Book: Тюрьма и зона



Хабаров Александр

Тюрьма и зона

Александр Хабаров

Тюрьма и зона

Вместо предисловия

Законы пишутся людьми. Они же, люди, и преступают эти законы, и так будет до конца времен. Только Никита X. мог пообещать ошарашенным согражданам, что они, мол, скоро увидят последнего жулика - и бойкие киношестидесятники слепили по случаю фильм "Последний жулик".

Нет, не исчезли... Ни в "оттепели", ни в застойные, ни в перестроечные времена - не исчезнут и теперь, во времена разгула свободы (свободного разгула?) и беспредельных возможностей (всевозможного беспредела?).

Судимостями, задержаниями, вытрезвителями "охвачено" едва ли не все население страны. "Человек с ружьем", т. е. милиционер с автоматом на улице встречается чаще фонарного столба; водителя автомашины подстерегает притаившийся в кустах гаишник; к подвыпившему на свадьбе гражданину подкрадывается из-за угла "козлик" ПМГ... Наученный горьким опытом законопослушный гражданин спешит перейти на другую сторону улицы при виде милицейского наряда, помахивающего "дубинаторами"; вид автоматчика в подземном переходе вызывает боль в сердце и легкость в ногах.

Это всего лишь кончики щупальцев гигантской правоохранительной системы, возлегающей в российских пространствах. Органы чувств ее - в кабинетах дознавателей и сыскарей, пищеварительные органы - в бесчисленных тюрьмах и лагерях всех режимов.

Внутренним неприятием тюрьмы и зоны всегда страдали и страдают в основном так называемые "интеллигентные" люди, севшие за махинации, по их мнению, вполне законные - без крови и взламывания сейфов, без отмычек и финских ножей. Именно эта часть зековского населения (меньшая часть!) видит в окружающем большинстве только "уголовников", отказывая им в праве на общение; отказывая себе в постижении так называемых "понятий" тюрьмы и зоны, на которых построена вся общественная и личная жизнь.

Эта книга - попытка информировать читателя о том, что его ждет, если он, к примеру, не стерпит кабацкого оскорбления и ответит на него по большому счету. Придется немного посидеть - вот и предлагаем вам ознакомиться с подробностями быта и основополагающими принципами тюремно-зоновского бытия.

Основной совет вы прочтете немедленно, в предисловии, дабы он не затерялся где-нибудь между строк этой книги.

Основной совет

Люди, с которыми вам (не дай Бог, конечно) придется сталкиваться в тюрьме и зоне, уже осуждены земным народным судом, приговорены им, справедливым, к разным срокам наказания. Постарайтесь не судить их второй раз; разглядите в них себе подобных; постарайтесь постичь сложные и простые одновременно "законы" и "понятия"; оцените окружающий вас мир неволи как модель потустороннего общества; устраивайте свой быт уже в тюремной камере - тем легче будет все забыть.

Автор

Часть первая

"ОТ ЗВОНКА ДО ЗВОНКА"

ЗАДЕРЖАНИЕ, АРЕСТ

А что же, наконец, лучше: городовой, открыто бьющий в ухо разгулявшегося мужичка, или наряд ПМГ, вежливо сопровождающий другого мужичка в машину, а потом, в отделении, делающий ему "ласточку"? - это когда ноги за спиной привязываются или приковываются к руками.

Вряд ли найдется в пределах России хотя бы один человек, в той или иной форме не сталкивавшийся с органами правопорядка (милицией), прокуратурой, судом. Впрочем, едва ли найдется и семья, в которой бы "никто никогда не сидел". С 1917 года раскрутилась карательная машина "нового строя" и не может остановиться до сих пор. Образы "колодников" и "каторжан в цепях" давно уже померкли перед страшными тенями жертв Соловков, Беломорканала, Магнитки, Колымы. Перед "мрачностью и злодейством" Ягоды, Ежова, Берии, Френкеля, Гаранина меркнет любая фигура прошлого - будь то пытатель Шешковский, аристократ-жандарм Бенкендорф или начальник контрразведки деникинской армии...

Начиная с 1961 года, с принятия нового Уголовного Кодекса, "верхушечный беспредел" по теориям Вышинского сменился беспределом средних и низовых звеньев. Исчезла 58-я "политическая", но явилась печально знаменитая 206 статья-хулиганка, по аналогу которой в царское время пороли розгами или держали до утра "в холодной", а в советское время она всосала в систему исправительно-трудовых учреждений многие тысячи перепуганных и удивленных граждан. Семейные конфликты стали заканчиваться "отсидкой"; злостные алиментщики, после первого же срока, начинали обрастать иными "судимостями"; "тунеядка" (209), "нарушение паспортного режима" (196) - не счесть статей, поставлявших рабсилу в ИТК всех режимов.

Нынешний Уголовный кодекс по многим статьям предоставляет возможность заплатить штраф (ну, какие-нибудь жалкие 100 минимальных окладов), а если не в состоянии заплатить, то можешь (и должен) отправиться по этапу в места "не столь отдаленные". К тому же гораздо больше стало поводов у "органов" для задержания гражданина будь то отсутствие документов или наличие "толстой сумки" с "челночной" мануфактурой; присовокупим к этому "нетрезвый" или "кавказский" вид - существует тенденция к задержанию граждан именно по "виду", а не по "состоянию".

Мягкая форма

Собственно задержание может производиться в мягкой и в жесткой форме. Ничего не подозревающий подследственный гражданин с подпиской о невыезде может быть "отправлен в ИВС (КПЗ)" в случае, если он совершил преступление, за которое законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года. Это основания, а поводы всегда найдутся. Если вы не являетесь по повесткам (которые часто просто бросаются в почтовый ящик), исчезаете даже на короткий период из поля зрения следственных органов, продолжаете вести обычный образ жизни - например, кутите в ресторанах, раскатываете по городу на авто, встречаетесь с нежелательными (по мнению следствия) людьми, то вполне можете вместо подписки о невыезде неожиданно получить наручники на запястья; из кабинета следователя вас уведут конвойные милиционеры. Останется лишь удивляться резкой перемене жизни: казалось ведь, так мирно беседовали с таким милым человеком, ничто не предвещало туч над головой. Это мягкая форма.

Жесткая форма

Задержанию в жесткой форме вы можете подвергнуться в любом месте: в квартире, в ресторане, на вокзале, на улице, в метро.

Обычно работники милиции, козырнув, просят предъявить документы. Рекомендуем не возмущаться: именно с возмущения "гражданина" начинается применение "жесткой формы" задержания. Возмущение (в зависимости от характера задерживаемого) может перерасти в "сопротивление работникам милиции (печально известная 191 статья бывшего УК - ныне ст. 317, 318, 319); оторванные форменные пуговицы (или, упаси Боже, погон) могут послужить достаточным основанием для возбуждения уголовного дела, возникшего в общем-то на пустом месте, при полном отсутствии каких-либо преступных мотивов.

Задержание, арест относятся к так называемым мерам пресечения. Они применяются в отношении обвиняемого, а в исключительных случаях в отношении подозреваемого в совершении преступления. Правда, закон не расшифровывает "исключительные случаи", оставляя это право за "исполнителем" милицейским "опером", следователем или судом.

Не давайте поводов

В общем, не давайте поводов для изменения меры пресечения с "лучшей" на "худшую"; помните, что, находясь на свободе во время следствия, вы гражданин одного мира; момент вашего препровождения в подвал (чаще всего) ИВС (КПЗ) момент перехода в другой мир, в котором еще предстоит адаптироваться, избавиться от депрессии, привести в порядок разбежавшиеся мысли, упорядочить собственную логику и заново выработать сценарий ответов на вопросы следствия. А ведь несомненно, что в 90% случаев следствию намного выгодней (особенно в отношении впервые попавшихся) мера пресечения в форме ареста. Гражданин находится в полной, безраздельной власти "органов"; уже сам выход на допрос кажется ему переменой к лучшему: из темной камеры КПЗ в светлое помещение с привинченной к полу табуреточкой...

Психологические меры воздействия доводят человека эмоционального до нужной кондиции в очень короткие сроки. Впрочем, к "толстокожему" могут применить и физические меры. Это беззаконие на вполне законных основаниях ("хотел бежать", "хулиганские действия", "сопротивление работникам ИВС", "замахнулся на дознавателя" и т. д. и т. п.). Могут просто "отоварить" коваными сапогами по определенным местам тела (добейся потом "экспертизы"!); могут сделать "ласточку" (привязать или пристегнуть наручниками запястья рук к ступням ног за спиной); может быть, не везде это делают, и уж конечно нет на этот счет никаких инструкций МВД, кроме запрещающих; но все же, все же...

Во всяком городе свои милицейские "традиции"; легенды о них передаются из уст в уста и надолго оседают в народной памяти. Короче: жаловаться будешь после, а здоровье потеряешь нынче...

Если гражданин уверен в своей невиновности, то лучшее, что он может сделать, это не давать вообще никаких показаний до задержания и без адвоката. (См. "Приложение".)

Причем мотивы отказа необходимо занести в протокол допроса: это поможет удержать ретивых "работников" от возможной фабрикации материалов дела.

Не бери лишнего

Выдержать достаточно долгий путь борьбы за собственную свободу (имея в виду полную невиновность) может не всякий. Справедливости тяжело добиться в ограниченных кубометрах тюремной или иной камеры. Часто следствие предлагает, теряя доказательства по основному делу, взять "на себя" что-нибудь помельче. Мотивируется это "деловое предложение" просто: сидишь, дурак, задыхаешься в камере, того гляди туберкулез или что похуже... А мы тебе гарантируем "двушку" (два года); ты ведь уже почти год отсидел? Еще один год на одной ноге отстоишь. А на зоне свежий воздух, санчасть, постель почище, помещение попросторней...

Удивительно, но находятся "граждане", принимающие подобные предложения! Впрочем, при нынешней многонаселенности тюрем и отсутствии всяких санитарных норм и средств беспредел тюремщиков и самих зеков это закономерно...

Дубинки

Хотелось бы, в дополнение, сказать несколько слов о дубинках. В незабвенных "оттепельных" шестидесятых разрешили было милиции пользоваться дубинками. Министр МВД В. С. Тикунов решительно и смело в 1962 году поставил перед Н. С. Хрущевым вопросы о необходимости применения милицией в известных ситуациях резиновой палки (ссылаясь на опыт других социалистических стран), а также наручников и взрывпакетов со слезоточивыми газами. В мае 1962 года все эти предложения были одобрены. После этого вопросы были вынесены на обсуждение коллегии, которая 7 июля 1962 года приняла два принципиальных решения: о принятии на вооружение милиции резиновой палки и наручников; о принятии на вооружение милиции и мест заключения взрывных пакетов со слезоточивым газом.

Правда, милиционеры так резво взялись за дело, что дубинки пришлось отнять, а министра уволить. Мотивировали, правда, якобы уже усмиренным хулиганьем. И правда: по зонам-то чуть ли не каждый второй по 206-й чалился!

В области почек дубинка оставляет огромный кровоподтек, со временем чернеющий. Пользуются дубинками все "бойцы" многотысячной правоохранительной армии; впрочем, и рядовой гражданин может приобрести это чудо поздней перестройки в коммерческом ларьке.

"Вы арестованы!"

Итак, вежливо улыбнувшись, следователь прокуратуры говорит вам: "На основании статьи... Уголовно-процессуального кодекса России и в целях обеспечения нормальной работы следствия вынужден задержать вас с препровождением в изолятор временного содержания Н-ского УВД". Нажимается кнопочка, входит милиционер, и с этой минуты вы начинаете переставлять ноги по ступеням, ведущим вниз.

КПЗ (ИВС)

Название ИВС (изолятор временного содержания) не прижилось в зековском обиходе, как и, например, СИЗО (следственный изолятор) как называли "тюрьмой", так и по сей день называют. ИВС (КПЗ) это несколько камер при отделении милиции. В эти камеры и помещаются все задержанные и арестованные, а также пятнадцатисуточники. Иногда тут же "вытрезвляются" до утра подобранные ПМГ пьяницы, а чаще всего - просто выпившие люди, неосторожно качнувшиеся в свете милицейских фар.

Внутреннее устройство

Половину, а то и две трети камеры занимает "спальное место" в виде сколоченного из досок прямоугольного, от стены до стены, порога. "Место" это густо покрыто надписями, рисунками, а также шахматно-шашечными полями, ячейками для игры в нарды и в "шиш-беш". Фигурки, шашки и "зары" (кубики) лепятся из пайкового хлеба. Часто в щелях между досками можно найти спички, окурки, а то и "мойки" (бритвенные лезвия), заботливо оставленные для братвы предыдущими арестантами.

Дверь в камеру железная, стандартно-тюремная (кормушка, волчок), те же засовы. Справа или слева от двери "параша" (бачок с крышкой для естественных отправлений), но нынче почти везде "параши" сменились чугунным "очком" тут же и кран для умывания. Окон чаще всего нет, или они укупорены чередующимися слоями жести с мелкими дырочками. Никакой свет не проникает в это довольно мрачное помещение - царит полумрак, подсвечиваемый лишь тусклой, но въедливой лампочкой из зарешеченного окошка над дверью. Определить время можно лишь при передаче дежурства караульными или при раздаче скудной пищи, состоящей из чая, каши из загадочных злаков и сверхжидкого супа (баланды).

ОБЫСК (ШМОН)

Что взять с собой?

Если за вами "пришли" или если вы, отправляясь на очередной допрос, уверены в аресте, то не грех собрать подходящий для арестантской жизни "сидор" (просто мешок).

В этом качестве лучше всего подходит, скажем, чехол от одноместной брезентовой палатки: он достаточно вместителен, и не имеет запрещенного металла - "молний", пряжек, крючков; затягивается коротким шнуром.

Туда можно втиснуть две пары теплого белья, несколько трусов и маек, побольше носовых платков, темную (одноцветную) рубаху потеплее (байковую), кружку, ложку деревянную, спичек побольше, табачку (сигарет) побольше, конверты, бумагу, карандаш, чай, простую еду - хлеб, масло, колбасу, сало и т. п.

Рюкзачок стал "сидором"

Автор этих строк в свое время явился на допрос к следователю прокуратуры в полной уверенности, что будет отпущен вчистую, как говорится. Но пришел не пустой, а с рюкзачком: собирался после дачи показаний на загородную рыбалку. Рюкзачок через полчаса после допроса получил название "сидор", ибо содержал в себе почти полный комплект разрешенных предметов и доступной пищи; не помешали и двадцать пачек "Примы"; топорик, правда, пришлось сдать на шмоне, а с ним походный мини-примус, работающий на сухом спирте. Эх, вспоминал я этот примус: какая все же для чифира нужная вещь! К тому же один из милиционеров КПЗ проявил определенное милосердие: сам открывал банку тушенки из "сидора" бывшего рюкзачка и подавал ее в обеденной миске. Мы делили этот достойный "грев" со стариком Худяковым, бывшим старшиной-торпедистом, кавалером двух орденов Славы, попавшим на свой новый, пятый или шестой срок отсидки после войны... Можно еще "заныкать", "закурковать" (спрятать) нечто запрещенное заранее, но это делают люди бывалые, не зарекающиеся от тюрьмы: им советы эти не новы; первоходочники же, как правило, и сидеть в общем-то не собирались... Лекарства брать не нужно: отберут. По заключению врача могут позволить лишь очки; будут давать что-то астматикам; диабетики, может быть, смогут выхлопотать поддержку в виде инсулина; короче, надеяться на медицину могут лишь так называемые "хроники" (и это везде от ИВС (КПЗ) до самой зоны).

Шмон в КПЗ - это еще не шмон

Обыск (шмон) в КПЗ сводится чаще всего к изъятию запрещенных предметов, к которым относится все колющее, режущее и затягивающееся (ремни, галстуки, шнурки).

Деньги проносят и в тюрьму, но тут каждый старается сам - кто во что горазд, хотя много и апробированных способов. Но, к сожалению, все апробированные способы давно известны опытным шмональщикам в тюрьме, на этот счет инструктируются солдаты ВВ. Многое зависит и от личности обыскиваемого, потому что делатели шмона опытные психологи (аналогично, скажем, и таможенники со стажем), по движению глаз и неосторожным нервным движениям вас вычислят в первые же минуты и тогда уж "тряхнут" до внутренностей.

Хорошие сигареты вряд ли доедут с вами до тюрьмы. В КПЗ вам будут выдавать из ваших пачек по пять или десять (везде свои порядки) сигарет в день, а в день отправки "на тюрьму" выяснится, что вы за неделю скурили, все пять блоков своего "Мальборо" или "Винстона".

Поэтому будьте попроще: "Прима" и "Беломорканал" менее интересны работникам КПЗ, и у вас больше шансов появиться в тюремной камере с хорошим запасом курева.

Вообще, довольно странный подход у органов к определению запрещенных предметов; но если вспомнить, что не во всякой столовой на воле подаются вилки или, упаси Бог, ножи... Вилки, конечно, ни в КПЗ, ни в тюрьме ни к чему: ими просто нечего есть... Часто уже именно в КПЗ ощущается какой-то особый вкус пищи, особый запах жиров (если таковые вообще прибавлены) лечебно-технического свойства. Хлеб почему-то все зеки называют "спецвыпечкой"; действительно, какой-то "спец" есть в этом хлебе: его достаточно трудно проглотить, если он свежий, и почти невозможно разжевать, если он чуть зачерствел. Шмон (обыск) в КПЗ как бы предваряет длинную вереницу тюремных и лагерных шмонов, предстоящих будущему заключенному. Многих вводит в заблуждение его поверхностность; в будущем тюрьма неприятно удивит неискушенного зека-неофита.



НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ

"Уболтать" мента

Если вы живете в маленьком городе или арестованы и помещены в КПЗ в "своем районе", то шансы договориться с работниками КПЗ или даже со следователем повышаются, "договориться" имею в виду передачу забытых вещей, еды, курева или организацию вполне законного свидания с родственниками.

Караульным милиционером может оказаться приятель приятеля, племянник жены брата да мало ли кто еще! Поэтому бывалые люди пользуются этим, особенно стараются "полосатики", идущие на "особняк" (об этом позже); когда открывается "кормушка" в камере КПЗ, такой хитроумный зек уже сидит на корточках возле нее и тут же начинает "убалтывать" мента:

"Послушай, командир, что-то мне лицо твое знакомо? Ты не с улицы Тимирязева?"

"Да, с Тимирязева", - отвечает "командир".

"Точно! якобы радуется зек. - Ты Вани Бякина племяш!"

"Нет, я Тони Шерлушовой сын".

"Ты? Тонькин сын? Ништяк, командир! Мы с ней в девятом классе за од

ной партой сидели..."

Ну и так далее.

Дальше следует или попадание или промах. При промахе милиционер начинает понимать, что его "в наглую" колпашат; он начинает грубить и в ответ получает полновесный "отлай", в котором все известные нецензурные выражения кажутся дамским набором из лексики придворного этикета. Причем говорится все это тем же тихим голосом и завершается довольно успокоительно: "Извини, командир, погорячился, нервы никуда, сам знаешь... Не бери в голову..."

Цель такого "убалтывания" ясна при "попадании": Тонькин сын неохотно, но все же соглашается сделать какое-нибудь доброе дело для "одноклассника" матери: позвонить, передать, принести... Впрочем, и без "убалтывания" настоящих знакомцев хватает... Конечно же, по делу ничего передавать нельзя: органы не дремлют. Для караульного же передача записки (малявы) по делу означает голимую статью и минимум позорное увольнение из рядов доблестной милиции.

Давление

Именно в КПЗ легко оказывается психологическое давление на подследственного-первоходку. К примеру, в камеру заглядывает милиционер и говорит первоходочнику:

"Слышь, эй, ты! Сидоров! Там двое приехали с управы сейчас будут "колоть" тебя! Ты семнадцатого февраля где был?"

"В пивбаре, на Цветочной, пиво пил..."

"Ну, вот! А там в восемь вечера гражданина какого-то "замочили".

"Кормушка" захлопывается перед носом у вскочившего Сидорова, который остается "сам на сам" со своими нервными размышлениями о 17 февраля и о мифическом гражданине. Хорошо, если в камере найдутся добросердечные бывалые люди, успокоят, скажут: "Гонит мент, на понты хотят взять, пугают тебя". Ведь через полчаса Сидорова могут дернуть на допрос по основному делу, а голова его будет забита мыслями о совершенно постороннем и скорее всего выдуманном убийстве.

Веселые люди

Легко переносится отсидка в КПЗ, если в компании сокамерников есть веселый человек, не "гонщик" (болтун), а хороший рассказчик, мастер прикола (смешного рассказа или поступка).

В 1984 году со мной в одной камере КПЗ ждал этапа "на тюрьму" некто Дима П., в общем-то взрослый уже мужик, сидевший раза четыре за разное... На третий день пребывания в "хате" он вдруг вскочил с "лежбища", застучал в "кормушку". Минут через десять "кормушка" открылась.

"Чего надо?"

"Командир, дай карандаш или ручку, гумагу (бумагу) тоже дай! Совесть

замучила, хочу повиниться! Следак-то мой тута?

"Тута... Сейчас принесу бумагу, ручку..."

Через пять минут Дима уже рьяно что-то строчил на белом листе в полумраке, не обращая внимания на неодобрительные взгляды сокамерников. Отдав "гумагу" милиционеру, он снова улегся, сложив под головой руки.

Через минут пятнадцать "кормушка" снова открылась:

"Ты что ж, гад, на дурку косишь, что ли?"

"Ты че, командир, кто косит? Я всю правду изложил!" встрепенулся

Дима, подскочил к двери.

"А что ж ты пишешь тут, гондон! "Сознаюсь, что был вовлечен в шайку Ульяновым... он же Ленин... перевозили антисоветскую газету "Искра", героин, кокаин... Заправлял у них также Коля Бауман, его грохнули потом... еще Яков какой-то, Феликс с ними был, фамилий не знаю... где живут - не помню..." Ты че пишешь, а?"

В "хате" уже стоял дикий хохот.

Дело кончилось благополучно, а ведь, если подумать, могли, конечно, крутнуть по 190*-й (антисоветчина). Не крутнули. Дима был "чернушник" из "чернушников", вечная 147-я статья (мошенничество) тогдашнего УК. Уж никак к нему не липла "антисоветчина".

Тяжелые люди

Плохо дело, если в камере находится человек, во что бы то ни стало решивший покончить счеты с жизнью. Его попытки, пусть даже (и чаще всего) неудачные, вгоняют остальное население камеры во всеобщую депрессию, озлобление. Вскрытые вены давно уже не помогают никому: вскрывайся! В "кормушку" заглянули: "Ну что, литр вытек уже? Хорошо! Сейчас в "Скорую" звякнем..."

Не лучше, если кто-то "косит" (симулирует) с благой для себя целью "отмазаться" от срока через психушку. Некоторые пьют из отхожего места воду, мочатся на окружающих и т. п. Настоящий псих и то поприятней... Если статья не "тяжелая", то, конечно, есть возможность "свалить" через принудительное лечение в обычном дурдоме. Но "тяжелая" статья - это "спецбольница", учреждение "тюремного типа", с выродками-санитарами, которых никакая зона не принимает даже в "козлятник", инъекциями загадочных препаратов и жестким, "беспредельным" режимом. Об этом нужен отдельный разговор, специальные советы по выживанию...

КПЗ - недолгий срок, редко более десяти суток. В один прекрасный день начинают греметь засовы всех камер; на улице слышен глухой лай сторожевых овчарок и гудение автомобильных двигателей; матерятся солдаты и прапора. Это приехали специальные машины "автозаки", это этап "на тюрьму"; сейчас отдадут мешки, и все поедут навстречу к еще одной (не последней) новой жизни.

Прежде чем мы запрыгнем в железную коробку автозака, сопровождаемые щелканьем песьих зубов и подгоняемые прикладами и кулаками конвоя, обратим внимание на тех, с кем нам придется делить в течение продолжительного времени тяготы тюремной и лагерной жизни. На ком же, собственно, тюрьма держится?

Кто сидит?

В незабвенные годы "застоя" основную массу заключенных составляли так называемые "бытовики", т. е. совершившие преступления "в быту": один пырнул ножом соседа после третьего стакана водки; другой застал жену с хахалем и зарубил обоих топором, прихватив до кучи проклятую тещу; третий "забыл" про алименты и, к удивлению своему, неожиданно очутился с годом срока в ИТК общего режима; колхозники вынесли из колхозного амбара пару мешков комбикорма (выносили уже не раз и попали под "месячник борьбы с несунами" (показательный процесс); нервный гражданин оказал сопротивление работникам милиции (а всего-то и хотели: паспорт посмотреть) получи три года!..

Колхозные поля, городские танцплощадки и дискотеки, рестораны и заводские цеха основные поставщики рабочей силы во все управления ИТУ, в эти комбинаты по переработке человеческого материала в преступный.

Попадались и выродки, вроде Феди У., ходившего мастурбировать на детские сеансы в кинотеатры родного города, или Валентина С., изнасиловавшего собственную десятилетнюю дочь; таких были единицы, и часто они не доживали даже до тюрьмы (СИЗО), не говоря уже о зоне.

И уж совсем редкими гостями в тюрьмах были убийцы-маньяки, нынче расплодившиеся по России, как кролики в Австралии.

Иногда вдруг обнаруживались бывшие полицаи и каратели.

В 1977 году в Симферополе проходил показательный процесс по делу двоих "изменников". Они содержались в одиночных камерах смертников; когда нашу камеру выводили на прогулку, автор этих строк уговорил "пупкаря" и тот разрешил заглянуть в "волчок" одной из камер. По помещению 4 на 4 кв.м выгуливал себя, шаркая огромными войлочными тапками, тщедушный и, показалось, столетний старикашка. Голова его тряслась. В одной руке он держал пластиковую тарелочку, а в другой такую же ложку. Тарелка тряслась вместе с рукой, и роба старикашки была забрызгана баландой.

"Сколько ему дали?" спросил я пупкаря.

"А, вышак! Кассацию написал отказали, теперь помиловку (прошение о

помиловании) отправил... Откажут..."

Сравнительно большое число обитателей тюремных камер составляли так называемые "хозяйственники", т.е. арестованные за хищения или взятки. (Слово "коррупция" употреблялось тогда лишь в адрес американских сенаторов, итальянской мафии и акул тамошнего бизнеса.)

Суммы, проходившие по этим делам, впечатляли рядовых граждан, живших от зарплаты к зарплате в стабильном советском обществе. 10 тысяч рублей, 40 тысяч, 50 тысяч - эти суммы подводили обвиняемых под "расстрельные" статьи; впрочем, чаще они отделывались "десятками" и "пятнашками" в ИТК усиленного режима. Они не были "тузами" теневой экономики, просто оказались в один прекрасный день у некоей трещины или дыры, в которую сами собой сыпались незаконные (с точки зрения тогдашней системы) доходы. Они просто были неосторожны. Некоторые слишком много знали...

Когда в сети органов попадался крупный и чересчур информированный "сазан" (как, например, директор Елисеевского гастронома в Москве Соколов), то дело раскручивалось в рекордно короткие сроки (2-3 месяца) и, как правило, оканчивалось смертельным приговором. Тем "хозяйственникам", которые не имели поддержки "с воли", достаточно тяжело было переносить условия лишения свободы: слишком уж контрастировала утерянная жизнь с вновь обретенной. Удовлетворение возрастающих потребностей сменялось вынужденным ограничением потребностей даже самых необходимых, "умственный труд" сменялся "тяжким физическим", а всеобщее уважение, замешанное на зависти, равнодушием, а то и презрением окружающих сокамерников, солагерников. Драма часто оборачивалась трагедией.

НОВЫЙ КОНТИНГЕНТ

Нынче контингент пребывающих в местах лишения свободы конечно же изменился... Хулиганы сменились рядовыми бандитами и рэкетирами, "хозяйственники" - горе-бизнесменами. "Бытовиков" меньше не стало; все так же рубят топорами изменивших жен и нагрубивших собутыльников по всей матушке-России.

Крадут же у хозяев приватизированной экономики ничуть не меньше, чем у былого застойного государства. Конечно, у хозяина красть опасней он может обойтись и без милиции, своими силами, но... кто не рискует, тот не пьет...

Потому-то и переполнены сверх всякой нормы ИВС (КПЗ), СИЗО (тюрьмы), ИТК (зоны, лагеря) всех режимов. Меньше стало лишь бомжей, которые в былые годы сидели все поголовно, хоть и в разное время. Да они и сами садились отдохнуть от голодной и холодной жизни. Теперь бомжи если и сидят, то лишь за преступление, так сказать, в чистом виде: кража, грабеж, мошенничество, убийство и т.д. и т.п.

В тюрьме и зоне все заключенные делятся по "мастям" (об этом мы расскажем в одной из последующих глав). Но если пока обходиться без "мастей", то теоретически можно было бы разделить зековский народ на три основных типа:

1) "стремился" в тюрьму (вольно или невольно);

2) сел по "обстоятельствам";

3) невинно осужден.

В качестве иллюстрации в одной из глав мы расскажем о нескольких реальных лицах, отбывавших в разное время разные сроки наказания. А после этого вновь перейдем к подробному описанию путешествия из кабинета следователя прокуратуры к вратам "шлюза" зоны.

ПОЕЗДКА В АВТОЗАКЕ

Приемка этапа

Прием этапников из ИВС в автозак (и далее - в СИЗО (тюрьму) осуществляется конвоем внутренних войск. Начальник конвоя буквально осматривает передаваемых ему "граждан" на предмет побоев, ярко выраженных болезней (температуры и т.п.). Может и не принять кого-то, если неправильно оформлены документы, есть жалобы (отобрали вещи, не вызвали врача). Это не нравится работникам ИВС (КПЗ), им обязательно нужно разгрузить камеры, отправить в тюрьму всех, кому положено там быть. Впрочем, обычно договариваются все три заинтересованные стороны: работники ИВС возвращают, скажем, отобранные незаконно сигареты (или дают из своих запасов), гражданин зек берет назад претензии, а начальник конвоя дает "добро" на погрузку. Автозак - специальная машина-фургон, разгороженный внутри решетками плюс по бокам два т.н. "стакана" для одиночных заключенных, которых по той или иной причине нужно изолировать от общей массы. Иногда это просто женщины-зечки.

Как сельди в бочке

10-15 пассажиров в автозаке - достаточно просторно; но бывает, экономя бензин на ездках, набивают под сорок человек; ну, держитесь, сердечники, астматики и просто пожилые преступники!

Вперед в таком случае лучше не лезть (по возможности); последнему, у решетки, легче дышать. Были случаи: придавливали в жаркую погодку сердечников - во двор тюрьмы они мешками вываливались из автозака.

Иногда придавливают нарочно: какого-нибудь извращенца (особенно неумолима зековская братва, если преступление совершено в отношении ребенка). Часто менты сами помещают подобную сволочь не в отдельный "стакан", а в общую массу. "Задохнулся на этапе, сердце слабое, ничего не поделаешь". Тюрьма спишет, а суду работы меньше; или зоне забот...

Многие из подобных случаев легенды, обросшие красочными подробностями, но родились они из реальных фактов...

Раскачка

Фургоны некоторых автозаков делятся надвое перегородкой вдоль - едут две группы заключенных. Это делается для того, чтобы обезопасить конвой от раскачки автозака. Раскачка (с последующим переворотом и падением автозака) один из способов борьбы бесправного зека за свои малые права.

Овчарки

При погрузке в автозак используются служебные овчарки. Скажем, фургон уже полон, а остается еще человек десять. При помощи команды "Фас!", кулаков и прикладов "солдатиков" и эти десять вбиваются в плотную массу "пассажиров". Хорошо, если тюрьма находится в этом же городе: 20-30 минут езды в сдавленном состоянии выдержать все-таки можно. Но могут везти и далеко например, в областной центр из района, километров сто-двести.

Конвоиры

Многое зависит от начальника конвоя и от самого личного состава.

В застойные времена зеков-россиян частенько сопровождали "русофобы"-прибалты или жители среднеазиатских республик. Если с азиатами еще можно было договориться, то прибалты, особенно литовцы, просто свирепствовали. Один из таких "солдатиков" аргументировал свою ненависть так: "Рюский, сволотшь, отнял у меня свободную Литву!" При этом его не смущал комсомольский значок на собственной гимнастерке и присутствие среди этапников двоих "антисоветчиков".

Да и со "своими", русскими, договориться было тоже нелегко. Известная поговорка "вологодский конвой шутить не любит" часто получала реальное воплощение в виде битья прикладами в самые неожиданные места.

Но все же как бы ни было велико расстояние от ИВС (КПЗ) до ворот СИЗО (тюрьмы), это один из самых кратких периодов жизни подозреваемого, обвиняемого, подсудимого или уже осужденного гражданина. Часто главный путь от тюрьмы до зоны длится месяцами тряски в "столыпинском" вагоне например, по разнарядке из Питера в Амурскую область. Но это уже другая история, другая глава.

ТЮРЬМА

Прибытие автозака

Автозак остановился: послышалось лязганье сдвигаемых ворот так называемого "шлюза"; машина въезжает в "шлюз" закрываются первые ворота, и открываются еще одни. Автозак въезжает во двор тюрьмы. Все меняется: интонации голосов конвоя, лай овчарок, запахи. Если успеешь оглянуться вокруг, то увидишь иные цвета, иные камни. Конвоиры равнодушно-спокойны, однако в содружестве с тюремщиками могут "нагнать жути": напустить овчарку на кого-нибудь, наподдать прикладом по ребрам. Роптать бессмысленно: "нагнетание жути" испытанный элемент тюремной практики.

Боксы и транзитки

Из автозака заключенные переходят в боксы: начинается "сборка". Боксы -небольшие камеры площадью от 1 квадратного метра с узкой скамьей или выступом вдоль стены. В них помещаются заключенные перед этапом, перед вводом в камеру, во время вызова к следователю или адвокату и т.п. Именно на сборке, а точнее в боксах и в транзитных "хатах" (камерах) человек впервые сталкивается с законом и беззаконием (беспределом) тюремно-лагерного мира. В транзитках зековский народ проходит еще не сортированный ни по каким признакам, сплошными потоками - и затем исчезает в неизвестных направлениях. Сколачиваются временные группировки беспредельщиков, обирающие первоходочников и просто бессловесных зеков. В боксах случаются неожиданные встречи: вот прячет лицо "козел" с общего режима; вот жмется к стене перепуганный фуфлыжник, сломившийся с зоны от расплаты и расправы по карточным долгам; вот "стукачок" лагерный поглядывает по сторонам и тянется ближе к двери - узнает кто, так легче будет застучать, замолотить кулачками - помогите, мол, товарищи!

Впрочем, этот период жизни зека богат и положительными впечатлениями. Люди иногда сходятся мгновенно, взаимные симпатии за короткий срок перерастают в уважение и дружбу, зек по-братски поддерживает зека.

Никогда не забуду Валерика Зангиева, осетина из города Алагир, "подогревшего" меня десятью пачками сигарет, полотенцем и "марочками" (носовыми платками) перед разводом по постоянным "хатам". Наш ночной разговор ("базар") в транзитке питерских "Крестов" не просто скрасил существование, а дал мне лично длительный заряд бодрости и пополнил скудный запас сведений о тюремной жизни.



Сборка

Сборка - действие, мероприятие, аналогичное, скажем, одновременной записи данных новорожденного в роддоме и его регистрации в ЗАГСе. На "новорожденного" зека заводится дело; в специальную карту при нем заносятся его особые приметы, татуировки, шрам от аппендицита. Обязательно дактилоскопия (отпечатки пальцев), медосмотр.

От первичного медосмотра в СИЗО (тюрьме) может зависеть очень многое. Занесенная в медкарту болезнь, а тем более инвалидность помогут выхлопотать медпомощь, лекарства на долгом пути от тюрьмы до зоны, а в самой зоне получить соответствующую работу. Впрочем, раньше практиковалось снижение 1-й группы инвалидности до 2-й, 2-й до третьей, а 3-й - до "возможности легкого труда".

Абсолютными льготами по инвалидности пользуются лишь явно увечные безногие, слепые, безрукие или находящиеся в двух шагах от "гробового входа". Но иногда и у одноногих и одноруких отбирают деревянную ногу или протез - до этапа на зону, по усмотрению врачей. Полностью безногого носят на руках сами зеки - был и такой случай, старичок на тележке подъехал к супружнице и зарубил ее топором, получил 9 лет... А в тюрьме какая тележка? Раскатывать негде....

Шмон в тюрьме

Шмон в тюрьме резко отличается от поверхностного капэзэшного шмона. Из подошв обуви выдергивают супинатор (железную пластину, пригодную для изготовления заточки), заставляют присесть раздетого догола зека, раздвинуть ягодицы; ощупывается досконально вся одежда.

Существует множество способов проноса денег и запрещенных предметов в тюрьму и зону, они достаточно подробно описаны в детективно-тюремной беллетристике. К тому же еще до тюремных ворот многие из этих способов становятся известны первоходочникам от бывалых людей. Как мы уже говорили, отбираются в основном предметы, могущие послужить орудием самоубийства и убийства. Впрочем, если и не хочется ни кончать с собственной жизнью, ни прерывать чужую, то все-таки запрещенный предмет "мойка" (лезвие), гвоздь или катушка ниток дают ощущение некоей победы над тюрьмой, дают чувство свободы и независимости...

В свое время я ухитрился довезти от КПЗ и пронести в зону ни разу не пригодившуюся мне половинку ножовочного полотна; всякий раз прохождение шмона с полотном оборачивалось неделей хорошего настроения.

Стрижка

Парикмахер превращает гражданина в тюремного зека: борода, часто усы, вообще волосы состригаются, бреются. До суда по закону стричь наголо нельзя, но в тюрьме стрижка обычно аргументируется вшивостью, чесоткой и т.п. Между прочим, стриженный наголо подсудимый вызывает у судьи и "кивал" (народных заседателей) вполне закономерные ощущения. Лысая голова может обернуться лишним годом срока.

Фото

Фотограф увековечивает "нового человека" для тюремного дела и всевозможных регистрационных карт. В тюрьме все иное, особое так и эти фотоизображения в фас и в профиль (необязательно даже быть лысым) превращают симпатичное лицо в преступный образ: меловые щеки полупокойника, остекленевшие глаза... Это касается не только фото на входе в тюрьму фото для справки об освобождении точно такое же.

Баня, прожарка

Перед раскидкой по постоянным "хатам" (камерам) все зеки в обязательном порядке проходят две санитарные процедуры: баню и т.н. "прожарку". Зеков отправляют в баню, о которой мало что можно сказать; в некоторых тюрьмах это заведение вполне сравнимо с подобными заведениями на воле, в других напоминают помывочный пункт эпохи военного коммунизма (кусочек мыла величиной с мизинец и никаких мочалок).

Вещи едут на крючках в дезинфекционную прожарочную камеру (от вшей и т.п.). Вместе с вшами (если таковые имеются) гибнут также пластмассовые пуговицы, синтетические волокна; одежда приобретает изрядно помятый облик. Можно, конечно, договориться с зекомобслугой: кто откажется от пачушки сигарет? И одежда останется целой. Но опять же и вши не пострадают...

Постельные принадлежности

Перед самым входом в "хату" государство выдает своему гражданину казенные атрибуты: постельное белье (две простыни, одеяло, наволочку), матрас, полотенце, иногда, зимой, нижнее белье (солдатские кальсоны с завязками внизу и нижняя рубаха, майка, трусы. Кальсоны эти мало кто носит, но зато они хорошо горят, доводя до кипения чифир в казенной алюминиевой кружке. Одеяло превращается в теплую безрукавочку; из простыни можно нарезать полосы для запуска "коня" в "хату" ниже этажом. Вычтут, конечно, за порчу какие-то деньги, но это когда будет! А польза - вот она, сей час!

Вход в камеру

Наконец по три-четыре человека ведут пупкари (надзиратели) по мрачным коридорам тюрьмы, передают коридорным дежурным. Звякают засовы, скрипят замки, открывается тяжелая дверь, покрытая стальным листом, вы протискиваетесь, с трудом удерживая матрас и мешок, в камеру; пупкарь подталкивает, энергично запирает дверь и на вас устремляется десяток пар глаз тех, с кем вам отныне придется делить тяготы и скромные радости тюремной жизни.

Можно лишь посмеяться, вспомнив "входы в хату" из советских и нынешних кинофильмов. Ангельских лиц, конечно, не увидишь в настоящей тюрьме, но и рожи вроде Доцента из "Джентльменов удачи" - большая редкость.

Сейчас во многих тюрьмах разрешены телевизоры. Если "хата" большая (в Бутырке, например), то телевизор не помеха. Но трудно представить "ящик" в маломерной и переполненной "хате" питерских "Крестов". (На тюремной "фене" (жаргоне) "телевизор" шкафчик настенный без дверок, с полками, на которые кладутся пайки, кружки и все остальное, аналогичное.)

Встреча новенького нынче происходит коегде абсолютно равнодушно, без всякого интереса. По свидетельству очевидца на его появление в "хате" никто даже не повернул головы, настолько "граждане" были увлечены просмотром очередного "сеанса" аэробики или шейпинга. (Кстати, "сеанс" потюремному изображение женщины в обнаженном или полуобнаженном виде, эротика, порнография. Раньше это были открытки, рисунки, теперь же "сеанс" можно раскавычивать слово обрело буквальное воплощение.)

Встречают поразному, входят тоже... Кто как в дом родной, а кто как будто падая в некую бездну, со страхом и неведением.

"Хата" (камера)

Разные тюрьмы, разные "хаты". Тюремный закон один для всех. Имею в виду не писанные на бумаге инструкции МВД и статьи Кодекса, а десятилетиями вырабатываемый негласный закон, или, как еще говорят, "понятия". Именно "понятия" (а они как бы шире закона) определяют основные принципы сосуществования огромного числа зеков России в тюрьмах и зонах.

Знакомство с "понятиями" (или отсутствием таковых) начинается с тюремной камеры (хаты).

Многие "первоходочники", особенно малолетки, уверены, что право сильного, практикуемое на улице (дискотеки, тусовки), и есть основа тюремного закона. Результатом этого заблуждения является, например, так называемая "прописка", распространенная в "хатах" общего режима и у малолеток.

Подлянка

В некоторых следственных изоляторах (СИЗО) существуют процедуры встречи и испытаний несовершеннолетних правонарушителей, прибывших в камеру.

Чтобы определить, что представляет собой прибывший в камеру новичок, бывалые молодые арестанты разработали систему испытаний, с помощью которой устанавливают, знает ли он обычаи, поступки, правила поведения в определенных ситуациях камерной жизни.

Эти обычаи и правила, знание которых свидетельствует о близости человека к преступной среде, называются "подлянкой". Если новичок их знает, то это говорит о том, что он сознательно шел на преступление и готовил себя к тому, что окажется в ИТУ, а значит, с ним нужно держаться как с равным. Если новичок не знает подлянки, он может подвергнуться унижениям.

Изучение прибывшего в камеру начинается с расспросов о его биографии. Кто его родители, с кем дружил. Есть ли у него кличка. Кличка сама по себе создает определенное положительное отношение к нему. Если нет клички, то применяется обычай "кидать на решку", то есть кричать в окно:

"Тюрьма, дай кликуху!" Если новичок соглашается на эти процедуры, всем становится ясно, что он неопытный человек, и ему дается кличка, как правило, презрительная. Это первый шаг к подавлению и даже травле неопытного человека.

Следующим приемом проверки является реагирование, например, на брошенное полотенце, одежду и т.п. Если пришедший обладает познаниями в подлянке, то он должен не только не поднять этот предмет, но и наступить на него и вытереть ноги. Осведомленный о сущности подлянки не поднимет упавшее мыло во время туалета. Иногда при передаче мыла новичку подлянщик специально роняет его. Если новичок поднял его, то этим самым "поклонился" (покорился). Правило такое: "Не я ронял, не я должен поднимать".

Затем наступает следующий этап проверки такого новичка под видом различных игр, как правило сопряженных с физическим воздействием. Применяется игра в "Хитрого соседа". Суть ее заключается в том, что ему завязывают глаза, предупредив, что кто-то из двоих сокамерников будет бить его книгой по голове до тех пор, пока он не угадает бьющего. Однако удары наносят не двое, а сам распорядитель. Естественно, что не знающий этого подросток никогда не угадает ударяющего и "игра" может перерасти в избиение. Знающий этот обычай угадает с первого раза и будет избавлен от истязания.

Не менее жестокой является игра "Посчитать звезды". Новичку завязывают глаза, ставят на табурет, затем выбивают табурет изпод ног и спрашивают, сколько звезд он увидел при падении. В соответствии с названной цифрой он получает количество "морковок", т.е. ударов мокрым полотенцем, свернутым в жгут. Знающий еще до игры заявляет, что никаких звезд он не увидит, и освобождается от проверки.

Аналогичное назначение имеют и другие игры: "Солнышко", "Самосвал", "Лихой шофер", "Велосипед" и т.д.

После названных испытаний, если новичок не выдержал их, он зачисляется в разряд "чуханов".

Такому подростку под угрозой расправы предлагается на выбор либо чистить парашу, либо съесть кусок мыла. Если соглашается на первое предложение, его зачисляют в разряд "помоек", "ложкомоек". Во втором случае он становится "чушкарем".

В подлянке существует обычаи, с помощью которых лидеры обирают подростков. Так, намереваясь попросить новичка подать чтолибо из ящика для продуктов, более опытный сокамерник кладет там, например, сахар так, чтобы он при открывании дверцы упал и таким образом "опоганился". Взамен "опоганенного" сахара он требует возмещения в многократном размере.

"Прописка"

Ни вопросы, ни загадки не требуют большого ума и сообразительности. На стене изображен тигр: "новенькому" предлагают подраться с ним, и он сбивает о стену кулаки до крови под насмешки сокамерников. (А всегото навсего надо было сказать: "Пусть он первый ударит").

Могут спросить: кем хочешь быть, летчиком или шахтером? Если шахтером, то должен пролезть по полу под всеми шконками (После этого к тебе и относиться будут соответственно: под шконками спят "чушки", "петухи" и прочие "низкие" масти). Летчиком? Полезай наверх и прыгай вниз головой на шахматную доску с ферзем в центре. Конечно, удариться лбом о ферзя не дадут, поймают, но кто из новеньких знает об этом?

"Прописка" хоть и груба, примитивна, но, конечно, скрашивает однообразное течение тюремной жизни. Беда в том, что она часто превращается в беспредел. Шуточная жестокость оборачивается жестокостью настоящей; нарушаются "понятия"; страдают в общемто без вины виноватые...

На "прописку" есть и ограничения: она не делается зекам старшего возраста (примерно от тридцати лет), больным и т.д. Впрочем, нынче это "мероприятие" становится редким явлением в тюрьмах. "Прописки" и раньшето не было в "хороших", "путевых", "правильных хатах"; здесь тоже развлекались, но преобладали в общемто безобидные приколы.

"Правильная хата"

В такой "хате" живут по "понятиям". С тобой поздороваются, но не станут расспрашивать о перипетиях дела, а объяснят элементарные правила камерного распорядка (они во всех тюрьмах одинаковы в общих чертах, различаются лишь в мелочах).

Скажем, в "хатах" одной из тюрем "телевизоры" (шкафчики) были с шторками, поэтому садиться на "парашу" (унитаз) при открытых шторках было нельзя. Хотя во многих тюрьмах эти "телевизоры" вообще без шторок.

Правила жизни в "хате" вполне соответствуют обычным правилам общежития на воле. Во время еды других не садись на унитаз; мой руки перед едой, не садись за стол в верхней одежде. Не свисти. Не плюй на пол. Аккуратно ешь хлеб, не роняй его, как и ложку ("весло"), кружку, шлюмку (тарелку).

Никто никому не прислуживает, никто никому ничего не должен. Камеру убирают все, в порядке очереди.

Чем строже режим, тем меньше мата. Не потому, что зеки, так сказать, "исправляются", перевоспитываются: меньше мата меньше риска быть неправильно понятым. Вставленное в речь "для связки" известное слово "бля" может быть истолковано собеседником как оскорбление, имеющее прямой адрес. И уж тем более нельзя никого посылать на..., это тягчайшее из оскорблений. Поэтому, скажем, рецидивисты, отбывающие срок на особом режиме, почти не используют нецензурных выражений и беседуют в основном тихими и ровными голосами, никому не мешая и не вызывая отрицательных эмоций.

Первоходочники, конечно, злоупотребляют остатками "вольной лексики". Поэтому спорные ситуации часто разрешаются с помощью кулаков. Желательно, чтобы эти ситуации вообще не возникали, поэтому лучше всего первое время присматриваться к поведению тех, кто, хотя бы на прикидку, ведет себя по "понятиям".

С каким бы чувством вы ни переступали порог тюремной камеры (хаты) это теперь ваш дом. А дом нужно обживать и благоустраивать. Нужно учиться "маленьким хитростям" тюремного быта и ни в коем случае не считать тюрьму "транзитом" собственной жизни. Если ваш срок три, четыре, пять лет (ведь не пятнадцать!), то все равно это весьма приличный отрезок жизни: вот тутто к месту знаменитый афоризм Н. Островского, вернее, его часть: "...и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно" (конец цитаты).

УСТРОЙСТВО ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ЖИЗНИ

Настоящий зек стремится благоустроить свою жизнь с первых дней пребывания в неволе в тюрьме. Кто-то наклеивает на стену возле шконки портрет эстрадной дивы ("сеанс"), другой кроит какието, казалось, бессмысленные занавесочки; третий утепляет одеяло кусками старого пальто и т. д. и т. п. Все аккуратно разложено, никакого беспорядка в камере, никакой, по возможности, грязи. Никто не ставит ботинки под изголовье и не кладет носки под подушку...

В мире животных

Большое место в жизни зека занимает борьба с насекомыми, которых в тюрьме представляют в основном клопы и тараканы. С клопами борются огнем и водой: выжигают, поливают кипятком и т. д., но ненадолго отступив, кровососы переходят в контрнаступление еще большими силами: десантируются на людей с потолка, нападают маневренными группами по 8-10 клопов сразу. На место погибших "бойцов" тут же встают новые.

Иногда зековский коллектив не выдерживает в прямом смысле кровопролитной битвы и призывает на помощь химические войска в виде зека из хозобслуги, с резервуаром хлорофоса. Вместе с клопами под удар попадают и зеки, которых заталкивают в камеру через час после дезинфекции...

С тараканами бороться бесполезно, если они есть. В "Крестах", например, распространены тараканы большие и черные: настолько большие, что когда они грызут завалявшийся сухарик, то слышен зловещий хруст. Эти гиганты в общем безобидны; в некоторых "хатах" им давали имена: Аркаша, Бим, Мандела, Хачик и др.

Вши в тюрьме редкость; вшивого тут же выгоняют в прожарку вместе с матрасом сами зеки.

Мыши чаше всего забава, если, конечно, нет среди сокамерников чересчур рьяного мышененавистника... Крысы такая же редкость, как и вши, а другой живности нет вовсе.

Досуг (поделки, приспособления)

Времени на досуг много оно все твое. Заняться нечем: азартные игры удовольствие не для всех, книги тоже. Многие мастерят из подручных материалов всевозможный ширпотреб: авторучки из носочных синтетических ниток, шахматные и иные фигурки из хлебного мякиша, окрашенного табачным пеплом, крестики из расплавленного полиэтилена.

Художники расписывают "марочки" (носовые платки): кому парусные корабли, кому портреты любимых, кому КингКонг, трахающий красавицу...

Можно сшить тапочки или утеплитель на поясницу из одеяла; можно... Впрочем, нынешняя "демократизация" коснулась и тюрем: в некоторых СИЗО гонят самогон, заквашивая плесневеющий хлеб в полиэтиленовых кульках. Во многих камерах есть телевизоры, они и скрашивают существование футболом, боевиками и навязчивой эротикой музыкальных клипов. Нетрудно, впрочем, догадаться, что бывает, когда один хочет "ловить сеанс" на просмотре Ким Бессинджер и Микки Рурка, а другой охоч жо футбола... Хорошо, если криком да оплеухами заканчивается дискуссия, бывает и хуже.

Книги и газеты

Книги в тюрьме есть.

Некоторые даже читают их: в основном это отечественная и зарубежная классика без многих страниц, использованных на самокрутки и на изготовление игральных карт. Иногда удается сговориться с библиотекаремразносчиком, он может исполнить заказ на определенную литературу: ведь о тюремных и лагерных библиотеках ходят легенды. В 1985 г. я видел в лагерной библиотеке полное собрание сочинений Станиславского, брал для прочтения "Бесы", сборник статей Ролана Барта по лингвистике, Леви-Стросса; романы "На ножах" и "Взбаламученное море" Писемского... Попробуй, найди в те годы в штатной городской библиотеке... изъятый из фондов роман Г. Владимова "Три минуты молчания".

Можно выписать газеты и журналы. Раньше выписывали больше, теперь меньше: не та цена. Возможностей скрасить тюремно-лагерную жизнь много, везде они разные. Меняются времена, меняются нравы избитая, но верная сентенция. Многое зависит и от администрации, которая или ужесточает систему запретов, или дает какието поблажки. Делается это чаще всего произвольно, ибо никак не может повлиять на т.н. "дисциплину" и общий порядок жизни.

ОБЩЕНИЕ С ПЕРСОНАЛОМ

Помощнички

К "персоналу" тюрьмы относятся все, кто носит форму внутренних войск (надзиратели, корпусные старшины, оперативники"кумовья", врачи и медсестры), а также зеки хозобслуги (баландеры пищеблока, разновидные шныри-уборщики, электрики и санитары, сантехники, банщики, парикмахеры и фотографы).

Для зеков хозобслуги существуют все льготы "козлов" зоны, однако всегда есть опасность нарушений, за которые могут отправить в зону это этап, боксы, "столыпинский" вагончик, пересыльные тюрьмы и опасность быть узнанным и в лучшем случае покалеченным.

Зеков, оставленных отбывать срок в СИЗО, конечно, хорошо кормят за счет остальной братвы, томящейся в душных камерах. Раздача пищи развратит любого: один баландер раздавал сахар, соорудив второе дно в ковшике и уменьшив пайку на треть; другой привязал к черпаку большую недоваренную рыбу, и всякий, кто видел эту рыбу через "кормушку", думал, что она попадет ему в шлюмку (миску). Однако рыба сваливалась вниз и висела на веревочке. "Эх, думал зек, не попала, гадина..." За такие фокусы с едой, конечно, могут жестоко наказать. Но и баландер в безвыходном положении: ведь сахар выдает другой, более упитанный "козел", и сахару этого не хватит на всех, если придерживаться нормы... И себе надо прибавочку сделать. И рыбку съесть...

Наказать могут мгновенно: выплеснут в лицо горячую кашу, а затянут в "кормушку" глаз выбьют или надругаются самым похабным образом.

Через баландеров, однако, передают малявы (записки) в другие "хаты". Движимый подсознательным страхом раздатчик пищи иногда доносит маляву по назначению, но чаще в оперчасть. Исключение составляют, может быть, лишь авторитетные отправители и адресаты, могущие согнать баландера с "жирного" места, нажав на неведомую блатпедаль... Иных моментов соприкосновения с этой частью персонала у правильного зека нет. Ну, баня, фото, прожарка...

Начальнички

Персонал в форме намного ближе к зеку. В тюрьме строгих правил пупкарь (надзиратель) заглядывает в камеру через глазок довольно часто. Если что-то показалось подозрительным открывает "кормушку" и смотрит через нее. Если происходит что-то из ряда вон выходящее зовет подмогу и с ней входит в камеру.

Начинается шмон (обыск) незапланированное мероприятие, нарушающее жизнь зеков самым бессовестным образом. Отнимаются в первую очередь самодельные карты, всяческие поделочки и острорежущие и колющие предметы. В зависимости от настроения пупкарь может засветить кому-нибудь подвернувшемуся под руку деревянным молотком по ребрам. Таким молотком проверяют "решку" (решетку) как звенит? нет ли надпила? и "кабуру" (стену) нет ли подкопа?

Однако тот же самый пупкарь за определенную сумму принесет в камеру все, что угодно: чай, водку, сигареты. Или на самых выгодных для себя условиях обменяет вышеуказанное на хорошие вещи. Скажем, новорусский красный "лепень" (пиджак) ушел бы, наверное, пачек за 5 индийского чая... Ну ладно, за 10... А кожаная "бандитка" за литр суррогатной водки в грелке... "Рыжье" (золотые изделия) ценится выше, но предлагать его опасно: могут провернуть шмон и "отмести" товар без отдачи.

Многое в жизни зека зависит от пупкаря. (На юге их называют почему-то "цириками".) Пупкарь ведет зека на прогулку, к врачу; в его власти вовремя оказанная медпомощь, пусть она и примитивна. Он может передать если и не маляву (хотя и такое возможно), то хотя бы сообщение родным: жив, мол, здоров, передайте курево и побольше сала. Пупкарь принимает жалобы и заявления, первым реагирует на объявленную голодовку или вскрытые вены, иногда просто беседует на различные темы с кемнибудь из зеков. "Уболтать" его как мента из КПЗ довольно сложно: в тюрьме служат люди опытные. Они в общем-то "сидят", но бессрочно. Попадаются легендарные личности вроде прапорщика по кличке Маргарин в Каширской тюрьме, которого помнят до сих пор многие поколения зеков.

ЗДРАВСТВУЙТЕ, МАМА...

Довожу до вашего сведения...

Милиции не обойтись без сексотов, стукачей, топтунов, тихарей всевозможных агентов, доносчиков, провокаторов. Знакомство с этой частью мира тюрьмы и зоны у новоявленного зека начинается иногда уже в КПЗ. Возможно, в каких-то камерах ставят (и ставили) подслушивающие устройства, но, видимо, чтобы получить важную информацию, нужно еще и разговорить жертву "стука". А для этого требуется свойский бывалый "паренек", желательно прилично татуированный и умеющий славно "ботать по фене". Именно на такого напоролся один мой знакомый, и не в КПЗ, не в тюремной камере, а в коридорчике прокуратуры, куда явился на допрос. Следователь сказал: обождать... Тут же уныло отсиживался на стуле синий от татуировок, видавший Крым и Рым дядя, подначивший наивного моего товарища на разговор. Сам "дядя" вел этот разговор в основном через "век свободы не видать" и "бля буду" и популярно и авторитетно разъяснил, что нужно делать, чтобы не сесть. Проговорили они битый час, после чего "дядя" зашел к следователю (по очереди, братан!). Вскоре "дядя" вышел из кабинета и исчез, а приятель из того же кабинета отправился в КПЗ и на долгие пять лет в зону усиленного режима. Так закончилась его встреча с так называемой "вольной наседкой".

"Наседки" - непременный элемент той части тюрьмы, где обитают подследственные. Они "работают" в четком взаимодействии с милицией, прокуратурой и тюремной администрацией. Они вызывают на разговор, втираются в доверие к "объекту" и выуживают из него сведения для дознавателей. Это может быть информация о местонахождении краденых вещей, "подельников", оружия да чего угодно! Судьба их, в случае разоблачения, незавидна: хорошо, если просто надругаются, не станут ломать ноги, руки, позвоночник; душить полотенцем. Если "наседка" успеет выломиться с хаты, застучит руками и ногами в железную дверь, то ее спасут контролеры: переведут в безопасное место: в санчасть, в другую камеру... На "наседку" есть свои ловцы-специалисты, которые, к примеру, по внешнему виду экскрементов могут определить - что недавно ел этот паренек, вызванный якобы к врачу или адвокату.

Само понятие "стукач" долгое время ассоциировалось у нас в основном с "политикой"; в основном это было стукачество примитивное: кто-то что-то где-то сказал о комто или о чемто; написал нечто выходящее за рамки идеологии... сообщить об этом в "органы" мог вполне обычный, но чересчур бдительный гражданин. Но, видимо, существовали (и существуют) не просто "стукачи", а профессиональные сексоты. В котельной, где я работал, местная милиция сжигала как-то раз ненужную документацию: в этой куче бумаг много было чего интересного. На глаза мне попалась карточка на выбывшего (умершего) сексота - вполне официальный документ. Особенно удивила графа "В какой преступной среде может работать (ненужное зачеркнуть). И далее следовало: "молодежь, наркоманы, таксисты". К карточке были приколоты корешки расходных ордеров, все почему-то на 30 иудиных рублей-сребренников...

Зоновские стукачи делятся на должностных и подневольных. Завхоз отряда, шнырь, нарядчик и другие, подобные им, должны докладывать администрации (начальнику отряда, оперу) о происходящем. Поэтому никому и в голову не придет вести опасные разговоры в их присутствии. Куда опаснее стукачи из "своих", попавшие в эту "струю" под угрозами "кумовьев" (оперчасти), запуганные, буквально зомбированные своим страхом. Они могут делить с тобой кусок хлеба, пить чифир, беседовать на жизненные темы и тут же сдавать "с потрохами" всю подноготную. Помнится, какой-то доброхот подслушал мой разговор с приятелем: тема была сугубо церковная нынче безобидная. А тогда, в 1985 году, "Куму" церковная тема не понравилась, и он провоцировал нас с приятелем на откровенную грубость. Кто конкретно "стукнул" я так и не узнал. Отделался лишением "ларька". А приятель лишением краткосрочного свидания...

Расправа со "стукачом" в зоне такая же, как и в тюрьме. Если повезет могут расколоть на голове табурет или сделать "Гагарина": затолкать в тумбочку и сбросить со второго или третьего этажа. Еще безобидней групповое надругательство и опущение до разряда "петухов".

В общем, "стукаческий" хлеб тяжел и горек, и участь их незавидна. Редкий из них доживает до мемуарного возраста.

А распознать "стукача" проще простого. Сидит он, например, как будто письмо пишет. Бормочет: "Здравствуй, мама!.." А загляни через плечо "Довожу до вашего сведения..."

А если серьезно избегайте, особенно в тюрьме, опасных разговоров, касающихся вашего "дела". По тюремно-лагерным "понятиям", никто не имеет права расспрашивать вас о перипетиях дела, если вы под следствием; да и в зоне это не принято, равно как и вопросы о статье: мол, за что? где? как? Кому надо, узнает все сам, без вашей помощи.

ОБЩЕНИЕ С ТЮРЬМОЙ

Иногда вновь прибывшему предлагают взять "погонялово" (кличку) крикнуть с решки: "Тюрьма, дай кличку!" И тюрьма откликается: одни отвечают серьезно ("Косой!" "Сизый!" "Чума!"), другие хохмят, предлагая клички типа "Петушок", "Козлик", "Полкан" и т.д. и т.п. За это и сами облаиваются другими "хатами". Так забавляются первоходочники и малолетки.

Общение с соседней камерой везде осуществляется поразному. Можно откачать в унитазе воду и общаться как по телефону, а то и передавать всякую всячину: курево, "малявы" и т.д. В одной из камер "Крестов" ухитрились разобрать кладку в вентиляционном отверстии и даже обменивались рукопожатиями. Можно склеить из газеты трубу и запускать стрелу с ниткой на решку противоположного корпуса (видел спецов: выдували стрелу очень далеко и очень точно). Менее распространено перестукивание, хотя это самый надежный способ.

Тридцать букв алфавита без "е" и мягкого и твердого знаков помещаются в такой таблице:

1 2 3 4 5 6

А Е л Р Х ы

Б Ж м С Ц э

В 3 н Т Ч ю

Г И о у Ш я

д К п ф Щ

один удар пауза три удара пауза два...

К примеру, буква "Д" пять ударов; буква "М" удара. И так далее...

В некоторых старых тюрьмах ухитрялись разбирать потолочные перекрытия и проникали в камеры ниже этажом, как в романе "Граф Монте-Кристо". Из тюрьмы в тюрьму ходят легенды о таких проникновениях в женские камеры:

"Эх, братва! Что там было!" В таких легендах есть доля правды, на пустом месте ничего не рождается...

С женщинами можно пообщаться заочно, покричать им, они ответят, могут даже спеть что-нибудь радостное или печальное. В Выборгской тюрьме из мужского отделения бани пробурили отверстие в женское и видели в него да что, собственно, такого можно увидеть сквозь метровую толщу и дырку два сантиметра в диаметре?!!

В той же тюрьме запуливали малявы на улицу, переговаривались с подружками, приехавшими поддержать дорогого человека.

Сейчас, говорят, в некоторых тюрьмах за определенную мзду пупкарь может сводить зека в другую "хату" пообщаться с "кентом" (другом). Да и к женщинам, наверное, водят... Главное, живым оттуда прийти.

ФОРМЫ БОРЬБЫ ЗЕКА ЗА СВОИ ПРАВА

Зек имеет право жаловаться.

Впрочем, в недавние еще времена на жалобы почти не обращали внимания. Зек требовал прокурора по надзору, а оперчасть присылала тюремного "пожарника": он выслушивал претензии и обещал наказать виновных, что-то разрешить и т.п. Однако грамотные жалобы иногда имели действие.

Один мой знакомый в ответ на сорванный крест написал четыре бумаги:Горбачеву, Патриарху Московскому и всея Руси, Генеральному прокурору и почему-то Валентине Терешковой. Жалобы никуда не отослали, конечно, но крест вернули, хотя за сутки до этого начальник оперчасти обещал из жалобщика сделать "католика": "Подвешу к трубе: ты у меня, рожа, без почек останешься!" Сейчас, слава Богу, кресты не срывают...

Грамотная жалоба тоже не аргумент - на кого нарвешься. Один опер боится грамотных, другой - ненавидит.

Что-либо просить у администрации чаще всего бесполезно. То, что тебе положено на законных основаниях, они сами дадут, а исключение из правил делать не будут, даже если это допускается законом и инструкциями МВД.

Можно объявить голодовку. Однако согласно "понятиям", ее нужно довести до конца. Так же как и в остальном: пригрозил исполни, достал нож бей. Жестоко, может быть, но иначе нельзя. Потому что снятая безрезультатная голодовка дает администрации повод не реагировать на подобные протесты других зеков.

Некоторые зеки вскрывают вены: на эти штуки менты перестали реагировать уже давно. Более впечатляет вскрытие брюшной полости и вываливание собственных кишок в алюминиевую шлемку перед изумленным и испуганным пупкарем. Но это для серьезных людей. К тому же существует точный способ исполнения этого действа, не все с ним знакомы. Это не харакири, не ножичком специальным делается, а заточенным "веслом" (ложкой)...

Глотают и эти самые "весла", а в зоне - сварочные электроды.

Сейчас в тюрьмах участились бунты, но ничего хорошего они зекам не сулят. Временные послабления, временные нормы питания. Месяц прошел - все возвращается на круги своя. Однако нельзя отрицать право зека на протест в любой форме: бывают исключительные обстоятельства, когда только бунт способен изменить тяжелое положение большинства.

Подавляются бунты, как в тюрьме, так и в зоне, жестоко. Под мясорубку карательных мер попадают все без исключения: одних убивают, других сажают, третьих избивают до частичной потери здоровья.

Есть еще один способ борьбы: забастовка. Но в условиях зоны этот способ легко провоцируется администрацией в бунт: у оперчасти всегда найдутся помощники-провокаторы, да и весьма велика возможность нервного срыва практически у любого зека...

При любой форме протеста, если руководствоваться тюремно-лагерными "понятиями", необходимо стоять до конца. Сломленная натура теряет уважение. А потеря уважения увеличивает тяготы тюремной (и зоновской) жизни вплоть до невыносимых...

ФОРМЫ БОРЬБЫ АДМИНИСТРАЦИИ С ЗЕКОМ, ОТСТАИВАЮЩИМ СВОИ ПРАВА

Если говорить о зоне и тюрьме как о модели свободного общества, в которой концентрируются все пороки и положительные стороны, то легко можно предугадать любые изменения как в инструкциях МВД, так и во внутреннем смысле "понятий". Демократизация, либерализация с одной стороны; беспредел с другой; также и наоборот...

Основные формы подавления в тюрьме и в зоне карцер, пониженное питание, лишение передач и свиданий, физическое насилие, унижения различных видов, вплоть до угрозы перевода (в тюрьме) в "петушиную хату". Да и в некоторых зонах практикуются такие методы.

Нет ничего страшнее "прессхаты". Это специальная камера, в которой отсиживаются приговоренные (по тюремному закону) зеки: стукачи, фуфлыжники, крысятники и просто отмороженные мордовороты, возжелавшие вкусить возможных благ и боящиеся зоны как огня... Тут вытаптывают из "почтальона" воровскую маляву, денежный грев, выбивают показания или местонахождение денег из особо упрямых подследственных. Сплошь и рядом существование "прессхат" отрицается, но и подтверждается многочисленными свидетельствами прошедших этот ад земной. Вот что происходило в одной из "крытых" (истинных тюрем), по свидетельству очевидца:

"...Людей с этапа, подозреваемых в том, что они провозили деньги или иные ценности, кидали "под загрузку" после распределения в какую-либо из "пресскамер", где их избивали до полусмерти, забирали все вещи, которые были при них, и все более-менее ценное. Деньги обычно провозили в желудке: их запаивали в целлофановые гильзы и глотали. В "пресскамерах" об этом знали. Людей, которых закидывали с этапа, "лохмачи" привязывали к батарее, заставляли оправляться под контролем и держали до тех пор, пока не убеждались, что все деньги вышли. Золотые зубы или коронки вырывали изо рта или выбивали. Все награбленное "лохмачи" оставляли себе, а избитого и ограбленного заключенного... передавали надзирателям. Золото, деньги и другие ценности передавали оперу, закрепленному за данным корпусом. Этот опер снабжал "лохмачей" чаем и куревом. Утаить что-либо от опера "лохмачи" не могли, ибо "опер" ("кум") периодически вызывал каждого в отдельности на беседу и узнавал все..." ("Завтра", N 4, 1997, "Путь к свету", В. Податев.)

Возможно существование и т.н. "подпрессовывающих" камер, где создается, с целью воздействия на упрямца, невыносимая обстановка с все нарастающим давлением. Это потоньше, чем прямое выбивание, но тоже действует...

Карцер - пониженное питание, холод (или жара), сырость и туберкулез в перспективе. И надзиратели в карцерах особые: некоторые поливают пол водой, другие - самого зека... Лучше не попадать в карцер или в ШИЗО (в зоне); впрочем, лучше вообще не садиться в тюрьму.

Однако, если попал приходится терпеть, ибо по-простому сократить какие-либо сроки представляется невозможным. Шконка в карцерах закрывается в стену и на замок до 23 часов (как и на армейской гауптвахте), лежать нельзя, сидеть сложно... Чтобы зеки не особенно рассиживались в дневное время, в одной южной тюрьме пол в карцере сделали так называемой "шубой": такому проведению досуга позавидовали бы матерые йоги... На южных зонах морят в ШИЗО жарой, а на севере холодом.

В сравнении с карцером и ШИЗО, ПКТ и "пресскамерой" всевозможные "лишения" кажутся со стороны детскими наказаниями. Однако когда человека, отсидевшего половину срока (5-7 лет), неожиданно лишали первой же положенной посылки, это было для него тяжелейшим ударом даже более моральным, чем материальным...

Среднее звено администрации (пупкари, рядовые "кумовья", прапорщики) чувствует себя в местах лишения свободы вершителем судеб их "непогрешимость" и Папе Римскому даст сто очков вперед.

Один мой знакомый угодил в карцер только по той причине, что был из города С. А именно в этом городе получил по морде начальник оперчасти во время летнего отпуска. Другого отправили по этапу в город В., на Дальний Восток, только потому, что фамилия его совпадала с названием города: "кум" пошутил и бедолага трясся в "столыпинском" вагоне долгих три месяца, прошел Крым и Рым многих пересылок, в том числе и беспредельную Новосибирскую...

Противостоять беспределу "администрации" можно лишь с помощью полного спокойствия во всем, при любом проявлении протеста: будь это законные жалобы и заявления или "незаконные" глотания электродов. Тут зеку ничего не потребно, кроме собственной воли, хотя с Божьей помощью лучше обойтись без насилия над своими внутренними органами и больше давить на внутренние органы "системы".

Несомненно, что "Система" та же, что и десять пятнадцать лет назад. А двадцать лет назад начальник оперчасти одной из зон с гордой злобой говорил автору: "Я сталинский сокол!"

РАЗДЕЛЕНИЕ: КАСТЫ, МАСТИ, РАЗРЯДЫ

В местах лишения свободы заключенные делятся на несколько довольно замкнутых групп. Это блатные, мужики, козлы и неприкасаемые, парии тюрьмы и зоны петухи (гребни, пивни, шкварные, опущенные, обиженные), пернатые, кочеты и т.д. и т.п. Рассмотрим сначала весьма длинную историю происхождения этих каст.

"Мужики"

Это самая многочисленная лагерная прослойка. "Мужиками" живут в зоне и тюрьме как случайные люди ("бытовики"), так и преступники-профессионалы, не примкнувшие ни на воле, ни за решеткой к какой-либо преступной группировке.

"Мужики" тянут срок, вкалывая до седьмого пота, но при случае не упустят возможности обхитрить начальство с его невыполнимым планом и бригадира с его приписками ("туфтой").

Еще совсем недавно зоны с промпроизводством выдавали "нагора" всевозможную продукцию в неимоверных количествах: от детских пластмассовых игрушек до телевизоров. Игрушки быстро ломались, телевизоры не показывали, на "лесных командировках" после зеков оставались многие гектары двухметровых пеньков. Однако результат был, была и прибыль. Ибо любые потери перекрывались сверхнормой.

Мой знакомый С. рассказывал, как пытался выполнить норму: накрутить нужное количество матрасных пружин. Без перекуров и обеденного перерыва, на суперскоростях накручивал С. проклятые пружины; уже скомандовали съем с работы; в последнюю секунду, подгоняемый матюками прапорщика С. всетаки последний виток накрутил и выспорил пачку чая.

В нерабочее время "мужик" живет обычной жизнью каторжанина: отоваривается в ларьке, ремонтирует износившуюся обувь и одежду, ходит в баню. Развлекается: играет в карты, если есть на что; в нарды, в домино и в шахматы. Большинство потребляет чифир: по кругу, по два глоточка, в компании кентовземляков. "Мужик" не сотрудничает с начальством, не участвует в разборках блатных. Однако есть и среди "мужицкого сословия" личности, влияние которых на дела зоны весьма и весьма велико, а слово имеет "блатной" вес.

Но по зоновской жизни, "мужик" - пахарь. Это, если так можно выразиться, фундамент зоны. Гегемон, одним словом...

Блатная "надстройка"

Это не всегда и не везде многочисленная, но обязательно самая влиятельная "группа граждан" в тюрьме и в зоне, состоящая обычно из профессионалов преступного мира и просто "романтиков с большой дороги", принявших "бродяжью" (ничего общего с бомжами!) веру как единственно возможный способ существования.

На вершине "блатного мира" - "воры в законе", представляющие собой закрытый от постороннего взгляда "орден" с многочисленными тайнами и ритуалами. Вор в законе чаще всего и не крадет ничего, а лишь дергает нити и нажимает кнопки и рычаги блатного, преступного мира.

Ситуация: в зоне нет вора: "смотрящий"-положенец из блатных по той или иной причине отпускает вожжи; уменьшается пайка; растет трудовая норма, беспредельничает низовой "блатколлектив". "Мужики" ропщут: скорей бы вор такой-то приехал. Наконец дождались: вор прибыл этапом, вошел в зону. Начинается наведение порядка: повар брошен в котел с кипятком (выжил, сучара!), держатель общака, разбазаривший святые деньги, "сломился" в ШИЗО или в ПКТ; буграм (бригадирам) строго указано; "смотрящий" получил по ушам (снят с должности, лишен прав), "козлы" в страхе; "мужикам" некоторое облегчение, по справедливости. В общем, небольшое наведение порядка. Не всегда так бывает, но в идеале должно быть. Ибо, по понятиям, главные обязанности вора в законе или "смотрящего" в зоне забота о стабильном, бесконфликтном и относительно сытом существовании зеков, недопущение превращения "нормальной" зоны в "красную" с административным и "козлячьим" беспределом. Воры и "авторитетные блатные" месяцами чалятся в ШИЗО, в ПКТ, едут с добавочным сроком в "крытую" ради воровских идеалов и тюремно-лагерных догматов.

Все, кто вступает в конфликтные отношения с администрацией на основе "понятий", называются "отрицаловкой". Унизительно носить на робе бирку с фамилией (ныне отменены) - конфликт; отказываешься выполнять невыполнимую норму - конфликт; не хочешь делать зарядку - конфликт... и т.д. и т.п. А конфликты заканчиваются ШИЗО и последующим давлением оперчасти. Отрицаловка - не обязательно блатные, это могут быть и "мужики".

Иерархическая лестница блатного мира такова: воры в законе, авторитеты, "смотрящие", "блаткомитет" из особо приближенных, рядовые "бойцы", "боксеры", "гладиаторы", "торпеды" и т.д.

"Козлятник"

Завхозы, библиотекари, фотографы, повара и вообще любая упитанная обслуга - это "козлы". Они носят "косяки" (красные повязки или нашивки СПП, СВП, СК, КВР. "Козлы" актив зоны. Они "твердо встали на путь исправления", хотя какой может быть путь исправления, если есть "козлы" с пятьюшестью "ходками" на строгий режим? И всякий раз "козел" вновь "козел".

Ясно, что "козлы" пользуются в зоне всевозможными поблажками, а человек слаб... Многие вступают на скользкий козлячий путь из слабости духа, нежелания общаться с уголовниками. Другим хочется быть сытыми, меньше работать что-нибудь убирать, подметать, чистить (говно, например). Еще одни - запуганы оперчастью.

В некоторых зонах, так называемых "вязаных" (все говорят о Саратове) вновь прибывшим зекам выдавали телогрейки с уже нашитыми "косяками". Не надел - отрицаловка, марш в ШИЗО! И так могло продолжаться длительное время, до полной победы зека или оперчасти.

Из "козлов" в "мужики" дороги нет. И из блатных можно к мужикам вернуться, а ниже "козлов" - только "петухи", неприкасаемые

Неприкасаемые

К этой "теме" со всех сторон повышенный интерес. Неприкасаемые это "петухи", то есть настоящие или "опущенные" в ходе отсидки педерасты, "сексуальное меньшинство". В условиях свободы педерастия и гомосексуализм получили весьма широкое распространение. Они не прячутся нынче и не скрывают свои "убеждения"; более того, среди них есть весьма "уважаемые" и известные люди. Кто их уважает это другой вопрос...

"...По некоторым сведениям, с реформы исправительно-трудовой системы 1961 года в зонах стал распространяться обычай: наказание в виде насильственного обращения виновного в педерасты. Некоторые ветераны ГУЛАГа считают, что этот обычай придумали опера он стал их оружием в борьбе с отрицаловом". (В. Абрамкин, Ю. Чижов. "Как выжить в советской тюрьме", Красноярск, 1992 год.)

Действительно, в лагерной литературе, описывающей предшествующие годы (до 1961 г.), довольно редко встречаются представители "сексуальных меньшинств". Это, конечно, не означает, что их не было вовсе: были, но как "добровольцы", поддавшиеся на уговоры чересчур "озабоченных" удовлетворением сексуальных нужд.

Одно ясно: "петухи" определились в тюрьме и зоне как массовое явление действительно с 60-х годов, с начала разделения системы лагерей на "режимы" (общий, усиленный, строгий и особый). Конечно, практики опера не придумали "петухов": просто не стали мешать "распространению"...

Общий режим вбирал в свои колючие сети бестолковых в общем-то молодых и здоровых людей. Они начали вариться в собственном соку, применяя к зоновской жизни те верхушки "понятий", что успели собрать на воле, в боксах СИЗО и в КПЗ. Медленно нарастал беспредел, который охватил к 80-м годам наибольшее количество ВТК ("малолеток") и зон общего режима.

Наибольший процент "опущенных" давали "малолетки", на втором месте тюрьмы (камеры общего режима, первоходочники) опять же по причине нарастающего идиотизма "прописочной" травли. По старым "понятиям" тюрьмы и зоны, нельзя "опустить" зека в наказание за что-либо. В нынешние времена снизилось количество "опущенных" ни за что, по произволу сокамерников. Кстати, те, кто часто "опускал", тоже недалеки от возмездия. Чересчур активная заинтересованность "петухами" вызывает у солагерников вполне обоснованные подозрения; частые уединения кого-нибудь в каптерке с "петухом" чреваты неожиданной "предъявкой" ("А что это вы там делали два часа, а?").

Крысятники (крадущие у своих), фуфлыжники (не отдавшие карточный долг), стукачи, особо активные беспредельщики - наиболее вероятные, в перспекгиве, кандидаты в "петухи". Обманывают и приглянувшихся "простецов" - возможны сотни способов "уболтать" на противоестественное соитие наивного первоходочника. Но такой обман тоже своего рода "косяк" (нарушение тюремно-лагерного закона), "прощаемый" лишь до поры...

А вот в зонах общего режима "петухи" составляют иногда целые отряды. Жизнь их адская: их забрасывают камнями, загоняют на деревья, заставляют рыть норы и спать в них. Намного меньше "петухов" на строгом режиме. В хорошей зоне они раскиданы по разным отрядам и спят у самого входа в барак. У них отдельная посуда, отдельные столы в столовой, отдельная работа. С ними нельзя здороваться за руку вообще прикасаться. Давать им что-либо можно - сигарету, например...

Руководит "петухами" главпетух, через которого осуществляется общее (блатное) управление этой частью зоновского мира.

Кроме истинных "петухов" в этой группе неприкасаемых находятся и так называемая "чухна", "чушки", сами сломившиеся к "петухам" по причине "самоопущения" нечистоплотности, тотальных "косяков" и т.д.

Подгруппы

Есть еще небольшие группы зеков, незамкнутые какимито рамками, а определяемые как "класс" лишь в словесном выражении. Так, среди "мужицкого сословия" есть группы "упирающихся рогом" ("быки", "рогометы"), то есть работающие бесхитростно и тупо до седьмого пота, на грани "косяка", ибо любое перевыполнение плана чревато повышением самой нормы. Есть бессловесные пожилые зеки, не имеющие никакой поддержки ни изнутри, ни извне, называемые рьяной молодежью презрительно "мышами" и "овцами", "старыми мухоморами".

"Барыги", торгующие чаем, да и вообще всем, что есть, обыкновенные спекулянты. Это публика ругаемая и поносимая за глаза всеми: пашущими "мужиками" и блатными. Однако именно через них попадает в пределы зоны чай, доставляется водка. Цена на эти и другие "предметы первой необходимости" устанавливается не сама собой, "сверху", "командным методом": "свободный рынок" с конкуренцией в зонах не в чести. Барыга, самовольно взвинтивший цену, рискует быть ограбленным, искалеченным, а то и убитым.

"Маклеры" вечно что-то меняющие, выкручивающие льготы, лекарства, конфеты, тряпье. Они сродни барыгам.

Взаимоотношения всех строго, как мы видим, определены "тюремно-лагерным законом". У всех свое место, очерченное четкими границами. Впрочем, если не забыть, что зона модель общества, то можно предположить, что происходящее на свободе (купляпродажа, рост цен, уличный и милицейский беспредел) зеркально отражается за колючей проволокой. На свободе неизменны моральные принципы однако они попираются сплошь и рядом. В тюрьме и зоне непоколебимы "понятия" и "наказы" воров в законе видимо, и они игнорируются некоторой наиболее "отмороженной" частью каторжанского социума. Слава Богу, если не везде это так...

От швейной иглы до электрической бритвы

Нательные рисунки с использованием красящих веществ, вводимых под кожу, появились в Европе в начале XIII века. Их использовали балаганные артисты, демонстрируя перед публикой разукрашенное тело. Затем татуировки перекочевали в цирковое искусство с той же целью. Необычное художество имело такой успех, что через несколько десятилетий оно воспринималось как нормальное явление. Предприимчивые парижане первыми открыли мастерские по нанесению татуировок. Мастера сами изготовляли красящее вещество, которое вводилось клиенту под кожу за умеренную плату.

Предполагают, что родина татуировки Гаити, где племена отмечали нательными символами совершеннолетия, юбилеи, половую зрелость. Импортировал ритуальную достопримечательность мореплаватель Кук. Слово "татуировка" произошло от полинезийского "тату" ("рисунок"). Нательная символика использовалась уголовным миром как средство связи и носитель информации. Татуировка стала своеобразной визитной карточкой преступника, которую трудно испортить, а еще труднее потерять.

По наколкам блатари делили мир на "своих" и "чужих", на воров и фраеров. В нательной символике закладывались криминальное прошлое, число судимостей, отбытый или назначенный по судебным приговорам срок, воровская масть, отношение к административным органам, склонности, характер, национальность, вероисповедание, сексуальная ориентация, место в уголовной иерархии и даже эрудиция.

В прошлом веке уголовная полиция европейских стран, в том числе и России, начала изучать нательную символику преступников, формировать каталоги татуировок и проводить их анализ. Но тогда наколки воспринимались лишь как внешние приметы. В начале XIX века сыщик уголовной полиции Парижа Э. Видок предложил систему идентификации преступника, построенную на особых приметах. Была создана картотека на парижский криминалитет с указанием фамилий, биографий, кличек, адресов, преступных связей и внешних особенностей. Тогда же в Сюрте (службе криминальной безопасности) появился художник-+-криминалист, который делал наброски с лиц уголовников. За двадцать лет службы Видоку и его подчиненным удалось накопить более четырех миллионов карточек. Примечательно, что сам Эжен Видок в прошлом был преступником.

Новый виток в развитии идентификации произошел в середине прошлого века, когда в брюссельской тюрьме впервые принялись фотографировать осужденных преступников и вносить их в картотеку. Настоящую же революцию в криминалистике провел Альфонс Бертильон. Он предложил измерять подследственных (существовало одиннадцать различных измерений), брать отпечатки пальцев и ввести "словесный портрет".

Ч. Ломброзо, работая врачом в одной из тюрем Италии и создавая психологические портреты заключенных, одним из первых отметил автобиографичность наколок. Наблюдения итальянского криминолога вошли в его знаменитый альбом уголовных типажей. Ломброзо считал, что по нательным узорам (впрочем, как и по всем человеческим деяниям) можно судить о личности их владельца.

Толкование татуировок становилось для полиции обычным инструментом в борьбе с преступностью. Но мгновенной отдачи не было и был" не могло. На изучение нательной живописи требовались десятилетия, и к новому направлению постепенно охладели. Его отнесли к разряду кабинетных теорий. Полиция лишь регистрировала татуировки, относясь к ним, как к обычным особым приметам преступника. Каталогом пользовались, когда нужно было установить личность погибшего, идентифицировать или опознать преступника, объявить розыск и т.д.

Начиная с 30-х годов в Советском Союзе ситуация несколько изменилась. Татуировки были вынуждены изучать, потому что они стали своеобразным орудием уголовного мира. Ни в одной стране мира зэки не были настолько синефиолетовыми, как у нас (конкурировать с ними могли лишь японские якудзи или воины китайских триад). Корни этого феномена кроются там же, где и корни всей тюремнолагерной субкультуры. Еще пятьшесть лет назад криминалисты из Америки, Германии, Франции скептически относились к каталогам татуировок и снисходительно отказывались от информационной помощи в этом вопросе.

Сегодня СНГ успешно проэкспортировало преступность в Западную Европу и США. В структурах криминальной полиции многих стран созданы "русские отделы", призванные бороться с "четвертой волной". В русских кварталах наступило время отстрелов, и полицейские чины все чаще натыкались на трупы с характерным нательным рисунком или на расписанного с ног до головы вымогателя, прошедшего "лагерные университеты" в России. Волейневолей пришлось заняться изобразительным искусством блатного мира.

Всю информацию о татуировках МВД попыталось вложить в несколько иллюстрированных каталогов и рекомендации к ним. Это наследие издавалось, хранилось и использовалось под грифом "ДСП" для служебного пользования. Лишь в начале 90х годов несколько сотен татуировок стало достоянием неискушенных граждан, появившись в массовых изданиях благодаря творческому усердию российских офицеров-криминалистов Бронникова, Болдаева, Дубягина и др., изучавших нательную живопись десятки лет и имевших в своих частных коллекциях не одну тысячу рисунков и фотоснимков.

Распространение клейма на теле преступников началось по инициативе государственных органов много веков назад. Отличительный знак обычно наносился на лицо (у женщин на грудь Или плечо) и мало чем напоминал произведение искусства. Скажем, на лбу российского каторжанина выжигался знак, в котором угадывалось слово "кат". Со временем уголовный клан помог сыскным структурам и сам стал метить своих представителей. В начале XX века татуировки получили распространение на Сахалине, в Петрограде, Москве, и в основном среди воров. Нательный рисунок имел скрытый смысл и указывал прежде всего на принадлежность к конкретной преступной группе. Это помогало быстро установить связь с вором своей масти.

Развитие нательной символики длилось почти полвека, и к 50м годам блатной мир имел свои блатные законы татуировки. Тогда же утвердилось жесткое право на ношение определенного рисунка согласно статусу в тюремнолагерной системе. Тело зэка превратилось в его личное дело, которое прочитать мог далеко не каждый. Шла регулярная борьба за достоверность символики, за чистоту нательной информации. "Самозванцы" строго наказывались, вплоть до членовредительства или опускания. За "симуляцию" лагерного авторитета могла последовать даже смерть. Блатари пытались защитить свои наколки от подделок, изобретая новые символы, не приметные, но обязательные детали рисунка.

Однако лагерная живопись не была догмой. Изобразительное творчество поощрялось, зэки с удовольствием наносили репродукции картин и фотографий, клялись на своем теле в любви и верности дамам, напоминали о мести за измену, благодарили страну и вождей за "счастливое детство" и т.п. Но существовали символы, за которые их владелец обязан был отвечать. Особенно блатари ненавидели приблатненных, тех, кто старается подражать или выдает себя за вора.

Многие молодые парни безо всякого тайного умысла в романтическом порыве выкалывали безобиднейшие на первый взгляд рисунки обнаженных женщин, кошек, кинжалы и прочее. Они даже не пытались коголибо копировать, а лишь придавались своим буйным фантазиям. Когда парни по капризу судьбы попадали в зону, то в первые же дни во время водных процедур их ждала неожиданность. Вначале им задавалась пара вопросов, затем следовало резюме: "Фраер облатованный". Оказалось, что татуировки до обидного точно напоминали воровские знаки различия. Объясняться с блатарями бесполезно. Получилось, что зря был клеймен...

Существует несколько способов нанесения татуировки в зоне. Лучшим и непревзойденным красящим веществом считается китайская тушь. Но долгие десятилетия она была недоступной для большинства зэков. На ранних этапах ИТУ использовали пасту для шариковых ручек или, на худой конец, тушь, приготовленную из сажи, сахара и мочи. Инструментом для введения красителя служила обыкновенная спичка, к которой нитками приматывались дветри швейные иглы. Если же игл в камере не было, использовались скобы тетрадей или книг. Их разгибали и затачивали о бетонный пол или стену. Более удачным инструментом считались медицинская игла или шприц, в которые можно было заправить тушь.

Самостоятельно татуировка наносилась редко: прибегали к помощи специалистов. Подобные услуги были не из мелких, и лагерный художник за свое мастерство брал относительно солидный гонорар. Вначале на коже набрасывался контур рисунка, затем приступали к "иглоукалыванию". Опытные спецы наносили татуировку без предварительной подготовки.

Позже стали использовать "трафаретную печать". На толстом куске картона рисовали утвержденный эскиз и утыкали его иглами. Трафарет прикладывали к телу и били по нему сверху. После этого в многочисленные ранки втиралось красящее вещество.

Любое искусство требует жертв. Нательная живопись также. Первое неудобство татуировки проявляется спустя несколько часов. Краснеет и вспухает кожа, усиливается боль, может повыситься температура. Если опасную инфекцию не занесли, болезненный процесс длится от нескольких дней до нескольких недель: каждый организм реагирует на инородное вещество посвоему. Но случалось, что вместе с иглами или тушью в организм попадали венерические заболевания или другая инфекция. Владелец татуировки попадал в санчасть. Доходило и до хирургического вмешательства, когда клейменому пациенту с диагнозом "гангрена" ампутировали конечность. В худшем случае он погибал от заражения крови. На свободе, вне зоны, подобные эксцессы случаются среди наркоманов.

Сегодняшние механизмы для "кожной гравировки" шагнули далеко вперед. Используется электробритва или специальное приспособление, действующее по принципу швейной машинки. До и после процедуры кожа обрабатывается одеколоном или спиртом. Пасту и мочу с сажей сменила первосортная китайская тушь, которую доставят в лагерь сотрудники ИТУ за небольшое вознаграждение. Единой систематизации татуировок не имеется. Классифицировать их можно по многим признакам. В первую очередь по тематике рисунков, среди которых встречаются религиозные, лирические, исторические, политические, порнографические. Часто тематика переплетается: исторический сюжет подается в порнографическом исполнении, религиозные соседствуют с политическими (горящее распятие с надписью "Верь в Бога, а не в коммунизм") и т.п.

Татуировки разделяют и по расположению их на теле. Самым популярным местом для живописи остается грудь. На ней размещаются обнаженные женщины, соборы, лики святых, библейские персонажи, черепа, животные (в том числе тигры и львы), черти, могильные кресты, распятия, портреты вождей, птицы, пауки, звезды лагерных лидеров, рыцари и гладиаторы.

Спина служит для церковных колоколов, подков, пауков, музыкальных инструментов, скелетов, гладиаторских поединков. На руках и ногах выкалывают кинжалы, змей, кандалы, якоря, корабли, опятьтаки пауков, наколенные звезды отрицал.

И, наконец, голова. На лоб наносят свастику, все тех же пауков, аббревиатуры, короткие фразы, цифры (даты или статьи Уголовного кодекса). Текстовые татуировки (аббревиатуры, афоризмы и блатные изречения) встречаются на всех частях тела, включая веки и половые органы.

Можно систематизировать наколки по манере и сложности исполнения: художественные, фрагментарные, орнаментальные, символические, текстовые. Художественную татуировку обычно наносит "гравер" высшего разряда. Она требует усложненного инструмента и детальной проработки. При умелом подходе на теле рождается целая панорама. Особенно преуспела в художественной нательной живописи французская школа, впервые применившая цветную тушь.

В 30х годах французский уголовник Шарль Брижо создал на своей груди настоящий шедевр: порнографическую картину в цвете. Когда Шарль ритмично напрягал мышцы, татуировка приходила в движение. С началом войны Брижо лишился своей гордости. В одном из концентрационных лагерей, куда его депортировали из оккупированного Парижа, немецкий офицер заприметил наколку. Спустя несколько дней ее владельца убили, осторожно сняли кожу, обработали и украсили ею папку эсэсовца. В концлагерях подобные шедевры встречали с удовольствием и имели с них свой доход.

Татуировки классифицируют по половому признаку (женские, мужские и "разнополые"), по сексуальной ориентации, по скрытому значению и т.п.

Каталог наколок огромен и исчисляется десятками тысяч. Чтобы понимать "фиолетовый язык", нужно изучать его десятилетиями, а то и научиться "говорить" на нем. Этот раздел книги может дать лишь общее представление о характере и классификации татуировок. Здесь использован уже изученный материал, ставший достоянием гласности. Это не путеводитель по блатным просторам, хотя большинство приведенных татуировок "сняты" именно с блатарей. Возможно, они остановят кого-то от приблатненного клейма, которое может стоить здоровья, а то и жизни.

Во многих мужских татуировках фигурируют женщины. При этом рисунок совсем не обязательно символизирует любовь или лирические чувства. Для уголовной живописи характерно отсутствие смысловой привязки к рисунку или тексту. Полуобнаженная женщина с цветком может символизировать жестокость, благозвучное "БОГ" означает "был осужден государством", а наколка кота указывает на "коренного обитателя тюрьмы".

Текстовые татуировки

Афоризмы, блатные изречения, аббревиатуры и отдельные слова, наносимые на тело, дополняют нательный рисунок или же существуют самостоятельно. Тексты встречаются на всех частях тела, многие из них имеют скрытый или вторичный смысл и требуют пояснений. Ниже приведены наиболее популярные текстовые татуировки.

А ну-ка, девушки! (наносится в области полового члена).

А тебе дорога вышла бедовать со мною, повернешь обратно дышло - пулей рот закрою.

Бакланом быть, баклуши бить.

Баклуши бить, водку не пить.

Без любви и женской ласки... дней (наносится возле полового члена).

Без нужды не доставай, без славы не всовывай (наносится возле полово

го члена).

Белая смерть (сопровождает изображение шприца, паука в паутине, джинна, вылетающего из кувшина).

Береженого Бог бережет.

Бог далеко, а жизнь близко.

Бог создал вора, черт прокурора.

Бог создал три зла черта, бабу и козла.

Боже, дай мне силы.

Боже, спаси обжору (наносится на живот).

Боже, суди меня не по делам моим, а по милосердию моему.

Больше пуда не клади (располагается между лопаток. Может дополняться

текстом на животе: "Меньше пуда не клади).

Бросай меня крепче, жизнь, пусть удача нежит слабых.

Будешь ночью много спать, перестанешь воровать.

Будьмо! (дополняется изображением украинского козака с чаркой в ру

ках).

Будь проклят тот от века и до века, кто тюрьмой решил исправить человека.

Было счастье, да черт унес.

Былое и думы.

Везде бывал, но дом родной не забывал (имеется в виду тюрьма).

Верните мне в юность обратный билет я сполна заплатил за дорогу.

Весь мир бардак, все бабы бляди.

Вечный бродяга (может дополняться парусником, который символизирует

гастролера).

Вино и женщины (сопровождается рисунком обнаженной женщины с бокалом в руках).

В каждом удаве таится кролик.

Влюбляйтесь. Был и я таким, как вы.

Вновь они (я) дома (наносится на ногах).

Вот что нас губит или Вот что мы любим (сопутствует изображению карт,

денег, женщин, пистолета и т.п.).

Все продается.

Все, что осталось у меня (наносят возле полового члена).

Все, что от нас осталось (дополняется черепами и скелетами).

Все, что уйдет, то не наше.

Всех баб не пере...ь, но стремиться к этому надо.

Вставай, дурак, халтура есть (наносится возле полового члена и может

дополняться изображением женщин, поднимающих член канатом).

Всюду был, а где забыл.

Всю жизнь в тюрьме.

Где начинается любовь, там кончается свобода.

Горе побежденным (дополняется изображением тигров, сражений, гладиа

торов).

Господи, спаси меня от друзей, а с врагами я и сам справлюсь.

Да взойдет на грешного Божья благодать.

Дай (место текста ладонь).

Дай, Боже, волю...

Дай е...ь (наносится на фаланги пальцев обеих рук таким образом, что

фразу можно прочесть, лишь сцепив руки в замок).

Девственность излечима.

Дело верное, решение смелое.

День для ученых, ночь для нас.

До 12 не буди (наносится на веках).

Дома хорошо, когда есть деньги.

Дурнее бабы зверя нет.

Е... нужду и горе тоже.

Если горя ты не знала, полюби меня.

Если любишь, верь и жди.

Если хочешь пить и жрать, надо много воровать.

Если хочешь поработать ляг, поспи, и все пройдет.

Если хочешь быть здоровым, занимайся делом клевым.

Жажда мести (наносится на руках и дополняется изображением кинжалов,

черепов и т.п.).

Жена красивая чужая, любовница всегда моя.

Жена простит, любовница отомстит.

Женская забава (наносится возле полового органа).

Жизнь моя, иль ты приснилась мне.

Жизнь прошла мимо.

Жил грешно, умру смешно.

Забава (встречается на половом члене).

За веру и правду счастье до гроба.

За верность любовь, за предательство смерть.

Задирайте, девки, юбки ... (мужское имя) вышел на свободу (встреча

ется вариант: "Задирайте, девки, юбки, я освободился").

Заморили, суки, заморили, загубили молодость мою.

Звони, отец, в колокола, твой сын вернулся на свободу.

Здесь нет конвоя (дополняется изображением могильного креста или

церкви).

Измену не прощу.

Каждому свое, а мне твое.

Как мало пройдено дорог, как много сделано ошибок.

Ключ от дамских сердец (наносится по низу живота).

Краток миг наслаждений.

Крови нет, менты попили (встречается на внутренней стороне предп

лечья. Вариант: "Крови нет, один чифирь").

Кто не был лишен свободы, тот не знает ее цены.

Кто сильнее, тот и прав.

Лучше смерть от ножа, чем от руки правосудия.

Любви все возрасты покорны (может дополняться изображением решетки,

скелета).

Люби свободу, как жизнь.

Люблю только маму.

Люблю тебя, как мать родную (посвящается тюрьме).

Люблю свободу, презираю смерть.

Любовь зла, полюбишь и козла.

Люди гибнут за металл.

Меня не забывай, попадешь в рай.

Мертвые не потеют (вариант: "Мертвые не кусаются").

Миром правит золото и дерзость.

Мир дому моему (подразумевается ИТК или тюрьма).

Мы победим вас (варианты: "Мы победим!", "Мы не умрем!").

На луну за планом (татуировка наркоманов. Рядом с текстом изображает

ся черт, летящий на ракете).

Не все ошибки исправляются.

Не встану на колени (наносится на колени отрицалами).

Не жди меня, береги себя, говорю любя.

Не забуду мать родную.

Не лезь в душу (наносится на груди),

Не люби деньги погубят, не люби женщин обманут, а люби свободу

(вариант: "Не рви цветы завянут, не люби женщин обманут").

Не перевелись еще на Руси богатыри (текст часто сопровождается изображением рыцарей или сражений).

Не печалюсь, не грущу, дело верное ищу.

Не смотри не преступник.

Не спешите на работу, а спешите на обед (наносится на ноги. Часто в

таком виде: первая часть фразы на правой ноге, продолжение на левой).

Не уверен не обгоняй (наносят на спине или затылке).

Нет в жизни счастья, как в п... дубов.

Не умеешь пить не умеешь жить.

Не ходи, стуча, делай дело сообща.

Ну, мент, погоди! (может сопровождаться карикатурой на сотрудника ми

лиции, изображенного в виде волка из мультфильма).

Нрав человека его рок.

Обжора (место татуировки живот).

О, Боже, мать, но где же правда?!

Она всех рассудит (сопровождается изображением богини правосудия Фе

миды, реже изображением церкви).

Они споткнулись об Уголовный кодекс (наносят на ноги).

Они спят (на веках).

Они устали, но до пивбара дойдут (на ногах).

Они устали ходить под конвоем (на ногах).

Они, устали, но х... догонишь! (на ногах).

Остановите Землю, я сойду, здесь подлый мир, здесь нет свободы.

Преступившие закон в долгу не любят оставаться.

П... не Бог, но помогает.

Прошлое меня обмануло, настоящее терзает, будущее приводит в ужас.

Перед Богом чист (возможен вариант: "Перед людьми я виноват, пред Бо

гом чист").

Пока люблю, я счастлив.

Пока существуют женщины на свете, тайн не будет.

Полюби меня страшного, каяться не будешь.

Полюби меня, бродягу, не раскаешься.

Помни о смерти (возможен вариант полатински).

Почему нет водки на Луне У (на блатном жаргоне "отправиться на Луну"

означает "быть расстрелянным". Текст может сопровождаться изображением черта, сидящего на полумесяце с бутылкой).

Почитай веру, но знай меру.

Привет парикмахеру (напоется на голове под волосами).

Пустой рот, болит живот.

Прошу как ангел, е... как черт.

Пусть ненавидят, но пусть боятся.

Пусть подлости прощает Бог, а я не Бог, я не прощаю.

Раб КПСС (варианты: "Раб СССР", "Раб МВД").

Рожденный воровать не будет щи хлебать.

Рожден без счастья (возможен вариант: "С малых лет счастья нет).

Руку вору, нож прокурору.

Свобода (может дополняться изображением статуи Свободы, орла, чайки,

голубя).

Святого в этом мире нет, но есть закон, тюрьма и судьи, что загубили жизни цвет, ломая молодые судьбы.

Сделано в СССР (может размещаться на всех частях тела. Встречается на половом члене вместе со знаком качества).

Сильному ясно, слабому опасно.

Смерть врагам, жизнь ворам (вариант: "Смерть ментам, жизнь кентам").

Снова я у хозяина (дополняется изображением решетки).

Совесть для других, башли для себя.

Совесть хорошо, а деньги лучше.

Туда, где нет труда (наносится на ногах).

Тюрьма для зэков университет преступности.

Тяжело любить, когда любовь не замечают.

Тюрьма не школа, прокурор не учитель.

Тяжелый крест мне пал на долю, тюрьма все счастье отняла.

Фас (место татуировки половой член. Там же встречаются "Хам",

Храни любовь, цени свободу.

Хочешь жить, давай дружить (наносится на запястье).

Хочу жить, хочу любить, но на свободе.

X... тому, кто рад горю моему.

Цени любовь и дорожи свободой.

Человек, помоги себе сам.

Человек человеку волк.

Шагая весело по жизни, клопа дави и масть держи.

Шли к любимой, попали в ад (наносится на ногах).

Шути любя, но не люби шутя.

Я вас люблю (место татуировки веки).

Я помню мать мою старушку.

Arrive се guil pourra (фр.) Будь что будет.

A tout prix (фр.) Любой ценой.

Audacesfortuna kuvat (лат.) Счастье сопутствует смелым.

Battle of life (англ.) Борьба за жизнь.

Buvons, chantons et aimons (фр.) Пьем, поем и любим.

Cache ta vie (фр.) Скрывай свою жизнь.

Cave! (лат.) Будь осторожен!

Cercando И vero (ит.) Ищу истину.

Contra spent spero (лат.) Без надежды надеюсь.

Croire a son etoile (фр.) Верить в свою звезду.

Da hin ich г.и House (нем.) Здесь я дома.

Debellare superbos (лат.) Давить гордыню непокорных.

Due cose belle ha il mondo Amore e Morte (ит.) В мире прекрасны два

явления: любовь и смерть.

Du sollst nicht erst Schlag erwarten (нем.) He жди, пока тебя ударят.

Eigenthum ist Frerndenthum (нем.) Собственность есть чужое.

Ет Wink des Schicksals (нем.) Указание судьбы.

Errare humanum est (лат.) Человеку свойственно ошибаться.

Est quaedamflere voluptas (лат.) В слезах есть что-то от наслажде

ния.

Ex voto (лат.) По обещанию; по обету.

Faciam ut mei memineris (лат.) Сделаю так, чтобы ты обо мне помнил!

Fatum (лат.) Судьба, рок.

Fecit (лат.) Сделал, исполнил.

Finis coronat opus (лат.) Конец венчает дело.

Fu... е поп e! (ит.) Был... и нет его!

Gaudeamus igitur, Juvenea dum Sumus (лат.) Возвеселимся же, пока мы

молоды.

Gnothi seauton (греч.) Познай самого себя.

Grace роир moi (фр.) Пощады (прощения) для меня!

Guai chi la Тосса (ит.) Горе тому, кто ее коснется.

Gutta cavat Lapidem (лат.) Капля камень долбит.

Help yourself (англ.) Помоги себе сам.

Hoc est in votis (лат.) Вот чего я хочу.

Homo homini Lupus est (лат.) Человек человеку волк.

Homo Liber (лат.) Свободный человек.

I hac spe vivo (лат.) Этой надеждой я живу.

In vino veritas (лат.) Истина в вине.

Killing is not Murder (англ.) Умерщвление не убийство.

La donna e mobile (ит.) Женщина непостоянна.

Le devoir avant tout (фр.) Долг прежде всего.

Magna res est amor (лат.) Великое дело любовь.

Malo mori quam foedari (лат.) Лучше смерть, чем бесчестье.

Ne cede malis (лат.) He падай духом в несчастье.

Noli me tangere (лат.) Не тронь меня.

Now or never (англ.) Сейчас или никогда.

Omnia mea mecum porto (лат.) Все мое ношу с собой.

Per aspera ad astra (лат.) Через тернии к звездам.

Quefemme vent dieu le veut (фр.) Чего хочет женщина то угодно

Богу.

Quod licet Jovi, поп licet bovi (лат.) Что дозволено Юпитеру, то не дозволено быку.

Sans phrases (фр.) Без лишних слов.

Sena dubbio (ит.) Без сомнения.

Suum cuique (лат.) Каждому свое.

То be or not to be (англ.) Быть или не быть.

Та ne cede malis, sed contra audehtior (лат.) He покоряйся беде, но

смело иди навстречу.

ПЫ bene, ibi patria (лат.) Где хорошо, там и родина.

Vale et me ama (лат.) Прощай и люби меня.

Veni, vidi, vici (лат.) Пришел, увидел, победил.

Virginity is a luxury (англ.) Девственность роскошь.

Vivere militare est (лат.) Жить значит бороться.

Wait and see (англ.) Поживем увидим.

Wein, Weib und Gesang (нем.) Вино, женщины и песни.

Weltkmd (нем.) Дитя мира.

Татуировкиаббревиатуры

АА ангел ада.

АГМД Адольф Гитлер мой друг.

АЛЕНКА а любить ее надо, как ангела.

АЛЛЮР анархию люблю любовью юной радостно.

АМУР ТНМН ангел мой ушел рано так начались мои несчастья.

АРБАТ а Россия была, а теперь?

БАРС бей актив, режь сук; бей активистов, режь стукачей.

БЕРЛИН буду ее ревновать, любить и ненавидеть.

БЕС бей, если сможешь.

БЖСР! бей жидов, спасай Россию!

БЛИЦС береги любовь и цени свободу.

БОГ бог отпустит грехи; был осужден государством; боюсь остаться

голодным; буду опять грабить; будь осторожен,

грабитель; бойтесь огня, гады.

БОГИНЯ буду одной гордиться и наслаждаться я.

БОМЖИЗ богом охраняемый, молитвой живущий и замордованный.

БОНС был осужден народным судом.

БОСС был осужден советским судом; был осужден Советским Союзом.

БОТН буду отныне твоя навеки.

ВЕРМУТ вернись, если разлука мучает уже тебя.

ВИМБЛ вернись и мне будет легче.

ВИНО вернись и навсегда останься.

ВНТСЧ вор не торгует своей честью.

ВОЛК вот она, любовь какая; вору одышка (отдышка) лягавым крышка;

волю любит колонист.

ВОР вождь Октябрьской революции.

ВОРОН вор он рожден одной ненавистью.

ВОСК воля ослабнет скоро конец; вот она, свобода, колонисты.

ВУЗ вечный узник зоны; веселым умру зэком.

ГОРН государство обрекло (в) рабы навеки.

ГОТТ горжусь одним тобой только; готова отдаться только тебе.

ГУСИ где увижу, сразу изнасилую.

ГУТОЛИСТ губы устали твердить о любви и сильной тоске ДЕРПН деру, е..., режу партийных нахлебников. ДЖОН дома ждут одни несчастья; души жидов, они несчастье.

ДЖОНКА дома ждут одни несчастья капризы алкаша.

ДИССИК дави иуд, сексотов, сук и коммунистов.

ДМНТП для меня нет тебя прекрасней.

ДНО дайте немного отдохнуть; дайте нам отдышаться.

ЕВА е... весь актив.

ЕВРОПА если вор работает он падший арестант.

ЕЛКА его (ее) ласки кажутся ароматом; если любовь коварна атас.

ЖЕРН жизнь есть рабская неволя.

ЖНПСМ живу на помойке, спаси меня.

ЖНССС жизнь научит смеяться сквозь слезы.

ЖОВМ жопа одна вас много (наносится насильно).

ЖУК желаю удачных краж; жизнь украли (укоротили) коммунисты.

ЖУР! живи, уркаган, роскошно!

ЗВОНОК знай воров они научат очень круто.

ЗЕК здесь есть конвой.

ЗЛО зэк любит отдыхать; завет любимого отца; знала любовь однажды;

за все легавым отомщу.

ЗЛОБО за все легавым отомщу больно очень.

ЗМЕЯ зачем мужчина есть я.

ЗУД здесь учат драться.

ЗУБ! здорово, уркиблатари!

ЗУБР злые урки берегут рабов.

ИГРА иду громить, резать активистов (аббревиатура встречается ред

ко).

ИРА иду резать актив; иду резать активистов.

ИРАК иду резать актив коммунистов.

ИРИС и раб, и стукач (наносится насильно).

ИРКАЕНТР и разлука кажется адом если нет тебя рядом.

КАТ каторжный арестанттяжеляк; каторжник.

КЕНТ когда е..., надо терпеть.

КИСБТ как истосковалось сердце без тебя.

КЛЕН клянусь любить его (ее) навек.

КЛИН когда любишь измену наказывай.

КЛИНОБОЗ как люблю и ненавижу один бог об (этом) знает.

КЛОТ клянусь любить одного (одну) тебя; когда любишь обиды тер

пишь.

КОМС? как одной мучительно, слышишь?

КОСУМ когда опять счастье улыбнется мне.

КОТ коренной обитатель тюрьмы; как одной трудно; кто отогреет тос

ку.

КРЕСТ как разлюбить, если сердце тоскует.

КТЯБНН как ты я больше не найду.

КУБ? кто умрет быстрей?

КУБА когда уходишь боль адская.

КЯСОД! как я скучаю о доме! как я скучаю о детях!

ЛБЖ люблю больше жизни.

ЛЕБЕДИ любить ее буду, если даже изменит.

ЛЕБЕДУН любить ее буду, если даже уйдет навсегда.

ЛЕВ люблю ее вечно; люблю е... веселых; лягавых е... весело.

ЛЕДИ люблю, если даже изменит.

ЛЕС люблю ее сильно.

ЛЕТО люблю ее только одну.

ЛИМОН любить и мучиться одной надоело.

ЛИР любовь и разлука; люблю и режу.

ЛИС любовь и смерть.

ЛИСТ люблю и сильно тоскую.

ЛИЯ любовь и я.

ЛОМ люби одного меня; любимая, отпусти меня.

ЛОН люблю общество наркоманов.

ЛОРА любовь однажды родила ангела; любовь обошла рабаарестанта.

ЛОРД легавым отомстят родные дети; любовь один раз дается; лагерные

орлы радуют друзей; люби, отец, родных детей; люблю один родимый дом.

ЛОТ люблю одну тебя; любопытный очень ты.

ЛОТОС люблю одну (одного) тебя очень сильно.

ЛСД любовь стоит дорого.

ЛСКЧВ люби свободу, как чайка воду.

ЛТВ люби товарищ, волю; люблю только волю; люблю тебя вечно; люблю

только вольных; люблю тихо воровать.

ЛУЧ любимый ушел человек.

ЛЮБА любовь юности была ангельской.

МАГ мой Адольф Гитлер.

МАГНИТ милая, а глаза неустанно ищут тебя.

МД милая дуреха.

МЕЛ моя единственная любовь.

МЖДВА меня ждут давно в аду.

МИР меня исправит расстрел.

МНСЗС мне не стыдно за себя.

МОЛЧУ моя одержимая любовь (и) чувства умерли.

МОРС мы опять расстаемся счастливыми.

МТКН менты тупые козлы народа.

МТС менты тупые скоты.

НЕБО не (грусти), если будешь одна.

НЕБОЗЯВР не (грусти), если будешь одна, знай я всегда рядом.

НИЛ нельзя изменять любимым.

НИНА не (была) и не (буду) активисткой.

НИНС никогда изменить не смогу.

ОМУТ одно мое утешение ты; от меня уйти трудно.

ОПЛНЗ орлом поднебесным лечу над землей.

ОРВЕА Октябрьская революция величайшая еврейская авантюра.

ОСА оставьте смерть активистам.

ОСМН останься со мной навсегда.

ОСТ опять стану твоей.

ОСТРОВ останься со (мною), твой радостный остров во (мне); отчаян

ной страстью тоскует раздутый огонь во (мне).

ПАПА п...ц активистам, привет анархистам.

ПВА презираю ваш актив.

ПВРС пусть вкалывают рабы Совдепии.

ПЕС плохо ее слушался.

ПИВО прости и вернись обратно.

ПИЛОТ помню и люблю одного (одну) тебя; помни, люблю одного (одну)

тебя.

ПИНГВИН прости и не грусти, виноватого искать не надо.

ПИПЛ первая и последняя любовь.

ПОНТИ помни обо (мне) ненавижу тебя, иуду.

ПОСТ прости, отец, судьба такая.

ПРАВИЛА правительство решило арестовать всех и лишить амнистии.

РДМВСНН рожден для мук в счастье не нуждаюсь.

РИТМ радость и тоска моя.

РОКЗИСМ Россия облита кровью зэков и слезами матерей.

РОСТ рано остался сиротой тирана; радость одна стрелять тиранов.

САПЕР счастлив арестант после его расстрела.

САТУРН слышишь, а тебя уже разлюбить невозможно.

СВАТ? свобода вернется, а ты?

СВЕТ страсть выдыхается если тревожно.

СГВ Северная группа войск (армейская татуировка).

СЕНТЯБРЬ скажи, если нужно, то я буду рядом.

СЛИЧЖВР смерть легавым и чекистам, жизнь ворамрецидивистам.

СЛЖБ смерть легавым, жизнь блатным.

СЛЖН смерть легавым жизни нет.

СЛОН с любимым одним навеки; смерть легавым от ножа; с (малых) лет

одни несчастья; сердце любит одну навеки; суки любят одно начальство.

СНЕГ сильно нравятся единственные глаза.

СОН со (мной) одни несчастья; счастье обходит несчастных; самая

озорная нахалка.

СОНВХ самая озорная нахалка всегда хочет.

СОС (SOS) спасите от суда; спасаюсь от сук; спасаюсь от сифилиса;

суки отняли свободу; спаси, отец, сына.

СС (SS) сохранил совесть.

ССКГБ сукины сыны кодла государственных бандитов.

ССММ суперсекс моя мечта; суперсексотов могу (мочу) молча.

СП смерть погонам.

СПВ слава павшим ворам.

СТОН с тобой одни несчастья; счастье тонет от нечистых; сердцу ты

один нужен.

СТОП счастье тому, от (кого) польза.

СУМЕРКИ сумею уберечь милую, если разлука как испытание.

СЧАК суки часто активисты.

СЭР свобода это рай.

ТЕНИС ты есть нежность и слезы.

ТИГР тюрьма игрушка; тебя, изменницу, готов разорвать; товарищи,

идем грабить ресторан.

ТИН ты или никто.

ТИНД ты и никто другой.

ТМЖ тюрьма мешает жить.

ТМОН ты мне очень нравишься.

ТОБОЛ тобой одна больна остывшей любовью.

ТОМСК ты один моего сердца коснулся.

ТОХИС ты очень хорош и славен.

ТРОН ты радость одна навеки.

ТУЗ тюрьма у нас забава; тюрьма учит закону; тюрьма уже знакома;

тюремный узник.

ТУЗСС ты уже знаешь суперсекс.

ТУМР тайга укроет меня, родная.

УЗ: ВУСК узник зон: Воркуты, Урала, Сибири, Колымы.

УТРО ушел тропою родного отца.

ХЛЕБ хранить любовь единственную буду; Христос лелеет бедолаг.

ХМБИС хранит меня бог и судьба.

ХРИСТОС? хочешь, радости и слезы тебе отдам, слышишь?

ХТКПТ хрен тому, кто придумал тюрьму.

ЦЛИБИС цени любовь и береги истинную свободу.

ЦМОС цель мою оправдывают средства.

ША! шали, арестант!

ШАМПАНСКОЕ? шутка, а может, просто адская насмешка, скажи, как оце

нить ее?

ШПДЗМ! шали, пацан, да знай меру!

ЭВЖМС! эликсир вечной женской молодости сперма!

ЭЛЕКТРОН эта любовь единственная, которую ты разожгла, останется

навеки.

ЭПРОН Эрот, подари радость одной ненасытной.

ЭТАП экскурсия таежных арестантских паханов.

ЭХО! Эрот, хочу отдаться! эх, хорошо (бы) обожраться! этого хватит

одной!

ЮВ ВТК юный воспитанник воспитательнотрудовой колонии.

ЮДА юный друг Адольфа.

ЮДВ юный друг воров.

ЮГ юный грабитель; южный грабитель; юный громила; юный гастролер.

ЯБЛОКО я буду любить одного, как обещала.

ЯВА я вые... актив.

ЯВТПК я выпью тебя по капле.

ЯД я дождусь.

ЯДРО я дарю радость однажды.

ЯЛТА я люблю тебя, ангел.

ЯНИН я научен изменой навеки.

ЯННА я надеюсь на амнистию.

ЯНПТС я не продажная тварь совка.

ЯПОНИЯ? я прощу обиду, не изменю, ясно?; я прощаю обиду, не измену,

ясно?

ЯР Я решился!

ЯРД я решил драться.

ЯРДС я рождена для счастья.

ЯРМО я рождена мучиться одна.

ЯСССССВД я съел свою совесть с соплями в детстве.

ЯХОНТ я хочу одного (одну) навеки тебя.

ЯХТ я хочу тебя.

ЯХТА я хочу тебя, ангелочек.

ЯХТТ я хочу только тебя.

Необходимо отметить, что толкование аббревиатур не является чемто

нерушимым и неизменным. Оно может быть произвольным.

Многие сокращения трактуются поразному (КОТ, СЛОН, ТИГР, БОГ, БАРС и др.). В главе приведены наиболее распространенные интерпретации. Истинное значение текстовых сокращений знает лишь их непосредственный владелец.

АЗАРТНЫЕ ИГРЫ

Карты в тюрьме и в зоне одна из немногих возможностей скрасить тягостный "досуг", разнообразить вялотекущую жизнь острыми впечатлениями. Именно карты подводят зека к конфликтной черте независимо от везения или умения. Выигрываешь - приобретаешь врага или, в лучшем случае, недоброжелателя. Проигрываешь - сам становишься подобным. Любая игра проходит в пике до нервного срыва с психопатическими вскриками, угрозами и оскорблениями.

"Двадцать одно" (никогда не называется "очко"), "тридцать одно" ("бура"), стос, терц неполный перечень самых распространенных игр в тюрьме и зоне.

Все игры сопровождаются огромным количеством неписаных правил и "примочек" (нюансов), которые нужно знать досконально. В затруднительных случаях играющие обращаются к авторитетному "катале", к "авторитету", вору в законе.

В карты никогда не играют просто так. И никогда не говорят: сыграем "просто так", ибо это выражение означает игру на то, что ниже спины. Говорят: играем "без интереса" или "под интерес".

Играют обычно один на один. Время по договоренности, до отбоя например... Или пока есть ответ в денежном или вещевом выражении. В долг (на представку) играют один раз. Проиграл плати, нет значит, ты ставил фуфло (см. Приложениесловарь), ты фуфлыжник и тебе дорога в "козлятник", в "петушатник" или под нож кредитора.

Изготовление карт в тюрьме мастерское действо подручными средствами. Пережевывается и протирается сквозь носовой платок хлеб получается отличный клейстер; склеивается бумага, режется прямоугольниками, (книги, газеты, тетради), и по трафаретам наносится рисунок (всегда найдется шариковый стержень).

В зонах же всегда найдется монопольная колода фабричного изготовления.

Азартными в тюрьме и в зоне являются все без исключения игры шахматы, шашки, домино.

(В зоне забивают не "козла" а "барана"). Все играют "под интерес", пусть и небольшой: сигаретки, конфетки...

При игре очень важное значение придается "словам" карточным терминам, жаргонным выражениям ("фене"). Никого не удивляет нынче слово "штука", означающее тысячу. Однако в лагере при игре в "двадцать одно" под сигаретки проигрывающий партнер неожиданно спросил: "Ты сколько ставишь?" "Две штуки", ответил другой и бросил на кон сигареты. И проиграл. Проигрывавший ранее предъявил ему счет две тысячи (штуки) сигарет 100 пачек, огромное количество по лагерным меркам. Нашлись и "очевидцы". Лишь после длительной разборки с участием авторитетных блатных решено было переиграть до "ответа". Выиграл в конце концов тот, кто допустил "косяк" с двумя "штуками". Но могло повернуться и поиному, многое зависело от личностей игроков и настроения авторитетов.

Играют и в нарды. Это практически разрешенная игра в зоне. Но проигрыши равнозначны карточным, а страсти не менее жестоки. Российский зек быстро овладел этой азиатской игрой, представляющей смесь случайности (вбрасываются два кубика на вариант хода) и тонкого расчета. Говорят, это любимая игра (после шахмат) эксчемпиона мира Анатолия Карпова. Но, думаю, за колючкой нашлись бы мастера, раздевшие бы и Карпова вплоть до казны Фонда Мира.

Есть и хорошие шахматные самоучки, но более всего шашистов. К зеку Виталику Э. приехал сразиться майор из управления, чемпион МВД, мастер спорта и проиграл под улюлюканье едва ли не всей зоны. А на Виталика, сбросив шкуру "офицерского благородства", наехали "кумовья" (оперчасть). Благо, что срок у него подходил к "звонку" отделался десятисуточным в ШИЗО...

Азартные игры один из основных источников неприятностей и конфликтов в тюрьме и зоне, как со стороны ментов, так и между партнерами.

Карточный синдром

Тюремные игры имеют богатую историю. Они были едва ли не основным развлечением. Профессиональный преступник не мог обойтись без холодка в своем животе, без которого не мыслилось ни одно серьезное преступление, и охотно переносил это ощущение азарта в камеру. Карточные игры вору сопутствовали всегда. Ими он не только зарабатывал на жизнь, но и гадал на фарт, проверял благосклонность фортуны и попросту развлекался.

Вместе с картами в тюремных камерах появились и другие игры. Многие из них родились именно в тюрьмах, где изворотливый арестантский ум искал для себя все новых и новых развлечений. Игры сливались воедино, комбинировались, отходили, вновь возвращались. Безобидные ставки граничили с истязаниями, деньги с побоями. В каменных стенах играли в кости, домино, спички, монеты, бумажные купюры, металлические пуговицы, щепки, хлебные шарики, устраивали тараканьи бега и крысиные бои... Однако на первом месте попрежнему оставались карты. После посещения сахалинской каторги Чехов, наблюдавший местные карточные сражения, заметил:

"Ссыльный развлекается тайно, воровским образом. Чтобы добыть стакан водки, который при обыкновенных условиях обходится только в пятак, он должен тайно обратиться к контрабандисту и отдать ему, если нет денег, свой хлеб или чтонибудь из одежи. Единственное духовное наслаждение игра в карты возможно только ночью, при свете огарков, или в тайге. Всякое же тайное наслаждение, часто повторяемое, обращается малопомалу в страсть; при слишком большой подражательности ссыльных один арестант заражает другого, и, в конце концов, такие, казалось бы, пустяки, как контрабандная водка и игра в карты, ведут к невероятным беспорядкам. Как я говорил уже, кулаки из ссыльных на тайной торговле водкой и спиртом наживают состояния; это значит, что рядом с ссыльным, имеющим 3050 тысяч, надо искать людей, которые систематически растрачивают свою пищу и одежду.

Картежная игра, как эпидемическая болезнь, овладела уже всеми тюрьмами; тюрьмы представляют собою большие игорные дома, а селения и посты их филиальные отделения. Дело поставлено очень широко, и говорят даже, что здешние картежникиорганизаторы, у которых при случайных обысках находят сотни и тысячи рублей, ведут правильные деловые сношения с сибирскими тюрьмами, например, с иркутской, где, как выражаются каторжные, идет "настоящая" игра. В Александровке уже несколько игорных домов; в одном из них, на 2й Кирпичной улице, произошел даже скандал, характерный для притонов подобного рода: застрелился проигравшийся надзиратель. Игра в штосе туманит головы, как дурман, и каторжный, проигрывая пишу и одежду, не чувствует голода и холода и, когда его секут, не чувствует боли, и, как это ни странно, даже во время такой работы, как нагрузка, когда баржа с углем стучит бортом о пароход, плещут волны, и люди зеленеют от морской болезни, в барже происходит игра в карты, и деловой разговор мешается с картежным: "Отваливай! Два с боку! Есть!"...

Позднее, уже при советской исправительнотрудовой системе, карточным баталиям посвящались рифмованные творения. Это были и песни, и просто стихи. Вот некоторые из них, рожденные на Соловецких островах в середине 20х годов:

После завтрака играют.

Вновь открылось казино,

Игроков везде хватает,

Игроков везде полно.

Тот за печкой притаился

И пыхтит как паровоз.

А другой в углу забился,

Четко мечет в чудный "стос".

Моментально карты лепят,

Невозможно передать.

Если взводный их отымет

Наготове есть опять.

Вдруг, как кошки, разбежались:

"Шухер", братцы, мы горим!"

Два несчастные попались,

Захватил их командир.

В общем числе внугрилагерных правонарушений картежная игра занимает одно из первых мест. С картежной игрой сопряжена целая группа различных огрехов растраты, отказ работать, проматывание казенного имущества и тому подобное. Азарт не могут подавить даже карцером:

Игра в буру азарт наводит

Играют триста, как один,

И карцер вечно заполненный,

И только виден черный дым...

За что сидят? А все за карты,

Ломают склад, тащат муку,

Администрация их ловит,

Сажает в маленьку тюрьму...

(Стенгазета "Труд" N 2, 18 марта 1926 года).

Бура

Обычно играют двое. Раздается на руки по три карты, остальная колода кладется рубашкой вверх и одна карта высвечивается козырем. Каждому игроку надо набрать тридцать одно (не меньше) очко взятками. Туз - одиннадцать очей (очки сокращенно и умилительно называют очи).

Десятка десять очков. Король четыре, дама три, валет два очка.

Остальные карты "очей" не приносят. Начинает ходить тот, кто раздавал. Он может пойти с двух карт, если у него две карты одной масти. Партнер должен либо побить эти карты (по старшинству масти либо козырем), или сдать взятку, т.е. любые две карты сбросить крапом вверх, не раскрывая.

Недостающие карты игроки берут из колоды, и игра продолжается. Кто взял взятку, тот и ходит опять. Карты из колоды берутся по одной. Одну карту берет один игрок, за ним берет одну карту другой... пока у каждого на руках опять не станет по три карты. Если же вдруг у игрока на руках сразу три козыря, то он объявляет: "Бура!". Игра заканчивается его победой. Он собирает и раздает вновь. Закончился как бы один кон.

Игроки могут договориться и каждый кон оценить в деньгах. Сыграв двадцать конов, они могут сделать взаимозачет и расплатиться друг с другом. Если на руки приходят не козырные все три карты одной масти, то игрок объявляет: "Молодка" и заходит вне зависимости от очередности хода. В середине игры каждый игрок вправе объявить: "Игра сделана". Тем самым он прерывает игру и подсчитывает очки, которые он набрал взятками (и с учетом сноса партнера).

Если при этом у него набирается тридцать одно и больше очков то он выиграл данный кон. Если же нет кон выигрывает партнер. При одновременном наборе одинаковых мастей ходит тот, кто перед этим взял взятку. Если у обоих партнеров пришла бура (три карты козырной масти), то выигрыш у того, у кого больше и сильней карта. Вышеприведенные правила буры считаются классическими и вполне устоявшимися, однако в различных регионах могут иметь место некоторые расхождения.

Играют тридцать шесть листов. Значение карт: туз одиннадцать очей, десятка десять и так далее. Валет два очка, дама три, король четыре.

Очко

В игре могут участвовать достаточно много человек. В самом начале игры определяется первый банкуюший - тот, кто будет сдавать карты и выставлять начальную сумму денег в банк. Обычно все желающие банковать поднимают карты "на старшего", то есть "вслепую" берут какуюто часть карт из колоды и переворачивают. У кого оказалась самая старшая карта (туз, к примеру), тот и начинает банковать. Если у кого-то еще на руках такая же по старшинству карта, то раскрывают карты дальше... Пока у одного не окажется старше, чем у партнера. В начале игры определяется минимальная сумма банка и минимальный "бой", то есть часть банка, которую можно "бить" (отыгрывать).

"Стук" это объявление банкуюшего, что данный кон и раздача карт является последней. Обычно он объявляется тогда, когда в банке собирается денежная сумма, в десять раз превышающая первоначальную. До "стука" банкуюший не может прекратить сдавать карты, если только кто-то из игроков не "ударил" по всему банку и выиграют.

Что происходит в момент "стука"? Игра идет так же, но когда последний (по правую руку от банкуюшего) игрок ударил (выиграл или проиграл) и в банке остались деньги то все они переходят к банкующему. После этого право банковать переходит к другому игроку. И все начинается сначала.

Раздача карт. Банкующий должен тщательно перетасовать карты, последней руке (тому, кто сидит от него справа) дать срезать колоду. Затем с верха колоды банкующий раздает по одной карте всем игрокам. Себе карту он сдает в последнюю очередь. Далее нижней картой он "зарезает" колоду (то есть отделяет свою карту, которую он кладет поперек колоды).

Теперь уже все карты вытаскиваются снизу колоды. Игроки командуют, давать ли им еще карты, или хватит. Смысл набрать двадцать одно очко. С каждой новой картой, полученной из колоды, возрастает вероятность и "перебора", то есть когда все карты на руках дают больше, чем двадцать одно очко. Перебор проигрыш. Игрок обязан тут же показать открытыми все карты и доложить ту сумму в банк, которую он "бил" (играл). Если будет перебор у банкующего, то игрок выигрывает и забирает сумму, которую он "бил" (играл). Все отыгравшие карты банкующий укладывает сверху колоды (как и свои собственные).

Каждого нового игрока он спрашивает: "На сколько идешь (бьешь)?". Обычно игроки бьют какуюто часть банка: третью часть, половину или весь банк. Условия, конечно, простые. Если выиграл игрок то он берет эту часть банка себе. В случае его проигрыша он доставляет эту ставку в банк. Очень важно банкующему спросить игрока о том, какую часть банка он намерен "бить" до того, как тот заказал следующую карту.

Если у игрока и банкующего окажется одинаковый по значению набор очков, выигрыш считается в любом случае за банкуюшим.

Если у игрока сразу выпал набор в двадцать одно очко, в этом случае он объявляет о своем наборе и банкующий не имеет права производить набор для себя.

Есть и такой вариант в игре. Игрок набрал уже несколько карт и боится брать еще одну карту "в открытую" для себя. Он может попросить банкующего дать ему одну карту "в темную" и играть себе. Банкуюший начинает сдавать карты себе. Тут есть несколько вариантов. Если банкуюший сделал перебор то выигрыш остается за игроком (на это игрок и рассчитывал!). Когда банкуюший "остановился", он просит игрока открыть карты. Если там перебор, то игрок проиграл. Если вышло при такой игре одинаковое количество очков то выиграл банкуюший. Если у игрока и банкующего выпало двадцать одно очко, то выигрывает игрок, ибо считается, что его очко "в темную" пришло раньше.

Существуют еще разные мелкие варианты в этой игре. Некоторые игроки договариваются считать, что любые пять картинок подряд означают двадцать одно очко. Некоторые над обычным очком пытаются установить "суперочко" (к примеру, два туза). А у других два туза означают всего лишь перебор (кстати, два туза именуют почему-то "красной Москвой").

Иногда на банкующего пытаются наложить какието запреты. К примеру, если он набрал уже пятнадцать очков то обязан тащить еще одну карту, якобы он на пятнадцати не может останавливаться. А на семнадцати очках он, наоборот, не имеет права больше вытаскивать очередную карту, то есть обязан "стоять". Некоторые игроки запрещают после каждого кона банкующему тасовать колоду. Он ее просто переворачивает, сдает игрокам, себе, зарезает и начинает снизу тащить карты на новом кону. Конечно, эти хитрости устанавливают те игроки, которые внимательно смотрят, в каком порядке были набраны карты предыдущего кона, сложены банкующим, и на следующий кон они уже смогут выстроить весь порядок карт.

Могут соблюдаться какиелибо дополнительные правила и налагаться штрафы на банкующего.

Самая жестокая ошибка банкующего следующая. Банкуюший раздал всем игрокам по одной карте, удачно сыграл с большинством игроков... но забыл самого последнего игрока, сидящего по правую руку (или даже двух игроков!). Вот банкомет объявляет "стук", собирает карты и начинает их тасовать. Но тут игрок, у которого осталась одна карта, спокойно спрашивает:

"Хорошо тасовал?" "Ну да". "А это что такое?" Игрок показывает одну карту, которую банкуюший забыл потребовать в предыдушем коне.

Таким вот образом банкуюший страшно обидел игрока и не дал ему сыграть в предыдушем коне, возможно, и выиграть все деньги на кону. Банкующий обязан отдать весь банк этому игроку, а карты и право банковать переходят к следующему по очереди игроку. Если обиженных игроков больше, чем один, то они делят деньги банка в равных долях между собой.

Правила достаточно просты. Эту игру любят шулеры, так как когда они банкуют, то могут долго держать карты в своих руках. Они приберегают одного или двух тузов и в нужный момент могут как сдать очко (двадцать одно) себе, так и дать крупную карту противнику чтобы у него выпал перебор. Очень удобно играть наколотыми картами. Шулер запросто ощупывает пальцами нижнюю часть карты, определяя по наколотым значкам ее достоинство, и сдает противнику или себе необходимые очки.

Иногда посторонним (болельщикам, которые окружают игроков) разрешают "примазываться". Что это значит? Если другие игроки не возражают и не возражает банкуюший, то посторонний на какойлибо карте осторожного игрока просит разрешения "примазаться". Он тянет вместе с игроком карту (вернее, просит банкующего вытащить им). Он в данном случае принимает решения и будет расплачиваться с банкующим. Сам игрок бьет, скажем так, одну десятую банка, так как, на его взгляд, карта неудачна. А примазавшийся бьет половину банка. Они вдвоем советуются, брать или не брать еще одну карту, затем дают команду играть банкуюшему. Банкуюший играет как обычно. Если он выигрывает то примазавшийся доставляет свою сумму примазки, а игрок свою. Если банкующий проиграл, то они берут из банка каждый свою часть денег. Обычно на "стуке" не разрешают примазываться (против, как правило, банкуюший).

Иногда право "примазаться" используют по договоренности в отношении постороннего, но очень нужного человека. Если игра происходит на квартире у катраншика или не было карт, но их кто-то принес, то для него могут сделать льготу.

При игре в "триньку" льготой могут быть фиксированные сборы с каждой крупной "свары". При игре в "очко" примазавшийся несет такую же ответственность, как и игрок, и они вместе принимают решение по выбору карт, иначе они могут "подставить" один другого специально, в пользу банкующего. А иногда, кстати, примазчики как раз и играют в пользу банкующего; проигрывая сами, они вовлекают в проигрыш и игрока.

Рамс

Перед началом игры определяется сдающий, который сдает по пять карт и открывает козырь, кроме того, пять карт откладывает в "прикуп". В этой игре важно не оказаться сдающим карты, так как партнер в случае плохих карт может заменить их на "прикуп", а сданные "зарыть" в колоду. Если пришел козырной туз, то ходят с него обязательно, иначе игрок получает пять штрафных очков. Если туз лежит на "вскрыше", то есть обозначает масть, то ходят королем. Если на одних руках имеются козырные дама и король (марьяж, то обязателен заход с одной из этих карт. Нарушение этого правила тоже штрафуется пятью очками. Целью игры является списание 15 очков, которые записываются каждому игроку перед началом игры. Каждая взятка оценивается в одно очко. Если приходят два валета одно

го цвета, то списывается пять очков. Если у обоих партнеров соберутся по два валета одного цвета, то списывает очки тот, у кого есть козырной валет. По договоренности в таких случаях перед началом игры могут очки списывать оба партнера. Если одному из партнеров пришли 5 карт одной масти ("рамс"), то он списывает 5, а партнер записывает себе 5 штрафных очков. Если "рамс" козырной, то эти очки удваиваются. Если в процессе игры партнер не взял ни одной взятки, то ему начисляется пять штрафных очков, и кроме этого, он должен уплатить заранее определенную сумму ("прокат"). Выигрывает тот, кто списал ровно 15 очков. Если он списал больше, например, 17, то ему записывается 17 штрафных очков.

Третями

Оба партнера имеют по колоде карт. Для того, чтобы определить, кто будет метать карты, партнеры договариваются, какая карта мечет. Если, например, произносится фраза: "Молодка мечет", то метать карты будет тот, кому выпала младшая карта. Если "Старший по стосу мечет", то метать карты будет тот, кому выпала старшая карта. Значение карт идет от семерки до туза. После растасовки колоды партнер своей картой "подрезает", т.е. разделяет, колоду противника. После подрезки он же выбирает любую карту из своей колоды и кладет ее отдельно, но не показывает противнику. Задача игроков: поймать выбранную карту, для чего мечущий карты открывает нижнюю карту из своей колоды ("нечет"). Если она не совпала с отложенной, то открывает карту для партнера также из своей колоды ("чет"). Ловля карт может быть цветной, полуцветной и простой. Если выпала карта одной масти и одного значения с отложенной, то выигрыш составляет 100% от ставки ("цветная"), если выпала карта одного цвета, то выигрыш 2/3 ставки ("полуцветная"), если выпала только одного значения, то выигрыш составляет 1/3 ставки. Выигрывает тот, на чью сторону выпала соответствующая карта. При игре "третями" используются следующие шулерские приемы:

1. "Кидать метлу". Если игра ведется картами малого размера, то при тасовке мечущий карты игрок оставляет скрытно в руке несколько разных карт. Когда "чет" и "нечет" он выбросил по несколько карт и они не совпали с ловленной, то он в "нечет", т.е. в свой ряд, выбрасывает одну из спрятанных карт, значение которой не совпадает с ранее выброшенными, т.е. вероятность совпадения с ловленной возрастает во много раз, так как всего может быть только восемь вариантов. Если и эта карта не совпала, то в ряд противника ("чет") он бросает из спрятанных карту, совпавшую по значению с ранее выпавшими, т.е. не дает ему выиграть, а себе снова бросает карту, не бывшую в ходу.

2. Делаются пометки карт ("крапление"). В данном случае карты имеют пометки, определяемые чаще всего на ощупь. Например, какимлибо способом он помечает карты, имеющие значение на "Д" (девятка, десятка, дама), другим помечает нечетные карты, младшие, старшие и т.д. Играть можно, не видя партнера, выкрикивая значение и масти карт.

Тринька

Эта игра имеет также второе название "сека". Из колоды в 36 карт отбираются простые карты с тузами (без картинок). Если картинки оставляют, то это будет "сека". В колоде таким образом остается 24 карты, и максимальное количество игроков восемь человек. Перед самым началом игры определяется сдающий. Обычно это делают подъемом на "старшего". Игроки поднимают каждый группу карт, а затем переворачивают. У кого самое большое значение, тот и будет первым сдавать карты. А затем сдает тот, кто выигрывает кон.

Если у двух или у трех игроков оказались самые крупные карты, к примеру, тузы, то каждый раздвигает (снимает) эту карту, и за ней сравниваются следующие карты. И так до тех пор, пока у кого-то не окажется старшая карта относительно противника. Когда игроков много, то определяется сдающий обычно следующим образом. Один из игроков перетасовывает карты, а затем сверху начинает высвечивать значение карт, приговаривая: "Стол, хозяин, ты, он, тот" и т.д. Под "столом" понимается самая первая снятая карта. Под "хозяином" сам сдающий в данный момент. Каждая следующая карта это значение для каждого последующего игрока. Карты вынимаются до тех пор, пока не выпадет первый туз. Возникает как бы своеобразная считалочка. На кого выпадает туз, тот и может начать тасовать и сдавать карты.

Карты тасуются в произвольном порядке. Но обязательно надо "срезать" под правую от себя руку (если вы сдаете). После "срезки" надо тут же начать раздавать карты по одной слева направо. Каждому игроку раздается по три карты. Если в момент раздачи вдруг комуто "засветится" карта по вине сдающего, это не считается большой погрешностью. В этот момент сдающий обязан спросить: "Заменить?". А принимающий карты решает, оставить карту или попросить заменить. Но предыдущие карты свои он, конечно, не должен смотреть и видеть. Замена карт производится произвольным вытягиванием из середины колоды, а заменяемая карта подкладывается в самый низ колоды.

Иногда принимающие карты могут попросить специально "засветить" их карту: таким образом пытаются изменить ход игры, спутать противника (а вдруг там выпадает крупная карта) и т.п. Игроки, которым выпадают первыми по три карты те могут "затемнить". Игрок в этом случае в карты не смотрит, а бросает в банк какуюто сумму (обычно она равна одной или двум ставкам в банк) и говорит: "Темню". Это значит, что он как бы первым уже не вступает в игру, предоставляя это делать следующим за ним игрокам. Остальные игроки берут свои карты, раскрывают их для себя и принимают решение. У каждого игрока есть несколько вариантов продолжения. Если значение очков на картах маленькое, то можно карты бросить, не раскрывая их, и сказать: "Упал". На данный кон этот игрок выбывает. Если игрок решил играть дальше, то ему надо ставить на кон уже сумму не меньшую, что была "затемнена". А если этот игрок решил "вскрыться" (открыть значение карт противнику, сидящему от него по правую руку), то обязан ставить сумму, превышающую "затемненную" сумму ровно в два раза. Игрока, который "затемнил", может сразу за ним сидящий игрок "перетемнить". В этом случае бросается еще большая сумма в банк, а условия для всех остальных игроков остаются такими же.

Когда все игроки по первому кругу отреагировали и сделали свои ходы, то только тогда могут в свои карты посмотреть и тот, кто "затемнил", и тот, кто "перетемнил". Теперь и они решают, что же им делать. Или "упасть" (выбросить карты), или продолжать играть, делая ставки. Ставки могут только повышаться и быть никак не меньше "затемненной" или "перетемненной" суммы. Игрокам, которые "затемнили" ("перетемнили"), выпадет только одно преимущество. Они имеют право "скрываться" игроку под свою правую руку за "затемненную" ("перетемненную") сумму, а остальные игроки "скрываются" только за удвоенную сумму этих значений.

Очки считаются по мастям. Если на одной масти у вас выпадает, к примеру, туз, десятка, девятка то это значит, что к вам пришла самая большая "тринька" (три масти) суммой в тридцать очков. Туз, как и во многих играх, принимается за одиннадцать очков. Самую большую "триньку" могут перебить только два сочетания карт. Это три шестерки, а их в свою очередь бьют три туза. Никакие больше сочетания карт не считаются "триньками": "три девятки", "три восьмерки" и т.п. Исключение составляют три десятки. Но при этом сочетании игрок может в любой момент игры "вскрыться" и потребовать только пересдачи карт на данный кон. То есть, его карты ничего не значат, кроме десяти очков одной из десяток, но он может требовать пересдачи. При этом уже нельзя забирать из банка деньги, которые все "проходили" в данном розыгрыше. Если игрок с тремя десятками на руках в "темную", не раскрывая карт, сумел провести игру на данном кону и всех победил, то он забирает банк и не обязательно ему требовать пересдачу. А это может быть в случае, если он бросил в банк крупную ставку, остальные испугались "упали", а он таким образом остался один, и можно никому не раскрывать значение карт.

Очки считаются только по мастям. Одной масти: туз и десять это двадцать одно очко. Одной масти: семь и восемь это пятнадцать и т.д. Два туза, две шестерки и т.п. ничего не значат, кроме как по одному значению этих карт: одиннадцать, шесть и т.д. Игроки начинают ходить слева направо от сдающего. Тот в свою очередь спрашивает: "Ваше слово?". Те принимают решение и начинают "падать" или "ходить". "Ходят", бросая в банк сумму, которая равна или больше ставки в банк перед началом игры. Предположим, играли "по копеечке". Каждый обязан был поставить в банк свою "копеечку". Принимая решение играть, теперь игроки кидают дальше в банк, приговаривая: "Дальше копеечку... дальше дал". Карты при этом каждый держит, закрыв и никому не показывая. Тот игрок, который хочет сравнить свои очки с соседом, сидящим по правую руку, бросает сумму, которая была только что поставлена перед ним (не ниже), и говорит: "Скрываюсь". Два игрока сравнивают свои очки. У кого меньше тот выбывает.

Так игра проходит до тех пор, пока не останется самый последний игрок, который имеет на руках самое большое количество очков. Он и забирает банк, делает первым новую ставку, просит остальных тоже делать ставки, а затем вновь тасуют колоду, срезают и раздают выигравшим. Раздающий карты проверяет правильность внесения ставок в банк до раздачи карт. Если он начал сдавать карты, а банк оказался неполным, кто-то забыл поставить свою ставку и не признается в этом, то раздающий обязан выяснить это, и если добровольно никто не вспоминает о своей забывчивости, то он сам пополняет банк. Перед раздачей банк должен быть обязательно полным, то есть соответствовать сумме всех ставок играющих игроков.

Когда идет игра и игроки увеличивают ставки, то может быть и предельная сумма, т.е. "потолок", который нельзя перекрывать. Это делается в интересах малоимущих игроков, которые должны иметь шанс "открыться" и сравнить свои очки перед тем, кто хотел бы их деньгами "задавить" и бросает для этого крупные суммы в банк при очередном ходе. О таком "потолке" можно заранее договориться перед началом игры. Обычно этот "потолок" устанавливается в пределах 50100кратного повышения над обычной самой минимальной ставкой в банк. Если ставка по одному доллару, то "потолок" устанавливается обычно в сто долларов.

Одним из главных компонентов игры является фаза "свары". "Свара" может получиться естественным путем, когда играющие "вскрывались", и осталось два (или три) игрока с одинаковыми очками. Предположим, у одного игрока оказались бубновые восемнадцать очков, а у другого крестовые восемнадцать. Что это значит? Это значит, что они "варят" банк. У них есть два пути. По обоюдному согласию они могут разделить данный банк пополам (или на три части, если "варят" втроем). Или же приглашают остальных игроков внести сумму, равную половине банка. Сами они, конечно, ничего не добавляют в банк. В этом и есть преимущество "заваривших", они как бы "выдаивают" остальных игроков.

Очень часто "свары" делаются специально. Два игрока бросают большие ставки, вынуждая других "упасть", не "открываясь". Когда же они остаются вдвоем последними, то один из них может пригласить другого: "Варим?". Другой отвечает: "Давай заварим!". Они бросают карты в колоду, не раскрывая их значения. А затем идет обычная процедура. Сумма банка подсчитывается, делится пополам, и определяется "входная ставка" на "свару", равная половине данного банка. Чтоб теперь принять участие в очередном туре игры, каждый игрок доставляет новую ставку. "Заварившие" принимают ставки от игроков, бросают их деньги в новый банк. После этого двое заваривших определяют, кому из них сдавать. Они поднимают на "старшего". Каждый захватывает какуюто часть колоды, а затем уже высвечивает самую нижнюю карту. У кого по очкам "старшая", тот и имеет право на сдачу.

Тасовка, срезка и сдача происходят точно так, как и в обычном кону. Если забыли потянуть на "старшего", забыли "срезать" и т.п., то любой вправе тут же заявить о пересдаче карт. На "сваре" карты раздаются только тем, кто "заварил" и кто доставил в банк недостающую сумму. Желание "варить" это добровольное решение. Кто-то не хочет "варить", кто-то не желает доставлять в банк в этом случае никто не неволит. Эти игроки пропускают данную "свару", ждут розыгрыша, а потом опять принимают участие в игре. При "сваре" два или несколько игроков могут сложиться и поставить необходимую сумму, чтоб иметь право в игре. Это разрешается. Комуто из них сдаются карты, и они все вместе принимают решение: "падать", "ходить" и т.д.

На "сваре", так принято большинством, нельзя "темнить" и делать то, что позволяется при этом. В момент "свары" (до раздачи карт) могут некоторые партнеры объединяться. Они друг друга спрашивают: "Набздем?" Это значит, что банк и шансы делятся пополам. Кто из них выиграет, тот делится половиной банка.

Вот и все классические правила в "триньке". В отдельных регионах, конечно, приняты какието небольшие отклонения. Где-то определяют, что самым высоким сочетанием надо принимать три шестерки, а не три туза. Где-то не устанавливают "потолок" при проходе и т.д. Но обо всем этом игроки договариваются перед началом игры, дабы устранить дальнейшие недоразумения и конфликты.

Тэрс (терс, тэрц)

Как правило, в этой игре участвуют два человека. По старшинству или меньшинству определяется раздающий карты, который сдает по 9 карт и открывает козырь. В следующей партии сдает тот, кто взял последнюю взятку. Цель игры набрать более 530 очков. Сочетание трех карт одной масти подряд называется тэрсом (7, 8, 9, 8, 9, 10, дама, король, туз и т.д.).

Если у партнера на руках тоже тэрс, то выигрыш определяется по старшинству карт. Если выпали 4 карты подряд одной масти ("кварт"), т0 записывается 40 очков (два "тэрса") и добавляется еше 50 очков, т.е. "кварт" дает 90 выигрышных очков. Если пришло 5 карт ("пятерик") то записывается 260 очков; при 6 картах ("шестерик") 530. Если пришли козырные король и дама ("марьяж"), то партия прекращается, и их владельцу записывается 20 очков.

Если у одного из партнеров оказалось 4 короля, или 4 дамы, или 4 туза, то ему записывается 100 очков; если 4 валета, то 200 очков. Если игроку попала козырная семерка, то он заменяет ее козырем, лежащим на "вскрыше". За незамен 100 штрафных очков. Эта семерка достается тому, кто набирает карты из колоды последним. Если даже по забывчивости игрок будет играть восемью картами вместо девяти, то он штрафуется 100 очками (соответственно, если семью то 200). В случае, если игрок взял из колоды более 9 карт, то он объявляется проигравшим.

Самой старшей картой при игре в "тэрс" является козырной валет. Если он пришел в конце игры, то дает выигрыш в 30 очков, а если в начале или в середине то 20 очков и право на сдачу карт в следующей партии. Второй по старшинству картой считается козырная девятка. Она дает 13 очков. После розыгрыша колоды подсчитываются очки в набранных картах: валет (не козырной) 1 очко, дама 2 очка, король 3 очка, десятка 10, туз 11, девятка козырная 13, валет козырный 30 (20). Остальные карты при подсчете в очках не оцениваются. Всего при подсчете на двух партнеров приходится 150 очков, если валет козырный пришел в конце игры.

Байбут

Азартная игра в кости. В зависимости от сочетания выпавших цифр определяется выигрыш или проигрыш. Они бывают двойные или одинарные. Двойной выигрыш 6х6, 5х5. 3х3. Одинарный выигрыш 5х6. Двойной проигрыш 4х4, 2х2, 1х1. Одинарный проигрыш 1х2. Все остальные сочетания не действительны, и бросок повторяется. Играют на деньги, вещи или желание.

Тюремный козел

Камерная игра со спичечным коробком, который на краю кровати или нар подбрасывается щелчком вверх. Если коробок упал этикеткой вверх, игроку начисляется два очка, на ребро 5, стоя 10 очков, тыльной стороной 0 очков. Надо набрать 50 очков. Игроки с многолетним опытом умудряются выбрасывать каждый раз на ребро. Поэтому сражение между искушенными соперниками неинтересно. Игра может вестись на деньги, вещи, продукты питания, щелчки. Обычно в игре участвуют двое, но бывает, что к "тюремному козлу" подключается вся камера. Он удобен тем, что требует нехитрого инструмента, такого как спичечный коробок.

Хитрый шофер

Камерная игра, в которой новичку завязывают глаза и заставляют на стуле имитировать действия водителя в определенных ситуациях. Скажем, кто-то кричит: "Красный свет!", и "шофер" обязан нажать ногой "тормозную педаль". В процессе игры ему объявляют дорожные знаки, моделируют различные транспортные ситуации, предлагают поломку автомобиля. Звучат окрики: "Поворот направо", "Въезд запрещен", "Обгон запрещен", "Старушка на дороге" и тому подобное. На команду "Легавый светофор" подопытный зек должен приложить ладонь к виску, мило улыбнуться и сделать неприличный жест. Если "хитрый шофер" допускает промашку, внимательная братва опрокидывает его в "кювет", скажем, в таз с водой.

Шмен

Игра на деньги по сумме цифровых значений на денежных купюрах. Игроки договариваются, какая цифровая комбинация считается выигрышной: по общей сумме цифр, по числу четных или нечетных, по разнице чисел и тому подобное. Как правило, победитель забирает купюру проигравшего.

"Двенадцать бумажек"

Лагерная игра, распространенная в ВТК. В эту игру вовлекают неопытного новичка, фамилию которого пишут на двенадцати бумажках. На первой пишется, где спрятана вторая, на второй третья и т.д. Человек, чья фамилия написана на бумажке, становится "слугой" нашедшего, то есть выполняет его желания. Способы игры разные, принцип один: сохраняется жесткая последовательность, при которой цепь бумажек приводит к заранее определенной жертве.

"Белая береза"

Это не столько игра, сколько игорная ставка. До недавнего времени в зонах пользовались успехом карточные игры, где проигравший выполнял желание победителя. Схожая ставка наблюдалась и при игре в домино "Двадцать четыре удовольствия". При ней проигравший также обязан выполнить любое желание выигравшего. Скажем, весь день он должен был отвечать на любой вопрос словами: "Крякни в тину". Особый конфуз при этом возникал, когда собеседником проигравшего зека становился кто-нибудь из сотрудников тюрьмы или лагеря. Вот живой пример, который произошел на Свердловской пересылке и лег в мемуары бывшего рецидивиста:

"Я сидел в тесной потнючей камере и ждал вызова на этап. Вчера я проигрался и сегодня с раннего утра начал отдавать долг. Это были не деньги или казенные шмотки. Это были слова "скворцы прилетели". Несмотря на всю безобидность фразы, вся камера целое утро потешалась, задавая глупые вопросы. И на каждый я громко гундосил: "Скворцы прилетели". Через час эта потеха всем надоела, и меня больше не трогали. И надо же было этому случиться: именно сегодня и именно меня вызвали на этап. Я этого ждал и больше всего боялся. Когда мы садились играть, то условились, чтобы фраза, за которую сразу же можно схлопотать по морде, на кон не ставилась. "Скворцы" далеко не самое худшее. Бывало, что заставляли читать детское стихотворение или пункты Устава ВЛКСМ, принесенного из библиотеки для изготовления сигарет.

Ну, так вот. В дверях показался прапорщик и назвал мою фамилию. Это не было вопросом, и я молча подошел к дверям. "Вертух" спросил: "Шмотки собрал?" "Скворцы прилетели" с готовностью выпалил я. Я не видел братву, но чувствовал, что она давилась со смеху. Прапорщик тупо поглядел на меня и наконец выжал: "Что?" Запахло дерьмом. Скворцы, говорю, прилетели. Его глаза сузились, губы побелели и вытянулись в нитку. Казалось, еще миг и он бросится на меня. Но вместо этого контролер сухо поинтересовался: "Какие скворцы?" Черт бы побрал этих скворцов. Проклиная свою долю и слыша, как закатываются сокамерники, я повторил фразу. Прапорщик был новеньким. Те, кто годами ходят по тюрьмам (мы сидим, они ходят), знают, что выкидываются штуки и похлеще. Скажем, плюнуть в рожу дежурному офицеру. Подобные ставки среди братвы не катят, но их могут просто спровоцировать для какого-то азартного рогомета. При мне был такой случай. Бедолаге разнесли витрину так, что неделю шапка не налазила. Он похлопал офицера по фуражке и сказал: "Ну что, мент, службу дрочишь?" Дежурный поправил фуражку и приказал двум инспекторам завести зека в карцер для беседы...

"Скворцы прилетели" повторил я. На помощь растерянному прапору подоспел конвоир, здоровенный рыжий детина. Он врезал мне между лопаток так, что я полетел в коридор. "Воруши копытами, гнида!" прорычал он. И хотя хохочущая от души камера осталась позади, я продолжал повторять:

"Скворцы прилетели". Я даже не думал жульничать: это могло бы плохо кончиться. Поэтому я честно отрабатывал свой долг и в этапном строю, и в карцере, куда меня таки запихнули. Игра есть игра".

Иногда проигравший орет глупость с верхнего яруса. Или всю ночь спит на полу. Тюремная фантазия не знает границ. Один картежник доигрался до того, что в разгар трудового дня, ровно в полдень, как и требовал того победитель, вдруг вышел в центр заводского цеха и начал читать стихи:

Я маленькая девочка,

Я в школу не хожу.

Я Ленина не видела,

Но я его люблю.

После короткой паузы четверостишие повторилось. И так далее. Ровно десять минут. Мастер подошел к "девочке", обложил его со всех сторон матом и вновь направил к токарному станку. Обрабатывая деталь, заключенный продолжал твердить о своей любви к Ленину. Безнаказанно эта шалость не прошла: десять минут это всетаки десять минут. Дело могло бы закончиться тривиальным штрафом, но на дворе стоял 76й год, и дедушка Ленин еще был в почете. Вместе с кожей сдирались политические татуировки и пресекались любые словестные поползновения в адрес вождей гегемона. Мастер побежал за подмогой. Чтецадекламатора показали врачу. К тому времени зек уже закончил монотонно твердить свое и молчал, как рыба. Врач даже не стал его осматривать. Услышав, что заключенный психически здоров, "вертухаи" бодро поволокли его в ШИЗО. И хотя тот во все горло сознавался, что просто отдал карточный долг, попариться в изоляторе зеку пришлось. На том и разошлись.

В 30е годы в Соловецких лагерях была в ходу ставка "100 тараканов" (1000 тараканов или что-то в этом роде): проигравшего обязывали отловить сотню барачных насекомых и предъявить их "счетной комиссии". Зек мог неделю ползать по бараку с банкой в руках, охотясь на тараканов. Игра имела и санитарный успех. Иногда охота за тараканами затягивалась на месяц. В зависимости от количества насекомых. Вместо тараканов могли фигурировать пауки или крысы.

Тюремные правила запрещают загадывать желания, которые позорят честь арестанта или же несут угрозу его жизни. Был случай, когда трое зеков предложили проигравшему поцеловать петуха. Должник спокойно послал их на три буквы. "Ты что же, падла, платить не будешь? оскалился один из зеков и угрожающе двинулся вперед. Целуй гребня. Иначе опустим прямо здесь!" Неудачливый игрок двинул зека кулаком между глаз. Бойцов разняли и через "коней" обратились за советом к авторитету. Вскоре деды правильной хаты передали маляву, в которой советовали разобраться с теми, кто придумал такое позорное задание.

Бывали случаи, когда проигрывали самих себя. Проигравший становился на день, неделю или месяц (а случалось, что и навсегда) рабом победителя. Академик Дмитрий Лихачев, отбывающий наказание в соловецких ротах, вспоминал:

"Лор, "боярующий" (ухаживающий, уговаривающий) шпаненка, специально завлекает в игру и выигрывает у него "последнее". Такой, проигравший себя в карты, допускает в отношении себя различные, самые дикие извращения. Проигранный таким образом попадает в положение полной отчужденности он не имеет права ни с кем разговаривать, прикасаться к посуде и тому подобное.

В старое время обычными были случаи проигрыша "марух" (любовниц). Сейчас это уже постепенно выводится. Проигрыши самих себя или вообще "последнего" чаще всего происходят из так называемой "амбиции". Если "схлестнутся" двое, имеющих друг на друга злобу, или если играющие почему-то считают для себя позором проиграть, игра может зайти очень далеко. Проигрывают золотые зубы, которые после игры выдираются клещами или выбиваются молотком. Проигрывают пальцы, играют на ухо и т.п. Происходят своеобразные картежные дуэли.

Мстящий старается заставить своего партнера "влезть на рогатину", то есть заставить его проиграть чтонибудь такое, что он не сможет выплатить, или причинить ему существенный ущерб. Но такая игра, хотя и считается вполне "законной", однако может остаться небезнаказанной. Часто случается, что кто-нибудь из присутствующих мстит, но мстит также законно картами.

Игра на человеческую жизнь называется "три звездочки" или "три косточки": смотря на чью жизнь идет игра свою или чужую. Очень часто блатной мир играл на жизнь "четвертого" ("пятого", "шестого" и т.д.). Проигравшему поручают убить человека, которого укажут победители. Это может быть стукач, надзиратель или проштрафившийся зек. Чаще всего игра на жизнь пятого идет на свободе. Тогда круг потенциальных жертв значительно расширяется. Трупом может стать даже случайный прохожий.

Зеки могли выбрать жертву, полагаясь на случай. Могут заказать смерть того, кто первым выбросит окурок в ту урну, кто купит в киоске те папиросы, кто первым выйдет из трамвая. Когдато очень популярной была метка скамеек в скверах. На ней мелом рисовался крест, и кто на него сядет, тот должен умереть. Разумеется, уголовный розыск мучился в догадках о мотивах насильственной кончины. Метка лавок стала настолько популярной, что просочилась в народные массы. В 5060 годах мирные граждане шарахались от крестов, как черт от ладана. А рецидивисты тем временем опять трудилась за карточным столом.

В пятидесятых годах "пятым" стал даже Марк Бернес. Судя по всему, за то, что сыграл ссученного вора в новом фильме. Тогда МВД прессовало воровскую масть по высшему разряду, и советский послевоенный кинематограф не мог остаться в стороне от этого процесса. Выполнить волю братвы поручили рецидивисту по кличке Бурлак. В тот вечер он остался без копейки и в порыве азарта поставил на кон "жизнь пятого". Бурлак проиграл кон. Дальнейшую судьбу киллера и его провал я описал в книге "Антология заказного убийства".

В сегодняшних тюрьмах и колониях карточные игры преследуют скорее меркантильные цели, чем развлекательные. Утрачивает былую силу и чувство блатной мести. Меняется мир меняется жизнь. Меняется жизнь изменяются ставки.

Боковой ветер

Шулерские приемы родились вместе с игральными каргами. Совершенствовать "боковой ветер" (именно так называют шулерские манипуляции) очень сложно, изобрести новые приемы практически невозможно. В арсенале карточных мошенников превалируют классические методы, которые сохранили свою актуальность и на сегодняшний день. Многие приемы, популярные, скажем, в начале века, ныне устарели. На смену им пришли технические ухищрения, где все чаще и чаще фигурирует электроника: в игорных домах под зеленое сукно закладываются сканеры, в стенах монтируются видеосистемы, даже в самих картах уже наблюдались металлические вкрапления, на которые реагировал сверхчувствительный прибор в часах шулера. Но классика осталась классикой. Она незаменима там, куда доступ техническим наворотам ограничен. Одним из таких мест попрежнему остаются тюрьмы и колонии. Ниже приводятся популярные шулерские приемы и понятия, стареющие, но еще не утратившие своей актуальности.

"Крап" пометка игральных карт, благодаря которой игрок располагает их в нужном порядке и, зная их значение, составляет при игре нужное для себя сочетание. Дефекты на картах должны быть незаметны для противников. Такая пометка может быть "на глаз", "на ощупь". Игральные карты, продаваемые в магазинах, годятся не для всех игр, в частности, для тех, где нужное расположение карт зависит от растасовки. Поэтому такие карты "затачиваются", иногда расклеивают, удаляя внутренний слой, и в зависимости от вида игры "заряжают". Крупные шулеры подчас берут в магазине несколько колод карт, затачивают их и возвращают продавцу, договорившись с ним о том, что когда они будут покупать карты, продавец подаст им именно эти колоды. Такой прием применяется с целью убеждения противника в том, что игра будет идти без обмана. Сведущие люди поговаривают, что высококлассные шулеры имели "своих" продавцов практически во всех магазинах, где шла торговля игральными картами. Но эта механика уже отошла в прошлое: сегодня карточные колоды можно встретить на каждом шагу. Ими торгуют в киосках, магазинах, с лотков и базарных прилавков. Когда шулер имеет дело не с меченой колодой, он попытается ее "закрапить" во время игры, по мере оборота карт. Скажем, ногтем проведет черточку у края карты. После чего эта карта уже определяется на ощупь. Шулеры, работающие таким способом, постоянно удаляют кожу с кончиков пальцев, повышая таким образом их чувствительность.

Внешняя сторона карт, так называемая "рубашка", состоит из переплета ромбов и множества тонких линий. Это своеобразные "дактилоскопические" признаки карт: типография не может и не пытается повторить одну и ту же комбинацию линий на двух и более картах. Другими словами, каждая "рубашка" имеет свой отличительный знак, распознать который и пытается шулер. Он покупает множество колод и формирует из них одну. В новой комбинированной колоде достоинство карт четко разграничивается. Например, "рубашка" тузов имеет цельные ромбы, десятки половинчатые, короли слегка подрезанные и т.д. Часто крапят колоду добавочными линиями. При фабричной печати используются красные и зеленые линии различной толщины. Утолщая ту или иную линию, можно разграничить карты по мастям. Пиковая масть толстая линия в правом углу, червовая в левом. Та же ситуация и с зелеными линиями. Еще один из приемов крапления колоды образование толстой и тонкой точки в белом ромбе, что вырисовывается в правом углу. Большая точка вверху ромба пики, внизу трефы, справа черви, слева бубны. Ставя маленькую точку возле большой, можно пометить практически все карты от туза до шестерки (если колода в 32 карты семерки).

"Держка" один из технических приемов шулеров: сдача партнеру вместо верхней или нижней карты другой. Держка может проводиться "на глаз", "на щуп", смотря по тому, каким образом помечены карты, а также "угловою", "верховою" и "боковою", в зависимости от места пометки карты, которого касается пальцами шулер, вытаскивая ее из колоды.

"Заправка" умышленный проигрыш с целью разжигания азарта у "лоха" при игре в карты, а также незаметная пометка карт.

"Кидать метлу" шулерский прием, используемый при игре "третями", когда мечущий карты игрок подбрасывает противнику карты уже отыгранные, чем лишает партнера шансов на выигрыш.

"Коцка" крапление карт, как правило, четырех тузов и четырех десяток, у которых лицевая сторона шероховата в одном направлении. Все остальные карты с тыльной стороны шероховаты в другом направлении. При тасовке такие карты слипаются, и опытный игрок знает, какая карта у него под рукой; пометка карт с помощью расплавленного парафина, в который опускаются все углы карты. При этом нужные карты имеют больший или меньший угол, что позволяет игроку определять их значение.

"Боковая точка" способ пометки карт, при котором карты затачиваются сбоку, что позволяет при тасовке располагать их в нужном порядке и манипулировать теми из них, которые выгодны шулеру.

"Братское окошко" отверстие прямоугольной формы в первом слое игральной карты со вставленными внутрь передвигающимися знаками, с помощью которых можно изменять значение карты в нужном для шулера сочетании.

"Двойниковая точка" способ пометки, при котором нужные карты с одного из углов осторожно затачиваются на фаску, т.е. под углом к торцевой части карты, затем по диагонали затачиваются, но уже с другой стороны. Если такие карты сложить друг с другом, то они как бы склеиваются, а отточенные под углом торцы образуют острый угол и при тасовке такие карты не разъединяются, что позволяет шулеру манипулировать ими. Иногда такая заточка делается по всей боковой части карты, что позволяет вести растасовку их сбоку, а в первом случае только с угла.

"Мебель" сообщник шулера, не умеющий применять шулерские приемы, но принимающий участие в картежной игре, когда мало партнеров. Как правило, он разыгрывает из себя рискованного игрока. Расчет с ним ведется только для вида. В то же время он получает определенный процент с выигранной шулером суммы.

"На глаз" способ пометки игральной карты, который позволяет игроку определить ее значение по внешнему виду. Наиболее простой пометкой является нарушение глянцевой поверхности карты ластиком. Такие пометки может заметить под определенным углом освещения лишь тот, кто их сделал.

"На щуп" пометка игральных карт, значение которых определяется на ощупь пальцами игрока. Наиболее простые пометки наколки, сделанные на уголках карт, но это, как правило, у неопытных игроков. В других случаях применяется "заточка", иногда углы нужных карт слегка затираются наждачной бумагой. Иногда углы карт расклеивают, между слоями закладывают мельчайшие крупинки стекла, и карту снова склеивают. Крупинка стекла или песчинка могут быть вклеены и в другие места карт. Можно помечать карту маленькой точкой бесцветного клея в определенном месте. В других случаях карту расклеивают и из нее либо удаляют внутренний слой, чтобы она была тоньше, либо внутрь вклеивают бумагу, и карта становится толще.

"Перевод" шулерский прием при игре в "очко", заключающийся в том, что, собрав большой банк, шулер дает условный знак своему партнеру идти на всю сумму и сдает ему нужные карты. Это позволяет шулеру оставаться вне подозрения окружающих, хотя в действительности он перевел свой выигрыш партнеру, с которым затем делит его. Иногда таким сообщником может быть и "мебель".

"Переворачивать вольт" шулерский прием, позволяющий вернуть колоду в первоначальное положение.

"Свист" способ пометки игральной карты, заключающийся в том, что по краю определенных карт (в торцевой части) проводят тупым ножом, отчего края карты почти незаметно выступают и при движении, соприкасаясь с другими картами, издают отличительный звук, что позволяет шулеру определять значение карты и пускать ее в ход для обыгрывания жертвы.

"Семериковая точка" расположение в колоде семи разных по значению карт, которые "заточены" и благодаря этому легко вытасовываются. Используя эти карты при игре "третями", игрок, откладывая их на свою сторону, ловит карту партнера, имея гораздо больший шанс на выигрыш.

"Сигналист" или "телеграфист" сообщник шулера, подглядывающий в карты жертвы и сигнализирующий о них условными знаками или фразами.

"Скользок" шулерский прием, при котором нужное значение карты обозначается дополнительным знаком, приклеивающимся к ней в нужный момент.

"Смена" незаметная подмена колоды карт другой, в которой часть карт подделана или растасована в нужном для шулера порядке (чаще всего при игре в "триньку").

Изначально подтасованная колода карт называется "материал". С нее шулер начинает сдавать карты на стол. Противникам сдается крупная карта, однако себе и своему партнеру шулер сдаст выигрышную комбинацию, которая часто отличается лишь на одно очко. Начинается азартный торг, в банк бросаются все новые суммы, но итог кона уже определен. Шулер может сдать себе и проигрышную карту. Например, если заметил подозрительность в поведении игроков. Проиграв, он благоразумно выходит из игры, завершая карточную встречу своим поражением.

"Сплавка" прием, с помощью которого неопытного игрока, имеющего деньги, вовлекают в картежную игру. Опытный шулер "обыгрывает" всю компанию, в том числе и новичка, а затем под благовидным предлогом УХОДИТ. Оставшиеся для зашифровки своей причастности к проигрышу устраивают обсуждение игры, ищут причины "провала", а затем покидают проигравшего, пообещав "расплатиться" с обидчиком. Выигрыш делится между шулером и сообщниками.

"Спуск" шулерский прием при игре в карты, когда вместо одной подкидываются две карты.

"Стирами" называют игральные карты, как таковые, а также карты со стертыми или дорисованными значениями. Ими шулеры пополняют неполную колоду.

"Съемная галантина" игральная карта, на которую слегка приклеивается лишний знак. Если игроку необходимо изменить значение карты, он незаметным движением снимает этот знак и получает комбинацию карт в свою пользу.

Шулерский прием, с помощью которого колода карт разделяется в нужном для игрока порядке, называется "Тевде". Например, в одну часть откладываются карты на "Т" (туз, тройка), в другую на "Д" (девятка, десятка, дама). Можно разделить на четные и нечетные или в ином порядке, имеющем закономерность, что позволяет шулеру манипулировать картами.

"Скользкие карты". Колоду кладут на некоторое время в сырое место, чтобы гуммиарабик, входящий в фабричную краску, размягчился и стал липким. Сдавая карты, шулер крепко прижимает большим пальцем левой руки колоду. Простые карты (от шестерки до десятки) скользят быстрее, картинки с большей площадью закраски медленнее. Для усиления скользящего эффекта шулер иногда намазывает картинки легким слоем мыла, остальные карты размельченной канифолью.

Самый популярный шулерский прием фальшивый съем колоды. Колоду держат в левой руке и разделяют ее на две равные части. Затем кладут правую руку на колоду, зажимая нижнюю кучку карт между большим и средним пальцами правой руки. Теперь верхняя кучка будет находиться между мизинцем, указательным и средним пальцами левой руки. Продолжая держать нижнюю кучку правой рукой, не сжимая ею верхней кучки, стараются левой рукой быстро и незаметно продвинуть верхнюю кучку вниз. После съемки кучки могут и должны иметь различные положения в зависимости от дальнейшей цели. Они могут быть скрещены вместе или же наискось, разделены по одной в каждой руке или разделены указательным пальцем правой руки и находиться в одной руке. Две кучки карт могут быть соединены в левой руке так, чтобы фигуры нижней кучки были обращены к фигурам верхней. В этом случае предполагается, что одна кучка закрыта другой, и они находятся в левой руке шулера.

Прием фальшивой съемки карт одной рукой это один из сложных приемов, которым владеют картежные шулеры. Колоду карт необходимо держать в левой руке и разделить ее на две кучки, сжав верхнюю часть между сгибом большого пальца и основанием указательного пальца, а нижнюю между этой же частью ладони и первыми суставами среднего и безымянного пальцев. Потом указательным пальцем и мизинцем с одной, средним и безымянным пальцами с другой стороны зажимается нижняя часть колоды. Продолжая держать большой палец в том же положении, разгибают остальные пальцы и приводят нижнюю кучку карт в особое положение. В этом положении карты нижней кучки перевернуты, то есть обращены фигурами вверх: но они всетаки остаются между указательным пальцем и мизинцем, с одной стороны, и между средним и безымянным с другой.

Далее большой палец немного отгибается, и опускается верхняя кучка, придержанная указательным пальцем и мизинцем, и в это же время надвигается на большой палец нижняя кучка карт. В этом положении нижняя кучка перешла наверх, и фигуры карт в обеих руках обращены вниз. Затем большой палец вынимается из промежутка между двумя кучками, он положен сверху карт, отодвинув обе кучки к основанию большого пальца так, чтобы они ровно закрывали одна другую и составляли как бы одно целое, то есть одну кучку. В указанном положении обе кучки еще отделены указательным пальцем и мизинцем. Теперь же остается лишь разогнуть эти пальцы и быстро вынуть их, чтобы все карты соединились в одну кучку.

У группы шулеров существует своя система сигнализации, так называемые "маяки". Вот некоторые из них. Поглаживание подбородка означает "Подойди ко мне". Когда прикладываются пальцы рук ко лбу или плечу, следует быть осторожным: где-то рядом находится милиция. Знаком опасности считается и жест, имитирующий стряхивание с груди крошек или соринки. Дважды отщелкнув с лацкана пиджака невидимую пыль, сообщник шулера предупреждает:

"Будь внимателен". Если шулер быстро сжал и разжал кулак, это значит, что он успел "зарядить" (подтасовать) колоду карт. Его партнер теперь может уверенно повышать ставки. Неразжатый кулак говорит: "Крой всеми деньгами". Кроме условных жестов шулеры нередко используют зашифрованные фразы, шутки, прибаутки внешне безобидные, но имеющие особый смысл. Например, задумчивые изречения "Такой раздачей сыт не будешь", "На валет и зверь бежит", "А мы вас дамочкой" и тому подобное могут означать все что угодно.

Как уже говорилось, шулерские приемы и традиции уходят в далекое прошлое. Они наблюдались и на каторге, и в арестантских ротах, и в исправительных домах. Способы обмана были примитивны (если сравнивать их с нынешними). Скажем, шулер тасовал колоду, но не пофраерски (складыванием широких боков), а складыванием концов в концы. Обычно во время тасовки тайком изучалось и расположение карт в колоде. Опытный игрок обязательно анализирует психологию соперника и подтасовывает нужные карты "на низок" или на верх колоды, в зависимости от того, как обычно снимал партнер. В свою очередь и партнер принимал оборонительные меры. Он старался выбрать карту, предварительно гадая по своей колоде. Впрочем, это, конечно, не обязательно. Выбрав карту, играющий подрезал ею стасованную колоду. Затем следовал традиционный вопрос: "Стос готов?" Если партнер замечал, что подрезкой сбита его подтасованная колода и опрокинуты его расчеты, он имел право отказаться. Такая подтасовка, если ее не замечали, вполне позволялась недозволительна только метка карт. Во избежание этого "свои" карты всегда при сдаче вытаскивали снизу колоды. Существовал целый ряд способов обыгрывать противника в стос. Фраера называли их шулерскими, а "свои" просто "шансами".

При одном из наиболее распространенных шансов, так называемом "бала

муте", карты располагались в нужном порядке. Тасовка производилась таким

образом, что те Карты, которые в нее всовывались, из нее же и вынима

лись, а потом ставились на прежнее место. Получалось впечатление настоя

щей тасовки, а в конечном результате колода оставалась нетронутой. В не

которых случаях для той же цели делался так называемый "клин"

те карты, которые при подобной тасовке должны оставаться нетронутыми, слегка подрезались с угла вдоль карты так, что карта становилась немного уже. При тасовке вытаскивались только те карты, которые не подрезаны.

Почти то же, что и "баламут", представлял из себя так называемый "пятерик". Но он был сложнее и служил для тех, кого нельзя было взять на "баламут". Вместо клина часто делался так называемый "запус". Колода подбиралась в нужном порядке и потом делилась пополам в одну часть собирали все нечетные карты, а в другую четные. Четные карты слегка подтачивались с концов стеклом или бритвой. При тасовке следовало захватить ровно половину (16 карт) и вкладывать их так, чтобы каждая карта попадала через одну на свое место. В следующий раз бралась опять половина и опять всовывалась через одну. При следующей перекладке карты снова попадали на свои места. Такая тасовка требовала большой сноровки. Она шла очень быстро и давала полную иллюзию настоящей. Когда партнер снимал колоду, что могло спутать игру, одна из половинок слегка сгибалась в руке, а потом колода еще раз незаметно перекладывалась на старое место.

При игре в "стос" чрезвычайно важно знать, какая карта падает "в лоб" (первая), и правильно выбрать ее при подрезке. Для этой цели существует целый ряд способов. Например; из колоды выбираются все валеты и слегка сгибаются с углов. При подрезке стараются попасть под карту, на которой лежит валет. Теперь валет угадан.

Если колода новая, рубашку карты натирают воском до блеска и при подрезке, когда колода снимается, на рубашке получается смутное отражение нижней карты, которая должна идти "в лоб". В некоторых случаях на части карт предположим, на всех "фигурах" с краю делаются легкие надрезы или так называемый "ерш" (слегка зазубренные края карты натираются воском), который легко нащупать рукой подрезывающему (при подрезке карту следует держать несколько косо и "щупать" края верхней карты).

Играющий приблизительно ориентировался в том, какая карта упадет "в лоб". В самодельных картах возможно "насыпное очко". В обычной семерке место, в котором в восьмерке должно быть очко, натиралось сальной свечкой и из него переводилось через трафаретку очко из сажи жженого белого хлеба. Получалась обычная восьмерка. Если необходимо сделать семерку, очко быстро стиралось. Однако клееное очко и "галантину" шулеры применяли редко, ибо эти приемы были слишком известны.

Многие шулеры имели свои личные наработки и производственные секреты, которыми поделиться не спешили. Партнер, заметив, что его "берут даром", имел право в любое время остановить игру: "Твой номер старый". В этом случае он должен был указать способ, каким его обыгрывали. Если он указывал его правильно, то выигрыш полностью оставался за ним.

Прописка

Прописка в нынешнем ее понимании издевательская проверка новичка, который впервые попал в места лишения свободы. Она вошла в моду в 30е годы и была далека от истязаний.

Классическая тюремная прописка своеобразный экзамен для новобранца. Она знает множество примеров и хитрых уловок, которым подвергался испытуемый. Скажем, тюремная этика не позволяла зекам допытываться у новичка, кто он, когда и за что попал в камеру. Не поощрялось и любопытство по поводу числа ходок. Но для проверки его лагерного опыта братва затевала развлечение. Как правило, прописка начинается с вопросов. Едва зекновичок переступал порог, оказываясь один на один с абсолютно чужим миром, как к нему подходил какойто шустрый малый и участливо спрашивал:

Мать продашь или в задницу дашь?

Столь странное знакомство имеет множество разновидностей: "Тебе привет от Прасковьи Федоровны передали?", "Что будешь кушать мыло со стола или хлеб с параши?" От того, какой будет ответ, зависела и судьба зека. Правильный ответ отрицает любой выбор или же показывает ознакомленность с подобными традициями: "Мать не продается, жопа не дается". "Ссу стоя, сру сидя" ("Прасковья Федоровна" на воровском жаргоне тюремная параша), "Стол не мыльница, параша не хлебница". Таких характерных вопросов масса.

Но это только словесный экзамен. Гораздо хуже для новичка, если с ним начинают производить подозрительные манипуляции. Например, ему подавали нитку: "Перевяжи яйца и прыгни с верхних нар". Зек должен был снять штаны, обмотать ниткой мошонку, вскарабкаться на верхний ярус, закрепить конец нитки и сигануть вниз. Опытный арестант без боязни и стеснения проделывал эту хитрую процедуру: нитка обязательно должна была порваться. Новоприбывшему зеку могли приказать повторить "подвиг Гастелло" с третьего яруса. Опытный зек прыгал вниз головой и падал на руки братвы. Новичок робко отнекивался и в конце концов оказывался избитым.

Тюремный закон запрещал травмы при прописке. Но это было до недавнего времени. Неписаные блатные традиции еще сохранились в "черных" (воровских) зонах. Однако в "красных" зонах и камерах, где власть держат фраера (бандиты, убийцы, вымогатели и др.), прописка уже давно стала не столько экзаменом, сколько развлечением. Издевательство над зеком встречается там. где нет жестких тюремных обычаев.

Три товарища

Игра, в которой новичку предлагают выдергивать одну из трех спичек, зажатых в ладони. Если он вытянул самую короткую, то он с завязанными глазами должен угадывать, кто наносит ему удары. В большинстве случаев "спичечный шулер" изначально обрекает игрока на поражение. Все спички оказываются короткими.

Вот один из фрагментов игры в следственном изоляторе.

К новоприбывшему зеку, с опаской взирающему на всех и вся, подходят

два человека:

Не грусти, земеля. Давай сыграем.

Я не хочу играть.

И я не хочу, и он не хочет. Но надо. Тебя нужно прописать.

И начинается сцена традиционного игрового истязания. Угадать ударившего зека невозможно, так как опытные зеки имеют договор между собой. Новичка колотят с каждым разом все сильней. В правильных хатах эта игра не популярна, так как почти обязательно подразумевает жестокость. В беспредельной камере другое дело. По тюремным правилам в "три товарища" сражаются до первой крови, но в пылу азарта очень легко перейти дозволенную черту. Под конец игры новичка могут ударить по гениталиям или в глаза. Все зависит от настроя "экзаменаторов". Случалось, что после такой прописки начинающий зек поступал в санчасть.

Проверка зрения

Камерная игра, распространенная среди несовершеннолетних. Новичку предлагают закутать голову в пиджак и через рукав угадывать различные предметы. Зек послушно набрасывает пиджак, один из "окулистов" услужливо поддерживает рукав, чтобы испытуемый мог наблюдать через узкое отверстие за предметами, которые поочередно подносятся к рукаву. Из пиджака доносится глухое: "коробка спичек", "карандаш", "дуля" и так далее. В один из моментов, когда новичок немного расслабляется и действительно принимает все происходящее за игру, кто-то наливает в рукав воду. Случается, что перед рукавом снимают штаны и показывают "пациенту" половой член. Тот правильно называет этот предмет и тут же получает в глаз теплую противную струю.

Разновидностью этой игры может быть и такая ситуация, которую называют "Пропади, копейка". Трое зеков, среди которых и новичок, растягивают за края пиджак. В середину пиджака бросают монету, и ведущий, играющий роль фокусника, обещает незаметно похитить монету. Кто первый заметит пропажу монеты, тот и выиграл. "Фокусник" начинает громко бубнить: "Пропади, копейка. Пропади, копейка..." Новичок во все глаза наблюдает за копейкой, а в это время кто-то из игроков, поддерживая пиджак лишь одной рукой, расстегивает штаны и мочится на новичка. Тот замечает подвох, когда штаны полностью намокли. Он отбрасывает пиджак, но облегченный зек уже успел застегнуть штаны. Камера давится со смеху, а мокрый зек поспешно и с отвращением сдирает с себя штаны.

Лагерные мостырки

Чтобы избежать этапа или работы, зэкам часто приходится симулировать болезнь. Для этого существуют специальные рецепты, которые уголовная братия разработала и опробовала еще во времена каторги. Этими хитростями стали пользоваться и в зонах ГУЛАГа. Законники симулировали заболевание, чтобы попасть в больницу, где, по воровской традиции, назначался сходняк. В зависимости от масштабов сходки, медучреждения могли быть разные. Поэтому была разной и тяжесть "недуга".

По старым воровским законам, короновать зэка позволялось лишь во время пересылки или в тюремной больнице. Кандидату на почетный титул приходилось что-то с собой делать, чтобы вызвать озабоченность врачей. Случалось, претендент в погоне за титулом даже причинял себе увечья и попадал в больницу на вручение венца.

Симуляцию болезни или намеренное членовредительство зэки называют мостырками (или мастырками). Их перечень настолько объемен, что потянул бы на хороший сборник лагерных рецептов. В 1987 году исследователь советского лагерного быта Жак Росси издал в Лондоне "Справочник по ГУЛАГу". Автор не обошел вниманием и мостырки. Наиболее популярные выглядят так.

В женских лагерях самым простым и приятным средством избежать работы считалась беременность. Осужденные женщины провоцировали мужской персо-нал лагеря на близость и старались скрыть интересное положение до момента, когда проводить аборт никто не рисковал. Беременная зэчка освобождалась от трудовых будней на несколько месяцев.

К чуть ли не повседневным рецептам относилось обильное потребление воды, которое могло закончиться водянкой. Чтобы вызвать жажду, зэки ели соль целыми кусками. Учащенное сердцебиение вызывалось водным настоем табака, который пили три раза в день.

Чтобы сымитировать тяжелую гнойную рану, зэк разрезал кожу и вводил в надрез нитку, которой чистил зубы. Инфекция делала свое дело, и спустя два-три дня рана пугала самого симулянта.

Болезненным, но эффективным, считалось прижигание полового члена.

Морщась от боли, зэк обрабатывал детородный орган горящей сигаретой. Ранки смахивали на сифилисные язвы, и мостырщик отправлялся в венеричес-кое отделение. Симуляция гонореи переносилась не менее болезненно: в мочеиспускательный канал с помощью шприца вводили жидкое мыло, вызывающее раздражение слизистой и подозрительные выделения. Если кипяток лить на ногу или руку не прямиком, а через тряпку, обваренная кожа напоминает своей припухлостью и равномерной краснотой гангрену.

Острое кишечное отравление или дизентерию имитировали тем, что съедали несколько кусков обычного мыла. Кто не мог проглотить мыло, пил мыльный раствор. Через несколько часов появлялись рези в животе и сильный понос.

Желающие получить высокую температуру вводили под кожу керосин. Кроме температуры, появлялись фурункулы, которые также можно было использовать при выборе "диагноза".

В сустав руки или ноги загонялись иглы. Сустав распухал, синел и подпадал под признаки перелома конечности. Высококлассная мостырка определялась лишь рентгеном.

Доходило и до намеренного членовредительства. Во время сильных моро-зов из окна выставлялись пальцы рук (реже ног). Отморожение часто заканчивалось ампутацией пальцев или даже кисти. Глотались зубные щетки, гвозди, ложки. Бывало, зэки собственноручно отсекали пальцы, мостыря производственное увечье.

Чтобы избежать этапа, зэки применяли мостырку, даже не пытаясь имити-ровать заболевание. Скажем, прибивали гвоздем к деревянному полу или табурету мошонку, повреждая только кожу. Несколько дней уходило на то, чтобы "отсоединить" зэка. Прошедшие мостырку отмечают ее относительную безболезненность. Случалось, что мостырщик зашивал нитками рот. Оттянуть этап можно и с помощью химического карандаша. Достаточно растереть грифель и засыпать им глаза, чтобы вызвать временную слепоту. Еще зэки симулируют недуг, чтобы не попасть в карцер. Каждое постановление на посадку в карцер должна подписать санчасть. Мастерски исполненная мостырка обеспечивает перевод на более легкую работу во время очередного медосмотра на соответствие трудовой категории. Их три: ТФТ (тяжелый физический труд), СФТ (средний), ЛФТ (легкий). О популярности и коварстве лагерных мостырок вспоминал и Солженицын в "Архипелаге "ГУЛАГ":

"Другое дело - мостырка, покалечиться так, чтоб и живу остаться, и инвалидом. Как говорится, минута терпения - год кантовки. Ногу сломать да потом чтоб срослась неверно. Воду соленую пить - опухнуть. Или чай курить это против сердца. А табачный настой пить - против легких хорошо. Только с мерою надо делать, чтоб не перемостырить да через инвалидность в могилку не скакнуть. А кто меру знает?.. "

"ШАРЫ" И "УЗДЕЧКИ" или "ремонт болтов"

С тюремной камеры начинается приобщение новоявленного зека к садомазохистской "хирургии", специализирующейся на вживлении в детородный орган так называемых "шаров". "Шары", по убеждению любого зека, способствуют наиболее полному удовлетворению женщины во время физической близости. Самому "шароносителю" они, вероятно, доставляют лишь моральное удовлетворение.

Делаются "шары" из оргстекла (зубная щетка); обломок затачивается до размеров от 3 до 20 мм в диаметре, полируется тщательнейшим образом... Для операции нужен хорошо заточенный гвоздь-сотка или "весло". Дезинфицируется "инструмент" кипятком (как и сам "шар"). Пациент кладет член на гладкую поверхность (скамья, например) и оттягивает вправо или влево крайнюю плоть. По оттянутому месту "хирург" бьет "инструментом"; в кровоточащее отверстие вставляется "шар". И перебинтовывается в меру чистым носовым платком. Хорошо, если удается выпросить у заглянувшего в камеру медика (лепилы) таблетку стрептоцида: "послеоперационный" период часто протекает в форме сепсиса (заражения крови); орган утолщается до размеров ноги. Иногда и во время самой "операции" "хирург" промахивается (что-нибудь под руку сказали) и попадает гвоздем точно в вену. Это "фильм ужасов"...

Спутники носились недолго и вырезались лагерными врачами после первого же медосмотра: этого требовала ведомственная инструкция. Зэки это хорошо знали и пытались дотянуть до свидания со своей подругой. Врачи же - в целях воспитания "гуманного, не озлобляющего и разумного" - старались вырезать спутник не сразу при поступлении зэка в лагерь, а только за час перед свиданием, когда приехала к нему жена и он пришел на обязательный перед свиданием врачебный осмотр.

В нынешних зонах "ремонт болтов" встречается значительно реже. Если же он проводится, то не средневековыми - методами, а с помощью хирургического скальпеля и дезинфицирующих средств.

Ставят также и "уздечки": пробивается дырочка внизу; сквозь нее протягивается леска; дырочка не зарастает: теперь на нее можно подвесить все, что угодно, вплоть до золотой серьги...

В зоне эти операции почти безопасны, потому что гораздо легче достать медикаменты и перевязку. Но в зоне практикуют еще и "уникальную" операцию по закачиванию под кожу полового члена вазелиновой смеси, увеличивая толщину органа до неимоверных размеров. Делается и "розочка" методом рассечения крайней плоти на четыре части...

Есть зеки, носящие в штанах буквально "кукурузный початок": двадцать, тридцать, сорок шаров кто больше?..

А еще, говорят, вживляют в член свежеотрезанные крысиные уши... по бокам...

ДЕЛА ПРИКОЛЬНЫЕ. СПОРЫ

"Приколы", "романы" (с ударением на "о") занимают, как и азартные игры, значительное место в жизни зека. Есть истинные мастера приколов, умеющие заворожить массу слушателей увлекательнейшим рассказом из собственной жизни, переложением кинофильма или попурри из того и другого. Не надо путать мастера прикола с "гонщиком", "гонщик" даже из правдивого рассказа делает бесстыдное вранье; слушателей же обмануть невозможно: "Все, Васятка, подвязывай "базар", не гони гусей... Пусть лучше Бирюк приколет чтонибудь..."

В одной из камер СИЗО города С. дожидался этапа на зону Дядя Семен (кличка), бывалый зек с шестнадцатилетним стажем строгого режима. Однажды его внимание привлекла проскользнувшая в поисках пищи мышь, и Дядя Семен, откашлявшись, проникновенным голосом поведал сокамерникам историю о том, как семь лет тому назад он ждал этапа в Ростовской тюрьме, и прикормил в камере крысу, и дал имя Машка, и крыса эта выходила из щели под стеной на его голос. "Скажу, бывало, негромко так: "Машка! Машка!" Смотрю нарисовалась, родная... Положу сухарик подбежит, понюхает и носик в сторону. Обижается, падла... Я тогда ей сырку голландского шматок мать дачку подогнала три дня тому... Машка к сыру, подбегает и передними лапками, одна о другую, потирает: рада, сучара, донельзя... Кентовались мы с ней месяц не разлей вода! А тут этап: с вещами! на выход! Я сидор собрал, Машку зову: "Машунь! Машунь!" Гляжу: выходит. "Прощай, Машка!" говорю. А она на задние лапки встала, смотрит грустно... А из правого шнифта (глаза) по щеке слезинка, махонькая такая..."

Тут Дядя Семен замолчал. Возникла общая пауза, после чего чейто робкий голос произнес: "А что? У меня был кот..." последовала еще одна, не менее увлекательная история.

Такие Дяди Семены ценимы в зоне, их охотно приглашают чифирнуть это солидные люди, не допускающие никакой клоунады даже в самом развеселом приколе.

"Интеллигентные люди" ценятся как рассказчики лишь в том случае, если они входят "своими" в общий зековский круг. Лишь по прошествии некоторого времени к их знаниям начинают относиться, что называется, по заслугам, обращаются с просьбами юридического характера, разрешают с их помощью сложные вопросы и споры "культурного свойства". Ни должность, ни ученое звание не могут, как на свободе, заставить себя уважать. В зоне нет ни докторов наук, ни директоров, ни офицеров, ни десантников, ни каратистов. Есть все те же блатные, "мужики", "козлы" и "петухи". Это следует запомнить.

Спорить ("мазать") на чтонибудь за что угодно вещь опасная. Выпускник института культуры, (отмотавший, правда, уже два срока за квартирные кражи) не обходил ни одной литературной темы. Его подловил бывалый "мужик" Н. Разговор шел ни о чем, пустопорожний. На устах "культурного" мелькнуло: "...А Лев Толстой в "Войне и мире" написал..." На что Н. заметил: "Войну и мир" Чехов написал". Заспорили. "Культурный" сбегал в библиотеку, принес книгу: "Видал?" "Ну, - ответил Н. - А ты видал?" "Что?" "Ну, как Лев Толстой "Войну и мир" писал? Ты что, очевидец?"

"Смотрящий" отряда на разборке этого дела (100 рублей) признал правым Н., дабы проучить всем надоевшего спорщика...

Приколы, споры, азартные игры сводятся опять к тому же необходимости жесткого контроля за своим поведением и особенно словами. Ведь досуг зека, если исключить карты, и состоит в основном из долгих ночных разговоров после круговой кружки чифира. Кто вспоминает, что было, кто предполагает, что будет...

К жанру прикола относятся также и всевозможные розыгрыши и камерные феерии.

Как известно, в "Крестах" камеры небольшие по площади. От двери до решки 3,54 м. Зеки одной из камер склеили из газет длинную трубу, один конец вывели, отогнув жалюзи, за решку, в ночное звездное небо, другой конец приставили к "глазку". Потом постучали в дверь:

"Командир! Подойди, командир!"

"Командир" подошел нехотя и первым делом, согласно Уставу, заглянул в"глазок". Увидев вместо освещенной камеры с зеками созвездия Северного полушария, "командир" бросился бежать за подмогой. Пока суд да дело, труба была спущена в унитаз без остатка. Ошалевшего "командира" послали на обследование к психиатру.

В тех же "Крестах" малолетки в одной из камер исхитрились замазать хлебным мякишем все щели и отверстия, напустили в камеру воды и устроили небольшой и довольно глубокий бассейн...

В камерах общего режима новичкам предлагают написать заявление типа:

"Прошу отвести меня на вещевой рынок вверенного вам учреждения для продажи и обмена ненужных вещей", "Прошу внести меня в список автобусной экскурсии по городу Ленинграду (1984 г.)", "Прошу выдать топор для обработки под швабру деревянного бруска". Пупкари знают о розыгрышах, и это их тоже развлекает... Другие приколы гораздо более жестоки: для них выбирается в качестве жертвы какойнибудь безответный сокамерник. Во время сна к члену жертвы (это может быть и палец в мягком варианте) привязывается шнурок, на другом конце которого грязный ботинок. Ботинок ставится на шконку перед закрытыми глазами бедняги. Проснувшись, тот отбрасывает ботинок в сторону и т.д. и т.п. В другой камере соорудили чучело, положили его на шконку, так, чтобы изпод одеяла торчали сапоги. При пересчете оказалось, что зеков на этаже на одного больше. При повторном пересчете на одного меньше. Шум, гам, ментовская разборка. В общем, как в тюрьме, так и в зоне достаточно возможностей и объектов для юмора и сатиры, для фарса и гротеска; но как ни называй, жанр один "прикольный".

ДОРОГА В ЗОНУ

Наконец свершилось! Ваша кассационная жалоба не удовлетворена (т.е. вам ни прибавили, ни убавили срок), и теперь остается только ждать: защелкают засовы, замки, скрипнет дверь, и деловитый пупкарь выкрикнет вашу фамилию и добавит: "С вещами!"

Путь в зону может быть и короток, и весьма долог. "Столыпинский" вагон цепляют обычно к так называемым "пятьсотвеселым" поездам, которые не спеша передвигаются по какимто немыслимым круговым веткам, объезжая озера и возвышенности. Иногда поезд (вернее, сам вагон) поднимается на север, затем спускается на самый юг и оттуда берет курс на Дальний Восток. Впрочем, ни зекам, ни конвою ВВ некуда спешить: солдат спит служба идет, зек спит срок идет. Но хорошо, если вагон заполнен зеками по норме можно спать, сидеть, испытывая лишь вполне переносимый голод, жажду и малую нужду. Пайка этапника и состоит в основном из не в меру соленой рыбы и хлеба вода же подается лишь по просьбе. И по желанию конвоира. Так же удовлетворяется и малая нужда. Если чересчур упорно настаивать на выводе в "туалет", то конвоир, при выводе, может отоварить по почкам рукояткой пистолета или пнуть сапогом побольнее.

Беда, если вагон переполнен. Сам трясся в полустоячем положении пять (!) суток из Крымской в Ростовскую область (около 700 км), подпитывая организм вонючей хамсой. Правда, в Керчи конвоир-узбек поддался уговорам и за десять рублей согласился принести братве две бутылки привокзального самогона. Стало веселей, но не легче...

Норма "купе" "столыпинского" вагона 18 человек. Запросто могут разместить, опять же с помощью овчарок, кованых сапогов и прикладов, в два раза больше.

Заводят и выводят из "двери в дверь", из автозака в "вагонзак" (так называется "Столыпин") и обратно. Несколько раз пересчитывают. В больших городах погрузка-выгрузка происходит гденибудь на запасных путях, в стороне от людей; в провинции не стесняются: выведут на перрон вокзала и посадят на корточки под дула автоматов и овчарочьи зубы.

Дальнейшие "похождения" на пути в зону продолжаются в пересыльных тюрьмах или в транзитных отделениях СИЗО. Именно в транзитных "хатах" и происходят, как мы уже говорили, разборки с обнаружившимися врагами, фуфлыжниками и стукачами. Вполне возможен и некоторый беспредел со стороны: первоходочники с набитыми "сидорами", в добротной "вольной" "кишкатуре" (носильных вещах) объект для нехилой наживы. Это может быть и предложение обмена: серую робу на ваш джинсовый костюмчик, рубаху х/б на ваш модный батничек. Ватничек на батничек, одним словом... А могут и "наехать" при отказе...

На каждой пересылке шмон. Запрещенные предметы если не "отмели" в Выборге, "отметут" в Кирове (Вятке), прошел Вятку в Перми уж точно "ограбят"...

Первоходочник в транзитке обуреваем мыслями о неизвестной ему зоновской жизни. Ажиотаж пересылки (все время кого-то дергают вызывают "С вещами!") действует и на крепкую психику... Бывалый зек готовится к зоне, расспрашивает по возможности тех, кто знает подробности "вариантов": как работа? как кормят? как ведут себя "козлы"? силен ли ментовский произвол?.. Бывает, что зоны, как говорится, стоят бок о бок, а по режиму различаются, как Артек и Бухенвальд.

И вот снова автозак. Он не переполнен, он за каких-нибудь двадцать минут домчит до ворот лагерного "шлюза", и снова изменится ваша жизнь на этот раз конец ("звонок") этой жизни (если, конечно, ничего не случится) точно определен приговором суда. В этом что-то есть мистическое; только особо избранным святым Господь открывает время кончины и перехода в иной мир. А тут почти две тысячи грешников знают точный день и час своего перехода в не менее, если так можно выразиться, иной мир.

Карантин

Вновь прибывших с усмешечкой рассматривают прапора, солдаты. Тут же тусуются деловитые зеки с нашивками на рукавах: "козлы" административной обслуги. Они заполняют какие-то бумаги, разговаривают с ментами как с равными, иногда даже на повышенных тонах. Это, так сказать, "вершинные", "горные козлы". Именно они первые в очереди на УДО (условно-досрочное освобождение). Когда вас заведут в зону, вы навряд ли еще раз, до конца срока, встретитесь с этой частью лагерного мира. В карантинном дворике оживление. За сеткой тусуются подосланные заинтересованными людьми "маклеры". Они предлагают разного рода бартер, уговаривают не сдавать на склад ничего (пропадет, мол...). И действительно пропадает. При входе в зону сдаешь приличный костюм индпошива и новые итальянские черные туфли, а "по звонку" (окончание срока) получаешь того же цвета, но все иное: в твоих вещах уже кто-то "откинулся".

Впрочем, нынче на многих зонах (из-за нехватки финансов) "вольные" вещи не отбираются, казенную робу не выдают. Кожаная куртка, шаровары "адидас", кроссовки "Рибок" все как на свободе... Более того, не хватает средств одеть ментов-стажеров: они тоже шныряют по зонам в кожаных куртках и т.п. На одной зоне их даже поколотили перепутали с "бойцами" из враждебной группировки, уж дали оторваться стальными шконочными полосами...

Зоновская "милиция" тоже "нагоняет жути" на вновь прибывших. Для бывалых людей это дело привычное...

В карантине могут продержать несколько дней, фиксируют отрицаловку, "убалтывают" подходящих зеков в "козлятник".

Зоновский шмон не менее тщательный, чем тюремный. Тут есть мастера своего дела, пожилые контролеры с многолетним стажем. Эти "волки" ощущают купюры, как экстрасенсы. Контролер по кличке "Миноискатель" и не ощупывал вовсе: сразу доставал из потайных мест деньги, металл, наркоту. Из-за этого бывали "непонятки" шмонаемый был уверен, что его сдали с потрохами те, кто "заряжал".

Распределение

Распределение по отрядам, по работам происходит поразному. Иногда это делают два-три человека: "хозяин", начальник "промки" (рабочей части зоны), "кум" (начальник оперчасти... Иногда собирается за большим столом целая кодла: кроме вышеперечисленных медсанчасть (главлепила), директор школы, всевозможные мастера и начальники участков, отрядники и т.д.

Входящий зек называет статью, срок, специальность... Если есть инвалидность.

- Журналист, значит? - говорит радостно "хозяин", поворачивая голову на толстой шее к начальнику промки.

- Ну что, отвечает тот, - пойдет журналист на "журналы", резать будет...

А "журналами" назывались многотонные стопы листовой стали, подлежащие резке по невыполнимой, как обычно, норме.

На известной мне зоне особо котировались строители всех специальностей: было довольно много выездных объектов. Выгоднейшее дело дешевый труд и "излишки" стройматериалов, из которых с помощью тех же подневольных строителей в короткие сроки можно сковырнуть небольшое ранчо у реки.

Распределили и выдают матрас, постельное белье, кружку, ложку. Главшнырь ведет в отряд, передает зека завхозу, который точно определяет принадлежность зека к той или иной группе. Делает вывод: давать место или этот зек сам себе его найдет после того, как представится "блаткомитету".

В бараке всегда найдутся люди, которые введут новичка в курс дела. Заискивающий барачный шнырь расскажет охотно о всех нюансах быта; какой-нибудь не вышедший по болезни на работу зек сообщит последние новости и заочно представит соседей. Из каких городов больше, из каких меньше, много ли "зверей" (азиатов и кавказцев); как кормят; в чем ущемляют; каков отрядник...

Вечером барак наполнится шумом и табачным дымом: вернутся из промки труженики...

Барак

Это каменное или деревянное здание одноэтажное чаще, но если и пятиэтажное, все равно называется бараком. Такие же, по конструкции, шконки, как и в тюрьме: рама 1,8х0,5 м, ножки 0,5 м. Второй ярус на высоте 11,5 м, бывает и третий... Но вместо продольных и поперечных стальных полос чашек всего лишь обычная сетка у кого простая, "солдатская; у кого "поблатней" панцирная...

Вечером, когда все на местах, в бараке стоит нескончаемый гул слившихся воедино голосов. Одни играют в азартные игры, в другом углу гоняют чифир; кто-то подельничает режет самодельным резаком симпатичную шкатулочку, которую обменяет потом на чай; человек десять сразу хохочут над приколом; иные крепко спят под этот, казалось, непереносимый гвалт. Табачный дым стоит столбом. Но все ко всему привыкли. Слава Богу, тепло.

Окурки, бумажки бросают в проход между рядами шконок шнырь уберет. Впрочем, в условиях табачного дефицита из окурков вытряхивается табачок в специальную баночку из-под какого-нибудь монпансье. Иногда устанавливается такой порядок: днем мусор бросается в мусорные ведра, а ночью, после отбоя, в проход. Но это тонкости...

Какой-нибудь котенок в бараке частная и неприкосновенная собственность. Коля Ш., вернувшись после смены в барак, обнаружил, что у котенка Прапора, жившего возле шконки, выбит глаз и сломана лапка. Через полчаса был найден обидчик, которому Коля вогнал под ребро заточку, сделанную из отвертки. "Аж рукоятка сломалась!" Дело обошлось: котоненавистник отделался санчастью, Колю не сдал, вину свою признал, а котенок оклемался хоть и хромал потом до самой смерти.

Угол барака блатное место. Там обычно спит (живет) "смотрящий", авторитет. Рядом его приближенные. Да и все нижние места имеют свою блатную степень кроме разве что шконок у самого входа, на которых обосновываются "петухи" (это на строгом режиме). Кстати, нижнее место имеет, конечно, плюсы: можно прилечь на шконку вздремнуть, можно играть на ней в карты или в нарды, можно беседовать с кентом, попивая "купеческий" (просто крепко заваренный) чай. Однако есть и минусы: к чересчур общительному кенту все время приходят в гости, садятся на шконку, будят для разговора или чифирнуть трудно отказать и тем более грубо. Не забудем, что "посылать на..." в зоне и тюрьме тягчайшее оскорбление, иногда карающееся смертью. Верхняя же шконка как бы более "твоя": ну кто полезет наверх пить чай?

Нынче на некоторых зонах нижние места продаются: нечем заплатить спи весь срок наверху, куда завхоз положил. Конечно, уважаемого Кента-землячка свои примут почеловечески, и без места он не останется; а что делать без поддержки?

Зек с понятиями сам представляется авторитетным, которые быстро вычисляют его возможности и способности. По их меркам в таком случае и будет кроиться его дальнейшая жизнь.

На общем режиме (южная зона) придумали ход: вновь прибывшего помещали на "блатную" нижнюю шконку в непосредственной близости от угла, где жил "путевый". И в зависимости от поведения новичка оставляли его или постепенно передвигали в сторону выхода, по верху...

Особенно любят угловые или нижние места кавказцы: "блат" их страсть, вторая жизнь.

Умывальник и "дальняк" (туалет) иногда на улице, но чаще в самом бараке, отдельное помещение. Тут, в умывальной, обычно заваривают чай с помощью "машины" нагревателя из двух металлических пластин (трансформаторные, или, если есть, бритвенные лезвия). Когда полбарака начинает заваривать чифир, включая с десяток мощнейших "машин", то в бараке снижается освещенность, а иногда вообще выбиваются пробки, горят распределительные щиты.

Ночью по отрядным баракам ходят контролеры группой, три-четыре человека, светят фонарем в лицо, будят тех, у кого в карточке красная полоса "побегушника" (склонен к побегу). По ходу дела будят всех, перебивают короткий сон у рабочего люда...

Чай

Чай любимейший русский напиток. Явившись из стран Юго-Восточной Азии, он обрел в российских пределах вторую родину. Великими русскими писателями, драматургами, композиторами и художниками запечатлены различные моменты чаепитий на их фоне происходили комедии, драмы и трагедии шекспировского накала. По свидетельствам очевидца, в XIX веке в Москве самовар и заварка чая имелись и у самого бедного. За чаем купцы обговаривали миллионные сделки, за чаем вершились сватовства. По количеству потребляемого чая лишь старушка Англия опережала Россию (с колониями), но по качеству чая наша страна не уступала никому. В Москве продавалось более 60 сортов, среди которых были нынче вообще неизвестные сяньлинский и "златовидный ханский"...

В советское время чай заново родился в местах лишения свободы и стал основным источником витаминов и жизненной энергии для тысяч и тысяч зеков, прошедших тюрьмы и лагеря.

Из чая зек приготовляет напиток, именуемый "чифиром" (чифир, чифирь). Уровень ритуальности этого действа сравним лишь с ритуальностью японской чайной церемонии при полном, так сказать, антагонизме. Если нет электричества (в лесу), то берется стандартная эмалированная кружка, покрытая внутри черной чайной окалиной; наливается вода и кипятится на головешках костра. На 300 граммов воды насыпается чуть больше половины 50-граммовой пачки чая (обязательно листового). Осевший чай поднимается еще одним нагреванием и накрывается для настоя самодельной крышкой. Если чаю в достатке, то "поднимать" его не обязательно, достаточно запарить но более длительное время. Поднявшийся чайный лист постепенно оседает; после запарки и усадки листа чай переливается в посуду для питья особый шик представляет хорошая фарфоровая чашечка, но сгодится и стакан, и просто стеклянная баночка. Из чашки напиток переливается обратно в кружку (это называется "оженить"), затем снова в чашку. Напиток готов к употреблению.

Приглашение чифирнуть одно из первых по значению для любого зека. Оно говорит об уважении, о приобщении зека к некоему братству, кругу. "Козла" никто не позовет "на пару глотков", подозрительного или глупого тоже.

Чифир после заварки почти тягучая черная жидкость. Пьют его горячим, пуская чашечку или баночку по кругу, делают по два или три глотка (в зависимости от обычая зоны). После первых глотков оценивается крепость и вкус, убойность и температура. Если чифир слаб скажут: "Да это "Байкал"!" Если заваривал чифир шестерка, то могут обругать и даже дать по морде; если же сам владелец чая то тактично промолчат.

После чифира начинается неспешный разговор о том о сем в основном о делах "свободного мира" (семьи, женщины, политика, блатные новости). А закончится все анекдотами или длинным приколом. Обязательный элемент чифиропития табачок, сигаретка, хотя сразу после нескольких глотков и пары затяжек к горлу подступает неодолимая тошнота. Поэтому сведущие зеки закуривают лишь после того, как чифир приживется в организме и по телу пробегут приятные мурашки. Утренний чифир откроет глаза любому уставшему зеку.

Из кружки выдавлены последние капли настоя, остались "вторяки", "нефеля" вываренный чайный лист. Они не выбрасываются, а используются при второй заварке, окрашивая воду для чифира. Или завариваются сами по себе для обычного чаепития, "купеческого", с "грохотульками" (конфетами) или "помазухой".

Если есть электричество, то чифир заваривается с помощью "машины" самодельного электронагревателя, сделанного из двух изолированных друг от друга металлических пластин. В тюрьме сжигают скрученное особым образом вафельное полотенце, бумагу и т.д.

Особый шик соленая рыбка к чифиру (поколымски) вяленая или любая другая. Японца хватил бы инфаркт...

Чифир напиток N 1 в тюрьме и зоне. Водку достают редко, пьют ее единицы это напиток агрессивный и, честно говоря, в зоне неуместный.

А после чифира...

"Внимание, конвой!" Зек, напившийся чифиру, прыгает вверх и в сторону на пять метров!..

Труды

Места лишения свободы недаром называются исправительнотрудовыми. С исправлением все ясно, дело пятое, а вот труд как раз и являл в советских лагерях доминанту бытия зека.

О подневольном труде достаточно много сказано Солоневичем и Ширяевым, Солженицыным и Шаламовым. Хотя и описывались этими писателями так называемые "сталинские" лагеря, но в нынешнее время мало что изменилось. Ну, может быть, несколько упал "индекс каторжности" труда - там, где вообще есть возможность потрудиться. Потрудиться в зонах хотят многие, ибо без труда для зека нет даже рыбки, привязанной к черпаку для бутафории. Табак государство не выдает следовательно, его нужно покупать; стоят цеха в зоне, нет спроса на продукцию нет денег, нет табачка, а с ним и маргарина, повидла, дешевых карамелек для поддержки уровня гемоглобина в жидкой крови. Нет работы значит, будут править бал те, кто богат деньгами и кулаками, а остальные обречены медленно умирать от голода и холода. Ну прямо все как на свободе! Не будем забывать, что основной контингент любой зоны это "мужик", работающий и не имеющий "перегонов" с воли от Кентов-подельников. И прекрасно вычисляется факт появления в лагерях "новых русских" всех мастей. В представлении обывателя зоновский труд связан обычно с лесоповалом, золотом Колымы и урановыми рудниками. Да, конечно, лес валит большое число зеков, но промпроизводственные зоны существуют в не менее большом количестве и до перестройки производили практически любую продукцию вплоть до цветных телевизоров (Симферополь, ИТК N 8 общего режима). Токаря, фрезеровщики, электрики, слесаря, полеводы и садоводы, плотники, монтажники, инженеры всех специальностей на всех давались разнарядки, не говоря уже о специальностях лесоповала... На севере лес, на юге веники... Да, были и такие легендарные зоны, на которых сеяли и убирали сорго, а потом вязали веники в прямом смысле. Зона-бахча, зона-сад... но все же преобладала зона лес. Именно в "лесных управлениях" были сосредоточены зеки со всего Союза, и эти управления подчинялись Москве.

Солженицыным в "Архипелаге ГУЛаг" достаточно подробно и эмоционально описан принцип получения лагерной прибыли с помощью так называемой "туфты" (у Солженицына "тухта") тотальной системы приписок, охватывающей абсолютно весь маршрут прохождения лагерного "изделия" (не важно, лес это или телевизор). Невыполнимая норма заставляет меньшую часть "мужиков" "упираться рогом", а большую часть откровенно халтурить: недокручивать, недопиливать, недоклеивать. Бригадир, в свою очередь, должен "кроить" план: так, чтобы коечто выпадало на лицевые счета неработающих ему самому, кентам его и "блатным" (во всех смыслах). А уж начальник производства, этот краснопогонный вершитель судеб, уже распорядится "всем" так сказать, в глобальном масштабе... Никто не будет обижен дешевизна подневольного труда оправдает и покроет любую туфту, любой невыполненный план.

Скажем, недавно купленная мной лестница-стремянка никак не вставала "на ноги", а перекладины ее ползали под ногами. Заглянув под верхнюю перекладину, я обнаружил штамп, "Учреждение п/я номер... дробь такой-то".

Все стало ясно. Справедливости ради скажу, что эта стремянка и стоила примерно в четыре раза дешевле, нежели импортная. Но была в два раза тяжелей.

Так дела обстоят со всей продукцией ИТУ, и немногие исключения лишь подтверждают правило.

Дать какие-то конкретные советы первоходочнику весьма затруднительно. В зонах никто сам не определяется; раньше работы было много, теперь работы нет. Где есть работа сытно и тепло, нет работы - голодно и холодно. Что же касается "должностей", то в одной из предыдущих глав читатель уже ознакомился с приблизительным списком "козлячьих кормушек"...

Стук по миске

Лагерная норма питания по калорийности близка, наверное, к гербалайфу. В предыдущих главах мы уже встречались с баландером, привязавшим к черпаку рыбу. Лагерный блок питания вообще творит чудеса в деле сокращения малой пайки. Говорят, так: в котел бросают мясо, варят его, не снимая никаких пенок, затем бульон разливают, срезают с костей мякоть, оставляя так называемые "гланды" (мослы и жилы), снова заливают водой и варят зековский "суп". Из отлитого бульона варят "офицерский борщ" и "солдатскую похлебку", делят мясо... Не будем касаться собственно норм, вы найдете их в приложении; о заниженном со всех сторон питании свидетельствует постоянное чувство голода, которое испытывает большинство зеков, за исключением разве что особо приближенных к блоку питания "козлов".

Есть на этот счет анекдот с длинной бородой.

- Опять овес, б...! кричат зеки. Скоро, начальник, заржем, как кони!

- Не заржете, отвечает начальник. Я всю жизнь утятину жру и не крякаю...

"Подогреться" едой желают все. Но еще в лагерной литературе 60х (Солженицын, Шаламов) была выражена точная мысль: зека губит не маленькая пайка, а большая. В современной зоне зек с "понятиями" старается не "набивать кишку", точно зная о неусвояемости всех этих обезжиренных или, наоборот, заправленных "техническим жиром" каш.

Характерны и названия еды: суп "могила" (плавает скелет рыбки), суп "подводная лодка" (плавает одна маленькая, как будто аквариумная, рыбка), "полиэтилен" (каша из загадочного злака) и т.п., "гидрокурица" (селедка), она же колбаса с глазами.

"Стук по миске" в завтрак, в обед и в ужин. Раздатчик стучит черпаком по миске как можно эффектней, создавая впечатление большого количества и выпячивая перед зеками свою "честность" и "старательность"...

Есть просто голодные зоны; они были и в советское время; нынче их количество наверняка увеличилось. Недавно освободившийся человек рассказывал, как "хозяин" извиняющимся тоном просил зеков проявить терпение, не бузить из-за почти полного отсутствия в пище жиров и сахара; все деньги, мол, потрачены на крупы; обождите, граждане зеки, вот продадим продукцию и сахар с маслом заработаем.

В тюрьме и зоне, как и на свободе, хорошо живет тот, у кого есть деньги. А деньги есть у того, кому помогают из-за колючки. В зоновских магазинах пользуется спросом дешевый товар: консервы рыбные, повидло, маргарин, сигареты типа "Прима". Однако могут наполнить прилавок такой дорогостоящей дрянью, что никакого "лицевого счета" не хватит... Бывают кризисные периоды, когда та или иная зона испытывает сильнейший дефицит курева, чая и прочего. Начинается всеобщее волнение, могущее при определенных условиях перерасти в бунт.

Зеку положена передача или посылка: это тоже важное подспорье лишними калорями (оговорился: совсемсовсем не лишними). Чесночок, сало, сигареты, карамель какаянибудь вот достойный джентльменский набор "мужицкой дачки" от матери, от жены, от вольного кента.

Иногда вечерний "базар" после чифира соскальзывает на воспоминания о деликатесах "свободной жизни". Так, например, в один зимний вятский вечерок Саня Малыш поведал о посещении им дорогостоящего московского ресторана; Буня припомнил ломящиеся от жратвы столы собственной свадьбы;

Жора Лемех на воле объедался черной икрой потому что браконьерил в Таганрогском заливе... Вдруг заскрипела шконка второго яруса, и слово попросил старый бомж Тихоныч: "А я, пацаны, тоже... ел однажды... макароны, белые... промытые... с маслом..."

Наступила короткая пауза, после которой компания "мемуаристов" закатилась дружным хохотом... Хотя и было это все грустно...

Нельзя, по тюремно-лагерным понятиям, ничего покупать в пищеблоке. Повар не в магазине покупает мясо, а кроит куски от общего стола; он отнимает калории, а значит, и здоровье у того, с кем ты делишь тяготы каторжанского бытия. Если вернуться к проблеме большой и маленькой пайки, то можно припомнить "кишкометовпроглотов" (обжор) в зоне общего режима, собиравших со столов "шлюмки" с остатками каши и вываливавших ее в свои. Хотя, конечно, были и легендарные зоны, в которых хлеб ставился на столы в нарезанном виде, без нормы, в больших тарелках. Большое количество его и оставалось после еды. Это сытая зона. В такой зоне можно пообедать с добавкой, но все равно умный зек не станет злоупотреблять, зная, что перемены к худшему могут произойти неожиданно, а привычка к большому количеству пищи останется надолго и причинит невыносимые муки.

С едой, как и с азартными играми, связаны многие проблемы тюрьмы и зоны. Еда, пища, хавка и как следствие крысятничество, голодовки, повышенная смертность, бунты и убийства.

Проблема, однако, может быть решена одним только способом разумным воздержанием. Погоня за все большим количеством поглощаемой пищи ни к чему хорошему в местах лишения свободы еще не приводила.

На грустные размышления наводят, правда, сообщения о нормах на питание в тюрьмах Запада. От зека к зеку давно уже передается байка о бунте в какойто американской тюрьме: мол, к завтраку им подали черствые булочки и холодный кофе... Зажрались, однако, господа..

А наши родные условия и нормы хорошо иллюстрируются анекдотом.

В одной из тюрем баландер раздает баланду. Плескает черпак и подает в

камерную "кормушку".

3 е к (удивленно глядя в шлюмку): Эй ты, рожа! Ты чего плеснул сюда?

Мне мясо положено.

Баландер (равнодушно). Положено ешь.

3 е к (снова заглядывая в шлюмку). Так не положено ведь...

Баландер (так же равнодушно). Не положено не ешь...

"Феня" с "пальцами" на корточках

В тюрьме и в зоне говорят, конечно, на русском языке, дополняя его словами и выражениями из языка блатного т.н. "фени". Не будем касаться происхождения этого языка оно закономерно вытекает из необходимости тайны в любом преступном ремесле. Нынче же блатной язык, воровской жаргон проникает во все сферы жизни, и никого уже не удивляют слова "крыша", "штука", "стрелка", "разборка" из уст диктора НТВ или правительственного чиновника. Не говоря уже о деятелях культуры и искусства... В общем, смычка сфер происходит на языковом уровне, а это улика посильней любой судебной.

Именно по языку угадывают опытные зеки своего собрата, определяют его принадлежность к тому или иному режиму. Отсидевший чуть больше года первоходочник, нахватавшись верхушек, уже сыплет направо и налево блатными оборотами. Однако использует он их там, где надо и не надо. Напротив, зек с двумя-тремя ходками (и тем более "полосатик с особого режима") вставляет блатные слова очень и очень точно, не злоупотребляя остроумной и опасной лексикой: за всякое неверное слово зек отвечает немедленно.

Разговору помогают усиленной жестикуляцией, т.н. "гнутыми пальцами". "Гнутые пальцы" тоже вошли в обиход "вольной жизни" и стали непременным атрибутом общения в среде "новых русских". Но появилась эта привычка от "щипачей" (карманников) и "катал" (профессиональных картежников) это они "гнули пальцы", постоянно их тренируя, дабы не потерять умения осуществить "карманную тягу" с "чердака фраерского" "лепня" (кармана пиджака жертвы) или "передернуть картишки" на глазах у "лоха".

"Феня" постоянно обновляется, обогащается новыми выражениями типа "не дави на блатпедаль", та же "крыша" (бандитское прикрытие). Другие слова типа "голубятник" (вор, похищающий белье с чердаков) исчезают из "фени" за ненадобностью. Некоторые выражения очень остроумны: "гидрокурица" (селедка), "Иван Тоскуй приехал" (приступ язвы), "Иван с Волги" (хулиган)... Часть оборотов используется как опасный способ припутать новичка или с целью придать презрительный смысл: "просто так" (об игре на "педераста"), "Ага, наркоман... кожаной иглой по тухлой вене..." и т.д. и т.п.

Впрочем, в "обоюдном толковище" (диалоге) подобные выражения не используются ввиду их чревычайной опасности, равно как нецензурщина. Язык тюрьмы и зоны остроумен, точен и страшен. Женщина в этой лексике принижена до "дырки", "кошелки" в общем, до легкодоступного и несмысленного существа; беззащитный интеллигент ("политик") "Укроп Помидорович"; убийство "мокруха", "завалили" как, скажем, свинью... Однако выражение "убить жида" означает всего-навсего "быстро разбогатеть".

Ни в теории, ни в практике невозможны милицейские агенты в камере и в бараке: чтобы научиться естественно владеть "феней", им придется сидеть немалый срок, вписываясь в обстановку. Или каждого агента нужно готовить как Рудольфа Абеля. Поэтому в качестве "наседок" (стукачей) используются сами зеки, которым не нужно входить в образ...

С "феней" всяк сталкивается в первые же минуты пребывания в неволе в КПЗ. Тюремно-лагерная администрация также общается с зеком на этом языке, сдабривая его официальной терминологией и штампами воспитательной работы.

В условиях свободы, где-нибудь в районе Арбата или на Тверской в Москве, можно увидеть группы молодых людей, сидящих на корточках. Они мирно беседуют, сдабривая цивильный матерок блатным жаргоном и усиленно помогая себе пальцами.

Сидение на корточках тоже один из признаков "тюрьмы и зоны", но признак этот не несет никакой особо блатной нагрузки, а вызван к жизни элементарными правилами гигиены. Дело в том, что скамейки и стулья достаточно редки в лагерях, и, как мы уже говорили, беседы и азартные игры проводятся прямо на шконках. На улице (в отрядных двориках) скамеек нет, и если каждый будет садиться на камень, траву или просто на асфальт, а потом водружать пыльную задницу на чужое одеяло или простыню, то никакая баня не справится с всеобщей загрязненностью, никакая прачечная не отстирает зековское белье.

Подражая взрослым, садятся на корточки подростки неумело гнут пальцы, пытаются "калякать", щеголяя "феней", не подозревая об истинном происхождении этих непременных естественных атрибутов тюремно-лагерного мира.

Амур по переписке

Письмо от родных, от друга, от любимой женщины немалое событие в жизни зека. Если количество писем ограничено по закону или инструкциям МВД тем более. Подписание поздравительной открытки ритуал, требующий больших мыслительных и творческих усилий. Особенно ценятся стихотворные тексты или оригинальные, насыщенные сравнениями, гиперболами и метафорами. Если открытка "складная", то на одной ее части исполняется на заказ тематический рисунок портрет отправителя или получателя (по имеющейся фотографии), пейзаж на тему, символический натюрморт (Нож, Крест, Уголовный кодекс, Роза). Каждая буква вырисовывается с тщательностью, которой позавидовал бы средневековый монахперенисчик. Если есть "золотая" краска, то после всех обводов такой открыткой не стыдно приветить и японского императора. Но получит ее, скорее всего, мать, утирающая слезы в московской коммуналке или рязанской избе; или какаянибудь обойденная к тридцати годам городской любовью Валюха из общежития ткацкого комбината; или кентподельник, скучающий над преступным замыслом за бутылкой "Абсолюта" или самогона.

Особая статья переписка с заочницами. У каждого зека есть адреса заочниц. Этими адресами меняются; меняются фотками; узнают друг у друга подробности. Егор и Люба из шукшинской "Калины красной" вполне реальные люди в зековской жизни. Несомненно, что бывают жестокие обманы (кражи, грабежи и т.д.) в отношении заочниц, но достаточно и иных фактов. С помощью "заочной любви" устраивает свою судьбу не меньшее количество пар, чем, скажем, в газетной "Службе знакомств" на свободе.

При написании текстов подобных писем тоже ценится некоторая дурашливая витиеватость иногда на грани пошлости. Часто, подобно Егору Прокудину, уставший от босяцкой жизни зек (взломщик, грабитель, мошенник) представляется невинно осужденным "бухгалтером". Но это вовсе не означает, что он имеет какие-то преступные виды на адресатку.

При нынешней нестабильной жизни роль заочниц, видимо, еще более возросла. Неангажированный в мафии профессионал, отсидев свои семь-восемь с гаком, почувствовав возраст, ищет успокоения и отдохновения от неправедных трудов. И тем более ищет того же мужик ("мужик"), вообще умеющий лишь вкалывать до седьмого пота и не боящийся никакой работы на свободе с ее "пионерскими" нормами.

Иногда заочницы приезжают в зону на свидание, которое положено только в случае регистрации брака. Брак и регистрируется в присутствии лагерной администрации работником местного загса или инспектором спецчасти. Иногда одному из молодоженов остается еще дотянуть какие-нибудь... пять, шесть, десять лет. При нашем (на свободе) почти повсеместном равнодушии к эпистолярному жанру тюремнолагерная переписка является воистину уникальным явлением. В зависимости от характера зек в письмах вырабатывает единственный и неповторимый стиль пошловато-гусарский, аристократический, псевдоинтеллигентский или, на манер Лескова, сказовый с эдакой кажущейся простецой...

Многие пишут стихи, ведут художественные дневники и сочиняют рассказы. Одна из зон города КировоЧепецка (строгий режим) подарила читателям России трех активно работающих и издаваемых писателей о чем, видимо, и не знает администрация "учреждения".

О криминальной культуре

В ХV веке появляются первые исследования тайной жизни преступного мира. В 1510 году издается "Книга бродяг описывающая обычаи и нравы бродяг, содержащая первый систематический словарь бродяжьего жаргона. Великий жулик и поэт Ф. Вийон пишет стихи на "фене". Англия представлена в ХVI веке книгами "Братство бродяг" (1560) "Предостережение против бродяг" (1567). О лондонских мошенниках в 1591 году Р. Грином написана книга "Замечательное разоблачение мошеннического промысла".

Записи бродяжьего, босяцкого быта в России относятся к ХIХ-ХХ векам, хотя русская криминальная субкультура зародилась в глубокой древности. Ранние свидетельства о ней находим в былинах, разбойничьих песнях и преданиях о разбойниках, наиболее древний пласт восходит к новгородским и волжским речным разбойникам, бурлакам, каликам перехожим.

Раньше всего проявили интерес к культуре русского разбойничье-воровского мира художники слова. В ХVIII веке в России появляются литературные произведения, в которых изображается отечественный криминал. Первым из них можно считать "Обстоятельное и верное описание добрых и злых дел российского мошенника, вора, разбойника и бывшего московского сыщика Ваньки Каина, всей его жизни и странных похождений, сочиненное Матвеем Комаровым в Москве". В отдельный раздел "разбойничьи песни" наряду с "воинственными" и "солдатскими" выделяет П.В. Киреевский. В 1820-е-1830-е годы начинается запись разбойничьих преданий. А.С. Пушкин является основоположником собирания фольклора о пугачевщине. Образы арестантов эпизодически появляются в русской литературе. Внимательное изучение жизни и быта преступников начинается с "Записок из Мертвого Дома" Ф.М. Достоевского - появляются подробные исследования острожной жизни, среди которых один из примечательнейших романов Вс. Крестовского "Трущобы". Описание быта беглых воров и разбойников дает И. Прыжов в "Истории кабаков". Описателями тюремной субкультуры и собирателями тюремного фольклора становятся политические заключенные - В.Г. Богораз, В.С. Арефьев, А.А.Макаренко, Ф.Я. Кон и др. Тюремный мир, известный многим писателям изнутри, нашел отражение в русской литературе. Заключенными российских тюрем в разное время были Л. Мельшин, В. Фигнер, В. Короленко, В. Серошевский и др. Интерес к жизни заключенных проявил А.П.Чехов, совершивший поездку на остров Сахалин. Точные картины социального "дна" представлены в произведениях В. Гиляровского и М. Горького. В советское время заключенными российских тюрем стали многие литераторы и деятели культуры (А. Солженицын, В. Шаламов и др.). В 1850-е годы В.И. Даль составляет словарь "Условный язык петербургских мошенников". В 1859 году появляется словник "Собрание выражений и фраз, употребляемых Санкт-Петербургскими мошенниками", в 1903 году - "Босяцкий словарь" Ваньки Беца, в 1908 - словарь В.Ф. Трахтенберга "Блатная музыка. Жаргон тюрьмы". Этнографами, психологами, фольклористами описывались разные аспекты тюремной картины мира.

Тема советских тюрем стала популярна в нашей фольклористике и этнографии в начале 90-х годов. Из жанров тюремного фольклора первой привлекла к себе внимание блатная песня. Постепенно фольклористы заинтересовались мифами, преданиями, устными рассказами заключенных.

ЗАПРЕТЫ

На зонах главный запрет, соблюдаемый блатными, -- отрицание работы. В прошлом символическое отрицание работы подчас выражалось в ритуальных действиях: воры жгли орудия труда и грелись у костров. Существует тюремный запрет поднимать что-либо с пола. Запрещен красный цвет (ментовской). Запрещены некоторые слова. Вместо "садись" говорят "присаживайся", вместо "спасибо"-"добро".

Принимать участие в любых мероприятиях, организуемых начальством, -западло. "Чужим" для тюремного сообщества становится труженик-ударник, актер тюремного театра, поэт, печатающийся в лагерном журнале

В жаргоне определено восприятие тюремного мира как "своего", "родного". Тюрьма -"дом родной", "дача", "курорт". Общеевропейским является жаргонное определение тюрьмы как "академии": здесь новичок проходит свою воровскую школу.

В закрытом тюремно-зоновском пространстве человек лишен возможности свободного передвижения, он характеризуется как сиделец. Но, как это ни парадоксально, основным образом тюремной картины мира является путь, дорога. "Достойный арестант", человек, живущий по тюремно-арестантским законам, обязан принимать участие в построении дорог-налаживать межкамерную связь. Тюремные дороги представляют собой сеть коммуникаций, по ним передается информация в которой - вся тюремная культурная традиция в письменной форме.

Время

Для носителя тюремной традиции тюрьма - константа и в его жизни, и в жизни России. Вместо 1 января днем Нового года становится день начала наказания. В тюрьмах и лагерях отмечаются и "вольные" традиционные праздники-Новый год, Пасха, дни рождения заключенных. Зэк-герой песен вообще лишен возможности отмечать "вольные" праздники: "Споем, жиган, нам не гулять по воле / И не встречать весенний праздник май". "Сегодня праздник, ну, а здесь лишь белый снег".

Деньги

В иерархии ценностей криминального мира, на первый взгляд, на высшей ступени стоят материальные блага. Но деньги Дна воровском жаргоне - гроши,

деревяшки, звон, капуста, бабки, голье, бумага, вошь. (В немецкой "фене" деньги-пыль /Staub/, пепел /Asche/, в английской - навоз /muck/. Валюта-вашингтон, география, морковка, попугайчик. Деньги - не положительная, а негативная ценность: кости, кровь, пули, слезы. Признавая, что в мире правит случай, что "жизнь-игра", "то деньги есть, то денег нет" настоящий блатной не дорожит деньгами. Он сохраняет достоинство вне зависимости от того, способен он "крупную валюту зашибать, девочек водить по ресторанам" или является на настоящий момент босяком. Его принцип "отдать последнюю рубаху" братве, "всегда поделиться последним с таким же, как и он". Настоящий блатной никогда не станет коммерсантом, барыгой "честные воры" не признают воровских званий новичков, многие из которых куплены за деньги -- он не должен ценить в жизни ничего, кроме воровской идеи, братьев-воров и собственной свободы.

Оружие

Непременным атрибутом блатного является нож. На ноже даются клятвы, ножом казнят предателей. Нож-беда, жало, крест, перышко, пика-пиковина, пырялка, рапира, штык и т.д. Нож воспет в тюремном фольклоре. Обязательной принадлежностью урки в блатных песнях является перо - для мусоров более характерны шпалеры или наганы. Нож - символ вора в законе, его правоты и силы, а также - символ мести: убийство сук совершается ножом: "Ножом бейте сук, лохмачей, а людей и мужиков -руками", -пишут воры арестантам. Хранение оружия носит ритуальный характер. Для блатного сам факт того, что он имеет при себе оружие, даже если он никогда не использует его, является знаком его принадлежности к воровскому миру. Нож в кармане - элемент блатного и вора; нож, пронзающий УК, - знак вражды между воровским законом и властью.

Пища

Тюремный язык выделяет предметы, являющиеся атрибутами тюремной жизни. Суточная норма хлеба заключенного - горбыль, костыль, птюха, кровная пайка. Мотив пайки встречается в тюремных пословицах и поговорках , наивной литературе зеков. Вкушение пайки хлеба - символ единения. К тюремной пище вообще заключенные испытывают неприязнь. Воры и блатные ее вообще не едят. Посещение зоновской столовой западло - блатной не должен принимать навязываемые ему тюремные законы и нормы, отказ от тюремной пищи носит символический характер, является знаком независимости. Особую роль на зонах играет собственно зэковская еда, приготовленная самими заключенными. Особую популярность имеет чифир. Чифирят в тюрьмах каждый день. Вокруг чифирбака объединяется арестантская семья: "Ведь одна в КПЗ есть отрада - / Чифирнуть да базар погонять", -- пишет в тюремном стихотворении вор-рецидивист. Чай и сигареты (куреха) в тюрьмах называют святым. Мысль о том, что все тюремные блага, в первую очередь - чай и сигареты, в равной мере принадлежат всем арестантам, выражается в круговом чаепитии, совместном курении, запрете благодарить за эти предметы - это общак, принадлежащий всей арестантской семье.

Одежда

В тюрьме и на зоне вообще высока символическая роль одежды: отклонения от установленного образца-знак особого положения зэка. Воры в законе имеют право носить особую одежду: в прежние времена они подбивали сапоги звенящими подковами, ушивали форму, шапки носили набекрень, вставляли фиксы и проч. В настоящее время воры и блатные отличаются от остальных заключенных более богатой и нарядной одеждой, в тюрьме они имеют возможность одеваться так же, как на свободе. Одежда играет важную роль: по одежде отличают своих от чужих. В старых блатных песнях чекисты и ссученные - "люди в кожанках". Жиганки и шмары отличаются роскошью туалетов: "Зачем тебе я желтые ботинки, шелка и крепдешины покупал?"; "Кольца и браслеты, юбки и жакеты разве я тебе не покупал?"; "Или тебе было худо между нами, / Мало было форсу, барахла?" - спрашивают ссученную жиганку урки. Смена одежды символизирует смену образа жизни, имеет высокую степень знаковости. Потеря воли изображается как переодевание: "И вот меня побрили, костюмчик унесли, / На мне теперь тюремная одежда" Наибольшей смысловой нагрузкой обладают предметы, связанные с "телесным низом": носки и сапоги, а также белье. Аристократизм, блат - в пренебрежении к этим предметам - урка никогда не будет чистить себе сапоги и стирать носки, это делают шестерки.

Предметы

В местах лишения свободы большой популярностью пользуются самодельные предметы, многие из которых запрещены на зонах: четки, сделанные из оргстекла или хлеба, орнаментированные ручки из клейстера и разноцветных ниток, накрученных на газету, тюремные альбомы с вызывающими текстами и рисунками, марочки - носовые платки или лоскуты простыней, раскрашенные карандашами и фломастерами. Марочки-не только украшение. На них изображаются символы изгоев: черепа, хищные животные, чудовища, кошки, предметы, запрещенные в ИТУ: ножи, пистолеты, карты, наркотики; изображения носят символический смысл протеста против законов ИТУ. Показательно Эти предметы изымаются во время проверок и создатели их наказываются. Популярны здесь также символы страдания: руки в наручниках, розы за колючей проволокой, изображения святых, кресты. Крест часто оказывается в одном ряду с оружием и афоризмами, пропагандирующими насилие. Крест как символ страдания изображается висящим на подсвечнике с горящей свечой, символизирующей сгорающий срок. Песня "Кольщик", заканчивается словами "Крест коли, чтоб я забрал с собой / В избавление, но не покаяние", а покаянные мотивы звучат в стихах и письмах людей, случайных в тюрьме.

РИТУАЛ

Помещение в тюрьму - обряд, в котором главный герой играет пассивную роль: обряд совершается над ним, посвятителями в обрядовом "входе" в тюрьму являются представители тюремной власти. Картина первого тюремного дня строится при помощи неопределенно-личных предложений: "взяли", "повязали", "закрыли". Пассивность персонажа подчеркивается и в тюремном фольклоре: "повели нас мыться в баню", "нас отдали корпусному" и т.п. (СР). Лишение статуса особенно выражено в первой фазе ритуала, главными элементами здесь являются побои, раздевание, бритье, символизирующие смерть и унижение. Унижение имеет религиозный смысл: преступник, грешник должен занять предписанное ему низкое положение на иерархической лестнице социального мира. Конечной целью тюремных процедур является "перерождение", "воскресение из мертвых". Перерождение в этом варианте оценивается тюремной общиной как проявление "чуждости"("случайный пассажир"). Для тех, кто связан с воровским законом, переход на путь-раскаяние невозможен.

Положение

Представители криминального мира называют себя бродягами и характеризуют свою жизнь как странствие. Идея бродяжничества сближает современную криминальную культуру со старинной культурой разбойников и пиратов, также именовавших себя бродягами. Преступная жизнь - жизнь "иная", строится по особым законам. Для преступников характерны "свои" законы и нормы поведения, "свой" язык, их поведение-это антиповедение, их мир антимир. Преступник воспринимает себя хищником, диким зверем, воспитанным "иным" пространством. Он добровольно обрекает себя на особую жизнь и особую смерть, потому "изнутри" криминального мира воспринимается как высокий герой: он выступает одновременно и в роли хищника, и в роли жертвы. А представитель сообщества, называемого "честным" или "благородным воровским миром", настоящий вор или блатной живет по принципу: "жизнь-игра". В среде заключенных популярен афоризм: "Жизнь-игра, свобода-козырь". Кража и обман-основные доблести вора. Вор-хитрец, интеллектуал, лгун. Каждый его поступок носит двойной смысл: истинный и ложный, направленный на обман лоха. Лохом может являться на свободе - жертва преступления, в тюрьме мент или первоходка, новичок в тюремном сообществе, еще не ставший "своим".

Иерархия и закон

Слово "вор" пишется с большой буквы во всех текстах.

Тюремный язык фиксирует расслоение сообщества - иерархию тюремного мира. Выделяются: элита (вор в законе, смотрящий, блатные), средний слой (мужики) и нижняя ступень (петухи, обиженные, козлы).

Закон-одно из ключевых понятий уголовной культуры. Настоящий блатной чтит воровской закон, живет "по понятиям", стремится поступать "красиво" с воровской точки зрения. Он поддерживает борьбу между ворами и мусорами, презрительно относится к официальным властям, способен на "дерзкий поступок" -- кражу, убийство, побег.

Вор должен быть аскетом, до самой смерти хранить верность новой "вере" и воровскому братству. По старым воровским законам, вор, решивший завязать, предавался казни. Ради воровской жизни и воровского братства вор должен отказаться от всего, что привязывает его к "мирской" жизни.

Воровской закон требует, чтобы он существовал вне социума, отказался от родных, не имел семьи, разорвал все социальные связи. "Считается, что у вора не должно быть ни семьи, ни детей. Ну, чтобы его обратно не тянуло", -- поясняют заключенные. Подобно монахам вор символически умирает для мира, вступая в новое сообщество.

Одна из руководящих идей воровского закона-идея единства: ради спасения одного из членов другой должен принести себя при необходимости в жертву. Так, в воровской среде существует традиция брать на себя прицеп чужое преступление. В случае поимки воров на месте преступления закон обязывает младших покрывать преступления старших, в том числе ценой собственной жизни.

Вор обязан помогать другим ворам, в том числе используя общак-коллективную собственность воровской группы. Актуальна метафора: общак-костер, это тот домашний очаг, который согревает все преступное сообщество. "От общака греется тюрьма", - говорят заключенные. Закон запрещает отнимать кровную пайку даже у тех, кто находится на нижних ступенях иерархической лестницы тюремного мира. Арестанты должны быть "кровными братьями". Как поясняют заключенные, "кровные братья" - "когда вместе сидят, когда пайку одну на двоих жрут, когда голод-холод, когда один сухарь у кого-то появляется, и то он его напополам ломает или вообще тебе отдает, последнюю рубаху тебе". Закон запрещает сотрудничать с властями в любой форме, занимать командные посты, вступать в актив, носить на рукаве косяк-красную повязку активиста. "Достойный арестант" не будет доносить даже на суку (предателя).

Работу в зоне зэки воспринимают как рабское служение государству. Положительная оценка безделья зафиксирована жаргоном: дурдизелями и быками называют заключенных-ударников.

Вор-не только активный изгой-отрицалово, он-воин. Но Вор должен уметь не только поступать, но и говорить "красиво". Воровская община имеет свой язык, непонятный для непосвященных, этот язык является знаком принадлежности к воровскому сообществу: умение по фене ботать, говорить по-блатному, является признаком вора и блатного.

Приобщение

Вхождение в криминал сопровождается ритуалами, в число которых с древнейших времен входили клятвы. В тюремном стихотворении современный вор-рецидивист свидетельствует, что в верности криминальному миру "жизнью поклялся на ствол и на нож".

Ритуал принятия новичка в тюремную среду называется пропиской. Он популярен среди малолетних заключенных. В результате прописки "чужой" становится "своим",тюрьма с момента прохождения прописки для него - "дом родной". "Начиналось все с того, что, во-первых, ориентирование по хате. Нужно было найти горизонт, волчок, голубятню, то есть это жаргонные слова. По очереди или кто-то может тебе задать за один присест десять вопросов-не важно. Волчок найти-это глазок, голубятня-это проем для радио, который в стене выдолблен, икона-это правила внутреннего распорядка камеры, в каждой камере на малолетке висит в рамке". Новичок должен продемонстрировать свое владение языком нового пространства. Второй этап - игры на сообразительность. "Например, вопрос: "Какого цвета потолок в хате?" Сразу же автоматом голова поднимается вверх, говоришь: "Белого". Оказывается, неправильно. За неправильный ответ устанавливается цена, например, пять горячих, то есть ударов ладонью по шее. Если ты не хочешь горячих, правильный ответ ты мог купить. Опять назначается цена. А потолок красного цвета, потому что десять лет, а червонец красный. Вопросов много всяких. Новичок учится относиться к испытаниям, как к игре. Описывая прописку, рецидивисты делают следующий вывод: "Юмор должен присутствовать. Должно поддерживаться настроение. Если ты будешь ходить хмурым, подавленным, с тобой будет легко бороться, с тобой быстро расправятся. А если в тебе присутствует юмор, ты человек остроумный, пошутить не прочь, то, конечно, с тобой будет тяжелей-ты духом не падаешь. Ну, и со временем дух твой формируется

Приколы являются частью ритуала прописки. Вот прописка на женской малолетке: "Заводят, сразу-раз-с тормозов, девочка стоит. Они ей такие выражения кидают: "Стой, иди сюда". Вот что она должна сделать? Ну, она должна снять тапочки и подойти босиком". Популярен прикол-загадка с расстеленным у входа в камеру полотенцем. Первоход не должен поднимать полотенце, он может перешагнуть через него, но свой, блатной заявляет о привилегированном положении в новом коллективе, вытирая о полотенце ноги. Эта загадка проверяет не только знание тюремных законов, но в первую очередь - умение нащупать скрытый смысл, обнаружить прикол и включиться в игру.

Во время прописки проводится проверка знания условного "тайного" языка тюремного сообщества. Новичок должен владеть феней, чувствовать двусмысленность задаваемых вопросов, должен знать правила зоны: "Где будешь спать? -- Где бугор укажет"; должен уметь перевести разговор в игровое русло, навязав дающему задание свои правила игры: "Распишись на потолке.Лесенку поставь.-Заштопай чайник.-Выверни наизнанку.- Сыграй на подоконнике.-Настрой". "Ты кто: вор в законе или бык в загоне?" Стой так и думай. Вор в законе себя назвать, в тюрьме тем более, каждый кто попало не может. А так отгадка: "Я не вор, но я в законе. Я не бык, но я в загоне". "Ты на машине едешь. Разветвляется дорога. Тормоза у тебя не работают, повернуть ты никуда не можешь. В одном стоит конце дороги мать, а в другом кент. Куда поедешь, кого давить?" Вообще-то отгадка, что надо давить кента, потому что сегодня кент, а завтра мент. Как правило, не догадываются"

Приколы сопровождают все бытовые действия заключенных: используются при отказе от работы, за едой, во время картежных игр. "С администрацией надо соглашаться, - объясняют зэки-мужики.-Вот он требует что-то, а ты: "Мне разницы никакой: что е..ть подтаскивать, что е..ных оттаскивать. Тасуя карты, прикалываются над партнером по игре: "Кто хочет вкусно пить и есть прошу напротив меня сесть".

Приколы могут облекаться в сложную форму: вор демонстрирует мастерское владение словом и тем самым выигрывает игру: "У следователя на дознании. "Где был? С кем был?" Вот ты ему: "Авто-мото-вело-фото-гребля-е..я и охота - что по чем-хоккей с мячом-бабы-биксы-зубы-фиксы-хитили-потитили на х.. не хотите ли?". Администрация иногда подключается к игре заключенных, облекая тюремные законы и запреты в форму приколов. Представители власти демонстрируют свое владение общетюремным языком. Так, в ИТУ запрещены азартные игры. "А у администрации есть поговорка, - говорят блатные.-Если в картах нету масти - вам помогут в оперчасти".

Воровской мир имеет глубокие корни:. фольклорный образ вора, на который ориентируется современный блатной, связан с типом мифологического культурного героя - нарушителя самых строгих табу, норм права и морали.. Современная криминальная культура генетически и типологически связана с институтами разбойничества и пиратства, ряд символов которых находит место в нынешней воровской среде. Тюрьма как "мертвый дом" и одновременно как "дом родной".

Легенды и мифы

К легендам и мифам тюрьмы и зоны относятся всевозможные личности (в основном воры в законе), события (приезд вора), сами зоны (сверхголод или сверхсытость), амнистия, побеги и многое другое.

В частности, якобы на одной лесной зоне умелец соорудил вертолет из бензопилы "Дружба" и улетел за предел досягаемости автоматчиков (при рассказе обязательно называется номер зоны, управления, всякий раз иной); в другом "учреждении" кто-то перепрыгнул запретку на пружинах, прикрепленных к кирзачам; в третьей сшил мундир, загримировался под самого "хозяина" и ушел куда глаза глядят.

Амнистия 1953 года самая знаменитая. По мнению большинства зеков,по этому Указу вообще освободили всех, кроме политических. Амнистированные дали, как говорится, шороху близлежащим населенным пунктам, и 90% их снова загудели в лагеря. Такой амнистии больше не было, но опять же по мнению большинства будет обязательно, стоит только скончаться кому-нибудь равному по значению И. В. Сталину. Правда, чтобы умереть надо сначала родиться, да...

К легендарным личностям относятся патриархи и теоретики воровской идеи Бриллиант, Бузулуцкий и другие. Всевозможные рассказы о их тюремно-лагерном бытии давно уже перепутаны и смешаны; деяния одного приписывают другому и наоборот. Впрочем, "законникам" уже уделено достаточно места в современной литературе, а мы не будем касаться подробно этой темы и отошлем читателя в библиотеку и к книжным лоткам.

В зоне N... голодные зеки завалили, а потом целую неделю ели начальника оперчасти (вот так, ни больше, ни меньше!). А в зоне N... наоборот, целый год кормили как на убой, снизили норму выработки, выдали всем "блатные" черные бушлаты и джинсовые костюмы: ждали приезда министра юстиции США. В зоне особого режима, что в Архангельской области, побывала сама Алла П., спела концерт, "пульнула сеанс" и подарила каждому отряду по телевизору "Шарп" и видеоплейеру "Сони" с набором видеокассет.

В питерской тюрьме "Кресты" стоят унитазы в каждой камере. Это постарался Королев (варианты: Курчатов, Яковлев, Туполев), шибко страдавший во время отсидки из-за отсутствия цивилизованной сантехники. На оборудование "Крестов" унитазами у "Королева" ушла вся Ленинская (варианты - Нобелевская, Сталинская, Государственная) премия.

Почему в тридцатых годах татуировали на груди Ленина и Сталина? Думали, что, когда поведут расстреливать, можно будет рвануть рубаху на груди: "На, стреляй!" А кто б осмелился?

Один зек наколол себе тельняшку с длинным рукавом и умер от заражения крови.

Много зеков, освобождаясь, получали загранпаспорта с визой: ехали в Германию (Францию, Бразилию, США и т.п.) получать неожиданное наследство (бабка-графиня, дед-купец, дядя-еврей и т.п.).

О трансплантации свежеотрезанных крысиных ушей на член вы уже слышали...

Жизнь тюрьмы и зоны пронизана мифами. Трудно определить степень достоверности каждого из них, но несомненно, что мифы эти занимают законное место в разделе российского и мирового фольклора.

Кунсткамера

Питерские "Кресты" едва ли не самая крупная тюрьма в Европе. Она же и одна из самых старейших и именитых. СИЗО N 1 стоит почти в центре города, однако пейзаж отнюдь не портит. Старинный допр на берегу Невы, который возводился восемь лет, и мрачный, и живописный одновременно. Он даже имеет свой герб, где панорама тюрьмы со всеми ее архитектурными достоинствами придавлена чистым голубым небом. Увековечен на гербе и купол тюремного собора, который администрация взялась отреставрировать. На другом берегу Невы Андрей Шемякин успел разместить двух бронзовых зловещих сфинксов и бронзовый крест, посвященный жертвам "исправительного" произвола.

Ныне в "Крестах" обитает свыше десяти тысяч зеков, каждый десятый хозслужащий, то есть "шнырь". В тюремной кухне ежедневно моется, чистится, варится пять тонн картофеля, три тонны капусты, полторы тонны моркови, тонна лука. Каждый день ворота СИЗО принимают караван из шести автомашин с надписью "Хлеб". Двести узников бывшие менты. Нетрудно догадаться, что их содержат отдельно от уголовников. В одиночных камерах парятся лишь сексуальные маньяки и прочие нелюди, которые в общей камере прожили бы в лучшем случае до утра.

Первых узников каменные стены увидели в 1892 году. С тех пор через "Кресты" прошел ряд знаменитостей Павел Судоплатов (бывший начальник иностранного отдела НКВД, автор многих терактов и диверсий на территории иностранных государств, первый наставник разведчика Николая Кузнецова), Николай Заболоцкий, Лев Гумилев, Георгий Жженов... Дмитрий Якубовский, устроивший в камере настоящий террор.. Рентген выявил у сокамерника "адвоката" и "генерала" два сломанных ребра, Ему услужливо помогал кулак зека Сидорова. Все началось с того, что однажды Якубовский обнаружил у Христича странную сексуальную ориентацию. Мгновенно вспомнилось вековое тюремное правило: "Пидора к параше!" Бывший российский адвокат заставлял зека становиться на четвереньки, чтобы удобнее было взбираться на второй ярус. Не стесняясь в выражениях, Дмитрий Олегович на суде объяснил причину травли. Однако судьи, не став закрывать глаза на неформальные тюремные обычаи, заметили, что те же "петухи" спят и питаются отдельно. Христич же не только спал напротив "генерала Димы", но и ел за общим столом. В конечном итоге Дмитрий Якубовский получил от Калининского райнарсуда Санкт-Петербурга еще один приговор - два года лишения свободы.

Больше чем побегов - было попыток. Из камеры-одиночки вырвался бандит Мадуев по кличке Червонец. Получив пистолет из рук следователя, Мадуев попытался уйти через тюремный двор, рассчитывал захватить начальника СИЗО N 1, полковника Демчука, проработавшего в "Крестах" свыше двадцати лет. Червонец тяжело ранил офицера. На втором выстреле случилась осечка, и бандит вновь оказался в камере. В 1994 году Мадуев, получил от "вертухая" нож и отвертку, но их отобрали при очередном обыске.

В глубине тюремного двора находится музей "Крестов", который рядовому гражданину недоступен. В его почетных экспонатах фигурируют предметы, которые создавались для побегов: "кошки", заточки, напильники, отвертки, режущие полотна. Более интересны муляжи пистолетов и гранат из хлебного мякиша, выкрашенные сажей. Но настоящие шедевры служебные удостоверения капитана милиции и следователя прокуратуры. Их смастерили из распущенных красных носков, газет и парафина. Хранит музей и безобидные вещи: татуировочную машину, переделанную из механической бритвы, копию памятной медали, которую вручили десятитысячному заключенному (оригинал зек законно присвоил себе).

Второй подобный музей находится во Владимирском централе, имевшем некогда статус ТОНа - тюрьмы особого назначения. В его стенах содержались спецзаключенные, то есть те, которые, по мнению ГПУ-НКВД, представляли особую социальную опасность и кого необходимо было изолировать от общей массы осужденных. В разряд тайных узников попадали иностранцы, разжалованные чекисты, диссиденты и т.п. В 50-х годах во Владимирскую тюрьму стали определять и лидеров уголовного мира: МВД оставило надежду их "перековать". За четыре десятилетия через централ прошли свыше семисот воров в законе, из которых две трети кавказцы. Здесь провели свои лучшие блатные годы патриарх уголовного мира Василий Бабушкин (Бриллиант), Александр Захаров (Шурик Захар), Гена Корьков (Монгол) и т.д.

Владимирский централ был построен при Екатерине II в 1783 году и считался обычной тюрьмой. Центральные тюрьмы появились после 1905 года, когда карательному аппарату России понадобились допры с особой укрепленностью и особым режимом содержания. В 1918 году к централу пришло новое имя губернский исправительный дом. Сюда хлынул поток рецидивистов, которых молодая страна Советов намеревалась исправить лекциями и художественной самодеятельностью. Эта игра в доброго воспитателя продолжалась почти десять лет. В конце 20-х годов Владимирский централ стал политической тюрьмой, ведомством госбезопасности (такие специзоляторы арестанты называли политзакрытками).

По экспонатам здешнего музея можно изучать историю СССР. Здесь сидели первый председатель Президиума ЦК РКСМ Ефим Цейтлин (его этапировали в Ивановский допр, где и расстреляли), отец Юлиана Семенова Семен Ляндрес (проходил по "бухаринскому делу"), Даниил Андреев, создавший в тюремной камере "Розу мира". Его соседом по камере был не кто иной, как академик Ларин, руководивший медподготовкой первых советских космонавтов. По некоторым данным, весь архив Андреева попал в руки начальника оперчасти, который и передал его супруге Даниила. Через централ прошли Лидия Русланова, Галина Серебрякова, Зоя Федорова, певица Большого театра Михайлова, Владимир Буковский, Натан Щаранский (нынешний министр Израиля). Имя Павла Судоплатова фигурирует не только в музее "Крестов", но и в здешних архивах. Именно во Владимирском централе главный советский диверсант провел почти семь лет.

В режиме особой секретности содержались родственники Сталина Анна Аллилуева и Евгения Аллилуева. Заключенные такого ранга значились в делах и картотеках лишь под номерами. Сын вождя Василий Сталин, угодивший в централ в разгар хрущевских разоблачений, значился как Василий Васильев. За ним велся особый надзор. В музейных архивах хранится копия секретного донесения Никите Хрущеву, подписанного Председателем КГБ Шелепиным и Генеральным прокурором СССР Руденко (за 7 апреля 1961 года):

"В. И. Сталин за период пребывания в местах заключения не исправился, ведет себя вызывающе, злобно, требует для себя особых привилегий, которыми он пользовался при жизни отца. Считаем целесообразным в порядке исключения из действующего законодательства направить Сталина после отбытия в ссылку сроком на пять лет в Казань. Считаем также целесообразным при выдаче В. И. Сталину паспорта указать другую фамилию".

Легендарным узником по праву считался и американец Пауэре, решивший немного пошпионить над нашей Родиной. В 1997 году во Владимирскую тюрьму приезжал сын знаменитого летчика-шпиона. Он пожелал взглянуть на камеру, где жил отец, и подарил тюремному музею книгу Пауэрсастаршего. В этой книге много воспоминаний о централе, о здешнем режиме, меню и обычаях.

Побеги из Владимирской "крытки" можно пересчитать на пальцах. Наиболее громкий и скандальный связан с Михаилом Фрунзе. Среди попыток к побегу выделяется история сорокалетней давности. Глубокой ночью двое авторитетных урок в момент подачи какого-то предмета (вероятно, записки) через дверную кормушку ухитрились схватить охранника за руку и затащить эту руку по локоть в камеру. Они полоснули по венам заточенной ложкой и приказали открыть дверь (до 1953 года камеры были под двумя замками. Ключи хранились у надзирателя и дежурного). "Вертух" колебался недолго. Когда зеки пообещали искромсать ложкой венозные сосуды и держать кисть до тех пор, пока охранник не истечет кровью, ключ пополз к замку. Пленник, согнутый у кормушки в три погибели, долго не мог открыть дверь. Наконец она приоткрылась, и надзирателя заволокли в камеру. Грозя заточкой, урки приказали ему снять мундир, в который облачился один из зеков. Полосой простыни охраннику связали за спиной руки, вывели в коридор, подошли к телефону прямой связи с дежурным по корпусу и сняли трубку. Пленник попросил дежурного, имевшего ключ от двери тюремного корпуса, срочно прибыть на его пост. "Труп в камере, кратко объяснил он. Судя по всему, самоубийство".

Дежурный поднялся на пост и остановился перед решеткой. Среди коридора в тусклом свете лампочек стоял охранник, припав глазом к глазку камеры. "Иди сюда, посмотри на это чудо!" крикнул лжеохранник голосом настоящего "вертуха", которого держали по ту сторону двери с удавкой на шее. Пленник кричал в приоткрытую кормушку. Дежурный открыл решетку и подошел к "коллеге", все так же стоящему вполоборота. Молниеносный удар в кадык свалил офицера на пол, Отстегнув у хрипящего капитана связку ключей и затащив его в камеру, зеки закрыли дверь и заспешили к выходу из корпуса. Но открыть вторую решетку они не смогли: второй ключ имелся лишь у дежурного помощника начальника тюрьмы. Тащить оглушенного капитана на пост к телефону и вызывать дежурного помощника было делом хлопотным. Пока урки возились у зарешеченных дверей, пытаясь раскурочить замок, охранник пришел в себя и с помощью капитана развязал себе руки. Он добрался к окну, где уже давно не было стекла, и начал кричать: "Вторая вышка! Побег! Вторая вышка! Побег!"

Охранник на вышке услышал крики и позвонил начальнику караула. Два автоматчика поднялись к решетке, от которой зеки уже бежали обратно в камеру, и пустили по коридору две очереди. Один из беглецов умер на месте, другого добили спустя несколько минут.

Владимирские тюремные экспонаты, впрочем, как и питерские, доступны далеко не всем. Музей заведение режимное. Исторические архивы, и предметы Владимирского централа хранятся в бывшей тюремной камере, в которую попасть можно лишь через сеть постов. Тюрьмы умеют хранить любые тайны, даже самые безобидные.

"Звонок"

В жизни любого зека наступает момент, когда отсижено уже больше, чем предстоит отсидеть. Это, естественно, половина срока... В зависимости от общего срока зек начинает загодя готовиться к дню "звонка". В советское время большинству освобождающихся просто некуда было податься.

Существовал список населенных пунктов (столицы союзных республик, городагерои, погранзоны, портовые города и т.д. и т.п.), куда бывшему зеку путьдорожка была заказана. Многие прописывались за так называемым "сто первым километром" или маялись по паспортным столам, исполкомам, приемным всяких "Президиумов" в тщетной надежде получить разрешение жить в родном доме с отцом и с матерью. Чем строже режим, тем больше было ограничений на прописку. А если у зека, независимо от режима, вообще не было родных, то жилплощадь его переходила в ведение государства и отдавалась нуждающимся например, молодым специалистам Угро и ОБХСС.

Нынче все по-иному. Ограничения сняты, но затруднений для зека в вольной жизни меньше не стало. Вечно нуждавшиеся в рабсиле заводы стоят, а коммерческие структуры весьма неохотно берут на работу судимых. Если же берут охотно, то это просто подозрительно. Сергей Т., например, отбывал срок (1,5 года) за хулиганство 25 лет назад. А при устройстве на работу в некую фирму скрыл этот ужасный факт своей биографии. Отработал пятницу, а к понедельнику все вскрылось (благодаря бдительному кадровику бывшему комитетчику), и Сергей был с позором изгнан с престижного "поста" водителя персонального "джипа-чероки". А ведь он просто забыл об этой судимости ведь не год назад освободился!

Чем ближе "звонок", тем медленнее сменяются дни. Время замедляет ход. Последний год длится как два предыдущих, а последняя неделя как три месяца...

В ночь перед освобождением зек, уважая кентов и соседей по бараку, заварит несколько банок крепчайшего чифира и просто "купеческого" чайку.

Это проводы. Путевый зек, конечно, выполнит обещания, данные братве:

что-то передаст, кому-то позвонит. Но многого обещать не будет, это дело несерьезное... Когда кто-то, в возбуждении от предстоящего, кричит:

"Братва! Выхожу за ворота и в магазин! Обязательно переброшу чай, сгущенку..." то обязательно кто-нибудь вставит ехидно: "Каски-то надевать?" "Зачем?" "Чтоб банками не убило". Так что не надо давать непосильных обещаний: не исполнишь, помянут недобрым словом, а сядешь еще раз припомнят и предъявят.

Освобождающийся часто идеализирует предстоящую жизнь. Это связано, конечно, с опьянением свободой, вольным воздухом. Многие с трудом вписываются вообще в жизнь, не говоря уже, в частности, о жизни семейной или трудовой. Чем больше срок, тем труднее адаптация. "Модель общества" (тюрьма и зона), в которой сколько-то лет существовал зек, растягивается в пространстве до размеров Общества в натуре. В зоне зек мог дотянуться до врага заточкой в Обществе враг строит свои козни на огромном расстоянии. "Петухи" свободно гуляют по улицам, хватают за рукава прохожих, слово "козел" в повсеместном обиходе. Все посылают друг друга на... и поминают нехорошим словом мать. Как жить в таком мире, где смещены все понятия, сняты запреты и пахнет беспределом? Многие попадают в безвыходное положение, оставляя, на выбор, два пути: назад, в тюрьму и зону или к братве, "блюдущей принципы". Но и второй путь ведет в конце концов туда же.

Но не будем, подобно конвою, "нагонять жуть" на читателя. Кто был там, тот этой жути не боится, а кто не был - пусть лучше вспомнит страницы повеселее...

Нынче во многих зонах всех режимов, в тюрьмах строятся и восстанавливаются храмы в основном силами самих заключенных. Одним из первых тюремных священников (Бутырская тюрьма) был протоиерей Глеб (Каледа), ветеран войны, награжденный шестнадцатью орденами и медалями, а также известный в прошлом ученый, профессор геологии. По словам А. Дворкина, "отца Глеба любили все: и охрана и заключенные. Нужно было видеть, как ждали обитатели камер его визита, как трепетно и с каким уважением относились к нему и как упрашивали его побыть с ними еще немножко". С 1991го по 1994 год длился пастырский путь отца Глеба в Бутырской тюрьме. Он скончался 1 ноября 1994 года после тяжелой болезни. На отпевание собралась вся церковная Москва, друзьягеологи, бывшие зеки и работники тюрьмы.

Кто еще, кроме Церкви, может сказать слова утешения приговоренному к смерти, кто может примирить преступника с со всем миром сразу и благословить его последний путь, выслушав слова покаяния? Два разбойника были распяты слева и справа от Господа Христа. Проклинавший его слева стал обитателем ада; уверовавший справа первым из людей вошел в рай вместе с самим Христом. Быть справа или слева вот проблема выбора для любого из современных разбойников и мытарей, богатых юношей и блудниц, и тем более для тех, кто уже находился в земном заточении, искупая вину перед земным законом.

Зеки строят храмы. Один из них запечатлен на фото; умилительная архитектура, фонтан с ангелочками; комуто покажется чуть ли не пошлым, а на самом деле пронизано искренней любовью и священным почтением к тому, что выше лагерных вышек, штрафных изоляторов, картежных разборок и каторжного труда.

Любимая татуировка 90% российских зеков крест. Он накалывается на груди, на цепях и без цепей, на пальцы и запястья; он присутствует на символических соборах, украшающих спины бывалых "босяков". Скорее всего, крест как татуировка появился с началом безбожной пропаганды в 20-х годах нынешнего века, когда ретивые коммуночекисты трактовали "крест натуральный (на цепочке или тесьме)" как контрреволюционную пропаганду и срывали его с православных (пусть даже и преступивших закон!) иногда и вместе с головой. Наколотый крест сорвать было нельзя, но и ответ за него, видимо, приходилось держать жестокий... Поэтому и стал он символом первой отрицаловки жиганов, уркаганов, босяков, воров в законе.

По рассказам старых лагерников в сталинские времена почти без исключения было достойным поведение "религиозников" (так называл священнослужителей В. Шаламов). А их сидело без счета. Выпускать стали лишь в годы войны...

Все равны перед Богом. Абсолютное неравенство надсмотрщика и заключенного вне храма; в храме стоят и пупкари и зеки перед одним иереем, одним Крестом, стоят перед Единым Богом, пришедшим в этот мир, как мы знаем, не ради праведников, а ради грешников.

Св. апостол Павел говорит: "Ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники Царства Божия не наследуют. И такими были некоторые из вас; но омылись, но освятились, но оправдались именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего". (1 Кор. 610,II)

Даст Бог, омоемся и мы все... У нас же крест на груди - у кого на тесьме, у кого на золотой цепи, у кого вбитый под кожу стальной иглой.

КТО СИДИТ?

Некоторые типы. Одни...

В 1970 году Валерий 3., непутевый четырнадцатилетний подросток из южного города М, натянул на ноги хромовые офицерские сапоги, накинул на плечи черную ватную телогрейку, повязал на шею белый шелковый шарф из отцовского гардероба, нахлобучил на затылок кепку-восьмиклинку и отправился в путешествие на пригородном поезде по ближайшим населенным пунктам. Из-за голенища сапога выпирал до блеска наточенный армейский штык-нож, купленный у пьяного дембеля одной из воинских частей.

Путешествие оказалось коротким. В тамбуре пригородного поезда Валерий 3. "тормознул" прилично одетого сверстника и, приставив к солнечному сплетению жертвы штык-нож, затребовал всю наличность. Сверстник, разумеется, немедленно передал Валерию 3. имевшиеся у него на два кармана 67 копеек. Вернувшись в вагон, потерпевший подросток поведал о случившемся отцу и старшему брату оперуполномоченному районной "уголовки". Валерий 3. был задержан немедленно и на ближайшей платформе передан наряду милиции.

Образцово-показательный процесс завершился выездным заседанием по месту учебы Валерия 3. в актовом зале средней школы. Из тюрьмы (СИЗО) Валерия привезли, для устрашения, остриженного под "ноль", в брюках х/б 52го размера, подвязанных веревкой, и в укороченном сером свитере из верблюжьей шерсти. В присутствии педагогов и учащихся с четвертого по десятый класс подсудимому было предоставлено последнее слово. Все чаяли условный приговор.

- Дорогие граждане судьи! - начал свою короткую речь Валерий, предварительно отерев со щеки воображаемую слезу. - А также дорогие учителя, одноклассники и одноклассницы!.. Если у вас есть желание, то...

На этом месте Валерий сделал чуть ли не минутную паузу, во время которой несколько раз сентиментально шмыгнул носом, а затем неожиданно заорал дурным голосом:

- Дуньте мне в х... я хочу по залу полетать! после чего потянулся расстегивать показательные холщовые штаны для демонстрации. Конвойные милиционеры быстро заломали подростка; он, в свою очередь, выкрикнул еще несколько оскорблений в адрес суда и педколлектива школы... После этого был объявлен приговор: шесть лет лишения свободы в воспитательно-трудовой колонии; именно на этот срок Валерий 3. погрузился в мутные и тревожные пучины исправительно-трудовой системы МВД СССР, став в городе М не менее легендарной личностью, чем, например, местный герой-подводник, потопивший в годы войны шесть фашистских кораблей.

Четыре месяца, проведенные Валерием 3. в следственном изоляторе, не прошли даром: шутка-легенда про дутье и полет по залу была реализована словесным образом легко и непринужденно, как и многие другие приколы тюремной жизни.

Валерий 3., проводивший большую часть детства и отрочества на городских пляжах в паре метров от взрослых загорелых тел, густо покрытых изображениями соборов, тигров, цепей и других символов трудной жизни, впитывал неокрепшими извилинами щемящие семиструнные "восьмерочки" и унылые запевы типа "загубили, суки, загубили", "ах, зона, зона в три ряда колючка", "я сижу в "одиночке". Татуированные спины наконец стали посылать пацана за сигаретами, передавать через него приглашения пляжным "манюням" и т.д. и т.п. У Валеры появился первый складной ножик, подаренный Васей Крюком; впоследствии ножик сменился вышеупомянутым штыкножом, ставшим основным вещдоком дела N... по статье 146 ч. 2 УК. Жизнь Валерия 3. протянулась через суровый отбор ВТК; через четыре года он поднялся на "взросляк" (ИТК общего режима), где, кочуя из барака в ШИЗО (штрафной изолятор), а из ШИЗО в БУР (ПКТ помещение камерного типа), "благополучно" дождался "звонка" (конца срока) и вышел на волю под гласный надзор районных органов внутренних дел с запретом на посещение общественных мест типа: рестораны, вокзалы и т.п. От хронического недостатка жиров и белков тело его своеобразно задубело, либо под воздействием чифира потемнело, а спина обрела желанные рисунки, за которые Валерий 3. был готов дать ответ в любое время и кому угодно.

Свобода терпела его; Валерий не терпел надзор и за нарушение оного был автоматически приговорен к 1,5 года лишения свободы в ИТК строгого режима. Томясь в ожидании этапа на зону, Валерий 3. позволил себе развлечься: во время вывода на прогулку запрыгнул на спину пупкарю (надзирателю), крепко обхватил его руками и ногами и истошно заорал: "Нноо, козел! Поехали!.." Отскребали седока от спины перепуганного тюремщика спецбойцы СИЗО, и ушло на это не менее получаса... Снова ШИЗО (карцер): мокрые полы и стены, пониженное питание (ниже какого?). У одного из надзирателей ШИЗО была привычка поливать через раздаточное окошко ("кормушку") холодной водой из шланга проштрафившегося бедолагу. Валеру 3. поливали в день по нескольку раз; это обернулось для него хроническим нефритом и бронхиальной астмой, но, впрочем, нисколько не повлияло на общее настроение смесь куража с веселым отчаянием и презрением к внешним раздражителям, каковыми являлись все, без исключения, тюремщики и их тюремная практика.

В зоне и в тюрьме Валерий 3. мужиком слыл "путевым", работать умел, но не хотел. Охотно мастерил какие-то шкатулочки, записные книжки, "отметаемые" генеральным шмоном (обыском), "шпилил" в азартные игры под небольшой интерес; свято чтил "каторжанскую веру"; проткнул бригадиру-беспредельщику горло гвоздем-соткой и, получив. добавочные шесть лет, отправился в другую зону разматывать новый виток своей неудавшейся жизни. И жизнь эта закончилась в 1987 году через три месяца после окончания срока на больничной койке с привязанным к туловищу резервуаром для мочи и с аляповатым, лагерной отливки крестом из технического серебра на тонкой шее.

Другой преступивший закон Валерий вырос в глухом селе Калининской области (Тверской ныне). Учился на "хорошо" и "отлично"; после окончания десятилетки поступил в Высшее мореходное, проблем с учебой не имел, побывал в ходе морпрактики в Канаде и в США, в Бразилии и Панаме. Закончил мореходку с "красным" дипломом, через пять лет уже ходил вторым помощником капитана сухогруза.

Деревенской сестре Валерия К. Зинаиде тоже привалило счастье: нашелся, наконец жених добрый молодец из райцентра с редкой специальностью библиотекаря...

Валерий К. получил радиограмму о свадьбе, будучи на погрузке в Гамбурге; через неделю сухогруз швартовался уже в Клайпеде, и Валерий, отоварившись подарками в "валютке", с туго набитым чемоданом прибыл в родную деревню.

...Свадьба пела и плясала; столы ломились более от спиртного, нежели от закуски. Уже начались и кончились три драки, никто серьезно не пострадал, обошлось без милиции в лице участкового Будякина, который, впрочем, находился тут же в качестве почетного гостя и дальнего родственника.

...Захмелевшего Валерия усадил в коляску мотоцикла "Урал" двоюродный брат Миша: решено было отправиться в райцентр смотреть Мишиных кроликов и нутрий.

Прибыли благополучно; у Миши пили-ели; не хватило бутылки до полной кондиции; отправились в магазин.

Метров за сто до магазина двоюродных братьев окликнул гражданин, довольно плюгавый, в шапкеушанке и в пальто с мерлушковым воротником.

- Эй, огурцы! - крикнул плюгавый. Добавьте на белую!

- Я те добавлю щас... огурец... - бормотнул Миша.

- Сколько тебе? - полез в карман "канадки" Валера.

- Сколь не жалко, ответствовал плюгавый, не приближаясь ни на шаг.

Валерий сам подошел, протянул мужичонке рубль. Тот рубль взял левой рукой, аккуратно сложил пополам и, размахнувшись, врезал Валерию правой по уху.

От неожиданности Валерий упал боком в сугроб, а плюгавый, гад, еще несколько раз врезал ему ногой по ребрам и немедленно отбежал подальше метров на пятьдесят.

Немного ошалевший Миша сообразил наконец, что брата бьют, и рванулся догонять обидчика. И догнал, схватил за ворот, дожидаясь Валерия.

Разгневанный Валерий с разбегу провел плюгавому боковой слева (был чемпионом училища по боксу), но промазал: удар пришелся по носу, раскровянил его. Мужичонка сел в снег и сказал:

- Ну, все, козлы. Вам звиздец.

- Сам ты козел, гад! - стукнул его Миша по спине ногой. Скажи еще спасибо...

- Ладно, пошли... потянул его за рукав Валерий.

Через полтора часа они уже забыли про инцидент: допили взятую бутылку и дремотно дотягивали жизненный разговор. Вдруг на улице послышались возбужденные голоса; затарахтела машина.

- "Бобик", знающе кивнул Миша. Я в армии на таком майора возил... Машина хорошая, но...

Договорить он не успел. В дверь сначала позвонили, а затем застучали руками и ногами.

- Открой, мать! крикнул Миша.

В сенях послышались топанье и толчки, и в комнату ввалились три милиционера разных званий. Раздвинув их, вперед протиснулся человек с густо вымазанным кровью лицом. На трех нитках болтался мерлушковый воротник. Шапки не было.

- Это они, мерзавцы, - заявил человек. - Арестуйте их!

В ходе следствия выяснилось, что, находясь в нетрезвом, состоянии, штурман дальнего плавания Валерий К. и его двоюродный брат Михаил Н. напали с хулиганской целью на гражданина Паскудина Б.Б. нанесли ему несколько ударов руками и ногами (легкие телесные повреждения), сорвали с головы шапку из нутриевого меха (не найдена); все это подтверждается показаниями свидетелей Буева и Раскорякиной, находившихся в непосредственной близости от места происшествия.

Районный народный суд приговорил Валерия К. к двум годам лишения свободы в ИТК. общего режима, а Михаила Н. к двум годам лишения свободы в ИТК строгого режима (уже сидел).

На этом история не закончилась. В 1985 году, отбыв чуть более полугода в зоне, Валерий К. был амнистирован (в связи с 40летием Победы) и отправлен "добивать" срок на стройки народного хозяйства ("химия"). Миша под амнистию не попал: плохо вел себя в местах лишения свободы, не вылезал из ШИЗО, ПКТ, готовился к переводу в "крытку" с добавкой срока (1984 г. статья 188). На второй день пребывания Валерия К. в общежитии "химиков" отпраздновать "почти свободу" приехал его отец Иван Петрович, агроном с двадцатилетним стажем.

Выпили, закусили. Запели песню "У ручья у чистого": на шум появился инспектор Кобельков, попросил не буянить, а Ивану Петровичу предложил освободить помещение ("Дергай домой, старый козел, пока я добрый!"). Валерий К. в ответ на эти слова схватил Кобелькова за поясницу и вынес его из комнаты в коридор общежития.

Утром Валерий К. был арестован как подозреваемый в совершении преступления, предусмотренного ст. 191 УК РСФСР (сопротивление работникам милиции и т.д. и т.п.). В качестве орудия сопротивления был предъявлен столовый нож с отпечатками пальцев Валерия К. (этим ножом они с отцом резали домашнюю колбасу). Отца решили не трогать, а Валерию К. суд добавил к оставшимся 1,5 годам по 106 ч. II еще 4 по 191й. Итого пять с половиной лет в ИТК. строгого режима; этап на Красноярск через угрюмую и беспредельную Новосибирскую пересылку.

Иван Петрович не вынес этих "итогов": хлобыстнул полтора литра самогона и повесился в сарайке для поросят. Мать Надежда Павловна долго болела, потом и померла на руках у дочери Зинаиды (той самой, на чью свадьбу и прибыл зимой 1984 года Валерий К., прямо, так сказать, из Гамбурга, с корабля на бал).

След его затерялся. С кличкой Боцман он жил "мужиком" на одной из "строгих" зон Краслага. Потом зону расформировали; были еще какие-то амнистии, но мог ли он попасть под них? Срок закончился, а в родной деревне Валерий так и не появился. Не мог он конечно же появиться и на палубе сухогруза... Погиб ли он на лесоповальной зоне? в одной из "крытых"? Или, откинувшись "по звонку", отправился пытать счастье в дальневосточных, северных или иных краях? Неведомо.

Виталий Р., инвалид-мариец из вятского села Тюм-Тюм Уржумского района, мечтал побывать в Москве посмотреть на полотна Третьяковской галереи, сходить в настоящий театр, послушать "вживую" какого-то известного на весь мир баяниста (не припомню фамилии). Вместо этого ему пришлось ударить поленом по голове родного отца в тот самый момент, когда отец, перебрав томатного самогона, бил в огороде свою жену мать Виталия, естественно... Отец умер в больнице от кровоизлияния в мозг.

Суд, конечно, учел смягчающие обстоятельства, но все равно по ст. 108 Виталий Р. схлопотал шесть лет усиленного режима. Отбыл он их достойно: в лагере спуску никому не давал (весу в Виталии было 48 кг; он как будто приседал при ходьбе на левую ногу остеомиелит), потому что в нем было достаточно "духу", как говорят в зонах. Отменно играл в шашки, виртуозничал на баяне если удавалось выпросить оный в "козлятнике". Шашки, а также вязание сетей и авосек добывали ему чай, столь необходимый для жизни. А Виталий был жизнелюб это при давлении 90/20!!! "Понятия каторжанские" принял как свои; о свободе забыл, как о родине; мечтал лишь о Третьяковке, выспрашивая редких на местной зоне москвичей. Впрочем, убедился вскоре, что никто из них в знаменитой картинной галерее не бывал; воспоминания сводились к какой-то пивной на Новокузнецкой, рюмочной на Якиманке и, естественно, прокуратуре на Б. Ордынке.

Срок его закончился. Виталий К. вернулся в родной Тюм-Тюм с казенной десяткой в кармане добротного лепня (пиджака), выхлопотанного в каптерке уважительной братвой.

- Приоделся, гаденыш, - приветствовал его в доме старший брат. И, перегнувшись через стол, ударил Виталия тяжелым кулаком в лицо. Виталий упал, долго барахтался на полу, а поднимаясь, заметил на тумбочке небольшие ножницы для стрижки ногтей. Через несколько мгновений они вонзились старшему брату чуть повыше печени. Вошли неглубоко: сантиметра на 23; удар, однако, был признан опасным для жизни косвенно. На суде прокуратура доказала, что Виталий воскликнул перед ударом "Убью!", следовательно, угрожал убийством. И поехал на строгий режим с четырьмя годами, пробыв на свободе семьдесят восемь часов, включая дорогу.

"А ведь хотел поговорить по душам, рассказывал Виталий впоследствии автору этих строк, я ведь отца не хотел убивать, так получилось... попал по голове случайно. А без шести предыдущих лет не было бы и этих ножниц проклятых. Брат злой был, написал заявление, потом забрать хотел ан нет, сам знаешь, кто его отдаст?"

Виталий отбыл и эти четыре года так же достойно. На моей памяти одна лишь его стычка с новым завхозом из-за нижнего места (шконки). Завхоз принял Виталия за "овцу" или "мыль" (инвалид-доходяга, толстые стекла очков, умные "базары"). "Слышь, ты, очки, завтра ляжешь там", сказал завхоз "наезжающим" тоном и показал где. Шконка была верхняя. Нижняя предназначалась сомнительному во всех отношениях "айзеру", прибывшему этапом из Питера.

Виталий посмотрел на завхоза ("козла") поверх очков (он был похож на "умного японца") и сказал равнодушно, но с обволакивающей угрозой: "До завтра дожить надо".

Завхоз больше всего боялся такой вот неожиданной бессонной ночи. "Козлячью" марку свою тоже терять не хотелось, поэтому он решил вообще не залупаться: отошел молча и как бы забыл о существовании Виталия. Тут же он нашел настоящую "овцу" какого-то деда-мухомора без заступы; загнал его на верхнюю шконку, а азербайджанца уложил на нижнюю... тот, впрочем, жил внизу недолго: напорол косяков с игрой в "двадцать одно" (двинул фуфло) и сломился сначала в ШИЗО, а затем и вовсе в ПКТ.

Виталик же продолжал играть в шашки, вязать рыболовные сети за столь любимый им чай (чифир) и сигареты. За сутки до его "звонка" мы заварили трехлитровую банку и выпили ее (по два глотка) "кругом" под неспешный разговор о предстоящем житьебытье ему, Виталику, в русско-марийском селе Тюм-Тюм, а нам здесь: кому месяцы, а кому долгие годы...

Вот что он писал из Тюм-Тюма:

"Занятий много... 30 декабря был приглашен играть в детсад на елку, до этого ходил на репетицию. 29го ездил в уржумское гестапо на отметку (надзор). Сходил в библиотеку, привез на салазках Лескова, Аксакова, Булгакова, Дени Дидро, пару томиков А. Платонова... Амуниция моя сборная шкидовская, а копейкой ребята поддержали... Праздники был дома, смотрел телик, благо, братья оставили мне старый, но кажет обе программы. Есть радиола, газплита с баллоном, на ходу, утюг, кровать, диван, шесть стульев, пара подушек, перина, шифоньер без полок и зеркала, баян... Вот такие дела не было ничего, а тут вдруг целое имение! День прошел и слава Богу, утром проснулся опять праздник... А еще чифирнул вообще весело, песни пою, живу и радуюсь... Желаю и тебе быть жизнелюбивым и радоваться тому, что есть, а даст Бог будет еще лучше, на том и слава Ему...

Остаюсь Виталий, лугоболотный чемерин".

Виталик умер через несколько месяцев после освобождения: письмо вернулось с отметкой "по смерти адресата". Как, что? Забыли ли его в вятских снегах "ребята"? Или не проснулся он в какой-то из дней-праздников, чтобы вновь заварить крепчайший чифир, закурить сигаретку и читать под вьюжный свист Аксакова и мечтать о Третьяковской галерее?

Вывод:

...Валерий 3. был готов к тюрьме и зоне; более того, предполагаемая отсидка являлась для него такой же закономерностью жизни, как институт для золотого медалиста: не сесть было нельзя. Человеческий "круг" отторгал не обозначенного судимостью индивида тот круг, в котором вращалась с малолетства жизнь Валерия 3.

Однако вместе с ним оказались в полной мере готовы к лишению свободы и двое других: штурман дальнего плавания и инвалид детства. Штурман обладал изрядным здоровьем, мог дать достойный кулачный отпор любому беспредельщику; инвалид Виталик вряд ли был способен одолеть двенадцатилетнего ребенка; все трое благополучно (если подходит это выражение) и достойно отбывали свои срока: даже отчаянный кураж Валерия 3. не выходил за рамки "понятий", а отсутствие здоровья не мешало Виталику-марийцу быть уважаемым зеком. И штурман, ставший Боцманом, присоединился к компании "путевых мужиков" со всеми вытекающими из этого факта правами и последствиями... А если короче и позековски их объединяло одно: "дух".

...иные

Проворовавшийся директор небольшого заводишки Виктор Петрович Г. был заключен под стражу в зале нарсуда. В двухдневный срок преодолел КПЗ; две недели тюрьмы и вот она, зона общего режима, в которой предстоит отбыть четыре долгих года. Слегка обвисло номенклатурное брюшко; в "боксе" отобрали бостоновый костюм какието ужасные личности в полосатых робах. А здесь, в зоне, после карантина, выдали серый костюмчик х/б на два размера меньше и странную, похожую на фашистскую, кепку, именуемую "пидоркой".

Когда распределяли на работы по отрядам, Виктор Петрович не забыл с достоинством упомянуть о своем высшем образовании и предыдущей должности, на что начальник производства майор Ухов заметил:

- Я тя, бля, специальность спрашиваю, мудило штопаное? Нету! Пойдешь, бля, на циркулярку дощечку пилить! Следующий!..

Виктор Петрович попал в 10-й отряд, занимавшийся сколачиванием ящиков под фрукты и винноводочные изделия. Работа на "циркулярке" была намного "блатнее" сбивания ящиков, однако Виктор Петрович оплошал: "циркулярку" видел впервые. Да и норма показалась странной: трудно было распилить столько "доцечек" и за неделю, не то что за 8 часов рабочего дня.

В бараке жизнь тоже не складывалась: вначале Виктора Петровича, как перспективного (в смысле "перегона" с воли хороших денег), подтянули отрядные блатари Груша и Конверт. Его положили поближе, неделю обхаживали, но убедившись, что это голимый "Укроп Помидорович", скравший случайно и все отдавший "мусорам", назвали его "демоном" и "мухомором" и указали новое место: поближе к выходу и наверху.

Виктор Петрович очень сильно уставал на работе, но норму выполнить не мог. За это бригадир Ляпа бил его за полчаса до съема в жилую зону: сначала кулаками, а потом круглым метровым колышком толщиной не менее 5 см. От побоев Виктор Петрович стал уставать еще больше; не было сил даже снять с себя х/б: так и ложился спать в опилках, накрывшись с головой тонким "гнидником" (одеялом).

Вскоре он перестал снимать и ботинки; это заметили; и в один прекрасный день Виктор Петрович очутился в совсем другой бригаде. Там ему дали ложку с пробитой дырочкой, такую же миску и запретили без спросу приближаться к остальному населению зоны. А вечером бригадир Катя и его помощник, отвратный старикашка, называвшийся Василисой Премудрой, позвали Виктора Петровича в каптерку и под покровом ночи надругались над ним самым ужасным образом. С кличкой Вика он, впрочем, протянул кое-как свои четыре года, показавшиеся ему в первый день свободы пожизненным сроком. Да так оно и было: началась новая, третья жизнь, без жены, детей, квартиры и машины, с клеймом гомосексуалиста, каковым Виктор Петрович был и не был одновременно. Поэтому он через несколько месяцев уехал из родного города в неизвестном направлении кажется, подался на какуюто стройку, завербовавшись по оргнабору...

Михаил К., таксист, отбывал в этой же зоне пятнадцатилетний срок за "аварию". Суть "аварии": около полуночи проезжал мимо автобусной остановки за городом, сшиб велосипедиста (насмерть). Проехал километра два и вспомнил, что на остановке стояла "баба", наверняка запомнившая номер. Вернулся и прижал "бабу" к бетонной стене. "Баба" умерла в больнице; еще раньше бампером был раздавлен восьмимесячный "пацан", которым она была беременна. К несчастью для Михаила К., нашелся еще один свидетель: мужчина, отошедший с остановки "отлить" в кусты...

Дали Михаилу 15 лет. На одном из заседаний суда его пытался убить муж потерпевшей, но неудачно: сам схлопотал два условно...

В зоне Михаил К. задался благородной целью: встать на путь исправления и освободиться условно-досрочно. Благо, что для "аварийщиков", в отличие от закоренелых преступников, существовали и существуют всевозможные льготы, поблажки. Михаил К. прошел свой путь от шныря (уборщика) столовой до бригадира цеха, в котором собирались и красились борта для тракторных прицепов. Норма 80 бортов в смену с бригады. При Михаиле К. она выполнялась неукоснительно. Приближалось 60-летие Великой Октябрьской социалистической революции, а с ним и амнистия, а с амнистией комиссия по освобождению, и все совпадало с почти 8 годами (более половины) срока, отбытого Михаилом К.

Михаил до ареста занимался самбо, подкачивал мышцы: в общем, был в форме. И в зоне эту форму поддерживал: с одного удара вышибал сознание из ретивого "волынщика". Бригада старалась, как могла...

На общую беду комуто где-то срочно понадобилось очень много бортов для тракторных прицепов. Майор Ухов "подтянул" к себе начальника цеха. Тот "подтянул" бригадира Михаила К. А тот больше никого не стал "подтягивать": просто на доске объявлений возле вахты стали появляться "боевые листки": бригада Михаила К. берет обязательство собрать и покрасить 110 бортов в смену... собрать и покрасить 130 бортов... 160 бортов... 180...

Когда обязательства превысили 200 бортов и у "мужиков" заболели уже не кости и мышцы, а головы, то к блатным была отправлена депутация в лице одного человека Васи С., слывшего "путевым" и "духовитым".

Да замочи его, волка! - сказали Васе. Вася воспринял это как приказ-разрешение и в эту же ночь попытался ткнуть Михаила К. заточкой. Неудача постигла исполнителя: бригадир-самбист заточку выбил, Васю искалечил и продолжил свой славный трудовой подвиг.

На внеочередной сходняк собралось около тридцати человек блатные, "мужики"... Предстояло выделить четверых для внушения Михаилу К. хотя бы полупонятий лагерной жизни. Скрутили в трубочку бумажки, среди которых четыре были помечены крестиками, и пустили по кругу "пидорку" с жребием.

Около одиннадцати утра следующего для "избранные бойцы" во главе с Грушей отправились в угольную котельную рабочей зоны. Осень стояла теплая, но печи подтапливались: требовалась теплая водичка для ежедневной обмывки запотевших бригадирских тел.

Истопник Семеныч уже с утра заложил в одну из печей четыре тяжелых металлических лома; концы раскалились чуть ли не добела.

В одиннадцать часов тридцать минут в котельной должен был появиться Михаил К., приглашенный Семенычем испить "купеческого" чайку с "козырными" шоколадными конфетками (блатные не пожалели, выделили из общака).

Когда злосчастный бригадир, бывший таксист Михаил К. появился в котельной, из-за одного из котлов выскочил вихляющийся в азарте Груша, выхватил из печи лом (на руках у Груши было по две рабочие рукавицы) и с криком "Мочи вафла!" нанес удар.

Михаил К. попытался поставить блок, чтобы потом свалить блатного ударом ноги в грудь, но руки неожиданно пронзила страшная и странная боль.

Бригадир завизжал и попытался вытолкнуться обратно в дверь, но не смог:

Семеныч уже подпер ее снаружи железобетонным брусом.

Из-за котлов выскочили еще трое: Куня, Карат и Витя Рычагов по кличке Механизм. На руках у них тоже были рабочие рукавицы. Бойцы похватали свои ломы и деловито, как на охоте, в считанные минуты превратили вставшего на путь исправления Михаила К. в обожженную и окровавленную груду изломанных костей и рваного мяса. Груда эта копошилась в углу котельной; казалось, даже что-то пыталась сказать, но никому уже это не было интересно. Бойцы зашли за котлы: Механизм, Карат и Груша погнали по кругу чифир, а Куня, алкаш, один за другим опрокинул в себя пару заготовленных чекушек.

Семеныч отвалил от двери тяжелый брус и свистнул: мол, чисто все.

Бойцы отерли губы; Куня зажевал водяру черняшкой; все встали и пошли к выходу мимо бывшего таксиста, шныря, бригадира Михаила К.

Оконцовочка этого происшествия была такова: Семеныч, козлячья масть, сдал всех; никто и не сомневался, что он сдаст. Помощь истопника требовалась лишь в момент исполнения; "раскрутка" планировалась, ибо невозможно было скрыться от законного возмездия в зоне общего режима.

"Кумовья" (оперчасть) быстро размотали лагерное дело: Груша, как якобы зачинщик, получил 9 лет, остальные по нисходящей, до пяти (срок плюсовался). Груша к тому же поехал в "крытую" на два года, чтобы духовно окрепнуть там и через (в общем) двенадцать лет выйти на свободу уважаемым авторитетом...

Михаил К. освободился условно-досрочно по амнистии к 60летию ВОСР как инвалид первой группы. Он потерял один глаз, селезенку; стала "сохнуть" левая рука (перебиты сухожилия); лишь неиспользованный резерв накопленного на зековском горбу здоровья позволил ему вообще остаться в живых и отковылять на костылях через вахту к автобусной остановке. Такова была цена ударного труда на пути исправления.

Видно, что попытки приобретения сверхблаг ведут на зоне к печальным последствиям, равно как и пренебрежение какимито общими "благами" и тем более правилами.

РАССКАЗЫ ОЧЕВИДЦЕВ

Ночь в КПЗ

Я был задержан без документов ретивыми омоновцами. Поневоле пришлось взглянуть на КПЗ и его обитателей как бы со стороны. Обитателей, собственно, было не много всего один молодой взъерошенный человек, ужасно обрадовавшийся компании. К полуночи меня стал потихоньку мучить похмельный синдром, и именно с этого момента сосед приступил к длительному рассказу о случившемся с ним. Повествование не было похоже на исповедь или на попытку разобраться, выслушать какойто совет, слова поддержки. Сумбурный поток слов; какойто труп в ванной (женщина-собутыльница), неизвестным образом (?) очутившийся в квартире; зашел отлить (совмещенный санузел, увидел труп все! посадят, ничего не докажешь). Делать нечего: позвонил приятелю; тот прибыл через час; помог расчленить труп (для удобства выноса, не более того). Выносили в полиэтиленовом мешке, в три часа ночи; на беду, сосед возвращался из кабака. Из мешка капала кровь заметил, дурак. И получил разделочным ножом в солнечное сплетение. Но не умер, гад, а дополз до двери своей квартиры, поскреб слабеющими пальцами. Жена вызвала "скорую", милицию. "Нас с Васей задержали. Вальке с сердцем плохо было, факт! Она сама умерла. А мне что делать?"

"За соседа накатят тоже будь здоров!" подумал я. Слушать эту убийственную историю было тошно, невмоготу, как смотреть какойнибудь захудалохалтурный фильм ужасов. Не было жаль ни Васю, ни соседа по камере. Не было жаль в смысле законности предстоящего наказания. Что-то шевельнулось лишь тогда, когда представил их длинный "с Васей" путь: тюрьма и зона на долгиедолгие годы, несомненные косяки и попытки сократить или ослабить карательное действо. В соседе не было ни здоровья, ни "духа". Всю ночь он вращал языком, сотрясал спертый воздух КПЗ, усиливая мое похмелье и тягу к свободе. Наконец наступило утро, дежурный милиционер открыл дверь.

Я вежливо попрощался с сокамерником, добавив лишь одно: "Спокойней, земляк, спокойней".

Но "земляк" уже вычеркнул меня из своей жизни, метнулся к двери и забормотал в лицо дежурному: "Выпускать-то будут скоро, а? Ну что, разобрались? Разобрались? Разобрались?"

"Разобрались, толкнул его обратно в "хату" милиционер. Сиди тихо, не галди..."

Он прошел в дежурку, получил обратно "отметенные" шмоном вещи: часы, шнурки, ремень и т.п., тут же при понятых обыскивали наркомана: какието пузырьки, шприц, нож-бабочка...

Деньги у вас были? спросил капитан у меня.

Там все записано.

А, точно, вот: 78 тысяч 500 рублей. Штраф 25 тысяч, можете здесь уплатить. Или в сберкассу три остановки на троллейбусе.

Да нет, я лучше здесь... да хрен с ней, с этой квитанцией...

Положено, строго ответствовал капитан, но бумажку спрятал, четвертак бросил в ящик стола и кивнул, разрешая покинуть "заведение".

- А за что штраф-то? спросил я уже у двери.

- За это... за нахождение... в общественном месте.. в этом, как его? Нетрезвом виде... Иди, иди...

Прощайте.

Я вышел из отделения; в ближайшем ларьке купил банку пива, которая на короткое время привела меня в нормальное состояние. В голове мелькали: труп в ванной, Вася с разделочным ножом, ползущий вверх по ступеням сосед с окровавленным животом... Ощущение было как будто побывал перед вратами, ведущими в иной мир. Не назову его "адом", ибо и в нем встречались всякие люди, попавшие туда, видимо, для испытания, а не для наказания. А КПЗ (ИВС) самое подходящее место для "предварительного" осмысления дальнейшего поведения и "маршрута пути". Ночной мой сосед явно репетировал передо мной монологи "для следователя". По их интонации чувствовалось, что он не остановится и перед симуляцией сумасшествия (шизофрении), благо, что само преступление было из разряда "диких", "маньячных". Пятьдесят на пятьдесят убил или не убил он собутыльницу. Может, и вправду, померла она от сверхдозы (уж это немудрено в нынешнее время) фальсифицированного алкоголя. Дальнейшие же действия "с Васей" вполне закономерно выходят из логики, присущей 90% российских граждан: посадить могут кого угодно и за что угодно, а уж если у тебя в квартире труп, а ты до беспамятства пьян, то, падла, не отвертишься! Не помнишь ничего? все равно "колись", подписывай... Ночному соседу уже было не отвертеться: нож в солнечное сплетение случайному свидетелю перекрывал результаты судмедэкспертизы о причине смерти женщины в ванной. Ох, сидеть им с Васей! И сидеть долго...

В гостях у Феди Гундосого

(Сохранена стилистика рассказчика, бывшего ЗК)

Хочу рассказать один эпизод... Довольно-таки смешной, может быть,

юмористичный... Не знаю... Посмеяться можно...

Когда мы на поселке жили, от нас Ухта 120 километров была. Ну, 120 по тайге. А ходили мы туда, поселенцы, естественно, как бы так сказать, контрабандой, что ли... Ну, деньги поселенцам дают на руки, и так далее, и тому подобное... Были и ружьишки, жилито в тайге... Вот мы собираемся, впятером собирались... Как раз 67 ноября, под праздники. Пойти, ну как она считается, в самоволку. Ну там побухать, и так далее, и тому подобное. В Ухту, в город. Пешком 120 верст идти. Ну, короче, собрались, шмотки путевые там, рюкзачки... Какуюто тушенку положили, чаю там, пожрать, еще чегото, ружьишко захватили. По тайгето идти. По визирам. Тайга, знаешь, не тайга непроходимая, а она полностью у нас разлинована, по визирам, по кварталам, по участкам... Ну и пошли.

Приходим в Ухту. Бабушку какуюто, знаешь, на окраине надыбили. А там дома только частные такие, свои... Остановились. Бабуля там старая какая-то вышла. Можно, ребята говорят, рюкзачки положить, ружьишко?...

А денег что-то у нас по тем временам, значит, где-то 79й год, в общем. Где-то, ну... на всех вот, на пятерых, где-то рублей, наверно, 700... Ну и мы, значит, это все оставляем и идем.

Город незнакомый, представь себе, из нас здесь ни разу никто не был. Потому что двое у нас были из Татарстана, потом, значит, был земляк мой, клинский, Витька. И этот... Как его?.. Сережка изпод Челябинска, там город Советск такой есть. Вернее, изпод Свердловска. Из-под Свердловска, вот... Советск-то. Ну мы, значит, заходим в город этот, не знаем ничего... Ну а как раньше-то было, где искать? чего? Винные магазины в основном. Там около винных можно найти все концы. Хаты и тому подобное... А там городишко такой старый, в общем-то. Дощатый весь, вот... Ну мы, значит, подходим магазин винный. Там, значит, такая арочка... Прошли.

А тут что-то перед праздником было, четвертое?.. Да, 4 ноября. По снежку шли. А снег небольшой еще, но это хорошо. Не жарко, ниче, ни комаров... В тайге ночевали... Трое суток шли.

Чето набрали в магазине, я не помню, ящик водки, по-моему. Полную сумку взяли. Как раз колбаса чайная была по рубль десять, помоему. Набрали ее там, я не знаю, килограмм пять или шесть. Сам знаешь, с устатку... Вроде как по тайге, знаешь, там консерванты все ели, пока шли. И значит, под эту арочку... Ну и стоит такой хрюч, весь из себя, знаешь, тут шинель на нем железнодорожная, кепка какая-то, значит, все это на понтах, он:

- Братва! гнусавит, в рот меня е... Что вы здесь как быки стоите?

Пойдем на мою хату, культурно отдохнем, телик посмотрим, в ванной помоемся...

- Ну мы, значит, сразу-то, купилисьто...

- А как? Че тебя звать?

- Да Федя меня Гундосый зовут... Тут каждая собака меня знает. Туда молодых б... багром лес утяну, подпалю, на х...

Ну мы, значит, это... Ну, мол, Федя, Федя... Ну а где, че там, хата, мол, будет?

- Да б... будет, туды-сюды! Каких вам нужно? Блондинки, брюнетки, шатенки, любую, на х... Пойдем...

- Ну что ж, лучше и не придумаешь, все на месте, все... Ну идем. Он:

- Братва, на х... Туды-сюды, наливай на х...

Ну мы ему стакан накатываем. Он этот стакан загубил, рукавом утерся, тут сопли потекли. И опять гнусавит:

- Вы че, думаете, я всю жизнь таким был? X... на рыло, я сам срок мотал, на Севере... Приехал в эту подлую Москву в зверинец, в зоопарк, знаете?

- Да конечно, знаем...

- Зашел там... А там школьники в галстуках заместо конфеты гайку антилопе кинули, она клык обломила, сука, мне пятеру, я поехал...

Ну мы это вроде: "Федя, Федя, туды-сюды, давай вроде, веди..."

А там, значит, спуск такой, мимо типа таких вот домов, которые здесь,

а частные дома внизу и тротуарчик, и забор мелкий, и собака там гавкает.

Прямо, значит, перед нами... Он к ней:

- Ты че там, сучара, куда глядела, менты приехали, машину увели, пуговицы с шинели золотистые срезали...

Думаем, машина была... Ну, машину увели. А он продолжает:

- Ну, братва, придется врезать ей пару упаковок...

Думаем, вишь заправили, ну пару упаковок врежет... А там собака гавкает. Ну, значит, он к ней:

- Молчи, сука, замолчи, в рот тебя е... Ну-ка отвечай...

На собаку, значит, на эту.

А мы:

- Федь, ну ее. Пойдем, туды-сюды...

- Я знаю, че делаю...

Ну а собака гавкает, зверь, ей не прикажешь. А забор мелкий. Ну мы это тут чето между собой... Ну а он стакан, значит, еще залудил... И до этого. Он через этот забор и к собаке. А та-то умней его оказалась, она в будку заскочила и из будки гавкает. Вот он к ней подлетает, харю в будку сунул:

- Ну че, в рот тебя е...

Как она его за харю цапанула. Он:

- Брысь! Брысь, кому говорят... Отпусти... ъ

Тут соседи выскочили, у него харя эта прокушена. Весь в кровище. Выпуливается, значит. Мы его под белые руки:

- Пойдем, короче говоря, веди...

А там, значит, дом такой, паровозиком. Заходим туда. Туда, значит, зашли. Он:

- Вот моя хата. Располагайся, братва...

А там одна такая маленькая комнатушка, другая чутьчуть побольше, кухонька такая вот... Ну, правда, телик стоит.

- Давай, братва, все на стол!

Ну мы, вроде, ну, короче, хата есть хата... Достаем. Всю водку... Ну, может, не всю, но большую часть на стол. Будем пить. Колбасу там в миски побольше нашинковали... Вроде там пошли, кто на кухню, кто еще...

Вот он сидит:

- Ну давай, наливай.

Ну мы ему, значит, налили. Он еще вмазал, короче... А там Дамир этот, он по бабам с ума сходил. Вот он:

- Так, Федя. Ну иди, кого ты там обещал-то...

- Вам троих хватит?

А нас пятеро.

- Да хватит, хоть троих-то приведи. Там уж разберемся, что к чему.

Короче, пошел... А, нет, не пошел еще, сидит. Ну, значит, еще налили. И он, значит, как сейчас помню, колбасу эту вот так берет, выпил, занюхал. Потом вот так вот бросает и орет:

- Дарья, сука!..

Да вроде, ты знаешь, когда мы заходили, никого в хате не было. А он:

- Дарья! Дарья, в рот тебя е...

- Тут заходит такая... Вот представляешь, в эту дверь, примерно, она бы не вошла. Боком протиснулась. Баба его:

- Черт гундосый, опять кого-то привел...

Нам бы хватиться тут, но мы, сам понимаешь... А он так вот сидит. Он выпил, что ему... Так вот сидит, ему все уже, понимаешь... Орет:

- Убери эту подлую колбасу! Она мне в тюрьме надоела! Принеси че-нибудь... резкого...

Думаю, да где ж он на зоне колбасу, мы вообще ее, колбасы-то, не видели... Я вроде хотел взять эту миску, а она у меня из-под носа-то эту миску, Дарья-то, чуух! Умойся. И несет там вот такую вот лохань, вроде там, капусты. Года два она, наверно, уже стояла. Запах. Хлобысь на стол:

- Черт гундосый! Нате, жрите...

И мы сидим, друг на друга так поглядываем... Ну, мы ребятато молодые были, неудобно. Вот так сели, вот сидим. Девиц ждем!

- Ну че там ты, давай!..

А он:

- Сча!..

А я... Значит, че... Предыстории немножко... Я в поселке лепушок взял, ну костюм, значит. Он такой... нормальный, в общем. Но мне немножко маловат был. Вот мы когда пришли, переоделись, значит... Праздник же... Не то, чтобы как в лесу-то ходить. Ну и сидим, а он ушел. Ушел...

Тут мы сидим, Дамир, значит:

- На кровать никто не заходит, кровать моя...

Девиц мы ждем. Дамир опять:

- Кровать моя, там разберемся.

А он такой, парень симпатичный... Мы тут распределились, кто где. Пока, мол, вы там трое, а после...

И вот картина. Дверь открывается с ноги, значит так, с пинка. Он так на косяк, Гундосый, стоит, мотается:

- Братва! В рот меня е... Выпуливайся! Менты на хвосту!

- А мы поселенцы, ты знаешь, ну вилы, срок. Пределы у нас 100 километров... А значит, шнифт, форточка, пятьдесят на пятьдесят... Мы пять человек, мы в эту форточку... А у него, козла, гвоздь на 150, не в ту сторону, а в эту загнутый... Я так и не понял, как меня протиснули. А там, значит, нас менты подбирают и в воронок. А он вдогонку орет:

- Братва! В рот меня е... Хату не палите!

А мы там падаем, нас уже подбирают и в воронок...

Ну в воронке сидим. В КПЗ привозят. Я захожу, гляжу, там, двое лежат,

один, значит, курит, один на корточках сидит. Ну я сел. Ни сигарет, ниче.

- Дай, говорю, закурить.

Дает закурить... А! Не, он сначала, как же он?..

- Дай в Москве е... не просят...

Да хорош, говорю, дай, короче, сигарету.

Ну он дает сигарету. Прикурил. Гляжу: у меня лепушок тут вот пальцы закрывает. То он мне был короткий, а тут пальцы закрывает. Костюм. А меня как выталкивали, зацепили вот здесь вот и шов весь этот распороли, он у меня весь и сполз вот сюда вот.

А малый там, значит, лежал в углу на нарах.

- Че, говорит, у Феди Гундосого побывал?

- А с чего ты взял-то?

- Да, говорит, видно.

Фан Фаныч

Эту историю я слышал раза три, причем от разных людей, но в главных деталях она совпадала один к одному, и даже имя главного героя везде было одно и тоже Фан Фаныч. (Скорее всего, имя всетаки вымышлено, потому что по блатной "фене" "Фанфаныч" означает представительный мужчина.) Не знаю, было ли это на самом деле, но все очень похоже на правду. А если учесть, что на зоне случаются вещи абсолютно невероятные, то тем более можно поверить рассказчикам. История эта поучительная, и говорит она о том, как порою человек находчивый и остроумный может приобрести уважение среди заключенных. Вот краткий пересказ от первого лица.

На одну из фаланг Бамлага, где я шестерил у нарядчика, прибыл московский трамвай. Так, ничего особенного, трамвай как трамвай, обычный. Раскидали их по баракам, вечером расписали по бригадам и объявили, кому завтра кайлом махать, кому с носилками крутиться. Утром рельс бухнул, всех на развод. Бригады построились и разошлись на работу. Моя задача пробежаться по баракам и доложить нарядчику, что к чему. Обежал кроме больных и одного со вчерашнего московского трамвая, все на работе. Иду, докладываю нарядчику:

- В четвертом бараке один отказчик. Все остальные на работе.

- Кто такой? аж побагровел нарядчик. А ты, сука, куда смотрел?

Почему не выгнал? Лоб, что ли, здоровый? Или козырный?

- Да нет, говорю, какой там лоб... Смотреть не на что. Глиста, но чудной больно. Требует, чтобы его к начальнику фаланги доставили. Без промедления, говорит...

- Ах ты, шнырь! Сейчас я ему дам начальника фаланги! Он у меня пожалеет, что его мать на свет родила! Бросил свои бумаги и мне: Пошли!

Заходим в четвертый, навстречу нам эта тощая мелюзга, ханурик. Не успел нарядчик хайло разинуть, а тот ему командным голосом:

- Вы нарядчик фаланги? Оччень хорошо, вовремя... Я уж хотел о вас вопрос ставить перед начальником. Вот что, любезный... Прошу обеспечить мне рабочее место, чертежную доску, ватман и прочие принадлежности. Еще расторопного мальца мне, для выполнения мелких технических работ!

Повернулся резко, палец ко лбу приставил, другая рука за спиной и пошел по проходу барака.

Много повидал за годы отсидки здоровенный нарядчик, но такого, чтобы его сразу, как быка за рога да в стойло, такого сроду не бывало. Обычно при виде нарядчика со сворой шестерок каждый зек норовит зашиться куданибудь, скрыться с глаз, да хоть сквозь землю провалиться. А тут нарядчику захотелось самому спрятаться. А тот, хмырьто, развернулся в конце барака и опять на нас пошел. Брови сдвинул, сурово так:

Вас о моем прибытии сюда, смею надеяться, уже проинформировали?

Нее... промычал нарядчик.

Тогда почему вы до сих пор тут стоите? Я вас спрашиваю! Идите и доложите: Фитилев Фан Фаныч прибыл! Там! Фан Фаныч ткнул оттопыренным от кулачка большим пальцем за плечо и замолк.

Что означает это "там", быстро соображал нарядчик, но никак не мог сообразить.

Там, продолжал Фан Фаныч, я занимался решением проблемы большой государственной важности. Мне дорога каждая минута, а потому прошу вас немедленно доложить обо мне.

И Фан Фаныч дружески потрепал растерявшегося нарядчика по плечу.

Через несколько минут, вытирая со лба испарину, нарядчик стоял перед

начальником фаланги.

Что там у тебя стряслось? спросил "хозяин".

Вчерашний трамвай чудного привез. Говорит, что он большой ученый и вас должны были поставить в известность о его прибытии.

Начальник призадумался. Он знал, что Берия понасажал в лагеря ученых с мировыми именами, чтобы те не отвлекались, пьянствуя, заводя шашни с чужими женами и интригуя друг против дружки, от решения больших государственных проблем. Те работали в обстановке большой секретности в "шарашке" и спецбюро. За хорошее обеспечение и уход за ними, за поддержку и помощь по решению задачи создания новых типов самолетов и вооружения начальники получали внеочередную звездочку. Все это несомненно начальник мигом прокрутил в голове. Может, и мне пофартит, наверняка прикинул он.

Веди! приказал "хозяин". Поглядим, что за птица...

Через некоторое время дверь без стука распахнулась. Так входят в кабинет начальства только те, кто знает себе цену. Подойдя к привставшему из-за стола начальнику, Фан Фаныч протянул руку для приветствия и добродушно сказал:

Да вы садитесь, Василь Василич, садитесь. И с таинственной интонацией добавил: Мы же с вами хорошо знаем, что в ногах правды нет.

Все это ошеломило и озадачило не только самого начальника, но и во второй раз нарядчика, который вошел следом и топтался возле дверей. Хозяин зоны привык к тому, что все его называют не иначе как гражданин начальник. А этот запросто, по имениотчеству. Откуда только имя узнал? И что это за намек насчет какойто правды в ногах? Кто не знает, что правда сидит, а не стоит? Что за всем этим кроется? И почему этот Фан Фаныч уселся без приглашения в мягкое кресло? Василь Васильевичу стало не по себе. А вдруг это никакой не ученый, а лагерный прохиндей.

Тем временем Фан Фаныч продолжал говорить. При этом он то кивал на телефон, то тыкал указательным пальцем кудато вверх, то большим пальцем указывал за спину:

Так вы позвоните начальнику всех лагерей железнодорожного строительства на Дальнем Востоке Френкелю Нафталию Ароновичу. Он в курсе. Можете от себя добавить, что я прибыл и благодаря вашей заботе приступаю к работе над проектом без промедления...

Фан Фаныч верно просчитывал ситуацию и знал наперед, что с фаланги Френкелю не дозвониться, да и начальник зоны не отважится беспокоить одного из высших гулаговских чинов, к тому же крутого по жизни, по такому пустяку.

Позвольте поинтересоваться, осторожно начал "хозяин", над чем вы работаете?

Он сам поморщился от того, что обратился к зеку на "вы".

Разглашать не имею права. Государственная тайна. Фан Фаныч подумал и добавил, понизив голос: Только вам, как непосредственному начальнику, вкратце, в двух словах, без подробностей и деталей. Многие ученые мира бились над проблемой осушения озера Байкал, затрудняющего сообщение Дальнего Востока с европейской частью. Великому Эйнштейну, лауреату Нобелевской премии, и то проблема не покорилась. Только я уже почти нашел ключ к реализации этого проекта. Все идеи и наброски расчетов тут. Он постучал себя по лбу пальцем.

Сколько времени вам потребуется для решения этой проблемы? спросил "хозяин".

Он прикидывал: "У него четвертак. Заломит сейчас лет двадцать. Тут ты гусь и всплывешь на чистую воду. Будь ты шарлатан, будь ты ученый, но я не дурак ждать столько лет".

Поскольку все расчеты в основном готовы и находятся здесь, Фан

Фаныч снова постучал костяшками пальцев по своей стриженой голове, то потребуется несколько месяцев. Может, три, может, четыре, ну максимум полгода...

Договорились быстро. "Хозяин" обеспечивает Фан Фанычу необходимые условия для доработки проекта, а тот через полгода сдает готовый проект, о чем "хозяин" самолично доложит наверх.

В тот же день "великий ученый" получил в свое распоряжение отгороженный угол в бараке, а уже на следующее утро там дымилась печка, сложенная для него персонально. Дабы мысли в голове не остужались. В последующие дни его "технический секретарь" то и дело бегал то за дровами, то с котелком на кухню, то к выгребной яме с парашей на одну персону.

Получив все необходимое, Фан Фаныч принялся за работу. Вскоре, получая двойную пайку, он поправился, нагулял жирок. На него с завистью приходили смотреть зеки, особенно с новых этапов. Несмотря на все отсрочки и затяжки, пришло время сдавать проект. "Великий ученый и изобретатель" сумел настоять на том, чтобы защита и передача проекта состоялась в присутствии авторитетной комиссии, и она прибыла. Фан Фаныч появился в просторном кабинете "хозяина". Поздоровавшись с членами комиссии и назвав некоторых по имениотчеству, он небрежно кинул рулон ватмана на стол начальника.

Прежде чем приступить к изложению моего открытия, начал Фан Фаныч, я хотел бы, с разрешения уважаемой комиссии, задать присутствующим несколько вопросов, вводящих в курс дела.

Получив разрешение, он обратился к важному московскому чину:

Скажите, много ли у нас в стране лагерей и колоний?

Точная цифра секрет государственной важности, ответил чин, но могу сказать однозначно. Много.

А много ли в них содержится зеков?

Много, очень много, зашумели члены комиссии, которым не терпелось ознакомиться с величайшим открытием века.

Поясню свою мысль вкратце, продолжал Фан Фаныч, потом у вас будет возможность ознакомиться с проектом в деталях, посмотреть чертежи, диаграммы, графики. Все пояснительные документы и расчеты в этой папке. Итак. Члены комиссии знают, это не является ни для кого большим секретом, что в обход южной и северной частей Байкала нам приходится прокладывать железную дорогу. Это для страны обходится чрезвычайно дорого, к тому же растягиваются сроки пуска участков в эксплуатацию. Приходится разрабатывать огромное количество скального грунта. Поэтому я выбрал самый дешевый и самый оригинальный вариант прокладки железнодорожных путей по осушенному дну Байкала. В чем его основная суть? К Байкалу, как по южной, так и по северной железнодорожной ветке подвозим шестнадцать миллионов вагонов сухарей. Ссыпаем в озеро. Затем ссыпаем туда же семь миллионов вагонов сахарного песку. Как известно, вода в Байкале пресная. Большой мешалкой все размешиваем. Тут у меня мешалка в деталях разработана. Фан Фаныч кивнул на папку. Свозим со всей страны зеков с ложками. Три дня и Байкал сухой.

Конечно, члены комиссии давно уже поняли, что над ними издеваются самым наглым образом, и может быть, первым понял это сам "хозяин". Он сидел и скрипел зубами от ярости. Фан Фаныч оказался классным чернушником и отменным мошенником. У Фан Фаныча четвертак. Терять ему нечего. Он взял, вернее, украл у "хозяина" хороших полгода и прожил их как человек. И при этом до конца срока заслужил уважение и авторитет у других зеков.

ИСТОРИЧЕСКИЙ ЭКСКУРС

Как ни удивительно, но лишение свободы в виде заключения в тюрьму долгое время было одним из самых малораспространенных мер наказания на Руси.

Княжеские и все прочие суды совершались скоро, без ненужной волокиты, поэтому не было нужды долго держать преступника за решеткой. Его просто связывали, сажали на суткидругие в какойнибудь погреб, подклеть или баню и приставляли стражника, чтоб не сбежал, только и всего.

Строить для этого специальные тюрьмы не было никакой необходимости.

Действовали законы простые и понятные, которые в сущности сводились к

несложной формуле: "око за око, зуб за зуб". Более того, пострадавший мог без всякого суда разобраться с обидчиком на месте преступления, не обращаясь к властям. К примеру, одна из статей Русской Правды (начало XI века) звучала так: "Кого застанут ночью у клети или на каком воровстве, могут убить как собаку".

А многие преступления вообще не подлежали наказанию, даже убийство, если оно совершено было при смягчающих вину обстоятельствах в состоянии опьянения. Некий Гаркуша, в пьяном виде повздорив с приятелем, ударил обидчика медным ковшом по голове и зашиб его до смерти, но был совершенно оправдан на другой же день после этого, поскольку дело это было, как написано, "на пиру явлено". Любопытно, что пьянство стало признаваться отягчающим вину обстоятельством только в начале XVIII века.

Тяжелой обидой на Руси считалось нанесение увечий, отсечение руки или ноги. Сделавший это, если вина его была доказана, подвергался точно такой же участи ему тоже, вместо того чтобы давать срок и сажать в тюрьму, без всякой жалости отрубали руку или ногу.

Строго наказывалось оскорбление действием, которое называлось тогда "преступлением против чести", сейчас бы мы назвали это злостным хулиганством "удар мечом в ножнах, или рогом, или жердью, или вырывание усов и бороды". Преступника тоже никуда не сажали, просто по приговору суда пострадавший отвечал ему тем же рвал бороду или же ударял "рогом или жердью".

Если же в результате судебного разбирательства ни одна из сторон не могла доказать своей правоты, тогда назначалось "поле". Поединок и его результат считался видом судебного доказательства. Кто победит, тот и прав. Оцепляли цепями небольшую площадку, вроде ринга, и противники сходились в честном бою. Обычно дрались в присутствии друзей и болельщиков с той и с другой стороны, которые криками подбадривали соперников. Зрелище было увлекательным, поскольку "дерутся в потасовку, кулаками, батогами и дубинами..." Те, кто сам был не способен драться (женщины, больные, старики и т.п.), имели право нанять бойца. Но тут строго следили за тем, чтобы это был не профессиональный боец, чтобы дрался он без хитростей и без приемов.

Бывали случаи, когда женщина не могла или не желала найти бойца, который мог бы постоять за нее, и тогда она сама выходила на поединок. Так, вдова одного княжеского дружинника Феодосья победила в поединке на мечах какого-то поляка Гонтковского. Но для таких случаев, когда на поединок выходила женщина против мужчины, существовали особые правила мужчина должен был сражаться с ней, стоя по пояс в специально вырытой яме.

Главная суть наказаний сводилась к тому, что, вопервых, возмездие за преступление наступало скоро и неотвратимо, а вовторых, само наказание производилось, как правило, публично, при большом стечении народа, для устрашения и назидания собравшихся, дабы другим было неповадно.

Видов наказания было великое множество повешение, сажание на кол, отрубание головы, битье батогами и кнутами, вырывание ноздрей, утопление, сожжение, закапывание в яму и т.д., всего не перечислить, но очень долгое время суды на Руси не выносили такого самого распространенного ныне приговора, как лишение свободы. Потому и не было никаких специальных тюрем и никто не думал их строить вплоть до середины XVII века.

ПОЯВЛЕНИЕ ПЕРВЫХ ТЮРЕМ

По Соборному уложению 1649 года во времена царствования Алексея Михайловича тюрьма начинает применяться как мера наказания. Тюремное заключение отбывалось в специально построенных для этого помещениях, а также в монастырях. Тюрьмы были построены в Москве, Устюге, Шуе, Муроме, Верхнетурье.

Были они каменными, земляными или же деревянными.

Самый суровый режим для особо опасных преступников устанавливался в

земляных тюрьмах. Рылась большая яма, в нее опускался деревянный сруб, на дно кидали несколько охапок соломы и пищу заключенному опускали на веревках.

Деревянные тюрьмы считались обыкновенными, это были несколько изб, которые огораживались заостренными крепкими кольями отсюда пошло название острог.

Каменные тюрьмы появились несколько позже, когда построены были Орловский централ, Алексеевский равелин, Шлиссельбургская крепость. До этого арестанты помещались в монастырях, в кельях или подвалах.

Построена была в Москве и так называемая бражная тюрьма, что-то вроде современных вытрезвителей или ЛТП, куда свозились задержанные в пьяном виде. Попал туда пьяным во второй раз секли кнутом, а особо злостных могли оставить там на долгий срок для исправления. Или, как тогда было указано: "Но если и сие не поможет, да останется в тюрьме, пока не сгниет".

Лишение свободы и заключение в тюрьму применялось уже в сорока случаях. Но почти всегда заключение в тюрьму сопровождалось дополнительным наказанием битьем батогами, кнутом, вырыванием ноздрей, изувечиванием и т.д.

Самые распространенные виды преступлений того времени: богохульство, действия против царя, заговоры, бунты, содержание притонов, фальшивомонетничество, самогоноварение, дача ложных показаний в суде, вымогательство, взяточничество, убийство, нанесение увечий, воровство, разбой, поджог (застигнутого на месте преступления поджигателя бросали в огонь), кража овощей из огорода, порча чужого имущества, непочитание детьми родителей, сводничество, блуд жены (но не мужа), мошенничество...

С этих самых пор начинает действовать и знаменитое "дело и слово", когда, заподозрив кого-нибудь в измене или в другом серьезном преступлении, доносчик объявлял "государево дело и слово".

Начиналось следствие в застенке с применением пыток. Пытки применялись самые разные, начиная от простого сечения до более тяжелых, когда допрашиваемого подвешивали на дыбу, связав ему руки и ноги, и, прикрепив к ногам тяжелое бревно, "растягивали".

Иногда разводили под ногами костер, затем клали спиной на уголья.

Выбривали темя и капали холодной водой. Пытки повторялись до трех раз.

Самой страшной пыткой считалось рвать тело раскаленными клещами.

Если подследственный не признавал своей вины, он считался оправдан

ным. Теперь доносчик, объявивший "дело и слово", должен был какимилибо другими фактами доказать его вину. Если он сделать этого не мог, то его ожидало то наказание, которое постигло бы обвиняемого. Поэтому доносить на коголибо было крайне опасно. С другой стороны, недоносительство о какомнибудь злоумышлении против царя каралось смертной казнью. Даже если жена не донесла на мужа или дети не донесли на отца, все они заслуживали смертной казни.

СМЕРТНАЯ КАЗНЬ

Смертная казнь применялась довольно широко, и виды ее были очень разнообразны.

Повешение. Этот вид смертной казни существовал с незапамятных времен и среди всех народов. Всегда считался одним из самых позорных и унизительных. Вешали за измену и предательство (возможно, это связано с именем предателя Иуды, который, как известно, выбрал для себя именно этот вид смерти, удавившись в петле).

Сожжение. Применение этой казни тоже уходит корнями в глубь веков. Сжигали за преступления против веры, а также за умышленный поджог. Огню с древних времен приписывалась сила очищающая, недаром сам Господь поразил огнем погрязших в мерзости Содом и Гоморру.

Утопление. Этот вид казни применялся обычно в тех случаях, когда наказанию подлежали большие массы народа, бунтовщиков и мятежников, до нескольких тысяч человек. Тоже напрашивается аналогия с великим потопом, истребившим в свое время почти все человечество.

Отсечение головы. Это был самый распространенный и обычный вид наказания. Применялся в тех случаях, когда преступник заслуживал легкой смерти и его следовало казнить быстро и особенно не мучая.

Расстрел. Впервые официально этот вид смертной казни введен Петром Первым, и применялся он исключительно к военным преступникам. Расстрел производился в торжественной обстановке с чтением приговора перед всем полком, который специально для этого выстраивался.

Все перечисленные выше виды смертной казни считались казнями легкими, не мучительными. Кроме них известны страшные, показательные казни, которые способны были вызвать у присутствовавшей при этом толпы настоящий ужас.

Колесование. Человека клали на землю лицом кверху и, растянув руки и

ноги, привязывали в таком положении. Тяжелым колесом с железным обручем

палач бил и раздроблял ему кости на руках и ногах. Затем осужденного с

переломанными костями клали на это же колесо и в таком виде оставляли на

медленное и крайне мучительное умирание. К слову, Пугачев тоже был при

говорен к колесованию, но ему сперва отрубили голову, а потом уже пере

ломали кости. Таким образом ему еще, можно сказать, повезло. Бывали слу

чаи, когда колесованные лежали и мучились по нескольку дней.

Сажание на кол. Смерть крайне мучительная и жуткая, когда заостренный кол, вставленный в задний проход, постепенно проходя внутренности, вылезал из спины или из груди. Казнь эта пришла к нам из Литвы. Иногда к колу прибивалась короткая перекладина, что замедляло проникновение кола, оттягивало смерть на дватри дня. После перенесенных страданий у многих покойников глаза вылезали из орбит.

Четвертование. Преступнику рубили по очереди руки и ноги, а затем отсекали голову. Иногда руки и ноги отрывали щипцами. Казнь назначалась за государственные преступления. Таким образом казнен был в Москве Стенька Разин.

Залитие горла. Экзотический способ умерщвления. Применялся почти исключительно к фальшивомонетчикам, которым в горло заливали расплавленный металл, из которого они чеканили фальшивые деньги.

Закапывание в землю. Особый вид смертной казни, который применялся к женам, убившим собственного мужа. Преступницу закапывали живьем в землю по плечи и приставляли стражу для того, чтобы никто не мог кормить ее и поить, а так же чтобы собаки не отъели голову. Мучения обычно длились дватри дня. Были, впрочем, случаи, когда закопанные жили еще 20 и даже 31 день. Точно так же карались и соучастницы преступления. В 1682 году в Москве "окопаны были в землю трое сутки" две Женщины за убийство мужа одной из них.

К слову сказать, за убийство мужем жены подобной статьи не было. Описан случай, когда "кадашенец Ивашка Долгой за убийство жены наказан кнутом и отдан на поруки".

Повешение за ребро. Применялась эта казнь очень редко. Человеку продевался крюк под ребра, и в таком виде его подвешивали. Очень любил забавляться этим Стенька Разин.

Человека, убившего своих родителей, разрывали клещами.

ТЕЛЕСНЫЕ НАКАЗАНИЯ

Телесные наказания были двух видов болезненные и уродующие (отсечение рук, ног, отрезание языка, вырывание ноздрей, клеймение и т.п.). Как уже было отмечено, почти все наказания в прежние времена совершались публично с воспитательной целью, чтобы, глядя на муки преступников, другим было неповадно совершать преступления. Это касалось не только смертной казни, но и более легких наказаний, некоторые из которых стоит перечислить.

Правеж. Способ взыскания долгов, заимствованный когдато у татар. Неисправного должника помещали в тюрьму, а затем каждый день выводили на людное место, обычно на торговую площадь, раскладывали на земле или на деревянном "козле" и принародно секли по ногам батогами длинными тонкими палками. Чем больше долг, тем длиннее был срок наказания.

Кнут. Тяжелый кожаный ремень, длиной от метра до двух, плетенный из лошадиной или лосиной кожи и засушенный. Таким кнутом можно было с первого удара содрать мясо до костей. Наказание длилось порою до трех дней, но обычно наносилось тридцать сорок ударов, и этого было достаточно, чтобы засечь человека до смерти. Иногда в приговорах так и указывалось:

"забить до смерти". Битье кнутом совершалось медленно, с паузами и остановками, так что наказание в двадцать ударов длилось не менее часа.

К болезненным наказаниям относились также заковывание в железо, хождение босиком по острым деревянным кольям, сажание на долгий срок на очень неудобную деревянную лошадь.

ПАЛАЧИ

С палачами у властей всегда были проблемы, потому что найти добровольца на эту должность было очень трудно.

В народе палачи пользовались полнейшим презрением и отвращением. Осужденные преступники, выбравшие эту профессию в расчете на облегчение своей участи, освобождались от телесного наказания.

Свое искусство они доводили до совершенства частыми упражнениями. Они могли по желанию разрезать кнутом как острой бритвой подброшенный лист бумаги или же так подхватить кнут, пущенный со всего размаха, что подставленный лист бумаги оставался невредимым. Среди палачей встречались редкие мастера своего дела, которые умели так протянуть кнут по спине, что с каждым ударом он вырывал куски мяса. Обыкновенно в палачи назначались сами преступники, которые после двенадцати лет такой службы отпускались из тюрьмы на волю. В Уложении ведено в палачи на Москве набирать (13 вольных людей и платить им жалованье из казны. Вообще предписывалось, "чтобы во всяком городе без палачей не были". Но охотников на такую должность из вольных людей было очень немного. Воеводы то и дело жаловались, что "в палачи охочих людей не находится, а выбранные принуждением убегают". Заплечные мастера имели большие заработки и получали крупные заказы. Были случаи, что и "воду секли кнутом, если дерзала она от ветров затевать возмущение".

Провинившиеся иногда тайно платили палачу до десяти тысяч рублей, чтобы не изувечил или сделал наказание менее мучительным. Становился в заплечные мастера какойнибудь забулдыга, бесшабашная голова, у которого был один выход "встать в палачи за свои вины". Палачам деньги доставались легко. Стоило ему пройтись по базару, всякий старался сунуть ему грош или пятак, как бы в виде задатка. Но когда палач уходил на покой и селился гденибудь, соседи гнушались разделить с ним кусок хлеба, посадить за стол. Прикосновение рук палача считалось осквернением. Взгляд, брошенный случайно на палача, считался нечистым и требовал особого очищения и молитвы Ивану Воину. Мальчишки не упускали случая, чтобы на улицах не потравить палача. Ни купить, ни продать ничего бывшие палачи не могли, так что жизнь их была хуже каторжной.

ТЮРЕМНЫЙ БЫТ

В Уложении 1649 года велелось строить тюрьмы за счет городов и уездов, избирать сторожей из простых людей.

Заключенные тюремные сидельцы помещались все вместе, сословий не разделяли. Только в XVII веке начали отделять мужчин от женщин. Хотя известен случай, когда и в это время в новгородской тюрьме сидел скованный с чужой женой сын дьякона Василий Марков, а его жена в соседней камере также была скована с другим мужчиной. В восьми избах московского тюремного двора в 1664 году сидело 737 колодников, из них в женской тюрьме 27.

Условия содержания были такими, что даже сам царь в своей грамоте указывал: "...ворам и разбойникам чинится теснота и голод и от тесноты и от духу помирают..."

Режима отбывания срока еще не было выработано, не было и единого типа тюрем. Существовали тюрьмы, съезжие дворы, тюремные замки, остроги, колодничьи избы, темницы. Внешний вид и устройство их были разными. Для нарушителей порядка применялись кандалы, цепи, рогатки, стулья и т.п. Но в основном заключенные сами поддерживали порядок, создавали тюремные общины для защиты от произвола тюремного начальства во главе с выбранным старостой. Выражаясь современными понятиями, руководил всей внутренней жизнью авторитет.

Долгое время никому не было никакого дела, чем и как кормились арестанты. Никакой баланды никто им не варил и по камерам не развозил. В отчетах того времени встречаются такие записи: "Охримка Рваный с приключившейся ему от голода пухлости умре".

Было что-то похожее на нынешний общак, когда каждый новоприбывший в тюрьму обязан был внести так называемую влазную деньгу, или влазное. Этого хватало не надолго. Единственным способом добыть пропитание было прошение милостыни на московских улицах.

Обычная картина тех лет в лютый мороз, лязгая железными цепями, под конвоем одного или двух стражников ползут по площади меж торговых рядов четырепять скованных в одну связку арестантов. Вид их жалок без верхней одежды, битые и увечные, орут они дурными голосами, выпрашивая подаяние. По выражению тогдашнего автора: "...стоя скованными на Красной площади и по другим знатным улицам, необычайно с криком поючи, милостыни просят, також ходят по рядам и по всей Москве по улицам".

Бань в тюрьмах не было. Заключенные ходили "оброслыми головами и волосы распускав по глазам".

Попадали в тюрьмы и богатые люди, поэтому водились там и карты и вино. Сторожа и палачи в открытую торговали водкой.

Надо сказать, что тюрьмы разрешалось посещать вольным людям, и это всегда считалось делом христианской милости. Подаяния были довольно щедрыми. К примеру, за год для 350 арестантов одной из московских тюрем было получено:

Хлеба 1500 пудов.

Мяса 400 пудов.

Рыбы 50 пудов.

Яиц 5000 штук.

Калачей 35 000 штук.

И 5 тысяч рублей.

И только много позже, начиная с 1785 года уже при Екатерине II,

впервые в истории деньги на содержание арестантов стали выделяться из государственной казны.

АРТИКУЛЫ ПЕТРА ВЕЛИКОГО

Петр I реформировал в государстве все, что можно было реформировать, в том числе и систему уголовных наказаний. Он внимательно изучил уголовное право стран Западной Европы и стал приспосабливать их к русским условиям. Надо заметить, что система наказаний в других странах была не менее жесткой, чем в России, а порой и далеко превосходила ее по своей жестокости.

В Пруссии, например, смертной казнью каралось даже самое незначительное преступление. За связь с женщиной полагалась смерть. Петр I отозвался на это так: "Видимо, у Карла в его государстве более лишнего народа, нежели в Москве. На беспорядки и преступления надлежит, конечно, налагать наказания, однако же и сберегать жизнь подданных, сколько возможно".

Он отменил смертную казнь за "малые вины" и ввел взамен каторгу, о которой речь пойдет позже.

И все же наказания того времени оставались довольно суровыми.

Артикулы включали такие виды преступлений (приведем только некоторые

из них):

1. Преступления против религии

Сюда относились идолопоклонство и чародейство, которые до Петра I карались смертью через сожжение, если доказывалось, что подсудимый общался с дьяволом. При отсутствии таких доказательств применялось тюремное заключение и телесное наказание.

Петром I смертная казнь была заменена ссылкой на каторгу, на галеры, а еще позднее битьем плетьми и кнутом.

За богохульство отрезался язык.

Появление в церкви в пьяном виде наказывалось штрафом или тюрьмой.

За разрытие могилы смертная казнь.

Наказывалась также штрафом неявка на молитву, несоблюдение поста, уклонение от исповеди.

Наказаниям подвергались хозяева, которые открывали кабаки до окончания церковной службы.

2. Государственные преступления Вооруженное восстание против властей наказывалось четвертованием. То же самое за подготовку убийства царя.

За устное оскорбление царя отрубалась голова. Бунтовщики и возмутители государственного порядка приговаривались к повешению.

3. Должностные преступления

За взятку смертная казнь, телесные наказания, конфискация имущества.

Чиновникам запрещалось носить слишком дорогие вещи серебро, золото, меха. За это налагались крупные штрафы.

Если служилый человек не поймал преступника, которого можно было поймать, то в таком случае он наказывался так же, как должен был быть наказан не пойманный им преступник.

4. Преступления против суда

Лжеприсяга и лжесвидетельство наказывались отсечением двух пальцев и ссылкой на каторгу. Те, кого хоть раз в этом уличили, не допускались больше ни к должностям, ни в свидетели.

5. Преступления против благочиния

Укрывательство преступников каралось смертью. Содержание притонов, распевание непристойных песен, матерщина тоже являлись преступлениями. Запрещались азартные игры, при этом все деньги конфисковывались, а игроки вдобавок штрафовались.

Запрещалось нищенство. Нищие отсылались в монастыри, а подающие милостыню подвергались штрафу.

Строго наказывался обман покупателей, обвес, подделка гирь.

6. Преступления против личности

За умышленное убийство отсечение головы, за неосторожное убийство тюремное заключение, шпицрутены (толстые прутья, которыми били преступника, прогоняя его сквозь строй), штрафы. Случайное убийство прощалось, но врач, который по неосторожности умертвил больного, подвергался смертной казни.

За заказное убийство к примеру, отравление отца, матери, ребенка или офицера полагалась одна из самых страшных казней колесование. За нанесение увечья отсекали руку преступнику. Также отсечение руки присуждалось за удар палкой или тростью.

За легкие телесные повреждения, удар ножом виновника ставили под виселицу, прибивали ему руки к плахе тем ножом, которым он совершил преступление, и так держали в течение часа, после чего освобождали и били шпицрутенами.

За явную клевету сажали в тюрьму на полгода. Если клевета была не устной, а в письменном виде, то ее автор подвергался наказанию, предусмотренному за преступление, в котором он обвинял свою жертву.

Оскорбление женщины наказывалось в два раза строже, чем оскорбление мужчины.

7. Имущественные преступления

Грабеж, поджог, кража, порча имущества. Если человек крал по крайней нужде и необходимости, он освобождался от наказания. То же самое по отношению к сумасшедшим и малолеткам.

Если цена украденного не превышала двадцати рублей, вора наказывали шпицрутенами, прогоняя шесть раз сквозь строй.

За повторную кражу наказание удваивалось, за третью отрезали нос, уши и отправляли на каторгу.

Если ценность краденого превышала двадцать рублей, то казнили уже после первой же кражи.

Смертная казнь через повешение применялась за кражу в четвертый раз, за кражу госимущества, за кражу во время стихийного бедствия, наводнения или пожара.

За похищение людей рубили голову.

8. Преступления против нравственности

За изнасилование, мужеложство смертная казнь или ссылка на галеры.

За открытие или посещение публичных домов плеть и штраф.

ССЫЛКА

В древности существовало такое наказание, как "изгнание вон из земли", когда провинившегося выдворяли с места, где он проживал, и тот отправлялся куда глаза глядят.

Позднее, когда русские завоевали Сибирь и южные земли, возникла необходимость их освоения и заселения. Ссылка стала применяться широко и целенаправленно.

По Соборному уложению ссылке подлежали: все воры и разбойники, мошенники после отбытия тюремного заключения;

содержатели питейных заведений (после первичного наказания кнутом и вырывания ноздрей); чиновники за взятки и прочие нарушения; соучастники в краже из жилища, если при этом было совершено убийство;

горожане, которые во время следствия скрыли или изменили свое имя.

Сссылали в Архангельск, Новгород, Холмогоры, Симбирск, Казань, Сама

ру, Астрахань, Пермь, Уфу и т.д.

От местных властей постоянно поступали жалобы на то, что ссыльные бесчинствуют, бунтуют, разбойничают, не желают жить честным трудом. Но у правительства не было никакого выхода, поэтому приходилось попрежнему заселять эти места всяким сбродом. Именно из него в свое время составился костяк войска Пугачева.

ТЮРЬМЫ ПРОШЛОГО ВЕКА

К концу XIX века в России насчитывалось 895 тюрем. По данным на 1 января 1900 года, в них содержалось 90 141 человек.

(Для сравнения: сегодня только в СИЗО сидит 280 тысяч человек и более 1 млн. в тюрьмах и на зонах.)

Вот некотрые описания тогдашних тюрем и условий жизни заключенных.

Англичанин Венинг осмотрел петербургские, московские и тверские

тюрьмы в 1819 году. Вот его впечатления.

...Две низменные комнаты были сыры и нездоровы; в первой готовили пищу и помещались женщины, которые хотя и были отгорожены, но на виду всех прохожих; ни кроватей, ни постелей в них не было, а спали женщины на настланных досках; в другой комнате было 26 мужчин и 4 мальчика, из них трое мужчин были в деревянных колодках; в этой комнате содержалось и до 100 человек, которым негде было прилечь ни днем, ни ночью. Комната для колодников высшего состояния находилась почти в земле; попасть в нее можно было чрез лужу; комната эта должна порождать болезни и преждевременную смерть. В работном доме Венинг увидел в одной комнате 107 арестантов малых, взрослых и старых, один из которых, старик, сидел там уже 22 года. Некоторые были в цепях, а караульные солдаты имели сообщение с молодицами.

Двор чрезвычайно грязен; нужные места, не чистившиеся несколько лет, так заразили воздух, что почти невозможно было сносить зловония. В сии места солдаты водили мужчин и женщин одновременно, без всякого разбора и благопристойности. В камерах было также темно, грязно, а пол не мылся с тех пор, как сделан. Сидело в одной комнате до 200 человек, и вместе с величайшим, например, преступником, окованным железами, несчастный мальчик, за потерю паспорта. Венинга ужаснула женская комната, в которой с женщинами находились днем и ночью три солдата. Невозможно без отвращения и помыслить о скверных следствиях такого учреждения.

Петербургская исправительная тюрьма в середине XIX века.

Два двухэтажных здания: в первом четыре камеры, каждая на 148 человек. В камере в стене доска, на ней тюфяк, суконное одеяло и подушка, набитая мочалой, на гвозде полотенце. На дверях решетчатое окошко, над ним номер. При этих четырех камерах имеются мастерские и уборные с умывальниками. В том же здании столовая, кухня, хлебопекарня и квасоварня.

Другое здание административное: в нем служители и караул, на втором этаже начальник тюрьмы, его помощник и тюремный священник. В боковых частях контора, больница, камеры для особых арестантов, карцеры и кладовые.

В подвалах острогов находились одиночные камеры для самых важных преступников: это неоднократные убийцы, грабители, поджигатели и прочие. Там не было ни кроватей, ни постелей, спали заключенные на полу, прикрываясь тряпьем. Мокрицы и дождевые черви наполняли камеру.

Этажом выше тоже находились одиночные камеры для подследственных.

Известно, что одиночное заключение губительно влияет на человека. Он

духовно и физически ослабевает от безысходности, впадает в полное равнодушие. Сначала заключенный думает о суде, о следствии, взвешивает все "за" и "против", придумывает аргументы в свою защиту. Он строит фантастические планы освобождения, мысли его текут стремительно. Они, по выражению Шекспира, населят его темницу толпою жильцов. Хорошо, если образованному человеку можно пользоваться книгами. Мы знаем случаи, когда заключенные одиночек изучали языки, писали научные работы.

Еще более силы дает идея религиозная или политическая. Человек в одиночке долгое время может подпитывать свой дух ею, сохраняя себя как личность. Но такие люди исключение. Всех прочих одиночество отупляет, а зачастую и вызывает отклонения в психике и физиологии.

В петербургской морской тюрьме сидевшие в одиночках матросы спустя год стали проявлять признаки идиотизма.

"Какие мучения причиняет долговременное заключение в каземате! жаловался один бывший политический заключенный. В моей камере часто бывало холодно, обыкновенно сыро и всегда темно. Одинокий, лежал я там день за днем, неделя за неделей, месяц за месяцем, не слыша других звуков, кроме унылой игры курантов на соборе, раздающейся каждые четверть часа, причем мне казалось, что в игре их слышится: ты лежишь! лежи спокойно! Мне не оставалось ничего другого, как ходить вдоль и поперек по камере и размышлять о своем положении.

Сперва я все время разговаривал шепотом сам с собой, повторяя себе все то, что припоминал из когдалибо читанного мною, составлял речи, которые можно было бы произнести при известных обстоягельствах. Но скоро моя душевная бодрость пропала, и я уже не мог делать ничего подобного. Тогда я ложился молча на кровать и целыми часами пролеживал на ней, не думая, насколько помню, в это время ни о чем.

Не прошло еще и года, а я уже так опустился и физически и нравственно, что стал позабывать отдельные слова. Желая выразить какуюнибудь мысль, я не мог подчас подобрать большинства нужных для этого слов; припомнить их мне стоило большого труда. Родной язык как будто сделался мне чужим или как будто я позабыл его, не имея никакой практики. Меня преследовала все время боязнь сойти с ума, тем более что мои соседи уже начинали сходить с ума и преследовались галлюцинациями. Часто я просыпался ночью, разбуженный их криками, и с ужасом слушал, как они прогоняли стражу или отгоняли от себя тех или то, что являлось плодом их расстроенного воображения. Часто я слышал также их стоны и проклятия, когда жандармы привязывали их к постели во время сильных приступов лихорадочного бреда".

Вот что писали европейские психиатры XIX века о состоянии заключенного:

"Минута, когда заключенный увидит затворившуюся за ним дверь, производит на человека глубокое впечатление, каков бы он ни был, получил ли воспитание или погружен во мрак невежества, виновен или невиновен, обвиняемый ли он и подследственный или уже обвиненный. Это уединение, вид этих стен, гробовое молчание смущает и поражает ужасом. Если заключенный энергичен, если он обладает сильной душой и хорошо закален, то он сопротивляется и спустя немного просит книг, занятий, работы.

Если заключенный существо слабое, малодушное, то он повинуется, но незаметно делается молчаливым, печальным, угрюмым; скоро он начинает отказываться от пищи и, если он не может ничем заняться, то остается неподвижным долгие часы на своем табурете, сложив руки на столе и устремив на него неподвижный взор. Смотря по степени его умственного развития, смотря по его привычкам, образу его жизни и нравственной конструкции, мономания принимает в нем форму эротическую или религиозную, веселую или печальную. Все это заставляет нас принять следующее положение: келейное содержание содействует более частому развитию сумасшествия".

Заключенный в состоянии отчаяния или умоисступления пытается покончить жизнь самоубийством. Хотя сделать это в камере трудно, разве что повеситься на собственных штанах или разбить голову о стену. Доходило до того, что вымачивали в урине копейки, пытаясь получить медную окись для отравы.

Один вышедший заключенный спал сутками, изредка просыпаясь на пять

минут. Только через год его организм пришел в нормальное состояние. Бро

нислав Шварце в 1863 году осмотрел одиночную камеру Шлиссельбургской

крепости: "Три шага в ширину, шесть в длину, или, говоря точнее, одна

сажень и две, таковы размеры третьего номера. Белые стены, с темной

широкой полосой внизу, подпирали белый же потолок. На значительной высо

те находилось окно, зарешеченное изнутри дюймовыми железными полосами,

между которыми, однако, легко могла бы пролезть голова ребенка. Под ок

ном, снабженным широким деревянным подоконником, стоял зеленый столик

крохотных размеров, а при нем такого же цвета табурет; у стены обыкно

венная деревянная койка с тощим матрацем, покрытым серым больничным оде

ялом; в углу, у двери, классическая параша. На острове было необыкновен

но сыро, в особенности на северной стороне, где я сидел и где никогда не показывалось солнце. Достаточно было белью пролежать несколько дней в камере, как оно совершенно покрывалось плесенью".

Но несмотря на все эти ужасы, рядовой острог середины XIX века производил вовсе не удручающее впечатление. Во дворе, обнесенном высокими стенами, с утра до вечера толпился самый разнообразный народ: конокрады и мазурики, пропившиеся чиновники и старцыраскольники... Больше всего бродяг и каторжников, бегающих с рудников. Они, как правило, одеты в казенное: серый армяк, плотная заношенная рубаха, порты, не доходящие до щиколоток, и башмаки на голых ногах.

Двор скорее напоминает рынок, тем более что всюду шныряют торговцы разным барахлом. Продают махорку на закрутку, рубашку без рукавов, кишку под водку и пр. Тут же сражаются любители орлянки, играют, в чехарду, показывают фокусы: Внутри острога тоже преобладали шум и галдеж. Народ болтается по коридорам, толпится в больнице, у женского отделения. Центрами притяжения в остроге были майданы места торговли и развлечений. Там можно купить папиросы, калачи, водку и карты. Майдан это еще и кабак, и клуб по интересам, и игорный дом. Устраивался майдан обычно внизу, близ арестантской кухни и квасной. Там постоянно околачивались покупатели и пьяные. Рядом своего рода трактир, где в кислой духоте арестант за четыре копейки мог сколько угодно наливаться кирпичным чаем. Здесь можно было узнать последние уголовные новости из самых удаленных острогов.

Общие камеры представляли собой затхлые комнаты с развешенными повсюду для просушки портянками, тряпками, мешками. Полчища тараканов бродили по стенам. На нарах валялись полуодетые арестанты: одни спали, другие зевали от скуки. Это были бродяги, тоскующие по воле, ценившие ее. Рядом играли в карты, кто-то на папиросной бумаге выводил трехрублевку, а у грязного окна жидкими чернилами писали прошения.

И. Белоконский в очерках тюремной жизни "По тюрьмам и этапам" (1887 год) пишет так: "Все русские тюрьмы похожи одна на другую, жизнь во всех них до того однообразна, что все сказанное об одной вполне применимо и ко во всем вообще. Некоторые изменения, вариации зависят в большинстве от местного начальства, и более всего от смотрителя тюремного замка, безапелляционного владыки арестантов: хорошо, гуманно местное начальство и в тюрьме лучше, легче; строже и в тюрьме хуже, ибо часто законы у нас воплощаются, по правде сказать, в лицах, распоряжающихся статьями..."

Внутренняя жизнь тюрьмы регламентировалась XIV томом Свода Законов, где расписано было все. Но на самом деле бытие арестанта шло своим чередом. В шесть утра раздавался звонок и отпирались камеры. Кто хотел вставать вставал, кто нет хоть до вечера спи. Никакой молитвы, как это предписывалось, не читалось. У кого был чай и сахар, брали жестяные чайники и шли на кухню. Нарядов на работу не давали, и арестант исполнял ее на свое усмотрение, когда хотелось. В II часов обед: заключенные берут бачки деревянные кадушки с обручами и идут на кухню, где получают похлебку. Ее дают сколько угодно. В два пополудни опять можно пить чай. В пять вечера ужин, в шесть поверка и камеры запираются. Неудивительно, что побеги случались довольно часто. Арестанты, сбитые в Москве в одну партию и порученные конвойному офицеру с командой, выходят еженедельно в определенный день из пересыльной тюрьмы.

Очутившись за тюремными воротами на улице, арестантская партия проходит сквозь уличную толпу, Толпа эта знает, что арестанты идут в дальнюю и трудную дорогу, протяженностью в несколько тысяч километров, и продлится этот путь не один год. Они пойдут пешком, в кандалах, по летней жаре, по грязи осенью, при жестоких морозах зимой. Собирает арестантская партия, проходя по Москве, подаяния. Достаточно одного появления арестантов на улице, как пожертвования идут со всех сторон, в бедных Бутырках, в богатом купеческом Замоскворечье, на торговой Таганке. Чем больше народу на улицах, тем обильнее подаяние для арестантской артели. Ссыльные и тюремные заключенные в понятиях русского народа всегда считались людьми несчастными, достойными сострадания. Это участие и помощь ссыльным, совершенно неизвестные в Западной Европе, у нас чувства исконные и родовые. В Москве, где, по словам всех ссыльных, подаяния были особенно обильные, арестантов направляли стороной от тех улиц, где жили богатые купцы. Поэтому для того, чтобы привлечь их внимание, конвойный барабанщик "вызывал" их барабанным боем. Имена, отчества и фамилии богачейблаготворителей помнили ссыльные и на каторге. По словам одного из ссыльных: "Москва подавать любит: меньше десятирублевой редко кто подает (по тем временам деньги очень немалые!). Именинник, который выпадает на этот день, тот больше жертвует. И не было еще такого случая, чтобы партия, помимо денег, не везла с собою из Москвы целого воза калачей. Мы наклали два воза..."

Через каждые 2025 километров партия ссыльных останавливалась на ночевку (полу-этап). После двух дней пути полагался суточный отдых в этапной тюрьме.

Во время остановок по тюрьмам арестанты получали иногда подаяния натурой, съестными припасами. Существовал для партий еще один доход денежный. За несколько верст до больших городов навстречу партии выезжал бойкий на язык, ловкий и юркий молодец, который обычно оказывался приказчиком того купца, который поставляет арестантам казенную зимнюю одежду. Молодец этот отлично знаком с начальником конвоя. Он предлагал арестантам продать выданные им в пересыльной тюрьме казенные полушубки. Давал немного, но наличными. Взамен снабжал арестантов той рванью, которую привозил с собой. Пока партия, одетая в рванье, подходила к городу, молодец успевал привезти и сдать купленные вещи хозяину, а хозяин отвезти и продать тюремному начальству. Когда арестанты размещались в городской тюрьме, у них отбирали рванье и заново выдавали зимнюю одежду. Таким образом полушубки, подсунутые в казну ловким перекупщиком, поступали опять на те же плечи, с которых накануне были сняты. Все стороны были довольны.

Идет партия в неизменном, раз и навсегда установленном порядке: впереди ссыльнокаторжные в кандалах (весом до шести килограммов), в середине ссыльнопоселенцы, без ножных оков, но прикованные по рукам к общей цепи, по четверо, сзади, также прикованные по рукам к цепи, идут ссылаемые на каторгу женщины, а в хвосте обоз с больными и багажом, с женами и детьми, следующими за мужьями и отцами на поселение. По бокам, впереди и сзади идут конвойные солдаты и едут отрядные конвойные казаки.

До Тобольска партии шли в полном составе, то есть так же, как и выходили из Москвы. Женщины от мужчин не отделялись, и иногда можно было видеть на подводах, следующих за партией, мужчин и женщин, сидевших вместе в обнимку. Для этого подкупался конвой, деньги давались солдатам и офицеру.

Наблюдавшие за томским острогом свидетельствуют о том, что пересыльные арестанты, пользуясь удобством размещения окон, выходивших во двор против бани, целые часы простаивают на одном месте, любуясь издали на моющихся в бане арестанток.

В тюремном остроге арестанты прячутся за двери, чтобы выждать выхода женщин. Женщины настойчиво лезут к мужчинам и артелями (человек по двадцать) совершают вылазки, особенно в больницу. Один фельдшер попробовал помешать им: ему накинули на голову платок и щекотали до тех пор, пока ему не удалось вырваться. В некоторых тюрьмах сами смотрители за свидания мужчин и женщин брали рубль серебром.

В тобольской тюрьме арестантские партии делились на десятки, для каждого десятка назначался особый начальник десятский, над всеми десятками главнокомандующий староста, которого выбирали всей партией. После этого ни один этапный офицер не имел права сменить старосту. Отсюда шли уже отдельно: каторжные своей партией, поселенцы своей, женщины тоже отдельно.

Из тобольской тюрьмы арестант выходил с запасом новых вещей, полученных за казенный счет. Теплый тулуп, на руки шерстяные варежки и кожаные голицы, на ноги суконные портянки и бродни, на голову треух... Имущество это арестант может уберечь, а может и продать кому угодно охотников много: тот же конвойный солдат, свой брат торговец-майданшик, крестьянин из попутной деревни и проч. Продают больше по частям, но можно и все разом, особенно если подойдет дорога под большой губернский город. Там разговор известный, потерял, проел, товарищи украли. Выпорют за это или побьют по зубам непременно. Но и новыми вещами снабдят также непременно. Одевка, таким образом, производилась в каждом губернском городе, а по пути снова все проматывалось.

Существовало такое понятие, как арестантская артель. Образованию арестантской артели предшествовали торги. Торги проводились на отдельные статьи:

1. Содержание водки.

2. Содержание карт и съестных припасов.

3. Содержание одежды и прочих вещей.

К торгам допускался всякий желающий, но выигрывал обычно тот, у кого больше денег и кому торговое дело знакомо и привычно. Это большей частью люди бережливые, скопидомы, которые сумели уберечь и припрятать на этапе кое-какую копейку, не тратили ее ни на женщин, ни на прочие соблазны. Выигравший торги становился майданщиком. Майданщик получал единоличное право на содержание карт, костей, юлки и прочих игорных принадлежностей. В другие руки поступала торговля табаком, водкой. В третьи торговля харчем и доставка съестных припасов. Заплатив артели несколько рублей за право торговли, откупщики-майданщики обязаны уже иметь все, по первому требованию арестантской общины.

Этапную жизнь, собственно, арестанты любят, хотя она и представляет цепь стеснений и вымогательств, и любят они ее потому, может быть, что она как будто ближе к свободной жизни. С этапами арестанты расстаются неохотно. Арестанты приходят на каторгу без денег, рваные, голые, без надежды и без родины... Вот партия на месте. Местное начальство принимает арестантов по списку.

Обычно весь путь совершался за 11,5 года, но время этапирования не засчитывалось в срок каторги. Срок этот исчислялся с того дня, когда каторжный прибывал к месту работ.

КАТОРГА

Подневольный карательный труд в пользу казны как мера наказания, соединенная с ссылкой, был известен с глубокой древности. Уже в Римской империи он применялся довольно широко. Знаменитый римский водопровод, сохранившийся до наших дней, был построен руками каторжников.

Одной из самых распространенных форм подневольного труда преступников в средние века почти во всех странах Европы была работа на галерах. Этот вид каторги был впервые применен в России Петром I по указу 1699 года, где предписывалось преступников "положить на плаху и, от плахи подняв, бить вместо смерти кнутом без пощады и послать в ссылку в Азов с женами и детьми, и быть им на каторгах в работе".

Подневольный каторжный труд во времена царствования Петра I сосредоточивался не только на гребных судах. Уже в 1703 году некоторые из ссыльных были переведены из Азова в Петербург для работ по устройству порта в городе, а также для строительства других портов на Балтийском море. Петр Великий пишет в одном из писем на имя князя Ромодановского:

"...ныне зело нужда есть, дабы несколько тысяч воров приготовить к будущему лету и собрать по первому пути".

Каторжный труд играл большую роль во всех постройках и сооружениях первой половины XVIII столетия. Он применялся на екатеринбургских и нерчинских рудниках. Вечная ссылка на непрерывную работу стала применяться взамен смертной казни. По тяжести наказания различались рудниковые, крепостные и заводские каторжные работы. Постепенно, к концу XIX века, крепостные работы прекращаются в связи с тем, что отпала нужда в строительстве новых крепостей. Уменьшаются работы и на рудниках, временно закрывается знаменитый нерчинский. Заводы перестают принимать каторжан, Осужденные на каторжные работы теперь вместо отсылки в Сибирь помещаются в каторжные тюрьмы Новоборисоглебскую, Новобелгородскую. Клецкую, Виленскую, Пермскую, Симбирскую, Псковскую, Тобольскую и Александровскую неподалеку от Иркутска.

Устройство этих тюрем почти не отличалось от обычных тюрем. Режим здесь был более строгий, но никаких работ не производилось. После отсидки в каторжной тюрьме заключенные освобождались, но направлялись в Сибирь на поселение.

Также, в связи с освоением острова Сахалин, губернатору Восточной Сибири предписано было высылать туда людей для работы по прокладке дорог, по устройству портов, сооружению домов, мостов, для труда на каменноугольных копях и пр.

Все осужденные на каторжные работы делились на три разряда:

1. Осужденные без срока или на время свыше 12 лет именовались каторжными первого разряда.

2. От 8 до 12 лет каторжные второго разряда.

3. От 4 до 8 лет каторжные третьего разряда.

При поступлении в работы все каторжные зачислялись в разряд испытуемых и содержались в острогах. Бессрочные в ножных и ручных кандалах, срочные только в ножных.

Мужчинам выбривалось полголовы.

При удовлетворительном поведении испытуемые переводились в отряд исправляющихся, которые содержались без оков и занимались более легкой работой отдельно от испытуемых.

Единственное исключение касалось только отцеубийц и матереубийц, которые никогда в отряд исправляющихся не переводились.

Затем исправляющиеся начинали пользоваться правом жить не в остроге, могли себе построить собственный дом, для чего им отпускался лес и строиматериалы. Им возвращались деньги, отобранные при ссылке, и разрешалось вступить в брак. Если каторжанин работал без взысканий, то десять месяцев срока ему засчитывались за год. На 1892 год общее число отбывающих каторгу составляло по всей России 14 484 человека. Каждому арестанту полагалось по фунту мяса летом и по 3/4 фунта в прочее время, 1/4 фунта крупы. Они ели и щи, и картофель, и лук, но это уже на собственные заработанные деньги.

Каждая арестантская артель выбирала себе старосту. В его руках находились общие деньги (общак), он распределял съестные припасы между заключенными, отвечал за все проступки своих товарищей перед начальством. Лишить его звания старосты начальство без согласия артели не имело права. В старосты чаще всего выбирался тот из арестантов, кто прошел огонь и воду, кто знал все тюремные законы. Всякий староста знал, что за ним внимательно следит вся артель, особенно за его взаимоотношениями с тюремным начальством. Малейшая ошибка и староста сменялся. Смещенный староста подвергался затем общему презрению, самому тяжкому из всех наказаний, какие только могут быть придуманы в местах заключения.

Донос самое нетерпимое из всех тюремных преступлений. Хотя ябедник и доносчик там явление очень редкое, но тем не менее бывалое, и если больного этою трудноизлечимою болезнью не вылечат два испытанных средства (каковы прогон сквозь строй жгутов и презрение), то его отравляют растительными ядами (обыкновенно дурманом). К исключительному средству этому прибегают редко и в таком только случае, когда начальство не перемещает доносчика в другую тюрьму.

Товарищество соблюдается свято и строго. Арестанты виноватого (но не уличенного) товарища ни за что и никогда не выдадут. Уличенный, но не пойманный с поличным, в преступлении своем никогда не сознается, и не было примера, чтобы пойманный в известном проступке выдал своих соучастников. Он принимает все удары и всю тяжесть наказания на себя одного.

Стремясь к согласию и возможной дружбе, заботясь об единодушии, тюремная артель не терпит строптивых, чересчур озлобленных, сутяг и всякого рода людей беспокойных.

Одиночное заключение арестанты ненавидят и боятся его пуще всех других. Для всякого арестанта дорога тюремная артель, мила жизнь в этой общине, оттогото все они с таким старанием и так любовно следят за ее внутренним благосостоянием: удаляют беспокойных и злых, исключают доносчиков, обставляют непререкаемыми правилами, сурово наказывают своим судом виновных, а суд тюремный самый неумолимый и жестокий.

ПОБЕГИ

Амурские бродяги

Побег из сахалинской каторги для русского беглеца оставался едва ли не самым тяжелым испытанием. Природа все же брала свое. Бродяги, повидавшие на своем веку не один острог и не одну каторгу, уверяли, что покинуть Нерчинскую или Карийскую каторгу намного легче, чем Сахалинскую. На острове продолжали царить исконно русские расхлябанность и нерасторопность стражей порядка, однако сахалинские тюрьмы всегда оставались полными. Побеги здесь не считались системой. Именно благодаря географическим условиям. Если бы не они, то при тамошнем надзоре на Сахалине остались бы лишь те, кому остров понравился, то бишь никто. Вероятно, в бега ударились бы даже сами стражи порядка.

Главное преимущество острова Сахалин его островное положение. Будучи на Сахалине Антон Павлович Чехов заметил: "На острове, отделенном от материка бурным морем, казалось, не трудно было создать большую морскую тюрьму по плану: "кругом вода, а в середке беда", и осуществить римскую ссылку на остров, где о побеге можно было бы только мечтать. На деле же, с самого начала сахалинской практики, оказался как бы островом, quasi in sula. Пролив, отделяющий остров от материка, в зимние месяцы замерзает совершенно, и та вода, которая летом играет роль тюремной стены, зимою бывает ровна и гладка, как поле, и всякий желающий может пройти его пешком или переехать на собаках. Да и летом пролив ненадежен: в самом узком месте, между мысами Погоби и Лазарева, он не шире шестисеми верст, а в тихую, ясную погоду не трудно переплыть на плохой гиляцкой лодке и сто верст. Даже там, где пролив широк, сахалинцы видят материковый берег довольно ясно; туманная полоса земли с красивыми горными пиками изо дня в день манит к себе и искушает ссыльного, обещая ему свободу и родину. Комитет, кроме этих физических условий, не предвидел еще или упустил из виду побеги не на материк, а внутрь острова, причиняющие хлопот не меньше, чем побеги на материк, и, таким образом, островное положение Сахалина далеко не оправдало надежд комитета".

Лучшими друзьями надзора считались туман, сырость, медведи, мошка, сильные морозы и метели. В недрах сахалинской тайги беглецу доводилось продираться сквозь бамбук и жесткий багульник, горы валежного леса, ручьи, болота, тучи голодной мошки. Даже вольный ходок, имеющий при себе компас, топор и запас еды, за сутки покоряет лишь несколько километров. Что уж говорить о тюремном голодранце, который не может отличить север от юга, питается в дороге гнилушками с солью и вынужден идти не напрямик, а далеко в обход, опасаясь кордона. Был случай, когда двое неопытных беглецов, вооруженные украденным компасом, попытались обойти кордон у мыса Погоби. Компас указал север, но каторжане таки вышли прямиком на кордон и нарвались на охрану, переправившую их обратно в тюрьму. Некоторые смельчаки пускались в бега не по западному побережью, усеянному заставами, а через Ныйский залив, берег Охотского моря и мыс Марии и Елизаветы. Этот обходной маневр стоил беглецам гораздо больших лишений и времени, но он уменьшал вероятность поимки. Обычно беглецы шли на север, к узкому месту пролива между мысами Погоби и Лазарева. Эта местность отличалась безлюдьем и удаленностью от кордона. Там можно было смастерить плот или достать лодку у местных жителей. Зимой пролив замерзал, и переход длился при хорошей погоде не более двух часов.

Очень часто беглый каторжник, изнуренный месячными скитаниями по тайге, отощавший и искусанный, разбитый лихорадкой, пищевыми отравлениями и наконец голодом, находил свое пристанище в тайге. Его остатки могли случайно найти через месяц, три или даже год. Умирающему беглецу оставалось ползти обратно, уповая на встречу с солдатом, который дотащил бы его до тюрьмы. Суровая сахалинская природа непредсказуема. Она может в один миг растоптать человека, заморозить, утопить, разорвать. Почти невозможно предугадать, что случится с тобой через день или даже час среди дикой необузданной местности.

29 июня 1886 года возле гавани Дуэ курсировало венное судно "Тунгус". За двадцать морских миль до порта моряки заметили черную точку, которая вскоре превратилась в грубый, на скорую руку срубленный плот из четырех бревен. На бревнах скучали двое оборванцев вместе со своим скудным багажом ведром пресной воды, огарком свечи, топором, буханкой хлеба, пудовым запасом муки, мылом и двумя кусками чая. Они без восторга встретили военный корабль, но и не были против, чтобы подняться на борт. Морские бродяги не скрывали, что сбежали из Дуйской тюрьмы и теперь плывут куда глаза глядят. "Вон туда, в Россию", махнул рукой один из них. Оказалось, беглецы скитались по водным просторам двенадцать дней. Спустя два часа, как они ступили на борт, грянул шторм. Судно долго не могло причалить к острову. Что было бы с бродягами, не встреть они военных моряков, представлялось без труда.

Умудренные опытом беглецы, вкусившие все прелести дикой природы, предпочитали более надежное плавучее средство. Скажем, катер или пароход. Баржи-шаланды годились меньше: их море попросту выбрасывало на берег или разбивало на куски. Но казусы случались и с катерами, и с пароходами. В 1887 году на Дуйском рейде грузился пароход "Тира". Баржи подходили к борту и перегружали уголь на "Тиру". Вечером начался сильный шторм. Баржу вытащили на берег, пароход снялся с якоря и ушел в де-Кастри, а катер, принадлежащий горной службе, укрылся в речке Александровского поста. К полночи шторм затих. Десять каторжан, которые обслуживали катер, решили бежать. Они пустились на хитрость и смастерили фальшивую телеграмму, где значился приказ выйти в море и двинуться на спасение экипажа баржи, которую якобы отнесло от берега. Телеграмму вручили надзирателю. Тот поспешил выполнить приказ, и отпустил катер с причала. Катер, набрав обороты, вновь вышел в открытое море, резко изменил курс и двинулся не на юг, к Дуэ, а на север. На рассвете возобновился шторм. Он с яростью набросился на катер, залил машинное отделение и в конце концов его перевернул. Из десяти беглецов спасся только рулевой. Он уцепился за доску и продержался на ней весь шторм.

В 1885 году японские газеты сообщили, что возле Саппоро потерпела крушение иностранная шхуна. Спастись удалось лишь девяти морякам. Вскоре в Саппоро прибыли чиновники, пытаясь оказать уцелевшим жертвам посильную помощь. Однако разговора с ними не получилось. Иностранцы дружно кивали головами и жестами высказывали полное непонимание местной речи. После недолгих раздумий их переправили в Хокодате. Там их попытались разговорить на английском и русском. Но языковой барьер попрежнему был непреодолим. Моряки кивали и говорили: "Жерман, жерман". Удалось лишь выяснить, что в море затонула якобы германская шхуна. С горем пополам вычислили капитана шхуны, дали ему атлас и попросили указать место крушения. Странный капитан долго крутил карты, что-то шептал под нос, водил по меридианам пальцем. На большее его не хватило. Он даже не указал на карте Саппоро, Оставалась последняя попытка. Губернатор Хокодате попросил командира русского крейсера, который стоял в местном порту, прислать переводчика немецкого языка. На берег сошел старший офицер. Еще не видя удивительную команду, он заподозрил в них русских арестантов, которые недавно напали на Крильонский маяк. Офицер решил проверить свою версию. Он выстроил всю группу иностранцев в ряд и гаркнул по-русски: "Нале-ево! Круго-ом марш!". Один из моряков инстинктивно завертелся. Его товарищи с ненавистью уставились на него. Афера провалилась. "Немцев" заковали в цепи и отправили на прежнее насиженное место.

Тюремная статистика начала интересоваться побегами лишь под конец прошлого века. Судя по ней, чаще всех в бега ударялись каторжане, для которых очень чувствительна разница климатов их родины и места заключения. В этот ранг попадали выходцы из Кавказа, Крыма, Украины, Бессарабии. Бывало, что в списках беглецов не было ни единой русской фамилии. Ссыльные женщины побегами почти не баловались. Боязнь таежных скитаний и привязанность к насиженному месту делали свое. Лишь изредка появлялись такие геройские личности, как Сонька Золотая Ручка. Но о ней разговор чуть ниже. Из всей тысячной армии беглецов лишь треть считается пропавшими без вести. Остальные или убиты в погоне, или погибли в дороге, или вновь оказались на сахалинской каторге.

Майдан. Игра

Во всякой тюрьме, каторжной и обычной, существует так называемый майдан. Это место на нарах, где происходит игра в карты, кости и около которого собираются все игроки из арестантов. По тюремной пословице, "на всякого майданщика по семи олухов". Игра преследуется тюремным начальством, а потому всегда кто-нибудь из заключенных стоит на стреме.

Интересны были правила игры. На майдане никто сразу всего не проигрывает. Так, например, один поставил на кон три рубля и все проиграл. Выигравший обязан возвратить ему третью часть, то есть рубль. Таковы правила, и они свято соблюдаются всеми арестантами. Точно так же выигравший казенные вещи (рубашку, сапоги, штаны и проч.) обязан их возвратить проигравшему бесплатно по истечении некоторого времени, достаточного, по мнению арестантов, для того, чтобы охолодить слишком горячего игрока и удержать его от опасного азарта. Не выполнивший этого правила и не вернувший выигранные вещи лишался в дальнейшем права на игру. Правила эти придуманы для того, чтобы избежать возможных ссор, споров, драки, убийства, а также для того, чтобы все деньги не перешли в одни руки к счастливому и удачливому игроку, поскольку тогда игра бы остановилась, потому что играть было бы не на что.

Проигравший и получивший обратно третью часть своего проигрыша назавтра снова допускается к игре и ставит свой рубль на кон. Если проигрывает, то снова получает свою третью часть от рубля (33 коп.) и играть в тот день больше не имеет права. На третий день он ставит свои 33 копейки, проигрывает и получает обратно 11 копеек и т.д. Перестает он играть, разорившись в пух.

"Законники" былых времен

Аристократ острога, человек в почете, так называемый бродяга человек бывалый и тертый, имеет право играть в кредит, и майданщик обязан верить ему на слово. Достаточно бродяге поставить на майдан кирпич или просто собственный кулак и майданщик должен дать ему кредит в полтора рубля серебром. Играет бродяга под честное варнацкое слово, а за словом этим бродяга не постоит, легко его дает, но далеко не всегда исполняет. Слово бродяги только тогда твердо, когда он дает его другому бродяге. Раз в месяц майданщик меняется, и все долги, которые он не успел получить с проигравших, списываются. Таков закон. Но если на майдан садится бродяга, этот закон отменяется, все обязаны долги ему вернуть неукоснительно.

(Следует оговорить, что со временем условия игры в карты очень сильно ужесточились и теперь карточный долг подлежал своевременной выплате - долг чести арестанта. Не выплативший вовремя долг заслуживал сурового наказания и объявлялся несостоятельным человеком. В соответствии с кодексом чести арестанта по приговору он переводился в разряд "динамы", то есть становился самым отверженным среди отвергнутых тюремной элитой. Всем обитателям камеры предписывалось относиться к нему как к бездомной собаке. Отныне место ему для сна отводилось у порога камеры, рядом с парашей, и это несмотря на то, что на нарах имелись свободные места. Любому из сокамерников разрешалось его беспричинно ударить, плюнуть ему в лицо, в пищу, отнять приглянувшуюся вещь. Все работы по поддержанию чистоты в камере становились обязанностью "динамы".)

Воровство у товарищей дело предосудительное, но бродяга может смело воровать у майданщика вино. В этом никто не находит ничего позорного, потому что откупщик питейного майдана не пользуется ничьим расположением, как стяжатель. Всякий более или менее значительный выигрыш сопровождается попойкою, ни один праздничный день без нее не обходится. Сколько ни существует постановлений, чтобы арестанты не имели при себе денег и инструментов, не употребляли водки, не играли в карты и не имели сношений с женщинами все эти постановления остаются без действия. Появление в тюрьмах водки и других запрещенных вещей обеспечивается подкупностью сторожей.

Всякий новичок, поступая в острог и в тюремную общину, обязан внести известное количество денег, так называемого влазного. Это повелось с незапамятных времен, с самого появления тюрем.

Вообще же, всякий неопытный, поступая в тюрьму, делается предметом притеснений и насмешек. Если у него заметят деньги, то стараются их возможно больше выманить. Если он доверчив и простосердечен, его спешат запугать всякими страхами, уничтожить в нем личное самолюбие. Доведя его до желаемой грани, помещают обыкновенно в разряд чернорабочих, то есть станут употреблять на побегушках, определяют в сторожа карточного и винного майданов, заставляют выносить парашу или чистить отхожие места.

Слабые сдаются, твердые начинают вдумываться и кончают тем, что обращаются за советом к бывалым людям, к законникам. Около законников новичок в скором времени становится тем, кем он должен быть, то есть арестантом. Потом вновь поступивший уже без руководства и объяснений понимает весь внутренний смысл тюремного быта на практике, и через какоето время он полноправный член этой общины. Арестанты неохотно и очень редко рассказывают о своих похождениях, о злодействах же никогда. Не привыкая хвастаться своими преступлениями, арестанты всетаки с большим уважением относятся к тому из бродяг, который попробовал уже и кнут и плети, стало быть, повинен в сильном уголовном преступлении.

Старинные "мастырки"

Казенная работа изо дня в день одна и та же, тяжелая и однообразная, поэтому все стараются как-нибудь от нее уклониться. Летом арестанты надрезывают чем-нибудь острым кожу какой-нибудь части своего тела (чаще всего половых органов) и в свежую рану пропускают свой или конский волос. Добившись местного воспаления, нагноения, он идет к лекарю и попадает в госпиталь с подозрением на сифилис.

К врачам зимой идут арестанты с распухшими щеками, когда, по их опыту, стоит только наколоть внутри щеки булавкой и выставить эту щеку на мороз, она сильно распухает.

Смачивают также палец и высовывают в форточку. Палец отмораживается, фельдшер его отрезает, но теперь арестанта посылают на более легкую работу. Вот почему заключенные любят добывать всякие едкие, разъедающие жидкости, кислоту, известь, колчедан.

Вытяжкой сонной одури они делают искусственную слепоту, пуская жидкость в глаз, увеличивают зрачки и при осмотре кажутся как бы действительно слепыми.

Принимая натощак столовую ложку нюхательного табаку, арестанты добивались того, что их клали в больницу, потому что наступала тошнота, бледность кожи, биение жил и общая слабость.

Принимавшие ложку толченого стручкового перца с сахаром добивались грыжи и пили потом натощак такую же ложку соку из репчатого лука, когда грыжа надоедала и делалась ненужной.

Симулируя глухоту, клали в ухо смесь из травяного сока, меда и гнилого сыра. Сыр, разлагаясь, вытекал наружу жидкостью, по запаху и белому цвету похожей на гной.

Порошком, который остается в древесных дуплах после червей, дули в глаза желающему симулировать бельмо, которое, однако, скоро проходит. Хороший флюс для арестантской практики тоже дело не мудреное стоит наделать внутри щеки уколов иголкой, пока не хрустнет (но не прокалывать насквозь), а затем, зажав нос и рот, надувать щеку до флюса: щека раздуется, покраснеет, и это похоже на рожистое воспаление. Чтобы вылечиться стоит проколоть щеку снаружи насквозь и выпустить воздух. Стягивая под коленом кожу в складки (с захватом жил) и продевая сквозь эти складки свиную щетину на иголке, добивались искусственного све1сния ноги щетина оставалась в жилах. Распарив ногу в бане и вынув щетину, можно и в бега уйти. Из нерчинских каторжных тюрем, да и вообще из тюрем Восточной Сибири и Сахалина побеги совершались очень часто и в огромном числе.

А.П. Чехов. "Остров Сахалин": "Три надзирателя... приходятся на 40 человек... В тюрьмах много надзирателей, но нет порядка. Почти каждый день в своих приказах начальник острова штрафует их, смещает на низшие оклады или же совсем увольняет: одного за неблагонадежность и неисполнительность, другого за безнравственность, недобросовестность и неразвитие, третьего за кражу казенного провианта... а четвертого за укрывательство, пятый, будучи назначен на баржу, не только не смотрел за порядком, но лаже сам подавал пример к расхищению на барже грецких орехов, шестой состоит под следствием за продажу казенных топоров и гвоздей...

Надзиратели во время своего дежурства в тюрьме допускают арестантов к картежной игре и сами участвуют в ней: они пьянствуют в обществе ссыльных, торгуют спиртом. В приказах мы встречаем также буйство, непослушание, крайне дерзкое обращение со старшими в присутствии каторжных и, наконец, побои, наносимые каторжному палкой по голове, последствием чего образовались раны...

Ссыльное население не уважает их и относится к ним с презрительной небрежностью".

А между тем жалованье надзирателя составляло в то время 480 рублей, причем через какието сроки оно постоянно увеличивалось на треть и даже вдвое.

Для сравнения: жалованье школьного учителя в те же годы было 2025 рублей.

В России на 1906 год 884 тюрьмы.

ИЗ ОТЧЕТА ГЛАВНОГО ТЮРЕМНОГО КОМИТЕТА ЗА 1883 ГОД ПО ПРОВИНЦИАЛЬНЫМ

ТЮРЬМАМ:

"Седлецкая рассчитана на 207 мест, фактически заключенных 484.

Сувалкская 165 - 433.

Петроковская 125 - 652".

Вообще во всей Сибири на 1900 год должно было находиться 310 тысяч людей, сосланных туда за различные преступления и правонарушения, но из этого числа по меньшей мере треть, то есть около 100 тысяч, было "в бегах". Они в основном оставались в той же Сибири, но бежали с мест приписки, бродя ". жили, воровали, порой грабили и убивали местное население.

Процент ссыльных, которые находились "в безвестной отлучке", был чрезвычайно высок, но в некоторых областях, к примеру в Амурской и Приморской, из каждых ста ссыльных бежали до 70-80 человек.

КАСТЫ

В дореволюционных тюрьмах и на каторге к началу XX века сложилась довольно строгая иерархия среди заключенных. Власть в тюрьме принадлежала тюремным "иванам" ее аристократам, старожилам. От их воли напрямую зависела судьба каждого тюремного сидельца. Заслужить высший титул можно было только преданностью своей профессии, многократным отсидкам. "Иван" ловок, зачастую умеет увернуться от всякой кары. С ним считается тюремное начальство. Он властелин тюремного мира, и только ему принадлежит право распоряжаться жизнью или смертью сидельцев.

Второе сословие "храпы". Эти всегда и всем возмущаются, все признают неправильным, незаконным и несправедливым как со стороны администрации, так и со стороны сотоварищей. От них главным образом исходят всякие слухи и сплетни. Ничто так не умиляет их, как какойнибудь конфликт в тюрьме. Чаще всего они их и затевают, но при этом сами уходят в тень. Многие из них сами хотели бы быть "Иванами", но у них не хватает для этого необходимых личных качеств.

Третье сословие "жиганы". Мошенники, насильники, проигравшиеся в карты и т.д.

Четвертое сословие "шпанка". У этих в тюрьме не было никаких прав, одни обязанности. Они вечно голодные и всеми гонимые. Их обкрадывали голодные жиганы, их запугивали и обирали храпы. Случайно попавшие в тюрьму, они были не способны к объединению, а отсюда и соответствующее к ним отношение.

В тюрьме каждый заключенный, вне зависимости от сословной принадлежности, должен был соблюдать "правилазаповеди арестантской жизни", традиции, обычаи, нормы поведения. Любая измена этим правилам влекла за собой кару. Кто "засыпал" товарищей по делу, всех "язычников" (доносчиков) ожидала неминуемая смерть. Избежать возмездия мало кому удавалось. "Записки", указывающие на изменника, направлялись по всем тюрьмам от Киева до Владивостока и требовали от находившихся там воровских авторитетов при обнаружении изменника "прикрыть" его дело. Отступника следовало не только зарезать, но и обязательно провернуть нож в ране.

"Прописка"

Публика в камерах постоянно обновлялась, новичков ждали всегда с большим нетерпением, чтобы посвятить в "арестантство". Стоило только надзирателю закрыть за новичком дверь, как в камере начинали раздаваться возгласы: "Подать оленей!" Тут же находилось двое любителей и становились плотно спиной друг к другу. Помощники связывали их у пояса полотенцем. После этого каждый наклонялся в свою сторону. Их накрывали одеялом, и "олени" были готовы. Новичку дружно предлагали прокатиться на "оленях". Если он не садился добровольно, то усаживали силой. Как только тот усаживался, связанные распрямлялись и зажимали его словно в тисках, а остальные начинали хлестать его скрученными в жгуты полотенцами. Кому эта забава была известна, те развязывали "оленей", садились на них поочередно и катались по камере. После этого им определялись места и присваивались клички.

СУДЫ РЕВОЛЮЦИИ

Сначала на волю из тюрем хлынули "птенцы Керенского" мазурики, фармазоны, жиганы и уркаганы, выпущенные либеральным правительством по случаю падения 300летней монархии. А к власти в итоге пришли большевики, которые не знали никаких нравственных норм и законов, которые не останавливались ни перед чем, добиваясь своих целей.

С первых же дней новая власть стала очень широко применять смертную казнь, которая санкционировалась и судом и без суда. Расстрелу на месте без суда и следствия подлежали спекулянты, германские шпионы, контрреволюционные агитаторы, погромщики, хулиганы. Безграничные права предоставлялись ВЧК. Приговоры к смерти, без права обжалования, выносились "тройками", "пятерками" ЧК, которые должны были руководствоваться лишь "революционным правосознанием".

Уже в 1918 году была практически уничтожена "краса и гордость русской революции", расстреляны восставшие матросы. Физическому уничтожению подлежали дворяне и интеллигенция, студенты и промышленники, литераторы и мыслители, поддерживавшие в свое время и морально и материально всякого рода "борцов с деспотизмом" и укрывавшие их от преследования властей... По стране стала быстро расползаться сеть концентрационных лагерей.

Новая власть жестоко расправилась с ниспровергателями монархии, с "красой и гордостью революции" матросами, с красными латышскими стрелками, с либеральной интеллигенцией, революционным студенчеством и прочими борцами за свободу. Рабочие, ставшие на словах владельцами фабрик и заводов, превратились на деле в безропотных рабов, крестьяне, жаждавшие земли, получили ее в краях вечной мерзлоты... Впрочем, об этом много написано.

С первых же дней революции главной задачей большевиков было удержаться у власти и закрепить завоеванные позиции. Нужно было уничтожить всех возможных врагов, то есть тех, кто мог оказать реальное сопротивление новой власти. Образованный класс был приговорен изначально, уничтожению подлежали также военные, духовенство, помещики, зажиточные крестьяне... Для этого и была учреждена Чрезвычайная комиссия. О работе ЧК в первые годы после революции написано очень много как хвалебного, так и резко отрицательного. Массу потрясающих документальных свидетельств находим в воспоминаниях Н.Д. Жевахова.

В России каждый город имел несколько отделений ЧК.

1ю категорию обреченных чрезвычайками на уничтожение составляли:

1. Лица, занимавшие в царской России хотя бы скольконибудь заметное служебное положение чиновники и военные, независимо от возраста, а также их вдовы.

2. Семьи офицеровдобровольцев (были случаи расстрела пятилетних детей.)

3. Священнослужители.

4. Рабочие и крестьяне, подозреваемые в несочувствии советской власти.

5. Все лица, без различия пола и возраста, имущество которых оценивалось свыше 10 000 рублей.

Ставка на сволочь

По размерам и объему своей деятельности Московская Чрезвычайная ко

миссия была не только министерством, но как бы государством в госу

дарстве. Она охватывала собой буквально всю Россию, и щупальца ее прони

кали в самые отдаленные уголки русского государства. Комиссия имела це

лую армию служащих, военные отряды, бригады, огромное количество ба

тальонов пограничной стражи, стрелковых дивизий и бригад башкирской ка

валерии, китайских войск и т.п., не говоря уже о многочисленном штате

доносчиков и шпионов. Во главе этого учреждения стоял Феликс Дзержинский

с многочисленными помощниками. Во главе провинциальных отделений находи

лись подонки всякого рода национальностей китайцев, венгров, латышей,

эстонцев, поляков, освобожденных каторжников, выпущенных из тюрем мок

рушников. Это были непосредственные исполнители директив, получавшие

плату сдельно, за каждого казненного. В их интересах было казнить воз

можно большее количество людей, чтобы побольше заработать. Между ними

видную роль играли и женщины, которые поражали своим цинизмом и выносли

востью даже закоренелых убийц, не только русских, но даже китайцев. В

большинстве своем это были психи, отличавшиеся неистовой развращенностью

и садизмом. Чрезвычайка раскинула свои сети по пространствам всей России

и приступила к уничтожению населения, начиная с богатых и знатных и кончая неграмотным крестьянином.

В течение короткого промежутка времени было убито множество представителей науки, ученых, профессоров, инженеров, докторов, не говоря уже о сотнях тысяч всякого рода государственных чиновников, которые были уничтожены в первую очередь. Уже к концу 1919 года было уничтожено около половины профессуры и врачей.

С первых дней революции стали производиться массовые обыски, якобы для выявления скрытого у населения оружия, затем аресты, заключение в тюрьму и смертная казнь в подвалах чрезвычайки. Террор был так велик, что ни о каком сопротивлении не могло быть и речи, никакое бегство из городов, сел и деревень, оцепленных красноармейцами, было немыслимо.

На первых порах практиковались розыски якобы скрытого оружия, и в каждый дом, на каждой улице, беспрерывно днем и ночью являлись вооруженные до зубов солдаты в сопровождении агентов чрезвычайки и открыто грабили все, что им попадалось под руку. Никаких обысков они не производили, а имея списки намеченных жертв, уводили их с собой в чрезвычайку, предварительно ограбив как сами жертвы, так и их родных и близких. Всякого рода возражения были бесполезны, и приставленное ко лбу дуло револьвера было ответом на попытку отстоять хотя бы самые необходимые вещи. Грабили все, что могли унести с собой. И запуганные обыватели были счастливы, если такие визиты злодеев оканчивались только грабежом.

Допросы

Чрезвычайки занимали обыкновенно самые лучшие дома города и помещались в наиболее роскошных квартирах. Здесь заседали бесчисленные "следователи". После обычных вопросов о личности, занятии и местожительстве начинался допрос о политических убеждениях, о принадлежности к партии, об отношении к советской власти, к проводимой ею программе и прочее, затем под угрозой расстрела требовались адреса близких, родных и знакомых жертвы и предлагался целый ряд других вопросов, совершенно бессмысленных, рассчитанных на то, что допрашиваемый собьется, запутается в своих показаниях и тем создаст почву для предъявления конкретных обвинений. Таких вопросов предлагалось сотни, ответы тщательно записывались, после чего допрашиваемый передавался другому следователю.

Этот последний начинал допрос сначала и предлагал буквально те же вопросы, только в другом порядке, после чего передавал жертву третьему следователю, затем четвертому и т.д. до тех пор, пока доведенный до полного изнеможения обвиняемый соглашался на какие угодно ответы, приписывал себе несуществующие преступления и отдавал себя в полное распоряжение палачей. Шлифовались и вырабатывались методы, дошедшие в смягченном виде и до наших дней. Впереди были еще более страшные испытания, еще более зверские истязания.

Людей раздевали догола, связывали кисти рук веревкой и подвешивали к перекладинам с таким расчетом, чтобы ноги едва касались земли, а затем медленно и постепенно расстреливали из пулеметов, ружей или револьверов.

Пулеметчик раздроблял сначала ноги, для того чтобы они не могли поддер

живать туловища, затем наводил прицел на руки и в таком виде оставлял

висеть свою жертву, истекающую кровью... Затем он принимался снова

расстреливать до тех пор, пока живой человек не превращался в бесформенную кровавую массу, и только после этого добивал ее выстрелом в лоб. Тут же любовались казнями приглашенные "гости", которые пили вино, курили; им играли на пианино или балалайках.

Часто практиковалось сдирание кожи с живых людей, для чего их бросали в кипяток, делали надрезы на шее и вокруг кистей рук и щипцами стаскивали кожу, а затем выбрасывали на мороз... Этот способ практиковался в харьковской чрезвычайке, во главе которой стояли "товарищ Эдуард" и каторжник Саенко.

В Петербурге во главе чрезвычайки стоял латыш Петерс, переведенный затем в Москву. По вступлении своем "в должность" он немедленно же расстрелял свыше 1000 человек, а трупы приказал бросить в Неву, куда сбрасывались и тела расстрелянных им в Петропавловской крепости офицеров. К концу 1917 года в Петербурге оставалось еще несколько десятков тысяч офицеров, уцелевших от войны, и большая половина их была расстреляна Петерсом, а затем Урицким.

В изданной Троцким брошюре "Октябрьская революция" он хвастается несокрушимым могуществом советской власти.

"Мы так сильны, говорит он, что если мы заявим завтра в декрете требование, чтобы все мужское население Петрограда явилось в такой-то день и час на Марсово поле, чтобы каждый получил 25 ударов розог, то 75% тотчас бы явились и стали бы в хвост и только 25% более предусмотрительных подумали запастись медицинским свидетельством, освобождающим их от телесного наказания..."

В Киеве чрезвычайка находилась во власти латыша Лациса.

Его помощниками были Авдохин, "товарищ Вера", Роза Шварц и другие девицы. Здесь было полсотни чрезвычаек. Каждая из них имела свой собственный штат служащих, точнее палачей, но между ними наибольшей жестокостью отличались упомянутые выше девицы. В одном из подвалов чрезвычайки было устроено подобие театра, где были расставлены кресла для любителей кровавых зрелищ, а на подмостках, т.е. на эстраде, производились казни.

После каждого удачного выстрела раздавались крики "браво", "бис" и палачам подносились бокалы шампанского. Роза Шварц лично убила несколько сот людей, предварительно втиснутых в ящик, на верхней площадке которого было проделано отверстие для головы. Но стрельба в цель являлась для этих девиц только штучной забавой и не возбуждала уже их притупившихся нервов. Они требовали более острых ощущений, и с этой целью Роза и "товарищ Вера" выкалывали иглами глаза, или выжигали их папиросами, или забивали под ногти тонкие гвозди.

Негр-Тимофей

В Одессе свирепствовали знаменитые палачи Дейч и Вихман с целым штатом прислужников, среди которых были китайцы и один негр, специальностью которого было вытягивать жилы у людей, глядя им в лицо и улыбаясь своими белыми зубами. Здесь же прославилась и Вера Гребенщикова, ставшая известной под именем "Дора". Она лично застрелила 700 человек.

Среди орудий пыток были не только гири, молоты и ломы, которыми разбивались головы, но и пинцеты, с помощью которых вытягивались жилы, и так называемые "каменные мешки", с небольшим отверстием сверху, куда людей втискивали, ломая кости, и где в скорченном виде они обрекались специально на бессонницу. Нарочно приставленная стража должна была следить за несчастным, не давая ему заснуть. Его кормили гнилыми сельдями и мучили жаждой. Здесь главными были Дора и 17-летняя проститутка Саша, расстрелявшая свыше 200 человек. Обе были садистками и по цинизму превосходили лаже латышку Краузе.

В Пскове все пленные офицеры были отданы китайцам, которые распилили их пилами на куски. В Благовещенске у всех жертв чрезвычайки были вонзенные под ногти пальцев на руках и ногах грамофонные иголки.

В Симферополе чекист Ашикин заставлял свои жертвы, как мужчин, так и женщин, проходить мимо него совершенно голыми, оглядывал их со всех сторон и затем ударом сабли отрубал уши, носы и руки... Истекая кровью, несчастные просили его пристрелить их, чтобы прекратились муки, но Ашикин хладнокровно подходил к каждому отдельно, выкалывал им глаза, а затем приказывал отрубить им головы.

В Севастополе людей связывали группами, наносили им ударами сабель и револьверами тяжкие раны и полуживыми бросали в море. В Севастопольском порту были места, куда водолазы долгое время отказывались спускаться: двое из них, после того как побывали на дне моря, сошли с ума. Когда третий решился нырнуть в воду, то выйдя, заявил, что видел целую толпу утопленников, привязанных ногами к большим камням. Течением воды их руки приводились в движение, волосы были растрепаны. Среди этих трупов священник в рясе с широкими рукавами, подымая руки, как будто произносил ужасную речь...

В Пятигорске чрезвычайка убила всех своих заложников, вырезав почти весь город. Заложники уведены были за город, на кладбище, с руками, связанными за спиной проволокой. Их заставили стать на колени в двух шагах от вырытой ямы и начали рубить им руки, ноги, спины, выкалывать штыками глаза, вырывать зубы, распарывать животы и прочее.

В Крыму чекисты, не ограничиваясь расстрелом пленных сестер милосердия, предварительно насиловали их, и сестры запасались ядом, чтобы избежать бесчестия.

По официальным сведениям, а мы знаем, насколько советские "официальные" сведения точны, в 192021 годах, после эвакуации генерала Врангеля, в Феодосии было расстреляно 7500 человек, в Симферополе 12 000, в Севастополе 9000 и в Ялте 5000. Эти цифры нужно, конечно, удвоить, ибо одних офицеров, оставшихся в Крыму, было расстреляно, как писали газеты, свыше 12 000 человек, и эту задачу выполнил Бела Кун, заявивший, что Крым на три года отстал от революционного движения и его нужно одним ударом поставить в уровень со всей Россией.

После занятия прибалтийских городов в январе 1919 года эстонскими войсками были вскрыты могилы убитых, и тут же было установлено по виду истерзанных трупов, с какой жестокостью большевики расправлялись со своими жертвами. У многих убитых черепа были разможжены так, что головы висели, как обрубки дерева на стволе. Большинство жертв до их расстрела имели штыковые раны, вывернутые внутренности, переломанные кости. Один из убежавших рассказывал, что его повели с пятьюдесятью шестью арестованными и поставили над могилой. Сперва начали расстреливать женщин. Одна из них старалась убежать и упала раненая, тогда убийцы потянули ее за ноги в яму, пятеро из них спрыгнули на нее и затоптали ногами до смерти.

В Сибири чекистами, кроме уже описанных пыток, применялись еще следующие: в цветочный горшок сажали крысу и привязывали его или к животу, или к заднему проходу, а через небольшое круглое отверстие на дне горшка пропускали раскаленный прут, которым прижигали крысу. Спасаясь от мучений и не имея другого выхода, крыса впивалась зубами в живот и прогрызала отверстие, через которое вылезала в желудок, разрывая кишки, а затем вылезала, прогрызая себе выход в спине или в боку...

Вся страна была превращена в громадный концентрационный лагерь. Нельзя удержаться от того, чтобы не привести некоторые отрывки из статьи Дивеева, напечатанной в 1922 году за границей. Автор живописно изображает нравы, воцарившиеся в то время. "С полгода тому назад привелось мне встретиться с одним лицом, просидевшим весь 1918 год в московской Бутырской тюрьме. Одной из самых тяжелых обязанностей заключенных было закапывание расстрелянных и выкапывание глубоких канав для погребения жертв следующего расстрела. Работа эта производилась изо дня в день. Заключенных вывозили на грузовике под надзором вооруженной стражи к Ходынскому полю, иногда на Ваганьковское кладбище, надзиратель отмерял широкую, в рост человека, канаву, длина которой определяла число намеченных жертв. Выкапывали могилы на 2030 человек, готовили канавы и на много десятков больше. Подневольным работникам не приходилось видеть расстрелянных, ибо таковые бывали ко времени их прибытия уже "заприсыпаны землею" руками палачей. Арестантам оставалось только заполнять рвы землей и делать насыпь вдоль рва, поглотившего очередные жертвы Чека..."

Нарастание жестокости достигло таких громадных размеров и вместе с тем сделалось столь обыденным явлением, что все это можно объяснить только психической заразой, которая сверху донизу охватила все слои населения. Перед нашими глазами по лицу Восточной Европы проходит волна напряженной жестокости и зверского садизма, которые по числу жертв далеко оставляют за собой и средневековье, и французскую революцию. Россия положительно вернулась к временам средних веков, воскрешая из пепла до мельчайших подробностей все их особенности, как бы нарочито для того, чтобы дать историкам средних веков, живя в XX столетии, одновременно переживать и исследовать самодурство и мрак средних веков.

Арест в двадцатых годах

К середине двадцатых годов всенародные расстрелы в Советской России прекратились или стали так редки, что являлись скорее исключением. Советские правители при своих кровавых расправах решили избегать гласности... Ночью подъезжает к дому грузовик. Раздается звонок, обитатели дома поспешно одеваются и осторожно подходят к двери. Трое или четверо вооруженных людей спрашивают имя того, кто стоит за дверью. Изнутри следует ответ. "Так и есть, говорят вооруженные, идемте с нами". "Боже милостивый, куда же это?" слышно из-за двери. "Так, пустяки, вас подозревают в занятии спекуляцией, вас требуют к следователю". "Следует мне взять с собой что-нибудь, доказательство моей невиновности или вообще еще что-нибудь?" "Ничего не надо, только не ломайтесь, через несколько часов будете дома!" На улице потревоженного от сна человека ожидает грузовик, на котором из сколоченных досок устроено закрытое помещение. Открывают дверку и арестованного вталкивают в темное помещение, откуда несутся ему навстречу стоны, рыдания и мольбы... Вновь пришедшего окружают дрожащие фигуры. Грузовик тотчас срывается с места. Спустя немного времени грузовик снова останавливается на какой-то улице и опять, на этот раз после упорного сопротивления, вталкивают какого-то несчастного. Так повторяется несколько раз. Затем, после продолжительного безостановочного переезда, грузовик наконец останавливается. Сидящие взаперти слышат извне громкие, повелительные голоса: их вооруженные спутники уже не говорят больше шепотом, как в городе. Дверь отворяется. "Товарищ Петров, слезайте", раздается грубый голос. Дрожащие, плачущие люди, запертые в грузовике, все сразу затихают, и из рядов своих товарищей по несчастью с трудом, медленной, боязливой походкой протискивается маленький, слабенький человечек, с растерянным выражением на лице. Несчастный слезает. Кругом глубокий снег и сосновый лес. Всякий хорошо знающий Москву сразу узнал бы, что он находится в Сокольниках, в городском сосновом лесу. Маленький слабый человечек дрожит на морозе. Но не давая ему опомниться, товарища Петрова обхватывают несколько сильных рук и тащат его в глубь леса. В воздухе кружатся легкие снежинки, и порой из-за туч выплывает полный месяц. Но для бедного товарища Петрова красота природы уже не существует. "Зачем же это, голубчики, что я вам сделал?" С несчастного человека срывают его черное чиновничье пальто. "Оставьте, ради Бога, умоляет несчастный, мне холодно". "Смирно, молчать!" кричат ему. Вслед за этим немедленно раздается выстрел. Товарищ Петров лежит на снегу с лицом, залитым кровью, и его холодеющие руки сводит предсмертная судорога. "Сейчас кончится", невозмутимо говорит красноармеец другому. Несколько секунд царит полная тишина. "Васильев!" раздается внезапно у двери грузовика, и опять из машины вылезает человек, который через несколько минут будет мертв. Так следуют один за другим. Когда со всеми покончено, убитых раздевают догола, платье и сапоги складывают в грузовик, а трупы поспешно зарывают...

"Вышка" или "мокруха"?

Ночь. Заключенные в Чека спят тревожным болезненным сном, который не приносит отдыха. Вдруг отворяется дверь камеры, и чекист с фонарем в руках громким, грубым голосом окрикивает: "Встать, собрать вещи! Всех сейчас переводят в другую тюрьму. Во дворе построиться!" Все поспешно укладываются и выходят во двор. Среди двора грузовик. Арестованным приказывают построиться. "Тут, вдоль стенки, я буду вызывать поименно", говорит чекист. Из темноты двора выступают другие чекисты, и каждый из них занимает место против одного из арестованных. "Ходу!" громко командует комиссар, и немедленно поднимается оглушительный шум. Комиссар подает знак, раздаются выстрелы, заглушаемые ревом мотора. Мертвых и полумертвых волочат по земле и сваливают один на другого в грузовик. Нагруженный автомобиль выезжает с тюремного двора, и трупы зарывают гделибо неподалеку за городом. К утру грузовик возвращается весь залитый кровью. Его тщательно моют и чистят для того, чтобы с первыми лучами солнца он, блестящий и чистый как символ коммунистической чистоты, мог выехать и развозить по городским улицам тюки прокламаций, предназначенных для советских подданных и вещающих о любви и взаимном уважении.

А вот другая картина. В главной тюрьме города Николаева в нижнем этаже устроен длинный, постоянно ярко освещенный переход, в боковых стенах которого нет ни одной двери, но проделаны небольшие отверстия, достаточные для того, чтобы вложить в них дуло револьвера. В одном конце перехода имеются двери в тюремный двор. В один прекрасный день одному из приговоренных, не знающему, что он приговорен к смерти, говорят: "Ступай вниз во двор, погуляй полчаса". Заключенный, которому до сих пор еще ни разу не было дозволено выйти из камеры, радостно хватается за шапку и стремительно спускается в проход, чтобы выйти на тюремный двор. Никто его не сопровождает. "Слава Богу, наконецто я один и без надзора", думает бедняк, идя к переходу. А в это время в одно из стенных отверстий внимательно следят за каждым его шагом, и, когда он достигает середины перехода, он падает, сраженный в голову выстрелом из револьвера. Его товарищи по заключению не знают, что с ним сталось, и даже при самых мрачных предположениях никто из них не подозревает, что насильственная смерть постигла их сотоварища вблизи от них, в ярко освещенном коридоре. Завтра наступит черед другого. Это называют большевики гуманным и заботливым отношением к заключенным.

Причиной массового озверения была безнаказанность преступлений, отсутствие юридической ответственности, та именно свобода, о которой так громко кричали либералы, о которой "прогрессивная общественность" так тосковала.

В 192324 годах иностранные газеты писали: "Пытки в тюрьмах обычное дело. Многие заключенные помещены в ужасных подвалах без окон и без возможности проветривания помещений. Если тюрьмы переполнены настолько, что в них не могут быть помещены новые заключенные, тогда старые заключенные просто уничтожаются для того, чтобы освободить места для новых.

Больницы для умалишенных переполнены. Психические больные без всякой жалости предоставлены самим себе. Только время от времени туда заходит прислуга для того, чтобы выбросить трупы умерших от голода или убитых другими несчастными больными.

По закону исторической справедливости самые ярые стражи революции в конце концов были уничтожены своею же сменой, которую в свою очередь пожрала очередная поросль и т.д. Апофеозом всего этого явился 37й год, когда сметены были все те, кто особенно много потрудился в деле становления новой системы и кто уже успел занять почти все ключевые посты в этой системе.

Существенно во всем этом то, что система не только уничтожала и изолировала так называемых врагов нового строя, но и в полной мере использовала их труд на стройках народного хозяйства, в основном в отдаленных областях государства. Происходило почти то же самое, что и в петровские времена, огромные массы народа насильственно пересылались в Сибирь, на Дальний Восток, в Среднюю Азию, на Север и осваивали эти обширные территории.

К 1930 году система действовала уже в полную силу, а к следующему году образовалось Главное управление лагерей ГУЛаг. Трудно перечислить лагеря, входившие в это управление, Сибирский, Карагандинский,, Дальневосточный, БайкалоАмурский, БеломороБалтийский, Среднеазиатский, Соловецкий, Архангельский, Ухтинский и т.д. и т.д. ГУЛаг стремительно расширялся. К середине тридцатых годов число заключенных составляло около полутора миллионов человек, а к началу войны более двух миллионов.

Следует отметить, что в эти же годы, когда основная масса заключенных рвала жилы в лагерях и колониях, существовали тюрьмы, где заключенные могли спокойно ходить из камеры в камеру, свободно общаясь, читая книги, писали письма без ограничений, играли в волейбол во дворе, а в самих этих дворах росли фруктовые деревья и цвели на клумбах цветы. Здесь содержались так называемые "незаконно репрессированные" бывшие революционеры, уцелевшие к этому времени меньшевики, эсеры, троцкисты...

ДВАДЦАТЫЕ ГОДЫ

По исследованиям доктора юридических наук Станислава Кузьмина, в ходе революции и в последующие годы уголовный мир растворился среди преступников новой формации: спекулянтов, бандитов, контрреволюционеров и т.д. Кражи, хищения, спекуляция, грабежи вросли в повседневный быт граждан. Стала стираться грань между ворамипрофессионалами и обывателями. Старые тюремные сидельцы, как их называли иваны, вдруг обнаружили, что воровство перестало быть только их профессией. Новые жиганы на первых порах где хитростью, а где и силой сумели подмять под себя "старых" воровских лидеров, число которых заметно поредело в связи с активной деятельностью чрезвычаек, пускавших в расход воровских авторитетов, не вдаваясь в прошлые их "заслуги". "Новые" оказались во главе большинства преступных банд и группировок, где стали задавать тон на свободе и в местах заключения.

Обычаи и правила преступного мира жиганы усвоили быстро и вдобавок к этому обогатили старые традиции новыми идеями. Свою деятельность они преподносили как выражение несогласия и протест против власти совдепии. За жиганами прочно закрепилось название "идейные". Нэп двадцатых годов оживил частную торговлю и предпринимательскую деятельность, появились богатые и нищие. Для новоявленных богачей открывались шикарные рестораны, казино, расцветала проституция, сутенерство и т.п.

В отличие от нынешнего времени, владельцев ценностей при нэпе не было нужды "вычислять", все они были на виду, успевай только чистить их кошельки и квартиры. Поскольку многие наживали свой капитал нечестным путем, то только единицы из ограбленных решались обращаться за помощью в милицию.

"Идейные" насаждали свои нормы поведения в преступных сообществах, вовлекали в шайки новых членов, а за уклонение от установленных ими правил карали смертью. Авторитеты старого преступного мира, хорошо знавшие друг друга, приняли решение дать бой "идейным", добиться победы и восстановить свои позиции. Началось перераспределение власти. Если на свободе "идейные" все еще правили бал, то в лагерях их опору шпану прибрали к рукам потомственные арестанты иваны, паханы. К ним повсюду возвращалась безраздельная власть.

Преступный мир знает несколько десятков воровских профессий, но наиболее ценимые из них результат обучения ремеслу. У воров с дореволюционным прошлым выделялась своя элита, "козлятники" профессионалы высочайшего класса. Как правило, они уже достигли преклонного возраста, а в своем деле стали "профессорами", и потому им доверялось обучение молодежи воровским приемам. Обучение шло и на воле и в тюрьме. Обучение в тюрьме было предпочтительней, потому что за плохо выполненное задание ученику не угрожал срок или физическая расправа. Над ними могли только посмеяться сокамерники. Поэтому на жаргоне многие называли тюрьму "академией".

Процесс приобщения молодежи к вступлению в семью воров был тщательно продуман. Устанавливался кандидатский стаж не менее трех лет. За это время человек всесторонне проверялся. После обучения кандидат, если он того заслуживал, принимал на воровской сходке "присягу", после чего становился общепризнанным вором.

В воровском мире всегда и во все времена ценилась верность единожды выбранному ремеслу, специализации. Это была одна из высокочтимых традиций в воровской среде, которая свято соблюдалась. Перемена специальности, даже временная и случайная, без уважительных причин говорила о "моральном падении" вора (а честь в воровской среде играла огромную роль).

Для воровпрофессионалов России была характерна следующая специализация.

Медвежатники - спецы по взлому сейфов.

Карманники, домушники или скокари - квартирные воры.

Майданники и краснушники - транспортные воры.

Стопорилы - грабители с применением оружия.

Воздушники - воры с лотков.

Голубятники - кража белья с веревок.

Одним из главных установлений воровского кодекса чести являлось запрещение ворам трудиться: они обязывались жить на нетрудовые доходы, вести праздную жизнь. Большинство неписаных норм диктовались соображениями охраны касты. К их числу следует отнести запрещение иметь семью. До тех пор, пока вор не отказывался от родных, его не принимали в воровское сообщество, потому что поддержание связи с семьей могло привести к провалу вора, а за ним и его сообщников. Ворам запрещалось служить в армии, состоять в общественных организациях. Воровская этика под страхом смерти запрещала подводить, выдавать, обкрадывать друг друга, наносить побои и оскорбления, даже замахиваться.

Контроль за соблюдением этих правил, прием нового поколения в свои ряды, разрешение конфликтов, установление новых традиций и вынесение смертных приговоров ворам, допустившим нарушение воровского кодекса чести, возлагался на воровскую сходку, на которую обязаны были являться все воры общины. Сходку мог объявить и собрать любой из воров. Для решения особо важных вопросов, касавшихся всей касты воров, созывались воровские съезды представителей различных воровских общин.

ПРЕДВОЕННЫЕ И ВОЕННЫЕ ГОДЫ

В первые годы существования ИТЛ практически все административные и хозяйственные должности на лагерных пунктах, начиная с начальника лагпункта и кончая дворником, занимали осужденные. Главной опорой руководства лагерей являлись ранее судимые, ибо кто, как не они, знали все тюремные порядки. Именно они занимали все хлебные места. Они внесли в лагеря тюремные порядки, поскольку первыми начали осваивать "гулаговский материк" уголовники.

Но жизнь в лагере заметно отличалась от тюремной. С одной стороны, нет привычных тюремных атрибутов: зловонной параши, решеток, запоров и замков. С другой, приходилось каждый день отправляться на работу, с которой многие и на свободе не были знакомы. Добавку к котловому довольствию можно было получить только в посылке или передаче. Можно было отовариться в ларьке, но для этого требовалось выполнять норму выработки на производстве. Коекого выручали карты и другие азартные игры. Поскольку за игру в карты администрация сурово наказывала, заключенные прибегали к давно апробированным в тюрьмах играм "под интерес" с использованием тараканов. Для этих целей тараканов отбирали специально и держали в неволе, чтобы не лишиться "скакуна". С не меньшим азартом следили заключенные и за гонкой вшей. Для этого занятия выбирались наиболее крупные особи. Верхняя часть кружки по ободку смазывалась медом. Вшей метили и помещали рядом в центре обозначенного круга, накрывали кружкой. Время от времени кружку приподнимали. Выигрывал тот, чья вошь первой прилипала к краю кружки.

Несмотря на все запреты, картежная игра получила широкое распространение в лагере, и правила ее становились все более жестокими. Появились ранее невиданные ставки, изменились условия игры. У проигравшегося в пух и прах появилась возможность сделать попытку отыграться, поставив на кон один или несколько пальцев. Проигравший палец обязывался без посторонней помощи отрубить себе один или несколько пальцев на руке или на ноге. Отрубивший соответственно приобретал ореол героя. Струсивший подвергался сообществом жестоким гонениям. Сперва администрация не придавала этому значения, но вскоре нанесение себе телесных повреждений стало рассматриваться как контрреволюционный саботаж и дезертирство с трудового фронта. Виновный в лучшем случае водворялся в штрафной изолятор на срок до шести месяцев. В худшем расстрел по постановлению ОГПУ или особого совещания.

На сходке воров в Соловецком лагере было принято решение, запрещавшее впредь ставить на кон пальцы.

Теперь если проигравший был не в состоянии уплатить долг сразу же после игры, то ему могли заказать преступление (кража, грабеж, хищение и др.).

Условия содержания в исправительно-трудовых. лагерях были таковы, что позволяли воровской элите не только собирать сходки в масштабе лагеря, но и проводить "съезды", на которых присутствовали "делегаты" от всех лагерей. Выработанные на таких сходках основные нормы поведения сводились к следующему:

запрещалось жить за счет собратьев;

лгать своим товарищам;

заниматься общественнополезным трудом;

состоять в общественных организациях;

служить в армии;

иметь семью и вести оседлый образ жизни;

враждовать на почве национальных различий;

признавать законы государства;

стремиться к досрочному освобождению;

вмешиваться в политику;

заниматься коммерцией и спекуляцией;

предъявлять претензии к ворам без решения сходки;

проводить "правилки" (суды чести) в нетрезвом состоянии;

брать в руки оружие;

не выполнять решений сходки;

иметь контакты с органами правопорядка;

совершать хулиганские действия.

Воровское сообщество обязывало своих членов следить за порядком в ИТЛ, устанавливать там полную власть воров. В противном случае они должны были отвечать за положение дел перед сходкой воровских авторитетов.

В норму вошли три вида наказаний провинившихся. Публичная пощечина, исключение из сообщества ("ударить по ушам"), то есть перевести в разряд "мужиков", и третье, наиболее распространенное в 3050х годах, смерть.

В августе 1937 года лагеря получили приказ Н.И. Ежова, в соответствии с которым требовалось подготовить и рассмотреть на "тройках" дела на лиц, которые "ведут активную антисоветскую, подрывную и прочую преступную деятельность в данное время". Удар обрушился и на лидеров воровского сообщества. Всего на основании приказа Ежова по всем лагерям НКВД было расстреляно более 30 тысяч человек, большинство из которых составляли именно лидеры преступных групп.

В начале войны было по всем лагерям объявлено, что те, кто пожелает искупить свою вину на фронте, будут освобождены и направлены в Красную Армию. В первые же дни свое согласие дали 420 тысяч человек, более четверти всех заключенных, а к середине войны таких было уже около миллиона.

После начала войны в лагерях стали циркулировать слухи о том, что все неоднократно судимые будут вывезены на Север и ликвидированы, как в 193738 годах. В лагерях стали подготавливаться вооруженные восстания. Одна из повстанческих организаций сформировалась на лагерном пункте "Лесорейд" Воркутинского ИТЛ НКВД. 24 января 1942 года руководители повстанцев разоружили охрану, освободили всех заключенных. Через несколько часов был захвачен районный центр, здание районного НКВД и КПЗ. Попытка разоружить военизированную охрану Печерского речного пароходства и завладеть аэродромом не удалась. В течение недели с большими человеческими потерями с обеих сторон выступление заключенных было подавлено. Шесть руководителей повстанцев, не желая сдаваться, покончили с собой во время последней атаки бойцов военизированной охраны.

Выступление заключенных имело последствия. Уже в феврале 1942 года была введена инструкция, по которой предписывалось применять оружие даже при отказе осужденных приступить к работе после двукратного предупреждения. Завязалась тяжелая борьба воров с органами за свои принципы.

Менее стойкие воры, не сумевшие уклониться от работы, исключались из воровского сообщества и пополняли ряды "отошедших".

ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ

После войны обстановка в лагерях резко обострилась. В зону вернулись бывшие советские уголовники, которые отбывали срок в Германии, а также служившие в армии и совершившие там преступления.

Прибыв в лагеря, они стали объявлять себя авторитетами масти "вор". Однако они стали получать отпор со стороны воров, отбывавших наказание во время войны в советских лагерях.

Новоприбывших в лагеря не признавали авторитетами в силу того, что они, выразив желание пойти на фронт, нарушили неписаную воровскую норму и предали воровскую идею: не состоять на государственной службе и жить только за счет воровства. Кроме того, они брали в руки оружие, что тоже было нарушением воровской нормы.

В силу возникающих конфликтов по всем лагерям и на свободе проводились большие воровские сходки, на которых обсуждался статус пришлых. Такие съезды проводились в московских Сокольниках (1947 год), в Казани (1955 год), в Краснодаре (1956 год). Съезды собирали по 200400 делегатов. При этом в Москве и Краснодаре были осуждены и убиты несколько воровских авторитетов.

На сходках все прибывшие из-за рубежа объявлялись вне воровского закона.

В.Шаламов пишет об этих сценах так:

"Ты был на войне? Ты взял в руки винтовку? Значит, ты сука, самая настоящая сука и подлежишь наказанию по "закону". К тому же ты трус! У тебя не хватило силы воли отказаться от маршевой роты взять срок или даже умереть, но не брать в руки винтовку!"

...Прошел слух, что вор Гусь служил на фронте. Его камера предъявляет ему за это.

- В чем проблема? - сказал он, - Военные предрассудки! Это все признаки войны. Большое дело! Почти вся армия Рокоссовского была из лагеря, как и я. Не, братаны, никакая я не сука.

- Что такое сука? - спросил один из мелких воров. Он имел лысый лоб, и его называли Владимиром - или Лениным для краткости, - Что такое сука?

- Сука? - проворчал Рыжий, -Любой, кто отказывается от нашей веры и предает своих.

- Но я своих не предавал - отвечал Гусь, - Я был в армии, и все. Я боролся против врагов!

- Чьих врагов? - Ленин набычил глаза.

- Че значит, чьих? Врагов Родины.

- Эта родина, что, твой друг?

- Нет, но бывают времена когда...

- Слушай, ты, ублюдок,- сказал Ленин, - ты уже третью ходку делаешь, благодаря этой родине. Ты скажи мне, ты сам не можешь это понять?

- Понять что?

- Различие, - сказал Ленин, - Различие между ними и нами. Если у тебя полоски на плечах...

- Я уже форму не ношу давно!

- Не имеет значения. Я вообще говорю. Про правила. Если у тебя полоски на плечах, ты не свой. Ты тогда живешь по их правилам, не по нашим. В любой момент они могли бы приказать, чтобы ты зеков охранял, и ты бы охранял. Если бы они приказали, чтобы ты охранял склад, ты бы склад охранял. И если, вдруг какие-нибудь воры решили выставить тот склад и увести пару вещей, что тогда? Ты был бы должен стрелять в них, так? Это - правила!

- Это - все теории, - Гусь бормотал, оглядываясь вокруг.

- Это могло бы случиться в жизни.

- Ну, в жизни, я стрелял на фронте, на войне. Я не вижу, что что-то в этом неправильно.

- Мы видим, - сказал Ленин. - Настоящий вор не должен служить власти. Любой власти!- он надвигался, повысив голос, - я прав? - Прав!- ответили все.

- Прав,- он повторил, - Это - закон.

Но среди "военщины" было довольно много "вождей" и "идеологов" преступной среды прошлого, которые не хотели мириться с тем униженным положением, на которое их обрекали "правоверные воры". На этой почве между группировками возникали острые конфликты, перешедшие затем в жестокие схватки. Видные воровские авторитеты "военщины", при поддержке так называемых "польских воров" (см. Словарь), на своей сходке решили, что если их не признают старые воры, то они внесут существенные изменения в неписаные воровские нормы.

И они объявили их в 1948 году. Отныне этой категории воров разрешалось работать нарядчиками, дневальными, заведующими столовыми и т.п. Война между старыми и "польскими ворами" (отошедшими) приобретала различные формы. При случае "польские воры" заставляли придерживающихся старых воровских норм при помощи насильственных мер (так называемого "трюмления") отказываться от прежних идей. Для этого был даже придуман обряд целования лезвия "сучьего" ножа. Такую категорию воров именовали "отколотыми".

"Отколотых" воров не принимали ни "польские", ни старые, и им ничего не оставалось, как объединиться и объявить войну и тем и другим.

Противостояние нередко заканчивалось поножовщиной, воры убивали "сук", "суки" воров. Если в руки "военщины" попадал "центровой вор", то последнего не "пришивали", а "обезвреживали" путем совершения акта мужеложства. "Обезвреженный" (называемый обычно "один на льдине") вызывал вполне понятное сочувствие со стороны прежних авторитетов, однако в их среду уже не допускался.

Таким образом среди воровской элиты образовалось три враждующие группировки. Администрация лагерей вынуждена была изолировать их друг от друга, поскольку только таким образом удавалось избежать больших человеческих жертв.

В конце сороковых и в начале пятидесятых годов в очень трудное положение попали "мужики", которые стали терпеть притеснения от воров и от враждующих с ними группировок блатарей. Общие кассы (общаки) перестали справляться со своими функциями, поскольку в зонах резко увеличилось число авторитетов. С "мужиков" был повышен размер дани до половины заработка. Всякий протест с их стороны резко пресекался ворами и "поляками" руками фраеров. В нескольких ИТЛ произошли открытые выступления "мужиков" против воров и "сук". "Мужики" выдвинули лозунг мести и кровавой вражды, и потому стали называться "беспредельщиками", "махновцами" (т.е. людьми, не признающими воровских законов).

В лагерях начались массовые беспорядки, погромы, поджоги. Начальники многих лагерных пунктов стали обращаться в высшие инстанции с просьбой прислать им специальные группы "паханов" из числа рецидивистов для "наведения порядка".

Для стабилизации выходящей из-под контроля властей обстановки был предпринят ряд практических мер. Воров-рецидивистов стали переводить на тюремный режим, для них специально выделили крупные тюрьмы Тобольскую, Вологодскую, Новочеркасскую, Златоустовскую. Кроме того, началась активная изоляция их в специальные лагеря строгого режима, штрафные подразделения, помещения камерного типа и т.п.

Власти всеми силами стремились разложить воровские группировки. Указом от 13 января 1953 года к ним было допущено применять смертную казнь за бандитизм в лагерях. К концу пятидесятых прекратились массовые пересылки воров, "сук", беспредельщиков в отдаленные районы страны. Принцип работы карающих органов отныне формулировался так: "Каждой возникающей группировке должен быть положен конец в том лагере, где она возникла".

В лагерях стали вводиться советы актива, массовые секции и товарищеские суды. Широко проводилась компрометация авторитетов. В результате многие блатари не выдерживали давления и подписывали письма и заявления с просьбой не считать их больше ворами в законе. Таких на зонах называли "прошляками" или "лопнувшими". Метод подписки письменных отречений именовался "ломкой".

В результате в 60х годах руководство МВД объявило о том, что произошло "окончательное разрушение преступной организации и исчезновение воровских традиций и обычаев". Было обещано показать последнего преступника по телевидению в 1980 году...

На самом деле все это было, конечно, не так. Примерно на два десятилетия традиции эти ушли в подполье, воровское сообщество проводило коренную реорганизацию своих рядов. В тюрьмах, ИТК особого режима стали формироваться костяки воровских группировок, куда входили авторитетные фраера, возглавляемые ворами. Фраера, которые в период "сучьей" войны поддержали авторитетов и этим заслужили их доверие, стали основной опорой паханов.

Следующей по авторитету группой являлись "мужики", которые делились на подгруппы:

1. "Хорошие парни" те, кто полностью признают понятия и воровские законы, но не заслужили права находиться в воровском сообществе. Они относятся к категории отрицательно настроенных.

2. "Центровые ("козырные", "воровские") мужики" осужденные, имеющие непосредственные контакты с авторитетами, соблюдающие "кодекс чести арестанта".

3. "Мужики" основная группа. Не нарушающие тюремных традиций и обычаев, одни по убеждению, другие из опасности возмездия.

4. "Серые мужики" частично деградировавшие люди, не следящие за собой. Среди авторитетов они абсолютно не пользуются уважением, но и не преследуются.

Третья категория осужденные, преследуемые авторитетами за нарушение традиций и обычаев. "Отверженные" или "гашеные". К ним относятся провинившиеся воры, фраера ("суки отошедшие"), неплатежеспособные должники (фуфлыжники), "самозванцы", уличенные в краже у товарищей ("крысы"), сотрудничающие с администрацией (стукачи), скрытые гомосексуалисты и те, кто участвовал в секциях профилактики правонарушений ("повязочники").

Последнюю ступень в этой иерархии занимают пассивные гомосексуалисты ("обиженные", "опущенные"). Со стороны авторитетов эти обычно не преследуются, так как уже получили возмездие.

Следует отметить, что количество обиженных начало расти с конца пятидесятых, но массовые размеры стало принимать с конца шестидесятых. Еще в середине шестидесятых годов на дальняках (лесных ИТУ и др.) проблема гомосексуализма остро не стояла. Каждый лагерный пункт обслуживался проституткой, которых немало завезли во времена Хрущева на Урал, в Сибирь, на Север и на Дальний Восток. За плату она была доступной не только расконвойщикам, но и тем, кто выводился на рабочие объекты под охраной. Как правило, раз в неделю она заходила на рабочий объект до выставления постов караула, весь день обслуживала желающих за плату, а после съема охраны покидала территорию.

ВОРОВСКОЙ СУД

Трудно сказать точно, когда впервые появилось название "вор в законе". Многие исследователи тюремного быта сходятся на том, что воры в законе появились перед войной в тридцатых годах. Доподлинно известно, что до революции такого понятия, как вор в законе, не существовало.

Вор в законе, как уже говорилось, это высший авторитет, профессиональный преступник, строго соблюдающий законы и традиции уголовного мира, признанный другими ворами в законе и коронованный ими. Кандидат на это звание должен пользоваться безусловным уважением в преступном мире, иметь письменные или устные рекомендации от других воров в законе. Как только происходит коронация, сообщение об этом немедленно распространяется по всем тюрьмам и зонам страны посредством воровской почты. Если коронация происходит на зоне или в тюрьме, то об этом тотчас узнают и на воле, потому что воровские письма "малявы" рассылаются по всей стране.

Обычно это люди неоднократно судимые, то есть обладающие необходимым жизненным опытом, организаторскими способностями, хорошо знающие криминальный мир, преданные воровской идее. Умеющие ориентироваться в самых сложных ситуациях и правильно применять воровские законы, справедливо разрешать конфликты...

Вор в законе должен быть абсолютно свободен от всяких обязательств по отношению к обществу, не иметь наград, не служить в армии и государственных учреждениях, не иметь собственности. Впрочем, он может по желанию пользоваться любой собственностью, принадлежащей уголовному миру.

Процедуру коронации полномочны осуществить как минимум два вора в законе. При этом обычно подробно обсуждается жизненный путь кандидата, его заслуги перед преступным миром, разбирается, нет ли за ним компрометирующих данных и т.п. Когда выясняется окончательно, что кандидат достоин этого звания, он произносит клятву верности преступному миру, после чего получает кличку. Кроме того, обычно на грудь вор в законе наносит татуировку сердце, пробитое кинжалом. Никто другой права на такую татуировку не имеет, а если самовольно сделает ее себе, то очень сильно рискует собственной жизнью.

Вор может, в силу какихлибо жизненных обстоятельств, отойти от дел (таких называют "отказниками"), но полностью "завязать" он не может, теперь его отказ от воровского закона равносилен приговору, за измену он карается смертью.

Все воры в законе равны между собой, это очень важное условие их существования. Они избегают внутренних конфликтов, чтобы не уронить авторитет, поддерживают друг с другом постоянную связь для того, чтобы путем совместного обсуждения вырабатывать общую тактику действий в тех или иных случаях жизни.

Вот как описывает один процесс суда воров и убийства вора, который изменил традиции, один из участников этого суда в своем дневнике, который хранится в документах тюрьмы УВД Владимирской области.

"К семи часам вечера после проверки барак был заполнен. Кому не хватало места, пристраивался на подоконниках, а то и просто на полу. Здесь собрались воры разных специальностей, возраста и авторитетов.

Пионер спросил воров:

- Все ли собрались?

- Все.

- Тогда приведите Ушатого.

Все повернулись. Ушатый был в черном костюме, бритое лицо было серьезным.

Пионер подозвал к себе Ушатого и стал его расспрашивать. Ушатый держал себя гордо:

- Я прибыл на сходняк для того, чтобы дать за себя ответ.

Пионер велел Ушатому сесть и обратился к ворам:

- Этот человек опозорил свое когда-то честное имя. Короче, он от воров свернул в другую сторону, и он сам отлично знает, что его песня спета.

Ушатый сидел на полу, обхватив руками колени и закрыв глаза.

Дайте мне слово, попросил Кривой и сказал:

- Воры, я расскажу о том, что я видел своими глазами. Я зашел в барак и увидел Ушатый читал газету вслух фраерам. Больше я ничего сказать не могу.

Пионер пригласил Красюка воспитанника Ушатого, который приехал вместе с ним. Ему было девятнадцать лет. На спецу он вторично, трудности переносит спокойно. В вопросах воровской этики он авторитет среди воров. Смуглый юноша вышел вперед и остановился около Ушатого. Складно будто рассказал он о грехах Ушатого и подтвердил, что газету фраерам он читал.

Поднялся Ушатый:

- Поймите, воры, мог ли я доверять такие тайны этому вертопраху. В его рассказе нет ни грамма правды. Я двадцать лет сижу, и вы меня знаете.

Потом выступил Пионер, говорил кратко:

- Все понятно, прольется кровь.

Пионер вызвал Гнилого. Тот сказал:

- Я за то, чтобы убить Ушатого, чтобы при нас не было "суки" и наступил рай.

Поднялся Интеллигент:

- Я Ушатого знаю много лет как стойкого вора. Ушатый мне как брат родной, я ему всегда верил, но сейчас я не имею доказательств в его защиту. Пионер пригласил Ростовского. Это был высокий, сутулый, худой молодой человек. (Ушатый сидел на полу, закрыв голову руками.)

- Как тебя ..., я сам слышал, как ты говорил фраерам: "Если бы фраера избавились от воров, всяких сборщиков, была бы тогда не жизнь, а малина".

- Ого-го! Вот оно что, воскликнул Пионер и пришел в ярость. - Я желаю услышать мнение Горбатого.

Тот прикурил, не смотря на Ушатого, и сказал, что против "мокрого" он ничего не имеет.

Отпив из чашки чифиря, Пионер дал слово Коню.

- Если мы не убьем Ушатого, то могут пример взять другие воры, и получится тогда беда для всех нас.

- Дайте мне слово, сказал Бриллиант. Свершилось невозможное, теперь нам остается одно: бить его так, чтоб потом не раскаиваться. Кто у нас здесь есть оскорбленный Ушатым? Прошу подойти и восстановить свою воровскую честь.

- Я прошу слова, - крикнул Слепой и пошел через весь барак. - Я ничего не слышал, так как был тогда мертвецки пьян, но я за "мокрое", - сказал он.

Слово предоставили парню, известному под кличкой Свистун. Свистун слыл порядочным негодяем. Он говорил нудно и долго, и все поняли, что наговорил он много лишнего.

Поднялся Серый. Он высказал все, что накопилось у него. Человек десять "гривомахателей" подтвердили его ложь, не задумываясь, что втаптывают Ушатого в грязь. Воры с нетерпением ждали приговора. Подошла очередь Хитрого, и он начал говорить в защиту Ушатого:

- У меня нет страсти к самоистреблению. Мое мнение помиловать его.

Пионер побледнел, обычное его спокойствие было нарушено речью Хитрого.

- Как будем решать, воры? спросил Горбатый.

- Что скажешь в свое оправдание? спросил Пионер Ушатого. - Зачем ты перешел к сучне и изменил ворам?

Ушатый с достоинством встал. Говорил он уверенно:

- До нас существовали достойные воры, более культурные, но жизнь и народ смели их.

- Это пустяки, возразил Пионер. - Мы не историю перебираем, а тебя судим. Я уже слыхал о таких мечтателях, которые собираются воров переделать во фраеров.

- Смерти заслуживает, крикнул со своего места Конь.

- Смерти, прокатилось по всему бараку.

- Воры, воры, проснитесь! - крикнул Ушатый.

Пионер быстро встал со своего места и дал указание убить Ушатого тут же, в бараке.

- Зарубить. Давно пора казнить предателя, произнес Горбатый.

Дневальный принес топор. Горбатый дал указание поставить на стреме людей.

Горбатый подошел к сидящему на полу Ушатому сказал:

- Держись, Ушатый.

Тот встал, положил руки на голову и обвел задумчивым взоров воров. Сильный удар сзади заставил его повернуться и посмотреть, кто его убивает. Он узнал своего воспитанника Красюка. Это ему Горбатый поручил убить Ушатого, так как тот был его самым близким другом.

- Труп выбросить к фраерам, пол вымыть, подобрать "мужика", который возьмет дело на себя, - распорядился Пионер и пошел спать. 1954 год".

По обычаю, убийство совершал кто-то из молодых воров, а ответственность возлагалась на фраера или "мужика", у которого был большой срок наказания, а отсидел он еще не много. К примеру, заключенному, имеющему срок 25 лет и отбывшему год-полтора, ничего не стоило совершить новое преступление, так как фактически у него оставался тот же самый срок, только отсчет начинался с момента нового преступления. За убийство в местах заключения до 1953 года закон не предусматривал смертной казни.

НАШЕ ВРЕМЯ

ВОРЫ

Вор в законе является хранителем кодекса (воровского закона), который управляет его поведением и поведением его последователей. Редко совершая преступления, он организатор преступной деятельности и окончательный судъя воровской, улаживающий конфликты среди групп и применяющий санкции против нарушителей кодекса. Он переопределяет правила, которыми живет, чтобы гарантировать свое выживание во все более и более конкурентоспособной атмосфере. Имея обширное экономическое и политическое влияние, он будет играть немалую роль в будущем развитии России. Верхушка воров в законе становится более честолюбивой, устанавливает обширные преступные сети в Соединенных Штатах, Европе и странах бывшего Союза.

Обычный вор существовал в России в течение столетий, становясь все более и более специализированным через какое-то время. Во время правления Петра I (1695-1725), страна изобиловала ворами. Только в предместьях Москвы, имелось больше чем 30,000, впрочем, уровень их организации был незначительный. Они жили обособленно и ходили "на дело" отдельными, изолированными бригадами. "Вором" в то время назывался тот, кто берет собственность другого. В течение 18-ого столетия, однако, уровень организации увеличивался, благодаря объединению в преступные группы, финансовым вкладам как условиям членства. Использование прозвищ(погонял) среди преступников и четкого жаргона (фени) вошло в большее употребление. К концу 19-ого столетия преступный мир разработал профессиональное ядро и четкое разделение специальностей с первыми признаками появления "королей" преступного мира .

Предшественники воров в законе быстро развивались после революции 1917. Оппоненты Совдепии стали привлекать на свою сторону профессиональных преступников. Однако было невозможно объединить политических и уголовных преступников без врастания в уголовный мир. Политические становились главами молодых преступных групп, стали называться "жиганы". Жиганы заимствовали традиции и обычаи преступного мира и адаптировали их к новым условиям. Жиганы разработали следующие воровские законы:

Запрещалось:

1.работать или принимать участие в работе общества

2.иметьпостоянную семью

3. принимать оружие от государства

4. сотрудничать с властями как свидетель или жертва

5. Обязывалось: вносить деньги на общак.

Это - первая стадия в формировании новых традиций и обычаев в то время как традиционные атрибуты (татуировки, жаргон, прозвища, жесты) и эмоциональные (песни, стихи, высказывания) элементы преступного мира остались более или менее постоянными. Невозможность объединиться внутренне, однако, привела к противоречивым философским точкам зрения: одной определенной "профессиональной" (уголовные преступники) и другой, склоняющихся к " социальному статусу " (жиганы). К концу 1920-ых и в 1930-ые, обострился кризис лидерства. Более низкие круги иерархии, перестали повиноваться жиганам и поддерживали их собственных лидеров, уркаганов. Постоянный конфликт между уркаганами и жиганами создал потребность в совершенствовании кодекса преступного мира. Базируясь на дореволюционных преступных традициях и обычаях, был принят единый закон, чтобы регулировать поведение высших представителей преступного мира. Согласно этому кодексу, наиболее авторитетные преступники стали называться " воры в законе ".

Лагеря действовали как среда для дальнейшего развития и быстрого распространения традиций и обычаев воров через тюрьму. Будучи выпущенными из тюрьмы, вышеупомянутые солагерники продолжали распространение кодекса, привлекающего даже большее число сторонников и таким образом укрепляли власть воров и поддерживали единство.

"Сучья война"

Война произвела пермены в воровском сообществе. Часть воров, откликнулась на призыв защищать Родину, в то время как другие выбрали тюрьму, верные их истинной присяги. В конце войны, те, кто нарушили кодекс, приняв в руки оружие для поддержки государства, попытались повторно-интегрироваться с преступным миром. Из-за их предательства преступных кругов, однако, они теперь рассматривались как "суки" и запрещалось восстановлять их полномочия. Этот конфликт среди элиты привел к " сучьей войне ". "Сучья война" была битвой не на жизнь, а на смерть в тюрьме между преступниками, твердо придерживаяющимися воровского закона и теми, кто предали кодекс, приняв оружие от государства. "Суки" разработали альтернативный кодекс в конце Второй Мировой Войны, который разрешал сотрудничество с государственными властями, в попытке восстановить власть, от которой они отказались в войну.

Органы использовали "сучью войну " в целях устранения нежелательных и влиятельных "элементов". Воры и суки размещались в одном помещении, администрация не сразу вмешивалась в битвы. Кровопролитие стало настолько большим, что воры были вынуждены изменять закон. Они сошлись на том, что по новым правилам воры имели право, в случае необходимости, становиться бригадирами и парикмахерами в лагерях. Бригадир мог прокормить кентов. Парикмахеры имели доступ к бритвам и ножницам, славному воровскому оружию.

Снижение в количестве воров было неправильно истолковано властями. Власти были убеждены, что воры исчезли навсегда, что они фактически прекратили существование в 60-ые годы. Но, не имелось никаких доказательств, что карательные меры властей были успешными. Сходки воров в законе устраивались в Москве в 1947, Казани в 1955, Краснодаре в 1956, чтобы обсудить перспективы. На Московских и Краснодарских встречах, несколько воров были осуждены их товарищами и получили окончательное наказание. В 1979 сходка была в Кисловодске - между ворами в законе и так называемыми цеховиками, на которой было решено, что воры будут брать 10 процентов от дохода цеховиков.

В 1982 - сходка в Тбилиси, где воры обсудили резонность связи с политической властью. Существовала реальная возможность реализовать эти амбиции. Желая " играть по правилам " как понималось в то время, старейший вор, так сказать, "икона", Василий Бриллиант настаивал на отказе от политики. Ему противостояли воры Кавказа, в частности грузины. Различия между русскими и грузинскими ворами были таковы. Хотя русские меняли закон несколько раз, но они имели тенденцию следовать за основными принципами: никакого сотрудничества с властями, приверженность к традционной "коронации" нового вора, распространение закона, чтобы привлечь молодняк, и вклады в общак. У "кавказских" были не столь глубокие традиции, они росли по другим нормам, значительно отличающимся от русских. Воспитанные в клановых связях, грузины охотнее участвовали в преступлениях с кровными родственниками или старинными друзьями, чем с преступным братством несвязанных родством.

И деньги имели большее значение в приобретении звания вора среди грузин, чем среди русских. Члены грузинского преступного мира покупали звание скорее, чем начинали жить по закону. По этой причине можно было найти 20-летнего грузинского вора в законе, но было трудно найти русского сверстника.

По традиции, воры в законе презирали все связанное с "нормальным" обществом, таким образом это не удивительно обнаружить, что тюрьма была единственным местом, которое вор называл домом; свобода считали временной. Тюрьма не была обязательно неуважаемым или вредным местом для преступных действий; она фактически служила для укрепления репутации вора. Продолжительность срока и уважение были непосредственно пропорциональны. Кодекс запрещал вору участвовать в тюремной работе при любых обстоятельствах. Считалось за правило для сокамерников, делатьть работу за вора в случае необходимости. Со своей стороны, вор должен был принять любое наказание, данное тюремной администрацией за отказ работать. Для наиболее влиятельных из воров, угроза наказания администрацией не была реальной, во многих случаях, вор управлял тюрьмой. В этом случае, продолжать преступную деятельность из тюремной камеры не было трудно. Вор мог устроить себе отдельную камеру с телевизором и телефоном у его койки. Было возможно устроить звонок в фактически любую часть страны и даже за границу.

Имелся ряд действий, которые рассматривались как сотрудничество с тюремной администрацией и таким образом запрещались кодексом. Они включали информирование относительно других заключенных; принятие лидерства при поддержке администрации; участие в строительстве тюремных помещений; принятие оружия или любую другую деятельность, которая могла интерпретироваться как сотрудничество с правительством или тюремной администрацией. Воры разрешали контакт с официальными лицами,следящими за соблюдением законов только, если такие встречи содействовали интересам воров без помощи правоохранению.

Драматические события в бывшем Союзе изменили отношение воров к тюрьме. Если прежде это был признак чести и законности провести большую часть жизни в тюрьме, теперь вор стремится оставаться вне тюрьмы, рассматривая даже один день за решеткой недопустимым. Традиционные символы вора, типа обширных татуировок, устарели. Чисто выбритые, в самой модной одежде, на иностранных автомобилях и имеют три-четыре квартиры, воры открыто наслаждается плодами их трудов. Это - в отличие от традиционного кодекса, согласно которому ворам не разрешалось иметь квартиру или дом.

Один аспект традиционного кодекса, который сохраняет вес - наказание для любого, кто оскорбляет вора. Например, если кто -то оскорбил вора, обидчик должен быть убит. В 1989, вор Султан и его партнер, Авил, были в московском ресторане , когда толпа молодых людей за следующим столом стала шумной. Султан представился и попросил вести себя потише. Возмущенный просьбой, один из молодых ударил Султана. На следующий день он был убит. Вор Саша, осужденный за воровство, когда ему было шестнадцать лет, все еще сидел в тюрьме восемнадцать лет спустя, за то, что кроме всего прочего, убил сокамерника, который оскорбил его.

Воры в законе стремятся привлечь как можно больше молодых в свою сферу влияния, что стало проще с закрытием социальных учреждений и быстро растущей инфляции. Общая ошибка среди исследователей это попытка найти противоречия между авторитетами и молодыми, которые отказываются кланяться традициям. Конечно имеется молодые преступники, которые конкурируют с ворами, последние все еще управляют большими количествами пехотинцев по бывшему Союзу.

Воровские законы

1. Вору не должен иметь жену, детей.

2. Вор не должен работать; Вор живет "работой" (преступлением жарг.).

3. Вор должен помогать другим Ворам, используя общак.

4. Вор должен давать информацию относительно сообщников и их расположении только секретно.

5. Если Вор арестован, то крадуны и др., должны брать ответственность на себя.

6.Конфликт среди воров разрешает сходка (стрелка).

7. Вор должен являться на сходку.

8. Наказание, назначенное сходкой, должно быть выполнено.

9. Вор должен быть опытен в понятиях - разводить рамсы.

10. Вор не должен играть в карты, если у него нет денег, чтобы заплатить.

11. Вор должен научить новичка своему ремеслу.

12. Вор должен иметь "шестерку".

13. Вор не должен терять голову при питье алкоголя.

14. Вор не должен мутить с властями.

15. Вор не должен брать оружие из рук власти, не должен служить в армии.

16. Вор должен выполнять все обещания, сделанные другим ворам.

Воры в законе - самый высокий уровень преступной иерархии. Вор в тюрьме - владелец своего окружения, а на свободе - влияет на сотни преступных групп на обширных территориях. Это, например, Евгений Васин ("Джем") - управлял Дальним Востоком), Вячеслав Иваньков ("Япончик"), арестованный ФБР в Нью-Йорке 8 июня, 1995), Отар Квантришвили (наиболее мощный вор в Москве до его убийства в апреле 1994) и другие.

Общак

Важнейшая задача вора в законе - обслуживание общака. Общак служит нескольким целям . Во-первых, размер фонда дает полномочия вору, и, следовательно, его группировке, как в тюрьме, так и в более широком преступном кругу. В тюрьме общак используется для взяток администрации ; вне тюрьмы, общак используется для подкупа официальных лиц и других. Общак используется для приобретения продуктов, алкоголя и наркотиков для тюремного сообщества. Большие суммы денег распределены для планирования новых преступлений. Общак оказывает помощь семьям заключенных.

Воры и авторитеты

Имеются различия между "авторитетами" и "ворами в законе". По статистике, имеется приблизительно 20,000 лидеров преступных группировок, в то время как количество воров в настоящее время меньше 400 в России и больше 700 в странах СНГ.

Вор имеет советника. Советник знает ситуацию в тюрьме, внутренние процедуры и уязвимые места. Он помогает в учреждении каналов для транспортировки запрещенных товаров в тюрьму - алкоголя, наркотиков и женщин. Его совет учитывается вором при принятии решений относительно будущих действий группировки. Это правило действительно и на свободе. Ниже советников - "группа поставки". Они ответственны за организацию, хранение и использование общих поставок и общака, имеют близкие отношения с ворами. В тюрьме члены группировки пытаются защищать членов группы поставки от помех со стороны других заключенных или тюремной администрации.

Следующий уровень занят шестерками, завербованными из числа тех, кто состоит в зависимости от группировки. В тюремной камере и в бараке вор занимает наиболее удобное место, обычно близко к окну, в т.н. блатном углу, далеко от двери и туалета (параши). Место возле параши сохранено для опущенных. В настоящее время в России 387 воров в законе, 100 из которых находятся в местах заключения. Имеются также 339 воров из других республик бывшего Союза, Они гастролируют на российской территории. Две трети этих элитных преступников - русские (33.1 процента) и грузины (31.6 процент); остальные - армяне (8.2 процентов), азербайджанцы (5.2 процентов), узбеки, украинцы, казахи, абхазцы и другие (21.9 процентов). Самые высокие концентрации воров в законе - в Московской области.

Оживление воровской идеологии произошло в семидесятых годах. В это время как раз происходила смена поколений сотрудников ИТУ. На пенсию уходили бывшие фронтовики, и на их место назначались новые люди.

Введение оплаты за звание, зачет партийной, советской и комсомольской работы в стаж службы в органах привели к тому, что сюда потянулась номенклатура не самого лучшего свойства. Они привнесли стремление иметь баньки и сауны, охотничьи избушки, строить дачи и раздавать квартиры своим родственникам, устраивать застолья и т.д. Поддерживаемые выходящими на "верх" связями, они в конечном счете способствовали разложению руководящего звена ИТУ.

Воровское сообщество в стране стало выходить из подполья.

В восьмидесятых стремительно развивалась теневая экономика, породившая крупные хищения и коррупцию. Воровское сообщество, в свою очередь, начало охоту за теневиками и цеховиками. Они отторгали у дельцов часть дохода. На одной из всесоюзных сходок, организованной воровскими авторитетами, была достигнута договоренность: воры обязались охранять цеховиков, а те платили им за это десять-пятнадцать процентов от прибыли.

Воровское сообщество модифицировалось и приспособилось к новым реалиям жизни. Уже не существует специального стажа для вступления в касту воров. Допускается прием тех, кто не сидел в тюрьме. Вор может официально завести семью. Воровское звание стало доступно лицам, которые не в полной мере отвечают прежним требованиям "воровского закона чести". Было принято беспрецедентное решение, разрешившее ворам пользоваться оружием, но только изготовленным на зоне.

В настоящее время в каждой области, крае воровским сообществом назначены ответственные за расположенные там ИТУ. "Воровские губернаторы" своей властью назначают "смотрящих" за конкретными местами лишения свободы. В свою очередь, последние из своего ближайшего окружения назначают так называемых "объектовых смотрителей": за отрядами, штрафными изоляторами (ШИЗО) и помещениями камерного типа (ПКТ), локально-профилактическими участками (ЛПУ), магазином, банно-прачечным комплексом, комнатами свиданий, производственными цехами, оперативной частью, службой безопасности и т.д.

Последнее поколение воровских авторитетов - это в значительной части преуспевающие бизнесмены, по крайней мере, с виду. Изменился и характер их деятельности, теперь они уже люди управленческие. О воровских авторитетах стали проявлять заботу видные граждане нашего государства.

Являясь идеологами и управленцами преступного мира, воры разрабатывают общую криминальную стратегию и тактику действий. Вот одна из "воровских постановок", присланная из Хабаровска.

"Братья, мужики, фраера!

Все вы знаете, что у нас по Хабаровскому краю по всему Управлению воровские постановки. Это единое и нерушимое правило нашей жизни. Как постановки создаются и для чего они действуют? Они исходят от местных воров и касаются всех арестантов (воров, фраеров, мужиков), отбывающих срок наказания в колониях.

Всесоюзные воры в законе люди, которых мы сами выбираем и объявляем, а наш долг это отстаивать всегда и везде. Что касается нашей жизни последнее слово за ворами.

Фраер - человек, отстаивающий идеалы воров, живущий воровскими законами, делающий все, что в его силах, на благо братвы. Фраер следит за порядком, чтобы не было всевозможных беспределов. Ведет за собой массы людей, учит, объясняет, воспитывает в рамках арестантской жизни, то есть воровских идей.

"Мужик" - человек честный, трудолюбивый, и так как основную массу составляют "мужики", то это еще и оплот, фундамент нашей жизни. Потому долг каждого фраера обеспечить ему жизнь, покой, благополучие, ибо без "мужиков" ничего не будет, об этом надо всем помнить.

Далее, в нашей жизни есть и "обиженные", но это не значит, что на них можно ездить. Раз мы за справедливость, то и в жизни у нас каждому должно быть отведено свое место и свои права.

Интриган - самый опасный элемент в нашей жизни. Долг каждого пресекать интриганов, ибо от них идет не только вред, но и беда.

Мы непримиримы к нашим врагам и к тем, кто их прикрывает. Для того, чтобы все было по-арестантски, по воровским законам, мы много делаем и будем делать.

Ясно, что ментам это не нравится, а значит, приходится за наше святое дело страдать нашим братьям. Поэтому мы не должны их забывать и обязаны помогать им во всем: физически, морально и материально.

Вот поэтому мы сплотились в единый круг и зовемся братвой. Вместе любую беду легче перенести, чем в одиночку. Силой к себе никого не тянем, никого не принуждаем.

Главное во всех вопросах, касающихся братвы, решать их поступки, судьбы и жизни имеют право только люди на своих местах, от имени воров, и при этом, если решается судьба человека, выносится на общее мнение братвы и решается сообща. Последнее слово за ворами, если их нет, то за фраером, который является ответственным и несет этот груз.

Это единая постановка для всего Хабаровского края. Кто отступится от нее, окажется у нас на дороге - тот наш враг.

Исключение составляют только те, кто не с нами, но и не лезет, не мешает нам.

Помните святую заповедь воровской постановки".

Решение вора не подлежит обсуждению. Вор вправе отменить любое решение осужденных, принятое без его согласия. Вор может организовать массовое неповиновение осужденных, но по возможности он должен посоветоваться с другими ворами. Если такой возможности нет, то за все последствия он несет личную ответственность.

Вор не имеет права на человеческие жертвы. Если это произошло, то он будет находиться "под выяснением". Если он будет признан виновным, его лишают титула ("дают по ушам").

Высокое положение вора на зоне нередко приводит к тому, что появляются самозванцы - лже-воры. Так, в одну из колоний пришел с этапом осужденный, который заявил, что он является вором по кличке Каин, хотя таковым не являлся. Поскольку о его приходе ничего не сообщалось, то присутствующий на зоне авторитет отписал записку другим ворам, чтобы они подтвердили, так ли это. В своем послании они сообщили: "Когда-то он был вором, но отошел. Теперь он "сухарь", который должен быть размочен кровью".

Выступая в роли верховного судьи, вор единолично рассматривает все спорные вопросы и принимает решение. Приведем один из поучительных примеров разбора конфликтной ситуации в тюрьме. Один из осужденных тайно съел общаковую пайку. Сокамерники обратились за советом к вору, так как были предложения из других камер за совершенный проступок "опустить" или удавить виновного. Вот ответ вора:

"Отвечаю на вашу последнюю "шкурку" (записку). В воровской жизни совесть на хлеб не меняют. Я уже писал вам, что в трудных условиях не все люди выдерживают. Знайте также, что для счета нам никто не нужен. Пусть лучше будет нас меньше, но убежденные в правильности нашей жизни и твердые. С плеча у нас не рубят, а подходят к любому проступку всесторонне, учитывая отзывы людей, которые с ним были. Он сидит с "малолетки", был на малолетних спецах, претерпел много горя от ментов, и до этого за ним ничего нет плохого по нашей жизни.

Суть вопроса не в куске хлеба, поймите правильно, а в самом поступке. Наркомовская пайка неприкосновенна, тем более общаковская. Это должен знать каждый начинающий эту жизнь, а он не новичок. Воры и люди, живущие воровской жизнью, не мясники и не кровожадны, не стараются скосить людей за их малейший промах или непонимание сделанного, а наоборот, верят людям, стараются объяснить их промахи, чтобы в дальнейшем не повторяли, но и справедливы иногда до жестокости.

Учитывая ваше поручительство за него, а пользы, с ваших слов, он принес много, учитывая, что его дед и отец провели всю жизнь в нашей жизни чистоплотно, как подобает арестантам, за что к ним можно отнестись только с уважением. И каково будет им узнать, что их внук и сын допустил такое. Что будет у них на душе? Так вот, учитывая его прошлое и выше написанное, поставьте его перед братвой в камере. Пусть скажет, осознает ли свою вину. Получите с него по-воровски за его проступок воровской пощечиной. Кончится фунт, пусть едет туда, куда вы написали, и от его действий, от его дальнейшей правильной жизни и поступков будет зависеть его дальнейшая судьба и жизнь. Но если он еще раз даст маху, спрос с него будет по всей строгости, без всяких скидок на его прошлую жизнь.

Чтобы в рабочей хате (камере), куда он придет, не было беспредела, хулиганства по отношению к "мужикам". Права в святых местах должны проявляться не с позиции силы, а сознательно. Вот самый гуманный подход к этому вопросу..."

Как видим, записка поучительна с позиции индивидуального подхода к личности за совершенный проступок.

Следует отметить, что никакие взыскания, налагаемые администрацией, по силе своего воздействия не могут сравниться с наказанием со стороны авторитетов за проступки, связанные с нарушением "кодекса чести арестанта". Воровские авторитеты находят возможность доставать намеченные жертвы практически во всех местах лишения свободы.

Известен случай, когда бывшего хранителя общака, который он умудрился промотать (бывает и такое), достали даже в камере смертников, куда его поместила администрация и куда не имеет доступа хозяйственная обслуга из числа осужденных.

ОБРАЩЕНИЕ АВТОРИТЕТОВ

Обращаюсь ко всем, кто находится в этом доме и будет находиться в нем, я от своего имени и от имени всех воров.

Когда в нашем доме наладятся отношения? Прекратить между собой всяческие разборы, искать друг за другом жизненные ошибки, которые когда-либо у кого-то были, не получайте друг от друга дважды и т.д., так как людей ломают только бляди. Если человек оступился, это не значит, что у него надо отнять здоровье. Достаточно дать пощечину или просто объяснить. Ведь многие делают неосознанные поступки от недопонимания. Никогда не получайте от порядочных "мужиков" ногами, ножом или же чем-то подобным. Нож применяется только к гадам, это те, кто ломал или помогал ломать людей. У них руки в крови. Кто берет нож в руки, пусть он даже прав, но он уже не прав ему ломают руку, в которой он держит нож. Никогда не учиняйте разборов под кайфом, хоть даже он прав, он уже не прав, и за это с него необходимо спросить.

Не порождайте негодяев и гадов, их и так много. Пусть все сидят в общих хатах, а не создают хаты "обиженных", "вязаных" и прочих, которые со временем превращаются в "пресс-хаты".

Если кто-то обвязался, то пусть живет жизнью, не делая никому вреда и подлостей, может, он случайный пассажир в нашей жизни - пусть идет себе домой и не мешает нам. За это упрекать никого не надо, надо объяснить им, чтобы они жили и не приносили вреда.

Не втягивайте в игру и не играйте на несуществующие суммы, на присядки и т.д. Не накладывайте штрафы и долги, чтобы сделать кого-то зависимым.

Не позволяйте таскать из столовой, т.к. от этого зависит взаимопонимание в отношениях между нами, а это в нашей жизни главное.

Не будьте равнодушны друг к другу, к малолеткам. Какие у них могут быть законы, порядки и понятия? А ведь они живут в нашем доме и они наше поколение.

Меньше ругайтесь с контролерами, не надо настраивать их против себя, а наоборот, нужно склонять в свою сторону, чтобы они приносили нам пользу.

Запомните: у нас есть две святыни - это кича и крест. Поэтому надо и необходимо уделять внимание в первую очередь, выделять для общих нужд кто что в состоянии. Но запомните: общак - это сознание, честь и совесть каждого арестанта. Это все делается не по принуждению, а добровольно. Поймите все это делается для вас же самих. Общак должен собираться в одном месте, откуда он равномерно и разумно распределяется. Общак должен быть под строгим контролем тех, кто за ним смотрит. От общака греется не только своя тюрьма, но и те хаты, которые в данный момент нуждаются в помощи. Прежде чем что-то сделать, подумайте о последствиях, т.к. от этого часто зависит общее положение. Не допускайте мародерства и побоев. Налаживайте дороги между "хатами" и зонами, чтобы быть в курсе событий. Не принимайте самостоятельных решений, т.к. отвечает за все тот, кто смотрит за положением. А значит, почаще обращайтесь в общаковую "хату", интересуйтесь ежедневно кто находится в транзите, куда идут и откуда, может, им нужна помощь.

Давайте совместно налаживать положение в нашем доме. Размножайте, пусть читают и вникают все. Мы были и остались благородными и разумными. Хватит смотреть на беспредел сквозь пальцы, ведь это наша жизнь. Нынешняя постановка на руку блядям, они десятилетиями ломали и ломают все людское, но мы не позволим это продолжить. Ведь уже люди выбиваются из-под этого гнета, налаживаются и устанавливают чисто арестантские человеческие отношения. Так давайте в этом доме помогать общему делу.

ПИСЬМО АВТОРИТЕТА

Час в радость вам, бродяги!

Мира, покоя, благополучия дому вашему желает П. и все бродяги 20-го и 47-го лагерей. Как вы там, родные, все ли благополучно на Колыме? Будем всей душой рады, если у вас все на должном уровне.

Что скажешь о положении на Приморском управлении? Плохи дела... Почти все лагеря возвращаются к тому, от чего ушли в восьмидесятых годах. Сорок первая зона (Уссурийск) вернулась к локалкам, повязкам и мусорскому беспределу. Локалки закрыли, по лагерю гуляют вязаные, 23-я зона (наркоманы) полностью контролируется ментами. Там тоже локалки закрыли, посадили локальщиков, и в зоне появилось много вязаных. Централ находится в плачевном состоянии. За централом смотрит С.Т., но куда он смотрит, непонятно. Все дороги на централе заморожены, мусора беспредельничают в полный рост. Материальное положение на централе трудное. Уссурийский централ живет намного лучше. До сегодняшнего дня на Уссурийском централе ход людской. На 22-й зоне положение немного разрядили. Мусора начали закручивать гайки, но встретили сопротивление со стороны массы. Посадили в будки лекальщиков, но двоих сожгли прямо в этих будках, и будки поломали. Начали вменять повязки, но троих самых наглых зарезали, и с этим мусора тоже бросили. По всему Управлению в изоляторах забрали курево и чай. На 20-й зоне пока ничего существенно не изменилось. Мусора всячески пытаются навязать свое, но пока держимся. Дороги на 47-ю зону пока есть, но приходится за них биться с ментами. Все дырки, по которым ходили в гости 47-я и 20-я, уже по три раза заваривали, пришлось полностью ложить забор. Все бетонные локалки внутри зоны разломали, хотя и пришлось пострадать. Лагерь постоянно навещают со свободы, так что в материальном плане зона крепится. Ну а за 47-ю зону можно сказать одно, люди живут в полном смысле этого слова. За положением в зоне смотрит В, Г. Лагерь пользуется всеми правами больницы, а поэтому и подход со стороны мусоров определенный. В конце мая попытались там навернуть, но зона сразу упала на грунт. Проголодовали двое суток, и менты съехали. Пока там все благополучно.

Ну, а о себе что написать? В начале мая пришел на 20-ю зону, и с первых дней пришлось браться за дело. Именно в это время мусора начали пропихивать свое. В лагере больше половины народу знаю по прежним лагерям и срокам, так что присматриваться не пришлось. Отдали мне лагерный общак и контроль за всеми видами крыш (БУР, изолятор, ЛПУ, санчасть и этапка). Кроме этого, общение с массой, так что скучать было некогда. Мусора без внимания меня тоже не оставили и с июня закрыли в БУР. Выйду с БУРа или нет, пока не знаю, но приезжают начальник Управления, пообещал в зону не выпускать. В общем, поживем увидим. Вот вкратце и все, о чем хотелось написать.

Душевный привет всем бродягам по кругу. Обнимаем вас по-братски. Храни вас Бог!

ЦИФРЫ И ФАКТЫ СЕГОДНЯ

Сегодня в СИЗО сидит 280 тысяч. Всего в СИЗО 159 тысяч мест.

Более 1 миллиона в тюрьмах и на зонах.

100 тысяч каждый год освобождается из СИЗО как невиновные.

Полагается на каждого зека в тюрьме 4 квадратных метра площади.

Подозреваемый может находиться под стражей до 1,5 лет. Суд может продлить срок еще на полгода.

В 1939 году в лагерях находилось 8 млн. На 1950 год на принудительных работах было 10 млн.

На сегодняшний день в местах лишения свободы каждый четвертый осужден за умышленное убийство или нанесение тяжких телесных повреждений. Каждый пятый за грабеж, разбойное нападение, изнасилование. Примерно две трети судимы неоднократно.

Среди уголовных наказаний лишение свободы применяется в каждом третьем случае. Каждый четвертый изолятор переполнен в 23 раза, более половины на грани аварийного состояния, а каждый седьмой аварийный.

Предельные сроки пребывания в течение года в штрафном и дисциплинарном изоляторах 60 и 40 суток.

В помещении камерного типа шесть месяцев.

В отличие от западных стран, где заключенные содержатся в основном в

тюрьмах, в России исторически сложилось так, что заключенные отбывают срок в системе лагерей и колоний. Только один человек из 200 в настоящее время отбывает наказание в тюрьме. Сегодня в России 743 исправительно-трудовые колонии и всего 13 тюрем. (СИЗО сюда не относится.)

В ИТУ четвертая часть осужденных не обеспечена оплачиваемым трудом. В

тюрьмах постоянно работают только 16% заключенных.

Каждый год только официально регистрируется около 4 тысяч фактов неслужебной связи сотрудников ИТУ и заключенных. Пятая часть сотрудников увольняется, не проработав и года.

Зарегистрировано убийств в России:

1993 - 29213

Тюрьма "Кресты" построена до революции в расчете на 1000 зеков.

По нынешним нормам в ней должно сидеть не более 3300.

В 1992 году сидело 6500, в 1993-2003 -от 8000 до 12000 человек,

ЗАГРАНИЦА

В 1987 году были приняты Европейские тюремные правила, и поскольку Россия вступила в Совет Европы, она должна постепенно приводить свою уголовноисправительную систему в соответствие с этими правилами.

Вот несколько ключевых требований.

Окна в камерах, где находятся заключенные, должны быть достаточно большими для того, чтобы те могли свободно работать и читать при естественном дневном освещении. Должно быть обеспечено постоянное циркулирование свежего воздуха.

Арестант обеспечивается постельным бельем, имеет право носить чистую одежду, которая не унижает его достоинства. При выходе за пределы тюрьмы заключенный имеет право носить собственную одежду.

Администрация обязана регулярно в определенное время обеспечивать заключенного качественной пищей в достаточном количестве.

При назначении заключенному дополнительного наказания он должен быть заранее предупрежден об этом, ему обязаны сообщить о проступке, за который он наказывается. При этом заключенный имеет право на защиту, может привлечь к этому делу адвоката.

Запрещаются телесные наказания и помещение в темную камеру. Ограничение питания считается недопустимым. Врач должен дать добро, причем зафиксировать это письменно, на помещение заключенного в одиночку или применение к нему какоголибо иного наказания, которое может повредить здоровью заключенного.

На 100 тысяч населения в России приходится 670 подследственных и осужденных.

В Англии 96.

В Италии 88.

В Голландии 44.

На содержание заключенного в России тратится в 70 раз меньше, чем в

Италии. В 50 раз меньше, чем в Англии.

В России содержание одного заключенного обходится бюджету в тысячу долларов в год. Если приблизить наши тюрьмы к международным нормам и стандартам, сумма эта должна составить более 20 тысяч долларов.

На тысячу регистрируемых преступлений в России приходится около 400 заключенных. Это в сто раз больше, чем в Западной Европе.

Средняя продолжительность срока в России 3 года.

В Италии чуть больше 6 месяцев.

В тюрьмах Англии строго следят за хулиганством в камерах, а в случае

проявления агрессивности хулигана переводят в другую камеру.

Заключенный имеет право получать образование, пройти курс изучения языка, математики, сдать экзамены за среднюю школу, поступить в высшее учебное заведение. Он может также учиться на вечерних или заочных курсах.

Заключенным полагается одно свидание, не менее часа, каждые две недели. И раз в месяц одно свидание на выходные дни. Во время свиданий запрещено прослушивание разговоров со стороны администрации. Заключенный может накопить до 24 свиданий, и по его заявлению его доставляют в тюрьму, которая находится недалеко от его дома, для встречи с родственниками, адвокатами и т.п. Место для свидания продумано до мелочей, здесь есть комнаты отдыха, комната матери и ребенка, детская площадка, туалеты, телефон.

Заключенный иностранец имеет право позвонить семье раз в месяц по служебному телефону.

Надзирателям рекомендовано избегать конфликтов с заключенными. Поэтому не производятся обыски тюремных камер.

К каждому служащему тюрьмы прикреплены свои заключенные, и он является их воспитателем. Воспитатель обязан помогать заключенному, когда тому необходимо связаться с теми или иными учреждениями, фирмами, если это необходимо для его бизнеса и т.д. Воспитатель также обязан консультировать родственников и семью заключенного, если возникнет такая необходимость, по поводу условий отбывания наказания.

Заключенный имеет право заниматься физической подготовкой, и ему предлагается на выбор не менее восьми видов спорта. Занятия эти обычно проводятся на свежем воздухе.

ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО

Общество дестабилизировано. Как и в двадцатых годах, над многими даже светлыми умами властвует блатная неоромантика с уклоном в бандитизм, любовно называемый "рэкетом". И рэкет давно уже не "Робин Гуд", как убеждала нас в начале перестройки популярная рок-группа. Нынче это "работа", которая, как и милицейская служба, "опасна и трудна".

Соседка одного моего приятеля жаловалась, что "сын работу потерял; провинился и выгнали. Даже машину "Жигули" назад забрали и знаки отличия сорвали!" (Имелась в виду золотая цепь.)

"Вход копейка, выход рупь". Эта поговорка годится для тех, кто уже находится на более или менее "высоте". Для рядового выхода нет вообще. В преступном мире идет постоянная ротация кадров. На место выбывших (погибших в кровавых разборках, а чаще арестованных) бойцов прибывают добровольцы из воспитательно-трудовых колоний, зон общего режима, секций айкидо, таэквондо и бокса. Отсутствие стабильной работы и перспектив любого диплома заставляет молодежь, не имеющую в кармане и ломаного гроша, подключатся (иногда, как им кажется, на короткое время) к деятельности преступной. Большинство из них затем пополняет ряды узников тюрем и лагерей: здесь-то и начинается настоящая жизнь, полная настоящих опасностей, непохожих на опасности из американских боевиков.

Поднявшийся на "взросляк" малолетка гнет пальцы, сплевывает сквозь зубы, как Доцент из "Джентльменов удачи", хвастает сексуальными победами над зоновскими "петухами", не познав женщины. Именно здесь, за решеткой и колючей проволокой, предстоит ему выбор жизненного пути, и чаще всего почти любой выбранный путь ведет его обратно в тюрьму и зону. Вглядитесь в лица этих "пацанов", оставленных матерью-Родиной. Да, они жестоки; они забивают ногами пьяного за полупустой кошелек; они взламывают ларьки с шоколадками и насилуют в подвалах "хором" таких же малолетних девчушек. Но если их самих нельзя назвать "несчастными" тогда кого же? Они нынче и на длительный срок узники... И те, кто уже счел тюрьму "родным домом", кто зачерствел сердцем и оледенел взглядом, они тоже узники. И те, кто добровольно взвалил на свои плечи тяжкий и ответственный груз служения "тюрьме и зоне", соузники их всех... И мы, находящиеся по эту сторону всех "запреток", таковы же по сути...

И чтобы не заканчивать скупое повествование на чересчур официальной, нравоучительной или куражисто-блатной ноте, послушаем лучше слова священника, сказанные им в 1901 году, но отнюдь не потерявшие актуальность.

ПРИЙТИ К ЗАКЛЮЧЕННЫМ В ТЕМНИЦЕ

В темнице был, и вы пришли ко Мне (Мф. 25, 26).

В числе несчастных, которым мы обязаны оказывать свое милосердие, заключенные составляют особенность: эти люди связаны по рукам и ногам и не могут сами просить нас о помощи, как просят ее нищие и бедные, приходящие к нам в дом; они от нас за крепкими стенами, и, сколь бы ни вопияли о какой-либо своей нужде до нас, голос их будет слышаться только ими самими. Затем, как же мы можем перестать считать их ближними, когда между ними, может быть, найдутся и невинные? Наконец, пусть они будут совсем посторонние для нас; пусть они закоснелые и вполне виновные преступники. Но их темничное состояние напоминает нам о возлюбленном Спасителе нашем. В каком смысле? В том, что Спаситель наш также был за наши грехи в темничных узах, а невидимо и доселе пребывает, как обещался, с заключенными. Первые христиане по простоте времени и чрез подарки стражам темницы могли еще входить к заключенным. Ныне тюремные двери широки только для тех, которые имеют несчастье дойти до преступлений, да еще для лиц, заведующих темницами или служащих в них.

Если мы не имеем права входить в остроги: в таком случае можем милосердствовать заключенных чрез тех, которые по праву входят туда. Одарите заключенных крестиками на грудь; доставьте им возможность видеть у себя перед иконой горящую лампадку или свечу (особенно для больных); доставьте им для чтения книгу духовную; устройте церковь, но если постройка церкви в тюрьме требует особенных средств, то, во всяком случае, библиотека-то духовная была бы самою умною и незаменимою милостынею.

И вся эта польза для души и утешения и назидания преступников последует от чьих-то умных пожертвований. Не верная ли после этого надежда жертвователям на воздание от Господа Бога царством небесным? Стоит, стоит вообще позаботиться тем, которые имеют средства, о пожертвованиях для тюрем; потому, что ведь не десятки там заключенных лиц, а тысячи, а со всех тюрем составится этого рода людей и целый мир!

Что же сказать о тех, которые по должности и за плату обращаются каждый день с заключенными и по долгу христианского человеколюбия считаются попечителями заключенных? Как же эти лица должны выполнять евангельскую заповедь в отношении к ним? По праву или обязанности они уже лицом к лицу поставлены к нуждам и лишениям узников; и вот многие из них действительно: "милосердные отцы и братья"... Зато есть такие, которые обращают все внимание свое и других на одну только сторону узников на пороки, за которыми, конечно, дело не встанет; например, указывают на ложь и коварство арестантов, на готовность их злоупотреблять всяким благодеянием, на строптивость их, на буйство и закоснелость. Лишений же и нужд тюремной жизни служащие и бывающие в тюрьмах как будто не замечают. А им ли не видеть этих лишений и нужд?! Первое лишение заключенных потеря свободы. Сколь тяжело ее лишиться - можно судить по тому, что иной нетерпеливый арестант решается перенести всякую опасность, чтоб только воспользоваться свободой, и часто (как уже и сам знает) на короткое лишь время. К потере свободы присоединяются разлука с родными, сознание бесчестия тюремного, волнение при допросах, ожидание наказания, теснота и духота тюремных помещений, злое товарищество и ночная бессонница. Кажется, все это ясно дает видеть в узнике человека придавленного тяжестью, убитого. Но вот лица, посещающие заключенных, так или иначе действующие на их судьбу, хвалящиеся знанием их характера, рассуждают, что "они недостойны никакого сострадания и попечения". Как рассуждают эти влиятельные лица - так и поступают. Иные и в тоне голоса, и во всем обращении своем с заключенными выражают злорадование стесненному положению их и полную зависимость их от себя. (Не без того, что некоторые ловко присвояют себе многое, что должно быть достоянием несчастного узника, т. е. скрадывают его.) Боже мой! Как же эти люди не поймут, что преступники своего рода больные, с которыми нужно обращаться и строго и милосердно (отечески!), что у них и самая кровь от стесненного и гнилостного воздуха изменяется и располагает к раздражительности!

И вот, стоя уже на самом пути к царству небесному, эти лица (служащие и начальники тюрем) напротив отягчают свою вечную участь. Не лучше ли было им вовсе не вступать на прекрасный сам по себе путь служения в тюрьмах? Получить бы им царство небесное, а они между тем еще дальше отдаляют себя от него, навлекая на себя и земное отмщение. Почему так? Потому что невинное угнетение убогих, которыми преимущественно надобно назвать лишенных свободы, есть грех вопиющий на небо. О милосердный христианин! Если тебе открыт вход в темницы - приходи туда чаще в духе терпения, снисхождения и любви. А если не можешь прийти - окажи свое сочувствие узникам хоть через посредство других. Но сохрани тебя Бог ожесточаться против узников!..

Протоиерей Евгений Попов,

почетный член Санкт-Петербургской Духовной академии 1901 г.

ПРИЛОЖЕНИЯ:

Словарь тюремного жаргона

А

Авторитет - представитель высшей группы в неформальной иерархии заключенных .

Неформальный порядок, действующий в зоне, носит крайне авторитарный характер, поэтому реальная ситуация, складывающаяся в теневой жизни ИУ, СИЗО или их части (камере, ПКТ, ШИЗО и т.п.) определяется личностными качествами имеющих власть авторитетов и наличием связи с авторитетами на воле или в других ИТУ, а также тактикой, которой придерживаются местные работники оперативных служб. В общеразговорном русском языке слово авторитет чаще используется в значении "влияние", и противопоставляется по смыслу слову "власть", но не дополняет его. Власть существует в пространстве формальных структур, воздействуя на людей через систему статусов, престижей, должностей, санкций. Авторитету в большинстве подчиняются добровольно

Авторитетный - заключенный, имеющий высокий статус в одной из двух групп (мастей) неформальной иерархии заключенных: блатные и мужики. Не употребляется по отношению к представителям таких неформальных групп, как козлы, черти, опущенные.

Активист - заключенный, открыто сотрудничающий с администрацией ИТУ, вступивший в секции, "самодеятельные организации осужденных".

Арестант - 1) вор в законе;

2) блатной;

3) уважаемый, авторитетный заключенный.

Атлет - см. боец.

Б

Баклан - хулиган (иногда - человек, осужденный за хулиганство ст. 213 УК РФ (ст. 206 УК РСФСР). Слово имеет презрительный оттенок; авторитетных, уважаемых заключенных, даже осужденных за хулиганство, бакланами называть не принято.

Бардак - 1) беспорядок в зоне (или в камере). От беспредела бардак отличается тем, что беспредел - это сознательное нарушение администрацией или лже - блатными тех норм и правил, которые признаются и поддерживаются другою частью зоны (или камеры), бардак же - это отсутствие всяких правил и общая распущенность, в результате которой также страдают люди.

Нарушение правил и нанесение, со стороны других, вреда заключенному в неясных обстоятельствах, когда сам пострадавший не оказывает решительного сопротивления и не ищет затем справедливости, называется канитель.

Барыга - спекулянт. Осужденный за спекуляцию (до отмены ст. 154 УК РСФСР 1961г.) или торгующий чаем, сигаретами, "колесами" в зоне.

На свободе - скупщик краденого или преступник, занятый только торговлей, обменом денег..

Белый Лебедь - неофициальное название учреждений тюремного типа, имеющихся в восьми региональных управлениях лесными лагерями. Официальное название Белого Лебедя - ЕПКТ. Первый Белый Лебедь (Усольское управление лесными ИТУ, Северный Урал) иногда называют всесоюзным БУРом, т.к. сюда собирали "отрицательно настроенных осужденных" из различных регионов СССР.

Точное происхождение названия "Белый Лебедь" неизвестно. По одной из версий, первая тюрьма этого типа построена на месте, где была лесная поляна с таким же названием (г. Соликамск).

Бесконвойник (расконвойник) - заключенный, получивший право свободного передвижения (в определенных пределах) за пределами зоны, а также на работу и с работы.

Беспредел (т) - отсутствие порядка, произвол, беззаконие, "беспонятие".

Беспредел блатной, шерстяной - открытое насильственное нарушение тюремного закона со стороны блатных или шерстяных по отношению к другим заключенным. Ментовской беспредел - беззаконие, сверхжестокость, садизм по отношению к заключенным со стороны администрации колонии или других должностных лиц, например: прокурора, инспектора МВД и т.п.

Беспредельный (т) - беззаконный, с точки зрения норм и правил тюремного закона.

Беспредельщик - чаще - заключенный, реже - сотрудник ИТУ, творящий беззаконие, произвол.

Бич - то же, что черт или чушкан, - человек слабовольный, всегда попадающий в зависимость от других и быстро опускающийся. Он не может вести какой-то своей линии и обычно прислуживает другим.

Блатной - представитель высшей по статусу группы в неформальной иерархии заключенных. Блатной обычно является профессиональным преступником. Кроме того, он должен признавать тюремный закон, следовать "правильным понятиям", иметь "чистое" прошлое, не работать в зоне.

Любое, даже случайное отношение к структурам власти, ее политическим институтам (например, членство в партии или комсомоле) навсегда закрывало перед преступником дорогу в "блатной мир", какую бы высокую криминальную квалификацию он впоследствии ни приобретал. В 30- 50-е годы путь в блатные был закрыт для тех, кто служил в армии, кто хоть раз вышел в зоне на работу. Сейчас требования к кандидату в блатные мягче. Даже солдатская служба во внутренних войсках не везде считается порочащим эпизодом биографии. А в некоторых зонах блатные могут выходить на работу в том случае, если это не работа бригадира, нарядчика и т.д., то есть, если она не дает ему хоть какую-то официальную власть над остальными заключенными. Не могут стать блатными и те, кто на воле работал в сфере обслуживания, то есть был официантом, таксистом. Есть еще масса других требований к претендентам на статус блатного. На каждой зоне могут быть свои, особенные требования.

Блатные - это реальная власть в ИТУ, власть, которая борется с властью официальной, то есть с администрацией зоны. Кроме власти, блатные имеют привилегии - право не работать, право оставлять себе из общака все, что они сочтут нужным. У блатных есть и обязанности. Правильный блатной обязан следить за тем, чтобы зона грелась, то есть получала нелегальными путями продукты, чай, табак, водку, наркотики, одежду. Он обязан также решать споры, возникающие между другими заключенными, и вообще не допускать никаких стычек между ними, следить за тем, чтобы никто не был несправедливо наказан, обижен, обделен. Все это не означает, конечно, что для блатного правильный порядок в зоне важнее личных благ. Часто его забота о братве только предлог для того, чтобы обеспечить себе лучшие условия жизни в зоне. Но и зон, где блатные большую часть срока проводят в ШИЗО, ПКТ, на крытой, ради того, чтобы братва жила мирно и не впроголодь, тоже хватает.

Функционально каста блатных играет с начала 60-х годов совсем иную роль, чем в 30-50-е годы. Блатной мир в тот период был выделен из основной массы заключенных и жил по своим собственным законам, рассматривая остальное лагерное население в качестве чужеродной для себя части, в отношении которой действовали совсем другие правила. К концу 50-х годов блатные, по существу, потеряли свою власть в ГУЛАГе, в начале 60-х их остатки были отделены от обычных заключенных. Впоследствии возникла новая генерация блатных, которые являются неформальными лидерами заключенных, представляют интересы основной их массы и органично включены в тюремное сообщество.

Есть основания предполагать, что в настоящее время в тюремной субкультуре происходит еще одна трансформация, которая может привести к появлению группы неформальных лидеров нового типа. Однако этот вопрос требует серьезного изучения.

Сами блатные предпочитают использовать различные эвфемизмы и синонимы слова "блатной", называя себя авторитетами, арестантами, босяками, бродягами, жуликами и др. Старые синонимы - жиганы, люди, паханы и др., известные по классической литературе о ГУЛАГе, используются гораздо реже. (См. также тюремный закон, воровской закон, вор, масти).

В группе блатных существует своя иерархия. В порядке от более высокого статуса к низшему: воры в законе, свояки, авторитетные блатные, пацаны, приблатненные, бойцы. В некоторых регионах могут использоваться и другие названия. Например, приблатненных называют фраерами, простых блатных козырными фраерами. Используются и названия, связанные с выполнением определенных функций, например: угловой, смотрящий, поддержка и др.

Боец - заключенный из окружения блатных, исполняющий их приказы по применению определенных санкций (чаще - насильственных) к другим заключенным, решения сходняка по наказанию (вплоть до убийства) заключенного или сотрудника ИТУ. Во время бунта или восстания, бойцы вооруженная группа заключенных, подчиняющаяся лидеру или лидерам заключенных. Другие используемые названия бойцов - атлеты, гладиаторы. Боец может входить в касту блатных, однако он не пользуется уважением других заключенных и не имеет права голоса на сходняке.

Босяк - 1) блатной;

2) Заключенный, признающий тюремный закон, человек с правильными понятиями.

Братва - 1) блатные;

2) Заключенные, признающие тюремный закон;

3) Сообщество заключенных, локальная группа заключенных, например, все, кто находится в данной камере.

Бригада - небольшая (как правило, до 30 человек) группа рядовых членов преступной группировки (бойцов). Во главе бригады стоит бригадир, который отчитывается перед вышестоящим "начальством". Бригада может заниматься определенным видом бизнеса, контролировать определенный объект, территорию. Бригадир уполномочен представлять свою группировку, сообщество на соответствующем уровне.

Бродяга - то же, что и босяк.

Бычок - окурок. Когда один заключенный просит другого: "Оставь покурить", этика правильных понятий требует выполнить просьбу.

В

Вахта - 1) помещение для дежурного надзорсостава на территории ИТК.

2) Помещение для работников ИТУ и солдат внутренних войск, охраняющих колонию, расположенное обычно в непосредственной близости от ворот для въезда и выезда транспорта.

Вертухай (дубак, пупок, пупкарь) - надсмотрщик.

Взросляк - взрослая зона. "Подняться на взросляк" - перейти из колонии или камеры несовершеннолетних во взрослую зону или камеру.

Взять квартиру - то есть взять на себя еще одну нераскрытую квартирную кражу.

Вломить - дать информацию оперу о человеке или спрятанных предметах.

Вмазаться - 1. Быть задержанным с поличным; 2). Принять наркотик.

Вольняшки, вольные - вольнонаемные сотрудники колонии, которые не проходят аттестацию и не имеют воинского звания (учителя, мастера, шоферы). Вольняшками называют и тех, кто не являясь сотрудниками колонии, посещают ее официально по различным делам (снабженцы, грузчики, продавцы книжных ларьков и т.п.).

Вор, вор в законе - представитель элиты преступного и тюремного мира, его лидер, своего рода посвященный. Вор занимает высшее положение в неформальной иерархии заключенных.

Воровские наказы - это обычно новое правило, созданное в результате спора между заключенными или в качестве ответа на новую акцию тюремных властей. Из наказов и продолжает постоянно составляться неписаный тюремный закон.

Воровской закон - свод неписаных правил, норм, обязательных для воров.

В 20 - 50-е годы воровской закон с его правильными понятиями не распространялся на всю массу заключенных, оставаясь сугубо корпоративным способом организации жизни. Весь мир согласно воровскому закону был поделен на своих и чужих, причем чужие имели лишь ту единственную ценность, что за их счет могли существовать и выживать свои.

С начала 60-х годов воровской закон, постепенно модифицируясь, захватывает в сферу своего действия основную массу заключенных (см. тюремный закон). Поэтому не следует распространять представления о блатных и ворах, складывающиеся по классической литературе о ГУЛАГе 30-50-х годов (В.Шаламов, А.Солженицын и др.), на более позднее время.

ВТК - воспитательно-трудовая колония. Это ИТУ лагерного типа для несовершеннолетних (от 14 до 18, иногда - до 20 лет) правонарушителей. В них содержится обычно от 300 до 700 подростков. На территории ВТК имеются те же зоны и функциональные помещения, что и в колонии для взрослых (см. ИТК), в том числе помещение для дисциплинарных наказаний - ДИЗО (дисциплинарный изолятор).

Условия содержания в ВТК по закону значительно лучше, чем в ИТУ для взрослых.

Однако отделения для малолеток в СИЗО и сами ВТК являются наиболее неблагополучными местами с точки зрения обеспечения основных прав человека. Несовершеннолетним не обеспечена защита жизни, здоровья, личного достоинства. Истязания, издевательства, пытки, изнасилования - повседневная реальность в ВТК. Причем все это происходит с ведома и даже при поддержке воспитателя, который использует такую "коллективную педагогику" для поддержания порядка, обеспечения необходимых показателей, выполнения производственного плана.

В ВТК самая высокая доля опущенных (т.е. изнасилованных и используемых постоянно в качестве сексуального объекта), которая в 70-80-е годов доходила в некоторых регионах до 30%. В 90-е годы количество опущенных в ВТК начало заметно снижаться. В некоторых регионах отмечаются и "нововведения": теперь подростков опускают на воле, и они, приходя в СИЗО, уже знают свое "место" и сразу объявляют свой статус.

С 1.01.97 ВТК переименованы в ВК (воспитательные колонии).

Выкупить - найти, выследить, разоблачить кого-то (например, стукача) в зоне или камере.

Выломиться - вырваться из камеры под защиту администрации и потребовать перевода в другую.

Г

Главпетух - неформальный лидер в касте опущенных. Является полномочным представителем опущенных в контактах с лидерами других неформальных групп, решает все проблемы, возникающие в группе опущенных, участвует в разрешении спорных вопросов между опущенными и другими мастями. Иногда его функции исполняют два неформальных лидера - папа и мама.

Гладиатор (бык, боец, атлет, танкист) - сильный человек, служащий орудием исполнения планов и приказов блатного, которому он привержен.

Гопник - насильно отнимающий что-то у другого человека, грабитель, разбойник.

Гоп-стоп - уличный разбой.

Грев - деньги и продукты, нелегально поступающие в места лишения свободы на поддержание заключенных.

ГУИН - Главное Управление по исполнению наказаний. Ранее (до 1999 г. в системе МВД РФ, в настоящее время - в составе Министерства юстиции РФ). Ведомство, в ведении которого находится большинство пенитенциарных учреждений России. ГУИН управляет пенитенциарными учреждениями через региональные управления ИТУ.

Прежние названия ГУИН:

ГУЛАГ - Главное управление лагерями (30-50-е годы).

ГУИТК - Главное управление исправительно-трудовыми колониями (конец 50-х годов).

ГУИТУ - Главное управление исправительно-трудовыми учреждениями (начало 60-х -середина 80-х годов).

ГУИД - Главное управление по исправительным делам (до конца 80-х годов).

ГУЛАГ - 1) Главное управление лагерями. Название советской системы концентрационных лагерей, появившееся еще в 30-м году.

2) Общее название советской системы массового уничтожения людей и подавления всякого инакомыслия (иногда - подобной же системы других тоталитарных стран); слово стало международным после публикации на Западе книги А.Солженицина "Архипелаг ГУЛАГ".

3) Используемое журналистами и правозащитниками название современной пенитенциарной системы стран бывшего СССР, во многом сохранившей черты ГУЛАГа, несмотря на ряд существенных перемен, происшедших со сталинских времен, и неоднократную смену вывесок (см. ГУИН).

ГУЛИТУ - главное управление лесными ИТУ. Ранее структурное подразделение МВД СССР (с 1992 г - МВД РФ), в введении которого находились управления лесными ИТУ - УЛИТУ. В отличие от региональных управлений ГУИТУ, лесные управления подчинялись непосредственно ГУЛИТУ (управления "центрального подчинения"). Затем ГУЛИТУ был переименован в "Спецлес МВД РФ". С 1995 г. управление лесными ИТУ стало департаментом ГУИН, началось расформирование УЛИТУ. На 1.01.1998 г. осталось 122 лесных ИТК с общей численностью заключенных в 46,6 тысяч человек.

Д

ДВК - детская воспитательная колония. (см. "Короедка", ВТК).

ДИЗО - дисциплинарный изолятор. Камера для содержания нарушителей режима содержания в ВТК. Отличается от ШИЗО более мягким режимом содержания. Например, максимальный срок ДИЗО - десять суток (в ШИЗО пятнадцать).

ДК - детская колония.

Домушник (т) - квартирный вор. См. Домушники, шнифера...

ДПНК - дежурный помощник начальника колонии. Сотрудник ИТК, офицер, осуществляющий непосредственный контроль за ситуацией в конкретной ИТК.

ДПНСИ - дежурный помощник начальника следственного изолятора (СИЗО). Должность, аналогичная должности ДПНК.

ДТК - детская трудовая колония. В 30-50-е годы - лагерь для несовершеннолетних правонарушителей.

Дубак (вертухай, пупок) - контролер СИЗО, надзиратель, надсмотрщик.

Дурак - 1) Подследственный, направленный на психиатрическую экспертизу.

2) Подследственный, прошедший психиатрическую экспертизу и признанный невменяемым во время совершения преступления (признанные дураки, признанные).

3) Заключенный, признанный психически больным после соответствующего заключения комиссии психиатров.

Душняк - создание особо невыносимых условий для одного, нескольких заключенных или для всей колонии с целью добиться изменения поведения заключенных. Душняк может быть ментовский (создаваемый администрацией) или зековский (в отношении одного заключенного или группы заключенных).

Е

ЕПКТ - единое помещение камерного типа.

До 1 июля 1997 г. законодательством были предусмотрены только ПКТ структурные подразделения конкретных ИТУ, внутренняя тюрьма колонии. ЕПКТ же является структурным подразделением не отдельного ИТУ, а регионального управления по исполнению наказаний.

Первое ЕПКТ создано в 1980-м году в Соликамске (Усольское УЛИТУ) в качестве эксперимента на базе ТПП (транзитно-пересыльный пункта) того же управления. Среди заключенных оно больше известно под названием Белый Лебедь. В 1988-м году приказом министра МВД А.В. Власова подобные учреждения созданы еще в 7-ми управлениях ГУЛИТУ.

Ж

Жулик - см. блатной.

З

Загашенная камера - камера, в которой содержатся заключенные, решившие выломиться из других камер.

Закон - система неформальных норм, правил, установок, санкций против нарушителей, "понятий", процедур разрешения конфликтов, введения новых норм и т.д., действующая в сообществе заключенных (тюремный закон) или в пределах отдельной группы, касты заключенных (например, воровской закон).

Законтачить - предметы, а особенно продукты питания, до которых дотронулся опущенный, табуируются для других групп заключенных; такие вещи и называются "законтаченными", то есть грязными, испорченными, представляющими опасность для нормальных людей.

Закрыть - посадить в ШИЗО.

Западло - нарушения тюремных норм, которые для заключенных разных групп (мастей) могут быть различными. "Не западло" - то есть поступок в соответствии с этими нормами.

Запретка, запретная полоса - полоса вскопанной и разровненной граблями земли, хорошо сохраняющей следы наступившего на нее; расположена между заборами, окружающими все ИТУ или промышленную и жилую зону. Обработка запретной полосы (вскапывание, разрыхление, разравнивание земли) входит в обязанности охраны колонии. Согласно правильным понятиям, заключенный, согласившийся выполнять эту работу ("выйти на запретку"), считается козлом (для козлов и опущенных эта работа не считается позорной).

"Выгнать на запретку" - один из способов борьбы администрации ИТУ с неформальным тюремным законом. В настоящее время работа заключенных на "охранных сооружениях" запрещена законом. Однако администрация колоний продолжает использовать различные способы подавления тех, кто придерживается тюремного закона (см. тумбочка, СПП). Отказавшихся выполнять позорную, с точки зрения тюремного закона, работу обычно наказывают водворением в ШИЗО, прессуют. Это также один из способов выявления администрацией отрицалова.

Заминироваться - то же, что зашквариться, законтачиться, - войти в контакт с опущенным, его вещами или местом на нарах, т.е. как бы оскверниться.

Заочница - женщина, вступающая с заключенным в переписку заочно, не будучи с ним лично знакомой.

Иногда такая переписка длиться годами и - бывают случаи - завершается она созданием семьи. Для заключенного это очень важное средство восстановления утраченных связей с внешним миром.

Заточка - железный стержень, заостренный с одного конца, оружие, применяемое в междоусобных столкновениях и во время бунтов.

Зачушканить - примерно то же самое, что и законтачить, т.е. осквернить, испоганить. "Зачушканенный" предмет может иногда использоваться после ритуального очищения. См. также чушок.

Зашкварить - см. законтачить, шкварной.

Зек, зека - заключенный, заключенные.

От устаревшей официальной аббревиатуры з/к ("заключенный каналоармеец"), появившейся на строительстве Беломорканала в 30-х годах.

ЗНРС - злостный нарушитель режима содержания.

Зона - 1) Часть ИТУ, отгороженная забором от остальной территории. Например, жилая зона, промышленная зона , запретная зона, локальная зона и т.п.;

2) (т, с) Общее название мест лишения свободы. Отдельная ИТК. В тюремном жаргоне используется с предлогом "на". Например, уйти на зону, подняться на зону и т.п. Зоны самими заключенными подразделяются, в зависимости от того, какая из мастей занимает в ней главенствующее положение, на: красные - козлячьи; черные - воровские, блатные; мужицкие.

И

ИТК - исправительно-трудовая колония, общее название учреждений лагерного типа для совершеннолетних осужденных.

ИТК подразделяются на колонии: 1. общего режима (для мужчин, впервые осужденных по нетяжким преступлениям, и для всех женщин, за исключением признанных судом особо опасными рецидивистками); 2. усиленного режима (для мужчин, впервые осужденных за тяжкие преступления); 3. строгого режима (для мужчин, уже отбывавших наказание в виде лишения свободы, и для женщин, признанных судом особо опасными рецидивистками); 4. особого режима (для мужчин, признанных особо опасными рецидивистами); 5. колонии - поселения (учреждения полузакрытого типа для впервые осужденных за неумышленные преступления или для заключенных, переведенных по решению суда из колоний общего, усиленного и строгого режима). Режим ИТК назначается осужденному судом. ИТК различного режима отличаются по условиям содержания.

Есть специализированные ИТК (для больных туберкулезом, инвалидов), лесные ИТК, ИТК для бывших работников правоохранительных органов, лиц без гражданства. Решение о направлении в специализированное ИТК или тюремную больницу принимается администрацией ИТУ или СИЗО.

Режим содержания (количество посылок и передач, свиданий, телефонных переговоров и т.п.) ужесточается от общего к особому.

Заключенные особого режима содержатся в запираемых камерах (на 20-50 человек), остальных режимов - в общежитиях (заключенные называют их "бараками"). Спальные комнаты в общежитиях рассчитаны на 20-150 человек, койки расположены в два или три яруса. Кроме спальных комнат в общежитии на каждые 150-200 человек ("отряд") предусмотрены: комната для хранения личных вещей; раздевалка (для верхней одежды); комната для приема пищи (с устройством для кипячения воды, шкафами для продуктов); "красный уголок" (прежнее название - "ленинская комната"), где обычно проводятся политзанятия и культурно-массовые мероприятия, установлены столы, полки для книг, радиодинамик, телевизор (если он имеется); иногда (в тех редких случаях, когда в ИТК есть канализация) - туалет. Установленная законом норма жилой площади - 2 кв. м на одного человека. В колониях всех режимов, кроме особого, перед общежитием имеется небольшая огражденная забором площадка для прогулок (локальная зона), рассчитанная на 200-600 человек. В дневное, свободное от работы и мероприятий время заключенные имеют право выходить из общежития в "локальную зону". По остальной территории колонии заключенные могут передвигаться только строем при получения разрешения от администрации. Количество заключенных в одном ИТК: от 500 до 3000 (чаще - в пределах 1500-2000 человек).

ИТК разделена на промышленную (здесь расположены производственные помещения) и жилую зоны. Между этими зонами установлен забор, протянуты ряды колючей проволоки, между ними - коридор, иногда простреливаемый солдатами охраны. Жилая зона разбита, в свою очередь, на ряд локальных зон, где расположены общежития. Кроме того, на территории жилой зоны обычно имеется столовая, клуб, библиотека, школа, амбулатория (медчасть), иногда небольшой стационар (на 10-30 человек), баня, штаб, в котором расположены помещения для административных работников. В ИТК обычно есть комнаты для краткосрочных (от 2 до 4 часов) и длительных (от 1 до 3 суток) свиданий.

В ИТК имеются также помещения для дисциплинарных наказаний: ШИЗО (штрафной изолятор, здесь срок содержания наказанного до 15 суток) и ПКТ (помещение камерного типа, срок содержания до шести месяцев). До 1988 года заключенным ШИЗО и ПКТ назначалась пониженная норма питания. Существовал и целый ряд других ограничений (отсутствие постельного белья, прогулки, переписки, книг, курения, посылок и передач и т.д.). В России некоторые из этих ограничений отменены в 1992 г.

С 1.01.97 ИТК переименованы в ИК (Исправительные колонии).

ИТУ (о) - исправительно-трудовые учреждения, общее название учреждений для исполнения уголовного наказания. К ним, кроме ИТК всех видов, относятся ВТК, ЛТП, тюрьма, ИУ лечебного типа. С 1.01.97 ИТУ переименованы в ИУ (Исправительные учреждения).

ИТУ больничного типа - больницы для заключенных, нуждающихся в серьезном лечении или обследовании. Почти все региональные и лесные управления ИТУ имеют свои больницы для заключенных. ИТУ больничного типа имеют отделения для осужденных различных режимов, женщин и несовершеннолетних. Содержание - камерное.

К

Канитель - нарушение правил отношений, нанесение вреда одному заключенному со стороны другого или других. (См. бардак

Капо (т) - 1) Заключенный, добровольно сотрудничающий с администрацией ИТУ.

2) Доносчик, осведомитель. Термин появился в концлагерях Германии времен Третьего рейха.

Кентовка - то же, что семья.

Козел (т) - представитель группы в неформальной иерархии заключенных, образованной по признаку: открытое сотрудничество (в настоящем или прошлом) с администрацией ИУ. Эта группа выделилась в сообществе заключенных в 60-х годах. В отличие от активиста 30-50-х годов, статус козла становится для заключенного практически постоянным, сопровождает его в течение всего времени пребывания в местах лишения свободы.

Появление касты козлов связано, по-видимому, с реакцией тюремной субкультуры на пенитенциарную политику Советской власти в начале 60-х годов.

Формальным актом, включающим заключенного в касту козлов может быть вступление в "самодеятельные организации осужденных", согласие занять должность или выполнить работу, считающуюся позорной по правильным понятиям. Все это является необходимым условием для получения ряда льгот от администрации, права занимать определенные "номенклатурные" должности, перейти в категорию лиц, "твердо вставших на путь исправления", а значит, стать кандидатом на досрочное освобождение или помилование.

Для основной массы заключенных козлы являются предателями интересов сообщества заключенных.

Слово "козел" является одним из самых серьезных оскорблений для заключенного, не принадлежащего к этой группе. Заключенный, которого так назвали, обязан среагировать немедленно и жестко (ударить или даже убить обидчика), в противном случае он рискует своей репутацией и понижением статуса. Слово козел и производные от него (козья, козлик, козлиный и даже - рогатый) табуированы, и их запрещено использовать в повседневной речи. Например, игра в домино, известная под таким названием на воле, в тюрьме называется "сто одно", сказать другому, что у него какая-то вещь связана из козьей шерсти - значит оскорбить его.

В 30-50-е годы козлами в лагере называли пассивных гомосексуалистов.

Заключенные, принадлежащие к этой группе, предпочитают использовать при самоназвании различные эвфемизмы: активист, красный, "независимый мужик", "положительный". Те же эвфемизмы в спокойной ситуации используют в присутствии козлов другие заключенные.

Колония - поселение, поселуха - см. ИТК.

Контролер - работник службы надзора за заключенными. В его функции входит поддержание порядка на территории ИТУ, СИЗО, проведение обысков и т.п.

Конь - способ нелегальной связи между камерами. Например, бечевка, натянутая по внешней стороне корпуса тюрьмы между окнами камер, леска, пропущенная по трубам канализации и т.п. С помощью коня передаются из камеры в камеру записки, мелкие вещи и т.п. См. Воровская почта

Короедка - спецшкола, спец-ПТУ (о) - пенитенциарные учреждения для несовершеннолетних правонарушителей полуоткрытого типа. В спецшколах содержатся дети от 11 до 14 лет, а в спец-ПТУ подростки от 14 до 18 лет, совершившие уголовные или статусные нарушения (т.е. нарушения, за которые наказываются только подростки и дети, взрослые за те же действия наказанию не подлежат: прогулы, плохое поведение в школе и в семье, появление на улице в нетрезвом виде, побеги из дома и т.п.). Все дети от 14-летнего возраста и основная (до 90%) часть до 18-летнего возраста попадает в спецучреждения по решению административных органов - комиссий по делам несовершеннолетних при исполкомах местных советов. В этом случае дети и большинство подростков практически лишены права на защиту, их вина доказывается в отсутствие адвоката, не обязательны обычные для судебного следствия процедуры, нет права апелляции. Срок наказания в спецучреждениях произволен, он может продлеваться по представлению педсоветов до трех лет, а иногда и свыше того. Нередок случай, когда перевоспитание наказанного происходит вдали от дома, что затрудняет его контакты с семьей, родными.

Спецшколы и спец-ПТУ находятся в ведомственной принадлежности Министерства просвещения, однако по условиям содержания, режиму изоляции, социальному микроклимату, принудительному характеру труда большинство этих учреждений мало чем отличается от ВТК. Здесь также распространены изнасилования, истязания и избиения основной массы воспитанников группой детей или подростков, пользующихся покровительством воспитателей (принцип советской педагогики - коллективное воспитание), а иногда и самими воспитателями.

Косяк - 1) Нарушение правил, норм тюремного закона;

2) Нарукавная повязка члена СПП или другой секции с соответствующей аббревиатурой. Чаще всего синего цвета;

3) Неудачное действие или поступок;

4) Папироса или самокрутка с анашой.

Косячный - человек, постоянно совершающий поступки, противоречащие общепринятым в сообществе заключенных нормам.

Красная зона - зона, где правит администрация с помощью козлов и, не считаясь с тюремным законом, например, старается посадить опущенных в столовой за общие столы, требует, чтобы в столовую и из столовой заключенные ходили строем, запрещает перемещение по зоне, вход в чужие бараки и проч.

В такой зоне активисты имеют широкие полномочия и могут вести себя весьма агрессивно, поощряется слежка друг за другом, доносительство, мелочные придирки к поведению и одежде заключенных.

Красный - эвфемизм слова козел.

Круг - образование более широкое, чем семья или кентовка; формируется чаще всего по принципу землячества.

Крыло (надеть крыло) - повязка на рукаве, означающая вступление заключенного в актив, т.е., на тюремном жаргоне, в козлы.

Крытая - ИТУ тюремного типа для осужденных за тяжкие преступления или направленных в тюрьму по постановлению суда из ИТК за систематические нарушения режима содержания. В России всего 15 крытых.

Ксива - 1) Записка, письмо. Передается нелегально из камеры в камеру, из лагеря в лагерь, из тюрьмы на волю и наоборот. Часто содержит важную информацию о событиях и лицах, иногда - указания авторитетных (см. воровские наказы). Ксивы бывают и чисто личного содержания. Постоянная связь между разбросанными по всей стране лагерями и тюрьмам осуществляется при помощи ксив. Синоним - малява, малявка;

2) Документ, удостоверение личности.

Кум - сотрудник оперативной части ИТУ или СИЗО. См. также опер.

Кумовская мутка, кумовская травка - провокации, устраиваемые в зоне оперативниками для достижения своих целей. Они могут заключаться в стравливании друг с другом различных группировок заключенных, в распускании компрометирующих слухов о зоновских авторитетах и т.п., что может вызвать в зоне волнения и даже бунт, при подавлении которого устраняются неугодные лица и проч. Более мелкие провокации с той же целью (устрашения или "обезвреживания" неугодных лиц) называются кумовскими примочками или приколами. Они могут заключаться в подбрасывании заключенному наркотиков, например, с последующим обнаружением их у него и соответствующими санкциями против него.

Л

Ларек, ларь - 1) Магазин для заключенных в ИТУ, покупки в котором оформляются по безналичному расчету;

2) Продукты, курево и т.п., приобретаемые заключенным официально в магазине ИТУ. Для основной массы заключенных существуют ограничения как в сумме, которую они могут истратить ежемесячно на покупку ларька, так и в том, что использовать можно только деньги, заработанные в ИТУ .

Локалка , локальная зона - так называют отгороженные друг от друга участки жилой зоны, где расположены бараки для одного-двух отрядов; мера, принятая для ограничения контактов между заключенными и сокращения вероятности массовых эксцессов.

Локальная вышка - вышка с кабиной, в которой дежурит назначаемый администрацией заключенный ("ключник") и в которой есть местный телефон, связывающий его с надзоркой или штабом. В его функции входит: наблюдение за общим порядком в жилой зоне, сообщение в надзорслужбу о замеченных беспорядках, эксцессах и т.п. Он же обычно открывает с пульта управления калитки из локальных зон, ворота жилой зоны.

Ломка - 1) Различные, как правило, латентные способы воздействия на заключенного, с целью заставить его отказаться от правильных понятий. В специальных "профилактических" пенитенциарных учреждениях (например, "Белый Лебедь", крытая) от "отрицательного заключенного" обычно добиваются подписания заявления об его отречении от "воровских идей". Такое заявление обычно используют для воспитательной работы с другими заключенными, зачитывая "отречение" по местному радио или перед строем в тех ИТУ, где "сломленного" заключенного знают. На деле такая акция приводит не к перевоспитанию, а к озлоблению заключенных, они прекрасно знают, какими способами добиваются подписания этих заявлений. См. также пресс, запретка, тумбочка, СПП, метла;

2) Состояние абстиненции после прекращения приема наркотиков или спиртного.

ЛПУ - локально-профилактический участок. Это специально выделенная локальная зона ИТУ, предназначенная для содержания злостных нарушителей режима содержания. В ряде ИТУ заключенные, водворенные в ЛПУ, содержатся в помещениях камерного типа. Создание ЛПУ в каждом учреждении является "одним из основных направлений" концепции реорганизации УИС, разработанной МВД. К 1995 г. ЛПУ были созданы более чем в 300 учреждениях. И субъективно, и объективно водворение в ЛПУ является наказанием для осужденного. Здесь существенно строже изоляция, ограничены возможности осужденного в передвижении по территории колонии, выбора работы.

С 1.07.97 ЛПУ узаконены Уголовно - исправительным кодексом РФ, называются зонами СУС (строгие условия содержания).

ЛТП - лечебно-трудовой профилакторий. Учреждение закрытого типа, где содержались по решению суда хронические алкоголики (реже - наркоманы), не совершившие никакого преступления. С 1994 г. учреждения этого типа в России расформированы.

Люди - в старой терминологии - блатные, воры. Сейчас применяется редко.

М

Малолетка - 1) несовершеннолетний заключенный;

2) Совокупность специальных исправительных учреждений для несовершеннолетних нарушителей (спецшкол, спец-ПТУ и ВТК), а также весь контингент лиц, в них содержащийся. На малолетке режим содержания, питание и условия лучше, чем в ИТУ для взрослых заключенных.

3) Часть специального отделения в СИЗО для несовершеннолетних заключенных.

Малява - записка, письмо, в отличие от ксивы более частного характера, но в некоторых случаях слова употребляются и как взаимозаменяемые.

Мама - один из неформальных лидеров в касте опущенных. В паре с другим лидером (папой) решает все вопросы в этой неформальной группе заключенных. В отличие от папы занимается хозяйственными проблемами опущенных и вопросами, связанными с продажей, поставкой, блатным своих подопечных в качестве сексуального объекта. Папа разрешает конфликты между опущенными, обращается к авторитетам в случае, когда с его подопечными поступают в нарушение правильных понятий (например, не платят за оказанные сексуальные услуги и т.п.). Папа является полномочным представителем опущенных в контактах с лидерами других неформальных групп. Чаще функции папы и мамы исполняет один человек - главпетух.

Масть - 1) Каста в неформальной иерархии заключенных. В тюремном мире существуют четыре основные касты (в порядке понижения статуса): блатные (черные), мужики (серые), козлы (красные), опущенные (голубые). Каждая каста внутри имеет свою иерархию. Тюремная субкультура чрезвычайно консервативна, вертикальные переходы (повышение статуса) практически невозможны. Существование мастей признается и учитывается сотрудниками ИТУ. Например, прежде, чем отправить наказанного заключенного в камеру ШИЗО или ПКТ, дежурный спрашивает о его масти (заключенных разных групп держат в разных камерах);

2) Статус заключенного в неформальной иерархии (мужик, блатной и т.п.).

Матрас, крутить через матрас - поскольку новыми постановлениями запрещено держать заключенного в ШИЗО или ПТК дольше определенного срока, а также продлевать этот срок без выхода из изолятора, администрация изобрела этот способ - "крутить через матрас" (крутить, раскручивать - и означает получение нового срока без выхода из места заключения). Заключенного выпускают в зону и разрешают ему переночевать на своем матрасе, после чего дают ему новый срок и опять закрывают в изоляторе.

Матрасовка - наматрасный чехол, в который складывает заключенный свои и казенные вещи, отправляясь в камеру или из одной камеры в другую.

Махновцы - см. Польские воры.

С именем Н.И. Махно связь этого понятия, надо полагать, случайная.

Мент - работник МВД.

Метла - 1) Язык (выражение: следи за метлой);

2) Один из способов ломки заключенного, придерживающегося правильных понятий. Среди мужиков и блатных считается позорной работа, связанная с подметанием территории ИТК. Сотрудники ИТУ знают, что взятие в руки метлы понижает неформальный статус заключенного, и ставят его перед выбором: либо выйти с метлой на плац (где происходит построение всех заключенных, при этом совсем необязательно реально подметать территорию), либо быть отправленным в ШИЗО. См. также тумбочка, запретка, СПП.

Мужики - 1) Общее название самой большой группы в неформальной иерархии заключенных. Отличаются от блатных тем, что они, согласно тюремному закону, работают в зоне на обычных должностях, а от козлов - тем, что они не сотрудничают с администрацией. Ни на какую власть мужики не претендуют, никому не прислуживают, но в дела блатных не вмешиваются (кроме случая блатного беспредела). К мнению авторитетных мужиков прислушиваются все другие группы заключенных. Основная часть мужиков придерживается правильных понятий;

2) Общее название всех заключенных, кроме опущенных.

Мусор - то же, что мент, - милиционер.

Н

Наезд - агрессивная провокация по отношению к человеку со стороны других людей; например, предъявление каких-то необоснованных требований или обвинений с целью запугать данного человека или вызвать его на сопротивление, в результате можно будет побить, отнять какие-то вещи, или (со стороны администрации) составить постановление и закрыть его в изолятор, устроить обыск и т.д.

Наседка (т, с) - агент опера, кума, подсаженный в следственную камеру для "раскалывания" подследственных или конкретного подследственного. Кроме получения нужной информации о совершенном преступлении иногда имеет задачу оказать психологическое давление на сокамерника с целью склонить его к даче показаний.

О

Обиженка - камера для заключенных, которым удалось "сбежать" (во время проверки, вывода на прогулку, записавшись на прием к оперу и т.п.) из прежней камеры. На тюремным жаргоне "сбежать" звучит "выломиться из камеры". Это действие, связанное с обращением за помощью в решении конфликта с сокамерниками к администрации, считается, по правильным понятиям, косяком. Тюремный закон предписывает за разрешением всякого рода внутренних конфликтов обращаться к авторитетам. Исключением из этого правила является случай "выламывания" из пресс-камеры (но при условии, что "выломившийся" заключенный сопротивляется помещению его в обиженку). В обиженку иногда помещают и изгнанных ("выломившихся") из камеры заключенных.

Обиженный - 1) Заключенный обиженки или сидевший в обиженке.

2) В некоторых регионах то же, что и опущенный.

3) Эвфемизм слов опущенный, петух.

4) В некоторых зонах, СИЗО - униженный, "посаженный на метлу", лишенный своих кастовых прав; он может искать оправдания и удовлетворения и "получить" с обидчиков.

Общак - 1) ИТК общего режима.

2) Многоместная (на 20-30 и более человек) камера в СИЗО.

3) Группа авторитетных блатных.

4) Порядок, при котором все поступающие в камеру продукты, чай, курево распределяются поровну между всеми заключенными (кроме опущенных).

5) Нелегальный фонд взаимопомощи заключенных. (См. Общак). Может состоять из денег, продуктов, чая, курева, вещей и т.п. По тюремному закону взносы в общак должны делаться исключительно на добровольной основе мужиками и блатными. Средства общака используются на общие нужды, на помощь заключенным, оказавшимся в бедственном положении: прежде всего содержащимся в ШИЗО и ПКТ, заключенным, отправляемым в крытую или на больничку; новичкам, не имеющим помощи со стороны, и т.п. Хотя общак предназначен для заключенных, живущих по правильным понятиям (мужики и блатные), иногда из этого правила делаются исключения: некоторая часть грева из общака, направляемого в ШИЗО и ПКТ, должна распределяться между содержащимися там козлами и опущенными. На практике многие из перечисленных принципов (добровольность взносов, равноправие в получении помощи и т.д.) нарушаются.

Смотрящий за общаком - это, как правило, блатной, назначаемый на сходняке. Смотрящий подбирает себе помощников для сбора средств. Участие в сборе, распределении, хранении общака жестоко преследуется администрацией.

Свои общаки могут быть у козлов и опущенных.

Общаковый - относящийся к общаку.

Общественность - актив, члены общественно-самодеятельных организаций или секций. В языке администрации - слово, окрашенное положительно, в языке заключенных, не входящих в секции, - иронично.

Общественно-самодеятельные организации - см. СВП, СПП. "Самодеятельными" их можно назвать весьма условно, т.к. и в 70-х и в 80-х годах администрация для их пополнения использовала целый арсенал принудительных средств: от подкупа до угроз и прямого пресса. Эти организации служили показателем воспитательной работы администрации с заключенными, и поэтому иногда ставилась фантастическая цель - загнать в них все население ИТУ поголовно, что вызывало, в свою очередь, сопротивление всеми способами вплоть до забастовок и бунтов. (См. Самодеятельные организации заключенных).

Общий режим - ИТК для осужденных впервые (первоходочников) или за нетяжелые преступления. Отличается большим количеством разнообразных и зачастую бессмысленных обычаев и ритуалов, а также самозваных лидеров и лже-блатных.

ООР - особо опасный рецидивист.

Опер - работник оперативной службы.

Оперативная служба - структурное подразделение МВД, МЮ, др. ведомств, занимающееся предупреждением и раскрытием преступлений, средствами и методами, предоставленными Законом РФ "Об оперативно-розыскной деятельности", в т.ч. агентурными. В каждом ИТУ или СИЗО есть оперативная часть, которая должна контролировать общую обстановку в учреждении, предупреждать преступления, всякого рода эксцессы, раскрывать ранее совершенные преступления, собирать информацию о лидерах преступного мира.

Опустить - 1) Понизить статус в неформальной иерархии заключенных (устарев.);

2) Перевести в касту неприкасаемых (опущенных, петухов) - изнасиловать или совершить ритуал, связанный с переводом заключенного в касту неприкасаемых. При этом часто используют замещающие изнасилование ритуалы: заключенного сажают на парашу с куском хлеба, обливают водой из параши, заставляют выпить воду из параши, проводят членом, полотенцем, смоченным спермой, по губам, заднему проходу и т.п.

Опущенный - представитель самой низшей группы в неформальной иерархии заключенных, своеобразной касты неприкасаемых.

У опущенного нельзя ничего взять, нельзя его касаться, сесть на его нары и т.п. У опущенных свои отдельные места в бараке, тюремной камере, в столовой, своя меченая посуда, они выполняют самые грязные работы - те, за которые прочие заключенные уже не имеют права браться. Они имеют определенные опознавательные знаки, обязаны сообщать по прибытии на место, где их не знают, о том, что они опущенные, чтобы другие заключенные, вступив в общение с ними, не потеряли своего статуса. Скрывать свой статус опущенному бесполезно и опасно, рано или поздно его прошлое становится известным, и тогда раскрытых опущенных наказывают, избивают, иногда убивают. Считается, что он зашкварил всех, кто с ним общался, сидел рядом. Статус опущенного пожизненный, перерыв в тюремной карьере его не изменяет.

Весьма распространенно заблуждение, что в опущенные попадают только пассивные гомосексуалисты. По некоторым оценкам, добровольных гомосексуалистов среди опущенных не более 20% (хотя человек, бывший на воле пассивным гомосексуалистом и не сумевший скрыть это, становится опущенным).

Перевод в опущенные производится, как правило, за грубые нарушения тюремного закона: доносительство, крысятничество, неоплаченный карточный долг, беспредел по отношению к другим заключенным. Опускают прессовщиков, козлов, шерстяных, тех, кто совершил позорные, с точки зрения правильных понятий, преступления (изнасилование детей, зверское изнасилование женщин, зверское немотивированное убийство, развратные действия с малолетними и т.п.), бывших сотрудников МВД, солдат внутренних войск, которые оказались в обычной тюремной камере...

Заключенный, чувствующий серьезность допущенного им нарушения, иногда предпочитает добровольно перейти в касту опущенных (скажем, перенести свои вещи в угол барака, где живут опущенные). В этом случае он, как правило, не подвергается никаким ритуальным процедурам или изнасилованию.

Следует отметить, что в учреждениях для несовершеннолетних правонарушителей и первоходочников ритуально-символическая мотивировка в отношении к опущенным преобладает над мотивировкой смысловой. Сами отличительные признаки касты неприкасаемых здесь приобретают отдельное от обозначаемых ими объектов, мистическое значение (см. законтачить). Например, человек, не совершивший никаких особых нарушений тюремного закона (изнасилованный в пресс-камере, случайно вошедший в недозволенный контакт с опущенным), попадает в касту неприкасаемых. Это рассматривается не как наказание, а как несчастный случай, который делает человека "увечным" на всю жизнь. Сам перевод в касту опущенных часто совершается с помощью ритуалов (см. опустить), заставляющих вспомнить об обычаях, существующих в примитивных племенах.

Каста опущенных появилась в сообществе заключенных в 60-х годах, возможно, как реакция субкультуры заключенных на новую пенитенциарную политику властей. Борьба за сохранение личности в условиях, когда администрация ИТУ использовала самые жестокие способы давления на заключенных с целью заставить совершить их аморальные, с точки зрения традиционной культуры, поступки, привела к изобретению своей неформальной санкции к "отступникам", это своего рода остракизм, моральное изгнание из сообщества в условиях, когда реальное изгнание невозможно. Возможно также, что наказанию в виде изнасилования в период утверждения самодеятельных организаций осужденных впервые начали подвергаться те, кто становился их членом. Напомним, что нынешнее название этой касты (козлы) относилось в 40-50-х годах к пассивным гомосексуалистам.

Хранители тюремного закона, традиций тюремного мира утверждают, что наказание в виде перевода человека в касту опущенных по правильным понятиям считается недопустимым. По их версии, касту опущенных "придумали менты" и ввели ее с помощью прессовщиков, шерстяных, беспредельщиков в тюремный мир. Надо сказать, что администрация ИТУ весьма охотно пользуется институтом опущенных для ломки непокорных. Одна из самых страшных угроз для отрицалова - изнасилование в пресс- камере. После изнасилования опер может предложить изнасилованному своего рода джентльменское соглашение: о происшедшем никто не узнает, если заключенный согласится стать его агентом или подписать заявление об отречении от воровских идей. Следует также добавить, что основными поставщиками в касту опущенных являются учреждения для несовершеннолетних правонарушителей, первоходок и пресс-камеры. Случаи применения санкции опускания среди рецидивистов крайне редки и являются скорее исключением (нарушением тюремного закона), чем правилом. Отношение к опущенным в ИТУ среди рецидивистов не носит такого жестокого и садистского характера, как на малолетке и в ИТУ общего режима, хотя некоторые нормы, носящие характер табу, определяющие "неприкасаемость" опущенных, сохраняются.

Внутри группы опущенных существует своя иерархия, напоминающая неформальную иерархию всего сообщества заключенных. В ней есть свои неформальные лидеры (главпетухи, папы, мамы) со своим окружением, обычные опущенные и петухи, которыми в этой группе все помыкают (продают в качестве сексуального объекта, заставляют работать на себя, насилуют, истязают). В неформальные лидеры опущенных чаще всего попадают бывшие блатные, которых опустили за какие-либо косяки (неуплата карточного долга, стукачество и т.п.), а также изнасилованные или опущенные иным образом в пресс-камерах.

".

Особняк - 1) ИТК особого режима.

2) Особо опасный рецидивист (ООР). Преступник может быть признан ООР по решению суда за прежние неоднократные судимости. Часто в эту категорию попадают люди, не представляющие особой опасности, но имеющие в прошлом не один лагерный срок.

Осужденка - камера в СИЗО, где содержатся заключенные, в отношении которых судебный приговор вынесен, но еще не вступил в законную силу.

Осужденный - официальное название заключенного, в отношение которого судебный приговор вступил в законную силу. Самоназвание заключенных в диалоге с должностными лицами. В речи заключенных ударение при этом делается на букве "у".

Отоварка, отоваровка - ежемесячное приобретение заключенными продуктов питания в лагерном магазине (ларьке) на строго определенную сумму денег.

Отрицаловка, отрицалово , отрицательно настроенные осужденные (о) заключенные, которые с точки зрения администрации ИТУ мешают ее работе, отрицательно влияют на других осужденных. Всех заключенных работники ИТУ и ученые МВД делят на три группы: положительные (помогающие им в работе), нейтральные (не мешающие), отрицательные. В отрицалово попадают не только блатные, но и заключенные, конфликтующие с администрацией.

Отряд - 1) Структурное подразделение ИТУ. В колонии заключенные разбиты по отрядам численностью от 100 до 200 человек. В отряде бывает от 2 до 5 производственных бригад. В ВТК отряды разбиты по отделениям численностью в 20-30 человек. Отряд обычно расположен компактно в одном помещении, в одной локальной зоне.

2) Помещение, где располагается отряд (спальные комнаты, красный уголок, комнаты для хранения вещей и продуктов, туалет, кабинет начальника отряда и т.п.).

Отрядник , начальник отряда - сотрудник ИТК, под начальством которого находится отряд.

П

Пайка - 1) Все казенные продукты (хлеб, сахар и т.п.), положенные по закону заключенным; 2) Порция хлеба, положенная заключенному.

Папа - неформальный лидер в касте опущенных. См. мама, главпетух.

Параша - 1) Сосуд для испражнений в камере, где нет канализации. 2) Унитаз в камере. Место у параши считается самым непрестижным. В камерах малолеток и первоходочников иногда существует правило, согласно которому опущенный должен есть, сидя на параше (или около нее). 3) Вздорный слух, сплетня.

Парни - то же, что люди: блатные и приближенные к ним

Пахан - самый авторитетный блатной в данном сообществе (камере, тюрьме, колонии).

Пацан - человек, занимающий высокое положение в обществе заключенных в колониях общего режима (иногда на малолетке), блатной.

ПВР - 1) политико-воспитательная работа.

2) Правила внутреннего распорядка - нормативный документ МВД, определяющий условия содержания заключенных в ИТУ (ПВР ИТУ), в СИЗО (ПВР СИЗО), в ИВС (ПВР ИВС). Именно этот документ и около 300 инструкций МВД (а не ИТК РСФСР или УИК РФ) в мельчайших подробностях регламентируют жизнь в местах заключения и устанавливают множество норм и ограничений, даже не упомянутых в законодательстве.

Петух - 1) Пассивный гомосексуалист.

2) Один из синонимов опущенных, слово является страшным оскорблением и табуировано в еще большей степени, чем козел. Все производные от петуха слова (распетушился, петя, петушиный, петушок и т.д.), а также родственные ему (курятник, птичка, курица, гребень и т.п.) заключенные стараются не употреблять, чтобы не "попасть в непонятную". Это касается и опущенных, предпочитающих употреблять при самоназвании эвфемизм обиженный.

ПКТ - помещение камерного типа, внутренняя тюрьма колонии, в которой содержатся злостные нарушители режима содержания. Камеры ПКТ обычно находятся в отдельном здании вместе с ШИЗО и отгорожены от остальной территории ИТК забором. Заключенные, водворенные в ПКТ, ограничены в некоторых правах. Согласно Закону РФ "О внесении изменений и дополнений в Исправительно-трудовой кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР" от 12 июня 1992 года, общий срок наказания ПКТ не должен был превышать 6-ти месяцев. С 1.07.97 это ограничение отменено.

Прежнее название ПКТ - БУР (барак усиленного режима) - до сих пор бытует среди заключенных.

ПМС - производственно-массовая секция.

Поддержка - второй по статусу неформальный лидер в камере. Это может быть и блатной. В пресс-камере - помощник главного прессовщика.

Подсадной - см. Наседка.

Подснежный вор - лже-вор, человек, объявивший себя вором, но не придерживающийся правильных понятий и преследующий свои узко-эгоистические цели.

Полоса - в документе. Красная полоса на обложке личного дела заключенного означает - "склонен к побегу". Когда такой человек приходит в зону, администрация должна ставить его под особое наблюдение.

Полосатый - особо опасный рецидивист (ООР). По полосатой одежде, которую обязан носить ООР. См. также ИТК.

Полосатый режим, полосатая зона - см. Особняк.

Польские воры - 1) воры, отошедшие от "правильной жизни";

2) профессиональные воры, не входящие и не входившие в какие-либо группировки;

3) ссученные воры, т.е. воры, которые враждуют с ворами в законе с одобрения лагерной администрации либо под ее руководством.

Происхождение словосочетания "польский вор" тюремный мир объясняет буквально: это идейные потомки воров, которые пришли в Россию из Польши еще в те времена, когда Польша входила в Российскую империю. С нашествием "польских воров" и их деятельностью мифология тюремного мира связывает и упадок своих нравов.

Помиловка - прошение о помиловании или само решение судебных инстанций о помиловании.

Поселение, поселуха - колония-поселение. См. ИТК.

Правилка, правилово - разбор конфликта между заключенными по закону, правильным понятиям. См. также разборка.

Правильная зона, тюрьма - ИТУ или СИЗО, теневая жизнь которых идет в соответствии с правильными понятиями и тюремным законом. Наличие или отсутствие правильного порядка в конкретном пенитенциарном учреждении или его части, определяется личностными качествами авторитетов, имеющих реальную власть.

В учреждениях для малолеток или первоходок правильный порядок практически невозможен из-за отсутствия авторитетов, имеющих достаточный жизненный и тюремный опыт, а также опыт решения конфликтов ненасильственным путем. Здесь часто процветает беспредел, приоритет формальных норм, выхваченных из тюремного закона, над его смыслом, распространенность диких и бессмысленных правил. Например, запрет носить ложку в верхнем кармане робы, класть в карман надкусанный кусок хлеба, запрет на одежду красного цвета и т.п. Характерно, что общий режим (ИТУ для первоходок) сами заключенные называют спецлютым.

Отсутствие правильного порядка, беспредел в ИТУ для рецидивистов часто связан с деятельностью оперативных служб, которые предпочитают поддерживать управляемых авторитетов или насаждать власть своих агентов среди блатных и воров, и применяют самые жестокие и безнравственные способы борьбы с правильными авторитетами, которые не поддаются давлению и не идут на сотрудничество.

Правильный - 1) Справедливый, честный, уважаемый, авторитетный и т.п.;

2) Высшая степень оценки человека (правильный мужик, блатной, арестант), группы людей (правильная хата, зона, тюрьма, семья и т. п.), общественного явления (правильный порядок и т.п.).

3) Заключенный, придерживающийся правильных понятий.

Правильные понятия - система неформальных норм и правил, действующих в таких неформальных группах заключенных, как мужики и блатные. Являются для заключенных одновременно и этическим императивом, и средством противостояния администрации ИТУ. Поддерживаются, разделяются, признаются основной частью заключенных, что можно объяснить их близостью к нормам, ценностям и установкам традиционной культуры. Они декларируют, например, непримиримое отношение к доносительству, провозглашают примат общего интереса над частным, братство между заключенными (братва, семья), помощь тем, кто оказался в трудном положении (общак), справедливость, ограждают заключенного от произвола посредством запрещения отнимать что бы то ни было без законного (в рамках тюремного закона) основания, запрещают предъявлять человеку обвинение без доказательств его проступка и вообще оскорблять его, требуют строгой продуманности и сдержанности в словах (следи за метлой, козел, петух, фильтруй базар).

Правильный порядок - о ситуации в лагере, камере, тюрьме, где большинство заключенных придерживается правильных понятий.

Прапора (т) - могут называться не только сотрудники МВД, имеющие звание "прапорщик", но и прочие представители администрации мест лишения (или ограничения) свободы, непосредственно осуществляющие надзор.

Предъявить - выдвинуть обвинение в нарушении неформальных норм и правил, бытующих в сообществе заключенных. Поводом для предъявки может стать неожиданно всплывший компрометирующий факт, относящийся к далекому прошлому, иногда даже к вольной, долагерной жизни заключенного, а также обстоятельство, вообще не являющееся результатом обдуманного самостоятельного выбора: например, сам факт проживания в Москве или в Ленинграде, служба во внутренних войсках и т.п.

Предъява, предъявка (т) - обвинение заключенного в каких-либо компрометирующих его поступках или действиях, не соответствующих тюремному закону.

Пресс - "обламывание" заключенного, способ подавить его личность, сделать полностью управляемым. Иногда пресс - это постоянное психологическое давление на заключенного ("змейский пресс"). См. также пресс-камера.

Пресс-камера, пресс-хата - камера в СИЗО, крытой, ПКТ, ШИЗО, в которой специально подобранные администрацией заключенные пытают, истязают, насилуют тех, кого к ним сажают, с целью добиться от них чего-нибудь конкретного, например, дать нужные следователю показания, узнать, где хранятся общаковые деньги, подписать заявление с отказом от воровских идей (см. ломка и т.п.).

Прессовщик - заключенный, согласившийся выполнять по заданию сотрудника ИТУ или следователя функцию палача, истязателя других заключенных в пресс-камере. Обычно в личном деле прессовщика имеется отметка, которая служит указанием для опера о возможности соответствующего использования этого заключенного. Кроме того, такая отметка предупреждает помещение прессовщика во время этапирования вместе с другими заключенными. Разоблачение прессовщика чревато для него жестокой расправой.

Пресс-тюрьма - учреждение тюремного типа, в котором значительная часть камер используются для пресса. См. Белый Лебедь, ломка, пресс-камера.

Приблатненный - кандидат в блатные, стремящийся быть принятым в группу блатных и демонстрирующий приверженность правильным понятиям.

Признанка - камера или отделение СИЗО, в которых содержатся заключенные, признанные невменяемыми или психически больными. Заключенные этих камер или отделений пользуются целым рядом льгот по сравнению с обычными заключенными. Им разрешена переписка, получение большего количества передач, больничное питание, более длительная прогулка и т.п.

Признанный - заключенный, признанный после психиатрической экспертизы невменяемым. См. также дурак.

Примочки, приколы, прихваты - различные способы провокаций в отношении человека с целью поставить его в смешное положение, заставить рассердиться, проговориться, дать о себе какую-то информацию и вообще как-то проявить себя. Заключенного могут провоцировать как другие заключенные (см. прописка), так и работники администрации. Это оперские (кумовские) примочки и прихваты. См. Кумовская мутка, кумовская травка.

Припотел - то же, что шестерка, только немного выше рангом, поскольку шестерка - тот, кто прислуживает любому, а припотел - блатному.

Продол - тюремный коридор.

Промзона , промка - промышленная зона колонии. Территория колонии разделена на отдельные участки - зоны: жилую зону, промзону (здесь расположены производственные объекты). Между этими зонами установлен забор, протянуты ряды колючей проволоки, между ними - коридор, иногда простреливаемый солдатами охраны.

Прописка - инициация, то есть обряд введения новичка в тюремное сообщество. Наибольшее значение прописка имеет в камерах малолеток и заключенных общего режима.

Неофиту предлагаются вопросы, или он ставится в ситуации, требующие сообразительности, волевой мобилизации, быстрого принятия решений. Все это имеет целью наглядно выявить реальное внутреннее содержание личности инициируемого, степень его самостоятельности, надежности и т.д. От успешного прохождения прописки зависит место в неформальной иерархии заключенных. И наоборот - не выдержавшие испытаний зачастую попадают в касту обиженных, неприкасаемых, изгоев, занимающих самое позорное и бесправное положение в тюремном сообществе.

В некоторых следственных изоляторах, в том числе и в Матросской Тишине, прописке подлежат лица с 16 до 30 лет, в то время как в других местах возрастные лимиты совершенно отсутствуют.

Прошляк - отошедший от воровского закона вор, но в отличие от суки не изменивший ему. Обычно пользуется авторитетом в сообществе заключенных. Может присутствовать на сходняках.

Пупок - он же попка, дубак, вертухай - надзиратель

Пятиминутка - поверхностная, короткая (иногда и меньше пяти минут) психиатрическая экспертиза непосредственно в тюрьме или зале суда. На пятиминутке обычно принимается решение: отправить подследственного на более тщательную экспертизу (например, в институт им. Сербского) или признать заключенного нормальным.

Р

Разборка - 1) Любое выяснение отношений между заключенными или группами заключенных. 2) Разрешение конфликтов, возникших между заключенными или группами заключенных по правилам, предусмотренным тюремным законом или воровским законом (в случае, когда конфликт возник между ворами или приближенными к ним авторитетными блатными). Такая разборка, в отличие от обычного конфликта (разборка 1), иногда называется правильной, правилкой. В роли "судей" обычно выступают авторитетные заключенные, блатные. В серьезных случаях человека, признанного виновным (ответчика), отдают на милость правого (признанного на разборке правым). Он может получить с ответчика как с "достойного" или как с "негодяя" (квалификация ответчика - прерогатива разборки, которая может передать ее в правому). В первом случае ответчик должен публично признать свою вину и покаяться. Правый может и слегка ударить ответчика, но не больно, чтобы тот только "почувствовал братскую руку". Во втором случае с ответчиком можно сделать все, что угодно, в том числе и убить его. Правый может по приговору разборки потребовать с виновного деньги, вещи - тут у него, казалось бы, полная свобода выбора. Однако по тому, насколько справедлива санкция, выбранная правым, насколько она соответствует провинности, насколько "выигравший дело" великодушен и не злопамятен, окружающие будут составлять себе мнение о нем, что в конечном счете влияет и на его статус в сообществе. Разборки между ворами или авторитетными блатными проходят по другим правилам, предусмотренным воровским законом. Например, вора нельзя ударить даже по "братски". Такая санкция однозначна: вор лишен своего звания. Несправедливо подвергшийся подобной санкции, не признавший законности лишения звания вора, обязан убить ударившего.

Резка - сокращение срока.

Раскрутка (т, с) - получение в лагере второго дополнительного срока за новое преступление по решению суда.

Режимник - сотрудник режимной части ИТУ, которая следит за выполнением заключенными правил внутреннего распорядка ИТУ.

Рога мочить - отбывать срок наказания полностью.

Рябый (т) - (устар.) то же, что и особняк, полосатый.

С

Самодеятельные организации осужденных - официальные структуры, организации заключенных, создаваемые администрацией. К подобным организациям относятся различные секции (СПП, санитарно-бытовая, производственная, культурно-воспитательная и т.п.), а также всякого рода "советы" (коллектива колонии, отряда). Руководители всех этих секций и советов назначаются администрацией. См. секции, СПП, активист, козел.

Свалить - убежать, удрать, уйти.

Свояк - кандидат в касту воров, который, однако, еще не признан на сходке вором в законе. Свояки занимают второе (после воров в законе) место в иерархии блатных.

СВП - секция внутреннего порядка - самодеятельная организация осужденных, члены которой активно сотрудничают с администрацией. Современное название - СПП.

Сдать - выдать, донести администрации.

Секция - 1) жилая комната в бараке или общежитии. В секции может размещаться от 20 до 200 человек.

2) Обобщенное название самодеятельных организаций осужденных.

Семья - группа из 3-5 заключенных (иногда больше), связанных между собой доверительными отношениями. Члены семьи оказывают друг другу помощь и поддержку в повседневной жизни, но также несут и ответственность друг за друга.

Серые - 1) синоним мужиков;

2) Масть.

Сесть на колеса - быть в бегах, скрываться

СИЗО - следственный изолятор. Учреждение, предназначенное для содержания под стражей арестованных в ходе следствия, а также в отношении которых судебный приговор не вступил в законную силу. В СИЗО содержатся также и осужденные, ожидающие этапирования или оставленные для хозяйственных работ (хозобслуга). В СИЗО имеется отделение для дисциплинарного наказания (карцер).

Следить за метлой - не допускать в разговоре оскорбительных выражений или отдельных матерных слов.

Смотрящий - В том случае, когда в тюрьме или колонии нет вора, воровской мир может послать туда своего представителя, который будет следить за тем, чтобы заключенные соблюдали тюремный закон и воровские наказы смотрящего. В этом случае смотрящий снабжается "мандатом", т.е. запиской, в которой имеется соответствующее распоряжение и которую смотрящий предъявляет авторитетным блатным. В случае, если зона красная, управляется шерстяными и т.п., смотрящий должен сам подобрать себе в помощники правильных заключенных и взять власть в ИТУ. Смотрящий может быть назначен и вором, уходящим на свободу или на этап.

СПБ - специальная психиатрическая больница. Пенитенциарное учреждение для заключенных, признанных невменяемыми в момент совершения преступления и имеющих серьезные нарушения психики, а также для заключенных, получивших серьезные психические заболевания в период отбывания наказания. В СПБ направляют по решению суда осужденных за тяжкие преступления и рецидивистов. Лица, совершившие нетяжкие преступления впервые, могут направляться по решению суда и в обычные психиатрические больницы. В 1988 году СПБ были переданы из МВД под юрисдикцию Министерства здравоохранения.

Спецконтингент - так сотрудники ИТУ и СИЗО называют заключенных.

Спецкомендатура - (до 1993 г.) пенитенциарное учреждение для преступников, осужденных условно с обязательным привлечением к труду" и "освобожденных условно - досрочно с обязательным привлечением к труду" (т.е. заключенных ИТК общего, усиленного и строгого режимов, которым по решению суда смягчен режим наказания). В спецкомендатуре заключенный обязан проживать в специальном общежитии и работать на указанном ему предприятии (часто с вредными или тяжелыми условиями работы). Чаще всего осужденных к этому виду наказания направляют в регионы, находящиеся далеко от его постоянного места жительства.

В 1993 году этот вид наказания - "условно с обязательным привлечением к труду" - отменен. См. химия.

Спец, спецкоридор, спецкорпус - отделение СИЗО для подследственных, которых по указанию следователя или опера следует держать в условиях более строгой изоляции от других заключенных, для предотвращения контактов с подельниками или вредного влияния на других заключенных, иногда - для обеспечения безопасности этого заключенного (см., например, прессовщик). Камеры этого отделения рассчитаны на меньшее количество мест (от одного до 10-12), чем обычные камеры.

Спецлютый - ИТК общего режима. Называется так из-за царящих в ИТК этого режима жестоких отношений между заключенными.

Спецшкола, спец ПТУ- см. короедка.

СПП - секция профилактики правонарушений, одна из самодеятельных организаций заключенных (прежнее название - СВП - секция внутреннего порядка), записавшись в которую заключенный приобретает статус козла.

Спросить - наказать заключенного после разборки за беспредел или нарушение тюремного закона.

Ссучиться, ссучившийся вор - см. Сука.

Стоять на калитке - открывать и закрывать проход из одной локальной зоны в другую. См. Локалка, локальная вышка.

Строгач - ИТК строгого режима.

Сука - 1) Вор, нарушивший воровской закон. В конце 40-х - начале 50-х годов в лагерях развернулась кровавая бойня, известная под названием "война сук и воров". См. Уголовный мир;

2) Сломленный вор или блатной, согласившийся открыто сотрудничать с администрацией ИТУ.

"Ссучившийся", ставший козлом блатной, отличается, как правило, крайней жестокостью, садизмом по отношению к другим заключенным; по выходе на волю многие из "ссучившихся" совершают изуверские преступления.

Сухарь - 1) Заключенный, пользующийся чужим именем и фамилией с целью более раннего освобождения. В настоящее время встречается редко;

2) Заключенный, выдающий себя за блатного или даже вора, скрывающий свое прошлое (например, факт пребывания в касте опущенных или козлов).

Сучья зона - зона, где управляют (рулят) ссучившиеся блатные (см. сука), т.е. пошедшие на союз с администрацией, что тюремным законом строжайше запрещено. Как правило, такие блатные, стремясь достичь собственных целей, особенно притесняют заключенных и беспредельничают.

Сходняк - что-то вроде постоянно действующего совета блатных в ИТУ, который разбирает конфликты между заключенными, вопросы, связанные с жизнью заключенных, объявлением забастовок, подготовкой бунта, изменением некоторых норм поведения, действующих среди заключенных данного ИТУ, обращением к блатным, ворам других ИТУ или находящимся на воле и т.п. См. также тюремный закон, блатные.

Сход воров - периодически собираемый коллегиальный орган воров в законе отдельного региона или нескольких регионов. Выносит решения о наказании нарушителей воровского закона, разрешает возникающие споры, назначает смотрящих за отдельными ИТУ, принимает в воры достойных кандидатов и т. п.

Сход воров может происходить и в тюремных заведениях. Для этого воры из разных ИТУ могут различными способами попадать в тюремную больницу, где такой сход устроить легче. Более важные вопросы, касающиеся, например, уточнений в толковании закона, совместных действий различных группировок разрешаются на сходах, собираемых на воле. См. также вор, воровские наказы, воровской закон.

Т

Танкист - то же, что боец, бык, гладиатор, атлет.

Тачковать, точковать - брать на заметку проступок человека, чтобы затем, не наказывая его именно за это, шантажировать возможностью обнаружения и наказания.

Тихушник - скрытый стукач, безынициативный стукач или козел, не очень ревностный активист.

Торпеда - 1) Телохранитель;

2) Заключенный, который выполняет вынесенный сходняком смертный приговор в отношении другого заключенного. Нередко торпеда посылается с этой миссией из одного лагеря в другой.

Трюм, загрузить в трюм, трюмануть - водворить в ШИЗО или ПКТ.

Тумбочка - 1) Пост при входе в барак, где обычно ставят тумбочку с различными документами и местным телефоном, связанным с вахтой и штабом.

2) Один из способов борьбы администрации ИТУ с тюремным законом. По правильным понятиям. дежурство у тумбочки считается недопустимым для мужиков и блатных.

Тюремный закон - свод неформальных норм и правил, действующих в сообществе заключенных. В отличие от воровского закона, на основе которого он и сложился в 60-е годы (когда воров и блатных в ИТУ фактически не осталось), тюремный закон включает в сферу своего действия всех заключенных; регулирует отношения, вводит механизмы решения (разводки рамсов) конфликтов между заключенными. Все конфликты должны решаться, по тюремному закону, с помощью разборок и апелляций к авторитетам. Авторитетами чаще всего бывают люди из касты блатных (в этом еще одно доказательство того, что средняя каста - "мужики", не просто стихийно сложились в некоторое социальное целое, но именно взяли себе за образец касту блатных, у которых уже был свой выработанный закон и порядок).

В последние годы имеются свидетельства о постепенном вытеснении тюремного закона новыми порядками, основанными на коррупции, власти денег.

Тюрьма - 1) Общеупотребительное разговорное название всех мест заключения;

2) Общее название всех учреждений тюремного типа, включая крытую и следственную тюрьму (СИЗО). Тюрьма нередко получает неофициальное название по месту ее расположения (Бутырки, Лефортово, Красная Пресня - в Москве, Кресты - в С. Петербурге, Лукьяновка - в Киеве и т.п.);

3) Учреждение тюремного типа для осужденных. См. "крытая".

У

Угловой - блатной, являющийся неформальным лидером в секции, бараке или назначенный на эту роль сходняком. Как правило, занимает почетное нижнее место в углу спального помещения в бараке.

УДО - условно-досрочное освобождение от наказания. Окончательное решение об УДО принимается выездной сессией районного суда по месту расположения исправительного учреждения.

УИТУ - управление ИТУ. До 1999 г. структурное подразделение регионального (областного, краевого) управления внутренних дел, в введении которого находятся расположенные на его территории ИТУ (кроме лесных). В настоящее время переименованы в УИН (управление по исполнению наказаний), переданы в ведение Минюста РФ.

УЛИТУ - Управление лесными ИТУ, региональное подразделение ГУЛИТУ.

УР, БУР - барак усиленного режима, помещение, в котором заключенные находятся под замком (иногда - в камерах). По существу - внутренняя тюрьма лагеря, куда помещают нарушителей дисциплины, "отказчиков" от работы и т.п.

БУР возник еще в 20-х годах, в начале 60-х был заменен ПКТ. Однако до сих пор заключенные часто называют ПКТ БУРом.

Урка - старое название блатного, выходит из употребления.

Усилок - ИТК усиленного режима.

Ф

Фанеру ломать - разбивать человеку грудную клетку. Один из способов истязания у малолеток.

Фаршмануться (форшмануться) - 1). Оказаться в смешном положении;

2). Быть уличенным в преступлении;

3. Быть скомпрометированным.

Фраер - Ранее - "лицо, не принадлежащее к воровскому миру", при этом старое значение ближе по смыслу нынешнему слову "лох".

В настоящее время во многих регионах приобретает прямо противоположный смысл: заключенный близкий к "блатным, блатной".

Фраериться означает - в своем поведении подражать блатным; козырный фраер - блатной. Сохраняет и прежнее значение в некоторых словах, например, фраернуться - совершить ошибку, неправильный с точки зрения арестанта (но не вольного) поступок.

Фуфло - 1) зад;

2) ложь.

Фуфлыжник - ведущий себя недостойно заключенный, чаще всего в отношении платежа карточных долгов, за что всегда подвергается опасности опускания.

Иногда, проигравшись, он договаривается еще на одну попытку, соглашаясь в случае проигрыша на опускание: это называется - "играть на фуфло".

Х

Хвост - проступок заключенного, от наказания за который он уклоняется, стремясь перейти в другой барак, в другую зону, где о его проступке никто не знает. Информация о его проступке идет обычно следом за нарушителем. "Длинный хвост за нарой" - несколько проступков или один крупный, который скрывается нарушителем. Иногда (когда проступок уже известен и осужден) хвост - это заочный приговор, вынесенный в соответствии с тюремным законом.

Хата - камера.

Химик - заключенный, освобожденный условно-досрочное (УДО) или лицо условно осужденнное с обязательным привлечением к труду. (См. химия).

Химия - неофициальное название одного из видов уголовного наказания в СССР. Официально оно называется условно-досрочное освобождение (УДО) или условное осуждение с обязательным привлечением к труду. Этот вид наказания связан с этапированием в спецкомендатуру, где заключенный обязан проживать в специальном общежитии и работать на указанном ему предприятии. В 1992-93 гг. этот вид наказания в большинстве стран б. СССР отменен.

Хипеж (кипеж) - волнения, смута, мятеж, затеваемые заключенными против администрации, либо администрацией против заключенных.

Хозяин - начальник тюрьмы или колонии.

Хозбанда - см. Хозобслуга.

Хозобслуга - заключенные, выполняющие в местах лишения свободы работы по хозяйственному обслуживанию (повара, "баландеры" - раздатчики пищи и другие). Так же называются заключенные, выполняющие эти обязанности в СИЗО и отбывающие там наказание. Хозобслуга - одна из тех категорий заключенных, к которым лагерное сообщество относится с большей или меньшей степенью неприязни.

Хозяйственник - заключенный, осужденный за хозяйственные преступления. В 80-х годах таковых было много в местах заключения и они составляли заметную прослойку, отличающуюся своим поведением. Хозяйственники проявили значительную гибкость: не отрицая тюремного закона, они часто выходили за его рамки, поступая на хозяйственные должности, т.е. становясь козлами, и использовали свои знания и хозяйственный опыт на пользу администрации, но одновременно пытались как-то способствовать улучшению своей репутации и у заключенных.

Ц

Цветной - 1) Сотрудник МВД, иногда - любой кто служит в армии, носит погоны. Так же называют бывших сотрудников МВД, прокуроров, судей, государственных служащих высокого ранга и т.п., которые содержатся в СИЗО и ИТУ. Их помещают в отдельные камеры в следственных тюрьмах, для них существуют отдельные ИТК, что делается для предотвращения расправы над цветными со стороны других заключенных. Известны случаи, когда следователь добивается от цветных любых показаний под угрозой помещения в камеру для обычных заключенных.

2) В прежнем (30-50-е годы) значении блатной или вор в законе, урка.

Центряк - блатные и их окружение.

Ч

Черный - принадлежащий к черной масти, блатной.

Черная зона, черная масть - блатные; черная зона - зона, управляемая блатными.

Черт - человек, занимающий одну из самых нижних ступеней в неформальной иерархии заключенных (ниже - только чушки и опущенные). Черт отличается невыдержанностью своих моральных принципов, безответственностью в поведении и неопрятным внешним видом.

Чушок - представитель группы с низким статусом в неформальной иерархии заключенных (ниже по статусу только опущенные). Их заставляют делать грязную работу, на общаке и малолетке обирают, отнимают у них вещи. Чаще всего это люди неприспособленные (по разным причинам) к жизни в тюрьме, не способные оказать сопротивление, постоять за себя, равнодушные ко всему. Их основной отличительный признак - запущенный внешний вид. Слово чушок чаще используется у малолеток.

Ш

Шерсть, шерстяные - 1) Заключенные, которые выдают себя за авторитетных, блатных, но на самом деле беспредельничают, действуя в собственных интересах или по указанию администрации.

2) Блатные беспредельщики.

ШИЗО - штрафной изолятор. Отделение ИТУ, где расположены камеры для нарушителей режима содержания.

Водворение в ШИЗО - одно из самых тяжелых наказаний. До 1988 года в ШИЗО существовала пониженная норма питания, у заключенных отбиралась вся одежда и выдавался хлопчатобумажный костюм, они не выводились на прогулку, не получали постельное белье и матрас, письма, бандероли, посылки. В некоторых ИТУ бывает ШИЗО с выводом на работу, т.е. днем заключенный работает на своем обычном месте, а после работы возвращается в ШИЗО. Бывает и худший вариант, когда заключенные в ШИЗО выводятся на работу в расположенные в том же здании рабочие камеры.

Шкварной - то же, что и опущенный.

Шконка, шконарь - койка. В тюрьме - лежанка, сваренная из металлических труб и полос, вмурованная в пол; часто двух- или трехъярусная. По числу шконок обычно судят о размерах и вместимости камер.

Шкура - арестантская куртка.

Шкурка - донос, докладная на другого заключенного (см. сдать шкурку).

Шмон - обыск.

Шнырь - 1) Заключенный, взявший (иногда под давлением со стороны других заключенных) на себя обязанность убирать камеру, барак, производственное помещение, выполнять работу, которую заключенные обязаны делать по очереди. За эту работу он получает от самих заключенных определенную плату продуктами, куревом, деньгами.

2) Заключенные, занимающие должности дневальных (дежурные, порученцы, уборщики) в отдельных структурных подразделениях ИТУ (ШИЗО, ПКТ, штаб, комнаты свиданий, отряды и т.п.). Шнырь считается козлом уже по самой должности.

Шпилить - шпионить в чью-то пользу, чаще всего в пользу администрации.

Штаб - помещение ИТК, в котором расположены кабинеты сотрудников колонии (начальник, заместители, оперативные работники и т.п.). Часто в этом же помещении расположена и медчасть.

Э

Этапка - помещение для вновь прибывших в колонию заключенных (этапников), где их выдерживают в изоляции от остальных заключенных ИТУ в течение нескольких дней.

Ю

Юзануть - уйти, убежать.

Юзить - уклоняться от темы в разговоре.

Я

Яма - место для хранения чего-либо, тайник.

Янтарь - вино.

Ящик - посылка.

ЛИТЕРАТУРА

А. Сидоров "Великие битвы уголовного мира"

О. Волков "Погружение во тьму"

И. Солоневич "Россия в концлагере"

А. Солженицын "Архипелаг Гулаг"

В. Шаламов "Колымские рассказы"

Б. Ширяев "Неугасимая лампада"

Е. Ефимова "Субкультура тюрьмы и криминальных кланов. История вопроса"

"Основы борьбы с организованной преступностью" под ред. В. Овчинского

"Тюрьмы и колонии России" под ред. Г. Б. Мирзоева


home | my bookshelf | | Тюрьма и зона |     цвет текста