Book: Лошадь, которую я пытался обуздать



Туган-Барановский Д М

Лошадь, которую я пытался обуздать

Д. М. Туган-Барановский

"Лошадь, которую я пытался обуздать"

(печать при Наполеоне)

Путь Наполеона к высшей власти обстоятельно освещен в литературе. Историки ясно представляют основные этапы его триумфального возвышения: переворот 18 брюмера, конкордат с папой Пием VII, пожизненное консульство, императорский трон. Но в огромной литературе остались в тени, на мой взгляд, весьма существенные вопросы: какими способами Наполеон достигал политического успеха и какое место в достижении этого успеха он отводил общественному мнению?

Часто в обыденном современном сознании наполеоновский режим ассоциируется прежде всего с военной диктатурой, в условиях, которой общественное мнение не играло большой роли. Не случайны поэтому и появлявшиеся в советской литературе аналогии между Сталиным и Наполеоном [1], а во французской печати конца 40-х годов XX в. Наполеон сравнивался даже с Гитлером [2]. Впрочем, позже, в 60-х годах, некоторые французские общественные деятели в бонапартизме упрекали уже де Голля [3].

Действительно, для такого рода аналогий, казалось, были основания. Выдающийся французский исследователь Ж. Годшо рассматривал наполеоновскую Францию в качестве предшественника современных полицейских государств [4]. Полиция в эти годы играла очень большую роль. В ее ведении находилась и цензура, - которая охватывала различные стороны общественной жизни: цензура театров, издательской деятельности, прессы и пр. Существовал так называемый "черный кабинет", который занимался перлюстрацией писем. Имелись и специальные отделы, ведавшие борьбой с контрабандой, наблюдением за рабочими, крестьянами, военными. Был создан полицейский аппарат, который действовал весьма эффективно. О его совершенстве можно судить по такому факту: ежедневно Наполеон получал бюллетени тайной полиции, содержавшие лаконичный и вместе с тем обстоятельный анализ политических событий [5] Обязательным разделом в этих бюллетенях была информация об "esprit publique". Пролетел метеор над Парижем и вызвал различные толки, или во время спектакля раздались какие-то выкрики, которые можно было расценить как обидные для правительства, или в саду Тюильри прогуливались офицеры и обсуждали политические события - все это фиксировалось "мушарами", тайными агентами полиции, и потом находило отражение в бюллетенях.

Но из самого факта существования диктаторского режима с его непременным придатком - мощным репрессивным аппаратом, отнюдь не следовало, что Наполеон игнорировал общественное мнение или оно никак себя не проявляло. Однако эта сторона его деятельности изучена значительно хуже. Хотя имеется определенная литература о его отношении к пропаганде, в частности к прессе [6]. Но в ней, как правило, не раскрываются приемы, которыми пользовался режим для манипулирования массовым сознанием.

В современной литературе ближе всего подошел к раскрытию данной проблемы французский историк Ж. Тюлар. Он считает, что Наполеон превосходно умел, используя разные каналы, воздействовать на общественное мнение. В этом искусстве политической демагогии он не уступал Бисмарку и Наполеону III [7]. Большой интерес представляет также работа одного из ведущих французских историков А. Собуля, посвященная "наполеоновской легенде" [8] Любопытные факты из истории официозной военной публицистики собрал крупный французский историк М. Рейнар [9]

"Белым пятном" в историографии является вопрос об общественно-политических идеях Наполеона, его доктрине, а также-господствовавшей в те годы официальной идеологии. Какие-либо крупные исследования в этой области вообще отсутствуют, имеются лишь небольшие характеристики его идейна нескольких страницах в курсах по конституционному праву современных французских политологов, таких, как М. Прело, М. Дюверже [10].

В русской и советской историографии проблемы наполеоновской пропаганды ставились Е. В. Тарле, В. Г. Сироткиным и частично А. 3. Манфредом. Б. В. Тарле еще в 1913 г. опубликовал ценную работу о положении печати в годы консульства и империи Наполеона I, а В. Г. Сироткин исследовал пропагандистскую дуэль Франции и России в начале XIX в. [11]

Мы попытаемся высказать свой взгляд на данную проблему и раскрыть пропагандистские приемы, которыми пользовался Наполеон в годы своего возвышения. Ценным источником, помимо различных мемуаров и прочих документов, является литературное наследие самого Наполеона, кстати сказать, постоянно пополняющееся за счет новых находок [12]. Так, в 1968 г. Ж. Тюлар опубликовал анонимные статьи первого консула, которые тот печатал во французской прессе, главным образом в "Мониторе" [13]. Открытие таких статей является не только неожиданным, но и крайне любопытным фактом, позволяющим выделить основные пропагандистские направления бонапартистского режима.

* * *

При первом, даже беглом взгляде на историю наполеоновской Франции можно увидеть, что крупных идеологов в ней не было. Хотя этого, конечно, нельзя сказать о периоде революции, или тем более о XVIII в., или даже о периоде Реставрации. Собственно, накануне 18 брюмера с критикой конституционного устройства выступали г-жа де Сталь, Б. Констан, некоторые другие буржуазные либералы. Но их, конечно, никоим образом нельзя причислить к идеологам бонапартистского режима. Из активных брюмерианцев самым крупным теоретиком был Е. Сиейес, но после 18 брюмера его роль была второстепенной [14]. То же самое можно сказать о П.-Л. Родерере, А.-Ж. Буле из Мёрт и др. Понятно также, что М.-Ш. Талейран и Ж. Фуше, активные участники переворота 18 брюмера, ни в коей мере не являлись идеологическими руководителями, а только лишь практиками режима, хотя и незаурядными. Они, как правило, не создавали движение, а примыкали к нему, когда оно приобретало силу.

Настоящим идеологом действительно очень крупного масштаба был сам Наполеон Бо.напарт. Уже на других, несравненно более низких ступенях стояли философы, историки, юристы, литераторы, люди искусства, которые часто являлись просто исполнителями его воли, но ни в коей мере самостоятельными авторами. Они могли создавать настоящие шедевры, как А. Гро или Ж.-Л. Давид, но при всем том в конечном итоге выполняли лишь конкретное указание хозяина, так сказать, его "социальный заказ".

Наполеон не писал пространных философских произведений: в 1799 -1815 гг. у него просто на это не оставалось времени. Но в письмах, приказах, прокламациях, а иногда в анонимных статьях, опубликованных в "Мониторе", он высказывал довольно ясно свое отношение к революции, Старому порядку, необходимым государственным реформам, гражданскому законодательству, и его точка зрения в большинстве случаев становилась официальной. Причем высказывания Наполеона представляли собой глубоко продуманную и четкую философскую и политическую концепцию, давали ответ на многие актуальные явления и процессы и были рассчитаны на восприятие масс. Главное, что стремился внушить Наполеон - это признание необходимости революции и ее положительных результатов.

Первый консул, а потом император Наполеон был одним из первых государственных деятелей, понимавших необходимость целенаправленного воздействия на общественное мнение. Эту мысль Наполеон не раз высказывал в частных беседах и в кругу своих единомышленников. В апреле 1800 г. в разговоре с М.-А. Жюльеном он заявил: "Общественное мнение - это лошадь, иногда капризная, которую, я пытаюсь обуздать" [15]. Ту же мысль, но в еще более ясной форме, он высказал в июне 1804 г. на заседании Государственного совета: "Мы должны управлять общественным мнением, а не рассуждать о нем" [16]. В январе 1801 г. он даже выразился так: "Общественное мнение - это публичная девка" [17].

Суть его представлений, как можно судить по многочисленным и подчас противоречивым, на первый взгляд, но объединенным общей идеей высказываниям, сводилась к следующему:

1. Всей полнотой информации располагают только те, кто находится в высших эшелонах власти. Причем здесь речь идет не о какой-то специфической информации военно-политического свойства, которая, естественно, держится в тайне, а о самых общих сведениях, касающихся происходящих в стране событий. В полном объеме эти сведения поступают только к Наполеону и сравнительно небольшому кругу избранных. Наполеон считал, что правильно понять эту информацию и распорядиться ею могут только они.

2. Из этого вытекала вполне определенная политика в отношении прессы и вообще издательского дела. В данном вопросе, по его мнению, нельзя пускать дело .на самотек, здесь не может быть абсолютной свободы [18]. Во Франции еще не сложился стабильный режим, живы воспоминания о Революции. Да и французская нация отличается от английской. Она "подвержена быстрому восприятию, отличается живым воображением и сильным выражением чувств; здесь неограниченная свобода прессы приведет к ужасным результатам" [19]. Наполеон считал, что издательское дело необходимо контролировать и направлять, без этого деятельность главы государства обречена на неудачу.

3. Для широкой публики информацию нужно тщательно отсеивать. Но делать это надо так, чтобы создавать у народа определенные стереотипы, в основном социально-политического характера, оправдывающие существующий режим. В рамках этих стереотипов и будет складываться мышление народа, происходить его социально-политическое развитие.

4. Наполеон полагал, что сам народ далеко не всегда способен понять свои интересы. Их должен охватить правитель, который стоит выше непосредственных устремлений "толпы". "Народы, - говорил он, - нужно спасать даже вопреки их желаниям" [20]. Причем он большое значение придавал необходимости существования как бы промежуточных организаций, соединяющих массы с правительством. В 1802 г. он говорил в Государственном совете: "Есть правительство, власть, а вся остальная часть нации это что? Крупинки песка... Что в таком случае нужно сделать? Надо выбрать из французской почвы несколько масс гранита. Они укрепят правительство, будут как бы "бастионами государства". Это даст управление "общественным мнением" [21]. Одним из таких своеобразных "бастионов" стал орден Почетного легиона, учрежденный в 1802 г.

Для иллюстрации этих положений можно было бы привести немало фактов. Но мы ограничимся косвенным свидетельством - заявлением министра полиции Ж. Фуше, которое, однако, имеет большой смысл. В 1808 г. Ж. Фуше встретился с видным государственным деятелем России графом В. Кочубеем, между ними состоялся обстоятельный разговор о роли общественного мнения в таких деспотических государствах, как Франция и Россия. По словам Кочубея, общественное мнение в этих государствах не только ничего не значило, но и не имело каких-либо реальных способов проявления. И тут Фуше, много по долгу службы занимавшийся этим вопросом, преподал будущему министру внутренних дел, а Кочубей стал им в 1819 г., урок. Он заявил, что во Франции есть общественное мнение и оно высоко ценится, и если оно высказывается определенно, то правительство с трудом решится действовать против него. "Оно вынуждено следовать общественному мнению, если желает спать на матрацах, а не на штыках". Эту мысль Фуше подкрепил следующим аргументом: "Вот, подождите, я сейчас вам приведу пример общественного мнения: генерал Моро был отдан под суд... Я бы очень быстро покончил с этим делом; я бы вызвал генерала Моро, я бы сказал ему, что он делает глупость... и все было бы кончено. Но он был предан суду. Думаете ли вы, что судьи не приговорили его к смертной казни, если бы они не боялись общественного мнения? Оно высказалось так определенно, что они должны были постановить более мягкий приговор" [22]. Мнение Фуше - это мнение профессионала, которое вместе с тем приобретает особую важность, поскольку один из первых министров в данном случае выражал точку зрения самого Наполеона.

Однако массовое сознание, говоря современным языком, очень тонкая материя. На нее надо уметь воздействовать. Здесь очень важно чувство меры. "Всякий раз, - говорил Наполеон, - когда происходит событие, неприятное для правительства, не следует его публиковать до тех пор, пока оно не станет хорошо известно. Потом тем более не следует публиковать, потому что оно уже будет известно всему миру" [23].

Воздействовать на сознание людей можно, как считал Наполеон, разными путями: при помощи прессы и в целом печати. Он тщательно отбирал с точки зрения положительного или отрицательного эффекта книги, изданные до 18 брюмера - в период революции и на протяжении XVIII в. и даже еще ранее [24], произведения искусства - живопись, драматургию, архитектуру, музыку, скульптуру. Важным каналом пропаганды, который в своих целях использовало правительство, была религия. Наполеон не оставил без внимания начальное и среднее образование, создав, как выразился один современник, "военно-монашескую" систему обучения подрастающего поколения [25]. Наконец, парады, празднества, организованные по случаю знаменательных событий, оказывали определенное воздействие на население, особенно молодежь.

Рычаги управления этим громадным механизмом находились в правительстве и прежде всего в министерстве полиции. Но помимо полиции эту машину постоянно контролировал и сам Наполеон. По его огромной 32-х томной переписке, изданной еще в середине XIX в., и многочисленным дополнительным сборникам писем, можно судить, какое значение он придавал руководству прессой, не раз являлся инициатором закрытия газет, запрещения книг, отдавал всевозможные грозные предостережения издателям и редакторам, обвиняя их в "дурном вкусе". Он следил даже за прессой подвластных стран. Находясь в Москве в 1812 г., . Наполеон утверждал репертуар парижских театров. Известна также его роль в развитии изобразительного искусства, архитектуры, литературы и пр. Под его непосредственным контролем создавались картины А. Гро, Ж.-Л. Давида и др. Наполеон тщательно следил за тем, чтобы "Монитер" распространялся в армии. Иногда он даже организовывал отправление комплектов "Монитора" некоторым генералам и маршалам.

В руководстве прессой и вообще издательским делом Наполеон исходил из бесспорного для него факта, что здесь не должно быть полной свободы. "Первый консул, - писал его секретарь Л.-А. Бурьенн, - всегда был врагом печати и держал все журналы в железных руках. Он часто мне говорил: "Если я сниму с них узду, то через три месяца лишусь своей власти" [26]. Сам Наполеон однажды так обосновал свою позицию: "Типография - это арсенал, который не должен быть доверен каждому. По моему мнению, право пользования им должно быть предоставлено лишь тем лицам, которые имеют полное доверие правительства. Тот, кто печатно обращается к публике, похож на оратора, выступающего перед собранием, и конечно, никто не станет оспаривать у власти права препятствовать подстрекательству народа к мятежу и волнениям" [27].

Вскоре после переворота 18 брюмера, 27 нивоза VIII г. (17 января 1800 г.), одним декретом из 73 парижских газет было уничтожено 60 практически безо всякой мотивировки, а лишь на том основании, что "(часть!) газет служит орудием в руках врагов Республики" [28].

Осталось только 13, но к концу 1800 г. в Париже выходило уже девять газет, а потом их количество было доведено до восьми. Для закрытия газет использовались любые предлоги: "Друг законов", например, был запрещен за эпиграммы, задевавшие Академию [29].

Все эти акции запугали французскую прессу, сделали ее "бессловесной". Редакторы газет не осмеливались высказать свое мнение по поводу того или другого события, они лишь излагали новости, но почти без комментариев. Может быть, излишне категорично звучит заключение Е. В. Тарле, специально занимавшегося этим вопросом, но, по его мнению, историк, интересующийся политической, экономической или какой-либо другой стороной жизни Франции в наполеоновское время, не может почерпнуть из газет решительно никакой информации. Что же, отрицательный результат - тоже результат! Суть правительственной политики хорошо выразил Ж.-Э. Порталис: "Первым правилом должно быть признано не предоставлять журналистам полной свободы, но вместе с тем внушить читателю приятную уверенность, что эти журналисты свободны. Для этого стоит постоянно только тайной и невидимой рукой руководить редактированием газет" [30].

В качестве иллюстрации этого тезиса интересна конкретная роль Наполеона в руководстве прессой и через нее общественным мнением.

По признанию многих видных литераторов и историков, первый консул обладал незаурядным литературным талантом. Так считали О. Бальзак, Стендаль, В. Гюго, Ш.-О. Сент-Бев. Бальзак о наполеоновских мемуарах, созданных на острове Святой Елены, отозвался: "Это самая прекрасная книга в мире... Это произведение даст Наполеону то, что Евангелие Иисусу Христу" [31]. Стендаль высказался в другом плане: "Наполеон принадлежит к числу людей, чьи писания сокращать невозможно, потому что их слова рисуют их чувства" [32]. Не менее восторженные оценки оставили другие известные литераторы. А. Перивье в начале XX в. характеризовал наполеоновское собрание сочинений, изданное Наполеоном III, в следующих словах: "Это истинная энциклопедия, где речь идет о самых разных предметах: войне, дипломатии, администрации, религии, военном искусстве, театральной и литературной критике, психологии, финансах, географии, любви" [33].



Но не столь широко известна его деятельность как газетчика и руководителя французской прессы. В работе Перивье "Наполеон - журналист" отмечается, что есть два типа журналистов: организаторы этого дела и те, кто непосредственно пишет. Наполеон, считал Перивье, удачно совмещал в себе оба типа [34]. Очевидно, началом его журналистской деятельности можно считать итальянский поход, когда им были созданы в 1797 г. две газеты: "Курьер Итальянской армии" и "Франция глазами армии", распространявшиеся в войсках. Кроме того, в Париже выходила еще одна газета "Журнал Бонапарта и добропорядочных людей" [35]. Редактором "Курьера Итальянской армии" был М.-А. Жюльен. В РЦХИДНИ сохранились некоторые редакционные материалы этой газеты [36]. Во время экспедиции в Египет Наполеон основал еще одну газету "Египетский курьер" [37]. Помимо организаторской работы, которой он много занимался, будучи первым консулом, Наполеон также интенсивно писал сам. Перивье удалось доказать авторство первого консула в отношении многих статей, анонимно публиковавшихся в "Монитере". По-видимому, это исследование не было известно Тарле, так как он о нем нигде не упоминал. Между тем сейчас работа Перивье признана учеными-специалистами, и в новое издание сочинений Наполеона под редакцией Тюлара эти анонимные статьи включены [38]. Церивье считал, что в прошлом веке с черновиками этих статей знакомился А. Тьер, который писал по этому поводу: "Мы знаем в "Монитере" статьи, написанные Бонапартом с 1800 по 1803 гг., в которых он отвечал на выпады иностранных газет; они были шедевром разум, красноречия и стиля" [39].

Из 13 газет, сохраненных Наполеоном, только "Монитер юниверсель" была объявлена "единственной официальной газетой" [40]. Отныне первый консул получил возможность непосредственно через нее высказывать свое мнение. Формально газету находилась в частных руках, ее редактором был некий Сово Франсуа, за которым, однако, сохранялось только одно право - ведать театральной рубрикой [41]. Таким образом, Наполеон на деле осуществил свой знаменитый принцип: "Государь должен всегда использовать рекламу для своих целей" [42].

У Наполеона была мысль сделать официальной газетой также "Парижский бюллетень", который редактировал один из активных брюмерианцев Реньо де Сен-Жан д'Анжели. Но эта идея не была претворена в жизнь. Публицист Фьеве сумел отговорить Наполеона, сказав, что вполне достаточно одной газеты [43]. Статьи из "Монитора" потом перепечатывали провинциальные газеты.

В значительной мере благодаря Наполеону "Монитер" получил широкое признание в XIX в. Газета издавалась до 1901 г. В 1865 г. она получила новое название "Журналь официаль". На ее страницах печатался Ш.-О. Сент-Бев, сотрудниками газеты были Т. Готье, А. Дюма, А. Гуссэ и другие талантливые писатели.

На острове Святой Елены Наполеон часто вспоминал и свои литературные выступления, и свою роль в рукдводстве прессой. Однажды, когда он что-то продиктовал Ш.-Т. Монтолону и потом, прочитав написанное, остался недоволен, он сказал ему с раздражением, что изменен стиль.

"- Но, сир, - возразил ему Монтолон, - где можно познакомиться с вашим стилем? Осмелюсь вас спросить, что вы написали, чтобы мы могли судить?

- Смотрите мои прокламации и мои статьи в "Монитере", - последовал ответ" [44].

В 1816 г. Наполеону на остров Святой Елены прислали книги, среди которых находилась коллекция "Монитора", он погрузился в комплекты газеты и "не вставал до конца дня". Он читал свои собственные статьи [45]. А потом сказал с удовольствием: "И они (англичане.- Д. Т.-Б.) осмеливались утверждать, что я не умею писать" [46].

Тогда же он сказал Е. Лас-Казу: ""Монитер"... столь изменчивый по своей репутации, был благоприятен и полезен только для меня" [47].

Но сам Наполеон только на острове Святой Елены мог с интересом читать "Монитер". Будучи первым консулом, он не часто заглядывал туда. Л.-А. Бурьенну, который предлагал ему на просмотр французские издания, он говорил; "Я знаю, что в них есть: они говорят только то, что мне угодно" [48]. И предпочитал знакомиться с английскими и немецкими газетами [49].

В каких направлениях Наполеон стремился формировать общественное мнение, какие стереотипы социально-политического мышления навязывал он французскому народу?

Первая задача, которую он ставил перед собой, заключалась в оправдании переворота 18 брюмера 1799 г. Ведь даже с чисто формальной точки зрения переворот 18 брюмера означал насилие не только над конституцией, но и в буквальном смысле слова-физическое насилие над депутатами. Этому нужно было дать благозвучное объяснение. И оно было сформулировано - в выступлениях Наполеона, ето прокламациях и прессе. Уже в речи перед депутатами Совета старейшин рано утром 18 брюмера он говорил, что "Республика погибает" и необходимы чрезвычайные меры [50].

А на следующий день, 19 брюмера, Наполеон в Совете старейшин говорил о том же уже, по его словам, "с прямотой солдата", которая, однако, отличалась исключительным макиавеллизмом и свидетельствовала о его находчивости. В ответ на выкрики депутатов о конституции III г. и о том, как все происходящее согласуется с ней, он ответил: "Конституция? Вы сами ее уничтожили, 18 фруктидора, вы совершили над ней насилие; затем 22 флореаля, наконец, 30 прериаля. Она не вызывала ни у кого уважения" [51].

Далее Наполеон заявил, что "скажет все": после возвращения из Египта он получил множество предложений принять на себя ответственность за организацию переворота. "И все, кто изображал себя единственными патриотами, говорили мне, что нужно уничтожить конституцию!... Такова была их преданность конституции. Тогда я испугался за Республику" [52].

Как видим, прямой бесхитростный солдат уже 18 брюмера вполне овладел демагогическими приемами. В сущности, он очень веско обосновал свою позицию: Республика погибала, ее нужно было спасти, законы страны никто не соблюдал. Поэтому необходимы были чрезвычайные меры.

Чем объяснить насилие над депутатами? Крайностями, на которые решилась якобинская фракция. Ее лидеры пытались якобы заколоть кинжалом генерала Бонапарта19 брюмера на заседании Совета 500. По этому поводу бонапартистами была поднята шумная кампания. О "кинжалах Совета" говорилось в прессе и в специальных брошюрах, хотя "кинжалов" на самом деле, как показал французский исследователь А. Олар, не существовало [53]. Однако они очень хорошо оправдывали изгнание депутатов из Совета 500, так как речь шла о борьбе с заговорщиками.

Тогда же появилась первая анонимная статья Наполеона. Она была подготовлена поздно вечером 19 брюмера при участии Ж.-Ж. Камбасереса и Ш.-Ф. Лебрена. Статья касалась событий 18 брюмера, которые были восприняты, как говорилось в ней, в "извращенном духе". Она носила несколько философский характер. Наполеон отмечал, что различные революции, составляющие в совокупности "нашу революцию", находятся в такой последовательности, что можно говорить о борьбе между старым и новым. Всякое действие рождает противодействие других сил. "Мы видим, - продолжает Наполеон, - постоянную борьбу свободы, равенства против привилегий и привилегий против равенства" [54]. И чем более острый характер принимала борьба, "чем больше разгорались страсти", тем более "насильственной" и жестокой была сама схватка. Таким оригинальным образом Наполеон пытался оправдать насилие, совершенное 19 брюмера в отношении Совета 500, и доказать, что и на этот раз происходила борьба между старым и новым и победило новое.

А в прокламации, составленной в 11 часов вечера 19 брюмера, щекотливые моменты были вообще сглажены. Все звучало просто и убедительно: Республика погибала, ее нужно было спасти, Совет старейшин обратился к генералу Бонапарту, он откликнулся на его призыв [55].

В дальнейшем эта версия была обоснована в первых исторических трудах о Директорий и революции, которые появились еще в период консульства [56]. Наполеон изображался в них "спасителем родины", а 18 брюмера объяснялось исключительно в духе вышеизложенной схемы, включая упоминание о "кинжалах Совета" [57].

Причем сам первый консул тщательно наблюдал за тем, чтобы в соответствующих тонах подавалась информация в прессе. Газеты были заполнены восторженными адресами по случаю 18 брюмера. Вероятно, многие публикации достоверно передавали подлинное содержание писем, но нередко встречались и явные фальсификации.

Об одной из них рассказывает А.-А. Бурьенн в воспоминаниях. Комиссар правительства на Мальте А. Дубле адресовал генералу Бонапарту поздравление по случаю 18 брюмера. В нем высоко оценивался сам первый консул: "Все добрые республиканцы с радостью повторяют: он спасет, он утвердит Республику" [58]. Но далее Дубле в это поздравление добавил и некоторые минорные нотки: "Спешите также спасти Мальту: людей и продовольствие. Нельзя терять времени. Приобретение ее для Республики было вашим делом". Так вот вместо последних грустных слов в "Монитере" при публикации адреса появилась другая фраза: "Имя его внушает храбрым защитникам Мальты новое мужество; у нас есть люди и продовольствие" [59]. На самом же деле - ни людей, ни продовольствия не было. Тогда Бурьенн по просьбе Дубле показал подлинное письмо первому консулу. Наполеон только улыбнулся, "пожал плечами". "Не отвечай ему, - сказал он, - Дубле глупец, не вмешивайся больше в это дело" [60]. "Я, - вспоминал Бурьенн, - редко видел, чтобы печатали письма или донесения точно в том виде, в каком они были присланы... Какую историю написали бы, если бы справлялись с одним только "Монитором" [61].

Видимо, подобных примеров можно было бы привести немало. По указанию Наполеона о событиях 18 брюмера в соответствующем духе информировали генерала Клебера, командующего французской армией в Египте [62]. Эти и многие другие факты свидетельствуют о серьезной работе первого консула по оправданию переворота. Позднее на острове Святой Елены он ясно сформулировал свое понимание этой сложной проблемы: "О 18 брюмера рассуждают метафизически и долго еще будут рассуждать: не нарушены ли нами законы, не совершено ли преступление. Но, в лучшем случае, это отвлеченности, годные только для книг, для трибун, и исчезающие перед лицом повелительной необходимости; это все равно, что обвинять моряка, срубившего мачты, дабы спастись от кораблекрушения. Деятели этого великого переворота могли бы ответить своим обвинителям, как тот древний римлянин: оправдание наше в том, что мы спасли отечество; возблагодарим же богов!" [63].

Следующим важным направлением официальной пропаганды было доказательство народного характера бонапартистского режима. Выше уже говорилось, что первый консул отказывался себя считать "человеком партии" и много раз заявлял, что он - "национален". Это нашло свое выражение в популярном лозунге: "Ни красных колпаков, ни красных каблуков", т. е. ни якобинцев, ни аристократов. И первые действия генерала Бонапарта как будто подтверждали его заявления: он составил правительство из представителей различных политических группировок, официально признал в принятой конституции идеи народного суверенитета, представительного правления и республики.

Бывшему депутату Бейцу, осмелившемуся покритиковать переворот 18 брюмера, Наполеон писал (это его письмо было опубликовано в газетах и стало широко известно): "Присоединяйтесь все к народу. Простое звание французского гражданина стоит, несомненно, гораздо больше, чем прозвища роялиста, приверженца Клиши, якобинца, фельяна и еще тысячи и одного наименования, которые убаюкивают дух клик и в течение десяти лет ускоряют путь нации к пропасти, от чего пришло время ее навсегда спасти" [64].

Это письмо, написанное в очень энергичной и подкупающей своей искренностью манере, производит впечатление даже сейчас. Но можно представить, какое воздействие оно оказывало на современников. Вспоминаются в этой связи слова, сказанные генералом Гурго: "Иногда Наполеон говорил как простой смертный, а иногда - как бог" [65].

Призывы к единению народа, умиротворению нации и прекращению гражданской войны встречали сочувственные отклики среди французского населения. Со своей стороны окружение Наполеона пыталось развивать эти идеи с целью извлечения политических дивидендов. В самом начале консульства Реньо де Сен-Жан д'Анжели представил в правительство обстоятельную записку "О состоянии Франции с 18 брюмера", где высказывал интересные суждения о развитии официальной пропаганды.

"Людям, - писал он, - которым революция надоела, можно сказать: она кончилась, пружины ее ослабли, страсти ее угасают; не возбуждайте их вновь, выставляя их насилия и буйства. Добро, от нее оставшееся, есть общее достояние; самое пагубное зло, ею произведенное, состоит в том, что она разделила, ожесточила сердца. Отсюда проистекли все буйства, все волнения, все беспорядки, которые нарушили ваше спокойствие и утомили ваше терпение. Теперь уже не существует более политической ненависти, не существует более причин к раздражению... Вот ваши выгоды.

Людям, которые, были увлечены революцией, можно сказать: обратитесь, подобно ей, к ее цели, к ее духу, к ее правилам. Вы были возмущейы против прежнего правительства, более не существующего, против надменности сословий, уже уничтоженных, против нестерпимых злоупотреблений, о коих едва сохранилось воспоминание... Вы вновь вступили в сословие граждан; вы пользуетесь равенством. Вот ваши выгоды.

Тем, которые сами производили Революцию, можно сказать: Вы все имели в виду одну цель и разделились только в средствах к ее достижению, вы желаете учредить законную свободу, законное равенство, законный порядок... Вот ваши выгоды.

Тем, которые проливали кровь за свободу, можно сказать: наслаждайтесь вашим завоеванием; оно будет сиять перед очами потомства... Остается завоевать мир... Вы возвратитесь тогда в лоно вашей отчизны... Вот ваши выгоды" [66].

Вообще лозунги мира в наполеоновской пропаганде занимали очень большое место. Они трактовались двояко: мира, как внутри Франции, так и с другими странами. В каждом номере "Монитора" слово "мир" употреблялось в том или другом варианте.

Думал ли Наполеон серьезно о политике умиротворения и объединения нации? Выявить внутренние побуждения тех или иных действий политического деятеля всегда трудно, а главы государства, может быть, даже и невозможно. И все же мы полагаем, что первый консул действительно стремился объединить различные слои населения на определенной социально-экономической основе вокруг своего правительства. Об этом свидетельствует не только его огромная переписка, в том числе и переписка частного характера, откуда видно, что он питал значительные иллюзии в успехе своих действий [67], но и его очень гибкая социальноэкономическая политика, свидетельствовавшая о лавировании между классами и социальными слоями, и лавировании часто успешном.

В завещании своему сыну, продиктованном Монтолону на острове Святой Елены, Наполеон говорил:

"Мой сын придет после гражданских междоусобиц... Скажите ему... чтобы он презирал все партии; чтобы он видел только массу. За исключением тех, кто изменил своей Родине... Шатобриан, несмотря на свое сочинение, был хороший француз. Бурбонов могут поддерживать только знать и священники... Что касается меря, то я был поддержан всем миром без исключения; я дал первый пример правительства, которое благоприятствовало интересам всех. Я не управлял для аристократов, священников, буржуа или ремесленников; я управлял из всеобщих интересов великой французской семьи. Разделить интересы нации, это значит разъединить всех, начать гражданскую войну".

Но так или иначе такого рода призывы были и очень ловким пропагандистским ходом. Официальная печать рисовала абсолютное благоденствие Республики. В "Историческом альманахе за XI год" говорилось, что французская нация наконец заняла место, которое ей причиталось по праву. И сейчас, таким образом, "мы можем сказать, что Республика могущественна, независима и свободна". "Во внутренней области все выглядит иначе... чем прежде. Все партии уничтожены, все преступления укрощены; прошлое забыто; всех интересует только будущее, которое манит самыми привлекательными надеждами" [68]. И далее: "Нужно установить празднование счастливого события. 18 брюмера. В этот день два года назад Бонапарт прекратил наши гражданские распри и уничтожил все партии" [69].

Обратимся теперь к его внешнеполитической пропаганде, рассчитанной не только на Францию, но и в целом на Европу. Уже сразу после своего прихода к власти Наполеон сделал ряд многообещающих заявлений относительно скорого прекращения войн. 25 декабря 1799 г. Наполеон направил английскому королю и австрийскому императору послания с предложением начать мирные переговоры. Как писал Манфред, "это был верно рассчитанный ход", ибо вся Европа стремилась к миру. Население Франции тоже желало его. "Взяв на себя инициативу мирных предложений, Бонапарт не только выигрывал в общественном мнении и своей страны, и передовых людей за пределами Франции. Он перелагал ответственность за все последующее на других" [70].



А еще раньше, 17 ноября 1799 г., через восемь дней после переворота, в "Мониторе" была опубликована его анонимная статья. В ней шла речь об Англии как источнике постоянной агрессии. Осуждался глава ее правительства У. Питт. Первый консул коснулся даже его родословной: от предков, и особенно от своего отца - графа Четхэма, он унаследовал отвращение к французам [71]

Что же касается Франции, то она стремится только к миру. "Действительно, - философствовал первые консул, - разве могут победы компенсировать то, что теряется в войне" [72] Но достижению мира препятствует Англия. Из всех европейских государств лишь она "всегда находилась в состоянии открытой войны с Францией" [73]. Статья заканчивалась призывом к миру, как единственному состоянию, при котором возможно разрешение международных конфликтов.

Наполеон часто использовал любой предлог, чтобы высказаться в прессе по этому поводу. 22 января 1800 г. "Монитор" сообщил о встрече двух германских поэтов, О. Коцебу и Ф.Шиллера, которые решили вместе написать пьесу. Факт вроде бы незначительный, но он послужил поводом для такой наполеоновской анонимной ремарки: "Два крупных правительства Европы не могут договориться - они не могут решить вопрос о мире. Вот тогда бы мы имели исключительный шедевр!" [74].

Та же мысль высказывалась первым консулом уже не анонимно, а открыто в его прокламации от 8 марта 1800 г. по случаю начала военных действий: "Французы, вы хотите мира. Ваше правительство этого особенно желает: его первые помыслы, его постоянные действия были направлены на достижение этого". Заканчивалась прокламация призывом, что в этих условиях, когда заключению мира мешает Англия, нужно быть хорошим французом [75].

Во время возобновления военных действий первый консул очень внимательно наблюдал за международной обстановкой и не упускал ни одного шанса использовать ее в свою пользу. Он живо откликался на события, происхбдившие за пределами Франции. Осудил 17 апреля 1801 г. в "Мониторе" бомбардировку Копенгагена, предпринятую флотом Нельсона в ответ на присоединение Дании к так называемой лиге нейтральных стран [76]. Поместил также в "Мониторе" небольшую, но очень едкую заметку по случаю убийства в России Павла I, к которому были причастны англичане. В "Мониторе" говорилось:

"Павел I скончался в ночь с 24 на 25 марта. Английская эскадра прошла 3унд 31. История установит связь, которая может существовать между этими двумя событиями" [77].

Вероятно, эту заметку было неприятно читать сыну Павла I - Александру I, который также имел отношение к заговору. Первый консул из различных источников получил достоверные сведения об обстоятельствах убийства российского императора. Поэтому нет оснований сомневаться в его осведомленности, как и в том, что своей заметкой он хотел указать европейскому общественному мнению, что Павла I убили по наущению англичан и Александра I из-за его хороших отношений с Францией.

Вторично этот сюжет Наполеон затронул в 1804 г. в связи с тем, что Россия в своей ноте протестовала против казни во Франции потомка Бурбонов герцога Энгиенского. Тогда первый консул продиктовал Ш.-М. Талейрану крайне язвительный ответ:

"В чем причины странной претензии России? Когда император Павел скончался под ударами убийц, нанятых Англией, не Франция ли первая предложила воспользоваться политическом правом и выяснить обстоятельства этой ужасной тайны? И если бы организаторы заговора были арестованы в двух лье от русской границы, то запросил бы Петербургский кабинет объяснения по поводу этого нарушения территории?" [78].

За этими двумя вроде бы невинными вопросами крылся большой смысл. Наполеон весьма ехидно указал Александру I, что убийцы его отца не только не арестованы, но и находятся в русской столице, а не за границей, и пользуются в Петербурге всеми возможными благами, а сам Александр I, следовательно, является одним из главных виновников убийства своего отца.

Заметка в "Монитере" показывает Наполеона незаурядным мастером политической полемики. Но особенно много статей на международные темы было опубликовано во время заключения Люневильского и.Амьенского мира. 11 июля 1801 г. в "Монитере" появилась очень резкая статья против Питта, в которой первый консул писал, что хотел бы отправить в военные лагеря Питта и его министров, чтобы там показать им войну во всех ее проявлениях [79]. Затем последовала заметка 2 февраля 1802 г. в защиту критикуемой англичанами экспедиции на СантоДоминго с целью усмирения восстания Туссен-Лувертюра [80]. Ожесточенная полемика продолжалась даже во время переговоров, завершившихся подписанием 25 марта 1802 г. в Амьене мира. Незадолго до этого, 14 марта, Наполеон опубликовал в "Мониторе" новую статью уже против английских газет, которые "кричали, что первый консул не желает мира" и английское правительство обмануто [81]. Затем, 22 марта, в "Мониторе" появился ответ Виндхэму по поводу его заявлений в парламенте об экспансионистских намерениях Франции [82].

Несколько статей первый консул посвятил полемике с английскими газетами, где часто появлялись направленные против него лично заметки и карикатуры [83]. 5 ноября 1802 г. Наполеон выступил в "Мониторе" с анонимным заявлением, что Англия хочет подчинить себе Швейцарию [84]. 1 января 1803 г. в "Мониторе" опять появилась его статья, в которой ответственность за все войны на континенте возлагалась исключительно на Англию [85]. Постепенно тон французской прессы, как и английской, становился все более угрожающим. "Дух безумия, - писал первый консул 23 мая 1803 г., - опять с некоторых пор овладел Английским правительством. Оно думает, следовательно, что у нас нет ни армий, ни чернил" [86].

В это время уже началось создание во Франции Булонского лагеря, предназначенного для подготовки к высадке на побережье Англии. Вся Европа шла навстречу новой войне, на горизонте уже вырисовывались очертания третьей коалиции. Но Наполеон не отступал от своей позы миротворца. Воспользовавшись раскрытием в Париже английского заговора Пишегро и Ж. Кадудаля, он написал статью, которая заканчивалась грозным предостережением Англии: "Мене, текел, перес" [87].

Как видим, французская пресса была очень активна в антианглийской пропаганде, и, пожалуй, едва ли не первую роль в ней играл сам первый консул. Вероятно, своими порой действительно талантливыми статьями и заметками, бившими не в бровь, а в глаз, ему удавалось создавать у соотечественников впечатление о мирных устремлениях французского правительства. Известны даже случаи, когда первый консул посылал за границу, включая и Англию, доверенных лиц с целью написания репортажей о своих путешествиях.

Одним из близких к Наполеону публицистов был Ж. Фьеве, автор памфлета "О 18 брюмера, противостоящем системе террора". Статьи Фьеве об Англии настолько понравились первому консулу, что в 1802 г. в Париже они вышли отдельным сборником [88].

Обратимся теперь к очень важной теме, которой официальная пропаганда должна была уделять немалое внимание и которая требовала особо тонкого подхода - теме Французской революции. Ей Наполеон придавал большое значение. В написанной им прокламации по случаю принятия конституции VIII г. говорилось: "Революция консолидировалась в соответствии с теми целями, которые были поставлены в самом ее начале. Революция закончилась!". Отметим также, что все сенатус-консульты, т. е. сенатские разъяснения конституции, вплоть до 1804 г. включительно говорили о закреплении основных завоеваний Революции.

Какая же оценка давалась революции в официальных публикациях? Конечно, при Наполеоне на эту тему публиковалось гораздо меныце работ, чем в предыдущие годы. Но было бы неверно, как делал Тарле, отрицать издание их вообще. В годы консульства вышла двухтомная работа об Исполнительной Директории, написанная в основном по официальным документам [89]. И тогда же появилось трехтомное богато иллюстрированное издание "Исторические картины Французской революции", очень большого формата 55 х 35 см [90]. Оно рассказывало о Революции с ее начала - от клятвы в зале для игры в мяч 20 июня 1789 г. и взятия Бастилии до 18 брюмера 1799 г. и даже до конкордата 1801 г. Каждое крупное событие иллюстрировалось отлично выполненными гравюрами известных художников Франции. Но эти три тома были предназначены не только для развлекательного чтения. В них была отражена определенная концепция, заключавшая в себе оценку как самой Революции, так и настоящего положения Франции. В целом революция характеризовалась положительно, осуждался феодальный режим, приветствовалось взятие Бастилии, провозглашение Республики. Высоко оценивалась борьба народа с интервентами, деятельность генерала Бонапарта в Италии и Египте.

Переворот 18 брюмера - это видно из самой структуры работы и ее содержания - рассматривался в духе наполеоновской концепции: как окончание Революции [91]. Однако особенностью этих трех книг было критическое отношение, если не сказать враждебное, к якобинцам и якобинскому террору. Якобинская конституция, хотя и характеризовалась как республиканская, но отмечалось, что она была "использована в целях насилия" [92]. Очень подробно описывался якобинский террор, причем текст сопровождался впечатляющими гравюрами, изображающими муки осужденных. В целом симпатии авторов книги были явно на стороне жертв террора. Перечислим только названия гравюр, чтобы понять общий тон произведения: "Взятие Лиона 9 октября 1793 г.", "Казнь 21 жирондиста-депутата", "Смерть Байи, 12 ноября 1793 г.", "Утопление в Луаре по приказу злодея Каррье", "Кондорсе кончает жизнь самоубийством". Все эти гравюры и сам текст создавали в совокупности жуткое представление об якобинском терроре. Вместе с тем авторы книги с симпатией отзывались о Шарлотте Кордэ, убийце Марата, по их словам, "отважной девушке". Сочувственно характеризовалась ими и Сесилия Рено, пытавшаяся убить М. Робеспьера. Причем текст сопровождался соответствующей гравюрой: "Арест Сесилии Рено у Робеспьера" [93]. Якобинским вождям давалась отрицательная оценка.

События 9 термидора 1794 г. открыли перспективы нормальной жизни: "Когда Робеспьер и его сообщники были казнены, руки палачей остановились; тела казненных были погребены; бастилии закрыты; молнии перестали сверкать над головами граждан; и если еще бушевала вдали гроза, то возникала надежда увидеть вскоре очистившееся от туч небо, более спокойное и ясное" [94].

Сквозь образный стиль повествования легко проглядывается политическая концепция: неприятие якобинцев и якобинского террора, признание в основном того, что было сделано до них и после 9 термидора.

В сущности, это была официальная позиция консульского правительства. В том же духе высказывался Ш. Лакретелль, историк Французской революции. Часть, посвященная Конвенту, появилась примерно тогда же, что и "Исторические картины Французской революции",- в XI г. об апогее Робеспьера: "Он был теперь задавлен высоким предназначением, для выполнения которого у него не хватало сил и талантов. Зажатый опасными врагами, он занимался все дни назначением в революционный трибунал тех, кто должен был назавтра приговорить толпу беззащитных женщин и старцев, не наносивших ему никакой обиды". Лакретелль создал отталкивающий портрет Робеспьера: "Этот человек никогда не имел сердца... обладал расстроенным голосом, похожим на женский, с некоторых пор стал заниматься самыми отвратительными гульбищами... Он был окружен негодяями и совершенно опустившимися женщинами, с которыми находил упоение, и понимал только террор" [95].

Примерно также характеризовали якобинцев и Робеспьера публицисты Нугаре и Шелл [96].

В условиях строгой цензуры подобный взгляд на Французскую революцию вообще и якобинских лидеров, в частности, мог установиться только с разрешения Наполеона. По словам Бурьенна, первый консул старался забыть о своем якобинском прошлом. Он с большим усердием разыскивал сохранившиеся экземпляры "Ужина в Бокере", своего произведения, написанного в якобинском духе в 1793 г., "скупал их по дорогой цене и затем уничтожал" [97].

Такую позицию Наполеона объяснить несложно. В ее основе, конечно, лежало неприятие социально-экономической программы якобинской диктатуры. Но очевидно и не только это. Были еще и другие, более тонкие мотивы. Якобинцы оставили в массе французского населения зловещую память. Понадобились годы и, вероятно, не один десяток лет, чтобы массы правильно поняли их значение. И хотя Наполеон на острове Святой Елены признавал выдающиеся качества Робеспьера, Марата, Дантона, тем не менее затрагивать такую тему в условиях еще только складывавшегося режима было неразумно. В частном разговоре с бывшим якобинцем М.-А. Жюльеном 9 апреля 1800 г. Наполеон высказал любопытный взгляд на деятельность Комитета общественного спасения, который многое проясняет: "У него (Комитета общественного спасения .- Д. Т.-Б.) были широкие планы, он хотел обновить свой век, свою страну, создать новые учреждения, изменить нравы. Но слишком затянул расправы. Он делал казни . публичными, этим убил самого, себя, он возмутил нацию. Не проходит ни одной декады, чтобы я не расстреливал десятки шуанов на западе и в окрестностях Парижа. Но я не заполняю газеты перечислением их имен и описанием их смерти. Наши цели и наши средства расходятся. Общественное мнение требует иного" [98]. Но беседа была сугубо доверительной. И первый консул подчеркнул главное, с его точки зрения: якобинцы "возмутили нацию". А нужно бьцю действовать более осторожно, более гибко.

Вместе с тем Наполеон хорошо знал своих бывших товарищей по 1793 г. Он высоко оценивал их личные качества, . смелость и решительность. Поэтому поддерживать и создавать доброжелательное к ним отношение было опасно. Опасно для самого режима.

Но перенести свое отношение к якобинцам на Революцию в целом он не мог. Завоевания Революции составляли ту основу, на которой был возможен его личный успех и благополучие режима. Он явно хотел заставить реже вспоминать эту эпоху и людей, действовавших тогда. С течением времени, особенно с 1806 г., о Революции в официальной печати говорили все меньше. На первый план выступили уже откровенно монархические лозунги.

И, наконец, первостепенное место в официальной пропаганде занимало прославление "героя". Культ личности Наполеона начал создаваться еще задолго до 18 брюмера, во время итальянского похода. Недостаточно было, резонно отмечал Ж. Тюлар, победить при Монтенотте, Лоди или Кастильоне, нужно было также убедить всех в важности этих побед [99]. В создании культа Наполеона использовались все средства, начиная от прессы и кончая театральными постановками. Даже во время итальянского похода 19 февраля 31 марта 1797 г. в Париже выходила газета "Журнал Бонапарта и добропорядочных людей". Ее первый номер имел такой эпиграф: "Ганнибал спит в Капуе, но деятельный Бонапарт не спит в Мантуе" [100]. Кроме того, две газеты итальянской армии выходили под диктовку Бонапарта [101]. В них генерал Бонапарт изображался выдающимся полководцем, поднявшим меч ради защиты народов и торжества справедливого мира. Таким же он изображал себя в воззваниях, обращенных к итальянскому народу [102]. В Париже 10 февраля 1797 г. была поставлена первая пьеса о Наполеоне "Битва при Ровербелло или Бонапарт в Италии", а 23 февраля вторая - "Взятие Мантуи" [103]. В ноябре 1797 г. появился "Гимн мира", один из первых составленных в честь Бонапарта:

Слава победителю Италии!

Слава герою света!

Он включает в состав своей родины

Сто разных народов [104].

В 1798 г. молодой художник А. Гро создал свой шедевр: "Аркольский мост". Несмотря на сильное нежелание генерала Бонапарта позировать, художник сумел нарисовать картину, полную экспрессии и гаммы чувств [105]. В 1797 г. появились первые брошюры, восхвалявшие храброе поведение командующего армией на мостах Лоди и Арколе [106]. Позже некоторые из них были даже переведены на итальянский язык [107]. Так возникала "легенда".

После 18 брюмера восхваление генерала Бонапарта, ставшего первым консулом, приняло общегосударственные масштабы. Изменилось и содержание статей: теперь его изображали не только военным, но и государственным деятелем, объединителем нации, вождем народа, закончившим революцию ко всеобщему благу. Такая оценка давалась первому консулу во всех официальных изданиях. "Парижская газета" писала: "Первый воин Европы, получивший высшую власть во Франции, является также человеком провидения, которого ожидала страна, истощенная внутренними распрями, порожденными революционными войнами, и находящаяся перед вызовом дворян Европы" [108]. И далее: "Первый консул дал пример жизни трудолюбивой и простой, далекой от удовольствий, и особенно удовольствий аристократических" [109]. В той же газете годом позже можно было прочитать: "Чудесная сила организма первого консула позволяет ему работать по 18 часов вдень. Он может сосредоточивать свое внимание в течение этих 18 часов на одном деле или успешно увязывать его выполнение с 20-ю другими без какой-либо трудности и усталости" [110].

Все успехи страны объяснялись исключительно деятельностью первого консула. Время от времени по всякому поводу ему посылали льстивые адреса законодательные органы. Это рассматривалось официальной пропагандой как голос народа. Тон периодических изданий был сладкий до неприличия. "Первый консул вечером был в Опере, - сообщал "Исторический альманах", - Там играли Гекубу. Он приехал в момент, когда Приам говорит Ахиллу: "Выполните надежду народа". Ахилл в этот момент находился рядом с ложей первого консула, Приам повернулся к ложе. Публика подхватила эти слова восторженно; она попросила их повторить и разразилась продолжительными аплодисментами" [111].

Курьезно, но факт: льстивый тон, свойственный официальной пропаганде, проник даже в полицейские бюллетени, составлявшиеся ежедневно для первого консула. Хотя, казалось бы, именно здесь информация должна была быть предельно объективной. Однако полицейские чиновники, упоминая о различных проявлениях недовольства внутри страны, обязательно делали реверанс в сторону Наполеона [112]

Понимая великую силу искусства. Наполеон пытался использовать его в своих интересах. Это особая тема, которая неплохо исследована в литературе [113]. В 1801 г. появились картины Давида "Бонапарт при переходе через Сен-Бернар" и Прудона "Мир". Примерно тогда же было дано задание Гро изобразить посещение генералом Бонапартом чумного госпиталя в Яффе. С этим заданием он справился к 1804 г. На картине "Чумные в Яффе" был изображен генерал Бонапарт в госпитале среди больных, прикасавшийся к опухоли чумного больного. На самом деле ничего подобного не было, хотя генерал Бонапарт действительно посетил госпиталь. Вместе с ним находился его адъютант Бурьенн, который позже это посещение описал в воспоминаниях. "Утверждаю, сообщал он, - что я не видел, чтобы он прикасался хоть к одному зачумленному. И для чего ему было бы к ним прикасаться? Они находились в последней стадии болезни. Ни один не произносил ни слова. Бонапарт хорошо знал, что он не безопасен от заражения... Он быстро прошел через палаты, слегка стегая по желтым отворотам сапог своим хлыстом, который он держал в руке" [114]. Более того, потом было принято им решение всех больных умертвить, дав им сильнодействующий яд.

Но сюжет картины был Гро подсказан первым консулом. Об этом свидетельствует и первоначальный эскиз картины, где Наполеон изображен несущим чумного больного в своих объятиях. Однако он был отвергнут, как слишком уж неправдодобный. В окончательном варианте генерал Бонапарт являл собой олицетворение лучших человеческих качеств. Но, возможно, здесь был еще один подтекст, на который обратил внимание советский искусствовед А. Д. Чегодаев: то, что генерал Бонапарт, а в 1804 г. уже император Франции, спокойно решался "на такое непостижимое, сверхъестественное, чудесное деяние, говорило наглядно и ясно о его сверхъестественной, чудодейственной силе этого необыкновенного человека" [115]. А вера в эту сверхъестественную силу со стороны французского народа для императора была уже просто необходима.

Затем Гро создал еще более сложную и вместе с тем эффектную по философскому восприятию картину "Наполеон во время битвы при Эйлау" (1808 г.). Наполеон изображен - об этом свидетельствует содержание произведения сторонником мира, вынужденного вести "навязанную ему" войну [116].

В 1808 г. появился официоз империи - картина Давида "Коронация". Лучше всего об этом произведении отозвался один из братьев Гонкуров в дневниковой записи 5 июня 1863 г.:

"Видел картину Давида "Коронация". Нет, никогда самый плохой ярмарочный живописец не писал картины нелепей и глупей. Возвышение в глубине - этот кусок превосходит все, что только можно вообразить. Головы придворных чудовищ.

И перед этой-то картиной Наполеон снял шляпу и сказал: "Давид, приветствую вас!". Эта картина.-отмщение тому режиму. О, только бы она не погибла! Пусть она останется, пусть живет как образец официального искусства Первой империи: ярмарочное полотно - и апофеоз величайшего из балаганных шутов" [117].

Возвышение Наполеона нашло отражение в поэзии, музыке, архитектуре. Первые стихи появились еще в 1797 г.: "Песня об Аркольском мосте" Фр. Понсара и Э. Кине, "Куплеты о возвращении Бонапарта в Париж" А. Дефонтена и Ж. Барре; в следующем году: "Наполеон в Египте" К. Бартелеми и О. Мери; в 1799 г.: "Песнь о сражении" Руже де Лилля, автора "Марсельезы"; после 18 брюмера, в годы консульства: "Маренго" Э. Дебро, "Звезда Почетного легиона" Ж. де Нерваль и т. д. [118]. Официальным поэтом стал А.-В. Арно, автор большого количества стихов, поэм и кантат к императорским праздникам [119].

Многие архитектурные монументы, водруженные в столице, преследовали одну цель: прославление Наполеона и его армии. "Вы признаете только те сооружения, государь, которые посвящены вашей славе и позволяют иностранным подданным восхищаться вашим великолепием", - писал императору В. Денон, ставший хранителем Музея Наполеона [120].

Это любование собой отметил и секретарь Наполеона Бурьенн. Первый консул не позволял, чтобы слава "о нем хоть на секунду умолкала" [121]. С этой целью он распорядился публиковать в "Мониторе" с небольшими перерывами "описание египетского похода". Его не смущало то обстоятельство, что армия в Египте была, по существу, брошена на произвол судьбы и новый командующий Ж.-Б. Клебер оказался неожиданно в крайне тяжелом положении. В "Мониторе", наряду с описанием похода, было опубликовано воззвание первого консула к восточной армии, где были такие слова: "Доверяйте Клеберу так же, как и мне. Он это заслужил". После этих слов, резонно говорит Бурьенн, никому бы не пришло в голову, что Наполеон фактически бежал из Египта и что письмо самого Клебера было полно обвинений в его адрес [122].

Иной раз первый консул вдохновлял близких к нему литераторов на написание политических произведений. Так, 1 ноября 1800 г. в Париже появилась анонимная брошюра "Сравнение между Цезарем, Кромвелем, Монком и Бонапартом", вызвавшая большой общественный резонанс [123]. На первых ее страницах утверждалось, что удивительная судьба Бонапарта "заставляет сравнивать его со всеми выдающимися людьми, которые действовали на мировой сцене". Дальше шли сравнения с Кромвелем, о чем тогда много говорили в обществе. "Он был, - писал автор о Кромвеле, - апостол, вождь и, если хотите, герой гражданской войны" [124]. Но в то же время Кромвель подготовил казнь Карла I, был лицемерен, уничтожал своих противников, в общем он, как считал автор, вполне мог служить моделью Робеспьеру. "Следовательно, английский узурпатор был обычный злодей и далеко не блестящий герой. Это был скорее вождь партии, но не вождь нации. Он имел умную голову, но его душа не была возвышенной" - таков суровый вывод [125].

С Монком Бонапарта тем более не следует сравнивать. Монк перебегал "от партии, к партии, был время от времени сторонником короля, парламента и Кромвеля" [126].

Есть достойный человек, это Цезарь. Но Цезарь и Бонапарт "похожи как герои" и "разные как политики".

"Брут, выступая против Цезаря, защищал социальный порядок против анархии, собственность против аграрного закона, народ против плебса... Напротив, Бонапарт объединил класс собственников... Власть первого консула получила санкцию трех миллионов граждан, лично выразивших свою волю... Цезарь был узурпатор... Бонапарт законный консул". Бонапарт также и выдающийся полководец, и защитник страны, и умиротворитель нации [127].

Общественное мнение Парижа в этом памфлете, столь нескромно и грубо славившем Бонапарта, увидело опасную тенденцию: его стремление к монархической власти. Трудно, конечно, сказать, думал ли первый консул в те дни об императорском троне, но усиления авторитарного начала в государстве он определенно желал. И брошюра была своего рода "пробным камнем" и подготовкой общественного мнения.

Бурьенн в мемуарах рассказывал историю появления этой брошюры. Когда он ее прочитал, то пришел к тому же выводу, что и все: в ней проповедуется наследственная монархия. Вскоре он узнал, что брошюра вышла из недр министерства внутренних дел, которое возглавлял брат Наполеона - Люсьен Бонапарт. А еще через несколько дней у Бурьенна состоялся разговор об этом памфлете с первым консулом. Бонапарт спросил у своего секретаря: читал ли он "это" и что он "об этом думает". Бурьенн ответил откровенно: "Я думаю, генерал, что эта книжка способна произвести величайшее зло в общественном мнении: она кажется мне преждевременной, ибо слишком рано открывает ваши замыслы" [128]. Наполеон взял книгу и бросил ее на пол... А на другой день ближайшие от Парижа префекты прислали по экземпляру первому консулу, и в одном из донесений было сказано, Бурьенн это точно запомнил, что такое сочинение "может обратить против него (первого консула - Д. Т.-Б.) кинжалы новых убийц" [129]. Тогда Наполеон вызвал Ж. Фуше. Разговор состоялся в присутствии Бурьенна:

"- Что это за книжка? Что о ней говорят в Париже? - сердито спрашивал первый консул.

- Генерал,- отвечал министр полиции, - все единогласно считают ее весьма опасной.

- Если так, то зачем вы допустили ее издать? Это непростительно...

- Но, генерал, ваш брат Люсьен взял эту книжку под свое покровительство; она напечатана и издана по его приказанию; одним словом, она вышла из министерства внутренних дел.

- Мне все равно! В таком случае вы, как министр полиции, обязаны были взять Люсьена под стражу и посадить в Тампль. Этот сумасброд не знает, что выдумать для того, чтобы повредить мне" [130].

После этих слов первый консул вышел из кабинета, хлопнув дверью. "Посадить сочинителя в Тампль, - сказал Фуше Бурьенну, - это было бы трудновато". И далее рассказал о том, что ему было известно: "Как только я узнал об этой книжке, тотчас отправился к Люсьену, дабы дать ему почувствовать его неосторожность; тогда вместо ответа он сходил за рукописью, которую мне показал, и что же я увидел? Поправки и отметки, сделанные рукой первого консула" [131].

Таков неожиданный итог этой истории. Подобных примеров вторжения Наполеона в издательскую деятельность можно было бы привести немало. Об этом свидетельствуют и разыскания Тарле о положении печати в ту пору.

Довольно часто первый консул заставлял своих историографов в преувеличенном виде рассказывать о его победах. Так появились работы Д'Астрела, П. Валлонга, затем уже в годы империи - сочинения Траншан де Лаверна о различных сражениях Наполеона [132]. С 25 декабря 1805 г. стали выходить бюллетени Великой армии, они имели распространение не только на территории империи, но и в других странах Европы [133]. Читали бюллетени даже в России [134]. В них всегда в победном тоне рассказывалось о наполеоновских сражениях. По поводу всей этой литературы очень хорошо сказал Бурьенн:

"Желательно, чтобы историк эпохи... не доверял бюллетеням, депешам, нотам, воззваниям, изданным Наполеоном или прошедшим через его руки, и основывался бы на источниках более достоверных. Что касается меня, то я считаю пословицу: "Лжет как бюллетень" столь же справедливой, как и то, что дважды два - четыре. Бюллетени всегда возвещали то, что Бонапарт желал выдать за правду... Официальные известия почти всегда были изменяемы: ложь находилась как в объявлениях о победах, так и в изложении неудач и потерь. История, написанная единственно на основе бюллетеней, переписки и официальных актов того времени, действительно была бы не чем иным, как романом" [135].

Приведем еще одно замечание Бурьенна, заключающее в себе очень верное психологическое наблюдение: "Другая вещь, которой я никак не мог постигнуть, состояла в том, что Бонапарт, при его неоспоримом превосходстве, всегда старался унижать цену воинской славы других: он часто говорил о явных ошибках, но с тем, чтобы приписывать их своим генералам, своим министрам и покрывать тем самым свои собственные промахи" [136].

Сильно укрепляла позиции государства католическая религия. По конкордату епископы должны были приносить присягу в верности первому консулу. И теперь под сводами соборов раздавалась необычная молитва: "Боже, оберегай Республику. Боже, оберегай консулов" [137]. Позже появился императорский катехизис, который Наполеона объявлял представителем Бога на земле и пропагандировал покорность императору. Там, в частности, был такой вопрос: "Что нужно думать о тех, кто забывает свои обязанности перед императором?". Ответ гласил: "Согласно святому апостолу Павлу, они противятся порядку, установленному Богом" [138].

Обратим внимание на еще один аспект наполеоновского культа. Его провозглашение императором было сопровождено оригинальным пропагандистским объяснением: Республика сохраняется, император-республиканец с короной на голове избран народом за исключительные гражданские и военные заслуги. Поэтому, как это ни парадоксально, император приносил клятву верности Республике [139], а на всех декретах вплоть до 28 мая 1807 г. он подписывался как "император в силу конституции и милости Божией". И только начиная с 1 января 1809 г. слова "Французская республика", которые чеканились на одной стороне монет, были заменены словами "Французская империя" [140]. Так еще довольно долго понятие "Республика" сохраняло свое формальное значение.

Эта казуистика носила отнюдь не случайный характер. То был еще один стереотип политического мышления, навязанный французам. По свидетельству г-жи де Ремюза, Наполеон обосновывал его так:

"Теперь Революция закончена, и притом тихо, и я горжусь этим. И знаете ли вы, почему? Она не переместила ничьих интересов, но пробудила многие. Всегда нужно держать ваше тщеславие в напряжении... Что создало Революцию? - Тщеславие. Что завершит ее? - Опять тщеславие. Свобода только предлог. Равенство-вот ваша страсть, и вот народ доволен иметь королем человека, взятого из рядов солдат" [141].

Оставляла ли эта пропаганда следы? Безусловно, несмотря на всю ее наивность. В бюллетенях полиции Фуше рассказывается о таком любопытном факте: один крестьянин, бывший революционер, встретил роялиста; дело происходило после провозглашения империи; между ними состоялся такой диалог:

"- Ну что, - сказал роялист бывшему революционеру, - после 15 лет Революции вы кончили тем, что получили императора.

- Да, - ответил бывший революционер, - зато он из наших, а вы не имеете ни смелости, ни способностей, чтобы возвести на трон кого-либо из ваших" [142].

Как видим, в данном случае бывший революционер почти дословно повторил слова Наполеона, сказанные в присутствии г-жи де Ремюза. Причем подобные высказывания были, вероятно, отнюдь не редкостью.

Массированное и хорошо организованное Наполеоном наступление на общественное сознание имело свои последствия. Под влияние его пропаганды попала прежде всего молодежь, но ей оказались подвержены также и люди разных возрастов и разных социальных слоев. А. де Мюссе, родившийся в 1810 г. и еще успевший хотя бы по рассказам других людей почувствовать эту атмосферу, отмечал: "Один только человек жил тогда в Европе полной жизнью. Остальные стремились наполнить свои легкие тем воздухом, которым дышал он" [143]. Другому французскому писателю А. де Виньи в 1814 г. было 17 лет. По его словам, он принадлежал "к поколению, рожденному вместе с веком", "воспитанному императором на его победных бюллетенях" [144]. Он оставил очень выразительную характеристику идейной обстановки того времени:

"В последние годы Империи я был легкомысленным лицеистом. Война все перевернула в лицее, барабанный бой заглушал для меня голос наставников, а таинственный язык книг казался нам бездушной и нудной болтовней. Логарифмы... были в наших глазах лишь ступенями, ведущими к звезде Почетного легиона, которая нам, детям, представлялась самой прекрасной из всех небесных звезд.

Ни одна рассудительная мысль не могла надолго овладеть нашими умами, взбудораженными непрерывным громом пушечной пальбы и гулом колоколов, которые отзванивали Те Деум. Стоило одному из наших братьев, недавно выпущенному из лицея, появиться среди нас в гусарском доломане и с рукой на перевязи, как мы тотчас же стыдились наших книг и швыряли их в лицо учителям. Да и сами учителя без устали читали нам бюллетени Великой армии и наши возгласы "Да здравствует Император!" прерывали толкование текстов Тацита и Платона. Наши наставники походили на герольдов, наши классы - на казармы; наши рекреации напоминали маневры, а экзамены - войсковые смотры. И вот с той поры во мне вспыхнула особенно яркая, поистине необузданная любовь к военной славе... таким жгучим оказался след в наших сердцах, раненных Римским Орлом... Я шел по стопам поколения эпохи Империи" [145].

Эта атмосфера оказывала прямо-таки гипнотическое влияние. Альфред де Виньи не отступил от исторической правды, заставив своего героя, капитана Рено, произнести такой монолог:

"Если бы я вообще мог приглядываться в ту пору к чему бы то ни было! Но глаза мои видели, а уши слышали лишь то, что совершал Император: для меня существовал только голос Императора, жесты Императора, шаги Императора. При его приближении я пьянел, его присутствие меня гипнотизировало. Честь состоять при этом человеке казалась мне превыше всего на свете, и никогда ни один любовник не ощущал обаяния своей возлюбленной с большим пылом и большим изнеможением по сравнению с тем, что каждодневно испытывал я, взирая на своего кумира" [146].

Надо учитывать, что Альфред де Виньи в целом был довольно враждебен к Наполеону, но и к Бурбонам симпатий не питал. Аналогичные характеристики оставили и другие писатели, например, Сент-Бев и Бальзак.

Основные идеи наполеоновской легенды были высказаны официальной пропагандой в эпоху консульства и империи. Позднее на острове Святой Елены они были Наполеоном развиты, еще более обоснованы, дополнены, кое-где уточнены. В конечном итоге они превратились в стереотипы мышления не только многих французов, но и многих европейцев и даже пережили своего создателя.

Хотелось бы в заключение подчеркнуть еще одну мысль. Далеко не всегда наполеоновская пропаганда представляла из себя пустые лозунги, не имевшие никакой связи с действительностью. Если бы это было только так, то эти идеи скоро обесценили себя и их влияние оказалось бы кратковременным. Но этого, как известно, не случилось, потому что бонапартистская пропаганда, в целом соответствовала очень продуманной и гибкой социально-экономической политике, которая действительно отвечала интересам различных слоев населения. Нужно также отметить, что в сравнении с тиранами XX в. Наполеон почти не прибегал к массовому террору, за исключением районов, охваченных гражданской войной, как, например, Вандея. Хотя, разумеется, конституционные положения часто нарушались. В целом, наполеоновская легенда" представляла, как тонко подметил А. Собуль, своеобразное толкование реальных событий, но редко - фальсификацию их, "легенда" приписывала герою мотивы и цели, которых на самом деле у него, возможно, не было [147].


home | my bookshelf | | Лошадь, которую я пытался обуздать |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу