Book: Последний визит гастролера



Исраил Тухтаев

Последний визит «гастролера»

…Сотрудники милиции приняли меры, чтобы в квартиру никто не заходил и ничего не трогал. Напуганные соседи шептались на кухне и лестничной площадке, а сама пострадавшая – восемнадцатилетняя девушка с пышными черными волосами – стояла в комнате у окна, покусывала губы и время от времени нервно поправляла разорванное на груди платье. Оконная занавеска висела на одном крючке, стулья опрокинуты, под отопительной батареей – осколки хрустальной вазы.

За окном послышался сигнал дежурной машины – прибыли эксперты. Поручив инспектору уголовного розыска Сироджу Талибову ввести их в курс дела, Гайрат Тухтасинов приступил к допросу. Пострадавшая уже начала приходить в себя, но на вопросы отвечала медленно, глубоко вздыхала, отводила глаза в сторону и горько плакала.

…Звонок раздался сразу, как только она вошла в квартиру, вернувшись из техникума, и включила магнитофон.

Открыла дверь. Перед ней стоял высокий темноволосый мужчина лет тридцати. С озабоченным видом он достал из портфеля большую конторскую книгу и пояснил:

– Я слесарь горгаза. Проверяем оплату за газ. Принесите, пожалуйста, квитанции.

Внимательно перелистал абонентскую книжку, продолжая уточнять:

– Живете в квартире вдвоем? Кто ответственный квартиросъемщик? Мама? Пригласите ее, пожалуйста. Нет дома? Жаль…

Девушку ничто не удивляло и не настораживало, отвечала она беспечно. Слесарь заявил, что надо произвести профилактику газовой плиты.

– Пожалуйста, проходите.

Дверь захлопнулась. Девушка включила в прихожей свет и махнула рукой в сторону кухни.

– Сюда!

Слесарь направился к плите, а она подошла к шифоньеру, чтобы переодеться. А дальше – как во сне. Она отбивалась, кричала, но ее никто не слышал: на всю громкость был включен японский стереомагнитофон.

Преступник связал ей руки, неспешно умылся в ванной, перекусил, достав из холодильника колбасу и сыр. Не спеша осмотрел обе комнаты, выдвинул все шкафчики. Раскрыв свой портфель, сложил туда деньги и драгоценности матери (уезжая погостить к сестре в Ташкент, она оставила все их дома). Подняв с пола телефон, позвонил какой-то Вике. Разговаривал с ней, нежно воркуя, пообещал, что придет через часок – вот только закончит важное дело. Затем опустил трубку и, гадко улыбаясь, направился к жертве…

После ухода грабителя девушке с трудом удалось освободить руки. Она, шатаясь, вышла на лестничную площадку и тут же рухнула, потеряв сознание. В милицию позвонила соседка.

– Что же мне вся эта история напоминает? – вслух размышлял Гайрат, поручив девушку заботам сердобольной соседки.

– Письмо из Москвы, – тут же отозвался Талибов. – Все – как там!

И следователь вспомнил: неделю назад поступило письмо из союзной прокуратуры, в котором описывалось около десяти сходных преступлений, совершенных в различных городах страны. Преступник под видом слесаря горгаза или сантехника проникал в квартиру, забирал золото и малогабаритные ценные вещи – магнитофон, хрусталь. И всякий раз уходил, надругавшись над хозяйкой.

Все потерпевшие называли одни и те же приметы преступника: высокий широкоплечий мужчина лет тридцати, вьющиеся волосы темного цвета.

Союзная прокуратура придерживалась версии, что работа преступника связана с разъездами. Возможно, он водитель междугородного автобуса.

Вечером в кабинете районного прокурора Сергея Антоновича состоялось совещание. О преступлении уже было сообщено в Москву. Оттуда ответили, что в республику спешно вылетает группа криминалистов. Пострадавшую решено было поместить в пригородный дом отдыха, а руководству техникума сообщили, что она больна. Мать ее, гостившую в Ташкенте, решили пока не вызывать – об этом попросила дочь. Квартиру опечатали.

Сергея Антоновича вызвал к себе областной прокурор Абрар Хаитович Раджабов. Вернувшись от начальства, он, в свою очередь, устроил головомойку Гайрату:

– Я тебя не узнаю! Тебя словно загипнотизировало это письмо из столицы! Уже сутки прошли, а ты палец о палец не ударил.

Гайрат заикнулся было, что вечерним самолетом прибудет спецгруппа из Москвы…

– Не хочу ничего слышать! Они как приедут, так и уедут! Не верю я, что существует связь между теми преступлениями и этим. Тебе что, няньки нужны?

Прокурор закурил, успокаиваясь, и добавил:

– Слишком большое расстояние для «гастролера». Чем он здесь поживился? В общей сложности и тысячи рублей не наберется. Стоило лететь через сотни километров ради жидкой похлебки?

– Но ведь сходятся все детали, – защищался следователь.

– Случайное совпадение! – парировал прокурор. – У нас, ты помнишь, и раньше случались квартирные кражи, когда грабитель проникал в дом под видом слесаря или агента Госстраха. Ждать нельзя. Пока ты ждешь, преступник настигнет очередную жертву!

Получив взбучку, Гайрат направился к себе в кабинет. На Сергея Антоновича обижаться не следует: прав он.

Вчера, вернувшись с места происшествия, Гайрат еще раз перечитал письмо из столицы и решил ждать приезда московских коллег: так будет надежнее. Ведь инспектор Талибов тоже ждал. Кроме соседки, вызвавшей милицию, он больше никого не опросил.

У двери кабинета его поджидали лейтенант Гарамов, отвечавший за хозяйство этого большого административного здания, и связист с какими-то инструментами и коробками.

– – Гайрат Исмаилович, можно быстрее? – попросил лейтенант. – Нам еще два этажа обойти надо!

– А что случилось? – Тухтасинов открыл кабинет.

– Телефоны меняем, полуавтоматы достал. Подарок к Восьмому марта.

Связист стал отсоединять старый телефон. Улыбающийся Гарамов поставил картонные коробки на стол и открыл одну из них. Гайрат (он убирал со стола папки), как только увидел аппарат, замахал протестующе руками:

– Нет, нет, не надо! Не нужен мне такой аппарат.

Сиявший улыбкой лейтенант так и замер от удивления. В протянутой руке он держал новенький красный аппарат с кнопками вместо наборного диска.

– Да вы что! – возмутился начхоз. – Я за ними две недели охотился! Выбивал! Их же никто по перечислению не продает! Хидиров из управления за мной бегает, пять штук для своего начальства просит!

– Ну вот и отдай ему мой.

Гайрат не хотел объяснять добродушному начхозу, почему только один вид нового телефона вызывал у него такую реакцию. Точно такой аппарат стоял в квартире, где орудовал вчера «гастролер».

Связист, уже отсоединивший провода, стоял в нерешительности. Гайрат взял у него отвертку и сам начал подключать.

– Я привык к нему…

– Вы же ничего не понимаете! – горячился начхоз. – Новый телефон экономит время! У него гарантия – три года! Вот, посмотрите его паспорт! – Гарамов не без пафоса перечислял все преимущества полуавтомата.

– Согласен, согласен, – улыбался Гайрат, завинчивая шуруп. – Но, говорят, привычка – вторая натура. К тому же красный цвет раздражает меня. Мне зеленый больше нравится.

Удивленный Гарамов никак не мог поверить, что следователь всерьез отказывается от такого прекрасного аппарата, и вновь, но уже без прежнего пафоса, перечислял его достоинства.

– Вот если бы твоя игрушка умела запоминать тех, кто ею пользовался, – цены бы ей не было! – усмехнулся Гайрат, передавая связисту отвертку.

– Так в этом же и вся соль! – воскликнул уязвленный в лучших чувствах лейтенант. – Он же запоминает набранный номер! Если занято – ничего, можно через некоторое время нажать вот эту кнопочку – и автомат сам соединит! Не надо заново крутить диск, как на этой вот тарахтелке… – Начхоз презрительно ткнул пальцем в старый аппарат.

– Погоди, погоди, – заинтересовался Гайрат, – дай-ка сюда свою игрушку!

– Нет уж, – запротестовал Гарамов, отводя коробку с полуавтоматом в сторону. – Вы сначала свой любимый драндулет отсоедините!

– Дай паспорт! – следователь вырвал книжечку из рук лейтенанта. – Скажи, начхоз, если абонент ответил, набранный номер стирается?

– Нет, – Гарамов радовался так, будто самолично изобрел эту умную игрушку.

– Подключай! – приказал следователь связисту и нетерпеливо вырвал провод старого аппарата.

Через минуту аппарат был подключен. Контрольный гудок звучал мягко и ровно. Гайрат с помощью повеселевшего Гарамова набрал номер телефона соседнего кабинета.

– Проверка, положите трубку, – объяснил он отчаявшемуся сотруднику.

Гайрат опустил трубку, достал носовой платочек и вытер вспотевшие ладони. Немного переждав, опять поднял трубку, нажал кнопочку – в трубке зазвучал длинный гудок.

– Сработал! – вскричал радостно Гайрат, услышав голос того же сотрудника из соседнего кабинета. – И долго он помнит набранный номер?

Довольный начхоз пояснил:

– Пока новый не наберешь… – И, желая вполне насладиться победой в священной борьбе нового со старым, лукаво спросил: – Ну что, будем менять телефон или оставим старый?

– Ты и сам не подозреваешь, какой ты молодец! – тряс его за плечи следователь. – Тебе же за такое можно и орден…

– Начхозам только выговоры полагаются, – ворчал умиротворенный лейтенант.

Ему хотелось подробно рассказать следователю о том, с каким великим трудом пробивал он счет через бухгалтерию. Но Гайрат уже выходил из кабинета, бросив на ходу:

– Захлопните дверь, когда закончите работу.

В оперативной машине, кроме Тухтасинова и инспектора Сироджа Талибова, находились два специалиста с городской телефонной станции. С их помощью следователь надеялся застраховаться от ошибки.

– А если по тому телефону после преступления уже звонили? – нервничал Сиродж. – Скорую же вызывали?

– Нет, соседка звонила от себя и в скорую, и к нам, в милицию. Я же помню протокол дознания, – отозвался Гайрат.

Подъехали к знакомому дому, протяжно завизжали тормоза оперативного «газика».

– Сто раз тебе было сказано: отрегулируй тормоза! Весь город узнает твою машину по этому визгу! – пожурил следователь молодого водителя, веселого и бесшабашного.

– Так ведь машина новая! – оправдывался шофер. …Отпирая опечатанную квартиру, Гайрат еще раз напомнил: ничего не трогать. Подошли к телефону. Знакомый красный аппарат с позолоченными цифрами… Правда, преступник уронил его на пол – вдруг не работает? Ладони опять вспотели. Неужели вот так легко можно выйти на тех, кто знает преступника? Гайрат снял трубку и надавил кнопку. Услышав сигнал вызова, быстро передал трубку связисту (так было заранее условлено: ведь у линейных телефонистов особый голос, под который не подделаться).

На другом конце провода откликнулись. Связист, которому, видимо, передалось волнение следователя, выпрямился и срывающимся голосом прокричал:

– Алло, алло, это станция. Проверяем линию. Телефон работает? Какой у вас номер?

Все вокруг аппарата замерли. Получив ответ, связист шумно выдохнул и добавил уже спокойно:

– Не забывайте своевременно оплачивать телефонные разговоры!

Сиродж подал ему ручку и раскрытый блокнот: Взглянув на номер, следователь спросил:

– Это где-то в старом городе?

– Да, в районе пятой телефонной станции.

Подвезли до работы связистов, выразив им искреннюю благодарность за успешное выполнение задания. Через справочное узнали адрес и стали совещаться! ехать немедленно или вызывать на помощь оперативников?

– Это может оказаться логовом преступной группы, – осторожно начал следователь.

– А я уверен: преступник действует в одиночку, – горячился Сиродж.

– Зачем же он звонил из квартиры? – рассуждал Гайрат. – Надо было быстрее пристроить награбленное?

– Гайрат Исмаилович, – настаивал Сиродж, – вы, видимо, считаете, что сообщница живет в отдельном особняке за высоким забором и со злой собакой! Посмотрите на адрес: дом 7, квартира 32. Это обычная секция!

– Ну что ж, едем в старый город!

Возле многоэтажного дома № 7, резко выделяющегося среди глинобитных построек, «газик» опять сыграл своими тормозами. Гайрат ничего не сказал, только косо взглянул на виновато опустившего голову водителя.

Дверь открыла молодая – симпатичная блондинка. Удивилась при виде незнакомых мужчин. Гайрат представился и попросил разрешения войти в квартиру. Хозяйка пожала плечами: дескать, радости большой не испытываю, но входите, если нужно.

В однокомнатной квартире хозяйка была одна. Как начать разговор? По безмятежному виду блондинки легко заключить, что она о художествах своего дружка не подозревает. Возможно…

– Среди ваших знакомых есть высокий молодой человек, широкоплечий, волосы темные, вьющиеся?

– У меня много знакомых, – протянула неопределенно блондинка, продолжая занятие, прерванное их приходом, – она поливала цветы, их в квартире оказалось много.

– Нас интересует тот, кто вчера звонил вам и договорился о встрече.

Девушка усмехнулась. Вода в пластмассовом кувшинчике кончилась, и она направилась в ванную. Сиродж предложил свои услуги, взяв у нее кувшин. Девушка опять усмехнулась.

– Вам Кеша нужен? – повернулась она к следователю. Потом крикнула вдогонку инспектору: – Из ведра наберите, там без хлорки!

– Кто этот Кеша?

– Знакомый.

– Фамилию знаете?

– Нет.

– Фотография имеется?

– Нет. Не подарил пока.

– У Кеши руки большие?

– Да, настоящие мужские руки.

– Нам бы его увидеть.

– Улетел вчера ночью.

– Откуда он?

– Говорил, в Волгограде живет. А в наш город в командировки ездит.

– А адрес в Волгограде знаете?

– Нет. Не интересовалась.

– Как с ним познакомились?

Блондинка, наконец, кончила поливать цветы и села рядом с Гайратом.

– Может, вы мне сначала скажете, что случилось? Следователь и инспектор переглянулись. Гайрат решился на атаку:

– Он совершил очень тяжкое преступление. Блондинку словно подменили: исчезло наигранное кокетство, сказала, словно извинялась:

– Вроде бы порядочный.

…Работает Вика Чурилина медсестрой в поликлинике, живет с четырехлетней дочкой. Квартиру оставил бывший муж, который после развода уехал куда-то на север. Алименты присылает регулярно, сумму приличную, так что на жизнь хватает, – Чурилина глянула на хрустальные вазы, сверкавшие за стеклом серванта.

С Кешей познакомилась примерно полгода назад. Шла с работы домой и заметила: какой-то парень увязался. Остановилась с подружкой поболтать – незваный провожатый на скамеечку присел. Дальше пошла – он опять за нею. Вика – девушка простая, без предрассудков. Привыкла в поликлинике со всяким народом свободно обращаться. Остановилась, спросила парня.

«Тебе чего надо?»

Тот глупо улыбается и молчит – растерялся, наверное.

«Познакомиться, что ли, хочешь?» – «Хочу». – «Ну, тогда на, помоги», – и сунула ему тяжелую сумку с продуктами. Идет, молчит. Ну и ладно. Зашли вместе в детсад за Оксаночкой, к дому подошли. «Ну, – спрашиваю, – познакомился?» – «Не совсем», – отвечает. «Тогда заходи, за чаем дознакомимся». Рассказал, что приезжий, командированный. В нашем городе бывает часто.

Гайрат перебил:

– А не называл, куда в командировку приезжает – на завод или фабрику?

– Нет. А вообще, он говорливый, анекдоты все сыплет, с картинками. Весело с ним.

– А в следующий раз когда придет?

– Он никогда не предупреждает. Позвонит вот как вчера, если я дома, – приезжает. А может и без звонка… Ключ у меня попросил, – не дала. Мало ли что!

Со двора пришла Оксанка. Сразу же бросилась на колени к Гайрату – общительная! Он погладил ласковую девчушку по русым косичкам и подумал: вот таков, наверное, истинный цвет белокурых, с налетом пепельной голубизны Викиных локонов.

Помолчали. Инспектор, взглядом попросив у начальника разрешения, обратился к женщине:

– Й часто вы таким образом знакомитесь, на улице?

– Да не знакомилась я ни с кем! Просто парень понравился. В моем вкусе. Плечистый, высокий… И нечего так на меня смотреть! На днях по телевизору фильм показывали. Так там одна солидная дама, начальница, в электричке познакомилась и свое счастье нашла…

Инспектор не был расположен продолжать эту-дискуссию.

– Подарки делал?

– Что? – не поняла Вика.

– Вещи дарил? Одежду или украшения? Ответила не сразу. Что-то взвесила в уме, потом вызывающе заявила:

– Деньги оставлял. – Подождала, наблюдая, как ее слова будут восприняты, потом добавила, уже менее решительно… – Говорила ему: зачем это, не надо! Слушать не хочет. Перед уходом вот здесь, на столе деньги оставлял. Рублей сто…

– А вещи дарил? – спросил Гайрат.

Сиродж вспомнил список предметов, похищенных «гастролером».

– Вчера он не приносил японский магнитофон?

– Принес. Сказал, что купил в комиссионке… Гайрат помолчал и, глядя в красивые глаза блондинки, заговорил жестче:

– Ваш уличный приятель – опасный преступник, рецидивист, которого разыскивают по всей стране. Правильнее всего было бы взять вас под стражу – чтобы вы не имели возможности предупредить дружка… Но я склонен вам верить, – сказал следователь, заметив, как побледнела хозяйка дома. – Но подумайте вот о чем: если бандит узнает о нашем визите, ваша жизнь окажется под угрозой. Не боитесь?



– До сих пор мужчины меня боялись! – самоуверенно заявила Вика. – А все-таки скажите, что он натворил?

Мужчины переглянулись. Хозяйка замахала руками:

– Если нельзя, то и не надо! – Увидев, что они собираются уходить, предложила: – Может, чаю?

Сиродж протянул ей листок с номерами телефонов:

– Если что-нибудь узнаете о нем или вспомните какие-то подробности – звоните.

«Газика» внизу не было.

– За бензином поехал, – объяснил инспектор, – не успел утром заправиться.

Нет, нерасторопный шофер все-таки заслуживает наказания. Сколько дел, а ты вот стой и жди его!

Они присели на скамейку возле дома, обсуждая услышанное от Виктории Чурилиной. Сомнений в том, что ее командированный приятель и «гастролер» из памятного письма – одно лицо, почти не оставалось.

– Гайрат Исмаилович, а почему вы так доверяете этой Чурилиной? – спросил Сиродж. – А если она все наврала и сейчас звонит своему приятелю?

– Характер у нее не тот. Гордая. А всех подозревать – никогда с места не сдвинешься.

– Но Волгоград не значится в списке городов в московском письме!

– Во-первых, опытный рецидивист никогда не назовет родной город никому, даже любимой женщине. А во-вторых, преступник обычно не совершает преступлений вблизи от дома.

– Виктория сказала: приезжает часто. Но у нас в городе не зарегистрированы подобные преступления?

– Ты просто письмо прочел невнимательно.

– Я – невнимательно?! – задохнулся от несправедливого упрека инспектор.

– Иначе заметил бы, что он в каждом городе пакостит только раз. Внимательное чтение – это когда сразу систематизируешь факты и выделяешь главное. Выходит, его жертвой в нашем городе должна была стать еще полгода назад Вика. Но не стала. Хотя преступник несомненно болен, мания определенная! А эта женщина и к зверю подобрала ключ. Без малейшего жеманства, прямолинейная. Огонек свой в ней есть!

Слушая начальника, Сиродж скептически качал головой:

– Артистка она, артистка…

Знакомо запели тормоза. Гайрат уже взялся за ручку «газика», как его окликнули: из подъезда выбежала Чурилина.

– Я вспомнила… может, понадобится… Как-то раз он принес две небольшие замасленные коробки. Тяжелые, как будто золото в них или свинец. «Что в них?» – спрашиваю. «Алмазы». – «Шутишь, что ли?» – «Нисколько». Открыл одну коробку, а там железки в ряд уложены.

Гайрат пригласил:

– Поедете с нами, Виктория, и расскажете об этих железках подробнее.

А Сироджу объяснил:

– Это то самое, из-за чего он, возможно, приезжает в командировки.

Виктория, однако, могла рассказать немногое. Она видела в коробке сверкающие никелем брусочки, суженные к концу. И все.

Всеведущий Сиродж предложил:

– Едем в краеведческий музей. Там недавно открылась выставка всего, что у нас в области производится.

Не спеша переходили из одного зала в другой. Наконец Чурилина показала на одну из витрин:

– Вот! Вот такие!

Викторию подвезли к дому и еще раз посоветовали остерегаться опасного приятеля.

Покатили в промышленную зону: надо было спешить, рабочий день заканчивается. И тут заговорила рация: Гайрата Тухтасинова разыскивал дежурный прокуратуры, прибыла спецгруппа из Москвы.

В промзоне водитель остановил машину у конторы завода, выпускающего буровые коронки. Их-то, как понял Гайрат, специалисты совершенно серьезно и именовали между собой «алмазами». Завод поставляет коронки во многие города нашей страны и за рубеж. Сюда каждый день прибывают из разных мест «толкачи». Тем не менее в отделе сбыта девушки сразу же узнали по описанию веселого экспедитора из Подмосковья, прилетавшего выбивать партию сверхфондовых коронок. А в канцелярии завода было зарегистрировано командировочное удостоверение «гастролера».

– Вот теперь можно ехать и на доклад к шефу! – удовлетворенно произнес следователь. – Преподнесем, дорогой Сиродж, московским товарищам преступника на блюдечке.

…Областному прокурору, конечно же, было известно, каким образом удалось выйти на преступника. Пожимая следователю руку, он спросил с улыбкой:

– А как с телефоном быть – старый оставим или новый понравился?

– Новый, Аброр Хаитович. Умное устройство. Хочу и дома себе такой же поставить. Теперь я за технический прогресс!

– Как думаете, – обратился Аброр Хаитович к районному прокурору, – можем мы за проявленную оперативность и находчивость премировать товарища Тухтасинова телефоном?

– Сегодня же подготовим представление на награду, – улыбнулся Сергей Антонович.

Вечер давно уже опустился на город. Гайрат вернулся домой – был в гостях у школьного друга. Только собрался лечь в постель, как зазвонил телефон. Говорила мать Сироджа.

– Гайратджан, сына до сих пор нет дома. Часа два назад кто-то позвонил ему, и он убежал.

Гайрат успокоил женщину и тут же позвонил дежурному райотдела. Но тот ничего об инспекторе Талибове не слыхал. Гайрат еще раз взглянул на часы – 11. Позвонил в райпрокуратуру. Трубку поднял Сергей Антонович.

Шеф набросился на него с упреками:

– Нигде найти тебя не могу! Из Москвы звонили: не возвращался твой командированный домой. Подключайся немедленно к поиску! Тут по видеотайпу его фотографию передали, блокируем аэропорт и вокзал.

– Сергей Антонович, я в лицо его не знаю. Прошу освободить меня от блокирования. Одну версию проверить надо…

Получив «добро», Гайрат не стал просить машину, которая так нужна сейчас оперативникам, а доехал до дома Чурилиной на такси. Горел, как водится, только один фонарь, на прочих лампочки были разбиты высокообразованными представителями подрастающего поколения.

Если его расчеты верны, то где-то здесь должен находиться инспектор Талибов. Следователь встал под свет фонаря и тут же услышал тихий знакомый свист из-за зеленой изгороди. Шагнул туда, его схватил за руку

– Здесь он? – спросил нетерпеливо Гайраг.

– Не знаю, не видел, – прошептал Сиродж,

– Вика позвонила? – тоже перешел на шепот следователь.

– Кажется, да.

– Что значит – кажется?

Инспектор рассказал: примерно два часа назад у него дома зазвонил телефон. И почему-то сразу мысль мелькнула: она звонит! Поднимаю трубку: женский голос, похожий на голос Виктории. Может, от волнения изменился? «Алло, алло! Опять ничего не слышно!» Я кричу в трубку: «Вика, говорите, я вас отлично слышу!» А та опять свое: «Алло!» Потом дунула в трубку несколько раз и говорит: «Нет, ничего не слышу». – «Вика, – кричу, – если это вы, то знак какой-нибудь подайте!» И она, слышу, зовет: «Оксана, иди мой руки, сейчас ужинать будем!» И положила трубку.

Гайрат легко нашел освещенное окно на третьем этаже. Портьеры были наглухо задернуты, никакого движения. Будь женщина одна с ребенком, давно уже легли бы спать. Значит, у нее гость… Почему же он не улетел вчера? Не успел сбыть награбленное? Боялся облавы в аэропорту? Ну, на этот вопрос ответ лучше всего получить у самого преступника.

– Сделаем так, – обратился он к инспектору. – Ты найди телефон и вызови оперативную машину. А я поднимусь к ним. Неизвестно, какие у него планы.

Позвонив в квартиру, Гайрат услышал за дверью тяжелые шаги. Не женские. Человек подошел к запертой двери и остановился. «В глазок смотрит», – подумал следователь и снова нажал на звонок. Потом постучал – громко, требовательно. И тут же вскрикнула в квартире женщина, заплакал ребенок. Гайрат отступил на шаг и, впервые в жизни похвалив создателей хлипких квартирных дверей, со всего маху ударил ногой. Дверь рухнула.

Только ступил в темный коридор, услышал угрозу:

– Брось пистолет! Убью девчонку!

– Спокойно, я не стреляю! – Гайрат, опустив руку с пистолетом, шагнул в комнату.

На полу лицом вниз лежала хозяйка. Убита? Без сознания? У окна стоял он, высокий, широкоплечий. Одной рукой прижимал к себе ребенка в пижаме (видно, из кровати выхватил), в другой сверкал нож. Напуганная девочка даже не плакала, только тихо всхлипывала.

– Брось пистолет, стерва! – кричал преступник.

Гайрат опустил пистолет на телефонный столик.

– Положи на пол, подтолкни ко мне! – хрипел преступник.

Заметив, что нежданный визитер мешкает, крикнул угрожающе:

– Ну!

– Не дури, я не собираюсь стрелять!

Оба замерли, готовые каждую секунду броситься к оружию. Нелепое положение. Ведь преступник может услышать на лестнице топот, и тогда…

– Слушайте меня внимательно… – Гайрат почему-то обратился к подонку на «вы». – Я не могу отдать оружие, вы это понимаете. Но у меня есть предложение: я держу пистолет за ствол, и мы меняемся местами. Я выбрасываю пистолет в окно, а вы отпускаете девочку, выходите и, забрав оружие, можете бежать. Идет?

Бандит, трезво оценив обстановку, решил, что в предложении «мента» риск для него минимальный, и согласно кивнул.

– Иди по стене! – приказал он и первым сделал шаг вправо.

Очутившись у окна, Гайрат раздвинул тяжелые портьеры… Бросить пистолет? Отпустить разъяренного врага с оружием? Сколькими жертвами обернется этот шаг? Неужели ничего другого не придумать?!

– Давай бросай пистолет! – сипел преступник.

И в эту трудную для Гайрата минуту за окном услышал он звук, раздражавший его весь этот день, а теперь прозвучавший как любимая мелодия. Гайрат без колебания отворил окно и бросил пистолет в зеленую изгородь. Бандит тут же оттолкнул девочку и выбежал на лестницу.

Гайрат крикнул в темноту:

– Сиродж, быстро к подъезду! У него нож!

Вспыхнули фары «газика», и Гайрат увидел, как выскочивший из подъезда бандит угодил в железные объятия оперативников.

…Виктория лежала на полу. Маленькая девочка Оксана сидела рядом на корточках, гладила ее светлые локоны, пыталась разбудить. Гайрат нащупал едва различимый пульс и приказал Сироджу вызвать «скорую»…




home | my bookshelf | | Последний визит гастролера |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу