан поднялся с колен и расстегнул брюки. Подхватил ее на руки, задрав подол платья к самой талии. Прежде чем она успела что-то понять, он налег на нее всем телом, прижав к двери. Она вцепилась в широкие плечи, а затем обхватила его ногами.

Почувствовав его возбужденную плоть, она задрожала. Какой твердый… Ей на мгновение стало страшно. Но его губы нашли ее рот, и у нее больше не было времени на раздумья. Страх прошел, унесенный без следа порывом страсти. Она двинула бедрами сверху вниз, осторожно прижимаясь к его набухшей плоти. Лицо Кристиана напряглось, руки сильнее сжали талию Бет. Она поразилась – как много можно почувствовать в один миг. Может, она сходит с ума от восторга?

Бет ощутила легкое давление, а затем он скользнул в нее – так резко, что она вскрикнула. Откинула голову назад, руками лаская его грудь и плечи, пытаясь прижать к себе еще крепче.

Кристиан сжал талию Бет и поднял ее. Она услышала его стон, их дыхание смешалось. Бет украдкой взглянула в его лицо, искаженное наслаждением и болью. Повинуясь инстинкту, она задвигала бедрами и скользнула вниз, чтобы почувствовать его плоть внутри себя. Кристиан закрыл глаза, словно от боли, и выдохнул ее имя.

Она почувствовала в себе необыкновенную силу. Это она заставила его задыхаться от страсти, сгорать от желания.

Теперь они двигались в такт. Он наносил удар за ударом – с каждым разом увереннее, сильнее. В теле Бет, внизу живота, занялся огонь.

Она вдруг поняла, что с необыкновенной ясностью ощущает каждую деталь окружающего мира. Прохладную шероховатость двери, жар его руки на своей талии, прикосновение обнаженной кожи к ее бедрам.

Огонь разгорался. Бет вскрикнула от восторга, когда он снова поднял ее. Раз за разом, вверх-вниз, наполняя и опустошая. Ее дыхание сбилось, меж ног струилась влага. Словно глубоко в ее теле таился пылающий уголек, но она никак не могла насытиться его жаром. Схватить его в руки, не выпускать – и с каждым новым ударом огонь пылал ярче, наполняя ее теплом и новым желанием.

Вдруг ее тело напряглось и замерло в страстном объятии, и она закричала. Выгнув спину, Бет выкрикивала его имя. Ее затопила волна восторга и наслаждения. Кристиан держал ее крепко и не останавливался. Вот ее сердце замедлило бешеный ритм, и она услышала, как тяжело он дышит. Его движения замедлились, как будто стоили ему неимоверных усилий.

– Тебе нравится? – шепнула она ему на ухо.

– Бог мой, Бет… – сумел он выдохнуть сквозь сжатые зубы. Его лоб был влажен. Сердце стучало оглушительно. – Сделай это… еще раз.

Она приподнялась, опираясь на его плечи, а затем обрушилась вниз, на его вздыбленную плоть.

Ею овладело безумие. Она позволила ему снова поднять себя, но на этот раз, прежде чем броситься вниз, она изо всех сил сжала ноги. Кристиан закричал, и она почувствовала его в себе, его страсть затопила ее всю.

Дрожа и прижимаясь друг к другу, они оставались неподвижны. Текли минуты, но им было все равно.

Мало-помалу его дыхание успокоилось. Кристиан наклонился, прижимая ее спиной к двери. Он все еще держал Бет обеими руками, опустив голову ей на плечо. Его сердце глухо билось под ее дрожащими пальцами.

Они поддерживали друг друга, слишком утомленные, чтобы двигаться. Кристиан нагнулся ниже, опираясь о дверь локтями. Их головы соприкасались.

Бет осторожно расцепила лодыжки и соскользнула с его талии на пол. Она была так слаба, что ноги подкосились, но Кристиан подхватил ее и прижал к себе, тихо смеясь.

Он понес ее на кушетку, целуя шею, щеки, волосы. Сел, усадил Бет на колени, поправил платье, не выпуская ее из рук.

Потом Кристиан коснулся губами ее лба. Как же она красива – никогда прежде не доводилось ему видеть столь пленительного зрелища. Головка Бет склонилась ему на плечо, глаза закрылись. Длинные ресницы касались щеки. Гладкая розовая кожа словно светилась, подогретая страстью. Он снова провел губами по чуть влажной коже ее щеки, теплой и слегка солоноватой на вкус.

Бет, такая чувственная и желанная… Полная жизни и страсти. Она смеется манит и обещает… Кристиан глубоко вздохнул и потерся щекой о ее шелковые волосы. Бет открыла глаза и улыбнулась – щедрой улыбкой женщины, которая познала глубокое и всепоглощающее наслаждение. Она крепко обняла Кристиана за шею, прижавшись губами к его щеке.

– Благодарю, – шепнула она. – Сохраню на память, когда мы расстанемся…

Сердце застыло у него в груди. Когда они расстанутся! Действительность обрушилась на Кристиана, как ревущий водопад. Он вдруг вспомнил о миниатюре в нагрудном кармане – она легла на сердце тяжелым и холодным грузом. Кристиан поежился и закрыл глаза. Следует сегодня же повидаться с герцогом. Портрет матери станет его оружием. Разумеется, это не ожерелье. Тем не менее миниатюра помогла ему убедить Бет, что его подозрения небеспочвенны. Герцог может солгать Кристиану, но ведь ему придется лгать также горячо любимой внучке.

Кристиан потерся щекой о волосы Бет. Они сидели молча, не решаясь разомкнуть объятия, словно боялись потерять друг друга навеки. По правде говоря, он действительно этого опасался. Он мог бы заботиться о ней, беречь и любить. Вместо этого он ее потеряет, снова останется один – ужасная мысль!

Кристиан прижался лицом к ее шее, чувствуя себя несчастнейшим человеком в мире.

Он не готов разлучиться с ней! Они узнают правду завтра. Накал страсти остынет, и Кристиан сможет сделать то, о чем мечтал долгие годы.

Он вернется сюда завтра, и они с Бет потребуют у герцога ответа. Миниатюра заставит его сказать правду. А потом… Кристиан поцеловал лоб Бет и сжал ее в объятиях. Есть только этот драгоценный миг, и ничего больше.

Как же так вышло, думал он, чувствуя себя безутешным, как никогда в жизни. Почему все так запуталось?

Но в глубине души он знал. Он старательно прятал сердце в дальний ящик, закрыв его на сто замков. Но Бет сумела проникнуть внутрь, даже ключ не понадобился…

Проклятый Ривс и тут оказался прав.

Глава 16

Не важно, какое положение вы занимаете в жизни. Всегда найдется нечто, способное застать вас врасплох. Что вы тогда почувствуете – ярость или восторг? Выбор за вами.

Ричард Роберт Ривс. Искусство быть образцовым дворецким

– Кристиан?

Уэстервилл тяжело вздохнул. Бет слышала, как он дышит. Он прижался щекой к ее волосам.

– Да?

– Дедушка скоро проснется.

Снова тяжелый вздох.

– Знаю.

Он все еще не выпускал ее из объятий.

Бет закрыла глаза, наслаждаясь его близостью, его запахом. Драгоценная минута хрупкого счастья. Замереть бы вот так навеки, обнявшись, вдали от целого мира. Увы, это невозможно.

Она вздохнула и открыла глаза. Посмотрела вверх и увидела очертание его щеки.

– Кристиан?

Он тоже открыл глаза и посмотрел на Бет, улыбнувшись в ответ на ее встревоженный взгляд.

– Да?

– Нам нужно поговорить.

Он сжал ее крепче.

– О дедушке.

– Знаю. – Кристиан откинулся на спинку кушетки, слегка разжав руки.

Бет села. Во всем теле, с головы до кончиков пальцев, она чувствовала приятную истому. Досадно, что именно сейчас приходится обсуждать весьма неприятные вещи. Когда они рядом. Но они должны. С минуты на минуту проснется дедушка и направится прямо сюда.

– Мне нужно встать. – Она попыталась подняться на ноги, но рука Кристиана по-прежнему твердо лежала у нее на плечах.

– Нет. – Кристиан снова привлек ее к себе, уткнулся лицом в шею. – Я хочу держать вас. По крайней мере сейчас. Что он с нами сделает? Силой заставит жениться?

«О да!» Бет усмехнулась.

– Не думала об этом. – Она радостно вздохнула и опустилась в его объятия. – Наверное, мы можем поговорить и так. Должна признать, что-то происходит, и мне не нравится, что я проигрываю наше пари.

Его улыбка погасла. Он взглянул на нее с самым серьезным видом.

– Бет, дело не в пари. Ваш дедушка – именно тот, кого я ищу.

– Нет, – задумчиво отозвалась Бет. – Вы всего лишь обнаружили портрет вашей матери в его письменном столе. Это доказывает, что они были знакомы, но не более того. Не то, что он обрек ее на гибель.

– Мне достаточно. Еще есть свидетельство священника, который навещал мать в темнице. Ее собственные письма. Да у меня куча доказательств.

– У нас нет четкого указания ни на одного человека! Кристиан, вы снова обвиняете на основании недостаточных улик. Очко в мою пользу.

Он сжал зубы.

– Ошибаетесь. Скоро вы сами все увидите.

Бет провела пальцем по его щеке, поцеловала подбородок.

– Можно мне еще раз взглянуть на портрет? Я не успела рассмотреть его как следует.

Кристиан с мрачным видом вытащил миниатюру. Пальцы Бет сомкнулись на прохладной поверхности слоновой кости. Она долго смотрела на портрет.

– Она была прекрасна.

– Еще прекраснее, чем вы можете видеть.

– Чудесный портрет. Вы очень на нее похожи.

– Благодарю вас.

– Но вот чего я не понимаю. Каким образом эта вещица доказывает – причем наверняка, – что именно дедушка предал вашу мать? – Она всматривалась в изображение, а потом перевернула портрет. – Нигде ни подписи. Да и будь здесь подпись, что толку? Вот если бы мы знали, кто подписал и зачем.

Рука Кристиана легла поверх пальцев Бет. Он сжал ладонь.

– Бет, назовите хотя бы одну вескую причину, с чего бы вашему дедушке хранить портрет. Хоть одну!

Края портрета, гладкие и закругленные, впивались ей в кожу. Бет кусала губы, размышляя.

– Может быть, он знал ее, когда она была еще девочкой, и любил ее. Или, возможно… нашел портрету антиквара. Он мог приобрести его также на аукционе или…

Кристиан сжал ее плечи.

– Неубедительные догадки, и вы сами это знаете.

– Не более чем ваши предположения относительно портрета. – Бет погладила пальцем по подбородку. – Мы должны спросить дедушку. Вот единственный способ узнать правду.

– Я как раз собирался это сделать. Завтра.

– Отчего не сегодня? Он сжал ее крепче.

– Нужно уладить кое-какие дела, прежде чем я буду готов задавать вопросы. Я вернусь сюда рано утром, и мы его спросим.

Улыбнувшись, Бет кивнула, хотя, по правде говоря, на душе у нее скребли кошки. Они подозревают, что дедушка совершил нечто ужасное. Им придется призвать его к ответу. Иного пути нет.

– Что ж, я согласна. Мы поговорим с ним завтра.

– Отлично. Тогда я могу взять на себя смелость просить вас уделить мне сегодня еще немного времени.

– Попытаемся найти еще один ключ к разгадке?

– Нет. Забудем на время о нашем деле. Просто я подумал, было бы чудесно прокатиться вдвоем, только вы и я.

Бет удивилась:

– Только вы и я? Но почему?

Удивление ее возросло, когда она увидела, что он слегка покраснел.

– Неужели я не могу пригласить свою невесту покататься, не подвергаясь допросу? Я же не требовал ромовый пунш в половине двенадцатого утра.

Бет рассмеялась:

– Да! Конечно, можете. Просто я не сразу поняла, что вы имеете в виду. – Она взглянула на собственное мятое платье. – Мне нужно переодеться.

– Мне тоже. – Он поцеловал ее в нос. – Вернусь к шести.

– Чудесно.

Кристиан кивнул, улыбаясь, хотя в душе бушевала буря. Как долго он мечтал встретиться с предателем лицом к лицу. Но не сейчас. Он вдруг почувствовал себя неуверенно. Нет, не в герцоге дело. Этот человек виновен, без всякого сомнения. Но, черт возьми, где же сапфировое ожерелье? Вот это было бы неопровержимым доказательством.

Впрочем, достаточно и того, что есть. У него защемило сердце. Кристиан притянул Бет к себе, потерся щекой о ее шелковые волосы. Сейчас он ее отпустит. Затем вернется домой, чтобы дожидаться вечера. А завтра… Он заставит герцога сознаться в предательстве. Он сжал зубы. Что потом? Он осторожно отстранил от себя Бет и поднялся на ноги, чтобы поправить одежду. Она молча наблюдала за ним. Ее волосы и одежда были в очаровательном беспорядке, а темные блестящие глаза ловили каждое движение Кристиана.

– Я должен идти. – Он сумел изобразить натянутую улыбку, чувствуя, как сердце истекает кровью, словно его полоснули ножом.

– Понимаю. – Она подняла с пола подушку и обняла ее обеими руками. – Увидимся в шесть.

Он подмигнул Бет и направился к двери. Ее голос задержал его на полпути.

– Кристиан?

Он остановился, сжав кулаки.

– Что вы станете делать, если выяснится, что виноват все-таки дедушка?

Кристиан не мог на нее смотреть. Он раскрыл ладонь – там лежала миниатюра. Все еще хранящая тепло Бет… Его пальцы не могли забыть ощущения ее шелковистых волос. Да, он любит Бет. Но долг перед матерью сильнее.

– Я не могу ответить сейчас.

– Понимаю. – Ее голос задрожал. – А что будет с нами, Кристиан?

Ее слова рвали ему душу. Он поморщился, стиснул зубы, снова сжал кулаки и выпрямился.

– Увидимся вечером.

Крепко обняв подушку, Бет наблюдала, как он уходит. Дверь затворилась. Она смотрела невидящими глазами. Они блестели – на сей раз от слез.

Срезав розу, Бет положила ее в свисавшую с руки корзинку. День шел своим чередом. В небе собирались облака. Порыв ветра взметнул юбку, закрутил ее вокруг корзины. Подхватил пряди волос, угрожая обрушить прическу, которую с большим старанием только что соорудила Анни. Бет подняла лицо навстречу ветру.

Скорее бы приехал Кристиан. Ей хотелось поговорить о миниатюре, а потом они могли бы проверить еще несколько мест в доме – нет ли там новых улик. Если они найдут что-нибудь, тогда, может быть, Кристиан отложит разговор с дедушкой. Впрочем, чему быть, того не миновать. Но ее не покидало чувство, что где-то таится недостающее звено. Отыскать бы его – и все встанет на свои места.

Вот чего ей хочется. Она спросила тогда, что Кристиан собирается делать, если докажет дедушкину вину. Каким холодным, почти безнадежным тоном он ей отвечал! И это после всего, что между ними было.

Бет закрыла глаза, позволив ветру ласкать лицо. Вот бы ветер снял пелену с ее разума.

Что сделает дедушка, когда Кристиан предъявит ему миниатюру? Неужели признается? Есть ли ему в чем каяться? А может, он просто придет в ярость?

Бет потерла глаза рукой. Стоило ей подумать, и она понимала: каким-то образом дедушка причастен к трагедии матери Кристиана.

Но разве может она смириться с мыслью, что он виновен? Виски заломило от боли. Мысли, черные, словно тучи над головой… А они с Кристианом? Что-то происходит между ними. Их страсть заслонила все…

Она его любит. Глубоко, всей душой. Всем сердцем. Смешно! Бет когда-то думала, что страсть кружит голову и земля уходит из-под ног. А она ощущала покой, уверенность. Она любила Кристиана. Однако… любит ли он ее? В иные минуты ей казалось, что в его глазах светится чувство, более глубокое, чем просто дружба.

Все так запуталось. Кристиан и его расследование. Дедушка с его тайнами.


– Бет?

Она обернулась. На террасе стояла Шарлотта, придерживая шляпку, которую грозил унести ветер.

– Что ты тут делаешь в такую погоду? Сейчас начнется гроза.

– Знаю. – Бет нагнулась и срезала еще одну розу, затем положила нож и цветок в корзину. Она успела набрать десятка два. Достаточно, чтобы поставить в центр обеденного стола.

Прогремел гром. Поднялся сильный ветер. Бет подобрала юбки и взбежала на террасу. Обе женщины пошли в дом. Шарлотта нагнулась, чтобы понюхать розы.

– Вот эти – просто чудо.

– Я подумала, не украсить ли стол?

Бет поставила корзину и сняла хозяйственные перчатки. Бросив их в корзину рядом с ножом, она подошла к зеркалу над камином, чтобы поправить прическу.

– О Боже! Я похожа на Медузу.

– Не преувеличивай. Не так уж плохо. – Шарлотта нервно улыбнулась, склонив набок голову. – Нужно только заколоть шпилькой тут и вот тут.

Прогремел гром, зазвенели оконные стекла. Шарлотта подскочила, схватившись руками за горло.

– Как быстро налетела гроза, – заметила Бет и посмотрела на мачеху. Что-то она совсем уж разнервничалась. – Я знаю, ты ненавидишь грозу. Всегда пугаешься до смерти.

Шарлотта рассеянно потирала руки, а затем взглянула в окно, на стремительно чернеющее небо.

– Да, я всегда ненавидела грозу. В такие минуты твой отец становился особенно нетерпим. Он-то обожал непогоду.

– Да. Отец стоял на террасе и любовался грозой. Иногда промокал до нитки. Я удивлялась: как это он не боится, что его убьет молнией?

Шарлотта рассеянно кивнула.

Бет пригладила волосы, припоминая тем временем разговор, подслушанный в библиотеке. Шарлотта знает, что скрывает дедушка! Интересно, как вышло, что он ей признался? Он всегда считал ее недалекой особой и даже хуже.

Единственное объяснение – Шарлотта узнала случайно. Вот почему дедушка всегда тревожился, принимает ли она лекарство. Боялся, что она кому-нибудь расскажет?

Внезапно Бет почувствовала себя совсем больной. Ничегошеньки она не знает! У дедушки есть тайна. Какжеей не хочется, чтобы Кристиан оказался прав!

Новый раскат грома, сверкнула молния, ослепив Бет на мгновение. Шарлотта вскрикнула и закрыла глаза. Бет встала с ней рядом и обняла за худенькие плечи. Кожа Шарлотты казалась совсем горячей. Бет нахмурилась:

– Идем. Тебе нужно сесть. Я попрошу, чтобы принесли чай.

– Нет. – Шарлотта упрямо вскинула подбородок, хотя вся дрожала от макушки до пят. – Хватит бояться.

Бет улыбнулась:

– Отлично! Ты поймешь, что тебе ничто не угрожает. Хочешь, принесу тебе ратафии? Тебе пойдет на пользу.

– Да, прошу тебя.

Бет наполнила стакан и подала его Шарлотте. Мачеха сделал несколько глотков, на глазах обретая уверенность.

– Шарлотта! Можно мне спросить у тебя кое-что?

Не сводя глаз с черного неба за окном, та рассеянно кивнула.

– Ты знала мать моего жениха?

Сверкнула молния, озарив полнеба. В ее мертвенном свете Бет увидела лицо мачехи, охваченное ужасом, с широко распахнутыми глазами. Она схватила ее за руку, но Шарлотта отняла руку, выронив стакан, и отскочила к двери:

– Не подходи ко мне!

Бет недоуменно хлопала глазами.

– Шарлотта! Я всего лишь спросила…

– Нет! Замолчи! – Шарлотта закрыла рот рукой. – Не произноси имя этой женщины. Беннингтон говорит… – Она приложила палец к губам. – Ничего не скажу.

Беннингтон? О нем она как-то не думала. Так ведь он был близким другом отца! Вечно угрюмый человек, который легко мог воспользоваться каретой дома Мессингейлов. Ничего необычного – он часто так делал, если непогода заставала его у них в гостях. Сердце Бет пустилось вскачь. Неужели? Вот оно, недостающее звено, связывающее Мессингейл-Хаус и мать Кристиана.

Бет взяла Шарлотту за руку, пытаясь ее успокоить.

– Что же говорит Беннингтон, Шарлотта? Что ему известно о… той даме?

– Ничего. Он и ваш дедушка и слышать о ней не могут. Стоит мне заговорить о ней, они кричат на меня и заставляют принимать двойную дозу лекарства. – Шарлотта покачала головой, слезы брызнули из ее глаз. – Я больше не стану его пить. От него меня клонит в сон. Я только и делаю, что сплю, сплю, и не могу ни о чем как следует подумать.

– Шарлотта, но это ужасно! Почему же ты его принимала раньше?

– Твой дедушка сказал: или пьешь лекарство, или уходишь из этого дома. Иначе мне пришлось бы идти куда глаза глядят, совсем одной. Бет, я любила твоего отца, пусть даже он не платил мне взаимностью. В этом доме все напоминает мне о нем. Без этого я не смогу жить. – Мачеха сжала руку Бет. – Понимаешь? Прошу, скажи, что да, и ничего не говори дедушке. Он прогонит меня, а мне этого не вынести.

Чувствуя, что у нее голова идет кругом, Бет спросила:

– Значит, дедушка пригрозил выгнать тебя из дому, если ты… станешь упоминать ее имя?

Шарлотта кивнула.

– Я боюсь его ослушаться. Как бы дело ни обернулось, он решит, что виновата я. Вот почему меня заставляют принимать лауданум. – К удивлению Бет, Шарлотта вдруг лукаво блеснула глазами. – Иногда я его пью, а иногда, – она склонилась к уху Бет, – выливаю.

Бет беспомощно уставилась на Шарлотту.

– А сегодня?

Мачеха улыбнулась и вдруг показалась Бет на удивление молодой и хорошенькой.

– Разумеется. – Она склонила голову, золотые кудряшки упали ей на спину. – Ты ведь ничего не знаешь, правда? Я боялась, ты что-то проведала. А тебе ничего не известно.

– Я знаю, что мать Кристиана бросили в тюрьму, где она и умерла. Шарлотта, неужели это дедушка упрятал ее туда?

Шарлотта вытаращила глаза, медленно кивнула:

– Да.

Ее шепоток повис между ними, легкий, как дуновение.

Комната закружилась вокруг Бет. Она упала на кушетку. Кровь стучала в висках, сердце разрывалось. Кристиан оказался прав! Он правильно догадывался с самого начала.

– Н-не могу п-представить, что дедушка совершил такое…

– Наверное, ты не так уж хорошо его знаешь.

– Лучше, чем кто-либо другой.

– Нет. Тебе известна добрая сторона его души. Но есть и другая. Даже твоему отцу было неуютно с ним.

Глухой раскат грома. Бет бросилась к окну.

– Гроза уходит, – рассеянно заметила она, не в силах свыкнуться с тем, что услышала.

Шарлотта кивнула, не отводя глаз от Бет.

– Мне жаль, что ты узнала. Но рано или поздно это должно было произойти.

– Ты права. Вечером приедет Кристиан. Завтра мы пойдем к дедушке и потребуем сказать правду. Мы искали ожерелье его матери…

– Нет! – Шарлотта стиснула руку Бет. – Вы не можете так поступить. Он посадит вас обоих под замок или придумает что-нибудь пострашнее.

Бет стряхнула мачехину руку.

– Чепуха. Пусть дедушка поступил мерзко. Но мне он не причинит вреда.

– Ты его не знаешь! – Брови Шарлотты сошлись на переносице. Она кусала губы, сверкая глазами. Вдруг она решилась. – Вот что нужно сделать. – Она огляделась, словно желая убедиться, что их не подслушивают. – Я знаю, где ожерелье, о котором ты говоришь.

У Бет остановилось сердце.

– Я должна его увидеть.

– Тогда идем. Это недалеко. Мы сможем дойти пешком. Беннингтон спрятал его по просьбе твоего дедушки подальше от дома, так, чтобы не нашли.

– А какое дело Беннингтону…

Шарлотта взяла Бет за локоть, увлекая к двери.

– Расскажу по пути.

Бет была в нерешительности.

– Шарлотга, я не могу. Очень скоро приедет Кристиан, я не могу…

– Мы вернемся раньше, чем он появится. – Шарлотта вцепилась в руку Бет. – Прошу тебя.

Бет видела, что Шарлотта плачет. Бедняжка! Сколько лет хранила она страшную тайну! Она взглянула на часы.

Кристиан приедет через полчаса. К этому времени ожерелье будет у нее. Она встретит его в дверях, отдаст последнюю улику прямо ему в руки. Доказательство, которое он так долго искал. Улику, которая навсегда сделает дедушку негодяем в глазах Кристиана.

Сердце у нее заныло. Что предпримет Кристиан? Как же им всем тогда жить?

– Ты ведь хочешь выйти замуж за Уэстервилла?

Простой вопрос заставил Бет задуматься.

– Да, – сказала она наконец. Так тихо, что Шарлотте даже пришлось нагнуться, чтобы расслышать.

– Тогда ты должна решить эту загадку, иначе жизнь виконта также окажется под угрозой. Знаешь, почему герцог согласился на ваш брак? Чтобы не терять Уэстервилла из виду.

– Нет, Шарлотта! Дедушка не может…

Шарлотта вздохнула и выпустила руку Бет.

– Ты мне не веришь. Тогда пойду одна и принесу тебе ожерелье. Поклянись, что защитишь меня от гнева герцога! Когда он в ярости, он…

Бет прикусила губу. Она не может позволить Шарлотте идти одной. Она никуда не выходит одна, только с лордом Беннингтоном. Бет вдруг похолодела. Не потому ли Беннингтон везде сопровождает Шарлотту? Он – доверенное лицо дедушки. Они прячут Шарлотту от мира из страха, что она может заговорить?

Словно зловещие сумерки сгустились в душе Бет. Ум отказывался верить, что дедушка совсем не тот человек, которого она знала всю свою жизнь.

Шарлотта стояла в дверях.

– Я иду прямо сейчас.

– Нет. – Бет шагнула вперед. – Я иду с тобой. Но нам следует выйти через террасу. Пусть слуги думают, что мы в доме.

Шарлотта слабо улыбнулась:

– Пойду наверх, принесу наши плащи.

Бет схватила ее за руку:

– Будь осторожна. Мне что-то не по себе.

Шарлотта кивнула:

– Мне уже двадцать лет не по себе. – Она стиснула руку Бет и скользнула в дверь.

Бет выглянула наружу и посмотрела на грозовые облака, наполненные тяжелой влагой. Над землей простерлись облачные громады, отбрасывающие черную тень на ее чудесный сад. Девушку терзали предчувствия. Может быть, вместе с ожерельем обнаружатся другие улики? Что-нибудь, лишь бы оправдать деда. Бет расправила плечи. Она сделает это. Ради Кристиана. Ради дедушки. Им нужна только правда. Правда – вот их единственное спасение.

Обхватив себя за плечи, она вышла на террасу, задержавшись возле корзины с цветами. Принялась перебирать стебли, размышляя. В мире цветов все так просто…

Вернулась Шарлотта, закутанная в плащ. Второй плащ она перекинула через руку. Бет стояла у дальнего окна. Она повернулась на звук шагов мачехи:

– Дождя еще нет.

– Отлично! – Шарлотта протянула ей серый плащ. – Возьми мой старый. У тебя в комнате была Анни, я не хотела, чтобы она меня видела.

Бет накинула плащ.

– Ты готова? – Шарлотта распахнула дверь террасы.

Бет кивнула. Они пошли через сад в сторону задней калитки. Шарлотта чуть не прыгала от волнения, Бет шла медленно. На душе у нее было черно, как в грозовом небе.


Получасом позже Кристиан ехал на Люцифере подлинной извилистой подъездной аллее дома Мессингейлов.

Он посмотрел на небо, по которому неслись грозовые тучи. Казалось, вот-вот хлынет ливень.

– Только не сейчас, – пробормотал он. – Подождите до ужина.

Было глупо обращаться с просьбой к облакам. Тем не менее они его услышали и не пролили ни капли. Без десяти шесть Кристиан подъехал к дому, бросил поводья поджидавшему слуге и легко взбежал вверх по лестнице. Ему не терпелось увидеть Бет. Удивительно, как можно одновременно жаждать чего-нибудь и трепетать при мысли, что желаемое продлится только краткий миг.

В холле Кристиана встретил Джеймсон, который принял его пальто, шляпу и перчатки.

– Милорд. Мы не ждали, что вы еще раз посетите нас сегодня.

– Леди Элизабет собиралась поехать со мной на прогулку. Она готова?

– Лакей сходит и посмотрит. – Дворецкий бросил быстрый взгляд на ливрейного слугу, и тот исчез. Затем Джеймсон повернулся к Кристиану. – Не соблаговолите ли подождать ее светлость в гостиной?

– Разумеется.

Джеймсон повел гостя по коридору.

Глухой стук за спиной.

– Уэстервилл! – окликнул старческий голос из дверей библиотеки. Герцог стоял, опираясь на палку. Голубые глаза подозрительно осматривали гостя. – Показалось, будто я слышу ваш голос. Заходите! Выпьем по стаканчику бренди.

Кристиан слегка напрягся. Ему хотелось одного – скорее увидеть леди Элизабет. Но что он мог поделать, если приглашал сам герцог? Впрочем, можно ли назвать это приглашением?.. Он вошел в библиотеку вслед за стариком.

Герцог уселся в кресло возле камина.

– Джеймсон, два бренди.

– Да, милорд. – Дворецкий вышел.

– Итак, Уэстервилл. До сих пор у нас не было возможности поговорить. Думаю, время пришло.

У Кристиана заныли зубы. Он молча кивнул.

– Ваш бренди, милорд. – Джеймсон подал стакан хозяину, затем повернулся к гостю. – Ваш стакан, милорд.

Кристиан взял свою порцию, и в эту минуту дверь растворилась. На пороге возник лакей.

– А, Чарлз! – воскликнул Джеймсон. – Вы доложили леди Элизабет, что прибыл гость?

– Нет, сэр. Леди Элизабет нет в ее комнате.

Кристиан нахмурился:

– В саду я ее тоже не видел.

Герцог сверлил его взглядом.

– Она знала, что вы должны приехать?

– Да, милорд. Мы уговорились встретиться сегодня утром.

Джеймсон встревожился:

– Она никогда не опаздывает.

Лакей открыл было рот, подумал немного и добавил:

– Горничная ее светлости расстроена. Говорит, леди Элизабет просила приготовить амазонку, но так и не пришла ее надеть.

Герцог стал темнее тучи.

– Черт! Где она может быть?

Лакей беспомощно пожал плечами:

– Не знаю, милорд. Однако один из конюхов сказал, что лошадь лорда Беннингтона стоит у нас в конюшне. Только вот его самого нигде не видно.

– Беннингтон? – переспросил герцог. – А его где носит, черт возьми?

Что-то случилось. Инстинкт подсказывал ему это – как в те далекие времена, когда Кристиан скакал на Верзиле Тоби. Все его чувства обострились…

– Найдите леди Элизабет! – приказал он, ставя стакан на стол. – Пусть обыщут все комнаты! Ее нужно разыскать.

Лакей выбежал из библиотеки. Джеймсон вопросительно уставился на хозяина.

– Что еще? – Лицо Мессингейла побагровело. – Уэстервилл, кем вы себя возомнили, черт побери? Командуете моими слугами что твой король.

Кристиан наклонился к старику.

– Вы знаете, где внучка? Уверены, что ей не грозит опасность?

Мессингейл задумался.

– Опасность? С чего бы вдруг… – Он замолчал, слегка побледнев. – Джеймсон, что вы здесь делаете? Не слышали, что приказал виконт? Немедленно разыщите леди Элизабет. А заодно и леди Шарлотту. Мне нужно знать, где они обе.

– Конечно, милорд. – Джеймсон поклонился. – Я вернусь через несколько минут.

– Выполняйте.

Ее найдут. Иначе и быть не может. Кристиан не допускал мысли, что… В отчаянии он взъерошил волосы. Грудь словно стянуло железными обручами. Наверное, Бет вышла прогуляться. Ей есть о чем подумать. Она, вероятно, расстроена.

Он обещал Бет подождать. Они вместе должны были объясниться с герцогом. Но… не станет ли ей еще больнее? Может, стоит начать разговор со стариком прямо сейчас? Бет не услышит страшной правды.

Кристиан сунул руку в карман. Там была шкатулка матери, хранящая ее письма. Он поставил шкатулку на стол, рядом со стаканом герцога.

Герцог молчал. Тишину нарушало лишь мерное тиканье часов. Затем старик медленно протянул руку к шкатулке и откинул крышку. Внимательно осмотрел содержимое. Когда он коснулся писем, его пальцы задрожали.

Он поднял взгляд на Кристиана:

– Откуда это у вас?

– От тюремщика моей матери.

Мессингейл закрыл шкатулку, поставил ее назад на столик.

– Рад, что вам осталось хоть что-то на память о ней. Кристиан опустил руку в другой карман и достал письмо священника вместе с миниатюрой. И то и другое легло на шкатулку.

У Мессингейла глаза на лоб полезли.

– Вы забрались в мой письменный стол?

– Да. Откуда у вас портрет матери? Лицо герцога потемнело.

– Миниатюра принадлежала моему сыну, не мне. Он сжимал этот портрет в руке, когда умирал. Он бредил, не узнавал никого из нас уже несколько дней. – Герцог взял портрет и долго смотрел на него. Старик вдруг показался Кристиану таким слабым, уязвимым… – Но ее он не забывал. Каждый раз, как его взгляд падал на портрет, он звал ее.

– Как они познакомились с моей матерью? Герцог почти швырнул миниатюру на стол.

– Долгая история. – Он взглянул на письма. – Уэстервилл, зачем все это здесь?

Кристиан взял письмо священника.

– Я думал, вам захочется прочесть вот это.

Герцог взял листок бумаги и начал читать. В библиотеке царила тишина, лишь потрескивал огонь в камине да откуда-то издалека доносились раскаты грома.

Герцог тяжело вздохнул и положил письмо на стол. Кристиан видел: старик явно очень расстроен.

– Не хотел я затевать этот разговор, хоть и знал, что его не избежать.

Герцога знобило. Кристиан подошел к камину, поворошил поленья. Комнату обдало волной теплого воздуха. Лишь бы не думать, где сейчас Элизабет!

– Благодарю, – неожиданно сказал герцог. – Старость мучительна, становишься таким беспомощным… – Он вздохнул. – Полагаю, вам хотелось бы поговорить о матери.

– Да.

Герцог искоса взглянул на Кристиана.

– Ваша мать была красавицей, вы и сами знаете. Просто дух захватывало! Более того, она была еще и умна. У нее был изумительный смех. Я видел ее всего однажды, но до сих пор помню, как она смеялась.

Кристиан кивнул.

– Разумеется, мой сын виделся с ней чаще. У меня было по горло забот по хозяйству. Сына это не интересовало. Он всегда был книгочеем. Ваша мать тоже. Они познакомились в библиотеке, где брали книги. Стали друзьями.

– Друзьями?

– Именно, и не более того. К величайшему сожалению сына. – Герцог покачал головой. – Многие годы после смерти любимой жены он не замечал ни одной женщины. Он решил, что никогда не полюбит вновь, и женился на Шарлотте. Глупец полагал, видимо, что она сможет стать матерью для Бет. Так или иначе, счастья им не было, но они сумели мирно уживаться под одной крышей, пока однажды…

– …он не встретил мою мать.

– Он был женат, и она не стала бы иметь с ним дела. Он прекратил видеться с ней, но забыть не мог. Все больше уходил в себя. Шарлотта извелась, добиваясь от него хоть толики внимания. Я даже думаю, что…

– Милорд! – На пороге стоял встревоженный Джеймсон. – Леди Элизабет нет нигде в доме.

– Вы смотрели в саду?

– Мы проверили сад и кладовые. Ее нет нигде.

Кристиан шагнул к нему.

– Где же она может скрываться?

– Мы не можем также отыскать леди Шарлотту, – многозначительно произнес дворецкий.

Кристиан немного успокоился.

– Значит, Бет с Шарлоттой. Герцог вдруг поднялся с кресла.

– Да, – сказал он хрипло. – Она с Шарлоттой. Нужно отыскать их немедленно.

Кристиан удивился:

– Почему?

И похолодел. Внезапно он понял все.

– Так это была Шарлотта! Она тоже знала мою мать.

– Ее безумно раздражало, что мой сын проводит много времени в обществе своей знакомой. Шарлотта умеет быть очаровательной. Она писала вашей матери письма, притворяясь ее лучшей подругой.

– Так вот кто этот загадочный Синклер!

– Фамилия ее бабки. Она была из Синклеров. – Хромая, герцог направился кдвери, сжимая в руке трость. – Нужно спешить. Шарлотте нельзя доверять. – Его нога зацепилась за край ковра, и старик стал падать.

Кристиан успел подхватить герцога, прежде чем тот оказался на полу. Рука Мессингейла мертвой хваткой вцепилась в лацканы куртки Кристиана. Мужчины посмотрели друг другу в глаза, и Кристиан увидел, что герцог плачет.

– Не дайте им уйти. Догоните их. Шарлотта… она… не совсем здорова.

– Не совсем здорова?

– Спросите Беннингтона. Ему известно все. Впрочем, он все равно глупец. Любит ее, хоть она и сумасшедшая.

Кристиан был поражен.

– Сумасшедшая?

– Совершенно не в себе.

Кристиан повернулся к Джеймсону:

– Все ли кареты на месте?

– Да, милорд. И ни одна из лошадей не покидала конюшни.

– Тогда собирайте мужчин, всех до единого. Пусть прочешут окрестности. Они не могли уйти далеко.

Он подвел герцога к креслу и повернулся, чтобы идти. Старик схватил его за руку.

– Вам следует знать, на что она способна. Шарлотта вела переписку с французами. Просто из-за денег. Она взяла собственные письма, переписала их, подделывая почерк вашей матери. Потом отправила их королю, заявив, что нашла письма, помогая рассылать приглашения на обед. Все знали, что они подруги, поэтому никто не усомнился в ее словах.

– И вы знали?

Глаза герцога вновь наполнились слезами.

– Я узнал обо всем наследующий же день, как ее арестовали.

– Почему же вы не рассказали правду?

– Вы должны меня понять. Разоблачи я Шарлотту, и наша семья была бы опозорена. Я написал вашему отцу. У него были положение в обществе и деньги, чтобы спасти ее. – Лицо герцога свело судорогой. – Я не знал, что его нет в Лондоне, а потом было слишком поздно. Она заболела. Я… я ходил навестить ее. Но даже мне было ясно, что… – Герцог горестно покачал головой. – К чему было марать имя своей семьи, если ее дни на грешной земле были сочтены?

Кристиан с горечью вздохнул:

– Поговорим об этом после. Сейчас нужно найти Бет.

– Да, да! Если Шарлотта решит, что Бет опасна, если Бет станет расспрашивать…

– Куда они могли пойти?

– Не знаю. Они отправились пешком, значит, недалеко. Шарлотта хорошо знает окрестности, она любит гулять. – Герцог вдруг просиял. – Развалины! Возле озера есть древние развалины. Шарлотта вечно там бродит. Идите прямо через сад, потом по задней подъездной аллее. Оттуда увидите…

Герцог замолчал – в библиотеке никого не было. Кристиан уже бежал через весь дом к террасе, его каблуки гремели по мозаичным полам.

Глава 17

Позвольте сказать вам одну вещь: никогда не становитесь между мужчиной и его собакой, мужчиной и его ужином или между мужчиной и женщиной, которую он почитает святой. Иначе вас ждет печальный конец.

Ричард Роберт Ривс. Искусство быть образцовым дворецким

Бет задержалась на краю поляны. Со стороны озера высились древние руины, заросшие диким виноградом. Владельцы многих имений возводили у себя такие развалины, в подражание разрушенным древнегреческим храмам. Но только Мессингейл-Хаус мог похвастать настоящими руинами, предположительно римской постройки. Они выглядели так таинственно и романтично!

– Как давно я здесь не была! Несколько месяцев, – сказала Бет, когда они подошли совсем близко.

Шарлотта шла впереди, приподняв подол юбки.

– Скорее, – бросила она через плечо. – Начинается дождь. Мне не хотелось бы промокнуть.

Бет почти бежала. Почему Шарлотта несется сломя голову? Наверное, в самом деле боится, что пойдет дождь. Тучи нависали над их головами. Да, лучше поспешить. Давно пора узнать правду, какой бы она ни была. Бет ускорила шаг.

Шарлотта свернула с тропинки в сторону.

– Сюда.

Она исчезла за углом. Бет остановилась и крикнула:

– Шарлотта!

– Спускайся сюда. – Голос Шарлотты доносился снизу, из бывшего винного погреба, вырытого в незапамятные времена под древним портиком.

Бет начала осторожно спускаться вниз по каменным ступеням. Тяжелая дверь была открыта, изнутри шел густой затхлый дух. Дверь была необычно низкой. Ей пришлось пригнуться, чтобы войти.

Шарлотта была уже здесь, стоя на коленях возле затянутой паутиной полки, шаря рукой в пыли.

– Никогда здесь не была.

– Когда-то садовники хранили здесь инвентарь. Потом ваш дедушка выстроил теплицу, и с тех пор сюда никто не приходил. – Шарлотта обвела помещение взглядом поверх плеча Бет. – Я люблю Мессингейл-Хаус. Думаю, мне знаком здесь каждый закоулок, каждая трещинка.

– Я тоже люблю мой дом, – отозвалась Бет, слегка озадаченная горечью, прозвучавшей в голосе мачехи. – Но мне не пришло бы в голову забираться в такое место, как этот погреб.

– Ах! – воскликнула Шарлотта, выуживая с полки небольшой предмет, завернутый в лоскут кожи. – Вот оно! – Она протянула сверток Бет.

Бет взяла его и положила на колени. Это был кожаный мешочек, внутри которого что-то позвякивало – несомненно, металл. Бет медленно развязала тесемку и застыла в изумлении и восторге. В ее рукахлежало бесценное ожерелье – оправленные в серебро сапфиры. В погребе было почти темно, но даже в полумраке было заметно, она держит в руках шедевр ювелирного искусства. Прихотливо сплетенная серебряная цепь. А сапфиры! Таких ей не приходилось видеть. В серебро между сапфирами кое-где были вплетены крупные жемчужины. В центре ожерелья располагался каплевидный сапфир чистейшей воды.

– Шарлотта, но это же прекрасно! Как, ради Бога, ты…

Шорох шагов за спиной. Комната внезапно погрузилась во тьму.

Бет вскочила на ноги и бросилась к двери. Ожерелье упало на пол. Нога угодила в щель в полу, и она больно ударилась, прежде чем руки нащупали в темноте дверной проем.

– Шарлотта!

За дверью послышался смех.

Бет навалилась на дверь что было сил. Дверь не поддавалась.

– Шарлотта!

– Даже не пытайся отворить дверь! Она закрыта навечно, – послышался холодный, спокойный голос Шарлотты.

Бет отступила назад, пытаясь собраться с силами и с мыслями.

– Шарлотта! Дверь…

– Закрыта на засов. Сейчас я вернусь в Мессингейл-Хаус и скажу всем, что ты ужасно расстроилась и отправилась погулять за ворота. Здесь тебя никто не найдет. Ты умрешь тут, в одиночестве, вдалеке от тех, кого любишь. Вдалеке от Уэстервилла. Впрочем, он очень скоро тебя позабудет.

Бет прижала руку ко рту.

– Шарлотта, ты ведь не всерьез!

– Серьезнее некуда. – Мачеха рассмеялась. – Бет, ты хочешь поссорить меня с дедом, напомнить ему о моих ошибках. За них я уже заплатила – много лет назад!

– О каких ошибках ты говоришь? – Бет изо всех сил навалилась на деревянную дверь. Скоро ее начнет искать Кристиан. Конечно, он ее найдет! Надо задержать Шарлотту – пусть говорит. Он услышит ее и придет сюда.

Впрочем, надежды почти никакой. Ее сердце упало. Но ей не остается ничего другого. Бет лихорадочно соображала.

– Шарлотта… Так это ты представила ложное обвинение против матери Кристиана!

– Этой ведьме самое место было в тюрьме! Под замком, где ее нечистая красота не могла пленять мужчин. Да, это была я! Ты не знала ее, а она была воплощенное зло. Очаровывала мужчин, а потом бросала.

Бет прижалась лбом к прохладной деревянной поверхности.

– Разве отец ее любил? Что ты говоришь?

– Он сходил по ней с ума! Но она не хотела иметь с ним никакого дела. Не замечала его! Пока она не встала на его пути, он любил меня. Или начинал любить. Я-то знаю! Когда он заболел, я была ему нужна. Мне казалось, он наконец понял, что мы предназначены друг для друга. А он? Чем дальше заходила его болезнь, тем больше он страдал по ней. Меня как будто вовсе не было на свете! – Голос Шарлотты задрожал.

Бет закрыла глаза. Вполне в духе отца. Он всегда был такой замкнутый, словно обитал в собственном мире.

– Ты поняла, что он чувствует к матери Кристиана, и состряпала ложный донос!

– Ну, не так уж это было просто. Нужно было подобраться к ней поближе, стать ее подругой. Все думали, что мы неразлучны! Она звала меня «Синклер». Это моя девичья фамилия. А я называла ее Титанией – так звали королеву фей. Она-то думала, это комплимент. А на самом деле нет.

– Зачем все это?

– Изучить ее почерк. Как будто письма написаны ее рукой. Кроме того, я ведь лучшая подруга! Кто бы заподозрил меня во лжи, когда я с прискорбием была вынуждена представить королю «доказательства», якобы найденные в ее бюро?

Бет повернулась кдвери спиной. Ей нужно было подумать. Она не помнила, чтобы здесь было окно. Но, возможно, есть отдушина? Хотя бы небольшая! Она бродила по комнате на ощупь, шаря руками по стенам.

– Ты очень умна, Шарлотта! – крикнула она. – Умнее, чем я думала!

– Никто ни разу не отдавал мне должное, хоть чуть-чуть! А мне так этого хотелось. Герцог считал меня дурой. Это просто сводило меня с ума!

– Меня бы тоже лишило разума. А как он догадался? Она наткнулась в темноте на что-то, больно ударившись о зазубренный край. Вытянула вперед руку. Бочка! Забрезжила надежда. Она перевернула бочку, тяжело дыша от напряжения. Быть может, если встать на нее…

Глухой стук в дверь. Бет замерла.

– Что такое?

– Я подумала, не завалить ли мне дверь. Вдруг тебя станут искать, придут сюда…

– Я буду кричать, и меня услышат.

– Только если встанут прямо за дверью и приложат ухо. Снова глухой удар.

Бет сжала зубы. Она забралась на бочку, ощупывая верхний край двери. Нет ли где щели? Руки тонули в паутине и многовековой пыли. Где же щель? Вдруг ее пальцы нащупали небольшую зазубрину в стене.

Небольшое углубление, не просунуть и пальца. Будем надеяться, этого хватит.

– Шарлотта! Как дедушка проник в твою тайну?

Шум за дверью стих.

– Что?

Опять удар.

– Я спрашиваю, как дедушке стало известно?

– Лорд Беннингтон. Он узнал, что произошло, и все рассказал твоему деду. Они решили, что лучше всего запереть меня в доме, чтобы не допустить скандала.

Беннингтон знал? В голове не укладывалось! Чтобы лорд, всегда такой уравновешенный и степенный, водил дружбу с двуличной предательницей? Бет снова провела рукой вдоль углубления в стене прямо у себя над головой. Щель была забита землей и плесенью. Она попробовала просунуть туда палец. На голову ей посыпались комки грязи. Бет нагнула голову, продолжая шарить рукой. Нужно проделать отверстие. Тогда она порвет юбку и высунет наружу лоскут, чтобы привлечь внимание. Ненадежный план, но хоть что-то.

Нельзя было забывать и о Шарлотте.

– А как Беннингтон узнал о том, что ты сделала?

– Он наткнулся на черновики моих писем, где я училась подделывать ее почерк. Ужасный выдался вечер! Он вынудил меня признаться во всем герцогу.

Шум за дверью не прекращался ни на минуту.

– Что ты там делаешь?

– Увидишь.

От спокойного голоса Шарлотты у Бет задрожали колени. Она кусала губы. Даже если она встанет на цыпочки, ей все равно не достать до окошка, чтобы проделать в нем достаточную дыру. Нужно вооружиться чем-нибудь. Бет слезла с бочки и опустилась на колени, шаря вокруг себя в соломе и грязи. Пальцы нащупали деревянный крюк – на нем, вероятно, когда-то подвешивали пучки трав. Скромная находка, но лучше, чем ничего.

– А ты что там делаешь? – подозрительно спросила Шарлотта.

– Не могу понять, почему отец тебя всегда недооценивал? Это просто преступление. Ты заслуживала большего.

– Разумеется! – Шарлотта была явно польщена. – Я была ему идеальной женой! Я была молода, могла бы подарить ему ребенка. А как я его любила!

– Да, он много потерял. Глухой стук в дверь.

– Он не любил меня!

– Он был очень болен.

Бет сжала руки, пытаясь унять дрожь. «Я должна это сделать, – сказала она себе. – Нельзя допустить, чтобы Шарлотте удалось еще одно преступление. Ради меня. Ради Кристиана. Ради отца». Собрав волю в кулак, Бет прогнала слезы из глаз, схватила крюк и с удвоенной силой принялась расчищать окошко.

– Шарлотта! Что вы здесь делаете?

Бет затаила дыхание. Лорд Беннингтон! Она бросилась к двери и со всей силы заколотила кулаками по мокрой деревянной поверхности, отбивая себе ладони.

– Беннингтон! Помогите! Шарлотта заманила меня в ловушку, я не могу…

– Шарлотта! Что вы натворили?

– Она узнала, что я сделала с матерью Уэстервилла. Томительное молчание. Бет закричала:

– Беннингтон! Прошу, помогите! Она услышала тяжелый вздох.

– Шарлотта, я не могу вам позволить сделать это с Бет.

– Тогда она всем расскажет о своих подозрениях. Я окончу свои дни за решеткой. Вы этого хотите? Чтобы я оказалась в тюрьме?

– Нет, нет. Ни в коем случае. Но, Шарлотта, не могу же я допустить, чтобы…

Грохот, а затем на дверь навалилось что-то очень массивное. Беннингтон больше не издал ни звука.

Бет отскочила от двери, схватившись руками за живот. Ее затошнило. Боже, дай ей сил! Что же делать? Она упала на колени. Нужно подать какой-то сигнал. Она схватила крюк. Зажечь эту деревяшку и высунуть ее в окошко. Может быть, кто-нибудь в доме заметит дым.

Сердце Бет подскочило. Но надежда вновь сменилась страхом. Из-под двери действительно пробивался дым!

Шарлотта подожгла дверь. Маленькое отверстие в стене пропускало дым, и помещение медленно заполнялось удушливым зловонием.

– Бет, вот теперь я ухожу. А ты умрешь не одна. Беннингтон составит тебе компанию.

Бет едва могла разобрать слова Шарлотты. Словно ее голос доносился издалека… Она закрыла рот мокрым подолом юбки. Глаза немилосердно щипало. Значит, смерть от голода ей точно не грозит.

Она заплакала. Что же теперь делать? «Кристиан, прошу, поторопись!»


Кристиан сбежал по ступеням террасы в сад. Вот скамья, где он поцеловал Бет. Нельзя смотреть туда! Быстрее! Он добежал до маленькой калитки и распахнул ее.

За калиткой стояла Шарлотта. В мокром платье, в волосах листья и куски коры. Взгляд слегка блуждающий, щека испачкана землей.

Кристиан схватил ее за плечи.

– Где она?

– Ее похитили! Мы шли по дороге…

Он грубо встряхнул ее.

– Вы скажете, где она, черт возьми, или я…

Вдруг он замолчал и посмотрел в сторону леса. В небо поднимался столб дыма, теряясь на фоне серых облаков. Кристиан сжал плечи женщины и прошипел сквозь зубы:

– Если с ней что-то случилось, вы отправитесь на тот свет следующей. Клянусь адом, никто не помешает мне это сделать.

Оттолкнув Шарлотту, Кристиан бросился бежать через лес. Ветки хлестали его по лицу, рассекая щеки и шею. По лицу струилась кровь, но он ничего не чувствовал. Он знал: нужно успеть к Бет.

Добежав до развалин, Кристиан остановился. Дым густел, клубами поднимаясь в серое небо.

– Проклятие!

Он обежал вокруг развалин и остановился. Яма, в ней подобие ступенек. Наверное, подвал. Ступеньки завалены сучьями, хворостом и листьями – куча выше его головы. Куча дымилась и потрескивала. Наружу вырывались языки пламени.

– Бет! – позвал он.

Тишина в ответ. Он пытался расчистить себе путь, но столб дыма ударил ему в лицо. Кашляя, он сорвал с себя куртку и помчался к озеру. Обернув руку мокрой курткой, Кристиан начал расшвыривать горящие сучья.

– Милорд?

Сзади стояли запыхавшиеся Джеймсон и один из лакеев, Чарлз.

– Воды! Немедленно!

Джеймсон кивнул и побежал к озеру, на ходу срывая с себя ливрею. За ним бежал Чарлз. Куртка Кристиана почти высохла, и огонь начал обжигать ему руки. В отчаянии он крикнул:

– Бет!

Кажется, он слышит стон! Кристиан крикнул снова. Тишина. Он сжал зубы и схватил горящее бревно, чтобы оттащить его подальше. И тут он увидел сапог. Мужской сапог. О Боже! Беннингтон!

Он схватил его за ногу и дернул что было сил. Из горящей кучи вылетели несколько веток и упали в траву, разбрасывая вокруг снопы искр и пепла. Беннингтон лежал бледный и неподвижный, на лбу зияла глубокая рана, сюртук залит кровью.

Кристиан сорвал с шеи галстук и перевязал ему лоб. Снова бросился в огонь. Сквозь сучья он увидел дверь – она уже горела. Дым заполнял легкие, жег глаза. Нужно добраться до нее во что бы то ни стало! Она дорога ему – больше, чем жизнь. Больше, чем месть.

– Бет!

Насей раз, несомненно, крик. Слабый и отчаянный.

– Кристиан!

Сладчайший в мире зов.

Вернулся Джеймсон.

– Держите!

Восхитительно мокрая и холодная ливрея. Кристиан обернул ее вокруг головы и схватил бревно, которое еще не занялось огнем.

– Позаботьтесь о Беннингтоне. Он серьезно ранен. Дворецкий кивнул и побежал за подмогой.

Кристиан встал перед кучей пылающих сучьев. Взял бревно наперевес и ринулся к двери. На помощь подоспел Чарлз, обороняясь от огня собственной мокрой ливреей.

– На счет раз! – крикнул Кристиан.

Они приготовились к атаке, словно в бою. Вокруг бушевал огонь. Дым застилал глаза. Они кашляли и задыхались.

– Вперед! – скомандовал Кристиан.

Бревно ударилось в дверь, проделав в ней дыру. Взметнулось огромное облако дыма, почти поглотившее беднягу Чарлза. Он зашатался и бросился прочь, чтобы глотнуть воздуха. Кристиан натянул плотнее ливрею и протиснулся в черное отверстие. Комната была заполнена дымом, и поначалу он ничего не мог разглядеть, но потом заметил на полу что-то белое. Бет лежала, вытянув руки, словно пыталась добраться до спасительного выхода.

У Кристиана остановилось сердце. Он нагнулся и подхватил Бет на руки. Задержался на миг, чтобы закрыть ей лицо курткой, и ринулся наружу, выставив вперед плечо.

Снаружи ждала карета. Кучер спешился, за ним из кареты выбрался герцог.

– Положите ее на землю, милорд, – сказал подоспевший Джеймсон.

Сам едва держась на ногах, Кристиан опустил Бет на траву. Он кашлял и задыхался. По лицу текли слезы.

– Идем, мальчик мой. – Герцог похлопал его по плечу. – Джеймсон позаботится…

– Нет. – Кристиан наконец смог отдышаться. Он лег на землю рядом с Бет. Приподнявшись на локте, заглянул ей в лицо.

Она дышала с трудом. Джеймсон обтер ей лицо мокрой тканью. Кристиан забрал у него кусок ткани и бережно провел им по лбу и подбородку Бет.

Черные разводы на щеках. Платье порвано и заляпано грязью. Но ничего прекраснее он не видел за всю жизнь.

– Бет, – прошептал он и снова закашлялся.

Потом, когда он снова обрел способность дышать, Кристиан приподнялся и посмотрел Бет в лицо. Она лежала неподвижно. Он провел пальцем по ее щеке, где уже набухал рубец.

– Бет, прошу тебя. – Кристиан замолчал, не в силах продолжать. В горле застрял зловещий комок. Сейчас он разрыдается. Любимая не может умереть! Он не позволит.

Он снова взял Бет на руки, усадил себе на колени, прижался щекой к ее лицу. Впервые с той минуты, как умерла его мать, а он остался на произвол судьбы, Кристиан Ллевант принялся молиться.

– Боже всемогущий!

Бет закашлялась. Ее тело согнулось пополам. Кристиан сжал ее крепче, пригладил ей волосы. Благословенный свежий воздух! Бет оживала.

Она открыла глаза, слезящиеся, окаймленные красным ободком. Согнулась в приступе кашля. Кристиан приподнял ее, чтобы ей стало полегче.

– Расслабься, – пробормотал он. – Это всего лишь дым. Сейчас ты прокашляешься и очистишь легкие.

Она закрыла глаза и кивнула, кашляя и хватая ртом воздух.

Кристиан прижал Бет к себе, шепча на ухо ласковые и глупые слова. Как он любил ее! Больше жизни!

Наконец дыхание Бет стало ровным, и она открыла глаза. Обежала взглядом лицо Кристиана. Улыбнулась.

– Я знала, что ты придешь!

– Ну, наговорились? – раздался надтреснутый голос герцога.

Кристиан поднял голову и встретился со стариком глазами. Тот плакал. Плакал по-настоящему, стараясь казаться суровым.

– Нет, милорд. Боюсь, мне никогда не наговориться с вашей внучкой. Ни сейчас. Ни через год. Ни через два. – Он снова посмотрел ей в лицо, погладил по щеке. – Она для меня – все.

– Кристиан! – Бет схватила его запястье. – Твои руки! Руки были покрыты ссадинами и волдырями.

– Небольшие царапины, любовь моя.

– Царапины! – Она попыталась сесть прямо, но он не позволил. – Кристиан! Ожерелье! Оно в подвале.

– Забудь о нем.

– Но…

– Ерунда.

Она смущенно моргала. Кристиан стер с ее щеки полосу сажи. Бет снова схватила его запястье.

– Кристиан, нужно смазать твои раны бальзамом! Тебе, наверное, ужасно больно.

– Мой бальзам здесь, со мной. Больше ничего не нужно. – Он обнял ее и привлек к себе. – Бет, когда я увидел, как ты лежишь тут, на траве, я подумал…

Бет перебила его:

– Кристиан, мне нужно тебе кое-что сказать. Это Шарлотта…

– Знаю.

– Ее нужно остановить.

– Не беспокойся о Шарлотте, – подал голос дедушка. – Она пыталась взять лошадь Беннингтона. Я приказал мальчишке-конюху запереть ее в сарае. Пообещал, что его выпорют, если он позволит ей бежать.

– Лорд Беннингтон! – воскликнул Кристиан и посмотрел на Джеймсона.

Дворецкий вытер руки о мокрую тряпку – она окрасилась кровавыми разводами.

– Полагаю, кровотечение прекратилось. Чарлз отправился за доктором. – Джеймсон посмотрел на герцога: – Милорд, не вызвать ли констебля? Наверное, стоит провести дознание.

Герцог нахмурился и посмотрел на внучку, тихо лежащую в объятиях Кристиана. Суровый взгляд смягчился. Он медленно кивнул:

– Пришло время расставить все по местам. Пусть проведут дознание.

– Что будет с Шарлоттой? – спросила Бет, глядя на деда снизу вверх.

– Если нам позволят, я отошлю ее прочь, туда, где она не сможет никому навредить. – Герцог поник. – Бет, прости! Все моя проклятая гордость. Я хотел защитить честь нашей семьи. А что вышло? Я не смог защитить даже тебя.

– Нас всех снедала гордость, – сказал Кристиан. – Думаю, у меня не было иных серьезных побуждений, кроме высокомерия. – Он вытер слезу со щеки Бет. – Мне жаль лорда Беннингтона.

– Ему повезло – он выживет. Глупо с его стороны было надеяться, что Шарлотта когда-нибудь оправится настолько, чтобы вернуть его уважение.

– Он по-настоящему любил ее, правда? – Бет вздохнула.

– Слишком уж любил, – ответил герцог.

Кристиан убрал волосы с ее лба.

– Бет, прости меня.

Она удивилась:

– За что?

– Я вел себя как последний дурак. Думал, что главное для меня – это найти предателя. Теперь я понимаю, что ты – самое важное в моей жизни.

Бет не могла отвести взгляд от лица этого человека, который стал ей дороже всего.

– Ты меня любишь!

– Безумно. Отчаянно. До самозабвения! А когда мы поженимся, я буду любить тебя еще сильнее.

– А твоя мать?

Он вздохнул.

– Теперь я знаю, что с ней произошло. Печально, но ей уже не помочь. С прошлым покончено. Мое будущее – это ты. Ты и наша любовь. Дети, которые у нас родятся. Мне больше ничего не нужно.

Бет не могла сказать ни слова. Она протянула руку и привлекла его к себе, уткнувшись ему в грудь, стараясь не разрыдаться. Дедушка громко фыркнул.

– Они прекрасно смотрятся вместе, милорд, – заметил Джеймсон, шаря в кармане в поисках чистого носового платка.

– В самом деле. – Герцог взял у Джеймсона платок и громко высморкался. – Особенно когда наконец поженятся.

Бет смотрела на Кристиана затаив дыхание. Протерла глаза рваным рукавом платья.

– Мне нужно принять ванну.

Он засмеялся:

– Ты пахнешь дымом. Как и я. Герцог повернулся, тяжело опираясь на трость.

– Джеймсон, откройте дверцу. Мы возвращаемся домой.

Бет улыбнулась Кристиану:

– Может, отправимся домой, чтобы смазать твои раны и принять ванну, любовь моя?

Он прищурился:

– Ванну?

Дедушка фыркнул:

– Эй, кто-нибудь! Немедленно послать в Лондон за разрешением на брак!

Дворецкий помог ему забраться в карету и поспешил к Бет с одеялом в руке.

– И в самом деле, – согласился Кристиан. – Я бы женился, скажем, завтра утром.

Бет растерялась:

– Завтра утром?

– Слишком скоро? Тогда, может, завтра днем? Я пошлю в Лондон, и Ривс привезет мне одежду. – Он усмехнулся. – Тебя нужно познакомить с Ривсом.

– Это твой дворецкий?

– Единственный и неповторимый. – Кристиан встал и подхватил Бет на руки. Она хотела что-то сказать, но он закрыл ей рот поцелуем. – Отец приказал ему вернуть заблудших сыновей в лоно цивилизованного общества, но, черт побери, он только и делал, что сватал нас с тобой.

– Ужас!

Кристиан улыбнулся любимой и понес ее в карету.

– Люблю ужасы. – Он осторожно устроил ее на сиденье. – Хочу, чтобы все стало еще ужаснее…

Эпилог

Ах, эти восторги банного дня! Долой грязь и тревоги прошедшей недели вместе с грязной водой из ванны. Да здравствует свежий запах мыла!

Ричард Роберт Ривс. Искусство быть образцовым дворецким

– Вы просили еще бренди, милорд?

Кристиан повернулся.

– Да. Графин пуст.

Ривс принес полный графин и поставил его на стол.

– Это я виноват, милорд. Вы пьете гораздо реже, чем раньше. Я выбился из расписания.

Кристиан заложил руки за голову и откинулся на спинку кресла.

– Что ж, Ривс. Приключение удалось на славу, не так ли?

– Вполне, милорд. Вы довольны ходом событий?

Кристиан ухмыльнулся:

– Мне ли сожалеть – ведь я женился на прекраснейшей из женщин.

– Что будет с леди Шарлоттой?

– Ее отправят в Бедлам. Герцог готов заплатить целое состояние, чтобы ее содержали со всеми мыслимыми удобствами. В стенах психиатрической лечебницы она никому не сможет навредить.

– Жаль, что ваше приключение вышло небезопасным.

– Мне тоже. Стоит, однако, иногда пуститься в бурное плавание, чтобы найти тихую гавань. Я разоблачил убийцу матери и свершил правосудие. А главное – понял, что Бет и мое будущее важнее, чем прошлое, каким бы оно ни было.

– Разумеется, милорд, – ответил Ривс. – Вы получили важный урок. – Он поставил на поднос пустой графин. – Будут еще распоряжения?

Кристиан вздохнул:

– Не хотите ничего сказать?

– Милорд?

Кристиан встал и развел руки в стороны.

– Моя одежда.

Ривс осмотрел хозяина с ног до головы.

– Что-то не так, милорд.

– Не так?

– Вы не в черном.

Кристиан усмехнулся. Сегодня на нем красовались белоснежный галстук и ослепительной белизны рубашка, а также жилет из малиновой парчи.

– Вам нравится? Надел для встречи с попечителями. Сегодня они подпишут акт о передаче наследства.

– Вы сама элегантность. Мои поздравления виконтессе – у нее исключительный вкус. Вам повезло. Она не только поразительно красивая женщина, наделенная к тому же умом и добротой. Она прекрасно вас одевает – вы так не умеете.

Кристиан вздохнул:

– Это обязательно? Портить мне настроение?

– Вам недолго осталось меня терпеть, милорд. – Ривс улыбнулся. – С сожалением вынужден вас уведомить – я ухожу.

Кристиан изумился:

– Как? Почему?

– Я крахмалил вам сорочки и читал морали, а в перерывах писал книгу.

– Книгу? О чем?

– Как стать хорошим дворецким.

Кристиан вздохнул:

– Я был для вас подопытным кроликом?

Ривс поджал губы.

– Книга будет посвящена вам с братом, милорд. Должен сказать, никогда прежде мне не доводилось служить более достойным людям, чем вы двое.

– Спасибо. Уверен, брат отблагодарит вас еще лучше, чем я.

– Почему бы вам самому не попросить его об этом?

– Как? Ведь Тристан…

– Герцог и герцогиня ожидают в гостиной. Я видел, как подъехала их карета, когда ходил за вином.

Кристиан уже был на полпути к дверям.

– Милорд! – окликнул его Ривс. – Ваш сюртук.

Кристиан не обернулся. Он сбежал вниз и ворвался в гостиную. Возле камина стоял Тристан. Высокий и широкоплечий, как и Кристиан, но со светлыми волосами. Загорелое обветренное лицо – несомненно, лицо бывалого моряка.

На диване, рядом с Бет, устроилась его красавица жена Пруденс. При появлении мужа Бет встала:

– Вот и ты наконец. – Она подошла к нему. – А у нас в гостях твой брат и его жена.

Кристиан обнял ее за талию. Сегодня она выбрала шелковое платье цвета красного вина. В косых лучах солнца, проникающих в окна, ее волосы горят, как золото. Теплая волна прокатилась по всему его телу.

– Я и не знал, что у нас гости.

– Вот почему ты прибежал почти раздетый, – заметил брат. От его зычного голоса, казалось, задрожали стекла. Подходящий голос, чтобы, стоя на палубе, отдавать приказы наперекор реву шторма. – Вот уж не думал, что придет день, и я смогу перещеголять тебя в одежде.

Кристиан усмехнулся:

– Что ж, день пришел. Скажи, старый разбойник, что привело тебя в Лондон?

Тристан выпрямился во весь рост. Он был крупнее брата и шире в плечах.

– Крис, мы с Пруденс здесь по двум причинам. Щеки Пруденс порозовели.

– Прежде всего мы хотели познакомиться с невесткой.

– Именно, – сказал Тристан, и его лицо озарилось гордостью. – А еще мы прибыли, чтобы поздравить тебя с новым титулом. Титулом дяди.

– Дяди? – Кристиан удивленно смотрел на брата с невесткой. – Каким же образом?

Пруденс рассмеялась. Бет тоже фыркнула. Тристан грустно покачал головой:

– Объясню позже.

– Нет-нет, я не это имел в виду. Когда это случилось? Ты давно знаешь?

– Мы узнали только что, – ответила Пруденс, послав мужу любящий взгляд. – Надеюсь, это случится еще не раз.

Тристан нагнулся к руке жены.

– Дорогая, если хочешь, мы произведем на свет целую команду корабля.

– По одному матросу за раз, – попросила Пруденс, блестя карими глазами.

Кристиан выпустил Бет из объятий, чтобы крепко обнять брата.

– Чудеснейшая новость!

Тристан похлопал его по спине:

Кристиан привлек Бет к себе:

– Ради тебя я дышу, любовь моя. И так будет всегда.

– Довольно! – воскликнул Тристан, обнимая жену. – Ривс, вы просто волшебник.

Ривс улыбнулся обеим парам.

– Старый герцог был бы доволен.

Кристиан склонился к лицу Бет. Нежно поцеловал ее мягкие губы. Действительно, без волшебства не обошлось. Лучшее на свете чудо – любовь.


home | my bookshelf | | Загадочный джентльмен |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 8
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу