Book: Встреча у озера



Марджери Хилтон

Встреча у озера

Глава 1

– В чем дело, Джой? Что там, малыш? – Лилиан доверяла инстинктам своей собаки.

Глубокие царапины, которые пес оставил на обивке, не особенно повредили дверь, но это свидетельствовало о том, что Джой чем-то сильно взбудоражен. Она погладила его огромную голову, потушила свет и выглянула в окно. За соснами на заднем дворе она увидела лишь ярко светящуюся лунную дорожку, идущую к противоположному берегу озера.

– Если это скунс, я думаю, мы не должны так волноваться, малыш.

Рыжий ньюфаундленд тем не менее грозно рычал и яростно царапал дверь передними лапами.

– Пожалуйста, не сорви дверь, – проговорила Лилиан, оттаскивая рычащего пса за ошейник. Но как только она отпустила его, он сразу же бросился назад. Утомленная возней с собакой, девушка открыла дверь.

– Ну ладно, ищи, Джой.

Эхо яростного лая собаки отозвалось в тишине.

Лилиан Уингейт выбрала этот сельский дом около озера за его уединенное расположение. В здешнем сосновом лесу проживало всего несколько семей, да и то в основном только летом, и их домики были скрыты высокими деревьями. Никто не мешал Лилиан наслаждаться видом озера и леса с тех пор, как прошлой зимой она решила уехать из города, а одиночество было ей не в тягость, потому что с ней был Джой.

Сейчас она пыталась следить за псом, молниеносно скрывшимся в темноте в направлении к озеру. Наконец, засмеявшись, Лилиан крикнула:

– Смотри, долго не задерживайся! – надеясь, что у нее осталось достаточно шампуня, чтобы отмыть Джоя, если скунс забрызгает его. Она даже приготовилась называть теперь пса Вонючкой.

Однако, преследуя скунса, Джой обычно лаял не переставая, а сейчас почему-то молчал. От удивления Лилиан чуть не скорчила рожицу, но вспомнив, как мать предупреждала ее, что гримасы вызывают преждевременные морщины, накинула поверх ночной рубашки плюшевый халат, подпоясалась ремнем и осторожно выскользнула из дома.

Резкий свист пронзил темноту. От страха глаза девушки округлились. – Это не было криком ночной птицы. Затем Лилиан услышала всплеск воды. Она резко остановилась. Раздавшееся вдали негромкое эхо человеческого голоса окончательно сбило девушку с толку. На секунду у нее появилось разумное желание вернуться в дом и запереть дверь. Но женское любопытство одержало верх, и она решительно двинулась вперед. Джой всегда был для нее верным другом, и он не смог бы предать ее.

Лилиан осторожно ступала по извилистой тропинке, слегка утопая в ковре из сосновых иголок. Замерев от внезапного треска сухой ветки, она попыталась различить странные звуки, раздававшиеся вокруг нее в темноте, но слышала лишь стук своего сердца. Вдруг низкий мелодичный мужской смех, подобно нежному звуку гобоя, прокатился над озером.

– Вперед, малыш!

Джой откликнулся на призыв коротким лаем, и снова раздался смех. Выждав еще немного, девушка стала боязливо красться вперед. Ее глаза, уставшие в темноте от напряжения, уже начали кое-что различать. Пробравшись между двумя огромными соснами, она с удивлением увидела человека, появившегося в лунной дорожке, пересекавшей озеро. Вода доходила ему до пояса. Мужчина?! Но, похоже, собака знала его. Джой бегал в нескольких футах от воды, резвясь как щенок в ожидании игры. Мужчина обеими руками откинул назад свои мокрые волосы.

Как только он выдерживает, подумала Лилиан. Она знала, что вода очень холодная. Несколько дней назад она пробовала воду пальцами ног и пришла к выводу, что для купания еще очень рано. Но, похоже, холодная вода не останавливала мужчину. Он сделал несколько шагов, зайдя еще глубже, и показал рукой на середину озера.

– Видишь? – спросил он пса.

Джой грозно рявкнул. Лилиан отыскала полоску лунной дорожки и непроизвольно кивнула головой, увидев плавающую палку.

– Отлично, именно это нам и нужно! – удовлетворенно сказал мужчина. Он стремительно нырнул подобно выдре, опустив голову вниз и выставив ягодицы над поверхностью воды.

О Боже! Мужчина был голый!

Лилиан непроизвольно отвернулась, но возглас незнакомца и лай собаки заставили ее снова обратить свой взор на озеро. Эти радостные звуки означали, что один из них выиграл гонку. Мужчина теперь не спеша плыл на спине, а собака неистово гребла лапами рядом, держа в зубах палку как трофей. Доплыв до мелководья, незнакомец встал и добродушно заговорил с собакой, взяв палку из ее раскрытой пасти. Затем они оба шумно стряхнули с себя воду. Собака насторожилась, предчувствуя дальнейшие действия мужчины. И действительно, он размахнулся и забросил палку далеко в озеро. Собака опять стремительно бросилась за ней, в то время как мужчина с интересом наблюдал за происходящим и вода стекала по его бедрам.

Тело его было холеное и мощное. Мокрые плечи блестели в лунном свете. У него были густые и темные волосы, а сильная спина заканчивалась небольшими крепкими ягодицами.

Жар прилил к щекам Лилиан. Тяжело дыша, она отвернулась. Правда, однажды она уже видела обнаженные мужские ягодицы. Это было в Кении, в деревне недалеко от миссии, но то были играющие невинные мальчики. Здесь же она увидела не мальчика, а настоящего мужчину. Почему же так колотится сердце?! Для волнения как будто нет причин. Подумаешь, тело! Просто надо незаметно улизнуть обратно в дом, как будто ничего не случилось. Но ее ноги словно приросли к земле. И только один Бог был свидетелем, как она украдкой поглядывала на озеро.

Теперь вода уже доставала до плеч мужчины, присевшего на корточки в ожидании Джоя, который, неистово вспенивая воду, плыл к нему, опять держа в зубах палку. Лилиан начала немного ревновать к собаке, которая, должно быть, из-за недостаточного ранее проявленного к ней внимания теперь так самозабвенно играла с обнаженным незнакомцем.

– Эй, это же моя нога! – добродушно закричал мужчина. Джой был готов проплыть прямо над ним, но его друг весело засмеялся, задержав собаку рукой. – Ну и когти же у тебя, малыш! Не очень хочется, чтобы ты цапал меня за ногу.

Джой дружелюбно рявкнул.

Мужчины владеют каким-то особым таинственным способом добиваться расположения к себе животных, с завистью подумала Лилиан.

– Отлично! Еще раз! – крикнул незнакомец. – А вообще мне уже пора, пока твоя мамочка не стала тебя разыскивать.

В это время, оставаясь все еще на корточках, он сделал обманное движение рукой. Собака залаяла, а мужчина опять засмеялся.

Твоя мамочка! Откуда он узнал, что Джой принадлежит женщине? Лилиан надеялась, что мужчина все же устраивает это зрелище не специально для нее. Если он хочет, чтобы на него смотрела женщина, когда он находится в таком виде, то у него могут возникнуть неприятности. Но если выяснится, что она подсматривает за ним, то неприятности могут возникнуть у нее.

В этот момент, прервав размышления Лилиан, мужчина резко поднялся из воды и опять забросил палку. Лилиан стояла как загипнотизированная. В свете луны, под звездным небом мужчина и собака поразили ее своей природной красотой. Незнакомец был удивительно гибким и подвижным. Шумно возясь друг с другом, мокрые и блестящие, они создавали великолепную пару… Этого она уже вынести больше не могла. Лилиан повернулась и бросилась к дому.

Она очень долго сидела в темноте, чувствуя, что овладевшие ею мысли – глупые, но все равно.

Но не могла отогнать их… Если мужчина увидел ее, он обязательно подумает, что она шпионит за ним и что у нее, наверное, есть какая-то проблема. А ее проблема, подумала взволнованная Лилиан, когда к ней наконец вернулось самообладание, – это то, что она должна заставить себя забыть увиденное. Ничего нет особенного, что она увидела этого пловца поздно ночью. Подумаешь! Пловец-полуночник! Скоро он уберется туда, откуда явился, и она никогда его больше не увидит.

Когда Джой начал скрестись в дверь, Лилиан, немного поколебавшись, зажгла свет и впустила его.

Центр «Новолуние», где работала Лилиан, значительно отличался от многих учреждений, расположенных на Шерман-стрит в деловой части города Дэдвуда. Большинство вывесок на этих соперничающих между собой учреждениях, в каждом из которых был хотя бы один игровой автомат, гласило: «У нас вы выиграете больше», а центр «Новолуние» обещал: «У нас вы получите шанс изменить свою жизнь». Об игровых автоматах здесь не хотели и слышать. Над главной вывеской Центра был прикреплен простой белый крест, а скромная афиша в окне приглашала купить изделия, сделанные руками женщин, работающих по программе «Новолуние» не только в городе, но и по всей округе. Эта программа, поддерживаемая церковью, помогала женщинам, которые хотели изменить свою жизнь. Одни были разведенными, другие никогда не были замужем, некоторые страдали от пагубных привычек.

Несколько лет назад, после закрытия борделей и открытия залов игровых автоматов, в Дэдвуд хлынули туристы. Он стал идеальным местом для продажи самодельных товаров, и это послужило отличной основой для программы самоусовершенствования женщин. Но уже через год в городе, к великому возмущению церкви, преобладал игорный бизнес. Чем больше денег, тем больше грех! Правда, в магазине подарков Центра все еще шла оживленная торговля.

Работа в Центре стала для Лилиан Уингейт смыслом всей ее жизни.

Когда Лилиан приезжала на работу, она сразу же шла в мастерскую, где изготавливались изделия на продажу. По утрам здесь собирались все сотрудницы магазинчика, чтобы поболтать и выпить кофе, Нэтти Куато готовила его отлично. Этой тихой неразговорчивой индианке не было равных и в работе. Первой приходила она в Центр и как заведенная плела отделанные стеклярусом корзины из ивовых прутьев, пока не заканчивались все собрания и не закрывался магазин.

Лилиан испытывала к Нэтти Куато особые чувства, она чем-то напоминала ей ее мать, умершую три года назад в Гватемале. Как и она, Нэтти никогда не суетилась и относилась ко всем по-матерински нежно. Забавно было только то, что мать Лилиан была миссионером, а Нэтти провела шесть лет в тюрьме. Только Лилиан она рассказала о своем безрадостном прошлом. Без приукрашиваний и оправданий равнодушно, как будто это ее не касалось, Нэтти сообщала факт за фактом из своей жизни, пока не коснулась главного: у нее был ребенок.

Лилиан трудно было представить Нэтти молодой и легкомысленной. Для нее это было то же самое, что представить юными своих родителей. И все же именно этой пожилой женщине Лилиан решила доверить свою тайну, рассказав о плавающем по вечерам в озере обнаженном незнакомце. Самое ужасное, заключила Лилиан, что она не смогла отвести от него глаз, как ни старалась.

– Я видела его только со спины, – оправдываясь, рассказывала она об обстоятельствах, при которых стала свидетельницей удивительной сцены.

– Мужчины великолепны со спины, – сказала Нэтти, взяв из рук Лилиан кружку с изображением Микки-Мауса и наполнив ее ароматным кофе. – И потом, при чем здесь ты?

– Не знаю, но надеюсь, что он больше не появится. Все-таки это неприлично. – Лилиан прихлебывала кофе в то время, как Нэтти добавляла в свою чашку сахар. – Это просто вызывающе. Может, в полицию сообщить? Тебе не кажется, что он делает это нарочно?

– Не кажется, – холодно ответила индианка и погрузилась в работу. Лилиан понимала, что если бы все случившееся касалось Нэтти, то она ни за что не стала бы принимать это близко к сердцу. А что касается настроения, так при упоминании о полиции Нэтти всегда становилась мрачной.

Нет, она не сказала ничего предосудительного, думала Лилиан, наблюдая за сосредоточившейся на корзине Нэтти. Допив кофе, Лилиан отправилась к своему столу, чтобы заняться бумагами.

За одним из длинных столов три женщины подшивали изумительное по своей красоте одеяло. С каким удовольствием Лилиан присоединилась бы к ним! – Но через час ей проводить собрание с сотрудниками Центра, и нужно успеть подготовиться.

– Взгляни-ка на это, Лилиан, – негромко позвала ее Таша Бэйрд, как и Лилиан курирующая в Центре изготовление и продажу сувениров. Она подождала, пока девушка подошла к ней, и вручила деревянный пистолетик. – Как ты думаешь, мы смогли бы сделать что-нибудь вроде этого?

Лилиан с неподдельным любопытством посмотрела, на игрушку. Похож на настоящий, подумала она. Но зачем, интересно, нужен этот маленький затвор? Впрочем, в Центре всегда искали новые идеи, тем более что ассортимент подарков для детей довольно-таки ограничен. Несколько раз она щелкнула затвором, затем протянула игрушку Таше.

– Новый сувенир для криминального Дэдвуда?

– Похоже, в городе все мужчины скоро и вовсе расстанутся со своими деньгами, – проворчала Си-лия Дарби. – Уж мой-то Джек точно!

– Прошлой ночью муж Силии проиграл в блэк-джек почти все свои сбережения, – объяснила Таша.

– О, как это неприятно, – сочувственно произнесла Лилиан, подсаживаясь к помрачневшей женщине. – Что теперь собираешься делать, Силия?

– Да не знаю я. – Силия разрезала последний кусок желтого образчика из хлопка и взглянула на всех присутствующих со слабой улыбкой. – Может, пальцы ему отрезать. Он сказал, что сможет отыграть все, что проиграл за последний месяц. Ха, он, видите ли, чувствует, что его ждет удача!.. За восемнадцать лет, что мы женаты, это что-то новенькое.

– Ну, Силия, он просто хочет как-то выкрутиться, – единственное что нашла ответить Лилиан.

– Зато у меня отличная идея, Лилиан, – прервала ее Таша и посмотрела на Силию, которая от удивления подняла брови. Таша проигнорировала ее и быстро взглянула на Марту Тэрнбул, которая одобрительно кивнула. Затем опять повернулась к Лилиан.

– Послушай, – сказала она с озорным блеском в глазах. – Надо устроить сидячую забастовку в «Фальшивом Десятицентовике», в этом логове воров, где Джек оставил свой кошелек. Лилиан в изумлении открыла рот.

– Ты что, серьезно? Кто же будет…

– Все мы. – Таша жестом показала на окруживших ее женщин.

– Все? – Лилиан украдкой посмотрела в угол комнаты, где Нэтти методически сортировала ивовые ветки. – Но мы там долго не продержимся – владелец заведения сразу же вызовет полицию.

– Верно, – ответила Таша, – но ведь туда, куда направляется полиция, сразу же мчится и пресса. И они спросят нас, что, черт возьми, мы там делаем, а уж у нас найдется, что им порассказать.

– До или после того, как попадем в тюрьму? – усмехнулась Лилиан.

– Ну, тогда не знаю. А какой еще способ можно предложить? – Таша положила руку на плечо девушки в ответ на ее скептический вопрос. – Кто-то ведь должен позаботиться о бедных гражданах нашего города?

– Найдется много людей, которые будут не согласны с тем, что мы затеваем, – вставила до сих пор молчавшая Марта.

– Но так же много найдется и других людей, которые помогут нам, – возразила Силия. – В городе уже многие разорились.

– Особенно на этой мерзкой игре в покер, – с отвращением добавила Таша. – Город совсем перестал быть нашим. Вокруг одни гангстеры и кинозвезды.

Она тяжело вздохнула. Гангстеры и кинозвезды значили для нее одно и то же.

– Если кому-то не нравится здесь, почему бы не уехать? – промолвила Нэтти; и все с удивлением повернулись к ней. Это вызывающее предложение поразило всех, кроме Лилиан, которая уже научилась не удивляться неожиданным выпадам Нэтти.

Таша рассердилась:

– Я здесь родилась и никуда не двинусь отсюда. С какой стати? – После этих слов ее негодование поубавилось, так как она понимала, что должна получить поддержку от окружающих. – А как ты относишься к тому, что происходит в городе, Нэтти? Ко всем этим играм и темным делишкам?

– Я не хожу в бары и не играю на игровых автоматах, – спокойно ответила Нэтти, внимательно рассматривая очередной прутик. – Все это меня не касается.

– Если бы ты попыталась создать семью в этом городе, то тебя бы это коснулось, – пылко возразила Таша. – Ты только взгляни, что творится: все эти мерзкие «Содовый Фонтан Бэсси», «Казино» или «Карусель Таффи»? Ты повела бы своих детей в такие заведения?

Нэтти ничего не ответила. Она задумчиво разглядывала свои ивовые прутья. Лилиан поспешила заполнить возникшую паузу:

– Как же ты собираешься организовать бойкот? Ведь они не позволят тебе заблокировать дверь – это нарушение противопожарных правил.

– Мы прорвемся к бару и займем все табуреты и стулья, на которых обычно сидят посетители в ожидании своей очереди поиграть. – Произнося эти слова, Таша повернулась спиной к Нэтти, как бы заканчивая с ней разговор. – Нас будет много. Я уже разговаривала кое с кем. Но мы, конечно, должны привлечь на свою сторону еще больше людей. Чем больше нас будет, тем больше шансов на удачу.

– Кому есть дело до людей, проводящих свое время за азартными играми, в крошечном городке Южной Дакоты? – проворчала Силия, разрезая на куски уже голубой ситец.

Нечаянно локтем она толкнула на пол ножницы, и Лилиан поспешно нагнулась, чтобы поднять их. Выпрямившись, она украдкой взглянула в угол комнаты. Нэтти продолжала невозмутимо сортировать ветки, но что-то явно беспокоило ее, и Лилиан захотелось узнать, что же именно.



Почему она не обращает на меня внимания? – с возмущением подумала девушка.

– До всего этого есть дело женщинам, – продолжала Таша. – Посмотрите на себя. Мы прошли через весь этот ад, и нам чертовски надоела вся эта мерзость.

– Кстати, Агнес Лундквист недавно продала свой магазин какому-то богачу из Флориды, – неожиданно сообщила всем новость Марта.

– Но ведь это был единственный в городе магазин женской одежды! – возмутилась Таша и ударила кулаком по столу. – И после этого мы еще думаем. Да в Дэдвуде только один вид бизнеса, в который мог вложить деньги богач из Флориды. Скоро будем ездить в Стэрджес за пакетом молока! Они почему-то не любят продавать молоко в салунах.

– А чтобы купить теннисные тапочки, придется отправляться в Рэпид Сити, – с сарказмом добавила Силия.

Лилиан очень надеялась, что женщины образумятся. Она попыталась представить себя с плакатом в руках в рядах демонстранток. Это показалось ей очень смешным.

– Казино все равно не закроют, – заявила она. – Вот Кэрри Нэйшн уже участвовала в демонстрации, и чего добилась? Того, что один бар в Дэдвуде стал называться «Салун воздержания Кэрри Нэйшн»?

Таша вскочила со стула.

– Вот мы и отомстим за Кэрри Нэйшн! Да еще добьемся, чтобы наши требования попали в «Ивнинг ньюс», верно? Это будет наш вызов грязному бизнесу!

– Предположим, мы попадем в «Ивнинг ньюс», ну и что? – с сомнением произнесла Силия. – Мы в этом ничего не понимаем.

– Как это «ну и что»? – ответила Таша. – Это почти победа. Даже если одна из нас угодит в тюрьму, мы все пойдем за ней! Ты согласна, Лилиан?

– Я, конечно, не могу допустить, чтобы все вы попали в тюрьму без меня. – Лилиан взглянула на освещенный неоновыми лампами потолок и тяжело вздохнула. Ей самой не верилось, что она могла такое произнести. – Кажется, и в самом деле пора принять какое-то решение.

Одна из ламп вдруг вспыхнула и замерцала тусклым светом.

– А ты, Нэтти? – спокойно проговорила Таша. – Слово за тобой. Так как же, один за всех и все за одного?

Нэтти покачала головой, взяла свою кружку и пересекла комнату, чтобы налить еще кофе. Было ясно, что она окончательно отдалилась от всех.

Лилиан тихо встала со стула и подошла к пожилой женщине.

– Хорошо, – сказала она так, чтобы ее слышала только Нэтти, – скажи хотя бы мне, что ты обо всем этом думаешь?

Не поднимая головы, Нэтти протянула руку, чтобы наполнить кружку девушки.

– Я думаю, в тюрьме вам не понравится.

Сильный ветер гнал облака, то закрывая, то открывая луну. Неистово качались верхушки огромных деревьев, однако при всем том вода в озере оставалась на удивление спокойной. Где-то далеко, в мрачном таинственном лесу, прокричала сова. Приглушенное эхо этого крика заставило Рэйса вздрогнуть. В крике ночной птицы было что-то не-118 приятное. Какой-то суеверный страх заставлял пса с опаской озираться по сторонам.

На поверхности озера образовалась небольшая зыбь. Для купания настал самый лучший момент, когда вода начинает казаться теплее воздуха и купаться хочется до тех пор, пока зубы не начнут стучать от холода. После подобного моциона жаркий камин, глоток виски и чистая постель делают жизнь удовольствием.

Мощно взмахивая руками, Рэйс плыл по озеру. Если рыжий ньюфаундленд не появится через две-три минуты, он отправится домой. Рэйс перевернулся на спину и не спеша поплыл к берегу. Вдруг послышался знакомый лай. Коснувшись ногами каменистого дна и откинув волосы с лица, мужчина крикнул:

– Давай быстрее в воду, малыш, вода чудесная! Неожиданно ему ответил нежный женский голос:

– Я бы, возможно, оценила ее, если бы здесь ночью не купались вы.

– Это еще кто. – Рэйс начал вглядываться в темноту, но, кроме огромных теней, ничего не смог различить. Мужчина согнул колени. Теперь вода доходила ему до груди. – Что с твоим голосом, приятель? Готов поклясться, что вначале ты отзывался более дружелюбно.

– По ночам я обычно держу Джоя в доме, – снова прозвучал женский голос. – Но он сходит с ума, когда чувствует кого-то неподалеку.

– Это оттого, что он мой друг. – Рэйс наблюдал за небольшой тенью, медленно отделяющейся от деревьев. Затем тень разделилась на две. По темным силуэтам он мог различить, что ростом собака почти с женщину.

– Вы разрешите вашему питомцу поиграть со мной?

– Я вас очень прошу: не надо. Уже очень поздно.

– Ну сейчас не так уж поздно. – Ему показалось, что женщина шагнула по направлению к нему, подняв при этом руку. – Что это у вас?

– Оружие для защиты, но я предпочла бы им не пользоваться…

– Оружие для защиты? – Рэйс чуть не рассмеялся, когда она как-то нервно произнесла эти слова. – Мадам, неужели вы направили на меня пистолет и мне теперь выходить с поднятыми руками? – с насмешкой спросил он.

– Я говорю совершенно серьезно, – начала возмущаться Лилиан.

– Я вам верю. – Мужчина готов был рассмеяться. – Он поднес руки к груди ладонями наружу. – Я сдаюсь. Вы захватили меня врасплох, и я поднимаю руки. Итак, я выхожу.

– Нет! – С ужасом она отступила назад. – Оставайтесь, пожалуйста, там…

– Вы хотите сказать: оставайтесь там, где находитесь, но дело в том, что чертовски холодает, – поеживаясь, ответил Рэйс.

– Ну тогда плывите туда, откуда приплыли, и больше не появляйтесь здесь в такой час и в таком виде, – строго сказала Лилиан.

Рэйс сделал шаг вперед.

– Что вы делаете? – испуганно воскликнула девушка.

– Выхожу из воды.

– Не смейте! Ах!

Рэйс подумал, что если он еще несколько секунд пробудет в воде, то, пожалуй, замерзнет окончательно, но направиться к берегу тоже опасно – незнакомка упадет в обморок. Однако Лилиан опередила его: с криком отбросив пистолет и поводок, она бросилась бежать к дому, возмущенно крича через плечо:

– Если вы не уберетесь, я вызову полицию! Дверь за ней захлопнулась, но через минуту Рэйс услышал, как скрипнули петли.

– Джой, ты будешь слушаться?

Пес начал обнюхивать землю. У Рэйса в горле застрял смех. Вдруг пес схватил зубами пистолет и помчался к озеру. Когда он бросился в воду, Рэйс непроизвольно подумал, как бы пистолет не выстрелил. В этот момент дверь в доме опять захлопнулась.

– Дай-ка его мне, Джой.

Пистолет деревянный? Рэйс потрепал пса за ушами.

– Вот почему собаку называют лучшим другом человека, малыш! Жаль, что не смог разглядеть в темноте твою хозяйку. А голосок у нее приятный. Она хорошенькая? – Джой рявкнул. – Ну, возможно, ты ответил бы «да», если бы тебя опять впустили в дом. Наверное, она немного сумасшедшая, если таскает с собой такую штуку. – Снова рявкнув, Джой бросился к деревянному пистолету. – Нет, тебе он не нужен, а ей может опять понадобиться. – Держа игрушку подальше от собаки, мужчина усмехнулся, вспомнив нежный голосок девушки, которая очень старалась придать ему угрожающие нотки. Да, чтобы отыскать теперь обладательницу этого голоса, ему надо иметь что-то наподобие хрустального башмачка. Выходило забавно. Уверен, она захочет получить свой пистолет обратно, улыбнулся про себя Рэйс. Может быть, она предложит мне за него хорошую награду.

Лилиан прижалась спиной к двери, пытаясь успокоиться. Как все это глупо с ее стороны. О чем она только думала? Пыталась напугать игрушечным пистолетом мужчину. Да еще какого!

Воинственный дух, царивший в их Центре, теперь померк для нее, а азартные игры и гангстеры стали представляться не такими уж плохими. Хуже то, что добропорядочная девушка должна теперь волноваться из-за того, что обнаружила в своем озере голого мужчину.

Глава 2

Таша и Лилиан шли по узкому тротуару главной улицы города. Они шли мимо процветающих заведений, через окна которых были видны хорошо освещенные залы с игровыми автоматами. Они были повсюду: в ювелирном магазине, булочной, в магазине рубашек. «Однорукие бандиты» исправно собирали свою ежедневную дань. Вся эта затея с «Фальшивым Десятицентовиком» напоминала Лилиан какое-то дурачество, а не борьбу за благопристойную жизнь города. Лилиан ускорила шаг не из-за того, что очень спешила в салун, а из-за возникшего у нее чувства, будто она заглядывает в открытые окна спален. Ей было неловко встречаться взглядами с людьми, находящимися по ту сторону окон и с увлечением занятых тем, что проигрывали свои деньги.

– Нам надо было бы подобающе принарядиться, чтобы смешаться с этой публикой, – промолвила с сарказмом Таша. Лилиан едва расслышала ее из-за громко звучащей музыки. Она взглянула на свою розовую кофточку без рукавов и на ковбойскую рубашку и джинсы, в которые была одета Таша.

– Ты выглядишь как женщина, прислуживающая в церкви, – заметила Таша. – Вытащи хотя бы заколку и распусти волосы. У тебя ведь они красивые.

Лилиан не восприняла комплимент. Она всегда интересовалась только содержанием, а не формой. Девушка прикоснулась к заколкам, которые Нэтти специально выбрала для нее, чтобы можно было удерживать ее роскошные светлые волосы.

Таша пристально посмотрела на нее.

– Если кто-нибудь заинтересуется тобой, говори, что ты туристка из Канзаса.

– Но я служащая общественной благотворительной организации из Южной Дакоты и горжусь этим.

Вдруг они услышали, как одна из прохожих окликнула свою знакомую, идущую по другой стороне улицы:

– Эй, Пола, мой Джим только что выиграл целую сотню.

– Поздравляю, теперь ему есть смысл продолжать игру.

– Вот этого я и опасаюсь. Уверена, что в результате у него не останется в кармане и ломаного гроша.

Услышав это, Лилиан и Таша обменялись многозначительными взглядами.

В небольшом окошке рядом с входной дверью висело объявление: «Запрещается проносить с собой огнестрельное и холодное оружие». Войдя в салун, девушки после яркого дневного света попали в затемненный переполненный посетителями зал. Они чуть не потеряли сознание от клубов табачного дыма, делающего заведение еще более мрачным. Неожиданно они увидели Силию.

– Я не опоздала? – взволнованно спросила она.

– Ты как раз вовремя, – ответила Таша.

– Неужели в такой атмосфере можно получать удовольствие от игры? – прошептала Лилиан, еле удержавшись на ногах, так как ее чуть не сбила экстравагантно одетая высокая женщина с огромным бюстом, которая очертя голову бросилась к освободившемуся игровому автомату.

– Давай займем места около бара, – предложила Таша.

Лилиан впервые в жизни находилась в заведении подобного рода. Все вокруг было слишком непривычным для нее. Неожиданно она увидела входящих в зал Марту Тэрнбул и Синди Статлер. Лилиан с облегчением помахала им рукой.

– Покажите-ка ваше свидетельство о рождении, мисс, – неожиданно услышала она. Это было сказано человеком мрачного вида, стоявшим за стойкой и смешивающим коктейли.

– Я хотела бы только минеральную воду, – робко ответила девушка, тем не менее подавая свидетельство. Ухмыльнувшись в пышные усы, бармен подал ей стакан с минеральной водой. Его ухмылка не понравилась Лилиан. Но в этот момент ее внимание привлекла огромная картина в позолоченной раме, изображающая лежащую на животе обнаженную женщину. Что-то постыдное и одновременно манящее было в ней.

– Кого-то ожидаете? – прервал ее мысли бармен.

– Да, я жду своих друзей.

– Хорошо, если среди ваших друзей окажется хотя бы один настоящий мужчина. Здесь много всяких нахалов. Если к вам будут приставать, можете обратиться ко мне, – добродушно продолжал бармен.

Смущенная, девушка опасливо посмотрела вокруг себя. Казалось, каждый из находящихся в зале занят только собой. В это время вошли еще три женщины из центра «Новолуние», и Лилиан стала чувствовать себя гораздо увереннее. Она хлебнула минеральной воды и начала отстукивать пальцами в такт ритмичной музыке, лившейся из усилителей.

Рэйс играл в блэк-джек за одним из своих любимых столов, когда в зале вдруг возникла какая-то суматоха. Может быть, кто-то получил крупный выигрыш или затеял драку? Рэйс кивнул одному из приятелей, чтобы тот занял его места за столом, а сам начал прокладывать себе путь к центру события, краем глаза заметив, как кто-то у входной двери поднял в руках плакат с надписью: «Все ставки отменяются». Вокруг стоял невообразимый гвалт. Рэйс выразительно взглянул на бармена; тот пожал плечами и ухмыльнулся.

– Выключите музыку, – крикнул Рэйс. Он уже понял, что это никакая не драка. Внезапно он услышал знакомый мягкий голос:

– Мы останемся здесь, где находимся.

Рэйс из-за толпы не мог разглядеть обладательницу этого голоса, но уже знал, что сейчас увидит девушку с озера.

Лилиан грациозно сидела на высоком табурете около стойки бара. Длинные волнистые волосы спадали ей на плечи, своим цветом напоминая пшеницу. Она терпеливо объясняла стоявшим вокруг нее, сколько горя приносят женщинам Дэдвуда пагубные азартные игры. Подобные разговоры он уже слышал раньше, поэтому, не вникая в смысл ее речи, просто слушал мелодичный чарующий голос. Рэйс сразу же вспомнил об игрушечном пистолете, лежавшем у него в кармане, и озорная мысль пришла ему в голову. Он вынул пистолет, прицелился и выстрелил резинкой в девушку. Резинка застряла в ее золотистых волосах. Среди собравшихся раздались смешки. Возмущенная, девушка обернулась и с удивлением посмотрела на знакомый пистолет, затем робко улыбнулась, и нежно-розовый румянец залил ее щеки и шею.

Рэйс помахал ей рукой и шутливо произнес:

– Не волнуйтесь, мадам. Я хотел помочь вам.

– В объявлении сказано, что здесь нельзя находиться с оружием, – не растерялась Лилиан.

Восхищенный находчивостью девушки, Рэйс приготовился к пикировке, но в этот момент чья-то рука легла ему на плечо. Повернувшись, он увидел разгневанное выражение на лице своей партнерши по бизнесу Вики.

– Рэйс, здесь телевизионщики с камерами, – произнесла она сквозь зубы. – Что, черт возьми, у тебя в руках?

– Не волнуйся, это просто игрушка. – Он еще раз подумал, что на первый взгляд игрушка действительно похожа на настоящий пистолет.

Улыбнувшись, он опять повернулся к очаровательной блондинке.

– Никогда больше не теряйте ваше оружие, – притворно строгим голосом сказал Рэйс, возвращая ей пистолет. – Оно может понадобиться вам.

Женщина-репортер с пышными рыжими волосами поднесла микрофон ко рту Рэйса.

– Вы владелец «Фальшивого Десятицентовика»?

– Один из владельцев, – поправил ее Рэйс, видя, как на него нацелилась телевизионная камера.

– А почему именно в вашем заведении эти женщины решили провести демонстрацию протеста!

– Протеста? – С веселой усмешкой Рэйс повернулся к блондинке. – Я думаю, это из-за того, что я люблю плавать.

– Плавать? Что вы имеете в виду?

Озадаченная женщина перевела свой взгляд с Лилиан.

– Это означает, что подобные заведения могут пустить жителей нашего города в плавание вниз по реке. – Рэйс снова был поражен находчивостью девушки. – Азартные игры уже полностью деморализовали город, – добавила Лилиан.

В это время на место события прибыл Мо Барток, один из полицейских Дэдвуда. Посетители расступились, пропуская его, и в центре образовавшегося полукруга оказалась Лилиан.

– Боюсь, мне придется арестовать вас, – некоторые женщины были ему знакомы, – если вы не покинете заведение. Таша и ты, Марта, вы бы лучше шли домой к детям.

Женщина-репортер сразу же начала говорить в микрофон:

– Одиннадцать женщин заняли почти все места в «Фальшивом Десятицентовике», и теперь полиция собирается арестовать их.

– Эй, подождите, – мирно предложил Рэйс. – А вы, дамы, уберите свои воззвания и давайте-ка лучше выпьем по стаканчику за мой счет.

– Пусть полиция занимается своим делом, парень, – мрачно промолвила Вики.

Лилиан почувствовала страх, когда Мо протянул к ней руку.

– Ваш пистолет, мадам.

– Это всего лишь… – начала девушка, но, вздохнув, вложила пистолет в руку полицейского. – Пожалуйста, возьмите, но с места я все равно не сдвинусь. Пусть люди знают, мы не останемся равнодушными к происходящему в нашем городе.

– За нарушение спокойствия в общественном месте я обязан арестовать вас, – невозмутимо произнес полицейский.

– Послушайте, она здесь ни при чем. Это была моя идея, – вступила в разговор Таша. – Виновата во всем только я.

– Но мне сдается, что причиной беспорядков является эта дама, – продолжал Мо, указывая на Лилиан. – Я должен надеть на нее наручники.

У Рэйса также возникло желание заступиться за эту хорошенькую девушку, но, видя ее непреклонность, он помедлил.

– Это ужасно, почти в каждом здании города имеется игровой автомат, мистер… – сказала Лилиан, обращаясь к Рэйсу.

– Латимер, – поспешно ответил совладелец заведения. Полицейский Барток демонстративно держал на виду у всех конфискованный пистолет.

– Мо, ведь девушка не собиралась ограбить меня с помощью этой игрушки, – очаровательно улыбаясь, произнес Рэйс.

– Вы ошибаетесь, если думаете, что я нуждаюсь в вашей защите, – отпарировала Лилиан и обратилась к полицейскому: – Вы не собираетесь держать меня в тюрьме слишком долго?



– Не знаю, мадам, пока я вынужден сделать вот это. – И он защелкнул наручники на запястьях девушки. Голубые глаза Лилиан наполнились страхом.

– Подожди, Мо, – начал Рэйс, – хотя бы не надевай наручники.

– Ничего не могу поделать, это обычная процедура. – Но в словах полицейского уже чувствовались неуверенность и смущение.

– Лилиан, мы все с тобой! – воскликнула Таша. Девушка обескураженно взглянула на свои запястья и ничего не ответила.

Рэйс с грустью наблюдал, как Мо вывел девушку из зала. Зачем такая хорошенькая девушка ввязалась в эту историю?

– Как бы из-за этой заварухи не испортилась репутация нашего заведения, – сказала Вики.

– А как насчет репутации этой девуш! жется, ее зовут Лилиан… Кстати, как ее фамилия, Вилли? – обратился Рэйс к бармену.

– Уингейт, так записано в ее свидетельстве о рождении, – ответил Вилли, невозмутимо сложив руки на груди.

– Да, нечего сказать, мисс Вики, у нас самый гостеприимный салун во всем Дэдвуде, – с сарказмом заметил Рэйс.

Лилиан стояла у двери своего дома, пытаясь ее открыть. Чувствовала она себя ужасно. Руки девушки дрожали от усталости и пережитых событий. Наконец дверь поддалась, и навстречу Лилиан выбежал Джой.

– Я знаю, как ты голоден, – сочувственно произнесла Лилиан, накладывая ему еду в миску. Собака радостно завиляла хвостом и жадно принялась за еду, а Лилиан, достав себе аспирин из аптечки, устало опустилась в кресло и, приняв лекарство, закрыла глаза.

Неожиданно Джой перестал чавкать, поднял голову и насторожился. Его хозяйка с удивлением открыла глаза и тоже стала прислушиваться. Снаружи раздался отдаленный свист.

О, неужели это опять он? – недовольно подумала Лилиан. Реакция собаки была более доброжелательной. Она встала на задние лапы, а передними принялась скрести дверь.

– Предатель, – рассерженно произнесла девушка. – Ведь он издевается над нами. Даже после всего, что произошло, у него хватило наглости опять прийти сюда. – Собака не обращала внимания на свою хозяйку: все ее внимание было направлено на доносящийся снаружи звук.

Впрочем, все могло кончиться для меня гораздо хуже, подумала Лилиан. Все-таки мистер Латимер не стал выдвигать против меня обвинения, как сообщили мне в полиции, и им пришлось отпустить меня.

Джой продолжал яростно скрести лапами дверь, и чтобы он успокоился, Лилиан с неохотой открыла ее и вышла во двор за выбежавшей перед ней собакой. Собака стремительно неслась по тропинке к озеру, и девушка поспешила за ней.

– О, да вы не плохо выглядите после тюрьмы, – вдруг раздался мужской голос, когда она достигла озера.

– Вы прекрасно знаете, что я не была в тюрьме, – с вызовом в голосе ответила Лилиан, от вечерней прохлады обхватив локти руками и невольно съежившись.

– Да, я, в общем-то, не жалобщик, – Всплеск воды дал ей понять, что мужчина находится в озере. – Правда, было трудновато уговорить Вики не выдвигать против вас обвинения. – Собака радостно плескалась рядом со своим другом. – Советую вам забыть обо всем. Лучше присоединяйтесь к нам: втроем будет веселее, – засмеялся мужчина.

То ли от усталости, то ли от его слов у Лилиан вдруг закружилась голова, и она прислонилась спиной к дереву.

– Вам плохо? – обеспокоенно спросил Рэйс. – Сейчас я помогу. – И в несколько взмахов руками очутился у. самого берега.

– Нет, ни в коем случае, – испуганно вскрикнула девушка, инстинктивно закрывая глаза руками.

Но мужчина уже встал: вода стекала по его сильному стройному телу. Все еще с закрытыми глазами Лилиан повернулась и хотела побежать к дому, но в это время громко рявкнул Джой. Девушка непроизвольно открыла глаза и… Мужчина стоял во весь рост в плотно облегающих купальных трусах.

Через мгновение он уже был рядом с ней, прикасаясь рукой к ее плечу.

– Мне уже гораздо лучше, мистер Латимер, – дрожа всем телом, сказала она.

– Зовите меня просто Рэйс, – тихо промолвил мужчина. – Я провож-у вас домой. – Девушка невольно склонила голову, и это явилось для Рэйса знаком согласия. Осторожно взяв Лилиан под локоть, он медленно повел ее к дому. Впереди них, высунув язык, бежал Джой.

– Такие умные собаки обычно сами умеют открывать дверь, – пробурчал Рэйс, когда они подошли к дому.

– Я в спешке забыла ее закрыть, – удивляясь своему спокойствию, сказала Лилиан.

– Куда вас проводить? – участливо спросил ее спутник.

– Пожалуйста, сюда, – ответила девушка, указывая на гостиную.

Рэйс помог ей расположиться на большом диване, покрытом медвежьей шкурой, заботливо положив под голову подушку.

– Может быть, вызвать доктора?

– Пожалуй, не надо. Со мной всегда так, когда меня арестовывает полиция, – попыталась сострить уставшая девушка.

– В таком случае вам не помешает глоток виски.

– От виски я совсем расклеюсь, – махнув рукой, слабо промолвила Лилиан. – Если вам нужно полотенце, возьмите в ванной комнате. – Рэйс скрылся в направлении, указанном ему девушкой, и через минуту появился с махровым полотенцем на шее.

Хорошо хотя бы, что на нем купальные трусы, а не плавки-бикини, подумала Лилиан. Когда Рэйс опустился на колени перед ней, она почувствовала пьянящий запах его тела. В горле у нее пересохло. Его широкие сильные плечи загораживали ей свет. Она подняла голову и увидела, как он пристально смотрит на нее. Не говоря ни слова, он нежно взял ее за руки, приподнял их и положил ей на живот мягкую подушечку. Смотря прямо в его темные глаза, она почувствовала через подушку тепло, исходящее от его рук. Рэйс продолжал задумчиво смотреть на нее. Ей казалось, что это длилось вечно. Интересно, что бы от такого ласкового взгляда и нежного жеста почувствовала более искушенная женщина, подумала взволнованная девушка.

– Что вы делаете? – прошептала Лилиан, не придумав ничего более умного.

– Хочу развести огонь, – ответил он, взяв несколько сосновых поленьев и кладя их в камин. – Раз в доме нет виски, тогда, может быть, мы согреемся чаем? – Он вышел на кухню, налил воду в чайник и включил газовую плиту.

– Почему вы все же не выдвинули против меня обвинение? – спросила Лилиан.

– Потому что я видел ваши глаза, полные страха, когда вы были в наручниках. Такие глаза бывают у зверушек, спасающихся от пожара в лесу.

– От пожара? – удивленно спросила она, с восхищением следя за каждым его движением.

– Да, вы были порядком напуганы, – засмеялся он.

– Вы правы, я испугалась, – сказала Лилиан, с удовольствием прихлебывая предложенный Рэйсом горячий ароматный чай, – но отвращение ко всем этим азартным играм у меня сильнее страха.

– К вашему сведению, всеми делами заворачивает Вики, а я не очень-то вникаю в этот бизнес, – сказал Рэйс и сел на пол рядом с диваном. Он был совсем рядом, и девушка поймала себя на мысли, что ее неудержимо тянет прикоснуться к его гладкой коже. Знакомым жестом Рэйс откинул назад свои длинные темные волосы и произнес: – Вам надо поскорее забыть о всех неприятностях и никогда больше не ввязываться в подобные истории, иначе вы можете по-настоящему попасть в тюрьму.

– А вы могли бы угодить в тюрьму за купание в неподобающем виде, – парировала Лилиан.

– Но вы же не стали жаловаться в полицию, не так ли? – сказал Рэйс. – Тем более что теперь я купаюсь в подобающем виде. – Он похлопал себя по бедрам. – Купание по ночам очень полезно для здоровья. Кстати, Мо отдал вам пистолет?

– Забудьте об этом. Все получилось так глупо тогда, на озере.

Рэйс смущенно улыбнулся.

– Но мне кажется, вы все-таки занимаетесь грязным бизнесом, ведь любой ваш клиент может остаться без гроша в кармане, – нахмурившись, сказала Лилиан.

– Но позвольте, я никого не заставляю спускать свои деньги, и, кроме того, этот бизнес дает мне средства к существованию. Наконец, я уверен, именно игорный бизнес возродил Дэдвуд, – как бы оправдываясь, ответил Рэйс. – А чем занимаетесь вы?

– Я социальный работник, и мое дело – полная противоположность вашему, – с достоинством заявила девушка.

– Ну и отлично, – примирительно сказал Рэйс. – Я вижу, что вы себя чувствуете гораздо лучше. На прощание хочу пожелать по-дружески: такой чудесной девушке, как вы, не пристало забивать голову проблемами игорного бизнеса.

Рэйс помахал ей рукой, а собака, как бы понимая, что ее друг сейчас покинет их, встала на задние лапы, положив передние ему на грудь, и завиляла хвостом.

– До свидания, Джой, слушайся свою хозяйку. – Рэйс с сожалением взглянул на Лилиан и быстро вышел из дома.

Глава 3

Случай, происшедший в «Фальшивом Десятицентовике», стал настоящей сенсацией. Многие женщины Центра были показаны по телевидению в вечерних новостях. Но настоящей героиней дня стала Лилиан, Все сотрудники Центра находились под впечатлением происшедшего. Одна Нэтти оставалась невозмутимой, а поведение Лилиан, казалось, вызывало у нее негодование.

В конце рабочего дня, когда все покинули Центр, девушка решила поговорить с Нэтти.

Вся эта шумиха ничего не изменит, а неприятностей, в конце концов, у вас будет предостаточно, – скептически сказала пожилая индианка.

– Нэтти, помнишь, я рассказывала тебе о мужчине, купающемся обнаженным в озере? Оказывается, это и есть владелец казино. – Вид у Нэтти был удивленным. – Его зовут Рэйс Латимер, а его партнершу по бизнесу зовут Вики Поттер. Из телевизионного репортажа я узнала, что она живет недалеко от меня.

– Но ведь ты говорила, что не видела лица того мужчины, как же ты его узнала? – недоверчиво спросила Нэтти.

– Это он первым узнал меня и дал мне понять, что на озере был именно он, – вдохновенно произнесла Лилиан. – У него такие прекрасные темные глаза, они заставляют забыть обо всем. Когда он смеется, они блестят подобно твоим. – Немного поколебавшись, девушка добавила: – И кроме того, случилось так, что вчера мы опять встретились. Он совершенно не такой, как все эти владельцы игорных заведений. – И она подробно рассказала о последней встрече с Рэйсом.

– Рэйс Латимер? Это мой сын, Лилиан.

– Что?! – изумленно воскликнула девушка, всплеснув руками.

– Да, Рэйс Латимер – мой сын, – грустно повторила женщина. – Однако никто об этом не знает, даже он. И никто не должен знать.

Лилиан стояла как громом пораженная. Ребенок, которого бросила Нэтти, – Рэйс Латимер!

– Его воспитывал отец, Филипп Латимер, которому я отдала двухлетнего Рэйса. С тех пор я никогда с ним не виделась, – печально продолжала индианка.

– Ну а теперь?

– Рэйс не знает о существовании Нэтти Куа-то, – сурово сказала женщина. – Его матерью стала Аннет Лафрамбуа, незамужняя женщина, которая имела любовную связь с женатым Филиппом Латимером. Возможно, Рэйс знает, что она ему не родная мать, но скорее всего он уже забыл Аннет, она не стоила того, чтобы о ней помнить.

– О, Нэтти. – Девушка сочувственно посмотрела на несчастную женщину и нежно прикоснулась к ее руке. – Все, что случилось с тебой, ужасно, но, может быть, все изменится, и когда-нибудь ты расскажешь своему сыну…

– Никогда, – прервала ее индианка. – Я бросила его сама. Это мой позор. Иногда я вижу его на улицах города и вспоминаю маленького мальчика, который своими крошечными ручками перебирал мои волосы. – Голос Нэтти задрожал, а взор смягчился. – Он был таким беззащитным.

Лилиан снова вспомнила его темные неотразимые глаза, его заботливые манеры. Такой человек должен уметь прощать.

– Когда я отдавала его Филиппу, я знала, что он сумеет воспитать нашего сына и сделает из него настоящего белого человека. Мой мальчик внешне больше похож на Филиппа, чем на меня, хотя он и не блондин, как его отец, но и не такой смуглый, как я, – говорила Нэтти не переставая работать.

Только сейчас Лилиан заметила, как ее руки напоминают ей руки Рэйса.

– Я знаю, мой поступок ужасен, но тогда я не могла поступить иначе.

– Успокойся, это все в прошлом, Нэтти, – сочувственно сказала девушка, обняв несчастную мать за плечи.

– У него есть профессия, опасная, но благородная. Он пожарник в Лесной службе.

– Он что-то говорил о лесном пожаре. Теперь я понимаю, что он намекал на себя, но в то же время он говорил, что неплохо зарабатывает в казино.

– Он был пожарником до того, как стал работать в этом злосчастном казино, впрочем, он и сейчас остался им.

Лилиан заметила гордость в темных глазах женщины. А ведь по сути ей так не повезло в жизни.

– Прошу тебя лишь об одном: ничего не рассказывай моему сыну обо мне, – с мольбой в голосе попросила Нэтти.

– Ты знаешь, я никогда не выдаю тайн, – успокоила ее девушка.

– Несчастный мальчик. Ведь Аннет Лафрамбуа тоже бросила его много лет назад, – сокрушенно сказала женщина. – Я стараюсь все время следить за жизнью Латимеров. Теперь это известное имя в Южной Дакоте. Многое о них рассказывают мне индейские родственники, которых он совсем не знает. – Она печально вздохнула. – Ты хорошая девушка, Лилиан. Я очень рада, что ты познакомилась с моим сыном.

Рэйс долго раздумывал, стоит ли ему навестить Лилиан перед тем, как он отправится в Монтану, но ноги сами привели его к дому девушки. Сердце его учащенно забилось, когда он постучал в дверь. Она отворилась почти мгновенно, и Рэйс увидел удивленную девушку: ее щеки заливал румянец.

– О, мистер Латимер, – еле слышно пронесла она. – Я не ожидала увидеть вас так рано.

– Извините меня, Лилиан, я пришел, чтобы пригласить вас в Рэпид Сити пообедать со мной, – как можно вежливее сказал он.

– Но мы могли бы перекусить у меня дома, – неуверенно промолвила девушка.

– Да, конечно, но мне неловко второй раз пользоваться вашим гостеприимством, – ответил Рэйс. Видя его смущение, Лилиан наклоном головы и легкой улыбкой дала ему понять, что согласна с его предложением.

– Я только приведу себя в порядок и буду готова через пятнадцать минут.

Для Лилиан было непривычно ездить в пикапе, но она знала, что большинство мужчин в Южной Дакоте предпочитают именно такой вид транспорта. Она сидела рядом с Рэйсом, изредка украдкой поглядывая на его мужественное загорелое лицо. Ветер трепал ее мягкие длинные волосы.

Солнце уже садилось за вершины сосен, но небо оставалось все еще голубым. В пути они мало разговаривали, и у нее было время на раздумья. Интересно, а о чем сейчас думает он? Почему он решил провести вечер с женщиной, которая доставила ему неприятности в казино? Может быть, это просто элементарная вежливость, а может быть… Ее сердце бешено заколотилось.

– Что значит быть лесным пожарником? – наконец спросила она.

– Разве я говорил вам, что я лесной пожарник? – удивленно поднял брови Рэйс.

Лилиан поняла, что совершила ошибку, задав такой вопрос. Ведь это Нэтти рассказала ей о его профессии, а она обещала не выдавать ее. Но в глубине души девушка верила, что когда-нибудь мать и сын должны встретиться.

– Кто-то в нашем Центре сказал, что. слышал о вашей настоящей профессии, – попыталась она солгать. – Мне показалось забавным, что владелец казино может быть еще и пожарником.

– Вы правы, и именно поэтому завтра я должен отправиться в Монтану.

– Там пожар? – обеспокоенно спросила Лилиан.

– Да, мне сообщили, что огонь уже не на шутку разбушевался. – Говоря это, Рэйс свернул с дороги и остановил пикап у небольшого увитого плющом ресторана Чаба.

– Вот мы я приехали. Надеюсь, вы любите бифштексы? У Чаба они самые лучшие во всем городе.

– Я обожаю бифштексы с картошкой и жареным луком, – с улыбкой сказала девушка и слегка прикоснулась пальцами к сильной загорелой руке мужчины.

Они расположились напротив друг друга за уютным столиком в углу зала. В ресторане был полумрак, откуда-то сверху тихо звучал медленный блюз. В центре стола стояла ваза с красными розами и свеча в бронзовом подсвечнике, свет которой падал на их лица. На Лилиан было бирюзовое платье, так идущее к ее голубым глазам, на Рэйсе – белые джинсы, красная рубашка и светло коричневая куртка из тонкой кожи. В зале витал приятный аромат жарившихся на гриле бифштексов.

– Скажите, это очень опасно – тушить лесные пожары? – после долгой паузы спросила Лилиан.

– Все зависит от квалификации пожарников, – спокойно ответил Рэйс, потягивая холодное пиво. – Вчера уже была послана пожарная команда, но боюсь, что этого недостаточно, поэтому завтра отправляется вторая команда, и я в том числе. – Он закурил тонкую сигару, аромат которой смешивался с ароматом жареного бифштекса. Лилиан не любила запах табачного дыма, но она поймала себя на мысли, что сейчас это ее совершенно не раздражает. – Среди пожарников много индейцев, и в мои обязанности входит проведение инструктажа среди них. Я легко нахожу с ними общий язык.

– Возможно, это из-за вашего индейского происхождения? – спросила девушка и тут же поняла, что совершила еще одну ошибку.

– С чего вы взяли, что я индеец? Черные волосы и темные глаза еще ни о чем не говорят.

– Я не хотела вас обидеть, – мягко улыбнувшись, сказала Лилиан. Чтобы скрыть смущение, она взяла бокал с легким вином и не спеша сделала несколько глотков.

– По правде говоря, я действительно индеец со стороны матери. Но я совершенно не помню ее, а мой отец – белый, и я получил воспитание как белый человек. Мне нравится работа лесного пожарника, она заставляет чувствовать себя настоящим мужчиной, хотя и не приносит больших доходов.

– Когда вы вернетесь обратно?

– Это зависит от многих причин. В первую очередь, конечно, надо потушить пожар. А можно мне увидеть вас, когда я вернусь? – мягко спросил Рэйс, глядя прямо девушке в глаза.

– Не знаю… да, наверное. А вы не будете возражать, если я напишу вам письмо?

– Единственный человек в моей жизни, который писал мне письма, это моя сестра Лэнни, но я никогда не писал ответные письма. Ваше письмо я буду ждать с нетерпением, Лилиан, а ответ передам устно, когда постучусь в дверь вашего дома.

Глава 4

Две недели неустанной борьбы с огнем не могли не сказаться на самочувствии Рэйса. Как и вся команда, он был изнурен тяжелой работой в лесу. Но два письма, полученных им от его новой знакомой, взбодрили его. Письма были написаны на тонкой бумаге цвета слоновой кости и источали запах изысканных духов. Ни разу в своей жизни он не держал в руках подобных посланий. Со стороны было странно видеть сильного мужчину, пропахшего дымом пожара, с увлечением перечитывающего их. Девушка писала, что скучает по нему и часто с удовольствием вспоминает их встречи.

Вскоре из офиса лесной службы пришло сообщение, что прибывает новая команда пожарных, а ребята, с которыми работал и Рэйс, получат трехдневный отпуск. Рэйс сразу же решил лететь в Дэдвуд.

Лилиан была очень удивлена, когда ее новый знакомый неожиданно появился в Центре «Новолуние». Еще более загоревший, немного похудевший, одетый в черную рубашку с короткими рукавами и голубые джинсы, он произвел большое впечатление на женщин, занятых в это время обедом.

– Здравствуйте, Лилиан. Не могли бы вы составить мне компанию и пообедать со мной в «Фальшивом Десятицентовике»? – как ни в чем не бывало произнес Рэйс.

– Думаю, обед в салуне, переполненном «однорукими бандитами» не доставит мне удовольствия. Но раз вы уже оказались в нашем Центре, я могла бы познакомить вас с его работой и с нашими сотрудниками, – оживленно предложила девушка, чтобы хоть как-то скрыть волнение, охватившее ее.

– Некоторых из них я уже видел в нашем заведении. Боюсь, как бы они не выцарапали мне глаза, увидев теперь меня у вас, – притворно испуганным голосом сказал он.

– Это могло бы произойти, если бы вы попытались установить у нас ваши игровые автоматы, – в тон ему ответила Лилиан и жестом пригласила Рэйса проследовать за ней.

Многие женщины ушли обедать домой, но многие остались в Центре. Увидев владельца казино, одни с изумлением уставились на него, другие демонстративно не обращали на него внимания. Однако чувствовалось, что мужество, которое излучал его внешний вид, не оставило никого равнодушным».

Сопровождая Рэйса, девушка, не подумав, привела его и в комнату, где, склонившись над своими корзинами, работала Нэтти. Пожилая женщина, откинув с лица прядь поседевших волос, взглянула на вошедших. В выражении лица Нэтти не было ничего такого, что бы могло выдать ее. Но так получилось, что мать и сын впервые смотрели в глаза друг другу с того времени, когда индианка отдала своего малыша на воспитание Филиппу Латимеру. И лишь одна Нэтти знала это.

– Здесь изготавливаются изделия, которые мы продаем в нашем магазине, – быстро сказала Лилиан, чтобы как-то выйти из неловкого положения, виновницей которого сама же и оказалась.

– Здравствуйте, миссис… – начал Рэйс.

– Зовите ее просто Нэтти, – мгновенно среагировала девушка. – А это мистер Латимер. – Индианка молча кивнула головой.

– Очень приятно с вами познакомиться, Нэтти, – вежливо продолжал Рэйс. Выражение лица женщины оставалось невозмутимым, но Лилиан заметила, как потеплели глаза индианки, и ей даже показалось, что в них появилась гордость матери за своего взрослого и такого ладного сына.

– Насколько я знаю, плетением корзин из ивовых прутьев обычно занимаются в племени Сиу.

– Нет, это занятие племени Чипеуа.

Рэйс обменялся взглядами с Лилиан и неожиданно предложил:

– Давайте вдвоем пообедаем гамбургерами в каком-нибудь уютном местечке?

– Спасибо за приглашение, но у меня очень много работы, – грустно ответила Нэтти.

Лилиан была очень довольна тем, как Рэйс разговаривал с пожилой женщиной. Когда они вышли из комнаты, он очутился совсем рядом с девушкой, и она почувствовала, что его тянет прикоснуться к ней. Однако Рэйс просто стоял и пристально рассматривал ее волосы, глаза, рот.

– Итак, мы идем?

– Да, Лилиан. По правде говоря, я чертовски устал и ужасно голоден.

На пикапе Рэйса они приехали в чудесный парк, расположенный на окраине Дэдвуда, где обычно по воскресеньям многие жители города устраивали пикники. Выйдя из машины, Рэйс заказал гамбургеры, апельсиновый сок и кофе в одном из многочисленных павильонов парка. Расположившись на широком армейском одеяле, которое Рэйс расстелил. на зеленой лужайке в тени высоких сосен, они с аппетитом принялись за еду.

– Какой прекрасный сегодня день, – вдохновенно оказала Лилиан. – Мне было бы интересно послушать, как вы тушили пожар в лесу. Это, наверное, ужасно романтично.

– Не так уж романтично, как кажется, – устало произнес Рэйс, растянувшись на одеяле и подложив обе руки себе под голову.

– Гораздо приятнее быть рядом с вами и наслаждаться чистым воздухом, природой…

– Скажите, Рэйс, вам понравился наш Центр?

– Вы занимаетесь полезным делом, и вместе с вами работают интересные люди. Кстати, как фамилия той индейской женщины из племени Чипеуа?

– К сожалению, я не помню, – настороженно ответила Лилиан, перестав жевать гамбургер. – В Центре мы называем друг друга только по имени.

– Когда я был ребенком, отец говорил мне, что моя родная мать была из племени Чипеуа.

– А вы никогда не искали ее?

– Нет. Не представляю даже, чтобы я мог сказать ей, если бы вдруг встретил. Да и жива ли она сейчас? – с грустью сказал Рэйс.

– Но вы могли бы узнать о ее судьбе от своих индейских родственников, – посоветовала: девушка.

– Я их совсем не знаю, – жестко ответил он и замолчал.

Чтобы прервать затянувшуюся паузу, Лилиан сказала:

– Рэйс, спасибо; вам за чудесно проведенное время, но мне пора возвращаться в Центр, а вам необходимо по-настоящему отдохнуть дома.

– Надеюсь, мы увидимся завтра, – произнес мужчина и кончиками пальцев нежно прикоснулся к щеке девушки.

Глава 5

На следующий день вечером после работы в Центре с продовольственными покупками, кото-рыми она обычно запасалась на неделю вперед, Лилиан направлялась домой. Проходя мимо одного из соседних домиков, она увидела знакомый пикап. Девушка поняла, что Рэйс, по-видимому, живет именно в этом доме. Невольно остановившись около него, она представила себе отдыхающего мужчину, и волнение вновь охватило ее. В этот момент дверь открылась, и на пороге появилась знакомая широкоплечая фигура. На Рэйсе были только джинсы и кроссовки.

– Добрый вечер, мисс Уингейт. Как мило с вашей стороны. Только что собирался немного подышать свежим воздухом, мечтая увидеть вас, и вот, пожалуйста! Бог свидетель, что если вы не зайдете ко мне, вы сделаете самую большую ошибку в своей жизни. – В его голосе слышались удивление и радость одновременно.

После таких слов Лилиан ничего не оставалось, как войти в дом своего нового знакомого.

– Извините, что я так выгляжу. Обычно я сплю в таком виде, в каком купаюсь по ночам в озере, – извиняющимся тоном продолжал он. Взяв из ее рук пакеты с едой и положив их на диван, Рэйс предложил девушке расположиться в мягком широком кресле, покрытом оленьей шкурой. Окинув окружающую обстановку оценивающим взглядом, Лилиан поняла, что Рэйс – типичный холостяк. В ней взыграли чувства женщины-хозяйки, и она твердо заявила:

– Уверена, что вы еще не ужинали. Вы ведь долго отсутствовали; бьюсь об заклад, что в доме у вас нет ничего съестного. Я могла бы приготовить кое-какую еду для нас двоих.

– Это было бы восхитительно, мадам, – шутливо кланяясь, ответил мужчина. Лилиан, в ответ так же шутливо сделав реверанс, взяла свои пакеты и скрылась в маленькой кухне.

Через некоторое время дом стал наполняться чудесными запахами приготовляемого ужина.

– О, пицца, креветки, овощной салат! Давненько я не отведывал такого королевского ужина, – воскликнул Рэйс, когда улыбающаяся девушка с подносом в руках вошла в комнату. За то время, пока Лилиан возилась на кухне, он успел переодеться. Теперь на нем были облегающие кремовые брюки и белая рубашка. Его темные длинные волосы были гладко зачесаны назад. В руках он держал бутылку калифорнийского вина и два бокала.

– Лилиан, завтра суббота, и мы смогли бы целый день провести вместе, – предложил Рэйс, уплетая за обе щеки пиццу.

– Завтра наш Центр будет открыт, и мне придется поработать вместе со всеми, – не без сожаления в голосе ответила девушка.

– А когда вы обычно ложитесь спать?

– Когда чувствую сильную усталость, – бесхитростно сказала Лилиан.

– Ничто лучше не снимает усталость, как купание, – многозначительно заявил мужчина.

– Я думаю, лучше Джоя компании вам не найти, а я смогу лишь понаблюдать за вами с берега, – несколько растерявшись, но быстро найдя достойный ответ, сказала Лилиан.

– В таком случае сейчас самое время взять с собой малыша Джоя и отправиться втроем к озеру.

Подходя к своему дому, Лилиан еще издали услышала ликующий лай собаки. Отперев дверь, девушка с удивлением увидела, как собака, не обращая на нее внимания, бросилась к своему старому другу, которого она так давно не видела. Рэйс потрепал Джоя по спине и с победоносным видом взглянул на девушку.

Огромный ньюфаундленд то бежал впереди идущей по тропинке пары, то, радостно лая, носился вокруг. Мужчина держал в руке небольшую палку, которую он подобрал в лесу, и время от времени закидывал ее далеко вперед. Собака тут же приносила ее в зубах! Через несколько минут, подойдя к озеру мужчина привычным жестом забросил палку далеко в воду. Джой, громко рявкнув, сразу же бросился за ней.

Лилиан присела на ковер из сосновых иголок, прислонившись спиной к дереву, а Рэйс, взойдя на деревянные мостки, не спеша разделся, оставшись в одних купальных трусах. Девушка в который раз невольно залюбовалась его стройной фигурой. Помахав ей рукой, он нырнул в воду.

Проплыв несколько метров, Рэйс взял палку, принесенную ему собакой, и на этот раз бросил ее к ногам девушки.

– Лилиан, примите тоже участие в нашей игре, – крикнул он ей из воды.

Взяв палку, девушка поняла, что с берега она: не сможет достаточно далеко закинуть ее в озеро. Тогда она взошла на мостки и приблизилась к самому их краю. Размахнувшись, она, изо всей силы швырнула палку и… – о Боже! – потеряв равновесие, пронзительно вскрикнула и плюхнулась в прохладную воду.

– Ура, Джой! Наконец-то твоя хозяйка присоединилась к нам, – радостно засмеялся Рэйс.

Испугавшись от неожиданного падения, Лилиан хотела рассердиться, но увидев; какое: веселье это вызвало у ее друга, тоже рассмеялась. Место, куда упала Лилиан, было довольно глубоким; поэтому, сделав несколько мощных взмахов руками, Рэйс через несколько секунд уже был около нее. Он схватил девушку за плечи и немного приподнял над собой.

– Все-таки вы добились своего, – прокричала Лилиан. – Можете меня не спасать я неплохо умею плавать.

Джой уже тоже был рядом с ними, по привычке, держа палку в зубах. После слов Лилиан Рэйс отпустил ее. и ушел глубоко под воду, через некоторое время вынырнув почти на середине озера!

– Плывите быстрее ко мне: согреетесь, – крикнул он. Девушка инстинктивно подчинилась этому совету и брассом поплыла к Рэйсу. Она уже успокоилась, примирившись с ситуацией, в которую попала. Мужчина не спеша плыл ей навстречу.

– Теперь вы как настоящая русалка, – сказал он, когда они чуть не соприкоснулись лицами. Находясь совсем рядом, мужчина и девушка заняли вертикальное положение в воде.

– Рэйс, – прошептала Лилиан, закрыв глаза и приподняв подбородок, чтобы вода не попала ей в рот. В этот же момент она ощутила легкое прикосновение губ мужчины к своим губам. Это было так неожиданно. Она хотела сказать что-то еще, но Рэйс, удерживаясь с помощью ног в вертикальном положении, опустил руки, взял ее за талию и крепко прижался губами к ее губам.

От этого сладостного поцелуя голова у нее закружилась. Это было новое захватывающее ощущение. Лилиан обняла его за шею и ответила долгим поцелуем. Теперь уже, чтобы не скрыться под водой, Рэйс должен был удерживаться на плаву с помощью рук. Ее ноги, инстинктивно согнувшиеся в коленях, обхватили его талию, и она прижалась к нему всем телом. Рэйс обнял спину девушки руками, и тут же они медленно стали уходить под воду. Вынырнув отдельно друг от друга, они подняли головы и увидели, что находятся в самом центре лунной дорожки. Нe говоря ни слова, Рэйс на спине поплыл к берегу. Лилиан плыла рядом с ним.

Выйдя на берег первым и подавая девушке руку, мужчина пристально посмотрел ей в глаза. Прилипшее к мокрому телу и ставшее прозрачным платье обрисовывало ее изящную фигуру. У Рэйса перехватило дыхание. Не выпуская руки Лилиан. Он медленно привлек ее к себе и жадно впился поцелуем в ее губы. Ее небольшие округлые груди с отвердевшими от ночной прохлады сосками оказались прижаты к его могучей груди. Девушка опять обняла Рэйса за шею и почувствовала, как его язык стал проникать в ее полуоткрытый рот. Тело девушки затрепетало. Лилиан казалось, что этот поцелуй длился вечно.

– Лилиан, дорогая, – прошептал он, оторвавшись наконец от ее губ. – Ты должна переодеться в мою одежду, иначе простудишься. – И Рэйс легко, едва касаясь, провел рукой по ее бедрам.

Джой стоял рядом и, наклонив набок голову и высунув язык, внимательно наблюдал за ними. Испытывая легкое головокружение от нахлынувших и до сих пор неизведанных ею чувств, она еле слышно сказала:

– О, Рэйс, будет лучше, если я переоденусь у себя дома. Ведь это совсем близко, – и упершись ладонями в его грудь, слегка оттолкнула его.

Проснувшись утром следующего дня, Рэйс почувствовал прилив новых сил. Настроение у него было великолепное. На скорую руку позавтракав остатками вчерашнего ужина, он отправился в офис службы леса, где должен был провести инструктаж среди индейцев-пожарников по правилам тушения лесного пожара.

Погода стояла прекрасная, поэтому из офиса он решил пешком отправиться в «Фальшивый Десятицентовик», чтобы узнать, как идут дела в его отсутствие. Проходя мимо бакалейного магазина, он неожиданно увидел женщину-индианку, с которой познакомила его Лилиан в Центре «Новолуние». Она неторопливо шла по улице, низко опустив плечи, как бы неся на своих плечах невероятно тяжелую ношу. Но он забыл ее имя: Натали? Нэлли? В душе Рэйс чувствовал симпатию к этой пожилой женщине: может быть, из-за того, что она была из того же племени, что и его мать, может быть, из-за того, что она единственная из сотрудниц Центра, которая не проигнорировала его. А если она знала его мать и сможет что-то сообщить о ней – эта шальная мысль вдруг пришла ему в голову.

Подойдя к индианке, Рэйс в виде приветствия приложил два пальца к своей ковбойской шляпе:

– Я Рэйс Латимер. Припоминаете? Разрешите вам помочь? – Он прикоснулся к огромному целлофановому пакету, который она с трудом несла. От неожиданности женщина вздрогнула и как-то вся напряглась, но увидев его обезоруживающую улыбку, позволила взять пакет.

– Может быть, этой маленькой услугой я смогу поправить свою репутацию, которую заслужил у ваших сотрудниц как владелец казино.

– Вы не единственный владелец казино в городе, – сухо ответила индианка.

– Да, но я единственный владелец, чье казино было удостоено вниманием мисс Лилиан Уингейт и ее подруг. – Женщина ничего не ответила, смотря впереди себя остановившимся, ничего не выражающим взглядом.

– Вы направляетесь в Центр? Передайте от меня привет Лилиан.

– Хорошо, передам, она славная девушка. – Глаза женщины потеплели.

И тут Рэйс вспомнил ее имя: Нэтти.

– Скажите, Нэтти, у мисс: Уингейт есть семья? – поинтересовался Рэйс.

– Ее родители были миссионеры. Она жила вместе с ними во многих странах мира. Но лучше бы вам спросить об этом ее саму, – спохватилась Нэтти.

Они не заметили, как дошли до Центра.

– Я мог бы донести пакет до вашей комнаты, Нэтти, – вежливо предложил Рэйс.

– Вы весьма учтивы, мистер Латимер. Это большая редкость в наши дни.

– Учтивости меня научила моя сестра Лэнни, – не без гордости сказал Рэйс и вдруг, словно почувствовав чье-то присутствие, резко повернулся. За его спиной, держа в руках какие-то бумаги, стояла Лилиан.

– О, никак не ожидала встретить вас здесь., вдвоем. – Ее грудь под тонкой розовой блузкой вздымалась от волнения.

– Мы случайно встретились на улице, и я решил проводить Нэтти до Центра, – промолвил Рэйс, еле сдерживая рвущуюся из его груди радость от неожиданной встречи.

– Мне надо срочно приготовить кофе для сотрудников Центра, – извиняющимся тоном сказала Нэтти и проскользнула в дверь.

– Лилиан, дорогая, в котором часу вы проголодаетесь? – весело спросил Рэйс.

– Я думаю, часов в пять, но сегодня я должна задержаться до восьми.

– Я буду ждать вас в восемь на этом месте. Девушка, лучезарно улыбнувшись ему, кивнула головой.

Глава 6

Наскоро проглотив легкий ужин в ближайшем баре, Рэйс предложил Лилиан поехать за город полюбоваться природой и подышать свежим воздухом. Он знал одно чудесное место в предгорье, которое всегда притягивало его своим уединением, где ничего не мешало раздумьям и где можно было просто полежать, глядя в вечернее небо и прислушиваясь к шороху ветра в кронах высоких сосен.

– Здесь просто очаровательно, – искренне промолвила девушка, когда они прибыли в это спрятанное от посторонних глаз место.

Лилиан села на разостланное Рэйсом одеяло и подогнула под себя ноги. Мужчина пристроился рядом, своим широким плечом прижавшись к ней.

– Рэйс, меня не оставляют мысли о твоем бизнесе в казино, твои автоматы разорили многие семьи в нашем городе, – озабоченно сказала девушка.

– Дорогая, но мы живем в свободной стране, и люди вольны сами делать свой выбор, – сдержанно ответил Рэйс.

– Но ты разве никогда не ошибался?

– Много раз, но я никогда, например, не старался, как некоторые, стать любимым сыночком своего отца.

– А кто эти «некоторые»?

– Например, мой брат по отцу Трэй. Впрочем, у меня нет к нему никаких претензий, тем более что он покинул нашу семью задолго до того, как это сделал я. Мне кажется, Трэй понравился бы тебе. – Рэйс вспомнил тот день, когда он перестал работать в компании «Латимер констракшн», принадлежавшей его отцу.

– Я думаю, мне бы понравилась и твоя сестра, а может быть, и твой отец, – бесхитростно сказала Лилиан.

Рэйс придвинулся еще ближе к девушке, обняв ее одной рукой, а другой ласково погладил ее белокурые шелковистые волосы.

– Рэйс, милый, ты, наверное, считаешь, что, став совладельцем «Фальшивого Десятицентовика», ты сделал лучший выбор в своей жизни, – упрямо продолжала Лилиан.

– Дорогая, но мой бизнес не противоречит законам штата Южная Дакота. Лас Вегас, Рено, Атлантик Сити, Дэдвуд – вот и все города, где игорный бизнес находится на легальном положении. Курочка перестанет нести золотые яйца, если азартные игры будут разрешены во всех городах Америки, – невозмутимо ответил Рэйс. – Дорогая, выбрось все это из своей прелестной головки. – Улыбнувшись, он раздвинул пальцами длинные локоны девушки и пощекотал ее шею.

Инстинктивно Лилиан приподняла подбородок и, закрыв глаза, повернулась к Рэйсу. Пухлые губы раскрылись навстречу страстному поцелую мужчины. Он почувствовал, как руки девушки обвили его, и она всем телом прижалась к нему. Чуждый мир бизнеса, в котором вращался Рэйс, вдруг перестал ее интересовать, уступив место новым чувственным ощущениям, которые давали язык и ласковые губы мужчины. Язык Рэйса ласкал ее соблазнительно приоткрытые губы, дразня уголки рта, пока она не раскрыла его шире, как бы прося войти в сладкие глубины. Рэйс почувствовал, как в нем закипает кровь.

Внезапный крик птицы заставил вздрогнуть девушку и оторваться от манящих сладостных губ мужчины. Она как бы вернулась к жизни, выйдя из сладострастных грез. Тяжело дыша, Лилиан открыла глаза и с изумлением увидела, что на небе уже появились мерцающие звезды.

– О Боже, Лилиан, ты бесподобна. – Он схватил ее за плечи и опрокинул на одеяло, и снова впился в ее сладкий рот. Лилиан закрыла глаза, но звезды остались в ее воображении.

Теперь уже рука Рэйса оказалась на ее груди, и страстно сжав ее, он стал тереться бедрами о тело девушки.

– О, милый, не надо… – Но Рэйс уже расстегнул две верхние пуговицы на ее блуз легла на жаркую плоть девушки. Он почувствовал, как ее охватил жар и она вся затрепетала. Его дрожащие от возбуждения пальцы начали ласкать отвердевший сосок девушки.

Где-то далеко в небе раздался раскат грома – предвестник надвигающейся грозы. Этот звук окончательно пробудил Лилиан: внезапно волна сексуального возбуждения, только что охватившая ее, рассыпалась подобно морской волне, налетевшей на скалу. Она выскользнула из крепких объятий Рэйса, вскочила на ноги и непослушными пальцами стала застегивать пуговицы блузки.

– Прости меня, дорогой, но я не могу… – Обескураженный таким поворотом событий, мужчина, все еще находящийся в состоянии аффекта, приподнялся, опираясь на локоть. Нахмурившись, он вынул сигару, серебряную зажигалку и нервно закурил.

Прижав ладони к пылающим щекам, Лилиан тихо произнесла:

– Прости, но я не такая современная… Я не готова… заниматься любовью. Рэйс, ведь ты даже не сказал, что любишь меня.

– А если бы я сказал тебе об этом, ты была бы готова? – успокоившись, спросил Рэйс. – Неужели ты придаешь больше значения словам, чем истинным чувствам?

– Не обижайся, дорогой, но я думаю, что заниматься любовью и любить – это совершенно разные вещи, – глубоко вздохнув, кротко ответила Лилиан. Затем, низко опустив голову, прошептала: – Рэйс, а ты вообще веришь в настоящую любовь?

– Не знаю… Не хочу бросаться словами, – щелчком он отшвырнул недокуренную сигару. – Думаю, скоро начнется гроза. Будет лучше, если мы отправимся домой.

Сложив одеяло, Рэйс подошел к пикапу и завел мотор. Лилиан со смешанным чувством вины и какой-то неудовлетворенности молча села рядом. Рэйс развернулся, выехал на шоссе и на большой скорости повел машину.

Всю дорогу они ехали молча. Когда они подъехали к дому Лилиан, она целомудренно поцеловала Рэйса в щеку и, приложив палец к его губам, выскользнула из пикапа и быстро побежала к дому. Отпирая дверь, она обернулась. Машина все еще стояла на месте, из ее окна вилась тонкая струйка сигарного дыма.

На следующий день Рэйсу позвонили из службы леса и сообщили, что пожар в Монтане уже потушен и он может быть свободен. Новость обрадовала Рэйса и оказалась очень кстати. Вечер, проведенный с Лилиан, оставил в его душе неприятный осадок, и теперь ему нужна была встряска, которую могла дать только азартная игра.

Весь день игра в «Фальшивом Десятицентовике» шла полным ходом, и только поздно вечером Рэйс почувствовал зверский голод. В зале остались только несколько профессиональных игроков и горькие пьяницы, поэтому у него появилась возможность перекусить. Он сел за обеденный стол, стоявший в углу зала вдали от карточных столов и большого стола с рулеткой.

Рэйс с аппетитом поглощал чизбургеры, запивая их пивом из большого бокала, когда к нему подошла Вики, одетая в стилизованный костюм из желтой блузки с огромным жабо и узких красных вельветовых джинсов, подчеркивающих стройность ее длинных ног. На ногах у нее были короткие белые сапожки на высоких каблуках, а на голове – шикарная ковбойская шляпа с широкой цветной лентой. На бедре висела кобура от кольта, из которой выглядывала бутылка виски.

Любимым занятием Вики в бизнесе было изобретение новых рекламных сувениров казино «Фальшивый Десятицентовик».

– Рэйс, у меня новая идея: хочу расширить наше заведение. Нам не помешал бы еще один зал со сценой, где девочки в платьях староамериканского стиля могли бы исполнять что-нибудь наподобие канкана в таких вот подвязках. Я уже заказала образец. – И она швырнула на стол красный эластичный женский пояс с подвязками. На поясе была надпись, сделанная большими черными буквами: «Добро пожаловать в «Фальшивый Десятицентовик», Дэдвуд, Южная Дакота».

– Ну как, красавчик, впечатляет? – с кривой ухмылкой спросила его партнерша, поставив ногу на свободный стул. – Может, хочешь посмотреть его на мне? – Она положила руку на плечи Рэйса, многозначительно подмигнула и кивком головы указала на дверь, ведущую в ее комнату. – Кроме того, я сделала себе татуировку в виде десятицентовой монеты на одном интересном месте. – Затем, грациозным жестом сняв шляпу, встряхнула головой: великолепные каштановые волосы рассыпались по ее плечам. Рэйс тут же вспомнил золотистые локоны Лилиан, и от тоски у него защемило в груди.

– Вики, веди себя благоразумно. Мы ведь с самого начала договорились не смешивать бизнес с сексом, – невозмутимо сказал он.

Не снимая руки с плеча Рэйса, Вики повернулась к нему, по кошачьи выгнув спину и недвусмысленно поводя плечами: в глубоком разрезе блузки была видна большая соблазнительная грудь.

– Я в любой момент готова пересмотреть наш, договор, – сказала она томно.

Внутри у Рэйса что-то шевельнулось, но он подавил в. себе животный инстинкт и, не глядя на Вики, произнес:

– В данный момент меня интересует только еда…

– И мисс Лилиан Уингейт? – ехидно добавила она.

– Мы виделись всего лишь пару раз, – сказал Рэйс и откинулся на спинку стула, вытянув ноги и отодвинув от себя тарелку с едой. – Ты ведь сама как-то заявила, что она не в моем вкусе.

– Зато ты в ее вкусе, красавчик, – погрозив ему пальцем, отрезала Вики. – Я уверена, она специально затеяла всю эту шумиху с акцией протеста, чтобы поближе познакомиться с тобой.

– Иди ты к черту. Тебя это не касается. – Терпение у Рэйса лопнуло. Он ударил кулаком по столу так, что многие в зале прекратили игру и недоуменно уставились на двух владельцев «Фальшивого Десятицентовика».

– Может быть, и касается. Я еще не все сказала, – понизив голос, продолжала Вики. – А тебе не приходило в голову, что, завоевав твое расположение, она тем самым хочет наложить руку на весь наш бизнес, приносящий немалый доход?

– Ты сошла с ума, Вики, – возмутился Рэйс. – Лилиан никогда…

– И вот тогда, парень, тебе придется смешивать бизнес с ее любовью, но уже не к себе, а к нашим доходам, – резко прервала его Вики.

– Теперь слушай меня внимательно: мисс Уингейт работает в Центре «Новолуние», который размещается в здании, представляющем собой первоклассное недвижимое имущество. Церковь морально и материально поддерживает деятельность Центра, а церковь, как известно, существует на пожертвования прихожан. Чем больше своих денежек жители Дэдвуда будут оставлять в казино, тем меньше денежек им придется жертвовать церкви, следовательно, тем меньше церковь будет финансировать программы Центра. И в один прекрасный момент Центр может прекратить свое существование, а твоя новая знакомая потеряет работу. Теперь смекаешь? – Рэйс недоуменно смотрел на свою партнершу. – Вся эта борьба за нравственность – липа, она думает только о своем благополучии. А ты, между прочим, сейчас имеешь достаточно средств, чтобы расширить наш бизнес. – Вытащив бутылку виски из кобуры, она сделала большой глоток. – Неужели ты не хотел бы иметь казино в стиле Монте-Карло с большим прекрасным рестораном и прочей мишурой? Для этого нужно огромное помещение. Здание Центра подошло бы, например. Центр вскоре будет не в состоянии платить за аренду помещения, и мы сможем по дешевке прибрать его к рукам. Ну, как тебе моя идея?

Рэйс с мрачным видом молчал, обдумывая сказанное Вики.

– Еще раз говорю тебе: если не хочешь обжечься, держись подальше от этой милочки, работающей на церковь, кроме вреда нашему бизнесу, это ничего не даст, – закончила Вики и снисходительно похлопала его по плечу.

– Я могу обжечься, только когда тушу пожар в лесу, – с достоинством произнес Рэйс и рывком встал из-за стола.

Глава 7

Лилиан, собираясь начать занятия с группой посетителей Центра, очень волновалась, несмотря на то что у нее уже было достаточно опыта в общении с людьми и она, несомненно, уже достигла определенных успехов в работе. На этот раз, войдя в комнату, где собрались сотрудницы Центра, она стала свидетельницей разговора о мужчинах.

– Я думаю, мы сами виноваты в том, что с нами происходит, – говорила экспансивная Таша. – Мы позволяем мужчинам сводить нас с ума, ведем себя так, как будто нам не о чем больше беспокоиться. – Услышав эти слова, Лилиан улыбнулась. – Например, почему я должна волноваться, ожидая, когда Мик вернет мне мою машину?

– А ты что позволяешь своему бывшему мужу пользоваться твоей машиной? – удивленно спросила Лилиан.

– Да, ну и что? Он сказал, что его пикап сломался. – Упоминание о пикапе заставило девушку вспомнить о голубом пикапе Рэйса. Она заметила его сегодня утром, идя на работу, около «Фальшивого Десятицентовика», невольно подумав при этом: уж не ночевал ли он в казино на пару с Вики? Настроение у нее испортилось, и, выходя из комнаты, она столкнулась с Нэтти.

– Тебя спрашивали уже сегодня, но ты была так занята, – тихо сказала индианка.

– Рэйс? – с надеждой в голосе спросила Лилиан.

Женщина утвердительно кивнула головой. Все сомнения Лилиан тут же улетучились, и ей неудержимо захотелось увидеть его, говорить с ним.

– Что он сказал?

– Он просил передать тебе, что отправляется в Вайоминг, а затем на пожар в Айдахо. А это тебе от него. – И она вручила ей белый конверт. Распечатав его, Лилиан с изумлением увидела чек на пять тысяч долларов.

– Еще он просил сказать тебе, что это его подарок Центру. – В голосе Нэтти чувствовалась гордость и радость за своего сына. – Он очень спешил.

– Айдахо? – растерянно переспросила Лилиан.

– Да, горный район штата Айдахо. Так как места там очень труднодоступные, поэтому в район пожара их будут сбрасывать с самолета.

– Но ведь это опасно?! – испуганно воскликнула девушка.

– Мужчины, жизнь которых полна опасностей, еще больше привлекают женщин. Кстати, на конверте указан его новый адрес.

Утомленный после напряженной борьбы с огнем, Рэйс, сидя на стволе поваленной сосны, поздно вечером читал письмо, только что доставленное, в лагерь пожарников, разбитый среди почерневшего от огня леса.

«Дорогой Рэйс! Благодарю за твой великодушный поступок. Этот взнос будет существенным подспорьем в деятельности нашего Центра. Теперь я совершенно уверена, что ты понял важность и значимость нашей работы. Я надеюсь, что, когда закончится время лесных пожаров, у тебя будет возможность посетить наш Центр и рассказать его сотрудникам и посетителям о своей интересной работе. И хотя я знаю, что у тебя большой опыт и высокая квалификация, я все равно боюсь за тебя. Ведь это такая, изнурительная и опасная работа! Когда я жила с родителями в Африке, однажды произошло несчастье и вся деревня была охвачена пламенем. Это было ужасно: рев животных смешивался с криками напуганных людей. Многие погибли в огне.

Рэйс, я не перестаю молиться за тебя. Я часто вспоминаю то изумительное место за городом, где мы вечером наслаждались природой и созерцанием звездного неба. Я даже хотела приехать туда еще раз, но боюсь, без тебя я не найду то место. Оно принадлежит только нам двоим.

С нетерпением жду, когда ты вернешься и придешь ко мне в гости. Я знаю, что ты очень занят, но была бы счастлива, если бы ты ответил мне.

Лилиан».

Письмо произвело на него большое впечатление. Хотя оно было подписано просто Лилиан, Рэйс ощущал, что за этой сдержанностью скрывается нежность, а может быть, и зарождающаяся любовь. Он представил себе ее такой, какой видел в последний раз перед отъездом, и у него возникло непреодолимое желание оказаться сейчас рядом с ней. Рэйс закурил свою любимую сигару и приготовил спальный мешок. Лилиан, вспоминаешь ли ты, как я первый раз поцеловал тебя, как прикоснулся к твоей груди, такой трепетной и манящей? Мне так сейчас не хватает тебя.

– Письмо из дома? – Его мечты были прерваны словами его коллеги-пожарника.

– Да, Бейкер, – ответил он, залезая в спальный мешок. – А у тебя есть дом, дружище?

– Какой к черту дом, – скептически ответил тот, попыхивая сигаретой. – После того как моя старуха связалась с продавцом из обувного магазина и бросила меня, можно считать, что дома у меня нет. Теперь мой дом – это лагерь пожарников. Так что подумай, приятель, прежде чем связывать свою жизнь с какой-нибудь красоткой.

Прошло несколько недель. Их команду перебрасывали то в Колорадо, то в Калифорнию. Отдыхали они только во время перелетов. Лилиан постоянно писала ему. На ее пять писем у него была возможность только один раз написать ответ. На одной из авиационных баз он пытался позвонить в Дэдвуд, но застать ее ему не посчастливилось. Тогда он позвонил своей сестре Лэнни.

Лэнни взяла трубку.

– Привет, крошка. Как вы поживаете у Трэя?

– Рэйс, Франки собирается подарить Трэю еще одного малыша. Здорово, не правда ли? – Франки была женой Трэя, и у них уже был один ребенок.

– Это просто здорово. А вы с Джорджем все еще отстаете? – засмеялся Рэйс, но поняв всю бестактность своего вопроса, смутился.

– Всему свое время. Ты давно не был у нас. Может, как-нибудь вырвешься на уик-энд, – чтобы как-то сменить тему разговора, сказала Лэнни.

– Я очень занят последнее время, и, кроме того, я познакомился с прекрасной девушкой, у которой голубые глаза, пшеничные волосы и красивое имя – Лилиан.

– Приезжай вместе с ней. Мы будем очень рады.

– Спасибо за приглашение, Лэнни. Передавай всем привет. – И Рэйс повесил трубку.

Глава 8

Лилиан в одной пижаме, поджав под себя ноги, сидела в кресле, держа на коленях раскрытую книгу. Она пыталась читать, но мысли ее были далеко. И только негромкий свист, раздавшийся за входной дверью, вывел ее из оцепенения. Сердце бешено заколотилось. Она приоткрыла дверь.

Рэйс! Да, это был он. Рэйс стоял, прислонившись плечом к косяку, задумчиво смотря на взволнованную неожиданной встречей девушку. Повинуясь инстинктивному влечению, она чуть не бросилась ему на шею, но что-то заставило ее остановиться.

– Я так счастлива видеть тебя, – как бы смущаясь своего порыва, промолвила Лилиан. В это время из комнаты выбежал Джой и, виляя хвостом, лизнул руку мужчины.

– Привет, дружище. – Рэйс ласково потрепал пса за ушами, и огромный ньюфаундленд лег у его ног. Только после этого мужчина сделал шаг навстречу девушке. Его руки легли ей на плечи, а губами он прикоснулся к ее волосам:

– Какой восхитительный аромат!

– А ты весь пропах дымом. – От его прикосновения дрожь пробежала по всему телу Лилиан. Во рту у нее пересохло.

– Почему ты ни разу не позвонил мне и даже не сообщил, что скоро приедешь? – Она подняла глаза и только сейчас поняла, насколько уставшим он выглядел.

– Я боялся, что ты не захочешь меня увидеть: ведь ты не все принимаешь во мне, – как-то робко ответил он.

– О Рэйс, пожалуйста, не думай, что я такая пуританка. – И в доказательство своих слов она обняла его. Но, спохватившись, озабоченно спросила: – Ты, наверное, очень голоден?

Ответа не последовало, достаточно было только взглянуть на Рэйса. В его темных печальных глазах был настоящий голод, но это был голод другого свойства.

– Проходи в комнату, сядь на диван и отдохни. – Только теперь Лилиан осознала, что стоит перед мужчиной босиком и в одной пижаме. Она смущенно взяла его за руку и медленно подвела к дивану.

– Я приготовлю кофе. – Девушка сделала движение в сторону кухни, но Рэйс не выпускал ее руку. Затем, словно очнувшись от забытья, он притянул ее к себе и с жаром стал целовать рот, щеки, лоб. Бурная волна возбуждения захлестнула Лилиан когда его сильные пальцы мягко и медленно стали очерчивать круги вокруг ее напрягшихся сосков.

– Когда ты прикасаешься ко мне, я забываю обо всем на свете. – Ее чувства перестали подчиняться разуму и воле. Прижимаясь к нему всем телом, она вдруг ощутила, что Рэйс пришел в крайнее возбуждение.

– Прикосновения – это только прелюдия, дорогая, – страстным голосом прошептал он. – Я хочу весь погрузиться в тебя… – Ее глаза затуманились, и вся она превратилась в комок желания, полностью потеряв ощущение места и времени. Пальцы мужчины уже расстегнули пуговицы на ее пижамной рубашке, вызывая огонь во всем теле.

– Много ночей в лагере я мечтая о нашей встрече, представляя ее во всех подробностях. – Слушая его, Лилиан испытывала мучительный восторг. Внезапно, оторвав свой рот от ее мягких губ, Рэйс опустил голову и прильнул жаждущими губами к нежной груди. Девушка в изнеможении застонала, когда язык мужчины стал ласкать ее набухший от возбуждения сосок.

– А ты думала обо мне, дорогая?

– Да, все время я ждала тебя, мечтала о тебе. – Ее дрожащие пальцы сами непроизвольно стали расстегивать пуговицы на его рубашке. Не справившись с ними, она рванула ткань, и мускулистая мужская грудь предстала ее затуманенному взору. В своем страстном стремлении ласкать Рэйса и чувствовать его ласки она забыла обо всем на свете.

Когда Рэйс взял девушку на руки и понес в спальню, Лилиан обвила крепкую шею руками и закрыла глаза, склонив голову на его плечо. Окно в спальне было открыто, и от слабого ветерка слегка колыхались зеленые шторы, но два разгоряченных страстью тела не ощущали прохлады. Аккуратно опустив Лилиан на широкую постель, мужчина прилег рядом, снова страстно прижавшись губами к ее рту. Трепетная рука ласково прошлась по ее бедрам. Лилиан соблазнительно выгнула спину, позволяя тем самым полностью раздеть себя.

Покрывая обнажаемое тело долгими жгучими поцелуями, Рэйс услышал слова, произнесенные как бы в забытьи:

– Ласкай меня, любимый…

Быстро освободившись от одежды, он прижался к ней всем сильным телом. Лилиан, забыв обо всем на свете, стала покрывать поцелуями великолепную загорелую грудь, чувствуя, как он весь напрягся. Она провела рукой по его животу, а он, лежа на боку, просунул свою руку между ее бедрами. Поддаваясь этому движению, Лилиан раздвинула ноги, и его пальцы оказались на самом сокровенном месте. Поглаживая его живот, ее рука натолкнулась на поднявшуюся мужскую плоть. Водоворот любви захлестнул девушку окончательно. Следующим резким движением Рэйс уже был над ней. Слегка разведя ее ноги в сторону и вверх, он медленно вошел в нее…

Исступленный восторг, который ей еще никогда не приходилось испытать, потряс Лилиан. Каждое его движение вызывало у нее ощущение, что она возносится куда-то все выше и выше…

Лилиан очнулась от легкого, как весенний ветерок, прикосновения губ Рэйса к ее плечу. Она лежала на его руке, и золотистые волосы рассыпались вокруг.

– Мне надо идти, – прошептал ей в ухо Рэйс. Девушка открыла глаза и окончательно проснулась.

– Еще только рассвет, – также шепотом произнесла она. – Когда я увижу тебя снова?

– Этот же вопрос я задавал себе, когда смотрел на тебя спящую. – Он нежно погладил ее руку. – Мы работаем сейчас по четырнадцать часов в сутки.

Я вырвался оттуда, потому что больше не мог без тебя… Но время лесных пожаров скоро закончится, и мы будем вместе, дорогая.

– Рэйс, подожди несколько минут, я приготовлю тебе еду в дорогу, – торопливо произнесла Лилиан.

– Лучше эти несколько минут я буду смотреть на тебя, чтобы подольше запомнить, – страстно ответил он, чувствуя, что если сейчас не уйдет, то не уйдет уже никогда.

– А что бы ты ответил, если скажу, что я обожаю тебя? – с мольбой во взгляде спросила она.

– Я бы ответил: Лилиан, я без ума от тебя!

– Рэйс, я тебя очень люблю…

Глава 9

Люди, вспоминавшие впоследствии пожар в Дэдвуде в 1959 году, с горечью говорили, что подобного бедствия им никогда в жизни не приходилось видеть.

Зона пожара, куда была брошена команда Рэйса, находилась в районе Черных Холмов и представляла непосредственную угрозу Дэдвиду и прилегающему к нему району. После четырех дней, проведенных в неустанной борьбе с огнем, Рэйс очень обрадовался, когда за пожарниками приехали армейские грузовики и они были отправлены на основную базу, находящуюся недалеко от Дэдвуда, чтобы немного передохнуть, принять душ и сменить одежду.

Когда они подъехали к базе, навстречу им вышел ветеран пожарной команды Чарли Роджерс:

– Привет, ребята. Ну как, попотели? Мне передали по рации, что зона пожара уже распространилась до нашей базы, поэтому, похоже, вам не придется возвращаться. туда, откуда вы прибыли.

– А Дэдвуд? – озабоченно спросил Рэйс.

– До Дэдвуда огонь еще не добрался, но он дошел до местности в районе озера. Жителям этого района уже объявили, чтобы они готовились к эвакуации. Итак, ребята, у вас только шесть часов на отдых.

В окрестности Дэдвуда были брошены вся полиция и небольшая часть войск, чтобы обеспечить эвакуацию жителей. Все туристические группы срочно были удалены из района бедствия.

Сильный ветер гнал огонь по направлению к озеру. В верхушках сосен уже висели скопившиеся клубы сизого дыма. Лилиан подъехала к дому на своем стареньком «шевроле». За два часа до этого она уже собрала все необходимые для эвакуации вещи. Теперь, вернувшись из Центра, надо было сделать последние приготовления.

В комнатах уже чувствовался застоявшийся запах дыма. Ее поразило, что Джой не выбежал ей навстречу. Встревоженная, она обошла весь дом. Пса нигде не было.

– О Боже, Джой! Где же ты? – Лилиан бегала вокруг дома, все больше волнуясь и постоянно крича. Внезапно ей показалось, что она слышит отдаленный собачий лай. Несколько минут девушка растерянно стояла во дворе, прислушиваясь. Кругом была тишина. Только ветер зловеще шумел в кронах деревьев. Она еще раз обошла комнаты, собирая последние вещи: фотографии родителей, собачью миску, небольшую шкатулку с бижутерией. Погрузив в машину полиэтиленовые мешки с одеждой и посудой, она в последний раз остановилась во дворе.

– Джой, милый, отзовись! – Ее крик уже стал переходить в плач. Никто не отзывался. Вдруг сквозь деревья, рядом с тем местом, где стояла ее машина, она с ужасом увидела языки пламени. Лилиан поняла, что через несколько минут огонь доберется до машины. Бросившись к ней, она стала вытаскивать из нее самые необходимые вещи. Огонь распространялся стремительно. Дым уже застилал ей глаза. Она побежала опять к дому. Мощный взрыв заставил ее обернуться. На месте машины полыхал огромный костер. В любой момент огонь перекинется на дом, и дорога к спасению будет отрезана.

Вода! Боже, озеро! Прижимая вещи к груда, Лилиан бросилась по тропинке по направлению к озеру. Огонь настигал ее по сухому ковру из сосновых иголок. Ее слух поразил громкий мужской крик, зовущий ее по имени. Она продолжала продираться сквозь колючие ветки.

– Лилиан, я здесь!

Из-за дыма ничего нельзя было различить, но она уже знала, кому мог принадлежать этот голос. С трудом добежав до озера, она бросила вещи в принадлежавшую ей лодку, которая была привязана к мосткам.

– Смотри не потопи этот линкор, – услышала она голос человека, который даже в такой ситуации не терял присущее ему чувство юмора.

Рэйс подбегал к воде с другой стороны. На нем был костюм пожарника, на голове – огромный желтый шлем.

– О, слава Богу! Рэйс, дорогой… Джой пропал.

– Быстро в лодку, Лилиан. Нельзя терять ни минуты. – Он помог забраться ей в лодку, прыгнул туда сам, схватил весло и энергично оттолкнулся от берега. В лодке оказалось всего лишь одно сиденье, поэтому Рэйс усадил Лилиан на него, а сам сел напротив нее, уперся ногами в борта, взял весла и стал неистово грести. Сидя лицом к удаляющемуся от них берегу, мужчина сквозь деревья увидел огромные языки пламени, охватившие дом его возлюбленной. По щекам Лилиан текли слезы; она уже почти рыдала, но вдруг ее слезы моментально высохли. По выражению лица Рэйса она поняла, что происходит нечто ужасное. Повернувшись, она увидела сплошную стену огня, которая уже достигла озера. Огромные обгоревшие сучья падали в воду, шипя как змеи.

– Рэйс, Джой остался на берегу. Он как ребенок: если чем-то напуган, он прячется. – Лилиан закрыла лицо руками.

Стиснув зубы, мужчина продолжал грести.

– Прежде всего мы должны пересечь озеро и выбраться в безопасном месте, – чтобы как-то отвлечь девушку, сказал Рэйс. Затем, желая обнадежить ее, он начал громко кричать:

– Джой, малыш, прыгай в воду. Плыви за нами. – От крика и едкого дыма, висящего над озером, в горле у Рэйса пересохло, по щекам текли слезы. Он старался не думать о постигшем их несчастье, ведь он профессионал и видел достаточно много пожаров, но сейчас это был особый случай, поскольку он связан с Лилиан.

На груди под огнеупорным комбинезоном у Рэйса висела большая фляга с водой. На мгновение перестав грести и сняв флягу, он подал ее Лилиан. Все еще всхлипывая от пережитого ужаса, она сделала несколько судорожных глотков и вернула флягу Рэйсу. Он быстро отпил из фляги, вытер рукой со лба пот и стал опять грести. Горящие ветки из-за сильного ветра почти долетали до лодки.

– Я не думаю ни о сгоревшем доме, ни о машине. Мне жаль только Джоя: он был для меня как член семьи. – Даже после перенесенных потрясений Лилиан выглядела замечательно.

Отблески кроваво-красного заката смешивались с языками пламени, которые лизали почерневшие деревья. Лодка достигла середины озера, и теперь люди, находившиеся в ней, были уже в безопасности. Мужчина откинулся на спину и вытянул ноги.

– Лилиан, я помогу подыскать тебе временное жилье и машину. А если твоя страховка включает природные бедствия, то деньги ты получишь сразу, – попробовал успокоить ее Рэйс.

– Спасибо, дорогой. Все будет в порядке. Как-нибудь выкручусь, – со слабой улыбкой произнесла Лилиан и с сожалением окинула взглядом окружавший озеро лес – Мы как в кипящем котле. Теперь, наверное, все деревья погибнут.

– Ты не представляешь, как быстро на этой земле возрождаются, лесные массивы. Чудесный климат, плодородная почва. Это воистину благословенное Богом место.

Порывы ветра стали слабее, и казалось, сила огня уменьшилась. Рэйс, расслабившись, продолжал лежать на спине, задумчиво глядя в небо. Внезапно острая боль пронзила его левую ногу. Судорога! Когда-то он получил сильную травму во время тушения пожара, и с тех пор в стрессовых ситуациях она частенько напоминала о себе. Поморщившись, Рэйс закусил губу.

– Что с тобой, дорогой? – обеспокоенно спросила Лилиан, заметив гримасу на его лице.

– Сувенир из Небраски, который я получил три года назад, – криво усмехнувшись, ответил Рэйс и прикоснулся к внутренней стороне ноги ниже колена.

Резко поднявшись с сиденья и чуть не опрокинув лодку, девушка наклонилась над ним:

– Сейчас тебе будет легче. В путешествиях с родителями по миру я приобрела навыки медицинской сестры. Здесь?

Лилиан присела рядом с ним и слегка нажала пальцами на больное место. Рэйс молча кивнул головой. Задрав его брючину выше колена, она умелыми движениями стала массировать ногу.

Через несколько минут боль отпустила, и Рэйс действительно почувствовал себя гораздо лучше. Волна нежности к Лилиан захлестнула его. Одной рукой он обнял свою возлюбленную за плечи и привлек к себе, поглаживая ее мягкие волосы, пахнувшие дымом. Откликаясь на эту ласку, Лилиан повернула к нему свое лицо. Рэйс нежно прикоснулся к ее губам, которые она с готовностью подставила ему для поцелуя. Затем он накрыл ее руку своей рукой и передвинул ее выше.

Мужчина уже с восторгом целовал шею девушки, когда она сама расстегнула кофточку и высвободила свои жаждущие ласки груди навстречу его губам.

Окружающий мир со всеми его катаклизмами перестал существовать для них. Постанывая от его ласк, она стала шептать ему на ухо:

– О, Рэйс, не надо, иначе мы можем очутиться в воде.

Рэйс не переставал играть с ее соском, то захватывая и втягивая губами его себе в рот, любовно посасывая при этом, то резко выталкивая его языком. Полузакрыв глаза, Лилиан тяжело дышала от охватившего ее возбуждения. Снова взяв ее руку, он положил ее себе между ног. Даже сквозь грубую материю комбинезона она с восторгом почувствовала всю степень напряжения, которое он испытывал. Она лихорадочно расстегнула молнию на его брюках. Ее уверенные и ласковые пальцы стали массировать пульсирующую мужскую плоть, а рука мужчины уже пробралась ей под платье, поглаживая увлажнившееся от неудержимого желания сокровенное место.

Сквозь пелену, затуманившую ее мозг, Лилиан почувствовала, что если сейчас она не отодвинется от него, то потом уже не сможет этого сделать, но она опоздала: своими страстными ласками они уже довели себя до исступления…

Лодка плавно покачивалась на волнах. В такт с ней, закрыв глаза, блаженно покачивалась в объятиях своего возлюбленного и Лилиан.

– Ты бесподобна, моя прелесть, – прошептал Рэйс, но она не слышала его. Утомленная событиями дня, Лилиан спала. На небе уже появилась луна, и лодка, мерно покачиваясь, медленно входила в лунную дорожку.

Глава 10

Во сне Лилиан почудилось, что она слышит собачий лай. Вздрогнув, она очнулась от сладостного забытья и уже наяву отчетливо услышала отдаленный лай собаки, сопровождающийся глухим эхом, которое тонуло в глубине мрачного леса.

– Неужели это наш Джой? Похоже, он тоже выбрался из этой передряги, – ликующим голосом воскликнул Ране.

– Джой, это Джой! Я чувствовала, что он жив. – Лилиан стремительно вскочила на ноги. Рэйсу пришлось удерживать ее за талию, иначе она могла свалиться в воду.

На горизонте показались первый лучи солнца. Для обоих влюбленных новый день начинался счастливо. Нашелся их верный друг, который, как и они, живым выбрался из этого ада. Пес уже был на берегу озера, неистово лая и скребя лапами песок.

– Смотри, он совсем не пострадал от огня.

Рэйс стал грести к берегу, к тому месте, где, виляя хвостом, их ждал Джой. Лилиан первой выскочила из лодки, когда та еще не достигла берега, и по колено в воде бросилась к своему любимцу. Когда она добежала до берега, огромный пес встал на задние лапы, приветствуя свою хозяйку. Лилиан радостно обхватила его руками. Джой с ликованием начал лизать ее лицо. Потеряв равновесие, она свалилась в воду, тогда пес схватил ее зубами за платье и стал тащить из воды. Радостно смеясь, Лилиан обняла Джоя за голову и чмокнула его в нос.

– Тебе надо переодеться в сухую одежду, иначе ты простудишься. – Рэйс уже был на берегу. Он вытащил из пакета теплый свитер, джинсы и протянул их Лилиан.

– Ну, Джой, ты молодец, стал настоящим пожарником. – Рэйс погладил шерсть ньюфаундленда и со смехом надел ему на голову свой шлем пожарника.

Пес бежал по дорожке среди почерневших от копоти деревьев. Это было единственное безопасное в лесу место, и нашел его и вывел своих друзей сюда именно Джой. Пес привел их на песчаную дорогу к пикапу Рэйса, на котором он примчался из Дэдвуда, разыскивая свою возлюбленную. К счастью, огонь не дошел до этого участка леса, и пикап был не поврежден. Рэйс побросал пакеты в машину, завел мотор, затем приоткрыл дверцу, приглашая Лилиан и Джоя, развернул пикап и на бешеной скорости помчался в Дэдвуд.

На улицах города все говорило о приближающейся беде: на домах лежала копоть, принесенная ветром из леса, в воздухе чувствовался запах дыма и гари. По всему было видно, что люди готовились к эвакуации.

Пикап Рэйса резко затормозил у казино «Фальшивый Десятицентовик».

– Лилиан, тебе необходимо основательно отдохнуть и переодеться во все чистое. Твоя одежда вся пропахла дымом.

– А что скажет твоя партнерша?

– Дорогая, это прекрасный случай, когда две противоположные стороны, отбросив все предвзятости, могут прийти к мирному соглашению, – ободряюще улыбаясь, подмигнул ей Рэйс.

В казино было пусто. Рэйс вошел в зал, держа Лилиан за руку. На пороге их встретила невозмутимая Вики. На этот раз она была одета скромно: плиссированная мини-юбка стального цвета и делового покроя жакет.

– Познакомься, Вики. Это Лилиан. У нее большое несчастье.

– Мы уже виделись однажды, – упершись кулаками в бока, без особого восторга ответила совладелица заведения.

– Ты всегда говорила, что девиз нашего предприятия: «Максимум доходов и максимум гостеприимства», не так ли? – обаятельно улыбнувшись, Рэйс по-дружески похлопал партнершу по плечу. – Дом сгорел, а сама она едва спаслась. Уверен, что, если бы ты оказалась в ее положении, в Центре Лилиан не остались бы безучастными к твоей судьбе.

Выражение лица Вики несколько смягчилось: было видно, что слова Рэйса возымели эффект.

– О, я очень сожалею, – в ее словах звучало истинное сочувствие.

– Не могла бы ты дать Лилиан какую-нибудь одежду, накормить ее и ее собаку?

– В моей комнате есть майки, слаксы и жакеты как раз вашего размера. Правда, на них рекламная символика «Фальшивого Десятицентовика». Так что, если это не противоречит вашим принципам, вы можете воспользоваться этой одеждой. – В глазах Вики появились лукавые искорки. – И заодно станете живой рекламой нашего казино.

– Благодарю вас, – застенчиво сказала Лилиан. – В жизни иногда случаются события, которые вынуждают поступиться принципами.

Переодевшись, Лилиан и Рэйс пообедали. Затем он, как хозяин, предложил своей возлюбленной отдохнуть, указав на стоявший здесь же диван. Рэйс отправился по делам. И пока она спала, он съездил в офис пожарной команды города, где ему сообщили, что их команда перебрасывается на северный склон Черных Холмов. Работа предстоит очень опасная: пожарникам придется спускаться по веревочной лестнице с вертолета.

Когда он вернулся в «Фальшивый Десятицентовик», Лилиан уже проснулась и чувствовала себя бодрой и отдохнувшей. Они сели в пикап, прихватив с собой Джоя, и отправились в Центр. Там во всю кипела работа. Все сотрудники принимали участие в оказании помощи при эвакуации жителей Дэдвуда и его окрестностей. Особенно людям, чьи дома сгорели при пожаре: эти несчастные были временно размещены в комнатах Центра, их кормили, при необходимости им оказывалась и медицинская помощь.

Войдя вместе с Лилиан в ее рабочую комнату, Рэйс сообщил о готовящейся новой переброске их команды на тушение пожара.

– Береги себя, мой милый. Я буду считать каждый час до твоего возвращения, – печально промолвила она, обняла его за шею и крепко поцеловала в губы.

Все последующие дни Лилиан проводила в Центре, оказывая помощь пострадавшим. Она была так занята, что иногда забывала, что сама находится в положении пострадавшей от этого ужасного бедствия. Ночевала она в своей рабочей комнате. Ей едва хватало времени, чтобы перекусить.

Однажды днем ей позвонили из больницы Рэпид Сити. Женский голос сообщил ей, что Рэйс Латимер находится у них с диагнозом сильного удушья от попадания большого количества дыма в легкие. Единственным человеком, кому он просил сообщить о случившемся, была Лилиан.

– Как он себя сейчас чувствует? – чуть не плача спросила она.

– Ваше присутствие в больнице крайне желательно, – официально заявила женщина и повесила трубку.

Ошеломленная этой новостью, прижав пальцы к вискам и закусив нижнюю губу, Лилиан опрометью выбежала из комнаты и сразу же столкнулась с Нэтти, которая лишь взглянув на нее, инстинктивно поняла, что произошло нечто серьезное. Он просил сообщить о случившемся только ей, ни сестре, ни другим родственникам, а только ей, лихорадочно думала Лилиан. Интересно, стал бы он сообщать своей матери, если бы знал о ее существовании, размышляла она. Но слова сами сорвались с ее губ:

– Рэйс в больнице. Мне не стали сообщать подробности и посоветовали приехать к нему. Он оставил мне свой пикап, – дрожащим от волнения голосом проговорила она. – Ты поедешь со мной? – Не говоря ни слова, с расширенными от ужаса глазами Нэтти схватила Лилиан за руку и потащила ее на улицу. Через несколько минут пикап на большой скорости уже мчался в сторону Рэпид Сити.

– Думаю, тебе надо наконец сказать Рэйсу, что ты его мать. – Пожилая женщина нервно теребила воротничок своего старенького платья.

– Мы еще не знаем, в каком он состоянии, – удрученно ответила она.

– Может быть, у тебя последняя возможность сделать это. Он должен узнать правду.

– Почему ты говоришь о последней возможности? Надо верить в то, что он выживет, – нахмурившись, сурово ответила Нэтти. На глазах у обеих женщин навернулись слезы. Судорожно вцепившись в руль, Нэтти не отрывала взгляда от дороги. Стрелка на спидометре уже подошла к отметке 60 миль в час…

– Лилиан, в любом случае, если ты будешь находиться около него, это придаст ему силы.

– Как ты себя чувствуешь? – Голос Лилиан дрожал.

– Бывало и похуже, – силясь улыбнуться, ответил Рэйс. Вид у него был очень изможденный.

– Доктор сказал, твои шансы – пятьдесят на пятьдесят. И хорошо, что ты не терял сознание. – Она убрала его волосы со лба и нежно провела пальцем по небритой щеке. – Когда я вошла, ты спал. Даже во сне ты самый лучший из всех мужчин. – Лилиан окинула взглядом белые стены больничной палаты: на большом столе, рядом с кроватью, стоял кислородный аппарат, с другой стороны кровати, на маленьком столике, – лекарства и вазочка с цветами. – Спи, Рэйс, закрой глаза, сейчас самое лучшее для тебя лекарство – это сон.

Когда Рэйс закрывал глаза, перед ним возникала стена черного дыма и пламени, надвигающаяся на него и убивающая все живое на своем пути. День превращался в ночь, и ему казалось, что он проваливается в бездну ада. Очнувшись в очередной раз, он с изумлением увидел знакомую пожилую индианку.

– Как вы сюда попали, Нэтти? А где Лилиан? – Он сделал слабое движение, пытаясь приподняться, но тут же опять упал на подушки.

– Она вышла на минутку, чтобы выпить чашку кофе. Мы здесь уже вторые сутки, и она не спала ни минуты.

Нэтти присела на краешек стула, стоящего около его кровати, и осторожно взяла его за руку.

– Рэйс, ты только не волнуйся. То, что я скажу сейчас, – очень неожиданно для тебя, но тем не менее это правда. Я твоя мать, Рэйс.

– Моя мать?! – Он смотрел на нее остановившимся взглядом, стараясь понять смысл услышанного. На лбу у него выступила испарина. Нэтти низко опустила голову, боясь смотреть ему в глаза. Через несколько минут молчания Рэйс с трудом произнес хриплым голосом: – Все, что я знаю о своей матери, это то, что ее зовут Аннет Лафрамбуа.

– Это мое имя. Я носила его до замужества. Всю свою жизнь Рэйс пытался представить женщину, которая была его матерью. В их семье не было ее фотографии, а отец не любил рассказывать о ней. Рэйс знал, что его мать – индианка, но он и вообразить себе не мог, что ей могла оказаться Нэтти.

– Когда тебе было два года, мне пришлось отдать тебя на воспитание твоему отцу. Я думала, что так будет лучше, – дрожащим голосом промолвила несчастная женщина. Услышав эти слова, ему показалось, что внутри у него все оборвалось. Застаревшая боль пробудилась в его сердце, и глухой стон вырвался из его груди.

В этот момент в дверях появилась Лилиан. Она сразу же обо всем догадалась и растерянно смотрела на мать с сыном.

– Лилиан, когда ты узнала об этом?

– Вскоре после того, как мы с тобой познакомились, – смущенно ответила она.

– Почему же ты мне ничего не сказала?

– Я хотела, но не могла этого сделать. Нэтти сама должна была тебе все рассказать.

Внезапно волна гнева охватила Рэйса. Усилием воли он приподнялся и сел в кровати. Голова у него кружилась.

– Очень жаль, но я не хочу ничего об этом слышать. Я не знал свою мать тридцать лет, и я не верю вам, Нэтти. – Он откинул одеяло и, пошатываясь, встал с кровати. – А вы, мисс Лилиан, возвращайтесь на пикапе в Центр. У вас там много дел, – суровым голосом продолжал он.

– Рэйс, а как же ты? Тебе нельзя…

– Я имею право делать все, что хочу, и никто не сможет удержать меня здесь, – прервал ее Рэйс, открыв встроенный в стену шкаф, где находилась его одежда. – Я сам доберусь до Дэдвуда. А вам, Нэтти, лучше бы держаться подальше от меня. – И он смерил ее презрительным взглядом.

Глава 11

По дороге, ведущей в Дэдвуд, мчался голубой пикап, увозя двух несчастных женщин.

– Нэтти, я так сожалею о случившемся. Это я во всем виновата, – в голосе Лилиан звучало сострадание.

– Нет, девочка. Ты была права. Рано или поздно Рэйс все равно должен был узнать правду.

Солнце уже склонялось к закату, бросая косые лучи на величественные горы, возвышающиеся по обеим сторонам шоссе.

– Бог наказал меня за мой поступок. Ведь я ничего не дала ему в жизни, и он совершенно прав, что питает ко мне ненависть, – с опустошенным видом продолжала Нэтти.

– Ты дала ему жизнь, Нэтти, – успокаивала ее Лилиан. – И потом, ведь ты отдала его не кому-нибудь, а отцу, который воспитал его, Рэйс очень любит своих брата и сестру.

Закрыв лицо руками, Нэтти с отчаянием промолвила:

– Вдруг он узнает от кого-нибудь постороннего, что я сидела в тюрьме. После этого, он на всю жизнь возненавидит меня, – и повернувшись, с мольбой в голосе добавила: – Будет лучше, если об этом ему расскажешь ты.

Прошло два дня. Пожар в округе был потушен. Лилиан продолжала жить в Центре, все свое время отдавая работе. Жизнь в городе постепенно входила в свое обычное русло. Проходя как-то вечером вето казино «Фальшивый Десятицентовик», она решила зайти туда и поблагодарить Вики за оказанное ей гостеприимство, втайне надеясь узнать что-нибудь о Рэйсе.

В зале было всего лишь несколько человек в городе находились еще под впечатлением шившихся на них недавних событий. Вики в своем шикарном ковбойском наряде стояла за стойкой бара и покуривала тонкую сигарету в длинном янтарном мундштуке.

– Привет, Вики! Я хотела бы поблагодарить тебя.

– Не стоит благодарности, дорогуша, – немного смутившись, прервала ее владелица казино.

Не в силах скрыть основную цель своего прихода, Лилиан спросила напрямик:

– Вики, а где сейчас Рэйс? Последний раз – я видела его в больнице…

– У него все в порядке. Но, по-моему, у него нет особого желания видеть тебя, – не без ехидства произнесла Вики.

– Может быть, ты знаешь и причину?

Вики пожала плечами и налила себе немного вина.

– Может быть, он вернулся на базу пожарной команды? – настойчиво продолжала Лилиан.

– Нет, после того что с ним произошло, он несколько поостыл к этому делу, да и пожары уже потушены, – уклончиво ответила Вики и, смотря в огромное зеркало, висящее на стене, стала кокетливо поправлять свою прическу. Лилиан поняла, что единственный путь сохранить свое достоинство – это попрощаться и немедленно покинуть казино. Она глубоко вздохнула и неуверенно сказала:

– Я была бы очень благодарна, если бы ты смогла ему передать: пусть позвонит мне, когда появится.

– Я как раз собирался позвонить тебе, Лилиан. – От неожиданности она вздрогнула и, обернувшись, увидела приближающегося Рэйса. На нем были голубая в красную полоску рубашка и белые слаксы. Одежда была мятой, а сам он с черными кругами под глазами выглядел очень утомленным.

– Мы сможем поговорить с тобой? – стараясь не показать своего волнения, спросила Лилиан.

– Мы это можем сделать прямо сейчас, – и обращаясь к Вики, с усмешкой добавил: – Не возражаешь, если мы воспользуемся твоей комнатой?

– Можете оставаться там хоть целую вечность, – с кажущимся безразличием ответила Вики, повернулась к ним спиной и, покачивая бедрами, направилась к одному из карточных столов.

– Ты всегда была настоящим другом, – крикнул ей вдогонку Рэйс и распахнул перед Лилиан дверь, обитую красным шелком.

Войдя в комнату, она увидела на столе несколько пустых бутылок из-под виски и множество окурков сигар в хрустальной пепельнице.

– Я провел в этой комнате два дня: много думал о своей жизни, о том, что сказала мне Нэтти, – перехватил ее взгляд Рэйс. – Мне очень плохо, Лилиан. Если бы не виски…

– Я и не предполагала, что ты в таком состоянии, – сочувственно произнесла Лилиан, с нежностью проводя рукой по его длинным черным волосам.

– Лилиан, милая. Ты очень напоминаешь мне мою сестру Лэнни. Когда мы были детьми, она постоянно заботилась обо мне. Все, что есть хорошего во мне, – ее заслуга. К сожалению, она очень несчастна. Когда мы жили еще все вместе, сестра влюбилась в одного парня, Джорджа Трэкера, индейца. – Рэйс нахмурился и закурил сигару. – Я и раньше знал Джорджа, у него была неважная репутация: шлялся по стране и часто попадал во всякие переделки. Я предупреждал Лэнни, что он неудачник, но она и слышать ничего не хотела. И вот однажды поздно ночью его нашли на улице, избитого до полусмерти. После этого случая он долго болел. – Рэйс отрешенно махнул рукой. Чувствовалось, что эти воспоминания ему неприятны. – Лэнни его выходила, но Джордж остался без глаза и стал хромать на одну ногу. Когда он выздоровел, они поженились. Лэнни души в нем не чаяла. Она могла бы стать прекрасной матерью, но, к сожалению, детей у них до сих пор нет.

Лилиан сочувственно слушала рассказ своего возлюбленного.

– А твой отец когда-нибудь рассказывал тебе о своих отношениях с твоей матерью?

– Он не любил говорить об этом. У него были сын и дочь от другой женщины, и у него был я. – Рэйс бросил недокуренную сигару в пепельницу и, увидев укоризненный взгляд Лилиан, смущенно сказал: – Это пустяки по сравнению с тем количеством дыма, которого я наглотался в лесу. Так вот, отец говорил мне, что имя моей матери – Аннет Лафрамбуа, и что я никогда не увижу ее. То, что я наполовину индеец, очень удручало моего отца.

– Рэйс, твоя мать попросила меня рассказать тебе о ней, – наконец-то решилась Лилиан, взяв его за руку.

Рэйс досадливо поморщился.

– Я не хочу иметь с ней ничего общего.

– Но она хорошая и добрая женщина и очень любит тебя.

– Я не нуждался ни в чьей любви, – но увидев недоуменный взгляд Лилиан, улыбнулся и мягко добавил: – Кроме твоей, разумеется.

– Рэйс, дорогой, я полюбила тебя сразу же, как увидела на озере. – От этого воспоминания ее глаза увлажнились, голос задрожал и она замолчала.

– Что не помешало тебе взять меня на мушку своего пистолета, – со смехом продолжил Рэйс и поцеловал ее в заливающуюся краской шею.

Пока Рэйс принимал душ, брился и переодевался, Лилиан взялась за приготовление ужина. И когда Рэйс вышел из ванной комнаты, посвежевший и благоухающий дорогим лосьоном, его глазам предстала изумительная картина: улыбающаяся Лилиан сидела в кресле и с восхищением смотрела на него, а на столе стояло огромное блюдо с распространяющей ароматный запах яичницей с беконом, гарнированной тонкими ломтиками поджаренных тостов. Довершал композицию апельсиновый сок. Только теперь Рэйс почувствовал, как зверски голоден.

Они принялись за еду с большим аппетитом. Когда с ужином было покончено, Лилиан, набравшись храбрости и опасаясь, что более подходящего момента не представится, глядя Рэйсу прямо в глаза, сказала:

– Понимай как хочешь, Рэйс, но доверила мне всю правду о себе, а я расскажу она пятнадцать лет провела в тюрьме. – Эти слова подействовали на Рэйса как удар грома. Он чуть не выронил стакан с соком.

– Этого еще не хватало, – чуть слышно пробормотал он, едва справившись с потрясением.

– Нэтти была осуждена за убийство своего первого мужа по фамилии Куато. – Расширенными от ужаса глазами Рэйс взирал на свою возлюбленную.

– Куато был индеец. Он очень много пил и ужасно относился к Нэтти, часто бил ее. Даже когда она была беременной, он однажды избил ее так, что сломал два ребра. Не удивительно, что после этого у нее произошел выкидыш. Жизнь с мужем стала для нее кошмаром. – Лилиан заметила, как у Рэйса дрогнул подбородок. – Вскоре Нэтти познакомилась с Филиппом Латимером. Они влюбились друг в друга с первого взгляда; через некоторое время он предложил ей стать его женой. Родители Филлипа и слышать не хотели о какой-то индианке. Нэтти бросила своего мужа, сменила имя на Аннет Лафрамбуа и вышла замуж за Филиппа Латймера. У них родился сын, которого назвали Рэйсом. – Лилиан мягко улыбнулась и обняла его. – Прошло два года, – продолжала она, – и однажды вечером на пустынной улице твоя мать неожиданно столкнулась со своим бывшим мужем. Он был очень пьян. Стал оскорблять ее, угрожая ножом. Защищая свою жизнь, несчастная женщина вырвала у негодяя нож и всадила его ему прямо в сердце.

На суде адвокат доказал, что это было непреднамеренное убийство, и по закону штата Южная Дакота она получила пятнадцать лет тюрьмы. Через три года твой отец женился еще раз. Новая жена родила ему сына и дочь, но она была ветреной женщиной и вскоре бросила твоего отца. Таким образом, он стал один воспитывать троих детей. – Лилиан перевела дыхание. – Мы очень подружились с Нэтти, но она, стыдясь своего прошлого, придумала другую версию. Она сказала мне, что якобы твой отец изменил ей с некой Аннет Лафрамбуа, и она вынуждена была его бросить, оставив ей сына. Рэйс, затаив дыхание, слушал Лилиан.

– Теперь ты знаешь всю правду о своей матери, – тяжело вздохнув, закончила свой рассказ Лилиан.

Ошеломленный услышанным, Рэйс долго молчал, затем резко встал с кресла и, засунув руки в карманы брюк, стал нервно вышагивать взад-вперед по комнате.

– Все, что ты рассказала, – ужасно, – наконец произнес он. – Мне очень стыдно, что я грубо обошелся с этой женщиной в больнице. Ей так не повезло в жизни.

Вид у него был растерянный.

Рэйс встал на колени перед креслом, в котором сидела Лилиан, обнял ее за талию и с виноватым видом тихо спросил:

– Ты смогла бы простить меня, если бы была на месте моей матери?

– Да, Рэйс, я бы простила. Любовь выше всех обид. – Она прижала его голову к своим коленям.

Прошло несколько мгновений, и теперь уже знакомая волна возбуждения сменила чувство сострадания, которым она была охвачена. Лилиан взяла в ладони лицо Рэйса, прижалась горячими губами к сладостному рту и тут же почувствовала, как нарастает страсть в его ответном поцелуе. Не отрывая губ от своей возлюбленной, Рэйс пропустил обе руки ей под кофточку, одним ловким движением расстегнул лифчик и, на мгновение оторвавшись от губ Лилиан, стянул кофточку через голову. Умелые руки уже снимали с нее юбку, теряя всякое терпение, расстегнула молнии на его брюках.

Через секунду обнаженные влюбленные, восхищением взирали друг на друга. Они были созданы для любви: мускулистое загорелое тело мужчины с широкими плечами и узкими бедрами и грациозная фигура женщины с округлыми формами и атласной кожей. Рэйс пальцами прикоснулся к прекрасной груди Лилиан. Она уже знала цену этим ласкам. Все ее тело пылало от нестерпимого желания, в жилах пульсировала горячая кровь. Еще мгновение, и, сгорая от страсти, они бросились в объятия друг друга.

Привычным жестом он поднял ее своими сильными руками и положил на широкое ложе с ярко-красным покрывалом. Высокая грудь Лилиан взволнованно вздымалась в предвосхищении бурных ласк.

– О, Рэйс, ты великолепен! – простонала она, когда он прильнул ртом к ее пурпурному соску, а пальцами стал нежно проводить у нее между ног. Вцепившись руками в покрывало, она почувствовала, как все ее существо сотрясает блаженный восторг. Выгнув спину, Лилиан, крепко обхватив Рэйса руками и согнув ноги в коленях, раздвинула их и сама бросилась навстречу неземным наслаждениям…

Глава 12

Маленькая квартирка, где жила Нэтти, находилась в полуподвальном помещении обветшалого дома на окраине города. Спустившись по выщербленным ступенькам, Рэйс подошел к искореженной, еле держащейся на петлях двери. Немного помедлив, он постучал в нее, и она тотчас отворилась: на пороге стояла пожилая индианка с печальными глазами. Ни слова ни говоря, она отступила назад, давая ему возможность пройти в комнату. Рэйс был поражен убогостью жилища, состоявшего из двух комнаток, маленькой кухни и душевой. Полуразвалившаяся мебель, в углу комнаты – заржавленный умывальник, под потолком – тусклая лампочка под старым абажуром. Но, несмотря на это, в квартире было очень чисто. Все говорило о том, что здесь живет бедная, но опрятная женщина.

– Я знаю, сейчас уже поздно, – сказал Рэйс, нерешительно входя в комнату, – но я не мог не повидать вас.

– Я никогда не ложусь спать раньше полуночи, – тихо ответила Нэтти.

Между ними возникла вынужденная пауза. Заметив в углу комнаты аккуратно сложенные ивовые прутья, Рэйс удивленно спросил:

– Вы разве работаете еще и дома?

– Соседка попросила сплести колыбель для новорожденного, – и я не могла отказать ей в этом, – бесхитростно ответила женщина и вытащила из чулана еще недоделанную кроватку. У Рэйса защемило сердце. Наверное, если бы он родился в индейской семье, ему тоже пришлось бы лежать в такой самодельной колыбели и его ожидало бы обездоленное будущее.

– Лилиан все рассказала мне о вас, – глухо произнес он, не глядя в глаза женщины. – Не многим достается такая тяжелая участь. Человек, которого вы вынуждены были убить, вполне заслуживает этого. – Нэтти стояла с низко опущенной головой. – А мой отец когда-нибудь бил вас? У него ведь такой своенравный характер.

– Никогда. Мы очень любили друг друга, и он всегда заботился обо мне. Когда со мной произошло несчастье, он готов был идти в тюрьму вместо меня, а когда меня освободили, он предлагая мне деньги, но я отказалась. Мне ничего не надо. Для меня единственной радостью было просто видеть тебя. – На глазах у нее выступили слезы. – Я очень рада, что ты жил в прекрасной семье, получил хорошее воспитание, ходил в приличную школу.

– Да, вы правы, но я рано покинул семью, сменил много занятий, пока не остановился на профессии пожарника.

– … И на игорном бизнесе, – сухо добавила Нэтти.

– Да, я не святой, но благодаря этому бизнесу я познакомился с Лилиан, – воодушевленно произнес Рэйс. – Сама судьба свела нас.

– Она славная девушка, – в глазах индианки появились теплые искорки, – и очень любит тебя, хотя вы такие разные.

– А что касается казино, так я считаю, что людям в равной мере необходимы и азартные игры, и благотворительные организации, – изрек Рэйс. – Наконец у меня есть несколько неплохих идей, как совместить деятельность и Центра, и, кроме того, у меня есть деньги. Их хватит и на осуществление моих идей, и на жизнь нам с Лилиан.

– Твои деньги могли бы понадобиться, но только не Лилиан. Ей нужна только любовь.

Рэйс почесал затылок. Было видно, что он полностью согласен со словами женщины, поспешив сменить тему разговора, он спросил:

– А почему, кстати, ты назвала меня Рэнсом?

Впервые за многие годы Нэтти засмеялась.

– Твой отец на бешеной скорости вел машину когда нужно было доставить меня в роддом. Но он опоздал: я родила тебя прямо в машине. Встречавшие нас врачи и медицинские сестры были поражены, услышав твой плач, доносившийся из машины.

«Извините, доктор, малыш сам выиграл гонку», – сказал твой отец.

– С тех пор я постоянно участвую в гонках, – так же смеясь, добавил Рэйс.

– Я всегда знала, что ты станешь настоящим бойцом в жизни, – гордо произнесла пожилая женщина.

– Спасибо… – Рэйс запнулся и, подойдя к ней, нежно поцеловал ее в лоб, – … мама. – Затем резко повернулся и стремительно вышел из дома.

В приоткрытую дверь рабочего кабинета Лилиан просунулась голова Рэйса.

– Скоро ли у вас время ланча? – И он подмигнул ей. – Я хотел предложить посетить одно местечко неподалеку. А перекусить сможем по дороге.

Через минуту Лилиан уже сидела рядом с ним в знакомом голубом пикапе.

– Ты скажешь мне, куда мы все-таки направляемся? – Вместо ответа Рэйс загадочно улыбнулся.

Машина мчалась по шоссе, окруженному живописной местностью. Погода была прекрасной. Легкий ветерок развевал длинные волосы мужчины и великолепные светлые локоны молодой женщины.

– Скажу по секрету, я хочу, чтобы ваш Центр арендовал еще одно большое здание для расширения своей деятельности.

– Но у Центра нет денег.

– Часть доходов от игорного бизнеса идет в виде налогов в городскую казну, и только часть этой суммы городские власти выделяют на благотворительность. Я провел переговоры со всеми владельцами казино и с мэром Дэдвуда. Никто не возражает, если все деньги, полученные властями от казино, пойдут на расширение программы деятельности Центра.

– И даже Вики не возражает? – лукаво улыбаясь, спросила Лилиан.

– Между прочим, именно Вики подала мне эту идею, – притворно таинственным голосом ответил Рэйс. – Но следующая идея принадлежит лично мне: мы разместим магазин в ресторане города Джексонвила, в двух милях отсюда.

– Магазин по продаже рекламных сувениров «Фальшивого Десятицентовика»?

– Нет, магазин по продаже изделий вашего Центра.

– Сомневаюсь, чтобы владелец ресторана пошел на это, – скептически заметила Лилиан.

– Думаю, что пойдет. Ведь владельцем ресторана стал я.

Рэйс свернул на проселочную дорогу. Через несколько минут машина остановилась около красивого двухэтажного особняка, построенного в колониальном стиле и окруженного высокими соснами. Перед домом находилась большая лужайка с аккуратно подстриженной травой. Окна с западной стороны дома выходили на небольшое озеро, расположенное среди величественных елей.

– Теперь ты сможешь жить здесь, дорогая. – Изумлению девушки не было границ.

– Но это слишком большой дом для одинокой женщины, и, кроме того, у меня нет столько денег, чтобы платить за аренду, – смущенно сказала она, разводя руками.

– Во-первых, этот дом не для тебя одной, а для большего количества обитателей, по крайней мере – для четверых; во-вторых, разве жены платят своим мужьям за аренду?

Лилиан, потеряв дар речи, с изумлением смотрела на Рэйса.

– Дорогая, я купил это дом для нас с тобой. – Он невозмутимо засунул руку в карман куртки и вынул небольшую замшевую коробочку. – Ну-ка, открой ее.

Лилиан осторожно открыла коробочку и вынула из нее ключи от дома. Но на дне оставалось что-то еще. Рэйс взял коробочку из рук своей возлюбленной и… На его ладони сверкали два обручальных кольца.

Проезжающий мимо грузовик чуть не врезался в дерево: высунувшийся из окошка водитель долго с улыбкой смотрел на целующихся красивую молодую женщину и стройного смуглого мужчину.

– Рэйс, милый, а кто эти четверо, которые будут жить в нашем доме? – с лукавой улыбкой спросила Лилиан.

– Очень просто. Ты, я, моя мать Нэтти – ведь должен кто-то присматривать за нашими детьми, – ну и, конечно, Джой. Он, наверное, ужасно скучает. Мы уже так давно не купались в озере…


home | my bookshelf | | Встреча у озера |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу