Book: Благородная разбойница



Благородная разбойница

Синнамон Берк

Благородная разбойница

Пролог

13 декабря 2259 г.

Дрю Джордан стоял под холодным моросящим дождем и молча смотрел, как тонкая пелена тумана плывет сквозь кедровый лес и стелется по берегу залива Подковы. Туман струился сквозь темно-зеленые ветви, вился, пенился, как вино, дразня живыми и незабываемыми воспоминаниями юности. Дрю родился и вырос в Ванкувере и страстно любил дождь и море; подобную страсть ему не внушала ни одна женщина Он промок до костей, но на душе его было такое спокойствие и умиротворение, которого он не чувствовал больше нигде, ни в одном другом месте на Земле.

После того как жестокие землетрясения XXI века опустошили Калифорнию, Ванкувер превратился в главный порт тихоокеанского побережья. Вскоре Британская Колумбия последовала примеру Квебека и откололась от Канады, но не стала независимым государством, а вошла в состав Соединенных Штатов. Узы, связывающие Дрю с этим прекрасным краем, были гораздо крепче простого чувства патриотизма: в нем текла кровь индейцев хейда. Среди широких лесов Северо-западного побережья ему слышались голоса духов, населяющих эти места, и они эхом откликались в его душе.

Дед Дрю был потомком вождей этого племени. Дрю помнил длинные дождливые дни, наполненные его волшебными рассказами, и стоило на мгновение закрыть глаза, как ему казалось, что он слышит его старческий голос. Дрю любил сказку о Вороне, который остался один после великого наводнения. О том, как однажды на берегу он нашел людей — испуганных существ, укрывшихся внутри огромной раковины, — и выманил их поиграть с ним. Как он сейчас завидовал этим первым людям, их чувству восторга и удивления, когда они открывали для себя новый мир, ибо к своим тридцати шести годам он пережил так много приключений, что уже разучился находить в мире что-то интересное и необычайное.

Рядом с Дрю, едва доставая ему до плеча, стоял, недовольно хмурясь, Шеф. Он не находил ничего привлекательного в этой ужасной погоде и потому, нетерпеливо поглядывая на Дрю, наконец язвительно заговорил:

— На базу ты уже опоздал, теперь им по неизвестной причине придется задерживать шаттл. Если тебе все равно, что думаю я, может быть, ты хотя бы примешь во внимание остальных?

Дрю обернулся и с высоты своих шести футов четырех дюймов взглянул на своего маленького начальника:

— Я не был здесь месяцы, может быть, даже годы. Что случится из-за каких-то нескольких минут?

Шеф поднял голову, негодуя, взглянул на небо и тут же был награжден каплей дождя, которая попала ему в глаз. Он фыркнул и закашлялся.

— Операция спланирована до последней минуты. Ты должен быть на аванпосте Спайдера Даймонда до того, как туда приедет Ейл Линкольн и затеет ссору. Иначе внедриться тебе не удастся.

Ничуть не смутившись этой перспективой, Дрю все-таки принял во внимание предостережение Шефа:

— Ейл слишком умный человек, чтобы начать дело без меня.

— Очень может быть, но теперь он уже в пути, и мы не можем отдать ему другой приказ: наше сообщение Спайдер обязательно перехватит и расшифрует. А это подвергнет опасности и твою жизнь, и жизнь Ейла. Может быть, я должен напомнить тебе, что ты добровольно взялся за это задание? Спайдер поставляет оружие колониям, которые были объявлены мирными поселениями во Вселенной. Достаточно одному каком-нибудь фанатику начать захватывать территории силой, как вся идея мирного развития новых пространств рухнет. Война — это чума, и гораздо более заразная, чем любая болезнь. И до тех пор, пока Спайдер поддерживает торговлю оружием, это просто вопрос времени: какой-нибудь колониальный начальник однажды совершит ошибку и воспользуется этим оружием, последствия же могут быть непредсказуемыми. Спайдера надо остановить сейчас же, Дрю, и я уверен, что ты можешь это сделать. Так что давай выбираться из-под этого отвратительного дождя и займемся делом.

— Речь впечатляющая Вы упустили свое призвание, Шеф: вам надо было стать политиком или проповедником.

Шефа уязвил сарказм его подопечного. Он повернулся и, осторожно переступая через лужи, зашагал по песку к роскошной машине на воздушной подушке, ожидавшей на берегу. Увенчанная двойным треугольником Аладо и эмблемой в виде молнии, она служила Шефу личным транспортом в тех редких случаях, когда он изволил покидать зеркальные стены штаб-квартиры корпорации в пригороде Ванкувера. Для случайного наблюдателя внушительное здание офиса казалось центром, откуда направлялись бесчисленные операции Аладо, однако оно также служило крышей и для отлично подготовленного разведывательного подразделения фирмы — и это было секретом, известным только высшим чинам и совету директоров.

Для всех других, работающих в этом здании, Шеф был просто руководителем закрытой исследовательской группы, ежегодные отчеты которой были так скучны, что никто ими не интересовался, и это давало разведке возможность Спокойно заниматься своим делом. Агент высшего класса, обладающий незаурядными способностями, Шеф тщательно лелеял свою анонимность и находил в ней особую прелесть. Однако в случаях, когда один из его оперативников проявлял слишком большую независимость, грозившую интересам дела, это ему основательно досаждало. Тут был именно такой случай. Забравшись в салон, он встряхнул свое тяжелое черное пальто, отбросил запачканную шляпу и уселся, потягивая из чашки обжигающий горячий шоколад в ожидании Дрю. Медитацию как способ расслабления Шеф часто рекомендовал своим подопечным, но сам к ней никогда не прибегал, поэтому, когда Дрю наконец появился, он был уже весьма далек от спокойного расположения духа.

Он подождал, пока Дрю сбросит свое мокрое пальто Я стряхнет дождь с густых черных волос. Затем протянул ему кружку с горячим шоколадом и конверт с фотографиями.

— Спайдер Даймонд — человек, не бросающийся В глаза, но его легко узнать. В его роду были викинги, как и у Стокса, его помощника, и у Вика. Этот последний просто наслаждается всякими отвратительными поручениями: чем отвратительнее, тем лучше. Азиатская женщина — это Летняя Луна, любовница Спайдера, а другая — его дочь, Айвори. С ней будь осторожен. Спайдер воспитывал ее как сына, и она, без сомнения, беспощаднее, чем он сам. Гнусная шайка пиратов — вот кто они такие, и если тебе удастся заполучить достаточно информации, чтобы положить конец их деятельности, то они проведут остаток своей жизни, вполне заслуженно прозябая в самой строгой тюрьме.

Дрю хотелось выпить чего-нибудь покрепче какао, но Шеф ничего такого не пил и не позволял своим агентам. Зимой он настоятельно предлагал всем горячий шоколад, летом — изысканные чаи из трав. Ходили слухи, что у него есть жена, но ни Дрю, ни кто-либо еще никогда ее не видел. Дрю не мог отделаться от навязчивой картины: Шеф со своей женой, в пылу дикой страсти намазывающие Друг друга взбитыми сливками, теми самыми, которые он любит добавлять в свое какао.

Стараясь отделаться от этого неуместного образа, Дрю поставил свой шоколад на низкий столик, разделяющий их удобные мягкие кресла.

— Я полагаю, вы не забыли, что они должны сделать ход первыми?

— Конечно, не забыл. Нам нужны доказательства для суда, поэтому мы и посылаем тебя. Иначе мы ограничились бы обычными наемниками. Аладо не остановится и перед убийством, не важно, есть у нас для этого основания или нет.

Дрю открыл конверт и принялся перебирать фотографии. Их делал скрытой камерой один из сотрудников Шефа на «Алмазной шахте», аванпосте Спайдера на границе. Фотографии были отличного качества, но ракурс был выбран крайне неудачно. Спайдер стоял в самом углу и смотрел куда-то вниз, и Дрю мало что мог разглядеть, кроме небритого подбородка и густых светлых прядей.

— Кто это снимал? — спросил он.

— Нельсон, такой невысокий крепкий парень, он пробрался туда с одной из банд коркеров. Он из тех, кто умеет оставаться почти незаметным: есть такой тип людей, которые могут появиться и исчезнуть, не привлекая ничьего внимания, куда бы их ни послали. Ценное качество, тебе тоже хорошо бы воспитать его в себе.

Дрю усмехнулся на такой нелепый совет.

— Вы же мне платите не за то, чтобы я был незаметным, а за то, чтобы вступить в поединок с главой галактической преступности и при этом выжить.

Шеф ответил легким кивком.

— Тем не менее и Нельсон человек на своем месте незаменимый Ты, между прочим, вряд ли смог бы пробраться на аванпост к Спайдеру под видом коркера, как это сделал он.

— Даже не стал бы пробовать.

Коркеры были молодежными бандами. Ради развлечения они уводили частные корабли и нагоняли страх на их владельцев. Они совершали на суднах увеселительные поездки, но, в общем, были скорее мелкими хулиганами, потому что быстро отпускали своих пленников и убирались восвояси. Более опасными были злобные и честолюбивые пираты: они захватывали звездные корабли, а владельцев и экипаж обращали в рабство. Задание Дрю как раз и состояло в том, чтобы пресечь их деятельность, и как у знаменитых некогда канадских скалолазов, в деле у него всегда был напарник или (как это иногда случалось) напарница.

Вторая фотография изображала Стокса. Его длинные светлые волосы были аккуратно зачесаны назад, подбородок гладко выбрит. Нельсон снял его в разгар оживленного спора: рот открыт, мышцы на шее напряжены. На следующей был Вик. Годы участия в жестоких разборках наложили отпечаток на его внешность; когда-то красивые черты огрубели и стали жестче. Дрю взял четвертую фотографию и увидел на ней Летнюю Луну — очаровательную женщину с длинными черными волосами, заплетенными в косу. Он подумал: какая жалость, что ее привлекают такие мужчины, как Спайдер.

Последняя фотография на фоне пиратской шайки смотрелась поразительно. Айвори Даймонд оказалась стройной синеглазой красавицей с гривой необузданных золотистых волос. Нельсону удалось заснять ее в момент плавного, как будто текучего движения, но Дрю поразила даже не столько ее необычайная грация, сколько смертоносный лазерный пистолет в ее левой руке. Это была уменьшенная копия «астральной пушки». Изображения экспериментальной модели Дрю видел на бумаге, но ему никогда не приходилось из нее стрелять.

— Откуда у Спайдера «пушка»? Я даже не знал, что их уже производят.

— А их и не производят.

— Тогда что же у нее в руках?

— Это действительно «астральная пушка», но такую Спайдер выпускает сам. Мы обнаружили утечку информации в отделе вооружений и перекрыли ее, но вполне мажет быть, что это не единственная модель, которую Спайдеру удалось достать. Вот почему мы так торопимся с операцией. Вооруженные колонисты опасны, но, если они вооружены «астральными пушками» и Бог знает чем еще, они могут стать совершенно неуязвимыми. Как ты знаешь, такое оружие разрабатывалось с единственной целью: на случай нападения на Землю кровожадных пришельцев. Пока их существование не обнаружено и угрозы нападения нет, «пушка» хранилась бы на складе и ни разу не выстрелила. Во всяком случае, таково было намерение Аладо. Но у Спайдера, очевидно, совсем другие намерения.

Дрю поглядел внимательно на чистые голубые глаза Айвори, обрамленные густыми темными ресницами. Она была замечательно красива, даже для тех времен, когда пластическая хирургия стала обычным явлением. Даже статичная фотография дала возможность оценить ее грацию. Она скорее могла бы быть талантливой танцовщицей, чем дочерью пирата, однако Шеф утверждал, что она еще опаснее, чем ее отец. Ее фотография была лучшей из всех, и Дрю легко представил себе, как Нельсон похотливо разглядывает ее, потягивая «вулкан» — дымящееся варево, запрещенное в колониях, но любимое всеми не признающими закона бродягами, которыми полны приграничные аванпосты.

Мысли Дрю свободно блуждали в пространстве, и, увлекаемый живым воображением, он позволил ему перенести себя туда, где была сделана фотография, которую он держал в руках. Он услышал неистовый звон игровых автоматов вдоль стен переполненного народом бара. Пар от десятка запрещенных смесей щипал глаза, смешиваясь с едким запахом жира и пота. Айвори больше не смотрела в скрытую камеру, она стояла прямо перед ним. Она могла бы быть и шести футов ростом, но, чтобы встретиться с ним взглядом, ей приходилось смотреть немного вверх. На подбородке у нее была небольшая ямочка. Не в силах справиться с внезапным порывом, он протянул руку и приблизил ее лицо к своему. Он даже не представился ей, а просто поцеловал ее долгим поцелуем, медленно и настойчиво, не отрываясь, пока не почувствовал полного удовлетворения — и она поняла, что он хочет от нее гораздо большего, чем этот опаляющий душу поцелуй.

Потом он улыбнулся ей самоуверенной и озорной улыбкой, но она внезапно замерла на его губах, когда девушка направила свое оружие ему в грудь. Он поднял руку, но не успел произнести ни слова в свое оправдание: она выстрелила, и он почувствовал, как его грудь разрывается на части, кровавые клочья брызжут вокруг и прямо на нее, но в ее вызывающем взгляде не было ни тени сочувствия.

От рождения Дрю была присуща способность переживать будущие события в своем воображении прежде, чем они случатся наяву. Часто именно этой способности он был обязан своими успехами. Его яркие фантазии обычно нравились ему, но умирать, даже мысленно…

Он вздрогнул и тихо выругался.

— Согласен, — сказал Шеф. — Они достаточно отвратительные типы, но ты успешно справлялся и с худшими. Ты представишься как Чейз Данкан, пилот торгового флота. Из-за перевозки контрабанды ты потерял и лицензию, и свое честное имя.

Шеф протянул ему мелко набранную инструкцию:

— Заучи эту информацию и уничтожь. Если у Спайдера возникнет желание получить доступ к компьютерным досье Аладо, он найдет там уже готовую документацию о Чейзе Данкане и о его темном прошлом. Тебе пришлось покинуть Землю, чтобы избежать судебного преследования, и ты не можешь появляться ни в одной из наших колонии под страхом ареста.

— История правдоподобная, хотя не слишком оригинальная.

— Будь она более оригинальной, другие бы тоже должны были о ней слышать. Но ты можешь не беспокоиться, что встретишь кого-то, кто знал бы Чейза. Он одно из моих собственных творений, так что нет никого, кто бы мог опровергнуть твою легенду. При условии, конечно, что ты будешь придерживаться фактов, изложенных в досье. Не придумывай ничего лишнего, это только вызовет подозрения у Спайдера.

— Правила ясны.

Дрю был опытным агентом; во время заданий ему уже приходилось играть примерно дюжину разных ролей, и он был хорошо знаком с методами Шефа. Многим из них не хватало фантазии, но они были эффективны, и с этим он не мог поспорить.

Очень внимательный ко всему, что касалось его внешности и удобства, Шеф неуютно поежился в своем отсыревшем костюме. Его лицо с острыми, словно крысиными чертами, приобрело синеватый оттенок: он все еще никак не мог согреться, хотя в салоне было тепло.

— Даймонд может попросить тебя доказать твою преданность ему каким-нибудь вызывающим поступком. Такое случалось с тобой и раньше, во время прошлых твоих операций. Ты можешь сделать все, о чем он тебя попросит, что бы это ни было. Как обычно, ты будешь полностью свободен от наказания, если, конечно, операция закончится арестом Спайдера.

Дрю перетасовал фотографии, на этот раз поместив Айвори сверху. Шеф уже предупредил относительно нее, но теперь Дрю думал, что она может оказаться еще опаснее, чем полагал его начальник. Красота и зло — гремучая смесь, и он понимал, что сегодняшнее задание может оказаться самым трудным из всех, которые он выполнял. Он надеялся только, что оно не окажется последним.

— Если что-нибудь случится, пошлите страховку моим родителям.

— У тебя все еще нет женщины?

Дрю засмеялся, впервые за этот день:

— У меня полно женщин, но ни одной из них я не хотел бы делать такой подарок.

Шеф поднял свою кружку.

— За успех твоего задания, — сказал он. — И за Чейза Данкана.

Дрю был рад выпить за это. Ему только хотелось, чтобы это было что-нибудь более существенное.



ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1

На Айвори Даймонд было серебристое платье с разрезами по бокам, высоко открывающими ее ноги в блестящих чулках — как ей казалось, больше, чем нужно, но она не хотела обидеть отца и не сказала ему об этом. Каждый раз, когда он возвращался из поездки с дорогим подарком, она неизменно горячо благодарила его и надевала подарок раз или два, прежде чем забросить куда-нибудь в глубь гардероба, Она присела на кровать, чтобы натянуть мягкие серебристые туфли, затем встала и подошла к зеркалу. Несколькими медленными движениями она расчесала волосы, потом выпрямилась, тряхнула головой, и ее светлые с медовым отливом локоны рассыпались по плечам, Беглого взгляда в зеркало было достаточно, чтобы удовлетворенно отметить, что сегодня она выглядела так же элегантно, как и во все предыдущие вечера. Но внутри, в душе ее не было и следа той сияющей безмятежности, которую она увидела в своем отражении.

Айвори нетерпеливо перебирала украшения и наконец после долгого поиска среди бесценных камней выбрала пару сверкающих бриллиантовых серег в виде звезд. Пожелав себе, чтобы и ее перспективы оказались такими же сияющими, она вышла из своей комнаты и направилась в бар, где ее не ждало ничего интересного, разве что сдать карты в нескольких играх с высокими ставкам.

Аванпост Спайдера, который он, не встретив никакого сопротивления, захватил двадцать лет назад, находился на одном из астероидов и состоял из семи смежных ярусов. Верх занимали жилые помещения. Четыре яруса под ними приносили изрядный доход, это было убежище для всякого рода преступников и неблагонадежных лиц со всей Галактики, они назывались «Алмазной шахтой». По привычке Айвори спустилась вниз только на три этажа и вышла на охранный ярус, где из особой смотровой кабины она любила наблюдать за толпой в баре этажом ниже. Кроме помещений и мастерских для космических кораблей, аванпост ее отца был оснащен всем, что только могло себе представить порочное воображение ее обитателей. Рассматривая новоприбывших, она каждый раз с удивлением думала о том, что за их внешностью могут скрываться какие угодно пристрастия. Обычная ее работа в казино состояла в том, чтобы подогревать страсть игроков, провоцируя их на рискованную игру. Впрочем, это было совсем не трудно: азарт и любовь к рискованным ставкам были у них в крови. Но сегодня, как и вообще в последнее время, она немного задержалась, чтобы посмотреть, не появилось ли нечто новое, достойное ее внимания.

В середине недели здесь бывали обычные посетители, да еще она заметила одно случайное лицо, которое она смутно помнила по предыдущему визиту. Не принимая всех их в расчет, она продолжала всматриваться в толпу, и наконец ее взгляд остановился на широкоплечем мужчине, сидящем возле стойки. Его черные густые волосы свободно лежали на воротнике серой пилотской куртки. Он потягивал «вулкан», слегка наклонив голову, так что в темном зеркале за стойкой Айвори не могла разглядеть его лица. Это не смутило девушку: справа от нее была винтовая лестница, и она вела к скрытому проходу позади стойки.

Не касаясь перил, легкой танцующей походкой Айвори спустилась вниз и, подойдя к зеркальному стеклу, принялась разглядывать темноволосого незнакомца. Его лицо оказалось еще более привлекательным, чем она ожидала. Она обязательно бы запомнила его, встречайся они раньше, и теперь она гадала, кем бы он мог быть. Тот факт, что он прибыл на «Алмазную шахту», означал, что у него есть дела на границе. Возможно, они не были законными, но это ее не огорчало: она вообще никогда не встречала людей, которые зарабатывали бы себе на жизнь честным трудом.

Ей нравилось то, как он смотрит. У него были чудесные глаза, темно-карие, затененные густыми ресницами, и выразительные брови. Он не был похож на завсегдатаев бара, с их плоскими носами, разбитыми в бесчисленных драках. Когда он повернулся и взглянул через плечо, она увидела, какой у него красивый профиль — как на старинных золотых монетах. Его иссиня-черные волосы казались шелковистыми, и ей вдруг так захотелось запустить в них свои пальцы, что пришлось крепко сжать кулаки.

Она продолжала его разглядывать, ожидая, когда он заговорит. Он обменялся с барменом какой-то шуткой, и ей приятно было увидеть, какая у него ослепительная улыбка.

— Что это ты здесь делаешь? — спросил Стокс, неожиданно появляясь рядом с ней. — Ты вроде бы должна быть за своим столом?

Он прислонился к стене и скрестил руки на груди. Его губы кривились в насмешливую улыбку, придавая лицу хищное выражение, впрочем, обычное для его физиономии. Айвори не слышала, как он подошел к ней. Она пожала плечами: ей не хотелось признавать, что кто-то из посетителей ей понравился. Стремясь отделаться от Стокса, она отступила в сторону.

— Зачем спешить? Торопиться некуда. Я просто наблюдаю за толпой.

Стокс с любопытством окинул взглядом бар и, заметив Чейза, сразу догадался, за кем наблюдала Айвори. Он считал ее своей девушкой, хотя ему все еще не удавалось окончательно убедить ее в этом, и он выпрямился с растущим чувством ревности.

— Тот человек с краю, его поймали на перевозке контрабанды, он возил ее во время рейсовых полетов на корпорацию Аладо. Он не из тех, с которыми ты захотела бы общаться.

— Какая контрабанда? Наркотики?

— Откуда я знаю. Он был достаточно глуп, чтобы позволить себя поймать — все остальное не важно.

Стокс понизил голос до шепота, который он считал соблазнительным:

— Я бы гораздо охотнее поговорил о тебе. Это платье сидит на тебе как влитое, прямо как змеиная кожа. Не хочешь потереться об меня, чтобы ее сбросить?

Стокс никогда не упускал случая шепнуть ей какое-нибудь тошнотворное предложение, которое он ошибочно принимал за обольщение. Сейчас он вызвал у нее такое же отвращение, как обычно.

— Может быть, попробуешь свои комплименты на какой-нибудь из девочек Летней Луны? Мы им платим за то, чтобы они были посговорчивее.

Айвори подумала, что, если Стокс в ближайшее же время не изберет себе другой объект для ухаживания, ей придется пожаловаться отцу. Эта мысль обнадежила ее, и, поспешив прочь, она даже не удостоила его прощальным взглядом.

Входя в «Алмазную шахту», Чейз настраивал себя соответствующим образом. Однако здесь, в месте, где собиралось отребье со всей Галактики, не оказалось ничего из того, что он ожидал увидеть: не было ни слепящих огней, ни кричащей, безвкусной отделки, ни обнаженных женщин, танцующих на столах, ни пьяных музыкантов, играющих громко и не в лад. Здесь не было слышно хриплого хохота, и никто не выкрикивал грубых оскорблений. Это был оазис изящества и умиротворенности, изысканный, наполненный мягким звуком играющей арфы.

Стены и вся обстановка были выдержаны в глубоких синих тонах; пол выложен блестящей мраморной плиткой, синей с черным. Свет исходил из маленьких мерцающих ламп, спрятанных в углублениях темно-синего потолка. Все это было очень эффектно и неожиданно, и, подобно другим посетителям, Чейз почувствовал себя так, как будто он перенесся в теплую летнюю ночь на Земле. Ему пришлось напомнить себе, что он приехал сюда не отдыхать и что его цель здесь — уничтожить преступную империю Спайдера Даймонда.

Он присел у стойки и отметил про себя, что темное зеркало позади нее может скрыть кого-то, кто пожелает наблюдать за происходящим, оставаясь незамеченным. Чейз пробыл здесь около часа, прежде чем у него появилось неприятное ощущение, что за ним следят. Он запарковал свой корабль в доке, внес плату за две ночи, и никто не обращал на него ни малейшего внимания, а вот теперь его заметили, Чейз надеялся, что это был сам Даймонд. С годами он научился доверять своим инстинктам и, не желая облегчать задачу невидимому наблюдателю, решил двинуться с места.

Чейз допил свой «вулкан» — отвратительное пойло, по его мнению, но оно подходило к имиджу бесшабашного парня, который он должен был поддерживать, запустил пустой стакан по эбонитовой стойке, дал щедрые чаевые бармену и отправился осматривать помещения. Он быстро обнаружил, что в баре есть несколько смежных комнат, в которых предлагались различные развлечения — от карточных игр до женщин. Чейз не интересовался женщинами, которые явно занимались тут известным бизнесом, поэтому решил осмотреть все остальное.

Соседняя комната была выдержана в серо-голубых тонах с красными вкраплениями. В ней находились автоматы, где посетитель за умеренную плату мог выбрать на своем терминале какую-нибудь игровую программу. Он выбрал «Банши квест» — игру, основанную на бое между двумя военными космическими кораблями. Играл он умело и удачно и скоро привлек к себе внимание коркеров, которые встречали каждую его победу восторженными возгласами.

Он кивал и улыбался, как будто действительно хотел произвести на них впечатление Коркеры щеголяли всевозможными диковинными прическами, так что иногда была трудно отличить парней от девиц. Все они одевались в черную кожу, и с их ремней вызывающе свисали связки ключей самых причудливых форм. Такими ключами заводились маленькие космические корабли, размером чуть ли не с мотоцикл; эти блестящие металлические штуки постоянно задевали друг друга, издавая пронзительный звук какого-то дьявольского камертона. Чейзу мешал этот разноголосый звон, не дающий сосредоточиться, и он быстро потерял интерес к игре и уступил место другому игроку.

В третьей комнате располагалось казино, и она, как и первая, была в темно-синих тонах. Здесь посетители были старше, чем в комнате с автоматами. Чейз подумал, что Спайдер может оказаться где-то среди них, и принялся прогуливаться вдоль столов. Он узнал только некоторые игры, в иные из них любили играть только здесь, на границе, и по горам фишек на столах было ясно, что здесь можно все выиграть и все проиграть за одну-единственную ночь.

Он обошел полкомнаты, прежде чем заметил Айвори Даймонд, сидящую за столом футах в двадцати от него, и почувствовал, как ему трудно притворяться, будто он видит ее впервые. Она тасовала колоду карт с небрежной легкостью опытного игрока. За ее столом сидели трое мужчин. Не задумываясь о том, в какую игру они могут играть, Чейз быстро пересек комнату и присоединился к ним. Айвори посмотрела на него, и ему внезапно показалось, что он уже давно с ней знаком, однако он подумал, что, может, это просто потому, что он видел ее фотографию.

— Если вы начинаете новую партию, раздайте и на меня, — попросил он.

Сквозь затемненное стекло Айвори не могла оценить золотистого оттенка его смуглой кожи, а когда он улыбнулся ей, ее ослепила белизна его зубов, У него был глубокий звучный голос, как у актера, и ей захотелось, чтобы он продолжал говорить. Но она одернула себя: какого разговора можно было ожидать, разве что нескольких слов, сказанных во время игры. Она подумала, что он привлекательнее других красивых мужчин, которых она видела, но они приезжали и уезжали отсюда так часто, что ей тут же пришлось задуматься, а задержится ли он здесь достаточно долго, чтобы завязать какое-либо знакомство.

— Мы играем в покер по местным правилам. — Она пододвинула ему аккуратно отпечатанный список. — Большинство предпочитают сначала посмотреть пару конов, прежде чем присоединяться к игре.

Чейз прочел причудливый набор их правил; они привели его в некоторое замешательство, но он покачал головой;

— Нет, раздавайте сразу.

Стол был покрыт темно-синим полотном; карты того же Оттенка совершенно сливались бы с ним, если б не были украшены как бы блестящей россыпью падающих звезд. Чейз взял свои карты и сел, обдумывая первый ход. Мужчины, сидящие рядом, быстро назвали свои ставки я выжидательно посмотрели на него, чтобы он сделал свою. Один из них был коркер, едва ли старше двадцати лет, Двум другим было за тридцать. Бритые головы и маленькие, как бусины, глаза делали их похожими на недоделанных андроидов, но Чейз и не ожидал встретить здесь лучших представителей человечества.

Поскольку предполагалось, что он занимался контрабандой, ему дали достаточно денег, чтобы он мог играть в течение нескольких дней, — достаточно даже при постоянном проигрыше. Однако он выиграл первый кон и был удивлен этим даже больше своих партнеров. На втором кону он проиграл то, что выиграл на первом, но третий и четвертый тоже закончились для него удачно. Так продолжалось, пока Айвори не начала тасовать карты для пятого кона. Чейз вдруг заметил, что она подтасовывает колоду. Его не особенно это возмутило, и, кроме того, говорить об этом было не в его интересах. Он притворялся, что ничего не замечает, пока вдруг один из его бритоголовых партнеров, тот, что пошире в плечах, не вскочил на ноги:

— Спайдер и так достаточно богат, чтобы еще его крупье меня дурачили! Гони обратно то, что я проиграл, а не то будешь делить со мной постель, пока не возместишь мне проигрыш!

Ейл Линкольн должен был приехать на днях, но зачем было ждать запланированной сцены, когда можно было воспользоваться моментом.

— Заткнись и сядь, — сказал ему Чейз. — Никто тебя не дурачит.

— Ты что же, хочешь сказать, что я вру? — взревел бритый.

Чейз бросил карты и подчеркнуто неторопливо встал.

— Нет. Я утверждаю, что ты дурак и урод.

Ярость вспыхнула в маленьких глазах воинственного игрока и, наклонив голову, как таран, он бросился на Чейза. Тот в последний момент подался в сторону, и со всего размаху бритый задира врезался в какого-то коркера, в неудачный момент проходившего мимо. Оба со стуком рухнули на пол. Стоило одному приподняться, как более ловкий коркер врезал ему кулаком по носу. Со всех сторон толпа возмущенных коркеров сбежалась на помощь своему дружку, столько же здоровенных пиратов встало на защиту бритого. Драка началась всерьез. Мало интересуясь ее исходом, Чейз обогнул стол, взял Айвори за руку и потянул за собой.

— Покажи мне, как отсюда выйти, — прокричал он сквозь шум потасовки.

Айвори видела в своей жизни слишком много драк, чтобы интересоваться, кто победит в этой. Она вывела Чейза из казино наружу, и они оказались на обзорной площадке. Здесь, на фоне мерцающих звезд, она прислонилась спиной к перилам и глубоко вздохнула.

— Я могу сама позаботиться о себе, — сказала она. — Я не нуждаюсь в том, чтобы меня спасали всякие благонамеренные незнакомцы.

Чейз, который успел сгрести со стола свой выигрыш, теперь засовывал фишки в карман куртки.

— Трудно поверить, но ты одна из самых небрежных крупье, которых я только видел. Ты ужасно привлекательная, но это ведь не значит, что все мужчины будут смотреть только на тебя и не заметят, как ты нарушаешь правила.

Оскорбленная, Айвори повернулась к нему спиной. Она была разочарована: он оказался таким же несносным, как и все остальные мужчины, которых она знала. Даже еще отвратительнее: ведь вначале он показался ей лучше других. «Мужчины все одинаковы, — подумала она с грустью. — Ни в одном из них нет ничего хорошего».

— Зачем же ты назвал Уэйна дураком, если ты думаешь, что он прав?

— Уэйн? «Слизняк» ему бы подошло больше. Давай просто считать, что мне нравится выручать женщин из не приятностей, даже если у них не хватает хороших манер, чтобы сказать спасибо.

Айвори с негодованием посмотрела на него:

— Если бы Уэйн только прикоснулся ко мне, он был бы мертв еще прежде, чем понял, что он сделал.

Чейз оперся о перила и скрестил руки на груди:

— Что ж, ты небрежный крупье, но достаточно самоуверенная. Если бы ты как следует набила руку или, наоборот, стала бы вести дела честно, то тебе бы не понадобилась никакая защита. Вряд ли кто-то действительно верит, что в «Алмазной шахте» играют честно, но, когда их дурачат так беззастенчиво, как это делаешь ты, они имеют полное право вести себя несдержанно.

— Я бы посоветовала тебе быть поосторожнее, — ответила Айвори резко. — А не то тебе могут предоставить замечательную возможность быть похороненным в космосе.

Фотография Айвори не могла полностью передать ее такой, какой она была на самом деле. Когда она выходила из себя, сквозь ее светлую кожу проступал очаровательный румянец. То, что дочь пирата может краснеть, пусть даже от гнева, было для Чейза сюрпризом.

— Я пилот, так что похороны в космосе — это мне вполне подходит. Но я надеюсь, что ты хотя бы исполнишь мое последнее желание.

— Даже не рассчитывай на это.

Решив играть свою роль до конца, Чейз шагнул к ней, положил руки ей на плечи и повернул к себе. Он приподнял ее голову, и его палец удивительно подошел к ямочке на ее подбородке, а когда он нагнулся, чтобы ее поцеловать, то с удивлением почувствовал, что их губы подходят друг другу еще лучше. Он просто хотел заставить ее замолчать, перестать говорить резкости самым действенным и впечатляющим образом, но ее губы оказались такими сладкими, что он позабыл об этом.

Внезапно резкая боль разорвалась в его голове, колени подогнулись, и он упал ничком, растянувшись у самых кончиков серебряных туфель Айвори. Стокс с широкой ухмылкой опустил маленькую, но отлично уравновешенную металлическую дубинку, свалившую Чейза, и уже было размахнулся, чтобы со всей силы пнуть его ногой, но Айвори остановила его.



— Зачем его бить, если он все равно не почувствует? — сказала она.

— Почувствует пару сломанных ребер, когда очнется. Если, конечно, Спайдер разрешит ему очнуться. А если нет, то он не первый, кого мы на этой неделе выкинули из шлюза. Тогда ему уже не будет важно, насколько сильно его избили.

Айвори прекрасно знала, как ее отец ведет дела. С того момента, как новый гость попадал в «Алмазную шахту», Спайдер один решал, когда и каким образом тот уйдет. Айвори подняла руку к губам, но скорее не затем, чтобы стереть поцелуй заносчивого незнакомца, а чтобы еще раз ощутить восхитительное тепло его губ. Может быть, он и поцеловал ее без ее согласия, но он был скорее нежен, чем груб, и это было так неожиданно и приятно.

— Я не хочу, чтобы его били, — приказала она. — Просто отнеси его вниз в бункер и помести в отдельную камеру. Я хочу, чтобы мой отец взглянул на него, прежде чем решать, что с ним делать.

Стокс нагнулся и пошарил в карманах Чейза, все еще лежащего без сознания.

— Смотри-ка, довольно много выиграл. Он забрал фишки и все деньги, которые нашел в карманах, и начал рыться в остальных, застегнутых на «молнию», пока не обнаружил документы. Он внимательно изучил ламинированную карточку, затем перевернул Чейза и сравнил его лицо с фотографией.

— Чейз Данкан. Это же имя он назвал, когда парковал свой корабль в доке. Мы знаем, что его разыскивают, за него даже назначено вознаграждение. Можно было бы получить за него кое-какие деньги, и я был бы рад разделить их с тобой.

— Если ты начнешь сдавать людей за выкуп, казино тут же опустеет. Ничего не делай, просто запри его хорошенько.

Айвори подошла к двери и выглянула наружу. Вопящие коркеры и пираты с обезумевшими лицами все еще пытались искалечить друг друга. Она утомленно вздохнула:

— Еще одна ночь в раю.

— Да, но это же твой рай. Владеть им — уже достаточное утешение.

Айвори обернулась, чтобы еще раз бросить взгляд на Чейза Данкана. Она даже не сделала попытки объяснить, насколько мало для нее значат деньги ее отца; Стокс никогда бы ее не понял. Легкий поцелуй, исполненный любви, был ей гораздо дороже. Эта мысль так расстроила ее, что она поскорее поднялась на охранный ярус, где было безлюдно и пусто и ничего не напоминало ей о чувстве, настолько бесценном, что она даже не могла его назвать.

Тщательно обыскав Чейза, Стокс крепко схватил его и наполовину потащил, наполовину понес к лифту. Он спустился на нижний ярус, где Спайдер Даймонд держал тех из своих посетителей, которые нарушали его законы. Помещение было тускло освещенным и нарочно плохо отапливалось, так что здесь всегда было холодно и промозгло. Стокс отволок своего пленника в камеру, сделанную из решеток, и стащил с него одежду. На спине Чейза он заметил татуировку Ворона, но принял его за стилизованного орла. Изображение этой гордой птицы было популярно среди пилотов, поэтому он не придал этому никакого значения. Теперь, когда Айвори не могла ему помешать, он с размаху пнул Чейза ногой.

Чейз очнулся только на следующее утро. Стокс забрал у него часы, поэтому он не мог определить, сколько времени был без сознания. Голова у него раскалывалась от мучительной пульсирующей боли, а когда он сделал попытку встать, сломанные ребра напомнили о себе такой жгучей болью, что он почувствовал, как к горлу подкатывает тошнота. Он закрыл глаза, чтобы справиться с ней, потом, вспомнив, где он находится, потихоньку открыл их снова. Для человека, занимающегося подобной работой, сломанные ребра были привычным делом. Нужно только не двигаться слишком быстро и не делать глубоких вздохов.

Почувствовав, что теперь в состоянии контролировать свое тело, он осторожно сел и огляделся. Голые стены — вот и все, что было с трех сторон от него. Но с четвертой стороны он увидел Спайдера Даймонда, который смотрел на него самым пристальным и холодным взглядом, который он когда-либо видел. Глаза у этого человека оказались не голубыми, а темно-серыми, цвета стали, и Чейз не ощутил особой радости от того, что их встреча наконец состоялась. На нем не было одежды, все тело ломило, и от этого он чувствовал себя особенно неуютно, хотя старался не показывать этого.

— Кто вы такой? — спросил он.

— Я Спайдер Даймонд, и я уже знаю, что тебя зовут Чейз Данкан, так что можешь не тратить время на официальные представления. Корпорация Аладо очень хочет заполучить тебя обратно. Скажи мне, есть ли у меня какая-нибудь причина не сдавать тебя им?

Стараясь не изменять позы, Чейз осторожно поднял руку и убрал волосы с лица.

— У тебя есть крупье, который совершенно никуда не годится, — начал он. — Когда Уэйн поймал ее на мошенничестве, я попытался защитить ее, но оказалось, что она мне, похоже, не очень-то благодарна.

Спайдер подцепил ногой табуретку, пододвинул ее и сел.

— Она моя дочь, и она действительно склонна ко всяким выходкам. Это моя ошибка, которую я собираюсь исправить. Тут ходят слухи, что любого, кто к ней подойдет, я выкидываю из шлюза. Это совершенно не так, но, к сожалению, большинство мужчин этому верят и поэтому избегают ее общества. Но она сказала мне, что ты ее поцеловал. С какой стати ты так расхрабрился?

Пытаясь заговорить как можно убедительнее, Чейз перевел дух, но острая боль в груди заставила его похолодеть.

— Не знаю, стоит ли считать это храбростью Я же не знал, кто она такая.

Спайдер наклонился, чтобы лучше видеть Чейза сквозь прутья решетки.

— Как тебя сумели поймать?

— Не знаю. Кто-то ударил меня сзади.

— Нет, я говорю не о том, как ты целовал Айвори. Я имею в виду твои занятия контрабандой.

Чейз замерз, ему было не по себе, но все-таки не настолько, чтобы забыть свою историю.

— Одна моя бывшая подружка обозлилась на меня и сдала властям. После всего того, что я потратил на эту суку, я ожидал с ее стороны больше верности.

— А что, верность для тебя так важна?

— Разумеется. — Голос Чейза звучал убежден но. — Я никогда не предаю друзей.

— А врагов?

— С какой стати хранить верность врагу? По крайней мере я не вижу в этом смысла. Он же может предать тебя при первой же возможности. Я вообще не знал, что у меня есть враг, пока меня не арестовали. Эти женщины… — пробормотал он, как будто одно это слово стоило целой истории.

На Спайдере были эффектная темно-синяя пилотская форма и такие же ботинки. Как и на фотографии Нельсона, его подбородок был несколько дней небрит, а светлые волосы так спутаны, как будто он побывал в аэротрубе. Рассказ пленника позабавил его, и он захотел услышать от него побольше.

— Что за контрабанду ты возил?

Чейз с невинным видом пожал плечами:

— Ну, я считал, что это искусство, но те, которые меня арестовали, говорили, что это порнография. Понимаете, в колониях мало женщин, и я не вижу ничего преступного, если мужчина хочет получать удовольствие, глядя на фотографию красивой женщины.

Спайдер кивнул в знак согласия, продолжая внимательно изучать своего пленника. Он встал и прошелся вдоль камеры, рассматривая его со всех сторон. Очевидно, довольный увиденным, он пришел к какому-то решению и снова сел.

— У меня есть для тебя предложение.

— Отлично. Может быть, обсудим его где-нибудь в более теплом месте?

— Нет. Мне кажется, что низкая температура бодрит. Очевидно, ты меньше всего этого ожидаешь, но ты приглянулся моей дочери.

Чейз грустно покачал головой и тут же пожалел об этом, потому что боль усилилась. Он сжал голову руками, тщетно надеясь, что это облегчит его страдания.

— Я надеюсь, вы мне простите то, что я скажу, но она очень странным способом выражает свою симпатию.

— Может быть, это потому, что она вообще неопытна во всем, что касается мужчин.

В продолжение своей карьеры Чейз попадал во многие странные ситуации, но он не мог припомнить ни одной, похожей на ту, в которой он теперь оказался. Он ожидал, что Даймонд окажется обычным прожженным головорезом. Может, он таким и был, но Чейз никак не мог предположить, что такой человек заведет с ним доверительный разговор о своей дочери. Он почувствовал, как его зубы начинают стучать от холода.

— Что значит «неопытна»?

— Она девственница и собирается оставаться ею до тех пор, пока не встретит мужчину, с которым сможет быть на равных. Я думаю, что ты можешь оказаться таким мужчиной.

Шеф предупреждал его об испытании, но разве мог он представить себе, что оно окажется таким удивительным. Чейз поднял руку:

— Подождите-ка, вы меня совершенно смутили. Что конкретно вы хотите, чтобы я сделал?

Спайдер поднялся и оттолкнул от себя табуретку:

— Я хочу, чтобы ты женился на моей дочери и был примерным мужем. Сначала, конечно, ты должен сделать так, чтобы она тебя полюбила, а это будет непросто. Если тебе нужно время, чтобы обдумать мое предложение, можешь немного подумать. Просто скажи тому, кто будет приносить тебе еду, что ты пришел к какому-то решению, и тогда я снова приду повидаться с тобой.

Чувствуя, что он уже на грани переохлаждения, Чейз ухватился за прутья и кое-как ухитрился встать. Он пошатнулся, но все-таки удержался на ногах.

— Я дам вам ответ прямо сейчас, сэр. Для меня большая честь жениться на вашей дочери.

Спайдер окинул взглядом его мускулистую фигуру и посмотрел ему в глаза:

— Айвори не должна даже заподозрить о нашем разговоре. Если ты когда-нибудь позволишь себе хоть один намек, он будет последним в твоей жизни.

— Понимаю. Она ни о чем не догадается, даю вам слово. Но что, если она все-таки не влюбится в меня, несмотря на все мои старания.

Спайдер засмеялся и повернулся, чтобы уйти.

— Тогда я действительно выкину тебя из шлюза, и все твои неприятности разом кончатся.

Почувствовав, как его подташнивает от этой угрозы, Чейз продолжал стоять, ожидая, пока ему принесут одежду. И как ни старался, он не мог придумать, как ему выбраться из этой переделки и каким образом Ейл Линкольн мог бы ему помочь.

Глава 2

Спайдер протянул Чейзу керамическую кружку. Покрытая переливчатой сине-зеленой глазурью в коричневато-желтых прожилках, она была сделана в форме фигурки игуаны. С одной стороны кружки изящно изогнулась головка с тонко очерченным ртом, ноздрями и глазами. Полое туловище вмещало изрядное количество вина, а хвост закручивался вверх и назад, образуя ручку. Это была самая странная емкость, из которой Чейзу приходилось когда-либо пить. К тому же она оказалась довольно тяжелой, и ему пришлось взять ее обеими руками, чтобы поднести к губам. Его большой и указательный пальцы удобно попали в выемку между челюстями этого зверя, и после пары глотков причудливая кружка показалась удобной и привычной, как самый лучший серебряный кубок. Что же до вина, которым его угощал Спайдер, то оно было приятным и не слишком сладким.

Сразу после разговора со Спайдером Чейз получил назад свою одежду. Ее принес неразговорчивый парень, в котором Чейз узнал одного из крупье в казино. Фишки, выигранные им накануне, и деньги оказались на месте, хотя, может быть, и не совсем в тех карманах, в которые он их клал. Как только он оделся, его проводили в лазарет, такой же хороший, как и те, которые корпорация Аладо предоставляла своим сотрудникам. После нескольких минут под исцеляющими лучами прекратилась невыносимая боль в сломанных ребрах и в голове.

Теперь он делил трапезу со Спайдером за восьмиугольным столом в его личных покоях. В отличие от темных приглушенных тонов «Алмазной шахты» здесь цвета были яркими и светлыми: золотистый и красновато-коричневый. Стены были покрыты фресками, изображавшими сцены из древнегреческой мифологии, они были сделаны так искусно, что казалось, это настоящая, тщательно восстановленная античная живопись. Свет исходил из светильников, вмонтированных в потолок; они давали тепло и свет, как настоящие солнечные лучи. Это была прелестная комната, но Чейз не мог позволить себе расслабиться. Существовала огромная разница между внедрением в пиратскую операцию и тем, чтобы на самом деле стать пиратом, и он не мог об этом не думать.

Чейз задумчиво водил вилкой по тарелке с вареными овощами и тертым сыром, перемешивая их, но сам едва попробовал пару кусочков. Наконец он прекратил попытки и отодвинул тарелку. Как и замечательная кружка-игуана, тарелка была ручной работы. Она была таких же оттенков, но простая, без украшений.

— Ты не любишь вегетарианскую еду? — спросил Спайдер.

— Я, как и многие другие с Земли, предпочитаю традиционную пищу. Но я знаю, что дорого держать свежее мясо в космосе, а овощи можно легко выращивать и постоянно пополнять ими свои запасы.

— Ну, в общем, это верно, но на моих складах есть отделение и для мяса, и не хуже любого на Земле. Я прослежу, чтобы на обед тебе дали что-нибудь, что будет больше тебе по вкусу. Что ты думаешь об этой керамике? Это работа моей дочери. — Спайдер одной рукой поднес к губам свою кружку.

— Так это Айвори сделала эти необыкновенные кружки?

— Да, и тарелки. Ей нравятся такие занятия. — Он обвел рукой прекрасно декорированные стены. — Фрески рисовала тоже она. Она на самом деле необыкновенная девушка. Как-нибудь попроси ее тебе спеть. Ты лишний раз убедишься, почему я так горжусь ее талантами. И я должен тебя предупредить: если ты поймал ее вчера на мошенничестве, значит, она сама этого захотела. Она никогда не ведет себя легкомысленно и никогда не делает ничего беспричинно. Я же объяснил тебе, ты ей нравишься. Я не знаю почему, но разве для того, чтобы нравиться, муж чинам и женщинам когда-нибудь нужны были логические рассуждения?

Чейз не успел ответить, потому что к ним присоединилась Айвори. Она была одета в серебристую летную форму, облегавшую ее тело так же красиво, как и вчерашнее платье.

— Доброе утро, — тепло приветствовал он ее.

— Уже день, — поправила она.

Как только она заняла свое место напротив него, стройный парень, который обслуживал и Чейза, принес ей такое же блюдо овощей с сыром. Чейз не находил в этой нитратной еде ничего привлекательного, но ей она, похоже, нравилась. Она принялась с аппетитом есть, только на миг приостанавливаясь, когда на ее золоченую вилку попадался слишком большой кусок сыра. Она тоже справлялась со своей кружкой одной рукой и не поднимала глаз, пока до конца не подобрала со своей тарелки все сочное овощное рагу.

Спайдер заметил, как внимательно Чейз наблюдает за тем, как Айвори ест, и не мог удержаться от смеха.

— Как ты легко мог заметить, манеры моей дочери не всегда совпадают с распространенными представлениями о том, как должна вести себя дама. Но мне все равно это нравится. Проявления свободной натуры кажутся мне очаровательными.

Облокотившись на край стола, Айвори держала свою кружку, поглядывая поверх нее на отца.

— А ты не забыл добавить еще про очаровательных обитательниц борделя Летней Луны? Я многому научилась от них, только это не то, что можно было бы показать за столом.

— Прекрати, Айвори, — резко оборвал ее Спайдер. Он подлил Чейзу еще вина. — Моя дочь не любит Луну. И не упускает случая показать это. У нас тоже есть свои разногласия, как и в любой семье.

Чейз притворился, что не знает, о ком идет речь:

— Летняя Луна — это что, человек?

— Да, это моя женщина, и она управляет у нас, так сказать, самыми интимными формами развлечений. Ты познакомишься с ней, когда вернешься, — пообещал Спайдер.

— Вернусь? Откуда? — спросил Чейз.

— Я хочу, чтобы ты сопровождал Айвори во время сегодняшней поездки в наш банк.

Айвори со стуком поставила кружку на стол:

— Ты даже не знаешь этого человека!

— А мне и не нужно его знать, моя кошечка. Достаточно того, что он знает меня и знает, как я бываю зол, когда кто-нибудь меня подводит. Или, может быть, ты хотела бы поехать со Стоксом или с Виком?

— Конечно, нет. Я бы хотела поехать одна, как обычно.

— Доставь мне удовольствие, — попросил ее Спайдер. — Чейз приехал сюда искать работу, а у меня ее достаточно. Сегодня он будет твоим телохранителем. Вернись вовремя, чтобы успеть переодеться к обеду. Ты же знаешь, как всех раздражает, когда ты опаздываешь и прерываешь общую беседу.

Айвори мрачно посмотрела куда-то мимо Чейза. Ее взгляд стал таким угрожающим, что ему пришлось напомнить себе: у Спайдера должны были быть причины считать, что она к нему неравнодушна. Он заставил себя улыбнуться:

— Я не буду тебе мешать.

— Попробовал бы ты это сделать, — сказала она с вызовом. — Что ж, пойдем, мы и так потеряли достаточно времени.

Прежде чем Чейз успел встать, она уже была на ногах и на полпути к дверям. Он двинулся вслед за ней и, обернувшись, подмигнул Спайдеру. Пират ответил легким кивком. Догнав Айвори возле дверей, Чейз постарался загладить вчерашнее происшествие.

— Если я оскорбил тебя вчера, мне действительно очень жаль. Как сказал твой отец, я не ищу неприятностей, мне просто нужна работа, и я не хочу, чтобы мы становились врагами.

— Немного поздновато ты это решил, ты не находишь?

Чейз подождал, пока они вошли в лифт, и прижал Айвори к стене. Ее глаза расширились, но он почувствовал, что скорее от удивления, чем от страха, и не отпустил ее.

— Я думаю, тебе понравился этот поцелуй вчера, так же как и мне. На самом деле поэтому ты и не особенно сопротивлялась.

Айвори отвернулась, но Чейз стоял так близко, что она чувствовала его теплое дыхание на своей щеке. С тех пор как они расстались, она не могла думать ни о чем другом, кроме него, но не хотела показать, как много значил для нее этот поцелуй. Она не привыкла ни с кем делиться своими переживаниями. Как только двери открылись, она проскользнула под рукой Чейза и стрелой вылетела из лифта.

Они находились на ярусе, где располагались доки и ремонтные мастерские. Здесь она чувствовала себя в большей безопасности: везде горел яркий свет, люди были заняты обычным делом. Всюду слышались оживленный говор, шутки и хриплый смех. Коркеры, чинившие свои маленькие корабли, держались в стороне, но тоже живописно дополняли общую картину. Воздух был пропитан резким неприятным запахом ракетного топлива и смазки. Время от времени огромные вентиляторы с оглушительным ревом подавали кислород, чтобы механики могли вдохнуть свежий воздух.

Большинство обслуживаемых кораблей были «Томагавки» — огромные транспорты, которые особенно любили пираты. Чейз не стал даже пытаться запомнить их номера с тем, чтобы потом о них сообщить.

— Оживленное место, — заметил он.

— Да. Не беспокойся, тут есть люди, которые каждое утро обслуживают и мой корабль.

Чейзу не хотелось бы лететь на ненадежном корабле, и когда Айвори ввела его в частный док, он с облегчением вздохнул: их шаттл оказался сравнительно новым. На нем не было опознавательных знаков, но как раз это и привлекало внимание. Космические транспорты всех корпораций носили свои опознавательные знаки, то же самое касалось и частных кораблей. Но на шаттле Айвори не было ни яркой эмблемы, ни какой-либо надписи, отличающей его от других, и потому было ясно, что это корабль незаконный. То, что Спайдер не зарегистрировал свой корабль, не удивило Чейза. Но он подумал, что подходящие знаки можно было бы и подделать.

Поднявшись на борт, он увидел, что кресла в главном отсеке сдвинуты, чтобы освободить место для семи надежно опечатанных алюминиевых контейнеров. Они были почти квадратные, с ручками с каждой стороны и достаточно маленькие, чтобы их мог унести один человек — если, конечно, их содержимое не будет слишком тяжелым. Они были сильно потерты и поцарапаны: видимо, Айвори часто ездила в этот своего рода банк.

Задавать слишком много вопросов было бы для Чейза небезопасно: это могло зародить в Айвори подозрения.

Но и полное отсутствие любопытства с его стороны могло показаться странным. Чейз постарался держаться золотой середины.

— Спайдер сказал, что мы едем в банк. Полагаю, эти ящики полны денег. Как же ты раньше справлялась с ними одна? Они не слишком тяжелы для тебя?

— Разумеется, нет. Пойдем в рубку. Хочу посмотреть, действительно ли ты умеешь управлять кораблем.

Шеф никогда не снабжал своих агентов легендами, которые были бы совершенной липой. Чейз действительно был хорошим пилотом. Прежде чем поступить в службу разведки Аладо, он был одним из лучших пилотов корпорации и совершал рейсы по всей Галактике. Усевшись в пилотское кресло, он пристегнул ремень и включил бортовой компьютер.

— В него уже введены координаты банка?

— Конечно. — Айвори заняла место второго пилота и ввела в компьютер кодированное сообщение.

— Добрый день, Айвори, — ответил тот приятным мужским голосом. — Время полета до банка сорок семь минут.

— Спасибо, «Рекс». — Айвори села в кресло и устроилась поудобнее.

— Ты назвала компьютер «Рексом»? Какая-то собачья кличка.

Айвори постучала пальцами по подлокотнику кресла.

— На самом деле его зовут «Тиранозаурус Рекс». Я обожаю динозавров и всяких рептилий, а вовсе не собак.

— Имя динозавра все равно не слишком подходит компьютеру, — возразил Чейз. — Они вымерли миллионы лет назад, а у твоего корабля — новейшая технология.

— Ты что, всегда такой невыносимый идиот?

Чейз не мот припомнить, чтобы другие женщины обращались с ним столь же уничижительно, но ведь те старались произвести на него хорошее впечатление. В цели Айвори это, очевидно, не входило.

— Можешь так считать, — заметил он. — Но я всегда стараюсь все объяснить логически.

— И упускаешь при этом из виду все живое, — возразила Айвори.

Она наклонилась и ввела новый код. Огни по периметру зажглись ярко-красным, пронзительно взвыла сирена, предупреждая об открытии металлических дверей дока.

— Посмотрим, сможешь ли ты вывести нас отсюда, не зацепившись о стены.

Чейз принял ее вызов и, аккуратно выведя корабль из дока, сделал вираж вокруг аванпоста, чтобы еще раз взглянуть на него со стороны. На вид он был похож на обычное сооружение, и снаружи не было ничего, что указывало бы на его особое предназначение. Он вполне мог бы сойти за центр какой-нибудь шахтерской колонии или один из многочисленных аванпостов, которые снабжали путешественников продовольствием и топливом. Вырулив на курс, Чейз снял руки с рычагов управления.

— Теперь «Рекс» справится сам.

Айвори отдала вслух команду «Рексу», и компьютер взял на себя управление шаттлом. Она повернулась к Чейзу:

— Не могу припомнить, чтобы отец брал пилота или кого-нибудь еще, кто просто искал бы работу, безо всякого поручительства со стороны наших людей. Что в тебе такого особенного?

— Может быть, моя неотразимая внешность?

Айвори не отреагировала на его шутку даже легкой улыбкой.

— Мне нужна правда, Чейз. Если ты собираешься иметь со мной дело и дальше, тебе лучше рассказать все сейчас.

Такую просьбу невозможно было выполнить, не рассказав о задании. Чейз слегка пожал плечами, как будто его совсем не смутил этот вопрос.

— У меня нет семьи, — соврал он тем уверенным тоном, которому его хорошо обучили в свое время. — И у меня не было никаких перспектив в работе с тех пор, как в Аладо обнаружили, каким делом я занимаюсь. Я продолжаю считать, что это было искусство, а не порнография. Учиться чему-то новому меня совершенно не устраивало, а скрываться и прозябать до конца жизни в какой-нибудь всеми забытой шахтерской колонии — это не для меня. Я такого не заслуживаю.

Он замолчал и взглянул прямо в глаза Айвори.

— Я не считаю, что делал что-то неправильно. Единственная моя ошибка в том, что доверил информацию не той женщине, и стоило нам расстаться, как она использовала ее против меня. Я не могу вернуться ни на Землю, ни в одну большую колонию, поэтому я и приехал на границу. Здесь человек с амбициями может пробиться и преуспеть, и я намерен здесь остаться. Я хотел бы не просто «иметь с тобой дело», мне хотелось бы большего. Но я буду терпелив и подожду, пока появится случай узнать друг друга получше. Теперь я хочу задать тебе один вопрос. Кто ударил меня вчера вечером?

Айвори помолчала, размышляя над тем, что он сказал.

— Я скажу тебе, но только потому, что он сам станет этим хвастаться при первой же возможности. Это Стокс, он один из цепных псов моего отца. Есть еще один, Вик. Будь осторожнее с ними обоими.

— Спасибо за предостережение. Они будут на обеде?

— Нет. Их не пускают в наши апартаменты, и это их здорово злит. Мой отец любит разговоры поинтереснее, чем те, которые могут поддержать они. Он предпочитает приглашать поэтов или философов.

Оказывается, Спайдер Даймонд был гораздо более сложной личностью, чем считал его Шеф. Чейз не стал открыто выражать свое удивление, хотя дружба пирата с поэтами показалась ему странной.

— А ты? — спросил он. — Здесь на аванпосте у тебя, наверно, нет достойных подруг. Может быть, есть какие-то особенные друзья среди мужчин?

— Смотря что ты считаешь «особенным».

Чейз наклонился к ней:

— Хорошие, заботливые, близкие. Которые целуют тебя так, как это сделал я.

Айвори посмотрела куда-то в сторону, и он уже понял ее ответ. Спайдер говорил, что у нее не было любовника, но сама она вела себя так, как будто ее обманули и бросили и ее сердечная рана до сих пор не зажила.

Может быть, она и старалась спрятаться за своим вызывающим поведением, но ей не удавалось полностью скрыть свою уязвимость. Чейз сам достаточно познал одиночество, чтобы научиться узнавать его в других, и он знал, как сильно ранит душу эта гнетущая пустота. Хотя он и старался быть объективным, но его вдруг заполнили чувства, которые он не ожидал найти в себе по отношению к дочери пирата. Он потянулся к ней и взял ее руку в свои.

Ее руки были так же красивы, как и вся она: одновременно и сильные, и нежные. Ее светлая кожа резко контрастировала с его смуглой, и он подумал, какое это красивое сочетание.

— Ты прекрасная, талантливая, умная девушка, и я желал тебя с того самого момента, как увидел, когда ты сдавала карты в казино. Я понимаю, что ты, наверное, часто слышала такие комплименты от других мужчин. Так часто, что тебе уже не хочется их слушать. Но я надеюсь, что, когда ты узнаешь меня получше, ты поверишь в мою искренность.

Слова Чейза были такими теплыми — такими же, как и его рука, и Айвори с трудом сдержала слезы. Она испугалась, что он может счесть ее сентиментальной, и тихо высвободила свою руку.

— Мне нужно пойти проверить груз.

Она отстегнула ремень и вышла из рубки. Но, оказавшись в грузовом отсеке, присела на краешек ящика и попыталась успокоиться. Она не хотела позволить этому красивому незнакомцу играть ее чувствами.

Она едва помнила свою мать. Говорили, что она очень похожа на нее, но ее собственные воспоминания были очень смутными. От матери у нее остался пузырек с духами. Их аромат неуловимо напоминал ей о любви, которой ей так не хватало, но она не могла восстановить в памяти ни одного эпизода, связанного с ее матерью. Почти всю ее жизнь ее воспитывал один Спайдер вместе с большим количеством разных учителей и воспитательниц. Некоторые из них действительно очень заботились о ней.

Теперь в ее жизнь ворвался Чейз Данкан. Ее инстинкт подсказывал ей не доверять ему, но сердце так хотело верить в его доброту. Она никогда не забывала о том, что она дочь Спайдера Даймонда — а он всегда советовал ей остерегаться мужчин, дающих щедрые обещания. Он утверждал, что такие люди всегда обещают больше, чем могут дать, и он очень не хотел, чтобы кто-то заставил ее страдать, как это часто бывает с другими женщинами. Хотя он и не говорил ей прямо, что мужчины могут интересоваться ею из выгоды, но она была достаточно умна, чтобы понять это сама.

Они приближались к тайной крепости, в которой ее отец держал украденные им товары, а также огромные суммы денег, вырученных в казино. Постаравшись забыть на время свои страхи и надежды, Айвори вернулась в рубку. Пользуясь своей интуицией и помощью «Рекса», она нашла тщательно скрытый вход. Двери дока, встроенного в стену кратера, открылись по ее сигналу. Повинуясь ее управлению, корабль вошел в широкий цементный коридор, где она посадила его так мягко, как будто он был не тяжелее перышка.

— Вот это мы и называем банком, — сказала она. — Поскольку мы единственные вкладчики, мы лишены приятных преимуществ коммерческого банка, но зато никто не может сюда проникнуть. Даже и не думай его ограбить.

— Мне это и в голову не пришло, — поспешил уверить ее Чейз, насмешливо улыбаясь. Он заметил грусть в ее глазах и спрашивал себя, о чем она думала — вряд ли о грузе.

Айвори закрыла входной люк, выровняла давление снаружи и сразу же вышла из корабля. Чейз последовал за ней. Их шаги гулким эхом отзывались в пустом коридоре. Они подошли к первой двери, Айвори набрала код на цифровой панели, и перед ними открылся проход в маленькую комнату. В ней стояли пять блестящих металлических роботов.

Внешне они походили на людей и были так отлично сделаны, что издали их можно было спутать с настоящими живыми существами. Однако вблизи было видно, что это создание рук ученого, а не Бога. Их тела отливали серебром, а черты лица, красиво оттененные золотом, повторяли черты Спайдера. Как только дверь открылась, они сделали шаг навстречу. В отличие от дерганых механических движений, обычно свойственных роботам, у этих жесты были плавными, как у живых организмов.

— Давайте, ребята, — позвала их Айвори. — Принимайтесь за работу.

Они были по меньшей мере семи футов ростом, и Чейз благоразумно посторонился, давая им дорогу. Прошагав через комнату, роботы резко повернули и гуськом пошли по коридору. Они подошли к шаттлу, быстро выгрузили ящики и первые пять отнесли ко второй двери. Здесь они остановились, ожидая, пока Айвори введет нужный код. Пока они заносили ящики, Чейз так живо представил себе огромный склад, до потолка набитый аккуратно запечатанными банкнотами, что даже не сделал попытки заглянуть внутрь.

— Что это за модель? — спросил он. — Я никогда не видел ничего похожего на этих роботов.

— И не увидишь еще несколько лет. Это экспериментальная модель, сейчас они только тестируются. Мой отец любит идти в ногу с новыми технологиями, и ему не нужно убеждать корпоративных бюрократов начать новое производство, поскольку все решает он один.

Она ни словом не упомянула о промышленном шпионаже, через который Спайдер добывал свои революционные технологии. Чейз задавал себе вопрос, а знает ли она вообще, что ее отец, возможно, просто где-то украл чертежи этих замечательных роботов, как он украл и «астральную пушку».

— Должно быть, у него не только лучшие во всей Галактике инженеры и техники, но и лучшие лаборатории, если он может производить роботов такого высокого класса.

Похвала Чейза прошла незамеченной. Айвори равнодушно пожала плечами:

— Это же просто андроиды, мы их используем из-за их силы. У них нет никаких особых умственных данных. «Рекс» несравнимо более сложный.

Чейз посмотрел, как два робота возвращаются к кораблю за оставшимися двумя контейнерами.

— Но они, очевидно, умеют считать. За оставшимися ящиками возвращаются всего двое.

— Умеют считать даже двухлетние дети.

Чейза раздражало, что Айвори упорно старается принизить ценность этих замечательных роботов.

— Может, и правда, но твои роботы не только умеют считать, но и могут выполнять трудную ручную работу, и их не надо кормить и платить им жалованье. Шахты мог ли бы стать гораздо более дешевыми, если заменить живых людей такими роботами. Спайдер собирается запускать их в массовое производство?

— В шахтах уже и так используется много всяких роботов.

— Да, но шахтерами там работают люди. А что, если обойтись там вообще без людей?

Айвори заглянула в комнату и увидела, как далеко продвинулась работа по пересчитыванию и укладыванию дохода предыдущего дня. Отметив, что роботы трудятся с максимальной эффективностью, она опять повернулась к Чейзу:

— Когда ты был маленьким, тебе когда-нибудь рассказывали сказку о курице, которая несла золотые яйца?

— Ну да, я помню, и что?

Айвори покачала головой. Похоже, ее угнетала его непроходимая тупость.

— Из шахтерских колоний не только вывозят минералы, но туда еще и ввозят огромное количество разного груза. Время от времени часть его уходит на сторону, а это означает большую прибыль. Часть этой прибыли оседает в нашем казино. Убери оттуда живых шахтеров, и количество грузов, поступающих на шахту, резко сократится, а вместе с тем упадут и наши прибыли. Так что у нас есть выбор: производить наших роботов или просто позволять работать «Алмазной шахте» так, как она работает, и каждый день получать от нее прибыль. Как ты думаешь, что выгоднее?

— Эта твоя философия нацелена на то, чтобы делать деньги сейчас, в ближайшее время, — возразил Чейз. — А если завтра кто-то начнет выпускать таких же роботов? Тогда их роботы будут работать на шахтах, а вы окажетесь не у дел.

— К счастью, у моего отца широкие интересы. «Алмазная шахта» — только один из них.

— Вот поэтому-то я и здесь. Тут кроются большие возможности.

— Ну вот и разговаривай с моим отцом относительно этих роботов, а я лучше займусь какими-нибудь другими делами.

Чейз надеялся, что она не участвовала в незаконном производстве «астральной пушки». Но, с другой стороны, он видел, как на фотографии она держала ее в руках, так что, возможно, она все-таки в этом замешана. Он решил оставить выяснение этого вопроса на потом, когда он получше узнает ее.

— Ты говоришь об искусстве? Мне кажется, эти твои кружки в виде игуаны просто великолепны и фрески тоже. Если у тебя есть своя студия, мне бы очень хотелось на нее взглянуть, когда мы вернемся.

— Ты что, серьезно?

— Ну конечно, почему бы и нет? Я бывал в студиях у нескольких художников, и мне всегда казалось, что там замечательно.

— Ах да, я и забыла. Ты же возил порнографию.

— Неправда. Я продавал искусство. Жаль, что у меня нет образцов, я бы показал тебе. Я имел дело с теми художниками и фотографами, которые относились к женскому телу с благоговением, граничащим с обожанием. Я не продавал всякую грязь.

— Это ты так говоришь.

Роботы сделали свое дело, вернули опустевшие ящики на шаттл и так же плавно и уверенно проследовали обратно в свою комнату. В отличие от живых рабочих они не требовали к себе внимания и могли спокойно замереть в ожидании, пока их снова не позовут. Айвори больше ни слова не сказала о них, но у Чейза осталось впечатление чего-то необычного. Когда они поднимались на борт, он оглянулся через плечо: коридор, должно быть, тянулся на целую милю в глубь астероида, и в нем он насчитал не меньше дюжины дверей. Может быть, здесь Спайдер хранит свое оружие, которое он, возможно, продает колонистам? Узнать это было частью его задания. Но пока что он занял пилотское кресло и притворился, что его единственная цель — произвести впечатление на ставшую внезапно чужой и далекой Айвори Даймонд.

Когда они прибыли на аванпост, Айвори неохотно, но все же согласилась показать Чейзу свою студию. Они уже подошли к лифту, ведущему в семейные апартаменты, как неожиданно двое людей преградили им путь. Чейз узнал их по фотографиям: это были Стокс и Вик. Чейза удивило, что Айвори вдруг сделала шаг вперед, как бы защищая его. Он, однако, был уверен, что и сам может постоять за себя. Он легко отстранил ее и улыбнулся Стоксу, делая вид, что не замечает его явного намерения свернуть ему шею.

Чейз как раз вовремя взял себя в руки, не выдав, что узнал Стокса. Это было бы непростительной ошибкой новичка, но он чувствовал, что в присутствии Айвори ему трудно вести себя профессионально. Внутренне собравшись, он приветствовал этих двоих так, как будто он видел их впервые.

— Если у вас есть дело к мисс Даймонд, — начал он, — обратитесь сначала к ее секретарю. Сейчас она занята со мной.

Стокс шагнул вперед. Он заложил пальцы за ремень и заговорил. Его грубый тон вполне соответствовал его позе:

— Последний раз, когда я тебя видел, ты лежал голый в клетке. Не знаю, почему Спайдер тебя выпустил, но никто не смеет мне приказывать, кроме него самого и Айвори.

Чейз обернулся к Айвори:

— Это Стокс?

Айвори кивнула и представила их — очень кратко, просто назвав имена. Удовлетворив таким образом любопытство Чейза, она обратилась к Стоксу:

— Ты так часто нарушал порядок, что уже, должно быть, совсем забыл о его существовании. Чейз со мной, и для тебя этого должно быть достаточно, чтобы оказывать ему некоторое уважение. Сейчас у нас есть дело наверху, а ваше место — в казино, присматривать за ранними посетителями.

Айвори нажала кнопку лифта, и двери тотчас же открылись. Она взяла Чейза за локоть и потянула за собой.

Двери закрылись, прежде чем Стокс или Вик успели что-либо процедить им вслед.

— Держись от них подальше, — предупредила она. — Они не умнее наших роботов, и с ними опасно находиться рядом.

— Я уже это понял, — заметил Чейз. — Но я тридцать шесть лет прекрасно прожил без твоей защиты, и мне бы хотелось, чтобы ты дала мне возможность разобраться со Стоксом и Виком самому.

— Я делаю то, что считаю нужным, — возразила Айвори. — И между прочим, если бы ты так хорошо умел заботиться о себе, как говоришь, ты бы все еще работал в Аладо, а не прятался на границе.

— Возможно, тут ты права, — смутился Чейз. Он сунул руки в карманы.

— Может быть, ты посмотришь мою студию в другой раз?

— Нет. Показывай, куда идти.

Очевидно, Спайдер был из тех людей, которые любят роскошь и размах. Его апартаменты были огромными, не меньше самой «Алмазной шахты». Айвори отвела Чейза в свое крыло и открыла дверь в просторное, ярко освещенное помещение, потолок которого был сделан так, как положено в студии художника. Справа стояли два широких стола, гончарное колесо, печь для обжига глины и ряд шкафов, в которых хранились глина, инструменты и глазурь.

Дальнюю стену занимало зеркало, пол был выложен Дубовым паркетом — это могло служить отличным местом для танцев. В стороне, у другой стены, стояли мольберт и еще несколько столов с принадлежностями для рисования. Было видно, что эту студию использовали для занятий самыми разными видами искусства. Заинтересовавшись, что может рисовать Айвори, Чейз подошел к мольберту.

Он никак не ожидал увидеть ангела, но Айвори действительно рисовала его. Его удивительная красота ошеломила Чейза. Как и на фресках, Айвори использовала приглушенные оттенки красновато-коричневого и золотистого. Эфирное существо лучилось светом, но все же казалось до боли земным. Его руки были распростерты, взгляд устремлен на небо: он, казалось, парил между земным миром и небесным. Светлый, женственный и гибкий, этот ангел был очень похож на Айвори, если бы не облако рыжих кудрей, мягко развевающихся сзади, за его крыльями.

— Чудесно, — сказал он. — Это автопортрет?

— Спасибо. Нет. Я хотела нарисовать мою мать.

— Чейзу ничего не говорили о матери Айвори.

— Расскажи мне о ней, — попросил он.

— Здесь нечего рассказывать. Она умерла, когда я была маленькой, я почти совсем ее не помню.

— А что говорит о ней твой отец?

Айвори подошла к столу и начала машинально перебирать кисти, отмокающие в банке со скипидаром.

— Практически ничего. К тому времени, когда я стала достаточно взрослой, чтобы задавать вопросы, я увидела, что они причиняют ему невыносимую боль. Я не думаю, чтобы, кроме моей матери, он действительно любил каких-нибудь других женщин, которые были с ним рядом.

— Даже Летнее Рагу?

— Летнюю Луну! — Ее сильно позабавила его шутка, и она засмеялась чистым, искрящимся смехом. Чейз с удивлением увидел, что, когда она отбросила свою обычную серьезность, перед ним оказалась молодая женщина, любящая посмеяться и не ищущая особого повода для веселья. Очарованный, он притянул ее в свои объятия и поцеловал, сначала легко, а потом со всевозрастающей настойчивостью, пока она наконец не разжала губы, позволяя более глубокий поцелуй.

Он запустил пальцы в ее волосы и прижал к себе, пока не почувствовал, что ее руки обвиваются вокруг его шеи, и понял, что она больше не стремится убежать.

Как и прежде, ее поцелуй был сладок, и ему было приятно держать ее в объятиях. Его руки скользнули к ее тонкой талии, потом к бедрам. Он притянул ее к себе, показывая, как сильно она его привлекает. С того момента, как он прикоснулся к ней, он не делал над собой никакого усилия, у него не возникло никакой задней мысли, что все это часть хорошо разработанного плана по поимке преступника. Конечно, нет, он просто был мужчиной, который так же изголодался по блаженству, как и трепещущая красавица в его руках, и он пожалел о том, что в этой хорошо обставленной студии не было кровати.

Когда наконец Айвори выскользнула из его объятий, он заметил, что щеки ее пылали, а дыхание стало учащенным, и понял, что она испытала такое же головокружительное чувство, что и он.

— Иди сюда. — Он попытался поймать ее руку, но она снова не далась, и он не стал преследовать ее дальше. Его остановил не только страх быть отвергнутым, но и то, что она могла пожаловаться отцу. Это не входило в его планы.

— Я думаю, ты права, — согласился он. — Если мы и дальше будем так отвлекаться, то можем не бояться опоздать к обеду. Мы на него просто не попадем.

Айвори сделала еще один неуверенный шаг назад.

— Как у тебя это получается?

— Что именно?

Айвори испугалась своих слов и просто покачала головой. Она не хотела, чтобы он узнал, насколько она была неопытна, и не хотела показать ему, какое сильное впечатление произвел на нее этот поцелуй. Его это могло бы только удивить, а она не вынесла бы и мысли, что он может посмеяться над ней за то, что ей нравились его поцелуи.

Айвори постаралась взять себя в руки.

— Найди Андре — это тот, кто прислуживал нам за ленчем. Он проводит тебя в комнату для гостей и даст одежду, подходящую для обеда.

Она вышла из студии прежде, чем Чейз успел попросить ее остаться. Но сам он не торопился уходить. Он остановился, чтобы внимательнее рассмотреть картину. На этот раз ему показалось, что это рыжеволосое создание не парит в небе, а отчаянно стремится покинуть землю. «Хотела ли этого и Айвори? — подумал он. — Пыталась ли она вырваться из пиратского мирка и открыть для себя мир, лежащий за его пределами?»

Она была не такой, как он ожидал и как ему описывали. Если бы он смог настроить ее против Спайдера, он разрушил бы его пиратскую империю изнутри. Это был другой план, не тот, что ему дали, но это не значит, что он не может осуществиться. Одной из причин, по которой он обычно так успешно справлялся со своими заданиями, была его способность любое событие оборачивать в свою пользу. Внутренний голос говорил ему, что с Айвори может быть связано падение Спайдера.

Он посмотрел на часы. Если он поспешит, то успеет встретиться с Ейлом до обеда. Если нет, то ему придется найти способ ускользнуть позднее и встретиться с ним в «Алмазной шахте». Подумав, что в следующий раз, когда он будет целовать Айвори, ничто уже его не остановит, он отправился на поиски Ейла. Отослав его, он сможет целиком отдаться выполнению приказа Спайдера и сделает все, что в его силах, чтобы подарить Айвори ночь, которую она запомнит на всю жизнь.

Глава 3

Даже днем обстановка в «Алмазной шахте» была приятно безмятежной. Чейз обошел комнаты, осмотрел все темные углы в поисках Ейла Линкольна и наконец нашел его сидящим возле стойки бара. Они выполняли много совместных заданий, но их сотрудничество всегда больше походило не на дружеское состязание, а на агрессивное соперничество. Не потому, что они были слишком разными, чтобы понимать друг друга, а скореенаоборот, потому что были слишком похожи по вкусам и стилю поведения.

Ейлу тоже было за тридцать, и он также был пилотом Аладо, перешедшим на службу в подразделение разведки. Ростом шесть футов два дюйма и весом сто девяносто фунтов, он казался немножко ниже Чейза. У него были густые темно-каштановые волосы, а глаза зеленые и такие светлые, что его взгляд казался ледяным. Темные глаза Чейза смотрели гораздо теплее. Ейл был красив, но его красота была более резкой и несколько хищной.

Чейз уселся неподалеку от Ейла. Поймав его взгляд в зеркале, он забарабанил пальцами по стойке. Для бармена и любого другого стороннего наблюдателя это было просто беззаботное постукивание, однако для них с Ейлом оно являлось одним из полудюжины условных сигналов, обозначающим конец задания. Ейл провел рукой по волосам — такой же безобидный жест. Это означало, что сообщение Чейза принято.

Чейз отвернулся от Ейла, заказал «вулкан» и принялся тихо потягивать его, приглядываясь к другим посетителям бара. Он заметил пару широкоплечих бритоголовых мужчин, но среди них не было того пирата, которому он с таким удовольствием врезал вчера в казино. Он посмеялся про себя тому, как предсказуемо закончилась их стычка. «Вулкан» был довольно крепким и, желая сохранить к вечеру ясную голову, Чейз оставил большую часть его в треугольном стакане и отправился искать Андре.

Ейл Линкольн смертельно устал. Он только что вернулся с задания, выполняя которое, в одиночку захватил полдюжины контрабандистов. Он ожидал, что ему дадут возможность отдохнуть, но его отправили на «Алмазную шахту» прикрывать Дрю Джордана. Возмущенный тем, что Дрю теперь его отсылает, он заказал себе еще один «вулкан» и принялся пить, даже не дожидаясь, пока улетучится голубой парок. «Вулкан» ударял в голову, ну и черт с ним, он хотел этого.

Даже если его услуги здесь не требовались, Ейл решил задержаться в «Алмазной шахте» на несколько дней и осмотреться. Он рассудил, что не помешает передать Шефу собственное впечатление о том, как продвигаются дела у Дрю, а также со своей стороны описать посетителей «Шахты». Он слышал, что у Спайдера работают самые красивые проститутки в Галактике. Встреча с одной такой могла бы послужить для Ейла дополнительным прикрытием. Решив, что он вполне имеет право расслабиться и развлечься каким-нибудь экзотическим способом, он остался в баре, чтобы спокойно напиться.

Частные апартаменты находились на верхнем этаже, и едва Чейз вышел из лифта, его встретил Андре. Он был одет в такую же голубую рубашку и свободные брюки, как и весь обслуживающий персонал в «Алмазной шахте».

— Пожалуйста, идите за мной. Я покажу вам вашу комнату. Мне сказали, что вы придете раньше, и я уже на чал волноваться, не заблудились ли вы.

Подобно многим служащим Спайдера, Андре был светловолос и голубоглаз, но на этом сходство кончалось. Он не был крепким и мускулистым, а скорее просто стройным и двигался изящно, как танцор, его жесты были легкими, как порхание бабочки. Сначала Чейз удивился, как мог такой женоподобный субъект попасть на службу к Спайдеру, но быстро сообразил, что цель подобного выбора — оградить Айвори от более агрессивных мужчин Чейз отметил про себя этот факт, показывающий, заботу Спайдера о добродетели своей дочери.

— Как же здесь можно заблудиться? — спросил Чейз с добродушной улыбкой. — Разве здесь нет подходящей аппаратуры для слежки? И служба охраны, наверное, достаточно наблюдает за всеми, где и кто находится.

Удивленный вопросом Чейза, Андре тоже улыбнулся, показав маленькие острые клыки.

— Наше оборудование слишком сложно, чтобы в нем разбирался такой человек, как я. Но здесь у нас можно потеряться и по-другому.

Чейз сообразил, что имеет в виду Андре, и кивнул:

— Для других — может быть, но меня девочки Летней Луны не интересуют.

Андре явно смутился. Толстый темно-синий ковер заглушал звуки их шагов, а его шаги были такими легкими, как будто он шел, пританцовывая.

— Это касается только ее девочек или женщин вообще?

Чейз не стал ждать, пока Андре предложит ему соответствующую мужскую дружбу, которую он, похоже, был готов завязать.

— Извини, Андре, мне определенно нравятся женщины. И здесь меня интересует только одна, это Айвори.

Они миновали столовую с изящными фресками, в которой Чейз завтракал этим утром, потом просторное фойе.

Коридор разветвлялся здесь направо и налево, и вдоль него Чейз успел насчитать восемь дверей, прежде чем они подошли к последней комнате слева. Андре набрал код, открывающий дверь, и вручил Чейзу карточку с последовательностью цифр, чтобы тот мог попадать в свою комнату самостоятельно.

— Шансы угадать гораздо выше в казино, чем здесь, — пояснил Андре, лукаво улыбаясь.

Чейз рассмеялся:

— Посмотрим.

Он вошел в комнату первым и с удовольствием обнаружил, что две стены ничем не заняты и сделаны из прозрачного пластика; за ними открывался эффектный вид заполненного звездами космоса Ковер был темно-синим, как и в коридоре, такими же были покрывало на кровати и полотенца в ванной Вся обстановка была как и на любой базе, но отличного дизайна В дополнение к кушетке здесь еще было удобное кресло с откидной спинкой, в котором можно было посидеть и расслабиться, стоял стол и над ним экран, на который можно было вызвать что-то по своему вкусу из обширного набора развлечений. Однако Чейз сомневался, что эта комната понадобится ему для чего-то еще, кроме отдыха и сна. Андре открыл шкаф:

— Ваш багаж находится здесь. Я взял на себя смелость предложить вам костюм для сегодняшнего вечера. Когда будете готовы, пожалуйста, присоединяйтесь к остальным в фойе.

Чейз зевнул и потянулся:

— У меня есть время вздремнуть?

— Да, конечно. Обед накроют не раньше чем в девятнадцать сто Если что-нибудь понадобится, позвоните, звонок возле двери. Пока я здесь, могу предложить вам что-то еще?

Андре, похоже, был не прочь предложить свои личные услуги, но Чейз покачал головой и закрыл за ним дверь. Он устал, но, прежде чем прилечь, быстро осмотрел комнату на предмет подслушивающих устройств. Нимало не удивившись, он обнаружил камеру, умело запрятанную в панели управления экраном Местонахождение микрофона было так же хорошо замаскировано, но для человека с такими способностями, как у него, не составляло большого труда ее найти. Тщательный осмотр ванной показал, что она чиста, и, успокоившись, что за ним теперь не будут постоянно следить, Чейз завел часы, чтобы они разбудили его через час, лег на кушетку и заснул.

Он проснулся при первом же писке будильника, принял душ, побрился, обвязал полотенце вокруг талии и затем заглянул в шкаф, чтобы посмотреть, что ему предложили в качестве одежды для вечера. Он обнаружил там темно-зеленую военную форму, украшенную золотыми галунами и тремя звездами генерал-лейтенанта. Она была ему впору, но он не мог поверить, что Спайдер действительно хочет видеть его в таком наряде. Он нажал звонок, и почти немедленно появился Андре.

— Вы ошиблись. Мне дали не ту одежду, — объяснил Чейз.

Андре бросил восхищенный взгляд на мускулистый торс Чейза, вытащил из кармана аккуратно сложенный список и сверился с ним.

— Нет, Спайдер действительно просил дать именно эту форму. Моя ошибка в том, что я не предупредил вас: ему больше нравятся особые костюмы, а не обычная одежда. Вечер становится гораздо более праздничным, если каждый изображает кого-то, как на маскараде. У нас большой выбор костюмов, но Спайдер любит делать своим гостям сюрпризы, оставляя право выбора за собой.

— Сейчас он именно так и делает?

В других обстоятельствах Чейз вернул бы форму Андре и надел бы свой обычный костюм, но он не стал самоутверждаться. Теперь от него ожидали, чтобы он энергично начал выполнять приказ Спайдера и искать расположения Айвори.

— Ну что ж, меня никогда не привлекала военная служба, но я думаю, что могу стать генералом на один вечер.

— В этом и состоит идея Спайдера. Это просто правила игры, которые здесь приняты.

Пират, занимающийся вооружением мирных областей Галактики, любит переодеваться в маскарадные костюмы — эта мысль поразила Чейза и показалась ему абсолютно абсурдной. Однако, отпустив Андре, он нарядился в свою красиво скроенную форму, которая, как оказалось, удивительно хорошо на нем сидела. Интересно, кем был последний человек, надевавший ее? Хотя, если подумать, вряд ли ему действительно хотелось это знать. Он погасил свет и спустился в фойе. Войдя, он едва смог скрыть свое разочарование: Айвори здесь не было.

Маленький светловолосый человек, одетый как Наполеон Бонапарт, отставил свой напиток и поздоровался:

— Добрый вечер. Меня зовут Эвери Бергер. Зная вкус Спайдера при выборе гостей, полагаю, я должен был бы узнать вас, но, боюсь, ваше лицо мне незнакомо.

— Тот самый Эвери Бергер? — переспросил Чейз, не ожидавший встретить здесь известного поэта, лауреата Нобелевской премии.

— Ну да, конечно, — подтвердил поэт, — но вы не ответили на мой вопрос, генерал. Интересно, кто вы такой?

Еще до того, как гениальность Эвери оценил Нобелевский комитет, его прекрасные, утонченные стихи хвалили критики, и они были необыкновенно популярны среди публики. Чейз помнил некоторые из них. Он не стал смущать его, цитируя их, но тем не менее встреча с любимым поэтом внушила ему нечто вроде благоговейного трепета.

— Это большая честь для меня познакомиться с вами, — начал он. — Но я сам простой пилот, и у меня нет никаких особых заслуг ни перед кем, кроме самого себя.

Он радостно улыбнулся, когда увидел, что к ним присоединяется Айвори.

— Не давайте ему ввести себя в заблуждение, Эвери, — предупредила она, беря его под руку. — Чейз Данкан обязательно должен обладать необыкновенными талантами, иначе мой отец не пригласил бы его.

Айвори была одета в куртку из оленьей кожи, отороченную бахромой, и мокасины; на голове была расшитая бусинами лента. Чейз посмотрел на нее долгим взглядом. С одной стороны, он испугался, что Спайдер каким-то образом узнал, кто он такой, и нарочно одел Айвори индейской девушкой, чтобы посмеяться над ним. С другой — он отчаянно надеялся, что это просто удивительное совпадение.

— Из тебя получилась очаровательная индианка, — сказал он, наконец придя в себя. — Ты должна изображать какого-то конкретного персонажа?

Чейз так уверенно держался в своей генеральской форме, что Айвори подумала, что он вполне мог бы командовать армией. Может быть, для него самого мало значил тот эпизод сегодня днем, который привел в смятение все ее чувства, но ей он запал глубоко в душу. Она повела плечами, встряхивая бахромой на своей куртке.

— Мой отец любит называть это нарядом Покахонтас, но мне больше нравится думать о себе как о Марии Мудром Вожде, первом президенте Соединенных Штатов индейского происхождения. У нее была гораздо более интересная жизнь.

Чейз считал, что ее белокурую красоту лучше всего подчеркивают серебряное платье или пилотская форма. Но он переменил свое мнение, увидев, как красиво сочетается медово-золотистый цвет куртки с нежным персиковым оттенком ее кожи.

— Да, это прекрасный выбор. Тебе нужно всегда носить золото, а не серебро. Тебе очень идет.

Айвори была чрезвычайно тронута его комплиментом, но почему-то почувствовала, что ей немного не по себе. Ей пришлось проглотить комок в горле, прежде чем она смогла ответить ему.

— Спасибо. Мэй, ты знакома с Чейзом Данканом? — спросила она подошедшую полную рыжеволосую даму, одетую в красно-коричневое платье в викторианском стиле.

Чейз с удивлением увидел, что это Мэй Мак-Кессон, известная поэтесса. Эвери писал мелодичную лирику, а ее работы были едкими и политически окрашенными. Чейз тепло приветствовал ее:

— Прошу прощения, но я не могу уловить смысл вашего костюма. Кого вы изображаете?

— Спайдер настаивает на том, чтобы я была Марией Кюри, но лично я предпочитаю Эмилию Дикинсон.

Эвери усмехнулся ее выбору:

— Вы же знаете, Спайдер не хочет, чтобы мы изображали кого-то из поэтов. Вам придется быть Марией Кюри, и ничего с этим не поделать.

В комнату вошел высокий худой мужчина в костюме Авраама Линкольна и, подойдя к ним, обнял Айвори.

— Дорогая моя, как давно я здесь не был.

Чейз нахмурился. Пришедшему было за пятьдесят, и для Айвори, по его мнению, он был слишком стар. Его представили как Натана Роуэ, весьма уважаемого философа, и Чейз постарался не показывать своего недовольства.

— Я читал некоторые ваши работы, — заметил он.

— Правда? — Комплимент, казалось, не произвел на Натана особого впечатления. Он продолжал все свое внимание уделять Айвори. Он проводил рукой по ее спине, Поигрывая бахромой куртки, и то и дело наклонялся, чтобы шепнуть ей что-то на ухо.

Чейз не мог смотреть, как он прикасается к Айвори, к отвернулся. Тут он заметил, что, стоя в дверях, за ним наблюдает Спайдер Даймонд. Он был облачен в просторный пурпурный балахон мага. Спайдер был чисто выбрит, нею спутанные волосы наполовину скрывала высокая шляпа, усеянная звездами. Летняя Луна, одетая в красное узкое платье, вышитое золотыми драконам, стояла рядом. Чейза подошел к ним:

— Я и не подозревал, что у вас сегодня будет так много знаменитостей.

Спайдер представил ему Летнюю Луну, затем ответил:

— Это потому, что ты думал, я никого из них не знаю, или потому, что они побоялись бы сюда прийти?

Летняя Луна была несколько моложе, чем Чейзу показалось на фотографии. Она держала Спайдера под руку и смотрела на него с таким рабским обожанием, что Чейз почувствовал отвращение. Без сомнения, она была абсолютно предана Спайдеру, однако Чейз помнил, что Айвори сомневалась, что ее отец любил кого-то, кроме ее матери. Возможно, Летняя Луна относилась к Спайдеру как к призу, который надо выиграть, но у Чейза она вызывала просто жалость.

Не желая признать, что он недооценил популярность Спайдера, Чейз признал его правоту.

— Я неуютно чувствую себя в одной компании с такими известными людьми.

— Тебе придется к этому привыкнуть, — заметил Спайдер с опасной усмешкой. — Если ты намерен тут остаться.

— Я постараюсь.

Чейз снова повернулся к Айвори. Она смотрела в его сторону, но сразу же быстро заговорила о чем-то с Натаном Роуэ, как будто ничто не отвлекало ее внимания. Чейза не удивило, что он кажется ей более привлекательным, чем Натан, но он спрашивал себя, как можно было бы заставить ее открыто показать свое предпочтение на глазах у Спайдера.

— Я должен быть каким-то конкретным генералом? — спросил он вдруг у Спайдера. — Здесь на форме нет никакой поясняющей надписи.

Спайдер пожал плечами:

— Ты бы удивился, узнав, у скольких мужчин есть неосуществленные военные амбиции. Эта форма призвана удовлетворить любые из них.

Ему не нужно было никого изображать, и это было так похоже на его настоящее положение, что не доставило никакого удовольствия. Однако он просто кивнул и вежливо улыбнулся, когда к ним присоединился джентльмен восточного типа в пилотской форме. Его имя, написанное на значке, было: капитан Джеймс Керквуд, руководитель первой экспедиции на Марс. Чейзу скорее хотелось бы быть ИМ, а не каким-то неизвестным генералом. Спайдер представил его как Минг Вонга, китайского философа, который пользовался значительным влиянием на Земле. Чейз был снова поражен, что Спайдер пригласил человека такого масштаба, как Минг, и даже не сделал никакой попытки заговорить с ним.

Последним гостем был Колдуэлл Корнелл, красивый темноволосый мужчина лет сорока, одетый в широкую белую рубашку и такие же штаны. Он держал в руках кисть и представился как Пабло Пикассо. Он тоже был философом, но его идеи резко отличались от взглядов Натана Рауэ и Минг Вонга.

Чейз наконец понял, что Спайдер сводит вместе этих Людей скорее с целью дать им возможность поспорить, чем провести приятный совместный вечер. Он начал сомневаться, удастся ли ему попробовать хоть что-нибудь со своей тарелки.

Айвори наконец оставила Натана и обходила гостей, Угощая их аперитивом и доливая напитки. Минг Вонг пил сидр из незрелой дыни; теперь его стакан был пуст, и она Жестом подозвала Андре, чтобы тот принес еще. Как-то раз Айвори попробовала этот напиток, но он показался ей чересчур приторным. Однако отец учил ее быть гостеприимной хозяйкой, поэтому свое мнение она оставила при себе.

Она почувствовала, что к ней кто-то подходит сзади, И догадалась, что это Чейз Сделав глубокий вдох, она обернулась.

— Ты ничего не пьешь, — сказала она. — Андре может предложить тебе все, что захочешь.

Чейз понизил голос до шепота:

— Он уже предлагал. Я сказал ему, что меня здесь интересуешь только ты.

Айвори почувствовала, как горячий румянец заливает ее щеки, но постаралась казаться невозмутимой:

— Неужели такой прямой напор достигает своей цели с большинством женщин?

— А меня и не интересует большинство женщин, ни прямо, ни косвенно.

Чейз понял, что в отношениях с Айвори он слишком торопит события. Впрочем, в его стремлении произвести впечатление был виноват не только Спайдер.

Улыбка Чейза была необыкновенно притягательна, и Айвори чувствовала в ней намек на ту страсть, которую они оба ощутили сегодня днем. Она и раньше чувствовала эту первобытную энергию, исходящую от других мужчин, но к ним она испытывала только ужас и отвращение, а то, как восхищался ею Чейз, смущало ее и казалось необъяснимо привлекательным. До того как она встретила его, она даже не думала, что может ощутить такую пугающую слабость перед мужчиной. Он, очевидно, отлично знал, что делает, а она не знала, и этого она не могла перенести.

— Я требую, чтобы ты рассказал мне, что тебе здесь нужно на самом деле, — заявила она. — Раньше ни один из наших служащих не попадал на частные приемы, так что я прекрасно вижу, что у вас с моим отцом отношения какие-то необычные.

Чейз едва пробормотал в ответ:

— Не более необычные, чем те, которые я хотел бы иметь с тобой.

От этого замечания, произнесенного соблазняющим шепотом, Айвори бросило в жар. Она не умела спорить, и решила прекратить это словесное состязание.

— Извини, — пробормотала она. Убегая от его насмешливого взгляда, она присоединилась к компании Мэй, Колдуэлла и Эвери. Вместе они составляли остроумнейшее трио и весело смеялись над шутками друг друга, но Айвори так остро ощущала присутствие Чейза, что мало что слышала из этого искрометного состязания в остроумии.

В столовой заиграло трио духовых инструментов: изысканное приглашение к столу. Спайдер подал знак, и гости двинулись через холл. На столе стояли карточки с именами, определявшими место каждого. Айвори увидела справа от себя место Чейза и кинула вопрошающий взгляд на отца. Тот кивнул, очевидно, довольный тем, как рассадил гостей. Айвори села на свое место, не выразив вслух протеста, поднимавшегося в ее сердце. Почему сегодня, спрашивала она Себя, когда за их столом собрались лучшие умы Галактики, почетное место рядом с ней отдано какому-то ничем не примечательному пилоту.

Летняя Луна смотрела на нее. Айвори знала, как сильно ее огорчает, что не она, а дочь хозяина занимает за этим столом место хозяйки. Она улыбнулась Летней Луне, и та отвернулась, но не так быстро, чтобы Айвори не обратила внимания на недоброе выражение ее глаз. Летняя Луна ничего не значила для Айвори. Она была просто еще одной из многочисленных любовниц отца. Айвори никогда не видела, чтобы он выражал какие-то чувства к этой женщине, и она сомневалась, что он их вообще испытывает.

Внезапно она почувствовала, как Чейз касается ее колена своим. Она чуть не подпрыгнула от неожиданности.

— Прошу прощения, — сказал Чейз. — Это одно из неудобств, которые причиняет высокий рост: всегда не хватает места. Я не хотел тебя беспокоить.

Айвори изобразила ласковую улыбку и прошептала так тихо, чтобы только он смог ее услышать:

— Это наглая ложь, и мы оба это знаем. Ты причиняешь мне неудобства все время и делаешь это нарочно.

— Теперь мне гораздо легче, когда ты наконец это заметила.

«Он стал совершенно невыносим», — подумала она и отвернулась к Минг Вонгу, сидевшему слева.

— Как продвинулась ваша работа с тех пор, как мы виделись последний раз? — спросила она.

Минг слегка отклонился назад — Андре как раз подавал ароматный бульон в прозрачной фарфоровой чашке.

— Спасибо, очень хорошо. Я пытался перевести в другую область традиционные взгляды на справедливость, дать их в более отвлеченной, трансцендентной интерпретации.

Этого замечания было достаточно, чтобы Натан Роуэ начал громкую речь о ценности традиционных взглядов, обвиняя Минга в постоянной склонности к обобщениям, а не к трансцендентному. Колдуэлл присоединился к разговору, который, несмотря на возвышенность предмета, быстро превратился в ожесточенный спор. Спайдер откинулся на спинку стула и с удовольствием ловил каждое слово. Летняя Луна смотрела только на него, Эвери и Мэй молча пили свой душистый бульон.

Чейз изучал философию в колледже и теперь получал большое удовольствие, слушая спор знаменитых философов о том, что имеет наибольшую ценность: справедливость, свобода или равенство. Как и поэты, он хранил молчание, но в отличие от них ему было крайне интересно. Он взглянул на Айвори. Она едва притронулась к супу и отодвинула чашку. Чейз не знал, что было причиной: то ли ученый спор, разгоревшийся за столом, то ли просто бульон показался ей слишком соленым. Он подумал, что она, должно быть, никогда не принимает участие в спорах гостей ее отца. Он заметил, как она перебирает пальцами в такт нежной старинной серенаде, которую играли музыканты, и спросил:

— Ну и что ты считаешь высшим благом?

На ее лице отразилось удивление: она, очевидно, не ожидала услышать от него этот вопрос. Мгновение помедлив, она сказала так же тихо, как он спросил:

— Для меня самое важное равенство.

Чейз думал, что она выберет свободу, потому что какой пират не любит свободу? Но, очевидно, у нее были свои основания для этого выбора. Он кивнул и понадеялся, что у них еще будет возможность поговорить об этих ее взглядах.

Обед продолжался, и через некоторое время Спайдер перевел разговор на поэзию. Как и ожидал Чейз, у Эвери и Мэй оказались противоположные взгляды на саму природу искусства. Эвери настаивал на том, что оно построено на воображении и метафоре. Мэй была непреклонна в своем мнении, утверждая, что в основе лежит некое неизгладимое, памятное, предпочтительно волнующее сообщение. Когда Натан, Колдуэлл и Минг присоединились к спору, разговор стал таким же громким и оживленным, как и тогда, когда обсуждали философию.

Чейз с восхищением слушал игру музыкантов. Кларнет, гобой и фагот все это время играли так, как будто у них была самая внимательная аудитория. Потом он опять с интересом посмотрел на фрески. Он не мог удержаться от мысли, что это один из самых необычных вечеров в его жизни. Артистическая обстановка, знаменитые гости, тщательно подобранные костюмы, философский разговор — уже одно это было неподражаемым, не говоря уже о том, каким необычайно опасным человеком был хозяин и инициатор этого собрания. Кроме того, здесь была еще восхитительная Айвори Даймонд, пленившая его с первого взгляда.

Однако Чейз напомнил себе, что он здесь на задании, а не ради погони за удовольствиями. Он взглянул на Летнюю Луну. Она то и дело трогала Спайдера за рукав и постоянно ему улыбалась, но он мало чем показывал, что замечает ее присутствие. Чейз вдруг понял, что ни разу не видел еще чтобы тот выражал какие-то чувства и к Айвори Это тоже было важно и стоило запомнить. Молодая женщина, не привыкшая к изъявлениям привязанности, может стесняться и избегать ее, что, несомненно, сделает задачу Чейза вдвое труднее.

Оживленная дискуссия за столом потихоньку стихла, теперь все наслаждались свежим салатом. Затем было подано блюдо из риса с кокосовым соусом, переложенного отварным овощным пюре, морковью и перцем. Это было главным блюдом, но, по его просьбе, Чейзу подали отличное жареное мясо. Он отрезал небольшой кусочек, попробовал и начал медленно смаковать. Он заметил вдруг, как Айвори с ужасом смотрит на него.

— Прошу прощения, тебя шокирует, что я ем мясо? — спросил он.

— Я выросла на одних овощах, которые выращивают в наших оранжереях, и у меня вызывает внутренний протест сама мысль, что можно есть чье-то мясо. Но, пожалуйста, мое мнение не должно тебе мешать получать удовольствие.

— Не будет, — пообещал Чейз и доел мясо.

Подали также вареные овощи, но он попробовал только немного моркови и отодвинул тарелку. Ему показалось, что блюдо было неплохим, но он вполне мог обойтись и без овощей. На десерт был невероятно роскошный шоколадный торт, покрытый сверху слоем шоколадного мусса, увенчанный шоколадной же глазурью, взвитыми сливками и свежей малиной. Чейз никогда не был падок на сладости и едва прикоснулся к торту, но Айвори отдала ему должное.

В этом было что-то особенное: видеть рядом с ее губами покрытые сливками ягоды малины. Это казалось Чейзу невероятно возбуждающим. Наконец отведя глаза, он увидел, как Летняя Луна смотрит на Айвори с таким открытым презрением, что он испугался. «Неужели она ревнует?» — спросил он себя. Может быть, любовь Спайдера к единственной дочери раздражала ее? Однако Айвори продолжала есть, очевидно, не подозревая о темном угрожающем взгляде, направленном на нее. Кажется, больше никто за столом не замечал этой нескрываемой враждебности, но Чейза это глубоко обеспокоило.

После обеда Спайдер пригласил всех обратно в фойе, однако Айвори не присоединилась к остальным, а направилась к лифту. Чейз, и не подумав спрашивать разрешения у Спайдера, последовал за ней. Она вошла в лифт и медлила, выбирая, на какую кнопку нажать, и, прежде чем двери закрылись, он проскользнул вслед за ней.

— Не могу больше выносить эту импозантную компанию. Надеюсь, ты не будешь возражать, если я присоединюсь к тебе.

Айвори помнила, с какой легкостью Чейз прижал ее в угол во время прошлой их поездки на лифте, и поэтому заранее приготовилась к сопротивлению, но на этот раз он держался в стороне. Она решила все-таки не расслабляться в его присутствии.

— Ты, даже не спрашивая, знаешь, чего я хочу, а чего нет.

Двери открылись на шестом ярусе, и Айвори вышла из лифта, не оглядываясь. Может быть, она думала, что полное отсутствие интереса с ее стороны смутит Чейза, но он нагнал ее у выхода в те самые оранжереи, о которых она упоминала. Именно здесь выращивались свежие продукты для стола. В этот час обслуживающего персонала здесь уже не было, и свет был притушен до бледно-голубого, напоминающего лунный. Чейз, однако, мог разглядеть ряды баков, наполненных тихо переливающимся питательным раствором, в котором выращивались съедобные растения.

Воздух в этом огромном сельскохозяйственном крыле был влажным, и в нем чувствовался скорее не аромат плодородной земли, а тяжелый запах химикатов, но это не было неприятно. По мере того как его глаза привыкали к полумраку, Чейз следовал за Айвори через лабиринт проходов, пока они не оказались в маленьком садике, полном орхидей. Задняя стена была прозрачной, и за ней открывался такой же эффектный вид, как и в его комнате. Этот экзотический сад казался одновременно и мрачноватым, и манящим. Даже если бы Чейз знал, что попал в одно из самых любимых мест Айвори, он не смог бы заставить себя уйти и оставить ее в одиночестве, которого она, видимо, желала.

— Это был самый странный обед, на котором я когда-либо был, — начал он, надеясь приободрить ее. — Он весь был подстроен, верно? Там не было ни одного момента, который бы твой отец не запланировал заранее. Твоей жизнью он так же легко распоряжается, как и своими гостями?

Айвори облокотилась на поручень, идущий вдоль стены.

— Нет.

— Значит, ты много путешествуешь, видела что-нибудь интересное на Земле и в колониях?

— Нет, для меня слишком опасно уезжать отсюда.

— Кроме того, здесь у меня есть все, что мне нужно, чтобы чувствовать себя довольной.

Чейз придвинулся к ней:

— Мне ты кажешься не более довольной, чем Летняя Луна. Ты знаешь, что она презирает тебя?

Айвори продолжала глядеть на звезды:

— Конечно. Она не может вынести того, что мой отец любит меня, а не ее. Я не принимаю это близко к сердцу.

— С его любовницами это часто бывает.

— Как ты можешь оставаться такой спокойной? Не ужели ты не боишься, что она может навредить тебе?

— Каким образом? Она не имеет надо мной никакой власти, и она не может ничего сказать или сделать, что могло бы разрушить любовь отца ко мне.

Чейз почувствовал, что его маневр с Летней Луной не достигает цели. Он вернулся к первоначальной тактике.

— Твой отец приглашает удивительных гостей, но самого его похоже, это развлекает гораздо больше, чем тебя. Как ему удается завлечь таких уважаемых людей к себе, в свое логово?

Айвори незаметно искоса взглянула на Чейза:

— Могущественные люди умеют почти гипнотически притягивать других. Наши гости хотят понять, насколько близко они могут приблизиться к нему; их прельщает опасность, которая его окружает. Он к тому же очень щедр и покровительствует большинству гостей, которые были здесь сегодня вечером, одаряя их через престижные денежные фонды.

— А они отдают себе в этом отчет?

— Конечно, но они приходят сюда получить удовольствие от общества моего отца, а не из благодарности. Понимаешь, он по-настоящему свободный человек, это мало кому удается. Это и привлекает к нему философов и поэтов.

— Но он говорит, что для тебя слишком опасно уезжать отсюда? Он сделал из тебя пленницу, — возразил Чейз. — Ты это понимаешь?

— Ты заблуждаешься, — сказала Айвори тихо. — Он ограждает меня от тех, кто мог бы причинить мне вред, но меня никто не запирает в моей комнате.

Чейз протянул руку и провел по ее волосам. Мягкие пряди вились вокруг его пальцев, как живые.

— Ты же художник, тебе нужно оценить красоту Земли, а ты никогда ее не видела. Даже если ты и не заперта в клетке, все равно — что это за жизнь.

Айвори повернулась к нему:

— Отличная жизнь, потому что она позволяет мне ощутить внутреннюю свободу и находить красоту в себе самой. Одиночество питает мое искусство, а искусство — это моя страсть.

Чейз взял ее лицо в свои руки:

— Теперь у тебя будет еще одна, другая страсть, — пообещал он, прежде чем его губы коснулись ее. Он чувствовал, как она дрожит, и сделал поцелуй более глубоким.

Он обнял ее за талию и притянул ближе. От нее шел сладостный аромат, и ее губы казались лучше, чем тот десерт, который она с таким воодушевлением ела.

Воздух садов был напоен первобытным желанием, и множество поцелуев не могли насытить его.

— Я никогда не встречал никого, похожего на тебя, — прошептал он ей на ухо. — Это какое-то волшебство. Такое, как описывал Эвери, но даже его талант не в силах выразить словами то, что ты делаешь со мной.

Его губы касались ее губ, и Айвори прекрасно чувствовала, что она делает с ним. Но ее душу гораздо глубже опаляло сознание того, что он делает с ней.

— Нет, — выдохнула она, упершись ему в грудь. — Мой отец убьет тебя, если застанет нас вот так.

Айвори не могла знать, что Чейзу грозит смерть, если, наоборот, он не будет с ней, и этой тайной он никак не мог с ней поделиться. Он приподнял ее голову за подбородок, так что его взгляд встретился с ее.

— Я ему нравлюсь, Айвори. Иначе меня бы не было на этом вечере сегодня.

Айвори нахмурилась: то, что сказал Чейз, было правдой. Однако она все же боялась того невыносимо сладостного чувства, с каким ее тело отзывалось на его ласки. Это могло привести в ярость ее отца. Пытаясь призвать на помощь все свои силы, она схватила Чейза за руки и почувствовала, какой он сильный.

— Нет, оставь меня. Я прошу тебя.

Она вырвалась из объятий Чейза, прежде чем он успел ее задержать, и убежала, предоставив ему самостоятельно искать выход из этих садов. Но вряд ли это было труднее, чем найти путь в загадочных лабиринтах ее сердца.

Глава 4

Чейз спустился в «Алмазную шахту», выбрав на этот раз угол, где стояла палатка с напитками, и заказал себе свой любимый марсианский эль. Он был теплым и густым, именно таким, как он любил, но мало остудил тот жар, который вызвала в нем Айвори. Он жалел, что у него не было времени отправить послание Шефу через Ейла Линкольна, однако он все равно не знал, как передать свою ситуацию на том сжатом коде, которого требовал Шеф. Он подумал/ это даже лучше, что у него не оказалось такой возможности. Как бы он объяснил, что Спайдер Даймонд действительно предложил ему испытание, о котором предупреждал Шеф, но такое необычное, какого никто не мог предвидеть. Он чувствовал себя героем какой-то сказки, перед которым поставлена самая сложная задача, которая только может стоять перед простым смертным. Герои сказок всегда невредимыми выходили из своих приключений и в конце концов получали награду. Однако здесь даже несколько лихорадочных поцелуев повергали Айвори в состояние паники — и он не представлял себе, как он сможет получить ее согласие и жениться на ней.

То, что Айвори оказалась такой загадочной женщиной, было только частью проблемы. Чейз был отлично обученным агентом, но обольщение не входило в курс его подготовки Ему не представляло труда рассказывать любые самые странные, хотя и убедительные истории, чтобы завоевать доверие пирата, но использовать подобные методы против Айвори — одна только мысль об этом вызывала в нем угрызения совести. Он не привык к этому чувству, и оно ложилось на его душу дополнительным грузом. Его собственный кодекс чести позволял лгать преступникам, но до этого момента он был честен даже в мелочах со всеми остальными — и мужчинами, и женщинами.

Потягивая марсианский эль, чтобы успокоить больную совесть, он потерял счет времени и вернулся в свою комнату после полуночи. Открыв дверь, он увидел Спайдера, растянувшегося на его кушетке. Неподходящее время он выбрал, чтобы напиться! Не желая рисковать и нарываться на ссору в таком уязвимом состоянии и на ограниченном пространстве, он оставил дверь открытой.

Спайдер уже сменил балахон мага на обычную темно-синюю пилотскую форму и вновь стал самим собой — опасным и жестоким пиратом.

— Я думал, что ты ушел с приема, чтобы побыть с Айвори, — заявил он, вставая с кушетки. — Мне не нравится, что она провела весь вечер одна в своей студии. Если ты не собираешься принимать всерьез наше соглашение, я немедленно покончу с ним и заодно с тобой.

Чейзу было нетрудно понять угрозу Спайдера. Он поднял руки в примиряющем жесте.

— Поверьте, я серьезно отношусь к нашей сделке. Вы должны отчитывать только Айвори, а не меня. Она до смерти боится, что вы убьете меня, если застанете нас вместе. Чем больше она в меня влюбляется, тем больше пугается, и так я ничего не смогу добиться.

Чейз принялся расстегивать свой китель. Он обратил внимание на странные взгляды внизу, в баре, и только теперь понял, что великолепная форма была тому причиной.

— Ваша дочь так жаждет привязанности, что вся трясется, когда я прикасаюсь к ней. Кто ее воспитывал? Няня-робот?

Оскорбленный, Спайдер Даймонд приблизился к нему вплотную, его лицо перекосилось от бешенства.

— Я не терплю подобной грубой наглости ни от кого, — заметил он мрачно. — И не собираюсь терпеть ее от тебя. Каким образом я предпочел воспитывать Айвори — это тебя не касается, ты должен просто стать ее мужем. И не думай, что я буду брать на себя роль Купидона. Если ты не в достаточной степени мужчина, чтобы заставить ее полюбить тебя, тогда просто скажи мне об этом, и я найду кого-нибудь получше.

Признать такое было равносильно самоубийству, и Чейз не собирался этого делать.

— Айвори уже влюблена в меня, — уверил он. — Она просто боится вас, и этот страх нам мешает.

Выйдя из терпения, Спайдер толкнул Чейза в грудь достаточно сильно, чтобы тот отступил на шаг.

— Я собираюсь уладить это и посылаю вас вдвоем в поездку И гляди, чтобы к вашему возвращению Айвори была на верном пути к тому, чтобы стать твоей женой, иначе я отдам тебя Стоксу и Вику, и ты будешь служить им замечательной мишенью для упражнений в стрельбе. И не вздумай бежать. Может быть, ты и можешь скрыться от патрулей Аладо, но если я захочу твоей смерти, то во всей Галактике не найдется ни одной черной дыры, в которой я бы тебя не нашел.

Чейз не хотел показать своей тревоги, для которой у него были все основания. Он двинулся к двери, преграждая Спайдеру путь:

— У Айвори есть чувство ко мне, иначе она бы не беспокоилась за меня так сильно. Это жестоко с вашей стороны причинять ей такое страдание: очевидно, у нее есть веская причина бояться за мою жизнь. Сколько мужчин уже заплатили жизнью за то, что любили ее?

Спайдер слегка нахмурился, потом взглянул вдаль, что-то прикидывая в уме. Затем он опять посмотрел на Чейза, и в его взгляде была насмешка.

— Почти дюжина. Если ты проиграешь, будешь двенадцатым.

— Я не собираюсь проигрывать, — сказал Чейз уверенно. — Но вам не следует заставлять Айвори страдать из-за того, что она меня любит.

— Неужели я снова должен повторять, что это не твое дело, как я обращаюсь с Айвори? Приходи к нам на завтрак, получишь задание. Сначала изобрази нежелание, у Айвори это вызовет меньше подозрений относительно твоих намерений.

Спайдер, очевидно, получал жестокое удовольствие, манипулируя чувствами своей дочери, и Чейз не мог понять, почему это так задевает его, ведь наверняка он часто поступал так и с другими людьми. Чейзу это было глубоко противно. Он отступил в сторону, и Спайдер вышел из комнаты.

Чейз долго еще не мог избавиться от неприятного осадка, который оставил у него этот разговор. После бессонной ночи он вошел в столовую, ожидая увидеть там кого-то из вчерашних гостей, но Спайдер и Айвори были одни.

— Доброе утро, — приветствовал он их.

Они ели кукурузные хлопья с миндалем, и, как только он сел за стол, Андре поставил перед ним тарелку. — Выглядит неплохо, — заметил он без особого энтузиазма.

Айвори отпила из своей кружки-игуаны и ничего не ответила, но Спайдер был не прочь поговорить.

— Мы с Айвори только что обсуждали одно дело. Она не только моя дочь, но и компаньон, которому я доверяю во всех моих предприятиях. Она великолепно меня донимает, так что я думаю, из нее выйдет отличный посол.

— Посол? — переспросил Чейз. Он продолжал наблюдать за реакцией Айвори, но она не смотрела в его сторону. Досада и гнев добавили его словам резкости. — Так ты уезжаешь?

Неправильно истолковав его чувства, Айвори решила, что эта возможность причиняет ему боль. Она не привыкла ни к путешествиям, ни к проявлениям заботы и просто пожала плечами:

— Речь не идет о дальней поездке, так что я уезжаю ненадолго.

— Но ты все-таки уезжаешь, — заключил Чейз. Боясь, что Чейз уже слишком раскрыл себя, Айвори бросила опасливый взгляд на Спайдера. Она ожидала, что тот незамедлительно уволит Чейза, как это бывало и раньше, но Спайдер удивил ее. Он не стал заявлять, что ее отъезд не подлежит обсуждению, а, наоборот, улыбнулся. Это не было его обычной улыбкой, которой он сопровождал угрозы, это скорее была насмешливая ухмылка, и она совершенно сбила Айвори с толку.

— У меня есть корабль, — объяснил Спайдер. — Может быть, не такой хороший, как крейсеры Аладо, но вполне подходящий для того путешествия, которое вы собираетесь предпринять. Я посылаю тебя вместе с Айвори, чтобы ты служил ей в качестве пилота и тело хранителя.

Ошеломленная этим предложением, Айвори почувствовала, что ей не хватает воздуха.

— Это решение не кажется мне слишком мудрым.

— Конечно, оно мудрое, — возразил Спайдер. — Ты знаешь возможности нашего оружия так же хорошо, как и я, но такие невежественные люди, как Мордекай Блэк, станут оказывать тебе должное уважение, только если за спиной у тебя будет сильный мужчина.

Айвори наконец взглянула на Чейза. Он смотрел на нее лукаво, довольный поручением, которое ему дали. Она почувствовала, что ее загоняют в угол, и возмутилась:

— Мы могли вместе слетать в банк и обратно, но это вряд ли доказывает его незаменимость. Теперешнее дело слишком важно, чтобы доверять его новичкам.

Глаза Спайдера сузились:

— Знаешь, сколько Стокс отдал бы за право лететь с тобой?

— Знаю, — ответила Айвори с заметным отвращением в голосе. — Все, что только можно себе представить. Но я бы лучше взяла с собой пару наших «серебряных парней», чем его или Чейза.

— Да, такой эскорт произвел бы впечатление, но я хочу пока подержать их в секрете. Так что в мои планы не входит, чтобы они маршировали по «Орлиному гнезду». Просто возьми Данкана. Я уверен, что он тебя не подведет. Верно, Данкан?

Чейз расправил плечи:

— Конечно, да. Кто такие эти «серебряные парни»?

— Роботы, которых ты видел в банке, — ответила Айвори. — Но я все равно считаю, что они были бы для меня лучшей компанией, чем ты.

Чейзу больше нравилось, когда она вот так показывала свой характер, чем когда уходила в себя, как раньше. Он от всего сердца рассмеялся:

— Поверь, я способен гораздо лучше развлечь тебя, чем могут они.

— Мне не нужны никакие развлечения, — возразила Айвори Она подалась вперед, совсем уже забыв о завтраке. — Я веду дела от имени моего отца. Все, что меня интересует — это чтобы они шли хорошо.

Ее решительный вид убеждал Чейза в том что она говорит правду. Но перед ним самим стояла задача совсем другого рода.

— Я работаю на тебя, — напомнил он ей мягко. — Просто скажи, что ты хочешь, и я сделаю.

Прежде чем Айвори успела перечислить ему его обязанности, Спайдер сделал это сам:

— Ты поведешь корабль к «Орлиному гнезду». Он расположен на астероиде, совсем не таком гостеприимном, как мой. Но он поставляет провизию шахтерам, и там проворачивается очень большой бизнес. Там ты будешь защищать жизнь Айвори ценой своей собственной. Она будет вести переговоры об оружии, и я хочу, чтобы ты всегда был рядом. Если кто-нибудь будет так глуп, что попытается взять ее в заложницы, это повлечет за собой немедленное возмездие, самое худшее, которое только можно себе представить. Люди, которые занимаются тем же бизнесом, что и я, отлично знают, как опасно становиться мне поперек дороги, но ведь всегда есть вероятность того, что найдется какой-нибудь самовлюбленный дурак, который захочет сделать себе имя за мой счет. Я рассчитываю, что ты будешь предотвращать все подобные неприятные инциденты.

— Даю вам слово, — поклялся Чейз с поспешностью, удивившей его самого. — Я не допущу, чтобы что-нибудь случилось с Айвори, никогда.

Смущенная тем, что о ней говорят так, как если бы ее здесь не было, Айвори встала из-за стола.

— Очевидно, мне здесь нечего добавить, так что я иду собирать вещи. Встречаемся в третьем доке через полчаса. Вместе проверим корабль и поедем.

— Я приду, — пообещал Чейз.

Довольный тем, что у него появился повод не доедать свои хлопья, Чейз отложил ложку. Он смотрел, как своей обычной изящной походкой Айвори выходит из комнаты.

Ее мягкая серебристая пилотская форма красиво облегала тело, но ему все-таки больше нравилось видеть ее одетой в золотое. Он повернулся к Спайдеру:

— Прошу прощения, но Айвори проявила ко мне так мало интереса, что у меня не было необходимости изображать нежелание, как вы просили. Это было умным ходом, дать нам задание на двоих. Но я все равно думаю, что вам нужно сказать Айвори, что ни один из нас не столкнется с ужасными последствиями, если она захочет, чтобы я был для нее больше, чем просто телохранителем.

Спайдер пробежал пальцами по краю кружки. Это движение было небрежным и беззаботным в отличие от его настроения.

— У меня были причины, чтобы выбрать тебя ей в мужья, Данкан. Будь благодарен за свою необычайную удачу и перестань жаловаться.

Чейз почувствовал себя так, будто его заставляют танцевать на сцене с потайным люком, которой вот-вот провалится под его ногами. Но все-таки он не захотел согласиться.

— Любовь и страх несовместимы, — сказал он. — Я приехал сюда, хорошо зная, чем вы занимаетесь, так что, если вам угодно посылать меня торговать оружием, у меня нет причины жаловаться. Но когда вы просите меня о личных услугах, самое малое, что вы можете сделать, это устранить с моего пути препятствия.

Спайдер засмеялся сухим, раздражительным смехом:

— Ты мне принадлежишь, Данкан, душой и телом. А теперь прекрати тратить свои силы и мое время и готовься к отъезду.

Вставая, Чейз задел стулом за край стола так сильно, что тарелка Спайдера задребезжала. Но он был настолько недоволен тем, чем оборачивается его задание, что не мог оставаться ни минуты рядом с этим бессердечным бандитом. Ему почти нечего было собирать из вещей, но теперь у него был повод уйти. Он слышал об «Орлином гнезде» и раньше, и, хотя оно слыло одним из самых диких заведений на границе, сейчас оно казалось ему исключительно привлекательным.

Вовсе не такой равнодушный к благополучию своей дочери, как полагал Чейз, Спайдер немедленно направился в ее комнату.

— Я посылаю с тобой Чейза Данкана по причине, которую я не собираюсь ему говорить, — объяснил он. — Может настать день, когда мы столкнемся с необходимостью или желанием вести дела без риска для наших жизней. Это просто первая проверка из тех, которые я задумал для Данкана. Если он выдержит ее, он останется, и я буду больше ему доверять, если нет — то… — Спайдер помолчал. — Я видел, как ты на него смотришь, и если хочешь, можешь оставить его себе в качестве домашнего животного или игрушки.

Айвори была сбита с толку этим замечанием, не понимая, как его расценить. Она стащила с кровати сумку и спросила:

— Что ты такое говоришь?

Спайдер прошел за ней к двери:

— Тебе самое время завести любовника, а Данкан, очевидно, стремится доставить тебе это удовольствие. Позволь ему это.

Айвори в изумлении уставилась на него. Она отлично знала все его интонации, так же хорошо, как свои собственные, но не заметила ни малейшего следа угрозы на его лице. Однако то, что он предлагал, все же пугало ее до смерти.

— Ты же никогда не позволял мужчинам даже приблизиться ко мне. Почему вдруг Чейз Данкан — исключение? Мы же оба знаем, что ему нужна не я, он просто хочет воспользоваться твоей властью.

— Без сомнения, это так. Но если он доставит тебе удовольствие, он заслужит награду, и будь уверена, я вознагражу его.

Айвори почувствовала, как мучительно стеснилась ее грудь при мысли о Чейзе.

— Нет, ты слишком хорошо научил меня. Он мне не нужен.

Наконец начиная понимать трудность задачи, стоящей перед Чейзом, Спайдер кивнул:

— Думай об этом как об эксперименте. Ты художница. Ты должна жить полной жизнью, чтобы уметь вы разить себя более полно в своем искусстве.

Айвори усмехнулась в ответ на его совет:

— Это походит на льстивую ложь, в которую ты сам советовал мне никогда не верить.

— Возможно, но на этот раз это правда. Кроме того, однажды ты захочешь иметь детей, и иметь мужа в этом случае — большое преимущество.

Айвори покачала головой, но Спайдер поцеловал ее в лоб.

— Я просто предложил. Но как и всегда, делай как хочешь.

— Если бы мне было позволено поступать, как мне нравится, я бы не брала Чейза Данкана с собой.

Спайдер взял ее под руку и прошел с ней к лифту.

— Просто верь в то, что я говорю, — попросил он. — Как ты верила всегда.

Айвори вошла в лифт, ничего не ответив. Она чувствовала, что циничный совет отца и трепет, который она испытывала в объятиях Чейза, заставляют ее сердце разрываться.

Чейз был слишком занят, чтобы поинтересоваться, на каком корабле они полетят. Когда он зашел в третий док, то увидел там «Бластер» компании «Сокол». Корпорация «Сокол» была главным соперником Аладо в доходных исследованиях космоса. Чейз был первым пилотом Аладо, садившимся на этот корабль, гордость флота «Сокола», и он не мог скрыть своей радости.

Вместо стилизованного сокола на борту этого «Бластера» было абстрактное изображение паука на фоне мерцающего черного алмаза. Это был поразительный рисунок, отдаленно напоминающий череп с перекрещенными костями. От его вида Чейза пробрала дрожь, и, похоже, это и было целью художника. В следующий момент он понял, что, вероятно, это Айвори придумала символ для своего отца. Она отлично уловила темную сторону его натуры.

Механики уже залили топливо и ожидали Чейза. Он вскарабкался по трапу и взошел на борт, не дожидаясь Айвори. «Бластер» был примерно того же размера, что и крейсера Аладо, внутри его была роскошная кабина с низко укрепленными креслами, которые можно было откинуть назад и превратить в удобные кушетки. Там была также кухня, вся заставленная ящиками с упакованной провизией, и рядом душ и туалет. Он вернулся в рубку, уселся в кресло и принялся изучать панель управления. Чрезвычайно увлекшись этим занятием, он не заметил, как вошла Айвори.

Она взглянула на Чейза, с восторгом осматривавшего приборы, и понадеялась, что, может быть, корабль займет его внимание на время этой поездки. Она наклонилась и похлопала его по плечу:

— Корабль подготовлен к отлету. Если ты готов, я закрываю люк.

Чейз вздрогнул и смутился, что она застала его в тот момент, когда он был весь поглощен кораблем.

— Сначала покажи мне доступ к компьютеру. И мне бы очень не хотелось называть его «Рекс», если его так зовут.

— Ее зовут. — Айвори было особенно приятно подчеркнуть это. — Ее зовут «Радуга».

Она заняла свое место и перегнулась через Чейза, чтобы включить компьютер.

— Доброе утро, «Радуга». У меня для тебя новый пилот. Его зовут Чейз Данкан, и ему потребуется максимум твоего внимания.

— На черта оно мне нужно, — возмутился Чейз.

— Доброе утро, Чейз Данкан, — ответила «Радуга».

— Ее голос был низким и знойным, удивительным для навигационного компьютера. — Пожалуйста, произнесите еще предложение, чтобы я могла более точно идентифицировать ваш голос и занести его в свой каталог.

— Доброе утро, «Радуга». Я Чейз Данкан, и у меня достаточно компетенции, чтобы летать на любом из когда-либо построенных кораблей. С этим «Бластером» у меня не будет абсолютно никаких проблем.

«Радуга» ответила чувственным хмыканьем:

— Хм, это так приятно слышать.

Ошеломленный, Чейз схватил Айвори за руку в тот момент, когда она поднималась с кресла:

— Погоди минутку. Это что, твой отец так шутит? Этот голос больше подходит девочкам Летней Луны, а не бортовому компьютеру.

— Ее голос не имеет отношения к делу, — холодно заметила Айвори. — Она отлично запрограммирована, исключительно хорошо себя показывает, и на наш полет не должно влиять то, что тебя, видите ли, раздражает ее голос. Теперь пусти меня, я закрою люк.

Чейз отпустил ее, но не мог избавиться от подспудного чувства, что с «Радугой» что-то неладно. Конечно, внешне он казался спокойным и оставил все свои дурные предчувствия при себе, надеясь, что вдвоем с Айвори они будут в безопасности. Когда Айвори вернулась, он задал ей самый очевидный вопрос:

— Каким образом Спайдеру достался этот корабль? Я понимаю, что, видимо, не честным путем, но все-таки мне интересно.

Айвори пристегнула ремень и уселась поудобнее.

— Жаль тебя разочаровывать, но корпорация «Сокол» решила, что у них больше кораблей, чем им требуется, и продала пару с аукциона. Мы их купили. Эту продажу широко не рекламировали, так что нет ничего странного в том, что ты о ней не слышал.

Она сказала это так спокойно и уверенно, что Чейз не мог понять: то ли это правда, то ли умная ложь. Он отлично знал, что представляют из себя Айвори и ее отец, так что ждать от них правды было бы абсурдно. Однако он почему-то надеялся, что они не станут лгать ему.

Механики покинули док. Завершив с помощью «Радуги» все свои действия по подготовке к полету, Чейз ввел код последовательности, открывающий широкие двери в конце дока. Загорелись красные огни, взвыла сирена — они были готовы к взлету, и «Радуга» начала обратный отсчет своим сексапильным шепотом.

— Вчера вечером ты мне сказала, что тебе опасно ездить куда бы то ни было, а сегодня ты летишь со мной в «Орлиное гнездо». Несколько неожиданный поворот в твоей размеренной жизни, верно?

Айвори раздраженно вздохнула:

— Давай-ка разберемся кое с чем прямо сейчас, Чейз.

— Я с тобой не еду. Это ты едешь со мной. Когда ты спросил, была ли я на Земле, я сказала «нет» Но это не значит, что я вообще никогда не летаю. Я езжу по делам, а не ради развлечения.

— А кто обычно летает вместе с тобой?

— Мой отец. Он хороший пилот и научил меня управлять кораблем. Я совершенно спокойно могла бы слетать одна, если бы ты не навязался меня сопровождать.

Ее раздражение так очевидно выражалось в голосе и выражении лица, что Чейз пока не стал пытаться смягчить ее. Двери дока уже полностью открылись, он взял на себя управление и вывел великолепный корабль в вечную тьму открытого космоса. Как и тогда, на шаттле, он сделал петлю вокруг «Алмазной шахты», затем передал управление «Радуге», предоставив ей самой прокладывать курс до «Орлиного гнезда».

— Сколько времени потребуется, «Радуга»?

— 35 часов 23 минуты, — отвечал компьютер, лениво растягивая слова.

— Спасибо. — Все еще увлеченный кораблем, Чейз продолжал изучать панель управления. — Значит, мы будем в «Орлином гнезде» примерно в полночь завтра. Не знаю, как ты, но мне это кажется не очень удачным временем для торговли оружием. Может быть, лучше прилететь туда на следующее утро.

Айвори сделалось досадно, что эта мысль пришла в голову не ей.

— Да, лучше. Честно говоря, мой отец так горел желанием поскорее нас отправить, что я забыла уточнить время нашего прибытия. Мы выйдем на орбиту астероида ночью, а приземлимся на следующее утро.

Она сжала губы в задумчивости, потом повернулась к Чейзу:

— Ты доверяешь своему инстинкту?

— Обычно да.

— Что значит «обычно»? Или доверяешь, или нет.

— Со мной по-другому. У меня есть шестое чувство, которое удерживает меня от всяких неприятностей, но, когда дело касается красивых женщин, оно мне не помогает. — Он подмигнул ей. — Тебе это известно не хуже меня. Не нужно было обладать глазом художника, чтобы правильно истолковать долгий взгляд, брошенный на нее Чейзом. Но Айвори страстно желала увидеть за этим внешним очарованием то, что действительно кроется в его сердце Однако она сомневалась, что за эту краткую поездку она сможет хотя бы приступить к этой трудной задаче.

— У меня таких проблем не возникает, когда дело касается мужчин, — сказала она — Но у меня дурное предчувствие, что этот полет будет сопряжен с некоторыми трудностями, и мне не нужно, чтобы еще и ты доставлял мне дополнительные проблемы. Боюсь, мой отец вознес тебя так высоко затем, чтобы ты потерпел неудачу. Это одна из любимых привычек моего отца — развлекаться за чужой счет, так что будь осторожен и не делай ошибок: в результате они могут стоить тебе жизни.

Ирония, сквозившая в предостережении Айвори, не ускользнула от Чейза, однако он притворился, что не разделяет ее опасений.

— Я не только хороший пилот, Айвори. Я еще и очень осмотрительный человек Я не полагаюсь на авось и не делаю дурацких ошибок.

— Неужели? А мне кажется, я припоминаю рассказ о том, как кто-то ошибся, доверившись не той женщине.

Чейз вздрогнул.

— Да, ты права. В тот раз я совершил огромную ошибку, но мне кажется, что мы говорим только о работе.

Айвори покачала головой, ее светлые кудри рассыпались по щекам.

— Нет. Есть много способов провалить задание. Одного неосторожного слова в присутствии Мордекая Блэка может быть достаточно, чтобы испортить все дело. — Она взглянула ему в глаза. — Не рискуй этим.

— Я просто приставлен к вам в качестве телохранителя, мисс Даймонд, а телохранителям не положено раз говаривать.

— Рада слышать, что ты понимаешь свое место. — Айвори отстегнула ремень и встала. — Я возвращаюсь в отсек и займусь работой. Если не хочешь, можешь здесь не оставаться. Но я настаиваю на том, чтобы ты развлекал себя сам и не беспокоил меня.

— Казалось, что именно этого она и хотела, и снова Чейз не стал спорить с ней.

— Что за работу ты имеешь в виду? Нужно уточнить еще какие-то детали, связанные с оружием?

— Нет, я хочу сделать несколько набросков для моих будущих работ из керамики. Я художник, помнишь? И это интересует меня больше всего.

Удовлетворенный тем, как этот компьютер с голосом сирены управляет кораблем, Чейз прошел за Айвори в главный отсек.

— Подожди минутку. Разве ты не будешь готовиться к встрече с Мордекаем Блэком? Я думал, Спайдер должен был оставить какие-то инструкции. А что, если Мордекай не заплатит установленную цену?

Айвори открыла свою сумку и вынула альбом для рисования и карандаши.

— Нет никакой необходимости репетировать, если можно руководствоваться несколькими простыми правилами. Мы предлагаем то, что хотим продать, — за цену, которую желаем получить. Мы договариваемся о количестве товара, сроке поставки, способах оплаты, причем цены не обсуждаются. Или мы получаем в точности столько, сколько просили с самого начала, или нет, и тогда сделка не состоится.

Взгляд Айвори был твердым, и было совершенно очевидно, что она разделяет принципы своего отца. Чейзу стала неприятно от одной такой мысли, он присел на ручку кресла, вытянув ноги через проход.

Внутренняя отделка крейсеров Аладо выдерживалась обычно в приглушенных серых тонах, приятных для отдыха. Этот «Бластер» был отделан по контрасту черным и белым. В этом было что-то тюремное, но Чейз старался не критиковать и просто улыбался.

— Хорошо. Очевидно, ты знаешь, как вести дела. Но я думаю, что мы должны договориться между собой о каком-то сигнале на тот случай, если ты захочешь свернуть переговоры и уйти. Допустим, Мордекай не согласится на твои условия и начнет вести себя грубо. Что ты тогда будешь делать?

Взгляд Айвори загорелся:

— Я встану и скажу: «Пошли, Данкан, мы уходим». Это для тебя достаточно ясно?

— Абсолютно. Но Блэк может применить грубую силу, чтобы остановить нас.

Айвори отложила рисование и снова полезла в сумку. На этот раз она вытащила «астральную пушку».

— Как ты считаешь, это может служить убедительным аргументом?

Борясь с охватившим его чувством, что он все это уже видел, Чейз замер, стараясь убедиться, что она не собирается направить «пушку» ему в грудь. Затем он покачал головой:

— Господи, это еще что?

— Это «астральная пушка», или, в интерпретации мое го отца, достижение Аладо. Я не буду заряжать ее, пока мы не соберемся покинуть корабль. Вот, хочешь взглянуть?

— Чейз взялся за лазерное оружие обеими руками и взволнованно вздохнул. Вначале он проверил, действительно ли она не заряжена, потом сомкнул пальцы на рукоятке. Это было самое легкое оружие из того, что ему приходилось держать в руках, к тому же он знал, что оно еще и гораздо более смертоносное.

— Это ты и будешь продавать Мордекаю Блэку?

— Да. Для него уже есть готовый рынок. Мы можем продавать их по мере того, как будем производить.

Чейз понимал, что бесполезно говорить об этической стороне торговли оружием с дочерью пирата, но он все-таки не оставлял надежду убедить ее не идти по стопам отца.

— Это, должно быть, интересно, — задумчиво проговорил он. — Вы делаете их на «Алмазной шахте»?

Айвори слегка прищурилась:

— Ты что, действительно думаешь, что я выдам тебе подобные сведения?

Чейз сделал вид, что не понимает вопроса.

— Ну да, а что?

Айвори взяла из его рук оружие и совершенно спокойно в отличие от того трепета, которое испытывал Чейз, сунула его обратно в сумку.

— Если помнишь, я была против того, чтобы брать тебя даже в банк. У тебя нет ни малейшего шанса, что я когда-нибудь возьму тебя на одну из наших фабрик.

— Так у вас их больше, чем одна?

— Кончай, Чейз. Может быть, ты и смог убедить отца в том, что стоишь его доверия, но это не значит, что ты произвел впечатление на меня. Я уже сказала, что мой внутренний голос меня еще никогда не подводил. Ты появился неизвестно откуда, взят на работу в качестве пилота, приглашен на частный прием, тебя посылают торговать оружием — и все это за пару дней. Это слишком странно, на мой взгляд. Все это наводит на мысль, что тут что-то не так.

Чейз уже был недалеко от цели, когда держал в руках «астральную пушку», и теперь не собирался отступать. Он решил сейчас же воспользоваться их близостью.

— Не забудь еще самое лучшее, — ласково проговорил он. — Еще был невероятно приятный эпизод в лифте, и еще один в студии, и прошлым вечером, и если бы ты не ушла, мы могли бы заставить все эти орхидеи покраснеть от стыда.

Айвори холодно посмотрела на него:

— Тебе во время этого полета положено выполнять определенную работу, и в нее не входят попытки подлизываться ко мне, описывая какие бы там ни было случайные поцелуи. Там, в отсеке, есть пульт для игр. И надень наушники, чтобы не мешать мне. Если тебя не интересуют игры, почитай что-нибудь или посмотри кино — но вплоть до ленча я не желаю слышать от тебя ни слова.

Чейз в ответ отвесил легкий поклон:

— Может быть, мисс Даймонд, тогда вы будете так любезны отдать мне распоряжения относительно ленча? Если уж я не могу вас должным образом развлечь, может быть, по крайней мере я смогу вас как следует накормить?

Другой человек на месте Чейза, может быть, оскорбился бы отповедью Айвори, но по шутливому блеску в его глазах она увидела, что его это просто позабавило. Но она не могла избавиться от своего прежнего неприятного предчувствия и даже не улыбнулась.

— Просто смешай вместе пару пакетиков риса и овощей. Это все, что мне нужно.

— Отлично. И нам следует сделать все, чтобы избежать опасности одиночества космоса и позавтракать вместе. Даже если мне придется сидеть у ваших ног.

— Попробуй только присесть у моих ног. Я пихну тебя так, что ты отлетишь до рубки. Теперь пойди займись чем-нибудь и оставь меня в покое.

— С большим удовольствием, — заверил ее Чейз и отвернулся, чтобы она не успела заметить его улыбку, в которой ясно можно было прочитать: он намерен заставить ее умолять его о чем-то гораздо более приятном, чем просто защита от одиночества.

Глава 5

Чейза не интересовали игры, в которые играло большинство пилотов в свободное время, где в основном была стрельба по мишени: он привык вести военные действия на «невидимом фронте». Он понимал, что не сможет сосредоточиться и на какой-нибудь книге, поэтому заглянул в фильмотеку корабля. В ней оказался богатый выбор мелодрам, а также комедий. Ему нужна была разрядка, поэтому он взял какую-то комедию и развлекался, пока не подошло время ленча. Тогда он встал и, стараясь не мешать Айвори, прошел на кухню.

В полетах он не любил есть много и отдавал предпочтение питательным протеиновым коктейлям, которые всегда были на кораблях Аладо. Полагая, что и здесь может оказаться что-то подобное, он начал копаться в запасах. В первом ящике были соки, в следующем — сушеные фрукты, в третьем лежали крупы и макаронные изделия. Он осмотрел еще контейнеры в соседнем отсеке, но нигде не нашел своего любимого протеинового напитка.

Чейз понимал, что нужно было осмотреть запасы еще до того, как они взлетели, поэтому в постигшем его разочаровании оставалось винить одного себя. У него оставалась маленькая надежда на то, что он просто плохо искал, и он просмотрел их склад еще раз. На этот раз он вынимал все упаковки и раскладывал их в аккуратные стопки, но опять не нашел того, что ему было нужно. Вряд ли ему удастся купить коктейли в «Орлином гнезде». Раздосадованный, он принялся бросать упаковки обратно в ящики, сгоряча хлопая крышками.

Айвори слышала, как Чейз открывает и закрывает контейнеры, и решила, что он просто осматривает запасы перед тем, как готовить ленч. Однако шум, который он производил, не стихал, пока наконец не стало похоже, будто он громит кухню. Она была слишком голодна, чтобы ждать, пока он сам прекратит эти игры с продуктами, поэтому ей пришлось отложить свой альбом и пойти на кухню. Одного взгляда на хмурую физиономию Чейза было достаточно, чтобы понять, что он недоволен результатами своих поисков.

— Что-то не так? Мы покупаем продукты у той же самой компании, которая снабжает Аладо. Ты что, не нашел чего-то своего любимого?

После того как Айвори так беспардонно выгнала его, Чейз не ждал, что она станет выказывать такую заботу о нем, но эта забота действительно отражалась и в ее взгляде, и в выражении ее лица, и в тоне. Это заставило его почувствовать себя еще хуже.

— Да, не нашел. Здесь полно риса и овощей, которые нужны тебе, но нет ни одного протеинового коктейля, которые нравятся мне.

Айвори поморщилась:

— Это вампирское пойло? Неужели ты действительно это любишь?

— Существует большая разница — пить жидкий протеин или кровь! — рявкнул Чейз и, поняв, как высоко парно это прозвучало, засмеялся. — Прости. Да, мне нравится «вампирское пойло», но я думал, что так говорят только пилоты Аладо. Откуда ты знаешь это название?

Не желая откровенничать, Айвори просто пожала плечами:

— В «Алмазной шахте» можно услышать какой угодно сленг, в том числе и то, как говорят в Аладо. Так что же, здесь совсем нет ничего, что ты можешь есть?

— Да нет, я могу есть все что угодно, просто не хочу. Айвори подумала, что он начинает напоминать капризного ребенка, и это ей не понравилось.

— Очень жаль, но тебе все равно придется чего-нибудь съесть. От тебя будет немного толку в качестве телохранителя, если ты будешь валиться с ног от голода.

Чейз кивнул:

— Знаю.

Он отложил пачку риса и овощей, как просила она, потом начал снова копаться в контейнерах, ища чего-нибудь для себя. Айвори ждала, стоя над ним. Ему стало совестно, и он быстро вытащил какой-то пакет с вермишелевым супом.

— Это сойдет.

— Ну так иди и свари его, — поторопила она его. — А я займусь своим.

— Нет, раз уж я вызвался быть поваром во время этой поездки, значит, я буду заниматься всей готовкой сам. Иди обратно, посиди немного. Я принесу тебе ленч, как только он будет готов.

Он, кажется, не убедил Айвори, и еще раз торопливо махнул ей:

— Иди-иди, тебе нужно работать, а мне нужно заняться едой.

— Ну и отлично, — бросила Айвори через плечо, возвращаясь в главный отсек.

На каждом пакете имелась инструкция, так что Чейзу оставалось только высыпать содержимое в глубокую тарелку, залить водой, сунуть в микроволновую печь и подождать пару секунд, пока блюдо не приготовится. Несмотря на свое хвастовство, на самом деле у него был очень скромный опыт по части приготовления еды. Он ошибся в первый раз, когда замечал время, необходимое для приготовления своего супа, и вместо того, чтобы подогреть до нужной температуры, вскипятил его. Он вытащил раскаленную тарелку из печки и поставил рядом, чтобы она немного остыла, пока он разогревает еду для Айвори. На этот раз он был аккуратнее, и результат оказался лучше. Прихватив вилку и салфетку, он отнес тарелку Айвори.

— Как выяснилось, из меня плохой официант. Я забыл спросить, что ты будешь пить.

— Подойдет любой сок, спасибо. — Айвори взяла из его рук тарелку и поставила на поднос, на котором работала. — Ты собираешься присоединиться ко мне? Как ты правильно предупредил, одиночество вряд ли поможет нам справиться как следует с заданием.

Чрезвычайно польщенный тем, что ей захотелось его общества, Чейз широко улыбнулся:

— Точно. Я сейчас принесу сок и мой суп.

Тарелка уже достаточно остыла, чтобы ее можно было нести, но сам суп еще был довольно горячим. Чейз прихватил немного сока и для себя и потягивал его, поджидая, пока он сможет есть без риска обжечь себе небо.

— Ну как ты порисовала сегодня? — спросил он Айвори.

Она наклонилась, чтобы подобрать свой альбом, и показала его Чейзу:

— Я хочу сделать подсвечники, которые подходили бы к моим кружкам-игуанам. Я только думаю, не слишком ли это претенциозно.

Рисунки были гораздо более детальными, чем представлял их себе Чейз. На одних была только одна ящерица, обвившаяся вокруг свечи, на других — целые группы свившихся друг с другом рептилий. Все вместе они образовывали самый гротескный канделябр, который он только видел. Он не мог себе представить, как можно наслаждаться трапезой, когда такая тварь уставилась тебе прямо в лицо. Но он не осмелился сказать об этом Айвори: похоже, она действительно была без ума от этих маленьких безобразных пресмыкающихся. Ему же больше нравилось, когда она рисовала эфирных крылатых ангелов.

— Как же ты собираешься сделать вот этот, большой? Из отдельных частей или как одну большую скульптуру?

Айвори решила, что ему понравились ее наброски. Это очень ей польстило, и она с готовностью принялась объяснять:

— Я думаю сделать несколько частей, которые можно будет собирать по-разному, в разных сочетаниях. Их можно будет использовать и на больших приемах, как вчера вечером, и на маленьких, когда будет только несколько гостей.

Чейз судорожно пытался припомнить хоть что-нибудь умное, что он мог бы сказать об этих отвратительных чешуйчатых монстрах, которые ей так нравились.

— Ты действительно уловила характер игуаны. У тебя была когда-нибудь настоящая ручная ящерица?

Айвори отложила альбом в сторону и снова принялась за свое овощное рагу.

— Нет, я никогда не видела живых игуан, но у меня есть хороший фильм о них среди моих учебных программ.

Эта женщина не переставала удивлять его.

— Ты смотришь учебные программы?

— Конечно. — Айвори забавлялась со своей едой, складывая рис горкой на краю тарелки и потом подрубая верхушку вилкой. — Я начала собирать их с одним из моих учителей. А потом продолжала добавлять сама.

Айвори поедала свой ленч с тем же энтузиазмом, на который шутливо жаловался Спайдер во время их первой совместной трапезы. Чейзу казалось просто очаровательным, что такая необыкновенная женщина обладает совершенно детской непосредственностью. Однако он не мог позабыть и то, с какой непринужденностью она обращалась с «астральной пушкой». Недооценивать это было бы ошибкой с его стороны.

— У тебя были только домашние учителя, ты никогда не ходила в школу?

Айвори рассмеялась:

— Неужели ты серьезно думаешь, что меня приняли бы в какую-нибудь из академий Аладо, даже если бы я набралась наглости попробовать?

— Наверное, нет. Но ведь это не значит, что тебя не приняли бы в какую-нибудь престижную художественную школу на Земле. Эти наброски, которые ты сделала сегодня, достаточно талантливы, чтобы тебя могли принять в любую из них.

— Ты что, работаешь в свободное время в приемной комиссии.

— Конечно, нет. Но я же могу понять, что является отличной работой, а что нет.

Он видел, что Айвори настроена скептически. Она кивнула:

— Ну да, конечно. Я и забыла: ты же раньше продавал порнографию.

Чейз едва не пролил суп себе на колени и почти проорал ей в ответ:

— Я не продавал порнографию! Сколько раз я должен тебе повторять. Эти фотографии были искусством. И превосходным к тому же.

Айвори ничего не ответила на этот взрыв эмоций. Она просто опять пригубила свой сок и продолжала есть ленч. Несколько минут прошло в неловком молчании, пока она не заговорила снова.

— Ну ладно. Допустим, я тебе верю, — признала наконец она. — Что, по-твоему, было бы лучшим образцом моей работы — лучше, чем эта груда несчастных игуан, обнявших свечки?

Даже Чейз не отозвался бы так резко о ее работе, но описание было действительно очень точным.

— А ты когда-нибудь работала с живыми моделями?

Подумав, что она наконец-то нашла способ отвадить Чейза от совместных поездок, Айвори улыбнулась торжествующей улыбкой. Ее глаза заискрились весельем:

— Вообще-то нет. Когда ты закончишь со своим супом, может, ты разденешься и я поупражняюсь на тебе?

Она предложила это так же небрежно, как когда рассуждала об «астральной пушке», но ведь Чейз не был каким-то экзотическим оружием.

— Ты шутишь? — сказал он.

— С какой стати? Ты все время твердишь, что ты любитель искусства. Я решила, что ты будешь только рад мне попозировать.

Тут она действительно поймала его, но Чейз все же не мог с этим примириться.

— Я был бы рад снять одежду, если бы тебе просто было интересно поглядеть, как я выгляжу. Но сидеть тут тихо с тобой рядом, чтобы ты могла делать свои наброски — нет, ничего не получится. Кроме того, если тебе действительно интересно изучить мое тело, это можно сделать гораздо более приятным способом.

От Айвори не ускользал ни один из постоянных сексуальных намеков Чейза, но она приняла отрешенный вид и смерила его холодным взглядом:

— По-моему, ты кое-что забыл.

— Не знаю, о чем я мог забыть. «Радуга» ведет корабль, у нас полно свободного времени, пока мы не долетим до «Орлиного гнезда». Как я понимаю, нам ничего не мешает заняться изучением друг друга, приятно и не торопясь.

Совершенно не тронутая его настойчивостью, Айвори покончила со своим завтраком и вручила ему пустую тарелку, чтобы тот отнес ее назад на кухню.

— Ты что, забыл, как проснулся голым в клетке?

Чейз отлично помнил этот эпизод, но ему и в голову не приходило, что Спайдер мог быть не единственным, кто видел его в «естественном» виде.

— Ты что, была там? — спросил он, втайне горячо надеясь, что это не так.

Айвори не думала, что можно так смутить Чейза Данкана, но, похоже, его действительно ужасала мысль, что она могла видеть его в таком унизительном положении. Ей казалось, что она должна почувствовать удовлетворение и торжество оттого, что поставила его на место, однако вместо этого она ощущала горькое разочарование и недовольство собой оттого, что снизошла до методов своего отца.

— Тебе нечего стыдиться. У тебя замечательное тело, и твоя татуировка самая красивая из всех, которые я видела. Это изображение индейское, с Северо-западного побережья Америки, верно?

Шеф неоднократно настоятельно советовал Чейзу свести своего Ворона. Эта татуировка была слишком необычной и заметной, по ней его легко было опознать. Очевидно, Спайдер не придал этому значения, но любой художник с минимальным знанием туземного искусства мог легко это определить Теперь его гораздо больше беспокоила возможность быть разоблаченным, чем стыд за свою наготу. Он кивнул:

— Да, это Ворон, так его рисуют индейцы Хейда. Но когда ты в следующий раз увидишь меня без одежды, надеюсь, я буду в достаточном сознании, чтобы это заметить.

— Ну, если ты не собираешься мне позировать, никакого следующею раза не будет. Извини, но я хочу убедиться, что у «Радуги, » не возникло никаких проблем. У меня все еще нехорошее предчувствие, что что-то может идти не так. А мы здесь не в Аладо, у нас нет техслужбы, которую мы могли бы вызвать.

Она поднялась и направилась в рубку. Чейз поспешно отнес посуду на кухню, засунул в мойку и пошел за Айвори. У него были собственные сомнения относительно способностей «Радуги» но он боялся, что Айвори просто что-то заподозрила в ею игре и вовсе не предполагаемые технические неполадки были причиной ее ухода. Интуиция часто бывает важнее простого знания, а она была человеком искусства, ее умением схватывать детали, она должна была обладать сильной интуицией. Но если она и начинает подозревать его в обмане, то ему нужно приложить еще больше усилий для того, чтобы отвлечь ее.

Айвори сидела на месте пилота, он занял соседнее.

— Ну и как она?

— Я сейчас проверяю все системы, но все вроде бы нормально. С другой стороны, осторожность никогда не помешает.

Чейз положил руку ей на колено.

— Согласен, но если ты этим слишком увлечешься, то погрязнешь в тупой рутине и пропустишь все увлекательные приключения.

Айвори оттолкнула его руку.

— Так ты поэтому хочешь работать у моего отца? Ты думаешь, что найдешь у него те приключения, которые ищешь?

Чейз сплел пальцы и лениво потянулся. Он был отличным пилотом, но долгие полеты никогда не доставляли ему большого удовольствия. Это и стало главной причиной того, что он перешел на работу в отделение разведки: теперь его работа проходила в основном на Земле, а не в космосе. Он заворочался в кресле, пытаясь устроиться поудобнее.

— Я же говорил тебе, у меня был небольшой выбор с тех пор, как Аладо поймала меня на продаже картин на сторону. А твой отец ворочает большими делами. Я подумал, что у него может найтись работа и для меня, и она действительно нашлась. Это был вопрос экономический, Ненавижу быть на мели.

— Ты говоришь неправду, Чейз.

Она не верила тому, что он считал самой надежной частью своей истории. Но он не позволил своему беспокойству прорваться наружу и ответил на ее прямой взгляд спокойной улыбкой:

— Принимая во внимание, где ты выросла, я не удивляюсь, что ты не веришь ничему, что слышишь. Здоровый скептицизм — это мудрая вещь, но должен же быть какой-то предел, после которого ты начнешь мне верить. Я надеюсь, что мы скоро доберемся до него, потому что ты мне слишком нравишься и я не могу изображать равнодушие, когда отнюдь его не испытываю.

В этих словах, несомненно, слышалась самая настоящая искренность, но Айвори все еще держалась осторожно.

— Мой отец считает, что я могу держать тебя в качестве домашнего животного, игрушки, но я бы с гораздо большим удовольствием завела себе игуану.

То, что Спайдер разрешил ей использовать его, пусть не любить, — было шагом в правильном направлении. Чейз приободрился, услышав, что Спайдер не проигнорировал его просьбу о поддержке.

— Ты сказала, что для тебя важно равенство, — напомнил он ей. — Для меня тоже, и я не буду игрушкой ни у одной женщины. Это только сделает меня ее рабом, а не равным ей.

Это замечание произвело впечатление на Айвори, и она немного успокоилась.

— Я согласна с теми, кто говорит, что любовь может быть только между равными, но ведь равенство может принимать такие различные формы, что я сомневаюсь, может ли оно вообще существовать.

— Да. Я думаю, что в каждой паре кто-то всегда ярче, или привлекательнее, или трудолюбивее, и из-за этого могут возникнуть трения.

— Не забудь еще власть, — заметила Айвори. — Когда у одного есть власть, чтобы уничтожить другого, страх всегда пересилит любовь.

Чейз взял ее за руку, поднес к губам и принялся целовать ее пальцы один за другим.

— Не забывай, что существуют мужчины, которым нравится опасность. Женщины, обладающие такой властью, будут казаться им бесконечно привлекательными.

Он наклонился, чтобы поцеловать ее ладонь, и Айвори вдруг захотелось провести рукой по его иссиня-черным волосам. Но она не была уверена в том, к чему ведет их разговор, и что бы она действительно хотела услышать. Она не осмелилась прикоснуться к нему.

— У меня такое чувство, что ты просто повторяешь слова, которые говорил другим женщинам. Мне бы хотелось, чтобы ты придумал какой-нибудь более оригинальный подход.

Ее язвительное замечание оказалось таким метким, что Чейз не выдержал и рассмеялся.

— Прости меня, — попросил он. — Ты замечательная женщина. Конечно, ты заслуживаешь гораздо более творческого подхода. Я боюсь только, что мы вернемся в «Алмазную шахту» прежде, чем я его найду.

— Разве это такая трагедия?

— Для меня да, — ответил Чейз. Не мог же он ей объяснить, что его жизнь зависит от этого.

На какое-то мгновение Айвори подумала, что, может, это просто из-за его смуглости он кажется ей таким особенным, непохожим на всех других. Она быстро отмела эту мысль. Конечно же, его выделяло дерзкое поведение. У Стокса тоже была эта черта, но Чейз был, несомненно, умнее, и это, бесспорно, отличало его и делало, возможно, более опасным.

— Только не придумывай тут всякие сказки, — сказала она, отнимая руку. — Ты сам только что сказал, что для тебя больше значит опасность, чем я сама, а после такого признания никакой подход ко мне, даже самый изощренный, не пройдет. А теперь иди, найди себе занятие до обеда. Я хочу побыть одна.

Чувствуя, что она поймала его на слове, Чейз слишком поздно понял, какую грубую ошибку он допустил.

— Я сказал только, что существуют мужчины, которым нравится опасность. Я не сказал, что я один из них.

— Ну, пожалуйста, — протянула Айвори. — Ты только делаешь еще хуже. Просто убирайся отсюда, и все.

Чейз неохотно подчинился и ушел в пассажирский отсек. Сомневаясь, что он сможет найти здесь себе развлечение, сравнимое со шквалом насмешек, которые обрушила на него Айвори, он несколько минут просто мерил шагами проход, пока его взгляд не упал на альбом, который она там оставила. Чейз был уверен, что в ближайшее время она здесь не появится, так что он уселся и принялся перелистывать страницы. Как он отмечал и раньше, Айвори удавалось талантливо схватывать индивидуальность каждого предмета, и он просто любовался ее рисунками.

Первые страницы альбома были отданы натюрмортам, но они не шли ни в какое сравнение с обычным нагромождением фруктов и предметов. Она умело сочетала природную красоту овощей с разного рода механическими деталями, и контраст между живым и неживым был передан так красиво, что Чейз не мог удержаться от соблазна провести пальцами по странице. Он следовал за изгибами линий и поражался замечательному таланту Айвори.

Ему не терпелось увидеть больше, и он листал страницу за страницей, рассматривая выразительные зарисовки, изображающие завсегдатаев бара в «Алмазной шахте», облокотившихся на стойку, Фон рисунка каким-то необычным, причудливым образом складывался в абстрактное изображение пары мужских башмаков.

Ожидая еще более смелых комбинаций, Чейз перевернул страницу, и у него перехватило дыхание. Айвори, как оказалось, не просто видела его в той проклятой клетке. У нее еще хватило времени, чтобы нарисовать его во всех возможных ракурсах.

Рисунки были замечательными, но даже это не умерило его возмущения. Он был не больше чем просто экспонатом! Спайдер сказал что он нравится Айвори. Теперь Чейз начал опасаться, что причина этих симпатий просто в том, что он стал для нее новым интересным объектом дли упражнений в живописи.

Глубокo уязвленный, он вскочил на ноги, вбежал в рубку и помахал рисунком перед лицом Айвори:

— Тебе было забавно рисовать меня, да? Я мог там замерзнуть до смерти, там было так дьявольски холодно, но ведь тебе и в голову не пришло подумать о том, каково мне, верно? Я для тебя — вроде тех игуан в твоих научных программах, просто какое-то там жалкое человеческое существо, которое избили и бросили, как груду мяса. Да, ты действительно дочь своего отца. Может, у тебя и острый глаз, и ты можешь рисовать все, то тебе нравится, но у тебя души нет ни на гран, и ты никогда не будешь великим художником.

Чейз швырнул ей альбом и ушел. Ее не слишком поразило то, что он рылся в ее рисунках, но это все же уязвило ее. Она схватила злополучный альбом и пошла вслед за ним.

— Да как ты смеешь глядеть мои работы! — закричала она — Все, чем я владею, до самой последней вещи — это мое личное дело, и если ты еще хоть раз осмелишься рыться в моих рисунках или в любых моих вещах, ты еще будешь умолять меня скорее тебя пристрелить, чтобы окончить твои мучения!

Чейз, слишком разозленный, чтобы рассуждать здраво, видел перед собой только невероятно желанную женщину, а не ту, раздражение которой было под стать его собственному. Вместо того чтобы ответить такими же яростными угрозами, он схватил ее, обнял и поцеловал, требовательно и страстно. Ее неистовые попытки вырваться из его объятий только усилили в нем стремление наказать ее потоком жадных поцелуев. Он повернулся, не давая ей уйти, и потянул ее вниз, на ближайшее кресло.

Ее локоны рассыпались по его лицу, ослепляя его, как золотая завеса. Потерянный в этой чувственной ласке, он уже не думал о том, что подвергает опасности свое задание. Его единственным стремлением было обуздать эту гибкую богиню, бьющуюся в его руках. Она задыхалась, но он не хотел отпускать ее, пока не будет уверен, что она сама по собственной воле вернется в его объятия. Стремясь пробудить у нее желание, он постепенно смягчил свои поцелуи до нежных и соблазняюще легких. Минуты шли, а Айвори продолжала выказывать только яростное сопротивление.

Наконец осознав, что она была воспитана человеком, который презирал любое проявление нежности как слабость, Чейз всем весом навалился на кресло, заставляя его спинку откинуться в горизонтальное положение, и буквально пригвоздил Айвори к нему Ему было противно вести себя так по-варварски, но, сжав ее запястья, он прошептал ей на ухо.

— Я могу стать очень опасной игрушкой, если ты не найдешь времени приручить меня.

— Да я скорее буду учить скорпионов петь.

Чейз слегка приподнялся.

— Это очень странное замечание, такое же, как не которые твои рисунки. Я, видимо, опоздал. Одиночество уже свело тебя с ума.

— Неужели ты настолько самодоволен, что даже не можешь представить себе, что нормальная женщина старается избежать твоих грубых лап!

Продолжая с силой сжимать ее запястья одной рукой, другой Чейз скользнул вниз, к прелестной округлости ее груди. Даже сквозь пилотскую форму он чувствовал, как напрягаются ее соски. Он ласкал их с медленным удовольствием.

— Похоже, мое прикосновение не кажется тебе слишком возмутительным.

Ее взгляд потемнел от ярости:

— Возмутительным, тошнотворным, отвратительным…

Чейз вновь прильнул к ее губам, прерывая поток оскорблении, хотя он был уверен, что она не думала так на самом деле. Он разжал коленом ее ноги, и его рука скользнул ниже. Она выгнулась, ненамеренно прижимаясь к нему. Он обхватил рукой ее бедро, чтобы заставить ее не двигаться, и провел рукой ниже. Он гладил ее легко, но настойчиво, так как он умел, только чтобы показать ей, почему женщины хотят быть с мужчинами.

Вдохновленный растущей теплотой, которую он чувствовал, он продолжал мучить ее плавным, обольщающим прикосновением. Заниматься любовью с Айвори Даймонд, может быть, было так же опасно, как учить скорпионов петь, но он был готов рискнуть. Она зажгла что-то глубоко внутри него, и он должен был пробудить это и в ней. Он не выпускал ее, пока не почувствовал в ней не возмущение и протест, а несомненный трепет возбуждения и экстаза. «Тогда он отпустил ее руки. Ошеломленная тем наслаждением, которое он дал ей, она не сделала немедленного движения убежать. Наоборот, она лежала тихо, с закрытыми глазами, ее дыхание было частым, и на лице было блаженное выражение.

Однако прежде чем Чейз успел поздравить себя с победой, ее настроение мгновенно сменилось таким диким негодованием, что ему пришлось вскочить на ноги. Он поднял руки и отступил назад:

— Я просто давал тебе урок, которого, кажется, не доставало в твоих обучающих программах. Простого «спасибо» будет достаточно.

— Только тронь меня еще, и я отрублю тебе руки и заставлю съесть их!

Чейз не сомневался в искренности ее намерения, но просто тихо рассмеялся. Он был уверен, что нашел способ, как овладеть ею, и не смог изобразить даже легкого испуга.

— Ты никогда не отрежешь мне руки теперь, когда ты знаешь, какое удовольствие они могут доставить.

Тело Айвори требовало еще ласки, но она была слишком гордой женщиной, чтобы признать это.

— В «Орлином гнезде», должно быть, есть шлюхи. Развлекайся с ними, пока я буду разговаривать с Мордекаем Блэком. Иначе я привезу тебя обратно на «Алмазную шахту» в цепях.

Чейз подмигнул ей:

— Меня не интересуют другие женщины, когда нам так хорошо вместе.

— Ты был бы лучше мертвый.

— Ну и что? Жизнь ничего не стоит без риска, а ты точно его стоишь.

Айвори оставалось только восхищаться смелостью Чейза. Она подумала, что отец, должно быть, увидел и оценил в нем именно это качество. Она не хотела вступать с ним в единоборство, чтобы сломить его упрямство. Она не хотела также повторения их последнего столкновения.

— Если ты думаешь, что мне нравится быть пришпиленной к креслу, как какая-то бабочка в экзотической коллекции, то ты глубоко ошибаешься. Может быть, во всей Галактике смертная казнь уже отменена, но на «Алмазной шахте» за изнасилование все еще полагается наказание. Чейз облокотился на соседнее кресло с выражением полной беззаботности на лице.

— Может, оно и так, но то, что произошло между нами, даже близко не подходит под определение изнасилования, и ты это прекрасно знаешь. Мне и раньше приходилось думать, что мы можем отлично сыграться во всех отношениях, и я достаточно опытен в таких делах, чтобы понимать, что это за чудо, когда мы вместе. Со временем ты это тоже поймешь. Я постараюсь быть более терпеливым.

Он насмехался над ее неопытностью, а этого она не могла терпеть.

— Ну-ну, давай, — подбодрила она его. — И я буду вынуждена продемонстрировать, насколько точно стреляет «астральная пушка», и мишенью будешь ты. Это не только произведет впечатление на Блэка, но и положит конец твоему надоедливому присутствию.

— Да, но тогда ты окажешься без телохранителя, а мы оба знаем, что это было бы не слишком мудро. «Орлиное гнездо», должно быть, кишит всякими паразитами, у большинства которых две ноги.

— Твоими сородичами?

Чейза продолжало восхищать остроумие Айвори, но он почувствовал, что она весьма вспыльчивый человек, в ней таилась неистовая ярость, которая слишком легко прорывалась наружу. Он был полон решимости найти причину этого ее гнева и все же постоянно ошибался. Предпочитая не отвечать на ее насмешки, он переменил тему:

— Ты хочешь что-нибудь особенное на обед? У нас будет длинный день, и я хотел бы заняться чем-нибудь полезным, пока ты тут кипишь злобой неизвестно из-за чего.

Айвори провела рукой по спутанным волосам:

— Ты единственное, что меня выводит из себя.

— Ты тоже меня беспокоишь, — заметил Чейз хриплым шепотом.

Почему отец подталкивал ее к тому, чтобы она взяла этого несносного человека себе в любовники? Это все еще озадачивало Айвори. Она видела в его взгляде такое же животное выражение, которое часто светилось в глазах Стокса. Несмотря на желание отца, она опасалась, что изучать страсти Чейза может стать самой серьезной ошибкой в ее жизни. Не обращая внимание на его сиплое замечание, она ответила на первый вопрос:

— Сомневаюсь, что мне захочется что-нибудь есть, но если я захочу, то сделаю все сама.

Она подобрала упавший на пол альбом и скользнула мимо Чейза обратно в рубку. Она чувствовала себя слишком взволнованной, чтобы рисовать, и просто села, тупо глядя на навигационный компьютер.

«Радуга» закончила проверку и сообщала, что все системы работают нормально. Айвори почувствовала облегчение, что хотя бы с кораблем все обстоит гладко в отличие от нее. Она постаралась не думать о том, как сильно она ненавидит Чейза Данкана за то блаженство, которое он преподал ей просто как школьный урок. Она отплатит ему за это оскорбление, и отплатит скоро.

Глава 6

Айвори оставалась в рубке, пока Чейз не позвал ее ужинать. Хотя она и сказала, что будет готовить себе сама, он приготовил такие вкусные ароматные спагетти с пикантным винным соусом, и их аромат был таким соблазнительным, что она решила не отказываться от еды только ради того, чтобы досадить ему. Ей не хотелось с ним разговаривать, но первый же его вопрос так удивил ее, что она ответила, даже не задумываясь.

— Я думал, что увижу кого-то из вчерашних гостей утром за завтраком. Они что, все спят допоздна? — спросил Чейз.

Айвори намотала скользкие макароны на вилку.

— Нет, они уже уехали. «Алмазная шахта» — просто незапланированное отклонение от их маршрута. Если их спросят, никто из них и не признается, что был там. Мы популярные люди, но только до тех пор, пока наша дурная слава не начинает бросать тень на репутацию наших респектабельных гостей.

— Тебе не кажется это оскорбительным?

Айвори подняла глаза и тут же пожалела об этом. Взгляд Чейза всколыхнул в ней волну желания. Она никогда не встречала человека, близость которого казалась бы такой привлекательной, и это озадачивало ее. Она прекрасно научилась не обращать внимания на взгляды мужчин, но пылкий взгляд Чейза обволакивал ее такой нежностью и чувственной лаской, что невозможно было не замечать его.

Она собирала макароны по тарелке, тщетно пытаясь отвлечься, потом зацепила сразу больше, чем надо, и чуть не подавилась. Наконец, продышавшись, она дерзко ответила:

— Все вовсе не так. Наши гости приобретают волнующий опыт общения с опасными криминальными элементами. А мы, в свою очередь, получаем удовольствие от их блестящего интеллекта. Это честная сделка. Я думала, тебе самому понравилось прошлым вечером.

— Да. Я не ожидал когда-либо увидеть этих людей, и, уж конечно, не в «Алмазной шахте».

— У нас обычно бывает по нескольку таких сборищ в месяц. Ты увидишь, работа у моего отца дает гораздо больше преимуществ, чем работа в «Аладо».

Чейз немедленно согласился:

— Да, и я уже получил удовольствие от одного из самых больших таких преимуществ — от общения с тобой.

Когда такие замечания отпускал Стокс, Айвори было просто неприятно. Чейз отнюдь не был таким примитивным и грубым, и ей хотелось, чтобы он относился к ней по-другому. Она оттолкнула пустую тарелку и заговорила; ее голос звучал твердо, хотя и не резко:

— Ты постоянно ставишь меня в исключительно не удобное положение. С этого момента держи свои мысли обо мне при себе.

Чейз ожидал с ее стороны прямой угрозы, которую она обычно прибавляла. Но на этот раз угрозы не было. Она смотрела вниз, на свои руки, и в этот момент выглядела не только смущенной, но и очень уязвимой. Может быть, так казалось от трогательной беззащитности ее жеста, которым она отвела прядь с лица, но никогда раньше она не была такой обольстительной.

— Я не уверен, что буду всегда все держать при себе, — признался он искренне.

Айвори не желала больше ничего слышать:

— Ты должен. Мы обсуждали возможность отложить наше прибытие, но я не собираюсь проводить две ночи на одном корабле с тобой. Мы летим и приземляемся завтра в полночь. Если сегодня вечером ты меня хоть самую малость побеспокоишь, я оставлю тебя в «Орлином гнезде».

Мордекай Блэк, может быть, сможет найти применение человеку с твоими талантами, но я не буду терпеть и часа в твоем присутствии, если оно станет для меня неприятным и нежелательным.

Чейз задумчиво кивнул:

— Я знаю, что ты можешь осуществить свою угрозу, раз уж ты так решила. Но все-таки просто бросить меня в «Орлином гнезде» — это на тебя не похоже. Ты самый творческий человек из всех, что я видел. Я уверен, ты сможешь придумать и что-нибудь гораздо более мерзкое для меня.

Оскорбленная его саркастическим тоном, Айвори теперь с легкостью погасила в себе огонь желания. Она холодно взглянула на него.

— Не насмехайся надо мной, Чейз. Это самая худшая из ошибок, которую ты можешь сделать.

На какое-то мгновение Чейз увидел в глазах Айвори тот же самый опасный блеск, что и в глазах ее отца. Холодок пробежал у него по спине.

— Ну хорошо, не надо ссориться Я обещаю, что буду вести себя хорошо. Сейчас слишком рано еще, чтобы спать. Не хочешь поиграть во что-нибудь или посмотреть кино вместе со мной?

Айвори никто никогда не приглашал на свидание. Предложение Чейза, в общем, и не было на него похоже, потому что здесь им некуда было идти, однако она все равно была смущена вежливой просьбой составить ему компанию. Но она слишком остро ощущала ею присутствие, чтобы сосредоточиться на фильме или держать в голове правила игры.

— Нет, спасибо я лучше побуду одна. Я к этому привыкла.

Чейз продолжал преследовать ее расспросами:

— Тогда с кем же ты играла, когда была ребенком?

Он тоже уже есть и отставил их тарелки в сторону. Он откинулся назад, чтобы чувствовать себя удобнее, надеясь в душе, что сможет занять Айвори разговором хоть какое-то время. У нее был изумительный голос, низкий и мягкий, когда она говорила о своей живописи и когда просто делала случайные замечания, но становился резким и язвительным, когда она злилась на Чейза, а это случалось гораздо чаще. В обоих случаях ее голос был таким же необыкновенным, как и она сама, и ему чрезвычайно нравилось слушать, как она говорит.

Айвори немного помедлила с ответом. У нее не было причины не удовлетворить его любопытство по такому незначительному поводу.

— Тогда у некоторых наших служащих были дети, и там, где у меня сейчас студия, были наша школа и комната для игр. Но сейчас все уже выросли и разъехались, и на нашем аванпосте уже нет детей.

Чейз легко представил себе Айвори милой маленькой девочкой, с щечкой, испачканной краской. Он пожалел, что не знал ее тогда и не мог видеть, как она растет и превращается в ту прекрасную женщину, которой она стала теперь. Он удивился, какой сентиментальный оборот приняли его мысли, и сказал:

— Должно быть, ты скучаешь по своим друзьям?

Айвори не хотелось признаться в этом. Прошло много времени с тех пор, как она была окружена счастливыми детьми, которые были ее единственными настоящими друзьями. Сначала она ужасно скучала по ним, но теперь одиночество стало для нее естественным состоянием, таким же привычным, как, например, то, что у нее голубые глаза. Но это было ее тайной, и она не хотела ни с кем ею делиться.

— А ты скучаешь по своим друзьям из Аладо?

— Ну конечно, но те славные времена, когда мы были вместе, прошли. Я надеюсь завести новых друзей.

— Его улыбка приглашала к дружескому отклику, но, как он и предполагал, она не улыбнулась в ответ, а отвела глаза.

— Ты самый серьезный человек из всех, кого я встречал, — сказал он задумчиво и мягко. — Я, наверно, всего раз слышал, как ты смеешься. У тебя такой замечательный смех, что я скучаю по нему.

Айвори вспомнила тот случай, о котором он говорил.

— Здесь не каждый день услышишь, как кто-то шутит над Летней Луной. Теперь каждый раз, когда я ее вижу, я вспоминаю овощное рагу.

— Должно быть, с ней трудно ладить.

— Нет. Мы прекрасно умеем избегать друг друга, так что проблемы исчезают, не успев возникнуть. Летняя Луна держится дольше, чем прежние любовницы моего отца, но это ведь не значит, что она останется здесь навсегда. А я останусь.

Чейз не мог смириться с мыслью, что Айвори никогда не покинет «Алмазную шахту». Она представлялась ему какой-то сиятельной принцессой, заключенной в крепостной башне. Конечно, он не походил на рыцаря, посланного ей на помощь, но ведь это не мешало ему и впрямь сделать эту попытку.

— Я все-таки думаю, что тебе следует поступить в художественную школу на Земле. Иначе как все остальные узнают о твоих прекрасных работах, если у тебя никогда не будет возможности их выставлять?

Смущенная похвалой, Айвори разжала пальцы, потом снова сплела их.

— Мне не нужно продавать свои работы, чтобы зарабатывать себе на жизнь, так что нет никакой необходимости их выставлять Я занимаюсь этим просто потому, что мне это нравится. Я это делаю для себя.

Чейз с трудом заставил себя усидеть спокойно, чтобы не спугнуть ее.

— Ты похожа на те красивые орхидеи в твоем саду: застенчивая, одинокая — удивительный цветок, который могут увидеть очень немногие. Наверное, самое большое преступление твоего отца в том, что он прячет тебя от всех.

— Меня никто не прячет, — возразила Айвори. — Я работаю в казино почти каждый вечер. Я так же часто появляюсь на людях, как и все остальные.

Легкая улыбка пробежала по губам Чейза:

— И ты всегда подтасовываешь карты, когда хочешь с кем-то познакомиться за твоим столом?

Этот вопрос вызвал редкий для нее приступ смеха, на этот раз скорее язвительного, чем мелодичного.

— Должно быть, необыкновенно приятно думать о себе, что ты неотразим, но тебе не кажется, что это ужасно обременительно для всех остальных? И как тебе хватает времени на всех?

Вновь становясь серьезным, Чейз слегка подался вперед.

— А никого другого и не существует, Айвори. У меня достаточно времени, чтобы проводить его с тобой.

Айвори не забыла, как ее отец подталкивал ее к тому, чтобы она взяла Чейза себе в любовники. Однако, несмотря на его очевидную готовность, она чувствовала, что с ее стороны это было бы неверным шагом. Она никогда не рисовала картин, лишенных смысла, и не делала скульптур, которые были бы просто кусками глины. И она не могла бы просто так заниматься любовью, не придавая этому никакого особого значения.

— Я верю в любовь, — сказала она тихо. — И я не хочу мужчины, который значил бы для меня меньше, чем мое искусство. Мой отец использует людей. Я — нет.

Чейз никогда до того не испытывал такого сильного влечения, но задумчивый ответ Айвори делал недопустимым с его стороны любую легкомысленную реакцию Его опыт говорил ему, что он только что нашел ключ к этой девушке: она, очевидно, хотела от мужчины той же волнующей искренности, которая сквозила во всех ее работах. В его ситуации полная искренность была невозможна, но он желал бы поделиться с ней всем, чем только было можно.

— Я понимаю, — сказал он. — Но я никогда ни кого не любил по-настоящему, и если бы я просто сидел и ждал чего-то, что никогда не наступит, я пропустил бы много приятных увлечений, что само по себе тоже очень неплохо. В жизни мы не всегда встречаем то, что хотим, но мы не должны от этого перестать ценить то, что у нас уже есть.

— Жить настоящим моментом? Ты это имеешь в виду?

— Нет. Скорее жить в настоящем моменте. Разве ты не чувствуешь себя полной жизни, когда рисуешь или лепишь?

Айвори кивнула.

— Да. Так ты себя чувствуешь, когда летаешь?

— Да, но не все в этой жизни должно быть таким захватывающим, когда ты чувствуешь, как будто сейчас у тебя остановится сердце. Есть и другие приятные ощущения, гораздо более спокойные, и они тоже очень, очень хорошие.

Взгляд Айвори медленно скользнул по фигуре Чейза. Она отметила про себя его расслабленную позу, его небрежные жесты, его насмешливую улыбку. Ее сердце ныло и рвалось к нему, но она боялась, что может оказаться просто наградой для него, способом произвести впечатление на ее отца. Она отодвинула свой поднос и встала. Ноги у нее подкашивались, и она вновь присела на кресло, чтобы скрыть свою слабость.

— Я обычно сплю в рубке и не хочу, чтобы меня беспокоили. Увидимся утром.

Чейз должен был собрать тарелки, прежде чем встал. Чувствуя свою беспомощность, он безнадежно смотрел, как Айвори уходит, и не мог придумать ничего, чтобы остановить ее. За спиной у него была длинная череда пылких и коротких романов с женщинами-пилотами, такими же невозмутимыми и раскованными, как он сам. Никому из них не было больно, когда их романы подходили к неизбежному концу. Но в те редкие моменты, когда Айвори не злилась на него, он чувствовал грусть, которая становилась еще глубже от того, что он знал: ни один мужчина не сможет бросить ее просто так, не почувствовав при этом, будто вырывает сердце из ее груди или же теряет свое собственное.

Он отнес всю посуду обратно на кухню, потом разделся, чтобы принять душ. Вода, однако, оказалась слишком теплой, чтобы остудить его возбуждение, и, вытеревшись, он совсем не почувствовал себя посвежевшим.

Он переоделся в чистое, потом уселся в пассажирском отсеке, чтобы посмотреть еще одну комедию. Персонажи были забавными, их поведение — нелепым. Он знал, что должен был получать удовольствие от тех глупостей, которые видел на экране, но все же никак не мог уследить за сюжетом.

Ему на ум постоянно приходила фотография Айвори с «астральной пушкой» в руках. Он уже тогда понял, что это задание может оказаться особенным. До сих пор он не чувствовал никакой симпатии к преступникам, которых нужно было поймать. И ему не было сложно выполнять свой профессиональный долг по отношению к Спайдеру. Но рядом с Айвори он постоянно проигрывал. Он страстно желал просто обнять ее и держать до тех пор, пока она не сбросит с себя эту оболочку, которую носила все эти годы — он подозревал и боялся, что это были годы, прожитые в слезах. Тогда, может быть, она сможет довериться ему настолько, что полюбит его. Чейз опасался, что любовь к нему уничтожит ее. Он знал, что разрушает всю ее жизнь. Но в то же время отсутствие любви к ней уничтожит его самого.

Второй день прошел легче, чем первый: Чейз уважал стремление Айвори к одиночеству. Это не значит, что ему не хотелось быть с ней. Он желал этого так же сильно, как и прежде, но теперь он узнал ее достаточно, чтобы держаться от нее на расстоянии и не высказывать своих романтических мыслей вслух. Это было не так-то просто: они находились вдвоем на корабле. Пока Айвори занималась рисованием в рубке, он смотрел учебные программы и работал в пассажирском отсеке.

Через некоторое время они связались с «Орлиным гнездом» и получили разрешение на посадку. Чейз подождал, пока Айвори примет душ и оденется: он хотел обсудить с ней их окончательные планы. Он прохаживался по коридору туда-сюда, разминая мускулы и пытаясь принять вид, который, по его мнению, полагалось иметь телохранителю. Он привык чаще использовать свой ум, чем физическую силу, однако знал, что эти переговоры — целиком дело Айвори, и пообещал себе не вмешиваться, пока действительно не потребуется его защита. Впрочем, пришло ему в голову, она, очевидно, уже сейчас нуждается в такой защите от него самого.

Наконец появилась Айвори: на ней был переливающийся серебристый костюм, с обольстительным распутством облегающий ее великолепную фигуру. При виде ее Чейз разом утратил весь самоконтроль. Хотя ткань и не была прозрачной, она с таким же успехом могла быть такой. Наступила долгая пауза, прежде чем Чейз смог отвести взгляд от ее груди — и вновь был ошеломлен, увидев удивительные металлические завитки ее парика. Хотя они были медными и золотыми, а не серебряными, но отчетливо и неприятно напоминали о «серебряных парнях», которые охраняли банк.

— Господи, — выдохнул он. — Что же ты хочешь сделать с Мордекаем? И со мной?

Айвори тряхнула головой, и ее упругие кудри заколыхались.

— Собираюсь отвлечь его и рассеять внимание на столько, чтобы он утратил всякий интерес к спорам об условиях сделки.

— Тогда ты абсолютно точно достигнешь своей цели. Это похоже на костюм для ракетбола. Ты, случайно, не играешь в эту игру?

— Это действительно костюм для ракетбола, но у нас нет стадиона. Это слишком яростная игра, чтобы можно было заниматься этим в «Алмазной шахте», а мы не участвуем в соревнованиях между другими шахтерскими колониями.

— «Яростная» — это еще преуменьшение, — пробормотал Чейз, все еще не вполне пришедший в себя от ее вида.

Ракетбол был современной разновидностью jai alai. Он стал популярен в XXI веке, и в нее с азартом продолжали играть миллионы людей на Земле и по всем колониям. Изначальные плетеные корзины, пристегнутые к запястью, теперь заменялись ракетками, но сама игра осталась такой же — до предела стремительной и смертельно опасной, как и когда-то jai alai.

— Ты не представляешь, как я рад это слышать. Ни когда не мог спокойно смотреть на то, как играют женские команды. Они пугают меня до смерти.

Удивленная таким признанием, Айвори подняла голову и взглянула на него оценивающе.

— Игроки иногда ломают руки или ноги, но смертельные исходы бывают очень редко. Опасность воспринимается как неотъемлемая часть игры, но настоящий риск вовсе не так велик, как это думают зрители Это просто рекламный трюк, чтобы сделать игру более захватывающей, чем она есть на самом деле. Публика просит развлечения, и, очевидно, смертельно опасное зрелище дает им это в избытке.

Чейз был изумлен ее холодным анализом этой неистовой игры.

— Ты так говоришь, как будто проводила статистическое исследование.

— Ракетбол — это азартная игра, и вполне естественно, что она привлекает внимание моего отца. Я узнала об этом виде спорта от него. Большинство команд играет честно, но время от времени попадаются игроки, которым нужны деньги, тогда их можно подкупить, чтобы они намеренно проиграли.

Айвори рассуждала о подкупе спортсменов, и Чейз наконец несколько отвлекся от мысли о том, как великолепно она выглядит. Он был достаточно опытен, чтобы уметь не показывать свои мысли, но ему было очень неприятно узнать, что никакая сфера преступной деятельности не ускользает от внимания Спайдера Даймонда.

— Всего лишь время от времени? — спросил он недоверчиво. — Я удивлен тем, что Спайдер не контролирует целые команды.

— Нет. Тогда бы потерялся весь эффект неожиданности. Болельщики скоро бы поняли, какие из команд подкуплены, и тогда у нас не было бы таких прибылей, какие мы имеем сейчас. Ну, хватит о ракетболе. Давай в последний раз обсудим наши планы.

Чейз смотрел на нежные изгибы ее ребер, проступающих сквозь серебристый костюм, и думал, что он вряд ли способен обсуждать что-то серьезное, когда она одета так соблазнительно.

— Когда ты ездишь со своим отцом, ты тоже так одеваешься?

— Конечно — Айвори сделала широкий жест, так грациозно, что Чейзу захотелось, чтобы она обвила свои прекрасные руки вокруг его шеи.

— Это не просто наряд для отвлечения, но и умная маскировка. Посмотри сам, как много тебе нужно времени, чтобы наконец взглянуть мне в лицо.

— Прости, — сказал Чейз. — Я не хотел на тебя пялиться. Просто мне все равно больше нравится, когда ты одеваешься в золотое. Ты можешь надеть золотой костюм?

— Я могу надеть все, что захочу, — ответила Айвори доверительным тоном. — А сегодня я хочу, чтобы ты следовал за мной и держал глаза широко открытыми. Пусть Мордекай и его люди глядят на меня, как без мозглые развратники, какими они, собственно, и являются. А ты просто стой и смотри, чтобы на меня не набросились сзади.

Айвори взяла мягкий серебряный плащ и накинула на плечи. Она вытащила «астральную пушку» из сумки и с легкостью спрятала ее в глубоких складках плаща.

— Это должно быть просто бизнесом, Чейз. Закрой рот и прекрати пускать слюни или возьми с собой тряпку, чтобы утираться.

— Тебе нравится быть грубой, да?

— А я не просто говорю грубо, я и сама грубая. Теперь ты займешься посадкой корабля — позаботься об этом, и тогда мы будем готовы, чтобы встретиться с Мордекаем Блэком.

Ее как будто совершенно не беспокоила эта встреча. Айвори села и откинулась на спинку кресла, но Чейз знал, что она просто рисуется. Может быть, она и была замечательной актрисой, но вовсе не была грубой: все это было позой. Решив посмотреть, как она справится с этой ролью, по дороге к рубке он отдал честь:

— Да, босс. Как прикажете!

Чейз никогда не был в «Орлином гнезде», но только начав снижаться, он уже почувствовал неладное. Он быстро проверил аппаратуру — все было в порядке. Он при близился к доку, и его двери разошлись в стороны, открывая помещение так скудно освещенное, что оно совсем не напоминало надежную гавань. Было бы исключительным риском сажать сюда корабль. Он отвел его в сторону и послал нетерпеливый запрос навигационной башне, с тем, чтобы они изменили ему док назначения.

Затем он ударил по кнопке внутренней связи, обращаясь к Айвори:

— Я не собираюсь приземляться в док, который едва вижу. Слишком велика опасность взрыва, и я не хочу рисковать твоей и моей жизнью только ради того, чтобы продать пару «пушек».

Айвори немедленно пришла к нему и села в кресло второго пилота.

— В чем дело?

— У них, должно быть, проблемы с жизнеобеспечением или же самый разболтанный персонал во всей Галактике. Я не собираюсь сажать корабль в полней темноте.

С их теперешней позиции доков не было видно, а Айвори в такой ситуации не решалась верить Чейзу на слово.

— Ты что, пытаешься задержать меня на борту до утра, как ты того хотел?

Пораженный тем, что она могла поверить в возможность такого глупого трюка, Чейз бросил на нее сердитый взгляд:

— Это низко с твоей стороны, так думать.

— Может быть. Не ниже, чем с твоей.

Чейзу было трудно смотреть на Айвори: причудливый наряд делал ее похожей на танцовщицу из какого-то непристойного шоу. Она вся как будто состояла из великолепных длинных ног, полной груди и больших глаз — а сейчас он меньше всего нуждался в том, чтобы его отвлекали. Вместо того чтобы спорить, он, ни слова не говоря, еще раз повернул к докам, чтобы Айвори своими глазами увидела то, о чем он сказал.

Она увидела док так плохо освещенный, что вся его внутренность тонула в густой тени. Было невозможно судить о его размерах, а это было одним из главных условий безопасной посадки.

— Извини. Я бы тоже не стала сюда приземляться. Выведи корабль на орбиту.

Чейз проделал это.

— Ты думаешь, это ловушка?

— Если так, то она была жалкой и обречена на провал. Айвори откинула голову на спинку кресла и застучала Пальцами по подлокотнику.

— Если хочешь возвращаться домой, я отвезу тебя назад. Слово за тобой, — сказал Чейз.

— Оно всегда было за мной.

Чейз испустил легкий вздох.

— Это правда. Но знаешь, всегда полезно иметь свидетеля, который может подтвердить твой рассказ. В этом смысле я лучше, чем твои «серебряные парни».

— Здесь есть записывающее устройство, весь полет записан на пленку. Это предоставило бы все доказательства, которые нужны, но, поверь мне, для моего отца вполне достаточно просто моего слова.

— Могу это понять Хорошо, когда тебе доверяют.

Айвори поняла, что он скорее имеет в виду отношения их двоих, но она никак не отреагировала на его замечание и сама начала переговоры с навигационной башней.

— Вас поставили в известность о времени нашего прибытия два дня назад. Я считаю непростительным, что ваши службы так мало готовы к нашему приему. У вас есть один час на то, чтобы решить эту проблему, иначе мы будем вынуждены не сажать корабль. Немедленно сообщите о ситуации Мордекаю Блэку.

Айвори выключила передатчик, не дожидаясь ответа, впрочем, вряд ли она услышала бы вежливый ответ. Она обернулась к Чейзу.

— Ну вот. Если в течение часа мы не сможем сесть, тогда отправляемся домой. Если у них не готов док к нашему приезду — это явное неуважение, и мой отец никогда такого не потерпит. Он бы уже направлялся домой, будь он на нашем месте. Но я гораздо более щедрая, я дам Мордекаю шанс исправить ошибку.

От грустной и печальной Айвори, которая делила с ним вчера обед, не осталось и следа. И хотя Чейз был убежден, что та трогательная девушка и есть настоящая Айвори Даймонд, он не мог удержаться от восхищения при виде той решительности, которую она демонстрировала теперь.

— Если Мордекаю Блэку действительно сильно хочется получить эти «пушки», то он должен собственноручно сменить лампы в доке. Но ты ведь все равно собираешься заставить его заплатить за задержку, верно?

— Еще как. Я заставлю его заплатить еще двадцать пять процентов за оружие, которое он заказывал.

Чейз протянул руку и похлопал ее по колену.

— Ты женщина в моем вкусе, Айвори.

Как и раньше, Айвори стряхнула его руку прочь:

— Остынь. Ты еще ничего не знаешь. Когда «серебряных парней» запустят в производство, Мордекай захочет их получить целый полк, а это будет стоить ему вдвойне.

— Полк? — У Чейза перехватило дыхание, и в одно ужасное мгновение он понял, что выдал свои истинные чувства. Он постарался скрыть этот промах кашлем и молил небо, чтобы Айвори ничего не заметила.

— Ты же говорила, что вы не будете продавать их на шахты. Вы что, хотите продавать их колонистам в качестве солдат?

Айвори кивнула:

— Конфликты между корпорациями за владение новыми территориями стали обычным делом, а их начальство Не хочет финансировать ведение полномасштабных военных Действий. Но колонисты на границе постоянно затевают перестрелки Мордекай Блэк будет понемногу продавать «астральные пушки» одной из враждующих сторон, и это обеспечит их перевес, пока противники не достанут новое оружие. «Серебряные парни» вызовут новую волну лихорадочных закупок. Война так же стара, как само человечество, а потеря робота, даже очень дорогого, не сравнится с потерей человеческой жизни.

Чейз представил себе, как полк «серебряных парней» шагает по дороге с «астральными пушками» в руках, и эта картина привела его в ужас. Роботов можно запрограммировать так, чтобы они убивали все, что движется, и Чейзу становилось нехорошо от одной только мысли, какое кровопролитие это повлечет за собой Человек задумался бы, прежде чем выстрелить в женщину или ребенка, но робот — никогда. Он просто прицелится и выстрелит, а потом пойдет искать новую цель.

Он с трудом перевел дух, прежде чем смог говорить.

— Это идея Спайдера или твоя собственная? — спросил он

— У нас одинаковые взгляды на многие вещи, если не считать, конечно, Летней Луны. Насчет нее мы никогда не можем договориться. В следующий раз, когда у нас на вечере будут философы, я попробую не забыть и спрошу их, является ли война, по их мнению, неотъемлемой частью мужской натуры.

— Да, пожалуйста, спроси их. Я хотел бы послушать, что они скажут.

— У нас есть почти час, — напомнила ему Айвори. — Расскажи мне, что ты сам думаешь на этот счет.

Корпорация Аладо обладала такой прочной репутацией по части мирных исследований, что Чейзу понадобилось время, чтобы перестроить свои мысли в соответствии с ее взглядами.

— Ну, я думаю, что с историческими фактами не поспоришь, а люди никогда не умели хорошо ладить между собой Большинство супружеских пар в конце концов расходятся, так что нет ничего странного в том, что столько раздоров происходит между целыми странами, или в том, что земные колонии ведут себя так же. Мир — это просто прекрасная мечта, но не более того, просто мечта.

— А любовь ты тоже помещаешь в эту категорию?

— Ведь ты никогда не влюблялся, так что не можешь сказать, существует она или нет, верно?

Чейз открыл рот, чтобы ответить, и только тогда понял, как умно она повернула разговор.

— Что же это ты делаешь? Ты меняешь тему только потому, что я согласился с тобой? Ты предупреждала меня, что твой отец любит споры Ты тоже их любишь?

Айвори уселась поглубже в своем кресле — элегантная женщина, казалось, совершенно не замечающая собственной красоты.

— Вовсе нет. Мне нравится, когда меня оставляют в покое, чтобы я могла работать и меня никто не отвлекал .

Чейз провел пальцем по ее щеке.

— Ты считаешь, я очень тебя отвлекаю?

— Ужасно.

— Это хорошо.

— Нет, это совсем не хорошо.

На выразительном лице Айвори отразилось отчаяние. Чейз не понимал толком, как они перешли от обсуждения военных роботов к разговорам о любви, но он был благодарен ей за эту возможность поговорить о чем-то, кроме широкомасштабных разрушений.

— Все зависит от угла зрения, — мягко заметил он. — Существует время для того, чтобы посвятить себя серьезной работе, и время для того, чтобы вкушать удовольствия любви. Эти потребности не должны мешать друг другу, и нам с тобой нет нужды постоянно враждовать.

Айвори перевела взгляд на него, потом вновь на приборную доску. «Радуга» вела корабль с приятным гулом, но Айвори хотелось остаться одной в тишине своей студии.

— Если мы сможем выполнить это поручение, отец поставит тебя на более ответственную работу. Он будет посылать тебя, чтобы ты сам заключал сделки, а я тогда смогу остаться дома, целыми днями рисовать и лепить своих игуан. Я очень на это рассчитываю, так что, пожалуйста, не разочаруй нас сегодня: и моего отца, и меня.

Чейз смотрел на ее профиль и жалел, что у него нет способностей к живописи, иначе он нарисовал бы ее портрет в сотнях самых различных ракурсов, потому что она была неизменно великолепна.

— Я с радостью предвкушаю этот момент. Может быть, тогда ты больше будешь рада меня видеть, когда я буду возвращаться домой.

— Не рассчитывай на это.

Чейз усмехнулся ее вызывающему ответу, наклонился и поцеловал ее. Она не оттолкнула его тут же, и он поцеловал ее снова и снова. Он понимал, что не должен допустить, чтобы Спайдер продал хотя бы одного из своих «серебряных парней», не говоря уже о целом полке роботов, но даже эта мысль не могла затмить в нем стремления к Айвори. Он желал ее так сильно, что не хотел воспринимать ее как часть подпольной империи ее отца. Он прикоснулся к ее металлическим кудрям и пожалел, что это не ее собственные шелковистые волосы.

Первый поцелуй Чейза застал Айвори врасплох, но от третьего она уже получала слишком сильное наслаждение, чтобы воспротивиться. Она не собиралась позволять ему заходить слишком далеко, но целовать его было так приятно, что ей захотелось провести всю ночь в его объятиях. Может быть, так и произошло бы, если бы офицер из навигационной башни вновь не связался с ними. Чейз с огорченным вздохом уселся на место, а Айвори заговорила так, как будто все это время только и делала, что с нетерпением ждала разрешения на посадку.

— Нам предложили четвертый док. Если он выглядит нормально, иди на посадку.

Чейз знал несколько пословиц о том, что все хорошо вовремя, но ни одна из них не подходила к настоящему моменту. Он был зол, что его прервали прежде, чем он успел показать Айвори, как сильно он ее любит. Он выпрямился и вновь взял на себя управление кораблем. Ожидающий их док был так же хорошо освещен, как и в день своей постройки, и Чейз мягко посадил корабль.

— Сколько времени ты хочешь здесь оставаться? — спросил он. — Я думаю, что, если ты сейчас назначишь время отлета, это может сказаться на переговорах.

— Нет, мы не будем себя ограничивать и посмотрим по ситуации.

Чейза, похоже, гораздо больше занимала продажа оружия, чем то, что только что происходило между ними. Айвори укрепилась в своем подозрении, что, какие бы чувства по отношению к ней он ни питал, все они определенно не поднимались выше простого секса. Боль, которую она испытала при этой мысли, открыла ей что-то новое, чего она не знала о самой себе. Она поняла, что жаждет любви. Вскочив с места, она прошла в пассажирский отсек и взяла свой плащ и «астральную пушку». Да, теперь она сконцентрирует все свои мысли на Мордекае Блэке. С Чейзом Данканом она разберется позже.

Глава 7

Чейз никогда не работал телохранителем, но защищать Айвори было его естественным стремлением. Сходя вниз по трапу, он с легкостью напустил на себя соответствующий грубовато-недружелюбный вид.

Внизу он ненадолго остановился, убеждаясь, что трое невооруженных людей, встречающих их, не представляют опасности, и только тогда махнул рукой Айвори, чтобы она спускалась. Он был удивлен тем, что Мордекай Блэк не встречает их лично, и понимал, что Айвори может воспринять это как еще одно оскорбление. Однако трое встречающих были так приниженно вежливы, что он вздохнул с облегчением, когда она не стала выплескивать на них свой гнев.

Они были одеты в серую форму, одинаково подстрижены и напоминали скорее старших кадетов военной академии, чем личную охрану начальника колонии. Они шли таким же широким строевым шагом, как и «серебряные парни» Спайдера, и застыли, вытянувшись, в ожидании лифта. У Чейза появилось отчетливое ощущение, что Мордекаи Блэк управляет своей колонией на строгий военный манер.

Поднявшись на лифте, они очутились в баре, где было так же шумно и разнузданно, как Чейз в свое время ожидал увидеть в «Алмазной шахте». Он был не столько поражен, сколько разочарован. Музыка орала так, что чуть не лопались барабанные перепонки, совершенно пьяные посетители громко и одобрительно что-то выкрикивали, подбадривая обнаженных женщин, танцевавших на сцене, которая тянулась вдоль всего переполненного народом зала. По трем другим стенам висели огромные экраны. На них мелькали человеческие тела, парами и целыми группами сливаясь в диких сексуальных оргиях.

Возмущенный до глубины души, Чейз немедленно нажал на кнопку, закрывая двери лифта. Принимая во внимание, во что Айвори была одета под плащом, его слова могли показаться немного странными, но ему это было безразлично.

— Мисс Даймонд не собирается идти через бар, где с женщинами обращаются таким вульгарным образом. Если нет никакого другого способа попасть в офис Мордекая, тогда пусть он сам приходит к нам на корабль, пока мы будем готовиться к отлету.

Их спутники были обучены подчиняться, а не проявлять инициативу, и предложение Чейза повергло их в состояние, близкое к паническому. Они смотрели друг на друга, не в силах отыскать подходящий выход из ситуации. На их замешательство было больно смотреть.

— Есть еще один проход в офис, с другой стороны, но Мордекай не позволяет проводить по нему гостей.

Позиция Чейза произвела впечатление на Айвори, и она подкрепила ее со своей стороны, направив «астральную пушку» на их испуганных провожатых.

— Можете сказать Мордекаю, что у меня нашлись полномочия, чтобы пройти через частный вход. А теперь ведите.

Трое молодых людей заторопились, сталкиваясь друг с другом и натыкаясь на стенки лифта. Мучительно ловя ртом воздух, они подняли руки вверх и, казалось, были готовы упасть на колени.

— Как прикажете, мисс Даймонд, — сказал один из них. Он перегнулся через Чейза и нажал на кнопку следующего уровня. На этот раз за открывшимися дверями они увидели пустынный коридор.

Чейз вышел, осмотрелся и успокоился, не увидев здесь буйных толп, как в баре. Слышно было только негромкое гудение вентиляционной системы, а начищенный пол не был стерт башмаками постоянных посетителей. Удовлетворенный осмотром, он кивнул, приглашая Айвори и их спутников выйти из лифта.

— Нужно идти прямо по коридору, — сказал один из сопровождающих. Он поспешил вперед и открыл дверь, ведущую на узкую лестницу.

— Офис Мордекая находится внизу.

— Айвори качнула в его сторону дулом «пушки»:

— Доложи о нашем прибытии.

Молодой человек, похоже, не горел желанием это делать, однако кивнул:

— Да, мисс Даймонд. Это большая честь для меня.

Чейз загородил было Айвори дорогу, но она даже не сделала попытки обойти его. Она просто стояла и ждала рядом с ним, пока они не услышали внизу ругань Мордекая Блэка, а затем его шаги на лестнице.

Он оказался мощного сложения и тоже был одет в серое. Его широкие плечи почти полностью загораживали узкий лестничный проход, голова была обрита, и это делало ее удивительно похожей на ядро. Как Айвори и предсказывала, вся его собранность мгновенно куда-то исчезла, как только его взгляд упал на ее восхитительную грудь. Он не заметил верхней ступеньки и чуть не упал.

Удержав равновесие, он нахмурился, стараясь не уронить свое достоинство. В нем не было шести футов роста, поэтому, приветствуя Айвори, ему приходилось смотреть на нее снизу вверх.

— Очевидно, мои люди неправильно истолковали мои указания, — немедленно начал оправдываться он. — Я никогда бы не стал настаивать, чтобы они вели вас через бар. Но здесь я не личный владелец, а скорее просто один из компаньонов, и в этом, наверное, причина их ошибки.

Мордекай Блэк был сильным человеком, заботы проложили глубокие морщины у его глаз и крупного рта. В его темных глазах не было и тени человечности. Айвори знала его как человека, который придает большое внимание деталям, поэтому она не приняла его объяснений.

— Не могу себе представить, как это произошло, — сказала она. — Если вы не способны давать четкие указания, как проводить гостей от дока в ваш кабинет, тогда вам следует заниматься этим собственноручно.

Чейз прикусил язык, чтобы не рассмеяться. Он достаточно хорошо знал Айвори, чтобы понимать, как вся эта ситуация забавляет ее. Каблуки прибавляли еще пару дюймов к ее росту, еще немного прибавлял парик — и она казалась почти такого же роста, как он сам. Айвори глядела на Мордекая свысока, напустив на себя угрожающий вид, под стать своему отцу. Эта женщина обладала действительно поразительной способностью перевоплощаться. Но у Чейза все же хватило силы воли концентрировать внимание на Мордекае и его людях, а не на ней.

Мордекай отпустил человека, известившего о прибытии Айвори, и теперь с разгневанным видом обернулся к двум другим, ожидающим в холле. Обругав их за такое неудачное начало встречи, он отпустил и их.

— С вами я поговорю позже, — процедил он сквозь зубы.

Он обернулся к Айвори, и его губы растянулись в легкую ухмылку, которая, должно быть, изображала у него улыбку.

— Да, вы абсолютно правы, — согласился он, — Пожалуйста, примите мои извинения.

Однако Айвори не смягчила своего тона:

— Мы будем заниматься делами здесь, в коридоре?

— Разумеется, нет, — уверил ее Мордекай. — Прошу вас, мой кабинет внизу у самой лестницы.

Айвори вновь качнула стволом:

— После вас.

Глаза Мордекая расширились при виде блеснувшего оружия. С трудом оторвав взгляд от лазерного пистолета, он заметил растущее нетерпение Айвори и поспешил вниз по крутым ступенькам. Открыв дверь, он обернулся, вновь приглашая их за собой.

В офисе стоял длинный черный стол и под стать ему кресло. Напротив стояли три потрепанного вида кресла. В остальном эта ярко освещенная комната с белыми стенами была совершенно пуста. Если здесь и работал управляющий «Орлиным гнездом», то он или она были или очень аккуратные люди, или, наоборот, совершенно неорганизованные, потому что на стене не висело даже графика работы их служащих. Чейз подошел к задней двери, открыл ее и выглянул наружу, в прокуренный коридор, ведущий в бар.

Все выглядело так, как и должно было выглядеть, однако, когда Айвори заняла кресло в центре, Чейз предпочел остаться на ногах. Он не видел, как она заряжала «астральную пушку», но мерцающий красный огонек на ней показывал, что она это сделала. Это оружие выглядело очень грозно и казалось еще более угрожающим в этой изящной женской руке.

Прежде чем усесться за свой стол, Мордекай предложил что-нибудь выпить, но Айвори отказалась:

— Я пришла сюда, чтобы заниматься бизнесом, а не развлекаться. Со времени нашего последнего разговора цена возросла на двадцать пять процентов. Если вы не сможете уплатить эту надбавку, тогда я сокращу число стволов, которые вы заказывали.

Возмущенный этим неожиданным заявлением, Мордекай надул щеки и шумно вздохнул.

— Но я думал, мы уже обо всем договорились. Как же можно теперь менять цену?

— А как могут владельцы «Орлиного гнезда» держать такой некомпетентный персонал?

Приведенный в замешательство этим не относящимся к делу вопросом, Мордекай открыл верхний ящик стола и вытащил список цен. Чейз встал так, чтобы можно было следить за каждым его движением, и заметил, что на бумаге не было ничего, что могло бы указать на Спайдера Даймонда. Это было просто анонимное послание, и оно не годилось для того, чтобы подтвердить причастность Спайдера к торговле оружием. Айвори откинулась на спинку кресла:

— Я приехала за деньгами, мистер Блэк. Есть они у вас или нет?

— Есть, но я хочу получить целиком все сто «пушек» которые я заказывал, а не семьдесят пять.

Мордекай Блэк привык к грубой манере, которая пугала многих, но Айвори не была восприимчива к подобным пустым угрозам.

— Прекрасно, вы можете получить столько, сколько хотите, но по новой цене.

Почти задыхаясь от гнева, Мордекай откинулся на спинку кресла и бросил на Айвори свирепый взгляд. Было похоже, что он готов взорваться. Очевидно, он не привык, чтобы ему перечили, и его необыкновенно раздражало то, что Айвори оказалась такой неподатливой.

— Так не годится, — возразил он. — Я свяжусь со Спайдером.

На Айвори это вновь не произвело никакого впечатления, она пожала плечами. Ее плащ соскользнул, подчеркивая ее расслабленную позу, одновременно вызывающую и обольстительную.

— Пожалуйста. Только поторопитесь. Мое расписание не позволяет мне долго ждать. «Астральная пушка» нужна очень многим, и если вы не собираетесь платить новую цену, то я продам оружие кому-нибудь еще.

— Но спутниковая передача требует некоторого времени.

Айвори зевнула:

— Да, конечно. И сейчас уже довольно поздно.

Она встала и лениво потянулась:

— Пойдемте в коммуникационный центр. Я тоже хотела бы отправить послание моему отцу.

Взгляд Мордекая скользил по великолепной фигуре Айвори с оскорбительной сальностью. Чейз знал, что она будет умышленно провоцировать его, но не мог представить себе настоящей реакции Мордекая. Во, взгляде этого человека читалась не просто похоть, а почти мучительное неистовое желание, как будто его жена или любовница никогда не удовлетворяла его. Было настолько очевидно, что он представляет себе сейчас в своем воображении, что Чейз сделал шаг и загородил от него Айвори.

— После вас, — предложил он.

Вынужденный направить свои мысли в другое русло, Мордекай с трудом поднялся и провел их обратно по задней лестнице наверх. Коммуникационный центр находился по другую сторону от лифтов, и в этот час там было всего двое заспанных служащих. Они вскочили на ноги и замерам в ожидании.

— Пойдите прогуляйтесь, — приказал Мордекай. — Мне нужно передать частное сообщение.

Признательные за то, что их не отругали, оба покинули комнату, не дожидаясь, пока он передумает Мордекай сел перед центральным терминалом и ввел код связи с «Алмазной шахтой». Затем он сжато изложил свою жалобу на новые цены на товар, суть которого он из осторожности не стал уточнять. Он обернулся и взглянул на Айвори:

— Не хотите добавить свое послание к моему?

— Нет. Я вначале подожду ответа моего отца.

— Мордекай кивнул и отправил свое послание по длинной сети спутниковой связи. Он слишком нервничал, чтобы усидеть на месте, поэтому встал и начал мерить комнату лихорадочными шажками. Айвори присела на место одного из служащих и откинулась на спинку, демонстрируя во всех подробностях прелести свое гибкой фигуры. Каждый раз, когда Мордекай поворачивался, он глядел в ее сторону и продолжал пожирать ее глазами.

Чейз воспользовался моментом, чтобы осмотреть поближе оборудование центра. Все было сделано очень современно. Очевидно, владельцы «Орлиного гнезда» получали огромные прибыли. В комнате было прохладно, и он порадовался, что надел куртку, но Айвори в ее весьма легкой одежде, казалось, чувствовала себя вполне удобно. Он облокотился о стойку, скрестил руки на груди продолжал разыгрывать свою роль сильного молчаливого стража.

Ожидание затянулось и уже становилось неловким, когда наконец на экране появился ответ Спайдера.

— Новые цены остаются, — прочла Айвори через плечо Мордекая. — Неужели вы действительно ожидали, что он отменит мои условия?

— Если бы он ценил меня как своего клиента, он так бы не поступил, — ответил Мордекай.

— Найти покупателей для нас не проблема, — ответила Айвори. — Это только подтверждает старое правило о спросе и предложении. Ну, так что же вы выбираете: сто «астральных пушек» по новой цене или семьдесят пять по старой?

Мордекай понял, что проиграл, и сдался, хотя и постарался скрыть свое неудовольствие:

— Я заплачу вам новую цену, но в следующий раз, когда мы будем иметь с вами дело, я хотел бы, чтобы ваш отец дал мне слово, что не будет ничего менять в последний момент.

— Вряд ли вы можете рассчитывать на то, что мы дадим такое обещание, — заметила Айвори. — Теперь мне нет необходимости посылать сообщение. Я уезжаю через час. Пусть деньги отнесут на мой корабль в течение этого времени.

Мордекай стиснул кулаки:

— К погрузке у меня готова изначальная сумма. Что бы собрать остальное, нужно время.

— Один час.

— Сука.

Чейз слышал уже достаточно, чтобы вновь встать между ними.

— Извинись перед мисс Даймонд. И быстро.

— Убирайся с дороги, — прокричал Мордекай. Он уперся Чейзу в грудь и рассчитывая на свой больший вес, попытался оттолкнуть его в сторону. Однако Чейз не двинулся с места.

— Теперь тебе придется извиниться еще и передо мной, — предупредил Чейз. — И побыстрее, а не то мисс Даймонд продырявит тебе уши. Думаю, тебе бы пошло носить пару коркеровских ключей в качестве сережек, но, когда мисс Даймонд сердится, она не всегда стреляет точно, так что ты можешь вместо них заполучить череп с вентиляцией. У тебя есть выбор. И делай его быстро.

Чейз отступил в сторону, и, как он и предполагал, Айвори стояла, прицелившись в левое ухо Мордекая.

— Ну, — сказал Чейз. — Решай. Мордекай чувствовал тепло от лазерного прицела, так что для него не составляло труда сделать выбор.

— Я искренне сожалею, — пробормотал он.

— Громче, — приказал Чейз.

— Я сказал: я сожалею!

— Нет, — возразил Чейз назидательным тоном. — Так слишком громко. Попробуй вести себя как джентльмен, тогда тебя простят и позволят идти собирать деньги. Лицо Мордекая стало багровым. Запинаясь, он проговорил более мягким тоном:

— Я извиняюсь.

— Благодарю, — ответила Айвори, но не опустила своего оружия. — Жду вас в четвертом доке через час. Не опаздывайте, иначе мы разорвем наше соглашение и уедем.

Было видно, что Мордекай хочет что-то возразить, но, убедившись в том, что дело проиграно, он ответил коротким кивком и быстро вышел из комнаты. Чейз поднес палец к губам, призывая Айвори молчать, пока они не убедились, что тот действительно ушел.

— Когда переговоры ведет Спайдер, они тоже проходят вот так?

— Он умеет это делать тонко; боюсь, я так не умею, Но в общем, да, бывают стычки, иногда и кровавые. Но мы всегда ведем себя по-своему: сначала деньги, только тогда они могут получить оружие. Что ж, пойдем в бар Как ты думаешь, эти фильмы показывают там весь вечер? Я хотела бы узнать, что там случилось дальше с той женщиной и двумя мужчинами, которые держали змею.

Айвори направилась к двери, но Чейз поспешил перехватить ее. Он надеялся, что успел закрыть двери лифта прежде, чем она успела разглядеть это буйное заведение, и ему было неприятно узнать, что у него ничего не вышло.

— Не может быть, чтобы тебе хотелось туда идти.

Айвори взглянула на него вопросительно:

— Но я действительно этого хочу. На самом деле это нужно мне как научное исследование. У нас же проходит состязание, и я никогда не упускаю случая научиться чему-то, чего не было в моих обучающих программах.

Чейз знал, что заслужил эту колкость, но не хотел сдаваться:

— Послушай, если я расскажу тебе, что там произошло в этом фильме, ты вернешься со мной на корабль?

— Нет. Я совершенно не доверяю тебе. Ты пропустишь все интересные детали. Пойдем.

Чейз с недовольным видом последовал за ней до лифта.

— Здесь на границе немного женщин. Так что позволь мне найти нам место где-нибудь сзади. Я не хочу, чтобы тебя беспокоили всякие типы, которые ни разу не видели таких красивых женщин, как ты.

Айвори, похоже, нравилась его суровая озабоченность.

— А я думала, я уже доказала тебе, что умею обращаться с мужчинами Хотя должна сказать, что твоя речь насчет простреленных ушей была очень впечатляющей.

— Правда? Ну, я знаю, что ты хотела бы прицелиться пониже, но и этого было достаточно, чтобы его испугать и заставить вести себя так, как нужно.

Двери открылись, и Чейз взял ее за руку. Он вошел в бар не поднимая головы, и провел ее вдоль стены в угол, самый дальний от сцены, на которой пять голых женщин выполняли тщательно отработанный танец. Они были чрезвычайно гибкими и такими подвижными, что Чейз сомневался, чтобы хоть один из мужчин мог рассмотреть что-нибудь, кроме их грудей, подпрыгивающих в такт скачкам по сцене. К счастью, в углу оказался свободный столик. Он усадил Айвори у стены и сам уселся справа от нее. — Официант здесь, наверно, подходит раз в час, или около того, — прокричал он сквозь гремящую музыку. — Я надеюсь, тебе не хочется есть или пить.

Стол был липким, и Айвори подумала, что будет лучше не пробовать подающейся здесь еды. Она покачала головой и слегка развернула свой стул, чтобы лучше видеть экран, на котором все еще показывали заклинателей змей и женщину. Их движения были весьма двусмысленными, однако ничего особенного не происходило. На другой стене было двое мужчин и женщина, зажатая между ними, но казалось, такое повышенное внимание скорее утомляло ее, чем приводило в экстаз.

Последняя стена была от пола до потолка заполнена двигающимися фигурами двух девиц, ублажающих друг друга. Айвори повернулась к троице со змеей. Один из мужчин теперь разматывал свой тюрбан и свисающей тканью связывал женщину. Айвори наклонилась к Чейзу.

— Ты узнаешь кого-нибудь из актрис? — спросила она. — Кто-нибудь из них позировал для твоих фото?

Чейзу даже не хотелось смотреть, но ему пришлось сделать вид, что он старается узнать кого-нибудь из тех, кто позировал для тех «шедевров», которые он якобы продавал. Он кинул быстрый взгляд на огромные фигуры на экранах и покачал головой. Он заметил какого-то коркера, пробирающегося к ним через завал пустых стульев, и встал. На коленях у Айвори лежала «астральная пушка», но она абсолютно спокойно смотрела на приближающегося к ним человека.

Коркер подошел и вместо того, чтобы кричать, перекрывая музыку, прибегнул к мимике. Он приложил руки к сердцу и послал Айвори воздушный поцелуй. Затем кивнул головой в сторону Чейза и помахал рукой, как будто прощаясь, спрашивая тем самым, не хочет ли она от него избавиться.

Айвори покачала головой и показала на стул рядом с ней. Коркер сел, и она наклонилась Чейзу.

— Это один из наших частых посетителей, — прокричала она ему. — Пусть останется.

Коркер улыбнулся, как будто он только что кого-то надул, сложил руки у рта и близко наклонился к Айвори, что-то говоря ей. Очевидно, сумев расслышать его замечание сквозь весь этот шум, Айвори засмеялась. Чейзу вряд ли было интересно услышать, что он там говорил, но он продолжал смотреть на Айвори.

Коркер был крепким парнем небольшого роста с огненно-рыжими волосами и прозрачными голубыми глазами. Он выглядел достаточно безобидно, но Чейз оставался начеку, готовый сбить его со стула и вышвырнуть при малейшем признаке недовольства со стороны Айвори. В любом случае было лучше смотреть на этого коркера, чем на непристойные шоу, окружавшие их со всех сторон. Он мог понять стремление мужчин после безмолвия космоса попасть в дикие огни и шум баров, подобных этому, но сам этой потребности не разделял.

Больше всего ему хотелось забрать Айвори обратно на корабль, и как можно скорее. Не важно, что она была дочерью пирата — Чейз не мог смотреть, как она сидит здесь, среди всего этого отвратительного скопища извращений и похоти. По счастью, оживленная болтовня коркера отвлекала ее от Порнографического кино. Он взглянул на часы и глубоко вздохнул. У них все еще оставалось много времени, и его нужно было как-то убить.

Коркер во всех подробностях рассказывал о своей поездке сюда, и Айвори кивала головой, но на самом деле слушала невнимательно. Ей казалось гораздо более интересным то, что Чейз, который якобы продавал порнографию, теперь не выказывал никакого интереса ни к обнаженным танцовщицам, ни к развратным фильмам на экранах вокруг. Вместо этого он не отрываясь смотрел на нее, как будто она была самым увлекательным зрелищем во всем зале. Она напомнила себе, что он, возможно, просто старается хорошо делать свою работу.

Как и она, впрочем. Похлопав коркера по руке, она поднялась с места и показала Чейзу жестом, чтобы тот тоже вставал. Пряча «астральную пушку» в складках своего плаща, она направилась к лифту, и Чейз за ней следом.

— Мои уши больше не в состоянии выносить эту какофонию, — объяснила она, — Я не понимаю, как Нельсон со своими дружками могут это терпеть.

Чейз тут же вспомнил это имя. Нельсон работал на Шефа. Теперь Чейз понял, каким образом удалось получить такую хорошую фотографию Айвори. Она знала, что Нельсон частый гость в «Шахте», и относилась к нему по-приятельски.

— Нельсон? Я думал, большинство коркеров называют себя как-нибудь вроде «Рвань» или «Шмоток».

Айвори подождала, пока Чейз не войдет вслед за ней в лифт, и ответила:

— Думаю, так они обычно и делают. Может, Нельсон на самом деле вовсе и не Нельсон. Он со своими друзьями проводит много времени и тратит много денег в «Алмазной шахте», поэтому я не хочу обходиться с ним грубо.

Они вышли на этаж, где находились доки, и Чейз взял Айвори за руку.

— А как же он узнал тебя в этом роскошном маска раде? В «Алмазной шахте» ты ведь выглядишь совсем по-другому.

На какое-то мгновение Айвори, казалось, смутилась, но быстро успокоилась и улыбнулась:

— Он однажды видел меня такой. Я не помню, где мы тогда были с отцом, но когда мы возвращались, Нельсон оказался в доках. Он решил, что я новый гость, и поспешил со мной познакомиться. А когда подошел поближе, узнал меня и посмеялся над своей ошибкой.

Мне следовало бы помнить об этом и одеться во что-нибудь другое. Я не ожидала увидеть его здесь, но все равно нужно быть заранее готовой ко всяким неожиданностям, верно?

— Коркеры безобидны, — заверил ее Чейз, хотя он знал, что Нельсон работает на Шефа и поэтому на самом деле весьма опасен для Айвори. — Давай снова проверим корабль. Я хочу быть уверен, что никто не лазил в него, пока нас не было.

Айвори обогнала его, всходя вверх по трапу.

— Нет никакого смысла портить наш корабль, пока мы везем их деньги, — возразила она. — После того как мы отгрузим им «астральные пушки» — может быть, но не до этого.

— Мы вернемся еще раз сюда с «астральными пушками» ?

— Нет. Мой отец и я имеем дело только с деньгами, и никогда — с оружием.

— Понимаю. Перевозка больших сумм денег не является преступлением, а перевозка оружия — является.

Айвори бросила плащ на сиденье в пассажирском отсеке и прошла в рубку.

— Очень приятно, что ты умеешь так хорошо схватывать очевидные вещи, Чейз. Гляди-ка, «Радуга» говорит, что никто не поднимался на борт, пока нас не было.

Чейза не удивило то, что, уходя, Айвори включила систему сигнализации, но ему было досадно, что сам он об этом не подумал.

— Ты ничего не забываешь, верно?

— Да, не забываю. Поэтому ты мне тут и не нужен. Но ты неплохо готовил еду, и это — очко в твою пользу.

Чейз удивленно поднял брови:

— Только готовил еду и больше ничего?

Прежде, чем Айвори смогла найти подходящий и умный ответ, она заметила, как к их кораблю приближается Мордекай Блэк с несколькими людьми, несущими ящики такого же размера, как и те, в которых она возила деньги в банк.

— Посмотри за тем, чтобы деньги были уложены, а я разберусь с Мордекаем.

— А ты не хочешь их пересчитать?

— На это уйдет несколько дней, так что оставь это моим «серебряным парням». Мордекай не станет нас обманывать: «пушки» все еще у нас, а он слишком сильно хочет их заполучить.

Чейз печально покачал головой:

— Как всегда, у тебя на все готов ответ.

Но не на то, что касается его самого, подумала Айвори, однако она никогда не призналась бы в этом. Она просто пожала плечами и пошла навстречу Мордекаю. Чейз подождал на трапе, пока люди Мордекая приготовились заносить ящики внутрь. Тогда он открыл двери в грузовой отсек и смотрел, как они работают, с выражением на лице, которое, как он надеялся, могло сойти за скучающее безразличие.

Как он и думал, они скоро забыли о его присутствии и начали переговариваться между собой о том, что они собираются делать, когда «пушки» окажутся у них в руках. Понятно, что они думали вовсе не о защите, а, наоборот, об агрессивном налете на соседнюю колонию. Чейз знал, что Спайдера не волнует, что именно Мордекай собирается делать с оружием, но вот Чейза этот вопрос волновал.

Нельсон может передать начальству, что видел его здесь, и Шеф примет это как показатель его успеха в приближении к намеченной цели. Теперь ему оставалось только обнаружить, где производятся «пушки», и тогда эти операции можно будет навсегда прекратить.

Когда последний ящик был погружен, Айвори поспешно попрощалась с Мордекаем. Как только Чейз запер двери грузового и главного отсеков, Айвори стянула с головы парик, тряхнула головой, расправляя волосы, и вошла вслед за Чейзом в рубку.

— Выводи нас отсюда, — приказала она, — и быстро.

— Я бы лучше сначала принял душ.

— Я тоже, но тогда придется задержаться здесь.

Айвори скользнула в кресло второго пилота и пристегнула ремень. Прикрываясь ладонью, она широко зевнула, устроилась поудобнее и закрыла глаза.

Чейз связался с навигационной башней и объявил им, что они готовы к отлету. Нужно было, чтобы четвертый док расчистили, прежде чем открывать двери. Айвори расслабилась, думая, что они сделали свое дело, но Чейз еще не чувствовал себя спокойно.

— Не знаю, как Спайдер мог послать тебя в такое гнусное место. Я рад, что нам не надо еще раз возвращаться сюда с оружием.

Айвори открыла один глаз и посмотрела на него. Его темные глаза светились гневом, и она лениво улыбнулась:

— Бизнес есть бизнес. Какая разница, где им заниматься? Мне совершенно все равно, будет моя репутация запятнана или нет.

— Мне тоже! — воскликнул Чейз. — Мне просто жаль, что меня разыскивают, иначе я отвез бы тебя на какой-нибудь курорт для колонистов по дороге домой. Ты ведь наверняка не была ни на одном из них, верно?

— Курорт? А они чем-нибудь отличаются от «Алмазной шахты»?

— Да. Там не только казино и бары, но и целые зоны с различной природой: побережья с прекрасными солнечными лагунами, горные спуски, пешеходные тропы и великолепные спальни с атласным бельем. У них есть все, что душе угодно, но теперь, когда Аладо меня разыскивает, меня тут же арестуют, как только мы сядем.

В доке начали мигать предупредительные огни, и Айвори глядела, как Чейз прокладывает путь по навигационной карте. Внезапно возвращение домой показалось ей не таким привлекательным, как минутой раньше.

— У нас на борту есть снаряжение, чтобы сделать из тебя нового человека, — сказала она мягко. — Если у тебя будет новое имя и новое удостоверение личности, сможет кто-нибудь узнать в тебе на этом курорте Чейза Данкана?

— Никто, — уверенно ответил Чейз. — Ты хочешь поехать?

— А где ближайший курорт?

Чейз запросил «Радугу», и на дисплее появились название и координаты.

— «Райский приют» — это один из самых новых и самих лучших курортов, — заметил Чейз. — Мы прибудем туда заранее, и у тебя останется время немножко вздремнуть. И спасибо Мордекаю Блэку — у нас полно денег, чтобы покрыть наши расходы Только скажи, и я проложу курс.

— Я никогда не видела океана. Я понимаю, конечно, что там в «Райском приюте» будет не настоящий океан, но все равно..

— Все равно на это стоит посмотреть, — сказал Чейз убежденно.

Он сомневался, что ему больше повезет с Айвори в «Райском приюте», чем в «Алмазной шахте» или на борту этого корабля, но экзотическая обстановка по крайней мере не должна уменьшить его шансы на успех.

— У тебя когда-нибудь был отпуск?

— Нет. Мне нравится моя работа, так что не было ни какой необходимости ее прерывать.

— Не может быть, чтобы тебе понравилась, например, эта встреча с Мордекаем.

— Ну нет. Он не из тех, с кем приятно общаться, но…

— Перестань спорить, Айвори. Давай просто сделаем то, что хочется. За эти «пушки» ты получила на двадцать пять процентов больше, чем ожидал Спайдер. Ты заслуживаешь награды.

Айвори хрипло рассмеялась:

— Ты думаешь, ехать с тобой в «Райский приют» — это награда?

Двери дока открылись. Чейз включил двигатель и вывел корабль в космос.

— Поверь, ехать со мной куда-нибудь может само по себе оказаться приятным, а ехать в «Райский приют» — особенно. Давай придумаем мне новое имя. Только, пожалуйста, не из тех, которые тоже находятся в розыске Аладо.

— Мне и в голову такое не пришло, — сказала Айвори задумчиво. — Это жестокая идея — дать человеку новое имя, которое навлечет на него еще больше неприятностей, чем старое.

— Ты не могла бы так сделать.

Чейз бросил на Айвори беспокойный взгляд и по ее озорной улыбке понял, что она как раз могла бы.

— Ну ладно, это чертовски привлекательная идея, но оставь ее для кого-нибудь другого. Пожалуйста.

— В «Алмазной шахте» действуют очень строгие правила. Мы не сотрудничаем ни с какими официальными лицами ни по каким вопросам, так что ты можешь доверять мне: я не стану навлекать на тебя большие неприятности, чем те, которые у тебя уже есть. Прокладывай курс на «Райский приют» и разбуди меня, когда будем на месте.

Почти на седьмом небе от тех романтических возможностей, которые может предоставить ему «Райский приют», Чейз не мог удержаться от счастливой улыбки. Он объяснил «Радуге» их новый курс и только тогда понял, что его радость не имеет ничего общего с мыслью об успешно выполненном задании.

Глава 8

«Райский приют» располагался на огромной вращающейся космической станции. Это был один из целой сети претенциозных приграничных курортов, и его назначением было предоставлять отдых людям, работающим ради распространения цивилизации по Галактике. Развлечения там были самые разнообразные: от концертов популярных музыкантов, оперы, балета, театральных представлений до проходивших время от времени матчей по ракетболу. Здесь были также парки с захватывающими аттракционами для детей и зоопарком, где содержались экзотические животные.

Для тех гостей, которые хотели обычного отдыха, здесь были разнообразные земные пейзажи, для других — волшебные фантастические миры. Не важно, оставались ли здесь гости на несколько часов или на несколько недель — все проводили время замечательно и стремились вернуться сюда еще раз. Будучи пилотом, Чейз побывал на нескольких таких курортах, но «Райский приют» он посещал впервые. Он разбудил Айвори задолго до того, как они прибыли на место, чтобы убедиться, что она действительно сделает ему новое удостоверение, как и обещала.

Еще немножко сонная, Айвори открыла глаза, как только Чейз дотронулся до ее рукава. Она лениво потянулась, откинула волосы с лица и села.

— Тебе нужно новое удостоверение, верно?

— Верно. И ты еще должна помочь мне подобрать новое имя.

— Это не проблема. У меня есть список, из которого можно выбрать. «Радуга», пожалуйста, дай мне список фиктивных личных дел мужчин в возрасте около тридцати.

Колонка имен поползла по экрану, и Айвори терпеливо ждала, пока Чейз отыщет что-нибудь подходящее.

— Видишь что-нибудь, что тебе нравится?

— А кто эти люди? Нет, я не подозреваю тебя в том, что ты можешь дать мне имя, которое впутает меня в беду, а просто мне любопытно узнать, откуда ты их взяла.

Айвори бросила на него скептический взгляд.

— Обычно их берут из списков некрологов. Не может быть, чтобы ты этого не знал.

— Извини, у меня никогда не было причины для того, чтобы пользоваться вымышленным именем, так что я не в курсе таких тонкостей.

Айвори опять повернулась к экрану. Как и раньше, она просто не знала насколько можно доверять Чейзу, но этот вопрос был таким незначительным, что она решила рискнуть.

— Корпорация всегда с некоторой задержкой обновляют личные дела своих сотрудников, так что служащий может умерить а его ты еще несколько месяцев или даже лет не вычеркивается ив списков работающих Поэтому некрологи становятся очень хорошим источником Конечно, есть некоторый риск, когда используешь имя умершего человека, так что мы предпочитаем больше полагаться на фиктивных лиц.

— Фиктивных?

— Да, которые корпорации используют для своих тайных операций Они просто создают фиктивное имя для своих агентов вместо того, чтобы использовать какое-то настоящее Мы делаем то же самое Эти имена принадлежат людям, которые никогда не существовали, но их биографии так подробно описаны в личных делах корпорации что ушли бы целые годы усердных поисков, чтобы доказать, что они ненастоящие.

Чейз не понимал, как он только ухитрился сдержать свое дыхание, потому что боль, которая пронзила его грудь, была почти невыносимой Он заставил себя дышать глубже и надеялся, что Айвори ничего не заподозрила она только что описала истинное происхождение Чейза Данкана.

— Корпорации хвалятся собственными службами безопасности, — сказал он — Не понимаю, как кто-то смог проникнуть в их личные дела и что-то добавить в них без их ведома.

В словах Чейза скользило скорее удивление, чем интерес, но Айвори решила, что она уже и так сказала ему слишком много.

— Выбирай имя или я сама сделаю это, потом что мне еще понадобится время, чтобы сделать тебе новое удостоверение.

— Вот, как насчет этого: Чарльз Дрейк? По крайней мере мои инициалы останутся прежними, и мне будет легче его запомнить.

— Отлично, пусть будет Чарльз Дрейк, — Айвори протянула руку. — Дай мне твое старое удостоверение. Я потом верну его, мне нужно только скопировать фотографию.

Чейз порылся в карманах и наконец нашел его.

— К сожалению, фотография тут не очень удачная. Может, ты снимешь меня получше, когда мы вернемся на «Алмазную шахту». Потом, если уж мне суждено стать новым человеком, я хочу, чтобы это было сделано со вкусом.

Айвори посмотрела на фотографию Чейза и подумала, что на ней он замечательно красив. У него были такие классически правильные черты, что она сомневалась, как его фотография может выйти неудачной. Но он и так держался слишком самоуверенно, и она не стала говорить ему об этом.

— Эта подойдет. Сколько у нас времени?

— «Радуга» говорит, что тридцать семь минут.

— Отлично. Я приду через тридцать пять.

Айвори вышла из рубки. Чейзу хотелось бы посмотреть, как она будет делать новое удостоверение, но, с другой стороны, ему было лучше не проявлять слишком сильного любопытства. То, что он узнал от Айвори, было ошеломительной новостью: оказывается, Спайдер тоже создает фиктивные имена и внедряет их в файлы корпораций. Из головы у него не шел вопрос, чего же еще сумел достигнуть этот человек.

Чейз внедрялся в несколько криминальных организаций, но ни одна из них не претендовала на столь широкое влияние, как организация Спайдера Даймонда. Чейз на мгновение прикрыл глаза и попытался представить себе, что еще может предпринять Спайдер. Самым логичным шагом с его стороны было бы начать производство транспортных кораблей для его «серебряных парней».

Айвори вернулась, уже одетая в обычную пилотскую форму. Ее волосы были влажными и обвивали шею тугими завитками.

— Вот твое удостоверение. Ты работаешь в одном из подразделений корпорации Аладо, которое производит мебель для космических кораблей.

— Никогда о таком не слышал, — совершенно честно признался Чейз — И хорошо я работаю?

— Да, ты отличный работник Поэтому тебя и наградили отпуском.

— Хорошо. По крайней мере, надеюсь, он не меньше, чем на две недели.

— Прости, но мы не можем остаться там больше, чем на день. И нам нужно известить отца, прежде чем мы подойдем к «Райскому приюту». Я не хочу, чтобы он думал, что мы пропали.

Айвори, похоже, искренне беспокоилась, и Чейз наклонился и похлопал ее по руке.

— Я уже известил его, пока ты спала. «Радуга», покажи Айвори копию последнего сообщения, пожалуйста.

На экране загорелся текст, и Айвори увидела, что ее отец получил его и в ответном распоряжении предлагал им наслаждаться обществом друг друга. Айвори отлично поняла, что он имел в виду.

— Я просто хотела посмотреть «Райский приют», — возмутилась она. — Это не значит, что я хочу или ожидаю каких-то перемен в наших отношениях, ничего даже отдаленно похожего.

Она была очаровательна, такая свежая после душа, и вокруг нее распространялся ореол девственной прелести. Он знал, что она его боится, а он не хотел этого.

— Я понимаю, что я спасаюсь от преследования за продажу порнографии, и это не вызывает ко мне доверия как к джентльмену, но я знаю, как себя вести. Я попрошу, чтобы нам дали отдельные номера, и я обещаю, что останусь в моем собственном. Конечно, если захочешь навестить меня, я всегда буду этому очень рад.

Айвори покачала головой, но Чейз не понял, то ли она отказывалась от его гостеприимства, то ли просто пыталась взять себя в руки.

— Иногда на курортах бывают художественные галереи, — вспомнил он. — Надеюсь, в «Райском приюте» есть галерея, и ты сможешь убедиться, насколько твои собственные работы лучше других.

Почувствовав облегчение от того, что Чейз сменил тему, Айвори пристегнула ремень и приготовилась к посадке на космическую станцию.

— Может быть, когда-нибудь я побываю и на Земле, — прошептала она тихо, скорее для себя, чем для Чейза. — Было бы замечательно увидеть настоящие вещи, а не их имитацию.

— Да, действительно. Но я обещаю тебе, что ты не будешь разочарована и здесь. Если ты хочешь остаться только на день, мы просто постараемся увидеть за это время как можно больше. Может быть, в другой раз мы сможем пробыть здесь подольше.

Айвори почувствовала искушение отругать его за самонадеянность, но было так славно слушать, что он говорит о ее будущем, как будто действительно собирается стать его частью.

«Райский приют» предоставлял гостям великое множество привлекательных мест для жилья, но Айвори сразу выбрала коттедж под соломенной крышей на тропическом острове. Чейз попросил коттедж по соседству и отнес их сумки к лифту. Они поднялись на нужный этаж, и двери отворились, открывая перед ними залитый солнцем берег. Чейз не мог сдержать улыбки, глядя на удивление и восхищение Айвори.

— Вот видишь, я говорил тебе, что ты не разочаруешься.

Песчаный берег начинался прямо от дверей лифта.

Здесь были семьи с маленькими детьми, резвящимися в воде, и пары, которые лежали на ярких полотенцах, подставляя себя лучам искусственного солнца, заливавшего все вокруг ослепительным золотым сиянием. Голубая вода манила к себе, а вдалеке были видны плывущие лодки. Великолепный вьющийся кустарник опутывал знак, указывающий путь к коттеджам, и Чейз направился туда.

— Пойдем, давай избавимся от вещей и тогда можем пробыть на берегу до конца дня.

— Все выглядит таким настоящим, — говорила Айвори, идя вслед за ним. — И этот соленый запах в воздухе — так действительно пахнет море?

Для Чейза это был запах дома, он обернулся, чтобы сказать ей, что так оно и есть.

— Видишь вон тех птиц, которые кружат над водой? Это морские чайки. Конечно, им очень легко убедиться, что они не смогут взлететь выше облаков, но я уверен, что они сыты и довольны.

— Пожалуйста, не нарушай иллюзию, — рассердилась Айвори, — Я не хочу, чтобы мне напоминали, что над облаками здесь потолок, а в лагуне дно искусственное. Давай просто представим себе, что это настоящий остров.

— Он и есть настоящий, — ответил Чейз. — Цветы действительно цветут, летают настоящие живые птицы, и я даже уверен, что мы можем поймать рыбу и съесть ее на обед, если нам этого захочется. Гляди, вон там попугаи.

Айвори внимательно посмотрела на пальмы, затеняющие их путь, и увидела разноцветную птицу. Она позвала ее, но попугай улетел, сияя желтым и зеленым оперением.

— Как ты думаешь, я смогу здесь купить себе попугая и взять его домой?

— Думаю, нет, но мы можем спросить. Ты хочешь научить его говорить?

— Это, наверное, было бы забавно.

— От птиц сплошной беспорядок, — предупредил ее Чейз, — они разбрасывают корм по всему полу, в воздухе летает пух… К тому же они никогда не говорят, когда их просишь, и пронзительно кричат, когда ты хочешь, что бы они, наоборот, сидели тихо. Я бы не советовал тебе держать попугая дома.

— Тогда я куплю их целую клетку!

— Тут есть еще проблема. Птицы — вольные существа, их не выращивают в клетках, как домашних животных.

Это замечание напомнило Айвори о том, как она нарисовала его, заключенным в клетке, и как он сердился, когда увидел это. Были моменты, когда она думала, что было ошибкой выпускать его на волю, но теперь, когда она шла вслед за ним по дорожке, она уже знала, что он никогда бы не смирился с ролью домашнего питомца у какой-нибудь женщины.

— Нам еще далеко?

— Нет. Ты устала? Может, мне пойти вперед, а потом вернуться и отнести тебя на руках?

— Нет, все нормально.

Айвори остановилась, чтобы посмотреть, как несколько детей играют в мяч, и теперь ей пришлось поторопиться, чтобы догнать Чейза.

— Я никогда раньше не бегала по песку, — сказала она, переводя дыхание. — Это не так-то просто, верно?

— Да, но в нем приятно играть. Я покажу тебе, как строить замки из песка.

— Я видела такие в книжках. Нам понадобятся ведро и лопатки, верно?

— Да, и я думаю, мы что-нибудь разыщем.

Как и предполагал Чейз, подойдя к коттеджам, они обнаружили кучу ведерок для песка, целый набор детских лопаток и большую корзину игрушек, чтобы играть в воде. Сначала Айвори обрадовалась, потом забеспокоилась:

— Похоже, что все это предназначено для детей. Взрослым не нравится играть с песком?

— Конечно, нравится.

Чейз удивился, что такую независимую девушку волнует, что о ней подумают другие отдыхающие. Она так уверенно приказывала Мордекаю Блэку — а теперь боялась, что незнакомые люди будут смеяться над ней, в этом было что-то трогательное. Чейз отнес ее сумку внутрь коттеджа. Айвори вошла за ним.

Коттедж состоял из единственной комнаты: там стояла кровать с покрывалом яркой тропической расцветки, стол и стулья из бамбука, дверь вела в пристроенную ванную комнату. На столе в стеклянной вазе стояли восхитительные желто-зеленые орхидеи, стены украшали яркие картинки. Пол был покрыт циновками, сплетенными из травы, и это завершало картину искусно обставленного жилья.

Чейз открыл шкаф:

— Здесь полно одежды твоего размера. Надень какой-нибудь из купальников и встретимся внизу у воды.

Айвори хотелось успеть побольше за время их пребывания здесь. Она быстро осмотрела ошеломляющий своим разнообразием набор купальников. На «Алмазной шахте» не было возможности поплавать, и она никогда раньше не примеряла купальника. Она отложила в сторону те, которые показались ей слишком открытыми, и выбрала бело-голубой, с мягко драпированной оборкой. Он отлично подошел, но, изучая свое отражение в зеркале, Айвори подумала, что теперь ее ноги кажутся непомерно длинными.

— Ты готова? — раздался голос Чейза из-за двери.

Айвори скрепя сердце решила, что будет выглядеть не лучше во всех остальных купальниках, так что не было смысла переодеваться.

— Боюсь, я похожа в нем на журавля, — сказала она, выходя на веранду. — Ноги у меня слишком длинные.

Костюм для ракетбола подчеркивал всю элегантность и совершенство ее сложения, а купальник позволял увидеть нежный розовый оттенок ее кожи, и Чейз не увидел в Айвори ни одного изъяна.

— У тебя прекрасные ноги, Айвори. Даже орнитолог не мог бы сравнить тебя с журавлем. А теперь перестань переживать о том, как ты выглядишь, и давай будем строить песочный замок.

Чейз не задумываясь натянул первые попавшиеся плавки, которые нашел в шкафу. Он прихватил пару пластмассовых ведерок и вручил Айвори детские лопатки.

— Интересно, доходит ли досюда прилив. Всегда интересно смотреть, как вода медленно вползает в замок и потом совсем размывает его.

— Ты что, большой специалист по песочным замкам?

— Я слишком скромен, чтобы заявлять, что я специалист в чем бы то ни было. Разве ты этого еще не заметила?

Одетый в красные плавки, Чейз выглядел так же замечательно, каким помнила его Айвори, и она была рада, что он придумал для них какое-то занятие — иначе она не отрывала бы от него глаз целый день. Когда он пошел к воде, она еще раз восхитилась изображению Ворона на его спине. Он раскидывал крылья широко по его плечам как символ силы и власти, и это как-то особенно шло ему. Древняя, стилизованная птица тем не менее казалась такой же современной и живой, как и он сам.

Айвори поддела босой ногой прекрасный белый песок и пошла вслед за Чейзом по берегу.

— Я никогда не уезжала из «Алмазной шахты» просто так, а всегда с каким-нибудь поручением. Я даже не знаю, смогу ли я целый день просто играть в песок. Я надеюсь, ты не станешь возражать, если я уйду пораньше.

— Нет. Когда тебе это наскучит, мы можем пойти прогуляться. Здесь есть что посмотреть.

— Нет, я имела в виду, что могу захотеть уехать домой.

Дул приятный бриз, и Айвори подняла руку, чтобы убрать прядь с лица. Чейз выбрал для них уединенное место на берегу, но где-то недалеко слышался детский смех.

— Я просто не привыкла веселиться, — извиняющимся тоном объяснила она.

Чейз бросил ведерки на песок, взял ее за руку и повел к воде. Пенящийся прибой, теплый и манящий, омыл их ступни.

— Я думаю, тебе следует обновить свои научные познания. Нужно, чтобы у тебя была возможность почувствовать настоящую жизнь. Тебе не надо напрягаться, не надо ничего делать, чтобы отдыхать. Просто расслабься, и пусть это произойдет само собой.

Лодки на горизонте были похожи на настоящие, но Айвори была уверена, что это просто часть декораций.

— Как я могу почувствовать настоящую жизнь, когда все вокруг просто хорошая иллюзия? Разве в этом нет противоречия?

Здесь она была права, и Чейз не смог ничего возразить ей. Он просто притянул ее поближе и легко чмокнул в щеку.

— Давай пойдем строить наш замок. У нас как раз есть время до ленча.

— Я хочу, чтобы там был крепостной ров.

— Ну естественно, у каждого песочного замка есть крепостной ров. Давай мне лопатку, и приступим.

Айвори опустилась рядом с ним на колени и скоро уже была так поглощена этим занятием, что забыла о своем намерении уехать рано. Чейз не просто строил замок из песка, он создавал замечательное архитектурное сооружение с башнями по бокам и зубчатыми стенами. Он строил его все выше и выше, пока им не пришлось встать, чтобы подравнивать стены. Вокруг них собирались дети и помогали им носить ведра с водой, чтобы наполнить ров. К тому времени, когда Чейз объявил, что замок окончательно готов, уже было два часа дня.

— Ты не проголодалась? — спросил он.

Айвори протянула руку, чтобы смахнуть песок, прилипший к его щеке.

— Думаю, да. Но я еще хотела бы зарисовать наш замок, прежде чем мы пойдем завтракать. Ты подождешь?

Когда они немного отошли, дети начали водить вокруг замка веселый хоровод. Айвори очень смутно помнила, когда в последний раз у нее было так легко на сердце. В ее воспоминаниях мелькнул легкий образ какой-то женщины, может быть, ее матери, но он исчез прежде, чем она смогла его узнать.

Неправильно истолковав выражение ее лица и думая, что она ждет от него ответа, Чейз ободряюще кивнул:

— Конечно, подожду. Рисуй столько, сколько тебе захочется.

Пока они шли к ее коттеджу, он взял ее за руку.

— Я пойду и найду нам какую-нибудь еду, и мы сможем устроить на берегу пикник, когда ты закончишь рисовать.

— Ты действительно не возражаешь?

— Конечно, нет. Почему я должен возражать?

Айвори знала, что Чейз строил замок, чтобы доставить ей удовольствие, и она подумала, что он тоже должен иметь возможность хорошо провести время.

— Художников всегда критикуют за то, что они слишком поглощены собой, и я не хочу, чтобы ты чувствовал, будто тобой пренебрегают.

Чейзу было приятно, что она наконец начала думать о его чувствах, но он не стал показывать своего торжества. Он отлично провел время, пока строил вместе с ней замок, и был рад, что ей так понравилась его затея.

— Вовсе нет. Ты займешься рисованием, а я позабочусь о завтраке.

Он слегка пожал ей руку и пошел обратно к берегу. Когда он обернулся на ходу, Айвори с альбомом и карандашами уже бежала к замку. Она была так очаровательна, что он остановился, чтобы посмотреть на нее, прежде чем заставил себя двигаться дальше.

Он действительно хотел найти что-нибудь для завтрака, однако первым делом все-таки разыскал центр связи и послал шифрованное сообщение для Шефа. Шеф очень ценил, когда с ним постоянно поддерживали контакт, а Чейз понимал, что ему необходимо набрать как можно больше очков за время этой миссии. В своем кратком отчете он указал, что в отношении Спайдера дело движется хорошо, но умолчал о том, что еще больше он старается преуспеть с Айвори.

Когда он вернулся на берег, неся корзину для пикника и пару полосатых пляжных полотенец, Айвори рисовала портреты детей. Рисунки, на которых дети позировали на фоне замка, были так же хороши, как все ее работы. Трое уже держали в руках свои портреты, а оставшаяся пара, брат с сестрой, старались сидеть тихо, пока их рисовали. Чейз поставил корзину и смотрел, как Айвори добавляет последние штрихи к рисунку.

— Ваши родители будут хранить эти рисунки как сокровище, — сказал Чейз убежденно, когда Айвори закончила рисовать. — Несите их очень осторожно, чтобы они не помялись по дороге.

Сияя от гордости, дети убежали, держа рисунки перед собой на вытянутых руках, как будто чувствовали, какие они драгоценные.

— Они славные ребята, — заметил Чейз, — но не знаю, мог бы я выносить, если бы они постоянно путались под ногами.

Прежде чем заняться портретами, Айвори сделала детальный рисунок песочного замка. Она поставила на рисунке дату, закрыла альбом и отложила его в сторону.

— Я надеюсь, что у тебя хватило бы привязанности к своим детям, чтобы выносить их общество на протяжении долгого времени.

Чейз никогда всерьез не думал о детях, но теперь, когда он смотрел на Айвори, ему представлялись похожие на нее голубоглазые и светловолосые детишки. Он взглянул на замок, чтобы отогнать от себя этот образ: ему не хотелось признаваться даже самому себе, где блуждают его мысли. Он расстелил полотенца.

— Надеюсь, тебе нравятся сандвичи с тунцом. Мне показалось, они подходят для завтрака на берегу. Ты же ешь рыбу, верно?

Айвори смотрела, как он распаковывает корзину для пикника. В придачу к сандвичам там оказались кувшин с пуншем, манго, папайя и пакет с кокосовым печеньем.

— Нет, обычно я рыбу не ем, но ты прав, тут на взморье это подходит к обстановке.

Она села на полотенце, взяла сандвич, развернула его и откусила маленький кусочек.

— Ммм, вкусно.

— Если тебе нравится морская еда, тут, на этом уровне, есть несколько отличных ресторанов, и мы можем найти там что-нибудь еще, если захочешь. Я же знаю, тебе хочется попробовать чего-нибудь другого, после того, что я готовил на корабле.

— Прежде чем беспокоиться об обеде, давай сначала покончим с завтраком.

Теперь она стала напоминать прежнюю Айвори, и перед ним уже не было той очаровательной молодой женщины, которая помогала ему строить песочный замок. Чейз не мог понять, что он сделал не так.

— Ты не хочешь поплавать? Нам нужно будет немножко переждать после еды, но вода такай теплая, искупаться было бы очень приятно.

Айвори снова откусила сандвич. Хлеб был свежевыпеченный, а тунец приготовлен с тонкими приправами, и она долго смаковала его, прежде чем ответить.

— Я не умею плавать, — ответила она наконец, — а мы будем здесь не настолько долго, чтобы я смогла научиться.

— Женщина должна уметь плавать, — ответил Чейз. — Спайдер сказал, чтобы мы развлекались. Ты же можешь, если хочешь, задержаться здесь подольше, пока не научишься хорошо плавать. Не думаю, чтобы он возражал.

— У нас нет бассейна на «Алмазной шахте», так что какой смысл учиться?

Чейз похлопал ее по колену:

— «Алмазная шахта» — это еще не весь мир. Существует миллион мест, где можно плавать, и ты можешь по бывать везде.

— Ты ведь был со мной во время деловой поездки. Там не было времени, чтобы плескаться в бассейне у Мордекая, даже если он и есть в «Орлином гнезде». Нет, для моей работы уметь плавать мне не нужно.

Айвори Даймонд была самой удивительной женщиной, которую встречал Чейз, и вместе с тем самой упрямой.

— Тогда рассматривай это как практическое дополнение к твоим научным файлам. — Он улыбнулся. — Тебе придется поплавать хотя бы раз в жизни, и к тому же плавать гораздо легче в соленой воде, чем в пресной.

— Правда? Я не знала. — Айвори покончила со своим сандвичем, сделала пару глотков из кувшина и съела половинку папайи и два печенья. Чейз зевнул, откинулся, опираясь на локти, и объявил, что самое время вздремнуть. Оба они мало спали прошлую ночь, и Айвори эта мысль тоже показалась правильной. Она спустилась к воде, чтобы вымыть руки, потом поправила полотенце и улеглась на него.

Нужно было немного привыкнуть к постоянному крику чаек, но сквозь полудрему, окутавшую Айвори, их голоса не казались такими пронзительными. Согретая мягким, теплым песком, Айвори совершенно расслабилась. Она перебирала руками песок, пропускала его между пальцев, и думала, каково было бы жить в этом идиллическом месте целый год. Ей представлялся настоящий остров, а не красивая иллюзия, во власти которой они были сейчас. Она повернулась, чтобы спросить Чейза, был ли он когда-нибудь на настоящем острове, но он уже заснул.

Его подбородок казался небритым, но это едва ли его портило. Айвори облокотилась о песок и принялась рассматривать Чейза с таким же живым интересом, как когда он был пленником ее отца. Сейчас она уже не стала бы рисовать его, ей было приятно просто смотреть, как он спит. По крайней мере теперь он не отпускал язвительных замечаний и от него не надо было ждать ставших привычными выходок, которые мучили ее.

Она подумала, что у них могли бы быть необычайно симпатичные дети. Они были бы смуглые, красиво сложенные, и она была уверена, что они унаследовали бы ее серьезность, а не его высокомерие. Или, наоборот, они могли бы быть высокими, белокурыми и важными, и она бы даже не узнала в них себя.

Она снова легла и отвернулась от него Скорее всего у нее никогда не будет детей, а если и будут, то не от Чейза Данкана. Может быть, это будет поэт или художник, который приедет в «Алмазную шахту» и так и останется там навсегда Только человек, который обладает талантом, способен полюбить ее по-настоящему. Чейзу это не дано. Он всегда будет человеком ее отца, подумала она перед тем, как окончательно заснуть.

Чейз проснулся раньше Айвори и сел, обняв колени руками, наблюдая, как чайки лениво кружат у них над головой. Лодки казались настоящими, но он вскоре разглядел, что они движутся по определенному маршруту, и решил, что они, должно быть, лишь часть декорации. Вода, однако, действительно могла бы освежить его. Она так манила к себе, что он решил не ждать Айвори. Он вошел в воду и нырнул сразу достаточно далеко, чтобы плыть. Он двигался параллельно берегу, длинными ленивыми гребками, и часто поглядывал на берег, чтобы удостовериться, что Айвори еще не проснулась и не чувствует себя покинутой.

Она, конечно, никогда не показывала виду, что скучает без него, но ему не терпелось, чтобы она поскорее проснулась и составила ему компанию в воде. Наконец он понял, что не может больше ждать, и выбрался на берег. Подойдя к Айвори, он наклонился и тряхнул головой, обдавая дождем соленых брызг ее плечи. Не успела она сесть, как он уже стоял в стороне с виноватым видом.

— Извини. Я не хотел тебя будить.

— Айвори стряхнула с себя воду:

— Тогда что же ты собирался делать?

— Ничего особенного, но теперь ты все равно уже мокрая и можешь пойти со мной купаться.

— Разве мы не говорили уже об этом? — Айвори почувствовала себя неуютно на песке и встала на ноги. — Я не умею плавать.

— А тебе и не нужно здесь уметь плавать. Ведь это ненастоящая лагуна, помнишь? Я отплыл подальше, и там нигде не становится глубже. Я уверен, что ты можешь зайти далеко от берега и даже не замочить волосы.

Внимательные к каждой детали, дизайнеры лагуны запрограммировали ее так, чтобы свет постепенно гас по мере того, как кончался день, и теперь длинные тени ложились на песочный замок. Приливов здесь, однако, не было предусмотрено, так что причудливому строению не угрожало быть размытым водой. Айвори была готова насладиться всей прелестью лагуны, но она все еще немного робела.

— Здесь действительно неглубоко?

Чейз протянул ей руку, и она неохотно взялась за нее.

— Мы пойдем медленно, — пообещал он и слегка подмигнул ей.

Он действительно вошел в воду так тихо, что Айвори вскоре обогнала его. Он дал ей зайти подальше, но держался рядом.

— Плавать — это просто. Просто вытянись, ляг на спину и расслабься. Вода будет держать тебя нежно, как возлюбленный.

— Ты хочешь, чтобы я потонула, как камень.

— Нет! Ты поплывешь так же легко и блаженно, как плывут облака. Попробуй. — Чейз лег на спину и показал ей. Он медленно загребал воду руками, но в остальном совершенно расслабился. — Я могу оставаться так весь день.

Несмотря на свой вес, Чейз с легкостью скользил по воде, но Айвори не набралась еще смелости, чтобы попробовать самой. Наконец он встал, отвел волосы с глаз и снова предложил ей свою руку. Вода стекала по его груди маленькими ручейками, нежно лаская бронзовую кожу. Айвори засмотрелась и на мгновение забыла обо всем на свете.

Смутившись, она постаралась скрыть, что отвлеклась.

— Ты меня не уронишь?

— Конечно, нет. — Чейз придвинулся ближе и поднял ее на руки. — Я положу тебя очень осторожно, и вода будет держать тебя так же.

Айвори обняла руками его шею:

— Мне так не кажется.

— Ну хорошо, — согласился Чейз. — Это так приятно, что я буду только рад подержать тебя на руках еще час или два.

Их лица почти соприкасались, и Айвори взглянула на него. Его кожа была скользкой и мокрой от воды и вместе с тем теплой, и ей захотелось прикоснуться к ней. Она верила ему и понимала, что в лагуне, наверное, не более опасно, чем в ванне, но она все еще не чувствовала себя в полной безопасности.

— Ты, кажется, говорил что-то о пешеходных тропах?

Восхищенный Чейз поцеловал ее. Она попробовала уклониться, но не смогла, и их шутливая борьба неожиданно обернулась страстным объятием. Чейз чувствовал, как ее руки крепче обвиваются вокруг его шеи, и надеялся, что это страсть, а не сопротивление. Однако прежде, чем он смог понять это, их окружили пятеро детей — те, что помогали строить замок. Они смеялись, ныряли, плескались и звали их разными выдуманными именами.

— Похоже, я выбрал неправильное место для публичной демонстрации чувств, — прошептал Чейз на ухо Айвори. Он поставил ее на ноги, но продолжал держать за руку.

Старший из ребят потянул Айвори за другую руку.

— Мама хочет спросить, не можете ли вы нарисовать ее малыша. Она говорит, что будет рада вам заплатить Айвори не нужен был предлог, чтобы убежать от Чейза. Ей нужно было просто уйти, но ее ноги застревали в песке. Изо всех сил стараясь не показать, какую слабость она испытывает каждый раз в его объятиях, она заставила идти свои непослушные ноги.

— Я с удовольствием нарисую малыша, — ответила она с очаровательной улыбкой. — Пойдем возьмем бумагу и карандаши.

Айвори ушла, сопровождаемая детьми, и Чейз ударил по воде тыльной стороной ладони, вызвав каскад брызг.

«Проклятие!» — подумал он про себя. Но прежде чем Айвори покинула берег, она обернулась, чтобы взглянуть на него на прощание, и он был уверен, что заметил слезы сожаления в ее глазах.

Глава 9

Что она о нем знала: только то, что он красив и что он не задумываясь кинулся защищать ее, когда Мордекай Блзк встал на ее пути. Верный сторожевой пес сделал бы то же самое, а ей хотелось от него гораздо большего.

— Я не хотела жаловаться. Спасибо, что привез меня сюда, Ты меня убедил, мне действительно надо побывать где-то еще. Я думаю слетать на Землю или на марсианские колонии, или просто проехаться по Галактике; главное посмотреть все настоящее. Здесь все так, как будто пытаешься жить на театральной сцене, и мне кажется, что все вокруг знают свои роли, а я нет.

Чейз провел кончиками пальцев по ее подбородку. На этом берегу нельзя было по-настоящему загореть, но после целого дня на открытом воздухе ее светлая кожа приобрела прелестный золотистый оттенок.

— Мы оба с тобой настоящие. Только это и имеет значение, и нам не нужно жить по чьему-то сценарию, — сказал он мягко и обещающе. Ему очень хотелось поцеловать ее, но он удержал себя.

— Жаль, что ты не взяла с собой серебряное платье, которое было на тебе в тот вечер, когда мы познакомились в казино. Давай найдем что-нибудь похожее в гардеробе, а потом пойдем ужинать. Если тебе понравился тунец, то тебе понравятся и омары. А потом мы можем исследовать весь этот курорт, если захочешь.

Несмотря на нежность его прикосновения, то, что он предлагал, было скорее не романтическим, а просто приятным вечером. Айвори не могла понять, нравится ли ей это, или она, наоборот, разочарована. Она просто кивнула и отнесла свой альбом и карандаши в дом. В прошлый раз, когда она просматривала содержимое гардероба, она искала купальный костюм. Теперь же она была приятно удивлена, обнаружив гораздо больший выбор одежды, чем заметила вначале. Серебряное платье, которым так восхищался Чейз, не было ее любимым, и она не собиралась искать что-то похожее. Она нашла узкое золотистое платье с длинными рукавами, красивое и не слишком вызывающее.

Она приняла душ, вымыла голову и зачесала волосы наверх. Когда она вышла на веранду в своем золотом платье, Чейз уставился на нее, и она в беспокойстве осмотрела себя, не забыла ли она чего-нибудь.

— Прости, здесь что-то не так? Ты говорил, что тебе нравится, когда я надеваю золотое, и я подумала, тебе это понравится.

— Мне действительно очень нравится, честное слово, — уверил ее Чейз. Эффектное платье казалось обманчиво простым. Высокая стойка охватывала шею, а само платье элегантно облегало ее фигуру. Она казалась невероятно привлекательной в нем. Платье было коротким и открывало ее ноги, и это было так же красиво, как и в купальнике. Весь ее безукоризненный вид завершали под ходящие по оттенку золотые туфли.

— Вся одежда в твоем гардеробе новая. Если захочешь, можешь взять это платье домой. Я надеюсь, ты это сделаешь.

— Я подумаю.

На Чейзе были его пилотская куртка и брюки, и хотя она знала, как пилоты гордятся своей формой, она была разочарована, что он не надел тоже что-нибудь особенное.

— А ты? — спросила она. — Неужели ты не нашел в своем гардеробе ничего поинтереснее того, что у тебя было с собой?

— Там была одна симпатичная шелковая черная пижама, но я подумал, что для ужина это слишком неформальная одежда. Я примерю ее после ужина, если хочешь.

— Не стоит беспокоиться.

— Это хорошо. Я предпочитаю спать нагишом.

Чейз смотрел на нее таким откровенно оценивающим взглядом, что Айвори пожалела о выборе своего наряда.

— Думаю, надо было мне одолжить у тебя пижаму, — сказала она. — Тогда, может быть, ты перестал бы смотреть на меня так, будто это я сегодня на обед.

Чейз повел плечами и постарался придать своему лицу более серьезное выражение. Это удалось ему, но только отчасти, потому что она действительно выглядела так замечательно, что ее хотелось съесть.

— Извини. Я обещал вести себя хорошо, насколько смогу, верно? Пойдем.

Он взял ее за руку прежде, чем она успела выразить протест, и они направились в сторону лифта. Эта аллея была аккуратно подметена, на ней не было песка, так что они могли идти быстрым шагом. Сейчас большинство людей уже ушли с пляжа, и даже чайки утихли. Справа располагались отели с живописным видом на лагуну, но Айвори была довольна, что выбрала маленький домик прямо на берегу.

Десятиминутная прогулка, и они дошли до рыбацкой деревушки, расположившейся у пристани.

— Самый лучший ресторан на другом краю, — сказал ей Чейз. — Я заказал нам столик, когда искал еду для ленча.

Айвори не знала, то ли от соленого запаха моря, то ли просто от того, что день был таким насыщенным, но она была ужасно голодна.

— Если нам что-нибудь особенно понравится, мой отец может устроить так, чтобы нам это привозили регулярно. Я так привыкла к одним овощам, что никогда не думала, что можно есть что-нибудь другое.

— Это полезно для здоровья, — согласился Чейз, улыбнувшись, однако сам он был ужасно рад избавиться от тех продуктов, которые предлагал Спайдер. — В каждой колонии есть свои собственные запасы продовольствия, но курорты обычно завозят деликатесы с Земли. Даже те, кто не родился там, все равно предпочитают земную пищу.

История не была любимым предметом Айвори, но она знала, что именно расселение по космическим колониям спасло Землю от катастрофы перенаселения и позволило специалистам по окружающей среде превратить ее в тот рай, каким она стала сейчас. Пока в «Алмазной шахте» не появился Чейз, Айвори никогда не думала о том, чтобы съездить на Землю. Она покраснела, вспомнив, какие еще мысли пробудил в ней Чейз.

Они шли по направлению к ресторану, и Чейз вскоре подвел Айвори к витрине ювелирного магазина. Драгоценные камни лежали там в емкости, заполненной песком. Здесь были изящные золотые амулеты со всякими морскими мотивами, ожерелья, браслеты и серьги в виде гроздей маленьких золотых ракушек.

— Тебе нравятся серьги? — спросил Чейз.

Айвори кивнула. Этот каскад из спиральных раковин казался ей весьма изысканным.

— Работа великолепная, сделано с замечательным мастерством.

— Тогда давай зайдем, а то, когда мы поужинаем, магазин уже закроется.

Они вошли, и молодой человек за прилавком вежливо приветствовал их.

— Я видел, вам понравились серьги в виде раковин, — сказал он. — Они великолепно подойдут к вашему платью.

— На самом деле это не совсем мое платье, но все равно спасибо.

Сквозь стекло витрин Айвори рассматривала другие украшения. Все они был замечательные.

— Пожалуйста, покажите нам эти серьги, — попросил Чейз.

Ювелир снял пару с витрины, чтобы Чейз мог посмотреть на них поближе. Когда он поднял одну, она приятно зазвенела, как будто гроздь колокольчиков. Здесь были ракушки, морская звезда и морские коньки, и все они были точной копией образца.

— Попробуй примерь, — попросил Чейз.

— Они очень красивые, но…

— Тебя совершенно не должна волновать цена, — сказал Чейз с укором. — Не беспокойся. Мне хорошо платят.

Айвори не знала, что сказать. Ни один мужчина никогда не покупал ей дорогих подарков, и она подумала, что если она согласится, то потом будет чувствовать себя обязанной ему.

— Нет, действительно…

Тон Чейза становился все более настойчивым:

— Пожалуйста, надень.

Если бы серьги не были такими прелестными, Айвори сопротивлялась бы сильнее. Но из всех ее многочисленных украшений ни одно не было таким изысканным, как эти очаровательные золотые серьги. Она примерила их и посмотрела на свое отражение в зеркале, которое подал ей ювелир.

— Это будет замечательный сувенир, — воскликнул Чейз. — Мы берем их.

— Я хочу заплатить за них, — возразила Айвори.

— Не думаю, чтобы ты захватила с собой деньги, — заметил Чейз.

Айвори действительно забыла о деньгах.

— Тогда я вернусь за ними в коттедж.

— Нет, я хочу, чтобы это был мой подарок.

Айвори пыталась спорить, но ювелир и Чейз закончили сделку прежде, чем она успела что-то доказать своему решительному спутнику. Он взял ее под руку, и они вместе вышли на улицу.

— Спасибо, но я не могу позволить, чтобы ты тратил на меня деньги. Я верну тебе то, что они стоят.

В свете фонарей, стоящих вдоль пирса, серьги сияли и переливались волшебным блеском.

— Не вернешь. Это подарок. А теперь пойдем, я слишком голоден, чтобы спорить.

Айвори тоже не хотелось продолжать спор. Она, может быть, просто попросит отца, чтобы он дал Чейзу премию, которая возместит цену этих изящных серег, плюс еще немного, и она не будет чувствовать себя обязанной ему. Решив таким образом эту проблему, она вздохнула с облегчением и улыбнулась.

— Хорошо, — согласилась она. — Я больше не буду говорить об этом.

Что-то в улыбке Айвори заставило Чейза усомниться, что он в последний раз слышит об этой покупке, но он решил не усугублять дело. Из его подарков другим женщинам верхом экстравагантности был ужин, не более того, но он почувствовал, что ему так приятно делать Айвори подарки, что решил поступать так и впредь при каждой удобной возможности. Он открыл тяжелую дверь ресторана, взял Айвори за руку и повел ее внутрь, туда, где им был обещан превосходный отдых в обстановке пиратского притона XVII века.

Айвори на минуту задержалась, чтобы прочесть вывеску.

— Пиратский притон? Как это кстати.

— Да, я подумал, что тебе это понравится. Но я выбрал его из-за того, как тут готовят, а не для того, чтобы ты чувствовала себя здесь как дома.

По правде говоря, ресторан был совсем не похож на «Алмазную шахту». Повсюду здесь блестело полированное дерево, висели медные лампы и разные морские приборы. Официанты, одетые в полосатые тельняшки и короткие штаны колоколом, время от времени собирались по нескольку человек и исполняли для посетителей зажигательные морские песни.

— Пойдем, — попросил Чейз, — на втором этаже более интимная обстановка.

В зале на самом верхнем этаже все стены были стеклянными, и из них открывался великолепный вид на залив и видневшийся за ним город. Его небоскребы окрашивались закатным солнцем, и когда косые лучи падали на здания, они начинали сиять так, что дух захватывало. Очарованная и удивленная, Айвори подумала вслух:

— Это изображение какого-то настоящего города или просто чья-то фантазия?

Чейза смущало то, что Айвори постоянно обращает внимание на иллюзорность окружающего, но он быстро нашелся:

— Давай не будем спрашивать. Давай просто решим для себя, где бы нам хотелось быть, и вообразим, что так оно и есть.

— Мои познания в географии не настолько хороши, как хотелось бы, — ответила Айвори. — Выбирай лучше ты.

Чейз подождал, пока им покажут их столик, потом предложил:

— Штаб-квартира Аладо на Земле находится в Ванкувере. Северо-западное побережье Тихого океана очень красивое. Так что давай сегодня вечером мы будем в Ванкувере.

— Тебе жаль, что ты расстался с Аладо, верно?

Чейз потянулся через стол и взял ее за руку.

— Мне жаль, каким образом я оттуда ушел, точнее, как меня заставили оттуда уйти Но мне ни капли не жаль того, что с тех пор произошло Зачем напрасно терять время и жалеть о чем-то, в этом нет никакого смысла. Тем более что мое будущее кажется мне сейчас лучезарным. Официанты на втором этаже были одеты в темные рубахи и штаны; им платили за то, чтобы они не были слишком разговорчивы. Когда один из них появился у их столика, Чейз нежно пожал и отпустил руку Айвори.

— Как сегодня омары? — спросил он.

— Прекрасно, как всегда, — заверил его официант. — У нас лучшая кухня во всем «Райском приюте».

Он вручил им длинное меню и удалился, чтобы дать им время выбрать.

Чейз быстро сделал свой выбор, но Айвори изучала меню так долго, что он начал уже беспокоиться.

— Если здесь нет ничего, что тебе нравится, мы можем пойти куда-нибудь еще. Я выбрал это место просто потому, что оно лучшее на этом уровне.

Айвори была поглощена своим меню и не подняла глаз на Чейза.

— Я просто не ожидала такого большого выбора.

— Это меню вовсе не такое обширное. А куда ты обычно ходишь?

Он задал этот вопрос и тут же понял: Айвори ни разу не была в ресторане. Она не была нигде, кроме «Алмазной шахты» и таких опасных мест, вроде «Орлиного гнезда» — а там хороший ужин не был частью программы.

— Прости, — тут же извинился он. — У тебя не было случая сходить в ресторан, верно? Изучай меню, сколько тебе хочется. А я просто полюбуюсь видом. Он напоминает мне о доме.

Это был еще один промах, и Чейз понял это мгновением позже. Чейз Данкан не был родом из Ванкувера, он был из… Он вдруг почувствовал, что все забыл. Он прочел и заучил легенду Чейза Данкана и уничтожил ее, как и было ему приказано, но теперь он не мог вспомнить ни единого факта оттуда, кроме того, что в результате он начал торговать порнографией. У него никогда раньше не бывало таких угрожающих провалов памяти, и он почувствовал себя ужасно.

Айвори закрыла меню и тут же заметила мучительное выражение на его лице.

— Чейз, что случилось? Тебе нехорошо?

Чейз провел рукой по глазам.

— Нет. Думаю, я просто очень хочу есть. По-моему, у меня на какой-то момент помутилось в голове. — Он заставил себя улыбнуться. — Теперь все в порядке. Я не хотел тебя торопить. Располагай своим временем как хочешь.

— Я слишком голодна, чтобы тянуть дальше.

Она взглянула в сторону официанта, и он подошел к их столику.

— Мне, пожалуйста, фаршированные артишоки, коктейль из креветок, шпинат феттучини, омар и зеленый салат.

Официант, казалось, был немного шокирован длинным заказом Айвори, но Чейз уже имел случай оценить ее здоровый аппетит и ничуть не удивился.

— Звучит неплохо. Принесите мне то же, пожалуйста. И я думаю, попозже мы еще закажем что-нибудь на десерт.

— У нас отличная коллекция колониальных вин, — предложил официант.

Айвори покачала головой, и Чейз отпустил официанта. Ресторан был скудно освещен, чтобы лучше подчеркнуть городской пейзаж на горизонте и создать романтическую атмосферу. Чейз кинул быстрый взгляд вокруг и убедился, что остальные посетители слишком заняты собой, чтобы обращать внимание на то, что происходит за соседними столиками. Он понизил голос, привлекая внимание Айвори: ему вдруг стало стыдно за то, что он так бессовестно манипулирует ею.

— Я не хочу притворяться, — начал он. — И если что-то здесь покажется тебе новым или странным, я постараюсь объяснить это тебе. Я не буду смеяться над твоим любопытством или незнанием.

Вместо того чтобы подбодрить Айвори, как того хотел Чейз, он добился обратного: Айвори оскорбилась.

— Я видела рестораны в кино и читала о них в книгах. Я вовсе не такая невежественная, Чейз, ты сильно ошибаешься.

Сказав это, она взглянула на огни за окном. С крыши одного из небоскребов взлетал шаттл. Мигая огнями, он сделал круг и исчез в туманной дымке. Интересно, куда он направляется, подумала она, но потом вспомнила, что это всего лишь часть тщательно продуманной иллюзии.

Возмущенный ее раздраженным ответом, Чейз забыл о том, что хотел говорить тихо.

— Я и не говорил ничего такого. По крайней мере дай мне возможность проявлять о тебе хоть какую-то заботу, даже если у меня это плохо получается.

— Не беспокойся. Я скажу отцу, что ты хорошо справлялся со своей работой, — сказала Айвори небрежно.

— Спайдер здесь совершенно ни при чем! — воскликнул Чейз.

Удивленная, Айвори строго посмотрела на него. Его брови нахмурились, лицо исказилось от гнева; глубина его возмущения поразила ее.

— Пожалуйста, тебе не нужно защищаться. Мы оба знаем, что мой отец имеет прямое отношение к тому, что мы здесь вместе сегодня вечером.

На какой-то ужасный момент Чейзу пришло в голову, что Спайдер сказал ей о своем намерении выдать ее за него замуж. Но сам он не мог ей этого выдать: он был для этого слишком хорошо обученным агентом. Он взял ее за руку, но не нежно, как в прошлый раз, а просто крепко сжал в своих ладонях.

— Может быть, я и работаю на твоего отца, но это всего лишь работа, и не более того. То, что происходит между тобой и мной, — это наше личное дело, и что касается меня, то для меня это драгоценно.

Подошел официант с артишоками, и Айвори попыталась высвободить руку, но Чейз не отпустил ее. Смущенная, она попросила его:

— Пожалуйста, пусти.

— Нет. Не отпущу, пока не буду уверен, что ты меня поняла.

Его поведение было слишком настойчивым, чтобы Айвори могла уклониться от ответа.

— Я понимаю.

Она глядела ему прямо в глаза, и Чейз видел, как в их голубых глубинах отражается целый калейдоскоп чувств Она была испугана, но за страхом он видел и детское изумление, жажду признания в любви. Была определенная черта, через которую агентам переступать было нельзя, и Чейз знал, что он не просто приближается к ней, а уже перепрыгивает через нее, предлагая Айвори любовь, которую он не имел права ей дать.

«Но у меня есть это право!» — мысленно воскликнул он. Его чувство к ней было настоящим, а не подделкой, как все, что окружало их в «Райском приюте». Его врагом был Спайдер, а не эта девушка со взглядом, в котором крылась глубокая печаль.

— Хорошо, — сказал он мягко и отпустил ее руку, позволяя официанту расставить блюда.

Никто из них не взглянул на официанта, и тот быстро удалился. Чейз с удовольствием смотрел, как Айвори отрывает зубами мясистый лист артишока. Она просто ела, а не флиртовала, не бросала застенчивых взглядов, но это все равно казалось очень чувственным. Чейз, однако, обязан был контролировать свои эмоции, и он начал есть свои артишоки так же сосредоточенно, как если бы разряжал бомбу. В дальнем углу арфист начал наигрывать задумчивую мелодию.

Айвори никак не могла уразуметь, что означает это удивительное заявление Чейза. Она старалась вспомнить в точности его слова, но не могла. Ей, однако, было чрезвычайно приятно узнать, что он не рассматривает общение с ней как работу. Мысль о том, что он искренне дорожит ею, была одновременно и пугающей, потому что это требовало от нее такого же искреннего ответа.

Она ощущала, как нежно звенят ее серьги каждый раз, как она поворачивает голову. Это было так же приятно, как и прикосновение Чейза, такое же мягкое и легкое, и это заставляло ее чувствовать себя как-то необычно. Ее голова была так занята всем этим, что она понимала, как ей плохо удается поддерживать разговор за ужином. Она смотрела на огни и думала, чем могли заниматься все эти мифические люди в этих воображаемых зданиях.

Пейзаж был искусственным, но в отличие от него артишок был настоящим, и она слизнула душистый чесночный соус с пальцев.

— Это было ужасно вкусно, — призналась она честно.

Чейз никогда не думал, что артишоки стоят того, чтобы их ели, но сегодня вечером он не возражал против того, чтобы потратить время и попробовать этот своеобразный овощ. Он не осмеливался взглянуть на Айвори, пока она Не доела свои, но когда он увидел, как она вытирает руки о салфетку, рискнул заговорить:

— Я уже чувствую себя лучше. А ты?

— Да, мне тоже лучше. — Она улыбнулась и рассмеялась вслед за ним.

На самом деле здесь не было ничего смешного, просто они внезапно поняли, как это хорошо, что они сейчас вместе. Айвори расслабилась, и Чейз казался ей самым очаровательным из всех, с кем ей приходилось вместе ужинать. Он рассказывал ей о том, как он ездил ловить рыбу далеко в море и его лодка начала протекать, и попытки удержать ее на плаву превратили поездку в настоящее приключение.

— Но я предпочитаю космические путешествия, — говорил он. — В них всегда есть вероятность, что тебя спасут, и нет никакой опасности утонуть.

Его глаза сияли озорным блеском, который казался Айвори гораздо более привлекательным, чем великолепные огни за окном. Она обнаружила, что креветки — просто прелесть, а омар — божественен, и подумала, что нужно будет попросить отца, чтобы тот заказал и то, и другое в следующий раз, как им будут привозить провизию. В груди у нее разливалось тепло, и это было так же приятно, как и еда, и она не торопилась, как обычно, стараясь продлить этот вечер как можно дольше.

После роскошной трапезы она все же нашла в себе силы съесть десерт. Это было блюдо клубники со взбитыми сливками с запахом кокоса. Она отказалась от кофе и выбрала чай с корицей. Ей было так приятно, и совсем не хотелось двигаться с места и покидать этот очаровательный ресторан, а также своего еще более привлекательного спутника. Когда Чейз наконец напомнил об обещании исследовать «Райский приют», она призналась, что не уверена, в состоянии ли она передвигаться.

— И не нужно, — пообещал Чейз. — Здесь у пирса есть трамвайная остановка. Мы просто сядем и поедем, пока не увидим все, что здесь есть.

Поспорив еще немного, Айвори наконец встала и грациозно потянулась. Она никогда не ездила на трамвае, но ей хотелось попробовать. Выходя из ресторана, она взяла Чейза под руку.

— Еще раз спасибо за замечательные сережки. — Она тронула их свободной рукой так, чтобы они зазвенели. — Я никогда не использовала морские мотивы в своих работах. Это открывает передо мной целое новое направление.

— Я знал, что если мы остановимся здесь, то это будет полезно со всех точек зрения. Вот увидишь, исследовать настоящую жизнь в ее самых полных проявлениях очень пригодится для твоего искусства.

Его голос был тихим и соблазняющим, и Айвори неожиданно поняла, что он имел в виду. Еще сегодня она отвергала всякую мысль о том, чтобы завести с ним роман, а теперь вдруг поняла, что думает гораздо о большем, чем о простом романе.

На остановке они подождали всего несколько минут, и подошел трамвай. Они оказались единственными, кто сел в него. Еще одна пара сидела впереди, и Чейз выбрал место сзади, чтобы нельзя было услышать, о чем они говорят. Трамвай двигался медленно и кружил по миниатюрному городу, видом которого они восхищались во время ужина, а потом набрал скорость.

— Все кажется почти реальным, правда? — спросила Айвори.

Чейз поцеловал ее, чтобы рассеять ее сомнения.

— Просто представь себе, что все такое же реальное, как и я, и ты получишь гораздо больше удовольствия.

Айвори расслабилась в его руках и смотрела на проплывающий мимо пейзаж. Огни города потускнели, и она почувствовала, что трамвай начинает ехать в гору.

— А что на следующем уровне?

Чейз указал на табличку над их головой:

— Похоже, что тропический лес. Нам надо будет проехать этим же маршрутом днем, чтобы как следует рассмотреть его. — Он шутливо поцеловал ее в шею. — Но, вероятно, тогда здесь будет гораздо больше народу, и мы не получим такого удовольствия, как сегодня.

Айвори подняла руку и дотронулась до его щеки:

— Я думала, ты хотел, чтобы и наслаждалась видом?

— Я и хочу. Продолжай смотреть.

Она взяла его за руку, переплетая свои пальцы с его.

— Перестань меня отвлекать, иначе я буду думать только о том, чтобы нарисовать тебя, а ты уже отказался позировать мне обнаженным.

— Если ты меня уговоришь, я могу передумать, — прошептал он ей на ухо.

Айвори сомневалась, что могла бы рисовать его теперь, когда узнала так хорошо. Тогда она была просто беспристрастным художником, но теперь все изменилось. Она повернулась, опершись спиной о его грудь, а он обнял ее. В этот момент трамвай въехал в удивительный мир тропического леса, и у Айвори вырвался вздох восторга и удивления.

Она почувствовала, как становится теплее, но это не казалось неприятным. Низкие пальмы, стелющийся папоротник и широкие листья филодендрона ковром покрывали землю. Красные орхидеи свешивались с деревьев, ярко расцвечивая этот зеленый мир. Лианы оплетали верхушки высоких деревьев и покрывали первозданный лес кружевным пологом, который даже в полдень почти не пропускал солнечного света.

— Здесь в лесу должны бродить ягуары, и ленивцы свисать с толстых ветвей, но, боюсь, ночью мы их не увидим. И еще здесь должно быть множество бабочек, целая радуга. Нам действительно нужно вернуться сюда завтра.

Айвори так легко представила себе дикую жизнь этого тропического леса, что ей и не нужно было ехать сюда еще раз. К тому же она знала, чего добивается Чейз — он хотел найти предлог, чтобы задержать ее здесь еще на день. Это была соблазнительная мысль. Вернувшись домой, она сразу окунулась бы в давно знакомый круг обычных дел, а «Райский приют» открывал перед ней массу совершенно нового. Она была рада, что отказалась от вина за ужином, потому что общество Чейза и без того действовало на нее опьяняюще.

— Я помню тот вечер, когда ты приехал на «Алмазную шахту», — тихо прошептала она, — Там за стойкой в баре есть зеркальное стекло, и когда я увидела тебя, подумала: интересно, привлекательная ли у него улыбка. Ты засмеялся в ответ на что-то сказанное барменом, и я увидела, что действительно привлекательная.

— Айвори Даймонд, ты поражаешь меня, — сказал Чейз удивленно и засмеялся. Он не признался, что почувствовал, как она наблюдает за ним, но ему было очень приятно узнать, что он возбудил в ней любопытство и что она изучала его какое-то время. — А я думал, что только мне понравилось то, что я увидел в тот вечер.

— Я не сказала, что ты мне понравился Мне просто было интересно посмотреть на твою улыбку.

Трамвай остановился у отеля, но никто не вышел и не вошел, и он мягко тронулся дальше. Пара впереди обращала внимание на пейзаж не больше, чем Чейз, и он удивился, почему так мало влюбленных пар предпринимают такое романтическое путешествие. С другой стороны, ему нравилось, что их не было.

— Никогда не хочешь облегчить мне задачу, верно? — спросил Чейз.

— Вовсе нет. Это ты, наоборот, все время ведешь себя вызывающе. Потом, если бы я постоянно шла на поводу у твоих желаний, тебе быстро стало бы со мной скучно.

Чейз вытащил шпильки из ее волос, и они волной рассыпались по ее плечам. Теперь они высохли и мягко завивались около затылка.

— Есть мужчины, которые преследуют женщину, пока ее не добудут, и женщины такие тоже встречаются. Их увлекает сама охота, а не предмет их поверхностного увлечения. Я не такой, Айвори. Я буду восхищаться тобой все равно, независимо от того, как ты ведешь себя. Просто будь сама собой.

Айвори слегка повернулась, чтобы взглянуть на него. Его просьба казалась такой простой, но ведь она играла не одну, а много различных ролей. Ее любимой была роль задумчивой художницы, но вместе с тем она могла быть и ловким крупье в казино, и обворожительной хозяйкой для своего отца, и время от времени жестокой и требовательной женщиной, которая занималась бизнесом от его имени. Это был очень опасный бизнес, и она вздрогнула, вспомнив злой блеск в глазах Мордекая Блэка.

— У меня не одно «я», — сказала она, как будто оправдываясь. — Я могу быть очень разной, многими людьми» даже больше, чем была до сих пор.

Чейз откинул волосы с ее щеки и поцеловал ее.

— Ты можешь быть кем угодно, но внутри ты всегда останешься той же самой чудесной и единственной Айвори.

Тронутая его проницательностью, Айвори глубоко вздохнула:

— Ты ведь понимаешь меня, правда?

— Лучше, чем ты можешь себе представить, — поклялся Чейз. — Мы только сейчас начинаем знакомиться по-настоящему. Оставайся здесь со мной, Айвори. Оставайся, пока мы до конца не поймем, что можем быть вместе.

Его губы коснулись ее губ, и Айвори могла думать только о нем и о той любви, которой был полон его поцелуй. Она понимала, что они могут пробыть здесь всего несколько драгоценных дней, в этом волшебном мире «Райского приюта», а ей хотелось бы остаться с ним навсегда. Она провела рукой по его волосам, призывая продлить поцелуй. Погрузившись в сладость его страсти, она молилась, чтобы все это не оказалось еще одной волшебной иллюзией.

Глава 10

Трамвай продолжал свой извилистый путь, объезжая по периметру экзотические миры «Райского приюта», но ни Чейз, ни Айвори не заметили, как выехали из тропического леса. Еще одна пара вошла в вагон, первая пара вышла, и, наконец, трамвай вернулся к остановке у пирса. Двери открылись, и одурманенного Чейза вновь охватил знакомый соленый запах моря. Он поднял глаза и увидел, что они вернулись к лагуне.

— Мы можем выйти здесь или можем кататься дальше всю ночь, — предложил он.

Было так замечательно просто держать Айвори в объятиях и целовать ее, пока оба не начинали задыхаться, и сейчас он готов был исполнить любой ее каприз.

Понимая, что трамвай сейчас тронется дальше, Айвори выскользнула из объятий Чейза. У нее слегка кружилась голова и, поднимаясь, она ухватилась за спинку соседнего сиденья, чтобы не упасть.

— Нет, мне кажется, нам надо сойти сейчас, пока мы еще можем.

Заинтригованный этим двусмысленным ответом, Чейз поднялся. Он взял ее за руку, а когда они сошли на платформу, обнял за плечи. На берегу было тихо, маленькие фонарики тянулись вдоль дороги, освещая им путь. Было прохладно, но приятно, и они тихо брели, наслаждаясь ночным бризом.

Айвори понимала, что у Чейза, должно быть, было много женщин, и гораздо более опытных, чем она. Она гадала, что могла бы такая женщина сказать сейчас на ее месте. Может быть, она начала бы его обольщать, соблазняя смелыми обещаниями? Или, может быть, умело пробуждала бы в нем страсть до тех пор, пока он не перестанет собой владеть, и заманила бы в постель. Целовать Чейза было так чудесно и заниматься с ним любовью, наверное, было невероятно приятно, но что случится потом? Будет ли он так же нежен с ней завтра, как сегодня вечером, или он будет гордиться тем, что отнял ее невинность в ожидании, что она отдаст ему теперь и свою независимость?

Чейз почувствовал, что Айвори внутренне отдаляется от него. Он не хотел, чтобы вечер кончился для них таким отчуждением. Когда они подошли к своим коттеджам, он потянул ее по направлению к берегу.

— Давай возьмем полотенце и посидим немного на берегу. Сегодня такая чудесная ночь, и я совсем не хочу спать. А ты?

Другие коттеджи на берегу стояли с темными окнами: их обитатели все еще не вернулись домой или уже спали, но Айвори была слишком возбуждена, чтобы ложиться спать.

— Нет, спать я совсем не хочу, — ответила она.

Она подождала, пока он принес со своей веранды большое пляжное полотенце, и пошла вслед за ним по песку. Над их головой светили звезды, но сквозь легкую дымку можно было разглядеть только самые яркие. Она сняла туфли и присела на край полотенца, водя ногами по песку, все еще хранившему приятное дневное тепло.

Айвори стала такой чужой, что Чейз теперь почти боялся дотронуться до нее. Он просто сидел и ждал, молча надеясь, что его присутствие придаст ей спокойствие и уверенность, которые ей, должно быть, были так нужны. Когда он не смог больше выносить ее молчание, он поднял руку и прикоснулся к ее затылку, потом медленно провел пальцами вдоль спины. Она не отодвинулась, скорее сильнее оперлась на его руку, и тогда он начал гладить ее спину нежными круговыми движениями, пока наконец не почувствовал, что она расслабилась.

Он всем сердцем хотел утешить ее, но у него ничего бы не вышло, если бы она не хотела его так же отчаянно, как и он ее. Он надеялся, что она его действительно хочет, на боялся, что слова могут ее спугнуть. И он просто продолжал ласкать ее спину и молить небо, чтобы она не просидела вот так до самого рассвета, когда им придется встать и уйти. Прошло какое-то время, и он вдруг почувствовал, как она вздрагивает, и понял, что она тихо плачет.

Наклонившись вперед, он положил руки ей на плечи и развернул к себе. Она смотрела в сторону, но даже в тусклом свете звезд были видны следы слез на ее лице. Тогда он нежно потянул ее вниз, на полотенце, и попытался осушить эти слезы горячими поцелуями.

— Я не могу видеть тебя грустной, — прошептал он. — Так часто кажется, что твоя жизнь полна печали, что ты скрываешь ее глубоко в себе. Я все отдам ради того, чтобы ты стала счастливой.

Невозможно было ошибиться в его искренности, и Айвори обхватила руками его шею. Его первый поцелуй был легким, но следующие — все более страстными. Блаженство и тепло, которые она раньше испытала в его объятиях, вернулись к ней с еще большей силой. Многие вопросы все еще оставались для нее без ответа, но теперь все это казалось таким неважным. Чейз дарил ей ощущение безопасности и любви. Даже если с его стороны была только страсть, все равно: разве так уж неправильно было принять то, что он предлагал ей, — тем более что ей так невыносимо не хватало этого? Было стыдно думать, что он может догадаться о том, что ей нужны какие-то нежные чувства. Скрывая все свои сомнения и страхи глубоко внутри, она с каждым новым поцелуем желала его все больше.

Чейз не мог заставить себя мыслить трезво. Его руки скользили по ее стройным бедрам. Ее кожа была нежной, гладкой, но тело не было податливым: он чувствовал, как в ответ на его прикосновение напрягаются ее мускулы. У нее было упругое тело танцовщицы, и он исследовал его медленно, наслаждаясь и лаская каждый его изгиб. Он хотел пробыть с ней всю ночь, чтобы показать ей, как чудесно бывает заниматься любовью. В то же время он так невероятно хотел ее, что едва мог дышать. Прижавшись лицом к ее округлому плечу, он просто замер так, пытаясь сдержать свои чувства.

Не подозревая о его мучении, Айвори выгнулась, прижимаясь к нему, овладевая всем его существом. Его губы снова вернулись к ее губам, и она провела своим языком по его языку, делая этот поцелуй своим собственным, но следующий уже был его. Она прильнула к его плечам и сжала руками его волосы, потому что страсть, которую он разбудил в ней, была сродни сладкой боли, которую она не могла выносить одна. Она прижалась бедрами к его бедрам и заглушила его мучительный стон поцелуем.

Погрузившись в сладость этой минуты, Чейз все равно понимал, кто он такой и кто такая Айвори, и каким безумием было заниматься с ней любовью на пустынном берегу. Но это уже не имело никакого значения Он сбросил свою одежду, потом раздел ее. Обнаженная, ее тонкая фигура светилась под звездами, и он потянулся к ее груди, прикасаясь к бледно-розовым соскам языком, потом обхватил один из них ртом. Ее тело было таким же сладким, как и ее поцелуи, но и это не могло удовлетворить его растущего голода.

Айвори скользнула руками по его широким плечам. Его мускулы напрягались под ее рукой, отзываясь на прикосновение, и казалось, будто татуированный Ворон взмахивает над нею своими крыльями. Задыхаясь в исступлении страсти, она чувствовала, будто сливается воедино с этой великолепной птицей и парит в пропитанном солью морском воздухе, пока Чейз не охватил ее своими пламенными объятиями. Он увлек ее назад на песок и обжигающим стремительным движением овладел ею.

Она задыхалась, плача скорее от удивления, чем от боли, потому что эта агония была такой сладкой. Она чувствовала не боль, а скорее свою целостность, завершенность впервые в жизни. Это было так, как будто ее объятия были созданы для мужчины, и она наконец стала такой, какой должна была быть. Она хотела, чтобы эта чудесная близость никогда не кончалась.

Она благодарно возвращала Чейзу его лихорадочные поцелуи, чувствуя, как страсть захлестывает его волнами и перекатывается от него к ней. Древний ритм жизни отдавался эхом в биении их сердец, и она никогда не чувствовала в себе такой замечательной полноты жизни. И когда он достиг пика наслаждения и дрожь прокатилась по его телу, она сжала его крепче и подумала, что она никогда в своей жизни не полюбит другого мужчину.

Придя в себя, Чейз покрыл лицо Айвори нежными поцелуями.

— Прости меня, я хотел быть нежным, я хотел…

Поцелуй Айвори прервал поток его оправданий:

— Ты был самим собой. Только таким тебе и нужно быть рядом со мной.

Чейз слегка вздохнул и отвел волосы с ее лица.

— Я всю свою жизнь искал тебя, и я не хочу тебя когда-нибудь потерять. Выходи за меня замуж, Айвори. Здесь должен быть кто-то, какие-нибудь службы, которые могут нас обвенчать. Я хочу, чтобы ты вернулась домой моей женой.

— Чтобы поставить моего отца перед свершившимся фактом?

Упоминание о Спайдере мгновенно прояснило рассудок Чейза и вызвало в нем гнев.

— Я хочу тебя потому, что люблю, а не потому, что ты дочь Спайдера Даймонда. Как я могу доказать это тебе?

Он все еще лежал с ней и опять почувствовал, как в нем поднимается страсть, и он вновь начал двигаться, исследуя жаркие глубины ее тела.

— Так хорошо с тобой, — прошептал он, касаясь ее щеки, — ты такая гибкая и горячая.

Айвори наслаждалась замечательной теплотой его кожи и силой всего его тела, так тесно слившегося с ее собственным. Его запах смешивался с запахом моря, и ей страстно хотелось верить ему.

— Но ты сказал, что никогда не был влюблен.

— Я тебе солгал, — признался Чейз. — Потому что уже тогда я любил тебя.

Он поцеловал ее медленно, глубоко, и они продолжали двигаться в нежном ритме, как он хотел с самого начала. Он скользнул вперед, слегка меняя свое положение, чтобы дать ей то удовольствие, которое, как он всегда хотел, она должна была разделить с ним. Ее дыхание учащалось, и он понял, что это ему удалось. Она была удивительно отзывчива, и он чувствовал, как сокращаются ее мускулы, снова вызывая в нем тот экстаз, который он старался сдерживать, пока мог. И потом он присоединился к ней в этой горячечной спешке и вновь достиг пика, так, что его оглушило до самого основания.

На этот раз он откатился на спину, продолжая держать Айвори в своих объятиях. Он разглаживал ее спутавшиеся кудри и ждал, пока снова не осмелился заговорить:

— Я все еще жду ответа на мое предложение, Айвори. Я попросил тебя выйти за меня замуж: ты не можешь ничего мне не ответить.

Айвори в ответ лениво вытянулась, потом еще крепче прижалась к нему:

— Я никогда не встречала другого мужчину, за которого хотела бы выйти.

— Это согласие?

Айвори провела пальцами по его груди. Чейз поймал ее руку и повел ее ниже. Ее рисунки, когда она рисовала его обнаженным, были откровенными во всех деталях, но прикасаться к нему было совсем другое дело. Она последовала его желанию и стала ласкать его уверенными и любящими прикосновениями.

— Это условное согласие, — прошептала она.

— Но могу я по крайней мере считать, что мы помолвлены?

— Иначе все это будет слишком походить на простой эксперимент, верно?

Чейз обнял ее:

— Хорошо, Я постараюсь пока удовлетвориться этим, но, я надеюсь, ты не собираешься затягивать помолвку слишком надолго.

— Только настолько, чтобы увериться, что ты не на столько хорош, чтобы быть правдой.

Эти слова пронзили сердце Чейза острым чувством вины, потому, что хотя его чувства к ней были, несомненно, настоящими, сам Чейз Данкан настоящим не был. Он был такой же подделкой, как и эта мелкая лагуна перед ними. Он не мог перенести мысли, как больно будет Айвори узнать о том, кто он на самом деле, и сел, потянув ее за собой.

— Пойдем в дом, примем душ, наденем шелковые пижамы и поспим немного: чтобы не бояться, что проснемся тут утром, окруженные любопытными детишками.

Представив себе эту картину и рассмеявшись, Айвори не заметила изменения настроения Чейза. Она собрала свои вещи, пока он собирал свои, и рука об руку они пошли к его коттеджу. Он был такой же, как и у нее, только смотрел в другую сторону. Не стыдясь своей наготы, она перекинула одежду через спинку стула, сняла прекрасные новые серьги и первой направилась в душ. Она только успела пустить воду, как Чейз присоединился к ней.

— Здесь воду повторно перерабатывают, но мы все равно должны ее экономить, — заметил он шутливо.

Его великолепное тело блестело под якобы драгоценной водой, и Айвори сомневалась, что экономия была на самом деле его целью. Ее она тоже не волновала. Она потянулась к Чейзу и поцеловала его. Его страстный ответ пробрал ее дрожью до самого основания. В его взгляде была нежность, и каждый поцелуй придавал ей уверенности, которая так была ей необходима, — уверенности в том, что он любит ее саму, такой, как она есть, только за это и ни за что другое. Засыпая в постели в его объятиях, она почти что верила, что это правда.

Чейз ждал до полудня, прежде чем разбудить Айвори. Ему и тогда не хотелось этого делать, но он почувствовал себя слишком одиноко и не мог дать ей проспать целый день.

— Вот чай с корицей. У меня есть еще кое-что для тебя, но сначала пей свой чай.

Айвори лениво потянулась и села, закатывая рукава шелковой пижамы. Она была удивлена, увидев Чейза уже одетым, и сонно зевнула, беря из его рук чай.

— Который час?

— Самое время для ленча. Хочешь есть?

Айвори глотнула чай. Он был теплым и сладким, совсем как Чейз, подумала она. Он присел на край кровати и смотрел на нее. Его лукавая улыбка удивила ее.

— Что там еще у тебя? Что-нибудь поесть?

— Нет. Я думаю, мы зайдем в еще один курортный ресторан, когда ты встанешь и оденешься.

Он все еще не сводил с нее глаз, очень довольный собой, и Айвори догадалась почему.

— Я не помню, чтобы я соглашалась провести здесь еще один день. Ты что, взял это на себя и продлил наше пребывание?

— Точно так. Прости, если это было слишком самонадеянно с моей стороны, но ты же спала и не могла помочь мне построить наши планы.

— Так что ты был вынужден принять решение само лично?

Чейз пожал ее колено:

— Точно.

Айвори оглянулась, ища глазами свою сумку, но потом вспомнила, что они сейчас в его коттедже. «Астральная пушка» была в надежном месте на борту их корабля, и не то, чтобы она хотела применить ее сейчас, напоминая, кто здесь командует, — нет, она просто не любила упускать из виду свои вещи. Она облокотилась на бамбуковую спинку кровати и продолжила пить свой чай.

— Ладно. Это что-то, что у тебя есть, имеет отношение к тому, чем ты собираешься сегодня заниматься? Вряд ли я смогу научиться кататься на лыжах за один день — не больше чем я научилась плавать.

— Нет, это не лыжи.

— Это хорошо. Я же выросла в искусственной обстановке, так, что скорее всего я не смогу перенести холод и снег.

Айвори чудесно смотрелась в купальнике, и Чейзу совсем не хотелось видеть ее, всю закутанную, среди сугробов.

— Температура на горном уровне здесь поддерживается такой, чтобы было приятно гостям. Там не слишком холодно, хотя и полна снега.

— Если это не съедобное, и не такое, что может пригодиться сегодня, тогда что же это?

— Допей свой чай, и я тебе покажу.

Чейз наклонился и поцеловал ее. После вчерашнего душа ее волосы остались влажными, когда она легла спать, и теперь, вместо того чтобы падать мягкими волнами, торчали в разные стороны. Пижама была ей слишком велика, но даже в этой одежде и с распущенными волосами она казалась очаровательной. Он знал, что судит о ней необъективно, но, конечно, любого другого она тоже привела бы в восхищение.

— Я и не знал, что ты такая нетерпеливая, — сказал он.

— Ты просто меня дразнишь, — возразила Айвори. — Кроме того, те красивые сережки, которые ты подарил мне вчера, — это уже вполне достаточная память о «Райском приюте».

Чейз понизил голос до бархатного мурлыканья:

— Я надеюсь, у тебя будут еще причины помнить наше пребывание здесь.

— Может быть, — ответила Айвори, стараясь играть словами не хуже его.

— Может быть? Всего лишь? — воскликнул Чейз, но Айвори спокойно продолжала пить свой чай, никак не реагируя.

— Ты ужасно мучаешь меня, Айвори.

— Зато я не провозглашаю, что у меня есть какой-то таинственный подарок.

Чейзу пришлось уступить:

— Это правда.

Он взял у нее чашку и, быстро встав, отнес ее на стол. Затем он вытащил из кармана куртки маленькую коробочку и протянул ей.

— Я ходил еще раз к тому человеку, который сделал серьги. Я надеюсь, тебе понравится.

— Ну, пожалуйста, Чейз, ты не должен был покупать мне еще что-то. — Ей было стыдно, что для него у нее ничего нет, и она продолжала держать коробочку на ладони. — Это не значит, что я отказываюсь, нет, но…

Чейз не собирался оправдываться. Он сам открыл коробочку и вынул оттуда бриллиантовое кольцо.

— Мы ведь обручены, я уверен, что ты не забыла об этом, и я хочу, чтобы у тебя было это кольцо.

Кольцо было изумительным, с тонкой золотой отделкой, идеально подходящей к замечательному камню. Пораженная до глубины души тем, что он купил ей такое красивое кольцо, Айвори заплакала.

— Я не ожидала ничего подобного, — всхлипывала она. — Я вообще ничего не ожидала.

Чейз предвидел восторженные восклицания, а вовсе не горькие слезы. Он притянул ее и крепко прижал к себе. Он собирался спросить, не передумала ли она, но вдруг понял, что она уже сказала, почему плачет. То, что она не ожидала кольца или любви, разрывало ему сердце. Он наклонился к ней и обхватил ладонями ее лицо.

— У тебя есть все права ожидать от меня всего, чего тебе нужно для счастья, Айвори. Я не хочу, чтобы ты когда-нибудь снова почувствовала одиночество или страх. Я люблю тебя и хочу всегда быть рядом с тобой.

Поцеловав его ладонь, Айвори утерла слезы краем пижамы.

— Прости. Я чувствую себя очень глупо. Это просто потому, что я не привыкла к вниманию со стороны мужчин. Нет, не так. Я привыкла привлекать внимание, но это мне не нравилось до тех пор, пока я не встретила тебя.

Чейз коснулся ямочки на ее подбородке, притянул ее губы к своим и нежно поцеловал.

— Я понимаю. А теперь примерь кольцо, и посмотрим, подходит ли оно по размеру.

Айвори протянула его ему:

— Нет, надень ты, пожалуйста.

Их руки дрожали, когда он надевал сверкающее кольцо на ее палец. Оно идеально подошло ей.

— Тебе нравится? Если нет, то мы можем вернуться в магазин, и ты выберешь другое.

— Нет, я хочу то, которое выбрал ты. — Айвори крепко и порывисто обняла его за шею. — Спасибо тебе. — Она выбралась из постели. — А как же я пройду к себе, чтобы взять одежду?

— Просто завернись в полотенце. Если кто-нибудь тебя увидит, то решит, что ты просто выскочила из своего купальника.

— Ладно, согласна.

Чейз сходил на веранду и принес пляжное полотенце. Он держал его наготове и, когда она сняла пижаму, завернул ее в него. Он бы с удовольствием оставил ее на целый день в постели, но ему хотелось, чтобы она поняла, что он любит ее общество, а не только ее роскошное тело. Он шутливо шлепнул ее, когда она выходила за дверь, и вышел на веранду, чтобы там подождать ее возвращения.

Их песочный замок за ночь разрушился, и о нем напоминала только куча белого песка. Он хотел, чтобы их любовь с Айвори была прочнее этого замка, но не представлял себе, как он сможет убедить Айвори остаться с ним после того, как она узнает, кто он такой на самом деле. Но ему так хотелось этого.

— Как ты думаешь, у них может оказаться игуана? — спросила Айвори, слизывая с кончиков пальцев остатки липкого печенья с корицей.

Чейз допил кофе и отодвинул в сторону тарелку с крошками. Они завтракали в очаровательном ресторане, из которого открывался вид на тропический лес, и теперь строили планы на сегодняшний день.

— Мы можем посмотреть в справочнике на трамвайной остановке. Но ведь у большинства зоопарков бывает отдел пресмыкающихся, а он не будет полон без пары игуан.

Айвори ответила довольной улыбкой. Ее глаза искрились радостью, и Чейз был поражен тем, как часто теперь он видел улыбку на ее лице. Исчезло то испуганное и потерянное существо, которое плакало, получив обручальное кольцо. Теперь на ее месте была уверенная молодая женщина, какой он впервые увидел ее в казино в «Алмазной шахте», но маски грубого цинизма теперь не было на ее лице, она спала, открыв облик очаровательной нимфы. Раньше он никогда по-настоящему не видел ее улыбки, и теперь был просто ослеплен. Айвори надела свою обычную пилотскую форму, но в его глазах она казалась такой же ослепительной, как и в золотом платье.

— Ты очень красивая, — сказал он ей.

Она покраснела.

— Я посмотрю еще, нет ли здесь художественной галереи.

Айвори взглянула вниз на тропический лес. Как Чейз и обещал, там порхали мириады разноцветных бабочек, и пение сотен разных птиц раздавалось в воздухе. Она была так счастлива, что могла бы ничего не делать весь день: просто сидеть и смотреть на мотыльков. Но она чувствовала, что Чейзу хочется идти.

— Я буду рада пойти, куда ты хочешь.

Чейз наклонился к ней близко, чтобы она услышала его шепот.

— Ты же знаешь, чего мне хочется больше всего, но давай сначала еще раз осмотрим «Райский приют».

Айвори притворилась смущенной, потом покачала головой:

— Я думаю, нам действительно лучше пойти посмотреть здесь все. К тому же я не хочу тебе наскучить.

Чейз не мог представить себе, как подобное могло бы произойти.

— Ты не можешь мне наскучить: я просто не проживу так долго.

Ясный взгляд Айвори на мгновение затуманился, она опустила глаза, и тень ее ресниц упала на щеки.

— Пожалуйста, не говори так. Давай представим себе, что мы будем жить вечно. Я не смогу вынести, если потеряю еще и тебя.

Он не хотел напоминать ей о смерти ее матери сейчас, когда они переживали вместе такой счастливый момент. Но для него было важным ее признание. Она сказала, что не помнит своей матери, но, очевидно, до сих пор чувствовала боль утраты.

— Ты кончила? Тогда пойдем.

Выходя из ресторана, он весело обнял ее за плечи.

— Есть только настоящее, вот этот самый драгоценный момент, Айвори. И давай наслаждаться им.

Айвори прильнула к нему, но тут они услышали, что кто-то приближается к ним по тропинке.

— Игуаны, — напомнила она. — Мы хотели посмотреть на настоящих живых игуан.

— Верно.

Чейз взял ее за руку, и они пошли по подвесному, мосту, который связывал ресторан с трамвайной остановкой. Как и в первый раз, когда они приехали сюда, Айвори без всякого колебания перешла на другую сторону по качающемуся мосту, висящему над крутым ущельем, и, как и раньше, Чейз восхитился ее храбрости. Они просмотрели справочную книгу курорта, и оказалось, что действительно здесь в зоопарке есть игуаны, но ни на одном уровне нет картинной галереи. Чейз был разочарован этим обстоятельством, но Айвори, похоже, не расстроилась.

Чейз думал, что Айвори немного посмотрит на игуан, потом они пройдутся по зоопарку и, возможно, осмотрят другие уровни, но она настояла на том, чтобы вернуться за альбомом и карандашами. Это, естественно, их немного задержало. Зоопарк занимал целый уровень, и в нем было множество природных зон. Айвори не хотела пропустить ни одного животного и останавливалась у каждого попадавшегося им обзорного окна. Чтобы добраться до места, где находились рептилии, им потребовалось почти два часа.

Змеи никогда не казались Чейзу чересчур привлекательными, и он поскорее повел Айвори к ящерицам. Наконец они завернули за угол и нос к носу столкнулись с игуаной, в упор наблюдающей за утренними посетителями, по крайней мере так казалось. Айвори подошла как можно ближе и заглянула ей прямо в глаза. Смущенная игуана медленно вскарабкалась на удобный сук, избегая такого близкого общения.

— Удивительно, — сказала Айвори, — Я думала, у настоящих игуан гораздо больше индивидуальности.

Чейз показал на вторую игуану, свернувшуюся в контейнере с водой.

— Не обижайся. Может быть, они скрывают свои лучшие стороны от других, а открываются только друг другу, как и мы.

Айвори, похоже, не очень верила в это. Ей не терпелось сделать детальные наброски игуаны, распластавшейся на ветке и она занялась этим, в то время как Чейз любовался Айвори.

— Как ты думаешь, они эмоциональные существа? — спросила она.

Чейз кивнул:

— Дико эмоциональные и страстные, просто они сдерживаются в течение дня, когда зоопарк открыт, чтобы не пугать детей.

— Как это мудро с их стороны.

— Ну конечно. Всякому понятно, стоит только посмотреть на них, что это очень заботливые и внимательные ящерицы. Ты видишь, как они уважают личное пространство друг друга? Мы видели, как львы собираются в эффектные группы, но игуаны никогда так не делают. Они любят свое собственное место и не теснятся все вместе.

Айвори взглянула на него поверх рисунка:

— Ты не мог бы подойти ближе, чтобы мне было лучше слышно, что ты говоришь?

— Конечно.

Чейз был вынужден отойти от игуан, чтобы уступить место семье с двумя шумными близнецами, но их любопытство быстро улеглось, и они ушли.

— Я считаю, что ты невероятно талантлива. Тебе нужно время, чтобы развивать свои способности, и я собираюсь дать тебе такую возможность.

— Дать? — повторила Айвори, подняв брови. — У меня есть своя собственная свобода, чтобы заниматься всем, что мне интересно. И это мое личное право, Чейз. Это не твой подарок.

— Конечно, ты абсолютно права, — тут же признал Чейз. — Я только говорю, что я никогда не буду слишком претендовать на твое время.

Айвори не хотелось пачкать пальцами стекло, но она все-таки подняла руку, чтобы попрощаться с игуанами. Потом повернулась к Чейзу с шутливой улыбкой:

— Это прекрасно, но что ты будешь делать, если я скажу, что я-то как раз собираюсь претендовать на твое время?

Чейз засмеялся, поймал ее в объятия и приподнял в воздух.

— Давай. Я не буду жаловаться. А теперь давай-ка вернемся в лагуну.

Айвори отлично знала, почему он хочет вернуться в коттедж, и ей самой так же не терпелось еще раз испытать то чувство единения, которое давала им любовь. Она закрыла альбом, сложила карандаши и взяла Чейза за руку.

— Как жаль, что они не нашли никаких новых животных на всех планетах, которые мы колонизировали, правда? Я все еще надеюсь услышать о мохнатых слонах или маленьких оранжево-голубых зебрах или еще о чем-нибудь чудесном и странном.

— Слава Богу, что мы не нашли никаких новых живых существ, — возразил Чейз. — Потому что они запросто могли бы оказаться очень неприятными зверями, которые любят человеческое мясо.

— Какая жуткая мысль. Но ведь, конечно, любое самое кровожадное животное можно остановить одним только выстрелом из «астральной пушки».

— Это верно.

Однако сейчас Чейз не хотел говорить ни о каком оружии, и, пока они шли к ближайшей трамвайной остановке, он завел разговор на другие, менее опасные темы. Что его любимая обращается со смертоносным оружием так же легко, как с картами, — это то, о чем ему хотелось думать меньше всего.

Чейз подождал на крыльце, пока Айвори заносила домой свои рисовальные принадлежности, и потом повел ее В свои коттедж.

— Хорошо, если бы играла музыка, — прошептал он между поцелуями, но единственными звуками были до носящийся шум прибоя и смех детей где-то вдалеке.

— Запах благовоний тоже был бы замечательным, — добавила Айвори. — Или запах горящих свечей.

— А как же шампанское? — предложил Чейз, расстегивая куртку.

— Лучше шоколад, — прошептала Айвори ему на ухо.

Чейз подвел итог этому перечислению несколькими такими глубокими поцелуями, что они оба ослабели настолько, что не могли стоять. Они растянулись на кровати и забылись в тех новых ощущениях, которые дарила им любовь, и не думали ни о чем постороннем, что мешало бы им наслаждаться друг другом. Их одежда валялась смятой грудой на полу, и, только совсем раздевшись, Чейз заметил, что оставил дверь открытой. Он соскользнул с кровати, закрыл ее и вернулся к Айвори.

— Извини. Я не хотел быть таким беззастенчивым. Я постараюсь беречь твою репутацию.

«Какая абсурдная мысль», — подумала Айвори, снова обняв его.

— У меня нет никакой репутации; нечего охранять, Чейз. И у тебя ее тоже нет. Я очень ценю это, потому что это значит, что я могу делать все, что мне захочется, не боясь при этом что-то потерять.

Чейз отлично знал, как обычно рассуждают люди преступного мира, а Айвори с самого детства воспитывал настоящий мастер этого дела. Продажа оружия казалась ей просто деловой операцией, не имеющей никакого отношения к морали. Укрывая преступника — а она считала его преступником, — она не испытывала ни малейших угрызений совести. Ее этика как-то причудливо проявлялась лишь в упорном нежелании иметь дело с официальными лицами. Вся ее жизнь заслуживала осуждения, но, как только губы Чейза прильнули к ее губам, для него стало совершенно безразлично, что она делала или думала.

Дневной свет заливал комнату бледно-золотыми лучами. Кончиками пальцев Чейз обвел пышную полноту ее грудей, потом притронулся языком к бледно-розовым соскам. Он провел рукой вдоль ее ребер, потом по впадине ее живота. Ее кожа была такой нежной, что ласкать ее было бесконечным удовольствием.

Ему не хотелось шокировать или пугать ее тем, как он хотел заняться с ней любовью, но он вспомнил ее случайное замечание о том, чему она научилась от девочек Летней Луны. Он подумал, что она, может быть, знает больше его самого, как доставлять удовольствие. Ей не хватало только практического опыта, а он как раз стремился дать его ей, и как можно больше. Он скользил по ее телу, исследуя каждый его желанный изгиб, покрывая его нежными поцелуями, мучая ее и доставляя ей удовольствие, изучая все секреты ее тела, пока не насытился его вкусом.

Он ощутил ее руки на своих плечах, потом почувствовал, как она схватила его за волосы, ведя его, без слов умоляя дать ей больше — а он сам хотел дать ей еще так много. Он так забылся в любви к ней, что ее блаженство стало его собственным, и ее сладкий трепет наслаждения отдавался в его собственном теле. Он присоединился к ней в этом движении, сливая их тела воедино и чувствуя, как глубоко погружается в ее пылающее тело. Она принадлежала ему, только ему, и в каждом биении его сердца звучало ее имя.

Окатываемая волнами экстаза, Айвори выгнулась под ним. В своем воображении она видела его, окруженного сиянием. Его жаркое прикосновение как будто оставляло жгучие следы на ее теле, которые теперь останутся на всю ее жизнь. Она чувствовала и свою собственную силу дать ему наслаждение и, ликуя от той радости, которую они испытывали вместе, сжимала его все крепче, пока не наступило блаженное облегчение, и они оба слишком ослабели, чтобы держать друг друга в объятиях.

Растянувшись на постели, они заснули, обняв друг друга. Сны Айвори, не затуманенные мыслями о будущем, были легки и приятны, но Чейз проснулся, охваченный ужасом и с именем Спайдера Даймонда на губах.

Глава 11

Чейз чувствовал угрызения совести. Он сжал Айвори в объятиях, и постепенно нежное тепло ее тела снова погрузило его в сон. На этот раз он увидел во сне ее посреди вихря образов-рисунков, которые она делала в зоопарке. Он видел животных, очерченных черными штрихами, постепенно растворяющимися, видел медовый оттенок волос и кожи Айвори и завораживающую красоту ее улыбки. Даже во сне он потянулся к ней и захотел сделать ее своей женой.

В следующий раз, когда он проснулся, Айвори уже стояла над ним, одетая в длинное алое платье. Ее волосы были закручены вокруг головы наподобие короны, и изящные грозди золотых раковин качались в ее ушах. У нее был замечательный талант менять облик по собственному желанию. Ему на самом деле понравилось это зрелище, и он сел на постели.

— Я опоздал к обеду? — спросил он.

— Еще нет, но скоро опоздаешь.

— Я сейчас. — Чейз соскочил с кровати и прошел в душ. Было бы гораздо приятнее, если бы Айвори была в этот момент рядом, чтобы разделить с ним удовольствие. Через десять минут он присоединился к Айвори, которая ждала его в дверях, наблюдая за еще одним замечательным закатом. Он никогда раньше не видел, чтобы она одевалась в красное, но этот цвет великолепно оттенял ее светлую кожу. Он подошел к ней сзади, обнял и прижался носом к ее затылку.

— Пожалуйста, возьми домой и это тоже. Должно быть, тот, кто подбирал этот гардероб, имел в виду тебя.

Айвори медленно повернулась к нему лицом, ее движение было таким же безмятежным, как и ее настроение.

— Я никогда особенно не интересовалась одеждой и мужчинами тоже до вчерашнего дня.

Этого задумчивого замечания было достаточно, чтобы Чейз взял ее под руку и вывел за дверь.

— Если мы начнем обсуждать все твои новоприобретенные интересы, то дойдем до ресторана не раньше следующего завтрака.

— И это будет так трагично?

— Да. Я стараюсь вести себя как безукоризненный мужчина, которого ты и заслуживаешь, а не как обезумевшая от любви игуана.

Красные босоножки Айвори мягко поскрипывали, когда она шла по песчаной дорожке.

— Какой интригующий образ. Но ты совершенно не похож на влюбленную игуану, даже если они и способны влюбляться.

— А ты попробуй испытай меня.

— Я думала, ты хочешь обедать, — ответила Айвори, засмеявшись.

— Хочу. — Чейз ускорил шаг. — Хорошее питание полезно для здоровья.

— Я и не думала, что довела тебя до истощения.

Замечания Айвори были возбуждающими, и особенно трогало Чейза то, каким соблазняющим тоном она их произносила. Он никогда так сильно не хотел ее, как теперь, но он все-таки считал, что больше всего им нужен обед, по крайней мере сейчас.

— Не волнуйся, не довела. Хочешь, мы поднимемся на горный уровень и сходим в один из тамошних ресторанов? Мы сможем смотреть, как падает снег, сидя в теплой комнате перед уютным огнем.

— Настоящим огнем? — Она казалась удивленной.

— Да. Люди веками отапливали так свои жилища. Да же если в «Алмазной шахте» у тебя и нет камина, то поверь мне, он создает удивительный уют.

— Снег и горящий огонь, — сказала Айвори задумчиво. — Как странно. И необычно. Ты ведь раньше уже делал так, верно? Сидел вот так, обнявшись с какой-нибудь симпатичной… с кем-нибудь из пилотов?

— Ты что, хочешь, чтобы я тебе врал?

— Нет, я просто хочу, чтобы ты был более оригинальным. Давай пойдем в какое-нибудь место, где ты никогда не бывал с другой женщиной.

Они приближались к трамвайной остановке, но Чейз потянул ее за руку и остановил.

— Не будь такой ревнивой, Айвори. Есть огромная разница между просто незначительным увлечением и настоящей любовью.

Айвори смерила его взглядом:

— А я и не ревную. Я просто хочу, чтобы наши общие воспоминания были отдельно от всех твоих других воспоминаний.

— Ты такая замечательная и неповторимая, что нет ни малейшей опасности, что мои воспоминания когда-нибудь поблекнут. Чем бы я ни занимался с другими женщинами, все это не идет ни в какое сравнение с тобой, и что бы мы ни делали вместе, это впервые. Но, я не могу тебя заставлять наслаждаться неторопливым ужином у камина, если ты хочешь чего-нибудь другого. Давай посмотрим, нет ли здесь для тебя чего-нибудь более интересного.

— Как насчет пикника у жерла вулкана?

Как всегда, Чейз поразился ее творческой фантазии.

— Очень соблазнительно, но боюсь, такого выбора нам не предоставили.

Они изучали список того, что им предлагалось, на экране, и Чейз терпеливо ждал, пока Айвори выберет что-нибудь. Его беспокоило то, как быстро она перешла от игривого расположения духа к меланхолии. Ему хотелось опять видеть ее улыбающейся, как в зоопарке. Ее высокая прическа подчеркивала гордую осанку и изящную шею так красиво, что он с трудом мог думать о еде или вообще о чем-нибудь еще, кроме нее.

— Что ты думаешь насчет меню в «Гнезде тукана»? — спросила Айвори. — Это в тропическом лесу, там наверняка живописное место.

— Отлично, пойдем.

— Ты даже не хочешь посмотреть, что они предлагают?

Чейз взял ее за руку и потянул к трамвайной остановке.

Вагон был наполнен людьми, направляющимися обедать, и у него был повод Придвинуться к ней поближе и прошептать на ухо.

— Нет. Для меня важна только твоя компания.

Он шутливо подмигнул ей, и Айвори не захотела спорить, потому что и его общество много значило для нее. Она посмотрела на людей вокруг них. Здесь были молодые люди, приехавшие из колоний с детьми, красивые пары почти любого возраста, и только некоторые были одни. Она надеялась, что они просто едут встретиться с кем-нибудь, а не проводят здесь отпуск в одиночестве. Она улыбнулась Чейзу и сжала его руку. Он, конечно, был самым красивым мужчиной, и она гордилась своей любовью.

«Гнездо тукана» оказалось не только живописным, но и очень красиво декорированным местом. Здесь играли музыканты в ярких костюмах, и их мелодии джунглей переплетались с пением птиц, официантки были одеты в цветастые саронги, с цветами, вплетенными в волосы. Чейз задержался в нерешительности в дверях, но восхищенная Айвори потянула его вовнутрь. Им показали столик с видом на вольер с попугаями и какаду с ярким оперением. Айвори была в восторге, и Чейз не стал жалеть, что сегодня не получился тихий, романтичный вечер у камина, как он хотел.

— Может, сегодня мы закажем разные блюда? Тогда мы сможем пробовать друг у друга.

Первое, что увидел Чейз в меню, была утка.

— Представляешь, они готовят здесь утку, — сказал он — Не уверен, что смогу съесть хоть кусочек, когда все эти попугаи смотрят на меня.

— Да, похоже, со стороны повара это несколько бесчувственно, верно?

— Даже очень. — Чейз изучал меню — Я возьму рыбу, запеченную в рисе. А ты?

Подошла официантка, и Айвори заказала салат с курятиной и сладкое блюдо из арахиса со специями, устрицами и горохом и попросила совета у Чейза относительно закуски.

— Как ты думаешь, серединки артишока с плавленым сыром? Или равиоли из омара?

Чейз не хотел больше артишоков, даже одних серединок.

— Равиоли, пожалуй. И сегодня давай попробуем какое-нибудь из здешних вин.

Он выбрал одно, которое нравилось ему и раньше, и, когда официантка принесла его, заставил Айвори чуть-чуть попробовать.

— Оно по вкусу очень похоже на клубнику, — сказал он. — Я думаю, тебе понравится.

Заинтригованная, Айвори пригубила вино, но ей оно совсем не показалось похожим на клубнику Она удивленно приподняла брови и попробовала распознать, какой же аромат у этого тонкого вина Первые колонисты стали настоящими мастерами по части делания хороших вин из всего, что только можно, но она никогда не интересовалась ими.

— Нет, это очень хорошее вино, но мне оно скорее напоминает лимон.

— Лимон? — Чейз сделал еще глоток — Да нет же, это клубника.

Айвори удивила его настойчивость.

— Невозможно доказать, что все люди чувствуют совершенно одинаково одни и те же вещи, Чейз. Когда мы смотрим здесь на этих попугаев, ты, может быть, сначала замечаешь красных, а я голубых. И ни один из нас не ошибается. Это просто разный способ смотреть на вещи.

— Ты человек искусства, и тебе, конечно, знакомо, что люди по-разному смотрят на вещи, но ведь здесь мы говорим о вкусе, и это вино совершенно определенно отдает клубникой.

Айвори слегка приподняла брови:

— Нам что, нужно приходить к единому мнению совершенно во всем?

Она задала этот вопрос небрежно, как будто не придавая ему особого значения, но Чейз почувствовал, что для нее важен его ответ. В конце концов, сейчас она не ощетинилась от негодования, как однажды, когда он сказал что-то, что ей не понравилось. Она держала свой бокал обеими руками и поворачивала его. Видеть кольцо на ее пальце было слишком большим счастьем, чтобы спорить о таком странном предмете.

— Если это вино пахнет для тебя лимоном, хурмой или черникой — пожалуйста. Что касается согласия, то я всегда буду уважать твое мнение, и все важные решения мы будем принимать вместе. Я хочу, чтобы мы были одной командой, а не соперниками, которые постоянно борются за власть.

— И я тоже этого хочу, но это так трудно. Я единственная наследница моего отца. Это одна из причин, по которой Летняя Луна ненавидит меня. Он никогда не женится на ней и не подарит ей ребенка, который разделил бы наследство со мной.

— Спайдер сравнительно молодой человек. Ты еще не скоро получишь свое наследство.

— Да, если бы речь шла о годах, я согласна. Но, занимаясь тем, чем занимается мой отец, очень немногие доживают до старости. Большинства людей, которых он знал, когда начинал строить «Алмазную шахту», теперь уже нет.

— Или они сидят в тюрьме? — подумал Чейз вслух.

Айвори покачала головой:

— Нет, они все умерли, и мой отец тоже, без всякого сомнения, предпочтет смерть заключению.

— Как это нас завело на такие тоскливые темы?

В «Гнезде тукана» била ключом жизнь, и Чейз вдруг порадовался, что они пришли сюда. Он долил ей вина и поднял свой бокал:

— За нас.

Айвори коснулась своим бокалом его и сделала глоток. «Лимоны, — подумала она снова, — совершенно определенно лимоны».

— Нам так много нужно обсудить, Чейз. Может быть, не здесь, в «Райском приюте», но обязательно до возвращения на «Шахту». Мы не такие, как большинство пар, и мы не должны притворяться, что мы такие же.

Айвори была права, но Чейз не осмелился бы признать, насколько отличались они в действительности от других.

— Я обычно человек практичный, — признался он, — но я совершенно точно знаю: если мы действительно любим друг друга, мы сможем решить любую проблему, которую поставит перед нами жизнь. Я не хочу, чтобы меня поймали на том, что я якобы пытаюсь прибрать к рукам «Алмазную шахту». Она принадлежит твоему отцу, и я буду рад на него работать, но для меня самое важное — это ты, Айвори, и так будет всегда: не деньги, не власть и ничто другое. На первом месте всегда будешь только ты. Айвори все еще молча смотрела на него не отрываясь, когда подошла официантка и принесла им равиоли. Айвори доверяла Чейзу, но где-то в глубине души она все еще слышала предостерегающий голос. Он шептал о том, что что-то случится очень скоро, что время неумолимо движется вперед, и Айвори пыталась замедлить каждое мгновение, чтобы насладиться хотя бы им в полной мере. Острые, но нежные равиоли проскальзывали в горло, такие же гладкие, как обещания Чейза. Внезапно она почувствовала страх.

— Даже под именем Чарльза Дрейка ты не боишься, что кто-нибудь узнает тебя здесь? На этом курорте могут быть служащие из Аладо, которые знают, что ты в розыске?

Ее забота тронула его, и он постарался ее успокоить:

— Я никогда не летал так близко к границе, так что я вряд ли встречу здесь кого-нибудь из пилотов. Даже если я неожиданно наткнусь на кого-то, Аладо никогда не разглашает проступки своих служащих, так что о том, что меня разыскивают как преступника, не известно широко. Мне очень приятно, что ты беспокоишься обо мне, но не волнуйся. Я в такой же безопасности, как и ты.

Айвори отпила еще вина, прежде чем ответить:

— Я никогда не находилась среди чужих людей, как здесь, но я все равно знаю, что неосмотрительно кому-то в нашем деле говорить, что он находится в безопасности, где бы то ни было. Мой отец никогда не отправляется в поездки без Стокса и Вика. Конечно, у меня есть ты, но все же… — Она взглянула на переполненный ресторан.

Люди болтали, смеялись, танцевали, но она знала, как легко в любой момент на этой сцене может вспыхнуть насилие.

— Мой отец когда-то убил на Марсе человека. Это произошло в месте вроде этого — таком же оживленном, хотя, может быть, и не таком милом. Он просто подошел к нему сзади и рассек его пополам одним взмахом лазерного пистолета. Тот человек умер на месте, еще до того как развалился на два окровавленных куска. Посетители были так напуганы, что ни один не разглядел лица моего отца, и он во время общего замешательства спокойно вышел за дверь.

Чейз перевел дыхание. Это жестокое убийство, которое она описала, было самым знаменитым за всю богатую историю марсианской колонии.

— Так это Спайдер убил Сонни Дьюрана? Смерть Сонни всегда оставалась самой большой загадкой. Не то чтобы кого-нибудь огорчило то, что он умер, он был не больше, чем просто… — Чейз запнулся в поисках подходящего слова.

— Он был пиратом, — сказала Айвори без малейшего колебания, — таким же, как и мы, но он подвел своих партнеров, а в нашем бизнесе это фатальная ошибка.

— Это верно, — ответил Чейз убежденным тоном. — Я не подумал о том, что наше затянувшееся пребывание здесь может заставить тебя нервничать. Ты хочешь уехать завтра?

Айвори провела сочным равиоли по тарелке, собирая оставшийся соус.

— Нет, мне вообще не хочется уезжать. Как только мы вернемся на «Шахту», все изменится, и у нас не будет больше ни одного беззаботного дня.

— Все не должно вот так измениться, — возразил Чейз. — Если мы не будем позволять другим людям становиться между нами, то они никогда не смогут этого сделать.

— Другие люди — это мой отец, да? Ты ему нравишься, Чейз, хотя я и не понимаю, почему. Но если ты допустишь хотя бы самую маленькую ошибку, он тут же изменит свое мнение о тебе.

— Я не могу поверить, что единственный, кто достоин доверия, это Стокс.

— Ошибаешься. Стоксу можно доверять, и его действия легко предсказуемы. В отличие от тебя он никогда не думает своей головой. Он просто выполняет приказы моего отца так же автоматически, как «серебряные парни» выполняют мои. Он отличный работник. Проблемой становятся только амбициозные люди вроде тебя.

Чейз ждал, пока она посмотрит ему в глаза.

— У меня всегда были способности к машинам. Может быть, со мной будет меньше проблем, если я скажу твоему отцу, что моту присматривать за системами снабжения на «Алмазной шахте»? Тогда я не буду касаться никаких других сторон его бизнеса.

Айвори слегка улыбнулась:

— Ты не понимаешь, насколько это жизненно важная вещь — системы снабжения. Если ты занимаешься ими, ты в гуще всех событий, а вовсе не остаешься в стороне.

— Что ты имеешь в виду?

Дело было вовсе не в этом пахнущем лимоном вине. Айвори просто захотелось сейчас довериться ему. Она знала, что он любит ее, а в ее представлении любовь и предательство были вещами несовместимыми.

— Когда мы ездили в банк, ты, наверно, заметил, что в нашем доке стоят «Томагавки»?

— Заметил, ну и что? Их используют для любых торговых перевозок.

— Из них также получаются отличные передвижные фабрики.

Чейз в изумлении откинулся на спинку стула:

— Ты что, имеешь в виду, что Спайдер производит «астральные пушки» и этих твоих замечательных «серебряных парней» на борту тех «Томагавков», что я видел?

Он, очевидно, был так поражен изобретательностью ее отца, что Айвори не смогла удержаться от смеха:

— Те, которые ты видел, может, и были частью нашего флота, а может, и нет. Наши прилетают время от времени заправиться и загрузиться продовольствием, так что они вполне могли быть нашими, но, может быть, и принадлежали кому-то из наших посетителей. Дело в том, что ни одно другое занятие не связало бы тебя более тесно с нашими деловыми операциями, чем это. Или можешь называть их «бесчестными делами», если хочешь.

Айвори только что дала Чейзу такую важную информацию, что ему следовало бы тут же встать из-за стола, связаться с Шефом, провести рейд на «Алмазную шахту» и даже не думать о возвращении туда или о еще одной встрече с Айвори. Придавленный этим новым знанием, он едва перевел дух. Более беспристрастный агент, возможно, просто сдал бы ее под арест и занялся рейдом, но Чейз совершенно не был готов к тому, чтобы вот так закончить свое задание на «Алмазной шахте».

— Это блестящая мысль, — совершенно искренне признал он, — но разве можно произвести достаточное количество оружия на борту кораблей, чтобы продавать его всем желающим?

— Их недостаток только нам на пользу, Чейз. Мы хотим быть уверены, что сможем продать все оружие, которое сделаем, не перенасыщая рынок.

— В этом есть смысл.

Их прервала официантка, принесшая им салат, и, когда они снова остались одни, Чейз решился переменить тему:

— Мы же здесь отдыхаем. Давай поговорим о делах в другое время. Так что ты хочешь делать завтра?

— Просто полежать на берегу, — тут же решила Айвори. — И может быть — только может быть, — ты еще раз поучишь меня плавать.

— Мне это доставит большое удовольствие.

— Надеюсь, не единственное.

Улыбка Чейза придала ей уверенности в том, что она получит все удовольствия в избытке, но сам он чувствовал, как вокруг нее затягивается сеть, и его боль была сильнее его радости.

После обеда Айвори захотела заглянуть в какие-нибудь бары, чтобы сравнить их с «Алмазной шахтой». Но ни «Хрустальный дворец» на фантастическом уровне, ни украшенный шелками «Оазис» посреди пустыни не шли ни в какое сравнение с изяществом и красотой заведений ее отца. В «Оазисе» они заказали миндальный ликер со льдом и несколько минут болтали просто ни о чем, что было так естественно в этом шатре шейха. Но потом Айвори снова стала задумчивой.

— Должно быть, жизнь в колониях очень тяжела, если люди хотят забыться в таких иллюзиях, — сказала она.

— Но ведь отпуск предполагает смену обстановки. Кроме того, если бы людям нравилось быть дома, они бы никуда оттуда не уезжали. Курорты предлагают что-то совершенно непривычное в первую очередь для того, чтобы привлечь колонистов.

Чувствуя ленивую расслабленность во всем теле, Айвори была готова остаться здесь, на этой шелковой кушетке, и просто представлять себе, как выглядят все остальные чудеса этого курорта.

— Мне больше нравится, когда вокруг меня все настоящее, — призналась она. — Не потому, что оно более реально, чем здесь, но оно по крайней мере хотя бы кажется более реальным.

— Естественно, но существуют люди, которые как раз хотят убежать от реальности во время своего отпуска. Если ты работаешь на шахте, тебе, конечно, хочется побывать на пляже или в пустыне: где-нибудь, где светло и солнечно. Опять же, если ты бьешься, пытаясь вырастить урожай Для новой колонии и тебе не хватает открытого пространства, то твоим любимым уровнем будет фантастический. Они стараются доставить удовольствие всем. Вот почему они предлагают так много.

— Я все время сравниваю все здесь с «Алмазной шахтой». Конечно, к нам не приезжают с семьями, и у нас не такие разнообразные развлечения, но наши посетители ни когда не скучают.

— Это потому, что у вас такие замечательные развлечения.

Чейз допил свой ликер и, немного поразмыслив на тему, не взять ли еще, решил, что все же не стоит. Он уже был слегка пьян и все еще чувствовал себя взбудораженным предыдущими откровениями Айвори: они мучительным эхом отзывались в его голове.

— Азартные игры и женщины? — усмехнулась Айвори. — Это ведь и самые древние развлечения, не так ли? Но мы можем предложить и что-нибудь поновее или по-новому подать то, что у нас уже есть. Это, может быть, неплохая идея, ее можно обдумать серьезно, когда мы вернемся на «Шахту».

Айвори говорила вполне серьезно, но сейчас Чейзу хотелось говорить о чем угодно, только не об «Алмазной шахте».

— Ты неправильно понимаешь цель нашего приезда сюда. — Он помолчал, думая, как лучше закончить фразу, но ничего подходящего не приходило в голову. — Мы просто хотели побыть вдалеке от «Шахты», а не придумывать, как лучше ее переустроить.

Айвори оставила без внимания это замечание.

— А у них есть здесь казино?

— Нет. Азартные игры не разрешены на границе, по крайней мере ни на одном из легальных курортов ты их не найдешь.

Айвори повертела бокал, перемешивая ликер со льдом.

— Жизнь сама по себе похожа на азартную игру, верно? Особенно на границе.

— Жизнь действительно азартная игра, — согласился Чейз, и, когда их взгляды встретились, он не увидел в ее глазах ни следа фальши. — Давай вернемся в лагуну, — предложил он.

Несомненно получая удовольствие от того, как он мучается от желания, Айвори не сделала и движения, чтобы встать.

— Ты всегда будешь так же сильно хотеть меня, как сегодня?

Ответ пришел Чейзу сам собой:

— Нет. Завтра я захочу тебя еще больше, а после завтра… — он предоставил продолжить ей самой.

— Тогда ты скоро станешь очень опасным человеком. — Очевидно довольная, а не испуганная такой возможностью, Айвори поднялась и украдкой потянулась. — Понимаю. Я с нетерпением жду завтрашнего дня, но давай не будем терять времени и сегодня.

Они вернулись на берег, и Чейз вновь повел Айвори в свои коттедж, но она потянула его в свой.

— Я хочу, чтобы сегодня ночью ты был в моей постели, — сказала она соблазнительно и ласково. — Нужно же ею пользоваться.

— Это единственная причина?

— Он на несколько футов ближе, а я не хочу подвергать твои силы чрезмерному испытанию.

— Ты точно знаешь, как правильно обращаться с мужчинами.

Чейз дошел с ней до двери, поймал за руку, потянул к кровати и остальные свои комплименты выразил тем способом, каким мечтал на протяжении всего вечера.

Айвори, опьяненная его страстью и теперь уверенная в его любви, не колебалась больше, чтобы показать ему свою собственную любовь. Она выскользнула из его рук и сбросила сандалии.

— Давай я помогу тебе с ботинками, — предложила она.

Чейз приподнялся на локтях.

— Меня никогда не раздевала женщина.

— Ну наконец-то будет что-то новое! — воскликнула Айвори.

Она стянула сначала один ботинок, затем другой, сняла и отложила в сторону его носки и пощекотала его ногу.

— Просто лежи спокойно, а я раздену тебя.

Медленными движениями она сняла с него куртку и повесила на спинку стула. Не став возиться с пуговицами, она просто стянула рубашку через голову. Положила ее поверх куртки и потянулась, чтобы расстегнуть его ремень.

— Тебе нужно сменить гардероб, — сказала она. — Ты все еще носишь одежду Аладо, а тебе нужно носить свою собственную. К твоей смуглой коже гораздо больше пойдет темно-голубое, чем серое.

Айвори отвлекала его внимание на одежду, но Чейз почувствовал, как ее нежные прикосновения возбуждают его. Он вскочил, чтобы снять брюки.

— Остальное я могу сделать сам, — сказал он.

— Нет, ты не должен ничего делать сам, хотя бы сегодня.

Ее слова были одновременно и приказанием, и просьбой, произнесенной тем повелительным тоном, который так легко ей удавался Чейз немного посопротивлялся, но потом решил, что будет гораздо приятнее, если сейчас он будет слушаться ее.

— Да, мисс Даймонд, как прикажете.

Айвори провела руками вдоль его узких бедер, снимая с него брюки.

— Ты не должен вести себя так официально со своей невестой.

Она аккуратно сложила его брюки и положила их на стул, туда же, где висела вся остальная его одежда. Теперь она повернулась к нему и подцепила пальцами пояс на его трусах.

Он глубоко вздохнул, и она остановилась и посмотрела на него.

— Я ведь не тороплю тебя, нет? — спросила она.

— Вовсе нет.

— Хорошо. У нас впереди целая ночь, чтобы наслаждаться так, как нам захочется, так что нет необходимости спешить.

Она смотрела, как пульс на его шее стал биться быстрее, наклонилась и лизнула его сосок. Он дернулся от удивления, потом попытался обнять ее, но она отвела его руки.

— Пожалуйста, не мешай мне, — проворчала она.

Она провела пальцем по его животу и другой рукой одновременно сняла с него остатки одежды. Потом игривым толчком опрокинула его на кровать.

Она повернулась к нему спиной и сняла свое красное платье с шутливой грациозностью и, оставшись в алом белье, взобралась на край кровати, встав на колени между его ногами.

— В «Алмазной шахте» всегда был бордель, — прошептала она охрипшим голосом. — Это все равно что вырасти в гареме. Я знаю, что нравится мужчинам, и как именно им это нравится.

Прежде чем Чейз успел возразить, она взяла в рот нежную мужскую плоть, немедленно прекращая любые протесты с его стороны. Она не просто доставляла ему наслаждение своим ртом и языком — ее умелые руки ласкали, гладили, и, наконец, усиливали то возбуждение, в которое привели его эти чувственные поцелуи. Не в состоянии избежать ее мучительной ласки, он выгнулся на кровати. Понимая его сладкую боль, она продолжала, пока наконец высшая точка экстаза не пронизала волнами дрожи его тело.

Потом она вытянулась рядом, положив голову ему на живот и ждала, пока он снова будет в силах говорить. Она знала, что, вероятно, шокировала его, но вряд ли это было важно, когда удовольствие, которое она ему доставила, было таким сильным. Совершенно расслабившись, она почти уснула, когда к нему наконец вернулись чувства.

Сначала Чейз просто был потрясен, потом задумался, сколько же времени Айвори провела с девочками Летней Луны и чем именно она занималась. Он также знал, как много красивых мужчин хотели бы заплатить ей за это ни с чем не сравнимое наслаждение, которое она дала ему с такой легкостью и опытностью. Эта мысль привела его в ярость. Он вытащил булавки из волос Айвори и отбросил их в сторону.

Он старался владеть собой, но в его голосе все же прорвался гнев.

— Сколько тебе было, когда ты научилась этому, Айвори? Десять, двенадцать, сколько?

Удивленная его вопросом, Айвори медленно села, не отнимая рук от его бедер.

— Разве не ты говорил мне сегодня вечером, что не надо быть ревнивой, потому что есть огромная разница между незначительным увлечением и настоящей любовью?

Чейз тоже сел и прислонился к спинке кровати.

— Только не говори, что то, что ты только что сделала, могло быть незначительным увлечением. Ты подняла древнюю технику до уровня настоящего искусства, и если бы твой отец делал деньги на этом твоем таланте, я бы…

Айвори посмотрела на него холодно:

— Ты бы что? Убил бы его? На что ты жалуешься: на то, что я якобы была с другими мужчинами, или на то, что они, может быть, платили мне за это? Глядя на твою реакцию, ясно, что то, что я сделала, действительно многого стоит.

Чейз закрыл глаза, стараясь собраться с мыслями, но эротические образы настолько явственно сменяли друг друга в его воображении, что он никак не мог от них отделаться. Чувствуя, что ему противно и не по себе, он не хотел все же, чтобы Айвори думала, что он сердится на нее.

— Я не ревную, — сказал он. — Меня просто ужасает мысль, что Летняя Луна или кто-нибудь другой из любовниц твоего отца мог научить тебя доставлять удовольствие мужчинам и получать от них за это деньги. Я не могу представить себе худшего преступления, чем использовать прекрасного ребенка в таких извращенных целях.

— Порнография бледнеет в сравнении с этим, верно?

Чейз схватил ее за руки и поставил прямо перед собой.

— То, что ты, возможно, занималась таким чудовищным делом, это вовсе не смешно, Айвори. Скажи мне всю правду, до конца.

— Пусти меня, — закричала Айвори.

Она была в ярости так же, как и он, и ее взгляд горел негодованием. Как только он ослабил свою хватку, она спрыгнула с кровати. Теперь она жалела, что они у нее в комнате, потому что это значило, что она не может уйти. Она отошла за край кровати, чтобы быть подальше от него.

— Можно научиться любому полезному искусству, даже не имея случая упражняться. Я никогда не делала ничего такого с другими мужчинами, и то, что ты посмел предположить, что мой отец мог продавать меня, — это вне всякого извинения. Убирайся отсюда! Я уезжаю завтра в семь, и мне совершенно наплевать, будешь ты на борту или нет.

У Чейза как-то была одна или две подружки с трудным характером, и тогда ответом его было просто уйти и не вернуться. Но он любил Айвори, так что это был не выход.

— Нет, — сказал он твердо.

Он встал и двинулся к ней, но она подалась назад, и он остановился, не желая преследовать ее по всей комнате.

— Я люблю тебя, — сказал он, — и я не уйду, пока ты не поймешь, что я хотел тебя защитить, если с тобой неправильно обращались в прошлом. Как это может тебя обидеть?

— Меня оскорбляет то, что ты подумал, что мой отец развращает детей!

Чейз продолжал смотреть на нее, в его темных глазах было беспокойство. Красный цвет очень шел ей, а кружевное белье так мало прикрывало ее великолепную фигуру, и то, что оно оставляло взору, было чертовски привлекательным.

— Твой отец — убийца и пират, который думает только о том, как продавать оружие колонистам, и который хочет превратить мирные поселения в зоны военных действий. Не слишком трудно представить себе, что он к тому же и может развращать. Но дело вовсе не в нем, Айвори, а в тебе. Я хочу, чтобы ты всегда была в безопасности и была счастлива. Временами я чувствую в тебе такую грусть, которую не могу ничем объяснить. Если я неправильно понял ее причину, извини меня, но не проси уйти, потому что мое единственное преступление состоит в том, что я тебя люблю.

То, что Чейз сказал о грусти, удержало Айвори, и она не стала снова прогонять его. Она откинула волосы с лица и присела на край постели.

— Я действительно иногда бываю грустной, но разве так не бывает со всеми людьми? Это не значит, что меня подвергали каким-то ужасным унижениям.

Чейз опустился на колени у ее ног и взял ее руки в свои. Возможно, только трагические воспоминания о смерти матери преследовали ее, и он не хотел напоминать ей об этом ни сейчас, ни после.

— Ты самая удивительная женщина, которую я только встречал, — сказал он ей. — То такая самоуверенная, то вдруг застенчивая. Ты восхищаешь меня. Мне кажется, что ты никогда не перестанешь удивлять меня. Пожалуйста, прости меня за то, что я просто не поблагодарил тебя за ту щедрость и страсть, с которой ты даришь мне свою любовь.

Айвори отняла руки и провела ими по его волосам. Он стоял все так же, прижавшись щекой к ее колену.

— Ты действительно не такой, как все мы, — сказала она задумчиво и мягко. — В глубине сердца ты не пират.

— Ты в моем сердце, Айвори, и я буду всем, чем ты захочешь.

— Я хочу, чтобы ты был Чейзом Данканом. Ты можешь с этим справиться.

Чейз посмотрел на нее снизу с усмешкой:

— Я могу справиться гораздо с большим, если ты позволишь мне.

Он присоединился к ней на кровати и, забыв все споры, вернул ей ее дар любви, страстно и преданно. И он знал, что хотя бы в одной важной вещи он не обманул ее: он действительно не был пиратом, и никогда им не будет.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 12

Романтический отдых в «Райском приюте» оказался коротким: Айвори убедила сопротивляющегося Чейза в том, что пора возвращаться домой. Их новая близость сделала обратный путь гораздо приятнее, чем путешествие в «Орлиное гнездо». Они заехали в личный банк Спайдера, чтобы оставить деньги, уплаченные Мордекаем Блэком за оружие, и в конце концов Чейз посадил корабль в их домашнем доке на «Алмазной шахте». У Чейза не было причины особенно радоваться возвращению, однако Спайдер, несомненно, был рад их увидеть, поскольку встретил их прямо в доке, как только там выровняли давление и они вышли из корабля.

Спайдер тут же взял Айвори за руку и повел ее за собой.

— Я поговорю с тобой позже, Данкан, — бросил он через плечо.

Чейз ожидал, что Айвори хотя бы остановится на минуту и скажет об их помолвке, но она только кинула на него прощальный взгляд и без всякого протеста пошла с отцом, не выразив никакого сожаления, что оставляет Чейза одного. Ни одна женщина так не пренебрегала его чувствами. Ее поведение не только разочаровало его, но и глубоко уязвило. Однако он решил не обвинять ее в равнодушии, пока не сможет поговорить с ней, и попытался просто придумать какой-нибудь продуктивный способ провести время. Он отправился проверить свой корабль и, пользуясь этим предлогом, еще раз повнимательнее взглянуть на «Томагавки».

У него больше не было возможности послать сообщение Шефу и рассказать про передвижные фабрики, которые Спайдер устроил на борту больших транспортных кораблей. Когда он в следующий раз свяжется со своим начальником, ему нужно будет уже вызывать сюда рейд. Он знал, что теперь на «Алмазной шахте» ему остается пробыть уже совсем недолго, и решил сконцентрироваться на своей работе со всей необходимой тщательностью. Единственное, что его мучило, — во время. предыдущих заданий он часто рисковал своей жизнью, но ему никогда не приходилось жертвовать и своим сердцем, и ни одна из блестящих стратегий, которые он знал, теперь не могла ему помочь.

Спайдер отвел Айвори наверх, в свой кабинет на третьем этаже, где он вел все свои многочисленные дела. Кабинет был обставлен не слишком элегантно, скорее функционально — простой и просторный, выдержанный в бледно-серых тонах. Спайдер уселся за стол, Айвори — в единственное свободное кресло. Разговор больше походил на допрос, чем на беседу отца с дочерью. Спайдер отбросил шутливый тон и заговорил без обиняков в соответствии со своими намерениями:

— У меня к тебе два вопроса. Первый: оказался ли Чейз Данкан полезным в деле с Мордекаем Блэком или нет. Второй: заслужили ли его услуги более личного свойства того, чтобы его оставили в живых. Айвори знала, что отец презирает любого рода слабость и, глядя на него так же прямо, как он на нее, ответила таким же твердым тоном:

— Я подняла цену на оружие, потому что Мордекай не проявил ко мне достаточного уважения и не подготовил как следует место для моего корабля. Новая цена привела его в ярость, но поддержка Чейза оказала на него достаточно сильное воздействие и убедило в том, что я настою на своем. Что касается других его «услуг», как ты это называешь, то он попросил меня выйти за него замуж.

Она подняла руку, показывая свое бриллиантовое кольцо.

— Я согласилась, но не собираюсь с этим спешить.

На Спайдера это произвело впечатление. Он откинулся на спинку кресла и посмотрел на Айвори вопросительно:

— Ты доверяешь ему?

Айвори повернула изящное кольцо, и замечательный камень заиграл лучистыми гранями. Нестареющий символ любви! Он много значил для нее, и она не снимала кольца с тех самых пор, как Чейз надел его на ее руку.

— Я верю в его любовь. Он совершенно мне предан, даже чересчур Что же касается интересов дела, то я знаю, что он способен немедленно убить каждого, кто мне угрожает. Но в нем нет такой противоестественной злости, которая есть у Стокса. Я не думаю, что он мог бы убить человека просто так, как это иногда делаешь ты.

Спайдер тщательно взвесил ее слова, потом встал.

— Давай предложим ему еще одно небольшое испытание. Если он выдержит — хорошо, а если нет — тогда тебе решать, хочешь ты все еще взять его в мужья или нет.

Айвори встала и вместе с ним прошла к двери.

— Я не хочу, чтобы ему делали больно, — сказала она.

Спайдер усмехнулся:

— Я понимаю. Но мне самому нравится перспектива получить наконец зятя, так что я не буду слишком злоупотреблять своим правом. Однако тебе нужно определенно знать, что представляет из себя человек, за которого ты собираешься выходить замуж, так что проверка на характер не помешает. Пойдем со мной. Тебе это может быть интересно и к тому же поучительно.

Чейз только успел отнести сумку наверх в свою комнату, когда Спайдер отправил за ним Стокса. Чейз взглянул на панель связи, но там его не ждало никакое сообщение. Он удивился, зачем Стокса послали за ним лично, и не смог удержаться, чтобы не поддразнить его:

— Спайдер не доверяет тебе ничего серьезнее, чем работать посыльным?

Стокс выпрямился. Он был не таким высоким, как Чейз, но выглядел массивнее и считал себя более сильным.

— Ты тоже был посыльным, — ответил он.

— Верно, — согласился Чейз. — Но со мной вместе была Айвори, а я что-то не видел, чтобы Спайдер доверял ее тебе.

Если бы не внушительный приказ Спайдера доставить к нему Чейза, Стокс избил бы его до смерти прямо здесь и сейчас, даже не отходя от стойки, за которой стоял Андре. По крайней мере он все бы для этого сделал.

— Айвори самостоятельная женщина, — вместо это го возразил он. — Она не принадлежит Спайдеру, и он не может ее никому «доверить».

Они пошли к лифту, и Чейз с трудом удерживал счастливую улыбку, чтобы ее не заметил Стокc. Спайдер под страхом смерти приказал ему жениться на Айвори, и он был уверен, что его будущий тесть одобрит их помолвку, но из уважения к Айвори не хотел говорить об этом Стоксу. Он просто лукаво улыбался и надеялся на то, что Спайдер объявит об их помолвке еще до сегодняшнего вечера.

Приехав на второй ярус, он удивился, как здесь холодно. Он вышел из лифта, надеясь, что Спайдер не выбрал тюремный сектор для семейного торжества. Чтобы не дать возможности Стоксу накинуться на него сзади, он Пошел с ним по коридору бок о бок. Возвращаться обратно на «Шахту» было рискованной игрой, и ему очень хотелось не проиграть на этот раз. Спайдер и Айвори ждали за углом. Она улыбнулась, увидев его, и это придало ему уверенности в себе.

— Ну, Данкан, — приветствовал его Спайдер, — Айвори сказала мне, что ты способен оказать ценную поддержку, ты доказал это. Теперь мне интересно, можешь ли ты помочь мне в одном неприятном деле. Обычно такими вещам занимается Стокс, но ты ведь не возражаешь, чтобы Данкан взял на себя часть твоей работы, верно, Стокс?

Глубоко уязвленный, Стокс начал было протестовать:

— Какого черта, еще как буду возражать! Я никогда вас не подводил, мы с Виком отлично можем справиться со всем, чем надо, как и всегда.

Спайдер расширил глаза, делая вид, что он изумлен:

— Ты удивляешь меня, Стокс. Я и понятия не имел, что ты будешь возражать и не захочешь делиться удовольствием с Данканом. Теперь как бы я ни решил это дело, все равно кто-то из вас останется недоволен. Так что лучше не рассчитывайте на мой выбор, а уладьте-ка это дело между собой сами.

Стокс начал немедленно стягивать с себя куртку — было ясно, каким способом он предпочитает улаживать споры.

— Подождите секунду, — сказал Чейз. — Если мне необходимо драться за привилегию выполнять какую-то работу, то я хочу хотя бы знать, в чем она заключается.

— Разумно, — заметил Спайдер. Он слегка нахмурился, пытаясь лучше сформулировать ответ. Сегодня он был гладко выбрит, но, как обычно, его волосы были в беспорядке, как будто растрепанные ветром, хотя внутри «Шахты» никогда не было ни малейшего ветерка.

— Стокс поймал гостя, который, похоже, гораздо больше интересовался нами, чем приятным времяпрепровождением. Это случаи редкий, и я хочу, чтобы с ним разобрались как можно быстрее. Может быть, он шпионит для кого-то из моих наиболее честолюбивых конкурентов или на какую-то из корпораций — в любом случае он послан для того, чтобы проникнуть в суть наших операций и положить им конец. Я знаю, что Стокс вполне эффективно может справиться с этим делом сам, но я хочу предоставить и тебе такую возможность.

Спайдер только что описал задание и положение самого Чейза, и Чейз не должен был возбудить в нем подозрений на свой счет. Это была как раз та самая проверка, которую Чейз ожидал с самого начала. Вероятно, ему просто придется прикончить какого-нибудь злополучного пирата, за голову которого, возможно, даже объявлена большая награда, — и Чейз не стал возражать. Он посмотрел на Айвори. Ей, кажется, было очень интересно, что он ответит, но само это спокойное обсуждение убийства ее вовсе не смущало. «С ней точно обращались не так, как нужно, — подумал Чейз. — Ее воспитывали без всякого понятия о том, что хорошо, а что нет». К сожалению, теперь он был не в том положении, чтобы учить ее отличать добро от зла.

— Я не только могу делать так же, как Стокс, — уверенно ответил Чейз. — Я могу это делать гораздо быстрее.

Не тратя времени на то, чтобы снять куртку, он повернулся и ударил Стокса в лицо так сильно, что голова у того дернулась с отчетливым хрустом. Из разбитого носа на стенку брызнула кровь, и Чейзу пришлось еще пару раз ударить его, чтобы сбить с ног. Стокс повалился бездыханной тушей, а Чейз повернулся к Спайдеру:

— Ну ладно Где этот ваш шпион?

Очень довольный впечатлением, которое произвел на него Чейз, Спайдер похлопал его по плечу:

— Молодец. Он там, позади тебя, в клетке. Стокс и Вик уже немного развлеклись с ним. Он не желал признаться, кто его послал, но я оставил его в живых до твоего возвращения.

Спайдер зашагал по ярко освещенному коридору, потом внезапно остановился, как будто передумал, и сказал Айвори:

— Я хочу, чтобы ты поднялась в свою комнату и отдохнула. Сегодня вечером тебе придется отработать целую смену в казино.

Айвори медлила в нерешительности.

— Ты помнишь, о чем я тебя просила?

— Конечно, хотя теперь мне кажется, что твой любовник действительно доказал, что может заботиться о себе сам.

— Просто не ставь его больше в такие ситуации, где ему это может понадобиться.

Чейза тронуло то, как Айвори защищает его, но он вполне мог постоять за себя сам.

— У меня все будет отлично, — пообещал он. — Пойди вздремни, а я зайду к тебе потом.

Айвори переводила взгляд с одного на другого. У нее все еще оставались возражения, но они оба хотели, чтобы она ушла, и она сдалась. Проходя, она ласково прикоснулась к руке Чейза, и ушла, перешагнув через Стокса, не замедляя шага. Спайдер подождал, пока она не вошла в лифт, и только тогда двинулся дальше.

— Айвори очень любит тебя, — заметил он. — Ни когда не давай ей повода пожалеть об этом.

— Не собираюсь, — ответил Чейз. — Мы не назначали дня свадьбы, но надеюсь, что это случится скоро.

Спайдер открыл последнюю дверь по коридору — она вела в комнату с клеткой, и у Чейза была веская причина испытывать к ней отвращение. Возле нее стоял Вик, присматривая за пленником. Он отступил с неуверенным кивком, давая им пройти. В клетке, в дальнем углу, валялся голый человек, безнадежно стараясь сберечь в своем теле хоть немного тепла в/ледяном холоде, царившем в комнате. Его спина вся была покрыта безобразными кровоподтеками — очевидно, его били чем-то тяжелым.

Чейзу было все равно, кто этот бедняга, но его тронуло его несчастное положение. Может быть, он был еще хуже, чем Стокс или Вик, не важно. Это был человек, и ему было очень плохо. В то же время, Чейзу не раз уже приходилось убивать во время своих заданий, и по сравнению с жизнями колонистов, которые подвергались опасности из-за оружия Спайдера, жизнь этого пирата была небольшой жертвой.

— Каким образом вы хотите, чтобы я это сделал?

— А как ты сам предпочитаешь?

— Я пилот, а не киллер, — напомнил Чейз. — Не делайте ошибочного вывода, будто мне это нравится.

— Какая жалость. А Стоксу это точно бы понравилось. Тебе тоже, так ведь, Вик?

— Да, сэр. — Вик улыбнулся, но от этого его лицо, усеянное шрамами, не стало привлекательнее. — Это самая приятная часть работы.

— Отопри клетку, Вик, и вытащи его оттуда, — приказал Спайдер.

Чейз слегка отступил в сторону, давая Вику пройти. Он сам знал дюжину способов убить человека голыми руками, но не хотел демонстрировать их Спайдеру, чтобы не возбудить в нем подозрений относительно источника таких редких познаний.

— Лазерный пистолет, это будет быстрее всего, — наконец сказал он.

— Мы обычно с этим не торопимся, но если ты так хочешь, пожалуйста. Вик, дай ему свой.

Вик все еще пытался выволочь пленника из клетки и ответил глухим рычанием. Избитый человек зашатался и упал возле прутьев, и Вику пришлось схватить его за волосы, чтобы поставить на ноги и выпихнуть за дверь. Только тогда Чейз взглянул ему в лицо и, несмотря на то, что оно было жестоко изуродовано, узнал Ейла Линкольна.

— Господи Боже мой! — воскликнул Чейз.

— Ты знаешь этого человека? — спросил Спайдер разоблачающим тоном.

— Конечно, знаю. Это не шпион, это тоже пилот Аладо, к тому же последний дурак после всего этого. Наверное, он побился об заклад, что приедет сюда, и просто глазел по сторонам, чтобы потом похвастаться тем, что видел.

Чейз протянул руку и приподнял голову Ейла за подбородок, заставляя того поглядеть ему прямо в глаза Ейл едва был в сознании, но Чейз надеялся, что он все-таки понимает, что происходит, достаточно, чтобы подыграть ему.

— Я Чейз Данкан, — произнес он отчетливо. — Что ты здесь делаешь?

Ейл зашевелил разбитыми губами:

— Карты, девки..

— Это все, что он нам сказал, — заметил Вик — Ты уверен, что он из Аладо? В его удостоверении написано совсем другое.

— Несомненно, оно подделано Он, должно быть, ре шил провести отпуск в шикарном месте — а теперь только посмотрите на него. Бедняга. Позвольте мне отвести его к врачу, а потом отослать туда, откуда он приехал. Он ни кому не скажет, что тут произошло. Другие, наверно, знают, куда он поехал, и если он не вернется на базу, все вокруг будет кишеть кораблями Аладо. А я знаю, что вам это нужно не больше, чем мне.

Чейз хотел забрать Ейла из рук Вика, но Спайдер остановил его.

— Подожди-ка, — сказал он. — Ты кое-что забыл.

Чейз надеялся быстро вытащить отсюда Ейла, пока Спайдер не успел опомниться. Каждая секунда промедления работала против Ейла, однако Чейз не мог допустить, чтобы другие увидели его беспокойство.

— В чем дело? — спросил он, удивленно поднимая брови, как и следовало бы в такой ситуации.

— Он видел тебя, а ты находишься в розыске. Он должен умереть.

Здесь Спайдер поймал его, и первой мыслью Чейза было: если он дрогнет хотя бы на мгновение, он потеряет не только Ейла, но и Айвори. Он вспомнил, как хладнокровно она диктовала свои условия Мордекаю Блэку, и это воспоминание навело его на мысль, как действовать. Спайдер научил Айвори быть спокойной, бесстрашной и никогда не отступать. Чейз решил использовать метод Спайдера против него же самого.

— Он никому не расскажет, что видел меня, — ответил он, — потому что тогда ему надо будет признаться, что он был на «Алмазной шахте», а это может стоить ему работы. Понимаете, он не слишком хороший пилот и вряд ли сможет найти место в другой компании, где будут платить так же хорошо, как в Аладо. Нет, то, что я здесь, останется в тайне. Он будет держать это в секрете, чтобы спасти собственную шкуру.

Не дожидаясь согласия Спайдера, Чейз крепко обхватил Ейла поперек туловища и вышел из комнаты. В дверях он на миг задержал дыхание, однако Спайдер не сделал попытки его остановить. Без всяких помех Чейз отнес Ейла в медицинское отделение Он подождал снаружи, пока врач трудился над израненным телом агента, и тем временем нашел для него подходящую одежду.

Ейл оделся и вышел к Чейзу в коридор Раны на его теле были залечены, но с лица все еще не сходило затравленное выражение. Он беспокойно оглянулся, в любой момент готовый бежать.

— У тебя есть корабль? — спросил Чейз.

— Был.

— Ты никогда не отличался большой сообразительностью, — заметил Чейз — Но приезжать сюда! Похоже, ты совсем свихнулся. Сейчас я сделаю вот что я отправлю тебя обратно домой, и никто не должен знать, что ты видел меня здесь, и ни при каких обстоятельствах ты не должен сюда возвращаться. Ясно?

Ейл догадался, что язвительная речь Чейза адресуется тем, кто, возможно, наблюдает за ними через камеры.

Однако ему все равно было очень неприятно, что с ним говорят, как с непослушным ребенком.

— Ты никогда мне не нравился, Данкан, и если мы никогда больше не встретимся, я нисколько об этом не пожалею.

— Ну и отлично, я тоже не буду по тебе скучать Пойдем в док, и если Спайдер до сих пор еще не продал твой корабль, ты сможешь убраться отсюда.

Упрямо надув губы, Ейл пошел вслед за Чейзом, но тот не заговаривал с ним больше: ни в лифте, ни даже когда они подошли к доку, где стоял корабль. Он запросил разрешение на вылет и после короткой, но мучительной для них задержки получил его. Как только Ейл взошел на свой корабль, Чейз ушел, но оставался в коридоре рядом с доком, чтобы убедиться, что отлет Ейла пройдет гладко. Судя по всему, что он знал, Спайдер спокойно мог уничтожить Ейла, как только тот вылетит из «Алмазной шахты». Чейз понимал, что сделал все возможное, чтобы спасти Ейла Линкольна и отослать его обратно к Шефу. Теперь он мог только молить небо, чтобы Ейл туда добрался.

Айвори приняла душ, надела просторный халат и попыталась немного вздремнуть, однако она была слишком взбудоражена, чтобы уснуть. Она никак не могла забыть, каким небрежным тоном ее отец спросил, стоит ли оставлять Чейза в живых. Это терзало ее до тех пор, пока она наконец не почувствовала, что не может больше выносить подобного мучения. Если когда-то у нее и были сомнения, любит ли она Чейза, то теперь это стало для нее очевидно: она любила его с такой страстью, что это даже пугало ее. Чувствуя, как ей ужасно его не хватает, она прошла к своему терминалу связи и отправила ему послание, прося прийти к ней, как только он вернется в свою комнату.

К несчастью, Чейз понял просьбу Айвори как приказ, а после того, как она так пренебрежительно оставила его сегодня утром, он вовсе не горел желанием немедленно выполнять ее распоряжение. В конце концов он решил, что ем нужно уладить какие-то формальности, и, желая поскорее отделаться от рутинной работы, пришел к ней. Он был уверен, что, несмотря на совет Спайдера отдохнуть, Айвори будет работать в своей студии, но с удивлением обнаружил, что просторная комната пуста. Тогда он прошел через нее в личные апартаменты Айвори и негромко постучал в ее дверь.

Айвори была одета в одно из тех эффектных серебряных платьев, которые она надевала для работы в казино. Когда она открыла дверь, он был так ослеплен, что сразу же позабыл все свое недовольство. Он крепко поцеловал ее и взял за руку.

— Нам надо поговорить, — сказал он.

— Да, я знаю. Не прошло даже дня, как мы здесь, «а все уже переменилось. Так, как я и боялась, — пожаловалась Айвори. — Я хотела поговорить с отцом с глазу на глаз, когда мы приехали. Чтобы уговорить его, если у него есть какие-то возражения против нашей помолвки, не навлекая на тебя его оскорблений. Но я видела, как ты посмотрел на меня, когда я уходила. Ты, наверное, не понял меня.

— Нет, не понял. Но в следующий раз, когда ты будешь пытаться щадить мои чувства, лучше предупреди меня заранее, чтобы я не чувствовал себя лишним.

Айвори высвободила свою руку и отвернулась. Было трудно рассуждать логично, когда его близкое присутствие будило неописуемую жажду любви. Но она все-таки старалась мыслить здраво.

— Я надеюсь, этого больше не случится. Но… Может быть, мы просто не доверяем друг другу еще в достаточной мере, то и дело пренебрегаем чувствами друг друга, не умея этого избегать. Давай постараемся, чтобы такого больше не происходило.

Она вновь повернулась к нему и задала самый трудный для нее вопрос:

— Ты действительно убил того беднягу, которого поймал мой отец?

Казалось, ее огорчает такая возможность, и Чейза это удивило. Он рассказал о Ейле Линкольне, самом бездарном пилоте Аладо, и о том, как он освободил его.

— Я могу понять отвращение Спайдера к шпионам, но Ейл не настолько умен, чтобы позаботиться о самом себе, не говоря уже о том, чтобы шпионить за таким умным человеком, как Спайдер.

Он потянулся к Айвори, обнял ее и нежно провел носом по ее шее.

— Хм, как ты чудесно пахнешь.

Айвори обняла его, но напряжение еще не оставило ее.

— Спасибо, но мне все еще как-то беспокойно. Я слишком часто видела, как мой отец подначивает людей, поддевает их, пока те не начинают совершать ошибки. Я так боюсь, что он хочет сделать то же самое и с тобой.

— Зачем? Похоже, ему нравится, что мы вместе.

— Да, — согласилась она нерешительно. — Он действительно так говорит, но он уважает силу. Когда он нажимает на тебя, отвечай ему тем же, а иначе он решит, что ты слаб, и заставит дорого заплатить за это.

— Да, я уже это понял. А я-то думал, все неприятности происходят только от тещи. Так ты советуешь мне быть осторожным со Спайдером?

Айвори откинулась назад и серьезно посмотрела ему в лицо. Она провела руками по его куртке и положила руки на плечи.

— Да, будь осторожен. Не позволяй ему распоряжаться тобой как своей собственностью, но никогда не иди ему наперерез. Я не знаю, каким было его настоящее имя, он никогда мне его не скажет, но он довольно рано получил свое имя, Спайдер (паук), и недаром. Он умеет сплетать отличную паутину — не позволяй, чтобы он поймал тебя в нее.

Чейз опустил руки на ее бедра и прижал стройное тело Айвори к своему. Он сам прекрасно знал, какой опасный человек Спайдер Даймонд, но, глубоко тронутый ее заботой, не стал пренебрегать ее предостережением.

— Он слишком долго безраздельно тобой владел, — прошептал он, почти касаясь губами ее щеки, — но он скоро привыкнет и ко мне. И знаешь: зачем тебе обязательно нужно работать в казино? Ведь не может быть, что бы тебе не хватало денег.

Его присутствие действовало на нее успокаивающе. Айвори наконец почувствовала, что может расслабиться.

— Это для того, чтобы я ощущала свою причастность к «Шахте», — объяснила она. — «Шахта» — это продолжение нас самих, и мы должны чувствовать в ней себя свободно, чтобы уметь хорошо с ней управляться.

— В этом есть смысл, но я что-то не видел, чтобы Спайдер сдавал карты или стоял за стойкой.

Такая мысль позабавила ее, и Айвори улыбнулась, отметая остатки своих опасений:

— Нет, но он пристально за всем следит. Поверь мне, ничто не ускользает от его взгляда, а вот я слишком часто обнаруживаю, что витаю в грезах, когда следует быть такой же наблюдательной, как и он.

— Вот так ты и подтасовывала карты, когда я оказался за твоим столом?

Он дразнил ее, и Айвори отстранилась.

— Нет. В тот вечер я была даже слишком наблюдательной и, похоже, не ошиблась. Я действительно люблю тебя, Чейз. Никогда не сомневайся в этом. Хочешь, переезжай сюда ко мне. Я не могу думать, что буду спать одна теперь, когда я была с тобой.

Чейз взял ее за руки, поднес их к губам и начал целовать каждый ее пальчик.

— Я готов делить с тобой постель при каждом удобном случае, но я хотел бы оставить за собой свою комнату до тех пор, пока мы не поженимся.

Разочарованная, Айвори выскользнула их его объятий:

— В чем дело? Ты что, боишься, если будешь жить здесь, у меня не будет стремления выйти за тебя замуж?

Повернувшись, Чейз двинулся к двери.

— Нет. Все значительно проще: я хочу иметь место, где можно побыть одному и поразмыслить о том, какая мне выпала удача, что я нашел тебя. Увидимся позже.

Он ушел, и тепло, которое Айвори чувствовала в его объятиях, сменилось холодом одиночества. Ей нравилась ее независимость, и она уважала его собственную. Она, конечно, не ждала от него, чтобы он проводил все время с ней, и не хотела, чтобы он отвлекал ее от занятий живописью. И вместе с тем ей бы не хотелось разыскивать его каждый раз, когда захочется его общества. Она думала, что каждая пара должна прийти к какому-то собственному соглашению относительно того, когда им быть вместе, а когда врозь, но ей самой вряд ли будет достаточно, если он будет только проводить с ней ночь в одной постели.

Чейз вышел из комнаты Айвори, не думая, где и как будет обедать: неожиданная встреча с Ейлом Линкольном отбила у него всякий аппетит. Он не мог понять, зачем Ейлу было задерживаться на «Шахте», ведь он же отослал его. Чейз занимался здесь своим расследованием, и, оставаясь, Ейл ставил под угрозу не только собственную жизнь, но и задание Чейза.

Этот печальный инцидент возродил в нем то же дурное предчувствие, которое посещало его во время полета в «Орлиное гнездо». Правда, там так ничего и не произошло, и он постарался стряхнуть с себя навязчивое беспокойство. Единственная неприятность — он не переставал думать о паутине, о которой сказала Айвори. Если Спайдер плел ее вокруг Ейла, то тому удалось ее избежать. Но Чейз мог только гадать, не находится ли он сам в такой же опасности.

Не дожидаясь, когда Спайдер предложит ему еще какую-нибудь грязную работу, он снова решил попросить его о том, чтобы заняться снабжением кораблей С другой стороны, что он сможет узнать такого, чего не знает уже сейчас?

«Нет, — решил он, — заняться обеспечением безопасности было бы гораздо полезнее».

Спайдер уже дал ему разрешение на доступ на охранный этаж — тот, который находился над казино, и Чейз решил начать оттуда. Здесь стояли мониторы, лежали пленки с записью, бригада охранников следила за движением внутри казино и каждым из крупье. Все были заняты делом, и только негромкое жужжание вентиляционной системы нарушало тишину. Это был шпионаж на самом примитивном уровне, но здесь, среди охранников, чьей единственной обязанностью было наблюдать, Чейз почувствовал себя почему-то как дома.

Больше всего его интересовала Айвори. Он смотрел, как она сдает карты обеими руками для игры в этот особенный покер, в котором он так толком и не разобрался, и его поражало, насколько совершенна ее техника. Она сдавала карты методично и точно, легко и с юмором отбиваясь от сальных шуток игроков. Чейзу показалось невыносимым, что ей приходится терпеть такое обращение.

Он исполнился решимости поговорить об этом со Спайдером и был уже на полпути к дверям, но вдруг понял, что это было бы грубой ошибкой с его стороны От него полагалось искать расположение пирата, а не ругаться с ним, чтобы он обращался по-другому с его любимой дочерью. «Терпение», — вновь сказал он себе. Только бы ему хватило выдержки довести свое задание до конца так, как следует. Когда все кончится, жизнь Айвори бесповоротно изменится. А до этого момента он сам будет оберегать ее от мужчин, которые захотят воспользоваться ее красотой, как будто это еще одно, особенное, развлечение, из предлагаемых на «Шахте».

Он спустился в бар, выпил марсианского эля и поднялся в апартаменты Айвори, чтобы дождаться ее там. Побродил по студии, посмотрел еще раз рисунки, которые она сделала во время поездки, потом прошел к ней в комнату и растянулся на постели. В отличие от темно-синего цвета в комнатах для гостей эта была в нежных обольстительных розовато-лиловых тонах. На стенах висело несколько ее картин — это были натюрморты с тем же смешением, казалось бы, несочетаемых предметов, как и те, что он видел в ее альбоме, но ни один не был так удивительно прекрасен, как незавершенный портрет ее матери.

Он подумал, что, должно быть, именно эта любовь к искусству спасла ее, когда умерла ее мать. Может быть, когда арестуют ее отца, искусство снова поможет ей. Нетерпеливо ожидая прихода Айвори, он незаметно для себя задремал, и ему показалось, что прошло только несколько секунд, когда она пришла. Она уже сняла свои серебряные туфли и платье с глубоким вырезом и скользнула рядом с ним в одном сиреневом белье.

— Тебе не стоило дожидаться меня, — прошептала она ему на ухо.

Разбуженный приятным ароматом ее духов и жарким шепотом, Чейз обнял ее и перекатился на кровати, подминая ее под себя.

— Хватит с меня независимости, — ответил он. — Я не мог оставаться без тебя даже сегодня.

— Ты действительно этого хочешь?

— Вообще-то нет, но…

— Я не отношусь к тебе как к своей собственности, Чейз.

Она потянулась, ловя его губы, и поцеловала, и он ответил ей страстно и самозабвенно. Она вытянулась под ним и запустила пальцы в его волосы, в то время как он ласкал ее шею жадными поцелуями.

— Я знаю, что никогда не устану от тебя, — прошептала она ему на ухо.

Удивленный вопросом, содержащимся в ее словах, Чейз слегка отстранился.

— Я тоже. Я никогда не просил ни одну женщину выйти за меня замуж, Айвори. Я думал, ты понимаешь, что это значит: я люблю тебя и буду любить всегда так же преданно, как теперь.

Он скрепил свою клятву жгучим поцелуем и оторвался от нее совсем ненадолго, только чтобы стащить с себя одежду.

— Как замечательно быть с тобой, — сказал он, привлекая ее опять в свои объятия. — Так необыкновенно хорошо.

Перекатившись через него, Айвори покрыла крылья Ворона нежными поцелуями и затем подарила Чейзу еще одну ночь такого чудесного блаженства, что ни один из них не заснул до утра и нисколько не жалел об этом.

Корабль Ейла Линкольна был оснащен средствами связи, способными передавать кодированные сообщения, но он подождал, пока не окажется вне досягаемости «Алмазной шахты», прежде чем связался с Шефом. Первым делом он должен был отчитаться за дни, потерянные в плену у Спайдера, и объяснить, каким образом Дрю Джордан освободил его. Этот факт был, конечно, неприятным, но его было нетрудно объяснить. И только когда он затронул то, с какой легкостью Дрю общается со Спайдером, ему пришлось проявить большую осторожность.

Бдительный, как и всегда, Шеф в ответ задал ему те вопросы, которых Ейл старался избегать, и возвращался к ним вновь и вновь, пока наконец не заставил признаться в том, что, как подсказывала ему его интуиция, было правдой.

— Я думаю, его перевербовали, — неохотно признался Ейл. — Дрю Джордан теперь человек Спайдера Даймонда.

Читая шифровку Ейла, Шеф внешне не выдал ни тени собственного огорчения, но если Дрю Джордан действительно перешел на сторону Спайдера Даймонда, то он остался не только без тщательно продуманной операции, но и без отличного, талантливого агента. Не хотелось верить в то, что Ейл прав. Шеф протянул руку и взял список агентов. Если нужно, он пошлет Яна Сент-Ива, другого агента. Он все равно решил положить конец «Алмазной шахте», и если этого не сделает Дрю Джордан, тогда это сделает агент, чья преданность не подлежит сомнению.

Глава 13

Студия Айвори была залита светом, богатый спектр которого давал возможность освещать ее также ярко и полно, как солнечные лучи. Она стояла у мольберта, окруженная теплым золотистым сиянием, и работала над портретом своей матери, тихо что-то напевая. Эта сцена была такой чарующей, что Чейз замер в дверях, наслаждаясь видом женщины, которую обожал, и чистой красотой этого мгновения. Он не сразу понял, что прекрасный голос, который он слышит, принадлежит Айвори. Он вспомнил вдруг, как Спайдер говорил однажды о ее таланте пения. Чейз забыл попросить ее спеть для него, и теперь слова этой любовной песни пронизывали его до глубины души, и он только надеялся, что она поет ее для него. Он никогда раньше не слышал этой песни, но в ней звучало такое мучительное Желание любви, что он был глубоко тронут. Почувствовав его присутствие, Айвори взглянула в направлении двери и радостно улыбнулась.

— Входи, — предложила она, поманив его рукой — Я как раз дописываю последние детали. Иди сюда и скажи, что ты об этом думаешь.

Чейз подошел поближе и не задумываясь заявил:

— Я думаю, что ты самая невероятно талантливая из всех женщин, которые только жили на этом свете.

Айвори недовольно взглянула на него, и он быстро поправился:

— Мне нужно было сказать: людей, а не женщин, по тому что ты превосходишь и большинство мужчин.

— Ты судишь необъективно, — сказала Айвори протестующе. — Сомневаюсь, что ты можешь беспристрастно оценить мою работу. Но все равно взгляни на это, пожалуйста.

Ее щека была измазана краской. Чейз осторожно поцеловал ее и перевел внимание на картину:

— Она показалась мне прелестной еще в первый раз, когда я ее увидел. Теперь она еще замечательнее. Твой отец ее видел?

Айвори с величайшей осторожностью подбавила тени в складки возле босых ног ангела и ответила:

— Нет. Он слишком ее любил, Чейз. Это только причинит ему боль.

Чейз протянул руку, чтобы убрать с ее глаз непослушную прядь.

— Разве мужчина может слишком любить женщину?

— Я думаю, это становится ясно, только когда он теряет ее.

Мысль о том, что он тоже может скоро потерять ее, причинила ему боль, и он быстро отмел ее.

— Да, я понимаю. Куда же ты собираешься повесить этот шедевр, когда закончишь его?

— В свою комнату. Отец вряд ли ее там увидит, и мне так будет удобнее.

— Как ее звали?

— Уиллоу (ива). Я знаю, это кажется странным именем для женщины, но, по-моему, оно красивое.

Чейз медленно повторил его.

— Да, это верно. Уиллоу, Спайдер и Айвори. У вас всех необычные имена, но это неудивительно, потому что вы сами такие необычные люди. Мне понравилась песня, которую ты пела. Ты когда-нибудь поешь для гостей?

Айвори отступила на шаг, чтобы оценить общий эффект последних мазков. Довольная результатом, она отложила в сторону палитру и кисти.

— Когда я была маленькой, я часто сидела у отца на коленях и пела, но теперь я обычно стараюсь дать нашим гостям возможность проявить свои таланты, а не показывать свои собственные. Думаю, на этой неделе у нас опять будут гости, но я не помню, кто именно. В этом ты виноват, знаешь? Ты все время меня ужасно отвлекаешь.

— И ты тоже, — ответил Чейз. — Спайдер послал меня спросить, придешь ли ты к нам на ленч. Но когда я увидел, как ты стоишь у своего мольберта, я совершенно забыл, зачем сюда пришел.

— Уже время ленча?

— Сейчас час дня.

— Тогда я немного приведу себя в порядок и приду. — Айвори пошла к себе в комнату.

— Я подожду тебя. — Обернувшись вновь к замечательной картине, Чейз опять поразился идеальной цветовой гамме, однако поза ангела все-таки настораживала его.

«Ангел, спасающийся бегством» — так бы он назвал эту картину. Он подумал, не помнила ли Айвори о своих родителях на самом деле больше, чем ей казалось.

Айвори вернулась очень скоро, одетая в просторную блузку и брюки, которые очень шли к ее голубым глазам. Ответив улыбкой на ее улыбку, Чейз больше не заговаривал о ее матери, но решил, что однажды узнает все, что может, о Уиллоу Даймонд. Айвори унаследовала ее красоту, но ему было интересно также узнать, какой была та женщина, которая могла полюбить Спайдера Даймонда и пробудить такую большую ответную любовь.

Спайдер приветствовал их, нетерпеливо помахав рукой:

— Садитесь. Сначала давайте поедим, а потом обсудим некоторые планы.

— Относительно свадьбы? — спросил Чейз, усаживаясь на стул напротив Айвори.

Спайдер в ответ грубовато рассмеялся:

— Нет, меня не интересует ваша свадьба, разбирайтесь с этим сами. У меня есть одна идея относительно нашего бизнеса, но, как я сказал, сначала поедим в свое удовольствие.

— У меня такое чувство, будто я приговорен. Не знаете, почему бы это? — заметил Чейз шутливо.

Айвори вздохнула: в этом доме такое замечание казалось неуместным.

— Это совсем не смешно.

— Извини. — Чейз молча ждал, пока Андре внес подогретые булочки и чашки с мучным острым соусом.

Чейз съел три булочки, и Андре появился снова, неся блюдо с овощами и макаронами. Чейз потянулся за следующей булочкой.

— Хочешь чего-нибудь еще? — задумчиво спросила Айвори.

— Нет, для ленча это вполне сойдет. — Чейз подмигнул Андре и подумал, что нужно не забыть сказать ему, чтобы на обед он подал бифштекс. — Овощи еще никому не повредили. — Он подцепил на вилку брокколи и постарался изобразить, будто ему действительно этого хочется.

Довольный трапезой, Спайдер спросил Айвори, как продвигается ее работа.

— Хорошо, — ответила она, не распространяясь о том, в чем именно она состоит. — Я сделала несколько набросков в «Райском приюте» и теперь могу поработать над парой картин. Но я не собираюсь забывать и о керамике. Я еще не закончила свою серию с игуанами.

— Можно ли вообще закончить заниматься такими замечательными вещами?

Хотя это замечание было шутливым, Айвори ответила серьезно:

— Любым предметом можно заниматься бесконечно.

Главное — иметь воображение и смотреть на знакомые вещи с творческой точки зрения.

— Ты это хорошо умеешь, — заметил Спайдер.

Несмотря на их легкое подтрунивание друг над другом, Чейза не покидало неприятное чувство, что Спайдер просто не желает раньше времени раскрывать тему предстоящего разговора. Чейзу становилось все любопытнее, что же это такое, и он поспешил поскорее расправиться со своей едой, но Спайдер с Айвори ели неторопливо и спокойно, оттянув разговоры о делах по крайней мере на час.

— Нужно отвезти «астральные пушки», — объявил наконец Спайдер. — Обычно я поручаю эту работу Стоксу и Вику, но теперь хочу, чтобы ты поехал с ними, Данкан.

— Мне кажется, не надо этого делать, — возразила Айвори прежде, чем Чейз успел ответить. — Стокс все еще злится оттого, что Чейз разбил ему нос, и он просто воспользуется поездкой, чтобы как-нибудь с ним расквитаться. А если он будет заниматься своими планами мести, он не сможет эффективно провести операцию — можно на это даже и не рассчитывать. Лучше я поеду с Чейзом. Мы сможем доставить оружие так же легко, как собрали деньги.

Холодные серые глаза Спайдера слегка прищурились.

— Я уже решил, кто будет заниматься доставкой, Айвори. Не спорь со мной.

В яростной вспышке неповиновения Айвори посмотрела на отца:

— Если ты пошлешь Чейза, он вернется обратно один. Ты действительно хочешь принести в жертву Стокса и Вика ради этого странного конкурса, кто из них сильнее? У Чейза больше мозгов, чем у Стокса и Вика, вместе взятых, и он, несомненно, победит, но в следующий раз он не ограничится только лишь разбиванием носов.

Чейза поразило, как сильно верит в него Айвори, но он понимал и ее отца. Осторожно подбирая слова, чтобы не обидеть ее, он заговорил, и его тон был мягким и примирительным:

— Как я понял, ни ты, ни Спайдер раньше никогда сами не сбывали оружие, и я согласен с такой политикой. Это слишком опасно, и нет никакой необходимости рисковать твоей жизнью просто ради того, чтобы составить мне компанию. Я один справлюсь с этой работой.

Сильно удивленный самоуверенностью Чейза, Спайдер откинул голову и рассмеялся:

— Ты действительно думаешь, будто я такой дурак, что позволю тебе нагрузить судно «астральными пушками», поцелую тебя на прощание и буду ждать, что ты отвезешь их Мордекаю Блэку, а не продашь сам где-нибудь в другом месте.

Рассерженный подозрением Спайдера, которое в данном случае было совершенно несправедливым, Чейз потерял терпение.

— Неужели вы действительно думаете, будто я такой дурак, что подставлю вас, — ответил он. — Я не хочу закончить жизнь разрезанным пополам, как Сони Дьюран.

Усмешка немедленно сползла с лица Спайдера, он повернулся к дочери:

— Ты рассказала ему про Сонни?

— Я столько раз слышала, как ты рассказывал, эту историю. Нет никакой причины держать ее в тайне от Чейза, — ответила она. — Я собираюсь выйти за него замуж, папа, и я доверяю ему семейные секреты.

Спайдер был очевидно недоволен, но не сделал попытки наказывать ее. Вместо этого он твердо посмотрел на Чейза:

— Я не пошлю тебя одного. Это совершенно исключено, но, я думаю, вместе с Виком ты справишься. Я сомневаюсь, что ты нравишься ему больше, чем Стоксу, но он не будет решать этот вопрос силой, как стал бы это делать Стокс. Товар уже погружен на корабль без опознавательных знаков. Спланируй так, чтобы уехать завтра утром. Я скажу Вику, чтобы он встретил тебя у дока номер двенадцать.

— Я тоже хочу ехать, — повторила Айвори. Недовольная тем, что Чейз не принял ее сторону в споре, она обращалась к отцу. — У нас же никогда не было никаких проблем с доставкой.

— Это потому, что я знаю, кого послать, — ответил Спайдер. — Кроме того, завтра вечером у нас гости, и ты нужна мне здесь. Здесь будет скрипач, который тебе так нравится, Пол Годвин, вместе со знаменитым баритоном, Серджио Леонетти, и еще этот чудесный поэт Бэзил Дэнби. Они все пожелают снова тебя увидеть, и я знаю, что ты не захочешь их разочаровать.

Айвори произнесла нечто цветистое и непристойное относительно того, что он может делать со своими гостями, и повторила снова:

— Я еду с Чейзом.

— Может, ты хочешь провести ночь в клетке? — спросил Спайдер. Теперь он подался вперед, и выражение его лица было таким же угрожающим, как и его слова.

— Ты не станешь этого делать.

— Стану, и мы оба знаем, каким удовольствием будет для Стокса посадить тебя туда.

Возмущенный угрозами Спайдера, Чейз поднял руку:

— Довольно, вы оба. Я поеду с Виком и вернусь еще раньше, чем вы заметите мое отсутствие. И слушайте меня, Спайдер. Не смейте сажать Айвори в вашу отвратительную клетку, иначе вы ответите за это. То, что я сделал со Стоксом, это просто дружеские тычки по сравнению с тем, что я сделаю с вами.

Спайдер медленно поднялся со своего кресла и остался стоять, уперев руки в стол.

— Если ты действительно хочешь со мной драться, так давай сделаем это сейчас. Я ни капли не сомневаюсь, кто из нас победит, но по крайней мере я дам тебе спортивный шанс выжить.

— Остановитесь! — закричала Айвори. — Я не хочу, чтобы вы оба из-за чего-то дрались. И меньше всего из-за меня. — Эта сцена причиняла ей очевидную боль.

— Она сжала пальцами виски и медленно встала. — Я увижусь с тобой, когда ты вернешься, Чейз. И не нужно прощаться со мной перед отлетом.

Чейз тоже было встал, но Спайдер махнул ему рукой, чтобы тот снова сел.

— Пусть идет, — сказал он. — Никогда не пытайся спорить с разгневанной женщиной. Ты напрасно потратишь свои силы и только усилишь ее негодование. Это я виноват, конечно. Я избаловал Айвори, и она думает, что всегда может делать по-своему. Неудивительно, что она так ужасно расстраивается, когда я вынужден говорить ей «нет».

Чейз кивнул, как будто соглашаясь со своим будущим тестем, но он был испуган тем, что только что чуть не произошло. Конечно, у него не было возможности уклониться от вызова, не потеряв при этом уважения к себе, и он был благодарен Айвори за то, что она прекратила столкновение еще до того, как оно началось. Убийство Спайдера положило бы решительный конец его расследованию, но он не хотел, чтобы Айвори видела такое.

— Она невероятно смелая, — пробормотал Чейз.

— Да, это верно, но ведь и ты вовсе не трус, так ведь, Данкан?

— Надеюсь, да. — Чейз поднялся, но, следуя совету Спайдера, не пошел за Айвори. Вместо этого он спустился в док номер двенадцать, чтобы убедиться, что их корабль полностью готов к отлету.

Вместо того чтобы вернуться к себе в комнату, Айвори поднялась в оранжереи и стала прохаживаться между рядами кадок. Она часто приходила сюда; люди, работающие здесь, приветственно махали ей рукой и возвращались к своим делам. Ей нравились спокойствие и безмятежность, царившие в этих химикатных садах, и она присела в беседке с орхидеями, чтобы отдохнуть и подумать.

Она не хотела бы повторения той сцены, которую только что видела, но знала, что Чейз Данкан — такой же волевой человек, как и ее отец, и боялась, что враждебные столкновения будут частыми. Как предотвратить это? Она могла бы, к примеру, отказаться от еды, если мужчины захотят превратить обеденный стол в поле битвы, но атмосфера между ними была так напряжена, что она сомневалась — заметят ли они вообще, что она делает. Она думала, сколько еще раз ее отец будет вызывать Чейза Данкана на смертный бой, прежде чем тот наконец пойдет на это.

Она была уверена, что Спайдер знает больше способов убить человека, чем Чейз может себе представить, и боялась последствий.

— Мне нужно было влюбиться в поэта, — тихо и задумчиво сказала она себе.

Он читал бы ей свои лирические сонеты, а она бы рисовала — они жили бы жизнью, в которой не было бы места насилию, которым так упивался ее отец, будто это был какой-то экзотический наркотик.

В беспокойстве, не в силах оставаться наедине со своими мыслями, она сорвала цветок, отнесла к себе в комнату и поставила в хрустальную вазу. Ей нужно было закончить картину, а вечером идти работать в казино. Обычная рутина сейчас давила на нее всей своей тяжестью, но, добавляя последний золотой мазок к крыльям ангела, она отвлеклась, и воображение унесло ее вдаль. Когда Чейз пришел, чтобы извиниться за то, что произошло на ленче, она с трудом сдержала улыбку.

— Мы все трое — сильные личности, — напомнила она ему. — Мы неизбежно будем сталкиваться снова и снова, только не нужно, чтобы твои споры с моим отцом доходили до физического противостояния. Он старше тебя и теперь, возможно, уже не такой быстрый, как ты, но он не станет драться честно, а это даст ему огромное преимущество.

У Чейза самого в запасе было полно грязных трюков, но он не мог спокойно видеть, как она беспокоится за него.

— Я не собираюсь ввязываться ни в какие драки с твоим отцом, — пообещал он. — Я думаю, он просто старается привязать тебя к себе, как только может. По крайней мере я так смотрю на все, что происходит. Это сдерживает меня и не позволяет взбеситься и потерять способность мыслить здраво. Я буду ужасно по тебе скучать, пока буду в отъезде, но я вернусь через несколько дней. Может быть, тогда ты будешь готова назначить день свадьбы.

Айвори слегка пожала плечами:

— Ну, посмотрим.

— Что посмотрим?

— Настолько ли хороши стихи Бэзила Дэнби. Если они действительно так хороши, как говорит мои отец, тогда я, может быть, сбегу с ним еще до того, как ты вернешься.

— Никогда раньше не слышал о Бэзиле Дэнби, но, судя по имени, это какой-нибудь напыщенный старик, а ты не можешь такого полюбить. И что же тогда все это значит? Ты пытаешься заставить меня ревновать?

— Конечно, нет, это было бы слишком по-детски.

— Да уж. — Чейз скрестил руки на груди. — Неужели ты не понимаешь, что я с гораздо большим удовольствием взял бы с собой тебя, а не Вика? Я вовсе не в восторге от того, что мне предстоит делить его компанию. Но меня и так уже разыскивают, так что, если меня арестуют за перевозку оружия, хуже уже не будет. А на тебя у них ничего нет, и так оно и должно остаться.

Картина наконец была закончена, и Айвори нагнулась, чтобы подписать свое имя.

— У меня уже есть отец, Чейз. Мне не нужен еще один.

Чейз понизил голос до хриплого шепота:

— Вот кем я меньше всего хочу быть, так это твоим отцом, ты уж мне поверь. Я собираюсь стать твоим мужем и довольно скоро.

— Я не хочу, чтобы мой муж был не на моей стороне, а на стороне моего отца.

Чейз смотрел, как Айвори поставила кисть отмокать в скипидар, положила палитру на стол и начала отмывать руки.

— Ты же не можешь просто избавиться от меня, как от какого-нибудь пятна краски, — сказал он настойчиво. — Я собираюсь остаться здесь, Айвори, и если твой отец будет поступать так, чтобы ты была в безопасности, я буду на его стороне. Важна не тупая преданность, без разбора, важно понимать, на чьей стороне на самом деле правда.

Айвори не понравился его покровительственный тон, она покачала головой:

— Помнишь, что я тебе сказала?

Сбитый с толку этим, казалось бы, не относящимся к делу вопросом, Чейз пожал плечами:

— Что именно?

Айвори начала расстегивать свой рабочий халат.

— Я сказала тебе, чтобы ты не трудился со мной прощаться. Я хочу сегодня лечь пораньше, так что, пожалуйста, спи у себя в комнате. Когда ты вернешься, мы сможем поговорить насчет свадьбы, но, предупреждаю тебя, если ты будешь продолжать обращаться со мной в такой же снисходительной манере, я не только не стану назначать Дату, а вообще разорву нашу помолвку.

Чейз открыл рот, собираясь спорить, но передумал. Айвори была не только умной, красивой и талантливой женщиной. Она к тому же была страшно упрямой. Он почувствовал, что только напрасно потеряет время, повернулся и вышел. Не успел он еще дойти до двери, как ему уже стало не хватать ее и захотелось, чтобы ей так же сильно не хватало его. Чейз старался верить, что, когда он вернется, им удастся уладить все свои разногласия.

Эту ночь, проведенную в одиночестве, Айвори посвятила выработке своего плана действий. Она встала рано, надела пилотскую форму, уложила вещи в сумку и отправилась в комнату Вика. Он открыл на ее стук, еще полусонный, в мешковатом нижнем белье, широко зевнул, отводя с глаз волосы, и только тогда узнал Айвори. Но это его не насторожило.

— Мисс Даймонд, я не ожидал вас увидеть. Позвольте я оденусь.

— В этом нет необходимости, Вик. — Оттолкнув его, она вошла в комнату и достала из сумки «астральную пушку». Жестом она приказала ему возвращаться в постель. — Планы переменились. Ложись, сегодня ты будешь спать допоздна.

— О, мисс Даймонд, пожалуйста… — Он не отрывал глаз от смертоносного лазерного пистолета.

Айвори ожидала с его стороны большей сговорчивости, и его униженное хныканье ей не понравилось.

— Я не собираюсь тебя убивать, Вик, и никто не станет сердиться на тебя, когда узнает, что мы поменялись местами. Ты скажешь моему отцу, что я угрожала пристрелить тебя, связала и украла одежду. Я видела раньше, как ты чуть ли не разрывал людей пополам голыми руками. Я и понятия не имела, что ты такой трус. А теперь ложись, и быстро.

Айвори принесла с собой длинные тряпки, которыми она обычно чистила свои кисти, и с их помощью быстро привязала его к кровати.

— Ненавижу пользоваться кляпом, но боюсь, ты начнешь вопить, стоит только мне выйти за дверь.

— Я не буду кричать, мисс Даймонд. Клянусь, не буду.

Айвори не была настроена верить ему. Она быстро осмотрела комнату — в ней был полный беспорядок. Упаковки из-под еды были свалены возле двери, грязная одежда разбросана по полу, «искусство» того сорта, что якобы продавал Чейз, висело по стенам.

— Я действительно ожидала от тебя лучшего, Вик. Когда я вернусь домой, я приду сюда еще разок и проверю. Если здесь будет такой же бардак, будешь жить где-нибудь в другом месте.

Айвори засунула ему в рот кляп, прежде чем он успел пообещать, что исправится. Она заглянула в его шкаф, нашла чистую синюю пилотскую форму и надела поверх своей собственной. Накинула его куртку и натянула на голову капюшон. Беглый взгляд в зеркало не удовлетворил ее: в ее фигуре было мало сходства с Виком. Тогда она сняла куртку и обмотала пару чистых маек вокруг предплечий, чтобы казаться массивнее. Вновь натянув на себя куртку Вика, она решила, что теперь выглядит достаточно похоже на него, чтобы одурачить Чейза, если он взглянет на нее только мельком, а она была уверена, что так оно и случится.

Повинуясь мгновенному импульсу, она наклонилась и поцеловала Вика в лоб.

— Хороший мальчик Кто-нибудь обязательно найдет тебя сегодня попозже, а если нет, то я сама отвяжу тебя, когда вернусь.

Айвори вышла из комнаты, низко нагнув голову. Она, как могла, старалась имитировать походку Вика вразвалку и, никем не узнанная, дошла до двенадцатого дока.

Чейз помедлил возле комнат Айвори, раздумывая, не сказать ли ей до свидания, но вряд ли она уже проснулась так рано, а если и проснулась, то вряд ли его впустит. Так что ему пришлось удовольствоваться только тем, чтобы оставить ей послание. Он хотел бы придумать что-нибудь такое же нежное, как та чарующая песня, которую пела Айвори, но у него не было никаких поэтических способностей, и он написал только, что любит ее и будет по ней скучать. Ему было не по себе, что он уезжает именно теперь, когда их отношения стали такими натянутыми, и он был рад, что Вик уже ожидает его в корабле среди рядов уложенных «астральных пушек».

— Закрывай люк, — прокричал он ему, проходя мимо, — и поехали.

Вик в ответ поднял руку в перчатке, и Чейз прошел в рубку и уселся в кресло пилота. Перспектива провести несколько дней в компании с Виком, конечно, не казалась ему чересчур приятной, но во время прошлых своих заданий ему приходилось сталкиваться и с худшими, и он был уверен, что благополучно переживет это путешествие. Как только зажглись огни, показывающие, что люк закрыт, он запросил разрешения на взлет. Оно было дано, и через несколько минут они уже легли на курс.

Чейз передал данные о маршруте навигационному компьютеру, но, предпочитая лучше побыть в одиночестве, чем в компании Вика, остался в рубке и сидел там, пока не наступило время ленча. Он вышел и обнаружил, что Вик спит, завернувшись с головой в одеяло, и не стал будить его, чтобы позавтракать вместе. Он был рад, обнаружив протеиновые напитки, которых ему не хватало во время прошлой поездки с Айвори, выпил один и, взяв еще один с собой, вернулся в рубку. Он не торопясь потягивал его, складывая воедино все, что он уже узнал о Спайдере Даймонде, и наконец пришел к выводу, что теперь у него достаточно информации, чтобы вызывать десант на «Алмазную шахту».

Единственную трудность представляла Айвори. Грустная улыбка пробежала по его губам, когда он подумал о ней. Она, наверное, проводит время, пока его нет, воплощая в форму свои наброски канделябра с игуанами, и ему скорее всего понадобится собрать весь свой такт, чтобы найти подходящие комплименты для этого страшилища. Раньше он получал большое удовольствие от того, что ловил преступников, а теперь единственное, чего он хотел от этой операции, — это отделить Айвори от преступлений отца и оставить ее на свободе.

Их женитьба могла бы защитить ее, потому что тогда он смог бы просить Шефа избавить ее от наказания. У Шефа была власть сделать это, и Дрю решил попросить этого одолжения в качестве платы за то, что он не раз рисковал собственной жизнью ради него. Проблемой будет также убедить Айвори, что он и есть тот муж, о котором она мечтала. К сожалению, это может стать невозможным после того, как он привлечет Спайдера Даймонда к ответственности за его преступления. Чувствуя, что засыпает, он допил свое «вампирское пойло» и закрыл глаза, чтобы немного вздремнуть.

Два часа спустя он проснулся от дразнящего запаха чего-то вкусного и заинтересовался, что там такое может готовить себе Вик. Он был удивлен, что этот человек вообще умеет читать и способен разобрать инструкции по приготовлению на пакетах с едой. Вкусные запахи вплывали в рубку и были слишком аппетитны, чтобы их игнорировать. Надеясь, что Вик приготовил на двоих, он прошел на кухню и замер, потрясенный до глубины души:

— Айвори! Что ты делаешь на борту? А где Вик?

Айвори взглянула на часы. Она была уверена, что теперь они уже достаточно далеко от «Алмазной шахты», и он не станет возвращаться. Довольно улыбаясь, она ответила:

— Вик, наверно, все еще лежит связанный на своей кровати в «Шахте». Может, он немного занемеет и помучится к тому времени, как его обнаружат, но хуже ему не будет. Что касается тебя, то я скажу отцу, что ты не подозревал о моей уловке, так что тебе нечего бояться. Я сомневаюсь, чтобы это имело какие-то серьезные последствия, так что давай просто радоваться обществу друг друга, ладно?

Нельзя сказать, чтобы Чейзу было неприятно ее увидеть сейчас, совсем наоборот — он был рад. Но, отправившись в эту поездку, она пошла наперекор и отцу, и ему самому. Даже в пилотской форме Айвори казалась привлекательно-женственной и нежной, но теперь он знал, что это было так же обманчиво, как и когда она притворялась Виком.

— Своеволие — это еще слабое слово для тебя, да?

Айвори махнула вилкой:

— Когда мужчина действует решительно, его хвалят за то, что он такой сильный, и называют героем. А когда женщина сама заботится о себе, ее ругают за своеволие. Не знаю, как тебе, но мне это кажется несправедливым.

— Решение оставить тебя в «Алмазной шахте» не имело отношения к справедливости, оно касалось твоей безопасности.

— Ты же сказал, что хочешь, чтобы мы были партнерами, — напомнила она ему. — У тебя странные представления о том, что такое равенство, если ты считаешь, что ты один должен брать на себя весь риск. А мне тогда какая остается роль? Я что, должна просто быть привлекательной и рисовать симпатичные картины?

Чейз беспомощно пожал плечами:

— Не преуменьшай своих способностей, как будто они ничего не стоят.

На этот раз Айвори ткнула вилкой ему в грудь:

— Я дочь своего отца, Чейз Данкан, и меня не удастся выкинуть из игры только потому, что это опасно. Я говорила тебе, что для меня важно равенство, так что или мы равные партнеры во всем, что мы делаем, или ты не тот человек, за которого я тебя принимала, и не тот человек, за которого я хочу выйти замуж.

Чейз знал, что он действительно не тот человек, за которого она его принимает, но он собирался продолжать играть свою роль еще довольно долго. Он поднял руки, сдаваясь:

— Отлично. Ты здесь, и, честно говоря, я совсем не разочарован, узнав, что Вика нет на борту. Я гораздо охотнее проведу время, занимаясь с тобой любовью, чем пытаясь избегать его общества. Тем не менее нам нужно прямо сейчас обсудить, как мы будем сбывать «пушки». Сегодня утром я принял тебя за мужчину. Я хочу, чтобы ты так же выглядела и тогда, когда мы будем сгружать оружие.

Айвори слегка подняла брови:

— Я считаю, что завоевала уважение Мордекая.

— Зачем мне скрывать, кто я такая.

— Ты не желаешь облегчить мне жизнь, да?

— Если ты ищешь чего-то легкого, общайся с девицами в «Орлином гнезде». — Айвори вновь занялась мясом. Толстые аппетитные ломти, она выбрала их специально для Чейза.

— Не будь такой легкомысленной, — укоризненно сказал Чейз. — Мордекай и его люди так жаждут завладеть «пушками», что вряд ли обратят внимание на тех, кто их сгружает, но на тот маловероятный случай, что он выкинет какую-нибудь глупость, я хочу, чтобы ты была замаскирована.

— Все как раз наоборот, — воскликнула Айвори. — Он гораздо скорее причинит нам неприятности, если будет думать, что мы просто служащие Спайдера. Он может пристрелить нас, украсть корабль, а потом сказать, что он взорвался, как только вылетел из «Орлиного гнезда». И мой отец никак не сможет доказать, что вся эта история — ложь. Нет, для меня эта игра слишком рискованная, чтобы играть в нее, маскируясь под другого.

Айвори так убедительно описала эту катастрофу, что Чейз не стал с ней спорить. Кроме того, она думала как пират, а он, несмотря на всю свою подготовку, так не мог. Он встречался со многими женщинами, которые упрямо настаивали на своем и не повиновались еще более дерзко, но ни у одной из них не было столько здравого смысла, как у Айвори.

— Ты права, — сказал он, восхищаясь ею. — У тебя такая большая власть не просто потому, что ты заслуживаешь ее, но и потому, что ты дочь Спайдера, и было бы глупо не принимать это в расчет. Но я все-таки хочу, чтобы ты держала под рукой свою «астральную пушку», когда мы будет сгружать оружие. По крайней мере с этим ты согласишься?

Айвори подцепила маленький кусочек мяса и отправила ему в рот.

— Не нужно советовать мне очевидные вещи, Чейз. Я намерена защищать не только себя, но и прикрывать тебя тоже.

Чейз прожевал мясо. Соус «бургунди» был великолепен, а мясо такое нежное, что просто таяло во рту.

— Мы составим замечательную команду, — сказал он убежденно. — А это лучшая еда, которую я когда-либо ел в полете.

— Весь секрет в том, чтобы знать, как пользоваться печкой. Люди обычно предпочитают, чтобы было горячо и быстро, но медленно и постепенно дает гораздо лучшие результаты.

Взгляд Айвори скользил по нему, когда она говорила это, и внезапно Чейз почувствовал, что единственное, что сейчас действительно важно, это то, как он ее хочет.

— Я и не знал, что приготовление еды имеет столько общего с занятием любовью. — Он взял ее за руку и потянул за собой в главный отсек. — Я хочу, чтобы на закуску была ты, — прошептал он, расстегивая ее форму.

— Хммм, — Айвори прижалась к нему, — я бы то же не прочь попробовать тебя на вкус.

Чейз попытался ответить чем-нибудь таким же, но ее губы были такими влажными и манящими, что он не смог устоять. На какое-то мгновение он подумал о бедном Вике, но руки Айвори скользнули по его телу, ощущая, как безумно он хочет ее, и больше он не мог уже думать ни о чем.

Глава 14

Когда они подлетели к «Орлиному гнезду», Айвори снова надела свой костюм для ракетбола и парик с металлическими завитками, как и в прошлый свой приезд. Даже зная, что она собирается его надеть, Чейз все равно был поражен тем, как она преобразилась Упругая, как ее собственная кожа, тонкая серебряная ткань охватывала ее фигуру плотно, как объятие любовника, и Чейзу стоило немалого труда сосредоточиться на задаче, которая им предстояла.

— Честное слово, этот костюм сам не слабее любого оружия, — негромко заметил он.

— Буду считать, что это комплимент.

— Ну да, конечно, это и есть комплимент.

Чейз запросил разрешения на приземление в «Орлиное гнездо», и оно было дано, но он был почти уверен, что опять придется препираться из-за состояния доков. Однако док, который им предложили, оказался отлично освещен, и Чейз немного успокоился, но не настолько, чтобы потерять бдительность.

Они ждали в рубке, пока в доке выровняют давление, и наконец там появился Мордекай Блэк. Поднимаясь с кресла второго пилота, Айвори наклонилась и поцеловала Чейза.

— Я дам ему ограниченное время, — сказала она. — Если мы будем его торопить, у него не будет возможности выкинуть какую-нибудь гнусность.

— Отлично. Чем быстрее мы отсюда уберемся, тем лучше. — Чейз пошел за ней через главный отсек к трапу. В столь обольстительном наряде ее с удовольствием можно было бы похитить. Чейз опередил ее и сам открыл люк.

— Если бы я хотел что-то выкинуть на их месте, я бы действовал сейчас. Прикрывай меня, пока я открою люк.

Пальцы Айвори сжали рукоятку «пушки», но она не стала ждать, пока кто-нибудь из подопечных Мордекая в серых мундирах сделает неверное движение. Вместо этого, как только стал ясно виден док, она нажала на курок и, точно прицелившись, прочертила линию в полу у них под ногами. Люди бросились врассыпную, а она рассмеялась и вышла на трап.

— У вас есть пять минут, чтобы сгрузить товар, или я опять начну стрелять и в другой раз не буду целиться так аккуратно.

Чейз вышел вслед за ней, спустился по трапу и открыл люк грузового отсека Он хотел убедиться, что люди Мордекая не подложат туда ничего, способного причинить им неприятности, поэтому встал так, чтобы наблюдать за их работой. Он прислонился к обшивке и постарался придать лицу самое свирепое выражение, которое только мог.

Мордекай сердито отозвал своих людей обратно на место и подошел к кораблю.

— Нет никакой необходимости открывать стрельбу, мисс Даймонд. Мы закончим разгрузку за несколько минут, а потом я хотел бы, чтобы вы и ваш спутник присоединились ко мне в «Орлином гнезде», чтобы отметить это событие.

— Вы уже израсходовали тридцать секунд, Мордекай. Лучше пошевеливайтесь. Что касается вашего приглашения, то мне очень жаль, но сегодня у нас очень мало времени, и я не могу принять его.

Мордекай махнул своим людям, чтобы те начинали разгрузку.

— Вы ведь не собираетесь сбывать товар кому-то еще на этой территории, не так ли? Спайдер обещал мне, что у меня одного будут «астральные пушки», и я рассчитываю, что он сдержит свое слово.

— Мой отец щедр, даже слишком, — ответила Айвори. — Если он обещал, что вы единственный в этом маленьком уголке Вселенной будете иметь «пушку», можете ему верить — по крайнем мере пока. Положа руку на сердце, вы же не можете ожидать, что у вас всегда будет исключительное право на это оружие. И вам не стоит рассчитывать, что вы сможете просто дать вашим людям в руки «пушки» и послать их против врагов, которые, вероятно, у вас имеются. Это оружие требует длительной тренировки, прежде чем им можно пользоваться эффективно.

— Да, — согласился Мордекай, — я читал описание и понимаю. Я не буду раздавать их как фишки в казино.

— Хорошо. Мне было бы очень неприятно, если бы ваших людей выводили из строя без всякой пользы. — Айвори взглянула на часы. — У вас осталось всего три минуты. На вашем месте я бы помогла им.

Оскорбленный таким унизительным советом, Мордекай приказал своим людям поторапливаться. «Пушки» были упакованы в отдельные ящики, не тяжелые, но неудобные для переноски. Стараясь уложиться в отведенное время, он, как мог, подгонял работавших. Когда последний ящик был выгружен, Мордекай вытащил носовой платок из кармана и вытер пот с лица.

— Ну вот, — сказал он Айвори. — Работа сделана.

— Лучше уберите ящики из дока, пока мы не взлетели. Заметив, что Айвори вновь смотрит на часы, Мордекай торопливо пообещал:

— Их уберут немедленно, прямо сейчас, мисс Даймонд. Не надо замечать время.

— Не согласна. Теперь расстояние больше, так что я даю вам десять минут, и после мы отправимся своей дорогой.

Мордекай сердито нахмурился, но не стал спорить. Вдоль стен дока стояли грузовые контейнеры, и он быстро приказал своим людям заносить ящики внутрь. Он захлопал в ладоши, задавая им темп, и замахал рукой, подгоняя. Человек шесть бегали туда-сюда, часто сталкиваясь, но опять уложились во время, отведенное Айвори.

Айвори помахала на прощание Мордекаю своей «пушкой». Чейз закрыл грузовой отсек, и она поднялась вслед за ним по трапу. Он закрыл главный люк, и они прошли в рубку.

— Выводи нас отсюда быстро, насколько возможно, — приказала Айвори.

Чейз немедленно запросил взлет и присел в кресло, ожидая, когда откатятся в стороны двери дока.

— Сколько «астральных пушек» понадобится, чтобы проделать дыру в нашем корабле — достаточно большую, чтобы его уничтожить?

Айвори стянула с головы свой парик с золотыми и медными кудрями и тряхнула головой, расправляя волосы.

— Я бы могла сделать это одной моей «пушкой», но Мордекаю нужно будет распаковать ящик, собрать «пушку», а это займет примерно час, а потом еще научиться ею владеть, прежде чем он сможет причинить нам хоть какой-то ущерб. Мы же не дураки, Чейз. Вот по этому мы и не привозим «пушки», полностью готовые к стрельбе.

— Поверь мне, я прекрасно знаю, какая ты умная. Это было просто предположение.

— И хорошее, потому что мы уже приняли его во внимание. «Астральная пушка» похожа на многие другие вещи. Люди зарятся на них и хотят заполучить, но научиться хорошо обращаться с ней отнимает гораздо больше сил, чем большинство думает.

— Так почти со всяким оружием, — возразил Чейз и вдруг вспомнил, что не должен слишком хорошо разбираться в таких вещах. Он замер, пока не убедился, что Айвори не обратила внимания на эту опасную оговорку. Она просто кивнула, поощряя его продолжать.

— Вполне разумно, что оружие нельзя давать людям, которые не умеют правильно им пользоваться, но ты действительно думаешь, что Мордекай Блэк будет тратить время на обучение своих людей?

— Если он не обучит их с самого начала, то скоро ему все равно придется это сделать, потому что иначе наверняка произойдут несчастные случаи.

Двери дока разъехались в стороны, освобождая путь; одним красивым броском Чейз вывел корабль из «Орлиного гнезда».

— Может быть, тебе не стоит так размахивать своей «пушкой», — заметил он озабоченно.

Пистолет лежал на коленях у Айвори и не казался ей особенно опасным.

— Это самая первая, которую мы сделали, и я знаю ее лучше, чем тот инженер, который ее спроектировал. Тебе нечего беспокоиться, что я по ошибке отстрелю тебе ухо.

— Без уха я мог бы прожить, — ответил Чейз. — Только ниже не целься. А лучше не целься в меня совсем.

— Я вижу, это тебя нервирует. Пойду положу ее на место и переоденусь. Этот проклятый костюм такой тесный — не могу понять, как игроки в ракетбол его переносят.

— Подожди секунду, — позвал ее Чейз. — Я хочу сам снять его с тебя.

Довольная этим предложением, Айвори осталась сидеть в своем кресле, пока он передавал контроль над управлением навигационному компьютеру. В отличие от компьютера на корабле Спайдера этот отвечал нормальным голосом, без всяких сексапильных интонаций, запрограммированных в «Радуге».

— Может, как раз поэтому игрокам и нравятся эти костюмы, все их поклонники жаждут стащить их с них.

— Если ты не поторопишься и не пойдешь в главный отсек, — пригрозил ей Чейз, — тебе придется раздевать меня.

Айвори тут же вскочила с кресла. Отложив в сторону «астральную пушку», она убедилась, что Чейз последовал за ней. Он поймал ее в свои объятия. Его поцелуй был горячим и настойчивым, и она радостно отвечала ему, когда вдруг компьютер позвал Чейза по имени и предупредил о приближающемся корабле. Пораженная, она посмотрела на Чейза:

— Если Мордекай послал за нами корабль, то ему не дожить и до конца этого дня.

Чейз вздохнул:

— Не знаю, что хуже: что нас прервали или что придется драться с ним.

Он прошел вслед за Айвори в рубку, и тут же узнал коды, передаваемые кораблем.

— Это патрульный корабль Конфедерации. У них нет никакой причины преследовать нас, если только их не на травил на нас Мордекай.

На борту не было ничего незаконного, кроме «астральной пушки» Айвори, но ее одной было бы достаточно, чтобы навлечь на них серьезные неприятности. Чейз сел в кресло пилота.

— Что будешь делать?

Айвори села рядом.

— Мы передаем сигнал научной экспедиции корпорации «Сокол», и вряд ли это привлекло их внимание. Измени курс, чтобы мы завернули за тот астероид, и когда они уже не смогут нас засечь, давай полный газ. Мы улетим прежде, чем они смогут нас выследить.

— Если только они не знают, кто мы такие и куда едем, — заметил Чейз предостерегающе.

Его взгляд был мрачен было видно, что он боится, но Айвори сохраняла удивительное спокойствие.

— Просто делай, как я сказала.

Чейз вновь взял на себя управление и выполнил ее приказ. Когда он переключился на полную мощность, корабль рванул со скоростью, поразившей его:

— Господи, вы усовершенствовали двигатели на этом корабле, так что ли?

— Мы удвоили их мощность, — ответила Айвори — . но оставили сверхмощность для непредвиденных случаев. Похоже, что это как раз такой случай.

Чейз должен был согласиться, но он был все еще недоволен случившимся.

— Почему же ты раньше не сказала мне это? А если бы я поехал с Виком — Спайдер что, ожидал, что я самостоятельно обнаружу, какая на самом деле мощность у этого корабля?

Айвори не отрывала глаз от экрана навигационного компьютера, но сигнала корабля Конфедерации больше не было видно.

— Они нас не преследуют, так что или наш сигнал сбил их с толку, или они искали не нас.

— Или у них недостаточно скорости, чтобы нас догнать.

— Если бы они гнались за нами, мы все еще видели бы их сигнал Но они не гонятся. — Айвори отстегнула ремень безопасности и обернулась к нему. — Если бы ты полностью проверил возможности корабля перед стартом, ты бы увидел, что у него предусмотрена сверхмощность. Может, мой отец просто счел тебя предусмотрительным человеком.

— Я и есть предусмотрительный. — Чейз стукнул кулаком по подлокотнику своего кресла. — А как насчет корабля самого Спайдера, он тоже модифицирован?

— Вовсе нет. Его никогда не использовали для незаконных операций, так что сверхскорость там не требуется. Честно говоря, я удивлена, чего ты так огорчился. Нам известно, что патрульные корабли Конфедерации летают мимо «Орлиного гнезда» два раза в день. Они не могут останавливать других без особой причины и не могут осматривать «Гнездо» просто так. Перестань переживать. Они всего лишь заметили какой-то корабль из научной экспедиции «Сокола» и все, так что с их стороны нам не грозит абсолютно никакая опасность.

Чейза испугало не только то, как лихо они избежали неприятного столкновения с силами Конфедерации, но еще больше его собственная беспечность. Он думал, что этот корабль такой же, как у Спайдера, а оказалось не так. Какие еще глупые ошибки он совершил, полагаясь на свои предположения, а не на факты? — мучительно думал он.

Айвори видела, как заходили его желваки, когда он стиснул зубы, но она сомневалась, что может сказать что-то, способное его успокоить. И она, и ее отец так часто ускользали от патрульных кораблей Конфедерации, что уже не считали это особым приключением, но Чейз, очевидно, уже вообразил себе, как отбывает длинный тюремный срок. К ней вернулись ее прежние опасения относительно того, мудро ли было посвящать его в дела отца, но эта мысль ни на мгновение не поколебала ее любви к нему.

— Чейз? — Она протянула руку и дотронулась до него, чувствуя, как он уклоняется, но не убрала пальцев с его руки. — Я должна была сказать тебе о том, что у этого корабля есть сверхмощный двигатель. И о том, что мы часто используем сигналы «Сокола», чтобы сбить с толку всех, кто к нам приближается. Для меня в этом нет ничего нового — извини, что я не подумала об этом и не рассказала тебе. Это была моя ошибка, а не твоя. Пожалуйста, не переживай так.

— А я и не переживаю, — раздраженно ответил Чейз.

— Вот и хорошо. Ты просто дуешься, потому что тебе нравится быть в плохом настроении. Извини, но у меня есть и другие дела, получше. — Айвори вышла из рубки, надеясь, что Чейз пойдет за ней. Но он не пошел. Перейти от страстных объятий к холодному молчанию за такой короткий отрезок времени — это очень огорчило ее, она со всем не таким представляла себе этот вечер. Наконец она вспомнила, что нужно снять этот вызывающий костюм для ракетбола. Так она и сделала, потом приняла душ и надела свою пилотскую форму. Теперь она боялась, что путь домой может оказаться очень одиноким.

К тому времени, когда Чейз достаточно остыл, чтобы искать общества Айвори, она уже легла спать. Он разложил кресло для себя, растянулся на нем, но еще почти час никак не мог заснуть.

Когда он проснулся на следующее утро, Айвори рисовала в своем альбоме и даже не кивнула, когда он проводил мимо нее в душ. Он окончил свой туалет, подошел к ней и опустился на колени у ее ног.

— В делах твоего отца есть много такого, чего я со всем не знаю. Это так же, как стрелять из «астральной пушки» — должно пройти какое-то время, чтобы я научился. Я злился не на тебя вчера вечером, а на себя за то, что так плохо умею заботиться о тебе. Ты можешь меня простить?

Стараясь не подпасть под влияние его мужского обаяния, Айвори не поднимала глаз от свой работы.

— Я привыкла сама заботиться о себе. Я не ребенок. Мне не нужна нянька.

— Никто не принимает тебя за ребенка, Айвори. — Чейз продолжал стоять рядом с ней, надеясь, что она на него посмотрит, но когда она наконец подняла глаза, ее взгляд был затуманен грустью.

— Я не хотел причинять тебе боль. Мне действительно очень жаль, правда. Ты уже завтракала?

— Я ничего не хочу.

— Пойдем, ты поможешь мне найти что-нибудь вкусное. — Чейз встал и протянул руку. После долгого колебания Айвори все же взяла ее, и он одним движением поднял ее на ноги. Она была так близко, что он не мог удержаться, чтобы не поцеловать ее, но ее губы были холодными. Надеясь, что ей просто нужно время, он не стал роптать, но они прибыли в «Алмазную шахту» до того, Как она успела оттаять.

Спайдер встретил их вместе со Стоксом, Виком и шестью другими людьми, в которых Чейз узнал личную службу безопасности Спайдера. Вместо того чтобы увести Айвори, как в прошлый раз, Спайдер просто отодвинул ее в сторону.

— Тебе были даны приказы, Данкан, но ты решил их полностью игнорировать. Я не выношу никакого неповиновения, и этим ты сам подписал себе приговор.

— Но ведь это не он не подчинился тебе, — запротестовала Айвори. — Это я. Если тебе нужно сорвать на ком-то гнев, было бы логичнее сорвать его на мне. Чейз даже не подозревал, что я была на борту, пока мы не отлетели достаточно далеко, и тогда уже нельзя было вернуться. Он ругал меня все время, пока мы летели, и у меня была такая неприятная поездка, что мне жаль, что я вообще связала Вика и поехала.

Ничуть не тронутый оправданиями Айвори, Спайдер кивнул Стоксу:

— Уведи ее отсюда.

Безумная усмешка появилась на лице Стокса, и он сделал шаг в сторону Айвори, но она отшатнулась, и Чейз поймал ее за руку. Он притянул ее к себе и обнял за талию. Безразличие, которое она демонстрировала во время обратного путешествия, мгновенно испарилось, и она прижалась к нему с такой страстью, которой ему в последнее время не хватало.

Он уронил свою сумку, но сумка Айвори все еще висела на ее плече, и он подумал, станет ли она пускать в ход свою «астральную пушку», если его будут избивать. Он мог только надеяться, что до этого дело не дойдет, но вся ситуация казалась не слишком благоприятной. Для опытного агента он совершил целый ряд печальных промахов. Он представил себе, как Шеф хладнокровно приписывает его гибель во время задания его собственным ошибкам, а не тому, что он сам, Шеф, не смог как следует защитить его. Это был леденящий мысленный образ, и Чейз немедленно стер его, пытаясь лучше думать о том, как он получает вознаграждение за отлично проделанную работу.

— Я был не более рад увидеть Айвори на борту «Бластера», чем вы, когда обнаружили, что она улетела. Но мы доставили оружие и благополучно вернулись, — сказал Чейз. — Даю вам слово, что, когда мы поженимся, я буду и дальше сам заботиться о благополучии Айвори, и поверьте, что это последний раз, когда она совершила недозволенный вылет.

Крепко упершись ногами в землю, готовый к жестокой драке, Спайдер свирепо взглянул на них обоих:

— Никто из вас не вправе торговаться со мной.

— Нет, ты ошибаешься! — воскликнула Айвори, пытаясь защититься. — Это семейное дело, и его нельзя обсуждать здесь, в присутствии других. И не думай, что можешь испугать меня численным превосходством. Я не позволю тебе причинить Чейзу вред или отослать его. Ты дал мне слово, и я не позволю тебе взять его назад. Я хочу выйти за него замуж, и как можно скорее.

Крепко сжимая Айвори, Чейз чувствовал, что она дрожит, но ее голос звенел. Он совсем не так хотел планировать их свадьбу, но это не он, а Спайдер принуждал ее занять чью-то сторону. То, что она выбрала его, потрясло Чейза до глубины души. Стокс, казалось, прямо рвался в драку, но Вик и другие держались поодаль. Вик теперь не поднимал глаз от земли — он, очевидно, все еще был смущен тем способом, которым Айвори поменялась с ним местами.

Решившись показать свою твердость, которая — Чейз знал — произведет впечатление на пирата, он смерил Спайдера взглядом.

— Не разбивайте сердце вашей дочери, — негромко посоветовал он. — Вам должно быть приятно, что она такая же отважная, как и вы, и не боится отправляться куда угодно и с кем угодно, если она этого хочет. Женщины, такие смелые, как Айвори, — это редкая находка для мужчины. Я не подведу ее.

Едва сдерживая гнев, Спайдер приблизился к ним. Он уперся руками в бока и, смерив Чейза ледяным взглядом, повернулся к Айвори.

— Ты действительно хочешь этого человека себе в мужья? — спросил он. — Если ты просто заботишься о его безопасности, то я прослежу, чтобы он в течение часа улетел отсюда на своем корабле. Тебе не нужно выходить за него замуж, чтобы просто спасти ему жизнь — так что не приноси напрасной жертвы.

Не колеблясь ни минуты, Айвори ответила:

— Сколько тебе еще понадобится времени, чтобы уяснить наконец простой факт, что я уже взрослая и способна сама позаботиться о собственной жизни и принимать свои собственные решения — даже такие важные, как это?

Слова Айвори только подлили масла в огонь.

— Никогда больше не смей говорить со мной таким воинственным тоном, — приказал он угрожающим шепотом. — Ты ослушалась меня в последний раз. Ты моя дочь, и это не дает тебе право подвергать сомнению мои приказы или пренебрегать ими. Этот простой факт тебе наконец понятен?

Айвори знала, что зашла слишком далеко, но Чейз так много значил для нее, что она не могла пойти ради него на меньшее.

— Так точно, сэр, — ответила она, но в выражении ее лица и тоне не было послушания.

Глубоко уязвленный, Спайдер сделал единственный выбор, который мог сделать в этой ситуации.

— Ты права, — сказал он. — Это слишком личное дело, чтобы посвящать в него посторонних. Мы пойдем ко мне и займемся приготовлениями к твоей свадьбе. — Он кивнул своим людям: — Вы мне больше не нужны.

Ни один не осмелился засмеяться или отпустить грубую шутку. Все до одного хранили почтительное молчание.

Спайдер подождал, пока они уйдут, и сам пошел к дверям. Чейз ободряюще пожал Айвори руку и отпустил ее, чтобы она могла пойти впереди. Она неуверенно улыбнулась ему.

— Все будет хорошо, — пообещал он ей, но она все равно не казалась убежденной в этом.

В лифте никто не произнес ни слова, но, когда они вошли в столовую с фресками, Спайдер не стал больше сдерживать переполняющий его гнев.

— Ты выставила Вика дураком, — начал он, — и теперь никто не уважает его. Он слишком много знает, чтобы отпустить его восвояси, но теперь он перестал быть полезным, и это твоя вина, а не его. Я не могу терпеть, чтобы ты подрывала наши операции, Айвори. Я абсолютно не могу такого допустить. Однажды все здесь станет твоим, но от твоего наследства ничего не останется, как только наши враги узнают, что мы грыземся между собой.

Чейз понимал, что Спайдер оценивает поведение Айвори как полную измену, и ему казалось, что пират слишком драматизирует ситуацию. Но он подумал, что мудро было бы дать ему излить свой гнев и уже потом предлагать какие-то планы относительно их будущего. Раньше он надеялся, что Спайдер не станет сердиться, а будет, наоборот, доволен находчивостью Айвори. Теперь, произнося речь об опасности, которую могло навлечь на них неповиновение Айвори, Спайдер постепенно успокаивался.

Айвори почувствовала, что только вполуха слушает отца, потому что где-то в темных глубинах ее памяти вдруг зазвучал тот же резкий голос, хотя она и не могла расслышать слова. Время и место затерялось в неясной мути — как и то, к кому были обращены его тирады, но это воспоминание глубоко встревожило ее. Она была свидетелем или нечаянно подслушала такой же поток гневных упреков, и они напугали ее. Должно быть, она была тогда очень маленькой, и детали происшествия были очень смутными. Сейчас она стояла рядом с Чейзом, рука об руку, и ждала с растущим нетерпением, когда же наконец гнев отца иссякнет.

Наконец увидев, что его язвительная отповедь не встречает у них никакого сопротивления, Спайдер замолчал и повернулся, глядя на них в упор:

— Я надеюсь, что достаточно убедил вас в необходимости послушания. Иначе это может привести к катастрофе. Наши гости очень сожалели, что не видели тебя, — добавил он, как будто к слову. — Жаль, что никто в ближайшее время не приедет. Если бы у нас были знаменитые гости, это сделало бы твою свадьбу гораздо более запоминающейся.

— Если там будешь ты и Чейз, я и так буду счастлива, — ответила Айвори, с облегчением заметив, что он наконец заговорил спокойнее.

Спайдер позвал Андре, и тот принес свежие фрукты, печенье, кофе и чай. Спайдер сел на свое место и подождал, пока они займут свои.

— Как владелец «Шахты», я имею право заключать браки, но я не хотел бы заключать твой. Может быть, я смогу заполучить на один день священника.

— Я уверена, что ты сможешь пригласить кого-нибудь, исполненного миссионерским рвением, но как потом мы сможем заставить его уехать? — спросила Айвори.

— Она налила в свою чашку-игуану коричного чая и сделала долгий глоток.

— Раньше для нас никогда не было проблемой избавляться от посетителей, — заметил Спайдер, вызывающе посмотрев на Чейза. — Дай мне несколько дней, и я найду кого-нибудь, кто мог бы вас обвенчать. И тебе понадобится новый наряд. Попроси Летнюю Луну, чтобы она сшила тебе элегантное платье. Я знаю, что ей будет приятно это сделать.

Айвори взглянула поверх чашки на Чейза:

— Да я лучше буду голой, чем надену что-нибудь, сшитое твоей шлюхой.

Спайдер потряс головой:

— После всего того, что ты выдала мне за последний час, разве ты еще не поняла, что тебе следует выказывать мне должное уважение? Я знаю, что тебе никогда не нравилась Луна, но я не намерен ее отсылать. Мне хотелось бы, чтобы ты постаралась сблизиться с ней.

— Зачем? Половина всех мужчин в Галактике уже это сделали.

— Айвори! — Спайдер встал, опрокинув стул. — Я надеялся, что Данкан повлияет на тебя, чтобы ты стала поспокойнее, но, очевидно, общение с ним дает противоположный результат. С тех пор как он приехал, ты — стала вести себя еще более своевольно. Я не собираюсь все время прощать и тебя, и его. Не доводи меня до этого снова, Айвори, потому что в следующий раз, когда ты пренебрежешь моими словами, я точно накажу вас обоих, и накажу сурово.

Чейз не проронил ни слова, пока Спайдер не вышел из комнаты.

— Я не предполагал, что он так рассердится на тебя, иначе бы вернулся за Виком и оставил бы тебя здесь, в «Шахте».

Айвори потерла висок:

— Ненавижу, когда он злится, просто ненавижу. Но я не могу позволить ему вот так распоряжаться нашими жизнями.

Чейз встал, обогнул стол и встал позади нее, начав нежно массировать ей плечи.

— Твои мускулы так напряжены — неудивительно, что у тебя болит голова.

Айвори откинулась назад, прислоняясь к нему.

— Ты так приятно это делаешь. Но у меня не болит голова — я просто пыталась вспомнить спор, который когда-то произошел у отца с кем-то еще. Должно быть, мне это показалось ужасным столкновением, раз я помню это после стольких лет, но я так и не могу вспомнить, с кем это было и о чем шла речь.

— Вздохни поглубже и постарайся расслабиться. Это иногда помогает сделать воспоминания четче.

Тепло рук Чейза успокаивало, и мысли Айвори вскоре обратились к нему, а не к обрывочным воспоминаниям детства.

— Давай пойдем ко мне в комнату и отпразднуем.

— Какое интригующее приглашение. Есть какой-то особый повод?

— Мы вместе. Разве этого недостаточно?

Чейз все еще чувствовал, как напряжены ее мышцы, и боялся, что его попытки снять напряжение, в которое привело их возвращение домой, не принесли большого эффекта. Он наклонился и поцеловал ее в щеку, и она повернула голову, чтобы поймать его губы. Он провел пальцами по ее волосам и прижал к себе сильнее.

— Я бы остался прямо здесь и воспользовался столом, — наконец предложил он, — но я боюсь шокировать Андре.

Айвори поднялась с места и взяла его за руку:

— Сомневаюсь, что Андре может шокировать что-то, что мы можем сделать, но я лучше не буду давать ему лишнюю возможность пофлиртовать с тобой.

Когда Андре вносил прохладительные напитки, он улыбнулся Чейзу — как ему показалось, чересчур тепло, — но он надеялся, что Айвори этого не заметила.

— Очевидно, я его тип, но он точно не мой. Я еще раз скажу ему, чтобы он искал любви где-нибудь в другом месте.

— Не думаю, чтобы ему была нужна любовь. — Айвори, почти что пританцовывая, прошла по дубовому полу своей студии к себе в комнату. Она закрыла дверь, заперла ее и попала в объятия Чейза.

— Давай начнем в душе, — предложила она, помогая ему снимать пилотскую форму. — После этого спора с отцом я не чувствую себя чистой.

Чейз отлично знал, как она себя чувствует, но горячая мыльная вода не могла смыть того слоя лжи, который окутывал с головы до ног его самого, и от этого сам он чувствовал себя грязным. Любовь наполняла прекрасные голубые глаза Айвори лучистым сиянием, но она видела перед собой только того человека, которым он хотел ей казаться. Внезапно он почувствовал невыносимое желание открыться ей совсем. Он сжал ее лицо ладонями и поцеловал очень нежно, а потом отпустил.

— Я действительно очень люблю тебя.

Удивленная его серьезным тоном, Айвори выбрала лучший из известных ей способов, чтобы принести ему радость. Движениями, уже не такими утонченными, как раньше, она продолжала стаскивать с него одежду. Ведя его к постели, она снова принялась утолять его страсть чудесными поцелуями, и он скоро всей душой предался ей. После она свернулась рядом с ним и подождала, пока он не нашел в себе силы присоединиться к ней в душевой комнате.

Просторное помещение оставляло много места для любовной игры, а Чейз одновременно и раздразнивал ее, был великодушен. Гибкая фигура Айвори была совершенством, и он наклонился, целуя ее груди, потом встал на колени, чтобы самому подарить ей несколько волшебных поцелуев. Не боясь утонуть ни в чем, кроме собственной страсти, они длили свое импровизированное празднество больше часа. Потом они наконец заснули во влажных простынях на постели Айвори, и гнев Спайдера врывался в их сны.

Айвори слышалось отдаленное эхо голоса ее отца. В какой-то момент его слова поразили ее абсурдностью, потом он начал в чем-то яростно обвинять ее, и на закрытых глазах Айвори появились слезы. Она прижалась к Чейзу, успокаиваясь рядом с ним даже во сне. Его сны прокручивались по десятку жестоких сценариев. Разбуженный отвратительными образами, он притянул Айвори ближе И спрятал лицо в ее влажных волосах. Она снова была рядом с ним, и как бы опасно ни стали развиваться события, он никогда не покинет ее.

Глава 15

Несмотря на то что картине еще нужно было дать подсохнуть, Чейз помог Айвори повесить портрет ангела в ее спальне. Они стояли и любовались им, и он предложил.

— На Земле много колоний художников. Если ты побываешь в одной из них, это даст тебе возможность не только поработать, но и познакомиться с другими художниками. Мне кажется, поговорить о технике и целях искусства было бы для тебя очень полезно.

Айвори изучала портрет гораздо более критичным взглядом, чем Чейз, и хотя ей нравились динамичная поза и тонкая цветовая гамма, она не могла разделить его слишком лестное мнение.

— У нас никогда не было художников среди гостей, но я сомневаюсь, что они такие же общительные, как поэты и философы. Живопись — это слишком личное выражение чувств, Чейз. По крайней мере мое, и мне нет необходимости обсуждать это с другими.

— Твоя работа великолепна, — настойчиво повторил Чейз. — Ты просто обязана показать ее, хотя бы не ради самой себя, а ради всей остальной Галактики.

Айвори подошла к кровати, присела на нее и неумышленно соблазнительным движением откинулась, опираясь на локти.

— Мы даже еще не поженились, а ты уже ищешь способ отправить меня подальше, в далекое путешествие. Это нехороший знак, Чейз.

— В «Райском приюте» у меня не было проблем, когда я использовал удостоверение Чарльза Дрейка. Может, оно так же хорошо сработает и на Земле — почему бы нет? Кроме того, служащие Аладо не частые гости в колониях художников, так что сомневаюсь, что бы меня узнали.

— Ты собираешься ехать со мной?

— Конечно! — Чейзу ужасно захотелось присесть рядом с ней на постель, но он решил убедить ее совершить поездку на Землю и поэтому остался стоять возле чудесной картины. — Я целую жизнь потратил на то, чтобы найти тебя. Я не хочу, чтобы мы когда-нибудь разлучались.

Айвори никогда не уставала смотреть на Чейза, и не только потому, что он был красив. Его чувства к ней отражались в каждой его черте, постоянно поддерживая ее уверенность в том, что она действительно любима. Раньше она считала, что невозможно верить человеку так, как теперь верила ему.

— Новая одежда, — сказала она вдруг. Ее взгляд медленно путешествовал вниз по его телу по мере того, как она вспоминала, как хорош он без этой формы, которую дала ему Аладо. — Сегодня нам нужно будет достать тебе новую одежду.

— Не думаю, что это подходящий ответ на признание в вечной любви. — Он не мог больше стоять поодаль от нее, подошел к кровати, опустился на колени и принялся покрывать ее нежные ноги игривыми поцелуями. Она была одета в серебряную пилотскую форму, но это не мешало его забаве.

— Я не собираюсь ни капли заботиться об этой чертовой одежде. На тебе и так надето слишком много.

Айвори провела рукой по его волосам. Темные и густые, они послушно ложились под ее пальцами. Она ласково погладила его по щеке и, наклонившись, поцеловала.

— Земля так далеко, — сказала она тихо и задумчиво, — но я знаю, что мы замечательно проведем время по дороге туда.

— Где еще ты хочешь побывать? — спросил Чейз. — Мы имеем право на медовый месяц, так что давай воспользуемся им. — Он затаил дыхание, надеясь убедить ее посетить все колонии между «Алмазной шахтой» и Землей.

— Был самый подходящий момент, чтобы прислать сюда рейд, и он не хотел, чтобы она оказалась здесь в это время.

— После того как мой отец нас встретил, я не думаю, что самое подходящее время просить его об одолжении.

— Медовый месяц — это забота жениха, а не отца, — напомнил ей Чейз. — И это не одолжение, это традиция.

— Как это прелестное кольцо? — Айвори вытянула руку, любуясь камнем, и его искристый блеск был так же светел, как ее улыбка.

— Да, как твое кольцо. Мы дома уже два дня, и если Спайдер не найдет нам священника в ближайшее время, может быть, нам стоит подумать о том, чтобы съездить в какую-нибудь колонию. Там по крайней мере найдется какое-нибудь официальное лицо, которое сможет нас поженить.

Чейз, похоже, был полон решимости жениться на ней как можно скорее, но в его планах был изъян, которого он не заметил.

— Если мы уедем отсюда, мне придется выйти замуж за Чарльза Дрейка. Конечно, мы с тобой будем знать, что это ты, но наших наследников это может смутить.

Руки Чейза скользнули по ее крутым бедрам.

— Ты так ужасно отвлекаешь меня, что я и забыл, что Чейз Данкан находится в розыске. Конечно, я не хочу никакой двусмысленности насчет того, чьей женой ты станешь, так что, похоже, придется подождать церемонии здесь. Но все-таки лучше, чтобы это случилось поскорее.

— Почему? Какими прелестями супружества мы еще не насладились? — Айвори запустила руку ему под рубашку. Его золотистая бронзовая кожа, казалось, оживала под ее пальцами, отзываясь на любовные прикосновения.

— Что у нас может такого измениться после этой формальной церемонии, когда и так все замечательно?

Он не осмеливался открыть истинную причину: как только они поженятся, он сможет попросить Шефа даровать ей защиту от наказания.

— Мне нравится сама идея свадьбы, — сказал он вместо этого. — Это древний обычай, и в нем есть глубокий смысл. Он не только освящает законом связь, но и служит основанием для всего, что пара будет строить вместе. Я хочу, чтобы меня связывало с тобой как можно больше.

Айвори видела свое отражение в его темных глазах, и за этим отражением светилась любовь, наполняющая всю ее теплом. Она шутливо оскалила зубы, и Чейз ответил глухим рычанием. Он подкрался к ней, опрокинул на постель и каждым поцелуем доказывал, каким преданным мужем он собирается быть.

— Я нашел священника, — сказал Спайдер, когда они вошли в столовую для ленча. — У него сейчас нет прихода, но у него есть нужные бумаги, доказывающие, что он имеет право заключать браки. Вы хотите назначить время?

— Да, сегодня днем, — немедленно ответил Чейз. Заняв место напротив Айвори, он глядел на нее голодным взглядом, несмотря на то, что последний час они провели, занимаясь любовью.

— Я его знаю? — спросила Айвори, не отрывая взгляда от своего жениха.

— Нет, не думаю. Это его первая поездка сюда, а ты, как я видел, не выходила из своих комнат со времени своего возвращения.

Замечание отца было точным, но Айвори не стала обращать внимание на едва скрытое неодобрение в его словах. Андре подал им сандвичи с авокадо и побегами люцерны на толстых ломтях овсяного хлеба. Внезапно почувствовав голод, Айвори взяла большой кусок. Это было вкусно — хлеб был теплым и мягким, авокадо тонко приправлено, а побеги свежие и хрустящие. Прошло некоторое время, прежде чем она доела и была в состоянии снова заговорить.

— Сегодня днем — это слишком рано, — заметила она спокойно, и Чейз недовольно нахмурился. — Я бы предпочла сегодня вечером.

Чейз облегченно вздохнул с ликующим видом.

— Тогда сегодня вечером. И я думаю, ты права насчет моей одежды. Мне нужно будет надеть что-нибудь новое.

Спайдер некоторое время ждал, пока поглощенная своей любовью пара вспомнит о его присутствии, потом понял, что вряд ли дождется.

— Поскольку мое последнее предложение повлекло за собой такие разрушительные результаты, я не буду ни чего предлагать, пусть Айвори решает сама. Но ты. Данкан, пойдешь со мной после ленча, и я прослежу, чтобы тебе дали лучший костюм, который мои люди смогут сделать за такой короткий срок.

— Эти сандвичи такие вкусные, — сказала Айвори, когда Андре вошел, чтобы снова наполнить их стаканы водой. — Ты не мог бы принести мне еще один?

— Конечно, мисс Даймонд. Кто-нибудь из вас, джентльмены, хочет еще?

Чейз взглянул на сандвич и почувствовал, что так же голоден, как Айвори.

— Да, Андре, принеси мне два. — Он подмигнул Айвори и закончил свой ленч в самом замечательном расположении духа, которое у него только могло быть, когда он не занимался с ней любовью.

Спайдер почувствовал, что эти полные любви взгляды, которыми обмениваются жених и невеста, начинают ему надоедать, и поспешил увести Чейза к портному. Портной, высокий рыжий человек по имени Максвелл, так серьезно отнесся к своей работе, что не улыбнулся ни разу за все время, пока снимал с Чейза мерки. Он обещал сделать самый отличный костюм сегодня к пяти. Чтобы запастись временем, Спайдер назначил свадьбу на семь.

— Может, тебе и не придется долго носить этот костюм, но я хочу, чтобы ты выглядел как можно лучше.

— Я постараюсь, — заверил его Чейз.

— И не думаю, чтобы твои ухмылки подходили к такому случаю, — заметил Спайдер предупреждающе.

Чейз чувствовал, что улыбается слишком широко, но ничего не мог с этим поделать.

— Да, сэр. Я постараюсь выглядеть достойно.

Спайдер в сомнении поднял брови, но от комментариев воздержался.

— Пойдем в мой кабинет. Нам нужно кое-что обсудить.

— Если это брачный контракт, то я буду рад его подписать. Я уже говорил Айвори, что интересуюсь ею, а не «Шахтой».

Спайдер подождал, пока они не дошли до его кабинета, и только тогда ответил. Он закрыл дверь и прислонился к столу, показав жестом на стул перед собой. Чейз, однако, предпочел остаться стоять, как и Спайдер.

— Хотя твое имя и стоит в контракте, я написал его не лично для тебя. Он был написан для любого человека, чьи намерения относительно Айвори будут серьезными.

Как ты знаешь, я очень обеспеченный человек, но Айвори я считаю своим главным сокровищем. — Он помолчал, и его взгляд, обычно холодный, стал еще более ледяным. — Я сделаю все, что должен, чтобы защитить ее, и хочу, чтобы ты обещал мне то же самое. Чейз кивнул:

— Даю вам слово. — Это напомнило Чейзу их самый первый разговор, когда он согласился жениться на Айвори или по крайней мере попытаться получить ее согласие на брак. — Почему вы раньше не показывали этот контракт? Ведь вообще-то единственная причина, по которой вы оставили меня в живых, это чтобы я женился на Айвори. Так что было бы разумно получить мою подпись на каком вам угодно контракте еще задолго до сегодняшнего дня.

Спайдер взял со стола лист бумаги и протянул Чейзу:

— Давай просто скажем, что я не хотел тебя особенно смущать. Как видишь, ты не сможешь предъявить права на какую бы то ни было собственность Айвори. Если у вас будут дети, то после смерти Айвори «Шахта» перейдет к ним, а не к тебе. Тебе выгодно, чтобы Айвори жила долго и счастливо, потому что ты будешь получать десять миллионов долларов каждый год в течение вашего брака. Я не хочу, чтобы ты нуждался и в этот первый год, так что я поместил на твой счет пять миллионов.

Чейзу приходилось читать великое множество контрактов, но этот был исчерпывающе короток. Быстро пробежав его глазами, он затем более внимательно перечитал его. Здесь не было никаких скрытых уловок и угроз немедленной смерти, если они с Айвори разведутся.

— В случае развода мне будет позволено посещать моих детей два раза в год. Вы очень щедры.

— Да, я знал, что тебе понравится этот пункт. Я надеюсь, алиментов не потребуется. Я хочу, чтобы ты сделал Айвори такой невероятно счастливой, чтобы у нее никогда не было причины думать о разводе.

Как внедренный агент, Чейз мог свободно подписывать любые контракты, если в этом была необходимость. Кроме того, позднее его не могли бы вынудить выполнять их, поскольку на самом деле Чейза Данкана не существовало. А у самого Спайдера Даймонда скоро окажется так много проблем, что ему уже будет не до брачного контракта. Однако Чейз все равно хотел повнимательнее с ним ознакомиться. Он прочел контракт в третий раз и пожал плечами:

— У меня только одна просьба. Меня никогда особенно не интересовали деньги, и не то чтобы десять миллионов в год не было щедростью, это действительно очень щедро, но не нужно мне платить деньги за то, чтобы я любил Айвори.

— В таком случае думай об этом как о награде.

— Нет, и награды мне не нужно. Я тоже считаю Айвори сокровищем, и получать деньги за каждый прожитый с ней год — мне кажется, это неправильно.

Спайдер покачал головой, как будто не веря в то, что слышит:

— Ты не хочешь денег? Ты именно это мне говоришь?

— Платите мне за ту работу, которую я буду для вас делать. Тогда я буду честно зарабатывать деньги — настолько честно, насколько вообще можно зарабатывать, работая на вас. Где ручка? Давайте просто вычеркнем пункт о ежегодных выплатах.

Всю свою сознательную жизнь Спайдер провел в мире, где огромные прибыли были нормой и никто никогда не отказывался от возможности заработать так легко, как он сейчас предлагал Чейзу. Это вселило в него беспокойство. Легко контролировать человека, которым в первую очередь движет жажда наживы, но Чейз Данкан, очевидно, не был таким. Это действительно представляло проблему. К тому же он был сильным человеком — впрочем, Спайдер никогда не ожидал, что Айвори влюбится в кого-то, кого легко запугать. Ведь это он вырастил ее, и естественно, она искала себе спутника, чья сила равнялась бы ее собственной.

— Ты, возможно, заметил, — сказал он, — что Айвори имеет склонность становиться неуправляемой. Она унаследовала красоту матери, но, к сожалению, не была с Уиллоу достаточно долго, чтобы перенять ее очаровательную мягкость. Я воспитывал ее как сына, и это в некотором отношении было ошибкой. Но это даст ей силы управлять «Шахтой», когда придет время.

Надеясь заставить Спайдера поверить ему, Чейз наконец сел. Он откинулся на стуле, все еще держа в руках брачный контракт.

— Айвори — талантливая художница. Я бы хотел, чтобы она проводила свое время, совершенствуясь в мастерстве. Я понимаю, почему вы заставляете ее работать в казино, но я хотел бы, чтобы я один работал здесь и присматривал за делами, а не она. Возможно, мне нужно будет время, чтобы понять, как играют в вашу разновидность покера, но когда я это освою, я хотел бы занять ее место. Спайдер понимал просьбу Чейза, но видел в ней больше отрицательных моментов, чем выгод.

— Нет. Айвори со временем будет полностью управлять «Алмазной шахтой», и я не хочу, чтобы она оставалась в стороне — в неведении относительно того, как она управляется. Возможно, ты действительно хочешь, чтобы она посвящала себя искусству, но это же ясно — оно никогда не будет для нее больше, чем хобби. Речь идет о наших деловых интересах, и я не хочу, чтобы она зависела от тебя в какой бы то ни было степени.

Чейз молча слушал, слегка нахмурившись.

— Почему, ты думаешь, я брал ее с собой, когда отправлялся продавать оружие? — продолжал Спайдер. — Не только для того, чтобы показать, как она хороша. Это потому, что я хочу, чтобы люди, с которыми я веду дела, знали ее и так же боялись ее власти, как и моей собственной. Я научу тебя тому, чему должен научить, Данкан, но ты никогда не заменишь Айвори, и я предупреждаю тебя: даже и не пытайся это сделать.

Еще одна прямая угроза, подумал Чейз с отвращением.

— Но вы ведь планируете дать мне какую-то работу, не так ли? Я хочу, чтоб Айвори жила счастливо, и это будет непросто сделать, если я буду нуждаться в средствах. А я точно буду нуждаться, если мне не дадут никакой другой работы.

Спайдер стряхнул с рукава соринку:

— Не волнуйся. Я намерен дать тебе много работы. Я буду давать тебе гораздо более важные поручения, чем другим моим людям, и больше, чем им. Айвори сказала мне, что на тебя произвели впечатление ее «серебряные парни». Возможно, ты захочешь начать именно с них.

Чейзу действительно страшно хотелось заняться этими прекрасными роботами, но он постарался скрыть это от Спайдера.

— У них, похоже, огромный потенциал.

— Да, это верно, — согласился Спайдер. — Единственная проблема в том, чтобы производить их в необходимом количестве.

Он выпрямился и протянул руку за контрактом.

— Подпиши это, а «серебряных парней» мы обсудим в другой раз. Кроме того, мне действительно нужно заняться свадьбой и распорядиться, чтобы Андре приготовил специальный обед для всех нас.

Спайдер протянул ему ручку. Чейз встал, положил контракт на стол и подписал, вычеркнув пункт о ежегодной выплате.

— Ты пригласишь Летнюю Луну? — спросил он.

— Конечно, приглашу. Тебе она тоже не нравится?

— Нет, у меня пока что не было возможности с ней познакомиться.

— У тебя есть чем заняться до вечера. Увидимся в зале в семь часов.

Они вместе дошли до лифта, но отправились на разные этажи. Чейзу хотелось увидеть Айвори, но он подумал, что, наверное, лучше этого не делать. В то же время он не хотел, чтобы она чувствовала себя покинутой. Постояв какое-то мгновение в нерешительности, он все же послушался своего сердца и пошел к ней. Она открыла сразу же.

— Разве обычай велит невесте и жениху проводить часы перед свадьбой вместе? — спросила она.

— Наверно, нет, но я по тебе соскучился.

Айвори, кажется, понравилось его нежное признание.

— Ну ладно. Вы с отцом назначили время для церемонии?

— В семь, в зале.

Айвори попыталась закрыть дверь.

— Хорошо, тогда и увидимся.

Чейз вставил в проем носок ботинка, не давая двери закрыться.

— Подожди минутку. У меня не было времени сказать, что я тебя люблю.

— Ты уже говорил.

— Я правда тебя люблю. Очень.

Айвори поцеловала его и закрыла дверь, предоставляя Чейзу в одиночестве как-то убить несколько часов, оставшихся до того момента, когда он назовет ее своей женой Он прошел через студию, остановился у двери и оглянулся. Это, наверное, был самый счастливый день в его жизни. Однако мысль о том, что он был агентом и пришел сюда, чтобы уничтожить все, что Айвори любила, не давала Чейзу покоя. Хотела бы она стать его женой, если бы узнала, кто он такой и чем занимается?

Сомнения, которые терзали его теперь, привели к краху карьеры многих хороших агентов — больше, чем это сделали любые лазерные пистолеты. Но он распрямил плечи и, полный решимости играть свою роль, пошел к себе в комнату, чтобы вынуть обручальное кольцо, купленное им в «Райском приюте». Это колечко было символом бесконечной любви, и когда он наденет его на палец Айвори, он будет молить небо, чтобы их любовь пережила его предательство.

Чейз вышел в зал без десяти семь и обнаружил там Андре, который ставил огромный букет белых орхидей на длинный стол в центре комнаты.

— Брат Сэмюел настаивал, чтобы здесь был алтарь, — объяснил он Чейзу. — Он здесь будет единственным религиозным человеком, но Спайдер сказал, что мы должны сделать все, чтобы ему было удобно.

Лицо Андре не выражало никакой радости. Чейз понял, что брат Сэмюел — это и есть священник.

— Может, ему еще что-нибудь нужно? — спросил Чейз. — Может быть, свечи? Ладан? Мальчики, прислуживающие у алтаря?

Андре закатил глаза:

— Вы что, действительно думаете, что нам нужны свечи?

— Чейз кивнул:

— Конечно. Если у тебя есть, пойди и достань их.

— Было ужасно жалко, что канделябр-игуана Айвори еще не был готов, но одна только мысль о чешуйчатых монстрах, украшающих алтарь, заставила его засмеяться. Андре оглянулся через плечо, но Чейз махнул ему рукой, чтоб тот шел.

Форма темно-синего цвета была доставлена в комнату Чейза. Как и генеральская форма, которую ему когда-то давали, она сидела великолепно. К ней прилагалась пара ботинок того же цвета — такие же, как носил Спайдер. При мысли о том, что он оделся в любимый цвет Спайдера, у Чейза мурашки побежали по коже, но он не мог не признать, что выглядит чертовски хорошо. Очень жаль, что Нельсона не было здесь, чтобы сделать снимки.

В дверях появилась Летняя Луна и взглянула на него. Она была одета в платье холодного голубого оттенка, прошитое серебром.

— Я боялась, что опоздала, — сказала она Чейзу.

— Нет, вы пришли раньше, похоже, что это мы опоздали.

Луна приблизилась к нему маленькими шажками. Она подошла к самодельному алтарю и начала поправлять орхидеи.

— Андре не умеет обращаться с цветами, у него нет никакого вкуса, — пояснила она. Голос у нее был высокий, как будто детский, и казалось, будто ей не хватает дыхания. Она повернула каждый стебель на четверть оборота, потом отступила на шаг, чтобы оценить эффект.

— Так гораздо лучше, как вы думаете?

Чейз не видел большой разницы, но не собирался обижать женщину Спайдера.

— Замечательно, — ответил он.

Луна улыбнулась своей самой привлекательной улыбкой:

— Вы выглядите очень красиво сегодня. Какая жалость…

Она помедлила, и Чейз слегка подался вперед:

— Какая жалость что?

— Что вы никогда не посещали моих девочек. Вы действительно чудесно провели бы с ними время. Сейчас, конечно, уже поздно. — Она доверительно понизила голос. — Теперь Спайдер не просто отругает вас, если бы вы захотели завести роман с кем-то из моих девочек — это может стоит вам жизни.

— Правда? Он, должно быть, забыл мне сказать об этом. Но я знаю, что у вас вряд ли есть девушки более привлекательные, чем Айвори, так что я не буду чувствовать себя обделенным.

— Ее красота — это единственная причина, по которой вы собираетесь хранить ей верность? — Луна наклонила голову и посмотрела на него снизу вверх сквозь густые искусственные ресницы.

— Нет, — сказал Чейз уверенно. — Я буду ей верен, потому что люблю ее.

Луна быстро взглянула в сторону двери и придвинулась к нему ближе, чтобы сказать более доверительно:

— До того, как вы приехали, я не думала, что Айвори вообще нравятся мужчины.

Эта восточная красавица, похоже, была не прочь услышать пару деликатных подробностей об их взаимоотношениях, но Чейз не собирался отпускать неосторожные замечания по чьему бы то ни было адресу, тем более об Айвори.

Неся духовые деревянные инструменты, вошли трое музыкантов, которые играли на приеме у Спайдера. Они расставили свои пюпитры в углу и начали настраивать инструменты. Чейз вовремя не вспомнил, что музыка — неотъемлемая часть любой свадьбы, и был благодарен Спайдеру или Айвори за то, что они позаботились об этом. Он улыбнулся музыкантам, и они кивнули ему в ответ.

Андре вернулся, неся белые свечи и серебряный канделябр. Он не заметил неуловимых перемен, которые Летняя Луна произвела с цветами, поставил возле них канделябр, начал ставить свечи и зажигать их.

— По-моему, замечательно, — пробормотал он, отступая. — Вы попросили кого-то быть вашим шафером, мистер Данкан?

Шафер — еще одна принадлежность свадьбы, о которой Чейз забыл.

— Еще нет. Ты занят следующие полчаса, Андре?

Андре покачал головой:

— Нет, и я сочту это за большую честь. Как я понимаю, мне полагается держать кольцо.

Чейз полез в карман и подал кольцо Андре. Он знал, что нет необходимости предупреждать этого женственного парня не потерять его. Чейз огляделся, чтобы убедиться, что больше они ничего не забыли.

— Похоже, у нас есть все, кроме невесты и брата Сэмюела. Где он?

Летняя Луна провела рукой по рукаву Чейза:

— Он со Спайдером. У него оказалась с собой книга, описывающая разные варианты церемоний, и Спайдер выбирает подходящую.

— Чудесно. А что за священник этот брат Сэмюел?

Луна на какой-то момент показалась озадаченной, потом ее черты разгладились и стали прежней безмятежной маской.

— Я не слышала, чтобы он рассказывал о себе. Если это для вас важно, я могу пойти и спросить.

— Нет, на самом деле все равно. Мне просто было любопытно.

— Уже начало восьмого, — обеспокоенно заметил Андре. — Я пойду посмотрю, что их задерживает.

Чейз остановил его:

— Нет. Если Айвори хочет наряжаться еще час, я не возражаю. Кроме того, у нас нет причин спешить.

— Вы держитесь удивительно невозмутимо для жениха, — заметила Луна.

Чейз был слишком хорошо натренирован и мог оставаться невозмутимым, даже пробираясь сквозь огонь. Свадьба вовсе не была для него испытанием.

— Вы действительно так думаете? — спросил он. — Я не знал, что у вас так много опыта касательно свадеб.

Задетая его насмешкой, Летняя Луна резко повернулась и пошла к музыкантам, которые были готовы начать играть. Она высказала несколько пожеланий, и они пообещали включить ее любимые вещи в программу этого вечера. Она знала их всех, потому что они были частыми посетителями ее борделя. Те, которые играли на гобое и кларнете, имели удручающе примитивные вкусы, но тот, что играл на фаготе, обладал удивительным набором извращенных привычек, и она наградила его долгой улыбкой.

Спайдер вошел в комнату и подошел к Чейзу.

— Костюм выглядит хорошо. Как ты в нем себя чувствуешь?

Чейз не хотел болтать об одежде, но постарался быть вежливым:

— Он удобный, сидит как влитой. Мы готовы?

— Думаю, да. Андре, притуши немного свет, чтобы создать более романтическую атмосферу.

После нескольких попыток, кончавшихся полной темнотой, тот наконец достиг идеального освещения. Вошел брат Сэмюел, одетый в серый балахон с капюшоном и выглядевший совсем по-средневековому. Несколькими властными жестами он распорядился о последних приготовлениях. Он подал знак Андре и Чейзу встать справа от алтаря и сам встал посередине. Летняя Луна была скорее гостем, а не свидетельницей со стороны Айвори, и она отошла к стене, где в приглушенном свете ее присутствие могло быть незаметным.

Удовлетворенный приготовлениями, брат Сэмюел подал знак музыкантам, и они ответили начальными аккордами традиционного свадебного марша. Тогда Спайдер ввел в комнату Айвори. Она была одета в золотое платье, которое привезла домой из «Райского приюта», дополненное такого же цвета туфлями и прелестными серьгами в виде раковин. Она была далеко не так серьезна, как другие, и подмигнула Чейзу. Когда он сделал шаг и взял ее за руку, она ответила ему таким же крепким пожатием.

— Дорогие возлюбленные, — начал нараспев брат Сэмюел.

Из-за низко надвинутого капюшона Чейз не мог видеть его лица, и до этого момента он не слышал его голоса, но первых двух слов было достаточно, чтобы узнать этого человека. Если бы его поразила молния, он и то не почувствовал бы более жестокого удара. Все, что он мог сейчас сделать, это не показать той паники, которая его охватила. Он смотрел на орхидеи, на мерцающие свечи, на музыкантов, которые приостановили игру для того, чтобы он и Айвори могли обменяться брачными клятвами.

Эта церемония оказалась такой же липой, как и он сам, потому что брат Сэмюел был священником не больше, чем Спайдер. Это был Ян Сент-Ив, агент, которого послал Шеф, — его последняя надежда спасти операцию, которая, как он думал, была близка к провалу. Чейз слышал в ушах удары собственного сердца и едва различал слова, которые произносил Ян, но ухитрялся давать правильные ответы. Он смотрел на Айвори, и его обещания были искренними, несмотря ни на что, даже если вся церемония был не такой, как он ожидал.

Он не знал, что хуже: что Шеф послал Яна, или то, что свадьба не будет законной. Обе ситуации были катастрофическими. Он старался следовать за молитвами «брата Сэмюела», одновременно пытаясь придумать способ дать знать Яну, что нет нужды в его вмешательстве.

Когда подошло время надеть золотое обручальное кольцо на руку Айвори, Чейз улыбнулся, как если бы это действительно был самый радостный момент в его жизни, но был готов убить Яна Сент-Ива за то, что тот превратил в пародию святой обмен клятвами. Согласно своему положению, Ян вел себя чрезвычайно убедительно, увещевая их позволить Божьей любви озарить путь их брака, чтобы принести им безграничную радость. Готовый убить Шефа за то, что тот вмешался в его задание, Чейз поцеловал Айвори и даже приподнял ее в воздух в бурном объятии.

Опустив ее, он повернулся к Яну:

— Я не знаю, как благодарить вас, брат Сэмюел, но, поверьте, я найду способ, прежде чем вы покинете нас.

— Благослови тебя Бог, сын мой. Пусть твой брак будет долгим и плодотворным.

Андре зажег свет и подал шампанское, но Чейз не слышал ни слова из произносимых тостов. Может быть, он казался рассеянным, но никто не обратил на это внимания. Кипя от негодования, он был полон решимости найти способ поговорить с Яном с глазу на глаз, прежде чем отправиться с Айвори в постель, потому что иначе он будет не в настроении завершить их свадьбу соответствующим образом.

Глава 16

После того как были произнесены тосты, Андре принес фотоаппарат и сделал несколько снимков. Чейз изо всех сил старался улыбаться, но боялся, что вместо улыбки у него получаются гримасы. Айвори была ослепительна, как и надлежит быть невесте, и он молил небо, чтобы она никогда не узнала о том, что вместо законной церемонии они стали участниками жестокой мистификации. Айвори захотела сфотографироваться вместе с братом Сэмюелом, и монах подошел к ним.

— Не могли бы вы снять капюшон, брат Сэмюел? — попросила Айвори. — Иначе, я боюсь, вы получитесь на наших снимках только бесформенной тенью, а я хочу хорошо запомнить ваше участие в церемонии.

— Как пожелаете, моя дорогая, — ответил брат Сэмюел. Быстрым движением он откинул капюшон, и тот свободными складками упал ему на плечи, однако его хорошо сложенное тело оставалось скрыто просторной серой рясой. Его очень светлые волосы были не стрижены, казалось, не меньше года, и это придавало ему какой-то первозданный вид. Его глаза были янтарного оттенка, и черты лица так тонко прорисованы, что могли бы показаться женственными, однако все его манеры были настолько очевидно мужскими, что даже с длинными волосами он не мог бы сойти за женщину.

Немного удивленная тем, как красив этот клирик, Айвори не отрывала глаз от него какое-то долгое мгновение, потом спохватилась и занялась составлением следующей группы для фотографии. Решив наконец, что у них уже достаточно снимков, она предложила начать обед. Музыканты уже перешли из зала в столовую, и Андре поспешил уйти, чтобы приглядеть за последними приготовлениями к столу.

— Вы отобедаете с нами, брат Сэмюел, не так ли? — спросила Айвори.

— Да, мне было очень приятно принять приглашение вашего отца.

— Это уж точно, — пробормотал Чейз себе под нос.

— Брат Сэмюел обернулся к нему:

— Простите?

У Яна Сент-Ива был талант к перевоплощениям, как у хамелеона, и, хотя Чейз знал, что это один из самых безжалостных агентов, сейчас в его поведении не было ничего угрожающего. Он выглядел совершенно безмятежным, как гипсовый святой, и Чейзу пришла в голову неожиданная мысль, что Шеф мог бы послать в «Алмазную шахту» вместо него вот этого агента. «Влюбилась бы Айвори в Яна?» — задал он себе вопрос. Чейз видел, как она была удивлена, найдя священника привлекательным, и побоялся, что она могла бы увлечься и им.

«Ян — это змей!» — хотелось закричать ему, но он дал клятву никогда не предавать другого агента. Он выжал из себя фальшиво приветливую улыбку:

— Я сказал, что нам будет очень приятно ваше общество. Кроме того, мы ведь обязаны вам за проведение этой брачной церемонии.

Ян ответил широким жестом, которым епископ мог бы благословлять заполненный народом собор:

— Это большая радость для меня — быть свидетелем начала вашей совместной жизни.

Снова зазвучали праздничные мелодии музыкантов, и Спайдер, направляясь в столовую, жестом пригласил всех следовать за собой. Он взял Летнюю Луну под руку и снова усадил ее справа от себя. Айвори заняла свое место в конце стола, Чейз был от нее по правую руку, брат Сэмюел — по левую. Обед начался с одного из самых тонких, вкусных супов Андре, но Чейзу было не до деликатесов.

— Ты стал удивительно задумчив, Данкан, — вскоре заметил Спайдер. — Не то чтобы я возражал против молчаливого зятя, но это на тебя не похоже.

— Не каждый день человек женится, — напомнил ему брат Сэмюел. — Для него вполне естественно всерьез подумать о своих новых обязанностях.

Сидя прямо напротив Яна, Чейз использовал единственную выпавшую возможность, чтобы обменяться с ним парой слов.

— Можно мне поговорить с вами с глазу на глаз после ужина, брат Сэмюел? Нельзя сказать, что мне нужно было бы во многом покаяться, но я хотел бы начать мою семейную жизнь с чистой совестью.

— Отличное намерение, — ответил брат Сэмюел.

— Я и не думала, что ты религиозен, — сказала Айвори, озадаченно хмуря брови.

— Да нет, — ответил Чейз. — Но я верю в удачу, и если брат Сэмюел может мне ее принести, я намерен этим воспользоваться.

— А! Теперь я понимаю. — Айвори снова отхлебнула душистого бульона. — У меня другая просьба, брат Сэмюел. Я надеюсь, вы сможете также помочь и мне.

Странные янтарные глаза брата Сэмюела заискрились удовольствием:

— Конечно, моя дорогая. Что вы желаете?

— Я художница. Мой муж отказывается мне позировать, и я хотела вас спросить, не будете ли вы возражать, если я сделаю с вас несколько набросков. Вы просто излучаете умиротворенность, которую мы здесь не часто видим, и я надеюсь, что мне удастся передать это.

Во взгляде брата Сэмюела отразилось огорчение.

— Мне очень жаль, но остановиться здесь меня вынудили технические неполадки. Как вы, наверное, понимаете, «Алмазная шахта» не из тех мест, которые я обычно посещаю. Я надеюсь, что ремонт будет закончен к полуночи, и тогда я отправлюсь своей дорогой. Но в отличие от вашего мужа я был бы счастлив позировать вам, если бы оставался здесь подольше.

— Вы не знаете, в каком виде она хотела, чтобы я ей позировал, — заметил Чейз.

Брат Сэмюел посмотрел на Айвори вопросительно, и она положила руку на его рукав. Ткань рясы была очень мягкой и необыкновенно приятной на ощупь. Понимая, что не должна кокетничать с монахом, она быстро убрала руку, положив ее себе на колено.

— Я хотела нарисовать его из-за красоты его форм, так что вполне естественно, я просила его позировать обнаженным. А вас отличает от других ваша духовность, и эта ряса идеально соответствует вашему облику.

— Какая жалость, что нет времени, — с сожалением в голосе ответил брат Сэмюел. — Ваши рисунки, несомненно, превосходны.

Чрезвычайно удивляясь тому, что какой-то монах флиртует с Айвори на ее свадебном вечере, Летняя Луна смотрела на замешательство Чейза с хитрой улыбкой. Она взглянула на Спайдера, убедилась, что его тоже развлекает эта сцена, и пожалела, что это не они сегодня женятся. Спайдер был самым потрясающим человеком, которого она когда-либо знала, и он был единственным, кто не сгорал от желания сделать ее своей любовницей. Завоевать его было непросто, и она до сих пор считала это большой победой.

Андре унес суповые чашки и вернулся с салатами из разнообразной зелени Свежая, хрустящая, темно-зеленая, ярко-красная, светло-желтая — каждый за столом получил тарелку с целым разноцветным садом. Приправой была пикантная смесь из трав, резко контрастировавшая с легким ароматом первого блюда.

Чейз ничего не ел, силясь придумать, где они с Яном могут поговорить, не боясь быть услышанными. Он знал, что с помощью оборудования, которое находится на охранном этаже, Спайдер в состоянии наблюдать не только за тем, что происходит в баре, казино и борделе «Алмазной шахты», но и в каждой комнате на каждом этаже. Вряд ли в спальне самого Спайдера имелись скрытые камеры, но не было никакой возможности поговорить с Яном там.

— С тобой все в порядке? — спросила Айвори.

Чейз знал, что ведет себя не так, как подобает новобрачному, и беспокойство, тенью отразившееся на лице Айвори, дало ему понять, что она не понимает его молчания. Ради нее он хотел казаться счастливым, но на какое-то мгновение не смог изобразить нужное настроение.

— Извини, если я кажусь задумчивым. Обещаю, что поделюсь с тобой этим позже.

Хотя в его взгляде не было страстного блеска, Айвори поняла его замечание самым очевидным образом: видимо, он хотел рассказать ей, как он планирует провести сегодняшнюю ночь, и она бросила быстрый взгляд на брата Сэмюела. Это могло бы оскорбить священника, и она почувствовала облегчение, увидев, что все внимание того поглощено салатом.

— У нас здесь замечательные сады, — воскликнула она, надеясь перевести разговор в менее интимное русло. — Мы можем полностью обеспечивать себя, если не считать некоторых деликатесов. Авокадо в салате, например. Его мы не можем выращивать здесь.

Брат Сэмюел на мгновение поднял глаза:

— Есть свежую пищу — это просто как в раю. Это то, чего мне больше всего не хватает во время моих поездок.

От Чейза требовалось по мере сил поддерживать и прикрывать агента, но он не удержался, чтобы не уколоть Яна.

— Что, в колониях недостаточно верующих, чтобы вы получили постоянный приход? — спросил он.

Брат Сэмюел помолчал, глотая кусок авокадо.

— Я принадлежу к ордену евангелистов, которые следуют примеру Христа и постоянно путешествуют. — Его уверенная улыбка дала понять Чейзу, что у него готов ответ на любой вопрос, и в то же время она предупреждала, что бы он прекратил их задавать.

— Аллилуйя, — сказал Чейз.

Он поддел на вилку салат и отправил пучок зелени в рот. Он решил, что лучше просто продолжать есть — это удержит его от поддразнивания Яна и придаст сил, чтобы развлечь Айвори сегодня ночью. Обычно она не пользовалась духами, но сегодня от нее исходил экзотический аромат, который дразнил его, даже когда он не смотрел в ее сторону.

Он слышал, как Спайдер и Летняя Луна тихо разговаривают на другом конце стола, и пожалел, что здесь нет его родителей, чтобы отпраздновать настоящую свадьбу. Когда он только начинал работать на Шефа, он получал удовольствие от того, что играл сначала одну роль, а потом, когда задание кончалось, начинал играть другую. Теперь он устал воплощать в жизнь фантазии Шефа. Это приключение будет для него последним — такое обещание он дал себе.

Главным блюдом была дичь с восхитительной ореховой начинкой, диким рисом и аспарагусом. Чейз снова предпринял попытку участвовать в разговоре, и на этот раз она была более удачной, а брат Сэмюел в основном рассыпался в похвалах и комплиментах. Чейз часто посматривал на Спайдера и Летнюю Луну, желая вовлечь и их в разговор, и не мог удержаться от мысли, как быстро закончился бы этот обед, если бы Спайдер обнаружил, что за его столом сидят два самых опытных агента Аладо. Ситуация была действительно абсурдной: Айвори, Спайдер и Летняя Луна счастливо праздновали свадьбу, а он и Ян в это время тихо планировали, как отправить их всех в тюрьму.

Шеф клялся, что Аладо никогда не прибегает к наемным убийцам, но Чейз считал, что его роль здесь гораздо опаснее. Убийца мог бы в один момент покончить со Спайдером, а его расследование приведет к пожизненному заключению в тюремной колонии максимально строгого режима. Айвори сказала, что ее отец скорее умрет, чем отправится в тюрьму, и с каждым моментом этого свадебного ужина Чейз чувствовал все большую тяжесть на душе.

Было слишком мало времени, чтобы испечь что-нибудь особенное, но каким-то образом Андре ухитрился изготовить на десерт трехъярусный свадебный торт. Покрытый белой глазурью, он был украшен розетками сахарных звезд и пах миндалем. Сам торт был таким легким, что таял во рту. Его приветствовали подходящими такому случаю вздохами и перешептываниями. Чейзу полагалось заговорить первым.

— Спасибо, Андре. Этот торт просто превосходный, — сказал он ему.

Андре широко улыбнулся и уходя пообещал:

— Я буду печь его каждый раз на годовщину вашей свадьбы.

— Какая замечательная мысль, — сказала Айвори. Она взяла Чейза за руку и переплела свои пальцы с его. — Мы не долго знаем друг друга, но я знаю, что мы будем вместе всегда.

Чейз наклонился, поцеловал ее и, сев обратно, увидел, что Ян скептически смотрит на него. Это случилось прежде, чем кто-либо заметил, и ответная улыбка Чейза была неподдельно теплой. Он обожал Айвори, и ему было наплевать, кто об этом узнает.

— Куда вы собираетесь поехать во время медового месяца? — многозначительно поинтересовался брат Сэмюел.

— Я хотел бы взять Айвори на Землю, — ответил Чейз.

— К сожалению, это абсолютно исключено, — быстро перебил его Спайдер.

Айвори замерла, держа на весу второй кусок торта.

— Это наш медовый месяц, — напомнила она отцу. — Мы одни должны решать, куда мы поедем.

Лицо Спайдер помрачнело, и таким же стал его тон:

— Ваше непослушание — досадная привычка, достойная сожаления, и я не собираюсь больше ее терпеть.

Поездка на Землю — это длинное путешествие. Твой муж должен приступить к работе, и он еще не заработал себе отпуска, не говоря уже о поездке на Землю.

Пораженная суровостью отца, Айвори продолжала спорить:

— Мы говорим не об отпуске, мы говорим о медовом месяце. Чейз и я имеем право уехать и провести некоторое время вместе.

Спайдер ответил насмешливой улыбкой:

— Разве вы с Чейзом не вернулись только что из путешествия?

Айвори взглянула на Чейза, но тот просто улыбнулся и покачал головой. Однако Айвори не замолчала:

— Это был бизнес, а не увеселительная прогулка.

Спайдер немедленно возразил:

— Нет, ты ошибаешься. Если бы Чейз отправился один, это была бы деловая поездка, но когда ты пробралась на борт, все изменилось.

Айвори не могла поверить, что ее отец такой злопамятный.

— Ты пытаешься меня наказать за то, что я поехала с Чейзом?

Спайдер отпил вина и поднял глаза к потолку, обдумывая ее вопрос.

— Наказать — это слишком сильное слово, — ответил он. — Ты моя единственная дочь, и я хочу, чтобы у тебя был великолепный медовый месяц. Со временем он у тебя будет. Но не сейчас.

Айвори опять посмотрела на Чейза, но он продолжал молчать, и это бесило ее. Она не хотела стравливать между собой двух мужчин, которых любила, но ей бы хотелось получить от Чейза поддержку.

— Это нелепо. Медовый месяц должен быть сразу после свадьбы, а не месяцы или годы спустя.

— Очень может быть, — согласился Спайдер, — но обычно пары гораздо более тщательно планируют дату своей свадьбы, чем вы двое. Ты должна была попросить меня о медовом месяце раньше, если это так для тебя важно.

Айвори в возмущении посмотрела на отца. Чисто выбритый, с непривычно приглаженными волосами, лежащими волнами, он выглядел, как всегда, внушительно. Она выпила не так уж много шампанского, чтобы не понять, к чему он клонит, и ей не хотелось принимать в этом участия.

— Никто здесь не оспаривает того факта, что ты управляешь «Шахтой», — сказала она ему. — Но это не значит, что у тебя есть право распоряжаться нашими жизнями.

— Я и не думал, — заверил ее Спайдер. — Когда Данкан пробудет с нами достаточно долго, чтобы заработать отпуск, я с удовольствием прослежу, чтобы он увез тебя на медовый месяц. А до тех пор давай прекратим этот спор. Это становится утомительным.

Айвори была так разгневана, что забыла о торте.

— Прошу меня извинить. Чейз, ты можешь провести столько времени, сколько тебе нужно, с братом Сэмюелом. Кроме того, у нас есть целая вечность, чтобы побыть друг с другом.

— Я не задержусь, — пообещал Чейз, но Айвори вышла из комнаты так стремительно, что вряд ли расслышала его. Теперь ему стало совсем не по себе и не терпелось покинуть стол, так же как и ей.

— Если вы закончили, брат Сэмюел, я провожу вас вниз, к докам.

— Как это заботливо с вашей стороны. — Со вкусом играя свою роль, Ян сердечно поблагодарил Спайдера за приглашение на этот замечательный обед и пожелал ему и Летней Луне спокойной ночи Оставшись наедине с Чейзом, он тут же отбросил всякую благожелательность, свойственную его роли, даже не стараясь одобрить то, что видел. Лицо его сохраняло серьезность, пока они не вышли из лифта. Тогда с надвинутым на лицо капюшоном, чтобы заглушить слова, если кто-то надумает их подслушать, он выдал Чейзу, как он понимает данную ситуацию:

— Вполне очевидно, что ты потерял объективность, которую требует Шеф. Ты провалил свое задание и, возможно, уже безвозвратно.

Они подошли к дверям дока. Чейз был уверен, что здесь их никто не услышит за шумом и лязгом машин и гулом вентиляционной системы. Он предусмотрительно повернулся так, чтобы только Ян видел его лицо, и очень тихо ответил:

— Ошибаешься. Я завоевал доверие Спайдера и знаю достаточно, чтобы изобличить его, и чем дольше я здесь нахожусь, тем больше улик собираю.

Все, что Ян увидел сегодня вечером, подтверждало подозрения Ейла Линкольна. Может быть, Чейз еще не перешел на сторону Спайдера, но он был очень близок к этому. Ян не мог позволить ему и дальше подвергать риску свою преданность.

— Все кончено, — просто заявил он. — Я не могу сказать когда, но жди налета, и в ближайшее время.

— Это решение Шефа, а не твое.

Скрестив руки на груди, Ян спрятал их в широких складках рукавов.

— Ты, кажется, должен каяться в грехах и просить прощения, а не спорить здесь со мной. Постарайся хотя бы выглядеть кающимся грешником, если ты на это способен.

— Ты мне никогда не нравился, — ответил вместо этого Чейз.

— И ты мне тоже. И не забывай, что когда прибудет рейд, если ты выстрелишь хоть один раз в кого-то из нас, то будешь наказан вместе со Спайдером и его очаровательной дочерью. Они здесь плавают в выгребной яме всей Галактики. Не рискуй, а то утонешь вместе с ними.

— Не помню, чтобы я просил твоего совета.

— Да ну? Просил, — тут же напомнил ему Ян. — Ты сказал, что хочешь начать семейную жизнь с чистой совестью, и я буду счастлив использовать все свои скромные силы, чтобы избавить тебя от всех грехов.

Ян знал, что Чейз не станет драться здесь, и поэтому издевался над ним, и Чейз с трудом принудил себя ответить словами, а не кулаками.

— Я ожидал настоящего священника, — сказал он. — Но раз нам подсунули фальшивое представление, я снова женюсь на Айвори. Скажи Шефу, что я все равно сделаю ее своей женой.

Глаза Яна сузились:

— Если брат Сэмюел — фальшивка, то тогда кто же такой Чейз Данкан? Ты что, действительно думаешь, что Айвори Даймонд захочет быть твоей женой, когда узнает, кто ты такой? — Он покачал головой, как будто эта мысль казалась ему совершенно нелепой. — Ты потеряешь ее, а если не станешь вести себя более осторожно, то и твоя карьера тоже будет потеряна.

— Мне плевать на мою карьеру.

— Ну конечно. — Ян повернулся и отправился раз говаривать с начальником ремонтников. Его корабль был готов к отлету. Он поднял руку, прощаясь с Чейзом, но тот ушел не оглядываясь.

Чейз был расстроен тем, как закончился для Айвори свадебный ужин, но когда он подошел к ее комнатам, то увидел, что дверь спальни приоткрыта, а свет притушен, чтобы создать мягкое золотистое свечение. Дразнящий аромат морского бриза разносился в воздухе. Эти благовония не давали тяжелого, дымного запаха, а распространяли вокруг душистую свежесть моря. Тихо звучала музыка, ритмичная мелодия с накатывающим шумом океанских волн.

— Айвори? — позвал он, и она появилась, одетая в воздушное белое платье, струящееся от плеч к ногам с лег костью облака.

— Какой приятный сюрприз! А я боялся, что ты сердишься на меня. Я так хотел увезти тебя на медовый месяц, и ты так хотела уехать, но я не желал затевать ссору с твоим отцом в день твоей свадьбы.

Айвори подняла руку и погладила его по щеке.

— Я знаю это, и ты всегда будешь на моей стороне, даже если обстоятельства не позволяют тебе говорить об этом вслух.

— Только не думай, что я беспринципный. Мы ведь команда, помнишь? Давай дадим твоему отцу шанс привыкнуть к тому, что мы вместе, и тогда я заявлю ему обо всем так же громко, как и ты, если он будет неправ.

— Он был неправ сегодня.

— Да. Но мы все равно будем вместе, и только это на самом деле имеет значение. — Чейз помолчал, крепко обняв ее. — Я хочу, чтобы наш медовый месяц начался сегодня и никогда не кончался.

— Я и не знала, что мужчины могут быть такими романтичными.

— Я могу говорить только за себя, а не за других мужчин. — Чейз не хотел позволить чему-то еще испортить их брачную ночь. Сейчас они были вместе, и ею поцелуй был напоен любовью. Минуту спустя Айвори выскользнула их его объятий, чтобы налить немного шампанского, и про дела свою руку в его, чтобы каждый мог пить из хрустального бокала другого.

— Я удивилась, что ты захотел поговорить с братом Сэмюелом. У меня было такое чувство, что он тебе не по нравился. Я надеюсь, ты не ревновал из-за того, что я просила его позировать мне.

Она только что подсказала Чейзу разумное объяснение его угрюмого вида за столом, и он с готовностью ухватился за него:

— Стыдно сознаться, но я ревновал. Он красивый мужчина, несмотря на этот несколько странный оттенок.

— Ты имеешь в виду его глаза? Я не часто встречала людей с янтарными глазами, но они отлично подходят к его набожному виду. В его взгляде есть какой-то неземной свет, и я, наверно, все равно не смогла бы его передать. Но мне все-таки жаль, что он не смог мне позировать. Пожалуйста, не ревнуй меня к другим. Я ни когда не предам моей брачной клятвы и не дам тебе причины сомневаться во мне.

Чейз не мог дать такого же обещания, и это разрывало его сердце.

— Я тоже всегда буду верен тебе, Айвори. Вся моя любовь всегда будет принадлежать только тебе. — Он подождал, пока она не поставит свой бокал и, взяв за руку, поцеловал ее пальцы. — Ты выглядишь в этом платье как ангел. Тебе не хватает только крыльев.

— Нет, они бы ужасно мешали заниматься любовью.

Чейз ласково провел пальцами по ее руке:

— Я не подумал об этом, но это было бы так мило.

Он привлек ее губы к своим и нежно поцеловал их, потом слегка наклонился, щекоча ее ухо. Он поцеловал ее в шею и, отодвигая лямку платья, провел языком по выемке плеча.

— Мне нравятся твои духи.

Это были духи ее матери, но она хотела, чтобы их неземной аромат ассоциировался у него только с ней одной, и оставила это в секрете.

— Спасибо. — Она обняла его за талию и прижалась щекой к его плечу. — Так чудесно. Похоже, как будто бы у нас целая вечность, чтобы заниматься любовью.

— Так и есть.

— Я надеюсь.

Она сказала это так задумчиво, что Чейз поймал ее за подбородок, повернул голову к себе и заглянул в глаза. Они блестели, но в них была любовь, а не слезы.

— Я хочу, чтобы у нас было всего так много, — тихо признался он. — Не то, что можно купить за деньги, а все, что действительно дорого: здоровье, счастье, умные дети. Я хочу, чтобы это все было вместе с тобой.

Айвори поцеловала его в ладонь:

— А я хочу, чтобы с тобой. Мы так замечательно будем жить вместе. Я это знаю.

Чейз горячо привлек ее к себе, запустив пальцы в мягкие шелковые волосы, жадно целуя ее губы. Они задыхались, но им хотелось еще и еще. Он обхватил ее грудь, лаская пальцами соски, потом скользнул руками вдоль спины, прижимая ее бедра к своим. От ее тепла сквозь тонкое платье он чувствовал, как его бросает в жар.

— Помоги мне раздеться, — прошептал он между поцелуями.

Айвори довольно рассмеялась.

— Мне нравится снимать с тебя одежду. Это так же приятно, как разворачивать подарок. — Она провела ноготками по его теперь обнаженному животу. — Ты такой красивый.

— А если бы я не был красивым? — Чейз присел на край постели. — Что, если бы я был удручающе обыкновенным?

— Хмм. — Айвори, кажется, всерьез задумалась над этим вопросом, стаскивая с него ботинки. — Не стану спорить, в первый раз меня привлекла именно твоя внешность, так что, кто знает? А ты бы любил меня, если бы я была уродиной?

— Я же не сказал урод, я сказал обыкновенный.

Айвори села рядом с ним:

— Мне бы хотелось думать, что ты любишь меня за мою индивидуальность, а не за хорошенькое лицо или красиво сложенное тело, которое я унаследовала от своих родителей. Если бы ты любил меня только за то, как я выгляжу, это было бы так невыносимо поверхностно.

Чейз встал и, потянув ее за собой, поднял на ноги.

— Никто никогда еще не обвинял меня в поверхностности.

Он спустил узкие лямки платья с ее плеч, и оно с приятным шорохом упало к ногам. Он наклонился, поднимая его, и повесил на стул. Потом придвинулся ближе и усадил ее на край постели. Стоя на коленях возле ее ног, он потерся щекой о ее бедро.

— Нет, если люди и жалуются, то только на то, что я слишком глубок.

Вся трепеща от нетерпения, Айвори откинулась назад, опираясь на локти.

— Люди вообще или только женщины?

Чейз приник к золотистому треугольнику между ее бедер.

— Я не помню никаких других женщин. — Он выдохнул, и тепло его дыхания было таким же возбуждающим, как и его ласки.

Чейз двигался очень медленно, каждое движение рассчитано. Он проводил пальцами по внутренней поверхности ее бедер, потом игриво повторял их путь легкими поцелуями.

— У тебя такая нежная кожа, — прошептал он, прижимаясь к средоточию ее женственности.

Полная мучительным желанием, Айвори потеряла всякий интерес к продолжению шутливой болтовни и откинулась назад в нетерпеливом призыве. Она чувствовала жар во всем теле и была так полна любовью к нему! Ее желание нарастало… Когда он прервался на несколько мучительных секунд и когда кончик его языка заставил ее раскрыться, она схватила его за волосы, притягивая ближе, прося о большем тихими бессвязными стонами, и он не разочаровал ее.

Он нашел чувствительный бугорок и слегка тронул его. Айвори вся затрепетала. Быть с Чейзом захватывало больше, чем стремительный полет. Она задыхалась, ловя воздух ртом, по мере того как крошечные искры экстаза прожигали ее насквозь. Настойчиво мучая ее, он целовал ее всякий раз по-разному, то просто касаясь ее, то проникая вглубь. Он продолжал вести к самому высшему из наслаждений, и, когда экстаз, до которого он наконец ее довел, достиг своей высшей точки, все ее тело затрепетало от восторга. Ее прекрасная белоснежная кожа пылала румянцем. Она чувствовала себя настолько глубоко удовлетворенной, что смогла только прошептать: «Я люблю тебя».

Чейз хотел только доставить Айвори удовольствие, но, мучая ее, он мучил и себя. В страстном стремлении принести ей радость он забрался в постель, крепко обнял Айвори, и их тела задвигались в вечном танце любви. Муж и жена в своих сердцах, они были исполнены волшебным сочетанием наслаждения и умиротворения и чувствовали, как летят на крыльях страсти, более легких, чем у ангелов.

Погрузившись в блаженную расслабленность, Чейз боролся со сном, потому что ни на мгновение не хотел покидать Айвори. Ему так хотелось рассказать ей о своих детских приключениях на зеленеющем Северо-западном побережье и поведать чудесные индейские легенды, которым учил его дед. У него было так много чего ей рассказать, и, хотя сейчас он не мог поделиться с ней ни словом, он надеялся, что наступит время, когда он сможет разделить с ней не только свое тело, но и всю свою жизнь Айвори тихо вздохнула.

— Я не думала, что могу испытать с тобой еще больший восторг, но каждый раз так и происходит.

Они лежали в объятиях друг друга, лениво переплетя руки и ноги, и Чейзу это казалось так естественно.

— Это нелегкая задача, но я постараюсь не разочаровать тебя.

— Ты никогда не разочаруешь меня, Чейз. Никогда.

Айвори подняла руку, прикрывая зевок, и положила голову на его плечо.

Не имея возможности поблагодарить ее за такую непоколебимую веру в него, Чейз позволил ей заснуть, не тревожа сомнениями, которые терзали его самого. Разочарование — это было слишком слабое слово для того, что бы она почувствовала, если б узнала, что он собирается делать. Но он надеялся, что к тому времени, как высадится десант, она уже слишком глубоко привяжется к нему, и все обойдется.

Аромат духов ее матери проник и в сны Айвори, неся дразнящие воспоминания Она видела Уиллоу глазами ребенка — царственную красавицу, танцующую с потрясающим изяществом и грацией Высокая и стройная, она была одета в красное, лиловое и зеленое, цвета смешивались, когда она кружилась, привстав на цыпочках. Снова чувствуя себя четырехлетним ребенком, Айвори хлопала в ладоши и тоже танцевала, как вдруг темная тень легла на пол, положив конец их игре.

Охваченная внезапной вспышкой горя, она проснулась вся в слезах, струящихся по лицу Убаюканная в объятиях Чейза, она знала, что находится в безопасности, но глубоко встревоживший сон не отпускал ее. Она заснула, радостно удивляясь своему счастью, а теперь была разбужена злыми тенями, испуганная и подавленная «Было ли это предчувствием или воспоминанием?» — думала она Она прижалась к Чейзу и ждала, пока испугавший ее сон не рассеется. Но, когда он проснулся несколько часов спустя, она так и не смогла скрыть своего мучительного переживания.

Глава 17

Вся теплая, нежная и сладкая, Айвори была до кончиков ногтей такой же обольстительной, как и вчерашним вечером, но, притянув ее в свои объятия, Чейз тут же почувствовал, что что-то не так. Обеспокоенный тем, как она замерла в напряжении, он отстранился, чтобы взглянуть ей в лицо:

— Что случилось? Ты выглядишь несчастной, а я думал, ты будешь сегодня утром так же счастлива, как и я Айвори не хотела, чтобы он понял ее неправильно, и мучительно подыскивала слова, чтобы описать охватившее ее отчаяние:

— Я видела ужасный сон.

Чейз мягко убрал прядь с ее лица и поцеловал в лоб.

— Тебе приснился кошмар? Почему же ты меня не разбудила?

— Нет, это был не кошмар.

Чейз ожидал, что она расскажет, но она молчала, и это обеспокоило его.

— Ну, что бы это ни было, это, видно, очень огорчило тебя, и мне жаль, что ты меня не разбудила.

Он казался таким расстроенным, что Айвори пожалела, что не доверилась ему.

— Да нет, ничего особенного. Мне не нужно было об этом говорить.

Она хотела сесть, но Чейз крепко прижал ее, не давая ускользнуть.

— Айвори, расскажи мне. Если тебя что-то огорчает, не скрывай этого. Даже если я не могу сразу же все исправить, я все-таки хочу, чтобы ты делилась всеми своими невзгодами со мной.

Чувствуя себя утомленной после почти бессонной ночи, Айвори затихла, стараясь избежать расспросов и успокоиться в его объятиях. Его плечо казалось такой удобной подушкой, и она прижалась к нему щекой, наслаждаясь гладкостью его кожи.

— Может, все дело в свадьбе или в том, что я надушилась духами моей матери и она приснилась мне ночью. По крайней мере мне кажется, что это был просто очень живой сон, а не воспоминание.

— Я думал, ты ее не помнишь.

— Не помню, но сон казался таким реальным, Чейз. Моя мать и я, мы танцевали в студии. Она была такой прекрасной и танцевала так красиво, а я была просто неуклюжим ребенком и прыгала вокруг нее. Мы смеялись, мы были счастливы, и вдруг музыка смолкла и тень накрыла нас, и даже яркие цвета на платье моей матери потускнели и стали серыми. Было не просто похоже, будто кончилось веселье. Казалось, как будто весь мой мир просто разом кончился. Я проснулась вся в слезах и не смогла больше заснуть.

— Тебе нужно было разбудить меня.

— Ты ничего не смог бы сделать.

— Я мог бы держать тебя вот так и слушать. А если бы это не помогло, тогда уверен, я смог бы найти способ отвлечь тебя от этого сна.

Айвори отлично знала, что бы он сделал, но она была слишком расстроена, чтобы обрадоваться его страстности.

— Не думаю. Конечно, я знаю, ты бы пытался, как мог, но ты не можешь себе представить, какой несчастной я себя чувствую. Я не помню, как умерла моя мать, но если мы были так же счастливы вместе, как и в этом сне, тогда я, наверное, испытала ужасную потерю, когда она умерла.

Чейз убаюкивал ее в своих объятиях и не знал, что сказать. Его дед был уже очень старым, когда умер, и хотя его смерть не была неожиданной, Чейз и его родители сильно горевали. Сейчас время сгладило чувство утраты, и он вспоминал времена, проведенные вместе с дедом, как самые лучшие в его жизни. Он подумал, что это очень печально, что у Айвори нет таких же воспоминаний о ее матери.

— Ты ведь говорила мне, что твоя мать умерла совсем неожиданно?

— Мне так сказали. Отец говорил, что у нее случилось что-то с сердцем. Сегодня мы были любящей семьей — а завтра ее уже не стало.

Первой мыслью Чейза было, что Уиллоу, вероятно, умерла, играя с Айвори. Они могли танцевать вместе, смеяться, чувствовать себя счастливыми, а потом она вдруг упала и умерла. Это случается нечасто, но он слышал о людях, которые умерли внезапно от сердечной недостаточности, и, несомненно, так случилось и с Уиллоу Даймонд. Дети всегда винят себя в трагедиях, которые произошли в их семье, и он не хотел, чтобы Айвори чувствовала себя ответственной за смерть матери, даже если она случилась, когда они были вместе.

— Наверное, это естественно, что ты думала о своей матери в день своей свадьбы, — сказал он ей. — Ее смерть, конечно, была для тебя такой ужасной травмой, что ты вытеснила из своего сознания воспоминания о ней, чтобы не причинять себе боль. В вашем медицинском отделении есть психиатр или психоаналитик?

Айвори тихо вздохнула:

— Нет. У нас есть только медики, которые заботятся о здоровье вообще. В основном они занимаются залечиванием повреждений после драк. Они очень хорошие специалисты, как ты знаешь, но у них нет опыта для психологических консультаций. Ты думаешь, мне нужен психиатр?

Чейз поцеловал ее, прежде чем ответить. Ее губы были мягкими, но ответный поцелуй таким легким, что он почти не почувствовал его.

— Я только знаю, что люди могут подавлять в себе любые ужасные воспоминания: смерть, несчастные случаи, насилие — все что угодно. И иногда уже годы спустя воспоминания начинают возвращаться к ним. Если с тобой происходит именно это, то тебе действительно необходима помощь профессионала, чтобы справиться с этой необъяснимой грустью.

Айвори рассказала обо всем, что могла, но, несмотря на то, что Чейз, сочувствуя ей, старался как мог ее поддержать, ей нисколько не стало лучше. Когда на ее сон легла тень, вся радость, которую она испытывала в объятиях Чейза, исчезла в потоке слез. Но она только что вышла замуж за человека, которого обожала, и не хотела, чтобы что-нибудь — и меньше всего ее тревожные детские воспоминания — портило отведенное им время, которое должно было быть таким захватывающе счастливым.

Она смахнула с ресниц следы слез и села.

— Пожалуйста, не говори ничего отцу. Давай просто надеяться, что через час я почувствую себя лучше. Нам нужно съездить в банк и…

Чейз сел рядом с ней:

— Как всегда дела? Ты действительно этого хочешь?

Он казался озабоченным.

— Если я займусь повседневными делами, это поможет мне выбросить из головы этот ужасный сон. Я просто не знаю, что можно сделать еще. А ты?

Вся ее поза выражала такое отчаяние, что Чейз понял: ему не следует предлагать ей заниматься сейчас любовью.

— Если ты плохо спала, наверное, тебе больше всего нужно немного вздремнуть. Я сам могу съездить в банк.

— Нет, у тебя не получится. «Серебряные парни» запрограммированы отвечать только на мой голос и на голос моего отца. Они будут просто стоять и смотреть на тебя, а ящики слишком тяжелые, чтобы ты мог сгрузить их сам.

«Еще одна ценная информация», — отметил про себя Чейз и тут же почувствовал себя предателем.

— Хорошо, слетаем вместе, но ты все равно можешь поспать по дороге туда и обратно.

— Я попытаюсь.

Айвори снова поцеловала Чейза — так легко, что он едва почувствовал это, и был рад, что она не заметила страсти в его взгляде, когда вставала с постели. Ее обольстительное тело так манило его, но ее настроение было таким грустным, что он не осмелился пойти за ней в душ. Вместо этого он встал, оделся и вернулся в свою собственную комнату, чтобы принять душ и переодеться.

За завтраком Айвори была непривычно тихой, но Спайдеру, похоже, нравилось разговаривать с Чейзом, когда она не перебивала его и не спорила. Она ела очень мало, и при первой же возможности они вместе с Чейзом извинились и ушли, чтобы отправиться в банк.

Как только взлетели, Чейз заставил ее пойти поспать, но она очень быстро поняла, что не сможет усидеть на месте больше нескольких минут.

— Все бесполезно, — пожаловалась она. — Как только я закрываю глаза, я чувствую новый прилив отчаяния. Мне так жаль, Чейз. Никак не получается начать медовый месяц.

Чейз был согласен с ней, но не выразил вслух своего разочарования.

— Из того, что я знаю о снах, следует, что все образы — это символы. Может быть, это духи твоей матери пробудили в тебе воспоминания о счастливых временах и одновременно об ужасной утрате, и эти образы ворвались в твой сон.

— Я могу понять символы, но мой сон был совсем не таким. Образы были такими отчетливыми, цвета яркими, а музыка такой восхитительной. Все было таким живым, явственным, пока не появилась тень.

— Ну, это был всего только сон, и ты не должна позволить ему испортить весь день.

Айвори поглубже уселась в кресле:

— Ты думаешь, я нарочно зацикливаюсь на том, что меня угнетает? Зачем, Господи Боже мой, мне это делать? Поверь, в этом нет ничего приятного.

— Я понимаю. — Надеясь отвлечь ее, он переменил тему разговора. — Ты взяла с собой свою «астральную пушку»? Может быть, когда мы приедем в банк, ты мне покажешь, как она действует? Тем более если нужно время, чтобы научиться, мне лучше начать не откладывая.

Айвори знала, что отцу не понравилось бы, что Чейз пользуется «пушкой», но его не было здесь, и он не мог воспротивиться. После того как «серебряные парни» сгрузили деньги, унесли их и вернулись в свою комнату, она показала Чейзу бесценное оружие. Держа «пушку» на ладони, она начала объяснять:

— Ты ее уже держал однажды в руках, так что знаешь, какая она легкая. Это одно из ее преимуществ. Но это также ее основной недостаток, потому что, если ее не нацелить как следует, можно случайно что-нибудь разрушить.

Чейз взглянул на длинный коридор. Стены подземного бункера выглядели достаточно толстыми, чтобы выдержать небольшое упражнение в стрельбе, но он не хотел подвергать риску их жизни.

— В «Шахте» есть тир или я могу практиковаться здесь?

Айвори нажала кнопку, заряжая пистолет.

— Смотри, чтобы указатель был на нижнем конце шкалы, тогда ты сможешь стрелять в дальнюю стену без риска, что все сооружение на нас обрушится. Именно так я и делала в «Орлином гнезде» Выстрел попадет точно туда, куда будет указывать луч лазерного прицела, так что не торопись, прицелься и потом стреляй. Ты только опалишь стену, а не разнесешь ее.

— Ты уверена?

— Абсолютно. Стреляй первым, если хочешь.

Чейз умел отлично стрелять из любого оружия из арсенала Аладо, но удержался от искушения показать свое мастерство. Он не торопясь прицелился прямо в середину задней стены и нажал на курок. Он почувствовал только легкий толчок, когда «астральная» пушка выстрелила точно туда, куда он хотел.

— А что случится, если я поставлю ее на полную мощность? — спросил он.

— Стены банка примерно шесть футов толщиной, но ты разрушишь стену и, возможно, пробуришь глубокий туннель за ней вовнутрь астероида. Вот почему я и предупреждала Мордекая быть осторожным. Разрушительные возможности этого оружия огромные, и будет жаль, если он разнесет все «Орлиное гнездо», когда будет упражняться в стрельбе.

— Я бы не стал по нему скучать, но, конечно, ты не захотела бы терять ценного покупателя. Надеюсь, он принял твой совет всерьез. Знать мощность оружия — это единственная хитрость?

Айвори взяла пистолет их его рук:

— Нет. В добавление к переключателю мощности тут есть переключатель рассеивания луча, вплоть до 80 градусов. Если бы я использовала это, я бы убила Мордекая и всех его людей одним выстрелом. Мы не рекомендуем это широко использовать, потому что слишком просто можно убить своих же собственных людей, если они находятся от тебя на шаг или два впереди.

Чейз легко представил себе эту картину. Он снова взял «пушку», но не стал настраивать луч.

— Один человек может уложить целую армию с помощью вот этого, верно.

— Запросто, если только у этой армии нет такого же оружия. Хочешь выстрелить еще?

— Пожалуй, нет. — Чейз нажал на кнопку, разряжая пистолет, и отнес его обратно на шаттл. Айвори хранила его в специальном отделении, и он почувствовал облегчение, когда убрал его.

— Спайдер ведь не хочет действительно позволить Мордекаю иметь исключительное право на «астральную пушку», так ведь?

Айвори засмеялась от одной только мысли об этом:

— Конечно, нет. Она продается всем, кто захочет.

Как и надеялся Чейз, разговоры о «пушке» отвлекли Айвори, но во время их обратного полета на «Шахту» тревожный сон снова завладел ее мыслями Она закрыла глаза и попыталась заснуть, чтобы порадовать Чейза, но все время заново вспоминала этот сон, он проигрывался в ее уме как бесконечно зацикленный обрывок фильма. Он прерывался каждый раз на том же самом месте, но она подспудно чувствовала, что за этой тенью скрывается какая-то тайна.

Как только они приземлились, она торопливо извинилась перед Чейзом:

— Я хочу провести остаток дня, работая над моей керамикой. Я не стану прерываться на ленч, так что увидимся за обедом.

Надеясь, что она обретет спокойствие, занимаясь своим искусством, Чейз не спорил, однако этот сон, нарушивший их покой, пробудил в нем любопытство, которое он жаждал удовлетворить. Он нашел Андре на своем месте за стойкой, и остановился поболтать с ним и умело перевел разговор на Уиллоу. Андре бросил беспокойный взгляд вокруг себя, и Чейз понял, что он затронул закрытую тему.

— Ты ее знал? — спросил он.

Андре жестом пригласил его придвинуться ближе:

— Я не имел этого удовольствия, но, как я знаю, Спайдер запрещает любое упоминание о ней. Несмотря на ваш новый статус как члена семьи Даймондов, вам лучше не провоцировать его и не задавать вопросов о его бывшей жене.

Чейз перегнулся через стойку:

— Я могу понять уважение к умершим, но к чему такая секретность? Айвори сказала мне, что у ее матери было слабое сердце. Ты слышал что-то другое?

Андре беспомощно поднял руки, растопырив тонкие нервные пальцы:

— Пожалуйста, мистер Данкан, я абсолютно ничего не знаю об этой умершей женщине.

Чейз слегка прищурился.

— Бьюсь об заклад, ты знаешь кучу интересных вещей, Андре. Говори, не смущайся, ты можешь мне доверять. Я просто пытаюсь понять мою жену, а вовсе не выкапываю семейные секреты. Айвори не помнит своей матери, и я думал, что ей было бы полезно поговорить с кем-то, кто ее помнит.

— Это очень заботливо с вашей стороны, но разве Спайдер — это не тот, кто вам нужен?

— Да, это верно. Но Айвори не хочет просить его делиться воспоминаниями об Уиллоу, чтобы не причинить ему огорчения.

Андре разложил меню, которые подготавливал, аккуратно ровняя уголки, как будто его стол собирались инспектировать.

— Я хотел бы вам помочь, но я знаю только то, что слышал, — пробормотал он, не поднимая глаз.

— Что именно?

Андре вновь оглядел холл:

— Уиллоу была необыкновенной женщиной. Она была такой же прекрасной и талантливой, как и ее дочь. Ее смерть была ужасным ударом для всех. Из уважения к горю Спайдера ее имени просто не упоминают.

— Ты говоришь мне то, что я и так уже знаю, — сказал Чейз.

— Тут больше нечего сказать, — снова настойчиво повторил Андре, По тому, как он отводил глаза, было вид но, что он просто боится сказать больше. Одно дело уважение к чувствам Спайдера, но страх — совсем другое. Понимая, что именно он движет Андре, Чейз пожал плечами, как будто все это мало интересовало его, и ушел. Из того, что Андре не был знаком с Уиллоу, еще не следовало, что на «Алмазной шахте» не было никого, кто бы ее знал, и, обходя аванпост, он высматривал служащих постарше. Очень быстро он обнаружил, что большинство из них работали на «Шахте» не больше пяти лет.

Тогда он вспомнил об Максвелле. Портному было, похоже, столько же лет, сколько и Спайдеру, и он казался подходящим источником информации. Чейз нашел его в мастерской за выкраиванием черного кружевного платья.

— Очередной костюм? — спросил он.

Максвелл положил лекало на ткань и поднял глаза:

— Да. Спайдер пожаловался, что я уделяю недостаточно внимания нашим гостям-дамам. Я воссоздаю одно из платьев королевы Виктории.

Чейз взял обрезок кружева и сжал его в руке. Он был не мягкий, как он ожидал, а скорее жесткий.

— Она, должно быть, была удивительной женщиной.

— Это верно, — согласился Максвелл. Он приколол последнюю булавку и потянулся за ножницами. — Однако я сомневаюсь, чтобы вы пришли поболтать о давно умерших монархах. Вы хотите что-то заказать? У меня есть Ваши мерки, так что я могу сделать все, что вам угодно. Только, если можно, мне бы хотелось, чтобы вы предупредили меня заранее, за несколько дней.

— Нет, себе я ничего не хочу заказать, но у меня и правда есть идея относительно платья для моей жены. Скажите, не могли бы вы припомнить, какие костюмы больше. Всего нравились Уиллоу?

Максвелл остановился на мгновение, потом продолжил раскраивать ткань.

— Мне было велено ее забыть, и я забыл.

Мастерская портного была завалена рулонами ткани и большими мотками лент, кружев и тесьмы. Наброски костюмов, которые Максвелл шил или собирался шить, были приколоты к дальней стене.

— Правда? Какая жалость. Меня волнует Айвори, — сказал Чейз доверительно. — Она не помнит Уиллоу, и я подумал, что ей понравится носить какое-то из любимых платьев ее матери.

Максвелл отложил ножницы и повернулся к Чейзу. Он был увлеченным человеком и не любил, когда кто-то мешал его работе. Теперь он нетерпеливо нахмурился:

— Я люблю Айвори, мы все ее любим. Но не надо вынуждать ее к тому, чтобы она выискивала воспоминания о своей матери. Скажите ей, пусть оставит Уиллоу ангелам, которым теперь она принадлежит.

Совет Максвелла только подхлестнул интерес Чейза, но в глазах портного он видел такой же страх, что и у Андре, и не стал подталкивать его к дальнейшим откровениям.

— Я хочу еще раз поблагодарить вас за тот костюм, который вы сшили для меня к свадьбе. Я подумаю и дам вам знать, нужно ли мне что-то еще.

Максвелл слегка кивнул и продолжил выкраивать новое платье. Чейз бросил кусок кружева, который держал в руках все это время, и вышел. Не успел он сделать и двух шагов по коридору, как наткнулся на Стокса и Вика Они ждали его, и было совершенно ясно, что у них нет намерения уступить ему дорогу.

— Доброе утро, ребята, — приветствовал их Чейз — Спайдер отпустил вас поиграть?

Стокс сделал шаг ему навстречу:

— Может, ты и женился на дочери нашего хозяина, но это еще не делает тебя хозяином.

Не испугавшись этой пары громил, Чейз прислонился к стене и принял непринужденный вид.

— Действительно? Ну, я не разочарован этим. Не могу представить, чтобы вы двое сделали что-то для меня, чего я не мог бы сделать сам и лучше, чем вы, Конечно, если тебе нужна еще одна демонстрация этого, Стокс, я буду рад тебе ее предоставить.

— Тебе просто повезло, и ты это знаешь!

Чейз засмеялся:

— Ты такой же непробиваемый, как эта стена. Удача тут была ни при чем.

— Ты что, собираешься позволить ему разговаривать с тобой вот так? — спросил Вик.

— Да ладно тебе, Вик, — сказал Чейз укоризненно. — У него было не больше выбора, чем у тебя, когда Айвори привязала тебя к кровати.

С того момента, как Стокс нашел его связанного и с кляпом во рту, Вик подвергался немилосердным насмешкам за то, что позволил себе пасть жертвой выходки Айвори, и хотя многих он заставил замолчать с помощью своих кулаков, замечание Чейза вновь пробудило в нем ярость. Он издал дикий вой и бросился на него, но Чейз в самый последний момент скользнул в сторону, так что Вик врезался в стену.

Смеясь над Виком, Чейз не упускал из виду Стокса.

— Вот это было весьма впечатляюще. Картошку ты чистить умеешь? Может, Андре пристроит тебя работать на кухне?

— Я убью тебя! — заорал Вик, выхватывая лазерный пистолет из-за пояса.

— Худшей ошибки ты не мог бы сделать, — сказал Чейз предостерегающе. — Айвори гораздо больше привязана ко мне, чем к тебе, и если я покажусь за ленчем хотя бы с одной царапиной, до ужина ты не доживешь.

— Ублюдок! — вопил Вик.

Чейз почувствовал, что Стокс придвигается ближе, и одним ударом выбил пистолет из рук Вика, сломав ему при этом пару пальцев, потом развернулся и заехал ребром ладони Стоксу по носу, снова сломав его. Оба выли от боли, а он наклонился, подобрал пистолет и, обернувшись, увидел, что Максвелл наблюдает за ним.

— Вам нужна помощь? — прокричал ему портной.

— Нет, но можете позвонить в медицинское отделение и сказать, что Стокс и Вик снова к ним направляются. Может быть, вам нужно было лучше готовиться к встрече, ребята.

Чейз засунул пистолет Вика к себе за пояс и пошел вниз по коридору к лифту. Подошло время ленча, и он нагулял хороший аппетит.

Спайдер был разочарован, узнав, что Айвори не присоединится к ним, но подождал, пока Чейз не начнет есть, прежде чем приступить к суровому выговору.

— Я не собираюсь терпеть, чтобы ты докучал моим людям расспросами о моей покойной жене. Если ты хочешь что-то знать, спроси у меня.

Чейзу было интересно, Андре это или Максвелл рассказал Спайдеру об их разговоре, или, может быть, кто-то из службы безопасности, наблюдавший за ними. Он знал, что здесь все просматривается и прослушивается, и вовсе не был удивлен. Андре сделал ему сандвич с мясом, он с удовольствием ел его и ответил не сразу.

— Свадьба Айвори навела ее на мысли об ее матери, — ответил он, стараясь не упоминать о сне. — Она очень щадит ваши чувства, поэтому я не пошел к вам и не стал напоминать о вашей утрате. Я порасспросил людей, постарался найти кого-то, у кого были бы счастливые воспоминания об Уиллоу, чтобы поделиться ими с Айвори.

Спайдер принял объяснение Чейза и явно успокоился:

— Не важно. Какие бы хорошие у тебя ни были намерения, твои расспросы были ни к чему. Живя воспоминаниями о прошлом, нельзя ничего добиться. Айвори знает, как сильно ее мать любила нас обоих, и это все, что ей действительно стоит знать. Теперь скажи мне, что это еще за слухи о твоей новой стычке с Стоксом и Виком?

Поскольку Максвелл был единственным свидетелем этой сцены, Чейз понял, что именно он передал Спайдеру о его расспросах. У портного, как оказалось, хотя рот и был на замке, но он, похоже, пересказывал Спайдеру все интересное, чему был свидетелем. Чейз обещал себе никогда не говорить с ним больше ни о чем, кроме костюмов.

Чейз старался, чтобы казалось, что он больше интересуется своим сандвичем, чем тем, как быстро Спайдер ушел от разговора об умершей жене. Он не только избегал говорить о ней, он накрепко запечатал дверь ее гробницы. Не нужно было быть обученным агентом, чтобы почувствовать, что за безвременной смертью Уиллоу Даймонд скрывается гораздо больше, чем хотел показать Спайдер.

Внезапно сообразив, что Спайдера не было во сне Айвори, он вдруг подумал: уж не пират ли был той тенью? Он слегка откинулся на стуле и глубоко вздохнул. Спайдер хотел поговорить о его недавнем приключении, так что у него не было времени для дальнейшего анализа сна. Чейз был готов удовлетворить его любопытство.

— Они оба не на шутку увлечены Айвори и ревнуют, — ответил он. — Со временем они научатся не вставать у меня на пути.

— Для их же собственного блага, я надеюсь, это произойдет скоро. Неужели все пилоты Аладо умеют так работать кулаками?

Чейз выдавил смешок и пожалел, что так невнимательно изучал в свое время легенду Чейза Данкана, что не мог теперь вспомнить деталей.

— Я не всегда летал на лучших маршрутах, а драки — частое дело в большинстве таверн на аванпостах. Я научился защищать себя, и хотя я с удовольствием не стал бы связываться со Стоксом и Виком, сомневаюсь, что они прекратят меня провоцировать.

— Будем надеяться, что прекратят. Они полезны, и мне не хотелось бы избавляться от них, хотя ценность Вика сильно поуменьшилась после того, как Айвори с ним обошлась. Это было очень прискорбно. Я надеюсь, что ты попытаешься повлиять на нее в лучшую сторону, чтобы она стала вести себя потише и у нее больше не появлялось искушения ослушаться меня.

Айвори сегодня была не просто тихой, она была подавленной, но Чейз не хотел ее видеть такой и не желал, чтобы его хвалили за это.

— Я люблю ее такой, какая она есть, — сказал он.

— Да, я вижу. Наше соглашение сработало замечательно, не так ли?

— Да, сэр, и все будет еще лучше.

Чейз действительно хотел этого, и когда Айвори присоединилась к ним за обедом в таком же мрачном настроении, как и утром, он понял, что должен как-то помочь ей, и немедленно. Когда они вернулись к ней в комнату, он взял ее за руку и потянул к кровати. Он поцеловал ее, но не страстно — он не осмеливался дать себе волю, — а очень нежно.

Он надеялся, что она нашла хоть немного утешения в своем искусстве и попробовал заговорить с ней об этом:

— Как сегодня продвигалась работа?

Айвори смотрела в сторону:

— Я провела большую часть дня, размешивая глину. Всякий раз, когда я пыталась лепить игуану, у меня получался жуткий бесформенный кусок, а не ящерица. У меня никогда не было никаких проблем, всегда получалось то, что я хотела. Что, если я растратила весь мой талант? Что, если он кончился?

Она казалась такой же напуганной этой возможностью, как и своим страшным сном, и Чейз обнял ее еще крепче:

— Талант — это нескончаемый дар, любовь моя. Ты не можешь его израсходовать. Ты просто плохо спала прошлой ночью и, наверное, слишком устала, чтобы думать, не говоря уже о том, чтобы что-то создавать. Давай примем вместе душ и потом поспим немного. Завтра все будет гораздо лучше, поверь мне.

— Ты действительно так думаешь?

Чейз ответил ободряющим поцелуем:

— Я точно знаю.

Он неохотно поднялся и повел ее в ванную. Она нерешительно теребила его одежду, пока он стаскивал одежду с нее, и потом они вместе вошли под душ. Он только хотел ей помочь расслабиться, но ее руки скользили по его телу, и он внезапно почувствовал, что она хочет чего-то гораздо более волнующего. Он повернулся так, что струя воды била ему в спину, и приподнял ее. Она ловко взобралась на него и прижалась, обхватив ногами его талию и обвив руками шею.

Чейз готов был заниматься с ней любовью как угодно, как она только захочет. Их движения были ограничены в душе, но не настолько, чтобы испортить удовольствие, которое они находили в объятиях друг друга. Она двигалась грациозно, как змея, качая бедрами в медленном волнообразном движении. Он должен был упереться руками, чтобы удержать равновесие, потом обхватил ее за талию, направляя, ведя к блаженному экстазу, который был еще восхитительнее от теплой струи воды, стекавшей у него по плечам и струившейся между ее грудей.

Айвори была так счастлива и так утомлена, что заснула бы у него на руках, если бы Чейз не помог ей выйти из душа и не завернул в полотенце. Она смотрела на него снизу вверх с блаженной улыбкой, от которой он вновь почувствовал желание.

— Хорошо. Я знал, что после душа тебе станет лучше.

— Нет, это все ты, — возразила Айвори, и зевнула, прикрываясь рукой. — Пойдем в постель.

Чейз сначала высушил ее волосы, потом свои собственные и отвел обратно в спальню. Постель была широкой и манила к себе. Убаюканная в его объятиях, Айвори немедленно уснула. Наполненный той же успокаивающей теплотой, Чейз закрыл глаза и пожелал себе, чтобы у них больше никогда не было такого неприятного дня, как этот. Потом он понял, какой неосуществимой была эта надежда. Впереди их ждали еще более опасные ловушки, гораздо более опасные, чем просто плохие сны.

Не подозревая о страхах мужа, Айвори спала и видела себя снова ребенком, танцующим со своей матерью под красивейшую мелодию. Их смех был искрящимся, как солнечный свет, но вдруг музыка смолкла. Испугавшись, Айвори прижалась к матери, но тень настигла ее и здесь, и она проснулась с приглушенным криком на губах.

Она только всхлипнула, но Чейз почувствовал, что ей нехорошо, и проснулся. Он потянулся и зажег свет.

— Тебе приснился еще один плохой сон?

Айвори прижала руку к груди, но не могла ответить, пока не отдышалась:

— Нет, это был тот же самый сон. Мы с матерью танцевали, а потом тень пересекла комнату и больше я уже не могла это вынести.

— Нет, подожди, это уже по-другому, — возразил Чейз. — Там было еще что-то, на что ты не хотела смотреть?

Ее глаза наполнились ужасом, Айвори покачала головой:

— Я не знаю и не хочу знать.

Чейз притянул ее к себе и крепко обнял.

— Я так понимаю, в твоих учебных программах нет ничего по толкованию снов.

— Это больше, чем сон, Чейз. Это существует на самом деле, и мне не нужен никакой психолог, чтобы сказать, что эта тень — зло Произойдет что-то ужасное. Я точно знаю, произойдет.

Чейз вздохнул, уткнувшись лицом в ее волосы. Если этот пугающий сон действительно был предвидением, тогда он предсказывал грядущий налет. Он не мог этого предотвратить, но он снова мог сделать попытку увезти Айвори отсюда.

— Я не могу видеть тебя такой, я не могу этого выносить. Даже если твой отец не позволит нам уехать на медовый месяц, я все равно постараюсь убедить его отпустить нас в «Райский приют» на несколько дней.

— Нет, не проси его, — сказала Айвори умоляюще. — Ты только снова его разозлишь, а мы не должны этого делать.

Она сейчас была так не похожа на ту независимую красавицу, которую он любил, что Чейз еще больше утвердился в мысли об отъезде.

— Я думаю, что тебе нужно уехать отсюда. Если ты скажешь отцу о своих снах, я уверен, что он отпустит нас.

— Нет! — Айвори вцепилась в его руку. — Это должно быть нашей тайной, Чейз. Обещай мне, что ты никому не скажешь!

В ее глазах был истерический блеск, и это испугало Чейза больше, чем любой дурной сон. Айвори была, несомненно, очень чувствительна. Спайдер говорил о ее диком характере, но что, если дело серьезнее? Что, если молодая женщина, которую он обожал, совершенно потеряла чувство реальности? Не желая допустить такую возможность, он быстро пообещал ей:

— Хорошо. Мы останемся здесь и никому не скажем о твоем сне. Может, ты больше не увидишь его, но если увидишь, то в медицинском отделении есть какое-нибудь успокоительное лекарство, и я буду настаивать, чтобы ты начала его принимать, чтобы хорошо спать. Может, мне следует пойти и принести тебе что-нибудь прямо сейчас.

— Нет, не оставляй меня, — сказала Айвори умоляюще. — Просто останься здесь со мной, и я смогу заснуть.

Чейз не был уверен, что она действительно сможет, но выключил свет и притянул ее поближе к себе. Он гладил ее по спине, тихо шептал что-то, и она, к его удивлению, снова заснула, но теперь уже он не мог успокоиться. Он не хотел думать о пугающих снах, или предчувствиях, или даже о воспоминаниях, в которых за тенью могла скрываться смерть, но образы, которые описала Айвори, постоянно вертелись в его голове — до тех пор, пока он не почувствовал себя таким же удрученным, как и она.

Это совершенно точно будет его последним заданием, пообещал он себе, и каким-то образом он собирался довести его до конца, не потеряв свою невесту.

Глава 18

Чейз этой ночью спал меньше, чем Айвори, но ради ее спокойствия постарался выглядеть хорошо отдохнувшим и ласково приветствовал ее поутру. Она, в свою очередь, попыталась обмануть его бодрой улыбкой и поспешила встать с постели прежде, чем он успел заговорить с ней, чтобы он не заметил ее настроения. Спайдер уже позавтракал, не вынуждая их обманывать кого-то еще, кроме друг друга. Однако он их встретил, когда они выходили из столовой.

— Все еще работаешь над своими игуанами? — спросил Спайдер дочь.

Айвори бросила озабоченный взгляд на Чейза и улыбнулась отцу:

— Вчера я приготовила глину на сегодня, надеюсь сделать одну-две игуаны. Извини меня, я тороплюсь, хочу скорее начать.

— Удачи! — крикнул ей Чейз, и она, обернувшись, махнула ему рукой.

Спайдер взял Чейза под руку.

— Пойдем со мной, — сказал он. — Я хочу показать тебе кое-что — думаю, это покажется тебе интересным.

Чейз проводил прощальным взглядом Айвори и последовал за тестем. Он не был уверен, что рейд нагрянет сегодня, но очень не хотел покидать Айвори ни на минуту. Шеф предпочитал проводить облавы рано утром, когда пьяные уже расходятся, а трезвые еще не встали. Четыре часа утра было его любимым временем для нанесения удара, но он никогда не следовал одному и тому же плану дважды. Ян Сент-Ив предупредил, что рейд прибудет скоро, но он не уточнил когда именно, и Чейз оставался в напряженном ожидании.

Занятый своими мыслями, он не делал попытки заговорить со Спайдером, пока они спускались на лифте к докам на первый ярус. В главном доке снабжения стояли три «Томагавка», и Спайдер повел его на борт того, что стоял в центре. Не желая показать, что Айвори уже рассказала ему об истинном предназначении кораблей, Чейз изобразил удивление, когда они вошли в главный грузовой отсек и со всех сторон оказались окружены ящиками с аккуратно уложенными деталями и длинными столами с оборудованием для производства замечательных «серебряных роботов» Спайдера.

— Передвижная фабрика, — пробормотал Чейз, удивленно присвистнув, — Очень умно.

Довольный похвалой Чейза, Спайдер широко усмехнулся, но, как обычно, в его холодных серых глазах не отразилось радости.

— Ну да, я тоже так считаю. Я бы послал тебя в следующую поездку, чтобы ты смог посмотреть на весь процесс, но я знаю, что Айвори никогда не простит мне, если я вас разделю.

— Пошлите ее вместе со мной, — предложил Чейз, цепляясь за новую возможность увезти ее, чтобы она не стала свидетелем грядущей облавы.

— Навряд ли, — сказал Спайдер. Он махнул Чейзу, чтобы тот следовал за ним, и продолжил экскурсию. — Мы действуем по произвольному расписанию: от четырех до шести недель в полете, два-три дня на заправку и снабжение. Корабль зарегистрирован на имя законной корпорации. Он ходит по обычным транспортным маршрутам и не привлекает к себе никакого внимания.

— А где хранятся собранные модели? — Чейз следил за едва уловимыми изменениями лица Спайдера, когда тот прикидывал про себя, стоит ли делиться этими сведениями. Он довольно долго молчал, очевидно, колеблясь, потом сдался:

— Они в одном из помещений в банке. Ты видел первую команду, но есть и другие.

Они шли по проходу, заставленному со всех сторон полированными деталями для роботов, и Чейз внимательно слушал, как Спайдер делится своими амбициозными планами относительно «серебряных солдат». Чейзу нетрудно было выказывать восхищение великолепной работой инженеров, но он был полон решимости не дать осуществиться зловещим планам по их применению. Они провели все утро на борту «Томагавка», и Спайдер поделился с Чейзом, что собирается привлечь его к следующей фазе своего плана:

— Прежде чем начать рекламировать их возможности, я собираюсь получить сотню «серебряных парней», готовых к действию. Но когда они поступят в продажу, я думаю предоставить главную роль тебе. Ты спросил о плате за работу, которую будешь делать для меня, так вот — чем большую цену за них ты получишь, тем больше заработаешь.

— Для меня это замечательно, но мне, наверное, следовало договориться о плате еще до того, как я женился на Айвори.

Приятно удивленный, Спайдер громко рассмеялся:

— Мне нравится, как быстро ты учишься заботиться о своих интересах. Но можешь не беспокоиться. Ты по лучишь щедрые комиссионные.

На корабле никого не было, кроме них, экипаж и рабочие отдыхали на «Шахте». Зная, что их не могут подслушать, Спайдер перевел разговор на более личную тему:

— Я не часто вижу Айвори с тех пор, как вы поженились, но успел заметить, что она несчастлива. Как могло случиться, что между вами уже что-то не так?

Чейз не мог дать простой ответ и открыл только часть правды:

— Мы с Айвори прекрасно ладим. Но она скучает по своей матери. Впрочем, как я понимаю, теперь, после свадьбы, наш договор потерял силу. Если хотите узнать, что волнует вашу дочь, спросите ее сами.

Спайдер привык настаивать на своем, и теперь на его лице не было ни тени улыбки.

— Нет. Став замужней женщиной, она должна доверяться своему мужу, а не отцу. Если она думает о смерти своей матери, отвлеки ее.

— Я стараюсь, как могу.

— И не забывай об этом, потому что наш договор ни когда не потеряет силу, Данкан. Твоя работа — сделать Айвори счастливой навсегда.

Он смотрел на Чейза стальным взглядом, и тот, в свою очередь, посмотрел на него в упор. Теперь он считал последние часы до окончания своей миссии, и у него не было причины бояться Спайдера.

— Ваш план сработал слишком хорошо, не так ли? — спросил он. — Айвори действительно любит меня, и если что-нибудь со мной случится, это разобьет ей сердце. Не нужно беспокоиться о том, чтобы я был хорошим мужем для нее. Я буду им независимо от ваших угроз.

Высказав все, что хотел, Чейз повернулся к нему спиной и спустился по трапу «Томагавка». Он надеялся, что работа Айвори продвигается хорошо и она не будет возражать, если он отвлечет ее, поэтому прямиком направился в студию. Он нашел ее погруженной в свои рисунки, но если она и сделала что-то за сегодняшнее утро, то заметно этого не было. Он поцеловал ее и поставил свой стул рядом:

— Как идут дела?

Айвори закрыла альбом и отвела упавшую на глаза прядь.

— Плохо, но я стараюсь воспринимать это так, как будто я слегка споткнулась на своем творческом пути, а не упала совсем. А ты где был?

Чейз сказал ей, что осматривал фабрику по производству «серебряных парней».

— Твой отец заметил, что ты не самая счастливая из новобрачных, и строго-настрого приказал мне сделать с этим что-нибудь.

Айвори взяла его руку и переплела свои пальцы с его.

— В этом нет твоей вины, Чейз. Я думаю, это просто плохая полоса для меня.

Ему отчаянно хотелось увезти Айвори подальше от отца на время облавы, и он поделился с ней своими последними мыслями о расстраивающем ее сне:

— Если твой сон — это сплав детских воспоминаний, а не какое-то странное предчувствие, то не кажется ли тебе, что в нем нет кого-то? Если не считать, может быть, этого образа?

Взгляд Айвори был осторожным, но не подозрительным:

— Ты имеешь в виду моего отца? Да, это приходило мне в голову, но он обожал мою мать, и меня он всегда баловал, так что зачем ему было насылать на нас эту угрожающую тень?

Чейз попытался подтолкнуть ее к разгадке:

— Супруги, даже те, которые очень любят друг друга, иногда спорят между собой. Маленький ребенок, естественно, пугается, когда слышит разгневанные голоса.

Айвори поразмыслила над такой возможностью:

— Это логично, но я думала, что мы ищем образы.

— Я хочу только, чтобы ты нашла наконец спокойствие. Если тебе снова приснится этот сон, не борись с ним. Может быть, все, что скрывается за этой зловещей тенью, — просто какой-то спор между твоими родителями, который они быстро забыли, а твой страх остался с тобой на все эти годы.

Айвори поднялась, притянула его ближе за край куртки и горячо поцеловала.

— Надеюсь, ты прав, — сказала она, но в глубине души она боялась, что эта тень скрывает что-то гораздо более страшное, чем просто ссору любящих друг друга людей.

Айвори в этот вечер работала в казино, и Чейз просто бродил туда-сюда и поглядывал на нее и на посетителей, чтобы те не переходили границы дозволенного. «Шахта» сегодня была более оживленной, чем обычно, и он внимательно смотрел по сторонам, пытаясь вычислить среди пиратов людей, которые работали над «серебряными парнями». Он не мог проверить правильность своих выводов, разве только спросить, но ему не хотелось этого делать, и он просто развлекался таким образом, проводя время, пока не заметил, как сквозь толпу в казино прокладывает путь Нельсон, направляясь к столу Айвори.

Этот сухощавый коркер бросил на ее стол пригоршню фишек и присоединился к следующей игре. Чейз знал, что, несмотря на свой звякающий пояс и огненную шевелюру, Нельсон такой же умелый агент, как и другие, работающие на Шефа. Но все-таки вряд ли Нельсон был в курсе плана рейда. Была вероятность, что он пришел сюда, чтобы передать сообщение, но, когда Чейз быстро прошел мимо стола, привлекая внимание Нельсона, тот никак не отреагировал.

Чейз чувствовал, что устал, и зевнул, когда они с Айвори шли к лифту в ее апартаменты.

— Извини, — пробормотал он. — Мне нужно немного поспать.

Айвори устало прислонилась к нему:

— Тебе не нужно оправдываться. У меня самой глаза уже час как слипаются. Может быть, просто пойдем в постель?

Чейз обнял ее за талию, и они пошли к ее комнатам.

— Мы туда и идем, разве нет?

Айвори не отвечала, пока он не помог ей освободиться от платья. Она повернулась к нему и перебросила серебряное платье через его руку.

— Я имела в виду, может быть, мы просто отправимся спать?

Чейз улыбнулся и провел пальцами по ее шее:

— Мы женаты только два дня, а я тебе уже надоел?

Насмешливый отблеск в его глазах рассеял ее опасение, что она обидела его. Успокоившись, она придвинулась ближе и ущипнула его за ухо.

— Нет, ты мне никогда не надоешь. Я просто слишком устала. Я могу только лежать в твоих объятиях и спать. Ты не возражаешь?

Чейз обнял ее, потом присел на край кровати и стащил ботинки.

— Нет, я не обижусь. Я тоже измучился.

— Хорошо. Я очень не хочу, чтобы кто-то из нас чувствовал, что его принуждают заниматься любовью, когда он не в настроении.

Чейз подмигнул ей:

— Я не сказал, что я не в настроении.

Айвори взъерошила его волосы:

— Ты все время дразнишь меня, Чейз Данкан.

Чейз схватил ее за руку и поднес к губам:

— Вовсе не дразню. Прими душ, если хочешь. А я собираюсь спать.

Он встал, чтобы снять пиджак. Кроме того костюма, который был сшит к его свадьбе, у него еще не было другой одежды. Он забыл попросить Максвелла, чтобы тот воспроизвел его гардероб Аладо в темно-синем цвете. Конечно, портной может и не успеть выполнить заказ до налета, но Чейзу все-таки нужно не забыть попросить его о новой одежде. Иначе это может показать его пренебрежительное отношение к «Шахте», а он не хотел, чтобы его заподозрили в том, что он не собирается здесь оставаться. К счастью, для того, чтобы спать, ему не нужно было никакой одежды.

Чейз с трудом удержался, чтобы не заснуть, пока Айвори не присоединилась к нему. Он обхватил руками ее за талию и привлек к себе так, что изгибы ее тела повторяли его собственные.

— Как хорошо вот так, — прошептал он.

— Я люблю тебя, Чейз.

— Хмм — Чейз хотел сказать больше, но слишком устал, чтобы заставить губы шевелиться.

«Алмазная шахта» была открыта двадцать четыре часа в сутки для приема посетителей, независимо от времени их приезда, но вся деловая активность стихала после трех часов утра. В казино работало только два стола, в баре человек шесть, не больше, тянули свой «вулкан» и рассказывали друг другу всяческие небылицы, клянясь, что это правда. В борделе большая часть девиц уже спала — или одни, или с мужчинами, которые заплатили непомерную сумму, чтоб наслаждаться удовольствиями в течение всей ночи. Некоторые засиделись за картами в ожидании, когда появятся последние из выигравших в казино. Летняя Луна спала рядом со Спайдером в его постели.

Несколько человек из обслуживающего персонала дежурили, чтобы расчищать посадку кораблям для приземления и отлета, но в этот час единственное оживление внесло прибытие обычного корабля, который привез спиртное в бар и деликатесы к столу Спайдера. Корабль приписали к доку номер пять, пилот шутил с принимающим персоналом и идеально посадил корабль. Охрана на посту в обзорной комнате отметила прибытие грузового корабля в журнале, но, как только началась разгрузка, их интерес к нему пропал.

За растущими рядами бочек, загораживавших обзор, они не заметили, как двое вытащили и поставили рядом с вентиляционный трубой манекен, содержащий внутри замаскированные канистры со «сладким сном», газом без запаха, цвета и вкуса. Газ начал просачиваться в вентиляционную систему «Шахты», и охрана вдруг почувствовала блаженную расслабленность. Они начали потягиваться, зевать и, как и весь остальной персонал на «Шахте», крепко заснули там же, где сидели или стояли. Те же, кто уже спал, только глубже погрузились в сон.

Шеф рассчитал операцию до последней секунды и был чрезвычайно доволен тем, как хорошо прошла начальная фаза. Он подождал еще минут пять, чтобы быть абсолютно уверенным, что в «Шахте» не бодрствует ни одна живая душа, и затем подал сигнал войскам, спрятанным в грузовом отсеке корабля. Вооруженные и в противогазах, они прошли по всем уровням, разоружая и надевая наручники на всех, кого находили, и оставляя у каждой спящей группы по охраннику.

В четыре часа утра еще три корабля с членами специальных сил Аладо приземлились при содействии команды Шефа. Корабли были оборудованы как транспорты для заключенных, они выгрузили войска и ждали, пока на борт будут доставлены пленники — жертвы облавы. В первый раз корабли могущественной корпорации Аладо посещали «Алмазную шахту», но в тот самый час, когда ее настоящий владелец спал наркотическим сном, аванпост тихо преобразовался из пиратского притона в новую колонию Аладо.

Чейз слышал, как кто-то зовет его по имени, но звук был приглушенным и не мог разорвать пелены сна, пока наконец не стал более настойчивым. Даже и теперь он с трудом мог проснуться. Сначала он обрадовался, что их разбудил не возвращающийся зловещий сон Айвори, и он прижал ее к себе, чтобы насладиться ее приятной теплотой, как вдруг грубая команда вывела его из блаженного состояния.

— Проклятие, Дрю, да просыпайся же, — приказал Ян Сент-Ив. Он ждал, пока Дрю повернется к нему, и протянул ему пару наручников. — Надень на свою невесту. Шеф хочет видеть тебя, как только твоя голова достаточно прояснится для разговора.

Как-то раз в музее Дрю видел песочные часы, и теперь, когда он старался сфокусировать взгляд на Яне, ему на ум внезапно пришла эта старинная вещица. Он чувствовал себя разбитым и потерянным, как будто каждая клеточка его тела превратилась в песок и непрерывно сыпалась, но в отличие от часов песок сыпался и сыпался в пространство без дна. Он зевнул и попытался стряхнуть с себя оболочку сна, который налил его тело свинцом.

— «Сладкий сон», — пробормотал он, еле шевеля губами, которые, казалось, непомерно раздулись.

— Верно, это и был «сладкий сон». Лучшее усыпляющее средство изо всех, когда-либо придуманных. Но теперь он уже должен выветриться. — Ян подошел к той стороне кровати, на которой спала Айвори, и потряс ее за плечо. — Просыпайся, принцесса, вечеринка окончилась.

— Оставь ее в покое. — Чейз выбросил руку широким жестом в безнадежной попытке оттолкнуть Яна в сторону. Он слышал о «сладком сне», но ему никогда не случалось становиться его жертвой. Теперь он отчаянно хотел защитить свою жену, но его движения были такими медленными, что он чувствовал, что даже улитка могла бы его обогнать.

Ян снова толкнул Айвори, но не сумев разбудить ее, отвел руку и отвесил пощечину. Она вскрикнула и наконец раскрыла глаза, но выражение ее лица оставалось пустым, как у манекена. Ян стащил простыню и увидел, что на Айвори ничего нет. Он оценивающе улыбнулся и даже не потрудился прикрыть ее снова. Он подобрал наручники, лежавшие возле Чейза, и быстро защелкнул их на ее запястьях.

— Вы арестованы, мисс Даймонд, — объявил Ян, — за нарушение запрета Конфедерации об оружии и торговлю крадеными товарами. Есть, конечно, и другие преступления, но эти первые в списке.

Айвори едва смогла приоткрыть глаза. Она видела только смутный силуэт человека, но не понимала слов. Она попыталась сесть, но руки не слушались ее. Она силилась, но не могла развести их.

— Дрю! — прокричал Ян, но его коллега-агент только смотрел на него бессмысленным взглядом. Ян пошел к двери и подозвал другого агента, чтобы тот принес ему не большой баллон с кислородом. Он отнес его к кровати.

— Попробуй-ка вот это, — распорядился он и прижал маску к лицу Дрю.

Несколько глубоких вздохов, и Дрю наконец пришел в себя после одурманивающего эффекта газа, погрузившего в сон все здание. Одного взгляда на Айвори было достаточно, чтобы понять, что она еще во власти сна. Смущенный ее наготой, он быстро накинул простыню на ее обнаженную грудь.

— Мог бы и не обращаться с ней так, — сказал он мрачно.

— Как? — возразил Ян. — Как с бесчестным пиратом? Так она им и является.

Дрю знал, что налет будет стремительным и жестоким, но думал, что будет полностью готов к нему и не ожидал, что окажется так ослаблен действием «сладкого сна», что не сможет взять ситуацию в свои руки. Собравшись с силами, он встал с кровати и оделся. Раньше он старался не думать о том, как объяснит Айвори, кто он такой, но теперь пришел тот самый момент, и он жалел, что не продумал все заранее.

Он встал на колени возле кровати, давая ей кислород. Когда ее взгляд стал более осмысленным, он сказал ей то немногое, что мог:

— Аладо совершила налет на «Шахту». Пожалуйста, не волнуйся, я позабочусь о тебе.

Его лицо было серьезным, а голос убедительным, но она была ошеломлена, обнаружив брата Сэмюела, стоящего за его спиной. Он был одет в ту же серую форму, которую носил Чейз, и, вдруг почувствовав тошноту от его язвительной ухмылки, она поняла, что они были обмануты.

— Ты ублюдок, — закричала она. — Ты не священник!

Ян был счастлив это признать:

— Умная девочка. Я не священник, так что Чейз Данкан не твой муж. Да он вовсе и не Чейз Данкан. Его зовут Дрю Джордан, и он работал на Аладо все то время, что был здесь.

Потрясенная до глубины души, Айвори ожидала, что Чейз отвергнет это ужасное обвинение, но по выражению муки на его лице она поняла, что это правда. Страдая от чудовищного предательства, она испустила вой и, несмотря на наручники, бросилась к его горлу, диким прыжком сбив с ног. Падая, он поймал ее запястья, увлекая за собой. Его голова стукнулась об пол, и она вонзила ногти в его лицо. Он повернулся в безнадежной попытке подмять ее под себя, но она боролась так яростно, что он не мог сдержать ее.

Ян отскочил с их дороги, когда они свалились обратно на постель. Его так забавлял вид Дрю Джордана, борющегося с обнаженной красавицей, которую он называл своей женой, что он даже пальцем не пошевелил, чтобы помочь ему ее обуздать. Он знал, что у Дрю достаточно силы, чтобы в конце концов одержать верх, но Айвори Даймонд была одной из самых красивых женщин, которых он когда-либо видел, а в ярости и совершенно обнаженная, она представляла такое зрелище, от которого захватывало дух.

У нее был также самый цветистый словарь, который только встречался Яну, и она называла Дрю такими гнусными именами, что он никак не понимал, почему Дрю не даст ей кулаком по подбородку, чтобы она отключилась. Выкрикивая оскорбления, она нападала на него, как демон ада, кусаясь, царапаясь и нанося удары. Наручники нисколько не сдерживали ее напора, она просто сцепила пальцы и пользовалась кулаками как дубиной, пытаясь поразить Дрю ударами в висок.

Испытывая все большее нетерпение, Шеф открыл дверь спальни и заглянул внутрь. Ужаснувшись, он вошел в комнату, вытащил из кармана маленькую ампулу с наркотиком и аккуратно нацелившись, вколол его Айвори в предплечье. Она ослабела, потеряла сознание и упала, откатившись в сторону от Дрю.

Дрю взглянул на Шефа и покачал головой:

— Извините. Я думал, что смогу с ней справиться сам.

— Ты глубоко меня разочаровал, — ответил Шеф. — Ян рассказал мне о твоих планах, но, может быть, ты уже передумал жениться на этой… ну, на этой женщине.

Не собираясь допустить, чтобы любимая женщина лежала распростертой на полу, Дрю поднял ее на руки и присел на край кровати. Он задыхался и не сразу ответил:

— Вполне естественно, Айвори была разочарована, узнав, кто я на самом деле.

— Разочарована? — хмыкнул Ян. — Она была в ярости и явно дала понять, что презирает тебя. Тебе еще повезло, что от твоего лица хоть что-то осталось.

Из царапин на щеке Дрю сочилась кровь и капала на голую грудь Айвори. Он почувствовал тошноту и еще крепче прижал ее к себе.

— Дайте мне ключи от наручников и оставьте нас одних, чтобы я мог ее одеть.

Шеф кивнул, и Ян выскользнул мимо него за дверь, прикрыв ее за собой. Сомневаясь, стоит ли оставлять Дрю с Айвори одного, Шеф пододвинул себе кресло и сел.

— Думаю, тебе о многом нужно мне рассказать.

— Позже, когда я буду знать, что Айвори в безопасности.

— Ей не грозит никакая опасность, Дрю. Спайдер — самодовольный ублюдок, но с ним у нас было гораздо меньше хлопот, чем у тебя с ней. Конечно, он еще не знает насчет тебя, а она уже знает. — Шеф нервным движением разгладил складку на своих брюках. — Она будет давать показания против своего отца?

Дрю смотрел, как кровь стекает вниз между грудей Айвори, алая река отчаяния.

— Ни за что, — убежденно сказал он, но вдруг вспомнил о ее сне. — Можете вы выяснить, что случилось с женой Спайдера? Айвори сказали, что у ее матери было слабое сердце, но это вполне могло быть просто подходящей ложью.

— Я посмотрю, что мы сможем выяснить, но ничего не обещаю. — Шеф встал и бросил ключи от наручников на кровать. — Одень ее. Я буду ждать снаружи, но не заставляй меня ждать слишком долго.

Дрю кивнул, но еще несколько минут не мог заставить себя двинуться. Потом, оставив Айвори лежать на кровати, он прошел в ванную, намочил край полотенца и постарался остановить кровь, сочившуюся из щеки. Айвори хотела попасть ему в левый глаз, но наткнулась на щеку, и ее ногти оставили там три кровавые полосы. Шефу следовало бы привести с собой медиков, которые ликвидировали бы ущерб за несколько минут с помощью своих чудесных лучей, но он взглянул в зеркало и решил их не беспокоить. Дрю снова намочил полотенце и вытер кровь с белоснежной кожи Айвори. Они не слишком долго жили в одной комнате, и он не знал, где она держит свое нижнее белье: ему пришлось заглянуть в несколько ящиков, пока он его не нашел. Он снял наручники и надел на нее бледно-голубое нижнее белье и одну из тех серебряных пилотских форм, которые она обычно носила. Это было непросто, но ему наконец удалось это сделать. Он умыл ее, причесал волосы и, нагнувшись, поцеловал. Захватив наручники с собой, он вручил их Шефу.

— Мне они не понадобятся. Куда ее отнести?

— Тебе не нужно делать это самому.

— Я хочу, — повторил Дрю настойчиво.

Шеф воспринимал привязанность Дрю к Айвори как личное оскорбление. Кроме всего прочего, он же был начальником Дрю, и любое отклонение от установленного порядка бросало тень и на него.

— Тебе ни в коем случае нельзя было позволить вовлечь себя в личные отношения с Айвори Даймонд. Это наше основное правило. Как ты мог вести себя так легкомысленно?

Дрю оперся рукой о дверь.

— Поберегите ваши лекции на потом. Я хочу убедиться, что моей жене удобно, и тогда мы поговорим.

— Больше нет никакой необходимости в этой странной фантазии, — возразил Шеф чопорно, и Дрю подумал, а трогала ли вообще когда-либо его сердце любовь. «Вряд ли», — решил он, и не стал говорить ему о счастье взаимности.

— Мы не так уж не подходим друг другу, как вы думаете. Она необыкновенная женщина и талантливая художница. Я собираюсь остаться с ней.

Шеф раскрыл глаза от удивления:

— Такая неуместная преданность — это просто абсурд. Но мне кажется, ты скоро устанешь навещать ее в тюрьме. Женщины могут годами гадать мужчину, пока он отсидит свой срок, но мужчины никогда не проявляют такой же преданности. Мы напрасно теряем время. Если ты больше никому не доверяешь отнести ее на корабль, тогда просто перекинь ее через плечо и неси сам.

Вместо того чтобы последовать совету шефа, Дрю осторожно поднял Айвори с кровати и понес ее на руках нежно, как спящего ребенка. Он остановился в дверях и окинул взглядом комнату.

— Я хотел бы забрать кое-что из ее вещей, — сказал он Шефу.

— Сделаешь это позже.

Дрю осторожно, чтобы она не ударилась о косяк, вынес Айвори в коридор.

— Куда вы забираете ее теперь?

— Пока что на корабль для заключенных, потом ее будут держать в штаб-квартире Конфедерации. Это будет процесс века, Дрю, и ты будешь главным свидетелем.

Вместо гордости Дрю почувствовал только невыносимую печаль. Он знал, что операции Спайдера с оружием угрожали существованию каждой мирной колонии, но Айвори была художницей, она не угрожала никому. Он взял ее поудобнее, входя в лифт.

— У вас будет полно свидетелей, — пообещал он. — Не будет никакой необходимости в том, чтобы я давал показания.

— Это было очень трудное задание. — Шеф сменил тон на примирительный. — Через несколько дней ты почувствуешь себя по-другому.

Дрю коснулся локонов Айвори губами.

— Никогда, — сказал он твердо.

Айвори очнулась в ярко освещенной камере, лежа на узкой койке. Она приподняла голову и взглянула вперед поверх ботинок и у противоположной стены увидела раковину и унитаз. Она взглянула через плечо и увидела железную дверь, которая отрезала ее от внешнего мира. Камера была такой узкой, что когда она поднялась с койки, то едва смогла пройти вдоль нее.

Телекамера над дверью медленно поворачивалась, следя за тем, как она ходит взад и вперед. Камера едва была десяти футов в длину и не больше пяти футов в ширину. Стены, потолок и пол были выкрашены белым, и свет отражался от них, больно слепя глаза.

Подождав немного, Айвори уперлась руками в стену возле койки. Она закрыла глаза и задержала дыхание, пытаясь понять, где же она находится. У вентилятора над ее головой была погнута одна лопасть, и он тихо постукивал, но это был единственный звук, который доносился до нее. Она ждала и, не уловив никакого движения, решила, что должна находиться еще на «Шахте».

Она слышала о кораблях для заключенных и подумала, что, должно быть, здесь ее и держат. Она снова беспокойно заходила по камере, как вдруг внизу в двери открылся небольшой проем, и внутрь скользнул лоток с емкостью для воды и яблоком. Это было ярко-красное яблоко, которое как будто полировали, пока оно не засверкало.

Думая, что это может быть единственной едой на целый день, она быстро забрала ее.

— Где хлеб? — прокричала она, но никто не ответил, и лоток с лязгом скользнул обратно в холодную железную дверь.

Айвори села на койку и отпила воды. Она была холодная и вкусная, и внезапно она почувствовала невыносимую жажду. Она залпом выпила половину, но заставила себя оставить немного на потом. Она была голодна и не видела смысла беречь яблоко. Оно было хрустящим и сочным, но есть одной в комнате размером не больше шкафа было тоскливо.

Когда Айвори покончила с едой, она выбросила огрызок в унитаз, снова легла на койку и постаралась вспомнить, что же произошло с ней, что привело ее к такому унизительному положению. Отец никогда не считал «Шахту» совершенно неприступной, но у них были отличная сигнализация и охрана, которая знала, что их жизни зависят от того, насколько всерьез они воспринимают свою работу. Но вот теперь она была в тесной камере, значит, произошло что-то роковое.

Ах да, наконец она вспомнила. Они были преданы человеком, который клялся, что любит ее. Она была одурманена сначала «сладким сном», потом наркотиком. Воспоминания были еще размытыми, но постепенно она вспомнила, что Чейз был вовсе не Чейз, а один из шпионов Аладо. Слезы навернулись ей на глаза, но она сдержала их усилием воли. Она не хотела плакать из-за любви, которую она потеряла, раз все это было просто умелой ложью.

Она на самом деле не знала Чейза Данкана, но прежде чем он умрет, он почувствует, насколько сильно он недооценил Айвори Даймонд и как больно, когда тебя предают.

Глава 19

Не в силах оторвать взгляд от монитора, Дрю сложил руки на груди и широко расставил ноги.

— И как давно она уже вот так ходит по камере?

Охранник пожал плечами. Он сидел напротив ряда мониторов и был обучен обращать внимание только на случаи саморазрушительного поведения, не более того.

— Час, может, два. Я подробно не записываю.

Раздраженный сарказмом охранника, Дрю повернулся к Шефу:

— Теперь, когда все заключенные помещены на корабли, я хочу, чтобы ее отпустили под мою ответственность. Даю вам слово, что мы оба появимся на суде.

Шеф засунул руки в карманы пальто:

— Это, без сомнения, самая удивительная просьба, с которой ко мне обращались. Ответ — категорическое нет. И Айвори, и Спайдер — оба будут содержаться в заключении. Они не будут отпущены до суда ни по какой причине, а после вынесения приговора им тоже не позволят любоваться видами.

Дрю на самом деле и не ожидал, что Шеф согласится на эту его просьбу, и сразу перешел к следующей:

— Я хочу, чтобы ее перевели в более просторную камеру. Эта слишком мала для длительного заключения.

— Ее пребывание в этой камере и не будет длительным, — возразил Шеф. — Наше расследование здесь завершится в течение ближайшей недели. Конечно, очень многое зависит от тебя.

Дрю уже болезненно осознал этот факт.

— Эта камера не больше собачьей конуры! — сказал он с укором.

— Она соответствует стандартам Конфедерации.

— Зато не соответствует моим, и я хочу, чтобы Айвори переместили в другое помещение. И нет никакой необходимости держать ее в одиночке Это жестоко.

Шеф не спал уже почти два дня и был не в настроении обсуждать удобства Айвори Даймонд.

— Она останется там, где есть. Я намереваюсь отдохнуть пару часов, и потом мы продолжим нашу беседу.

Айвори все еще мерила шагами крошечную камеру, и каждый ее шаг отзывался болью в сердце Дрю. Он готов был позволить Шефу спать сколько угодно, но не собирался рассказывать ему ни о чем, пока не сделает для Айвори все, что в его силах. Может, у него и не было «астральной пушки», чтобы размахивать ею, но он будет отчаянно торговаться, когда речь идет об Айвори.

— Я хочу видеть мою жену.

Шеф досадливо вздохнул:

— Во-первых, ты должен перестать называть ее своей женой, а во-вторых, ты должен прекратить любые контакты с ней. Как я понимаю, она с большим удовольствием видела бы тебя среди мертвых, чем возле ее дверей.

— Честно говоря, я не могу ее в этом винить.

— Опомнись, Дрю, что ты делаешь!

Дрю взглянул на своего начальника:

— Вы захватили «Шахту» так быстро. Может быть, я и не знаю Айвори достаточно долго, но знаю достаточно и уверен, что это не я пробудил в ней ту неистовую ярость, которую вы видели утром. Она уже была в ней прежде, еще до того, как я появился здесь, и я думаю, она поселилась в ней с того времени, когда умерла ее мать. Еще немного, и я смог бы взорвать операции Спайдера Даймонда изнутри.

— Ты не можешь быть в этом уверен, — сказал Шеф настойчиво. — Неужели тебя действительно удивляет то, что у Спайдера есть темные семейные секреты, или то, что он как следует не воспитал свою дочь? На самом деле нет никакой разницы в том, умерла ли его жена при каких-то таинственных обстоятельствах, или нет. Он окончит жизнь в тюрьме за незаконное производство и продажу «астральной пушки».

Дрю молчал, а Шеф продолжил, удовлетворенно хмыкнув:

— А что касается его солдат-роботов, то это удивительная удача, что мы нашли корабль-фабрику на стоянке в одном из доков. Кстати, выглядит он как один из кораблей Аладо, хотя те производились для мирных, а не для военных целей. Никто никогда не подозревал, что у Спайдера есть их подробные планы. У этого человека невероятный талант в точности знать, что именно нужно украсть. Прежде чем Дрю ответил, к ним подошел Ян Сент-Ив. На губах его играла самодовольная ухмылка, и это только усугубило и без того дурное настроение Дрю. Он не представлял себе, чтобы этот агент мог хоть как-то посодействовать его разговору с Шефом, и подвинулся, загораживая от Яна монитор с камерой Айвори. Он хотел дать ей хотя бы столько уединения, сколько мог.

— Спайдер не будет сотрудничать с нами, — сказал им Ян. — Но он сделал одно действительно интересное заявление.

Шеф сразу же забыл о своем намерении поспать.

— Да, и что же это?

Ян ответил, обращаясь скорее к Дрю, чем к Шефу:

— Он говорит, что с его дочерью нужно обращаться как с несовершеннолетней. Он утверждает, что ей всего шестнадцать лет.

Шеф вздохнул:

— Ерунда. Сколько ей лет, Дрю?

Дрю почувствовал холодок где-то внутри и комок в горле. В Айвори всегда была масса противоречий. Она могла носить костюм для ракетбола и вести себя как самая крутая сука во всей Галактике, но он не мог забыть удивления в ее глазах в тот вечер, когда он поцеловал ее среди зарослей орхидей. Ему нравилась в ней не ее самоуверенность, а именно трогательная беззащитность. Он вспомнил ее восторг, когда они строили песочный замок в «Райском приюте», и понял, что ей действительно могло быть всего шестнадцать. Если ее будут считать несовершеннолетней, ей не имеют права дать пожизненного заключения, поэтому он и не подумал опровергать слова Спайдера.

— Я понятия не имею, сколько ей лет, — сказал он им. — Я никогда ее не спрашивал.

— Для вас что-то значат слова этого растлителя не совершеннолетних? — спросил Ян.

Шеф отмахнулся:

— Это неуместно. Ты же знаешь, что агенты не подлежат наказанию за действия, совершенные ими во время задания.

— Это верно, — согласился Ян.

— Тогда пойди позадирай какого-нибудь пирата, — отрезал Шеф. — У нас с Дрю есть дела и поважнее, чем выслушивать твои колкости.

— Есть, сэр, — ответил Ян Шефу, лениво отдавая есть, резко повернулся кругом и вышел из пункта охраны. Шеф закрыл глаза и глубоко вздохнул. Когда он снова посмотрел на Дрю, у него в голове уже сложился план. — Это еще один мотив для того, чтобы поискать записи Спайдера, так что можешь быть уверен, я отыщу дату рождения Айвори и детали, касающиеся смерти ее матери, еще до конца этого дня. — Он взглянул на часы и быстро прикинул что-то в уме. — Встретимся в час у кабинета Спайдера.

— Я буду там, — ответил Дрю. Он подождал, пока Шеф не ушел, и повернулся, чтобы посмотреть на монитоp. — Во сколько заключенным дают ленч?

— Лотки поднимут из кухни в одиннадцать тридцать, — ответил охранник. Он заглянул в меню. — Сандвичи с сыром, овощная смесь и шоколадный пудинг. Вкусно. Нашей еде далеко до этой Хотите заказать лоток для себя?

— Нет, спасибо. — Дрю не завтракал, но ему и не хотелось. — Я хочу увидеться с моей женой.

— Послушайте, вы что, никак в толк не возьмете? Ни к одному из заключенных, которых мы взяли сегодня, не позволено пускать посетителей. Вы только себя мучаете, глядя на нее. Почему бы вам не пойти собирать улики, как остальным агентам?

— Где ключ?

— Что?

— Ты меня слышал. Я хочу ключ от ее камеры. Я только открою внешнюю дверь и поговорю с ней пять минут. Можешь засечь время, если хочешь.

Охранник знал, кто такой Дрю Джордан, и относился к нему с уважением и страхом.

— Я не хочу потерять мою работу.

— Кто об этом узнает?

Охранник взглянул на кнопку сигнализации.

— И даже не думай об этом, — предостерег его Дрю. — Просто дай мне ключ.

Как понимал охранник, у него не было иного выбора. Он не хотел рисковать, заставляя Дрю прибегнуть к силе, тогда он запросто мог бы остаться калекой или того хуже. Он подумал о своей жене и детях и стал гораздо сговорчивее:

— Там нет ключа. Двери камер открываются электронными кодами.

Он набрал нужную комбинацию для камеры Айвори и взглянул на монитор. Внешняя дверь отъехала в сторону, и Айвори подошла к ней.

— Пять минут, — объявил охранник с большей уверенностью, чем на самом деле испытывал. — А потом я закрою ее дверь.

Дрю устремился вниз по коридору. Его ботинки стучали по металлическому полу так громко, что шаги отзывались по всему проходу, и он добрался до камеры Айвори за несколько секунд. Когда она увидела его, та же холодная ярость, которую он видел этим утром, заполнила ее глаза, но, прежде чем она успела выкрикнуть очередное проклятие, он протянул руку сквозь решетку, схватил ее за волосы и, притянув к прутьям, прикрыл ей рот ладонью. Она пыталась вырваться, но он не пустил ее.

— Успокойся и послушай, — начал он торопливым шепотом. — Спайдер сказал, что тебе шестнадцать лет. Мне наплевать, правда это или нет, но ты должна поклясться, что это так, потому что это спасет тебя от пожизненного заключения. Ты поняла? Может, ты самый необузданный подросток в Галактике, но такая уж ты есть. Теперь я сделаю все, что только в моих силах, черт возьми, даже если ты и не будешь мне помогать, но ты должна, Айвори. Не говори никому ни слова, даже адвокату, которого тебе дадут.

С зажатым его рукой ртом, Айвори ничего не оставалось, как только хмуриться, но она не могла понять, почему Чейз… черт, как зовут этого человека? Ну, кто бы он ни был, почему он хочет ей помочь? «Еще один обман», — испугалась она, но он так настойчиво стремился убедить ее, что она почти готова была ему верить. Она удивилась, что на его щеке все еще виднелись царапины, которые она ему нанесла. «Почему он не залечил их?» — гадала она. Если он хотел, чтобы ей стало его жаль, то ему это не удалось. Однако она почувствовала себя немного спокойнее и, когда он ослабил хватку, кивнула.

Дрю перевел дух:

— Хорошо. Сейчас я стараюсь вытащить тебя отсюда. Ты должна верить мне, Айвори. Когда я приехал сюда, чтобы предотвратить продажу «астральных пушек», я даже и не подозревал, что влюблюсь в тебя. Я по-прежнему хочу, чтобы ты была моей женой, и, пожалуйста, пожалуйста, думай обо мне как о своем муже. Мне нельзя быть здесь, и я не могу остаться, но я буду возвращаться сюда так часто, как только смогу. — Боясь, что время сто почти кончилось, Дрю отпустил ее и отступил назад. — Я люблю тебя.

Айвори потрясла головой.

— Ты гнусный двуличный сукин сын, — закричала она. Она ухватилась за прутья и продолжала кричать: — Как же, стану я тебе доверять! Плевать я на тебя хотела! Убирайся отсюда к чертовой матери и не возвращайся!

Дверь захлопнулась, оборвав ее тираду, но Дрю услышал достаточно, чтобы понять, что она не поверила ему. Все, что он мог сделать, — это умолять ее подтвердить уловку ее отца, если это была уловка, и поклясться, что ей только шестнадцать. Он вернулся назад в пункт охраны.

— Спасибо. У вас есть листок бумаги?

Охранник слышал, что кричала Айвори, и сомневался, чтобы Дрю стал частым посетителем. Успокоившись на этот счет, он оторвал половинку от меню и протянул ему. Не дожидаясь, пока его попросят, он протянул и ручку. Дрю написал короткую записку и сложил ее вчетверо.

— Я хочу, чтобы ты положил ее в лоток с ленчем для Айвори. Ты сделаешь это для меня?

— У меня есть выбор?

— В общем, нет.

— Тогда сделаю. — Охранник взял за писку.

— Когда Дрю вышел, он подумал было развернуть ее, но решил, что это, должно быть, какое-нибудь сентиментальное любовное послание, и ему будет неловко его читать, поэтому он просто положил его в лоток для Айвори, как его и просили.

Когда невидимый охранник просунул в дверь лоток с ленчем, Айвори присела на койке и посмотрела на него. Потом до нее дошло, что, если она его не подберет, он может скоро исчезнуть, и поднялась, чтобы взять его. Встреча с Чейзом так расстроила ее, что у нее не было никакого аппетита, но она привыкла есть тогда, когда ей этого хотелось, и ей не нравилась идея проголодаться потом, когда до ужина будет далеко.

Она надкусила сандвич, и ей пришлось запить его большим глотком воды. Овощи были пережарены, а на пудинге сверху была водянистая пленка, и это показалось ей противным. Она подумала, что на потом она сможет оставить только сандвич, подобрала салфетку, чтобы завернуть его, и увидела записку. На ней, наискось печатными буквами было написано ее имя. Она никогда не видела почерка Чейза, но почувствовала, что записка могла быть только от него.

Она не стала бы ее читать, но делать ей было нечего, И она медленно развернула записку, разглаживая сгибы, и прочла. Там было всего несколько слов: «Верь мне. Мы снова найдем наш „Райский приют“. Дрю».

— Дрю, — сказала она тихо. Так вот как звали этого ублюдка, или это, может быть, одна из его многочисленных кличек. — Она разорвала записку на мелкие клочки и засунула под подушку. Если он опять ее побеспокоит, она кинет их ему в лицо.

В час дня Дрю встретился с Шефом в кабинете Спайдера. Шеф выглядел не слишком довольным, но это вообще было ему мало свойственно.

— Ну и что вы нашли? — спросил Дрю.

Шеф швырнул на стол пачку компьютерных распечаток и сел.

— Тут вообще нет записи о том, что Айвори Даймонд когда-либо родилась. Мы оба ее видели, так что нет сомнения, что она существует, но Спайдер даже не потрудился зарегистрировать ее рождение для Конфедерации. Само по себе это неудивительно. Большинство преступников не ставят в известность регистрационные бюро Конфедерации относительно пополнения в собственных семьях, но нам теперь трудно судить о ее возрасте. Возможно, мы могли бы облучить рентгеном ее кости и зубы.

— Только при ее согласии, — напомнил Дрю. — А я знаю, что вы сторонник правил при любых процедурах.

— Верно, — согласился Шеф, утомленно хмурясь. — Тем не менее я нашел сведения о ее матери. Уиллоу Беннеат Даймонд родилась в марсианской колонии в 2217-м, то есть ей было бы сорок три, если бы она была сейчас жива, но ты сказал мне, что ее уже нет в живых. Она и Спайдер поженились на Марсе в 2240-м, их брак зарегистрировал Джошуа Митчелл, который понятия не имел, что Спайдер находится в розыске. Она работала в дизайнерской фирме и после замужества просто исчезла. Предположим, Айвори родилась спустя год после их женитьбы. Тогда сейчас ей должно быть восемнадцать, может быть девятнадцать. В обоих случаях ее можно рассматривать на суде как совершеннолетнюю.

— Это же просто предположение, — заметил Дрю. Шеф откинулся на спинку стула и посмотрел на Дрю пристально, пока ему наконец не пришла в голову одна мысль:

— Спайдер не говорил со своей дочерью со времени налета. Всегда есть вероятность того, что у них существует разработанный план, но если его нет, она может не додуматься до него сама. Оставайся здесь. Я пойду на корабль и спрошу ее.

Собравшись с силами, Дрю молча кивнул. Когда Шеф вышел, он вытер рукавом лоб и постарался сосредоточиться, надеясь послать Айвори мысленный сигнал, чтобы она повторила в точности то, что он ей сказал. Она могла презирать его, но ведь он объяснил ей, почему ей выгодно быть шестнадцатилетней, и он молился, чтобы только она сказала это или же просто промолчала, когда Шеф станет ее спрашивать.

Он как-то по-новому зауважал Спайдера и пожалел, что сам не оказался настолько умен, чтобы придумать, как защитить Айвори от наказания, после того как понял, что их брак не будет считаться законным. Он ждал, больше боясь за Айвори, чем когда-либо боялся за самого себя. Теперь он жалел, что просто не забрал ее и не улетел на своем корабле в тот же вечер, когда появился Ян. Отчетливое понимание того, что Спайдер не отпустил бы их, не облегчало боли, которую он испытывал.

— Мне нужно было попытаться, — повторял он про себя. — Мне нужно было хотя бы попытаться.

Охранник не возражал, когда Шеф потребовал увидеться с Айвори Даймонд, но не стал признаваться, что он позволил это и Дрю Джордану. Подумав, что Шефа тоже ждет неприятный сюрприз, он откинулся на спинку кресла, глядя на монитор.

Когда дверь открылась, Айвори была готова бросить в лицо Дрю пригоршню обрывков, но вместо него она увидела маленького человека в черном костюме. Он не сводил с нее внимательного, пристального взгляда, а затем жестом подозвал подойти ближе. Она отступила.

— Я не причиню вам никакого вреда, — уверил ее Шеф. — Скажите мне, когда вы родились.

Айвори посмотрела на него невинным взором:

— 11 июня 2243 года.

Шеф чуть было не выругался, но вовремя спохватился.

— Благодарю вас. — У него больше не было к ней вопросов, и он вернулся к Дрю, все еще сердито хмурясь.

— Ей будет семнадцать в июне, — сказал он, входя в комнату. — Я подам прошение, чтобы ее рассматривали как совершеннолетнюю.

Дрю подождал, пока Шеф не сядет на место, за стол Спайдера.

— Нет, вы ничего подобного не сделаете, — сказал он ему. — Вы будете следить, чтобы с ней обращались как с несовершеннолетней, освободили и отдали ее мне на поруки, а иначе я не стану больше ничего рассказывать про Спайдера Даймонда. И поверьте, мне есть еще что рассказать.

Шеф задумчиво поджал губы. Ему не нравились угрозы, а эта казалась особенно обидной.

— Мне следовало знать в то утро в Ванкувере, когда ты так неохотно отправлялся на шаттл, что твои дни как полезного агента сочтены. Поскольку я рассматриваю весь этот прискорбный инцидент как собственную ошибку, я собираюсь позаботиться по мере сил, чтобы твоя мало летняя невеста вышла на свободу. Но твоя карьера в разведывательном управлении окончена, Дрю. Конечно, ты всегда сможешь работать пилотом в Аладо.

Дрю уже сам принял такое решение, но чувствовал, что должен возразить.

— Довольно суровая мера, — сказал он. — Я не провалил это задание. Я выяснил, где Спайдер производит свое оружие и кому он его продает. Это все, что требовалось.

— Отлично. Я прослежу, чтобы в твоем личном деле была записана еще одна положительная рекомендация, но для меня очевидно, что ты больше думаешь об Айвори Даймонд, чем об Аладо, а я не могу держать агента, чья верность находится под вопросом. Это конец. Теперь у тебя есть мое обещание, что я сделаю все, что смогу для твоей сквернословящей, невоспитанной невесты. И давай продолжим твой отчет.

— Я хочу, чтобы это было письменно зафиксировано.

Шеф был удивлен:

— Ты мне не веришь?

— Я верю, что вы выполняете вашу работу с безукоризненной честностью, Шеф, но на карту поставлено будущее Айвори, и я хочу иметь ваше письменное обещание, что с ней будут обращаться как с несовершеннолетней.

Шеф покачал головой, как будто говоря, что сегодня действительно тяжелый день. Он пошарил в столе Спайдера, нашел листок бумаги и быстро написал обещание.

— Может, ты хочешь, чтобы я подписал это при свидетелях?

— В этом нет необходимости. — Когда Шеф протянул ему листок, он сложил его и спрятал в карман куртки.

— Ах да, — заметил Шеф рассеянно. — У меня есть для тебя кое-что еще. — Он открыл верхний ящик стола и извлек оттуда украшения Айвори и ее обручальные кольца. — Вот, это твое. Заключенным не разрешается иметь никаких украшений, кроме религиозных.

Кольца лежали на столе, развенчанные символы любви и брака, с которыми — Дрю верил в это — еще не все покончено. Он взял их и, благоговейно вздохнув, подержал на ладони.

— Я сохраню их для нее.

— Дрю, — сказал Шеф мягким отеческим тоном, — поставь себя на место Айвори. Ты бы простил ее, если бы она предала тебя и уничтожила твою семью?

— Мои родители не были пиратами.

— Но если бы были, ты простил бы ее за то, что ею двигали справедливые намерения?

Если бы он был один, запертый в камере, едва достаточной, чтобы развернуться, простил бы он ее? Он даже не хотел об этом думать.

— Я понимаю, что это абсурдно.

— Слава Богу, что у тебя еще осталась капля здравого смысла. Значит, ты еще не совсем конченый человек. Мы отклонились от темы, — заметил он вдруг и, расправив узкие плечи, нетерпеливо забарабанил пальцами по столу. — Давай вернемся к нашему обсуждению деятельности Спайдера.

Убежденный в том, что теперь у него есть письменная гарантия будущего Айвори, Дрю уселся и принялся описывать банк пирата, где, как он был уверен, хранилась вся его разнообразная контрабанда. Он обещал отвезти туда Шефа завтра утром.

— Фабрика по производству «астральных пушек» находится на борту одного из «Томагавков», возможно, за регистрированных на имя той же фирмы, что и корабль с «серебряными парнями», который стоит сейчас в доке.

— Будет нетрудно установить его местонахождение.

— Поиск начнется немедленно, — заверил его Шеф. — У Спайдера должны быть записи о его деловых операциях где-то в компьютере, но пока мы не нашли ничего, кроме счетов с прибылями «Шахты». Ты знаешь, где его личные записи?

Дрю подумал с минуту, потом кивнул:

— Давайте попробуем поискать их на «Бластере» Спайдера.

Они спустились в док, где стоял корабль, и Дрю включил «Радугу».

— «Радуга», это Чейз Данкан. Как дела?

— Компьютер обрадовано промурлыкал:

— Теперь, когда вы здесь, Данкан, мне гораздо лучше.

Дрю засмеялся, заметив изумление на лице Шефа.

— Вместе со мной друг. Называй его Шеф и дай ему доступ к своим файлам. Скажите ей что-нибудь, — попросил Дрю.

Чувствуя замешательство, Шеф задумался на мгновение, потом откашлялся, прочищая горло.

— Рад познакомиться с вами… мм… мадам, Я уверен, нам будет приятно работать вместе.

Интонация «Радуги» стала еще более сексапильной:

— Я с удовольствием сделаю для вас все, что смогу, Шеф. Ваш голос занесен в каталог.

Дрю запросил список файлов «Радуги», и несколько минут они просматривали экран навигационного компьютера. Со стороны Дрю все это было лишь счастливой догадкой, но он постарался извлечь из нее как можно больше выгоды:

— Как видите, я не терял время даром.

Шеф неохотно признал это:

— Ну по крайней мере не все время. Распечатай мне первый файл, «Радуга».

— С наслаждением, мой дорогой.

— Мне нужно проверить еще кое-что, — сказал Дрю и вышел из рубки, в то время как Шеф углубился в чтение записей, которых, кроме Спайдера, никто ни когда не видел.

Дрю отправился в комнату Айвор