Book: Катастрофа в бухте Наруто



Такахаси Ясукуни

Катастрофа в бухте Наруто

Ясукуни Такахаси

Катастрофа в бухте Наруто

День выдался на редкость спокойный. Закончив обход морских глубин, патрульная подводная лодка начала всплытие.

На широком экране наружного телеглаза мелькали темные, тяжелые слои воды, и сквозь них слегка проступал контур острой носовой части лодки.

Глубиномер медленно сбрасывал метры. Вода на экране постепенно светлела, контур носовой части становился все более четким. Лодка теперь казалась густо-синей. Но цвет ее менялся по мере приближения к поверхности. Вот он стал ярко-голубым, потом зеленоватым.

Лодка походила на животное с защитной окраской.

Вода светлела все больше, и лодка, словно по волшебству, из зеленоватой стала темно-желтой, потом лимонной. Глубина теперь не превышала пятнадцати метров. Сюда уже проникал солнечный свет. Где-то наверху он колыхался на волнах и отбрасывал вниз причудливый узор. На корпусе лодки заиграли оранжевые блики.

И наконец, когда сверкающий колышущийся потолок раскололся на миллион осколков, лодка приобрела свой настоящий цвет, в волнах замелькал ее ярко-красный нос.

На экране отразились просторы бухты Наруто. После мрачных глубин этот светлый мир казался неправдоподобно прозрачным.

- Всплытие! - доложил рулевой Вадзи.

- Курс триста двадцать, полный вперед! - распорядился командир.

- Есть полный вперед! - отчеканил механик Хира.

Командир Киоки Фукэ был доволен. Он любил эти мгновения, когда лодка, меняя свой цвет, медленно всплывала, когда все части ее хорошо слаженного механизма работали четко и контрольные лампочки светились ровным светом, словно добрые глаза. На экране играли мелкие волны, прозрачно-зеленые, пронизанные лучами солнца. Стояла середина января, но краски были летние.

Командир переключил телеглаз на дальний обзор.

Справа возник светло-коричневый обрывистый берег острова Авадзи с черной пилой соснового бора. Слева - голубые горы, тянувшиеся от Сикоку-Токусима до Наруто, а в центре, в глубине узкого коридора, плотина, выкрашенная широкими красными и белыми полосами.

Экипаж лодки окрестил ее "парадной дверью".

Двадцать первый век изменил древний облик моря.

Когда была построена плотина, пролив Наруто превратился в бухту, а остров Авадзи слился с островом Сикоку. Теперь возвышенность Авадзи защищала с востока Внутреннее море.

Освещенная прямыми лучами солнца, красно-белая плотина высилась в центре экрана.

- Хороший денек, верно, Хира? - сказал Вадзи. - Метеорологи не подвели.

- Метеорологи? При чем тут они? Их наука все еще ходит в детских ботиночках.

- Да ладно тебе ворчать! Нельзя же отрицать, что сегодняшний день самый подходящий для старта лунной ракеты.

- Ш-ш! - Хира приложил палец к губам.

- Да включайте телевизор, я не возражаю, - улыбнулся командир.

На сегодня был назначен старт ракеты "Кагуя-18", снабжавшей японскую лунную базу.

Рулевой и механик знали, что командир ракеты Кида - давнишний соперник Фукэ.

Вадзи мог бы и промолчать. Но не это, а подчеркнутая деликатность Хиры задела капитана.

Когда-то Фукэ очень завидовал Киде, астронавту. Тот покорял космос, делал блестящую карьеру, о нем много говорили.

Они вместе учились на факультете космонавтики Объединенного института коммерческой навигации и после окончания стали командирами космических кораблей. Фукэ уже грезились звуки фанфар и приветственные возгласы, но произошло несчастье: авария во время учебного полета. Он лишился ноги и вынужден был перейти в морское ведомство, на подлодку.

В то время велись гигантские работы по осушению новых районов. С перекрытием четырех проливов Внутреннего моря открылись широкие перспективы для развития экономики страны. Здесь на новых землях предполагалось создать комплекс городов. Осуществление этого грандиозного замысла, разработка морских ресурсов решали проблему перенаселенности.

В обязанности командира подводной лодки входило охранять плотину, удерживающую воды бухты Наруто.

Да, Киоки Фукэ страдал ужасно. И только когда он понял, что освоение моря приносит не меньше практической пользы для человечества, чем покорение космоса, для него началась иная жизнь. Но даже и сейчас упоминание о Киде отзывалось в его сердце легким уколом...

И дело тут было уже не в карьере. Между ними встала любовь. Оба любили Акиру Рая. Хира знал об этом.

Однажды Фукэ сидел вдвоем с Акирой на холме, где раскинулся мандариновый сад, оставшийся от старых времен. Они смотрели на огромную равнину, залитую электрическим светом. Оттуда доносился грохот стройки. На светлом небе уже вырисовывались очертания нового города. Акира долго смотрела вдаль, потом вдруг, приблизившись к Фукэ, прошептала:

- Ты хороший парень, Фукэ. Я тебя очень уважаю, очень...

Эти слова врезались в его сердце, так же как и ночной пейзаж, полный мечты и надежды. Но в тот же вечер Акира объявила, что они хотят пожениться с Кидой...

- Старт назначен на 11:58, - сказал Фукэ, глядя на плотину, занимавшую теперь весь экран.

Никто ему не ответил. Слышалось лишь мерное гудение двигателей, похожее на жужжание пчел.

- Давайте пожелаем им счастливого пути, - продолжал Фукэ. Он говорил вполне искренне. - Я думаю, запасной телеприемник для наблюдения нам не понадобится, погода ведь отличная. Включайте приемник номер три.

- Есть! - тихо, но с нескрываемой радостью ответил Вадзи.

Фукэ вгляделся в "парадную дверь" плотины. Красно-белые полосы все так же ослепительно сияли, отражая солнечные лучи. Контрольные лампочки приборов горели ровным зеленым светом. Сила прилива, высота прилива, давление воды на подводную часть плотины, давление самой плотины на грунт - все это не внушало ни малейших опасений. Никаких угрожающих отклонений в температуре, в составе и течении воды тоже не было.

В памяти Фукэ всплыли строчки Броунинга: "Все прекрасно на этом свете..."

Однако было одно обстоятельство, которое постоянно тревожило командира. Он считал, что плотина построена не совсем правильно: через короткий пролив Кий до нее доходили волны Тихого океана. Благоразумнее было бы создать хотя бы в этом месте двойной заслон. Но к словам простого командира подводной лодки никто не хотел прислушаться. Даже коллеги и начальники Фукэ, в душе соглашавшиеся с ним, отмалчивались, когда он заводил разговор о двойной плотине. Не повезло человеку в жизни, вот он и придумывает разные штуки.

На старте стоял огромный космический корабль. В его сверкающем стальном корпусе отражалась холодная голубизна безоблачного январского неба...

- В эту минуту внимание всей Японии, или даже, правильнее сказать, всего мира, приковано к нашему кораблю, названному нежным именем "Кагуя-18" [Кагуя - принцесса из детской японской сказки]. Закончен последний технический осмотр корабля. Старт произойдет через пять минут. Всего через пять минут... - льется из репродуктора возбужденный голос диктора.

Телекамера показывает огромный космодром Бебуура, покрытый мелким белым песком. Вдали чернеют сосновые рощи.

- Следите за антенной над зданием главной диспетчерской, расположенной в трехстах метрах от корабля. Она соединена с электронно-счетным мозгом подземного контрольного пункта и передает распоряжения электронно-счетному мозгу корабля. Тончайшие приборы обеспечат кораблю возможность точно лечь на курс и совершить посадку на Луне в заданном месте. Смотрите! Со стороны диспетчерского пункта мчится открытая машина с сегодняшним героем, командиром корабля Кидой...

Фукэ напряженно смотрел на экран. Машина с Кидой приближалась. Давненько он его не видел.

Кида во весь рост стоял в открытой машине и махал рукой в сторону телекамеры. Он хорошо усвоил, как должен держаться герой...

Фукэ увидел Акиру. Она нисколько не изменилась за десять лет! Акира скромно улыбалась и прижимала руку к груди, приветствуя восторженных почитателей мужа.

Когда машина подъехала к кораблю, Кида театрально обнял Акиру, поцеловал ее, улыбнулся в камеру, помахал рукой и исчез в кабине лифта.

Диктор едва дождался этого момента. Из репродуктора снова хлынул поток патетических возгласов.

Кабина лифта вернулась на землю. Теперь на фоне неба рисовался только нос корабля, устремленный ввысь.

- До старта остается одна минута. Дорогие зрители, наша отечественная астронавтика достигла небывалых высот. Теперь и мы посылаем корабли в великую звездную пустоту, словно в соседние страны. Все вы видели командира Киду. Он полон уверенности и энергии, полон гордости за порученную ему миссию... Он отважнейший из отважных... До старта осталось тридцать секунд...

В это мгновение подводную лодку наполнил гул, словно от землетрясения.

- Черт возьми! - воскликнул Вадзи. - Неужели у них что-то забарахлило? Обидно! В момент старта...

- Наблюдать за приборами! Приготовиться к аварийному погружению! прервал его Фукэ.

Еще не поняв, что произошло, рулевой и механик четко выполняли приказы.

Началась сильная бортовая качка.

Патрульная подводная лодка развернулась и, разрезая волны, вышла на середину бухты.

- Я "Хамелеон", я "Хамелеон"... Вызываю штаб, вызываю штаб... Я "Хамелеон"... Перехожу на прием... - говорил Фукэ в переговорную трубку.

- Я штаб, я штаб... Вас слышу. Перехожу на прием...

- Я "Хамелеон". Минуту назад было сильное сотрясение и гул. Осциллограф вычерчивает пляшущие кривые. Предполагаю, что поблизости произошло сильное подводное землетрясение. "Хамелеон" идет на аварийное погружение, чтобы избежать возможного цунами. Жду ваших распоряжений.

- Я штаб, я штаб... Вас понял. Буду выяснять обстановку. Желаю удачи. Перехожу на прием.

- Я "Хамелеон". Иду к плотине. Буду держать связь со штабом. Прошу наблюдать за мной. Все.

- Я штаб. Вас понял.

На телеэкране море быстро темнело. И корпус корабля потерял свой алый цвет, стал желтым, потом зеленым.

- Так я и знал! - хриплым голосом пробормотал механик Хира.

Вадзи молчал.

До дна оставалось всего восемь-десять метров. Море здесь было мелким, дно неровным. Удастся ли на малой глубине устоять против цунами?

Репитер балансомера фиксировал бортовую и килевую качку. Кажется, лодку сносило влево.

Это говорило об изменениях в движении воды. Было время прилива, течение должно идти в сторону плотины. А их уносило в море. Надвигался цунами...

Эта мысль обожгла Фукэ. Но он ничего не сказал.

Фукэ не отрываясь наблюдал за приборами, показывающими состояние плотины.

Схематический экран моментально зафиксировал бы самые незначительные трещины и обвалы. Пока что он оставался гладким и мутно-желтым. Зеленые контрольные лампочки горели спокойно. В случае опасности по экрану побегут красные линии и на приборах замигают красные огоньки.

Выдержит ли плотина, если цунами обрушится прямо на нее? Для нее это будет первым большим испытанием. Если она рухнет, тогда земли, лежащие ниже уровня моря...

Осциллограф фиксировал высокие гребни волн, возникающие от столкновения прилива и отлива, того отлива, которым сопровождается цунами.

Рулевой и механик застыли, уставившись на приборы.

Экран телеглаза стал совсем темным. Глубина погружения достигла сорока метров.

- Включить свет, - спокойно распорядился Фукэ.

Вадзи забыл это сделать, но Фукэ понимал, что сейчас не время для выговора.

Экран сразу посветлел. Косяки плоских рыб мелькнули и исчезли во мраке.

Потянулись долгие минуты ожидания.

Через четверть часа "Хамелеона", стоявшего над самым грунтом, начало сносить.

- Включить двигатели. Курс сто тридцать пять. Полный вперед!

Но и это не помогло. Лишь немного снизилась скорость, с которой их тащило назад.

Если так будет продолжаться, лодку занесет в глубину бухты, к острову Сикоку, и выбросит на прибрежные скалы.

- Отдать якоря! Кормовые! - Фукэ чуть повысил голос, видя неуверенные движения Вадзи.

Что происходило на поверхности - неизвестно, но в глубине первый удар цунами постепенно начал ослабевать.

Эховолномер показывал высоту волн в восемь метров. Скоро последует второй удар цунами, правда, он должен быть более слабым, чем первый.

- Видите, как легко мы справляемся! - сказал Фукэ. Его глаза улыбались. Но в этот миг в них отразился красный свет замигавшей лампочки.

Плотина!

Приборы показывали, что на плотине чуть влево от возвышенности Авадзи образовалась вертикальная трещина. Она извивалась по надводной части плотины и уходила под воду на пятнадцать метров.

- Командир, плотина...

Это был голос Хиры.

- Вижу. Но пока мы еще не можем двигаться.

Фукэ представил себе трагическую картину. Нет, нельзя допустить разрушения плотины. Помочь, помочь во что бы то ни стало!

"Хамелеон" был загружен пласталитом, который составлял почти половину веса лодки - шестьдесят тонн. Это соединение из пластмассы, стали и свинца, обладающее свойствами каждого из компонентов, нагревалось до жидкого состояния и извергалось из носового отсека лодки. Пласталит предназначался для аварийного ремонта плотины. Запаса пласталита хватало, чтобы продержаться, пока не придет помощь с земли. Так удавалось избежать дальнейшего увеличения трещин. "Самый высокий и крепкий вал разрушается от дырочки, просверленной муравьями", - говорили в древности.

Никаких признаков второй волны цунами не было. Прошло еще тридцать минут. Фукэ решился.

- Поднять якоря! Курс - триста двадцать! Полный вперед! Так держать!

- Командир, а если налетит вторая волна, когда мы окажемся на малой глубине? - чуть дрогнувшим голосом спросил рулевой Вадзи.

- Плотина в опасности.

- Но...

- Только спокойно! Надо быть внимательным, и мы выдержим вторую волну, как выдержали первую. Тем более, вторая волна всегда слабее.

- Тем-то она и опасна, что слабее. Ее не сразу распознаешь.

Отвернувшись к приборам, механик Хира напряженно прислушивался к спору.

- Что ж, это наша работа. Не за то нас кормят, что мы болтаемся здесь при хорошей погоде, - с улыбкой ответил Фукэ.

Вадзи замолчал. На его щеках проступили красные пятна. Весь его вид говорил: как хотите, я подчиняюсь, но умываю руки.

Фукэ все внимание сосредоточил на телеэкране. Вдруг раздался голос Хиры:

- Вадзи, ты куда?

- Рулевое управление что-то барахлит. Пойду погляжу.

Фукэ обернулся и увидел, как захлопнулась тяжелая дверь соседнего отсека.

Вскоре загорелась еще одна красная лампочка. Это было полной неожиданностью.

- Неужели пробоина в нашем спасательном шлюзе? - невольно повысив голос, спросил Фукэ. Но тут же обернулся к Хире: - Нет, никакой пробоины. Мотор работает. Следовательно... шлюз заполняется водой, чтобы...

- Я сейчас! - Хира рванулся к двери, словно ужаленный.

- Не успеешь. Шлюз уже наполнен водой. Дверь не открыть, пока шлюз полностью не освободится от воды.

- Можно открыть ручным винтом. Подлец! Трус!..

- Ручным винтом? Ты хочешь, чтобы вода залила всю лодку? Поздно. Он сам выбрал этот путь.

Хира уселся на место и, уставившись на экран, застыл.

...Из спасательного люка вырвалась человеческая фигура в скафандре и, словно воздушный шар с оборванной ниткой, начала уходить вверх.

- Я "Хамелеон", я "Хамелеон". Вызываю штаб. Перехожу на прием.

- Я штаб. Слышу вас. Перехожу на прием.

- Наша лодка цела и невредима. В плотине обнаружена трещина. Мы идем к плотине, чтобы принять срочные спасательные меры. Просим прислать помощь. Перехожу на прием.

- Вас понял. Послать подводную лодку на помощь не можем, пока не пройдет вторая волна цунами.

У Фукэ сдавило горло. Лишь через минуту он ответил:

- Я "Хамелеон". Вас понял...

И тут же прервал связь.

- Механик, замените меня. Идет вторая волна цунами.

- А вы, командир?

Хира обернулся и странным взглядом посмотрел на Фукэ. Он подумал, что командир собирается последовать примеру Вадзи.

- Я поведу лодку.

Волоча протез, Фукэ подошел и сел на место Вадзи, Хира занял его место. Оба молчали.

- Работай на вспомогательной контрольной установке и наблюдай за двигателями. Будем защищать плотину, пока не придет помощь...

Вдруг Фукэ заметил, что на экране запасного телевизора, который Вадзи, по-видимому, забыл выключить, показывали Землю. Передача велась с борта "Кагуя-18". Окутанная белыми, ватными облаками, Земля проглядывалась плохо. И Фукэ пришла мысль, что он ничтожнее песчинки на этой Земле.

Не все ли равно - бежать, бросив лодку, или остаться и выполнять свой долг? Ведь это такая мелочь. Пусть прорвет плотину, пусть затопит огромные просторы. Что из этого? Катастрофа? Она не отразится на экране, показывающем Землю с птичьего полета.

Если сейчас, вот сию минуту, выскочить, как Вадзи, из подводной лодки, еще можно спастись - плотина ведь совсем рядом. Фукэ слышал вкрадчивый шепот благоразумия.

Но в тот же миг перед его глазами всплыло лицо Киды и ярче сигнальной лампочки, возвещающей тревогу, вспыхнула улыбка Акиры.

- Механик, приготовиться к извержению пласталита!

Теперь Фукэ полностью освободился от страха. Он был спокоен, совершенно спокоен. Ему стало смешно, что был момент, когда он думал о бегстве.

Лодку швыряло как щепку. На экране отражалась лишь мутная пелена воды, освещенная прожекторами. "Хамелеон" вслепую приблизился к плотине. Кое-как удалось ввести трубку извергателя в трещину. Нагретый пласталит вырывался и заполнял трещину.



Работать было трудно. Две-три минуты - и полный назад. Снова погружение. Снова поиски.

Так удалось залить несколько метров разрыва. Но повреждение было значительно серьезней, чем предполагал Фукэ. Трещина уходила далеко вглубь.

Хира все это время хранил гробовое молчание. Он автоматически выполнял приказы командира.

Неизвестно, часы или минуты прошли после того, как они обнаружили, что нижний конец трещины уже превратился в настоящую брешь, такую огромную, что в ней поместилась бы вся подводная лодка.

Запас пласталита таял на глазах. Если не удастся заштопать эту дыру, вся работа пойдет насмарку. Сейчас только эта мысль волновала Фукэ.

- Малый вперед...

Напряженно следя за тем, как носовая часть лодки погружалась в зияющую дыру, Фукэ не отдал приказа "стоп" и "полный назад".

- Командир... - прозвучал слабый голос Хиры.

Возможно, это был протест. Но Хира больше не добавил ни слова.

Нос лодки медленно вполз в брешь. По корпусу корабля пробежала дрожь, и он остановился. Вероятно, обшивка получила повреждения. Послышался шум просачивающейся внутрь воды. Тревожно замигали десятки красных лампочек на контрольных приборах.

Что ж, это, пожалуй, даже хорошо. Пока подоспеет подкрепление, сама лодка будет затыкать эту проклятую дыру...

- Я штаб, я штаб. Вызываю "Хамелеона". Перехожу на прием.

- Я "Хамелеон". Вас слышу. Перехожу на прием, - голос Фукэ звучал абсолютно спокойно.

- Спасательные корабли высланы к вам с южной части острова Нусима. Через тридцать минут будут на месте. Постарайтесь продержаться. Перехожу на прием.

- Будем ждать. Наша подводная лодка закрыла брешь своей носовой частью. Давление воды на плотину снизилось. Но мы получили пробоины, лодку заливает. Тридцать минут постараемся продержаться. Ждем помощи. Перехожу на прием.

- Я штаб. Вас понял. Благодарю за проявленный героизм. Желаю удачи.

- Эй, механик, держись! Помощь идет!

Ответа не последовало. Доносился только равномерный шум двигателей.

- Слышишь? Через тридцать минут они будут здесь. Наша посудина выдержит. Обязана выдержать. На всякий случай приготовь кислородные баллоны...

К шуму проникающей внутрь воды теперь прибавился скрип корпуса.

- Ну потерпи, всего тридцать минут. Тридцать минут, понимаешь...

Это Фукэ бормотал уже себе под нос, словно убеждая себя.

Хира молчал.

- Я штаб, я штаб. Вызываю "Хамелеона". Перехожу на прием.

- Я "Хамелеон". Вас слышу.

Теперь голос Фукэ звучал напряженно.

- Я штаб. Космический корабль "Кагуя-18" потерпел аварию и превратился в вечный спутник Земли. Экипаж покинул корабль на спасательной ракете. Очевидно, она совершит посадку в открытом море, у полуострова Кий. Спасательные корабли направляем туда. К вам высылаем другие корабли. Они прибудут ровно через час. Если положение станет критическим, разрешаем экипажу подводной лодки покинуть судно, оставить его в бреши с двигателями, включенными на малую скорость.

Фукэ резко выключил датчик.

- Командир, идет вторая волна цунами, - тусклым голосом сказал Хира. Интересно, этот спасся? Да нет, где там... Потонул, наверно, бедняга. Хира тихонько рассмеялся.

Фукэ обернулся.

- Хира, что с тобой?

- Песня, какая-то старая, давнишняя песня...

Хира сидел, уронив голову на приборы. Наверно, в его помутившемся мозгу проносились картины детства.

Шум просачивающейся воды и скрип обшивки все усиливались.

- Эй, Хира, очнись! Давай выбираться из лодки. Будь мужчиной! Встань!

Волоча за собой обессилевшего Хиру, Фукэ прошел в соседний отсек, вытащил из спасательного шкафа два кислородных баллона. Сунул трубку в рот обмякшему механику. Потом нажал кнопку спасательного люка.

Задраив дверь, Фукэ тоже надел маску и включил подачу воды. Морская вода с шипением лизнула ноги, потом начала подниматься выше. Отсек быстро наполнился водой.

Следя, чтобы Хира не выпустил изо рта трубку, Фукэ ощупью искал кнопку выходного люка. Наконец нашел, нажал. Послышался едва уловимый шум мотора. Но люк не открывался. Фукэ нажимал и нажимал кнопку. Бесполезно. По-видимому, внешняя обшивка подводной лодки деформировалась и люк заело. Мотор работал вхолостую.

Фукэ бросился к внутренней двери. Она тоже не поддавалась. Погас свет. Вода проникла в аккумуляторные отсеки!

И тут впервые он почувствовал настоящий ужас. Он накатился волной, более холодной, чем ледяная вода...

Сколько прошло часов? Да нет, какие там часы! Ведь запас кислорода в баллонах невелик.

Кислород... Если бы еще немного кислорода... Еще немного...

Но что это? Люк плавно открылся. Тело качнулось и донеслось вперед. Как легко, словно на воздушном шаре!..

...Скафандр больше не нужен. Фукэ шагал по дамбе плотины. Перед его глазами, которые видели теперь особенно ясно, простиралась огромная осушенная равнина. Чернеют сосновые рощи, зеленеют поля. Между ними поблескивают озера, окаймленные свежей, молодой травой.

И надо воем этим величаво возвышалась плотина, которую он заставил жить своей смертью. Он был удовлетворен. Он почувствовал небывалую гордость.

На берегу озера в тени деревьев Стояла Акира. Он сейчас же узнал ее.

- Ты замечательный парень, Фукэ! И я... люблю тебя... - сказала Акира.

Фукэ почувствовал, как сердце наполняется чувством удивительного покоя я удовлетворения, огромного, как небо, о котором он когда-то мечтал...

В тесном, наполненном водой люке, прислонившись к стене, стояли двое. Все было спокойно. Над их головами больше не поднимались пузырьки воздуха.




home | my bookshelf | | Катастрофа в бухте Наруто |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 15
Средний рейтинг 4.7 из 5



Оцените эту книгу