Book: Мужчина ее мечты



Мужчина ее мечты

Виктория УГРЮМОВА

МУЖЧИНА ЕЕ МЕЧТЫ

Правда необычнее вымысла, потому что вымысел обязан держаться в рамках правдоподобия, а правда — нет.

Марк Твен

Глава 1

Кофе должен был закончиться только в четверг даже при самом неудачном раскладе, а вышел весь сегодня, то есть дня на три раньше. Я озверело скребла ложечкой по пустому блестящему донышку банки и размышляла о скоротечности жизни. Еще я размышляла о тщете всего сущего, так как именно мне, а не кому-нибудь другому предстояло выходить под проливной дождь в поисках жизненно важного продукта. Сия попытка совершить нечто похожее на подвиг вовсе не означает, что я безумно люблю кофе. Я пью его с отвращением, хотя и помногу. Просто он помогает сосредоточиться на проблеме.

Вас, естественно, интересует, какие проблемы занимают девицу двадцати пяти лет от роду, из той породы, которую любят джентльмены, — с зелеными кошачьими глазами, рыжей пышной гривой и ногами от плеч.

Отвечу сразу: отнюдь не любовные. Таковых у меня нет, потому что напрочь отсутствует личная жизнь. Это даже удобно, и со временем к подобному положению вещей привыкаешь. А если кто-то из джентльменов вознамеривается изменить установленный порядок и строит матримониальные планы, то их искренний душевный порыв вызывает уже не трепет и восторг, как в восемнадцать лет, но возмущение и соответствующие по масштабам репрессии.

Работаю я программистом в довольно солидной фирме, которой нужен результат, а не зрелище девиц на рабочем месте от звонка и до звонка. Иногда они даже платят зарплату. Это происходит внезапно и вопреки логике, а потому всегда выглядит как подарки судьбы; но благодаря им я имею возможность спокойно существовать в отдельной квартире, которая все-таки больше похожа на двухлитровую банку с раздельным санузлом, постоянно пополнять библиотеку и довольно часто покупать шляпы и перчатки. Без них жизнь мне кажется уж совсем пропащей.

Вечерами я обычно сижу перед телевизором и вяжу длинные шарфы и свитера, которые потом принципиально не ношу. А мой дом — с нежно пестуемым аквариумом и кучей экзотических растений в не менее экзотических горшочках — похож на вполне приличную оранжерею с прудиком, что побуждает меня крайне редко выбираться в командировки.

Что же касается личной жизни, каковая всегда интересует знакомых больше, чем даже самая активная общественная, признаюсь по секрету, что я вот уже много лет жду блондина своей мечты. В этом выборе удалось определиться не сразу. Вначале — мне как раз исполнилось четыре года — я страстно влюбилась в Жерара Филиппа и три года любила его вечно, после чего вероломно изменила ему с Ахиллом. Да-да, тем самым, из древнегреческих легенд. Ахилл должен был быть белокурым, синеглазым и божественно сложенным. В идеале я мечтала и о слегка откорректированном характере: меня мало устраивал бандит-меланхолик, воспетый Гомером.

В детстве легко веришь в то, что сам себе придумываешь: пресловутый блондин вошел в мою жизнь раз и навсегда. Но в последнее время поиски мужчины всей моей жизни пришлось отложить на неопределенный срок, потому что на пер вый план выступили иные задачи.

Началось все несколько недель тому.

* * *

Нетерпеливый звонок раздался неприлично рано, когда спросонья еще туго соображается. Поэтому сперва я доверчиво открыла все замки и щеколды, отворила двери, а затем уж осторожно спросила «кто там?» у того самого первого встречного, который топтался на моем половичке. «Кто» оказался нашим почтальоном Аристотелем Петровичем — милым и добродушным старичком, о котором можно сказать, что для своих пятисот лет выглядит он весьма неплохо.

В сухонькой ручке, похожей на птичью лапку, он едва удерживал огромный конверт. Такой, знаете, коричневый, из плотной оберточной бумаги, на котором на стыках выступают следы плохого клея. Не удивлюсь, если это я сама и склеила его на уроке труда в невинном детском возрасте (помните, была такая забава в младших классах?). Во всяком случае, теперь таких не делают, и конверт — хоть и не дышал седой древностью — напоминал о днях минувших.

— Распишитесь, деточка, — проскрипел почтальон, протягивая мне вчетверо сложенный листок. — Где-нибудь там…

На всякий случай я метнула на конверт быстрый взгляд: не могу сказать, чтобы наш «легконогий вестник» страдал склерозом и путал адреса, однако решительно некому было посылать мне такие письма. Но надпись, выведенная четкими большими буквами, да еще и красным цветом, уверенно гласила: «Нике Казанской», то есть мне, и отпираться было бесполезно. Да и любопытство уже одолевало. Вручив Аристотелю Петровичу заслуженные чаевые, я гордо прошагала на кухню, чтобы за чашечкой кофе насладиться эпистолярным наследием неизвестного пока что автора, но хитрющая судьба не дала мне такой возможности. Сперва забулькало и загрохотало в батарее, да так яростно, что перспектива кофейничать в тишине отпала сама собой. А потом произошло одновременно много всяких мелких и на первый взгляд незначительных событий…

Нужно сказать, что сосед сверху затеял ремонт, и это «счастье» настигло нас месяца четыре назад. Все это время у меня над головой пилили, сверлили, строгали и шлифовали; ломали и строили, стучали и периодически лишали света и воды все парадное. Наконец ремонт приблизился к долгожданной завершающей стадии, и именно в ту минуту, когда я расписывалась в квитанции, мимо меня двое рабочих проволокли наверх потрясающий, похожий на маленького слоника, пузатый унитаз — розовый и в мелкий цветочек. Вслед за ним остальные влекли на себе груду разнообразного хромированного железа и фаянса, так что на лестнице как-то вдруг стало шумно и людно.

Признаюсь сразу: розовый «слоник» очаровал меня настолько, что я проводила его долгим тоскующим взглядом. Не мне, а стокилограммовому дундуку с девятого этажа сиживать на нем долгими вечерами, невольно приобщаясь к высокому, — и где же, спрашиваю я вас, справедливость?

Когда я вернулась с небес на землю, то Аристотель Петрович уже прощался, а вот ступенек на десять ниже, на крохотной площадке между двумя пролетами, стоял и совершенно неприлично пялился на нас какой-то неприятный типус. И мало того что сам был противен (совершенно субъективно, конечно, лицо-то как лицо, ничего особенного), но еще и знаком до отвращения, а это странно, ибо он происходил как раз из тех блеклых людей, которых никогда не запомнишь. Эдакий усредненный эталон гуманоида — типичного представителя своей расы, по каковой причине их постоянно путают с другими типичными представителями. Именно их и рисуют на плакатах: «А ты отнес свои деньги в сберкассу?!!» С одной стороны — что мне за дело до этого типа? Стоит и стоит себе, к тому же рабочие во главе с неутомимым созидателем ремонтного хаоса сновали туда и сюда — и он вполне мог быть одним из них. А то, что смотрит не отрываясь… Ну, не он первый. И все-таки что-то странное было в этом человеке, что-то непривычное.

Это уже много после я поняла, что смотрел он таким внимательным и долгим взглядом вовсе не на меня…

А тогда отчаянно затрезвонил телефон, и гудки оказались длиннющие, с крохотными паузами. Междугородные звонки врывались в мою жизнь крайне редко, а точнее — никогда. Не было у меня знакомых в других городах. Но телефон надрывался, и кто-то на другом конце провода совершенно не собирался вешать трубку, словно уверенный, что я отвечу. Я устремилась было к аппарату, но тут из ванной раздался нежный звук, более всего напоминающий журчание весеннего прозрачного ручейка. А потом и сам ручеек, правда не такой уж и прозрачный и вовсе не весенний, весело хлынул мне под ноги из-под плотно закрытой двери, и тут уж мне стало не до звонка и не до конверта.

Сосед сверху приложил максимум усилий к тому, чтобы мы о нем долго помнили. В моей ванной с потолка через неведомо откуда взявшуюся дыру струился довольно приличный водопадик, и мне захотелось на мгновение пускать экскурсии: единственный частный водопад в двухкомнатной квартире! — завлекательно звучит. Но через пару минут выяснилось, что я отнюдь не монополист: уже бежали взволнованные соседи с нижних этажей, уже раздавался на лестничной клетке тот самый ропот возмущенной толпы, коего так боятся монархи. Когда я разъяренной пулей вылетала из квартиры, странный человек как раз спускался вниз. И тем самым резко контрастировал с остальными, рвущимися наверх. Но было не до него.

День выдался целиком безумный: пришлось побегать с ведрами, тряпками и спасенными вещами. Сушить и вытряхивать, развешивать на балконе и изыскивать скрытые резервы свободного пространства. Потом — наводить порядок в квартире, напоминающей лужок, с которого только что спала вода, договариваться с рабочими и сотрудниками ЖЭКа. Я не говорю уже о бурном общении с любимыми соседями.

Вполне естественно, что в этой суматохе я напрочь забыла о злополучном конверте. А когда вспомнила, дней пять или шесть спустя, то не смогла его отыскать. И даже допускала мысль, что выбросила его в куче пострадавших от воды бумаг — все могло статься. Эта утрата меня сильно не обеспокоила: в самом деле, разве можно что-то серьезное прислать в таком коричневом чудовище? Тем более что письмо наверняка было неофициальное, ведь любое учреждение обязательно ставит на конверте невероятное количество штампов и штампиков, а я помнила, что ничего подобного не наблюдалось. Еще могу с уверенностью сказать, что послание было увесистым, многостраничным. Но и это ни о чем не говорит.

Поразмыслив и так и эдак, я решила, что это чей-то розыгрыш, не удавшийся по причине стихийного бедствия, и совесть моя окончательно успокоилась.

Через неделю мне пришлось отправиться по делам в Закарпатье.

Была весна, и солнце там сияло и грело вовсю, а низкорослые каштаны уже начали цвести безумным розовым цветом, и воздух казался сладким. Бойкая толпа оголодавших за зиму голавлей, размахивая плавниками, дралась под мостом за семечки и крошки, вспенивая в пышную коктейльную шапку зеленоватую воду Ужа. И под табличкой: «Рыбная ловля запрещена» — скромно пристраивались заядлые рыбаки в цветастых сатиновых трусах, с бамбуковыми удочками наперевес. А в знаменитом кафе «Под Ужом», более известном в миру как «Под гадом», бойко торговали свежим, пенящимся пльзеньским пивом из мятых жестяных бочек, и аромат шашлыков искусительно витал над городом… И даже в обычной пельменной внезапно появились в меню кнедлики с грибами и картофельным пюре, которые так хороши с любым пивом, но и с портвейном неплохи, и с любым приличным белым вином. Отчетливое счастье — выйти поутру из гостиницы и спуститься по кривой узкой улочке, зажатой меж пузатых особнячков, увитых плющом и виноградом и похожих скорее на сказочные домики; успеть только-только к открытию, когда официантки добры и приветливы, а блюда свежи и горячи; и знать, что впереди еще целый день — солнечный и прелестный. И будут новые люди, новые знакомства, и можно никуда не торопиться, ибо жизнь в Ужгороде течет по иным законам, чем в столице, и время тоже другое. Знатоки и любители собирались вокруг высоких столиков маленькими группками и смаковали божественное кушанье, изредка перекидываясь многозначительными репликами по поводу новостей в литературе и искусстве. Новости сводились обычно к утверждению, что никто не написал ничего лучше «Мастера и Маргариты» и не снял ничего значимее «8 1/2». И почему-то никто не удивлялся, когда один из посетителей открывал футляр со скрипкой и начинал играть пронзительно-щемящее… Это я к тому, что задержалась в Закарпатье так долго, как только смогла. Единственное событие омрачило мое пребывание в Ужгороде: на одной из узеньких крутых улочек, весело сбегающих с горы мимо увитых виноградом особнячков, я заметила смутно знакомого человека. Он промелькнул и исчез за поворотом так быстро, что я даже не успела вспомнить, где могла его видеть раньше. Впрочем, в таком маленьком городе, как Ужгород, быстро начинаешь узнавать всех в лицо — и не станешь же бегать за каждым, чтобы уточнить первое впечатление. Особенно если оно не совсем приятное. Однако что-то мешало окончательно отделаться от мыслей о незнакомце. И не то чтобы я думала о нем день и ночь, но придирчивая ревизия обнаруживала-таки червячка сомнения, упоенно грызущего меня изнутри.

А вернувшись домой, я обнаружила, что в моей квартире кто-то побывал.

И это еще не все…

* * *

Короче, кофе крайне необходим, чтобы посидеть, подумать в тишине и одиночестве.

За окном творилось сущее светопреставление: дождь лил как из цистерны, опрокинувшейся именно над нашей улицей, и центнеры воды обрушивались вниз, смывая случайный мусор, песок и пыль. Натянув на себя жутковатого вида плащ, повешенный в прихожей специально для того, чтобы выбросить его при первом же удобном случае, обув какие-то допотопные сапожки, я выскочила из квартиры. И, только вымокнув до нитки во мгновение ока, поняла, что зонтик остался дома. Возвращаться за ним было уже бесполезно.

Знаете, что такое ирония судьбы?

Это когда мокрое как курица, встрепанное рыжее чучело в серо-буро-пошкарябанном плаще, собирающееся обрести всего-навсего стограммовую баночку кофе средней паршивости, становится в очередь и упирается носом в… мужчину своей мечты: красавца двух с лишним метров роста, как принято говорить — косая сажень в плечах, с немодной, но буйной шевелюрой, и ярко-синими глазами, и тонким аристократическим лицом. Короче, Ахилл, что еще скажешь? Правда, судьба все-таки преподнесла мне небольшую пилюлю.

Блондин моей мечты оказался… брюнетом.

* * *

Я стояла и любовалась этим чудом. Причем без какой-либо задней мысли, а просто как любуются всяким подлинным шедевром. В данный момент о знакомстве я даже и не помышляла: считала слишком разительным контраст. Для того чтобы привлечь внимание такого денди, несмотря на непогоду одетого абсолютно безупречно — в светлый костюм и элегантную шляпу, — нужно бы что-то поэффектнее моей мокрой гривы, похожей в этом состоянии на бурые морские водоросли. И что-то приятнее серого, унылого лица, отражавшего все мои неприятности и заботы. Словом, я на него обиделась. Он что, не мог появиться в моей жизни в более благоприятный момент? Некстати, ох как некстати случилась эта встреча. Теперь буду вспоминать о ней и сожалеть об упущенной возможности, а поделать ничего нельзя. Не подойдешь же, не сообщишь, что на самом деле ты белая и пушистая и только сию минуту, по несчастливой случайности, зеленая и пупырчатая. Наверное, я неприлично откровенно пялилась на красавца, которого неведомо каким ветром занесло в наш «спальный» район — я уж не спрашиваю о том, какая нужда заставила его встать в очередь за двумя бабушками в бакалейный отдел, где отродясь не водилось ничего, кроме несладкого сахара и пересохших бубликов. Впрочем, я достаточно взрослая девочка и привыкла делать то, что хочу, не оглядываясь на окружающих. Мне казалось, что глазею я на свою мечту исподволь и незаметно. Но, может быть, это только мне так казалось? Признаюсь, я не поверила своим глазам, когда воплощенная мечта сама двинулась по направлению ко мне.

— Разрешите представиться? — слегка поклонился он, приподнимая шляпу.

Обычно такое обращение меня покоряет, но, напомню, я была на него страшно обижена и потому холодно произнесла:

— Только в том случае, если у вас есть зонтик.

Обида обидой, но если зонтик все-таки есть, то он будет вынужден проводить меня до самого дома. И тогда какая-то надежда остается. Ну а не проводит, значит, это все равно не долгожданный Ахилл, и что толку о нем сожалеть? Говорят, женщины приводят подобные аргументы приблизительно со времен Евы. И эта логика отличается от железной тем, что не ржавеет.

Блондин… тьфу ты, брюнет слегка растерялся. Зонтика при нем явно не имелось, но я-то это заметила только теперь. Перемудрила.

— Одну минуту, — произнес он, стремительно удаляясь в сторону соседних прилавков.

Раньше, когда наш милый продуктовый магазинчик преобразился в подобие сельской лавочки, где рядом на одном столе можно найти лопату, обалденный богемский хрусталь и подозрительную сиреневую колбасу с зелеными вкраплениями, я радости по этому поводу не испытывала. Точнее, до последней минуты. А теперь я была готова чуть ли не благословлять запасливого директора, натащившего в небольшое помещение невероятное количество самых разных продуктов и предметов.

Жутковатые на вид зонтики, похожие на старые мухоморы, уныло топырились под самым потолком.

Молодой человек обвел их слегка ошарашенным взглядом, но все же решился: вытащил из кармана деньги и расплатился. Искомый предмет достался ему грязно-желтого цвета в странных потеках, но и это было лучше, чем старый мухомор, особенно же во время проливного дождя, когда цвет и форма принципиального значения не имеют.



— Ужас, я с вами совершенно согласен, — весело произнес он, возвышаясь надо мной. — Не хочу показаться вам брюзгой с первой же минуты нашего знакомства, но все же вина в некоторой степени лежит и на вас. Так представиться разрешите? — И поскольку я не протестовала, сообщил: — Владимир Ильич Абессинов. Вообразите себе, не в честь, а просто так. Совершенно случайно получилось.

— Вероника Валентиновна, — вздохнула я. Ужасно не люблю, как мое имя звучит полностью. И эту нехитрую мысль сразу довела до нового знакомого. — Только мне не нравится, когда меня называют Вероникой. Лучше просто Ника. Хоть как-то приемлемей звучит.

— Ну вот, — даже рассиялся Володя, — у нас с вами с первых же слов нашлось нечто общее. Я чувствую, что оба мы — несчастные жертвы родительского произвола. А вы не собирались поменять имя?

— Было дело, — призналась я честно. — Но потом раздумала. Глупо, согласитесь. Не Пельземуха все-таки. К тому же меня немного утешает существование Ники Самофракийской.

— Это еще полбеды, — успокоил меня молодой человек. — А на меня подозрительно поглядели и потребовали объяснить, кто меня надоумил пойти на такое святотатство. Пришлось ретироваться ни с чем.

Потом он провожал меня к дому, и я впервые в жизни подосадовала на то, что магазин находится буквально в нескольких шагах. Мы шли под чудовищным зонтиком и весело болтали обо всем на свете. И как-то странно выходило, что мнения и вкусы у нас совпадали, а взгляды расходились не диаметрально противоположно, а ровно настолько, чтобы было интересно спорить.

Мы оба соглашались с Честертоном, что погода есть только в Англии, ну и конечно, у нас, куда ж без нас-то денется мировая гармония? А во всех остальных странах либо жара, либо холод, либо не разбери-поймешь. И было волнительно и радостно, что этот красавец читал Честертона, причем малоизвестные эссе, и с легкостью рассуждал о других странах. Речь у него оказалась правильная, словарный запас обширный, и в нем начисто отсутствовали связки «типа» и «как бы», а также самый короткий неопределенный артикль, что так тяжко дается утонченным иностранным резидентам.

Впрочем, именно на иностранного резидента мой случайный знакомый как раз и походил. Эдакий Джеймс Бонд, исполненный решимости вытянуть из меня все тайны любимой отчизны.

Тайн у отчизны имелось много. Скажем, согласно какому стратегическому замыслу мусорные баки должны располагаться прямо напротив парадного и почему их не вывозят вот уже третьи сутки?

Скорость, с которой я плелась к дому, чтобы продлить пребывание в обществе мужчины своей мечты, могла украсить любую уважающую себя похоронную процессию.

Однако как ни растягивай короткий путь, он все равно закончится. До парадного мы дошли до обидного быстро, постоять перед ним по только что упомянутой причине было невозможно, а в дом нового знакомого я приглашать не собиралась. Только что с поезда, по комнатам разбросаны раскрытые чемоданы и распакованные сумки, куча грязных вещей ждет стирки. Не стану упоминать о собственной потрясающей внешности. И что он во мне увидел?

Володя сразу заметил мои колебания и предложил:

— Вы позволите позвонить как-нибудь на днях?

Возразить было нечего. Напротив, мне ужасно хотелось, чтобы он позвонил не как-нибудь, не на днях, а прямо сегодня вечером. Хочется рассказать ему о том, что мучит меня вот уже несколько часов подряд, и спросить совета. Ведь больше спрашивать не у кого. А рядом с ним мне стало так надежно и уютно, что это чувство хотелось продлить надолго. По возможности навсегда. Впрочем, такие вещи — как твердила в детстве моя мама — вслух говорить неприлично. Дождь закончился как-то сразу, вдруг. Будто там, наверху, закрыли водопроводный кран.

— Я пойду? — печально спросил он.

— Зонтик возьмете? Мало ли какая будет погода.

— У меня машина около магазина.

Поцеловав мне руку на прощание, Володя быстрым шагом двинулся в обратном направлении. Мне следовало бы войти в парадное, но ужасно не хотелось. Мне нравилось стоять и смотреть, как он оборачивается и машет мне на прощание.

А потом я увидела того типа с лестничной клетки и моментально его узнала. Он торчал в соседнем парадном и не спускал с меня глаз.

В квартиру я ворвалась так, будто меня преследовали стаи чудовищ: руки трясутся, глаза размером с чайное блюдце — и не спрашивайте меня почему. Страх — штука необъективная, особенно если давно уже не приходилось чего-то бояться. Только минут двадцать спустя, за чашкой кофе, я обрела утраченную способность рассуждать здраво. И первое, о чем подумала, что выходить за кофе даже в дождь вполне приемлемое занятие. И скорость течения жизни меня вдруг устроила. А тщета сущего показалась симпатичной. Не зря кофе считают тонизирующим напитком, возвращающим бодрость, энергию и хорошее настроение.

* * *

Собственно, все мои волнения происходили из-за того, что, переступив порог квартиры после двухнедельного отсутствия, я увидела: книги и безделушки на полках радикальным образом переставлены.

Книжные шкафы находятся прямо напротив дверей, и, заходя, я всегда упираюсь в них взглядом. Возможно, я не идеальная хозяйка и не всегда могу с уверенностью сообщить, где в моей квартире удастся в процессе вдумчивых раскопок обнаружить соль, сахар и иголки, но библиотека — предмет моей гордости и доброй зависти друзей и знакомых. И безукоризненный порядок в ней поддерживается неукоснительно. Пожалуй, это единственное место в доме, где мне знакома каждая пылинка. Так что вмешательство постороннего было обнаружено сразу. Согласитесь, мало приятного в том, что в вашу квартиру заходил чужой человек. Еще менее приятно думать, что этот свой опыт он вполне может повторить.

Уезжая, я всегда отдавала запасные ключи своей тетушке, в обязанности которой входило поливать цветы раз в два-три дня и кормить моих золотых рыбок, неприхотливых, но прожорливых, как бультерьеры. При воспоминании о цветах я машинально протянула руку и пощупала землю в горшочке, стоявшем на подоконнике. Земля была сухая, и это значило, что тетушка заходила не вчера. Она — еще одна жертва родительского произвола в нашей семье. Что мог невинный ребенок сделать своим предкам, чтобы они нарекли его Доротеей, не знает никто. Ужасное имя преследует тетушку, как кошмар, поэтому в миру она носит имя Даша и две пары очков, живет с тремя кошками и иногда принимается воспитывать меня на личном примере.

— Здравствуй, теть Даша! — бодро сказала я в трубку. — Я приехала.

— Ага-ага, — восторженно и невпопад откликнулась моя дражайшая родственница.

Дело в том, что трогательный шестидесятисемилетний пончик имеет одну, но пламенную страсть: чтение детективов и кулинарных книг, и в эти сладкие минуты ничего не соображает.

— Ты цветы поливала? — задала я вопрос в лоб.

— Два дня… — пробулькала тетушка в трубку. — Там у тебя новая кулинарная и парочка детективов… Не волнуйся, это я… Ну пока, попозже…

Догадаться было несложно: милая старушка обнаружила в библиотеке не читанные ранее книги, и вот он, результат. Я с неимоверным облегчением списала на тетю Дашу и остальные странности в моей квартире, надеясь, что вечером она будет в состоянии толково все сама объяснить. Уфф! Нервы, конечно, ни к черту, и давно уже пора ими заняться, не то вскоре придется капитально разбираться с манией преследования и прочим букетом болячек. С чего мне взбрело в голову, что я кого-то интересую? Нет, немедленно нужно переключиться на приятные мысли и прийти в себя. Кстати, самое время расслабиться и всласть повспоминать о новом знакомстве, да и помечтать можно немного…

Из сладких грез вывел меня телефонный звонок. Это оказалась моя старинная подруга Леночка, имевшая прелестную привычку то исчезать на полгода, то внезапно объявляться, как чертик из коробочки, и какое-то время активно дружить.

— Ну ты и соня! Ну ты и сплюшка! — заявила она вместо приветствия. — Нельзя так выматываться — постареешь рано, морщины появятся.

— Да что такое? Да я не… Так! — рявкнула я. — Расскажи все по порядку.

— А что рассказывать? — заливалась смехом трубка. — Неделю назад, вечером, проходила мимо. Смотрю — свет горит в твоем окне, от настольной лампы. Красотища такая… Да, хотела зайти. Звонила, стучала, кричала под дверью — хоть бы хны…

Дальше я уже не слушала. Неделю назад я была в Закарпатье. А тетя Даша по вечерам на улицу давно не выходит.

Одна голова хорошо, а две лучше.

(Хотя я лично склонна считать, что одна голова не просто хорошо, но и вполне достаточно, но народ меня не слушает.) Я договорилась с Леночкой, как раз настроенной на активную дружбу, что немедленно приеду к ней и все-все расскажу. Честно говоря, я предпочла бы делиться своими опасениями с очаровательным Владимиром Ильичом — его мощные плечи как раз подходили для того, чтобы к ним прильнуть, да и жилетка, чтобы поплакать в нее, не помешала бы. Но как-то неудобно и неприлично в первый же день вываливать на малознакомого мужчину такие неприятные новости.

Наскоро одевшись, я помчалась к автобусу. Погода была прекрасная, и даже не верилось, что всего-то пару часов назад шел ливень. В какой-то момент почудилось, что все, что меня тревожит, — сущие пустяки, просто собственные домыслы. Переизбыток фантазии мешает. И я представила себе, как Леночка высмеет все мои страхи и как дважды два объяснит, что, убегая в спешке, я сама могла перепутать вещи в шкафу; а уж на что способна тетя Даша, отыскавшая новый детектив, — этому стоит посвятить большой роман.

Удача тоже была на моей стороне. Транспорт приходил быстро и почти пустой, ждать на остановках не приходилось, и, трясясь в полупустом автобусе, я уже совсем размечталась о том, как позвонит на днях Володя и я надену новое красное платье «в облипку» (нужно в конце концов выбраться в Дарницу и купить те серьги со шпинелью)… Мерзкий тип соскочил с задней подножки и попытался скрыться в толпе. Обычно здесь, на конечной, всегда толпа, и потому его намерение можно считать вполне правильным. Но в данную минуту всего несколько человек дожидались автобуса, и потому я сразу его заметила. Меня передернуло от совершенно субъективной неприязни. В самом деле, что я прицепилась к человеку? В конечном итоге не первый, не второй и даже не десятый раз я обнаруживаю, что начинаю встречать совершенно незнакомых, но уже узнаваемых мною людей в самых разных концах города. Не зря говорят, что Киев — это всего лишь большая деревня. Мы снова столкнулись нос к носу — это ведь ничего не значит, верно? Зато я воспользовалась возможностью рассмотреть его вблизи. И если рассуждать объективно, то ничего неприятного в нем не заметила — обычный мужчина лет сорока с небольшим, немного грузный для своего роста, лысоватый, с крупным носом и глубоко посаженными глазами. Без особых примет. Он быстрым шагом дошел до перехода и побежал вниз, по ступенькам, даже не взглянув на меня ни разу. Наверное, я все преувеличиваю.

Я же говорила — не один десяток людей встречаю изо дня в день на привычных маршрутах.

Обретя на раскладке газету, я углубилась в изучение какого-то малоутешительного экономического обзора. Из него следовало, что все нынешние трудности — это сплошной марципанчик, но уже ближе к зиме мы узнаем, почем фунт лиха. Поезд не приходил относительно долго, и нетерпеливые граждане уже принялись заглядывать в тоннель, пытаясь рассмотреть в темноте отдельные признаки его приближения, мигание фонарей и скольжение теней, и почувствовать долгожданный сквозняк. Сильной давки не было, но все равно я благоразумно отошла от края перрона. Просто диву даюсь, какая я иногда бываю осторожная. Дальше все случилось мгновенно. Появился состав, люди сразу заняли активную жизненную позицию и принялись пробиваться в первые ряды. Мне думается, значительная часть населения искренне верит в то, что поезд подали по чистой случайности и недосмотру, но больше такого не повторится, поэтому нужно успеть на этот. Передо мной имелось немного пустого места — и в тот момент, когда мычащий поезд показался у входа, кто-то с силой толкнул меня в спину.

Толчок был не только сильный, но и совершенно неожиданный, поэтому устоять на месте я не смогла. И удержаться на краю платформы — тоже. И рядом никого не оказалось. Раскинув руки в бесполезной попытке ухватиться за воздух, я летела вниз, и почему-то бросились в глаза грязные рельсы в потеках чего-то черного и густого, рассыпанные семечки и смятая сигаретная пачка.

А подумать я ни о чем не успела…

И только несколько смертельно долгих секунд спустя осознала, что меня с силой тащит обратно, к спасительной твердой стене, что-то невероятно мощное и непреклонное. Тащит совершенно непочтительно, за шиворот. И я одновременно выдохнула с ужасом, понимая, что оказалась на волосок от гибели, но уже успела возмутиться, что меня держат за шкирку, как котенка. Странное все-таки существо — человек. Я совершенно уверена в том, что где-то там, на пушистом облачке, сидит, болтая ногами, мой ангел-хранитель — гениальный и, как все гении, рассеянный и забывчивый донельзя. Ведь какие-то случаи в моей жизни я могу воспринимать только как его вмешательство в ход событий. Он помогает и оберегает, исполняет самые потаенные желания, но при этом часто все путает и делает по-своему.

Например, сегодня он ошибся в количестве мужчин моей мечты, положенных мне по всем существующим правилам. Говорят, где-то в мире ходит твоя половинка. Главное — ее найти. Но при этом само собой разумеется, что половинка есть лишь одна-единственная. И я была уверена в том, что дождливым утром уже познакомилась с этим человеком. Однако же не все так просто.

Надо мной возвышался совершенно очаровательный молодой человек. Чем-то он удивительно напоминал давешнего Владимира Ильича, чем-то — разительно отличался, но все отличия только сильнее привлекали меня к нему. Он был неописуемо лохмат, и светлые волосы развевались под порывами ветра, всегда дующего в метро; голубые — простите за банальность — как небо глаза глядели весело, и взгляд — открытый, располагающий. Белесые брови, свежая золотистая кожа, запах хорошего одеколона… Четко очерченный рот, яркие губы — сразу представилось, что их будет вкусно целовать. Чем-то он был похож на шведа. А легкая не по сезону тенниска с короткими рукавами давала прекрасную возможность рассмотреть его солидные мускулы. Я же говорю: не мужчина, а мечта.

Не многовато ли для одного дня?

— Ну как вы? — тревожно спросил он, вглядываясь в мое лицо.

При этом он все еще держал меня за шиворот, так что я покривила бы душой, если бы сказала, что совершенно хорошо. Чувствовала я себя глупо, и ноги у меня тряслись, и руки. Но при желании во всем этом можно усмотреть и огромную положительную часть — я была жива!

— Спасибо, — произнесла я искренне. — Огромное спасибо. Главное, что я себя чувствую. Как — в данный момент не важно.

— Вы совершенно правы, — серьезно согласился он, осторожно отпуская мой воротник.

И тут же выяснилось, что стоять самостоятельно я не могу: колени подкашиваются. Пришлось опуститься на лавочку, закрыть глаза и несколько раз глубоко вдохнуть и выдохнуть. Как это говорится? «Я большой оранжевый апельсин, я пышу энергией, я совершенно спокойна, уравновешенна…» Чушь! Апельсины под поезд никто не сталкивает.

— Как это произошло? — спросил мой спаситель, присаживаясь рядом. — Голова закружилась?

Голос у него был участливый, но легче мне не стало. Если он, стоя сзади, ничего не увидел, кроме падающей женщины, значит, никто меня и не толкал. И похоже, что все-таки стала развиваться у меня мания преследования. Да что же это такое? Что это за день?!

— Не знаю, — призналась я совершенно честно. — Читала себе противную статью о грядущем кризисе, но кидаться под поезд пока не собиралась. Мне показалось, что меня толкнули в спину, но утверждать наверняка не берусь. Глаз на затылке нет. И если вы ничего не видели…

— Все может быть, — согласился молодой человек. И меня снова поразил его спокойный серьезный голос. С таким можно не бояться, что тебя поймут превратно. — Может, людей ведь было очень много. А вас я заметил только в последнюю секунду, краем глаза. Признаться, я вами любовался, когда вы газету читали, старался подойти поближе, а когда появился поезд, меня немного оттеснили. Выпустил вас из поля зрения всего на несколько секунд. Гляжу — вы падаете туда. Еле успел руку выбросить. — Он заглянул мне в лицо и с обезоруживающей откровенностью признался: — Ох, вы меня и напугали.

— Себя тоже, — вздохнула я.

— Знаете, сейчас посидим немного, дух переведете, а потом я вас доставлю, куда скажете.

Полагаю, мой ангел-хранитель старался сейчас вовсю. Но что-то мешало мне принять столь нужное предложение: не говоря о том, как симпатичен мне был этот молодой человек, и о том, чем я ему обязана, язык не поворачивался сказать коротенькое «да».



— Не беспокойтесь, пожалуйста, — ответила я как можно любезнее. Обижать молодого человека в мои планы не входило. — Сама доберусь. Тут уж совсем недалеко.

— Вы уверены?

Мне показалось, что голос его чуть-чуть погрустнел.

— Совершенно уверена.

— Ну что же. Не смею вам навязываться. — Он поднялся, несколько секунд потоптался рядом. — Может, все-таки…

Я только головой покачала. Мне явно следовало на какое-то время остаться одной и собрать воедино разбегающиеся мысли. Молодой человек вытащил из кармана бумажник, добыл из отделения светлый картонный прямоугольничек и протянул его мне на раскрытой ладони:

— Это моя визитка. Здесь и рабочий телефон, и домашний. Позвоните, если захотите. И если будет плохо или страшно, позвоните мне. Я с радостью помогу.

Я недоверчиво на него посмотрела. Откуда он знает про страшно и плохо и про необходимость помощи?

— У вас на лице написано, — пожал он плечами, демонстрируя пугающую способность читать чужие мысли. — Пожалуйста, позвоните. Только скажите напоследок, как вас зовут, прекрасное видение?

— Ника, — ответила я, ибо не отвечать неприлично.

— Ника Самофракийская, — расцвел он. — Крылатая рыжая Ника с зелеными глазами. Ну разве не мечта? — И пошагал прочь, повергнув меня в полное изумление. Ведь собирался же садиться в поезд! Ничего не понимаю… Потом я сообразила, что не поблагодарила его так, как приличествует моменту, но догонять не стала. На меня словно ступор нашел.

Визитная карточка гласила: «Игорь Разумовский. Директор фирмы „Ахилл“». Дальше шли телефоны, и никаких пояснений — что это еще за фирма, какие услуги она оказывает.

Ангел-хранитель выглянул из-за плеча и ехидно улыбнулся…

Глава 2

Володька проснулся в половине шестого утра. Мог бы спать и до полудня, но сработала старая привычка. Он с удовольствием потянулся под тончайшим шелковым одеялом, обвел взглядом спальню, залитую лучами утреннего умытого солнца. Он любил эту комнату — оливковые шпалеры в мелкие чайные розочки и большой камин, специально привезенный из Италии, старинный, тяжелый, с бронзовой кованой решеткой и мраморной полкой, на которой теснились мелкие серебряные и бронзовые фигурки; и лохматые шкуры, устилавшие дубовый пол; и картины, и коллекцию холодного оружия, занимавшую две стены. Здесь легко дышалось и хорошо спалось. Как и должно спать счастливому человеку с чистой совестью.

Он выпрыгнул на шкуры и принялся делать упражнения. В принципе мог бы и подождать немного: все равно собирался ехать в зал, к старику Шу, но тело откликалось на каждое движение таким восторгом и всплеском энергии, что жаль было не использовать любую возможность. Позанимавшись полчаса, Володька направился в ванную. Все это время он пытался вспомнить, что же ему такое приятное снилось, вызывающее улыбку. Он любил просыпаться в одиночестве и в тишине вспоминать свои сны, которые, как и в детстве, оставались цветными, яркими и волшебными.

Он вообще был из породы одиночек. Обладая гордым и независимым нравом, он не выносил, когда кто-нибудь пытался им распоряжаться. По этой причине не стал заканчивать учебу в университете, куда с блеском поступил на отделение восточных языков; по этой же причине не удовлетворился работой в должности старшего инженера какого-то из министерств, куда по большому знакомству пристроил его отец-профессор. Лет десять назад он нашел себе дело по душе и делал его хорошо, не задумываясь над этическими вопросами.

В самом начале, когда в стране были огромным дефицитом хорошие иномарки, возил машины с Дальнего Востока. С ним предпочитали иметь дело очень солидные люди: его знание японского и китайского сослужило добрую службу. Эти же солидные люди, присмотревшись к молодому человеку, предложили дело посерьезнее. Он согласился и спустя два года уже возил оружие, в котором стал разбираться не хуже любого специалиста.

В середине 80-х его занесло в Китай, и там он познакомился со стариком Шу — Да-Дао-Шу, что является названием холодного оружия, но не человеческим именем. Видимо, Володька показался ему человеком действительно незаурядным. Иначе как понять старого китайца, который бросил дом и близких и отправился за ним в далекую Украину, объявив, что наконец-то нашел себе ученика.

В Киеве китаец был нарасхват. Наступали новые времена; многие хотели сами постичь хотя бы азы его великого искусства, другие платили бешеные деньги за обучение своих телохранителей. Старый Шу деньгами и покровительством не пренебрегал и старательно учил тех, кто приходил по рекомендации. Очень скоро он оборудовал спортивный зал по всем правилам — с тяжелыми бронзовыми треножниками, на которых курились благовония, с коллекцией оружия и прочими приятными мелочами — и добился того, чтобы сам факт знакомства с ним являлся некой наградой и пропуском в иные, высшие сферы.

Однако единственным настоящим своим учеником он считал Володьку, которого и посвящал во все секреты и тайны. Во всяком случае, ни у кого иного не хватало выдержки и терпения выслушивать длинные рассуждения о способах накопления энергии, о пути сильного, о силе слабого. Мускулистые парни до седьмого пота махали ногами и руками, издавая дикие вопли, и даже чему-то обучались; Володька становился настоящим мастером.

Теперь ему поручали самые рискованные операции, но все шло к тому, что бывшие одиночки объединялись в стаи под руководством не самых сильных и умных, а экзотическое слово «мафия» постепенно стало привычным и вошло в разговорную речь. У тех, кто не собирался подчиняться никому, выбор был невелик. И хотя Володя Абессинов не боялся ни Бога, ни черта, но вскоре обнаружил, что существует всего один реальный путь остаться независимым и свободным. Он еще слегка сомневался и сомнениями поделился с учителем. Шу не протестовал…

За завтраком, состоящим из фруктов, Володька наконец вспомнил, что же ему снилось. Ну да, точно. Это милое и застенчивое чучело, которое он вчера проводил до дому. Почему он подошел к этой девочке в магазине? Очень просто — наверняка бедная замухрышка в стареньком, выцветшем плащике и резиновых допотопных сапожках никогда не встречалась с состоятельным мужчиной. А судя по тому, как отчаянно она стеснялась, как встревоженно, даже затравленно, смотрела, то вообще ни с кем не встречалась. И ему так захотелось устроить девочке праздник, красиво познакомиться, красиво поухаживать. Всего несколько минут, ему это ничего не стоило, а ей будет о чем вспомнить. Добрые поступки совершать приятно — даже теперь на душе тепло. Володька широко улыбнулся: а что если продолжить творить чудеса? Взять и позвонить ей, пригласить куда-нибудь. Тем более шикарные и глупые подружки давно уже ему надоели и для разнообразия можно провести время с такой наивной и милой девчушкой. Личико у нее симпатичное, только прическа подкачала. Но это, как и душераздирающий наряд, дело вполне поправимое…

Сбегая по лестнице, он столкнулся с соседкой, старушкой, одиноко доживающей свой век в большой квартире тремя этажами выше. Раскланялся, легко подхватил авоську с продуктами.

— Позвольте, Наталья Карповна, — предложил руку.

Соседка расцвела:

— Вы такой, Володюшка, милый, такой галантный. Смотрю на вас, и грех хаять нынешнюю молодежь. Но невозможно не возмутиться! Вы не видели, как опять все парадное расписали, почти чистую стену испортили! Спасибо, спасибо, голубчик, за помощь. Может, зайдете блинчиков свеженьких покушать? Небось питаетесь от случая к случаю…

Проводив ее до квартиры и еле-еле отклонив радушное приглашение, Володька спустился по лестнице, обводя внимательным взглядом пестрящие надписями стены. Одна из надписей была совершенно новой, даже краска местами еще не высохла: «Вова+Клава». Детские глупые шалости. Впрочем, молодой человек так не думал. Широко шагая к своему гаражу, он размышлял о том, что планы на ближайшее время у него полностью изменились.

* * *

Система связи была сложной и многоэтажной, однако отработанной до мелочей и никогда не подводившей. Тот, кто писал на стене классическое «Вова+Клава», действительно полагал, что дразнит каких-то юных влюбленных, и уж наверняка никто не мог бы связать эту надпись с внезапно возникшим у Володи Абессинова желанием навестить свою старую учительницу русского языка и литературы.

Клавдия Петровна души в своем ученике не чаяла. Он всегда был умен, начитан, блестяще образован, к тому же еще и красавец. И навещал ее хотя и не очень часто, но все же навещал. Другие ученики вообще не вспоминали.

Они сидели на ее крошечной кухоньке, пили крепкий чай из кобальтовых чашек с золотыми цветами и лакомились тортом. Болтали о том о сем, рассуждали о политике, вспоминали прошлое и смеялись над Володиными проказами. Прервали их единственный раз: кто-то ошибся номером и долго и нудно уточнял, какие именно цифры собирался набрать. Вскоре после того Владимир откланялся, обещал вскоре зайти еще раз и поехал на встречу.

Таких контактных адресов оставил он в свое время Координатору около шести, а каждую операцию производил отдельный человек, на то и существующий, чтобы НЕ знать, что он делает. Вычислить местонахождение того, кого вызывают в Центр, не будучи Координатором, не представлялось возможным.

Владимир прибыл минута в минуту. Его уже ждали в просторном светлом кабинете, обставленном антикварной мебелью и с большим зеркалом в ореховой раме во всю стену. Назначение зеркала было известно только избранным.

Координатор казался усталым и встревоженным. Красноречивые взгляды, которые он бросал в сторону серебристой сверкающей поверхности, свидетельствовали о том, что в крохотной комнатке по ту сторону зеркала, служившего окном в кабинет, уже находился клиент. И раз он проследовал в святая святых и наблюдает за происходящим оттуда, значит, это лицо высокопоставленное и известное. Такое лицо, которому ни в чем отказать нельзя, ибо себе дороже, и ради которого нарушаются все неписаные законы. Впрочем, к Координатору и в Центр другие обращались редко — слишком серьезной считалась организация, и слишком дорого стоили ее услуги. Абессинов никогда не мог пожаловаться на свои гонорары: ему платили столько, сколько он стоил, — однако же знал, что Координатору отстегивают вдвое больше. А накладные расходы, а непредвиденные? Да чтобы просто узнать о существовании Центра, нужно обладать нешуточной властью…

— Вот что, Даос, — обратился к нему Координатор. — Заказчик хочет лучшего из лучших.

Владимир промолчал, и ни один мускул на его лице не дрогнул: это был не комплимент, а простая констатация факта. Он, Даос, действительно лучший и дорого заплатил за такое признание. Правда, смущал пафос вступления и неестественно торжественный тон: у Координатора иногда не хватало чувства меры и вкуса, но от него никто и не требовал литературных талантов.

— В какой ты форме? — продолжал Координатор. — Дело хитрое, нужно все взвесить. Проблема в том, что работать придется тут.

Это было неожиданным. Впервые за все время, что он сотрудничал с Центром, ему предлагали работу на месте. Чаще всего он выезжал с заданием или в страны бывшего СССР, или еще дальше, за рубеж, где работать было одновременно и проще, и значительно опаснее. Таких специалистов, как Даос, можно пересчитать по пальцам одной руки, и вряд ли им стали бы рисковать просто так. Кого же так боится заказчик? Что он перепроверяет и высчитывает сейчас в своем укрытии?

— Досье, — проронил он сквозь зубы. Сперва нужно все просчитать, а затем уже соглашаться или отказываться. Тем и прекрасно его взаимодействие с Центром, что даже всесильный Координатор не имел права ему приказывать. Просто обе стороны соблюдали определенные правила игры, и пока их никто не нарушал, все происходило к обоюдному удовлетворению.

— Сперва «да» или «нет». — Координатор всем своим видом давал понять, что ему самому не нравятся такие условия. Мог бы, так вообще Даоса в эту историю не впутывал — не внушал ему доверия нагловатый и заносчивый заказчик. Но тот сам потребовал вызвать конкретного специалиста, а не кого-нибудь первого попавшегося: дескать, он наводил справки и солидные люди рекомендовали ему именно Даоса. Здесь Даосу самое время было отказаться. Его никто бы за это не стал порицать, искали бы другого. Более того, Координатор первый бы одобрил такое поведение: Владимир был на особом положении в Центре и рисковать им ради не в меру капризного клиента глупо. Но только Даос слишком уж уверен в себе, чтобы сомневаться. Более того, его привлекла возможность поиграть на своей территории, ощутить нечто новое, необычное, проверить себя.

— Да, — сказал он минуту спустя.

— Досье доставят через неделю, в это же время, — сообщил Координатор голосом синхронного переводчика, и Володька понял, что он просто повторяет то, что бубнит заказчик в крохотном наушнике.

— Я приду.

— Это, — Координатор пододвинул к нему пухлый конверт, — гонорар за визит.

Даос и этому не удивился. Напротив, его бы оскорбило, буде ему не оплатили потраченное время. Это начинающие бежали по первому зову и выжидательно смотрели в глаза Координатору — уж очень им хотелось выслужиться. Каждый час Даоса стоил баснословных денег, но чем дальше, тем больше людей согласны были их платить. Конкуренции со стороны молодых, хватких и талантливых он еще не боялся.

Покинув здание Центра, Володька по привычке огляделся, нет ли за ним «хвоста», сел в машину и минут десять ездил по городу безо всякой цели, только чтобы оторваться от возможных соглядатаев. Выполнял он эти действия на автопилоте, хотя ни сегодня, ни обычно за ним никто не шел. Однако соблюдал святую заповедь: береженого Бог бережет и расслабляться нельзя.

Заказ действительно казался странным Володе Абессинову и даже вызывал определенные сомнения, но не в обычаях Даоса было теряться в догадках. У него целая неделя в запасе, и он намеревался провести ее со вкусом. И уже составил план, как будет ухаживать за этой наивной малышкой. Интересно почувствовать себя Пигмалионом, и даже приятно.

Он заехал в салон за скромным, безумно дорогим букетом, а затем в Оперный. Ему повезло, вечером давали «Набукко», а эта опера даже не в самом блестящем исполнении заслуживала того, чтобы ее послушать. Затем он позвонил в китайский ресторан и заказал столик на двоих. В какой-то момент Володька поймал себя на мысли, как он будет выглядеть рядом с этой Никой, но тут же отмахнулся от нее. Какая разница, кто и что подумает.

Наконец он набрал ее номер телефона и с удивлением отметил, что волнуется, дома ли она. А вот это уже и вовсе странно.

* * *

Вчерашний день закончился бездарно.

Отдышавшись и придя в себя, я направила свои стопы к Леночке, но той уже дома не оказалось. Сперва я решила, что она выскочила в магазин на минутку, и доверчиво ждала ее на лавочке под домом в течение часа. Еще полчаса трезвонила в двери, но никто не откликался. Разумнее всего было бы позвонить по телефону, но наш город так прекрасно устроен, что телефоны встречаются тем реже, чем больше ты удаляешься от центра. Как сказал некто наблюдательный: трудно жить там, где отсутствуют телефоны; еще труднее там, где они есть; но сложнее всего жить в месте, где телефоны есть, но не действуют. Это как раз про нас. Так что осуществить свое прекрасное намерение я смогла, только вернувшись домой. У подруги было постоянно занято, но и это не редкость, так что я просто махнула рукой на сие безнадежное дело.

Попыталась сосредоточиться на новом знакомом, а в частности на его фирме с таким судьбоносным названием, и потратила большую часть вечера на добывание сведений. Мои попытки закончились оглушительным поражением — единственное, что могли сообщить мне справочные службы: справок они по частным фирмам не дают. Причем утверждали это обиженно и зло, так что любой поневоле чувствовал себя нарушителем спокойствия в славном городе Багдаде, и уже мерещилась ехидная улыбка палача, призванного навсегда призвать тебя к порядку.

Словом, ни перестройка, ни пресловутая независимость, ни, прости господи, демократизация всей страны результатов не дали: службы быта по-прежнему полагали любого клиента своим личным и кровным врагом. И я вовсе не удивлюсь, если сколько-нибудь лет спустя выяснится, что это действовал какой-то тайный орден, вступая в который его члены давали страшную клятву всемерно усложнять жизнь своим доверчивым согражданам. Правда, я порадовалась за безопасность своей страны — ни один шпион ни черта тут не выяснит, это точно. Так что Игорь Разумовский оставался все еще прекрасным все еще незнакомцем, и я не была уверена, хочу ли ему звонить.

Мне крайне требовался совет. Дело в том, что мне понравились оба сегодняшних знакомых, но совершенно по-разному. Рядом с Владимиром Ильичом я чувствовала себя как в шестнадцать лет — сердце сжималось, голова кружилась; а около Игоря было тепло, спокойно и уютно, словно всегда его знала и доверяла ему. Недаром поляки говорят: что слишком, то не здорово, — я совершенно не представляла себе, кого выбрать. Правда, кто меня заставляет выбирать? Поживем — увидим.

Сегодня на работе меня ожидал неприятный сюрприз. Включив свой компьютер, я с изумлением увидела, как на экране проявляются большие слова: «Девочка, веди себя осторожно. Не суетись». Это было мало похоже на угрозу, но именно как угрозу я их восприняла. Попытки узнать, кто сегодня утром или на днях подходил к моему компьютеру, оказались тщетными. Никто ничего не видел. Точнее, видели так много, что бесполезно всех расспрашивать. Хотелось бы мне думать, что это просто чья-то глупая шутка, но в свете последних событий не получается. А я только-только стала надеяться, что у меня просто слишком пылкое воображение. Домой я ушла в расстроенных чувствах. Телефон дома просто разрывался. Подняв трубку, я услышала незнакомый голос: «Свету позовите».

«Вы не туда попали» — эту фразу мне пришлось повторить в течение трех с половиной часов раз пятьдесят, и я исполнилась к ней глубоким отвращением. Свету требовали разные мужчины, и уже третий или четвертый звонок перестал казаться случайным совпадением. Но какой смысл изводить меня этими глупостями? Надо было отключить телефон сразу же, но мне уже стало просто интересно, сколько выдержат неутомимые искатели несуществующей Светы. Вынуждена признать, что я сдалась первой.

У каждого человека свой способ приводить в порядок расшатанные нервы. Лично я навожу красоту: придумываю прическу, сосредоточенно занимаюсь кремами и масками, затем делаю самый тщательный макияж. Потом надеваю что-нибудь праздничное и начинаю мерить шляпы, все подряд. Эти спокойные действия, не допускающие суеты и спешки, постепенно расслабляют. Для закрепления положительного эффекта я выхожу на улицу при полном параде. Достаточно поймать несколько восхищенных взглядов и услышать парочку комплиментов, чтобы почувствовать себя лучше. А там уж и море по колено — можно разбираться с насущными проблемами. И этой своей привычке я и на сей раз не изменила.

Страдания женщине к лицу: чем еще можно объяснить тот результат, который я получила после двухчасовой возни у зеркала? В таком виде просто грешно оставаться дома или бесцельно бродить по улицам. В таком виде нужно внимать прекрасному, и я приняла решение — схожу-ка в Оперный. Наверное, полгода туда не заглядывала.

На краю тротуара, прямо напротив моего парадного, собралась небольшая толпа. Даже не толпа, а так себе — толпушечка. Люди интересовались машиной, довольно редким джипом, огромным, широким, громоздящимся на мощных колесах как на лапах. Он производил жутковатое впечатление своими размерами и танковой мощью. По чистой случайности (кокетничаю) я знала, что это «хаммер», а «хаммер» по карману только американской армии. И что делает представитель Пентагона в нашем районе? Я сделала еще пару шагов… Хозяин «хаммера» стоял рядом с машиной, небрежно облокотившись о капот, и явно кого-то высматривал поверх голов, не обращая внимания на людей вокруг. В общем, я не слишком удивилась, узнав в нем Владимира Ильича. А вот он меня узнал далеко не сразу: сначала вгляделся повнимательнее, затем брови его взлетели вверх, и хотя он, как вежливый человек, сразу же взял себя в руки и направился ко мне с ослепительной улыбкой, я поняла, что выглядела вчера еще смешнее, чем думала.

— Я не мог до вас дозвониться, — сказал он вместо приветствия.

— Я рада вас видеть… — Может, это и невпопад, зато правда, а правду говорить легко и приятно.

— Вы сегодня потрясающе выглядите.

И я позволила себе снисходительно улыбнуться.

* * *

Мой старательный ангел-хранитель, видимо, решил полностью компенсировать нанесенный в течение дня моральный ущерб. И начал он с того, что прокатил меня на машине, к которой я питаю маленькую слабость.

В принципе легковые машины оставляют меня равнодушной, и я искренне сожалею, что лошадей нынче можно увидеть только на ипподроме или в кино; но два автомобиля можно считать исключением из общего правила: ошеломительный «крайслер-лебарон», в котором быстро забываешь, что вообще куда-то едешь, так деликатно и мягко он передвигается, и мощный вездеход «хаммер», для которого нет никаких преград. В какой-то момент кажется, что он не катится, а шагает на могучих лапах, — его колеса на независимой подвеске легко преодолевают препятствия. И ощущение такое, будто сидишь в комфортабельном танке. Ехали мы, правда, странно, как грабители или шпионы, уходящие от преследования. Впрочем, у каждого свои привычки. Я не стала акцентировать на этой мелочи внимание.

На коленях у меня лежал прелестный букет из белых и голубых асфоделей, которые, по определению, могут существовать только в стихах Данте, но не в цветочных магазинах. Правда, Владимир Ильич — на сей раз элегантный уже до неприличия, прямо как рояль, — выглядел несколько растерянным, помогая мне забраться на сиденье рядом с водителем. Оглядываясь на пустой салон сзади, я невольно думала, что там должна сидеть бригада телохранителей.

Затем был Оперный — мы вдвоем занимали царскую ложу, и оркестр оказался в ударе, и певцы пели на вполне европейском уровне. Из театра я вышла потрясенная удачным спектаклем, чего давно уже не случалось в моей жизни. А потом мы отправились в китайский ресторан.

Сие злачное место я люблю всеми фибрами своей души. Объясню почему. Это зрелище, которое превосходит любой театр по всем статьям; и даже знаменитый Дэвид Копперфильд может часами порхать у меня перед носом, когда я любуюсь поваром-китайцем, который готовит крохотные, с ноготок, пельмени со сверхзвуковой скоростью, — на фокусника я даже не обернусь. Ловкость пальцев у китайцев невероятная: стуча ножом так, что лезвие сливается в глазах в широкий луч света, один режет тесто на квадратики размером два на два сантиметра; второй с молниеносной скоростью начиняет их фаршем и запаковывает, а третий, сделав из обычной суповой ложки катапульту, перебрасывает пельмешки по одному в котел с кипящей водой и специями: раз, раз, раз… В глазах рябит. Еще один повар готовит лапшу: берет кусок теста, растягивает его, складывает вдвое, снова растягивает, снова складывает. Стороннему наблюдателю кажется, что он ритмично хлопает в ладоши, но уже через две-три минуты китаец выкладывает на стол гору тонюсеньких поворозочек и обрубает их по краям широким тесаком. Лапшу варят в кипящем масле, посыпают приправами и подают с овощами и мелко нарубленной курицей. Аппетитно шипят на противне моллюски, щедро поливаемые пряным соусом; источает упоительные запахи белоснежный рис (даже не рис, а горка отдельных лоснящихся, пухлобоких рисинок), расцвеченный розовыми, бежевыми и желтыми кусочками осьминогов, мидий, крабов и рыбы. И томится на блюде знаменитая утка по-пекински с апельсинами, после которой пресловутые нектар и амброзия олимпийских богов перестают вызывать зависть. Крохотные пирожки на плоских тарелочках, каждый на один укус, вызывают бешеное слюноотделение, их причудливая форма напоминает цветок, а эта золотистая хрустящая корочка, о-о-о…

Адаптировавшиеся к нашей действительности мудрые китайцы, не спрашивая, положили на стол и традиционные палочки, и обычные столовые приборы, завернутые в белоснежную салфетку. Предусмотрительно и весьма тактично — не акцентировать внимание на неумении большинства пользоваться палочками и не ставить посетителей в неудобное положение. Европеец, впервые пытающийся есть как китаец, — зрелище смешное и жалкое. Не менее смешно, хотя и не так нелепо выглядят те, кто освоил эту сложную науку, заседая в ресторане.

Я смотрела, как ловко Владимир Ильич управляется с едой, даже не прикоснувшись к ножу и вилке, как необычно складывает он длинные, тонкие пальцы, и проникалась уверенностью, что его-то учил настоящий китаец. И не просто китаец, а мастер. Потому что один раз, хоть и на долю секунды, он повернул и взял палочки, как сюрикэн*. Случайность? Навряд ли. Такие случайности, если верить теории вероятности, не должны происходить в первый же вечер.


* Сюрикэн — заостренные метательные пластинки или металлические стрелки. Это оружие получило наиболее широкое распространение в Японии.


Боюсь, он думал обо мне то же самое, пристально рассматривая мою постановку пальцев своими огромными синими глазищами.

Вопрос не по существу: зачем мужчине такие глаза и такие ресницы?

Еще одна деталь потрясла меня немного позже, когда мы, поужинав и мило проболтав о всякой всячине (японской поэзии «веселых кварталов» и ордене убийц-ассасинов, о Модильяни и Родене, а также о преимуществах китайской и французской кухонь, хоть и считается, что за едой говорить о еде неприлично), вышли из ресторана и подошли к машине. На сей раз я оперлась на его правую руку гораздо доверчивее и позволила себе взять его чуть выше запястья — люблю красивые руки и тонкие изысканные запястья. И вот под рукавом я нащупала твердый и плоский предмет, прикрепленный к телу сложной системой ремешков. Я не стала делать круглые глаза и наивно спрашивать: «Что это?» — а притворилась, что ничего не заметила.

Ибо это был пружинный механизм, который крепится на предплечье, от кисти до локтя, и достаточно единственного отработанного движения, похожего на небрежный взмах, чтобы он выбросил нож прямо в ладонь. Эта система гораздо эффективнее и надежнее, чем простые выкидные ножи, но зато и требует гораздо большей ловкости и мастерства. Новичку с такой игрушкой делать нечего — можно серьезно искалечить самого себя. Я знаю это наверняка.

У меня на антресолях, в рыжем маленьком чемодане, забитом кучей всякого ностальгического хлама, должна лежать такая же.

Глава 3

Игорь вошел в свой кабинет, насвистывая «Песню Сольвейг». Это был верный признак того, что у него хорошее настроение, и подчиненные моментально расслабились на своих рабочих местах. Вот если бы шеф исполнял «Искушение Дон Жуана», тогда дело другое. Тогда — спасайся, кто может.

Подобное мнение широко распространилось, что вызывало удивление, потому что Игорь Разумовский был интеллигентнейшим человеком, грубостей и вольностей себе не позволял, а его железный характер проявлялся исключительно в действии, а не в бытовых конфликтах. Тем не менее доблестный коллектив боялся шефа до дрожи в коленях и легких судорог, но уважал и любил беззаветно, что в нынешние времена — редкость. Но все сорок семь сотрудников частного детективного агентства «Ахилл» твердо знали, что шеф их не сдаст ни при каких условиях, что ему можно доверять как самому себе, и это самое важное. К тому же Разумовский был баловнем судьбы: ему всегда шла карта, ему фартило, ему подыгрывали обстоятельства. Называйте как угодно, но Игорю везло, и везло тем, кто находился рядом с ним. Поэтому даже в самые трудные времена агентство не жаловалось на нехватку высокооплачиваемых заказов и деньгами сотрудники обижены не были. В определенных кругах сложилась неплохая репутация, и потому Разумовского со товарищи передавали уже как эстафетную палочку — людям влиятельным, проверенным и в некоторой степени порядочным.

Правда, кристально чистым может быть только горный хрусталь, а неподкупно честным — неродившийся младенец, но таких требований к клиентам в «Ахилле» никто не выдвигал.

О том, где Разумовский работал до тех пор, пока основал агентство, слухи ходили самые разнообразные. Все вместе они могли послужить готовым сюжетом для лихого триллера. Так, одни утверждали, что Игорь, он же Ахилл, работал в КГБ; другие божились, что он уволился из группы «Дельта»; третьи своими глазами видели тех, кто знал тех, кто утверждал, что шеф-де спустился с Тибета в начале этой свистопляски и теперь изучает человечество вот таким странным образом. Четвертые делали умное лицо и говорили, что им доподлинно известна тайна Игоря, но они унесут ее в могилу. А по-настоящему никто и ничего про Разумовского не знал.

Было известно только, что в грязные дела он принципиально не впутывается, большие деньги признает, но не сходит при виде «зелени» с ума; живет один в приличной трехкомнатной квартире и очень любит свою собаку странной породы «супердог» — мускулистого теленка с клыками саблезубого тигра, черной масти. Фотография этого монстра в дорогушей скромной рамочке английского производства стояла на столе Разумовского в том месте, где остальные обычно помещают изображение членов своей семьи. Пес, настоящие имена которого запомнить и выговорить трудно, откликался на кличку Зевс и, бесспорно, производил впечатление. В агентстве активно сплетничали, что такая собака стоит дороже квартиры. Еще одной странностью (или сильной стороной шефа) бравые сотрудники полагали его невероятную устойчивость по отношению к противоположному полу. Нет, анахоретом Разумовский не слыл вовсе. Но отношения с дамами сердца строились как-то уж вовсе небрежно, в том смысле, что едва только дама начинала выдвигать требования — вполне даже разумные и не слишком обременительные, — как вчерашний «свет очей» превращался в нежное и приятное воспоминание. Свою свободу Игорь берег.

И зря милые секретарши меняли наряды, отчаянно кокетничали или рвались проявить заботу о холостом начальнике. Он смотрел на них со снисходительной улыбкой, верный правилу: на работе, хоть Софи Лорен, хоть Мишель Пфайффер, сотрудник есть существо среднего пола, призванное исполнять должностные обязанности, а не пытаться напичкать шефа сомнительными котлетами и сырничками. Кое-кого подобная позиция приводила в настоящее отчаяние, но большинство за это уважали Разумовского еще больше.

Сегодня настроение у Игоря было прекрасное. Милая девушка, с которой он познакомился в метро, вызвала самую искреннюю его симпатию. Причем он настолько увлекся радужными мечтами, что даже пошел в противоположную сторону от того места, куда собирался. Игорь периодически строго вопрошал себя: правильно ли он поступил, оставив девушке телефон, но не узнав ни ее телефона, ни адреса? Перезвонит ли она, захочет ли его видеть? И тут же сам себя успокаивал тем, что эта Ника явно свой человек.

Ему очень понравилось, как она держалась после этого неприятного инцидента. Другая позволила бы себе поплакать, поволноваться, и это было бы по-человечески понятно и вполне простительно. И то, что рыжая девчонка так быстро взяла себя в руки, характеризовало ее с лучшей стороны. Таким нельзя навязываться, на таких нельзя давить. Игорь решил, что неблагодарной Ника оказаться не может. И она обязательно найдет его, хотя бы для того, чтобы еще раз поблагодарить. А тогда уже он отыщет способ не отпускать ее от себя. Нельзя отпускать ее, рыжую и зеленоглазую, — ведь он искал такую слишком много лет.

В этом самом месте его размышления прервал негромкий, но категорический стук в дверь. Так мог стучать только его бессменный заместитель Вадим Борцов, единственный человек во всей фирме, которому абсолютно наплевать, какое у шефа настроение. Вадим был человеком практичным и крайне опытным, владел несколькими редкими специальностями и по праву считался незаменимым сотрудником.

— Привет, великий и ужасный! — заявил он, появляясь на пороге.

— Но очень демократичный! — уточнил Разумовский.

— Это само собой… Через двадцать минут должны явиться клиенты на «предварительную консультацию», — явно передразнил он невидимого собеседника. — Я таких зануд давно не видел: всю душу вытрясли и еще немного мозгов. У меня в какой-то момент возникло неистребимое желание отправить их подальше или сбагрить конкурентам, но они напирали на то, что нас им рекомендовал сам… — И Вадим демонстративно поднял глаза к потолку. Разумовский откровенно наслаждался спектаклем, который устроил ему заместитель. Он по опыту знал, что такие представления зря не даются и что клиентам должно было дорого обойтись их неудачное поведение.

— И? — подбодрил он Вадима.

— Десять штук задатка, как в приличных фирмах Америки и Мелитополя, пятьсот баксов в час — твоего времени, накладные расходы — по договоренности.

— Тебе бы в налоговой работать, — восхитился Игорь в который уже раз.

— Государство бы рухнуло гораздо быстрее, — резонно возразил Вадим и тут же перешел на серьезный тон: — Дело в том, шеф, что заказ у них какой-то нетипичный. Ты сам посмотри и, если что, не соглашайся. Конечно, это не мое дело — самому тебе указывать, но правым ухом чую, что они такого попросят! Слишком уж легко с деньгами расставались.

— Припекло, значит.

— То-то и оно, босс. Боюсь я, когда этих людей припекёт.

— Чёт.

— Чего изволите?

— Припечёт, а не припекёт.

— И зачем цепляться? Я, между прочим, не Кирилл и Мефодий на полуторном окладе.

— А кто ты?

— Я бы остановился на Минине и Пожарском. Скромно, поэтично, соответствует истине. Защитник и этот, как его…

— То-то же, что «как его»…

— Ладно, вижу — меня здесь не ценят, так что я пошел. А ты расправь плечи, выпучи глазки и вообще старайся выглядеть «гигантом мысли и отцом русской демократии». Да мне ли тебя учить, как пыль в глаза пускать?

Игорь расхохотался, а помощник, помахав на прощание рукой, скрылся за дверью.

Вадим, как всегда, оказался прав. Бросив единственный взгляд на троих вальяжных господ, ввалившихся в его кабинет буквально через несколько минут, Игорь ощутил легкую неприязнь. В принципе это было непрофессионально. Не его дело — испытывать какие бы то ни было чувства к клиентам, тем более тем, кто исправно выплачивает деньги; но очевидно, что это только посредники. Важные, раздутые от сознания собственной значимости, но… всего лишь «шестерки». А общение через посредника в таких щекотливых делах обычно создавало дополнительные проблемы.

— Нам рекомендовал ваше агентство господин Выдрин, — сообщил, как государственную тайну, тот, кто представился Константином Григорьевичем, — щекастый мужичок лет сорока, похожий на морскую свинку в дорогом костюме. — Нас интересует, во-первых, полная конфиденциальность, а во-вторых, оперативность. Финансовые проблемы нас не волнуют.

Эти его бесконечные «мы» и «нас» полностью подтвердили первое впечатление. Игорь усмехнулся краем рта — тоже мне, дитя «коза ностра». У него давно уже вошло в привычку не отвечать на первые фразы клиентов. И не говорить с ними тем дольше, чем больше глупостей они станут изрекать. Константин Григорьевич несколько реабилитировал себя, сразу приступив к существу вопроса:

— Вы готовы с нами сотрудничать? Я могу посвятить вас в детали?

— Конечно, — ответил Разумовский веско. — В любом случае я должен рассмотреть вашу проблему, чтобы сказать, насколько реально ее решить вообще, в какие сроки в частности. И сколько это будет стоить, если мы сойдемся в остальном.

Он не видел, чтобы К. Г. дал какой-нибудь знак, но из-за его спины моментально выступил парень с папкой в руках. Парень был типичной «гориллой», но «гориллой» отечественного разлива, а потому ужасно смотрелся в галстуке и наверняка еще хуже себя в нем чувствовал. К. Г. нервно подергал кнопку, едва не вырвав ее с корнем, и извлек пухлую пачку фотографий. Он принялся раскладывать их на столе перед Игорем, будто выбрасывал козырные карты.

— Вот, вот и вот. Это все один и тот же человек. В большинстве случаев он со спутницей, но, к сожалению, она нам неизвестна. Собственно, это и будет вашей основной задачей — установить личность женщины. И все, что можно выяснить об этом человеке, — где он, что он делает, думает, что ест и на чем спит… Все! И о ней — все!

«Тебе бы броневичок поставить на вокзале, там бы с него и вещал», — подумал Игорь, но благоразумно оставил эту мысль при себе. Он перебирал фотографии, вглядываясь в лицо мужчины. Тот ему определенно нравился, и женщина у него наверняка незаурядная, — но она на всех снимках запечатлена или спиной, или боком, а лица не было видно: сплошная масса длинных, ниже лопаток, золотистых волос.

— Когда сделаны снимки? — спросил он вслух.

— Более восьми лет назад.

Игорь присвистнул. Затем вдумчиво полистал пачку скрепленных листов, отпечатанных на принтере, — целая куча мелких, но крайне полезных деталей для того, кто возьмется искать этого человека для К. Г. и его хозяина. Собственно, при современном уровне развития техники и для того, кто знает, с какого конца за это дело взяться, найти человека, который специально не прячется в тундре или трущобах Гарлема, — дело не такое уж и сложное.

Планета у нас совсем крохотная, а половину ее населения составляют китайцы, индусы и негры, к каковым объект поиска не принадлежал.

Посетители молчали, не понукая его принять решение. Может, поэтому он и решился. А может, потому, что ему не хотелось, чтобы искал этого мистера Икс кто-то другой, не расположенный к нему, а значит, способный навредить. Еще раз внимательно всмотрелся в снимок — удивительное лицо. Пожилой уже человек, седой, с высоким лысеющим лбом, прочерченным глубокими морщинами; тонкий, хищно изогнутый нос с точеными ноздрями, жесткие складки у рта и бледно-голубые, прозрачные, как талая вода, глаза под седыми летящими бровями. При взгляде на это лицо у Игоря неясно щемило сердце. «Неисповедимы пути Господни», — подумал он, а вслух сказал:

— Какие сроки вы ставите?

* * *

Вероятно, я чересчур старомодна, но целоваться на второй вечер знакомства с человеком, о котором я ничего не знаю, не в моих правилах. И даже на «ты» так скоро перейти мне нелегко. Поэтому мы ограничились тем, что Владимир Ильич довез меня до дома, проводил до лифта и поцеловал руку.

— Вы позволите завтра навестить вас или хотя бы позвонить? — спросил он. — В ближайшие дни я свободен, а приблизительно через неделю вынужден отправиться в командировку. Предупреждаю вас заранее, чтобы не быть неверно понятым.

— Вечер был просто удивительный, — промурлыкала я. — Моя бы воля, завтра с удовольствием отправилась бы с вами на прогулку или куда-нибудь еще, но, увы, дела. Позвоните вечером, я буду рада. После восьми.

Он приподнял шляпу, прощаясь. Черт возьми! Ловко это у него выходило. Мне бы стоять и любоваться, как делают женщины, начинающие потихоньку влюбляться в нового поклонника, а я рассматривала его и думала о том, как он владеет своим телом. Ни один культурист, ни один «качок», ни один легкоатлет из тех, кого я встречала на улицах нашего города, не умел ходить как дикий зверь. Это умение особого рода.

А что касается моей чрезвычайной занятости, то, каюсь, дел никаких не имелось. Но не стоит чересчур активно проявлять интерес к такому красавцу, как Владимир Ильич. Уверена, что список его побед настолько длинный, что приходится сворачивать его в пухлый рулончик. Спору нет, Володя — приятный собеседник, и к нему действительно тянет, как ночную бабочку на огонь. И от запаха его одеколона кружится голова: что это, кстати, «Hall Mark»? И смотрит он так, что его, шельму, просто невозможно не расцеловать.

Но все это ровным счетом ничего не значит.

Дома я первым делом набрала полную ванну едва теплой воды с морской солью и несколькими каплями пихтового масла. Получился благословенный кусочек морского берега, скажем Пицунды. И настроение резко улучшилось. Затем любовно расставила на полочке батарею фарфоровых и хрустальных баночек и коробочек с притираниями: это делает женщину возвышеннее и ставит ее над обстоятельствами. И только потом включила автоответчик.

Бедняга просто дымился, выплевывая сообщение за сообщением все для той же загадочной и явно несуществующей Светы. Звонили разные люди, во всяком случае — разными голосами, но определитель с унылым постоянством высвечивал сплошные прочерки. И конца этому царствию не намечалось. Слушать было противно, а прокрутить пленку до конца просто необходимо, мало ли кто смог прорваться и оставить сообщение для меня?

Пропуская назойливые вопли мимо ушей, я думала о вечере, проведенном с Володей: что-то еще казалось мне странным и необычным, невзирая на всю приятность этого свидания, но что? Осенило меня внезапно, как Ньютона, когда я изо всех сил приложилась головой к углу книжного шкафа, запнувшись о кресло. Дело в том, что оба мы старательно избегали любых, даже случайных, упоминаний о своем прошлом. Обычно ведь как: беседующие просто не могут не вспомнить, как бывали там-то, видели то-то, знакомились с тем-то, ели что-то вкусное, наконец, два, или три года, или пять лет назад.

Любой человек обязательно ссылается на весь свой предыдущий опыт. Это его главный козырь, если хотите. Человек любуется своим прошлым, особенно с незнакомыми людьми, и даже приукрашивает его слегка и себя в нем, естественно. Рассказывать о том, что было, — это вообще единственный способ казаться безупречным. А вот мы говорили только о нейтральных вещах и, упаси боже, о нас самих. И это было неестественно.

Лично я не люблю вспоминать о своем прошлом, хотя грехов особых за мной не числится — с моей точки зрения. Просто не люблю, и все. Вот и сейчас, стоило коснуться этой темы во время мысленного монолога, на тебе! — память услужливо стала подсовывать совершенно ненужные детали. Я плюхнулась в кресло и широко раскрыла глаза, можно сказать растопырила. И принялась считать голубых бегемотиков: один, два, три… четырнадцать… девяносто семь… Не помогает. Я ощутила необходимость поговорить с человеком, которого не видела очень-очень давно. Такую необходимость, что, казалось, задохнусь, если не позвоню ему. Но нельзя: последнее это дело — нарушать обещания, данные самой себе…

Кстати, про автоответчик-то я забыла. Так и есть, уже в самом конце взволнованный женский голос, в котором я с трудом признала Леночкину маму (года четыре наверняка ее не слышала), спрашивал, не у меня ли ее дочь и не знаю ли я, где она может находиться? Но своего телефона, естественно, не оставила, хотя настоятельно просила связаться с ней, как бы поздно я ни пришла домой. В отчаянии я стала звонить самой Леночке, надеясь, что все уже утряслось, но у нее было упорно занято — и это мне не понравилось. Впрочем, живи я в Америке, я бы волновалась гораздо сильнее. А у нас, на Украине, в стольном-то граде Киеве все мы привычны к тому, что телефон может отключиться на день или два без объявления войны, просто так. И что платить за это время все равно придется.

Упорные сообщения на автоответчике меня всего только раздражали. Конечно, люди чего-то добиваются: совершенно очевидно, что случайным совпадением это уже быть не может. Но их наглая настойчивость похожа на обычное хулиганство. Позвонят-позвонят и успокоятся. Гораздо больше меня насторожила запись в моем компьютере: это не телефон, чтобы набрать номер и наговорить глупостей. Нужно еще знать пароль. Правда, для суперклассного хакера не составит особого труда взломать любую программу, но ни один суперклассный хакер не станет тратить драгоценное время на такую чепуху, как подобные детские… угрозы? предупреждения? А заурядному и даже очень талантливому программисту мой пароль не по зубам.

И вообще все вместе выглядит совершенно нелогично. Не складываются вместе покушение в метро, компьютерный взлом и телефонный бред. Все равно, что кто-то пытался соединить ежа и трепетную лань. Затем мои мысли потекли по совершенно иному руслу: для чего нам дана голова, то есть разум и ноги? Завтра же выясню адрес этой пресловутой фирмы «Ахилл» и торжественно отправлюсь туда, чтобы посмотреть, что это за явление в нашей общественной жизни. А уж потом буду думать, звонить Игорю или нет.

В этот момент раздался неуверенный звонок в дверь. Я глянула на часы — половина второго ночи. И кого это нелегкая принесла? Как всегда, о мерах предосторожности я вспомнила только тогда, когда уже открыла все замки.

На пороге стояла Леночка. Но в каком виде: растрепанная, испуганная, с красными глазами, — видно, плакала много и долго.

— Ты с ума сошла! — воскликнула я. — Твоя мама уже ошалела от беспокойства, не может тебя второй день вызвонить. И вообще, что это за мода — шататься ночью по улицам? Ты телевизор не смотришь и газет не читаешь? Или ты решила таким оригинальным способом устроить личную жизнь?

Она уставилась на меня непонимающим взглядом, а затем прошептала:

— Простите, пожалуйста. Я никак не могу отыскать свой дом. Мне сказали, я живу где-то здесь… — И стала медленно сползать по стене…

* * *

Возвращаясь домой ночными, плохо освещенными улицами города, Володька перебирал в деталях сегодняшний вечер. Не то чтобы в этом была крайняя необходимость, но привычка — вторая натура. Если десять лет подряд ежевечерне перебирать в памяти все свои слова и поступки и рассматривать их как бы со стороны — глазами постороннего человека, то это уже навсегда. Тем более что подобное упражнение не раз приносило немалую практическую пользу.

Бесспорно, новая знакомая отличалась от всех известных ему девушек хотя бы тем, что неохотно говорила о себе. Причем уклонялась от этой темы настолько легко и непринужденно, что он только сейчас это осознал. Более того, Ника и его не провоцировала на ностальгические воспоминания, и складывалось впечатление, что либо она родилась всего несколько дней назад, либо достигла того просветленного состояния духа, когда человек живет исключительно сегодняшним днем и человеческая суета обтекает его, как река мощный утес. Но очаровательная, элегантная юная женщина вовсе не походила на аскета, святого или новорожденного младенца. Просто она предлагала какие-то неизвестные ему взаимоотношения.

Казалось, что она не кокетничает и не завлекает (а этот способ поведения Володя прежде считал единственно возможным для женщин), но разыгрывает шахматную партию и почти так же, как он, — что представлялось уже совершенно невозможным, — совершенно отстраненно смотрит на себя и на него.

К тому же он достаточно искушен, чтобы не обратить внимания на то, что Ника, несмотря на свою очевидную неопытность и скромность, вовсе не трепетала и не теряла головы в его присутствии. Впервые Володя Абессинов был вынужден признать, что не покорил с ходу понравившуюся ему девушку, а его первое впечатление о ней и ее реакции на знакомство оказалось ошибочным.

Такие отношения начинали походить на сложную игру, и это только подогревало его интерес, впрочем весьма умеренный. Володька давно уже перестал испытывать любопытство, азарт, нетерпение, особенно же из-за женщины.

Он как раз ехал узеньким переулком, в котором черная махина «хаммера» казалась неуместной, «похожей на трирему, в канале для триремы слишком узком»*. Было темно, и свет фар выхватывал из мрака отдельные детали — полуразвалившиеся переполненные мусорные баки, прыснувшую куда-то в темноту рыжую кошку, выгрызенный неведомой силой участок асфальта, завязанный кокетливым бантиком кусок арматуры (это же у кого-то хватило сил и терпения!).


* Цитата из стихотворения И. Бродского.


Внезапно прямо на дороге Володька увидел чье-то тело. Ширина переулка не позволяла объехать лежавшего, да и не стал бы он этого делать, а потому притормозил машину в нескольких шагах. Ловушка была до невозможности примитивная, но попадались в нее постоянно. Кто останется равнодушным, увидев человека на дороге? А даже если и не проникнется моментально сочувствием, то ведь все равно не переедет, а вылезет из машины, чтобы разобраться. Впрочем, Володька не колебался ни секунды: скорее всего это ловушка, но даже если существует один шанс из ста, что этот человек действительно нуждается в помощи, то он обязан ее оказать. «Делай, что должен, и будь что будет».

Впрочем, из машины он выходил не торопясь. Спокойно вытащил ключ зажигания, спокойно заблокировал дверь. Все эти действия не отнимают больше полуминуты, и пострадавший вполне может подождать такое короткое время. Но он также прекрасно сознавал, что большинство людей на его месте выскочили бы в страшном волнении, не задумываясь обо всех этих мелочах. Но Володька давно уже разучился волноваться…

Их было всего пятеро — нахальных, накачанных увальней с туповато-жестоким выражением лиц. Наверняка он представлялся им легкой добычей: «серьезные» люди, в представлении уличных бандитов, белые костюмы и лайковые перчатки в конце весны не носят. И вообще не носят. И одни по темным переулкам не разъезжают. Тот факт, что из дорогущей машины разбираться, что к чему, вышел сам водитель, что телохранителями и не пахнет, неопровержимо свидетельствовал о том, что щеголеватый молодой человек не относится к сильным мира сего. Чей-то богатенький сынок, пощипать которого и для дела полезно, и для души приятно.

Они окружили его, выступив из темноты, — двое сзади и двое спереди. Лежащий тоже вскочил на ноги, едва молодой человек двинулся к нему, и теперь широко ухмылялся, демонстрируя в свете фар плохо поставленные золотые зубы.

«Мелочовка», — моментально оценил Даос.

В такие минуты Владимир Ильич Абессинов — умница, знаток восточных культур, меломан и книгочей — временно переставал существовать, уступая место расчетливому, опытному и уверенному в себе воину. Именно «воину», а не простому бойцу. И этот совершенно другой человек и мыслил, и чувствовал, и вел себя абсолютно иначе, нежели цивилизованный европеец конца XX века. Так, ему ни на долю секунды не стало жаль этих зарвавшихся подонков, которые, к несчастью для себя, столкнулись с ним, Даосом, в глухом переулке. Он не испытывал к ним ни ненависти, ни презрения, ни какого-либо иного чувства — воистину ничего. Он был всего лишь своеобразным зеркалом, которое исправно отражало и возвращало им их поступки и желания. И не его вина, что к этим людям возвращалось самое худшее.

«Ничего личного» — как любят говорить в американских фильмах. Единственное, что слегка удивляло Даоса, — это явная глупость нападавших. Хоть бы засомневались чуть-чуть: и он ведет себя совершенно иначе, чем другие, попавшие в подобную ситуацию, и его бронированный монстр вполне способен уместить в своих недрах нехилый отряд спецназа. Все это должно бы нападающих насторожить. Но не насторожило.

Они накинулись на него одновременно, полагая это самой лучшей тактикой, и просчитались. Один налетел горлом на вовремя подставленный локоть, второй получил мощный пинок в живот и с воем покатился под ноги третьему, не удержавшему равновесия. Падая, тот со всего размаха ударился лицом об острый носок ботинка, сделанного по специальному заказу. Как и знаменитые наманганские сапоги, обувь Даоса имела в носке четыре-пять слоев плотной, хорошо выделанной кожи, и удар ею был не слабее, чем удар кастетом.

Решительность оставила двоих, находившихся сзади. Они мялись на месте, не убегая (что было бы весьма разумно), но и не предпринимая активных действий. Даос развернулся к ним лицом и легко, одним длинным движением, провел два приема, вывернув первому руку из локтевого сустава, а второму нанеся прямой удар в солнечное сплетение. Едва ли ему потребовалось больше полутора минут, чтобы справиться со всеми. Это только в постановочных драках подобные схватки длятся гораздо дольше, а на практике воин не может позволить себе роскоши тратить на слабого противника много времени. Ведь он не ставит перед собой цели причинить ему боль.

Арена боя опустела почти мгновенно. Пошатываясь и плюясь кровью, издавая приглушенные стоны и нечленораздельно матерясь, неудавшиеся грабители торопились скрыться с глаз долой. Володя усмехнулся краем рта. У него единственная проблема — небольшое бурое пятнышко на рукаве: светлый костюм наверняка придется сдавать в химчистку, а он этой возни не любил.

Подобные столкновения случались у него довольно часто. Город буквально кишел накачанными юнцами, жаждавшими легких денег, но еще не примкнувшими ни к кому из «хозяев». И если всем профессионалам и бойцам, состоящим в командах, было известно, что его трогать нельзя, то вот такие молодцы слетались к нему как мухи на мед. Но даже если все происходило в центре города, под окнами жилых домов, никто не торопился на помощь пострадавшему. Люди сидели как в осаде, в лучшем случае следя за развитием событий из-за занавесок.

Странные наступили времена.

* * *

Мне несказанно повезло. «Скорая помощь» и милиция приехали почти одновременно.

Очевидно, что Еленку накачали наркотиками: во всяком случае, она была трезва как стеклышко, но абсолютно ничего не помнила и мало что понимала и от этого буквально сходила с ума. Я решила, что ее привезли прямо под мою дверь — в таком состоянии она бы и нескольких метров не одолела самостоятельно. Но бесполезно было выспрашивать у нее, что произошло, кто с ней так поступил. Мне едва удалось успокоить бедную девочку, уговорить ее сесть в кресло и расслабиться, пока я все сделаю.

— Извините, — лепетала Леночка, нервно теребя в руках то собственный шарфик, то бахрому покрывала, — извините, я ничего не понимаю.

— Все в порядке. — Я старалась, как могла, говорить уверенно и спокойно. — Все в порядке, Еленка, так случается. Поверь мне, я хорошо тебя знаю, знаю, где ты живешь, знаю твою маму. Сейчас приедут врачи и помогут тебе…

«Надеюсь», — но это я уже подумала, а не произнесла вслух. Стоило бы, конечно, налить ей валерьянки или пустырника, но я боялась сделать что-нибудь невпопад и повредить подруге еще больше. К слову, сколько мне приходится слышать нареканий и на нашу милицию, и на «скорую помощь»! Но как нетерпеливо, как отчаянно мы их ждем, когда что-то случается.

Бригада «скорой помощи» состояла из двух человек. Совсем еще молодые люди, почти студенты. Они, не перебивая, выслушали мой короткий рассказ и взялись за голову.

— Придется забирать ее с собой, — сказал один из них, представившийся Виталием. — Черт его знает, какой гадостью ее могли накачать, нужно делать анализы. А с собой у нас джентльменский набор — анальгин, валерьянка и так, по мелочи. Сами мы ничего не сделаем. Хорошо еще, состояние у нее стабильное. Вот дождемся милицию и поедем.

Второй все это время разговаривал с Леночкой, и его бархатистый баритон, неспешная и плавная речь явно подействовали на нее благотворно. Да и я, признаться, почувствовала себя намного лучше. Мне везет на хороших людей, и за это я склонна прощать судьбе многие неприятности.

Капитан милиции Павел Сторожук оказался человеком доброжелательным и спокойным. Он сразу же отправил Леночку в больницу, и мы, в компании двух его коллег, уселись на кухне пить кофе. Тоже, доложу вам, нашли время. Правда, они сидели не просто так, а проявили чудеса оперативности, в течение десяти минут вычислив адрес и телефон Еленкиной мамы и сообщив ей о происшедшем настолько вежливо и деликатно, что та, всплакнув минутку, тут же и успокоилась и засобиралась в больницу к дочери. Любая определенность лучше неизвестности.

Выслушав же мое изложение событий — а я начала с неудавшегося свидания, — Павел пообещал, что не просто передаст дело в райотдел по месту жительства пострадавшей, но и сам наведет кое-какие справки. Слава Богу, меня никто напрасными подозрениями и глупыми вопросами не мучил. Полчаса спустя я неохотно распрощалась с милиционерами и осталась одна.

Согласитесь, одиночество мое в этот момент выглядело как-то неуютно. Спать не хотелось совершенно — в голову лезли самые неприятные мысли, а версий случившегося было аж несколько, причем самых противоречивых. Одно я знала наверняка — кто-то ужасно хочет меня испугать, заставить тревожиться, суетиться и совершать ошибки. Все, что случилось в течение нескольких последних дней, прямо указывает на это. Остается только выяснить, что мой испуг даст загадочному преследователю и какие мои поступки он пытается предотвратить, так нелепо и странно угрожая мне. Но одного — прямо противоположного эффекта — мой невидимый враг добился наверняка: теперь я крайне внимательна, осторожна и собранна. Давно мне не приходилось так активно шевелить мозгами.

В такие минуты любому из нас необходима моральная поддержка. Но мне обратиться не к кому. Приятельниц в подобные вещи не посвящают, близких родственников — и подавно. Скажи я, например, тете Даше, что меня пытались столкнуть под поезд в метро (а теперь я была в этом почти уверена), и вместо поддержки я получу престарелую даму с инфарктом, что значительно усложнит мою жизнь и принесет немало вреда самой тетушке. Положительных же моментов в этой ситуации не наблюдается. И еще сильнее, чем накануне вечером, мне захотелось позвонить тому человеку.

Я его так и называла — тот человек. Мы не виделись очень давно, и вот уже больше двух лет вообще не поддерживали связи, не писали друг другу, не звонили, не передавали приветы через общих знакомых. Тем не менее если и был кто-то, кто мог бы спокойно выслушать и понять меня, а потом помочь спокойно разобраться, то это он. Я поймала себя на том, что сижу над недопитой чашкой и блаженно улыбаюсь: сама мысль о нем утешала и радовала. Вот если бы еще его увидеть. Ничего невозможного в таком желании не было. Я уже говорила, что не люблю возвращаться к своему прошлому, не люблю копаться в нем и не дорожу им. Но даже у меня не хватило решимости расстаться с некоторыми вещами, которые принадлежали той, прошлой жизни. Их совсем немного, и они хранились в разных местах. Большинство — на антресолях, в маленьком рыжем чемодане, заваленном кучей всякого хлама, а некоторые — в библиотеке. Впрочем, их еще нужно суметь отыскать.

Я открыла пятнадцатый том энциклопедии «Брокгауза и Эфрона» почти посредине, на одной из вкладок, закрытых папиросной бумагой. Его фотография была приклеена за уголки поверх портрета какого-то из государственных деятелей. Эту вкладку в последний раз я разглядывала больше года назад. Странно, я не сентиментальный человек, но даже такой вариант его присутствия утешил меня.

И я слегка удивилась самой себе — как у меня хватало духу так давно не смотреть на это лицо: высокий лысеющий лоб, хищный изогнутый нос и бледно-голубые, прозрачные, как талая вода, глаза…

А что касается всей этой кутерьмы, которая закрутилась сейчас вокруг меня, то я почти наверняка знаю, чего от меня хотят, — и это меня не пугает, хотя и тревожит немного. Но, согласитесь, только полный кретин не станет тревожиться в сходной ситуации.

Улеглась я, когда за окном стало совсем светло, и мне удалось поспать всего два или три часа. Разбудил меня звонок капитана Сторожука, который хотел сообщить мне, что с Леночкой все в порядке.

— В больнице сделали, что могли, — неторопливо повествовал он. — И вот какая чепуха выходит: она пришла в себя, почти все вспомнила, немного удивляется тому, как оказалась у вас в квартире, но… — Он немного замялся.

— Что «но»? — не выдержала я.

— Она не помнит ни того, что с ней произошло, ни, собственно говоря, вас. Начисто отрицает факт знакомства. Но мы уже все проверили и установили, что вы действительно знакомы много лет, да и ее мать подтверждает вашу личность.

Приехали. Я почувствовала, как вдоль позвонка у меня поползли холодные мерзкие мурашки.

— Вторая чепуха, — неумолимо добивал меня капитан. — По словам медиков, ничего ей такого не кололи и не вводили. Чистые анализы. Так что имеем такую картину: либо ей все же вводили какой-то препарат, но медицине он неизвестен, либо, к чему склоняюсь лично я, у наших врачей просто не хватает опыта, да и оборудование не то. Либо есть третье объяснение, которого я не знаю.

— Гипноз? — предположила я после паузы.

На том конце провода довольно долго молчали.

— Теоретически возможно, — наконец подал голос капитан. — Но на практике это выяснить все равно не удастся. Я так понимаю, что делу не дадут ход — пострадавших нет, на обследование ее не оставят: сами понимаете, больницы переполнены более тяжелыми больными. Вот, собственно, и все. Что же касается нашего ведомства, то вы разумный человек и газеты читаете? Читаете… Нашим ребятам на расследование убийств ни людей, ни средств не хватает, а это дело глухое. Так что они только порадовались, когда матушка вашей подруги твердо заявила, что не даст затаскать дочку по кабинетам. И их вполне можно понять. Но меня заинтересовал этот случай. Видите ли, мне кажется, что вас это касается гораздо больше пострадавшей. Запишите мой домашний телефон на всякий случай, и рабочий еще раз запишите. И звоните, если что-то вспомните или узнаете. Обязательно звоните, в любое время дня и ночи. — И некстати сообщил: — Я совсем один живу. Не нравится мне все это.

И было неясно, не нравится ли Павлу его совсем одинокое и холостое существование или ситуация, сложившаяся с Леночкой. Если последнее, то вот тут я была полностью с ним согласна. Мне тоже абсолютно не нравилось, что моя веселая и заводная подруга Еленка начисто забыла и меня, и все, что со мной связано. Совершенно без всякой связи с происходящим, абсолютно нелогично — но мне ужасно захотелось позвонить Игорю Разумовскому, кем бы он в результате ни оказался.

Глава 4

Заказ оказался вовсе не так прост, как представлялось в самом начале.

Получив в свое распоряжение довольно большой объем разрозненной информации и фотографии заказанного «объекта», Игорь полагал, что это будет обычная, рутинная работа — трудоемкая, но не требующая особенного напряжения сил. Просто предстоит перелопатить гору пыльных бумаг, сделать несколько звонков и наведаться в пару архивов. Максимум, что еще придется сделать, — это уточнить полученные данные у нескольких людей. Такие заказы они выполняли не раз, и хотя не испытывали от этого никакого удовольствия — работа-то не творческая, — но и не отказывались от них никогда.

Однако даже первое, самое поверхностное ознакомление с информацией и несколько наведенных справок поставили Игоря Разумовского перед интересным фактом: тот человек, чье очень краткое жизнеописание предоставил ему заказчик, действительно существовал. Так же как, вероятно, существовал и тот, чья фотография так понравилась директору детективного агентства. Однако выяснилось, что это абсолютно разные люди, и выходило, что поиск нужно начинать с нуля. Уже давно Игорь не ощущал себя настолько растерянным и обескураженным. Он сразу же связался с Константином Григорьевичем и безукоризненно вежливым, но не терпящим возражений тоном поставил того в известность: возникли непредвиденные сложности, исходные данные усложнили расследование, а не облегчили его и в свете открывшихся обстоятельств назначенные заказчиком сроки представляются нереальными. Поэтому, когда раздался долгожданный звонок рыжей Ники, Разумовский выругался вполголоса: «Черт! Как не вовремя». Приходилось выбирать между работой и личной жизнью. Это был не первый выбор подобного рода, потому-то Игорь и жил до сих пор в совершенном одиночестве, а семью ему заменял верный Зевс, который не имел скверной привычки ревновать к работе и ругаться, если хозяин являлся домой поздней ночью, уставший, голодный и злой как тысяча чертей. Впрочем, хотя Зевс и не сердился на него никогда, Разумовский понимал, что подобная жизнь не подходит даже для собаки. Мелькнула шальная мысль: а ну ее, эту девочку. Зачем портить нервы себе и ей? Ведь заведомо известно, что и этот роман — если даже состоится — закончится оглушительным провалом. Как и все предыдущие. Кстати, не так уж много их и насчитывалось. Впрочем, вспоминать прошлое Игорь не очень любил.

Наконец он принял соломоново решение: встретиться с ней и поговорить, повести куда-нибудь (правда, он еще не представлял куда). Ему очень хотелось верить, что Ника все же окажется своим человеком и они смогут найти общий язык.

Они договорились встретиться на Крещатике. Ее можно было узнать за версту — тонкая, стройная, гибкая, огненно-рыжая, как язычок пламени, да еще и одетая во что-то ослепительно-желтое. На нее оборачивались все поголовно — не только мужчины, но и женщины.

Игорь неловко вручил ей букет алых тюльпанов:

— Добрый день.

— Здравствуйте. Спасибо, очень красивые цветы. Люблю тюльпаны.

Повисла неловкая пауза. Неожиданно для самого себя Разумовский выпалил:

— А собак вы любите?

— Да. Особенно больших, и особенно догов. — Видимо, она немного смущалась и поэтому говорила короткими фразами.

— Здорово, — искренне сказал Игорь. — Ну, куда же мы направимся?

— Пригласите меня в Пассаж есть мороженое. Я ужасно люблю мороженое, которое там подают.

И он немного неуклюже предложил ей руку. В этот самый момент Игорь Разумовский решил сыграть в орлянку с судьбой. Вот взял и загадал: если Ника закажет себе абрикосовое, банановое или ореховое мороженое — быть продолжению их знакомства. А если шоколадное или клубничное — ничего не выйдет. Он и сам понимал, как по-детски поступает, но ничего лучшего придумать не смог. Откровенно говоря, она пугала его и своей яркой и неординарной внешностью, и совершенно необычным поведением.

Им повезло. В кафе «Вечерний Киев» было мало народу и много пустых столиков.

— Что вы будете? — спросил Игорь у своей спутницы, с удивлением отмечая, как отчаянно колотится его сердце. Вот же дурак, договорился с судьбой! А вдруг она сейчас захочет шоколадного? Хоть бы его вообще не оказалось.

— Шарик абрикосового, шарик бананового и шарик орехового, — как-то немного старомодно заказала Ника и широко улыбнулась.

— А шоколадное? — не унимался Игорь.

— Не хочу. Честно говоря, его я тоже люблю, но здесь почему-то никогда не заказываю, — призналась она.

«Да-а, — подумал Игорь. — Судьбу на кривой козе не объедешь. Неужели все-таки повезло?»

* * *

Я смотрела на этого милого, постоянно смущающегося парня, и какое-то трогательное, давно забытое чувство пробуждалось во мне. Он был не просто не похож на Владимира Ильича, но являлся его совершенным антиподом. Не представляю себе, чтобы у Володи не было плана, куда меня пригласить и как сделать свидание красивым и незабываемым. Здесь же создавалось впечатление, что Игорь плохо помнит, что нужно говорить знакомым девушкам, как с ними обращаться и чем заинтересовать. Смешно, но именно это меня в нем и привлекало. Если встречи с Володей были прекрасны, как завершенное произведение искусства, то с Игорем я чувствовала себя десятиклассницей, удравшей с уроков, чтобы провести время с мальчиком, который мне очень нравится.

В тот день мы испытали чистое, неподдельное детское счастье. Сперва наелись до отвала мороженого и нахохотались над проделками пса Игоря — Зевса, о котором он рассказывал с удивительной нежностью. Затем долго бродили по Пассажу и заглядывали в витрины магазинов и кафе. Потом, повинуясь внезапному побуждению, обзавелись воздушным шариком-мишкой из тех, что продавали перед входом в метро. Оказалось, что прошло уже довольно много времени и Игорю нужно возвращаться на работу, да и мне не грех было бы появиться на службе — освежить в памяти начальства данные о моей внешности. Мы стали прощаться, но не допрощались, а отправились пешком по Крещатику по направлению к филармонии. И только где-то на середине пути я обнаружила, что мы держимся за руки.

Через полчаса нас занесло в кондитерскую, где всегда стоит запах свежей выпечки и сладкого крема, и накупили там, не сговариваясь, круглых мягких булочек. Это давняя привычка всех киевлян — брать с собой булочки, отправляясь на прогулку в Мариинский парк. В парке все зеленело и цвело и два газона были усыпаны крупными фиалками. И даже монструозного вида эстрада, сооруженная кем-то во внезапном припадке ненависти ко всему сущему, сегодня казалась мило-нелепой и почти уместной.

Мы кормили голубей, воробьев и синичек, которые доверчиво садились на открытую ладонь, а после целовались у Чертова мостика, и вкус у поцелуев был абрикосовый, банановый и ореховый. Я понимала, что поступаю легкомысленно, но это не имело никакого значения. Игорь нес меня на руках по аллеям, знакомым с самого детства, и я снова чувствовала себя счастливой, как когда-то давно.

* * *

Внимательно наблюдая за своим любимым и, по сути, единственным учеником, старый Шу мрачнел с каждой минутой. Он был слишком мудр и опытен и слишком искушен в своем мастерстве, чтобы не заметить, как буквально за один день переменился Володя. Учитель решил, что молодого человека гложет какая-то тайная мысль и это уже опасно. Человек его профессии должен полностью владеть собой и быть в ладу со всеми своими чувствами, как тайными, так и явными, как осознанными, так и не…

В этот момент Володька как раз превращал в клочки толстую кипу плотной бумаги, пробивая ее до середины короткими ударами пальцев. Обрывки листов стайками белых бабочек кружились в воздухе. Пол вокруг казался усыпанным снегом.

— Остановись, — приказал старик после нескольких минут созерцания. — Что ты делаешь?

— Тренируюсь, тацудзин*.


* Тацудзин — почтительное обращение к учителю, букв.: «виртуоз, мастер боевых единоборств».


— Не тренируешься, а выплескиваешь чувства, — сухо возразил Шу. И уже немного мягче добавил: — Что случилось?

— Ничего… — пожал плечами ученик. — Настроение неважное.

Китаец проигнорировал его ответ, и это вполне справедливо. Воин, который позволяет себе иметь «неважное настроение», ни на что не годится.

Шу стал тренировать Володю уже очень давно, сразу почувствовав в молодом человеке из далекой западной страны дух настоящего бойца. Он быстро схватывал одну из самых сложных наук, научился владеть собой и пребывать в гармонии со всеми пятью стихиями у-син, являющимися первоосновой жизни. Шу гордился своим учеником и полагал, что однажды сможет передать ему абсолютно все свои знания. То, что происходило сегодня, ставило под угрозу достижения предыдущих лет упорных занятий.

— Что случилось с твоим настроением?

Володя коротко взглянул на учителя. На самом деле он уже несколько часов подряд порывался поговорить с ним о том, что творится на душе, но никак не мог найти нужных слов. Это пугало и настораживало его, привыкшего себя полностью контролировать. Но, кроме этого китайца, никого близкого у него не было, а посоветоваться с кем-то ох как требовалось, и молодой человек решился.

Они уселись у самой стены, на циновки. В нескольких шагах курились благовония на бронзовом треножнике. В большом зале давно уже закончились занятия, и двое — учитель и ученик — остались совершенно одни. Впрочем, Шу чувствовал, как легкое дуновение ветерка, мысль о ком-то третьем, постороннем.

— Я допустил ошибку, учитель, — неуверенно начал Владимир. — Я взял неверный тон, и теперь все время говорю не своим голосом. И я сожалею об этом.

— Перестань говорить, — откликнулся Шу.

— Не могу и не хочу. Я впервые встретил женщину, которая по-настоящему нужна мне. Но осознал это только сейчас, а глупостей наделал довольно много. Я вел себя с ней так, как со многими другими до нее, — а она не такая, как все. И я чувствую, что уже расплачиваюсь за свою недогадливость и самонадеянность.

— Она действительно того стоит? — усмехнулся китаец.

— О да! — горячо воскликнул Володя, и в который раз уже удивился себе.

— Давно ты ее знаешь?

— Несколько дней, но это неважно. Ты же сам учил меня, что…

Старик рассмеялся и вытянул перед собой руки:

— Избавь меня от очередной трактовки моих слов. Я хорошо помню, чему учил тебя. А вот ты, кажется, не помнишь. Если ты начал неверно, нет смысла длить ошибку. Начни так, как хочется. Переиграй, верни, убеди. Будь самим собой — это главное. Только не злись и не носи в себе свои ошибки: выпусти их на волю, пусть живут отдельно от тебя.

— Ее целый день нет дома, — пожаловался Володя внезапно. — Звоню-звоню, а там только автоответчик. И на работе ее тоже не было. Не хочется думать, что она с кем-то…

— Но думается, — продолжил китаец. — Зачем усугублять собственную глупость? Думай не о том, с кем она сейчас, а о том, как она будет с тобой, когда наступит твой день.

* * *

С Игорем мы расстались уже поздно вечером, у самых дверей моей квартиры. Судя по всему, отправился он не домой, а на работу, так что в каком-то смысле я чувствовала себя немного виноватой в том, что так надолго задержала его. Но зато все мои страхи рассеялись, а события минувших дней представлялись уже менее мрачными — просто цепь несчастливых случайностей. Ну с кем не бывает? Только не считайте меня уж вовсе легкомысленной особой — точил, точил меня этакий въедливый червячок понимания происходящего, но я запихала его в самый дальний уголок себя да еще и нафыркала, чтобы носа казать не смел. Потому что совершенно несправедливо это со стороны моего ангела-хранителя: подсовывать очередное свинство одновременно со счастьем. Словом, счастье беру оптом и в розницу, на неприятности чихать хотела, а кому не подходит подобная постановка вопроса — тот пусть перейдет на другую сторону улицы.

Поэтому улеглась спать я в невероятно приподнятом настроении и баюкала себя самыми сладкими грезами, какие только сумело предложить мне мое воображение. А воображение у меня не самое скромное, и оттого надежд, и чаяний, и мечтаний — в ассортименте, чтобы не сказать в избытке.

Всю ночь мне снилось что-то цветное, яркое и очень веселое; и утром я проснулась от того, что хохочу во все горло. Просыпаться от смеха — наиприятнейшее состояние. Я чувствовала себя бодрой и радостной как никогда, и мне казалось, что наступающий день сулит много интересных событий. Внезапно я вспомнила, что, увлекшись разговорами, снова не дала Игорю свой телефон и снова не выяснила, чем все-таки занимается его фирма.

Порадовало и то, что глупые звонки вроде бы прекратились. На автоответчике было только сообщение от Владимира Ильича: голос вежливый, но совсем без эмоций, и я подумала, что его первый порыв — в тот день, когда мы познакомились — был настоящим, а следующая встреча — приятной, но не более того. Возможно, со мной многие не согласятся, но однажды наступает такой день, когда понимаешь, что теплые и искренние отношения гораздо важнее других, внешне более эффектных вещей. Проще говоря, не в деньгах счастье. Но к этой мысли еще нужно прийти самостоятельно.

Солнце светило в окна вовсю, и я с удовольствием предвкушала предстоящий день. Дел накопилась целая куча, но я горела желанием все их переделать, а такое случается нечасто. Словом, я быстро собралась и выкатилась из квартиры.

Вот это сюрприз! Пришлось остановиться у самого парадного и перевести дух — а то у меня сердце заколотилось, как от бега на длинную дистанцию. И было от чего.

На облезлой зеленой лавочке, которую обычно оккупируют наши пенсионеры на предмет строгого надзора за всеми входящими и выходящими из парадного, прямо под кустом цветущей сирени сидел Владимир Ильич. Собственно, в этом-то ничего особо удивительного не было. Изумило меня то, что он был абсолютно не похож на себя, каким я уже привыкла его видеть.

Во-первых, нигде поблизости я не обнаружила его машины, а ведь это чудо техники не заметить трудно.

Во-вторых, щегольской костюм куда-то делся, а вместо него имели место обычные голубые джинсы, рубаха и кроссовки, отчего Володя сразу помолодел лет на семь-восемь. Да и весь его облик как-то смягчился, что чрезвычайно ему шло. Я почувствовала, как моментально расслабилась: с ним сегодняшним не нужно держать марку и следить за каждым своим взглядом, жестом или словом. Зато ему хотелось улыбаться, да так, чтобы улыбка была от уха до уха. Но самое главное — он сидел на лавочке не один, а в обнимку с огромным пушистым медведем, круглоухим, большеглазым и ужасно симпатичным. Говорят, что избыток горя смеется, а избыток счастья плачет. Вероятно, это правда, потому что у меня слезы навернулись на глаза, хотя в этот момент я испытывала только счастье. Оказывается, мне всю жизнь не хватало именно этого медведя; мне нужно было, чтобы кто-нибудь сидел ранним солнечным утром под моим домом и ждал, когда я выйду, чтобы вручить мне мягкое и пушистое чудо. Мы не говорили друг другу ни слова. Просто Володя протянул мне игрушку, а я взяла ее обеими руками и крепко прижалась лицом к симпатичной медвежьей мордочке. И слезы покатились у меня из глаз.

— Что-нибудь не так? — спросил Володя одними губами.

Я улыбалась и качала головой, но говорить боялась. Иногда слова могут разрушить очарование минуты, испортить что-то хрупкое, прекрасное — что только-только рождается между двумя людьми. Это «что-то» чаще всего случается только раз в жизни, и в моей жизни подобное чудо однажды уже случилось. Может, поэтому я так боялась поверить в него сейчас. Может, поэтому не решалась даже моргнуть: а вдруг все это окажется еще одним сказочным сном и исчезнет, если я проснусь? Потому что только во сне бывает так прекрасно и так сладко. Кажется, Володя тоже все это понимал. Он улыбался и не произносил ни слова, но мне и не нужно было слышать слова. Я и так знала, что он хочет сказать.

А затем мы взяли мишку за лапы — он за правую, я за левую — и отправились вдоль по улице куда глаза глядят. И все прохожие, еще сонные, занятые своими проблемами и хлопотами, на какой-то миг забывали обо всем и расцветали широкими улыбками, глядя на нас.

— Любовь?! — не то вопросил, не то утвердил какой-то дядечка, несущийся в обнимку с пузатым потертым портфельчиком, поравнявшись с нами. — Так держать, молодежь! — И понесся дальше чуть ли не вприпрыжку.

Иногда одного большого счастья хватает множеству разных людей…

Глава 5

Существует такое понятие — «профессиональная деформация». И относится оно обычно к тем людям, которые безумно любят свое дело и очень хорошо его знают. Это уже как бы не их работа, а состояние души, и подобное состояние заставляет их рассматривать окружающий мир через призму своих профессиональных интересов. Так, художник замечает прежде всего цвет и композицию и обязательно воскликнет, глядя на кучу мусора, не уместившуюся в урне: «Поглядите, как необычно расположены эти предметы. Какое сочетание красок!» Хороший портной сперва замечает костюм, а затем уже его носителя; хороший детектив станет подмечать мелочи, даже находясь в полубессознательном состоянии. Игорь Разумовский был очень хорошим детективом. И это значило, что хоть он и испытывал подлинное счастье, хоть и чувствовал себя по-настоящему влюбленным в рыжую Нику, но по сторонам смотреть не забывал. Тем более что очень серьезно относился к тому, какая именно случайность познакомила его с девушкой.

Тогда, в метро, Разумовский сказал, что не знает, толкнул ли ее кто-то, — и говорил чистую правду. С другой стороны, он не забыл об этом вопросе, хоть и не поднимал его до поры до времени. И вот, блуждая с Никой по малолюдным аллеям парка, он обратил внимание на то, что за ними упорно следуют. Несколько человек, чередуясь и стараясь не привлекать к себе внимание, пытались следить за ними. Игоря это нисколько не удивило: «топтуны» могли наблюдать и за ним самим. Но если лица двоих из них ничего не говорили Разумовскому, то третий показался смутно знакомым.

Память у Игоря была профессиональная, цепкая. И хотя феноменальными способностями он не отличался, ему удалось довольно быстро вспомнить, что этого человека — вполне, кстати, обычного и даже незаметного — видел на платформе, в толпе пассажиров, как раз тогда, когда еле-еле успел ухватить падающую девушку за шиворот куртки. Еще несколько минут напряженных размышлений, и он точно вспомнил, что «пассажир» известен ему довольно давно, хоть и сталкивались они не вплотную, а опосредованно.

Нормальный человек, целуясь с девушкой, в которую влюбился с первого взгляда (пусть и не признается в этом самому себе), не думает больше ни о чем. Игорь Разумовский перебирал в уме множество вариантов, которые позволили бы ему ненавязчиво навести справки об этих странных людях и установить, за кем все-таки ведется слежка. А заодно и разузнать побольше о зеленоглазой красавице, которая — как показывает практика — может оказаться кем угодно. Игорь не был ни пессимистом, ни фантазером — он был хорошо осведомленным человеком и прекрасным специалистом, и уж ему-то хорошо известно множество самых невероятных случаев. Он не мог расслабиться и работать только на службе, а в остальное время наслаждаться личной жизнью. И, даже встретив девушку, о которой давно мечтал, все равно возвращался мыслями к тому, что касалось его дела.

Вот это и называется профессиональной деформацией.

На следующее утро он перезвонил своему старому другу, работавшему в «конторе» с незапамятных времен. Друга звали Максом, и был он одним из тех редчайших сотрудников, которые трудились не за страх, а за совесть. В последнее время многие разочаровались в своем деле, многие нашли себе кормушки побогаче, многие вообще уехали за границу. Макс же оставался верным себе и «конторе», объясняя это просто: «На коммунистов и капиталистов мне одинаково чихать с высокой башни. Но если кто-то здесь не будет работать на износ, то наш бардак вообще превратится в хаос».

Игорь полностью разделял убеждения друга и очень его ценил за то, что Макс являлся одним из небольших островков твердой земли в том болоте, которое образовалось вокруг. На него всегда можно было положиться: он делал, что просили, и не задавал лишних вопросов. Вот и теперь, внимательно и не перебивая выслушав Игоря, он рассмеялся:

— А ты, дружище, не можешь жить спокойно. Это же надо — ни имени, ни фамилии, а только лицо. Ну ладно, сделаем. Заходи, скажем, к семи. Не забыл, где я располагаюсь?

— Забудешь, как же, — буркнул Разумовский. — Так ты подбери мне те дела, по которым мы с тобой пересекались. Договорились?

— А у меня есть выбор? — уныло спросил Макс.

Невинная на первый взгляд просьба Игоря сулила ему целый день напряженной работы, но он знал, что по пустякам его беспокоить не станут.

Повесив трубку, Разумовский вызвал к себе Вадима.

— Как продвигаются дела с последним заказом?

— Глухо, шеф. Ребята крутятся как карусели, но нас уже начинают терзать смутные сомнения — а был ли мальчик? В смысле, седой господин. Ничто, кроме нескольких фотографий, не указывает на факт его существования.

— Так не бывает, — пожал плечами Игорь. — Человек не может раствориться в пространстве и не оставить после себя следов. Помнишь, как говорил великий учитель сыщиков Глеб Жеглов? «Даже в самом тайном деле всегда найдется человечек, который что-то видел, что-то слышал…» Выкладывай, какие идеи имеются.

— Неприятные, — вздохнул Вадим. — Выводы напрашиваются очень непрезентабельные. Либо нас намеренно ввели в заблуждение, хоть и ума не приложу, зачем выкидывать на ветер такие обалденные бабки. Либо этот мистер Икс работал в «конторе», или — бери выше, а нам от этого радости в жизни не прибавится.

— Полагаю, что ты абсолютно прав. И мне даже становится скучно оттого, что ты всегда и во всем прав.

— Так разузнай по своим каналам об этой «железной маске», — предложил Борцов. — Почему ты этого до сих пор не сделал?

— По очень простой причине. Если он и теперь является сотрудником, а им интересуются из противоположного лагеря, то о факте нашего участия в поисках тут же станет известно и нам прищемят хвост. Если же он УЖЕ не работает там и отыскать его не могут даже бывшие коллеги, то будь уверен, ничего, кроме подтверждения собственной прозорливости, мы не выясним. Ну скажут, что да, работал такой — и снова выкинут данные, которые лежат вот в этой папочке. А вот наш мистер Икс может и насторожиться — не удивлюсь, если он о «конторе» знает гораздо больше, чем «контора» о нем.

Ты думаешь, ребята к нам от хорошей жизни обратились? Наверняка они пытались и сами выполнить эту работу. А судя по их связям и средствам, возможности у них немалые. Ты, например, знаешь, что Константин Григорьевич и сам успел поработать в пресловутой организации? Я, конечно, не такой сообразительный, как некоторые, но справки навести не поленился…

Если же Икс всегда был сам по себе и всемогущее ведомство своими силами не в состоянии его обнаружить или не желает выносить сор из избы на всеобщее обозрение, то почему бы нам не поковыряться в их пироге и не поиметь на этом кругленькую сумму? Я иллюзий не питаю и уверен, что нам о-очень многого не договорили. Но если бы эта информация имела хоть какую-то практическую пользу, то она давно лежала бы на этом столе.

Что же до вполне естественного профессионального самолюбия — то я его потешу немного позже. Обещаю.

— Ты — Моцарт сыскного дела! — пропел Борцов. — Можно сказать, фон Рихтгоффен частных детективов! Помнишь, кто такой фон Рихтгоффен*? — подозрительно уточнил он.


* Фон Рихтгоффен — Красный Барон, военный летчик, ас времен Первой мировой войны.


— Поразительное отсутствие пиетета к начальству, — ухмыльнулся Игорь. — Ты на самом деле считаешь меня полным тупицей?

— Ну, не полным… — лукаво протянул зам. — Но кто его знает, как сказывается на твоих драгоценных мозгах бурная деятельность…

— Вчера за мной «хвост» тянулся, — безо всякой видимой связи с предыдущим разговором сообщил Игорь.

Вадим присвистнул. Он сразу уловил мысль шефа.

— Хочешь сказать, клиенты «топтуна» навесили, чтобы не упустить ни малейшей детали? Думают, ты их куда-нибудь выведешь?

— Черт их знает, — вздохнул Разумовский. — Не нравится мне все это. Ты, Вадим, вот что… Ты пошли за мной человека, пусть походит, посмотрит, что и как. Только аккуратно, без шума и пыли.

— Обижаешь, начальник.

— И еще. Пошли-ка кого-нибудь вот по этому адресу. Пусть запомнит, Казанская Вероника Валентиновна — она рыжая такая, аж зубы ломит. Яркая. Красивая, с зелеными глазами. Ну, не перепутает, короче: такие женщины встречаются раз в сто лет.

— Подлизываешься к подчиненным? — лукаво прищурился Вадим. — Красавицами соблазняешь?

— Не соблазняю, а нагружаю дополнительной работой. Пусть походит и за ней, позапоминает, пощелкает интересные кадры. А особенное внимание прошу обратить на «хвост» за этой барышней — есть он, нет его, ну и так далее. А ты уж, будь добр, подсуетись, достань мне ее личное дело. Скорее всего я зря такую волну гоню, ну да береженого Бог бережет…

* * *

На них, счастливых, красивых и молодых, несущих за лапы громадного пухового мишку, оборачивались почти все, и Володя никак не мог понять, нравится ему это или нет. В одном он был уверен — никто из тех, кто знает его как преуспевающего бизнесмена, ведущего дела исключительно с японскими и южнокорейскими коллегами, не узнает его сейчас. Да он и сам себя не узнавал. И счастье этого необыкновенного дня немного омрачало то, что он никак не мог разобраться в себе. Ника была весела и совершенно очаровательна. Если тогда, в самую первую встречу, он посчитал ее наивной простушкой, неопытной и неуклюжей девочкой; если во время их второго свидания она была необыкновенно хороша, но слегка надменна и неприступна, то сейчас он чувствовал себя так, будто встретил старого друга. И то, что этот друг по совместительству был еще и молодой и красивой женщиной, загадочной и манящей, только усиливало его тягу.

Володя поймал себя на том, что совершенно не понимает, как обращаться с ней. Это же своеобразная ирония судьбы: найти единственную в мире женщину, с которой хочется быть самим собой, и не знать, что ей говорить. Прежде он прятался за шикарными букетами и дорогими подарками, ошеломлял своих подруг щедростью и небрежностью, с которой тратил большие деньги. Теперь он с тревогой спрашивал себя: «А что я сам могу дать ей?»

Будучи одиночкой, сражаясь за это одиночество на протяжении всей своей сознательной жизни, Володя не мог не понимать, что сейчас, в эти минуты, рушится весь его мир, с таким трудом созданный и отвоеванный. И если какая-то его часть рвалась навстречу новой жизни, то другая отчаянно протестовала. Володя не мог не понимать и того, что если он решится связать свою жизнь с другим человеком, если сделает это по доброй воле и исключительно из-за любви, то придется делиться всеми своими секретами и тайнами. А их у Даоса накопилось слишком много, и они слишком опасны, чтобы посвящать в них кого бы то ни было. А особенно эту зеленоглазую фею.

Поэтому он всячески сдерживал себя, стараясь не показывать, какая нежность охватывает его существо, когда он смотрит на нее, слушает ее серебристый легкий смех. Володя давно уже не слышал, чтобы кто-то так легко и непринужденно смеялся. Почти все знакомые и малознакомые люди ходили хмурыми и насупленными, объясняя свое вечно недовольное и раздраженное состояние неустроенностью нынешней жизни. Казалось бы, ему не остается ничего другого, кроме как уйти от нее сегодня и больше не возвращаться никогда, но тот, кто жил внутри его все эти годы — мудрый, расчетливый и хладнокровный Даос, — уже знал, что это-то и невозможно. Так случается со всеми, кто, почувствовав нечто настоящее, уже не соглашается на подделку.

Володя так давно не ходил по Киеву пешком, так давно не выходил из дому просто так, не по делу, что успел забыть, как много красивых мест есть в его родном городе. И хотя в обычный день ему многое бы не понравилось, но теперь он обращал внимание только на хорошее. Они медленно шли вниз по Андреевскому спуску, и все здесь им было мило. И небольшие здания, похожие на игрушки, и знаменитый «Дом Ричарда», чьи башенки сверкали в лучах солнца, и крохотные выставки под открытым небом — картины и статуэтки на маленьких столиках, лепившихся к стенам домов. На одном их этих столов расставили в несколько рядов фигурки из цветного стекла. Они подошли поближе, наклонились.

— Тебе нравятся какие-нибудь? — негромко спросил Володя.

— Все, — не задумываясь отвечала Ника.

— Тогда давай все и заберем, — весело предложил он.

— Не стоит. Все — не интересно. А вот выбрать какого-нибудь своего зверя не откажусь.

В глаза Володьке сразу бросилась рыжая кошка с зелеными глазами, выгнувшая спину.

— О! — воскликнул он. — Смотри, это же копия ты. Эту кошку я заберу к себе домой.

— Я тоже нашла кое-кого похожего на тебя, — улыбнулась Ника. — И я тоже хочу забрать его домой. — Она протянула руку и выудила из группы фигурок зеленого дракона с длинным хвостом и расправленным гребнем. — Вот, вылитый ты. Не знаю, похож ли он внешне, но по характеру — наверняка.

Расплачиваясь за обе фигурки, Володя то и дело оглядывался на свою спутницу. Угадала ли она это сходство, пошутила ли или намекает на то, что знает о нем нечто тайное?

Зеленый дракон и белый тигр — священные животные даосов. Среди двенадцати звериных стилей даосской школы Син-И, к которой принадлежит и его учитель Шу, и он сам, стили дракона и тигра являются для него самыми близкими и любимыми. Белый тигр и зеленый дракон с поднятым гребнем вытатуированы у него на правом плече.

Узкими петляющими улочками Подола они вышли к Днепру и спустились к самой воде. Уселись на нагретые бетонные плиты, и только здесь впервые Володя позволил себе прикоснуться к ней, обнять за плечи. Затем осторожно провел пальцами по ее щеке. Кожа у Ники была мягкой, гладкой и белой, как у всех по-настоящему рыжих людей. Его качнуло к ней, и он, закрыв глаза, уткнулся лицом в ее волосы. Они были нагреты жарким майским солнцем и горячо пахли фиалками. Володька почувствовал, как у него закружилась голова, и снова удивился: никогда и ничего подобного не испытывал, а ведь женщин у него было очень много, и он полагал, что знает о них и о себе абсолютно все. Девушка тоже словно оцепенела, прижавшись к его плечу, и, казалось, их никогда не растащат — они так и останутся сидеть здесь до скончания века. Это были те редкие минуты, которые значат больше, чем долгие годы, проведенные вместе, чем сотни и тысячи произнесенных вслух слов.

Володя чувствовал, что полностью счастлив. Он понимал, что после ему предстоит решать, оставаться с Никой или забыть о ней; рассказывать ей о себе всю правду или скрывать до последнего; а еще придется выяснять, хочет ли она оставаться с ним или уже дала слово кому-нибудь другому. И еще ждет его много неприятных минут. Но все это потом, когда-то. А сейчас имеют значение только ее волосы, пахнущие фиалкой, светящиеся зеленые глаза и негромкий плеск волн. Это и есть настоящее счастье…

* * *

Потом мы встали и отправились вверх, к филармонии. Шли и болтали о каких-то пустяках, но я понимала, что эти минуты, проведенные у реки, останутся с нами всегда и свяжут нас крепче любых уз. Мне было прекрасно и страшно одновременно. Уже много лет я жила одна, и мне нравилось это состояние.

Конечно, я говорю не всю правду, когда расхваливаю свое одиночество.

Это паршивое состояние, и порой хочется взвыть на луну или кухонный шкаф — какая, собственно, разница, на что выть от тоски. Иногда я колочу чашки о безответную стену и скрежещу зубами, чтобы не плакать. Плакать я не люблю, а тоска случается страшная, и надо же ее чем-нибудь заглушить. Но с другой стороны, я уже твердо знаю, что все решаю сама. Сама отвечаю за свои поступки, сама распоряжаюсь собой. И никем, кроме себя, не рискую.

Когда-то давно все было иначе, и я очень дорого расплатилась за то, что не мыслила себя без другого человека. Того человека…

В последнее время судьба расщедрилась и преподнесла мне сразу два бесценных подарка — две встречи, каждая из которых стала бесконечно важной и необходимой. О таких встречах мечтают все без исключения, а тот, кто говорит, что не мечтает, тот просто скрывает истинное положение вещей. И именно поэтому я боюсь. Я уже давно выучила, что такие подарки не раздаются даром. И что от меня потребуется взамен? От сладких грез мы очнулись уже на Петровских аллеях. И я этому не удивилась: всю свою жизнь я сталкиваюсь с какими-то странными и неожиданными вещами. Успела привыкнуть. Судя по всему, и Володя тоже не вздрагивает от неожиданностей — этот человек явно привык и к опасности, и к крайнему напряжению сил и нервов, и держать себя в руках тоже привык.

Я уважаю людей, которые не расслабляются даже в самые удивительные и трепетные минуты своей жизни, но и не склонна полностью доверять им.

Оглянувшись несколько раз — а надо заметить, что, несмотря на прекрасную погоду, Петровские аллеи были малолюдны и всего несколько человек шло за нами, — Владимир Ильич заметил:

— Как ты относишься к навязчивым людям?

— Крайне отрицательно.

— А у тебя никогда не возникает желания оставить такого человека с носом, пусть он даже и не специально за тобой ходит? По чистой случайности?

— Хочешь сказать, за нами кто-то идет?

— Вроде того, — широко улыбнулся он.

Я осторожно осмотрелась. Неприятный тип, о котором сразу подумала, в поле зрения не попадал. Скорее всего его тут и не было.

— Парень в джинсовом жилете, — подсказал Володя, наклоняясь к моему уху. — Он уже довольно давно за нами идет. Чистая случайность, но меня такие случайности раздражают. Я слишком независимый человек.

Я слушала его и думала: «Врешь ты все про свою независимость. Тебе так же неприятен этот парень, как мне — мой тип. Почему не сказать откровенно? Не потому ли, что у тебя есть такие же секреты, как и у меня?» Понятно, что этими размышлениями я с ним делиться не стала, а спросила как можно более азартно:

— Так что ты там говорил про «оставить с носом»?

— Есть один простой выход, если ты согласна, конечно. Если доверишься мне.

— Целиком и полностью, — энергично закивала я головой.

— Тогда держи медведя крепко-крепко.

Ну почему мой драгоценный ангел-хранитель не вмешался в этот разговор? Почему не остановил меня? Если бы я знала, на что соглашалась…

Володя легко подхватил меня на руки и решительно шагнул с тротуара на газон. Если вы помните, Петровские аллеи отличаются тем, что расположены на нескольких холмах и змеятся по ним бесконечно долго. Это как мини-дорога в горах, где справа высится неприступная земляная стена, а слева — обрыв, крутой спуск, земляной вал, поросший деревьями. Карабкаться вверх по такому откосу — дело хлопотное и трудное. А спускаться вниз — и того хуже. Вполне можно свихнуть себе шею. Так что я не сильно обрадовалась, когда мой драгоценный кавалер окинул предстоящий путь одним цепким взглядом, словно в прицел поглядел, а затем побежал вниз.

Я никогда не занималась большим слаломом и теперь уверена, что никогда и не буду. Потому что этот его легкий бег среди деревьев, которые вырастали на пути совершенно внезапно, и он огибал их на сумасшедшей скорости, и совершал гигантские прыжки через рытвины, камни и пни, а также изящные скольжения на особенно крутых поворотах — все это и сделало меня равнодушной к горнолыжному спорту. И к бегу по вертикальным плоскостям. Я только вцепилась в медведя и широко раскрытыми глазами смотрела перед собой. Мне бы закрыть глаза, но я была так напугана, что на это сил не хватало.

Короче, путь, на который у приличных людей уходит минут двадцать быстрым шагом, мы преодолели за две или три, нисколько при этом не пострадав (если, конечно, не упоминать о моих несчастных нервах). Когда Володя бережно опустил меня на землю, я взяла себя в руки и даже улыбнулась.

— Не испугалась? — спросил он.

Этот нахал даже не запыхался. И голова у него, судя по всему, не кружилась. Тоже мне Джеймс Бонд! Но и мы не лыком шиты, и я ответила гордо, как истинная Джеймс Бондиха:

— Конечно нет. Я же вижу, с кем имею дело.

Мы переглянулись, как два заговорщика, и задрали головы вверх. Оттуда, из-за кустов жасмина, таращился на нас тот самый парень, — жаль, далеко было и выражения его лица я не видела. Впрочем, невелика потеря, могу просто догадаться. Правда, то, что он за нами наблюдал, еще ни о чем не говорит. Этот головокружительный спуск двух самоубийц мог бы привлечь внимание даже медитирующего йога.

Всю дорогу до метро мы проделали в совершеннейшем одиночестве.

Если за нами кто и следовал, то наверняка остался далеко позади. Продолжать слежку могли только с вертолета, какового не наблюдалось.

Я медленно шла, опираясь на Володину руку, и думала о том, что вот мы встретились — два странных человека, каждый со своим прошлым, и оно — это прошлое — стоит у нас за спиной, не давая жить и дышать. Не знаю, о чем думал мой спутник, но не удивлюсь, если о чем-то похожем.

Внезапно Володя встрепенулся:

— Через несколько дней мне придется уехать. Ты меня дождешься?

— Ты так серьезно спрашиваешь, словно собираешься в крестовый поход. Дождусь, конечно. Кстати, ты надолго едешь?

— Сам не знаю, — вздохнул он. — Я еще плохо представляю себе суть работы.

Здесь и оказалось бы очень уместно спросить его, а кем он, собственно говоря, работает. Но я не стала этого делать, потому что не верила в то, что Володя сможет сказать мне правду. И этим он очень напоминал мне того человека. А я не люблю ставить дорогих мне людей в неудобное или безвыходное положение. Если не хочешь, чтобы тебя обманывали, — не задавай лишних вопросов. Золотое правило.

И еще — сколько мы сегодня говорили, сколько прочувствовали. А он так и не задал мне ни одного вопроса обо мне самой. Я уже достаточно умудрена жизнью, чтобы понимать, как ко мне относится человек, — Владимир Ильич относился весьма серьезно. И тем не менее он совсем не хотел ничего обо мне знать. Я была ему за это очень благодарна. Не люблю вспоминать свое прошлое и вовсе уж не люблю лгать, пусть даже эта ложь просчитана от первого и до последнего слова.

* * *

Вас, вероятно, интересует, как я могу столь несерьезно относиться к тому, что творится со мной и вокруг меня. В дом кто-то проникал, противные типы шастают по пятам и дышат в затылок, кто-то толкает под колеса и пишет угрожающие послания, а с подругой приключилось такое, что вообще ни в одни ворота не влезает, — и все вместе смотрится совершенно неприглядно, а у меня на уме сплошные мужчины и личная жизнь.

И вы будете совершенно правы — я веду себя неосмотрительно и безрассудно, но такая уж я уродилась. Все, что происходит вовне, волнует меня гораздо меньше, чем то, что совершается внутри меня. Это не значит, что данный способ восприятия мира самый правильный, и вы можете поступать диаметрально противоположным образом. Но я остаюсь при своем мнении. Я даже догадываюсь, что если печальный инцидент, происшедший с Леночкой, связан с ее намерением рассказать мне, как в доме кто-то находился в мое отсутствие, то в телефоне должен обнаружиться предмет, именуемый «жучком», — иначе как бы «они» могли узнать о нашем разговоре и принять меры так быстро. Но вместо того чтобы пугаться, следует призвать на помощь логику, пусть даже и женскую.

Если бы меня хотели убить, то давно уже это сделали бы. Теперь такие проблемы решаются просто и быстро. То же самое могло бы произойти и с Еленкой, но предпочли ограничиться «показательным выступлением» (слава Богу!). Кстати, весьма дорогим и эффектным. Значит, чего-то хотят от меня. Даже немного догадываюсь чего. Но, судя по поведению моих незримых «опекунов», знают они обо мне до смешного мало. Вот и вынюхивают и высматривают, где только можно. А что касается происшествия в метро — то это скорее, чтобы попугать. Надо признаться, испугать им меня вполне удалось: я же нормальный человек, инстинкт самосохранения у меня работает вовсю, и страх я испытываю. Но вот последствия моего страха уже непредсказуемы. И поэтому — что бы ни думали по этому поводу мои таинственные визави — играем мы вдвоем, друг против друга, а не только они против меня.

Так и есть — «жучок» имеет место быть, и мне даже стало приятно, что он там обнаружился. Лучше иметь дело с предсказуемыми вещами, нежели с тем, что ты просчитать не можешь.

Как вы и догадались, трогательное свидетельство чьего-то горячего участия и интереса к моей скромной персоне я оставила на месте нетронутым.

Все мы росли при советской власти, и это обстоятельство научило людей моего поколения быть осмотрительными. Особенно если воспитывали нас бабушки и дедушки, прошедшие незабываемый тридцать седьмой год. Так что по телефону я выдаю исключительно простую, незамысловатую и совершенно законопослушную информацию, к которой не подкопаешься. Даже с очень близкими людьми предпочитаю щебетать и нежничать только при личной встрече, справедливо полагая, что поцелуи и страстные вдохи-выдохи в телефонную трубку ни собственно телефону, ни мужчине удовольствия все равно не доставляют. Это привычка, впитанная с молоком матери. И с этой точки зрения за свою безопасность я почти спокойна.

Вот если бы «жучок» был удален… О, тогда у моего незримого «друга» возникли бы некоторые подозрения: а откуда это обычная женщина, которая небось и гвоздь в стенку вбить не может, знает что-то о подслушивающих устройствах и способах борьбы с ними? И даже если он полагает меня не совсем обычной, пусть лучше будет уверен в том, что ловко сумел меня обмануть. Уверенные люди гораздо чаще совершают ошибки.

Информация не по существу, просто похвастаться: я могу и гвоздь в стенку вбить, и телевизор починить, и паять способна неплохо, но признаваться в этом не собираюсь даже на исповеди — иначе ведь могут и заставить все это делать…

Другое дело — кто из моих новых знакомых имеет прямое отношение к остальным событиям, а кто просто случайно встретился в то же время, что и разыгралась эта катавасия. Оба ли они приставлены, чтобы наблюдать за мной, так сказать, вблизи? Или только Владимир Ильич? Правда, похоже, что у него своя история. Тогда Разумовский со своим таинственным «Ахиллом»? Жаль было бы, если кто-то из них в действительности относится ко мне как к очередному заданию. Но что бы я про них ни думала, это не помешает мне наслаждаться их обществом до последнего — такие минуты в жизни случаются не часто. Тем более если они замешаны во всех событиях, то никуда мне от них не деться — разве что подошлют кого-нибудь еще, и вряд ли следующие «наблюдатели» окажутся такими же приятными. Если же молодые люди ни сном ни духом об этой кутерьме, то и подавно глупо расставаться с ними.

Все эти поистине гениальные мысли приходили мне в голову, пока я занималась вечерним туалетом. Ухватив на кухне бутылку минеральной воды, а в шкафчике — пару масок и нежную пенку из пророщенной пшеницы, я отправилась в ванную. Умываясь шипящей газированной водой, я наслаждалась тем, как она покалывает кожу, заставляя ее расправляться и розоветь. Затем на несколько минут застыла перед зеркалом, пристально рассматривая себя. Дело в том, что вот уже несколько лет я веду отчаянную борьбу со страшным врагом — временем и мне просто необходимо постоянно выходить из этой борьбы победителем. В двадцать пять лет глупо выглядеть на свои — нужно казаться еще моложе. И если возраст, указанный в паспорте, дается мне без труда, то состояние цветущей юности с каждым днем достигается все большими ухищрениями. И признаюсь откровенно, нервотрепка не добавляет мне ни здоровья, ни красоты.

Так, маску на лицо, а теперь маленький аутотренинг: «Мне — двадцать с небольшим, мне — двадцать с небольшим…» Черт! Сколько лет прошло, а все еще трудно привыкнуть.

Вообще, трудно привыкнуть ко всей этой жизни. Еще труднее и неприятнее, а главное — бесполезнее вспоминать о своем прошлом. Интересно, какое будущее может ждать человека с такой биографией?

Глава 6

Обнаружить Макса в недрах его кабинета было делом нелегким. В довольно просторном и светлом помещении дым стоял коромыслом и смутная голубоватая тень под окном неясно виднелась, как в тумане.

— Дымишь как паровоз, — пробурчал Игорь вместо приветствия. — Заработаешь себе рак на старости лет.

— Рак, краб… — усмехнулся Макс. — Мне все равно. Я до старости вряд ли доживу.

Игорь зябко повел плечами, хотя в комнате было тепло. К сожалению, большинство его друзей действительно не дожили до старости. Да что там до старости — даже до зрелых лет. Специфика работы, будь она неладна.

— Кофе? — поинтересовался Макс.

— Как всегда. Ты лучше скажи, дела подобрал?

— Тебе бы, друг мой, работать большим начальником. Впрочем, забыл, ты же им и работаешь — нам, простым смертным, до тебя, как до неба… Конечно подобрал. Садись за тот стол и смотри на здоровье. А если еще и скажешь, что именно ищешь, я тебе тоже попробую помочь.

— Знал бы что, уже бы не искал, — вздохнул Разумовский. — Видишь ли, встретил я человечка на улице. Внешность у него неприметнейшая — обычный среднестатистический гражданин. И вот не дает мне покоя мысль, что я видел его когда-то и ситуация, в которой он был замешан, выглядела не слишком красиво. Но где? Когда?

— Да-а, — издевательски протянул Макс, — я бы тебе посочувствовал, но сам часто занимаюсь подобными поисками. Так что мое сердце давно уже очерствело. — И уже серьезно добавил: — Даже приблизительно не помнишь, кто это может быть?

— Сейчас покопаюсь в твоих архивах, может, и мысли появятся.

— А ты с собой носи парочку — очень помогает.

Игорь рассмеялся. Стоило им с Максом встретиться, как начиналось бесконечное подтрунивание друг над другом и зубоскальство. И ни возраст, ни солидное общественное положение, которого оба достигли в последние годы, ни все растущее количество проблем не могли повлиять на эту привычку. Язвительный ответ уже висел у него на языке, однако Разумовский благоразумно решил промолчать. Иначе он рискует еще битых полчаса препираться с Максом — а тот за словом в карман не лезет.

Следующие три часа пролетели незаметно и в полной тишине, лишь изредка нарушаемой шелестом страниц, попискиванием компьютера и скрипом старых, рассыхающихся стульев. С головой ушедший в работу, Макс скорее всего успел забыть, что находится в своем кабинете не один — водилась за ним такая привычка, — и потому подпрыгнул чуть ли не до потолка, когда Игорь завопил в полный голос:

— Ты гляди, вот он!

— Так и до инфаркта довести можно, — возмутился Макс. — Никакого сочувствия к ближнему. Так кого ты там отыскал? Что это еще за враг народа?

Разумовский хотел возразить, что старый друг совсем расслабился на своей «бумажной» должности и отвык от серьезных дел, но вовремя прикусил язык. Слишком уж долго и трудно привыкал Макс к тому, что никогда не сможет вернуть себе прежнюю форму. Полученное некогда тяжелое ранение нет-нет да и давало о себе знать, и хотя инвалидом он не стал и постоять за себя все еще мог, но о боевых операциях и речь не шла. Правда, в последние годы Макс вошел во вкус и наконец признал, что и новая его работа может доставлять немало приятных минут.

Он бросил только один взгляд на фотографию, лежащую в тоненькой папке, и взял Игоря за плечо:

— А теперь, друг мой, внятно и подробно рассказывай, в какую историю ты влип…

* * *

Есть на свете множество счастливых людей, которые верят в любовь с первого взгляда. Ко мне это не относится. Я никогда не верила в то, что чувство может вспыхнуть с первых же минут знакомства, и, вероятно, не поверю никогда.

Есть у нас такая хорошая поговорка — «Не зарекайся». Судьбе не нравится, когда человек в чем-то уверен.

Мне было девятнадцать. Ему — пятьдесят. Мы встретились в гостях у маминой приятельницы, к которой он зашел первый раз в жизни по странному стечению обстоятельств. Встретились, познакомились и… пропали. Мы задохнулись одновременно, будто обоим вдруг не хватило воздуха, остолбенели и так стояли около минуты, не в силах заговорить или разойтись по разным углам комнаты. Здороваясь, я протянула ему руку для поцелуя — это была всего лишь привычка девочки, избалованной галантными и интеллигентными друзьями своих родителей. Он крепко сжал мою ладонь и забыл ее отпустить. На нас уже начали посматривать с недоумением, а мы все глядели друг на друга, хотя и понимали, что ведем себя непонятно и по меньшей мере неприлично. Весь вечер я не могла сосредоточиться на общем разговоре: меня мучила единственная мысль — если мы расстанемся сегодня, то уже больше никогда не увидимся. У нас не будет такой возможности, потому что и сейчас мы встретились случайно. Но негоже юной особе претендовать на внимание со стороны взрослого, уже полностью седого мужчины, у которого есть семья и дети — две дочери, и младшая, между прочим, старше меня на несколько лет.

Гораздо позже я узнала, что его волновала та же проблема: как я восприму ухаживание человека, годящегося мне и в пожилые отцы, и в молодые дедушки.

Потом включили музыку, и он пригласил меня танцевать. Я забыла сказать, что его звали Георгием. Георгий Александрович, правда потрясающе красиво? Я вообще не видела никого более красивого, чем он. Это теперь, став старше и мудрее, я понимаю, что так и выглядит любовь, и только благодаря ей седой, лысеющий человек с лицом, изрезанным глубокими морщинами, как шрамами (да и шрамов на его теле обнаружилось предостаточно), может показаться ослепительно красивым. Мы кружились в медленном вальсе, и его горячее дыхание обжигало мне макушку. Мне хотелось положить голову ему на плечо, закрыть глаза и забыть обо всем. А там будь что будет. Но вокруг сновали его и мои знакомые, была моя мама, наконец — множество людей, которые в тот миг казались и вовсе посторонними. А единственный родной человек, дорогой и необходимый, должен уйти куда-то, в чужой дом, к чужой женщине, туда, где не было и никогда не будет меня. И мне стало так страшно, что захотелось забиться в самый темный угол и заскулить. А еще я понимала, что в этом горе у меня не найдется союзников. То, что я чувствовала и переживала, было и запретно, и неприлично. Вечер, проведенный в гостях, я помню плохо. Единственное, что навсегда врезалось мне в память, — это его удивительные глаза, голубые, прозрачные, как талая вода. Их взгляд казался таким лучистым, нежным и печальным, что и много времени спустя мне с трудом верилось, что этот же самый человек может быть жестким и непреклонным. А не исключено, я и в первый же день почувствовала его невероятную внутреннюю силу, но это могло только сильнее привлечь меня к Георгию. Я звала его Жоржем.

Не помню как, но нам удалось ненадолго сбежать на балкон. Было уже темно, и мы рассматривали созвездия. Он показывал мне Кассиопею, и я не решалась признаться, что и сама прекрасно знаю, где она находится: мне было необыкновенно хорошо стоять с ним рядом, плечом к плечу, и острое чувство блаженства пронизывало меня с головы до ног.

Кстати, именно в тот вечер я впервые ощутила то, что можно назвать блаженством, а до этого только читала о чем-то подобном. В какой-то неуловимый миг мы придвинулись еще ближе — и весьма опрометчиво, потому что в следующую секунду нас буквально бросило друг к другу и мы стали целоваться как сумасшедшие. Или, вернее, как люди, которые прожили вместе долгую и счастливую жизнь, а теперь вынуждены расставаться навсегда.

У него был тонкий рот и твердые сладковатые губы. И это незабываемо. А потом, оторвавшись на мгновение от такого волшебного занятия (какая-то доля благоразумия у нас еще оставалась), мы проговорили отчаянно и одновременно:

— Только не исчезай!

С тех пор мы постоянно думали и говорили одно и то же. И Жорж был единственным человеком в моей жизни, которому мне никогда и ничего не приходилось объяснять и доказывать. А я — в его жизни. Мы понимали друг друга сперва с полуслова, а затем и с полувзгляда. Вот так и началась моя первая любовь.

К слову: в любовь с первого взгляда я по-прежнему не верю…

* * *

У Жоржа была странная работа: иногда он мог две-три недели подряд проводить вместе со мной; иногда исчезал на неделю-полторы; иногда только звонил, объясняя, что выкроить свободной минутки, чтобы увидеться, не в состоянии. Это же какая-то сумасшедшая жизнь, но я никогда не жаловалась.

Вероятно, дело в том, что я устроена не совсем обычным образом и обычные проблемы меня мало волновали тогда, мало волнуют и сейчас. Думаю, Жорж поначалу влюбился в меня, потому что я была молода и хороша собой, как и всякое юное создание, и уже потом, спустя долгое время, полюбил по-настоящему. Скорее всего сперва он и не собирался бросать семью — это уж после все получилось так, как мы и предполагать не могли.

Когда меня спрашивают, что я считаю ценным человеческим качеством, то помимо мудрости, доброты и терпения я всегда называю умение радоваться жизни, тому, что она дает. Я была так невероятно рада своей встрече с Жоржем, считала это таким удивительным подарком судьбы, что никогда не задавала ему лишних вопросов (да и вообще вопросов задавала так мало, что можно считать — не делала этого вовсе) и никогда не жаловалась на недостаток внимания с его стороны. На самом деле я постоянно ощущала, что он меня любит. И дело тут не в цветах, конфетах и самых разных маленьких и смешных или дорогих и ценных подарках, которыми он засыпал меня в течение многих лет. Просто этот жесткий и уверенный в себе человек окружил меня атмосферой такой нежности, что я чувствовала себя живущей на какой-то отдельной планете. Я была постоянно счастлива.

Мои многочисленные приятельницы (а у кого их не было в избытке в девятнадцать лет?) не знали, с кем я встречаюсь, но довольно быстро разобрались в том, что я не могу влиять на распорядок жизни любимого человека.

— Тебя это не возмущает? — удивлялись они. — Да выскажи ты ему наконец свои претензии. Пусть поступает с тобой как с человеком. Он что, на работе собирается жениться?

«Бедные девочки, — думала я. — Что они понимают в жизни?»

— Когда он разведется? — уныло бубнили они, искренне желая мне добра. — Вот увидишь, он тобой наиграется и бросит — не ты первая, не ты последняя. А если еще и ребенок будет? Ты в состоянии рассуждать здраво?

Они напрасно волновались, здраво рассуждать я умела всегда, даже в самые восхитительные и сладкие минуты своей жизни. Это мой существенный недостаток, потому что я никогда не умела с головой уйти в переживания и полностью забыть себя. И, рассудив здраво, я пришла к выводу, что окружающие правы: с этим надо что-то делать, и как можно быстрее.

В результате у меня не осталось приятельниц. Да они мне стали и не нужны. Жорж заменил мне и друзей, и подруг. Меня восхищало в нем все и устраивало тоже все. Не помню, чтобы я когда-нибудь выразила свое недовольство его словами или поступками. Да и на что я могла жаловаться, если видела, что любую свободную минуту он рвется провести со мной.

В день своего рождения — а ему исполнился тогда пятьдесят один год — Жорж принял одно из самых серьезных решений в своей жизни. Он оставил жену, согласился на давно предлагаемое повышение по службе, и мы переехали жить в небольшую уютную квартирку в районе Садового кольца, купленную им годом раньше специально для нас. Господи! Какое же это было счастливое время.

* * *

— Смятение опасно для любого человека, — тихо сказал Шу, разглядывая своего ученика. — Для тебя оно смертельно. Эта женщина внесла смятение в твою душу. Оставь ее, пока она не погубила тебя.

— Ты прав только в одном, учитель, — улыбнулся Даос. — Я действительно изменяюсь каждую минуту, которую провожу вместе с ней. Но это не смятение, а нечто иное. И ты не можешь просить меня оставить Нику.

— Я могу не только просить, но и требовать. — Голос китайца напрягся и зазвенел.

— Что угодно, только не это.

— Ты изменяешь своему предназначению, — печально молвил Шу. — Я не могу доказать тебе то, что можно только почувствовать. Как доказать человеку, что вода мокрая, если он не знает, что это такое? Я могу лишь сокрушаться о том, что случится с тобой, мальчик мой.

— Ты слишком суров к ней, — примирительно произнес Володя. — Ты просто не видел ее и не знаешь, какая она хорошая. Да, ты прав — мне придется решать, как поступать дальше. Но сейчас не заставляй меня делать выбор, оставь мне несколько дней чистого счастья. А там, как знать, может, я и уйду от нее навсегда; но пусть у меня останутся нежные воспоминания.

— Такие воспоминания разъедают сердце, как кислота, — прошептал китаец. — Тебе все время будет не хватать их. Либо ты с головой погрузишься в свое прошлое, либо станешь стремиться и будущее подогнать под него. В любом случае великое Дао оставляет тебя.

— Что же мне делать?

— Разберись в себе, — развел руками Шу. — Никто не сможет помочь тебе, кроме тебя. А меня беспокоит, что через три дня тебе предстоит работать. Не допустишь ли ты ошибку, которая станет роковой?

— Не допущу. У меня хватает выдержки, чтобы не думать о личном во время работы.

Володя круто развернулся и вышел из зала. Китаец остался стоять неподвижно, и его желтовато-коричневое лицо не выражало никаких чувств. И только голова медленно покачивалась справа налево, точь-в-точь как у знаменитых китайских фарфоровых болванчиков, — старый Шу испытывал горечь и печаль. Он слишком давно жил на этом свете, чтобы не понимать, что именно происходит сейчас с его мальчиком. Любовь, и как не вовремя. И оградить от этого невозможно.

* * *

— Давай угадаю, — резюмировал Макс, выслушав подробный рассказ Игоря о событиях последних дней. — Тебя погубят женщины. Числом — две штуки. Одна рыжая, другая блондинка. И ты падешь на боевом посту, погребенный под их прекрасными телами. Так что дело твое — табак.

Разумовский криво улыбался. Прав был дружище Макс, ох как прав. Узнанный им «топтун» возник в его жизни именно в тот день, когда он спас на перроне Нику и когда появились в его кабинете эти невразумительные клиенты со странной и сомнительной просьбой отыскать несуществующего человека.

Опознанный им, Игорем, субъект оказался личностью, известной в узких кругах и крайне неприятной. Он находился под защитой «конторы», работал в ней уже довольно давно, хотя вот так, с ходу, Макс не смог вспомнить, на кого конкретно этот сотрудник может работать сейчас. Обещал навести справки. Зато сразу смог сказать, что эта неприметная личность, по кличке Серый (а ведь и впрямь был серенький и незаметненький), в прошлом выполняла мелкие и грязные поручения, совмещая и слежку за своими же коллегами, и доносы, и, возможно, даже убийство, хотя это на сегодняшний день недоказуемо. Словом, полный букет. Другое дело, что все эти данные по идее должны бы отсутствовать в архиве, ибо после раздела Союза Серый никак не мог стать сотрудником Украинских служб. Он всю жизнь работал в Москве. Однако чего только не потеряли в бесконечных лабиринтах архива во время спешного дележа имущества! Это уже отдельная история. И то сказать — делили ведь русские люди, а у них все с размахом, все на авось, все с отчаянной широтой. Подумаешь, пара-тройка тысяч завалявшихся где-то документов. Тоже выдумали проблему…

— Проверь ты эту свою пассию, — посоветовал Макс, берясь за новую сигарету. — Откуда она такая краля тебе прямо под ноги выкатилась?

— Да не выкатывалась она, — пробовал защищаться Игорь. — Я за ее спиной стоял, а она газету читала и вообще меня не видела.

— Твоя наивность меня потрясает. Уж кто-кто, а ты, казалось бы, должен знать, как моделируются такие простые ситуации. Ну конечно, она тебя не видела. Не хватало еще, чтобы она откровенно подошла и попросила тебя с ней познакомиться. Я тебя по-дружески прошу, будь предельно осторожен. А я, с твоего позволения, тоже не стану сидеть сложа руки. Ты мне ее портретик-то подбрось…

— Не стоит, — пробовал отбиваться Игорь.

— Не стоит благодарностей, — парировал приятель. — Сам не хочешь о себе позаботиться — хотя бы друзьям не мешай. Ох уж мне эта романтическая молодежь с ее страданиями юного Вертера. Ты хочешь сказать, что и чаша с ядом из ея прекрасных ручек будет тебе сладка и приятна?

— Не совсем.

— А если не совсем, то не валяй дурака. Принеси мне лик любезной, запечатленный на фотобумаге, недостойной такой чести.

— Да ну тебя, зануда.

* * *

Вернувшись в агентство от Макса, Игорь был полон самых смутных, неясных и противоречивых чувств. И Нику он упускать не хотел, и в большое число простых совпадений поверить не мог, и… Словом, он с невероятной радостью встретил Вадима, возникшего на пороге его кабинета с папкой в руках. И папка эта по объему чуть ли не превосходила том «Большой советской энциклопедии».

— Ну ты и задал работу, шеф, — плюхнул он на стол свой фолиант. — Ребята просят, чтобы их отправили отлавливать арабских террористов: говорят, что хотят расслабиться и отдохнуть.

— Что так? Утомились созерцать красоту?

— Да не то чтобы. Просто твоя подопечная оказалась особой со странными знакомствами и привычками. С виду — девушка как девушка: ходит по магазинам, еду покупает, с молодым человеком встречается. А приглядишься поближе — прямо Мата Хари какая-то. Ты Алешку ведь хорошо знаешь? Ну классный профи, скажи, а? А она со своим кавалером его не только вычислила, но и с та-а-аким носом оставила, что он тебе на глаза стесняется показываться.

Ты лично когда-нибудь видел, чтобы человек смог на высокой скорости спуститься по пересеченной местности, да еще и под углом сорок пять — пятьдесят градусов? Да еще и с ношей в полцентнера с хвостиком?

— Все может быть, — дипломатично ответил Разумовский, не совсем понимая, к чему клонит неугомонный зам. — Спецназ запросто такие упражнения проделывает.

— Так то спецназ и на учениях, а это среди бела дня и без объявления войны. Посмотрел, подумал — и вперед! Но Алешка тоже не лаптем щи хлебает: сфотографировал этого Брюса Ли во всех ракурсах. — И Вадим веером разложил перед Разумовским пачку цветных фотографий, на которых была запечатлена счастливая троица — он, она и огромный пушистый игрушечный медведь.

Взяв одну из фотографий, Игорь долго всматривался в лицо мужчины.

Ну почему, ну почему в его жизни не бывает простых ситуаций? Почему обязательно на его долю должны выпадать такие тяжелые испытания? В конце концов, он просто устал и хочет хоть немного пожить как все. Вздохнуть, расслабиться, влюбиться в обычную женщину, которая не окутана тайнами и загадками. Неужели он хочет многого?

Этот холеный красавец, этот мускулистый мощный парень, так бережно и нежно опекающий его, Игоря, женщину, так восторженно глядящий на нее на всех фотографиях, — он был очень хорошо известен директору «Ахилла».

И теперь необходимо выяснить, знает ли зеленоглазая девочка, с кем она так весело проводит время? Кто почтил ее своим вниманием? Но это только первый вопрос, а за ним следуют десятки других. И ответы на них могут быть не только сложными, но и очень неприятными.

Глава 7

Нам с Жоржем было прекрасно жить вместе, и верили мы друг другу безоговорочно, по молчаливому согласию стараясь не задавать неудобные вопросы, отвечать на которые правдиво просто невозможно. Поэтому он больше никогда не говорил мне, что работает каким-то большим начальником в строительстве, а я не интересовалась, кем же мой возлюбленный является на самом деле. Возможно, не интересовалась потому, что и сама довольно хорошо представляла себе род его занятий.

С возрастом мудреешь: каждый раз, когда Жорж уезжал в свои командировки, я волновалась все сильнее и сильнее. Фортуна была к нему благосклонна, и все же однажды он вернулся из короткой «деловой» поездки с поломанными ребрами, в гипсе и долго рассказывал, чтобы я не беспокоилась, что такой инцидент является вопиющим исключением из правил. Примечательно, что ни он, ни я ни словом не обмолвились о самом происшествии, и я чувствовала, что за это Жорж был мне благодарен более всего.

Но нет ничего тайного, что однажды не стало бы явным. Это случилось спустя два года нашей совместной жизни, когда нам выпало необыкновенное счастье побыть несколько недель в Крыму, вдали от городской суеты, тревог и срочных дел, причем в самом конце лета, когда на море особенно красиво.

Однажды, недели через полторы после приезда, мы отправились на прогулку вдоль побережья и сами не заметили, как прошагали километров пять или шесть. По дороге мы то и дело останавливались, чтобы поплавать в теплом как парное молоко море и немного отдохнуть на чистом песке; нам удалось забрести так далеко, что людей здесь не оказалось: сверху — небо, снизу — песок, справа — море, слева — отвесный склон горы.

Когда к шелесту волн привыкаешь, шум моря тоже начинает восприниматься как тишина. Поэтому-то меня сильно потрясло, когда тишину дня разорвал нелепый и пронзительный звук. В принципе он не был таким уж нелепым там, в городе, но здесь, вдали от цивилизации, телефонный звонок вывел меня из равновесия. Это теперь, во втором тысячелетии, спутниковая связь кажется чем-то привычным, но тогда, много лет назад, я и не знала, что думать по этому поводу. Виновато улыбнувшись, Жорж покопался в куче одежды, которая лежала рядом с ним на песке, и выудил откуда-то плоскую телефонную трубку с короткой антенной. Я отошла на несколько шагов в сторону, чтобы не мешать ему говорить, но до меня доносились отдельные обрывки фраз. В конце разговора Жорж произнес скрипучим голосом:

— Хорошо, высылайте транспорт немедленно. Мы поднимемся минут через двадцать.

Меня очень интересовало, куда это должны выслать «транспорт» и куда нам предстоит подниматься, но я молчала — все равно все увижу своими глазами. Жорж заметно нервничал. Он быстро оделся, не обращая внимания на то, что тело его еще не полностью высохло после купания. Правда, разве это проблема в такую жару. Оделась и я, понимая, что отдых, кажется, закончен, — и ведь не возразишь, потому что это уже становится старой доброй традицией: не в первый раз и не в последний. Потом мы карабкались вверх по осыпающемуся склону, и земля скользила и шуршала у нас под ногами, мы взмокли, измазались в пыли и моментально устали. Наконец нам удалось выбраться на довольно просторную площадку, на самом краю которой примостилась жалкая группка деревьев. Вот под их тень мы с Жоржем и поспешили. «Какого транспорта он собирается здесь дожидаться?» — думала я.

Если говорить правду, то не настолько я была наивна, чтобы не понимать, какого именно. Но мне так не хотелось в это верить — мне так отчаянно хотелось, чтобы Жорж оказался самым обыкновенным человеком и мы могли прожить долгую и счастливую жизнь. Он обнял меня, видимо догадавшись обо всем, и тихо сказал:

— Прости меня, милая. Меня уже не переделаешь.

— И не надо, — отозвалась я.

— Иногда я думаю, что надо бы, — признался Жорж. — Но это так, утопия…

Вертолет летел на редкость тихо, и я не удержалась, спросила, как такое может быть. У меня вертолеты всегда ассоциировались с гулом и грохотом, но не с тихим однотонным пением двигателей.

— Эллисоновские двигатели поставили, — небрежно ответил Жорж. — Сама «вертушка» прекрасная, но наши двигатели ни к черту не годятся. А для работы нужно все самое лучшее.

Мы должны были бы говорить о другом, но это «другое» не умещалось в словах, и я чувствовала искреннюю признательность Жоржу за то, что он вел себя как ни в чем не бывало. Будто так и надо.

Маленький бело-голубой полосатый вертолет Ми-34 опустился на площадку, и из него выскочил молодой человек в темном костюме и белой рубашке — таких неуместных в эту жару и в этом месте. Второй оставался сидеть в салоне. Жорж еще раз обнял меня и крепко расцеловал на прощание.

— Я не знаю, как надолго затянется командировка. Ты останешься на море или вернешься домой?

— Домой поеду. Что мне тут без тебя делать?

— Ну, с богом. Виктор побудет с тобой.

Затем он пожал руку молодому человеку, которого назвал Виктором, и побежал к вертолету. Еще миг — и огромная стрекоза легко взмыла в выцветшее от жары небо.

— Приятно познакомиться, — широко улыбнулся мой телохранитель. — Я о вас очень много наслышан…

В тот раз Жорж вернулся домой неделю спустя, уставший и измотанный, но очень довольный. Нам даже удалось вырваться обратно в Крым на две недели, и мы провели их просто замечательно. О происшествии мы и не вспоминали, но именно тогда Жорж начал меня учить тому, что умел сам. И наука эта оказалась очень сложной.

* * *

На следующий день Игорь буквально за уши затащил себя за собственный рабочий стол, включил компьютер и приказал себе на время забыть о том, что творится вокруг. У него имелся непочатый край работы: кроме последнего заказа и неразберихи с личными делами накопилось довольно много мелких дел, которые сами не рассосутся, он проверял. Рутинная работа успокаивает. Иногда просто необходимо, чтобы мозги отдохнули, иначе они запросто могут взорваться от напряжения. Разумовский настолько увлекся текущими делами, что не сразу заметил заместителя, который с похоронным видом возник у дверей. Наконец Вадим прокашлялся, привлекая к себе внимание шефа.

— А-а, привет, — улыбнулся Игорь. — Как дела?

— Как сажа бела, — буркнул Борцов. — Пакостная все-таки штука — случай. Ребята совершенно случайно обнаружили даму фигуранта.

— Это же великолепно! — обрадовался Игорь. — Что у тебя физиономия такая, будто ты любимую тещу похоронил?

— А потому что сейчас у тебя морда лица станет еще лучше. Вот, погляди, никого не узнаешь? — И он выложил на стол штук пять явно увеличенных четких фотографий.

— А-а, черт! — выдохнул Игорь.

— Вот то-то и оно. И главное — совершенно случайно на них напоролись. То есть ни где этот гражданин нынче обретается, ни где его искать, ни прочей информации добыть не удалось. А это — пожалуйста. И что теперь делать будем?

— Понятия не имею, — честно признался Разумовский. — По-настоящему надо бы плюнуть на все и работать как обычно. Но у меня руки не поднимаются позвонить и доложить о результатах.

— Вот и я о том же, — подытожил Вадим. — Кем бы она ни была, мне это лицо гораздо симпатичнее, чем наши драгоценные клиенты. Да и твое счастье мне как-то дороже, чем их. Но вот что интересно: судя по датам, эти кадры были сделаны лет на восемь — десять раньше, чем наши. А разницы я не вижу никакой. Она что, законсервированная?

— Не знаю, — глухо сказал Игорь. — Зато знаю, что как бы ни пыталась Вероника Валентиновна жить обычной жизнью и изображать из себя обычную женщину, ей это не удастся никогда. Слишком много тайн с ней связано. Ты, Вадик, скорее всего не понимаешь, кто с ней рядом запечатлен.

— Я уже несколько дней не понимаю, кто с кем рядом запечатлен, — огрызнулся Борцов. — Но мне главнее, чтобы эта история тебя никак не затронула, потому что сам знаешь: один коготок увяз — всей птичке пропасть.

— Расскажи подробно, не упуская ничего, откуда это дело вынырнуло? Это вообще ее дело или нет?

— Да нет, конечно. Я же говорю, ни с того ни с сего нашли. Ее послужной список краток и прост, как таблица умножения на два: родилась двадцать пять лет назад, хорошо училась, работает программистом, не была, не привлекалась, не состояла. В связях, порочащих ее, не замечена. Даже скучно. И эти вот картинки абсолютно не вписываются в ее биографию: нет и не было у твоей Ники Самофракийской ни таких знакомых, ни таких незнакомых. И даже не могло быть, судя по ее паспортным данным. Ибо официально она еще пешком под стол ходила, когда некто стремился увековечить эту развеселую компанию. — И Вадим кивнул на снимки. — Черт знает что, и версии в голову лезут всякие неожиданные: двойники там разные, бессмертные. Ты вот «Горца» смотрел?

— Не морочь голову, — вежливо попросил Игорь. — Помнишь правило Оккама? Не умножай сущности без необходимости. Какие могут быть двойники?

— Я же и говорю — «Горец».

— А ты лучше дело говори. Насмотрелись, блин, фантастики, не исключено, что и в рабочее время.

Борцов хорошо знал, когда пререкаться можно, а когда не следует, и браво отрапортовал:

— Слушаюсь!

Уложив историю неожиданной находки в несколько минут и пятнадцать — двадцать исчерпывающих сжатых фраз, заместитель предложил:

— А может, брось ты ее к черту. Дело это ребята сами доведут, без твоей помощи. Ну как там криминал такой, что вовек не ототрешься? Выкинь ее из головы и живи как белый человек!

— Поздно, Дим, совсем поздно. Да и не верю я в криминал. Я ей в глаза смотрел.

— Глаза — это лирика, — отрезал заместитель. — То есть я понимаю, что они, как граф Толстой, суть зеркало русской души, но все равно в это не верю. Любая баба тебе такие глазки состроит, что каждый большеокий филин начнет опыт перенимать…

— Все, Дим, — прервал его Игорь на полуслове. — Пока не узнаем, кто этот человек, не будем делать поспешные выводы. Что же касается Вероники Валентиновны… Пусть Алексей за ней наблюдает, и Гришу можешь подключить, если нужно. Утро вечера мудренее — а мы сейчас только домыслами питаемся. Ты мне факты добудь, тогда и поговорим.

— Эх, не вовремя тебя подкосило, — вздохнул Вадим. — А я только-только за тебя стал радоваться. Не принесет тебе счастья эта любовь.

Разумовский поднял на заместителя сияющие глаза:

— Глупо, конечно. Но я даже сейчас счастлив.

* * *

— Нашли, говоришь? — прогудел басом полный седой человек. Он вольготно раскинулся на низеньком диванчике, а перед ним в подобострастной позе склонился тот, кого Игорь Разумовский знал как Константина Григорьевича.

— Нашли, Николай Николаевич. Случайно наткнулись в архиве, совершенно в неподходящем месте.

— Я в легенды о случайных находках, типа троянской неожиданности Шлимана, не верю, — твердо сообщил хозяин.

И Константин слегка побледнел, предвидя «штормягу в девять баллов». Шеф его был крут, жесток и даже маленьких оплошностей своим подчиненным не спускал.

— Шлиман сколько лет копошился, чтобы дело сделать, да и то теперь говорят, что ошибочку допустил, — продолжал между тем Н. Н. — А тут — здрасте-мордасте, через пару дней получаем ошеломительный результат. Тебя, часом, не кинули, Костик?

— Наверняка нет. Дело ведь в том, что наша девочка обнаружилась сама и там, где как раз ее никто не искал.

— Я тебе не пифия, чтобы загадками разговаривать.

На слове «пифия» К. Г. озадаченно вытаращился на хозяина, и тот поморщился досадливо — с какой мелюзгой приходится работать, с какими невеждами. Необразованным и абсолютно неинтеллигентным человеком был Константин, однако малейшие изменения в настроении шефа улавливал по глазам, как собака. И это поразительное чутье делало его буквально незаменимым человеком в команде Н. Н. Во всяком случае пока.

— Видите ли, паренек, посланный в архив безнадежно покопаться в бумажках, чтобы — как я понимаю — еще часиков двадцать-тридцать накинуть к счету, внезапно обнаружил папочку с данными своего старинного приятеля, которого числил человечком совершенно благонадежным и где-то даже тюфтей. И естественно, возникло у него желание дельце-то это проглядеть.

— Ты мне, знаток человеческих душ, лирику оставь. К делу переходи.

— А оказалось, что человечек в свое время непростительно близко сошелся — угадайте с кем? Вот и был взят под наблюдение. И несколько фоток всей милой компании, запечатленной в момент духовного единения, там, в папочке, и оказалось.

— Хорошо, допустим, в любопытного и не в меру ретивого сотрудника детективного агентства верю. И в приятеля его верю — с натяжкой. И что женщину по ее спутнику опознал — представляю. Но дальше-то что?

— А здесь вам, Н. Н., как всегда, подыграла судьба, — не удержался от лести помощник. — Если бы директор агентства не попросил своих людей понаблюдать за собственной нынешней зазнобой, воз и ныне оставался бы там.

— Неужели он с ней?!!

— Именно…

Хозяин буквально растекся по своему диванчику, жмурясь, как сытый кот.

— Получается, что непогрешимый и великолепный Жорж тоже допускает ошибки? И фортуна внезапно от него отвернулась? — довольно улыбнулся.

— На наше счастье.

— Действительно. А я-то уж начал было думать, что он на самом деле все концы в воду спрятал. Но и на старуху бывает проруха, за что я только благодарен судьбе. Данные-то официальные?

— Никак нет, Николай Николаевич. Я подумал, зачем ждать, пока директор получит информацию да подумает, как ей лучше распорядиться? Паренек он норовистый, хорошо известен своей неуступчивостью. А вот сотрудники его — люди разные, каждый со своей маленькой проблемой, каждый в деньгах нуждается. Кто больше, кто меньше… Словом, как вы меня сами когда-то учили. И, действуя согласно вашим указаниям, я получил сведения на час раньше этого самого Разумовского.

— Молодец, — обронил Н. Н. — Только что же ты такого несговорчивого и строптивого нанял?

— Так ведь лучший, Николай Николаевич. А его строптивость нам не помеха. Верно? — И Константин Григорьевич сам изогнулся, как вопросительный знак.

— Верно, — милостиво кивнул Н. Н. — Ну что, запрягайте тарантас. Проедемся к Координатору. Теперь дело за его специалистом.

— А может, сначала ее поспрашивать, повыпытывать? Может, она знает больше, чем кажется? Да понаблюдать, пошарить в доме? Адресок свежий…

— Отставить! — рявкнул Н. Н. — Конечно, она знает больше, ты соображай, где и с кем она работала, не говоря — с кем… — Тут он запнулся и после паузы произнес: — Кого любила.

И Константин Григорьевич поразился этому странному тону. Его шеф никогда о людях уважительно не отзывался, не было у него такой привычки. Если кого и любил Н. Н., то только себя, родимого, считая, что мир как-то недопонимает, какое сокровище приобрел в его лице. Пожалуй, только о своем бывшем коллеге, а после и начальнике — таинственном Жорже, он упоминал несколько иначе: не то с оттенком зависти, не то восхищения. И красной нитью через многие годы протянулось его явное желание этого самого Жоржа обойти на вороных, обставить, доказать, что он — Н. Н. — и удачливее, и сильнее, и по всем статьям лучше.

Так что теперь Константину Григорьевичу было удивительно слышать, как через силу, скрипя зубами, а все же признал шеф кого-то другого.

А Н. Н., помолчав, продолжил:

— Только мне ее знания не нужны. Мне нужно, чтобы она в жизни рта не раскрыла. Ты не смотри, что девочка похожа на ангелочка сусального. Этот ангелочек в свое время такого наворотил, что лучше тебе не знать, чтоб спать спокойнее. Она ценный кадр, хоть используй в рекламных целях.

И потом, сколько раз тебе повторять: каждый должен своим делом заниматься. Ты вот бумажки мне подносить, архаровцы твои — щеки дуть и старушек-пенсионерок пугать. А с профессионалами должны разбираться только профессионалы. И желательно, классом выше. Мне совершенно нет резона лишаться своих людей исключительно из любопытства или экономии. А Жорж сам примчится, когда узнает про такое несчастье. Он хитер, конечно, себе не проговорится, не то что любовнице. Но и не такой уж железный — явится как штык.

— А если нет? — осторожно спросил К. Г.

— Явится… Об этой его любви баллады по «конторе» ходили, легенды всякие. Не сможет он не приехать, даже если наверняка знать будет, что это ловушка. Да и потом, мы с ним люди старые, нам жизнь не так уж и дорога. В случае чего и рискнуть можем. Ну, что стоишь как засватанный, руку дай! Поедем…

* * *

Когда Даос явился на назначенную встречу, Координатор выглядел довольным. Заказчик явно взялся за ум, звезд с неба не просил, а цену за услуги назначил сам, причем такую, что обижаться на него было просто невозможно.

Координатор времени зря не тратил. Извлек из сейфа небольшую папку с фотографиями и бумагами, аккуратно положил на стол перед Даосом:

— Запоминай.

У обычных специалистов на это занятие уходило от пятнадцати до двадцати минут в зависимости от объема необходимой информации. Даос укладывался в три — пять.

Координатор не имел права симпатизировать кому-либо из тех, с кем ему приходилось работать, а дружеские отношения и вовсе были исключены, иначе он первый и поплатился бы за такое нарушение; но к Даосу он питал тайную слабость. Этот парень казался скорее машиной, нежели человеком. Совершенной машиной, созданной именно для того, для чего ее использовали. Он в этом мире на своем месте, и изредка, где-то в самой глубине души, Координатор Даосу даже завидовал. Вот уж у кого нет ни сомнений, ни угрызений совести, ни колебаний. Вот у кого нервы железные. Он абсолютно заблуждался, но в то же самое время был даже более прав, чем предполагал.

Идя к нему на встречу, Даос думал только о том, как быстрее сделать работу, чтобы вернуться к Нике. Даже то, что на сей раз задание нужно выполнять на территории страны, его радовало — разлука обещала быть недолгой.

Заказчик торопился. Исходя из того, что успел сообщить Координатор, клиенту чем быстрее, тем лучше. Желательно закамуфлировать свою работу под несчастный случай. Но это не являлось непременным условием. Вполне устраивала и инсценировка самоубийства, но тогда чтобы ни у кого не возникло сомнений, что девочка наложила на себя руки — от несчастной любви, или в наркотическом дурмане, или узнала, что смертельно больна. Словом, выбор оставался за исполнителем. Главное — устранить персону N. с максимальной быстротой и без пыли, чтобы правоохранительные органы вздохнули с облегчением, отправляя дело в архив.

Даос открыл папку и… натолкнулся на взгляд зеленых кошачьих глаз.

С фотографии ему счастливо улыбалась его Ника. Правда, волосы у нее оказались другого цвета и прическа незнакомая, но никаких сомнений — это была она.

И Даос усмотрел в этом свою страшную логику: Судьба распорядилась верно — лучшую женщину в мире мог убить только лучший наемный убийца.

Глава 8

Верите ли — с горя появляется желание себя чем-нибудь удивить и непедагогично побаловать. То ли подарочек себе преподнести, то ли покормить вкусно. Правда, кормить себя вкусно я люблю даже в счастье, благополучии и полном довольстве, да и подарочками не брезгую, но все-таки особенно остро ощущается потребность в маленьких радостях при появлении крупных неприятностей.

Неприятностей накопилось несколько.

Первая и наиотвратнейшая — морщина под левым глазом, появившаяся вдруг и ниоткуда. Вчера еще не имелось, а сегодня вот оно — клеймо возраста, получите и распишитесь. Я, конечно, понимаю, что возраст — штука мерзкая, и с каждым годом становится только хуже и хуже, но согласиться с этим не могу. Не просто не могу, но и не имею права. Поэтому война с собственной внешностью продолжалась в течение нескольких часов, пока я не удовлетворилась делом рук своих и не успокоилась на какое-то время.

Во-вторых, не дождавшись инициативы с моей стороны, позвонил дотошный капитан Сторожук со вполне конкретной целью напроситься на чашечку кофе. И черт меня дернул не придумать тысячу и еще одну убедительную причину для отказа, а мило пригласить его в гости часам к шести. Еще и слоечек напекла. С разнообразной начинкой. И это только лишний раз доказывает, какие мы, женщины, иногда дуры. Не зря поэт брякнул, что «дура — почти как Сольвейг». И хотя тон подразумевался восхищенный, но все равно получается, что Сольвейг всего лишь синоним недалекой особи женского пола; и как ни противно это признавать, а ведь правда. Только круглая дура могла ждать Пер Гюнта от забора и до вечера, в смысле — с ранней юности до глубокой старости.

Единственное, что отличает меня от Сольвейг, — это то, что мсье Сторожук опоздал всего на два часа. Если сравнивать с Пер Гюнтом, то еще по-божески и мне несказанно повезло. Если же рассуждать с точки зрения нормальной человеческой логики и правил общежития (то есть — совместного проживания людей в обществе), то это ни в какие ворота не лезло.

У него хватило жизнерадостности явиться ко мне, несмотря на свое опоздание, и веселым голосом сообщить:

— Мы тут задержание проводили, так что накладочка получилась. Ничего, что я чуточку позже?

Я хотела поведать ему о таком изобретении, как телефоны, и о том, какую пользу они иногда приносят человеку, но потом одумалась. Какие могут быть звонки во время задержания? Около получаса или более того милейший Павел, как выяснилось Сергеевич, вдумчиво вгрызался в слоечки и хвалил каждую следующую еще сильнее, чем предыдущую. Что наводило на неприятные размышления. А именно — некую гадость жаждет сообщить капитан родимой милиции и только врожденный такт и чувство сострадания мешают ему обрушить сию новость на мою многострадальную голову.

И почему я всегда оказываюсь права, если речь заходит о неприятностях?

— Я тут, собственно, подсуетился, — наконец перешел он к конкретике, — на предмет вашего дела. И странные обстоятельства всплыли. В доме, где живет ваша подруга, несколько соседей заявили, что видели, как ее выводили двое мужчин, можно сказать неприметных. Однако у бабулек наших глаз наметанный, они шпионов еще в пионерском возрасте пачками отлавливали, так что описание подозреваемых выдали подробное. Всегда бы так.

Я сделала заинтересованное лицо. А что еще прикажете изображать? Конечно, вмешательство милиции только осложняло дело. Мне совершенно не нужно, чтобы кто-то копался в моей биографии, потому что она чиста и незапятнанна, но не совсем логична. С такой биографией можно прожить хоть тысячу жизней, но при условии, что никто не станет проверять отдельные факты. А капитан Сторожук со всем энтузиазмом молодости врезался в самую неудачную ее часть. Было в этой цепи одно звено, как выражались классики — не звено, а бублик. Потяни за него, вся цепь и порвется.

Но нормальная законопослушная особа, к тому же женского полу, к тому же достаточно молодая и не чересчур искушенная, попав в подобную передрягу, может мечтать только о том, чтобы ею кто-то занялся. И инициатива Павла Сергеевича должна вызывать у нее море восторга и прилив признательности. Кстати, слоечки тоже спровоцированы этими рассуждениями.

Я таращила на опера умные круглые глаза, а сама лихорадочно думала, как прекратить его бурную деятельность, не вызвав подозрений. Со своими проблемами я предпочитаю разбираться сама.

— Когда я первый раз был у вас со своими коллегами… у-у, вкусно, — говорил Павел, наслаждаясь пышной слоечкой и прихлебывая кофеек, — то у парадного торчал какой-то гражданин. Тогда, признаюсь, я на него внимания не обратил, а просто зафиксировал. Это уже, поверьте, болезнь какая-то — детали фиксировать…

— А скажите, Ватсон, сколько ступенек в нашем доме? — не удержалась я.

— Десять, — расплылся он в довольной улыбке. — По-моему, вторая скрипит? Нет?

Что с ним будешь делать. Свой человек, и Конан Дойля наверняка читал.

— Продолжаю. Когда мы выходили от вас, то гражданин все еще стоял на своем боевом посту и выглядел немым укором тем, кто его не сменил. Это уже смотрелось несколько иначе. А вот, выслушав описания одного из гипотетических похитителей вашей Леночки, я обнаружил некое недвусмысленное сходство с виденным мною товарищем. И окончательно порадовался, когда заходил в ваше парадное сегодня. Он отдыхает у следующего. Прикидывается кустиком сирени, наверное.

Что скажете?

— А что тут скажешь? — вздохнула я совершенно искренне.

— Вы кто по происхождению? — задал Павел совершенно нелогичный в данной ситуации вопрос.

— Полька, француженка, ирландка, русская, еще кто-то… Ну и монголы наверняка имеются: все под игом побывали.

— Симпатичная смесь.

— И гремучая.

— Я не из праздного любопытства спрашиваю, — мило улыбнулся Павел. — Я подумал, а вдруг у вас фамильные ценности остались, или картины, или коллекционные вещи, или марки. Я не знаю, что именно, но если вас так «пасут», простите за жаргон, то дело того должно стоить. Значит, кто-то знает, что у вас есть что-то существенное, или думает, что оно есть. Иначе зачем столько хлопот? И Леночка пострадала не за просто так, а по умыслу. Вам в голову ничего не приходит? — И он доверчиво на меня уставился.

— Видите ли, Павел, — начала я и осеклась. (Где я слышала что-то подобное? А, ну да, «Адъютант его превосходительства». На вопрос, шпион ли вы, глубокомысленный ответ: «Видишь ли, Юрий…») — Наверняка что-то было ценное. Бабушки мои происходили в массе своей из графских и княжеских родов, но после всех революций и войн сокровища растаяли как дым, а осталась одна сплошная ностальгическая мелочь. Из-за нее в наше время никто убивать не станет. Многое продали, когда дедушка болел, но этого я даже не помню. Мне после рассказывали. Согласитесь, что глупо устраивать такой сыр-бор вокруг того, о чем никто толком не знает. Должны хотя бы справки навести. А навели бы — сразу и успокоились. В доме самые дорогие вещи — это мои шляпы и перчатки. Ну книги еще. Но кому они сдались? Фетишисту? Мартовскому Зайцу и Безумному Болванщику?

— Я ценю ваш юмор, — приветливо сказал опер. — Но давайте попробуем рассуждать трезво. Проще всего мне махнуть рукой на это дело и больше о нем не вспоминать. Мало ли кто чего выпил или уколол? Мало ли кто чего не поделил, у меня такие случаи в практике встречались, что ваша обеспамятевшая приятельница — это цветочки. Может, она просто вас знать больше не хочет на почве ревности или внезапного помрачения рассудка. Но вы, — он замялся и даже немного покраснел, — вы мне очень симпатичны. И я не хотел бы, чтобы с вами что-то плохое приключилось. А может.

Понимаете, я же нормальный человек и вижу, что история закручивается, как в детективе. В наше время это настораживает, потому что всегда, не только сейчас, просто сейчас особенно, люди друг друга изничтожают без затей. Сковородкой по голове, потому что больше видеть эту рожу не могут; или ножом в живот по пьяному делу, а утром удивляются, откуда труп, и норовят его вынести на помойку вместе с мусорным ведром. Еще случаются глухари — это когда ночной разбой и свидетелей нет, а пострадавший часов пять как не дышит. Заказные убийства доводят до исступления.

Нововведения, если так можно выразиться, — это разборки всякие бандитские; из-за долгов крупные неприятности. Но вы ведь не азартный человек, в карты не играете?

— Да нет, — пожала я плечами. — Ни в казино в рулетку, ни в карты, ни на бегах. Только в компьютерные стратегии и в шахматы еще, когда партнер толковый попадается.

— Здорово, — восхитился капитан. — Надо как-нибудь сыграть. А что касается азарта, то доверяй, но проверяй: я уже знаю, что вы никому ничего не должны. Только вам — на работе еще аванс не выплачивали и часть премии.

— Ну, на этих деньгах я вообще крест поставила.

— Вот-вот. Живете вы скромно. Личная жизнь, как мне доложили, не слишком бурная и активная…

«Так, — подумала я. — Значит, о моих новых знакомствах тебе еще не все известно. Да и откуда? Людей в милиции наверняка не хватает. Но тогда кто следил за нами на Петровских аллеях, если не твои люди? И за кем, собственно, следили? Ох, Павел, Павел, хороший ты человек, но как не вовремя и некстати вмешиваешься в мои дела. А может, в них давно уже пора кому-нибудь вмешаться?»

— …подводим итог, — размышлял тем временем Сторожук. — Чего можно от вас хотеть? Любви и нежности? Но способ странный. Неизвестный вам ревнивец старается? Не похоже. Ни на что не похоже, только на то, что владеете вы чем-то этаким, что не дает покоя некой персоне. И эта персона достаточно влиятельна, чтобы закрутить вокруг вас такую катавасию. Вот еще хотел спросить, куда телефон делся?

И туг я подумала, что старая поговорка «Слишком много знаешь — пора вешать» — это как раз про нашего драгоценного опера. И кто жаловался, что в милиции не хватает толковых и сообразительных сотрудников?

Вопрос с телефоном я замяла. Не хватало еще сообщать капитану из уголовного розыска о том, что телефон я временно отключила от сети и запроторила в кладовку, потому что в нем «жучок», а я не хочу ни устройство извлекать, ни чтобы нашу беседу подслушали. (Других мин в квартире нет — проверено.) Представляю, как невинно пришлось бы мне хлопать глазками, делая этот доклад. А в качестве компенсации преподнесла Павлу Сергеевичу трогательную историю о взбесившемся телефоне и о сакраментальной фразе «Свету позовите», которая, видимо, будет преследовать меня в страшных снах уже до конца жизни. И еще популярно изложила, почему я думаю, что ко мне в квартиру недавно кто-то проникал, как любят говорить оперы в советских детективах. Не уверена, что он принял во внимание мои доводы, но мне было вовсе не важно, посчитает ли меня капитан Сторожук взбалмошной дурочкой или чрезмерно подозрительной особой. Мое дело — натурально волноваться, но не переигрывать, чтобы не привлечь к себе лишнего внимания.

Мы просидели на кухне до позднего вечера. Павел опомнился только часам к одиннадцати и долго рассыпался в извинениях и благодарностях.

Прощаясь, крепко сжал мою руку и произнес:

— Вы себя берегите. И звоните мне, пусть даже вам что-то покажется. Не стесняйтесь. Лучше перестраховаться, чем я потом буду рвать на себе волосы, что недоглядел. И очень прошу, подумайте хорошенько, что у вас может быть такое, на первый взгляд ненужное, бросовое, что могло бы кого-то заинтересовать.

Он давно уже ушел — было слышно, как спустился лифт и хлопнула дверь парадного, — а я все еще стояла в маленьком коридорчике, уткнувшись носом в пальто, висевшее на вешалке, и не имела сил пошевелиться. Не хотелось ни говорить, ни двигаться, ни думать. Очень хотелось, правда, лечь носом к стенке, но для этого нужно же преодолеть несколько метров до дивана, а на такой подвиг меня не хватало.

Наверное, я страшно устала за несколько последних лет.

* * *

Жорж был борцом за идею — гори она синим пламенем. И сведи нас судьба в приснопамятном двадцатом году, вероятно, я бы сама шлепнула его недрогнувшей рукой. В двадцатых он бы стал типичным комиссаром в тертой кожаной куртке и с запавшими от голода и недоедания щеками. В принципе такая позиция заслуживает глубокого уважения, но и является настоящей трагедией для окружающих. Несгибаемый, железный человек, чуть было не обмолвилась — «дровосек»; суховатый, сдержанный, скупой на проявления чувств. Не щадящий ни себя, ни родных, ни близких, если того требует дело. Я ни секунды не сомневаюсь в том, что и отца, и брата, и сына он мог бы приговорить к смерти и лично привести приговор в исполнение, когда бы этого потребовал его долг. Счастье, что долг ничего подобного не требовал.

Нам повезло. Мы встретились почти на семьдесят лет позже и какое-то время прожили счастливо, хотя трагедия все же разыгралась — и именно по причине абсолютной честности и неподкупности Жоржа. Впрочем, это случилось значительно позже, а предшествующих событий набралось столько, что их хватило бы на пару-тройку приключенческих романов в духе Жюля Верна. Жаль, старик не дожил. А то я бы ему порассказала. Видимо, я стала единственной слабостью, единственным человеком, бывшим дороже дела, которому так истово служил Георгий Александрович на протяжении десятилетий. Со мной он вел себя иначе, словно пытался в несколько лет прожить совершенно иную жизнь и влезть в шкуру другого мужчины. Это оказалось бесценным даром и великой жертвой с его стороны. Это было, насколько я теперь понимаю, одновременно и счастьем, и мукой. Жорж не мог отказаться от меня и не мог пережить того, что с ним происходило.

Само ощущение, что теперь им можно манипулировать, угрожать ему, давить и приказывать, буде у кого-либо возникнет подобная необходимость, стало невыносимым для Жоржа, привыкшего отвечать только за себя. Он никогда не боялся смерти, и вообще ничего не боялся. Ему нужно было полвека прожить абсолютно независимым человеком, чтобы теперь — находясь в постоянном страхе за меня — наконец понять обычных людей, подверженных слабостям, испытывающих боль и страдания, и ужаснуться подобной судьбе. Полагаю, только по этой причине он и пытался все держать под своим контролем, все решать за меня, все предусматривать и просчитывать наперед.

Волк-одиночка. Акела, лежащий на скале Советов (какой страшненький каламбурчик получился у меня, хоть я того и не желала вовсе), — когда я смотрела милый детский мультик «Маугли», мне становилось страшно. Даже внешне Жорж чем-то напоминал седого хищника. И чем дольше мы жили вместе, тем больше я удивлялась тому, как нежно и неистово любит он меня. И тем больше жалела его, не созданного для такой любви, не задуманного природой в этом качестве.

Наверное, нам следовало расстаться еще тогда, сразу, как только я это поняла. Но мы слишком привязались друг к другу, чтобы помыслить о разлуке. Просто Жорж все больше сил прилагал к тому, чтобы оградить и обезопасить меня даже от мелочей и возможных случайностей. Так не бывает, и Жорж сам это осознавал, но не желал сдаваться. Иногда в своем стремлении разложить нашу жизнь по полочкам он доходил до абсурда. Это стало первой из его самых главных ошибок. А моей первой ошибкой было то, что я согласилась с подобным положением вещей, стараясь всячески потакать Жоржу, оберегая его покой.

Никогда нельзя ломать себя, даже ради самого дорогого, самого любимого человека на свете. Ибо самопожертвование — это одно, а такое самоуничтожение — совершенно иное. Жаль только, что прозрение наступает, как правило, слишком поздно.

Человек самодостаточен, он и является высшей ценностью, и нигде никем не записано, что нужно отказываться от самого себя в угоду кому-то другому, пусть даже этот другой руководствуется самыми искренними, самыми добрыми побуждениями. Благими намерениями дорога в ад вымощена. Но мы обычно пренебрегаем народной мудростью, воспринимая ее как навязчивый припев модного шлягера, — в одно ухо влетело, в другое вылетело. Господи, как жаль.

Теперь, став много старше и мудрее, я понимаю, что и непреклонного Георгия Александровича вполне можно было уговорить, убедить, перехитрить, наконец. Но это я понимаю теперь, когда за плечами у меня стоит… надцать лет горького опыта. Опыт — это сумма накопленных ошибок.

Я далеко еще не старуха, но моего опыта с лихвой хватит на трех-четырех человек.

А еще только теперь я начинаю подозревать, что нелепое поведение Жоржа можно объяснить и тем, что ему уже тогда всерьез намекнули на то, что со мной может что-то случиться. Я ведь не знаю, когда именно завертелась вся эта история…

* * *

Огромный черный пес зажмурился и закряхтел от восторга, колотя хвостом по полу. Он был очень счастлив.

Не так часто ему удавалось лицезреть обожаемого хозяина дома, не суетящегося и торопящегося, а тихого и задумчивого, да еще и на собственном коврике под батареей. Хозяин говорил и говорил — советовался. А Зевс любил, когда хозяин советовался с ним. Тогда он ставил торчком острые уши и внимательно разглядывал своего единственного и любимого человека. А еще — наклонял голову то вправо, то влево. Он наверняка знал: его человек понимает, что таким способом Зевс демонстрирует солидарность и глубокое сопереживание. Пес стал бы еще счастливее, если бы хозяин оставался внутренне спокоен и умиротворен. Но, увы, обожаемое существо было взволновано и напряжено, и это волнение передавалось Зевсу, заставляя его время от времени топорщить шерсть на загривке и тихо рычать, чтобы хозяин не забывал, что за него, вожака, любого порвут в клочки. Но это не помогало.

— Ну что, Зевс? Что нам с тобой делать? — спрашивал Игорь, наверное, в сотый раз за сегодняшний день. — С одной стороны, не в первый и не в десятый раз очаровательная, обаятельная, беззащитная девушка с ослепительной внешностью на поверку оказывается мошенницей, аферисткой, шантажисткой или воровкой. И никакого парадокса в этом нет: располагающая внешность — это ее оружие. Это ее орудие производства, если хочешь. Если она не будет вызывать симпатию, то кого тогда сумеет обмануть? И с этой точки зрения прав, конечно, Вадик. Нужно поставить крест на наших отношениях; тем более какие там отношения — поцеловались пару раз. Поручить ребятам довести это дело до конца, чтобы не остаться в дураках, а заказчикам сунуть адресок и потребовать премиальные за оперативность. Ну и продолжать разыскивать фигуранта. Хотя если мне не изменяет память, то они кричали, что его неизвестная дама — это первое и главное задание.

Игорь сунул руку в пакет и аппетитно захрустел шариком «Педигри».

— Вкусное у тебя питание, брат пес. Что, тебе тоже дать? Видишь ли, мне бы эти рассуждения показались логичными, если бы я Нику никогда не видел. Вот когда я вас познакомлю, ты сразу поймешь, что я имею в виду.

Она удивительная женщина, редкая. Таких просто не бывает. Она — чудо. Люди, подобные ей, физически не способны на подлость и предательство. Вот ты же сразу чувствуешь хорошего человека или негодного. Но и я не лыком шит — я тоже в людях разбираюсь. И я тебя уверяю, что бы она ни сделала, этому можно найти какое-то объяснение. И все эти странности и несоответствия еще не значат, что она плохой человек.

Чего нельзя сказать о наших заказчиках. Вот уж на ком клейма негде ставить. А фигурант, который им так покоя не дает, человек достойный. Знаешь, пес, достоинство — это как цвет глаз или волос. Это сразу видно. Или есть достоинство и порядочность, или нет. Возможно, ты скажешь, что я идеалист, но я так не думаю.

Опять же не все так просто с этими чертовыми фотографиями. Я не слишком хорошо знал человека, который на них запечатлен, но всегда считал, что это моя беда. Это был удивительный человек, пес. И то, что они вместе, — лишнее доказательство ее кристальной чистоты и порядочности. Тот никогда бы не допустил до себя сволочь или подлеца. И уж точно что не улыбался бы так счастливо. Он ведь рыцарь был без страха и упрека. Помнишь, я тебе «Сокрытое в листве»* читал?.. Хорошо бы запрячь ребят, узнать, что и как там обстояло на самом деле. Но нельзя никого впутывать в эту историю. Сдается мне, очень она запутанная и сложная. А самому мне придется долго и нудно копаться, что грустно, ибо времени в обрез.


* «Сокрытое в листве» — «Хакагурэ», «священное писание» самураев, созданное монахом Ямамото Цуиэтомо.


Слишком все, пёсинька, удачно совпало, чтобы я не придал этому никакого значения. Не успели мою Никушку обнаружить, как оказалось, что около нее крутится некто Абессинов — личность весьма примечательная. Бизнесмен, и крупный, говорят. С японцами и южнокорейцами дела и дружбу водит; по-японски шпарит, по-корейски тоже, на китайском, наверное, думает. Учителя себе вывез из Поднебесной*, странно, что не Великую Китайскую стену. С его деньгами все возможно.


* Поднебесная — древнее название Китая.


И вот здесь, Зевс (ну возьми, возьми еще кусочек, вот молодец), начинается самое интересное. Не просто деньги имеются у господина Абессинова, а огроменные деньги. Но никто ему дорогу не переходит и его доходами не интересуется. И я бы ему не рискнул поперек дороги становиться, потому что крут, ох как крут Владимир Ильич. Ему дай точку опоры, он, как его тезка, всю страну на уши поставит. Я уверен, что вовсе не автомобили и оргтехнику он с Дальнего Востока возит и не в простые командировки по всему миру мотается, но только за руку его никто не схватил. А ощущения, не данные нам в реальности, к делу не подошьешь. Да и нет такого самоубийцы, чтобы Владимиром Ильичом Абессиновым интересоваться.

Если бы речь шла не о Нике, я бы тоже заикнуться не смел.

Кто же она? Кто же она такая?!!

Что скажешь, пес?

* * *

То, что мой любимый мужчина работал в небезызвестном ведомстве, я поняла почти сразу после того, как мы стали жить вместе, — и даже, кажется, несколько раз упоминала о своей необычайной прозорливости. А женская интуиция — замечательное чувство, которое убеждает меня в том, что я права, даже если я совершенно не права, — подсказывала, что властью он обладает немалой. Это проявлялось буквально во всем. Тот, кто когда-либо сталкивался с людьми, стоящими на вершине какой-либо иерархической лестницы, сразу поймет, что я имею в виду. Жорж привык и к тому, что все делается по первому его слову, и к тому, что он надежно защищен самим своим положением. Это не означало вовсе, что он никогда не рисковал жизнью, но риск его был вполне осознанным и даже добровольным, а вне каких-то вполне конкретных операций он жил по принципу «своя рука — владыка». Наверное, именно чувство собственной силы и значимости, подкрепленное общественным положением, и натолкнуло его на блестящую мысль — отправить меня по своим стопам. Он никогда не говорил со мной об этой стороне дела, но я уверена, что рассуждал он приблизительно следующим образом: как его жена, я не являлась для «конторы» существом неприкосновенным (эта прелестная традиция была успешно заложена еще в тридцатые годы и с тех пор никак не желала умирать); а вот в качестве сотрудника приобретала абсолютно иной статус.

Он как-то не собирался учитывать, что любой из сотрудников являлся еще и расходным материалом, — никого особенно не щадили в этом славном ведомстве, и о выживании нужно было заботиться самому. Но Жорж — в силу особенностей своего характера — не принимал во внимание подобные мелочи. Собственная жизнь и собственная смерть тоже не слишком отличались в его представлении одна от другой.

В том году я как раз закончила университет, и кое-кто даже пророчил мне блестящее будущее филолога и лингвиста.

Жорж подкатился ко мне с невероятно соблазнительным предложением: он предлагал не кропотливую и пыльную бумажную работу, на которую, по правде, я только и могла рассчитывать, но обучение у самых известных и талантливых специалистов, изучение таких тонкостей языков и культур, о каких только может мечтать юная и возвышенная (наивная!) особа. А кроме того, овладение несколькими профессиями — и уже затем службу в странах, которыми я буквально грезила в те годы.

Должна признать, Георгий Александрович был настоящим мастером своего дела и на службе его ценили не зря. Он легко убедил меня: во-первых, я становилась ближе к нему, а меня это еще очень и очень беспокоило, и, поманив этим запретным плодом, Жорж мог добиться чего угодно. Во-вторых, только здесь — думала я — получится вырваться в Европу или Японию и Китай. Я слишком хорошо знала и любила эти далекие, недоступные советскому человеку страны, я слишком долго мечтала пожить там, и не в качестве экскурсанта несколько дней в дешевой гостинице, под постоянным надзором гида и «искусствоведа в штатском», а так, как люди живут… Жорж знал, что обещать. Я очень старалась, чтобы все получилось так, как он задумал. Поэтому во время собеседования из шкуры вон лезла, чтобы произвести впечатление на своих оппонентов, и добилась-таки наивысшего признания. Меня приняли на «ура!».

* * *

По большому счету, меня никто не обманул.

Первый год обучения представился почти что сказочным сном, настолько интересные и неординарные люди окружали меня в тот период. Следует упомянуть также, что в тот год Жорж остался единственным близким человеком. Пережив потерю родных как огромную трагедию, я обрела самостоятельность. А постоянная сосущая тоска, которая неизменно сопровождает любого человека в первые месяцы осознания и постижения всей глубины своего одиночества, побудила меня заниматься как можно активнее.

«Контора» никогда не скупилась, если речь шла о целесообразности и выгодах обучения новых кадров. Мы изучали не только языки и постигали естественно необходимые азы техники, но и погружались в странный и прекрасный мир, казалось бы, совершенно посторонних вещей. Раз в десять дней чудаковатый старичок из Института востоковедения читал нам ошеломительные лекции о древнем Китае; очкастый, весь не от мира сего, профессор Хамкин (одна его фамилия приводила в неописуемый восторг и заставляла обращаться в слух) дотошно и подробно рассказывал о свойствах и вкусах вин и коньяков, но самой восхитительной частью обучения являлась, конечно, дегустация. Мы штудировали немецкую грамоту и французскую и испанскую моду; орудовали разноразмерными ложками, вилками, ножами и лопаточками (могу похвастаться, что преподаватели изредка консультировались у меня в спорных вопросах); разбирали и собирали радиоприемники и учились ориентироваться в бескрайнем море взрывчатых веществ; а еще привыкали к оружию, а оно к нам.

Компьютерную грамоту преподавал вечно взлохмаченный, толстый, похожий на безумную болонку Крис Хантер — чикагский хакер, забравшийся в свое время в компьютеры Пентагона.

Сакраментальный вопрос — на кой ляд сдались ему пентагоновские тайны? — стоял у бедняги поперек ушей и вызывал у него острый приступ идиосинкразии: он слышал его уже несколько сот тысяч раз и отвечать не собирался. Любопытнее всего было то, что конкретных причин у Криса как раз и не имелось — просто юношеский задор, желание доказать и себе, и Пентагону, что не боги горшки лепят. Ничего конкретного он в файлах не обнаружил, а если и обнаружил, то не запомнил. Расположение ракет СС-20 и дислокация американских подводных лодок его просто не интересовали.

Тем не менее достойное ведомство, то ли оскорбленное тем, что каждый десятый гражданин норовит прорваться в святая святых безо всякой конкретной цели, то ли обиженное на сотрудников «братских» разведок, игнорировавших тщательно хранимые тайны, то ли подозревая в Крисе хорошо замаскированного агента Советов, начало на него настоящую охоту.

Кстати, меня всегда удивляла подобная реакция чиновников на любые проявления гениальности. Нет чтобы пригласить человека на работу, использовать его назначению и радоваться тому, что им достался такой ценный кадр. Вокруг таких, как Крис, нужно ходить на цыпочках и звать их на «вы» и шепотом, как говорили еще в школе. Вместо этого официальная реакция обычно такова, что несчастный гений вынужден искать убежища у принципиальных противников — что ему самому в голову никогда не пришло бы.

Хантера вывезли к нам в течение двух дней.

С одной стороны, он был благодарен за свое неожиданное спасение. С другой же, единственный и последний раз увидев магазин «Овощи, фрукты» изнутри, ознакомившись — извините — с ассортиментом, ужаснулся и какое-то время пребывал в оцепенении, пытаясь понять, куда он попал: в ад за грехи или еще куда похуже.

С тех пор его держали в закрытом учреждении и подобных проколов больше не допускали. Да и тот был чистой случайностью, можно сказать литературной неудачей.

В первые же месяцы учебы мы с Крисом спелись, как классический оперный дуэт. Ему удалось заразить меня любовью к жужжащей, гудящей и норовистой машине и развернуть передо мной бесконечные перспективы таинственного мира, надежно спрятанного внутри куска железа. Это теперь, когда империя Билла Гейтса является одной из сильнейших в мире, а несмышленые дети еще читать как следует не умеют, но уже вовсю гоняют компьютерную игрушку, подобные утверждения кажутся несколько наивными. Нынешнее поколение не мыслит себя без «железа». И я ничуть не удивлена — мы ведь тоже уныло зубрили теорию относительности, совершенно не сомневаясь в ее постулатах и абсолютно не поражаясь тому, что таковая теория существует. Да та же квантовая физика, чтоб ее пять раз подняло, а двадцать ухнуло…

Но вернемся к нашим баранам. Несмотря на такую общность интересов и близость взглядов, романа с Крисом у меня не случилось. Мы были слишком увлечены общим делом, он чересчур любил свои программы, а я все еще целиком и полностью принадлежала Жоржу.

Отношения с Жоржем становились все более странными. Конечно, мои надежды на то, что теперь у нас получится видеться чаще, пошли прахом. Только изредка он забегал в учебный корпус — обязательно по делам, а не навестить меня. И если нам случалось столкнуться в коридоре, то мы сухо, официально раскланивались — и больше ничего.

Правда, дома я все чаще и чаще замечала, что он тихо гордится мной.

Несколько раз в неделю всю группу озадачивали тестами — один другого непонятнее. Усатый психолог (во всяком случае мы думали, что это психолог), хмыкая, собирал наши исчерканные листки и утаскивал их в свой кабинетик, никогда не посвящая нас в результаты своих исследований. И даже кураторы, приставленные к каждому курсанту отдельно, подводя итоги трудовой недели, говорили только о конкретном своем подопечном, не сравнивая его успехи с успехами сокурсников. Оттого мы и не знали, кто из нас считается лучшим. Другое дело, что все в группе утверждали, что языки и компьютерная грамота даются мне легче — но это «легче» еще ничего не значило.

* * *

Володька буквально на автопилоте мотался по городу, отрываясь от гипотетического «хвоста». Если бы кто-то взял на себя труд сказать ему, что он это делает, Абессинов бы очень удивился. Его мысли были заняты вовсе не соображениями собственной безопасности. Что?! Что могла сделать его драгоценная Ника, в какие дела впутаться, чтобы ею заинтересовались люди, имеющие средства и связи нанять его, Даоса?

Он устранял депутатов итальянского парламента и боссов мафии из Чайнатауна, он одел в траур не один гарем на Ближнем Востоке и осиротил многих потомков Чингисхана и Хубилая. Его послужной список исчислялся десятками блестяще проведенных операций, и в определенных кругах его авторитет считался непререкаемым, а репутация безупречной. Он и стоил соответственно.

И когда получал задание, то всегда отчетливо и ясно представлял себе, что для заказчика игра стоит свеч. Выплачивая баснословные суммы гонорара, клиент сохранял или приобретал неизмеримо больше. И это был единственно разумный подход к делу.

Нынешний заказ не вписывался в привычную и устоявшуюся картину мира. У него в голове не укладывалось, чем могла угрожать эта хрупкая девочка таинственному своему врагу, влиятельному, кстати, настолько, что его, Даоса, Координатор демонстрировал, как кутюрье — удачную модель. Кому не мог отказать даже в такой опасной просьбе всесильный Координатор?

Володька не знал, что предпринять в первую очередь: выяснять ли, кто заказал Нику, или отправиться к ней, чтобы у нее самой спросить: что происходит? Не исключено, что кроме клиента она единственная могла внятно ответить на этот вопрос.

Само собой разумеется, что Абессинов в любом случае не собирался выполнять заказ. В его голове уже щелкала безотказная вычислительная машина, помогавшая ему задумать и осуществить любой самый смелый и неожиданный план. Вот и теперь он рассчитывал и взвешивал свои возможности, обдумывал, что нужно сделать прежде всего, что можно отложить на потом.

Удивительно, но он ни на секунду не засомневался в правильности своего решения. В этом противостоянии он с первого момента стал на сторону женщины, которую любил, и для него не имело никакого значения, что тем самым он подвергает себя смертельной опасности и обрекает на войну с целой системой.

Та могущественная организация, что позволяла Володьке годами оставаться независимым и самостоятельным, заинтересованная в сотрудничестве с профессионалом подобного уровня, в любую минуту могла уничтожить его, буде он откажется играть по правилам. Правила устанавливали другие. Просто до сего дня они устраивали Даоса, а с сегодняшнего — нет. Он всегда знал, что был рабом и заложником системы, но только теперь кожей ощутил, как крепок рабский ошейник, как толста цепь, которой он прикован. Это вовсе не значило, что он собирается сдаваться. Но залогом успеха Абессинов считал трезвую оценку сложившейся ситуации. Глупо преуменьшать опасность. Смешно и нелепо, оглядываясь на нее, предавать свою первую и единственную любовь.

Не случись сегодняшнего «сюрприза», не исключено, что Володька долго бы еще колебался и сомневался, стоит ли ему связывать свою жизнь с Никой. Они знакомы до смешного недолго, и на одной чаше весов оказывалась вся предыдущая жизнь, оплаченная неимоверными усилиями, кровью и потом в прямом смысле слова, а на другой — малознакомая, хотя и очаровательная барышня. Да, необычная, удивительная, не такая, как все. Но это ровным счетом ничего не значило. И даже то странное и щемящее чувство, которое так удивляло и пугало холодного и расчетливого Даоса, еще не решало исход дела. Всего несколько часов назад он не смог бы четко ответить, собирается ли продолжать свои отношения с рыжей красоткой и тем более собирается ли переводить их на более серьезный уровень. Еще вчера он был готов бежать от нее на край света только потому, что его так сильно к ней притягивало. И вот уже он думает только о том, как спасти ее, как избавить от опасности, и готов заплатить за этой своей жизнью.

В конце концов Владимир здраво рассудил, что не может явиться к любимой женщине и, невинно глядя ей в глаза, сообщить, что его-де наняли ее убить, а затем осведомиться, не догадывается ли потенциальная жертва о причинах такой неприязни со стороны заказчика и не подозревает ли кого-то конкретного.

Хорошо, если Ника просто пошлет его к черту. Гораздо хуже, если она начнет лгать и изворачиваться, и осуждать ее за это будет невозможно, но ситуация зайдет в тупик. Володя поразмышлял, поверил ли бы он тому, кто явился бы к нему с подобным вопросом, и вынужден был признать, что вряд ли. И даже не вряд ли, а просто не поверил бы. Вот так, с расстановкой. Он привык отвечать за себя сам и на доброжелательных убийц не полагался. Потому что доброжелательным убийца не может быть изначально. Он может только вести какую-то свою игру. Судя по всему, Ника обладала похожим мировоззрением. Если он явится к ней сейчас и потребует говорить правду и ничего, кроме правды, то лишь рискует потерять близкого человека, а взамен ничего не приобрести.

Единственно правильным представлялось решение выяснить личность заказчика по своим каналам. А если получится, то и причины, побудившие его заказать это убийство. И уж затем идти к Нике с поднятым забралом, чтобы предложить ей помощь, защиту, а после — руку и сердце…


Человек просыпается однажды утром и видит мир абсолютно иным, нежели вчера. Небо яснее, чище и выше; птицы поют мелодичнее и радостнее; ветер кажется ласковым и душистым; а внутри, где-то очень глубоко, ощущается Нечто — невероятное, теплое, заставляющее смеяться и радоваться жизни безо всякой на то причины. Будто огромную пустоту заполнили чем-то стоящим. Это любовь.

И человек постигает мир заново, посредством своей любви. Он счастлив, он делает одно открытие за другим. После не будет более прекрасных минут, нежели эти первые — волшебные и неповторимые. Володьке не удалось их пережить. Он думал совсем о другом.

Глава 9

К концу дня голова у Игоря гудела, как Царь-колокол. Он промучился несколько часов, прежде чем решил принять обезболивающее. Таблеток Разумовский не любил. Бесконечные монологи, единственным терпеливым слушателем которых был его любимый пес, дали неплохой результат. Давно уже известно: чтобы понять предмет самому, нужно попытаться объяснить его вслух кому-то другому. Десятки раз повторяя одно и то же, то и дело возвращаясь к спорным и сомнительным пунктам, Игорь сумел разложить ситуацию по полочкам.

Ему даже удалось отделить собственные эмоции и чувства от голых фактов, и это радовало его больше всего. Способность трезво оценить происходящее и посмотреть на все со стороны, глазами постороннего, незаинтересованного человека, — залог успеха.

На самом деле история, в которую он попал, не нравилась Разумовскому чем дальше, тем сильнее.

Не вызывали доверия заказчики, и отмахнуться от подозрений в их адрес не получалось. И дело тут вовсе не в симпатиях и антипатиях, хотя и они сказывались. Речь шла о том, что клиенты предоставили в детективное агентство заведомо ложные сведения, скрыв множество фактов, которые не столько помогли бы расследованию, сколько представляли ситуацию в совершенно ином свете.

А директор «Ахилла» мог припомнить множество случаев, когда его коллеги дорого платили за неведение. Незнание подробностей и важных деталей, как и незнание законов, не освобождает от ответственности. И Игорь теперь уже отдавал себе отчет в том, что его серьезно подставили. Дальше все зависит только от везения и удачи — то есть висит на волоске. В любую минуту с него могут строго спросить за участие в этой афере. И не спасет даже контракт, в котором черным по белому указано, что он разыскивает беглую супругу и ее любовника по просьбе тоскующего супруга, — это была стандартная формулировка (не писать же, в самом деле, чем приходится заниматься). С первых же дней ему стало ясно, что он имеет дело не с обычными гражданами и даже не действующими лицами каких-то банальных разборок, а серьезными профи. Конечно, он может ссылаться на то, что вся информация строго конфиденциальна, однако в случае чего «вышестоящая инстанция» изыщет действенный способ не погладить его по головке. Не нравилось Игорю, что его Ника оказалась в самом центре поисков. Очевидным было и то, что она живет не по настоящим документам, — эти злосчастные архивные фотографии явственно указывали на факт подлога. А среднестатистический законопослушный гражданин фальшивые документы достать не может, да еще такого прекрасного качества. Отсюда следует, что Вероника Валентиновна связана либо с преступным миром, либо… Все равно не вяжется. Ничто не совпадает: ни время, ни место, ни образ действия.

Беда в том, что и биография Вероники Валентиновны не совпадает. А самая главная беда заключается в том, что любой человек пасует перед теми преградами, которые не хочет преодолевать. И поскольку в голове у Разумовского просто не укладывалось, каким образом его (а он окончательно стал полагать ее своей) Ника могла быть связана с такими людьми — и дело ведь не в их несимпатичности, но во власти и силе, которыми они обладали, — то и решения задачи он не видел. Происходящее казалось ему театром абсурда Антонена Арто. Приблизительно так он ощущал себя тогда, когда смотрел не слишком удачные детективы, в которых ситуации были притянуты за уши. Во всяком случае нормальному человеку так казалось. И вот теперь он сам очутился в сходном положении: расскажи кому, ведь не поверят. Скажут, что Чейза или Рекса Стаута начитался или сериал про «Никиту» смотрел слишком долго. На самом деле так не бывает, потому что не может быть никогда.

Игорь разложил снимки на кухонном столе.

Конечно, она красавица. Невероятная красавица, и даже странно, что он только сейчас полностью это осознал. Ника относилась к редкому типу женщин, которые кажутся тем привлекательнее, чем дольше с ними знаком. Такие женщины не приедаются, не надоедают, но не перестают удивлять. И мужчины от них сходят с ума. Еще одним невероятным свойством подобного типа является то, что с годами они молодеют. Игорь разглядывал фотографии, сделанные не меньше восьми лет назад, и не мог не признать, что теперешняя Ника выглядит гораздо лучше, эффектнее и свежее. Будто живет в обратном направлении.

Ее окружали незаурядные люди.

Разумовский ласково провел ладонью по силуэту женщины. Теперь, имея в руках эти фотографии, зная одного из ее спутников достаточно хорошо, чтобы навести справки и об остальных, он должен был немедленно заняться этой работой. Но у Игоря рука не поднималась снять телефонную трубку. Что-то удерживало его от действий. Он подсознательно боялся узнать о Нике нечто такое, что не позволило бы ему испытывать к ней прежние чувства.

Он прекрасно понимал причины своей нерешительности и корил себя за малодушие и подозрительность. Разве он не говорил с Никой, не смотрел ей в глаза? Разве это не он с первого взгляда понял, что седой мужчина, которого велели отыскать клиенты, человек во всех отношениях достойный и порядочный?

И разве не являлся для него некогда мерилом всех лучших качеств тот, кто здесь, на снимке, обнимает Нику за плечи и смотрит на нее восторженными глазами?

Но никакие увещевания не действовали. Он просто не хотел знать. Разве не сказано, что «умножающий свои познания, умножает и свою скорбь»?

Словом, Игорь облегченно вздохнул, когда дверной звонок стал вызванивать «Хабанеру». Эта увертюра всегда предшествовала появлению Макса. И именно Макс был сейчас самым желанным гостем в этом доме и самым нужным собеседником. Потому что он являлся единственным человеком, на которого можно полностью положиться, с которым Разумовский мог говорить предельно откровенно и выложить все карты.

* * *

Макс накопал слишком много разрозненных сведений. Все они представлялись ему чрезвычайно важными, имеющими непосредственное отношение к той истории, которая закрутилась вокруг его лучшего друга, но связать их воедино у него не получалось. Целостная картина оставалась недоступной, а распадалась на десятки фрагментов. Но и фрагменты эти не могли оставить его равнодушным.

Слишком многое удивило и насторожило Макса, когда он внимательно вчитался в добытые бумаги и когда обнаружил, сколько бесценных материалов было уничтожено кем-то восемь лет назад. В интересующих его делах зияли огромные дыры; на многие запросы архив отвечал отказом, а документы, находящиеся в Москве, в большинстве своем также оказались недоступны. В некоторых папках откровенно не хватало страниц, и максимум, что можно в этой ситуации сделать, — это вынести выговор стрелочнику, то есть архивариусу.

Однако изъятые, уничтоженные, переписанные документы говорили ему о многом. Как в любом научном опыте отрицательный результат — это тоже результат.

Во многих отчетах на первый взгляд все нормально. И только Макс, исполненный решимости копать до конца, сумел обнаружить некие несоответствия. Может, он смог этого добиться, потому что оставался единственным живым свидетелем, единственным выжившим членом экспериментальной группы «Фудо-мёо» и последним из простых смертных, кто еще что-то помнил.

— Привет, полуночник, — широко улыбнулся Игорь, распахивая дверь.

— Привет, — ответил Макс, заходя в квартиру и предусмотрительно прислоняясь к стене.

Зевс радостно приветствовал его, встав на задние лапы и положив передние на плечи своего старинного приятеля. После обожаемого хозяина Макс был вторым по важности человеком в его жизни. Огромный пес нависал над старинным другом и облизывал его лицо длинным красным языком.

— Ну здравствуй, зверь, здравствуй, — рассмеялся Макс и обратился к Игорю: — Накормишь-напоишь?

— И спать уложу, — утешил Разумовский.

— Это вряд ли. Ни тебе, ни мне нынче ночью спать не придется.

— Многообещающе звучит, — сказал Игорь. И внезапно добавил: — Ты, Макс, даже представить себе не можешь, как вовремя ты пришел.

— Это за мной водится, — скромно потупился тот. — Чайник ставь на плиту и коньяк добывай из заначки. Будем много пить и много говорить. Ты, Игореш, наверное, станешь смеяться, но твоя история каким-то образом пересекается с делом «Фудо-мёо», а значит, и меня касается. Потому как на мне висит обязательство спросить кое с кого старинный должок. И это, может, моя единственная и последняя возможность узнать, что с нами на самом деле тогда случилось. Так что считай, я в работе.

Игорь слушал старого друга и не верил своим ушам.

* * *

Они с Максом были знакомы почти всю жизнь. Еще в третьем классе веселый кареглазый крепыш Одинцов — головная боль учителей младших классов — обстоятельно накидал по ушам Игореше Разумовскому. Но и тот в долгу не остался, и Макс недели две щеголял с существенным фингалом под правым глазом, после чего проникся к Игорю симпатией и предложил ему крепкую мужскую дружбу.

Крепкая мужская дружба в том же году была освящена одним побегом «в пираты» и двумя серьезными столкновениями с дворовой шпаной. И окончательно закалилась, как сталь, в кабинете разгневанного директора школы.

Несмотря на репутацию сорвиголов, занимались оба вовсе не плохо, и к десятому классу Разумовскому удалось даже заработать золотую медаль, что для него самого явилось неожиданностью и даже некоторым потрясением.

Макс же сказал, что подобных чудачеств не признает, и удовлетворился нормальным аттестатом без троек. Они пошли в армию в один и тот же год, и им посчастливилось служить в одной части, где друзья быстро навели порядок и установили свои правила. После армии оба поступили на юрфак МГУ, а вот дальше их пути разошлись.

Уже на третьем курсе способного и толкового студента Одинцова пригласили на собеседование к проректору, но самого проректора в кабинете не оказалось, а обнаружился там куратор из соответствующего ведомства, у которого были самые серьезные намерения. Как потом рассказывал Макс своему лучшему другу, кагэбист был такой торжественный, словно собирался на нем, Максе, жениться. Затем все случилось так стремительно, словно жизнь прокрутили как при ускоренной съемке: экстернат, окончание университета и первое задание, полученное на новой работе, важнее и достойнее которой — казалось тогда обоим — не сыскать. Спустя два года Максим Одинцов получил звание старшего лейтенанта и был назначен в экспериментальный отряд специального назначения с экзотическим названием «Фудо-мёо». За толкованием незнакомого словечка Макс обратился к Игорю, в то время буквально помешанному на Японии, и получил исчерпывающее объяснение. Фудо-мёо — это бог непоколебимости. Он воплощает идею вечного покоя и внутренней готовности к борьбе и является одним из самых почитаемых самураями богов.

Разумовского, конечно, заинтересовало, отчего это советские органы госбезопасности обратились к японской мифологии, однако долгое время Макс ему ничего вразумительного не отвечал. И уже много позже рассказал под большим секретом, что, пользуясь перестройкой и гласностью, для подготовки высококлассных бойцов инструктором по рукопашному бою пригласили взаправдашнего японца. И не простого японца, а потомка старинного самурайского рода, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Японец показывает такие приемчики, что уши — не то что волосы — дыбом становятся, и откалывает фокусы один похлеще другого. Ученики в нем души не чают.

Преподает он многим, но большую часть времени проводит с ними, бойцами отряда «Фудо-мёо»; и создается впечатление, что скоро им с другом придется на какое-то время расстаться. Потому что чем дальше, тем упорнее ходят слухи о возможной отправке в одну из горячих точек планеты.

Насчет отправки Макс как в воду глядел.

Он исчез почти на полтора года, и о нем ничего не было слышно. За это время успела умереть в Киеве его мать, и Игорь сам хоронил ее. Затем Разумовский вернулся в родной город и устроился на работу в МВД. Он уже мысленно попрощался с другом и смирился с его гибелью в каком-то чужом и далеком краю (а сплошные газетные публикации со скандальными фактами и разоблачениями только укрепляли его в этом мнении), когда ему позвонили.

Макса он нашел в подмосковной ведомственной больнице. Худущий как смерть, старый друг лежал в отдельной палате, весь опутанный проводами, словно змеями. Бесконечные аппараты поддерживали его жизнь. Он был желтый, восковой, с полупрозрачной кожей. Милая очкастая докторица, волнуясь, сказала Игорю, что друг его очень плох, но все-таки возникла надежда. Макс ведь долгое время вообще ничего не мог вспомнить — лежал истукан истуканом. И вдруг отчетливо и внятно выговорил телефон, попросил, чтобы позвонили его лучшему другу. И в этом она, как лечащий врач больного, видит огромный прогресс и свет в конце тоннеля. Ведь до сих пор Одинцова навещали только сотрудники, а они потеряли всякий интерес к нему, когда выяснилось, что у больного частичная амнезия. Уход здесь, конечно, хороший, но ничто не заменит любовь и поддержку близких людей. Игорь провел у постели друга несколько месяцев. Взял оптом все неиспользованные отпуска, потом — за свой счет. И даже диссертацию дописывал на коленях, сидя рядом с Максом. Такое не забывается.

И когда Максим Одинцов выздоровел и вернулся на работу, его направили на Украину с повышением по службе, присовокупив звание майора и боевой орден. К тому времени они с Игорем стали самыми дорогими и близкими друг другу людьми. За последние несколько лет оба успели неудачно жениться и с облегчением развестись; Разумовский обзавелся собственным детективным агентством и Зевсом, а Макс — многими недостающими воспоминаниями и чином подполковника СБУ. В их жизни случалось всякое, но отношения если и менялись, то исключительно к лучшему.

Была у них только одна запретная тема: никогда Игорь не спрашивал, а Макс по собственному почину не рассказывал, что же привело его на больничную койку, что сделало инвалидом и вызвало частичную потерю памяти.

Разумовскому было не важно, куда отправили группу «Фудо-мёо» и какое задание она должна была выполнить. Совершенно ясным представлялось, что Макс выжил чудом. О том времени почти что и не говорили по молчаливому соглашению обеих сторон. Изредка, правда, с восторгом и невероятным почтением вспоминали они инструктора-японца. Поинтересоваться его судьбой по официальным каналам было невозможно, потому что Макс не имел допуска такого уровня. Во всяком случае, о японце инструкторе никто из нынешних сотрудников не слышал, и друзья решили, что тот просто вернулся на родину, вдоволь нахлебавшись российской экзотики. Ничего удивительного в том никто не усмотрел.

Однажды подполковник Одинцов обронил странную фразу о том, что состав сотрудников в нескольких отделах, где ему приходилось работать прежде, поменялся настолько, что абсолютно не с кем словом перемолвиться о прежних временах, и события пяти — восьмилетней давности отошли в область преданий и легенд. Даже не у кого узнать, забрал ли иэмото (учитель) с собой в Японию свою женщину. Он порывался разыскать учителя, благо теперь это не считалось преступлением, но его попытка не увенчалась успехом. Обращаться же в детективное агентство в самой Японии слишком накладно — украинские спецслужбы не платят своим агентам так, как западные…

— Чайник, говорю, ставь, — потребовал Макс, заходя на кухню.

Тут взгляд его упал на разложенные пасьянсом снимки, и он тяжело привалился к подоконнику.

— Откуда это у тебя? — И голос его был бесцветный и сухой, как когда-то в больнице.

* * *

На второй год обучения произошли одновременно несколько событий, потрясших все основы нашего бытия.

Во-первых и главных, отменили коммунистическую партию.

Для Жоржа это стало ударом ниже пояса — я ведь уже упоминала о том, как истово и преданно он служил советской власти, как грезил тем, что когда-нибудь очередное поколение советских людей станет жить при коммунизме. Он отчаянно делал вид, что ничего особенного не происходит, и только с головой уходил в работу, стараясь успеть одновременно всюду, что, следует признать, выходило у него только наполовину. Я имею в виду, что простой человек не мог выкладываться так, как Жорж, но быть одновременно в нескольких местах у него не получалось, хотя, видит бог, к чему-то подобному он и стремился. А значительная часть его коллег вовсю пользовалась начавшейся неразберихой.

В «конторе» работали разные товарищи: и такие одержимые, как Георгий Александрович, и немного авантюристы в душе, и карьеристы, и бог знает кто еще, но дураков в процентном отношении выходило очень мало. Заведение было не то, и недалекие люди в нем надолго не задерживались, — вот уж где естественный отбор порадовал бы даже придирчивого Дарвина.

Словом, растерялись немногие. Перед большинством людей, облеченных такой властью, какую давали высокие посты в нашем ведомстве, открывались невероятные перспективы. Деньги текли в карманы сами — нужно было только чуть-чуть подсуетиться. И суетились. И даже не чуть-чуть, а вертелись, как вьюн на сковородке, и обеспечивали себе достойную старость, до которой многим оставалось еще ох как далеко. В этой ситуации подобные Жоржу стали неугодны. Они слишком много знали, слишком много могли, но не желали участвовать в начавшемся балагане, более того, еще и других пытались остановить. Бедняги, они не желали понимать, что старый мир рушится, что его гибель уже не остановить — это очередной колосс на глиняных ногах с грохотом разваливается на части. Это страшно, и дико, и невыносимо, но неизбежно, а неизбежное следует переживать, а не подставлять плечи под падающее небо. Потому что мир помнит историю о том, как Геракл пытался удержать небесный свод, — это не под силу даже величайшему, даже полубогу.

А Жорж и иже с ним всего только люди. На него было больно смотреть. Он пытался преградить путь всесокрушающей машине — былинка, вырастающая перед танком, чтобы остановить его. И становилось ясно, что гусеницы раздавят, сомнут, сотрут в порошок, и я шептала об этом каждую ночь, плакала, просила и даже встала однажды на колени. Но Жорж только пугался моих слез. И я поняла, что старую собаку новым штукам не научишь. И смирилась.

А сейчас думаю, что кривлю душой, рассуждая подобным образом. Да, не мог Жорж воспрепятствовать тому, что можно без преувеличений назвать разбоем: слишком уж яростно делили власть и деньги все, кому было не лень, в то смутное время. Но если бы не такие, как он, все закончилось бы значительно хуже. И дело не в той идее, которая для меня лично неприемлема, — дело в порядочности и принципах. Мудрые китайцы говорили, что если хороший человек защищает плохое дело, то оно становится хорошим. А если плохой человек отстаивает хорошее дело, то дело становится плохим. В этом утверждении есть большая доля условности и еще большая доля истины. Может, Гераклу и не под силу удерживать на себе небеса, но земля наверняка держится на плечах порядочных и кристально честных людей.

* * *

Жоржа стали посылать в командировки все чаще. До некоторой степени это противоречило неписаным правилам: человек его положения да и возраста редко принимал участие в операциях лично. Обычно такие кадры берегли как зеницу ока, но теперь все переменилось. Его слишком сильно боялись и уважали, им восхищались, а потому и ненависть к нему была такой же сильной.

Я думаю, как ему жилось, каждый день ожидая пули в спину, ножа в сердце, а то и чего-нибудь похитрее, вроде микроскопической дозы вещества в обязательный утренний кофе, после которого случается инфаркт — событие печальное, но совсем не удивительное, если принять во внимание годы больного и его напряженную работу. И я никогда не могла и уже не смогу винить Жоржа за то, что он так охотно выезжал за пределы страны. Это давало ему не только и не столько иллюзию безопасности — не так уж он был наивен, и сам не раз проводил операции по ликвидации проштрафившихся сотрудников, — сколько утверждало в мысли, что он все еще нужен Родине. Он работал на износ. А Родина тем временем разваливалась на запчасти, и население то радовалось, то печалилось, но в любом случае пребывало в замешательстве.

Должна признать, несмотря на все, что творилось в те годы и в нашем ведомстве, мои коллеги подкупили меня незаурядным мужеством и стойкостью. Шутка ли, шквал разоблачений, жуткие подробности пыток и казней, проводившихся вплоть до последнего времени, дележ денег и власти, — и при всем этом «контора» продолжала работать. Такой себе тихий незаметный подвиг клерков. Но об этом как-то не принято говорить.

Не помню точно порядка событий, но и неважно, потому что это случилось почти одновременно: Жорж уехал во Францию на неопределенный, как он сам выразился, срок, а у нас появился новый инструктор по рукопашному бою.

Уэсуги Нобунага, из того самого клана Уэсуги, который сражался с князьями Такэда, Ода, Ходзё и Имагава. Потомок гордых даймё* провинции Этиго и несостоявшихся императоров Японии. Высокий, с широченными плечами, развернутыми, словно крылья перед полетом, с проницательным взглядом угольно-черных глаз и зачесанными назад волосами цвета воронова крыла. Невозмутимый Будда, вырезанный из непрозрачного желтого янтаря. Настоящий буси** без страха и упрека. Что он делал в бурлящей и кипящей страстями России? А что делали Трубецкие в Париже, Чарторыйские в Сибири или Палеологи в Москве? Забавно это или трагично, что моя прабабка, чей знатный предок получил смертельную рану при Азенкуре от меча английского рыцаря, всего за час до венчания узнала, что собирается прожить всю жизнь с потомком того, кто эту рану нанес?


* Даймё — правитель.

** Буси — самурай.


Жизнь — это нечто вроде коктейля, в котором только самым удачливым достается оливка.

Глава 10

Павел Сторожук сам себе удивлялся. И что его так зацепило в этой рыжей, что он занимается ее ненормальными проблемами с детским энтузиазмом? Ведь нельзя сказать, что ему не хватает работы. Неделя выдалась совершенно оглушительная. С одной стороны, провернули два дела, казавшиеся гиблыми. С другой — каким потом и кровью это было оплачено. Иногда Павлу казалось, что основной задачей вышестоящих инстанций является исключительно создание помех для рядовых сотрудников.

Но нужно уметь терпеть и работать. Удача любит упорных и терпеливых. Вот и вышло, что совершенно случайно потянули за тонюсенькую ниточку, просто так, по собственной инициативе. Версию, предложенную Сторожуком, начальство не одобрило, и разрабатывать ее приходилось в личное время, однако результат налицо. Можно утешаться тем, что дела раскрыты и он заработал благодарность (да ведь не в благодарности дело, а в том, что совесть чиста и спокойна). Во время задержания все прошло без сучка и задоринки, даже без единого выстрела.

Капитан Сторожук любил, когда все обходилось без ковбойской стрельбы и погонь. Редкий случай для мальчишки, он и фильмы ценил спокойные, логичные, как шахматная партия. «Семнадцать мгновений весны» просто обожал. Вот это был профессионализм — ни тебе драк, ни зубодробительных сцен, а оторваться от экрана невозможно. Поединок умов всегда интереснее, чем соревнование мускулов. Пожалуй, несуществующее на бумаге «дело Казанской», как он мысленно его окрестил, и привлекало Павла своей запутанностью и недоговоренностью. Он вовсе не стремился выслужиться или доказать себе, что он тоже малый не промах, не хуже Штирлица. Нет, капитан Сторожук слишком серьезный и уравновешенный человек, чтобы мыслить так примитивно.

Но история, случившаяся в двумя милыми барышнями, больше походила на сложную шахматную партию, нежели на бред, каковым и представлялась в самом начале.

Чем больше Павел размышлял, тем больше у него возникало вопросов. Скажем, внезапная забывчивость гражданки Гладышевой Елены Федоровны — это что такое? Ни наркотиков, ни лекарственных препаратов, ни алкоголя в ее крови не обнаружено. А провал в памяти — вот он. Причем жуткенький какой-то провал. Все человек помнит, а давнюю приятельницу — нет.

Представить же себе, что Гладышева Е.Ф. изображает амнезию, можно, но такая версия вызывает глубокие сомнения. Он часто сталкивается по долгу службы с людьми, которые стремятся что-нибудь очень натурально сыграть: негодование, удивление, скорбь, мало ли что еще. И Павел Сторожук может с уверенностью утверждать, что прирожденных актеров до смешного мало. Всегда или почти всегда лгущий и притворяющийся человек «дает петуха». Потому что выступать на публике — это не просто искусство. Это еще и испытание для нервов, и огромное волевое усилие. Не сфальшивить, все время выглядеть естественным очень трудно. А нужно учитывать, что публика все время подвергает твои слова сомнению и имеет все основания оставаться скептиком…

И если Леночка Гладышева играла роль, а не являлась пострадавшей на самом деле, то она величайшая актриса.

Капитан Сторожук на всякий случай предусмотрел и такой вариант. Он полюбопытствовал, где интересы подруг могли пересекаться, и пока что ничего путного не обнаружил. Похоже, что ни у одной, ни у другой не имелось оснований для мести, глубокой неприязни или тайной ненависти. Копается, правда, стажер в их взаимоотношениях — ему это только на пользу, всегда навык пригодится.

Впрочем, Павел испытывал твердую уверенность в том, что не стоит и искать никакой «истории» в отношениях барышень. Но вот Вероникой Казанской кто-то явно интересуется. И эта версия его занимала гораздо больше.

Более того, неоднократно приходило ему в голову, что сама очаровательная Вероника Валентиновна могла бы рассказать ему много интересного, если бы только захотела. Но не захотела, увы. Порою Павел начинал думать, что он просто заработался и чересчур увлекся. Что на самом-то деле проблема выеденного яйца не стоит. Но тут же одергивал себя строго: то есть как это не стоит, если многочисленные фактики складываются в оч-чень непонятную картинку-головоломку?

Он видел такие несколько раз в игрушечном отделе какого-то большого магазина. Пухлощекий малыш, требуя купить себе сразу несколько ярких коробочек, очарованно назвал их «пузликами». Вот такие пузлики, братцы…

Выйдя из парадного, Сторожук уселся на лавочку под кустом сирени и закрыл глаза. Он очень устал, просто с ног валился, и вообще-то у него целых два выходных — что является редкостью и роскошью для человека его профессии. Но отдыхать дотошный капитан не собирался. Ему было чем заняться в свободное от работы время. Ждать Павлу пришлось недолго. Откуда-то из темноты вынырнула длинная худая тень. Стажер Миша слегка запыхался.

— Павел Сергеевич, я последил за тем типом, что вы сказали.

— Ну и?..

— Он живет во-он в том доме, наискосок, на первом этаже. Видите, окна светятся? Квартиру там снимает, неофициально, конечно. Никто бумаг не оформлял, поэтому мне так быстро все рассказали.

— Не понял…

— Ну, наш народ считает своим гражданским долгом оповещать родимые карательные органы об отдельных фактах нарушения порядка и законности и хищения лампочек в особо крупных размерах. Это же когда убийство, то никто ничего не видел и не слышал. А если там бабушка какая-нибудь дополнительно аж тридцать зеленых в месяц зашибает, сдавая комнату, то ее немедленно надо призвать к ответу. Словом, выложили мне всю подноготную. Снимает он квартиру не более чем два месяца, а до того его никто в этом районе не видел. Судя по выговору, россиянин. Кличут Петром Семеновичем, но не факт, что это его настоящее имя. Нигде не работает, наверняка не «челнок»: дома торчит постоянно или по улице шатается. Никто к нему не приходит, и даже злопыхатели не могут не признать, что человек он тихий и непьющий, даже обидно, что пожаловаться не на что. Вот, собственно, и все.

— Не так уж и мало, — скупо улыбнулся Сторожук. — Спасибо, Миша. Большое дело сделали.

— А что нам до этого типа? — спросил стажер.

— Знал бы, начал бы действовать. Это как в анекдоте: сердцем чую, а доказать не могу. Ты иди, иди домой. У меня завтра выходной, так что я сам этим Семеновичем займусь.

Стажер уже ушел, а Павел так и остался сидеть на лавочке под домом Ники Казанской.

Эх, поспрошать бы тебя, Петр Семенович, со всей строгостью, что ты высматриваешь да вынюхиваешь, но невозможно. Что инкриминировать такому приличному человеку? Что он квартиру снимает неофициально? Так полгорода таких «нарушителей». Повод поговорить действительно имеется, но это дело участкового, а не опера.

А что он под парадным каждый божий день делает? «Влюбился, гражданин начальник. Влюбился на старости лет по самые уши и любуюсь предметом своей страсти издали. И казните меня за это, если хотите».

Придется поверить несчастному влюбленному, ибо вреда никакого он не нанес. Присутствие любви или ее отсутствие — факт недоказуемый. И смотреть не запретишь. Даже кошка может смотреть на короля, не то что какой-нибудь задрипанный Петр Семенович на Веронику Валентиновну. На нее, рыжую и зеленоглазую, просто грех не смотреть.

* * *

Прошлое — как наемный убийца.

Оно догоняет тебя, подкрадывается исподтишка и наносит удар в спину.

Можно, конечно, пытаться спрятаться, убежать, но всю жизнь не побегаешь. В конце концов, это просто скучно и глупо. Гораздо проще остановиться и подождать своего преследователя. Возможно, удастся от него отбиться. А если нет, то хотя бы встретить лицом. В этом есть что-то достойное. И когда дела кажутся совсем безнадежными, то стоит вести себя хотя бы достойно, чтобы после не жалеть. Я свято верю, что там, за порогом, кто-то есть. Я не всегда согласна с Ним, и по многим вопросам у нас серьезные расхождения. Но в конечном итоге не только я буду спрашивать с Него, но и Он с меня. Говорят даже, что у Него преимущество.

Это и неудивительно. У Него самое высокое служебное положение изо всех известных.


Совершенно зря пытается Павел натолкнуть меня на мысль о том, что не все так просто. Я это знаю гораздо лучше, чем он может себе вообразить. И в какой-то момент у меня даже возникло искушение сложить чемоданы и постараться исчезнуть из этого города. Помотаться по стране — тьфу ты, прошу прощения — странам бывшего СНГ. А потом осесть где-нибудь и начать новую жизнь. Жить тихо, не высовываться, завести приличного недалекого мужа, троих детей и маленькую собаку (не люблю маленьких собак!) с авитаминозом. И чтобы муж регулярно не получал скромную инженерскую зарплату, дети орали и не слушались, а собака чесалась и линяла. Ко всему тому — нацепить еще на нос очки без диоптрий и сделать прическу дулькой. Ноги, правда, искривить не удастся. Зато вполне возможно носить простые колготы, чтобы постоянно сползали и пузырились на коленках, сутулиться и редко улыбаться. И тогда меня точно никто не узнает.

Одно из двух: или все равно узнают и достанут, или я повешусь, не выдержав этой «спокойной» жизни.

Хрен редьки не слаще.

До дивана я все-таки доползла, что свидетельствует о моей невероятной выносливости. А то, как я об этом рассказываю, говорит еще и о душераздирающей, редкой, можно сказать, скромности. Ничего не скажешь, я отношусь к себе со вполне понятной симпатией, — простите меня, если можете, за эту маленькую слабость. Одним словом, не буду я убегать и прятаться. Бесполезное и хлопотливое это дело. Кроме того, я не собираюсь изменять себе. И единственного раза вполне хватит на всю оставшуюся жизнь. А сколько ее осталось, меня волнует, но не так, чтобы слишком. Потому что хоть я и успела сделать не все, что намеревалась, но и не так мало, как кажется. И каждый новый день жизни представляется мне весьма щедрым подарком.

Вы скажете: безрассудство. Эта девочка не нюхала пороху, вот и хорохорится. Когда ей наступят на хвост, она-то поймет, но будет уже поздно.

Но вы окажетесь не правы. Никогда в жизни не рассуждала я настолько здраво и не представляла себе последствий более четко. Желая отвлечься от грустных мыслей, принялась думать о мужчине своей мечты. И тут же запуталась — потому что их, как ни крути, двое. И очень трудно выбрать кого-то одного. Да и нужно ли?

Когда-то давно моя мудрая бабушка твердила: «Женщина, как кошка. Жить может с любым. Так что ищи не того, с кем будет хорошо жить, а того, без кого будет плохо умирать».

Даже если представить, что я уже собралась умирать, то почему-то все равно у своего смертного одра желаю видеть обоих сразу: и шикарного и загадочного Владимира Ильича, и открытого, добродушного Игоря Разумовского.

* * *

— Я предупреждал, — прошелестел старый Шу, смешно задирая голову, чтобы увидеть глаза любимого ученика, — я говорил, что великое Дао оставит тебя, когда женщина поселится в твоем глупом сердце.

Володька хотел брякнуть что-то вроде конкретного адреса, куда преспокойно могло отправляться великое Дао оптом и в розницу, но осекся, ужаснувшись подобному кощунству. Неужели и вправду не ошибался тацудзин? Неужели все, чему отданы долгие годы жизни и упорнейшего, изматывающего труда, он предаст сейчас ради женщины? И если окажется, что она не стоит того, — каким же пустым и бессмысленным станет его дальнейшее существование. Впрочем, это только минута слабости. Он набрал полную грудь воздуха и выдохнул:

— Она должна жить. Все остальное сейчас не имеет значения.

Старик внезапно повеселел:

— Такая целеустремленность радует меня. В конце концов, великое Дао — во всем. Кто сказал, что оно не может стать женщиной? Говори, чем я могу помочь тебе.

Абессинов бессильно опустился на пол и привалился спиной к стене.

— Прежде всего придется свернуть дело. Перевести в наличные максимальную сумму — сколько сможешь. Остальное останется. У меня, Шу, нет времени аккуратно выяснить, кто хочет убить мою женщину. Придется рисковать. И я почти уверен, что меня очень быстро вычислят. В запасе есть всего несколько дней, и за эти дни ты должен собраться. Меньше всего я хочу, чтобы ты пострадал из-за меня и моего смятения чувств. Ты слишком дорогой мне человек.

— Я буду готов.

— Посади кого-нибудь в мою машину, пусть поездит по городу. И пусть не просто катается, а изображает осмысленные действия. И обязательно побывает вот по этому адресу. — Володя пробормотал несколько цифр и название улицы. — Постоит недалеко от дома, затем подъедет к фирме. Правильно пускай ездит, дабы доставить удовольствие тому, кто будет внимательно следить за его действиями.

— Не учи старого филина ловить мышей.

— И если ты дашь мудрый совет, как спасти ее…

— Пока не буду знать, в чем дело, мой совет не будет мудрым.

— Верно, учитель. Ну, благослови меня. — И Володя Абессинов склонился перед старым китайцем.

— Ступай, мальчик, — прошептал тот.

* * *

— О чем, о чем они говорили? — бушевал Н. Н., нервно нарезая круги по толстому иранскому ковру, устилавшему пол в его кабинете.

— Они говорили по-китайски, — еле слышно ответил Константин Григорьевич. — Ничего не понятно.

— Мне самому понятно, что непонятно! — рявкнул Н. Н. — Переводчика нашли?

— Одного нашли, но он говорит, что это не то наречие, не то древний диалект…

— Короче, не фурычит!

— Так точно. Ни слова не понял, Николай Николаевич.

— Идиоты! Чему их в институтах учат?! — Он метнул гневный взгляд на съежившегося помощника. — А вам, дегенератам, я за что деньги плачу?!! Найдите специалиста-синолога!

Константин подумал, что синологи, кажется, занимаются собаками. И его счастье, что не решился довести эту мысль до своего разъяренного шефа, а то бы еще и головы лишился из-за незнания разницы между кинологами и синологами (впрочем, он так же был уверен, что кинологи занимаются кино).

— Ищем, ищем, — торопливо заговорил он. — Только загвоздка в том, что теперь ведь институты не работают. Специалисты «челноками» крутятся. Нам назвали фамилию, но вычислить пока…

— Уничтожу!!! — завизжал Н. Н., и помощник, как нашкодивший кот, опрометью кинулся из кабинета.

Как только дверь за ним захлопнулась, хозяин потряс головой. С лица его будто стерли гримасу ярости — оно снова стало безмятежным и спокойным.

— Не погонишь — не поедешь, — довольно промурлыкал он. — Главное, что «маячок» работает.

«Хаммер» — заметная машина. Однако водитель за рулем сидел крутой: быстро оторвался от его наблюдателей. Впрочем, он действительно профессионал, а Н. Н. приходится работать с придурками, как ни горестно это сознавать.

Но профессионал или нет, а техника не подведет. Хозяин кабинета довольно разглядывал компьютерную карту, по которой довольно быстро передвигалась яркая малиновая точка. «Вот, адресок совпадает. Поехал посмотреть, что к чему. А молодец парень — времени зря не теряет. Предложить ему, что ли, место? Четко работает, вызывает доверие. Правда, доверять нельзя никому, можно только робко надеяться. Если, конечно, соблюдать главное правило: на Бога надейся, а верблюда привязывай».

Если бы кто-то спросил Н. Н., зачем он приказал поставить «маячок» на машине киллера, зачем прослушивал его разговоры со старым китайцем, зачем тратил на это время и значительные средства и отвлекал своих людей, тот бы затруднился аргументирование ответить. Но, по сути, причина только одна: Н. Н. с незапамятных времен привык все держать под своим контролем. Единственный раз он изменил этому правилу, и последствия приходится расхлебывать до сих пор.

* * *

— Откуда это у тебя? — спросил Макс.

— Из архива. — Разумовский поставил на плиту чайник, вытащил из кухонного шкафчика едва початую бутылку «Хеннеси», который привык называть на французский лад, по имени производителя — «Эннеси». Затем сгреб фотографии в кучу и отодвинул в конец стола. — Я потому и говорю, что ты пришел очень вовремя. Мне тошно и страшно, Макс. И мы нашли даму фигуранта…

— Я догадался, — кивнул Одинцов. — И даже догадываюсь теперь, кто твой фигурант. Черт! Знали бы коллеги, что можно отыскать в наших пыльных и заплесневевших архивах, тут бы очереди желающих выстраивались… Хорошо еще, Бог милует. Но причем тут я и мои блестящие догадки? Ты-то сам все понимаешь?

— Не совсем, дружище. Только сообразил, что это и есть легендарная возлюбленная твоего японца.

— Да. Это она. Легендарная, как ты метко изволил выразиться. Представляешь, он называл ее «лунной хризантемой». Правда, красиво?

— Невероятно красиво, Макс… Мы с тобой никогда всерьез и подробно не говорили о твоем иэмото, и теперь я очень жалею об этом. Странным образом мне мешает жить не то, что я знаю, а то, чего я не знаю. И мне придется просить тебя рассказать все, что ты помнишь, чтобы я хоть в чем-нибудь разобрался.

Игорь плеснул коньяка в широкобедрые бокалы, и само собой вышло, что порция оказалась неприлично больше, чем положено по этикету. Друзья чокнулись и так же не по правилам ухнули янтарную душистую жидкость залпом.

— Грех такую красоту, как водку, на грудь принимать, — заметил Макс. — Я готов все, что помню и знаю…

— Подожди, — поспешно перебил его Игорь, — не говори сейчас ничего. У тебя-то многое встало на свои места, и ты вроде готов излагать свою версию. Но ты же еще не знаешь самого главного.

Одинцов вопросительно уставился на друга. Повисла неловкая тяжелая тишина, постепенно становившаяся все значительнее и трагичнее. Во взгляде Макса мелькнула безумная догадка.

— Ты хочешь сказать…

— Да. Если ты все еще собираешься выяснить, что собой представляет моя Ника Самофракийская, то вот тебе целая кипа ее портретов. Дерзай!

Макс ошарашенно повертел головой. Вытянул наугад из кучи фотографий одну, на которой загадочно улыбался его учитель-японец и заразительно хохотала, закинув голову, юная женщина. Он внимательно вгляделся в ее лицо:

— Знаешь, Игореш… Ты, конечно, влез в какое-то совершенно сумасшедшее болото по самые уши, но я тебе завидую. Правда-правда, искренне и честно говорю, что завидую. Женщина Уэсуги — это не просто длинноногая красотка с большими глазками. Это личность. Не могу утверждать, что знал ее, как самого себя, но я очень уважал ее. Наверное, был чуточку влюблен, — впрочем, кто из нас не был чуточку влюблен в нее? Она никогда не была похожа на других девушек, и после я не встречал подобных женщин. Может, на самом деле это тот редкий случай, когда ты нашел свою судьбу.

— Если она меня любит, конечно.

— Любовь нужно заслужить, что бы там ни говорили поэты о спонтанности и непредсказуемости этого чувства. Любви достойны только достойные.

— Ого, как ты заговорил — улыбнулся Разумовский.

Макс рядом, Макс готов помочь, и это вселяло надежду.

* * *

Мы были разные. Совсем разные, просто невыносимо. Нас трудно представить вместе. Так что неудивительно, что нас тянуло друг к другу, как магнитом.

Здесь все сложилось в одну кучу. И мое невозможное, на грани бреда и боли, увлечение средневековой Японией, ее традициями, культурой, мифами и легендами. Это давало мне возможность понимать Нобунага, как никто другой, а ему представляло редкое счастье быть по-настоящему понятым.

И наше одиночество — звенящее, заполнившее собой все пространство — тоже сказалось.

Жорж отдалялся от меня стремительно. И дело вовсе не в его частых и долгих отлучках — я умела ждать и прежде ждала терпеливо. Кроме того, я всегда руководствовалась в жизни мудрым заветом великого Тамерлана: «В конечном итоге победа достается не самому сильному и не самому хитрому, а самому терпеливому».

Но оказалось, что нам уже не сложить эту головоломку.

Огромную роль в том, что мы перестали быть по-настоящему близкими, сыграла все та же политика. Как случилось бы и во времена революции, мы оказались по разные стороны баррикад. Естественно, что перемены в стране представлялись мне важными, естественными и бесконечно необходимыми, а Жорж не мог их принять. Он стал похож на человека, пережившего смерть своих детей, и по-человечески я его жалела.

Может быть, я повзрослела и очерствела, вполне это допускаю. Но что-то хрупкое и ажурное внезапно сломалось с отчетливым хрустом. Самым страшным казалось то, что страстная и нежная любовь осталась, но не осталось возможности быть вместе. От этого впору сойти с ума. Нобунага появился как нельзя кстати.

Человек из другого мира, из мечты, из преданий о падении дома Тайра и легендах о Ёсицунэ.

Я учила эти волшебные строки наизусть, я отчетливо видела каждую из тысяч криптомерий и холмы в медно-красных кленах, я знала все тропинки к храму Тодайдзи с садом вокруг пруда, из которого торчат зеленые замшелые камни и где лениво шевелят плавниками тусклые мельхиоровые карпы, я любовалась горой Фудзи, вечно скрытой в дымке, и рыдала над павшими в битве при Минатогава.

Сын букэ* Уэсуги стал моей наградой за эту верность. Первый раз мы столкнулись в коридоре, уже темном и плохо освещенном, потому что постперестроечные проблемы добрались даже до нашего ведомства и выразились в первую очередь в хроническом отсутствии лампочек. Он шагал мне навстречу, и я помню, как, еще не увидав лица, поразилась тому, что в таком нехитром действии, как ходьба, участвовало все его тело.


* Букэ — самурайский род.


Он шел всем телом, и даже под одеждой было видно, как перетекают и переливаются под гладкой кожей его мышцы и мускулы. Я не знала, кто это, но понимала, что встреченный случайно человек явил мне высочайшее искусство.

А Нобунага (чудесное свойство всех японцев — замечать детали и жить, останавливая мгновения) оценил мою способность смотреть и видеть. Он говорил, что уже тогда принял решение учить меня иначе, нежели остальных курсантов. Можно считать, что я, сама того не ведая, успешно выдержала испытание, которое обязаны проходить желающие стать учениками.

И еще он говорил, что увидел меня, выплывающую из полусумрака, как бледную лохматую хризантему, оброненную кем-то на темную гладь пруда. И что ему захотелось подобрать одинокий цветок и навеки сохранить его свежую красоту.

А теперь скажите, может ли женщина, всю жизнь ощущавшая некое неудобство оттого, что она не в состоянии коня на скаку остановить или войти в горящую избу (как того требовало советское воспитание, основанное на углубленном изучении отечественной классики), остаться равнодушной к подобным словам? Если бы Уэсуги не покорил меня в первые же минуты знакомства, то, несомненно, добился бы моего расположения потом. Мы были обречены друг на друга.

Это не значит, что все произошло сразу и вдруг. Судьба не любит повторяться — она придирчивый художник, и наша с Нобунага история развивалась совсем иначе.

Он очень быстро завоевал любовь и уважение своих учеников, продемонстрировав им настоящие чудеса выдержки, хладнокровия и владения своим телом. Помню, кто-то из курсантов высказал недоверие к вычитанному недавно факту, что стрелы можно ловить руками. Утверждал, что это все голливудские штучки и прекрасная операторская работа, но на самом деле человек не может обладать такой реакцией. Уэсуги оставил это выступление без ответа, и я уж собралась во всеуслышание поведать, что мне известно о технике ядомэ-дзюцу (отбивание стрел), но вовремя прикусила язык. Кто я такая, чтобы нарушать приказ учителя? И что с того, что приказ не был облечен в слова?

Быть может, вам покажется странным, что я проявила несвойственную мне покорность. Но ничего удивительного в том нет. В спортивном зале, где мы овладевали искусством рукопашного боя, и в тире, где нас учили метко стрелять, я не делила человечество на женщин и мужчин. Если в реальной жизни ни одному мужчине не позволила бы я приказывать, то когда речь заходила об отношениях учитель — ученик, мое мировоззрение кардинальным образом менялось.

Я хотела добиться многого. И если мне представился такой редкий, похожий на новогоднее волшебство, случай обучаться у настоящего виртуоза, то я просто обязана играть по его правилам. Тем более что справедливость требует признать: это были даже не его правила, а непреложные законы таинственного и загадочного мира, в котором он только и мог чувствовать себя полноценным человеком. И он сам следовал им неукоснительно.

Я заслужила уважение иэмото тем, что, желая учиться у него, разделила и его убеждения.

Что же до крохотного конфликта по поводу ядомэ, то через несколько дней Уэсуги принес на занятия несколько арбалетиков. В отличие от европейских аналогов они оказались маленькими, компактными, и их можно было легко удержать в одной руке.

Иэмото расставил пятерых курсантов полукругом и, наскоро обучив их пользоваться арбалетами, приказал стрелять в него так быстро, как они только смогут. Вообразите себе квадратные глаза наших доморощенных скептиков, когда они увидели, с какой ошеломительной легкостью японец перехватывает на лету короткие арбалетные стрелы и отбивает металлическим наручем те, которые перехватить не успел. В скобках отмечу, что не успевал он только изредка.

— Человек должен оставаться невредимым под ливнем стрел, — невозмутимо сообщил он, когда упражнение закончилось. — А попутно нам удалось выяснить, что стреляете вы из рук вон плохо. Вам нужно учиться стрелять не только из огнестрельного оружия, и не только из современного, а из любого, из какого придется.

Больше никто и никогда не высказывал сомнений по поводу его невероятного мастерства. Конечно, мы понимали, что нам подобных успехов уже не добиться — слишком поздно мы начали тренироваться (лет по двадцать пять каждый профукал). Да и не хватило бы нам, с нашим европейским образом мышления, выдержки и терпения, чтобы достичь подобной гармонии. И все же под чутким руководством Нобунага мы становились незаурядными бойцами.

* * *

КГБ при ближайшем рассмотрении оказался очень неоднородной структурой. Большую часть его сотрудников составляли программисты, психологи, аналитики, шифровальщики, переводчики, бухгалтеры и масса обычных клерков. Собственно, на них и лежала львиная доля работы. Силовиков было не так уж и много в процентном отношении. Их отбирали сразу и подготавливали по принципиально другой программе. Разумеется, я не говорю о пограничных войсках, которые хоть и считались официально войсками КГБ, особой роли в жизни ведомства не играли. Это было как жизнь на другой планете.

Наша группа готовилась для последующей отправки за рубеж. Постепенно выявлялись предпочтения каждого из курсантов. Вопреки широко распространенному мнению, из нас не готовили фанатиков и не расходовали человеческий материал попусту, слишком много времени и средств было вложено в его подготовку.

Хотя мы и не питали иллюзий. Мы действительно были «человеческим материалом» — и это вовсе не жестокость и чудовищно исковерканное мировосприятие. Это холодное и рассудочное деловое отношение. Эмоции и чувства исключались и не принимались в расчет. Тут недавно стали показывать сериал «Никита». Девяносто процентов того, что там напридумывали, — чепуха на постном масле, хоть и интересная чепуха. Но принцип работы этого загадочного отдела мне слишком хорошо знаком. Какой-то суррогат человеческих отношений, когда всем ясно, что человек не может по мановению волшебной палочки сделаться бесчувственным истуканом (тогда уж проще делать лоботомию), но и учитывать его интересы и потребности никто не собирается. Работа превыше всего.

При этом во время подготовки нас не нагружали идеологическими бреднями. Если и были вольнодумцы в Советском Союзе, а после в СНГ, то они сосредоточивались в соответствующей «конторе». Там никто всерьез не предполагал, что мы станем отдавать все и еще чуть-чуть исключительно ради торжества коммунизма и объединения пролетариев всех стран. Да и в мир во всем мире слабо верилось — слишком регулярно мы читали газеты и смотрели телевизор (преимущественно каналы СНН и Франс Интернасиональ). Надо же отчетливо представлять, что происходит на планете.

Часть моих сокурсников была отобрана для спецподготовки и последующей работы в экспериментальном отряде. В него же включили и ребят из других групп, показавших особые достижения в боевых искусствах. Новый проект носил название «Фудо-мёо», и одно это вызывало тревогу и опасения.

Фудо-мёо — божество непоколебимости, вечного покоя и постоянной готовности к сопротивлению. Это, конечно, верно. Но это также божество тех, кто в любую минуту готов умереть. И между борьбой за выживание и почетной смертью выберет, увы, последнее. Это какой-то нерусский подход к делу. Я имею в виду не японское происхождение божества, а абсолютную неготовность европейца взять и умереть с бухты-барахты в точно назначенный день, час и миг.

Русские особенно славятся своей неукротимой любовью к жизни. Тот, кто заставлял наших ребят играть в эту игру, заведомо собирался распорядиться их жизнями и судьбами по собственному усмотрению, а они об этом не знали.

Уэсуги постепенно переключился на тренировку отряда «Фудо-мёо» и остальным курсантам уделял не так уж много времени. Его все чаще и чаще заменяли другие инструкторы.

Но меня это уже не слишком волновало.

Уэсуги Нобунага принадлежал мне и душой, и телом.

* * *

Макс нервно барабанил тонкими длинными пальцами по гладкой столешнице.

— Куда идем мы с Пятачком, большой-большой секрет. И не расскажем мы о нем, о нет, и нет, и нет…

— Душераздирающее исполнение, — сообщил Игорь, прихлебывая коньяк. — Слушатели рыдают, тронутые до глубины души. И куда идем мы с Пятачком?

— На фиг, — вяло отреагировал подполковник Одинцов. — Свинья ты, Пятачок. Всю божественную жидкость вылакал самостоятельно.

— Не пыхти. Тебе тоже досталось.

— Я не пыхтю, я думу думаю.

— И есть какие-нибудь сдвиги или достижения, которые с натяжкой можно было бы назвать успехом?

— Сдвигов нет. Есть глубокая убежденность в том, что мне нужно повидаться с твоей Вероникой Валентиновной и задать ей несколько вопросов. Думаю, она должна знать, куда делся Нобунага, что произошло с отрядом «Фудо-мёо», почему я выжил и что вообще, черт возьми, творится?!

— А откуда такая уверенность в том, что она это все знает?

— Давай рассуждать логически, Ватсон. Во-первых, если бы она ничего не знала, тебе бы не платили дикие деньги, чтобы ее найти. Во-вторых, я не подозревал, конечно, что она близко знакома не только с Уэсуги, но и с твоим мистером Икс, но нужно учитывать, что я тогда был никто и ничто — курсант. Только доброе расположение Нобунага меня как-то выделяло из общей массы.

А этот седой джентльмен — из очень больших начальников. Во всяком случае, директор учебного центра при его появлении делал стойку на задних лапках и служил, преданно заглядывая в глаза. Что есть признак огромной власти, коей был облечен наш загадочный господин. И только рыжая красавица Ника может поведать тебе, за кем охотятся твои клиенты.

— Допустим, ты прав. Но почему она должна сказать нам правду? Я бы на ее месте опасался даже собственной тени.

— А мы выложим все карты на стол. Я склонен доверять ей и собираюсь играть по тем правилам, которые она предложит. Ну а если ошибемся, то по уши увязнем в дерьме. Но в таких делах риск неизбежен. В конечном итоге это часть и твоей, и моей профессии. И все-таки я надеюсь на то, что она вспомнит, как мы дружили, как нам было вместе весело и как я изливал ей душу после каждого неудачного романа. Кстати, она давала весьма мудрые советы, другое дело, что я никогда им не следовал…

Ты помнишь, как часто и упорно я твердил, что заплатил бы очень высокую цену за то, чтобы узнать правду. Случай представился. Более того, возможно, ее жизнь зависит от моего решения. Имею ли я право отступать?

— Нет, — вздохнул Игорь. — К тому же я обязан рассказать ей, что получилось в результате выполнения очередного рутинного заказа, и помочь, чем смогу.

— Решился все-таки?

— Куда деваться.

— А про этого, как его… Абессинова, станешь докладывать?

— Пока сомневаюсь. Не хотел бы выглядеть ревнивцем, который фискалит на удачливого соперника. Она же не слепая — видит, как он состоятелен.

— Я имею в виду не его деньги, а возможный род занятий.

— Так ведь за руку я его не хватал. Не уверен, что смогу предъявить что-то более серьезное, нежели смутные подозрения. Да бог с ним, главное — ввязаться в бой, а там видно будет, как говаривал Наполеон Бонапартович… Ты вот лучше скажи, шафером на свадьбе будешь?

— Если доживем, то ты просто от меня не отвертишься, — рассмеялся Макс, и кожа возле его носа собралась смешными морщинками. — Тут главное — невесту уговорить.

Когда он вот так смеялся, то ужасно походил на того третьеклассника, с которым Игорек Разумовский подрался в первый раз на школьном дворе.

— И еще, — продолжил Макс, внезапно становясь серьезным. — Может, ты и не понял, но для меня это вопрос жизни и смерти. Интуиция подсказывает, что если заново всплыла старая история, то очень скоро возьмутся и за твоего покорного слугу. Хотя бы для того, чтобы подчистить все «хвосты». Ты же знаешь, как в нашей конторе любят аккуратность…

Глава 11

Очень смешно, когда японец пытается говорить по-русски. Только тогда осознаешь, сколько слов с буквой «Л» есть в нашем языке. Японцы ведь вместо «л» произносят «р». Не дай вам бог услышать как-нибудь нежное признание «Я тебя рюбрю». Тут перед вами стоит сверхзадача: сохранить нежное и восторженное выражение лица и не рухнуть со смеху куда-нибудь под ложе любви.

В зале Уэсуги работал с переводчиком. Мы с ним говорили по-японски.

Язык хранит такие тайны человеческой души, какие невозможно представить умозрительно.

В японском языке нет слова «ложь». Оно им не нужно — ведь японцы никогда не лгут. Отсюда знаменитая недоговоренность японских стихов и картин, застывшее великолепие их храмов и маленькая вечность, спрятанная в карликовом деревце — бонсаи. Бонсаи живет бесконечно долго, это своеобразное обещание бессмертия. Европейской женщине нужно знать и помнить это, когда она слышит слова: «мои чувства к тебе — это карликовое деревце». Произведение искусства, которое никогда, по определению, нельзя завершить. Можно только бесконечно ухаживать. И он ухаживал терпеливо и нежно, и около него я расцветала, как диковинный цветок, нашедший наконец пристанище в этом мире.

Мы понимали друг друга без слов. Это был человек, которому не страшно доверить всю себя — от края и до края, не оставляя запасных аэродромов на крайний случай. С ним не могло возникнуть этого крайнего случая, ибо он умел слушать и никого не судил. Был предан, но не требовал взамен такой же преданности, был мастером, но не кичился этим, а лишь полагал себя обязанным учить тех, кто не столь умея. Он принимал на себя ответственность за все, он защищал и оберегал, — наверное, именно так выглядит настоящее, подлинное величие. Уэсуги Нобунага подарил мне совершенно иной мир, нежели тот, в котором я жила до него. Это нельзя передать на словах, потому что главным было молчание. Как изобразить молчание на бумаге? Оставить чистый лист?

У меня сохранилось только одно его письмо. Оно похоже на пересказанную фотографию, внезапно остановленное мгновение. Торопилось мгновение куда-то по своим делам, а один безумный японец поймал его за хвост, распластал на листке бумаги, засунул в конверт и отправил своей возлюбленной. Это ли не подвиг во имя любви?

Я перечитываю письмо Нобунага так же редко, как смотрю в холодные бледно-голубые глаза Жоржа на единственной сохранившейся у меня фотографии.

Жорж глядел в объектив фотоаппарата, а не на меня, и потому во взгляде его нет даже тени того прекрасного чувства, которым он столь щедро одаривал меня на протяжении многих лет. Уэсуги любил меня так неистово, что считал смешным писать об этом, — как передать на бумаге бесконечность? Прислать тонну пустых листов? Поэтому ни слов любви, ни любящего взгляда не осталось мне. Осталась прекрасная и светлая память. И все равно это гораздо больше того, на что может рассчитывать любой человек.

* * *

Только сегодня Даос осознал, каким непререкаемым авторитетом он пользуется в известных кругах, какой потенциальной властью обладает. Может, загадочный гость Координатора (которого Абессинов уже успел про себя окрестить «Алисой из Зазеркалья», для простоты сократив до «Алисы») и полагал, что он неуловим, но его инкогнито Владимир раскрыл за двенадцать часов. Недурной, согласитесь, результат. Однако обстоятельства, призванные прояснить ситуацию, только окончательно ее запутали.

Володя Абессинов полагал, что за свои тридцать с лишним лет — как-никак возраст Христа уже на носу — научился вполне сносно разбираться в людях и определять, на что они способны, а на что — нет. Милая Ника, безусловно, необычная барышня, он сознавал, что влюблен в нее по уши, а следовательно, необъективен, однако совершенно не мог представить себе, что может связывать ее, почти девочку, с такой могущественной и опасной организацией, как КГБ. Она была слишком мала в те времена, когда существовала фирма с таким названием, и, конечно, никак и никому не могла перейти дорогу. Грешным делом Володька полагал, что Ника оказалась не простым программистом, а крутым хакером и умыкнула у какой-то организации достаточно солидную сумму, чтобы побудить некое руководящее лицо к соответствующим репрессиям. Однако самая правдоподобная теория не подтвердилась. Оставалась еще вероятность, что подобным путем Ника добыла не деньги, а информацию о днях минувших. Но кого теперь интересует прошлое и что бы она стала с такой информацией делать? Шантажировать участников каких-либо событий? Невероятно. Она не относится к этой породе людей. Но даже если и относится, то технически осуществить подобную операцию в случае с «Алисой» крайне сложно, чтобы не сказать — вообще невыполнимо.

Клиент «Алиса» оказался в прошлом крупной шишкой КГБ, а ныне — преуспевающим бизнесменом Николаем Николаевичем Кольцовым. Имени никогда не менял, жил довольно открыто. Единственная мелочь — стал теперь не гражданином России, а подданным очаровательной страны, по имени Швеция, обладателем недурственного домика в швейцарских Альпах и нехилой хатки на каком-то из островов Карибского моря. Однако, чего сами не видели, о том не распространяемся.

И с чего бы это вдруг человек с такими возможностями, которому ничто и никто в России уже угрожать не может, вдруг засуетился, приехал лично на далекую Украину да еще и нанял киллера? Ответ напрашивался только один: что-то такое знает Ника и что-то такое у нее есть, ради чего «Алиса» не пожалеет ни сил, ни средств, дабы ее уничтожить.

Надо бы узнать у Ники, не служил ли ее отец сотрудником органов или вдруг дядя какой-нибудь подвизался в качестве человека с «чистыми руками и горячим сердцем»? И не был ли он, паче чаяния, борцом за справедливость, потомственным комиссаром и убежденным аскетом? Не разоблачал ли кого и не грозился ли вывести коррумпированное начальство на чистую воду? Не завещал ли потомству исполнить священный долг? Ибо современной науке и такие феномены известны. Тогда все с грехом пополам сходится, и останется уточнить детали, чтобы выработать план дальнейших действий. Хотя уже сейчас в общих чертах ясно, что нужно уносить ноги подальше от этого города и уезжать в страны с мягким и теплым климатом, где вместо сахарной свеклы произрастают бананы и где гораздо больше родных валют любят зеленые и хрустящие американские доллары. На первое время должно хватить того, что есть, а после — на месте разберемся.

Даосу везде работа найдется. Не исключено, что и лучше оплачиваемая. Он наизнанку вывернется, чтобы Ника ни в чем не нуждалась.

«Что это со мной?» — мелькнула шальная мысль. Но тут же и забылась. Беспокоило другое.

Как ни крути, а Володьке пора отправляться к своей даме сердца и убеждать Нику, что ему стало неким хитрым образом известно, что ее собираются убить. Не иначе как снизошло озарение и открылись экстрасенсорные способности. И вообще придется лгать и изворачиваться, но не признаваться же в том, что сам собирался оперативно прихлопнуть незнакомого человека, чтобы поскорее назначить следующее свидание. С одной стороны, это лестно девушке, с другой — хлопот не оберешься. Да и она имеет полное право ему уже не доверять и коситься «лиловым, влажным глазом».

Час от часу не легче, как вздыхает Вероника Валентиновна, когда ее что-то огорчает.

* * *

Я занималась тем, что с наслаждением распаковывала свежекупленные кожаные брюки, лиф и куртку. Шелестела и шуршала кульками и целлофаном, обстригала бирки и отковыривала наклейки. Денег такое удовольствие стоило целую кучу, и я старалась не думать о расходах, потому что заработать инфаркт, не успев все это великолепие как следует примерить, — настоящее кощунство. Я же говорила, что с горя возникает желание себя чем-то побаловать.

В поисках маленьких ножниц я забрела в комнату и обнаружила отсутствие телефона на привычном месте. Ну просто весь в меня. Оказывается, вчера, когда ушел Павел, я забыла вытащить его из кладовки — он надежно запакован в десять с хвостиком авосек и засунут на самую дальнюю полку. И утром тоже не вспомнила о его существовании. Так что ни Игорь, ни Владимир Ильич дозвониться до меня не могли при всем желании. Как ни странно, меня это даже порадовало. Пора собраться с мыслями и посидеть в тишине за вместительной чашечкой какого-нибудь алкоголя. В прошлый раз благое сие намерение завершилось знакомством с Владимиром Ильичом, а после и с Игорем, и мысли окончательно разбрелись. Но попробовать все-таки стоило. Что-то не складывалось, не состыковывалось у меня. Либо я чего-то не знала, либо в своих рассуждениях отталкивалась от ложной предпосылки.

Если меня настигло прошлое — как любят говорить американские кинозвезды на десятой минуте крутого триллера, стоя над остывающим трупом малознакомого человека, — то оно сделало это как-то неправильно. Мое прошлое очень солидное, основательное и шутить не любит. Все эти фигли-мигли с сообщениями в компьютере, телефонным хулиганством и злостным проникновением на территорию, являющуюся моей частной собственностью, ему не по чину. Слишком это несерьезно и попахивает дешевой опереточной угрозой. А моему прошлому попусту грозить не нужно — ему плевать, оно и так знает, что его боятся. А не бояться его могут только олигофрены на последней стадии дебилизма.

Только что смотрелась в зеркало и характерных признаков данного заболевания не обнаружила.

Но ощущение реальной опасности, чьего-то незримого присутствия (и я вовсе не о надоевшем крысообразном типусе), не покидало меня. В современном обществе это состояние принято называть излишней мнительностью, а в особо серьезных случаях — манией преследования и активно лечить.

Мой учитель называл это проявлением экстремального разума гоку-и. Я не волновалась и не подозревала, что меня кто-то ищет. Я просто знала. Не могу сказать, что сие знание доставляло мне радость или облегчение, но зато я приготовилась к любым неожиданностям. Впрочем, к ним я была готова всегда, но не зря же твердят, что надежда умирает последней. Мне так хотелось верить, что я действительно начала новую жизнь и отныне живу по другим законам.

Не вышло…

Ну и черт с ним!

А бояться бесполезно. Страх отнимает способность трезво мыслить и заставляет свою жертву совершать множество глупостей. Мне бы не хотелось так нелепо выглядеть. И потому я сижу и терпеливо жду, кто придет ко мне и что скажет. А уже тогда стану решать, как мне поступить.

Все проблемы решаем по мере поступления. Кто-то невыразимо далекий и почти забытый мною часто любил повторять эту фразу. Я не помню его лица, имени и голоса, а помню только слова. Согласитесь, странный способ существования в чьей-то памяти и мало кто на него не обидится.

Я со вкусом и обстоятельно нарядилась во все новенькое, сделала соблазнительный вечерний макияж, накрыла маленький столик в комнате всякими вкусностями (чтобы долго не возиться, их можно описать оптом как «поцелуй желудку») и откупорила бутылку коньяка «Мартель», которой в этом месяце как раз исполнилось девяносто четыре года. Я держала этот коньяк для особенного события, и мне кажется, что такое событие произошло.

Я вступила в такой период своей жизни, когда не уверена в том, что завтра для меня наступит. Соответственно я не уверена в том, что мне приведется выпить этот коньяк позже. Согласитесь, это совсем неплохой повод, чтобы со вкусом тяпнуть за свое драгоценное здоровье. Есть еще одна причина, по которой сегодня я имею полное право нализаться в зюзю: у меня день рождения. Скажу вам но секрету — мне тридцать четыре года. И вот уже много лет я отмечаю этот праздник в одиночестве.

Я зажгла свечи, выключила свет, налила коньяк в подогретый широкобедрый бокал, поставила любимую музыку, устроилась поудобнее и церемонно чокнулась со своим отражением в зеркале.

Ну конечно, в двери кто-то поскребся…

* * *

Если Игоря я и не ожидала увидеть, то все же не слишком удивилась его появлению. В конце концов, какие-то отношения между нами завязались, что бы я по этому поводу ни говорила. Но человек, стоящий рядом с ним, потряс меня своим вторжением в мою жизнь. Передо мной возвышался Максим Одинцов, мой бывший сокурсник и любимый ученик Уэсуги Нобунага, собственной персоной. И не в том дело, что он не имел права этой самой персоной возвышаться или производить иные разнообразные действия, а в том, что он погиб несколько лет назад вместе со своими товарищами из отряда «Фудо-мёо». Я верю в привидения. Но не в те, что приходят в гости со вполне живым спутником, букетом цветов, шампанским и тортиком и что от волнения идут красными пятнами.

Макс ничуть не изменился — только немного похудел и постарел. Но время не щадит никого. Это я знаю, как никто другой, потому что редко кто и ведет такую отчаянную войну со стремительно идущими годами.

— Как была красавица, так и осталась. Как будто вчера виделись на занятиях и не прошло столько лет, — негромко проговорил он, делая шаг мне навстречу.

— Здравствуй, Макс, — прошептала я.

— Здравствуй, Лерка, — выдохнул он и крепко-крепко меня обнял.

Его серый пиджак, как и когда-то давно, пах сладким одеколоном и сладковато-горьким табаком. Макс всегда много курил. Я тоже обняла его и — все-таки ненормальное существо человек — все время думала, куда приткнуть бокал с коньяком…

Глава 12

Вероятно, деньги всегда были мерилом всех вещей для значительной части населения планеты. Но никогда я не чувствовала это так остро, как в тот период разброда и смуты.

Впрочем, и смута, и разброд, и кровавые трагедии не новость для России. Таких периодов в ней приходится по нескольку на столетие, и каждое поколение успевает пожить в «интересное время». (Есть такое знаменитое китайское проклятие: «Чтоб тебе родиться в интересное время!»)

Не успел Ельцин спрыгнуть с танка, как самые сообразительные просекли, что прошлого не вернуть, но это не значит, что будущее не открывает новые неохватные перспективы. Из России и республик бывшего Союза на Запад хлынул золотой поток. Не утверждаю, что он не струился в том же направлении и прежде, однако величины явно несопоставимы. Говорят, что мы всегда страдали гигантоманией: у нас строили самые большие в мире заводы, электростанции, вертолеты и корабли. И даже микрокалькуляторы у нас были самые крупные в мире. Полагаю, что в стремлении вывезти из страны все и еще чуточку больше наша гигантомания выразилась особенно ярко. В полной мере этот процесс я не осознаю и сейчас, и именно неосознание позволяет сохранять рассудок. Руководящие лица стали остро нуждаться в надежных и многажды проверенных людях, которым можно бы доверить то, что умыкнули у государства. Насколько я понимаю, самой распространенной оказалась ситуация по сценарию — «вор у вора дубинку украл». И «все это было бы смешно, когда бы не было так грустно».

Профессиональные, прекрасно обученные, тренированные бойцы охраняли золотые караваны. Кто-то вовсю торговал оружием, кто-то — драгоценностями, антиквариатом, произведениями искусства (говорят, нечто подобное наблюдалось в двадцатые годы). Кто-то вывозил платину, иридий, ртуть, уран и плутоний. И каждому из власть имущих требовалась небольшая армия.

К тому времени Уэсуги уже подготовил отряд «Фудо-мёо» для самостоятельных операций. Бойцы там собрались на подбор, но особенно японец выделял Макса Одинцова — вечно улыбающегося, неунывающего крепыша.

У нас с Максом сложились вполне дружеские отношения, подкреплявшиеся тем, что он восхищался Нобунага и уже одним этим был мил и любезен моему сердцу. Пожалуй, Макс — единственный человек, который находился в курсе моих сердечных дел. В ответ он регулярно посвящал меня в подробности каждого своего нового романа, что гарантировало постоянное поступление свеженьких новостей с любовного фронта. Именно он представлялся мне тем настоящим другом, с которым суждено долгое будущее и на которого можно будет положиться даже много лет спустя. И именно о нем я более всего беспокоилась, когда стало известно, что отряд «Фудо-мёо» отправляется в загранкомандировку со спецзаданием. Так именно нам и сказали, будто спецотряд мог отправляться куда-либо с целью поправить пошатнувшееся здоровье, подзагореть малость или полюбоваться тамошними достопримечательностями. Это был безумненький период моей жизни.

Жорж отсутствовал около полугода. За этот срок внутри меня успело образоваться некое пространство пустоты. Любовь уже не могла заполнить его целиком, потому что одно дело ждать мужа с войны, а другое — бесконечно встречать и сразу же провожать на какой-то бессмысленный подвиг во имя черт знает чего. Если бы в свое время Жорж не предложил мне работать в органах, если бы я питала хоть какие-нибудь иллюзии, полагая его кем-то вроде Штирлица… Возможно, было бы значительно легче прощать ему мое постоянное одиночество, тоску и горькие мысли о том, что вот сейчас, именно в эту минуту, с ним может что-то случиться, а я даже не заподозрю о беде.

Некогда именно я не хотела оформлять наши отношения официально, полагая, что это может серьезно отразиться на карьере любимого мужчины. Именно я не считала и до сих пор не считаю штамп в паспорте гарантией того, что супружеский союз окажется крепким и долгим. Но теперь мне постоянно приходило на ум, что в случае чего даже не мне вручат небольшой листок с извещением о гибели при исполнении служебных обязанностей. Или о смерти от инфаркта миокарда (такие повестки вручали значительно чаще). По-моему, почти все сотрудники, независимо от возраста и состояния здоровья, умирали от «внезапного сердечного приступа».

Пространство пустоты — страшная штука. Постепенно оно высасывает душу, и однажды обнаруживаешь, что тебе даже лень думать о плохом. Это своеобразная защитная реакция организма на постоянную боль, и вполне отдаешь себе отчет, что происходит на самом деле, но это не имеет уже никакого значения.

Пока Жорж жил в городе, я уходила из учебного центра на ночь домой. Наверняка кто-то догадывался о наших отношениях, однако это не стало бы причиной столь лояльного ко мне отношения. Просто пришло распоряжение сверху — курсантку такую-то отпускать. И выполняли не задумываясь. Последние же полгода я не видела смысла ездить на другой конец света в пустую квартиру, чтобы еще острее ощущать свое одиночество.

Официально я занимала крохотную комнатку (как, впрочем, и все остальные), больше похожую на чистенькую и благоустроенную келью. На самом деле спустя пару месяцев я переселилась в апартаменты Уэсуги Нобунага.

Похоже, невозмутимый японец и сам не подозревал в себе такую бурю чувств. Я обрушилась на его многострадальную голову, как водопад — так же стремительно и так же ошеломляюще. Иногда мне становилось его жаль. Я люблю вспоминать, как все начиналось…

Он часто занимался со мной индивидуально, но все же долгое время это были именно занятия, а не что-либо другое. Мы могли часами сидеть напротив друг друга и молчать. И поскольку я умела ждать, то в результате получала в качестве награды за терпение либо отрывок из «Сокрытого в листве», либо песню из «Падения дома Тайра», либо кусок главы из «Сказания о Ёсицунэ», либо шелестящее стихотворение великого Басё. Уэсуги оказался настоящим кладезем всякой премудрости, и потому в принципе было невозможно угадать, чем он может порадовать меня в следующий раз.

Но что бы ни рассказывал, он всегда удивлял, хотя бы потому, что потомок гордых даймё видел жизнь совершенно иначе, чем я с моими европейскими привычками и предрассудками. С другой стороны, ему было очень интересно услышать мою точку зрения о каком-либо периоде истории Японии. И однажды мы шесть часов подряд дискутировали на тему вторжения татаро-монголов под предводительством Хубилая на остров Кюсю. Уэсуги наверняка льстило, что я знала имена великих самураев прошлого — Ягю Дзюбея, Кусуноки Массасигэ, Цукахара Бокудэна и иже с ними, — как своих родственников. Допускаю даже, что я стала для него своеобразной, хотя и странной, частичкой любимого отечества. Однажды, когда мы вот так же запальчиво рассуждали о поэзии хокку, он внезапно и совершенно некстати произнес: «Мое будущее — здесь и сейчас»*. И стал целовать меня как сумасшедший. Впрочем, не буду кривить душой — я тоже вела себя абсолютно безумно.


* Надпись в монастыре Дайтокудзи — «Мое будущее — здесь и сейчас».


В тот день мы стали мужем и женой и поклялись не расставаться до конца жизни.

Это очень опрометчивые клятвы, и кому-кому, а нам-то уж положено бы знать, что завистливые боги не любят, когда люди пытаются сами определить свою судьбу.

«Будущее здесь и сейчас? — спросил кто-то там, наверху. — До конца жизни? — ухмыльнулся недоверчиво. — Что ж, будь по-вашему!»

Увы. Мы его не слышали. Как, впрочем, и остальные смертные.

Зачем меня понесло на Садовое кольцо на ночь глядя? Теперь уже и не вспомню. Наверняка могу сказать, что понадобилась какая-то мелочь, пустяк, чепуховина, без которой я вполне могла обойтись еще добрую сотню лет. Но все мы крепки задним умом.

Уэсуги очень не хотел меня отпускать, словно что-то предчувствовал, и все время предлагал подождать до завтрашнего полудня. У него намечалось несколько свободных часов, и он мог отвезти меня туда и обратно. Но на эти свободные часы, выпадавшие в последнее время так редко, у меня имелись абсолютно другие, до некоторой степени грандиозные планы.

Словом, далеко за полночь я покончила со всеми домашними делами и собиралась поймать машину, чтобы вернуться в Центр. Пустые улицы не пугали меня: во-первых, света вполне достаточно, а во-вторых, в моем опыте отсутствовал тот компонент, который бы подтолкнул меня к тревожным размышлениям. Я была чересчур самоуверенна и к тому же не сталкивалась с людьми, которые хотели бы причинить мне серьезный вред. Что касается мужчин, то, разумеется, я знала и о маньяках, и о грабителях, насильниках и убийцах — но только теоретически. А на самом деле всех мужчин полагала джентльменами. Уж так мне в жизни повезло.

Поэтому когда из темной подворотни вышли двое парней и направились ко мне не слишком твердым шагом, я не придала этому особенного значения и не испугалась. И только удивилась, когда один из них больно выкрутил мне руку, а второй схватил сзади за шею и крепко зажал ладонью рот.

Драться на улице не хотелось. Звать на помощь и беспомощно брыкаться — тоже. Я предполагала, что легко решу этот вопрос самостоятельно. И это стало серьезной ошибкой, потому что там, в темноте, сшивалось еще несколько не совсем вменяемых особей противоположного пола.

Это совсем неинтересная история, и мне вовсе не хочется излагать ее в подробностях. Скажу только, что оказалась уже достаточно хорошо натаскана Уэсуги, чтобы они могли меня изнасиловать, но вовсе не настолько опытным бойцом, чтобы выйти из этой ситуации без потерь. Когда уже под утро я все-таки явилась пред светлые (хотя и черные) очи своего возлюбленного, даже он, невозмутимый как Будда Амитада, потерял дар речи. Более всего его потрясла, как он сам после признавался, моя торжествующая улыбка.

А я на самом деле радовалась, что прошла боевое крещение, что извозила мордой по асфальту пять или шесть сволочей и надолго отбила у них охоту приставать к беззащитным и хрупким девушкам. Пара-тройка сломанных ребер и энное количество стремительно чернеющих кровоподтеков не представлялись мне такой уж высокой ценой за полученное удовольствие. Видимо, я всегда была немного ненормальной. Я бы очень быстро забыла о неприятном инциденте, если бы не последующие дни. Невозможно не помнить легкие, почти невесомые, как опадающие лепестки сакуры, нежные прикосновения рук любимого, его бережные ласки, его заботу. Уэсуги ухаживал за мной как за ребенком. Сам делал мне перевязки, массаж, поил какими-то пряными и горькими отварами и проводил со мной каждую свободную минуту, опасаясь, что у меня случится нервный срыв. К его облегчению, я все перенесла довольно легко и кошмары мне не снились.

Я очень быстро встала на ноги, и тогда Нобунага объявил, что мне нужно учиться драться всерьез, если я хочу жить, и что он собирается открыть мне тайные традиции воинского искусства своего клана — так называемое мицудэн. Это величайшая честь и самое необычное признание в вечной и преданной любви на протяжении всей моей биографии. Правда, это стало и одной из самых серьезных бед на мою несчастную голову. Потому что обучение оказалось всем муштрам муштра. Брр-рр… Параллельно с описываемыми событиями я сдавала экзамены и зачеты, писала какие-то работы, ковырялась в сложных механизмах и даже успела поразить преподавателей выдающимися успехами — стреляйте, не помню, в какой именно области. Это мне представлялось уже суетой сует и ловлей блох. Весь мир сосредоточился для меня на Уэсуги Нобунага. Я была предана ему больше, чем Жоржу, любила его безумнее и неистовее еще и потому, что испытывала острое чувство вины за то, что не могу отречься от предыдущего возлюбленного, не могу и, хуже того, не хочу порвать с ним окончательно.

Я наверняка знала, что уеду в Японию с Уэсуги, но не могла не понимать, что, как бы страстно ни любила эту прекрасную и необычную страну, не смогу жить по ее неписаным законам всегда. В качестве супруги Нобунага я перестану быть европейской женщиной, и мне никто не захочет прощать те промахи, которые скрепя сердце прощают чужакам. Я никогда не стану в Стране восходящего солнца настолько своей, чтобы Нобунага чувствовал себя счастливым. Правда, я честно собиралась попробовать. Между мной и Японией стоял только Жорж. Но как оставить его одного в момент, когда он уже потерял надежду на будущее и страну, в которой родился и вырос, я не представляла.

* * *

Они застыли как изваяния и стояли так долго, что Разумовский ощутил болезненный укол ревности. Макс не предупреждал его, что собирается, как клещ, вцепиться в Нику и не отрываться от нее. К тому же он довольно глупо ощущал себя в тесном коридорчике, нагруженный шампанским, цветами и тортом. «Мы чужие на этом празднике жизни», — говорил в таких случаях великий комбинатор. Пора было напомнить о своем присутствии.

— У тебя никто не брал трубку всю ночь и весь день! — выпалил Игорь.

— То есть ты хочешь сказать, что звонил мне сутки напролет? — ужаснулась Ника, наконец отрываясь от Одинцова.

Игорю показалось, что старый друг нехотя разомкнул объятия.

— С перерывами на кормление и разговоры с Максом, — уточнил он. — Так же и рехнуться можно от волнения. Совесть у некоторых есть?

— Остались остатки, мешают работать, — машинально ответила она.

Макс радостно заржал.

— Ты чего? — забеспокоился Игорь.

— Хорошо-то как! Словно на десять лет назад вернулся. Это же Леркина любимая присказка.

— Ну, у меня любимых присказок вагон и маленькая тележка, — улыбнулась Ника. — Странно, что ты все это помнишь.

— Мне и самому странно, — признался Макс.

— Никак не могу привыкнуть, что он зовет тебя Леркой, а не Никой, — смущенно вставил Игорь. — Трудно будет переучиваться, так что не обращай внимания и не обижайся, если я первое время стану ошибаться.

— И думать не моги! Я теперь есть и останусь Вероникой Валентиновной Казанской, так что это Максу предстоит переучиваться. А кем я была, существенного значения не имеет.

— Если бы… — печально взглянул на нее Одинцов.

Она поняла его с полуслова:

— Что, завертелась карусель?

— Даже не знаю, с чего начинать.

— Начни с себя, Макс. Я ведь была уверена, что ты погиб тогда вместе с остальными. Там, в Аргентине.

— Ты знала, где мы были?!!

— Когда вас отправляли, конечно, не знала. А когда стало известно, что вас… что вы… — Она сморгнула пушистыми ресницами и с некоторым изумлением произнесла: — Черт, кажется, я стала сентиментальной на старости лет. Словом, ты меня понимаешь. Так вот, когда все это произошло, Уэсуги непременно хотел выяснить, как могло статься, что прекрасно подготовленные ребята, не олухи, не новички зеленые, да еще с Петром Великим во главе, полегли поголовно. Он ведь считал виноватым себя. И я попросила Криса, чтобы он покопался в файлах и сунул нос куда следует.

Ты не смотри на меня безумными глазами, я его честно предупредила, какой это бешеный риск. Но Крис даже глазом не моргнул, когда соглашался. По-моему, к тому времени его окончательно достали наши беспорядки.

— И тебе известно, что случилось? — спросил Макс, белея на глазах.

— А тебе? — Ее голос отчего-то стал жестким и шершавым, словно наждачная бумага.

— Я уверен, что нас подставили. Но кто, зачем, почему? Я полтора года провалялся в госпитале. Очень многого не помню. Игореша со мной возился как с младенцем… — Он растерянно развел руками. — Ты, наверное, уже догадалась, что господин Разумовский и есть тот самый мой школьный, товарищ, с которым мы пытались удрать в пираты.! Помнишь, я тебе как-то рассказывал?

— Рассказывал. И не раз, — ответила она, обращаясь почему-то к Игорю. — Он очень много о тебе рассказывал, и очень тепло. Теперь я понимаю почему.

— Ты будто и не удивлена тем, что мы заново познакомились, — с некоторой даже обидой протянул Макс.

— А чему тут удивляться? Я всегда говорила, что Киев — это очень маленькая деревня. Все всех знают.

* * *

Они сидели в комнате, по-прежнему освещаемой только светом пяти свечей. Пахло теплым воском, сладким кремом, коньяком и — едва уловимо розами. По стенам метались лохматые испуганные тени. Ника встала со своего места, подошла к креслу, в котором сидел сгорбленный Макс, обняла его за плечи, поцеловала в висок.

— Бедный, бедный мой мальчик.

И столько боли слышалось в ее голосе, что Игорь внезапно подумал, что он совершенно не хочет знать, что же там происходило — в этой далекой Аргентине, не хочет, чтобы еще раз переживали боль и горе самые близкие его люди. Он просто хочет схватить Нику в охапку, обнять, защитить от всего — в том числе и от страшного прошлого. И увезти ее куда-нибудь далеко-далеко.

Подполковник Одинцов первым нарушил воцарившуюся тишину.

— Ты мне скажи, почему ты не уехала с Уэсуги? И вообще, как он, что с ним? Он хотя бы тебе пишет?

Она улыбнулась. Улыбкой ясной и светлой, и Разумовский немного позавидовал японцу, при воспоминании о котором его Ника так улыбалась. И еще успел подумать, что, наверное, они вместе, они счастливы — а то, что он об этом не знает, так он вообще о ней ничего не знает, даже настоящего имени, как выяснилось.

Они с Максом всегда работали на одной волне. Игорь вообще был убежден, что близкие люди мыслят одну и ту же мысль в одно и то же время, а если нет, то это не близкие люди. И поэтому Макс вслух проговорил:

— Вы ведь до сих пор вместе?

Она утвердительно кивнула, продолжая улыбаться все так же безмятежно и спокойно. И после короткой паузы мягко-мягко сказала:

— Нобунага погиб. Почти сразу после вас.

* * *

Уэсуги считал, что ему до всего есть дело. Во всяком случае до того, к чему он приложил свою руку. Он не мог ни с того ни с сего забыть своих учеников. Не следует наивно полагать, что кодекс буси заставляет самурая слепо выполнять самые глупые приказы правителя. Вовсе нет. Чтобы заслужить такую верность и преданность, господин должен быть личностью незаурядной и отличаться храбростью, умом и многими иными качествами.

Поэтому Нобунага не считал высшей воинской доблестью — пасть в чужой стране, под чужим небом, исполняя нелепый приказ. С его точки зрения, распорядиться бойцами отряда «Фудо-мёо» таким страшным образом, погубить всех ни за что — предательство и преступление. И это соответствовало действительности.

О гибели ребят стало известно только благодаря Крису. Официально-то они убыли в долгосрочную командировку, и любого, кто интересовался целью и местом их назначения, могли обвинить чуть ли не в шпионаже. И даже если бы удалось открутиться от серьезных разборок, то строгое взыскание за несоблюдение дисциплины было гарантировано. И еще следовало молиться всем богам, что дешево отделался.

Что вызвало у нас подозрения, сейчас я уже сказать не могу. Однако Крис первым проявил инициативу — и тут же столкнулся с «сюрпризом».

— Представляешь, — возбужденно говорил он, кругами выгуливая меня по какому-то лысому скверику, потому что помещений мы рефлекторно опасались, — представляешь, их всех списали в тот же день. Это как же?

— Обычные ведомственные игры, — утешала его я. Но уже понимала, что какие там игры? При нынешнем беспределе это может значить только одно — пешки из игры выбыли. Но отчего?

— Я проследил их маршрут, — нервно ломал пальцы Крис. — В это же время в том же самом районе должен был следовать строго засекреченный караван с нехилой охраной. Улавливаешь?

— Золото?

— Ну и всякая прочая дребедень. Основательно кто-то готовится к выезду, барахла там всякого — жуть. Я посмотрел файлы охранников секретного каравана. Ну угадай, угадай, что с ними!

— Неужели все стерты?

— Правильно. Другое дело, что ваши клерки ничего как следует уничтожить не могут. Железо забито секретными сведениями, — зло усмехнулся хакер.

Я еще никогда не видела у него такого выражения лица. Он у меня, вероятно, тоже.

— Один умный человек как-то сравнил бюрократическую систему России и Германии. «В Германии приказ, данный сверху, идет вниз до последней инстанции, которая его осуществляет. В России же ниспосланный сверху приказ спускается вниз, доходит до последней инстанции, а инстанция идет к бабе», — процитировала я.

— Здорово, — восхитился американец, не раз носом упиравшийся именно в означенную проблему. Внезапно он взял меня за плечи и развернул лицом к себе:

— Послушай, тебе не хочется их наказать?

— Хочется, только я еще не знаю как. И не знаю, реально ли это.

Это только в голливудских триллерах одиночка может перелопатить систему и перетряхнуть ее старые тряпки. А у нас — система лагерей, тюрем и страх, засевший в подкорке на генном уровне.

— У тебя тоже страх? — очень серьезно спросил он.

— Тоже, — честно призналась я. — И не столько страх за себя, сколько страх, который я испытываю при осознании собственной слабости и беспомощности. А еще страх за близких людей.

— Но ведь демократия… — растерялся Крис.

— Раньше было гораздо хуже.

— Не представляю.

— Это огромное счастье, Крис, что ты не представляешь и не можешь себе представить.

— Валери… — Он почему-то называл меня всегда на французский лад, Валери, с ударением на последний слог. — Я должен сказать тебе кое-что еще. Но я не знаю как. Может, я стал слишком подозрительным — воздух России к этому располагает, только мне кажется, что Нобунага тоже перестал быть нужным. Во всяком случае, есть кто-то, кто в этом уверен.

— Глупости! — возмутилась я, холодея. — Кто станет резать курицу, несущую золотые яйца? Им же еще не раз и не два придется готовить пушечное мясо. Да, я не верю в борьбу за идеи, но хотя бы воровать это клятое золото кому-то придется!

— Вообрази, Валери, что один человек уже нагреб столько, что теперь ему нужно только сделать себе чистую биографию. Чтобы не осталось никого, кроме Бога, спросить за грехи.

— Мне кажется, в этом случае Богу нужно помочь, — предложила я.

— Согласен. — И Крис аккуратно сжал мою ладонь в своей медвежьей лапище. Он был большой и толстый, уютный, как плюшевый бурый мишка в натуральную величину.

Удивительный он человек: не от мира сего, весь в своих программах, чипах, сайтах, файлах. Не понимал и не принимал нашу действительность и ненавидел сталкиваться с ней за пределами Центра, терпеть не мог политику и только благодаря Интернету знал, кто сейчас президентом в США и в России — да и то случайно. Тем благороднее и отважнее представляется он мне. Не каждый может жертвовать собой во имя чужих, незнакомых и непонятных. Светлая ему память.

Уже на следующий день Крис принес в клюве массу свежих новостей. И мы с Уэсуги знали, кто подставил ребят, охранявших золотой караван, кто предал отряд «Фудо-мёо» и кто является самым опасным для нас. Главных виновников было двое. И самое противное, что оба работали заместителями Жоржа. Пока его носило черт знает где (Летучий Голландец, блин!), эти два жирных сурка гребли под себя все, что плохо лежало. Потом им показалось мало, они решили прокрутить дельце посолиднее и потянулись лапками к тому, что лежало очень хорошо. Они торопились, и в чем-то я их понимала. Кажется, Жорж должен был вернуться со дня на день, и если бы он проведал об этой кровавой авантюре, то его коллеги пожалели бы, что родились на свет. Георгий Александрович и сам по себе человек жестокий, а уж когда обстоятельства не требовали сдержанности и мягкости, небесам становилось жарко.

Впрочем, речь шла о таких деньгах, что никакой страх не мог удержать от отчаянного шага тех, кто полагал богатство высшим счастьем и высшим достижением человека на жизненном пути.

* * *

Той ночью мне приснился ужасный и великолепный сон. Ошеломительно красивый, и я вовсе не считала его кошмаром вплоть до того момента, когда он сбылся самым невероятным образом.

Мне снился Уэсуги Нобунага в традиционном боевом облачении, с замысловатым гербом своего рода на ослепительно белом хаори*, в тяжелом рогатом шлеме, делавшем его тонкое величественное лицо непривычно свирепым. Он шел куда-то вдаль, не оборачиваясь, не оглядываясь на меня, и вокруг него вставали огненные валы. Оранжевые всполохи метались по белым доспехам, лизали сверкающий обнаженный клинок, обвивали его шелковым жарким плащом, а потом внезапно в стене пламени распахнулось голубое окно неба. Там танцевали неясные серебристые тени, и звучала торжественная музыка. Нобунага медленно повернул голову, и его лицо оказалось неожиданно близко. Губы шевельнулись, но слов я не слышала. Он посмотрел мне в глаза ласково и печально и немного виновато, а потом решительно шагнул в этот открывшийся колодец неба и исчез.


* Xаори — верхняя накидка с широкими рукавами и гербом в костюме самурая.


Утром мой возлюбленный был бережнее и нежнее, чем обычно. Мы не вставали с постели очень долго, наплевав и на расписание, и на грядущие неприятности — а нам обоим наверняка грозило какое-то взыскание за такие фортели. Но мы не могли оторваться друг от друга и даже не заговаривали о том, что надо торопиться. Наконец, после полудня, стали нехотя собираться. Помню, что меня еще удивило, что никто не прислал дежурного осведомиться о том, что за безобразия творятся в серьезном ведомстве и почему инструктор так явно манкирует своими обязанностями. Все словно забыли о нас, и нам достался бесценный дар. Будто мы выпали из этого пространства и этого времени.

Уэсуги должен был ехать на Лубянку. Предстояла традиционная еженедельная поездка с докладом о занятиях, с подведением итогов и составлением новых планов. Ничего необычного от нее не ожидалось. Мы были печальны. Расставаться не хотелось и казалось немыслимым. Выходя из комнаты, Уэсуги внезапно обнял меня и поцеловал длинным поцелуем, у которого оказался горьковато-соленый привкус. Я долго потом пыталась вспомнить, что же это за вкус, пока однажды не сообразила, что это больше всего похоже на слезы.

— Это тебе, — прошептал мой возлюбленный, кивнув в сторону низенького журнального столика, на котором лежал длинный плотный сверток, упакованный в темно-вишневый шелк с серебряными цветами сливы.

— Что это?

— Самое дорогое, что может мужчина оставить единственной женщине в своей жизни, — ответил Уэсуги. — Посмотришь потом. Хорошо?

Он вышел в коридор, а я, повинуясь внезапному порыву, выскочила следом. Его широкая спина в белой куртке с каким-то замысловатым рисунком стремительно удалялась, а я стояла, и сердце предательски выпрыгивало из груди. Он открыл входные двери, проем представился блекло-голубым прямоугольником, и показалось, будто в конце длинного коридора распахнули окно в чистое холодное осеннее небо. И тогда острой болью пронзило понимание того, что мы видимся в последний раз. Что сейчас он уйдет в это омерзительно бледное голубое окно и небо примет его и уже никогда не отпустит, потому что таких, как он, не отпускают даже на равнодушных небесах.

Надо было кричать!

Надо было звать его по имени, вопить, визжать, требовать помощи.

И он не смог бы не вернуться.

Конечно, надо было кричать. Может, он и ждал от меня именно этого поступка. Ведь он-то наверняка все знал тем страшным утром, но не мог поступить иначе, и только я имела ничтожный шанс вмешаться в судьбу. Но я этим шансом не воспользовалась.

Я просто рванула следом за ним, но никто не умел двигаться так легко и быстро, как Уэсуги. Я бежала, спотыкаясь, голова кружилась, совершенно некстати подступила дурнота. Впервые в жизни я ощутила, что такое обморок, и на какие-то доли секунды потеряла сознание. Мир стремительно сузился до крохотной точки, а когда я сумела взять себя в руки, то Нобунага уже вышел на улицу.

* * *

Я подбежала к выходу в тот миг, когда он захлопнул дверцы машины. И через мучительно долгое мгновение машина с оглушительным грохотом превратилась в оранжевый шар. Огонь походил на гигантскую лохматую хризантему, и ее бесчисленные багровые, алые и золотые жалящие лепестки падали на тело моего возлюбленного, на его смоляные волосы и прекрасное лицо. Я не видела — я знала это. Но ему уже не было больно — и это я знала тоже.

Глава 13

Безнадежность и отчаяние удушливо пахнут паленой резиной и сгоревшим пластиком. Тоска — это жирная гарь.

Я, как водяное растение, ритмично покачивалась в дверях учебного корпуса и не находила в себе сил ни уйти, ни подойти поближе к дымящейся горячей груде искореженного железа. Со всех сторон бежали люди, кто-то кричал, кто-то толкал меня: ведь я стояла у них на пути. Меня пихали в спину, отшвыривали, чтобы не мешала, но я — совершенно отчетливо помню это невозможное состояние — ощущала свое тело как ватный матрасик. Ни боли, ни ударов, только глухие толчки. Будто бы кто-то милосердный сделал мне анестезию, и эта немота и глухота распространялись и на душу.

Словно выключили свет, комната опустела, и душа моя обиженно ушла куда-то, оставив меня здесь. Впрочем, даже это мне было безразлично. И только где-то далеко, как у подножия горы, на вершину которой меня занесло ледяным ветром неосознанной до конца потери, родилась острая режущая боль. Я не могла точно сказать, что у меня болит; я даже не могла утверждать, что болит это у меня, но ощущения становились все более непереносимыми и жестокими. Эта боль и вырвала меня из того черного засасывающего провала, куда я медленно опускалась. Думаю, я начинала сходить с ума, но там, наверху, видимо, решили, что с меня еще недостаточно. Надо сказать, что способ, которым меня привели в память, оказался не менее иезуитским, нежели тот, которым эту память попытались отнять.

Сын Уэсуги умер почти одновременно со своим отцом. Во всяком случае, я почему-то думаю, что это был именно сын. С теми же черными глазами и янтарной кожей, смоляными волосами и плечами, развернутыми, как крылья перед полетом. Это ему бы достался тот сверток в вишневом шелке. Я даже знала, что его звали бы Уэсуги Сингэн. Он мог бы со временем стать таким же удивительным человеком, и я бы гордилась им и любила его за двоих. Но этого не случилось.

А может быть, думаю я теперь, тот, принявший это дикое решение, не был так уж не прав. Что ждало бы сына Нобунага в нашей стране и в то время? Я бы не смогла увезти его на родину, в Японию, к медно-красным кленам, холодному серому морю, деревянным храмам с золотыми коньками на крышах, голубым и зеленым рисовым полям и буйному цветению бело-розовых сакур. Мне бы просто не позволили это сделать. Все случилось именно так, как должно было случиться. Но это теперь я могу рассуждать отвлеченно и логично. По той простой причине, что место, которое должно было бы разрываться от боли и горя, давно уже умерло.

Какая-то часть моей души взорвалась тем страшным днем и разлетелась на клочки. Они падали на любимое лицо Уэсуги вместе с жалящими лепестками огненной хризантемы и корчились в пламени вместе с ним. Именно после того я перестала всерьез воспринимать смерть: кем бы ты ни был, а умереть дважды невозможно. Словом, свою смерть я тоже как-то пережила.

Меня даже пригласили на похороны.

* * *

Тем самым мне тонко намекали на то, что знают о моих отношениях с опальным инструктором и что я вполне могу стать следующим человеком, которому попадется такая неудачная машина. В принципе могла быть и не машина, а несвежая пища или какая-нибудь потрясающая новость, которой не выдержало бы сердце даже такого здоровяка, как Уэсуги. Да и сердце у него вполне могло оказаться слабеньким, просто он умело это скрывал. Или там рак бы обнаружился. Наше ведомство могло все. И способ, которым устранили Нобунага, говорил о том, что люди эти торопились. Еще я была уверена, что они либо не боялись лишней шумихи, либо просто не имели возможности совершить убийство тихо и незаметно. Я склонялась ко второму варианту.

Хорошо, что я уже умерла. Поэтому когда гроб с останками того, что было великолепным телом моего возлюбленного, после краткой церемонии прощания двинулся в гудящую и ревущую печь крематория (вот и еще ухмылка судьбы — ему пришлось проходить через этот оранжевый шквал пламени дважды), я даже бровью не повела. Нобунага одобрил бы меня. Наша любовь и наше горе — это действительно наши с ним дела. И посторонние тут не в счет.

За моей спиной кто-то всхлипнул. Я обернулась и увидела Криса. Он стоял, такой большой и толстый мишка с заплаканными глазами, и мне сделалось его безумно жаль.

— Надо поговорить, — шепнул он мне на ухо. Я даже не кивнула. За нами наблюдали. Слишком пристально, даже пристальнее, чем следовало бы наблюдать за неофициальной вдовой безвременно покинувшего сей мир чужестранца.

* * *

То, что раскопал Крис, поражало воображение. Уж я-то думала, что больше никогда и ничему не стану удивляться, но даже сквозь плотную вату моего равнодушия пробился тоненький лучик изумления: неужели ради денег можно пойти на такую подлость?

— Ради таких денег можно, — кивнул Крис. И прибавил виновато: — Я так думаю.

Воспользовавшись отсутствием своего непосредственного начальника (ох, как я негодовала в эту минуту: вместо того чтобы смотреть, что делается под носом, Жоржа носит где попало), два его зама, как теперь сказали бы — сладкая парочка, обстряпали одно очень выгодное дело. Не знаю, было ли то золото партии, о котором всякой уважающей себя газете казалось просто неприлично не напечатать хотя бы с десяток статей; или это личные накопления какого-то из очень руководящих товарищей. Или просто деньги на покупку чего-нибудь важного для страны, что так и не дошли до места назначения, — какая, в сущности, разница? Главное, что Николай Николаевич Кольцов и Сергей Александрович Злотников, высшие чины КГБ между прочим, осуществляли операцию по проводу большого каравана со «значительными материальными ценностями» по территории Аргентины.

Осуществили они эту операцию весьма оригинально: обеспечили конвой и тут же и подставили его. На полпути, по их же приказу, караван перехватили ребята из отряда «Фудо-мёо». Пленных не брать, указание четкое, и оно было выполнено с безукоризненной точностью. «Фудо-мёо» тогда командовал Петр Великий — двухметровый детина, который и до обучения у японского инструктора мог телеграфные столбы бантиком завязывать. А уж после спецподготовки стал чем-то похожим на мирный атом, который только трогать нельзя, чтобы не рвануло, не ровен час. Именно бойцы «Фудо-мёо» и доставили пресловутые «материальные ценности» до пункта назначения, но на обратной дороге попались в засаду, и их истребили в ходе ожесточенного боя. «Повезло» только Максу Одинцову — в самом начале он получил тяжелое ранение в голову, и только благодаря этому его оставили в качестве живого свидетеля. Частичная амнезия и долгая болезнь спасли его от всевидящего ока Николая Николаевича. В таком виде он считался полезнее на больничной койке — буде неутомимый Жорж решит кого-нибудь допытывать о том, что, собственно, случилось в Аргентине. А ведь решит же: Железного Дровосека коллеги знали как облупленного. Вот и принимали меры. Конечно, когда Макса доставили в подмосковный госпиталь, мы с Крисом об этом не знали. Мы были уверены, что Макс погиб вместе со всеми.

— Зато, — с придыханием сообщил мне Крис, — они открыли несколько счетов в заграничных банках: два в Швеции, один в Швейцарии и три в Аргентине. И еще один на каком-то из островков в теплых морях. Там всякие льготы, никаких налогов и куча прочих полезных мелочей. Сечешь?

— Откуда ты знаешь про счета? — спросила я, холодея.

— Сам открывал, — как можно небрежнее бросил Хантер.

— Господи…

Ноги у меня подкосились. То, что наши голубки с такой бесстыдной откровенностью пользовались услугами американского хакера на всем протяжении своей грязной операции, я могла истолковать единственным образом.

— Не волнуйся, — обнял меня Крис пухлой лапищей. — Они просто знают, что мне деваться некуда. Бунта на корабле я поднимать не стану — я же здесь на положении заключенного. Разве нет? Вот и пользуются мной как хотят.

Я боялась проронить лишний звук. Милый, добрый Хантер и сам прекрасно понимал, что так небрежно раскрывают карты только перед тем, кого уже списали со счетов. В расчете на то, что списанный со счетов никому ничего рассказать не успеет, а если и успеет, то это дело поправимое.

— Только бы Жорж вернулся! Только бы он быстрее вернулся.

— Кто? — изумился Крис. За все время нашего знакомства о Жорже он ничего не слышал, а если и слышал, то мельком, раз или два. Во всяком случае, наши отношения так и оставались для него тайной до сего дня. Я рассказала ему все. Не знаю, что на меня нашло: наверное, давно уже нужно было выговориться. Я выложила ему и историю нашего знакомства и совместной жизни, рассказала о том, как в эту жизнь вторгся Уэсуги. Даже о том, что потеряла ребенка, тоже не умолчала, хотя до этого даже представить себе не могла, что когда-нибудь в моей жизни снова появится человек, которому я смогу доверить подобные тайны.

Крис слушал, не перебивая. А у меня внезапно мелькнула мысль: я исповедуюсь ему так свободно, потому что тоже не считаю его живым человеком. Не знаю, права я была или нет, но тогда мне казалась, что своей откровенностью я как бы утвердила приговор, вынесенный хакеру двумя гэбэшными генералами.

— Бедная девочка, — прошептал он, гладя меня по волосам. — Бедная, бедная моя девочка. Ничего, все образуется, все как-нибудь образуется, вот увидишь.

* * *

Макс ошеломленно глядел на старую подругу.

— В голове не укладывается, — проговорил он наконец. — И с этим ты жила все годы?

Она вздохнула, отхлебывая коньяк:

— Я еще кое с чем жила, Макс. Так уж жизнь сложилась.

Разумовский потряс головой, словно хотел очнуться от тяжелого сна:

— Ты полагаешь, это они за тобой гоняются?

— Больше некому. Во всяком случае я думаю, что больше некому. Правда, некоторые вещи не вписываются в строгий рисунок, и я склонна подозревать, что у «боевых товарищей» под ногами мельтешит кто-то мелкий и суетливый, у которого в этом деле какая-то своя корысть. Но в чем она, представить себе не могу.

Ознакомленный с версией капитана Сторожука и склонный ей доверять, Макс уточнил:

— Лерка, я тебя хорошо помню. У тебя всю жизнь мозги были сдвинуты набекрень. Конечно, мужиков ты этим могла уложить на обе лопатки, и люблю я тебя за это от всего сердца. Но ты все-таки подумай. Может, то, что тебе кажется совсем бросовой вещью, кому-то покоя не дает. Ты пошевели мозгой, худого от этого не будет.

Она рассмеялась, словно по комнате рассыпались серебряные бубенчики:

— Нешто я не думала, господин хороший? Голову сломала, столько думала. И есть у меня единственное подозрение.

— Ну?! — Игорь и Макс всем телом подались к ней. — Что это?

— Я полагаю, что если что-то и может интересовать грабителя, то это наследство Уэсуги. То, что он оставил мне, стоит безумных денег. Другое дело, что об этом нельзя говорить милому Павлу Сергеевичу, потому что я не смогу вразумительно объяснить, откуда у меня в доме вещь, по которой горькими слезами плачут на всех солидных аукционах.

— А что это, можно узнать? — застенчиво спросил Игорь.

И закадычный друг его усмехнулся. Кто-кто, а он знал, как помешан Игорек на всем, что связано с Японией, и понимал, отчего у того «в зобу дыханье сперло». Не ровен час, Лерке досталась на память от Уэсуги какая-то старинная вещица: брошка, или веер, или рукопись. Судя по всему, последнее. Потому что Лерка всегда была страстной поклонницей печатного слова, а про Японию и Китай знала все, словно Бог создавал небо и землю, а Дальний Восток лепила она, своими собственными руками. Так что логично предположить, что влюбленный Нобунага преподнес своей женщине что-то вроде подлинника писем Такуана Сохо.

Тут Макс широко улыбнулся и даже хихикнул. Сколько же это лет минуло с той поры, как Лерка с горящими глазами повествовала ему об этом самом Такуане. Вот ведь как в память врезалось. Подполковник Одинцов и сам не представлял, что сможет вспомнить такие мелочи.

Тем временем Игорь внимательно следил за своей драгоценной Никушкой, и ему показалось, что она немного смущена.

— Он мне оставил довольно солидный пакет, — заговорила она наконец. — Там сюко, хорагай и одати*. Все они в свое время принадлежали Уэсуги Кэнсину, но на самом деле они гораздо старше. То есть я хочу сказать, что Кэнсин, по преданию, добыл их в бою с Имагава. А они были на порядок знатнее — это уже тогда был старинный и уважаемый род, глава которого мог похвастаться великим оружием.


* Хорагаи — боевая труба-раковина, сюко — железная перчатка с когтями, одати — большой меч самураев.


Разумовский охнул и вылил в себя содержимое бокала. Но ему не полегчало ни на йоту.

В отличие от него, потрясенного до самых основ, Макс выглядел вполне спокойно. Непонимающим взглядом обведя застывших собеседников, уточнил:

— А по-русски можно говорить? Подумаешь, Уругвай какой-то.

Игорь взглянул на него, как Мария-Антуанетта на гильотину.

— Ты понимаешь, что ты называешь Уругваем?

— Нет. И заметь, жизнь на планете от этого не заканчивается.

— Это хорагай — боевая труба самураев, сделанная из раковины. Господи! Да это даже вообразить себе сложно, не то что мечтать увидеть или подержать в руках. Если эта труба принадлежала Уэсуги Кэнсину, то, значит, она была в его руках в битве при Каванакадзима…

— Бррр-рр, — прокомментировал Одинцов.

— Она видела Такэда Сингэна, Ходзё, принадлежала Имагава, — продолжал нисколько не обескураженный Игорь. — Сюко — это перчатка с когтями. А одати — это длинный меч самураев. Про него я вообще думать боюсь.

При упоминании о мечах Макс несколько оживился. Как и все люди нынешнего поколения, он не смог уклониться от просмотра фильма «Горец» и одноименного сериала. Фильм ценил, особенно первый. Сериал воспринимал по пунктам и с трудом, но вынес оттуда твердое убеждение, что мечи бывают самыми разными и порой могут весьма дорого стоить.

— Это дорогая штука? — решил уточнить он на всякий случай.

— Один одати Уэсуги Кэнсина — это многомиллионное состояние. А три предмета вместе могут отправить коллекционера повпечатлительнее в лучший мир, — спокойно доложила Ника. — Судя по надписям на клинке, Имагава владели им не менее трехсот лет. Нашу сталь он рубит на «ура», и даже с булатом управится. Гарда инкрустирована драгоценными камнями, что, впрочем, не слишком влияет на его цену.

— И тебя еще удивляет, что кто-то не дает тебе покоя?

— Конечно удивляет. Во-первых, кто и откуда мог знать, что у меня есть такие редкие вещи. Во-вторых, как меня вообще вычислили. Понимаешь, у Валерии Яблоньской, возможно, и могли остаться какие-то подарки от бывшего возлюбленного. Но все, кто знал Валерию Яблоньскую, похоронили ее довольно давно на одном из московских кладбищ и даже вмазали там же за упокой ее не самой праведной души. А вот у Вероники Казанской, которая сидит перед тобой сейчас, никаких знакомых японцев не было и быть не могло. Единственное, чем они похожи, — это общностью знаний, но кто бы мог это сопоставить, зачем? Невероятная какая-то история. Да и о том, что стало с подарком Нобунага, знали несколько человек. Не так легко он мне достался, между прочим.

— Я понимаю, что сейчас не время, — сказал Игорь. — И даже понимаю, что веду себя немного неприлично («Очень неприлично», — буркнул Макс, но скорее для проформы), но нельзя ли хотя бы одним глазком? Хотя бы на хорагай? Я даже мечтать об этом не смел…

Ника улыбнулась понимающе. Ей-то доподлинно было известно, что это такое — мечта о Японии. Такие себе сны наяву, и в этих снах шевелят плавниками в темном пруду у храма Дайтокудзи тяжелые мельхиоровые карпы с голубыми усами; и катят плавные, гладкие, как срез нефрита, воды две реки — Сайгава и Тикумагава; и шелушится рыжая кора криптомерии…

Ни алчности, ни подвоха, ни корысти не было в молящем взгляде Разумовского. Только доверчивый и немного наивный вопрос: не подарите ли вы мне мою мечту? На такие просьбы не принято отвечать отказом.

— Конечно. Конечно покажу. И хорагай, и сюко, и одати. Только мне потребуется грубая мужская сила для приведения замысла в исполнение.

Игорь с готовностью подскочил со своего места. Ника включила свет, и Макс заморгал, щуря глаза, привыкшие уже к полумраку. Они двинулись по направлению к кухне, но в двери позвонили — тревожно, настойчиво и нетерпеливо.

— Это еще что такое? — хмурясь, спросил Разумовский.

— Ты кого-нибудь ждешь? — встревожился Макс.

— Я и вас не ждала, — успокоила его Ника.

* * *

Криса не стало в тот же день.

Обычная смерть от сердечного приступа. Я даже не прослезилась. Я сама себе напоминала колодец посреди мертвого города, высохший несколько веков тому. В принципе мне даже не нужно было спрашивать «кто?» и «за что?!». Эти вечные вопросы людей, переживших своих близких и адресуемые обычно в равнодушное небо, меня не волновали. Я знала на них ответы. И так же точно знала, что те, кто убил моих друзей, не пожалеют и меня, не остановятся на достигнутом. Для перестраховки, для того, чтобы уж все концы в воду. Я не боялась возможной смерти. Но мне казалось чертовски противным умирать вот так только для того, чтобы два жирных хорька где-то на своем острове подсмеивались над порядочными дураками.

Утверждают, что таких сволочей Бог накажет, но иногда Богу хочется помочь в этом деле. Поторопить события, что ли. И еще я понимала, что тень Жоржа незримо укрывает меня. Меня обязательно попытаются уничтожить, но при этом никогда не поступят так топорно, так грубо, как в случае с Нобунага и с Крисом. Они кто? Они чужестранцы, то есть чужаки. У них здесь никого, и даже спрашивать никто не станет: а где, а как, а почему? В моем же случае, если, конечно, Жорж еще жив, просто так не отделаешься. Он тут всю Москву на уши поставит и окрестности — до Северного Ледовитого океана включительно. Поэтому меня придется убивать тихо, аккуратно и с хирургической точностью. А это требует времени. Я собиралась зайти в свою комнату, чтобы посидеть там в тишине и покое, навести порядок в бедных, разгоряченных мозгах.

На похороны Криса меня даже не пригласили. Посчитали, что одного предостережения довольно. А может, понимали, что этим сделают мне еще больнее. Если только еще больнее вообще возможно. И я правда не понимала, зачем им вообще сеять вокруг себя столько смертей и боли. Ну уворовали бы эти чертовы деньги, махнули на свое Карибское или какое другое море и жили бы припеваючи. Но этого, оказывается, мало. Оказывается, для полного счастья нужно уничтожить всех, кто мало-мальски не вписывается в схему.

Про полное счастье я, как видно, понимала не до конца. Войдя в свою комнату, я обнаружила, что подарка от Уэсуги, того самого свертка в темно-вишневом шелке в серебряные цветы, не стало. И тогда я стала смеяться.

Это была не истерика, не нервический смешок, а действительный и неподдельный хохот. Конечно, конечно, как я не подумала о том, что подарок японца — прежде всего огромные деньги. Пусть для меня, для Криса, для Макса Одинцова, для Петра Великого и других ребят из «Фудо-мёо» эти вещи и являлись чем-то бесценным, кусочком памяти, любви и души, но на самом деле они были всего только кусками железа, стоившими баснословных денег. Во всяком случае, именно так выглядело благородное оружие в руках тех, кто его сейчас держал. Мне было смешно оттого, что люди, облеченные неимоверной властью, попросту могли забрать у меня вещи Уэсуги. Кто я ему? Да никто, если принимать во внимание правила нашей системы. И это значит, что не имею никаких прав на его подарок. В такой постановке вопроса имелась бы своя железная логика, и я не смогла бы отстоять свои права. Но они просто украли эти вещи. Они все время забывали, какой властью обладали. И вспоминали об этом только тогда, когда нужно было кого-то убить. А так — воришки, обыкновенные воришки. Только крадущие не одну лишь чужую собственность, но и чужую жизнь. И все это с равной легкостью.

Наверное, именно в эту минуту я и сломалась.

Что-то там, в районе сердца, хрустнуло, щелкнуло, раскололось с отчетливым звуком. Я поняла, что прежние принципы и правила, прежние законы, которые я так свято чтила, не действуют больше в этом взбесившемся мирке. И что я имею право действовать так, как мне взбредет в голову. Потому что если никто не спрашивает с них, то никто не спросит и с меня. А если нам все же придется отчитываться за свои деяния там, за порогом, — что ж, за этот свой поступок я готова была платить любую цену.

Я собиралась автоматически. Нас слишком хорошо учили, в нас настолько долго и упорно вколачивали эту страшную привычку — убивать не моргнув глазом, что она все-таки укоренилась во мне. Я одевалась, складывала минимум необходимых вещей, уничтожала самые невинные на первый взгляд бумаги, перетряхивала одежду в поисках любой завалявшейся монетки: деньги могли мне понадобиться в самое ближайшее время. Но я ни на одну минуту не отвлекалась от своих мыслей. И мыслила я совсем о другом.

Я думала о том, как предусмотрительно Крис снабдил меня сведениями о распорядке дня наших будущих коллег, дал мне их адреса и даже составил весьма эффективные планы моих перемещений. Будто он уже тогда догадывался, что придет мне в голову после того, как я останусь совершенно одна, когда больше не с кем станет советоваться и некому изливать душу.

Дальше события развивались как в тысяча двести тринадцатой серии сериала, когда финансирование съемок прекращено и автор решает разом покончить со всеми героями и разрубить все гордиевы узлы. Все складывалось как бы само собой, мне оставалось только плыть по течению и удивляться, как ловко осуществляется моя безумная мысль.

Если вам когда-нибудь скажут, что дома под охраной хорошо охраняются, не верьте этому мечтателю. Он сам не знает, о чем говорит. Дома высокопоставленных чиновников и сотрудников «конторы» официально защищены от попыток проникновения всяких там чуждых элементов вроде меня. На самом деле они существуют по принципу: «Заходите, люди добрые, берите что хотите». А нас еще учили, как вести себя в том случае, если охрана окажется на высоте.

Она не оказалась. Справедливости ради нужно заметить, что я все равно старалась так, словно сдавала экзамен. Заходила через соседние парадные, просачивалась в нужное мне через крышу (удивительно все удобно устроено в этих новостройках, не то что в старых зданиях). Таилась, как мышь под метлой, выжидала.

Какая-то справедливость на свете все же существует. Сергей Александрович Злотников — первая скрипка в этом дуэте, если судить по суммам, переведенным на его счет, — несколько изумился, увидев меня. Я тоже слегка удивилась, ибо не представляла, что он помнит меня в лицо. Впрочем, разговора между нами так и не произошло. Даже если бы он того и хотел, все равно я не была настроена на лирический лад. И хотя в школе по анатомии имела не вполне законную пятерку (что-то я там всегда путала), сейчас доведенный до автоматизма прием не подвел.

Гэбэшник вытаращил на меня испуганные и удивленные глаза, и должна признаться, что мне на секунду стало неприятно: такое отчаяние появилось в его взгляде, когда он понял, что умирает. Но выдохнуть и закричать ему не пришлось — удар специально рассчитан на такой случай, и жертва умирает молча и быстро, хотя еще что-то соображает в последние мгновения. Меня радовало, что он прочувствовал этот миг. Уверена, что тот показался Сергею Александровичу длинным-длинным.

Это был удар, изобретенный воинами клана Уэсуги еще в шестнадцатом веке и отработанный до совершенства. Он действительно пригодился мне, как и убеждал Нобунага, заставляя сотни раз повторять одни и те же движения.

Я не испытывала и не испытываю до сей поры никаких угрызений совести. Правда, я не испытывала и радости, и удовлетворенного чувства мести. Вообще ничего. Только легкое облегчение, как после завершения грязной и неприятной, но неизбежной работы. Впрочем, это все еще только полдела. Вторую половину мне предстояло завершить в доме Николая Николаевича Кольцова, и следовало поторопиться, чтобы успеть и к нему.

Я двинулась в обратный путь, в обход, через чердак и крышу, в соседнее парадное. Мне предстояло еще попасть назад, в учебный корпус, помаячить на глазах у сокурсников и преподавателей. Так, на всякий случай. Потому что никто не должен заподозрить меня в знакомстве с двумя всесильными гэбэшниками или догадаться, что мне стало известно об их причастности к смерти Уэсуги и Криса Хантера. Словом, я торопилась, я была предельно собрана — и не просто неожиданностью, но ударом ниже пояса стало для меня появление того, о ком еще сегодня ночью я выла в подушку. Жорж, господи, милый, любимый Жорж. Как же я ждала тебя до сего дня, как надеялась, что ты успеешь, что поможешь. Но вот не случилось. И теперь мы стояли друг напротив друга, словно на двух противоположных берегах реки. И даже взгляды наши не пересекались. Кажется, он еще не понимал, что я умерла; а я не знала, как сказать ему об этом. Кроме того, не с руки мне оказалось выяснять с ним отношения в этом конкретном месте. Отсюда следовало уносить ноги, причем как можно быстрее, но я не знала, как все это сказать Жоржу.

И снова ошиблась. Во-первых, я недооценила, как любит меня этот удивительный, ни на кого не похожий человек. Во-вторых, я забыла, что это был еще и профессионал высшего класса. В-третьих, я знала, что Крис Хантер — прекрасный друг, но не догадывалась, какой он умница.

Жорж увлек меня в сторону скромных белых «Жигулей», теснившихся у обочины в компании таких же видавших виды автомобилей, толкнул на переднее сиденье. Сам устроился на водительском месте и не спеша вырулил на проезжую часть.

— Ты не оставила мне другого выбора, — заговорил он внезапно. — Совсем не оставила. Прости, но тебе придется умереть.

Глава 14

Такой монументальной стелы, как произведение из трех застывших в моем крохотном коридорчике фигур, я не наблюдала уже довольно давно.

То есть на Пергамском барельефе с алтаря Зевса изображен кусочек знаменитой битвы с гигантами, и вот что я вам скажу. Хорошо, что в моей квартире нет места для острова Сицилия, а не то бы мне пришлось увидеть, как гневная Афина Паллада (Владимир Ильич) наваливает многострадальную сию сушу на гиганта Энкелада (Игорь Разумовский), а над всем этим безобразием парит прекраснокудрый Гермес (Макс Одинцов)*. Роли для себя я в этой постановке, честно говоря, не видела. Они постояли и посверкали глазами минуты эдак две, пока окончательно не утомились. Тогда уже вспомнили о правилах приличия, о том, что это все-таки моя берлога и хотя бы по этой причине со мной иногда нужно здороваться в ее пределах.


* Здесь и далее имеется в виду легенда о битве богов и гигантов, в которой богам помогал Геракл. В ходе этого сражения, согласно мифу, гиганты были повержены. Посейдон навалил па гиганта Полибота остров Кос, а Афина Паллада — остров Сицилию на гиганта Энкелада. Дионис убил Эврита, а Артемида — Гратиона.


Пока Владимир Ильич, опомнившись, галантно лобызал мне руку, Игорь и Макс совершенно откровенно пытались затолкать меня вглубь квартиры, в сторону кухни, чему я сопротивлялась из чистой зловредности и системы принципов, которыми руководствовалась всю жизнь. А один из моих любимых принципов, между прочим, гласит: я не люблю, когда в этом монологе меня никто не спрашивает.

— Не могу сказать, что я страшно рад вас видеть, — прошипел Игорь, сияя улыбкой на шестьдесят четыре зуба.

— Взаимно, абсолютно взаимно, — склонил голову Владимир Ильич. — Я бы сказал, что не вовремя, извинился и покинул вас, пообещав зайти в другой раз, но, увы, не могу. У меня совершенно неотложное дело. — Это наконец он обратился и ко мне.

— У нас тоже совершенно неотложное дело, — проскрипел Макс.

Тут он кривил душой только наполовину. С одной стороны, спешки, как при ловле блох, не наблюдалось — собирались же мы смотреть со вкусом мой клад. Но и неправды его слова не содержали. Рано или поздно нам предстояло перейти к существу нашей проблемы.

— Сожалею, — сухо сказал Владимир Ильич. — Ника, я понимаю, что веду себя несколько странно, но я настоятельно требую, чтобы ты меня выслушала. Это не прихоть, и даже не мое личное дело. Это касается в первую очередь тебя.

— Я настаиваю на том, чтобы мне дали право присутствовать, — родил Разумовский совершенно зубодробительную фразу.

— Это как? — искренне изумилась я.

— Это так, что одну мы тебя с ним не оставим. — И Макс напыжился, словно пухлый еж, обнаруживший, что к найденному бутерброду с другой стороны прилип такой же пыхтящий и уже чавкающий конкурент. — И еще мы первые пришли. На правах старинного друга я настаиваю, чтобы ты прислушалась к голосу разума.

— То есть ты утверждаешь, что с моим голосом разума никто, кроме тебя, не знаком? — Видимо, я начинала терять терпение.

— Кроме того, — веско сказал Владимир Ильич, явно не собираясь уточнять, кроме чего, — я не могу дозвониться целые сутки.

Насчет суток он явно переборщил, но Игоря все-таки допек.

— Помимо всего прочего, я тоже не мог дозвониться, — бросил он через плечо.

— Помимо чего? — поинтересовался Володя.

— Это неважно.

Они уставились друг на друга, как виг на тори*. Я ощущала себя законопроектом в британском парламенте.


* Виги и тори — либералы и консерваторы, две партии британского парламента.


— Врываться в чужой дом и выгонять из него гостей не совсем прилично, — тонко намекнул Макс.

— Сидеть в гостях в чужом доме и выставлять новоприбывших — тоже не верх благородного воспитания, — отпустил шпильку Володя.

— На то имеются веские причины, — принял Макс пышную позу крючкотвора и бюрократа.

Три головы повернулись ко мне, ожидая справедливого арбитража.

Мне было неудобно, но справедливость превыше всего.

— Все хороши, — буркнула я.

— Прекрасно, — внес ноту оживления Абессинов. — Ника, поскольку я и так и так собирался делать тебе предложение, то, разреши, я сделаю его сейчас. Будь моей женой! И на правах жениха позволь переговорить с тобой с глазу на глаз.

— Стоп, стоп! — Игорь покраснел как маков цвет и был возмущен не меньше, чем настоятельница женского монастыря, обнаружившая в саду использованный презерватив. — Я пришел первый, я имею право первым сделать предложение. Ника, выходи за меня замуж, и нам надо поговорить, в конце концов…

Я хорошо воспитанный человек. Я очень хорошо воспитанный человек. Во всяком случае, и в этом состоянии я сумела вспомнить, что гостей нельзя бить сковородкой по голове. Не знаю почему, но нельзя.

— Впервые в жизни слышу, чтобы предложение руки и сердца делали ради такой малости, как конфиденциальный разговор. — Я просто-таки сочилась ядом. И имела на то право: меня здорово разозлили эти Полибот и Гратион. И по примеру Посейдона я пошарила глазами в поисках острова Кос, чтобы как следует потолочь его на дубовых головах своих возлюбленных.

— Не только ради этого, — запротестовал Игорь, заметив странноватый блеск моих глаз. — Вовсе не только.

После этой его фразы я явственно ощутила себя Дионисом, лупасящим глупого Эврита тирсом* по маковке.


* Тирс — музыкальный инструмент.


— Ника! — привлек мое внимание Володя. — Мое решение взвешенно, я уже ехал сюда с этой мыслью. А драгоценный Игорь Владиславович («Ого! Он даже знает его отчество в отличие от меня», — мелькнуло в голове) выдвинул свое предложение под влиянием минутного порыва. Это просто несерьезно.

— Мне лучше знать, серьезно или нет, — огрызнулся Разумовский.

— Давайте обсудим эту животрепещущую тему несколько позднее. Если вы хоть сколько-нибудь беспокоитесь о нашей прекрасной хозяйке, то оставьте нас наедине и дайте мне возможность высказаться.

— Мы, собственно, и пришли сюда ради того, чтобы остаться наедине и высказаться, — указал Макс на корень всех проблем.

— Нам надо поговорить. У меня сведения чрезвычайной важности.

— У нас тоже. Именно поэтому мы отсюда не уйдем. И пяди не сдадим, — поведал Одинцов. — Постарайтесь, Владимир Ильич, с этим смириться. Боюсь, что дело касается не только, как вы изволили выразиться, нашей прекрасной хозяйки, но и еще кое-кого.

— Ва-банк? — великолепно изогнул бровь господин Абессинов. — Браво, подполковник.

Пикируются. Ненавязчиво сообщают друг другу, что все или почти все друг о друге знают. Метят территорию. Я вообще, кажется, не в счет, потому что если я сейчас тихонько выберусь с этого пятачка, раскаленного от страстей, они заметят пропажу далеко не сразу. Но бровь Владимир Ильич изгибает здорово.

Я, конечно, лопалась от злости в этот момент, но все равно не могла не оценить, как чертовски красиво у него получилось. А еще я думала, что вместе они вообще прекрасно смотрятся — Володя и Игорь — и как сложно будет выбирать. А ведь они сделали мне предложение! Сперва это как-то ускользнуло от моего разгоряченного ума, но теперь я медленно и верно осознавала происшедшее. ОНИ. СДЕЛАЛИ. МНЕ. ПРЕДЛОЖЕНИЕ. ОБА. Надо как-то реагировать.

Но отреагировать не получилось.

— Лерка, да объясни ты этому нахалу, что тебе сейчас не до лирики. Тебе всерьез нужно подумать, и не о предложениях руки и всяких органов, — выпалил Макс в сердцах.

Впрочем, после «Лерки» он мог и не продолжать. Немая сцена.

Владимир Ильич Абессинов в финальной сцене «Ревизора» в роли всех.

* * *

Володя Абессинов пребывал в растерянности.

Во-первых, Ника оказалась чудо как хороша в обтягивающем кожаном костюме, и это совершенно сбило его с толку в первую секунду. Конечно, он сумел взять себя в руки буквально сразу же, замешкался разве что на паузу между двумя ударами сердца, но обнаружился новый «сюрприз». Этот, правда, был сомнителен.

Перед ним собственной персоной находился Игорь Разумовский, когдатошний знакомый и человек во всех отношениях достойный. Они никогда не воевали по разные стороны баррикад, во всяком случае официально, но существовали в параллельных пространствах, и один никогда не забредал на территорию другого. И тут вдруг такое столкновение.

Голова у Абессинова, как уже упоминалось, работала как безотказная вычислительная машина. И потому он почти сразу связал Разумовского и те фотографии и адрес, которые появились у Координатора в течение недели.

Конечно, это могло быть простым совпадением, но в такие совпадения он уже давно не верил. Когда директор лучшего детективного агентства оказывается случайно знаком и даже вхож в дом к женщине, которую собираются убить (причем за баснословную сумму), это значит, что директор здесь на работе. Правда, он сделал ей предложение, но это просто ловкий ход. Володя должен все обстоятельно объяснить Нике, но для этого, как минимум, нужно остаться наедине.

Подполковник Одинцов никак не вписывался в это логическое построение, но Абессинову было не до Макса Одинцова. Что-то там про «права старого друга» он легкомысленно пропустил мимо ушей, приняв эту фразу за такой же блеф, как и предложение Разумовского. Володьку раздражало, что Ника ведет себя странно и непривычно, и вообще она какая-то непривычная и незнакомая, на себя не похожа. Когда Макс, обмолвившись, назвал ее Леркой, Володя повел глазами в сторону рыжей красавицы, надеясь, что она сейчас возмутится, что ее перепутали с какой-то другой женщиной. Или не возмутится — это не в Никином стиле, — но строго укажет на ошибку.

Он ждал, но так и не заметил никакой реакции. Ни удивления, ни легкой досады, вообще ничего. Будто она услышала свое имя. Ну да, подумал он, другая прическа, другой цвет волос, другое имя, другая биография — все совпадает. И тогда пришлось поверить, что перед ним стоит именно Лерка, а не Ника, и тогда становились на место многие до того непонятные моменты, и тогда сердце стало ныть, как растревоженный больной зуб.

* * *

В ту секунду, когда Владимир Ильич Абессинов нарисовался в дверном проеме и потребовал немедленной конфиденциальной беседы, мотивируя это чрезвычайной важностью своего сообщения, мозги у Игоря и у подполковника Одинцова снова заработали на одной частоте. Как-то вдруг у них сложились в одну картину и внезапная находка в архиве (а где гарантии, что заказчик не знает уже об успехе предприятия?), и то, что им пришлось услышать от Ники в последние несколько часов. И тот факт, что Владимир Ильич Абессинов, кстати, приехал на ночь глядя. К их чести, этот пункт они рассматривали не глазами влюбленных и ревнивых мужчин, а исключительно как программный. И все вместе наводило на нехорошие мысли.

Интуиция подсказывала, что им придется работать с этим холеным красавцем, придется терпеть его присутствие, так что пора начинать привыкать. Они, конечно, посопротивлялись для приличия, но недолго. Где-то в глубине подсознания уже укоренилось и зрело твердое убеждение, что в руках Абессинова находятся недостающие части головоломки и, только сложив известные им факты, можно будет докопаться до истины.

Нельзя с уверенностью утверждать, что Макс перепутал имена специально. Скорее всего просто язык у него еще не поворачивался называть свою Лерку Никой, однако, поразмыслив, он решил, что все это случилось как нельзя более кстати.

Прав Владимир Ильич. Он идет ва-банк. И не простой, а с такими ставками, что дух захватывает. «Ставка больше чем жизнь» — шикарное название для какого-нибудь крутого триллера (жаль, что Чапек уже прошелся по этому поводу). И все-таки что-то подсказывало Максу и Игорю, что господину Абессинову в данном конкретном случае можно доверять. А может, не что-то подсказывало, а те фотографии, на которых трое: он, она и пушистый мишка? Нельзя сыграть такой взгляд и изобразить такую улыбку.

Затянувшуюся паузу нарушила Ника.

— Видимо, придется многое объяснять, — сказала она совершенно непринужденным тоном. — Поэтому предлагаю внести в программу вечера следующие пункты: никто никуда не уходит, но зато все мы дружно усаживаемся за стол и продолжаем вечеринку. Кстати, Макс, старый прохвост, ты, верно, забыл, но у меня сегодня день рождения. Именно его я и собиралась праздновать, когда вы так дружно нагрянули.

— А я думал, в октябре… — протянул Игорь, но тут же хлопнул себя по лбу раскрытой ладонью. — Ну да, Семен Семенович! Никак не могу привыкнуть.

— А и не надо привыкать. Примем как данность, что сегодняшний день — одно сплошное исключение. Сегодня нам всем придется поднапрячься и принимать на веру самые невероятные вещи. Для этого стоит выпить немного, чтобы расслабиться. Кроме того, мне все-таки потребуется грубая мужская сила для того, чтобы привести замысел в исполнение.

Макс попытался на нее строго зыркнуть, но она ответила ему безмятежным взглядом ровно светящихся зеленых глаз.

«Как у кошки», — в который раз подумал подполковник и сопротивляться не стал. Девочка очень взрослая, сама принимает решения. Его же дело — помогать, а не читать «патер ностер». Володя Абессинов выглядел поколебленным, но только слегка. На его лице читалась решимость вынести все до конца и до конца во всем разобраться. А вот если бы кто-нибудь из собравшихся умел угадывать мысли, то в мыслях Владимира Ильича им удалось бы прочесть одну нехитрую сентенцию: «Кем бы она ни была, какой бы ни оказалась, я ее люблю. И отступать не собираюсь». Эта мысль делала честь молодому человеку.

А Нике делали честь ее прямота и бесстрашие.

* * *

Какое там бесстрашие… Просто надоело прятаться. Надоело никому не доверять. Если из них троих, собравшихся у меня нынче вечером, кто-то окажется чужим, другим, не тем, за кого себя выдает, — очень жаль, что я так страшно ошиблась. Но лучше пусть я ошибусь, чем оскорблю подозрением хороших людей.

Рассказывая сегодня вечером о судьбе Уэсуги, о его смерти и о последующих событиях, я лишний раз поняла две важные вещи. Первое: как я устала жить не своей жизнью и постоянно находиться в одиночестве. Второе: я так давно ничего не боюсь, я так давно пережила сразу две своих смерти, что теперь даже смешно от нее, костлявой, бегать. «Делай, что должен, и будь что будет». Этот девиз мне всегда нравился. И теперь я собиралась им воспользоваться. Мы дружно хлопнули за мое здоровье, мягко обойдя вопрос о том, сколько мне исполнилось лет. Я была благодарна своим гостям за деликатность. Хотя как говорят в английском суде: «Мадам, назовите свой возраст, а теперь клянитесь говорить правду, только правду и ничего, кроме правды». А потом я попросила Володю и Игоря помочь мне с одним делом.

Кухонный шкафчик по идее должен легко отъезжать, открывая за собой свободное пространство и выдолбленную в стене нишу. Нишу я долбила собственноручно и уверенно заявляю, что согласна красить мексиканских тушканчиков зеленой акварелью десятками, а то и сотнями. Но на рабский труд в каменоломнях не согласна. Так вот, о шкафчике. Он, как водится, не отъезжал. Причина была совершенно неясна, но только двое дюжих мужчин могли бы побудить его сдвинуться с места. Так что пришлось им потрудиться в поте лица. Зато страдания их я с лихвой вознаградила, когда бережно развернула полотняный длинный сверток, затем размотала тончайший японский шелк — темно-вишневый, густо затканный серебряными цветами сливы и… По комнате поплыл тихий-тихий двухголосый стон. Эти мужчины умели ценить красивое оружие и любоваться им. Я увидела не праздное любопытство, удовлетворенное за бокалом коньяка, не легкий флирт с седой стариной, не фамильярное похлопывание великих по плечу. Это было истинное благоговение.

Володя и Игорь легко подскочили со своих мест и поклонились мне — как и положено делать в приличных домах, когда гостям оказывают такую честь. Меч, перчатка и хорагай букэ Уэсуги — это вам не хвост собачий. Одна только цуба — гарда меча — оказалась выполнена с таким искусством, что ее можно было рассматривать часами. Строгость, простота и великолепие — именно так я могла бы определить сущность драгоценных вещей. Даже Макс, обычно равнодушный ко всяким музейным редкостям, особенно восточным, внезапно затаил дыхание и буквально растворился в созерцании.

— Теперь я понимаю, отчего за ними охотятся по всему свету и платят такие бешеные деньги, — произнес он пару минут спустя. Возможно, это не лучший комплимент прекрасному оружию; особенно же меня удивляло, что Макс, обожавший самого Уэсуги, так никогда и не проникся страстью к японскому образу жизни и в отличие от меня пресловутыми холмами в медно-красных кленах не грезил. Это не помешало ему стать отличным бойцом и самым преданным другом, но все же удивительно, согласитесь. Я объясняла подобное равнодушие тем, что Макс был совершенно самодостаточным человеком и Япония существовала для него как бы отдельно. Чуть ли не на другой планете. Что же до драгоценных блондина и брюнета всей моей жизни, то, переводя взгляд с одного на другого, я никак не могла решить, кто из них мне больше нужен. Кому отказать, кого привечать. Оба хороши, оба нежны и влюблены, оба сильные и умные. Я бы даже сказала — очень умные. Ни малейшего намека на ревность, никаких обиженных лиц, никаких многозначительных взглядов в мою сторону. Даже если где-то глубоко внутри они и кипят страстями, то внешне это никак не выражается. Словно и не случилось безумненькой перепалки в коридоре.

— Так как же тебе удалось получить эту красотищу обратно? — спросил Макс, одним вопросом принимая Володю в наше маленькое братство.

* * *

Похороны у меня были достойные. Не чересчур пышные, зато именно такие, какие себе устраивала бы я сама. Никаких заунывных похоронных маршей (на этом я всегда настаиваю особо). Вполне приличный оркестр исполнял музыку Дворжака, Сибелиуса, Моцарта, Шопена, Альбинони, и разыгравшиеся музыканты, кажется, сами стали получать от этого удовольствие. Каждое следующее произведение звучало еще лучше, чем предыдущее.

Потом я никогда не думала, что меня явятся провожать столько людей. Сперва пыталась даже посчитать, сколько их там собралось, но затем махнула рукой на это безнадежное дело. Только-только пересчитаешь всех прибывших, как подтягиваются задержавшиеся и опоздавшие с новыми цветами.

Приятно было и то, что несли именно букеты, а не мрачные венки с этими жутковатыми ленточками от профкома и месткома. Букеты такие яркие, веселые, разноцветные, словно на свадьбу.

— Диковато класть такое на могилу, — отчетливо произнесла моя сокурсница своему спутнику, — но я уверена, что Лерка другого не одобрила бы.

И спутник согласно кивнул, вытирая скупую мужскую слезу.

Говорили обо мне так много и хорошо, что сложилось впечатление, что эти люди меня вовсе не знают. И привычный «тамада» над моим гробом не возвышался — его просто не пустили читать заунывный стандартный текст, за что я была особо благодарна своим друзьям.

Все это зрелище я наблюдала по видику, сидя в шикарной благоустроенной берлоге старого матерого уголовника, занимавшего какой-то там высокий пост в своей бандитской иерархии. Больше и подробнее мне никто о нем не рассказывал, да я и не стремилась услышать. Как сказал сам дядя Миша (его звали так уютно и по-домашнему — дядя Миша, и сам он, кстати, выглядел уютным и очень домашним): «Меньше будешь знать, целее будешь, голубочка».

Берлогой сие место называл сам хозяин, а вообще-то это трехэтажная вилла с роскошным садом, бассейном, подземными гаражами, мраморными каминами и — к моему величайшему удивлению — богатой библиотекой.

Дядя Миша выполнял при мне обязанности бабушки, подружки и сиделки. Есть мне ничего не хотелось, и я все больше приобретала сходство с собственным скелетом, поэтому он буквально насильно заталкивал в меня экзотические фрукты и запихивал ложками свежие овощные салаты. По его распоряжению повар каждый день изобретал все новые и новые кулинарные шедевры, а парни формата «тройной амбал» скакали козочками по рынкам и супермаркетам в поисках чего-нибудь эдакого, суперсоблазнительного.

Я плавала в огромном бассейне, прогуливалась в парке, смутно вызывавшем ассоциации с Версалем, отсыпалась в спальне, стены которой были бледно-зелеными в какие-то немыслимые розовые, желтые, голубые и сиреневые пятнышки и напоминали летний ароматный луг. На моем столе громоздились горы книг, под потолком парила огромная гроздь воздушных шаров, и вообще я могла позволить себе любую прихоть. «Дитю надо приходить в себя и учиться жить. Вкус к жизни должен появиться у человека, иначе он так мертвым до смерти и доходит», — объяснял дядя Миша свою позицию суровому и осунувшемуся Жоржу. Странно, но именно старый уголовник, а не любящий и любимый мужчина сразу догадался о том, что творится со мной. «Она же погасла изнутри. Ты глянь — у нее глаз не горит, тусклый-тусклый такой. Ей бы выплакаться, что ли, а то она себя уморит. Ее расшевелить надо». — И дядя Миша прилагал титанические усилия, чтобы воплотить свои идеи в жизнь.

Чем он был обязан Жоржу, понятия не имею. Полагаю, что у них имелись свои старые счеты, но Жоржа он уважал и обожал одновременно. И глазом не моргнул, когда меня доставили к нему прямо от дома Сергея Злотникова, и спокойно выслушал, что я там натворила. Помню, меня слегка удивило, что Жорж так спокойно ему все рассказывает. Но только слегка, потому что в принципе было все равно.

Еще в машине я, как пластинка, тупо и бесцветно изложила Георгию все известные мне факты.

— Я догадываюсь, — сказал он. — Мне Крис подбросил информацию и потребовал, чтобы я немедленно возвращался. Он так и знал, что ты влезешь в историю. Кстати, как он, держится? Я еще ни с кем не разговаривал после приезда, сразу бросился тебя искать…

— Убили, — ответила я.

И машина не то чтобы вильнула, но все же едва уловимо метнулась в сторону.

— Я знаю про японца, — продолжал Жорж, и я поразилась нежности, звучавшей в его голосе. — Я бесконечно сочувствую тебе и сделаю все, чтобы помочь.

— Его звали Уэсуги Нобунага.

— Я обязательно запомню.

Он не выговаривал мне, не кричал «что ты наделала?!», не ужасался и не возмущался. Он принял меня вместе с грузом боли, потерь и содеянного. А на это способен далеко не каждый, кто полагает, что он любит.

Глубокой ночью мы приехали в подмосковную усадьбу, и нас встретили с распростертыми объятиями, будто только и делали, что ждали поздних гостей, с нетерпением выглядывая из окошка.

Не стану приукрашивать действительность и хвастаться проницательностью: я на самом деле не знаю, что такого учудили дядя Миша и Жорж, но спустя два дня они смогли предъявить мое бездыханное тело всем заинтересованным лицам. Впрочем, особого шума моя безвременная кончина не наделала, потому что в то же самое время руководящие товарищи провожали в последний путь павшего на боевом посту, бескомпромиссного, честного, кристально чистого генерала Злотникова.

А еще «контору» потрясла крайне неприятная новость: начиналось какое-то длинное разбирательство по поводу операций, проведенных в отсутствие Железного Дровосека (все-таки выяснилось, что Жоржа за глаза называли только так). И уже сгущались над его головой тучи, потому что говорили же ему умные люди — сидеть в своей загранкомандировке и не рыпаться.

Меня старались этими проблемами не нагружать, и сведения с полей сражений я выцарапывала когтями из Жоржа и по слову выдавливала из дяди Миши. Так прошло два месяца после моих похорон, и я стала постепенно ощущать, что желание жить понемногу возвращается.

— Эх, кабы я мог отойти от дел, — вздохнул как-то дядя Миша, — удочерил бы тебя и оставил здесь насовсем. Наряжал бы, баловал бы, по миру возил. Но я тут как гребец на галере, и никуда мне не деться. А тебя, детка, я боюсь в эту воду окунать — не твое это.

Мы сидели у камина, затопленного березовыми дровами по случаю внезапного похолодания. Я куталась в пушистый шотландский плед, а ноги мне грел хозяйский ньюфаундленд Казик, по паспорту Казимир плюс еще семь или восемь труднопроизносимых имен. Как дядя Миша назначил себя моей нянькой, так Казик самовольно определился в мои собаки и довольно часто наваливался на меня своей грандиозной тушей, если не хотел, чтобы я куда-нибудь шла. Особенно пугали его мои ежедневные заплывы в бассейне. Несчастную собаку приходилось запирать от греха подальше, иначе он спасал меня от утопления не покладая лап.

— Что пес будет делать, когда ты уедешь, ума не приложу, — вздохнул дядя Миша.

— Скоро? — спросила я.

— Скоро, голубочка. Все готово. Вот завтра Жорик заедет, и проводим мы тебя. Ты только силы в кулачок собери — мне с тобой очень серьезно поговорить надо.

— Жорж со мной не поедет?

— Умная ты, — жалостливо покачал головой дядя Миша. — Тяжело тебе жить на этом свете. И легче уже никогда не станет. Но ты не отчаивайся. Не может такого быть, чтобы у Бога для тебя гостинца не припасено. Просто нужно ждать, ждать и крепко верить, что счастье еще состоится.

Я молчала и слушала. Только Казик грустно сопел у моих ног, будто понимая, о чем идет речь.

— Мы тебе паспорт сделали, документы всякие, — короче, новую жизнь. Придется тебе возвращаться в Киев и поступать в университет. Я уже обо всем договорился, устроим перевод из Москвы, со второго семестра. Тебе отучиться заново вообще ничего не стоит. А мы тебя на программиста договорились, — довольно сообщил он, — на третий курс. И зачетка отличная, ничего пересдавать не надо.

Квартирку купили. Две комнатки, не пышно, но жить можно. Денежки на первое время, пока учиться будешь, Жорик дает, не отнекивайся. Ну и скажем, куда можно устроиться подрабатывать. У дяди Миши везде свои люди: сказал им, что племяшка нужного человечка, вот и подсуетились. Даже не знают, о ком речь ведут.

И еще. Биографию свою выучи просто назубок, я там всяких фактиков поднакопал и тетю тебе нашел. Она одинокая, две пары очков носит, зовут Доротея Гавриловна. Она дальних родственников пятый год ищет, а их никого в живых не осталось. Женщина интеллигентная и, все в один голос твердят, добрейшая. Легкий бзик, правда, имеет: детективы и кулинарные книги пачками глотает, но тут уж вы споетесь. Мы с Жориком решили, тетка она ненавязчивая, а все ж тебе живая душа рядом будет.

— А паспорт?..

— Почти настоящий. Девочка умерла в больнице от рака. Красавица, просто сердце кровью обливается. Ты же не думаешь, что мы специально под тебя кого ухайдакали? — строго взглянул он на меня поверх очков. — Родных нет никого, кроме этой Доротеи. А тетка, как уже упоминалось, ничего о родне не знает. Вот мы и договорились с медперсоналом, что девочку заберем, похороним, как люди, а документы нам. И никаких тебе отметок о ее смерти.

Ваша семья из города давно уехала, даже если кто и помнил бы твоих родственников, то тебя видел еще малюткой. Теперь не узнает, если сама лишнего не сболтнешь. А ты не сболтнешь, уверен. С другой стороны, в знакомом городе жить приятней, чем на совершенной чужбине. Нет? Так что считай, что ты второй раз на свет родилась.

— А Жорж?

— Не в свое дело сунулся наш непреклонный. Времена нынче серьезные, на чин не поглядят. Видишь ли, огроменные денежки там крутятся, ну да ты и сама знаешь. Положат Жорика под гусеницы этого танка и в асфальт закатают. Так что ему тоже уезжать надо, биографию менять. И спутник он сейчас не самый толковый.

— Я не боюсь. У меня, кроме него, никого не осталось.

— У, вредная, — насупился дядя Миша. — Никого, говорит. А я? А Казик? А амбалы мои? Неужто не видишь, что они тебя больше чем родную любят?

Я поцеловала его в пухлую щеку:

— Вы же знаете, о чем я.

Старик потрепал меня по голове, помолчал.

— Конечно знаю. Даже лучше, чем хотелось бы. Я, деточка, стольких близких на своем веку похоронил, что иногда диву даюсь, что до сих пор в здравом уме и твердой памяти нахожусь. Но это к слову.

Мальчики мои тебе подарочки в дорогу собрали: Гришка какого-то медведя офигенного приволок — с тебя ростом, Сашок что-то в тумбочке прячет, только тебе грозиться отдать. Пеликан парные кожаные браслеты вторую неделю делает, к отъезду успеть хочет. А от меня, — волнуясь и крутя очки в руках, выпалил он внезапно, — от меня подарок отдельный. Я тебе тур в Японию организовал, на два месяца. Каникулы, так сказать, до начала твоей новой жизни…

Я знаю, кем были эти люди. Я догадываюсь, что на их совести немало такого, о чем нормальный человек предпочел бы не знать. Я понимаю, чем они занимались. И все же скажу: более добрых и нежных, более верных и преданных друзей я пока не встречала. Такую вот шутку в очередной раз сыграл со мной тот, у кого самое высокое служебное положение…

На следующий день приехал Жорж и привез с собой сверток темно-вишневого шелка.

— Я подумал, это по праву принадлежит тебе, — серьезно и строго поглядел мне в глаза. — Не знаю, увидимся ли. Надеюсь, что да. И вот что хочу тебе сказать: ты была, есть и будешь лучшее, что случилось со мной в жизни. Жаль, что мы не сможем прожить ее вместе до самого конца, но и за то, что получил, мне никогда не расплатиться.

Он стоял передо мной — уже не муж и не возлюбленный, но оттого странным образом еще более родной и близкий. Я даже не прощалась с ним. Я буду любить его независимо от того, рядом он или нет. Любовь не зависит от присутствия или отсутствия человека. «Ты бессмертна, пока я живу». Жорж так и не написал этого стихотворения, но мне на всю оставшуюся жизнь вполне хватит единственной строчки.

* * *

Володя усваивал информацию на удивление быстро. Несмотря на то, что в мое повествование то и дело вклинивались со своими комментариями и Макс, и Игорь. Но больше всего меня поразила реакция Владимира Ильича.

— Это ничего не меняет, хотя многое объясняет. Я польщен вашим доверием, но должен сказать, что в любом случае собирался увозить Нику куда-нибудь подальше от этих мест.

— Куда это? — хором спросили Разумовский и Одинцов.

Ситуация снова начала напоминать битву богов и гигантов, а мне казалось, что наконец-то все утряслось.

— Никуда, — улыбнулась я самой милой из своих улыбок. — Меня сложновато упаковать в чемодан и провезти в качестве багажа.

— Надо будет, упакую, — заявил Володька. — Тут не до китайских церемоний.

— Об этом поговорим позже. — Я старалась не взорваться и не накричать на гостей. — Кстати, об упаковке. Давайте вернем кухонный шкафчик на место.

Им явно не хотелось менять тему, но отказаться они не посмели и двинулись на кухню. Вот тогда-то и был разыгран следующий акт этого представления.

Двигая шкафчик, они чуть сильнее накренили его, и с самого верха слетел пыльный старый коричневый конверт внушительных размеров и смачно хлопнул Разумовского по макушке.

— Однако, — мягко выразился тот.

А я стояла и смотрела на него взглядом, полным узнавания. Ну конечно, конверт, с которого для меня началась вся эта история.

Аристотель Петрович — легконогий вестник нашей почты, аврал с протекающим потолком, телефонный звонок… Я вспомнила тот день в мельчайших подробностях, будто кино смотрела. Звонок, звонок, позвольте, что же было связано со звонком? Он был явно междугородный. Я не успела взять трубку. Больше не перезванивали. А потом сосед затопил меня, и я забыла и о конверте, и о звонке.

По коричневой шкурке шла красная отчетливая надпись «Нике Казанской», то есть писал человек, знавший, как мне не нравится мое полное имя; скачущие печатные буквы, хоть и под линеечку — никогда Жорж не умел писать нормальными печатными буквами.

Я стояла как зачарованная и смотрела на пакет, который мне мог прислать только Жорж.

Трое мужчин собрались вокруг меня и пытались заглянуть мне в лицо. Взгляды у них были встревоженные. И то сказать — падает со шкафчика пыльный конверт, хлопает по макушке одного, а в ступор впадает другой.

— Конверт, — уточнила я, показывая на пол.

— Конверт, конверт, — покладисто грянули хором мои гости. Видимо, повествование о годах минувших навело их на общую мысль о том, что с головой у меня в любой момент могут начаться проблемы. И вот, кажется, начались. Поэтому, если я говорю «конверт», надо соглашаться, что «конверт», тем более что это действительно конверт.

Вся эта жуткая работа мысли на скорости триста тридцать три оборота отразилась на их лицах. И мне даже стало как-то жаль мужчин, вынужденных иметь со мной дело. Но ненадолго жаль, честно говоря. Я потянулась к заветному предмету, Игорь и Володя кинулись его поднимать и естественно столкнулись лбами. Раздался хорошо слышный стук, оба одновременно ойкнули и выпрямились, одинаковым жестом потирая травмированные лбы. Прямо картинка Эшера — он любил такие черно-белые зеркальные изображения.

— Судя по твоему лицу, там что-то важное, — сказал Макс.

— Я сама не знаю, важное или нет, — жалобно объяснила я. И даже поставила рекорд краткости, описывая события, сопутствующие появлению конверта в моем доме. Правда, краткость краткостью, но про унитаз-слоник в цветочках я не могла не упомянуть. Почему-то сравнение унитаза со слоником насмешило моих дорогих гостей больше всего. Они хохотали от души, постанывая, повизгивая и вытирая выступившие на глазах слезы. Поняв, что какое-то время они будут заняты собой, я приступила к содержимому конверта. Вскрывала я его с особой тщательностью, как будто от этого что-то могло зависеть. Даже не поленилась порыться в тумбочке в поисках ножниц и аккуратно разрезать его сбоку. Затем вытряхнула над кухонным столом.

Бумаги, скрепленные какими-то тинейджерскими скрепочками в красно-желто-синюю полоску, тяжело плюхнулись на гладкую поверхность.

— Кто же присылает письма оптом за истекший отчетный период? — поинтересовался Макс. — Или это не письма? Тогда извини.

— Были бы письма, тоже не грех извиниться, — поведала я безответному стульчику, сиротливо ютившемуся в уголке. На самом деле не стоило вообще заводиться: педагогика — это не моя стезя, а Макс слишком большой мальчик, чтобы я питала надежды его перевоспитать. Да и вообще не до него сейчас.

Чаще всего я стараюсь не опережать события и не вылазить со своим мнением первой в том случае, если рядом еще кто-то жаждет высказаться по данному поводу. Это золотое правило исповедовал незабвенный Юрий Никулин: если у него спрашивали, слышал ли он какой-то анекдот, он неизменно отвечал: «От вас — нет».

Сейчас рядом со мной находилось трое взрослых неравнодушных ко мне мужчин, гораздо лучше разбирающихся в проблеме, которая свалилась мне на голову (ну не мне, ну Разумовскому), нежели я сама. Однако я подавила готовые вырваться уже слова и замерла над своими бумагами. Такую свинью мог подложить только Жорж и никто другой. И что теперь со всем этим прикажете делать?

С одной стороны, документы, которые я держала в руках, оказались пропуском в новую, уже третью по счету жизнь. С другой — сам факт их существования многое объяснял. Теперь я уже совершенно не удивлялась тому, что бывшие коллеги проявляют такой безудержный интерес к моей скромной персоне.

Пока я тут раздумывала над новым поворотом сюжета, мои гости, отсмеявшись, принялись за работу. Шкафчик они водрузили на место, после чего придвинули к кухонному столу табуретки, бухнули на плиту чайник и принялись что-то обсуждать. Похоже, Владимир Ильич и Игорь Владиславович нашли-таки общий язык. Это радовало. Хотя они так увлеклись беседой друг с другом, что перестали замечать, где находятся и который сейчас час, а это уже настораживало. Подполковник Одинцов — а ведь в голове не укладывается, что тот самый Макс, который уныло докладывал мне про какое-то очередное фиаско со свежезнакомой барышней, вдруг стал таким солидным и взрослым — потоптался-потоптался рядом да и пристроился третьим в тесной компании этих заговорщиков.

Нет, ну прямо марксистский кружок: и ночь на дворе, и приглушенные голоса, и чаёчек, и тайный заговор намечается, и даже Владимир Ильич имеется в наличии — для полного боекомплекта.

* * *

Игорь чувствовал, что господин Абессинов чего-то упорно не договаривает. «Ясно чего, — мстительно думал Разумовский, вглядываясь в соперника. — Конечно, он связан с криминалом. Конечно, вся эта оргтехника только прикрытие, а на самом деле не удивлюсь, если он давно уже оружие возит. Так что если среди бандитов пошел какой-то слух о заказном убийстве, могло и до него докатиться. Да и „доброжелатели“ всегда отыщутся: кто в расчете на благодарность, выраженную материально, кто по иным причинам. Но нашептать на ухо Владимиру Ильичу, что так, мол, и так — на девочку вашу некто зуб точит, вполне могли. То-то он примчался сам не свой на ночь глядя. А теперь не знает, как объяснить источник информации. Я его даже понимаю, и где-то мне его жаль. Кажется, что любит он ее не меньше моего. Но если он Нику обманывал, то сейчас это должно выясниться, а сдается мне — наша Валерия-Вероника не из тех, кто такие штуки спускает».

За окном светлело. Розовое солнце внезапно и шустро вскарабкалось на положенное место над давно уже не дымящими трубами химзавода. Эти трубы нагло встревали в пейзаж и портили его своим нелепым видом. Когда над ними столбом стоял черный жирный дым, их хоть ругали со вкусом и от души, а теперь они торчали и точно — ни Богу свечка, ни черту кочерга.

Одинцов тихонько посапывал, уронив голову на руки и умакнув русый чуб в недопитый чай.

Ника шелестела бумагами в комнате и время от времени звякала чем-то: похоже, что бокалом. Если бы Игорь не знал ее, то сказал бы, что она методично надирается коньяком, преследуя какую-то тайную цель. Оставалось неясным, что она такого обнаружила в этом треклятом конверте. Не похоже на Веронику Валентиновну: пренебрегая правилами хорошего тона, наплевать на гостей и углубиться в изучение каких-то документов, ни словом при этом не обмолвившись. Выходит, что-то важное нашлось среди бумаг, и, значит, нужно ждать и терпеть, а спать хотелось невыносимо.

Наконец за стенкой что-то грюкнуло, задвигалось, будто переставляли мебель. Ника появилась на кухне минут пять спустя:

— Игорь, буди Макса, и отправляйтесь спать. Я постелила вам во второй комнате.

— Не нужно, мы домой пойдем. Да и на работу пора бы… — вяло засопротивлялся Разумовский, у которого глаза уже отказывались открываться — хоть спичку вставляй. Внезапно он отчетливо понял, что если немедленно, сию минуту, не упадет в постель и не погрузится в сладкий сон, то за себя не ручается. Потом мелькнула мысль, что Зевс станет волноваться, но не впервые. А погулять вечером они успели, так что совесть чиста.

Он поднялся из-за стола, ухватил Макса за шиворот. Бравый подполковник, услышав о том, что в комнате его ждет диван, не на шутку обрадовался и даже для виду отнекиваться не стал. Просто чмокнул Нику в макушку и сообщил, что часам к трем вполне будет пригоден для продолжения разговора и даже для порождения умных мыслей. С чем и отбыл на отведенное ему спальное место. Володя выглядел на диво свежим и отдохнувшим, словно успел выспаться где-то часиков с десять — двенадцать.

— Кофе сварить? — спросила Ника.

Она уже переоделась и теперь передвигалась по тесной кухоньке в милом домашнем наряде, в котором казалась еще меньше, тоньше и беззащитней. Володьке сделалось страшно, что он может ее потерять, что с ней что-то случится и… Додумать он не решился — просто схватил девушку в охапку, прижал к себе, краем сознания отмечая, что нельзя сжимать ее в объятиях слишком крепко, а то сделает ей больно.

Она прильнула к нему, расслабилась. Он почувствовал, как обмякли напряженные мускулы, как быстро стало теплеть ее тело. Бессонная ночь не прошла даром: сейчас Володя затруднился бы сказать, сколько ей лет, но на совсем юную девушку она уже не походила. И не морщины выдавали (не было их), не цвет лица — слоновая кость всегда считалась верхом совершенства. А вот глаза выдавали, грустные, умные глаза, которых просто не может быть у человека, не отхлебнувшего большой глоток из чаши страданий. Если молодой человек и сомневался в чем-то, то теперь наверняка знал, что все узнанное им этой странной ночью — правда от первого и до последнего слова.

Завернутые в вишневый шелк перчатка, хорагай и меч стали казаться уже чем-то вроде видения или сказочного сна.

— После тех, необыкновенных, ты сможешь жить со мной? — тревожно спросил он. И добавил печально: — Если вообще захочешь.

— Скорее всего захочу, — без тени кокетства, вполне серьезно ответила Ника. — И конечно, смогу. Другое дело, что тебе тяжело, это я понимаю, как никто другой. Поэтому давай-ка сядем, если у тебя еще есть силы, и повытаскиваем на свет божий наши самые страшные скелеты из самых дряхлых шкафов.

— У каждого в шкафу есть свой скелет, — не то согласился Володька, не то процитировал английскую пословицу. — Ничего себе предложение.

— Страшно?

— Мне — да.

— Мне тоже.

Они сели за стол, держась за руки. Было не очень удобно, зато не так неуютно на душе.

— Кофе остывает, — прошептала Ника.

— Неважно. Видишь ли, нам действительно нужно уезжать, потому что тебя обязательно убьют, если мы останемся тут.

— Это ты всю ночь напролет твердил.

— Да, всю ночь… Курить можно?

— Ты же не куришь. У тебя и сигарет-то нет.

— А у тебя?

— И у меня нет. Уже нет. Как-то незаметно бросила.

— Это плохо.

— Плохо не это. Плохо, что ты не то не доверяешь мне, не то сомневаешься, говорить ли самое главное. Интересно, как ты рассчитываешь жить рядом с человеком, к которому так своеобразно относишься?

— Если бы ты знала, что мне нужно тебе рассказать, ты бы не судила так строго.

— Вполне возможно. Но ты не даешь мне шанса узнать и не судить. Поэтому мне придется сделать первый шаг самой. Тебя наняли. Новое задание. Ты должен убить меня. Это тебя мучит? — И она сильно сжала его тонкое, изысканное запястье, пробежала чуткими пальцами по предмету, который находился под рубашкой.

— Хорошая штука, — сказала безо всякого перехода. — О многом говорит.

Он застыл как изваяние, глядя на нее немигающими синими глазами. Глаза темнели от боли и напряжения, в них отражалось что-то такое, что применительно к другому человеку вполне могло быть истолковано как ужас.

— У тебя глаза почти совсем черные стали, — сказала Ника после довольно долгой паузы.

— И ты об этом говоришь так спокойно? — ужаснулся он.

— О том, что глаза почернели?

— Ты понимаешь, о чем. Об убийстве.

— Хм. А что же мне — в истерике биться? Ты пришел меня спасать, и я тебе в любом случае обязана. Ты стал мне близким и дорогим за эти дни — и в любом случае я тебе доверяю. Это твоя жизнь, тебе отвечать за свои поступки, поэтому в любом случае я тебя не осуждаю. Просто не имею права осуждать.

— Ты — имеешь, — почти по-детски истово проговорил Володька.

— Сначала ты меня выслушай.

Ее тихий и до боли спокойный рассказ Володя Абессинов запомнил навсегда. И не только слова, но и все интонации, и сам голос, эти слова произносивший, — мелодичный, мягкий, чуть хрипловатый, чуть усталый. Это было откровенно и честно, как исповедь. И ему сделалось страшно, что его — убийцу — она выбрала в качестве исповедника. А потом испугала и та простота, с которой она все ему рассказала. Так рассматривают свое прошлое люди, у которых нет будущего. Словно Ника уже не собиралась жить дальше и теперь внимательно разглядывала каждый прожитый день.

Потом заговорил он, и тоже говорил обстоятельно, долго и без эмоций. Он полагал, что ей нужно с открытыми глазами шагнуть в будущее, где они собирались быть вместе. Почему-то в будущее не верилось, но он надеялся и собирался использовать хотя бы один шанс из тысячи затащить ее туда, в это общее «потом», пусть и насильно. Затем заговорили об ответственности, о расплате за содеянное, о том, кто имел право спрашивать, судить, карать и миловать.

— Если бы тебе пришлось рассказывать это все не мне, а Ему, — серьезно спросил Володя, — что бы ты сказала напоследок?

— Какая разница, тебе, или Ему, или собственной совести? От содеянного мною не отрекусь. Не потому, что права или горжусь этим, а потому что и теперь поступила бы так же и никак иначе.

И молодой человек с завистью посмотрел на свою любимую: хотел бы он с такой же легкостью соглашаться отвечать за собственное прошлое. Потому что прошлое — как наемный убийца.

Оно догоняет тебя, подкрадывается исподтишка и наносит удар в спину…

Глава 15

Гости разошлись после обеда.

Заметно было, как нехотя они собираются, но — труба зовет, как говаривал кто-то, чье имя я успела напрочь забыть. Владимир Ильич, все еще в легком шоке от наших рассветных откровений, отправлялся к китайцу-учителю — готовиться к отъезду. Игорь Владиславович собирался навести шорох во вверенном ему ведомстве и обстоятельно проконсультироваться со всеведущим своим заместителем.

Макс (надо будет как-нибудь выяснить и его отчество) хотел доспать со вкусом на рабочем месте, а заодно и покопаться по моей просьбе в некоторых документиках. Как он собирался совместить эти два занятия, я лично представить не могла.

Когда дверь за тремя мужчинами наконец закрылась, в квартире наступила тишина. Как ни странно, она не казалась мне больше необходимой и желанной, а, напротив, гнетущей какой-то, и хотелось, чтобы они поскорей вернулись. А ведь еще совсем недавно превыше всего я ценила именно возможность посидеть в тишине и одиночестве. Как быстро все меняется.

Впрочем, подумать мне нужно более чем сосредоточенно. Пресловутый конверт, о содержимом которого я так и не решилась поведать своим гостям, стоял у меня поперек биографии. Спятить можно от того, что подсунул мой рассеянный ангел-хранитель: не то подарок, какого миллионы людей на земном шаре тщетно ждут всю жизнь, не то бомбу с часовым механизмом, который поставлен на неизвестный мне день и час.

Я приблизительно догадываюсь, как обстояло дело. Крис, почуяв, что жить ему осталось недолго, решил отомстить гэбэшникам и сделал это тем единственным способом, который они действительно прочувствовали бы всей поверхностью кожи. Он лишил их самого главного — денег. Не всей, конечно, суммы: этого он уже не успевал, но такой приличной ее части, что у меня волосы дыбом становились.

И как я теперь понимаю, документы эти он отправил не кому-нибудь, а непреклонному Железному Дровосеку — единственному человеку, которому можно было доверить хоть весь золотой запас швейцарских банков. Жоржу, получившему «подарочек», пришлось долго и трудно решать, сообщать ли мне о нем. И в конечном итоге решил, что мне и так хватает проблем. Кроме того, в моем тогдашнем состоянии я и не отреагировала бы на сообщение должным образом. Жорж назначил себя ответственным за все очень давно, еще когда поступал на службу в «контору» во второй половине пятидесятых. За неполных четыре десятка лет ничего не изменилось в его судьбе. И только теперь я по-настоящему понимаю, отчего он тогда не пожелал, чтобы я делила с ним грядущие тяготы и испытания. Он предвидел, как настойчиво, как отчаянно и упорно станут искать того, кто, возможно, владеет информацией и пакетом документов на долю имущества, которая могла бы принадлежать Сергею Злотникову либо его наследникам, но хитрым образом ускользнула от них.

Я сидела в кресле перед журнальным столиком и все не решалась перечитать бледные прыгающие буквы, поспешно и коряво нацарапанные на каком-то невнятном огрызке бумаги. Последнее письмо Жоржа. Последнее! И даже его он не смог написать как следует, а откладывал на потом, до тех пор, пока стало уж вовсе невмоготу.

Я понимаю его. Он никогда не любил писать письма, даже самые радужные и веселые, а тем более такие. Он не знал, как обрушить на меня новость, которая должна причинить мне жесточайшую боль, но не сообщать ее считал себя не вправе.

«Милая и любимая кошка», — начиналось его послание. Он так и не нашел подходящей интерпретации моего имени и предпочитал звать меня «кошкой»: этих грациозных животных любил более всего на свете и мечтал, когда наконец выйдет на пенсию и поселится со мной в уютном домике под Москвой, завести с полдесятка разных пушистиков. Я сглотнула слезы, которые наконец-то могла позволить себе, — все разошлись, и мое горе я выплакала без свидетелей.


«Милая и любимая кошка. Как-то это по-книжному и нелепо, но я долго думал написать тебе письмо, и вот пришло время это сделать. Не хотел вторгаться в твою жизнь, не хотел возвращать туда, куда возвращать не положено. Но речь идет о вещах, которыми не поразбрасываешься.

Помнишь Криса Хантера? Конечно да. Когда он вызывал меня в Москву из той командировки, то попросил еще и заглянуть в файл, присланный на мой домашний адрес. А там, кошка (неразборчивое слово), точные инструкции, которым я последовал.

И вот результат. Я долго колебался, куда это все девать. Долго хранил в тайне, наблюдал. К сожалению, чем дальше в лес, тем толще партизаны (не могу до сих пор расстаться с твоим кошачьим языком. Совесть у некоторых есть? Или остатки все еще мешают работать?).

Страна не заслуживает такого подарка, зато его вполне заслуживаешь ты.

Я по-прежнему люблю тебя, кошка. И так будет всегда.

Пользуйся вовсю. Целую. Люблю. Твой Георгий».


И уже совсем ниже, еще корявее:


«Даже не знаю, как тебе сказать, но это письмо тебе отправят только после моей смерти. Не плачь и не сожалей обо мне, я своей жизнью вполне доволен. И вот вспомнил как-то, ты твердила — „от содеянного мною не отрекусь“, так это и про меня тоже. Я ни о чем не жалею, и ты не жалей, обещаешь? Не знаю, смотрю ли я с облачка на тебя, читающую это письмо, но в любом случае и сейчас, вот в эту самую секунду, я тебя люблю».

* * *

Кому-кому, а себе Николай Николаевич был вынужден признаться, что Жорж в любом случае обставил его. Сколько долгих лет хлопот, тревог, опасений, тяжкого и бесконечного труда выпало на долю Н. Н. только из-за чертова Железного Дровосека с его принципиальностью, бескомпромиссностью и чистоплюйством.

Взял бы он себе эти клятые деньги — было бы даже не так обидно. Достал бы его тогда генерал Кольцов очень быстро, потому что человек, отягощенный богатством, — добыча сравнительно легкая. Он ведь от своего имущества никуда не денется, потому как привязан к нему крепче чем стальными цепями. И это Н. Н. знает не понаслышке, а испытал на собственном, хоть и не таком уж горьком опыте. Обидно, что при всем своем богатстве, при всех огромных деньгах, которые заработал благодаря собственной смекалке и таланту финансиста, они не дали ему почувствовать себя лучше и достойней, чем бывший шеф. Вот же бельмо на глазу!

Георгия не то судьба любила, не то небесный тезка активно охранял. Но был он по-прежнему неуловим, свободен и независим ни от кого — и от себя и своих прихотей в том числе.

Кстати, строго говоря, доказательств тому, что документы на эту долю имущества Крис Хантер в свое время отправил Жоржу, у Н. Н. не имелось. Только глубокое убеждение, основанное на доскональном знании предмета, да чертовская интуиция — вот и все, чем он располагал. Много это или мало — кто его разберет? Кольцов привык доверять своей интуиции. Она его никогда не подводила.

И тогда, когда озверевший шеф начал разбирательство на следующий день после похорон Сережки Злотникова, его только эта чудесная способность и выручила. Потому что светило тогда генералу Кольцову что-то вроде Соловков на новый лад. Впрочем, реакцию шефа на свои с Сережкой художества предвидел он еще в самом начале, когда начинал проворачивать сей хитроумный план. А потому заручился поддержкой, где надо. Так что не с пустыми руками встречал Жоржа в своем кабинете. И четко и внятно обрисовал ему ситуацию: или он, шеф, в их дела не вмешивается, а делает вид, что так оно и должно быть; либо те, кто имеет гораздо больше полномочий, нежели Георгий Александрович, вплотную займутся уже им самим. Ибо у высокого начальства в этом деле свой интерес имеется — и немалый.

Но Жорж рычал, что в порошок сотрет и начальство, и заместителей, и прочую шваль, которая Родину продает, как Иуда за сребреники. И бледнел генерал Кольцов, слыша этот яростный тихий рык, понимая, что нет на свете такой силы, чтобы Железного Дровосека одолеть или напугать. Мелькнула спасительная мысль про девку его: легенды ведь по «конторе» ходили о том, как он над ней трясется. Это был шанс, микроскопический, но все же шанс. А вдруг ее пожалеет, хоть и не похоже это на Жоржа — кого-то, пусть даже самого близкого, жалеть. Да и про японца намекнуть стоило бы. Ревность, обида, гнев — они глаза застят. И может, появится у генерала Кольцова пара дней на приведение в порядок своих дел.

Впрочем, он опоздал. Сухим и бесцветным голосом было объявлено ему, что Жоржа завтра на рабочем месте он не увидит. У него умерла жена: не старая, а нынешняя. Курсантка Валерия Яблоньская. А соболезнования, мерзавец, даже слушать не стал. Сказал, не от грабителей и иуд ему слова сожаления выслушивать положено. Как к стене припечатал и полную обойму прямо в лицо выпустил. Жорж никогда деликатностью не славился, скорее уж наоборот. Странно это все. Долгие годы Н. Н. ненавидит бывшего шефа и мечтает с ним поквитаться за все сразу. Душит его злость при одном только упоминании о легендарном Жорже. А вот поди ж ты — обиды на него не держит. Не испытывает то есть подобного чувства. Потому что где-то в глубине души восхищается непреклонным Железным Дровосеком. И даже в минуту, когда тот о смерти любовницы сообщал, тоже восхищался. Потому что далеко не всякий сможет так крепко держать свое горе за горло, чтобы не давать ему пикнуть лишнего.

Генерал Кольцов сразу сообразил, отчего умерла курсантка Яблоньская. В этом ведомстве ничего скрыть невозможно. В день гибели Уэсуги Нобунага она ездила в районную больницу — не спросив разрешения, конечно. Хотя обязана была обратиться в медпункт по месту обучения. Думала наивная девочка, что таким образом сохранит свой секретик, но она слишком замешана во всех событиях, чтобы генерал Кольцов не обратил внимания на этот ее поступок. С обычной проблемой советских и постсоветских женщин заявилась к врачам курсантка. И оказали они ей посильную помощь, какую оказывают всем, кто не доносил по разным причинам ребенка. А это значит, что японец, кабы дожил, стал бы папочкой.

Эту информацию он Жоржу и попытался в свое время подсунуть, но тот его так окоротил, что до сих пор вспоминать тошно. Потому что никого вроде не боялся Кольцов. А вот Георгия Александровича — панически, как зверь огня. Что-то животное, дикое, первобытное в нем просыпалось при виде начальника. Потому что понимал генерал разницу масштабов: не выдерживал он никогда сравнения с Железным Дровосеком. Даже и пытаться нечего.

Когда же Жорж внезапно исчез, словно растворился на необъятных просторах Родины спустя пару месяцев, генерал Кольцов преступно не задумался над причинами. Обрадовался, надо признаться, настолько, что вздохнул спокойно и с облегчением. Ему бы, дураку такому, забеспокоиться, сообразить, что люди вроде Георгия Александровича живыми не сдаются. И если он предпочел избежать прямого столкновения, то нашлись у него очень веские на то причины. Но смалодушничал Н. Н. — чего греха таить? Мелькнула догадка безумная, что девица-то не умерла, возможно, и теперь голубки собираются где-нибудь в дремучей провинции век коротать, да так же и исчезла. Ему-то какое дело? У генерала Кольцова и без того хлопот полон рот. Ему пришлось досрочно выходить в отставку — а это тоже еще фунт лиха и воз мелких неприятностей. Потом он кучу здоровья угрохал на то, чтобы выцарапать себе львиную долю имущества, оставшегося от погибшего товарища. Для этого пришлось безутешную вдову таскать по заграницам, оплачивая ей поездки за свой счет и трясясь над ней, как над золотой гусыней. Одна радость, что она гусыней на самом деле и оказалась: глупая, жадная, ничего в делах мужа не смыслила и языков, слава Богу, не знала.

Покупать пришлось и переводчика, и нотариуса, и свидетелей. Тоже в копеечку влетело, если вдуматься. А что до европейской бюрократии, то те, кто жаловался на российскую, просто за границей бумаг не оформляли. Там такие крючкотворы сидят, что удавиться можно. Н. Н. кричал, что ему всю плешь проели, пока удалось выцарапать у всех этих банкиров с их адвокатами наследство генерала Злотникова. Получившая семьдесят пять тысяч зеленых откупного вдова покойного считала, что на нее пролился золотой дождь. Если бы она догадывалась о том, какую ничтожную долю процентов выделил ей Коля Кольцов, то, вероятно, последовала бы за супругом в лучший мир, не выдержав разочарования. Но Бог ее миловал, и она осталась вполне всем довольна. Чего нельзя сказать о самом Н. Н., которого тогда только и обрадовали известием, что в список имущества, переходящего в его владение, не включен один, самый значительный, пункт. И не включен по той причине, что господин Злотников также этим имуществом не владел. Не слышали о нем ни в одной из почтенных контор и банков.

Сперва Кольцов заподозрил этих буржуйских кровопийц в мошенничестве, но затем одумался. Им было не с руки подрывать свою репутацию ради такого пустяка. Это ему, Н, Н., всю жизнь протрубившему на советскую зарплату, миллионы долларов казались чем-то недостижимым. А в Европе в ходу совсем другая игра по совсем другим правилам. Это злосчастное имущество ухитили уже давно. На стадии распределения. И Н. Н. даже знал, кто выкинул такую шутку. Только толку с его знания теперь-то.

Был бы жив американский хакер, генерал его из-под земли достал бы и мозги вправил. И живо получил обратно то, что, считал он, принадлежало ему по праву. Но в данных обстоятельствах добыть Криса из-под земли было штукой нехитрой — только вот что с ним делать потом? И уже много позднее озарило: не зря Жорж предпочел скрыться в неизвестном направлении. Ведь и сам Н. Н. твердил, что любого можно купить. Просто иногда дают недостаточно, отчего в мире все еще существуют неподкупные люди. А вот то, что Крис Хантер, по всей вероятности, предложил Георгию Александровичу в качестве посмертного дара, было той ценой, на которой и Железный Дровосек сломался. И Н. Н. его понимал и не осуждал. Он просто страстно жаждал получить обратно свои деньги и свою собственность.

Какое-то время безнадежно разыскивал Жоржа по всей России и за ее пределами. Ничего не вышло — бывший начальник зубы съел на всех этих фокусах. Чтобы найти на него управу, нужно пользоваться услугами такого же высококлассного профи, а где его найдешь? Затем Кольцов стал гражданином Швеции и с головой ушел в бизнес. Умножил свой капитал, разбогател до неприличия и вот, когда налаженное дело заработало само, когда его присутствие уже не требовалось ежесекундно и ежечасно, отправился осматривать свою потенциальную собственность. И там испытал потрясение до глубины души.

Не нашлось Жоржа в том месте, где он просто обязан был находиться. Собственность исправно функционировала сама по себе, но нынешний хозяин ее не появлялся, и ждали его с каждым годом все нетерпеливее и со все возрастающим интересом. Деньги капали немалые, а за ними все никто не приходил. И досужие сплетники, и заинтересованные в этом деле сведущие люди с равным недоумением спрашивали, когда же нынешний владелец даст о себе знать.

Господин Кольцов решил, что само небо на его стороне и вот и пришел его звездный час. С этим он снова двинулся на историческую Родину. Уже не столько возвращать свою собственность (хотя теперь-то и подавно от нее не отказался бы — это же какие там должны были нарасти проценты за долгие годы), сколько еще и отыграться на Жорже и — отдельно — на его молодой жене за все свои мучения. Перипетии его поисков — история скучная и неинтересная. Мстительный характер и жажда всенепременной сатисфакции влетела бывшему гэбэшному генералу в такую копеечку, что теперь утерянные миллионы стали ему жизненно необходимы. В расходах он не стеснялся и, гоняясь за фантомами, не только истратил весь доход от с таким трудом налаженного дела, но и залез месяца два тому назад в основной капитал. А это уже стало началом краха. Теперь Н. Н. с удвоенной страстью искал шефа и был готов своими руками придушить его, только бы узнать, где уворованные миллионы.

Думать о том, что Жорж может оказаться непричастным к их исчезновению, Н. Н. просто боялся. Эту мысль, время от времени являвшуюся ему в ночных кошмарах, он гнал от себя прочь. Он сам себе придумал некий миф и теперь трудился над его воплощением с усердием китайского землекопа. Это стало уже манией, своего рода помешательством. И если прежде генерал Кольцов упорно, не щадя себя, строил по кирпичику свою карьеру в КГБ, не гнушаясь ни лестью, ни ложью, ни предательством, ни заискиванием, то теперь он строил свою жизнь в ненависти к Железному Дровосеку, бывшему шефу и вечному противнику. Жизнь без этой ненависти и жажды уничтожить непотопляемого, гордого и независимого Жоржа просто не имела для Н. Н. никакого смысла.

* * *

Выходила я, вообще-то, за покупками. Собиралась вести себя как скромная и приличная молодая женщина, которой для полного счастья в доме не хватает килограмма репчатого лука, двух — двух с половиной килограммов мяса и чего-нибудь на гарнир, чтобы накормить ужином троих голодных, здоровых мужчин.

Готовить для себя всегда неинтересно. Во всяком случае, при всей моей симпатии к собственной персоне кормить ее горячими обедами и ужинами мне крайне редко приходило в голову. А вот близкие люди — это дело другое. Они заслуживают и внимания, и заботы. Я вспоминала рецепт чего-нибудь особо вкусненького и завлекательного, когда натолкнулась взглядом на унылое серое существо, маячившее под кустиками метрах в десяти от нашего парадного.

Благоразумием я отличалась не часто. И это явно был не тот исключительный случай, когда оно (благоразумие) брало верх над естественными реакциями моего организма. Сейчас организм реагировал острым желанием взять человечка за шиворот и вытрясти из него всю правду. Выпытать подноготную и хотя бы с этой частью мелких неприятностей покончить раз и навсегда.

Возможно, это вечер воспоминаний на меня так подействовал. До того я существовала вжившись в образ недавней студентки и тихой программистки, которая-то и на коньках последний раз стояла в пятом классе, не то что тонкими ручонками в драке может помахать. Но разговоры, которые я недавно вела, подействовали на меня как звук трубы на старую боевую лошадь. Я встала на дыбы и только что не заржала. А затем бодрым шагом отправилась в сторону своего неумолимого преследователя.

Бедняга, кажется, думал, что он незаметный, как лавочка или деревце. Потому что на его лице при виде моей решительной поступи отразились попеременно недоумение, растерянность и панический ужас. Он резко развернулся и не выбрал ничего лучшего, чем заскочить в соседнее парадное.

Была бы я дюжим спортивным мужчиной, он не повел бы себя так непрофессионально, ибо ждал бы подвоха и вообще, и в частности. Действий решительных ждал бы от мужчины, будучи обнаружен. А вот я собой никакой угрозы не представляла. И поэтому он запаниковал от моих нестандартных поступков и стал совершать одну ошибку за другой. Старенький он был уже, мерзавец. И здоровьишко, видимо, пошаливало. Его тяжелое дыхание слышалось двумя этажами ниже. Я преодолевала ступеньку за ступенькой, догоняя его, а в мозгу, словно хронометр, отстукивала мысль — на-до-ел, на-до-ел и так далее… Я настигла его на площадке между седьмым и восьмым этажами и придавила к замызганной стене у неопрятного мусоропровода. Ароматы тут витали злокозненные, нормальному человеку противопоказанные. Так что с этой точки зрения мои действия можно квалифицировать как нарушение Женевской конвенции, в той ее части, где говорится о пытках военнопленных.

— Что вам нужно? Я вас не понимаю… — залопотал человечек, и бросилась мне в глаза его лысина, покрытая крупными каплями пота. Неизвестно, как бы обернулось это дело и хватило бы у меня решительности его допрашивать. Потому что жалким он оказался до невозможности, и злость моя как-то сама собой улетучилась. И даже чуть не стало неудобно — загоняла бедного дядечку, а вдруг ему сейчас плохо станет. Словом, могла бы и смутиться, и оставить его в покое, но тут он потащил из кармана нож. Здоровый такой, выкидной, из тех, что делают на зоне, с цветными красивыми накладками. Ух как я обрадовалась. Этот нож долго будет стоять у него поперек горла. При этом я старалась его не калечить и уж точно не касаться оружия, потому что потом еще полжизни разбираться будешь с родимыми правоохранительными органами, которым почти всегда все равно, кого именно правоохранять — не то потерпевшего, не то нападавшего. Это уж как бог на душу положит. А он почему-то редко разбирается. И выходит по старой армейской пословице: сейчас разберусь как следует и накажу кого попало. Выкрутив противнику руку, подождала, когда он зашипит от боли, а нож вывалится из посиневших пальцев на пол. Теперь пару болевых приемов (глаза боятся, а руки делают, — что значит память тела!), и вот он уже готов сказать все, что угодно.

— Ты в доме копошился? — спросила я почти миролюбиво.

Он обозвал меня неприличным словом и вытаращился, словно рассчитывал на то, что я оскорблюсь и отстану от него с глупыми вопросами.

— Ты?! — рявкнула я уже злее.

— И что?

— По стенке размажу!

— Ссс…

Он не договорил. Этот человечек принадлежал к странной породе людей, которых нужно бить сильно и при этом не жалеть. Противно, конечно, но что поделаешь.

— Я, я, пусти руку! Руку пусти, — захныкал он уже через десять секунд. Я считала.

— Зачем?

— Наследство искал, япошкино.

А вот этого мог бы и не говорить. Возмездие свершилось как-то само собой. Он захлюпал носом, принялся постанывать.

— Попробуй только взвизгни. Это будет твоя леблядиная песня. (Фу, какой жаргон. Но не политесы же с ним разводить.)

— Молчу, молчу, только не бей.

— А вот молчать не надо. Надо честно и откровенно признаваться, зачем ты меня пытался под поезд пристроить.

— Я не нарочно. — Он даже не пытался отпираться. — То есть не до смерти. Я собирался сам и вытащить в последнюю секунду, чтобы, значит, дружбу свести. В дом чтобы пригласили.

Я была рада, что из него не пришлось по-взрослому вытряхивать душу и он все рассказывал торопливо и услужливо. Но было мерзко, будто глотала болотную тухлую воду.

— Жучок твой?

— Ммм-м, — замотал он головой.

— Твой, сволочь?

— Мой, да, мой, — торопливо закивал.

— А Леночка?

— Какая Леночка? Ой! А, эта Леночка… Да я с гипнотизером связался, сукой. Какой он гипнотизер? Как из собачьего хвоста сито. Словом, она через пень-колоду после сеанса помнила, о чем мы ее допрашивали. Он ее гипнотизировать заново, а она в крик. Вот и прибегли к помощи настоящего знатока. Крутой мужичара — сразу ей из головы все воспоминания выбил. Наверное, перестарался.

В этот момент у меня возникло желание тоже слегка перестараться, но я взяла себя в руки, строго напомнив, что я время от времени законопослушный гражданин и для меня же лучше пребывать в этом качестве.

В принципе все стало ясно. Оставалась мелочь: дотащить этого гада до своей квартиры, там временно обезвредить и дозвониться до капитана Сторожука с требованием немедленно явиться к театру военных действий. И уже Павлу Сергеевичу сдать этого… с рук на руки. М-да. Легче сказать, чем сделать. Но и не стоять же здесь до глубокой ночи эдаким памятником единения рабочего класса и трудового крестьянства. Это только в сериалах легко все выходит. А на самом деле он понимает, что на этой улице меня все знают, поэтому любые мои угрозы будут пустыми и беспочвенными. Не зарежу же я его в самом деле, если он начнет голосить на всю округу, что я его веду к себе силком. В этот момент глаза человечка широко раскрылись, в них мелькнуло странное выражение не то радости, не то огорчения, не то изумления (разберешь его). И в ту же самую секунду меня кто-то тронул сзади за плечо. В общем, я — как бы это помягче выразиться? — отреагировала. По площадке что-то загрохотало, издало звук падения мягкого и тяжелого тела, а также звук типа «приглушенный вопль и последующее обиженное бормотание». Бормотание показалось смутно знакомым.

— Ну вы даете, — произнес обиженно капитан Сторожук. — Кто это вас научил так драться?

* * *

Человечек печально обвис, надежно прикрепленный наручниками к трубе в моей ванной. Мы с Павлом пили на кухне кофе и болтали о каких-то милых пустяках. Ждали опергруппу, которой собирались предъявить нападавшего с ножом, на котором имелись только его отпечатки пальцев; а также рассчитывали отыскать аналогичные отпечатки на стекле библиотечного стеллажа и вообще в квартире. Что вкупе с моим заявлением о проникновении в квартиру во время моего отсутствия должно было повлечь за собой определенные последствия для Петра Семеновича. С показаниями Разумовского было возможно инкриминировать ему и нападение в метро.

— А что же он у вас искал все-таки? — не выдержал Павел. — Надо же что-то писать.

— Хорагай, сюко и одати, — ответила я машинально. И тут же добавила: — Отдельно отметьте, что ценность этих предметов я узнала только от него, от грабителя то есть.

— Это еще что? — поморщился капитан.

— Самурайский меч, перчатка и боевая труба.

— А откуда?..

— Дедушка привез с японской войны еще. Я его видела только на единственной фотографии, где он снят на фоне горы отрубленных голов.

— Фью-ю-ю, — присвистнул Сторожук. — Серьезный был господин. И кем он вам приходится?

— Двоюродный какой-то, малоизвестный науке дедушка, у которого было свое кино в голове про трофеи и сувениры.

— А-а, — понимающе протянул Павел. — То есть вы лично ни сном ни духом. Даже легкого намека, даже тени подозрения не было?

— Ни-ни, — заверила я его почему-то внушительным басом.

— Это неважно, — уверил меня милый капитан. — Правонарушения, совершенные нашим пленником, налицо, а знали вы сами о стоимости своего имущества или нет — это уже второстепенная деталь. Заявление напишете сейчас?

— Сию минуту. Помогите составить бумагу правильно, чтобы потом не переделывать по второму кругу.

— А слоечек вы не пекли? — спросил он жалобно.

— Нет. Зато могу угостить тортиком.

— Тортик тоже сойдет. Обожаю сладкое. Кстати, позвольте выразить вам свое восхищение и еще раз назойливо полюбопытствовать — кто это вас так драться научил?

— Долгая история, Павел, и совершенно неинтересная. И похвастаться чем-то конкретным я не могу. У меня выходит от случая к случаю, скорее из-за энтузиазма, нежели из-за мастерства какого-то особенного.

— Я заметил, — протянул капитан, демонстративно потирая затылок, ушибленный при падении.

Даже думать не хочу, что я ему ушибла, лягнув ногой.

— Как вы рискнули к нему подойти, преследовать? Я когда увидел, что он от вас драпает, сначала растерялся. Потом побежал следом, а вы у него уже нож выбили и допрашиваете. Так я даже не стал мешать. Решил подойти попозже, когда услышу достаточно, чтобы подозреваемого задержать. И тут такой странный прием…

— Простите бога ради.

— Сам виноват. Под горячую руку, ну то есть ногу, сунулся без предупреждения. В принципе должен еще спасибо сказать, что вы меня вообще не того… Словом, о своих боевых навыках вы ни гу-гу… Ладно, замнем для ясности. Вы мне вот что еще скажите — вы этого красавца раньше видели когда-нибудь?

— На лестнице, — протянула я. — Вот же оно! Точно, я и сама думаю — где, когда? На лестнице! Когда сосед ремонт весной делал… Розовый слоник, унитаз то есть в розовые цветочки… Он — чудак этот, а не унитаз, конечно, — стоял на лестничной клетке, точнее, между этажами. А когда всех залило и люди рванули наверх, он стал спускаться вниз, чем резко отличался от остальных. Но…

Я внезапно замолчала. Павел с тревогой вглядывался в мое лицо: представляю, как оно менялось в эти короткие мгновения. Но я вспомнила наконец, где видела этого самого Петра Семеновича. Вспомнила так ясно, словно это случилось вчера.

Там, во дворе, где пылал оранжевый шар и куда со всех сторон бежали люди.

Я стояла в дверях учебного корпуса и меня толкали, потому что я мешала пройти. Меня пихали все кому не лень. И он тоже толкнул меня, потому что я стояла у него на пути. Этот самый серенький человечек; его крысообразное личико я отчетливо видела сейчас мысленным взором. Он торопливо шагал, нелепо взмахивая правой рукой, и я не давала ему пройти — но он был единственным, кто толкнул меня в грудь. Он тем и отличался от остальных, что все бежали в сторону места трагедии, а он шел от него.

Я молча поднялась из-за стола и зашла в ванную. И от всего сердца вмазала этой сволочи. Его голова с треском ударилась о стену. Павел выскочил следом за мной:

— Что вы делаете, Ника?!

— Узнала-таки, — прошипел крысообразный, сплевывая кровь на мой свежевымытый пол.

— Нет, вы ошибаетесь, — ответила я, разворачиваясь на каблуках. — Я никогда вас не видела до того дня, когда меня затопил сосед сверху.

Ошарашенный Павел вернулся следом за мной на кухню.

— Вы мне ничего не хотите объяснить?

— Объяснять нечего. Слабая женщина, нервы сдали, вот и веду себя черт знает как. Вы уж простите и отнеситесь снисходительно к моим фортелям.

Он вздохнул:

— Значит, не расскажете. А я почему-то уверен, что это длинная и очень увлекательная история.

— Поверьте на слово — не увлекательная, скорее трагичная.

— Верю, — невесело усмехнулся он. — Вот-вот ребята приедут. Если есть какие-то просьбы или предложения, я весь внимание. Потому что минут через пятнадцать тут начнется полный бардак.

— Просьбы есть, а вот возможно ли их выполнить?

— Я постараюсь.

— Тогда сделайте милость, начните заниматься этим гражданином дней этак через пять-шесть. Выполнимо?

— Вполне. Но что вам это дает? — Он посмотрел на меня удивительно знакомым взглядом, и, к ужасу и стыду своему, я узнала взгляд Казика при прощании. Тогда огромный пес окинул меня напоследок именно таким, печальным, горьким, понимающим. «Ты уезжаешь навсегда, — казалось, говорил он. — И больше не приедешь никогда. И все ты врешь, что вернешься. Я точно знаю, что не увижу тебя». И от этого взгляда слабели ноги и начинала предательски дрожать нижняя губа.

— Надолго? — тихо-тихо спросил Павел.

И когда мы научились общаться без слов? Вроде почти незнакомы.

Я неопределенно пожала плечами.

— Значит, насовсем, — вынес он приговор.

— Я напишу или позвоню.

— Все ты врешь, — ласково сказал капитан Сторожук. — Но это совершенно неважно.

Я открыла рот, чтобы что-то объяснить, пообещать или хотя бы попросить прощения, но тут дверной звонок исполнил какую-то лихую композицию, и через несколько мгновений мой дом заполнился уже знакомыми ребятами из опергруппы, которые тут же приступили к осмотру места событий. Павла тянули в несколько сторон сразу, и больше нам не удалось поговорить с глазу на глаз.

* * *

Машина киллера вот уже около восемнадцати часов стояла, не трогаясь с места. С одной стороны, глупо было бы ехать на таком приметном драндулете убивать девчонку, но с другой — не станет же этот трижды хваленый Даос работать, не подготовившись предварительно, не понаблюдав за ней, не разузнав, что там и как? Убить на следующий день после получения заказа — это в стиле какого-нибудь подзаборного алкаша, которому обещали подкинуть на опохмелку. Вот он и торопится так, что ног под собой не чует. А последствия, следствие и даже приговор суда его в этот момент не волнуют. Не до того ему, сердечному. Но серьезный человек, славящийся своей аккуратностью, скрупулезностью и изобретательностью, так глупо себя вести не может. Из этого следует, что машина стоит на месте, а он где-то шляется, совершенно безнадзорный. Что же это выходит такое? Никакого контроля, так прикажете понимать?

Н. Н. бушевал так, что Константин даже боялся на пороге кабинета появиться. А не явиться пред светлые очи босса тоже нельзя: и так злэ, и так недобрэ, как говорят в Украине.

Посланные на разведку архаровцы принесли взрывоопасную новость: никакой машины там в помине нет. «Маячок» аккуратно прикреплен внутри водосточной трубы в каком-то глухом переулке, а где обретается «хаммер» и его хозяин, они вот уже восемнадцать часов не знают. В принципе ничего катастрофического не произошло. Просто парень оказался еще более крут, чем подозревали. А человек такого склада, да и еще такой опасной профессии, контроля не любит и слежки за собой не потерпит. И все же — один-единственный раз генерал Кольцов упустил нить событий из рук, а теперь не может расхлебать эту кашу. Он устроил своим жуткий разнос, но даже душу не отвел как следует. Разве что страху на своих остолопов нагнал. Только толку от этого страха — они все равно не станут шустрее поворачиваться, потому что когда Бог раздавал всем желающим мозги, эти, видимо, отошли пописать. Гориллы, костоломы, придурки!

Кольцов разорялся до тех пор, пока не почувствовал, что окончательно выдохся. В ушах звенело, перед глазами скакали не то чтобы кровавые мальчики, но какая-то разноцветная хренотень в крапинку, что предвещало головную боль ближе к вечеру и очередное китайское предупреждение от озабоченного врача. Здоровье еще во времена работы в «конторе» серьезно подорвано, а последующие волнения его не прибавили. Не всем же быть Железными Дровосеками. Николай Николаевич тяжело плюхнулся на низенький диванчик, вытянул ноги, прикрыл глаза, яростно массируя затылок. Однажды так может хватить удар. И все, жизнь закончена. Даже если выкарабкаешься, станешь ходить под дамокловым мечом: этого не пей, этого не ешь, того не делай, сего и думать не моги. Мерзость, а не жизнь. Вот Жорж, к примеру, пил, как сволочь, и хоть бы что. Ни в одном глазу, стройный, подтянутый, сухощавый. Будто в деревянную ногу сливал проклятую водку. И ел все подряд, где бы они ни были. Даже какую-то саранчу печеную грыз — не поморщился. И ничего, ни спазмов, ни тошноты, ни колик. Чугунные болванки мог переварить. Бабу вот завел себе молоденькую…

Кольцов думал о Жорже всегда, хотя не всегда это замечал. Он не расставался с ним ни на минуту. Незримая тень бывшего шефа постоянно присутствовала за спиной у Н. Н. С ним он соревновался, на него равнялся, его все время пытался переспорить. Да куда там — кишка тонка. Жорж небось от инсульта не сдохнет. У него все тип-топ. В коридоре послышалась возня. Вот идиоты, знают же, что хозяину плохо, трясутся от страха после нагоняя, а все равно не могут нормально, по-человечески что-то сделать. Как слоны в посудной лавке, право слово. И куда все нормальные люди подевались? На службу некого взять. Или отребье такое, что на голову не налазит, или страдает острой умственной недостаточностью. Вот и выбирай из скудного ассортимента.

Двери распахнулись, и в красном мареве, плававшем перед глазами разъяренного и больного генерала, возник высоченный широкоплечий силуэт.

— А? Что?! — вскинулся Н. Н. — Кто посмел?

— Прошу прощения, — нагловато извинился агрессор.

В ушах у Кольцова звенели все колокола на свете, поэтому голос, хоть тот и показался смутно знакомым, определить было невозможно.

— У меня неотложное дело.

— Вон отсюда, наглец. Костя! Ты что там ушами хлопаешь? Кто сюда этого впустил?

— Костя в краткосрочном отгуле, — пояснил вошедший.

— Каком еще отгуле?

— Отдыхает. Ему спешно понадобился отдых после столкновения с горькой действительностью.

— Горькая действительность — это ты, что ли?

— Для него — да.

— А остальные? — В голосе Н. Н. против воли прозвучал интерес.

— Отдыхают. Нервы, усталость, недомогание. Ребята хорошие, их ругать не следует.

— Ты меня убивать пришел или как?

— Я — нет, — спокойно ответил незваный гость. — Я — или как…

Кольцов болезненно сощурился и после долгого вглядывания в плавающий туман обнаружил еще два или три нечетких контура.

— Я тебя узнал, — просипел он. — Ты — Даос.

— Верно, Николай Николаевич. Не могу утверждать, что приятно познакомиться.

— И чего ты хочешь от меня, Даос? Гонорара?

— Нет. Работа не выполнена, гонорара не будет.

— Он пришел со мной, — произнес другой голос. И он наверняка принадлежал молодой женщине.

«Черт знает что, — подумал генерал. — Привидение». А вслух спросил:

— Ты?

— Я, товарищ генерал. Решила, что вам будет особенно интересно узнать, как умер ваш товарищ, Сергей Злотников. Да и за вами должок.

— Что она тебе пообещала? — обратился Н. Н. к невозмутимому киллеру. — Сколько? Она же нищая, а я тебя озолочу.

— Не такая уж нищая, — жестко произнесла она. — Осталось кое-что на черный день.

— Так Жорж уволок эти железки для тебя? После всего, что было? После ребенка? После японца? Мать твою, он что — помешан был на тебе?!

— Любил. — Она присела рядом с ним на диван. Создавалось впечатление, что старые знакомые беседуют о днях минувших. Только текст не соответствовал изображению. Как принято говорить: не совпадали аудио— и видеоряд.

— Все-таки это ты Сережку Злотникова… — прохрипел генерал.

— А вы на что рассчитывали? Что его ангелы на небо забрали за благие деяния?

— Я говорил этим засранцам из экспертной службы: внимательнее, внимательнее осматривать. А они: «Синячок крохотный, от такого не умирают. Сердечный приступ, сердечный приступ». Я знал, что это японские штучки, я жабрами чувствовал. Тебя же похоронили? — спросил внезапно.

— Да. Прилично похоронили, венки с прочувствованными надписями, памятничек вполне пристойный… не могу пожаловаться.

— Да, Железный Дровосек своего добиваться умел. Ну и как он? Счастлив? Чего экспроприированным не пользуется?

— Жорж умер этой весной, — сухим и безжалостным голосом отвечала она.

— Что?! — В горле у генерала пересохло, и голос вылетал свистящий, как ветер в пустыне. — Как «умер»?!

— Как все. По-настоящему.

У этой девки, подумал Н. Н., ни нервов, ни сердца, видимо, нет, раз она так спокойно говорит о смерти Жоржа. А ему казалось, что из него выдернули позвоночник и теперь он больше никогда не сможет встать с этого утлого диванчика. Да и зачем ему теперь вставать и куда-то идти? Все. Жизнь закончилась — нелепая, жалкая и бессмысленная жизнь, в которой больше нет цели.

— Обошел, — простонал Кольцов. — Обставил. Снова обставил, сволочь! Мразь!

Он не замечал, как по посеревшим щекам текут потоком слезы, как прыгают посиневшие губы, как трясутся жирные руки. Он хрустел пальцами, бездумно и беспорядочно дергал себя то за воротник, то за полы шикарного дорогущего пиджака.

— Мразь, мразь, какая мразь! Как же так, умер… От чего?

— От жизни. — Ее голос пролязгал стальными гусеницами прямо по его несчастному мозгу. — От усталости.

— И теперь, даже если тебя убьют…

— Меня не убьют, — отчетливо произнесла она прямо у него над ухом. — Но даже если бы и убили — ему уже не будет больно. Уэсуги тоже не было больно, я знаю это. И Крису. И всем ребятам из «Фудо-мёо», которых ты предал и послал на смерть, — им тоже уже не больно. А вот твоя боль еще впереди.

Ему стало страшно и пусто.

— Не докажешь, — захрипел он. — «Фудо-мёо» не докажешь. Да и кому теперь дело?

— До денег всегда кому-нибудь найдется дело.

Она била по самому больному, по самому дорогому, что еще оставалось у него. Впрочем, генерал внезапно почувствовал, что ему становится безразлично, отберут у него деньги или нет, посадят его в тюрьму или не посадят.

«Обошел, обставил, убежал от боли и слез. И теперь смеется оттуда. А эта тварь явилась убивать меня, как когда-то Сережку Злотникова», — прыгали беспорядочные мысли.

А она продолжала упорно добивать его, словно вколачивала гвозди в крышку гроба.

— Доказать тоже получится. Единственного человека ты оставил в живых.

— Прошляпил, — прохрипел Кольцов.

— Перестраховывался. Надеялся, что он не выживет, а если выживет, то не вспомнит. А если вспомнит все-таки, то уже не выживет. Нет? Но ты демонстрировал начальству, как спасали всех, кого могли спасти, согласно твоему приказу.

Он улыбался тупой и бессмысленной улыбкой: «Опять переиграл. Опять оказался умнее и дальновиднее. Взял и умер! Как же теперь без него? И даже если пристрелить сейчас эту суку, то удовольствия никакого, потому что Железный Дровосек так и останется Железным. И ничто его не коснется».

— А документы?

— Сам он никогда бы не использовал, — охотно пояснила она. — Но мне оставил все. Потому что знал, что я не настолько честна и бескорыстна.

— Никто не может быть настолько честным и бескорыстным, — промычал Н. Н. — И не заикайся даже сравнивать себя и его. Сравнила божий дар с яичницей.

— Правда. Странно, что я с вами соглашаюсь, но соглашаюсь.

— Ты выиграла, — бесцветным голосом сказал Кольцов. — Но не сама. А только благодаря ему. Он сделал для тебя запасной вход в новую жизнь. Мы все есть только благодаря ему: ты, я, этот твой последний выживший из «Фудо-мёо». Все.

— Сейчас и ты умрешь, — усмехнулась она.

— Мои люди за дверью. — Он хватался за соломинку, но было видно, что делает это через силу, будто по обязанности, будто на самом деле ему уже неинтересно.

— Ни черта твои люди… — Она не договорила. Придвинулась ближе и почти нежно потянула к нему руку.

Кольцов отпрянул от нее в ужасе, вскрикнул, побагровел; глаза его выкатились из орбит, и он стал медленно оседать на сторону, стягивая за собой пушистое голубое покрывало.

— Удар, — констатировал Володька.

— Неприятная смерть, — подошел поближе Разумовский. — Никому бы не желал умереть от страха.

Ника смотрела на покойника широко открытыми глазами.

— Нам здесь больше делать нечего. Пошли, пока архаровцы не очнулись.

Все это время молчавший Макс внезапно произнес:

— Не могу отделаться от мысли, что он любил твоего Жоржа. На какой-то свой, извращенный, скособоченный, лад, но любил. Что за чертовщина в голову лезет?

— Правильно лезет, — согласился Игорь. — Типичная любовь-ненависть. Ни с тобой, ни без тебя, называется. Страшненькое чувство.

А сам в это время думал совсем о другом. Он думал о том, сделала бы Ника решающее, последнее движение, нанесла бы она смертельный удар, если бы Кольцов не опередил ее своей внезапной кончиной?

* * *

— Может, все-таки поедешь с нами?

Этот вопрос я задавала Максу уже в двадцатый или тридцатый раз.

— Спасибо, Лерка. Я бы с удовольствием. Но если здесь кто-то не останется, чтобы работать на износ, то теперешний бардак превратится в хаос. Не вешай нос, отдыхать я собираюсь теперь только у вас. За счет фирмы, разумеется. В апартаментах класса люкс.

— Ты береги себя, — посоветовал ему Игорь. — Кури поменьше. Витамины там всякие употребляй. Нервничай поменьше.

— Это-то проще всего, — ухмыльнулся Макс. — Легко! Вот витамины-ыы…

— И тетю Дашу навещай, — попросила я.

Тетя Даша категорически отказалась покидать на старости лет родной город. Всплакнула немного, прощаясь со мной, но проявила тихое упорство и осталась на месте. В ее квартирку перекочевали все мои детективы и кулинарные книги. А также телефон капитана Сторожука, которому тетя Даша обещала печь слоечки и другие сладости.

— Потом Павлу позвони, — дала я Максу следующее поручение. — Что, как дела, как расследование с этим Петром Семеновичем? Ну и помоги, если сможешь.

— Будет сделано, госпожа министерша, — отшучивался он.

Володька бесстрастно возвышался на два шага позади нашей беспокойной компании. Учитель Шу надзирал за погрузкой нашего багажа. Я с замиранием сердца ожидала, как отреагирует таможня на вещи Уэсуги, проходившие под названием: «Сувениры самурайские — 3 штуки. Стоим. 1000 у. е.» И какой-то штампик, подтверждающий покупку «сувениров самурайских» в магазине на Кловской.

— Штука баксов за такое дерьмо! — оскорбился молодой таможенник, заглядывая в справку. — Людям бабки девать некуда. Кому это барахло нужно?

— Не говори, есть помешанные, — ответил его напарник. — Вот ты «Горца» смотрел?

Я поняла, что начну ненавидеть несчастный, ни в чем не повинный сериал и Эдриана Пола лично.

Тетя Даша в аэропорт не поехала. И зря. Пропустила цирковое зрелище: персонал аэропорта ищет клетку для перевозки Зевса, за которого уплачено как за собаку, а клетка нужна как для лошади.

— Осмотримся на месте и тут же присылаем вызов и приглашение, — грозился Разумовский, обнимая школьного друга.

— Шлите-шлите, — гудел подполковник Одинцов.

Потом мы обнялись напоследок.

Потом в здание аэропорта ворвался взмыленный капитан Сторожук с огромным букетом цветов,

— Мне тетя Даша позвонила! — выпалил он, на ходу присваивая себе мою драгоценную родственницу. — Счастливого пути, Ника. И вообще — счастья. — И принялся нелепо тыкать цветы мне в руки, начисто игнорируя тот факт, что я держала две сумки, которые не хотела сдавать в багаж или отдавать своим спутникам.

— Я напишу, — сказала я очень тихо. — И позвоню.

— Все ты врешь, — широко ухмыльнулся Сторожук. — Все ты врешь. И про все ты врешь.

Я открыла рот, чтобы привести аргументы в свою защиту. Но, видимо, мой ангел-хранитель в этот момент отвлекся на ухаживания за какой-нибудь ангелицей. Надо же такому случиться, чтобы мимо нас по конвейеру именно в эту секунду проехали «сувениры самурайские — 3 штуки». Павел проводил их взглядом, но ничего не сказал. Я в глубине души понимала, что родное государство было бы против вывоза этих вещей со своей территории, если бы сообразило, что это такое. Но, честное слово, я плохо представляла себе, какое отношение имеет Украина и оптом, и в розницу к потомку даймё провинции Этиго, прапраправнуку славного Уэсуги Кэнсина, носившему не совсем славянское имя Нобунага. И совесть моя поэтому была чиста. Хотя Павлу возразить уже не получалось.

Не смущаясь пристальных и слегка удивленных взглядов моих спутников, он обстоятельно и со вкусом поцеловал меня в губы.

— Все ты врешь, — повторил упрямо. — Но это неважно. Важно, что ты есть и будешь. — И убежал так же стремительно, как появился.

— Я его, в общем-то, понимаю, — изрек Макс.

А дальше я не стану рассказывать, потому что это были долгие проводы — и по этой причине пролилось слишком много слез.

Эпилог

С географией у меня всегда было плохо. Поэтому насчет широты и долготы я даже заикаться не стану, чтобы не ввести вас в заблуждение. Климат здесь благодатный, а о цунами и ураганах слыхом не слыхивали. Пальмы высокие и пышные, а кусты усыпаны цветами такой красоты, что мне кажется, будто это сон, который может присниться человеку только раз в жизни. Море прозрачное — изумрудно-зеленого цвета, и с причала видно, как на дне колышутся в причудливом танце пышные водоросли. Здешним птицам далеко до соловьев в плане вокала, но они безумно хороши, и за то, как они прелестны, я прощаю им скрипучие голоса, которыми они выпрашивают у туристов сладкие крошки. Прямо на берегу можно зайти в маленький ресторанчик и заказать только что пойманного омара под изысканным соусом или целое блюдо мелкой жареной рыбешки с местным вином. И отчетливое счастье: сидеть на веранде, неторопливо потягивая «маргариту» и прислушиваясь, как трутся о берег у самых твоих ног маленькие волны в белых шапочках пены; и наблюдать, как постепенно темнеет небо, становясь темно-голубым, синим, сиренево-синим и, наконец, фиолетовым. И твердо знать, что придут закат и рассвет, а потом опять закат и целая жизнь впереди, полная людей, интересных разговоров и прекрасных неожиданностей.

А песок здесь бело-розовый и настолько мягкий, что кажется, будто идешь по теплой муке…

Одним словом, это где-то в тропическом раю.

Вполне миленький остров, довольно просторный и даже наверняка есть на географических картах, если исходить из числа туристов, которые атакуют его гостеприимные берега раз в неделю. При этом не просто какой-нибудь дикий, неблагоустроенный островок посреди коралловых рифов, а цивилизованный — с банками, фирмами, гостиницами, ресторанами, казино, модным курортом, аэропортом и даже собственным театром. Словом, этот остров ничем не отличается от сотен ему подобных, кроме мелкой и незначительной детали: он весь, целиком и полностью, от самого крупного банка до самой мелкой ракушки, принадлежит мне.

Я сижу в собственном шезлонге, который утопает в моем личном чистом и розовом песке, под моей личной тенистой пальмой. И верчу в руках шикарную сиреневую раковину в темные широкие полоски, которую выбросил мой личный океан (какая-то часть акватории согласно документам тоже принадлежит мне, и я гляжу, как мои туристы ныряют в моих волнах, осматривая мое дно, за что исправно платят мне деньги). Кстати, в местных финансовых учреждениях накопилась за эти годы неправдоподобная куча моих же долларов.

Утопия какая-то.

Мои ноги по-хозяйски оккупировал пес подозрительных размеров. Он умильно смотрит на меня антрацитовыми глазами, но я ему не верю. Это он надзирает за мной, чтобы я, не дай бог, не отправилась поплавать. Тогда он начнет вытаскивать меня из океана и лаять на всю округу, чтобы привлечь внимание окружающих.

Мне кажется, когда-то со мной что-то подобное уже было.

Похожий на Сунь-Укуна, мудрого царя обезьян, китаец Шу возносит молитвы у курящегося золотого треножника. Все забываю выяснить у него, под каким видом прошел таможню этот треножник — тоже как сувенир (одна штука)? Шу маленький, сухой, темно-коричневый и, по-моему, совершенно счастлив. У него здесь есть все, в том числе и три послушных старательных ученика.

Справа от меня, на краю голубого бассейна, выложенного мозаичными плитами, играют в шахматы двое мужчин моей мечты, — высокий широкоплечий влюбленный блондин и широкоплечий высокий влюбленный брюнет.

Полагаю, что где-то между пальмами, бассейном и неправдоподобно пушистым легким облачком цвета чайной розы порхает мой рассеянный ангел-хранитель.

И одному богу ведомо, как я со всем этим буду разбираться.


home | my bookshelf | | Мужчина ее мечты |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу