Book: Прыжок в бездну



Майкл Утгер

Прыжок в бездну

Глава I

1

Резко ударив ногой по тормозам и одновременно выжав до отказа педаль акселератора, Брэд Кейси вывернул руль влево. Машина, в одно мгновение совершив классический разворот, застыла на месте, у самого края обрыва. Выскочив из нее, Кейси рванулся к краю пропасти.

Океан сверкал под жарким калифорнийским солнцем. Кейси глянул вниз. На какую-то долю секунды у него перехватило дыхание. Кейси сделал еще один — последний — шаг. Мысы ботинок зависли над пропастью. Полицейские машины стремительно приближались, оглашая окрестности несмолкаемым завыванием сирен. Кейси оглянулся. Он сжался, как пружина, и послал свое гибкое тело в бездну.

Его подхватил свистящий поток воздуха, одежду трепало на ветру, словно флаг. Ему казалось, что полет длится целую вечность… Удар! Глухая холодная тишина. Точка. Послушное тело изогнулось и стремительно рванулось к поверхности. Воздух! Он открыл глаза и увидел далекую полоску горизонта, где сливались воедино две беспредельные стихии — океан и небо.

Кейси повернул голову к берегу. Ощетинившийся острыми зубьями известковый откос высотой более двухсот ярдов, с которого он прыгнул, полого спускался вниз. На его вершине, как букашки, сновали копы. Брошенная им машина казалась не больше булавочной головки. Кейси усмехнулся. Он знал, что никто из этих плоскостопых мальчиков не способен прыгнуть вслед за ним. Прыгнуть в бездну может только или сумасшедший, или он, Брэд Кейси, — самый ненормальный среди умалишенных Калифорнии, а может, и всей Америки.

Дыхание восстановилось, когда он, лежа на воде, услышал рокот мотора. Набрав в легкие побольше воздуха, он погрузился в воду и, проплыв некоторое расстояние, вынырнул у правого борта катера, уже поджидавшего его с выключенным двигателем. Сильная смуглая рука ухватила его за локоть и потянула вверх. Кейси перевалился за борт лодки. Ему протянули полотенце.

— Высший класс, Брэд! Ты неподражаем!

Брэд улыбнулся и взглянул на парня, облокотившегося на корму. Крепкий, загорелый, он смотрел на Кейси с нескрываемым восхищением.

— Дай мне лучше сигарету, Эл.

Эл достал сигарету из кармана рубашки, прикурил и протянул Брэду. Тот сделал несколько затяжек и покосился на Эла.

— Прекрати сиять, как медаль новобранца. Заводи корыто и поехали.

Эла не пришлось долго уговаривать. Мотор взревел и катер рванулся вперед. Спустя несколько минут они причалили к стоявшему на якоре деревянному плоту размером с теннисный корт.

Пожилой низкорослый толстяк, смешно переваливаясь на тонких ножках, подбежал к катеру, широко раскинув руки для восторженных объятий.

Посередине плота стояли два надувных кресла. В одном из них сидел изящный блондин с приторно-красивым лицом и длинными кудрями: что придавало оттенок женственности всему его облику.

Глядя в миниатюрное зеркало, он приглаживал дугообразные узкие брови. На секунду блондин оторвался от своего занятия и взглянул со снисходительно-надменной миной на подошедший к плоту катер.

Между кресел, на треноге, стояла кинокамера, около которой суетился голый по пояс коренастый парень.

— Все о'кей, Брэд. Прыжок уникальный. Снимали тремя камерами с разных точек. Эффект потрясающий! Так что клади очередную тысячу в карман.

— Две тысячи, — тихо сказал Кейси. — Не обольщайтесь. Я не намерен рисковать жизнью за зарплату кондуктора трамвая.

— Да, да, две! Это же второй дубль.

— Справедливее было бы платить не с дубля, а за съемку с каждой камеры, — заметил Кейси, бросая сигарету за борт.

Мужчина рассмеялся.

— Неужели тебе не хватает денег? По-моему, ты можешь оклеить ими оба этажа своего коттеджа снаружи и внутри. Разве я не…

— Когда следующая съемка? — перебил его Кейси.

— В пятницу. Начнем снимать переезд через каньон на дрезине. Сейчас перебрасывают рельсы… Там, кстати, высота немного больше. Не страшно?

— Сегодня понедельник, значит, у меня есть четыре свободных дня? Правильно я вас понял, мистер Полтон?

Полтон насторожился.

— Что ты задумал, Брэд?

— Хочу воспользоваться вашим советом и за это время оклеить долларами коттедж снаружи и внутри, а заодно повидать жену. Ну как, договорились?

Полтон замялся.

— Послушай, Брэд, я не вправе решать подобные вопросы. Обратись к Блейку, он хозяин.

— Режиссер картины вы, а не он!

— Но платит он, Брэд. Короче говоря, без него я не могу решить это дело.

— Хорошо! Возложим ответственность на Блейка. — Кейси приподнялся и обратился к сидящему на корме Элу: — Сдери с меня этот идиотский парик.

После нескольких неудачных попыток Элу все же это удалось.

— Проклятая штуковина! — поморщился Кейси, растирая пальцами лоб. — Если из меня делают блондина, то почему бы Колвера не перекрасить в брюнета? — Он кивнул в сторону красавчика. — От этого проклятого клея вся шкура сползает. Напомню: мне за это не платят.

Блондину словно иглу всадили в ягодицу. Лицо его покраснело, глаза сузились.

— Потому что ты — Кейси, а я — Колвер! Зритель рвется в залы смотреть на звезду Колвера, а не на твои обезьяньи трюки!

— А чего бы ты стоил без моих трюков, статуэтка чахоточная?

Колвер вскочил на ноги, уронив с колен зеркало.

— Ну, ну, ребята! — засуетился режиссер. — Что вы в самом деле расшумелись! Перестаньте.

Оператор преградил дорогу Колверу своим мощным торсом.

— Не урони этого петуха в воду, Клиф, а то он невзначай промочит ноги и схватит насморк. — Кейси махнул режиссеру рукой. — Итак, до пятницы, мистер Полтон.

Щелкнув пальцами, Кейси переключился на Эла:

— Заводи, пора на берег.

Мотор вздыбил пену, и лодка взяла курс к причалу.

2

Эл Бартон работал в Голливуде уже около десяти лет, и большую часть из них как импресарио звезды экрана Стюарта Крафта, который погиб при загадочных обстоятельствах. Бартон на какое-то время остался не у дел и пытался, как мог, выкручиваться, но это не приносило ему тех доходов, которые могли бы удовлетворить его запросы. Именно тогда он решил сменить занятие и наладить в Лос-Анджелесе связи с театральными агентствами. Дело это оказалось муторным и малонадежным — все хорошие места были давным-давно заняты. Бартон скис.

Однажды, чтобы убить время и отвлечься, он решил сходить в цирк на новую программу труппы из Сан-Франциско. И там его буквально ошеломил один номер: воздушный акробат, подобно обезьяне, перепрыгивал с одного раскачивающегося каната на другой, причем во время прыжка ловкач пролетал через горящее кольцо и на лету метал кинжалы в подвешенные к куполу цирка апельсины. Бартону никогда в жизни не приходилось видеть такой сноровки и меткости. Просто фантастика! И тогда ему пришла в голову мысль, что подобные трюки можно использовать и в кино. Эл явился к акробату в отель и предложил ему услуги импресарио за пять процентов от гонорара. Этого обаятельного и толкового парня звали Брэд Кейси. Брэд согласился, хотя Бартон явно перебрал по части процентов.

Через неделю Они приехали в Голливуд, и импресарио принялся за работу. Несколько кампаний никак не отреагировали на его идею, и лишь Питер Блейк, известный продюсер и владелец кинокомпании «Майер Пикчерс», согласился заключить договор на одну картину. Компания Блейка снимала остросюжетные фильмы ужасов со щекочущими нервы эпизодами. Так цирковой акробат Брэд Кейси стал каскадером в Голливуде.

Уникальное мастерство, смелость и трудолюбие Кейси не остались незамеченными, и в результате Блейк подписал с ним контракт на пять лет. За это время Брэд снялся в двадцати трех фильмах компании, выполняя самые дерзкие и сложные трюки, о которых сценаристы и режиссеры раньше не могли и помыслить. Блэйк продлил договор еще на пять лет, удвоив трюкачу гонорар. Более того, он рискнул и ради рекламы застраховал жизнь каскадера на миллион долларов. Имя Кейси стало появляться на страницах самых престижных голливудских изданий акции «Майер Пикчерс» резко подскочили вверх.

Кейси стал звездой среди каскадеров, однако в интересах фирмы, нигде не сообщалось, каких именно актеров он дублирует.

Сколотив приличный капитал, он сделал предложение стенографистке своего босса Глории Дорман. Девушка свела с ума с первой же встречи. Но только после того, как твердо встал на ноги, Кейси решился на этот шаг. Разумеется, характер сказался и тут. Скрывая робость и страх перед возможным отказом, он заявил ей решительным тоном, не допускающим и тени возражения: «Глория, я без ума от Вас! Будьте моей женой! Если Вы откажетесь, я не раскрою парашют в следующем дубле!» Кейси давно нравился Глории, хотя внешне она никак этого не проявляла. Она ответила: «Да» — не успев заметить, как это слово сорвалось с ее губ. Вопрос решился за долю минуты, как в трюках Кейси.

Вскоре они купили двухэтажный коттедж в предместье Лос-Анджелеса, недалеко от океана. Глория оставила работу и занялась домашним хозяйством. Они были счастливы! Единственным их огорчением были частые и временами долгие разлуки. Его работа требовала немало сил и времени, но каждую свободную минуту Кейси отдавал своей жене.

Фильм, в котором он снимался теперь, назывался «Прыжок в бездну» и был третьим, где он дублировал кинозвезду Лари Колвера. Кейси восстанавливал пошатнувшуюся репутацию неженки Колвера почти невероятными трюками. Колвер понимал это и ненавидел Кейси. Каскадер же его просто презирал и считал бездарностью. Он вообще терпеть не мог надменных и заносчивых типов, а к тому же еще и смахивающих на баб.

Эл Бартон вел машину по направлению к офису компании «Майер Пикчерс», Кейси сидел рядом у открытого окна. Так они промчались двадцать миль, не проронив ни слова.

За годы работы с Кейси Эл привык к перепадам его настроения и знал, когда демонстрировать свое присутствие, а когда лучше оставаться в тени. Первым заговорил каскадер:

— Что он мнит о себе, смазливая кукла?! Ты видел этого ирландского петуха?

Бартон был готов к ответу, потому что знал, о чем думает приятель. Надо успокоить парня.

— Брось, старина. Не стоит он того, чтобы думать о нем. Колвера нет! Он кончился. Еще одна, от силы две картины, и о нем никто не вспомнит.

— С меня хватит, — не успокаивался Кейси. — Последний фильм. Больше я не намерен вытаскивать это чучело из ямы.

— Послушай, Брэд, у тебя своя работа, у него своя. Плюнь ты на все.

— Полтон тоже начинает действовать мне на нервы…

— Ну, это ты зря! Ноэл Полтон первоклассный режиссер, он знает, что делает. Для него Колвер — просто манекен, который он обязан время от времени оживлять, принуждая произносить слова и корчить рожи на любой манер, чтобы продать его публике как можно дороже. Ты совсем другое дело. Тебя Полтон ничему научить не может. Он только ставит перед тобой задачу, которую ты с легкостью решаешь. Ты — на высочайшем уровне, Брэд. Но посмотрим на это дело под другим углом. Для Голливуда главное — имя! Звезда! Это деньги, успех, реклама. А трюкач где-то за ширмой, значит, он ничто. Их пачками можно гробить на каждом дубле…

— Меня им не угробить!

— Тебя конечно, — Бартон усмехнулся. — Компания застраховала твою жизнь на миллион долларов! Кто же будет такими деньжищами рисковать? Ты — дорогой парень. Ходячий миллион! — Эл свернул с магистрали на аллею.

— Если бы Блейк в тебе сомневался, он бы и цента на твою шкуру не поставил.

— Конечно. Но теперь всей стране известно, что не «XX век-Фокс», не «Парамаунт», не «Братья Уоррен», не «Юнайтед Артист», а «МГМ»— «Метро-Голдвин-Майер» — самая гуманная в мире кинокомпания. Только она дорожит своими людьми, всем гарантирует безопасность. Люди двухсот семидесяти шести профессий заняты в создании фильма. Самая опасная из них — каскадер. Иначе говоря, смертник, а «МГМ» страхует его жизнь в миллион! Ты понимаешь, что это значит для обывателя?

— Босс ничем не рискует.

— Он-то тебя знает. Знает, что ты на тот свет не собираешься, и все-таки другие на такие вещи смотрят иначе.

Стрелки часов приближались к шести вечера, когда Бартон припарковал машину у административного корпуса киностудии.

— Я тебе больше не нужен, Брэд? — спросил он.

— Нет, Эл. Ты мне порядком надоел за эти дни. Гуляй! Я на минуту загляну к старику и тут же — домой. Мне кажется, я целую вечность не видел Глорию. Мое неожиданное появление будет для нее подарком, а я люблю делать ей подарки. — Он похлопал приятеля по плечу. — Не злоупотребляй напитками типа виски.

Кейси вышел из машины, которая тут же умчалась, подняв за собой шлейф пыли.

В приемной его встретила очаровательная Лоис Старк, неизменная секретарша Питера Блейка. У нее были громадные глаза и пышный бюст, но она принципиально не носила лифчик.

Одарив девушку самой обворожительной улыбкой, на какую он только был способен, Кейси поинтересовался, свободен ли хозяин.

— У него Бармок из «Парамаунта». Минуточку, а как ты здесь очутился? У тебя же съемка!

— Мы закончили. Нам хватило двух дублей.

Лоис широко раскрыла глаза.

— Но я слыхала, что это вообще отснять невозможно.

— Пустяки. Тебя напугали. Взрослые дяди любят, когда такие куколки, как ты, дрожат от страха. Твой шеф, к примеру, сколотил на этом несколько миллионов.

Кейси оперся ладонями о стол и небрежно заглянул за блузку секретарши.

— Нахал. Женатый мужчина, а такое себе позволяет. Я все расскажу Глории.

— Я в этом не сомневаюсь. Но только я ее увижу раньше, чем ты успеешь набрать номер нашего телефона. И тогда не мечтай, что кто-нибудь снимет трубку.

Тяжелая дверь кабинета приоткрылась, и они услышали грубый голос Блейка:

— Нет, Бармок, об этом не может быть и речи. Научитесь писать, а потом приходите. В ваших сценариях ничего не происходит. Женщины в них только раздеваются и одеваются, а мужчины без конца стреляют и никак не могут попасть в цель, а когда попадают, кончается фильм… От моих картин кровь в жилах должна стынуть или закипать, а вы что предлагаете? Ваш сценарий годится разве что не снотворное. Нет и еще раз нет.

— У него что, несварение желудка? — тихо спросил Кейси.

— Почему? Просто вышвыривает очередного писаку, — ответила Лоис, поглядывая на дверь.

— Видно, я попал не вовремя.

Бармок вылетел из кабинета как ошпаренный. Когда он испарился, Кейси поправил галстук и взялся за дверную ручку.

— Да поможет нам Бог!

— Но, Брэд! Так же нельзя…

— Не волнуйся, Лоис. Я не забуду тебя в своем завещании.

Кейси подмигнул девушке и вошел в кабинет. Питер Блейк сидел за огромным письменным столом, заваленным бумагами, заставленным телефонами и полными окурков пепельницами. Стены просторного кабинета были увешаны афишами и портретами голливудских звезд всех времен. Над головой хозяина кабинета красовался портрет президента Рузвельта.

Блейк приподнял тяжелые веки и из-под роговых очков взглянул на вошедшего. Старику уже перевалило за шестьдесят, но его тонкое, красивое лицо осталось моложавым и подвижным. Брэду нравился этот приветливый голубоглазый человек. Он часто попадал под его обаяние. Но, как он понял только что, распространялось оно далеко не на всех. К Кейси босс относился с неизменной симпатией, почти по-отечески.

— Я бы меньше удивился, если бы на пороге моего кабинета появился Чаплин, нежели вы, Брэд, — мягко произнес хозяин кабинета. — Что-нибудь случилось?

— Для беспокойства нет причин, мистер Блейк. Мы успешно отсняли материал. Следующая съемка назначена на пятницу. Таким образом, у меня в запасе четыре дня, которые я мечтаю провести в обществе собственной жены.

Нетрудно было заметить, что эта идея пришлась Блейку не по душе, так же, как и Полтону. «Они признают только работу и ничего больше, эгоисты!» — с раздражением подумал Кейси.

— Вы сказали: «Мы отсняли материал». Это значит, что все прошло гладко и без помарок. Я правильно вас понял?

— Абсолютно. Режиссер утверждает, что все так и было. На это потребовалось два дубля. Следующий трюк он решил снимать в пятницу, — Кейси ухмыльнулся. — Очевидно, Полтону потребуются вторник, среда и четверг, чтобы расшевелить перед камерой эту мокрую курицу… Из воды должен выныривать он, а не я. Надеюсь все же, им этого времени хватит…

— О ком вы говорите?

— О Лари Колвере, разумеется. Ему же надо как-то зарабатывать на тосты с кремом.

— Не будьте ханжой, Брэд, вам это не идет, — голос Блейка стал на градус холоднее. — Пятница назначена не случайно. Через каньон перебрасывают рельсы, а это — хлопотное дело. Вы понимаете, какой эпизод вам предстоит?

— Да. Что-то, связанное с дрезиной.

— Мальчишество! Это очень опасный трюк.

— Других я не выполняю.

Блейк встал из-за стола, заложил руки за спину и прошелся по кабинету. Строгий костюм прекрасно подчеркивал его подтянутую фигуру.

— Вы очень легкомысленны, Брэд. Вы даже не представляете всей сложности трюка, а намереваетесь уехать до начала съемки.

— Все будет о'кей, мистер Блейк. Не стоит беспокоиться.

Блейк подошел к каскадеру и взглянул на него в упор, пытаясь понять, иронизирует Кейси или говорит серьезно. Кейси старался не выдавить своего волнения. Его интересовал только один вопрос: опустит или нет? Он выдержал взгляд продюсера и даже попытался улыбнуться.



Недовольство хозяина проявилось в его тоне:

— Над глубоким каньоном протянуты два рельса, они висят в воздухе… Просто две железки и все! Вам предстоит преодолеть расстояние в тридцать ярдов на дрезине с одной скалы на другую по провисающим над пропастью рельсам. В этом деле требуется тончайший расчет, ваш расчет, так как инженеры свое дело сделали и дали соответствующие гарантии. Но необходимы несколько прогонов с макетом…

— В этом нет нужды, мистер Блейк, — уверенно заявил Кейси. — Я давно понял задачу и не вижу в ней ничего для меня нового. Хочу вам заметить, что моя супруга очень благотворно на меня влияет. Так что в пятницу я стану еще собраннее и увереннее в себе. — Кейси снова улыбнулся.

Пожав плечами, продюсер отошел к окну. Он понял, что не удержит этого сорви-голову, и смягчился. Кейси уловил настроение патрона.

— Я могу ехать, сэр?

Часы над камином мелодично отыграли вальс и чинно пробили шесть раз.

— Не стану больше задерживать вас, тихо — сказал Блейк.

Кейси развернулся на каблуках и направился к двери. Голос продюсера остановил его, едва он успел взяться за ручку.

— Давно вы женаты, Брэд?

Кейси оглянулся, Блейк все еще стоял у окна спиной к двери.

— Три года, — ответил Кейси, не понимая, к чему задан вопрос.

— У вас есть дети?

— Пока нет, но очень скоро будут. Это уже трудно скрывать от посторонних глаз.

— Я искренне рад за вас. Я хорошо знаю вашу супругу еще по тем временам, когда она работала у нас. Прекрасная женщина. Передайте ей поклон и наилучшие пожелания.

— Благодарю вас, мистер Блейк. Ей будет приятно узнать, что ее помнят и ценят. До свидания.

Кейси радовался как ребенок, получивший игрушку на Рождество. Не дожидаясь лифта, он сбежал вниз, перепрыгивая через три ступеньки, и, выскочив на улицу, поторопился к стоянке автомобилей, где стоял его «бентли». Три дня он не пользовался машиной, его повсюду возил Бартон.

Усевшись за руль, он включил зажигание и двинулся вперед. Совсем стемнело, когда он достиг восточной части города, промчавшись через него, словно стрела. В спокойной тиши узких улиц расположились уютные разноцветные коттеджи с участками, утопающими в сочной зелени газонов и клумб. Кейси свернул вправо на Балтимор-стрит, где он жил, и сбросил скорость.

Подъезжая к дому, он заметил странное скопление людей возле своих ворот, чуть дальше стояли патрульные машины. Кейси затормозил у соседнего дома, выскочил из автомобиля и бросился к калитке. У самого забора гурьбой толпились репортеры, несколько полицейских пытались сдержать их натиск. Схватив одного из журналистов за рукав, Кейси крикнул:

— Что здесь происходит?

Тот, не оборачиваясь, бросил через плечо:

— Женщину убили! Глорию Дорман.

Глава 2

1

Некоторым усилием воли Кейси заглушил в себе вопль ужаса. Стоя на пороге спальни первого этажа, он с силой сжимал кулаки, глаза его стали совсем темными на фоне побелевшего лица.

Глория лежала поперек кровати в распахнутом халате, ее руки были раскинуты в разные стороны, голова неестественно запрокинута. Под левой грудью торчали рукоятка ножа. Узкая струйка крови стекла по телу и образовала запекшуюся лужицу на простыне. Длинные каштановые волосы закрывали нижнюю часть лица.

В нескольких шагах от кровати, утопая в ворсе ковра, лежал мальчишка лет пятнадцати. В его груди торчал точно такой же нож.

Кейси почувствовал, как силы покидают его. Он еле удержался на ногах. Чья-то сильная рука подхватила его. Пошатываясь, он доплелся до гостиной и обессиленно рухнул в кресло.

Тело свела судорога, подбородок дрожал. Некоторое время он просидел неподвижно, затем взглядом окинул комнату. Вокруг суетились люди. Кто-то склонился над ним и спросил:

— Налить вам немного джина?

Кейси кивнул. Перед его глазами мелькали фотоаппараты, полицейские ремни с револьверами, пестрые пиджаки. Чья-то рука протянула ему стакан:

— Выпейте, сейчас вам это необходимо.

Кейси поднял голову. Возле кресла, согнувшись, стоял мужчина с бычьей шеей, тяжелым подбородком и непропорционально маленькими, колючими глазками.

Кейси взял стакан и залпом выпил его. Жидкость обожгла ему горло. Стакан вновь наполнили. Кейси тряхнул головой и опять взглянул на стоявшего рядом человека. Только теперь он узнал в нем шерифа Холлиса.

— Когда это произошло? — спросил он сдавленным голосом.

Что вспыхнуло, на мгновение осветив их лица. Послышались щелчки затворов фотокамер. Шериф выпрямился.

— Трудно сказать, Брэд… Вероятно, прошло уже часа три. К сожалению, нам стало известно о трагедии сорок минут назад. Когда мы приехали, здесь уже хозяйничали репортеры. Нам позвонил местный почтальон, он принес письма и застал эту ужасную картину. Очевидно, этот пройдоха известил газетчиков в первую очередь. Это стадо баранов затоптало все следы и усложнило нам работу.

— Вы знаете, кто убил Глорию?

— Мы его найдем, Брэд.

Кейси не уловил в его голосе твердой уверенности. Люди в белых халатах с носилками прошли в спальню. Кейси вздрогнул. Он в полной мере еще не осознавал случившегося.

— Но хоть что-то вы обнаружили?

— Пока ничего, — тупо ответил полицейский. — Но мы будем держать тебя в курсе.

— Так что ты торчишь возле меня? Займись работой, Холлис, — злобно прорычал Кейси.

— Не кипятись, Брэд. Я понимаю твое состояние. Тебе надо…

— Иди к черту! — голос вырвался из горла, словно у тяжелобольного человека.

Шериф отошел. Спорить было бессмысленно. Вновь мелькнула вспышка фотоаппарата. Брэда словно током ударило. Он вскочил и бросился на репортера. От неожиданности тот не успел увернуться и выронил камеру. Кейси подхватил аппарат и с силой швырнул его о стену. Все оцепенели.

— Вон отсюда! Вон, ублюдки!

Рванув одного из газетчиков за рукав, он развернул его лицом к двери и с размаху припечатал ногу к его заду. Тот пролетел через комнату и распластался на пороге. В считанные мгновения гостиная опустела. Продолжая метаться, Кейси подбежал к спальне и замер у ее порога. Оттуда с двумя носилками выходили санитары. На первых лежала Глория. Ее живот выпукло выделялся под простыней. Кейси жестом остановил процессию и несколько минут стоял над мертвым телом жены. Он даже не решался откинуть с ее лица покрывала, это было выше его сил. Санитар, стоявший сзади, тихо сказал:

— Пошли, Мэт.

И они ушли, а Кейси все еще стоял, вросши в пол, бессмысленно глядя перед собой. Он оставался неподвижным, пока минутная стрелка настенных часов не описала полный круг. В какое-то мгновение он очнулся, отступил от двери и сел в кресло. Рядом на столе стояла початая бутылка джина. Кейси дотянулся до стакана, плеснул себе горячительной жидкости и выпил.

Кровь побежала по жилам, пульс участился. Он осмотрелся по сторонам, как будто попал в этот дом впервые. На полу валялись пустые пачки из-под сигарет, пакеты от фотопленки, окурки. Стулья в беспорядке были расставлены по всей гостиной, кто-то в суматохе забыл пиджак. Полный разгром.

— Вот и все! Конец! — прошептал он.

Его взгляд упал на фотографию в золоченой рамке, которая стояла на камине. Кейси встал, подошел ближе и всмотрелся в снимок. Это была фотографии Глории на фоне океана. Счастливое лицо с белозубой улыбкой. Ветер раздувал ее чудные волосы и короткое белое платье.

Он застонал.

— Боже! Ну кому и зачем понадобилась твоя жизнь?!

В его глазах застыли слезы. Кейси с силой ударил кулаком по мраморной полке камина.

— Я найду его, Глория! Найду!

Брэд положил портрет рамкой вниз и, собрав всю свою выдержку, вошел в спальню. У него не было определенного плана действия, но цель всей его дальнейшей в жизни определилась бесповоротно: найти убийцу.

Включив свет, Кейси осмотрел комнату. Кто-то застелил кровать, окровавленная простыня исчезла.

Холлис сказал, что улик они не обнаружили. Но чего стоят эти тупицы! Бездельники и тугодумы. В любом случае необходимо все перепроверить.

Кейси приступил к поискам. Он понятия не имел, что ищет, но ему необходимо было с чего-то начать. Первым делом были проверены все ящики ночного столика. Жемчужное ожерелье лежало на самом виду, то самое, которое он подарил Глории на свадьбе. Это была единственная ценность, которая находилась в доме. Почему же ее не взяли? Если это не ограбление, то что могло толкнуть человека на убийство?

Двойное убийство? У его жены не было врагов. Голова у Кейси пошла кругом. Он бесцельно ходил по комнате и рассматривал предметы. Все стояло на своих местах. Он опустился на колени и начал заглядывать под стол, гардероб, тумбу, кровать…

И нашел!

Она лежала под кроватью. Ее блеск он заметил, как только приподнял покрывало. Это была миниатюрная зажигалка, по форме напоминающая карманные часы. Кейси достал ее, поднялся на ноги и разглядел изящную безделушку. Корпус из черного перламутра, в центре — золотая корона, на ее зубцах крошечные рубины.

Зажигалка необычная, такие не встречаются на каждом шагу. Скорее всего, сделана на заказ. Кейси повернул ее другой стороной и подошел ближе к светильнику. На золотой полоске в центре он увидев выгравированные буквы: «Г.Р.» По всей вероятности инициалы владельца зажигалки. Он наморщил лоб и задумался. Никого, чье имя начиналось бы с буквы "г", он не знал. Глория никогда не курила и не выносила дыма. Зажигалка не могла принадлежать ей Кому же? Гарри, Грегори, Годвин, Годфри, Габриэль… Нет. Таких знакомых у них не было. Скорее всего, ее выронили, когда… Ковер заглушил удар предмета, и убийца не заметил пропажи.

Теперь необходимо найти человека с инициалами «Г.Р.». Задача поставлена, и ее надо решить. Кейси подошел к телефону и попросил соединить его с полицейским управлением. Шериф был еще на месте.

— Слушаю, — прохрипел знакомый бас Холлиса.

— Хорошо, что я тебя застал, Холлис. Это Кейси. У тебя есть какие-нибудь новости?

— Как ты себя чувствуешь, Брэд?

— Похвастаться нечем. Не во мне дело.

— Понимаю. Врач установил, что смерть наступила примерно в четыре часа. Точно будет известно после вскрытия… Завтра, точнее уже сегодня. Вот и все новости.

— В котором часу вам сообщили об убийстве?

— Почтальон позвонил в двадцать минут седьмого. Так зарегистрировано в журнале. Мы приехали тут же после звонка.

— Вы нашли что-нибудь?

— Единственная улика — кинжалы. Отпечатков пальцев на них нет. Как я понял, они принадлежат тебе, Брэд. На втором этаже в твоем кабинете мы обнаружили коробку с набором таких кинжалов. Оригинальная работа. Дюжина кинжалов, сделанных на заказ. Двумя из них воспользовался преступник. Одним убита Глория, вторым — мальчишка. Он, кажется, работал на тебя?

— Да… Кимли. Филиппинец. Мыл машину, ухаживал за садом, бегал за покупками.

— Если бы он остался жив, я бы заподозрил его. Убийца знал, где лежат твои кинжалы. Странно, что он пришел без оружия и воспользовался твоими ножами. Кто бы это мог быть?

— Ты у меня спрашиваешь? — Кейси начал злиться. — Больше ничего?

— Я же тебе говорил. Когда мы приехали, в доме хозяйничали репортеры.

— Кто же им сообщил?

— Не знаю. Очевидно, почтальон.

— Как зовут этого типа?

— Рон Уиллер.

— Хорошо. Я позвоню тебе завтра.

— Сегодня. Уже пять утра, Брэд. Прошу тебя приехать в управление и привезти коробку с кинжалами. Они нужны нашему эксперту. Впопыхах я забыл коробку в твоем кабинете.

— У вас все впопыхах, Холлис. Часов в девять я приеду.

Кейси опустил трубку на рычаг. После разговора с шерифом его опять начало трясти. Он понял, что этот толстокожий истукан ничего не сможет. Теперь только бы не впасть в панику. Он старался не думать о Глории. Сейчас требуются холодный ум, точный расчет и целенаправленные действия. Кейси поднялся на второй этаж, скинул помятый костюм, достал из шкафа свитер, спортивную куртку и переоделся.

Футляр с кинжалами лежал на письменном столе. Он подошел и раскрыл его. На черном бархате в продолговатых гнездах лежали узкие кинжалы с рукоятками из слоновой кости в форме оленьего копыта. Два из двенадцати гнезд были пусты…

Кейси вспомнил цирк. Именно этими кинжалами он жонглировал и метал их в подвешенные апельсины. Он хранил злополучную коробку в память о своей молодости. Если бы только он мог знать, как судьба распорядится атрибутами его тогдашней, абсолютно безобидной профессии, он давно отправил бы их на дно океана.

Кейси закрыл коробку и сунул ее в карман, затем опустился вниз, прошел в гостиную. На стене у окна висела старинная гравюра. Он сдвинул ее в сторону. За ней находился встроенный в стену сейф. Кейси быстро набрал нужный код, и стальная дверца сейфа отворилась. Несколько пачек долларов он распихал по карманам и, забыв закрыть тайник, вышел в спальню. Зажигалку с изображением короны он сунул в задний карман брюк, погасил свет в доме и вышел на улицу.

Солнце уже взошло. Кейси направился к калитке и по дороге оглянулся. Взглядом, полным тоски, он смотрел на жилище, которое все эти годы было для него и для Глории островком спокойствия и счастья. А теперь…

Через несколько минут Кейси уже сидел в своей машине, оставленной вчера у соседнего дома.

Глава 3

1

Рон Уиллер, судя по телефонному справочнику, жил в нескольких кварталах от дома Кейси, и дорога не заняла много времени. На звонок никто не ответил. Брэд нажал кнопку еще раз. Резкое дребезжание и — тишина. Он ждал. Затем позвонил вновь. Наконец, послышались шаркающие шаги, щелкнул замок и дверь приоткрылась.

Перед ним стояла женщина средних лет в старом, видавшем виды халате. Ее растрепанные волосы были наспех собраны в жидкий пучок.

— Какого черта вам надо в такую рань? Мы еще спим…

— Где Уиллер?

Женщина выпрямилась и отпрянула. Кейси догадался, что выражение его лица не располагало к мирной беседе, да к тому же он поднял людей с постели.

— Извините. — Отстранив женщину, он вошел в дом.

— Он еще спит… — пискнула миссис Уиллер ему вслед. Минуя прохожую, Кейси попал в завешанную бельем кухню. Пригнувшись, он пересек ее и оказался у распахнутой двери спальни. В центре ее стояла деревянная кровать, на которой кто-то лежал. Из-под одеяла виднелись всклокоченные седые волосы и острое, как осколок породы, плечо.

Кейси подошел к постели и тряханул спящего. Старик вздрогнул и открыл глаза. Увидев перед собой незнакомца, он приподнялся на локти и с испугом спросил:

— Кто вы? Что вам надо?

— Я Брэд Кейси. Это мою жену вчера убили. Мне сказали, что вы видели…

— Ничего я не видел, — замотал головой старик. — Я пришел, а они уже мертвые…

Кейси понял, что напугал почтальона своей резкостью. Так он ничего не добьется.

— Успокойтесь, Уиллер. Я не причиню вам никакого вреда. Мне только необходимо знать, что произошло в моем доме…

— Откуда я знаю… Я же…

— Минутку. Давайте по порядку. В котором часу вы пришли в мой коттедж?

— Часов в шесть… Может, чуть позже, — растерянно шепелявил почтальон. — Я позвонил, но мне не открыли.

Старик замолк и подтянул одеяло к подбородку.

— И что же дальше?

— Свет в доме горел, я решил, что звонка не слышат. Возможно, работал приемник… Короче говоря, я толкнул калитку и вошел. Дверь веранды была раскрыта настежь. Я постучал по стеклу, но меня опять не услышали. Тогда я решил войти в дом. В гостиной никого не было, я заглянул в спальню и увидел… Это ужасно! Они были мертвы… Кровь…

Лицо Кейси выражало такое безысходное отчаяние, что старик остановился и не мог продолжать дальше свой рассказ. После долгого молчания Кейси спросил:

— И что вы сделали?

— Убежал! Я страшно испугался. Пулей пролетел несколько кварталов, пока не выбился из сил. Несколько минут мне понадобилось, чтобы отдышаться. Только потом я сообразил, что надо сообщить в полицию, зашел в телефонную будку и набрал номер полицейского управления. Вот и все.

Старик сильно заикался. Разобрать его речь удавалось с трудом.

— Говорите спокойно. Вы волнуетесь, и мне трудно вас понять.

— Это не от волнения. Я всегда заикаюсь…

— Зачем вы звонили газетчикам?

Уиллер поднял брови.

— Каким газетчикам? Я больше никуда не звонил. Мне было не до газет. И в голову такое не пришло. — Кто-то вызвал репортеров. Может быть, вы забыли?

— Ничего я не забыл.

Наступила пауза. Кейси внимательно изучал собеседника, который начал ерзать на кровати. Старик говорил правду. Это очевидно.

— Подозрительного вы ничего не заметили? Необычного, странного? — продолжал расспрашивать Кейси. — Может быть, вы встретили постороннего на дороге? Вы же давно служите на почте и знаете всех жильцов квартала.

— В это время улицы немноголюдны. Все в городе на работе. Нет, никого я не видел.

— Попытайтесь, напрячь память.

— Нет… Нет, не помню. Разве что днем… Я разнес первую партию газет и возвращался за второй сумкой. Мне тогда показалось… Не знаю. Имеет ли это какое-нибудь значение…

— Говорите! Сейчас все имеет значение.

— Возле вашего дома стояла машина. Раньше я ее не видел.

— Какая машина? Марка, цвет?

— Светло-голубой «паккард» прошлогоднего выпуска с откидным верхом. На зеркальце смешная игрушка, обезьянка с соской в зубах. Оригинальная штучка, вот я и запомнил.



— А номер? Вы не обратили внимания на номер?

— А мне и ни к чему.

— В машине был кто-нибудь?

— Нет. Больше я ничего не видел. Я торопился. В четыре часа нам готовят кофе, боялся опоздать.

— Значит, это произошло в четыре часа?

— Да. Без нескольких минут.

— Спасибо, мистер Уиллер. Весь рассказ вам придется повторить шерифу Холлису. Он вас навестит сегодня. Еще раз спасибо.

Кейси вышел из комнаты. У входной двери он вновь столкнулся с хозяйкой. Она стояла, прижавшись к стене. Глаза ее были полны тревоги.

— У вашего мужа прекрасная память, миссис Уиллер, — сказал он, проходя мимо.

Солнце начинало припекать. Кейси вытер взмокший лоб платком и зашагал через сад к калитке.

2

Интенсивное движение на дорогах еще не началось, и Кейси разогнал машину. Теперь пора отвезти Холлису проклятую коробку и сообщить сведения, полученные от почтальона. Если шерифа не подстегнуть, он и пальцем не пошевелит. Ходили слухи, что у Холлиса есть сильный покровитель, и только благодаря этому он удерживается в своем кресле более семи лет. Бездарность, но по непонятным причинам получает большинство голосов на каждых выборах.

У поворота на Скофилд-Драйв к его машине подбежал мальчишка и, размахивая газетами, прокричал сиплым петушиным голоском:

— "Зверское убийство на Балтимор-стрит!", «Жена каскадера зарезана!», «Шериф Холлис ищет убийцу!».

Кейси сунул парню монету и взял несколько номеров местной прессы. Мальчишка щелкнул языком и побежал дальше, выкрикивая заголовки в пустоту улиц.

Кейси развернул газету и прочитал сообщение под броской шапкой, набранной крупным шрифтом: «Кровавая драма на Балтимор-стрит!». Ниже были помещены фотографии, сделанные в коттедже. Лицо Глории, изображенное на одном из снимков, заставило Кейси вздрогнуть. Ему с трудом удалось перевести взгляд на другую фотографию. Он не сразу узнал на ней себя. Его лицо напоминало зловещую маску из фильма ужасов. На соседнем снимке репортерам позировал Холлис. Самодовольная физиономия выражала тупую самоуверенность и больше ничего.

Кейси смял газету и выбросил ее на мостовую. Его лихорадило. Автомобиль, стоявший за ним, начал оглушительно сигналить. На светофоре уже с минуту горел зеленый свет. Кейси включил скорость, и машина ринулась с места, как пришпоренная лошадь. Через квартал, не снижая скорости, он резко развернулся и помчался в обратном направлении. Решение пришло неожиданно. Прежде чем ехать к Холлису, Кейси решил побывать в редакции «Голливуд-Трибюн». Вряд ли шериф сообщит ему какие-нибудь новости, скорее, он узнает их от журналистов. В частности, от Ласнера…

Джек Ласнер начинал свою карьеру репортером в скандальном листке «Замочная скважина», где печатались сплетни о звездах экрана. Репортажи Ласнера, не претендовавшие на сенсационность, были рассчитаны на читателя, всерьез интересующегося искусством. Вскоре он получил предложение перейти в более солидную газету. Его имя стало популярным. Критические статьи, репортажи с киностудий, интервью, в которых всегда угадывался его собственный журналистский почерк, сделали свое дело. Джек Ласнер занял кресло редактора отдела новостей в престижной «Голливуд-Трибюн».

Еще в бытность работы репортером Ласнеру не раз приходилось встречаться с Кейси и писать о нем. Они симпатизировали друг другу и держались на короткой ноге. Именно поэтому Кейси решил в первую очередь обратиться к Ласнеру. Он был уверен, что тот, не в пример шерифу, отнесется к его необычной просьбе с пониманием и искренним желанием помочь.

3

Кабинет редактора отдела новостей находился на втором этаже. Кейси поднялся по лестнице, свернул налево, дошел до конца коридора и наткнулся на дверь с табличкой: «Джек Ласнер». Не утруждая себя условностями, Кейси вошел к редактору без стука. Хозяин кабинета сидел на краю стола, прижав плечом телефонную трубку к уху, и долбил двумя пальцами по клавиатуре пишущей машинки.

Заметив вошедшего, он кивнул на свободное кресло у стола. Быстро закончив разговор, он подошел к Кейси и обнял его.

— Прости, Брэд. Я знаю о постигшем тебя горе. У меня нет слов высказать тебе…

— Я по делу, Джек.

— Всем, чем смогу…

— Каким образом репортерам удалось узнать о случившемся раньше полиции?

— А с чего ты взял, что они узнали раньше?

— Когда приехала полиция, она застала в доме целую армию журналистов.

Ласнер пересел на подлокотник соседнего кресла, утюжа ладонью подбородок.

— Для тебя это важно знать?

— Очень. Среди этой своры я не заметил вчера ни одного представителя твоей газеты. Тем не менее вы кричите о случившемся громче всех.

— Это легко выяснить. — Ласнер нажал на кнопку в стене. — Последний номер вел дежурный редактор. Я узнал обо всем час назад.

В кабинет вошла пожилая секретарша, похожая на учительницу, лишившуюся последних учеников.

— Попросите ко мне дежурного редактора, мисс Гаррисон.

— Хорошо, — ответила она занудным голосом и не торопясь вышла.

— Есть надежда, что она с этим справится сегодня, — натужно пошутил Кейси, глядя на дверь.

— Иногда она умеет работать и даже способна производить впечатление, если не затягивает надолго своего присутствия, — в тон ему ответил Ласнер.

— Ты достиг тех высот, когда вправе выбирать себе сотрудников.

— Да. Но я равнодушен к секретаршам. Меня интересуют только журналисты, которые работают в моем отделе. Для этих существует стандарт, по которому я их отбираю. Журналист должен быть хитрым, как лиса, любопытным, как кошка, не принимать все за чистую монету и немного уметь писать. И к тому же внушать доверие.

— Так это же твой автопортрет.

— Верно. Того же требую и от своих ребят. Но я, ко всему прочему, еще и редактор, в этом деле шаблонов нет. Тут нужна индивидуальность, опыт и многое другое… Ну, хватит о пустяках, Брэд. Скажи мне, что ты намерен делать и чем я могу тебе помочь? Ты разговаривал с шерифом?

— У Холлиса мозги расположены ниже спины. Вряд ли на него можно полагаться. И потом я не верю, что в этом мире можно рассчитывать на чью-то помощь или сострадание. А уж в Голливуде…

— Согласен. Голливуд ни город, ни страна, это фабрика, производящая определенный киностандарт. Здесь нет личностей. И всякий сюда входящий должен оставить надежду на сочувствие, понимание, сердечность. Смеются здесь только при свете прожекторов, а счастливыми бывают до тех пор, пока на них направлены объективы кинокамер. Даже «звезды» и местные миллионеры не составляют исключения. Конечно, в Голливуде можно неожиданно разбогатеть и быстро прославиться, но, скорее всего, внезапно оказаться выбитым из седла и затоптанным в грязь.

— Что же делать, Джек?

— Рассчитывать только на себя! Но для этого потребуется масса сил и энергии.

В дверь постучали, и в кабинет вошел высокий сутулый молодой человек в сильных очках.

— Вызывали, шеф? Старуха поймала меня на лестнице, еще секунда, и я бы упорхнул.

— Она умеет выбирать нужные секунды, Дэви. Объясни мне, каким образом нашим ребятам удалось вчера опередить полицию и всех остальных.

— Вы о происшествии на Балтимор-стрит?

— Да.

Дэви пожал узкими плечами.

— Черт его знает. Возможно, полиция менее расторопна. Нам позвонили в редакцию и сообщили, что есть сенсация для первой полосы, и если мы хотим заполучить материал первыми, то следует незамедлительно отправить лихих ребят на Балтимор-стрит, 310. Честно говоря, я подумал, что это розыгрыш. Мак-Кив и Дэви болтались без дела, и я отправил их туда проверить. Когда они прибыли на место, то полиции там еще не было. Они сделали свое дело и позвонили в клуб остальным ребятам.

— В котором часу вам звонили? — задал вопрос Кейси.

— Шести еще не было.

— Вы в этом уверены?

— Конечно. В шесть у нас летучка, а они уехали минут за пятнадцать до ее начала.

— Человек, звонивший вам, назвался? — спросил Ласнер.

— Нет.

— Он заикался? — поинтересовался Кейси.

— Не он, а она. Звонила женщина, сказала пару фраз и бросила трубку. Вот я и решил, что нам подсунули утку.

— Спасибо, Дэви, отдыхай.

После того, как долговязая фигура Дэви скрылась за дверью, Ласнер спросил:

— Это нам ничего не дает, не так ли?

— Напрасно ты так думаешь, Джек. Эта женщина, несомненно, имеет отношение к убийству. Репортеров вызвали умышленно, чтобы затоптать следы. Полиция ничего не смогла обнаружить после того, как в доме побывали газетчики. На пресс-конференции у Кларка Гейбла я не видел такой оравы. Предусмотрительный шаг.

— Сомневаюсь, что копы смогли бы напасть на след, появись они первыми.

— Согласен. Но убийца, очевидно, считает иначе и решил подстраховаться. Преступник хитрее наших сыщиков. Вот поэтому я сам решил заняться розыском. И я найду его, Джек!

— Найдешь, сам?! Один мой приятель, частный сыщик, проклиная свою работу, говорит: «Поиск — это всегда девяносто пять процентов — ходьба, три процента — случайность и два процента — удача». Ты сносишь подошвы ботинок и изотрешь пятки до костей, пока тебе удастся хоть что-либо выяснить.

— Если я ставлю перед собой задачу, то решаю ее.

— Ты же не профессионал, Брэд. Наломаешь дров, наживешь массу неприятностей, а то и вовсе свернешь себе шею. Легче найти иголку в стоге сена. Вряд ли преступник — одиночка. Ты же знаешь, у нас принято «работать» бандами… Не страшно?

— Нет. Никто человеку не может причинить вреда больше, чем он сам себе.

— Как я понимаю, у Глории не было врагов, значит, фактически ты лишен отправной точки. С чего ты собираешься начинать? Улик же нет!

— Вот тут я и убедился, что у меня к этому делу способностей больше, чем у Холлиса с его оравой олухов. У меня есть улика, которую шериф проворонил.

Кейси достал из кармана зажигалку. Ласнер с любопытством взглянул на безделушку и усмехнулся.

— Эту штуку я нашел под кроватью рядом с телом Глории. — Кейси поставил зажигалку на стол.

— Любопытная вещица. Такими не торгуют в каждой скобяной лавке по дюжине на брата.

Редактор повертел зажигалку в руках.

— Там есть инициалы, Джек. Это то же самое, что дорожный указатель. Хозяин зажигалки — человек здешний, а здесь — не Нью-Йорк. Задача упрощается. К тому же он не профессионал, если оставляет улики. Правда, он мог это сделать сознательно, для отвода глаз. Скорее всего, он действительно не профессионал. Самодовольный малый. Нормальному человеку не взбредет в голову украшать своей монограммой зажигалки. Выскочка и хвастун, любитель блестящих предметов; он наверняка обожает яркие галстуки и носит усы ниточкой. Такие типы проводят время в барах, и кабаре низкого пошиба. У них немного денег, так что не трать время на дорогие кабаки. Их класс — котлеты с луком. Потолкайся в злачных местах. Наверняка кто-нибудь опознает эту штучку.

— Неплохая идея, Джек.

Кейси встал и положил зажигалку в карман.

— Будь осторожен, Брэд. Если что-нибудь понадобится, сразу же звони. Сюда или домой. В любое время. Сделаю все, что смогу.

Теперь Кейси знал, с чего начинать.

Глава 4

1

К вечеру энтузиазма у Кейси заметно поубавилось. Он обошел несколько десятков баров, кафе, таверн, клубов, но найти след, ведущий к владельцу зажигалки, ему не удалось. Он изнемогал от усталости, проголодался и вспомнил, что эти заведения предназначены не только для поисков. Пара сэндвичей и пинта пива его вполне бы устроили. С этой целью он забрел в таверну «Одинокая сосна».

В небольшом полутемном зале стоял табачный дым. Несколько парочек шептались в разных углах, две-три проститутки скучали за коктейлем. Кейси проигнорировал их призывы и устроился за стойкой на высоком табурете. Ленивый бармен принял заказ и не торопясь принялся готовить сэндвичи. Кейси закурил и стал обдумывать детали, которые могли бы ему хоть что-то прояснить.

Итак, почтальон видел голубой «паккард» с куклой на ветровом стекле возле его коттеджа в четыре часа. По словам Холлиса, смерть Глории наступила примерно в это же время. Можно предположить, что владелец «паккарда» и зажигалки с монограммой «Г. Р.» — одно и то же лицо. Если так, то убийца он. Все говорит за это. Найти этого человека — вопрос времени. Но как доказать его причастность к убийству? Свидетелей нет. Несомненно, убийство запланированное, но почему преступник пришел в дом к жертве без оружия? Откуда он знал, что на втором этаже в моем кабинете коробки с кинжалами? На кухне немало подходящих ножей, проще воспользоваться ими. Ясно одно — этот человек бывал в его доме и знал о злосчастном футляре.

Кейси так и не смог вспомнить ни одного знакомого с инициалами «Г.Р.», так же, как и человека, имеющего голубой «паккард».

И самое необъяснимое: человек, задумавший двойное убийство, должен был иметь для этого веские причины. Но ведь ни у него, ни, тем более, у Глории не было не то что врагов, но и просто недругов! Если убийца как-то связан с прошлым его жены, которое она по каким-то причинам скрывала от него, то почему он выжидал столько лет? У него была возможность убить ее пять лет назад. Кейси не мог понять главного — за что убили Глорию?

— Это ваша? — прервал его мысли зычный голос. Кейси поднял голову и увидел расплывшуюся в улыбке физиономию бармена.

— Вы о чем? — не поняв, спросил Кейси. Бармен поставил перед ним пиво и тарелку с сэндвичами, затем ткнул толстым пальцем в зажигалку, которая лежала на пачке сигарет. Кейси попытался скрыть волнение.

— Она вам нравится?

— Любопытная штучка, — тянул слова бармен. — Не предполагал, что встречу еще одну…

— С чего вы взяли, что их много?

— Я видел на днях такую же.

— У кого?

— У одного парня.

— Кто этот парень? — еле сдерживаясь, спросил Кейси. — Вам, вероятно, почудилось.

— Стоит ли из-за этого нервничать. Обычный клиент. Таких за день у нас сотни проходят, всех не упомнишь, а вот зажигалку я запомнил. Точно такая же.

— Парень был один?

— Нет. Их было трое.

Утратив интерес к этой теме, бармен повернулся и направился к стойке.

— Хотите пари? — крикнул ему вслед Кейси. Тот обернулся.

— Я вам не верю. Если вы мне докажете, что существует такая же зажигалка, то вы выиграли.

Кейси достал бумажник и бросил перед собой.

— Как вас зовут?

— Мик, — растерянно ответил бармен.

— О'кей, Мик. Я коллекционер. Собираю зажигалки, но не терплю конкурентов. Если вы мне укажете человека, имеющего подобную штучку, то я у него ее куплю. Вы же в этом случае выигрываете пари. Ставлю пятьдесят долларов против одного. Вас устраивает такая сделка?

— Конкурентов никто не любит. А насчет пари… Вы это серьезно?

— Я родился без чувства юмора.

— Этих ребят я не знаю, но с ними была одна зверюшка, которая болтала с нашими девчонками из варьете. Ее я и раньше видел… Если вы не торопитесь, я могу поговорить с девчонками.

— У меня есть время.

Мик скрылся за занавеской у стойки и вновь появился спустя пять минут.

— Вам повезло. Одна из наших девушек знает ту зверюшку, что была с владельцем зажигалки. Ее зовут Кэт Филлис. Живет на Риверсайд, 375, это совсем рядом, а ее дружка зовут Гарри…

— Мик, вы выиграли пари.

Кейси достал из бумажника пятидесятидолларовую купюру и положил на стойку.

— Вот ваш выигрыш и за пиво, которое я выпью в следующий раз.

Кейси подмигнул ему и направился к выходу, оставив остолбеневшего Мика с ассигнацией в руке.

2

Несмотря на настойчивые звонки, дверь не открывали. Кейси вспомнил утренний визит к почтальону. Та же история. Зарылись в свои норы, как кроты, и ничем оттуда их не вытравишь. Он не знал, сколько еще предстоит подобных визитов, но начало ему явно не нравилось. Кейси отчаялся и уже собирался уйти, когда услышал шорох за дверью. Он еще раз нажал на кнопку звонка.

Щелкнул замок, и дверь приоткрылась. Кейси воспользовался этим и с силой рванул ее на себя. Из квартиры, держась за ручку, вылетела женщина, едва не сбив его с ног. Он поймал ее, как отпасованный мяч, и тут же прикрыл даме рот ладонью. Не сделай он этого, хозяйка подняла бы крик на весь дом. Это он понял по ее перепуганным глазам. Начало плохое.

Втолкнув ее в квартиру, Кейси захлопнул дверь и почти доброжелательно произнес:

— Успокойтесь, я не налетчик. У меня к вам дело. Если будете паинькой, я вас выпущу. Согласны?

Женщина энергично захлопала накрашенными ресницами.

— Кто еще, кроме вас, есть в квартире?

— Никого, — приветливым ее тон назвать было нельзя.

— Пригласите меня в комнату, или будем разговаривать здесь?

Тряхнув волосами цвета соломы, она повернулась и направилась вглубь квартиры. Кейси последовал за ней в полутемное помещение с множеством запахов, преимущественно спиртных. В мрачной гостиной плотно сдвинутые шторы не давали проникнуть воздуху и свету. Единственная заляпанная лампочка слабо осветила лицо блондинки. На вид ей было не больше тридцати. Вульгарная физиономия с пухлыми губами и профессиональным взглядом тусклых спросонья глаз.

— Вы Кэт Филлис?

— Допустим, но это не дает вам права врываться в мой дом, — голос ее звучал надтреснуто и хрипло.

Она подошла к столу, уставленному бутылками, отыскала ту, в которой еще оставалась жидкость, и выплеснула ее в сомнительной чистоты стакан. Опустошив его, Кэт покосился на Кейси.

— Что вам надо?

— Меня интересует парень, с которым вы были на днях в «Одинокой сосне».

— С какой радости я должна отчитываться перед вами?

— У меня нет времени и желания засиживаться. Здесь, вероятно, вам мое общество тоже некстати. Обойдемся без перебранки. Как его зовут?

Кэт состроила презрительную гримасу.

— Пошел вон! Ты мне осточертел!

Кейси сделал шаг вперед.

— Не подходи! Закричу!

— О'кей. Я останусь на месте. Имя!

— Не дождешься. Наглец! Ворвался ко мне в квартиру и еще чего-то требует…

Кейси не выдержал, рванулся к блондинке, но та успела отскочить в сторону и, схватив со стола бронзовую пепельницу, метнула ее в незваного гостя. Не успей он увернуться, железяка проутюжила бы ему идеальный пробор вдоль черепа.

Кейси сделал резкий выпад вперед и схватил Кэт за руку, но ей удалось вырваться. Она попятилась назад, задела каблуком о ковер и упала, сбивая стулья. Ее голова пришлась точно на угол деревянной кровати. Кэт вскрикнула и потеряла сознание. Кейси подскочил к ней, поднял и положил на кровать. Осмотрев ушиб, он убедился, что удар несильный и, кроме шишки, ничем не грозит.

Он злился больше на себя, чем на блондинку. Пора бы научиться сдерживаться. Его нетерпеливый характер и необоснованные претензии к посторонним людям ни к чему хорошему не приведут. Кому какое дело, что творится у него на душе.

Кейси подошел к окну, раздвинул тяжелые плюшевые шторы, открыл фрамугу и выглянул на улицу. Свежий воздух, как бальзам, заполнил его легкие. Вдруг он замер и побледнел. То, что он увидел, поразило его.

На противоположной стороне улицы остановился голубой «паккард». Именно о таком говорил Уиллер! Из автомобиля вышел гигантского роста тяжеловес лет сорока с небольшим, внешне напоминающий стареющего героя-любовника. Он осмотрелся и направился в сторону дома. Кейси напряг зрение и рассмотрел номер машины.

— Отойди от окна! — приказал грубый голос за его спиной.

Кейси медленно повернул голову. В дверном проеме, держа в руке револьвер, стоял молодой парень. Неприятное лицо, смуглое, с черными густыми бровями, мощной челюстью и узким ртом. Такие физиономии часто встречаются в досье полицейских участков.

— Руки за голову — и к стене! — зарычал парень, держа Кейси под прицелом. — Одно неверное движение — и я проделаю в тебе второй пупок.

Кейси не торопясь отошел от окна и остановился у стены. В глазах парня светилось холодное торжество.

— Что тебе здесь надо, акробат?

— Ты меня знаешь, а я тебя нет. Решил зайти и познакомиться.

— Брось свои шутки, акробат. Расскажи мне что-нибудь поинтересней, так, чтобы мне понравилось. — Его голосом можно было колоть орехи. — Например, как ты здесь очутился? Но предупреждаю, если будешь темнить, то пожалеешь, что твой отец вел сексуальную жизнь, в результате чего ты появился на свет.

Кейси с трудом сдерживал себя.

— Послушай, щенок, если ты решил напугать меня, то зря теряешь время. — Брэд скрестил руки. — Стрелять не посмеешь — слишком много шума.

Самоуверенная улыбка исчезла с физиономии парня. Во взгляде мелькнула растерянность. В это мгновение очнулась блондинка. Ее голос окончательно охрип.

— Боже!

Она приподняла голову и огляделась по сторонам, пытаясь сфокусировать взгляд на парне с пистолетом.

— Как этот тип попал сюда? — раздраженно крикнул новоявленный супермен.

Кэт помотала головой, словно пес, стряхивающий воду.

— Ублюдок! Разделайся с ним, Гарри! — Она ткнула пальцем в Кейси. — Этот мерзавец ворвался в квартиру и требовал тебя… Он что-то разнюхал.

— Заткнись, идиотка!

Гарри отступил назад, к кровати.

— Держи его на мушке, чуть что — стреляй!

Кэт встала и схватила револьвер.

Кейси не шевелился, холодно наблюдая за происходящим. Он выжидал удобного момента. Эта парочка абсолютно не опасна. Дилетанты. Они не пошли бы на двойное убийство… Он терял время, и это его тревожило больше всего.

— Ты прав, акробат, — заговорил Гарри, — от выстрела много шума. Ты сдохнешь тихо.

Он лихо выхватил из заднего кармана нож. Щелчок — и лезвие выскочило из рукоятки. По тому, как Гарри держал оружие, Кейси понял, что метнуть он его не сможет. Значит, только нападение и неизбежная ошибка.

Парень сделал шаг навстречу, еще один и угрожающе полоснул ножом в воздухе.

— Тебе конец, акробат.

Кейси ждал, глядя в горящие глаза парня. «Типичный продукт улицы. Они злобны и опасны, как змеи», — подумал он.

Расстояние между ними сокращалось. Гарри сделал еще два шага и попытался рассечь лицо каскадеру. Кейси отпрянул назад. Лезвие просвистело перед глазами. Вот она — ошибка! Кейси выбросил ногу вперед, и она с хрустом врезалась в пах нападающему. Гарри взвыл, согнулся пополам и выронил нож. Схватив парня за волосы, Кейси резко развернул его лицом к блондинке и сдавил ему горло.

— Ты можешь прострелить лоб своему дружку, Кэт, — предостерег женщину Кейси, увидев, что та вытянула руку с револьвером. — Стреляй! Небольшой расколовшийся орех, служивший тебе головой, Гарри, вряд ли будет невосполнимой потерей для твоей подружки.

— Отпусти, — прохрипел парень.

— Сначала ты ответишь мне на один вопрос: что вы делали в моем доме вчера днем?

— Меня там не было.

Кейси с силой толкнул его на растерявшуюся женщину. Взмахнув руками, Гарри пролетел полкомнаты и сбил блондинку с ног. Оба рухнули на кровать. Револьвер отлетел в сторону и упал у камина. Кейси нагнулся, но поднять оружие не успел. Глухой низкий голос остановил его:

— Не трогайте. Пуля опередит ваше намерение.

Выпрямившись, он оглянулся. С порога в комнату шагнул гигант, которого он видел из окна. Промашка. О нем он успел забыть, а его появления надо было ожидать.

Еще один противник и еще один револьвер. Перевес сил не в пользу Кейси. Вошедший намного опасней и опытней сопляка Гарри. И вдвоем они уже сила. Гарри сползал с кровати, обхватив ладонями лоб. Кэт, чертыхаясь, пыталась одернуть задранную юбку.

— Как вы не вовремя, — нелепо пошутил Кейси.

— А вы уже праздновали победу? — флегматично спросил верзила.

— Нет. Я собирался уходить, чтобы не мешать этой парочке заниматься своим делом.

— Послушай, Датч, этот тип…

— Помолчи, Гарри. Я все вижу. Подойди к окну, закрой его и включи радио. Да погромче, у меня лирическое настроение.

Как хорошо выдрессированная обезьяна, Гарри выполнил приказ.

Тот, кого назвали Датчем, взвел курок.

— Не беспокойтесь, мистер Кейси, пока вы будете паинькой, вам ничего не грозит. Но учтите, на этом расстоянии я ни за что не промахнусь. Если не верите, то попробуйте шелохнуться — посмотрим, к чему это приведет.

— Жизнь мне еще не надоела.

Гарри включил приемник, по комнате поплыл мелодичный блюз.

— Вот так будет веселей, — прогнусавил он и хохотнул.

— Как вы попали сюда? — тоном надзирателя спросил громила. — Кто дал вам адрес?

— Какая разница. Важно, что я нашел вас. Остальное вы расскажете сами.

Кейси блефовал, ничего другого не оставалось…

Неожиданно Гарри в дикой ярости набросился на него и с силой ударил головой в челюсть. Брэду показалось, что это мул лягнул его копытом. Он отлетел к стене, но сумел удержаться на ногах.

— Оставь его, — рявкнул Датч.

Кейси почувствовал, как изо рта потекла струйка теплой, соленой крови.

— Ваш приятель вспыльчив, как медведь с чирьем на заднице, — попытался сострить каскадер, стирая кровь с подбородка.

— Что ему здесь надо? — непонятно к кому обратился гигант.

— Он спрашивал, с кем я была два дня назад в «Одинокой сосне», — подала голос блондинка.

— Кто вам сказал, что она там была, Кейси?

— Гадалка.

— Вы не имеете шанса дожить до старости, Кейси, — меланхолично заметил Датч.

Брэд стоял в двух шагах от револьвера, и все его мысли были направлены на то, как завладеть им. Датч — противник осторожный и нахрапом его не возьмешь.

— Так что же вы скажете, Кейси?

— Это я пришел спрашивать. Что вы делали вчера в моем доме?

— С чего вы взяли, что кто-то из нас вчера там был? — тихо, вопросом на вопрос ответил Датч. Глаза его сузились.

— Я заставлю его проглотить собственные зубы! — завопил Гарри и бросился на каскадера. Второй раз ему не удалось продемонстрировать крепость своей головы. Кейси увернулся в сторону и нанес ему удар снизу. Парень отлетел от кулака, как мяч от ракетки, и рухнул на пол.

Герой-любовник тут же отступил к двери.

— Мне надоел ваш сопляк, — рассчитывая расстояние, сказал Кейси. Его язык пересох, как паленая кожа.

— Вы мне не ответили, — не обращая внимания на бесчувственного Гарри, продолжал Датч.

— Не хочу бессмысленно тратить слюну. Но одно могу сказать: вам крышка? Вас видел почтальон и дал показания полиции. — Кейси не отрывал глаз от противника.

Лицо Датча скривилось в усмешке.

— Вы наивны, Кейси…

— Он врёт! — завопила Кэт, вскакивая с места. Датч взглянул на нее. Секундного замешательства оказалось достаточно, чтобы Кейси воспользовался им. Он прыгнул на Датча и нанес ему сильнейший удар в корпус. Но это было так же успешно, как если бы он атаковал небоскреб. Гигант качнулся и схватил Кейси за горло. Мощные пальцы, как щупальца, сдавили его с такой силой, что Брэду показалось, будто его зажали в отжимном катке. В ушах зазвенело, перед глазами поплыли красные круги. Из последних сил он ударил Датча ребром ладони по печени. Хватка на мгновение ослабла, что дало ему возможность вырваться. Не задумываясь, Кейси схватил стул и с маху разбил его о голову гиганта. Револьвер выпал из рук Датча, он пошатнулся и упал на колени. Кейси бросился к столу и схватил пустую бутылку. Обернувшись, он увидел перед собой лицо Гарри, что-то мелькнуло в воздухе, и тут словно обрушился потолок. Удар, вспышка, и свет померк — так гаснет разбитая лампочка.

Глава 5

1

Сначала Кейси почувствовал пульсирующую боль в голове, затем ощутил холод, запах сырости, плесени и гнили. Он открыл глаза, но ничего не увидел. Было темно, как в погребе.

Он лежал на спине в скрюченной позе, его лопатка и позвоночник упирались во что-то твердое и острое. Кейси попытался шевельнуться, но ничего из этого не вышло. Руки и ноги были крепко стянуты веревкой. Тело затекло. Он попытался сесть, резко рванувшись вперед, и моментально почувствовал тупую, нестерпимую боль в затылке. К горлу подступила тошнота, перед глазами вновь поплыли красные круги.

Кейси не знал, сколько он пробыл в забытьи. Когда он вновь открыл глаза, стояла все та же темнота, ему показалось, что кошмарный сон слишком затянулся, а он никак не может проснуться. Веревка сильно резала руки в запястьях, ноги опухли. Собравшись с силами, Кейси вновь попытался приподняться. Оттолкнувшись спиной от леденящей земли, он чудом сел. Тяжелый спертый воздух раздирал легкие. Кейси не мог понять, где он находится, его глаза ничего не различали. Кругом густая зловещая чернота. Пальцами он нащупал пол. Мелкие острые камни лежали под ним толстым слоем. Ладони за спиной слиплись, веревка обматывала руки от локтей до запястий и лишала его возможности ими действовать. Кейси подтянул колени к подбородку и вбил каблуки в рассыпчатый грунт. С упора он попытался оттолкнуться назад, но камни рассыпались, и ему удалось продвинуться всего лишь на несколько дюймов. Напрасная трата сил и времени. Тогда он лег на бок и стал ползти как змея, извиваясь все телом, в надежде найти хоть какую-нибудь опору. Должна же быть здесь стена?! Фут за футом он преодолевал неведомое пространство, пока не скатился с возвышенности вниз. Колени уперлись во что-то твердое. Это помогло ему приподняться и сесть. Ребрами ладоней и плечами он ощутил холодную шершавую стену, напоминающую кирпичную кладку. Опершись на нее, он передвинул ноги и начал медленно двигаться вдоль стены. Кейси не жалел сил, интенсивно работая корпусом. Должен же быть где-то выход. Не существует помещений без выхода, как-то ведь его сумели сюда впихнуть, значит, и выйти он сможет! Определить расстояние, которое ему удалось преодолеть, не представлялось возможным. Вскоре силы иссякли, Кейси откинулся назад и тяжело вздохнул. Голова распухла, мозг отказывался работать. Так или иначе, принимать сейчас решения было бессмысленно. Надо ползти. Ползти и ни на секунду не останавливаться. Даже если этот тоннель тянется на сто миль, у него должен быть конец. Конец есть всему… Не исключено, что его жизнь оборвется раньше, чем эта стена выведет его к свету. Еще несколько футов — и плечо Кейси наткнулось на какой-то жесткий предмет. От неожиданности он отпрянул назад. К чему-то дорога его привела… К чему? Опираясь на стену, он приподнялся, приблизился к преграде и ощупал ее пальцами. Это была вбитая в кирпич металлическая скоба с довольно острыми ребрами. Такая штука может заменить нож! Надежда на освобождение окрылила его. Он с яростью принялся тереть веревки на руках об эту железку. Волосы прилипли ко лбу, соленый пот пропитал одежду. Только не расслабляться! Иначе — конец.

Кейси почувствовал, что веревка постепенно поддается его усилиям, он рывком раздвинул руки, жгут треснул и разлетелся. Скоба порвала куртку и уперлась острием в позвоночник. Кейси рванулся вперед и упал лицом в груду камней. Совершенно обессиленный, он пролежал неподвижно не менее часа. Затем перевернулся на спину и растер опухшие запястья. Вытер ладонью лицо, ощупал затылок. Спекшаяся кровь коркой покрыла волосы. Солидная опухоль и ссадина вызывали острую боль при малейшем прикосновении. Но все это казалось пустяком в сравнении с тем, что он испытал за эти бесконечные часы и секунды.

Кейси проверил карманы — пусто. Их успели тщательно обследовать и вычистить. Только в нагрудном чудом сохранилась зажигалка, завалившаяся под подкладку. Этот предмет имел ценность, значительно большую, чем все золото мира! Улика, оставленная убийцей, сейчас могла спасти ему жизнь. Кейси чиркнул колесиком о кремень и фитиль, он осмотрелся. Небольшой отрезок пространства, слабо освещенный пламенем зажигалки, не прибавил ему энтузиазма. Над головой нависали каменные своды, подпертые сваями, вокруг рассыпаны мелкие куски угля. За спиной кирпичная стена, а впереди — черное пространство, таившее неведомо что. Кейси взглянул в направлении движения: железная скоба, вбитая в стену, та самая преграда, в которую уперлось его плечо, а дальше…

Его передернуло от увиденного. В полутора шагах начинался колодец. Еще несколько движений, и он угодил бы в его черную пасть. В пору было молиться на выступающую железяку. Она освободила ему руки и спасла от смерти. Кейси поднял камень и бросил в колодец. Удара о дно не последовало, хотя при такой акустике он должен был показаться взрывом. Гробовая тишина.

Эта чертова яма не имела дна.

Рядом со скобой торчала еще одна, затем — следующая, и так, цепочкой, они сворачивали в кошмарную бездну и сливались с темнотой…

Кейси погасил зажигалку. По его расчетам, бензина должно было хватить часа на два, не больше, а он не имел представления о том, что ждет его в следующую секунду. Прислонившись к стене, он попытался сосредоточиться. Не было сомнений, что его бросили в угольную шахту, но где? Напрягая память, он неожиданно вспомнил о разговоре с бывшим хозяином своего коттеджа, который сетовал при продаже на неудобства, связанные с отоплением: угольные брикеты для растопки камина подорожали вдвое, после закрытия шахты в Эссекс-Сити топливо стали доставлять из дальних районов штата. Значит, он в Эссекс-Сити, в тридцати милях от Лос-Анджелеса, в шахте Мейнерд-Шорд! Других вариантов быть не могло. Но то, что ему удалось определить свое местонахождение, еще не давало повода радоваться. Возможность выбраться на поверхность не стала реальнее, на помощь рассчитывать не приходилось. Никому и в голову не придет искать пропавшего каскадера в заброшенной шахте или где-либо еще! Он был одинок, как волк в зимних просторах Аляски. Желание завыть от нахлынувшего отчаяния овладело им. За всю жизнь он ни разу не попадал в такой переплет. И только почти фанатичная вера в то, что он найдет выход, не давала ему расслабиться. Бороться, выбросить дурные мысли из головы! Иначе и рехнуться недолго.

Кейси зажег фитиль. Слабое пламя разогнало темноту, но она не исчезла совсем, а только притаилась рядом, чтобы, улучив момент, вновь наброситься на него.

Он наклонился вперед и попытался развязать стягивающую ноги веревку, но жгут оказался промасленным и выскальзывал из рук, пальцы ослабли, утратили гибкость и силу. Несколько попыток справиться с узлом ни к чему не привели. Эти подонки выгребли все из карманов. А как бы сейчас пригодилась его коробка с кинжалами! Ему удалось найти лишь смятую пачку сигарет и бумажку в пять долларов. Кейси загасил зажигалку и откинулся назад. Несколько раз, с короткими передышками, он пытался осилить узел на ногах и каждый раз терпел неудачу, руки утратили хватку. Выбившись из сил, Кейси склонил голову к коленям и закрыл глаза. Только бы не заснуть.

Неясный звук прорезал глухую тишину. Кейси весь напрягся. До сих пор единственными звуками были его дыхание и стук собственного сердца. Где-то рядом послышалось тихое шуршание, с кучи угля скатился осколок. Кейси ощущал чье-то движение, словно к нему подползала змея. Он чиркнул зажигалкой, но никого не увидел. Приглядевшись к угольному настилу, он заметил два красных огонька, похожих на тлеющие сигареты. Огоньки сдвинулись и исчезли. Эти чертовы горящие точки походили на глаза животного. Минувшие секунды показались ему самыми страшными. До сих пор он боролся с мертвым холодным камнем и черным пространством, они не могли ни причинить ему зла, ни оказать помощи. Что может сделать ему живое существо, он не знал, но добра ждать не приходилось. Вскоре огоньки вновь вспыхнули, но уже значительно ближе. Кейси различил силуэт животного с узкой длинной мордочкой. Это была крыса. Страшная, огромная крыса, чудовищные размеры которой превышали размеры крупного кота. Крыса осторожно приближалась. Пламя зажигалки осветило топорщившийся серо-серебристый мех. Кейси нащупал камень и бросил в нее, но крыса убежала раньше, чем камень успел упасть. Удар отозвался глухим эхом.

Ну вот, теперь все встало на свои места. По крайней мере можно было достаточно наглядно представить себе, что его ждет. Голодная крыса страшнее пистолета, приставленного к виску. Человек стал собирать в кучу крупные камни. Разгребая уголь, он наткнулся рукой на палку, чиркнул кремнем, пламя зажигалки осветило пересохшую дубинку в полтора фута длиной, очевидно, кусок подпорки. Не бог весть что, но все-таки лучше, чем ничего. Он загасил огонь и прижался к стене. Оставалось только ждать. Крыса тоже ждала. Кейси напрягся, собравшись в комок. Напряжение нарастало. Но ужас исчез. Возможно, он устал бояться. Существует предел и для страха, Кейси был уверен, что преодолел его. Он еще не утратил надежды выбраться из кошмарной тюрьмы. Эта надежда придала ему силы. Единственное, чего он хотел, — это убить хищницу раньше, чем она успеет вцепиться ему в горло. Больше он ни о чем не думал.

Вновь послышался шорох. Кейси сгреб ладонью несколько камней и бросил в темноту. Тишина Она продлилась недолго. Внезапно тело его покрылось гусиной кожей. Что-то коснулось его ноги и поползло вверх, к коленям. Кейси чиркнул зажигалкой и увидел крысу у пояса. Огонь осветил ее сморщенную морду и мерзкий оскал острых зубов. Свет обратил ее в бегство. Он осмотрелся и увидел, что их много, не меньше десятка. Эти твари расположились полукругом в двух шагах от него.

Кейси закричал, что было сил, ему казалось, что воздух в легких никогда не кончится. Но крысы даже не шевельнулись. Он начал швырять в них камнями, они отступали, но тут же возвращались, с каждым разом сокращая расстояние. Внезапно одна из них бросилась на Кейси с такой быстротой, будто ее на него швырнули, и вонзила свои резцы ему в руку. Дикая, острая боль пронзила Брэда насквозь. Он закричал. Оторвать рассвирепевшее животное удалось только с куском собственного мяса. Его действия стали автоматическими, он забыл про боль, осталась одна ярость. Держа животное за шкирку, он подпалил ее огнем зажигалки, мех заискрился и вспыхнул, запахло паленым. Кейси швырнул горящую тварь в скопище ей подобных. Стая рассыпалась. Живой комок огня метался из стороны в сторону. Кейси схватил дубинку и поджег ее. Сухое дерево тут же загорелось. Как он раньше не догадался! Ведь эти твари панически боятся огня! Несколько секунд Кейси размахивал факелом. Хищники отступили. Он поднес горящую дубинку к веревке. Масляная поверхность зашипела, огонь лениво лизнул жгут и начал медленно разгораться, обжигая ноги. Кейси напряг мышцы, стараясь разорвать бечевку, но она обматывала щиколотки в несколько витков и не поддавались. Загорелись брюки, огненный язык пополз вверх. Боль становилась нестерпимой. Кейси упорно продолжал раздирать путы. Наконец узел прогорел, и веревка лопнула. Он вскочил на ноги, скинул куртку и начал тушить охваченные пламенем колени. Огонь уступил и погас.

Схватив с земли факел, Кейси прижался к стене и, не отрывая от нее спины, двинулся в обратном направлении. Стиснув зубы и превозмогая боль, он не отрывал взгляда от преследующей его черной стаи. Головешка догорала, пламя уже подбиралось к рукам, когда он заметил под ногами еще одну деревяшку. Она была значительно толще и длиннее первой. Новый факел запылал ярче, осветив противоположную сторону тоннеля. Прямо напротив Кейси находился коридор с полукруглыми сводами и узкой рельсовой одноколейкой. Между рельсами шел желоб, заполненный водой. Двигаться вдоль колеи было проще и надежней. Она непременно выведет на поверхность.

Кейси швырнул догорающую головешку в центр стаи. Крысы отпрянули, а он пулей проскочил тоннель и ворвался в коридор, выставив факел перед собой, готовясь к атаке. Крысы притаились, но в наступление не пошли. Огонь пугал их. Кейси перевел дыхание и попятился вглубь шахты. Он сделал несколько шагов, и его правая нога, соскользнув с мокрой шпалы, по колено погрузились в воду. Потеряв равновесие, он упал, выронив горящую палку. В долю секунды ему удалось выскочить из ловушки и выхватить из воды факел, чуть было не потухший в зловонной жиже. Затаив дыхание, Кейси ждал. Крысы притаились, но не рискнули войти в жерло. Ширина проема не превышала пяти футов. Кейси мог достать до стен, расставив руки в стороны. Животные уже не могли окружить его. Пока в его руке горит факел, он не подпустит их на близкое расстояние. Кейси начал осторожно отступать, аккуратно переставляя ноги со шпалы на шпалу. Шаг, второй, десятый, двадцатый — и шпалы оборвались. Рельсы погрузились в воду. Дальше пришлось идти по желобу. Вода доходила до бедер, задерживая движение своим сопротивлением. Густая смолянистая, вонючая жидкость своим ледяным холодом успокаивающе действовала на ожоги. Он понимал, что долго так не протянет, силы иссякли, спина взмокла, в ушах стоял протяжный отвратительный звон, гнилой запах щипал ноздри.

Колея свернула в сторону. Еще несколько поворотов, и она вывела его на круглую площадку ярдов десять в поперечнике. Выбравшись из воды, Кейси осмотрелся. Это был распределительный узел, изрезанный рельсами, которые разбегались из центра в стороны и исчезали во мраке коридоров. Их оказалось восемь.

Кейси смачно выругался. Решить загадку лабиринта он не пытался. В какую из этих черных пастей сунуть голову? Какой проход выведет его к спасительной лазейке, какой погубит, он не знал. Крысы отстали. Надолго ли? Не выведет ли его одна из этих черных дыр к ним в объятия? К тому же факел — его оружие — догорал. Пять, от силы, десять минут, и он погаснет. А вокруг ни одного деревянного предмета. Внимание Кейси привлекла куча тряпья у одной из арок. Он подошел ближе, нагнулся.

Ком встал в горле. В виски ударила кровь. Перед ним лежал обглоданный скелет. То, что он принял за тряпье, оказалось разодранным в клочья костюмом. Побелевшие кости запястий обхватывали заржавевшие наручники.

Еще один! Значит, он не первый исчезает таким образом. Этого парня тоже похоронили заживо. На мертвеца незачем надевать наручники. Открытие оказалось не последним.

Свет факела выхватил из темноты еще один скелет. На этом браслетов не было. Они не понадобились. В черепе зияло отверстие от крупнокалиберной пули. Костюм на останках сохранился лучше, чем на предыдущем скелете. Убитый, очевидно, не сопротивлялся крысам, и они обращались с ним вежливее. Чудом уцелевший обрывок визитной карточки: очевидно, выпавший из кармана ее бывшего владельца, сохранил только имя: «Гаррисон». Больше ничего не осталось. Вряд ли бумажник съели крысы, скорее всего, беднягу обчистили те, кто его отправил сюда. Возможно, та же банда, что пыталась расправиться с ним, Кейси.

Где-то он уже слышал это имя — Гаррисон, но сейчас было не до воспоминаний. Стоит расслабиться — и он сам закончит свои дни точно так же. Сколько их еще, таких обглоданных скелетов? Шахта-склеп приютила не одного и не двух…

Во всяком случае Кейси не намеревался достаться на ужин крысам. Он был уверен, что теперь-то уж выберется из этого ада!

Факел с невероятной быстротой угасал, каждая минута на учете. Кейси двинулся вперед по ближнему коридору. Он заметил, что вода начинает спадать, теперь она была только до колен. Еще несколько поворотов, и его вынесло на платформу, вдоль которой вытянулись металлические стеллажи высотой в несколько ярусов. Сбоку валялась перевернутая тачка с углем.

Кейси окончательно вымотался, мышцы не подчинялись приказам. Он решил немного отдохнуть. Три-пять минут, не больше. Неподалеку валялась длинная сухая жердь. Вопрос с факелом был решен. Черт с ним, пусть догорает, у него будет новый.

Верхняя полка стеллажа находилась на высоте вытянутой руки. Место надежное, вряд ли крысы сумеют взобраться по металлическим стойкам. Кейси решил подстраховаться, разгреб уголь и выложил из него цепочку, опоясывающую стеллаж полукругом. Взобравшись наверх, он бросил догорающий факел на сооружение. Уголь затрещал и начал разгораться, образуя огненную подкову — надежный щит от нападения крыс. Кейси облегченно вздохнул и прилег на стальные прутья. Не очень-то мягкая постель, но при его усталости она показалась поистине королевской. Только теперь, сбросив напряжение, он почувствовал жгучую боль в ногах, острую — в затылке и в покусанной руке, его терзали жажда и голод. И все же усталость взяла верх над всем остальным. Он даже не заметил, как погрузился в глубокий сон.

2

Кейси начал задыхаться и открыл глаза. Не понимая, где он находится, Кейси бессмысленно смотрел на пляску кроваво-красных бликов на каменном потолке. Кислорода почти не осталось, дым и чад заполнили все пространство. Он резко сбросил ноги с полки и чуть не свалился вниз. В сознании мгновенно промелькнули последние события. Внутри словно струна лопнула, грудь сдавил кашель. Он осмотрелся. Длинная лента огня разбежалась по сторонам, уходя в черные арки. Дорога вперед так же, как и назад, была блокирована стеной пожара. Горящий уголь трещал, выстреливал и обдавал нестерпимым жаром.

Кейси спрыгнул вниз и ринулся вперед вдоль тоннеля, охваченного пламенем, между полыхающей колеей и раскаленной до бела стеной шахты. Это был бег загнанного зверя. Вера в спасении покидала его, перспектива быть заживо сожженным становилась реальностью. Языки пламени лизали больные ноги. Безжалостный огонь был страшнее крыс. Его нельзя убить! Дым выедал глаза, забивал легкие, к горлу подступала тошнота.

И тут — о, чудо! — коридор вывел его на развилку, куда еще не добрался беспощадный огонь. Он обогнал его на десяток футов. Кейси бросился в левый рукав развилки. Он бежал, что было сил, пока не врезался в стену. Отскочив от нее, словно камень, он пошатнулся и рухнул на землю.

Когда сознание вернулось к нему, он увидел наступающую стену пожара. За спиной отсвечивала в пламени кирпичная кладка. Кейси понял, что выбранная дорога привела его к тупику.

Стоя на коленях, он отчаянно зарыдал, колотя кулаками в стену.

Огонь, как гремучая змея, подползал все ближе. Пламя рвалось вверх, окрашивая своды в багряный цвет, и тут же превращало их в черные, покрывая слоем копоти.

Кейси отступал, пока не заметил сбоку небольшую круглую нишу. Он поднял голову и увидел узкий ствол колодца, уходящий в бесконечность. На высоте трех футов из стены торчал крюк. Здесь нужны крылья. Их у него не было, но снова забрезжил призрак надежды. А для Кейси — это больше, чем крылья.

Пытаясь достать крюк, он несколько раз срывался, вновь вставал и карабкался по вертикали. Только с четвертой попытки его рука дотянулась до крюка и вцепилась в него мертвой хваткой. Огонь захватил нишу и бушевал под ногами, вылизывая стены. Как хищник, он пытался дотянуться до жертвы, поглотить ее в своих объятиях.

Примерно на фут выше первого крюка в стене торчал другой. Кейси подтянулся и схватился за него. В кошмарных кривых отблесках пламени железки то казались больше размерами, то словно съеживались, и ему чудилось, что он движется в каком-то прозрачном мире, где все лишено реальности и надежности. Ржавые стальные крюки шатались…

Нечеловеческими усилиями Кейси взбирался по колодцу вверх, пока не достиг развилки. Шахта разделилась на два рукава футов по пять в диаметре. Их узкие жерла были совершенно гладкими, выделялись лишь единственная полоска мельчайших заклепок — никакой опоры ни для рук, ни для ног. Самый опытный альпинист не рискнул бы испытать судьбу в такой трубе. Но Кейси знал способ, впрочем, единственный: упереться плечами и ногами в противоположные стены и дюйм за дюймом перемещаться вверх, превратиться в машину с рычагами и пружинами вместо ног и рук.

Тело напряглось и выпрямилось, машина заработала. В течение какой-то доли секунды Кейси зависал в пустоте, но подошвы ударяли в стену, ноги распрямлялись. Стоп… Секунда отдыха… и дальше… Снизу доносился отвратный треск огня, он не мог себе позволить взглянуть вниз. Вперед, только вперед, расклинивая стены ствола и беспрерывно перехватывая руками скользящую сталь. Одно неверное движение, и… Он это понимал и ни о чем не думал. Глаза заливал пот, уши заложило, кровь стучала в висках, рот пересох до онемения… Еще дюйм, еще фут, еще ярд. Обратного пути нет. Секунда расслабления — и он мешком рухнет вниз, где его поглотит ненасытный огонь.

Конвульсивно, хватая ртом воздух, Кейси на мгновение замер. Впереди — чернота, словно завешанная темным саваном… Еще движение — и его спина лишилась опоры. В панике Кейси чуть не потерял равновесие. Ствол изгибался, и он успел это понять раньше, чем опустил руки. Оттолкнувшись ногами, он влетел в горизонтальный коридор. Через мгновение Кейси почувствовал, что лежит на спине, упершись ногами в потолок.

Он испытывал не облегчение, нет — этому чувству не было названия.

Воздух стал свежее? Или показалось? Перевернувшись на живот, он двинулся дальше ползком, пока не добрался до нового поворота, за которым начиналась вертикальная секция. Сверху проникал бледно-голубой свет. Футах в десяти над ним находилась решетка, сквозь которую виднелось небо. Кейси понял, что спасен.

Вскоре его руки ухватились за стальные прутья решетки. Он повис в воздухе, пытаясь уловить взглядом что-нибудь снаружи… Гробовая тишина… Небо и больше ничего. Он проглотил слюну и попытался крикнуть, но из горла вырвался глухой хрип. Кейси осмотрел решетку в надежде найти щеколду, замок или болт, но ничего не обнаружил. И тут ему по-настоящему стало страшно. Болтаясь, как обезьяна на лиане, он издавал сдавленные крики. Но никто не откликался. На помощь рассчитывать не приходилось.

В припадке ярости Кейси с размаху треснул ногой по металлической стенке колодца, она со скрежетом лопнула. Ботинок застрял в дыре. Он стиснул прутья решетки мертвой хваткой, вырвал ногу, раскачался и еще раз ударил… Дыра увеличилась. В несколько приемов он выбил огромный кусок обшивки, не останавливаясь, продолжал долбить стену, качаясь как маятник. И вот огромный кусок железа с шумом провалился внутрь.

За стенкой колодца находилась какая-то плоская площадка… Кейси качнулся последний раз и расцепил пальцы… Вперед ногами он влетел в пробитую брешь и упал на каменный пол. Слабый свет падал на ступени, ведущие к двери.

Последний рывок оказался самым трудным. Остаток сил и воли ушел на преодоление нескольких ступенек короткой лестницы. Каждую из них ему приходилось ощупывать, словно старому слепому калеке. Когда, наконец, он нашел щеколду, все поплыло перед глазами. Окажись дверь запертой, он уже не смог бы с ней справиться, но петли скрипнули, и дверь медленно отворилась…

Резкий порыв ветра швырнул ему в лицо благодатное облако пыли. Брэд Кейси сделал еще один шаг и вывалился на волю.

Глава 6

1

Солнце опустилось к самому горизонту, когда Кейси нашел в себе силы подняться на ноги. Он чувствовал себя рыбой, выброшенной на берег. Покачиваясь, Кейси осмотрел себя. Одежда превратилась в обгоревшие пятнистые лохмотья. Красные вздутые ожоги на ногах нестерпимо болели при каждом прикосновении слабого ветерка. Кейси с такой жадностью глотал воздух, словно его могли в любую секунду перекрыть. Исцарапанный, измученный, с лицом, покрытым угольной пылью, — он улыбался.

На милю вокруг расстилалось покрытое песком и трещинами пространство, похожее на высохшее русло реки. Ярдах в трехстах светили огоньки одинокого строения, утопающего в цветущем крошечном саду — сказочная картинка среди мертвого царства.

Превозмогая усталость, он потянулся к этому источнику жизни… Ему казалось, что на преодоление этого короткого пути ушла целая вечность, а райский сад будто удалился от него, как бы не желая принимать под свой покров вконец измученного грешника.

Солнце скрылось, вспыхнули звезды, белый песок стал голубым, когда Кейси с трудом схватился за ручку калитки. Она поддалась, и он вошел. В двух шагах от него у колодца стояло ведро, наполненное водой.

Кейси упал на колени и с жадностью начал пить. От ледяной воды заломило зубы. Утолив жажду, он попытался приподняться, но не смог. В глубине темного сада возникло белое пятно. Оно приближалось и вскоре приобрело контуры человеческой фигуры.

«Это смерть пришла за мной», — подумал Кейси. Ему захотелось что-нибудь сказать, но язык, словно войлочный лоскут, стал сухим и непослушным…

Белая фигура приближалась… Вдруг она стала расплываться, темнеть… В ушах Кейси появился отвратительный звон, и он погрузился в беспросветный мрак.

2

Очнулся Кейси в просторной чистой комнате с добротной мебелью, большими окнами, камином… Он лежал в постели на чистых белых простынях. Светлый потолок отражал солнечные лучи. Увидев его, а не каменные своды, Брэд успокоился. Закрыть глаза он боялся даже на секунду, чтобы не потерять этот благодатный мир, казавшийся ему таким хрупким и мимолетным, как сладкий детский сон.

Потрескивание угля в камине вызвало у Кейси дрожь во всем теле, пульс участился, перед глазами возникли мертвое лицо Глории, топорщащаяся серая шерсть крыс и пламя… Гигантское пламя.

Он почувствовал острую боль в ногах, приподнялся на локтях, сбросил с себя одеяло и увидел, что переодет в голубую пижаму, а ноги его аккуратно забинтованы. Кейси бессильно откинулся на подушки и закрыл глаза.

Дверь скрипнула. Кто-то вошел в комнату. Брэд повернул голову и увидел высокого сутуловатого старика с морщинистым смуглым лицом. Его светло-серые глаза излучали сочувствие и доброжелательность. В руках старик держал глиняную кружку.

— Как вы себя чувствуете? — спросил он мягким баритоном.

— Погасите камин. Умоляю!

Брови старика слегка приподнялись. Он поставил кружку на стол, взял железную кочергу и, разбросав угли, выплеснул на них воду из кувшина, стоящего на полу, возле каминной решетки. Угли по-змеиному зашипели, выпустили пар и погасли.

— Что-нибудь еще?

— Спасибо.

— Выпейте. — Старик взял кружку и поднес к кровати. — Это отвар лечебных трав. Не очень вкусно, но вам придется одолеть содержимое этого сосуда.

— Вы лекарь?

— Нет, охотник, но у меня есть опыт в таких делах.

Кейси приподнялся и взял кружку с зеленоватой жидкостью. Настой и впрямь был тошнотворный.

— Теперь вам лучше уснуть, — сказал старик, разглядывая больного, словно хотел убедиться, что лекарство подействовало.

— Который час?

— Полдень.

— Долго я сплю?

— Около пятнадцати часов.

— А день? Какой сегодня день?

— Четверг. Двадцатое июля. Отдыхайте, я приготовлю вам поесть. Вы ведь голодны?

— Наверное.

Хозяин вышел.

Кейси был потрясен, когда до него дошло, что заточение в шахте длилось около суток. И все это время он не переставая боролся за жизнь! Костлявая с косой преследовала его без устали: то нагоняла, то пряталась, то нападала, то ставила ловушки. И все же он сбежал от нее. «Если так, то несомненно, он проживет еще сто лет, раньше она за ним не придет», — Брэд подумал о себе почему-то в третьем лице. Словно все, что произошло, — произошло не с ним, а с кем-то другим.

Вскоре вернулся старик с подносом. Запах жареной курицы заставил Кейси вспомнить, что существует такое здоровое чувство, как голод.

— Вот, подкрепитесь немного. — Старик поставил поднос на столик возле кровати.

— Вы добрая душа. Как вас зовут?

— Адам Пенсон. А вы, как я понимаю, Брэд Кейси?

— Да, — каскадер напрягся. — Вам известно мое имя?

— Потом потолкуем. Ешьте, все остынет.

От курицы в считанные минуты осталась груда костей, тарелка с салатом опустела, исчез хлеб, кофе был выпит. Кейси почувствовал, как силы возвращаются к нему. Он опустил ноги на дощатый пол и попытался встать. Его слегка покачивало, боль в ногах превратилась в горячий зуд, ползущий по коже от пяток до бедер. Не торопясь, он подошел к окну. Солнце стояло в зените, зелень в саду под его лучами стала прозрачной и яркой. Даже не верилось, что все это — наяву. И Пенсон может любоваться этим, когда захочет. Оттого он так спокоен и уравновешен. Уж он-то точно доживет до ста лет.

Заскрипела дверь. Кейси оглянулся.

— Какие у вас планы, Брэд? Вы не против, если я так буду вас называть?

— Конечно. Я намерен возвращаться в город. Если я не ошибаюсь, это место называется Эссекс-Сити?

— Именно так. Но я не рекомендовал бы вам ехать в Голливуд.

— Почему?

Пенсон достал из куртки свернутую вчетверо газету и, развернув, положил на стол.

— Сядьте и прочтите, о чем болтают газетчики.

Кейси присел на край кресла и заглянул в газету.

Сразу же бросилась в глаза его фотография, занимающая чуть ли не полстраницы, а под ней крупный заголовок: «Обманутый лис!».

Кейси погрузился в чтение.

"…Восемнадцатого июля убита Глория Дорман, жена известного каскадера Брэда Кейси. Кинжал убийцы поразил ее в сердце. Рядом обнаружен труп слуги, пятнадцатилетнего филиппинца Кимли. Шериф Холлис со следственной группой прибыл на место происшествия сразу же после звонка в полицейское управление некоего Рональда Уиллера — местного почтальона. Уиллер обнаружил первым злодейски убитых в коттедже на Балтимор-стрит, 310.

Шерифу пришлось нелегко. Преступление было тщательно подготовлено. Убийца сумел замести следы, не оставив после себя ни улик, ни отпечатков пальцев. Два кинжала, которыми воспользовался убийца, принадлежат хозяину дома. Когда-то эти клинки принесли шумный успех бывшему цирковому акробату Брэду Кейси. Возникает вопрос: как ножи Кейси попали в руки убийцы? Холлис не задался этим важным вопросом. Кошмарная драма разыгралась в восемнадцать часов сорок минут, а через час появился сам хозяин. Ему удалось мастерски изобразить убитого горем мужа, смутив этим старого лиса Холлиса. Шериф ввел Кейси в курс дела и рассказал о свидетеле-почтальоне. После того, как слуги закона покинули коттедж, оставив супруга убитой наедине с его горем, разыгралась новая драма.

В шесть утра Кейси явился в дом к Рону Уиллеру и устроил там скандал. По свидетельству миссис Уиллер, он угрожал почтальону и, как выяснилось впоследствии, это не было пустым звуком. В пять часов вечера миссис Уиллер нашла своего мужа в саду под яблоней. Он был заколот ножом — точно таким же, как и две первые жертвы. И тоже — ударом в сердце.

Еще одна промашка опытного шерифа: он оставил коробку с кинжалами в коттедже и попросил Кейси привезти ее в полицию, но Кейси по-своему распорядился оружием.

В коробке хранилась дюжина кинжалов. Три из них отняли жизни у ни в чем не повинных людей. Как преступник намеревается использовать оставшиеся девять, нам не известно. Шериф Холлис попытался выяснить это у самого Кейси, но наивно было предполагать, что убийца дожидается его за чашкой кофе в своем доме. Шериф застал в коттедже полный разгром. Ни кинжалов, ни хозяина ему так и не удалось найти. Сейф был распахнут настежь, вещи разбросаны. Вот чем обернулась доверчивость шерифа. Объявлен розыск. Удастся ли полиции задержать вооруженного маньяка, ловкача и хитреца Кейси — кто ответит на этот вопрос? На него должен ответить шериф.

Но вернемся к трагедии на Балтимор-стрит. Вскрытие показало, что Глория Дорман была не шестом месяце беременности. Она убита в шесть часов вечера. Ее мужа в последний раз видели в пять. Режиссер фильма «Прыжок в бездну», в котором Кейси исполнял свои трюки, Ноэл Полтон, утверждает, что Кейси после съемок отправился домой. Он очень торопился. Теперь понятно, с какой целью он спешил повидать свою супругу.

Холлис вне себя, он понимает, что упустил опасного преступника, но пока не теряет уверенности. «Если Брэду удаются трюки в кино, то со мной его фокусы не пройдут!» — заявил шериф журналистам. Он также заверяет общественность, что если Кейси еще в городе, ему не ускользнуть из него. Даже если он находится в пределах округа, то гулять на свободе ему осталось не больше суток. Придется поверить «обманутому лису», в конце концов, через сутки мы вправе спросить у шерифа…"

Потрясенный, Кейси выронил газету из рук. После долгого молчания он взглянул на старика, смиренно стоявшего рядом, и тихо произнес:

— Они все посходили с ума… Неужели кто-нибудь из них верит в то, что я убил Глорию? Безумие! — Кейси вскочил на ноги. — Надо срочно ехать в город!

— Не торопитесь, Брэд, — мягко сказал охотник. — Я помогу вам в меру своих сил. Не стоит горячиться. К таким делам следует подходить разумно и взвешенно. Я, конечно, не верю в вашу причастность к убийству, преступник не полез бы по собственной воле в заваленную шахту. Но от такого заявления в газетах сложнее отмыться, чем от угольной пыли. Давайте разберемся. Как вы очутились в шахте?

— Но я вам не говорил, что был там?!

— Нетрудно догадаться по вашей одежде или, точнее, по тому, что от нее осталось. Я же упомянул угольную пыль.

— От меня задумали отделаться. Навсегда. Вот и решили, что шахта самое подходящее для этого место.

— Как же вам удалось выбраться из нее? Ведь все лазейки завалены, я это точно знаю. Мне пришлось отработать на руднике двенадцать лет, нажить кучу болезней и изучить каждый уголок подземелья.

— Вы нашли этот лаз?

— Нет…

— Как же вам удалось выбраться?

— По вентиляционному колодцу. — Кейси подошел к окну и показал на забор, от которого ему пришлось добираться до дома Пенсона.

Старик взглянул в указанном направлении.

— Вы шутите? Это же невозможно!

— Я бы никогда не смог этого объяснить. Но я, как видите, перед вами… Живой.

— У вас была веревка?

— Только та, которой меня связали, но она сгорела.

— Значит, правду пишут в журналах, что вы дьявол, а не человек?

Кейси усмехнулся.

— Я человек. И — очень слабый, как выяснилось. Когда дело дошло до настоящих трудностей, мне пришлось туго. Всесильных людей не существует.

Пенсон долго смотрел в окно, заложив руки за спину, затем тихо произнес:

— И все же в город возвращаться опасно.

— У меня нет выбора. Там безнаказанно разгуливают убийцы моей жены, а полиция вместо истинных преступников ищет меня. Я знаю, кто убил Глорию. И потом, скрываясь от шерифа, я фактически подписываюсь под убийствами, которых не совершал!

— Я понимаю вас. У меня есть кое-какая одежда. Сейчас я ее принесу.

Куртка военного образца, короткие сапоги и свитер с брюками оказались немного велики, но это был сущий пустяк. Кейси переоделся, и они вышли во двор, где стоял потрепанный «бьюик».

— Я довезу вас до города, Брэд. Садитесь. Карета старая, но все же еще служит. Пора ей потрудиться.

Они сели в машину. Пенсон включил двигатель.

— Возьмите на заднем сиденье берет и солнцезащитные очки. В таком виде вас и вовсе не узнают.

— Не думал, что когда-нибудь мне придется прятать лицо. Раньше я очень хотел, чтобы кинокамера, хотя бы изредка, показала меня крупным планом. Теперь, когда это не нужно и даже опасно, все газеты пестрят изображениями удачливого каскадера Брэда Кейси.

Машина выехала на автостраду и свернула к городу.

— Скажите, Адам, когда закрыли шахту? — закуривая, спросил Кейси.

— Лет пять назад.

— И с тех пор земельный участок пустует? Здесь можно выстроить завод или разбить парк.

— Владелец шахты отказывается его продавать, хотя желающих очень много.

— Странно. Зачем ему такая территория, если он ее не использует?

— Никто не знает.

— Кто же владелец этих угодий?

— Этого тоже никто не знает. Истинный хозяин себя никогда не афишировал. Всей работой руководили подставные лица. Хозяином считался Джо Клингтон, но все знали, что у него за душой и цента нет.

Старик умолк: впереди на расстоянии в полмили стояли три полицейские машины. Стражи закона суетились, как муравьи, проверяя проезжающие машины.

— Думаю, за вас взялись всерьез, — Пенсон явно встревожился. — Они перекрыли все выезды из города. Может, развернемся, пока не поздно?

— Нет, — твердо сказал Кейси. — Мы же не выезжаем из города, а въезжаем. Вряд ли они станут тратить на нас время.

— Резонно! Однако вы лезете в капкан. Обратно вам не выбраться.

— Прибавьте скорость, Адам, — Кейси стоял на своем.

— А вы — упрямец!

Старик вдавил педаль газа в пол. Машина рванулась и затряслась так, что, казалось, вот-вот она развалится на куски. Полицейские даже не взглянули в их сторону. «Бьюик» благополучно проскочил кордон и через десять минут въехал в город.

— Куда теперь?

— Высадите меня возле какого-нибудь бара. Прежде всего мне нужен телефон.

Через квартал они заметили вывеску «Каролина». Пенсон припарковал машину напротив входа в гостиницу.

— Прощайте, Адам. Вы мне здорово помогли!

— Удачи вам, Брэд!

С минуту они молча смотрели друг на друга. Потом Кейси открыл дверцу и вышел.

Машина продолжала стоять на месте. Он не стал оглядываться, чувствуя на себе пристальный взгляд старика. Без лишней сентиментальности решил уйти первым.

3

Натянув берет до переносицы, Кейси надел темные очки и криво усмехнулся, представив, как он выглядит со стороны.

Бар был полон посетителей, Кейси появился там в самый разгар ленча Рабочие, торговцы, мелкие клерки. Все столики были заняты. Взмыленные официанты не поспевали обслуживать такую уйму посетителей. Кейси с трудом протиснулся к стойке. Разменяв единственную купюру и выяснив местонахождение телефона, он пробрался в конец зала Кабина оказалась занятой. Минут пять пришлось ждать, пока рыжая толстушка выяснит отношения со своим приятелем, выражаясь при этом, как грузчик. Когда она наконец освободила кабину, Кейси опустил несколько монет в автомат и попросил соединить его с полицейским участком. Трубку сняли тут же, резкий голос рявкнул:

— Полицейское управление, дежурный.

— Попросите к телефону шерифа.

— Кто говорит?

— Брэд Кейси.

Наступила пауза, затем послышался шорох, и в трубке зарычал басом Холлис.

— Кто на проводе?

— Кейси. Разве вам не сказали?

— Где вы находитесь?

— Об этом потом. Что за чепуху я прочел в сегодняшней газете? Это и есть итог вашего тщательного расследования?

— Да. Это результат. Вы убили жену и слугу, который стал невольным свидетелем преступления. Вы выудили у меня сведения о втором свидетеле. Испугались, что почтальон видел вас, а оно так и было, вот вы и его прикончили. Уиллер убит вашим кинжалом. Коробка оставалась в коттедже, и вы должны были доставить ее в полицию.

— Хватит, Холлис. Кинжалы оставили вы по собственной беспечности. Когда убили Уиллера?

— Не валяйте дурака, Кейси. Вы прекрасно знаете. Советую явиться с повинной. Суд это учтет.

— В котором часу убит Уиллер?

— В пять вечера…

— Я был у него в пять утра. Жена Уиллера это знает. Ошибка на двенадцать часов. Больше я его не видел. А в пять вечера я был…

— Ну? Где вы были вечером? Кто вас видел? Назовите имена свидетелей.

— Крысы.

— Прошу без оскорблений…

— Как я мог убить свою жену? Ее убили в четыре часа. В это время у меня была съемка.

— Вскрытие показало, что смерть наступила в районе шести часов. Вы вполне могли успеть…

— И вы верите этому?

— У меня нет сомнений на это счет. Учтите, Кейси, мы все равно схватим вас, все выходы из города блокированы. Советую…

— Не нуждаюсь в советах полоумного. Даже если принять во внимание заключение патологоанатома, то вам от этого не легче. В шесть вечера я находился в офисе Блейка. Он может подтвердить…

— Не может. Блейк улетел в Европу на неопределенный срок. Суд ждать не будет, все ясно и так.

— Но у Блейка есть секретарша — Лоис Старк. Она меня видела.

Некоторое время в трубке стояла тишина, затем Холлис выпалил:

— Мы возьмем у нее показания, но вы должны…

— Ничего я вам не должен. Это вы должны вести следствие по законам, а не по инстинкту гончего пса. И не сбрасывайте со счетов Эла Бартона, который подвозил меня к офису.

— Бартон работает на вас. Вы платите ему деньги. Он, как лицо заинтересованное, не может быть свидетелем.

— Для вас, Холлис, главное — отыскать козла отпущения. Вы не хотите искать убийцу! О'кей, я сам его найду.

— Вы никого не найдете. Через час я посажу вас за решетку…

Кейси бросил трубку, не дослушав. Смахнув пот с лица, он опустил еще несколько монет и назвал телефонистке номер. Девушка оказалась разговорчивой и, прежде чем соединить его, предупредила:

— Мистер Кейси, разговор прослушивался, и полиция засекла место, откуда вы говорили.

— Вы очень любезны, мисс.

— Соединяю.

На этот раз трубку долго не снимали. Терпению Кейси приходил конец, но раздался щелчок, и он услышал знакомый голос Бартона.

— Привет, Эл.

— Кто это?

— Ты уже не узнаешь меня?

— Брэд?! Черт подери, это действительно ты?

— Во всяком случае кто-то, очень на меня похожий.

— Куда ты пропал? Тебя ищет полиция. Они думают… Идиоты! Я ничего не понимаю!

— Ты мне нужен, Эл.

— Что за разговор, приезжай…

— Не та ситуация. За тобой и твоим домом наверняка установлено наблюдение.

— Чепуха какая-то!

— Не перебивай, у нас мало времени. Копам известно, откуда я звоню, через минуту-две нагрянут. К делу. Ты знаешь Лоис Старк?

— Конечно. Линкольн авеню, 12.

— Узнай фамилию патологоанатома, который…

— Я его знаю. Эмлер Фрэнч. У нас только один судебный паталогоанатом. Я с ним знаком.

— Эл, срочно найти этого врача. Выясни подробности вскрытия и уточни время смерти. В этом деле много неясностей. Будь осторожен, не забывай о слежке. Заметишь за собой хвост, постарайся избавиться от него. Как только все выяснишь, приезжай в приморский парк, я буду ждать тебя там.

Кейси заметил, как в бар вошли два типа в темных костюмах и серых шляпах, штампованные образцы шпиков из Лос-Анджелеса с клеймом «Осторожно — легавый» на потертых физиономиях. Они тут же начали рыскать глазами по залу.

— До встречи, Эл.

Кейси бросил трубку и вынырнул из кабины. Небольшое помещение бара не позволяло долго оставаться незамеченным. Пробираясь к выходу, он натолкнулся на здоровяка в желтой панаме, несшего поднос с дюжиной бутылок пива, и все они полетели на кафельный пол. Скандал казался неизбежным. Двое вошедших тут же бросились на шум.

Кейси понял, что влип, причем по собственной тупости. Разве не ясно было, что уходить следовало сразу же после разговора с Холлисом? Его же предупредили! Теперь придется ускользать от погони, до сих пор он выполнял такие трюки только в кино. Жаль, нет режиссера, который вовремя крикнет: «Стоп».

— Ты что, ослеп? — взревел здоровяк, чудом сумевший поймать одну бутылку в воздухе. — Сними очки, лунатик!

— Заткнись! — буркнул Кейси, пытаясь скрыться с места заварухи.

Здоровяк взорвался. Откинув стул, он треснул уцелевшей бутылкой о край стола. Бутылка разлетелась на куски, в руке обладателя панамы сверкнуло ее горлышко с острыми краями.

— Сейчас я поковыряю у тебя в носу, гаденыш, зарычал парень.

Толпа загудела. Кейси краем глаза заметил приближающихся сыщиков, один из них был уже почти рядом, на расстоянии трех шагов.

Кейси схватил стул и запустил им в полицейского. Предмет мебели попал в цель и рассыпался от столкновения со лбом копа. Тот с воплем отлетел назад, угодив под соседний стол. Здоровяк растерялся. По всем законам драки, этот подарок предназначался ему. Тем временем Кейси, не обращая внимания на любителя пива, крикнул в зал: «Бейте легавых!» — ткнул пальцем в сторону второго сыщика. Полицейский на мгновение застыл и сунул руку в карман.

Прием удался. Вся толпа переключилась на типа в штатском.

— Именем закона… — заорал тот, выхватив револьвер.

Это была его самая грубая ошибка.

— Ни с места.

— Сейчас ты узнаешь, что это за место! — захрипел здоровяк, переключив всю свою ярость на копа. Его кулак размером с кувалду просвистел в воздухе и опустился на физиономию легавого. Началась потасовка, в которую включились все присутствующие. Рабочие парни не выносили спесивых полицейских.

Приподнявшись с пола, второй сыщик тут же получил отпечаток подошвы ниже спины и, пролетев вперед, накрыл собой стол, окунув костюм в содержимое тарелок.

— Уже подали жаркое? — крикнула хмельная девица с вилкой в руке.

— Нет. Это дерьмо, — ответил ее приятель и обрушил мощный кулак на хребет распластанного на столе копа.

Кейси в это время открыл входную дверь бара. Его персона уже никого не интересовала. Выскочив на улицу, он увидел стоящую у обочины патрульную машину. «Прекрасное прикрытие», — решил он. Пока ребята развлекают публику, он воспользуется их драндулетом.

Через мгновение он уже сидел за рулем. Спустя двадцать минут Кейси вывернул на Линкольн-авеню, проехал квартал, загнал машину в подворотню и затормозил. Когда он открывал дверцу машины, заработала рация. Хриплый голос вещал:

— Четвертый… Четвертый, вызывает центральная, почему не выходите на связь? Вам выслано подкрепление. Четвертый…

— Спасибо, ребята! Не забудьте носилки!

Кейси хлопнул дверцей и направился к дому Лоис Старк.

Пять минут пути, калитка, дорожка, посыпанная гравием, в глубине — небольшой одноэтажный домик.

Он позвонил. Спустя минуту мелодичный голос секретарши босса спросил:

— Кто там?

— Слава богу, она дома!

Глава 7

1

Лоис с удивлением смотрела на Кейси.

— Не пугайся, Лоис. Я не фанатик и не убийца. Мне нужно поговорить с тобой. Ты все быстро поймешь.

Кейси говорил тихо и вкрадчиво, будто отвинчивал взрыватель у мины. Одно неверное движение — и все взлетит на воздух.

Девушка посторонилась, пропуская его в дом. Они прошли в просторную, уютно обставленную гостиную. Здесь все располагало к отдыху и покою.

Кейси повернулся к девушке и взял ее за плечи.

— Ты — единственный человек, который может мне помочь.

— Сядь, Брэд. Расскажи все по порядку.

Она не отрывала от него взгляда Кейси прочел в нем участие и внимание. Это имело для него немаловажное значение. Он присел на подлокотник кресла, Лоис устроилась на кушетке.

— Ты уже знаешь о гибели Глории? — он перевел дыхание, ком застрял в горле. — Ее убили кинжалом, принадлежавшим мне. Преступники выкрали у меня двенадцать кинжалов и орудуют ими направо и налево. Наш примитивный шериф заявил, что все эти зверства совершаю я.

— Чем же я могу помочь тебе, Брэд? Безусловно, мне и в голову не приходила мысль, что ты замешан в этом грязном деле… Но что я могу?

— Я нашел преступников. Теперь моя задача их поймать, но мне мешает Холлис со своей оравой.

— Что же требуется от меня?

— Где Блейк?

— Он улетел в Лондон на конгресс кинопрокатчиков.

— Когда?

— Буквально через час после твоего ухода. Ему позвонили из Европы, он тут же приказал мне заказать билет на ближайший авиарейс и отбыл.

Кейси задумался.

— Хочешь что-нибудь выпить?

— Немного джина.

Девушка направилась к шкафчику с бутылками, достала бокалы и разлила напиток.

— Так чем же я могу тебе помочь?

— Ты должна поехать со мной в полицию и засвидетельствовать, что в день убийства в восемнадцать часов я находился в офисе компании. Именно в это время и убили Глорию.

— Конечно, я поеду с тобой. Ты же и вправду в шесть был у Блейка! Я могу поклясться в этом.

— О'кей! Мы поедем сейчас. У тебя есть машина?

— Белый «плимут», он у ворот, тебе подходит? — Она отпила глоток, достала из сумочки ключи и бросила Кейси. — Только веди машину сам. Я слишком нервничаю.

Она направилась в спальню. Ее волнение не отражалось на походке.

— Я на минутку. Только переоденусь, — крикнула девушка от двери и скрылась.

Содержимое бутылки сократилось на пару рюмок к тому времени, когда Лоис вернулась.

На ней была сверкающая белизной блузка и узкая канареечного цвета юбка.

— Я готова! — сказала она так, словно собралась в Луна-парк на аттракционы.

— О'кей! Попытаюсь второй раз за эти сутки развязать себе руки, чтобы добраться до убийцы.

— Второй раз? — переспросила Лоис, округляя свои глаза-блюдца.

— Это я так. Мысли вслух. Пошли.

На улице смеркалось. Свежий ветерок пахнул им в лицо. Волосы девушки волной разбежались в стороны.

— Сегодня чудный день! — воскликнула она. Кейси так не думал. Сбежав по ступенькам вниз, он остановился как вкопанный: возле калитки стояла машина. Из окна задней дверцы на него был направлен черный ствол дробовика.

— Лоис, ложись! Быстро… — крикнул Кейси и бросился плашмя на газон.

Девушка возилась с ключами, услышав крик, она обернулась. Грянул выстрел. Свист летящей дроби разорвал воздух, что-то больно ударило Кейси в плечо. Он лишь смутно понимал, что машина, набирая скорость, уходит прочь.

Он оглянулся на Лоис. Удар свинца пришелся ей в грудь и отбросил назад. Она стукнулась о стену и рухнула лицом на ступени.

Кейси вскочил на ноги и бросился к ней, приподняв безжизненное тело. Ее огромные голубые глаза неподвижно смотрели в небесную пустоту. Он понял, что они уже ничем друг другу помочь не смогут.

2

Кейси сел в машину погибшей. С окаменевшим лицом он пересек город с востока на запад. Вот когда его по-настоящему охватил ужас. Ему открылся жестокий, беспощадный, циничный мир, в котором все дозволено. В этом страшном мире человеческие жизни не имеют никакой цены, ими распоряжается жалкая кучка подонков. За всю жизнь ему не приходилось видеть столько смертей — нелепых, непредсказуемых. Банда мерзавцев, словно смерч, сметает все на своем пути, и никто не может дать гарантии, что смерть ушла, а не затаилась на время где-то рядом. И все это происходит при полном попустительстве блюстителей закона! Но кто-то же должен остановить этот шквал смертей?! Им овладела ярость. Ну что ж, если те, кому по долгу службы положено охранять покой и жизнь людей, не делают этого, то он, Брэд Кейси, возьмет это на себя. Он распутает жуткий клубок преступлений, даже если поплатится за это собственной жизнью.

Не доезжая двух кварталов до приморского парка, он вышел из машины на Брокс-Роуд и направился к центральному входу. Главное — не угодить в капкан. Бартона могли выследить, у него нет никакого опыта в таких делах. Времени прошло достаточно, чтобы он успел повидаться с паталогоанатомом и приехать на место встречи.

Дойдя до угла, Кейси остановился в тени и всмотрелся в темную полоску деревьев. Площадь перед входом в парк пустовала — ни машин, ни прохожих. Люди в такое время предпочитают сидеть по домам.

Кейси перебежал дорогу, вошел в ворота и тут же свернул на узкую аллею. Не менее часа он, как призрак, прятался за деревьями, не спуская глаз с центральной просеки. Наконец появился Бартон. Пружинистая походка, несомненно, принадлежит ему. Бартон походил на плохого актера, изображающего шпиона в третьеразрядном боевике. Надвинув на лоб шляпу, он беспрестанно оглядывался по сторонам, поправляя поднятый воротник пиджака.

Когда импресарио поравнялся с убежищем Кейси, тот схватил приятеля за рукав и увлек за собой в кустарник.

— Спокойно, Эл. Это я.

Парень еще не успел испугаться, как был прижат к дереву.

— Хвоста нет?

— Фу ты, черт! Аж душа в пятки ушла.

— Я спрашиваю о слежке.

— Если хвост и был, то я оставил его за два квартала от парка.

— Уверен?

— Ха! А то как же! Зашел в аптеку и притворился, что мне плохо. Аптекарь проводил меня в свой кабинет, а сам побежал за лекарством. Как только он вышел, я распахнул окно и выпрыгнул во двор, а через минуту уже был на соседней улице. Если кто и следил за мной, то остался скучать у аптеки.

— Неплохо. То, что ты в шутку называешь головой, иногда работает. А теперь — вперед.

— Куда?

— Я же сказал. Здесь опасно.

Кейси вывел Бартона на Брокс-Роуд к машине Лоис. Усевшись в «плимут», они отъехали на несколько кварталов и свернули в темный переулок. Разъезжать по городу в этой машине было небезопасно. Тело Лоис уже наверняка обнаружено, и ищейки пошли по следу.

— Ты говорил с врачом? — спросил Кейси, когда они остановились.

— Конечно, Эмлер Фрэнч оказался честным малым, в чем я и не сомневался. Нашел я его на ранчо у дочери, это в сорока милях к юго-востоку от Лос-Анджелеса, близ Фосторна. Ты знаешь, он был крайне удивлен, узнав о цели моего визита. Тут-то я и подсунул ему эту грязную газетенку… У парня глаза на лоб полезли. Фрэнч утверждает, что смерть наступила в шестнадцать часов, и это указано в его заключении, которое он передал властям… Кстати, у него осталась копия заключения.

— Что еще он говорил?

— Человек, убивший Глорию, одного с ней роста. Такие вещи определяются по наклону кинжала… Короче, нож попал прямо в сердце, почти вертикально…

Лицо Кейси стало свинцовым, глаза вспыхнули.

— Прости, Брэд… В общем, Фрэнч возмущен искажением фактов. Полиция дала газетчикам фальшивку. Неясно только с какой целью…

— Цель ясна Холлис вовсе не уверен, что найдет настоящего убийцу. Я по его меркам вполне подхожу для этой роли. Скоро выборы, а шерифу нужна реклама. Все очень просто.

— Может, попытаемся убедить его…

— К нему теперь на кривой козе не подъедешь, парень увлекся охотой, а я — тот самый зверь, который ему нужен. Его задача посадить меня в клетку и выставить напоказ. Великолепная самореклама.

— Послушай, Брэд. Фрэнч толкнул интересную идею. Копия заключения у него в городе, завтра он возвращается с ранчо. Мы договорились встретиться. Фрэнч передаст нам копию, ее тут же следует опубликовать. Лошадиная задница Холлис останется с носом! А за подлог его взгреют так, что он забудет о выборах на всю жизнь.

— До завтра надо ещё ухитриться выжить.

— Не паникуй! Документ — твое железное алиби. Только не спеши…

— Тебе трудно понять меня, Эл. Мы настроены на разную волну. Я разгуливаю по лезвию бритвы. Меня разыскивает Холлис, я убегаю и ищу при этом убийцу. Но тот тоже спешит смыться. Если убийца узнает, что я, живой и здоровый, бегаю по городу, то он или скроется, или устроит на меня облаву. Придется воевать с двумя бандами одновременно.

— Ты решил, что преступника найти пара пустяков? Скорее ты девственницу найдешь в Лос-Анджелесе, чем убийцу. Он же не дурак, раз сумел всех обвести вокруг пальца.

— Я знаю, кто убил Глорию. Я уже нашел преступников, но им удалось выбить меня из седла. Временно, конечно. Не рассчитали.

Кейси без особых подробностей рассказал Бартону о своих злоключениях. Когда он закончил, лицо импресарио выражало не только изумление, но и крайнюю тревогу.

— Брэд! Что ты задумал? Здесь орудует целая банда головорезов! Не думаешь ли ты тягаться с ними силой? Брось эту затею!

— У меня нет выбора.

— Может, ты хочешь покончить счеты с жизнью? Ничего себе история! Мой друг — подпольный камикадзе! Даже в кошмарном сне не привидится то, что они с тобой сделают. Очнись, Брэд! Откусывай кусок, который в состоянии проглотить…

Кейси не слышал его. Он молча смотрел на дорогу сквозь ветровое стекло. Затем тихо произнес:

— И сказал господь Моисею: «Враждуйте с мадиантянами и поражайте их…»

— Э… Э… Парень, у тебя горячка?!

Кейси резко повернулся к приятелю:

— Где ты договорился встретится с Фрэнчем?

— На Росмор-Драйв, угол Шестой авеню в восемь вечера. У него темно-синий «линкольн».

— Тебе незачем лезть в это дело. Езжай домой и обо всем забудь. Если ты мне понадобишься, я тебе позвоню. Прощай, Эл.

— Но я хочу помочь тебе…

— Я не сомневаюсь. Но мне сейчас лучше остаться одному. Пора подвести итоги.

Бартон неохотно вышел из машины. Кейси выжал педаль акселератора, и «плимут» Лоис унес его в ночь.

Глава 8

1

Машину он бросил возле стоянки на рыночной площади, а сам пошел пешком. До гаража Брюса Хэллера оставался квартал с небольшим, когда из-за угла вынырнул патрульный автомобиль. Одинокая фигура Кейси хорошо проглядывалась на пустынной улице. Стоило сделать резкое движение или повернуться назад, как на него тут же обратили бы внимание. Инстинктивно возникло желание броситься бежать, но ему удалось овладеть собой.

Машина, придерживаясь обочины, медленно ползла ему навстречу. Неоновая вывеска ресторана осветила его лицо. Кейси опустил голову и ускорил шаг.

Неожиданно двери кафе распахнулись, и на улицу высыпала шумная компания молодых ребят. Они галдели, смеялись, гремели бутылками, выкрикивали чушь…

Одна из девиц отделилась от них и, подскочив к Кейси, потянула его за рукав.

— Эй, красавчик, почему ты такой грустный и одинокий? Хочешь, я тебя развеселю.

Кейси не мог упустить такого случая.

— О'кей! Где ты намерена это делать?

— Там, куда ты меня пригласишь.

Он пристально поглядел на нее. Совсем еще девчонка, с белесыми волосами, вздернутым веснушчатым носом и серыми замутненными глазами.

— Ну, ты чего, в рот воды набрал?

Кейси услышал приближающийся рокот двигателя. Небрежным движением он обнял девчонку за талию и притянул к себе. Он стал так, чтобы оказаться спиной к проезжей части.

Машина остановилась, но двигатель продолжал работать. Поцелуй затянулся, но Кейси не намеревался выпускать свою ширму из рук, даже если бы пришлось простоять в таком положении до утра.

На его счастье, раздался чей-то истошный вопль. Девушка вздрогнула, но он не дал ей даже пошевелиться. Двигатель увеличил обороты, зашуршали протекторы по асфальту. Кейси немного отстранился от разомлевшей девицы и покосился в сторону компании. Молокососы выясняли отношения, размахивая кулаками. В ход пошли бутылки. Полицейские с дубинками выскочили из притормозившей машины и бросились наводить порядок.

Все это происходило в десяти шагах от Кейси. «Кажется, пронесло», — он ослабил хватку.

— А ты голодный! Мне это подходит, — замурлыкала незнакомка. Теперь уже она сжимала его в объятиях.

— Ты права, крошка. Топай за мной, мое терпение на исходе, — в такт ей ответил Кейси и, подхватив полупьяное существо, поволок ее прочь.

Ее каблучки цокали по мостовой, отдаваясь эхом по темной и прямой, как ствол револьвера, улице.

— Ты подождешь меня на углу, — инструктировал девицу на ходу Кейси, — я забегу к приятелю за ключами от одной милой уютной каморки. Там мы и насытимся.

— Только быстренько. Я не желаю стоять в одиночку, как свеча среди ночи.

— Жди. Я мигом.

Подмигнув ей на прощание. Кейси перебежал дорогу и свернул за угол. За пятнадцать минут ему удалось дойти до места. Возле запертых железных ворот находилась дверь, обитая цинком. Кейси позвонил. Через пару минут заскрежетал тяжелый засов, петли скрипнули, дверь приоткрылась.

Высокий мужчина неопределенного возраста с широченными плечами и хмурым морщинистым лицом взглянул на посетителя, затем высунул голову и оглядел улицу.

— Привет, Брюс. Прости, я припозднился немного.

— Заходи.

Кейси вошел в небольшую застекленную конторку, за окнами которой выстроились, как на смотре, автомобили самых различных марок.

— Неприятности? — холодно спросил Брюс. Кейси кивнул.

— Уже начитался этой мерзости?

— Я тебя не первый год знаю, Брэд. Господа крючкотворы не имели этой чести. Их можно простить. А вот Холлису за такую работу надо башку свернуть.

— Брюс! Мне нужна машина.

— Догадался, что не локомотив. А главное, такую, на которой можно было бы оторваться от копов?

— Еще хотелось бы переодеться. Мой камуфляж бросается в глаза даже бродячим псам.

— Сделаем. Машину бери в третьем ряду крайнюю справа. Выглядит развалюхой, но у нее полно «лошадок» под капотом, не пожалеешь. Иди попробуй, а я принесу тебе тряпки сына. Вы с ним одного роста.

Брюс направился к лестнице, а Кейси вышел в просторное помещение гаража. Около сорока машин стояли рядами по обе стороны. Кейси нашел ту, о которой говорил Брюс. Черный «шевроле» и впрямь выглядел развалюхой. Немаловажная деталь. Такая машина не привлечет внимания полицейских.

Он открыл дверцу и сел за руль. Вскоре появился хозяин. На его правой руке висел костюм, а в левой он нес огромный пакет. Подойдя к машине с другой стороны, он просунул в окошко куль и положил его на переднее сиденье.

— Здесь флакон виски и сэндвичи с курятиной, наверняка сто лет не жрал. Знаю я тебя!

Затем он открыл заднюю дверцу и уложил на сиденье новый твидовый костюм строгого покроя.

— Раздел парня? Зря ты это, Брюс! Меня никто не ждет на вечеринке, и я не собираюсь идти в казино. Сам черт не знает, что со мной случится через десять минут. К чему эта роскошь?

— Мой сын дерьма не носит. Он лучший регбист города, а не зеленщик из лавки. Если Джонни узнает, кто носит его костюм, он будет в восторге — ты же его кумир.

— Хлопни парня по плечу от меня.

— Все будет о'кей, Брэд, и ты сделаешь это сам.

Кейси пожал плечами.

— Не уверен.

— За тачку будь спокоен, не подведет. Сам будь осторожен. Ну, с богом!

Брюс подошел к воротам и распахнул их. Кейси включил фары, двигатель и вывел машину на улицу. Притормозив возле приятеля, он поблагодарил его и улыбнулся на прощание.

— Вид оптимиста тебе не удается, Брэд. Рассчитывай только на себя. Вперед!

Кейси рванул с места. Брюс с грустью смотрел ему вслед.

2

Не снижая скорости, Кейси промчался мимо своего дома, успев бросить мимолетный взгляд на темное, одинокое строение.

То, что он считал своей крепостью, очагом счастья и радости, стало для него самым опасным местом.

Свернув на Гринвич-Роуд, он снизил скорость и остановился у дома Уиллера.

Прежде, чем войти в калитку, Кейси осмотрелся. Район словно вымер. Не хотелось будить хозяйку в неурочный час, как это уже было два дня назад, но ему казалось, что она не спит. Наверное, эта женщина успокоится очень нескоро. Теперь миссис Уиллер должна прекрасно понять его. Он все объяснит и расставит по местам. Кейси должен выяснить причину смерти почтальона, должна же его жена знать хоть самую малость! Какие события предшествовали его гибели? Кого она видела, кто приходил, звонил или просто прохаживался возле дома? Каждая деталь имела значение. Ему необходимо найти свидетелей. Просто выловить Датча и его подручных недостаточно. Надо прижать их к стенке.

Под звонкий аккомпанемент цикад Кейси прошел по тропинке к дому. Свет горел во всех окнах. Он не ошибся — вдова не спала.

Несмотря на настойчивые звонки, ему не открывали. Он нажал на ручку двери, она открылась. Никого. Кейси вошел в спальню и замер: миссис Уиллер стояла на коленях перед кроватью, уткнувшись в скомканное одеяло. На ней была короткая ночная сорочка. Между лопатками торчала рукоятка кинжала.

Не отрывая взгляда от кошмарной картины, Кейси прислонился к дверному косяку и медленно сполз на пол. Ноги отказывались его держать.

Еще один кинжал из его набора нашел свою жертву. Теперь он отчетливо понимал, что живым ему не выйти из этой передряги. Убийца все просчитал. Он тоже почитывает газетки и знает мнение Холлиса. Использован четвертый кинжал, а их дюжина. Если этого маньяка не остановить, он продолжит свой ДЬЯВОЛЬСКИЙ СПИСОК.

Кейси поднялся и подошел к убитой. Первой мыслью было уничтожить улику, которую Холлис, без сомнения, пришьет к «делу Кейси». Он взялся за рукоятку и вырвал кинжал из тела. Труп шевельнулся, скользнул по простыне и свалился на ковер. В слепой ярости Кейси швырнул кинжал в стену, пригвоздив к ней висящий на вешалке халат. Постепенно порыв гнева сменился холодной рассудочностью. Убийца все время опережает его. И пока Кейси его не настигнет, ему придется убирать за убийцей трупы. Это чудовище наверняка шепнуло уже копам, где совершено очередное преступление. Времени терять нельзя, но в спешке можно наломать дров.

Кейси принялся за дело. Он обследовал комнату и не очень удивился, когда наткнулся на свой носовой платок. Его небрежно бросили на ковер по другую сторону кровати. Убийца (или убийцы) побывал в его доме и запасся уликами, которые намерен оставлять на месте очередного убийства. Догадаться бы, кто на очереди…

После тщательного обыска ему удалось обнаружить еще несколько своих вещей. Ребята явно перегнули палку: даже дилетант не оставит за собой столько следов.

Минуты шли. Пора убираться. Кейси уложил мертвую женщину на ковер и скатал его. Затем вышел на кухню, сорвал бельевую веревку и перевязал тюк. Подтащив ковер с трупом к выходу. Кейси оставил его возле двери и вышел во двор.

Слабая луна освещала темный сад, делая деревья похожими на гигантских животных, покачивающих головами. Узкая дорожка просматривалась с трудом. Кейси пригнулся и добежал до калитки. На улице по-прежнему было безлюдно. Он открыл багажник, вернулся к дому и, взвалив на плечи ковер, потащил его к машине. Самым трудным оказалось запихнуть ношу в багажник. Кейси взмок, ему пришлось вытащить канистру и запасное колесо. Но багажник все равно не закрывался. Щель в три дюйма никак не уменьшалась, несмотря на все усилия. Руки дрожали от напряжения. Кейси начал паниковать. Внезапно в голове мелькнула мысль — все бросить и ударить в бегство. Его остановил голос. Человек, стоящий за его спиной, спросил:

— Может быть, помочь?

Кейси похолодел. После секундной паузы он медленно повернул голову.

3

Перед ним стояла, покачиваясь на каблуках, высокая красивая женщина с избытком косметики на лице. Цвет ее длинных волос отливал медью, пухлые губы, очерченные лиловой помадой, растянулись в саркастической усмешке.

— Ты воришка, да?

От нее исходил свежий запах алкоголя.

— Иди своей дорогой, — буркнул Кейси.

— Так не пойдет, голубчик! Не на ту нарвался. Сначала я получу свою долю.

— Катись…

— Не будь жадюгой. Тебе и так слишком много досталось.

— Проваливай. У меня нет денег.

— Не шипи, котик. Сейчас я устрою такой шум, что весь город вскочит на ноги… Будешь делиться?

— О'кей, — Кейси со злостью хлопнул по крышке багажника, замок защелкнулся.

— Вот видишь? Я тебе уже помогла.

— Садись в машину, некогда!

— Это еще зачем? Гони сотню и проваливай на все четыре стороны.

— Я же сказал: у меня нет денег. Имей я их, не лазал бы по форточкам. Сдадим товар, получишь деньги. Садись.

Женщина хихикнула.

— Пожалуй, прокачусь. Обожаю острые ощущения! Неуверенной походкой она подошла к задней дверце, открыла ее и рухнула на сиденье.

Кейси огляделся по сторонам и прыгнул в машину. Через минуту они мчались по ночному городу. Задача усложнилась. Он еще не решил, что делать с трупом, а тут появилась новая проблема. Подумав, Кейси пришел к выводу, что эту пьянчужку можно использовать. Вряд ли она доставит ему много хлопот.

— Куда мы едем, котик?

— За счастьем. Почему ты села сзади, а не рядом?

— Чтобы твои лапищи не дотянулись до моей шейки, котик. Ты решил, что я совсем глупенькая?

— Наоборот. Хватка у тебя железная. Ты представишься?

— Джун. Ты, котик, излишне суетлив. Новичок, очевидно. Денег на девочек не хватает?

— А на таких, как ты, много надо?

— Как посмотреть. Тебя, во всяком случае, я раскручу на всю катушку.

— Для тебя мне ничего не жаль.

— Да? Может, возьмешь меня в напарницы?

— Считай, что мы приступили к нашему первому совместному предприятию.

— О'кей! Доход пополам.

— Идет. Ответственность тоже пополам.

— Я ничего не боюсь.

Машина промчалась пятую милю по загородному шоссе, и Кейси свернул на проселочную дорогу.

— Куда это ты, котик?

— Сбывать товар. Там приемный пункт для этого добра. Сама все увидишь.

— Но учти, со мной непросто совладать. Я всегда начеку.

— Уже учел.

Через несколько минут «шевроле» уперся в железные ворота с вензелями. Свет фар полоснул по высокой ограде из стальных прутьев, за которой вырисовывались черные контуры надгробных плит.

— Боже! Это же кладбище! — ее хриплый голос упал до шепота.

— Здесь склад похищенных мною вещичек, детка. Сдадим товар и получим баксы. Посиди в машине, я разведаю обстановку.

— Не оставляй меня одну! Я боюсь!

Кейси взглянул на женщину. В ее красивых глазах стоял неподдельный страх.

— Брось, киска. Здесь, кроме мертвецов и привидений, никого нет. А будешь капризничать, отправишься к прабабушке.

— Но я…

— Сиди и жди.

Кейси вышел из машины. На воротах висел замок гигантских размеров, возиться с ним не имело смысла, только время терять. Он двинулся вдоль забора в надежде отыскать лазейку и нашел ее на значительном расстоянии от ворот. Несколько прутьев были выломаны, и Кейси решил, что ковер с грузом пролезет в щель без труда. Он продолжил осмотр достопримечательностей на территории мертвого царства. Блуждая между могилами, он запоминал дорогу назад по именам, высеченным на каменных плитах. Тропинка вывела его к ветхому склепу. Склад вполне соответствовал его товару. Лучшего не придумать. Замок на дверях был символическим, понадобилось меньше минуты, чтобы справиться с ним. Тяжелая дверь со скрипом отворилась. Из темноты пахнуло тяжелым, спертым воздухом, теплым и душным, как кровь. Кейси отпрянул. Отдышавшись, он вернулся по знакомой дорожке к воротам кладбища.

Джун стояла возле машины с открытым багажником. Сигарета плясала в ее губах, самонадеянность и бравада слетели с нее вместе с хмелем, словно их смыли губкой. Женщина выглядела жалкой и беззащитной.

— Удовлетворила свое любопытство?… Теперь — за работу.

— Мерзавец, — прохрипела она. — Убийца!

Джун бросилась на Кейси и начала кулаками колотить его в грудь. Он не реагировал, давая слабому полу, получившему хорошую порцию шока, возможность разрядиться. Когда Джун выбилась из сил, она затряслась в истерике.

— Подонок! Будь ты проклят!

— Тебе никто сюда не звал. Раз уж ты увязалась за мной, то изволь работать.

— Чего ты от меня хочешь? — закричала она. — Потащишь со мной труп.

— Никогда! Я не убийца!

— Я тоже.

Кейси вытащил ковер наружу и положил его на землю. Затем вынул ключи из замка зажигания. Подойдя к Джун, он приподнял ее подбородок указательным пальцем и тихо сказал:

— Вот что, крошка, истерику закатывать бессмысленно. Тебя никто не услышит, и никто не поможет. Ты не уедешь с кладбища, пока мы не закончим дело. Так что живее. Бери ковер с другой стороны и понесли. Здесь недалеко.

Немного поколебавшись, женщина подчинилась. Груз оказался нелегким, путь ухабистым, мешали каблуки, и ей пришлось сбросить туфли, камни резали ноги, но Джун шла. Лицо искажала гримаса отвращения и страха. Когда до склепа осталось несколько шагов, ее слабые пальцы не выдержали и ковер выскользнул из ее рук. Труп выпал из ковра и распластался на траве в неестественной позе, словно марионетка с обрезанными веревочками. Слабый свет луны осветил искаженное смертью лицо покойницы.

Джун вскрикнула и отскочила в сторону. Споткнувшись о могильный выступ, она упала на чье-то надгробье. Ее вновь затрясло в истерике. Кейси даже не взглянул в ее сторону. Приподняв труп под руки, он доволок его до склепа и, приоткрыв ногой дверь, впихнул похолодевшее тело внутрь. Следом в темноту склепа полетел ковер. Кейси захлопнул дверь, нацепил замок и подошел к рыдающей женщине.

— Пора уходить, — грубо рявкнул он, подавая ей руку.

Вернувшись к машине, Кейси усадил Джун на заднее сиденье, сел за руль и достал сигареты. Несколько минут они молча курили. Кейси вспомнил о пакете, переданном ему Брюсом. Плоская фляжка с виски оказались как нельзя кстати. Он сделал несколько глотков и передал флягу Джун.

— Подкрепись. Ты заработала.

— Это и есть моя доля? Кто эта женщина?

— Понятия не имею. В последнее время я что-то слишком часто встречаю мертвецов на дороге.

Он включил двигатель, развернулся, и машина, набирая скорость, помчалась в обратном направлении.

— Надеюсь, я доставил тебе острое ощущение? Рекомендую не привязываться к чужим мужчинам на улице. Недолго и самой угодить в какой-нибудь склеп.

Оставшийся путь они проехали молча. У одного из перекрестков Кейси остановил машину.

— Приехали. Дальше нам не по пути, того и гляди, мне подсунут еще какого-нибудь покойничка, а у тебя нервишки слабые. С тебя и этой прогулки достаточно. Убирайся.

Джун секунду помедлила, потом вышла из машины. Кейси тронул «шевроле» с места, наблюдая за ней в зеркало заднего обзора. Джун стояла посреди улицы, глядя ему вслед. Кейси успел увидеть, что на ногах женщины нет обуви, но вряд ли она это ощущала.

Только после того, как он проехал несколько кварталов, его мозг начал работать в заданном направлении. И здесь Кейси отчетливо вспомнил, что кинжал с отпечатками его пальцев торчит в стене дома Уиллеров на самом видном месте.

Он резко повернулся и, выжав педаль газа до конца, на предельной скорости помчался к дому почтальона.

Остановив машину на соседней улице, Кейси, прячась в тени подворотен, короткими перебежками приближался к цели. Осторожно выглянув из-за угла дома Уиллеров на проезжую часть, он тут же отпрянул назад.

Случилось то, чего и следовало ожидать. Возле калитки стояли три полицейские машины с мигающими маяками на крышах.

Все напрасно! Напрасно он заметал следы, вывозил и прятал труп, зря довел до истерики ни в чем не повинную Джун. Все — впустую!

Главная улика против него — четвертый кинжал — оставлена на радость Холлису в стене. Уж он-то найдет ему должное место в своей версии!

В отчаянии Кейси ударил кулаком по водосточной трубе, сминая железо в лепешку. Теперь его ничто не спасет. Все, что он ни делает, оборачивается против него. Хватит!

Единственный, кто может все поставить на свои места, — это убийца.

Кейси вернулся и сел в машину.

Глава 9

1

Привратника на месте не оказалось. Кейси бесшумно поднялся на третий этаж и подошел к квартире Кэт Филлис. Звонить он не стал, а, припав ухом к двери, прислушался. Однажды он уже поторопился. И оказался в шахте. Незабываемое время, проведенное в преисподней, сделало его предусмотрительнее.

Из квартиры не доносилось ни звука. На дворе стояла ночь — прекрасная возможность захватить хозяев врасплох. Кейси осмотрел замок. Ничего сложного, один хороший удар — и он у Кэт. Но этот Улар может поднять на ноги весь дом. Впрочем, другого выхода у Кейси не было. Отсутствие инструмента и оружия не позволяло ему тихо открыть Дверь, не насторожив этим преступников. Пока он рассчитывал силу удара, распахнулась соседняя дверь. На площадке стало значительно светлее.

— Любопытство одолело среди ночи?

Кейси резко отпрянул.

Перед ним стояла типично американская дама с могучими плечами, и ее голос был громким и раскатистым, как рев у племенного быка Ее могучий торс обтягивал ярко-красный халат, расписанный драконами. Кейси почувствовал себя вором, схваченным с поличным.

— Никак не уловлю что-то… Дома Кэт или нет?

— А вы позвоните, этим все проблемы будут решены.

Женщина уперлась ладонями в бедра и слегка склонила голову набок. Кейси игриво улыбнулся.

— Боюсь помешать. Может, она не одна…

— Не помешаете. Она съехала.

— Да? С чего это вы взяли?

— Я хозяйка этого дома. Кому, как не мне знать, кто живет в моих квартирах.

Женщина повернулась и собралась уходить.

— Черт! И как это я сразу не догадался!

— О чем? — она обернулась.

— Ваш респектабельный вид внушает доверие. Чувствуется, что у вас твердая рука…

— Не городите чепуху, — прогрохотал ее голос, — я всего лишь слабая женщина.

— Слабость — ваша главная сила, мадам. Кейси добился своего. Хозяйка смягчилась.

— Вижу, вы крутите. Знать, вам что-то надо от этой потаскухи. Ну ладно, зайдите.

Кейси с готовностью последовал за ней. Квартира больше походила на склад антикварного магазина, нежели на жилье. Мебель всех стилей и эпох. Ковры, картины, статуэтки и прочая дребедень занимали все пространство. Протиснувшись сквозь лабиринт стульев, столов, тумбочек и пуфиков, он пристроился на краю дивана, возле камина.

— Выкладывайте, что у вас там, — пробасила хозяйка, уронив свою телесную массу в кресло а ля Людовик Четырнадцатый.

Кейси удивился, что оно ее выдержало.

— Красотка Кэт круто меня наколола со своим дружком.

Дама усмехнулась.

— А вы простачок? Не видели, что ли, с кем имели дело? Она и меня пыталась облапошить на сотню, но не вышло. Со мной такие штучки не проходят. Я этих смазливых кукол насквозь вижу.

— Вам легче, мадам, у вас опыт и верный глаз, а мне каково? Я потерял тысячу баксов и сел из-за этой девчонки на мель. — Кейси безнадежно махнул рукой.

— Тысяча? Хорошие деньги! Лихо она тебя крутанула, — переходя на фамильярный тон, возмутилась хозяйка. — И ты рассчитываешь получить эти баксы назад?

Ее губы скривились в саркастической ухмылке. Кейси пожал плечами.

— Ты мне нравишься, парень. Пожалуй, я сумею тебе помочь. Только держи ухо востро. У Кэт не очень вежливые дружки, могут обидеть такого ягненка, как ты.

«3най эта старая сводня, что на этом „ягненке“ висит четыре убийства, не так бы запела», продумал про себя Кейси.

— Не боишься? — спросила она, испытующе глядя ему в глаза.

— Не очень. Вы говорили о Гарри? Я уже встречался с ним.

У Кейси заломила рана на затылке.

— Помимо Гарри, есть и другие. У нее хватает типов с поганым прошлым. Как их звать, я, правда, не знаю.

Она взяла из резной шкатулки сигарету и закурила. Выпустив струйку дыма в лицо собеседнику, дама продолжала:

— Вчера вечером я ее видела с одним толстяком. Не человек, а боров какой-то… Живет Кэт в отеле «Саймондс». Третьеразрядная коробка у приморья.

— Почему вы решили, что именно там?

— Ночной портье в этой коробке мой старый приятель. Вчера я наведывалась к нему, просила заменить замки в некоторых квартирах. И вдруг вижу эту сучку… Надо сказать, я и сама удивилась. Так вот, мой приятель мне шепнул, что Кэт живет у них в 615 номере… Сами понимаете, женское любопытство… Он мне все выложил как на духу.

— Когда же она отсюда съехала?

— Два дня назад, вечером. Я застукала ее с чемоданами в дверях. Ей не удалось смыться, не заплатив за квартиру.

— Благодарю за информацию, мадам.

— Влепи ей лишнюю затрещину — от меня.

Кейси встал.

2

Сидя в машине, он прикидывал, сколько времени займет дорога до отеля «Саймондс». И пришел к выводу, что, если бы ворона решила попасть туда, ей потребовалось бы на это пять минут, а ему с объездами и перекрестками не менее получаса.

Предрассветный туман окутал пустынную улицу. Кейси затормозил у центрального входа. Невзрачное серое здание в десять этажей не могло привлечь внимания состоятельных постояльцев, и вряд ли сюда заглядывала приличная публика.

Кейси пересек безлюдный холл. Стук каблуков по мраморным плитам привлек внимание дремлющего дежурного, и тот не замедлил поинтересоваться, куда направляется столь ранний гость.

— К очаровательной блондинке в 615 номер. Моя мечта увидеть ее без косметики.

— Но у нас не принято…

— Не бубни, приятель. Вашу коробку ждут неприятности, если я через минуту не повидаюсь с этой прохвосткой.

Кейси напустил на себя строгий вид. Дежурный выпучил на него бесцветные глаза.

— Вы шутите?

— Никогда. Стоит мне набрать нужный номер телефона, и сюда явятся ребята из прокуратуры. Мы вскроем пару номеров и познакомимся с местными шлюхами и их клиентами. Что произойдет потом, вы догадываетесь.

— Ну к чему же такие крайности, — портье склонил лысеющую голову набок и внимательно разглядывал посетителя. — Вас никто не задерживает. Я просто поинтересовался.

— То-то, приятель.

Он направился к лифту. Когда его фигура скрылась в кабине, дежурный подошел к телефону и попросил соединить его с полицейским управлением. Номера располагались по одну сторону коридора. 61 5-й находился в самом его конце. Кейси осторожно нажал на ручку — дверь приоткрылась. Он осмотрелся и проскользнул внутрь. Ключ торчал в замочной скважине, поворот, щелчок — и можно быть спокойным, что в комнату никто не войдет с револьвером в руках, как это уже случалось.

В комнате горел свет, на столике стояла пустая бутылка, два бокала и полная окурков пепельница. Дверь в ванную была приоткрыта, сквозь щель слышался плеск воды и слабое мурлыканье.

Кейси бесшумно прошел по ковру к ванной и, не, раздумывая, открыл ее. Пар, сигаретный дым, запах виски и обнаженная Кэт в прозрачной воде. Подняв стройные ноги, она хлопала ступнями по поверхности воды в такт мелодии, которую напевала себе под, нос. Когда она увидела вошедшего, сигарета выпала из ярко-красных губ в воду. Мелодия повисла в воздухе, сменившись хриплым воплем.

Кейси прикрыл за собой дверь.

— Можешь вопить сколько хочешь. Стены здесь капитальные, никто тебя не услышит.

— Боже!

— Ничего подобного, всего лишь Брэд Кейси.

— Ты же должен… — она замолкла, в глазах застыл ужас.

— Быть на том свете? Ты это хотела сказать? Правильно. Но мне там не понравилось, и я решил вернуться. Теперь твой черед отправиться на экскурсию к праотцам.

— Не трогай меня! Убирайся! Я голая…

— Ну, ну, не трещи. С этой минуты будешь принимать ванны только в мыльной пене. Если выживешь, конечно.

Кейси присел на край ванны и начал закатывать рукава.

— Что ты намерен делать?

— Окунуть тебя и дождаться пузырей на поверхности. Ради этого я и пришел.

— Нет! Нет! — завизжала Кэт. — Не смей прикасаться ко мне! Нет! Не хочу!

— Прекрати вопить, мразь! У тебя есть только один способ спасти свою шкуру — все рассказать.

Кейси нагнулся и схватил женщину за волосы.

— Говори: где Гарри?

— Он ушел… Я не знаю…

— Где он живет?

— Эл Плас, 56.

— Адрес Датча?

— Не знаю.

Кейси потянул Кэт за волосы к воде.

— Клянусь, не знаю. Я его видела два раза в жизни.

— Кому принадлежит голубой «паккард»?

— Их хозяину.

— На кого они работают? Имя?

— Они при мне не говорят о делах… Я ничего не знаю.

— Врешь!

— Клянусь, мне ничего не известно об их делах.

— О'кей, детка. Держи язык за зубами. Гарри будет недоволен, если узнает, кто дал мне его адрес.

Резкий стук в дверь заставил его напрячься. Кейси встал и вышел в гостиную, оставив дрожащую Кэт в состоянии, близком к помешательству.

Стук повторился.

— Откройте, полиция! — раздался ревущий голос за дверью. — Кейси! Мы знаем, что вы в номере, открывайте!

Кейси пробежал взглядом по комнате. Выход только один — окно. Шестой этаж, конечно, не первый и даже не второй, но выбирать не из чего. Кто-то грохнул ногой по двери, с потолка посыпалась штукатурка. Еще пара таких ударов, и замок не выдержит. Кейси вскочил на подоконник, сорвал шнур с занавесок и высадил коленом раму. Над головой нависал балкон верхнего этажа. Он скрутил петлю и бросил конец шнура вверх. Первая же попытка оказалась удачной. Петля захлестнула один из зубцов балконного парапета. По его расчетам, шелковый шнур должен выдержать. Обмотав одну руку, Кейси спрыгнул из окна наружу и завис в воздухе.

В эту секунду дверь номера разлетелась в щепки, одновременно с влетевшими в комнату полицейскими из ванной выскочила Кэт.

— Где он?! Хватайте его! Он меня утопил…

Представители закона ошалело смотрели на голую женщину, размахивающую руками. Вода с ее тела стекала на пол. Благодаря стройной фигуре Кэт полицейские не сразу заметили выбитое стекло и человека, взбирающегося на балкон верхнего этажа.

Кейси уцепился за балюстраду, подтянулся и перемахнул на широкий балкон. Окно и балконная дверь были заперты. Вновь пришлось выбить стекла. Просунув руку внутрь, он отодвинул задвижку и вошел в точно такой же номер, какой облюбовала себе Кэт. Спящая на кровати старуха продолжала мирно похрапывать. «Крепкие нервы!» — позавидовал Кейси. Через мгновение он был уже в коридоре и спешил к лифту. Красный огонек предупредил его, что кабина занята. Оставалась лестница.

Не успел он сделать и двух шагов по ступеням вниз, как услышал топот полицейских, поднимавшихся с шестого этажа. Пришлось менять направление. Кейси помчался наверх. Кованые каблуки громыхали по всему зданию. Казалось, что мчится стадо бизонов. Перепрыгивая через несколько ступеней, Кейси преодолел еще несколько пролетов и уперся в чердачную дверь. Он дернул за ручку, и дверь распахнулась. С обратной стороны болтался крючок. Такой не выдержит и одного удара, но на несколько секунд задержит преследователей. А Кейси знал, что один миг нередко спасает жизнь. Он захлопнул дверь, накинул крючок и бросился к слуховому окну.

Влажный ветер ударил ему в лицо — начинался дождь. Нечего было и думать спускаться по скользкой покатой крыше. Кейси осмотрелся по сторонам. Ближайшее к отелю здание находилось в тридцати с лишним ярдах и было на два этажа ниже. Вывеска «Отель Хилтон» до сих пор светилась. Другие дома располагались еще дальше. Круг замкнулся, капкан сработал. Ярдов на десять от крыши возвышалась мачта электропередачи, возле нее возился молодой, крепко сбитый негр в комбинезоне и резиновых перчатках. Балансируя руками, Кейси добрался до столба и проследил взглядом сверкающий медью провод, жилы которого тянулись к «Хилтону».

Монтер с изумлением разглядывал человека, появившегося невесть откуда.

— Как вас сюда занесло? — спросил он, поднимаясь с колен.

— Опаздываю на свидание, приятель. В окошке напротив меня ждет дама сердца — Он указал в сторону «Хилтона». — Одолжи-ка мне перчатки.

У парня отвисла челюсть. Время поджимало, Кейси помог негру снять резиновые перчатки с рук и, натягивая их на свои пальцы, спросил у окаменевшего от изумления монтера:

— Током не убьет?

До того, наконец, дошло, что собирается делать появившийся на крыше псих.

— Если коснетесь двух проводов одновременно, то сгорите.

— Веселый спектакль тебе предстоит посмотреть.

Из слухового окна появилась голова полицейского.

— Эй, парень. Хватай его!

Монтер насупил брови и протянул мускулистые руки к каскадеру. Кейси резким, коротким ударом в челюсть сбил парня с ног. Подошвы беглеца заскользили вниз по крыше. Он успел только расставить ноги шире плеч и проехал, как на лыжах, до крошечного бордюра, который удержал его на самом краю.

Полицейские по одному выползали на крышу и неуклюже пытались принять вертикальное положение, напоминая коров, выпущенных на лед. Их окрики придали Кейси решимости. Стоя на краю, он рассчитал прыжок. Нижний провод провисал над головой в трех футах и, снижаясь, тянулся к соседнему зданию. Несколько копов половчее сумели приблизиться к нему на довольно близкое расстояние, а когда их разделяло несколько шагов, Кейси прыгнул. Толчок получился сильным, рванувшись вверх, он поднял руки, и ему удалось зацепиться правой за провисший провод. По инерции его протащило на десяток футов вперед, он завис над улицей. Перчатка разлетелась в клочья, провод впился в руку. Теплая струйка крови поползла к локтю. Ему удалось перехватить провод левой рукой. Удержался он чудом. Медные веревки заплясали, ударяясь друг о друга, чиркая искрами. Резина предохраняла от удара током, но надолго ли? Правая рука не действовала, левая долго не выдержит такой нагрузки.

— Ушел, подлец?

— В обход!

Кейси тихо сказал: «Спасибо, ребята», — и начал медленно скользить по проводу вниз. Его не пугало то, что земля находится на десять этажей ниже и, что стоит ему разжать пальцы, он превратится в лепешку. Кейси улыбнулся, а затем рассмеялся весело и заразительно. Он представил себя со стороны. Расстояние до «Хилтона» сокращалось. От второй перчатки остались одни лоскуты и, соскользнув с руки, полетели вниз. Оставалось молить бога, чтобы ветром не сомкнуло провода. Еще немного, и до крыши можно было бы допрыгнуть, но у него не было опоры для толчка. Левая рука начала кровоточить, пальцы с трудом выдерживали вес тела. Кейси рискнул. Раскачавшись, как маятник, он расцепил пальцы и пролетел вперед.

Ему не хватало каких-то пяти дюймов, мысы ботинок чиркнули по краю крыши, и Кейси, согласно законам притяжения, полетел вдоль стены вниз.

Восьмой, седьмой, шестой… ноги зацепили раму открытого окна. Препятствие лишь на секунду задержало стремительное падение, но этой секунды ему хватило, чтобы схватиться за фрамугу. Верхняя петля сорвалась, Кейси моментально уцепился за карниз. Он не чувствовал боли в кровоточащих руках, в который раз за последние дни ему приходилось забывать о ней. Рама сорвалась и с грохотом полетела на землю.

Кейси напряг мышцы и подтянулся. В глазах плясали красные круги, когда он наконец преодолел подоконник. «Какое счастье, когда под тобой твердая почва!» Что-то в последнее время она уж очень часто ускользала из-под его ног. Он превратился в человека без опоры и не имел представления, обретет он ее, в конце концов, или уже потерял навсегда.

Небольшой холл между двумя комнатами, двери в которые были закрыты, окно без рамы и сидящий на полу измученный человек с окровавленными руками — так выглядело приземление знаменитого Брэда Кейси. В жизни, а не в кино.

Он выдернул рубашку из-под брюк, оборвал полу и обмотал руки. Он отчетливо понимал, что полиция времени не теряет, рассиживаться некогда. Он встал и дернулся в дверь справа, она была заперта. Дверь слева поддалась, и он очутился в спальне. На кровати кто-то спал, укрывшись с головой. С противоположной стороны находилась входная дверь, это он понял по ключу с биркой отеля «Хилтон». Кейси успел сделать три шага по направлению к выходу. Ногой он зацепил телефонный шнур, и аппарат с грохотом свалился с ночного столика на пол.

Кейси и моргнуть не успел, как на него был направлен выхваченный из-под подушки револьвер, ствол которого безошибочно нацелился ему в переносицу.

— Не шевелись, убью!

Этого еще не хватало!…

Глава 10

1

— А что это вам даст? — спросил Кейси, застыв в неуклюжей позе. — Уверяю вас, меня не надо бояться.

Последние слова у него получились растянутыми. Вид человека, угрожавшего ему оружием, вызвал у него улыбку, а не страх.

Девушке на вид не было и восемнадцати. Впрочем, он плохо разбирался в возрасте женщин, тем более азиатского происхождения. Кореянка или японка, не столь уж важно, но она была красива. Ее огромные глаза выражали решимость и твердость. Не было сомнения, что, как только он пошевельнется, она выстрелит. Револьвер плохо сочетался с ее юным обликом.

— Как вы попали сюда?

— Если быть точным, то прилетел, а теперь страшно тороплюсь уйти. Вы не против?

— Летают только птицы.

— Не уверен. Мне частенько приходится этим заниматься. Вы бы убрали свою хлопушку, не ровен час — выстрелит.

— Выстрелит, если вы на этом будете настаивать.

— Я хочу уйти и оставить вас досматривать прекрасные детские сны. И потом, не считайте себя очень одетой, недолго и насморк заработать.

Девушка мельком взглянула на себя и тут же подтянула одеяло к подбородку. Однако рука с револьвером не дрогнула. Кейси решил, что кризис миновал и можно уходить, как вдруг в коридоре послышались голоса его преследователей. Ему показалось, что он никогда не избавится от этого отвратительного топота.

— И все же я влип! Черт!

— Я так и думала, что вы преступник, — произнесла девушка, протянув руку за халатом.

— Вы ошибаетесь. Просто в последнее время мне слишком часто приходится видеть дуло пистолета. Вот я и пытаюсь уйти от жаждущих влепить мне пулю в лоб.

Неожиданно девушка улыбнулась и убрала револьвер под подушку.

— Я вас не сразу узнала. Вы Брэд Кейси?

— Моя популярность растет как грибы.

В дверь постучали.

— Идите туда. — Она кивнула на дверь за кроватью.

Кейси подчинился. В окно он не полез бы и под пистолетом. Он устал от суеты, и ему показалось, что если его сейчас обнаружат, то он не сможет оказать им ровно никакого сопротивления.

Захлопнув за собой дверь, он прижался к стене и гадал: "Что заставило девчонку принять его сторону? Он ее ни о чем не просил! Ворвался к человеку в неурочный час и молол о каких-то «полетах».

Она подошла к входной двери и повернула ключ. В комнату влетел сержант с двумя полицейскими.

— Нам необходимо осмотреть номер, мисс. В отеле находится опасный преступник.

Девушка вскрикнула и тут же прикрыла пальцами рот. Испуг получился вполне естественным.

— Боже! Какой ужас! Где же он?

— Не беспокойтесь, мисс, мы найдем его.

Они бесцеремонно начали шарить по углам.

— Но у меня никого нет! — сердито воскликнула она, следуя за полицейскими.

— Он проник в одно из окон этого этажа, — бросил в ответ сержант.

— Но это же шестой этаж?! О ком вы говорите?

— О дьяволе, мисс. Он способен на все. Полицейские торопились. Один из них распахнул дверь ванной, едва не прибив ею Кейси, который буквально вдавился в стену.

— Его здесь нет, — прогремел все тот же бас.

— Еще бы! Я давно бы умерла от страха! — отозвалась спасительница Кейси.

— Ладно. Идем дальше Фрэнк.

Кейси услышал шум удаляющихся шагов, хлопнула дверь, щелкнул замок. На его счастье, они не обратили внимания на окна.

Когда он вышел из укрытия, девушка наливала в чашку холодный чай. На ее лице не было и тени волнения.

— Хотите чаю? — спросила она.

— Нет. Пожалуй, воды.

Она принесла ему воды в высоком стакане. Он пил, а она не могла оторваться от его обмотанных в окровавленные тряпки рук.

— Что у вас с руками?

Кейси поставил стакан и показал руку.

— Руки не крылья, при полете задевают о провода.

— Я перевяжу их. У вас может быть заражение. Отказаться он не смог.

— Почему вы не выдали меня полиции?

— Я не выдаю друзей, Брэд.

— Мое имя вы узнали из газет?

— Меня зовут Юлань. Ты помнишь?

Кейси вздрогнул. Он очень хорошо помнил это имя. Юлань — в переводе с китайского — нежная орхидея, так однажды ему объяснила маленькая китаянка.

Она обернулась.

Шесть лет назад труппа бродячего цирка, в котором работал Кейси, перебиралась из Аризоны в Юту на карликовых лошадях — пони. На выжженной солнцем дороге они подобрали обессилевшего от голода ребенка. Это была девочка одиннадцати лет. Ее рассказ был краток и печален. Отец с матерью бедствовали в Китае, с трудом сводили концы с концами. Однажды один иностранец рассказал им, что в Америке богатые люди нуждаются в хороших садовниках и предпочитают всем остальным китайцев или корейцев, которые знают толк в этом ремесле. Он утверждал, что в этой стране все живут богато и никогда не голодают. Ему удалось уговорить отца поехать за океан, он обещал ему хорошую работу и крышу над головой. Желая семье счастья, отец подписал какую-то бумагу, и их переправили в Соединенные Штаты.

На деле все оказалось не так. Отца взяли на работу в дом крупного дельца, а ее с матерью устроить отказались. Платили отцу гроши, и он с трудом мог оплачивать полуразвалившуюся хижину в гетто для цветных. Вскоре мать умерла. Отец тайком поместил дочь в небольшой сарайчик для садового инвентаря. Матрац, набитый соломой, служил ей постелью. Но однажды хозяева обнаружили тайное прибежище несчастного ребенка и пригрозили садовнику увольнением, если он оставит девчонку у себя. Юлань слышала все это и ушла сама. Лишить отца крова и работы было выше ее сил.

После двух месяцев скитаний по выжженным дорогам самой богатой в мире страны ее и подобрали циркачи. Там девочка обрела по-настоящему заботливых и искренних покровителей. Но и она постаралась не остаться у них в долгу. Сначала Юлань занималась стряпней, ухаживала за лошадьми, потом ее начали приучать к ремеслу. Она оказалась очень способной и вскоре стала украшением программы. Гибкость, ловкость, природная грация, молодость и трудолюбие помогли ей стать прекрасной акробаткой. Юлань быстро завоевала любовь труппы и успех у зрителей. Именно в то время появился Эл Бартон и предложил Брэду Кейси работу в Голливуде.

С тех пор прошло семь лет. Кейси помнил девочку, а теперь перед ним стояла прелестная молодая женщина. Орхидея расцвела.

— Я бы никогда не узнал тебя, Юлань, — восхищенно произнес Кейси. — Ты так изменилась… Я даже не знаю, что тебе сказать… Но как ты оказалась здесь? Ты бросила цирк, вышла замуж?

Черные глаза девушки потемнели еще больше.

— Нет, я не бросила работу. Цирк в Лос-Анджелесе. Мы приобрели яхту и гастролируем по Тихоокеанскому побережью. Завтра из бухты Бей-Бич мы отплываем в Сан-Франциско. Здесь я нахожусь по тяжелым для меня обстоятельствам. Погиб мой отец, вчера были похороны.

— Как погиб?

— Его убили! — ее лицо задрожало, из глаз хлынули слезы. — Хозяин выгнал его — видишь ли, у соседа бутоны роз распустились на три дня раньше. Отец оказался в буквальном смысле на улице. Без средств к существованию, без сил. Приходилось ночевать в парке, где попало. Какие-то негодяи ударили его ножом и сняли медальон с груди. Это был наш фамильный медальон старинной работы — золотой дракон с рубиновыми глазами. Несколько дней отец пролежал в кустах, где его и обнаружили полицейские. Голодные псы обглодали тело до костей. Горничная с трудом опознала несчастного. Мы с ней переписывались. Я посылала через нее немного денег для отца. Когда могла. Вот она мне и телеграфировала о его гибели.

Девушка опустила глаза, ей было трудно говорить. Кейси прекрасно понимал ее.

Нас свели трагические обстоятельства, Юлань. Только что ты помогла мне, но я помочь тебе в твоем горе не могу. Ты потеряла отца, я потерял жену. Она, как и твой отец, убита. И тоже ножом.

— Убита! Боже!

— Надо держаться, Юлань, — стиснув зубы, сказал Кейси. — Стоит на секунду расслабиться, и тебя задавят.

Она опустила голову ему на грудь. Так они и простояли несколько минут.

— За что ее убили? — тихо спросила девушка.

— Не знаю…

Кейси закурил и отошел к окну. После долгой паузы он рассказал девушке все, что с ним произошло. Когда Кейси закончил свой рассказ, она спросила:

— Что же теперь делать? Для всего света ты — единственный убийца!

— У меня есть еще один свидетель. Врач. Он передаст мне копию заключения, в котором сказано, что смерть Глории наступила в четыре часа. Это доказывает мою невиновность… Во всяком случае полиция оставит меня в покое, и я смогу разыскать настоящего убийцу.

— Когда ты встретишься с этим врачом?

— Сегодня вечером.

— Но как тебе выйти из отеля? Полиция наверняка оцепила район, и кольцо будет сжиматься. Они не успокоятся, пока не схватят тебя.

Кейси прошелся по комнате. Задача перед ним стояла не из легких. Копы настроены агрессивно.

— Вот что, — решительно произнесла девушка. — Я посмотрю, что там делается, и изучу планировку отеля. Ты пока оставайся здесь и ни на секунду не покидай номер.

Ему ничего не оставалось, как согласиться. Юлань переоделась и ушла. Кейси запер за ней дверь, сел в кресло и мгновенно уснул.

2

Спустя три часа его разбудил негромкий стук. Кейси вздрогнул. Он осмотрелся, пытаясь понять, где находится. Смеркалось, в комнате стоял полумрак. Стук повторился. Кейси вскочил и открыл дверь. Ему тут же пришлось пожалеть об этом. Вместо Юлань на пороге стоял негр в униформе отеля с широкой улыбкой на черном лоснящемся лице. Увидев перед собой мужчину, он погасил улыбку.

— Простите, мистер, но мне сказали, что здесь проживает дама… или я…

— Что вы хотите? — Кейси волновался, и это не ускользнуло от пристального взгляда человека в униформе.

— Я с коммутатора. У нас горит сигнал, что-то не в порядке с телефоном, меня послали выяснить причину.

Кейси вспомнил, что утром задел ногой шнур и разбил аппарат.

— Да. Телефон упал, вероятно, сломался. Хотите посмотреть?

Негр отрицательно покачал головой, в его глазах промелькнул испуг.

— У меня нет с собой инструментов. Я сейчас схожу за ними и тогда проверю аппарат. Я быстро.

Он попятился назад, затем бегом бросился к лифту.

Кейси стоял на пороге, держа руки в карманах, и не сводил глаз с перепуганного парня, который нервно переминался с ноги на ногу в ожидании лифта.

«Пора уходить», — решил Кейси. Негр продолжал коситься в его сторону. Наконец лифт прибыл на этаж, двери раскрылись и телефонист бросился в кабину, едва не сбив с ног выходящую женщину.

Это была Юлань. Она недоуменно посмотрела вслед странному типу и перевела взгляд на Кейси. Ей все стало ясно. Она быстро подбежала к двери номера.

— Кто это? — взволнованно спросила девушка.

— Мастер с коммутатора. Я спросонок решил, что это ты и открыл ему. Надо уходить.

— Значит, он узнал тебя. По всему отелю шныряют копы. Их здесь битком набито. Идем. Возможно, нам удастся что-либо предпринять.

Она взяла его за руку и потянула к лестничной площадке.

Лебедка лифта вновь загудела. Взглянув вниз через перила лестницы, они увидели черные каски полицейских, спешащих наверх. Отпрянув назад, оба прижались к стене и быстро поднялись на этаж выше. Когда они выскочили в холл, Юлань указала на противоположный конец коридора и тихо шепнула:

— Быстрее, там грузовой лифт. У меня есть план.

Мягкая ковровая дорожка приглушала их быстрые шаги. Кабины на этаже не было. Юлань нажала на кнопку. Стоило кому-то из полицейских подняться на площадку, и они оказались бы в западне. Из шахты грузоподъемника доносились мужские голоса. Кабина остановилась ниже.

Кейси подскочил к окну, раскрыл его и выглянул. Девушка поняла его без слов.

— Я скоро вернусь, — сказала она — Выдержишь?

— Пустяки. Обычная прогулка перед сном.

Он вскочил на подоконник. На улице стемнело, ветер усилился. Узкий, крутой, острый, как крыша карточного домика, карниз, обитый железом, протянулся четырьмя футами ниже окна. На него нельзя было поставить всю ногу, удержаться можно было, только стоя на цыпочках.

— Закрой за мной окно, — бросил Кейси и, ухватившись за раму, спустился вниз.

Ноги, дотянувшись до карниза, моментально соскользнули. Он едва не сорвался. Подтянувшись. Кейси буквально вбил носки ботинок в верхнюю часть скошенного карниза. Юлань захлопнула окно, и Кейси остался в положении мухи, сидящей на стене.

Порывистый холодный ветер трепал пиджак, словно корабельный вымпел. Ноги постоянно срывались, и вся нагрузка ложилась на мышцы рук. Каждый раз, когда он пытался поставить ноги на место, колени ударялись о шероховатую кирпичную стену, что было нестерпимо больно. Вспыхнула молния, рокот грома пронесся по небу, несколько капель упало на плечи, дождь усиливался и через минуту полил мощной струей, как из душа Сильные, косые потоки хлестали Брэда по лицу и рукам, одежда моментально промокла насквозь.

Кейси не понимал, как ему удавалось удерживаться в полувисячем положении, но пальцы крепко сжимали узкий выступ окна. Забинтованные руки начали кровоточить, стали липкими и скользкими, мышцы сводило судорогой.

Он не знал, сколько времени прошло, когда почувствовал чье-то прикосновение к окаменевшим запястьям. Подняв голову, он увидел Юлань. Девушка свесилась из окна и пыталась затащить его наверх. Ее взволнованное лицо придало ему силы, он подтянулся, зацепился за выступ подбородком, схватился рукой за подоконник и рванулся вверх. Юлань обхватила его за плечи и тянула на себя что было сил. Еще минута — и он спрыгнул в коридор.

Кабина подъемника с открытыми решетками стояла на этаже. Большое место в ней занимала широкая корзина, доходящая Юлань до талии. Она была доверху набита постельным бельем. Только теперь Кейси заметил, что девушка одета в голубой комбинезон и немыслимой формы колпак.

— Что за маскарад? — отдышавшись, спросил Кейси. Он даже улыбнулся.

— Быстро в лифт!

Ее лицо оставалось серьезным и непроницаемым. Это еще больше развеселило Кейси.

— Рано ты успокоился, Брэд. Отель набит копами, словно бочка рыбой.

Она сдвинула решетки и нажала кнопку «Подвал». Лифт дернулся и медленно пополз вниз.

— Тебе придется некоторое время посидеть в этой штуке, — продолжала Юлань серьезным тоном. — Скоро за бельем приедет машина, корзину погрузят и вывезут. Когда остановятся, уходи. Другого способа выбраться из района у тебя нет. Полиция оцепила несколько прилегающих кварталов.

— Все ясно. Постараюсь перевоплотиться в грязное покрывало.

Кейси разворошил простыни и залез в корзину.

— Где твой автомобиль?

— Стоит возле центрального входа в отель «Саймондс». Черный «шевроле».

Кейси достал ключи и передал их девушке. Затем скрючился на дне необычного убежища. Юлань завалила его бельем, и больше он ничего не видел.

Все получилось так, как она предсказала. Немало времени ему пришлось провести в куче грязного белья, кости ныли от неестественной позы. Он сам уже не мог понять, где находятся руки, ноги, где верх, где низ.

Он только почувствовал, как корзину подняли с пола и понесли. Грубые голоса отпускали едкие шуточки по поводу тяжелой ноши. Вскоре корзину шлепнули об землю, хлопнули дверцей, заработал двигатель, и машина поехала.

Кейси разрыл над собой белье и приподнялся. Машину качнуло на повороте, и он вывалился наружу. Его швыряло по фургону, пока он не схватился за ручку дверцы. Внезапно машина резко затормозила. Не теряя ни секунды, Кейси распахнул дверь и выскочил на середину пустынной улицы. Пригнувшись, он перебежал на тротуар и скрылся в подъезде первого попавшегося дома. Через несколько минут, стараясь придать своей походке спокойную беспечность, он вышел из укрытия.

3

Его «шевроле», развернувшийся под прямым углом к тротуару, загородил дорогу фургону с надписью «Бюро обслуживания отелей».

Юлань, не обращая внимания на брань шофера, осмотрела поцарапанное крыло «шевроле», молча села в машину и отъехала к обочине. Водитель фургона отпустил ей вслед пару слов из лексикона докеров Фриско и, удовлетворенный собой, уехал.

Кейси, посмотрев по сторонам, перебежал улицу и сел в «шевроле», который тут же рванул с места.

Часы на приборном щитке показывали двадцать минут девятого.

— Нам следует поторопиться, малыш. Доктор Фрэнч ждет уже двадцать минут. — Кейси назвал адрес.

Юлань выжимала из машины все возможное.

— Дорога займет минут десять, — сказал Кейси, — если беседа не мешает тебе вести машину, то расскажи мне историю моего спасения. Честно говоря, я так и не понял твоего плана.

Девушка вывернула на Бульвар-Беверли-глинч и заговорила, судя по ее лицу, не без гордости:

— Думаешь, это было простым делом? Меня до сих пор трясет. Отель оцеплен, у всех дверей охрана. Мужчин заставляют снимать очки, чтобы увидеть их глаза. Казалось, выхода нет. Идея возникла случайно. Я заметила, как к служебному входу подкатила машина с ящиками, я стала наблюдать за ней потому, что копы не обратили на нее внимания. Привезли продукты для ресторана. Машину разгрузили, закидали в нее пустую тару, и она уехала. Служебный вход выходит во двор. Я вышла из отеля, обогнула его и, стараясь не привлекать ничьего внимания, стала наблюдать за всеми операциями. Вскоре приехала еще одна машина. Из нее выгрузили пустые корзины. Шофер крикнул, что вернется за бельем через час. Это был шанс! Я вернулась в отель и незаметно проскользнула в подсобное помещение. Женщины в комбинезонах втащили корзины в лифт и повезли их наверх. Каждая из них обслуживала определенный этаж. Они собирали использованное белье, складывали его в корзину и, спустив ее вниз, заменяли пустой. Тут же, у лифта, находится комната отдыха и раздевалка. Улучив момент, я проникла в нее и нашла свободный комбинезон. Когда я переоделась и вышла на площадку, то у лифта набралось уже немало корзин. Я затащила одну в кабину и приехала за тобой. Дальше, ты знаешь, тебе пришлось немного отдохнуть на мягких простынях…

— О… Это были чудные минуты…

— Я старалась, Брэд, чтобы ты отдыхал с комфортом. Когда я выволокла тебя из лифта, что было сделать нелегко, то тут же пошла в туалет и скинула с себя комбинезон. Через минуту я покинула отель. Твоя машина оказалась на месте. Мне пришлось ждать недолго, я наблюдала за воротами. Вскоре прибыл фургон, загрузился и спокойно, минуя полицию, уехал. Я следовала за ним, пока мы не миновали опасный район, затем выбрала улицу потемнее и создала аварийную ситуацию. Фургон остановился, и ты имел возможность покинуть его. Вот, собственно, и все.

— Ты настоящий клад, Юлань. За сегодняшний день ты спасаешь меня второй раз. Если бы не ты…

— Прекрати, Брэд. Вот улица, которую ты назвал. Что дальше?

— Остановись.

Юлань припарковала машину к обочине.

— Дальше я пойду один. Фрэнч не должен ничего заподозрить. Он — моя единственная надежда.

— Но, может…

— Оставайся здесь. Я получу документ и вернусь. Нам придется отвезти его в полицию. Мне не терпится заткнуть глотку Холлису.

— Хорошо, я жду. Будь осторожен.

Кейси вышел из «шевроле» и направился к перекрестку с Шестнадцатой авеню.

Длинный «линкольн» стоял на противоположной стороне недалеко от фонарного столба и почти сливался с темными домами. Смутные очертания человеческой фигуры вырисовывались на сиденье водителя.

Кейси пересек улицу и быстро добежал до машины. Убедившись, что вокруг никого нет, он открыл дверцу и сел рядом с шофером.

— Вы доктор Фрэнч? Я Брэд Кейси.

Пожилой мужчина, сидящий рядом, ничего не ответил. Он молча смотрел перед собой.

— Меня прислал Эл Бартон. Вы говорили с ним вчера и…

Кейси умолк. Ему показалось, что волосы у него встали дыбом. В груди Фрэнча, в самом сердце, торчала рукоятка кинжала в виде оленьего копыта. Он был мертв.

Кейси машинально дернул его за рукав.

— Мистер…

Труп качнулся и сполз по спинке сиденья Кейси на плечо. Он оттолкнул его, словно прокаженного. Рука Кейси была измазана кровью, струившейся из раны человека, которого при жизни звали Эмлер Фрэнч. Это был не просто удар в сердце, это был удар по всем надеждам Кейси на успешный для него исход дела.

В воспаленном мозгу каскадера гвоздем засел вопрос: кто знал о нашей встрече с патологоанатомом, кто мог навести на него убийцу? Бартон? Но он сам устроил эту встречу! Нет, Бартон отпадает. Юлань? Он говорил ей о свидании днем, но не назвал адреса. К тому же она дважды за сегодняшний день вытаскивала его из петли. Отпадает! И вообще он, наверное, с ума спятил, если может допустить подобные предложения — даже секундные… Но кто?

Кейси осмотрел машину, но ничего подозрительного не обнаружил. Во всяком случае человек вез ему документ, и Кейси должен получить его. Он обшарил карманы покойного, в боковом лежал обагренный кровью бумажник. Кейси уже не обращал внимания на кровь, он успел к ней привыкнуть. Трупы на своем пути он встречал чаще, чем Фрэнч на столе патологоанатома.

В бумажнике Кейси обнаружил права на имя Фрэнча, несколько пятидолларовых купюр и деловые визитные карточки. Заключения о смерти Глории он не нашел.

Не было сомнений: убийца Фрэнча выкрал документ. Значит, Кейси так и остался подозреваемым номер один и к тому же потерял последнюю возможность выпутаться из этой передряги.

Визг тормозов, скрежет металла, яркий свет фар заставили его вздрогнуть. Он попытался открыть дверцу, но ту заклинило или…

Кейси посмотрел вокруг.

Сзади, сбоку и спереди он был зажат патрульными машинами с крутящимися мигалками и освещен, как на съемочной площадке, полицейские блокировали «линкольн» со всех сторон.

В дверце водителя подошел человек и, открыв ее, сунул в салон голову.

— Я же предупреждал, Брэд, что поймаю тебя. Теперь тебе хана!

Широкое лицо Холлиса расплылось в мерзкой самоуверенной улыбке.

Глава 11

1

— Что же, твоя взяла, Холлис!

Шериф вырвал бумажник из рук Кейси.

— Ты, я вижу, и на руку не чист. В списке твоих жертв появился новенький? Пора тебя остановить. Выходи из машины!

Кейси повиновался, он не видел другого выхода. Даже среди крыс на пожаре он не чувствовал себя окончательно побежденным.

При своих подчиненных, которые заполнили улицу, Холлис принял официальный тон.

— Покажите ваши руки, Кейси.

Через мгновение на запястьях Брэда защелкнулись замки наручников.

— Так будет надежней. Мне порядком осточертели ваши цирковые трюки.

За спиной Холлиса стояли два типа в форме. Один из них в сержантских нашивках. Кейси узнал его. Этот парень пытался схватить его в баре, а пластырь на левой брови напомнил о стуле, обрушенном ему на голову. Физиономии этих субъектов выражали соответствующую обстоятельствам гамму эмоций.

— Зря, шериф, вы связываетесь со мной. Вам известно не хуже, чем мне, что я не причастен к убийствам. Вскрытие показало, что смерть моей жены наступила в четыре часа дня. У меня железное алиби на это время…

— Она убита в шесть вечера, — рявкнул Холлис.

— У меня есть заключение патологоанатома.

Шериф бросил на Кейси быстрый взгляд.

— Нет у вас никакого заключения, — процедил он со злостью.

Кейси решил сделать еще одну попытку сорваться с крючка.

— Я не лгу. Кстати, Эл Бартон подтвердит, что подвозил меня к офису компании в шесть вечера.

— Я уже говорил вам: его свидетельство ничего не стоит. Вы подкупили его.

— Но это надо доказать!

— Проще простого. У Бартона найдут ваши деньги и сверят отпечатки пальцев…

Холлис понял, что сболтнул лишнее и заткнулся, «Вот оно что, — подумал Кейси, — как я сразу не догадался, что Холлис связан с этой бандой. Кинжалы и деньги у меня похитили, когда я валялся без сознания в квартире Кэт. Теперь убийца орудует этими кинжалами, а Холлис знает о деньгах! Связь существует, и она не случайна!» Мысли замелькали, как пленка в кинопроекторе, складываясь в законченный фильм.

— Кто же подбросил деньги Бартону? Гарри? Или вы доверили такое тонкое дело Датчу?

Кейси разыграл свой последний козырь, но это был король. Есть ли у шерифа туз, будет видно.

Холлис злобно прищурил глаза.

— Я не знаю, о ком вы говорите.

— Напрасно, вы думаете, что убрали всех моих свидетелей. Они есть. Теперь я научен горьким опытом и не назову их имен. Стоит мне только назвать имя, как человек, носивший его, превращается в покойника. Оставшиеся свидетели явятся только в суд. Вот так, Холлис, держитесь! Я умею защищаться, и не тешьте себя надеждой, что легко справитесь со мной.

— Вы опасный маньяк, Кейси, и суда над вами не будет! Эксперты заочно определили, что вы тяжело больны психически. Нормальный человек не в состоянии совершить такое количество зверских убийств. Губернатор штата и общественность будут удовлетворены тем, что вас засадят в сумасшедший дом особого режима! Пожизненно, Кейси!

— Чушь! Есть люди, которые со мной общались в последние дни. Эти люди не простые пешки. Они поднимут грандиозный скандал в прессе. Они потребуют экспертизы, вызовут ведущих психиатров страны и проведут ее в присутствии журналистов. Последствия вам известны. Стоит ли затевать скандал? Я же молчать не намерен. Даже о том, что вам известно о пропаже моих денег, и о том, как эти деньги могут попасть к Элу Бартону.

Холлис тяжело дышал узкими ноздрями. Его уши, прижатые к черепу, покраснели, колючий взгляд, полный ненависти, буквально пронзал насквозь. Кейси пожалел о сказанном. Кто теперь знает, как далеко пойдут по воде круги от брошенного им камня и что они вынесут на берег.

— Все ложь, Кейси. У вас нет никаких свидетелей. Вы убийца, и это известно всем. Вам не выпутаться… Поживем — увидим.

— Слово «жить» вам не идет. Вы висите на волоске, и этот волосок я могу оборвать.

— Это мое обычное состояние, Холлис. Только не мните себя всемогущим. Вы самый обычный коп, утонченный и изысканный, как черствая горбушка.

Наступила пауза, в течение которой они меряли друг друга оценивающими взглядами, словно боксеры перед боем. Наконец Холлис произнес:

— Рой и Морис доставят вас в полицейское управление, — он кивнул на сержанта с пластырем. — Не советую вам шутить с ними, у них плохо с чувством юмора.

Второй полицейский, очевидно, Рой, взял Кейси за рукав и отвел к патрульной машине, в то время как шериф что-то нашептывал сержанту.

Рой открыл заднюю дверцу и усадил Кейси, сам сел за руль, вынул из кобуры револьвер и положил рядом. Его физиономия сияла, как у ребенка, ждущего очередного трюка от акробата. Обернувшись назад, он положил руку на сиденье и, сдвинув каскетку на затылок, важно произнес:

— Мне, конечно, плевать, но зря ты, приятель, полез в бутылку. Шериф — человек злопамятный. Я еще удивился, как это он не выпустил тебе кишки прямо на улице!

— А ты, очевидно, подумал, что у меня зубы стучат от страха? Ваш шериф сам скоро сядет за решетку.

Коп оскалился в усмешке. Дверца машины отворилась, и на заднее сиденье рядом с Кейси втиснулась кряжистая фигура сержанта. Он продвинулся и прижал к ребрам арестованного ствол автоматического пистолета.

— В дорогу, Рой. И посильней нажимай на педаль. Инструкции получены, дело плевое.

— Шериф не едет с нами? — спросил Кейси.

— Он обиделся на тебя, — загоготал Морис, — решил ехать в своей машине.

Прижатый к боку пистолет давил на печень. Шансов на удачный трюк — никаких.

Когда машина свернула на приморское шоссе и взяла курс на Блекстон Бридж, у Кейси невольно вырвалось:

— Это дорога нас не вывезет к комиссариату! Что это вы задумали?

— У нас есть еще одно дело. Не стоит беспокоиться. Разве вы торопитесь за решетку? А?

Кейси откинулся на спинку сиденья. Он должен был давно понять, что Холлис не намерен отправить его в управление живым. Он слишком много наговорил шерифу и во многом оказался прав. Он вынес себе этим приговор, который в полицейских протоколах будет звучать примерно так: «Убит при попытке к бегству». Вот он, туз Холлиса!

Кейси покосился на оружие сержанта. Тот держал палец на спусковом крючке. Он и глазом не моргнет, как выпустит в арестованного пол-обоймы. Затевать возню в машине бессмысленно. Можно попытать судьбу, когда его выведут из нее.

Машина выехала за территорию города и помчалась вдоль берега на юг. Океан сверкал под луной. Ночь, тишина, пустынные места, чем не место для сведения счетов? Морис словно прочел его мысли.

— Останови, Рой. Приехали.

Машина резко затормозила.

— Выходи, приятель, — сухо приказал сержант. Кейси заглянул ему в глаза:

— Пришло время расправы?

— Давай вытряхивайся, я не намерен пачкать сиденье твоей кровью. Мыть некому!

Рой взял револьвер, вышел из машины и открыл дверцу со стороны Кейси:

— Напрасно ты это делаешь при свидетеле, сержант, — спокойно заявил приговоренный. — Он будет тебя шантажировать.

Морис загоготал, показывая гнилые зубы.

— Не спеши! Мы давно работаем в паре, и ты у нас не первый и не последний. К тому же мы выполняем приказ шерифа. А ему нежелательно, чтобы ты разевал пасть.

Кейси вышел из машины. Рой сделал несколько шагов назад и вытянул руку с револьвером, целясь ему в голову. С другой стороны из машины вышел Морис. Его пушка также была нацелена на Кейси. Профессиональная работа, — ничего не скажешь.

— Спускайся к берегу, парень, — продолжал диктовать сержант.

Тропинка вела под уклон через кустарник к песчаному пляжу. Возле самого моря возвышалась башня, похожая на заброшенный маяк.

— Останься здесь, Рой, и проследи за дорогой, мы немного прогуляемся.

Кейси начал спускаться по крутому склону вниз; Несколько раз он падал, скользя по мокрой траве. Наручники мешали удерживать равновесие. Сержант следовал за ним в двух шагах. Когда они вышли на берег, ноги Кейси увязли в рыхлом песке. Он окончательно понял, что побег невозможен.

— Послушай, Морис, мне все равно крышка, скажи правду на прощание, как вы меня нашли? Кто убил Фрэнча?

— Не валяй дурака, Кейси. Кроме тебя, его убить никто не мог. Нам позвонила женщина и сказала, что ты прирезал дока в его машине, и назвала адрес. Мы приехали вовремя, ты не успел смыться.

— Тогда зачем меня убирать? Отведите злодея в тюрьму, и пусть его судят!

— Я человек маленький. Мне приказали, я исполняю.

Они шли по песку в направлении каменной башни. Не доходя до нее несколько футов, сержант сказал:

— Пожалуй, хватит. Дальше не пойдем.

Кейси остановился. Он не стал оборачиваться. Ему показалось странным, что ожидание выстрела не пугает его. Он только об одном сожалел: что так и не смог отомстить за Глорию.

Кейси сделал шаг вперед, раздался выстрел…

2

Пуля царапнула стену башни на значительном расстоянии от Кейси.

Он резко обернулся.

Сержант запрокинулся назад, беспорядочно размахивая руками. Затем, схватившись руками за горло, упал на спину, дернулся и затих. Револьвер упал рядом с ним на песок.

Кейси приблизился к упавшему сержанту и, наклонившись, увидел тонкий шнурок, опоясывающий складки его мощной шеи.

Из кустарника вышла Юлань. В правой руке она сжимала второй конец шнура.

— Ты всегда вовремя, малыш. Ловко у тебя получается!

Кейси еще не понимал, что опасность миновала, и немедля подхватил с песка оружие, судорожно оглядываясь по сторонам.

— Успокойся, Брэд. Все позади. Просто я решила, что мне следует поехать за вами. Я видела шерифа, когда он разговаривал с тобой. По его лицу можно было понять, что он затевает неладное. А по тебе было видно, что документ ты не нашел. Это означало, что война продолжается! Когда тебя усадили в машину, я поехала за ней.

— Но почему они не заметили слежки?

— Я ехала на значительном расстоянии с выключенными фарами, ориентируясь по огням вашей машины.

— Это меня и спасло, — выдохнул Кейси.

— Я бы могла не успеть, если бы сержант не был таким болтливым. Машину мне пришлось оставить за сотню ярдов от патрульной, иначе ее заметили бы. Остальную часть пути я пробиралась сквозь кустарник.

— Надо торопиться. На дороге остался еще один плоскостопый.

Юлань наклонилась над бесчувственным телом Мориса, приподняла ему голову и скинула с шеи удавку. Сержант застонал и начал приходить в себя. Кейси передал револьвер девушке и пошлепал Мориса по щекам. Полицейский открыл глаза. Юлань приставила ствол к его виску.

— Мы поменялись ролями, Морис. В жизни всякое случается. А теперь быстренько расстегни мне браслеты, — Кейси протянул руки.

Сержант с испугом смотрел на него. Однако под холодным дулом пистолета он сник.

— Ключ в кармане, — прохрипел он.

— Доставай и действуй, мне в наручниках не очень-то удобно этим заниматься. И поторопись.

Морис дрожащими руками достал ключи и отомкнул замки. Кейси сбросил наручники.

Юлань коротким движением ударила сержанта рукояткой револьвера в затылок. Тот дернулся и потерял сознание.

— Пусть парень загорает, теперь — наверх. — Кейси вскочил на ноги.

Они поднялись по тропинке, прошли через кустарник к шоссе.

Рой, облокотившись на капот машины, что-то насвистывал, крутя надетыми на пальцы ключами. Услышав шорох, он крикнул в темноту:

— Что случилось, Морис? Почему так долго?

Шнур просвистел, разрезая воздух, и захлестнул шею беспечного Роя. Потеряв равновесие, он поскользнулся и упал на дорогу. Кейси подскочил к нему, оглушил. И тут же оттащил в кустарник. Патрульную машину, спустив с тормозов, Кейси и Юлань отправили под откос. Магистраль опустела.

Когда они добежали до своего автомобиля и Юлань завела двигатель, Кейси облегченно вздохнул.

— От бессмысленных гонок мы временно освободились. Холлис не сразу сообразит, что произошло. На час или два наши руки развязаны.

— Куда теперь, Брэд?

— Кэт дала мне адрес Гарри, он живет на Эл Плас, 56. Поехали!

Начинало светать.

3

Кейси прихватил с собой из машины газету и, прежде чем войти в подъезд, хорошенько вымочил ее в луже.

Юлань осталась ждать в машине. Как она ни уговаривала взять ее с собой, он ответил категорическим «нет».

По списку жильцов Гарри занимал квартиру под номером 35. Лифта не было, пришлось подниматься пешком на последний этаж. Квартира 35 была единственной на площадке. Кейси это обстоятельство устраивало. Он достал зажигалку и поджег газету. Мокрая от воды бумага начала тлеть. Из-под двери на кафельный пол просачивалась узкая полоска света, слышались слабые звуки музыки. В столь ранний час человек не спал, это насторожило Кейси, и он подготовился к неожиданностям. Сунув газету под дверь, он прижался к стене и стал ждать. Револьвер Мориса с взведенным курком был зажат в его ладони.

Сине— черный дым начал заволакивать площадку, лез в глаза, вызывая слезы. Через несколько минут за дверью послышались шаги, кто-то сбросил предохранительную цепочку, дверь приоткрылась. Дым повалил в квартиру. На площадку выскочил мужчина. Кейси ударил его рукояткой револьвера в грудь с такой силой, что тот влетел обратно в квартиру, как бильярдный шар в лузу. Кейси зашел внутрь и захлопнул за собой дверь.

Насмерть перепуганный Гарри, кашляя, поднимался с пола. Увидев Кейси, он шарахнулся назад, не веря своим глазам.

— Узнал, сопляк? Вот я и пришел. Хочу вернуть должок!

В ярости Кейси схватил парня за грудки и ударил его в челюсть. Он колошматил Гарри до тех пор, пока тот не потерял сознание.

Кейси присел на табурет и осмотрелся. Ничего, кроме старой мебели, в жилище злосчастного хозяина не было. Передохнув, Кейси принялся за дело. Он действовал варварскими методами. Ящики из столов выбрасывал на пол, кресла переворачивал, картины сдирал со стен. В шкафу он нашел коробочку с фотографиями Кэт, которая позировала фотографу в чем мать родила. Среди множества подобных снимков Кейси привлек один. Точнее, это была вырезка из старого голливудского журнала. На первом плане, облокотясь на белый «роллс-ройс», красовался Лари Колвер — звезда экрана, в то время еще в зените славы. Рядом с ним стояла женщина, снятая в полупрофиль, с опущенной головой. Лица ее рассмотреть не удалось. На заднем плане красовались головорезы, среди которых выделялась массивная фигура Датча. За рулем сидел Гарри.

Кейси сунул снимок в карман и наклонился над бесчувственным телом хозяина. Он долго тряс его, но Гарри так и не пришел в себя. Кейси взял со стола кружку, нашел ванную и, войдя в нее, тут же выхватил револьвер из-за пояса. Человек, стоявший против него, сделал то же самое. Кейси выстрелил — зеркало треснуло.

Он чертыхнулся и тяжело вздохнул. Да, нервишки сдают. Это же надо — не узнать самого себя. Кейси приблизился к огромному зеркалу, встроенному в стену, и всмотрелся в истощенное, небритое лицо с синими кругами под глазами. В углах серо-стальных глаз, долгое время не знавших сна, набухли гнойники. Губы белые, пересохшие, в паутинках кровавых трещин.

Кейси поморщился.

— От вашего вида, сэр, и свинью стошнит! Бедная Юлань, ей приходится все это видеть…

Он отвернулся, наполняя стакан, и вернулся в комнату. Облив Гарри водой, он вновь принялся приводить его в чувство, хлопая по щекам. Когда парень очнулся и открыл глаза, Кейси сунул ему под нос зажигалку.

— Это твоя?

Но тот только мотал головой, в ужасе уставившись на Кейси. Он не понимал, что происходит и чего от него хотят. Кейси поднял его под руки и швырнул в кресло.

— Вы… Вы…

— Да, я. Привыкни к тому, что я воскрес и что твоя судьба в моих руках. А теперь отвечай, подонок, ты убил мою жену?

— Я никогда не убивал! Я…

Кейси достал револьвер и взвел курок.

— Будешь темнить — выпущу в тебя всю обойму, мне патронов не жалко, они дешево стоят.

— Но я не убивал никого…

— Эту зажигалку я нашел возле убитой в моем доме. Это твоя штука?

— Моя в куртке.

Кейси вскочил, сорвал с вешалки кожаную куртку и обшарил карманы. Зажигалка, точная копия той, что он держал в руках, лежала в нагрудном кармане: Кейси не ожидал такого оборота. Он повертел зажигалку в руках, но никакой гравировки не нашел.

— Как твое полное имя?

— Гарри Реймис.

— В твоем кармане лежит дубликат. Ты ставил свои инициалы на зажигалке?

— Да.

Кейси бросил парню зажигалку, которую достал из кармана.

— Где они?

Гарри тупо разглядывал безделушку. Наконец до него дошло.

— Это не моя.

— Кто тебе ее дал?

— Подарок хозяина. В мастерской мне сделали гравировку… Но ее здесь нет!!

— Зато она есть на этой! — Кейси предъявил ему вторую зажигалку. — Она найдена на месте преступления. Если ты не сможешь это объяснить, то я останусь при своей точке зрения, и значит…

— Клянусь вам, я не убивал вашу жену, я даже в глаза ее не видел! — взмолился Реймис. — Я не знаю, как зажигалка попала к вам.

— Кто твой хозяин?

Гарри со страхом покосился на пистолет. Ерзая в кресле, словно на раскаленной сковородке, он еле слышно проговорил:

— Лари Колвер.

— Толстяк Датч тоже работает на Колвера?

— Он его телохранитель.

— Кому принадлежит голубой «паккард»?

— Не знаю. Я видел эту машину пару раз, не больше. На ней приезжал Датч, но это не его машина. Я не интересовался, кому она принадлежит. Я работаю у Колвера шофером и почти ничего не знаю.

— Где Датч?

— Он всегда при хозяине. Хозяин отпускает его и меня только на время съемок. На студию он ездит один.

— Вот почему я вас никогда не видел. Где их можно найти?

— Только в клубе. Все ночи Колвер проводит за карточным столом, затем звонит мне, и я забираю его и Датча из клуба.

— Адрес?

— Это бесполезно. Вы не проникнете туда. Клуб закрыт для посторонних. Несколько головорезов тщательно охраняют эту коробку. Даже мышь не проскользнет незамеченной.

— Чушь. Говори адрес!

— На Моунт-Хилл, в пригороде, у пляжей Эй-Жер.

— Вставай, повезешь меня в этот притон.

Гарри послушно встал, Кейси бросил ему куртку.

— Но без звонка хозяина я не езжу в клуб. Он должен меня вызвать, — Реймис перешел на лихорадочное сипение.

— Ничего. Позаботишься о нем немного раньше обычного, или я позабочусь о тебе. Пошли!

Они спустились вниз. Увидев их, Юлань включила двигатель. Кейси втолкнул Гарри на заднее сиденье и сел рядом.

— Этот парень работает на того типа, которого я дублирую в фильме, надо навестить его. Мне кажется, Колвер знает больше, чем его прихвостни. — Кейси говорил тихо, монотонно, словно диктор, зачитывающий биржевую сводку.

— Где мы его найдем? — спросила девушка.

— На Моунт-Хилл, возле пляжей Эй-Жер их притон, спрятан от любопытных глаз.

— Спрятан?

— Найдем.

Машина мчалась по залитой солнцем магистрали. Начинался новый день. Еще один день испытаний. Кейси окончательно вымотался, но больше всего ему жаль было девушку, которую он втянул в эту передрягу. Однако, зная ее нрав — упрямый и твердый, — он не мог ей об этом сказать. Его не беспокоило то, что могло произойти с ним, у него была ясная цель, и он уверенно приближался к ней, но как избавить от неприятностей Юлань, Кейси пока не знал.

С правой стороны потянулась цепочка золотых пляжей Эй-Жер, Гарри показал дорогу. Машина свернула на частную просеку, миновала эвкалиптовую рощу и выскочила на гигантскую поляну, посреди которой стоял добротный трехэтажный особняк в готическом стиле. Юлань затормозила и подала машину назад.

— Стой. Поздно пятиться, нас уже заметили. Не следует вызывать подозрений. Я выскочу здесь и скроюсь в роще, ты, — он ткнул Реймиса стволом револьвера в бок, как это недавно проделывал с ним самим коп Морис, — проведешь в клуб. Затем откроете мне окно первого этажа.

— Ничего не выйдет из вашей затеи, — торопливо возразил Гарри. — Во-первых, я не сумею провести в клуб женщину. Во-вторых, на всех окнах первого этажа установлены стальные решетки. А другого входа нет. В-третьих — кабинет Колвера находится на третьем этаже.

— Хорошо. Рисуй план третьего этажа.

Кейси достал снимок, вырезанный из журнала, и перевернул его обратной стороной. Юлань дала Гарри карандаш.

— Быстро! Машина стоит на виду. Что за балкон на третьем этаже?

— Кабинет хозяина.

— Есть ли на этаже комната, в которой сейчас никого нет?

— Да. Через два окна из кабинета. Рабочая комната секретарши. Сейчас еще рано, она приходит в девять.

Реймис начертил схему. Кейси убрал листок в карман.

— Твоя задача, Гарри, провести девушку на третий этаж в пустую комнату. Останешься с ней. Не забудьте открыть мне окно… Только не вздумай, парень, играть со мной в кошки-мышки. Ты уже убедился, что я могу появиться из глубокой могилы. Тебя я достану даже с того света.

Реймис поежился. Он не сомневался, что Брэд Кейси слов на ветер не бросает.

— Малыш, подъезжай ко входу вплотную и ничего не бойся, я рядом. До встречи в клубе!

Кейси приоткрыл дверцу, пригнулся и, использовав машину как прикрытие, скрылся в роще. «Шевроле» тут же развернулся и подкатил к дверям клуба. Брэд видел, как его спутники вышли из автомобиля и направились в неизвестность.

Глава 12

1

Скрываясь за деревьями, Кейси обогнул здание клуба и подошел к нему с той стороны, где участок леса был ближе всего к дому. Расстояние сократилось на десять-двенадцать ярдов. Кейси достал план и внимательно изучил его. Водосточная труба на довольно большом расстоянии от нужного окна. Пожарной лестницы нет вовсе.

Он пригнулся и, перебежав открытый участок, прижался к дому. Он мог не беспокоиться, что его заметят из окна. Взглянув вверх, он понял, что особняк значительно выше, чем ему показалось издали. Поверхность стен почти гладкая, незначительные выступы в кирпичной кладке и редкие выбоины не могут служить опорой, но Кейси решил попробовать. Земля у дома рыхлая, кроме переломов, ему ничего не грозит, а это не самое страшное из того, что ему довелось испытать, и из того, что наверняка еще предстоит. Размяв кисти, он начал восхождение.

Ничто не предвещало осложнений, неприятностей и неожиданностей. Обстановка оставалась, по мнению Кейси, спокойной. Было тихо, слабый ветерок трепал листья на макушках деревьев. Работа была привычной, казалось, будто где-то стоит камера с направленным на него объективом.

Прижимаясь к стене, Кейси дюйм за дюймом преодолевал расстояние, цепляясь, как летучая мышь, за каждый незначительный выступ. Так он добрался до карниза между первым и вторым этажами. Подъем оказался сложнее, чем он предполагал. При каждом новом рывке он обдирал лицо о шершавую стену. Рывок, еще рывок, передышка… Небольшой кусок кирпича под ним откололся, полетел вниз и, ударившись о стену, упал на металлическую ограду клумбы и раскрошился. Кейси успел ухватиться одной рукой за карниз и удержался на стене. Наконец ему удалось забраться на выступ.

Неясный шорох заставил его замереть. Краем глаза он заметил появившегося из-за угла дома мускулистого парня в черном костюме и широкополой фетровой шляпе. Кейси молил бога, чтобы тот не поднял головы: широченные поля его экзотического головного убора были для Кейси спасением — они не позволяли парню заметить человека, прилипшего к стене дома. Никого не обнаружив, тип в черном начал обход вокруг дома, прошел под ним и скрылся за углом. Судя по одежде, явно не соответствующей сезону, он принадлежал к местной охране.

Прошло немало времени, прежде чем Кейси удалось уцепиться за ограду балкона. Он подтянулся и, перемахнув через нее, оказался на мраморном настиле.

Окно на фут возвышалось над полом, приподняться Кейси не мог — он боялся попасть в поле зрения находившихся в доме. Некоторое время он лежал неподвижно, затем осторожно отполз в угол балкона, подальше от окна, и сел, опершись о стену.

До комнаты секретарши ему предстояло пройти по карнизу приличное расстояние и при этом миновать два окна. Он вовсе не был уверен, что останется незамеченным с улицы или из дома. Расслабляться не следовало… Но стоит ли заниматься акробатикой, если в кабинете Колвера никого не окажется?

Кейси приподнялся и осторожно заглянул в окно. Раздвинутые занавески позволяли рассмотреть все помещение. Огромная комната, устланная коврами, стены, отделанные панелями из дорогих пород дерева, высокая массивная дверь. В нескольких ярдах от окна резной стол с дорогим письменным прибором.

За столом, откинувшись на спинку кресла, с сигарой в руке сидел Лари Колвер. Напротив него, спиной к окну, стоял человек огромных размеров и выразительно жестикулировал. Кейси узнал в нем Датча. С людьми подобных габаритов нечасто приходится сталкиваться, а уж если пришлось пообщаться с ними, то запомнишь надолго.

Слышать разговор, происходивший за двойной оконной рамой, Кейси не мог, но предмет, который лежал на краю стола, заставил Кейси вздрогнуть.

Вскоре Датч вышел из кабинета. Колвер взял со стола то, от чего Кейси не мог оторвать взгляда, и встал. За спиной актера находился огромный сейф, оставалось только удивляться, как пол под ним до сих пор не провалился. Колвер похлопал сейф ладонью, словно старого приятеля, подошел к стене, сделал какое-то странное движение пальцами, и одна из деревянных панелей отошла в сторону. За ней сверкнула сталь потайной двери. Очевидно, Колвер держал многотонный ящик для отвода глаз, а настоящий тайник находился рядом, в стене. Он открыл дверцу, сунул предмет в тайник и совершенно неожиданно бросил взгляд в сторону окна.

Кейси отпрянул.

«Что это? Случайность? Или он что-то почуял?»

У Кейси засосало под ложечкой. Он встал в полный рост, прижался к стене и ждал, глядя на дверную ручку. Никто на балкон не вышел. Колвер не заметил его. Кейси перелез через балконные перила на карниз, тянувшийся узкой полоской вдоль окон и, аккуратно ступая, ощупывая каждый дюйм опоры, двинулся вперед.

Достигая арки первого окна, он осторожно заглянул в него. Перед ним предстала картина из порнографического буклета. Узкая, без мебели, комната, две пары в абстрактных позах занимались любовью прямо на ковре. Кто где, понять было невозможно, важно, что люди были заняты делом и им было не до лунатика, гуляющего за окнами. Этот участок пути он миновал, не беспокоясь, что будет замечен.

В следующем окне он увидел четверых мужчин, сидящих за круглым карточным столом. Целиком поглощенные игрой, они не отвлекались на посторонние предметы. Кейси беспокоило, что он на какое-то мгновение заслонит собою свет от окна и этим привлечет их внимание. Он присел на корточки и, перехватив рукой дальний выступ арки, буквально просквозил через опасный участок. Ему это стоило недешево, он чуть было не сорвался вниз. Некоторое время он приходил в себя, затем медленно поднялся и, тяжело дыша, миновал последний пролет. Цель Достигнута.

В комнате секретарши никого не было. Стол, пишущая машинка, небольшая тумбочка с телефоном и стул. Это все. Где Гарри? Где Юлань? Неизвестно. Кейси забеспокоился. Он был уверен, что они уже ждут его. Неужели им не удалось пройти в клуб, или этот подонок нарушил слово? Глупец! Разве можно было полагаться на мерзавца, причастного к убийству!… Но почему тогда его не поджидают головорезы из охраны? Стоя на карнизе, гадать несподручно. Кейси толкнул раму, она поддалась: окно оказалось незапертым. Он спрыгнул на пол и прислушался. Никаких признаков жизни. Но кто-то же открыл ему, окно? Или его вообще не закрывали? Какой сумасшедший будет держать окна закрытыми. Кого можно опасаться на третьем этаже безобидного притона? — Кейси нажал на ручку двери и слегка приоткрыл ее. Узкий коридор был пуст. Где-то раздавались приглушенные голоса. Он вышел и направился к кабинету Колвера. Теперь он ступал твердо. Первая дверь — здесь сидят картежники, вторая — тут избрали другой вид развлечения, а вот и массивная дверь хозяина.

Кейси достал револьвер и, толкнув ногой дверь, вошел в кабинет Лари Колвера.

2

Сидя за столом, Колвер складывал какие-то бумаги в папку. Услышав посторонний звук, он обернулся. Лицо вошедшего повергло киногероя в не меньший ужас, чем дуло направленного на него револьвера Физиономия Колвера стала того же цвета, что и воротничок сорочки.

— Не думай, Лари, что я пришел к тебе поболтать о погоде. Исход нашей встречи зависит от тебя, так что сразу предупреждаю, выкинь дурь из головы. Ты мои возможности знаешь!

— Но тебя же… — начал Колвер и тут же запнулся. Его мозг еще не поспевал за словами.

— Я бессмертен, Лари. Чего не могу сказать о тебе.

— Чего ты хочешь? — еле выдавил из себя актер.

— Знать, кто убил Глорию.

— Но почему ты задаешь этот вопрос мне?

— Потому что ты знаешь! — Кейси произнес это так, что у того похолодела спина. — Если я не добьюсь правды, то пущу тебе свинцовую сливу в лоб. К этому ты меня давно подготовил.

— Но при чем здесь я? — Колвер сидел, как манекен; то ли боялся, то ли не мог пошевелиться, его руки заметно дрожали. Глаза бегали, как у пойманного вора. — Ты же знаешь… в момент убийства я находился на съемочной площадке…

— Разве? Если мне не изменяет память, газеты и полиция утверждают, что ее убили в шесть вечера, а съемка кончилась в четыре.

— Я слышал, будто ее убили в четыре.

— Не слышал, а знал!

Кейси подошел к столу, взвел курок и направил холодный ствол револьвера в залитый потом висок Колвера.

— Я не утверждаю, что это сделал ты самолично. Но убили ее твои прихвостни по твоему приказу. Кто?

— Зачем мне нужна ее смерть? Я даже не знал ее… Что мне за польза?… — голос Колвера окончательно сорвался. Он вот-вот готов был разрыдаться.

— Открой сейф.

— Сейф?

— Да. Только не тот гроб, что стоит за твоей спиной, а тот, что за панелью в стене.

Колвер обреченно закрыл глаза.

— Значит, мне не померещилось. Значит, это был ты, там, в окне…

— Я. Открывай. Мой палец пляшет на спусковом крючке. Секунда промедления — и он сорвется.

Колвер с трудом поднялся с кресла и, пошатываясь, направился к тайнику. Нажав на скрытый механизм, он опустил руку, и одна из панелей отодвинулась в сторону.

— А теперь сделай пять шагов назад.

Колвер с готовностью повиновался. Каскадер вышвырнул все содержимое сейфа на ковер и нашел, что искал. Сначала он достал бумажник, отобранный у него в квартире Кэт. Деньги были на месте. Именно их Холлис собирался подбросить Бартону. Кейси убрал бумажник в карман. Затем он достал из тайника узкую черную коробку. Она также принадлежала ему и исчезла вместе с бумажником. Кейси открыл футляр. Из двенадцати кинжалов осталось семь, пять углублений были пусты. Подбородок каскадера задрожал, глаза налились кровью. Он резко захлопнул футляр.

— Их была дюжина, Колвер! — хрипло заговорил Кейси. — Первым убили Глорию, вторым — Кимли, третьим — почтальона, четвертым — его жену, пятым — патологоанатома. Для кого предназначался шестой?

— Я ничего не знаю, — пробормотал актер.

— Кто убивал? — взревел Кейси.

— Датч.

— По твоему приказу?

— Брось оружие, — рявкнул кто-то за спиной Кейси. Он медленно повернул голову назад. В дверях стоял Датч с кольтом-45, направленным в спину Кейси.

— Какое однообразие!

— Я не повторяю дважды!

Кейси бросил револьвер.

— Зато я дважды попал к тебе на мушку, Датч. И опять ты целишься мне в спину.

— Ты плохо усваиваешь уроки, акробат.

— Ты прав.

Широкая физиономия верзилы расплылась в ухмылке. Он напоминал жирного кота, нализавшегося сметаны. Не сводя с Кейси глаз, он переключил внимание на Колвера.

— Его привел сюда Гарри, шеф. Этот слабак ухитрился протащить в клуб желтокожую подружку акробата.

— Где они? — еле слышно спросил Колвер, все еще не пришедший в себя. Он был весь какой-то заторможенный.

— С Гарри у нас состоится особый разговор, что касается девчонки, то ее пришлось связать и запереть в бильярдной, чтобы не брыкалась; Наши ротозеи пропустили их в здание, и еще неизвестно, чем бы кончилось дело, но косоглазая заметила медальон на шее Чика, снятый им с дохлого китайца, и бросилась на, него как пантера. Хорошо, я оказался РЯДОМ, не то эта тварь разорвала бы парня на куски. Мы еле оторвали ее от горла.

Датч не спеша подошел к отброшенному Кейси револьверу и нагнулся, чтобы поднять его. Но слишком рано телохранитель Лари Колвера вообразил себя победителем. Датч не обратил внимания на коробку, которую каскадер все еще держал в руках. Ногтем Кейси отбросил крышку, выхватил кинжал и метнул в Необъятную мишень. Со свистом кинжал прорезал воздух и вонзился между ребер Датча. Он проник в тело по рукоятку, повредив левое легкое. Страшно завопив, толстяк отлетел в сторону и, ударившись о стену, сполз по ней вниз. Револьвер выпал из его рук и оказался у ног Колвера. Актер рефлекторно потянулся к оружию, но Кейси в два прыжка достиг его протянутой руки. Вывернув ее назад, он нанес Колверу мощнейший удар в солнечное сплетение и вывел его из игры.

Кейси поднял «кольт» и убрал его за пояс, затем подобрал револьвер и положил его в задний карман брюк. Сражение он выиграл, но легче ему не стало: до истины он так и не добрался. И предстояло еще освободить Юлань.

Кейси вытер лоб тыльной стороной ладони и подошел к толстяку.

Триста фунтов жира, из которого Датча слепила природа, извивались в предсмертных судорогах. Глядя на громилу, Кейси неожиданно вспомнил слова эксперта: «Человек, ударивший Глорию ножом, одного роста с ней…»

Кейси наклонился над тушей и тихо спросил:

— Ты убил Глорию?

— Нет… — скорее догадался, чем услышал, Кейси. Он подошел к Колверу, который корчился на полу, ловя воздух ртом, поднял его на ноги, доволок до кресла и швырнул на сиденье.

— Ты мне надоел, Лари! Если ты не скажешь правду, я пристрелю тебя, как бешеного пса! Кто убил Глорию?

Его перебил телефонный звонок. Колвер молчал.

— Ты так ничего и не понял, парень! Придется с тобой поступить иначе.

Телефон не умолкал.

— Не вздумай шутить.

Кейси снял трубку и передал ее Колверу. Тот перевел дыхание и тихо прохрипел:

— Слушаю вас.

— Мистер Колвер? Говорит Полтон, — скрипучий голос режиссера разнесся по всему кабинету. — Вы не забыли, что съемка назначена через два часа?

— Вы нашли нового каскадера?

— Мы сделали пробную съемку с манекеном. Этот вариант не лучший, но другого не будет. Нам необходимо отснять крупный план. Вы успеете?

— Да, — сухо ответил актер.

— Прекрасно! Камера установлена на мысе Колуэй. Ждем.

Кейси опустил трубку на рычаг. Блуждающий взгляд Колвера остановился на телохранителе. Лицо его искривилось, он резко отвернулся к окну.

— Датч мертв?

— А ты думаешь, он спит?

Колвер расстегнул ворот рубашки и сбросил галстук.

— Дрожишь за свою шикарную жизнь, Лари? Правильно делаешь. А теперь выполняй мои указания, больше я уговаривать тебя не буду, пора переходить к делу. — Кейси говорил коротко и жестко. — Звони своим недоноскам и прикажи привести сюда девушку. Быстро!

Актер снял трубку белого телефона и буркнул в микрофон:

— Чик! Доставь ко мне девчонку, срочно! — Отодвинув от себя аппарат, он спросил: — Ты хочешь меня убить?

— Нет. Ты сам себя погубишь.

— Я?! Что ты задумал?

— Твоя шкура меня не трогает, Лари. Как только приведут девушку, ты прикажешь ее отпустить.

Кейси подошел к окну и встал за занавеску. Револьвер был направлен на дверь. Спустя минуту постучали.

— Войдите.

Первой на пороге появилась Юлань. Ее блузка была порвана, руки связаны за спиной, длинные черные волосы прикрывали обнаженные плечи. Гнев и боль застыли в глазах девушки.

Следом за ней вошел рослый негр с мощным торсом, очень длинной и крошечной головой, словно творцу не хватило материала, когда он лепил это чудовище. На груди чернокожего болтался медальон в виде дракона с рубиновыми глазами. Кейси все понял.

— Развяжи ее, Чик, — приказал Колвер.

— Но, босс, эта дикая кошка опасна…

— Развязывай! — крикнул хозяин.

Чик потянулся к веревке, но тут же замер, наткнувшись взглядом на труп Датча. Наступила томительная пауза. Кейси решил, что выжидать нельзя. Он резко отдернул занавеску и вышел из укрытия.

— К стене, образина!

Увидев Брэда, Юлань ожила. Чик попятился, не отрывая глаз от ствола «кольта».

Кейси взял из коробки кинжал, подошел к девушке и разрезал веревку, стягивающую ей руки. Коробку он бросил на стол. То, что произошло в следующую секунду, было подобно вспышке молнии.

Юлань бросилась к столу, выхватила кинжал из футляра и ловко метнула его в негра. Лезвие сверкнуло в воздухе и застряло в горле Чика, чуть выше золотого дракона. Глаза чернокожего выкатились из орбит, он протяжно захрипел и, как срубленное дерево, повалился на пол.

— Юлань! — только и успел крикнуть Кейси.

— Этот мерзавец убил моего отца!

Девушка бросилась к негру и сорвала с его шеи окровавленный медальон.

— Надо уходить, — сказал Кейси, пряча револьвер под пиджак.

Подойдя к Колверу, он взял его за локоть.

— Мы проводим тебя до съемочной площадки, Лари. Пошли.

Колвер сидел, закрыв лицо руками. От прикосновения Кейси он вздрогнул, будто очнулся от сна, и медленно поднялся. Кейси забрал со стола коробку, спрятал ее в глубокий задний карман брюк и положил руку на револьвер.

— Запомни, Лари, Датч умел выбирать оружие, его пушка прострелит твои мощи и через карман. Вперед.

Они вышли из кабинета. Первой шла Юлань, следом — Колвер, завершал шествие Кейси.

Спустившись на первый этаж, они миновали банкетный зал, обставленный дорогой мебелью, украшенный кадками с карликовыми пальмами, и вышли в холл, где стояло несколько кресел. В двух из них развалились типы в черных костюмах. Топорщившиеся под мышками пиджаки свидетельствовали о том, что эти ребята умели работать не только кулаками.

Заметив процессию, направляющуюся к выходу, оба встали, загородив собой дорогу. Один из них расстегнул пиджак.

Глава 13

1

— Я уезжаю на съемку, следите за порядком, — коротко приказал Колвер.

Охранники с физиономиями киллеров недоверчиво покосились на незнакомых мужчину и женщину. Порванная одежда Юлань плохо гармонировала с белым смокингом Колвера.

— Босс, у вас все в порядке? Эти люди…

— Заткнись! — рявкнул Колвер. Охранники посторонились.

«Шевроле» стоял у подъезда. Девушка села за руль, Кейси открыл заднюю дверцу, пропустил вперед Колвера и сел рядом с ним. Машина плавно тронулась с места и выехала на просеку. Кейси оглянулся, парни в черном стояли на пороге и смотрели им вслед.

— Ты знаешь дорогу в мысу Колуэй, малыш?

— Да, знаю. — Юлань увеличила скорость. Колвер молча смотрел в окно, стараясь держаться спокойно. Он не знал, что готовит ему человек, сидящий рядом. Вряд ли Кейси отпустит его с миром. Колвер готов был рассказать ему многое, но знал, что этим не спасет, а, наоборот, погубит себя. Смерть настигнет его в любом случае. Так уж если погибать, то с достоинством. Колвер всегда был честолюбив и горд, но втайне он преклонялся перед каскадером и больше всего не хотел ударить в грязь лицом именно перед ним. «Будь что будет, — решил Колвер, — но я выстою».

Когда машина начала преодолевать крутой подъем горного хребта, Кейси повернулся к Колверу и спросил:

— Ты не решил еще назвать мне имя убийцы?

— Я его не знаю, глухо ответил тот.

Весь остальной путь они молчали. Солнце стояло в зените, когда они достигли мыса Колуэй, представлявшего собой небольшой пятачок земли, нависший над океаном. На другой стороне голубого каньона возвышался мыс Счастья. Их разделяло расстояние в двадцать ярдов с небольшим. Оба пика соединились между собой перекинутыми через каньон рельсами — металлическими дугами, провисшими над бездной, глубину которой никто не брался определить. Возле самого края каньона на стальной дороге стояла дрезина — четыре колеса, поддон и рычаг.

Все это предназначалось для претворения в жизнь бредовой идеи психа-сценариста, утвержденной умалишенным продюсером, а исполнять это должен был сумасшедший каскадер. Профессия Кейси и состояла в том, чтобы претворять бредовые идеи в кинематографическую действительность.

Юлань развернула машину и пристроилась в хвост стоявшему в центре пятачка «кадиллаку».

На зелени лужайки, возле дрезины, стояла укрепленная на треноге кинокамера, рядом грелся на солнце Клиф, молодой, веселый малый, вечно стреляющий деньги в долг и никогда не отдающий. Несмотря на возраст, он считался одним из самых толковых и опытных операторов МГМ. Неподалеку от него, держа в руках газету, на раскладном стуле сидел Полтон.

Первым подъехавшую машину заметил Клиф. Помахав рукой, он встал и ленивой походкой зашагал навстречу. Полтон отложил газету и тоже поднялся. Сначала из машины вышел Колвер, следом — Кейси. Увидев каскадера, режиссер врос в землю, лицо Клифа вытянулось.

— Ого! Брэд! С ума сойти! — оператор с восхищением разглядывал Кейси.

Физиономия Полтона напряглась, он явно растерялся и не знал, что сказать. Клиф беспечно продолжал:

— Я слышал, ты вырезал половину населения Калифорнии и удрал через океан к красным… Ну, конечно… Я так и думал, что все это блеф!

Кейси похлопал парня по плечу и подошел к режиссеру.

— Я привез моего друга, а также хотел узнать, нашли ли вы мне замену, мистер Полтон.

— Нет, — ответил Полтон. Застигнутый врасплох, он никак не мог сообразить, что к чему.

— Я так и думал. Проще встретить кенгуру в приморском парке или выловить русалку на пляжах Бей-Бич, чем найти идиота для выполнения этого трюка. — Кейси посмотрел на мрачного Колвера. — Впрочем, такой человек есть. Актер сам себя продублирует. Сенсация в его духе! Не так ли, Лари!

Колвер побелел. Ни Клиф, ни Полтон не могли проронить ни слова. Кейси продолжал:

— Мой друг Лари хотел меня похоронить в угольной шахте. Часть его замысла осуществилась, будем считать, что меня сожрали крысы. Открою секрет: Лари это сделал, чтобы занять мое место в дрезине. Он просто жаждет прыгнуть в бездну, согласно названию фильма, ради такого зрелища я отложил свои похороны и явился посмотреть на своего конкурента в деле.

— Но это невозможно, Брэд! — взвизгнул Полтон. — Он же разобьется!

— Или я его пристрелю! У него прекрасный выбор. Если же он перескочит на дрезине через пропасть на мыс Счастья, то получит это самое счастье. Только в этом случае Колвер останется жить. На этой стороне каньона он — труп!

— Брэд! — заорал режиссер, — я не намерен быть твоим сообщником! Это же убийство!

— В сегодняшней съемке режиссером готов быть я. Вы можете уйти, чтобы не быть свидетелем.

Полтон бросился к «кадиллаку». Кейси положил руку на плечо Колвера.

— Ну, вперед, каскадер!

Клиф, не понимая, что происходит, со все возрастающим любопытством прислушивался к необычному диалогу.

— Тебя ждет камера, Клиф. Не разевай рот. За работу.

Оператор не скрывал своего злорадства. Он терпеть не мог этого удачливого красавчика Колвера.

— Увлекательное кино предстоит, — хмыкнул он, направляясь к треноге.

— Помолись, Лари, и — за дело.

С трудом передвигая ноги, актер направился к дрезине. Когда он забрался на тележку, Кейси сказал:

— Это рычаг. Тебе придется качать его, как насос. Приложи все силы, и ты переберешься на ту сторону. Там — твоя жизнь и свобода.

Кейси повернулся к оператору.

— Готов, Клиф?

Тот кивнул.

— Мотор! Начали!

Колвер все еще верил в спасение. Он взглянул на Кейси, надеясь на помилование, но жесткий взгляд каскадера лишил его этой надежды.

— Ты так и не вспомнил, кто убил мою жену?

Колвер молчал.

Кейси выбил клин из-под колес дрезины, и они медленно покатились к краю пропасти. Актер обеими руками вцепился в рычаг. Колеса заскрежетали. Несколько ярдов дрезина шла ровно — рельсы опирались на шпалы, но вот земля кончилась, и рельсы прогнулись над коньоном. Колвер, что было сил, качал рычаг, его волосы трепал ветер, скорость росла. Дрезина нырнула вниз, скользя по металлу. В середине пути она на мгновение зависла над каньоном, как люлька, и начали подъем. До противоположной стороны оставалось не более четырех-пяти футов, когда руки Колвера соскользнули с рычага и уперлись в пол. Дрезина на секунду застыла и начала сползать назад. Рычаг беспорядочно мелькал в воздухе, словно сумасшедший маятник. Набирая скорость, тележка мчалась задним ходом. Проскочив середину пути, она рванулась вверх и, достигнув по инерции края обрыва, вновь ринулась вниз. Раскачиваясь, как качели, дрезина набирала обороты. Колвер вцепился в узкий борт, издав страшный вопль… Еще один взлет — и передние колеса соскочили с рельсов, дрезина заскрежетала, посыпались искры, и она, перевернувшись, камнем полетела в пропасть.

На лице Кейси не дрогнул ни один мускул. Он стоял на краю обрыва, широко расставив ноги, и отрешенно смотрел в никуда.

2

Все было кончено. Кейси не чувствовал угрызений совести. Колвер получил свое. Так или иначе, но он был причастен к убийству Глории. У него были найдены деньги и кинжалы, но Кейси понимал, что убил Глорию не он. Кто? Эту тайну Колвер унес с собой.

До последней минуты Кейси надеялся, что актер назовет ему имя преступника, но тот предпочел смерть. Значит, убийца был страшнее смерти. Или в Колвере все же было что-то мужское.

Клиф отвинтил камеру от штатива и укладывал ее в чехол, когда к нему подошел Кейси.

— Ты снял все, что произошло?

— Еще бы! Лучший эпизод фильма. Правда, мы отклонились от сценария, герой должен был остаться в живых.

— Проявишь пленку и отдашь ее мне.

Клиф остолбенел.

— Как? Ты шутишь, Брэд? Это же…

Кейси достал бумажник, извлек из него сто долларов и сунул их в нагрудный карман оператору.

— Это задаток. Вторую сотню получишь, когда пленка будет готова. У тебя есть место, где ты можешь этим заняться?

Глаза Клифа заблестели.

— Ладно. Но мне понадобится не менее двух часов на работу. В лаборатории Томпсона не помешают, он свой парень, возражать не будет.

— Где его лаборатория?

— На Двадцать второй авеню.

— Я тебя завезу к нему, мне по дороге. Садись в мою машину.

— Эх!… — Клиф мог сказать фразу и подлиннее, но что-то застряло у него в глотке. Он еще раз посмотрел на то место, которое только что было съемочной площадкой, и направился к «шевроле».

Кейси заметил, что «кадиллак» Полтона все еще не отъехал. Он подошел к шикарному лимузину и сел на переднее сиденье рядом с Полтоном.

Режиссер дымил сигарой, уперев локти в рулевое колесо, безучастно глядя перед собой. После долгой паузы он заговорил:

— Это убийство, Брэд! Я стал невольным соучастником преступления…

— Вас здесь не было, мистер Полтон. Произошел несчастный случай. Что касается преступления, то Колвер совершил не одно убийство. Он заслужил газовую камеру. Убивал, правда, не своими, а чужими руками. Будем считать, что Колвер покончил с собой, осознав свою вину.

— С чего ты взял, что кто-то убивал?…

— В сейфе Колвера обнаружены кинжалы, ими пользовались подручные Лари. Теперь их уже нет, ребята сменили климат.

— Ты убил их?

— Я защищался. Конечно же, я не рассчитывал прожить жизнь, ни разу не получив по морде, но так часто… Приходится давать сдачу.

— Но ты же обречен! Тебя ищет полиция всего штата!

— Им за это платят, пусть ищут, а я тем временем раздам долги.

— Ты страшный человек, Брэд!

— Неделю назад вы так не думали.

Кейси вышел из машины и пересел в «шевроле». Юлань взглянула на его измученное лицо и тихо спросила:

— Ты сделал все, что хотел?

— Вероятно. Давай отвезем этого парня. У него много хлопот на ближайшее время, надо помочь.

— Это точно, — подал голос Клиф. Машина развернулась и помчалась в город.

3

Около трех часов дня они прибыли на место. Юлань затормозила у ателье Томпсона.

— Через два часа я приеду за материалом, — сказал Кейси. — А теперь покажи мне, где у твоего приятеля телефон.

Они оставили Юлань в машине и пошли в ателье. Телефон стоял в углу на столике. Пока Клиф договаривался с хозяином, Кейси позвонил в редакцию. Ему ответил знакомый голос Ласнера.

— Привет, Джек, это Кейси.

— Брэд? Ты еще жив, чертяга! Ну, молодчина! Тебя ищет каждая псина в этом вонючем городе, а ты — в полном порядке. Будь осторожен, Брэд!

— Я так часто слышу эти слова, что скоро переложу их на музыку. У меня к тебе дело. Ты дорого платишь за сенсации, у меня есть для тебя парочка сногсшибательных новостей. Но вначале ты должен добыть для меня информацию. Мелочь. Ну как?

— Говори, что нужно. Для тебя я готов сделать невозможное!

— Ловлю на слове. Итак, первое: кому принадлежит голубой «паккард» с номерным знаком Калифорнии 24-863? Второе: кто владелец угольного рудника в Эссекс-Сити? И еще: кто из обитателей Голливуда пропал без вести за последние год-два?

Помолчав, Ласнер ответил:

— Серьезное задание. Узнать это не так просто. За десять минут я ничего не сделаю.

— С твоими связями, Джек, это пара пустяков. Когда и как я получу информацию?

Немного подумав, журналист согласился.

— О'кей, я постараюсь. Но тебе нельзя появляться возле редакции. Через час подъезжай на Бронсон-стрит, там есть ночной клуб «Черный лебедь». Днем он не работает. Постучи, тебе откроют. Я позвоню хозяину. Его зовут Харви Уэбстер. Там ты и дождешься от меня весточки.

— А этот Уэбстер надежный малый?

— Вполне. Мы с ним старые приятели. Не сомневайся.

— Спасибо, старина, жду.

Кейси повесил трубку и вышел из ателье. Юлань с тревогой взглянула на него, как только он сел в машину.

— Ты сказал, что через два часа вернешься за этим парнем? Это безумие, Брэд! Тебе нельзя оставаться в городе ни минуты.

— Что ты предлагаешь?

— Уехать со мной. Яхта ждет у мола Бэй Ринге. Там тебя никто не найдет. Ты будешь среди друзей, Брэд. Ночью мы выйдем в море. Это единственный шанс уйти от преследования.

— Ты добрая душа, Юлань, и очень много для меня сделала. Но мои дела в городе не закончены. Я очень хотел бы уехать, но придется сделать иначе. Сейчас я отвезу тебя к молу, и мы расстанемся. Хватит подвергать тебя опасности.

Юлань готова была возразить, но по глазам Кейси поняла, что это бесполезно. Они поменялись местами, Кейси сел за руль.

Всю дорогу девушка не сводила с него глаз. Спустя полчаса, проехав набережную, они достигли порта. Не доезжая квартала, Кейси остановил машину. Они вышли вместе.

— Я провожу тебя.

Она улыбнулась ему. Он заметил в ее глазах затаенную грусть.

Да, за это время они сблизились. Одиночество, горе всегда делают людей ближе… Кейси не хотел додумывать эти мысли до конца, он был к этому не готов. И понимал: Юлань нелегко…

Они перешли переулок к пристани. У причалов стояли, покачиваясь на волнах, вереницы разноцветных судов, разных размеров и классов.

— Вон, смотри! Видишь, белая шхуна с красной надписью?

Кейси прочитал вслух:

— "Фортуна". Соблазнительное название, черт побери! Я, пожалуй, рискнул бы прокатиться на такой красотке.

Юлань резко повернулась и протянула ему руки. Ее ладони горели.

— Брэд! Мы не уйдем в море без тебя! Там, на яхте, твои друзья, запомни это. Мы будем ждать тебя до тех пор, пока ты не придешь. Я никогда не прощу себе, что оставила тебя одного. Я не могу без…

— Не надо, малыш.

В глазах девушки застыли слезы. Он провел ладонью по ее черным шелковистым волосам и нежно поцеловал.

— Если меня не будет к полуночи, то не ждите, я не приду.

Он круто повернулся и пошел Она смотрела ему вслед в надежде, что он обернется. Но он не обернулся.

Выйдя из переулка, Кейси замер. Около его машины стояли двое полицейских и заглядывали в салон.

Глава 14

1

Кейси резко повернулся и зашагал прочь от машины. Увидев проезжающее такси, он махнул рукой. Машина остановилась, Кейси тут же впрыгнул на переднее сиденье. Один из полицейских заметил его маневр, что-то крикнул и бросился к патрульному автомобилю. Его напарник поспешил за ним.

— У вас, я вижу, неприятности с полицией? — спросил шофер.

— Получишь сто долларов, если не будешь зевать по сторонам и задавать глупые вопросы. Уйдешь от копов?

— За сотню я уйду от суда господнего! — ухмыльнулся таксист и рванул с места.

В это время дня машины еще не заполнили все улицы, и таксист, умело лавируя, умудрялся не снижать скорости. Вой сирены доносился сзади, распугивая прохожих, патруль отставал.

— Боюсь, на этой колымаге мы далеко не уедем, — бурчал шофер.

Кейси достал из бумажника деньги и бросил водителю на колени.

— Сверни в переулок, приятель, и лети дальше, не снижая скорости.

— Понял! Сейчас сделаем.

Не включая сигнала поворота, таксист круто повернул руль, и машина с визгом свернула направо. Кейси открыл дверцу и выскочил из кабины на полной скорости. Перевернувшись несколько раз, он юркнул в подворотню.

Патрульная машина свернула следом за ними и промчалась мимо, преследуя такси.

Кейси почувствовал щемящую боль в правом плече. Костюм был порван и испачкан. Не зря он предупреждал Брюса. Жаль, дорогая вещь. Прислонившись к стене, он перевел дух. За ушами было мокро от пота, внутри что-то трепетало, как флаг на ветру.

Немного успокоившись, он прихрамывая, пересек двор и вышел через арку на соседнюю улицу. Придерживая порванный пиджак, Кейси остановил такси и попросил отвезти его к «Черному лебедю». Ласнер предупреждал, что днем клуб не работает. Кейси постучал. Открывший дверь официант с изумлением уставился на оборванца, стоявшего на пороге столь респектабельного заведения.

— Зря ты вылупился, я не к тебе. Мне нужен Уэбстер. Он меня ждет.

Официант неохотно посторонился. Небольшой уютный зал, приспущенные жалюзи, полумрак располагали к отдыху.

— Посидите за столиком, я доложу о вас хозяину.

— Надеюсь.

— Желаете выпить?

— Жажду. Три лошадиных дозы виски. Будет мало — закажу еще.

Официант выполнил заказ, не утруждая себя разливанием виски в непомерных дозах. Он просто поставил перед Кейси бутылку «Джони Волкер» и стакан. Первые две четверти бутылки Кейси выпил залпом и закурил. По телу разлилось тепло, лицо раскраснелось, ноги налились свинцом.

Кейси готов был свалиться на пол и заснуть: пропади все пропадом! Но даже действительно лошадиная доза не сняла напряжения, накопившегося за последние дни.

Спустя несколько минут в зал вышел сухопарый старик, похожий на английского лорда. Заметив Кейси, он не торопясь приблизился к нему и спросил низким глубоким голосом:

— Вы от Ласнера?

Кейси кивнул. Мужчина придвинул стул и сел рядом.

— Я Харви Уэбстер. Джек звонил мне, я в курсе. Он просил помочь вам, но я вижу, что в первую очередь стоит подумать об одежде. Полагаю, костюм из моего гардероба вам подойдет. Пройдемте в мой кабинет, переоденетесь, а потом мы обсудим остальное.

Они встали, и Кейси последовал за Уэбстером. Миновав подсобные помещения, они очутились в просторном, хорошо обставленном кабинете.

— Джек вам ничего не оставлял для меня? — спросил Кейси.

— Пока нет. Придется немного подождать.

Уэбстер открыл стенной шкаф и предложил Кейси выбрать одежду по вкусу, а сам вышел.

Кейси подобрал себе костюм спортивного покроя, отыскал сорочку и начал переодеваться.

Боль в плече не унималась, словно его натерли наждачной бумагой, кровь на коже запеклась лепешкой. Снять прилипшую к ране рубаху оказалось занятием не из легких. Кейси переложил содержимое карманов в новый костюм. Усмехнувшись, отметил про себя, что сроду не носил с собой столько оружия, даже когда приходилось устраивать пальбу в вестернах.

Уэбстер появился в тот момент, когда Кейси закончил свой туалет. В руках старик держал небольшой конверт.

— От Джека пришел человек и принес для вас пакет. Вероятно, это то, что вы ждете.

Кейси чуть не вырвал пакет из рук Уэбстера и тут же вскрыл его. Кровь ударила ему в лицо. Прочитав письмо, Кейси долго смотрел в окно, на лбу его собрались морщины. Через некоторое время он еще раз прочитал послание Ласнера.

2

Оно было коротким, но содержало исчерпывающую информацию.

"За последний год в городе исчезли три человека: Бобби Робинс, восходящая звезда Голливуда, — отправившись после съемки домой, он так до него и не добрался. Его разыскивают по сей день, но безуспешно. Вскоре бесследно пропал Марк Сикейрос — кассир студии МГМ. Вместе с ним исчезло содержимое сейфа компании, ни много ни мало — семьдесят тысяч долларов. Полиция считает, что кассир прихватил деньги и сбежал. Розыски результатов не дали. Предполагаемый грабитель как в воду канул… И, наконец, Чет Гаррисон — маклер, также работавший в «Годдвин Майер».

Кейси оторвался от чтения. «Гаррисон»! Вот почему тогда в шахте ему показалось знакомым имя на визитке! Он вспомнил, что парень по имени Гаррисон действительно работал маклером на студии. Кейси стал читать дальше:

"Гаррисон исчез три месяца назад. Его вызвали в полицию для дачи свидетельских показаний, но не известно, по какому делу. Он ушел из дому и пропал. С тех пор о нем никто ничего не слышал. Что касается голубого «паккарда» и шахты в Эссекс-Сити, то они принадлежат одному и тому же лицу — одному из самых богатых и уважаемых граждан нашего штата, владельцу кинокомпании «Майер Пикчерз», продюсеру и твоему шефу Питеру Блейку.

По некоторым данным, он находится в Лондоне. Точно утверждать не берусь. Это все, что мне удалось для тебя сделать.

Жду вестей, Джек".

Кейси повертел листок в руках, но больше ничего не обнаружил. Письмо Ласнера выбило его из седла. Какое отношение ко всем кошмарам, которые ему пришлось пережить за эти дни, имеет Питер Блейк? Человек невероятного размаха! Какая связь может быть между ним и бандитом Датчем или ничтожеством Колвером? Кейси боготворил Блейка, для него продюсер всегда был эталоном настоящего американца, не такого, каких изображали в дешевых вестернах — с кольтом на бедре и сигарой в зубах. У каскадера голова пошла кругом. Уэбстер все это время не сводил с него глаз.

— Я могу от вас позвонить? — спросил Кейси совершенно убитым голосом.

— Конечно. Справочник на столе.

Кейси полистал увесистый том и нашел нужный номер. Ему ответил журчащий женский голосок:

— Справочная аэропорта.

— Простите, мисс, мне необходимо узнать, какие самолеты, начиная с понедельника вылетели на Европейский континент и был ли среди пассажиров Питер Блейк?

— Эта справка займет несколько минут, вы подождете?

— Разумеется, я жду.

Не прошло и трех минут, как голосок девушки вновь прожурчал в трубке:

— Вы слушаете?

— Совершенно верно, — Кейси настороженно посмотрел на Уэбстера.

— Мы виделись вчера днем.

— Как? Каким образом?

— Блейк — член нашего клуба. Все респектабельные господа, включая мэра, — члены клуба «Черный лебедь». Многим мы поставляем продукты, вплоть до горячих обедов. Им очень нравится наша кухня. Вчера я сам отвозил Блейку артишоки, маслины, запеченных куропаток и другие деликатесы. Мы также поставляем нашим клиентам коллекционные вина.

— Но мне показалось, что Блейка нет в городе.

— Совершенно верно. Он отдыхает на вилле в Мэриэл Хиллс. Это в тридцати милях к югу… Там есть указатель.

— Вы хотели мне помочь, Харви. У вас появилась такая возможность. Мне нужна машина.

Уэбстер широко улыбнулся.

— Я понимаю вас, мистер Кейси. Вы человек нетерпеливый. Вам хочется немедленно посетить Блейка. Но машины для этого недостаточно. У Блейка, как и у каждого богатого человека на Тихоокеанском побережье, огромный штат охраны. Вас просто не пропустят к нему. От шоссе к его особняку ведет частная дорога мили три длиной. Примерно через каждую милю дорогу перекрывает шлагбаум, полномочия вооруженной охраны не ограничены. Первый же пост преградит вам путь к Блейку. Дежурный остановит машину и сверит номера с регистрационным журналом. Если они в нем не значатся, вас задержат и отправят в полицию для выяснения личности. Другой дороги в вилле Блейка нет.

Кейси с досадой ударил кулаком по ладони. Несколько минут он метался по кабинету, затем остановился у окна и долго стоял так, заложив руки за спину.

Наконец его осенила идея, он быстро подошел к хозяину «Черного лебедя» и, не отрывая от него взгляда, заговорил:

— Давайте попробуем обсудить один вариант! На какой машине вы возите продукты Блейку?

— Для этой цели я использую фордовский фургон.

— Охрана знает вашу машину?

— Наверное.

— Как часто вам приходится бывать у Блейка?

— Дважды в неделю.

— Вы можете найти предлог для поездки к Блейку сегодня? Точнее, сделать так, чтобы ваш фургон охрана пропустила?

Уэбстер пожал плечами.

— Это возможно. Я обещал доставить на виллу португальский портвейн редкой марки. Если я позвоню и скажу, что могу выполнить заказ, то, очевидно, Блейк захочет, чтобы я привез вино… Но поскольку это явная ложь, я потеряю выгодного и влиятельного клиента…

— Вы его уже потеряли, Уэбстер. В самое ближайшее время Блейк отправится в газовую камеру.

— Вы молоды и горячи, Кейси. Таких людей, как Блейк, даже к суду не привлекают. В их руках вся страна с ее законами, политиками и полицией. Вам никто не поверит, даже вашим стопроцентным доказательствам. Их не захотят принять во внимание и будут правы. Такие, как Блейк, нужны стране: они делают большие дела и двигают прогресс. Все остальное чепуха, — последние слова Уэбстер произнес с оттенком иронии.

Он замолк и задумался, его бледное лицо разгорелось, веко левого глаза слегка подергивалось. Кейси ждал. Прошло немало времени, прежде чем Уэбстер сдвинулся с места. Он медленно подошел к телефону, снял трубку. У Кейси свело мышцы от напряжения. Он вслушивался в каждое слово и не мог понять, что же повлияло на Уэбстера?

— Мистер Блейк, говорит Харви. Я приобрел для вас обещанное вино. Если позволите, то его сегодня же вам доставят… Очень хорошо… Машину я высылаю, до скорой встречи!

Старик опустил трубку. Лоб его покрылся испариной. Очевидно, это разговор ему многого стоил.

— Вы сделали большое дело, Харви!

— Да. Теперь уже сделал.

— Скажите, человек, который принес записку от Ластера, еще не ушел?

— Нет. Он ждет в зале.

Кейси взял ручку со стола и написал на обратной стороне письма: «Пропавших без вести ты найдешь в шахте Мейнерд-Шорд. Жди следующих сенсаций. Кейси».

Он сунул листок в тот же конверт и отдал его Уэбстеру.

— Пусть посыльный вернет пакет Джеку. А мне пора в дорогу. Где ваша машина, Харви?

— Во дворе. Идемте, я выведу вас черным ходом.

Синий фургон стоял под навесом. Уэбстер передал Кейси ключи. Он сам набил в кузов пустых ящиков и коробок. Кейси сел за руль, хозяин открыл ворота и махнул на прощание рукой.

3

До Двадцать второй авеню Кейси добрался за пятнадцать минут. Оператора он заметил еще издали.

Клиф скорчил гримасу удивления, увидев Кейси за рулем фургона. Закинув сумку на заднее сиденье, он уселся рядом.

— У тебя есть где-то свалка доисторических телег, Брэд?

— Проявил пленку?

Клиф подал ему жестяную коробку.

— Все сделано в лучшем виде! Баксы на бочку!

Кейси отдал ему вторую часть гонорара.

— Хочешь получить еще триста долларов? — спросил он, пряча коробку в карман пиджака.

— Если это так же просто, то я готов работать на тебя всю жизнь.

— На сто долларов посложнее. Камера заряжена?

— Это же камера, а не голова, она всегда должна быть заряжена, как пистолет полицейского.

— Сядешь за руль, именно из-за того, что у полицейских заряжены пистолеты. Поедем в Мэриэл Хиллс, это в тридцати милях по южному шоссе. Там свернешь на частную дорогу. Где-то на пути нас тормознут, скажешь охране, что везешь мистеру Блейку заказ от Уэбстера. Остальное потом.

— Мы едем к самому Блейку? Вот это да! Никогда не видел его близко… И он нас примет?

— Не сомневаюсь. Тебе придется его снимать. Он прослезится от восторга. Я сяду сзади, среди ящиков, на шоссе могут встретиться копы, они меня любят, как москиты ДДТ. Ну, поехали!

Кейси перебрался назад, где за вторым сиденьем в несколько рядов стояли коробки. Обложившись ими со всех сторон, он оставил небольшие щели, чтобы иметь возможность просматривать дорогу в двух направлениях. Когда он устроился, Клиф тронул машину с места.

Солнце скрылось за горизонтом, когда они выехали за черту города и помчались на юг. Клиф держал среднюю скорость, и спустя полчаса фургон свернул на проселочную дорогу.

Клиф включил фары. По обеим сторонам дороги стояли стеной канадские сосны. Через несколько минут Кейси увидел впереди слабый мигающий огонек, они подъехали к небольшой освещенной сторожке. Дорогу преграждал шлагбаум.

Два охранника с револьверами на поясе лениво осмотрели подъехавшую машину. Кейси достал коробку с кинжалами и положил возле себя.

Высокий детина в шляпе встал перед машиной и облокотился на капот, второй, коренастый здоровяк в полосатом пиджаке, подошел к кабине и открыл дверцу водителя.

— Чего везешь?

— Заказ мистеру Блейку от Уэбстера.

— Что в коробках?

Клиф молчал. Кейси ничего не сказал ему про коробки. Охранник подозрительно заглянул в салон.

— А ну-ка вылезай и открой заднюю дверцу, — приказал охранник.

— Какое мне дело до коробок? — заартачился оператор, — мне погрузили, я везу… Поднимай деревяшку!

— Выходи, сосунок, не то вытряхну тебя с потрохами!

Коренастый схватил оператора за колено и дернул на себя. Клиф выскочил из машины.

— Открывай!

Оператор нехотя обошел машину, открыл дверцу и посторонился. Кейси нащупал футляр с кинжалами и приоткрыл крышку. В щель он видел, как охранник осмотрел коробки, затем протянул руку и, ухватив одну из них, потянул к себе.

— Черт! Они же пустые!

Раздумывать не приходилось. Кейси выбил ногой заслон и бросился на охранника, пиджак зацепился за какую-то железку и тянул его назад. Парень в полосатом пиджаке выхватил револьвер. Кейси метнул кинжал, который вонзился в бицепс коренастого. Тот вскрикнул и выронил оружие. Клиф не растерялся и, сложив кулаки вместе, с маху врезал парню по загривку. Тот пропахал носом по бетонному покрытию дороги и застыл. Раздался выстрел. Стекло задней дверцы разлетелось на куски, осколком Клифу оцарапало щеку, он тут же бросился на землю. Кейси пригнулся, выпрыгнул из машины и отпрянул за правый борт. Долговязый выстрелил еще два раза. Первая пуля чиркнула по обшивке фургона, вторая ударила в дорогу. Кейси, загороженный машиной, не видел стрелявшего, но понял, что этот парень может натворить кровавых дел. Он поставил ногу на колесо, подтянулся и взобрался на крышу фургона.

Они одновременно увидели друг друга. Охранник вскинул руку с револьвером, но кинжал опередил выстрел, вонзившись между шеей и плечом долговязого. Дикий, истошный вопль эхом прокатился по лесу. Кейси прыгнул с крыши на раненого и сбил его с ног. Револьвер отлетел в траву за обочину дороги. Кейси сдавил горло охранника и прижал его к земле.

— Тебя кто, сволочь, учил палить по людям?

Подмятый сторож прохрипел что-то невнятное. Кейси размахнулся, но окрик Клифа остановил его.

— Оставь, Брэд!

С трудом сдерживая злость, Кейси поднялся на ноги. Охранник выл от боли, ухватившись рукой за плечо.

— Не ной, рана пустяковая, — процедил Клиф. Кейси выдернул кинжал из раны и отбросил в сторону, кровь залила охраннику рубашку.

— Этот ублюдок ухлопал своего напарника. Стрелок! — Клиф кивнул назад.

— Как ухлопал? — переспросил Кейси.

— А так! Промазал! Пуля рикошетом отскочил от дороги и попала в того типа.

Они подошли к здоровяку, лежащему в трех ярдах от машины. Пуля разнесла ему затылок, кровь и мозги растекались по дороге.

Клиф перевернул ногой тело убитого. Остекленевшие глаза бессмысленно уставились в черное небо.

— Надо бы его убрать с дороги, — предложил оператор.

Они подняли труп и оттащили в кювет.

— Начало мне не нравится. Что будем делать, Брэд? Сколько еще этих придурков на пути? Заметь, они все с оружием и без извилин в башке.

— Не бубни, сейчас все выясним.

Долговязый сидел на обочине и обматывал рану оторванным от рубашки рукавом.

— Вот что, малый, сейчас сделаешь то, что мы тебе скажем…

— Я ранен, не видишь? — заорал охранник, но тут же сообразил, что ситуация давно изменилась не в его пользу, и сник.

— Ранен? Надо бы добить! — холодно заметил Клиф.

— Э!… Ребята… Бросьте вы это! Я вам ничего не сделал…

— Слушай, дерьмо. Ты же знал, что должен проехать этот фургон?

— Да, — простонал долговязый. И что ты должен был делать?

— Проверить машину и предупредить первый пост, что она проехала.

— А ты, придурок, начал палить. Как ты связываешься с другим постом?

— Звоню. В будке есть телефон.

Кейси подхватил его под руку и, подняв с земли, толкнул к сторожке.

— Иди и звони.

В крошечном помещении стояли стол, два стула, на стене висел телефонный аппарат.

Кейси снял трубку и подал ее охраннику. Тот с опаской покосился в их сторону.

— Только не вздумай валять дурака, мне недолго проделать в тебе еще пару дырок.

Дрожащей рукой сторож набрал две цифры на диске.

— Хэлло, Диллан, это я. Прибыл фургон с вином для хозяина, встречайте.

Капельки пота выступали на лбу у охранника, он нерешительно повесил трубку.

— Сколько их там?

— Двое на воротах, двое в доме. Но тех ребят вам нахрапом не взять…

— Посмотрим, — рявкнул Клиф и оборвал телефонные провода.

Им понадобилось две минуты, чтобы уложить долговязого на пол и связать. Кейси открыл шлагбаум, Клиф сел за руль, и они отправились дальше.

4

Еще через пару миль на горизонте показалась вилла. Выхваченная из темноты яркими прожекторами, она напоминала сказочный замок. Не доезжая до ворот, Клиф остановил машину.

— Ну, старина, перед нами последний бастион. Когда откроют ворота, проскочи вперед ярдов на тридцать, постарайся потянуть время. Я перемахну через забор.

— Ты шутишь, Брэд? Это же Великая китайская стена, а не забор. Зачем усложнять…

— Если охрану сумели предупредить, то машину тут же атакуют и мы окажемся в ловушке. А это обидно — влипнуть на пороге к достижению цели. Надежней будет, если мы появимся с разных сторон.

— Хорошую ты мне отвел роль, стратег!

Кейси достал из кармана «кольт» и положил Клифу на колени.

— Не дрейфь, парень. Действуй по обстановке.

Кейси выпрыгнул из фургона и скрылся в темноте. Оператор с тоской посмотрел на огромные железные ворота и завел двигатель.

Забор представлял собой идеально гладкую каменную стену высотой более десятка футов. Кейси прошел вдоль неприступной ограды, осматривая подступающие вплотную деревья. Одно из них, очень высокое, росло вблизи забора, нависая над ним. Кейси удивился: какой смысл возводить преграды, если их так просто можно преодолеть? Ничего не стоит влезть на дерево и по ветвям перебраться за ограду.

Он не стал терять времени. Обхватив ствол ногами, он за минуту достиг ветвей, нависающих на стену. Встав на самый толстый сук и ухватившись за ветку над головой, он начал перемещаться в сторону забора. Однако, несмотря на внушительный вид, сук под ногами основательно прогнулся, а до стены оставалось еще не меньше пяти футов. Если дело так пойдет и дальше, сук обломится под ним раньше, чем он достигнет цели.

При лунном свете Кейси заметил сверкающие нити, проложенные по верхушке забора. Присмотревшись, он понял, что стену опоясывает колючая проволока, Кейси достал монету, приценился и бросил. Монета чиркнула по металлу, вышибая искры. Значит, проволока под напряжением, и на стену ступать нельзя. А он-то посчитал их за идиотов.

Кейси услышал сигнал клаксона, скрип открываемых ворот, звук мотора. Клиф уже проскочил, надо спешить. Поодиночке с ними справиться легче.

Кейси сделал еще пару шагов. Ветки коснулись стены, еще шаг — и сук обломится. Рано он посчитал преграду пустяковой. Если прыгнуть, то наверняка оседлаешь электрического ежа — слишком далеко! Искать другое дерево не было времени. Что, если нырнуть через забор в сад, как в бассейн, используя ветку вместо трамплина? Идея ему понравилась, и Кейси не стал долго раздумывать. Он расцепил руки и одновременно оттолкнулся ногами, сук тут же обломился, но Кейси уже перелетел через преграду. Пиджаком он зацепился за колючую проволоку и пола разодралась на куски. Поджав колени; он сделал в воздухе кульбит и приземлился на клумбу.

Убедившись, что вывихов и переломов удалось избежать, он, не поднимаясь с земли, стал смотреть в просвет между деревьями на освещенную полоску подъездной дороги.

Фургон стоял между двух столбов уличного освещения. Один из охранников стоял рядом с Клифом, который размахивал руками, пытаясь ему что-то объяснить. Второй охранник задвигал мощный засов на воротах. Кейси увидел, что Клиф неуверенно направился к задней дверце фургона.

Не успел каскадер встать на ноги, как пожалел, что не остался по другую сторону забора. В двух шагах от него возникло чудовище. Огромный пес со вздыбленной черной шерстью скалил белые острые клыки и рычал. Красные огоньки его глаз сверкнули в темноте. Кейси медленно потянул руку к заднему карману. Только он успел приоткрыть футляр, как собака, громко зарычав, бросилась на него и сбила с ног. Ухватив пса левой рукой за глотку, Кейси, что было сил, начал сдавливать ее, держа животное на расстоянии и не давая вцепиться клыками себе в шею. Ревущая пасть неумолимо приближалась, обдавая лицо горячим дыханием.

Пес был очень сильный, расстояние между ними сократилось до дюйма, но Кейси все же удалось вытащить кинжал из футляра. Размахнувшись, он всадил лезвие под левую лопатку собаки. Она заскулила и обмякла, придавив каскадера к земле. Скинув с себя лохматый мешок, Кейси вскочил на ноги и увидел второго волкодава, который мчался прямо на него, громко лая и роняя пену из пасти. Но Кейси уже держал наготове следующий кинжал. Собака прыгнула с большого расстояния. Он пригнулся и выбросил руку с ножом вперед. Лезвие пропороло брюхо животного от горла до хвоста. Кейси отскочил и, прижавшись к дереву, огляделся по сторонам, готовясь к отражению новой атаки, но собак больше не было. Он взглянул на освещенную площадку. Клиф возился с дверцей фургона, а оба охранника смотрели в черноту сада. Ему даже показалось, что они его заметили, хотя понимал, что это невозможно. Их внимание привлек лай собак и их истошный вой. Один из охранников выхватил пистолет и ринулся в темный кустарник. Он рыскал между деревьями и звал собак. Когда его отделяло от Кейси несколько шагов, каскадер сунул руку в карман и потянул футляр, но он выскользнул и упал в высокую траву. Услышав шорох, охранник замер и прислушался. Кейси затаил дыхание. Наступила пауза.

— Эй, Мелвис! Иди сюда, посвети, — неожиданно крикнул сторож.

Ему никто не ответил.

— Ты что, оглох? Мелвис!

Охранник на мгновение оглянулся. Кейси коброй рванулся вперед и, что было силы, ударил парня головой между лопаток. Тот взмахнул руками и врезался лицом в дерево. Кейси выбил из него дух, как пыль из коврика, заткнул ему рот кляпом из платка, связал руки за спиной галстуком.

Не меньше минуты ему понадобилось, чтобы отыскать в траве коробку. Из двенадцати кинжалов остался один. Он сунул его в карман брюк и выбросил пустой футляр. Больше он ему не понадобится.

Когда Кейси выглянул на освещенную площадку, то увидел, что Клиф стоит в беспечной позе и держит в зубах сигарету. Кейси тихо свистнул. Клиф тут же заметил его за деревом, подошел небрежной походкой и встал рядом.

— Только не смотри в мою сторону, Клиф. Где второй?

— Я его малость погладил рукояткой «кольта», сейчас он скучает между ящиками в кузове.

— О'кей. В доме еще двое. Если они слышали шум, то врасплох их нам не застать.

— Двери и окна закрыты, а мы не очень-то и шумели. Вот только собаки…

— Они успокоились. Иди по дорожке на веранду, пусть тебя видят. Я проскочу сквозь кустарник.

Клиф зашагал к дому. Кейси, пригнувшись, прокрался за ним, и они встретились у входа. Брэд встал за дверью, Клиф постучал. На стук вышел заспанный тип и с изумлением уставился на гостя.

— Ты кто? Как…

— Я вино привез.

— А где ребята?

Кейси резко ударил ногой по тяжелой двери, угол которой пришелся на затылок беспечного цербера. Он упал на Клифа, и то нанес ему сверху удар увесистой рукояткой револьвера. Знакомство длилось не больше тридцати секунд.

— Оттащи его подальше, а сам оставайся на веранде. В нужный момент я тебя позову.

Кейси вошел в дом. Просторный холл первого этажа ярко освещала хрустальная люстра. Мраморная лестница вела на второй этаж. Три двери справа и три слева были плотно закрыты. Ориентироваться в этих хоромах не легче, чем в египетских лабиринтах. Кейси предположил, что хозяина лучше всего искать на втором этаже, а охранник появится, если он не даром получает деньги за свою работу.

Так оно и вышло. Не успел Кейси подняться на несколько ступеней, как его окликнули:

— Далеко собрался, дружок?

Кейси оглянулся. Невысокий, но крепко сбитый неф стоял возле одной из дверей и хмуро смотрел ему вслед. В правой руке он держал пистолет, а левой нежно поглаживал ствол.

— К мистеру Блейку. А ты думал, к тебе?

— Я не думаю. Я стреляю. Шевельнешься, я так и сделаю.

— У тебя ума хватит. Я привез вино от Уэбстера. Где хозяин?

— У себя. Только тебе там делать нечего. Ты всегда в таком виде возишь вино?

Кейси осмотрел свою одежду. Еще один костюм превратился в лохмотья. Он представил себе, какое у него лицо.

— Ну, что скажешь, дружок?

— Не смущайся, мне так больше нравится. Машина во дворе, выйди и проверь. Твои напарники ее разгружают, вот и помог бы им.

— А ты весельчак! Оружие есть?

— Два пулемета в нагрудном кармане, а танк, я тебе сказал, во дворе.

— Скинь пиджак и подними клешни вверх.

Кейси стянул с себя обрывки одежды и, отбросив их в сторону, поднял руки.

Негр приближался не торопясь. Парень опытный, такого дверью по загривку не треснешь. Обидно получить пулю почти у достигнутой цели. Кейси раздумывал.

Негр остановился на нижней ступеньке и дальше не пошел. Его глаза выражали сомнение и неуверенность. Он не хотел рисковать, а Кейси не мог нападать, пуля опередит любое его движение. Их разделяло десять футов. Некоторое время они мерили друг друга взглядом, каждый взвешивал свои возможности и оценивал способности противника. Чернокожий отступил на два шага и крикнул:

— Мейнерд! Где вы все, черт подери!

Входная дверь распахнулась, как будто только этого окрика и ждали. На пороге выросла фигура Клифа.

— Брось пистолет, черномазый, и не ори.

Охранник не оглянулся. Он все прекрасно понял и отшвырнул оружие в сторону. Кейси опустил руки.

— Не всегда полезно звать на помощь, дружок! Где Блейк?

— В кабинете. Второй этаж, налево по коридору, третья дверь справа.

— Сразу бы так.

Клиф тихо подошел и встал за спиной чернокожего.

— Хозяин один?

— Он все время один.

— О'кей! Спокойной ночи, дружок!

Клиф второй раз использовал рукоятку «кольта». Кейси прихватил пистолет охранника и сунул его за ремень брюк.

— Жди моего сигнала из окна.

Мягкие ковровые дорожки приглушали шаги. Кейси без труда нашел кабинет своего бывшего шефа. Перед тем как войти, он на секунду задумался. Странные, неопределенные вопросы возникли у него, он их не задавал себе раньше… Не до того было! Зачем он сюда пришел? Что он может сказать этому человеку? В чем обвинить? Чертовщина какая-то. Все как на войне. Стреляли, убивали, рвались в бой, погибали, а когда победили, выяснилось, что не с теми воевали, и вообще все зря! Кейси потряс головой и нажал на тяжелую медную ручку двери.

Глава 15

1

Питер Блейк сидел в кресле у горящего камина и читал. Миниатюрная книга в сафьяновом переплете лежала на его коленях. Он был одет в серую атласную куртку и черные брюки.

Блейк повернул к двери красивую седую голову. Кейси вошел, держа руку на рукоятке револьвера, заткнутого за пояс.

— Добрый вечер, мистер Блейк. Я не помешал?

Лицо миллионера оставалось непроницаемым, а глаза холодными, как подернутые льдом озерца. Он отложил книгу на стоящий рядом сервировочный столик и ровным голосом произнес:

— Нет. Вы мне не помешали. Я перечитывал Поля Элюара. Неравнодушен к французской лирике.

— Не боитесь запачкать кровавыми руками? Босс пропустил мимо ушей слова гостя.

— Раз уж вам удалось меня найти и проникнуть сквозь игольное ушко, что сделать непросто, я уделю вам немного времени. Прошу, присаживайтесь, — галантным жестом Блейк указал на кресло напротив.

Кейси пересек кабинет, не спуская глаз с хозяина, и присел на подлокотник кресла.

— Так что же вас привело ко мне, Кейси? Вы выглядите неважно.

— Увлекся бегом на длинные дистанции, мало ем, почти не сплю. Вот результат.

— Печально слышать, — старик говорил тихо, монотонно, без малейшего намека на волнение.

— Вероятно, приятней было бы услышать, что меня загрызли крысы? Как они это сделали с Бобби Робинсом, Четом Гаррисоном и Марком Сикейросом.

— Впервые слышу эти имена. И о каких крысах вы говорите? Вы явно переутомлены…

— Безусловно, переутомлен. Напрасно вы хотите построить наш разговор в подобном ключе. Вам бы пора исповедаться. Я пришел убить вас, Блейк.

Кейси встал.

— Все, кого я назвал, работали в кинокомпании, которой вы владеете, и не были просто пешками. Не знать их вы просто не можете. Сейчас они покоятся в шахте Мейнерд-Шорд, тоже принадлежащей вам. Очень удобное место для захоронения неугодных лиц. Не потому ли вы не желаете продавать земли в Эссекс-Сити? В ту же могилу и меня отправили. Но мне удалось из нее выбраться. И пришла пора выяснить, с какой целью и по какому праву вы распоряжаетесь чужими жизнями?

— Я не понимаю, о чем вы говорите, Кейси. И с чего вы взяли, что я хотел вас убить? Вы ценный работник, уникальный в своем роде, я даже не удивился вашему появлению. У меня нет причин избавляться от Брэда Кейси.

Блейк достал из кармана зажигалку из черного перламутра с золотой короной и стал раскуривать сигару. Точно такая же лежала в кармане Кейси.

— Все ведь знают, что это ложь. Вы убили мою жену! Вы покушались на мою жизнь, но когда это не вышло, решили инкриминировать убийство мне. А чтобы я не смог защищаться, безжалостно уничтожили всех моих свидетелей. Всех! На вашей совести шестеро ни в чем не повинных людей.

В стальных глазах Блейка впервые мелькнул злорадный огонек.

— Допустим. Но чем вы это можете доказать, Кейси? Ничем! Убийца — вы! Это известно всему городу. И вам недолго осталось разгуливать на свободе.

— Возможно. Только предварительно я разряжу в вас свой револьвер. — Кейси выдернул пистолет из-за пояса.

— Это вам не поможет. Я стар, Кейси, и не боюсь смерти.

— Лжете! Вы никогда не решитесь расстаться со своими миллионами. Может, жизнь вам и наскучила, но только не деньги…

— У меня нет ни цента. Весь мой капитал и кинокомпания принадлежат моей дочери.

— Дочери? — Кейси растерялся. Он никогда не слышал о дочери Блейка и вообще не предполагал, что у него есть дети. — Вы сказали — дочери?

— Вы не ошиблись.

Кейси внезапно стало как-то беспокойно, он напрягся, почувствовав еле уловимый приторный запах. Он резко обернулся. В лицо ему чем-то плеснули. Пахучая жидкость попала в глаза. Последовал удар по запястью правой руки, револьвер вылетел из расслабленных пальцев. Кейси закрыл руками лицо. Запах крепких духов ударил в нос, глаза жгло. Несколько минут он не мог оторвать руки от лица. Боль начала утихать. Он потер вспухшие веки, потом смог открыть глаза.

Все плавало в красном тумане, постепенно цветные пятна начали принимать реальные очертания и, наконец, приобрели вид конкретных предметов.

В углу кабинета стояла женщина, держащая в руке его револьвер. Она презрительно усмехнулась.

— Если мужчина не делает глупостей из-за женщин, он делает их из честолюбия!

Этот голос был ему знаком! Он узнал ее. Джун! Он вспомнил, как она стояла на дороге без туфель. Вот и теперь она оставила их у порога приоткрытой двери. Еще при первой встрече ему показалось, что эта женщина выдает себя не за ту, кто она есть на самом деле.

— На этот раз, Кейси, вам не уйти от меня! — голос ее был хриплым.

— Мне все время не везет из-за дурной привычки становится спиной к двери. Терпеть не могу двери за спиной, откидные кресла, толпу и сырость.

Кейси перевел взгляд на Блейка.

— Это моя дочь — Джун Колвер, — произнес киномагнат, выпуская струйку дыма, на мгновение скрывшую его надменное лицо.

— Колвер? — переспросил Кейси.

— Именно так. Джун — супруга Лари Колвера и моя единственная наследница.

Кейси был сражен.

— Так значит, это вы звонили в редакцию и полицию? Это ваш голос путал везде карты?

— Да, я! Я убила вашу жену, подбросила зажигалку Гарри под кровать, а свою подложила ему в карман. Я убила вашего слугу, потому что он попался мне на пути. Я убила почтальона и его жену, я убила Фрэнча и убью вас, Кейси. — Её холодный голос звучал громко и уверенно.

— Успокойся, Джун! — вмешался Блейк. — Ты не будешь стрелять в него. Он будет убит полицией при попытке к бегству далеко от нашего дома.

— Я сама покончу с ним! Я ненавижу его!

— Нет, — жестко сказал Блейк.

Он подошел к телефону, снял трубку и попросил соединить его с полицейским управлением.

— Холлис? Это Блейк. Кейси у меня, он на мушке. Поторопись, шериф. Надеюсь, на этот раз вы осечки не допустите.

Продюсер положил трубку на рычаг.

— За что вы меня так ненавидите? — спросил Кейси у женщины, которой не терпелось нажать на спусковой крючок.

— За то, что вас ненавидит мой муж.

— Разве? Никогда бы не подумал, что Лари меня ненавидел.

— Да. И это решило все. Ради него я готова сделать невозможное.

— Вы опоздали! Не думаю, что он отвечал вам взаимностью, но теперь это уже не имеет значения. Ваш муж покончил с собой.

— Лжешь, мерзавец!

Блейк едва успел отвести ее руку в сторону. Грянул выстрел, пуля сбила вазу со стола в двух шагах от Кейси. Еще раз костлявая промахнулась своей косой. Но долго играть со смертью никому не удавалось. Игра идет в одни ворота, Кейси вытер взмокший лоб и достал из кармана коробку с кинопленкой.

— Я могу это доказать. Здесь все зафиксировано.

— Что это? — спросил Блейк.

— Кинопленка с последним в жизни трюком Колвера. Колвер в роли каскадера. Типичное самоубийство.

— Сейчас мы это проверим, — строго произнес Блейк. — Успокойся, Джун. Пройдемте в просмотровый зал.

— У вас есть кинозал?

— Наивный вопрос, Кейси. Идите за мной.

С этими словами Питер Блейк направился к двери. Брэд Кейси последовал за ним. Сзади с пистолетом в руке шла разъяренная Джун Колвер.

Кинозал представлял собой небольшое помещение с креслами в три ряда, спускающиеся амфитеатром к экрану. У задней стены был установлен портативный кинопроектор. Кейси передал пленку хозяину.

Джун осталась стоять в дверях.

Когда все было подготовлено, женщина приказала:

— Сядьте, Кейси, и не вздумайте делать глупости. Ваш силуэт на светлом фоне будет отличной мишенью.

Кейси повиновался и занял первое кресло в первом ряду.

Свет погас, вспыхнул экран. Был момент, когда он мог выхватить нож и покончить с убийцей, но он решил не торопиться. Пленка прокрутится за пять минут, а шерифу потребуется не меньше часа, чтобы добраться до виллы. У Кейси вагон времени.

На экране поплыл пейзаж мыса Колуэй, затем крупным планом появилась спина Колвера, направляющегося к дрезине. Вот он оглянулся, но на кого смотрел, было неясно. Движения его были скованными и неуверенными. Актер забрался на дрезину и рванул на себя рычаг.

Даже фильмы ужасов — из тех, которые финансировал Блейк, — не могли соперничать с тем, что они увидели на экране. Оператор показал лицо Колвера крупным планом. Если бы все это не происходило в действительности, Колвера можно было признать лучшим актером Голливуда на протяжении всей его истории. Ощущение кошмара буквально заливало экран. На лице Колвера отразились все степени ужаса. Из открытого рта брызгала пенистая слюна, глаза выкатывались из орбит.

Смертельный маятник качнулся последний раз, дрезина сорвалась с рельсов…

По залу разнесся душераздирающий вопль Джун, за которым последовал выстрел.

Кейси сорвался с места. Вспыхнул свет. Он увидел падающую женщину. Верхняя часть ее головы была размозжена пулей сорок пятого калибра. Безжизненное тело Джун скатилось по ступеням к подножию экрана, на котором еще мелькало изображение летящей в бездну дрезины…

Такого поворота Кейси не ожидал. Некоторое время он не мог оторвать взгляда от изуродованного трупа. Затем склонился над Джун, разжал ее пальцы, взял револьвер и взглянул на Питера Блейка.

Тот стоял как каменное изваяние. Его лицо было мертвенно-бледным. Подбородок дрожал, на лбу выступил пот. Казалось, он постарел за эти секунды еще больше и превратился из вальяжного хозяина жизни в жалкого, немощного старика.

Кейси медленно подошел к проектору, вынул пленку и сунул ее в карман.

— Возможно сейчас не время, но все же нам придется закончить наш разговор, мистер Блейк. Вернемся на исходные позиции.

Питер Блейк, как тень, еле переступая налитыми свинцом ногами, направился к выходу, ощупывая стену, словно слепой.

Глава 16

1

Питер Блейк сидел в том же кресле у камина, положив на колени руки с тесно сплетенными пальцами. Его отсутствующий взгляд был устремлен на огонь. Кейси устроился в кресле напротив. Даже на секунду он не проникся жалостью к этому человеку.

— Что довело вашу дочь до преступной жестокости, Блейк?

— Все кончено. Ее больше нет. Ради Джун я жил, ради нее делал все, о чем страшно вспомнить. Теперь я такой же труп, как и все ее жертвы. Вся жизнь в этом мире не так… не так построена, я желал своей дочери только счастья…

Моя жена умерла, когда Джун исполнилось четыре года. Мы жили в Техасе. Тогда мне крупно повезло, я приобрел нефтеносную скважину. Деньги посыпались как из рога изобилия, но счастье было омрачено смертью Доры. Я очень переживал утрату. Но, в конце концов, работа поглотила меня целиком. Джун, в сущности, осталась без просмотра. Развлечений у нее не было.

Поселок, который мы отстроили, насчитывал сотню человек, не больше. Ближайший город находился в пятидесяти милях, на вышках работали только негры, ютящиеся в лачугах-времянках из фанеры. Если кто-нибудь из них сбегал, его быстро ловили лихачи на «джипах» и устраивали суд Линча. Местные жители их просто ненавидели, рвали на куски. Это было торжество — и развлечение! — злодеев, лишенных каких бы то ни было нравственных устоев. Я не приветствовал подобных экзекуций, мне человеку с Севера, были непонятны эти слепые инстинкты, но я ни во что не вмешивался, чтобы нажить врагов. И за это поплатился сполна…

Каждый месяц на лесной поляне линчевали очередного чернокожего. Весь поселок собирался на спектакль, который тщательно готовился. Соседи брали с собой Джун, она дружила с их детьми. Все население нашего захолустья отправлялось на поляну как на праздник. Конечно же, детям не стоило наблюдать подобные зрелища, но и оставить их было не с кем.

Джун подрастала. Она становилась все больше похожей на мать, и я, глядя на нее, невольно вспоминал Дору, которую очень любил. Тем дороже мне становилась дочь. Атмосфера, в которой девочка росла, вскоре дала свои страшные плоды. Все началось с собаки. В десять лет Джун убила пса, размозжив ему голову камнем, а потом исколола дохлое животное вилами. Я же только слегка пожурил ее. Так что, если честно — вина на мне.

В шестнадцать лет у повзрослевшей девушки начались приступы жестокости. Сначала она со своими приятелями избила до полусмерти велосипедными цепями рабочего, индейца. Спустя полгода Джун, как она выразилась, «отомстила черномазой» только за то, что та подала ей холодный кофе. Старая негритянка долго работала у нас в доме, хорошо работала, но вот дочери она не угодила.

Ночью Джун подошла к сарайчику, где та спала, закрыла дверь на замок, облила его бензином и подожгла ветхое строение. Все сгорело за пять минут вместе с несчастной женщиной. В такой ситуации остаться в Техасе не представлялось возможным. Денег у меня к тому времени скопилось достаточно, я продал нефтяной участок и перебрался в Калифорнию. Здесь мне предложили за бесценок шахту, богатую углем. Я, не задумываясь, купил ее. Через два года я смог приобрести кинокомпанию, дела которой начали приходить в упадок.

Джун, уже взрослая девушка, обожала кино. Когда на экранах появилась новая звезда — Лари Колвер, — она влюбилась в него без памяти. Однажды дочь заявила: «Этот мужчина будет моим мужем!» Зная ее характер, нужно было бы отнестись к этому всерьез. Я же воспринял ее слова как обычную девичью блажь: все девчонки влюбляются в киногероев, у каждой есть свой кумир.

Но тут Джун как-то потребовала, чтобы я познакомил их. Тогда Колвер снимался в «Парамаунте» и на других студиях, я не имел на него влияния. У него было все! Успех, деньги, женщины. Как-то представился случай, и я познакомил Колвера с дочерью. Будь проклят тот день! После года связи Колвер бросил ее. Джун три года ходила за ним по пятам как тень. Унижалась. Он сделал из нее марионетку, и Джун смирилась с этим.

Вскоре карьера Колвера дала трещину. Взошли новые звезды, а Колвер катился вниз, теряя деньги, славу, все! Когда он пришел ко мне на поклон, я сразу поставил главное условие: подпишу контракт, если он женится на моей дочери. Колвер тут же согласился, но просил не афишировать их брак, ссылаясь на то, что в этом случае он потеряет половину своих поклонниц. Неженатый актер всегда стоит дороже. Сделка состоялась. После бракосочетания мы заключили контракт. Он стал сниматься у меня на студии, но бывалого успеха вернуть уже не смог. Ему была необходима грандиозная реклама. Я стал выпускать фильмы ужасов со смертельными трюками, чтобы поднять кассу и восстановить былую славу Колвера. Но вы-то понимаете, что угасшую звезду не зажечь снова. Это так же невозможно, как вызвать ливень в пустыне. Да и зритель понимал, что трюки выполняет не актер, а вы. Получилось, что я сделал звездой вас. Сами понимаете, как Лари мог к вам относиться! Окончательно он потерял покой, а когда на экранах появилась восходящая звезда — молодой, сильный, обаятельный Бобби Робинс, Колвер возненавидел и его. Он потребовал, чтобы я выгнал Робинса, но я знал, что его пригласят другие студии и это не поможет Колверу. Его уже ничто не могло спасти…

Самое страшное началось полгода назад. Колвер признался мне, что случайно убил Робинса — разбил ему череп, а труп бросил в канаву. Я не поверил в случайность, убийство было преднамеренным.

Шерифу не составляло труда обнаружить труп в тот же день, так как совершил убийство дилетант. Спустя сутки Холлис вышел на Колвера. Пришлось заткнуть шерифу рот долларами. Мои люди спрятали труп Робинса в шахте. С тех пор шахта и стала местом, которое… Не вам мне об этом рассказывать…

Шериф, однако, не угомонился, он стал шантажировать Колвера, требуя денег. С каждым разом его аппетиты возрастали.

Я платить отказался. Колвер был не на шутку перепуган, он начал требовать деньги у Джун. Но у дочери не было ни цента! Лари заявил, что бросит ее, если денег не будет. Джун выкрала у меня ключи, они отправились в офис и обчистили сейф, в котором лежало семьдесят тысяч долларов. Я потребовал, чтобы они вернули в кассу деньги, всю сумму, иначе я заявлю в полицию. Тогда Лари и Джун застрелили Марка Сикейроса, отвечавшего за сохранность сейфа, после чего сбросили его в шахту и заявили, что ограбление совершил кассир. Мне пришлось и с этим смириться.

Однако маклер компании Чет Гаррисон, в день ограбления задержавшийся в офисе, видел, кто украл деньги. Он позвонил шерифу, не зная, что тот с грабителями заодно. Холлис назначил ему встречу и, надев на парня наручники, отправил в шахту, на полюбившееся им всем кладбище.

На украденные деньги Колвер купил клуб, прибыль от которого он вынужден был делить с шерифом.

После стольких событий у меня был сильнейший сердечный приступ. Я не на шутку испугался, передал управление своей фирмой Джун, а также перевел на нее все свое состояние.

Я решил, что на этом мои заботы кончились. Но я не знал о новом плане Колвера! Он все еще бредил славой. Когда мы начали работать над фильмом «Прыжок в бездну», по настоянию Джун — ведь фактически она теперь стала хозяйкой кинокомпании, — сначала должны были отснять все трюковые эпизоды. Они не собирались сообщать прессе о начале работы над новой картиной. Я не обратил на это внимания и только радовался, что моя дочь с азартом взялась за новое дело, оставаясь при этом в тени. Хозяином фирмы все еще считали меня, а мне и в голову не приходило, что Колвер лелеял надежду на новый взлет. И вот однажды, после пышного приема, Джун, будучи под винными парами, проговорилась мне, что они решили убрать вас со своего пути. Я сделал все, чтобы отговорить ее. Тщетно. Джун заявила, что покончит с собой, если я помешаю их плану. Зная ее характер, я и здесь отступил…

Их план был прост: отснимают все наисложнейшие трюки, после чего вас убирают. Вам хотели устроить пышные похороны, чтобы они прогремели на весь штат. Каждая собака будет знать, что вас нет, что вы погибли на съемке. И только после этого компания объявит о начале работы над новым супербоевиком «Прыжок в бездну», где в главной роли будет сниматься Лари Колвер — без помощи ушедшего в мир иной неповторимого Брэда Кейси.

Публике пришлось бы поверить в это. Когда оставалось отснять последний трюк с дрезиной, я понял, что вам осталось жить считанные дни. Чтобы помешать им, я сказал Джун, что вы застрахованы на миллион долларов и в случае вашей смерти ей придется выплатить страховку вашей жене.

Разумеется, Джун не собиралась никому платить и цента, ей проще убить, чем расстаться с деньгами. Так она и сделала, убив вашу жену. Вы остались без наследника, и страховку в миллион получить некому. Теперь ничто не мешало ей взяться за вас. Шериф не был информирован о планах Джун и дал вам в руки козырь — он рассказал о свидетеле. Вы начали раскручивать клубок. Никто не ожидал, что вы проявите такую активность. Необходимо было убрать и вас, и свидетеля. Но произошла осечка. Вы каким-то чудом выбрались с того света, после чего стали осторожнее и опаснее. Но когда Брэда Кейси сочли погребенным в шахте, представился удобный случай объявить убийцей его. Это устраивало всех — Кол вера, Джун и Холлиса. Представляете, что было с Холлисом, когда вы позвонили ему! А ваше сообщение о свидетелях и о том, что вы можете доказать, что Глория была убита в четыре часа, вконец выбило шерифа из седла. Он в панике позвонил Джун. Они расставили капканы и ловушки и подняли на ноги всю полицию.

Поскольку никто, кроме меня и Лоис Старк, не мог засвидетельствовать, что вы заезжали в офис, Лоис пришлось убрать. Это сделал Датч.

Джун отправилась в Фрэнчу, которому тоже следовало заткнуть рот. Возле ранчо она заметила машину вашего импресарио, ей было нетрудно догадаться, с какой целью туда приехал Бартон. Джун проследовала за ним, рассчитывая, что он ее выведет на вас. Но Бартону удалось ускользнуть от нее. Ей пришлось вернуться на ранчо. Когда Фрэнч отправился в город, она последовала за ним. Джун видела, что тот забегал домой, очевидно, за документом. Она поняла, что врач не успел передать Бартону заключение. Так оно и было. И вот на месте вашей встречи дочь села в машину к Фрэнчу и сказала, что ее прислали вы, но врач усомнился в ее словах и не отдал заключение. Джун убила его, забрала документ и позвонила в полицию. Шериф был инструктирован на этот счет. В любом случае вас ожидала смерть. И в любом случае она вас ждет, Кейси!

Блейк поднял тяжелые веки и взглянул на каскадера.

— Трюки кончились, мистер Блейк. Убийств больше не будет. Вы не в счет. — Кейси открыл окно и позвал Клифа.

— Через несколько минут здесь будет полиция, Кейси. Вы обречены! — его тон оставался холодным и безразличным. — То, что я вам рассказал, бездоказательно. Вы будете убиты при попытке к бегству.

— У меня есть еще время, и мы проведем его с пользой.

В кабинет вошел Клиф с кинокамерой.

— Приготовься снимать, Клиф. Мистер Блейк делает последнюю в своей жизни картину ужасов, построенную на фактах. Никаких трюков — все правда. Сейчас будет последний дубль. Я дал шанс Колверу спастись. Для вас, Блейк, исключения не будет. Возможно, вам повезет больше. Посмотрим, кто из нас первым прыгнет в бездну!

Кейси приблизился к продюсеру, положил перед ним револьвер и отошел в другой конец кабинета.

— Учитывая ваше состояние и возраст, даю вам фору. Я не тронусь с места, пока вы не нажмете на спусковой крючок. — Кейси достал кинжал и, опустив руки, кивнул Клифу, — приступай к работе.

Наступила тишина. Еле слышно стрекотала камера. Кейси стоял неподвижно, сжимая в пальцах лезвие кинжала. Блейк судорожно глотнул воздух, на лбу у него выступили крупные капли пота. Его рука медленно потянулась к револьверу. Взяв его, он взвел курок и прицелился. Кейси понял, что промаха не будет, он не чувствовал ни страха, ни сожаления. Он свою миссию выполнил и успеет бросить кинжал, пока пуля будет в полете. Кейси в этом не сомневался.

Блейк медлил. Его потрескавшиеся губы дрогнули в горькой усмешке.

— Снимите меня крупным планом, Клиф, — попросил он осипшим голосом, после чего приставил револьвер к собственному виску. Раздался выстрел.

— Двенадцатый кинжал не нашел своей жертвы! — Кейси медленно подошел к столу и вонзил страшное оружие в дерево.

Где-то далеко послышалось завывание полицейских сирен.

— Брэд! Это полиция! — очнулся оператор. — Пора уносить ноги!

— Не суетись, Клиф. Слушай меня внимательно. — Кейси достал из кармана кинопленку. — Вот, держи. Вдвоем нам не уйти, убьют. Я свое дело сделал. А ты должен жить! Сейчас мы выйдем в сад, и ты спрячешься в кустах. Я отвлеку полицию. Копам ничего про тебя не известно, они знают только обо мне. Когда эта свора уберется отсюда, ты беспрепятственно уйдешь. Прояви пленку, которую только что отснял, и отдай обе пленки Джеку Ласнеру из «Голливуд-Трибюн». Понял?

— Все ясно.

Кейси вынул бумажник и протянул Клифу.

— Здесь больше двух тысяч, бери. Ты честно заработал эти деньги, мне они больше не понадобятся.

Они выскочили во двор, когда полицейские уже начали осаждать ворота. Кейси хлопнул парня по плечу, и Клиф нырнул в темноту кустов. Брэд осмотрелся и заметил голубой «паккард», стоящий рядом с «роллс-ройсом». Теперь эта игрушка с мощным мотором должна послужить ему, решил Кейси. Он сел в машину и включил двигатель. Он оставался спокойным. Он ждал.

Сильный удар — и верхние петли слетели, ворота качнулись и медленно стали падать вниз, сшибая ветви деревьев. Железные створки грохнулись на землю, подняв столб пыли.

Кейси нажал на газ.

Увидев летящую на них машину, полицейские бросились в разные стороны. Холлис, стоящий посреди дороги, не шелохнулся. Он целился в Кейси, который даже не пригнулся, а лишь сильнее вдавил педаль газа в пол. «Паккард» летел на шерифа. Снова дуэль. Холлис успел выстрелить дважды. Ветровое стекло рассыпалось, первая пуля обожгла плечо, вторая разорвала обшивку сиденья. Шериф проиграл: удар был смертельным — Холлиса подбросило вверх, а потом с той же силой швырнуло наземь.

Кейси вылетел из ворот на полной скорости и свернул на дорогу, сбив в кювет патрульную машину, «паккард» был помят, как бумажный стакан, брошенный в урну, но двигатель продолжал работать. Кейси выжимал из машины все, на что она была способна.

В зеркало заднего обзора он видел, как две оставшиеся машины неуклюже развернулись и пустились за ним в погоню.

Выскочив на автостраду, Кейси свернул на юг и помчался к мысу Колуэй…

Резко ударив ногой по тормозам и одновременно до отказа педаль акселератора, Брэд Кейси вывернул руль влево. Машина, в одно мгновение совершив классический разворот, застыла на месте, у самого края обрыва. Выскочив из нее, Кейси рванулся к краю пропасти.

Океан в лунном свете напоминал смятую серебряную фольгу. Кейси глянул вниз. На какую-то долю секунды у него перехватило дыхание. Кейси сделал еще один — последний — шаг. Мысы ботинок зависли над пропастью. Полицейские машины стремительно приближались, оглашая окрестности несмолкаемым завыванием сирен. Кейси не оглянулся. Он сжался, как пружина, и послал свое гибкое тело в бездну.

До полуночи оставался целый час!


home | my bookshelf | | Прыжок в бездну |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу