Book: Фредди



Фредди

Робер Тома

Фредди

Действующие лица:

Артисты цирка


Фредди – директор «Цирка Фредди», клоун

Палаша Жиго – старый клоун

Николя – приемный сын Фредди

Лулу – эквилибристка

Владимир – славянский маг

Рауль-акробат

Хосе – дрессировщик собак

Тереза – укротительница львов

Багдад – индийский раджа


Те, кого не ожидали


Ева – очаровательная американка

Марго – рыжая женщина

Серьезные люди

Полро – полицейский инспектор

Мэтр Буис – судебный исполнитель

Мэтр Антонии – адвокат

АКТ ПЕРВЫЙ

Шум зрительного зала.

Разнообразные музыкальные звуки и барабанная дробь.

Смех. Выкрики «браво!».

Слышен голос папаши Жиго, зазывающего публику в «Цирк Фредди».

Музыка… Смех…

Поднимается занавес, и открывает кулисы «Цирка Фредди».

Цирковая артистическая, иначе говоря, отгороженное занавесками пространство на открытом воздухе. Всюду цирковые принадлежности, на веревках висят костюмы. Слева видна часть кузова крытого грузовичка с открытой задней дверью и приставленной к ней деревянной лесенкой. Это – гримуборная патрона. Справа длинный старый стол, уставленный зеркалами и лампами: за ним гримируются артисты. В углу гладильный стол. В центре, в глубине – большой красный занавес, распахивающийся посередине; через него артисты выходят на манеж. Когда занавес раскрывается, за ним тоже видны цирковые принадлежности. На сцену выходят цирковые артисты. Первый – Рауль, красивый молодой человек двадцати пяти лет, одетый в ярко-желтое трико; он начинает прыгать на батуте. Затем появляются двое рабочих, которые принимаются собирать железный коридор для хищников. После них – Тереза, красивая укротительница в костюме с брандебурами; Xосе – красивый испанец с костюмированной собакой; Владимир – славянский маг в черном с золотом балахоне и остроконечной шляпе. Он укладывает кролика в коробку для фокуса. За ним выходит Багдад – красивый араб в роскошном костюме из «Тысячи и одной ночи». Он полирует свою саблю и разговаривает только на комической тарабарщине.

Тереза (рабочим). Заносите.

Рабочие (унося железный коридор). Осторожно… пропусти…

Входит Лулу, очаровательная эквилибристка, одетая в розовую пачку.

Лулу. Вы Николя не видели?

Хосе (с испанским акцентом). Мне только за ним и следить!

Лулу (Владимиру). А ты? Не видел?

Владимир (с русским акцентом). Я его пшт! пшт! – и нет Николя! Выкуп давай!

Смех.

Лулу. Дурак!

Хосе. Сама ты дура – втрескалась в сына патрона! Тем более что патрон разорился.

Лулу. Ничего он не разорился! Временные трудности!

Рауль. Ребята, нам-то грех жаловаться! Он платил нам всегда в первую очередь!

Хосе. Еще бы! А то на что бы мне собаку кормить!

Тереза. А мне – моих львов?…

Рауль. Мне-то, в общем, чем меньше есть – тем лучше! Не будет лишнего веса! (Все быстрее прыгает на батуте).

Владимир. Нынче ярмарки не те!

Хосе. Еще три года назад у меня было пять собак… А сейчас – только одна!

Рауль (хохочет). А еще говорят, что вселенная расширяется!

Владимир. Цирку – конец!

Все (как эхо). Конец! Конец!

Лулу. Пораженцы! Я скажу мсье Фредди!

Все. Нет! Нет! Нет!

Хосе. Ему и так хватает забот!

Рауль (к Лулу). Я знаю, куда девался твой Николя!

Лулу (идет к нему). Куда? Говори!

Рауль. Скажу, если поцелуешь…

Лулу. Спекулянт!

Рауль…в щечку!!!

Она чмокает его в щеку.

Лулу. Так где Николя?

Рауль. В Париже. Я видел, как он сразу после утренника вскочил в такси…

Лулу. Куда он мог поехать?

Владимир. Может быть, с отцом, к той тетке, которая деньги ссужает?

Тереза. Нет, патрон к старухе один поехал!

Владимир. Старая знакомая! За десять лет Фредди научился гладить ее по шерстке!

Хосе. Надеюсь, денежки посыплются градом!

Рауль. Баронесса Берг обожает Фредди. Она говорит, что он величайший клоун Франции!

На этих словах входит Папаша Жиго. Это старый клоун, невысокого роста, худощавый. Походка пританцовывающая, взгляд насмешливый, он словоохотлив и говорит с легким южным акцентом. Одет в костюм белого клоуна с блестками, загримирован.

Папаша Жиго (входя в центр группы). …Не перевелись еще, к счастью, люди со вкусом1 Фредди – величайший клоун Франции, а я, его партнер, сразу же за ним! Виват Папаше Жиго!

Все. Виват Папаше Жиго!

Рауль. Как там, у кассы?

Папаша Жиго. Неплохо! Но еще только восемь часов; пока одни гуляющие… Минут через двадцать публика валом повалит… И все мы тогда пойдем зазывать, чтобы забить скамьи до отказа.

Хосе. Папаша Жиго всегда – оптимист!

Папаша Жиго. На том стою! Мы сидим между двух стульев: между рождением и похоронами! И между этими крайними точками все временно! (Воздевает руки к небу.) Дева Мария, пошли нам аншлаг!

Владимир (повторяя жест). Матерь божья!

Тереза (повторяя жест). Судьба!

Хосе. Святая мадонна!

Лулу. Дева Мария!

Рауль. Святой Христофор!

Багдад бормочет тарабарщину.

Папаша Жиго (в ярости). Заткнись, неверный! Все испортил!

Хосе. Не важно! Папаша Жиго, у вас такой талант!

Папаша Жиго. Конечно, я – талант, не спорю… Но Фредди, Фредди – гений!

Владимир. Но вы же научили его всему?!

Папаша Жиго. Да, тридцать лет назад! В тридцать пятом году… Были мы тогда в Тулоне… Как сейчас, вижу его в клетчатом костюмчике… Тогда мы и основали этот цирк… Ох, какой это был риск! Конечно, профессию ему дал я, но гениальность – это в крови! (Внезапно.) Эй, послушайте, а куда он девался?

Рауль. Еще не вернулся!

Лулу. И Николя тоже нет!

Владимир. Ни отца, ни приемного сына! Ну и дела!

Папаша Жиго. Отпрыск меня не волнует… Для меня важно, чтобы отец вернулся! И непременно с чеком от этой старой кровопийцы – баронессы Берг!

Xосе. А почему кровопийцы?

Папаша Жиго. Это ласкательное название для ростовщицы.

Тереза. А я думала, баронесса субсидирует нас из любви к цирку!

Папаша Жиго. И за твои хорошенькие глазки! Из двадцати пяти процентов!

Рауль. У-у-у! Чтоб она околела!

Папаша Жиго. Не каркай! Эта старуха – наш банковский счет! Лулу, быстренько – на помост перед входом!

Лулу (возмущенно). Спасибо! Все – я! Что я вам, нанялась в цыганки?

Папаша Жиго. Нет! Ты эквилибристка на проволоке, и я запрещаю тебе, девчонка, так со мной разговаривать! И из-за того, что у тебя роман с хозяйским сыночком.

Лулу (с криком отчаяния). Да нет у меня никакого романа!

Все смеются.

Папаша Жиго. Вот и проговорилась!

Лулу. Мы обручены! Мы любим друг друга, и мне все равно, чей он приемный сын!

Папаша Жиго. Да-да, кисанька, мы эту песенку знаем! Не ты первая ее поешь!

Лулу. Хотите, я вам скажу одну вещь, папаша Жиго? Вы его ревнуете! Ревнуете ко мне, ко всему миру! Тридцать лет вы носились с отцом, а теперь не хотите выпускать из своих когтей сыночка!… Но придет мой час!

Папаша Жиго. Да, да! Уже пришел! За работу, красавица!

Лулу в ярости выходит.

Ах! Молодость – это прекрасно! Но молодежь очень уж нервничает!

Xосе. У всех нервы натянуты, когда сборов нет.

Владимир. Но у нас каждый вечер почти полный зал!

Папаша Жиго. «Почти»! Вот слово, которое Фредди не выносит!

Рауль. Но мы все-таки имеем миллион пятьсот старых франков в вечер!

Папаша Жиго. Да! А нужно миллион шестьсот, чтобы покрывать расходы! Каждый вечер Фредди недобирает сто кусков. А к концу года сто кусков – это тридцать шесть миллионов… Пустяк!

Xосе. Казалось бы, Париж должен молиться на нашу программу!

Папаша Жиго. Взять хоть бы Фредди, разве это не потрясающий номер? Я каждый вечер его смотрю. И у меня слезы на глазах. Фредди – первый клоун Франции! (Горько.) Первый и последний! Нет больше цирка, все смотрят телевизор! Бедные, только глаза портят! (Внезапно обеспокоенно). Что, уже четверть девятого? А Фредди все нет! Как бы старуха его не слопала! Со всеми потрохами!

Слышны негромкие вскрики – кто-то запутался в брезентовой перегородке и пытается высвободиться. Рауль вытаскивает колышек, и появляется всклокоченный человечек.

Папаша Жиго. Тс! Заяц!

Человечек (оскорбленно). Мсье, я не заяц, ваши лабиринты – ловушки! (Отряхивает пыль с черного костюмчика, поправляет галстук-бабочку и обтирает платком кожаный портфель.) Разрешите представиться: мэтр Буис, судебный исполнитель.

Папаша Жиго. Судебный исполнитель? Хотите наняться к нам клоуном?

Общий смех.

Буис (разгневанно). Прошу держать себя в рамках! Я вправе возбудить дело об оскорблении государственного служащего при исполнении обязанностей!

Папаша Жиго (встревоженно, поэтому с заискивающей улыбкой). А? Чем могу быть вам полезен, дорогой мэтр?

Буис. Мне нужно только вручить этот документик и одновременно взять расписку у господина Корбана.

Папаша Жиго. Корбана? Какого Корбана?

Буис. Господина Фредерика Корбана.

Папаша Жиго. Понятия не имею.

Буис. Прошу вас, без фокусов, вы не на манеже. Господин Фредерик Корбан – это Фредди!

Папаша Жиго. Верно, верно. Как давно это было! Даже вылетело из головы, что это его настоящее имя.

Буис. Что у вас из головы вылетело, меня не волнует, а вот у него вылетело из головы оплатить счета фирмы Кальдини! За поставку…

Папаша Жиго…брезента, осветительных приборов, каркаса, ковров… Я в курсе. Я – компаньон Фредди.

Буис. А! Вы – мсье Гастон Жерар?

Владимир. Войдите!

Появляется мужчина с веселым, довольным и несколько насмешливым лицом.

Папаша Жиго. Мсье, публике сюда вход воспрещен!

Полю. Представьте себе, я – не публика! (Смеется.)

Папаша Жиго (присматриваясь к нему, с хитрецой). О-ля-ля! По вашему виду… Вы не из?…

Полю (доставая трехцветное удостоверение). Полиция! Инспектор Полю из уголовного розыска!

Папаша Жиго. Подумать только! Вот у меня нюх! Чем могу служить, «господин инспектор Полю из уголовного розыска»?

Полю. Мне нужен на два слова ваш патрон Фредди.

Папаша Жиго (пытается шутить). «Мусью» Фредди еще не пришел.

Полю. А где он сейчас находится?

Папаша Жиго. Предполагаю… в такси!

Полю. Я хотел спросить, известно ли вам, куда он сегодня собирался?

Папаша Жиго. Он должен был поехать по важному делу к баронессе Берг, которая нас субсидирует.

Полю (удовлетворенно ухмыляясь). Прекрасно, прекрасно! Все совпадает! Я его подожду.

Папаша Жиго (обеспокоенно). Господин инспектор, я – компаньон Фредди, и именно я часто решаю многие практические вопросы. Поэтому, если вы соблаговолите мне сообщить…

Полю. Если вы часто решаете многие практические вопросы, почему же не вы поехали к баронессе Берг?

Папаша Жиго. Хм… с этой «очаровательной» дамой я как-то не нахожу общего языка… Фредди же умеет с ней обращаться… он ее смешит.

Полю. Ив знак благодарности она дает ему деньги… под какие проценты?

Папаша Жиго. Нулевые! Никаких процентов! Субсидирует! Покровительница искусств! (Жестом привлекает внимание Терезы.)

Полю. У вас хороший цирк, правда? Дела идут? Долгов не много?

Тереза (подмигнув Папаше Жиго). А! А может быть, мсье Фредди зашел проверить животных? Вдруг он уже в зверинце? Надо посмотреть!

Папаша Жиго. А что? Может быть!…

Тереза (выдвигается вперед, сияя улыбкой). Господин инспектор, у меня великолепный лев, и я бы с большим удовольствием его вам показала…

Полю (улыбаясь ей, Папаше Жиго). Я сейчас! (Выходит в сопровождении Терезы.)

Папаша Жиго. Гора с плеч! Надеюсь, Брут его не сожрет! Кормить львов полицейскими нам в этом году не по карману!

Хосе (входя). Кассирша говорит, что не успевает продавать!

Рауль. О патроне ничего не слышно?

Хосе. Нет!

Папаша Жиго. Я уже начинаю волноваться.

Рауль. А может, он заскочил в рекламное агентство «Авас»?

Папаша Жиго. Вряд ли! Мы им столько должны!

Внезапно за кулисами слышны крики: «Вот он! Вот! Патрон! Наконец! Фредди», перекрываемые громким голосом Фредди: «А вот и я! Честное слово, что здесь – революция? Я со всех ног летел! Что за жизнь, друзья, что за жизнь! Иду, иду!»

Появляются все артисты, предваряя появление патрона. Внезапно властная рука отводит красный занавес и посредине труппы появляется Фредди.

Лицо Фредди светится юмором и энергией, он легко и широко жестикулирует, походка у него слегка фланирующая. Одет в элегантный темно-синий костюм и пальто верблюжьей шерсти, несколько яркого оттенка. Маленькая шляпа по-боевому сдвинута на затылок.

Все. Ну? Ну? Ну?

Фредди (как глашатай). Победа на всех фронтах!

Радостные возгласы. Аплодисменты.

Папаша Жиго. Ну, выкладывай! Как ты с ней расправился?

Фредди. Старуху – на обе лопатки! Но вначале не знал, с какой стороны и взяться. Ну, думаю, сегодня придется играть «Отверженных» в пяти сериях! «Как ваше драгоценное здоровье, голубушка моя?» Представляете? Голубушка! Назвать голубушкой эту каракатицу! Как только язык повернулся! Лицом – обезьяна, глаза – как у совы, зубы – волчьи, фигура – бегемот! Не женщина, а целый зоопарк. Сидит в голубеньком платьице и угощает портвейнчиком… Молчу, глотаю! Болтаем о том, о сем… Час проходит… Уже дошел до того, что спрашиваю, как поживает ее племянница в Америке! Очень я о ней беспокоюсь! Наконец бросаюсь в атаку и с ходу выкладываю ей, какая цифра мне нужна! Справа в челюсть! Ее всю аж передернуло… «по-аристократически», конечно. Тогда я, без паузы, деликатненько – бац! – поцелуй в лобик, чтоб не передергивало! И тут она вынимает свою чековую книжку! Но не может найти ручку! Тогда я ввожу тяжелую артиллерию – легкие куплеты с танцем! Результат налицо! На лице – улыбка типа каминной решетки, – я чуть-чуть приукрашиваю, чтобы вас успокоить, у меня прекрасное настроение! Словом, чек она подписывает. Не преминув, правда, заметить, что по нынешним временам ее тариф – тридцать пять процентов. Ведьма! Спрашиваю себя: задушить ее или расцеловать? Выбираю худшее: целую! Хватаю чек, бросаю на бегу: «До новых встреч!», лечу в банк, ищу такси, не нахожу и еду на метро! Уф! Во всяком случае, дети, смелее в бой! Я чувствую, мы сегодня покажем! Я в полной форме! После такого коверного номера, какой я выдал баронессе, я готов на все! Вот что значит великий Фредди! (Королевским жестом сбрасывает пальто.)

Взрыв всеобщей радости.

Папаша Жиго. Чертов тип!

H и кол я (обнимая отца). Ты можешь так запудрить мозги, что Дом инвалидов женится на Триумфальной арке!

Внезапно раздается резкий звонок. Это сигнал к началу представления.

Папаша Жиго. Парад-алле, бездельники! Парад-алле!

Все, смеясь, выходят. Фредди садится перед столом.

Папаша Жиго (сияя от радости). Сегодня будет потрясающий сбор! Но ты, ты – настоящий лев! Вот почему ты наш патрон, великий Фредди! С первого дня, как только я тебя увидел, я сразу почувствовал твою силу! Ты любого можешь положить на лопатки! Мне есть что вспомнить! Сколько мы с тобой пережили… знавали и взлеты и падения! Но всегда находили выход! Как сегодня! Благодаря тебе, мой родной! Ты, кажется, устал?

Фредди с трагическим лицом поворачивается к своему старому другу.

Фредди (мягко). Я не устал… я убит…

Папаша Жиго. Что?

Фредди. Я не достал денег.

Папаша Жиго. То есть, как?…

Фредди. Я не получил чека. Она не дала мне ничего.

Папаша Жиго (в смятении). Но ты только что нам рассказал?!

Фредди. А что мне было делать? Старуха не дала мне ни гроша, ни франка, ни сантима! Но мы должны держаться!

Папаша Жиго (смертельно побледнев). Старая карга не ссудила тебе денег? Но почему?

Фредди. Почему, почему!… Ты что, не понимаешь? Мы выплачиваем ей проценты с опозданием на два, на три месяца!… Она теряет терпение! А поскольку до нее дошли слухи о наших затруднениях… она утратила к нам доверие! Конец!

Папаша Жиго. Но ты ей объяснил, что…

Фредди (от ярости у него даже наворачиваются слезы). Я все ей объяснил! Я умолял ее… Я унижался перед нею! Роль льва! От льва осталась только шкура, о которую можно вытирать ноги! Но это еще не все! Я перестарался. И все испортил. В ее глазках вдруг появился хищный блеск. Ты не можешь себе вообразить, что взбрело ей в голову! Ставлю один против тысячи – ни за что не догадаешься! «Послушайте, Фредди! – говорит она мне, – ведь вы уже двадцать лет вдовеете. Вам никогда не приходила мысль сменить ваш грузовичок на приличный дом?» И это она выкладывает мне прямо в глаза, недоваренная лангуста!

Папаша Жиго. Не может быть?! Ты меня разыгрываешь!

Фредди. Как бы не так! Всю жизнь мечтал иметь успех у таких чудовищ! Я прикидываюсь дурачком… а она все нажимает. И вдруг одним махом заглатывает весь портвейн, который оставался в бутылке! «Ну и ну! – думаю, – плохи мои дела!» А она надвигается на меня, закатывая глаза и покачивая бедрами! Спрут! Каракатица! Барракуда! Я.сдерживаюсь из последних сил, думаю о вас, о том, что все вы можете остаться без работы, думаю о тебе, о Николя, о зарплате в субботу, о слоне, которому нужны лекарства, – глядя на такую гору мяса, сразу вспомнишь о слоне, – хочу увернуться, отступаю, а она бросается в наступление и бежит за мной через всю столовую… Ты меня знаешь, охота – не мой жанр! Тем более – роль дичи! Как тореадор, два раза пропускаю ее мимо себя, но на третий – бамс! – она врезается головой в стену! Тут уж не до кокетства! От ярости у нее пена из ноздрей. Пробую все обратить в шутку: «Ну, ну, поговорим о делах, как мужчина с мужчиной!» Но уже чувствую, что все летит в тартарары. Тогда говорю себе: «Прощайте, воздушные замки!» – и бросаюсь к двери. Она за мной, хватает меня за плечи и валит на пол. Рукопашная, она рыдает, я кричу… она хочет меня поцеловать! Нет, ну скажи, ты мог когда-нибудь представить меня на паркете столовой, обставленной в стиле Людовика Тринадцатого, вырывающимся из объятий влюбленной крокодилицы?! Вдруг чувствую – все! Нет больше моих сил! Хватаюсь за голубенькое платьице, чтобы ее стряхнуть. Крак! И платье остается у меня в руках. Только этого не хватало! Полный букет! Кошмарный сон! В складках ее живота можно разместить детский сад для кенгуру! Она размахивается, чтобы влепить мне пощечину, я подставляю ей ножку, и она врезается головой в буфет! Я пользуюсь мгновением, и – давай бог ноги! Вуаля!



Папаша Жиго. Коррида!

Фредди (философски). Заметь, не каждый в моем возрасте может похвастаться таким успехом у дам!

Папаша Жиго. Вот катастрофа, так катастрофа!

Фредди. Я был в таком раже, что не поймал такси на углу Нейи и пешком дошел до площади Этуаль… Это меня хоть немного успокоило. Потом я глянул на часы и как безумный ринулся в метро.

Папаша Жиго. О чем она раньше думала, старая развалина? Нашла время вспомнить, что на свете есть любовь!

Фредди. А! Тридцать пять процентов на ссуде – и без того царский подарок! Нет, ей еще меня самого живьем подавай! Простите, не по карману!

Папаша Жиго (высокомерно-насмешливо). Ну что ж, поздравляю, твоя добродетель не пострадала! Ты возвратился к родному очагу как… непорочная дева!

Фредди. Уж не думаешь ли ты, что я должен был уступить?

Папаша Жиго. А почему бы и нет? В конце концов… ради цирка!

.Фредди (величественно-назидательно). Хотеть – не значит мочь!

Папаша Жиго. В таком случае не о чем и жалеть!

Фредди. В следующий раз сам иди!

Папаша Жиго. Нет, из нас двоих женщинам нравишься ты. Каждому свое!

Из-за кулис доносятся аплодисменты, звуки фанфар и голоса артистов.

Фредди. Тс! Никому ни слова! Завтра пойду в банк! Может быть, дадут хоть маленькую ссуду!

Артисты с веселым смехом заполняют сцену и начинают переодеваться. Каждый, проходя мимо Фредди, делает ему дружеский знак, обнимает или хлопает по плечу. Николя подходит к отцу и нежно целует его в обе щеки.

Hиколя. Папа, ты – гигант!

Папаша Жиго (кричит). Внимание! Стройся!

В цирке начинает играть оркестр, слышен голос ведущего, объявляющего начало представления.

Артисты один за другим выходят, подталкиваемые Папашей Жиго. Навстречу выходящим актерам выскакивает Буис, размахивающий какой-то бумагой. Но еще до того, как Фредди его замечает, актеры увлекают судебного исполнителя за собой.

Фредди остается один. Он задергивает красный занавес, который заглушает звуки манежа. Внезапно один конец занавеса приподнимается, и появляется инспектор Полю.

Фредди. Нет, вы там, послушайте, что вы врываетесь без стука?

Полю. А по чему стучать? Вся мягкое.

Фредди. По чему хотите, но чтобы было «тук-тук»!

Полю стучит пальцем по столу.

(Недоброжелательно.) Входите! Я вам что-то должен? Полю. Нет!

Фредди (смеется). Тогда добро пожаловать! Располагайтесь! Полю (садясь). Хотя вы мне должны кое-что объяснить. Фредди. По какому поводу?

Полю показывает ему свое удостоверение.

«Инспектор Полю»? Что, у меня с противопожарной безопасностью не в порядке?

Полю (уточняет). Уголовный розыск! Улавливаете нюанс? Я пришел, чтобы задать вам следующий вопрос: вы сегодня днем встречались с баронессой Берг?

Фредди. Да.

Полю. В котором часу?

Фредди. Я приехал около… половины седьмого. А в чем дело?

Полю. Да… это особый случай…

Фредди (подскакивает как ужаленный). А-а-а! Дошло! Старая карга заявила на меня в полицию? За изнасилование, я уверен! Совсем добить решила! Мало ей, что задушила меня голыми руками!

Полю. Говорят, ей случается… Баронесса… Правда, я ее никогда не видел…

Фредди. А бегемота вы когда-нибудь видели? В голубеньком платье и шляпке в цветочках? Нет! Если увидите, знайте, что это – она! И она сама на меня бросилась! Запишите это! Я ее послал ко всем чертям, с промежуточной остановкой на ковре! И покинул поле боя. Вот! Но я ее не насиловал! Между нами, изнасиловать меня хотела она! Но я не заявляю в полицию. Так вот, когда увидите эту старую каналью, передайте ей от меня…

Полю. Я ничего ей не передам.

Фредди. Нет, должны!

Полю. Я не смогу, мсье…

Фредди. А почему, позвольте спросить?

Полю…потому что она умерла.

Фредди (сначала смеется, потом у него перехватывает дыхание. Не верит своим ушам). Что вы сказали? Она… умерла?

Полю. Да. Мне позвонили полчаса тому назад из комиссариата Нейи. Прислуга днем ходила за покупками, а когда вернулась, нашла ее мертвой на полу. Поскольку на ее календаре на сегодняшний день было записано ваше имя… я быстренько явился посмотреть на вас.

Фредди (очень взволнован). Но это ужасно! Не думаете же вы… что это из-за того, что я разочек треснул ее головой об стену? Даже если у нее в глазах и помутилось, когда я выскакивал в дверь, она была абсолютно жива! Поскольку осыпала меня бранью! И если после моего ухода она надралась как сапожник и разбила свою фотокарточку о каминную доску, я тут ни при чем.

Полю. Может быть, госпожа баронесса Берг и ударилась лбом о камин, но состояние ее усугубилось тем фактом, что она получила револьверную пулю между глаз.

Фредди. Что? Револьверную пулю между глаз?

Полю. Да. От выстрела в упор.

Фредди (смеется, не предчувствуя возможности трагического поворота). Вот новость, так новость!

Полю. В котором часу точно вы вышли от нее?

Фредди. По правде говоря, точно не скажу. Я так разнервничался, что мне было не до того… Ну, скажем… минут через сорок пять после моего прихода.

Полю. Значит, в девятнадцать пятнадцать. Прислуга нашла ее мертвой в девятнадцать тридцать. Таким образом, в распоряжении преступника было не более пятнадцати минут!

Фредди. Убийца, наверно, следил за ней. Он увидел, как я выходил… вошел… Паф! И с концами!

Полю (язвительно). Да, да… А вы сами? Вы прямо приехали сюда?

Фредди. Да. То есть… Я хотел сесть на такси… но не нашел… и приехал на метро.

Полю (насмешливо). Да, да… понимаю. Госпожа баронесса отказалась дать вам денег?

Фредди. Да.

Полю. А они вам очень были нужны?

Фредди. О-ля-ля! Еще бы!

Полю. Итак, мой дорогой, вот у вас есть и побудительная причина.

Фредди (у него перехватывает дыхание). Причина?! Разбудите меня! Вы обвиняете меня в убийстве? Ушам своим не верю!

Полю. Хранила ли баронесса дома наличные деньги?

Фредди. Сие покрыто мраком неизвестности. Посмотрите под матрасом…

Полю. Все драгоценности убитой – на месте. И даже ее сумочка, в которой было миллион пятьсот тысяч наличными, осталась, как и лежала, на письменном столе.

Фредди. Не может быть! Я сейчас вырву на себе все волосы!

Полю. Причин для этого более чем достаточно.

Фредди (сердится). Послушайте! Поговорим серьезно. Мне нужно идти готовиться, я уже опаздываю. Да, я на мели. Да, у меня долги! Но я не виноват! Я ее не убивал! На этом – точка. Выход – там. (Поднимает занавес и пальцем указывает Полю на выход.)

Полю (весь красный от гнева). Вы не оставили улик, но я вас выведу на чистую воду! Я не спущу с вас глаз ни днем ни ночью. Провалиться мне на этом месте!

Фредди {ехидно). Вот обрадовали бы!

Разгневанный Полю выходит.

Входит Папаша Жиго.

Папаша Жиго. Что он от тебя хотел?

Фредди. Это полицейский.

Папаша Жиго. Знаю. Так что?

Фредди. Пришел морочить мне голову всякими… (Обращает внимание на то, что Папаша Жиго кладет перед ним седло со специальными приспособлениями, обеспокоенно). В чем дело? Николя не делает двойное сальто?

Папаша Жиго (смущенно). Нет… Уже два дня, как не делает. Он каждый раз срывался, так уж…

Фредди (обеспокоенно). Что с ним? Он не заболел?

Папаша Жиго. Заболел? О-ля-ля! Все гораздо хуже.

Фредди. Кобыла заболела?

Папаша Жиго. Нет! Николя сбивается с пути!… Фредди, я слагаю с себя свои обязанности. Он больше ничему не хочет учиться!

Фредди. Выговаривай отчетливей: он больше ничему не может учиться, потому что все умеет? Или он ничему не хочет у тебя учиться, потому что вы поссорились?

Папаша Жиго. Мы поссорились, да, но поссорились как раз из-за того, что он не хочет больше учиться!

Фредди (насмешливо). Не расслышал – давай с субтитрами!

Папаша Жиго. Ты поручил мне научить Николя цирковому искусству, как когда-то я научил тебя, мой родной. Но я отказываюсь.

Фредди. Бросаешь моего малыша?

Папаша Жиго. Это твой малыш меня бросает!… Скажи откровенно, ты не находишь, что в последнее время он стал каким-то странным?

Фредди. И да и нет… Он молод… и влюблен. Он ухаживает за Лулу…

Папаша Жиго. Кто из нас двоих ослеп? Эта она ухаживает за ним. Твой парень нравится женщинам! Как и ты… баронессе!

Фредди. Нашел над чем шутить… Если бы ты знал… Представь себе… (Собирается рассказать Папаше Жиго о происшедшей трагедии, но тот его перебивает.)

Папаша Жиго. На вот лучше, посмотри его отметки за неделю! (Достает из кармана блокнот типа дневника, дает его Фредди.)

Фредди (с ужасом читает). «Эквилибр: два. Двойная лестница: два с плюсом. Устная импровизация: единица. Японская трапеция: два с минусом. Прыжки на лошади: три. Дрессировка Брута – ноль!» Почему «ноль?»

Папаша Жиго. Не захотел войти в клетку.

Фредди. Ну, у меня сегодня полный праздник! Какая радость для отца, который как проклятый вкалывал всю жизнь, прочесть такой школьный дневничок! Спасибо! Ну, чертов Николя, я покажу тебе, как лениться!

Папаша Жиго. Лениться? Эх ты, простая душа! Все гораздо серьезней! В конце концов пора открыть тебе глаза. Ведь он и для меня тоже как сын. Вместе мы его растили. С той минуты, как умерла его бедная мать, произведя его на свет… Ты усыновил его, честь по чести, по закону… Он тебе как родной сын… Но и мне… Словом, сын чужого мужчины – наш общий сын…

Фредди (растроганно). Да! Можно сказать, мы его воспитали, как две матери-одиночки!

Обнимаются.

Папаша Жиго. Лак вот! Слушай! Я пошел в его фургон и посмотрел его вещи. Под кроватью я увидел такое…

Фредди. Что? Не тяни!

Папаша Жиго запускает руку в огромную шляпу, достает из нее что-то и бросает на стол, за который садится Фредди. Это книги в невыразительных обложках.

Книги?

Папаша Жиго. И какие книги! Читай названия!

Фредди (с ужасом читает). О-о-о! Быть этого не может! Меня кто-то сглазил!

Папаша Жиго. Да, старик, ты такого не заслужил!

Фредди. Ступай приведи сюда негодяя!

В тот момент когда Папаша Жиго выходит, врывается Лулу и с криком бросается к Фредди.

Лулу. Николя мне изменяет!

Фредди (подавленно). Это меня не касается!

Лулу. Он, наверно, ездил к другой!

Фредди (выходя из себя). Это меня не касается!

Лулу. Спасибо! Мсье Фредди, я увольняюсь из вашего цирка.

Фредди (кричит ей в лицо). Это меня не касается!

Лулу. Превосходно! Вам только того и надо! Так я упаду с трапеции и переломаю себе ноги!

Фредди (директорским топом). Ломай на здоровье! Куриные мозги! На манеж! Немедленно! И ни слова больше! Николя я беру на себя…

Из-за кулис слышен голос Николя.

Вот и он! Смывайся!

Лулу становится на четвереньки и пролезает под брезентом в то время, как с другой стороны появляется H u-к о ля. Он одет римским императором типа Бен-Гура.

Николя. Ты меня звал, папа?

Фредди. Да. Я хочу показать тебе две вещи. Первое – это! (Показывает дневник.) Отвечай!

Молчание. Николя застыл как каменный.

Я тебя слушаю. Молчание.

Да, с устной импровизацией ты не в ладах! Так и запишем! Второе: это. (Показывает ему книги.) Значит, такие книжки ты читаешь тайком по ночам? Дождался я под собственной крышей!

Hиколя (с тоской и горечью). У нас нет крыши, папа!

Фредди (возвышенно). Тем более! Палатка – это еще менее прочно, чем крыша! А эти ужасные книги, это возмутительное чтение… (С отвращением читает заглавия. На глазах у него выступают слезы.) «Финансовые законы и гражданское право»! «Тригонометрия»! «Таблица логарифмов»! «Сравнительный анализ римского права и Кодекса Наполеона»! Нет, этого никакой отец не выдержит! (Начинает рыдать, закрыв лицо руками, но, поскольку Николя по-прежнему стоит в том же положении, выпрямляется и вопит.) Ну? Соизволишь ли ты хотя бы рот открыть? О, не строй из себя мученика! Нет, вы только поглядите – это не Бен-Гур, это Жанна д'Арк на костре!

Николя (мягко, после паузы). Папа… я не хочу больше оставаться в цирке.

Фредди (испускает рычание). А-а-а! Скажи мне, Николя, чтобы я взял себя в руки!

Николя. Папа, возьми себя в руки.

Фредди. Хорошо, беру… Итак, запятая, значит, запятая, цирк тебе больше не нравится, вопросительный знак?

Николя. Ты знаешь, папа, кроме цирка на свете есть еще много другого…

Фредди. Знаю! Представь себе, я в курсе! Есть еще много других людей, которые целую неделю с утра до вечера гнут спину на заводах или в конторах, чтобы заработать деньги и на них… купить себе билет в цирк! И они – они! – смотрят на тебя. А ты, в центре! Теперь решай!

Николя. Вот я и хочу быть среди зрителей, папа.

Фредди (вопит). Я ставлю его под прожекторы, а он рвется в темноту! Николя, скажи мне, чтобы я не надрывался!

Николя. Не надрывайся, папа.

Фредди. Хорошо. Не буду надрываться. (Успокаивается и садится.) Прекрасно! Значит, решено: с цирком покончено! А взамен этого кем ты хочешь стать?

Николя. Нотариусом.

Фредди (ошеломленно). Повтори.

Николя. Нотариусом.

Фредди (потеряв голос). Что ты сказал?

Николя. Нотариусом. Ты что, оглох?

Фредди. Услышать такое! Так лучше оглохнуть! Нотариусом? Нотариусом! Не может быть! Ты меня разыгрываешь?

Николя. То есть… я имею в виду изучать право, чтобы стать нотариусом, или поверенным, или адвокатом, или судебным исполнителем…

Фредди. Прекрати! Не добивай меня! Николя, если через двадцать минут ты не сядешь на лошадь, я переломаю тебе руки, ноги, а заодно, может быть, и шею!

Николя. И ты будешь прав, папа.

Фредди. И он еще говорит, что я буду прав! Имя! Скажи мне имя! Кто этот негодяй, который задурил тебе голову?

Николя. Никто.

Фредди. Давай-давай! Как будто можно просто так, ни с того ни с сего захотеть стать нотариусом! Не-е-ет, дорогой, эту заразу можно только от кого-нибудь подцепить!

Николя. Нет, уверяю тебя. Я к этой мысли пришел сам, и уже давно.

Фредди. А! Значит, это некоторым образом – призвание?

Николя. Да, папа.

Фредди (с ужасом). Нотариус! Призвание! Страшный сон! Ущипни меня!

Николя (со вздохом). Я больше не хочу кочевать. Я хочу оседлой жизни.

Фредди. Оседлой! Что значит это слово? Глупец, нет ничего более постоянного, чем временное!

Николя. Я хочу дом со стенами. И хочу возвращаться в него каждый день.

Фредди. Я вырастил мещанина! Как ты напоминаешь мне свою покойную мать! Никто не мог ее понять! Я уехал в турне, а бедная Анжела назло мне сделала глупость, а потом еще умерла при родах, и я усыновил тебя. Но ты весь 'в нее! Анжела не любила цирка! Мало того, открою тебе, Николя, одну ужасную вещь, которая никогда не выходит у меня из головы: я уверен, что если бы бедная Анжела выжила, я бы все равно ее оставил…

Николя (жестко). А сейчас, папа, цирк оставляю я!

Зловещая пауза

Ты слышал, папа?

Фредди (горько). Папа! Папа! Это обращение как раз к месту! Мне надо было подобрать девчонку, она бы на меня больше походила!

Николя, понимая, что был слишком жесток с отцом, обнимает его за плечи.

Николя. Я все давно обдумал. Лучше быть хорошим нотариусом, чем плохим акробатом. Я хочу жить спокойно, без передряг и треволнений.

Фредди (высвобождается, величественно). Спокойно! Без передряг и треволнений! Хочешь я тебя обрадую? Из нас двоих ты – более стар!

Николя (улыбаясь). Да, папа!

Фредди (воздев руки к небу). Ну чем я прогневил небо, что все обрушилось на мою голову в один день? Неужели в раю не нашлось ни одного завалящего святого, чтобы немного позаботиться о бедных циркачах? Почему сидит сложа руки святая Бландина?

Николя. При чем тут святая Бландина?

Фредди. Как – при чем? Ты не знаешь ее истории? Лев ее не тронул на арене Колизея. Цирковой триумф! Кому же, как не ей, быть нашей покровительницей! (В ярости мечется по сцене, затем садится.) Если я уловил ситуацию, ты тайно занимался этой Трюко… Триго? Где и когда?

Николя. По утрам, в университете.

Фредди. Ах, так это с тем приятелем, который заезжал за тобой на своей консервной банке? А я-то думал, что вы с девушками развлекаетесь! Боже, какое несчастье: вы ездили в университет! И кто этот хулиган, который развращал тебя?

Николя. Он не хулиган. Его отец – судья в Коммерческом трибунале, мать – председатель Красного Креста, сестра – директор Математического училища, дядя – прокурор…

Фредди. Веселая семейка!

Николя. Да. И поэтому они приходили аплодировать тебе уже пять или шесть раз. Они считают, что ты – гений.

Фредди (обезоруженно). Гений? Они так сказали? Передай им от меня, что я очень польщен… и что мне плевать на мнение всяких крючкотворов!… Ну, а как проходят твои занятия?

Николя. Успешно. Я сдал экзамены на профессиональную пригодность. «Отлично» и по письменному и по устному.

Фредди. С римским правом у тебя выходит лучше, чем с японской трапецией! Еще немного, и я зарыдаю!

Николя. Теперь я смогу заниматься уже по-настоящему. Я нашел место дежурного учителя в лицее. И пробьюсь я сам, без гроша.

Фредди. Ослиным упрямством ты все же, кажется, пошел в меня!

Николя. Я боялся тебе это рассказать…

Фредди. О! Что замолчал? Скажи прямо, что я – бессердечное чудовище! Безграмотный неуч! Представь себе, у меня тоже был аттестат зрелости! А в то время иметь аттестат зрелости – это кое-что значило!

Папаша Жиго просовывает в занавес голову.

Папаша Жиго (обеспокоенно). Ну, как дела?

Фредди. Спасибо, плохо. А ты что делаешь?

Папаша Жиго. Одеваю страусов.

Фредди. Не забудь носки!

Папаша Жиго исчезает.

Во всяком случае, Лулу устроила мне из-за тебя сцену… Поговори с ней. Она страшно расстроена.

Николя. Это меня не касается.



Фредди (взволнованно). Ничто тебя не касается!… А я тебя тоже не касаюсь?

Николя. Нет, папа. Ты – единственное, что у меня есть на свете.

Оба испытывают прилив нежности друг к другу.

Фредди. Это – моя вина… Я не сумел тебя воспитать. Я вложил все мое сердце… и всю мою привязанность…

Николя. И все свои причуды.

Фредди. Ну, не преувеличивай!

Николя. Взять хотя бы… мое первое причастие!

Фредди (вопит). Опять одно и то же! Как только мы ссоримся, ты мне сразу тычешь в нос своим первым причастием! Ну и злопамятен же ты!

Николя. Такого не забудешь! Одна крестная мать чего стоила!

Фредди. Ну и что, крестная мать? Что, Жюли, по-твоему, не была достойной женщиной? Не моя же вина, что из всей труппы согласилась пойти со мной в церковь только женщина с бородой!

Николя. В жизни не забуду!

В этот момент появляется мэтр Буис.

Буис. Мне надоело ждать. Позвольте представиться: мэтр Буис, судебный исполнитель.

Фредди. Смотри-ка, твой коллега! Вот, папочка, сам с ним и разбирайся!

Буис. Позвольте! Я имею дело к вам, мсье Фредди. Я должен вручить вам этот документ под расписку.

Фредди. Так! Еще одна повестка! (Глаза к небу.) Ну на что она там смотрит, святая Бландина! Наверно, лев ее все-таки растерзал! Иначе она бы не стерпела такого!

Hиколя. Простите, дорогой мэтр. (Смотрит на повестку.) О, но… В силу статьи сто девяносто второй с поправкой к Закону тысяча девятьсот сорок восьмого года вам запрещается обращаться по этим вопросам во время работы ответчика.

Буис (перепуганно). Вы знаете кодекс?

Hиколя. Да, мэтр.

Буис (перепуганно, Фредди). Он знает римское право?…

Фредди. Да! Поэтому он и в костюме римского императора!

Буис ярости). Ах так! Ну, я вернусь после спектакля! Будьте уверены! (Выходит.)

Hиколя. Вот видишь, папа, я уже тебе кое в чем полезен. Я сам смогу вести твое дело, если ты, например, что-то украдешь или кого-нибудь убьешь…

Фредди. Убью? Да боже сохрани! (Вдруг вспомнив.) Вообще-то, кто застрахован! Во всяком случае, от исполнителя ты меня избавил, это уже здорово!

Hиколя. Тебе нужно уплатить девять миллионов до субботы!

Фредди. Беда не приходит одна! Деньги! Вечно – деньги!… Разве моя вина, что мой цирк не делает каждый вечер аншлагов!

Hиколя. Да, твоя! О, папа, я не говорю о твоем таланте – я считаю, что ради тебя одного зрители должны к нам ломиться!

Фредди. Так почему они не ломятся?

Hиколя. Ты недостаточно известен! Ты должен сделать так, чтобы о тебе заговорили!

Фредди. Как?

Hиколя. Найти ходы, чтобы выступать по телевидению. Заведи какого-нибудь ловкого и расторопного малого, чтобы он завязал связи с прессой, напечатал твои фотографии… какие-нибудь… со скандальным душком… или статейки игривого содержания!

Фредди. Вижу, к чему ты клонишь! Отлично! Снимусь голым для «Плейбоя»!

Hиколя. А почему бы нет? После этого о тебе заговорят.

Фредди (насмешливо). Нет, я могу придумать лучше: распущу слух, что у меня скандальная связь с голландской королевой!

Hиколя (смеясь). Вот-вот! Лишь бы твое имя часто появлялось в газетах – от зрителей не будет отбоя!

Фредди. Ты хочешь, чтобы я ограбил банк? Или совершил убийство? (Хлопает себя по лбу.) Черт возьми, вот мысль! Да нет, это не мой жанр!

Hиколя. Если дела будут идти как и раньше, денег баронессы ненадолго хватит!

Фредди (внезапно). Малыш мой! Какие деньги? У меня нет ни гроша!

Hиколя. Как?!

Фредди. Мы поссорились, и я ушел ни с чем!

Hиколя. Боже мой, папа! И я еще туда же со своими делами! Я-то думал – у тебя сегодня удачный день, подходящее время все сказать!

Фредди. Да, что удачный, то удачный! А баронессу, представь себе…

Hиколя. Чертова каракатица! Что она, с собой деньги в могилу заберет?

Фредди (ухмыляясь). Ты как в воду глядишь!

Hиколя. С каким наслаждением я бы влепил ей пулю в лоб!

Фредди (рассудительно). Без тебя позаботились!

Hиколя. Что?

Фредди. Ничего…

Hиколя. Я ее видел только один раз, но еле выдержал! В тот день, когда она сыграет в ящик, я выйду с флагом на улицу!

Фредди. На, иди! (Дает ему в руки маленький флажок.)

Hиколя (не понимая). Ты это к чему?

Фредди. Баронесса Берг убита сегодня днем. Паф! Между глаз!

Николя (подпрыгивая от радости). А-а-а! О-о-о! Папочка, это ты? Браво! Браво! Браво!

Фредди. Но…

Hиколя. Вот она, слава! Известность, которая тебе нужна!

Фредди. Э?

Hиколя (лирично). Ты – перст правосудия! Ты раздавил гадину! Ростовщицу, сосавшую деньги и кровь! «Господин председатель, господа судьи, этот человек совершил общественно полезное дело! Я требую немедленного оправдания!…»

Фредди. Ты что, с ума сошел? Замолчи, идиот! К убийству баронессы я непричастен!

Hиколя. О-о-о! Ты ее не убил?

Фредди. Придет же в голову!

Hиколя (разочарованно). О, папа… Как жаль… Это был бы такой рекламный трюк… и какие сборы!

Фредди (мечтательно). Ты думаешь? Это конечно! Спасибо за совет… Ты мне открыл глаза… В следующий раз, если подвернется случай! Паф! Между глаз!

Hиколя. А кто убийца?

Фредди. Пока неизвестно. Полиция ведет расследование. В цирке тоже крутится полицейский, он мне задал кучу вопросов…

Hиколя. Ну, тогда… папа… у меня идея! Пока они ищут убийцу… ты, может быть… не знаю… сделаешь вид…

Фредди (возмущенно). Я? Ну нет! Раз не я убил старуху, прикидываться – нечестно.

Hиколя. Папа, умоляю тебя!

Внезапно появляется Папаша Жиго и бросается на Николя.

Папаша Жиго. Николя, скорей в зверинец! Быстро!

И они исчезают, оставляя Фредди одного. Отодвинув занавес, прямо перед Фредди возникает инспектор Полю.

Фредди. А вот и вы! Легки на помине! Я только что говорил о вас.

Полю. С сообщником?

Фредди. С сыном! Я сказал ему, что, к сожалению… (спохватывается и хохочет) я не прикарманил старухину сумку с деньгами!

Полю. Смейтесь, смейтесь! Я с вас не спускаю глаз! Со мной шутки плохи!

Фредди. Но я не собираюсь над вами шутить!

Полю (садясь напротив Фредди). Скажите-ка: между той минутой, когда вы вышли от баронессы, и минутой, когда вы сели в метро, вы кого-нибудь встретили? Знакомого? Друга? Родственника?

Фредди. Нет. Никого.

Полю. И никто у вас не попросил автографа?

Фредди. Увы, я не настолько знаменит! Да и грим так меняет лицо! Посмотрите какой нос! (Берет большой резиновый нос и прикрепляет его. Потом снимает и с яростью бросает на стол.)

Полю. Итак, у вас нет алиби между восемнадцатью тридцатью и девятнадцатью тридцатью. Значит, в вашем распоряжении был целый час… Целый час, чтобы обыскать и обчистить всю квартиру.

Фредди не отвечает и с иронией улыбается в сторону.

Вы меня не опровергаете?

Фредди (изображая преувеличенное возмущение). Как же не опровергаю? Опровергаю!

Полю. Ага! Вы покраснели!

Фредди. Я от природы застенчив.

Полю. Ага! Я вас насквозь вижу! Наше дело начинает проясняться!

Фредди. Тем лучше, пусть проясняется. Да будет свет!

Полю. Есть у вас в автобусах огнестрельное оружие?

Фредди. Кажется, есть… Знаете… по ночам… темно… поэтому в первом автобусе есть ракетница…

Полю (достает револьвер и показывает Фредди). Вот он!

Фредди. О, вы его стащили?

Полю (обиженно). Полиция не тащит. Она конфискует. Улики. Баронесса Берт была убита из такого револьвера.

Фредди (в ужасе). Не может быть!

Полю Представьте себе.

Фредди. Значит, это кто-то из цирка?

Полю. Без сомнения.

Фредди. Какой ужас! Кто же это мог быть?

Полю (язвительно). Тот… кому были нужны деньги!

Фредди (не чувствуя, как на него надвигается беда). Да!

Полю. Тот… кому кровь легко бросается в голову!

Фредди. Да!

Полю. Вы!

Фредди. Да! (Поправляется.) Нет!

Полю (торжествуя). Вы сказали «да»! Проговорились! Ага! Выдали себя!

Фредди. Знаете, встречал я упрямых…

Полю. Дорогой друг, сознайтесь! Сразу же! Суд это учтет! Сознайтесь! Ну побеседуют с вами присяжные, вас от этого не убудет!

Фредди (улыбаясь, шутит, но цель его – расспросить и получить информацию). Убудет!… А между нами… чем мне может грозить… неосторожное обращение с огнестрельным оружием?

Полю. Да почти ничем! Во всяком случае, не больше десяти!

Фредди. Чего «десяти»?

Полю. Лет – десяти!

Фредди. Десяти лет – в сырой тюрьме!

Полю. Конечно! Не на Балеарских островах!

Фредди (потрясенно). О-ля-ля! Ничего себе расценочки!

Не-е-ет, здесь покупателей нет! Слава богу, не я укокошил старуху!

Полю (в сердцах). А если я докажу, что в голове у баронессы – пуля от вашего револьвера, что тогда?

Фредди (хохочет). Тогда, значит, у нее в голове не все в порядке!

Полю (дружески). А знаете, вы мне очень нравитесь!

Фредди. И вы мне тоже!

Полю. Поэтому я хочу дать вам один совет. На суде не заикайтесь о деньгах! Говорите о чувствах. Поверните дело так, как будто это преступление на любовной почве! Баронесса Берг хотела вас чуть не изнасиловать… а вы ее убили… нечаянно, сами того не желая! И стойте на своем!

Фредди. Но… она действительно хотела меня изнасиловать, старая шкура!

Полю. Тогда вообще все на блюдечке с голубой каемочкой! Она – низменная натура, а вы – артист!

Фредди. Что правда, то правда!

Полю. Она – отвратительная ростовщица, а вы – честный труженик!

Фредди. Что правда, то правда!

Полю. Она – чудовище, вы – красавец!

Фредди. Что правда, то… (Трезво.) Ну, не совсем…

Полю. И она домогается вашей любви.

Фредди. Вот именно! Домогается! И поскольку я не мог убить ее отказом, я… предпочел убить ее из пистолета!

Полю. В точку! Вы просите общество вас простить, общество прощает, и дело с концом!

Фредди (колеблясь). Под этим углом зрения дело выглядит довольно соблазнительно…

Полю. Полное оправдание! Считайте, что вы уже на свободе! Ну! Решайтесь… Сознавайтесь, что вы ее убили!

Фредди (полусмеясь, полуразыгрывая). Знаете, вы – бес-искуситель!

Полю. Находим хорошего адвоката, и дело в шляпе! Не говоря уже о том, что я буду благодарен вам за услугу: если за вашу поимку мне прибавят звездочку, как я надеюсь… я засвидетельствую, что вы во всем шли мне навстречу и не оказали ни малейшего сопротивления… Ягненок! Скажу больше: жертва!

Фредди. В таком свете… естественно! И потом, после всех моих неприятностей пожить несколько месяцев на государственный счет – это санаторий!

Полю. О чем вы говорите?! С хорошим адвокатом с вас возьмут только подписку о невыезде, и цирк сможет продолжать работать.

Фредди (у него загораются глаза). О, мой цирк… Этим вы меня за горло берете!

Полю. Браво! Ах! Буду с вами откровенным до конца. Единственное, от чего я не могу вас защитить, – это от огласки! Фредди в восторге.

Ничего не поделаешь, дорогой друг, журналисты набросятся на вас, как свора гончих на оленя. Такое преступление для них – лакомый кусок. Они уже почуяли запах жареного: мне придется дать им отчет, не скупясь на пикантные подробности… потому что, между нами, для карьеры в уголовном розыске надо, чтобы твоя физиономия глядела с первой страницы «Франс-суар»!

Фредди. Как, и у вас тоже? Ну, тогда…

Полю. Фоторепортеры налетят… Увы, я уже могу предсказать заголовки в «Иси-Пари»: «Ради спасения своего цирка гениальный клоун решается на убийство», «Фредди-мститель рассказывает историю своей жизни», и так далее, и тому подобное.

Фредди радуется.

Кстати, простите за нескромность, это ваше первое убийство?

Фредди (ошалело). Конечно… что за вопрос!

Полю. О-ля-ля! Журналисты будут в восторге! Им свежатинку подавай! Вот когда убьете во второй раз, они уже будут носом крутить!

Фредди. Конечно… подогретые котлеты! И потом, два преступления на почве страсти – это уже не любовь, это хобби…

Полю. У нас дело пойдет! Да, вот еще что надо предусмотреть: нужно, чтобы вам не приписали преднамеренности! Иначе все к чертям сорвется! А револьвер вы принесли с собой в кармане?

Фредди. Ничего я не приносил! Вы сами нашли револьвер в цирковом автобусе.

Полю. Что доказывает, что вы его унесли обратно и положили на место. Иначе чем бы вы ее убили? А! А? А?

Фредди (размышляет). А? А! Ну да… правда… чем бы я ее убил?

Полю. Деваться некуда: у баронессы пуля между глаз, калибра шесть-тридцать пять.

Фредди. Если я скажу, что я ее молотком стукнул по темечку, кто мне поверит?

Полю. Никто!

Фредди (хитро). О! Но разве на весь Париж с пригородами всего один револьвер шесть-тридцать пять? Представим себе на минуточку, что у баронессы тоже был такой револьвер… Лежал на письменном столе… и она мне им угрожала!

Полю (счастлив). Наконец! Браво! Вижу всю сцену! Вы отбиваетесь, на ней рвется платье…

Фредди. Клянусь, так и было! Крак! (При воспоминании отворачивается с гримасой отвращения.) Тьфу! При одной мысли!…

Полю. Далее без вариантов! Паф, паф! Промеж глаз!

Фредди (практично). Пожалуйста!… Как вас лучше устроит!

Полю (потирает руки и встает). Браво! Браво! Браво!… Ну так идем?

Фредди. Куда?

Полю. В полицию!

Фредди (в панике). Так сразу? Вы с ума сошли! А представление? Впрочем, в это время полиция, наверно, уже закрыта. Отложим до завтра… Кстати, я еще ночью подумаю… Утро вечера мудренее.

Полю. Ну нет! Со мной это не пройдет! Я эти фокусы знаю! Завтра вы еще, чего доброго, отправитесь к своему участковому… и дело уплывет у меня из-под носа! Мне нужно, чтобы мое имя было в газетах!

Фредди. Старик, это всем надо!… Ну, была не была!

Полю. По рукам! (Протягивает ему руку, и Фредди, поколебавшись, пожимает ее.)

Фредди. По рукам! Жребий брошен.

Полю. Можете положиться на мою тактичность. Ведите спокойно спектакль, а когда кончится, я незаметно зайду за вами за кулисы…

Фредди (рычит). Как раз наоборот! Я хочу быть арестован-' ным в разгар представления!…

Полю. Какой бред!

Фредди. Да! Нужно, чтобы у публики дух захватило! Наденете на меня наручники посредине моего номера! Или я ни в чем не признаюсь.

Полю. Ладно. Будь по-вашему. Но там столько народу, я на публике не привык. Мне страшно.

Фредди. Вы никогда не выступали со сцены?

Полю. Никогда!

Фредди. Будет ваш дебют! Потрясающе! С точки зрения рекламы: вашей и моей! (Подмигивает ему.)

Полю (по-детски восхищенно). Вот это да!

Фредди. Скажите-ка, а нет ли у вас знакомых журналистов, чтобы срочно вызвать? Пусть сфотографируют!

Полю. Гениально! (Бежит к телефону и набирает номер.) Теперь мы с вами, мсье Фредди, – на жизнь и на смерть! Просите меня о чем угодно!

Фредди. Попрошу, не волнуйтесь!

Полю (в телефон). Алло! «Франс-суар»? Пожалуйста, Габи… Алло, Габи? Салют, это Полю из уголовного розыска, у меня золотое дело!… Немедленно присылай мне фотографа в цирк-шапито на ярмарке! Сенсация: арест убийцы баронессы Берг! И оставь две колонки на первой странице.

Фредди (в экстазе). Две колонки на первой!

Полю. Жду в «Цирке Фредди»… на манеже… самое большее через двадцать минут! К твоим услугам, Габи… Очень мило с твоей стороны. Хорошо, чек возьму, спасибо! Чао, Габи! (Вешает трубку.) На первой странице – кр-р-ровь!

Фредди. А что это насчет чека?

Полю. Нормально! Я ему – информацию, он мне – двадцать кусков!

Фредди (рассудительно). О-о-о! Тогда десять мне! Дела делами! И… плата вперед.

Полю (обиженно достает бумажник и протягивает ему купюру.) Ладно. Держите.

Фредди (кладет деньги в карман). Нет маленьких прибылей!

Внезапно входит Папаша Жиго, чтобы положить какой-то реквизит.

Папаша Жиго (Полю). Вы все еще тут! Оставьте Фредди в покое!

Фредди. Папаша Жиго, успокойся! Представляю тебе моего друга и… нового компаньона – инспектора Полю.

Папаша Жиго (удивленно). Он вкладывает деньги в цирк?

Фредди. В некотором смысле! Содействует нашему успеху!… Он – наш пресс-атташе. Тс!… Это сюрприз!

Фредди и Полю подмигивают друг другу.

Дорогой Полю, будьте добры, теперь оставьте меня, я должен собраться перед выходом, а вы пока подождите вашего друга у входа…

Полю (шепотом). Вы не смоетесь?

Фредди. Что я, дурак, что ли? Упустить первую страницу во «Франс-суар»?

Полю. Ах, если бы все были как вы! Снимаю шляпу!… До скорого свиданья… в условленном месте! (Выразительно подмигивает ему и выходит, радостно потирая руки.)

Папаша Жиго. Что у тебя за дела с этим полицейским?

Фредди. Я все поставил на карту… Увидим! Орел или решка!

Папаша Жиго. А Николя? Что он тебе сказал?

Фредди. Что он хочет заниматься на юридическом! Стать нотариусом… адвокатом! (Внезапно его осеняет.) Адвокатом! Вот это кстати: сразу двух зайцев!

Неожиданно врывается Пулу.

Лулу. Мсье Фредди! Я больше не могу! Вы говорили с Николя? Где он был сегодня?

Фредди (гордо). В университете!

Лулу. Что?

Фредди. Да, несчастная! И советую тебе стрелять своими глазками в кого-нибудь другого, а не в будущее светило коллегии адвокатов! Между тобой и уголовным кодексом выбора быть не может! И я его понимаю! Вон, фиглярка!

Девушка начинает плакать и выходит совершенно потрясенная.

Папаша Жиго (в панике). Ты спятил?

Фредди. Я знаю, что делаю!

Папаша Жиго. Скорей, ты опаздываешь! Тебе еще нужно загримироваться, надеть парик, приклеить нос! Как я люблю тебя в этом виде! Когда ты выходишь на манеж, я каждый раз делаю усилие, чтобы тебя узнать! В этом твоя гениальность: ты смешишь, потому что становишься неузнаваемым!

Фредди (неожиданно поражен какой-то мыслью). Неузнаваемым? А-а-а! Вот в чем трагедия клоуна! Я неузнаваем… как же тогда меня узнать на фотографии!

Папаша Жиго. Фотографии?

Фредди. Боже мой, тридцать лет я шел по ложному пути! Тридцать лет я выступал с лицом, которое – не мое! Но теперь все изменится! Сегодня… я буду выступать без грима, без парика!

Папаша Жиго (перепуганно). Что на тебя нашло?

Фредди. На меня нашло то, что я хочу быть знаменитым с моим собственным лицом! Моим личным лицом! Не фальшивым!

Папаша Жиго. Что на тебя нашло?

Фредди. На меня нашло то… что сегодня… для меня – великий вечер! Ты знаешь притчу про пеликана, который, чтобы его дети не умерли с голоду, принес себя в жертву, дав им съесть свои внутренности?

Папаша Жиго. Ну, знаю.

Фредди (раскинув руки, патетически). Так вот, я – этот пеликан!

Папаша Жиго. Ты ставишь новый номер в костюме пеликана?

Фредди (возмущенно). Коли бог не дает разума, так уж не дает! Шляпа! Вон! Убирайся!…

Папаша Жиго в смятении уходит.

(Оставшись один, направляется к своему вагончику.) Ну, дорогой Фредди, на абордаж! Преступление должно приносить пользу! Так что, госпожа баронесса, не смотрите на меня с небес… (Поднимает глаза к небу, но передумывает.) Хотя почему я вас там ищу? Вы определенно попали прямой дорогой в преисподнюю!… Так на чем я остановился, дорогая баронесса? На том, что если ваша жизнь на бренной земле никому не доставила радости, пусть хоть убийство послужит правому делу! (С клоунской ужимкой уходит.)

Затемнение.

Феерическая цирковая музыка.

Декорация взлетает…

И мы оказываемся в цирке, на манеже, под светом прожекторов.

Раскачиваются трапеции, алым бархатом горят перила и т. д.

Заканчивается какой-то номер. Полный свет. Аплодисменты.

Музыка. На манеж выходит Николя в роскошном фраке.

Он в роли шпрехшталмейстера.

Николя (объявляет). Дамы и господа! Сейчас перед вами выступит знаменитый дуэт, аплодировать которому вы пришли в наш цирк! Звезды нашего представления – Фредди и Папаша Жиго!

Музыка. Выход Папаши Жиго в костюме белого клоуна. Он рыдает, утирая слезы громадным клетчатым платком.

Hиколя (подыгрывая в клоунаде). Неужели, Папаша Жиго, у вас неприятности?

Папаша Жиго (фальцетом). Да, да, и еще какие! Меня бросили! На произвол судьбы! Мой партнер меня покинул!

Hиколя. Покинул? Не может быть! Папаша Жиго. Он… вышел из ума!

Hиколя. Не говорят «вышел из ума». Говорят «сошел с ума»!

Папаша Жиго. O-o-ot Я схожу из себя!

Hиколя. Не говорят «схожу из себя»! Говорят «выхожу из себя»!

Папаша Жиго. Вы сами не знаете, чего вы от меня хотите!

(Вытирает глаза, затем выжимает платок, из которого льется вода.)

Hиколя. Что ж делать, Папаша Жиго, ищите себе нового партнера! Выпутывайтесь сами!

Hиколя уходит.

Папаша Жиго (обходя манеж, вопит). Мне нужен умный человек… очень умный… умнее всех!

Выходит Фредди в костюме клоуна Августа. Выход эффектный, так как он принимает поразительно глупый вид, как бы неожиданно видя перед собой публику.

(Идет к нему, восклицая.) Бонжур, мсье! Фредди. Бонжур, мадам!

Папаша Жиго. Купите себе очки! (Влепляет ему огромную затрещину.)

И в тот момент, когда они начинают разыгрывать шуточный танец-пантомиму, на сцену выпрыгивает Полю.

Полю. Полиция! Фредерик Корбан, псевдоним Фредди!… Именем закона я вас арестую!

Полю достает наручники и надевает их на руки Фредди. Крики в зале. Протесты Папаши Жиго. Один за другим на манеж выходят все артисты труппы. Они в страхе и смятении. На манеж выскакивает молодой фоторепортер, непрерывно щелкает камерой. Фредди и Полю позируют ему, улыбаясь ангельскими улыбками.

Папаша Жиго (вопит). Преступная ошибка! По какому праву вы его арестовываете?

Фредди (отвешивает публике глубокий поклон, разводя руки).

Дамы и господа! Имею честь и удовольствие объявить вам, что убийца баронессы Берг – перед вами!

Крики возмущения.

Hиколя (в ужасе). Папа, я знаком с крупным адвокатом! Я всеми силами буду за тебя бороться!… Я сам буду вести твое дело!

Папаша Жиго (плача). Позор! Катастрофа!

Фредди. Слава! Триумф!

Занавес внезапно падает.

АКТ ВТОРОЙ

В суде.

Звуковой фон – аплодисменты публики, звон колокольчика председателя и голос произносящего речь мэтра Антони, адвоката Фредди.

Декорация – небольшая комната, являющаяся одновременно и залом ожидания, и комнатой отдыха. Мрачная, бальзаковская обстановка. В облицованные деревом стены встроены книжные шкафы. На одной стене – огромный портрет председателя суда в парадной форме, во весь рост. Выражение лица в высшей степени зловещее. Под картиной – большой стол. На других стенах – несколько служебных объявлений. В углу – бюст Марианны.

Лепной потолок, люстра рококо.

Слева – обитая кожей двойная дверь, ведущая через предполагаемый за ней коридор в главный зал судебных заседаний. Через эту приоткрытую дверь и доносится голос адвоката.

Справа – маленькая дверь, тоже обитая кожей, ведущая в вестибюль, и следовательно, через нее можно выйти из Дворца Правосудия.

Голос мэтра Антони (за сценой; отдельные слова можно расслышать). Гениальный клоун… великий артист… человек, свободный в высшем смысле этого слова… одинокий борец… мужественное сердце… очистил общество от скверны…

Буис, одетый в праздничный костюм, слушает у приоткрытой двери, придерживая ее.

Папаша Жиго, в потертом твидовом костюме, мечется по комнате в тревожном волнении.

Буис. Какой оратор!

Папаша Жиго. Как арапа заправляет!

Буис отпускает дверь, которая захлопывается, заглушая голос адвоката.

Буис. Подумать только, два месяца назад, когда я пришел описывать имущество Фредди, я случайно стал всему свидетелем! С тех пор моя контора переполнена! Вот счастье подвалило!

Папаша Жиго. Кому счастье, а кому…

Буис. А сам Фредди! Вот это мужчина! И правильно, что кокнул старую змею! Ростовщицу! Вся пресса и общественное мнение – за него!

Папаша Жиго. Какой скандал! Суд!… Хотя, правда, в зале полный аншлаг… Я даже не смог протиснуться… Если бы вы не провели по этому коридорчику…

Буис. У меня здесь все свои! И, несмотря на это, я достал только восемь билетов!

Папаша Жиго (удивленно). Так что же вы здесь, в этой комнатушке? Почему не в зале?

Буис (логично). Надо быть идиотом, чтобы не продать такие билеты спекулянтам! Что я, не в своем уме?

Папаша Жиго. А скажите, та молодая блондинка, в черном, которую утром вызывали как свидетельницу… кто она?

Буис. Племянница убитой. Мадемуазель Ева Берг. Она сегодня утром прилетела из Нью-Йорка на самолете. Неплохой кадр!

Папаша Жиго (садится с убитым видом). Ах! Бедный мой Фредди! Как бы там ни было, а прикончить старуху – момент не из приятных.

Буис. Я им восхищаюсь! Возьмите, например, меня. У меня жена с физической точки зрения – нуль, с точки зрения характера – трижды нуль! Но у меня нет смелости!… (Доверительно). Один раз я было попробовал, в пятьдесят пятом году. Я вел машину – она рядом. Я нацелился в платан – бум!

Папаша Жиго. И не умерла?

Буис. Нет. Я лежал в больнице три месяца. Еле выжил.

Папаша Жиго (еще более нервно мечется по комнате). Я умру! Что мне там ни говорите, но Фредди рискует головой!

Буис. Да будет полное оправдание!

Папаша Жиго. Что же… вы хотите меня убедить, что если убьешь ростовщицу, то и недели не получишь? Я имею в виду, какие у вас тут расценки?

Буис. Ну, неделя – это максимум.

Папаша Жиго. Этого еще не хватало! Я только что из Парка Сен-Клу. Директор ярмарки предлагает нам дебютировать у него, если с судом все сойдет хорошо! Клад! Золотые россыпи! Я за Фредди дал согласие! Лишь бы ваше правосудие не подвело!

В этот момент входит Лулу, одетая в легкое летнее платье.

(Окликает ее.) Ты что здесь делаешь?

Здесь твое место? Я тебе сказал, чтобы сидела в машине!

Лулу. Я хочу посмотреть на Николя… Как он выступает!

Буис. Но он не выступает, мадемуазель! Он только секретарь секретаря ассистента мэтра Антони! Ему и без того повезло, что ему разрешили надеть тогу, хотя он сдал только первую часть экзаменов. (Приоткрывает дверь.) Посмотрите… две секунды.

Голос мэтра Антони (за сценой). И тогда старая ведьма бросилась на великого артиста…

Буис быстро захлопывает дверь.

Лулу (растроганная до слез). Ах, какой он красивый в этом костюме1 Ох! А мьсе Фредди сидит между двух жандармов! Неужели его осудят?

Буис и Папаша Жиго (протестуя). Да нет, да нет!

При этих словах появляется Полю, который присоединяется к говорящим.

Полю. Да нет, да нет! Все заранее отрепетировано! Я собрал такое досье – пальчики оближешь! Шедевр!

Буис. Здравствуйте, инспектор!

Полю (напыживаясь). «Инспектор» – дело прошлое! «Комиссар»!

Буис. Не может быть? Когда же?

Полю. Со вчерашнего дня!

Буис. Примите мои поздравления!

Папаша Жиго (с горькой усмешкой). И мои!… Верно говорится: кому несчастье, а кому…

Все пожимают Полю руки, поздравляя.

Полю. А мэтр Антони сейчас на каком этапе своей клоунады?

(Приоткрывает дверь.)

Голос мэтра Антони. Господин председатель! Господа присяжные! Я требую оправдания по всем статьям! Да здравствует Фредди, наш великий клоун! Да здравствует Франция!

Гром аплодисментов, которые председатель тщетно пытается остановить звонком колокольчика.

Голос председателя суда. Господа присяжные, прошу перейти в зал совещаний. Объявляю перерыв судебного заседания!

Шум из зала. Полю закрывает дверь.

Папаша Жиго (Полю). Послушайте, инспектор… то есть, я хочу сказать, комиссар… Мне непременно нужно перемолвиться словечком с Фредди… насчет выступлений на ярмарке в Сен-Клу… Это очень срочно… и важно!

Полю. Поговорить с Фредди? Да вы шутите! Он в специальном боксе для обвиняемых, под охраной двух жандармов! Привести его сюда может только…

Буис. Вы можете! Раз вы теперь комиссар полиции! Продемонстрируйте свой авторитет!

Полю (неожиданно осознает свое новое положение). Вы правы! Сейчас жандармы увидят, из какого я теста! Минуточку терпения! (Уходит через дверь, ведущую в зал заседаний).

Лулу. Как я хочу расцеловать Николя!

Папаша Жиго. Нашла время о чем думать! Я от страха весь дрожу!

Внезапно Буис объявляет о приходе адвоката.

Буис. Мэтр Антони!

Входит мэтр Антони, представительный мужчина лет шестидесяти, одетый в тогу. У него густые брови, самовлюбленное выражение лица, претенциозные жесты.

Буис (аплодируя). Браво, уважаемый мэтр! Гениально!

Папаша Жиго. Победа предрешена? Вы ведь обещали?

Мэтр Антони. Золотой процесс! Он – почти национальный герой!

Лулу. Что же Николя не идет?

Папаша Жиго. Да вот и он! Ох и красив!

Входит Николя, тоже одетый в тогу, но более короткую и менее роскошную. Он несет под мышкой много папок с видом полного превосходства.

Папаша Жиго. Великолепно, Николя!

Мэтр Антони. Талант! Весь в отца. Но в другом амплуа!

Буис. Браво! Браво!

Лулу (хочет броситься ему на шею). Николя, родной!

Николя тыльной стороной руки отстраняет ее.

Николя (несколько снисходительно). Ну, ну, прошу тебя… не здесь! Фривольностям не место во Дворце Правосудия!

Расстроенная Лулу, отстраненная сначала Николя, а потом Папашей Жиго, садится в углу.

Мэтр Антони (Николя). Мой мальчик, вы расплакались – и превосходно плакали – и именно в тот момент, когда я вам подал знак!

Николя. Вы очень добры ко мне, уважаемый мэтр…

Мэтр Антони (обнимая Николя одной рукой за плечи). С точки зрения высокой морали разве я мог упустить такой козырь? Сын, который защищает отца!

Внезапно появляется возбужденный Полю.

Полю. Друзья, я привел к вам на несколько минут нашего дорогого убийцу! Хоть жандармы и возражали!

Появляются два хмурых жандарма, окидывают всех недовольным взглядом.

(Жандармам.) Знаю, не по правилам… Даже против правил! Но предупреждаю вас, еще одно слово – и вас переводят в провинцию.

Жандармы пугаются.

Фредди ведь не улетучится через потолок? Караульте обе двери, и все!

Оба жандарма выходят в обе двери, чтобы дежурить снаружи.

А! Вот и он! Проходит через толпу… (Протягивая руки к коридору.) Сюда, дорогой друг! Сюда, великий артист! Входите!

Выход Фредди. Он одет в высшей степени элегантно.

Все. Браво! Браво!

Фредди (от волнения садится). Друзья мои! Дорогие мои друзья!… Ах, мой дорогой мэтр! Ваша речь была бы в мелодраме гвоздем спектакля! Я рыдал! Как и весь зал! А потом вы стали так меня превозносить, что мне показалось, вы говорите о ком-то другом! (Внезапно обеспокоенно.) Но дело-то на мази?… Честно говоря, я места себе не нахожу! А если присяжные ничего не усекли и решат отрубить мне голову?

Николя. О! Папочка, это ерунда!

Фредди. Как – ерунда? Может быть, тебе твоя голова – ерунда?

Николя. Нет, я хотел сказать, это для нас ерунда, мы подадим на обжалование.

Фредди. Это я тогда подам на обжалование! И как еще подам! Все выложу! Всю правду! Словом, я знаю, что буду делать! Не думайте, что я дам отрубить себе голову, не раскрыв рта! (Внезапно заключает Николя в объятия.) Сыночек! Как я тобой горжусь! Как этот костюм… Я хочу сказать, твоя форма, тебе идет! По существу, что римский император в цирке, что адвокат в суде – одно амплуа!

Смех.

(Мэтру Антони.) Во всяком случае, дорогой мэтр, я считаю, что свидетельница Ева де Берг выступила с таким достоинством, так смело и элегантно, что произвела наилучшее впечатление на присяжных!

Буис. Да! Какой сюрприз! Вот неожиданность так неожиданность!

Мэтр Антони. Это – идея нашего гениального Фредди!

Фредди. Законы сцены! Театральные эффекты! Азбука искусства!

Мэтр Антони. Я ей позвонил по телефону в Америку: она была очень мила – согласилась прилететь в Орли точно в нужный момент!

Фредди. А поскольку не было сомнений, в каком свете она изобразит свою покойную тетку, мы выиграли и на этой доске.

Николя. Она прелестна!

Фредди. Надо будет поблагодарить ее за приезд и возместить расходы.

Мэтр Антони. Вы что, смеетесь? При тех миллионах, которые она получает в наследство благодаря вам?

Фредди. Да, правда.

Папаша Жиго (выходя вперед). Мне тебя нужно на пару слов…

Фредди (внезапно догадавшись, о чем будет идти речь, жестом извиняется перед другими присутствующими и подходит к Папаше Жиго). Да? Ну как? Насчет Сен-Клу?

Папаша Жиго. Согласны! Золотой дождь! Дирекция уже заказала афиши. Кстати, им нужна твоя голова…

Фредди (в ужасе). Как?

Папаша Жиго. Я хочу сказать: они попросили сделать афиши с одной твоей головой и расклеить по всему Парижу. Только вот одна деталь меня смущает – они хотят написать: «Самый веселый преступник века!»

Фредди. По-моему, вкус – сомнительный… но публика будет довольна! Ей нужна кровь на газетной полосе… и на манежных опилках!

Папаша Жиго. Тогда я побежал. (Лулу.) Ты – со мной! (Увлекая еще плачущую Лулу, уходит через маленькую дверь.)

Вдруг Полю, стоящий близко от большой двери, подает знак рукой, привлекая к себе внимание присутствующих.

Полю. Господа, господа, господа! Племянница пострадавшей идет сюда…

Фредди (в панике). О! Мне неудобно! Бегу! (Бросается к маленькому выходу, но в дверях перед ним вырастает жандарм, и он вынужден отступить.) Попался! О-ля-ля! Как неудобно!

Hиколя (внушительно). Прошу тебя, папа… держись с достоинством! Господа, прошу вас, не смущайтесь. Племянницу я беру на себя! (Идет к двери непринужденной походкой и с легким поклоном отходит в сторону, пропуская Еву.)

Это молодая блондинка лет тридцати, очень хорошенькая и оживленная. Она одета в черный костюм, элегантный и вызывающий. Черная роза, приколотая к волосам, придерживает вуалетку, которую Ева скоро поднимет. Она говорит с американским акцентом, одновременно комическим и очаровательным.

(Старается произвести на нее впечатление.) Дорогая мадемуазель де Берг, пожалуйста, садитесь… немного передохните… трудный перелет… траур…

Все смущены. Она садится.

Ева. При чем тут перелет! Я выполнила мой долг по отношению к французскому правосудию и к моей покойной старой тетке! Я дала показания самые беспристрастные, какие только могла, учитывая ту ужасную память, которую она по себе оставила.

Николя (скорбно). Примите мои соболезнования! Позвольте представить вам… Мэтр Антони…

Мэтр Антони (выдвигаясь вперед). Мои соболезнования!

Hиколя. Господин инспектор Полю…

Полю. Комиссар! Комиссар! Уже второй день!

Hиколя. Не может быть! Уже? Браво! Поздравляю!

Полю (радостно смеясь). Спасибо, спасибо! (Внезапно скорбно, обращаясь к Еве.) Мои соболезнования!

Hиколя. Мэтр Буис!

Буис (гордо уточняет). Судебный исполнитель! Мои соболезнования, мадемуазель!

Остается только Фредди, и наступает неловкое молчание. Николя ничего не остается, как его представить.

Hиколя (заикаясь). Хм… мой отец… который, так сказать, вашу тетушку…

Ева (с очаровательной улыбкой, протягивая руку для поцелуя). Очень рада…

Фредди (радостно). Мои соболезнования… (Садится рядом с ней.) Вот так история! Бедная девочка! Но кто мог ее убить, вашу тетю?

Ева (остолбенев). Но… вы, мсье!

Фредди (спохватываясь). Боже мой, правда, я! Все время забываю… То есть, я хотел сказать, что я убил ее, когда нечаянно забылся, не помнил, где я и что… И я выстрелил, паф! паф! Между глаз! И дело с концом!

Ева. Моя тетя, увы, была страшным человеком!

Фредди. Да! Нельзя сказать, что этих пуль она не заслужила! Во всяком случае, с вашей стороны очень мило, что вы на меня не особенно сердитесь!

Ева. Злопамятность – великий грех! Но пусть меч правосудия карает по заслугам!

Фредди. Ну, тут вы хватили через край! Но, черт побери, что там тянут эти присяжные? А вы, четверо, у вас у всех тут связи, что, вы не можете пойти разузнать, в чем тут дело? Я как на раскаленных углях!

Все четверо испуганно уходят.

(После короткого молчания.) Какая ужасная история, да, мадемуазель?

Ева. Иес… э террибл стори…

Фредди. Значит, вы проживаете в Нью-Йорке, мадемуазель?

Ева. Иес! Ю ноу? То есть, я хочу сказать: вы бывали?

Фредди. Нет! Я Нью-Йорк не «ноу».

Ева. Надо приезжать! Я всех приглашать! Много мани теперь…

Фредди. Вы очень любезны… Так, значит, вы в первый раз приезжаете в Париж?

Ева. Иес… первый раз! Вондефул Пэрис!

Фредди. Вы прекрасно говорите по-французски!

Ева. Я учила в Нью-Йорке в школе.

Фредди. Как мило!

Ева (гладя его по щеке). Чармин бой!

Фредди. Нашла время для сантиментов! Они что, провалились, эти присяжные? Что они там делают?

Ева. О убиец… Не нужно взволнованная…

Фредди. Я не взволнованная, я испуганная… то есть, испуганный… испуган!

Ева. Садитесь рядышком. Сюда! Да! Ближе!

Фредди придвигается ближе, он несколько растерян.

Ева. Мне хотелось бы, тактично и между нами, сказать вам одну важную вещь.

Фредди. Что же?

Ева. Сэнк ю вери мач!… Большое спасибо!

Фредди. За что?

Ева. За пиф-паф! Капут! Старуха!

Фредди (краснея от смущения). Ну что вы! Какой пустяк! Не стоит благодарности! Вы меня смущаете!

Ева. Потому что в Нью-Йорке у меня денег не было ни гроша. Снималась для рекламы или выступала стриптиз в кабаре! Сказочное наследство тети для меня такая удача! И я вам говорю спасибо за то, что вы ее «укокошили»!

Фредди. Естественно… она в укокошенном виде… полезнее, чем в живом!

Ева. Теперь я богата!

Фредди. Ая – знаменит! Мы квиты!

Ева. Разрешите, я вас поцелую?

Фредди. Вы – просто прелесть!

Она хватает его за шею и впивается ему в губы кровожадным голливудским поцелуем.

(Еле может прийти в себя и не знает, что сказать. Бормочет.)

Так… значит… я… одним словом… вы… американка?

Ева. Иес. Но мой отец был русским.

Фредди (разочарованно). Тогда все понятно!… Русский поцелуй.

Ева. Надеюсь, суд не отрубит вам голову, мне бы это было очень неприятно!

Фредди (с ужасом потирая шею). Мне тоже!

Ева. Теперь поговорим серьезно. (Достает чековую книжку.) Сколько?

Фредди. Что – сколько?

Ева. Сколько вы хотите?

Фредди. Но я…

Ева. Иес, я слышала, как адвокат говорил, что вы – бедный артист и убили мою тетю, чтобы спасти свой цирк… Лирика! Раз я наследую четыреста пятьдесят миллионов, предлагаю вам десять процентов. Бизнес есть бизнес!

Фредди (испуганно). Не нужны мне ваши миллионы!

Ева. Прибыль – моя! Поэтому нормально, если я заплачу проценты, раз работу выполнили вы!

Фредди. Нет, это незаслуженно, потому что я никакой работы не выполнил… То есть… я хочу сказать… не хочу я ваших денег… Я в цирке деньги гребу лопатой…

Ева. Какая неприятность! Я хочу заплатить. Америка не будет в долгу перед Европой… Сколько?

Фредди. Да не хочу я ваших денег! За кого вы меня принимаете?

Ева (сердясь). Ой, какой нехороший! Вы меня очень расстраиваете! Ох, я чувствую, со мной будет нервная депрессия! Бедная я девушка!

Фредди. Бедная девушка! Это как сказать! С миллионным наследством! (Поскольку Ева плачет, он смягчается.) Ну хорошо, угостите меня роскошным ужином, и будем квиты.

Ева (радостно). Иес, потрясающе! Нам нужно поближе познакомиться! Сегодня вечером отмечаем приговор! Пэрис бай найт! [1] Шампанское! (Фредди в восторге, но Ева продолжает, и его пыл утихает.) С Николя! Николя – красивый! Очень красивый! И вы поужинаете с нами, если вам не отрубят голову!

Фредди (трет рукой шею). А-а-а! Вы снова!

Ева. Вы – чармин папа!

Она хватает его и снова страстно целует в губы. Он еле приходит в себя.

Фредди. Второй заход! Ничего не скажешь: девочка… доброжелательная!

Ева. Вы мне очень нравитесь, мсье Фредди.

Фредди. Я только что это заметил.

Ева. Вы проявили много мужества… но оно у вас еще осталось. Фредд. (самоуверенно подмигнув ей). О, дорогая Ева, между нами, вы понимаете, что мне нечего бояться. Я ничем не рискую. И знаете почему? (Декламирует с пафосом.)

Кто в фаворе – будет очернен,

Кто в опале – будет обелен.

В этот момент в комнату входят Николя и мэтр Антони. Они бросаются к Фредди. Оба бледны, у Николя дрожат руки.

Фредди (обеспокоенно). Ну? Какие новости?

Мэтр Антони (запинаясь). Послушайте… дорогой друг… это не страшно… ведь…

Николя. Папа, мы обжалуем!

Фредди (невнятно). М… Об… Об… обжалуем? Что?

Мэтр Антони. Я вынужден поставить вас в известность, что по непроверенным слухам…

Фредди. Чем вы напуганы?

Мэтр Антони. Дорогой друг… возможно, они приговорят вас к смерти! (Трагический эффект.) Для моей карьеры это – катастрофа!

Фредди. А для моей? Как вы думаете?

Николя. Мы обжалуем.

Наступает полная тишина, и вдруг Фредди, воздев руки, начинает кричать во всю мочь.

Фредди. Слушайте меня! Все слушайте! Я невиновен!

Николя. О, перестань, папа, ты от волнения несешь сам не знаешь что!

Фредди. Я невиновен! Я невиновен! Не я убил старуху! Клянусь! Я сам себе вырыл яму! Я невиновен!

Мэтр Антони что-то неодобрительно бормочет себе под нос; Николя смотрит на отца с недоверием. В этот момент, радостно припрыгивая, входит Буис.

Буис. Живем, живем!

Все. А?

Буис. Тс! Ходит слух – оправдание!

Фредди (демонстративно стонет в сторону Николя и мэтра Антони). А-а-а-а! А вы, болваны, что со мной делаете?

Николя и мэтр Антони (виновато). Да… нам показалось, что…

Фредди. Во всяком случае, раз со мной сейчас не случилось разрыва сердца, значит, я проживу до ста лет!

В этот момент появляется оцепенелый Полю.

Полю. Кажется, я что-то узнал!

Фредди. А! Вы тоже собираете сплетни?

Полю. Мы, полицейские, повсюду имеем своих людей, которые нам кое-что подсказывают… Но – тс!

Фредди. Ну скорей выкладывайте, в какую сторону ветер у вас дует?

Мэтр Антони. Смерть?

Буис. Свобода?

Полю (смущенно). Вот именно… я как следует не разобрал. Мой человек знаком показал мне что-то странное… как если бы хотел сказать: «У тебя голова пойдет кругом».

Фредди (испуганно, но рассудительно). Главное, чтобы с моей головой ничего не случилось!

Звонок. Быстро входят два жандарма и берут Фредди под стражу.

Уже пора? Ай! Ай! (Расталкивая жандармов, выходит в сопровождении всех присутствующих, кроме Николя и Евы.)

Шум. Голос за сценой: «Суд идет!» Николя от волнения не находит себе места и, не выдержав, приоткрывает дверь.

Голос председателя. Господа присяжные, ответив отрицательно на три заданных им вопроса, единогласно вынесли оправдательный приговор.

Зал сотрясается от радостных криков, и Николя подпрыгивает от радости.

Ева. О, как я счастлива!

Бросается ему на шею и страстно целует в губы. Он тоже обнимает ее, чтобы продолжить поцелуй. Все возвращаются на сцену, аплодируя Фредди, который возвращается непринужденной походкой, пожимая руки налево и направо.

Полю. Браво!

Буис. Потрясающе!

Мэтр Антони. Великолепно!

Фредди. Я был уверен! (Замечает наконец целующихся Николя и Еву. Хлопает сына по плечу.) Ну? Уже празднуем?

Телерепортер с портативной камерой быстро входит в комнату.

Телерепортер. Разрешите, мсье Фредди, для «Новостей дня».

Он отступает с камерой на передний план, а Фредди, освещенный прожекторами, становится в позу посреди комнаты.

Фредди. Дети мои, появиться один раз в «Новостях дня» – все равно что сто лет зазывать у входа.

Полю (внезапно всем кричит). Угощаю всех шампанским в буфете суда!

Взрыв одобрения.

Ева. О! Есть американский обычай… Автограф… память прекрасного дня… Пожалуйста, мсье Фредди… Для меня… (Протягивает ему свой блокнот и ручку.)

Фредди (пишет с довольным видом). «Счастливой наследнице – от благодетеля. Фредди».

Взрыв веселья. Все поздравляют друг друга. Телерепортер выходит.

Полю. Шампанское! Шампанское! Пойдемте!

Все выходят. В комнате остается только Фредди. Внезапно распахивается маленькая дверь и быстро входит незнакомая нам женщина.

Женщина. Мсье Фредди! На минуточку!

Она движется к Фредди. Это красивая рыжеволосая женщина лет тридцати пяти, в плаще и элегантной шляпе. Идет, покачивая бедрами, на ее губах играет ироническая улыбка. Она становится лицом к лицу с Фредди – неожиданная посетительница экстравагантного вида.

Фредди (недоуменно). Вам тоже автограф?

Женщина (смеясь). Почему бы нет?

Фредди. Ваше имя?

Женщина. Марго.

Фредди. Марго? А дальше?

Марго (хмыкнув). Не имеет значения! Я хотела посмотреть на вас вблизи.

Фредди (самодовольно). Вот как! Ну что же, пользуйтесь моей щедростью!

Марго. Я хотела увидеть, как выглядит убийца.

Фредди (скромно потупившись). Да… как любой человек!

Марго (с грудным смехом, светским тоном). Так, значит… это вы… прикончили баронессу де Берг?

Фредди. Представьте себе! Пиф-паф!… Можете выносить!

Марго (неожиданно резко). Ложь!

Фредди (выпучив глаза). Что?

Марго. Хвастун!

Фредди ошеломлен.

Гнусный спекулянт!

Фредди (перепуганно). Почему… вы мне это говорите?

Марго (отчеканивает прямо ему в лицо). Потому что… убийца баронессы де Берг… это я!

Фредди застывает с открытым ртом. Снаружи доносятся крики ушедших: «Фредди! Шампанское! Фредди! Шампанское!» и т.д.

(Смотрит на Фредди и наконец произносит.) Привет! До скорого! Вполне возможно… вполне возможно, что у нас будут общие дела… а? Что вы на это скажете? (Со значением подмигнув ему, выходит в маленькую дверь.)

Фредди (валится на стул). Вполне возможно… вполне возможно… что мои волнения пойдут по второму кругу!…

Резко падает занавес и тут же, без антракта, поднимается снова.

АКТ ТРЕТИЙ

Декорация этого действия – снова кулисы «Цирка Фредди». Все почти то же, что в первом акте, за исключением нового ковра и некоторых новых аксессуаров, но все предметы расположены несколько по-иному, так как цирк переехал на новое место. Слева – новые хромированные гримерные столы. В глубине – большой красный занавес. За ним – выход. Справа видна задняя часть грузовика – обновленная и перекрашенная.

С первого взгляда бросается в глаза огромное количество букетов и корзин с цветами и специальная доска – стенд, к которой прикалываются телеграммы, визитные карточки, открытки и т.д. На низком стульчике сидит Лулу в брюках и свитере. Она подавлена и печальна. Xосе, одетый в обычный городской костюм, занимается в углу со своей собакой, Рауль жонглирует.

Входит Папаша Жиго в рабочих джинсах с нагрудником. Он несет четыре букета, несколько пакетов, перевязанных лентами, и огромную пачку писем и телеграмм.

Папаша Жиго. Этому конца нет! Чертов Фредди! Цветы! Подарки! Письма!

Тереза приносит еще одну большую коробку, перевязанную шелковой лентой.

(Указывая на коробку, отгадывает.) Конфеты! Уже месяц прошел, как Фредди оправдали, а до сих пор аншлаг!

Xосе. Какое богатство! Деньги сыплются дождем! Святая мадонна!

Папаша Жиго (Лулу). Послушай-ка, ты себя неважно чувствуешь?

Лулу (недоуменно). Да нет… да нет… все в порядке.

Папаша Жиго. Родная моя, выкинь ты из головы амуры с Николя! Они тебе мешают жить! (Начинает плакать.)

Все смеются.

(Воздевает руки к небу.) Ах, любовь! Насмешка! И подумать, в двадцать лет я был таким же идиотом. А она была – женщина-змея! Она меня обвила…

Лулу. Николя живет в «Кларидже» с этой подлой американкой. Миллионы «покойной тетушки» сыплются как песок сквозь пальцы.

Звонит телефон. Папаша Жиго снимает трубку, в то время как Xосе с собакой, Рауль и Тереза выходят.

Папаша Жиго. Алло?… Да, мадам… Мсье Фредди? Вы думаете, что достаточно просто так набрать номер телефона и с ним поговорить?… Марго? Марго – а как фамилия?… Что? Бросила трубку. Сумасшедшая какая-то.

В этот момент, раздвигая красный занавес, появляется улыбающийся комиссар Полю.

Полю. Ку-ку!

Папаша Жиго. Господин комиссар!

Полю (фамильярно). О! Зовите меня Альфред!

Папаша Жиго. Дорогой Альфред! Какой приятный сюрприз! Мы вас уже целую неделю не видели – ровно с того дня, когда Фредди закатил ужин «У Максима».

Полю. Я шел мимо… У меня тут поблизости одно дело… Заскочил по-дружески… Как поживает великий Фредди?

Папаша Жиго. Великолепно! Барометр его самочувствия – сборы! Сегодня он занят устройством новых животных: обезьян и верблюда. Но я пойду скажу ему, что вы зашли… Альфред!

Папаша Жиго выходит. Лулу собирается последовать за ним, но Полю хватает ее за руку и насильно усаживает обратно.

Полю. Лулу, девочка, мне нужно вам сказать два слова. Я, собственно, из-за этого сюда и пришел. (Достает из кармана письмо и показывает ей.) Письма с угрозами – лучше не придумали? А знаете, что за это полагается? Год тюремного заключения… (Читает.) «Если вы немедленно не уберетесь обратно в свою Америку, гулящая девка, ждите большой беды!»

Лулу (потрясена). Но… как к вам могло попасть это письмо?

Полю. Во-первых, сам ваш вопрос – уже признание. Во-вторых, дала его мне мадемуазель Ева де Берг, которой вы его послали! Что с людьми делает ревность! Но я уговорил мадемуазель де Берг не подавать официальной жалобы. Хватит с вас того, что я залеплю вам пару оплеух!

Он поднимает руку для пощечины, но Пулу вскрикивает.

Лулу. Не трогайте меня! Если вы меня ударите, я вас убью! И меня оправдают, потому что я буду в состоянии законной самозащиты!

Полю (огорошен). О-о-о! Как дальше работать! Убийство Фредди вскружило голову всему Парижу! (Добродушно, к Лужу.) Ладно, считаем инцидент исчерпанным! Если вы дадите мне слово, что будете вести себя хорошо, я разорву ваше зловещее карканье!

Лулу (побежденно). Клянусь.

В этот момент из-за кулис доносятся голоса Николя и Евы.

Полю (язвительно). Вот и они! Ловко я успел до их прихода! Еле жив остался! Великий я полицейский! И какое доброе сердце!

Лулу (скрываясь между двумя занавесками). И какая скромность!

Полю. Неблагодарная!

Входит Николя в элегантном светлом костюме. За ним Ева, одетая в роскошные меха по последней моде.

Ева. О, как все в цирке интересно! Кулисы! Какая атмосфера! Эксайтин! Восхитительно!

Николя. Увы! Я в этой обстановке вырос… но сейчас, когда сюда возвращаюсь, испытываю странное чувство… (Замечая Полю). О, господин комиссар! Как приятно вас снова видеть!

Полю. Я зашел проведать вашего отца.

Николя. Я тоже. Я по нему скучаю…

Ева. Да… сплин… естественно!

Папаша Жиго (входя). Фредди сейчас будет. Он устраивал корзинку для новорожденного львенка…

Николя. Как? Малука родила? Потрясающе!

Николя целует Папашу Жиго.

Полю (Еве). Ну как, мадемуазель де Берг, довольны вы своим пребыванием в Париже?

Ева. О, ужасно! Не хочу уезжать! Ваша столица меня покорила… очаровала…

Полю (копируя ее акцент). Наша столица… и наш молодой красавчик!

Ева. Иес! Ай лав хим! Я его люблю!

Из-за кулис доносится голос Фредди, затем появляется и он сам, внося с собой шум и оживление. На нем сапоги и велюровая куртка для верховой езды, спортивная рубаха, кожаный жилет и ковбойская шляпа, в руках хлыст и трезубец, которые он сразу на что-нибудь кладет.

Фредди. А! Вся семья в сборе!

Николя. Здравствуй, папа!

Они целуются.

Фредди. Целая неделя! Я по тебе соскучился! Раза два звонил к вам в гостиницу, но телефон не отвечал…

Николя (смущенно). Нас не было…

Ева (смеясь). Или мы были в постели!

Фредди (ворчливо). Ну, мы-то за это время не отдыхали! За неделю – четыре утренника! Я концы отдам.

Папаша Жиго (бросает ему). Ба! Отдать концы на манеже – мечта циркового артиста! Не правда ли, мальчик?

Фредди. Правда, старик.

Смех.

(Неожиданно обращаясь к Николя.) Николя, ну как учеба? Подвигается?

Николя (смущен, запинается). Э-э-э… С понедельника начинаю ходить в университет…

Ева. Только не с понедельника! Ты обещал мне, что в понедельник мы поедем смотреть замки Луары!

Николя (уступая). Да, правда… Тогда с будущего понедельника.

Фредди (иронично). Вот как! Я вижу, между вами совет да любовь!

Папаша Жиго (подходит к Фредди). Послушай, мальчик, там какая-то Марго все время звонит, хочет говорить только с тобой и вопит как резаная…

Фредди вздрагивает, как от удара.

Николя (шутит). Когда наконец, папа, ты перестанешь разбивать женские сердца…

Фредди чувствует себя в затруднительном положении; он делает знак Папаше Жиго, что нужно вежливо всех выставить.

Фредди. Папаша Жиго, а не хотел бы ты показать мадемуазель де Берг и нашему другу Полю новых животных, которых нам прислали из Африки?

Папаша Жиго (наивно). Я уже показывал!

Фредди (четко). Покажешь по второму разу!

Ева и Полю, Да-да! Мы еще раз посмотрим!

Папаша Жиго. Следуйте за экскурсоводом! Сюда, пожалуйста!

Папаша Жиго уводит Еву и Полю. Николя хочет пойти за ними, но Фредди его окликает.

Фредди. Минутку, Николя!

Фредди и Николя смотрят друг на друга, затрудняясь начать разговор.

Ну, как живешь?

Николя. А как ты?

Фредди. Твоя «невеста» – верх совершенства… и богатства!

Николя. Это здесь ни при чем…

Фредди. Скоро она уплывет за море, твоя Клеопатра? Сплю и вижу, как она исчезает за горизонтом. Она портит тебя, мой мальчик!

Николя. С чего ты это взял, папа?

Фредди. Мне мой мизинчик сказал, что у тебя переэкзаменовка на осень! Это правда?

Николя (покраснев). Да! Но в сентябре все будет в порядке!

Фредди. Очень тебе этого желаю, мальчик! От всего сердца!

В этот момент Марго, распахнув властной рукой красный занавес, появляется на сцене. Взгляд ее мечет молнии. Марго. Что это значит? Я звоню тебе и не могу… (Замечает Николя и мгновенно преображается, расплываясь в улыбке.) Здравствуйте, мсье Фредди! Здравствуйте, мсье… Что же вы нас не представите друг другу?

Фредди (застыв как вкопанный, проглатывает комок в горле), Хм-м-м-м! Мадемуазель Марго… Мой сын, который работает в системе правосудия! Имейте это в виду!

Марго (хихикает). Но я его узнала, красавчика Николя!

Николя. Мадемуазель хочет работать в цирке?

Марго. Почему бы и нет?

Николя. В каком амплуа?

Фредди. У мадемуазель амплуа… ходить по лезвию ножа!

Марго. Да, потому что за это отваливают большие деньги!

Фредди (уточняет). Учтите, это опасно!

Марго. Чего мне бояться? И кого?

Николя. Как у вас меняется лицо!

Фредди (указывая на выход). Если тебе это нравится, иди смотри на обезьян!

Николя выходит, подмигнув отцу. Фредди тотчас же запахивает красный занавес и набрасывается на Марго.

(Разгневанно). Зачем вы сюда явились? Я же вам запретил приходить в цирк!

Марго (агрессивно). Запретил! Запретил! Выбирай выражения! Твои истерики меня не пугают!

Фредди. И потом, я запретил вам называть меня на «ты»!

Марго. На «вы» у меня не получается! Мне тогда кажется, что нас становится больше. Намек понял? Как будто между нами призрак старухи! Старухи… которую я пришила…

Фредди (вытирает пот со лба и садится). Послушайте, мадемуазель, уже три раза «под благовидным предлогом»… вы вытягиваете из меня деньги! Но с этим покончено, по-кон-че-но!

Марго. Покончено? Только началось!

Фредди. Шантаж тянет на пять лет тюрьмы. Комиссар Полю под рукой!

Марго. Ну что ж, зови скорее своего дружка, полицейскую шкуру! Объявляй ему, что это я старуху пришила! Он до смерти обрадуется… Да я сама за ним схожу!

Марго бросается к двери, крича: «Мсье Полю!», но Фредди хватает ее за руку и отбрасывает в другой конец сцены. Он мечется, как тигр в клетке, сдерживаясь, чтобы не произносить угроз.

Ах! Наконец до тебя дошло, что с тобой будет, если я расколюсь!

Фредди. Получите двадцать лет!

Марго. А ты – пять! За обман правосудия!

Фредди. Неужели вы думаете, что я обманывал ради собственного удовольствия? Каких душевных мук мне это стоило! Я спасал свою честь!

Марго (неожиданно серьезно и горячо). А я тоже пришила старуху, чтобы спасти свою честь! Я тебе говорила, что мой муж Эжен был ее любовником! Тут я ничего не могла. Но вот, под предлогом того, что он у нее прикарманил идиотский браслет, проклятая баронша упекает его на каторгу! И на каторге он хватает воспаление легких! Он всегда простужался… Словом, мой Эжен сыграл в ящик…, Убить бароншу для меня было вопросом чести! Вендетта! Я – корсиканка!

Фредди. Разумеется. Я вас прекрасно понимаю. Для корсиканки…

Марго (быстро и страстно объясняет). Я ее караулила на тротуаре напротив. Как увидела, что ты выходишь, шляпа сбита на затылок… поняла, что вот он, желанный миг… Тихо прокрадываюсь, стреляю в нее и – ходу!… И вдруг, назавтра – в газетах, по телевидению – черт побери, схватили невинного! Я в ужасе… но читаю подробности, которые ты сам рассказываешь о «твоем» преступлении! Настоящее кино! И понимаю! До того: долги и имущество с молотка! После того: слава и тити-мити! Это слишком! Зарабатывать деньги моим горбом! Не по закону! Надо – фифти-фифти!

Фредди. Что за выражения!

Марго. Народ в твой цирк валом валит! Ты в золоте купаешься. Выкладывай деньгу!

Фредди. Послушайте, мадемуазель, ну посудите сами! Десять дней тому назад я вам дал миллион, четыре дня назад – два с половиной. Итого три с половиной! А эти деньги у меня должны были пойти на обезьян! Как мне смотреть в глаза моему компаньону? Вам не кажется, что за вендетту ради чести три с половиной миллиона – сверхприбыль?

Марго. Нет! Моя честь не имеет цены.

Фредди. Ну послушайте, вы – корсиканка, я – марселец, что нам ссориться, мы почти земляки!

Марго. Заткнись! Вынимай чековую книжку! Я уезжаю за границу, за тридевять земель. Как можно дальше! Вопрос решенный.

Фредди (облегченно, с радостью). Как можно дальше? Великолепная мысль! Так бы сразу и сказали! Как друг, я презентую вам билет первого класса в столицу тридесятого государства! Где она?

Марго. Билет – само собой. Спасибо. А сколько в придачу?

Фредди. Какую придачу?

Марго. К билету ты сколько еще даешь?

Фредди. Сколько чего?

Марго. Миллионов!

Фредди. Ах, так плюс к билету вам нужны еще и миллионы? Вошли во вкус? Ладно. Даю вам миллион… (видя ярость Марго, добавляет) с половиной… два… три! Но не больше трех!

Марго (вопит). Что? На такие чаевые я не смогу купить себе и куска канала в Венеции! Там нет тротуаров! Где я буду зарабатывать на жизнь? Мне нужно в десять раз больше! Тридцать миллионов!

Фредди (чуть не подавившись от возмущения). О-о-о-а-а! Тридцать миллионов! У вас мания величия! Тридцать миллионов за паршивую пульку, по сто двадцать франков за дюжину! Это сверх всякой меры. Больше скажу – это вымогательство! Так вот, я вас проучу: больше ни франка! Ни сантима!

Марго (зловеще). Ну смотри, ты сам этого захотел! (Снова устремляется к выходу, зовя комиссара Полю.) Фредди, естественно, бросается вслед за ней, заставляет ее вернуться и усаживает.

Фредди (вне себя). Хорошо. Но сделайте мне скидку! Ведь я плачу оптом!

Марго. У меня добрая душа! За двадцать пять – по рукам!

Фредди (в восторге). Двадцать пять тысяч франков?

Марго (орет). Мил-ли-о-нов!

Фредди. Вы считаете, что я – Али-Баба? Впрочем, даже если я и дам вам двадцать пять миллионов, которых у меня нет, какие гарантии, что вы через неделю не заявитесь требовать с меня двойную цену?

Марго (поднимая руку для клятвы). Слово чести! А в устах корсиканки…

Фредди (дрожа от беспокойства). Хорошо… Но где мне взять двадцать пять миллионов?

Марго. А цирковые сборы? Не морочь мне голову, что касса пуста!

Фредди. Почти пуста! Я рассчитался с долгами. Купил животных… Заказал новые клетки…

Марго (хлестко). Плевать! Пошутили и хватит! Выкручивайся! И заруби себе на носу, что я тебе сейчас скажу: даю тебе время до завтра, до восьми вечера. Если в этот час ты не вручаешь мне двадцать пять миллионов, старыми купюрами по десяти тысяч, можешь мне поверить – я не отступлю и расколюсь в первом полицейском участке! Посмотрю я на твою популярность после моего признания! Публика не любит, когда ее держат за дуру! Спичкой – чирк! – и весь твой кемпинг… (Меняет тон, так как внезапно входит Папаша Жиго.) Если бы вы согласились меня посмотреть, мсье Фредди, я могу и парад-алле, и канкан, и куплеты!

Фредди, стоящий спиной к Папаше Жиго, поражен этой метаморфозой, тем более что Марго начинает извиваться и подпевать.

Папаша Жиго. Потрясающе!

Фредди (подскакивает от неожиданности). А, это ты? Ну ты меня напугал! Я тоже говорю…

Папаша Жиго. Хороша!

Фредди…но дорога!

Марго (со значением). До завтра, мсье Фредди. В восемь… не забудьте! (Внезапно опять медоточивым голосом.) До свиданья, мсье Папаша Жиго! Я в восхищении! Вы такой милый! (Чинно выходит, как благовоспитанная девушка, жеманно посылая Папаше Жиго воздушный поцелуй.)

Папаша Жиго (восторженно). Она послала мне поцелуй! Я к ним знаю подход! О! Пальчики оближешь! Надеюсь, ты ее возьмешь?

Фредди (яростно). Нет!

Папаша Жиго. Напрасно! Как она тянет носок и за…

Фредди. Вытягивает деньги и водит за нос, скажи лучше!

Папаша Жиго. Оденем ее как танцовщицу в кафешантане девятисотых годов! Ах, такую женщину нечасто встретишь!

Фредди. Спасибо! Еще не хватало, чтобы часто!

Папаша Жиго. На мой вкус – потрясающе! (Хочет последовать за ней, но Фредди его удерживает.)

Фредди. Постой, что с тобой? Вторая молодость?

Папаша Жиго. Молчи, дурак! Знаешь, наш успех, деньги, которых мы с тобой так долго ждали и которые теперь сыплются дождем, слава нашего цирка… все это… мне кружит голову! Ах, мой родной, жизнь прекрасна и удивительна!

Фредди (не реагируя на его восклицания). Да, удивительна!… Сколько у нас в кассе в настоящий момент?

Папаша Жиго (гордо). Я подбил все итоги.

Фредди. Покажи-ка мне. Интересно знать…

Папаша Жиго (удивленно). Тебе? С каких это пор? Ты никогда не лез в бухгалтерию!

Фредди. Лиха беда начало! Ну так сколько?

Папаша Жиго (раскрывает огромную книгу и начинает объяснения). За последние две недели мы дали двадцать два представления…

Фредди. Да знаю! Ближе к делу: итог! Меня итог интересует! Сколько в кассе прибыли? Выкладывай!

Папаша Жиго. Постой, не гони… А… а… вот: прибыль на сегодняшнее число – тринадцать миллионов старых франков!

Фредди (потрясенно). Всего?

Папаша Жиго. «Всего»! Да у нас никогда столько не было Кстати, из этого надо вычесть верблюда, за которого еще не заплачено, и обезьян!… Хотя нет, три с половиной миллиона на обезьян я тебе давал! За обезьян, таким образом, уплачено!

Фредди (с надеждой). Ты уверен?

Папаша Жиго. Ты мне написал расписку!

Фредди (застывает, подняв глаза к небу). Что? Да! Ох, святая Бландина, выручай еще раз!

Из-за кулис слышен смех Николя и Евы.

Папаша Жиго. Это ты из-за Николя не в своей тарелке? И ты прав, Фредди. Не дело такому молодому человеку, как он, вертеться вокруг американки, битком набитой деньгами!

Фредди (внезапно преобразившись от пришедшей в голову мысли). Деньгами, говоришь? Точно! Набита деньгами битком! Спасенье! Надо мне с ней переброситься двумя словечками, с «битком набитой»!

Папаша Жиго (философски). Ах, деньги, всегда деньги… Вот что губит людей! Какое счастье, что у меня их никогда не было! (Берет костюм и выходит.)

В это время возвращаются Ева и Hиколя.

Ева. Великолепные животные!

Николя. Мы зашли с тобой попрощаться.

Фредди. Побудьте со мной хоть немного! Я вас так редко вижу!

Николя. Я видел львенка Малуки! Он мне лизнул руку. Ева. Я обожаю цирковых зверей!

Фредди (вкрадчиво, нерешительно). Как она мила! Садитесь сюда, пожалуйста… дорогая Евочка, я хотел бы напомнить вам об одном разговоре, который состоялся между нами в суде, в тот день, когда мы впервые встретились… В тот день вы предложили мне комиссионные, десять процентов с четырехсот пятидесяти миллионов, которые свалились вам с неба! Я сказал: «нет»! Но сегодня говорю: «да»… Кое-что изменилось! Не волнуйтесь, я не попрошу у вас сорока пяти миллионов… нет… Я делаю вам скидку: выкладывайте двадцать пять, и дело с концом!

Николя (оскорбленно). О, папа!

Фредди. Не перебивай отца!… Ну, Евочка, что вы мне ответите? Ева. Да я с удовольствием…

Фредди облегченно вздыхает.

…будь у меня в наличности такие деньги.

Фредди (обеспокоенно). Как? Вы не получили наследства?

Ева. Да… но…

Фредди. Что – но?

Ева. Все очень сложно! Николя, пожалуйста, объясни своему папе!

Фредди. Да что тут объяснять?

Николя. Понимаешь, папа, наследство не так легко оформить… Во-первых, куча бумаг… а потом из четырехсот пятидесяти миллионов надо сразу вычесть налог в пользу государства – восемьдесят процентов.

Фредди (возмущенно и даже величественно). Как? Государство нагревает себе руки на моем преступлении! Разбой! Восемьдесят процентов! Да оно-то тут при чем? Оно, что ли, прихлопнуло вашу тетку? Нет! Тогда что же? Где это видано! Я приканчиваю старушонку, а государство прикарманивает на этом триста миллионов! И еще имеет наглость отдавать меня под суд! И угрожать мне! Дальше некуда! Присосалось! Кровопийца! Ваше государство обходится мне дороже, чем наемный убийца! Вы знаете, как ему надо бы поступить, вашему государству, после того, как оно на мне заработало триста миллионов? Назначить мне пожизненную ренту! Я еще скромно прошу, надо бы и орден Почетного легиона.

Николя. Да не кричи ты так, папа! Закон есть закон!

Фредди. Хорош твой закон! Я пойду к моему депутату. Хотя депутат на закон плюет… И правильно делает! (Успокаивается.) Хорошо. Значит, нечего и кричать! В кубышке меньше монет – тем хуже! Вам все-таки остается, как ни крути, больше ста миллионов?…

Николя. Вообще, да… оставалось…

Фредди. Как так «оставалось»? Уже, значит, не осталось?

Николя. Понимаешь, папа, часть этой суммы в недвижимом имуществе, в картинах, акциях… Надо все продавать. На это нужно время.

Фредди (все более и более нервничая, обращается прямо к Еве). Но наличными? В банке? Сколько у вас?

Ева. Не знаю! Сколько, дорогой?

Николя. У тебя приблизительно тридцать пять миллионов.

Фредди (рычит). А-а-а! Вот с чего надо было начинать! Из вас цифры надо клещами вытягивать! Тридцать пять миллионов! Браво!

Hиколя (уточняет). За вычетом двенадцати процентов в пользу Обменного бюро и восьми процентов в пользу Расчетной палаты!

Фредди (хватаясь за голову). Еще? Не может быть! Государство – бандит с большой дороги! Мы живем не во Франции, а в разбойничьем притоне! Скоро перед тем как идти на почту, придется оставлять дома часы!

Hиколя. Конечно, папа, конечно! Так, из этого Ева купила себе спортивную машину, два меховых манто, платья: ей нужно хорошо одеваться, она бывает в разных местах…

Ева. С тобой, дарлинг!

Hиколя…да, конечно, со мной!

Фредди (насмешливо). Дарлинг!

Hиколя (смущенно). И потом, каждую неделю счет в «Кла-ридже»…

Фредди (взрываясь, наигранно-лицемерно). Хватит! Какая безответственность! Как может прийти в голову покупать два манто весной, когда лето на носу! И спортивную машину, когда и малолитражку-то негде припарковать! А развлечения, рестораны, – не могу вас не осудить! Вопиющая безнравственность! Так-то вы, несчастная, носите траур! А ты, дурак, имеешь наглость показываться на публике, – забыл, что твой отец состоял под судом и следствием! Ночной Париж в клиентуре неразборчив! Но я наведу порядок! Завтра же выезжайте из гостиницы и поселяйтесь в моем автобусе! Питаться будем за одним столом! Отныне, Евочка, я буду управляющим при вашем состоянии! В конце концов, я вам почти что свекор! Сейчас же пишите мне доверенность на ваш банк…

Ева. Нет…

Фредди. Как? Вы отказываетесь?

Hиколя. Она хочет сказать… это невозможно. Доверенность оформляется через посольство…

Ева…и Министерство финансов. Иностранный отдел…

Фредди (в отчаянии). Значит, к этим деньгам не подступишься? Не может быть: о них только и разговору, а их не видно! Как привидение!

Фредди испускает крик ярости и хватается за голову. Николя отдает себе отчет, что отец в тяжелом положении, и, желая во всем разобраться, решает отослать Еву.

Hиколя. Дорогая, пойди погуляй по ярмарке. Это так интересно! А я немного побуду с отцом. (Делает ей дружеский жест.)

Ева. О да, любимый! До скорого, дорогой свекор! (Целует Фредди в обе щеки.)

Фредди (недовольно). Французский поцелуй!

Ева весело выходит. Николя плотно запахивает красный занавес, отделяющий их от остальных частей цирка, и обращается к отцу.

Николя. Ты, папа, от меня что-то скрываешь!

Фредди. Да нет, нет, ничего…

Николя. Я тебя знаю! У тебя опять нет денег?

Фредди. Увы!

Николя. При всех ваших сборах?

Фредди. Ах, Николя, скажу уж тебе все. К завтрашнему вечеру мне надо раздобыть двадцать пять миллионов. Иначе – позор, бесчестье… национальная катастрофа!

Николя (в панике). Двадцать пять миллионов? Кому ты можешь быть должен такую сумму?

Фредди. Женщине! Грязной девке!

Николя (шокировано). О, папа! В твоем возрасте!

Фредди (в ярости). Да дело не в том, о чем ты думаешь! Дурак! (Усаживает Николя.) Выслушай меня по порядку, малыш. Ты помнишь, о чем мы с тобой говорили в тот день, когда я ездил к баронессе де Берг и она не дала мне денег?

Николя кивком головы подтверждает.

И помнишь, как ты вдруг закричал: «Папа, ты ее убил! Браво! Потрясающе! Это слава!» и так далее и тому подобное. Помнишь?

Николя. Да.

Фредди. Так вот, я так и сделал: я это сказал!

Николя. Что ты сказал?

Фредди. Что я ее убил.

Николя. Кого?

Фредди. Баронессу.

Николя (рассудительно). Я прекрасно знаю, папа, что ты убил баронессу. Зачем ты мне это повторяешь?

Фредди. Нет! Да послушай хорошенько! Я ее не убил… Я об этом сказал!

Николя. Что?

Фредди. Не убивал я никакой баронессы! Но после того как ты мне все растолковал и инспектор Полю подтвердил, что в ее убийстве – мое спасение и успех… тогда я ее убил! Я хочу сказать, в плане теоретическом! Я сказал, что я ее убил! Но я ее не убивал! Уловил мою мысль? Николя (сбит с толку). Папа, тебе бы нужно немного отдохнуть.

Фредди (возбуждаясь). Прочисть уши! Я не убивал баронессы! Ты что, французского языка не понимаешь? Так вот: эта девка, которая меня шантажирует, знает, что я не убийца, а только прикидываюсь! И по той простой причине, что убийца – она! И если я ей не дам двадцати пяти миллионов, разразится скандал, и все поймут, что я солгал и притворился убийцей ради рекламы!

Николя (наконец понимая). А-а-а-а!

Фредди. Наконец-то! Дошло!

Николя (не может прийти в себя). Ты не убивал баронессы!

Фредди (почти стесняясь). Увы, нет! Я ее не убивал… Впрочем, в скобках разреши тебе заметить, не очень-то мне было приятно разыгрывать из себя убийцу!…

Николя (с раскрытым ртом). Ты не убивал баронессы!

Фредди…и когда я увидел, что все мои близкие не так уж удивлены, вот когда мне по-настоящему стало обидно! Ну ладно! Бог с ними! Я – пеликан!

Николя. Ты не убивал баронессы!

Фредди. Нет! И чтобы эта ложь не вылезла наружу, мне нужно двадцать пять миллионов!

Николя (снова повторяет с выпученными глазами). Ты не убивал баронессы!

Фредди (сердясь). Послушай, перестань повторять одно и то же! Или следующим трупом будешь ты!

Николя (искренне). О папа, папа… как ты меня разочаровал!

Фредди. Спасибо! Ну и молодежь пошла! Так вот, заруби себе на носу: во-первых, я (передразнивая сына) «не убивал баронессы!»… а во-вторых, если я не достану двадцать пять миллионов, я пропал!

Николя (наконец оценивая положение). Боже мой! А кто она?

Фредди. Страшная женщина! Ты с ней сейчас столкнулся!

Николя. А! Это она? И она требует двадцать пять миллионов, чтобы держать язык за зубами?

Фредди. Да.

Николя. А у тебя их нет?

Фредди. Нет.

Hиколя. И она угрожает тебе, что пойдет в полицию?

Фредди. Да.

Hиколя. Как же она не боится, что ее арестуют?

Фредди. Не боится. Она корсиканка.

Hиколя (долго стоит ошарашенный). Тогда, папа, остается только одно решение.

Фредди. Какое?

Hиколя. Старое как мир. Один-единственный способ покончить с шантажом – это покончить с шантажистом.

Фредди (без голоса). Ты хочешь… чтобы я ее… убил? Ты отдаешь себе отчет… что ты мне советуешь?

Hиколя. Увы! Подумай! И увидишь, что, кроме убийства, нет другого выхода!

Фредди (немного поразмыслив). По сути дела, будем рассуждать логично! Я баронессы не убивал, а меня судили! Значит, как бы это выразиться… по отношению к правосудию… я имею право на одно убийство… Меня как бы оправдали в кредит! Ладно! Надо свыкнуться с этой мыслью… Я ее убью! Уф, еле выговорил! Так. Остается одна незначительная деталь! Как ее убить?

Hиколя (разводя руками). Ну, это…

Фредди. Очень мило, что ты мне помогаешь советами! Еще бы к ним да способ применения! Найди мне решение, перерой все твои книги, римское право…

Hиколя. Да… я не знаю… Ты меня ловишь на слове! (Ударяет себя по лбу.) Придумал! Я это однажды видел в кино!

Фредди. Мало мы все-таки ходим в кино! Оно очень развивает! Слушаю.

Hиколя (объясняет). Один тип задумал убить свою любовницу, чтобы от нее освободиться. Для этого подсыпал ей в кофе крысиного яду. Это очень удобно, крысиная отрава действует только через три часа.

Фредди (в восторге). Вот видишь, стоило немного пораскинуть мозгами! Браво!

Hиколя. Но любовница в фильме его подозревала!

Фредди. Ты прав, она может заподозрить! Уж очень большую цену она заломила! И кроме того, не забывай, что одну женщину я уже убил!

Hиколя. Ты бредишь, папа: убил – для всех! Но не для нее!

Фредди. Правда! Чем больше я вру, тем больше путаю! Для преступного мира я – Тартарен!

Hиколя (продолжает рассказ). Так вот, в фильме, чтобы рассеять ее подозрения, преступник нашел ход: отраву он положил не в кофе! Таким образом, он и сам мог его пить!

Фредди. А, догадался… Надо яд насыпать в сахарницу!

Hиколя. Нет! Если он не положит себе сахару, это тоже

будет подозрительно! Фредди. Тогда в молоко?

Hиколя (радостно). И не туда! А! А? Э? Э? (Смеется.)

Фредди (нервничает). Послушай, хватит играть на моих нервах! Что это за детские загадки? И не в кофе, и не в сахар, и не в молоко? Куда же тогда класть твою отраву?

Hиколя (наслаждается эффектом). Отраву… надо класть в… чашку… пустую! Да, пустую!

Фредди. Пустую?

Hиколя. Да! Пустую! Крысиный яд – белый порошок, почти бесцветный. В чистой чашке и внимания не обратишь. Подозревающий человек смотрит, чем его угощают… а не в чем!

Фредди (в восторге). Гениально!… Послушай, а давно ты видел этот фильм?

Hиколя. Почему ты спрашиваешь?

Фредди. Да если она его тоже видела вчера вечером!

Николя (неожиданно смущенно). Успокойся! Не буду тебе дальше морочить голову, этот способ я видел не в фильме… Мне стыдно признаться, но я сам его придумал!

Фредди (восхищенно). О! Ты придумал! Превосходно, малыш! И не смущайся тем, что придумываешь, как помочь бедному отцу! (Обнимает его.)

Hиколя. Папа, я тебе очень многим в жизни обязан. Ты меня усыновил… И всю свою жизнь ты отдал мне и цирку! Настал мой черед что-то делать для тебя! Папа, я пойду в аптеку, куплю яду. Заодно подарю тебе кофейный сервиз, весь белый, с кофейником… и кофе тебе приготовлю на подносе!

Фредди (прижимая сына к себе). Только между нами, Николя! Убийство – дело… семейное!

Затемнение.

Цирковая музыка.

АКТ ЧЕТВЕРТЫЙ

Та же декорация.

На следующий день, в восемь часов вечера, за несколько минут до начала спектакля. Все артисты одеты для выступления.

Папаша Жиго входит с табличкой «Все билеты проданы».

Папаша Жиго (Лулу). На, пойди повесь, чтобы перед кассой очередь разошлась.

Лулу. Как что-нибудь делать, всегда я! (Выходит с рассерженным видом, а Папаша Жиго подталкивает остальных к выходу на манеж.)

Папаша Жиго. Парад-алле, бездельники! Парад-алле! Честное слово, никто не хочет работать!

Доносится звук фанфар. Артисты выходят, за ними идет Папаша Жиго. В дверях он сталкивается с Hиколя. Молодой человек одет в светлый плащ, под мышкой несет несколько пакетов.

Папаша Жиго. Николя! Ты! В это время! Соскучился по параду-алле?

Николя. Да нет, да нет… (Целует в щеку Папашу Жиго.) Сюда должна прийти одна женщина, рыжая… Пропустишь ее… Она по делу…

Папаша Жиго (подтрунивая). Негодяй! Тебе своих мало!

Николя (возмущенно). Вот именно!

Папаша Ж иго, смеясь, выходит. Николя сразу же задергивает красный занавес и начинает развязывать пакеты, вынимая поднос, кофейник, сахарницу и коробку с кофейными чашками и блюдцами. Готовит в кофейнике растворимый кофе, наливая горячую воду из электрического чайника, стоящего на гримерном столе, ставит на поднос две чашки, сахарницу и кофейник и относит все на маленький столик, к которому придвигаетдва стула. Затем развязывает оставшийся пакет и достает коробку с крысиным ядом, откупоривает ее и выдвигает носик. Окидывая все взглядом, решает, что все готово, и с заговорщическим видом стучит в дверь грузовика.

(Шепотом.) Папа! Папа!… Можешь идти!

Фредди входит. На нем элегантный костюм клоуна Августа в яркую клетку.

Фредди. Ну?

Королевским жестом Николя указывает ему на накрытый столик.

О, уже все готово! Как ты все организовал! Милый мой Николя! Я тоже готов. Как только выпьем кофе, она отправится домой прощаться с жизнью, а я – на манеж развлекать публику. (Подходит к столику, проверяя, все ли в порядке.) Прекрасно! Белый фарфор – какая красота! Во сколько это тебе обошлось? А это что за коробка? (Неожиданно замечает нарисованный на ней череп и кости, и у него перехватывает дыхание от испуга.) Да, конечно, это – главное! Крысиный яд!

Николя. Итак. Ты усаживаешь ее на этот стул. Следовательно, чашка будет эта! Смотри! (Сыплет беловатый порошок яда в указанную чашку и показывает ее отцу.)

Фредди (восхищенно). О-о-о! Потрясающе! Совсем незаметно! В крайнем случае можно принять за пыль!

Николя ставит на стол отравленную чашку.

(Обеспокоенное Но знаешь, что мне пришло в голову? А если негодяйка, вместо того чтобы сесть сюда, сядет… сюда! (Указывает на противоположный стул.) Что мне тогда делать? А?

Николя (хитро). Тогда, папочка, ты поворачиваешь поднос (поворачивает) вот так, и все становится на свое место!

Фредди. Э-ге-ге-ге, осторожно! А если этот идиотский поднос сделает четыре с половиной оборота?

И действительно, от энергичного толчка Фредди поднос крутится как волчок.

(Останавливает его и ищет безопасную чашку.) Что со мной будет? Я в русскую рулетку не играю… Увольте!

Николя. Тогда, папа, отметь свою чашку!

Фредди. Верно! (Подходит к гримировальному столу, берет помаду и рисует крестик на безопасной чашке, на которую ему указывает сын.)

В этот момент Папаша Жиго просовывает голову и кричит.

Папаша Жиго. Эй! К вам гости! (Исчезает.)

Фредди. Уже? У меня ноги подкашиваются. Николя, умоляю, останься со мной!

Николя. Хорошо, папа.

Фредди подходит к занавесу и со зловещим видом принимает выжидательную позу.

Улыбайся же, папа, улыбайся!

Фредди делает над собой усилие и растягивает рот до ушей, что вызывает безграничное удивление входящего комиссара Полю.

Фредди. Э-э-э! Вы!…

Полю (он прекрасно выглядит и бодро настроен). Да! Это – я! Дорогой Фредди, как поживаете?

Буис (просовывая голову). А мне можно войти?

Мэтр Антони (так же). А мне?

Полю. Мы сегодня все пришли на ваше представление!

Фредди (не может прийти в себя от неожиданности). Как это любезно с вашей стороны!

Все оживленно пожимают друг другу руки. Николя быстро прячет за спину коробку с крысиным ядом.

Полю (неожиданно). О, кофе! Моя слабость! Если вы мне предложите чашечку, я не откажусь!

Фредди и Николя обмениваются беспокойными взглядами.

Фредди (через силу). Прошу вас… Николя, налей господину комиссару… в чашку с крестиком!

Николя берет безопасную чашку и передает ее Полю. Но в это время Буис хватает отравленную чашку.

Буис. Мне кажется, я тоже имею право на маленькую чашечку!

Фредди (осознает, что происходит, и отнимает у него чашку). А-а-а! Поставьте немедленно чашку на место! Это – чужая чашка! Прошу тебя, Николя, достань другие, чистые чашки! Николя достает из коробки две новые чашки для Буиса и Антони. Фредди разливает кофе трем мужчинам и машинально наливает в чашку с ядом, которую собирается выпить сам. Крик Николя останавливает его, и он перепу-ганно ставит чашку на стол.

Буис (к Фредди). А вы с нами не выпьете?

Фредди. Нет. Нервы, знаете… Мне вредно…

После того как опасность миновала, Фредди и Николя испускают вздох «уф!».

(Любезно). Если бы вы меня предупреждали заранее, я бы вас бесплатно пригласил. Мы провели вместе столько приятных часов!

Мэтр Антони. Понимаете, мы как-то собрались в последний момент.

Полю. Мэтр Буис не хотел идти… у него траур!

Фредди (набирая воздуха). Траур? Какой траур?

Буис (опускает глаза). Я имел несчастье… потерять мою дорогую супругу!

Фредди (хватает его за галстук, с ужасом крича). Вы это сделали?!

Буис (доверительно). Да нет, нет! Что вы себе вообразили? Она отправилась на свадьбу одной своей родственницы, в Бельгию. И там ее кормили, кормили… и во время десерта – бум! – крышка!

Фредди (успокаиваясь). Вот оно что! Примите мои поздравления… хм… то есть, я хочу сказать, дорогой мэтр, соболезнования!

Во время разговора Папаша Жиго, незаметно войдя, берет отравленную чашку с кофе и собирается из нее пить. Когда он подносит ее к губам, Фредди это видит… набрасывается на него, и чашка падает на пол.

Папаша Жиго. О! Мой кофе!

Фредди. Ты… тебе… тебе это нельзя пить! Тебе врач запретил кофе! Тебе вредно, потому что… (говорит, лишь бы сказать) у тебя от него может сделаться… воспаление среднего уха!

Папаша Жиго (смущен и тронут). Как ты заботлив, мой родной! Да поможет тебе бог за твою доброту!

Фредди. Хорошо бы помог!

Звучит музыка, возвещающая начало представления.

Папаша Жиго. Начинается! Скорей! Я проведу вас через манеж… За мной!

Полю. Еще увидимся, наш великий друг!

Мэтр Антони. И спасибо за кофе!

Буис. Мы зайдем поприветствовать вас после спектакля!…

Папаша Жиго уводит Полю, мэтра Антони и Буис а. Они исчезают.

Hиколя. Скорей, папа! Сейчас она явится!

Фредди. Чашки! Какой разгром! Не цирк, а кафетерий!

Hиколя. Стой на страже!

Фредди подходит к красному занавесу. Представление началось. Значит музыка парада-алле. Николя собирает грязные чашки, складывает их в старую корзину и достает из принесенной коробки новые чашки и, как в первый раз, располагает их на столике. Он берет коробку с ядом и собирается его насыпать.

Фредди. Постой! Я помечу свою чашку! (Снова подбегает к гримировальному столу, берет помаду и рисует на чашке крестик.) Спасибо, Николя! А теперь смывайся. Я выйду навстречу своей судьбе один на один! Давай сюда коробку! Поцелуй меня!

Они целуются. Николя уходит. Фредди подходит к столу и наклоняет коробку с отравой над чашкой своей жертвы… как вдруг… Марго, тихо вошедшая в комнату за несколько секунд до этого, кричит.

Марго (развязно). Сочку подольем!

От неожиданности Фредди впадает в панику и сыплет яд куда попало… и все мимо чашки! Не зная, как поступить с помадой, он рисует себе ею крест на лбу. Коробку с ядом он засовывает в огромный карман клоунских штанов.

Фредди. Вы! Ну и напугали вы меня! Ужас!

Марго. Кофеек попиваете? Неплохо.

Фредди (с перехваченным дыханием). Не хотите ли… тоже… чашечку… со мной?

Марго. Почему бы нет?

Фредди. Располагайтесь!

Марго садится на предназначенное для нее место и протягивает Фредди чашку, в которую, как мы знаем, яд так и не попал. Фредди в глубине души взбешен, так как получается, что он наливает кофе «впустую». Однако, чтобы быть в любую минуту наготове, он достает коробку с ядом и прячет ее за спину. Марго выпивает глоток кофе и вскрикивает.

Марго. О-о-о! Как горячо! Язык обожгла! (Закрывает рот рукой, встает и идет за носовым платком к своей сумке, лежащей на большом барабане.)

За ту секунду, пока она стоит к нему спиной, он молниеносно протягивает руку и насыпает в ее чашку яд. Едва он успевает выпрямиться с победоносным видом, как Марго возвращается к столу и по рассеянности садится на другой стул, напротив безопасной чашки. Фредди в ужасе.

А, черт! Не туда села! Где моя чашка?

Фредди (строго и рассудительно). Не беспокойтесь! Ваша чашка – вот! (Поворачивая поднос, ставит перед Марго отравленный кофе.)

Марго. Люблю я кофе!

Фредди. Очень кстати!

Марго. Погадаем потом на гуще, что меня ожидает в будущем!

Фредди (усмехаясь). В будущем? Мне и так ясно.

Марго берет чашку, но не пьет.

Марго. Надеюсь, я не зря пришла?

Фредди (вкладывая в свои слова другой смысл). Отнюдь!

Марго. Если я правильно усекаю, ты выкручиваешься?

Фредди. И даже лучше, чем вы думаете!

Марго. Нашел выход?

Фредди. Надеюсь… и такой, что могу сказать вам по секрету: вы в себя прийти не сможете!

Марго. Что ж, тем лучше! Э, передай-ка сахарку.

Фредди. Кушайте на здоровье!

Он передает ей сахарный песок. Она сыплет его себе в чашку и уже собирается пить, как внезапно бросает на него подозрительный взгляд.

(Величественно.) О-о-о, недостойные подозрения! И не стыдно вам так думать? Да выпью я с вами кофе! И с сахаром! Клянусь вам, что и кофе и сахар – безвредные! Доказать? (Берет чашку, кладет в нее сахар, затем театральным жестом подносит ко рту и одним глотком выпивает.) Пожалуйста! (Сам в восторге от произведенного эффекта.)

Марго (чувствуется, что ей стыдно). Прости меня… нервы не выдерживают! Что у меня за жизнь!

Фредди. А я что, виноват, мадам?

Марго. Мадемуазель!…

Фредди. Глядя на вас, не скажешь!

Марго (с горечью). Увы, мадемуазель! Понимаешь, не встретился мне человек, который бы понял мою душу! А я так люблю домашнее хозяйство! Я чистюля, не транжира, а кулинарка – сокровище! Фредди. Сокровище, которое стоит двадцать пять миллионов.

Вот уж лакомый кусок! Марго (кокетничая). Ладно уж тебе! Фредди (нетерпеливо). Пейте же кофе!… Марго. Спасибо… (Собирается пить и останавливается.) Хотя я сейчас так нервничаю, что лучше не надо бы… Поступлю раз в жизни разумно! Воздержусь! (Отставляет чашку под ошеломленным взглядом Фредди.) Фредди. Что вы, что вы! Пейте! Он без кофеина! Как лимонад! Вреда не больше, чем от минеральной воды! Марго. Да… но у кофе без кофеина неприятный привкус. Фредди. При чем тут привкус? Он на «результат» не влияет… то есть, я хочу сказать… он тоже вкусный! Пейте! (Вкладывает чашку в руки Марго.) Марго. Деньги у тебя? Фредди. Да! Ходил менял! Все у меня в сейфе! Вот выпьете кофе… и их достану! Марго. Как ты меня должен ненавидеть!

Фредди. Да нет, нет. Выпьете кофе – и не о чем будет волноваться.

Марго. Приходится бороться! На эти деньги я куплю себе домик в деревне! Разведу кур и кроликов!

Фредди. О! Такая красавица! (Ехидно.) Вы себя просто хороните!

Марго. Может быть, найду себе славного мужичка… Я не могу жить без привязанности…

Фредди. Да пейте же ваш кофе, остынет!

Марго. Бывают дни, когда мне так тоскливо! Такая жизнь, что лучше умереть! Фредди (соглашательски). Ну да! За чем же дело стало? Почему бы не умереть? Пейте кофе, дорогая!

Марго. Если подумать, то, по существу, баронессе Берг еще повезло! Один выстрел – паф! – и с концами. Хорошая смерть… Я метко стреляю!

Фредди (в яростном нетерпении). Все это в прошлом! Пейте! Пейте! Разом – оп!

Марго. Поделом старухе! Паф! Прямо в сердце!

Фредди (разевает рот, ему кажется, что он не расслышал). Что вы сказали?

Марго. Я?

Фредди. Да, вы только что мне сказали… что баронесса… паф!… прямо в сердце?

Марго. Да… ну и что? Именно! Прямо в сердце! Паф! Я не промахнулась!

Фредди разражается гомерическим смехом, хлопая себя по бокам.

Фредди. Хо-хо-хо-хо! Этого я никак не ожидал! Хорошо, что крыши нет, она бы мне на голову обвалилась!

Марго. Что это тебя так распирает, балбес?

Фредди. Ох, сама такая! Баронесса Берг была убита выстрелом из револьвера… но не в сердце – паф! – а между глаз!

Марго замирает, затаив дыхание, понимая, что выдала себя.

Вы меня водили за нос! Не вы убийца баронессы! Я вас вывел на чистую воду! Вы подозревали, что я невиновен и… Но, кстати, а как вы могли это узнать? Ведь все считают меня виновным!

Марго. Да очень просто: я вошла к баронессе следом за тобой. Она была жива. Мы сцепились, и я, навесив ей фонарь под глазом, тоже смоталась… И ты и я – оба невинные бедняги, но я хотела воспользоваться…

Фредди. Вас бы надо бросить сейчас в клетку к тиграм!

Марго (с ужасом). О-о-о-о! Нет! Простите меня, мсье Фредди! Умоляю вас!

Фредди. Теперь на «вы»? Это уже верх! Что происходит?

Марго. Я прикинулась бандиткой, чтобы вас запугать!

Фредди. А как вас в самом деле Зовут?

Марго. Маргарита Руманьяк…

Фредди (воздев руки к небу). Руманьяк!… А чем вы в жизни занимаетесь, в свободное от шантажа время?

Марго. Я секретарь-машинистка… без работы!

Фредди (неожиданно сообразив). Руманьяк?… Вы, значит, не корсиканка?

Марго. Нет… Я с центральной равнины! (Плачет.)

Фредди (возмущенно-насмешливо). Корсиканцы и те стали поддельные!

Марго (рыдая). Мсье Фредди! Не заявляйте на меня в полицию! Пожалейте меня! Подумайте о моей бедной матери… У нее только и есть что колбасная лавка… в Бурбуле!

Фредди (воздев руки к небу). Колбаса… в Бурбуле! И это держало меня в страхе!

Марго в слезах падает лицом на стол. Входит Hиколя, торжествует при виде Марго, которая кажется ему мертвой, но обеспокоенно спрашивает.

Hиколя. Все, папа? Уже? Умерла?

Фредди (поднимает голову Марго за волосы). Нет! Ошибка стрелочника! Обошлось легким испугом! Представляю тебе Маргариту Руманьяк из Бурбуле!

Hиколя. Значит, не шантаж?

Фредди. Какой шантаж… колбаса!

Марго. Простите! Простите! Отпустите меня…

Hиколя. О! Папа! Тем лучше! Пусть скорее уходит… быстрее! Быстрее!

Фредди (величественно-великодушно). Да будет так! Вон отсюда! На третьей скорости!

Марго. О, какие вы оба добрые! Как минула меня чаша сия!

Фредди (подмигивая Николя). Попали в точку!

Марго. Бегу… только глоток сделаю! (Бросается к чашке и хочет проглотить содержимое.)

Фредди и Николя с двух сторон со всей силы бьют ее по спине, и чашка падает из ее рук.

(Еще громче плачет.) А-а-а! Не хотите, чтобы я в вашем доме ни пила, ни ела! Простить не можете!

Фредди (предпочитая обратить все в шутку). А! Чертова Маргарита! (Неожиданно становится серьезным.) Но тогда?… Что же выходит! Если это не Марго… и если это не я… так, значит, кто-то третий убил баронессу!

Николя. Ммм… вывод логичный!

Фредди (на одном дыхании). Но кто?

Марго. Да… любопытно… кто убил баронессу?

Фредди (сосредоточенно). Кто-то, кто стоял у парадного и… когда мы оба ушли… Э?

Ужасная мысль возникает в голове Фредди. Он в смятении смотрит на сына. Драматический момент.

Николя… Ты ведь знал, что я ехал к баронессе! Да?… И ты хотел, чтобы она дала мне денег любой ценой! Николя, где ты был в тот день и час?

Николя. Я… с товарищами… в кино…

Фредди (потрясенно). Малыш, ты же не умеешь лгать!… Ты за мной шел, Николя! И ты видел, как я вышел в полном отчаянии! Тогда ты поднялся к баронессе… и убил ее! Чтобы спасти меня! Убийца баронессы Берг – ты!

Николя (с криком). Папа!

Фредди (с непереносимым страданием). Самая страшная минута в моей жизни!

Николя. Папа, я не убивал баронессы!

Фредди. Доказательство… Сию минуту подавай мне доказательство! Или я умру на этом месте!

Николя (в смятении). Клянусь тебе… клянусь… клянусь… памятью бедной мамы!

Глубоко тронутый, Фредди бросается к сыну и заключает его в объятия. Марго разражается слезами при виде этой картины.

Фредди. Что с вами?

Марго. Я очень чувствительная… В этом вся моя беда…

Фредди (беря себя в руки). Ну, ну! Без мелодрам! Рассуждаем логично! Мне надо узнать правду… Всегда считается, что надо решить вопрос – кому преступление приносит выгоду? Так вот, я вас спрашиваю: кому была выгодна смерть баронессы де Берг?

Николя. Тебе. В рекламных целях.

Фредди. Но кому еще? С материальной точки зрения? А?

Николя (с криком). Нет! Нет! Молчи, не говори мне, что это…

Фредди… Ева! А почему бы нет?

Николя. Но, послушай, папа, Ева никогда раньше до суда не бывала в Париже.

Фредди. Это она так говорит! Сейчас я все выясню! (Поворачивается к Марго.) Приведите мне мадемуазель Еву де Берг и скажите об этом мсье Полю, полицейскому комиссару!

Марго послушно исчезает. Николя бросается к отцу.

Николя. Папа! Нет! Это невозможно! Что ты хочешь сделать?

Фредди. Устрою ей западню! Понимаешь?

Николя (испуганно). Понимаю, папа! Но это не она! Это физически невозможно!

Фредди (мягко, нежно). Я бы тоже хотел, чтобы так было, малыш, ради тебя… (Подходит к столу, вырывает из блокнота чистый лист бумаги, сгибает вчетверо и вкладывает в чистый конверт.)

Николя. Чистая бумага – в конверте? Зачем это?

Фредди. Ловушка!… Тссс! Вот она!

Входит улыбающаяся Ева.

Ева. Вы меня звали, папа? Кулисы цирка, обворожительно!

Фредди. Николя… уйди!

Hиколя. Не уйду.

Фредди. Отлично. (Еве.) Евочка, знаете, кто к нам сегодня пришел на представление? Полицейский комиссар, мсье Полю…

Ева. Йес, я видела…

Фредди. Курьер из уголовного розыска только что доставил для него письмо… (показывает приготовленный конверт) и знаете, что в нем написано?

Ева. Нет!

Фредди. А я вот знаю! Письмо не было запечатано, и я его прочел! В этом письме авиакомпания сообщает фамилию – вашу! – и дату рейса Нью-Йорк – Париж… Так вот, с датой неувязочка… Вы скрыли от нас, Евочка, что прилетали в Париж в день убийства вашей тетки!

Зловещая пауза.

Ева. Ужасная неприятность! Я не хотела говорить! Невероятное совпадение! Дайте мне это письмо, я сама все объясню комиссару! Это пустяк!

Фредди. Желаю успеха! (Дает ей письмо.)

Внезапно лицо Евы меняется. Она яростно разрывает конверт с намерением уничтожить письмо, но вдруг замечает, что бумага чиста. Сбитая с толку, она смотрит на Фредди… и понимает, что выдала себя.

Ева. Вы – дьявол!

Фредди. В свободное от работы время.

Николя (кричит). Ева! Ты! Нет! Нет! Нет!

Ева (с ненавистью высказывая ему в лицо всю правду). Да! Да! Да! Я! Я убила свою тетку! Мне надоело подыхать с голоду в Нью-Йорке! Она обо мне не заботилась! Даже не отвечала на мои письма, в которых я ее молила о помощи! Я скопила денег на билет и прилетела… Бросилась сразу к ней… Она лежала на ковре… Когда она меня увидела! Что с ней сделалось! Она облила меня грязью с головы до ног! Помоями! Велела мне убираться, идти подыхать с голоду на все четыре стороны, и так как я продолжала ее умолять… и рыдать… она кинулась к своему письменному столу и вытащила из ящика револьвер! Чтобы скорее меня выгнать, она стала угрожать им! Я потеряла голову! Я бросилась на нее… Мы сцепились! Раздался выстрел! Она упала на пол. Я подобрала револьвер и как безумная выбежала из дома… и в тот же вечер улетела обратно в Нью-Йорк! (Разражается рыданиями.)

Молчание. Все окаменели.

Фредди (потрясен и говорит с ней очень человечно). Я найму вам хорошего адвоката… У вас, бесспорно, будут смягчающие обстоятельства.

Ева (орет). Подавитесь вы вашей жалостью! (Внезапно выхватывает из сумки револьвер и начинает им угрожать.) Если вы немедленно не поклянетесь мне, что будете обо всем этом молчать… я пристрелю вас обоих. (И так как в этот момент входит Папаша Жиго в халате, чтобы положить на место какой-то аксессуар, и видит все это, добавляет.) Я пристрелю всех троих!

Папаша Жиго. Во-первых, здрасьте! Что случилось?

Николя. Ева! Отдай револьвер!

Ева. Повеселились – и хватит, недоносок! Возвращайся к своей зубрежке!

Николя (понемногу приближаясь к ней). Отдай мне револьвер, Ева!

Ева. Ни шагу больше! Стреляю!

Николя. На этот раз ты меня не обманешь! Убийца! (Делает еще один шаг по направлению к ней.)

Ева (в панике). А! Сам нарываешься! Получай! (Стреляет в Николя.)

Но за мгновение до этого Папаша Жиго молниеносно бросается и заслоняет Николя. Старый клоун с криком падает, а Николя и Фредди бросаются к нему, стараясь поднять.

(Кричит.) Руки вверх! Оба!

Напряженная пауза. Фредди и Николя колеблются. Вдруг сзади Евы раздается голос: «Руки вверх, мадемуазель де Берг!»

Появляется комиссар Полю с револьвером в руке. Упирая дуло в спину Евы, он заставляет ее стоять не двигаясь. Внезапно входят Марго и Буис, который вырывает револьвер из рук Евы. За ними появляется Лулу и другие артисты.

Полю. Мне кажется, мадемуазель де Берг, что вечер для вас окончится не в цирке… а в тюрьме!

Hиколя (склонившись над Папашей Жиго). Слава богу, он жив! Только ранен! В плечо!

Марго. Постойте! Надо его уложить…

Все занимаются Папашей Жиго и укладывают его на большой плетеный ящик для костюмов.

Фредди (гневно, Еве). Я вас предупреждаю, мадемуазель де Берг, что если мой старый товарищ умрет – я убью вас собственными руками! (Полю.) И это будет мое первое убийство!

Полю (Фредди). Да! Наконец я понял! (Еве.) Пройдемте!

Полю уводит рыдающую Еву. Тем временем Фредди подходит к старому клоуну, поддерживает его и расстегивает на нем куртку.

Буис. Я бегу за доктором!

Мэтр Антон и. Я вызываю «скорую»!

Рауль (артистам). Представление продолжается! Все на манеж. Быстро!

Они быстро выходят. Николя, опустив руки, растерянно стоит посредине сцены. Пулу робко подходит к нему и берет его за руку.

Николя. Ох, Лулу!

Лулу. Я люблю тебя, Николя.

Он обнимает девушку, и они быстро выходят.

Марго. Я кончала курсы медсестер. Пойду принесу аптечку.

(Быстро выходит.)

Фредди (Папаше Жиго, которого он поддерживает). Скажи мне что-нибудь… Я боюсь за тебя… Поговори со мной, Папаша Жиго!

Папаша Жиго. Старый черт…

Фредди. Он меня узнал! Значит, обойдется?

Папаша Жиго. Что обойдется? А представление? Как ты выкрутишься?

Фредди (улыбается и философски заявляет). Представление!

Зачем впадать в панику! Сыграю наш номер один. Скажу тот же текст.

Папаша Жиго. Хорошо.

Фредди (с нежностью). Итак, Папаша Жиго, мы бросаемся, чтобы заслонить малыша своим телом?

Папаша Жиго. Вот еще! Выдумаешь тоже… я обо что-то споткнулся и потерял равновесие.

Фредди (растроган до слез). Ты – такой, каким я тебя помню в молодости! Гастон!

Папаша Жиго (тоже растроганно). Фредерик!

Фредди. Скоро, наверно, двадцать лет, как мы не называли друг друга по имени! Как я сегодня буду без тебя?…

Папаша Жиго. Э, даты никак плачешь? Вот глупый!

Фредди. От счастья, потому что ты только ранен! Видишь, нам всегда везло, старый друг! И будет везти! (Он прижимает его к себе и обнимает.) Помнишь наше первое турне в Италии, в тридцать седьмом? Какой успех! И пудель Азюр, которого мы месяцами дрессировали, чтобы он с нами танцевал! Но зато какой триумф! А когда вышли на поклоны, он посреди манежа задрал заднюю лапу!

Папаша Жиго. А толстуха Барберик, у которой были такие волосатые ноги… что однажды она заменила больного медведя!

Фредди (становясь серьезным). А Сюзанна, воздушная гимнастка, которая упала с девяти метров! Три месяца мы от нее не отходили… и спасли!

Папаша Жиго. Скольких ты спас! Особенно морально! Зита и Пусетт… Карлик Марко…

Фредди (взволнованно). Адриен… Бедная Адель, которая оставила нам младенца Николя! А лошадь Калигула, всегда белое пятно в центре конного парада… наш талисман, который всегда приносил удачу!

Они одновременно плачут и смеются.

Смотри, я тебя качаю на руках, как младенца… Я тут с тобой совсем раскис.

Рауль (просовывает в занавес голову и кричит). Внимание! Ваш выход, патрон! (Исчезает.)

Папаша Жиго. Давай! Выложись! Ни пуха ни пера, родной!

Фредди. Папаша Жиго, ты незаменим!

Папаша Жиго. Незаменимых людей нет! О! Смотри!…

Неожиданно появился Николя в костюме белого клоуна и в гриме.

Фредди (потерянно). Николя, мой мальчик! Что?…

Николя. Цирк взял верх, папа! Я с тобой! Навсегда!

С манежа доносится туш, Фредди с лицом, залитым слезами, медленно отходит от Папаши Жиго и приближается к сыну. Он как бы на полпути между прошлым и будущим… Неожиданно Папаша Жиго с радостным жестом обращается к Николя.

Папаша Жиго. Давай, Николя… Будь достойным своего отца!

Фредди (взволнованно, Папаше Жиго). А я… постараюсь быть достойным тебя! (К Николя.) Пойдем, малыш!

Фредди берет сына за руку, и вместе они идут к публике, в это время опускается занавес.

Примечания

1

Ночной Париж (англ.).


home | my bookshelf | | Фредди |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу