Book: Любовный дурман



Любовный дурман

Элизабет Хой

Любовный дурман

Глава 1

Ее разбудили теплые, ласковые лучи солнца. Она открыла глаза и принялась удивленно рассматривать незнакомую комнату. Ослепительные лучи проникали сквозь жалюзи и чертили на плиточном полу золотые полоски. Африканское золото. А ведь только вчера она шла по бетонному полу лондонского аэропорта под холодным февральским дождем.

Медленно очнувшись ото сна, Элисон припомнила длинный и утомительный перелет, когда огромный самолет, казалось, застыл среди серых облаков. Однажды она успела заметить заснеженные вершины гор. Альпы? Или Пиренеи? Элисон не решилась будить задремавшего отца. Потом опять пошли бесконечные серые облака, и наконец появилось темно-синее море. Самолет начал терять высоту, и вот они уже в Алжире – ослепительно-белом солнечном городе. Элисон с разочарованием отметила, что аэропорт ничем не отличается от любого другого, но зато их встречал сам шейх Ахмед Аль-Рашид – высокий, могучий старик в традиционном арабском одеянии с пронзительными, но добрыми глазами, глядящими из-под седых бровей.

Сложив ладони в мусульманском приветствии, он обратился к ним:

– Профессор Уоррендер, большая честь для меня! А это ваша очаровательная дочь?

Учтивый поклон заставил Элисон почувствовать себя королевой. Может, сделать реверанс? Как вообще надо себя вести в присутствии шейха?

В аэропорту их уже поджидал старинный «роллс-ройс», за рулем которого сидел худощавый араб. Распахивая дверцу машины, он тоже низко поклонился почетным гостям, с уважением поглядывая на профессора, который приехал, чтобы превратить пустыню в цветущий сад.

Элисон хотелось ненадолго остаться в Алжире, ведь она почти ничего не успела рассмотреть из окна машины, которая уносила их прочь от этого города по отличному шоссе под алеющим вечерним небом. Быстро сгущались сумерки. В полумраке виднелись сочные зеленые поля и белые арабские деревушки. Когда они въехали в глубокое ущелье, каких много в горах Атласа, стало совсем темно, и дорогу освещали лишь фары машины. Шоссе давно осталось позади, уступив место грубой дороге. Элисон устало прислушивалась к разговору отца с шейхом. Старик говорил на безупречном английском языке. Оказывается, давным-давно он учился в частной школе в Англии. «Мой отец уважал англичан и не желал перенимать обычаи наших правителей-французов», – пояснил шейх.

– Но теперь французов больше нет, – напомнил профессор.

– Да, несколько лет назад мы обрели независимость, но нам по-прежнему приходится спасать нашу древнюю культуру от галлов. Я считаю, что нам есть чему поучится у Англии. – Шейх читал английские газеты и регулярно слушал новости. Именно по каналу Би-би-си передавали отрывки из лекции профессора Уоррендера, посвященной лесовозобновлению. – Тогда я понял, что вы должны приехать сюда, – величественно произнес старик.

Они заговорили об опасности, которую несут в себе наступающие пески. Повсюду в Северной Африке плодородным землям угрожали медленно, но неустанно движущиеся золотые дюны. Необходимо было посадить тысячи деревьев, чтобы укрепить почву и создать особый микроклимат. Этой весной Джону Уоррендеру предстояло организовать посадку саженцев ценных пород в королевстве шейха. В прошлом местные лесоводы потерпели множество неудач из-за недостатка опыта.

– Но теперь вы будете руководить нами! – радостно восклицал шейх.

Элисон с интересом прислушивалась к разговору. Возможно, шейх и властный, как подобает повелителю страны, но у него доброе сердце, и он искренне желает своей маленькой стране процветания, счастья. Он не так богат, как все другие шейхи, владеющие нефтяными скважинами. Доходы приносит лишь сельское хозяйство, и именно на эту отрасль он возлагает большие надежды. Но дела идут медленно. В стране по-прежнему царят бедность и невежество.

– Вы поможете мне покончить с ними, дорогой профессор!

Приглашение шейха пришло как раз в тот момент, когда профессор медленно выздоравливал после гриппа и с радостью ухватился за возможность провести несколько недель в теплом африканском климате. Ему не составило труда взять недолгий отпуск в провинциальном университете, где он преподавал, а шейх милостиво позволил ему привезти с собой старшую дочь, чтобы она помогала отцу по хозяйству в отведенной для них вилле.

Так они оказались в оазисе под названием Сиди-Бу-Кеф. Встав с постели, Элисон наступила на леопардовую шкуру, которая показалась ей совсем живой. Было слишком рано, чтобы будить отца или ожидать обещанной Лаллой, служанкой с темными миндалевидными глазами, чашки чая. Самое время немного осмотреться. Накануне вечером, сразу же после ужина, сервированного в довольно пустой, но уютной гостиной с розовыми стенами, Элисон тут же легла в постель.

– Эта вилла не блещет роскошью, – извинился шейх, – но надеюсь, вам здесь будет удобно.

Элисон успела убедиться в том, что это правда. Она заметила три красиво обставленные спальни, кухню, гостиную, выходящую на просторную веранду, и отличную ванную комнату с электрическим подогревом воды и душем. Как здорово иметь возможность принять ванну в самом сердце безводной Сахары! А третья спальня прекрасно подойдет для Фионы, семнадцатилетней сестры Элисон, которая приедет к ним на Пасху. Узнав об этом, шейх принялся дружески уверять профессора:

– Мой дорогой друг! Используйте эту скромную виллу по своему усмотрению.

Принимая прохладный душ, Элисон не могла поверить, что они покинули свой дом в графстве Суссекс и оказались в этом романтичном уголке земного шара, чтобы помочь шейху в озеленении пустыни. Бедность жителей с лихвой компенсировал роскошный климат: жаркое солнце вместо вечного дождя и зимних английских туманов.

В спальне Элисон облачилась в коричневые брюки и розовый кашемировый свитер. Интересно, здесь женщинам запрещают ходить в брюках? Может, они по-прежнему скрывают лица? Вчера, когда они проезжали деревню, Элисон успела заметить несколько фигур под белыми одеяниями. Мужчины или женщины? В Тунисе и Алжире можно было встретить людей, одетых по-европейски, но Элисон ничего не знала про обычаи в этом диком уголке Сахары.

– Будь осторожна, – предупреждала ее дома Фиона. – Если станешь разгуливать по Сиди-Бу-Кефу в шортах, тебя может заметить какой-нибудь араб и унести в свой гарем! Боже, неужели я к вам приеду и наконец-то увижу чистокровных арабских скакунов? Как думаешь, шейх позволит мне ездить верхом?

С шести лет Фиона была помешана на лошадях, и ей даже подарили лошадку породы уэльский коб со странным именем Дора, которая растолстела и обленилась в своем загоне позади дома, пока Фиона отсутствовала в школе. Это был ее последний семестр, и, кроме лошадей, она, кажется, не интересовалась ничем. Профессия медсестры ее не прельщала. Правда, и Элисон была рада после окончания колледжа Сент-Клер поселиться с отцом, чтобы помогать ему по хозяйству. Элисон нравилось управляться в их старом большом доме, принимать академиков и студентов. Иногда ей казалось, что она будет заниматься этим всю жизнь. У нее не было намерения отказываться от карьеры медсестры, но отец привык к ней настолько, что она не могла вот так сразу его бросить.

Сейчас эти проблемы отошли на второй план. За стеклянными дверями веранды открывался новый мир. Последний раз взглянув в зеркало на свое чисто вымытое, миловидное личико, Элисон стянула густые золотисто-каштановые волосы в хвост и вышла на улицу. Остановившись на верхней ступеньке крыльца, она восхищенно перевела дух. Какая красота! К ярко-голубому пруду каскадом спускались цветочные клумбы. Повсюду были арки из роз, яркие заросли герани, лиловые облака бугенвиллей. У ограды сада стояли финиковые пальмы, словно серо-зеленоватые опахала. Вдали пестрели цитрусовые рощи, виднелись цветущие апельсиновые и лимонные деревья, наполняя прохладный утренний воздух сладким, пряным ароматом.

По тропинке Элисон вышла к оливковой роще, а затем оказалась среди старых фиговых деревьев с искривленными стволами, на ветках которых уже висели маленькие зеленые плоды. Элисон не могла поверить, что этот райский уголок с буйной растительностью – всего лишь «оазис», потому что это слово ассоциировалось у нее с горсткой пальм вокруг колодца посреди раскаленных песков. Позже она узнала, что весь Сиди-Бу-Кеф был оазисом, расстилаясь на много миль вокруг. Поблизости от виллы стоял и дворец шейха. Пригласит ли он ее с отцом в эту святая святых? Есть ли у шейха гарем, или же многоженство давно кануло в прошлое? Танцовщицы и наложницы… Элисон не могла представить, чтобы все это было у почтенного седовласого старца.

Петляющая тропинка вывела ее на равнину, поросшую жесткой травой, колючим кустарником и усыпанную камнями. Может, отсюда и начинается настоящая пустыня? Взобравшись на холмик, Элисон оглядела простирающиеся на много миль вокруг пески, рыжеватые, словно львиная шкура, на которых ветер выстроил причудливые курганы и насыпи. Стояла мертвая тишина. Маленькая ящерка с шуршанием проползла у самых ног девушки. Элисон отпрянула. Стоит ли идти дальше? В этой бескрайней пустыне легко потеряться. На память пришли мрачные истории о несчастных, погибших в песках от жажды. Но пока она видит вдали деревья, ей ничто не угрожает. Элисон зашагала вперед по шуршащему песку. Иногда она поднималась на гребень дюны, иногда спускалась во впадину, где уже вовсю пригревало утреннее солнце. Как пусто кругом! Ни травинки, ни одного живого существа.

Элисон не знала, сколько времени шла, но, оглянувшись назад, не увидела спасительных деревьев, обрамлявших виллу Аль-Рашида. Вокруг были одни пески. Солнце светило все ярче. Темно-голубое небо было, похоже на огромную опрокинутую чашу. Элисон повернулась и поняла, что заблудилась. Ее охватила паника – зачем она зашла так далеко?! Она побежала, карабкаясь по дюнам и съезжая вниз. Ее сердце бешено колотилось, в ушах пульсировала кровь.

Взобравшись на пригорок, Элисон обнаружила под ногами твердую тропу. Она обязательно куда-нибудь выведет, вот только куда? Сердце забилось еще сильнее, его стук почти оглушил девушку. Она едва успела отбежать в сторону, как мимо промчались арабские всадники на скакунах. Потрясая над головой ружьями, они пронеслись мимо Элисон, и их свирепые крики разносились над притихшей пустыней. Элисон, оглушенная, лежала на обочине. Может, она оказалась на поле битвы? Но кого преследовали эти вооруженные до зубов, свирепые всадники? Поблизости не было видно врагов, повсюду простиралась безмолвная пустыня, только что поглотившая арабов вместе с их лошадьми. Только их еле слышный топот доносился издалека. Внезапно Элисон услышала шорох автомобильных шин и увидела приближающуюся к ней большую белую машину, судя по всему американскую.

С трудом поднявшись, Элисон неуверенно зашагала вперед. Она только что избежала смерти под копытами скачущих лошадей, неужели ее теперь раздавит это белое чудовище? Машина остановилась. Элисон, словно в тумане, увидела, что за рулем сидит симпатичный молодой человек с темными волосами и глазами цвета янтаря.

– У вас что-что случилось? – участливо спросил он.

– Я зашла слишком далеко и заблудилась, – объяснила девушка. – Не подскажете, как добраться до Сиди-Бу-Кефа?

Водитель распахнул дверцу:

– Залезайте в машину! Я как раз еду туда. – В янтарных глазах мелькнуло изумление.

Элисон обошла необычайно длинную машину, недоумевая, не попадет ли она в какую-нибудь гнусную историю. Но по крайней мере, этот молодой человек говорил по-английски, хотя и не был похож на англичанина. Было в нем что-то экзотическое: аккуратно уложенные кудрявые волосы, классический профиль, золотой браслет на изящном запястье. Одет он был в ярко-желтую шелковую рубашку и темно-розовые, безупречно отглаженные брюки. Садясь в машину, Элисон уловила аромат дорогого лосьона. Молодой человек обернулся к ней с улыбкой.

«Должно быть, я похожа на пугало», – с грустью подумала Элисон. Ее розовый кардиган был весь в песке, песок запутался и в волосах.

С нежным урчанием огромный «кадиллак» тронулся с места. Откинув голову на спинку сиденья, обитого мягкой красной кожей, Элисон устало прикрыла глаза. Она так долго шла по песку, что ужасно проголодалась. Не следовало пускаться в путь без завтрака. Кажется, молодой человек прочел ее мысли:

– Как вы очутились в Сахаре совсем одна в такое время?

Элисон отбросила волосы с лица.

– Решила осмотреть окрестности перед завтраком. Потом меня увлек пейзаж, я зашла дальше, чем намеревалась, и заблудилась. Вокруг только одни пески.

– Что верно, то верно! Вы остановились в Сиди? Путешествуете? Я не видел вас в их единственном отеле.

– Мы с отцом живем на вилле. Нас пригласил шейх Аль-Рашид.

– Боже, этот старый азиат! Не знал, что он принимает английских гостей.

– Мой отец профессор экологии, он приехал, чтобы помочь шейху в озеленении пустыни.

– Что это за наука такая, экология?

– Она изучает способы сохранения жизни на планете, – коротко пояснила Элисон.

Улыбка на лице молодого человека стала еще шире.

– Верю вам на слово. И вы как раз искали жизнь в пустыне?

– Нет, я просто пошла прогуляться. Мы прилетели только вчера вечером, а тут все совсем другое, не как в Суссексе.

Молодой человек от души расхохотался:

– Полагаю, вы правы! Итак, старая добрая английская прогулка перед завтраком… Очень полезно для здоровья! Когда я заметил вас лежащей на обочине, то решил, что вы пострадали.

– Меня чуть не сбили с ног эти завывающие дервиши на лошадях, – пожаловалась Элисон.

– А, это мои! Прошу прощения, если они вас напугали. Это всего лишь репетиция эпизода, который мы будем снимать сегодня днем, а ваши завывающие дервиши – актеры массовки. И кстати, дервиши не ездят верхом, а исполняют религиозные танцы.

Но Элисон было не до таких тонкостей.

– Актеры массовки? А я-то решила, что тут разыгралась какая-то битва между племенами пустыни.

– Нет, это всего лишь сцена из «Песчаных дюн» – фильма, который я снимаю для франко-американской кинокомпании со штаб-квартирой в Париже. Сам я живу то там, то в Нью-Йорке. Ваш друг шейх довольно-таки неохотно позволил нам разместиться в Сиди-Бу-Кефе. Мы остановились в отеле «Ридженс». Кстати, меня зовут Пол Эвертон.

– А меня – Элисон Уоррендер.

Янтарные глаза вспыхнули.

– Мисс Уоррендер Элисон! Счастлив познакомиться с вами в это золотое весеннее утро на самой окраине Сахары. Что может быть романтичнее? Могу я пригласить вас позавтракать со мной в отеле?

– Нет, благодарю, – твердо ответила Элисон. Этот ухоженный молодой режиссер слишком уж прыток! – Но я буду вам очень признательна, если вы высадите меня у виллы. Если, конечно, вам по пути.

– Даже если и нет, я с радостью выполню вашу просьбу.

– Вы очень добры.

Такая галантность в восемь часов утра! Элисон насмешливо взглянула на режиссера, но тут на горизонте показались деревья. Они подъезжали к дому. Вилла должна быть где-то там, под оливами.

Пол театрально вздохнул:

– Так быстро! И вы отказываетесь позавтракать со мной. Могу я предложить вам что-нибудь более изысканное, например ужин сегодня вечером? В отеле «Ридженс». Вы познакомитесь с участниками моей съемочной группы. Наверное, вам будет скучно одной на вилле, пока ваш отец и шейх возятся с деревьями?

Возможно, он прав, подумала Элисон. Несмотря на всю свою прыть, Пол Эвертон был приятным молодым человеком. Франко-американский режиссер, который живет в Париже, – все это ей так чуждо. Элисон в своей жизни видела лишь молодых врачей или студентов из Сент-Клер, а еще академиков – друзей отца. Правда, за последние два года у нее было мало времени для свиданий с молодыми людьми. Она к этому и не стремилась, потому что в душе еще жили воспоминания о трагической любви к одному из сотрудников университета. Он сам положил конец их отношениям, и это было так неожиданно, так несправедливо. Элисон отмахнулась от горьких воспоминаний и тут же решила, что примет приглашение Пола Эвертона.

– Спасибо, я с удовольствием поужинаю с вами и вашими друзьями.

– Отлично! Тогда я встречу вас у ворот виллы около восьми.

– Не могли бы вы приехать пораньше?

– Чтобы встретиться с вашим папой? – усмехнулся Пол. – Ладно, если вы так хотите. Но боюсь, мне не удастся вырваться слишком рано.

Элисон кивнула:

– Тогда жду вас в восемь.

Они подъехали к мавританским воротам. Очевидно, это и был вход во дворец Аль-Рашида. Высокую стену обвивали заросли глицинии. Пол остановил машину, и Элисон с сомнением распахнула дверцу. Ей казалось, что вилла находится где-то в стороне, но ей не хотелось просить Пола подвозить ее туда. Он и так уже сделал несколько лишних миль.

– Спасибо, что подвезли, – поблагодарила она.

– Это вам спасибо за приятное знакомство. Увидимся вечером!



Элисон смотрела, как Пол умело развернул огромную машину, и когда она с ревом исчезла из вида, девушка нажала на кнопку звонка у двери. Ей отворил древний слуга. Маленький, сгорбленный и сморщенный, в традиционном одеянии, он подозрительно уставился на незнакомую девушку.

– Меня зовут Уоррендер, – произнесла Эдисон по-французски.

Сморщенное лицо осветила улыбка.

– Ах, вы та самая почетная гостья из Англии! – Слуга широко распахнул дверь и пригласил Элисон следовать за собой по длинному коридору.

В конце его был виден солнечный свет. Там оказался двор, окруженный с четырех сторон стенами двухэтажного здания с забранными решеткой окнами, которые выходили на резной балкон. Подпиравшие его колонны обвивали розы, жимолость и бугенвиллея. Со двора в дом вела пологая лестница. Когда они приблизились к ней, старик остановился.

– Юная леди желает увидеть женщин шейха? – спросил он, указывая наверх.

Гарем! Элисон поспешно ответила:

– В следующий раз, месье. Мне надо поскорее вернуться на виллу.

– Хорошо. – Старик кивнул и заковылял дальше. Элисон последовала за ним, но ее остановил звук молодого голоса:

– Мисс Уоррендер!

Обернувшись, Элисон увидела сбегающую по лестнице молодую девушку возраста Фионы. Ее маленькое бледное лицо освещали огромные темные глаза, на ней было длинное платье из плотного шелка с широким золотым поясом. В ушах покачивались тяжелые золотые серьги, а на запястьях звенели браслеты. Элисон заметила, что глаза девушки густо подведены сурьмой, но, несмотря на это, вид у нее был совсем юный и невинный.

– Добрый день, мисс. Меня зовут Хайди. Я говорю по-английски. Шейх – мой дедушка.

Элисон улыбнулась в ответ.

– Очень рада! Меня зовут Элисон. – Она протянула руку, и Хайди застенчиво пожала ее. Наверное, у арабов нет такой традиции.

– Хочешь познакомиться с моей мамой, тетушками и бабушкой? Она жена шейха и очень хочет тебя увидеть.

Гарем, полный бабушек, мам и тетушек! Элисон такого не ожидала.

– Можно я зайду попозже? Я была на прогулке, и мой отец, наверное, уже беспокоится.

Хайди кивнула с легким разочарованием.

– Приходи когда захочешь. В пять часов? Мы приготовим чай по-английски.

Элисон улыбнулась:

– С радостью. Большое спасибо, но сейчас я должна идти. – Она повернулась к своему терпеливо ожидающему спутнику и зашагала вслед за ним, раздумывая, что ее первый день в Сиди-Бу-Кефе начался неплохо – режиссер пригласил на ужин, а в гареме ее ждут к чаю!

Дверь, через которую провел ее старик, открывалась в широкий, тускло освещенный проход с зарешеченными окнами. Стены были густо испещрены мавританскими письменами. Вдалеке за красивой аркой буйствовал сад.

Тут старик остановился. Если мадемуазель пойдет по тропинке через сад, пояснил он, то скоро доберется до ворот виллы.

Вскоре Элисон вернулась на виллу, где профессор как раз заканчивал завтракать на веранде.

– Ты рано встала. Хорошо прогулялась, милая? – рассеянно спросил он. Кажется, он даже не заметил, что дочери не было почти два часа. Элисон слишком проголодалась, чтобы обижаться, и сразу же налила себе кофе из серебряного кофейника. К нему подали сливки, коричневый тростниковый сахар, но никакой яичницы с беконом. Правда, были еще овсянка, компот из свежих абрикосов, мед и деревенское масло из Нормандии. Когда Элисон удивилась этому, профессор объяснил, что масло поставляет крупная фирма из Алжира.

– Вчера, пока мы ехали сюда, шейх рассказал, что все продукты привозят из столицы раз в неделю, а в Алжире такой же широкий выбор, как и в Париже. Так что с голоду мы не умрем. Меня тоже удивили молоко и сливки. Вряд ли здесь, в этой безводной пустыне, есть коровы. Скорее всего, молоко тоже доставляют самолетом из Южной Франции.

За завтраком Элисон рассказала отцу о своих утренних приключениях – актерах, издававших жуткие вопли арабских воинов на лошадях, которые чуть не растоптали ее, и молодом режиссере, который ее спас и пригласил на ужин.

Не успел отец ответить, как зашуршали кусты роз, и на веранде появился шейх с утренними приветствиями. Хорошо ли они спали? Все ли их устраивает на вилле? Хорошо ли ухаживает за ними Лалла?

Покончив с любезностями, шейх приступил к главной теме своего утреннего визита – обзору работы, к которой должен как можно скорее приступить профессор. Нетерпение шейха было очевидно, и скоро они начали оживленно обсуждать достоинства различных пород деревьев. Полосы вспаханной земли между деревьями, которые должны были защищать от пожаров, нужно засеять пшеницей, ячменем и просом.

– Пища для людей, а также случайно забредших туда верблюдов и коз, – пояснил шейх.

Примерно через полчаса шейх обратил свой взор на терпеливо слушавшую их беседу Элисон.

– Должно быть, вам все это скучно, мисс Уоррендер? Если только вы не разделяете интереса вашего отца к экологии.

– Боюсь, я в этом ничего не смыслю, – призналась девушка. – Я никогда не занималась наукой, а помогала отцу по хозяйству.

– Растрачивая впустую свои таланты, – вставил профессор. – Мне не следовало позволять ей приносить в жертву карьеру. – Он беспомощно развел руками.

– Карьеру? – с интересом переспросил шейх.

– Я выучилась на медсестру. Шейх выпрямился.

– Медсестру?

Выяснилось, что в Сиди-Бу-Кефе есть маленький госпиталь – излюбленное детище старика. Он основал его несколько лет назад на собственные средства – всего лишь тридцать коек и операционная, а также амбулаторное отделение. Шейх заявил, что с удовольствием покажет больницу мисс Уоррендер, чтобы она высказала свое мнение.

– С удовольствием, шейх, но, боюсь, мое мнение не будет очень ценным для вас.

– Вы же не могли забыть всего, чему учились. Возможно, вы даже прочтете лекцию нашим студентам. Мне с трудом удалось набрать персонал.

Когда дело заходит о болезни, наши старики предпочитают быть фаталистами и полагаются скорее на волю Аллаха, нежели на врача. Правда, сейчас в тунисской гавани стоит американский корабль под названием «Надежда». Молодые врачи служат там по два-три месяца, медсестры – дольше. Врачи обучают арабских студентов европейским методам лечения. – Шейх вздохнул и пожал плечами. – К сожалению, здесь у нас нет гавани, где бы мог причалить американский корабль, оборудованный по последнему слову техники. Я дал объявление в лондонские медицинские журналы, мечтая пригласить к себе хотя бы одного врача. Отзывов было мало, но наконец кто-то сжалился над нами, и полтора года назад к нам приехал английский доктор – очень способный молодой человек. Вы должны познакомиться с ним.

Элисон, рассеянно слушая, смотрела на солнечный сад, где среди роз переливался маленький фонтан. Он выстреливал в воздух серебристую струю, и капли воды блестели на лепестках цветов. Воздух был напоен ароматом роз. В ветвях фруктовых деревьев ворковали голуби. Больницы, врачи, маленькие арабские девочки, готовящиеся стать медсестрами… Было так сложно представить болезни и нужду на этой пропитанной солнцем земле.

Шейх сказал, английский врач. Что за человек поедет сюда по объявлению в медицинском журнале, которое дал какой-то никому не известный шейх? Только безумец или святой. Ни одна из этих категорий не была по душе Элисон, но ей все равно хотелось увидеть маленький госпиталь. Похоже, жизнь в пустыне обещает быть интересной.

Глава 2

Вскоре шейх покинул их. Договорились, что профессор объедет посадки на специально выделенной ему машине. – На ней сегодня утром приехал Ахмед, садовник, – объяснил он. – Она за воротами. Поедешь с нами?

– Почему нет? – рассеянно отозвалась Элисон. В это солнечное тихое утро все вокруг казалось ей нереальным. Профессор заглянул в серые глаза дочери, глаза, которые ничего не могли скрыть. Иногда Элисон напоминала ему его мать.

– Что ты мне начала рассказывать про арабских всадников? – спросил профессор, когда они вышли в сад.

– Ах это! Они оказались вовсе не всадниками, а актерами массовки. – И Элисон повторила свой рассказ о Поле Эвертоне.

– Режиссер… – с сомнением протянул отец. – Совершенно чужой человек. Думаю, все будет в порядке.

– Он заедет за мной сегодня в восемь. Ты сможешь сам оценить его.

Джон Уоррендер поморщился:

– В наши дни родители перестали оценивать друзей своих детей. У тебя достаточно здравого смысла, чтобы позаботиться о себе. В любом случае, он совершенно не похож на наших суссекских академиков. – Профессор испытующе посмотрел на дочь. – Надеюсь, тебе не будет здесь скучно.

Элисон рассказала о приглашении Хайди.

– Кажется, в этом гареме полно тетушек, бабушек и кузин!

Профессор рассмеялся:

– Ничего себе приключение! Кстати, этот госпиталь… Возможно, он тебя заинтересует. И молодой английский врач. Мы должны с ним познакомиться. Думаю, он больше тебе подходит, чем этот необыкновенный режиссер.

В течение следующих двух часов они тряслись в машине среди деревьев. В финиковой роще остановились, чтобы посмотреть, как мальчишки залезают на высокие пальмы и что-то делают с пышными соцветиями, спрятанными среди листьев.

– Перекрестное опыление вручную, – объяснил Джон Уоррендер, – устаревший метод, но приносит неплохие результаты. – Повсюду по маленьким каналам бежала вода. Многие деревья стояли в окружении лужиц. Чтобы принести урожай, листьям нужно было солнце, а корням – влага. – После окончания сезона дождей запас влаги легко поддерживать, но мне предстоит придумать, как быть, когда наступит засуха…

Профессор провел Элисон через оливковую рощу, сады, где росли фиги и абрикосы, к тому месту, где уже подготовили почву для будущих саженцев.

Их путь домой лежал через центр города с ослепительно-белыми зданиями в лучах полуденного солнца. Они ехали по широкой главной улице, от которой в стороны отходили более узкие, где виднелись витрины всевозможных магазинчиков. Над многими из них нависали решетчатые крыши, через которые просачивался солнечный свет. На главной улице толпились люди и животные и стоял оглушительный шум. Арабы в белых одеяниях, ведущие за собой ослов или восседающие на спинах животных, властно кричали: «Разойдись!» Мимо с гордым видом прошагал верблюд с наездником-бедуином. На животном были поводья из красной кожи, увешанные серебряными колокольчиками. Джон Уоррендер притормозил, и Элисон успела разглядеть длинные ресницы и презрительно вытянутые вперед губы верблюда.

Наконец улица привела их на площадь с мечетью, чей стройный минарет резко выделялся на фоне темно-синего неба. Повсюду виднелись большие здания в европейском стиле: кинотеатр, полицейский участок, отель «Ридженс», где остановились Пол и его съемочная группа.

– Может, выпьем чего-нибудь? – предложил профессор, указывая на отель. Но Элисон почему-то не хотелось раньше времени встречаться с Полом Эвертоном.

– Давай зайдем в кафе и попробуем знаменитый мятный чай.

Свернув на узкую улочку, они остановились у тенистой террасы, где под полосатым навесом стояли столики с жестяным верхом. Среди посетителей были одни мужчины в пестрых одеяниях самых немыслимых расцветок. Мятный чай, который им подали, оказался необыкновенно освежающим. В этот момент с вершины минарета раздался звучный голос, призывающий правоверных к молитве. Все мужчины тут же оставили свои места за столиками и, бросившись на горячую мостовую, присоединились к молитве.

На вилле профессора с дочерью уже ждал обед: кускус из аппетитной семолины с молодыми зелеными овощами, пряными травами и маленькими кусочками нежной баранины. Потом последовала большая миска сладкого йогурта и тарелка с фруктами – апельсинами, абрикосами, финиками, бананами и виноградом. За столом прислуживала улыбающаяся Лалла. Элисон поняла, что ей не придется убираться и готовить еду. Лалла ясно дала понять, что не позволит этого.

Элисон так устала после утренней прогулки по солнцу, что была рада после обеда предаться лени. Растянувшись в шезлонге, она перелистывала страницы французских журналов, найденных в гостиной. Ее внимание привлекло название «Песчаные дюны» и статья о Поле Эвертоне и фильме, который он снимает в Сиди-Бу-Кефе. Оказывается, он был известной фигурой французского кино. В журнале была его фотография: красавец в модном костюме и белой рубашке с жабо. Рядом стояла ведущая актриса, Дариен Шевас, с большими влажными глазами и темными, струящимися по плечам волосами. Сюжет фильма был банален, но, вне всякого сомнения, Пол сумеет вдохнуть в старый материал новую жизнь, а любители мелодрам в отдаленных уголках Сахары всегда найдутся. Сиди-Бу-Кеф был идеальным местом.

Журнал выпал из рук Элисон. Яркое солнце усыпило ее. Она не знала, сколько времени проспала, когда ее разбудили шаги. Элисон сонно повернула голову.

– Прошу прощения, – раздался вежливый голос, – но я ищу шейха и решил, что он может быть на вилле…

Боюсь, его нет… – начала было Элисон, но тут же ее сердце бешено заколотилось. Она прикрыла рукой глаза от солнечного света и всмотрелась. – Бретт! Бретт Мередит, – слабо прошептала она и откинулась на спинку кресла. Больница, молодой английский доктор. И этим доктором оказался Бретт. Элисон ошарашенно смотрела на молодого человека, на лице которого отразилось такое же изумление.

– Элисон! Да это же Элисон Уоррендер! – Он провел рукой по лбу. – Или вы ее двойник?

Элисон выпрямилась, и каштановые волосы упали ей на лицо, скрыв ее от проницательного взгляда голубых глаз, которые порой могли быть такими холодными. Сейчас в них светилось только изумление.

– Нет, это я.

Бретт неуверенно рассмеялся.

– Когда шейх сказал, что в больнице работает врач из Англии, я и представить не могла, что это ты. – Элисон старалась, чтобы ее голос звучал буднично.

– Но это же невероятно! – Бретт присел на стул рядом с ней.

Сердце Элисон бешено билось, она чувствовала себя глупо. С облегчением Элисон отметила, что Бретт совсем не изменился. Те же непослушные светлые волосы, светлая кожа, уже успевшая загореть под алжирским солнцем. И этот притягивающий взгляд голубых глаз, в которых теперь светилась только радость встречи, потому что ему было одиноко на краю света и он был счастлив увидеть знакомое лицо.

– Как ты тут очутилась? Я не ожидал встретить тебя в королевстве Аль-Рашида.

Я не его новая жена, если ты об этом подумал, – отозвалась Элисон и тут же об этом пожалела. – Я здесь с отцом, профессором Уоррендером.

– Эколог! Вот в чем дело! Последние несколько недель шейх много о нем говорил, но мне и в голову не пришло связать его с тобой.

– Вполне понятно. – Скорее всего, ее имя давно стерлось из его памяти.

– А как же твоя карьера медсестры? Я-то думал, что ты уже вовсю работаешь в какой-нибудь больнице. Или же вышла замуж.

– Благодарю вас! – Элисон отвела волосы от лица, мечтая поскорее добраться до расчески и зеркала. В вершинах миндальных деревьев ворковали голуби, нежно журчал маленький фонтан, благоухали розы. – Я думала, у тебя не было даже времени вспоминать обо мне, – произнесла она.

– Правда? – Бретт так посмотрел на нее, что Элисон почувствовала себя полной дурой. Безумием было так переволноваться при его появлении после почти двух лет разлуки. Где ее гордость?

– После сдачи экзаменов я помогала отцу по хозяйству.

Жаль, что ты не стала работать в больнице, – улыбнулся Бретт. К сожалению, его улыбки были так редки, потому что они освещали его молодое бесстрастное лицо теплотой. – Я работаю в больнице, возможно, шейх тебе рассказывал. Это его любимое детище. Может, как-нибудь заглянешь? – Бретт поднялся. – Что ж, рад был встрече, юная Уоррендер. – Он протянул руку. – А теперь мне надо срочно найти шейха. В больнице возникли проблемы с электрогенератором. Это старье вечно ломается. Али! – позвал Бретт мальчика-садовника, который возился у клумбы. – ты не знаешь, где мне найти шейха?

– Они сажают новые деревья, – ответил Али И с важностью добавил: – Я провожу вас к нему.

Когда они ушли, Элисон отправилась в свою комнату. Ей следует поторопиться, чтобы успеть к Хайди, но несколько минут она не могла сосредоточиться и смотрела на свое отражение в зеркале. Бретт здесь, в Сиди-Бу-Кефе! Встреча с ним так смутила ее, что она почти не помнила, о чем они говорили. На Элисон нахлынули воспоминания.

Той весной они с Бреттом много времени проводили вместе. Поездки за город на его старой маленькой машинке, походы в театр по случайно добытым билетам, кофе в маленьком кафе напротив больницы, куда Бретта могли в любую минуту вызвать. Они так ждали этих встреч! По крайней мере, так думала Элисон.

И она всей душой полюбила Бретта. Только внезапно все было кончено. В тот вечер, когда в больнице состоялся ежегодный праздник, Бретт отказался от нее. Она ждала его, как они и договаривались, в фойе гостиницы, где должны были состояться танцы. Если его срочно вызвали на работу, он мог бы послать ей весточку! Через два часа молодой врач-стажер Саймон Фрэйн увидел Элисон, одиноко сидящую у дверей. «Забудь о нем, кто бы он ни был, – посоветовал Саймон, – и давай потанцуем».



Остаток вечера она провела в его компании. Саймон был весел и любезен, Элисон часто встречалась со стажерами до того, как серьезно увлеклась Бреттом. На следующий день она ждала от него объяснений, но их не последовало. Она не видела Бретта больше недели и постепенно поняла, что он намеренно избегает встреч с ней. Когда они наконец столкнулись лицом к лицу в коридоре, Элисон прямо спросила, в чем дело. Бретт был удивлен и с трудом вспомнил о той ночи, когда она ждала его. Оказывается, его срочно вызвали в больницу, и он так спешил, что не успел связаться с ней и предупредить. «Уверен, у тебя не было недостатка в партнерах», – равнодушно добавил он. Все было ясно. Их отношениям пришел конец. Вскоре после этого Элисон оставила Сент-Клер и перешла на работу в другую больницу. И с тех пор они с Бреттом больше не виделись.

За ту весну он успел пробудить в ней чувство, а потом остыл. На это могли быть десятки причин или ни одной. Бретт упорно готовился к своему очередному экзамену. Элисон не удалось привлечь его внимание. И она заплатила за свою ошибку разбитым сердцем.

Хватит, забудь об этом, повторяла она себе теперь. Черт бы побрал этого Бретта Мередита! Нет, она не позволит ему испортить этот чудесный отдых в Северной Африке. У нее новая жизнь, и в ней нет места прошлым ошибкам. Элисон была рада, что сегодня будет ужинать с Полом Эвертоном, познакомится с его командой. А сейчас ее ждут у шейха.

Приняв душ и облачившись в новое легкое платье, Элисон выбежала в сад и направилась к мавританским воротам. Рядом тут же возник старый слуга, словно верная собака. Вероятно, никто не мог проникнуть во дворец, миновав его. Хотя в теории многие запреты, касающиеся женщин из знатных родов, были отменены, традиции очень живучи, и этот старик был не из тех, кто легко мирится с переменами.

– Салаам! – величественно приветствовал он Элисон и повел ее к железной лестнице. Наверху уже ждала Хайди в том же зеленом платье.

– Мы так рады, что ты согласилась прийти к нам! – воскликнула она. – Моя бабушка, мама и вся семья ждут тебя. Мы приготовили настоящий английский чай. – Оказывается, Хайди училась во французской школе в столице. – Там я узнала, что англичане в пять часов пьют чай. Во Франции тоже есть такая традиция.

Элисон с интересом оглядывалась в слабо освещенной комнате. Свет в нее проникал только через зарешеченные окна, освещая стены, украшенные богатыми шелковыми коврами с арабскими письменами. В центре мозаичного пола был фонтан, и его брызги падали в большую мраморную чашу. Вдоль стен шли низкие скамьи, обтянутые красным бархатом, а в углу на возвышении стояло похожее на трон кресло. Над всем этим великолепием нависал богато украшенный, резной балкон.

– Наши комнаты наверху, – объяснила Хайди. – Здесь мой дедушка устраивает банкеты. Иногда нам разрешается присутствовать, но в основном мы только смотрим сверху. Красивый зал, правда?

– Очень, – согласилась Элисон, оглядываясь по сторонам. – Но где сидят гости и на чем вы едите?

– Фонтан накрывают большим столом. Это если мы принимаем европейцев. А для местных жителей на пол кладутся подушки и ставятся низкие столики.

Они шагали по бесценным коврам и леопардовым шкурам.

– Вот и мы! – воскликнула Хайди, распахивая дверь. За ней открывалась большая, залитая солнцем комната, полная миниатюрных, ярко одетых женщин. Лиловый, пурпурный, ярко-желтый, светло-вишневый – все цвета радуги. На шее каждой женщины висели тяжелые ожерелья из золота, серебра и полудрагоценных камней. В воздухе витал сладкий аромат восточных духов. При виде девушек голоса смолкли. Маленькие девочки, одетые в точности как старшие, спрятали лица в пышных юбках своих мам и тетушек.

Хайди принялась всех представлять, начиная с древней старушки в пурпурном атласном одеянии. Из-под набрякших век глядели проницательные глаза.

– Фатима, наша прабабушка.

– Да хранит тебя Аллах! – произнесла Фатима арабское приветствие.

– Ей почти сто лет, – похвасталась Хайди. – Может, даже больше, никто не знает.

Жена шейха Халида казалась по сравнению с ней намного моложе, хотя ей тоже было далеко за семьдесят. Потом следовала мать Хайди, Каира, и множество тетушек, имена которых Элисон даже не пыталась запомнить. Были тут и кузины.

После того как почетной гостье представили маленьких девочек, Элисон пригласили располагаться на груде подушек рядом с низким диваном, на котором, скрестив ноги, сидела Фатима. Улыбающиеся служанки, бросая на Элисон любопытные взгляды, принесли чай. Серебряный сервиз был в настоящем английском стиле, но сам чай подали в стеклянных бокалах. Детям раздали кусочки сахара и увели прочь. «Они будут играть в саду, а потом лягут спать», – объяснила Хайди. Элисон была разочарована, ей хотелось поближе познакомиться с детьми. Внутренний двор, как оказалось, находился в глубине дворца. «Там есть солнце и тень, а еще бассейн для детей. Вечерами мы часто сидим там за вышиванием. Потом я тебе покажу. Надеюсь, ты будешь иногда к нам приходить».

– А теперь я налью настоящий английский чай, – с гордостью объявила Каира. Чай показался Элисон слабым и недостаточно горячим, но она принялась нахваливать его. Ее угостили маленькими пирожными с медом и миндалем, рахат-лукумом, марципаном и разнообразными восточными сладостями. Пожалев о том, что плотно пообедала, Элисон попробовала все. Она уже была наслышана об арабском гостеприимстве. Отказ от предлагаемых угощений мог быть расценен как смертельная обида. Но впереди был еще ужин с Полом Эвертоном.

Сначала разговор не клеился.

– Только моя мать, я и младшие кузины, которые учились в Алжире, говорим по-английски, да и то не очень хорошо, – сообщила Хайди.

– И мой французский тоже слаб, – призналась Элисон. Но скоро общаться стало легче, и только старшие тетушки хранили молчание, время от времени заходясь от смеха.

– Просто они нас не понимают. И не привыкли к гостям-англичанам. – Хайди повернулась к женщинам и что-то быстро сказала им по-арабски. Они закивали и улыбнулись Элисон. Похоже, Хайди отчитала их за отсутствие хороших манер.

После этого Элисон изо всех сил старалась включить тетушек в разговор, обращаясь к ним на своем школьном французском. Они стеснялись отвечать и с благоговением разглядывали ее. Наконец одна из них осмелела.

– Неужели бывают такие прекрасные волосы? – прошептала она.

– Они безнадежны, – вздохнула Каира. – Совсем не умеют себя вести. – Она явно стыдилась своих пожилых родственниц. – Но в Сиди-Бу-Кефе мы ведем такой уединенный образ жизни, – продолжила она. – И только по радио узнаем, что во всем мире у женщин появляются новые возможности. Однако мой отец в этом не виноват. Он поборник прогресса и хочет, чтобы мы учились новому, но у нас так мало возможностей. Если бы вы могли приходить к нам хотя бы иногда и рассказывать по-английски об обычаях вашей страны или читать английские книги…

– С радостью! – искренне согласилась Элисон. Было что-то трогательное в этих маленьких, пестро одетых женщинах, почти отрезанных от остального мира. Они были так одиноки.

Время пробежало незаметно, и скоро Элисон поднялась со своего удобного места, извинилась и заторопилась уйти. Женщины столпились вокруг нее, прощаясь и умоляя заходить снова.

Словно древняя богиня, поднялась со своего кресла прабабушка и церемонно пожелала Элисон счастливого пути. Когда Элисон выбежала в сад, уже смеркалось. На стенах из красной плитки пели свою любовную песню голуби, в пруду хором квакали лягушки, в воздухе стоял свежий аромат цветущих лимонных деревьев. Остановившись на мгновение, Элисон вдохнула свежесть африканского вечера. Если бы только Бретт был с ней в этом волшебном саду, Бретт, которого она когда-то знала, которому верила!

Элисон нетерпеливо тряхнула головой, отгоняя эти мысли прочь, и поспешила по тропинке к веранде. Уже темнело, а впереди ее ждал ужин с Полом Эвертоном.

Глава 3

Отель «Ридженс» на краю главной городской площади был окружен маленьким пышным садом. Благодатную тень давали пальмовые деревья. Стоило войти в узорчатые ворота, как шум и пыль узких улочек Сиди-Бу-Кефа оставались далеко позади. Здесь царили роскошь, спокойствие и порядок. В мраморном вестибюле Элисон принялась разглядывать себя в зеркало. Хрустальная люстра заливала помещение золотистым, мягким светом. Что касается макияжа и прически, то с ними все в порядке, решила Элисон, правда, этого нельзя сказать о ее наряде. Сахара в ее представлении была глухой окраиной цивилизации, поэтому Элисон даже не подумала взять с собой вечерние наряды. Теперь на ней было совершенно простое белое платье, украшенное только серебристо-голубым медальоном на тяжелой цепочке. Каштановые волосы она связала узлом на затылке.

– Вы восхитительны! – воскликнул Пол, заехав за ней на виллу. – Неужели в наше время остались еще такие невинные девушки? Если бы Не стоит так лихорадочно забрасывать меня комплиментами, – перебила его Элисон.

– «Лихорадочно» – верное слово, – ничуть не смутившись, отозвался Пол, – когда я вас вижу, то у меня резко поднимается температура!

К счастью, в эту минуту к ним присоединился профессор, и за стаканом шерри Пол был очарователен, почтителен.

Элисон хотелось сказать что-нибудь колкое, но она остановила себя. Что-то в Поле Эвертоне ее настораживало. Слишком уж он был красив, неизменно весел и обаятелен.

Словно прочитав ее мысли, весь путь от виллы до отеля Пол был галантен и сдержан, бережно помогая Элисон выйти из машины, словно она его престарелая тетушка. А теперь в отеле он представлял ее своим коллегам по съемочной группе.

В жизни Дариен Шевас оказалась совсем не такой, как на фотографии в газете. Прежде всего, в ней не было ничего воздушного: даже рот у нее был большой. Казалось, она ни к чему не относится всерьез – ни к Полу Эвертону, ни к своей работе. Элисон Дариен понравилась, она была очарована тем, как актриса ловко управляется с исполнителем главной роли Пьером Жаммелем, по уши в нее влюбленным.

Медленно потягивая кампари со льдом, Элисон пыталась разгадать, что за люди ее окружают, – исполнители второстепенных ролей, актеры массовки, операторы, две девушки, скорее всего ассистентки режиссера, и даже гардеробщица средних лет. Элисон ни за что не запомнила бы всех имен, да это было и не важно. Вряд ли она когда-нибудь увидит их снова, да и они не проявили особого интереса к новенькой, которую Пол представил «прекрасной англичанкой», найденной им в пустыне.

– Пол найдет девушек в любом месте, – рассмеялся кто-то. – Посадите его в сибирской тайге, и он через какое-то время выйдет к людям с местной красавицей. Роковой мужчина!

– Идиот! – огрызнулся Пол, но его белые зубы мелькнули в довольной улыбке.

Как все это пошло и неинтересно, устало подумала Элисон. Она должна быть в восторге от встречи с актерами, но вот только совсем не это ожидала найти посреди Сахары. Таинственный Восток, примитивное общество, что-то совершенно не похожее на цивилизацию двадцатого века.

Чуть позже Пол провел ее в зал ресторана, где они собирались поужинать наедине. Заказанный им столик находился в уединенной нише в окружении пальм в горшках. На белой скатерти горели розовые свечи. Где-то на сцене мавританский оркестр играл странную музыку, печальную и в то же время дикую, как ветры, дующие в пустыне, когда на небе всходит холодная белая луна.

– Давайте не будем заказывать местных блюд, – предложил Пол. – Здесь отличная французская кухня.

И они взяли восхитительную горячую закуску, свежую форель на гриле, выловленную в садовом пруду, какую-то дичь под острым соусом. Пол сказал, что это куропатки, которые свободно бегают по всей пустыне, а арабские мальчишки ловят их голыми руками. За этим последовало провансальское блюдо из весенних овощей, хрустящий салат с классической заправкой и, наконец, сладкое золотистое суфле, легкое, словно облако, – и все это в сопровождении отличных вин. Порой Элисон испытывала ощущение неловкости, чувствуя себя должницей Пола. Но он был превосходным собеседником, ни разу не перешел границу дозволенного и говорил в основном о фильме.

– В моем фильме не будет всей этой устаревшей чепухи об остывающих песках пустыни. Весь сюжет крутится вокруг Дариен, дочери одного из французских поселенцев, которые правили этой страной до ее освобождения. Вернувшись сюда туристкой, Дариен встречает друга детства, молодого араба из знатной семьи, с которым играла когда-то. Теперь он сайд, владеет большим участком земли и правит несколькими маленькими городами. Потом будет народный праздник с танцами, состязаниями, скачками, факельной процессией, где Дариен снова встречает молодого человека и теряет от любви голову.

– Очень захватывающе, – заметила Элисон.

Пол пожал плечами:

– Мы решили придать сюжету новый поворот и безжалостно выбросили романтическую тему, заменив ее суровой прозой жизни. Да, Хассан любит Клодин – так зовут героиню Дариен, – но отказывается от нее. Понимаете, у Хассана политические амбиции, он хочет возглавить правительство своей новой страны. Женитьба на Клодин может помешать его карьере не потому, что они принадлежат к разным нациям и культурам, или потому, что она дочь бывшего колонизатора, а потому, что она небогата, а Хассан уже помолвлен с дочерью богатого и могущественного шейха. Это старая как мир история о борьбе человека за власть и богатство, где для любви уже нет места.

– Значит, счастливого конца не будет?

– Нет. Что касается праздников, то нам очень крупно повезло. Я этого не знал, выбирая место для съемок. Дело в том, что скоро в Сиди-Бу-Кефе действительно состоится праздник и там будет все, чего я только мог желать: заклинатели змей, танцоры, сражения. Там я и нашел арабских воинов, местных ребят, которые вчера носились по пустыне. Бедная Элисон! Они и правда вас здорово напугали. Я никогда не простил бы себе, если бы они причинили вам вред.

Присев рядом с Элисон на низкую кушетку, Пол коснулся ее руки. Элисон с беспокойством отодвинулась.

– Счастливый конец, – с грустью произнес режиссер. – Жизнь слишком коротка, чтобы думать об этом, когда можно наслаждаться и счастливым началом. Вы очаровательны, Элисон. Вся белая и золотая, словно апельсиновый цветок посреди оазиса. Если бы вы только знали, что делаете со мной…

Элисон резко отдернула руку.

– Слушайте, Пол, если мы хотим остаться друзьями, то должны вести себя разумно.

– Разумно! – простонал он.

– Неужели два человека не могут наслаждаться обществом друг друга безо всяких глупостей?

– Если вы считаете любовь глупостью…

– Не думаю, что речь идет о любви. Я имею в виду настоящую любовь.

Пол подпер руками голову и грустно посмотрел на девушку:

– Боже мой! Девушка с идеалами. Бедное дитя, разве вы не знаете, что идеалы ушли в прошлое вместе с кринолинами?

Элисон была непреклонна:

– Мне об этом ничего не известно. – И тут же ее мысли обратились к Бретту. Есть ли у него идеалы? Что привело его в эту глушь, заставило отказаться от карьеры?

Пол преувеличенно громко вздохнул:

– Печальный случай задержки развития. Но вы повзрослеете, милая моя, хотя это и немного жаль. Вы так юны и прелестны…

– Почему вы пригласили меня на ужин? – резко спросила Элисон.

Казалось, Пол удивился:

– Что за вопрос? Но раз уж вы спросили, отвечу, что пригласил я вас на ужин, потому что вы интригуете меня. Вы нечто совершенно новое и загадочное для меня. Как я уже сказал, сегодня не встретишь такого невинного, воздушного создания. И потом, наша встреча сегодня утром была такой романтичной, вы не находите? А теперь скажите, почему вы приняли мое приглашение?

– Туше! – рассмеялась Элисон. – Мне непросто ответить на ваш вопрос. Даже не знаю. Я очутилась в совершенно новом месте, а вы тут уже давно. Я благодарна вам за вашу помощь сегодня утром, хотя на самом деле, наверное, преувеличивала опасность. Должно быть, мне очень хотелось познакомиться с ночной жизнью этого городка.

Пол усмехнулся:

– Честный ответ, как я и ожидал! И обещаю, вы увидите ночную жизнь.

– Нет, я совсем другое имела в виду, – поспешно заверила его Элисон. – Мне вполне достаточно поужинать с вами и познакомиться с участниками съемочной группы.

– Но это только начало, – произнес Пол, вставая и подавая ей руку. – А сейчас мы пойдем смотреть танцовщиц, которых я специально выписал из Касабланки для съемок в моем фильме. Они будут выступать в кинотеатре рядом с отелем. Танцовщицы приехали только вчера, и я еще не видел танцев, так что это своего рода репетиция.

Элисон вздохнула с облегчением. Если это связано с работой Пола, то вряд ли он попытается еще больше сблизиться с ней, чего она так опасалась весь вечер. К тому же, когда они выходили из отеля, к ним присоединилась Дариен Щевас, как ни в чем не бывало взяв Пола под руку.

– Мы идем смотреть танцы? – спросила она, и Элисон еще раз вздохнула с облегчением. – Он хорошо вас угостил? – спросила Дариен с материнским участием. Интересно, что связывает ее с режиссером?

– Ужин был просто великолепный, – ответила Элисон, а Пол привлек ее к себе и нежно сжал руку. Дариен рассмеялась. – Полу нравится ходить в сопровождении красивой женщины, но еще больше ему нравится, когда женщин две.

– А кто тебе сказал, что ты красивая?

– Ты сам! И многие другие до тебя. И потом у меня есть зеркало.

– А еще огромный запас тщеславия.

– Ну конечно, – спокойно согласилась Дариен.

– Без него я не смогла бы вынести направленных на меня камер, не говоря уже о режиссере, под чью дудочку мне приходится постоянно плясать.

– Не слушайте ее, Элисон, – предупредил Пол.

Но они уже вышли на маленькую площадь и оказались перед освещенным входом кинотеатра. В фойе толпились участники съемочной группы и несколько арабов в пестрых одеяниях. Наконец все расположились в зрительном зале. Пол выбрал место в переднем ряду, почти не обращая внимания на Дариен и Элисон, поскольку оживленно обсуждал какие-то технические детали со своими помощниками. В конце зала были установлены камеры.

После долгих обсуждений свет в зале наконец погас, и за поднявшимся занавесом оказалась изысканно украшенная сцена, на которой полукругом выстроились танцовщицы: молодые девушки в едва прикрывавших тело шелковых одеяниях. На изящных шеях висели ряды бус, с утканных жемчугом головных уборов свисали вдоль спины длинные шлейфы. На запястьях и лодыжках звенели золотые браслеты. Глаза были густо подведены, как у балетных танцовщиц, что придавало маленьким лицам жалобное выражение. Сколько им может быть лет? – подумала Элисон. Они почти дети. Последовавший за этим танец оказался еще более нелепым – худенькие танцовщицы извивались и подергивались. На Элисон нахлынула волна отвращения. Да еще эта местная пронзительная музыка! Движения танцовщиц были монотонны и совершенно лишены чувственности.

– Неплохо, – услышала она слова Пола, обращенные к Дариен, – но их надо немного оживить, а эти барабаны и флейты никуда не годятся. Вот что! Мы поставим тебя в центре этой группы.

– Пол, я не могу! – возразила Дариен.

– Можешь, любовь моя. Ты мне сама говорила, когда я брал тебя на роль, что сможешь исполнить танец живота, если потребуется.

– Но не как эти девчушки!

– Тем лучше. Они двигаются как зомби. Ты же привнесешь в танец необходимую застенчивость, смешанную с самоуверенностью. И потом, твоя фигура намного лучше, чем у этих костлявых девчонок.

– Пол, ты чудовище! – простонала Дариен, но вид у нее был довольный.

Внезапно Элисон стало жаль актрису. Должно быть, ужасно постоянно зависеть от капризов режиссера, когда тебе не принадлежит ни тело, ни душа. Возможно, ее учеба, а потом работа по хозяйству в доме отца были порой скучными, но, по крайней мере, не затрагивали ее самолюбия.

Через несколько минут они вышли из кинотеатра.

– Вы с Элисон возвращаетесь в отель? – поинтересовалась Дариен. – Сегодня допоздна будут танцы, а в полночь представление.

– Я должна вернуться на виллу, – быстро ответила Элисон. Уже была почти полночь, и ей не хотелось идти на танцы с Полом Эвертоном. Пока вечер был вполне приятным, но в глазах Пола то и дело мелькал огонек, настораживавший девушку. – Мне, правда, надо домой, – повторила она.

– Тогда я вас отвезу, – пожав плечами, согласился Пол.

Я пойду в отель и закажу столик поближе к сцене, – предложила Дариен. – Не задерживайся, Пол! – крикнула она напоследок. – Не хочу, чтобы ты пропустил представление. Там будут шпагоглотатели, которых можно задействовать в твоем фильме.

Дариен говорила с Полом как сестра с братом. Может, это оттого, что они давно работают вместе? И все же Элисон не могла представить, чтобы Пол питал лишь дружеские чувства к великолепной Дариен.

Они стояли на ступеньках кинотеатра, освещенных ярким светом. Пол повернулся переброситься парой слов со швейцаром, а Элисон с интересом наблюдала за кипевшей на бульваре жизнью. Вдоль улицы росли пальмовые деревья. Несмотря на поздний час, в придорожных кафе вовсю шла торговля: арабы в длинных бурнусах пили мятный чай, перебирали четки, играли в какие-то странные игры. По дороге мальчик с важным видом вел за алую уздечку верблюда.

– Давайте посмотрим немного, – предложила Элисон.

Со стороны пустыни подул резкий прохладный ветер, взъерошив перистые листья пальм. Элисон поежилась. Пол положил руку ей на плечо.

– Вы замерзли. Разве никто не говорил вам о ветрах, которые дуют здесь в это время суток? Кто-то должен о вас позаботиться.

Сняв свой бархатный пиджак, Пол накинул его Элисон на плечи с таким серьезным видом, что она чуть не рассмеялась. Интересно, кто-нибудь знает настоящего Пола Эвертона, который скрывается за этой маской? И все-таки он невольно вызывал у нее симпатию, к тому же в пиджаке было тепло. Пол нагнул голову и нежно поцеловал Элисон в лоб. Но, оглянувшись в эту минуту, она поймала на себе ледяной взгляд Бретта Мередита. Он выходил из сада отеля, и на его лице отразилось искреннее недоумение.

Но Элисон было не до смеха. Ей стало очень холодно и одиноко, она отодвинулась от Пола и подняла руку в приветственном жесте. Бретт без улыбки махнул ей в ответ и отправился к маленькой старой машинке, стоявшей на площади.

– Мой друг, – смущенно объяснила Элисон, но Пол то ли ничего не заметил, то ли ему это было неинтересно.

– Уверены, что не передумаете и не останетесь на представление?

Элисон покачала головой:

– Уже поздно, а у меня был тяжелый день. – Внезапно она почувствовала сильную усталость.

Пол не стал ее уговаривать. Наверное, он тоже устал от нее. Не желая показаться неблагодарной, Элисон еще раз поблагодарила его за ужин.

– Не надо вежливых слов, – перебил он ее. – Если я не уговариваю вас пойти со мной на танцы, то только потому, что завтра мне надо вставать чуть свет и опять снимать этих чертовых воинов. Сегодня ничего не получилось.

В роскошном салоне машины было тепло. Отдав пиджак Полу, Элисон откинула голову на мягкую спинку сиденья и принялась думать о холодных голубых глазах Бретта. Именно в тот момент, когда она оказалась в объятиях молодого модного режиссера, Бретт должен был выйти из отеля, с горечью размышляла девушка. Конечно же он узнал Пола. В маленьком городке все слышали о приезде съемочной группы. И было ясно, что Бретту Пол не по душе. Правда, это не должно его касаться. И все же Элисон так хотелось, чтобы ничего не произошло.

Ночной воздух был сухим и холодным. Пол медленно ехал по извилистой дороге к вилле. Не доезжая до ворот, он притормозил на обочине под лимонными деревьями. Где-то вдали пел соловей. Это был единственный звук, нарушавший тишину звездной ночи. От окружающей ее красоты у Элисон перехватило дух.

– Это соловей! Даже лягушки перестали квакать, чтобы послушать его, – произнесла она.

– В полночь лягушки всегда прекращают свой маленький концерт. Наверное, у них есть свой профсоюз, который устанавливает часы работы.

Они оба рассмеялись, после чего Пол решительно обнял Элисон.

– Неизбежное завершение вечера, – вздохнула она, когда его губы коснулись ее щеки. – Думаю, это вполне естественно после столь восхитительного ужина, которым вы меня угостили.

Элисон знала, что сказала ужасную вещь. Пол быстро отпустил ее, нахмурился и принялся заводить мотор.

– Простите, Пол, – жалобно пролепетала она. – Я не должна была этого говорить, просто…

– Я затронул ваши священные идеалы, – закончил Пол. – Позвольте заметить, дитя мое, что они доставят вам больше неприятностей, чем несколько невинных поцелуев.

Он конечно же прав, мрачно подумала девушка.

До виллы они ехали молча. Пол не предложил проводить ее до дома, холодно пожелал спокойной ночи, а когда Элисон принялась опять его благодарить за приятный вечер, только иронически хмыкнул. Вдруг, словно пожалев, режиссер вылез из машины и галантно распахнул ворота.

– Прошу прощения, если был груб с вами, – извинился он. – Просто я никогда не встречал таких девушек, как вы. Обычно куколки, с которыми встречаемся мы, режиссеры, нас не отшивают.

– Я не куколка, – холодно заметила Элисон.

– Это-то меня и притягивает! – рассмеялся Пол. – Надеюсь, мы еще встретимся? Обещаю хорошо себя вести.

– На вас невозможно сердиться. Несколько минут они стояли молча. Вдали по-прежнему слышалась песня соловья.

– Что ж, не буду искушать судьбу, – наконец произнес Пол.

Элисон подождала, пока машина отъедет, и медленно пошла к дому, думая о Бретте. Весь вечер она решительно отгоняла мысли о нем, но его появление у отеля выбило её из колеи. Если бы он только не видел, как Пол целует ее! Но какое ей до этого дело? Разве Бретт уже не доказал ей, как мало она для него значит? Встретив ее впервые, он изобразил удивление: «Рад тебя видеть, юная Уоррендер». Элисон и представить себе не могла, что столкнется с ним в Сиди-Бу-Кефе. Что привело его в этот забытый всеми уголок Северной Африки? Честолюбивый, привыкший много работать, он мог бы добиться успеха в Лондоне. Но Элисон не намерена была позволить Бретту испортить ее пребывание в Алжире. Он и без того причинил ей достаточно боли.

Глава 4

Следующие несколько дней прошли как обычно. Каждое утро Элисон с отцом объезжали плантации деревьев. Под палящими лучами солнца они осматривали ряды эвкалиптов и акаций. Иногда к ним Присоединялся шейх, который все больше и больше нравился Элисон. Он обладал живым умом и чувством юмора. Шейх рассказывал, что когда-то давно Сахара была покрыта лесами, уничтоженными при вторжении римлян. Под землей по-прежнему есть вода, но как до нее добраться – это задача для профессора и его коллег-ученых. Дренажные колодцы, выкопанные специально для зимних дождей, скоро иссякнут, и речные долины, или вади, быстро пересохнут. К счастью, на земле шейха есть несколько отличных колодцев и множество работников, готовых перевозить с места на место тяжелые цистерны с водой.

– По крайней мере, – заявил шейх как-то утром, когда они втроем пили кофе на веранде, – у меня всегда достаточно рабочих рук. Правда, сейчас многие молодые люди бросили все и присоединились к этой съемочной группе, которая взбудоражила весь город. – Шейх с сожалением пожал плечами. – Сомневаюсь, что дал бы им разрешение здесь снимать, если бы знал, к чему это все приведет. Столько молодых людей бросились сниматься в массовке, зарабатывая столько денег, сколько им и не снилось, и, естественно, перенимая худшие черты западного общества. Не к такому прогрессу я стремлюсь. – Старик вздохнул и покачал седой головой. – Мне следовало быть более осторожным, но этот молодой режиссер умеет уговаривать. Он сказал мне, что наполовину француз и наполовину американец и во всем мире его знают как создателя фильмов в стиле модерн.

Элисон призналась, что знакома с Полом Эвертоном, и рассказала шейху, как в первый день пребывания в Сиди-Бу-Кефе чуть не погибла под копытами коней арабских наездников.

– В этот же вечер он пригласил меня на ужин в «Ридженс» и познакомил со своими коллегами. Было интересно. – Элисон замолчала, встретившись с проницательным взглядом шейха.

– Вы случайно встретили этого молодого человека и сразу же приняли приглашение поужинать? Наедине, без сопровождения? – В тоне старика слышалось скорее изумление, нежели неодобрение.

– Просто мы предоставляем дочерям больше свободы, чем принято у вас, – поспешно вставил Джон Уоррендер.

Шейх кивнул:

– Не сомневаюсь. Возможно, вы и правы. В английских журналах я много читал о том, что у женщин во всем мире появляется все больше возможностей. В Индии и Израиле женщины даже премьер-министры. – Шейх опять покачал головой и повернулся к Элисон: – Думаете, мои женщины счастливы? Очень сложно сломать вековые традиции, приверженность старших членов моей семьи к жизни в уединении.

– Возможно, молодым женщинам приходится тяжелее, – ответила Элисон. – Хайди так часто вспоминает о годах, проведенных в школе в Алжире.

– Я слышал, вы несколько раз приходили к ним, читали им книги. Вы очень добры.

– Ничего особенного. Мне нравится читать и болтать с ними. Беда в том, что у меня очень мало книг, только пара романов Бронте и сборник стихотворений.

– Кажется, я знаю, где вы найдете книги, – взволнованно заметил шейх. Похоже, этот разговор задел его за живое. Он так стремился не отстать от жизни, но в этой изолированной от всего мира стране не всегда знал, что надо делать. – У молодого доктора Мередита обширная библиотека. Уверен, он даст вам нужные книги. Вы должны встретиться с ним и увидеть нашу больницу. Я это устрою.

– Было бы замечательно, – невпопад пробормотала Элисон. По какой-то причине она не смогла признаться шейху, что они с Бреттом знакомы и что он человек из ее прошлого. Чего доброго, старик решит, что она только и делает, что знакомится в Сиди-Бу-Кефе с молодыми людьми. К тому же Элисон не успела даже отцу рассказать о своей встрече с Бреттом. Конечно, в этом не было никакой тайны, но ей больно было говорить о нем, вспоминать его ледяной взгляд, когда он увидел ее в объятиях Пола Эвертона.

– Я приглашу его на ужин, – продолжал шейх. – Завтра вечером. Мы откроем банкетный зал, приготовим традиционные арабские кушанья, по-. зовем музыкантов. Пригласим Каиру и Хайди. – Шейх величественно поднялся с места. – А сейчас пойду и отдам указания моим домашним, потом отправлю кого-нибудь к доктору. Кстати, я не видел его уже почти неделю. Обычно он регулярно ко мне заходит.

Может, Бретт старается держаться подальше от дворца из-за нее, подумала Элисон и тут же отмахнулась от этой нелепой мысли. Вероятно, у него много работы. Но завтра вечером он придет на ужин во дворец шейха.

Элисон еще раз пожалела, что у нее нет никакого красивого наряда, кроме простого белого платья. Собирая чемодан, она и подумать не могла, что ей понадобятся вечерние туалеты. Конечно, Бретту все равно, как она будет выглядеть. Просто все женщины из семейства Аль-Рашида появятся в роскошных шелковых одеяниях и блистающих драгоценностях, а Элисон в своем будничном платье будет похожа на английского воробья, случайно прибившегося к стае пестрых попугаев.

Поэтому после обеда Элисон пешком направилась в Сиди-Бу-Кеф, надеясь отыскать там подходящий магазин. Если ей это не удастся, придется идти в «Ридженс». Вечером она успела заметить в фойе маленький бутик, в единственной витрине которого красовался огромный черный веер из страусиных перьев и пара длинных лиловых бархатных перчаток. Правда, Элисон не хотелось лишний раз встречаться с Полом Эвертоном.

На главной улице Сиди стояла удушающая жара, жалюзи были опущены, а владельцы магазинов сидели у дверей, с жадностью ловя слабое дуновение ветерка. И конечно же в городе не оказалось магазинов, торгующих платьями. Здесь были лавки ювелиров, лавки, где продавались шелка, золотые украшения, еда, начиная от тортов с мускатным орехом и корицей и заканчивая оливковым маслом в больших розовых бутылях. Элисон страшно хотелось пить. Итак, остается «Ридженс». В мраморном вестибюле ее встретило желанное дуновение ветерка от кондиционера. Элисон с надеждой взглянула на витрину маленького бутика. Тот же черный веер. Возможно, у них больше ничего нет, но вряд ли она сможет прийти во дворец шейха в одних перчатках и с веером.

– Привет! – раздался радостный голос, И Элисон оказалась лицом к лицу с Дариен Шевас. – Интересуетесь?

– Я по всему городу искала магазин, где пролают платья.

– Безнадежно! – рассмеялась актриса. – Там есть лавки, в которых за пару часов сошьют вам платье, вот только вы не сможете его носить. Великолепные цвета, но никакого чувства стиля – мешок, перевязанный посередине. Здесь выбор намного шире, если только хозяйка, мадам Деспар, на месте. Идемте наверх и посмотрим. Ее студия, как она сама ее называет, на втором этаже.

– Разве сегодня съемок нет? – поинтересовалась Элисон, когда они вошли в позолоченный лифт.

– Нет, у нас долгожданный отдых. Полу пришлось срочно лететь в Париж, чтобы уладить кое-какие дела. Вообще-то мы и так затянули съемки. Видите ли, все заранее просчитано до последнего франка и последней минуты. Но Пол все уладит, – с гордостью прибавила Дариен.

Элисон вздохнула с облегчением. Раз Пола нет, она может спокойно провести полчаса в компании Дариен. С ее помощью девушка купила полупрозрачное черное платье с высоким воротом, длинной юбкой и множеством кружевных оборок.

– Соберите ваши прелестные волосы в пучок, и вы затмите всех, – посоветовала актриса. – Боже, вечеринка во дворце шейха! Как замечательно! Все эти божественно красивые арабы… Может, вы будете даже единственной женщиной.

– Нет, приглашены жена и внучка шейха. И потом, там будут не одни арабы. Придет и английский доктор из местной больницы.

– Доктор Мередит. Он душка. Вы его полюбите. Когда я впервые приехала сюда, у меня был грипп, и он меня лечил. Немного неразговорчив, но в душе, скорее всего, мягкий, как воск. Могу поспорить, это черное платье сведет его с ума.

Элисон наигранно рассмеялась. Вряд ли доктор Мередит вообще обратит внимание на ее наряд.

Они выпили чаю внизу, и Элисон не могла скрыть своего торжества. Если бы не Дариен, она ни за что бы не решилась купить такое платье.

После чая актриса вызвалась отвезти ее на виллу.

– Давайте как-нибудь еще встретимся, – предложила она, когда Элисон вышла из машины.

– С удовольствием. Большое спасибо, что помогли мне выбрать платье.

Дариен с грустью смотрела на маленький домик, утопающий в цветах.

– Если бы шейх пригласил в свой дворец кого-нибудь из нас, – вздохнула она. – Мне кажется, мы ему не по душе. У меня такое чувство, что местные аристократы нас только терпят, да и то с трудом. Этот доктор Мередит дал мне понять, что шейх считает нас чуть ли не своим проклятием. Нет, не меня лично. Он был очень добр. Но потом они сидели с Полом в баре, и шейх намекнул, что мы оказываем медвежью услугу местным жителям, нанимая их в качестве актеров массовки. Они начинают воображать себя мировыми знаменитостями и не желают больше работать в садах, поскольку мы предлагаем им более увлекательные занятия.

Элисон вспомнила, что ей шейх говорил то же самое.

– Замолвите за нас словечко, – попросила на прощание Дариен и уехала, оставив Элисон с ощущением неловкости, поскольку она не могла ничего обещать. Девушка сочувствовала шейху, которому придется расхлебывать всю кашу, после того как съемочная группа покинет Сиди-Бу-Кеф.

На небе уже высыпали звезды, когда Элисон с отцом направлялись во дворец. Над верхушками деревьев поднималась луна. За неимением ничего более достойного, Элисон накинула поверх платья пальто из верблюжьей шерсти, но скоро ей пришлось снять его и отдать улыбающемуся слуге. В зале затопили печи, а довольно слабый свет люстр усиливали высокие свечи в витых серебряных подсвечниках.

Фонтан уже накрыли большим овальным столом из древесины грецкого ореха, на котором были расставлены серебряные приборы и большие вазы с фруктами. Окна и двери были распахнуты настежь, открывая широкий балкон, увешанный китайскими фонариками. Двор внизу тоже был освещен фонариками и заставлен маленькими столами. Праздник начался в банкетном зале, где почетных гостей приветствовал шейх в роскошном алом и пурпурном одеянии. Он представил своего сына и внука Хамеда, брата Хайди. У него были те же живые черные глаза и тонкие черты лица.

С сильно забившимся сердцем Элисон повернулась и увидела Бретта.

– Он сказал мне, что вы уже знакомы, – продолжал шейх, – работали вместе в госпитале в Лондоне. Очень хорошо. Возможно, вы сможете помогать ему здесь.

Элисон, почти не слушая, пожала руку Бретта и встретила прямой взгляд его голубых глаз.

– Ты так прелестна сегодня, – прошептал он, и щеки девушки заалели.

Бретт редко говорил комплименты. Но кажется, сегодня вечером он был в добром расположении духа и сам повел Элисон к дивану, где они уселись в окружении пестрых подушек. Элисон не ошиблась: на всех присутствующих женщинах были роскошные наряды всех цветов радуги от пурпурного до изумрудно-зеленого.

Высоко на галерее музыканты играли нежные, задумчивые мелодии, напоминающие журчание воды.

Бретт с изумлением оглядывался по сторонам.

– Только представь, мы с тобой в этом восточном дворце! Не могу поверить.

– Да, удивительно, – сухо согласилась Элисон.

Слуга в широченных алых шароварах с кинжалом на поясе принес на подносе бокалы с сухим белым вином. Другой слуга предложил закуски.

– Арабский вариант бутербродов к коктейлю, – объяснил Бретт. – Их делают из черного хлеба, измельченного сырого мяса, смешанного с пшеничными зернами, пряными травами, специями и натертой цедрой апельсина.

Элисон попробовала, и ей показалось, что она в жизни не ела ничего вкуснее.

– На твоем месте я был бы осмотрительнее, – предупредил Бретт. – Впереди нас ждет ужин. У арабов считается дурным тоном не попробовать все, что подали на стол.

На Бретте был светлый шелковый пиджак, и выглядел он необыкновенно элегантно. Его светлые волосы были подстрижены и аккуратно зачесаны назад.

Элисон заметила, что вино пили только европейцы. Сам шейх придерживался мусульманского закона, запрещавшего алкоголь, хотя на самом деле вино было не чем иным, как слегка забродившим виноградным соком.

Слушая Бретта, Элисон чувствовала себя необыкновенно легко и свободно. Ей казалось, что она видит сон: сидит с Бреттом во дворце шейха, потягивая вино, в котором, кажется, смешались все ароматы спящего африканского сада. И Бретт тоже улыбался, очевидно позабыв о неприятной сцене на ступенях кинотеатра. Или он просто не считал нужным думать о ней? Элисон отогнала эту мысль. Ничто не должно испортить волшебный вечер.

Она испытала легкое разочарование, потому что за столом ее как почетную гостью посадили рядом с шейхом. Соседом Элисон был Хамед. Профессор расположился по левую руку от шейха, рядом с Кайрой, а напротив разместились Бретт с Хайди. Жена шейха мадам Халида не пожелала сесть за общий стол, предпочтя сидеть на подушках перед маленьким кофейным столиком.

Разговор велся в основном на французском. Шейх с профессором начали говорить о делах, и Элисон пришлось удовольствоваться беседой с Хамедом. Оказалось, он два года учился в Сорбонне и несколько раз был в Англии на побережье Суссекса вместе с другими студентами. Брайтон казался ему раем на земле.

– Свобода, веселье, песни! – с восторгом рассказывал Хамед.

Элисон часто видела арабских студентов, которые бродили по берегу с гитарами.

Бретт с Хайди о чем-то оживленно болтали. Элисон поразила волшебная красота девушки. Казалось, она вся была из темно-золотого огня с ее украшениями и браслетами, цветными шелковыми одеяниями и каскадом черных кудрей. Элисон старалась не смотреть на них. К тому же на стол то и дело подавали новые блюда – кебаб, зажаренный на углях, омлеты, фаршированные бараньей печенью и луком, огромные круги пресного хлеба. На горячее подали зажаренную целиком овцу, от которой слуги кинжалами отрезали куски. На гарнир были нежнейшие зеленые овощи, соусы, салаты, разнообразные фрукты, сладкий и натуральный йогурты и множество сладостей.

Ужин продолжался бесконечно, и Элисон обрадовалась, когда наконец подали кофе и можно было пройтись по залу. Покинув Хамеда, которому она явно нравилась, девушка присела на подушки рядом со старой мадам Халидой. Они немного поговорили на смеси английского, французского и арабского. Сердце Элисон радостно забилось, когда она увидела решительно приближающегося к ним Бретта.

– Могу я ненадолго похитить вашу собеседницу, мадам? – с поклоном спросил он.

Пожилая женщина улыбнулась:

– Конечно, месье. Молодые должны общаться с молодыми.

Бретт протянул Элисон руку:

– Давай выйдем во двор.

– С удовольствием, Бретт! – Элисон вскочила с места, не скрывая радости.

Взяв девушку под руку, Бретт повел ее во двор, где они нашли укромную скамейку в тени пальм у маленького пруда.

– Прекрасный ужин, но запах жареной баранины уже начал действовать на нервы, – заметил он. – Надеюсь, ты не замерзнешь в твоем тоненьком платье.

– Нет, мне тепло, спасибо.

– Я хотел поговорить с тобой, Элисон.

Элисон стало трудно дышать. В воздухе витал слабый аромат жасмина. На глади пруда плясал свет китайских фонариков, на листке кувшинки сидела большая толстая лягушка, глядя на них выпученными глазами. Вдруг горло задрожало, и округа огласилась хриплым кваканьем. Легкий ветерок шевелил верхушки пальм.

– Не стоило приводить тебя сюда, – с упреком сказал Бретт и тут же тихонько рассмеялся. – Прости, но у меня нет бархатного пиджака!

Так вот в чем дело! Он не забыл о сцене у кинотеатра и специально привел ее сюда, чтобы уязвить. Элисон собрала всю свою гордость.

– Мне не нужен пиджак.

Бретт положил руку на спинку скамьи.

– Тогда, может, объятие? – На этот раз в его тоне безошибочно угадывалась насмешка.

Элисон рассердилась:

– В чем дело, Бретт? На что ты намекаешь?

Он убрал руку и пожал плечами:

– Я просто восхищен твоей способностью находить блестящих молодых людей даже в центре Сахары.

– Пол Эвертон мне никто. И я его не искала. В самое первое утро нашего приезда сюда я пошла прогуляться и забрела очень далеко. Пол ехал на машине и предложил подвезти меня домой, вот и все. – Элисон не стала упоминать арабских всадников.

– А потом ты согласилась поужинать с ним и поцеловала его на ступенях кинотеатра на виду у всех.

– И какое тебе до этого дело?! – вскричала Элисон.

– Ровным счетом никакого, – с преувеличенной беспечностью ответил Бретт. Луна уже поднялась над вершинами деревьев и освещала его волосы серебристым светом. Он тронул пальцем бутоньерку в петлице. Жасмин. Так вот откуда этот аромат! Хайди подарила ему цветок? В ее волосах была веточка жасмина… – Просто это очень похоже на одну сцену, которую я видел давным-давно в Сент-Клер.

Элисон широко раскрыла глаза от изумления.

– Бретт, о чем ты говоришь?

– Ты и твои воздыхатели. Ты всегда пользовалась успехом у врачей-стажеров.

– Это преступление?

– Конечно нет. Ты просто любила развлекаться. Особенно во время ежегодного бала.

Что у него на уме? Неужели она наконец-то узнает ответ на так давно мучивший ее вопрос?

– Если ты имеешь в виду последний бал перед тем, как ты покинул Сент-Клер, то ты обещал пойти со мной, а потом просто не появился, ничего не объяснив.

– Знаю, и мне очень жаль. Но у меня появились неотложные дела, и я не мог передать тебе записку. Когда наконец рано утром я освободился, то первым делом написал тебе и уже собирался бросить письмо в почтовый ящик; когда в открытую дверь заметил тебя с Саймоном Фрэйном. Я понял, что у тебя все-таки нашелся спутник, возможно более достойный, чем я, так что мои извинения стали бессмысленны. Поэтому я положил письмо в карман и отправился домой.

Воцарилась тишина. Наконец Элисон прошептала:

– Поэтому ты так переменился ко мне?

– Неужели? Я этого не заметил.

Даже пощечина не смогла бы сильнее нарушить очарование вечера, чем эти слова. Элисон почувствовала, что ее щеки заливает жаркий румянец.

– Мы долго встречались, – неуверенно произнесла она.

– Ах да! Эти поездки за город. В тот год стояли особенно теплые май и июнь, и у меня был перерыв в экзаменах…

– А я оказалась под рукой, – с горечью закончила Элисон.

К счастью, да. Но я и мечтать не мог соперничать с твоими более интересными друзьями. А потом опять начались экзамены. – Бретт вздохнул. – Боюсь, я скучный человек, Элисон, поглощен только стремлением стать блестящим диагностом и хирургом, а это, наверное, займет всю жизнь. Мне кажется, именно в ту пору у нас и были с тобой самые лучшие отношения. Ты была одной из моих лучших операционных сестер. Вообще-то я заманил тебя сюда не для того, чтобы говорить обо мне. Не понимаю, как я так отвлекся.

Элисон сцепила руки и почувствовала, что ладони у нее стали влажными. Неужели он нарочно стремится обидеть ее? Или ему совсем нет до нее дела? Разум подсказывал, что Бретт всего лишь говорит чистую правду. Те недели, проведенные вместе, для него почти ничего не значили. Неужели она сразу этого не поняла? Почему так удивилась? Потому что встреча с Бреттом в Сиди-Бу-Кефе вывела ее из равновесия. Ей понадобится время, чтобы взять себя в руки.

– Ты хотел рассказать о своей больнице, – напомнила Элисон.

Бретт сразу же оживился:

– Я подумал, может, тебе будет интересно зайти завтра утром и понаблюдать за ходом операций? Ничего особенного, но у тебя будет представление о том, с какими сложностями мы сталкиваемся и как справляемся. Завтра будут операции на глазах. Исправление косоглазия и энуклеация хрусталика. Ну как? Я мог бы послать за тобой машину около девяти.

– Отлично, Бретт. Я с удовольствием поприсутствую на операции.

– Я на это рассчитывал. Ты слишком талантлива, чтобы отказываться от карьеры медсестры. – Бретт поднялся. – Все-таки ты замерзла! Пожалуй, мне тоже стоит начать носить бархатные пиджаки. Идем в комнату.

Непринужденно обняв Элисон за плечи, Бретт повел ее в зал. Хайди и Хамед уже ждали их. Хайди жадными глазами глядела на Бретта, а ее брат с сожалением сказал Элисон, что предпочел бы сам сопровождать ее в сад. Но вечер уже подошел к концу, и гости стали расходиться.

Глава 5

Не было еще и девяти утра, когда обещанная Бреттом машина – видавший виды маленький «ситроен», который Элисон уже успела заметить у отеля, когда ужинала с Полом, – остановилась у ворот виллы. За рулем сидел юноша-араб, который при виде Элисон вылез из машины и поклонился. Когда они ехали по песчаной аллее под деревьями, он сообщил ей, что его имя Мохаммед и что он мечтает поехать в Лондон, чтобы выучиться на врача, как доктор Али бен-Хассан, его брат, работавший когда-то в лондонской больнице, где и познакомился с доктором Мередитом.

Элисон принялась расспрашивать Мохамеда о его образовании: оказалось, что он учился в школе в Алжире и получил степень бакалавра.

– Это мой брат уговорил доктора Мередита приехать сюда, – сообщил юноша, невольно ответив на вопрос, который мучил Элисон уже давно.

Обычно она засыпала, стоило ее голове лишь коснуться подушки, но вчера вечером долго ворочалась, мысленно припоминая разговор с Бреттом. Несмотря на все ее усилия, вывод каждый раз был один и тот же. Бретт никогда не питал к ней особого интереса. Но неужели она этого не чувствовала? Откуда эта запоздалая боль? Скорее, реакция на их непредвиденную встречу в Сиди-Бу-Кефе.

Одноэтажное здание больницы располагалось на окраине города в окружении чахлых пальм. Как и у большинства местных домов, посередине находился внутренний дворик, уже полный людей. Женщины с младенцами на руках терпеливо сидели на голой земле, другие сгрудились в тени деревьев. Некоторые женщины были с закрытыми лицами, другие – в поношенной европейской одежде, выцветших летних платьях или бесформенных свитерах и юбках. Изредка попадались мужчины всех возрастов. У многих ожидавших пациентов были проблемы с глазами.

Молодая медсестра в фартуке и арабском головном уборе провела Элисон в отделение хирургии, где ее коротко приветствовал почти закончивший утренний обход Бретт и предложил понаблюдать, пока он осмотрит оставшихся больных – ребенка с коклюшем, механика с карбункулом на шее и девушку с конъюнктивитом – у нее были красные, опухшие веки.

– Эта болезнь встречается повсюду, – бросил Бретт Элисон. – Особенно часто в этих местах из-за яркого солнца, попадания песка во время бури или как наследственная черта. Часто причиной является и элементарное нарушение норм гигиены, особенно у новорожденных. Большинство из них появляются на свет в плохих условиях с помощью какой-нибудь местной «знахарки». Но со временем я надеюсь все исправить, особенно когда уговорю шейха построить несколько дополнительных палат для гинекологических больных.

Перебрасываясь с Элисон отдельными фразами, Бретт одновременно ловко и умело осматривал пациентов. Мужчину с карбункулом он отправил к доктору Али и целых пять минут уговаривал девушку с конъюнктивитом носить темные очки. С малышом и его мамой он был улыбчив и ласков, и когда ребенок улыбнулся ему в ответ, Бретт был несказанно счастлив. На сердце у Элисон потеплело. В памяти живо всплыло прошлое. Впервые они встретились в больнице Сент-Клер, там Элисон работала с Бреттом бок о бок в амбулаторном отделении.

Как только последний пациент ушел, Бретт отвел Элисон в соседнюю комнату и представил доктору Хассану.

– Мы вместе работали в Лондоне, – объяснил Бретт.

Али бен-Хассан, слишком высокий для араба, твердо пожал Элисон руку.

– Госпиталь я покажу тебе позднее, – пообещал Бретт. – А сейчас давай выпьем по чашечке кофе, прежде чем идти в операционную. Ты пойдешь со мной?

– Конечно, Бретт, поэтому я здесь.

Бретт поспешно провел Элисон через арку, и они оказались на узкой задней улочке.

– Все эти люди ждут тебя? – спросила Элисон.

Бретт с улыбкой пожал плечами:

– Они сидят там часами, и я ничего не могу поделать. Многие из тех, кто ждет с утра, будут приняты только вечером, другие здесь, потому что в больнице лежит их родственник, третьи просто сидят.

Бретт распахнул дверь одного из многих высоких домиков.

– Здесь я живу. Удобно – близко от больницы. – По голой каменной лестнице они поднялись в квадратную комнату с большим окном, выходившим на внутренний двор. В комнате стояли кресла, на стенах висели полки с книгами, на чистом мозаичном полу лежали ковры, а большой стол был завален письмами, бумагами и медицинскими журналами. Рядом находилась удивительно уютная кухня с электрической плитой, жаростойким пластиковым столиком и сияющей чистотой раковиной.

– Кто помогает тебе поддерживать такую чистоту? – не удержавшись, спросила Элисон, пока Бретт ставил на плиту чайник, доставая из буфета чашки и блюдца.

– Я нашел настоящее сокровище, милую бабулю по имени Далия. Вся в серьгах, браслетах и пышных юбках, но трудится как пчелка. Каждое утро приходит на рассвете, чтобы приготовить мне завтрак, потом убирается в комнате и возвращается вечером. Не знаю, что я делал бы без нее. Я даже приучил ее кипятить воду для питья. Мы храним ее вот в этих изысканных горшках. – Бретт указал на розовые горшки красивой формы, украшенные причудливым орнаментом.

Элисон принялась восхищаться, и он объяснил, что горшки делают в Делме – деревушке в десяти милях от города, известной своим гончарным производством.

– Как-нибудь мы туда съездим, – пообещал он.

Кофе был превосходный. Бретт снова заговорил о том, что больница нуждается в дополнительных палатах.

– Похоже, ты здесь надолго, – заметила Элисон. – Почему ты решил приехать, Бретт, если не считать уговоров Али?

– Кто тебе сказал, что меня уговорил Али?

– Мохамед.

– Меня не надо было долго уговаривать. В журнале «Ланцет» я увидел объявление шейха, показал его Али, и он ухватился за это предложение. Полагаю, он успел соскучиться по родине. Так что мы решили поехать вместе.

– Потому что ты решил, что сможешь принести здесь пользу?

– Нет. Просто мне нужны были деньги. Шейх обещал хорошо заплатить, а мне до смерти надоели эти жалкие гроши, которые молодые врачи получают в Англии.

Элисон ощутила прилив разочарования. А чего она ожидала? Очевидно, Бретт не был альтруистом.

– И потом, для меня был важен опыт, – продолжил он. – Меня всегда интересовали заболевания глаз, а с тех пор, как я приехал сюда, мне удалось даже придумать кое-что новое, касающееся лечения всем известных болезней. На днях у меня был ребенок с мышечной атрофией… – Бретт резко перевел разговор на другую тему. – Нам пора возвращаться к работе.

За два часа в операционной Элисон впала в транс, в котором смешались прошлое и настоящее. Ей казалось, что она вновь вернулась в Сент-Клер: огромный зеленый комбинезон, который ей пришлось надеть, маска на лице, шапочка, скрывшая ее блестящие волосы, – все это было так знакомо. Бретт умело оперировал, Али был анестезиологом, старшая сестра Зена передавала нужные инструменты.

– В следующий раз ты будешь мне ассистировать, – пообещал Бретт Элисон, словно это была величайшая честь.

Но сегодня ей отвели только роль наблюдателя. В маленькой операционной было очень жарко и совершенно тихо, если не считать слабого шипения автоклава, звяканья инструментов и тяжелого дыхания пациента под наркозом. Элисон показалось, что она спит и видит сон. Жили только руки Бретта, ловко выполняя свою работу.

Позже, когда он вез ее домой, Элисон рассказала, как ей все понравилось.

– Тогда приходи мне помогать, когда можешь. Я буду очень рад. У меня всего две опытные сестры, а остальные стажеры. У нас плотный график, и это касается не только операций. Полагаю, днем ты не захочешь прийти и оказать мне моральную поддержку?

– Сегодня? – Элисон покачала головой. – Боюсь, не получится. Но завтра утром я обязательно приду. – Она рассказала Бретту, что ходит читать в гарем. – Они очень расстроятся, если я не появлюсь. И кстати, могу я взять у тебя какую-нибудь книгу?

– Бери что хочешь. Если меня нет дома, просто заходи. Входная дверь на засове.

Когда они остановились у ворот виллы, Бретт коснулся руки Элисон.

– Спасибо, что согласилась прийти. – В его голубых глазах уже не было льда, и он улыбался. – Ты хорошая девушка, Элисон, и я рад, что ты приехала в Сиди-Бу-Кеф. Такой награды я не ожидал.

Элисон бежала к вилле, чувствуя себя на седьмом небе от счастья.

За столом профессор объявил, что днем едет в столицу забрать саженцы, которые доставят самолетом.

– Хочешь поехать со мной?

– Я встречаюсь с Хайди.

– Вы сможете встретиться в любое другое время, – заметил отец. – Скажи ей, что наверстаешь упущенное в другой раз. Поездка в город тебя отвлечет. Возможно, тебе надо что-нибудь купить?

Пару новых платьев, подумала Элисон. Что-нибудь более привлекательное, чем простые хлопковые платья, что она привезла с собой. Пока она раздумывала, Лалла принесла телеграмму.

– Для месье профессора, – с важным видом объявила она.

– Надеюсь, они не отменили доставку саженцев. И так уже слишком поздно, мы должны были их посадить неделю назад.

Но это оказалась телеграмма от Фионы.


«Буду в аэропорту Алжира март 7 в 18 часов. Учеба закончилась раньше эпидемия свинки. Люблю. Фиона».


– Седьмого марта! – ахнула Элисон. – Сегодня.

Отец рассмеялся:

– Ты встревожена, дитя мое? А мне кажется, это очень удачное совпадение. Фиона будет в аэропорту как раз тогда, когда мне надо забрать саженцы.

– Помню, в детстве у Фионы была свинка, – задумчиво протянула Элисон, – поэтому ей не пришлось оставаться в школе на время карантина. Надо попросить Лаллу приготовить для нее комнату и передать Хайди, что планы изменились. Скажу, что мне надо срочно ехать в Алжир.

В столицу они ехали по пустынной дороге под палящими лучами солнца. Элисон задремала, думая о Бретте. Проснулась она, когда машина въехала на окраины Алжира. У нее не было времени пройтись по магазинам, они успели только выпить по чашке чая, прежде чем поехали в аэропорт. Огромный «Боинг» только что приземлился.

Через несколько минут они увидели спешащую к ним Фиону в модном кожаном пальто. У нее была новая элегантная прическа, и она выглядела намного старше. Фиона была не одна. Рядом с ней шел мужчина, уверенно поддерживая ее по руку. Пол Эвертон! У Элисон появилось нехорошее предчувствие. Как странно, что Фиона оказалась в одном самолете с Полом и что они вообще познакомились. И как вышло, что Пол, который должен был быть в Париже, оказался в лондонском самолете?

Фиона уже успела их заметить и принялась оживленно махать руками. Элисон махнула в ответ, стараясь сдержать нетерпение. Пол был воплощением нежного участия и галантности, но Элисон подумала, что она меньше всего хотела бы видеть его рядом со своей впечатлительной сестрой.

Потом последовали объятия, приветствия и поток слов – свинка, удачная возможность покинуть школу на две недели раньше. Пол летал в Лондон в поисках неуловимого финансиста. В самолете он оказался рядом с Фионой и узнал, что она летит в Сиди-Бу-Кеф, а ее сестра – Элисон Уоррендер.

– Разве это не чудесно? – изумлялась Фиона, преданно глядя на Пола.

– Мы поняли, что у нас так много общего, – добавил он.

Ну еще бы, сердито подумала Элисон. Бедняжка Фиона! Всего пару часов в компании Пола, и она вся светится от счастья, смотрит на него влюбленными глазами.

Пока профессор суетился вокруг саженцев, молодые люди отправились в буфет. Говорила в основном одна Фиона.

– И вот теперь я в Северной Африке, и мы будем жить в настоящем оазисе! Не могу поверить!

– Вообще-то это не оазис в привычном понимании слова, – предупредила ее Элисон. – Довольно большой город с улицами, магазинами и конечно же деревьями, которые сажает наш отец.

– Но он на окраине Сахары, – настаивала Фиона. – Пол обещал, что мы будем ездить верхом.

Элисон обрадовалась, когда к ним присоединился профессор, но только затем, чтобы спросить, не мог бы Пол отвезти девушек в Сиди-Бу-Кеф.

– В моей машине совсем не осталось места. Эти саженцы оказались намного больше, чем я рассчитывал, а мять их нельзя.

– С радостью, профессор! – отозвался Пол. – Я с удовольствием доставлю ваших очаровательных дочерей в Сиди. Это прибавит прелести долгому пути, – нежно добавил он, многозначительно глянув в сторону Фионы.

Элисон поняла, что этот взгляд оказал на нее мгновенное действие. Бедная Фиона! Неужели она не замечает, что за ее спиной Пол расточает такие же улыбки и взгляды Элисон? Для него ухаживать за красивой девушкой – все равно что дышать.

В ответ Элисон начала заигрывать с Полом и ловко уселась рядом с ним в «кадиллаке», но Пол смотрел только на дорогу и не реагировал. Глядя в окно, Фиона то и дело вскрикивала от удивления. Элисон рассказала ей о своем приключении в первый день пребывания в Сиди-Бу-Кефе.

– Он мне уже говорил, – призналась Фиона, пристально разглядывая похожую на колдунью женщину, которая гнала перед собой стадо коз.

Ловко объезжая испуганных животных, Пол добавил:

– В самолете я успел рассказать Фионе весь сюжет моего фильма.

– И Пол нашел для меня маленькую роль!

– Роль? – Элисон показалось, что она ослышалась.

– В одном эпизоде она будет сниматься вместо Дариен. Фиона мне сообщила, что она потрясающая наездница…

– Я вовсе не хвасталась! Я рассказала все это, чтобы Пол взял меня сниматься.

– Вы хотите сказать, что Фиона будет скакать вместе с этими дикими, вопящими арабами с ружьями? – в ужасе спросила Элисон.

– На самом деле в этом нет ничего страшного, – успокоил ее Пол.

Но Элисон не была так уверена.

– Думаю, сначала Фионе стоит спросить разрешения у отца.

– Ну, не будь такой вредной, – проворчала Фиона.

– Не думаете ли вы, что я могу причинить вред вашей очаровательной сестренке?

– Мне дадут лошадь из конюшни – настоящего арабского скакуна. Я начну упражняться завтра.

Фиона была так счастлива, что у Элисон не хватило духа возражать.

Они въехали в Сиди-Бу-Кеф в темноте и вместо виллы направились к главной площади. Неужели им предстоит праздник в «Ридженс»? Фиона, должно быть, устала после перелета, да и отец их давно ждет. Но оказалось, что они только заедут в отель, чтобы Фиона взяла копию сценария.

– Чтобы иметь общее представление о фильме, – объяснил Пол.

Когда они остановились у отеля, откуда ни возьмись появился Бретт. Естественно, он заметил всю троицу в большом американском автомобиле. В ответ на изумленный взгляд Элисон он отрывисто кивнул и, повернувшись к ним спиной, зашагал к своему старенькому «ситроену».

И что тут такого? – с вызовом спросила себя Элисон. Почему она должна переживать, если Бретт Мередит опять видел ее в обществе Пола? Бретт весь поглощен работой, у него нет времени на девушек. Он сам так говорил. Почему тогда его так волнует, с кем проводит время Элисон?

Смущенная и раздраженная, она последовала за Полом в бар выпить стакан шерри. Фиону представили Дариен и другим участникам съемочной группы. С огромным трудом Элисон удалось отделаться от Пола, уговаривавшего их остаться на ужин. Их ждет отец, а Фиона устала. К счастью, ее сестра не стала спорить, но перед уходом они условились, что утром Пол пришлет за ней машину, чтобы она могла выбрать в конюшне любую лошадь по своему вкусу.

– Не могу в это поверить! – восторженно повторила Фиона несколько часов спустя, когда они с Элисон сплетничали перед сном. Фиона уже успела восхититься мозаичным полом и залитой лунным светом верандой, а теперь сидела на постели в короткой кружевной ночной рубашке и расчесывала густые, вьющиеся волосы. – Разве Пол не прелесть? – вздохнула она. – Представляешь, как мне повезло, что мы познакомились с ним в самолете? Я тут же поняла, что он знаменитость, поэтому ничуть не удивилась, когда он рассказал, что снимает фильм с Дариен Шевас в главной роли. Я ее обожаю с тех пор, как увидела по телевизору в этом французском сериале о революции. Поверить не могу, что мы встретились по-настоящему. Немного помолчав, Фиона спросила:

– Думаешь, Пол в нее влюблен?

– Пол влюблен во всех красивых женщин, – жестко ответила Элисон. – Ты ведь не могла этого не заметить!

– Ты имеешь в виду, когда он поцеловал ей руку и нежно посмотрел? Это всего лишь маска. Настоящий Пол – очень ранимый и серьезный человек.

Элисон застонала.

– Хочешь сказать, что успела узнать настоящего Пола за три часа полета?

Фиона мечтательно глядела перед собой.

– Да, думаю, успела. Время не имеет значения, когда встречаются два человека и понимают, что они созданы друг для друга.

– Ничего себе! Школьница и этот тертый Пол Эвертон. Ему лет тридцать пять, если не больше.

Знаю. Мы говорили о возрасте. Он признался, что его жизнь пуста, несмотря на успех, что успех – всего лишь иллюзия. Единственное, что имеет значение, – это любовь. – Последнее слово Фиона произнесла шепотом. – Нет, я не хочу сказать, что он влюблен в меня. Мне просто кажется, что он очень одинок и несчастен. Он с такой жадностью слушал мои рассказы о доме, школе, Доре… Он сказал, что общение со мной возвращает его в дни юности.

Вот оно что, настороженно подумала Элисон. Уставший от света повеса, решивший развлечься с неискушенной и наивной девушкой.

Поднимаясь, чтобы идти в свою комнату, Элисон сказала:

– На твоем месте я не воспринимала бы мистера Пола Эвертона всерьез.

Фиона обиженно взглянула на нее:

– Полу нужно, чтобы его понимали.

Нет, это безнадежно. Надо будет приглядывать за младшей сестрой, а Пол, вне всякого сомнения, скоро покажет свое истинное лицо. Одно дело вешать лапшу на уши неискушенной девушке в самолете, и совсем другое – играть ту же роль в Сиди-Бу-Кефе. К тому же есть еще красавица Дариен, которая, кажется, оказывает на него влияние.

Со временем Фионе придется примириться, подумала Элисон. Жаль только, что она будет общаться со съемочной группой и сниматься в фильме. Значит, каждый день Пол будет рядом с ней. Однако запретить ей сниматься равносильно катастрофе.

После недолгих возражений профессор Уоррендер согласился отпустить Фиону на съемки. Элисон не сомневалась, что ее сестра скоро поймет, что на самом деле представляет собой Пол Эвертон.

Лежа в темноте и прислушиваясь к кваканью лягушек в пруду, Элисон думала о Бретте. Как странно, что он всегда появляется в тот момент, когда она с Полом. Неужели ему правда неприятно видеть их вместе? Он так безучастно ей кивнул, возможно, просто был в плену своих мыслях. Со вздохом Элисон повернулась на другой бок и заснула.

Рано утром Элисон уже была в больнице, куда ее отвезла присланная Полом машина. Утренний обход еще не начался, когда Элисон вошла в отделение хирургии. Бретт в белом халате сидел за столом, изучая температурные листки.

– Рад, что ты нашла время зайти, – заявил он таким язвительным тоном, что Элисон показалось, будто ее ударили по лицу.

– Разве ты меня не ждал? – заикаясь, спросила она. – Я обещала, что приеду сегодня утром.

Бретт подошел к шкафчику и принялся что-то искать.

– Я подумал, что ты сказала это из вежливости. Тебе так не хотелось возвращаться в больницу вчера днем. – Усевшись за стол, Бретт уставился на Элисон. Его взгляд был холодным и непроницаемым. – Вчера у старой мадам Аль-Рашид случился легкий сердечный приступ. Я был во дворце, думал, найду тебя там, но Хайди сказала, что ты уехала в Алжир.

Элисон вдруг поняла, что Бретт с трудом сдерживает ярость.

– Тебе не стоило придумывать, будто ты даешь в гареме уроки английского. Вполне понятно, что ты предпочитаешь общество своего нового друга нахождению в больнице. Все это очень естественно, и кто я такой, чтобы возражать? Просто я не люблю, когда мне лгут.

Щеки Элисон пылали.

– Я не лгала! – крикнула она, не в силах больше сдерживаться. – Изменение моих вчерашних планов можно легко объяснить…

– Не сомневаюсь, – насмешливо перебил Бретт, и в эту минуту в кабинет вошел первый пациент.

Должно быть, он нажал на кнопку вызова, когда она говорила, с негодованием подумала Элисон. Сначала Бретт обвинил ее во лжи, а потом даже не дал шанса оправдаться. Ее первым порывом было развернуться и уйти, но что-то ее удержало. Элисон не могла порвать отношений с Бреттом, поэтому забыла о гордости и спросила:

– Ты хочешь, чтобы я осталась?

Бретт кивнул, не глядя на нее:

– Буду признателен. Предстоит тяжелая операция, а Зена занята в палатах.

Элисон надела белый халат, оказавшийся слишком большим для нее. Закатав рукава, она встала рядом с Бреттом, как когда-то в амбулаторном отделении лондонской больницы.

В течение полутора часов они трудились в абсолютной тишине. Порой Элисон совершенно забывала о том, что значит для нее этот упрямый человек. Он быстро, хладнокровно и вместе с тем дружески осматривал каждого больного, ничего не упуская. И простые люди смотрели на него с благоговением и уважением, зная, что могут на него положиться.

Когда ушел последний пациент, Бретт потянулся, и вдруг его лицо озарилось доброй улыбкой.

– У тебя отлично получается, юная Уоррендер. Ты мне здорово помогла.

Элисон не могла поверить своим ушам. Бретт подошел к раковине и принялся мыть руки. Элисон сняла халат, повесила его на крючок и ждала своей очереди. Они вытирали руки об одно полотенце, когда Бретт сказал:

– А теперь давай объяснимся. Прости, что был груб с тобой.

– Если это извинение, то хочу раз и навсегда прояснить, что не потерплю, чтобы меня называли лгуньей.

Бретт ухмыльнулся:

– Ладно, беру свои слова назад. Но признайся, немного странно, что, вместо того чтобы читать английские книги у Аль-Рашида, ты болталась в Алжире со своим дружком.

– Он мне не дружок, – отчеканивая каждое слово, произнесла Элисон. – И я не болталась с ним. Когда я вчера вернулась из больницы, то получила телеграмму от сестры с сообщением, что она будет в аэропорту Алжира в шесть часов…

– И ты попросила красавчика подвезти тебя…

– Хватит этих глупостей! Я поехала в Алжир с отцом. Он должен был забрать саженцы из Блиды. Выяснилось, что всем нам в его машине не хватит места, потому отец попросил Пола Эвертона, который прилетел тем же рейсом, что и моя сестра, отвезти нас домой. Надеюсь, теперь ты доволен?

– Да, и раскаиваюсь. Я отвезу тебя на виллу.

– Спасибо, у меня есть ноги, – отрезала Элисон. Извинения Бретта ничего не изменили. Он был убежден, что она встречается с Полом Эвертоном, и презирал ее.

Я отвезу тебя, – твердо повторил Бретт. – Ты злишься на меня? У тебя есть на это право. Просто мне невыносимо смотреть, как ты встречаешься с этим обманщиком. Ты достойна лучшего.

– Ты делаешь из мухи слона. Пол Эвертон для меня ничего не значит.

– Поэтому ты целуешь его при всех и позволяешь себя обнимать?

– Бретт, ты такой старомодный! Дружеский поцелуй при выходе из кинотеатра? Зачем ты все это устроил?

Бретт покачал головой:

– Я все понимаю, но ты мне симпатична, Эдисон, и я хочу, чтобы ты нашла достойного человека.

На глаза Элисон навернулись слезы. Отчаяние в ее взгляде удивило Бретта.

– Я ценю нашу дружбу, Элисон, и твою помощь. Давай забудем об остальном.

Элисон улыбнулась, прощая его:

– Согласна.

– Помнишь, я говорил тебе о гончарном производстве в Делме? Мы могли бы съездить туда сегодня днем. Вечером больных примет Али. Мне надо посетить одного пациента в поселении бедуинов. Поедешь со мной?

– С радостью, Бретт.

Глава 6

Переодеваясь к встрече, Элисон вдруг ощутила прилив стыда. Стоило Бретту поманить ее пальцем, как она помчалась за ним сломя голову. «Ты мне симпатична, Элисон», – сказал он, когда они мирились. Вот и все. Она вызывала у Бретта симпатию, и он хотел, чтобы она нашла себе достойного мужа. Больше Бретт ничего не мог предложить ей. Может, поэтому они и расстались два года назад? Он просто понял, что Элисон не для него. Она ему нравилась, но не более того. Когда-нибудь он встретит девушку своей мечты. Бретт вовсе не холодный и расчетливый человек, хотя временами и производит такое впечатление. Эта мысль несколько смутила Элисон.

В это время в спальню вошла Фиона и вновь начала восторженный рассказ о том, как она прекрасно провела утро, объезжая арабских скакунов. Элисон заметила, что отцу было неприятно, что его младшая дочь проводит так много времени в обществе режиссера. Но Фиона прошла пробы на отлично и была пьяна успехом. Было бы жестоко запретить ей сниматься. Может, поглощенная работой, она забудет про Пола, подумала Элисон, надевая ярко-голубое платье без рукавов, из искусственного шелка.

Фиона заявила, что днем опять вернется на съемочную площадку.

– Пол пришлет за мной машину.

– Тогда я поеду с вами. В больнице мы встречаемся с Бреттом Мередитом. Он хочет показать мне гончарное производство в Делме.

– Бретт Мередит?

– Доктор, с которым мы вместе работали в Сент-Клер.

– Здорово, – рассеянно произнесла Фиона, поглощенная своими мыслями.

Бретт ждал у ворот больницы, когда они подъехали.

– Это Фиона, – представила Элисон свою сестру и заметила, что Бретт быстро посмотрел на место водителя. Неужели он рассчитывал увидеть Пола Эвертона? Фиона обворожительно улыбнулась и тряхнула кудрями.

– Так, значит, кинокомпания уже предоставляет тебе транспорт, – заметил Бретт, когда «кадиллак» с Фионой умчался прочь по пыльной дороге. В его голосе слышалось нескрываемое раздражение.

– Это все Фиона. Пол Эвертон дал ей маленькую роль в картине. Она отлично ездит верхом, обожает лошадей.

– Правда? – без интереса переспросил Бретт и уставился на Элисон. Под его пронзительным, испепеляющим взглядом она готова была сквозь землю провалиться. – Мне нравится твое голубое платье. Ты похожа на крокус на заснеженной горной вершине.

– Где ты видел крокусы в горах? – со смехом спросила Элисон.

– Пару лет назад, когда катался на лыжах в Швейцарии.

Легко обняв ее за плечи, Бретт повел Элисон к машине. По ее телу пробежал электрический ток, но она тут же с презрением одернула себя.

Из Сиди они выехали по дороге, которую раньше Элисон никогда не видела. Оазис быстро закончился, уступив место низкому кустарнику. Потом потянулись мили золотого песка. На горизонте синели далекие холмы. Через некоторое время Бретт остановил машину.

– Почувствуй тишину.

Вокруг царило такое безмолвие, что было слышно, как шуршат по песку ящерицы. Небо было лилово-синим. Они остановились на вершине холма, а перед ними в лучах безжалостного солнца лежала бесконечная пустыня.

– Трудно поверить, что когда-то здесь шумели леса, – проговорил Бретт, – и что даже теперь глубоко под землей есть вода. – Когда они поехали дальше, он рассказывал о найденных недавно римских колодцах и о нефтяных компаниях, которые часто находили воду. – Жаль, что они занимаются только нефтяными скважинами, наводняя мир ядовитыми парами. В этой глуши можно еще отыскать примитивные общества, которые вполне счастливы и без сомнительных благ нашей цивилизации.

Они проехали через деревню, состоящую из горстки выбеленных глинобитных домиков, окруженных кустарником, где паслись козы и ослы. На них с любопытством глазели оборванные детишки. Все здесь говорило о сильной нужде.

– Если это и есть твое примитивное общество, то я, пожалуй, согласилась бы на несколько благ цивилизации, – заметила Элисон.

Бретт добродушно рассмеялся:

– Возможно, ты права. Но на данном этапе развития бедность неизбежна в любой слаборазвитой стране. В примитивных обществах не всегда царит нужда. Просто у них иная система ценностей, нежели на Западе. Подожди, пока не увидела Делму и поселение бедуинов, которое я хочу тебе показать.

Они снова ехали по бездорожью. Несмотря на жару, Элисон ощутила озноб.

– Как жутко заблудиться в этой глуши!

Бретт пожал плечами:

– Согласен. Без воды человек не проживет больше суток, а потом появятся стервятники.

– Стервятники? Где они?

– Их почти никогда не видно, но стоит появиться мертвому животному, как они возникают из ниоткуда.

– Тогда я предпочитаю дышать бензиновыми парами в нашей цивилизации.

Но через несколько минут Элисон ахнула от восторга, когда перед ними открылась неглубокая зеленая долина.

– Начало оазиса Делма, – с гордостью объявил Бретт.

Трава была усыпана звездочками мелких цветов. Бретт снова остановил машину, чтобы Элисон могла полюбоваться нарциссами, маленькими сиреневыми гладиолусами, ярко-голубыми ирисами, цикламенами. Ей хотелось нарвать букет, но Бретт предупредил, что на такой жаре цветы не проживут и часа. На смену долине пришли поля мака, ромашки и ноготков. В этой лощине посреди безжизненной Сахары, благодаря дождям, буйствовала настоящая весна. Повсюду росли кусты с молодыми зелеными листочками, изумрудная трава и яркие цветы, дышащие новой жизнью и надеждой.

– Бретт, какая красота! – не удержалась Элисон. – Такая глушь и вдруг…

Он быстро посмотрел на нее:

– Рад, что ты так чувствуешь. Помню, как год назад проезжал здесь и жалел, что тебя нет со мной. Но я не был уверен, что сейчас здесь еще будут цветы. При такой жаре они быстро вянут после окончания дождей.

Значит, Бретт хотел показать все это ей! Сердце Элисон замерло от счастья, и она произнесла дрожащим голосом:

– Я никогда не забуду эту сказочную долину, Бретт.

В молчании они поехали дальше и остановились у колодца, окруженного пальмами. По дороге шагали женщины с полными ведрами на плечах. Маленький городок тонул в древесном дыму, но в воздухе стоял приятный аромат.

– Дым валит из печей, в которых обжигают горшки, – объяснил Бретт. – Они жгут траву, сухие пальмовые листья и оливковые ветви для разогрева печей.

Когда они медленно проезжали по главной улице, Элисон была очарована белыми домиками, на дверях которых висели красные стручки душистого перца. В открытых лавках ремесленники плели травяные коврики. На улице гончаров Элисон с Бреттом наблюдали, как мастер из куска влажной глины вылепил сосуд. Вокруг стояли розовые и цвета охры готовые горшки. Многие были украшены изображениями рыб и листьев. Бретт купил Элисон маленький изящный кувшинчик цвета спелого абрикоса и с геометрическими узорами.

– Для молока, – пояснил он, – когда захочешь в перерывах выпить чаю.

– Только вот я больше не медсестра.

– Неправда, только если сама этого желаешь. С этой минуты у тебя появилась разъездная работа в должности моей помощницы в больнице Сиди-Бу-Кеф.

– Если ты действительно не против разъездной…

– Знаю, у тебя другие интересы. Но если ты будешь хотя бы на пару часов в день приходить в мою клинику, тебя всегда будет ожидать радушный прием и много тяжелой работы. А теперь нам надо ехать. Впереди еще двадцать миль пути.

Дорога была пустынной и суровой, за окном пробегал унылый пейзаж – песок, песок и песок на многие мили кругом. Бретт рассказывал о своем пациенте, старике, страдающем спондилитом, настолько разбитом болями, что не в состоянии добраться до больницы.

– Когда у меня есть время, я приезжаю сделать ему укол, чтобы облегчить его муки. Это чудесный старик, вождь племени номадов. Они кочуют по пустыне в поисках воды и пастбищ для животных, и похоже, у них на это прирожденное чутье. Номады живут так же, как жили люди во времена, когда Ной строил ковчег. И тем не менее, у них есть свои культурные ценности, которым может позавидовать современный человек. Например, закон гостеприимства: они готовы приютить и накормить любого путника, ничего не прося взамен, даже если им самим не хватает еды.

– Да, такого в наши дни не встретишь, – заметила Элисон.

– Верно. Не встретишь в мире, который мы сами создали – с этой так называемой цивилизацией.

Бретт уже дважды высказывался в таком духе. Что с ним происходит? Неужели его так изменила жизнь в пустыне?

Словно прочитав ее мысли, он ответил:

– После гонки за успехом здесь можно отдохнуть душой. Конечно, от современной жизни никуда не уйти. Если мы совершаем ошибки дома, то должны уехать куда-нибудь, чтобы найти решение. И потом всегда полезно обратиться к вечным ценностям.

– Другими словами, тебе в Сахаре нравится?

– Ужасно! А тебе?

– Я тут совсем недавно, чтобы решить. Но я учусь.

Дорога, засыпанная песком, взобралась на вершину небольшого холма, у подножия которого среди зарослей кустарника стояли палатки бедуинов, кажущиеся совсем маленькими и незаметными на фоне рыжеватой грубой травы. Но по мере приближения Элисон увидела, что палатки на удивление вместительные и просторные. Вокруг них паслись козы и ослы, бродили худой верблюд и дворняжка. Бретт остановил машину у самой большой палатки.

К ним навстречу вышла женщина средних лет. Весь ее вид выражал спокойное достоинство, казалось, появление незнакомцев женщину совершенно не смутило. Она была одета в просторное платье из полосатого хлопка, и хотя ее ноги были босыми, огромные серьги и браслеты оказались из чистого серебра. Женщина была поразительно красива и похожа на цыганку. Особенное очарование придавала ей улыбка. Указывая путь в палатку, она говорила на смеси арабского и местного варианта французского языка. К удивлению Элисон, Бретт отвечал ей по-арабски, и она могла только догадываться, о чем он ведет речь. В углу палатки на низенькой табуретке сидела старая бабушка, кивая и благожелательно улыбаясь, присутствовали здесь также женщина помоложе, наверное, сестра хозяйки, и двое молодых красивых крепких парней в коротких рубашках без рукавов. У обоих из-за пояса торчали кинжалы. Наконец появился старик, качая на руках маленького козленка. Застенчиво поприветствовав гостей, он сел и принялся бережно осматривать заднюю ножку малыша.

В соседней палатке шли приготовления к приему гостей. На роскошный ковер ручной работы разложили удобные подушки. Стены украшали коврики поменьше. Все в палатке блистало чистотой. Горшки с водой были накрыты белой полотняной тканью.

– Тебе предстоит есть горячее острое рагу, – шепотом предупредил Бретт, – и делать вид, что очень нравится!

Еду подали с лепешками пресного хлеба, а рагу оказалось намного вкуснее, чем ожидала Элисон. Ложек не было, и она, подражая Бретту, принялась есть с помощью лепешки. Потом пили мятный чай, после чего Бретт отправился осматривать пациента.

Оставшись одна, Элисон растерянно огляделась по сторонам. Женщина с серебряными серьгами приветливо улыбнулась.

– Вы недавно в нашей стране? – спросила она на ломаном французском.

– Я приехала с отцом, который помогает шейху Аль-Рашиду сажать деревья.

Женщина повернулась к мужчине, который по-прежнему нянчил козленка, и что-то принялась оживленно говорить ему на арабском. Лицо мужчины оживилось, и он с новым интересом посмотрел на Элисон.

– Мой муж говорит, что это доброе дело. Он слышал про вашего отца, и мы счастливы принять у себя его дочь.

– Козленок поранился? – с улыбкой поинтересовалась Элисон.

– Мать малыша убила лисица, – перевела женщина. – Мой муж решил его выкормить. Ночью козленок спит с ним.

Странное зрелище: бедуин, больше привыкший обращаться с ружьем, нянчит маленького козленка. Но Элисон уже успела узнать, что жизнь в пустыне полна противоречий.

В палатку заглянули два маленьких личика.

– Наши дети, – объяснила женщина, протягивая к ним руки. Мальчик и девочка медленно приблизились к ним. – Когда появилась ваша машина, они убежали прочь. Глупые трусишки! – Женщина заговорила с детьми по-арабски, а они, спрятавшись за ее широкую юбку, принялись разглядывать Элисон.

Девушка пожалела, что у нее нет с собой никаких подарков, и принялась рыться в сумочке. Она чувствовала, что деньги будут оскорбительны, да и какой от них толк в пустыне, где водятся только лисицы? Для девочки Элисон отыскала маленькую расческу в красивом футлярчике, а для мальчика – жемчужный перочинный ножик. Подарки имели огромный успех: вся семья сгрудилась вокруг малышей, восхищаясь безделушками, которые дети с гордостью сжимали в руках.

В эту минуту появился Бретт.

– Кажется, ты пользуешься любовью моих кочевников, – заметил он, когда они ехали обратно. – Ты выбрала отличные подарки. Теперь они будут помнить тебя годами. Не жалко было расстаться с расческой и ножиком?

– У меня есть еще. Просто я не смогла устоять перед этими прелестными детишками.

Кстати, появившимися на свет без всякой медицинской помощи. Только представь: эти люди живут без воды, канализации и крыши над головой, а сколько в их жизни порядка и достоинства! Они встают на рассвете и ложатся спать, когда заходит солнце. Никогда не слышали про нервный срыв. Возможно, в этой жизни на лоне природы есть что-то очень правильное.

– И все-таки я не могу представить тебя живущим в грубой черной палатке посреди пустыни.

– Думаю, это пошло бы мне на пользу. Но ты права, у меня никогда не хватило бы мужества или, наоборот, безумия, чтобы решиться на такой шаг. Я обречен быть доктором.

– И получить практику на Харли-стрит.

Бретт пожал плечами:

– Раньше я считал, что это самое важное в жизни. Теперь же готов довольствоваться меньшим, а с другой стороны, может, и большим. – Эти слова и его задумчивый взгляд вызвали у Элисон недоумение.

Солнце уже садилось, исчезая за вершинами далеких холмов. Проезжавшие мимо бедуины на верблюдах остановили животных и спустились на землю. Верблюды, словно исполняя знакомый ритуал, легли и принялись важно жевать траву. Высокие и величественные арабы в длинных одеждах и головных уборах медленно повернулись к заходящему солнцу и склонили головы.

– Час молитвы, – пояснил Бретт и выключил двигатель. Воцарилась торжественная тишина. Мужчины стояли без движения, верблюды дремали. Пролетел легкий ветерок, и песчинки что-то прошептали. Потом опять тишина. В эту же минуту солнце скрылось, словно кто-то погасил свет. Арабы взобрались на верблюдов и поехали прочь. Бретт завел машину. Наступили сумерки, и волшебный момент прошел. Они ехали молча. И Элисон была этому рада. Теперь слова были бы некстати. Но она бережно сохранит в памяти этот момент, потому что стала его свидетельницей вместе с Бреттом.

Быстро стемнело, на небе зажглись миллионы звезд. Бретт по-прежнему вел машину молча.

– Хорошо, что ты знаешь дорогу! – не удержалась Элисон, когда они мчались среди бесконечных дюн.

– Вообще-то нет, но пока буду держаться этого пути и двигаться на запад, со временем мы попадем в Сиди.

На горизонте появился бледный свет.

– Луна взошла, – объявил Бретт.

На небо выкатил огромный оранжевый шар, сначала медленно, потом все быстрее, пока наконец не засиял серебром, а вся равнина не осветилась загадочным зеленовато-голубым мерцанием. Откинувшись на спинку сиденья, Элисон смотрела на бесконечное звездное небо.

– Какое оно огромное, – прошептала она. – Небо и пустыня. Я чувствую себя такой маленькой и одинокой. – Ее лицо было бледно, глаза затуманились.

Бретт остановил машину и обнял ее. Их поцелуй казался неизбежным, как лунный свет. Его губы были твердыми и прохладными. Сердце Элисон учащенно забилось, мысли спутались.

Бретт отпустил ее и вновь взялся за руль. Элисон не смела поверить в случившееся.

– Почему? – затаив дыхание, спросила она. – Почему ты поцеловал меня, Бретт?

– А почему нет? Ты ведь любишь, когда тебя целуют? – Опять он напоминал ей о Поле Эвертоне!

Элисон не выдержала:

– Бретт, зачем ты возишься со мной, если я такая ужасная?

Он удивленно посмотрел на нее. На горизонте уже мигали огни оазиса.

– Ты вовсе не ужасная, Элисон. Ты мне очень нравишься.

– Знаю, – с горечью произнесла Элисон. Опять они вернулись к тому, с чего начали.

– Это правда. Мы всегда были хорошими друзьями. Забудь об этом поцелуе.

Элисон хотелось ответить ему что-нибудь резкое, но она удержалась. И, кроме того, они уже подъехали к воротам виллы.

– Тебе не стоит извиняться, – заставила она себя засмеяться, вылезая из машины. – Спасибо, что взял меня с собой, Бретт. Может, поужинаешь с нами?

– С удовольствием, но не могу. Мне надо вернуться в больницу.

Элисон надеялась именно на такой ответ. Если бы Бретт принял ее приглашение, она этого не вынесла бы.

Глава 7

В течение следующих двух недель ничего примечательного не происходило. Каждое утро ровно в восемь часов семья Уоррендер усаживалась за круглый стол на веранде и пила кофе. Первым обычно уходил профессор с «дипломатом», набитым планами и диаграммами.

Чуть позже приезжал «кадиллак» за Фионой. Элисон садилась с ней в машину и выходила у больницы. За рулем всегда был шофер-араб. Элисон радовалась, что не Пол. Как далеко зашло увлечение Фионы? Элисон была слишком занята своими делами, чтобы думать о судьбе младшей сестры, но ей казалось, что съемки слишком затягивались. День за днем Фиона пропадала на площадке. Неужели она болтается в баре отеля «Ридженс»? Но пока сестру окружают другие участники съемочной группы, она в безопасности, утешала себя Элисон.

Стоило ей один раз завести разговор на эту тему, как Фиона тут же замкнулась.

– Вы все еще снимаете? – спросила Элисон как-то утром, пока они ждали машину. – Мне кажется, это уже длится лет сто.

– Естественно, – отрезала Фиона. – Ты ничего не знаешь о съемках. Во-первых, мне надо было привыкнуть к лошади. Горячий арабский скакун – это не то что старая толстая Дора…

. – Ну конечно, – согласилась Элисон. – Мне хотелось бы как-нибудь побывать на съемках. Должно быть, зрелище удивительное.

– Пол не терпит посторонних во время работы. И потом, мы снимаем в пустыне.

– Но не все же время? Иногда ты ночью приходишь домой.

– Потому что Пол хочет, чтобы я смотрела отснятый материал.

Это вполне логичное объяснение не убедило Элисон. Фиона, обычно любящая поболтать, как-то странно замыкалась в себе, стоило завести речь о фильме.

– Как у тебя дела с Полом? – наконец не выдержала однажды Элисон.

Фиона странно посмотрела на нее:

– Может, хватит меня допрашивать? Я знаю, что тебе не нравится Пол. Я не забыла, какие гадости ты говорила про него в самолете. Так что я лучше не буду рассказывать о нем. Скажу лишь, что ты очень заблуждаешься. Он совершенно не такой, как ты пытаешься мне внушить.

Сердце Элисон замерло, но не успела она ответить, как у ворот затормозил «кадиллак». В это утро за рулем сидел сам Пол.

С восторженным криком Фиона бросилась по дорожке, протягивая к нему руки. Пол поднял ее и от души чмокнул, после чего повернулся к Элисон:

– Какой сюрприз! Мы так давно не виделись. Почему бы вам не заходить время от времени на съемочную площадку? Посмотрите, как ездит верхом ваша сестренка. Потом выпьем в баре. Я столько раз просил Фиону передать вам мое приглашение, но вы так ничего и не ответили.

Но Фиона ничего ей не передавала! Похоже, все обстоит еще хуже, чем Элисон представляет. В это время Фиона нетерпеливо позвала:

– Пол, идем! Я тебе сто раз говорила, что Элисон встречается с этим скучным доктором.

– Так вот в чем дело! У вас нет времени для старых друзей. – Пол взял Элисон под руку и обиженно посмотрел на нее.

– Я работаю в больнице, – объяснила Элисон, отдергивая руку. – Ваш шофер отвозит меня туда каждый день. Надеюсь, вы не против?

– Я рад, что могу хоть чем-то быть вам полезен, – благородно ответил Пол, садясь за руль. – Может, поужинаем сегодня вечером?

Элисон сухо ответила, что это невозможно, а Фиона враждебно посмотрела на нее.

Может, стоило согласиться? Пусть Фиона увидит, какой Пол непостоянный.

Подходя к дверям больницы, Элисон постаралась выкинуть этот разговор из головы. Кажется, ей предстоит трудный день. Несмотря на все усилия, Элисон не могла заставить себя не думать о Бретте. Обычно он вел себя с холодной сдержанностью, но были моменты, когда она ощущала себя с ним единым целым. Элисон очень дорожила утренними минутами отдыха, когда они вместе пили кофе. Сидя в его солнечной кухне, они говорили о работе и о пациентах. Элисон гордилась тем, что Бретт делится с ней, а иногда даже спрашивает у нее совета.

Остаток утра они проводили в операционной. Передавая инструменты или подготавливая хирургические нити, Элисон понимала, что Бретт доверяет ей, и она никогда его не подведет. «Если наши отношения и не получат продолжения, – думала она, – то, по крайней мере, я буду вспоминать эти часы в маленькой жаркой операционной». Элисон любила Бретта и помогала ему – этого ей было достаточно. Дважды она приглашала его поужинать в семейном кругу, и оба раза он отказывался, ссылаясь на работу. Постепенно Элисон с этим смирилась. Поездка в пустыню тем безмятежным днем и та лунная ночь канули в прошлое.

Дневные часы Элисон проводила в гареме, где ее всегда ждал радушный прием. Женщины были по-детски наивны и одновременно очень мудры.

Их смирение с судьбой, умение радоваться самым простым удовольствиям успокаивали ее. Постепенно Элисон познакомилась поближе не только с молодыми женщинами и детьми, но и с бабушкой, прабабушкой. Она даже выучила несколько слов по-арабски, чтобы общаться с ними на родном языке. Хайди и Каира всегда говорили по-английски и скоро научились бегло читать, то и дело задавая вопросы о странных для них английских романах. Что они думали о Джейн Эйр и ее мистере Рочестере? Элисон этого не знала. У Бретта она позаимствовала пару современных романов и «Книгу джунглей» Киплинга, но больше всего женщины полюбили сестер Бронте.

– Как бы мне хотелось увидеть эти йоркширские пустоши. Не могу представить, на что они похожи, – вздохнула как-то Хайди. – Если бы я могла поехать в Англию!

Каира печально посмотрела на дочь и покачала головой:

– У тебя есть все, что нужно, здесь, дитя мое. Скоро шейх найдет тебе мужа.

Хайди с отчаянием взглянула на Элисон:

– Мне не нужен муж! Не сейчас. Я хочу путешествовать, увидеть мир. В этом доме я словно пленница. В школе я могла ездить верхом, играть в теннис, купаться, а здесь остается только сидеть во дворе и шить, пока не состаришься! – Последние слова она произнесла с рыданиями и закрыла лицо ладонями.

Каира и Элисон обменялись встревоженными взглядами.

– Университет в Алжире, – наконец произнесла Каира. – Возможно, твой дедушка согласится.

Хайди подняла заплаканное лицо.

– Я недостаточно умна для университета. И потом я хочу уехать, путешествовать. – Она повернулась к Элисон: – Может, мне нашлось бы занятие в Англии? Ухаживать за детьми, например?

– Ты могла бы выучиться на медсестру, – предложила Элисон. – Уверена, в Сент-Клер, где я раньше работала, примут тебя. Ты ведь получила степень бакалавра в Алжире? Это равносильно вступительному экзамену в Сент-Клер.

Лицо Хайди просияло.

– Какая замечательная мысль, Элисон!

Начался оживленный разговор. На Каиру это предложение тоже произвело впечатление, и даже пожилые женщины одобрительно закивали. Но сначала надо было посоветоваться с шейхом.

– А пока, – предложила Элисон, – ты можешь приходить в больницу и учиться. Конечно, если доктор Мередит даст согласие.

Бретт только приветствовал это решение. Поэтому совсем скоро Хайди приняли в госпиталь младшей медсестрой и она начала работать под руководством Элисон. Хайди быстро научилась измерять температуру и давление, делая заметки в блокноте, который всегда носила с собой.

– Мне нравится твоя маленькая протеже, – заметил Бретт как-то утром, когда они пили кофе на кухне. – Похоже, работа ей по душе. Сегодня утром в операционной она и глазом не моргнула. Со средствами шейха Хайди может попытаться поступить в медицинский колледж при Сент-Клер.

– Чтобы выучиться на врача! – воскликнула Элисон, охваченная завистью. Ей Бретт никогда не предлагал ничего подобного.

– А почему бы и нет? Она умна, сообразительна, и ей нравится работать в больнице. В Сиди-Бу-Кефе нужна женщина-врач. Пройдет еще много времени, прежде чем мусульманки позволят врачам-мужчинам осматривать себя и своих отпрысков. А гинекологическая помощь требуется всегда.

Этого нельзя было отрицать. Но то, что юная Хайди, даже не поработав медсестрой, сразу станет квалифицированным гинекологом, было, по меньшей мере, странно.

– Когда мы будем возвращаться в Англию, она поедет с нами. Конечно, если в Сент-Клер ее примут.

– Так что у нас пока есть время посмотреть на ее успехи. А я поговорю с шейхом.

Элисон отнесла чашки в раковину. Им пора было идти в больницу.

На следующий день открылся фестиваль, о котором так много говорили в городе. Он начался шествием во главе с шейхом, облаченным в алые и пурпуровые одежды. Не менее великолепной была его лошадь – огромный белый жеребец с изысканно украшенной сбруей и висящими вокруг шеи колокольчиками, кистями. Шелковая попона почти доставала до земли. От солнца шейха защищал огромный золотой балдахин, который поддерживали четыре всадника. Позади следовали старейшины, торговцы и оркестр. Наконец появились танцоры в сопровождении почти обнаженного человека – заклинателя змей.

Элисон с Хайди и Кайрой наблюдали за процессией с верхнего этажа единственного в городе банка. Утром Элисон не пошла в больницу, потому что у Бретта было мало пациентов. Все, кто мог стоять на ногах, отправились на праздник. Со своего наблюдательного пункта Элисон видела всю улицу от рыночной площади, откуда началось шествие. Там был и Пол Эвертон с командой операторов. Фиона, как обычно уехавшая утром на его машине, находилась вместе с ним на разрисованной платформе на колесах, арендованной Полом для своей группы, но держалась в стороне, и на нее никто не обращал особого внимания. Она была единственной женщиной в группе операторов. Дариен и другие актрисы смотрели шествие с удобного балкона отеля, одна Фиона предпочла провести утро под палящим солнцем, чтобы быть рядом с Полом, у которого не нашлось для нее даже минутки. Бедная глупышка! Когда же у нее наконец откроются глаза? Ведь даже неопытной школьнице невозможно вечно морочить голову.

Отмахнувшись от этих мыслей, Элисон обратила внимание, что процессия остановилась под деревьями рядом с банком. Шейх и его свита заняли лучшие места, а танцоры начали свое представление. Это были почти совсем мальчишки, невысокие и грациозные, в высоких блестящих конических шляпах. На них были яркие одеяния без рукавов. Танцоры медленно взмахивали руками, опускались на колени, раскачивались взад и вперед под медленную, завораживающую мелодию флейт.

Элисон решила, что это танец, восхваляющий шейха, но Хайди объяснила, что он имеет религиозное значение.

Днем проводились скачки и сражения на равнине за чертой города. Фиона, вернувшаяся домой, уговорила отца пойти на них с ней. Очевидно, Пол уже утратил интерес к празднику.

– Разве он не хочет увидеть битву? – спросила Элисон.

– Он уже снял все, что ему нужно. Сейчас снимает в городе: заклинателей змей, шпагоглотателей и тому подобное.

Элисон была рада, что Фионе удалось на пару часов избавиться от общества Пола. Но ее спокойствие длилось недолго. Вечером в «Ридженс» должны были состояться танцы, и сразу же после обеда Фиона ринулась в комнату переодеваться. Элисон решительно последовала за ней.

– Ты тоже можешь пойти на танцы, – снисходительно разрешила младшая сестра. – Сегодня приглашают всех желающих. Уверена, ты найдешь себе партнера по танцам. А если с тобой захочет танцевать Пол, не забывай, что он мой. Я помню, как ты уговорила его пригласить тебя на ужин, когда мы ехали в Сиди.

– Фиона! – в ужасе вскрикнула Элисон. – О чем ты говоришь? Если я уговорила его, то почему потом отказалась?

– Наверное, из хитрости. Пол такой мягкий, такой добрый, его так легко обмануть. Девушки часто понимают его превратно.

– Если ты называешь «добрыми» его постоянные ухаживания…

– Да. Я понимаю Пола.

– Господи, Фиона! Как ты можешь быть такой дурой?

– А теперь ты злишься, – с сожалением заметила Фиона. Подойдя к шкафу, она вытащила оттуда платье.

Элисон в смятении смотрела, как ее сестра пытается его натянуть. Платье было сшито из кричащего розового атласа и вызывающе обтягивало фигуру.

– Откуда ты его взяла? – удивилась Элисон. Платье выглядело дешевым, вульгарным и самодельным.

– Купила ткань и сшила сама, – с гордостью ответила Фиона, подкрашивая глаза черной тушью. С собранными на макушке кудрями, ярким макияжем и в открытом платье она выглядела нелепо и жалко, но Элисон не решилась сказать об этом вслух.

– Если ты пойдешь на танцы, то надень что-нибудь получше этого скучного белого платья, – посоветовала Фиона.

– Я не пойду. Мы встречаемся с Бреттом в городе. На улице будут жарить целого барана и исполнять арабские танцы. Бретт говорит, это интересно. – Элисон с трудом сдерживала радость. Весь день она мечтала об этой минуте.

– Тогда можешь доехать со мной до отеля, – предложила Фиона, набрасывая на плечи белую шерстяную накидку, так что профессору не пришлось лицезреть ужасающий наряд младшей дочери. Если количество краски на ее юном лице и поразило его, то он ничего не сказал.

Бретт уже ждал на ступенях отеля. Фиона небрежно бросила ему «привет!» и поспешила в фойе, где уже собрались оживленные гости. Вдалеке звучала музыка.

Глядя Фионе вслед, Бретт сказал:

– Я и не знал, что сегодня там будут танцы для всех желающих. Может, лучше сходим на них? Это намного увлекательнее, чем поездка по городу.

– Нет, нет! Мне хотелось бы увидеть арабский праздник. Поехали побыстрее.

Бретт не спешил.

– Значит, тебе больше не по душе твои новые друзья?

– Они не мои друзья, а Фионы. И хотя съемки с ее участием закончились, она почти все время проводит в отеле. Пол Эвертон пригласил ее на танцы.

– Я думал, он пригласит тебя.

– Ты ошибался, – отрезала Элисон, стремясь побыстрее уйти. Что, если появится Пол и бросится целовать ее на глазах у Бретта?

– Так что тебе придется довольствоваться мной, – ответил Бретт. – Идем, Элисон. Посмотрим, что предложат нам магазины в качестве компенсации.

О какой компенсации он говорит? Почему он постоянно напоминает о ее отношениях с Полом? Если бы была возможность, Элисон спросила бы его об этом прямо, но Бретт уже увлек ее за собой по узкой главной улице, где толпился народ. Белые, алые, пестрые одеяния, шум, крики. Попрошайки, продавцы прохладительных напитков и сладостей, погонщики ослов. Из переулка появилось стадо блеющих овец, которых завтра опять погонят на продажу. В лавке, где укрылись Бретт с Элисон, у огромной корзины с жасмином сидел на корточках старик. Почти у всех гуляющих веточки жасмина были воткнуты в головные уборы или за пояс. Бретт тоже купил веточку и нежно воткнул ее в волосы Элисон. Она рассмеялась и почувствовала себя очень счастливой. Старый продавец цветов одобрительно улыбнулся и кивнул, что-то сказав Бретту по-арабски.

– Что он сказал? – тут же полюбопытствовала Элисон.

Бретт широко ухмыльнулся:

– Что я сделал правильный выбор и что ты будешь мне хорошей женой, родишь мне много сыновей.

Элисон густо покраснела, а Бретта, очевидно, ее смущение только развеселило. Вдали послышался грохот фейерверка, и они поспешили туда. Элисон никогда не видела Бретта в таком приподнятом настроении и еле за ним поспевала. Центральная площадь города была залита огнем факелов. Перед мечетью разожгли огромный костер и жарили на вертеле целого барана. Люди, переворачивающие мясо, были похожи на персонажей из «Тысячи и одной ночи». В воздухе стоял удушливый запах.

В другой части площади, освещенной фарами грузовика, сидящие на земле музыканты играли на флейтах и били в барабаны. Перед ними безмолвно стояли мальчики в высоких шляпах.

– Пойдем посмотрим, – предложил Бретт и, взяв Элисон за руку, повел ее сквозь толпу. Люди узнавали его и сердечно приветствовали. Танцоры опустились на колени, покачиваясь из стороны в сторону, их лица были серьезны. Танцу не было конца, и Элисон он показался монотонным, но Бретт объяснил, что каждое движение обладает особым значением.

Когда танцоры наконец ушли, их место занял почти обнаженный факир, который принялся молча извиваться по земле. Внезапно с резким криком он вскочил на ноги, помощник подал ему огромные иглы, и факир принялся вонзать их себе в щеки, язык, губы. После этого он начал свой безумный танец, а помощник подносил к его ступням и подмышкам горящие пучки соломы. Зрелище было жутковатое, и когда факир, издав пронзительный крик, бездыханным упал на землю, Бретт обнял дрожавшую Элисон.

– Все это подстроено, – заверил ее он. – Иначе и быть не может. Ни один человек не выдержит такого жара.

– Наверное, он был в трансе.

Бретт покачал головой:

– У нас, жителей Запада, нет ответов на некоторые загадки этого древнего мира. Возьми, к примеру, иглы. Я их уже видел. Они действительно пронзают щеки и язык, но крови нет, и не остается ни малейших следов.

Элисон вздрогнула:

– Страшно, Бретт! Уйдем отсюда.

– Я знаю одно кафе неподалеку. Там должно быть тихо. Думаю, на сегодня ужасов хватит.

– И, все равно мне понравились танцоры.

Бретт повел Элисон по узкой улочке, полной взволнованных прохожих, – огромных африканцев, грациозных бедуинов, многочисленных арабов, женщин с закрытыми лицами, групп танцовщиц, лбы которых украшали какие-то знаки, а глаза были густо подведены сурьмой. Вдали слышалась жалобная арабская музыка. Элисон казалось, что она видит сон.

Обещанное Бреттом кафе располагалось в маленьком переулке, вдали от шума и толчеи центральной площади. Они поднялись по каменным ступеням и оказались в крошечном дворике, окруженном высокой стеной, с растущим посередине большим фиговым деревом, под которым стояли столы и стулья. Единственным источником освещения служили звезды и слабый свет из-под дверей кафе. Заняв столик, они принялись рассматривать других посетителей, занятых курением длинных трубок.

– Гашиш, – объяснил Бретт.

Элисон вдохнула сладкий резковатый запах, похожий на запах сухого сена в летний вечер.

Официант в шлепанцах и широченных штанах принес густой сладкий черный кофе и поднос с рахат-лукумом. Элисон довольно вздохнула:

– Не могу поверить, что я здесь. Все так странно, совсем не похоже на то маленькое кафе в Сент-Клер, где мы встречались. Помнишь?

– Помню. – Голубые глаза Бретта затуманились. – Да, Сент-Клер очень далеко. Это были хорошие времена, Элисон. – Он протянул руку и накрыл ее ладонь своей.

– Особенно то лето, когда мы на машине ездили за город, устраивали пикники у реки…

– Помнишь того лебедя в Марлоу, который вылез из воды, наступил на твою чистую красивую скатерть и утащил корнуольский пирог? – Бретт со смехом тряхнул головой. – А у меня не хватило духу его прогнать. Они могут быть опасны, особенно в период гнездования. Наверное, лебедь понес пирог своим голодным птенцам.

Элисон была тронута тем, что Бретт помнит этот забавный случай. Он по-прежнему держал ее руку. Во дворике было тихо. Встретив его взгляд, Элисон почувствовала, что ее сердце учащенно забилось. Этот вопросительный взгляд с легким намеком на нежность…

– Да, было хорошо, – тихо повторил он, – хотя все и закончилось танцами, на которые я не смог тебя пригласить. Но может, это и к лучшему, поскольку молодой Саймон Фрэйн оказался намного более интересным партнером.

– Я ждала тебя, – поспешно начала Элисон. – Саймон просто пригласил меня…

– Сегодня я тоже пригласил тебя на танцы, но ты не захотела пойти.

– Я подумала, что тебе будет интереснее посмотреть, как жарят барана.

– Значит, ты ради меня отказалась от танцев в «Ридженс»?

– Мне не хотелось туда идти.

– Хотя тебя там ждал твой приятель-режиссер? Опять он за старое!

– Я хотела быть с тобой! – вскричала Элисон.

– Очень мило, – язвительно отозвался Бретт. Элисон хотелось заплакать. Очарование вечера было испорчено. Зачем Бретт опять стал напоминать о Поле? Да еще вспомнил о Саймоне, с которым она танцевала в тот злополучный вечер. Неужели ревнует? Именно ревность заставила его уйти, как только он увидел Элисон в объятиях Саймона. И после этого Бретт больше не захотел иметь с ней дела. Если бы она была ему небезразлична, он вызвал бы ее на откровенный разговор. А теперь он постоянно возвращается к ее отношениям с Полом, потому что видел, как тот поцеловал ее на ступенях кинотеатра в Сиди-Бу-Кефе. «Ты ведь любишь, когда тебя целуют», – поддразнил ее Бретт, когда на следующий день они возвращались из Делмы.

Мысли Элисон путались. Если сторониться ее Бретта заставляла ревность, а не равнодушие… Нет, она напрасно надеется. Ревность означает любовь. Если бы только она могла спокойно поговорить с ним, попытаться понять, что происходит! Но Бретт уже закуривал трубку, и его лицо опять стало непроницаемым. «Я хотела быть с тобой», – крикнула Элисон и этим невольно выдала себя. Неужели поэтому он так холоден? Она не могла дождаться конца вечера.

Словно прочитав ее мысли, Бретт поднялся:

– Уже темно. Нам пора уходить. Я отвезу тебя домой.

Но Элисон не хотелось возвращаться на виллу. Она устала от быстрой смены настроения Бретта, моментов дружеского участия, за которыми следует холодность и презрение. Ах, этот сине-золотой день в Марлоу! Он даже помнит пикник у реки, лебедя, укравшего пирог… Элисон душили слезы.

– Не беспокойся. Проводи меня до отеля – мне надо забрать Фиону. – Она не лгала. Была почти полночь, и Фионе было давно пора возвращаться домой.

– Я могу отвезти вас обеих, – предложил Бретт.

– Не надо. Фиона ездит на «кадиллаке».

– С ослепительным мистером Эвертоном за рулем? Не смею соперничать с ним.

– Бретт, прошу тебя! – простонала Элисон. – Почему ты постоянно попрекаешь меня Полом?

Бретт рассмеялся:

– Боже мой, Элисон! У тебя слишком богатое воображение. Я и не думал попрекать тебя Полом или любым другим мужчиной, с которым ты встречаешься, просто сказал очевидное. «Кадиллак» – намного удобнее моей скромной машинки.

До отеля они шли молча. У дверей Элисон поблагодарила Бретта за вечер.

– Всегда рад! – пробормотал он и пошел прочь.

В фойе было пустынно, но сюда долетали отголоски музыки. Чувствуя себя ужасно несчастной и одинокой, Элисон стояла, не в силах сдвинуться с места. Если бы она могла понять Бретта! Но он для нее загадка. То, что он может ревновать ее к мимолетным знакомым, – слишком простое объяснение. Он всегда был холоден с ней. Порой ей казалось, что Бретт ее презирает. Неужели он считает ее пустой девушкой, не способной на серьезные чувства? Если бы только она могла убедить его, что это не так, что в ее жизни никогда не было другого мужчины.

Элисон медленно прошла в зал. Вечеринка была в самом разгаре. Оглядывая танцующие пары, Элисон искала розовое платье, но Фионы нигде не было видно. Пола она тоже не заметила. Что, если она опоздала?

– Привет, Элисон! – Это была Дариен в пестром платье в восточном стиле с рядами блестящих бус. – Ты ищешь сестру? – Ее голос звучал напряженно, лицо было бледно, огромные глаза сверкали. – Она уехала на машине с Полом. Одному богу известно, куда он ее повез: в какой-нибудь грязный притон в городе или, скорее всего, на уединенную прогулку по пустыне. Их не было почти весь вечер, если тебе это интересно! – Дариен почти кричала.

Элисон с изумлением смотрела на нее. Ее не так поразила весть об исчезновении Фионы, как сердитые слова Дариен. Было очевидно, что ее беспокоит не столько судьба Фионы, сколько предательство Пола.

– Прости, Дариен, – беспомощно проговорила Элисон. – Фиона совсем ребенок, она не хотела причинить никому зла.

– Нет? – презрительно переспросила актриса.

– Я должна была пойти с ней на танцы, – с виноватым видом пояснила Элисон. – Но мне хотелось посмотреть праздник.

Они уставились друг на друга в напряженной тишине.

– Ты ничего не можешь поделать, – произнесла наконец Дариен, пожав плечами. – Иди домой и надейся, что все обойдется. Пол привезет твою сестренку. Но на твоем месте я повнимательнее приглядывала бы за ней. Она слишком много общается с Полом Эвертоном, а это не приведет ни к чему хорошему. – И Дариен зашагала прочь, звеня бусами.

Глава 8

Пройдя через вращающиеся двери отеля, Элисон рассеянно огляделась по сторонам, продолжая думать о Фионе. Куда ее увез Пол? Чем они занимаются? Сходя с ума от беспокойства, Элисон прошла через сад. и в растерянности остановилась на площади, где по-прежнему толпился народ. Бретт уже давно уехал. Ей придется идти домой в одиночестве. На узкой улочке было совершенно темно, свет звезд не проникал сквозь плотные кроны деревьев. Из пустыни дул прохладный ветерок, и листья пальм загадочно шелестели. Но Элисон была слишком поглощена своими мыслями, чтобы бояться.

На вилле было уже темно, отец давно лег спать. Элисон поднялась в свою комнату и принялась раздеваться, чувствуя себя совершенно беспомощной. Как она может спокойно спать, пока Фиона находится неизвестно где с этим обаятельным негодяем Полом? Но глупо было стоять посреди комнаты в ночной рубашке, поэтому Элисон легла в постель и лежала, глядя в темноту, стараясь не заснуть.

Было уже почти пять часов, когда она наконец услышала в гостиной легкий шорох. Элисон оставила дверь веранды открытой, чтобы Фиона могла без лишнего шума войти в дом. Так проще всего скрыть от отца это ночное приключение, по крайней мере на время. Позже можно будет поговорить с ним насчет увлечения Фионы Полом Эвертоном. А сейчас Элисон вздохнула с облегчением, оттого что ее ночное бдение закончилось и беглянка наконец-то вернулась.

– Это ты, Фиона? – тихо позвала она.

Фиона с тапочками в руках на цыпочках вошла в комнату и поднесла палец к губам. По щекам у нее была размазана тушь, как будто она плакала, но лицо было счастливое, глаза сияли.

– Папа спит?

– Конечно, – холодно ответила Элисон. – Ты знаешь, сколько сейчас времени? Где ты пропадала всю ночь? Я так беспокоилась за тебя.

– Знаю, этого я и опасалась. – Фиона хихикнула и присела на краешек кровати. – Пол повез меня кататься на машине, а она сломалась прямо посреди пустыни.

– Старая как мир отговорка! Боже, Фиона, что ты натворила?

Фиона опять хихикнула:

– Не начинай, Элли! Ты же не моя тетушка. Ничего я не натворила. Машина действительно сломалась, по крайней мере так уверял Пол, а кто я такая, чтобы с ним спорить? Если это и была отговорка, то что с того?

– Фиона!

– Ладно, не переживай. Когда он стал вести себя слишком настойчиво, я его притормозила. Пол немножко рассердился и долго молчал, но машину не заводил. Мы так и сидели в этой жуткой тишине, пока перед нами не возникло какое-то чудовище. Пол сказал, что это всего лишь осел, но я была уверена, что это лев. Я до смерти перепугалась и уговорила Пола отвезти меня домой. Все еще дуясь, он вылез из машины, покопался в двигателе и починил его, если он вообще был сломан. От шума лев, или кто это там был, умчался в темноту. – Фиона зевнула. – Боже, я так устала!

– И это все? – с сомнением протянула Эдисон.

Фиона затрясла спутанными кудрями:

– Это только начало. Когда Пол починил машину, мы отправились в сторону Сиди, все еще не разговаривая. А потом действительно заблудились в песках, где не было дороги. Такой ужас! Я поняла, что Пол не знает, где мы находимся. И хотя он бодрился, я видела, что он насмерть напуган. Я подумала, что случится, если у нас вдруг кончится бензин, и Пол, видимо, подумал о том же. Он сказал, что нам лучше остановиться и ждать наступления утра. Было ужасно холодно, но Пол накинул мне на плечи пиджак и обнял. Мы совершенно позабыли о нашей маленькой ссоре. – На усталом лице Фионы появилось выражение блаженства. – Потом все было просто замечательно. Пол такой милый. Какие красивые вещи он мне говорил! Мне кажется, мы скоро поженимся.

– Что?! – вскричала Элисон, но тут же понизила голос, вспомнив, что за стеной спит отец. – Хочешь сказать, Пол Эвертон сделал тебе предложение?

– Ну, не совсем. Пол говорит, что я единственная девушка, которую он по-настоящему полюбил. Он не может без меня жить, хочет сделать меня счастливой, показать, что такое настоящая любовь.

– Могу поспорить!

– Знаю, что в свете утра все это может звучать лживо…

– Что верно, то верно!

– Не начинай, Элисон. Пол меня любит. Я ему верю, а ты ничего не понимаешь.

– Наоборот, я слишком хорошо все понимаю. Полу Эвертону можно так же доверять, как притаившемуся тигру. Любая встретившаяся ему женщина становится его жертвой. Он пытался проделать это со мной, когда я только приехала сюда.

– И это тебя бесит. Ты ревнуешь, потому что он обратил внимание на меня. Я поняла это с самой первой минуты. Если бы ты только видела свое лицо, когда Пол вышел со мной из самолета!

Элисон застонала:

– Пол меняет женщин, как перчатки. Разве ты не видела его с ассистенткой Салли и с Дариен Шевас? У меня такое чувство, что у них очень серьезные отношения.

– Они просто хорошие друзья. Пол мне так сказал.

– И конечно же ты ему поверила!

Фиона встала, ее щеки сердито пылали.

– С тобой невозможно разговаривать! Этот снисходительный тон старшей сестры. Только потому, что ты старше на несколько лет, ты думаешь, что можешь мне приказывать, смеяться надо мной? Больше я тебе ничего не расскажу.

– Значит, мы закончим на том, как ты сидела посреди пустыни. И как же, в конце концов, тебе удалось вернуться домой?

– На рассвете нас обогнал караван, направлявшийся на фестиваль, – ворчливо продолжала Фиона. – Они указали нам путь. Оказалось, что мы были недалеко от города.

– Просто потрясающе!

– Ну вот, опять ты…

– Я просто хочу помочь тебе, Фиона. Хочу, чтобы у тебя открылись глаза. Ты скатишься в пропасть, если не прекратишь своих отношений с Полом, придумывая, что он влюблен в тебя. Он не способен любить. Он любит только себя и не может жить без того, чтобы все женщины им восхищались.

– Не хочу больше это обсуждать. – С видом оскорбленной невинности Фиона пошла к двери, соблазнительно покачивая бедрами. Ребенок, нарядившийся в одежду взрослого. – Если папа не догадается, что меня не было всю ночь…

– Когда я вернулась домой, он уже спал. Папа видел, что после обеда мы ушли вместе, и, очевидно, решил, что и вернемся тоже вместе.

– Тогда не говори ему.

Элисон не стала ничего обещать, и Фиона отправилась спать. Выключив свет, Элисон устало откинула голову на подушку, но заснуть уже не могла. Бедная глупая Фиона! Что с ней будет? Как она переживет неизбежное разочарование? Элисон молилась, чтобы это случилось прежде, чем произойдет что-нибудь непоправимое. А пока бедняжка словно воск в руках Пола.

С веранды дул прохладный ветер. Встав закрыть дверь, Элисон долго смотрела в полутемный сад. В этот загадочный час между ночью и рассветом цветы и кустарники казались призрачными, фантастическими. Легкий ветерок шевелил листья, но эта умиротворяющая картина не приносила Элисон покоя. Как ей быть с Фионой? Стоит ли рассказать отцу о ночном происшествии? Он будет смущен, растерян, потому что больше привык иметь дело с растениями, чем с выходками дочери-подростка. Элисон с ужасом поняла, что остается только один выход. Надо поговорить с Полом, воззвать к его лучшим чувствам, если они у него есть. Если он будет настаивать на встречах с Фионой, то у нее нет никакого шанса на спасение.

Поежившись от утреннего холода, Элисон вернулась в постель и, к своему удивлению, крепко проспала до девяти, когда Лалла внесла в ее комнату поднос с завтраком.

– Ты должна была разбудить меня раньше, – упрекнула Элисон служанку. – Я опоздаю в больницу.

Но в то утро в больнице почти не было дел. Бретт холодно встретил ее.

– Надеюсь, вчерашний праздник не пошел тебе во вред? – спросил он, когда Элисон извинилась за опоздание.

– Я проспала, – призналась она, хотя ей ужасно хотелось рассказать ему о своих переживаниях. Может ли она просить у него совета насчет Фионы? Элисон поняла, что руководствуется не только бескорыстными мотивами. Так она сможет доказать Бретту, что видит Пола Эвертона насквозь. Но тогда Фиона предстанет в отвратительной роли глупенькой жертвы опытного соблазнителя. Лучше всего ничего не говорить Бретту.

Он позволил Элисон уйти пораньше, потому что в больнице почти не было дел. Сам Бретт, одетый в рубашку с открытым воротом и габардиновые бриджи, сообщил, что ему надо повидать больного в соседней деревне и он поедет туда верхом.

– Я не знала, что ты умеешь.

Бретт довольно усмехнулся:

– Здесь и научился. Невозможно жить в стране превосходных наездников и не уметь ездить верхом. У меня спокойная маленькая кобылка по кличке Шани. Пойдем покажу.

Элисон вышла из больницы и смотрела вслед Бретту с учащенно бьющимся сердцем. Он отлично держался в седле. Когда лошадь исчезла из вида в конце пыльной улицы, мысли Элисон вновь вернулись к Фионе, которая крепко спала, когда она уходила в больницу. Возможно, Фиона проспит до обеда.

Сейчас самое время связаться с Полом. С ним предстоит неприятный разговор, но чем быстрее со всем будет покончено, тем лучше. Может быть, он снимает в городе. Но на главной площади Элисон не встретила никого из съемочной группы. Значит, Пол все еще в отеле.

Там она и нашла его за стаканом пива в компании операторов.

– Элисон, как прекрасно, что вы пришли! – восторженно воскликнул Пол. Бросив своих спутников, он поспешил к ней и обнял за талию. – Вчера без вас было так одиноко, – нежно произнес он.

– Вы утешились с моей младшей сестрой.

Пол самодовольно рассмеялся:

– Вы, случайно, не ревнуете? У вас нет для этого оснований.

Элисон хотелось ударить его, но она сдержалась:

– Послушайте, Пол, мне надо с вами поговорить. Мы не могли бы пойти в тихое место?

Взгляд Пола стал настороженным.

– Фионы не было всю ночь, – продолжила Элисон.

– И теперь мне предстоит трепка, – пожал он плечами. – Это была случайность, милая моя, чистая случайность. Очень даже чистая! – Пол хихикнул. – Не переживайте, я все объясню. Но сейчас у меня нет времени. Мы едем на базарную площадь, чтобы снять заклинателя змей с его кобрами. Давайте встретимся сегодня вечером. Поужинаем вместе. Согласны? Я могу заехать за вами на виллу около восьми. Если я и зашел с Фионой слишком далеко, то это заставит ее хорошенько поразмыслить, понять, что она не единственная девушка в этом мире.

Это было жестоко и очень похоже на Пола. Но Элисон подумала, что его предложение может сработать, помочь Фионе вернуться к реальности.

– Ладно, – согласилась она, – буду вас ждать.

С наглой самоуверенностью Пол поцеловал ее в лоб и вернулся к стойке. Он даже не предложил ей выпить. Правда, Элисон ни за что не согласилась бы, хотя было ужасно жарко. Ей хотелось побыстрее вернуться домой.

Фиона только что встала и беззаботно болтала за завтраком, проявляя интерес к работе отца, что его, очевидно, радовало.

Элисон догадалась, что Фиона готовит отца к тому моменту, когда ей придется раскрыть свои отношения с Полом Эвертоном. Она знала, что он этого не одобрит. Джон Уоррендер не скрывал своей неприязни к друзьям дочери и терпел их только потому, что не желал портить ей удовольствие. Они долго сидели за десертом – большой вазой свежих фруктов. Профессор радостно доложил, что все деревья уже посажены – эвкалипты, акации, аризонские кипарисы. Остается только наблюдать за их ростом.

– Воды должно быть не слишком много, но и не слишком мало. Деревья, как и люди, часто ленятся. Если поливать их слишком обильно, корни не будут делать свою работу. А чуть меньше воды – и они станут стремиться на глубину, чтобы найти влагу в толще песка. Однако результаты можно увидеть только через пару недель.

Значит, после этого они вернутся в Англию? Конечно же рано или поздно им придется вернуться. Почему Элисон так размечталась, что останется здесь навсегда?

Когда профессор наконец собрался уезжать по делам, Фиона отправилась с ним, заявив, что хочет сделать прическу в отеле.

Скорее всего, поехала искать Пола, с беспокойством подумала Элисон, надеясь, что он будет по-прежнему занят своими кобрами. Подходящая компания для него!

Усталая после бессонной ночи, она села на веранде и задремала. Под деревьями неторопливо расхаживал мальчик-садовник. Как все-таки мудры эти люди – никогда не торопятся и не переживают. Элисон не знала, сколько времени проспала, но ее разбудило какое-то движение. Она открыла глаза и увидела Бретта.

– Я как раз собирался разбудить тебя традиционным способом, – улыбнулся он.

Она подняла голову.

– Для этого не нужно ждать, пока я засну… – Элисон тут же пожалела о своих словах. «Ты ведь любишь, когда тебя целуют», – как-то сказал он. Не важно кто. Боже, ну почему она всегда говорит не то, что нужно? Элисон засмеялась. – Должно быть, ты решил, что я только и делаю, что сплю на веранде. Удачно съездил?

– Нормально, – рассеянно ответил Бретт. Он был по-прежнему в дорожном костюме и сказал, что привязал лошадь на аллее. – Вообще-то я зашел спросить, не хочешь ли ты поужинать со мной сегодня. Вчера нам пришлось довольствоваться лишь черным кофе и тарелкой рахат-лукума. Рядом с Мединой есть небольшой ресторанчик, где подают отличные местные блюда – кускус и смесь из лука, перца, томатов, картофеля, яиц всмятку. Звучит ужасно, но уверяю, это обязательно нужно попробовать, если уж ты приехала в Алжир.

Элисон чуть не разрыдалась. Ну почему Бретт пригласил ее именно тогда, когда она не может пойти?

– Бретт, я с радостью поужинала бы с тобой, но не могли бы мы это сделать в другой день? Сегодня у меня встреча, которую я не могу отменить. Это касается Фионы… – Она замолчала, сообразив, что не сможет сказать ему правды. – Мне ужасно жаль, но я не могу.

– Ясно, – сухо отрезал Бретт. Затем поднялся и холодно смотрел на нее.

– Я так расстроена, Бретт. Не могли бы мы поужинать в другой раз? На этой неделе у меня совершенно нет дел. И если бы были, я все отменила бы…

– Но сегодня не можешь отменить?

Элисон покачала головой:

– Нет, сегодня не могу. – Ей надо как можно быстрее поговорить с Полом, иначе будет поздно.

– Боюсь, пока придется отказаться от ужина. Мне непросто строить планы вперед, у меня слишком много дел.

Элисон проводила Бретта до ворот. Привязанная лошадь радостно заржала при виде хозяина.

– Ты часто ездишь верхом? – спросила Элисон.

– Не очень. Это единственное физическое упражнение. Иногда по утрам мне удается сделать пару кругов в пустыне, но чаще я передвигаюсь за рулем моей маленькой и дурно пахнущей машинки. – Голос у Бретта был расстроенный. Ясно, что отказ Элисон обидел его. Но скорее всего, это просто досада. Он пригласил ее от всего сердца, а она не оценила. Уязвленное мужское самолюбие. Наверное, Бретт считает, что она должна была сразу же отменить другую встречу.

Проводив его, Элисон с тяжелым сердцем вернулась на виллу. Что ей надеть для встречи с Полом? Черное кружевное платье слишком откровенное, а простое белое давно пора отдать в чистку. Остается только невзрачное сине-зеленое, которое она носит уже два лета. Но чем проще она оденется, тем лучше.

Было почти семь часов, когда Фиона вернулась домой с новой прической и принялась крутиться перед зеркалом в платье из фиолетовой тафты.

– Я купила его в этом шикарном бутике в «Риджене». Нравится?

– Ничего, – рассеянно пробормотала Элисон, решив, что фиолетовая тафта еще хуже розового атласа. – В последнее время ты что-то часто покупаешь себе новые платья.

– А ты не догадываешься почему? – загадочно улыбнулась Фиона, щедро подводя ресницы тушью. – Сегодня вечером в отеле будут танцы, и я знаю, что Пол меня пригласит. Естественно, я хочу выглядеть сногсшибательно.

– Пол уже пригласил тебя?

– Нет, но мы проведем вечер вместе, ведь мы практически помолвлены.

Фиона! Когда ты наконец придешь в себя? Не ты сегодня пойдешь с Полом, а я. Он заедет за мной в восемь. Фиона уставилась на нее, не веря своим ушам:

– Что это значит?

– Я встретила его сегодня утром, и он меня пригласил.

– Вместе со мной? Просто он не хочет, чтобы ты оставалась в одиночестве.

Элисон покачала головой:

– Нет, Фиона. Он пригласил меня одну.

Фиона присела на краешек стула.

– Ты, наверное, шутишь. Он просто хочет поговорить с тобой обо мне. Просить моей руки или что-то в этом духе. Он знает, как ты меня опекаешь, словно курица-наседка.

– Послушай, Фиона! Хватит принимать отношения с Полом всерьез. Ему ничего не стоит сегодня пригласить меня на ужин, а завтра тебя. Ему просто нужна девушка, которая будет ловить каждое его слово…

– Я не хочу тебя слушать! – закричала Фиона, прикрывая уши ладонями. – Ты просто ревнуешь и завидуешь, пытаешься отнять у меня Пола, потому что сама хочешь быть с ним. Ты делала это с того самого дня, как я приехала. Но у тебя ничего не выйдет! Я много времени провела с ним. Я знаю его намного лучше тебя. Если он и пригласил тебя на ужин, то только из-за твоих подлых уловок. Я не верю, что все его слова о любви ко мне были ложью.

– Именно это я и пытаюсь тебе объяснить, – безжалостно подтвердила Элисон и взглянула на часы. – Боже, уже почти восемь! Наверное, Пол меня ждет.

– Я не позволю тебе! Я еду с вами! Ты делаешь это, чтобы унизить меня. Ты все это спланировала.

– Кто тут что спланировал? – Внезапно среди розовых кустов появился Пол. В саду уже сгустились сумерки, и свет исходил лишь от слабых ламп на веранде. В белом костюме Пол был похож на привидение.

Фиона бросилась к нему.

– Пол! Пол! – со слезами на глазах повторяла она.

– Ну-ну, крошка! – Пол поцеловал ее в губы. – Нам с Элисон надо обсудить кое-какие дела, так что будь умницей и оставайся дома, пока дядя Пол не заедет за тобой.

– Значит, ты придешь за мной попозже?

– Конечно, – небрежно бросил Пол. Фиона продолжала прижиматься к нему, и он ласково отстранил ее. – Прости, красавица, но мне надо поговорить с твоей старшей сестрой. Это касается тебя.

Фиона торжествующе взглянула на Элисон:

– Я знала!

Пол протянул Элисон руку, но она не обратила на нее внимания и сердито пошла впереди. Фиона осталась на веранде и помахала им вслед.

– Увидимся, Пол! – крикнула она на прощание.

В машине Элисон молчала.

– Итак, я впал в немилость, – произнес Пол с дерзкой усмешкой. – Может, все-таки снизойдете и объясните, что я натворил на этот раз?

Элисон вся тряслась от негодования.

– Что вы за человек?! Обещали Фионе вернуться за ней. Разве вы не понимаете, что с ней творится? Она считает себя любовью всей вашей жизни.

– Она такая прелестная, – пробормотал Пол.

– Я думала, что вы пригласили меня сегодня на ужин, чтобы дать ей понять, что вам все равно, с кем встречаться. И вот теперь все портите…

– А что я мог поделать, если она бросилась мне на шею? – тоном оскорбленной невинности спросил Пол. – Не вмешивайтесь, Элисон, и позвольте мне самому разрешить эту ситуацию. Я объясню Фионе, что вы мне обе нравитесь и что мне приятно находиться с вами обеими. Так ведь и есть на самом деле. К чему весь этот шум?

Машина остановилась у отеля, но Элисон не сделала попытки выйти.

– Мне кажется, вы можете отвезти меня домой. Вы слишком глупы, чтобы понять.

Пол распахнул дверцу:

– Элисон, прошу вас! Простите, если наговорил глупостей. Просто ваши учительские манеры меня раздражают. Я не хочу причинить вред Фионе, уверяю вас. Если вы пройдете со мной в отель, я постараюсь все объяснить. Мне очень дорога эта девочка.

Неужели у них все так серьезно, с недоумением подумала Элисон.

– Я сделаю все, о чем вы попросите, – продолжал Пол. – Порву с ней, если вы сочтете, что так будет лучше. Только это надо сделать осторожно, постепенно. Резкий разрыв причинит ей боль, если она действительно любит меня так, как вы говорите. Я этого не знал. В любом случае давайте все спокойно обсудим. Меня так же, как и вас, беспокоит судьба Фионы.

В словах Пола была крупица правды. Неужели он способен действовать тактично и осторожно? Все еще сомневаясь, Элисон вылезла из машины и пошла за ним в отель. Стоило им переступить порог фойе, как их окружили участники съемочной группы. Тони Рен, старший оператор, заказал для Элисон мартини. Пол, облокотившись на барную стойку, оживленно болтал с Салли. Время летело незаметно. Элисон начала думать, что все это безнадежно, когда в сопровождении Пьера Жаммеля вошла Дариен. Холодно кивнув Элисон, она уставилась на Пола и Салли. Он продолжал весело болтать, не замечая ее. Элисон подумала, что Пол не может говорить ни с одной женщиной без этих своих восхищенных взглядов, словно она единственная в мире. Он что, уже забыл, кого пригласил на ужин? Оставив Тони Рена, Элисон подошла к ним. Уловка сработала, и Пол с наигранным удивлением заметил ее.

Через несколько минут они уже сидели в его излюбленном алькове, и вокруг суетились два официанта. Пол нарочно долго делал заказ, и Элисон никак не могла начать разговор. А тут еще появились Дариен с Пьером и заняли столик поблизости. Пол, поглядывая на Дариен, говорил в основном о своем фильме. Съемки почти закончены, сообщил он. Скоро съемочная группа вернется в Париж.

– Поскорее бы, – перебила его Элисон, потеряв терпение. – Если вы будете держаться подальше от моей сестры, то ничего плохого не произойдет. А что касается того, чтобы закончить этот неудачный роман медленно и тактично, то мне кажется, это вам не под силу.

– Послушайте, милая моя, если вы собираетесь устроить мне веселую жизнь, то нам лучше выйти на террасу. Я боюсь разгневанных женщин и терпеть не могу сцен.

Элисон в этот момент так ненавидела Пола, что ей было все равно, кто может подслушать их разговор. И потом, чем больше услышит Дариен, тем лучше.

Встревоженный Пол вскочил на ноги и увлек Элисон из зала. Они оказались на широкой террасе с каменным полом. Сад внизу был слабо освещен огнями ресторана.

– Там есть укромный уголок, – пробормотал Пол.

Это оказалась увитая виноградом беседка с каменными колоннами. Внутри стояли деревянная скамья и старый стол.

– Я не рассказала отцу, как вы преследуете Фиону, – начала Элисон, – но если вы не оставите ее в покое, мне придется убедить его принять меры.

– Преследую? – обиженно переспросил Пол. – Элисон, дорогая, как могло дойти до такого? В чем вы меня обвиняете? Возможно, я поступил неосмотрительно, отправившись вчера ночью с Фионой в пустыню, но в зале было слишком жарко. Я подумал, что неплохо было бы глотнуть свежего воздуха. Потом потерял дорогу, мы по-настоящему блуждали, и все это время я вел себя очень предупредительно с вашей сестрой. Если у вас создалось другое впечатление…

– Фиона вбила себе в голову, что вы собираетесь на ней жениться.

Пол раздраженно вздохнул:

– Я и не знал, что она так глупа! Если Фиона решила, что я имел в виду брачный союз…

Тут Элисон не выдержала и набросилась на Пола. Потом она не могла вспомнить своих слов, но у нее было такое чувство, что все они были потрачены впустую. Пол спокойно стоял перед ней, и постепенно до Элисон дошло, что он даже не слушает, а пожирает глазами ее лицо, волосы, платье. Вдруг он положил руки ей на плечи.

– Вы так прекрасны в гневе, Элисон! – Голос Пола дрожал. – Если бы вы были добрее ко мне, этого недоразумения с Фионой не произошло бы. Вы и представить не можете, как сводите меня с ума. С того волшебного утра, когда я нашел вас в пустыне, я не могу выкинуть вас из головы. – Пол говорил быстро, лихорадочно, лаская ее руками.

– Прошу, Пол! – Элисон безрезультатно пыталась вырваться.

– Будь ласкова со мной, Элисон! Ты не знаешь, что значишь для меня, возможно, потому, что с самого начала не обращала на меня внимания. Со мной такое не часто происходит. Меня это только возбуждало. Ты такая прелестная, холодная, недоступная, ты сводишь меня с ума! Я пытался забыть о тебе и завел интрижку с твоей сестрой. Но это ни к чему не привело. Мне нужна только ты. Выходи за меня замуж, Элисон! Уедем в Париж!

– Ты безумец! – вскричала Элисон, пытаясь вырваться. – Я не вышла бы за тебя, будь ты единственным мужчиной на земле. Я ненавижу тебя, презираю!

Пол глядел на нее как пьяный. Казалось, он ее не слышит. Внезапно он начал целовать Элисон. В этот момент дверь на террасу распахнулась, и появилась Дариен. Пол резко отпустил Элисон.

– Привет, детка! – обратился он к Дариен с таким виноватым видом, что это было даже смешно, но никто не рассмеялся.

Как же, детка! – с горечью повторила Дариен. – Ты и сестры Уоррендер… Как же мне все это надоело! – Она повернулась к Элисон: – Я не это имела в виду, когда просила вас, чтобы вы убедили вашу сестру оставить моего мужчину. Да, моего! Последний год я работала с ним бок о бок, любила его, и если мы до сих пор не поженились, то только потому, что у нас не было времени. Мы собирались объявить о помолвке в ночь премьеры. – Ее голос сорвался. – Пол сказал, что это будет отличная реклама.

– Так и есть, – спокойно подтвердил Пол. Он быстро пришел в себя и теперь, облокотившись на стол, снисходительно смотрел на обеих женщин. – Похоже, я не свободен, Элисон. Так что даже хорошо, что ты меня презираешь.

– Ты недостоин даже презрения! – взорвалась Элисон и повернулась к Дариен: – Наверное, вы мне не поверите, но я вовсе не хотела того, свидетельницей чего вы только что стали. Я пришла сюда, чтобы просить Пола оставить в покое мою сестру, а он ответил мне безумным предложением выйти за него замуж.

– Да, я знаю все его уловки. И кстати, чтобы вы не обольщались, все эти «выходи за меня» и тому подобное – всего лишь слова, которые он использует, когда не может заполучить девушку по-другому. – Дариен закрыла лицо руками. – Он всего лишь ничтожный донжуан, но я люблю его!

Пол нехотя поднялся из кресла и привлек Дариен к себе. Она не сопротивлялась.

– Ты думаешь, тебе все сойдет с рук? Ты думаешь, я так влюблена в тебя, что ты можешь делать со мной все, что хочешь?..

Элисон незаметно покинула террасу. Она решила выскользнуть в сад, чтобы избежать любопытных взглядов. Где-то здесь должны быть ворота, ведущие на площадь. Подойдя поближе, она услышала позади шелест кустов и сдавленный крик:

– Элисон!

Она резко обернулась:

– Фиона! Что ты тут делаешь?

Со стоном Фиона упала ей на руки. Она вся дрожала.

– Я все ждала дома, но Пол не приехал. Я решила сама поискать его. – По ее телу пробежала судорога. – Я думала, ты нарочно удерживаешь его.

Элисон крепче прижала Фиону к себе.

– Мне не хотелось заходить внутрь, чтобы ты не подумала, будто я за вами слежу, так что я решила спрятаться под окном. – Фиона разрыдалась.

– Не надо, милая, он не стоит твоих слез.

– Я все слышала! – Рыдания сотрясали худенькие плечи Фионы. – Сначала ты, потом Дариен… Боже, Элисон, что мне теперь делать?

Глава 9

На следующее утро в больнице было не обычно много пациентов – мать с ребенком, которому нужно было сделать прививку, малыш с коклюшем, часто встречающимся в Сиди-Бу-Кефе и без лечения приводящим к летальному исходу. Бретт сделал плачущему ребенку укол, и его место занял мужчина с подозрением на туберкулез, затем больной с кожной сыпью и старик с красными, слезящимися глазами, которого Элисон отвела в смежную комнату и дала капли, после чего снова заняла свое место у стола. Кто придумал, что все медсестры должны стоять, в то время как врачи сидят? Какой-нибудь ярый последователь Флоренс Найтингейл из девятнадцатого века?

Когда Элисон появилась в больнице, Бретт сухо поздоровался с ней, на минуту оторвавшись от заваленного бумагами стола. Что, если он видел ее вчера в отеле с Полом? Элисон с замиранием сердца вспомнила, что, когда вышла на площадь, ей показалось, будто среди роскошных машин перед дверями отеля мелькнул скромный «ситроен» Бретта. Но она была слишком поглощена мыслями о Фионе, чтобы присмотреться. Даже если Бретт и был там, то какое ей дело? Но тогда ей не стоит скрывать, с кем она встречалась вчера.

В отделение вошли две миниатюрные женщины с закрытыми лицами, которые не говорили по-английски и наотрез отказывались понимать Бретта, когда он сделал попытку обратиться к ним на арабском. Элисон пыталась сгладить ситуацию, заговорив с женщинами по-французски, чтобы убедить пациентку позволить осмотреть себя.

– Доктор – не как все мужчины, – постаралась пояснить она.

– Благодарю! – пробормотал Бретт без улыбки.

Элисон чувствовала усталость после бессонной ночи, к тому же ее преследовал образ рыдающей Фионы. Вчера, услышав шум, из комнаты вышел отец, и последовало болезненное объяснение.

– Если бы я только не пряталась в саду! – рыдала Фиона.

– По крайней мере, теперь ты знаешь, что я не пыталась отнять его у тебя.

Я ждала весь вечер, надеясь, что он вернется за мной, а потом просто больше не могла ждать и пошла в отель, чтобы найти его. Было так страшно идти в темноте. Там везде прятались арабы.

– Почему ты не рассказала все мне? – смущенно спросил профессор. – Ты же знала, что я был дома.

Как обычно, поглощенный своей работой, с горечью подумала Элисон.

– Ты бы не понял. Я была уверена, что Элисон хочет украсть у меня Пола. Я ненавидела ее… Я могла бы ее убить!

– Хватит болтать глупости, Фиона! – сердито перебил профессор. – Элисон поступила правильно. Не могу понять, как ты вообще могла увлечься этим типом. Совершенно ясно, что у него не было никаких серьезных намерений. И что же все-таки вчера произошло между вами? Рассказывай уж все как есть.

– Он был очень добр со мной, – продолжала рыдать Фиона. – Он не виноват, что мы заблудились в пустыне. Он утешал меня, когда я испугалась, и даже перестал целовать, когда я сказала, что ему не следует…

– Слава богу! – шумно вздохнул профессор. – Надеюсь, ты понимаешь, какую глупость совершила?

Наконец-то смирившись с горькой правдой, Фиона устыдилась. Элисон тщетно пыталась ее успокоить. Джон Уоррендер был взволнован не меньше дочерей.

– Я хочу домой! – кричала Фиона. – Я больше не могу здесь оставаться. Ненавижу это место! Как мне хочется быть с моей Дорой. Я не должна была покидать ее.

Если Фиона в такую минуту может вспоминать о своем пони, то не все еще потеряно, решила Элисон. Со временем это глупое увлечение Полом Эвертоном будет забыто.

Было почти утро, когда Элисон приготовила всем чай и наконец-то уложила Фиону в постель. Сама она была слишком взвинчена, чтобы заснуть.

А теперь, когда последний пациент покинул больницу, Элисон казалось, что ее веки налились свинцом. Бретт с мрачным видом хлопал дверцами шкафчика.

«Он все-таки видел меня с Полом, – с замиранием сердца подумала Элисон. – Его машина стояла перед отелем, наверное, он зашел туда выпить». Бретт откашлялся и повернулся к ней:

– Надеюсь, вы с Эвертоном провели приятный вечер в «Ридженс».

– У тебя хорошо получается следить за мной, Бретт!

В его взгляде было нескрываемое презрение.

– Не стану отвечать. Не думай, что мне есть дело до того, с кем из этих кинозвезд ты встречаешься. Ты сама себе хозяйка. Просто ты могла бы быть со мной более откровенна. Не понимаю, почему надо было делать такую тайну из твоего свидания с Эвертоном.

– Я не могла отменить эту встречу, Бретт. На то были причины. Если я тебе расскажу все, то нарушу данное обещание.

– Ради всего святого! – простонал Бретт. – Хватит этих глупостей. Ты встречалась с Эвертоном, потому что тебе это нравится.

– Нет!

Бретт яростно захлопнул дверцу.

– Пол Эвертон подлец. Я ненавижу, презираю его…

– И ты согласилась поужинать с ним, чтобы все это сказать?

– Да, почти так все и было. Он ужасно обошелся с моей сестрой, и я боялась, что она будет страдать.

– И ты решила, что можешь заменить ее, – ледяным тоном произнес Бретт и вышел из комнаты.

Когда Элисон вернулась на виллу, Фиона по-прежнему лежала в постели и рыдала.

– Фиона, милая, забудь обо всем. – Элисон присела на край постели и погладила ее спутанные волосы. – Почему бы тебе не умыться и не позавтракать?

– Я не хочу есть. Ненавижу его! Зачем я вообще его встретила?

– Вот умница! Теперь, когда ты поняла, какой он подонок, ты больше не будешь страдать из-за него. Он не стоит ни одной твоей слезинки. Как насчет ванны? Я налью.

Но Фиона уткнулась лицом в подушки и снова разрыдалась. Джон Уоррендер беспомощно стоял у постели дочери.

– Слезы, слезы, – вздохнул он. – Если бы у меня было хоть немного этой бесценной жидкости, чтобы полить мои деревья!

Но его шутка осталась без ответа. Худенькие плечи Фионы сотрясались от рыданий.

– Она заболеет, – обеспокоенно произнесла Элисон.

Я хочу умереть! – простонала Фиона. Внезапно она выпрямилась, и в ее глазах мелькнула безумная надежда. – Если бы я только могла еще раз увидеться с Полом, своими ушами услышать от него все то, что он сказал тебе. Если все эти слова о любви – ложь, я смирюсь. Но я хочу услышать это от него. Его вчерашнее поведение совершенно непонятно – он помолвлен с Дариен, а сделал предложение Элисон. Он начал встречаться со мной, потому что чувствовал себя одиноким. Возможно, я все-таки единственная девушка, которая ему подходит.

– Боже мой, Фиона! – нетерпеливо вскричал профессор. – О чем ты говоришь?

Но сейчас Фиона не могла рассуждать здраво. Она по-прежнему жила в своем вымышленном мире. В таком состоянии можно совершить любую глупость. Как же помешать ей встретиться с Полом? И как отреагирует Пол? Он либо рассердится, чего, впрочем, от него вряд ли можно ожидать, либо начнет лгать ей, опять увезет ее в пустыню, чтобы там предложить свои отвратительные «утешения».

Фиона сказала, что хочет уехать домой. Возможно, это единственный выход. Элисон с замиранием сердца подумала, что ей придется поехать с сестрой. Они купят билет на самолет и через несколько часов будут в Англии. Джон Уоррендер пытался применить родительскую власть и заставить Фиону немедленно встать, взять себя в руки. Но она только глубже зарывалась в подушки и накрывалась с головой одеялом. Вчера вечером Фиона, уверенная, что Пол заедет за ней, отказалась от ужина, а утром была слишком расстроена, чтобы думать о завтраке. Сколько еще она будет отказываться от еды?

Элисон с отцом обсудили сложившуюся ситуацию за обедом. Состояние Фионы все ухудшалось.

– После обеда я поеду в Сиди и попрошу твоего друга доктора осмотреть ее, – предложил Джон Уоррендер. – А ты пока приглядывай за ней. Она способна на любую глупость. Элисон кивнула:

– Мне это тоже приходило в голову. – Однако ей не хотелось посвящать Бретта в подробности их маленькой семейной драмы. Холодный, умный, расчетливый, он не обладает даром психолога. И все-таки порой он был таким добрым и понимающим, общаясь со своими пациентами. Для нее же у него находилось только презрение.

– Как жаль, что у нас нет телефона, – в который раз посетовал Джон Уоррендер.

– Хочешь, я схожу за Бреттом? – неохотно предложила Элисон.

– Не стоит, я сам. Мне все равно по пути. А ты оставайся с Фионой и уговори ее поесть..

Но Фиона от еды отказалась.

– Слезы льются и льются, – рыдала она. – Мне кажется, это даже уже не Пол, а какая-то другая, сильная боль внутри. У меня сердце кровью обливается…

Элисон пошла в ванную и принялась искать на полочке успокоительное. Но там была лишь большая бутылка аспирина. На всякий случай она спрятала ее в своей спальне, предварительно вытащив две таблетки. Фиона послушно приняла их, и ее тут же стошнило.

И в этот момент в комнату уверенной походкой вошел Бретт. Кажется, он сразу все понял. Что ему рассказал Джон Уоррендер?

– Дай мне полотенце и оставь нас, – приказал он Элисон. Взяв у нее из рук таз с теплой водой, он повернулся к Фионе.

Она обессиленно лежала на подушках, но больше не плакала.

Элисон вышла, чувствуя себя немного задетой. Несомненно, Бретт прав. Наедине Фиона сможет быть с ним более откровенна. Возможно, он лучший психолог, чем она думала. Элисон опустилась в плетеное кресло на веранде, не желая подслушивать их разговор. Примерно через полчаса Бретт появился перед ней.

– Я сделал твоей сестре укол. Она проспит несколько часов, и, думаю, после этого ей станет лучше. – Он подал Элисон маленькую бутылочку с таблетками. – Давай по одной на ночь и утром.

– Она рассказала, что ее тревожило? – не удержалась Элисон.

– Да, бедняжка мне все рассказала. Всему виной мистер Пол Эвертон.

– Это еще мягко сказано! – вспыхнула Элисон. – Теперь ты понимаешь, почему я отказалась вчера поужинать с тобой.

– Вполне, – пробормотал Бретт, очевидно продолжая думать о своей пациентке. – Твоя младшая сестра очень эмоциональна. И я думаю, что она одинока.

– Одинока? – изумленно переспросила Элисон.

– Она рассказала мне о вашей матери. Ее смерть произвела неизгладимое впечатление на Фиону. Возможно, она до сих пор скучает по ней. Твоей сестре хочется, чтобы кто-то ее любил так же, как мать. Вполне естественное желание в ее возрасте, да и в любом другом тоже.

Элисон слушала затаив дыхание.

– В школе, – продолжал Бретт, – она чувствует себя очень одинокой, оторванной от семьи. Ты всегда была ближе к отцу, чем она. Поэтому, когда на горизонте появился наш друг с его признаниями в любви, она не смогла устоять. Возможно, это наглость с моей стороны – вмешиваться в ваши семейные дела. Но Фионе, кажется, стало легче после того, как она излила мне свою душу. Если бы вы могли окружить ее большей заботой, дать какое-нибудь ответственное дело…

– Я попытаюсь, – пообещала Элисон. – Спасибо, что пришел. – Она пододвинула ему стул, но Бретт отказался:

– У меня слишком много дел, чтобы без цели просиживать на веранде.

Элисон поднялась, чувствуя себя виноватой.

– Вообще-то Фиона уже закончила школу и вернется домой насовсем.

– Тогда найдите ей какое-нибудь дело. Когда твой отец вернется в Англию, пусть она хозяйничает в доме вместо тебя. А ты поможешь мне с моими больными.

– А я думала, ты не захочешь моей помощи. Легкомысленная девушка, у которой на уме одни свидания и поцелуи…

– Ты могла бы поговорить с Эвертоном и не проводя с ним целый вечер. Но это твое личное дело, и я не хочу вмешиваться. Сейчас меня интересуют твои профессиональные качества. Так что подумай. Уверен, шейх с радостью примет тебя в штат.

Итак, она будет полезна для его госпиталя, вот и все. В предложении Бретта не было ничего личного. Элисон смотрела, как он шел к воротам по заросшей цветами тропинке, мимо журчащего фонтана, под кремовыми кистями акаций. Потом раздался звук отъезжающей машины, и воцарилась тишина.

Элисон стояла на месте, обуреваемая противоречивыми чувствами. Предложение Бретта – остаться работать в Сиди… Как обычно, это было больше похоже на приказ. Что рассказала ему Фиона про сцену в саду отеля? Знает ли он, что Пол сделал ей предложение, а она отказалась? Если да, то это, похоже, не изменило его отношения. Она ошибалась, думая, что Бретт может ревновать ее: Да, Бретт верит только в то, во что хочет верить.

Зайдя в дом, Элисон заглянула в комнату сестры. Фиона крепко спала. Неужели они и правда забросили ее? Наверное, это так. «Мы с отцом всегда обращались с ней как с ребенком», – подумала Элисон. И в каком свете предстала она? Властная, бесчувственная старшая сестра, захватившая все внимание отца, да к тому же еще любительница весело провести время. Привлекательная картина, ничего не скажешь! Неудивительно, что Бретт так холодно и осуждающе смотрел на нее.

Остаток дня Элисон провела с Хайди, которая была на седьмом небе от счастья, потому что недавно получила из Сент-Клер положительный ответ. Если все пойдет удачно, она сможет поступить в медицинский колледж.

На следующий день утром Бретт опять заглянул на виллу. Элисон с отцом завтракали на веранде, и, осмотрев Фиону, он согласился выпить с ними чашку чая.

Бретт объявил, что сегодня Фиона чувствует себя намного лучше.

– Возможно, выздоровление пойдет быстрее, поскольку сегодня съемочная группа покидает Сиди-Бу-Кеф. Августейший режиссер (в его голосе звучала насмешка) уже уехал. И скатертью дорога, – шепотом добавил Бретт, пронзительно глянув на Элисон. – Я сказал Фионе, думая, что это опять вызовет слезы. Но она приняла известие совершенно спокойно. Мы говорили о ее пони, и я предложил ей поездить на моей Шани. Это пойдет на пользу им обеим. – Бретт повернулся к Элисон: – Больше пусть не принимает таблеток. Сейчас ей нужно только внимание семьи.

– Что он хотел этим сказать? – поинтересовался Джон Уоррендер, когда Бретт ушел.

Элисон вкратце пересказала ему вчерашний разговор. Профессор печально покачал головой:

– Проницательный молодой человек. Наверное, он прав. Фиона всегда оставалась в стороне. Но я не могу представить ее на твоем месте, развлекающей моих скучных академиков…

– Есть ведь еще и студенты, – напомнила Элисон. – Думаю, ей это понравится.

– А что будешь делать ты?

– Я могла бы выйти на работу. Не стоит терять навыки, да к тому же мне нравится профессия медсестры. Возможно, в Сент-Клер меня опять примут на работу в операционную. – Элисон не сказала отцу о предложении Бретта и о том, что она решила от него отказаться.

Что ж, у нас есть еще пара недель, чтобы все взвесить. А пока у Фионы, кажется, появилось новое развлечение. Теперь, когда любовник исчез со сцены и Бретт позволил ей брать свою лошадь, она быстро позабудет о своем неудачном увлечении. – Профессор вздохнул. – Твоя мать что-нибудь придумала бы. Семнадцатилетние девушки для меня совершенная загадка. Не помню, чтобы с тобой, Элисон, происходило что-то подобное.

Возможно, это происходит сейчас, но только в скрытой форме, с горечью подумала Элисон.

– Ты всегда была благоразумной, – продолжил отец.

«Но только не в глазах Бретта! Для него я благоразумна лишь в халате медсестры. Когда я покидаю больницу, то превращаюсь в мотылька, порхающего по жизни в поисках наслаждений».

Каждое утро Элисон проводила в больнице, а днем посещала гарем. Иногда они с отцом объезжали плантации. Фиона каждый день ездила верхом и уже чуть-чуть влюбилась в хозяина Шани, который был так добр и предупредителен с ней, что у Элисон разрывалось сердце. Бретт мог быть таким ласковым с больными, но для нее у него были только холодные и презрительные слова. Он больше не предлагал встретиться после работы. Наверное, не простил того злосчастного ужина с Полом.

Как-то Бретт отправился к своему пациенту в Делме и взял Элисон с собой. В машине они почти ни о чем не говорили. Элисон сообщила, что миссия ее отца почти подошла к концу.

– На следующей неделе мы уедем из Алжира.

– Значит, ты тоже вернешься в Англию? Не хочешь остаться поработать в больнице? – Голос Бретта звучал сухо и безжизненно, взгляд был направлен на песчаную пустыню за ветровым стеклом.

«Я не вынесу, если нам придется работать вместе», – чуть не выпалила Элисон. Но вместо этого сказала, что собирается вернуться на место операционной сестры в Сент-Клер.

– Что ж, не буду тебе мешать, – обиженно произнес Бретт, и на мгновение у Элисон сжалось сердце. – Ты станешь отличной сестрой, Элисон. И в Сент-Клер у тебя будет больше возможностей, чем в моем захудалом госпитале. Но мне было приятно работать с тобой. – Бретт дружески улыбнулся. – Полагаю, ты возьмешь Хайди с собой? Придется мне обходиться без вас обеих. В конце концов, раньше у меня это неплохо получалось.

– Уверена.

Элисон с болью в сердце смотрела на стелющийся за окном пейзаж, заслоняя глаза рукой от слепящего солнца, похожего на огромный алый шар в окружении рваных черных туч.

– Зловещий закат, – заметил Бретт. – Похоже, будет песчаная буря.

На следующий день тучи исчезли, но у неба был странный металлический оттенок, и в воздухе носились частички песка. Они запутывались в волосах и скрипели на зубах, когда Элисон в сопровождении Фионы шла к больнице.

– Может, ей не стоит ездить верхом в такую погоду? – спросила Элисон Бретта.

– Ничего страшного, – отмахнулся он. – Пока она держится тропинки между деревьями, все будет в порядке. Если ветер усилится, ей придется вернуться назад. Да и Шани это тоже не по вкусу.

Утром в больнице было полно работы. Палаты были заполнены больными дизентерией, и Элисон пришлось помогать Хайди и другим молодым сестрам. За окнами завывал ветер, швыряя в стекла пригоршни песка. Наконец с делами было покончено, и Элисон собралась идти домой. В эту минуту в кабинет вошел взволнованный Бретт. Он был на улице и не обнаружил Шани в конюшне.

– Если Фиона попала в бурю, ей придется несладко. Возьму машину и поищу ее.

– Мне поехать с тобой? – спросила Элисон, обуреваемая дурными предчувствиями.

– Нет, иди домой. У тебя был тяжелый день. Уверен, с Фионой все в порядке. – Бретт говорил нарочито уверенно. – Но сначала я отвезу тебя на виллу. Возможно, мы даже встретим Фиону по пути.

Но этого не произошло. Высадив Элисон у ворот, Бретт отправился в пустыню.

– Не волнуйся! – крикнул он ей на прощание. – Мы с Фионой вернемся еще до того, как вы пообедаете.

– Тогда тебе лучше присоединиться к нам, – крикнула в ответ Элисон и попросила Лаллу поставить на стол лишний прибор.

Через несколько минут в столовую вошла Фиона. Одна.

– Разве Бретт не приехал с тобой? – разочарованно спросила Элисон.

– Бретт? Почему он должен был приехать?

– Он отправился тебя искать. Он беспокоился, что буря застала тебя в пустыне.

– Все было не так уж страшно. Я завела Шани в кипарисовую рощицу, но ветер все не стихал, и тогда мы помчались обратно к конюшне, где я и оставила ее, как обычно. Зато теперь у меня песок в волосах и весь рот набит песком. Мне надо умыться.

После обеда обеспокоенная Элисон отправилась в гарем, где ей сообщили, что Хайди не вернулась из больницы.

– Думаю, она решила переждать бурю. Обычно ветер стихает к вечеру, – сказала Каира.

– Доктор Мередит не вернулся? – спросила Элисон у пришедшей к обеду Хайди.

– Доктор Али дежурит один. Мне кажется, он обеспокоен тем, что буря застигла доктора Мередита в пустыне.

Начались часы тревожного ожидания. Если бы только между виллой и больницей была телефонная связь! Дважды за вечер Элисон ходила в госпиталь узнать, не вернулся ли Бретт. Во второй раз в приемной ее встретил побледневший доктор Али.

– Бретт не вернулся. Его машину нашли в пятнадцати милях отсюда. Ее всю засыпало песком.

Глава 10

Элисон показалось, что качнулись стены. Она смотрела на доктора Али в зловещей тишине, нарушаемой лишь воем ветра за окном и шорохом летящего песка. – Мы сообщили в полицию. Патруль отправился в пустыню на поиски.

– Кто нашел машину? – с трудом спросила Элисон.

– Водитель грузовика, который вез из Делмы в Сиди горшки на продажу. Он остановился осмотреть засыпанную машину и сообщил в полицию. Сержант сказал мне.

– И что теперь?

Мы ждем, когда вернется патруль. Больше ничего нельзя сделать. У полицейских есть опыт в таких делах, и они знают, как организовать поиски. Похоже, что, когда песок заглушил двигатель, Бретт пытался добраться до Сиди пешком, но заблудился. Неудивительно, ведь все дороги засыпало. Полицейские будут искать во всех возможных направлениях… – Али замолчал, глядя на побледневшую Элисон. – Вам лучше выпить кофе.

– Я не хочу, спасибо. Пойду домой. Отец с сестрой, наверное, волнуются. У дверей она оглянулась. – Если будут какие-нибудь новости, сообщите нам?

– Конечно. Но не беспокойтесь, если не получите от меня известия. Уверен, завтра, когда вы придете в больницу, Бретт, как обычно, будет на дежурстве.

Доктор Хассан пытался говорить как можно увереннее. Элисон в темноте брела по засыпанной песком аллее. Когда она увидела машину отца, накрытую толстым слоем кипарисовых ветвей и брезентом, у нее мелькнула безумная мысль сесть за руль и броситься на поиски Бретта. Но Элисон понимала, что это сумасшествие. К этому времени Бретт может быть где угодно. Есть ли у него шанс в пустыне под завывающим ветром? Дорогу, как и машину, давно замело песком. Значит, Бретт бесцельно блуждает вокруг.

Со все возрастающим ужасом Элисон вспомнила, как Бретт говорил ей, что в пустыне человек не продержится больше суток. Потом вспомнила о стервятниках, и ей стало дурно.

Добравшись до дому, Элисон взяла себя в руки и попыталась, чтобы ее голос звучал спокойно. Машина Бретта сломалась, и полицейские отправились на его поиски. Но через несколько секунд Фиона уже разразилась рыданиями:

– Ты уверена, что полиция его найдет, Элли? Это я во всем виновата. Если бы он не поехал меня искать! Даже если бы он шел пешком, то давно уже был бы в Сиди.

– Дорогу засыпало песком, – пояснила Элисон. – А по песку трудно передвигаться. Возможно, он даже нашел где-нибудь убежище, чтобы переждать ночь.

– По крайней мере, буря, кажется, начала стихать, – вставил профессор.

Им оставалось только лечь спать, но сон не шел. Полночи Элисон ждала, что от доктора Хассана кто-нибудь придет и сообщит, что Бретта нашли. Но никто не пришел, и когда она наконец забылась беспокойным сном, ей снились стервятники.

На следующий день они завтракали, когда появился Ахмед, чтобы приступить к работе в саду. Он с важным видом сообщил, что у него есть новости из больницы. На рассвете в Сиди вернулся полицейский патруль, так и не обнаружив доктора Мередита. В пустыню отправили другую группу продолжать поиски.

Фиона закрыла лицо руками.

– Если бы я сразу привела Шани домой, вместо того чтобы прятаться под деревьями, он не поехал бы меня искать!

Элисон пыталась успокоить ее, но слова утешения звучали неискренне. Профессор был более оптимистичен. Бретт неплохо знал пустыню вокруг Сиди, к тому же там были кочевники, которых он лечил. Он мог укрыться в одном из поселений, или его подобрал караван, следующий в Алжир.

Было уже поздно, когда Элисон наконец добралась до больницы. По крайней мере, здесь она могла получать все новости первой. В любой момент в дверь мог войти сам Бретт. Но солнце поднималось все выше и выше, а никаких известий не было. Перед глазами у Элисон стоял Бретт, с трудом бредущий по пустыне. Песчаная буря закончилась, небо вновь приобрело знакомый ярко-синий цвет.

Элисон не помнила, как ей удалось справиться со своими утренними обязанностями. Все знали, что пропал доктор Мередит, и все были удручены, обеспокоены. Фиона наотрез отказалась от еды.

– Это место проклято! – рыдала она. – С тех пор как я приехала сюда, здесь происходят одни неприятности. Сначала я потеряла Пола, теперь исчез Бретт…

После обеда Элисон вернулась в больницу, где ее ждали неутешительные новости. Второй патруль тоже вернулся в город, так и не отыскав следов Бретта. Первая группа вновь отправилась на поиски, которые продлятся до темноты.

Доктору Хассану пора было уходить.

– У мадам Дюбуа начались роды, мне надо к ней. – Семья французов Дюбуа жила в деревне на окраине оазиса, оставшейся от большой колонии художников и писателей, которые поселились здесь в эпоху колониализма. – Уверен, никаких осложнений не будет, поскольку это уже четвертый ребенок мадам Дюбуа. Вернусь к вечеру. Зена мне поможет. Мне кажется, вам пора отдохнуть. Я попрошу Зену сообщить вам новости о Бретте.

Старшая сестра привыкла оставаться одна на дежурстве, так что Элисон могла идти домой, но она никак не решалась покинуть больницу и принялась мыть ящички для инструментов. В жаркий день руки Элисон были холодны как лед. Бесконечные часы тревожного ожидания! Если бы Бретт вошел сейчас в кабинет живой и невредимый, она больше ни о чем не просила бы.

Было три часа дня, когда Элисон услышала шаги в коридоре. Ее сердце замерло, но, вероятно, это был кто-то из пациентов. У двери он остановился. Элисон распахнула ее и столкнулась лицом к лицу с молодым бедуином в живописных лохмотьях. В руке у него было ружье.

– Мир тебе, – приветствовал он Элисон. – Меня прислал доктор Мередит.

Элисон схватилась за ручку двери, чтобы не упасть. Может, она ослышалась? Бедуин говорил на чудовищном английском.

– Доктор Мередит! Где он? С ним все в порядке?

– Он болен. Очень болен. Ты должна идти к нему.

Элисон попыталась взять себя в руки.

– Он послал тебя за мной?

– Он просил позвать доктора. Его глаза не видят от песка. Возьми лекарства…

– Ты понимаешь по-французски? – с отчаянием спросила Элисон, но бедуин покачал головой. Насколько она поняла, Бретт находится в семье Рахуд, в гостях у которой Элисон уже была. Молодой человек заявил, что он внук старика Рахуда. – Я бывала там. Это очень далеко. Как доктор мог туда попасть?

– Мы подошли ближе к Сиди, нашли новое пастбище. Когда машина доктора сломалась, он долго ходил кругами. Аллах послал великую бурю. Теперь доктор очень болен. Нам надо спешить.

Элисон не могла собраться с мыслями. Слава богу, Бретт жив, укрылся у кочевников, но нуждается в помощи. А Хассана, за которым он послал, нет на месте. На один безумный миг Элисон подумала, что Бретт прислал юношу за ней. Но наверняка будет благодарен, если вместо Хассана придет хотя бы она. Теперь Элисон ничто не могло остановить. Надо взять машину отца. За обедом он говорил, что собирается объехать свои плантации, когда уляжется буря. Хотел взять с собой Фиону. Она не хотела ехать, но в конце концов согласилась.

Значит, лихорадочно соображала Элисон, дома никого не будет и никто не станет отговаривать ее от этой безумной поездки в пустыню.

– Как ты добрался сюда? – спросила она бедуина.

– На верблюде. Я оставил его на улице.

– Он может побыть там несколько часов? Мы поедем на машине.

Лицо юноши просветлело.

– Я попрошу друга присмотреть за моим верблюдом.

Элисон кивнула:

– Отлично, но только побыстрее! Я буду ждать тебя у больницы.

Стараясь не давать волю чувствам, Элисон подошла к шкафчику и сложила в сумку глазные капли, бинты, таблетки глюкозы, соляные таблетки, немного бренди и большую бутылку дистиллированной воды. У больницы уже ждал молодой араб. В последнюю минуту Элисон вспомнила, что надо сообщить обо всем Зене. Старшая сестра выслушала ее с восточным спокойствием.

– Слава Аллаху, что доктор нашелся, – произнесла она.

– Я привезу его на машине, – пообещала Элисон. – Думаю, мы скоро вернемся. Поселение, где укрылся доктор Мередит, недалеко от Сиди. – Элисон обуревали сомнения. Машина Бретта была найдена в пятнадцати милях от города, но она не хотела тревожить Зену. У Элисон не было времени на раздумья. Бретт страдает и нуждается в помощи, и она поедет к нему в компании с грозным бедуином, которого никогда не видела прежде и который заявляет, что он внук пожилого пациента Бретта.

Когда город остался позади, Элисон с тревогой взглянула на своего спутника. Он сидел очень прямо, зажав между коленями ружье.

– Ты хорошо знаешь дорогу? – неуверенно спросила она.

– Аллах нам поможет, – последовал обычный ответ.

В воздухе носились песчинки. Словно призраки пустыни, они поднимались вверх, описывали спирали и падали на землю. Элисон даже не смела представить, что здесь было ночью в бурю. Какое одиночество, какая тоска! Она пыталась не смотреть на безмолвную фигуру рядом с собой. Если бы он только не держал ружье так беспечно… Что, если оно вдруг выстрелит и разобьет ветровое стекло? Молодой человек хмуро молчал.

– Как тебя зовут? – наконец не выдержала Элисон.

– Омар. Я сын сына Фуада Аль-Рахуда.

– Знаю, внук. Ты уже говорил. Старик чувствует себя лучше?

Бедуин уставился прямо перед собой, очевидно не поняв вопроса. Может, он вовсе и не внук Фуада Аль-Рахуда, подумала вдруг Элисон, а вооруженный преступник. Она не припомнит, чтобы видела его в лагере.

– Далеко еще ехать?

– Далеко, – последовал мрачный ответ.

Они ехали и ехали. Беспощадные лучи солнца жгли незащищенную голову Элисон, в глаза градом катился пот. Почему она не взяла шляпу? Разве сможет она быть полезной Бретту, если с ней случится солнечный удар? Элисон опять тревожно взглянула на грозного бедуина, остановила машину и повязала вокруг головы легкий мешок, в котором ее отец хранил образцы растений.

– Теперь ты из нашего племени, – ухмыльнулся Омар.

Все-таки он преступник, решила Элисон. Но ей ничего не оставалось, как опять завести мотор и ехать дальше.

Дорога нырнула в долину. За ночь здесь образовались песчаные дюны. Ехать становилось все труднее – колеса застревали в песке.

– Верблюд лучше машины, – заметил Омар, но все-таки вышел и стал толкать автомобиль. Элисон включила мотор, колеса продолжали буксовать в песке. Наконец Омар выпрямился и отер пот со лба. – Машина сломалась! Мы пойдем пешком. Я покажу дорогу. Палатки за теми холмами. – Он показал куда-то в бесконечность.

Значит, придется брести по пустыне с этим зловещим бедуином и его ружьем, подумала Элисон. Ее сердце бешено билось, когда она вышла из машины и заперла дверцу. Будто кто-то сможет ее украсть!

Они прошли всего несколько шагов, когда Элисон вспомнила, что забыла сумку с лекарствами. Когда она вернулась, Омар взял у нее сумку и понес сам. Элисон с трудом поспевала за ним. В сандалиях из козьей кожи он легко скользил по песку, в то время как она на каждом шагу проваливалась по колено. Солнце становилось все жарче, у Элисон начала нестерпимо болеть голова. Почему она так бездумно пустилась в это рискованное путешествие? Слишком поздно Элисон поняла, что было бы разумнее связаться с полицией, шейхом, да с кем угодно.

Впереди тянулись бесконечные мили песка, а до лагеря бедуинов было еще очень далеко. Под палящим солнцем каждый шаг давался с невыносимым трудом, дышать становилось все труднее. В конце концов Элисон начала механически переставлять ноги, чтобы только идти вперед. Наконец она выбилась из сил и упала на колени.

Шагающий впереди Омар не сразу заметил ее исчезновение. Положив ружье и сумку с медикаментами, он печально смотрел на лежащую на земле девушку. Потом опустился на колени и попытался приподнять ее.

Это конец, подумала Элисон, прислонившись к плечу Омара. Когда он покончит с ней, ее телом займутся стервятники. Но ей уже было все равно. Темные глаза Омара с участием смотрели на нее. К губам Элисон поднесли воду, но она прошептала:

– Нет, нельзя пить его воду. Это для доктора Мередита. – Элисон нащупала в сумке бутылку бренди и сделала обжигающий глоток. Потом с трудом заставила себя проглотить таблетку глюкозы. Еще несколько минут сидела, привалившись к плечу Омара, потом попыталась встать.

– Тебе лучше? – спросил бедуин с таким нежным участием, что Элисон чуть не расплакалась. Он так добр, так заботлив, она недооценила его.

Они продолжили путь. Солнце медленно тонуло за красным горизонтом, подул прохладный ветерок. Элисон жадно вдыхала воздух, но была так измучена, что двигалась словно во сне.

В сумерках впереди показались черные палатки бедуинов.

– Слава Аллаху! – вскричал Омар. Палатки будто взмывали в воздух, как большие черные воздушные шары. Небо медленно закружилось. Потом все вокруг потемнело, и Элисон упала на землю.

Когда она наконец открыла глаза, то обнаружила, что лежит на подушках в палатке и над ней склонился Бретт. Он смотрел на нее, и его глаза были синими и проницательными, как всегда.

– Ты не ослеп?! – удивленно произнесла Элисон.

Бретт поднес к ее губам чашку. В ней была какая-то сладковатая прохладная жидкость, скорее всего, из таблеток глюкозы.

– Ты нашел сумку? – прошептала она.

Бретт в отчаянии покачал головой.

– Тащить такую тяжесть с собой, преодолеть пешком почти тридцать миль по пустыне – о чем ты думала, Элисон?

Он сердился на нее. Слезы навернулись на глаза Элисон.

– Омар сказал, что тебе очень плохо, что ты ослеп. Кто-то должен был тебе помочь. Доктор Хассан ушел принимать роды у мадам Дюбуа. В больнице никого не было, кроме меня…

– И ты отправилась в путь пешком?

– Нет, я еще не сошла с ума. Я взяла машину отца…

– Он в курсе, что ты уехала?

Элисон покачала головой:

– Я сказала только Зене. Сначала все было нормально, но миль через двадцать машина застряла в песке, и нам пришлось идти пешком.

Бретт горько рассмеялся:

– Вот уже мы двое шли по Сахаре с тяжелым грузом. Омару придется вновь вернуться в Сиди и попросить, чтобы из гаража прислали трактор вытащить наши машины. – Бретт присел на край постели, лицо его было мрачным и сосредоточенным.

– Тебя не было целые сутки, – извиняющимся тоном начала Элисон.

– А как Фиона? – резко перебил он. – Я ужасно о ней беспокоился.

– Она вернулась примерно через полчаса после того, как ты отправился ее искать. Фиона укрылась от бури под кипарисами, но в конце концов поспешила в город и оставила Шани в конюшне.

– Хорошо, – с облегчением вздохнул Бретт. – Слава богу, с ней все в порядке!

Элисон с трудом сдерживала слезы. Неужели он совсем не рад ее видеть? Элисон поняла, что рассчитывала получить от него благодарность за то, что так храбро ринулась ему на помощь. А в конце концов просто рухнула на землю.

– Почему ты решила, что я ослеп?

– Омар мне сказал.

– Омар преувеличивает. Я попал в песчаную бурю, и моя машина застряла. Когда я наконец добрался сюда, а как мне это удалось, я так и не понял, у меня все глаза были забиты песком. Но с помощью Джамилии, матери племени, промыл их, и через несколько часов все пришло в норму. Но вернуться в Сиди без машины я не мог, так что отправил Омара к Хассану за транспортом.

Элисон молча слушала. Какую же глупость она сделала, поверив приукрашенному рассказу Омара и ринувшись очертя голову в пустыню! Теперь в больнице и на вилле будут волноваться не только за Бретта, но и за нее. Вместо того чтобы помочь ему, она только все усложнила. Элисон прикрыла глаза.

– Мне не следовало приходить! Я всегда делаю все не так!

– Приободрись, Элисон. Я хочу, чтобы ты приняла пару таблеток. – Бретт протянул ей стакан с водой.

Таблетки, с горечью подумала она. Да он ходячая аптека! Ей не нужно было тащить с собой лекарства.

Поддерживая Элисон рукой, Бретт поднес к ее губам воду. Когда она проглотила таблетки, он бережно опустил ее на подушки. В полумраке лицо Бретта было похоже на маску.

– А теперь поспи и ни о чем не волнуйся. Спасибо, что пришла мне на помощь. Другого я от тебя не ждал.

Но Элисон уже погрузилась в легкую, приятную дремоту. Должно быть, ей приснилось, что Бретт поцеловал ее распухшие губы и прошептал:

– Элисон, Элисон! Порой ты разбиваешь мне сердце.

Когда Элисон проснулась, было уже темно. На перевернутом ящике стояла зажженная масляная лампа. Элисон чувствовала себя отдохнувшей и совершенно спокойной. Волшебные таблетки Бретта. В палатку вошла женщина средних лет, с дымящейся кружкой в руках. Элисон узнала Джамилию.

– Тебе лучше? Я дважды заглядывала, но ты спала. Я приготовила чай.

Чай оказался без молока и без сахара, но Элисон с наслаждением его выпила.

– Доктор скоро придет, – сообщила Джамилия. – Он весь вечер ждал, пока ты проснешься, и печалился, что тебе пришлось идти по пустыне под палящим солнцем. Омар поел и пошел в Сиди. Утром он доберется до гаража, и они пришлют большой трактор.

– Надеюсь, он зайдет в больницу и ко мне домой, чтобы сообщить, что с нами все в порядке?

– Конечно. Доктор написал своему другу из больницы письмо.

«А я оказалась дурой, которая только все испортила», – с горечью подумала Элисон. Почему ей не пришло в голову сначала пойти в гараж за трактором? Джамилия оставила вход в палатку открытым, и она наполнилась душистым ночным воздухом. Элисон видела треугольник темно-синего неба, усыпанный огромными звездами. Вдалеке заблеяла коза и залаяла собака. Потом опять наступила тишина, загадочная тишина Сахары. Палатку наполнил запах еды и древесного дыма. Элисон поняла, что проголодалась. Приподнявшись на подушках, она увидела на ящике свою сумку, вытащила из нее расческу и зеркальце. Одного взгляда было достаточно. Обожженная солнцем кожа и покрасневшие глаза. А Джамилия сказала, что к ней придет Бретт. Элисон принялась расчесывать спутанные волосы и не видела, как он вошел в палатку. Бретт остановился рядом и принялся нежно гладить ее по голове.

– Твои прекрасные волосы, – мягко произнес он. – Как часто я мечтал обвить локон вокруг пальца! В свете лампы они цвета осеннего золота.

Элисон изумленно уставилась на него. Может, у нее начались галлюцинации? Все это было слишком похоже на красивый сон.

Бретт присел рядом и взял Элисон за руку, считая пульс. Она почувствовала, как он сразу же участился, и встретилась с сочувственным взглядом Бретта.

– Неудивительно, ведь ты сидишь так близко, – прошептала Элисон. Лицо Бретта стало суровым. Прекрасный сон исчез. – Бретт, неужели ты не знаешь, что делаешь со мной?

– Я пытался этого не знать.

– Но почему, Бретт, почему? – Элисон отвернулась, не желая слышать ответ, который уже знала. – Что-то случилось в прошлом июне?

– В том прекрасном июне.

– Когда ты меня бросил.

– Потому что мне нечего было тебе предложить.

– Ты не мог предложить мне любовь, только дружбу. А когда понял, что зашел слишком далеко, то отнял и ее, – сдавленным голосом проговорила Элисон.

– Все было не совсем так. Посмотри на меня, Элисон!

Слезы обжигали ее щеки.

– Я выгляжу так ужасно! Солнце сожгло мне лицо, и у меня болят глаза.

– Ничего, слезы им помогут. – Бретт мягко рассмеялся и обнял ее. – Я дам тебе что-нибудь от солнечных ожогов.

– И погладишь по голове, чтобы меня утешить! – с горечью вскричала Элисон.

Бретт обнял ее крепче.

– В ночь танцев в Сент-Клер… – начал он.

– Когда ты увидел, как я поцеловала Саймона Фрэйна, – перебила его Элисон.

– Да, тот дружеский поцелуй для Саймона. Естественно, я почувствовал ревность. Но ушел я не поэтому, так и не послав тебе записку с извинениями. Понимаешь, я вдруг понял, что ты и так хорошо провела время. И я знал, что, если мы поженимся, я не смогу часто дарить тебе такие вечера, ведь мне придется работать всю неделю за деньги, на которые невозможно содержать дом.. Разве ты не видела, что происходило с другими молодыми семьями? Жене приходилось выходить на работу, чтобы они могли свести концы с концами. Я не хотел такой судьбы для тебя и наших детей. А иного я предложить тебе просто не мог.

– Мог, мне было бы все равно.

– Я надеялся, что если исчезну из твоей жизни, то ты найдешь себе более достойного мужа, который тебя обеспечит.

Все это объяснение было таким простым и логичным, совсем в духе Бретта!

– Мне не нужен был муж, который бы меня обеспечивал! – вскричала Элисон. – Мне нужен был ты. В моей жизни никогда не было другого мужчины и никогда не будет.

– Боже мой, Элисон, я не могу спорить с тобой, – пробормотал Бретт.

Когда они поцеловались, весь мир вокруг растворился в золотом тумане. Мысли Элисон спутались. Бретт все-таки любит ее! В глубине души она должна была это знать. Судьба привела ее в Сиди-Бу-Кеф, чтобы они снова встретились. Но когда Бретт отпустил ее, Элисон увидела, что его лицо встревожено.

– Милая, мне еще предстоит сдать экзамен. Я стал специалистом в области глазных болезней, и мои финансовые дела немного стабилизировались. Благодаря поддержке шейха мне удалось прилично скопить…

– Тогда чего же мы ждем?

Бретт задумчиво посмотрел на нее.

– Элисон, я приехал сюда, руководствуясь лишь материальными мотивами, но со временем полюбил эту страну. Шейх – хороший человек, желающий счастья своему народу. Мне бы хотелось ему помочь. И потом, я полюбил людей и их простой образ жизни. В современном мире так хочется отдохнуть где-нибудь в мирном оазисе Сахары.

– Ты хочешь здесь остаться? – с замиранием сердца спросила Элисон.

– Не насовсем, конечно. Но по крайней мере, до тех пор, пока не налажу эту систему обмена врачей. Для этого надо найти английских докторов и медсестер, которые согласились бы приехать сюда, как американцы приехали в Тунис.

– Мне кажется, это блестящая мысль, – поддержала его Элисон.

– Только все это время я по-прежнему буду находиться в группе неперспективных мужей.

Элисон протянула к нему руки:

– Боже, Бретт, ну сколько еще повторять, что мне нравятся неперспективные мужья, особенно если один из них позволит мне помочь ему!

– Значит, ты останешься в Сиди и будешь работать со мной?

– Столько, сколько потребуется.

На этот раз их поцелуй был полон страсти. Больше между ними не будет барьеров.

– Сколько времени мы потратили зря! – вздохнул Бретт.

– Нет, ты потратил, – поправила его Элисон.

– Но я все равно был прав. Наше чувство легко могло умереть, если бы я два года назад уговорил тебя выйти за меня замуж. Я хотел, чтобы у тебя появилась возможность оглядеться по сторонам, найти более достойного мужчину, чем я.

– Как этот негодяй Пол Эвертон?

Бретт смутился:

– Не думаю, что я всерьез ревновал к нему. Просто мне невыносимо было видеть, как этот подлец к тебе прикасается. Предупреждаю тебя, милая, я собственник. Больше никаких дружеских поцелуев ни с кем.

– И ни одного взгляда в сторону другого мужчины, – пообещала Элисон.

– Больше я тебя никуда не отпущу. На следующей неделе мы вместе вернемся в Лондон и поженимся.

Никаких «согласна?» или «как ты думаешь?». Бретт сам принял решение, и Элисон с радостью согласилась.

– Я принесла поесть, – раздался голос Джамилии, и она внесла в палатку большое блюдо дымящегося рагу.

Омар уже вернулся в лагерь, встретив по пути грузовик, который направлялся в Сиди. Он попросил водителя передать весточку в больницу и в гараж, чтобы они прислали транспорт. Это было два часа назад, так что они уже в пути. Трактор появится в любую минуту.

Итак, ее приключение в пустыне почти подошло к концу, с легким разочарованием подумала Элисон. Она отправилась на поиски Бретта и нашла человека, который любил ее и хотел жениться на ней. Это было так невероятно, что Элисон не могла думать обо всем спокойно. Вечное чудо любви. Со временем она сумеет поверить в это. А теперь Элисон могла только смотреть в голубые глаза Бретта, недоумевая, почему когда-то считала их холодными и злыми. Сейчас они были полны нежности и вечной любви.


home | my bookshelf | | Любовный дурман |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу