Book: Добровольный отказ от совершения преступления



Тер-Акопов Аркадий Авакович

Добровольный отказ от совершения преступления

Аркадий Авакович Тер-Акопов

"Добровольный отказ от совершения преступления"

(серия "Советский закон и Я")

Анонс

В книге рассматривается одно из обстоятельств, исключающих уголовную ответственность за совершенные действия. Автор отвечает на вопросы, при каких условиях отказ от преступления считается добровольным, в каких случаях виновный, несмотря на добровольный отказ, все же несет уголовную ответственность, как отличить добровольный отказ от сходных ситуаций, когда преступник совершает действия, устраняющие причиненный вред.

Для широкого круга читателей.

Оглавление

ГЛАВНОЕ - ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

В ЧЕМ СИЛА ЗАКОНА

ЧТО ТАКОЕ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ОТКАЗ

ЧТО ТАКОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ

В ЧЕМ ВЫРАЖАЕТСЯ ВИНОВНОСТЬ

СТАДИИ СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

ЕСЛИ ЕЩЕ НЕ ПОЗДНО

ТОЛЬКО ПО СОБСТВЕННОЙ ВОЛЕ

КОГДА ВИНОВНЫЙ НЕ ОДИН

ЧИСТОСЕРДЕЧНОЕ РАСКАЯНИЕ

ОСТАНОВИТЬ ПРЕСТУПЛЕНИЕ!

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ГЛАВНОЕ - ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Новый облик советского человека, его коммунистическая мораль и мировоззрение утверждаются в постоянной, бескомпромиссной борьбе с пережитками прошлого. Не может быть победы коммунистической морали без решительной борьбы с такими ее антиподами, как стяжательство, взяточничество, тунеядство, клевета, анонимки, пьянство и т. п. Борьба с тем, что мы называем пережитками прошлого в сознании и поступках людей, - это дело, которое требует к себе постоянного внимания партии, всех сознательных передовых сил нашего общества.

Л. И. Брежнев

Волшебная сила природы создала человека. Наградила его разумом, любовью к людям, ко всему роду человеческому. Природа передала человеку свою собственную силу - силу творческого труда.

И человек творит. Он идет все дальше и дальше. Глубже познает природу. Лучше познает самого себя. Улучшает природу. Самосовершенствуется.

Однако до сих пор в природе и человеческом обществе есть явления, которые выглядят необычно; одни из них вызывают удивление и восхищение, другие - недоумение и негодование.

Природа капризна: изумляя человека своей щедростью, она тут же, на его глазах, вырывает деревья, разрушает скалы, губит живое...

Но это - природа. А человек?

Советский солдат, грудью отстоявший родную землю, потерявший отца и мать, жену и детей, братьев и сестер, сам чудом уцелевший в страшной, жестокой, изнурительной битве, в канун долгожданной Победы, в последний час войны, рискует своей жизнью ради спасения жизни чужого ребенка...

А по другую сторону - те, кто готовят сейчас нейтронную бомбу, чтобы убить и солдата и ребенка...

Миллионы советских людей вместе со всеми остальными людьми доброй воли поднимают голос протеста против варварства и человеконенавистничества.

На долю советских людей выпала величайшая историческая миссия утверждать на земле Мир, Труд, Свободу, Равенство, Братство и Счастье всех народов.

Советский человек - это добросовестный труженик, человек высокой политической культуры, патриот и интернационалист. Он воспитан партией, героической историей страны, всем нашим строем. Он живет полнокровной жизнью созидателя нового мира.

Л. И. Брежнев

Нельзя мириться и с тем, что кто-то здесь, на нашей земле, мешает советским людям спокойно жить и работать, строить светлое будущее, нельзя равнодушно относиться к тому, что кто-то здесь, на нашей земле, посягает на социалистический правопорядок, на права и интересы советских граждан, на их жизнь и здоровье.

...Дорога, по которой они шли, то раздваивалась, и тогда две тропинки разбегались в разные стороны, то вновь сводила их воедино. Когда дорога круто свернула направо, они увидели впереди карьер и далеко за ним - поселок. Дорога петляла вдоль широкой просеки, спускаясь немного вниз. Кругом было тихо, только где-то сзади, за поворотом, слабо тарахтела машина...

На развилках Игорь и Генка1 разговаривали чуть громче, чтобы лучше слышать друг друга. Когда на очередном спуске тропинки развели их в разные стороны, машина сзади вдруг заревела и промчалась сбоку от Игоря. Генкин вскрик навсегда остался у него в ушах...

Николай тут же, около Генкиного тела, жестоко избил Игоря. Обессиленного, затащил его в кабину машины. Потом они долго колесили по окрестностям, перебирались с одной дороги на другую. Николай трижды останавливался в разных местах, внимательно осматривал машину, что-то подправлял, подчищал. Он беспрестанно "вдалбливал" Игорю, что, если тот "пикнет", то расправа с ним будет еще короче...

Вернувшись в поселок, Николай высадил Игоря далеко от его дома, еще раз предупредив, чтобы он молчал. Был третий час ночи.

А в пять часов утра Игорь с отцом подходили к зданию милиции...

Этот "кто-то" тоже по-своему необычен. И многолик. Это тунеядец и хулиган, взяточник и клеветник, вор и спекулянт, грабитель и убийца... Он должен быть обезврежен! И нельзя допустить, чтобы бациллы поразившей его проказы попали на других людей. Нельзя допустить, чтобы под его тлетворным влиянием человек оступился.

...Странная дружба связывала этих парней. Андрею уже исполнилось восемнадцать. Он рано бросил учебу, еще в восьмом классе. Говорил, что хочет работать, но с тех пор нигде не учился и не работал, болтался без дела. Отец с матерью работали на мебельной фабрике, старшая сестра - на птицеферме. Зарабатывали они хорошо. Андрей часто бывал и на фабрике, и на птицеферме, свободно разгуливал там: его все знали, приветливо встречали и провожали. Вид у него был всегда аккуратный. Говорил он вежливо. Застенчиво улыбался. Глядя на него, никто не мог бы подумать, что за внешней вежливостью и застенчивостью скрываются хитрость и наглость. Даже когда видели, что он таскает потихоньку ценные дощечки с мебельной фабрики, цыплят с птицефермы, закрывали на это глаза...

Игорь был на год моложе. Успел закончить десятилетку. Ездил в Одессу, хотел поступить в военное училище, но медицинская комиссия отказала в приеме. Пока переживал неудачу, опоздал с документами в институт. И тогда пошел работать на мебельную фабрику - до будущего года. Там и встретился однажды с Андреем. Выяснилось, что они живут на одной улице, хотя и в разных концах. С фабрики вышли в тот день вместе.

По дороге болтали, рассказывали анекдоты, смеялись. Потом часто встречались, подружились. Заходили друг к другу домой, вместе бывали в кино, на танцплощадке.

Игорю не раз приходилось видеть у Андрея фабричные дощечки, но ему не хотелось утруждать себя мыслью о том, что они краденые. Со слов Андрея он знал: то один, то другой знакомый "ужасно просил" достать то "полочки для шкафчика", то "досочки для тумбочки". Игорь видел, что досочки и полочки выносятся с фабрики запросто и никто не придает этому серьезного значения...

Когда Андрей впервые между прочим попросил его "не в службу, а в дружбу захватить с фабрики пару досочек", Игорь не смог отказать другу и "захватил". За первым разом последовал второй, потом третий, четвертый... В день рождения Игорь получил от Андрея в подарок наручные часы с гравированной надписью. Ему было неловко, но подарок пришлось принять. Андрей стал приглашать его в ресторан, угощал за "свой" счет.

Каждое посещение ресторана следовало обычно за исполнением очередной просьбы "захватить досочки". Совпадение было очевидным, хотя сначала по этому поводу и не было сказано ни единого слова. В ресторане Игорь быстро хмелел, а Андрей сначала осторожно, а затем все более откровенно заводил разговор о том, что две-три досочки - это мелочь, вот если бы взять побольше фанеры ("она ведь все равно валяется на фабрике"), то можно было бы получить "солидный куш".

Постепенно Андрей изложил Игорю свой план: если ночью через известную им лазейку в заборе пройти на территорию фабрики, вскрыть склад, расположенный рядом с забором, вдали от проходной (замок на складе пустяковый!), и перебросить фанеру через забор, то можно "хорошо заработать". Есть человек, которому такая фанера "нужна дозарезу". На складе ее много, и если брать с умом, то никто не заметит убытка, а замок можно легко поставить на прежнее место. Игорь хорошо видел изъяны этого плана. Да и сам Андрей сетовал: вдвоем им не справиться, к тому же нужна машина для перевозки фанеры. Надеясь, что разговоры сведутся к пустой болтовне и дальше обычных мелких краж дело не двинется, Игорь храбрился и даже поддакивал Андрею...

Однако выяснилось, что есть и третий - с машиной. Им оказался сосед Андрея по имени Николай, шофер местной автобазы. Ему было уже за тридцать. В прошлом он отбывал наказание за хулиганство.

Игорь понял, что отступать поздно...

Похищенную фанеру отвезли в соседний поселок, к "дяде Сереже"...

А если человек оступился - не дать ему упасть. Спасти человека. Во имя человека, во имя гуманизма.

Партия ставит задачу обеспечить строгое соблюдение социалистической законности, искоренение всяких нарушений правопорядка, ликвидацию преступности, устранение всех причин, ее порождающих.

Из Программы коммунистической партии Советского Союза

В ходе коммунистического строительства, осуществляемого в нашей стране, одной из важнейших задач, выдвинутых Программой Коммунистической партии Советского Союза, является дальнейшее укрепление социалистического правопорядка.

В обществе, строящем коммунизм, не должно быть места правонарушениям и преступности. Рост материальной обеспеченности, культурного уровня и сознательности трудящихся создает все условия для того, чтобы искоренить преступность. "Вся система государственных и общественных организаций воспитывает трудящихся в духе добровольного, добросовестного исполнения своих обязанностей, ведет к органическому соединению прав с обязанностями в единые нормы коммунистического общежития", - говорится в Программе КПСС.

В борьбе с антиобщественными проявлениями используются все средства, имеющиеся в распоряжении Советского общества и государства: и мнение трудового коллектива, и критическое слово печати, и методы убеждения, и сила закона.

...Получив свою долю от продажи похищенной фанеры, Игорь не знал, что делать с деньгами. Он спрятал их на чердаке и не смел к ним притронуться. По ночам ему стали сниться кошмары...

С детских лет он дружил с Генкой. В школе они сидели за одной партой. После десятилетки Генка уехал в Ленинград, учился в институте. Они часто переписывались. И вот теперь снова наступало лето. Скоро Генка после окончания первого курса приедет на каникулы, а он, Игорь, даже не в состоянии готовиться как следует к вступительным экзаменам...

С Генкой они встретились как братья. На следующий же день Игорь рассказал ему все... Генка отругал Игоря. Он настаивал на том, чтобы Игорь немедленно пошел в милицию или к прокурору. Игорь колебался, говорил, что боится. Тогда Генка решил: нужно, чтобы Игорь самому себе и всем остальным доказал чистосердечность своего раскаяния. Он предложил Игорю пойти к "дяде Сереже" и заставить его вернуть фанеру. Согласится тот или не согласится, они все равно сразу же после этого явятся в милицию.

Доводы подействовали на Игоря. Было решено, что к "дяде Сереже" они пойдут через день, в субботу вечером...

Между тем Андрей уже давно заметил, что Игорь ходит сам не свой, избегает его. Андрей пытался поговорить с ним "по душам", но тот уклонялся от объяснений. В субботу утром Андрей пришел к Игорю домой. Они вышли на улицу, свернули в переулок. Каждое слово, каждое движение Андрея раздражали Игоря. Начатый Андреем разговор "по душам" закончился ссорой. Игорь заявил, что сегодня же вечером он со своим другом Генкой заставит "частника" ("дядю Сережу") сдать фанеру обратно и обо всем расскажет в милиции. Пусть всех накажут по закону...

В ЧЕМ СИЛА ЗАКОНА

1. В общей системе мер, применяемых в целях укрепления социалистического правопорядка, немаловажная роль принадлежит специально установленным государством средствам уголовно-правового характера. Они выражаются в том, что к лицам, совершившим опасные для общества правонарушения - преступления, применяются в особом, судебном, порядке специальные меры принуждения - меры уголовного наказания.

Общесоюзный уголовный закон и уголовные кодексы союзных республик устанавливают различные виды наказания, применение которых зависит от характера совершенного правонарушения и степени общественной опасности виновного. К видам наказания относятся: лишение свободы; ссылка; высылка; исправительные работы без лишения свободы; лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью; штраф; увольнение от должности; общественное порицание и др. В виде исключительной меры наказания допускается применение смертной казни - расстрела.

...Потом выяснилось, что в ту субботу утром Андрей сразу же после разговора с Игорем пошел к Николаю. Они долго совещались. Оба решили: Генку надо "убрать", а Игоря запугать. Внушить ему, что если он расскажет правду, то они свалят всю вину на него: дескать, он сначала в разговоре с Генкой неосторожно проболтался, а потом сам уговорил их убить Генку. Оба пришли к выводу, что Генку нужно "убрать" в присутствии Игоря (во-первых, пусть знает: они в любом случае могут сказать, что он участвовал в убийстве, во-вторых, пусть убедится: с ними шутки плохи). И тогда Игорь будет молчать. На них подозрение не падет: с Генкой они даже не были знакомы. Игорь тоже вне подозрений: лучший друг. Значит, убийцу будут искать на стороне...

Договорились подстеречь Генку с Игорем на проселочной дороге, там, где она круто поворачивает вправо. С этого поворота дорога хорошо просматривается в обоих направлениях. Поворот надежно скрывает одно направление от другого. Ребят можно будет легко заманить в лес ("побеседовать и посоветоваться") , а там и расправиться с Генкой...

Николай сказал, что обеспечит себе алиби: днем уедет (по той же дороге) на машине в город за газовыми баллонами. На базе ему еще вчера поручалось сделать это, но пришлось выполнять другую работу, хотя нужда в баллонах не отпала. Он оформит все документы, приедет в город, получит баллоны, а на обратном пути, у поворота, отъедет в лесок и спрячет машину за деревьями. Когда они "уберут" Генку, он окольным путем вернется в сторону города и заново начнет "возвращаться" из города домой. По пути машина будет то и дело "барахлить", он будет двигаться еле-еле, часто останавливаться в людных местах и в конце концов "застрянет" на видном месте, "провозится" с машиной до утра, а рано утром прихватит с собой попутчиков, чтобы они могли подтвердить, если нужно, как он добирался из города. По дороге он "вынужденно" остановится на том же месте, в лесочке, и перепутает там следы от машины...

В свою очередь Андрей заявил Николаю, что у него есть финский нож ("о нем никто не знает"). Он захватит этот нож с собой и скажет, что ушел к двоюродному брату в совхоз - в противоположную от города сторону. Там он возьмет у брата велосипед и будет в совхозе "мозолить всем глаза на велосипеде". Потом, к вечеру, где-нибудь припрячет велосипед (поближе к месту встречи). После того как они "уберут" Генку, он снова будет разъезжать на велосипеде в том же совхозе и останется там на весь следующий день.

Андрей знал, что каждую субботу с 18 до 19 часов Игорь с группой абитуриентов берет уроки английского языка в местной школе. Значит, к "дяде Сереже" Игорь отправится с Генкой не раньше 19 часов.

Николай похвалил Андрея, сказав между прочим, что в крайнем случае можно обойтись и без ножа...

Условились встретиться на дороге не позже 18 ч. 30 м.

...Андрей действительно взял с собой хранившийся на чердаке финский нож и отправился к своему двоюродному брату. Разъезжая на велосипеде, он никак не мог отделаться от чувства страха, которое все более и более овладевало им. Андрей понимал, что возмездие может наступить страшное. В конце концов он решил: "В "мокрое" дело лучше не ввязываться".

...Еще до погрузки баллонов Николай начал жаловаться окружающим, что его машина "забарахлила"...

Андрея в условленном месте он так и не дождался. Когда Игорь с Генкой миновали поворот и промедление стало грозить срывом намеченного плана, Николай вывел машину из укрытия и медленно поехал вслед за ними, держась на значительном расстоянии. Он поминутно оборачивался назад. Но Андрей не появлялся...

Впереди все отчетливее становился виден карьер, а за ним поселок. Николай ехал очень медленно, однако ему казалось, что еще несколько минут - и он въедет в поселок. А там - люди...

И он принял решение - обойтись без Андрея...

Мы еще вернемся к этой истории. Она наводит на размышления не только нравственного, но и юридического (правового) характера. В частности, как расценивать с юридической точки зрения действия Игоря, который принял участие в хищении фанеры, но затем чистосердечно раскаялся в совершенном преступлении и явился с повинной? Можно ли считать, что Андрей, не придя к месту встречи с Николаем, тем самым отказался от участия в убийстве? Кто из этих трех лиц подлежит уголовной ответственности и за что именно?..



2. В обществе, строящем коммунизм, наличие уголовно-правовых средств объясняется тем, что, пока имеются проявления преступности, необходимо применять строгие меры наказания к лицам, совершающим опасные для общества преступления, нарушающим правила социалистического общежития, не желающим приобщаться к честной трудовой жизни.

В соответствии с советским законом наказание "не только является карой за совершенное преступление, но и имеет целью исправление и перевоспитание осужденных в духе честного отношения к труду, точного исполнения законов, уважения к правилам социалистического общежития, а также предупреждение совершения новых преступлений как осужденными, так и иными лицами".

Советский закон, выражая волю всего советского народа, сурово наказывает за преступления, наносящие вред социалистическому обществу. Но суровость наказания - не самоцель. Гораздо важнее задача - сделать так, чтобы ни одно антиобщественное проявление не осталось без реагирования на него.

Давно уже сказано, что предупредительное значение наказания обусловливается вовсе не его жестокостью, а его неотвратимостью. Важно не то, чтобы за преступление было назначено тяжкое наказание, а то, чтобы ни один случай преступления не проходил нераскрытым.

В. И. Ленин

Сила советского уголовного закона состоит в том, что он всецело подчинен задачам обеспечения единства мер воспитания и принуждения. Сочетание этих мер, их разумное применение направлены главным образом на предотвращение преступлений. Социализм создает все условия для того, чтобы искоренить преступность, в конечном итоге заменить меры уголовного наказания мерами общественного воздействия и воспитания. В условиях социализма, отмечается в Программе КПСС, каждый выбившийся из трудовой колеи человек может вернуться к полезной деятельности.

3. Ставя задачу дальнейшего укрепления правопорядка и усиления борьбы с правонарушениями, КПСС и Советское государство вместе с тем требуют от правоохранительных органов - суда, милиции, прокуратуры обеспечивать строгое соблюдение законности при решении вопроса о привлечении виновных к уголовной ответственности и их наказании. Правовая гарантия этого требования содержится в статье 160 Конституции СССР, где говорится: "Никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом".

На конституционных принципах социалистической законности основываются все без исключения нормы (установления, правила) уголовного закона. В полном соответствии с программными требованиями КПСС и конституционными основами законодательства уголовный закон обеспечивает дифференцированный подход к оценке степени общественной опасности каждого преступления и личности виновного.

...Действительное преступление предполагает определенную меру наказания. Действительное преступление ограничено. Должно быть поэтому ограничено и наказание, хотя бы для того уже, чтобы быть действительным, - оно должно быть ограничено принципом права, чтобы быть правомерным. Задача состоит в том, чтобы сделать наказание действительным следствием преступления. Наказание должно явиться в глазах преступника необходимым результатом его собственного деяния, следовательно, его собственным деянием. Пределом его наказания должен быть предел его деяния. Определенное содержание правонарушения является пределом для определенного преступления. Мера этого содержания есть, таким об разом, и мера преступления.

К. Маркс

В тех случаях, когда установлен факт преступления, выявлена виновность подсудимого, суд назначает ему наказание только в пределах, определенных конкретной статьей уголовного кодекса, и в точном соответствии с остальными положениями (правилами) уголовного закона в целом. В советском законодательстве действует твердо установленный принцип, согласно которому при назначении наказания суд, руководствуясь социалистическим правосознанием, учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного и все те обстоятельства, которые смягчают и отягчают ответственность.

Эти обстоятельства учитываются судом, когда он избирает меру наказания виновному в тех пределах, которые установлены санкцией соответствующей статьи уголовного кодекса, предусматривающей ответственность за данное конкретное преступление (например, в статье 1921 Уголовного кодекса РСФСР санкция за оскорбление работника милиции или народного дружинника в связи с исполнением этими лицами возложенных на них обязанностей по охране общественного порядка предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до шести месяцев, или исправительных работ сроком до одного года, или штрафа до 100 рублей).

4. Текст советских законов максимально приближен к формулировкам, исключающим какое бы то ни было произвольное их толкование. Особенно если эти формулировки касаются вопросов справедливости и гуманности, защиты прав человека.

Поэтому, говоря об обстоятельствах, отягчающих ответственность, закон дает их точный и исчерпывающий перечень. Статья 39 Уголовного кодекса РСФСР признает отягчающими ответственность обстоятельствами: совершение преступления организованной группой; совершение преступления из корыстных или иных низменных побуждений; причинение преступлением тяжких последствий; совершение преступления с особой жестокостью или издевательством над потерпевшим; совершение преступления в отношении малолетнего, престарелого или лица, находящегося в беспомощном состоянии, а также в материальной, служебной или иной зависимости от виновного, и некоторые другие обстоятельства, прямо перечисленные в этой статье.

Еще раз подчеркнем, что данный перечень является исчерпывающим. Он не подлежит расширительному толкованию. Иначе говоря, никакое другое обстоятельство, не входящее в этот перечень, не может быть признано отягчающим уголовную ответственность.

Более того, закон позволяет суду не признать отягчающим вину то или иное обстоятельство, указанное в той же статье Уголовного кодекса. Так, совершение преступления лицом2, находящимся в состоянии опьянения, считается обстоятельством, отягчающим ответственность, но оно может быть и не признано таковым в зависимости от характера совершенного преступления. Отягчающим обстоятельством считается также совершение преступления лицом, ранее совершившим какое-либо преступление. Однако суд вправе не признать это обстоятельство отягчающим ответственность конкретного лица в зависимости от характера ранее совершенного преступления.

Напротив, содержащийся в уголовном законе перечень обстоятельств, смягчающих ответственность, не является исчерпывающим. На практике он всегда может быть расширен. Непосредственно в законе перечислены следующие обстоятельства, которые при назначении наказания должны быть признаны смягчающими ответственность: 1) предотвращение виновным вредных последствий совершенного преступления, или добровольное возмещение нанесенного ущерба, или устранение причиненного вреда; 2) совершение преступления вследствие стечения тяжелых личных или семейных обстоятельств; 3) совершение преступления под влиянием угрозы или принуждения либо в силу материальной, служебной или иной зависимости; 4) совершение преступления впервые, вследствие случайного стечения обстоятельств, если это преступление не представляет большой общественной опасности; 5) совершение преступления под влиянием сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями потерпевшего; 6) совершение преступления при защите от общественно опасного посягательства, хотя и с превышением пределов необходимой обороны; 7) совершение преступления несовершеннолетним; 8) совершение преступления женщиной в состоянии беременности; 9) чистосердечное раскаяние или явка с повинной, а также активное способствование раскрытию преступления.

При назначении наказания, говорится в статье 38 УК РСФСР, суд может признать смягчающими ответственность и другие обстоятельства.

5. Советское законодательство уделяет особое внимание тому, чтобы отграничить действительное преступление от тех действий, которые лишь в силу каких-то внешних признаков схожи с преступлением. Закон устанавливает, что не является преступлением действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного Особенной частью настоящего Кодекса, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности (статья 7, часть вторая Уголовного кодекса РСФСР).

В советском уголовном праве определены также обстоятельства, при наличии которых причинение вреда, указанного в уголовном законе, не только не признается преступным, но и считается общественно полезным. К таким обстоятельствам относятся необходимая оборона и крайняя необходимость.

Согласно статье 13 Уголовного кодекса РСФСР не является преступлением действие, хотя и подпадающее под признаки деяния, предусмотренного Особенной частью настоящего Кодекса, но совершенное в состоянии необходимой обороны, т. е. при защите интересов Советского государства, общественных интересов, личности или прав обороняющегося или другого лица от общественно опасного посягательства путем причинения посягающему вреда, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны (превышением пределов необходимой обороны признается явное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства3).

В равной мере не является преступлением действие (подпадающее под те же признаки), если оно совершено в состоянии крайней необходимости, т. е. для устранения опасности, угрожающей интересам Советского государства, общественным интересам, личности, правам данного лица или других граждан, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена другими средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный вред.

6. Наконец, советское законодательство предусматривает и целый круг обстоятельств, при наличии которых лицо, виновное в совершении преступления, может быть освобождено от уголовной ответственности и наказания (к этому вопросу мы еще вернемся).

7. Из сказанного можно сделать следующие краткие выводы:

а) уголовное наказание как одно из средств обеспечения правопорядка применяется лишь в связи с крайними антиобщественными проявлениями - преступлениями;

б) применение уголовного наказания допустимо лишь в строгих рамках закона, продиктованных интересами достижения главной цели предупреждения преступлений;

в) закон в соответствии с этими интересами предусматривает дифференциацию мер наказания с учетом и отягчающих, и смягчающих ответственность обстоятельств;

г) особое внимание уделяется законом отграничению преступления от внешне похожих на него действий, не влекущих за собой уголовной ответственности;

д) в определенных случаях закон позволяет освобождать от уголовной ответственности лиц, совершивших преступление.

Таким образом, советское уголовное законодательство направлено на то, чтобы при решении вопроса об уголовной ответственности и наказании были всесторонне и полно учтены все без исключения фактические обстоятельства дела и вся совокупность юридических норм, содержащихся в законе.

В числе этих норм - положения закона о добровольном отказе от совершения преступления.

ЧТО ТАКОЕ ДОБРОВОЛЬНЫЙ ОТКАЗ ОТ СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

На первый взгляд может показаться, что сама по себе формулировка - добровольный отказ от совершения преступления - не содержит проблемы и не нуждается в особых разъяснениях.

И в самом деле, ведь слово "отказаться" в общепринятом смысле означает прежде всего "выразить свое несогласие с чем-либо", "не пожелать сделать что-то". Если человек по собственной воле, добровольно отказался (не пожелал) совершить преступление, то вполне понятно, что вообще нет оснований обсуждать, должен ли этот человек отвечать за то преступление, которого он фактически не совершил.

Так, если человек, у которого есть реальная возможность украсть чужую вещь, деньги или иные ценности, даже будучи уверен в том, что об этом никто не узнает, все же отказывается (не желает) совершить подобный поступок, то разве возникает вопрос, должен ли этот человек нести какую-то ответственность, тем более уголовную? Подобная постановка вопроса была бы бессмысленной.

Миллионы советских людей безукоризненны в своих помыслах, честно живут и трудятся, свято чтут и соблюдают законы, глубоко уважают права других граждан, бережно относятся к их интересам, строго придерживаются правил социалистического общежития, готовы в любой момент самоотверженно встать на защиту добра и справедливости. Это вполне естественное и закономерное явление. И ни у кого не возникает мысли, надо ли обсуждать вопрос о том, что они "добровольно отказываются от совершения преступлений".

Наконец, если кому-то безуспешно предлагают совершить преступление, если кого-то безрезультатно втягивают (вовлекают) в преступную деятельность, тщетно прибегая при этом к уговорам, угрозам, шантажу и т. п., то и в этих случаях отказ лица от совершения преступления представляется достаточно ясным, а слово "добровольный" выглядит излишним. Смысл его как бы органически входит в само понятие такого отказа.

Но в русском языке есть и другое значение слова "отказаться", а именно: "перестать продолжать что-либо". С этим значением данного слова как раз и связано юридическое понятие добровольного отказа от совершения преступления. О таком отказе можно говорить только тогда, когда налицо определенные действия, уже выполненные кем-то "на пути" к совершению преступления. Лишь в этих условиях вопрос об исключении уголовной ответственности приобретает практическое значение. Он не только перестает быть бессмысленным, но, напротив, образует в уголовном законодательстве целую совокупность норм права, называемую институтом добровольного отказа от совершения преступления.

Что представляет собой данный институт (совокупность правовых норм); какое место занимает он в общей системе норм уголовного права; каково его юридическое (правовое) и практическое значение; какую роль играет он в решении задач борьбы с правонарушениями; как он способствует предотвращению преступлений; какую профилактическую функцию выполняет он в достижении целей искоренения преступности - на этих и связанных с ними вопросах мы и остановимся более подробно.

Прежде чем ответить на указанные вопросы, необходимо уяснить сущность таких общих понятий, как "преступление", "виновность в совершении преступления" и "стадии преступной деятельности".

ЧТО ТАКОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ

1. Уголовный кодекс РСФСР (как и уголовные кодексы других союзных республик) состоит из двух частей: Общей и Особенной. В Общей части изложены основные нормы о задачах уголовного закона, о понятии преступления и наказания, о правилах назначения наказания, освобождения от наказания и т. п. Особенная часть содержит полный перечень тех деяний, которые признаются преступлениями, и устанавливает меры наказания за их совершение.

Статья 7 Уголовного кодекса РСФСР следующим образом определяет понятие преступления:

"Преступлением признается предусмотренное Особенной частью настоящего Кодекса общественно опасное деяние (действие или бездействие), посягающее на советский общественный или государственный строй, социалистическую систему хозяйства, социалистическую собственность, личность, политические, трудовые, имущественные и другие права граждан, а равно иное, посягающее на социалистический правопорядок общественно опасное деяние, предусмотренное Особенной частью настоящего Кодекса".

Таким образом, преступление выражается в общественно опасном поведении человека - действии или бездействии. Как то, так и другое именуется в уголовном законе деянием. Советский закон исключает уголовную ответственность за какие бы то ни было мысли, не проявившиеся в том действии (или бездействии), которое специально обозначено законодателем как преступное, общественно опасное деяние.

Действие - наиболее распространенная форма преступного поведения. Действием совершаются такие преступления, как кража, грабеж, разбойное нападение, телесное повреждение, подлог документов, приписка и т. п.

Бездействие также представляет собой форму поведения. Под бездействием понимается несовершение действия, которое определенное лицо обязано было совершить в силу требований закона. Преступным бездействием является, например, неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать по закону или по специальному правилу; невыполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие небрежного или недобросовестного к ним отношения, причинившее существенный вред государственным или общественным интересам либо охраняемым законом правам и интересам граждан. В форме бездействия совершаются и преступления, выражающиеся в недонесении о достоверно известном готовящемся или совершенном преступлении - умышленном убийстве, разбойном нападении, взяточничестве, посягательстве на жизнь работника милиции или народного дружинника и др.



2. В статьях Особенной части Уголовного кодекса, предусматривающих ответственность за конкретные преступления, всегда содержится указание на определенное действие или бездействие. В одних случаях уголовная ответственность наступает независимо от последствий, в других - только при условии, если действие или бездействие повлекло за собой вредный результат. Например, в статье 1241 Уголовного кодекса РСФСР установлена уголовная ответственность за разглашение тайны усыновления против воли усыновителя. Такое преступление наказывается независимо от того, какие фактические последствия наступили.

В то же время злоупотребление служебным положением (статья 170) признается преступлением при условии, если оно причинило существенный вред государственным или общественным интересам либо охраняемым законом правам и интересам граждан.

В некоторых случаях вред заключен в самом деянии - убийстве, телесном повреждении, хищении и т. п.

3. Общественная опасность - основной признак преступления. Преступными признаются только те деяния, которые представляют опасность для общества.

В Особенной части Уголовного кодекса одни преступления сформулированы таким образом, что их совершение предполагает причинение материального (не только имущественного) вреда. Это так называемые "материальные" преступления. К ним относятся, например, все виды хищения и уничтожения имущества, нанесение телесных повреждений. Если совершены какие-то действия, предусмотренные конкретной статьей, но последствия, указанные в той же статье, не наступили, то деяние не может быть признано преступным. Так, умышленное уничтожение или повреждение личного имущества граждан образует преступление только в том случае, если потерпевшему причинен значительный ущерб (статья 149 Уголовного кодекса РСФСР).

Для признания преступными остальных деяний закон не требует обязательного наступления каких-либо последствий. Преступными являются, например, систематическое занятие бродяжничеством или попрошайничеством (статья 209), злостное нарушение паспортных правил (статья 198). Нельзя сказать, что эти преступления не представляют опасности для общества, на том только основании, что материальный вред ими не причиняется. Во-первых, материальный вред - не единственный вид ущерба, наносимого преступлением обществу. Ряд преступлений, в том числе систематическое занятие бродяжничеством или попрошайничеством, а также оскорбление (статья 131), клевета (статья 130), наносят большой нравственный вред, нарушают общественный порядок, унижают честь и достоинство личности. Во-вторых, опасность некоторых "нематериальных" преступлений выражается в том, что они создают угрозу, т. е. реальную возможность, наступления вредных последствий.

Общественная опасность отдельных преступлений различается в зависимости от объекта посягательства, размера причиненного ущерба, способа совершения преступления, формы вины и других обстоятельств. По своему характеру наибольшую опасность представляют государственные преступления (измена Родине, вредительство, бандитизм и др.), преступления против социалистической собственности (кража, грабеж, разбой и др.), против жизни и здоровья личности (убийство, причинение телесных повреждений и др.). При прочих равных условиях более опасными могут признаваться преступления, причинившие более крупный вред, совершенные группой лиц или с применением технических средств и т. п.

Умышленные преступления более опасны по сравнению с неосторожными.

Общественная опасность преступления учитывается уголовным законодательством, устанавливающим более строгую ответственность за преступления, представляющие большую опасность; она может учитываться также судом при назначении наказания. Характер общественной опасности преступления обычно осознается лицом, начавшим подготовительные действия, направленные на достижение преступного результата, и может в какой-то мере повлиять на его решение о доведении преступления до конца.

Общественная опасность органически связана с уголовной противоправностью преступления. Поскольку в статьях Особенной части содержится перечень только тех деяний, которые представляют общественную опасность, то можно сказать, что, если деяние уголовно противоправно, т. е. предусмотрено статьей Уголовного кодекса, значит, оно, как правило, и общественно опасно. Оговорка "как правило" не случайна. Дело в том, что в статьях Уголовного кодекса не всегда называется тот вред, причинение которого делает такое деяние общественно опасным. Очевидно, что деяния, предусмотренные одной и той же статьей, могут различаться по размеру причиненного ущерба. Иногда ущерб может оказаться настолько малозначительным, что деяние нельзя будет признать опасным для общества. Следовательно, не исключены случаи совершения таких деяний, которые по форме являются уголовно противоправными, а по существу - непреступными ввиду отсутствия их общественной опасности. Такая ситуация оговорена в статье 7 Уголовного кодекса РСФСР ("не является преступлением действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного Особенной частью настоящего Кодекса, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности").

Общественная опасность деяний может зависеть и от конкретных условий, в которых они совершаются. Например, опасность хищения одного и того же количества зерна нередко различается в зависимости от целей, ради которых это зерно хранилось в совхозе или колхозе. Например, если зерно было предназначено для посева, то ценность его возрастает.

В ЧЕМ ВЫРАЖАЕТСЯ ВИНОВНОСТЬ

Предусмотренное уголовным законом действие или бездействие влечет за собой уголовное наказание лишь при наличии виновности лица, совершившего данное деяние.

Отсутствие виновности исключает уголовную ответственность.

"Уголовной ответственности и наказанию подлежит только лицо, виновное в совершении преступления, то есть умышленно или по неосторожности совершившее предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние" (статья 3 Уголовного кодекса РСФСР).

Вина выражает психическое отношение человека к своему деянию и его последствиям. В зависимости от характера этого отношения вина имеет форму либо умысла, либо неосторожности.

Преступление признается умышленным, если лицо, его совершившее: а) сознавало общественно опасный характер своего действия или бездействия, б) предвидело его общественно опасные последствия и в) желало их или сознательно допускало наступление этих последствий. Приведем пример.

Никаноров и Панова, приехав на личной автомашине в лес, развели костер, а когда уезжали, оставили костер непогашенным, хотя видели, что ветер то и дело раздувает пламя, а искры разлетаются далеко от костра. После их отъезда огонь действительно перекинулся на ближайшие от костра деревья и вспыхнул лесной пожар.

Таким образом, Никаноров и Панова: а) сознавали общественно опасный характер своих действий - понимали, что разжигать костер в таком месте нельзя; б) предвидели их общественно опасные последствия, т. е. понимали, что распространение огня вызовет лесной пожар; в) сознательно допускали наступление этих последствий, так как не приняли мер к предотвращению пожара.

Следовательно, преступление было совершено ими умышленно.

Такой умысел называется косвенным, поскольку виновные не желали, а лишь сознательно допускали наступление общественно опасных последствий.

Если представить себе, что Никаноров и Панова желали наступления таких последствий (например, специально развели костер с тем, чтобы огонь распространился на расположенные поблизости деревья), то следовало бы признать, что преступление совершено ими с прямым умыслом.

С прямым умыслом действует человек, когда он хочет, желает наступления определенных вредных последствий. Например, когда он стреляет в другого человека, которого хочет убить.

С косвенным - например, когда он бесприцельно стреляет из ружья со двора в сторону улицы, где оказываются люди. Он сознательно допускает наступление общественно опасных последствий (убийства), хотя и не желает такого результата.

Ряд тяжких преступлений - измена Родине, шпионаж, террористический акт, диверсия, вредительство, антисоветская агитация и пропаганда, бандитизм, хищение государственного и общественного имущества, личного имущества граждан, включав кражу, грабеж, разбойное нападение, мошенничество, а также такие преступления, как клевета, оскорбление, хулиганство, сопротивление работнику милиции или народному дружиннику, спекуляция, обман покупателей, взяточничество, подделка документов, самоуправство, вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность и др., - совершаются только с прямым умыслом4.

Что же касается неосторожности, то она может выражаться в двух видах: в виде преступной самонадеянности, когда лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, но легкомысленно рассчитывало на их предотвращение, либо в виде преступной небрежности, когда лицо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть. Мы не будем подробно останавливаться на рассмотрении данной формы вины по следующим соображениям.

Интересующий нас вопрос о добровольном отказе имеет отношение лишь к преступлениям, совершаемым с прямым умыслом, т. е. только к таким действиям, которые сознательно направлены на достижение преступного результата. Он исключается при косвенном умысле и неосторожности. Забегая несколько вперед, отметим, что лицо, отказываясь от доведения преступления до конца, отказывается от причинения именно того результата, которого оно ранее желало достигнуть. Добровольный отказ от совершения преступления бывает лишь в тех случаях, когда лицо начало совершать, но не закончило умышленные действия, преследовавшие цель нанесения преступного вреда.

Попутно напрашивается и еще один вопрос: если желаемый преступный результат не наступил, то не достаточно ли этого факта для того, чтобы сразу же, без дальнейших размышлений исключить уголовную ответственность лица, которое не довело до конца исполнение своего бывшего преступного желания? Казалось бы, можно рассуждать следующим образом. Человек захотел причинить общественно опасный вред. Значит, вся суть зла состояла в том, чтобы этот вред наступил. Именно в силу опасности такого вреда и установлена уголовная ответственность. Есть вред - есть и ответственность за него. Нет вреда - нет и ответственности за то, чего нет. Раз не наступил общественно опасный вред, значит, соответственно этому и не должна наступать уголовная ответственность. Если человек лишь хотел причинить что-то вредное для общества, но не сделал этого, то, выходит, отсутствуют основания для выводов о его виновности (которая, как известно, выражается только в деянии).

Однако этот вопрос немедленно вызывает ряд встречных вопросов. Например: каково значение тех действий, которые данное лицо уже успело совершить на пути к осуществлению своего преступного замысла; где та грань, которая отделяет оконченное преступление от неоконченного; какова роль причин, в силу которых преступный результат не наступил?

Здесь мы подошли к третьему из названных выше "предварительных" понятий.

СТАДИИ СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Преступление характеризуется единством действий (или бездействия).

Деяние, направленное на достижение преступного результата, может быть кратковременным, но может быть и продолжительным по времени и складываться из нескольких этапов. Например, кражи совершаются как по внезапно возникшему умыслу (преступник увидел вещь, которая "плохо лежит", оглянулся по сторонам, схватил и спрятал ее в карман), так и по заранее обдуманному плану, с предварительной подготовкой к его осуществлению (решив совершить хищение товаров из магазина, преступники в течение нескольких дней ведут наблюдение за магазином, изучают подступы к товару, систему охраны, готовят инструменты для взлома, распределяют функции между собой и т. п.). Непосредственное исполнение преступления также может состоять из нескольких самостоятельных, но взаимосвязанных действий: устранения препятствий (связывание сторожа, отключение сигнализации, взлом дверей), изъятия ценностей, их транспортировки и т. п.

Следовательно, вся совокупность действий, охватываемая понятием преступления, может состоять из нескольких этапов (стадий) осуществления преступного замысла.

Статья 15 Уголовного кодекса РСФСР выделяет две стадии, предшествующие совершению преступления: приготовление к преступлению; покушение на преступление.

И приготовление к преступлению, и покушение на преступление наказываются в уголовном порядке. Наказываются, несмотря на то что преступление, строго говоря, еще не совершено (не окончено).

...Все началось с того, что в тресте, где В. работал инженером-экономистом, случилась сенсация: плановик Д., у которого и была-то всего-навсего одна-единственная облигация трехпроцентного государственного займа стоимостью 10 рублей, выиграл целых две с половиной тысячи! "И куда ему девать такую кучу денег? - думал В. Человек он холостой, далеко не молодой.. Живет в общей квартире, с соседями не в ладу. Друзей у него нет. Изредка вечерком сходит в кино - и только-то. Домой его не тянет. Видно, оттого и задерживается часто на работе..."

Событие было настолько интересным для всех сослуживцев, что Д., получив ровненькие, гладкие пачки денег, принес их на работу, чтобы дать возможность коллегам "посмотреть и пощупать".

Д. называли "рабочим мозгом планового отдела", и все наиболее важные документы проходили через него. Ему был отведен маленький отдельный кабинетик, где рядом с письменным столом располагался обыкновенный металлический сейф для хранения служебных документов. Туда-то и перекочевал денежный выигрыш в две с половиной тысячи рублей после того, как его "посмотрели и пощупали" сослуживцы.

На молодого инженера-экономиста В. событие произвело сильное впечатление. В тресте новость уже устарела, говорить о ней перестали, а если кто-то и вспоминал, то лишь так, к слову. Одному только В. она не давала покоя. Все чаще и чаще ему приходила в голову мысль: "Вот бы взять эти деньги!" Сначала мысль казалась глупой. Затем она стала все больше укрепляться в сознании. В. как-то незаметно для самого себя стал искать встреч с плановиком - то во время обеденного перерыва в столовой, то в коридоре в минуты "перекуров". Как-то раз зашел к Д. в кабинет за спичками. Поговорили-побеседовали. Зашел во второй раз, в третий... Стал присматриваться. Обратил внимание на то, что Д. ведет себя неосторожно: в присутствии сослуживцев, которые то и дело заходят к нему в кабинет, кладет ключ от сейфа в незапирающийся ящик письменного стола, под бумаги. У всех на виду...

В голове молодого экономиста вызревал план: если после работы, когда Д. уйдет, задержаться (мало ли коллег задерживаются вечером на работе!) и незаметно войти в кабинет... А ключ от сейфа - там, в столе, под рукой. Кабинет находится в коридоре-тупичке. Никто и не заметит. Пусть потом думают на кого угодно! Вот только как открыть дверь в кабинет? Хозяин уходит, хлопает дверью, замочек щелкает дверь заперта.

Пригляделся к замку. Стал искать такие же замки в хозяйственных магазинах. Купил несколько штук. По вечерам подолгу задерживался на службе. Жаловался: мол, много работы, не успеваю справиться. Уходя с работы, шел мимо кабинетика (благо это по пути); каждый раз было видно, есть ли полоска света под дверью. В удобные моменты пробовал "примерять" ключи, купленные вместе с замками. Некоторые вообще плохо вставлялись. Пришлось "подгонять" ключи дома напильником. Наконец один подошел...

Сердце бешено заколотилось. Решил: нет, не сейчас. В следующий раз. Надо, чтоб спокойно...

Из статьи 15 Уголовного кодекса РСФСР:

Приготовлением к преступлению признается приискание или приспособление средств или орудий или иное умышленное создание условий для совершения преступления.

...Наказание за приготовление к преступлению... назначается по статье Особенной части настоящего Кодекса, предусматривающей ответственность за данное преступление.

Из статьи 144 Уголовного кодекса РСФСР:

Кража, совершенная... с применением технических средств... наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

Приготовление к преступлению выражается в создании условий для совершения последующих действий, непосредственно направленных на достижение преступного результата.

Приискание и приспособление средств или орудий для совершения преступления - наиболее типичная, чаще всего встречающаяся форма создания таких условий.

Приисканием будет, например, приобретение в хозяйственных магазинах или ином месте набора инструментов для использования их при взламывании двери или повреждении сигнализации, незаконное приобретение пистолета, финского ножа, кастета или других предметов для использования их при нанесении телесных повреждений, а также изготовление подобных предметов. Приискание может выразиться и в том, что преступник, готовясь к совершению преступления, заранее отбирает те или иные предметы либо вещества из числа имеющихся у него в доме, или у его соседей, или у других лиц (например, молоток, плоскогубцы, кухонный или перочинный нож, утюг, серную кислоту и т. п.) для того, чтобы с их помощью осуществить преступный замысел.

Приспособление заключается в видоизменении формы либо других свойств и качеств предмета таким образом, чтобы сделать его пригодным для совершения преступления (например, преступник, задумав вытащить через окно чужой квартиры приглянувшуюся ему вещь, подбирает длинный металлический прут, изгибает его, придавая ему форму крючка).

Под "иным" умышленным созданием условий для совершения преступления понимается любое действие, направленное на подготовку к совершению конкретного преступления, например создание группы для совершения кражи или иного преступления, завлечение жертвы обманным способом в удобное для нападения место.

Приготовление осуществляется только умышленно и только с определенной целью - создать условия для совершения преступления. Поэтому стадия приготовления отсутствует в тех случаях, когда речь идет о неосторожных преступлениях, даже если были совершены какие-то действия, объективно способствовавшие наступлению общественно опасных последствий. Если, выполняя какие-либо действия, фактически облегчающие совершение преступления, лицо не предполагает, что они будут способствовать наступлению общественно опасных последствий, то его нельзя привлекать к уголовной ответственности за приготовление к преступлению. Например, слесарь Митрошин по просьбе своего знакомого Редина изготовил ключ, который фактически нужен был Редину для того, чтобы вскрыть замок склада, о чем Митрошин не знал.

Хотя действия Митрошина объективно способствовали совершению Рединым преступления, тем не менее их нельзя признать приготовлением к преступлению, так как Митрошин не знал действительного предназначения изготовленного им ключа. Что же касается Редина, то он, попросив Митрошина изготовить данный ключ, тем самым уже начал приготовление к совершению преступления).

...Прошло несколько дней. У Д. в течение этого времени было какое-то важное задание. Он задерживался на работе дольше обычного. Приходил рано утром, уходил поздно вечером.

В. начал беспокоиться, как бы деньги не "уплыли" из сейфа на сберкнижку. Жалел, что не взял их тогда... Среди рабочего дня в кабинет к Д. не заходил: ему постоянно казалось, что это вызовет подозрения.

Но вот однажды вечером, когда полоска света под дверью исчезла, В. решился. В коридоре был полумрак. Он огляделся, на всякий случай негромко постучал в дверь - никто не ответил. Быстро открыл дверь заранее приготовленным ключом и бесшумно вошел в кабинет. С улицы падал слабый свет. Для В. этого было достаточно.

Ключ от сейфа лежал в том же ящике стола. Руки у В. дрожали, но он помнил: сверху папка, под ней листы белой бумаги, под ними - ключ, поперек ящика, бородкой налево.

Сколько раз мысленно были отрепетированы все движения: два шага к сейфу, левой рукой отвести в сторону движок, который прикрывает замочную скважину, правой вставить ключ, повернуть его, открыть дверцу...

Свет от уличного фонаря упал из-за спины как раз на верхнюю полочку, прямо перед глазами. Слева - толстая папка с крупным прямоугольным штампом. Справа, в дальнем углу, за каким-то справочником, - аккуратно завернутая в газету пачка, перевязанная тесемочкой...

Из статьи 15 Уголовного кодекса РСФСР:

Покушением на преступление признается умышленное действие, непосредственно направленное на совершение преступления...

Наказание... за покушение на преступление назначается по статье Особенной части настоящего Кодекса, предусматривающей ответственность за данное преступление

Покушение является, таким образом, следующей (после приготовления) стадией реализации преступного замысла. Так, покушением на кражу будет проникновение преступника в помещение, где находится имущество, которое он собирается похитить. К стадии покушения на кражу относится также изъятие, удержание этого имущества, попытка вынести его из помещения, пока преступник еще не в состоянии свободно распорядиться похищенным имуществом. При умысле на убийство или причинение телесных повреждений покушение может состоять, например, в замахе ножом (или иным оружием, орудием), в самом факте нанесения удара, если это еще не повлекло за собой желаемого для преступника результата; при умысле на уничтожение имущества покушение наступает, например, в момент поджога и т. п.

Покушение делится на две фазы в зависимости от того, насколько полно удалось лицу выполнить действия, необходимые, по его мнению, для достижения преступного результата. Если виновный выполнил все действия, которые, как он считал, были необходимы для завершения преступления, но желаемый им результат тем не менее не наступил, то налицо будет оконченное покушение на преступление. Например, преступник, прицелившись из ружья, нажимает на спусковой крючок, но происходит осечка, либо преступник производит выстрел, но промахивается. Оконченным будет покушение и в том случае, если вор полагает, что крадет желаемую вещь, тогда как в действительности потом оказывается, что он похитил иной предмет. Так, Маков и Корин, увидев на вокзале у багажного отделения несколько одинаковых ящиков, подошли к одному из них, осмотрели его и выяснили, что в нем уложены радиоприемники. Спустя некоторое время они, намереваясь похитить ящик с приемниками и полагая, что приемники находятся во всех ящиках, взяли тот, которым было удобнее завладеть, и унесли его в привокзальный сквер, где были задержаны. При вскрытии оказалось, что в нем находились яблоки. Виновные были осуждены за покушение на кражу в крупных размерах, так как их умысел был направлен на хищение радиоприемников, а не яблок, стоимость которых значительно ниже.

Неоконченное покушение отличается от оконченного тем, что виновный еще не совершил всех действий, необходимых, по его расчетам, для наступления желаемого для него преступного результата (так, в одном случае преступник, пытаясь убить человека путем нанесения ему телесных повреждений, наносит достаточное, с его точки зрения, число сильных ударов каким-либо предметом и полагает, что тем самым преступный результат достигнут, хотя в действительности затем оказывается, что смерть не наступила; в другом случае виновный успевает нанести лишь несколько ударов, стремясь "добить" потерпевшего, но дальнейшие действия преступника пресекаются другими лицами или самим потерпевшим и, таким образом, виновный сознает, что не успел выполнить всех задуманных им действий).

...Одно быстрое, короткое движение - и деньги в руке.

За дверью послышались голоса. "Только этого не хватало!" подумал В. Он представил, как сейчас откроется дверь, войдут люди и поймают его на месте преступления. "Может быть, пока не поздно, лучше бросить деньги обратно и самому открыть дверь? Покаяться, не ждать, когда схватят за руку? Наверное, это будет иметь значение при наказании?"

При назначении наказании суд учитывает характер и степень общественной опасности действий, совершенных виновным, степень осуществления преступного намерения и причины, в силу которых преступление не было доведено до конца.

Покушение на преступление признается таковым лишь в случае, если преступление не было доведено до конца по причинам, не зависящим от воли виновного, т. е. когда виновный желал довести преступление до конца, но ему воспрепятствовали в этом какие-то посторонние обстоятельства. К числу таких обстоятельств могут быть отнесены: вмешательство граждан (например, вор проник в помещение, но при выносе имущества был задержан); сопротивление со стороны потерпевшего; иные внешние препятствия, не учтенные преступником (например, преступник, пытаясь совершить хищение из магазина, не знал об имеющейся там охранной сигнализации и поэтому, услышав звонок, вынужден был скрыться, не доведя преступление до конца). К причинам, препятствующим достижению преступного результата, относятся и иного рода просчеты со стороны самого преступника.

Типичными ошибочными действиями преступника являются покушение с негодными средствами и покушение на негодный объект. Например, преступник, полагая, что стреляет из исправного охотничьего ружья, в действительности пытался использовать неисправное оружие, в связи с чем выстрела не произошло и преступление (убийство) не было окончено (покушение с негодными средствами). Покушением на негодный объект будет, например, стрельба в неодушевленный предмет, который преступник ошибочно принял за намеченную им жертву; похищение имущества, которое в действительности никакой ценности не представляет, и т. д. Такие ошибки не исключают уголовной ответственности виновного.

...Голоса удалялись. Снова стало тихо. В. уложил деньги в портфель, осторожно закрыл сейф, повернул ключ. Большой палец правой руки прикоснулся к чему-то мягкому. Снова два шага, на этот раз в обратную сторону. Приподнял папку вместе с лежавшей под ней бумагой, положил ключ на прежнее место, бородкой налево. Задвинув ящик, подошел к двери, прислушался. Ни звука. "Остается тихонько выйти, закрыть дверь, выскользнуть из тупичка и уйти как ни в чем не бывало. И тогда эти деньги - мои. Еще немного, и все будет кончено..."

Из постановления Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. No4:

Хищение следует считать оконченным, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им распоряжаться по своему усмотрению или пользоваться им.

...Он тут же мысленно представил, как на следующий день Д. откроет сейф, заглянет туда и... не увидит своих денег. Д. будет напрасно шарить на полочке, потом вытащит оттуда справочник, толстую папку со штампом...

В. вдруг похолодел: этот штамп он видел не раз - штамп со строгим словом "секретно". Теперь он понял, к чему прикоснулся большой палец его правой руки: сейф был опечатан с помощью пластилина. "От таких сейфов лучше подальше", - подумал В.

...Когда он выходил из кабинета, деньги лежали в сейфе на прежнем месте.

Итак, В. в течение длительного времени вынашивал план совершения тяжкого преступления. Он тщательно приготовился к этому преступлению.

За приготовление к краже он подлежал уголовной ответственности. Совершенных им приготовительных действий было уже достаточно для того, чтобы подвергнуть его уголовному наказанию по статье 15 и части второй статьи 144 Уголовного кодекса РСФСР.

Далее В. выполнил действия, непосредственно направленные на совершение кражи. Этого было более чем достаточно для того, чтобы к нему было применено уголовное наказание по названным статьям закона за покушение на кражу.

По мере возрастания степени осуществления преступного намерения соответственно увеличивалась реальная опасность совершаемых им действий. Пресечение преступной деятельности В. на любом из ее этапов со стороны других лиц неминуемо повлекло бы за собой разоблачение и привлечение В. к уголовной ответственности и наказанию.

Но в конечном итоге кража денег не была доведена до конца, и в соответствии с законом уголовная ответственность за совершенные В. действия не наступила.

Может показаться, что в данном случае вывод об освобождении В. от уголовной ответственности является неожиданным, парадоксальным, что здесь наблюдается непоследовательность и нелогичность в решении вопроса о виновности В., что, наконец, в данной ситуации можно усмотреть какое-то противоречие между различными нормами уголовного законодательства.

Однако подобное мнение было бы ошибочным. Советский закон, к какой бы отрасли права он ни относился, всегда основывается не только на житейской справедливости и гуманности, целесообразности и объективности, но и на строгой научности. Он исходит из совокупности научно обоснованных предпосылок - политических, экономических, идеологических, юридических, психологических, социологических и т. д. Закон направлен на то, чтобы действительные, подлинные поступки были четко отграничены на практике от кажущихся, внешне похожих на них действий.

Здесь уместно вспомнить слова, сказанные основоположником научного коммунизма (в связи с объяснением природы прибыли) по поводу так называемых парадоксов:

Это кажется парадоксальным и противоречащим повседневному опыту. Но парадоксально и то, что земля движется вокруг солнца, и что вода состоит из двух легко воспламеняющихся газов. Научные истины всегда парадоксальны, если судить на основании повседневного опыта, который улавливает лишь обманчивую видимость вещей.

К. Маркс

В случаях, когда преступник намеревался довести преступление до конца, но не смог сделать это по независящим от него причинам, он привлекается к уголовной ответственности за приготовление к преступлению или за покушение на преступление.

Если же лицо, совершив определенные (преступные!) действия, отказалось по своему желанию от доведения их до конца, оно признается добровольно отказавшимся от совершения преступления и потому не подлежащим уголовной ответственности.

Таким образом, мы вплотную подошли к рассмотрению проблемы добровольного отказа от совершения преступления. Уяснение названных выше стадий необходимо потому, что добровольный отказ от совершения преступления возможен только в стадии приготовления к преступлению или в стадии покушения на преступление.

Это общее принципиально важное правило мы будем постоянно иметь в виду при обсуждении вопроса о том, какова сущность добровольного отказа от совершения преступления. Оно (правило) служит необходимой предпосылкой для того, чтобы понять, как и при каких условиях советский закон воспринимает добровольный отказ как факт, исключающий уголовную ответственность.

ЕСЛИ ЕЩЕ НЕ ПОЗДНО, или когда приемлем добровольный отказ от

совершения преступление

Однако до сих пор мы еще не сказали, каким образом сформулировано понятие добровольного отказа от совершения преступления в самом законе. Дело в том, что хотя в Уголовном кодексе и есть специальная статья, названная "Добровольный отказ от совершения преступления", но в этой статье нет развернутого определения данного понятия. В законе (статья 16 Уголовного кодекса РСФСР) сказано следующее:

Лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности лишь в том случае если фактически совершенное им деяние содержит состав иного преступления.

Таким образом, если придерживаться буквального текста закона, то получается, что в нем говорится не об освобождении от уголовной ответственности, а о привлечении к уголовной ответственности...

Если же текст статьи 16 Уголовного кодекса РСФСР изложить в несколько иной форме, то условно можно было бы сказать так:

лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, не подлежит уголовной ответственности за это преступление; оно подлежит уголовной ответственности за иное преступление, если состав такого преступления содержится в фактически совершенном им деянии.

Эта (или подобная ей) перефразировка текста закона в общем-то сохраняет и правильно передает смысл тех норм (правил), которые заключены в названной статье закона. Казалось бы, и в самом законе удобнее было бы сформулировать данное положение именно с такой позиции, а не с "обратной", с тем чтобы не создавать впечатления, будто законодатель старался избежать слов "не подлежит".

Но мы уже отмечали, что формулировки советского закона всегда отличаются высокой точностью. К тому же они лаконичны. Законодатель вовсе не ставит своей задачей предусмотреть все те случаи, когда человек не подлежит уголовной ответственности. В советском уголовном праве существует твердое общее правило, которое называется презумпцией невиновности. Презумпция - это предположение, признаваемое истинным, пока не доказано обратное. Презумпция невиновности означает, что любое лицо заранее предполагается невиновным, если в установленном законом порядке не выявилось противоположное. Поэтому было бы излишним специально указывать в законе, что лицо не подлежит уголовной ответственности, если в фактически совершенном им деянии отсутствует состав данного или иного преступления.

Вместе с тем законодателю важно было в одной и той же фразе подчеркнуть два момента: 1) добровольный отказ от доведения преступления до конца исключает уголовную ответственность за начатое, но не оконченное преступление; 2) добровольный отказ от совершения данного преступления не исключает уголовной ответственности за иное преступление, фактически совершенное тем же лицом. Поэтому формулировка текста статьи 16 Уголовного кодекса РСФСР представляется во всех отношениях оптимальной - наиболее точной, правильной.

В чем же выражается сущность добровольного отказа oт совершения преступления?

1. При добровольном отказе от доведения преступления до конца внешне действия человека могут быть схожи с действиями лица, прекращающего преступное поведение помимо своей воли. И в том и в другом случае незавершенное деяние было направлено на достижение преступного результата. В обоих случаях так называемый субъект преступления действует умышленно, а деяние, на совершение которого направлен умысел, является преступным и специально предусмотрено уголовным законом. Но при добровольном отказе оценка уже совершенных действий качественно меняется: они признаются как бы утратившими общественную опасность, а лицо, их совершившее, перестает считаться общественно опасным. Исчезает направленность его поведения на причинение преступного результата, поскольку фактически совершенные им действия не вызвали общественно опасных последствий, а само лицо не имеет уже намерения совершить преступление.

Таким образом, при добровольном отказе от доведения преступления до конца отсутствует основной признак, которым обладает преступление,общественная опасность. Это означает, что предшествующая деятельность, прерванная добровольно, не образует состава преступления. Следовательно, при добровольном отказе отсутствует само преступление, а поэтому не наступает уголовная ответственность.

2. Встречаются случаи, когда преступник, намереваясь совершить одно преступление, добровольно отказывается от его завершения, но тут же приступает к совершению другого преступления.

Происходит своеобразное "переключение" виновного с одного преступления на другое: с более тяжкого на менее тяжкое или наоборот. Так, преступник, приготовившись к совершению убийства, отказывается от доведения этого преступления до конца и отбирает у потерпевшего деньги, совершая тем самым грабеж, т. е. иное преступление. Во всех таких случаях признается добровольный отказ от того преступления, которое лицо намеревалось вначале совершить, но виновный будет привлечен к уголовной ответственности за то преступление, которое он фактически совершил.

В отдельных случаях выполняются действия, объективно похожие на подготовку к совершению конкретного преступления. Но внешнее сходство не всегда может свидетельствовать о действительном намерении лица совершить преступление, необходимо учитывать субъективное отношение к деянию: стремилось ли лицо к достижению преступного результата, если нет, то совершенные действия не образуют стадию предварительной преступной деятельности. Следовательно, добровольное их прекращение нельзя расценивать как некий добровольный отказ от совершения преступления, поскольку преступный умысел вообще отсутствовал.

Рувимов обманным путем похитил у своего знакомого пистолет. Придя домой и угрожая жене пистолетом, он потребовал от нее объяснений в связи со слухами о ее неверности. Удовлетворившись ее объяснениями, он спрятал оружие. На допросе он показал, что не собирался убивать жену, даже если бы она и заявила ему о своей неверности, а просто хотел "испытать" ее. Какие-либо данные, опровергающие эти показания Рувимова, отсутствовали. Поэтому не было оснований утверждать, что он готовился к убийству, но затем добровольно отказался от доведения этого преступления до конца. Рувимов был привлечен к уголовной ответственности за действительно совершенные им преступления: за хищение оружия (часть 1 статьи 2181), а также угрозу убийством (статья 207 Уголовного кодекса РСФСР).

3. Первая стадия, на которой может произойти добровольный отказ от доведения преступления до конца, это, как уже отмечалось, приготовление к преступлению. Отказ от совершения преступления на стадии приготовления состоит в том, что лицо воздерживается от дальнейших действий, непосредственно направленных на достижение преступного результата, либо ликвидирует условия, созданные им для совершения преступления. В частности, обзаведясь орудием совершения преступления или приспособив для этого какой-то предмет, лицо фактически не делает попытки использовать данное орудие (предмет) "по назначению" или даже вовсе уничтожает его; или, договорившись с кем-то о совместном совершении преступления либо подготовив план преступления, заманив предполагаемую жертву в удобное для расправы место и т. д., лицо соответственно не является на место преступления, уничтожает разработанный план и не выполняет иных, ранее намеченных преступных действий.

Некий гражданин Никифоров, проживая на частной квартире у Кариева, неоднократно ссорился с последним из-за того, что тот не разрешал его матери пользоваться водопроводным краном и ей приходилось ходить за водой к роднику, в горы. Решив "попугать" и избить Кариева, Никифоров приобрел финский нож и спрятал его у себя в комнате. Однажды, проходя через кукурузное поле, он случайно встретил на тропинке Кариева, остановил его и потребовал объяснить, долго ли тот будет издеваться над его матерью. Кариев ответил, что он только сегодня утром пригласил мастера-сантехника, чтобы тот провел водопровод в их комнату. Войдя в дом, Никифоров убедился в правдивости слов Кариева и отказался от его избиения. Таким образом, Никифоров, намереваясь совершить преступление (нанесение побоев и угрозу убийством), приискал орудие преступления - финский нож, но не использовал его, добровольно отказавшись от осуществления своих намерений. Поэтому он был привлечен к уголовной ответственности лишь за фактически совершенное им деяние, в котором содержится состав иного преступления - незаконного приобретения и хранения холодного оружия.

Примером добровольного отказа от доведения преступления до конца на стадии умышленного создания иных условий совершения преступления может служить следующее дело.

Лыкин, работая заведующим продовольственным складом, обнаружил, что у него на складе образовался излишек мяса в количестве 160 кг. Он решил продать его, а деньги присвоить. В связи с этим Лыкин обратился к продавцу магазина "Мясо-молоко" Кривошееву с просьбой реализовать мясо, на что тот дал свое согласие. Лыкин подготовил машину для доставки мяса в магазин, о чем сообщил Кривошееву по телефону. Однако Кривошеее потребовал увеличить причитавшуюся ему сумму "вознаграждения". Лыкин не согласился на новые условия преступной сделки, заявив, что лучше попросит назначить ревизию для установления причины образования излишка мяса. Итак, возникший у Лыкина преступный умысел был направлен на хищение государственного имущества. Его действия носили приготовительный характер и выразились в создании условий для хищения. Однако дальше приготовительных действий Лыкин не пошел, сочтя невыгодными для себя условия, предложенные Кривошеевым. Ввиду добровольного отказа от доведения преступления до конца дело в отношении Лыкина было прекращено.

4. Добровольный отказ в стадии покушения на преступление возможен не всегда. Как правило, он допустим лишь при неоконченном покушении, когда лицо еще не выполнило всех действий, которые, по его мнению, были необходимы для достижения преступного результата. Добровольно отказываясь от совершения преступления, данное лицо воздерживается от выполнения "оставшихся" действий, сознавая при этом, что вполне может довести преступление до конца.

Например, человек, проникший в квартиру с целью кражи, отказывается от первоначального намерения и уходит; лицо, купившее дефицитный товар для спекуляции, отказывается от перепродажи этого товара; должностное лицо, совершив подлог в учетных документах с цепью хищения товаров, восстанавливает первоначальную запись и т. д.

Добровольный отказ возможен и при оконченном покушении. Но не всегда. Напомним, что оконченное покушение выражается в совершении лицом всех действий, которые, по его мнению, были необходимы для достижения преступного результата. Преступный результат при этом не наступает по причинам, не зависящим от воли виновного. Например, преступник умышленно наносит удары с целью причинить тяжкие телесные повреждения, но потерпевший уклоняется от этих ударов. Действие, которое виновный считал необходимым для причинения телесных повреждений, выполнено, но опасные последствия не наступили - этому воспрепятствовал потерпевший; если бы последний не уклонился от ударов, то преступник достиг бы желаемой цели. Совершенное деяние будет квалифицироваться в данном случае как покушение на умышленное нанесение тяжких телесных повреждений. Хотя вредный результат и не наступил, тем не менее добровольный отказ от доведения преступления до конца здесь отсутствует, поскольку все действия, необходимые и достаточные, по мнению виновного, для достижения намеченной им цели, он выполнил.

На первый взгляд, в ситуациях, аналогичных приведенной, никакой сложности нет: преступник умышленно совершил общественно опасные действия, направленные на достижение преступного результата, но коль скоро он не смог добиться желаемого, то должен нести ответственность за покушение на преступление. Такой вывод безусловно верен и не вызывает сомнений, когда перед преступником возникают препятствия, которых он не в силах преодолеть (потерпевший оказывает активное сопротивление или убегает; вмешиваются другие лица, пресекающие преступление, и т. п.). Но в жизни бывает и так, что преступник не встречает подобных препятствий либо преодолевает их. Не сумев достичь цели с первой попытки, преступник иногда имеет возможность повторить покушение (нанести повторный удар, использовать иные средства воздействия и пр.) и таким образом добиться желаемых для него последствий. Если в конечном итоге преступный результат наступил, то все предыдущие действия, не достигшие цели, не могут оцениваться отдельно от этого результата. Их нельзя рассматривать как покушение, ибо совершенное деяние составляет единое целое. Оно образует законченное преступление.

Теперь представим себе следующую ситуацию. Покушающийся на преступление, не сумев добиться цели при первом действии, имеет возможность повторить такие же либо совершить более интенсивные действия. При этом обстановка не препятствует реализации преступного замысла. Тем не менее после первого неудавшегося покушения виновное лицо добровольно прекращает дальнейшее посягательство. Например, промахнувшись, виновный воздерживается от повторного удара. Или вор, полагая, что в сейфе находятся деньги, вскрывает его, но ничего не обнаруживает, а на следующий день, достоверно зная, что деньги в сейф положены, тем не менее добровольно отказывается от повторного посягательства. Как оценить такие действия? Следует ли признать, что посягавший добровольно отказался от доведения преступления до конца? Или все-таки он подлежит привлечению к уголовной ответственности за покушение на преступление?

Ответ должен быть таким: умышленное действие, непосредственно направленное на совершение преступления, которое не доведено до конца по причинам, не зависящим от воли виновного, признается покушением на преступление, если даже лицо добровольно отказывается от повторного совершения такого же действия.

С совершением определенных действий, которые, по мнению виновного, были достаточны для доведения преступления до конца, оно считается законченным. А то, что в указанной ситуации преступник не достиг желаемого результата, не зависело от него. Как только задуманное им преступное действие выполнено, добровольный отказ от доведения преступления до конца становится объективно невозможен. Такого рода подобие добровольного отказа (отказ от первоначального намерения после неудавшегося покушения) может быть учтено судом при назначении наказания как свидетельство чистосердечного раскаяния данного лица.

Некоторую аналогию можно провести и с решением вопроса о добровольном отказе в случае совершения преступления, которое считается оконченным с момента выполнения преступного действия независимо от наступления вредных последствий. Как только это действие выполнено, говорить об отказе от доведения преступления до конца становится практически невозможно, поскольку преступление фактически уже совершено. Например, разбой представляет собой нападение с целью завладения имуществом, соединенное с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, или с угрозой применения такого насилия. Данное преступление считается законченным с момента нападения. Если преступник, совершив разбойное нападение, по каким-то причинам не стал изымать имущество, хотя этому ничто и не препятствовало, то все равно добровольный отказ от доведения преступления до конца в этом случае практически немыслим, ибо преступление уже совершено в результате самого факта нападения. Виновный будет отвечать за разбой как за оконченное преступление.

Точно так же бандитизм считается оконченным с момента организации вооруженной банды с целью нападения на государственные, общественные учреждения или предприятия либо на отдельных лиц, даже если такие нападения и не были совершены. Дезертирство считается оконченным преступлением с момента оставления военнослужащим воинской части с целью уклониться от военной службы и т. д. Добровольное воздержание от нападения при бандитизме, возвращение в расположение части при дезертирстве не признаются добровольным отказом от доведения преступления до конца, поскольку преступления уже окончены при совершении действий, направленных на достижение соответствующей цели.

Как видим, при проведении названной аналогии разница состоит лишь в том, что в первом случае выполнение завершающего действия при неудавшемся посягательстве квалифицируется как покушение на преступление, а во втором случае выполнение начального преступного действия уже само по себе расценивается как оконченное преступление. В обоих случаях добровольный отказ от совершения преступления наступает лишь на более ранних стадиях - в момент приготовления к преступлению либо в момент неоконченного покушения на преступление.

Вместе с тем есть отдельные виды преступлений, добровольный отказ от совершения которых имеет место и при оконченном покушении.

Нужно сразу сказать, что к их числу не относятся те преступления, для которых характерно наличие умышленных действий, непосредственно направленных на достижение результата, с наступлением которого преступление считается законченным. Результат таких преступлений, как правило, органически связан с самими действиями, прямо вытекает из них. Для его наступления не требуется каких-либо дополнительных факторов. Кроме того, интервал во времени между окончательным действием и последствием может либо вообще практически отсутствовать (например, при убийстве из огнестрельного оружия путем прямого попадания в сердце), либо быть явно малым (например, при нанесении ножевого ранения в другой жизненно важный орган). Совершение действия, способного непосредственно вызвать преступный результат, в сочетании с ограниченностью времени наступления отрицательного результата практически исключает возможность добровольного отказа от доведения преступления до конца: если бы преступник, совершив подобное действие, и захотел воспрепятствовать наступлению вредного последствия, он все же объективно был бы лишен такой возможности.

Добровольный отказ на стадии оконченного покушения имеется тогда, когда преступный результат не следует непосредственно из совершенного действия и не наступает сразу после него, когда между действием и последствием лежит определенный промежуток времени, в течение которого виновный имеет возможность активно вмешаться в начатый им процесс причинения общественно опасного результата и предотвратить его. В таких преступлениях причинная связь между действием и окончательным результатом еще продолжает зависеть от виновного и может изменяться по его усмотрению. Но часто результат зависит и от других обстоятельств, которые могут и не благоприятствовать наступлению желаемых последствий, но предотвратить которые виновный оказывается уже не в состоянии: слишком поздно...

Например, преступник, нанеся жертве удар ножом в живот, до наступления смерти потерпевшего пытается спасти его жизнь, но смерть все-таки наступает. При таком положении виновный отвечает за оконченное преступление. Правда, суд может в какой-то мере учесть действия подсудимого, предпринимавшего попытки воспрепятствовать наступлению вредного результата, как свидетельство раскаяния. Но о том, что здесь имеется добровольный отказ от доведения преступления до конца, не может быть и речи.

ТОЛЬКО ПО СОБСТВЕННОЙ ВОЛЕ, или условия признания отказа

добровольным

Итак, отказ от доведения преступления до конца исключает уголовную ответственность лишь в том случае, если он был добровольным.

Но как выяснить, действительно ли добрая воля определила дальнейшее поведение человека?

По каким признакам можно прийти к выводу, добровольно ли действовало лицо, или же, напротив, преступление не было доведено им до конца независимо от его намерений, против его воли, желания?

Ясно, что правильный ответ на эти вопросы возможен только на основании объективных, внешне выраженных фактических данных. Справедливое решение не может находиться в зависимости лишь от того, как ответит на указанные вопросы само лицо, подозреваемое (обвиняемое) в преступлении. Конечно, его объяснения имеют важное значение. Однако не менее важно определить, не противоречат ли эти объяснения объективным данным.

Нужно, стало быть, искать какие-то объективные показатели (критерии), помогающие верным путем прийти к обоснованному решению вопроса о добровольности отказа субъекта от совершения преступления в каждом отдельном случае, по любому уголовному делу.

Следовательно, и критерием добровольности отказа лица от доведения преступления до конца могут быть лишь его собственные действия. Оценка этих действий, разумеется, должна быть основана на требованиях закона.

Но в статье 16 Уголовного кодекса РСФСР не содержится требований, предъявляемых к такой оценке. Вместе с тем вполне понятно, что столь важная проблема, имеющая большое практическое значение, не могла остаться вне поля зрения законодателя. Значит, ее разрешение нужно искать в других статьях (нормах) того же кодекса. Ведь мы уже говорили о том, что при решении любых вопросов, касающихся уголовной ответственности, надо исходить из общих принципов советского уголовного права, учитывать те положения, которые содержатся в остальных статьях (нормах) уголовного закона. О них в той или иной мере сказано выше. Попробуем отобрать и выделить те из них, которые имеют прямое отношение к поставленным нами вопросам.

1. Поскольку добровольный отказ от доведения преступления до конца возможен (практически мыслим) лишь в процессе приготовления к преступлению или в процессе покушения на преступление, то вернемся к тексту статьи 15 Уголовного кодекса, где говорится о стадиях совершения преступного деяния. В этой статье, в частности, содержится весьма важное для нас условие: действие считается покушением на преступление (а не оконченным преступлением) лишь в случае, если преступное деяние не было доведено до конца по причинам, не зависящим от воли виновного.

Значит, первый объективный признак добровольности отказа от совершения преступления - это наличие фактических данных, свидетельствующих о том, что у человека, начавшего преступление, имелась реальная возможность довести это преступление до конца. Другими словами, все зависит от того, какова была обстановка события и как действовало данное лицо в данной обстановке.

В описанном выше случае с экономистом В., намеревавшимся похитить деньги у своего сослуживца, факт реальной возможности окончить кражу не вызывал сомнений. При желании В. мог довести это преступление до конца. Практически ему оставалось только вынести деньги из помещения треста. Следовательно, уже сам по себе факт наличия реальной возможности окончить преступление указывал на то, что отказ В. от дальнейших преступных действий был добровольным, независимо от того, какими побуждениями он при этом руководствовался.

Аналогичная картина наблюдается и в случае, когда человек, составивший клеветническое письмо, в последний момент, перед тем как опустить его в почтовый ящик, меняет свое решение, хотя в этот момент никто не пресекает его преступных действий.

Естественно, что сама по себе обстановка данного события указывает на добровольный характер дальнейшего поведения человека.

Таким образом, наличие реальной, но не использованной возможности доведения преступления до конца указывает. как правило, на добровольность отказа от совершения преступления.

Напротив, фактические данные, свидетельствующие о том, что преступник не имел возможности завершить начатое им преступление, могут указывать на вынужденный характер его дальнейшего поведения.

В одних случаях виновный оказывается не в состоянии преодолеть возникшие препятствия (например, вор не смог открыть замок и вынужден был прекратить попытку проникнуть в помещение; убийца встретил эффективное сопротивление со стороны потерпевшего и не смог довести до конца начатое им преступление; спекулянт получил отказ от лица, которому он намеревался перепродать скупленные им товары, и т. п.) В других случаях возникают обстоятельства, которые виновное лицо не могло предвидеть (например, вор, открыв сейф, не обнаруживает там денег, хотя он был в полной уверенности, что они хранятся в этом сейфе; убийца, рассчитывавший застать намеченную им жертву в обычном месте, убеждается в том, что ее почему-то там не оказалось; спекулянт, собравшийся продать скупленный им товар, становится перед фактом свободной продажи этого товара в магазинах и т. п.). В третьих случаях действия виновного пресекаются иными лицами либо создается угроза их пресечения, реальная возможность ("опасность") задержания преступника и т. д.

В каждом из этих вариантов обстоятельства складываются таким образом, что виновный не в состоянии довести до конца начатое им преступление.

Если подобные обстоятельства налицо, то отказ от совершения (окончания) преступления нельзя признать добровольным и виновный подлежит привлечению к уголовной ответственности за приготовление к преступлению или за покушение на преступление.

Наряду с этим бывают случаи, когда преступник оказывается не в состоянии дать правильную оценку сложившейся обстановке и приходит к ошибочному выводу об отсутствии у него реальных возможностей довести начатое преступление до конца, хотя в действительности такая возможность имелась. Так, злоумышленник, забравшись в чужую квартиру для совершения кражи, вдруг слышит шум в прихожей и, полагая, что вернулись хозяева квартиры, прыгает из окна на улицу, в то время как на самом деле причиной шума послужило падение какого-то предмета в прихожей.

В подобной ситуации отказ от продолжения преступления явно не соответствовал истинным намерениям виновного. И несмотря на то что реальных препятствий для окончания преступных действий не было, мнимая угроза опасности сыграла свою роль. Однако она повлияла, разумеется, не на добровольный, а на вынужденный отказ виновного от доведения до конца начатых им преступных действий.

Возможна и противоположная ситуация, когда отсутствуют фактические условия для совершения преступления, но виновный тем не менее ошибочно считает, что нет препятствий для осуществления его преступного замысла, и все же, несмотря на это, он отказывается от совершения преступления.

Трушин, поссорившись на улице с односельчанином Приваловым, стал угрожать ему ("сейчас я с тобой разделаюсь"). Потом он вошел к себе в дом, взял охотничье ружье и вернулся на улицу. Продолжая угрожать Привалову, Трушин начал целиться в него из ружья. Затем, не произведя выстрела, опустил ружье и ушел домой, а вскоре был задержан работниками милиции.

Как выяснилось при проверке, оба патрона, находившиеся в стволах ружья, были холостыми. Возникло подозрение, что именно в связи с данным обстоятельством преступление не было доведено до конца. Предполагалось, что Трушин пытался выстрелить в Привалова, но выстрела не произошло и только поэтому преступный замысел не был реализован. При подобных условиях имелись основания для версии о неудавшемся покушении на убийство, которое Трушин не смог осуществить по независящим от него причинам. К тому же подозреваемый подтвердил, что у него действительно возникло намерение убить Привалова и именно с этой целью он ходил за ружьем.

Вместе с тем, по словам Трушина, он был уверен, что зарядил ружье патронами, вполне пригодными для убийства, но, видимо, перепутал патроны, так как находился в нетрезвом состоянии. Одновременно Трушин утверждал, что еще при выходе на улицу с ружьем он отказался от намерения совершить убийство Привалова, он лишь прицелился, чтобы "попугать" его, но к курку не притрагивался.

Объяснения Трушина не противоречили фактическим данным происшедшего события, и поэтому было признано, что он добровольно отказался от совершения умышленного убийства (поскольку в фактически совершенных Трушиным действиях содержится состав другого преступления - угрозы убийством, он привлечен к уголовной ответственности по статье 207 Уголовного кодекса РСФСР).

Отсюда видно, что само по себе наличие или отсутствие реальной возможности довести преступление до конца не позволяет еще сделать в соответствующих случаях правильный вывод, действительно ли имелся добровольный отказ от совершения преступления. Нужно учитывать также всю совокупность обстоятельств происшедшего события, принимать во внимание субъективную оценку этих обстоятельств самим виновным.

2. Другим критерием добровольности отказа от совершения преступления являются фактические данные, указывающие на то, что лицо отказалось от преступного намерения полностью и окончательно.

Важно, чтобы человек, отказавшийся от доведения до конца конкретного преступления, вместе с тем не преследовал бы цели вернуться к завершению данного преступного деяния в будущем.

Если виновный не отказывается от намерения совершить преступление, а лишь временно отложил осуществление этого намерения до более "благоприятного" случая, то такая отсрочка исключает добровольность отказа от совершения преступления. Она свидетельствует о том, что виновное лицо не перестало быть общественно опасным.

При этом не имеет значения, на какой срок переносится исполнение задуманного - на короткий или долгий, определенный или неопределенный ("до следующего раза"). Ни длительность срока, ни его неопределенность не влияют на юридическую оценку содеянного. Для нее существенную роль играет тот факт, что виновное лицо не отказалось от осуществления преступного намерения.

Добровольный отказ от совершения преступления должен быть не только полным и окончательным, но и безусловным. Лицо, добровольно прекращающее свою преступную деятельность, не оговаривает это прекращение никакими условиями.

Единственным условием, на которое оно может рассчитывать, является установленная законом гарантия: если оно действительно добровольно откажется от доведения преступления до конца, то ему обеспечивается освобождение от уголовной ответственности за данное (неоконченное) преступление.

3. Было бы ошибочным мнение, что добровольный отказ от совершения преступления исключает возможность "подсказки" виновному со стороны других лиц, стимулирующей его последующее поведение.

Закон не делает никаких ограничений в отношении причин, побуждающих лицо отказаться от доведения преступления до конца. Чаще всего виновный принимает решение сам, без какого бы то ни было воздействия со стороны других лиц. Но возможен и добровольный отказ в результате такого воздействия, например под влиянием родных и знакомых. Заслуживают внимания также факты, когда лицо отказывается от преступления из опасения мести со стороны знакомых и близких потерпевшего. Не исключается и добровольный отказ в результате просьбы лица, на права и интересы которого готовится посягательство.

Можно выделить ряд причин, в силу которых чаще всего происходит добровольный отказ от совершения преступления. Одной из них является осознание общественной опасности готовящегося преступления. Обычно по этой причине отказываются от доведения преступления до конца те лица, которые в целом не склонны к правонарушениям и которые приняли решение о совершении преступления под воздействием эмоциональных факторов: ревности, страха, мести и т. п. Если с момента принятия решения до момента намеченной реализации умысла проходит сравнительно большой промежуток времени, то они (эти лица) оказываются способными дать правильную оценку сложившимся обстоятельствам и отказаться от доведения преступления до конца.

Мотивом отказа иногда служит также жалость к потерпевшему.

Отказ от совершения преступления может произойти и из-за боязни разоблачения, опасения быть привлеченным к уголовной ответственности. Боязнь отрицательных последствий есть результат осознанной оценки сложившейся ситуации с учетом строгости уголовного закона. Она существенно влияет на изменение первоначального намерения. Хотя это изменение не всегда устойчиво (если страх, боязнь не устраняют полностью антиобщественной ориентации данной личности, а лишь ограничивают способность лица к преступным действиям), тем не менее оно влияет на отказ от совершения преступления по собственной воле этого лица, в связи с чем такой отказ считается добровольным и исключает уголовную ответственность.

Особое внимание следует обратить на такой мотив отказа, как боязнь быть задержанным после совершения преступления. Отказ от преступления из-за боязни быть задержанным является добровольным только в том случае, если, по мнению виновного, нет реальной угрозы его задержания непосредственно в ходе совершения преступления: лицо опасается, что оно будет задержано не сейчас, а потом, после совершения преступления, и все же добровольно отказывается от доведения преступления до конца, хотя в данный момент, с его точки зрения, осуществлению преступного замысла ничто не препятствует. Если же опасение вызвано реально возникшей угрозой задержания в процессе совершения преступления либо фазу же после того, как оно будет совершено (задержание с поличным), то отказ следует считать не добровольным, а вынужденным. В последнем случае угроза задержания выступает уже в качестве объективного препятствия, которое лицо не способно преодолеть, из-за чего вынуждено отказаться от доведения преступления до конца.

Таким образом, отказ от совершения преступления имеет различные основания и предпосылки, которые по-разному характеризуют юридическую значимость отказа. В каждом случае приходится выяснять, действительно ли данное лицо добровольно отказалось от преступления, не скрывается ли в замаскированной форме отказа другое преступление или готовность довести до конца уже начатое преступление.

4. Как уже отмечалось, лицо может быть привлечено к уголовной ответственности, если до принятия им решения о добровольном отказе от совершения намеченного преступления оно совершило действия, образующие состав иного преступления. В чем здесь дело?

Способы совершения преступлений различны. Ряд преступлений, как мы уже видели, совершаются такими способами, отдельные элементы которых сами по себе не опасны. Например, вор, готовясь к квартирной краже, интересуется распорядком дня жильцов дома, присматривается к дверным запорам, приобретает набор слесарных инструментов и т. д. Эти действия свидетельствуют о преступном намерении данного лица, о подготовке его к преступлению. Более того, они сами по себе уже уголовно наказуемы, так как являются приготовлением к краже. Если на этой стадии вор будет разоблачен, он может быть привлечен к уголовной ответственности за приготовление к преступлению.

Однако если аналогичные по форме действия не связаны с намерением лица совершить преступление, то вполне очевидно, что они не представляют никакой общественной опасности (интерес к распорядку дня, к дверным запорам может быть вызван простым любопытством; приобретение слесарных инструментов может объясняться множеством самых заурядных, обычных причин и т. д.).

Если способы, используемые при подготовке и совершении преступления, сами по себе не являются преступными, то добровольный отказ от доведения этого преступления до конца исключает всякую уголовную ответственность. Совершив подобные приготовительные действия, не содержащие состава преступления, лицо может отказаться от дальнейшей деятельности, не опасаясь уголовной ответственности.

Однако некоторые преступления по своему характеру таковы, что их общественная опасность состоит не только в конечном результате, т. е. в тех последствиях, достичь которых стремилось данное лицо. Преступными могут быть и сами способы, приемы достижения этого результата. При таких обстоятельствах и приготовительные действия, и покушение на "основное" преступление могут образовать самостоятельное преступление. Соотношение "основного" преступления и "промежуточного" таково, что конечное, как правило, более опасно, чем предшествующее ему преступление (например, незаконное приобретение огнестрельного оружия предшествует более опасному преступлению - грабежу и предназначается для его совершения) .

Если преступник для совершения грабежа похищает или незаконно приобретает огнестрельное оружие, то он будет привлечен к уголовной ответственности не только за грабеж (если, конечно, таковой будет совершен), но и за хищение либо незаконное приобретение оружия.

Предположим далее, что преступник, незаконно приобретя оружие, добровольно по каким-либо причинам отказался от совершения намеченного "основного" преступления - грабежа. В этом случае он, естественно, не будет привлечен к уголовной ответственности за грабеж, который лишь намеревался совершить. Но, готовясь к грабежу, он совершил другое преступление, за которое и должен отвечать по закону. "Промежуточное" преступление не было конечной целью деяния. Оно предназначалось лишь для облегчения "основного" преступления. То обстоятельство, что добытое оружие потом перестало быть нужным преступнику, не устраняет общественную опасность содеянного. Поэтому преступник и должен нести ответственность за это преступление, т. е. за хищение или незаконное приобретение оружия.

В качестве самостоятельного преступления могут расцениваться и те действия, которые были совершены виновным в процессе покушения на "основное" преступление. Так, если виновный, покушаясь на кражу, допустил повреждение или уничтожение имущества (например, разбил зеркальную витрину магазина), то эти его действия образуют самостоятельное преступление - повреждение или уничтожение имущества.

Однако в некоторых видах преступлений невозможно выделить стадию покушения. Так, трудно себе представить покушение на оскорбление, клевету, хулиганство и некоторые другие преступления. В них действие, направленное на совершение преступления, образует собственно преступление. Оскорбление, в частности, это и есть действие, направленное на унижение чести и достоинства в неприличной форме; хулиганство - это действие, нарушающее общественный порядок, и т. д.

Поскольку в таких случаях невозможно отграничить покушение на преступление от самого преступления, то нельзя говорить и о добровольном отказе от совершения преступления на стадии покушения.

5. Ряд преступлений носят длительный характер. В частности, к ним относятся преступления, выражающиеся в уклонении от исполнения определенной обязанности: злостное уклонение от уплаты алиментов или от содержания детей (статья 122), уклонение от лечения венерической болезни, продолжаемое после предупреждения, сделанного органами здравоохранения (статья 1151), отказ или уклонение свидетеля или потерпевшего от дачи показаний (статья 182 Уголовного кодекса РСФСР) и др. К этой же группе могут быть отнесены и такие формы преступной деятельности, как укрывательство преступлений и недонесение о преступлениях (статьи 189 и 190). Все эти виды преступлений характеризуются тем, что лицо, обязанное выполнить определенное действие, в течение какого-то относительно длительного периода умышленно уклоняется от исполнения этой обязанности, причиняя тем самым ущерб интересам социалистического общества, отдельных граждан.

Длящиеся преступления считаются законченными с того момента, как только лицо, обязанное совершить определенное действие, уклонилось (или стало злостно уклоняться) от исполнения своей обязанности. В этот момент виновное лицо уже причинило общественно опасный вред (не уплатило своевременно алименты, не дало вовремя показаний, не донесло о готовящемся преступлении и т. д.). Поэтому последующий отказ от продолжения тех же действий не освобождает виновного от уголовной ответственности, за исключением случаев, специально предусмотренных законом (например, в случае добровольной сдачи органам власти огнестрельного оружия, которое незаконно хранилось у данного лица).

КОГДА ВИНОВНЫЙ НЕ ОДИН, или добровольный отказ при групповых

преступлениях

1. До сих пор речь шла в основном только о таких действиях, которые совершались (или не доводились до конца) одним и тем же лицом, т. е. когда связь между действиями и их последствиями зависела лишь от самого этого лица. Если от него исходило преступное намерение, то оно же единолично и решало вопрос, довести ли это намерение до конца.

Однако бывают случаи, когда в одном и том же преступлении участвуют несколько человек. Имеются в виду так называемые групповые преступления (этот термин употребляется условно; точнее было бы говорить о групповом совершении преступления или, еще точнее, о совершении преступления в группе лиц). В подобных случаях преступный результат является следствием совместных действий двух или более лиц. Поэтому добровольный отказ со стороны одного участника преступной группы может и не повлечь за собой предотвращение вредных последствий. Преступный результат может наступить независимо от изменившегося желания данного лица, если преступление доведут до конца другие участники той же группы.

Здесь мы немного отвлечемся и возвратимся к тем двум случаям, которые уже были рассмотрены выше. Вы помните. В., покушавшийся на кражу денег из сейфа, при отказе от доведения этого преступления до конца руководствовался следующим суждением: "От таких сейфов лучше подальше2. Участник разработки плана убийства Андрей тоже принял волевое решение: "В "мокрое" дело лучше не ввязываться". В первом случае преступление было уже "почти окончено" (деньги извлечены из сейфа); во втором случае на момент принятия решения были проведены лишь приготовительные действия (разработан план убийства).

Если рассуждать абстрактно, то можно было бы сделать заключение: легче предотвратить преступление на стадии приготовления, чем на стадии покушения.

В действительности же оказалось, что кража, доведенная до стадии оконченного покушения, была "легко" предотвращена, а предотвращение убийства, находившегося лишь в стадии приготовления, уже не зависело от принятого Андреем решения "не ввязываться" в это преступление.

Итак, один участник группы отказался от доведения преступления до конца. И все же преступление было совершено. Ясно, что тот, кто довел преступление до конца, несет за него уголовную ответственность. Но тогда как же должен быть решен вопрос об уголовной ответственности другого участника? Можно ли (и при каких условиях) считать, что он добровольно отказался от совершения преступления? Ведь преступление-то доведено до конца,

Чтобы ответить на эти вопросы, рассмотрим само понятие соучастия в совершении преступления.

2. Проводя дифференциацию видов преступлений и видов наказаний, Уголовный кодекс устанавливает в ряде статей повышенную ответственность за те преступления, которые совершены группой лиц. Так, открытое похищение личного имущества граждан (грабеж) наказывается лишением свободы на срок до трех лет или исправительными работами на срок до одного года; если же грабеж совершен по предварительному сговору группой лиц, то он наказывается лишением свободы на срок до семи лет (статья 145 Уголовного кодекса РСФСР). Нападение с целью завладения личным имуществом граждан, соединенное с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, или с угрозой применения такого насилия (разбой), наказывается лишением свободы на срок от трех до десяти лет, а те же действия, если они совершены по предварительному сговору группой лиц, наказываются лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет (статья 146 Уголовного кодекса РСФСР). Изнасилование при отсутствии отягчающих обстоятельств наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет, а если оно совершено группой лиц, то лишением свободы на срок от пяти до пятнадцати лет (статья 117 Уголовного кодекса РСФСР).

3. Согласно статье 17 Уголовного кодекса РСФСР "соучастием признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении, преступления".

При совместном участии в преступлении действия каждого из соучастников взаимно дополняют друг друга и тем самым приводят к единому общественно опасному результату.

Соучастие представляет собой умышленную деятельность. Каждый соучастник преступления сознает, что, во-первых, его собственные действия являются общественно опасными и что, во-вторых, эти действия совершаются им совместно с другими участниками преступления, при их содействии.

Подобная картина видна из приведенного выше случая с хищением фанеры.

Повышенная общественная опасность групповых преступлений заключается уже в самом факте объединения усилий двух или нескольких преступников. Объединение усилий облегчает достижение преступного замысла. Так, один из спекулянтов в каком-то определенном месте скупает товары, другой доставляет их "по назначению", третий перепродает их по повышенным ценам, и в результате совершается законченное преступление - скупка и перепродажа товаров или иных предметов с целью наживы (спекуляция). В итоге иногда получается, что преступление, которое не под силу совершить одному человеку, оказывается практически выполнимым, если в нем участвуют несколько человек.

Объединение преступных действий чаще всего преследует цель распределить преступные роли, например в приготовлении к преступлению, его маскировке, сокрытии следов преступления, подавлении сопротивления со стороны потерпевшего (допустим, при грабеже, разбойном нападении, изнасиловании, хулиганстве).

4. Соучастие выражается в различных формах. Так, в одних случаях каждый участник группы выполняет действия, непосредственно составляющие процесс совершения преступления (действия спекулянтов, начиная со скупки и кончая перепродажей товаров; сюда же относятся такие действия, как совместное избиение потерпевшего, совместное уничтожение имущества путем поджога и т. д.). Это так называемое соисполнительство, В других случаях исполнительские функции такого рода осуществляются лишь отдельными участниками группы (например, изъятие денег из кассы магазина), тогда как другие участники выполняют сопутствующие действия (устраняют препятствия к доступу в кассу, предоставляют транспортные средства для перевозки похищенного имущества, принимают меры к сокрытию орудий и следов преступления, к реализации предметов, добытых преступным путем, и т. п.).

В некоторых случаях совместная преступная деятельность состоит в создании устойчивой группы - преступного сообщества (преступной организации). К числу таких форм соучастия относятся: вооруженная банда, устойчивая группа расхитителей социалистической собственности, грабителей, спекулянтов и др. Особая опасность подобных устойчивых групп учитывается законом. В соответствии со статьей 39 Уголовного кодекса РСФСР совершение преступления организованной группой при любых условиях признается обстоятельством, отягчающим ответственность.

5. С внешней (объективной) стороны соучастие выражается в причинной связи между действиями всех участников группы и наступившими вредными последствиями.

С внутренней (субъективной) стороны оно характеризуется общностью умысла всех соучастников. Каждый из них преследует одну и ту же конечную цель, обязательно сознает совместность общей преступной деятельности, ее согласованность. Отсутствие внутренней связи указывало бы соответственно и на отсутствие элементов соучастия. Так, не будет соучастия в случае, когда один вор, совершив кражу из помещения, оставляет дверь открытой, благодаря чему другой вор беспрепятственно входит в это помещение и также совершает кражу. Объективно первый из них создал условия для совершения кражи вторым, но субъективно ни тот ни другой не рассчитывали на взаимную помощь, согласованность действий.

Таким образом, для соучастия характерны общность намерений и единство действий. Последние связаны между собой как по объективным, так и по субъективным признакам. Поскольку преступный результат является итогом совместных действий, имеющих единую направленность, то каждый соучастник отвечает не только за свои собственные действия, но и за действия всех остальных участников группы, если эти действия не противоречат общности намеченных целей и единству выполняемых функций.

6. В соответствии со статьей 17 Уголовного кодекса РСФСР "соучастниками преступления, наряду с исполнителями, при знаются организаторы, подстрекатели и пособники".

Исполнитель - это лицо, непосредственно совершившее преступление. Действия исполнителя при групповом преступлении с внешней стороны ничем не отличаются от действий, выполняемых тем лицом, которое совершает аналогичное преступление в одиночку. Так, при разбое исполнитель нэпа дает на потерпевшего с целью завладения его имуществом; при этом его действия соединены с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, или с угрозой применения такого насилия. При убийстве исполнитель своими действиями непосредственно причиняет смерть потерпевшему; при взяточничестве - непосредственно получает взятку; при должностном подлоге - непосредственно вносит в официальные документы заведомо ложные сведения и т. д. Как уже отмечалось, в непосредственном совершении преступления могут участвовать несколько исполнителей (в совместном нападении на потерпевшего, в совместном нанесении смертельных ранений потерпевшему и т. п.).

Организатор - наиболее опасное лицо среди соучастников. Хотя он обычно и не совершает преступления непосредственно, тем не менее, являясь руководителем группы, направляет деятельность всех соучастников на достижение преступного результата. Организаторская преступная деятельность выражается в разных формах: в создании группы, предназначенной для совершения одного или нескольких преступлений; в распределении ролей между соучастниками; в разработке плана совершения преступления; в подготовке других соучастников к данному преступлению; в выборе места, времени, способа совершения преступления; в определении наиболее эффективных средств осуществления преступного замысла; в направлении усилий отдельных соучастников для достижения намеченной преступной цели. В некоторых случаях организатор является одновременной исполнителем преступления.

Организатор отвечает за все те преступные действия, которые он организовал или которыми он руководил, а также за действия, в совершении которых он принял непосредственное участие. Для организатора характерно то, что он сознает свою роль в групповом совершении преступления, стремится к достижению преступного результата с помощью других участников преступления.

Подстрекатель - лицо, склонившее к совершению преступления. Как и организатор, он чаще всего выступает инициатором преступления. Однако в отличие от организатора подстрекатель не организует преступление и не руководит им. Он возбуждает у другого участника намерение, решимость, направленную на совершение преступления. Способы, используемые подстрекателем, различны: подкуп, просьба, убеждение, уговоры, угроза и т. п. Подстрекатель осознает опасность своих действий, понимает, что под его воздействием у подстрекаемого может возникнуть намерение совершить преступление, и желает этого. Подстрекатель несет уголовную ответственность за свои действия независимо от того, склонил он подстрекаемого к совершению преступления или нет. Если ему не удалось добиться осуществления преступного замысла, то он несет ответственность за приготовление к преступлению.

Пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением средств или устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, орудия и средства совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем.

Заранее обещанное укрывательство содержит опасность уже в самом факте обещания (скрыть орудие взлома, уничтожить следы обуви преступника, составить фиктивные документы, предоставить убежище, взять на хранение похищенное имущество и т. д.). Такое обещание дается до совершения преступления. Если же укрывательство не было заранее обещано, то, естественно, отсутствует причинная связь между действиями укрывателя и уже совершенным преступлением; в этом случае укрыватель не является соучастником преступления.

Пособничество, таким образом, это не что иное, как содействие совершению преступления, оказание помощи исполнителю и другим соучастникам в достижении преступного результата. Пособник действует умышленно, сознавая, что помогает совершению общественно опасного деяния, предвидит, что в результате действий, которые совершаются им и другим соучастником, наступят вредные последствия, и желает их наступления.

В советском уголовном праве пособничество делят на два вида: интеллектуальное и физическое.

Интеллектуальное пособничество состоит в даче советов, указаний о том, как "лучше" совершить преступление, избежать изобличения, ликвидировать следы преступной деятельности, скрыть предметы, добытые преступным путем, и т. л. В отличие от подстрекательства, которое также выражается в интеллектуальном воздействии на преступника, пособничество само по себе не формирует у преступника намерение совершить преступление. Пособник лишь помогает исполнителю в осуществлении преступного замысла, который сформировался раньше, до того как в преступлении принял участие пособник.

Физическое пособничество состоит в предоставлении средств совершения преступления, устранении препятствий, в заранее обещанном сокрытии преступника, орудий или средств совершения преступления, следов преступления либо предметов, добытых преступным путем.

Предоставление средств совершения преступления заключается, например, в том, что пособник передает исполнителю (безвозмездно или за вознаграждение) оружие, транспортное средство или иные предметы, пригодные для совершения определенного преступления (иногда, оказывая такую помощь, пособник совершает и другое преступление, в котором он выступает уже как исполнитель; так, заведующий магазином за определенное вознаграждение продает спекулянтам дефицитный товар, выступая, таким образом, с одной стороны, пособником в спекуляции, с другой - исполнителем в преступном злоупотреблении служебным положением).

Устранение препятствий выражается в действии (или бездействии), создающем условия для беспрепятственного совершения преступления исполнителем. Например, пособник завлекает потерпевшего в такое место, где исполнитель имеет возможность совершить насилие над потерпевшим; пособник (сторож) пропускает на территорию склада посторонних лиц для совершения ими кражи и т. п.5

7. Повышенная ответственность за участие в групповом преступлении иногда служит непосредственной причиной, побуждающей к отказу от совершения этого преступления. Но такой отказ не может ограничиваться простым прекращением своих собственных преступных действий. Лицо, если оно действительно отказывается от доведения преступления до конца, должно принять меры к тому, чтобы не допустить наступления вредных последствий в результате деятельности остальных участников данного преступления.

Если соучастник действительно отказался от доведения преступления до конца, он должен сделать все от него зависящее, чтобы преступный результат не наступил. В рассмотренном нами случае Андрей, отказавшись впоследствии принимать участие в убийстве, в то же время не сделал ничего для предотвращения этого преступления. Поэтому в данном случае нет оснований говорить, что он добровольно отказался от совершения преступления.

8. Применительно к групповым преступлениям добровольный отказ осуществляется исполнителем на общих основаниях. Прекратив вовремя свои преступные действия, исполнитель тем самым предотвращает наступление вредных последствий. С одной стороны, исполнителю объективно проще, чем остальным соучастникам, реализовать свой отказ от доведения преступления до конца. С другой стороны, если речь идет о групповом преступлении, исполнитель сознает, что преступный результат достигается общими усилиями всех участников. а его собственные действия лишь завершают эти усилия. Он от дает себе отчет также в том, что к общественно опасному результату стремятся все соучастники преступления, поэтому в случае неисполнения им своей преступной роли он вызовет ответную отрицательную и даже враждебную реакцию со стороны соучастников (не останавливающихся иногда и перед опасными актами мщения). Все это может удержать исполнителя от добровольного отказа от доведения преступления до конца, если он не найдет в себе сил отдать предпочтение интересам общества и встать под защиту закона, который будет в этом случае на его стороне.

При этом исполнитель не обязан ставить в известность других соучастников о принятом им решении добровольно отказаться от доведения преступления до конца. В равной мере он не обязан принимать меры к тому, чтобы другие участники группы также отказались от совершения преступления, поскольку на заключительном этапе судьба этого преступления зависит только от него.

Означает ли это, что добровольный отказ исполнителя от доведения преступления до конца освобождает от ответственности не только его самого, но и других соучастников? Нет, не означает. Если остальные участники группы (организатор, подстрекатель, пособник) выполнили все порученные им действия для достижения преступного результата, то они должны нести ответственность за эти действия независимо от поведения исполнителя. В подобных случаях нужно исходить из того, что преступление не было доведено исполнителем до конца по причинам, не зависящим от остальных участников группы. Следовательно, последние не освобождаются от уголовной ответственности. Они подлежат наказанию за покушение на данное преступление.

Козлов и Будякин познакомились в кафе с 18-летним Сомовым. Выпили "за знакомство", и около 23 часов все трое вышли на улицу. Встретив проходившего мимо мужчину, они попросили у него закурить. Когда он угощал их сигаретами, они заметили на руке у мужчины золотые часы. После того как мужчина отошел от них, Козлов предложил Будякину и Сомову ограбить незнакомца. Быстро договорились, что Сомов нападет на него сзади, сорвет часы и убежит, а Козлов и Будякин будут идти сзади и в случае "опасности" предупредят об этом Сомова. Последний, дав свое согласие, стал догонять мужчину с золотыми часами, но по пути решил отказаться от совершения преступления и, дойдя до переулка, сделал попытку скрыться от новых знакомых. Однако те нашли спрятавшегося Сомова и избили его, нанеся ему тяжкие телесные повреждения. Козлов и Будякин осуждены за покушение на групповой грабеж и за умышленное нанесение тяжких телесных повреждений.

Было признано, что со стороны Сомова имел место добровольный отказ от совершения преступления. Хотя исполнитель (Сомов) отказался довести преступление до конца и, следовательно, общественно опасный результат (ограбление) не наступил, однако это не освобождало от уголовной, ответственности подстрекателей - Козлова и Будякина.

9. Добровольный отказ организатора от доведения преступления до конца состоит в том, что организатор должен выполнить активные действия, направленные на предотвращение результатов своей организаторской деятельности. Он должен сделать все необходимое, чтобы не допустить наступления вредных последствий. Например, если организатор склонил других лиц к совершению преступления, то он должен соответственно и отговорить их от этого; если организатор начал руководить осуществлением преступных намерений группы, то он должен прекратить такое руководство и принять все зависящие от него меры к пресечению преступных действий других участников группы; если он составил план преступных действий, то должен ликвидировать его и т. д.

В том примере, который был уже рассмотрен нами, Андрей выступал фактически в роли организатора убийства, он вместе с исполнителем (Николаем) разработал план этого преступления, заверил исполнителя в своей готовности принять участие в непосредственном осуществлении плана убийства и т. д. То обстоятельство, что он в последний момент не явился к месту назначенной встречи, не может расцениваться как добровольный отказ от совершения преступления. Для добровольного отказа необходимо было, чтобы Андрей принял действенные меры к предотвращению убийства. Он таких мер не принял. Убийство было совершено, и Андрей несет уголовную ответственность за соучастие в убийстве наряду с исполнителем этого преступления. Даже если бы последнее не было доведено до конца по независящим от исполнителя причинам, то все равно уголовная ответственность организатора-подстрекателя не была бы исключена.

Организатору преступления даже при его желании не всегда удается предотвратить наступление вредных последствий, если доведение преступления до конца на определенном этапе зависит уже не столько от него, сколько от других участников группы, которые могут с ним и не согласиться. В таких случаях организатор несет уголовную ответственность на общих основаниях, даже несмотря на предпринятую им попытку предотвратить преступный результат (это обстоятельство учитывается, конечно, при назначении наказания).

Вполне понятно, что если остальные соучастники не поддаются уговорам, то у организатора, как и у любого другого участника группы, есть возможность принять иные меры к пресечению преступления, вплоть до обращения к представителям государственных органов. Такое обращение должно быть, разумеется, заблаговременным, реально обеспечивающим предотвращение вредных последствий.

10. Добровольный отказ со стороны подстрекателя возможен в любой момент преступной деятельности группы, пока не наступил общественно опасный результат. Подобный отказ возможен и в процессе воздействия на подстрекаемого, и после того, как последний уже выразил готовность совершить преступление, начал приготовительные действия и даже приступил к осуществлению преступного замысла. Однако подстрекатель должен принять реальные меры к тому, чтобы преступление не было совершено (отговорить подстрекаемого; поставить в известность о готовящемся преступлении лицо, против которого это преступление направлено; известить государственные органы о готовящемся преступном посягательстве и т. п.) .

В студенческом общежитии произошла кража незначительной суммы денег у студента Северова. Кто похитил деньги, не было известно. Никаких конкретных подозрений не имелось. Сам Северов никого из своих товарищей не подозревал в краже и в конце концов решил, что деньги просто потерял. Однако проживавший в том же общежитии Ремнев, желая свести личные счеты со студентом Бахреевым, решил обвинить последнего в этой краже. В разговоре с Северовым он всяческими способами убеждал его, что кража совершена Бахреевым, и даже привел ряд "доказательств", которые на самом деле были им ловко подтасованы.

Сфальсифицированная "убедительность" доводов сыграла свою роль, и Северов согласился с предложением Ремнева устроить "темную" Бахрееву. Спустя полмесяца Северов, находясь в нетрезвом состоянии, задержал Бахреева в умывальной комнате общежития, стал избивать его и причинил ему менее тяжкие телесные повреждения (Уголовный кодекс РСФСР устанавливает ответственность за различные виды телесных повреждений: тяжкие, менее тяжкие и легкие).

Северов был привлечен к уголовной ответственности. Вместе с ним привлекли и Ремнева.

В судебном заседании Ремнев утверждал, что он действительно предлагал Северову избить Бахреева и намеревался сам участвовать в избиении, но впоследствии якобы отказался от задуманного и больше никаких разговоров с Северовым по этому поводу не вел. Кроме того, по словам Ремнева, он полагал, что Северов не будет избивать Бахреева.

Суд пришел к выводу, что Ремнев виновен в подстрекательстве, а добровольный отказ от совершения преступления в данном случае отсутствует. Поэтому Ремнев привлечен к уголовной ответственности по статье 17 и статье 109 Уголовного кодекса РСФСР (за подстрекательство к нанесению умышленных менее тяжких телесных повреждений).

11. Добровольный отказ при пособничестве имеет некоторые особенности в зависимости от формы такого соучастия.

При интеллектуальном пособничестве лицо, решившее отказаться от доведения преступления до конца, как правило, не имеет возможности "вернуть" свои советы, указания, рекомендации (за исключением обещания укрыть преступление). Поэтому для добровольного отказа необходимо, чтобы пособник либо отговорил исполнителя от совершения преступления, либо создал препятствия для осуществления преступного замысла, либо принял иные достаточно эффективные меры по предотвращению преступления.

Сажин, поссорившись с Ломовым, решил отомстить ему и привести в негодность имевшийся у того мотоцикл. Он вступил в сговор с Жуковой, которая проживала в одном доме с Ломовым.

Жукова сообщила Сажину, что ключ от сарая, где обычно хранится мотоцикл, Ломов прячет под дверью сарая. Сажин ночью пробрался к сараю и стал искать ключ. Поиски оказались безрезультатными. Тогда Сажин стал сбивать замок с помощью попавшегося ему под руку камня. Стук был услышан Родиным, находившимся в соседнем сарае. При попытке вывести мотоцикл Сажин был задержан.

Оказалось, что Жукова, опасаясь ответственности, приняла меры к предотвращению преступления. Днем она упрекнула Ломова в небрежном хранении ключа, сказав, что якобы видела, как мальчишки обнаружили этот ключ под дверью сарая и даже хотели "забросить его подальше". После такого предупреждения Ломов перепрятал ключ в другое место. Жукова создала, таким образом, препятствия для совершении задуманного Сажиным преступления. Следственные органы пришли к выводу, что она добровольно отказалась от соучастия в умышленном повреждении имущества и потому не подлежит уголовной ответственности.

При физическом пособничестве добровольный отказ от совершения преступления предполагает выполнение таких активных действий, которые бы устранили возможность осуществления преступного замысла. Так, сторож-пособник, пропустивший преступников на территорию склада, должен был бы выдворить их с этой территории либо вызвать работников милиции и т. п. Такие действия лицо, отказавшееся от пособничества в совершении преступления, должно выполнить до того, как исполнитель осуществит преступное намерение. Если пособник примет меры воздействия к исполнителю после окончания преступления (сообщит впоследствии о совершенном преступлении, отнимет похищенное имущество, возвратит его на место и т. д.), то он все равно признается соучастником данного преступления, поскольку способствовал его совершению. Но его последующее поведение будет учтено судом при определении меры наказания как свидетельство чистосердечного раскаяния, выраженного в активной форме.

Добровольный отказ в процессе заранее обещанного укрывательства состоит в том, что лицо, давшее обещание укрыть преступление, отказывается от этого обещания еще до того, как будет окончено соответствующее преступление. О таком отказе оно заявляет органам власти либо соучастникам данного преступления. Но во втором случае оно должно собственными силами принять меры к тому, чтобы преступление не было доведено до конца.

12. Таким образом, добровольный отказ от совершения группового преступления включает в себя совершение таких действий, которые воспрепятствовали бы достижению преступного результата. Активная деятельность по предотвращению такого результата - обязательный признак добровольного отказа. Другими словами, при добровольном отказе лицо не ограничивается устранением лишь тех условий, которые созданы им самим для совершения преступления, - оно принимает все меры к тому, чтобы преступление не было доведено до конца.

Добровольный отказ со стороны одних соучастников преступления не освобождает от уголовной ответственности других соучастников того же преступления. Даже если последние и не доводят преступление до конца, они тем не менее подлежат наказанию за приготовление к преступлению или за покушение на преступление (в зависимости от стадии, на которой была пресечена их преступная деятельность), поскольку это преступление не было окончено по причинам, не зависевшим от их воли.

ЧИСТОСЕРДЕЧНОЕ РАСКАЯНИЕ, или добровольный отказ и устранение

вреда

К понятию добровольного отказа от совершения преступления близко примыкают по своим внешним признакам и такие понятия, как предотвращение виновным лицом вредных последствий совершенного им преступления, добровольное возмещение причиненного им ущерба, устранение нанесенного им вреда.

В целом эти понятия относятся к обстоятельствам, смягчающим ответственность виновного, что само по себе имеет, конечно, весьма важное значение. Вместе с тем среди названных обстоятельств есть и такие, которые при определенных условиях освобождают лицо от уголовной ответственности.

1. Нельзя не заметить, что независимо от причин добровольного отказа от доведения преступления до конца в каждом факте такого отказа отчетливо видны признаки чистосердечного раскаяния. Человек, начав преступление, затем сожалеет о своём первоначальном опрометчивом решении и в связи с этим отвергает его, приходя к выводу, что он не должен был так поступать.

Иногда человек обнаруживает противоречие между желаемой целью и фактически наступившими последствиями. Такие противоречия встречаются не только в событиях уголовно-правового характера. Нередко человек обнаруживает их и в других сферах общественных отношений. В подобных случаях оказывается, что человек стремится к одному результату, а на деле достигает другого, вовсе не желательного для него. Если цель положительная, а последствия преступные, ответственность, при наличии других оснований, наступает за неосторожное причинение вреда. При преступной цели, реализация которой начата, виновный отвечает за умышленное причинение вредных последствий, которые наступили несмотря на то, что на каком-то этапе он пытался устранить их, раскаявшись в начатом преступлении.

Если же лицо лишь "переключается" с одного преступления на другое, то речь идет не о раскаянии в начатой преступной деятельности как таковой, а об осознании неудачно выбранных, с его точки зрения, конкретных целей, средств, способов, путей совершения преступления, "требующих" замены.

Что же касается действительно выраженных (в "чистом" виде) форм добровольного отказа от совершения преступления, то в них факт чистосердечного раскаяния отражается достаточно четко.

2. Итак, далеко не всякое раскаяние указывает на добровольный отказ от совершения преступления. Раскаяние может наступить и после того, как преступление уже совершено. Поведение лица, которое совершило преступление, но впоследствии (под влиянием каких-то обстоятельств, в силу каких-то причин) изменило свое отношение к содеянному и стало упрекать себя в совершившемся факте, вовсе не свидетельствует о том, что мы имеем дело с добровольным отказом от совершения преступления. Подобного рода запоздалое раскаяние не снимает ответственности с виновного. Оно рассматривается судом как обстоятельство, смягчающее ответственность данного лица.

Применяя условное выражение "запоздалое раскаяние", мы, разумеется, имеем в виду прежде всего тот факт, что оно (раскаяние) наступило лишь после события преступления Но при этом следует учитывать, что чистосердечное раскаяние, последовавшее за окончанием преступления, неоднозначно. Оно бывает двояким. В одних случаях это просто публично выраженное осуждение своего собственного поступка. В других случаях чистосердечное раскаяние сопряжено с добровольной активной деятельностью, направленной на то, чтобы предотвратить еще не наступившие вредные последствия или хотя бы уменьшить, загладить причиненный вред.

При активной форме чистосердечного раскаяния лицо, совершившее преступление, выполняет действия по "нейтрализации" преступного результата. Данное обстоятельство придает такому раскаянию внешнее сходство с добровольным отказом от совершения преступления. Однако их юридическая природа различна, поскольку при добровольном отказе отсутствует сам факт оконченного преступления.

Активная деятельность по "нейтрализации" преступного результата может быть подразделена на три группы действий: а) предотвращение виновным вредных последствий совершенного преступления; б) добровольное возмещение нанесенного ущерба; в) устранение причиненного вреда.

3. Предотвращение виновным вредных последствий совершенного преступления. Некоторые преступления по своему характеру таковы, что вредные последствия могут практически наступить лишь спустя какое-то время после выполнения преступных действий. И хотя преступление уже совершено, у виновного все же остается реальная возможность принять эффективные меры к недопущению этих последствий. Если такая возможность использована, то создается впечатление, будто лицо добровольно отказалось от доведения преступления до конца. На практике подобные ситуации иногда вызывают серьезные затруднения в их правильном толковании.

Мы попробуем проиллюстрировать такую ситуацию на сравнительно простом (с позиций его объяснения) факте.

Между двумя бывшими приятелями - Лотовым и Савиным - возникла крупная ссора. Логов, желая отомстить Савину, напал на него сзади, сбил с ног и стал наносить ему удары ногами в различные части тела Действия Логова были направлены на причинение телесных повреждений: Когда в результате этого Савин потерял сознание, Логов испугался, как бы потерпевший не умер. Он остановил проходившую мимо автомашину и отвез Савина в больницу. По заключению врачей, только своевременная медицинская помощь предотвратила смертельный исход.

На первый взгляд может показаться, что Логов добровольно отказался от доведения до конца начатого им умышленного убийства. Однако в действительности у него не было намерения убить Савина. Значит, нет оснований утверждать, что он добровольно отказался от совершения убийства (нельзя отказаться от доведения до конца того, что вообще не входило в намерения субъекта). Поэтому было бы ошибочно говорить, что Логов добровольно отказался от совершения начатого преступления. На самом деле он, раскаявшись в содеянном, принял активные меры к предотвращению тех особенно тяжких, вредных последствий, которые могли бы фактически наступить в результате совершенного им преступления.

Логов был осужден по статье 108, части первой. Уголовного кодекса РСФСР, которая предусматривает. "Умышленное телесное повреждение, опасное для жизни или повлекшее за собой потерю зрения, слуха или какого-либо органа либо утрату органом его функций, душевную болезнь или иное расстройство здоровья, соединенное со стойкой утратой трудоспособности не менее чем на одну треть, или повлекшее прерывание беременности, либо выразившееся в неизгладимом обезображении лица, наказывается лишением свободы на срок до восьми лет".

Если бы действия Логова повлекли за собой смерть потерпевшего, то он был бы осужден по части второй той же статьи, устанавливающей наказание в виде лишения свободы на срок до двенадцати лет.

В любом случае факт принятия им мер к предотвращению смертельного исхода свидетельствовал бы о предотвращении Логовым особо вредных последствий совершенного им преступления.

Однако если бы первоначальный умысел виновного был направлен на убийство и в ходе его осуществления виновный решил отказаться от реализации этого умысла, то можно было бы говорить о том, что Логов добровольно отказался от доведения до конца начатого им преступления (убийства) и потому несет уголовную ответственность за фактически совершенное им деяние (т. е. опять-таки за причинение тяжкого телесного повреждения - по части первой или части второй статьи 108 Уголовного кодекса РСФСР, в зависимости от фактически наступивших последствий).

4. Добровольное возмещение нанесенного ущерба. Такая форма чистосердечного раскаяния также предполагает, что преступление уже совершено. Наиболее простой способ добровольного возмещения причиненного ущерба - это возврат похищенного имущества (вор возвращает вещь ее законному владельцу). Поскольку виновный отказывается в конечном итоге от той материальной выгоды, ради которой было совершено преступление, то может создаться впечатление, что он добровольно отказался от доведения преступления до конца. Однако фактически имущество уже было изъято виновным, и он имел реальную возможность распоряжаться этим имуществом по своему усмотрению или пользоваться им. Следовательно, преступление было уже окончено. Стало быть, не может быть и речи о добровольном отказе от его совершения. Добровольное возмещение причиненного ущерба надлежит рассматривать в подобном случае как обстоятельство, смягчающее ответственность виновного.

Добровольное возмещение ущерба, причиненного преступлением, может заключаться не только в возврате того же имущества, но и в предоставлении потерпевшему соответствующей компенсации (эквивалента) взамен похищенной, уничтоженной или поврежденной вещи (например, возмещение стоимости испорченного имущества). При таком условии последующее возмещение ущерба, причиненного преступлением, также будет рассматриваться лишь в качестве обстоятельства, смягчающего ответственность виновного, но не освобождающего его от уголовного наказания.

Здесь мы имеем в виду только материальный ущерб (см. ниже). Нужно учитывать, что возмещение ущерба, нанесенного преступными действиями, возможно далеко не всегда, а лишь в тех случаях, когда подобным путем можно было бы восстановить положение, аналогичное прежнему состоянию (статус-кво), существовавшему до события преступления. Нельзя, например, возместить ущерб, который нанесен в результате убийства, изнасилования, телесных повреждений и т. п., поскольку в этих случаях наступившие последствия носят необратимый характер.

Отсюда понятно, что не может рассматриваться в качестве возмещения ущерба такое действие, как, например, уплата денег лицу, пострадавшему в результате причинения ему телесных повреждений. Подобное мнимое "возмещение ущерба" не является обстоятельством, смягчающим ответственность виновного. Более того, если потерпевший, соблазнившись денежной "компенсацией", решит на основании этого выгородить виновного, то он сам может быть привлечен (в соответствии со статьей 181 Уголовного кодекса РСФСР) к уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

5. Устранение причиненного вреда, как это видно из самой формулировки, также имеет место лишь после события преступления. Советское право учитывает три вида вреда, причиняемого преступлением: моральный, физический и имущественный.

Моральный вред - это результат оскорбления, клеветы и т. п. Его устранение может выразиться в том, что виновный публично извинится перед потерпевшим, которому он нанес оскорбление, либо публично признает клеветнический характер распространенных им слухов о потерпевшем.

Физический вред - это нанесение телесных повреждений, побоев. Добровольное устранение физического вреда может состоять в том, что виновный участвует в лечении пострадавшего, ухаживает за ним и т. п.

Имущественный вред - это итог хищения, уничтожения или повреждения имущества. Устранение имущественного вреда не всегда возможно: если имущество похищено или уничтожено, то виновный, как уже сказано, в состоянии лишь возместить причиненный ущерб, т. е. либо возвратить похищенное имущество, либо компенсировать стоимость похищенного или уничтоженного им имущества.

Между тем устранение причиненного вреда есть действие, направленное не на возмещение, а на восстановление в первоначальном виде того, чему был нанесен вред. Так, после повреждения автомашины лицо, виновное в происшедшей аварии, может вместо возмещения ущерба произвести ремонт автомашины, т. е. устранить причиненный им вред.

6. При любой форме устранения причиненного вреда наблюдается один и тот же признак, который характерен и для добровольного отказа от совершения преступления. Такой признак - отсутствие в конечном итоге фактического вреда. Однако, коль скоро преступление уже совершено, устранение причиненного вреда не может исключать уголовную ответственность лица, совершившего это преступление. Да и ущерб, каким бы малым ни был промежуток времени между причинением вреда и его возмещением или устранением, все же имел место и фактически был ощутим для потерпевшего.

7. Советское уголовное законодательство специально предусматривает случаи, когда своеобразное устранение вреда признается обстоятельством, не просто смягчающим ответственность, но освобождающим от уголовной ответственности за совершенное преступление.

В Уголовном кодексе РСФСР содержатся три статьи, в которых имеются нормы, освобождающие виновного от уголовной ответственности при условии выполнения им определенных, прямо указанных в законе действий:

1) в пункте "б" статьи 64 Уголовного кодекса РСФСР (измена Родине) говорится: "Не подлежит уголовной ответственности гражданин СССР, завербованный иностранной разведкой для проведения враждебной деятельности против СССР, если он во исполнение полученного преступного задания никаких действий не совершил и добровольно заявил органам власти о своей связи с иностранной разведкой".

Воздержание от исполнения преступного задания и добровольное заявление органам власти о своей связи с иностранной разведкой есть специфическая форма добровольного отказа от доведения преступления до конца. Начало преступления состоит в даче согласия на выполнение враждебных действий против СССР. Поскольку задание, полученное в результате вербовки, фактически не исполнялось по собственной воле данного лица, то здесь можно говорить о добровольном отказе от совершения преступления. Но, ввиду особой опасности содеянного, отказ должен быть подтвержден активными действиями, т. е. соответствующим сообщением (заявлением) в государственные органы;

2) в примечании к статье 174 Уголовного кодекса РСФСР (дача взятки) указано: "Лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если в отношении его имело место вымогательство взятки или если это лицо после дачи взятки добровольно заявило о случившемся".

В плане вопроса о добровольном отказе от совершения преступления вызывает особый интереса второе из названных условий, представляющее собой форму устранения причиненного вреда. Дача взятки является преступным посягательством на правильную деятельность советского государственного аппарата. Если виновный сразу же после дачи взятки сообщает соответствующим органам о совершенном им преступлении, то это значит, что причиненный вред будет устранен. В данном случае меры, принятые взяткодателем вслед за событием преступления, рассматриваются как обстоятельство, освобождающее его от уголовной ответственности, они не означают добровольного отказа от доведения преступления до конца, поскольку последнее уже совершено (факт дачи взятки состоялся);

3) в соответствии со статьей 218, частью первой, Уголовного кодекса РСФСР "ношение, хранение, приобретение, изготовление или сбыт огнестрельного оружия (кроме гладкоствольного охотничьего), боевых припасов или взрывчатых веществ без соответствующего разрешения наказываются лишением свободы на срок до пяти лет".

В примечании к той же статье сказано: "Лицо, добровольно сдавшее огнестрельное оружие, боевые припасы или взрывчатые вещества, хранившиеся у него без соответствующего разрешения, освобождается от уголовной ответственности".

Преступление, предусмотренное статьей 218 Уголовного кодекса РСФСР, является по своему характеру длящимся, т. е. лицо считается совершающим преступление все время, пока оно носит или хранит оружие. Поэтому отказаться от его совершения, например, путем выбрасывания оружия уже невозможно. Для освобождения от уголовной ответственности необходимо не просто прервать преступление, а сделать это путем совершения активных действий, направленных на то, чтобы оружие было полностью изъято из обращения, т. е. сдать его органам власти. Следовательно, единственно правильный путь - это добровольная сдача названных предметов государственным органам. Такая форма раскаяния не есть добровольный отказ от доведения преступления до конца; лицо считается совершившим преступление, но от уголовной ответственности освобождается.

История с хищением (кражей) фанеры завершилась еще более тяжким преступлением - умышленным убийством. Раскрыть оба преступление помог Игорь: он вместе со своим отцом пришел в милицию и рассказал обо всем, что ему было известно, - и о краже фанеры, и об убийстве. Он чистосердечно раскаялся в совершенном хищении, принял меры к разоблачению преступной группы и к возмещению материального ущерба. Но государственное имущество было уже изъято виновными и обращено ими в свою пользу: они "реализовали" фанеру, а вырученные от ее продажи деньги разделили между собой. Таким образом, факт хищения состоялся. Преступление было окончено. Поэтому уголовная ответственность Игоря не исключается. Что же касается его сообщения об убийстве, то здесь речь идет, конечно, о другом преступлении, в котором он не участвовал. Если бы он не сообщил об этом преступлении, то подлежал бы уголовной ответственности за недонесение о нем по статье 190 Уголовного кодекса РСФСР.

8. Советское уголовное законодательство предусматривает освобождение от уголовной ответственности не только для указанных случаев устранения вреда, но и применительно к другим обстоятельствам, обеспечивая тем самым правильное решение вопроса об уголовной ответственности и наказании, исправление и перевоспитание лиц, совершивших преступления, без применения уголовного наказания, предупреждение правонарушений, справедливость и гуманность. Поэтому в уголовных кодексах союзных республик предусмотрены такие возможности, как: освобождение от уголовной ответственности в связи с изменившейся обстановкой; освобождение от уголовной ответственности с привлечением виновного к административной ответственности; освобождение от уголовной ответственности с передачей дела в товарищеский суд; освобождение от уголовной ответственности с передачей виновного на поруки. Кроме того, введен широкий круг мер, предусматривающих: назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено законом; условное осуждение с испытательным сроком; отсрочку исполнения приговора, дающую виновному возможность доказать свое исправление; давность привлечения к уголовной ответственности и т. п.

9. Значит ли все это, что проявляется тенденция к ослаблению борьбы с преступностью? Конечно, нет. Советское общество и государство ведут решительную борьбу с любыми нарушениями правопорядка, тем более когда речь идет о преступлениях. Но при этом остается неизменной главная цель -профилактика правонарушений. Достижение этой цели, разумеется, не связывается с послаблениями по отношению к тем лицам, которые совершают тяжкие преступления и заслуживают самого строгого наказания.

Общее правило освобождения виновного лица от уголовной ответственности гласит: "Лицо, совершившее преступление, не представляющее большой общественной опасности, может быть освобождено от уголовной ответственности, если будет признано, что его исправление и перевоспитание возможно без применения уголовного наказания" (статья 50, часть третья, Уголовного кодекса РСФСР).

Указанное правило можно наглядно показать, например, на статье 52 Уголовного кодекса РСФСР, где говорится об освобождении виновного от уголовной ответственности с передачей его на поруки.

Такое освобождение допускается лишь при соблюдении ряда условий:

1) если по обстоятельствам дела совершенное лицом преступление и само это лицо не представляют большой общественной опасности;

2) если деяние виновного не повлекло тяжких последствий;

3) если сам он чистосердечно раскаялся в содеянном;

4) если имеется соответствующее ходатайство общественной организации или коллектива трудящихся.

В той же статье указывается, что не может быть передано на поруки лицо, которое ранее было осуждено за совершение умышленного преступления либо уже передавалось на поруки.

Кроме того, установлено, что если лицо, взятое на поруки, в течение года не оправдало доверия коллектива, нарушило обещание примерным поведением и честным трудом доказать свое исправление, не подчиняется нормам социалистического общежития или оставило трудовой коллектив с целью уклониться от общественного воздействия, то общественная организация или коллектив трудящихся, взявшие его на поруки, выносят решение об отказе от поручительства и направляют это решение в прокуратуру или суд для рассмотрения вопроса о привлечении виновного к уголовной ответственности за то преступление, в связи с совершением которого он был передан на поруки.

10. Таким образом, советское законодательство, устанавливая уголовную ответственность за преступления, в то же время предоставляет возможности не только для смягчения ответственности виновных лиц, но и для освобождения их от уголовной ответственности и наказания.

При этом особое внимание законодатель уделяет вопросам освобождения от уголовной ответственности (ее исключения) в отношении тех лиц, которые, начав преступление, сумели остановиться, одуматься и отказаться от дальнейших преступных действий.

Как видно из сказанного, формы раскаяния в совершении преступления могут быть различными и по-разному влияют на решение вопроса об уголовной ответственности.

В одних случаях уголовная ответственность исключается, если лицо, начавшее преступление, добровольно отказалось от доведения его до конца и если в его фактически совершенных действиях нет состава иного преступления. В других случаях, специально предусмотренных законом, допускается освобождение от уголовной ответственности после того, как преступление уже совершено (окончено), но виновный добровольно отказывается от продолжения преступной деятельности и, кроме того, предупреждает наступление существенного вреда и активно заглаживает причиненный ущерб.

Последнее обстоятельство следует отличать от предотвращения виновным вредных последствий совершенного преступления, добровольного возмещения нанесенного ущерба и устранения причиненного вреда, не освобождающих от уголовной ответственности, а лишь смягчающих ее.

Его нельзя отождествлять и с обстоятельствами, дающими основания для освобождения виновного от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки, передачей виновного на поруки и т. п.

В общей системе мер, направленных на укрепление социалистического правопорядка и усиление борьбы с правонарушениями, институт добровольного отказа от совершения преступления занимает, таким образом, самостоятельное, весьма важное место. И в то же время он находится в тесной связи и прочном взаимодействии со всеми остальными уголовно-правовыми нормами, совокупность которых направлена на обеспечение решения задачи по ликвидации преступности.

ОСТАНОВИТЬ ПРЕСТУПЛЕНИЕ!

В какой мере можно все-таки говорить о влиянии извне на добровольный отказ от совершения преступления? Если люди своевременно не воспрепятствовали человеку начать преступление, не смогли удержать его от преступного посягательства, то в силах ли они практически побудить этого человека к отказу (добровольному!) от доведения преступления до конца, особенно в тех случаях, когда начавшееся преступное посягательство осуществляется тайно, скрытно от других?

1. Категорическое утверждение о том, что добровольный отказ от совершения преступления возможен лишь при наличии определенно выраженной инициативы со стороны самого лица, начавшего это преступление, отнюдь не исключает воздействия внешних факторов, побуждающих к подобной инициативе. Добровольный отказ не может рассматриваться как изолированный акт, не зависящий от посторонних влияний. Напротив, чаще всего он является в конечном итоге их результатом.

Подобно тому как одни конкретные условия способствуют возникновению преступного умысла и облегчают его осуществление, так и другие не менее конкретные условия способны нейтрализовать, обезвредить влияние первых, побудить человека отказаться от прежних намерений и коренным образом изменить свое поведение. Такая перемена (трансформация) намерений понятна, ибо в целом влияние положительных социальных факторов в нашем обществе оказывается сильнее каких бы то ни было временных, преходящих, "локальных" негативных обстоятельств.

Следовательно, задача содействия добровольному отказу от доведения преступления до конца является вполне реальной. Путем воздействия на человека, начавшего преступление, можно добиться, чтобы он сам, добровольно отказался завершить это преступление. Но, конечно, мало просто поставить задачу, мало просто поверить в ее осуществимость. Вопрос в том, как решить эту задачу.

2. Очевидно, что прежде всего нужно исходить из общепрофилактических мер, проводимых в нашей стране, направленных на предупреждение и пресечение правонарушений. Сюда относится комплекс мероприятий самого различного характера, начиная с общих экономических, социальных, идеологических и других мер и кончая средствами уголовно-правового воздействия, которое (как уже отмечалось) преследует цель предупредить совершение новых преступлений как осужденными, так и иными лицами.

В последние годы у нас в стране широко ведется правовая пропаганда. Знание советских законов, понимание их гуманности и справедливости помогает гражданам непосредственно участвовать в массовом воспитательном процессе, особенно среди подрастающего поколения. Этот процесс оказывает благотворное влияние прежде всего на повышение сознательности советских людей, а значит, предупреждает возникновение антиобщественных проявлений.

Большую роль в борьбе с правонарушениями, в предупреждении и пресечении преступлений играют добровольные народные дружины. Они содействуют усилению охраны общественного порядка, помогают органам внутренних дел, прокуратуры и судам в их деятельности по укреплению законности, ведут борьбу с хулиганством, пьянством, хищениями социалистической собственности и личной собственности граждан и другими правонарушениями, участвуют в воспитательной работе в трудовых коллективах и среди населения.

Значительная работа по предотвращению преступлений проводится товарищескими судами, комиссиями по делам несовершеннолетних, активами инспекций по делам несовершеннолетних, а по существу - всеми без исключения общественными организациями.

Атмосфера нетерпимого отношения к любым нарушениям норм права и морали уже сама по себе является мощным фактором, предупреждающим антиобщественные, преступные проявления.

Действие общих и специальных мер профилактики преступлений сказывается не только в том, что лицо воздерживается от попытки начать преступление, но и в том, что, даже начав преступление, оно на каком-то этапе останавливается и по собственной воле прекращает противоправное деяние. Несмотря на то что обычно сам процесс преступления скоротечен и происходит под "провоцирующим" воздействием каких-то отрицательных, негативных факторов, человеку, оказавшемуся в таком положении, бывает достаточно малейшего внешнего стимула (толчка) или внешней преграды, чтобы он по собственной воле прервал этот процесс.

Вихров и Сазонов, совершив ограбление, уговорили своего знакомого, 18-летнего Клюкина, спрятать похищенное имущество. Клюкин сложил вещи у себя дома и длительное время укрывал их, пока преступление не было раскрыто.

На допросах в процессе расследования он показал, что хранил похищенное имущество, боясь расправы со стороны Вихрова и Сазонова. Выяснилось, что ни на какую материальную выгоду он при этом не рассчитывал.

Ясно, что в любом случае единственно правильным для него решением был добровольный отказ от дальнейшего укрывательства преступления, совершенного Вихровым и Северцевым.

При таких обстоятельствах решающую роль могло бы сыграть малейшее воздействие на него со стороны других лиц. Однако родители Клюкина, видевшие, что сын хранит у себя чужие вещи, не проявили должной озабоченности. Они вполне удовлетворились его объяснением, что вещи якобы принадлежат его приятелю, который развелся с женой (между тем среди этих вещей находились дорогостоящие предметы женской одежды). Видя, что чужие вещи хранятся в их квартире слишком долго, родители Клюкина даже высказывали желание "кое-что купить по дешевке".

Таким образом, явно реальная возможность помочь Клюкину добровольно отказаться от совершения преступления была упущена.

3. В каждом отдельном случае формирование добровольного отказа от совершения преступления достигается прежде всего устранением конкретных отрицательных, неблагоприятных факторов. Важно, чтобы эти факторы были своевременно выявлены, правильно оценены и реально устранены. Ошибочная оценка таких факторов, несвоевременное вмешательство извне, со стороны окружающих, тактика невмешательства, пассивность могут принести вместо пользы лишь вред.

Родители Валентина Воротова, случайно узнав, что их сын в компании приятелей намерен совершить ограбление, стали выяснять причину, побудившую Валентина к подобному шагу.

Выяснилось, что Валентину хотелось иметь побольше "карманных" денег. Опасаясь, как бы их сын и в действительности не совершил преступление, они стали изыскивать всяческие возможности, чтобы в "достаточном количестве" снабжать его деньгами, шли навстречу любым его прихотям. Валентин по-своему использовал создавшееся положение. Если родители не могли удовлетворить его требований и заявляли, что у них нет денег, он сразу же начинал шантажировать их, говоря, что будет "вынужден" совершить преступление. Дело дошло до того, что в их присутствии он вместе со своими дружками обсуждал планы ограблений, издеваясь над родителями. В конечном итоге он бросил учебу в институте, стал систематически пьянствовать. Потребность в "карманных" деньгах у него, естественно, не только не уменьшилась, но, напротив, неизмеримо возросла. И дело кончилось тем, что он совершил грабеж, был привлечен к уголовной ответственности и осужден к лишению свободы.

4. Конечно, закон не перелагает целиком обязанности по предотвращению преступлений на отдельных граждан. Основные функции в этом направлении взяли на себя советское общество и государство. Однако каждый советский человек не только в силу своего морального долга, но и в соответствии с прямыми указаниями закона должен активно участвовать в охране социалистического правопорядка, предупреждении правонарушений, в борьбе с преступностью. Такие указания содержатся в ряде статей Основного Закона нашей страны - Конституции СССР.

Так, в статье 61 Конституции СССР говорится: "Гражданин СССР обязан беречь и укреплять социалистическую собственность. Долг гражданина СССР - бороться с хищениями и расточительством государственного и общественного имущества, бережно относиться к народному добру".

Статья 65 Конституции СССР устанавливает: "Гражданин СССР обязан уважать права и законные интересы других лиц, быть непримиримым к антиобщественным поступкам, всемерно содействовать охране общественного порядка".

Невыполнение конституционных обязанностей нельзя рассматривать как некую безобидную пассивность. На деле это наносит ущерб интересам общества и государства, правам и интересам других граждан.

Антонян, проходя вечером по парку, услышал женский крик и, не задумываясь, бросился на помощь. Он увидел четырех неизвестных мужчин, напавших на женщину. Антонян вступил в неравную схватку с преступниками. Воспользовавшись удобным моментом, потерпевшая (ее фамилия Корнева) отбежала в сторону, спряталась за кустами и стала наблюдать за происходившим. Между тем преступники сбили Антоняна с ног и стали избивать его. Один из них нанес ему ножевое ранение, после чего все четверо бросились бежать и скрылись.

Корнева, наблюдавшая за избиением Антоняна, имела реальную возможность позвать на помощь людей, которые в то время находились в парке. Но она не сделала этого. Более того, видя, что Антонян ранен, Корнева не оказала ему никакой помощи и ушла из парка. О факте преступления она никому не сообщила.

Впоследствии Корнева была привлечена к уголовной ответственности за недонесение о совершенном на ее глазах преступлении. Но Антонян, спасший ее от нападения, скончался в парке от ножевого ранения...

Важно, чтобы каждый советский гражданин принимал все зависящие от него меры к предотвращению антиобщественных поступков, к пресечению преступлений, к наказанию виновных.

Учащиеся 8-го класса Рамазанов и Плотников, проходя вечером мимо фабричного забора, заметили группу взрослых парней, которые пристраивали к нему складную лестницу. Поняв намерения этих людей, Плотников побежал сообщить о готовящемся преступлении на проходную фабрики, а Рамазанов остался, чтобы не упустить из виду преступников. Он спрятался за угол цементного сарая и свистнул. Преступники побежали. Опасаясь, что они скроются, Рамазанов вышел из укрытия. Увидев перед собой подростка, преступники осмелели, набросились на него и стали избивать. Рамазанов крепко ухватил одного из них за ноги и не отпускал до тех пор, пока не подоспели работники охраны, предупрежденные Плотниковым. Так, рискуя своей жизнью, комсомолец Рамазанов предотвратил хищение государственного имущества и задержал преступника.

Подобных примеров, разумеется, гораздо больше, нежели фактов равнодушия и пассивности. Такие примеры вызывают глубокое уважение к активной жизненной позиции советского человека.

На XXVI съезде КПСС подчеркивалось, что в деле укрепления социалистической законности и правопорядка органам, охраняющим правопорядок, будет обеспечена полная поддержка партии и всей нашей общественности. Долг каждого советского человека - внести свой вклад в это общее дело.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Развитие социалистического общества сопровождается дальнейшим обострением борьбы с преступностью и другими антиобщественными поступками. Нарушение законности и правопорядка тормозит движение общества вперед, мешает делу коммунистического строительства, которое несовместимо с различного рода преступными проявлениями. В борьбе с ними немаловажную роль играют уголовно-правовые средства, которые используются наряду с другими мерами воздействия. Коммунистическая партия требует, "чтобы каждое преступление должным образом расследовалось и виновные несли заслуженное наказание"6.

КПСС и Советское государство, ставя задачи укрепления правопорядка и усиления борьбы с преступностью, вместе с тем считают необходимым, чтобы правоохранительные органы повсеместно обеспечивали законность при решении вопросов уголовной ответственности. Правовой гарантией законности привлечения виновных к ответственности является положение ст. 160 Конституции СССР, где говорится: "Никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом".

Исходя из требований социалистической законности, правоохранительные органы обязаны находить конкретного виновника наступивших преступных последствий, выяснять степень причастности к ним обвиняемого, определять меру воздействия, необходимую и достаточную для исправления и перевоспитания осужденного. Если совершенный поступок не представляет опасности для общества либо не предусмотрен уголовным законом, лицо не подлежит уголовной ответственности.

В жизни встречаются такие поступки людей, которые внешне похожи на преступление, но в действительности не являются им, поскольку совершаются при обстоятельствах, исключающих уголовную ответственность и свидетельствующих о том, что деяние не представляет опасности для общества. К числу таких обстоятельств относится добровольный отказ от совершения преступления. Статья 16 УК РСФСР гласит: "Лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности лишь в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит состав иного преступления".

Внешне при добровольном отказе наблюдается поведение, которое имеет место при приготовлении к преступлению или покушении на преступление. Закон (статья 15 УК РСФСР) устанавливает, что приготовление и покушение являются подготовительными формами преступной деятельности, и, хотя преступление на этих стадиях не заканчивается, пресекается, виновный тем не менее привлекается к уголовной ответственности. Это оказывается возможным в том случае, если преступник не довел преступление до конца по причинам, от него не зависящим (например, кто-то помешал вору совершить хищение имущества, когда тот уже пробрался в квартиру).

При добровольном отказе лицо также начинает преступление и также прерывает его на стадии приготовления или покушения, но делает это по своему желанию. Одно из условий, исключающих уголовную ответственность при совершении подготовительных действий,- добровольность отказа от продолжения преступных действий при наличии возможности продолжать их.

Отказ должен быть окончательным и безусловным. Если преступник лишь отложил завершение преступления до более благоприятного момента, этот перерыв нельзя признать добровольным отказом от совершения преступления. Точно так же не будет добровольного отказа, если преступник прекратит свои действия под некоторым условием, требуя, чтобы потерпевший выполнил какие-то действия в интересах правонарушителя.

Добровольный отказ исключает уголовную ответственность в том случае, если уже совершенные подготовительные действия не образуют какого-либо преступления. Если эти действия являются преступными, виновный привлекается к ответственности за их совершение.

О добровольном отказе можно говорить только применительно к преступлениям, совершаемым умышленно. Невозможно отказаться от доведения до конца преступления, начатого по неосторожности, поскольку виновный при этом не осознает опасности совершаемых им действий.

Добровольный отказ от совершения преступления возможен и при совместном совершении преступления группой лиц. Однако условия добровольного отказа при соучастии особые. Если исполнитель, решивший добровольно отказаться от доведения преступления до конца, может с этой целью лишь прекратить дальнейшее совершение начатых им действий независимо от намерений его соучастников, то организатор, подстрекатель, пособник, пожелав добровольно отказаться от доведения преступления до конца после того, как уже выполнили свои действия, должны принять все меры к тому, чтобы отговорить исполнителя от совершения преступления, либо к тому, чтобы преступный результат не наступил.

На добровольный отказ человека от начатого преступления во многом влияет отношение к нему окружающих граждан, их активная, непримиримая жизненная позиция. Путем воздействия на человека, начавшего преступление, можно добиться того, чтобы он сам добровольно отказался от доведения преступления до конца. В отдельных случаях эта задача может быть решена путем устранения тех обстоятельств, под влиянием которых человек начал подготовку к преступлению. Если не удается склонить преступника к добровольному отказу, конституционный долг каждого советского гражданина - пресечь начатое преступление, используя для этого все предусмотренные законом средства, в том числе сообщение о готовящемся или начавшемся преступлении органам власти.

1 Здесь и в последующих примерах из судебно-следственной практики имена и фамилии изменены.

2 В области права под термином "лицо" принято понимать человека как носителя (субъекта) прав и обязанностей. Личность - конкретное проявление общественной сущности человека, его индивидуальность, совокупность таких свойств, как характер, интересы и т. п. Личность проявляется в поступках, поведении человека. Марксистская наука подчеркивает общественное значение и содержание личности, связь личности с обществом.

3 Понятие необходимой обороны подробно рассматривается в книге Н. Н. Соколова и И. Г. Чупаленкова "На чьей стороне закон", выпущенной в серии "Советский закон и Я" в 1981 году.

4 В специальной юридической литературе иногда применяют такие выражения, как, например: "Кража может быть совершена только с прямым умыслом". Разумеется; применяемые в подобных случаях слова "может быть", "возможно" и т. д. вовсе не означают допустимости, приемлемости, правомерности. Имеется лишь в виду, что кража невозможна (немыслима) без прямого умысла, т. е. без намерения изъять и обратить в свою пользу или в пользу другого лица чужое имущество; ее нельзя (немыслимо) совершить по неосторожности.

5 Вопросы соучастия подробно рассматриваются в книге П. Ф. Тельнова "Кто отвечает за соучастие в преступлении", выпущенной в серии "Советский закон и Я" в 1980 году.

6 Материалы XXVI съезда КПСС. М., Политиздат, 1981, с. 65


home | my bookshelf | | Добровольный отказ от совершения преступления |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу