Book: Маленькая леди



Маленькая леди

Сонда Тальбот

Маленькая леди

1

В воздухе витал сладкий запах ванили. До того сладкий, что Джим даже нос сморщила. Ну ничего себе, душится эта дамочка… Наверное, только что вылила на себя флакон каких-то дорогущих духов… Впрочем, духи Джим не интересовали. Больше всего ее волновало другое: успеет ли она вытащить кошелек из сумочки этой богатенькой ротозейки до того, как та поймает такси…

Сама по себе задача для Джим была простой. Но обстановка вокруг несколько усложняла эту задачу. Во-первых, рядом с дамочкой крутился какой-то толстый коротышка. Наверное, это ее «кошелек» – то есть муж или любовник, – решила Джим. Во-вторых, место было довольно людным – рядом с этим торговым центром на одной из главных улиц города всегда было много народу. В-третьих, одета Джим была так, что сразу же привлекала к себе внимание. И, в-четвертых… в-четвертых, неподалеку крутилась полиция, которой Джим боялась больше, чем чертей, которые будут жарить ее в аду после смерти.

Из-за четвертой причины она даже хотела отложить свою затею. Но соблазн был слишком велик… Наверняка в сумочке у этой дамы или, на худой конец, у ее «кошелька» лежит внушительная пачка хрустящих купюр… Ох ты, Господи, сглотнула Джим, уже чувствуя в своих руках вожделенные купюры… Как же они попируют с Малышом Гарри, если все получится!

Подстегивая себя этой мыслью, Джим пошла на абордаж. Она приблизилась к дамочке, которая о чем-то оживленно беседовала с «кошельком», и легким жестом – словно бы она лезла в собственную сумочку – открыла молнию и запустила руку в сумку дамы. К ее глубокому разочарованию, никаких хрустящих купюр в сумочке не оказалось… Там был только флакон духов – очевидно, тех самых противно-ванильных, которыми набрызгалась дамочка, – и ворох косметики.

Джим, отпустив про себя несколько крепких ругательств, застегнула молнию. Дамочка даже не обернулась, настолько легкими были прикосновения Джим. Значит, придется забраться в барсетку «кошелька», решила Джим. Мужчины обычно более внимательны, чем женщины. Так что этот номер проделать будет куда сложнее… Джим вдохнула в легкие побольше воздуха и поцеловала «на удачу» колечко от пивной крышки, которое постоянно носила на большом пальце. Оно всегда помогало ей. Должно помочь и на этот раз…

Не дыша и стараясь издавать как можно меньше звуков, Джим залезла в оттопыренный карман коротышки, из которого свисал хлястик барсетки. Молодец, коротышка, похвалила Джим «кошелька». – Только самые умные парни носят барсетку в толстом кармане, а не в руках. Ты, наверное, думал обо мне, когда совал ее туда… Ну не подведи меня, парень, сделай вид, что ни черта не замечаешь!

Коротышка действительно ничего не замечал. Он и дама по-прежнему посыпали друг друга сахарной пудрой слов. Джим недосуг было вслушиваться в их разговор. Тем более, она отлично знала, о чем говорят эти двое после того, как отоварились в дорогом торговом центре. Ах, мой дорогой, я купила себе такую сумочку, глаз не оторвешь! – Я так рад за тебя, дорогая, ты достойна самого лучшего! – Ах, спасибо, милый! Ты у меня просто сахарный! – ну и тому подобную чушь… Джим всегда противно было слушать эти разговоры. Посмотрела бы она на эту парочку в очереди за дешевым хлебом на Тоск-стрит. Там, наверное, они изъяснялись бы по-другому…

Наконец-то! Джим ликовала. Ее тонкие пальцы нащупали то, что искали. В барсетке коротышки лежала стопка денег. Не такая уж и толстая – наверное, половину он уже успел оставить в торговом центре, – но все же… С замирающим сердцем Джим вытащила вожделенные купюры на свет божий и сунула их в карман. Теперь осталось только закрыть барсетку «кошелька». Это было «фирменным знаком» Джим, из-за чего ей завидовали даже самые опытные воришки на Тоск-стрит. Она умудрялась не только обчистить сумочку, но и закрыть ее, создав видимость, что все «так и было».

Но на этот раз лучше было обойтись без «фирменного знака». Молния на барсетке коротышки оказалась хлипкой и, издав странный звук, что-то вроде «флипп», разъехалась в разные стороны. Все бы ничего, но «флипп» тотчас же заставил коротышку обернуться. Растерянное лицо Джим, ее облик сразу же навели его на определенные подозрения. Но Джим не дала ему определиться до конца. Она сделала несколько прыжков и оказалась от коротышки на недосягаемом расстоянии.

– Полиция! Эй, полиция! – завопил он, как будто его хотели зажарить на Рождество вместо традиционной индейки. – На помощь, ограбили!

Ах ты, отвратительный толстый пердун! Это тебе-то нужна помощь?! – выругалась про себя Джим и бросилась бежать.

Слава богу, бегала она отлично. «Если ты не умеешь бегать, – объяснял ей ее учитель, Билли Платина – так его прозвали за то, что он несколько лет отсидел за кражу платинового кольца, – то вором тебе не быть… Первый же клиент сцапает тебя и отдаст на растерзание фараонам. Я вот не слушал своего учителя и оказался там, где лучше не бывать…» Джим впитывала слова учителя и, перед тем, как совершить свой первый «набег», она нещадно издевалась над собой, пробегая несколько километров в день. Эти уроки не прошли даром. «Фараонам» до сих пор не удалось сцапать ее, но Джим все равно до смерти их боялась.

Вот и сейчас, когда она бежала от них во всю прыть, сердце ее билось где-то в области горла, да так, что Джим даже боялась его проглотить. Через некоторое время она осмелилась обернуться и убедилась, что ее опасения не напрасны: «фараоны» и не думали отставать. Они бежали за ней, не сбавляя скорости, и Джим поняла, что если она не прибавит газу, то непременно окажется в их руках… И Джим ускорила бег, пытаясь утихомирить разбушевавшееся сердце, которое вот-вот готово было выскочить. Только не из груди, а из горла, где оно выдавало по тысяче ударов в секунду…

Джим вспомнила слова Малыша Гарри, который частенько говорил ей насчет пристрастия к «фирменным знакам»: «Столько преступников попалось из-за этой ерундовины… Неужели ты хочешь, чтобы тебя записали в этот список?» Джим, конечно же, не хотела, и теперь до нее дошло, что Малыш Гарри был прав. Особенно хорошо дошло, когда она увидела перед собой забор, увенчанный острыми пиками.

– Черт тебя дери! – ругнулась она, чувствуя, как к глазам подступают слезы отчаяния. – Черт тебя разорви!

Джим обернулась – еще минута, и она будет в лапах «фараонов». Перед ее глазами встали все возможные ужасы тюрьмы. Джим снова посмотрела на забор. Пожалуй, свернуть себе шею или застрять на этих кольях все-таки лучше, чем оказаться за решеткой. Преисполненная решимости, она бросилась к забору.

Лезть было неудобно, но Билли Платина в свое время дал ей несколько грамотных уроков лазания. Кроссовки сами находили зазубрины на заборе и не скользили по прутьям. Это утешало. Интересно, у фараонов такая же удобная обувь? – мелькнуло в голове Джим. Она была уже почти наверху, и теперь ей осталось только аккуратно проскользнуть между кольев и спрыгнуть… Спрыгнуть?!

Джим посмотрела вниз и ужаснулась. Правильно говорят: лезть вверх гораздо проще, чем спускаться… Неужели она сможет это сделать, не переломав себе рук и ног? Ей придется прыгнуть, другого выхода нет… Джим сделала глубокий вдох и посмотрела на серый асфальт, который казался таким далеким и таким страшным… Но «фараоны» были гораздо ближе и куда страшнее. Поэтому Джим прыгнула, пытаясь сообразить, как лучше сгруппировать свое тело, чтобы приземлиться безболезненно…

Соприкосновение с асфальтом было весьма неприятным. Но все-таки не смертельным, чего боялась Джим. Она поднялась, превозмогая боль в ногах, и с удивлением почувствовала, что не только жива, но и цела… Отделалась парой ушибов и легким растяжением, с облегчением констатировала Джим. А теперь – вперед и только вперед. Перед тем, как снова побежать, она оглянулась назад и увидела смешную картину: два «фараона» пытались влезть на забор. Их ноги соскальзывали с прутьев, и они скатывались вниз, как маленькие дети, пытающиеся взобраться на ледяную горку.

Джим улыбнулась – кажется, все позади, – поцеловала колечко от пивной крышки и вознесла хвальбу Билли Платине. А потом побежала, правда не так быстро, как раньше. Но бежать-то уже было не от кого…

– Послушай, мама, я понимаю, что смерть дяди не очень-то тебя трогает. Но ты могла хотя бы сделать вид, что огорчена… – Майлс Вондерхэйм смотрел на свою мать Ульрику скорее суровым отеческим взглядом, нежели почтительным сыновним.

Впрочем, Ульрика давно привыкла к такому положению дел. К тому же это ее не слишком беспокоило. После смерти мужа единственным, что ее интересовало, были бриллианты, которые она с жадностью коллекционера скупала и раскладывала по всей квартире. Расточительность матери сказалась на наследстве не лучшим образом. Уже через несколько лет после смерти отца Майлса – Гила Вондерхэйма – наследство поредело настолько, что Майлсу пришлось всерьез задуматься о будущем.

Это туманное будущее нарисовала ему Ульрика, сообщив о том, что недавно умерший дядя – Патрик Вондерхэйм – упомянул его в завещании. Она еще не знала, сколько получит ее сын, но надеялась, что завещание Патрика позволит ей не чувствовать угрызений совести за растраченное наследство Гила. Майлс был прав: смерть сводного брата мужа не очень-то волновала Ульрику. Она никогда не любила этого «выскочку и чудака» – ведь он, в отличие от ее мужа, не был законным сыном старика Вондерхэйма. Но самое страшное прегрешение ныне почившего дяди Патрика заключалось в том, что он получил большую часть денег, оставленных стариком.

– Как это так! – причитала Ульрика после похорон деда Майлса. – Родному сыну оставить меньше, чем приемному! Жуткая несправедливость!

Майлс не считал, что это так уж несправедливо. Патрик Вондерхэйм, несмотря на свою чудаковатость, всегда был душевным человеком и заботился о приемном отце до самой его смерти. В то время как Гил Вондерхэйм был занят лишь делами и деньгами, которые приносили эти дела… Может быть, это было правильно, но, так или иначе, большую часть денег старика Вондерхэйма получил приемный сын, чем вызвал недовольство у всей семьи. Правда, чудаковатый брат оказался совершенно нежадным человеком и предложил Гилу разделить все по справедливости. Но гордый Гил отказался: ему было тяжело признать, что приемный брат оказался куда великодушнее его…

Теперь пробил час и самого Патрика Вондерхэйма. Он доживал свой век в предместьях Блуфилда, в маленьком городке Блумари, где его никто не навещал. Известие о его смерти получила Ульрика, но обратила на него внимание только потому, что в нем говорилось о наследстве. А поскольку Патрик Вондерхэйм был бездетным мужчиной, у Ульрики были все основания предполагать, что какая-то часть денег перепадет ее сыну, племяннику Патрика.

Майлс не разделял точку зрения матери. Во-первых, он все же переживал из-за смерти дяди и даже чувствовал угрызения совести из-за того, что не навещал его в последнее время. А во-вторых, он сомневался, что «Чудила», как Патрика называли в семье, оставит что-нибудь племяннику, с которым у него не было близких отношений. Майлс подозревал, что Патрик распределит деньги весьма оригинальным образом. Ведь прозвище «Чудила» он получил именно потому, что его решения были зачастую чудаковатыми, странными.

Но мать есть мать, с ней невозможно не считаться. И если Ульрика настаивала на том, что Майлсу лучше поехать в Блумари и выслушать дядюшкино завещание, то он должен был поступить именно так… По крайней мере, узнав о том, что дядя ничего не оставил Майлсу, Ульрика успокоится. Правда, в адрес дядюшки посыплется немало колких слов и язвительных замечаний, но Чудиле и при жизни было наплевать на мнение невестки, а после смерти – и подавно…

– Если бы я делала вид, что переживаю из-за смерти Патрика, я бы лицемерила, – ответила Ульрика сыну тоном драматической актрисы. – Но мы ведь оба знаем, что я его не любила, Майлс… Более того, терпеть не могла… Неужели ты хочешь, чтобы твоя одинокая несчастная мать предавалась такому пороку, как лицемерие?

– Мама… – почти простонал Майлс, опасаясь, что Ульрика начнет развивать эту тему. – Пожалуйста… Ты же знаешь, я вовсе не хочу, чтобы ты лицемерила. Толика участия, сочувствия – вот, собственно, и все, что я имел в виду. Впрочем, оставим это. Если ты настаиваешь, я поеду в Блумари. Но, пожалуйста, не рассчитывай на то, что дядюшка упомянул меня в завещании. Чем слаще иллюзии, тем тяжелее с ними прощаться…

– Хорошо, хорошо, – обрадованно кивнула Ульрика. Дело сделано – ей удалось уговорить сына поехать в Блумари. Теперь ее миссия выполнена, и она спокойно может отправиться домой. К своим милашкам, своим зайкам, своим лапочкам… Своим восхитительным и бесподобным драгоценностям… – Кстати, – улыбнулась она Майлсу, элегантно поднимаясь с кресла, – вчера я купила перстень с потрясающим бриллиантом… Американская бриллиантовая огранка… – мечтательно прищурилась Ульрика, вспоминая свое приобретение. – Если бы ты видел, какая у него игра… Если бы его можно было перенести на небо, он сиял бы, как самая яркая звезда…

Майлс кивнул и вяло улыбнулся. Одержимость матери переходила все границы. Неужели, кроме драгоценных камней, их свойств и огранки, ее ничего больше не интересует? Впрочем, с этим оставалось только мириться. Ульрика уже не в том возрасте, чтобы меняться. Да и потом, разве его мать когда-нибудь была другой?

Между Блумари и Блуфилдом была такая же разница, как между городом и деревней. Несмотря на похожие названия, эти города были такими же разными, как брюнетка и блондинка.

Огромный Блуфилд вмещал в себя богатые кварталы с роскошными домами, дорогими магазинами и женщинами, словно рожденными среди роз, благовоний и покрытых бархатом бутылок с дымящимся шампанским. Но в этом городе были и бедные районы, где люди как будто не знали о том, что такое ванна и человеческий язык… Майлс был как-то раз в одном из таких районов и испытал несказанное отвращение к тому, что увидел…

В Блумари, маленьком городке, не чувствовалось ни роскоши, ни бедности. Он как будто находился в четвертом, утопическом измерении и равнодушно взирал на условности других городов. Здесь не было роскошных особняков, но и не было убогих домишек. И, несмотря на это, дома не напоминали яйца в инкубаторе. Они отличались друг от друга и цветом, и архитектурой, и дизайном маленьких уютных двориков. Это удивило Майкла, привыкшего к тому, что вокруг – либо роскошь, либо полнейшее убожество.

Адвокатская контора, в которой должны были зачитать дядино завещание, находилась в получасе ходьбы от автостанции, на которую приехал Майлс. Он уже пожалел, что поленился забрать из ремонта свой серебристый «ниссан», – перспектива идти пешком от станции его не очень-то прельщала. Ну ладно уж, пробурчал он про себя, по крайней мере осмотрю окрестности и подышу свежим воздухом.

Майлс поднял воротник своего черного классического пальто, чтобы противостоять ветру, и пошел в сторону аллеи, которую отгораживал от проезжей части невысокий резной заборчик. Деревья, растущие по краям дорожки, потеряли последние листья и выглядели довольно уныло в свете декабрьского солнца. Майлс вообще не очень-то любил зиму, а в Блумари, как и в любом маленьком городке, зима рано показала свои зубы. В Блуфилде все еще царила госпожа Осень, а здесь твердая земля уже покрылась льдистой коркой инея.

Зато воздух в Блумари действительно был свежим. Его не смогло отравить зловонное дыхание автомобилей. Хотя Майлс настолько привык к загазованности родного города, что воздух Блумари казался ему удивительным. Каким-то хрустальным, звонким и странным на вкус… Майлсу вспомнилось раннее детство, когда родители возили его за город. Эти поездки были такой редкостью, что Майлс помнил их все.

Он миновал длинную аллею, перешел дорогу, прошел еще немного вперед и уперся в красное кирпичное здание с надписью, сделанной большими белыми буквами: «Адвокатская контора Рэйнольда Слоутли». Майлс вздохнул с облегчением: ему не пришлось плутать по переулкам и расспрашивать прохожих. Не снимая черных кожаных перчаток, он позвонил в дверь. Ему открыла женщина с лицом, напоминавшим пожухший лист. Через ее тонкую кожу, сморщенную от времени, проступали прожилки капилляров – совсем как у настоящего листа. Не похоже на Рэйнольда Слоутли, подумал Майлс. Кто это, интересно? Может, его секретарша? Хотя… она слишком стара для этой роли…

– Здравствуйте, я – Майлс Вондерхэйм, – представился Майлс. – Племянник… почившего… Патрика Вондерхэйма.

– Пожалуйста, проходите, – сухим, словно шелест листа, голосом, ответила женщина. – Мистер Слоутли ждет вас.

Она впустила его в контору и закрыла за ним дверь. Майлс почувствовал себя неуютно. На мгновение ему даже показалось, что это – вовсе не адвокатская контора, а похоронное бюро. Это ощущение прошло только после того, как женщина распахнула перед ним дверь в светлый и просторный кабинет Рэйнольда Слоутли. Майлс почувствовал облегчение, когда зимнее солнце, пробравшись через дырочки прозрачного тюля, ударило ему в глаза.



Рэйнольд Слоутли стоял спиной к окну возле большого деревянного стола. Он сдержанно улыбнулся Майлсу – учитывая повод, по которому молодой человек оказался в его конторе, – и кивнул ему.

– Насколько я понимаю, вы и есть Майлс Вондерхэйм? – Майлс кивнул в ответ. – А я – Рэйнольд Слоутли, адвокат. Можно просто Рэйнольд, без церемоний.

– Можно просто Майлс, – улыбнулся Майлс. Он огляделся по сторонам, но, к своему удивлению, не увидел в кабинете ни одного человека. – А где остальные? – удивленно поинтересовался он у Рэйнольда.

– Остальные? А мы больше никого и не ждем. Вы единственный, кого мистер Вондерхэйм упомянул в завещании… Впрочем, скоро вы и сами все поймете. Присаживайтесь, прошу вас.

Майлс рассеянно кивнул и сел на предложенный ему стул. Неужели его мать была права, и он – единственный наследник Патрика Вондерхэйма? Сердце у него взволнованно забилось. Не может быть… Если это действительно так, то мысли о работе в адвокатуре можно аккуратно собрать и положить на полочку забытых вещей… Это перспектива обрадовала Майлса. Ведь ему совсем не хотелось продолжать династию известных адвокатов, начавшуюся с его прапрадеда… Но он знал: радоваться пока рано. Кто знает, может быть, у Чудилы были немного другие планы по поводу наследника?

– Итак… – торжественно изрек Рэйнольд Слоутли, ковыряя ножиком сургучную печать на внушительном пакете. – Ваш дядя не просто оставил завещание… Он оставил вам кассету, на которой изложил все требования к своему наследнику. – Мисс Штайн, – обратился он к сухощавой даме, которая встретила Майлса. – Попросите мистера Маргита внести магнитофон и телевизор. Сейчас мы просмотрим запись, которую оставил Патрик Вондерхэйм.

Начинается, усмехнулся про себя Майлс. Патрик даже перед смертью не вышел из привычного образа чудилы… Однако Майлс испытывал невольную зависть к почившему дядюшке. Патрик Вондерхэйм мог позволить себе чудачества. В отличие от отца Майлса, да и самого Майлса…

Пожилой упитанный мужчина принес в кабинет видеомагнитофон и поставил его на деревянный стол. Ту же самую операцию он проделал и с телевизором. Майлс пытался понять, почему они не сделали этого заранее и заставили его томиться в ожидании. Может быть, Рэйнольд хотел, чтобы Майлс прочувствовал всю торжественность момента?

– Мистер Маргит. Нотариус, – представился упитанный мужчина. Он завершил процедуру торжественного вноса техники и подсоединил провода.

Майлс улыбнулся про себя. Слово «нотариус» прозвучало так торжественно, словно мистер Маргит хотел объяснить ему, Майлсу, что он не просто человек, который возится с техникой.

– Майлс Вондерхэйм, – вежливо представился Майлс.

Привычный к подобным церемониям, сейчас Майлс почему-то испытывал раздражение. Может быть, потому что ему не терпелось услышать речь Чудилы Патрика? А может быть – Майлс с неудовольствием уличил себя в корыстных мыслях, – все дело в том, что он жаждал поскорее вступить в права наследника?

– Что ж, – произнес Рэйнольд, – теперь мы можем выслушать завещание Патрика Вондерхэйма.

Мистер Маргит нажал на кнопку, и перед глазами Майлса возникло лицо дядюшки, испещренное сетью морщин. На этом увядшем от старости лице выделялись одни глаза. Но они стоили многого: молодые, по-прежнему светящиеся живым задором и лукавством, они казались Майлсу воплощением дядюшкиного чудачества. У него дрогнуло сердце. Как будто маленькая булавочка уколола его. И уже не потому, что Майлс ждал, когда дядя объявит его своим наследником. До него вдруг с неожиданной горечью и болью дошло, что этого человека больше нет. Что он уже не существует, не дышит, не смеется… А ведь когда-то Майлс был ребенком, и дядя вертел его в своих огромных руках, как маленькую куклу… Майлс с ужасом осознал, что на его глаза навернулись слезы. Но он не мог так опозориться в присутствии адвоката, нотариуса и мисс Штайн, кем бы ни была эта старая дева…

Воспоминание о сухой, как осенний лист, мисс Штайн, помогли ему справиться с приступом горечи. Майлс снова стал Майлсом. А Майлс Вондерхэйм никогда не плакал. Ни при каких обстоятельствах…

Дядя Патрик лукаво улыбнулся ему с экрана. Майлс попытался представить, что дядя вовсе не умер, а попросту переехал в другую страну и оставил эту запись на память племяннику.

– Здравствуй, Майлс, – поздоровался с ним дядя. – Ты прекрасно знаешь, что твой дядя… Э… – Э… немного чудаковатый человек. Таким он был всю жизнь, таким и остался перед завершением своего жизненного пути… Жаль только его, то есть мои чудачества… не принесли никому ничего хорошего… Но я надеюсь, – хитро улыбнулся он, – сделать это «хорошее» после своей смерти… Дело в том, – дядя посерьезнел, – что когда-то я вел довольно беспутную жизнь. И, конечно, как многие люди, совершал ошибки. Одна из этих «ошибок» – женщина по имени Кора Маккинли, в которую я когда-то без памяти влюбился… Но, к сожалению, моя влюбленность не переросла в любовь. Хотя, кто знает, может, так и случилось бы, если бы не кое-какое обстоятельство. Как ты, наверное, догадываешься, этим обстоятельством была твоя покойная тетя Лайза… Честно тебе признаюсь, приятель, – грустно улыбнулся дядя Патрик, – я женился вовсе не по любви, и наш брак был настоящей катастрофой… Мой приемный отец настойчиво потребовал, чтобы мы обвенчались с Лайзой, а у меня не оказалось силы воли, чтобы воспротивиться этому «многообещающему» браку… Так что о Коре Маккинли мне пришлось позабыть. Я поступил с ней подло, очень подло… Бросил ее и даже не сообщил, что женюсь на другой… Меня до сих пор мучает совесть за тот мой поступок… Но самое страшное даже не в этом, Майлс… – Патрик опустил глаза. – Самое страшное заключается в том, о чем я узнал совсем недавно, когда пытался разыскать Кору… Кора умерла, но у нее остался ребенок. И, по всей видимости, это моя дочь. Ее зовут Джиллиан Маккинли. Я не осмелился связаться с ней. Судя по всему, она – маленький озлобленный волчонок. И я побоялся, что она плюнет мне в лицо, если я подойду к ней и попытаюсь объяснить, кто я такой… Она живет в крайней бедности. И я думаю, что моя дочь заслуживает иной жизни… А теперь, – Патрик выдавил из себя улыбку, – перейдем к делу. Ты, Майлс, мой племянник. Джиллиан – моя дочь. Ты – светский молодой человек с прекрасной репутацией и безупречными манерами. Она – девочка из подворотни. Так вот, Майлс, если ты сделаешь из этой девушки настоящую леди, то получишь половину моих денег. Другую половину получит она. Все по справедливости, парень… Ты должен научить ее хорошим манерам – думаю, это нелегкий труд. Впрочем, ты и сам это поймешь, когда увидишь ее… Ты должен научить ее хорошо одеваться и правильно говорить. В общем, всем этим штучкам-дрючкам, что приняты в свете… На эту деятельность у тебя есть ровно три месяца. Если через три месяца в том обществе, где вращаешься ты, в нее не будут тыкать пальцем и спрашивать, что это за чучело, – половина того, что принадлежало при жизни мне, достанется тебе. Если же нет – эта половина отойдет благотворительному обществу «Люди Мира». Его порекомендовал мне мой адвокат Рэйнольд Слоутли, который и будет следить за твоей… работой. В случае твоего провала Джиллиан Маккинли получит половину моих денег и выберет свою дорогу сама… Но мне бы хотелось, чтобы у девочки действительно был выбор: вращаться в обществе или жить той жизнью, какая ей будет больше по душе… Пусть она сама выберет свой путь… Все детали оговорены в завещании. Может, ты, конечно, и сердишься на меня, – улыбнулся дядя. – Но зато я задал тебе интересную задачу. Согласись, подачка в виде завещания в твою пользу была бы куда скучнее… Вспомни «Пигмалиона» моего любимого Бернарда Шоу. Парень, который обучал Элизу Дулиттл, получал от этого удовольствие. Вот и ты постарайся насладиться своим занятием. Ну же, Майлс, не вешай носа! – Дядя угадал, в этот момент Майлс действительно насупился. – Ведь было бы куда скучнее идти по стопам своего отца… Что ж, я прощаюсь с тобой, приятель.

Я верю в тебя и думаю, что ты справишься со своей задачей, хотя она, признаюсь, нелегка. Ах ты, Господи! – Патрик хлопнул себя по лбу. – Чуть не забыл. Не говори Джиллиан о том, что половина суммы достанется ей в любом случае. Пусть она думает, что ваши условия – одинаковы. Иначе, боюсь, она заберет свои деньги и совсем откажется учиться… Кто знает эту девчонку? Ну пока, Майлс, дружище. И еще раз: удачи тебе…

Экран погас. Майлс Вондерхэйм поднялся со стула. Он растерянно оглядел собравшихся в кабинете. Что ему делать? Послать к черту Патрика с его чудачествами или все-таки взяться за это нелегкое дело? Майлс попытался припомнить «Пигмалиона». Он читал эту вещь, безусловно, читал. Вот только немного подзабыл… Ему, конечно, очень жаль старину Патрика… Но черт бы побрал этого старого чудака!

2

– Я же тебе говорил, Джим! – Гарри Смуллит укоризненно покачал головой. – Твой «фирменный знак» до добра не доведет!

– Ну что ты заладил, как старая бабка! – возмутилась Джим, размахивая руками. Она постоянно жестикулировала. – Я тебе говорил! Я тебе говорил! – передразнила она его. – Сама знаю, что говорил… Но мне же удалось выкрутиться! – победоносно произнесла она и в заключение своей тирады эффектно взмахнула рукой так, что ее цветастый шарф чуть не развязался.

Малыш Гарри снова покачал головой. Его подруга была старше на пять лет, но иногда выкидывала такие фортеля, которые даже ребенку показались бы безрассудными.

Он дружил с Джим, сколько себя помнил. Когда погибли его родители, Джим взяла над ним своеобразное шефство. Она приносила деньги его тете, с которой мальчик остался после смерти родителей, и всячески его опекала. Тринадцатилетний паренек с не по-детски грустными карими глазами души не чаял в этой девушке, которая манерами больше напоминала парня. Если бы Гарри Смуллита спросили, кого он считает самым близким человеком, он, не задумываясь, назвал бы Джим. Она была ему как сестра. И поэтому сейчас он отчитывал ее, ибо выходка Джим с «фирменным знаком» причинила ему немало беспокойства.

– Зато глянь! – Джим гордо вынула из кармана пачку смятых купюр. – Я хотела обчистить расфуфыренную дамочку, но обула ее «кошелька»… Как тебе это? – Она потрясла купюрами перед носом Малыша Гарри. Гарри аж слюну сглотнул – он ничего не ел со вчерашнего дня, а теперь перед его глазами возникли два сочных бифштекса. – Гуляем, приятель!

Гарри кивнул. Он ужасно хотел есть, но его, как обычно, мучили угрызения совести. Ему было известно, как достаются Джим эти деньги. Она подвергала себя риску, и Гарри боялся за нее. Как-то раз он даже предложил ей себя в качестве подстраховки, но Джим наотрез отказалась взять его с собой. Она ответила Гарри, что ни за что не позволит ему воровать и даже принимать участие в краже.

– Пока я жива – не думай об этом! – гордо заявила она. Эту фразу они с Джим услышали в каком-то старом фильме, на который ходили перед прошлым Рождеством.

Малышу Гарри оставалось только повиноваться Джим. В конце концов, она была старше и в какой-то степени отвечала за Гарри перед его тетей, Мадлен Смуллит. Пожилая женщина была благодарна Джим за заботу о своем племяннике. Мадлен никак не могла найти нормальную работу – никто не хотел связываться с женщиной, которой уже за пятьдесят. Поэтому Мадлен Смуллит перебивалась лишь небольшими заказами: стирала, убирала и мыла посуду. Естественно, ее грошового заработка едва хватало на то, чтобы они с Гарри не протянули ноги от голода. Сам Гарри продавал газеты и тоже получал за них смешные деньги. Он часто говорил себе, что вырастет и заработает много денег, чтобы ни в чем не нуждаться. Но, глядя на Джим, которой в этом году исполнилось восемнадцать, он сознавал призрачность своих надежд.

– Давай завалимся в «Тако-бум», – размахивая руками, предложила Джим. «Тако-бум» – забегаловка на пересечении Тоск-стрит и Морган-стрит – была любимым заведением Джим и Гарри. – Возьмем по огромному «тако» и закажем салат с куриной грудкой. Но сначала забежим к твоей тете. Надо подкинуть ей деньжат, покудова все не растратили.

Они дошли до обшарпанного пятиэтажного дома и зашли в подъезд. Каждому подъезду этого дома был присущ особый запах. Подъезд, в котором жили Гарри и Мадлен Смуллиты, был пропитан стойким запахом валерьянки, не выветривавшемся даже тогда, когда дверь в подъезд оставляли распахнутой. В подъезде Джим пахло анисовой настойкой, и Джим всегда шутила, что в ее «апартаментах» пахнет лучше всего.

Малыш Гарри подошел к двери, обитой изрядно потертым дерматином, и вставил ключ в замочную скважину.

– Гарри? – прошелестел голос из коридора. – Малыш, это ты?

– Ага, тетя. Я пришел с Джим.

Гарри привык к тому, что тетя, несмотря на его возраст, называла его Малышом. Из-за этого обращения он и получил прозвище Малыш, которое добавилось к его имени. Он не сердился на тетю. В конце концов, «Малыш» – не самое ужасное прозвище, какое может быть у подростка. Например, его соседа прозвали «Скунс». По скромному мнению Гарри, это было гораздо страшнее…

В коридор вышла женщина, одетая в темно-синий халат и коричневые тапочки с протершимися носками. Выглядела она не лучшим образом. Из-за тяжелой работы руки у нее сморщились, огрубели, а под большими серыми глазами залегли темные мешки. Мадлен Смуллит была очень худой, настолько худой, что под одежду ей приходилось поддевать несколько свитеров, чтобы на ее худобу не так обращали внимание. Увидев Джим, женщина улыбнулась. Улыбка красила ее, освещала бледное лицо.

– Здравствуй, Джим. Спасибо, что зашла… – Мадлен разразилась хриплым кашлем. – А я вот… приболела немного…

– Может быть, вам нужны лекарства? – встревожилась Джим.

– Оставь, деточка. Ты же знаешь, я всегда лечусь травами.

Джим пожала плечами, вытащила из кармана деньги и отсчитала половину суммы.

– Я тут… э-э… немного заработала, – потупив взгляд, произнесла Джим и протянула деньги Мадлен. – Возьмите, это вам и Гарри…

Джим знала, что тетушка Гарри догадывалась о способе ее «заработка», и девушке было стыдно. Но так же Джим знала, что Мадлен никогда не взяла бы этих денег для себя, и брала их только ради племянника, которому нужно было что-то есть и во что-то одеваться. Полуправда насчет «заработка» Джим была чем-то вроде правил приличия, которые каждый неукоснительно соблюдал. Джим делала вид, что работает, Мадлен – что верит девушке.

– Спасибо, Джим. – Мадлен взяла деньги и легонько сжала тонкое запястье Джим, что означало: как бы ты ни зарабатывала эти деньги, я все равно тебе признательна… – Спасибо, детка… Благослови тебя Бог…

– Тетя, мы хотим сходить в «Тако-бум», – нарушил Гарри затянувшееся молчание. – Ты не против?

– Нет, только не задерживайся допоздна.

– Заметано.

Джим и Гарри вышли из узенького коридора и побежали по лестнице наперегонки, как соревнующиеся мальчишки. Мадлен Смуллитс тихой грустью посмотрела им вслед и осенила то место, где они только что стояли, крестным знамением.

– Благослови тебя Бог, детка, – повторила она и закрыла дверь.

От одной мысли, что ему придется навестить Тоск-стрит, Майлса бросало в дрожь. Но он понимал, что сообщить девочке о том, кто был ее отец и что с ним стало, он обязан лично. Было бы несправедливо послать к ней «своего представителя», как обычно делал его отец, не желая отправляться в бедный квартал. Эта Джиллиан Маккинли имеет право на то, чтобы познакомиться со своим двоюродным братом. Ну… почти двоюродным. И потом, Майлсу придется обучать ее лично, а это значит, что он должен иметь хотя бы какое-то представление о том, как живет Джиллиан…

Конечно, вся эта дядюшкина затея попахивала бредом сумасшедшего. Складывалось впечатление, что Чудила Патрик, поселившись в Блумари, начитался книжек и решил воплотить в жизнь все возвышенные идеи, которыми эти книги напичканы. Чего стоит этот Бернард Шоу с его «Пигмалионом», о котором дядя высказался в своей речи… Майлс кое-что вспомнил об этой пьесе. Кажется, она была о несчастной девушке-цветочнице, которую взялся обучать какой-то лингвист… или логопед… вращающийся в высшем обществе. Если Майлсу не изменяла память, девушка влюбилась в этого парня… Или логопед в девушку? Может быть, ему все же следовало перечитать классика?

Так или иначе, затея казалась Майлсу бредовой. Он не понимал, почему дядя не мог поступить проще: оставить все наследство своей внебрачной дочери… Зачем было мудрить и засорять Майлсу голову? Сделать леди из уличной девчонки за три месяца… Это казалось Майлсу неосуществимой задачей. Впрочем, прежде чем делать выводы, нужно было посмотреть на девчонку… Может быть, она – не такой уж жуткий экземпляр? И потом, разве можно рассуждать так о своей двоюродной сестре? Даже если она вовсе не сестра и взялась невесть откуда…



Задача, хмыкнул Майлс про себя. Прямо-таки алгебраическое уравнение…

Перед тем, как отправиться на Тоск-стрит, Майлс заехал в ремонт за своим «ниссаном». Машина была готова и ждала своего хозяина: начищенная до блеска, приветливо мигающая глазами сверкающих фар. Майлс даже просиял от удовольствия. У него появилось ощущение, как будто он встретил старого друга.

Через полчаса серебристый «ниссан» вторгся в мир обшарпанных домов и скверно убранных. улиц. Майлс недовольно разглядывал перевернутые мусорные бачки, содержимое которых было разбросано по тротуару, плохо одетых людей и унылые стены домов. Эта картина угнетала его. Майлс подумал, что у жителей такого квартала должна быть особая психология, которую едва ли возможно вытащить из их голов, их душ… Да, мрачно хмыкнул Майлс, в чудачестве дядя превзошел сам себя… Кажется, это самая нелепая идея в его жизни…

Доехав до Тоск-стрит, Майлс остановил «ниссан» у тротуара и, порывшись в кармане, извлек оттуда смятый листок. Это был адрес Джиллиан Маккинли, который Майлс списал из дядюшкиного завещания. Тоск-стрит, семнадцать… Майлс пригляделся к надписи на доме, неподалеку от которого стоял «ниссан». Тоск-стрит, тринадцать. Что же, ехать ему осталось совсем немного…

Майлс попытался представить, как взрослый мужчина должен себя чувствовать перед встречей с сестрой. Наверное, волноваться, представлять себе, как она выглядит… Во всяком случае, так описывают эти встречи в дамских романах… Но, заглянув в себя, никаких таких мыслей и эмоций Майлс не обнаружил. Он испытывал раздражение. Вот, пожалуй, и все чувства, которые были в его душе. Раздражение оттого, что ему пришлось ехать сюда, что он ввязался в сомнительное предприятие, что дядя Патрик связал его по рукам и ногам своими чертовыми деньгами, и лучше бы их не было вообще…

Что ж, если у него нет братских чувств по отношению к этой Джиллиан Маккинли, он не собирается их культивировать… И потом, с какой стати они должны быть у Майлса? Он никогда не видел этой девочки, никогда не знал о том, что у него есть сестра… Так почему же он должен испытывать то, что чувствуют герои на страницах дамских романов? В конце концов, Майлс – индивидуум, человек со своим мировоззрением, со своей психологией. А не обобщенный образ какого-нибудь сексуального слюнтяя…

Дом номер семнадцать обнажил перед Майлсом свой обшарпанный угол. Так вот, значит, где ты живешь, Джиллиан Маккинли, покачал головой Майлс. И что с тобой будет, когда из этого убожества я привезу тебя в роскошный дом? Одному Богу известно…

Майлс раздраженно хлопнул дверцей «ниссана» и вошел в подъезд. Черт возьми, ну и запах! Чем же так откровенно пахнет в этой дыре? Майлс принюхался. Запах напомнил ему что-то из далекого детства. Какую-то микстуру… Теперь он понял: в подъезде в буквальном смысле сногсшибательно пахло анисом… Майлс, постоянно болевший в детстве, не очень-то любил этот запах. Прикрывая нос воротником пальто, он поднялся на третий этаж.

Квартира номер пять. Майлс еще раз вытащил из кармана листок бумаги и сверил номер. Ошибки быть не могло. Это ее квартира: ободранная дверь и куцый половичок у порога, лежавший здесь, по всей видимости, с прошлого века… Майлс нажал на кнопку звонка, в надежде, что сейчас его муки кончатся. Он поговорит с Джиллиан и наконец-то выберется из этого жуткого района. Но Джиллиан Маккинли не выходила из квартиры и даже не подавала признаков жизни. Неужели ее нет дома? – мелькнуло в голове Майлса. Одна только мысль о повторном приезде в этот квартал внушала ему ужас… Майлс позвонил еще раз, но ответа по-прежнему не было.

– Черт! – выругался он. – Ну откуда такое везение?

Внезапно он услышал скрип позади себя и обернулся. Из соседней квартиры, находящейся напротив квартиры Джиллиан, выглянула худенькая девушка. Она с таким интересом разглядывала раздосадованного Майлса, что ему стало неудобно.

– Меня зовут Агнесс, – представилась девушка, не сводя с Майлса любопытного взгляда. – А вы, наверное, Джим ищете?

– Джима? – удивился Майлс. Никакой Джим в его планы не входил. Может быть, это парень его кузины? – Нет, мне не нужен Джим. Я пришел…

– Джим – это она, – расхохоталась девушка. – Просто все так называют Джиллиан…

Услышав знакомое имя, Майлс встрепенулся.

– Джиллиан?! Да, мне нужна Джиллиан Маккинли. – Он посмотрел на девушку, как на ангела, который мог помочь ему выбраться из этого ада. – Вы можете сказать мне, где она?

– А вы уверены, что вам нужна именно Джим? – улыбнулась Агнесс, обнажая ряд зубов, как показалось Майлсу, не чищенных с прошлого года. – Может, и я сгожусь?

Майлса прошиб холодный пот. Интересно, что эта Агнесс имеет в виду? Не предлагает ли она ему…

– Нет, – поспешил ответить он. – Мне нужна именно Джиллиан. Я к ней… по делу…

– Знаем мы такие дела, – обиженно пробормотала Агнесс. – Вначале у них дела, а потом и дети рождаются… Если вам нужна Джим, зайдите к Малышу Гарри.

Рассказав, как найти Малыша Гарри, Агнесс, к великому облегчению Майлса, закрыла дверь.

Прекрасно, просто замечательно… Майлс вытащил из кармана белоснежный платок и отер им пот, от волнения проступивший на лбу. Агнесс, предлагающая ему бог знает что, Малыш Гарри и Джиллиан, которую, оказывается, зовут Джим… При одной мысли, что его кузина окажется кем-то вроде Агнесс, Майлсу сделалось дурно. А что, если она… Нет, не может быть… Дочь Патрика Вондерхэйма не может оказаться проституткой… А вдруг Малыш Гарри – это ее сутенер?!

От таких мыслей у Майлса закружилась голова. Может быть, ему плюнуть на все и сбежать отсюда пока не поздно? Он отправит к девушке своего представителя, она получит свое наследство, и все это кончится… Майлс представил себе лицо матери, когда она узнает, что ее племянница работает на панели… У Ульрики будет настоящая истерика. А ведь он все еще не рассказал ей об условиях, которые поставил ему дядя Патрик…

– Ф-фух… – Майлс засунул платок в карман и решил, что решение лучше принять на улице. Запах аниса забил ноздри хуже любого насморка. На свежем воздухе Майлсу стало немного легче. Пожалуй, я все-таки встречусь с этой девушкой, решил он. Если все окажется именно так, как я подозреваю, я сообщу ей о наследстве и умою руки… Если же нет – попробую сделать из нее леди.

Он принял решение и сразу почувствовал себя лучше. Теперь Майлс был готов войти в очередной подъезд и зайти к Малышу Гарри, кем бы ни был этот тип…

Но и в другом подъезде его ожидало разочарование. Дверь открыла удивительно худая женщина с огромными печальными глазами, у которой Майлс, задыхаясь от запаха валерьянки, поинтересовался, где он может найти Джиллиан Маккинли. Ему очень вежливо ответили, что Джим – Боже, как это имя резало ему слух! – и все тот же Малыш Гарри сидят в «Тако-бум», что находится на пересечении Тоск-стрит и Морган-стрит.

Серебристый «ниссан» вновь отправился в путешествие по бедному району. До «Тако-бум» Майлс доехал довольно быстро. Это была забегаловка, где кормили мексиканскими «тако» – открытыми конвертиками из мягких мексиканских лепешек, в которые добавлялись: мясной фарш, приготовленный по особому рецепту, тертый сыр и овощи.

Майлс вошел в забегаловку и огляделся по сторонам. В «Тако-бум» было довольно много народу. Как он сможет найти свою кузину среди сборища людей, поедающих «тако»? И как вообще может выглядеть его кузина? Ну вот, усмехнулся про себя Майлс. Я все-таки задумался над этим вопросом… А ведь я даже не знаю, сколько лет этой Джиллиан. Судя по всему, она младше меня…

Хорошо одетый молодой человек, стоящий в центре зала и оглядывающийся по сторонам, сразу же привлек внимание посетителей «Тако-бум». По столам пробежала волна хихиканья и шепотков:

– Смотри-ка, смотри, кто к нам пожаловал…

– А вырядился, вырядился-то как…

– Какой мужчина! Всю жизнь бы отдала…

– Ишь ты, какой прикид! Не бедный, видать…

– Интересно, что этот тип здесь забыл? – поинтересовалась Джим у сидящего рядом Малыша Гарри.

– Не знаю, – вяло протянул Гарри. Он съел целых три «тако» и два салата, и ему было уже совершенно неинтересно, что делает в «Тако-бум» разряженный, по меркам Гарри, в пух и прах, парень.

– Наверное, хочет, чтобы его обчистили, – усмехнулась Джим, запихивая в рот очередной «тако» и разглядывая странного типа, который явно оказался в непривычном для себя месте.

Этот парень выглядит, как мечта Агнесс, сразу подумала Джим. Темные, почти черные волосы, длинные и кудрявые – наверное, он каждую ночь ложиться спать в бигуди, – темные брови и удивительно светлые, какие-то золотисто-карие глаза. Маленький нежный рот – капризный, совсем как у девчонки, – изящный прямой нос… Одежда на этом типе выглядела так, как будто он только что купил ее и сразу же надел. Черное длинное пальто сидело на нем безупречно, и, самое удивительное, ни на полах пальто, ни на блестящих черных ботинках не было ни одного пятнышка, как будто он не ходил, а летал по воздуху…

– Ты только глянь на его кудри, Малыш, – хихикнула Джим. – Как будто завивается каждый день…

– Ага, – согласился Гарри. – По-моему, он кого-то ищет…

Джим только пожала плечами. Кого может искать этот холеный тип в забегаловке на Тоск-стрит? Скорее всего, просто заблудился… Но парень в черном пальто не оправдал ее ожиданий и не вышел из «Тако-бум». Он подошел к официанту Джастину и что-то шепнул тому на ухо. Джастин окинул парня таким взглядом, словно тот спросил у него, как добраться до Мексики. А потом указал в ту сторону, где сидели Джим и Малыш Гарри.

– Интересно, чего он хочет от Джастина? – Джим сделала глоток колы и откусила еще кусок «тако». «Тако» уже не лез ей в горло, но она полагала, что сможет наесться «про запас». – Маверное, спрамшивает, как… ммм… домбраться до Мексики, – жуя, проговорила она.

Гарри понравилась шутка.

– В точку. А Джастин советует ему проспаться…

– Только почему-то кивает в нашу сторону…

– И правда. Слушай, Джим, этот тип двинул к нам… И пялится на нас. Смотри, как зенками вращает…

Джим чуть не поперхнулась недоеденным «тако». Парень в черном пальто действительно шел в их сторону и смотрел… прямо на нее…

– Черт подери, Малыш! Вдруг это какой-нибудь «кошелек», которого я обула! Или полицейский в штатском!

– Не-е, – протянул Гарри, – уж точно не полицейский. А вот насчет «кошелька»… – встревожился он. – Может, ты сделаешь ноги, а я пока задержу его?

– Не успею, – прошептала Джим, холодея от страха.

– Ладно, что-нибудь придумаем. Главное, не трясись и делай вид, что ты не при делах…

Джим кивнула. С каждым шагом парня в черном пальто ее сердце начинало биться сильнее. Она вспомнила полицейских, от которых сбежала через забор. Неужели, вот она – расплата?

Майлс подошел к столику, размышляя, уж не ошибся ли официант? За столиком сидели мальчишка-подросток и девочка, не старше… Хотя нет, старше… Просто она была маленького роста. Такая маленькая и хрупкая… Значит, вот она какая, его сестра? Зеленоглазый заморыш с пухлыми губами… Странное дело, но первое, о чем Майлс подумал, глядя на эти красивые полные губы, – поцелуй… Он сразу же отогнал от себя эту странную мысль. Одета девушка была нелепо: мальчишечья джинсовая куртка на меху, потертые джинсы темно-синего цвета… Пострижена просто отвратительно – короткие, немного вьющиеся темно-каштановые волосы торчали в разные стороны, а высокий и чистый лоб был наполовину закрыт кривой челкой. Однако глаза у этой девушки были что надо… Какие-то восточные, загадочные… Они были миндалевидными и вытянутыми чуть больше, чем нужно. Может быть, в этом крылась их загадка? Да еще в цвете: ярко-зеленом, как капля жадеита[1]

Разглядев девушку, которая, казалось, была порядком напугана, Майлс понял, что не знает, с чего начать, что сказать этой девушке… И как сказать? Взять покровительственный тон старшего брата, что у него вряд ли получится, или холодный официальный тон информатора? Майлс решил, что попробует быть собой.

– Здравствуйте. Я – Майлс Вондерхэйм, – представился Майлс, как обычно представлялся людям своего круга. – Полагаю, вас удивил мой визит, и удивит еще сильнее, когда вы узнаете о его цели… – Девушка смертельно побледнела и поползла куда-то под стол. Ее спутник тоже вел себя не очень спокойно. Он ерзал на табуретке так, как будто ему подложили кучу кнопок. – В чем дело? – раздраженно поинтересовался Майлс. Ему и без этих фокусов было тяжело говорить. – Я сказал что-то не то?

Девушка молчала и продолжала съезжать со стула. Майлс начал сомневаться в том, что официант указал ему верный столик.

– Вы – Джиллиан Маккинли? – уточнил Майлс. Девушка кивнула, развеяв его сомнения. Но он понял, что этот вопрос еще сильнее напугал ее. Майлс начал терять терпение. – Да что с вами такое? Почему вы бледнеете, как будто увидели чудовище?

– А чего вам надо? – вмешался паренек, сидевший рядом с ней. Очевидно, это и есть Малыш Гарри, дошло до Майлса. – Чего вы хотите от Джим?

Опять это дурацкое имя – Джим… Она же не парень, чтобы ее так называть…

– Это я и собираюсь объяснить… Джиллиан, – раздраженно ответил подростку Майлс. – Если она прекратит бледнеть и сползать под стол.

– Вы из полиции? – не унимался паренек. – Зачем вы пришли?

– О Господи! – взорвался Майлс. – Какая полиция! Я битый час нарезал круги по Тоск-стрит, чтобы найти ее, рассказать, что ее отец умер и оставил ей наследство. А я, между прочим, ее сводный кузен!

Джим высунулась из-под стола. Ее зеленые глаза расширились от удивления, а взгляд застыл на Майлсе.

– Кузен?! Отец?! Чтоб я сдохла! Парень, ты, наверное, спятил!

3

– А манеры у нее хуже, чем у годовалого ребенка… Полчаса я объяснял ей, кто я такой. Два часа пытался объяснить, на каких условиях дядя оставил завещание… Еще час уговаривал ее простить своего покойного отца и не отказываться от денег. И только через час она переварила всю эту информацию и сообщила мне, что сегодня примет решение. Итого: четыре с половиной часа, если не считать времени разъездов по Тоск-стрит и хождений по ее соседям… – Майлс устало посмотрел на своего друга, Богарда Гампшира, и развел руками. – Вот такие бывают сестры, Богард… От которых можно сойти с ума…

Богард, молодой человек с постоянным выражением брезгливости на лице, сдержанно улыбнулся Майлсу.

– За все нужно платить, – произнес он тоном проповедника. – И за то, что твой дядя был чудаком, и за то, что твоя сводная сестра не получила должного воспитания.

– Должного? О чем ты говоришь? Она не получила вовсе никакого воспитания… Если бы ты слышал, как она разговаривает… Это уму непостижимо… Она ругается, как сапожник, а жестикулирует так, что я боюсь сидеть с ней рядом, – вдруг ударит. Мне кажется, я и за год не сделаю из нее «леди». Дядя Патрик, по-моему, и близко не представлял себе, на что меня обрекает.

– А по-моему, представлял, – заметил Богард. – И сделал это специально, чтобы ты сразу отказался от своей части наследства.

– Брось, – отмахнулся Майлс. – Дядя был кем угодно, но не подлецом. Либо он был обо мне слишком высокого мнения, либо о Джиллиан или Джим – как она себя называет – у него самые поверхностные представления.

– Джим? – удивился Богард. – Но ведь это мужское имя!

– Сам знаю. Она говорит, что объединила имя и фамилию: Джиллиан Маккинли. Возьми первые буквы и получится…

– Джим. – Богард расхохотался. – Сообразительная девчонка… Думаю, ее обучение дастся тебе легко…

– Издеваешься? – огрызнулся Майлс. – А мне хочется завыть, как представлю, что она придет в мой дом, будет говорить на своей тарабарщине, трясти руками, чавкать за моим столом и ходить бог знает в чем… Хотя, – Майлс улыбнулся, вспомнив о том, что именно он «правит балом», – я ведь могу ее переодеть… Надо будет заняться этим в первую очередь. Если бы ты ее видел, Богард… Потертые джинсы, куртка, как у мальчишки, на пальце кольцо, черт знает из чего… И еще этот нелепый разноцветный шарф на шее. Пугало, настоящее пугало! Некрасиво, конечно, отзываться так о собственной кузине, но такого я еще никогда не видел!

– Пигмалион и Галатея, – полумечтательно-полуиронично произнес Богард. – Очевидно, твой дядя и впрямь был не от мира сего, если решил воплотить в жизнь «Пигмалиона». А ты, – лукаво усмехнулся он, – смотри, не влюбись в свою Галатею, как профессор Хиггинс…

– Кто-кто?

– Герой пьесы «Пигмалион».

– Все позабыл… – махнул рукой Майлс.

– А напрасно. Перечитай. Опыт такого рода тебе пригодится, – ехидно усмехнулся Богард.

– Все шутишь? – Майлс метнул на друга раздраженный взгляд. – А мне, между прочим, не до шуток… Я уже не знаю, на что надеяться. То ли на то, что эта девчонка решит отказаться от денег, то ли на то, что она согласится и приедет сюда… Конечно, я не хочу продолжать почетное занятие Вондерхэймов, но, если я упущу наследство дяди Патрика, так оно и будет…

– Не понимаю, – скривился Богард, – откуда такое нежелание пополнить ряды почетных адвокатов… У тебя есть для этого все: и образование, и имя отца, и положение в обществе, и ум, наконец… Ты мог бы защищать влиятельных людей и получать за это огромные деньги.

Майлс пожал плечами. Он мог бы объяснить, но едва ли Богард поймет его…

– Не знаю. Просто это занятие мне не по душе. Я с удовольствием занялся бы чем-нибудь другим, но чем именно, пока еще не знаю. Кстати, – поспешил Майлс сменить тему разговора. – Моя мать, как ни странно, поддержала эту затею.

– Какую?

– Заняться воспитанием кузины. Конечно, я отдаю себе отчет, что ее волнуют исключительно дядюшкины деньги… Но все равно, мне казалось, что она воспримет условия завещания в штыки.

– И что она сказала? – полюбопытствовал Богард.

– Что делать леди из уличной девчонки – не самая грязная работа.

– Так и выразилась – грязная?

– Так и выразилась. Пожелала мне удачи и обещала помочь, чем сможет. Сомневаюсь, что она чем-то поможет. Главное, чтобы не мешала, – улыбнулся Майлс. – Но то, что она не встала на дыбы из-за Джиллиан Маккинли, уже можно считать помощью.

– Деньги, друг мой, деньги, – с философским видом произнес Богард. – Ради них кто угодно будет молчать…

– Надеюсь, ты ошибаешься.

– Но я не ошибаюсь, и ты сам об этом знаешь.

Майлс понимал, что отчасти Богард прав. Его философия примитивна, но ее придерживается большинство людей. И сам он, Майлс Вондерхэйм, – не исключение. Если бы был исключением, то уже давно плюнул на это наследство… Однако он не мог сказать о себе, что ради денег готов на все… Впрочем, может быть, это очередная иллюзия, самообман? И в глубине души Майлс согласится на все, что угодно, лишь бы получить деньги, которые обеспечат ему привычную комфортную жизнь? Впрочем, тогда, наверное, он воспользовался бы громким именем отца и стал адвокатом. Но ведь не сделал же он этого до сих пор? А мог бы… Размышления Майлса прервал голос дворецкого Питера, доносившийся из холла:

– Мистер Вондерхэйм! Мистер Вондерхэйм! К нам ворвалась какая-то ненормальная! Она утверждает, что пришла к вам!

Майлс и Богард переглянулись.

– Ненормальная? – переспросил Майлс. – Наверное, это Джиллиан.

– Она все-таки решилась?

– Судя по всему, да. Пойдем, ты сам все увидишь…

Майлс поднялся с кресла и торопливыми шагами направился в холл. Богард последовал за ним, воодушевленный рассказом Майлса. В жизни Богарда было не так уж много впечатлений, поэтому он надеялся, что представление, которое устроит сводная кузина Майлса, будет интересным. И Богард не ошибся…

В холле разыгрывалась душераздирающая сцена. Новообретенная сестра Майлса изо всех сил налегла на дверь, а дворецкий Питер пытался сдержать ее натиск, что, надо сказать, ему плохо удавалось. С победным криком: «А ну отвали!» раскрасневшаяся Джиллиан Маккинли ворвалась в холл. Дворецкий полетел на пол, прихватив с собой вешалку для одежды, за которую тщетно пытался удержаться.

– Что думал – твоя возьмет? – поинтересовалась Джим и благородно протянула дворецкому, заваленному ворохом одежды, руку помощи. – Знай наших!

Питер побрезговал ее рукой и предпочел подняться сам, глядя на хозяина дома с собачьей преданностью. Вы видите, я пытался, но ничего не получилось, говорили его глаза. Майлс понимающе кивнул дворецкому.

– Простите, Питер, я забыл предупредить вас… Эта девушка… Джиллиан…

– Джим, – перебила его девушка. – Я хочу, чтобы меня называли Джим. Джиллиан – имя для девчонок.

Майлс покосился на нее с недоумением, но решил выяснить вопрос с ее полом немного позже.

– Джим, – исправился он. – Она моя сестра. Точнее, кузина. Джил… Джим – дочь дяди Патрика.

– Но ведь у мистера Патрика Вондерхэйма… – выпучил глаза дворецкий.

– Не было детей, – закончил Майлс. – Джим – внебрачная дочь. Какое-то время Джим поживет у меня. Мне нужно будет научить ее… манерам. Так что, прошу тебя, Питер, относись к ней так же, как относишься ко мне…

– Хорошо, мистер Вондерхэйм, – подобострастно кивнул дворецкий, но Майлс увидел, что в глазах Питера блеснул недобрый огонек. – Добрый вечер, мисс Вондер…

– Маккинли, – улыбнулась Джим. – Но можно по-простому: Джим…

– Никаких «по-простому»! – запротестовал Майлс. – Питер, обращайтесь к ней «мисс Маккинли». Иначе она никогда не усвоит хорошие манеры.

– Но… – начала было Джим, но Майлс тут же перебил ее:

– Джим, вы пришли сюда, чтобы стать леди. Я должен вам помочь. Но для этого вы будете слушаться меня во всем, понятно?

– Понятно, – помрачнела Джим. – Только, прошу тебя, братец, давай не будем «выкать» друг другу. Мы же вроде как родственники… Пускай не совсем, но родственники…

– Хорошо, – милостиво согласился Майлс. – Только прошу тебя, не называй меня «братцем». Меня зовут Майлс.

– Ладно. А это кто? – ткнула она пальцем в Богарда. – Это тоже мой брат?

– Нет. – Майлс повернулся к Богарду, от души наслаждавшемуся этой сценой. – Это мой друг. Богард – это мисс Маккинли. Мисс Маккинли, – повернулся он к Джим, – это Богард Гампшир. И прошу тебя, Джим. Не тыкай в людей пальцем. Это очень неприлично…

– А как же я спрошу, кто это, если не покажу пальцем? – растерялась Джим.

– Задашь вопрос: «А кто этот молодой человек, который стоит за твоей спиной?»

– А если их будет двое?

– Тогда спросишь: «А кто этот молодой человек в синем пиджаке, который стоит за твоей спиной?» – На Богарде Гампшире действительно был синий пиджак.

– А если они оба будут в синих пиджаках и оба будут стоять за твоей спиной? – не унималась Джим.

Майлс готов был рассвирепеть, а Богард почти пополам согнулся от смеха. Да, нелегок хлеб учителя, подумал Майлс. Он взял себя в руки и более-менее спокойным тоном ответил:

– Тогда найдешь в одежде или во внешности этого человека отличительную деталь и упомянешь ее в вопросе. Надеюсь, все понятно? – опередил он очередное «а если».

Джим кивнула. Судя по всему, стать леди не так просто, как ей казалось…

Поток вопросов наконец иссяк, и Майлс смог поинтересоваться:

– Ты взяла с собой вещи?

– Вот… – Джим смущенно показала на небольшой рюкзачок, который висел у нее на плече.

– И все?

– Да… У меня больше нет вещей, – окончательно смутилась Джим.

– Что ж, тем лучше, – пробормотал Майлс. – Сегодня уже поздно, поэтому наши занятия начнутся завтра. Питер покажет тебе твою комнату, надеюсь, ты освоишься. Потом можешь осмотреть дом… А в восемь мы обычно ужинаем. Грэмси, кухарка, тебя покормит. А я… – Майлс опустил глаза. Ему неудобно было обманывать Джим. Но, если Майлс останется, то впечатлений будет слишком много, чтобы он смог их переварить… – А у меня… кое-какие дела с Богардом. Так что я вернусь поздно, и ты можешь лечь спать без меня… Договорились, Джим? – Джим кивнула, а Богард окинул его удивленным взглядом. Майлс сделал знак, чтобы он молчал. – Отлично. До завтра, Джим.

Майлс помахал рукой растерянной кузине, и они с Богардом вышли из дома.

– Что-то я не помню никаких дел… – ехидно заметил Богард. – Нехорошо врать кузине… А уж, тем более, при первом знакомстве.

Майлс покосился на друга, словно спрашивая: «И ты, Брут?».

– Ты же видел ее… Я боялся, что она сведет меня с ума…

– Дальше будет хуже. Откажись сейчас, если боишься, что не справишься…

Они подошли к машине Богарда. Богард нажал на кнопочку маленького брелока, и машина несколько раз приглушенно пискнула – сигнализация отключилась.

– Сегодня я высплюсь, а завтра продумаю план действий, – задумчиво произнес Майлс. – Главное, нарисовать правильную схему. Она – залог удачи.

– Ты сам-то себе веришь? – поинтересовался Богард.

– Не знаю. – Майлс приподнял длинные полы пальто и уселся на переднее сиденье машины. – Я уже ничего не знаю…

Обрадованная тем, что дворецкий наконец-то спустился вниз, Джим закрыла дверь в свою новую комнату и с разбега прыгнула на огромную кровать. Какая мягкая! И какая большая! Ни разу за всю свою жизнь Джим не спала на такой кровати… А ведь могла бы, если бы старик Вондерхэйм не бросил ее мать…

Валяясь на кровати, Джим размышляла о своем отце. Она не успела даже узнать его и уже потеряла… Джим не могла сказать, что ей было жаль Патрика Вондерхэйма, который так поступил с ее матерью, но все же она чувствовала какое-то разочарование. Ей хотелось посмотреть на своего отца, увидеть его хотя бы раз. Пусть только для того, чтобы плюнуть ему в лицо и отвесить пару оплеух за то, что Кора Маккинли воспитывала свою дочь одна и умерла потому, что тяжелая работа и эта ужасная жизнь на Тоск-стрит сломили ее здоровье раньше времени… Но оказалось, что ее отец тоже умер, так и не познакомившись с ней. Майлс сказал, что Патрик испытал запоздалое раскаяние и попытался разыскать Кору Маккинли. Но было уже поздно. Кора умерла…

Кстати, кузен Майлс показался Джим довольно скучным типом. Чистенький и завитой, как барышня, он вызывал смех и недоумение. Но в роли учителя Майлс выглядел довольно убедительно. Джим снова почувствовала себя школьницей и даже испытала трепет перед Майлсом, когда он начал объяснять ей, как правильно себя вести. Хотя… все эти нелепые правила – что нельзя показывать пальцем и все такое – уже начали раздражать Джим. Почему, вместо того чтобы указать на человека, нужно задавать сложные вопросы? И вообще, зачем усложнять и без того непростую жизнь? Пока Джим не понимала логики богатых. Ей была известна только одна логика – логика нищеты. Ее правила Джим усвоила отлично. Если ты сможешь изловчиться, то выживешь, если нет… Отправляйся за решетку или умирай на своей кровати с торчащими пружинами.

Впрочем, сейчас Джим не хотела грустить. Она хотела стать леди, получить кучу денег и открыть свое дело. И ей казалось, что цель оправдывает средства… И еще ей ужасно хотелось осмотреть дом. Ведь ее братец, тьфу ты, Майлс, предложил ей это сделать…

Джим легко вскочила с кровати, подошла к двери и осторожно приоткрыла ее. Главное, не напороться на дворецкого. Ей показалось, что этот тип следил за каждым ее шагом. Джим не понимала его. Ведь Питер был всего лишь слугой у богатого человека. Тогда почему он смотрел на нее с такой неприязнью и подозрительностью? А может быть, только такие типы становятся дворецкими? Кто знает?

Стараясь не шуметь, Джим вышла из комнаты. Кажется, все тихо. Она на цыпочках побрела по коридору, с удивлением разглядывая широкие резные перила, огромные цветы в кадках, роскошные ковры, которые кто-то, оказывается, мог постелить себе под ноги. Если бы Джим была на месте этого «кто-то», она повесила бы такой ковер на стену. И любовалась бы им всю жизнь…

По дороге Джим увидела еще несколько комнат и в две из них даже заглянула. Первая оказалась огромной библиотекой. Книжные шкафы со стеклянными дверцами достигали потолка. Джим даже представить себе не могла, сколько книг вмещала в себя эта библиотека. Неужели Майлс читал все это? Тогда, наверное, он – самый умный человек на свете. Джим невольно прониклась восхищением к своему кузену. Впрочем, если бы у нее было столько же денег, сколько у его родителей, тогда и она могла бы каждый день читать такие книжки…

За библиотекой располагалась еще одна комната. Это, по всей видимости, был кабинет Майлса. Джим подошла к высокому деревянному столу, покрытому синей бархатной скатертью, и уселась на стул. Ее голова возвышалась над столом всего на несколько сантиметров. Джим недовольно слезла со стула. Какая же она все-таки маленькая!

За библиотекой располагалась еще одна комната, но в нее Джим не попала, потому что комната была заперта на ключ. Может, это спальня бра… тьфу ты, Майлса, предположила Джим. Наверное, там шикарно, подумала она и решила спуститься вниз для дальнейшего просмотра квартиры.

Вскоре от разноцветных ковров, блестящих обоев, хрустальных безделушек и бронзовых статуэток у Джим начала кружиться голова. К тому же дом был большой, и вскоре она поняла, что заблудилась. Бредя наугад и стараясь не наткнуться на дворецкого, Джим пришла на кухню. Во всяком случае, это было похоже на кухню: блестящая серебристая раковина, галерея половников, лопаточек и прочих блестящих кухонных приспособлений, чистенькие прихватки, сшитые из яркой ткани… Сомнений не оставалось. Это была кухня. Но насколько же эта кухня отличалась от той, что была в квартире у Джим… За спиной Джим послышался шорох. Девушка испуганно обернулась – неужели проныра Питер все-таки нашел ее? Но Джим ошиблась. За ее спиной стояла пышногрудая светловолосая женщина. Она улыбалась, и ее передние зубы торчали, как у кролика. Улыбка у женщины была настолько заразительной, что Джим, позабыв свой страх, улыбнулась в ответ.

– Значит, ты та самая Джиллиан Маккинли? – обратилась к ней женщина.

– Ага, – кивнула Джим. – Только называйте меня Джим. Пожалуйста…

– Ради бога. Джим – так Джим, – легко согласилась женщина. – Только уж больно чудаковато звучит. Имя-то – мужское…

– А зачем мне женское, – осмелела Джим. – У женщин – одни проблемы. А вот мужчинам везде хорошо.

– Кто тебе сказал?

– Я сама знаю. По опыту, – гордо ответила Джим.

– Ну ладно. Есть хочешь, Джим?

– Да… – смущенно призналась Джим. – Очень. Совсем забыла о еде, потому что смотрела дом. Он – клевый…

– Что?

– Красивый…

– А-а… Присаживайся, Джим. – Женщина указала Джим на стул. – Что стоишь как неродная?

– А я и есть неродная. – Джим села на стул и улыбнулась. – Патрик Вондерхэйм был приемным сыном…

– Ну и что? – пожала плечами женщина. – Зато по закону – родным… Кстати, меня зовут Грэмси. Я работаю кухаркой у мистера Вондерхэйма.

– Здорово! – искренне восхитилась Джим. – Вы, наверное, готовить умеете?

– Умею, – рассмеялась кухарка. – Сейчас попробуешь мою стряпню…

– Если ты не забыла, Грэмси, мы ужинаем в восемь, – раздался из-за двери голос дворецкого.

Он все-таки добрался до меня, с тоской подумала Джим.

– Если ты не забыл, Питер, когда хозяин хочет есть до восьми, мы подаем ужин раньше… – не растерялась Грэмси.

Молодчина! – мысленно похвалила кухарку Джим. Похоже, между кухаркой и дворецким давняя вражда. Что ж, в этом случае Джим с большим удовольствием примет сторону кухарки…

– Но это – хозяин, – возразил Питер. Слово «хозяин» он произнес так, как будто это было самым великим из всех слов на свете.

– Между прочим, – сухо ответила Грэмси, – мистер Вондерхэйм просил нас относиться к девочке, как к нему самому… Так что, Питер, Джим будет есть тогда, когда захочет.

Питер сморщился и презрительно покосился на Джим.

– Молодая леди соблаговолит принять ванну после ужина? – подчеркнуто вежливо поинтересовался он. – Я постелил в вашей комнате чистое белье…

И мне не хотелось бы, чтобы вы его испачкали, закончила про себя Джим. Не человек – язва, подумала она и попыталась ответить в тон дворецкому:

– Молодая леди… соба… согла… соблаговолит принять ванну только в том случае, если и ванна будет чистой…

Грэмси хихикнула. Когда Джим выговаривала слово, получилось смешно, но все же удар попал в точку… Питер нахмурился и ретировался.

– Вот так змея, – пробормотала Джим, когда он ушел.

– Питер – очень неприятный человек, – согласилась Грэмси. – От него можно ожидать чего угодно. Он прислуживает хозяину, как собака… Правда, скажу тебе по секрету, мистеру Майлсу это не очень-то по нутру…

– А почему же он тогда держит при себе этого лизоблюда? – поинтересовалась Джим.

– Этого дворецкого настоятельно рекомендовала мать мистера Вондерхэйма, миссис Вондерхэйм. А тот не смог отказаться… И, главное, Питера не за что уволить – он совершенный дворецкий.

– А по-моему, он совершенный болван и подхалим, – в сердцах сказала Джим. – Наверное, поэтому и устроился работать дворецким.

– На, поешь лучше. – Грэмси поставила перед Джим тарелку с наваристым супом и положила несколько сандвичей. – Если захочешь, я подогрею второе…

Джим благодарно взглянула на Грэмси.

– Как хорошо, что не все в этом доме похожи на Питера!

Грэмси улыбнулась.

– Я открою тебе еще один секрет: не все дворецкие похожи на Питера. У меня есть один знакомый…

С удовольствием съев две тарелки супа, сандвичи и три бифштекса, поболтав с Грэмси, которая оказалась весьма разговорчивой, Джим отправилась принимать ванну. Все, что она увидела в доме, удивило и восхитило ее, но ванная… ванная просто повергла ее в шок. Огромная, сверкающая белоснежным кафелем и зеркалами, она напомнила Джим дворец из сказок о феях.

– Чтоб я сдохла! – радостно взвизгнула Джим. – Ну ничего себе!

Она скинула с себя одежду, открыла кран и огляделась в поисках мыла. На стеклянных, светящихся чистотой полочках стояло столько всего, что у Джим разбежались глаза. Там были и стеклянные бутылочки с разноцветной блестящей солью, похожей на жемчужины, и флакончики с пятью или шестью видами пены, и. коробочки с мазями, и пахучие пакетики-саше, и пузырьки с шампунями…

– Чтоб я сдохла… – восхищенно прошептала она.

Кто бы еще объяснил ей, как всем этим пользоваться? Джим не хотелось идти на кухню и расспрашивать Грэмси. О том, чтобы обратиться к Питеру, и речи быть не могло. Поэтому Джим приняла единственно верное решение: экспериментировать. Она вылила в ванну половину флакона розовой пены, высыпала половину упаковки морской соли, поставила на краешек ванны пузырек с шампунем и, довольная собственной сообразительностью, залезла в благоухающую воду.

Красота! Джим стащила с крючка фиолетовую мочалку, сделанную в виде собачьей морды, и вылила на нее гель для душа. Хорошо бы она не ошиблась, и эта пахучая штучка была предназначена именно для мытья тела… А все-таки ее братец, тьфу ты, Майлс, похож на девчонку… Мало того, что он накручивает волосы, принимает ванну со всякими штучками-дрючками, так он еще и душится так, что от него за версту несет этими самыми духами… Джим вспомнила запах, исходящий от Майлса. Она не могла сказать, что запах ей не понравился. Но все же так душатся только девчонки…

Джим разлеглась в огромной ванной и представляла себе, что бы сказал Малыш Гарри, если бы увидел ее в этом богатом доме. Или Билли Платина… Или Агнесс… Агнесс, наверное, вообще умерла бы от зависти. А вот Малыша Гарри она непременно позовет сюда. Ведь Майлс сказал ей, что сейчас его дом – это ее дом…

Глаза Джим слипались. Она чувствовала, что вот-вот заснет. Надо выбираться отсюда, сказала она себе. – Надо вылезать из этой ванны, не то я засну прямо здесь… Но тело не слушалось ее. Она лежала, будто околдованная этими запахами, этой водой, и не могла даже пошевелиться… Вскоре ее глаза закрылись, и она погрузилась в глубокий сон.

– Питер! – Майлс окинул дворецкого суровым взглядом. – Я же просил тебя проследить за ней, объяснить, как и чем нужно пользоваться!

– Но, мистер Вондерхэйм… Не мог же я отправиться с ней в ванную…

– А! – махнул рукой Майлс и бросил дворецкому пальто. – Как, по-твоему, я должен теперь вытаскивать ее оттуда? – На этот вопрос дворецкий не мог ему ответить. – Вот черт! – в сердцах воскликнул Майлс и надавил плечом на дверь ванной. Дверь не поддавалась. Майлс надавил еще раз. Безрезультатно. – Помоги мне, Питер.

Майлс повернулся к дворецкому, и Питер с неохотой присоединился к этому занятию. По скромному мнению дворецкого, эта девчонка не стоила ни того, чтобы ее пускали в ванную, ни того, чтобы ее вытаскивали оттуда. В конце концов, кто она такая, чтобы пользоваться ванной хозяина? Она еще хуже прислуги, эта маленькая бродяжка… Возомнила о себе бог знает что!

Благодаря общим усилиям, щеколда вылетела и дверь распахнулась. Взгляду Майлса предстала трогательная картина: Джим лежала с закрытыми глазами, откинув на спинку ванной мокрые волосы, и, по всей видимости, спала глубоким сном. Ее обнаженное тело было целомудренно прикрыто благоухающей пеной, сверкающей серебряными огоньками блесток. Джим была восхитительна: в ее позе сочеталась и детская непосредственность, и грация женщины. А ее алый, полуоткрытый чувственный рот, казалось, призывал к поцелую… Майлс ощутил то, чего не испытывал уже очень давно – вязкое, томительное, но приятное чувство, от которого у него слегка закружилась голова. Или виной тому были духота и сладкий запах, разлитый по ванной?

Но одно он знал наверняка: как только это соблазнительное существо откроет рот, вся магия, все ее очарование исчезнет, канет в Лету… Но зачем же Бог дал Джим это прекрасное, совершенное тело, это очаровательное личико? Разве не затем, чтобы приковывать к себе мужские взгляды? Джим – как не ограненный алмаз, который можно превратить в бриллиант, сверкающий множеством граней. И это – в руках Майлса…

Майлс тяжело сглотнул – вид почти обнаженной (если не считать пены) Джим вызывал у него явно не братские чувства… Впрочем, откуда им было взяться? Ведь они росли отдельно, и потом, Джим не была ему сестрой по крови… Впрочем, какая разница, одернул себя Майлс. Это все равно было минутной слабостью, не более того… И потом – он прав, Джим заговорит, когда проснется. И тогда ее совершенное тело не будет иметь для него никакого значения… То ли дело Виктория Исприн, которая обладала и великолепным телом, и чарующим голосом, и безупречными манерами… Как прекрасно она выглядела сегодня…

Майлс вздохнул, отогнав от себя легкокрылое воспоминание, и осторожно тронул за плечо спящую девушку. Джим не проснулась, лишь тихо засопела во сне. Тогда Майлс снял с крючка большое желтое полотенце, наклонился и, завернув в него Джим, вытащил ее из ванной.

– Судя по всему, она высыпала в ванну половину запасов вашей расслабляющей соли, – подал голос Питер, который все это время детально осматривал запасы пены и соли, уничтоженные Джим. – Поэтому ее и сморило. Так она изведет все ваши запасы, мистер Вондерхэйм.

Майлс нахмурился.

– Не будь мелочным, Питер. Я куплю новые. Займись ванной, а я отнесу девочку наверх, в спальню.

– Хорошо, мистер Вондерхэйм.

Джим оказалась очень легкой. Майлс почти не чувствовал ее веса. Она была такой маленькой и хрупкой, что Майлс даже испытал умиление, глядя на нее. Он прошел в спальню, положил. Джим на кушетку и спустился за Грэмси.

– Грэмси, мне нужна твоя помощь, – обратился он к кухарке. – Джим заснула в ванной, и мне пришлось нести ее в спальню в полотенце… Не могла бы ты… переодеть ее и уложить в постель?

– Ради бога, мистер Вондерхэйм, – улыбнулась Грэмси. – Мне бы следовало проследить за бедняжкой. Но я, к сожалению, была занята ужином.

– Пустое, Грэмси. Завтра я все ей объясню. А теперь пойду спать. Что-то я сегодня устал…

Но сон не пришел к Майлсу, даже когда голова его коснулась подушки. Он был занят мыслями о том, как «огранить» этот алмаз. Эта метафора чем-то сближала его с матерью, которая была помешана на драгоценных камнях. Но Майлсу было все равно. Он уже вошел в азарт. Он хотел сделать эту девочку, если не совершенной, то уж точно – восхитительной покорительницей мужских сердец. И Майлс добьется своего, чего бы ему это ни стоило…

4

Утром энтузиазм Майлса несколько поутих. Спустившись в гостиную, он обнаружил Джим, беспечно сидящую на ковре и грызущую сухари, которые она обнаружила среди кухонных припасов. На ковре, рядом со скрещенными ногами Джим, валялись крошки, и она с успехом добавляла к ним новые.

Придав своему голосу как можно больше строгости, Майлс произнес:

– Ну, молодая леди, – Джим даже подпрыгнула, услышав его голос, – может, объясните мне, почему вы едите на полу?

– Мы же договорились не «выкать», – жалобно протянула Джим, прищуривая свои жадеитово-зеленые глаза. – А почему нельзя есть на полу?

– Потому, что это не принято.

– А почему – не принято?

– Потому что это неудобно и неприлично. Воспитанные люди едят за столом, – лекторским тоном объяснил Майлс.

– Но мне же удобно…

Майлс смерил ее таким взглядом, что Джим осеклась. Ну и ладно, Волосатый! – обиженно подумала она и поднялась с пола.

– А где у тебя метелка? – спросила она у Майлса.

– Что?

– Метелка… Ну, чтобы смести мои крошки…

– Не «метелка», а веник. Не «смести», а собрать… – улыбнувшись, поправил ее Майлс. – Эта игра в учителя начала его даже забавлять. – Оставь, Джим. Их соберет горничная.

– А-а… – протянула Джим.

– Как тебе спалось на новом месте? – поинтересовался у нее Майлс.

– Клево! Просто отпад! – обрадованно затараторила Джим. – Кровать у тебя – просто блеск. Да и вообще, домик что надо… Давно ты здесь живешь?

– О да… – разочарованно ответил Майлс. Как он и предполагал, жаргонные словечки сыпались из Джим как из ведра. – Попробуй обойтись без этих слов: «клево», «отпад» и тому подобных… Заменяй их литературными словами… Ты читаешь книги?

– Да, немножко, – кивнула Джим и смущенно отвела глаза. Она вспомнила, сколько книг было в библиотеке Майлса, и представила, как он начнет стыдить ее, если узнает, что за всю свою жизнь она прочитала всего-навсего четыре книги.

– И какие? – поинтересовался Майлс.

– Ну… э… – замялась Джим, предвкушая скорую расправу… – «Сказки народов мира», «Сказки Братьев Гримм», «Гордость и предубеждение» Джейн Остин, «Анжелика и Король» Анны и…

– Все ясно, – прервал ее Майлс, и Джим приготовилась к худшему. – Сказки и любовные романы… М-да…

– Но у меня не было других книжек! – попыталась защититься Джим. – Я ведь не виновата…

– Успокойся, я тебя не ругаю. Ты видела мою библиотеку?

– Да… – покраснела Джим. – Ты все это прочитал?

Майлс расхохотался. Джим решила, что он смеется над ее глупостью, и тут же насупилась.

– Чего я смешного сказала?

– Что я сказала смешного, – поправил Майлс. – Ничего. Только если бы я прочитал все эти книги, моей голове не было бы цены. Понимаешь?

– Секу…

– Понимаю.

– Ладно, понимаю. – Джим уже начало злить то, что Майлс постоянно поправляет ее, и она еле сдерживалась, чтобы не наговорить ему грубостей. А это она умела…

– С сегодняшнего же дня ты засядешь за книжки, – произнес Майлс тоном, не терпящим возражений. – Я сам выберу их для тебя. И буду объяснять тебе все, что непонятно… А теперь – пойдем завтракать. После завтрака мы отправимся в магазин и купим тебе новые вещи.

Эта новость немного подняла Джим настроение, и ощущение собственной неполноценности, которое возникло у нее из-за замечаний Майлса, отодвинулось на задний план. Но ненадолго, потому что, как только они сели завтракать, Майлс продолжил экзекуцию. На Джим то и дело сыпались приказания, отданные сухим холодным тоном этого тирана: «сядь прямо», «убери локти со стола», «перестань чавкать», «жуй с закрытым ртом». Наконец Джим не выдержала:

– Чтоб я сдохла! – завопила она, отбросив в сторону вилку, – Не могу я так есть! Мне нравится чавкать, мне удобно класть локти на стол! Кто придумал все эти дурацкие правила?!

– Люди, которые умнее тебя, – холодно ответил Майлс.

Ах так! Ну держись, Волосатый! Джим выстрелила зеленым взглядом в сторону Майлса и ехидно поинтересовалась:

– Это они научили тебя спать в бигудях?

– Не в «бигудях», а в «бигуди»! – вспылил Майлс. – И потом, я в них не сплю! Волосы у меня вьются от природы.

– Скажешь тоже! – захихикала Джим, почувствовав, что ее слова задели Майлса. – Завиваешься, как девчонка. И такой же чистенький… Да еще и душишься… Смотреть смешно!

Майлс смотрел в ехидные жадеитовые глаза Джим и испытывал непреодолимое желание запустить в нее чем-нибудь тяжелым. Но, поступив таким образом, он показал бы, что находится с ней на одном уровне. А это – неправильно. Ведь между учеником и учителем должна сохраняться дистанция. Майлс досчитал про себя до трех и попытался успокоиться. В конце концов, он уравновешенный человек, и какая-то девчонка не может вывести его из себя!

– В том, что я пользуюсь парфюмерией, нет ничего необычного, – ответил он, стараясь выглядеть как можно более невозмутимым. – Мужчина, так же, как и женщина, должен заботиться о себе. – Но речь не об этом. Я повторю еще раз, если ты не поняла. Чтобы стать леди, тебе нужно много учиться. И поэтому тебе придется слушать меня, Джим, хочешь ты этого или нет… Что же касается правил этикета, связанных с едой… Слава богу, мы живем не во времена наших отдаленных предков, которые сидели на полу пещеры и с жадностью поглощали еду, боясь, что у них ее отнимут более сильные люди. А мы можем наслаждаться едой, получать от нее удовольствие… Почему бы тебе просто не попробовать проникнуться атмосферой чистоты и комфорта, царящей за столом? Тогда тебе захочется есть правильно и красиво…

Джим пристыженно молчала. Когда Майлс начинал говорить таким тоном, она чувствовала, что должна – нет, просто обязана его слушать. Он старше ее, умнее, и это видно в каждом его слове, в каждом жесте, исполненном изящества. И как бы Джим ни раздражали его постоянные назидания, она понимала, что ей придется терпеливо их выслушивать. И следовать его указаниям…

Вздохнув и покорившись неизбежному, Джим убрала локти со стола. Майлс удовлетворенно кивнул и наградил ее повелительно-ласковым взглядом золотисто-карих глаз. Значит, его речь оказалась небесполезной и Джим вынесла из нее хотя бы что-то… Он начал терпеливо объяснять ей, какие приборы нужно использовать для того, чтобы есть то или иное блюдо. Джим внимательно слушала и кивала головой.

Майлс решил, что она все-таки не самая плохая ученица. Хотя судить об этом ему было сложно, ведь он впервые выступал в роли учителя… Конечно, на фоне Виктории Исприн она выглядела бы просто ужасно, но Майлс брал в расчет то, что раньше у Джим не было ни времени, ни возможности учиться хорошим манерам… Кстати, Майлс до сих пор не спросил ее, чем она занималась раньше… Нужно непременно восполнить этот пробел. Может быть, кое-какая информация о прошлом Джим поможет ему найти правильный подход к этой девушке?

– Скажи, Джим, – обратился Майлс к девушке, которая изо всех сил старалась пить чай, не прихлебывая. – Чем ты занимаешься? Точнее, занималась…

Джим поперхнулась чаем и устремила на Майлса смущенный зеленый взгляд. Она так надеялась, что ее бра… тьфу ты, Майлс не станет спрашивать ее об этом. Положение было щекотливым. С одной стороны, Джим не любила лгать. С другой стороны, ей совсем не хотелось выглядеть в глазах «идеального» Майлса последней… ну, в общем, воровкой… Она откашлялась и прикусила губу, размышляя над тем, как ей поступить: солгать или сказать правду. Майлс напряженно смотрел на нее, и Джим поняла, что он боялся ее ответа не меньше, чем она сама боялась сказать правду. И тогда Джим решилась.

– Я воровала, Майлс. – За столом повисла неловкая пауза. Звук чашки, столкнувшейся с блюдцем, прогремел в ее ушах, как гром небесный. – Крала кошельки у толстосумов. А на что мне еще было жить? Без образования – я закончила только младшую школу – меня никуда не брали. Конечно, я могла пойти на какой-нибудь завод, получать гроши, пыхтеть в пыльном цехе до восьми, а потом отдать концы годам к сорока… Но на кой черт мне это нужно? Чтобы, умирая на своей кровати, из которой торчат пружины, сказать, что я прожила свою жизнь честно? Дудки! Я уже насмотрелась на таких людей… Моя мама была такой. По ночам она задыхалась от кашля, не высыпалась. А когда она слегла, завод отказался выплатить ей пенсию. «Вы слишком рано уходите, мисс Маккинли», – так они и сказали. Слишком рано… – Глаза Джим наполнились слезами, но она мужественно сдержала их. Майлс видел, как тяжело ей говорить, и уже жалел, что задал этот вопрос. – А я не хотела умереть, как мама. Я хотела помочь Гарри и миссис Смуллит… На это нужны были деньги. И я подумала: разве убудет с тех людей, которые покупают себе норковые манто и бриллианты, если я возьму у них немножечко? И тогда я попросила Билли Платину, чтобы он обучил меня этому ремеслу…

– Билли Платину?

– Ну да. Это мой учитель, – гордо сказала Джим. – Золотой человек. Точнее, платиновый, – усмехнулась она. – Билли Платина научил меня многому… Как стать незаметной, как не попасться в лапы фараонов, как аккуратно открыть женскую сумочку, чтобы леди ничего не заметила… Но я никогда не крала ни у бедных, ни у людей, с которыми я общаюсь, – посерьезнела Джим. – Таков закон. Ведь у вора тоже есть законы чести…

Но они сильно отличаются от тех законов, которые я изучал, подумал Майлс. Он уже без осуждения смотрел на Джим. Эта девочка была по-своему права. В ее мире естественный отбор куда более жесткий, чем в мире Майлса. Ей пришлось выбирать: завод, с его пропитанными смрадом цехами, ранняя смерть или «карьера» воровки… Или…

– Моя соседка Агнесс, – опередила его мысли Джим, – пошла по другой дорожке. Она стала… – Джим залилась румянцем и опустила глаза. – В общем, она водит к себе мужчин. За деньги… Конечно, я не осуждаю ее, но я бы так не смогла. Уж лучше я буду воровать, чем… – Джим окончательно смутилась и смолкла.

Майлс понимающе кивнул. Он сразу понял, что за девушка эта Агнесс, и был очень рад, что Джим оказалась другой.

– Думаю, тебе больше не придется воровать. Если все пойдет по плану, ты получишь много денег. Очень много… Главное, чтобы ты смогла их правильно потратить.

– Уж я-то смогу, можешь мне поверить, – с какой-то детской гордостью произнесла Джим. – У меня даже планы есть… Но я пока о них не скажу… – Она сделала многозначительную паузу, а потом, снова смутившись, спросила: – Ты не сердишься?

– Но за что? – изумленно спросил Майлс.

– Что я воровка? Хоть я и не родная сестра, но…

Майлс мягко улыбнулся. Эта девочка забавляла его все больше и больше.

– Конечно, нет. Ты же все объяснила. И потом, ты ведь не обокрала меня?

Джим надулась. Ее и без того прищуренные глаза превратились в узенькие щелочки.

– И не собиралась. Я у своих не ворую, – отрезала она.

Майлс сделал серьезное лицо и понимающе кивнул.

– Я не имел в виду ничего плохого, Джим. Не обижайся, хорошо?

– Ладно уж. – Джим все еще хмурилась, но видно было, что она дуется на Майлса только для профилактики. Ее зеленые глаза, опушенные темными ресницами, смотрели на него немного недоверчиво, но без злобы. – А в какой магазин мы пойдем?

Адвокат Слоутли нервно комкал в руке клочок бумаги. Он не был уверен в том, что все пройдет гладко. Человек, к которому он обратился за помощью, запросто мог отказать ему. Или потребовать сумму гораздо большую, нежели та, которую хотел предложить ему Рэйнольд. А еще этот Майлс… Адвокат чувствовал, что явно недооценил мальчишку. Он не думал, что этот избалованный франт так быстро найдет дочь Патрика и начнет «занятия». Конечно же, есть шанс, что его старания окажутся напрасными и Джиллиан Маккинли, девчонка из подворотни, не вживется в роль леди. Но если Майлс будет упрямым, кто знает, чем закончится эта история…

Если бы адвокат Рэйнольд имел хотя бы отдаленные знакомства в обществе Блуфилда, он смог бы справиться сам, не прибегая к услугам второго лица. Но, увы, знакомств у него не было. Ими ему лишь предстояло обзавестись… Тот человек, к которому обратился Рэйнольд, мог ему помочь. А мог и отказаться, чего Рэйнольд боялся больше всего. Тогда под угрозой будет его репутация, и дело, которое обещало быть таким успешным, провалится…

В дверь тихо постучали. Мисс Штайн, по стуку догадался Рэйнольд. Старая дева ходила так же, как и стучала: тихо шурша, как упавший осенний лист.

– Да, мисс Штайн, – торопливо пригласил ее Рэйнольд. Он надеялся, что новости на этот раз будут хорошими. И не ошибся.

– К вам кое-кто пришел… – многозначительно прошуршала мисс Штайн.

Адвокат сразу же догадался, кем был этот «кое-кто». Он выбросил скомканный листок в мусорную корзину и сдержанно кивнул мисс Штайн.

– Пригласите.

Рэйнольд очень волновался, но знал, что ему необходимо предстать перед гостем по-деловому холодным человеком. Они встречались и раньше, но при других обстоятельствах. И Рэйнольд знал, что его гость недолюбливает Майлса Вондерхэйма. К тому же этот гость изрядно пообтрепался в финансовом отношении. Нет, убеждал себя Рэйнольд. Он должен согласиться, на мое предложение. Он не сможет отказаться…

– Добрый день, адвокат Слоутли – поздоровался гость и улыбнулся. Улыбка у него была неприятной, натянутой. А лицо… Рэйнольд заметил еще в прошлую встречу, что на его лицо словно была натянута маска недовольства окружающим. А может быть, адвокату только показалось? – Насколько я понимаю, вы хотите мне что-то предложить? Тогда не будем оттягивать и сразу перейдем к делу.

– Отлично, перейдем к делу, – согласился Рэйнольд. Такой деловой подход не мог его не порадовать. – Насколько я знаю, вы знакомы с Майлсом Вондерхэймом? – Гость кивнул. – И, как мне показалось, испытываете к нему не самые теплые чувства…

– Ну… как сказать, – усмехнулся гость. – Когда-то он был мне даже симпатичен. Но… Майлсу Вондерхэйму все доставалось легко. И он никогда не умел пользоваться тем, что имел… Может быть, в этом причина моей неприязни к нему? Сложно восторгаться развращенным и избалованным человеком, не так ли, адвокат?

– Абсолютно с вами согласен, – поддержал его Рэйнольд. Начало было отличным, и адвокат надеялся, что дальше пойдет так же гладко. – Поэтому и хочу предложить вам сделку. Патрик Вондерхэйм, дядя Майлса, недавно скончался. И оставил после себя дом и приличную сумму денег. Я не говорю о драгоценностях его покойной жены и прочих ценных вещах… – Рэйнольд рассказал гостю о наследстве и условиях его получения. Тот внимательно слушал и кивал головой. Чутье подсказывало адвокату, что он не зря обратился к этому человеку. Видно было, что его гость расположен к тому, чтобы заключить с Рэйнольдом сделку. – Вот так обстоят дела с завещанием, – закончил Слоутли. – А теперь я перейду к сути. Мне нужен человек, который сможет испортить репутацию Джиллиан Маккинли настолько, что в обществе ее не примут. Делать это нужно не сразу, а постепенно. Плести интриги, опутывать Джиллиан паутиной неприязни, недоверия окружающих.

Мне бы хотелось, чтобы ее не воспринимали всерьез, считали глупенькой и… грязной, если хотите. Девчонкой из подворотни с самым дурным прошлым…

Гость улыбнулся.

– Что ж, неплохо придумано. И вы хотите, чтобы я выступил в роли этого… интригана?

Рэйнольд кивнул, обрадованный прямолинейностью гостя. Слава богу, адвокату не придется играть в поднадоевшую игру недомолвок и мнимого недопонимания.

– Признаться, мне даже нравится эта роль. Но сколько я получу за то, что буду играть ее?

Настал тот момент, который волновал Рэйнольда больше всего. Что, если гость не согласиться с предложенной суммой и запросит больше? Адвокат был довольно скупым…

– Вы получите четверть от той суммы, которую получу я. А точнее, благотворительное общество «Люди Мира»… – Адвокат затаил дыхание в ожидании ответа.

– Конечно, хотелось бы больше… Но я догадываюсь, каким было состояние покойного Патрика Вондерхэйма. Так что, адвокат, я принимаю ваши условия.

На губах Рэйнольда Слоутли заиграла торжествующая улыбка. Дело сделано. Теперь никакая сила не позволит Майлсу выдать эту бродяжку за светскую даму. Он пожал гостю руку и попросил мисс Штайн проводить его до двери. Что ж, держись, Майлс Вондерхэйм! Если ты думал, что тебе удастся обойти адвоката Слоутли и заграбастать все состояние дяди Патрика, ты глубоко ошибся!

5

Джим очень хотелось попасть в тот самый центр, около которого она так часто встречала роскошных мадам и их «кошельков» с огромными пакетами «Версаче», «Дольче энд Габана», «Келвин Кляйм»… Но, к сожалению, это место было слишком опасным. Вдруг ее узнает кто-нибудь из бывших «клиентов»? Тогда беды не миновать. И, самое страшное, она не только попадется, но и опозорит Майлса, который здесь совершенно ни при чем…

Но ее страхи оказались напрасными. Майлс привез ее в другое место. Это было высокое здание, как показалось Джим, полностью сделанное из синих зеркал, блестевших в лучах зимнего солнца. Джим подумала, что здание похоже на огромную глыбу синего льда. Правда, она никогда не видела синего льда, но разве это имело какое-то значение?..

– Чтоб я сдохла! – воскликнула Джим. Она выбралась из «ниссана» и восхищенно созерцала величественное здание. – Чтоб я…

– Джим, – сурово пресек ее восторги Майлс. – Не нужно говорить «чтоб я сдохла» по любому поводу. Научись выражать свое восхищение другими словами. Например, почему бы тебе ни сказать: «какое красивое здание» или «ничего подобного я в жизни не видела»?

Джим повернулась к нему, прищурив жадеитовые глаза. На ее лице было крупными буквами написано: «Волосатый, ты опять все испортил». Но Майлс был непоколебим.

– Повторяй за мной. Какое красивое здание!

– Какое красивое здание… – уныло повторила Джим, разглядывая носки своих кроссовок.

– Ничего подобного я в жизни не видела!

– Ничего подобного я… Послушай, Майлс, но ведь в этой черто… в этих твоих словах нет ничего радостного. Они скучные какие-то…

– По-твоему, «чтоб я сдохла» – веселее?

– Ага…

– Не «ага», а «да». Просто «да».

– Да. Когда я говорю «чтоб я сдохла», в этом – все мои чувства… А когда я говорю: «как прекрасно» или еще что-то в том же духе… Вся радость пропадает…

– Пойми, Джим, если ты произнесешь свою коронную фразу в обществе известнейших адвокатов, на тебя посмотрят как на дурочку. Ты хочешь выглядеть дурочкой?

– Нет.

– Значит, надо говорить «как прекрасно».

– Ладно… – Джим разочарованно махнула рукой. А она-то думала, что богатым живется гораздо веселее, чем бедным. Но если они не могут говорить, что хотят, какая же в этом радость? Лучше уж промолчать, чем выказать свой восторг таким скучным восклицанием. Но, если Майлс считает, что это будет звучать умно… – Ничего подобного я в жизни не видела… – уныло произнесла Джим.

– Отлично, – похвалил ее Майлс. – Чуть больше энтузиазма в голосе, и будет просто блестяще. А теперь – пойдем. Нам предстоит несколько тяжелых часов…

Джим хотела поинтересоваться, почему их ожидает «несколько тяжелых часов», ведь они идут всего-навсего покупать одежду, но передумала.

Потому что, как только они вошли в «синюю ледяную гору» – так Джим окрестила про себя торговый центр, – она сразу позабыла обо всем на свете. За раздвижными стеклянными дверцами, отделяющими одни помещения от других, было столько интересного… Украшения из золота, серебра и сверкающих камней, чудные статуэтки из фарфора и бронзы, разноцветные флакончики и затейливые висюльки из стекла и разноцветных перьев. Последние понравились Джим больше всего. Она даже немного отстала от Майлса, чтобы рассмотреть их поближе.

Что-то похожее Джим видела в китайской лавке, куда когда-то водила ее мать. Но это было так давно, что Джим была вовсе не уверена в том, что именно эти странные висюльки она видела у старика-китайца.

– И что ты здесь нашла? – поинтересовался Майлс, которому пришлось возвращаться за Джим. – Я, между прочим, решил, что ты заблудилась…

– Извини, – смущенно пролепетала Джим, прикрывая пушистыми ресницами зеленый огонь, полыхающий в раскосых глазах. – Я тут… э-э-э… – Ей было стыдно признаться Майлсу в том, что она прилипла к витрине, рассматривая какие-то безделушки.

Но Майлс и сам увидел «ветерки», подвешенные к потолку.

– А-а… Любуешься «ветерками»?

Джим кивнула, все еще смущаясь.

– Если будешь умницей, я куплю тебе один из них. Или даже два. Когда мы закончим с выбором одежды.

Сердце Джим радостно забилось, но она не смела выказать своей радости Майлсу. Неужели у нее будет висеть такая штука?! Она не верила своему счастью…

Окрыленная надеждой, она пошла вслед за Майлсом. Теперь она готова была слушаться его и беспрекословно выполнять любой его приказ.

Им нужно было подняться на третий этаж, и Майлс привел ее к лифту. Джим никогда таких не видела. Лифт был выпуклым и полностью прозрачным, как аквариум. Из него было видно все, что происходило и внизу, и наверху. Когда лифт мягко поплыл вверх, и маленький фонтанчик на первом этаже остался внизу, Джим стало не по себе. Но все равно она не могла оторвать восхищенного взгляда от того, что творилось за стеклами лифта-аквариума.

Наконец-то они оказались в том месте, которое искал Майлс. Это был огромный отдел, полностью забитый вешалками с одеждой. Джим недоуменно покосилась на манекены, наряженные в странные юбки, платья и пиджаки. Хоть бы Майлсу не пришло в голову одевать ее во все это. По мнению Джим, вещи были ужасно неудобными и, что самое отвратительное, девчачьими.

Через некоторое время выяснилось, что страшные подозрения Джим не лишены оснований. Очевидно для того, чтобы усугубить мучения Джим, Майлс взял себе в помощь несколько девушек-консультантов. Они смотрели на Джим, как на существо, попавшее к ним с другой планеты, и пытались прикрыть свои удивленные взгляды напускной любезностью.

Джим остро почувствовала, что ей хочется завыть диким зверем и сбежать из этого магазина. Но путь назад был закрыт: она ведь согласилась на условия завещания… и оставалось только одно: сопротивляться решениям Майлса и найти одежду по своему вкусу. Джим твердо решила отстаивать собственное мнение.

– Ну, Джим, – обращение Майлса знаменовало начало экзекуции. – Сейчас мы займемся твоим гардеробом.

Это прозвучало как угроза, поэтому Джим крепко сжала маленькие кулачки.

– Как насчет этого? – поинтересовалась худенькая девушка, указывая рукой на один из манекенов. – Если носить эту юбку с каблучком, мисс…

– Маккинли.

– Мисс Маккинли будет казаться выше. К тому же с ее фигуркой жакет и юбка будут смотреться безупречно…

– Отлично. Давайте.

Джим в ужасе покосилась на манекен. Жуткая юбка тыквенного цвета с рваными концами и пиджак цвета детской неожиданности с огромными пуговицами. Да еще и «каблучок», одна мысль о котором заставила Джим покрыться холодным потом. Они хотят, чтобы Джим надела это?! Да ни за что!

Девушка-консультант, мило улыбаясь, протянула Джим вешалку с одеждой. Но Джим только сильнее сжала кулачки.

– В чем дело, Джим?! – поинтересовался Майлс. – Что-то не так?

– Я не надену эти вещи. – Джим опустила голову, чтобы не видеть изумленных взглядов, обращенных в ее сторону. – Не надену, – повторила она, как будто ее могли не понять с первого раза.

– Но почему, Джим? – Карие глаза Майлса округлились. – Это дорогие модные вещи… Почему ты не хочешь их надеть?

– Потому что они – девчачьи, – выразила свою мысль Джим и подняла взгляд. Она не ошиблась: все смотрели на нее с удивлением.

Майлс понял, что вопрос о половой принадлежности Джим нужно было выяснить еще тогда, когда она только появилась в его доме. И он совершил большую ошибку, что не сделал этого. Что ж, ему оставалось только одно: выяснить этот вопрос сейчас и попытаться укротить строптивую Джим.

– А кем ты себя считаешь? – поинтересовался он у Джим, пытаясь сохранить остатки хладнокровия.

– Я не хочу носить девчачьи шмотки.

– Ты не ответила на вопрос. Ты ведь – девушка, Джим. Девушка, а не парень. – Их взгляды скрестились. Майлс увидел жадеитовые глаза, сочащиеся зеленой злостью. Хотел бы он знать, почему эта девчонка так не хочет быть женщиной? – Ты – девушка, – повторил он, – и поэтому тебе нужно носить вещи, соответствующие твоему полу.

– А я не хочу. – Джим смотрела на него уже с нескрываемой злостью. – Не хочу и не буду носить девчачьи шмотки. Я прекрасно обходилась без них все это время…

Вот задача… Майлса прошиб холодный пот. С Джим сложно было поспорить – ведь правда же обходилась… И обойдется впредь… Только в обществе никогда не поймут девушку, которая одевается как парень… Как же объяснить это Джим? Для того чтобы она надела эти вещи, нужна серьезная причина. Какую же причину должен привести Майлс? Ну думай же, Майлс, думай… Для этого тебе и дана твоя светлая голова…

– Послушай, Джим… – Майлс выдавил из себя улыбку. – Тебе не обязательно ходить в этих «шмотках» всю жизнь. Ты будешь носить их только три месяца. А дальше – тебе решать, в чем ходить. И потом, почему бы тебе ни попробовать? Это разнообразит твой опыт…

– А почему бы тебе не нарядиться в девчачьи шмотки?! – вспылила Джим. – Натяни-ка туфли на каблуках! Напяль на себя пиджак цвета детских какашек! – Одна из девиц, окружавших Джим и Майлса, прыснула. – Ты тоже сможешь… разнообразить опыт!

– Если ты заявишься на ужин в этой своей куртке и нелепом шарфике, тебя на смех подымут! И все твое обучение будет напрасной тратой времени! Неужели ты не можешь этого понять?!

– Мой шарфик – вовсе не нелепый! Он – хиповский!

– Боюсь, моя дорогая Джиллиан, этого никто не оценит, – ехидно усмехнулся Майлс и сам себе удивился. Неужели в этой дурацкой ситуации он еще может ехидничать? Впрочем, что ему остается?

– Я не Джиллиан, я Джим! – Джим вспыхнула и метнула в его сторону ядовитый взгляд.

Майлс понял, что она серьезно оскорбилась. Теперь он знал, какой кнут может подействовать на эту упрямую девчонку.

– Обещаю тебе: если ты не наденешь эту одежду, то я постоянно буду называть тебя Джиллиан. Так и останешься для меня Джиллиан. Джиллиан, – со смаком повторил Майлс, чувствуя, какое недовольство вызывает у Джим ее имя, произнесенное вслух. – Не валяй дурака, Джим, – добавил он уже мягче. – У нас с тобой – трудная задача. И мы должны выполнить ее вместе. Ты ведь уже взрослая, неглупая и понимаешь, что к чему.

Вот так. Вначале кнутом, а потом пряником. Только таким способом можно добиться хоть чего-то от этой упрямой девчонки. Джим и впрямь присмирела. То ли она действительно испугалась обращения «Джиллиан», то ли упоминание о ее возрасте и уме сделало-таки свое дело…

– Ладно, – сдалась она. – Только не вздумай называть меня «Джиллиан»! – Джим даже скривилась, выговаривая собственное имя. – Я буду носить эти шмотки ровно три месяца. И ни днем больше.

– Только три месяца, – подтвердил Майлс. – Вот и умница. А теперь марш в кабину – переодеваться…

Джим насупилась и побрела с одеждой в кабину. Девушка, хихикавшая над словом «какашки», подсунула ей еще и коробку с туфлями. Майлс вытащил платок и утер лоб. С него семь потов сошло, пока он уговаривал эту вредную девчонку. Но кто говорил, что будет легко?..

Обступившие его девушки наперебой начали утешать его и давать советы. Майлс слушал их вполуха, дожидаясь появления Джим. Он боялся, что новая одежда будет сидеть на ней так же нелепо, как и старая джинсовая куртка с «хиповским» шарфиком… Но Джим, которая вышла через несколько минут, полностью опровергла его опасения.

Она выглядела сногсшибательно. «Клево», как выразилась бы сама Джим. Пиджак сидел на ней как влитой. Он изящно облегал красивую маленькую грудь, приоткрывал впадинку, разделявшую груди, – это выглядело не вызывающе, но очень сексуально. Юбка подчеркивала тонкую талию Джим, мягко лежала на бедрах и выгодно открывала стройные ножки девушки. Цвет наряда превосходно оттенял зеленые глаза Джим. Теперь они казались по-настоящему загадочными и такими яркими, как будто в них были вкраплены все самые зеленые камни мира.

Майлс почувствовал глухое волнение, разраставшееся внутри. Он смотрел на Джим, не в силах оторвать от нее восхищенного взгляда. Она была прекрасна, нет… Она была восхитительна… Жадеитовый огонь прищуренных глаз, пухлые губы, которые способны довести мужчину до безумия… Куда подевалась та Джим, которая минуту назад напоминала мальчишку-подростка? Теперь это была женщина-пламя, женщина-огонь, женщина-страсть… И эта женщина зажигала внутри Майлса чувство, которому он совсем не хотел поддаваться, – желание… Так она словно наказывала Майлса за то, что он был с ней резок, обращался с ней, как с непослушным ребенком, не хотел понимать ее. Впрочем, все это были домыслы, и Майлс прекрасно понимал, что у Джим и в мыслях не было того, что он только что насочинял. Вдруг он почувствовал мучительный стыд и за свое дикое желание, и за глупые мысли…

– Ну что таращишься?! – выпалила Джим, все еще злясь на Майлса. – Правда же я выгляжу как идиотка? – поинтересовалась она у обступивших ее девушек. – Форменная дура… На Тоск-стрит меня бы на смех подняли…

Девушки загалдели и, перебивая друг друга, начали расхваливать Джим:

– Просто чудо!

– Восхитительно!

– Такая хорошенькая!

– Все мужчины будут у ваших ног!

– Присоединяюсь к общим комплиментам. – Майлс даже отвесил Джим поклон в знак восхищения. – Но что же, ты так и будешь стоять у кабинки? Может, пройдешься?

– Пройдешься? Легко сказать, Волосатый! – пробурчала про себя Джим.

Ей такого труда стоило надеть на свои ноги эти ходули! А теперь Майлс предлагает еще и пройтись в них. Она же не циркачка, в конце-то концов. Джим, сколько себя помнила, всегда носила кроссовки. Она разве что не родилась в них… Но разве может Джим объяснить это Волосатому, который смотрит на нее своими медовыми глазищами и улыбается так, как будто она испекла ему торт ко дню рождения?

Джим испустила глубокий вздох. Ничего не поделаешь. Раз уж она вырядилась в эти шмотки, придется учиться их носить… Стараясь не обращать внимания на Майлса и девиц, глазеющих на нее, как на ребенка, делающего первые шажки, Джим сосредоточилась на ненавистных каблуках. Шагать было больно. Будто в ноги впивались какие-то невидимые иголки. Да еще и неудобно. Джим носило в разные стороны. Она боялась, что упадет на глазах у Майлса и сломает себе ноги. Шаг. Еще шаг… И еще один шажок… Джим подняла глаза, чтобы торжествующе взглянуть на Майлса, но сделала это напрасно. Один неверный шаг, и ее нога, обутая в «ходули», поскользнулась на полу, покрытом гладкими плитками.

Случилось то, чего Джим боялась больше всего: она упала прямо под ноги Майлсу. Пытаясь соскрести свое тело с белоснежных плит, Джим не чувствовала боли. Она ощущала только стыд. И от этого стыда на ее глаза навернулись слезы. Съежившись, Джим ждала взрыва хохота. Особенно громко, наверное, рассмеется Майлс, подумала Джим. Уж ему-то есть над чем посмеяться: жалкий заморыш, которого он вытащил из трущоб, грохнулся у всех на виду, растекся, как желе, по полу… Но Джим не заплачет. Ведь она не хочет, чтобы Майлс и эти девицы видели ее глупые детские слезы…

Но, к великому удивлению Джим, никто не засмеялся. Майлс наклонился к ней без тени улыбки на лице и протянул ей руку. В его золотисто-коричневых глазах, которые сейчас казались Джим почти желтыми, светилась тревога. Он волнуется из-за меня! – догадалась девушка и доверчиво вложила свою маленькую ладонь в его руку. Рука Майлса оказалась неожиданно теплой. А Джим почему-то казалось, что его рука непременно должна быть холодной, такой же, как он сам. Но ей было приятно, что она ошиблась. Потому что прикосновение к этой теплой руке, которой Джим доверилась, не только помогло ей подняться, но и наполнило ее душу нежным, светлым чувством. Теперь она не казалась себе одиноким зверьком, загнанным в ловушку. У Джим вдруг возникло ощущение, что рядом с ней появился человек, который поможет ей, укроет от бед. И это доверие, это прикосновение, это тепло – все казалось Джим удивительным и таким приятным. Она еще раз заглянула в глаза Майлса и, улыбнувшись, ответила его обеспокоенному взгляду:

– Мне ни капельки не больно.

– Слава богу. А я испугался, что ты вывихнула себе ногу. – Джим уже поднялась, но Майлс по-прежнему держал ее руку в своей. – Может, на всякий случай, я вызову врача?

– Нет-нет, не нужно, – торопливо ответила Джим. Она до смерти боялась врачей, потому что помнила, сколько боли эти люди причинили ее матери. Они приезжали несколько раз и кололи Коре Маккинли какие-то лекарства, от которых бедной женщине становилось только хуже. – Честно-честно, у меня все в порядке…

Майлс отпустил ее руку и пожал плечами.

– Ну, если ты считаешь, что все в порядке… Что ж, я могу тебя поздравить: сегодня ты получила первый опыт хождения на каблуках.

– Да уж… Эти ходули – что-то ужасное, – пожаловалась Джим девушкам, окружавшим ее и Майлса. – И как только вы в них ходите…

– Мы привыкли, – улыбнувшись, ответила ей одна из девушек. – Вначале, конечно, было трудно… Но, как говорится, красота требует жертв…

– А разве нельзя быть красивой без каблуков? – удивилась Джим.

– Можно и без каблуков. Только вначале нужно попробовать все, а потом выбрать, в чем ты выглядишь лучше.

– А-а… – протянула Джим и покосилась на Майлса. – А можно, я сама выберу то, что мне нравится?

– И опять влезешь в джинсы? – недоверчиво поинтересовался Майлс. – Нет уж. Вначале я куплю тебе то, что считаю нужным, а потом… Потом посмотрим на твое поведение.

Джим насупилась. Этот Волосатый такой упрямый. И во всем гнет свою линию. Он совершенно не хочет с ней считаться. Но выбирать не приходилось. Джим взяла ярко-красное платье, которое всучил ей Майлс, и, стиснув зубы, отправилась в кабинку для переодевания.

Увидев выбор Майлса, девушки с сомнением переглянулись.

– Думаю, красный – не ее цвет, – обратилась к Майлсу одна из них, та, что беседовала с Джим о каблуках. – К ее глазам изумительно подошел бы зеленый…

– Сейчас увидим, – пожал плечами Майлс, выжидающе глядя на кабинку.

Примерно в таком же алом платье Майлс видел Викторию Исприн, когда они с друзьями ездили на уик-энд. Виктория сразила всех мужчин, которые были в то время в загородном доме. Золотые волосы, рассыпавшиеся по алому шелку, голубые глаза, в которых застыло бездонное море. Она была восхитительна… Майлс не мог отвести от нее влюбленных глаз и все старался, чтобы Виктория не заметила его взгляда…

Виктория Исприн была для Майлса идеалом женской красоты и грации. Ему казалось, эта женщина обладает всеми качествами, которые восхищают и вдохновляют мужчин. Она была королевой из королев, самой утонченной леди, изящной, грациозной, загадочной, непредсказуемой и блистательной. На ее фоне меркли самые красивые женщины города. И так считал не только Майлс…

Виктория поселилась в его сердце давно, но Майлс до сих пор не осмелился сделать первый шаг. Он был уверенным в себе мужчиной. И женщины смотрели ему вслед, когда он, в своем черном пальто, на которое падали его темные вьющиеся кудри, шел по улице или переходил от столика к столику на званом ужине. За эту странную, темную красоту Майлса прозвали «Темным ангелом». Ему льстило это прозвище, так же как и внимание женщин. Но Майлсу не нужны были кратковременные романы. Он ждал большого светлого чувства, которое длилось бы долго и основывалось бы не на страсти, не на влечении, а на понимании и взаимном интересе. Майлс очень боялся ошибиться и связать свою судьбу с кем-то, кто вскоре бы надоел ему. Может быть, поэтому он до сих пор не мог признаться Виктории в своих чувствах? А может быть, потому, что у него было недостаточно средств, чтобы обеспечить свою будущую жену, которая отнюдь не бедствовала в родительском доме? Майлс и сам не понимал причины, по которой тянул с признанием.

Впрочем, Виктория Исприн тоже относилась к нему с каким-то странным интересом. Этот интерес то повышался – и тогда Вик флиртовала с ним и беззастенчиво строила ему глазки, то пропадал – и тогда она общалась с ним довольно холодно. Майлсу было любопытно, какая луна вызывает в этой красавице приливы и отливы. Но, не найдя какого-то сносного объяснения, он списал такую переменчивость на непредсказуемый характер Виктории.

Наконец Джим вышла из кабинки. Платье сидело на ней отлично, но алый цвет делал ее бледной. Девушка-консультант оказалась права, но Майлсу так хотелось полюбоваться на Джим в этом платье…

– Ну что? – без особого энтузиазма в голосе поинтересовалась Джим. – По-моему, ужасно…

– Ты погорячилась со словом «ужасно», но этот цвет тебе действительно не очень идет. Может быть, примеришь это? – Он помахал перед ней вешалкой с платьем серебристо-серого цвета, но Джим отрицательно покачала головой.

– Нет. Мне больше нравится другое. – Она доковыляла до одной из вешалок и указала Майлсу на открытое платье из ярко-зеленой материи. – Срамота, конечно… – Джим ткнула пальцем в вырез. – Но цвет мне нравится. Если уж ты задумал вырядить меня в девчачьи шмотки…

– В женские вещи…

– В женские вещи… То могу я хотя бы примерить то, что мне хочется?

– По-моему, у девушки прекрасный вкус, – поддержала Джим консультантка, которая осудила выбор Майлса. – Платье модное и цвет изумительный. Точь-в-точь, как ее глаза.

– Ага. То есть да, – обрадовалась Джим поддержке. – Уж лучше, чем это, – потрясла она подолом алого платья. – Только быков дразнить…

– Хорошо, – махнул рукой Майлс. – Надевай, а я посмотрю, на кого ты будешь похожа.

– Надеюсь, на себя, – хмыкнула Джим.

На секунду Майлсу даже показалось, что Джим знает причину, по которой он хотел видеть ее в этом алом платье. Но он тут же отмел от себя эту мысль – слишком проницательно для Джим.

В этот раз Джим пошла в кабинку с куда большим энтузиазмом, чем в прошлый. И вышла из нее гораздо быстрее.

– По-моему, ничего сидит, – вопросительно посмотрела она на Майлса. – А ты как думаешь?

Майлс думал о том, что напрасно пытался нарядить Джим в те вещи, которые так изумительно сидели на Виктории. Потому что Джим была совсем другой. Более живой, более эмоциональной. Потому она и выбирала для себя другой стиль одежды. И, надо сказать, ей это отлично удавалось. Может быть, зря Майлс отказал ей в возможности самой искать себе вещи?

– Прекрасно, Джим. Мы это возьмем. А теперь попробуй присмотреть для себя что-нибудь еще. Только учти – никаких мужских вещей. И никаких брюк.

Джим, ободренная поддержкой Майлса, перерыла весь павильон. Правда, от правила «никаких брюк» Майлсу все же пришлось отступить. Джим нашла довольно стильные светло-голубые джинсы, усыпанные мелкими стразами, и уговорила Майлса взять их. Он заметил, что Джим очень нравились блестящие вещи. Она, как сорока, накидывалась на них и тут же бежала в примерочную. Правда, и тут она знала меру. Джим брала исключительно элегантные вещи, которые смотрелись дорого и неброско.

Майлс не уставал удивляться, откуда у девчонки, выросшей в трущобах, такой вкус, такое чутье… С небольшой помощью его, Майлса, и консультантов, Джим с легкостью выбирала себе красивые и стильные наряды. Майлс был доволен. Если так пойдет и дальше, то условие Патрика Вондерхэйма будет выполнено без особых хлопот. Правда, Джим – крепкий орешек, и Майлсу придется бороться с ее упрямством. Но кое-какие методы борьбы он уже испробовал. И они оказались весьма успешными…

Наконец-то гардероб Джим был обновлен. Они купили все: начиная от верхней одежды, заканчивая нижним бельем. Покупка белья, правда, вызвала некоторые осложнения. Джим наотрез отказалась надевать бюстгальтер.

– Это девчачье! – вопила она на весь павильон нижнего белья. – Совсем девчачье! Я ни за что это не надену!

Майлс прибег к испытанному методу кнута и пряника. Он пригрозил Джим, что заставит ее расстаться с металлическим кольцом-открывалкой, которое она носила на пальце. Этого Джим вынести не могла и потому согласилась на покупку четырех комплектов нижнего белья: зеленого, розового, синего и фиолетового. Все комплекты были сшиты из кружев, тонких, как крыло бабочки.

– Только на три месяца! Больше я никогда это не надену! – возмущалась она. – Ни за что!

– Ну вот, – удовлетворенно вздохнул Майлс, когда все необходимые покупки были сделаны и Джим стояла перед ним, обновленная и разрумянившаяся от долгих споров. – Совсем другое дело.

На ней были те самые джинсы со стразами, сапожки из коричневой замши, тоже украшенной стразами, зеленая курточка и замшевая сумочка в тон сапожкам. Зеленые глаза Джим горели, но Майлс никак не мог понять, что высекло эту искру: шоппинг, который, вроде бы не доставлял ей удовольствия, или праведное негодование по поводу постоянного вмешательства Майлса.

Но на этом мучения Джим не закончились. Майлс повел ее в салон, где ей изменили прическу и сделали легкий макияж. Несмотря на уговоры Майлса, Джим решительно отказалась красить волосы.

– Во-первых, я не хочу быть блондинкой. А во-вторых, моя мама всегда говорила, что красить волосы вредно и неприлично.

Майлсу пришлось сдаться. Ему нечего было возразить. Последняя попытка сделать Джим хоть капельку похожей на Викторию, провалилась. Впрочем, Майлс уже не был уверен в том, что изменить внешность Джим – хорошая идея. Девушка и так полностью преобразилась благодаря одежде и новой прическе. Теперь ее короткие и блестящие каштановые волосы были стильно подстрижены. «Рваная» челочка и острые височки изумительно шли к ее раскосым зеленым глазищам. Да, Джим была ничуть не похожа на длинноволосую блондинку Викторию – идеал Майлса – но, тем не менее, она выглядела чудо какой хорошенькой.

– У нее нетипичный разрез глаз. А личико – просто прелесть, – улыбнулся визажист, колдуя над лицом Джим. – И поэтому она всегда будет привлекать внимание, если, конечно, будет следить за собой…

Джим поерзала в кресле. Вот уж привлекать внимание в ее планы совсем не входило. Билли Платина всегда говорил: «Чем незаметнее, тем лучше». В ее нелегком ремесле быть заметной – значило обречь себя на провал…

Впрочем, о чем это она? Если ей удастся получить отцовское наследство, то и воровать больше не придется… Волнение как рукой сняло. Джим перестала вертеться в кресле. А когда визажист повернул ее к зеркалу и она увидела себя, то не узнала. Перед ней была совсем другая девушка: настоящая кинозвезда с обложки модного журнала. Загадочные зеленые глаза, пухлые блестящие губы, стильная прическа и одежда, совсем как у тех модниц, которых Джим так часто видела в центре Блуфилда…

– Ух ты! – восхитилась она. – Чтоб я… – Джим покосилась на Майлса, чьи темные брови начали ползти по направлению к переносице, и исправилась: – По-моему, прекрасно. Ничего подобного я в жизни не видела..

Майлс удовлетворенно улыбнулся.

– Пойдем со мной. Ты заслужила свой «ветерок».

– «Ветерок»? – удивленно переспросила Джим. После нескольких часов непрерывных примерок она настолько устала, что совершенно забыла о стеклянной подвеске, которой залюбовалась на первом этаже. – Ах да, – вспомнила она. – Ты еще не передумал купить его мне?

– Нет. Надо же как-то вознаградить тебя за все эти мытарства. Пойдем.

Они снова спустились на лифте-аквариуме и через несколько минут оказались в павильончике с «ветерками». Несмотря на усталость, Джим была очень рада, что Майлс не забыл о своем обещании. И еще ей было необыкновенно приятно, что кто-то хочет сделать ей подарок. Джим выбрала «ветерок» с подвесками из разноцветного стекла – синего, зеленого и желтого – тонкими серебристыми конусами, расписанными какими-то непонятными иероглифами, и перышками тех же цветов, что и стеклянные подвески. Этот «ветерок» понравился ей больше всего.

– Ты можешь повесить его над дверью в своей комнате, – объяснил Майлс. – И он будет нежно звенеть, когда ты откроешь или закроешь дверь…

Нежно звенеть… Джим так понравилось это сочетание слов, что она сладко зажмурила глаза, чтобы лучше его прочувствовать. Нежно звенеть… Как все же красиво говорит Майлс – заслушаешься…

В машине Джим заснула. Даже в самые тяжелые дни своих уличных скитаний она не уставала так сильно, как сегодня. И почему, хотела бы она знать, женщины так любят ходить по магазинам? Может быть, из-за этого приятного чувства, когда у тебя появляется что-то новое?

И все же, самой лучшей ее покупкой был «ветерок». То ли потому, что Джим, уже взрослая девушка, все еще любила игрушки, то ли потому, что этот «ветерок» был подарком Майлса…

6

Следующее утро началось для Джим с занятий. Ее разбудил настойчивый стук в дверь и голос Грэмси:

– Вставай, Джим! Мистер Вондерхэйм велел тебя разбудить! Спускайся, я уже приготовила завтрак…

– Угу… – сонно пробормотала Джим, поднимаясь с кровати. Какого черта Майлс будит ее в такую рань!

Она по привычке попыталась найти свои джинсы, но вспомнила, что вчера сменила их на более дорогую одежду. Теперь придется натягивать на себя что-то из нового гардероба. Хорошо хоть, ей удалось уговорить Майлса не выбрасывать ее старые вещи. Как ни крути, они были ей дороги. Ведь Джим носила эти джинсы, кроссовки и курточку несколько лет. Они спасали ее в самые страшные холода и вытаскивали из разных передряг…

Джим залезла в шкаф и извлекла из него тонкую кофточку темно-зеленого цвета и бежевую юбку по колено, из-под которой выглядывало тонкое белое кружево. Достала из-под шкафа три коробки с обувью и выбрала единственные туфли без каблука, которые позволил купить ей Майлс. Джим натянула на себя «девчачьи» вещи и заглянула в зеркало. Годится! Только придется пройтись расческой по волосам, а то она похожа на ежика… Джим терпеть не могла процедуру расчесывания, но знала, что Майлс будет придираться, если она не причешет волосы. Что поделаешь – придется терпеть. Еще целых три месяца… Джим вздохнула.

Когда она выходила из комнаты, вслед ей звякнул «ветерок». Наверное, он говорит мне «до свидания», улыбнулась Джим.

– Пока, мой Ветерок, – тихо прошептала она, оглядываясь по сторонам. А вдруг кто-нибудь услышит ее и примет за сумасшедшую. Например, Змеюка, который постоянно таращится на нее своими мерзкими круглыми глазами…

«Змеюкой» Джим прозвала дворецкого Питера, который действительно следил за ней, опасаясь, что Джим сбежит с коллекцией дорогих запонок хозяина или еще какими-нибудь ценностями. Прозвище «Змеюка» так понравилось Грэмси, что она тут же подхватила его и вслед за Джим начала так же называть Питера. За глаза, разумеется. Иначе Питер, который очень любил жаловаться хозяину, непременно доложил бы Майлсу Вондерхэйму о своем новом прозвище…

Джим спустилась в гостиную, но Майлса там не было. Наверное, он сам еще не встал, решила Джим. А меня поднял в такую рань. У, Волосатый! Но Грэмси, сервирующая стол к завтраку, опровергла предположение Джим.

– Мистер Вондерхэйм принимает ванну. Он встал больше часа назад.

– И что же, все это время он сидит в ванной? – удивилась Джим.

– Да, – ответила Грэмси, смахивая со стола крошки от сандвичей. – Мистер Вондерхэйм может принимать ванну два или три часа.

Джим не удержалась и покатилась со смеху. Майлс барахтается в ванной несколько часов! Ну совсем как девчонка! Все-таки не зря Джим подозревала его в девчоночьих повадках… Грэмси бросила на Джим строгий взгляд, и девушка смолкла.

– А что такого? – спросила она Грэмси. – Уж и посмеяться нельзя. Ведь Майлс, правда, как девчонка…

Грэмси не выдержала и улыбнулась. Она не могла оставаться серьезной рядом с этой смешной девчушкой, больше похожей на озорного ребенка. Бог не дал Грэмси своих детей, поэтому она с удовольствием нянчилась с чужими. Джим, пришедшая в дом Вондерхэйма, была для нее манной небесной. Вот с кем можно было по-настоящему отвести душу…

– Мистер Вондерхэйм просил, чтобы я пресекала твою… гм… гм… чрезмерную активность, – посерьезнела Грэмси. – Чтобы следила за твоей речью и твоими манерами. Конечно, мне сложно это делать, ведь я и сама – простая женщина. Но ты должна мне помочь, Джим. Ты ведь не хочешь, чтобы из-за тебя у меня были неприятности.

Конечно же, Джим не хотела, чтобы у доброй Грэмси были неприятности. Но она отдала бы все что угодно за то, чтобы эти неприятности были у Змеюки-дворецкого. Он, как обычно, незаметно вошел в гостиную и наблюдал за женщинами. Джим увидела его лишь тогда, когда уронила на пол вилку, которую подала ей Грэмси.

– Черт, Змеюка… – прошептала она вполголоса. – Опять таращится…

– Вы что-то сказали, юная леди? – сухо поинтересовался Питер.

– Ничего, ничего, Питер, – ответила Джим, с трудом перебарывая великое желание наговорить Змеюке гадостей. – Вам, наверное, послышалось. Я беседую с Грэмси.

– Кухарка, – пренебрежительно произнес Питер, – не лучший собеседник для юной леди, которая хочет завоевать положение в свете…

– Дворецкий, – тем же тоном произнесла Джим, – вряд ли может указывать юной леди, с кем ей общаться…

Грэмси прыснула. Питер же густо покраснел. Джим чувствовала, что играет с огнем, – от Змеюки исходил густой душок негатива, – но все же не смогла сдержаться. Если бы Змеюка осуждал ее саму, Джим еще как-то смогла бы справиться с собой, но дворецкий хотел унизить Грэмси. А этого Джим не могла ему спустить.

Через полчаса в гостиной наконец появился Майлс. Он был, как всегда, безупречно одет – темно-синяя рубашка прилегала к телу так, будто всегда была на нем, а черные шелковые брюки обтягивали бедра и подчеркивали стройную фигуру Майлса. От дорогого одеколона, которым надушился Майлс, у Джим защекотало в носу. Майлс сел напротив нее, и Джим тут же чихнула.

– Будь здорова, Джим. И прикрывай нос и рот во время чихания. – Майлс оглядел девушку критическим взглядом, от которого у Джим по коже побежали мурашки. – Прекрасно выглядишь. Эта одежда идет тебе куда больше прежней… Но, – Майлс покосился на колечко Джим, которое раздражало его с того самого момента, когда он увидел его на девушке, – когда же ты наконец снимешь эту штуку?

Джим тяжело вздохнула. Наверное, это никогда не кончится…

– Я же объясняла, Майлс… Когда ты наконец поймешь? Это счастливое кольцо. Если его снять – меня покинет удача.

– Джим, неужели ты еще не выросла? Как можно верить в такую ерунду, как «счастливое колечко»? Как можно носить на пальце всякую дрянь? Если ты снимешь его, я сделаю тебе подарок: настоящее кольцо. Золотое. С топазом. А? Или с жадеитом? Он такой же зеленый, как твои глаза…

Джим почти растаяла, услышав о своих глазах, зеленых как жадеит. Но ее не так-то просто было одурачить. Она тут же вспомнила о том, сколько раз «счастливое колечко» спасало ей жизнь, и замотала головой.

– Ничего я не хочу. И с колечком я не расстанусь. Ты, конечно, можешь не верить, но оно и вправду приносит удачу.

Майлс разочарованно вздохнул. Кажется, уговорить девчонку избавиться от кольца будет не так-то просто. Но капля, как говорится, камень точит…

– Сегодня тебе придется хорошенько потрудиться. Я нашел учителей, которые смогут заниматься с тобой культурой речи, историей, философией и азами юриспруденции. Конечно, за три месяца ты не изучишь этих дисциплин полностью, но поверхностных сведений тебе хватит для того, чтобы общаться с людьми моего… нашего круга. А еще я подобрал тебе стопочку книг. Это – художественная литература. Надеюсь, что ты прочитаешь все те книги, которые я приготовил для тебя. Ты должна знать, о чем говорят люди, включаться в разговоры. Общение – очень полезная вещь, Джим.

– Надеюсь, это будет интереснее, чем таскаться по магазинам, – хмуро вставила Джим. Перспектива проводить целые дни в обществе учителей и скучных книг не очень-то ее радовала.

– Не таскаться, а ходить, Джим, – поправил ее Майлс. – Большинству первое нравится куда больше второго. Надеюсь, ты – исключение.

– Почему?

– Потому что люди, занятые лишь покупками, скучны. С ними не о чем говорить. – Майлс тут же вспомнил о матери, и ему стало грустно. Он рассказывает Джим о том, как ценно разностороннее общение, в то время как его мать говорит лишь о драгоценностях и живет только ими… – Ты ведь хочешь, чтобы людям, с которыми ты общаешься, было с тобой интересно?

– Да. Но только если эти люди интересны мне.

Майлс удивленно посмотрел на Джим. Такой простой подход, однако Майлс никогда над ним не задумывался. Много ли он встречал людей, которые были интересны ему? Ответ отрицательный… У Майлса пропало настроение продолжать лекцию на эту тему.

– Скоро к тебе, я подчеркиваю, к тебе, а не ко мне, придет учитель истории, мистер Мэнброд. Очень милый человек, которого ты, надеюсь, не доведешь до исступления. Он позанимается с тобой, а потом придет учитель…

– Этой… как ее… культуры речи, а потом фиклософии, а потом… азапруденции, – запинаясь, произнесла Джим. – Не парься, видишь, я все запомнила…

Майлс помрачнел. Имеет ли смысл поправлять эту девчонку, когда она переврала все слова? Кажется, дела с обучением пойдут хуже, чем он предполагал.

– Не «фиклософии», а философии. Не «азапруденции», а азам юриспруденции. А это твое «не парься» вполне можно заменить словом…

– Не волнуйся, – улыбнулась Джим.

Она встала из-за стола и сделала шутливый реверанс.

– Я постараюсь быть умницей, Майлс. Не волнуйся, – повторила она. – Просто мне тяжело привыкнуть ко всему… сразу.

У Майлса отлегло от сердца. То ли потому, что Джим все же пыталась говорить правильно. То ли потому, что ее улыбающееся лицо и горящий жадеитовый взгляд вселяли в него надежду на то, что она будет прилежно учиться. А может быть, ему просто нравилась ее улыбка? Майлс отмел последнее предположение, как самое невозможное. Джим – милая девочка. Но не в его вкусе. Ему нужна такая, как Виктория Исприн. Ни больше, ни меньше…

Майлс не соврал. Учитель истории, мистер Мэнброд, действительно оказался очень приятным человеком. Он был тучным мужчиной, которому перевалило за пятьдесят, с пронзительными голубыми глазами и наидобрейшей улыбкой. Джим он понравился сразу же, и она почувствовала, что так же понравилась ему.

И урок начал мистер Мэнброд особенно. Он не стал открывать учебник, не стал зачитывать огромное вступление. Он просто поинтересовался у Джим, нравился ли ей предмет истории в младшей школе. И попросил объяснить свой ответ.

Джим честно призналась, что история ей нравилась, но она, хоть убейте, не помнит ни одной даты. Так, некоторые события, да и то с трудом… Но она припоминала, что история была увлекательным предметом. Вот только учитель был занудой, нет-нет, мистер Мэнброд, к вам это не относится…

Услышав последнюю фразу, Дэвид Мэнброд рассмеялся. Смех у него был таким же добрым, как улыбка.

– Да уж. Меня еще никто не называл занудой. Надеюсь, мы с вами поладим, мисс Маккинли.

– О, я уверена, – весело отозвалась Джим. Если все ее учителя окажутся такими очаровашками, то обучение превратится в веселый аттракцион.

Но, увы, надежды Джим не оправдались. Учитель юриспруденции оказался скучным очкариком, а учитель философии – стариканом с монотонным голосом и дурной привычкой клацать зубами после каждой фразы, которую он считал значимой. Но лучик солнца все же забрезжил на горизонте Джим в облике Альфреда Джейсона, учителя по культуре речи. Он оказался очень приятным молодым человеком, который отвечал на все ее вопросы. В отличие от Майлса, который легко раздражался из-за очередного «почему?», которое изрекала Джим.

После уроков Джим добралась до книг, которые оставил ей Майлс. Она просмотрела все и пришла к выводу, что большая часть из них будет ей интересна. В этой внушительной стопке был и Мильтон, и Байрон, и Данте, и Диккенс, и Мопассан, и Драйзер, и даже Мартин Эмис, современный писатель, которого Майлс очень настойчиво советовал ей прочитать.

Джим начала с «Оливера Твиста», который привлек ее больше всего, наверное, потому, что злоключения этого несчастного мальчишки напомнили Джим о ее собственных бедах. Правда, Диккенс был мрачноват, но Джим понимала, что по-другому передать атмосферу нищеты и лишений было бы невозможно. Она так увлеклась «Оливером Твистом», что не заметила, как в библиотеку вошел только что вернувшийся Майлс.

Он улыбнулся, обнаружив Джим за чтением книги, тихо подошел к столу и осторожно заглянул ей через плечо. «Оливер Твист», догадался Майлс. Нет ничего удивительного в том, что Джим начала именно с этой книги. Майлс был уверен, что жизнь Оливера Твиста напомнила Джим ее собственную. Лицо девушки было сосредоточенным и одухотворенным. Майлс невольно залюбовался им. Он видел разную Джим: Джим в гневе, раздраженную Джим, спящую Джим, радостную Джим. Но Джим, увлеченную книгой, Майлс видел впервые.

Внезапно ему захотелось склониться к девушке и поцеловать ее в непослушный завиток, который выбился из аккуратной шапочки волос. Это желание было настолько спонтанным и сильным, что Майлс с трудом подавил его. Неужели ему хочется подтвердить слова Богарда о влюбленном Пигмалионе?!

Майлс счел за лучшее выйти из библиотеки так же незаметно, как он появился в ней. Но стоило ему отступить от стола, за которым сидела Джим, всего на один шаг, как девушка обернулась. Она застала Майлса врасплох. Он густо покраснел и с ужасом понял, что не может смотреть ей в глаза. В сущности, Майлс ничего плохого не сделал, и не было причины чувствовать себя виноватым. Но он стоял перед Джим, алый как пион, и чувствовал себя, как нашкодивший ребенок. Самым страшным было то, что Джим молчала. Ее молчание Майлс расценивал как недоумение, а это, пожалуй, было хуже всего. Но он и сам не мог заговорить. Какая-то липкая лента обмотала язык и приклеила его к небу.

Первой прервала затянувшееся молчание Джим:

– Интересно, почему воспитанный мистер Вондерхэйм не постучал, прежде чем войти? – поинтересовалась она, прищурив жадеитовые глаза.

Майлс пытался понять, шутит она или сердится, но так и не смог. Джим улыбнулась, разглядев его смущение. Шутит, с облегчением подумал Майлс. Он обошел стол и, пытаясь скрыть смущение, небрежно бросил:

– Хотел напугать тебя, но ничего не получилось. Ты повернулась раньше.

Джим всплеснула руками. Видно было, что она настроена на шутливый тон. Но Майлс все еще никак не мог прийти в себя после дикого желания поцеловать ее.

– Неужели суровый мистер Вондерхэйм способен на детские шалости? Никогда бы не подумала! – Джим захлопнула книжку и показала Майлсу ее название. – Я читаю «Оливера Твиста», – похвасталась она. – А тебе понравилось?

Майлс кивнул. Что ему нравилось больше всего, так это то, что Джим заговорила по-другому. Она пыталась правильно строить предложения и почти не использовала свои дурацкие словечки. Майлс ощутил в себе любопытство экспериментатора. Ему было интересно, что именно повлияло на речь Джим: сам процесс учебы или желание соответствовать новому статусу… Майлс не стал спрашивать об этом Джим. Он лишь поинтересовался тем, как прошел ее день.

– Отлично, – радостно затараторила Джим, раскачиваясь на стуле. – От мистера Мэнброда я просто в восторге, да и Альфред Джейсон – парень что надо.

Услышав имя Альфреда Джейсона, Майлс ощутил где-то внутри неприятное покалывание. Этот мужчина с самого начала вызвал в нем негативные эмоции. Для учителя Альфред был слишком молод. Разве были какие-то гарантии, что он не… испортит девочку, не научит ее плохому? Майлс посмотрел на Джим и тут же понял абсурдность своих предположений. Хоть она и была маленькой по росту, но не была таковой по возрасту. Все-таки, восемнадцать лет – это не пятнадцать… И потом, у Джим за плечами была такая житейская школа, которая Майлсу и не снилась. Но это не мешало ей быть наивной в других вопросах… Майлсу хотелось бы спросить об этом Джим, но ему было неудобно. Заниматься половым воспитанием восемнадцатилетней девушки – это уж слишком. Хотя что-то подсказывало ему, что Джим неопытна в таких вещах. Уж слишком часто она подчеркивала, что не хочет быть «как девчонка»…

– И что Альфред Джейсон? – хмурясь, поинтересовался Майлс. Он вошел в образ грозного старшего брата, который никому не даст в обиду свою сестру.

Джим недоуменно взглянула на его сердитое лицо. Интересно, что Майлс имеет против Альфреда? Ведь он сам нанял ей этого учителя…

– Да, в общем, ничего. Просто он парень – что надо, – повторила Джим, смущенная взглядом Майлса. – В отличие от зануды-философа с его постоянно лязгающими челюстями и противного очкарика, того, что учит меня юрис… юриспруденции. – Джим медленно выговорила это сложное слово и расплылась в довольной улыбке.

– Вижу, уроки не прошли даром. – Майлс все еще хмурился, но видно было, что успехи Джим не могли его ни радовать. – Только смотри, осторожней с этим Альфредом. И, если что-то будет не так, сразу же сообщи мне.

– А что может быть не так? – удивилась Джим.

– Ну мало ли… – Майлс закатил глаза, пытаясь придумать какую-нибудь причину. Он же не может сказать Джим в лоб: смотри, не влюбись в него. – Вдруг он начнет уделять тебе больше внимания…

– Мистер Джейсон – мой учитель, – пожала плечами Джим и поднялась со стула. – Разве плохо, если он будет относиться ко мне внимательно? – Она взяла со стола книгу и прижала ее к груди. Точь-в-точь, школьница с учебником.

И зачем только Майлс пристал к ней с этими расспросами? Она все равно не понимает, что он имеет в виду. Наивность Джим показалась ему очаровательной. Раньше он думал, что опыт красит женщину, делает ее более загадочной. Но теперь, глядя на Джим, Майлс понял, что и наивность – не менее интересна. Джим привлекала его своей наивностью, своим ребячеством. И, пожалуй, привлекала не меньше, чем Виктория Исприн, на счету которой было множество романов…

Майлс проклял свое любопытство и поспешил перевести разговор на другую тему. И почему эта девчонка вызвала в нем такой интерес? Майлс почувствовал раздражение и досаду, которые тотчас же отразились на Джим. Он заговорил с ней холодно, по-деловому, надеясь, что это остудит его невесть откуда взявшийся пыл.

– У меня сегодня будут гости, Джим. – Майлс нарочно выделил слово «гости», чтобы Джим почувствовала важность этого мероприятия. – Мне бы очень хотелось, чтобы вечером ты легла спать пораньше. Или хотя бы… не заходила в гостиную.

Джим посмотрела на него так, как будто он только что совершил какой-то гнусный поступок. В ее зеленых глазах читались недоумение и горечь.

– В чем дело, Джим? – раздраженно поинтересовался Майлс. – Тебе что-то не нравится?

Не нравится? Нет, Волосатый, ты неправильно выбрал слово! Твое предложение встало у меня как кость в горле, как… Джим была готова разреветься как девчонка. Слова Майлса не укладывались у нее в голове. Неужели он считает, что может поступить с ней, как с домашним животным?! Просто не показывать ее гостям! Не показывать, чтобы Джим не опозорила его перед этими «приличными» людьми! Это предательство! Настоящее предательство! А Джим только начала доверять ему… Она так надеялась на то, что Майлс – не такой, как все эти люди, для которых деньги и положение значат гораздо больше, чем человеческие отношения…

– Ты… – выдавила Джим, с трудом сдерживая слезы. – Ты… Настоящий засранец!

– Что? – вспыхнул Майлс. – Да как ты смеешь? Что я такого тебе сделал?! Почему ты позволяешь себе оскорблять меня такими словами?!

Его лицо пылало от гнева, но Джим ни капельки не боялась. Она чувствовала себя униженной, втоптанной в грязь дорогими ботинками Майлса Вондерхэйма.

– Что сделал? Ты поступаешь со мной, как с домашним животным! Ты стыдишься меня!

– Послушай, Джим, я не намерен выслушивать оскорбления. И потом, разве ты хочешь общаться с моими друзьями? Тебе с ними не о чем будет говорить! Ты шокируешь их своим поведением!

– Конечно, они же такие умные, такие воспитанные! А я – дура набитая, грязная девчонка из подворотни, которую стыдно показать людям!

Джим давно уже не чувствовала себя такой оскорбленной. Ярость закипала внутри нее, как огненная лава, грозила вылиться наружу и залить все вокруг. В этот момент Джим ненавидела Майлса Вондерхэйма. Ей хотелось сделать ему больно, очень больно, так, чтобы он почувствовал то же, что испытывает она.

– Иди к себе, Джим, – сухо бросил Майлс, и этого оказалось достаточно для того, чтобы лава внутри Джим заклокотала и вырвалась наружу.

Не помня себя от ярости, Джим взмахнула толстенным Диккенсом, которого все это время прижимала к груди, и изо всех сил стукнула Майлса по голове. Майлс схватился за голову и медленно опустился на стул. Он не верил, что Джим способна на такое. Книга оказалась тяжелой, и голова Майлса тут же загудела, как пчелиный рой. Он поднял на Джим обвиняющий взгляд. Глаза девушки были полны ужаса и раскаяния. Казалось, она сама не понимала, как могла такое сделать. Майлс встал со стула и, все еще держась руками за голову, подошел к двери. Джим с ужасом ждала своей участи.

– Питер! – крикнул Майлс, открыв дверь. – Поднимитесь ко мне!

Питер не заставил себя ждать. Не прошло и минуты, как дворецкий уже стоял на пороге библиотеки. Летает он, что ли? – подумала Джим. Проклятый Змеюка наверняка обрадуется тому, что они с Майлсом поссорились. Правда, Джим все еще не понимала, что задумал Майлс. Может быть, он погонит ее взашей? А может быть, сделает что-нибудь похуже…

– Питер, сейчас вы отведете мисс Маккинли в ее комнату и запрете там. А потом принесете мне льда. Вам все ясно? – переспросил Майлс ошеломленного, но обрадованного дворецкого.

– Да, мистер Вондерхэйм.

Джим закусила губу. Ей было наплевать на злорадство дворецкого, но перспектива сидеть в комнате как пленнице ее совсем не прельщала.

– Я не пойду, – решительно заявила Джим. Она сжала кулаки, готовая оказать сопротивление.

– Еще как пойдешь… – почти прошипел Майлс. Он всем своим видом давал Джим понять, что сейчас с ним шутки плохи. Его глаза потемнели и напоминали по цвету созревшие плоды каштана. – Еще как пойдешь, дорогая Джиллиан… – Джим вздрогнула, услышав собственное ненавистное имя. Если уж Майлс назвал ее так, значит, дела совсем плохи… – И не вздумай сопротивляться, – кивнул он на ее сжатые кулачки. – Потому что в этом случае я не поленюсь позвонить в полицию. – Вот теперь Джим по-настоящему испугалась. Только полиции ей и не хватало… Если фараоны сцапают ее, то непременно докопаются до ее отнюдь не чистого прошлого. Ведь наверняка найдутся люди, которые смогут опознать в Джим воровку, лихо расправлявшуюся с их сумочками и кошельками… – И не думай, я не шучу. – Как будто у Джим оставались какие-то сомнения… – В твоих интересах послушаться меня и отправиться в свою комнату. Пока я добрый.

Ты так и лучишься добротой, Волосатый. Запереть меня в комнате, как щенка, который путается под ногами, – блестящая идея, мрачно подумала Джим. Она смотрела на Майлса исподлобья, взглядом затравленного зверька. И ему стало жаль девушку. Но головная боль не дала Майлсу поддаться этому чувству.

– Прошу вас, Питер, – пробормотал он, прикладывая руку к голове, – заприте это маленькое чудовище в комнате и принесите мне лед.

– Хорошо, мистер Вондерхэйм. – Питер ехидно покосился на Джим и с ироничной галантностью открыл перед ней дверь. – Пойдемте, мисс.

Джим, одарив Майлса ненавидящим взглядом, поплелась за Питером. Маленькое чудовище… Вот кем он на самом деле ее считает… Значит, все его улыбки и видимость доброжелательства – всего лишь маска, за которой он скрывает свое истинное лицо. А Джим поверила ему! Какая наивная… Богачи – все одинаково злые. Даже по отношению к своим родственникам… Ну ничего! Она еще покажет Майлсу Вондерхэйму, на что способна девчонка с улицы!

7

Змеюка постарался на славу. Он запер Джим не на один замок, а на два. И еще задвинул щеколду, как будто Джим умела открывать замки без помощи ключа. Впрочем, она уже успела пожалеть о том, что не овладела этой премудростью. Сейчас эти навыки очень бы ей пригодились.

Джим села на кровать и закрыла глаза. Все происходящее напоминало кошмарный сон. Даже ее мать, Кора Маккинли, никогда не позволяла себе запирать дочь, как бы та ни провинилась. А Джим была еще той проказницей! Однажды она выбила стекло в квартире одного паренька, который обозвал ее «девчонкой». Ведь слово «девчонка» для Джим было самым страшным ругательством! Тогда Кора запретила дочери выходить на улицу в течение нескольких дней. Но о том, чтобы запереть дочку в комнате, не было и речи…

Мама, мама, где ты сейчас? – мысленно спросила Джим, открывая глаза. Наверное, Кора Маккинли очень далеко и вряд ли видит, как плохо ее дочери… Но Джим не могла подолгу страдать. Из самых сложных ситуаций она всегда находила выход. Вот и сейчас, немного погоревав, Джим решила придумать, как ей насолить Майлсу.

Волосатый ожидал гостей, которым очень не хотел показывать ее, Джим… Именно из-за этих гостей Джим вынуждена сидеть взаперти. Значит, если гости ее увидят, она добьется своей цели и отомстит Майлсу. Только как выбраться из этой комнаты, когда дверь заперта?

Джим услышала шум и голоса внизу. Наверное, это те самые гости, из-за которых так трясся Волосатый… Джим решила действовать испытанным способом. Если нельзя выйти в дверь, значит, можно выбраться через окно. Она встала с кровати и подошла к окну. Расстояние от подоконника до земли было приличным, но Джим рассчитывала, что сможет спуститься по трубе, если, конечно, не соскользнет с нее… Ведь ее чудесные кроссовки лежат теперь в другой комнате, куда их спрятал Майлс, чтобы у Джим не было соблазна вновь надеть старые вещи.

Ладно, обойдемся и без кроссовок. Джим вытащила из шкафа короткое платьице цвета кофе со сливками, взяла туфли на каблуке, привела в порядок волосы и даже воспользовалась кое-чем из косметики, купленной ей Майлсом. Пусть эти его гости не думают, что Джим совсем уж замарашка… Она аккуратно сложила вещи в пакет и, распахнув окно, легко запрыгнула на подоконник.

За окном уже стемнело, но темнота была только на руку Джим. Это означало, что ее акробатические трюки останутся незамеченными. Главное, добраться до земли без приключений. А выполнить вторую задачу будет совсем просто.

Закинув пакет на руку, Джим пробралась по карнизу к трубе. Вот так высотища! – присвистнула она, поглядев вниз. Пожалуй, здесь повыше, чем на заборе, через который она перемахивала, спасаясь от фараонов… Джим поцеловала счастливое колечко и вцепилась в трубу.

Обувь была неудобной, подошва – скользкой, поэтому Джим оцарапала все руки о неровную поверхность водосточной трубы. Мало того, труба еще и шаталась, чем доставляла Джим массу неудобств и волнений. Но счастливое колечко и на этот раз не подвело Джим. Через несколько минут она стояла на земле, радуясь тому, что первая часть плана прошла успешно.

Операцию «Гости», как назвала свой план мести Джим, можно было считать начатой. Джим положила на землю пакет с вещами и начала торопливо переодеваться. От холода ее тело покрылось мурашками – на дворе все-таки было начало зимы, но Джим мужественно выдерживала и мокрый снег, мелкими каплями падающий с неба, и судорожные порывы ветра, который грозился вырвать одежду из ее рук. Джим закончила с платьем, натянула туфли и, хромая, направилась к парадному входу.

Хорошо бы Змеюка не хлопнул дверью перед ее носом. А то Джим придется провести несколько часов на холоде. В платье, которое предназначено для пляжей Сан-Тропе. Джим не имела никакого представления о Сан-Тропе, но это место ассоциировалось у нее с палящей жарой. С каким удовольствием она оказалась бы сейчас на таком пляже… Рукой, дрожащей от холода и волнения, Джим нажала на кнопку звонка.

Дверь, естественно, открыл Змеюка. Когда до дворецкого наконец дошло, кто перед ним стоит, его глаза округлились, как плошки.

Джим улыбнулась про себя – до чего потешно выглядел Змеюка, когда удивлялся…

– Э… э… – удивление помешало дворецкому подобрать нужные слова. – Вы… Вам… Вы же были наверху?!

– Была, да сплыла, – хихикнула Джим, стараясь не клацать зубами и не трястись от холода.

– Питер! – раздался из гостиной голос Майлса. – Кто пришел?!

Змеюка продолжал недоуменно таращиться на Джим. Он не знал, что ответить хозяину. Джим воспользовалась его замешательством и прошмыгнула в холл. Дворецкий понял свою оплошность, но было уже поздно: Джим направлялась в гостиную. Змеюка только и успел, что встать за ее спиной и в очередной раз развести руками. Я старался, но у меня снова ничего не вышло, означал его жест. Эта девчонка постоянно обводит меня вокруг пальца!

Войдя в гостиную, Джим первым делом нашла глазами Майлса. Это было несложно. Майлс как раз направлялся в холл, чтобы встретить, как он думал, очередного гостя. На нем был элегантный черный костюм, рукава рубашки украшали роскошные запонки в виде пятиконечных звезд. Когда Майлс увидел Джим, невозмутимо разглядывавшую гостей, на его лице появилось выражение удивления, смешанного с раздражением. Питер же сказал ему, что запер эту девчонку! Как она могла выбраться из комнаты?! И что ему теперь делать? Как объяснить гостям ее внезапное появление?

– Джим? – растерянно произнес Майлс. – Как ты… – Он осекся, предполагая, какую реакцию вызовут его расспросы у присутствующих в гостиной. – Я не ожидал, что ты придешь, – исправился он. – Проходи, я познакомлю тебя со своими друзьями.

Он хорошо владел своим лицом, но Джим сложно было провести. Она прекрасно понимала, каким обескураженным чувствовал себя Майлс. Его неловкость, его напряженный взгляд, его попытки держать ситуацию под контролем – все это доставляло Джим ни с чем не сравнимое удовольствие. Она упивалась своей местью. Она чувствовала себя в центре внимания. И она намерена была преподать Майлсу хороший урок. Пусть не думает, что Джим Маккинли можно обижать безнаказанно…

Джим окинула Майлса взглядом, исполненным торжества. Если уж она пришла сюда сама, то сама себя и представит.

– Меня зовут Джим. Джим Маккинли. – Джим обвела людей, присутствующих в гостиной, таким взглядом, словно они были зрителями, сидящими на премьере нового спектакля. – Я – кузина Майлса. Дочь его дяди, Патрика Вондерхэйма. Майлс, – она одарила Майлса ехиднейшей из улыбок, – хотел сделать вам сюрприз, поэтому не рассказывал обо мне раньше…

Майлс слушал Джим, не зная, бледнеть ему или краснеть. Естественно, он никому не рассказывал о своей новообретенной кузине, поскольку подходящего случая еще не представилось. Исключением был лишь Богард, сидевший в мягком кресле и смотревший на происходящее с философской полуулыбкой.

Майлс не на шутку встревожился, увидев ошеломленное лицо Виктории Исприн. Нужно взять ситуацию в свои руки, пока этот клоун, его кузина, не наломала дров. И пока глаза Виктории не превратились в два огромных голубых блюдца. И то, и другое, по всей видимости, было не за горами.

– Да, Джим моя сводная кузина, – наигранно улыбнулся Майлс, теребя платиновую запонку, украшенную бриллиантами. – Простите, что не рассказал о ней раньше. Мы познакомились с Джим совсем недавно, поскольку мой дядя и сам слишком поздно узнал о том, что у него есть дочь. Впрочем, это тема долгого рассказа, которым мне не хотелось бы утомлять вас.

Первая неловкость после появления Джим прошла, и гости оживились.

– Здравствуйте, Джим, – поздоровался с девушкой Богард. Его хитрая улыбка означала: ну я-то вас прекрасно помню, моя дорогая.

– Приятно познакомиться, Джим, – отозвался Ричи Леблан, молодой человек с аккуратно завитыми черными усиками и голубыми глазами. Он пытался изображать из себя утонченного француза и был одним из многочисленных ухажеров Виктории Исприн. Майлс его недолюбливал, но всегда приглашал, чтобы не обидеть ее величество Викторию. – Меня зовут Ричи. Наверное, Майлс нарочно прятал от нас такую красивую кузину…

– Рада вас видеть, Джим, – произнесла смуглая девушка с черными волосами, блестевшими, как у куклы. – Жизнь подчас полна сюрпризов. Совсем, как в сериалах… Я – Глэдис.

Наконец настала очередь Виктории Исприн. Но даму своего сердца Майлс решил представить сам.

– Виктория – это Джим, Джим – это Виктория Исприн.

– Какое странное имя – Джим, – с легким оттенком пренебрежения произнесла Виктория. Всем присутствующим сразу стало понятно, что госпожа Виктория ни при каких условиях не согласилась бы носить такое имя. – Оно ведь мужское…

– Ничего не странное, – обиженно возразила Джим. Она устала стоять на каблуках и присела на свободный пуфик рядом с Ричи Лебланом. – И что с того, что оно мужское? Мало ли в Америке имен, которые родители дают и мальчикам, и девочкам. Вот, например, Ноэль…

– А что? – поддержал девушку Ричи. – Это действительно так. Кстати, вы знаете, что на немецком означает «ноэль»? – Никто, как выяснилось, не знал, поэтому Ричи перевел: – Это слово означает «сказка».

– Какая прелесть! – улыбнулась Глэдис. Эта девушка все время улыбалась, но мало говорила. Потому что больше всех говорила ее подруга, Виктория. Она постоянно перебивала Глэдис, и девушка слова не могла вставить. Вот и сейчас, только Глэдис раскрыла рот, чтобы продолжить разговор об именах, как вмешалась Виктория:

– И почему же вас так назвали, Джим? – поинтересовалась она, сверля девушку взглядом голубых глаз-буравчиков.

– Меня назвали Джиллиан. Но я взяла первые буквы имени и фамилии. Получилось «Джим». Так мне больше нравится.

Виктория приподняла тонкую бровь и покосилась на Майлса. Ему не нужен был переводчик, чтобы объяснить этот взгляд. Где ты ее откопал, эту свою кузину? – вопрошали холодные глаза Виктории. Майлс раздосадовано покосился на Джим. И какого черта она приперлась? Хотела ему досадить? Что ж, это ей отлично удалось. Теперь Виктория Исприн будет смотреть на него, как на полного идиота. Если у тебя есть такая кузина, значит, и сам ты недалеко ушел… Браво, Джим! Лучшего плана мести ты не могла придумать!

Майлсу осталось только расслабиться и присоединиться к общей беседе. Однако он с удивлением заметил, что если до прихода Джим все взгляды были обращены на Викторию, то теперь всеобщее внимание переключилось на Джим. Ее грубоватый юмор и несносные манеры почему-то привлекли «утонченного» Леблана, и молодой человек вовсю начал ухаживать за Джим. Богард тоже не остался равнодушным наблюдателем. Он пересел на пуфик рядом с Джим и шептал ей на ухо какие-то комплименты. Добродушная Глэдис, которой до смерти надоело высокомерие подруги, тоже, казалось, получала от беседы с Джим удовольствие. И только Майлс с Викторией остались не у дел, они молча сидели, отдаленные от общего веселья, и думали каждый о своем. Майлс не мог понять, что все эти люди, привыкшие к светским манерам и напыщенной болтовне, нашли в этой девчонке, которая совсем недавно воровала кошельки и слонялась по Тоск-стрит со своим тринадцатилетним другом-оборванцем. Майлс наблюдал за Ричи, чьи глаза загорались при взгляде на Джим, наблюдал за Богардом, который неустанно сыпал остротами, пытаясь понравиться девушке. Почему они делают это? Ведь Майлс ожидал от них совершенно другой реакции: колкости, насмешек, язвительных замечаний в адрес Джим. Всего, чего угодно, но только не такого повышенного внимания… Внезапно он понял, что только Виктория Исприн оправдала его ожидания. Только она осталась холодна к Джим и облила девушку презрением…

И вдруг Майлс ощутил острое чувство стыда. Это ощущение было очень схоже с тем, что он испытал, когда умер дядя Патрик, а их семья узнала об этом от третьего лица… Этот стыд разлился по венам Майлса, смешался с кровью. И не было сил терпеть это ощущение. Какой же он все-таки трус… Как же он мог вести себя так со своей кузиной?! Упрятал ее в комнату, словно собачонку, запер дверь… И все потому, что он боялся своих друзей, которые, по сути, лишь номинально были друзьями… Наверное, Джим была права, когда хлопнула его по голове книжкой. Она поняла, что ее кузен – редкостный трус, и это открытие было выше ее сил… Трус и сноб, продолжал бичевать себя Майлс. Наверное, таких, как он, Джим всю жизнь ненавидела…

Решено, он извинится перед ней. Как только гости разойдутся, Майлс немедленно попросит у нее прощения. За то, что он был таким трусом и снобом. За то, что так гадко и подло повел себя по отношению к ней… Это решение немного успокоило Майлса, но чувство стыда все равно не уходило. Внезапно ему пришло в голову, что его дядя чувствовал то же самое по отношению к Коре Маккинли. Он оставил ее, потому что был вынужден жениться на другой, на нелюбимой женщине «своего круга». И до конца жизни мучился угрызениями совести…

Майлс вдруг с удивлением понял, что похож на сводного дядю много больше, чем на родного отца или мать.

– Ты сегодня и впрямь как Темный Ангел. – Майлс поднял голову и увидел Богарда. Брезгливость, обычно написанная на его лице, уступила место любопытству. Наверное, дело в том, что Богард от души веселится, наблюдая за Джим, решил Майлс. – Брови нахмурены, на лбу морщины… В чем дело, приятель?

Если бы Майлса спросили, почему из всех знакомых людей он выбрал себе в друзья именно Богарда, он не смог бы дать четкого ответа. Так получилось… Они сошлись потому, что вращались в одной среде, потому, что у них были схожие интересы, потому, что оба учились на юридическом факультете… Однако кроме этого их почти ничего не связывало. У Богарда, которому не так уж легко приходилось в жизни, было свое мировоззрение, противоположное мировоззрению Майлса.

Иногда Богард был циничным, иногда любил пофилософствовать. Майлсу не нравилось ни то, ни другое. Он хотел идти по жизни легко, не впутываясь, не ввязываясь в то, что могло бы надавить на него, сломить его волю. Ему хотелось быть самостоятельным, независимым от тех факторов, которые заставляют людей прогибаться под гнетом чужих мнений, указов, правил…

Майлс с горечью подумал о том, что сегодняшним своим поступком он доказал себе, что ничем не отличается от остальных. Он такой же трус, зависящий от условностей и чужого мнения… И самое смешное, что это показала ему девчонка, которая не видела в жизни ничего, кроме Тоск-стрит и ее обитателей…

Сказать об этом Богарду, разумеется, он не мог. Как не мог и никому другому. Вот они, друзья, из-за которых он запер Джим. Кучка людей, с которыми нельзя даже поделиться наболевшим…

– Все в порядке, Богард, – улыбнулся Майлс, проворачивая запонку сквозь отверстие рукава. – Просто устал немного. Вся эта круговерть, – он кивнул в сторону Джим, оживленно болтавшей с Ричи Лебланом, – меня несколько утомила.

– Да, конечно, – ехидно улыбнулся Богард. – Ты еще не успел влюбиться в свою Галатею? По-моему, – шепнул он, наклонившись к Майлсу, – она очаровательна. В ней есть определенный шарм, какая-то внезапность, непредсказуемость. А ее губы… Как только их видишь, сразу же начинаешь думать о поцелуях…

Майлс уставился на Богарда, как будто тот сказал несусветную пошлость. Конечно, Майлсу самому приходили в голову такие мысли… Но в устах Богарда они звучали как-то особенно пошло. И потом, почему это Богард так настойчиво повторяет ему о влюбленности, Пигмалионе, Галатее и прочей ерунде? Неужели его друг и вправду решил, что Майлс мог влюбиться в свою кузину?

– Не болтай ерунды, Богард! – возмутился Майлс, с трудом сдерживаясь, чтобы не наговорить Богарду гадостей. – Иногда ты несешь такую чушь! Если Ричи Леблан приударил за Джим, это еще не значит, что он думает о каких-то там поцелуях… Это просто ухаживание… Обыкновенный флирт…

– Ну конечно, – саркастично усмехнулся Богард. – Флирт… Смотри, как бы через пару месяцев этот голубоглазый паук не увлек легкокрылую бабочку Джим в свою паутину… И потом, дорогой мой Майлс, мне кажется очень подозрительным то, что за весь вечер ты не кинул ни одного восхищенного взгляда на Викторию. По-моему, она этим крайне раздосадована…

Майлс действительно совсем позабыл о Виктории. Богард прав. Это на него совсем не похоже. Может быть, Виктория поможет ему расслабиться, вернет его душе желанный покой? Когда Богард оставил его, Майлс сел поближе к Виктории, со скучающим видом листавшей страницы какого-то модного журнала.

– Мне показалось, или ты скучаешь? – поинтересовался он у Виктории.

Она отложила в сторону модный журнал и одарила Майлса одним из своих обворожительных взглядов. Но этот взгляд почему-то не тронул Майлса так, как это бывало раньше. И впрямь, с ним творится что-то странное. Если уж пламенные взгляды Виктории не сводят его с ума, значит он действительно не в себе…

Майлс попытался отвлечься разговором с Викторией, но разговор не клеился. Она пыталась напомнить ему о событиях последнего уик-энда, но Майлс слушал ее вполуха. Его взгляд рассеянно блуждал по лицу Виктории, а мысли вертелись вокруг Ричи Леблана и Джим, весело смеявшихся над какими-то своими шутками.

Майлс чувствовал, что веселый смех Джим задевает его за живое. С ним она так не смеялась. Ни разу. Она только хмурилась и раздражалась, слушая его бесконечные придирки, замечания, нотации… С ним ей было скучно, а с Ричи весело. Душу Майлса вдруг наполнила такая щемящая тоска, что ему стало больно. Он уже не слышал, что говорила ему Виктория. Ему показалось, что сегодняшним вечером он потерял что-то дорогое, что-то близкое и родное. И уже никогда не сможет это вернуть. Что это было? Доверие Джим или сама Джим? Майлс терялся в догадках. Ему так хотелось, чтобы этот мучительный вечер поскорее закончился… Когда гости разойдутся, Майлс сможет объясниться с Джим и, возможно, узнать, что не все еще потеряно…

– Майлс? Майлс Вондерхэйм!

Майлс вынырнул из своих мыслей, как бобр из заводи. В холодных голубых глазах Вик читалось раздражение.

– Майлс, о чем ты думаешь?! – возмущенно спросила она, испепеляя его взглядом. – Ты совсем меня не слышишь!

Майлс тряхнул головой, чтобы избавиться от давящего груза мыслей, и положил ладонь на руку Виктории, чего никогда не позволял себе раньше. И надменная красавица не отдернула руку…

– Прости меня, Вик. Я чертовски устал… Моя голова уже лежит на подушке, а глаза видят десятый сон. Ты извинишь меня? – Майлс одарил ее нежной улыбкой, и, к его удивлению, холодная Виктория растаяла.

– Прощу, – улыбнулась она в ответ и окинула собравшихся повелительным взглядом. —

Эй, господа, вам не кажется, что пора и честь знать? Хозяин дома устал, и ему нужен отдых. Так что будем воспитанными и уйдем сами, пока нас не выгнали.

– Ну с этим ты погорячилась, Вик. Я никогда не выгоняю гостей.

Однако Майлс почувствовал немалое облегчение, когда вечер наконец закончился и гости собрались разъезжаться по домам. Ричи Леблан, судя по всему, был не очень рад предложению Виктории. Он по-прежнему крутился вокруг Джим и пытался уговорить девушку встретиться с ним и «как-нибудь сходить в ресторан». Майлс смотрел на прыжки Ричи и чувствовал, как с каждой минутой его терпение рассыпается в прах.

Как бы не так, чертов донжуан! – костерил он про себя Ричи. – Она пойдет с тобой только через мой труп! Вначале ты ухаживал за одной, а теперь и за другую принялся! Как бы не так, Леблан!

Напрасно этот прохвост, изображающий француза, пытается соблазнить его кузину! Уж Майлс постарается, чтобы она держалась от него подальше… Он не позволит какому-то вертопраху волочиться за Джим! Стоп, внезапно осекся Майлс. Может быть, Ричи и вертопрах, но его кузина – взрослая девушка. А он, в который уже раз, думает о том, как предостеречь ее, оградить от мужчин… Неужели он попросту ревнует? Неужели Галатея-Джим действительно заняла в его сердце уютное местечко?

Майлс проводил гостей и пошел искать Джим, которая внезапно исчезла. Ушла к себе, потому что не хочет меня видеть, решил Майлс. Эта мысль огорчила его. Но ведь он сам виноват в случившемся. Нужно уметь признавать свои ошибки… Майлс поднялся наверх.

Дверь в ее комнату была приоткрыта, но он все равно постучал ради приличия. Джим не ответила. Что ему делать? Изобразить галантного джентльмена, продолжив стучаться, или все-таки войти? Майлс плюнул на условности и вошел в комнату.

Картина, которую он увидел, удивила его и заставила не на шутку разволноваться. Вместо очаровательного платья цвета кофе со сливками на Джим были прежние потертые джинсы, курточка и «хиповский» шарф. Джим «завершала образ», завязывая шнурки на кроссовках.

– Но мы же договорились, Джим, – упавшим голосом произнес Майлс, – что ты не будешь носить это, пока…

Джим подняла голову. В ее раскосых глазах была такая тоска и горечь, что Майлс почувствовал себя полным идиотом и смолк.

– Пока что? – сухо спросила она. – Пока я не получу завещанное? Можешь не переживать, Майлс. Я решила отказаться от него. Мне не нужны деньги, из-за которых я должна терпеть постоянные унижения и идти против своей воли. – Она завязала шнурки и поднялась с кровати. – Я ухожу, Майлс.

Сердце Майлса сжалось. Он ведь предчувствовал ее уход! Он видел, что все идет не так! Каким же он был идиотом, что запер ее в этой комнате! Майлс решил применить силу своего неотразимого «темного» обаяния, чтобы отговорить Джим, но, взглянув на нее, понял, что она не будет его слушать. Джим – не Глэдис, не Виктория Исприн. Если Джим злится, то она злится по-настоящему, а не изображает оскорбленную невинность. Майлсу нравилось это ее качество, но сейчас ему стало страшно. Он уже так привык к ней! Что с ним будет, когда она уйдет? Если раньше его желание удержать Джим было продиктовано страхом потерять наследство, то сейчас Майлс по-настоящему боялся потерять именно ее, Джим.

– Послушай, Джим… – Майлс решил использовать последний шанс. Он подошел к девушке и взял ее за руку. На указательном пальце по-прежнему красовалась тонкая полоска колечка-открывалки. – Я хотел… – Он перевернул ее руку ладонью вверх и замер. Нежная кожа была расцарапана и в некоторых местах даже кровоточила. – Что это? – изумленно спросил он.

– Мне же нужно было выбраться из комнаты. – Глаза Джим стали еще зеленее от злости, а в голосе появились нотки незнакомого сарказма. – Пришлось спускаться по водосточной трубе. А потом прятать ладони от твоих утонченных гостей. И еще стараться не говорить: «Чтоб я сдохла!». Я ведь отличная ученица, правда, Майлс? Ну же, признай это наконец!

Майлс побледнел. Джим ненавидела его, и только он был виноват в этом. Но не признать того, что Джим – прекрасная ученица, он не мог. Сегодня вечером от нее не было слышно ее любимых словечек. Можно было сказать, что она вела себя безупречно. «Первый раунд» выигран, но что толку? Джим уходит, и теперь все это не имеет никакого значения…

Майлс еще раз посмотрел на ее расцарапанные ладони. Разве он может отпустить ее в таком состоянии? Конечно, нет.

– Тебе нужно смазать ранки, – убедительно заговорил он. – Иначе в них может попасть инфекция. А потом начнется заражение. Если ты подождешь пару минут, я принесу все необходимое. Мне не хочется, чтобы с тобой что-то случилось из-за меня…

Джим недоверчиво взглянула на Майлса. Он пытается ее удержать, в этом не было сомнений. Вот хитрая лиса! – усмехнулась про себя Джим. Готов сделать все, чтобы не уплыли его денежки. Ведь именно в этом все дело! Именно в том, что она для него – курица, несущая золотые яйца! Не обольщайся, Майлс Вондерхэйм. Этих денег не получит никто: ни ты, ни я… Все по справедливости…

Она все же кивнула, чтобы усыпить бдительность Майлса. Это даже хорошо, что он обеспокоился ее здоровьем. Так ей будет проще уйти незамеченной.

– Подождешь? – обрадованно переспросил Майлс, отпустив ее руку. – Я сейчас.

Он быстро вышел из комнаты. Джим услышала, что он бегом спустился по лестнице. Она горько усмехнулась. Какая прыть! Кто бы подумал, что Майлс Вондерхэйм способен на участие и заботу! До того, как она собралась уйти, он только и мог, что шикать на нее и сыпать едкими замечаниями…

Джим выглянула из комнаты и, убедившись, что Майлса нет на горизонте, спустилась вниз. Слава богу, Змеюка уполз из холла и никто не будет задавать ей дурацких вопросов. Джим хотела попрощаться с Грэмси, но времени у нее было мало. Она тихо открыла дверь и прошмыгнула на улицу.

Холодный ветер ударил ей в лицо, словно напоминая о том, что она возвращается к прежней жизни. Холодной, голодной и беспросветной. Но Джим чувствовала, что не это – причина тоски, закравшейся в ее сердце. Меньше всего она думала о наследстве и роскошном доме, в котором могла бы жить. Все ее мысли вертелись вокруг Майлса Вондерхэйма, человека, который оказался трусом и лицемером… Может быть, в этом не было его вины. Общество, в котором он был воспитан, устанавливало свои правила. Но ей так хотелось, чтобы этот мужчина оказался благородным и смелым… Джим бросила прощальный взгляд на дом и торопливо зашагала по улице. Ей хотелось плакать, но она сдержалась. Жаль только, Джим не успела позвать в гости Малыша Гарри. Он так и не увидел, как живут люди за пределами Тоск-стрит…

8

Майлс стоял на пороге комнаты Джим, прижимая к груди бинт и пузырек со спиртом. Она ушла. Она все-таки ушла, не дождавшись его… Ушла, слишком гордая, чтобы остаться…

Он вышел из комнаты, прикрыв дверь. «Ветерок», болтавшийся над дверью, музыкально звякнул. Майлс вспомнил, какими счастливыми были глаза Джим, когда он купил ей эту безделушку. Сердце его сжалось от тоски. «Ветерку» она обрадовалась гораздо больше, чем остальным покупкам…

В этом – вся Джим, подумал Майлс. Она умеет радоваться мелочам. Ей чужды условности, ей противна зависимость. Она смелая и мужественная девочка. В отличие от него, Майлса… Что же ему теперь делать? Вернуть ее или оставить все, как есть? Позволить ей уйти, жить своей жизнью? А самому заняться тем, от чего он так долго открещивался, – карьерой адвоката?

Майлс спустился вниз. Нужно было вернуть Грэмси бинт и пузырек со спиртом. Кухарка посмотрела на сникшего Майлса и сразу поняла, в чем дело.

– Она все-таки ушла, мистер Вондерхэйм?

– Да, – кивнул Майлс. – Убежала, пока я ходил за бинтами…

Он опустился на стул. Вид у него был отчаявшийся, и Грэмси стало жаль его. Правда, гораздо сильнее она переживала из-за ухода Джим. Такая чудесная девочка, и вот – на тебе… А все из-за этого упрямого чурбана, который не мог относиться к ней по-человечески…

– Что мне делать, Грэмси?

Меньше всего Грэмси ожидала такого вопроса. Хозяин никогда не советовался с ней, хотя она и проработала у него много лет. Видно, ему действительно плохо, решила Грэмси. И, наверное, он раскаивается в том, что сделал. Она понимающе улыбнулась Майлсу и ответила:

– Вы ведь знаете, где она живет?

– А ты думаешь, она захочет вернуться?

– Если вы хорошенько попросите…

– Попытка – не пытка, – ответил Майлс то ли Грэмси, то ли самому себе, и вышел из кухни.

Грэмси посмотрела ему вслед. Что-что, а уговаривать этот красавец умеет… Главное, чтобы не перестарался. Ведь Джим – такая наивная девочка… Грэмси улыбнулась. Что-то подсказывало ей – теперь Джим точно вернется…

Джим уныло брела по Тоск-стрит. Идти домой ей совершенно не хотелось. Она подумала даже зайти к Малышу Гарри, но было уже поздно. Наверняка тетя Мадлен заснула, а Джим не хотелось ее будить.

Ее одолевали сомнения, правильно ли она поступила, оставив дом Майлса и даже не поговорив с ним. Впрочем, что он мог ей сказать? Разве у Майлса Вондерхэйма хватило бы силы духа признаться в том, что он трус? Едва ли… Но когда Джим вспоминала его взгляд, в котором было столько тоски и горечи, ей становилось не по себе. Что, если Майлса волновали не деньги? Что, если он хотел удержать ее, потому что привязался к ней? Из раздумий Джим вырвал свист, раздавшийся у нее за спиной. Что еще за соловей здесь выискался?! – раздраженно подумала она. Может быть, это Гарри? Но что он делает на улице так поздно?

Джим обернулась и никакого Гарри не увидела. Позади нее стояли двое молодых людей. Один из них был долговязым, а другой – маленьким и полным. Забавная парочка, подумала Джим. Она ни разу не видела этих ребят на Тоск-стрит. Чего они хотели от нее? Наверное, она ошиблась и свистели вовсе не ей. Джим отвернулась.

– Эй, крошка! – закричал один из парней. – Может, почтишь нас своим вниманием?

Ошибки быть не могло. Парень обращался именно к Джим, потому что других «крошек» поблизости не наблюдалось. Вокруг не было вообще никого. В такое время честные жители не очень-то спокойной Тоск-стрит сидели по домам. Джим снова обернулась. Какого черта от нее нужно этим полуночникам? И почему это они называют ее крошкой?!

– Я – никакая не крошка, – возмущенно ответила Джим. – У меня имя есть. И его знают все на этой улице, – с достоинством произнесла она.

– О, – ухмыльнулся Долговязый, – у тебя есть имя? И какое же?

– Тебе знать необязательно, – бросила Джим. Она собралась продолжить свой путь, но увидела, что парни двинулись к ней.

У Долговязого походка была небрежная и решительная, а Коротышка плелся за ним медленно, словно был не очень уверен в том, что он делает. Джим не знала, чего от нее хотят эти парни, но зато отлично знала репутацию Тоск-стрит, и ей стало не по себе. Правда, ребята с Тоск-стрит ни за что не осмелились бы к ней приставать. Но эти парни были явно нездешними.

– Может, все-таки скажешь, как тебя зовут? – спросил ее Долговязый.

Он уже стоял рядом с Джим на расстоянии вытянутой руки. Коротышка топтался чуть поодаль. По всей видимости, затея Долговязого была ему не по нутру.

– В чем дело? – спросила Джим. Она сделала вид, что ей ни капельки не страшно. Такие люди, как Долговязый, чуяли страх за версту. И Джим очень хорошо об этом знала. – Чего тебе надо?

– Только узнать твое имя, крошка, – ухмыльнулся Долговязый. – Только имя…

– Меня зовут Джим. Доволен?

– Не совсем. Мне бы хотелось познакомиться с тобой чуть ближе. А тебе?

– Отвали. Мне не нравятся парни, которые называют меня «крошкой». – Джим смотрела на ухмылку, прилипшую к губам Долговязого, и в ее душе росла тревога. Чего он хочет от нее? Что ему нужно? Судя по одежде, он такой же бедный, как и она. И, наверное, понимает, что денег у нее нет…

– А мне нравятся девушки, такие как ты. И имя у тебя забавное. Как у парня. Не хочешь провести со мной ночь?

– Ночь? – Джим начала терять терпение. – Ночь я хочу провести дома. А ты бы поучился хорошим манерам, парень, – вспомнила Джим любимое выражение Майлса. – Это тебе пригодится, когда ты в следующий раз решишь с кем-то пообщаться.

Долговязый расхохотался и подмигнул молчащему Коротышке.

– Смотри-ка, смелая девчонка. Или наивная… – Он снова повернулся к Джим. – А кто говорит об общении, детка?

– Меня зовут Джим, – настойчиво повторила она.

– Не важно. Я не общаться с тобой собрался, а ночь провести. Понимаешь разницу?

Джим отрицательно покачала головой. Что он несет? Какая ночь? Шел бы себе спать, вместо того, чтобы шляться по улицам, к тому же чужим.

– Не понимаю, – раздраженно ответила она. – И не хочу понимать. Шли бы вы спать. Тоск-стрит – беспокойная улица. Особенно для тех, кто приходит сюда из другого места. Да еще и привязывается к местным жителям…

– Ты мне угрожаешь? – Долговязый услышал нотки презрения в голосе Джим, и это раздразнило его еще больше. – Хочешь сказать, у меня из-за такой малявки, как ты, будут проблемы?

– Я не угрожаю. Идите своей дорогой и дайте мне идти своей. Уже поздно, и я хочу спать. – Джим развернулась и сделала несколько шагов, но Долговязый схватил ее за руку.

– Так просто ты от меня не уйдешь, детка! – Он притянул ее к себе и захрипел ей в самое ухо: – Думаешь, что от Фрэнки Миллера так легко избавиться?

Джим стало по-настоящему страшно. К этому чувству примешивалось еще и отвращение. Дыхание у Долговязого было до ужаса противным. От него несло какой-то тухлятиной и алкоголем. Помимо этого от него исходил густой запах пота, от которого у Джим даже глаза защипало. Она сморщилась от отвращения и оттолкнула Долговязого.

– Чего ты хочешь?! – спросила она, пытаясь не выказать страха. – Что тебе от меня нужно?!

– А ты не догадываешься? – скользко улыбнулся Долговязый. – Я хочу получить удовольствие. И будь уверена, я его получу!

Джим похолодела. В ее голове зашевелились смутные воспоминания, слова Агнесс о каком-то мужском «удовольствии». О том удовольствии, которое получали от нее мужчины, приходившие к ней каждую ночь… Неужели Долговязый говорит именно о нем? По телу Джим пробежала волна мурашек. Как будто ее коснулась мохнатая лапа паука. Теперь уже она жалела о том, что ушла от Майлса. Его проступок мерк на фоне того, что хотел сделать с ней этот отвратительный тип. И, хотя Джим не понимала толком, чего именно он хочет, липкий страх и отвращение сковали ее тело. Она замерла, не в силах даже пошевелиться.

Именно такой реакции и дожидался Долговязый. Он снова схватил Джим за руку и кивнул молчаливому Коротышке:

– Помоги мне!

– Ну, знаешь… – неуверенно пробормотал Коротышка. – По-моему, это не самая лучшая идея. Может, отпустишь ее? Пусть идет, куда шла. Нам с тобой не нужны проблемы…

– Какие еще проблемы? – раздраженно фыркнул Долговязый. – Брось! Никто и не подумает заступаться за эту малявку. Кому она нужна?

Джим уже не вслушивалась в их диалог. Она думала только о том, как ей спасти себя. Нужно было действовать немедленно. Но что она может сделать? Двое парней, куда сильнее, чем она, легко с ней справятся. Может, попытаться отговорить Долговязого? Джим скользнула взглядом по его хищному лицу. Нет, ничего не получится… Какая же она идиотка! И зачем нужно было уходить из дома Вондерхэйма так поздно? Неужели сложно было дождаться утра? Но разве Джим могла предположить, что встретит таких негодяев?!

Долговязый по-прежнему сжимал руку Джим, но хватка его ослабла. Видимо, разговор с неуступчивым Коротышкой лишил его прежней уверенности. Джим сделала глубокий вдох. Сейчас она вырвется и побежит. Побежит так быстро, как только сумеет. А бегает она совсем не плохо… Сердце ее билось так сильно, что стук его заглушал звук голосов Долговязого и Коротышки. Впрочем, ей не зачем было их слушать. Ее задача – бежать.

Джим мысленно дала себе команду «на старт», резко дернула руку и, вырвавшись от Долговязого, рванула по Тоск-стрит. Но у ее преследователя оказалась отличная реакция, да и бегал он неплохо. Он настиг Джим возле фонарного столба и, как коршун, вцепился ей в плечи.

– Теперь не уйдешь… – прошипел Долговязый. Он скрутил руки Джим и потащил ее в подворотню, подальше от света.

Джим вырывалась, кричала, билась в его цепких руках и даже пыталась кусаться. Но Долговязый обращал на ее сопротивление такое же внимание, какое паук обращает на муху, которая бьется в его сетях. У Джим началась настоящая паника. Она убегала от полиции, от людей, у которых воровала кошельки, но ей никогда не причиняли боли такие же, как она сама, люди. В ее голове крутился калейдоскоп фраз, когда-то брошенных соседкой Агнесс, тех фраз, которые зачастую Джим пропускала мимо ушей, стараясь не придавать им значения. И вот эти фразы всплыли из подсознания и наполнили душу Джим страхом и отвращением…

Коротышка, товарищ Долговязого Фрэнки, не торопился принять участие в происходящем. Мало того, он явно был не в восторге от ситуации, в которую попал. Он с неодобрением смотрел на то, что Долговязый делал с Джим, и хмурил брови. Когда Долговязый затащил Джим в темную арку между домами и бросил ее на смятые картонные коробки, Коротышка решил вмешаться.

– Послушай, Фрэнки… Сдается мне, что ты спятил. Я готов был бить морду задавалам с Тоск-стрит, но… обижать девчонку мне совсем не хочется. Посмотри на нее – она ведь совсем маленькая. А что, если она окажется несовершеннолетней? Разве ты хочешь загреметь в тюрягу? Знаешь, что там делают с такими, как ты?

– С такими, как я? – Фрэнки повернулся к Коротышке и смерил его презрительным взглядом. – Не думал, что ты трусишка, Дил. Уже, небось, и в штаны наложить успел?

Коротышка Дил покраснел. Ему не нравились упреки в трусости. Но в данной ситуации он не считал себя трусом. Скорее, он был бы трусом, если бы помог Фрэнки выполнить задуманное.

Джим валялась на грязных коробках, потирая ушибленную руку. Ей оставалось только смотреть на то, как решалась ее судьба. Сможет ли Коротышка разубедить своего приятеля? Джим вспомнила взгляд, которым смотрел на нее Фрэнки, и ее передернуло. Неужели она позволит себе лежать на этих коробках и ждать, что с ней сделают? Нет, она не Агнесс! Она не какая-то девчонка, которая распустит нюни и будет тупо подчиняться обстоятельствам. Она будет сражаться до последнего!

Руки Джим сжались в кулаки. Теперь она знала, что нужно делать. Оглядевшись по сторонам, она нашла какую-то палку, из которой торчало несколько ржавых гвоздей. Стараясь быть незаметной, Джим подползла к ней и подняла ее. А затем и сама поднялась с асфальта. Она подкралась к Долговязому, но, на беду, ее заметил Коротышка.

– Фрэнки, оглянись! – крикнул он товарищу.

И Фрэнки оглянулся. Такого взгляда Джим не видела еще никогда. В нем было столько злости и ненависти, что девушка оцепенела. Пользуясь ее замешательством, Фрэнки вцепился в палку и принялся тянуть ее на себя. Но тот край палки, за который он взялся, был небезопасным. Именно из него торчали ржавые гвозди.

– Ах ты, сука! – не своим голосом завопил Фрэнки. – Чертова сука! – Он отпустил палку, и Джим, сжимавшая ее изо всех сил, потеряла равновесие и упала на асфальт. – Здесь же гвозди!

С его пальцев текла кровь. Но ярость заглушила боль. Эта девчонка смеет сопротивляться ему! Ну сейчас он ей покажет! Она узнает, что такое – не подчиниться Фрэнки Миллеру! Он двинулся к Джим.

В глазах девушки застыл ужас. Но она заставила себя подняться с асфальта. Палка, за которую Джим так отчаянно боролась, отлетела в сторону. Тянуться за ней было небезопасно. Но Джим все еще могла кричать.

– Помогите! – завопила она, что было сил. – Помогите! На помощь! Спасите меня! Я здесь, под аркой!

Но лишь эхо было ей ответом. Фрэнки шел к ней, как в замедленном фильме. Он не торопился. Он знал: что эта девчонка не уйдет от него, Фрэнки Миллера. От него еще никто не уходил целым и невредимым, На его лице уже не было сальной ухмылки. На нем была написана ненависть. И желание причинить Джим боль. Много боли.

– Помоги-и-ите! – завопила Джим. Ее сердце готово было вырваться наружу вместе с этим криком. – Сделайте же что-нибудь!

Фрэнки подошел к ней и с размаху ударил по лицу. Девушка, не выдержав удара, вновь упала на асфальт. Синяк будет, поняла Джим. Но эта мысль дошла до нее, как в тумане. Синяк – это совсем неважно. Это Майлса мог испугать вид синяков. А ей все равно… Фрэнки наклонился над Джим и одним движением расстегнул на ней куртку.

За его спиной маячило лицо Коротышки. Он все еще не мог решить, что ему делать. То ли пойти против друга, то ли махнуть рукой и уйти, оставив Фрэнки наедине с Джим. Дил выбрал второе. Если Фрэнки считает, что ему нужна эта девчонка, пускай делает с ней, что хочет. А Дил не намерен ссориться с ним из-за этого. В конце концов, они дружат уже много лет…

Джим увидела удаляющуюся спину Коротышки и поняла, что все потеряно. Фрэнки от своего не отступится. И вдруг, когда Фрэнки сжал ее руки, которыми она до этого изо всех сил колотила его по плечам, Джим услышала визг тормозов.

– На помощь! Я здесь! – выкрикнула она.

Фрэнки ладонью закрыл ей рот, но Джим уже поняла, что спасена. Кто-то хлопнул дверцей автомобиля и побежал на звук ее голоса. Ну скорее же, скорее! – кричала она про себя. А потом кто-то оторвал отвратительного Фрэнки от ее тела и одним движением швырнул на землю. И этот же «кто-то» склонился над зажмурившейся от страха Джим и взволнованно прошептал:

– Ты в порядке?

Не веря своим ушам, Джим раскрыла глаза. Она не ошиблась. Над ней склонился Майлс Вондерхэйм с бледным как мел лицом и горя щими глазами. И вправду Темный Ангел, подумала Джим. Не зря его так прозвали… Она кивнула и скосила глазами в сторону Фрэнки, пытавшегося подняться с асфальта. Майлс повернулся и ударил его по лицу. Изо всех сил. Что-то хрустнуло, и Джим поняла, что у Фрэнки сломался нос. Но она ничуть не жалела этого негодяя. Он получил по заслугам.

Фрэнки согнулся в три погибели. Он явно не ожидал такого сильного удара от элегантного мужчины в дорогой одежде. Ведь такие всегда проезжали мимо, не обращая внимания на то, что происходит вокруг. Да и вообще, мало кто из них заглядывал в трущобы…

Джим благодарно взглянула на Майлса. А она-то обзывала его трусом, ругала почем зря. Он нашел ее и спас! Вытащил из такой передряги! Что было бы с ней, если бы он не приехал на Тоск-стрит?! Джим даже думать об этом не хотелось. Жестокое лицо Фрэнки, его омерзительный запах, грубые руки, срывающие с нее одежду, – все это отошло на задний план. И теперь Джим думала только о том, как она благодарна своему Темному Ангелу…

Майлс помог Джим подняться, а потом поднял Фрэнки за шкирку.

– Ты сможешь рассказать в полицейском участке о том, что с тобой произошло? – спросил он у Джим хриплым от гнева голосом.

Фрэнки, обмякший в его сильных руках, будил в нем неистовую ярость. Майлс с трудом сдерживался, чтобы не сделать с этим парнем-то, чего он заслуживал. Задушить этого мерзавца до того, как он попадет в руки полиции.

Джим кивнула. Она видела, что происходит с Майлсом. С одной стороны, Джим было приятно, что Майлс так зол на этого ужасного человека. С другой стороны, Джим боялась, что Майлс потеряет контроль над собой и убьет мерзавца Фрэнки.

Такого Майлса она не видела еще ни разу. За то недолгое время, что они жили вместе, Джим наблюдала разные проявления характера кузена. Он мог быть ворчливым, раздражительным и даже злым, но настолько злым, чтобы убить… Впрочем, никто на его глазах не пытался причинить ей боль…

– Да, да, – пробормотала она. – Конечно, я поеду и все расскажу. Только не делай глупостей, Майлс, прошу тебя.

– Ладно уж, – смягчился Майлс. Он как следует встряхнул обвисшего Фрэнки. – Пойдем, урод. Тебе предстоит несколько тяжелых лет. Благодари Бога за то, что я успел вовремя. Иначе тебя уже не было бы в живых…

В полицейском участке Джим не задержалась. Презентабельный вид Майлса и деньги, которые он тут же сунул начальнику участка, сделали свое дело. К Джим отнеслись с удивительным пониманием, хоть и косились на ее куцую одежонку. Она рассказала все, как было, не забыв упомянуть и о Коротышке. Этот парень мог бы вступиться за нее. Но он предпочел оставить ее наедине со своим другом. Скажи мне, кто твой друг, и я скажу – кто ты. Эта пословица не лишена основания. Джим была уверена: хоть Коротышка и не принимал участия в деле Фрэнки, он немногим отличался от приятеля.

– Уж будьте покойны, – улыбнулся Майлсу начальник участка. – Мы надолго упрячем этого подлеца. К тому же я уверен, что этот Фрэнки неоднократно проворачивал такие дела. Уж больно мне знакома его физиономия… Но на этот раз, – подмигнул он Майлсу, – мы его в покое не оставим. Поработаем с ним, как следует.

Майлс покосился на Джим, и на душе у него стало гадко. Если бы не его деньги, кто знает, стали бы здесь слушать Джим… Скорее всего, до начальника участка она не добралась бы вовсе. Ее бы выслушал рядовой полицейский и, пожав плечами, сообщил, что «дело безнадежное»… Философия Богарда не лишена оснований: все решают деньги. Эти проклятые бумажки нужны везде, куда бы ты ни пошел… Майлс мог только радоваться тому, что успел вовремя. Иначе… Бедная Джим…

Он холодно попрощался с начальником участка и, взяв Джим за руку как ребенка, вывел ее на улицу. Ее рука была холодной как лед и дрожала. Майлс посмотрел на Джим и увидел, что она вся трясется как в лихорадке. Наверное, это последствия стресса, подумал он. Но от определения причины легче ему не стало. Ведь все из-за него. Все по его милости… Если бы Майлс не стыдился этой девушки и не запер ее в комнате, всего этого кошмара можно было избежать…

Он завел машину и виновато покосился на Джим. Она по-прежнему тряслась и молчала, не в силах выговорить ни слова.

– Джим, – тихо позвал он ее. – Джим…

Она повернулась в его сторону и, к облегчению Майлса, в ее глазах не было ни злобы, ни упрека. Он немного успокоился.

– Я хотел сказать тебе… Прости меня за все это… – Майлсу Вондерхэйму редко приходилось просить у кого-то прощения. Обычно он анализировал свои поступки про себя и почти никогда не признавал своей вины. А если и признавал, то не делал из этого всеобщего достояния. Но сейчас… Сейчас он не мог по-другому. Майлс нуждался, именно нуждался в прощении Джим. И надеялся получить это прощение.

– За что? – Джим чувствовала, что ему нелегко говорить. Но теперь она знала, что Майлс Вондерхэйм – не трус. И у него хватит силы духа признать свою неправоту. А она поможет ему в этом. Обойдется без упреков и оскорблений. Хотя еще совсем недавно готова была разнести ему голову…

– Я не должен был стыдиться тебя. Хоть я и не твой родной брат, но все же несу за тебя ответственность. Я струсил… – Майлс вперил взгляд в серую ленту асфальта, но Джим знала, что сейчас дорога волнует Майлса в последнюю очередь. – Я испугался того, что ты произведешь на моих друзей… негативное впечатление. Понимаешь, Джим… Я скован правилами приличия, как наручниками. Они держали меня всю жизнь. Так же как твоего отца… Но, по сравнению со мной, дядя Патрик все же был куда более независимым человеком. Поэтому он решил признать тебя. Пусть и после смерти. Поэтому он пытался найти твою мать, и, я уверен, женился бы на ней, если бы нашел… Знаю, что мой поступок отвратителен. Знаю, что не имел права так вести себя. Но я прошу прощения и надеюсь, что буду прощен. Потому что больше никогда… – Майлс повернулся к ней, и Джим увидела его лицо, искаженное болью и горечью. – Больше никогда не буду тебя стесняться…

Джим улыбнулась. Нервная дрожь, охватившая ее тело, наконец-то улеглась. В который уже раз ей хотелось плакать. Но теперь слезы, которые стояли в ее глазах, были слезами радости. Майлс оправдал ее ожидания. Он не был ни трусом, ни слабаком. Он был сильным человеком, который ошибался, как и многие другие. Но, в отличие от этих других, Майлс умел признавать свои ошибки.

9

В последнее время Джим чувствовала себя очень странно. Это «странно» выражалось в следующем: она привыкла к «девчачьим шмоткам» и начала вполне сносно ходить на каблуках, «чтоб я сдохла» безболезненно выветрилось из ее лексикона, уступив место новому выражению «это просто восхитительно». И наконец – самое странное: Джим чувствовала себя так легко, как никогда раньше. Словно бы она не ступала по земле, а ее несли по воздуху невидимые крылья. Она постоянно ощущала какое-то брожение внутри, будто бы в ее душе рождалось что-то новое, неведомое…

Джим не знала, чем объяснить все эти перемены. Может быть, она заболела? Нет, она давно так хорошо себя не чувствовала. Может быть, сошла с ума? Вряд ли, ей казалось, что ее рассудок светел как никогда. А может быть, дело было в том, что рядом с ней находился человек, который заботился о ней, опекал ее? Ведь с тех пор, как умерла ее мать, такого человека рядом с Джим не было…

Но Джим была не из тех, кто постоянно изводит себя вопросом: что же будет завтра? Она, как верно заметил Майлс, умела радоваться мелочам и каждой счастливой минуте. Особенно сейчас, когда ее отношения с Майлсом серьезно наладились, и, если между ними происходили ссоры, то они были мимолетными и быстро забывались.

Майлс был настолько любезен, что даже разрешил ей пригласить Малыша Гарри, о чем Джим подумала сразу же, как только приехала в этот дом. Естественно, Гарри с радостью принял приглашение. Во-первых, ему очень хотелось узнать, как живет его подруга. А во-вторых, ему было ужасно любопытно посмотреть, что представляют собой шикарные особняки, в которых проводят время богатые люди, вроде Майлса Вондерхэйма.

Джим не хотелось слишком уж поражать Гарри переменами, происшедшими с ней, поэтому к его приезду она постаралась одеться как можно проще. Тонкий зеленый джемпер, черные брючки в белую вертикальную полоску. Простенько и со вкусом. То же самое она посоветовала сделать Майлсу.

– Ни в коем случае не надевай костюм, – предупредила она его. – Малыш сойдет с ума, если увидит твои платиновые запонки, украшенные бриллиантами…

Майлс пожал плечами и надел темную рубашку с шелковыми брюками. В конце концов, Джим постоянно идет на уступки – так почему бы и ему ни уступить ей? Правда, насчет запонок Майлс был не согласен. Он обожал носить запонки. И не только носить, но и любоваться ими. У него была целая коллекция запонок, хранившаяся в отдельной комнате. Он даже показал ее Джим, но та не испытала особого восторга.

– Восхитительно… – пробормотала она, как делала всегда, если что-то не вызывало в ней эмоций, но нужно было их как-то выразить. – Правда, я не понимаю, зачем тебе так много запонок? Ты вполне мог бы обойтись и несколькими парами…

Майлс понимал, что его увлечение запонками чем-то напоминает страсть его матери к драгоценным камням и украшениям. Но, слава богу, до одержимости Ульрики ему было далеко. Он любил покупать запонки, носить их, и иногда с удовольствием рассматривал свою коллекцию. Но заниматься исключительно запонками – увольте. Это развлечение не для Майлса Вондерхэйма…

Малыш Гарри прибыл ровно в полдень, как и обещал. Джим оценила его пунктуальность, ибо обычно он ею пренебрегал. Гарри оделся в самые приличные вещи, которые были у него дома, и изо всех сил старался показать себя воспитанным мальчиком.

Дворецкий Питер пожирал мальчишку глазами, полными ненависти. Он бы ни за что на свете не пустил в дом этого оборванца. Но, кажется, хозяин вконец свихнулся. Может быть, нужно позвонить кое-кому, чтобы спасти ситуацию? Пока еще не поздно…

Майлс до слез хохотал, разумеется, в душе, когда Гарри с умным видом кивал головой, разглядывая фарфоровые статуэтки, стоящие на полочках и приговаривал:

– Чудесно! Это просто чудесно!

А Джим не стеснялась и смеялась над ним вслух:

– Ну что ты пыжишься, Гарри! Будто я не знаю, как ты говоришь обычно! Или ты думаешь, что я так привыкла к красивым словечкам, что уже ничего другого и слышать не могу?

– Не знаю… – Гарри смутился и покраснев так, что его лицо слилось с красной рубашкой которую Мадлен Смуллит тщательно залатала и выгладила. – Ты же теперь без пяти минут леди…

Джим звонко расхохоталась.

– Ну и что с того? Разве это означает, что я изменилась внутренне? Стала напыщенной и холодной дамочкой?! Конечно, я больше знаю… Да и говорю красивше… То есть красивее… Но ведь в душе я прежняя Джим. Что, не узнаешь?! – Джим изо всех сил хлопнула его по плечу, как в старые добрые времена их уличных странствий.

Гарри чуть не упал – удар у Джим был сильный, – но зато взбодрился. Ему сразу стало не по себе в этом дворце, где все состояло из сияющей чистотой мебели, ковров и статуэток. И он испугался, что Джим слилась со всем этим, стала частью мира обеспеченных людей. Но слава богу, он ошибся. Слова Джим привели Гарри в чувство: она, конечно же, изменилась, но не потеряла главного – саму себя.

Малыш Гарри расслабился и взахлеб принялся рассказывать о том, что происходило на Тоск-стрит за время отсутствия Джим. Тетя Мадлен поправилась, но так и не смогла найти работу; у Агнесс появился постоянный ухажер, но пока он не зовет ее замуж; Билли Платина чуть не попался за очередную кражу, но ему удалось ускользнуть прямо из участка, куда его привезли полицейские…

Джим внимательно слушала все новости. Она то смеялась, то серьезно и грустно качала головой. Все менялось и в то же время оставалось на своих местах. Словно не было никакого проблеска в небе над Тоск-стрит. Словно оно навсегда останется укрытым плотными тучами…

Майлс не принимал участия в общем разговоре. Он только наблюдал за Джим и Малышом Гарри. Какая же все-таки сложная жизнь у этой девушки и ее маленького друга! Но при этом они умудряются находить какие-то радости, смеяться над горестями и невзгодами… Он никогда не думал о том, как и чем живут такие люди, какие чувства переполняют их. Но с появлением в его жизни Джим все изменилось. Майлс вдруг понял, что он – не центр Вселенной, и его жизнь – не единственное, о чем стоит думать… Теперь он понимал Джим и чувствовал ее. Может быть, поэтому он ощущал внутри себя какое-то волнение, когда думал о ней? А может быть… Может быть, Богард оказался прав и Майлс поддался чарам этой маленькой феи.

Майлса не пугала эта мысль, когда он любовался красивым лицом, загадочными жадеитовыми глазами, пухлыми губами, которые – как верно подметил Богард – с первого же взгляда наводили на мысль о поцелуе. Майлс страшился этой мысли, когда оставался наедине с самим собой. Тогда он начинал размышлять над тем, что ему делать с этой девушкой, когда все закончится?

А ведь все закончится, и довольно скоро… Судя по тому, с каким рвением училась Джим, результат будет положительным. Но… Где гарантия, что девушку примут в обществе? Вечеринка с его друзьями – вовсе не показатель. Разве что – Майлса осенила неожиданная идея – привести ее к его матери, Ульрике. Там соберутся люди постарше, и по их реакции можно предсказать, что будет, когда он приведет ее в то общество, где вращался его отец и где теперь вращается сам Майлс…

Майлс нахмурился, вспоминая перечитанную недавно пьесу «Пигмалион». Самое обидное, что он идет по той же схеме, что была описана классиком. Он даже решил пригласить девушку к своей матери! Впрочем, перечитав «Пигмалиона», Майлс не согласился с выводами, сделанными Богардом. Как показалось Майлсу, Генри Хиггинс не был влюблен в свою Галатею – Элизу. Он просто привык к ней, не более того. Этот тип был слишком эгоистичен для того, чтобы влюбиться. Вот Элиза, возможно, и была влюблена в своего учителя, Генри Хиггинса. Но не настолько, чтобы выйти замуж за этого хамоватого эгоиста…

Классика – классикой, а Майлс чувствовал, что светлый образ Виктории Исприн отдаляется на задний план. И в то же время чувствовал, как ее это задевает. Впрочем, от этого он испытывал какое-то мстительное удовлетворение. Ведь она столько времени заставляла его томиться, строила из себя холодную красавицу… Что ж, пусть теперь помучается. Кто знает, может быть, Майлс все-таки женится на ней? Когда наконец поймет, что Джим – вовсе не его тип девушки… Майлс и сам не знал, почему он так боялся сделать ошибку и выбрать не ту… Но этот страх мучил и преследовал его постоянно.

Джим и Гарри недолго просидели в гостиной. Потому что Джим решила прокатиться с Гарри по магазинам, чтобы купить кое-что для него и для миссис Смуллит. Майлс не имел ничего против. Джим должна быть вознаграждена за упорный труд. Да и Малыш Гарри наверняка будет счастлив покататься на «ниссане»…

Майлс с удивлением подумал, что еще месяц назад ему было бы наплевать на Малыша Гарри, более того, он никогда не согласился бы возить в своей машине мальчишку-оборванца. А сейчас… Сейчас он даже думает о том, как доставить ребенку радость… И кто же из них «Пигмалион»? Майлс или Джим? Эта мысль заставила его улыбнуться.

– Что тебя насмешило? – поинтересовалась Джим.

– Ерунда, – откликнулся Майлс. – Просто у меня хорошее настроение.

А настроение и вправду было замечательное. Они объездили несколько магазинов и накупили подарков для Гарри и его тети. Майлс сам выбирал некоторые из них. Он купил для миссис Смуллит белую вязаную шаль, а для Гарри – роликовые коньки, от которых мальчишка был в таком восторге, что даже бросился Майлсу на шею. Странно, но Майлсу это понравилось. Он никогда не думал о том, чтобы завести детей, а сейчас эта мысль неожиданно пришла ему в голову.

Он невольно покосился на Джим и увидел, что она тоже смотрит на него. Их взгляды встретились. Ее раскосые зеленые глаза блестели. От счастья или от холода, Майлс не знал. Но она смотрела на него с такой нежностью и благодарностью, что он вдруг почувствовал себя самым счастливым человеком на свете. Ему захотелось подхватить Джим на руки и закружить ее, не стесняясь людей, которые деловито сновали туда-сюда. Ему захотелось наговорить ей кучу приятных глупостей, так чтобы ее щеки заалели от смущения. Ему захотелось раскрыться перед ней полностью, без остатка, чтобы она знала все его тайные мысли и желания. И еще ему захотелось подойти к ней близко-близко и поцеловать ее в губы, украшенные нежной улыбкой. А потом долго упиваться удивленным взглядом этих чудесных глаз, зеленых как жадеит… И Майлс, позабыв обо всех своих страхах и сомнениях, шагнул в ее сторону…

– Эй вы! – завопил Гарри, прервав волшебное мгновение, околдовавшее Майлса. – Хватит пялиться друг на друга! Я тут такую штуку нашел…

Майлс и Джим густо покраснели и пошли смотреть на «штуку», найденную Гарри. Майлс не знал, сердиться ему на мальчишку или благодарить его за то, что тот помешал столь необдуманному поступку. Что бы подумала Джим, если бы он налетел на нее со своим поцелуем? Она вполне могла обидеться или испугаться, а этого Майлс хотел меньше всего. Что, если Джим видит в нем только старшего брата и наставника? Что, если испытывает к нему исключительно родственные чувства? Хотя, какие они родственники, если разобраться… Так, седьмая вода на киселе… Но у Джим нет ни одной родной души… Кто знает, вдруг она нашла ее в Майлсе?

– Может быть, мы отвезем Малыша Гарри домой? – спросила его Джим, когда все покупки были сделаны.

Майлс не имел ничего против. Он хотел навестить тетю Гарри, миссис Смуллит, которая когда-то рассказала ему, где найти Джим. Майлс усмехнулся, вспомнив свои тогдашние похождения. Увидев Агнесс, он решил, что его кузина… – не очень приличная девушка… А, в сущности, имело ли значение то, чем занималась Джим? Ведь Майлс не умер от разрыва сердца, когда узнал, что она воровка… Но от матери он все-таки укрыл эту горькую истину. Майлс собирался привести Джим в ее дом, поэтому информация о прошлом его кузины точно была лишней.

Миссис Смуллит приняла Майлса и Джим с распростертыми объятиями. Она не ожидала появления Майлса, поэтому была смущена. Да и Джим в ее новом обличии очень удивила Мадлен.

– Боже мой! – всплеснула руками миссис Смуллит. – Ты ли это, девочка моя?

Она стиснула Джим в объятиях и долго не хотела ее отпускать. До тех пор, пока Джим не взмолилась о пощаде.

– А вы, выходит, ее двоюродный братец? – поинтересовалась миссис Смуллит у Майлса. – Я вас помню. Вы приходили ко мне, когда искали Джим.

– Я тоже вас помню, миссис Смуллит, – улыбнулся Майлс и галантно поцеловал тетушке руку. Мадлен смутилась, и ее бледные щеки залились румянцем. – Меня зовут Майлс. Майлс Вондерхэйм.

– Мне так приятно, мистер Вондерхэйм… И я так рада, что наша Джим наконец в надежных руках… Ну что же вы стоите в коридоре, – обратилась миссис Смуллит к гостям. – Проходите, я напою вас чаем.

Майлс хотел было отказаться, но подумал, что это невежливо. Вдруг тетушка Мадлен решит, что он пренебрег ее гостеприимством из-за бедности, царящей в ее маленькой квартирке? Он помог Джим раздеться и снова поймал на себе ее благодарный взгляд. Майлс догадался, почему Джим так смотрит на него, и небрежно улыбнулся в ответ. Стоит ли благодарить его за такую малость, как чаепитие у пожилой дамы?

Они разместились на маленькой кухне, и миссис Смуллит разлила им чай, попутно расспрашивая Джим о том, как ей живется. Джим с радостью отвечала, особенно вдохновенно рассказывая о своей учебе. Майлс заранее знал, о ком из учителей Джим будет рассказывать больше всего. Естественно, о мистере Мэнброде, учителе истории, и, разумеется, об Альфреде Джейсоне, успешно обучавшем Джим культуре речи.

К последнему Майлс испытывал смешанные чувства. С одной стороны, он был благодарен педагогу – под его чутким руководством Джим добилась больших успехов. А с другой стороны, Майлс испытывал ревность. Она так часто говорила о Джейсоне, что в душу Майлса закрадывались подозрения: а не влюблена ли в него Джим? Ведь так часто бывает, что ученицы влюбляются в своих учителей…

Но, к великому удивлению Майлса, больше всего Джим рассказывала о нем самом. Из ее уст постоянно раздавались фразы: «Майлс объяснил мне то», «Майлс научил меня этому», «Майлс показал, как правильно»… Он чувствовал, как его сердце ёкает каждый раз, когда она произносит его имя. Иногда, когда Джим умолкала, Майлс спрашивал себя, достоин ли он того восторженного мнения, которое составила о нем эта девушка?

Майлс и Джим вернулись домой усталые, но довольные прекрасно проведенным днем. Они еще не знали, что этот день все-таки будет испорчен…

У двери Майлса дожидался дворецкий с лицом трагического актера. Если бы Джим не знала Змеюку как облупленного, то решила бы, что у него умер близкий родственник. Но поскольку лицемерие дворецкого не было для нее секретом, она сразу догадалась, что Питер что-то задумал…

Вскоре все прояснилось. Оказалось, что у Майлса пропала пара запонок, тех самых, платиновых, сделанных в виде звезды. Джим не могла поверить тому, что услышала:

– Но разве ты не запираешь дверь в эту комнату? – спросила она Майлса.

– Да… – Майлс выглядел обескураженным. – Конечно же, запираю. У нас есть два ключа. Один – у меня в кабинете, другой – у Питера… Твой ключ на месте? – повернулся он к Питеру.

Дворецкий кивнул и покосился в сторону Джим.

– Нужно проверить ваш ключ. На месте ли он…

– Хорошо, Питер. Поднимемся ко мне в кабинет.

У Джим на душе стало гадко. Она видела, что дворецкий подозревает именно ее. Оставалось, только надеяться, что Майлс не будет прислушиваться к болтовне Змеюки. Впрочем, кто-кто, а Майлс уж точно не должен ее подозревать… Хорошо хоть Малыша Гарри можно вычеркнуть из «черного списка». Он все время был на виду…

Все трое поднялись наверх. Майлс открыл ящик стола, но обнаружил в нем только бумаги.

– Черт возьми! – выругался он. – Кто бы объяснил мне, что происходит в моем доме?!

– Вот-вот, – поддакнул Питер, не сводя с Джим противного взгляда. – Пока в вашем доме жили только свои, ничего подобного не случалось.

Намек был очевидным, и Джим вспыхнула.

– Хотела бы я знать, на что ты намекаешь? – спросила она дворецкого.

– Сами знаете, – пробурчал Змеюка.

– Питер! – прикрикнул на него Майлс. – Не забывайтесь! И оставьте ваши домыслы при себе!

Джим утешило, что Майлс заступился за нее, но это не принесло ей особого облегчения. Проступок, которого Джим не совершала, давил на нее так, как будто его совершила именно она. Ей так хотелось оправдаться, так хотелось доказать, что она невиновна. Но как? Джим немного подумала и обратилась к Майлсу:

– Послушай, Майлс… У меня… дурная репутация, но сердце, поверь, чистое…

– Я верю тебе, – перебил ее Майлс, но Джим показалось, что в его голосе прозвучало сомнение. – И оставим это.

– Нет, не оставим, – упрямо покачала головой Джим. Теперь она была полна решимости доказать свою невиновность. – Мы пойдем ко мне в комнату и проверим там каждый уголок. Я не хочу, чтобы кто-то в этом доме, – она смерила Питера презрительным взглядом, – меня подозревал.

– Но я вовсе не подозреваю, – горячо возразил Майлс.

– Пойдем, – настойчиво повторила Джим.

Майлс понял, что ничего другого ему не осталось. Он и в самом деле не подозревал Джим. Если ей не верить, то кому еще можно верить? Но все же он пошел в ее комнату. Если Майлс не успокоит себя, то, по крайней мере, успокоит ее. Он видел, что Джим чувствовала себя не в своей тарелке из-за этих чертовых запонок, самых дорогих из его коллекции…

Джим распотрошила шкаф, вывалила из него все вещи, заставив Питера вывернуть в них карманы. Она подняла матрас с кровати, распахнула тумбочку и даже попросила Майлса заглянуть под кровать. Платиновых запонок с бриллиантовыми вкраплениями нигде не было.

– Ну вот, – торжествующе объявила Джим, захлопывая тумбочку. – У меня ничего нет.

– Кто бы сомневался, – улыбнулся Майлс. Он чувствовал себя неловко. И зачем только он согласился на нелепое предложение Джим? Ведь он-то знал, что она здесь ни при чем…

– А что это у вас под шкафом, мисс Маккинли? – ехидно поинтересовался дворецкий.

– Питер! – рявкнул на дворецкого Майлс. – Ты хочешь, чтобы я тебя уволил?!

– Ничего страшного, – невозмутимо улыбнулась Джим. – Там всего лишь обувные коробки, Питер.

Она вытащила из-под шкафа коробки с обувью, раскрыла их и даже потрясла туфлями. Затем настал черед новеньких сапожек из зеленой кожи, которые она так и не успела поносить. Джим ловко перевернула один сапог, а потом другой. И вдруг… из второго сапога выпало что-то блестящее. Джим глазам своим не поверила – это были запонки Майлса. Вслед за ними из сапога вылетел несчастный ключ. Джим побледнела и охнула.

– Господи, что это?

Она долго, не отрываясь, смотрела на запонки, как будто видела перед собой что-то ужасное. А потом подняла глаза. Дворецкий смотрел на нее торжествующе, а Майлс… В глазах Майлса смешалась такая гамма эмоций, что Джим, даже если бы очень захотела, не смогла бы ее передать. Недоумение, разочарование, горечь, досада… чего только в них не было. Но откуда, откуда же взялись в ее комнате проклятые запонки?! Ведь она даже не знала, где лежал этот чертов ключ!

– Майлс, я не брала, – прошептала она. – Клянусь, не брала… Я даже не знала, где лежит ключ, Майлс…

– Да, Джим, не знала…

В его голосе было столько усталости и горечи, что Джим хотелось умереть, лишь бы не слышать его. Разве он мог поверить ей, когда все улики были на лицо? И тут Джим вспомнила, с каким лицом их встречал дворецкий…

– Это он! – сама не своя от гнева крикнула Джим. – Ну конечно же, он. – Она ткнула пальцем в Питера, но тот сделал оскорбленное лицо. – Он подложил мне эти проклятые запонки!

Майлс посмотрел на Питера, а потом на Джим. Он уже не знал, что и думать. Запонки, выпавшие из сапожек Джим, окончательно его доконали. Да, она не могла знать, где находится ключ. Но и Питер не знал, где находится ключ Майлса. С другой стороны, почему Джим не положила ключ на место? Нет, он не может подозревать Джим. Один раз он предал ее, неужели предаст и в другой?

– Я не знаю, что произошло, Питер, – решительно заявил он дворецкому. – Но я верю Джим.

Джим не верила своим ушам. Значит, Майлс все-таки на ее стороне? Значит, несмотря ни на что, он продолжает ей верить? В ее душе затеплился огонек надежды. Может быть, теперь Питер выдаст себя и тем самым окончательно снимет с нее подозрения?

– То есть как это – верите?! – Питер захлебывался возмущением. – Ведь запонки у нее, мистер Вондерхэйм!

– Очень просто. Джим – честная девушка. У меня есть все основания доверять ей. В происшедшем виноват только я. Мать давно советовала мне положить эти запонки в сейф. Но я никак не мог побороть желание постоянно смотреть на них. За что и поплатился… Но я выясню, чьих рук это дело. Достаточно лишь отправить запонки на эксперти…

Майлс не смог закончить, потому что в комнату влетела запыхавшаяся Грэмси. Она отдышалась и обратилась к Майлсу:

– Я слышала, о чем вы спорили. Недавно Питер рылся в вашем кабинете. Уж не знаю, что он там делал, но стук ящиков я слышала отчетливо. Если ключ от вашей комнаты был там…

Милая, милая Грэмси! Что бы я без тебя делала! Джим благодарно взглянула на женщину, и та ответила ей ласковой улыбкой. У Джим гора с плеч свалилась. Она наконец оправдана и теперь может посмотреть в глаза Майлсу.

Но глаза Майлса были устремлены на Питера, который, казалось, уменьшился в размерах. Его жалкая фигурка согнулась. Он весь дрожал.

Джим подумала, что он будет изворачиваться, но Питер и слова не мог вымолвить. Очевидно, он не подозревал, что Грэмси застукала его почти на месте преступления.

– Но зачем? – спросил Майлс. – Ты служил у матери, потом у меня… Зачем ты сделал это?

Питер мог бы ответить на этот вопрос, но Майлс Вондерхэйм едва ли понял его. Какая-то девчонка без роду и племени за месяц достигла того, чего Питер не смог достичь за всю свою жизнь, хотя прекрасно справлялся со своими обязанностями и разве что не спал у хозяйских ног. Она пришла с улицы и не имела права на уважение. Но Питер почему-то должен был уважать ее. Она не заслужила права на доверие, но Майлс Вондерхэйм доверял ей. И даже Грэмси относилась к ней с таким теплом, с каким никогда не относилась к Питеру. Ну разве это справедливо? Майлс Вондерхэйм, по всей видимости, считал, что да… Так что Питеру нечего было ответить.

Джим не стала злорадствовать, хотя отлично понимала, почему Питер пошел на этот шаг. Она дождалась ухода дворецкого и постучала в комнату Майлса. Ей так хотелось утешить его и поблагодарить за доверие…

Майлс лежал на кровати. Он был одет и даже не снял лакированных черных ботинок, в которых приехал. Лицо у него было грустным. Когда Джим вошла, он поднялся с кровати и выдавил из себя улыбку.

– Видишь, как бывает… Питер служил матери, а потом и мне… Я не очень-то любил его, но такого ожидать не мог. Меня до сих пор мучает вопрос: почему он это сделал?

Джим присела рядом с ним на краешек кровати.

– Тебе, наверное, это покажется… странным. Питер просто завидовал мне. Я ведь ниже его по – как там любит говорить мистер Мэнброд? – социальному статусу. – Майлс улыбнулся, теперь уже искренне. – Я могла вести себя как хозяйка, хоть и пришла с улицы. А он был обыкновенным дворецким… Был и остался… Это и не давало ему покоя…

– Что ж, разумное объяснение, – согласился Майлс. Присутствие Джим, ее понимание, участие ободрили его. Он ласково и внимательно смотрел на девушку и чувствовал, как в его душе расцветает нежность к этой маленькой красавице. Маленькой леди…

– Спасибо, что поверил мне, – немного подумав, произнесла Джим.

Майлс посмотрел на нее, такую серьезную и рассудительную, и невольно улыбнулся.

– Разве у меня был выбор? – пытаясь скрыть улыбку, ответил он.

– Конечно, был. Выбор есть даже тогда, когда кажется, что его нет, – с философским видом произнесла Джим.

На этот раз Майлс не смог сдержать улыбки.

– Умнеешь на глазах, – шутливо похвалил он ее. – Твоим успехам можно только позавидовать.

– За это тоже нужно благодарить тебя.

– Ну что ты… Это ты – умница.

Майлс придвинулся к ней. Ему захотелось как-то отблагодарить Джим за ее понимание и внимание к его персоне. Он провел рукой по ее тонким пальчикам, которые лежали на ворсистой поверхности пледа. Это обычное прикосновение вызвало в Джим удивительную бурю эмоций. Словно ток пробежал по ее руке, скользнул по тропинкам вен и добежал до самого сердца. Джим почувствовала необычайный жар, как будто прикосновение Майлса зажгло внутри нее тысячу костров. Или тысячу звезд, хоть Джим до сих пор не знала, горячие они или холодные… Она вгляделась в его глаза. Ей так хотелось увидеть в них отражение собственных чувств. Пламя, полыхавшее в глазах Майлса, вознаградило ее сполна.

Майлс не знал, что на него нашло. Уже второй раз за сегодняшний день он хотел заключить Джим в объятия и прижаться губами к ее губам. И это была не обычная жажда поцелуя, а нечто большее. Больше страсти, больше желания…

Джим смотрела на него, не отрываясь, словно загипнотизированная его взглядом. Она не знала, что ей делать, как вести себя. Отодвинуться от Майлса, отдернуть свою руку? Но она не хочет этого. Единственное ее желание – сидеть рядом с Майлсом и упиваться каждой секундой, проведенной с ним наедине. И еще – бесконечно долго любоваться его глазами, горящими золотистым пламенем.

Ее теплая рука, трепещущая под ладонью Майлса, ее безгранично нежный взгляд, устремленный на него, – все это заставило его потерять контроль над собой. Майлс забыл о сомнениях, обуревавших его, забыл о правилах приличия и, наклонившись, прильнул губами к губам Джим. Они оказались теплыми и податливыми. А вкус их – сладковатым и нежным. Майлс почувствовал, что Джим отвечает на поцелуй, и обнял девушку за хрупкие плечи.

Но как бы ни было велико наслаждение, которое он испытывал, Майлс не мог не контролировать себя. Что я делаю?! – внезапно пронеслось в его голове. – Соблазняю юную и неопытную девушку! Свою кузину!

Он нехотя оторвался от ее губ. В глазах Джим застыло удивление. Кажется, она не ожидала, что все закончится так скоро. Майлс подавил досаду, растушую внутри. Почему он никогда не может расслабиться с женщинами? В любом случае, так будет лучше. Он не намерен обманывать Джим россказнями о любви и совместном будущем. Пока у их отношений нет будущего. А может, не будет никогда…

– Прости, – прошептал он, наклонившись к самому уху Джим. – Я не хотел… То есть, конечно же хотел… Но это было лишь импульсом. Впредь я буду сдержанным, Джим, обещаю…

Уж лучше бы молчал. Жадеитовые глаза Джим померкли. Она смотрела на Майлса грустно и разочарованно.

Я болван, с отчаянием думал он. Самый настоящий болван. Но, по крайней мере, не обманщик. Утешение было сомнительным, но Майлсу нужно было хоть как-то себя взбодрить.

– Спокойной ночи, Майлс, – ровным голосом ответила Джим и встала с его кровати.

Она направилась к двери, но потом обернулась и добавила:

– Забудь об этом. У меня тоже был… как его… импульс.

Дверь закрылась, а Майлс почувствовал себя круглым идиотом. Видимо, он льстил себе, думая, что знает эту девушку. Он знает ее только как девчонку из подворотни, старательно играющую роль «леди». Но он ничегошеньки не знает о женщине Джим. О той Джим, которая долгое время пряталась от него под маской мальчишеской грубости…

10

Джим не знала, чего боялась больше всего: того, что она не понравится матери Майлса или того, что упадет лицом в грязь перед горсткой снобов, которые соберутся в доме Ульрики Вондерхэйм. Она была уверена, что непременно завалит операцию «Репетиция» – так Джим окрестила свое первое посещение званого ужина. И эта мысль не давала ей покоя…

Все утро Джим тщательно подбирала одежду, репетировала заученные фразы, натягивала на лицо «светскую» улыбку. Но чем больше она повторяла свои уроки, тем страшнее становился предстоящий визит. Около двенадцати Джим решила, что сойдет с ума, если не прогуляется и не проветрит голову.

Она заглянула в комнату Майлса, чтобы предупредить его. Но он отправился в ванную, где, как обычно, собирался провести не менее трех часов. Джим оставила ему короткую записку и, накинув шубку из голубого песца, вышла на улицу.

Ей уже давно хотелось наведаться в «Тако-бум», где она не была уже больше двух месяцев. С тех самых пор, как переехала к Майлсу. Почему бы ни сделать этого сейчас? – подумала Джим. – За час я, пожалуй, управлюсь…

Она поймала такси и заехала за Малышом Гарри.

– Хочу зайти в «Тако». Составишь мне компанию?

Гарри не пришлось долго уговаривать. Забегаловка «Тако-бум» была и его любимым местом. Через полчаса они уже сидели за столиком кафе, уплетая «тако» за обе щеки. От волнения у Джим разыгрался аппетит, и она почувствовала, что не насытилась одним «тако». Но она не могла позволить себе объедаться – ведь ей предстоял ужин…

– Я тебя не узнаю, – улыбнулся Гарри, глядя на Джим. – Раньше ты съедала по пять штук. Заболела ты, что ли? Хотя, дело-то, наверное, в другом…

– Конечно, в другом, – раздраженно бросила голодная Джим. – Я же говорила тебе о приеме у Ульрики Вондерхэйм. Там, конечно же, будет еда… А если я не поем в гостях, меня сочтут невежливой.

– Мне кажется, дело совсем не в приеме… – хитровато улыбнулся Малыш Гарри.

– А в чем же?

– В том, что ты влюбилась. Влюбилась в Майлса Вондерхэйма. Говорят же, что влюбленные теряют аппетит…

Джим потеряла дар речи. От возмущения она даже рта не могла раскрыть. Что этот мальчишка себе позволяет?! И неужели ее чувства так заметны, что даже Гарри смог догадаться?! Или Малыш просто шутит над ней?

– Шутишь? – спросила она Гарри. Хоть бы он ответил «да»!

– Не-а, – покачал головой Малыш Гарри. – Я еще в первый приезд заметил. Вы так глазели друг на друга… По-моему, он на тебя тоже запал.

Джим вспыхнула. Предположение Гарри обрадовало ее и смутило одновременно.

– Не болтай ерунды! – прикрикнула она на друга, но Гарри только рассмеялся.

– Джим влюбилась как девчонка! Джим влюбилась как девчонка! – прокричал он.

Несколько посетителей посмотрело в их сторону. А мужчина в темном пальто даже улыбнулся и подмигнул Малышу Гарри. Официант Джастин недоуменно покосился на Джим. Джастину всегда нравилась эта девушка, и ему было очень любопытно, в кого же она влюбилась…

– Тише ты, Гарри! На нас все смотрят! – шикнула Джим. Ее лицо пылало. – А вот и не влюбилась! – по-детски возразила она. – Майлс – мой брат… И я люблю его… как брата.

– Да что ты? – усмехнулся Гарри. – По крови вы не родственники. И потом, чего это ты так покраснела?

– Ты доведешь кого угодно… – ответила Джим, стараясь не смотреть в сторону Гарри. – Зачем орал на весь «Тако»? Конечно же, я покраснела. Даже Джастин обернулся…

Гарри, по всей видимости, не очень-то ей поверил. Но Джим и сама понимала, что он прав. После того вечера, когда Майлс поцеловал ее, онаг очень изменилась. Джим и раньше подозревала, что испытывает к Майлсу что-то большее, чем сестринскую привязанность. Но этот поцелуй…

Он перевернул ее душу, зажег в ней неведомый огонь. Заставил сердце Джим биться так, как оно никогда не билось прежде. Ее губы таяли от прикосновений губ Майлса, а ее тело… ее тело сладко ныло в ожидании чего-то, о чем Джим имела лишь смутное представление. В тот момент Джим чувствовала, что они с Майлсом невероятно близки. Намного ближе, чем родственники или друзья… Между ними протянулась тонкая нить, которая посылала в обе стороны электрические импульсы. И Джим была готова на все, лишь бы ощущать щекочущие и сладкие разряды этого тока как можно дольше. Но, увы, Майлс прервал поцелуй. И, увы, никогда не повторял его больше.

Джим казалось, что он чего-то боится. Но чего именно? На этот вопрос она не могла ответить. Впрочем, она и сама боялась. Боялась любви, обжигающей, как пламя, жалящей, как молния, и горькой, как слеза. Джим помнила, что эта любовь сделала с ее матерью, и поэтому была благодарна Майлсу. За то, что он отказался от продолжения. Но, с другой стороны, ей так мучительно хотелось этого продолжения…

В его кабинете она нашла книгу, которую Майлс, по всей видимости, недавно читал. Джим открыла эту книгу, в которой были напечатаны пьесы неизвестного ей автора. Одна из них, та, в которой торчала закладка, оставленная Майлсом, называлась «Пигмалион». Джим прочитала ее на одном дыхании. Это была история бедной девушки-цветочницы, которую взялся учить один очень умный профессор. Джим сразу же узнала в девушке себя, а в профессоре – Майлса Вондерхэйма. Почему Майлс читал именно эту вещь? Не потому ли, что эта история была так похожа на то, что случилось с ними?

Джим долго раздумывала над пьесой. Она так и не поняла, влюбился ли Генри Хиггинс в свою ученицу… Полюбил ли он свое творение или попросту испытывал гордость за то, что сделал? Ей хотелось спросить об этом Майлса. Но Джим было неловко. Вдруг он догадается о том, что Джим чувствует к нему… Ведь она действительно влюбилась в своего учителя…

Но разве Джим могла поделиться этим с Гарри? Конечно, он был ее другом… Однако Джим не была уверена, что Гарри поймет ее. Все это слишком сложно для тринадцатилетнего подростка…

– И не смей называть меня девчонкой. – Джим пригрозила Гарри пальцем. – А то нарвешься на неприятности. И, между прочим, мальчишки тоже влюбляются. Думаешь, я не видела, как ты глазеешь на малютку Лилл? – Джим ехидно прищурилась.

– Узнаю прежнюю Джим. – Гарри решил проигнорировать обвинение в свой адрес. «Малютка Лилл» была симпатичной девчонкой с копной огненно-рыжих волос. Она действительно нравилась Гарри, но ему совсем не хотелось, чтобы Джим шутила на эту тему. На остренький язычок Джим лучше было не попадать. – Кстати, ты не опоздаешь на этот свой ужин? – поспешил он сменить предмет обсуждения.

Джим посмотрела на большие круглые часы, висящие на стене. Ее как током ударило. Пока она ела «тако», ссорилась с Гарри и предавалась воспоминаниям, время пролетело с ужасающей быстротой. Она опоздала! Джим побледнела как полотно. Майлс наверняка ругает ее, на чем свет стоит.

– Черт побери! – Джим посмотрела на Малыша круглыми от ужаса глазами. – Я же…

– Опоздала, – раздался за ее спиной знакомый голос.

– Майлс? – Джим удивленно обернулась.

Как же он красив! Шелковая рубашка оливкового цвета, темно-зеленый галстук в тонкую золотую полоску. Пальто небрежно распахнуто, а дорогие ботинки блестят, как будто Майлс только что их почистил. Кудрявые волосы зачесаны назад, они блестят не хуже ботинок и ароматно пахнут. Джим могла бы любоваться Майлсом еще очень долго. Но она вспомнила, что ей нужно оправдаться.

– Я… Решила прогуляться, – только и смогла выговорить Джим. Она развела руками и подумала, что вид у нее при этом очень глупый. Джим тут же разозлилась на себя. Ведь Майлс – не Кора Маккинли, которая отчитывала дочь за опоздания… – А как ты меня нашел? – спросила она, осознав, что оправдываться бесполезно.

– А куда еще тебя могло понести? – усмехнулся Майлс.

В его усмешке не было ни злобы, ни обиды. Джим облегченно вздохнула про себя. Значит, он не сердится.

– Привет, Малыш! – Майлс наклонился к Гарри и ласково потрепал его по плечу. – Как жизнь?

– В общем, ничего, – улыбнулся он Майлсу. – Джим затащила меня в «Тако».

– Это я уже понял. – Майлс покосился на Джим. – Пойдем. Моя мать страдает болезненной пунктуальностью. Так что лучше нам не опаздывать.

Джим помахала рукой Малышу Гарри, взяла сумочку и пошла за Майлсом. Ей стало вдруг легко и спокойно. Когда он рядом, все проблемы кажутся такими мелкими и неважными. Ужин пройдет прекрасно. Теперь у Джим не осталось сомнений.

Ульрике Вондерхэйм не очень-то хотелось звать к себе в дом уличную девчонку. Она уже слышала о ней немало сплетен. Но ведь сын просил ее о помощи… Тем более, в том, что Майлс возился с этой девчонкой, была доля вины и ее, Ульрики.

Но когда Джиллиан Маккинли с детской непосредственностью и непринужденностью светской дамы переступила порог ее дома, Ульрика оттаяла. Она уже забыла, когда в последний раз интересовалась чем-то, кроме коллекции своих драгоценностей. Но на эту девушку невозможно было не обратить внимания. Она была красивой и грациозной. Женственной и по-детски хрупкой. В каждом ее движении, в каждом жесте чувствовалась порода Вондерхэймов.

Что ж, может быть, Майлс не зря связался с ней, подумала Ульрика, разглядывая вновь прибывшую и наблюдая за реакцией других гостей. В ней есть что-то такое, что заставляет позабыть о ее происхождении и манерах. Хотя, надо признать, манеры у нее не самые дурные…

В целом вечер прошел спокойно. Ульрика занимала гостей рассказами о своих новых приобретениях. Адвокат Слоутли, который позвонил Майлсу и изъявил желание присутствовать на «репетиции приема», развлекал гостей забавными случаями из своей практики. Богард – его почему-то очень интересовала судьба Галатеи, как он называл Джим, – сыпал свежими остротами и, как всегда, был немного циничен. Джим наблюдала за происходящим с живейшим любопытством, словно она не была центром всеобщего внимания, и даже вставляла комментарии, когда чувствовала себя сведущей в теме разговора.

Майлс аплодировал про себя, – когда Джим преподала гостям Ульрики небольшой урок истории. Речь зашла о вражде между римлянами и даками. Джим, с улыбкой всезнающего человека, рассказывала о хитрости Децибала, правителя Дакии, который сумел обмануть римского императора и полководца Траяна. Майлс восхищался знаниями Джим и ее смелостью. Не каждая на ее месте с таким спокойствием выступала бы перед людьми, куда старше и опытнее ее. При этом Джим прекрасно знала, что один из этих людей – адвокат Слоутли – пришел сюда исключительно ради того, чтобы на нее посмотреть…

Но в тот момент Майлс был далек от гордости учителя за свою ученицу. Он слушал голос Джим, любовался ее лицом, блеском ее жадеитовых глаз, ее губами, немного дрожащими от волнения, и чувствовал, что ревнует Джим ко всем этим людям, жадно ловящим каждое ее слово.

Как она хороша! Как ему хочется утащить ее с этого дурацкого вечера! Тогда он сможет беспрепятственно любоваться ею, говорить с ней, смеяться над ее шутками… Ведь это он сделал из нее уверенную в себе красотку. И теперь Джим, такая разная, такая непостоянная, сводит его с ума…

Несколько часов назад Майлс видел ребенка, который сидел в кафе и ел свои любимые «тако», а теперь перед ним стояла интеллектуалка, подробно рассказывающая о тактике римских легионов… Ему нравилась и та, и другая Джим. И Майлс не знал, какая из них ему ближе, дороже…

Ужин наконец-то закончился. Джим очаровала практически всех присутствующих. Адвокат Слоутли, правда, остался недоволен. Впрочем, Майлса это не удивляло – у Рэйнольда были свои интересы. Однако ему показался странным мрачный как туча Богард. С чего бы расстраиваться его приятелю? Майлс даже хотел поинтересоваться у него, в чем дело, но Ульрика поманила сына пальцем.

– На пару слов, – виновато улыбнулась она.

Майлс прекрасно знал эту улыбку. Ульрика хочет сообщить ему какие-то неприятные новости. Что же она хочет сказать? – размышлял он, следуя за матерью в комнату, соседствующую с гостиной.

– Что-то не так? – поинтересовался он, когда Ульрика прикрыла дверь.

– Пожалуй, да, – уклончиво ответила она.

По ее лицу было видно, что она колеблется.

С одной стороны, ей не хотелось обижать сына, а с другой – он ведь должен знать, что говорят за его спиной. Майлс решил немного надавить на мать.

– Прошу тебя, мама. Если хочешь сказать о чем-то важном…

– Это правда, что твоя… гм-гм… кузина – бывшая… – Ульрика была смущена. Она никогда не любила называть вещи своими именами. – Что она… торговала своим телом за деньги?

У Майлса перехватило дыхание. Он ожидал чего угодно, но только не такого вопроса.

– Ты что?! Какая глупость! – искренне возмутился он. – Кто сказал тебе об этом?!

Ульрика покраснела и пожала плечами. Ее сын так искренне негодовал, что ей стало неловко.

– Я не помню… – растерянно пробормотала она. – Кто-то из знакомых… Я слышала о Джиллиан Маккинли много всего, но не могла ни опровергнуть, ни подтвердить эти слухи. Мы ведь почти не видимся с тобой, и я не знаю, что происходит в твоей жизни… – Она с укором посмотрела на сына.

– Не верь этим слухам. Джим – чистый и наивный ребенок, – ответил он ей, игнорируя упрек.

– Но эти сплетни могут серьезно навредить и тебе, и ей… Конечно, она очаровательна, но… ты знаешь… репутация…

– К сожалению, знаю, – вздохнул Майлс. – Если бы я не был уверен в том, что Рэйнольд Слоутли не имеет связей в здешнем обществе, то грешил бы на него… Ведь только ему выгодно, чтобы Джим воспринимали как девчонку из трущоб… Видела, как он нахохлился после ужина?

– Да… – Ульрика задумалась, а потом улыбнулась Майлсу. – Но я попробую это исправить. Конечно, ничего не обещаю…

Майлс благодарно взглянул на мать. Пожалуй, впервые за долгое время в их отношениях наступила оттепель. Ульрика явно сопереживала сыну и даже хорошо отнеслась к Джим. Это не могло не радовать Майлса. Он улыбнулся и чмокнул мать в щеку.

– Спасибо тебе…

– Пока еще не за что. И вообще, почему бы тебе ни бывать у меня чаще? Конечно, я – старая зануда, – кокетливо улыбнулась Ульрика, – но все-таки люблю тебя… Можешь брать с собой Джиллиан. Или как она себя называет?

– Джим.

Майлс вышел в холл и помог Джим одеться. Девушка ждала его, и было видно, что она взволнована. В жадеитовых глазах светился вопрос: ну как, я справилась? Но Майлс не торопился на него отвечать. Ему хотелось немного помучить Джим, полюбоваться этими блестящими от волнения глазами и разрумянившимися щеками. Майлс чувствовал радость и гордость одновременно. Его маленькая леди была восхитительна. Он мог увести ее, спрятать от любопытных глаз и насладиться общением с ней наедине. Майлс почувствовал такой прилив счастья и легкости, что сто тысяч сплетен о Джим не смогли бы его сломить. Он склонился к ее уху и заговорщическим тоном прошептал:

– Давай возьмем шампанского и напьемся? Ты это заслужила…

Ответом ему была ослепительная улыбка.

Только Джим могла прийти в голову идея пить шампанское зимой на крыше дома. Майлс не хотел выглядеть трусом и только поэтому согласился. Он взбирался по лестнице с двумя бокалами, торчащими из карманов, и благодарил архитекторов за то, что они сделали крышу не покатой, а ровной. Наверное, они знали, что когда-нибудь владелец этого дома обезумеет и полезет на нее, чтобы выпить шампанского…

Джим куталась в шубку, а Майлс пытался открыть бутылку беззвучно и бесшумно. Это ему не удалось. Пробка со свистом вылетела из бутылки, и Джим, едва успела пригнуться, чтобы не заработать шишку на лбу. Шампанское, шипя, полилось из бутылки, но Майлсу все же удалось наполнить бокалы.

– Предлагаю выпить за твой сегодняшний успех, – торжественно произнес он. – «Репетиция» прошла отлично. Думаю, главный выход будет таким же успешным. Ты постаралась на славу. Сделала все, что от тебя зависело.

Он потянулся к бокалу Джим, но девушка жестом остановила его.

– Я не смогла бы быть успешной без твоей помощи, Майлс. Поэтому предлагаю выпить и за тебя, моего учителя.

Майлс улыбнулся. Джим умела быть благодарной, и ему это нравилось.

– За ученицу и учителя, – предложил он.

– За учителя и ученицу, – подхватила Джим.

Они осушили бокалы. Джим посмотрела на Майлса чуть влажным взглядом. Как быстро шампанское ударило ей в голову! Она почувствовала, как по ее телу пробежал знакомый трепет. Этот трепет мог разбудить в ней только Майлс. Джим тут же отвела взгляд. Вдруг Майлс прочитает в ее глазах то, что она изо всех сил пытается скрыть? Но Майлс был занят разглядыванием ее рук. Он с удивлением обнаружил, что колечко-открывалка, – которое он так долго уговаривал Джим снять с пальца, исчезло. Его место заняло золотое кольцо с вкраплениями дымчатых топазов, которое Майлс подарил ей, даже не надеясь, что она будет его носить. Колечко было изящным и очень подходило Джим.

Этот ее жест, этот добровольный отказ от прошлого с его нелепыми суевериями означал, что она доверяет Майлсу и прислушивается к его мнению…

– Что? – спросила Джим полушепотом. Ее смутил взгляд Майлса. – Почему ты так смотришь?

– Ты сняла кольцо, – честно ответил Майлс, – и надела мой подарок.

Даже в темноте было видно, как Джим покраснела.

– Да. И еще… – На мгновение Джим задумалась, стоит ли ей говорить об этом, но шампанское развязало ей язык. – И еще я прочитала «Пигмалиона». Ты ведь тоже читал его, верно?

Джим опустила глаза. Поймет ли он? Прочитает ли ее мысли? А ведь она выдает себя своим смущением… И, если Майлс не слепой, он догадается о ее чувствах…

– Верно, – ответил Майлс. Он был бы рад солгать, но знал, где Джим взяла эту книгу…

По всей видимости, она поняла, что Майлс недавно прочел ее. От досады Майлс закусил губу. Сейчас он жалел о том, что Джим такая сообразительная девушка. Наверное, она сразу поняла, что к чему, и сделала выводы. Майлс плеснул в бокалы еще шампанского и вопросительно посмотрел на Джим. – Тебе понравилось?

– Пьеса или шампанское? – ехидно улыбнулась Джим. Она отлично поняла вопрос Майлса, но ей хотелось подразнить его, отыграться за собственное смущение. Это ей удалось.

– Разумеется, пьеса, – раздраженно ответил Майлс, протягивая ей бокал.

– Да. Понравилась. И кое-кто из ее героев напомнил мне знакомых людей…

– Неужели?

– Да-да. Не догадываешься, кто именно?

Майлс чувствовал себя как зверь, загнанный в ловушку. Конечно же, он догадывался. Конечно же, понимал, что Джим имеет в виду. Ее шутливый тон, ее ехидный голос и дерзко горящие глаза сбили его с толку. Майлсу показалось, что Джим давно догадалась обо всем и дразнит его, как ребенка.

Его прошиб холодный пот. Он меньше всего хотел, чтобы Джим узнала о том, что он чувствует к ней. Но почему? Что-то подсказывало Майлсу, что он не будет отвергнут… Но что будет потом? Да, именно, что будет потом? Майлс еще не готов брать на себя ответственность…

Майлс не успел подумать об ответственности. До него вдруг со всей ясностью дошло, что Джим – именно та женщина, которая ему нужна. Его влекло к ней с такой силой, с какой бурный поток тянет за собой мелкие щепки. Ему было весело с ней, и им всегда было о чем поговорить. Он доверял ей, и не было на свете человека, которому он доверял бы больше. И еще Майлс изменился. Он стал совсем другим человеком с тех пор, как Джим появилась в его жизни.

Так что же останавливает его на пути к своему счастью, к своей любви? Что мешает ему сделать один-единственный шаг, который отделяет его от Джим? Эта чудесная зимняя ночь, шампанское на холодной крыше, робкий свет звезд, льющийся из ковша Большой Медведицы, – все нашептывало Майлсу о том, что пришло его время. Время любить и быть любимым. Время быть счастливым и позабыть о сомнениях, висящих веригами на его душе.

– Джим… – прошептал Майлс, переполненный счастьем, внезапно охватившим его. – Джим, ты хочешь быть со мной?

Майлс не стал дожидаться ее ответа. Ему так долго хотелось поцеловать эти дерзкие губы, что он не смог больше противиться своему желанию. Мгновение – и его руки лежат на ее плечах, укутанных мехом. Еще мгновение – и его губы упиваются ее сладкими как мед губами. И еще через мгновение Майлс почувствовал, как руки Джим робко скользнули навстречу его рукам, обжигая его тело огнем желания.

И когда наконец он оторвался от ее губ, чтобы заглянуть в жадеитовые глаза, подернутые пеленой страсти, Джим прошептала:

– Да, я хочу быть с тобой. Долго… Всегда…

Майлс улыбнулся. Даже сейчас Джим была ребенком. Его маленькой леди. Его страстно желанной сумасбродной девчонкой. И он любил ее. Любил так сильно, что дух захватывало сильнее, чем от высоты, на которой они стояли.

Он прижался щекой к холодной щеке Джим и впервые почувствовал себя по-настоящему счастливым. Если он останется с ней, то один Бог знает, что ожидает его впереди. Но почему-то перед глазами Майлса рисовалось безоблачное будущее, такое же яркое, как эти звезды, серебряным светом обливающие крышу.

11 

– Хотел бы я знать, в чем причина ее успеха? – Рэйнольд Слоутли был явно обеспокоен происходящим. Его глаза потемнели, между бровей залегла тревожная складка. – Что в ней такого, что чертовы гости Ульрики Вондерхэйм смогли позабыть о ее происхождении и слухах, которыми вы окружили ее, точно изгородью?! Не понимаю… – Он опустился на стул и сжал голову руками. – У нас почти не осталось времени, а эта девчонка знает уже больше, чем профессор университета! Не знаю, как Майлсу Вондерхэйму удалось обучить ее, но она держится отлично, черт бы ее побрал!

Гость Рэйнольда Слоутли молчал. Ему пока нечего было сказать. Он и сам видел, что Джиллиан Маккинли прекрасно подготовлена к решающей битве. Ему ли было не знать, что Майлс бросил все силы на то, чтобы сделать из этой девчонки настоящую леди… И дело было не только в его умении обучать… Если бы малышка Джим не была влюблена в него как кошка, а он не поощрял ее пылкие взгляды, эта парочка давным-давно уже разошлась бы в разные стороны… Да еще и мать Майлса, Ульрика Вондерхэйм, приложила все усилия к тому, чтобы рассеять неприятные слухи о своей племяннице…

– Получить эти деньги оказалось не так-то просто, – продолжал адвокат Слоутли. – Старина Патрик, кажется, знал, что его племянник – тот еще пройдоха… Жаль, что я этого не знал, – вздохнул он. – Когда я увидел этого лощеного типа, решил, что он быстро отступится… К тому же я был уверен, что Патрик Вондерхэйм не имеет никакого представления о характере своего племянника. Майлс даже не был на его похоронах. Впрочем, там не было никого из родственников покойного. Насколько я знаю, они не очень-то жаловали этого чокнутого старика… По слухам, на похороны пришло два или три человека. Да и те не были его родственниками…

– Да, – согласился гость. – Майлс Вондерхэйм превзошел и мои ожидания. Он очень изменился под влиянием этой Джим. Кто бы знал, что какая-то нищенка сможет так повлиять на Майлса… Теперь он общается и с ее дружком. Какой-то подросток с Тоск-стрит… Мало того, он уволил дворецкого, который служил у него много лет. Я заплатил Питеру за то, чтобы он подложил в комнату этой Джим запонки. Дорогие платиновые запонки… И как вы думаете, кому поверил Майлс, когда увидел эти запонки в сапожках у мисс Маккинли?

Рэйнольд удивленно посмотрел на гостя.

– Неужели этой бродяжке?

– Именно ей, – кивнул гость. – Беднягу уволили… Питер страшно переживал. Он думал, что поверят ему, проработавшему столько лет в этом доме… Мне пришлось устроить его в другое место…

– Кажется, она околдовала молодого Вондерхэйма, – покачал головой Рэйнольд.

– Ничего, – утешил его гость. – Последний аккорд будет за нами. Тем более, у меня есть кое-какие соображения… Эти голубки очень скоро поймут, что не созданы друг для друга.

Адвокат Слоутли оживился и заинтересованно посмотрел на гостя…


Джим пошарила рукой по просторной кровати. Майлса рядом не было. Интересно, куда он подевался? – подумала она.

Ей не хотелось открывать глаза. Сон, который она увидела перед тем, как проснулась, был таким чудесным… Ей снилось, что они с Майлсом гуляли по облакам. Облака были белыми и пушистыми, как сахарная вата. Джим даже попробовала их на вкус. И действительно, оказалось, что облака сладкие. Джим и Майлс прыгали с облака на облако; и им было хорошо…

Правда, Майлс наверняка скажет ей, что ее сон – детский. Но Джим уже привыкла к тому, что Майлс относится к ней, как к ребенку. Ну и пусть, подумала Джим. Пусть она похожа на ребенка. Главное, что это нравится ему, ее любимому человеку…

Наконец она открыла глаза и сладко потянулась. Около кровати, на тумбочке, стояла хрустальная ваза с охапкой белых и сиреневых ирисов. Откуда она появилась? Неужели Майлс принес ее с утра пораньше? Джим улыбнулась и потянулась к записке, которая лежала под вазой.


«Джим! Мне кажется, ирисы подойдут тебе больше, нежели любые другие цветы. Они хрупкие и такие красивые! Надеюсь, тебе понравится букет. Я уехал по делам и буду очень скоро. Не скучай, Малышка! Майлс».


Джим прижала письмо к груди и закрыла глаза. Если бы сейчас рядом появился Майлс, она бросилась бы к нему и целовала его долго-долго… Какой же он все-таки нежный, хоть и пытается это скрывать. Джим чувствовала, что Майлс старался сделать тон записки деловым, но это ему не удалось. Нежность и любовь к Джим проскальзывали в каждой строчке…

Джим надела пеньюар фисташкового цвета и спустилась на кухню. Грэмси, как обычно, колдовала над плитой, насвистывая мотив какой-то веселой песенки. Увидев Джим, женщина лукаво улыбнулась:

– Как спалось, Джим?

– Восхитительно, – ответила Джим, присаживаясь на стул. – Но я так хочу есть… У тебя не найдется чего-нибудь?

– Найдется, маленькая обжора. – Грэмси сняла с руки варежку-прихватку и открыла дверцу холодильника. – Удивительно, как ты только не поправляешься? Даже завидно… – Она извлекла из холодильника сыр, ветчину и овощи. – Расскажи любопытной кухарке, как у тебя дела с мистером Вондерхэймом.

Джим покраснела. Она знала, что Грэмси не может не догадываться о том, что их отношения с Майлсом очень изменились в последнее время. Но что можно было сказать об этом? То, что Джим безумно счастлива и чувствует себя так, словно каждый день гуляет по облакам? То, что Майлс изменился и теперь в нем не угадаешь прежнего зануду Вондерхэйма? То, что Джим стала не только «леди», но и женщиной?.. Неужели Грэмси не видит этого сама?

– Все прекрасно, – смущенно пробормотала Джим. – Правда, иногда мне бывает страшно, что все это – сон и я скоро проснусь… – добавила она.

Грэмси посмотрела на Джим. Девочка была смущена и предельно серьезна. А ведь и правда, ее история похожа на сон, на прекрасную сказку, о которой мечтают многие девушки. Но почему Джим не имеет права быть счастливой?

– Оставь плохие мысли. Думай о хорошем. —

Грэмси ласково потрепала Джим по голове. – Майлс – отличный парень. А ты – без пяти минут миссис Вондерхэйм. Если он все еще не сделал тебе предложения, я уверена – он сделает это очень скоро. Майлс Вондерхэйм очень серьезный человек. Во всяком случае, в том, что касается женщин… А если не сделает – Бог с ним. Скоро у тебя будет столько денег, что ты сама сможешь выбирать себе жениха. – Грэмси рассмеялась, увидев недоуменное выражение лица Джим. – Не бойся, я шучу…

– Кто здесь говорит о деньгах? – ворвался на кухню Майлс. – Неужели Грэмси совращает мою воспитанницу? Ай-ай-ай, как тебе не стыдно, – шутливо пожурил он кухарку…

Глаза Джим радостно заблестели. Ей неудобно было обнять Майлса при Грэмси, поэтому она продолжала сидеть с немного смущенным выражением лица. Но Майлс не постеснялся. Он подошел к Джим и чмокнул ее в щеку. Ее щеки, все еще теплой после сна, коснулись его холодные губы. Джим улыбнулась этому неожиданному, но приятному прикосновению.

– Тебе понравились цветы?

Джим кивнула.

– Очень… И записка тоже…

– Отлично. Я рад, что угодил тебе. А теперь собирайся. Нам нужно ехать.

– Куда? – Зеленые глаза Джим удивленно округлились.

– На могилу дяди Патрика. Ты ведь хотела побывать там?

О поездке на могилу Патрика Вондерхэйма Джим действительно разговаривала с Майлсом несколько дней назад. Она много думала о своем отце и пришла к выводу, что могла бы простить его, если бы этот старый чудак был жив. Но, увы, Патрик Вондерхэйм уже не нуждался в прощении. Поэтому Джим решила навестить его могилу и хотя бы таким образом примириться с человеком, который называл себя ее отцом. Майлс и сам хотел узнать, где похоронен дядя. Он чувствовал себя неловко из-за того, что не был на похоронах Патрика.

– Конечно! – кивнула Джим. – Мы едем прямо сейчас?

– Да. Будет здорово, если ты поторопишься.

На кладбище Блумари было ветрено. Майлс даже поежился от холода. Небо налилось свинцово-серыми тучами. Мелкие шарики снега падали на пожухшую траву, покрывая ее тонкой белой фатой.

Джим приподняла ворот шубки.

– Бр-р, как же холодно… – Она покосилась на Майлса. – Ты не знаешь, где именно находится могила… отца?

Майлс покачал головой.

– Увы, нет. Придется искать. Я ведь не был на дядиных похоронах… Единственное, что я знаю, – он был похоронен на кладбище в Блумари…

Вид у него был виноватый, и Джим стало его жаль.

– Не расстраивайся. Мы далеко не всегда делаем то, что должны…

– Это точно, – согласился Майлс, ободренный ее поддержкой. Они пошли по асфальтированной тропинке, рассматривая унылые надгробные плиты. – Знаешь… – подумав, произнес он. – После того, как ты появилась в моей жизни, я много думал о себе и о дяде Патрике… Мне показалось, что мы с ним похожи. Я долгое время делал вовсе не то, что хотел. Получил образование, к которому душа не лежала… Жил той жизнью, которая не доставляла мне удовольствия… Мне казалось, что деньги – ключ ко всему. Но, в то же время, мне не хотелось жить так, как мой отец. Он выигрывал процессы, защищая людей, которые не заслуживали защиты, и получал за это крупные суммы… Он пошел на сделку со своей совестью, и вся его жизнь была посвящена этой сделке… Я ведь тоже адвокат, – грустно улыбнулся. Майлс. – И не просто адвокат, а, как говорит Богард, адвокат с именем. Вондерхэймы всегда защищали обеспеченных людей, и, благодаря этому, у меня отличные перспективы в адвокатуре. Но я никогда не хотел заниматься этим… Да и фамилия Вондерхэйм мне только мешала. Зачем добиваться чего-то, когда за тебя уже все сделали? А деньги… Нужны ли мне деньги, заработанные на оправдании чужих грехов? Теперь я точно знаю, что нет…

– Думаю, мы решим этот вопрос, – понимающе улыбнулась Джим. – Ты никогда не думал о собственном деле?

– Конечно же, думал. Но я не знаю, чем именно хотел бы заниматься. А что, у тебя есть идеи? – Майлс с любопытством посмотрел на Джим.

– Да, – серьезно кивнула она. – Я хочу открыть детский парк развлечений. Что-то вроде Диснейленда. Часть выручки за этот парк я бы вложила в организацию детского приюта. Для таких, как мы с Гарри… Дети могли бы жить там до восемнадцати лет, получать образование. А потом приют устраивал бы их на работу. Приличную работу…

Майлс присвистнул от удивления.

– Не ожидал, что у тебя могут быть такие планы на дядино завещание.

– Ты думал, что я промотаю его сразу же, как только получу? – обиделась Джим.

– Нет, конечно. Просто я не думал, что ты окажешься такой целеустремленной. Значит, тебе нужна помощь? – с лукавой улыбкой поинтересовался он. – И, наверное, юридическая консультация…

Джим поняла, куда он клонит.

– А ты хочешь присоединиться?

– Конечно, хочу. Если я до сих пор ничего не придумал, то можно воспользоваться твоей идеей… Правда, – немного помрачнел он, – я не уверен, что часть дядиных денег не отойдет Рэйнольду Слоутли.

– Какое это имеет значение? – нахмурившись, спросила Джим. – Ведь я в любом случае получу свою часть. Неужели ты думаешь, что я стану распоряжаться ею одна?

– Послушай… – начал было Майлс, но Джим перебила его:

– Мне казалось, что у нас теперь все общее. И не имеет значения, кто получит эти несчастные деньги. И получит ли вообще…

Майлс нащупал руку Джим и пожал ее в знак благодарности. Джим, конечно же, была права, а он снова чувствовал себя виноватым. Ему до сих пор казалось странным то, что Джим настолько бескорыстна.

Они безуспешно бродили по кладбищу около получаса. Но надгробной плиты с надписью «Здесь покоится Патрик Вондерхэйм» так и не нашли.

– Что будем делать? – поинтересовалась Джим у Майлса. Она уже порядком замерзла, но все еще не оставила надежды на то, что они найдут могилу ее отца.

– Давай найдем кого-нибудь из местных работников, – предложил Майлс. – Может, они нам что-нибудь подскажут?

Джим согласилась. Они дошли до небольшого домика, возле которого стояла собачья будка. В будке, прикованный цепью, сидел большой пес, серый, с черными пятнами на боках и лапах. Он разлаялся сразу же, как только Джим и Майлс поднялись по ступенькам крыльца.

– Да тише ты! – рявкнула на него Джим, но пес не унимался. Он лаял так громко, что хозяин дома услышал собаку и сам вышел на крыльцо.

Это был худощавый пожилой мужчина с короткими, торчащими в разные стороны седыми волосами. Взгляд у него был тяжелый, но не злой. Джим почему-то испугалась и прижалась к Майлсу.

– Вы что-то хотели? – вежливо спросил мужчина.

– Да… – Майлс сжал дрожащую руку Джим. Он догадался, что девушка напугана. – Мы ищем могилу Патрика Вондерхэйма. Он умер около трех месяцев назад…

– Патрика Вондерхэйма? – удивленно переспросил мужчина. – Вы уверены, что он похоронен именно здесь? Что-то я не припомню, чтобы у нас хоронили людей с таким именем. Но, если вы подождете, я посмотрю в записях…

Удивительно, подумал Майлс. Даже здесь ведутся какие-то записи, крутятся какие-то бумажки… Он повернулся к Джим. Девушка стояла, уставившись глазами в одну точку.

– Чего ты испугалась? – подбодрил ее Майлс. – Этот парень – обычный служащий, а не воплощение смерти.

– Ага, – кивнула Джим. Когда она волновалась, с нее слетал налет светскости, и это страшно забавляло Майлса. – Тяпнет тебя по голове лопатой и глазом не моргнет.

– Джим! – возмутился Майлс, с трудом сдерживая смех. – Что за предрассудки?! Это обыкновенный работник. Просто его работа отличается от того, что делает большинство людей…

Майлс не успел закончить проповедь о жизни гробовщика, потому что мужчина со всклокоченными волосами вернулся. В руках у него была толстенная тетрадь, которую он раскрыл и протянул Майлсу.

– Вот посмотрите, – ткнул он пальцем в лист, испещренный записями, – здесь нет Патрика Вондерхэйма. Должно быть, вы ошиблись, молодые люди…

Майлс заглянул в тетрадь и пробежал глазами по записям. В то время, когда умер дядя Патрик, никаких записей сделано не было. Он показал тетрадь Джим. На ее лице отразилось такое же удивление. Что бы это могло значить? Наверное, Майлс ошибся и Патрик Вондерхэйм действительно был похоронен в другом месте. Но где?

– Спасибо, – пробормотал Майлс и вернул тетрадь мужчине. – Но… Где же похоронен Патрик Вондерхэйм?

Мужчина пожал плечами.

– Боюсь, я ничем не могу вам помочь. Я отвечаю только за это кладбище… Единственное, что я могу для вас сделать, – дать вам кое-какие телефоны…

– Вот это да… – пробормотала Джим, когда они отошли от домика и направились к выходу с кладбища. – Я даже не знаю, где похоронен мой отец…

– Дядя Патрик даже после смерти остался Чудилой, – не без восхищения заметил Майлс. – Но ты не расстраивайся, мы что-нибудь придумаем. Я обещаю…

Он обнял Джим и ласково поцеловал ее в холодные щеки. Ей непременно нужно было поднять настроение – она совсем сникла. Майлс чувствовал себя виноватым. Он даже не смог найти кладбище, на котором похоронен его дядя и ее отец. Но ничего, он исправит эту ошибку…

Вечером Майлс пригласил Джим в кино. Это была старая комедия с Челентано – «Бархатные ручки», одна из тех, что так нравились Джим. Очаровательная воровка, которая полюбила миллионера, прикидывающегося вором, была неподражаема. Ее героиня напомнила Майлсу Джим: ребенок-женщина или женщина-ребенок… Они с Джим забрались на самый последний ряд – «места для поцелуев» – и половину фильма использовали этот ряд по назначению. После фильма он нес ее из зала на руках. Майлс никак не мог привыкнуть к тому, что Джим такая маленькая и легкая. Впрочем, ему это очень нравилось.

Настроение у Джим резко поднялось, и Майлс понял, что не зря обзвонил десяток кинотеатров с вопросом: «Не идет ли у вас фильма с Челентано?». Теперь ему стало немного легче. Мрачные предчувствия, которые поселились в душе после посещения кладбища, отошли на задний план. И Майлс смог наконец-то полностью погрузиться в жадеитовые глаза Джим и насладиться ее губами. Все будет хорошо, твердил он себе. Все будет просто отлично. Потому что, когда Джим рядом с ним, не может быть по-другому…


Настал долгожданный день приема. Раз в полгода мэр Блуфилда устраивал в своем особняке роскошный прием, на который приглашались все более-менее известные – или обеспеченные – люди города. Семья Вондерхэймов приглашалась на эти приемы регулярно, но нельзя сказать, чтобы это очень радовало Майлса. Скорее, он мирился с таким положением вещей. Но сейчас этот прием был ему даже на руку. Ведь благодаря приему они с Джим наконец-то получат наследство Патрика Вондерхэйма – старого чудака, чья могила до сих пор не найдена…

Майлс не слишком сильно волновался за Джим. Для него уже не имело значения, получит он дядины деньги или останется ни с чем. В конечном итоге, он получил Джим, а все остальное было совсем не важно. Она сделала все, что могла, и к ее безупречным манерам едва ли можно было придраться. Конечно, ее имя было окружено слухами, но разве она была виновата в этом? И Майлсу было наплевать, что скажет адвокат Слоутли. Главное, его совесть чиста. И перед дядей, и перед Джим…

У Джим на душе, напротив, было тревожно. Ей казалось, что сегодня непременно должно случиться что-то неприятное. Что именно, она не знала. И эта неизвестность терзала ее больше всего. Ей очень хотелось, чтобы Майлс получил свою часть наследства, и она готова была выложиться полностью, лишь бы он не оказался обделенным…

Джим долго выбирала наряд для приема и остановилась на длинном открытом платье из темно-зеленого бархата. Оно изумительно шло к ее глазам и подчеркивало молочную белизну кожи. Майлс взял в прокате золотое колье с изумрудами и серьги. Джим была неподражаема.

Когда они вошли в просторный холл особняка мэра и Джим небрежным жестом скинула шубку, вокруг нее послышался восхищенный шепоток. Многие мужчины смотрели на нее, не отрывая глаз, и Майлс почувствовал довольно болезненный укол ревности. Правда, Джим не обращала на них ровно никакого внимания. Она была настолько взволнована, что ей было страшно даже оглядеться по сторонам. Вокруг было столько света, столько людей, столько шума, что Джим хотелось заткнуть уши, закрыть глаза и убежать отсюда как можно дальше.

Майлс почувствовал тревогу Джим и сжал ее руку. Джим слабо улыбнулась, пытаясь показать ему, что все в порядке.

В большом зале они потерялись. К Майлсу подошел Богард и увлек его разговором, а к Джим – Ричи Леблан, которому срочно понадобилось показать ей какую-то картину, Джим посмотрела на удаляющуюся спину Майлса, и сердце ее болезненно сжалось. Без него она чувствовала себя маленькой девочкой, затерявшейся в огромном взрослом мире. Ричи повел ее смотреть на картину, и Джим пошла лишь из вежливости, без всякого желания.

Ричи открыл перед ней большую деревянную дверь и галантно поклонился:

– Прошу вас, леди…

Джим вошла в просторную комнату, по стенам которой было развешено более десятка картин. Она улыбнулась Леблану:

– Так какую именно вы хотели мне показать?

Ричи вел себя как-то странно. Он прятал глаза и переминался с ноги на ногу. Джим подумала, что это она чем-то смутила молодого человека, и поспешила спросить:

– Что-то не так?

Ричи поднял на нее взгляд, полный какой-то неизъяснимой тоски, и вздохнул.

– Если бы вы знали, Джим… – робко начал он и тут же замолчал.

– Знала что? – удивленно спросила Джим. Ричи снова вздохнул. Джим уже начали раздражать его постоянные вздохи. – Да в чем же дело, Ричи?

– Неужели вы не понимаете, что я чувствую к вам?

– Чувствуете? – озадаченно переспросила Джим. – Откуда я могу знать?

– А вы угадайте…

– Послушайте, Ричи, – Джим уж начала терять терпение, – я же не бабка-угадка. Вы собирались мне что-то показать. Так показывайте… Иначе я уйду.

Ричи напряженно засопел и опустил глаза.

– Я люблю вас, Джим, – почти прошептал он. – Выходите за меня замуж…

Джим ожидала чего угодно, но только не этого. Она звонко расхохоталась, и ее смех разнесся под сводами комнаты. Ричи побледнел и уставился на нее округлившимися от недоумения глазами.

– Ох, простите, – вовремя опомнилась она, осознав, что это не шутка. – Все так неожиданно… Но, боюсь, я не смогу выйти за вас замуж, я… люблю… Но не вас, а другого человека…

– Другого! – в отчаянии воскликнул Ричи. – Как это может быть?!

Да, действительно, как это может быть?! Ричи Леблан видел ее всего один раз в жизни, влюбился в нее и делает ей предложение! Бред какой-то… Джим никогда не оказывалась в столь нелепом положении. Сама не своя от волнения, она подошла к Ричи и хлопнула его по плечу.

– Не волнуйся, приятель. Выкинь эту глупость из головы. Пойди освежись. Тебе поможет…

Джим вышла из комнаты, краем глаза заметив, что у Ричи еще больше округлились глаза. Уж лучше было молчать. Ей нужно непременно найти Майлса, чтобы рассказать ему о том, что случилось. Она огляделась по сторонам. Вокруг было полно народу, но ни Майлса, ни Богарда нигде не было видно.

Джим прошлась по залу, лавируя между дамских сумочек, пышных кружев и бокалов шампанского. Наконец впереди замаячило что-то, похожее на пиджак Майлса. Джим облегченно вздохнула. Наконец-то… Она уж думала, что никогда не найдет его в этой блестящей толпе…

Но что это? Майлс, кажется, не один. Джим нахмурилась. Рядом с ним мелькало чье-то красное платье. Хотела бы она знать, что за блондинка крутится вокруг Майлса? Она пригляделась к женщине в красном платье. Это ведь та самая Виктория Исприн, которая была в числе гостей Майлса в тот ужасный вечер, когда Джим сбежала из его дома… Та самая блондинка, с которой он флиртовал, которой поглаживал руку. Да и сейчас они ведут себя почти так же… Красотка Виктория просто повисла на нем. А как она смотрит в его глаза!

Пожалуй, впервые Джим почувствовала настоящую ревность. Ей захотелось подойти к Виктории, ударить ее по лицу или сделать что-то из ряда вон выходящее. Но она понимала, что должна вести себя прилично. Хватит того, что она сказала бедняге Ричи… Но что же ей делать со своей ревностью, которая раздирает ее душу на тысячу кусочков?

Джим стояла, закусив губу, и пыталась придумать, как ей себя вести. Но вдруг кто-то тронул ее за плечо. Джим раздраженно обернулась – она решила, что навязчивый Ричи снова ищет ее внимания. Но за ее спиной стоял Богард.

Интересно, что ему от нее надо? Джим не очень-то нравился этот тип – у него на лице было написано презрение ко всему окружающему, – но он был другом Майлса. Во всяком случае, Джим могла быть уверена, что Богард Гампшир уж точно не признается ей в любви…

– Джим, почему вы здесь одна? – вкрадчиво начал он. – И почему у вас такое грустное лицо? Что-то случилось?

Джим не знала, как отвечать на этот фейерверк вопросов. Богард Гампшир всегда был очень внимателен к ней, но сейчас Джим хотелось избежать чьего-либо внимания.

– Ничего, – замялась она. – Я просто… Просто ищу Майлса.

Проницательный Богард сразу все понял. Его пытливый взгляд нащупал и Майлса, и блондинку, повисшую у него на руке. Он указал Джим на то, что девушка и без него отлично видела.

– Кажется, это Майлс и Вик… – Богард замолчал, а потом добавил: – А я-то думал, эта сладкая парочка уже рассталась…

– Что? – Джим не верила своим ушам. – Что значит – рассталась?

– Майлс ведь влюблен в нее, – задумчиво произнес Богард, не сводя глаз с Майлса и Виктории. – И не мог жениться на ней, потому что… был не очень богат. Но теперь, получив дядюшкино наследство, думаю, осуществит свое намерение…

Джим почувствовала, как к горлу подступает ком, а к глазам слезы. Как же это так? Почему Майлс никогда не говорил ей об этом? Почему?! – внезапно осеклась Джим. Но это же ясно как день… Он хотел довести до конца это представление, а Джим могла отказаться участвовать в нем… Ведь именно Майлсу нужен был этот прием. Его судьба зависит от того, как пройдет это мероприятие. Неожиданно все встало на свои места. Вот почему Майлс, такой изящный и неприступный, оказался у ее ног. Вот почему на Джим неожиданно свалилось столько счастья. Вот почему Виктория Исприн вращается вокруг Майлса, как земля вокруг солнца…

– Что-то не так, Джим? – участливо поинтересовался Богард, увидев, что девушка побледнела. – Вам нехорошо?

– Не-ет, – протянула Джим, с трудом сдерживая слезы. – Все в порядке. Только глаза слепнут от яркого света. Пойду-ка я прогуляюсь…

Богард улыбнулся удаляющейся спине Джим. Все даже лучше, чем он предполагал. Адвокат Слоутли будет доволен…

12

Майлс трясущимися руками повернул ключ зажигания. Что могло случиться?! Почему Джим сбежала с приема?! Может быть, ее кто-то обидел? А может быть, она слишком переволновалась и плохо себя почувствовала? Но, в любом случае, она должна была поставить в известность его, Майлса. И он, конечно же, отвез бы ее домой…

Еще эта Виктория, которая разве что не висла у него на шее! Майлсу было смешно вспоминать, что несколько месяцев назад он был влюблен в нее и считал своим идеалом. Как выяснилось, этот идеал интересовался лишь его деньгами…

Майлс вспомнил ехидное лицо Рэйнольда Слоутли, с которым он столкнулся на ступенях особняка. Адвокат поинтересовался у него, где Джим, и довольно нахально заявил ему, что он не получит наследства, если не заставит девушку вернуться обратно и познакомиться с местным обществом. Но не это волновало Майлса. Сейчас ему было наплевать на наследство. Он беспокоился за Джим, которая исчезла, не сказав ему ни слова…

В голове Майлса кружился калейдоскоп догадок, но ни одна из них не могла успокоить его. Где она?! Что с ней?! Майлс уповал только на то, что застанет Джим дома. Он настолько погрузился в собственные мысли, что перестал следить за дорогой. Какая-то тень мелькнула за стеклом машины. Майлсу посигналили. Он понял, что только что чуть не сбил пешехода.

Черт возьми! – выругался он про себя. Надо быть внимательнее. Если, конечно, он хочет доехать до дома без приключений и увидеть Джим. Живую и невредимую…

Майлс открыл ворота. Он не стал загонять «ниссан» в гараж и сразу побежал к дому.

Дверь ему открыла насмерть перепуганная Грэмси. Душа Майлса заныла от жутких предчувствий.

– В чем дело, Грэмси?! – спросил он кухарку. Но Грэмси только бормотала что-то себе под нос и осеняла себя крестным знамением. Губы у нее дрожали. – Скажи наконец, что случилось! – прикрикнул на нее Майлс.

– Покойный мистер Вондерхэйм… – пролепетала она, не переставая креститься. – Мистер Патрик Вондерхэйм…

– Да что же, Грэмси?!

– Его призрак бродит по дому… Он утащил с собой Джим…

– Чего-чего?! – спросил Майлс, в точности, как Джим, когда она удивлялась. – Ты ничего не перепутала? Патрик Вондерхэйм? Мой дядя?

– Д-да… – от страха зубы Грэмси стучали друг от друга. Женщина явно не шутила, когда говорила о призраке. – П-призрак П-патрика В-вондерхэйма. Ай, мамочка! Храни нас всех Господь! – завопила она, вперив испуганный взгляд в пространство позади Майлса. – Господи, спаси!

Майлс обернулся. Позади него стоял его дядя, Патрик Вондерхэйм. Он улыбался Майлсу и был совсем не похож на призрака. А позади него стояла взволнованная Джим, щеки которой алели, как два огромных маковых лепестка. Майлс был слишком уверен в собственном рассудке, чтобы счесть себя сумасшедшим. Но все же удивлению его не было границ.

– Чтоб я сдох! – воскликнул он, чем вызвал широкую улыбку на лице «призрака». – Дядя Патрик! Не может быть!

– Ну-ну, племянничек… Не стоит терять сознание при виде воскресшего дяди. К тому же я вовсе и не воскрес. Потому что не умирал…

Патрик Вондерхэйм подошел к племяннику и стиснул его в объятиях. Майлс тоже неуверенно обнял дядю. Он все еще не мог поверить в то, что все это происходит с ним наяву.

– Ну что, теперь ты веришь, что я не призрак?

Майлс кивнул.

– Дядя Патрик! – искренне улыбнулся он. – Если бы вы знали, как я рад вас видеть!

– Я почему-то не сомневался в этом. Что-то подсказывало мне, что твоя жизнь изменится… И ты изменишься тоже…

– Но почему? Почему вы все это устроили?

– Почему? – Патрик обнял одной рукой смущенную Джим, а другую руку положил на плечо Майлсу. – Потому что всю свою жизнь я вел себя, как трус и глупец. Я жил только для себя… Хотя нет, даже не для себя… Я не знаю, для кого я жил… И мне хотелось сделать что-то для своих близких, для тех людей, которые останутся после меня… У которых впереди еще целая жизнь… Надеюсь, – улыбнулся он, глядя на Майлса и Джим, – светлая и счастливая… Я сделал это для тебя и для Джим. Ты был неустроенным молодым человеком, таким же сомневающимся, как я. И таким же одержимым деньгами… А Джим – маленькой неопытной девочкой, которая не смогла бы выжить в этом огромном мире, полном акул… Я не был уверен в том, что она примет меня после того, что я сделал с ее матерью… И тогда решил «умереть». Мертвым прощают многое, не так ли? – лукаво улыбнулся Патрик, глядя на Джим. – Умереть и оставить завещание… Честно говоря, адвокату Слоутли я не доверял с самого начала. А когда он взял себе в помощники твоего друга, Богарда, я сразу понял, что к чему.

– Богарда?! Не может быть… – Майлс нахмурился, вспомнив лицо Богарда после ужина у его матери.

– Очень даже может, мой юный друг… – покачал головой Патрик Вондерхэйм. – Богард сделал все, чтобы о Джим в обществе ходили самые некрасивые сплетни. Но твоя мать поразила меня – она с удивительным тактом старалась нейтрализовать эти сплетни и обелить Джим… Я наблюдал за вами все это время. И убедился – моя затея была ненапрасной. Надеюсь, вы не сердитесь на меня?

– Нет… – пробормотал Майлс, потрясенный услышанным. «Воскресший» дядя, предательство Богарда, Джим… – Кстати, это ты увез Джим с приема? – спросил он у дяди Патрика.

Дядя покачал головой и подтолкнул Джим к Майлсу.

– Кажется, ты что-то хотела сказать ему, дочка?

Джим подошла к Майлсу. Ее раскосые глаза были прикрыты ресницами, но Майлс чувствовал, что она смущена и взволнована.

– Что случилось, Джим? Почему ты уехала? Я так волновался, что сорвался с приема и прилетел сюда…

– Прости меня, Майлс… – прошептала Джим, поднимая блестящие глаза. – Богард сказал мне, что ты и Виктория Исприн близки. А я поверила ему… Прости… Я больше никогда не буду в тебе сомневаться.

Майлс обнял ее и поцеловал в глаза, соленые от набегающих слез.

– Ничего… Ты тоже имеешь право на ошибку. Главное, что ты здесь и мы вместе…

Старый чудак Патрик Вондерхэйм смотрел на своих детей и сам чуть не плакал от умиления. Как хорошо, когда то, что ты сделал, приносит кому-то пользу. И хорошо знать, что ты прощен…


– Не дури, Джим! Если ты закажешь больше цветов, хуже не будет! – с пеной у рта доказывал Гарри Смуллит. – По-моему, будет только красивше!

– Красивее, Гарри, – поправила его Джим.

– Не важно. Смысл-то от этого не меняется! Это же откры-ытие, – протянул Малыш Гарри, – и цветов должно быть много!

– А ты как думаешь, Майлс? – поинтересовалась Джим у своего мужа, Майлса Вондерхэйма. – Тебе не кажется, что Гарри слишком горячится с количеством цветов?

Но, Майлс, похоже, не слышал, о чем спорят Гарри и Джим. Он любовался своей молодой женой, которая казалась ему самой красивой женщиной на свете. Ее зеленые глаза, по цвету напоминающие жадеит, заставляли его забыть обо всем на свете. Но Джим напомнила Майлсу о том, что они не просто так собрались впятером перед днем открытия детского парка развлечений – «Колеса Счастья», как она его назвала.

– Эй, Майлс, – сердито позвала она мужа. – Ты что же, спишь?

– Нет, – усмехнулась миссис Смуллит, тетя Гарри. – Похоже, он просто в тебя влюблен.

– Да-да, – Подтвердил дядя Патрик, задорно поглядывая на удивительно похорошевшую миссис Смуллит, – я с вами совершенно согласен.

Миссис Смуллит улыбнулась. Какой же привлекательный мужчина, этот Патрик Вондерхэйм. Удивительно, но Майлс похож на него, хоть и неродной племянник…

– Ну простите меня, миссис Вондерхэйм… – жалостливо посмотрел на жену Майлс.

Джим улыбнулась. У Майлса был такой виноватый вид, что она тут же простила ему все прегрешения. Да и как Джим могла устоять, когда он смотрел на нее таким влюбленным взглядом и так очаровательно называл ее «миссис Вондерхэйм»?

Примечания

1

Минерал яблочно-зеленого цвета 


home | my bookshelf | | Маленькая леди |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу