Book: Путешествие вверх



Путешествие вверх
Путешествие вверх

Вадим Дмитриевич Федоров

Путешествие вверх

Посвящаю сыну моему, Вадиму Вадимовичу.

В воде удильщики живут

— Ого! — и как ещё живут,

Вот так вот прямо и живут

Удильщики в воде.

Они фонарик свой несут

— Ого! — и как ещё несут,

Вот так вот прямо и несут

Фонарь на голове.

Песня удильщиков

Глава первая,

в которой читатель знакомится с Долопúхтисом

Путешествие вверх

Долопúхтис был рыбой, маленькой хищной рыбой из семейства глубоководных удильщиков. Долопихтис жил глубоко, в бессолнечном мире, и имел все основания считать себя красивым. Ярко светящиеся зубы в улыбке широкой пасти и плутоватые глаза, окружённые красноватым ободком, придавали Долопихтису мирный и благодушный вид, делая его похожим на Чеширского Кота из книги сказок «Алиса в стране чудес», улыбка которого исчезла последней. Как у всех удильщиков, голову Долопихтиса украшал маленький фонарик, на тонком выросте-стебельке, который призывно раскачивался впереди его зубастой пасти. Крошечный фонарик был слишком слаб, чтобы раздвинуть мрак вокруг удильщика. Зато издали, покачиваясь при движении Долопихтиса, фонарик напоминал самостоятельное светящееся существо, достаточно маленькое, чтобы на него польстился какой-нибудь крупный хищник глубин. Но те обитатели, которых огонёк мог заинтересовать, чаще всего оказывались по зубам самому удильщику.

А вокруг был мрак, мрак и мрак. Ничего, кроме мрака. И холод. Всегда холод. И мерцающие огоньки неизвестных существ, больших и маленьких, которые двигались, исчезали и появлялись во всех направлениях.

Путешествие вверх

Долопихтис знал, что почти половина обитателей подводного мира обладает способностью светиться. И этот свет, проблесковый и ровный, спокойный и пронзительный, свет, рождённый в ночи жизнью бесчисленных существ, манил и отпугивал его одновременно.

— Все эти светящиеся штучки — сплошное надувательство, — часто повторял Долопихтис, поглядывая на свой фонарик. Долопихтис очень любил рассуждать, и многим его рассуждения могли бы показаться наивными. Однако, по мнению его знакомых, маленькому удильщику иногда трудно было отказать в наблюдательности.

Иногда в океане можно плыть долго-долго, не встречая ничего достойного внимания. Где-то высоко над головой метеором пронесётся огонёк, где-то в стороне зажгутся длинные сверкающие полосы, отмечая путь причудливых рыб, и кто-то большой и неповоротливый шумно вздохнёт, опускаясь в глубины. Вот и сейчас мимо Долопихтиса стремительно пронеслись саблезубые рыбы-гадюки, крохотные хищники с необычайно свирепой наружностью и столь же определённо выраженным характером. Долопихтис с сожалением посмотрел им вслед: рыбы-гадюки были проворны и плавали быстрее удильщика. Но на всякий случай он поплыл за ними следом. Неожиданно он увидел плывущую медузу. Бледный и призрачный контур делал её во тьме почти незаметной, и поэтому Долопихтис не удивился, столкнувшись с медузой нос к носу.

— Мне показалось, что ты торопишься? — спросила медуза.

— Пожалуй, я и вправду занят.

— Чем?

— Ну, хотя бы тем, что я плыву.

— Прекрасное занятие для такого обаятельного и добродушного удильщика.

Путешествие вверх

Долопихтису не очень хотелось продолжать разговор с болтливой медузой. Ему хорошо было известно, что рыбёшки поменьше, вроде тех, за которыми он сейчас плыл следом, сталкиваясь со щупальцами медузы, мгновенно парализовывались стрекательными клетками и спустя некоторое время исчезали под колоколом прозрачного хищника. И хотя удильщик был достаточно велик, чтобы не бояться медузы, ему не хотелось испытать на себе обжигающее действие её стрекательных клеток. Все медузы хищники и часто нападают на рыб, превышающих их собственные размеры. Поэтому, остановившись на почтительном расстоянии, Долопихтис ехидно заметил:

— Встречаясь с тобой, я всякий раз испытываю разочарование, что вокруг меня слишком много воды.

— Вот как! — коварно усмехнулась медуза. — А ты подплыви поближе, и, если твоё сожаление искренне, советую отведать меня.

— К сожалению, я не могу воспользоваться твоей любезностью, — произнёс Долопихтис и, очень довольный собой, отправился дальше. В такие минуты удильщик любил пофилософствовать.

«О чём, например, мечтает каждый обитатель подводного мира и чего страшится? — рассуждал Долопихтис. — Он мечтает поесть и страшится быть съеденным. Горькая истина!»

Размышления удильщика были прерваны маленьким происшествием. Он увидел далеко впереди вздрагивающий ярко-красный огонёк, который то приближался, то отплывал, медленно поднимался и стремительно падал, кружась на одном месте. На всякий случай Долопихтис решил проверить, что кроется за этим странным танцем. Он стал медленно подплывать к огоньку. И тут удильщик заметил, что не один он проявляет интерес к светящемуся зайчику. С другой стороны к огоньку приближалась рыба-фонарь. Большая, сверкающая, с ярким белым пятном на губе, рыба казалась нарядной и вполне заслуживала данное ей имя. Долопихтис был знаком с ней, хотя и недолюбливал её за излишнее (с его точки зрения) высокомерие. Поэтому он без особого удовольствия наблюдал, как быстро сокращается расстояние между рыбой и танцующим огоньком.

Путешествие вверх

И вдруг, когда казалось, что их разделяет расстояние не более метра, фонарик стремительно метнулся в сторону, длинное извивающееся тело бросилось к рыбе-фонарю, и Долопихтис увидел её… в зубастой пасти угря. Полутораметровый угорь-удав, настоящее страшилище подводного мира, схватил рыбу-фонарь, подманив её на опасно близкое расстояние светящимся кончиком своего хвоста. Удильщик предпочёл удалиться, с грустью отметив, что печальное происшествие, свидетелем которого он оказался, не улучшило его мнения об окружающем мире.

Однако это не повлияло заметным образом на аппетит удильщика. Долопихтис, как и большинство глубоководных хищников, способен был проглотить сравнительно большую рыбу и после этого переваривать её в течение длительного времени. Но именно такой рыбы и недоставало сейчас удильщику, а голод все настойчивей напоминал ему об этом. И, как назло, ни одна, пусть даже самая маленькая и глупая рыбёшка не попадалась ему на пути.

Вдали Долопихтис рассмотрел вспышки света. Ослепительно яркие, они следовали одна за другой и наконец слились вместе, образуя сплошную массу огня, который быстро разрастался и казался огромным светящимся облаком.

Долопихтис осторожно направился к загадочному пламени, как вдруг ярчайшая вспышка у самого носа на миг ослепила его. Но Долопихтис все же успел заметить, как мелькнуло красноватое тельце, скрываясь за облаком. Удильщик стремительно бросился вперёд и схватил крошечную креветку! И тогда Долопихтис понял: кто-то напал на красных креветок, безобидных маленьких рачков-огнемётов. Креветки, защищаясь, выбрасывали облачка светящейся жидкости, создающей густую завесу пламени, и старались тем временем скрыться от нападающих.

Путешествие вверх

Долопихтис наблюдал, как несколько саблезубых рыбок-гадюк напало на рачков-огнемётов. Маленькие хищники бросались вперёд и, натыкаясь на выпущенную креветками струйку пламени, отскакивали назад, как от удара. Отброшенные в несчётный раз, они снова и снова нападали, и некоторым из них уже удалось отведать креветок, которых они заглатывали целиком. Такие «счастливцы» мгновенно утрачивали свой воинственный пыл и лениво отплывали в сторону.

«Если я нападу на креветку, то я получу только креветку. Но если я съем рыбку, которая перед этим проглотила креветку, тогда я получу и то и другое», — рассудил Долопихтис и отправил в пасть саблезубого разбойника. Остальные рыбы-гадюки, по достоинству оценив опасность, скрылись во тьму.

Стремительно уплыли и креветки…

Долопихтис остался один. Около него покачивалось лёгкое облако огненной жидкости, выпущенной креветками. Облако пламени, ещё секунду назад казавшееся зловещим и воинственным, теперь выглядело спокойным и величавым. Этот светящийся шар гипнотизировал удильщика, и он не в силах был покинуть его. Медленно, раз за разом, огибал Долопихтис это чудесное облако света, и свет порождал у него видения о каком-то неизвестном ему мире. Необъяснимое действие света манило куда-то… И Долопихтис, поддавшись его очарованию, кружил и кружил, пока облако не растворилось в чернильном мраке воды. Тогда удильщик, освободившись от таинственной власти света, очнулся и уплыл во тьму.

Глава вторая,

в которой читатель видит, как легко под водой совершить ошибку и как трудно её исправить

Когда голод утолён, мир кажется милым и симпатичным. В такие минуты Долопихтис видел всё в излишне радужном свете и любил поговорить о чувствах, ему недоступных, и добродетелях, которых он не имел. Посматривая по сторонам, Долопихтис плыл в поисках собеседника, который смог бы по достоинству оценить его превосходное настроение.

И тут — невероятная удача: он увидел Мóло-Мóло. Моло-Моло была рыбой-луной, крупной, малоподвижной и общительной. Её размеры внушали уважение, малоподвижность гарантировала безопасность, а общительность делала бесценным собеседником. Правда, последнее достоинство до некоторой степени умалялось слухами, что она невероятно глупа. Но разве глупость является препятствием для того, кто совершенно искренне считает, что и сам он способен сказать кое-что.

Путешествие вверх

— Приветствую тебя, Моло-Моло! — воскликнул, подплывая, Долопихтис.

— А я тебя нет.

— Это почему же? — опешил Долопихтис.

— Почему? — переспросила Моло-Моло. — Ну, хотя бы потому, что ты поедаешь моих мальков. Что ты ответишь мне на это, учтивый удильщик?

— Я был уверен, что оказываю тебе этим услугу.

— Я тебя не понимаю! — удивилась Моло-Моло. — Объяснись, пожалуйста.

— А очень просто. Прикинь, пожалуйста, сколько ты мечешь икринок в год — 300 миллионов! Ты самая плодовитая рыба в океане! Верно?

— Верно, — неуверенно подтвердила Моло-Моло, пытаясь догадаться, куда клонит Долопихтис.

— А теперь ответь мне, что было бы с тобой, если бы всё твоё потомство выживало? Да тебе есть было бы нечего! И ты ещё меня укоряешь! Стыдись! — И Долопихтис сделал вид, что он обижен и собирается удалиться.

— Постой, — поспешно сказала Моло-Моло. — Может быть, ты и прав. Я обязательно подумаю над этим на досуге. Но что ещё ты мне собирался сказать (разумеется, кроме приветствия), когда подплывал ко мне?

— Я хотел поговорить с тобой о добродетели, — важно ответил удильщик.

— А что это такое? — осведомилась Моло-Моло.

— Это как раз то, чего у тебя не было и нет! — воскликнул Долопихтис.

— А у тебя? — осторожно спросила Моло-Моло.

— О-о! У меня её сколько угодно.

— Тогда я тебе посоветую не есть моих мальков, и у тебя её будет ещё больше, — спокойно произнесла Моло-Моло, и Долопихтис подумал, что слухи о её глупости сильно преувеличены. — А теперь прощай, — сказала Моло-Моло, — желаю тебе счастливого плавания.

Путешествие вверх

И Моло-Моло растворилась во тьме. Удильщик знал, что при желании может догнать её, ибо рыба-луна пловец ленивый и охотнее всего плывёт по течению, которое уносит её на сотни и тысячи километров. Однако говорить с Моло-Моло уже не хотелось. Удильщик чувствовал, что беседа, на которую он возлагал такие надежды, не удалась. Настроение его окончательно испортилось. Поэтому, когда мимо проплывал рыболов-пигмей, небольшая рыбка со старческим и очень значительным видом, Долопихтис в сердцах схватил её за хвост, и — о горе! — часть хвоста осталась у него в пасти. Спасая свою жизнь, рыболов бросился вниз, но удильщик и не думал преследовать его. Долопихтиса охватили угрызения совести. Он огорчённо подумал: «Конечно, когда ты сыт и отхватываешь у случайно проплывающих рыб хвосты только потому, что ты в плохом настроении, — это очень печально. Я искренне сожалею, что оставил рыбёшку без хвоста, поэтому я должен разыскать рыболова и принести ему извинения», — заключил Долопихтис и отправился вдогонку за рыболовом.

Долопихтис плыл быстро. Однако рыболова-пигмея нигде не было видно. Поэтому Долопихтис спросил у проплывающей мимо рыбы-телескопа: не встречала ли она рыбку с откусанным хвостом?

— Я полагаю, что вслед за хвостом ей должны были откусить и голову, — ответила рыба-телескоп. Она хотела ещё что-то сказать, но Долопихтис очень торопился и не стал выслушивать разглагольствования телескопа.

По дороге он встретил отливающую золотом и багрянцем рыбу-дракона и очень деликатно, как того требовали окраска и размеры рыбы, обратился к ней:

— Скажите, пожалуйста, не видали ли вы рыбку с откусанным хвостом?

— Я ещё и не такое видела, — приветливо ответила рыба-дракон, обнаруживая явное желание поговорить.

Но Долопихтис учтиво извинился, сказав, что он не может продолжать беседу, так как торопится разыскать рыбку с откусанным хвостом, чтобы извиниться перед ней.

Не успел Долопихтис отдалиться от рыбы-дракона, как заметил своего дальнего родственника — трёхзвёздного удильщика. Меланхолично посматривая по сторонам, родственник ждал — не пожелает ли кто-нибудь из обитателей помельче познакомиться с устройством его желудка.

Путешествие вверх

— Счастлив тебя увидеть! — выкрикнул Долопихтис, ибо родство без истинного чувства обязывает к любезности и фальши.

— Готов тебя обнять, — хладнокровно, ответил родственник.

— Не видел ли ты бесхвостую рыбку?

— Видел. А куда девался её хвост?

— Я его откусил. Нечаянно. А теперь я ищу эту рыбку.

— Тебе мало оказалось хвоста?

— Я ищу её, чтобы принести ей свои извинения, — с достоинством ответил Долопихтис, и ему показалось, что он ответил удачно.

— А-а! — разочарованно протянул родственник. И невежливо заметил: — Думаю, что хвост ей пригодился бы сейчас больше, чем твои извинения.

— Так куда же она всё-таки поплыла? — нетерпеливо спросил Долопихтис.

— А я не знаю.

— Ты же только что сказал, что видел бесхвостую рыбку.

— Это правда. Но та рыбка, которую я видел, была не та, которую ты ищешь.

— Почему ты так думаешь?

— Потому что я видел её очень давно, когда тебя ещё не было на свете, когда даже очень дальние родственники, навещая меня, прихватывали с собой гораздо больше, чем то, что остаётся от рыбы, когда у неё откусывают хвост.

Тут Долопихтис счёл, что родственный визит, в основном, закончен, и, когда родственник перевёл дух, поспешил крикнуть:

— Счастлив был тебя повидать!

— С удовольствием тебя обнял, — равнодушно ответил родственник и отвернулся.

«Его можно заподозрить в чём угодно, только не в лицемерии», — подумал Долопихтис. И поплыл дальше, посматривая по сторонам. Навстречу ему попалась четвёрка стройных рыбок с удлинёнными челюстями. Строго сохраняя между собой расстояние и неестественное для рыб вертикальное положение тел, они плыли, выстроившись по-военному в каре. Балансирующие на хвостах рыбки имели радужную расцветку, самую замечательную расцветку, которую Долопихтис когда-либо встречал у глубоководных рыб. А следует заметить, что все рыбы вообще понимают толк в цветах…

Путешествие вверх

Красота легко находит себе поклонников, и поэтому не удивительно, что Долопихтис затаив дыхание ждал приближения радужной четвёрки.

— Могу я узнать, не встречалась ли вам рыбка с откусанным хвостом?

Вся четвёрка остановилась, как по команде:

— Мы встречали такую рыбку.

— Где она? Я должен её увидеть, чтобы принести извинения.

— Мы думаем, что это невозможно.

— Почему? — удивился Долопихтис.

— Потому что она доплыла до течения, и дальше её унесло подводной рекой. Разве ты не знаешь, что в океанах среди неподвижных масс воды в глубинах и на поверхности текут реки?

— Я слышал об этом. Но я не знаю, куда они текут.

— В разные места. Это мы знаем. Но мы не знаем, куда течёт та подводная река, которая унесла твою рыбку. Но ты её обязательно найдёшь, потому что тобой движет доброе чувство. Желаем удачи тебе, удильщик! Если мы встретим твою рыбку, мы скажем ей, что ты её ищешь.

— Прощайте! Я постараюсь её найти и узнать, куда текут реки в океане.

И Долопихтис увидел, как радужные рыбки, дрогнув, медленно двинулись и уплыли во тьму.

Издали они казались красивым серебристым единым существом.

Долопихтис плыл и думал, как мудро поступила природа, имитируя единое целое, существующее в действительности как множественное.



Глава третья,

в которой Долопихтис продолжает поиски рыбки с откусанным хвостом и находит друга

Однажды Долопихтис встретился с рыбкой, подвижной и на вид безобидной. Но Долопихтис узнал её сразу: «Чёрный Пожиратель!» Небольшая тёмная рыбка, лишённая декоративной свирепости, с головой допотопного ящера, внушавшая скорее отвращение, чем страх, каким-то неизвестным приёмом убивала и заглатывала рыб, превышающих её собственные размеры.

Поэтому Долопихтис внимательно наблюдал за чёрным разбойником, справедливо полагая, что это может оказаться нелишним.

Чёрный Пожиратель плыл, казалось не обращая внимания на удильщика. Однако слишком часто он менял направление своего движения и один раз даже сделал большой круг около Долопихтиса, пытаясь рассмотреть получше, кто плывёт за ним вслед, и определить, что из этого может получиться. Неизвестно, какое впечатление произвела на него светящаяся улыбка удильщика, но он поплыл дальше, не проявляя больше к Долопихтису ни малейшего интереса.

Некоторое время Долопихтис и Чёрный Пожиратель плыли, не встречая рыб, достойных внимания, пока наконец не увидали трёх крупных рыб. Длинные, зубастые, с острыми плавниками, они неслись вперёд, ни на кого не обращая внимания. В то же мгновение Чёрный Пожиратель, свернув с дороги, бросился в сторону и, подплыв сбоку к одной из рыб, заюлил вокруг, стараясь держаться около её головы. Удивлённая такой назойливостью, рыба отстала от своих товарок и несколько раз пыталась схватить дерзкого приставалу, но тот каждый раз увёртывался, не отставая от рыбы и мешая ей плыть. И в одно из мгновений, когда ошеломлённая рыба после очередного промаха захлопнула пасть, чёрный разбойник, вынырнув из-под неё, вцепился рыбе в голову так, что её пасть оказалась как бы на замке. Рыба сделала несколько резких движений, пытаясь стряхнуть с себя хищника, но не тут-то было: Чёрный Пожиратель держал её крепко.

Путешествие вверх

Затем началось невероятное. Наблюдавший за этой сценой Долопихтис из любопытства подплыл к сражающимся даже несколько ближе, чем того требовало приличие. Чёрный Пожиратель покосился на него с нескрываемым неудовольствием, но ничего сказать не смог, так как рот его был занят. Медленно работая челюстями, он стал втягивать в себя судорожно бьющуюся рыбу. При этом желудок его растягивался, становясь тонким и прозрачным, — очертания свернувшейся рыбы просвечивали сквозь его стенки. Несколько конвульсивных движений хвоста, торчащего из пасти хищника, и вот уже вся рыба целиком, туго свёрнутая, оказалась переправленной в растянувшийся, будто резиновый желудок. Теперь хищник уже не походил на маленькую безобидную рыбку. Что-то зловещее появилось в его облике: он превратился в рыбку с огромным, раздутым животом, с ящероподобной головой и маленьким хвостом. Удильщик прекрасно понимал, что именно сейчас Чёрный Пожиратель сделался абсолютно безопасен. По-видимому, это так же понимал и сам разбойник. Он вдруг повернулся и подплыл к Долопихтису.

— Не правда ли, прекрасная погода? — произнёс Пожиратель скрипучим голосом, и только сейчас Долопихтис увидел, насколько у него злой и отталкивающий вид.

«Умнее ничего не мог придумать, как будто в глубинах бывает разная погода: всегда темно и холодно», — отметил про себя удильщик, но вслух ответил сдержанно:

— Как всегда после удачной охоты.

Чёрный Пожиратель хрипло рассмеялся:

— Удачная охота приносит собеседника. Моё имя Хиазмодóн. — И доверительно прибавил: — Зовите меня просто Хúзи.

— Долопихтис, — представился удильщик.

— Хорошее имя. Я буду называть вас Доли, — сказал Чёрный Пожиратель, обнаруживая склонность к упрощению.

— Скажите мне, пожалуйста, Хизи, — спросил Долопихтис, — испытывали ли вы чувство страха, нападая на рыбу, которая намного больше вас?

— Ха-ха-ха! — довольно рассмеялся Хизи. — Это дело привычки. Я лишь выполняю некоторые формальности.

— То есть? — изумился Долопихтис.

Путешествие вверх

Хохотнув ещё раз, Пожиратель объяснил, что голод является прямым и единственным его начальником и поэтому хочешь не хочешь, а к утолению его он вынужден относиться, как к приказу. Правда, прямодушно заявил Хизи, его вполне устроили бы рыбы и меньшего размера. В этом случае он выполнял бы приказ более охотно, так как не приходилось бы каждый раз рисковать собственной головой.

— Но ты ведь понимаешь, — доверительно сообщил Хизи, переходя на «ты», — что когда-нибудь и я могу промахнуться. И тогда… — И вдруг, как бы стараясь отогнать возникшие неприятные мысли, неожиданно предложил: — Давай дружить!

— В чём будет выражаться наша дружба? — поинтересовался Долопихтис.

— В чём? — переспросил Пожиратель. — Известно в чём: мы не будем охотиться друг за другом, будем беседовать и помогать друг другу. И всё это потому, что мы понравились друг другу.

Такое простодушное изъявление чувств и определение дружбы тронуло удильщика, и он с неожиданной симпатией взглянул на Чёрного Пожирателя.

— Ну что ж, Хизи, я принимаю твою дружбу. И хочу, чтобы никто из нас не разочаровался в ней.

— Ты хорошо сказал это, Доли. Я не умею выражаться так красиво. Но поверь, я это понимаю. Я многим предлагал свою дружбу, но все отказывались. Вероятно, я казался им чересчур безобразным и своей внешностью оскорблял их представления о дружбе. Как ты думаешь, Доли?

— Я думаю, Хизи, что они просто тебя побаивались: ведь ты способен проглотить рыбу вдвое крупнее себя.

— Ах, Доли, какой ты умный! Но неужели они не понимают, что со мной лучше дружить, чем оставаться просто незнакомыми?

— Они тебе не верят. А глаза их обманывают, когда они смотрят на тебя, и они боятся ещё больше. Но они не виноваты — такими их создала природа. А другими быть они не умеют.

— Я тебе очень благодарен, Доли. Если кто-нибудь тебя обидит, то, будь он даже вдесятеро больше тебя, ему не поздоровится. Но ты не передумаешь со мной дружить? Хотя бы из-за того, что я поедаю слишком больших рыб. Ты ведь понимаешь, что так мне удобнее добывать еду: большие рыбы меня не боятся и я могу подплывать к ним на близкое расстояние. Тебе не слишком неприятно, что я живу, обманывая других рыб своим размером?

— Нет, Хизи. Я не осуждаю тебя. И поэтому не передумаю. — И удильщик знал, что сказал правду.

— Тогда, Доли, я ненадолго покину тебя. Потому что я хочу быстрее сообщить всем, что у меня появился друг. До свидания, друг!

— До свидания, — улыбнулся Долопихтис и вдруг почувствовал, что он нашёл настоящего друга. И ему сделалось хорошо от сознания, что он кому-то нужен. «Не так уж плох этот мир, если ещё можно испытывать радость от того, что нашёл друга», — провожая взглядом уплывающего Пожирателя, решил Долопихтис.

Глава четвёртая,

в которой Долопихтис знакомится с рыбой-созвездием и решает предпринять путешествие вверх

«Всё-таки удивительно устроен мир: плывёшь, плывёшь — и всё время есть хочется, а когда хочется есть, какие уж тут идеалы! — размышлял Долопихтис, поглядывая по сторонам. Но вокруг были мрак и тишина. — Конечно, — продолжал философствовать Долопихтис, — никто тобой не интересуется, пока не пожелает съесть».

Впереди блеснул огонёк. Долопихтис стремительно бросился в сторону. Потому что Долопихтис, как настоящий светящийсязубый удильщик, проныра и разбойник, терпеть не мог встреч нос к носу с неизвестными. Куда приятней осторожно подобраться сзади и выяснить, не следует ли уносить ноги подобру-поздорову. Но если это всего-навсего какая-нибудь слабенькая рыбёшка, тогда «я не побоюсь показаться навязчивым», пробормотал Долопихтис и с удовольствием отметил, что выражается он необыкновенно изысканно и тонко.

Описав широкий полукруг, он медленно стал догонять огонёк. Когда наконец Долопихтис смог рассмотреть светящийся предмет, то был озадачен: предмет оказался странной рыбой, с печальным и задумчивым видом, но…

Долопихтис отнюдь не был уверен, что он сможет с ней справиться. Однако она не показалась ему и достаточно опасной.

В первое мгновение Долопихтис расстроился, потому что в океане каждый расстраивается, встречая что-нибудь живое, чем он не в состоянии закусить. Но тут же Долопихтис решил использовать случай и поговорить. «В конце концов, — подумал он, — в жизни редко представляется случай поговорить без риска быть съеденным», — и, подплыв к рыбе, Долопихтис учтиво произнёс:

— Простите. Я рыба-удильщик.

— Вижу, — меланхолично ответила незнакомка.

— Моё имя Доло… — В этот момент рыба повернулась к нему боком, и он замолчал, поражённый блистающей красотой её звёзд, собранных в пять дугообразных линий.

— Доло? — несколько удивлённо переспросила рыба.

— …пихтис, — почтительно подсказал удильщик. — Долопихтис.

— А я рыба-созвездие. И все мои звёзды пожалованы мне природой за то, что я никогда и никого не убиваю.

— Чем же вы питаетесь? — спросил Долопихтис, чтобы поддержать разговор. Вообще-то он догадался, чем питается новая знакомая.

В царстве вечной ночи, кто не убивает, тот вынужден быть трупоедом — подхватывать и съедать мёртвые остатки больших и маленьких животных, которые в виде дождя трупов опускаются на дно.

— Я поедаю мёртвых копепóд, — с достоинством ответила рыба-созвездие.

И тут Долопихтис страшно заволновался. Вот наконец он встретил рыбу, которая питается копеподами — маленькими рачками, — и которая безусловно знает, откуда они берутся. Он много раз встречал мёртвых и прозрачных рачков, которые медленно опускались вниз. Они жили где-то высоко-высоко наверху, и, как рассказывала ему одна знакомая медуза, многие рыбы, которые не охотятся друг за другом (Долопихтис всегда думал, что медуза в этом месте немножечко врёт), питаются живыми копеподами. И поэтому Долопихтис, скрывая волнение, осторожно спросил:

— Скажите, пожалуйста, а откуда появляются на свет мёртвые копеподы?

— Странно, — задумчиво ответила рыба, — странно, что вы не знаете, что мёртвые копеподы — это мёртвые копеподы. Но до того, как стать мёртвыми, они были живыми. Я сама встречала живых копепод, когда однажды путешествовала вверх.

— А правда ли, что наверху живёт много рыб, которые питаются только живыми копеподами? — спросил удильщик.

— Это правда. И чем больше наверху копепод, тем больше еды для рыб и тем больше становится рыб. Даже нам, трупоедам, живётся значительно лучше, когда наверху бывает много копепод. Ибо всё живое, как бы его много ни было, когда-нибудь становится мёртвым. А мёртвое поддерживает нашу жизнь здесь, внизу, где всегда тихо, темно и холодно.

Путешествие вверх

Никогда в жизни Долопихтис не встречался с такой умной и рассудительной рыбой. Тысяча вопросов вертелась у него на языке, и особенно ему захотелось выяснить, чем питаются копеподы. Но чтобы не показаться необразованным, он задал рыбе вопрос в форме, которую он про себя назвал риторической.

— Если смерть копепод даёт вам жизнь и, следовательно, их конец служит вашим началом, где можно найти начало, которое служит концом, дающим, в свою очередь, начало копеподам?!

Рыба-созвездие долго молчала, поражённая нелепостью формы простенького в сути своей вопроса, и ей было очень жалко рыбу, не способную ясно выражать свои мысли. Наконец она флегматично ответила:

— Каждая грамотная рыба знает, что копеподы питаются мельчайшими растениями, которые населяют самый верхний этаж океана, освещаемый солнцем. Эти мельчайшие растения называются водорослями. И чтобы расти, им, водорослям, обязательно нужен свет и ещё что-то такое, что есть в воде, но чего мы, рыбы, не видим.

— Как?! — воскликнул поражённый Долопихтис. — Разве можно не видеть в воде того, что там есть?

— А разве ты видишь соль в воде, которая делает солёной воду океана? — возразила рыба.

— Так это соль нужна водорослям? — изумился Долопихтис.

— Нет, им нужно что-то другое, что присутствует в воде так же, как соль. Мне говорили, как оно называется, но это было давно, и я забыла.

И в этот момент рыба-созвездие стремительно бросилась в сторону, а сам Долопихтис, не успев даже сообразить, в чём дело, метнулся на всякий случай в другую. И вовремя!

К ним направлялся угорь-удав, не гнушавшийся обитателями и помельче удильщиков.

Долопихтис помчался вниз, позабыв об интереснейшей из бесед, и страх рождал в нем только одно-единственное желание: уйти, скрыться, раствориться в чернильном мраке воды. Он плыл изо всех сил… Вдруг внизу показалось облачко тумана, и было оно ярко-красное. Долопихтис, мгновенно приняв решение, повернул к облачку. Навстречу ему неслась стайка красных червей-стрелок, похожих на крошечные торпеды, движущиеся в атаку на врага. Это было спасением! Долопихтис прекрасно сознавал, что преследующий его угорь-удав, столкнувшись со стаей стрелок, не упустит случая полакомиться. Поэтому, врезавшись в светящееся облако стрелок, Долопихтис почувствовал себя в безопасности. В эту же секунду он превратился из жертвы в охотника. И хотя поток стрелок значительно ослабел, Долопихтису удалось перекусить по дороге.

«Каждое существо в глубинах океана поневоле хищник», — философски заметил Долопихтис.

Отделавшись от погони, Долопихтис медленно поплыл дальше. Слабым облачком растворялась над головой стайка стрелок. И когда погас этот последний проблесковый свет над головой и тьма непроницаемой стеной заслонила от него весь мир, Долопихтис остро ощутил своё одиночество. Его сверкающая улыбка, примёрзшая к зубам, была обманчивой и фальшивой.

«Неужели там, наверху, действительно светло? И что это за странные создания — водоросли, которым необходим для жизни свет? Не выдумка ли это рыбы-созвездия?»

Но удильщик вспомнил задумчивый и серьёзный вид рыбы-созвездия, её блистающие ленты из звёзд, и ему захотелось поверить, что на свете существует что-то, кроме мрака, ненависти и войны.

«Может быть, — подумал он, — там, наверху, не думают о еде? — И в ответ своим мыслям рассмеялся: — Тогда о чём же там думают?»

Путешествие вверх

Спугнув огнезубой улыбкой стайку крошечных мальков рыбы-солнца, Долопихтис медленно поплыл.

Он принял решение.

Долопихтис плыл всё время вверх, вверх и вверх…

Глава пятая,

в которой Долопихтис узнаёт от рыбы-лоцмана, почему вода в океане бывает разного цвета

Поднимаясь вверх, Долопихтис с изумлением заметил, что вокруг всё неуловимо изменилось. Тьма, в которой он родился, к которой привык и которая казалась бесконечной, уступила место неопределённому, мёртвенно-серому, очень слабому свету. Толща воды казалась сероватой, и это было поразительно и необъяснимо. Совсем рядом проплыли рыбы-топорики, потом — некоторое время спустя — маленькая медуза, но удильщик не обратил на них внимания. Он всё время плыл вверх и с возрастающим изумлением наблюдал, как вода — та самая вода, чёрный цвет которой он считал за постоянное свойство, — изменяла свой цвет. Правда, вода была ещё очень тёмной: черновато-синяя, даже скорее чёрно-серо-синяя, но синий оттенок проявлялся уже несомненно. Постепенно синего становилось всё больше. И это была уже не густая синева, примешивающаяся к чёрному цвету ночи, — в синем цвете проявилась лёгкость голубизны, которая создавала иллюзию света, — это была голубизна, светящаяся голубизна, голубизна окружающего мира.

Зачарованный удильщик остановился, чтобы перевести дух, и увидел 40-сантиметровую рыбу с четырьмя яркими поперечными полосами, которая быстро плыла ему навстречу. Раньше Долопихтис никогда не встречался с этой рыбой и поэтому не знал, нужно ли её опасаться. Между тем полосатая рыба, приблизившись, с видимым интересом рассматривала удильщика, не проявляя агрессивных намерений.

— Простите, вы, вероятно, оттуда? — спросила рыба, кивнув вниз.

— Совершенно верно. Но как вы догадались? — ответил удильщик.

— Потому что я никогда раньше не встречала вас там, — охотно ответила рыба, указывая наверх, и добавила: — Здесь я случайно. А вы?

— Я хочу подняться наверх, чтобы увидеть водоросли и солнце, это так интересно!

— Вы думаете? — с сомнением произнесла полосатая рыба. — Хотя, быть может, вы и правы, ведь вы всю жизнь живёте во тьме, а я ужасная непоседа, а когда много путешествуешь, то насмотришься на всевозможнейшие вещи и постепенно утрачиваешь интерес к окружающему. Я, рыба-лоцман, сопровождаю акул и корабли, и часто на мою долю выпадает пища, которая остаётся после трапезы акул. Кое-что выбрасывают и с кораблей.

— И вы совсем не боитесь акул?! — изумлённо воскликнул удильщик.

— Совсем. Акулы никогда не нападают на лоцманов. Потому что лоцманы помогают найти акулам добычу — зрение у нас лучше, — и лоцманы поедают паразитов, которые прикрепляются к коже акул и очень им досаждают.

Долопихтису, как взыскательному и щепетильному удильщику, показался несколько странным прихлебательский образ жизни нового знакомого. Поэтому он переменил разговор, заговорив о вещах, которые действительно интересовали его:

— Не могли бы вы объяснить: почему вода вдруг стала голубой?



— Мне кажется, — вежливо ответил лоцман, — что вода стала голубой не вдруг. Нам, рыбам, населяющим верхний этаж океана, известно, отчего зависит окраска моря.

Тогда Долопихтис, тоже очень вежливо, попросил объяснить ему, от чего зависит окраска моря, и затаив дыхание приготовился слушать.

— Знаете ли вы, о неизвестная мне рыба, приплывшая из глубин (в этом месте Долопихтис сконфузился, вспомнив, что он позабыл представиться, в то время как лоцман весьма обстоятельно познакомил его со своей биографией), знаете ли вы, что такое солнце и что оно даёт нам?

— Я это знаю только понаслышке, — ответил Долопихтис, — но я никогда не видел солнца и поэтому не знаю доподлинно.

— Чтобы знать доподлинно, не обязательно видеть. Ведь мы не видим собственного глаза, а впрочем… — при этих словах лоцман вежливо и вопросительно взглянул на фонарик Долопихтиса, — у некоторых рыб, приплывающих снизу…

Путешествие вверх

Лоцман так и не закончил фразы, и Долопихтис смущённо и торопливо принялся объяснять, кто он, как живёт, чем питается и зачем ему нужен фонарик. Лоцман очень внимательно выслушал удильщика. Казалось, замешательство и смущение Долопихтиса прошло для него незамеченным. Преподав таким образом удильщику урок хорошего тона, лоцман спокойно продолжал:

— Солнце посылает нам белый свет. На самом деле истинно белого цвета не существует — белый свет состоит из лучей различного цвета, смешанных в строго определённой пропорции. Если эту пропорцию нарушить, свет превратится из белого в окрашенный. Надеюсь, я рассказываю достаточно понятно? В таком случае, я продолжаю. Когда свет падает на воду, часть лучей отражается, но это совсем не интересно для тех, кто живёт в воде. Однако бóльшая часть света проникает в воду, и это для нас важно. Но вода обнаруживает ряд свойств — она пропускает лучи различных цветов не в одинаковой степени: красные и жёлтые она поглощает у самой поверхности, в то время как синие и фиолетовые проникают глубже. Поэтому и вода с глубиной приобретает синеватую окраску, если смотреть снизу вверх, навстречу лучам. Я выражаюсь достаточно ясно?

— О, вполне, — еле слышно прошептал Долопихтис. Подавленный необыкновенными знаниями лоцмана, он мог говорить только шёпотом.

— Но это не всё, — продолжал лоцман. — У воды есть ещё одно свойство — способность рассеивать свет по всем направлениям. Сильнее всего вода рассеивает синие, слабее всего — красные лучи. Таким образом, синие лучи слабо поглощаются, проникая глубже остальных, одновременно при этом сильно рассеиваясь во все стороны (а это значит и вверх, как вы, конечно, уже догадались), отчего вода на глубине со всех сторон кажется голубой. Это вам нравится, и вы уже это называете красивым. Но когда вы подниметесь выше и вода будет приобретать дополнительные цвета, которые, сочетаясь, будут давать разнообразнейшие оттенки — и это будет действительно красиво, — какими словами тогда вы опишете свои ощущения?!

В этом месте Долопихтису показалось, что заданный ему вопрос, скорее всего, произнесён в форме восклицания и поэтому не требует обязательного ответа. Тем не менее он счёл возможным заметить:

— Внизу, откуда я приплыл, много огней. Там встречаются все оттенки красного, жёлтого, зелёного и синего, но это именно огни, а не свет. Они предупреждают об опасности. Свет этих огней холоден, он делает окружающий мир ещё более мрачным. Здесь, наверху, — совсем другое. Когда вся вода вокруг светится — и это всего лишь её свойство, — начинаешь по-настоящему понимать красоту в её отвлечённом виде.

Поглощённый беседой с лоцманом, Долопихтис так увлёкся, что долгое время не обращал внимания, насколько густонаселённым оказался животный мир здесь, наверху.

Около самого носа Долопихтиса прошмыгнула изумительная по красоте колония сифонофор, которые казались вылитыми из стекла.

И вдруг Долопихтис явственно осознал, что он давно уже видит живых веслоногих рачков-копепод. В несметном количестве они порхали, прыгали и спокойно плавали вокруг.

Сотни гладких блестящих рыб двигались совсем рядом — он всех отчётливо видел собственными глазами. Внезапно его поразила мысль, вызвавшая непривычное ощущение, — удильщик чувствовал себя голым. Ведь все тоже видели его, маленького удильщика.

А кругом было много крупных рыб, и хотя вид у них был гораздо менее устрашающий, чем у обитателей глубин, Долопихтис без труда заметил, что они гораздо прожорливее.

Правда, в основном они поедали всякую мелочь, и прежде всего копепод, но кто мог поручиться, что они не пожелают «познакомиться» с ним поближе.

Путешествие вверх

Рыба-лоцман, поймав взгляд удильщика, обнаружила завидную проницательность:

— На вашем месте, Долопихтис, я бы не очень опасался за свою жизнь. Во-первых, у нас довольно широко распространён пищевой консерватизм, и поэтому все рыбы предпочитают питаться привычным для них кормом, и во-вторых, как вы, наверное, успели уже заметить, этого корма вокруг достаточно.

— Благодарю вас. Вы меня успокоили. Я чувствую себя увереннее. Хотя не скрою, поведение некоторых незнакомых рыб показалось мне весьма выразительным.

— Конечно, несоблюдение осторожности наверху не может повредить больше, чем у вас — в глубине. Расплата и здесь и там одна. Но вы можете считать, что по крайней мере первая допущенная вами неосторожность не доставила вам хлопот. — И, заметив недоумение в глазах удильщика, лоцман вкрадчиво добавил: — Из всех рыб моего размера одной из наиболее непритязательных в отношении пищи по справедливости считаюсь я: ведь я сопровождаю корабли и акул.

Среди многих своих достоинств Долопихтис не без основания гордился способностью мгновенно принимать правильное решение. Бежать было поздно да и некуда.

Поэтому, несмотря на сосущее чувство страха, удильщик и глазом не повёл. Наоборот, обнаруживая редкое присутствие духа, он спросил:

— Значит ли это, что мне нужно было опасаться встречи именно с вами?

— И да и нет, — ответил лоцман. — «Да» в принципе, и «нет» в частном случае. Я бы оказался невежливым и потерял всякое уважение к себе, если бы забыл всё то, что было хорошего между нами.

«Интересно знать, много ли стоит уважение к себе рыбы, лучшим другом которой, по её собственному признанию, является акула», — подумал Долопихтис, но вслух он произнёс нечто совсем другое:

— Но если это единственное, что удерживает вас…

— Нет, нет, — поспешно перебил лоцман, — не думайте обо мне слишком плохо. Я мог бы и не заговорить об этом. Но мне казалось, что так будет полезнее для вашей будущей безопасности. Ведь вы могли встретить и другую хищную рыбу моего размера. И потом, вспомните, я заговорил с вами первым, а это значит, что вы не находились ещё под защитой Закона.

— Это правда, — ответил Долопихтис, который почувствовал в словах лоцмана что-то любопытное и, вероятно, полезное. — А что вы имели в виду, когда заговорили о Законе? — спросил он.

— Как? Вы ничего не знаете о Законе? — изумился лоцман. — А разве у вас внизу не соблюдают Закона?

— Боюсь, что я не смогу ответить на ваш последний вопрос, пока не узнаю сути Закона.

— Наш Закон — это Закон вежливости. По Закону, любое существо, первое заговорившее с вами, не должно быть съедено или обижено. Те, кто нарушают Закон, презираются всеми.

— Ваши представления о чести наверху возвышенны и гуманны, — грустно произнёс удильщик. — Боюсь, однако, утверждать, что ваш замечательный Закон имеет силу внизу. Мне иногда кажется, что у нас не соблюдают никаких законов, кроме закона силы.

Долопихтис заметил, что их затянувшаяся беседа сама собой пришла к концу. Лоцман тоже почувствовал это. И они расстались.

Лоцман поплыл искать своего кровожадного друга — акулу, а удильщик, оставшись один, с интересом отметил, что вода вокруг приобрела зеленоватый оттенок. Это был радостный тёплый оттенок прекрасного мира, в котором даже хищники были обаятельны и любезны.

Глава шестая,

в которой Долопихтис встречается с дельфином и наблюдает пример самопожертвования

Зеленовато-голубая вода, в которой появились тёплые оттенки жёлтого, казалась большим драгоценным камнем. Неведомые волшебники заточили в этот камень блистающий мир неправдоподобных существ фантастических форм и расцветок. Долопихтис отметил, что рыбы, населяющие верхний этаж, прекрасные пловцы: они постоянно были в движении, гонялись друг за другом и вообще казались счастливыми и беззаботными. «Что же, при таком изобилии еды неудивительно, что остаётся время для развлечений, но не следует забывать, зачем я приплыл сюда», — рассуждал Долопихтис.

Путешествие вверх

— Скажите, не могли бы вы помочь мне разыскать мельчайшие растения по имени водоросли? — обратился удильщик к пучеглазой маленькой рыбке с большими опущенными плавниками. И поспешно добавил: — Сам я из семейства удильщиков и специально приплыл наверх, чтобы познакомиться с ними.

— Это не так просто, — важно ответила рыбка. — Во-первых, потому, что их нельзя увидеть — они слишком мелки, а во-вторых, и это имеет прямое отношение к цели вашего визита, водоросли и все другие растения не разговаривают, как мы, рыбы. И, наконец, в-третьих, что представляется мне особенно важным, так это моё имя. Но я, с вашего позволения, пока его сообщать не буду.

— Что же мне делать? — огорчённо воскликнул Долопихтис. — Мне очень хочется узнать, чем занимаются водоросли.

— Я думаю, и это должно быть для вас очень важно, что они кормят собой копепод.

— Не очень-то интересное занятие — кормить кого бы то ни было собой. Неужели их жизнь столь безрадостна? — воскликнул удильщик.

— Великое счастье — самопожертвование, — нравоучительно произнесла пучеглазая рыбка.

— Боюсь, что я не смогу оценить величие самопожертвования до конца, — вздохнул удильщик, которого начинали раздражать манеры пучеглазой рыбы, пожелавшей сохранить инкогнито. Он уже искал предлога, как бы улизнуть от этой скучной беседы, которая, казалось, могла продолжаться ещё очень долго. Но больше маленькая пучеглазая рыбка ничего не успела сказать, — огромное стремительное тело, вынырнувшее откуда-то сверху, рванулось к пучеглазой рыбке и… рраз! Маленькой рыбки не стало. В тот же миг огромная толстая рыбка (а это была действительно огромная и толстая рыба) быстро повернулась к удильщику.

Путешествие вверх

— Прекрасная погода, не правда ли? — в отчаянии выкрикнул Долопихтис, мгновенно вспомнивший преподнесённую ему лоцманом букву Закона.

— Прекрасная, солнечная и тёплая погода, о маленькая незнакомая рыбка, знающая Закон. Расскажи скорее, кто ты, а то я умираю от любопытства!

Долопихтис перевёл дух. На этот раз проявленная им находчивость спасла его от неминуемой гибели. Волнуясь, Долопихтис объяснил, кто он и зачем сюда приплыл. Когда в конце своего разговора Долопихтис упомянул о содержании беседы с пучеглазой рыбкой, большая рыба пришла в неописуемый восторг.

— Ха-ха-ха-ха! — веселилась большая рыба. — Я вижу, что случайно сделала правильный выбор. И при этом оказала тебе услугу, избавив от назойливого собеседника, о маленький и смешной удильщик. Ха-ха-ха! Самопожертвование! Ха-ха-ха! Самопожертвование состоялось, и я рада, что служу торжеству высокого и возвышенного чувства. Ну-ка, проказник, скажи мне, а что ты думаешь о самопожертвовании?

— Я бы охотнее пожертвовал кем-нибудь другим, о большая и толстая рыба, лишившая меня собеседника.

— Браво, о маленький и смышлёный Долопихтис! Ты мне положительно нравишься. Так это ты меня называешь большой и толстой рыбой, шалунишка?

— Если вам это не нравится, я готов… — поспешно ответил Долопихтис, — но мне показалось…

— Нет, отчего же, если тебе показалось. Очень, очень забавно, о мой маленький и улыбчивый друг. Так ты хочешь узнать о водорослях и тебе это действительно интересно? Тогда подожди меня одну минутку.

И, хохотнув на прощание, большая и весёлая рыба стремительно уплыла вверх. Долопихтис сначала решил воспользоваться случаем и улизнуть, но потом, рассудив, что его жизни ничто не угрожает, остался.

«Очень большая и толстая и совсем немножечко смешная рыба, — подумал удильщик. — Но почему она такая весёлая?»

Сверху раздался шум, и не успел Долопихтис опомниться, как перед ним снова появилась весёлая рыба.

— Прежде всего, о маленький и любознательный друг, тебе надобно узнать, что я — ха-ха-ха! — не рыба. Я млекопитающее, дышу воздухом, потому что я дельфин.

Удильщик был поражён. Потрясён. Он разволновался ужасно. Дельфин по виду рыба — и вдруг не рыба. И он задал глупый вопрос, самый глупый из всех заданных им когда-либо вопросов, — он спросил:

— Но разве может быть рыба совсем не рыбой, если даже она называет себя дельфином?

Дельфин оглушительно расхохотался:

— Ах ты маленький и глупый удильщик! Я всё-таки не рыба, я млекопитающее. Я не могу воспользоваться воздухом, который есть в воде. У тебя есть жабры, с помощью которых ты дышишь, а у меня нет. Поэтому я должен подниматься время от времени на поверхность и дышать кислородом, набирая воздух в лёгкие.

Долопихтис сконфузился и виновато сказал:

— Но мне кажется, что вы всё-таки немножечко рыба.

Дельфин довольно засопел:

— Ты очень, очень симпатичный. И о водорослях я тебе всё же расскажу. Потому что я знаю о них больше, чем твои братья по крови. Я всё-таки млекопитающее. А это что-нибудь да значит, между нами говоря. Так вот, слушай внимательно и не перебивай.

Водоросли, мой маленький друг, относятся к растительному царству. Они бывают и очень маленькие, такие, что их не в состоянии различить глаз, и очень большие, достигающие многих метров. Но все водоросли заняты одним важным делом: они, поглощая солнечный свет, строят своё тело прежде всего из углекислоты, нитратов и фосфатов. Это очень простые вещества, находящиеся в воде. Из этих веществ, как из кирпичиков, водоросли и строят своё тело. Должно быть, водоросли очень вкусны, раз их с таким удовольствием поедают малюсенькие рачки — копеподы.

А копепод, как ты успел заметить, охотно поедают мелкие рыбёшки — ах, прекрасные и вкусные рыбёшки вроде тех, за которыми охотимся мы.

Теперь ты видишь, о мой маленький и любознательный знакомый, что водоросли как бы составляют начало цепочки, своего рода первое звено цепи. Копеподы, которые поедают водоросли, являются уже вторым звеном. Копепод поедают маленькие рыбы, — это третье звено. Хищники покрупнее, в том числе и я, мой маленький и самый симпатичный из всех виденных мною хищников, пожирающих маленьких рыб, — это последнее самостоятельное звено. Ты должен хорошо это уяснить, потому что всё это достаточно важно.

— И слишком сложно, — произнёс Долопихтис. — Но если мы принадлежим к звеньям единой цепи, которая существует в природе, значит, то, что мы уничтожаем, друг друга, не является следствием несовершенства нашего воспитания?

— Ха-ха-ха! «Несовершенство воспитания»! — передразнил дельфин. — О необыкновенная маленькая рыбёшка, ты говоришь о вещах, в которых ничего не смыслишь. Кстати, тебе не кажется, что мне пора подняться за очередной порцией воздуха? — И дельфин умчался, оставив удильщика одного.

Путешествие вверх

«Если всё, о чём говорил дельфин, правда, — думал Долопихтис, — то выходило, что хорошее воспитание, добропорядочность ничего не значат в окружающем мире». Поэтому, когда дельфин вернулся, Долопихтис высказал ему свои огорчения.

Дельфин с любопытством рассматривал удильщика.

— О маленький и проницательный удильщик! Мне глубоко симпатичны твои рассуждения. Осознание своего места в общей цепи не вынуждает нас к отказу от солнца, тепла и прочих маленьких радостей, существующих в нашем мире. Одно не исключает другого. Нужно только уметь их ценить. И тогда это во многом упростит жизнь, мой маленький друг.

— Значит ли это, что можно быть глухим ко злу? — не сдавался удильщик.

— Ни к добру, ни ко злу быть глухим нельзя. Но нельзя считать злом то, к чему нас обязывает природа, например уничтожение рыбами копепод для утоления голода. Это ты понимаешь, о маленькая и досужая рыбка из славного семейства удильщиков?

— Кажется, понимаю.

— И хорошо делаешь. Это избавит тебя от массы неприятностей и ненужных забот, о маленькая рыбка, которую я случайно не съел, ха-ха-ха! Только потому, что она вовремя — о, очень-очень вовремя! — вспомнила о Законе. Сейчас я вынужден тебя покинуть, но так как я тебе ещё многого не рассказал, то мы это сделаем позже. А ты можешь отправиться к большим водорослям. И там на границе их зарослей я тебя разыщу.

Глава седьмая,

в которой Долопихтис находит водоросли, встречается с тряпичником и попадает в смешное положение

Долопихтис взглянул вверх и вдруг увидел, что он совсем близко подплыл к поверхности океана, — дальше начинался другой, неведомый ему мир. Снизу граница между этими мирами казалась водяным потолком, плавно опускающимся и поднимающимся с волной. То тут, то там виднелись прикреплённые к волнующемуся потолку большие пучки водорослей, которые затем длинными зелёными лентами спадали вниз.

Долопихтис разглядывал причудливые сплетения из листьев и стеблей различных очертаний и размеров, которые, переплетаясь, образовывали сплошную стену из зелени всевозможных оттенков.

Среди водорослей сновали стайки рыбок — одни из них обладали удивительно яркой расцветкой, другие были окрашены в мягкие желтоватые тона. Но что сразу бросалось в глаза: почти у всех этих миниатюрных рыбок были поперечные полосы или разводы на боках — замечательное приспособление, которое делало их невидимыми среди зарослей, как только рыбки переставали двигаться. Удильщик с восхищением следил за парой желтовато-золотистых рыб. Замирая, они внезапно пропадали из глаз и напоминали издали солнечных зайчиков.

Путешествие вверх

И вдруг Долопихтис понял, что заблудился. Куда бы он ни поворачивал — всюду перед ним вставала стена из зелени восхитительной изумрудной окраски. Удильщик осмотрелся, стараясь определить, куда плыть дальше.

— Здравствуйте! — раздался голос у самого уха удильщика. — Уж не заблудились ли вы?

Долопихтис быстро обернулся, но не увидел никого и ничего, кроме ликующего моря зелени.

— Здравствуйте! — снова повторил кто-то.

И Долопихтису показалось, что он слышит голос чуть ли не в собственном ухе. Поэтому он ответил с некоторой обидой:

— Здравствуйте и вы, но я вас не вижу. Куда и зачем вы прячетесь?

В ответ он услышал довольный смешок:

— Я никуда и не думаю прятаться. Просто вы очень невнимательны. Нет, нет! Вы поворачиваетесь не туда. Я здесь — прямо у вашей головы. Смотрите прямо. Ну вот, я же говорю «прямо», а вы смотрите вбок.

То, что наконец увидел Долопихтис, было настолько непостижимо и фантастично, что ему на минуту показалось, что он заснул и видит дурной сон.

Его, глубоководного удильщика, много перевидавшего на своём веку, удивить было трудно. И всё же это удалось сделать существу, которое он даже не решился с уверенностью назвать рыбой. И, как бы отвечая на его сомнения, существо сказало, не скрывая удовольствия от произведённого впечатления:

— Да, да, это именно так. Вижу теперь, что и вы меня видите. На всякий случай спою вам свою песенку, которая убедит вас, что я всё-таки рыба, а не растение.

Живу я в зарослях травы, —

А вы?

Меня с трудом заметит глаз, —

А вас?

Себе я очень нравлюсь сам, —

А вам?

Меня тряпичником зовут,

Но у меня ни тряпки нет!

И многим невдомёк —

Хотя в лохмотья я одет,

Хотя в лохмотья я обут,

Но я морской конёк.

Ну как? Вы, кажется, всё ещё находите, что я странная рыба? — спросило существо. — Я тряпичник из семейства коньков.

Путешествие вверх

Долопихтис тоже представился, с удивлением рассматривая рыбу-тряпичника. Длинные, причудливой формы выросты плавников в сочетании с зеленоватой окраской тела делали тряпичника удивительно похожим на кустик водорослей, среди которых он плавал.

— Всего-навсего только приспособление, — охотно пояснил тряпичник, продолжая наслаждаться произведённым впечатлением, и скромно прибавил: — Правда, доведённое до совершенства. Такая форма тела обеспечивает мне безмятежную жизнь. И многие, очень многие могут позавидовать мне.

«Безмятежная жизнь — это, конечно, очень хорошо, и это даже очень нужно, но быть таким уродом!..» — подумал удильщик.

Тряпичник вызывал своей наивной гордостью скорее жалость, чем восторг.

— Послушайте, тряпичник, а вы уверены, что вам к лицу такое чрезмерное приспособление?

— Уверен ли я?! Конечно! — охотно отозвался тряпичник. — Далеко не все считают меня красивым, но зато я всегда сыт. И, кроме того, ведь все восхищаются красотой окружающих меня водорослей! И разве это логично меня, который так напоминает водоросли, считать безобразным?

— Пожалуй, вы правы, — согласился удильщик из вежливости, но про себя заметил: «Красивым может быть только то, что похоже на само себя». И, для того чтобы изменить щекотливую тему, Долопихтис произнёс: — Вы, который гордитесь своим сходством с растениями, наверное, кое-что знаете об их жизни?

— То есть как это «кое-что»? — неподдельно возмутился тряпичник. — Никоим образом не «кое-что»! А всё! Слышите ли вы, всё — вот подходящее слово. Разве может знать кто-нибудь больше о жизни растений, чем тот, кто проводит среди них всю свою жизнь! Чем тот, кто навсегда связал себя с этим миром и ощущает эту связь почти физически — своим животом? Как по-вашему, я вас спрашиваю?! — всё больше горячился тряпичник. — Отвечайте!

— Пожалуй, что нет, — примирительно сказал Долопихтис, которого немало позабавила непритворная вспыльчивость тряпичника.

— Вы слышите, он говорит «пожалуй». Возмутительно! Предерзко! Безусловно! Слышите ли вы: безусловно! Вот подходящее слово! Хотелось бы мне знать, что вы-то сами знаете о растениях?

Долопихтис передал свою беседу с дельфином.

— Всё, что рассказал дельфин, это правда, — произнёс тряпичник. — Но ведь он не рыба! И он сказал очень мало. Я могу дополнить его рассказ. Растения выделяют кислород, которым мы, животные, дышим. Если бы не было кислорода, то не было бы всего того, что дышит. А дышат, да будет это всем известно, все животные — рыбы, дельфины и даже раки. Правда, дышат и сами растения, но это они делают в темноте, когда наступает ночь. Но зато на свету они выделяют кислорода намного больше, чем потом потребляют его в темноте. Не будь растений и кислорода, который они выделяют, жизнь задохнулась бы в буквальном смысле этого слова, как только бы животные «выдышали» весь кислород. Вот что такое растения! И вот как немного стоило бы наше благополучие, если бы в один прекрасный день мы лишились растений! — И неожиданно добавил: — Не вижу ничего предосудительного в том, что я унаследовал некоторые черты лучших, благороднейших созданий природы!

Последнее замечание показалось Долопихтису преувеличенно смелым, и он высказал свои сомнения в очень деликатной форме:

— Я полагаю, что подражание, как приём, заслуживает одобрения, но ведь само слово «подражание» указывает на существование в известном роде подделки, не правда ли?

Но уже в следующее мгновение удильщик раскаялся в своих словах. Казалось, тряпичник задохнётся от негодования.

— Подделка! — выкрикнул он, и все его выросты-тряпочки пришли в волнение. — Неслыханное оскорбление! И от кого?! От рыбы, которая напоминает худшее, что есть в нашем мире! Рыбы, которая настолько недальновидна, что не понимает разницы между подделкой и приспособлением! Рыбы, которая вообще не понимает мудрости приспособления! Хотелось бы мне знать, чем питается рыба, пожирающая себе подобных внизу, в отвратительной темноте и сомнительном обществе, здесь, наверху, где светло и возвышенно? Ручаюсь, что ей не удастся полакомиться и самой глупой рыбёшкой. Потому что профессор внизу — это дурак наверху! И здесь никого всякими нелепыми штуками, вроде тех, что болтаются у некоторых на носу, не сманить!

В этом месте Долопихтис почувствовал, что даже у благодушия, которое казалось ему безмерным и незыблемым в начале беседы, есть свои пределы, И он сказал вкрадчиво:

— Мне кажется, что самой первой рыбой, которую я узнаю поближе, будет мой не в меру вспыльчивый собеседник.

— Вот как! Я смеюсь вам в лицо! Вы забываете о Законе! И вы не посмеете, не осмелитесь его нарушить из-за боязни расплаты, потому что нас видят и слышат десятки свидетелей.

— Мы слышим и видим! — раздалось сразу несколько голосов, и Долопихтис с удивлением убедился, что они с тряпичником не одни. Но сколько он ни оглядывался по сторонам, ему никого не удавалось разглядеть, — кругом были одни водоросли. Иногда ему казалось, что он угадывает какое-то смутное очертание живого среди буйствующей зелени, но, присматриваясь, он всякий раз убеждался, что ошибся.

— Что! — не унимался тряпичник. — Я вижу, что мой не слишком любезный собеседник получает наглядный урок мудрости приспособления! Хорошо ещё, если при таком отвратительном характере вам вообще удастся унести отсюда ноги подобру-поздорову. Здесь, наверху, вы неуместны: вас видно за версту, вы малоподвижны и вдобавок хищник вы тоже не бог весть какой! Смотреть вы не умеете, а ваши светящиеся зубы и что-то там такое, что болтается у вас на носу, пригодны здесь не более, чем ваша фальшивая улыбка. Уходите, вы, оскорбивший в моем лице великое изобретение природы!

Долопихтис давно уже понял, что попал в скверную историю, и хотя он не преступил Закона, но угроза физической расправы с собеседником была уже достаточно серьёзным прегрешением, чтобы нажить неприятности. «Извлечь урок и уносить ноги», — решил удильщик. Но так как извлечь урок он уже успел, то ему оставалось только определить, в каком направлении следует уносить ноги.

— Я очень огорчён, что вас обидел. И тем более неприятно, что это получилось без злого умысла, само собой.

— Вы слышите? Он сказал — «само собой»!

— Мы слышим! — как эхо, откликнулось несколько голосов.

— Поэтому, тряпичник, я приношу вам свои извинения, которые я покорно прошу принять! — продолжал Долопихтис, силясь разглядеть, откуда всё-таки доносились голоса. — И я сознаюсь в собственном легкомысленном отношении к такой важной вещи, как приспособление.

Тряпичник, всё ещё негодуя, тряс своими выростами и подозрительно слушал Долопихтиса, пытаясь найти в его словах подвох. Но Долопихтис выглядел таким огорчённым и раскаяние его казалось таким неподдельным, что тряпичник не выдержал:

— Ваши извинения я принимаю. Надеюсь, что они искренни. Ещё больше надеюсь, что вы извлечёте для себя практическую пользу из нашей беседы. Вы ведь тоже приспособлены, но к жизни там, внизу. А здесь я вам посоветую плавать, всё время оглядываясь по сторонам, и помнить о Законе. В этом ваш единственный шанс сохранить голову.

— Благодарю вас! — взволнованно воскликнул Долопихтис. — Вы великодушны, а великодушие — черта героев. Не укажете ли вы направление, в котором мне надо плыть, чтобы выбраться из зарослей?

— Вы приплыли оттуда. Но будет лучше, если вас проводят к границе зарослей.

— Это могу сделать я, — раздался совсем рядом голос, и Долопихтис увидел, как от ближайшего кустика водорослей к ним двинулась узкая и длинная, как стебелёк, рыбка. Когда она принимала вертикальное положение, самый взыскательный глаз не был в состоянии обнаружить её в зарослях.

Путешествие вверх

— И я могу составить компанию рыбе-стреле, — раздался другой голос, который принадлежал морской мыши, ярко раскрашенной рыбке со множеством выростов на теле, среди которых один напоминал фонарик удильщика. Долопихтис даже предположил, что рыбка является его отдалённым родственником.

— Скажите, пожалуйста, мы с вами не родственники? — обратился к ней Долопихтис.

— Очень, очень дальние, — сухо ответила морская мышь, проявляя явное нежелание к более близкому знакомству.

И Долопихтис с огорчением отметил, что ему не везёт с родственниками.

Путешествие вверх

Распрощавшись с тряпичником, Долопихтис в сопровождении морской мыши и рыбы-стрелы поплыл к границе зарослей.

Удильщик украдкой рассматривал своих спутников, которые, казалось, забыли о его существовании. Была ли это демонстрация, Долопихтис не знал, но понимал, что, если оба спутника были свидетелями его разговора с тряпичником, на снисхождение рассчитывать не приходилось. Поэтому, грустно вздохнув, он молча продолжал свой путь и с облегчением заметил, что заросли стали редеть…

Спустя некоторое время провожатые, чопорно распрощавшись с Долопихтисом, оставили его одного.

Глава восьмая,

в которой Долопихтис увидел солнце

Долопихтис был рад, что остался один. Ему давно хотелось есть, и хотя кругом плавало много разнообразной мелкой рыбёшки, удильщик не мог полакомиться ею: каждый раз рыбёшка оказывалась именно на том расстоянии, которое принято называть безопасным. Долопихтис, напустив на себя благодушие, пытался незаметно приблизиться к ним, но всякий раз получалось, что рыбёшки сохраняли безопасное расстояние. Тяжело вздохнув, удильщик вынужден был обратить своё внимание на копепод. Они показались ему вкусными. Но ведь это были только рачки! «Что бы сказал Хизи, если бы увидел меня сейчас? Даже медуза не упустила бы случая отпустить колкость в мой адрес!» — с горечью подумал Долопихтис.

— Где ты, мой маленький и долгожданный друг? Отзовись, чтобы я не съел тебя нечаянно! — раздался голос над головой, и в то же мгновение появился дельфин. Увидев Долопихтиса, он шумно обрадовался: — Это так замечательно, что тебя не съели! Я был бы ужасно огорчён, если бы тебя съели раньше, чем мы закончили нашу возвышенную беседу.

Долопихтис рассказал дельфину о приключениях, которые ему пришлось пережить.

— А теперь мне страшно хочется узнать, почему в некоторых местах водорослей так много, что они образуют заросли, в других местах значительно меньше, а в третьих их вообще нет? — спросил удильщик.

— Хорошо, я расскажу тебе, почему растения не завоевали весь первый этаж. Солнца здесь в изобилии. Бóльшая часть того, что нужно растениям для жизни, растворена в окружающей воде в избытке. Но другая часть веществ, без которых растительные организмы не могут существовать, присутствует в поверхностном слое воды в малом количестве. Это прежде всего фосфаты и нитраты. Всё, что есть в верхнем слое воды, — лишь ничтожные остатки этих веществ, которые водоросли ещё не успели съесть. Бóльшая часть уже съедена ими, а того, что осталось, им всегда не хватает. И — о, ирония судьбы! — мой молодой друг, под ними в глубинах океана, именно там, откуда приплывают такие симпатичные рыбки, как ты, вода содержит несметные количества фосфатов и нитратов. Но эти запасы находятся ниже границы водорослей, а их граница — это граница проникновения света. Но внизу нет света! Не правда, ли, забавно?

Но если водоросли нельзя опустить в темноту, где есть нужные для них вещества, но нет света, то можно сделать наоборот: эти вещества поднять вверх, где есть солнце, а следовательно, и водоросли. А глубинные массы воды выносят наверх течения.

— Течения? — взволнованно переспросил Долопихтис.

— Ну да, течения выносят в верхний слой всё новые и новые запасы фосфатов и нитратов. Именно в тех местах, где происходит подъем воды снизу, всегда обильно растут водоросли, а значит, много и другой жизни. Ибо там, где водоросли, там и копеподы, а там, где копеподы, там и рыбы.

— Так это течение поддерживает жизнь наверху?

— Подводные течения бывают всякие, направления их различны, но все они перемешивают воду в океане. А для нас, тех, кто населяет верхний этаж, особенно важны те из них, которые поднимают воду из глубин, а с водой и всё то, что необходимо прежде всего для водорослей. Но мне показалось, что сведения о течениях тебя чем-то взволновали. Расскажи-ка мне скорее правду, а то я сгораю от любопытства!

Долопихтис слегка смутился и неожиданно для дельфина спросил: не встретил ли он в том месте, где вода поднимается из глубин, маленькую рыбку с откусанным хвостом?

Дельфин сделал вид, что удивлён.

— А был ли вообще хвост у этой рыбки? — спросил дельфин, и глаза у него были хитрющие-прехитрющие.

— Был.

— А уверен ли удильщик, что хвост всё-таки был? — продолжал допытываться дельфин.

— Уверен ли я?! — воскликнул Долопихтис. — Да я видел его собственными глазами!

— Тогда куда же девался этот хвост? — задал вопрос дельфин, очень довольный, что перехитрил удильщика.

— Я его нечаянно откусил. И теперь меня мучают угрызения совести, — сознался Долопихтис. — Но я очень хочу встретить эту рыбку и попросить у неё прощения.

— Ты допустил ошибку, мой шаловливый и маленький друг. Надо было кусать с головы. Тогда хвост достался бы тебе в придачу и не доставлял столько лишних хлопот. Но я думаю, что твою ошибку кто-нибудь мог уже исправить.

— Что же мне делать? — печально спросил удильщик. — Как мне поступить правильно?

— Правильнее всего забыть эту рыбку, а следовательно, надо ничего не делать. Пусть это тебе не мешает жить. Не будет ли лучше, если ты спросишь меня о чём-нибудь ещё? Ты подумай, а я пока глотну немного воздуха…

И когда дельфин появился снова, Долопихтис спросил его: отчего возникает течение?

— О-о! Это очень просто, но в то же время и очень сложно. Дело в том, что тёплая вода немного легче, чем холодная. Поэтому там, где много света, вода, прогретая с поверхности, не даёт подняться из глубин холодной воде. Но в Арктике и Антарктике солнце даёт меньше тепла и массы холодной воды опускаются и заполняют глубинные части океана. По краям нагретого поля воды холодные водные массы поднимаются на поверхность и выносят всё новые и новые запасы фосфатов и нитратов; именно в этих местах и развивается необычайно богатая растительная, а за ней и животная жизнь.

Но так обстоит дело только в принципе. Течения зависят ещё от тысячи других вещей — от направления и силы ветров, которые дуют в том мире, который снабжает меня кислородом, от вращения Земли, от очертаний дна и материков и ещё от очень многих малопонятных вещей. Но главное, самое главное — и я прошу тебя помнить об этом — это солнце! Его тепло!

— Скажите, я бы мог увидеть солнце, хотя бы краешком глаза только посмотреть — какое оно?

— Конечно, для этого надо подняться чуть-чуть выше и всплыть на поверхность воды. Но нужно торопиться, солнце уже низко и скоро зайдёт.

— Тогда поплывём быстрее!

— Ну что ж, не отставай.

И они быстро поплыли вверх. Долопихтис очень волновался, но всё же успел заметить, что когда они доплыли до поверхности, вода кругом стала совсем прозрачной, тёплой и подвижной. Наконец дельфин сказал:

— Смотри!

Долопихтис увидел огромный огненный шар, который где-то далеко-далеко почти коснулся моря. И ещё он увидел, как по небу несутся растрёпанные, всклокоченные облака и солнце изредка прячется в них, опускаясь всё ниже и ниже. Вот оно коснулось воды, и сотканная из световых бликов дорожка, бегущая по воде, протянулась к нему и, наконец, коснулась солнца.

— Это дорога к счастью, — сказал дельфин.

Казалось, солнце тонет, и его прощальные лучи огненными красными полосами пронеслись по морю, скользнули по облакам и, пробив их точно раскалённым кинжалом, ударили в небо. И вспыхнули, загорелись края облаков, и оранжевым заревом полыхнуло полнеба. И потемневшая сразу вода казалась тяжёлой и неприютной, как холодный металл.

— Как красиво и как страшно, — прошептал удильщик.

Путешествие вверх

— Каждый раз, когда я вижу, как уходит солнце, — задумчиво произнёс дельфин, — мне кажется, что оно уходит навсегда. Но оно вернётся. Оно всегда возвращается.

Быстро темнело вокруг. Солнце унесло с собой свет. Только на горизонте, ещё несколько минут назад пылающем и жарком, светилась золотая кайма. Наконец и она погасла, и всё погрузилось во мрак.

— Взгляни на себя, и ты увидишь, сколько радости уносит солнце с собой.

— Но мы его не видим никогда. У нас внизу всегда ночь.

— Тогда расскажи им о солнце. Ведь тем, кто всегда в темноте, дано очень мало.

— Я расскажу, я обязательно расскажу… Прощайте! Спасибо вам за всё!

— Прощай, мой маленький друг. Я буду тебя часто вспоминать. Теперь я хорошо вижу твою улыбку. И я запомню её. Счастливого пути!

И когда дельфин уплыл и Долопихтис остался один, его охватило странное оцепенение: ему грезилось, а может быть и снилось, что солнце превратилось в большую рыбу, которая, нырнув у горизонта, уплывает глубоко-глубоко, чтобы на один миг разорвать мрак вечной ночи и принести живущим во тьме немного тепла.

Путешествие вверх

Глава девятая,

в которой Долопихтису дважды грозит смертельная опасность

Наконец наступила ночь, и мрак, плотный и непроницаемый, принёс сон и успокоение обитателям верхнего этажа. Мир устал. Он отдыхал и видел сны, и, должно быть, сны эти были прекрасны.

Долопихтис спал тревожно — казалось, дверь, отделявшая ночью события сна от переполнявших его дневных впечатлений, затворена неплотно, — и всё увиденное и услышанное ломилось в оставленную щель, запутывая реальное и фантастическое в невообразимый клубок. Долопихтис видел солнце, ставшее рыбой, и спорил о праве перевоплощений с тряпичником, который на самом деле был растением и волной одновременно. И когда удильщик его всё-таки съел, оказалось, что тряпичник никак не помещается у него в животе и, всё время хихикая, произносит загадочную фразу: «Ты съешь сначала моё доброе имя».

Долопихтис не удивился, заметив, что его живот растягивается, как у Хизи, но был серьёзно озабочен: кто это так настойчиво толкает его и сипит незнакомым голосом?

— Положительно невероятно, что он не обращает на меня внимания.

И вдруг Долопихтис сначала смутно, а затем всё яснее ощутил, что сон его как-то незаметно уже давно перешёл в явь и что кто-то действительно толкает его снизу в живот.

— Просто невероятно, что он не в состоянии проснуться. Поэтому он и не обращает на меня внимания.

Долопихтис открыл глаза и сейчас же закрыл их снова. «Плохо, — подумал он. — Очень плохо. И очень странно, что я ещё живу». И он снова осторожно приоткрыл глаза. Прямо перед ним покачивалось огромное плоское существо с головой змеи и клювом кальмара. И что казалось особенно страшным — у неизвестного существа были странные глаза: в них была затаённая боль, безразличие и натруженность одновременно. Такие глаза могли быть у существа, не испытавшего в жизни ни одной, даже самой крошечной радости.

— Доброе утро, — пролепетал удильщик и тут же убедился, что даже самые невинные слова могут быть восприняты как бестактность.

— В этом мире ничего нет и не может быть доброго, — с видимым усилием ответило существо.

«Крайне скудный запас оптимизма. Странно, что я не встречал раньше этого существа. Кстати, почему бы мне не спросить, зачем я понадобился этой мрачной голове с неподвижными глазами. Может быть, дела обстоят не так уж плохо?» — подумал Долопихтис и поспешно спросил:

— Я никак не могу догадаться, чем я обязан вниманию проницательного существа, которое в настоящий момент плавает перед самым моим носом?

Путешествие вверх

— Ещё неизвестно, кто и перед чьим носом плавает, — мрачно ответило существо. — А что касается внимания, то не могла ведь я съесть рыбу, не убедившись, что она не дохлая.

— А как же Закон?! — испуганно воскликнул Долопихтис.

— Плевать я хотела на Закон, — проскрипело существо, с раздражением посматривая на удильщика. — Законы для того и существуют, чтобы кто-то их нарушал.

— Значит… — с отчаянием начал Долопихтис, боясь произнести страшные слова.

— Вот именно. Это значит именно то самое…

Они стояли нос к носу. Если бы Долопихтис сделал попытку свернуть куда-нибудь в сторону, он неизбежно должен был подставить бок, спину или живот страшному клюву. И тогда Долопихтис сделал отчаянный бросок прямо вперёд и ударил черепаху, а это была черепаха, в верхнюю часть клюва. Расчёт оказался верен. Скользнув по клюву, который черепаха быстро раскрыла, удильщик проскочил вдоль её спины и занял позицию у хвоста. Сколько ни пыталась черепаха добраться до удильщика, ей это не удавалось. Долопихтис неотступно следовал за её хвостом, а панцирь черепахи мешал ей согнуться и схватить удильщика. Почувствовав себя в относительной безопасности, Долопихтис поспешил высказать всё, что он думает о моральных и физических достоинствах черепахи.

Путешествие вверх

Убедившись, что ей не удастся добраться до удильщика, черепаха быстро поплыла наверх, а Долопихтис поспешил вниз, где предрассветная тьма казалась гуще и где ещё властвовал сон. По дороге ему попались яркие полосатые рыбёшки, которые, не обращая на него внимания, вертелись в опасной близости от его носа. Он сделал попытку погнаться за ними, а они, проворно отскочив на небольшое расстояние, опять принялись играть, гоняясь друг за другом. Неожиданно около них оказалась третья рыбёшка, которая прошмыгнула так близко, что от движения воды заколыхался фонарик на голове Долопихтиса. «Ну, это уж слишком», — решил Долопихтис и бросился за ней следом. В то же мгновение острая боль пронзила всё его тело. Инстинктивно он рванулся назад, и это оказалось как нельзя кстати. Полуослеплённый, полупарализованный и плохо соображающий удильщик медленно отплыл в сторону.

«Глупый, неосторожный и болтливый удильщик! — подумал Долопихтис. — Можно ли быть бóльшим простофилей, чем ты? Так попасться на удочку, а ещё сам удильщик, — продолжал корить он себя. — Убирайся подобру-поздорову, пока это облако не накрыло тебя более основательно. Ведь это же Дискозома».

Да, это была Дискозома, гигантская морская анемона, а эти вертлявые яркие рыбёшки, которые привлекли внимание Долопихтиса, жили среди щупалец анемоны. Внезапно появляясь и исчезая, они заманивали чересчур легковерных хищников в объятия смертоносных щупалец анемоны. Парализованные стрекательными клетками рыбы попадались Дискозоме на обед, а объедки «с барского стола» доставались полосатым зазывалам.

Путешествие вверх

Долопихтис, постепенно приходивший в себя, медленно отплыл в сторону, подальше от смертоносных щупалец. «Неплохо начинается день, ничего не скажешь. Сюрприз за сюрпризом. Но на этот раз всё могло кончиться плачевно. По счастью, я зацепил лишь самую маленькую и самую слабую из щупалец». Долопихтис с презрением посмотрел на полосатых рыбок, которые вопреки здравому смыслу вернулись и продолжали как ни в чём не бывало снова заманивать его к Дискозоме.

«Ничего! Я постараюсь доказать им, что умею быстро извлекать уроки». И удильщик притворно застыл и стал медленно поворачиваться кверху брюхом. Тысячи раз полосатые зазывалы видели подобную картину, и она всегда обозначала только одно — смерть. И сейчас две из них, наиболее нетерпеливые, отделившись от своих подруг, проворно подплыли к Долопихтису, намереваясь начать трапезу раньше хозяина. В этом случае их роли менялись — и анемоне приходилось довольствоваться объедками. Но когда они подплыли к беспомощно перевёрнутому удильщику, всё свершилось прежде, чем они успели обратиться в бегство.

Долопихтис, как и все удильщики, неспособный к длительной погоне, умел стремительно, рывком нападать. И он напал. Одна из полосатых рыбок оказалась у него в пасти.

— Пустите! — пискнула она.

Но Долопихтис даже не удостоил её ответом. Ни одну рыбу в жизни он не ел с таким наслаждением.

«Пустите»! — передразнил Долопихтис. — Как бы не так! И почему я должен был её отпустить? Насколько я знаю по опыту, такие просьбы никогда и никем не выполняются».

Покончив с полосатой рыбой, Долопихтис захотел побеседовать с Дискозомой. Осторожно подплыв к анемоне — трусость от осторожности отличается глупостью, тогда как осторожности приличествует мудрость! — удильщик вкрадчиво произнёс:

— Прошу прощения, но мне показалось, что я не расслышал вашего приветствия. Впрочем, со мной это иногда случается.

Но анемона упорно молчала. Долопихтис знал, почему Дискозома медлила с ответом. Она ещё не оставляла надежды полакомиться Долопихтисом. Поэтому она не хотела вступать в разговор, чтобы не нарушить Закон. Но это хорошо понимал и удильщик, который решил во что бы то ни стало расшевелить своего врага… с безопасного расстояния.

— Лично для меня бесплодность ваших надежд бесспорна, и мне жалко, что такая простая вещь для вас не является очевидной. Не желаете ли получить от меня дополнительные доказательства моего расположения к вам и вашим прихлебателям? Поверьте мне, а я кое-что понимаю в гастрономии — ваши прихлебатели на вкус просто превосходны! Отчего бы вам самим не убедиться в этом?

— Дерзкая рыбёшка, как ты смеешь разговаривать со мной таким тоном?

— А чем вам не понравился мой тон? Он не достаточно любезен? Но я, по счастью, не состою с вами в родстве, которое — увы! — кое к чему всё-таки обязывает. К тому же согласитесь, я даже не ваш должник.

— Передо мной все в долгу, — злобно прошипела Дискозома, — и в первую очередь наглецы и насмешники. Подплыви ко мне ближе, чтобы я могла тебя получше рассмотреть. Не бойся, ты ведь под защитой Закона. Или ты не веришь мне?

— Конечно, не верю. Сегодня я узнал о Законе кое-что новенькое. Моё утро сегодня началось с презабавной встречи с черепахой.

— Достойное животное, — обронила Дискозома.

— Вы так считаете? А мне она показалась отвратительной. Теперь вы замечаете, что мы несколько по-разному смотрим на одни и те же предметы? Разве я могу после этого последовать вашему приглашению и подплыть ближе, чем мне хотелось бы?

— Ты просто трус.

— Ха-ха! Я слышу призыв к глупости. Большая ошибка считать себя умнее других. Или вы находите, что это не так?

— Я нахожу, что ты отвратителен.

— Ну, это, по крайней мере, звучит весьма искренне. Обещаю вам рассказывать всем встречным о достоинствах, которые я сумел у вас открыть. Кстати говоря, ваша мысль, что весь мир перед вами в долгу, многим может показаться весьма симпатичной.

— Негодяй! — прошипела Дискозома. — Попадись только в мои щупальца!

— Не могу вам пообещать этого наверное, хотя вижу, что вам этого действительно хочется. Прощайте!

И Долопихтис поплыл, считая, что долги Дискозоме уплачены им сполна.

Мимо проплыла стайка быстрых сардин. Тела их отливали серебристым металлом. Вслед за ними пронеслась аргентина — одинокая и стремительная рыба с прекрасными большими глазами, взгляд которых казался задумчивым и благородным. Рыба очень умело и торопливо пожирала сардин.

Невдалеке удильщик заметил стайку крылоногих моллюсков, и совсем рядом от него проплыла неповоротливая пучеглазая рыба. Вода становилась всё прозрачней, и, наконец, брызнули и полились голубоватые лучи поднявшегося солнца.

И вновь Долопихтис почувствовал себя неуютно.

Наступало утро, то самое беспокойное время, когда всё живое, пробудившись ото сна, начинает прежде всего заботиться о собственном желудке. А он, маленький удильщик, очень хорошо виден со всех сторон.

«Не пора ли мне отправиться вниз — подальше от соблазнов? Моим друзьям внизу будет очень обидно, если я не сумею пережить ещё один день в светлом мире. И я был бы несправедлив к своим друзьям, если бы позволил лишить их своего общества. Кроме того, о многом, что я узнал, стоит подумать. А это лучше всего сделать по дороге домой».

И, бросив прощальный взгляд вокруг, маленький удильщик поплыл вниз.

Глава десятая,

в которой Долопихтис приводит в порядок сведения, полученные во время путешествия, и строит естественную картину мира

Долопихтис плыл вниз, посматривая по сторонам. Навстречу ему пронеслась, не разбирая дороги, стайка испуганных сардин — на этот раз их преследовала плоская рыба с очень высоким спинным плавником, в которой удильщик без труда узнал солнечника. «Ага! Похоже, что солнечник неспроста рассматривает хвосты сардин».

Путешествие вверх

Чтобы позабавиться, удильщик, шаловливый и находчивый после сытного завтрака, крикнул солнечнику:

— Не знаете ли вы, солнечник, куда плывут эти сардины?

— Именно это я и пытаюсь установить всё утро.

— Тогда остановитесь, и я поделюсь с вами своими соображениями.

— Благодарю, но я тороплюсь проверить свои, — быстро ответил солнечник и помчался сломя голову дальше.

В это время Долопихтис заметил медленно приближающегося спинорога. Сросшиеся челюсти и круглый глаз придавали ему «несколько простоватый вид», как деликатно выразился Долопихтис, не считая себя вправе высказаться более определённо. Всё семейство сростночелюстных, на редкость безобидное, даже при своих внушительных размерах, отличалось покладистым характером. Сросшиеся челюсти позволяют им употреблять в пищу только очень мелких животных, среди которых не последнее место занимают копеподы. Удильщик обратился к медленно плывущему спинорогу:

— Куда это ты так мчишься?

— Ну, что я тебе мешаю, что ли? — плаксиво протянул спинорог. — Плыл бы своей дорогой.

— Да уж так получилось, что моя дорога прошла мимо твоей.

— А я что, виноват, да? — монотонно затянул спинорог. — Я же к тебе не лезу.

— Да ты не бойся, — успокоил его удильщик, — я ведь тебя не съем. Вон ты какой большой и сильный. Просто хочется поговорить.

— А чего говорить? Я себе плыву по делам, и ты себе плыви. Чего ты привязался? Я же тебе ничего не сделал.

— Наверное, ты ещё не завтракал? — спросил Долопихтис.

— Ну? — насторожился спинорог.

— А я знаю, где сейчас плавают вкусные рыбки.

— Нужны мне твои рыбки! Сам бы и ел. А я из спинорогов, которые питаются растениями. Мне нужны заросли водорослей.

— Есть и заросли! — воскликнул удильщик. — Я гостил там у…

— У кого? — подозрительно спросил спинорог.

— У тряпичника. И ещё там я встретил свою милую родственницу — морскую мышь. Хочешь, я тебе расскажу, как туда доплыть?

— А что я тебе за это должен сделать?

— «Я тебе, ты мне»! — раздражённо передразнил удильщик. — А тебе не приходит в голову, что мне просто хочется сделать тебе приятное?

— Ну, приходит, — ответил спинорог, и было видно, что он этому не верит.

— Тогда плыви вот в этом направлении, и ты очень скоро найдёшь так много растений, что не сумеешь их уничтожить за всю свою бурную и героическую жизнь. Плыви!

— Что это ты такой добрый? Не иначе тебе что-то надо.

— «Надо! Надо»! — воскликнул вконец раздосадованный Долопихтис. — Мне надо научить тебя бескорыстию!

— Да нет. Я ничего. Ты не сердись. Это я просто так, — с сомнением произнёс спинорог, и было хорошо заметно, что он думает иначе.

— Проваливай! — крикнул Долопихтис, чувствуя, что от его хорошего настроения остаётся одно воспоминание. — Если я поговорю с тобой ещё пять минут, ты задохнёшься от подозрений.

— Ну ладно, я поплыву, — примирительно произнёс спинорог и, недоверчиво оглядываясь, поплыл в сторону, указанную Долопихтисом.

Путешествие вверх

«Насколько проще и естественней делать добро, когда его ожидают. А каким интересным собеседником мог быть спинорог — ведь он по-своему является удивительной рыбой. То, что спинорог питается растениями, — прелюбопытная вещь. Значит, не все рыбы хищники или трупоеды», — размышлял Долопихтис, плывя всё время вниз.

И чем ниже опускался удильщик, тем темнее становилась вода: синий цвет незаметно перешёл в серый, и лишь опалесцирующие, подобно опалу, сапфирины оживляли окружающую унылую картину. Долопихтис и раньше встречал сапфирин, но только теперь он узнал, что эти светящиеся отражённым светом глубоководные рачки также являются членами великого отряда копепод. Крохотными светящимися точками они во всех направлениях двигались в воде, отмечая своим появлением тот последний рубеж, до которого ещё проникали солнечные лучи, уже очень слабые и поэтому невидимые для глаза. Постепенно сапфирины попадались всё реже и реже, и, наконец, они совершенно исчезли.

И снова к маленькому удильщику вплотную подступил Великий Мрак, с его тайнами и опасностью.

«Странно, что это всё вместе и есть мой дом. И ещё более странно, что я нахожу его достаточно уютным», — думал Долопихтис. Неожиданно Долопихтис обратил внимание на то, что окружающий его мрак приобрёл белесоватый оттенок. Он вгляделся и увидел крошечных рачков причудливой формы, мириады которых двигались сплошной массой. Их нежные тельца, закованные в прозрачный панцирь, заканчивались тонким и длинным остриём, а выпуклые глаза и полуоткрытый рот придавали их облику старческое выражение. Целое облако, белёсое от несметного числа копьеголовых рачков, медленно проплыло мимо удильщика.

То там, то тут в подозрительной близости к копьеголовым мелькали сигнальные огоньки глубоководных анчоусов. «Там, где есть жертва, есть и охотник, — подумал удильщик и неуверенно домыслил: — А ещё эту картину можно было бы назвать взаимодействием двух звеньев пищевой цепи. И хотя это вернее, но… насколько прозаичнее». Впрочем, это касалось не только двух последних звеньев, но и всей системы мира, которую построил Долопихтис после своего путешествия вверх.

«Самое важное для жизни в океане — начальное звено — составляют водоросли, — размышлял Долопихтис, — Водорослям для жизни нужно солнце: они на свету выделяют кислород, необходимый для животных.

Второе звено в океане составляют животные, питающиеся водорослями, — это прежде всего ракообразные, моллюски и некоторые рыбы.

Среди этих животных особое место занимают копеподы, несметное количество которых определяет их главную роль в звене.

В третьем звене — животные, которые поедают животных второго звена. Это прежде всего, небольшие рыбы.

И, наконец, четвёртое звено — оно объединяет матёрых хищников, уничтожающих хищников третьего звена. В этом последнем звене рыбы по-прежнему играют важнейшую роль, но после них идут гигантские моллюски и затем млекопитающие — такие, например, как новый знакомый Долопихтиса дельфин. Самое важное — начальное звено. Если оно работает, то работает и вся цепь. Но для того чтобы работало первое звено, нужны соответствующие условия. Недостаток хотя бы одного из них нарушает работу всей цепи. В эти условия входят свет и питательные вещества, растворённые в воде. Света в океане всегда достаточно. Но некоторые вещества, такие, как фосфаты и нитраты, уже заметно поглощены растениями в поверхностном слое, и для того, чтобы они поступали из глубин, нужно перемешивание воды в океане. Перемешивание происходит благодаря течениям и ветрам. Но и ветер и течения зависят от распределения солнечного тепла в атмосфере и водной среде. Различия в нагреве воды от экватора к полюсу, вращения Земли, рельеф дна и расположения материков определяют истинную картину перемешивания воды в Мировом океане. Всё настолько взаимно связано и обусловлено, что изменить ничего нельзя. Когда бунтует один, а тысячи ему подобных ведут себя благоразумно, то в дураках остаётся, конечно, тот один. Природа ориентируется на множество. А множество повторений связано с приспособлением к условиям. Сразу измениться не может ни то, ни другое. А каждая жизнь — в бесчисленном числе повторений — сама по себе ничего не значит. Даже моя, — закончил Долопихтис и огорчённо вздохнул. — Итак, я прикован приспособлением к своему месту в звене. И мне — увы! — дано только одно право: есть самому и… быть съеденным!»

В этом месте Долопихтис смущённо улыбнулся и счёл возможным допустить одно исключение — «не обязательно быть съеденному самому!» И с удивлением отметил, что сделанное допущение не кажется ему смешным или излишним.

Глава одиннадцатая, и последняя,

в которой Долопихтис возвращается вниз и встречает старых друзей

— Вот ты и вернулся. — Светящийся анчоус подплыл к удильщику.

— Да, я вернулся.

— Тебя долго не было, и мы подумали…

— Но я вернулся.

— Ты нашёл наверху то, что искал?

— Да, я многое узнал. И увидел. Не встречал ли ты случайно Хиазмодона?

— Встречал, недалеко отсюда. Правда ли, что ты подружился с ним?

— Это правда.

— И ты не побоялся принять дружбу существа, о котором говорят только плохое?

— В дружбе связующим может быть разное. Добрая дружба бывает даже между недостойными.

— Гм… — многозначительно произнёс анчоус. — Это, конечно, меняет положение дел.

Долопихтис разозлился.

«Что, собственно, нужно этому анчоусу? Почему он лезет с разговорами ко мне, удильщику, которому с ним и говорить-то не о чем? Да ещё смеет отпускать двусмысленные замечания! Хотя последняя моя фраза, по совести говоря, не была шедевром мысли. И всё-таки надо его проучить, тем более что внизу никто и понятия не имеет о Законе».

— Знаешь ли ты, что такое звено? — вкрадчиво спросил удильщик.

— Не знаю.

— А хочешь, я помогу тебе разобраться в этом весьма интересном вопросе? Подплыви, пожалуйста, ко мне поближе, и я постараюсь доказать тебе, что ты относишься к третьему звену.

И когда анчоус доверчиво приблизился, удильщик кинулся вперёд, схватил его за голову и потом… потом обнаружил, что он снова остался один.

«Нет, это было не возмездие. Просто я оказался в четвёртом звене, а всё, что произошло между нами, не более чем пример взаимодействия звеньев единой пищевой цепи».

И он поплыл дальше, размышляя о взаимосвязи и взаимной обусловленности событий, совершающихся в природе.

Впереди его путь пересёк бледно-жёлтый огонёк — он принадлежал родственнику Долопихтиса, одному из удильщиков.

Этот огонёк не вызывал особых чувств у Долопихтиса, но следующий — голубоватый мерцающий огонёк! — был незнаком ему, и удильщик следил за ним с напряжённым вниманием, стараясь определить, кто несёт этот кусочек холодного пламени — враг, жертва или, наконец, просто случайный встречный.

Вдруг Долопихтису показалось, что где-то он встречал этот огонёк, хотя он не мог вспомнить, где и при каких обстоятельствах.

Огонёк медленно двигался в сторону удильщика и, внезапно испуганный чем-то, стал удаляться.

«Нет, я должен обязательно выяснить, почему он мне кажется знакомым!» — решил Долопихтис и поплыл следом.

Скоро ему удалось сократить расстояние, разделявшее их, и удильщик с замиранием сердца узнал, кому принадлежит этот свет. Как мог он забыть эти великолепные, отороченные пурпуром бледные лимонные пятна, собранные в пять сверкающих линий света, и этот отчуждённый спокойный взгляд, придающий всему облику рыбы задумчивый вид! Конечно, это была она — замечательная рыба-созвездие! Милая, прекрасная рыба, в беседе с которой у Долопихтиса возникло желание совершить путешествие вверх.

Сдавленным от волнения голосом удильщик крикнул вслед быстро плывущей рыбе:

— Послушайте, не могли бы вы плыть чуть-чуть медленней, чтобы увидеть того, кто вам обязан самым ярким впечатлением, полученным в жизни?

— Должна ли я понимать услышанное, как напоминание о том, что мы встречались раньше? — слегка замедляя ход, спросила рыба.

— О, да! Мы беседовали о копеподах и водорослях. Моё имя Доло…

— …пихтис, — закончила рыба-созвездие, останавливаясь.

— Правильно! — в восторге выпалил удильщик. — Значит, и вы меня помните?

— Я обычно всё и всегда помню, — задумчиво произнесла рыба. — Когда мы расстались так неожиданно, я даже вспомнила, как называется то, что нужно водорослям и что есть в воде, но чего мы, рыбы, не видим.

— Вот как! — вежливо произнёс удильщик, который уже знал, что необходимо для водорослей, но тем не менее счёл неделикатным останавливать столь интересного собеседника.

— Водорослям нужны фосфор и… и…

— …азот, — подсказал Долопихтис.

Рыба-созвездие с удивлением взглянула на удильщика:

— Странно, очень странно, но мне показалось, что в начале нашего знакомства у вас были менее точные сведения о водорослях.

— Попросту говоря, у меня их не было совсем, — признался Долопихтис. — Но после беседы с вами я путешествовал наверх.

Рыба-созвездие с откровенным любопытством взглянула на удильщика:

— Вот как! Мне приятно видеть рыбу, в сердце которой мужество, а в голове — дух исканий. И я сочла бы себя обязанной, если бы вы рассказали мне немного о том, что вы увидели наверху.

Долопихтис был страшно смущён, ибо комплименты в свой адрес казались ему недостаточно заслуженными. Он даже расстроился, что испытания, выпавшие на его долю, были не так уж мучительны, а происшествия не столь опасны. Поэтому, рассказывая о своих встречах и приключениях, Долопихтис больше говорил о том, что он узнал, чем о том, что он пережил.

И когда он наконец рассказал о солнце, великом, разгоняющем мрак солнце, дающем жизнь, и о тревожном и волнующем ощущении, охватившем его, маленького удильщика, наблюдавшего закат, рыба-созвездие задумчиво обронила:

— Да, я тоже помню это необъяснимое ощущение, хотя это было очень давно и многое стёрлось в моей памяти. Но я по-прежнему думаю, что нельзя чувствовать себя счастливым, если ты не видел солнца и не пережил связанных с ним впечатлений, которые следует испытать раньше, чем умереть.

Долопихтис заметил, что рыба-созвездие прислушивается к долетавшим из темноты звукам. Удильщик смог хорошенько рассмотреть её профиль. Она оказалась плоской, почти круглой — с небольшим ртом и ничем не примечательными плавниками. Её кожа была коричневатого цвета, который ближе к пылающим звёздам приобретал серый оттенок. Обратившись в слух, рыба-созвездие, казалось, окаменела.

Путешествие вверх

— Если я не ошибаюсь, — наконец произнесла она, — сюда со всех ног мчится Чёрный Пожиратель, и осторожность требует, чтобы мы удалились.

— О-о! — обрадованно воскликнул Долопихтис. — Это совершенно безопасно. Ведь он мой друг!

— Тогда придётся удалиться мне. Ведь он только ваш друг. Можете ли вы поручиться, что дружеские узы послужат достаточным основанием для его воздержания?

Долопихтис предпочёл промолчать.

— Не вы ли только что рассказали мне, уважаемый Долопихтис, что выполнение своих функций не более как долг перед природой, — сказала рыба, не дождавшись ответа удильщика. — Я вам поверила, — продолжала она, — и не хочу, чтобы вас мучили угрызения совести… — Она помолчала несколько мгновений и, опять не дождавшись ответа своего собеседника, спросила:

— Вы всё ещё хотите удержать меня?

Долопихтис смущённо ответил:

— Я не имею на это права. Но мы с вами ещё обязательно встретимся.

— Я была бы этому только рада. До свидания, но, на всякий случай, прощайте.

И рыба-созвездие быстро растворилась во мраке. Долопихтис удивился, каким изумительным слухом надо обладать, чтобы услышать приближение Чёрного Пожирателя.

Удильщик прислушивался, но даже сейчас ничего не мог различить, кроме тонкого писка, который никак не мог принадлежать его другу.

Однако спустя некоторое время он расслышал хрипловатый голос своего друга, и до него донеслись слова, заставившие его улыбнуться:

— Где ты, где ты, где же ты, мой бесстрашный Доли, отзовись!

— Я здесь! — звонко откликнулся удильщик.

Путешествие вверх

И в следующее мгновение из мрака стремительно вынырнула хищная голова со злобными глазами и восторженно прохрипела:

— Наконец-то! Я так скучал без тебя и так беспокоился за твою жизнь!

Он проделал несколько танцевальных па вокруг Долопихтиса, свидетельствующих, очевидно, о его искренней радости от встречи с другом.

— Что же ты мне не сказал, — продолжал он, — что собираешься плыть наверх?

Долопихтис открыл было рот, чтобы сказать, что он страстно этого хотел, но не решался, но Чёрный Пожиратель не дал ему ничего ответить.

— Мы поплыли бы вместе, — продолжал он увлечённо и вдохновенно, — и я бы всегда был рядом с тобой в минуты опасности.

— Но я всё-таки вернулся целым, Хизи, целым, — улыбнулся Долопихтис.

— И тем не менее ты сейчас же немедленно дашь слово, что, куда бы ты ни решил отправиться вновь, ты возьмёшь меня с собой, а за это я дам слово выслушать рассказ о твоих приключениях до конца! — торжественно изрёк Хизи.

Долопихтис был в восторге.

— Ну как, обещаешь не бросать меня больше, а?

— Обещаю! — торжественно ответил Долопихтис и улыбнулся хорошо и огнезубо, наслаждаясь простоватой и невинной хитростью своего друга.

И снова он с удивлением отметил, что в обществе друга он забывает о страхе и одиночестве.

Долопихтис понял, что теперь так будет всегда. И он был счастлив.

Путешествие вверх

home | my bookshelf | | Путешествие вверх |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу