Book: Обещание героя



Обещание героя

Алекс Стрейн

Обещание героя

Купить книгу "Обещание героя" Стрейн Алекс

Глава 1

Дениз нежилась на солнышке. Просто лежала на белом горячем песке под жаркими лучами и ни о чем не думала. Впервые за два года она не принадлежала никому, кроме себя и этого горячего солнца. За два дня ее кожа успела приобрести красивый персиковый оттенок. Кожа Дениз была очень тонкой и белой, поэтому — увы и ax! — загорала она с большой осторожностью, не позволяя себе «солнечных излишеств». Стоит немного переусердствовать — и Дениз превращается в подобие вареного рака, к вечеру покрывается волдырями, словно весь день провела в зарослях ядовитого плюща, а еще через пару дней кожа начинает слезать пластами, как с линяющего пресмыкающегося… Это она уже проходила и больше подобной ошибки не допустит! Так что ультрафиолет — только малыми порциями, с применением защитных средств.

Потом купание и отдых под огромным пестрым зонтом…

Предвкушение незатейливого отдыха, как и неспешный ход мыслей Дениз, были прерваны самым варварским способом: всего в нескольких ярдах от нее раздался громкий мужской крик.

Дениз напряглась и медленно приподняла голову. Ее медлительность была сплошной демонстрацией. По спине Дениз прошла невольная дрожь, а глаза, скрытые за стеклами темных очков, панически обежали доступное взору пространство. И тут же небывалое облегчение затопило все ее существо. Нет, это не он! Не этот орущий мужлан, который вчера едва не довел ее до нервного срыва.

Второй день акклиматизации давался Дениз нелегко. Она выбралась из бунгало очень рано, пока Лори сладко спала, и направилась к пляжу.

Впрочем, ее чаяния были напрасны: ненасытное солнце уже успело прогреть воздух, песок и все остальное. Итак, невзирая на ранний час, солнце нещадно палило, воздух был влажен и к тому же практически лишен кислорода, а едва заметный ветерок просто перемещал горячие массы, совершенно не создавая даже видимости прохлады. И от жары, влажности и резкого перехода из холодной снежной зимы в солнечное лето с невероятно яркими красками Дениз как бы немного одурела. Немудрено, что соображала она тоже медленнее, чем обычно. Как перегревшийся компьютер!

Первым делом Дениз, конечно, полезла в воду. Она мечтала лишь об одном — освежиться — и совсем не обращала внимания на некоторые странности, которые происходили на берегу. Для начала ее постигло невероятное разочарование: вода была такой теплой, что Дениз еще больше раскисла. А потом ее слух полоснула острейшая бритва чьего-то яростного крика. Едва Дениз успела понять, что орут на нее, как невесть откуда оказавшийся перед ней мужчина буквально выволок ее на берег. Он бы выволок ее за шкирку — если бы таковая у нее оказалась! Дениз даже не успела — да и не смогла бы, наверное! — воспротивиться, как оказалась на берегу, а незнакомец продолжал орать и даже пару раз тряхнул ее за плечи.

Он был в такой ярости, что едва не топал ногами от злости. Дениз молча высвобождалась из его стальной хватки, судорожно пытаясь придумать, куда она сейчас побежит за помощью.

Уж очень он напоминал ей буйно помешанного пациента, сбежавшего из специальной клиники.

— Отпустите меня! — тоненько и жалобно воскликнула она, в конце концов осознав тщетность своих попыток, и он внезапно замолчал, продолжая буравить ее темными, полными ярости глазами, а потом крепко выругался.

Дениз еще не приходилось слышать столь витиеватого и крепкого выражения, и ее шею, уши, лицо стал заливать румянец.

— Ты хоть слово слышала из того, что я тебе говорил? — сказал он таким голосом, что ей стало очень страшно. — Сегодня купаться запрещено, повреждена сетка, понимаешь? Посмотри-ка на воду!

Ей показалось, что он с трудом сдерживается, чтобы не назвать ее «тупоголовой кретинкой» или еще кем-то в этом роде. Дениз застыла в растерянности, силясь понять, что он от нее хочет. Потом осторожно посмотрела на прибой, потом чуть дальше и обомлела. Конечно, он не зря метался по берегу и надрывал голосовые связки: она увидела плавник акулы. Небольшой акулы, так себе — метра полтора в длину. Но, чтобы лишиться руки или ноги, и этой полутораметровой красотки вполне хватит. Серая хищница плавала сейчас в том самом месте, где пару минут назад находилась Дениз, и выглядела весьма и весьма разочарованной. Дениз отчетливо видела ее в кристально чистой воде.

— Это же акула — вскрикнула она, качнувшись к незнакомцу, и он даже застонал прямо у нее над ухом.

Наверное, от безысходности. От резкого движения ее очки свалились, и он наклонился, поднял их и протянул Дениз. Взглянув на ее лицо, он вдруг застыл, замешкался, а потом сунул очки в ее безвольную руку и сказал с еще большей злостью, глядя прямо в ее расширившиеся от страха глаза:

— А я что говорил! Повреждена сетка, огораживающая зону отдыха. Сегодня ее починят, акулу отловят… — Он говорил грубо, с нажимом, а она продолжала молча и испуганно таращиться на него, хлопая ресницами. — И завтра можете купаться, сколько влезет! — в сердцах добавил он.

Щеки Дениз запылали еще сильнее. Она растерянно огляделась и обнаружила несколько туристов, с нескрываемым интересом наблюдающих сцену с ее участием. Хорошо, что час был довольно ранний и берег не кишел отдыхающими. Ей стало еще более неловко, и от этой неловкости и, едва не плача, она набросилась на своего спасителя.

— Почему же тогда нет никакого предупреждения?

— А это что, по-вашему? — ответил он вопросом на вопрос и указал куда-то вбок.

Предупреждение было. На четырех языках, написанное огромными красными буквами. Ее румянец стал таким густым, что еще пару минут, и она просто сгорит заживо!

— Я не видела… Простите…

И от запоздалого страха, своей медленной акклиматизации и пережитого потрясения Дениз задрожала мелкой дрожью. Он шумно вздохнул, помолчал, а потом, осведомившись напоследок, доберется ли она до своего бунгало, что-то буркнул — наверное, попрощался, и зашагал вдоль берега прочь.

Дениз долго переживала, почти целый день, и осмелилась выбраться из домика только к вечеру. И вот сегодня, когда она почти справилась с собой, когда успокоились ее взвинченные нервы, частично улеглось чувство вины, этот крик опять напомнил ей о пережитых очень неприятных минутах.

Конечно, кричал не вчерашний незнакомец.

Молодой мужчина в ярко-красных шортах-плавках что-то прокричал красотке в пестром купальнике, а потом оглушительно захохотал и весьма довольный собой отправился куда-то вдоль полосы прибоя. Он-то был довольный, а вот его громкий крик снова взбудоражил Дениз, напомнив о вчерашнем инциденте.

Дениз поморщилась, ощутив новый приступ неловкости, и досадливо посоветовала себе успокоиться и взять себя в руки. Все равно ничего исправить уже нельзя! Она взглянула на часы — ей осталось всего пять минут солнечных ванн.

Она снова легла и закрыла глаза. Еще пять минут, и она пойдет купаться — но не в море — боже упаси! — а в бассейн. Потом приляжет в теньке и подремлет полчаса. А может быть и час.

Ближе к вечеру, когда жара начнет спадать, она снова позволит себе немного солнца, а еще позже, когда непроглядная южная ночь накроет остров, зажжет звезды на черном бархате неба и оденет гостиничный комплекс в разноцветные неоновые огни, она с Лори, своей кузиной, отправится на дискотеку «размять старые кости и немного расслабиться».

Лори, как всегда, наденет что-нибудь «сногсшибательное», а Дениз — по традиции и в противовес легкомысленной и рисковой Лори — простое и непритязательное. Вроде неброской блузки с коротким рукавом и юбки на два пальца выше колена. Потом будут кавалеры, желающие проводить Лори до их маленького бунгало, и жаркий рассказ кузины о достоинствах и привлекательности очередного нового знакомого. И Дениз, вернувшейся в гордом одиночестве, снова будет отведена роль этакого охладителя, набившего руку и язык в усилиях остудить пылающие чувства Лори. А еще ей придется противостоять новым попыткам кузины устроить Дениз знакомство с «очень милым молодым человеком». Дениз никаких знакомств категорически не желала и с завидным упорством и постоянством отвергала попытки Лори устроить ее, Дениз, личную жизнь. А уж особенно ей не хотелось никаких романтических увлечений в этом отпуске, который она решила посвятить исключительно себе, любимой: отдохнуть и набраться сил. В отличие от своей кузины Лори, которая и организовала этот незабываемый тур, Дениз не грезила о незабываемой встрече с мускулистым красавцем, который раз и навсегда перевернет всю ее жизнь.

— Дениз? — раздалось прямо над ней.

Дениз лишь успела уловить неуверенные и почти просящие нотки в прозвучавшем голосе.

Ее покой снова нарушен! И снова ее окликнул мужчина! Нет, только не это! Если это опять проделки Лори, то сегодня ее кузина нарвется на очень серьезный разговор, потому что больше терпеть это «сватовство» она не намерена!

Дениз резко села и уставилась на мужчину, стоящего рядом и заслоняющего от нее солнце.

— Дениз, неужели это правда ты? — Голос все такой же немного смущенный.

Правда ли это она?! Вполне возможно, если это не идиотская и очень несвоевременная ошибка. Дениз внезапно ощутила озноб. Этот человек звал ее, но не как скучающий донжуан, желающий познакомиться, а как некто знакомый, до конца не уверенный в том, что она — та самая Дениз, которая ему нужна.

Дениз пыталась разглядеть мужчину, однако у нее ничего не получилось. Он стоял против солнца, а ее глаза закрывали темные очки с очень густой тонировкой. В попытке разглядеть незнакомца Дениз сдернула очки. Заодно и он как следует разглядит ее и поймет, что ошибся.

Потому что у нее нет и не может быть знакомых мужского пола на этом курорте! Дениз категорически не желала видеть знакомых — давних или не очень — и надеялась именно на это, когда соглашалась на предложенный Лори маршрут. Она выложила за этот тур уйму денег, все, что скопила за пару лет, отказывая себе в отпуске и удовольствиях и лелея мечту о южных странах, о пляжах с белым рассыпчатым песком, о набегающих теплых волнах, о голубых лагунах и пальмах…

— Это все-таки ты! Дениз, привет!

— Простите?..

Она изо всех сил всматривалась в незнакомца. Солнце было как раз позади его головы. Взъерошенные волосы светились наподобие золотистого нимба, а лицо, наоборот, оказалось в тени.

Он чуть отклонился, и солнечный луч, обогнув его голову, врезался Дениз прямо в глаза. Дениз беспомощно заморгала от этой атаки.

— Простите, разве мы знакомы?

Он присел, приблизил к ней свое улыбающееся лицо и весело заявил:

— А как же!

Дениз несколько секунд всматривалась в его черты, знакомые до боли и незнакомые одновременно. Его улыбка на почти дочерна загоревшем лице была ослепительно белоснежной и очень, очень довольной.

— Дениз Мартин, вижу, что поставил тебя в весьма затруднительное положение. Я так сильно изменился?

— Марк! — завопила она.

Дениз накрыла такая чистая радость от этой встречи, что она тут же вскочила. Он не торопясь распрямился.

— Марк Эванс, я не видела тебя столько лет, а ты хочешь, чтобы я тебя сразу же узнала!

Он захохотал, раскрыл ей объятия, и она кинулась в них.

— Я все думал, ты это или не ты. И вообще, возможно ли, чтобы ты приехала в такую даль?

Что ты здесь делаешь, Денни? — спросил Марк, когда после бурного всплеска чувств она отстранилась и стала его рассматривать.

— Возможно, возможно! И что, по-твоему, я могу здесь делать? Я в отпуске! — Дениз стало так легко, что она едва не воспарила в нагретом воздухе. — А ты напугал меня.

— Напугал? С каких это пор ты стала трусихой?

— Вовсе я не стала трусихой. Просто я не желала ни с кем делиться своим свободным временем. Но ты… то есть я хочу сказать, это относится ко всем, кроме тебя. Я ужасно рада тебя видеть, Марк.

— Я польщен. — Марк скорчил забавную гримасу. — Я тоже ужасно рад тебя видеть. А где…

Жан? Он с тобой?

Вот она и шлепнулась на землю. Марк продолжал улыбаться, а улыбка Дениз увяла. Но слегка — для расстройства не должно быть никаких причин. И голос ее прозвучал совершенно спокойно и чуть-чуть отстраненно.

— Нет, Жана здесь нет. Мы больше не вместе… Расстались два года назад.

Улыбка тотчас слетела с его губ, а лицо Марка даже слегка вытянулось от удивления.

— Вот как? Прости, Денни, я не знал…

— Ничего страшного! — слишком беззаботно провозгласила она.

Конечно, он не знал. Они не виделись три года, не созванивались и не писали друг другу писем. За это время утекло столько воды, что если ее собрать, то получится еще один Тихий океан. И удивление Марка было вполне понятным — он уехал, когда у них с Жаном был «медовый месяц», а любовь казалась такой всеобъемлющей, огромной и бескрайней, что ей не было видно конца и края. Такой огромной, что она должна была гореть в сердцах долгие годы ровным и бездымным пламенем. Но огонь вспыхнул так ярко, что «топлива» едва хватило на несколько месяцев, не говоря уже обо всей оставшейся жизни. Огонь прогорел — буйно, бесконтрольно, оставив после себя только пепелище, пустыню. И злой ветер разочарования давно разметал серый пепел по уголкам потерянных душ и потушил последние теплящиеся искры. Сейчас Дениз часто ловила себя на мысли, что сомневается, был он вообще, этот неистовый пламень любви, или ей ненароком померещилось. Этакая игра распаленного воображения…

— Ты здесь давно?

Она оценила попытку Марка переменить тему, благодарно улыбнулась и с облегчением перевела дыхание. Ей не хотелось сейчас ничего объяснять, не хотелось воспоминаний.

— Уже три дня. Первый день оказался просто ужасным: я дышала как рыба, выброшенная на берег. Так и просидела целый день около кондиционера, боясь высунуть нос из бунгало. — Дениз попыталась непринужденно посмеяться над своими недавними страданиями. Правда, не слишком успешно. — А вот теперь, как видишь, слегка адаптировалась, даже отважилась на солнечные ванны. Удивительно, что мы встретились на этом пляже. Как ты меня заметил?

Марк рассмеялся.

— Никак. Я узнал, что одна из туристок носит до боли знакомое имя. Дело в том, что администратором здесь работает… одна, — он запнулся, — моя знакомая… она мне сказала, что здесь мои соотечественники. Американцы не слишком частые гости на этих курортах, вот я и решил полюбопытствовать, нет ли знакомых. А увидев в регистрационном журнале твое имя, не мог поверить своим глазам. И я немедленно отправился выяснить, это ты или твоя полная тезка.

Дениз усмехнулась.

— Ну а теперь-то ты веришь собственным глазам?

— Теперь верю. Господи, как же я рад тебя видеть!

— Я тоже очень рада, Марк.

— Денни, извини, но сейчас у меня очень мало времени. Давай встретимся вечером и сходим куда-нибудь, выпьем вина, поболтаем. Я не очень ломаю твои планы?

— Нет, конечно нет. Только я здесь не одна.

Мы вдвоем с кузиной — помнишь Лори? Вечером мы собирались на дискотеку, но у меня теперь есть прекрасный повод отказаться…

— Не нужно ни от чего отказываться. Я захвачу приятеля, чтобы твоей кузине не было скучно, и мы отправимся на дискотеку. Когда намечен выход? — светски осведомился Марк.

— В девять. Мы живем вон в том бунгало.

Марк проследил за жестом Дениз и кивнул.

— Замечательно. Мне пора, меня уже ждут. — Он помахал кому-то, находящемуся за спиной Дениз. — Это Крис, мой коллега. До вечера, Денни, пока!

И он коснулся ее щеки легким, как прикосновение перышка, поцелуем. Конечно, на правах старого друга!

Дениз проводила Марка взглядом. Солнце слепило глаза, и она снова надела темные очки.

Марк несколько раз останавливался, оглядывался и махал ей. Она тоже помахала ему, как бы закрепляя данное обещание встретиться вечером. Наверное, Марк был единственным человеком, с которым Дениз чувствовала себя в абсолютной безопасности и согласилась бы пойти куда угодно. И по иронии судьбы она встретилась с этим единственным человеком здесь, вдали от родины. Сегодня будет чудесный вечер, приятный и немного грустный. Они будут вспоминать события давно минувших дней, старых знакомых, делиться новостями и рассказывать о своей жизни. В общем, будут делать все то, что положено старым и добрым друзьям после долгой разлуки. Нелегко будет втиснуть три года в один вечер!

Марк ушел уже довольно далеко, а Дениз все наблюдала за ним. Вот он приблизился к высокому мужчине, стоящему почти в полосе прибоя. Среди пестрых купальников, сари, шорт, ярких маек, топиков и тому подобной пляжной одежды он почему-то выглядел одиноким и мрачным. Из-за дальности расстояния Денни не могла разглядеть его лица. Просто ее удивила демонстративная отчужденность, даже какая-то чужеродность праздным туристам.

Она не выносила демонстраций, какими бы причинами они ни были вызваны: подчеркиванием индивидуальности, созданием особенного образа или важностью возложенной миссии.

Ее это всегда раздражало. И еще она ощутила укол странного беспокойства. Как назло, в голове опять всплыли подробности вчерашнего неприятного инцидента, но Дениз быстро одернула себя. Не хватало, чтобы вчерашний грубый напористый мужлан с жилистыми руками, выволакивающими ее на берег, и стальными пальцами, впившимися в нежную кожу, мерещился ей на каждом шагу! Дениз даже вчера очень внимательно рассматривала бармена, заподозрив беднягу во всех вышеперечисленных преступлениях. Только потом, убедившись, что это не он, облегченно вздохнула и отошла от стойки, оставив беднягу мучиться догадками по поводу ее пристального взгляда. И опасениями, не его ли разыскивает по всему миру Интерпол.



Дениз усмехнулась и посмотрела на часики.

Время приема солнечных ванн давно истекло, и Дениз только сейчас осознала, что плечи немного горят. Вот теперь и купание отменяется, нужно срочно бежать в бунгало и мазаться специальным кремом — между прочим, собственного изготовления. Дениз подхватила полотенце, часики и крем для загара и направилась в сторону там и сям раскиданных по берегу небольших, но очень уютных бунгало. Пятизвездочный отель «Шератон» был мечтой любого туриста. Хотя «отель» — это не совсем правильно, скорее гостиничный комплекс, напоминающий небольшую малазийскую деревушку, но «начинка» маленьких домиков самая что ни на есть современная и удобства представлены по высшему разряду. Райское местечко! И кусочек этого рая стал на десять дней ее собственностью.

Приняв душ, Дениз смазала плечи, спину и все, что хоть чуть-чуть покраснело, кремом собственного изготовления, состав которого держала в строжайшем секрете, выпила сока. И все это время ее мысли занимала неожиданная встреча с Марком. Несколько минут общения не содержали ровным счетом никакой информации — одни эмоции. Дениз ничего не знает: как он попал сюда, где пропадал столько времени и что здесь делает. Ну что ж, им предстоят не только долгие воспоминания о старых добрых временах, но и обмен множеством новостей. Их разделяли три долгих года, которые изменили их и их жизнь, но одна постоянная величина все же осталась: они по-прежнему друзья. И Денни была очень рада этому. Вечер в обществе Марка? Замечательно!

Дениз достала из шкафа платье, которое уж и не надеялась надеть. Платье было легкомысленное и вызывающее. Шифон, органза, немного бисера и стразов, и огромные разрезы. Летящее, невесомое, полупрозрачное, это платье было настоящим вызовом, и Дениз до сих пор не понимала, что толкнуло ее на это легкомысленное, но дорогостоящее приобретение. И как его, интересно, оценит Марк? Дениз осторожно, как великую драгоценность или ветхий раритет, который от времени мог рассыпаться, разложила платье на кровати и призадумалась, чем ей заняться до вечера. Лори отправилась играть в гольф, но Дениз любые виды отдыха на такой жаре казались верхом безрассудства. По крайней мере, пока она не адаптировалась к местному климату полностью. И поэтому она, поразмыслив, решила отправиться в оздоровительный центр. Дениз слишком давно не ухаживала за собой, а вечерний выход «в свет» был как раз тем стимулом, что толкнул ее на это посещение. После массажа и косметологических процедур Дениз, чувствующая себя на все сто, отправилась на поиски Лори.

Глава 2

Искать кузину ей не пришлось, Лори оказалась «дома». Она нежилась в огромной ванне, полной душистой пены. Дениз и сама была не прочь погрузиться в ароматную пену. Дома у нее совсем не было времени принимать долгие душистые ванны, тонуть в белоснежных горах пены, лениво взбивать их рукой, чтобы они падали, как огромные снежные хлопья. Дениз ненавидела зиму, но эти хлопья казались совсем безобидными. Она решительно поборола искушение. К тому же на сегодня это было бы явным излишеством.

— Дениз, я видела твое платье! — прокричала Лори, выныривая из пены. — Ты что, куда-то собралась? Ты забыла про наши совместные планы на вечер?

Заранее обвинительный тон Лори говорил о том, что, если даже планы Дениз и успели измениться за несколько часов, пока они не виделись, Лори это совершенно не волнует. Потому что она, Лори, пойдет на эту дискотеку раз уж она так решила, и потащит туда Дениз раз уж та обещала. Не в правилах Лори было изменять свои планы.

— Нет, дорогая, я не передумала, — поспешила Дениз успокоить воинственно настроенную кузину, пока та не разошлась. — Знаешь, кого я сегодня встретила?

Заинтересованная Лори вынырнула из пены.

На ее рыжих волосах висели белые хлопья.

— Кого же, Дениз?

— Помнишь Марка Эванса?

— Марка Эванса? — Лори нахмурилась, припоминая. — Не того ли Марка Эванса, у которого Жан тебя увел?

— Лори, меня никто и никуда не уводил, — подчеркнуто строго заявила Дениз, раздосадованная подобной трактовкой. — Марк всегда был только моим другом. И вообще, я бы не хотела…

— ..Чтобы я лезла с этими дурацкими воспоминаниями, — закончила за нее Лори, нисколько не смутившись. — Так это тот самый Марк? А что он здесь делает?

— Я и сама не знаю. Мы нежданно-негаданно встретились на пляже, а потом Марк пригласил провести вечер вместе.

— Так это платье для него! — тут же догадалась Лори. — А я-то уж думала: куда ты собралась? Раньше, бывало, наденешь потертую майчонку…

— ..Да задрипанную юбчонку! — неожиданно развеселившись, подхватила Дениз. — Перестань, Лори. Платье просто дань условностям, и ничего больше. — Лори пренебрежительно фыркнула, не поверив ни единому слову Дениз.

— А что мне теперь делать? Я не желаю быть третьей лишней, но и не хочу отправляться на дискотеку одна. Ты же знаешь, что я терпеть не могу ходить куда-то одна.

— Тебе и не придется, — успокоила ее Дениз. — Марк обещал прихватить кавалера и для тебя.

Он сказал, что захватит приятеля.

— Какая предусмотрительность! — ехидно восхитилась Лори. — А может быть он мне не понравится, этот его приятель?

— Понравится, понравится. Давай вылезай из ванны, пора собираться…

Дениз собиралась долго и тщательно, будто на самое настоящее свидание, а не на встречу со старым другом. Тщательно уложила волосы, слегка подкрасилась, окунулась в облако любимых духов. Лори бормотала что-то вроде: «Ой, неспроста все это…» — но Дениз не обращала на нее внимания. Она-то прекрасно видела, что Лори уже здорово заинтригована предстоящим знакомством. Это было самое что ни на есть свидание «вслепую», а Лори обожала сюрпризы. Это свидание, несомненно, могло их принести.

Мыслями Дениз вновь завладел Марк и их неожиданная встреча.

Как оказался Марк на этом острове? И почему именно сейчас он явился из прошлого и встряхнул ее душу и покрытые пылью времени воспоминания? Она забыла почти все: как он выглядит, как улыбается и какой он вообще, ее давний и верный друг Марк Эванс. Три года назад Дениз видела его в последний раз, а потом он уехал. Прислал единственное письмо на первое после их расставания Рождество с жизнеописанием своих невероятных приключений. И фотографию, на которой он, в легкомысленной рубашке ужасной расцветки и в бермудах столь же пестрой раскраски, стоит в обществе двух идеально сложенных красоток невиданной красоты. Кажется, одну он представил в своем письме подругой.

Муж Дениз долго восхищался красотками, хохотал, читая описание приключений Марка и смешных ситуаций, в которые Марк попадал из-за незнания местных обычаев. Марк всегда умел писать искрометно и весело, так, что жизнь казалась простой и веселой. И приятной. А Дениз только делала вид, что тоже веселится. Ее ужасно раздражали комментарии Жана и то, как он пристально изучал красоток на фото, и она, как ни старалась, ничего не могла с этим поделать. Дениз не желала признаваться самой себе, что испытываемые ею чувства весьма смахивают на ревность. И еще на душе было как-то тягостно и тоскливо, словно она потеряла что-то важное, что-то сделала не правильно…

По рассеянности Дениз едва не начала тереть правый глаз — дурацкая привычка, с которой она долго и безуспешно боролась, — но вовремя вспомнила о наложенном макияже.

Сегодня Марк был один и ничего не сказал о своей подруге! — вдруг пронзила Дениз мысль.

Он пригласил меня, но как отреагирует его…

Дениз напряглась, пытаясь вспомнить имя его подруги, и не смогла. Что-то такое же экзотическое, как и внешность этой девушки… Ниема.

Имя всплыло откуда-то из глубин памяти. Ниема, девушка лучшего друга. Ее друга и друга Жана, потому что Марк был их общим другом, другом семьи, которой уже два года официально не существует. Неожиданное появление Марка напомнило об этой, давно не существующей семье глухой, полузабытой болью.

— Денни, очнись, в дверь стучат! — Лори выразительно помахала перед лицом Дениз ладонью.

Дениз, у которой отчего-то кровь прилила к щекам, умоляюще взглянула на кузину.

— Открой, пожалуйста, Лори. Лори пытливо и остро посмотрела на нее, потом пожала плечами и отправилась открывать.

Дениз слышала, как соседняя комната наполнилась голосами: Лори щебетала что-то приветственно-радостное, Марк басил что-то в тон, и в этот дуэт вплетался еще один незнакомый голос приятеля Марка.

Пора! — жестко приказала она себе и двинулась на эти голоса. Дениз помедлила, задержавшись в проеме арки, и тут Марк заметил ее. Он повернул голову, замер на пару секунд, а потом широко улыбнулся, но его глаза как-то странно вспыхнули.

— Дениз, привет! Замечательно выглядишь. А это Скотт.

— Очень приятно. — Дениз кивнула высокому и широкоплечему Скотту. — Мы готовы, так что можно идти…

— Какие у нас планы на этот вечер? — поинтересовался Марк, когда они вышли из бунгало.

— У нас незатейливые планы, — тут же отреагировала Лори. — Сначала ужинать, а потом веселиться.

— Прекрасно! — восхитился Марк, словно ничего более замечательного он в жизни не слышал, и повлек за собой Дениз.

Они ужинали в небольшом ресторанчике.

Марк уговаривал ее попробовать местную кухню, но Дениз так и не решилась на подобный эксперимент. Лори оказалась смелее и теперь вовсю нахваливала местные деликатесы. Как-то незаметно их четверка распалась, и парочка Лори — Скотт была занята только друг другом и почти не обращала внимания на Марка и Дениз.

У Дениз было большое подозрение, что Лори в этот самый момент мечтает, чтобы пары окончательно разделились и отправились развлекаться каждый в свою сторону. По виду Скотта можно было судить, что он не против такого развития событий. Дениз решила внести ясность.

— Лори, мне не очень хочется на эту дискотеку… — О, так жаль…

Плутовка Лори закусила нижнюю губку и вполне правдоподобно изобразила огорчение.

Скотт тут же сообразил, что к чему.

— Лори, могу я предложить себя в качестве сопровождающего вместо вашей кузины?

— О, я даже не знаю… Я не очень затрудню тебя?

— Конечно нет, Лори!

Девушка больше не заставила себя упрашивать и поднялась из-за столика.

— Пока, Денни, увидимся…

После исчезновения сладкой парочки за столиком установилось молчание. Марк рассматривал Дениз так пристально, что она смутилась.

— У меня что-то не так?

— Что?

— Ты так смотришь на меня, словно со мной что-то не в порядке…

— С тобой все хорошо, — медленно проронил он, и для Дениз куда-то исчез посторонний шум и все люди, сидящие за соседними столиками.

— Тогда в чем дело?

— Я очень давно не видел тебя. Ты почти не изменилась. Только стала еще красивее.

— Марк, перестань, ты меня смущаешь.

За легким, ничего не значащим кокетством она пыталась скрыть нарастающую неловкость от взглядов Марка и его слов. Сто лет никто не делал ей комплиментов подобным тоном. Нет, даже тысячу лет… Все вокруг показалось Дениз ненужным и каким-то ненастоящим, словно плохие декорации: и люди, и этот маленький открытый ресторанчик…

— Прогуляемся, — предложил Марк в ответ на ее мысли, и Дениз послушно поднялась.

Они медленно пошли по дорожке, потом свернули и как-то незаметно оказались на пляже. Дул легкий бриз, шевеля почти невесомое платье Дениз и теребя ее тщательно уложенные волосы. Марк молчал, Дениз молчала тоже, а проказник-ветер уже вытащил несколько локонов из сложной прически и принялся с ними играть.

— О чем ты думаешь, Марк? — тихо спросила она.

Громкий разговор почему-то казался Дениз чем-то неприличным, почти кощунственным, как громкий смех под сводами храма.

— О нашей неожиданной встрече, — так же тихо отозвался он. — О годах, которые пролегли между нами. И о том… Что я не должен был тогда отдавать тебя Жану!.. — вдруг выпалил он-с такой тоской в голосе, что Дениз резко остановилась.

— Что ты говоришь, Марк? — спросила она полуизумленным, полуиспуганным шепотом.

— Это правда, я был глупцом. Ведь я нашел тебя первым.

Дениз попыталась рассмеяться, но этот натужный, не правдоподобный смех застревал в горле, царапая его. Марк взглянул на нее исподлобья.

— Почему ты смеешься?

— Прости, я… Просто хочу узнать, как давно ты ведешь с собой этот странный разговор. Никто никого и никому не отдавал. Мы были просто друзьями.

— Иногда я думал, что ты все время играешь… Потом понимал, что ты сама искренне веришь в то, что говоришь…

— Я не понимаю, Марк.

— Конечно, ты не понимаешь, Денни. Если хочешь знать, я уже четыре года веду сам с собой этот странный разговор. И я не могу взять в толк, почему я всегда боялся сказать тебе о своих чувствах. Ты всегда считала меня лишь своим другом, но это было не так.

— Не так? — тупо переспросила она, страшась того, куда может завести этот разговор, и не имея понятия, как можно исправить ситуацию.

— Не так, Дениз, — тихо ответил Марк и зашагал вперед.

Еле передвигая ноги, она двинулась следом.

Ей следовало немедленно бежать, как бы неловко и странно это ни выглядело, но она продолжала идти за Марком, как привязанная, а в голове кружились сумбурные мысли и обрывки воспоминаний. Дениз все помнила так отчетливо, словно это было вчера. Их первую встречу четыре года назад. Почти что целую вечность назад!

Они встретились на какой-то студенческой вечеринке, куда Дениз затащила одна из ее подружек. Дениз чувствовала себя белой вороной, ужасно стеснялась и прикидывала, как ей выбраться из шумной толпы с наименьшими потерями. И тут появился он — Марк Эванс: шесть футов обаяния и радушия. Белозубая улыбка, теплый блеск голубых глаз, светлые волосы, длинные, как у пилигрима, и романтичные, как у Робин Гуда. Неизвестно, как он попал на эту студенческую вечеринку, ведь сам он не имел никакого отношения к медицинскому университету. Дениз тогда не думала о том, с кем он пришел и чьим знакомым, приятелем или родственником является. Просто так получилось, что Марк сразу обратил на нее внимание, немедленно подошел знакомиться, а спустя всего полчаса они уже покинули эту ненужную им вечеринку и бродили по полупустым дорожкам студенческого городка. Они разговаривали. Точнее, говорила она, а Марк слушал. В тот раз как-то незаметно для себя Дениз рассказала ему о своих занятиях, о родителях, об увлечениях и даже о своей любимой кошке, оставшейся в доме родителей. Марк был непревзойденным слушателем — внимательным, сочувствующим, сопереживающим. А она доверилась ему с первых минут, хотя всегда была чересчур осторожной, даже подозрительной.

Они стали встречаться, но не так, как встречаются влюбленные. Их развлечения были немудреными и невинными. Бесконечные прогулки с длинными разговорами, веселые пикники, бейсбольные матчи с непременными огромными пакетами попкорна и шоколадными коктейлями, вечерние киносеансы в полупустых кинотеатрах. Марк любил «ужастики», а Денни их терпеть не могла. Но об этом она разумно умалчивала и ходила — потому что Марку они нравились. В самом начале фильма она крепко зажмуривалась и держала Марка за руку.

Дениз даже не догадывалась, что Марк именно из-за этого и тащит ее в кино: чтобы сидеть рядом с ней, смотреть на ее лицо с зажмуренными глазами, освещенное сполохами света с экрана, и держать ее, и чувствовать, как она тычется в него носом, когда из динамиков неслись особо «страшные» звуки. Он так и не сумел вовремя сказать нужных слов, а дальше сделать это казалось все труднее и труднее.

А потом появился Жан, вернувшийся из Европы после года стажировки в какой-то престижной клинике. Жан, лучший друг Марка.

Дениз узнала, что Жан окончил этот самый медицинский университет, в котором она сейчас грызла гранит науки, несколькими годами раньше. Он был лучшим на курсе и редкостным умницей, от которого таяли строгие преподаватели: талантливый, немного рисковый, напористый. Искушенный, очаровательный и дьявольски красивый. Кого винить, что она сошла от Жана с ума? Их роман закрутился подобно бешеному торнадо, и после нескольких встреч ничего нельзя было вернуть назад.

Марк сразу все понял и даже умудрился сделать вид, что так и должно было случиться. И отошел в тень. Он никогда и ни в чем не упрекал Дениз, ни разу не дал прорваться своей ревности и боли. Он стал идеальным другом.

Другом Дениз и… Жана. Марк помогал ей во всем, исполняя роль едва ли не доверенного лица и «жилетки», в которую можно было поплакаться в любое время. Марк был почетным гостем на их свадьбе. И даже Жан признал его право находиться рядом с Дениз. Он был абсолютно уверен в своем друге. И не ошибся в нем.

Марк остановился у кромки воды, не замечая, что волны намочили ноги. Лучше бы он тогда сорвался. Наорал на нее, послал к черту, закатил дикую сцену ревности, а потом бы умыкнул ее и… Может быть, тогда благодаря подобной вполне естественной реакции в противовес его совершенно неестественному спокойствию, с которым он воспринимал все происходящее, она смогла бы все понять… Понять и вернуться к нему…



— Марк… — Дениз остановилась за его спиной. Свет фонарей не достигал этого кусочка пляжа, но она чувствовала, что он очень напряжен. — Марк… Я в чем-то виновата перед тобой?

Она услышала резкий выдох, почти что тихий стон, и прикрыла глаза.

— Нет! — хрипло выговорил он.

Да, сказала сама себе Дениз, только сейчас внезапно и окончательно прозрев. Она вдруг вспомнила все, что так упорно «не замечала».

Внезапный отъезд Марка и его странно блестевшие глаза. То, как он решительно взял ее за руки и отодвинул от себя, когда провожавшая его Дениз потянулась попрощаться в аэропорту.

Марк даже не сказал точно, куда едет, словно боялся, что она его будет искать, только отрывисто пообещал писать. Юго-Восточная Азия — весьма расплывчатый адрес, но тогда она не стала уточнять, потому что Марк выглядел немного странно. А потом было то письмо на Рождество, и молчание на три года, за время которого все успело перемениться…

Через некоторое время после отъезда Марка отношения Дениз с Жаном дали трещину. Сначала почти невидимую, потом различимую глазом, потом эта трещина увеличивалась с пугающей быстротой, пока не наступило время, когда Дениз показалось, что еще немного, и они, возненавидят друг друга лютой ненавистью. Вся любовь Жана стала казаться ей выдуманной. Она запрещала себе думать об этом, но все чаще ей казалось, что на поверку чувство Жана оказалось вовсе не любовью, а соперничеством с Марком. И, когда Марк исчез, вместе с ним исчез этот стимул соперничества. Не стало Марка — и все погасло.

— Марк, тебе казалось, что ты увлечен мною, — тихо сказала Дениз после целой вечности молчания. — Поэтому ты и уехал…

— Мне не казалось! — резко бросил он, не оборачиваясь. — И мои чувства не имели ничего общего с каким-то пресловутым «увлечением»!

Я решил уехать, потому что это показалось мне наилучшим выходом. Я искренне верил, что переболею и все пройдет. А что я должен был делать? Схватить тебя в охапку и умчать в дикие прерии?

— В пампасы было бы надежнее… — невесело пошутила Дениз.

— Вот именно… — Марк как-то сник и уже тише добавил:

— Знаешь, Денни, несмотря на все, что я чувствовал, я всегда знал, что ты не можешь принадлежать мне. Просто не можешь, и все. Как будто твоя дружба была единственным пределом, вершиной, которой я мог достичь. А дальше все, провал или глухая стена, но никакого прогресса. Ты все время как-то ускользала, даже в те дни, когда еще не было Жана…

Нужно что-то срочно делать, что-то говорить! — подумала Дениз. Но в голову ничего не приходило, и тогда она выпалила.

— А где твоя подруга?

— Мы расстались, — просто сказал Марк.

— Прости, я не знала… — Дениз осторожно коснулась его плеча, и Марк медленно повернулся.

— Это было очень давно…

— Марк, давай… Давай не будем больше разговаривать. Пожалуйста…

— Хорошо. Давай просто молча гулять. Как мы это часто делали раньше.

Глава 3

— Расскажи мне о себе, как ты жила все это время?

Дениз казалось, что прошла целая вечность, прежде чем Марк нарушил это вязкое молчание, полное смуты, неловкого чувства вины и печали. Дениз тихонько выдохнула. Кажется, Марк успокоился.

— Мы с Жаном были женаты год. Наша совместная жизнь с самого начала была отнюдь не идеальной. То меня, то его не было дома целыми суткам. Я доучивалась, у меня впереди была бесконечная интернатура, поиски себя, попытки как-то отличиться, выделится из мне подобных… — Она усмехнулась. — Я оказалась весьма честолюбивой, мне нужна была карьера. А Жан хотел, чтобы я была идеальной женой: сидела дома и ждала мужа с работы. Мы спорили обо всем: о моем месте в его жизни, о моей работе, даже о методах лечения. Нет ничего хуже, чем дома говорить о работе. Но, так как мы оба врачи, избежать этого было очень трудно. А Жану было трудно удержаться от того, чтобы не учить меня и не указывать постоянно на мои оплошности. Меня это здорово злило. Мы иногда ругались. Сначала редко, потом все чаще, и раздражение и недовольство все накапливались… Наверное, поэтому чувства стали постепенно угасать. Сначала почти незаметно, потом пропасть становилась все шире и глубже… Пока мы не пришли к логическому завершению наших отношений и решили цивилизованно расстаться. Глупое слово — «цивилизованно», ничего общего с вкладываемым в него обычно смыслом. Но в конце концов все получилось наилучшим образом. Его пригласили в престижную частную клинику. И Жан просто исчез с моего горизонта, тихо и почти незаметно… — Дениз замолчала.

— А ты?

— Мне предложили место в окружной больнице, в хирургическом отделении.

— Работа нравится?

— Очень, иначе и быть не могло. Мне нравится наша больница, у нас прекрасный коллектив, состоящий из настоящих профессионалов, у которых есть чему научиться… Знаешь, Марк, пока мы были с Жаном, я как бы находилась в его тени. По иронии судьбы крушение семейной идиллии стало для меня профессиональным звездным часом. Смешно, правда? Лори говорит, что Жан меня подавлял. А я думаю, что я просто перестала думать о себе, как о составной части семьи. Я сутками стала торчать на работе, мне стало все равно, что сегодня будет на ужин. Меня перестали беспокоить проблемы и заботы другого человека. Все стало просто и легко, я отвечала лишь за себя. Накопленный опыт, новоявленная свобода сделали свое дело.

— А мне кажется, что Лори права, — медленно сказал Марк, глядя себе под ноги. — И дураку было ясно, что из тебя получится блестящий врач. А Жан тебя действительно подавлял.

— Давай больше не будем. Теперь твоя очередь будить призраков прошлого.

— У меня все было просто. Сначала Китай, потом Гонконг. В Гонконге я познакомился с Ниемой. А через полгода мы расстались. Если точнее, то она меня бросила. Ну а я проявил слабость и пустился во все тяжкие…

— Что ты сделал, Марк? — переспросила Дениз, поскольку просто не могла себе представить, как это Марк «пустился во все тяжкие».

— Проще говоря, я запил. Все вокруг стало пустым и ненужным, как шелуха, которая вот-вот должна отвалиться, обнажив хоть что-то, что могло иметь для меня смысл в возникшей вокруг пустоте. Но эта шелуха не спадала, жизнь шла мимо, а я был только сторонним наблюдателем…

Дениз не могла даже представить его пьяным.

Это было совершенно невозможным, как… как летающие коровы! А Марк говорил так спокойно, словно повествовал о чьей-то, чужой жизни. Он не хотел ни жалости, ни сочувствия, он просто рассказывал о событиях, которые с ним произошли.

— А потом появился Крис и вытащил меня из депрессии. Предложил работу в спасательном центре. Так я попал сюда. У меня дом в Куала-Лумпур.

— В спасательном центре? А кого вы спасаете?

— Ну, это не совсем спасательный центр. — Марк улыбнулся уже своей обычной улыбкой. — Кроме спасания как такового мы предлагаем экскурсии по национальным паркам, по еще сохранившимся здесь первобытным джунглям.

Обучаем обращению с аквалангом. Сопровождаем небольшие морские экскурсии. Ты должна знать, что здесь встречаются пираты… Ну, и много еще другого делаем…

— Но ведь это опасно?

— Дениз, это не опаснее, чем работать шофером-дальнобойщиком. Ты как, не хочешь воспользоваться услугами нашего центра?

— У меня морская болезнь, так что о морской прогулке не может быть и речи. А насчет экскурсии по национальным паркам я еще подумаю…

Как-то незаметно они оказались возле ее бунгало. Дениз остановилась и почувствовала легкое смущение — Вот мы и пришли, — пробормотала она, помолчала секунду и решительно договорила:

— Может, зайдешь? У меня есть вино…

— Ты меня приглашаешь?

— Перестань, Марк…

Она по-прежнему всецело доверяла ему, и Марк не мог обмануть ее доверия. Он с шутливым поклоном пропустил ее вперед, Дениз отперла дверь и сделала приглашающий жест. Она прошла в комнату, включила по пути кондиционер и настенные светильники. Она могла бы включить верхний свет, который резко и безжалостно вторгнулся бы в их пространство и спугнул, разогнал воцарившееся между ними понимание и хрупкое чувство прежней близости, разбавленное толикой ностальгической грусти.

— Присаживайся, я сейчас…

Дениз направилась к встроенному мини-бару и достала бутылку красного вина.

— Откроешь?

Марк кивнул, и она сунула прохладную бутылку в его руки.

— Хорошее вино… — произнес Марк, изучив этикетку, — хотя я не специалист в подобных вопросах… Ты его купила здесь?

— Я привезла его с собой. — Дениз усмехнулась. — Специально изучала таможенные правила. Знаешь, какие строгие правила на таможне? — пожаловалась она. — Разрешается провозить не более литра вина, а здесь оно ужасно дорогое.

— Это же мусульманская страна, а мусульманам вера запрещает употреблять алкоголь.

— Могли бы сделать исключение для туристов, — «покапризничала» она.

Пробка поддалась, и Марк налил вино в два бокала.

— За нашу встречу! — провозгласил он, и они отпили по глотку Вино было терпким и очень вкусным. Оно слегка затуманило голову и рассеяло печаль. Тропическая ночь за тонкими стенами маленького бунгало стала казаться особенно темной и загадочной, как лицо сфинкса. Марк сел в кресло и принялся рассматривать в бокале рубиновые искры.

— Дениз, что ты станешь делать, если я сейчас встану, подхвачу тебя на руки и отнесу в спальню?

Она от неожиданности замерла, потом отпила немного вина и мягко ответила:

— Я знаю, что ты не способен на подобный поступок.

— Я всегда был слишком инертен с тобой, слишком несмел. Я хочу все исправить, вернуть все назад…

— Марк, я так не думаю. И ты тоже… — Дениз отставила бокал и стала смотреть на огромную тень Марка, колышущуюся на стене. Потом перевела взгляд на него и добавила почти шепотом:

— И нам обоим это прекрасно известно.

Ее тон и непоколебимая уверенность в собственных словах вызвали на его губах кривую усмешку, и Марк залпом допил вино.

— Ты права. За все эти годы ничего не изменилось. И сегодня тоже я не продвинулся ни на шаг, хотя рассказал тебе о своих чувствах. И я думаю, уже ничего не изменится.

— Но ведь то, что у нас есть… Это ведь очень надежные отношения, верно?

— Верно, — криво улыбнувшись, признал Марк. — Скорее всего, так будет лучше.

— Да, — с улыбкой облегчения сказала Дениз, — надежные, не обремененные никакими глупостями и заморочками…

— Глупостями и заморочками, — задумчиво повторил Марк и взглянул на нее остро и пронзительно. — У меня есть девушка, Дениз, здесь, на острове. Наша с тобой встреча состоялась только потому, что я приехал к ней.

— Она любит тебя?

— Да. Я думаю, что да. А я…

— А ты продолжаешь цепляться за старые чувства, — резко сказала Дениз. — Ты увидел меня, и тебе вдруг показалось, что ничего не погасло, не остыло, не ушло прочь давным-давно… Но ведь это не так, Марк, это самообман.

Ты просто думаешь так по инерции, потому что думал так раньше.

Марк стиснул челюсти так, что желваки заходили на скулах, и стал смотреть в стену.

— Извини, Марк, я не хотела тебя обидеть, спохватилась Дениз. — Я просто пытаюсь разобраться во всей этой ситуации… Ведь мы с тобой всегда были друзьями. И сейчас уже решили ими остаться.

— Как будто могло быть иначе… — выдавил он.

— Конечно, не могло, — быстро сказала она.

Дениз была честна с собой, чтобы признать, что, несмотря на то что Марк был идеальным другом и очень привлекательным мужчиной с массой положительных качеств — по крайней мере, ей не было известно ни об одном отрицательном качестве у Марка, — она никогда не могла бы его представить в качестве мужа. Для нее это было нечто вроде… кровосмешения, что ли…

— Хорошо, Дениз, пусть будет так. Но завтра на правах старого друга я отвезу тебя в Куала-Лумпур.

— Что? — изумилась Дениз.

— Не смотри так на меня. Я познакомлю тебя с Катрин, покажу свой дом, город, а потом придумаю для тебя культурную программу дальнейшего — очень насыщенного и очень интересного — отдыха.

— О Боже! — выдохнула она в притворном ужасе. — А я-то мечтала просто полежать на пляже, погреться на солнышке, поплескаться в теплых волнах…

— Ты серьезно? — в свою очередь ужаснулся Марк. — Ты сумасшедшая, если решила весь свой отпуск потратить на этот пляж, пусть даже очень удобный и солнечный. Так, я все решил. Завтра в Куала-Лумпур, потом в пещеры Бату-Кейве…

— Пещеры?!

— Там находится храм тамильского бога Субраманиана. Ты приехала очень вовремя: послезавтра тамилы справляют Тайпусам — это такой праздник, во время которого проводят пышную, но немного жутковатую очистительную церемонию. К храму ведут двести семьдесят две ступени, и давшие обет богу поднимаются по ним, неся на себе вериги, некоторые из которых вонзаются прямо в тело…

— О, Марк…

— А гора Кинабалу на Калимантане?

Марк не оставлял ей ни единого шанса на спокойное времяпрепровождение на пляже. Дениз поняла, что за нее все уже решили, и ей остается только одно — покориться.

— Двадцать пять пещер, где добывают ласточкины гнезда для кулинарных экспериментов.

А Долина Гробниц в Кедахе, сплав по рекам на легких лодках, ритуальные малайские танцы и «ваянг кулит» — театр теней?..

— Хватит, хватит! — Дениз, почувствовав внутри легкость и небывалое облегчение, в притворном ужасе замахала на Марка руками. — Мне и всей жизни не хватит, чтобы посмотреть все это!

— Хватит! — уверил Марк. — Итак, завтра я за тобой зайду. Примерно в семь…

Глава 4

Не успела Дениз возмутиться столь раннему часу подъема, как раздались два довольно тяжелых удара в дверь. Дениз от неожиданности вздрогнула.

— Что это было, Марк? — хриплым голосом поинтересовалась она.

Словно в ответ на ее вопрос из-за двери послышался низкий голос:

— Марк, ты мне нужен!

— Это Крис, — пояснил Марк, улыбнувшись. Этот медведь, как всегда, в своем репертуаре. У него своеобразное чувство деликатности… Крис, заходи!.. — крикнул он.

Дверь открылась, и на пороге появился давешний незнакомец, которого Дениз наблюдала днем на пляже. Не может быть! Это же он, тот самый грубиян, мужлан и как там его?! Захлестнутая потоком непонятных эмоций, Дениз таращилась на него, слегка приоткрыв рот.

— Боже мой!.. — выдохнула она одними губами, но Крис услышал.

Он метнул на нее взгляд, несколько секунд рассматривал в упор, отчего Дениз похолодела и затаила дыхание, а потом с непроницаемым лицом повернулся к Марку.

— Крис, знакомься, это моя давнишняя подруга Дениз Мартин. Дениз — это Крис.

— Очень приятно, — дрожащим голосом промолвила Дениз.

Крис ограничился кивком.

Конечно, ему-то было неприятно снова видеть «тупоголовую кретинку»! Дениз опустила голову, а Крис стал что-то говорить Марку. Дениз была так расстроена, что до нее не сразу стали доходить очевидные странности. Что-то не так! Да он же говорит по-французски! Новый всплеск эмоций накрыл ее с головой, только теперь это были чувства иного порядка. Дениз рассердилась. Непонятно только, отчего больше — то ли оттого, что Крис был свидетелем и непосредственным участником той ужасной сцены, или ей припомнились его витиеватые ругательства. Или дело было в том, что он действительно решил, что она совершеннейшая дурочка, и теперь, ворвавшись в ее жилище, решил полностью игнорировать ее, как существо низшего порядка. Он даже перешел на французский язык — вот до чего нежелательно ее присутствие!

Что за тайны? Дениз вслушалась. Какая-то ерунда насчет какой-то то ли экспедиции, то ли экскурсии и тому подобная чушь. Какое-то мальчишество, право слово! Дениз начала сверлить Криса злым взглядом, а потом, неожиданно увлекшись, принялась откровенно изучать.

Ее незваный гость был высок. Выше Марка и, как предположила Дениз, почти на голову выше ее самой. Он был худощав — впрочем, его худощавость не обманула Дениз. Уж она-то прекрасно помнила стальные клещи его рук. Удивительно, что все это так четко отпечаталось в ее памяти. А еще Дениз заметила, что он слегка сутулился. То ли у него была такая привычка, то ли низкий потолок бунгало давил на него и он боялся задеть его головой. Крис был крепким и поджарым — он похож на немного оголодавшего волка, почему-то пришло ей на ум.

На одну секунду Крис напомнил ей Жана — такой же высокий и сухощавый. Но на этом их сходство и заканчивалось. Жан не такой сильный, но ведь он работал в престижной клинике, а не в спасательном центре! Кроме того, ее бывший муж был обладателем правильных, классических, как у скульптур итальянских мастеров эпохи Возрождения, черт и карих глаз на подвижном и смуглом лице. Он часто улыбался, и вообще его лицо очень часто меняло выражение. По лицу Жана было легко понять, о чем он думает и какое у него настроение. По лицу Криса ничего такого понять было нельзя.

Оно было застывшим, как лицо сфинкса: тяжеловесным, почти неподвижным, резким и каким-то… неживым, словно надетая маска. Твердый подбородок, резко очерченные губы, складки у рта и морщинки на лбу. Нос немного великоват для такого лица, а глаза…

Дениз дошла до глаз и невольно вздрогнула.

Только сейчас она поняла, что Крис давно перестал говорить и теперь смотрит на нее немигающим и тяжелым — под стать выражению своего лица! — взглядом. Как давно он смотрит на нее? Как врач, Дениз многое повидала, попадала во множество щекотливых ситуаций и каждый раз с честью выходила из них. И такая мелочь, что Крис поймал ее за разглядыванием его, не могла повергнуть Дениз в замешательство. И даже то, что их глаза встретились, не имело ровным счетом никакого значения. Она сделала свое лицо холодно-надменным и, сохраняя это царственное выражение, отпила для храбрости глоток вина.

— Что-то не так? — произнес Крис по-английски.

Дениз метнула взгляд на Марка. Он пытался понять, что вдруг мгновенно изменилось и откуда в воздухе появилось напряжение, что происходит и как на все это реагировать ему лично Она решила устроить маленькое шоу. Ребячество, конечно. Дениз слегка приподняла брови и произнесла длинную фразу по-французски.

Внешне Крис остался таким же непробиваемо спокойным, но в глубине его глаз Дениз уловила тень замешательства.

— В следующий раз мне придется поднапрячься, чтобы избавиться от нежелательного подслушивания…

— Вас никто не просил устраивать эти дурацкие игры в секретность в моем бунгало! — возмущенно заявила Дениз. — И никакого следующего раза не будет!

— Я только на это и надеюсь, — буркнул Крис. — Еще одного раза мне просто не пережить.

Дениз стала медленно, но неотвратимо заливаться багровым румянцем. Но Крис уже потерял к ней интерес. Он открыл дверь и растаял в ночи.

— Ты знаешь Криса, Дениз? — осторожно спросил Марк после минуты неловкого молчания.

Она с шумом выдохнула и покаялась:

— Нет, мы незнакомы, если ты это имеешь в виду. Просто вчера он выволок меня из воды, потому что я решила искупаться, не прочитав предупреждения.

— Понятно, — выдавил Марк, но по его виду Дениз поняла, что ему ничего не понятно.

— Что тут рассказывать? — Она начинала злиться, потому что нужно было объяснить все Марку, а значит, вспоминать и заново переживать вчерашний позор. — Я оказалась полной кретинкой и вообще была как… чумная. Представляешь: солнце, море, ужасная влажность и жара после зимы, из которой я прилетела. Первый день в бунгало под кондиционером едва меня не доконал. Ранним утром второго дня я отправилась на пляж с твердым намерением приспособиться к местному климату в кратчайшие сроки. А там это предупреждение, что сетка повреждена. А я не видела…

— И он тебя выволок… — задумчиво продолжил Марк.

— Вот именно. Выволок и от… отчитал. Все было ужасно, хотя я понимаю, что виновата.

А сейчас он является опять, всколыхнув все эти неприятные эмоции, и, более того, ведет себя как… Устраивает дешевую комедию, словно я шпионка, которая покушается на государственную тайну! — неприязненно закончила она.

— Не злись, — вдруг с улыбкой посоветовал Марк, — это он устраивает из-за меня…

— А при чем тут ты?

— Катрин, моя девушка-, француженка, и Крис некоторым образом дает мне уроки. Вот по привычке и разговаривает по-французски. Никаких тайн в нашем разговоре не было.

— Это я уже поняла, — буркнула Дениз, решив для себя, что Крис говорил по-французски не по привычке, а нарочно. — Мне просто не нравится его образ Печального Рыцаря.

— Печального Рыцаря? — удивился Марк.

— Эта суровая печать на лице и умудренность в глубине глаз… Он всегда такой мрачно-отрешенный?

Марк расхохотался.

— Я всегда знал, что у тебя склонность к пафосу.

— У меня?, — удивилась Дениз. — Ничего подобного!

— Да, да! Просто ты это здорово скрываешь.

Но время от времени пафосность все же прорывается. Крис сдержанный, а вовсе не мрачный и не отрешенный.

— Понятно.

Дениз почему-то было неприятно, что Марк защищает Криса. С ней-то он как раз мрачноотрешенный, а не сдержанный!

— Мне кажется, что в его жизни когда-то что-то случилось. Очень серьезное и очень неприятное. — Марк сочувственно покачал головой.

— Марк, перестань, меня мутит от надуманных жизненных драм!

Марк как-то странно посмотрел на нее.

— Что ты имеешь в виду?

— Ничего. Извини, что я так сказала, мне просто немного неловко, и я злюсь.

— Ты стала немного… другая, Дениз, — растерянно произнес Марк, как будто только сейчас стал осознавать, сколько времени их разделяло и что изменения, произошедшие в них, были неизбежными.

Дениз смутилась.

— Конечно, другая, Марк. Я не могла не измениться за эти годы.

Они еще немного поговорили, однако прежняя непринужденность была утеряна. Словно Крис своим приходом наложил на них своеобразное проклятие.

— Мне, пожалуй, пора, — деликатно сказал Марк, как всегда чутко уловив ее состояние.

— Я провожу тебя.

Дениз накинула на плечи легкий палантин и вышла за Марком из бунгало. Прибой, мерно рокоча, накатывал на берег, отступал и вновь накатывал — огромный, ленивый, сонный, точно так же, как тысячу или сто тысяч лет назад. Он был погружен в себя, и ему не было дела до проблем маленьких букашек, ползающих по песчаному берегу. Огромная луна неподвижно висела у горизонта, где-то там, где встречаются вода и небо. Она была красновато-желтая, и точно такая же красновато-желтая дорожка плескалась расплавленным металлом на поверхности маслянисто-темной воды. Было немного прохладно и отчего-то тревожно. Дениз передернула закутанными в палантин плечами.

— Прохладно? — спросил Марк.

— Нет, здесь, наверное, никогда не бывает прохладно…

Она посмотрела на Марка, пытаясь разглядеть его лицо в темноте. Это оказалось невозможным. Дениз смогла различить только смутно белеющее пятно.

— Денни…

Марк осторожно обнял ее за плечи, и Дениз уткнулась лбом в его грудь. Почти как раньше! На мгновение она замерла, заново переживая ощущение его почти братской близости и обнаружения этого нового и старого Марка. Марка, который сегодня признался ей в любви — пусть немного иносказательно, — потом заявил, что у него есть женщина, которая его любит и только благодаря которой они и встретились, а позже согласился ничего не менять в их отношениях. Слишком много для одного дня: тяжелого разговора, переживаний, событий. А еще ее глупое сердце никак не могло угомониться после появления Криса.

От этой мысли Дениз слегка напряглась и отстранилась.

— Пока, Марк. До завтра.

— Пока, Денни.

Они попрощались: Марк ткнулся губами в ее щеку, Дениз в ответ едва коснулась его прохладной и немного колючей щеки. Марк выпустил ее и исчез в темноте. Дениз продолжала стоять в той же позе, и ее лицо отчего-то горело.

Она стояла еще несколько секунд, прислушиваясь к южной бархатной ночи, но слышала только мерный рокот набегающих на берег волн. Потом повернулась и направилась к бунгало. Уже на пороге ее настигло странное чувство, что за ней наблюдают из темноты. По позвоночнику пополз неприятный холодок.

Дениз со всей возможной поспешностью скрылась в бунгало. Но даже в доме неприятное чувство не сразу оставило ее, словно взгляд из темноты прилип к спине. Даже кожа между лопаток зачесалась! Дениз передернула плечами и отправилась в душ.

Потом она накинула легчайший пеньюар, потому что все другое было слишком жарким и неудобным, и улеглась в кровать. Спать ей не хотелось, включать свет или смотреть телевизор тоже. Она так и лежала, уставившись в темный потолок и чувствуя непонятное жжение в сердце и в глазах.

Почти под утро заявилась вздыхающая от избытка чувств Лори. Сначала Дениз услышала, как она шепчется и целуется (уже!) со Скоттом у дверей бунгало, и усмехнулась: двери и стены были очень тонкие, так что слышимость была замечательная. Лори была младше всего на два года, но эта разница вдруг показалась Дениз огромной непреодолимой пропастью в целую жизнь. Словно сама она была древней старушкой, иронично воспринимающей проказы молодых. Потом Лори проскользнула в комнату, и Дениз быстро притворилась спящей.

Лори еще повздыхала в своей постели и очень быстро засопела. Дениз заснула еще не скоро.

Глава 5

Ей показалось, что едва она успела закрыть глаза, как раздался громоподобный голос Марка:

— Денни, уже семь, мы опаздываем!

— О нет… — простонала она и зарылась лицом в подушку.

— Денни! — Марк постучал с улицы в тонкую стену бунгало. Как раз в том месте, где располагалась кровать Дениз. — Денни! Ну же, вставай!

— О боже… — Дениз села на кровати, пытаясь разлепить глаза, но они никак не желали открываться. — Марк, одну минуту, я уже встаю…

Конечно, ей понадобилось гораздо больше одной минуты, чтобы прийти в себя и, пошатываясь, добрести до ванной. Контрастный душ освежил и привел ее в чувство. Дениз быстро растерлась большим полотенцем и бросилась одеваться.

Через пятнадцать минут она была полностью готова, а время, потраченное на сборы, было достойно занесения в Книгу рекордов Гиннесса. Марк выглядел отвратительно бодрым для столь раннего часа. Увидев лицо Дениз, он не сдержал улыбку.

— Наконец-то наша совушка поднялась.

— Не смей шутить на эту тему, — мрачно предупредила Денни. — Только тебе я могу простить столь ранний визит.

— Да-да, как старому другу, — подхватил он.

Сейчас Дениз не понимала, как вчера умудрилась позволить Марку уговорить ее. У нее отпуск, она мечтала лишь отоспаться и погреться на солнышке.

— Лори не желает присоединиться?

— Бедняжка Лори чувствует недомогание, и в связи с этим весь день она желает потратить на себя, любимую, побыть в тишине и покое., . В отличие от некоторых бестолковых особ…

— С ней все в порядке?

— Да, с ней все в порядке, — заверила Дениз обеспокоенного Марка, — ничего из того, о чем ты подумал: ни отравления, ни признаков лихорадки… У недомогания Лори есть название, а если точнее, то имя — Скотт. Твой приятель пришелся ко двору, а мой отъезд — как нельзя кстати.

— Денни, ты расстроена? Боишься, что она натворит глупостей?

— Нет, Лори уже большая девочка и разберется сама. И здравомыслия ей не занимать. Не то что мне.

— Погоди, ты мне еще спасибо скажешь.

— Будем надеяться…

— Марк!..

Они одновременно оглянулись на голос — к ним шла тоненькая черноволосая девушка в длинном, почти до пят, ярко-голубом платье.

Девушка была красива, а цвет ее одежды выгодно подчеркивал иссиня-черные волосы и не правдоподобно светлую для местного солнца кожу.

— Это Катрин, она работает здесь экскурсоводом, — не глядя на Дениз, сказал Марк.

Его взгляд был устремлен на приближающуюся Катрин.

— Это про Катрин ты мне говорил?.. — спросила она, по неизвестной причине так же старательно избегая смотреть на него и сосредоточив внимание на приближающейся Катрин.

— Да.

— Она очень красивая.

Больше ничего Дениз сказать не успела, потому что Катрин уже подошла к ним.

— Здравствуйте, я Катрин. А вы — Дениз. Марк рассказывал о вас.

Девушка протянула узкую ладошку, и Дениз осторожно пожала ее. Вблизи Катрин оказалась еще красивее. Денни бросила быстрый взгляд на Марка и поняла, что он слишком напряжен.

— Надеюсь, только хорошее?

— Конечно. — Катрин улыбнулась. — А я принесла вам одежду.

— Но зачем? Чем плох мой наряд?

Все трое — Дениз, Катрин и Марк — с преувеличенной озабоченностью оглядели шорты и просторную футболку, надетые на Дениз.

— У меня еще и бейсболка есть! — спохватилась Дениз и продемонстрировала свой головной убор.

— Ваш наряд замечательный, но немного неподходящий. — Катрин снова улыбнулась. — Это мусульманская страна, здесь более строгие взгляды на некоторые, даже самые простые вещи.

Поэтому вне зоны отеля желательно одеваться по-другому.

— Черное платье до пят и паранджа? — неловко пошутила Денни.

— Ну, правила жестоки не до такой степени. — Марк усмехнулся. — Достаточно местной просторной одежды из батика. Все очень удобно, тебе понравится.

— Это не совсем в малайском стиле, скорее в индийском, — поправила его Катрин. — В ней совсем не будет жарко и к тому же она защитит от солнца.

Катрин с решительным видом вручила ей сверток, и Дениз отправилась переодеваться.

Длинные свободные брючки и платье-туника с затейливой вышивкой по горловине оказались очень удобными и удивительно шли Дениз.

Еще был красивый шарф, огромный, невесомый, яркий, контрастирующий с остальным нарядом. На этот шарф Дениз потратила больше всего времени, накидывая его на плечи то так, то эдак и изящно драпируя. Наконец она осталась довольна своим внешним видом и вышла из бунгало.

— Ну как? — осторожно спросила она.

Катрин и Марк принялись разглядывать ее так внимательно, словно от этого зависела их жизнь. Дениз стало неловко, она почувствовала себя моделью, чей дебют на подиуме совпал с экспериментальным показом модельера-авангардиста.

— Ну как? — изрядно нервничая из-за продолжительного молчания и пристального внимания, повторила Дениз. — Все плохо?

— Ничего себе… — пробормотал Марк и широко улыбнулся.

— «Ничего себе» в смысле «хорошо» или в смысле «ужасно»? Если ты пытаешься меня успокоить…

— «Ничего себе» в смысле «замечательное! Ты выглядишь потрясающе!

Дениз с сомнением посмотрела на сияющее лицо Марка и тут же перевела взгляд на Катрин.

— Марк прав, — тут же поддержала та Марка, отвечая на немой вопрос в глазах Дениз. — Вам очень идет.

— Никогда не носила ничего подобного, — пробормотала Дениз, которой ничего не оставалось, как поверить им на слово.

Всю дорогу до Куала-Лумпур Марк держался несколько обособленно и немного напряженно.

Дениз казалось, что она понимает причину. Поэтому все свое внимание она обратила на Катрин. Через полчаса они болтали, как две давнишние приятельницы, и все было бы прекрасно, если бы не два «но»: они старательно избегали упоминаний о Марке, и еще Дениз совершенно отчетливо увидела в глазах Катрин печаль, которая особенно остро и явно проступала, когда Катрин бросала взгляды на Марка.

Дениз делала вид, что ничего не замечает, а Марк, кажется, на самом деле ничего не замечал. Дениз тут же исполнилась справедливого негодования. Вот же бестолковый! Женская солидарность взывала к справедливости, и Дениз пообещала себе разобраться с этим вопросом в самое ближайшее время.

— Ты составишь нам компанию, Катрин?

Марк обещал увлекательную экскурсию.

— Боюсь, я не смогу… — Опять быстрый взгляд на Марка, а потом несколько вымученная улыбка, адресованная Дениз. — В городе у меня дела.

Но я не прощаюсь, увидимся вечером…

Марк остановил свой джип около автобусной остановки, и Катрин выпорхнула, помахав им рукой и изо всех сил стараясь не выдать себя.

Дениз так ясно чувствовала ее состояние, словно это она сама переживала мучительную неопределенность. Катрин ей очень понравилась.

Марк снова вырулил на дорогу, но вид при этом у него был отсутствующим, словно он ничего не видел перед собой.

— Итак, с чего мы начнем нашу экскурсию? — преувеличенно жизнерадостно спросила Дениз, чтобы отвлечь Марка от тяжелых дум.

Ее уловка возымела эффект.

— С самого начала, — пошутил Марк.

Куала-Лумпур потряс ее воображение. Огромный, влажный, как финская сауна, сумбурно застроенный и оттого еще более интересный. Они передвигались на видавшем виды «лендровере»

Марка, выходили, рассматривали достопримечательности и ехали дальше. Марк оказался непревзойденным экскурсоводом и к тому же прекрасно знал город.

— Первые месяцы я жил на этих улицах. Пару раз добирался до дома уже под утро. Город завораживает меня, в нем чувствуется странная мощь и жизнь, я словно ощущаю его пульс, и этот пульс начинает биться в моих венах…

— Очень романтично… — пробормотала Дениз, озираясь по сторонам.

Никакого «биения пульса» она не чувствовала. Жара, огромная влажность, суматоха вокруг, странные запахи, разговоры на нескольких языках — все это перемешалось, как в калейдоскопе, закружило Дениз и заставило ее потеряться в собственных чувствах, едва не доведя бедняжку до головокружения.

Это был город контрастов, поразивших ее воображение: площади перемежались с пространствами, наполненными тропической зеленью, которые в свою очередь плавно перетекали в улицы, состоящие из домов в малайском, китайском и даже в индийском стилях. Конфуцианский фамильный храм располагался в жилом квартале, минарет главной мечети подпирал небо, а красивейший национальный музей был выстроен в виде гигантского деревенского дома: остроугольные крыши в центре, а по краям украшенные мозаичными панно с историческими сюжетами крылья. Дениз казалось, что после всего увиденного она уже больше не сможет удивляться — столь сильны были ее впечатления. Но, когда Марк привез ее в деловой центр, она ахнула: огромные небоскребы нависали над великолепными домами, словно сошедшими со страниц «Тысячи и одной ночи».

— О, Марк… — благоговейно прошептала она и поймала его довольную улыбку.

— Давай пройдемся, — предложил он и повлек ее за собой.

Проходя по галереям, украшенным каменными кружевами, Дениз чувствовала себя наложницей сказочного султана… Или падишаха?

Ей вдруг послышалось журчание фонтанчика, который непременно должен располагаться посередине гарема — конечно, влияние виденных когда-то фильмов! Или прохладные воды бассейна, в котором плещутся прекрасные наложницы или любимые жены султана. И Дениз одна из них и сегодня она избранная!.. Приходит огромный темнокожий евнух, и ее ведут к великому владыке, а она, покорная и немного испуганная…

— Осторожнее…

Дениз со всего размаха наткнулась на что-то твердое и теплое и ахнула от испуга. Чьи-то сильные руки подхватили ее, и она оказалась прижатой к большому мужскому телу, а ее нос уткнулся в светлую рубашку из батика. Вот и султан — или все-таки падишах? — не заставил себя ждать! Он поддержал, помог сохранить равновесие, а не растянуться на этих прохладных каменных плитах прямо у своих ног, позволил прийти в себя. Короче, спас, но, вместо того чтобы немедленно отпустить, продолжает удерживать! О Боже!

Дениз попятилась, проклиная себя за невнимательность и быстро бормоча извинения.

— О, пожалуйста, простите, я такая неловкая…

Дениз подняла голову, и все слова замерли на языке. Перед ней стоял Крис. В первую минуту она твердо решила, что у нее галлюцинации.

Вот до чего доводят ненормированные по времени экскурсии на такой жаре! Крис стоял и смотрел на нее, а Дениз — на него, как завороженная, не в силах отвести испуганных глаз.

— Ты так смотришь, словно увидела призрак…

У нее, оказывается, не только зрительные, но и слуховые галлюцинации!

— Вы? — выдохнула она, продолжая таращиться на него.

— Я… — ответила «галлюцинация» и, кажется, усмехнулась. Разве такое возможно? — Что ты здесь делаешь?

— О… Я… То есть мы… У нас…

Язык стал заплетаться, а Дениз все пыталась судорожно вырвать свои руки и пятилась, а Крис по-прежнему не пускал. И на том ему спасибо, потому что, если бы отпустил, она. бы точно упала. Ноги ослабели, а внутри все сжалось. Во взгляде Криса появилась жалость к неразумному и потому обездоленному существу, в роли которого сейчас пребывала Дениз.

Выражение его глаз помогло ей прийти в себя.

Она все-таки выдернула свои ладони из его пальцев и выпалила:

— У нас с Марком экскурсия по городу!..

— Вот как? А где же Марк? — сухо поинтересовался он.

И правда, где же Марк? Дениз покрутила головой, пытаясь найти своего пропавшего экскурсовода. Марка не было видно.

— Я не знаю, он только что был здесь, — пролепетала она.

— Тебе нельзя оставаться здесь одной.

— Но…

— Пошли.

Крис бесцеремонно схватил ее за руку и потащил в ту сторону, откуда она только что пришла. Свернув за угол, они наткнулись на Марка.

— Марк… — жалобно пропищала Дениз.

— Денни, куда ты исчезла? Я всего лишь на секунду отвернулся, а тебя и след простыл!

Марк и Крис уставились на нее, и Дениз съежилась под их взглядами. Оправдания застряли в горле, и она никак не могла выдавить их оттуда.

— Спасибо, Крис, что присмотрел за Дениз.

Она немного рассеянна, потому что все еще приспосабливается к местному климату.

— И мне нелегко!.. — пискнула Дениз и тут же опять замолчала, потому что внимание двух мужчин опять оказалось прикованным к ней.

— Ну да, ну да… — насмешливо пробормотал Крис и выпустил ее ладонь.

Как это она не заметила, что он так долго держал ее за руку? Ладонь была влажная и горячая. Дениз быстро спрятала руку за спину и незаметно вытерла влажные пальцы о край туники.

— Ты все уладил?

Мужчины тут же про нее забыли, словно Дениз моментально испарилась. Марк говорит Крису о какой-то экскурсии в пещеры… Ах да, Бату-Кейве!

Дениз потупила глаза, как робкая школьница, и попыталась разобраться в хаосе, который воцарился в ее душе после нового столкновения с Крисом. Ее чувства уже нельзя было объяснить одной лишь неловкостью после памятного инцидента двухдневной давности. Она взрослая, разумная и чересчур практичная женщина и должна вести себя с Крисом соответственно.

Вместо этого Дениз каждый раз превращается в испуганного, закомплексованного подростка.

Она не могла понять причину возникающего холода в пояснице, странного трепыхания в животе и приступа тупоумия. Какая-то ужасная патология! В присутствии Криса она могла рассуждать достаточно здраво лишь в одном случае — когда злилась!

Теперь-то Крис до конца уверится в том, что она чокнутая. Или слабоумная. И она сама дает ему массу поводов так думать. И доказательств обратного у нее нет, потому что результаты тестов, подтверждающие, что ее ай-кыо намного выше среднего, она оставила дома…

Господи, о чем она только думает! Это какая-нибудь реакция на жару… Или фатальное несовпадение биополей, а в результате — затмение разума! Надо будет по возвращении домой изучить литературу. Должны же быть подобные прецеденты в мировой медицине! А если нет, то какой широкий простор открывается для научных изысканий! Она вполне может написать диссертацию, что-то вроде «Влияние биополя и электромагнитных излучений мозга одного индивида на жизнедеятельность другого»…

— Дениз, нам пора! — окликнул Марк и тронул ее за плечо.

— Хорошо, — ответила она, мечтая лишь об одном: оказаться как можно дальше от Криса и снова стать полноценным человеком. , Он исчез так же внезапно, как и появился.

Дениз покрутила головой и не смогла удержаться от вертевшегося на языке вопроса — уж больно неожиданным было их столкновение:

— Марк, а что здесь делал Крис?

— Здесь располагаются административные здания. Крис улаживал какие-то организационные вопросы, связанные с нашим центром.

— Понятно… — пробормотала Дениз.

Одно мгновение ей казалось, что их встреча не случайна. И тут же Дениз отогнала это дикое предположение.

Полноценным человеком она стала лишь спустя четверть часа. Марк продолжил экскурсию по переходам и сказочно-кружевным галереям, что-то увлеченно рассказывал и даже жестикулировал от переизбытка чувств и впечатлений.

Дениз кивала, почти не вникая в смысл сказанного. Потом она снова оказалась на оживленной улице, и грохот едва не оглушил ее. Множество торговцев, расставивших вдоль улицы лотки и стенды с товаром, изо всех сил расхваливали его на нескольких языках. Здесь же оказались расставлены передвижные плиты, на которых прямо на глазах клиентов готовились разнообразные блюда, в основном китайской кухни.

Дениз не любила есть на улице и к тому же опасалась экспериментировать с местной экзотикой, но витающие в воздухе запахи были так соблазнительны, что в животе у нее заурчало и она вспомнила, что с утра ничего не ела.

Марк безошибочно понял, что она чувствует, и потащил ее к одной из таких плит. Приветливый торговец залопотал что-то, усиленно жестикулируя. Дениз растерянно улыбнулась.

— Марк, я ничего не понимаю… Что он говорит?

— Он предлагает попробовать его еду. Очень хорошую еду. — Марк прищелкнул языком и прищурился, оценивая представленные деликатесы.

— Пахнет довольно вкусно, но не знаю, могу ли я…

— Конечно, можешь! Малайское карри из рыбьих голов? Колечки кальмара в кляре? Курица?

Все эти перечисления вызвали бурное слюноотделение, но Дениз по-прежнему продолжала сомневаться.

— А ничего более привычного нет? — жалобно протянула Дениз, и Марк неожиданно расхохотался.

— У тебя в животе урчит так, что слышно за два квартала, а ты еще раздумываешь?

— Я не хочу умереть после того, как набью свой урчащий живот неизвестными продуктами…

Шутка про урчащий живот была очень старой и очень личной, принадлежащей только им двоим. Она сохранилась еще со студенческих времен, когда Дениз готовилась к экзаменам и тестам в колледже и забывала про еду. Приходил Марк, говорил, что урчание в ее животе слышно за несколько кварталов, и тащил ее обедать. Или ужинать, в зависимости от того, который был час.

— Возьми наси горенг или ми горенг. Это жареный рис и жареная лапша соответственно, — посоветовал Марк, — местный эквивалент хот-догов и пирожков с мясом. И вообще прими к сведению, что местные санитарные нормы очень строги, строже, чем во всех остальных странах Юго-Восточной Азии. Поэтому усиленную осторожность следует соблюдать только в отношении воды — не пить сырую или из сомнительных источников. Лучше соки или напитки и воду из бутылок…

— Спасибо, нас инструктировали перед отлетом, — заявила Дениз и взяла жареную лапшу.

Марк купил себе куриное филе, щедро сдобренное восточными приправами и остро пахнущим соусом. Они залезли в машину и, как голодные и нетерпеливые подростки, принялись уплетать за обе щеки. Марк подтрунивал над Дениз, а она над ним, и было так здорово и весело, как не было в жизни Дениз уже очень давно.

— Куда теперь? — лениво спросила Дениз, когда они утолили голод, вытерли руки влажными салфетками и попили воды из запасов Марка — холодной и, конечно, бутилированной.

Импровизированный обед после многочасовой экскурсии и массы впечатлений приятно расслабил. Возможно, сказался и ранний подъем, но Дениз вдруг неудержимо стало клонить в сон.

— Кажется, больше никуда. По крайней мере, сегодня! — Марк ухмыльнулся, безошибочно поняв ее состояние. — По-моему, тебе пора отдохнуть.

— Ты чудо, Марк, — пробормотала Дениз, изо всех сил борясь с окутывающей ее, как плотное одеяло, сонливостью.

Машина плавно тронулась, и Дениз откинулась на спинку кресла. Она заснула почти мгновенно.

Глава 6

Дениз открыла глаза. Над ней был незнакомый потолок. Она приподняла голову и быстро обежала глазами комнату. Комната была тоже незнакомой. Откуда-то из живота липким потоком хлынула паника: вверх, затопляя голову, и вниз неприятно холодя ноги. Дениз рывком села и еще раз испуганно огляделась. Точно, совсем незнакомое место. Чей это дом и как она сюда попала? Никто не сидел напротив нее с пистолетом наперевес, не было видно замков и огромных засовов, а комната мало напоминала подвал, где обычно содержат заложников. Значит, это не похищение, которым их немного попугали по прилете. Паника слегка улеглась, и Дениз еще раз огляделась — уже с пробуждающимся любопытством.

Больше всего обстановка напоминала ей комнаты в китайских домиках, которые она видела в передаче «Весь мир»: циновки на полу, ширма, раздвижные двери, как в шкафах-купе, огромный светильник под потолком, больше похожий на шар, чем на источник света. Простая, даже аскетичнная обстановка. Правда кровать, на которой лежала Дениз, заботливо прикрытая легким покрывалом, была вполне в европейском стиле.

Дениз потерла виски, потом потрогала лоб.

Жара нет, значит, эта незнакомая комната не плод горячечного состояния. Она встала и обнаружила на себе совершенно незнакомую одежду.

И сразу все всплыло в ее памяти: красивая Катрин и их с Марком экскурсию по столице Малайзии. Вот только после того, как они поели, никаких воспоминаний не осталось. Просто частичная амнезия какая-то! Дениз поправила постель, аккуратно сложила покрывало и отправилась на поиски приютивших ее гостеприимных хозяев.

Дом казался пустым и совершенно безмолвным. Дениз осторожно отодвинула дверь — ровно настолько, чтобы проскользнуть в образовавшееся отверстие и никому не причинить возможного урона. Как она тут же уныло отметила, ее опасения были совершенно излишни; в соседней комнате тоже никого не было. Дверь напротив была отодвинута, пропуская рассеянный желтый свет, и Дениз решительно направилась туда. И вышла на террасу. Очень красивую и очень китайскую террасу.

Первым делом Дениз отметила, что на улице уже поздний вечер. По краям крыши были развешаны уютно горящие китайские фонарики, низкие перильца огораживали террасу по периметру, а поверх перил заглядывали любопытствующие растения, просовывая на территорию человеческого жилища огромные растопыренные листья-ладони. Толстые лианы обвивали столбики, поддерживающие крышу, а откуда-то сверху, из темной массы листьев — части невидимой кроны — свешивались гроздья цветов.

Это оказалось так неожиданно, так красиво и… романтично, что Дениз на несколько мгновений замерла.

— Тебе нравится?

— Услышав за своей спиной тихий, почти бесплотный голос, неожиданно прозвучавший за спиной, Дениз едва не подпрыгнула. Она резко обернулась и обнаружила сидящую в одном из двух низких кресел Катрин.

— Прости, Денни, я не хотела тебя пугать.

Дениз расслабила напряженные плечи и шагнула к Катрин.

— Я вовсе не испугалась. Можно мне присесть?

— Да, пожалуйста, — спохватилась та.

Дениз осторожно присела, и кресло обхватило ее, увлекая в мягкие глубины, подставляя удобные подлокотники.

— Я люблю сидеть на террасе, когда начинают сгущаться сумерки, — тихо продолжила Катрин. — Здесь все так красиво и… необычно. Я уже несколько лет живу в Малайзии, но так и не смогла полностью привыкнуть, постоянно удивляюсь и восхищаюсь… А тебе здесь нравится?

— Да, очень. Мне нравится здесь все — города, природа, люди и… этот дом. Только, Катрин, не могла бы ты мне сказать, чье это жилище и как я тут оказалась?

Катрин усмехнулась.

— Это дом Марка. Вы приехали несколько часов назад после экскурсии. Ты уснула в машине, а Марк решил тебя не будить: осторожно перенес в дом и уложил досыпать.

На губах Катрин отчетливо проступила какая-то вымученная улыбка, глаза странно мерцали. Наверное, все дело было в освещении.

— Какая забота… Мог бы и разбудить, — проворчала Дениз, чтобы скрыть неловкость, и стала смотреть куда-то в сторону.

В воздухе повисло и стало стремительно разрастаться тяжелое и удушливое напряжение.

— Дениз, мне нужно кое-что спросить у тебя.

Только пойми меня правильно… — неуверенно начала Катрин.

— Да? — подбодрила ее Дениз. Все, что угодно, лишь бы закончилось это молчание!

— Я хотела спросить про ваши отношения с Марком… — Голос Катрин стал стремительно истончаться, пока окончательно не угас, словно горло девушки внезапно сдавила неведомая сила. Катрин кашлянула и упрямо, даже как-то отчаянно продолжила:

— Мне очень нужно знать.

Потому что я не могу… Не могу…

— ..Оставаться в неизвестности… — тихо подсказала Дениз. — Я все понимаю, Катрин. Я и Марк просто друзья. И всегда были только друзьями. Довольно близкими и давними. Ими и останемся. Я достаточно полно ответила на твой вопрос?

Только тут Дениз поняла, что мерцание глаз Катрин имеет очень простое объяснение — они были полны слез, которые девушка изо всех сил сдерживала.

— Но Марк… он так отреагировал на твое появление…

— Марк замечательный человек, и мы очень давно знакомы, очень… Раньше Марк всячески опекал меня. Он был кем-то вроде старшего брата, сильного, заботливого и умудренного житейским опытом. Готового в любую минуту подставить сильное плечо, чтобы я могла на него опереться или поплакаться. Одно время ему казалось, что он влюблен в меня, — тихо добавила Дениз. — Но на самом деле это не так. Это просто дружба, и ничего больше. Мы можем позволить себе подурачиться в обществе друг друга и допускаем некоторые вольности в общении. Со стороны это, наверное, кажется чересчур фамильярным, но это всего лишь стиль нашего общения. Вот и все.

— Да, Марк замечательный… — тихо согласилась Катрин. — Но со вчерашнего дня, когда вы снова встретились, он изменился. Молчит, избегает меня и ничего не хочет объяснять. Я не имею в виду, что мы настолько близки, чтобы он давал мне какие-то объяснения, но… — Глаза Катрин снова блеснули, и она четко выговорила:

— Я не хочу его терять, Дениз… Я люблю Марка! Я люблю его уже очень давно!

Дениз показалось, что листья шевельнулись.

Она замерла. Катрин проследила за ее взглядом.

— Это, наверное, ветер… — неуверенно предположила она.

— Наверное, — согласилась Дениз, хотя не сомневалась, что это никакой не ветер. На улице было совсем тихо. — Катрин, если ты опасаешься, что… что… В общем, я не имею никаких видов на Марка и не представляю для тебя опасности, — очень неловко добавила Дениз. Этот разговор здорово угнетал ее. — А где сейчас Марк?

— Он скоро придет. Отправился купить что-нибудь на ужин.

— Хорошо.

Они замолчали. Как Дениз ни старалась, но придумать подходящую тему для разговора не могла. Скорее бы появился Марк!

Словно в ответ на ее мысли откуда-то из-за деревьев донеслись голоса, и наконец на освещенное пространство вышел Марк. В его руках были два огромных коричневых пакета, а рядом с ним вышагивал… Крис! Для одного дня Криса было чересчур! Дениз бросила быстрый взгляд на Катрин, которая с улыбкой неторопливо поднималась из кресла.

— Крис, привет! Марк, ты задержался.

— Заскочил в одно место… Дениз, как спалось?

— Спасибо, хорошо. Но ты мог бы и разбудить меня, — проворчала она, стараясь не смотреть на Криса.

Ей удалось это с большим трудом и стоило почти всех имеющихся в наличии сил.

— Я пытался, малышка, но ты никак не желала просыпаться. Пришлось мне подхватить тебя, как куль с мукой, и отнести в дом.

— Очень мило, — пробормотала Дениз и попыталась так же изящно, как Катрин минуту назад, выбраться из кресла.

Это оказалось непосильной задачей — кресло не желало выпускать ее из своих мягких объятий. При всей нарочитой медлительности, чуть ли не вальяжности своего перемещения, Крис как-то моментально оказался рядом и протянул руку. Дениз нехотя протянула свою, и он моментально выудил ее из кресельного плена.

— Спасибо, — пробормотала она.

— Не за что.

Глаза Криса казались совершенно непроницаемыми. Его щеки были темны от пробивающейся щетины. Гораздо более темной, чем пряди высветленных солнцем волос.

— Через полчаса ужин будет готов, — провозгласил Марк. — Катрин, поможешь мне?

— Может быть, я?.. — начала Дениз, но Марк тут же отверг ее помощь, аргументировав тем, что эксплуатировать гостью ему не позволит совесть.

Дениз пришлось смириться. Катрин тут же упорхнула вслед за Марком. Дениз очень не хотелось оставаться наедине с Крисом, но как избавиться от его общества? Ни одной веской причины не было. Может, попросту сбежать, как струсивший зайчишка, без всяких причин?..

— Как твое самочувствие?

Дениз изумленно взглянула на Криса. Меньше всего она ожидала подобного вопроса.

— Спасибо, замечательно.

—  — Марк сказал, что ты завтра отправишься с нами в Бату-Кййве. Это будет не очень легкий день.

— Спасибо за предупреждение, я справлюсь.

Она старалась, чтобы голос звучал спокойно и равнодушно, но резкие нотки и застывшее лицо тут же выдали ее. Дениз и раньше не слишком хорошо скрывала свои чувства, а сейчас она не смогла бы обмануть и младенца.

— Хорошо.

Крис привычным жестом, который Дениз почему-то уже успела запомнить, откинул прядь волос, потом отвернулся, подошел к перилам и, облокотившись на них, стал смотреть куда-то в темноту. Очень доходчивый намек: он сказал все, что хотел, и полностью потерял к ней интерес.

— А вы тоже едете в Бату-Кейве? — спросила Дениз.

Ей следовало немедленно удалиться, но она почему-то осталась. Наверное, потому, что не хотела путаться под ногами у Марка и Катрин.

Или бродить в одиночестве по чужому дому. Крис оглянулся через плечо и скупо улыбнулся.

— Нет, Дениз, это ты тоже едешь.

— Какая разница, — пробормотала она и тоже приблизилась к перилам, остановившись на небольшом расстоянии от него. Слышать собственное имя из уст Криса было почему-то очень странно и как-то… волнующе. — Марк мне сегодня все уши прожужжал про эти пещеры. Какая это красота, и все такое. А еще этот праздник, Тайсам…

— Тайпусам, — со смешком поправил он. — Зрелище действительно очень интересное и даже завораживающее. И немного жутковатое.

— Вы, наверное, видели его раз сто, это зрелище.

— Двенадцать, — уточнил он, — это ежегодный праздник. И давай на «ты».

Дениз, соглашаясь, пожала плечами. Этот неспешный, ни к чему не обязывающий разговор помог ей немного расслабиться. Крис оказался не таким уж и страшным, а ей уже хватит изображать дикарку. В конце концов, ей двадцать семь, она чересчур здравомыслящая и самостоятельная. По крайней мере, Лори ее всегда упрекала этими качествами. «Немного легкомысленности тебе не повредит!» — частенько говаривала она, но Дениз продолжала упрямо холить и лелеять свои самостоятельность и здравомыслие.

— Как прошла сегодняшняя экскурсия?

— Замечательно. Только слишком жарко и влажно.

— Город находится в котловине, его пересекают две реки, и испаряющаяся влага застаивается. Вообще «Куала-Лумпур» переводится как «болото, где сливаются реки Кланг и Гомбак».

— Очень поэтично. А ты давно здесь живешь? — спросила Дениз, чтобы поддержать разговор, и снова поймала его быстрый взгляд.

— Здесь — это где? — поинтересовался Крис.

— Здесь — это в Куала-Лумпур в частности и в Малайзии в целом! — Дениз опять почему-то начала злиться. Это Крис на нее так действует!

— Давно, — проронил он, — четырнадцать лет. Хочешь узнать мой возраст?

Дениз за секунду до этого действительно подумала — сколько же ему лет? И Крис тут же обо всем догадался! Теперь он подумает, что ей не все равно, как долго он здесь живет, сколько ему лет и все такое! То есть что она им интересуется.

— Мне нет до этого никакого дела! — выпалила она. — Я и спросила только для того, чтобы поддержать разговор!

— Ты похожа на дикую кошку, когда злишься.

— Крис повернулся и стал внимательно и беззастенчиво рассматривать ее. Как будто видел в первый раз. Дениз же, ошеломленная его заявлением, безмолвно смотрела на него, приоткрыв губы. Никто и никогда не называл ее дикой кошкой! Дениз втянула в легкие воздух, чтобы вместе с выдохом обрушить на Криса поток негодования и совет придержать в ее присутствии язык, и внезапно разглядела, что он ухмыляется. Ему доставляет удовольствие провоцировать ее! А сейчас Крис просто ожидает проявления ее бурной реакции, словно ставит небольшой эксперимент.

Сделайте так и посмотрите, что получится! Дениз задержала выдох. Хорошо же! Когда-то, правда очень давно, она и сама прекрасно разбиралась в правилах подобных игр! Это было еще до Жана, который, как ей казалось, начисто отбил у нее охоту к подобным развлечениям. Сначала она была слишком влюблена в него, потом ей не хотелось ни с кем общаться. Наверное, пришла пора вспомнить подзабытые правила!

— Правда? — мурлыкнула Дениз, чуть склонив голову набок и улыбаясь.

Сначала пропала эта его ухмылочка, потом глаза Криса слегка расширились — наверное, от изумления! — а потом он насупился. Что-то быстро у него пропало желание ставить эксперименты! Дениз честно, хотя и слишком быстро, выиграла эту игру, с чем себя и поздравила.

Очень кстати появился Марк и пригласил их к столу.

Ужинали они за низким столиком в самой большой комнате, сидя прямо на полу, на расстеленных циновках. Крис восседал напротив Дениз и выглядел вполне довольным, как и Марк с Катрин. У Дениз от непривычной позы сразу заболели ноги, и она часто ерзала. К тому же около ее тарелки вместо привычных столовых приборов лежали только палочки. Дениз в жизни не брала их в руки и не имела ни малейшего представления, как с их помощью она сможет утолить свой внезапно проснувшийся голод. Черт бы побрал эту экзотику!

К счастью, Катрин поняла причину ее затруднений и принесла вилку, за что Дениз тут же воспылала к Катрин самой горячей признательностью. Она ухватилась за вилку, как утопающий за соломинку, и, изредка поглядывая на Криса, могла только восхищаться его непринужденной грацией и умением обращаться с палочками. Он вполне мог съесть ими даже изрядную порцию бульона за рекордно короткое время!

— Что-то не так?

Дениз так увлеклась своими фантазиями, что не заметила, что таращится на Криса. Он смотрел на нее, вопросительно вскинув брови и чуть приподняв в усмешке уголки губ. Катрин и Марк тоже смотрели на нее, заинтересованные выражением ее лица.

— Все в порядке, — пробормотала Дениз, — я просто загляделась, до чего у тебя здорово получается…

— Немного практики, и у тебя получится тоже, — убежденно заявил Марк.

Дениз кивнула и уткнулась в свою тарелку, решив про себя, что она никогда не научится есть этими палочками.

Крис, Катрин и Марк вели неспешный разговор, в котором Дениз не участвовала. Эти трое казались ей людьми одной команды, сплоченными общими интересами, идеями, занятиями и знакомыми, а она никак не вписывалась в их компанию. Крис изредка поглядывал на нее, и тогда на его губах снова появлялась уже знакомая едва заметная усмешка, которую Дениз принимала исключительно на свой счет.

Ее воображение тут же трансформировало ее в некое обещание продолжить начатую на террасе игру. Наверное, он готовился ко второму раунду, и, кто знает, сможет ли она так же легко и быстро выиграть и его, этот второй раунд, и не последует ли за ним третий? Возможно, Крис не привык легко отдавать победу и будет продолжать из чистого упрямства?

— Дениз, ты совсем ничего не ешь, — попеняла ей Катрин, оторвав Дениз от размышлений.

— Я ем, — отозвалась Дениз и улыбнулась. Очень вкусно, хотя и необычно.

— Денни не любит экспериментировать, — вставил Марк. — Я старался не очень увлекаться, когда покупал продукты.

— Спасибо тебе большое, — тут же шутливо отозвалась Дениз и улыбнулась так, как всегда улыбалась Марку.

Лицо Катрин напряглось, брови Криса вновь приподнялись, однако на этот раз он уже не усмехался. Только Марк воспринял ее улыбку как должное и в ответ подмигнул Дениз.

Ну и пусть! — опять разозлилась Дениз. Я не собираюсь контролировать каждый свой жест и мимику заодно!

После ужина, не успела Дениз облегченно перевести дух, Катрин вдруг загорелась идеей продемонстрировать китайскую чайную церемонию, премудрости которой она прилежно постигала несколько месяцев. Размах церемонии потряс Дениз, и она выразила свое искреннее восхищение способностями Катрин, ее подробнейшими пояснениями и знанием всех тонкостей. Но продолжительность чаепития навеяла на Дениз тоску. Пожалуй, англичанам с их чайными ритуалами до китайцев далеко!

О чем Дениз и сказала. Катрин и Марк засмеялись и согласились, а Крис только кивнул, держа пиалу с непроницаемым и безмятежным, как у Будды, лицом. Сейчас он вообще казался почти сонным: глаза прикрыты потяжелевшими веками, поза расслабленная… Дениз решительно запретила себе думать о Крисе. Она поблагодарила гостеприимных хозяев за ужин, приятную компанию и вызвалась помочь Катрин с посудой, Катрин согласилась, и Дениз поднялась с циновки, разминая затекшие ноги.

— Сейчас они будут курить контрабандные сигары и обсуждать завтрашнюю поездку в Бату-Кейве, — сообщила Катрин.

— Разве эти экскурсии не давно отлажены и согласованы?

— Конечно, но Крис всегда перестраховывается. Иногда почти все ребята из центра собираются в доме Марка — это их признанная неофициальная штаб-квартира — обсудить новый маршрут или развлечение, которое пришло в их гениальные головы и нуждается в немедленном воплощении. Крис — их сдерживающий фактор, все зависит от него. В прошлом году он одобрил подводные экскурсии с аквалангом, сам искал лучшие места… Крис всегда весь в своей работе.

И очень в ней преуспел. Ко всем его качествам можно смело добавлять приставку «гипер»: гиперумный, гиперосторожный, гиперответственный, гиперзаботливый, гиперотзывчивый. Он обладает огромными организаторскими способностями, умеет установить непререкаемый «авторитарный режим»…

Хвалебная песнь в адрес Криса, исполненная Катрин, еще долго звучала в ушах Дениз, когда она ворочалась с боку на бок, мучаясь от бессонницы, которой раньше никогда не страдала. Наверное, дело было в том, что сегодня ее взбудоражил насыщенный разными событиями день, а также ожидание новой увлекательной экскурсии и… общество Криса.

Глава 7

Хвалебную песнь Дениз еще не раз пришлось вспомнить и на следующий день, и причин этому было множество. Во-первых, недюжинные организаторские способности, счастливым обладателем которых был Крис. Никто не суетился, не путался под ногами, не терялись вещи и люди. Дисциплина в группе туристов была такая, что позавидовали бы все армейские командиры вместе взятые. Но эта дисциплина и порядок нисколько не выглядели навязанными. Казалось, что каждый из туристов вдруг проникся идеей порядка и беспрекословного подчинения.

Во-вторых, стиль общения Криса. Никто не остался без его внимания и ни один вопрос без ответа. Перед Дениз предстал совершенно иной Крис: улыбающийся, эрудированный, очень приятный. Накануне Дениз думала, что Катрин склонна к сильному преувеличению деловых и личных качеств Криса, но сегодня ей представился случай убедиться в них лично.

Туристы сели в джипы и отправились в путь.

Дорога к пещерам Заняла несколько часов. Дениз сначала вертела головой во все стороны, восхищаясь природой и местностью, по которой они двигались, но потом устала. Кроме того, солнце светило просто нещадно, а она в очередной раз куда-то подевала свои очки. Дениз пошарила возле себя. Очков не было, словно они растаяли, испарились бесследно. Глаза даже стало жечь, как будто в них песка насыпали, и Дениз принялась их тереть, хотя знала — нельзя!

— Ты не это ищешь?.. — Марк протянул ей солнцезащитные очки, ловко управляясь с рулем одной рукой. — Они свалились мне прямо под ноги, чуть не раздавил…

— Спасибо, Марк, ты мой спаситель… Впредь постараюсь не быть такой рассеянной. — Дениз нацепила очки и почувствовала небывалое облегчение. — Далеко еще?

— Нет, скоро приедем. Минут через десять.

С ними в машине были еще три человека: пожилой немец, которого невесть каким ветром занесло в Малайзию, и два его сына-подростка одиннадцати и тринадцати лет: Том и Клаус. Папаша всю дорогу благополучно дремал, а мальчишки горячо спорили шепотом о каких-то своих очень важных делах. Но приехавшие в джипах туристы оказались лишь малой частью группы, собравшейся насладиться зрелищем местного праздника Тайпусам. Большая часть туристов маялась в нетерпении, ожидая начала торжеств. А потом грянул праздник.

Церемония, как и обещал Марк, оказалась захватывающей, но излишне кровожадной — по мнению Дениз. Паломники были облачены в вериги — кавади — и поднимались по ступеням храма с видом овец, ведомых на заклание. Дениз немного тошнило, но остальных, видимо, это зрелище нисколько не угнетало. Вдобавок ко всему у нее сильно заболела голова, а внутри нарастало непонятное беспокойство. Что-то ей казалось неестественным, но из-за шума, многолюдности, отвлекающего внимание ритуала поклонения неведомому Дениз богу Субраманиану она не сразу поняла истоки и причины своего беспокойства. Она выбралась из ропщущей, восторгающейся, ахающей — переживающей! — толпы и прислонилась к темному стволу какого-то дерева.

Даже в тени было слишком жарко.

Она не заметила приблизившегося Марка. Он тихонько потеребил ее за плечо и сказал в самое ухо.

— Дениз, проснись!..

Она запрокинула голову, глядя в его улыбающееся лицо, улыбнулась в ответ и возмутилась с излишней горячностью:

— Как ты мог так подумать?

— Ну, нравится тебе экскурсия? — Марк прислонился к стволу дерева рядом с Дениз и, сложив руки на груди, устремил взгляд на завороженных разворачивающимся действом туристов. — И как ты себя чувствуешь? Все хорошо?

— Да, все просто отлично. Только, Марк…

— Что?

— Зачем они протыкают себя? Это просто ужасно!

— Это с нашей точки зрения ужасно, а с их точки зрения — очень даже ничего. Особенно если учесть, что паломники считают физические страдания средством, очищающим от грехов. Посмотри, какие у них лица.

— Хороши средства, — буркнула Дениз. — И лица, конечно, просветленные, словно они увидели врата рая, но все равно это варварство какое-то. — Дениз передернула плечами и подумала о бесконечных и вездесущих инфекциях, для которых здесь тоже был рай. Не только для туристов, но и для болезней!

Она по-прежнему не могла расслабиться, отвлечься и стать обычной туристкой. Говорят, что привычка — вторая натура, и Дениз была ярким примером этого утверждения — даже сейчас она рассуждала, как врач! Но ей настолько претило зрелище того, что люди сами себе наносят повреждения, что Дениз немедленно хотелось схватить перевязочные материалы, антисептик и врезаться в эту беспечную толпу паломников и перевязать всех до единого! У нее даже непроизвольно напряглись все мускулы, и лишь с огромным трудом ей удавалось сдерживаться, чтобы не задрожать от перенапряжения.

На некоторых паломниках она заметила старые шрамы, подобные тем, которые они получили сегодня. Значит, эти религиозные фанатики проходят подобное «очищение» не в первый раз. Так чего она разволновалась?

— Дениз, расслабься и наслаждайся! — посоветовал ей Марк. — Ведь ты приехала сюда именно за впечатлениями.

— Марк, я вас везде ищу, куда вы убежали?

Кокетливая дама, завернутая в кусок яркой ткани и усыпанная цветами, вынырнула из веселящейся толпы и вцепилась в руку Марка, окинув Дениз почти враждебным взглядом.

— Мисс Ирвинг, я весь к вашим услугам… — Марк подмигнул Дениз и удалился вместе с мисс Ирвинг.

Дениз насмешливым взглядом проводила мисс Ирвинг, которая пыталась завладеть вниманием Марка уже не в первый раз. Наверное, она считала себя неотразимой, а Марка — своим верным рабом навеки. Что ж, в этой экскурсии Марк не принадлежал ей вообще — у него были свои обязанности, первая из которых — во всем ублажать гостей. Что он с успехом и делал.

Дениз отвернулась, пытаясь отвлечься и начать по совету Марка наслаждаться экскурсией.

Проще всего сосредоточиться на окружающей природе. Растительное буйство тут же завладело ее вниманием. Деревья были густо обвиты лианами, широченные листья всех оттенков зеленого то пугливо выглядывали из тени огромных деревьев, то без стеснения напирали на огромные валуны, лезли по горе вверх, пробивались между камней и доминировали на всех доступных им пространствах. Повсюду были яркие крупные цветы, источающие дурманящие ароматы.

Эти же цветы украшали большинство присутствующих: участников и наблюдателей церемонии — гирлянды наподобие экзотических бус украшали шеи, головы, запястья. Одиночные цветы или маленькие букетики выглядывали из вырезов платьев, саронгов и блузок, были заколоты в волосах, И над всей шумной и веселой толпой, над роскошной зеленью возвышался слоистый, всех оттенков коричневого, желтого и даже красного бок горы. Вздымался, закрывая край неба, и давил на психику Дениз своей громадностью и кажущейся неприступностью.

Взгляд Дениз стал забираться все выше, туда, куда она не решилась забраться сама.

— Не хочешь последовать за ними? Наверху разыгрывается основное действо.

Как Крис сумел подкрасться к ней незамеченным? Ее спина тотчас же напряглась и будто одеревенела, и Дениз очень медленно повернулась.

— Нет, — хрипло ответила она, — честно говоря, эти подземелья меня нисколько не привлекают. Я уж как-нибудь здесь, внизу постою.

— Дениз, это не подземелья, а пещеры, — поправил он, и Дениз показалась, что в голосе Криса звучит насмешка.

— Какая разница? Там, наверное, полчища пауков, летучих мышей или какой-нибудь другой гадости, — чуть резче, чем нужно было для того, чтобы не выдать своих чувств, продолжила она.

— Не исключено, — отозвался Крис смягчившимся тоном.

Дениз оторвалась от созерцания его правого плеча и посмотрела на лицо Криса, пытаясь понять, шутит он или говорит серьезно. И невольно замерла. Несмотря на то что на губах Криса блуждала легкая полуулыбка, взгляд из-под полуприкрытых век казался тяжелым и испытующим.

— А почему ты не идешь вместе со всеми?

Тоже боишься всей этой гадости? — дрогнувшим голосом поинтересовалась Дениз и опустила глаза, привлеченная движением его руки.

В ней был красивый цветок. Дениз просто глаз не могла оторвать от пальцев Криса, вертящих тонкий зеленый стебелек.

— Нет, я не боюсь этой гадости, — помедлив, ответил он, — тем более, по правде говоря, в этих пещерах нет ни пауков, ни мышей.

Просто мне не очень нравятся пещеры… А это гибискус, — продолжил он, наверное, для того, чтобы Дениз перестала таращиться на его пальцы, продолжающие вертеть цветок. — Национальный цветок Малайзии. Его пять лепестков символизируют пять заповедей Корана. Хотя его почитают не только мусульмане-малайцы, но и китайцы, индийцы и даже язычники-даяки, не имеющего ничего общего с исламом.

С этими словами он осторожно воткнул цветок в ее волосы и сосредоточенно принялся изучать дело рук своих, направленное на преображение Дениз и ее окончательное слияние с веселящейся толпой. Видимо, он остался доволен, потому что Крис удовлетворенно кивнул и заявил потерявшей дар речи Дениз:

— Тебе очень идет местная одежда. И этот цветок в волосах. — Он посмотрел на небо, огляделся вокруг и добавил без всякого перехода:

— Уже вечереет. Церемония скоро закончится, мы разожжем костры и продолжим наше веселье.

Сейчас мне надо идти, увидимся позже…

Дениз проводила его удаляющуюся спину зачарованным взглядом.

А минутой позже ее обступили смеющиеся люди, и Дениз покорно позволила увлечь себя в круговерть и веселье наступившего после церемонии очищения праздника.

Едва стали сгущаться сумерки, как проводники в специальных углублениях развели костры. Запылавший огонь высветил дрожащим красным светом большие круги, сгущая сумерки вокруг. Дениз знала, что это сумеречное пограничное состояние продлится недолго. Южная ночь подступит сразу, накроет все вокруг непроглядной бархатной чернотой. Свет костров станет ярче, а темнота вокруг еще таинственнее и непрогляднее.

Дениз смотрела на огонь, завороженная игрой пламени. Красные языки метались, пожирая сухие ветви, рассыпая и поднимая вверх снопы искр, вспыхивая синими, красными и желтыми сполохами, а жар волнами распространялся вокруг. От этого жара у нее вспыхнули и загорелись щеки. Она тряхнула волосами, и шпильки не выдержали нагрузки всего этого нелегкого дня.

Волосы рассыпались по спине густой блестящей волной, цветок гибискуса упал на землю, и Дениз, неловко перехватив рассыпающиеся волосы одной рукой, быстро наклонилась, чтобы его поднять. Когда она выпрямилась, напротив нее стоял Крис. Их разделяло только беснующееся пламя, в отсветах которого Крис вдруг показался ей воплощением языческого бога, готовящегося забрать ее душу. По рубашке из батика, по темному, показавшемуся Дениз хищным лицу метались огненные отсветы, глаза казались черными провалами.

Она замерла, как кролик перед удавом, жар, мгновенно разлившийся по телу, стал совершенно невыносимым. А еще через минуту ей внезапно стало очень холодно, даже руки онемели.

Крис гипнотизировал ее своими темными глазами еще несколько секунд, а потом отступил назад, и темнота тут же поглотила его.

— Дениз, Дениз! Да что с тобой?!

Она вздрогнула и поняла, что все это время не только не слышала ни звука вокруг, ничего не видела, но даже и не дышала. Марк, очевидно, отчаялся привлечь ее внимание. Поэтому он просто развернул ее лицом к себе. И, взглянув в ее лицо, испугался.

— Что с тобой? Плохо себя чувствуешь?

— Н-н-нет… — заикаясь, пробормотала она и еще раз — для верности — оглянулась. Криса не было. Может, ей померещилось? — Все замечательно, Марк, я просто немного увлеклась. Тут необычно, интересно и захватывающе… Спасибо, что привез меня сюда.

— Ну да, может быть, и интересно, и захватывающе, только лицо у тебя было такое, словно ты увидела привидение.

Дениз попыталась улыбнуться, чтобы рассеять опасения Марка. В конце концов, его предположение было не так уж далеко от истины, но она меньше всего хотела распространяться об этом. Господи, да что же с ней происходит?!

Крис всего лишь перекинулся с ней парой слов, подарил ей цветок, а потом просто посмотрел.

Даже не приближался! А у нее такое чувство, что она балансирует на канате, подвешенном над пропастью, и вот-вот с него свалится…

Шум вокруг как-то затих, потом плеснулся волной, но Дениз вдруг поняла, что это уже не беспечный гул веселья. Она первой уловила разницу, пока Марк был занят своими раздумьями, бормоча что-то себе под нос. Дениз схватила его за руку.

— Марк, что-то случилось!..

Он оглянулся и решительно двинулся к небольшой кучке яростно жестикулирующих людей. Дениз, продолжавшая цепляться за руку Марка, старалась не отставать. Люди расступились, пропуская их в центр круга. Дениз увидела немца, который ехал с ними в джипе. Немец выглядел совсем несчастным, что-то объяснял толпившимся вокруг людям и стоящему напротив Крису на ломаном английском языке.

— Что происходит?

Крис метнул на Марка и Дениз быстрый взгляд.

— Пропали два подростка, сыновья мистера Кравеца.

Пропали Том и Клаус! До Дениз очень медленно дошла эта ошеломляющая новость. Как это пропали? Куда они могли пропасть?

— Их отсутствие заметили около четверти часа назад. Несколько местных проводников уже прочесали близлежащую местность, их нигде нет.

Если бы мальчишки решили сделать экскурс по окрестностям, их бы нашли: далеко уйти они не могли. Но их нет. Значит, они направились туда. — Крис кивком указал на ступени, поднимающиеся в темноту.

— О Господи… — пробормотала Дениз, и, как ей показалось, то же синхронно пробормотали все окружающие их люди. — Что теперь делать?

— Прочесать пещеры! — ответил ей Крис, развернулся и куда-то направился.

Марк широким шагом пошел за ним. За Марком, как привязанная, рванулась Дениз. Он, похоже, только сейчас осознал, что она все еще цепляется за его руку. Марк остановился, осторожно разжал ее пальцы и тихо сказал:

— Мы собираемся в пещеры, Дениз. Тебе нужно пойти к машинам и ждать нас там.

— Марк, я пойду с вами!

— Что?

— Я же врач! Ты что, забыл? Я обязательно должна пойти!

— Даже и речи быть не может! — заявил Крис, стремительно появляясь из темноты, как чертик из табакерки. В руках у него была объемная парусиновая сумка, лицо суровое, как у капитана дальнего плавания во время ужасного шторма.

— Почему?

— Не хватало еще, чтобы непрофессионалы путались под ногами. Да тебя саму спасать придется!

Он был груб, и Дениз до саднящей душу боли стало обидно, что он вот так, сразу, сбросил ее со счетов.

— Я профессионал! — так же резко отрезала она. — Я врач. Ты что, ничего не слышал?

— Ты врач? — переспросил Крис, и Дениз поняла, что он слышал только ее последнюю сказанную Марку фразу о ее решении идти с ними.

— Крис, Дениз говорит правду: она врач, — вмешался Марк, прекратив дуэль взглядов. Непримиримого — Дениз и изучающего — Криса.

— У нас уже есть врач, — произнес Крис, но Дениз показалось, что в его голосе проскальзывает неуверенность.

И она тут же воспользовалась этим, бросившись в наступление:

— Сколько человек идет в эти пещеры?

— Четверо, включая Пола, нашего врача.

— И целое стадо больших мужчин будет гуськом ходить друг за дружкой из прохода в проход?

— Дениз, говори яснее, — уже как-то устало попросил Крис, и Дениз поняла, что она в состоянии изменить его решение.

— Вы же наверняка разделитесь, чтобы прочесать пещеры быстрее. Один врач для первой группы, другой — для второй. Логично?

Крис молча изучал стоящую перед ним Дениз, видимо взвешивая все «за» и «против». Его взгляд показался ей слишком пристальным и каким-то шершавым, поскольку ее кожа стала зудеть от этого взгляда. Но Дениз не решилась торопить его. Чего доброго, еще разозлится, скажет, что она много болтает, или придумает еще какую-нибудь причину для отказа. Мужчины вообще непредсказуемые и капризные создания.

Так что лучше ей пока промолчать.

— Ты уверена, что справишься? — наконец спросил Крис и еще раз прошелся по ней взглядом сверху вниз.

Дениз тут же почувствовала себя гейшей, клиент которой раздумывает, может ли она ублажить его по полной программе. Дениз этот взгляд выдержала, хотя противный холодок, казалось, навечно поселился в ее животе.

— Абсолютно! — заверила она со всей возможной твердостью. — Я вынослива, бесстрашна и не страдаю клаустрофобией, — для верности добавила она, чтобы уж совсем развеять опасения Криса насчет своей пригодности для их спасательной экспедиции.

— Хорошо, тогда пошли, — сказал он, по достоинству оценив ее заявление.

Его согласие стало для Дениз маленьким триумфом, который, к сожалению, очень быстро уступил место вполне естественному беспокойству. Одно дело — заверять Криса, что она справится, находясь у подножия этой горы, другое — справиться с этим на самом деле, не испугаться узких черных ходов, нависающих сводов и всякой живности, которая вопреки словам Криса обязательно водится в пещерах!

— У Пола есть все необходимое. Мы разделим медикаменты напополам. Сумка…

— У меня есть сумка. — Дениз потрясла своей изящной котомочкой перед его носом.

Замечательно, — буркнул Крис.

Около джипа Криса стояло два человека: проводник из местных Ли Чонг — небольшого роста, с темной кожей и грустными глазами. И Пол, второй врач в их образовавшемся маленьком отряде спасателей — худой, гибкий молодой мужчина с черными волосами и бронзовым загаром.

— Это Дениз, она врач и пойдет с нами, — представил ее Крис. — Пол, нужно разделить медикаменты на две части.

Крис полез в багажник своего джипа, а Дениз попала в эпицентр настороженного любопытства двух членов спасательной команды. Ей такое пристальное внимание показалось даже немного смешным. Она же не снежный человек, чтобы ее рассматривать! Такое же человеческое существо, как и они!

— Пол, нам нужно торопиться, — напомнил Марк, и Пол тут же бросился исполнять указание Криса.

Ли посмотрел на Марка и что-то сказал ему на незнакомом Дениз языке. Марк помолчал, но его лицо стало суровым, наконец он что-то ответил. Дениз только переводила взгляд с одного на другого.

— Черт… — пробормотал Марк вполголоса, когда Ли отошел.

Дениз посмотрела на него, пытаясь понять, из-за чего он так раздражен.

— Ты выглядишь встревоженным. Это опасно?

— В прошлом году там уже погиб один из местных жителей, почти мальчишка, — нехотя пояснил Марк. — Несчастный случай. А сейчас таких мальчишек двое, и эти балбесы даже не представляют, во что ввязались и как рискуют.

Куда их только черти понесли! — неожиданно взорвался он и тут же, поморщившись, потер висок.

— Марк, с тобой все в порядке?

— Ужасно разболелась голова, — пожаловался он. — Нужно попросить у Пола какую-нибудь таблетку.

— И давно она у тебя болит?

— Денни, если ты хочешь посоветовать мне остаться…

— И в мыслях такого не было. Просто у меня самой, наверное, с час назад тоже заболела голова. Обычно такое бывает при смене погоды.

— Просто ты пока не адаптировалась к местному климату. На меня тоже сначала очень плохо действовали жара и влажность.

Дениз проанализировала свое болезненно-неопределенное состояние, свои беспокойства и решила, что они вызваны не только особенностями местного климата. Было еще кое-что.

— А что тебе сказал Ли?

— Ли сказал, что сегодня лунное затмение, идти в пещеры нельзя, плохой знак: местное божество может разгневаться. — Марк усмехнулся и добавил:

— Эти лунные затмения бывают несколько раз в год, но местные жители очень суеверны, каждое природное явление для них некое божественное проявление, некий знак свыше.

— Я не суеверна, — заверила его Дениз, решив не делиться своими впечатлениями и догадками с Марком.

Хватит в их отряде и одного суеверного человека — Ли, который, несмотря на свои убеждения, все же идет с ними. Будет вообще глупо, если она, врач, начнет впадать в истерию и заявлять, что всем своим существом — вопреки попыткам разума обуздать это беспокойство — предчувствует что-то нехорошее.

— Ты просто находка для нашего отряда. — Марк усмехнулся. — Вынослива, бесстрашна, клаустрофобией не страдаешь и не суеверна. Как странно, что все эти качества свойственны такому хрупкому и нежному цветочку…

— Внешность обманчива, Марк, вообще-то я скорее кактус с острыми ядовитыми шипами.

Марк негромко рассмеялся.

— Похоже, что так…

— Марк, нам пора. — Крис так внезапно материализовался из темноты, что Дениз от неожиданности вздрогнула.

Лицо у него было очень недовольное, даже мрачное, и Дениз испугалась, что он принес плохие новости. Но вместо этого Крис отрывисто сказал, что они сейчас же должны отправляться. Марк кивнул и закинул на плечо лямку рюкзака, всем своим видом показывая, что он готов немедленно выступить. Подошли Пол и Ли, и все вместе они отправились к подножию горы.

Дениз не отставала от Марка ни на шаг, исподтишка поглядывая на Криса и страшась его непонятного настроения. Марк истолковал на свой лад ее попытку пугливо прилепиться к нему.

— Немного страшновато, Денни?

— Чуть-чуть, — призналась она. — У меня не так много опыта в подобных мероприятиях.

— Это карстовые пещеры не очень большой протяженности. Ценностей, кроме исторических и культурных — храма поклонения местному божеству, — там нет. Мальчишкам просто захотелось приключений. На свою голову…

— Это они из-за отца… Он их не пустил сегодня в эти пещеры. Я стояла рядом и все слышала. Вот они и решили сделать самостоятельный экскурс.

— Надрать бы им задницу за эту самостоятельность, — пробурчал Крис.

Он по-прежнему был мрачным, как грозовая туча. Хоть сейчас пиши с натуры картину «Ангел Возмездия». Дениз покосилась на него, но продолжить разговор не решилась.

Глава 8

Дениз впервые в жизни чувствовала себя настолько беспомощной. Началось с того, что она едва сумела вскарабкаться на эти ступени. Сначала было довольно легко, а потом… Что ни говори, это почти восемь — девять? или все десять? — этажей. Какой-то ужас. И почему их двести семьдесят две? А не, например, сто? Или лучше — пятьдесят!

Пятьдесят ступенек — это был как раз тот рубеж, который она преодолела с легкостью.

Потом стало хуже: ноги заныли, поясница заболела, а внутри горла стало очень горячо. После ста ступеней легкие словно раскалились, воздух со свистом проскакивал горящее и пересохшее горло. Дениз сцепила зубы, чтобы не застонать и не взмолиться об отдыхе. Вот Крис шагает и шагает себе, как заведенный. И так же легко поднимаются Марк, Ли и Пол. Одна она оказалась паршивой овцой в этом тренированном стаде.

Чтобы хоть как-то отвлечься, Дениз решила заняться самокритикой. Жестокой и беспощадной! Конечно, ей следовало прилежно посещать тренажерный зал, тогда бы не было таких проблем. Но, как правило, Дениз было некогда. Ну ни одной свободной минутки! Иногда Лори спасибо ей огромное — все-таки удавалось утащить ее в тренажерный зал. Но это случалось примерно раз в неделю. Гораздо чаще Дениз, ссылавшейся на занятость, удавалось благополучно избегать экзекуции.

Как только вернусь домой — сразу же займусь своей физической подготовкой, пыхтя от усилий, пообещала себе Дениз. Пусть Лори водит меня на тренажеры как минимум три раза в неделю…

— Отдохнем. — Крис внезапно остановился и сунул Дениз в руки металлическую фляжку.

— Что это? — подозрительно спросила она.

— Вода.

— О, спасибо…

Вода была теплой и отдавала чем-то смутно знакомым. Кажется, виски. Наверное, до сегодняшнего дня эта фляжка предназначалась совсем для другого содержимого. Дениз не сразу стала глотать, сначала подержала в пересохшем рту, потом проглотила, поморщившись от неприятного привкуса. Дениз завернула крышку и вернула фляжку владельцу, не забыв вежливо поблагодарить. Они передохнули всего пару минут, и Дениз заподозрила, что этот маленький привал был сделан исключительно ради нее.

Крис даже не дал ей никакой поклажи — все сумки несли мужчины. Возможно, он уже раскаивается в том, что согласился взять ее с собой и мысленно скрежещет зубами от злости на себя. Дениз старалась не очень сильно сопеть от прилагаемых усилий, чтобы не давать ему поводов позлиться.

Когда она, уставшая, с красным лицом — чего, слава Богу, в темноте было не разглядеть! — оказалась на площадке перед входом в пещеру, то готова была тут же упасть от усталости. Но Дениз нашла в себе силы и ограничилась лишь тем, что наклонилась и потерла гудящие икры.

— Все в порядке? — спросил Марк.

— Просто великолепно, — пробормотала она. — Марк, перестань меня опекать.

Дениз слышала распоряжения Криса, велевшего разделить поклажу. Кроме сумки с медикаментами в распоряжении Дениз оказались вода, фонарик и веревка. Больше ей ничего не доверили. Дениз посмотрела на вход, который даже в темноте выделялся просто чернильной чернотой, как нутро черной дыры. Дениз никогда не испытывала дискомфорта в замкнутых пространствах, но ей совсем не хотелось лезть в эти пещеры. Просто до зубной боли не хотелось.

Крис что-то пробормотал. Дениз повернула голову, пытаясь рассмотреть его лицо. Если ей не изменил слух, то Крис…

— Что ты сказал?

— Ничего, — досадливо буркнул он, и Дениз поняла, что его бормотание не предназначалось для чужих ушей. Для ее в том числе. — Посмотрим, нет ли тут следов присутствия мальчишек.

Желтые лучи фонарей заметались по небольшой площадке перед входом в пещеру, ткнулись и увязли в осязаемо плотной темноте входа.

— Нашел! — Марк шлепнул чем-то по колену, а потом осветил фонарем зажатую в руке пыльную бейсболку с надписью «Рамштайн» над козырьком.

— Она была на Клаусе, — пробормотала Дениз.

Почему-то вид этой бейсболки оказал на нее гнетущее воздействие. Она посмотрела вниз и увидела красные точки догорающих костров. Мужчины о чем-то тихо переговаривались за ее спиной.

— Дениз, пожалуйста, отойди от края. — Марк, как всегда проявил заботливость.

Она обернулась и обнаружила, что снова стала центром внимания для всех четырех мужчин.

— Здесь довольно высоко, — пробормотала она, приближаясь к Марку.

Он кивнул, повернулся к Крису и озаботился тем, что стал изучать схему ходов, по которым им предстояло пройти. Мужчины образовали кружок, в центре его оказался Крис, который что-то тихо и внушительно говорил. Дениз не решилась влезть в этот кружок, только из-за плеча Марка попыталась что-нибудь рассмотреть, коль скоро почти ничего не слышала из того, что говорил Крис. Все равно единственное, на что она способна — просто идти, следуя чужим указаниям. Никакой независимости, да и никто не позволит ей проявлять самостоятельность.

— Поиски не должны занять много времени.

Мальчики пропали меньше часа назад, а пещеры не слишком большой протяженности, — прошептал Марк, чуть повернув голову.

— Скорее бы их найти, — отозвалась Дениз, отступая от Марка и переминаясь с ноги на ногу от нетерпения.

Скорее бы двинуться вперед, найти непутевых любителей экзотики и вернуться домой.

Наконец небольшое совещание было окончено, и небольшой отряд двинулся вглубь пещеры.

Дениз еще не приходилось передвигаться по угрюмым каменным лабиринтам ночью. В неровном свете фонаря шероховатые стены то надвигались на нее, то снова расходились, пропуская в каменные залы. В одном из таких залов они обошли полукруглое возвышение, которое являлось алтарем в этом своеобразном храме. Вокруг лежали цветы, а на самом алтаре стояли какие-то подношения.

— Надеюсь, божество, обитающее здесь, не очень рассердит наше вторжение? — пробормотала Дениз, но ей никто не ответил.

Эти пещеры совсем не были похожи на то, что она представляла себе. И даже на то, что она видела раньше. Свет фонарей выхватывал довольно ровный пол, изрытые, словно губчатые стены, и было жутковато, так что холодок сбегал по позвоночнику и растекался по пояснице.

— Такое ощущение, что мы ползем по желудочно-кишечному тракту огромного окаменевшего чудовища, — с нервным смешком сказала Дениз вполголоса, когда Крис остановил группу в одном из залов, чтобы свериться со схемой.

— Точно, — согласился Марк и озабоченно спросил:

— Как ты, Денни?

— Марк, со мной все в полном порядке. А ты уверен, что мы двигаемся в правильном направлении? Я видела пару ответвлений, одно мы только что оставили позади. — Дениз оглянулась и увидела, что Ли куда-то исчез. Это было уже не в первый раз. И она спросила:

— Марк, а куда все время исчезает Ли?

— Он как раз и проверяет все эти ответвления. Это тупики, но мы должны все проверить.

Осталось немного. Крис сказал, что скоро коридор разделится на два ответвления и нам придется разбиться на две группы.

Через несколько минут они достигли развилки. Небольшой отряд остановился, Крис снова развернул свою карту. Некоторое время он внимательно изучал ее, потом поднял голову.

— Эти два прохода тянутся не очень далеко, он ткнул пальцем в середину листа, — на пару сотен ярдов, но потом опять соединяются в общем зале. Разделяемся на две группы. Марк, Ли и Пол пойдут туда. — Крис указал направо. — Дениз со мной. Группа, пришедшая первой, должна дождаться остальных.

Дениз растерянно посмотрела на Марка. Она не испытывала ни малейшего желания следовать за Крисом, но в то же время понимала, что в сложившейся ситуации должна выполнять приказы беспрекословно. Тут не до сантиментов и возражений, потому что от их согласованных и быстрых действий, возможно, зависит жизнь двух чересчур самонадеянных подростков.

Крис пошел налево, Дениз побрела следом.

Она чуть задержалась, провожая взглядом последние отблески света фонарей ушедших в другой проход товарищей по спасательной экспедиции, и потерянно вздохнула. Они исчезли, как призраки. Дениз невольно поежилась от этого сравнения. Призраки, ничего себе! Если так и дальше пойдет, она совсем упадет духом. Господи, куда и зачем ее понесло?! Она сильно прикусила губу, и боль отрезвила ее, отогнав панику и бессмысленные страхи. Только теперь Дениз поняла, что из-за своих мыслей, не дающих ей покою, она отвлеклась, замешкалась и… осталась одна. Криса и след простыл! Она оказалась в кромешной темноте и растерянно стала водить лучом фонаря из стороны в сторону. Тотчас перед ней возник Крис, заставив ее вздрогнуть от неожиданности, смешанной с неимоверным облегчением, и рявкнул:

— Дениз, не отставай, нам больше не нужны потерявшиеся!

Ей не оставалось ничего другого, как повиноваться. И на том спасибо, что вернулся за ней!

Крис шел впереди, Дениз видела пляшущий свет его фонаря. Время от времени он водил лучом из стороны в сторону, исследуя пол и почему-то стены. Вдруг Крис остановился, и Дениз, не заметив этого, почти наткнулась на него. Крис стоял перед огромной черной дырой в стене, вокруг которой были навалены камни.

— Что случилось?

— Посвети мне! — приказал он, расправляя лист. Он изучал его пару минут, потом сложил и задумчиво произнес:

— Этого прохода на карте нет. Почему?

Дениз промолчала. Во-первых, ответ был ей неизвестен, а во-вторых, Крис вроде и не спрашивал, а констатировал факт.

— Я проверю этот проход, а ты подожди здесь.

И он полез в этот кромешно-черный лаз. Дениз осталась одна. Она слышала шуршание мелких камушков и отдаляющиеся звуки шагов Криса, глухо отдающиеся под каменными сводами. Потом все стихло. С равным успехом эти пещеры поглощали в своих недрах все: звуки, свет и вот теперь Криса. Эти черные ходы представились ей огромной и ненасытной пастью неведомого чудовища, и Дениз поневоле снова стало очень страшно. Конечно, ей не следовало давать волю фантазии, потому что после этого дурацкого и несвоевременного сравнения страх стал стремительно распространяться, выползая из темноты, из черного прохода, где исчез Крис, заполняя без остатка все пространство вокруг и Дениз заодно. Она впилась зубами в костяшки пальцев, чтобы не закричать.

Наконец в боковом проходе забрезжил неясный желтый свет, и Дениз поняла, что Крис возвращается.

— Ну что там? — Ее голос прозвучал неестественно громко. Или ей так показалось после звенящей тишины, в которой она дожидалась Криса.

— Тупик, — буркнул он, — давай двигаться дальше.

Он снова пошел впереди, Дениз, коротко вздохнув, поплелась следом. Вдруг ее внимание привлек какой-то блеск на каменном полу. Она остановилась, высветила это место фонарем, потом присела и окликнула Криса:

— Я что-то нашла, посмотри…

Он вернулся и тоже присел, разглядывая ее находку — осколки раздавленного пластикового брелока.

— Брелок, — констатировал Крис.

— Это они?

— Кто знает… Смелые ребятишки, далеко сумели забраться. Ладно, нам пора идти. Может, Марк уже и нашел шалопаев… — пробормотал Крис, поднимаясь и старательно избегая ее взгляда.

Дениз тоже выпрямилась. Лицо Криса было замкнутым и неподвижным, но Дениз показалось, что он чем-то встревожен.

— Тебя что-то беспокоит? — спросила она, наблюдая, как он водит лучом по стенам, словно что-то выискивая.

— Меня многое беспокоит, Дениз. Кроме судьбы пропавших подростков еще и то, что мы вынуждены слоняться по этим пещерам ночью.

Нам нужно торопиться, Дениз, хватит разговоров. Пошли.

Она послушно двинулась за ним, но через минуту вопреки собственному заявлению Крис опять остановился. Дениз приподнялась на цыпочки и, заглядывая через его плечо, попыталась понять, чем вызвана новая остановка. Ничего, кроме очередной кучи камней, она не обнаружила. Дениз нетерпеливо переступила с ноги на ногу, досадуя на то, как долго Крис разглядывает эти непримечательные обломки горной породы. Больше всего на свете ей хотелось, чтобы эта экспедиция поскорее закончилась и она оказалась дома. Не важно где — в доме Марка или в своем маленьком бунгало. Поскорее бы выбраться из этих пещер на свежий воздух и открытое пространство, чтобы над головой было бездонное небо с мириадами сверкающих звезд, а не эти нависающие и давящие своей монолитностью и колоссальным весом каменные своды. А еще ей ужасно хотелось принять ванну, горячую, с пышной белой пеной, а потом растянуться на кровати под работающим кондиционером, дарящим прохладу.

Мечты о кондиционере были самыми навязчивыми, поскольку было очень душно, а застоявшийся воздух пах пылью и немного плесенью. На рубашке Криса, прямо между лопатками, проступило влажное пятно. Дениз знала, что точно такое же пятно появилось и на ее одежде. Крис что-то пробормотал и стал светить на потолок. Дениз задрала голову, но ничего примечательного не обнаружила: шершавая, словно изъеденная поверхность, трещины… Господи, когда же они наконец двинутся вперед?

И в этот момент что-то произошло. Дениз вдруг почувствовала необъяснимый страх. Он разлился вокруг, забился в уши, рот, нос и заполнил все ее существо. Дениз задрожала, стала озираться по сторонам, водя фонарем по стенам, по полу, по потолку… Ничего! Ничего, что могло бы испугать ее до такой степени, что проснулись все древние инстинкты, а сама Дениз превратилась в затравленное, почти ничего не соображающее от страха существо.

— Крис!.. — тонко и жалобно пискнула она.

Он тут же обернулся, направил на нее луч фонаря.

— В чем дело?

Что я, собственно говоря, хочу ему сказать? — вдруг подумала Дениз. Объяснить, что я внезапно оказалась во власти животного ужаса, что по неизвестной причине потеряла голову?

— Мне страшно… Я не знаю почему, но мне очень, очень страшно… — просипела она, и новая волна первобытного ужаса накрыла ее.

— Черт! У тебя клаустрофобия?

— Да… То есть нет! Я не знаю! — в отчаянии выкрикнула она.

— Тихо, тихо… Иди сюда.

Крис обхватил ее, притянул к себе. Оказавшись в его крепких объятиях, Дениз вцепилась в рубашку Криса и уткнулась лицом в его грудь.

— Сейчас все пройдет…

— Не знаю, что на меня нашло, — пожаловалась она, продолжая трястись в нервном ознобе.

— Ничего, бывает. Это просто пещеры, мне они тоже не нравятся… — мягко проговорил Крис.

— Кажется, уже все в порядке, — пробормотала Дениз, но не сделала попытки освободиться.

Крис тоже не торопился отпускать ее.

— Ты уверена?

— Скорее да, чем нет, — неловко пошутила Дениз, принуждая себя отлепиться от Криса и выпуская ткань рубашки из скрюченных страхом пальцев. — Наверное, нам уже пора.

— Да, давай двигаться дальше, — быстро согласился он.

— Извини, что я оказалась такой… — проговорила Дениз в его спину и замялась, отыскивая подходящее слово, — истеричной.

Крис ничего не ответил. Его спина показалась ей напряженно-насмешливой и неодобрительной. Может быть, поэтому ей захотелось как-то оправдаться.

— Я никогда не была прежде в подобных лабиринтах. Эти пещеры подавляют меня… И еще эти странности…

— Какие странности? — рассеянно пойнтере» совался Крис, не сбавляя шага.

— А тебе ничего сегодня не показалось странным?

— Что именно?

— Сегодня было странное затишье, ты не заметил? — осторожно, боясь показаться Крису параноиком, сказала Дениз. — Не было слышно птиц, словно они все куда-то попрятались. Или в это время года это в порядке вещей? — поинтересовалась она.

— Затишье… — задумчиво повторил Крис и снова остановился: перед ними была еще одна куча рассыпанных по полу камней.

Они едва ли проделали десять шагов и опять встали!

Дениз снова почувствовала нарастающее беспокойство своего спутника, но не могла понять, в чем дело. Почему Крис постоянно останавливается и исследует эти камни? Что в них особенного? Или Крис увлекается геологией и поэтому его так привлекают эти нагромождения?

— Крис, почему мы опять остановились? Что происходит, можешь мне объяснить?

Он не стал ничего объяснять. Все его внимание было приковано к стене, в которой образовалось нечто вроде ниши. Крис рассматривал ее так придирчиво и тщательно, что Дениз решила, что он обнаружил золотую жилу.

— Что там такое? — не выдержала она.

Крис обернулся, глаза его как-то дико и лихорадочно блестели.

— Что?.. — испуганным шепотом спросила Дениз уже в третий раз.

Крис схватил ее за руку и до боли сжал.

— Мы должны немедленно выбираться отсюда, — хрипло проговорил он.

— Но… — Ее голос замер, потому что Дениз услышала какой-то неясный и далекий гул. — Что это, Крис?! Крис?..

Все произошло очень быстро. Пол под ногами дернулся, как живой. Дениз поняла, что падает. Но Крис успел подхватить ее. Дениз с размаху ударила его головой в грудь, Крис сдавленно рыкнул что-то невнятное, но инстинктивно обхватил еще крепче, уронив при этом свой фонарь.

— Держись! — крикнул он, а потом его голос потонул в нарастающем гуле.

Дениз показалось, что прямо на них мчится курьерский поезд. Пол под ногами мелко завибрировал, а вокруг них — Дениз показалось, что прямо на них — стали валиться камни. Крис каким-то неимоверным движением развернулся, вжимая Дениз в небольшую нишу в стене, втискивая ее в топорщащуюся углами стену, а себя — в Дениз. Дениз показалось, что ее подхватила неведомая сила, вплющила ее бедное тело в камни.

— Голову закрой! — прорычал ей в ухо неузнаваемо искаженный голос Криса.

Она напряглась, пытаясь вскинуть руки, вырвать их из плена стального объятия Криса. Похоже, он даже не осознавал, что она не может закрыть голову, потому что он до боли стискивает ее! Дениз прекратила свои попытки и подчинилась его рукам, расплющиваясь о твердую каменную поверхность и превращаясь в сверхплотный деформированный отпечаток проклятой стены.

А камни продолжали падать, грохоча и поднимая в воздух пыль, которая забивала горло и нос…

Глава 9

Острый угол немилосердно впивался в бок — он уже стал частью ее тела! — Дениз было больно и ужасно тяжело под его весом. Она застонала от страха, боли, отчаяния, а камни все сыпались. Дениз не сомневалась, что этот кошмар длится уже целую вечность, но потом оказалось, что прошло меньше минуты. В воздухе стояли клубы лохматой пыли, она ясно видела ее в дрожащем свете чудом уцелевшего фонаря, лежащего на полу. Дениз с трудом дышала из-за этой пыли и сдавившего горло страха, беспомощно икала и всхлипывала.

«Наверное, на несколько мгновений она потеряла сознание. А когда пришла в себя, камни уже не падали, сама Дениз сидела на жесткой поверхности, было темно, а рядом кто-то извергал немыслимые ругательства.

— Крис?.. — всхлипнула она.

— Я здесь. Как ты, не ранена?

— Кажется, нет… — Дениз не узнала этот слабый и совсем не ее голос. Она прислушалась к себе: боли не было. — Что это было, Крис?

— Землетрясение!..

Его голос прозвучал странно, почти яростно.

Он отразился от безучастных каменных поверхностей, больно срикошетил по барабанным перепонкам Дениз и увяз в оседающей пыли и каменных выступах ноздреватых шершавых стен.

— Господи Иисусе… — пробормотала она.

— Что?

— Ничего. Надо выбираться отсюда.

— Где твой фонарь?

— Я не знаю, где он. У меня его нет… А где твой?

— Я его выронил. И, кажется, он разбился… — Дениз почудилось, что Крис скрипнул зубами. — С тобой все в порядке, Крис? — дрожащим голосом поинтересовалась она, молясь о том, чтобы он немедленно заверил ее, что все в полном порядке.

— Нет, я поранил ногу.

Он ранен!

К изумлению Дениз, это заявление не ввергло ее в панический ужас, а наоборот, несколько упорядочило мысли. Он ранен, ему нужна помощь! Ее помощь, потому что она врач! Ей словно вылили на голову кувшин ледяной воды, и, хотя до полного спокойствия было несоизмеримо далеко, Дениз все-таки пришла в себя настолько, чтобы мыслить достаточно здраво.

— Сейчас… — пробормотала она и стала шарить вокруг, — сейчас, одну минуту…

Ее пальцы наткнулись на собственную парусиновую туфлю — почему она не на ноге?! — потом на разбитый фонарь Криса. Ладонь почему-то стала мокрой.

— Что ты делаешь?

— Ищу свою сумку…

Ей что-то здорово мешало, но она никак не могла сообразить что. Одна рука подчинялась безукоризненно, другая… В другой оказался зажат ее собственный фонарь! Дениз быстро нажала на кнопку. Темноту разрезал теплый желтый луч, в свете которого танцевала серая пыль. Этим лучом она нашла Криса. Скорчившись, он сидел на полу, обхватив обеими руками ногу пониже колена. Его лицо было грязным, а волосы Стояли дыбом. Рядом с ним валялась ее сумка.

Дениз на четвереньках подползла к Крису и кое-как пристроилась на остром щебне, который теперь устилал пол.

— Пожалуйста, убери руки. Мне нужно осмотреть рану.

Крис очень медленно отнял окрашенные кровью ладони.

— Так, что тут у нас?.. — пробормотала Дениз.

Она едва прикоснулась к ране, как Крис застонал, потом зашипел сквозь стиснутые зубы, а потом витиевато выругался.

— Прости, я стараюсь быть острожной.

— Ни черта ты не стараешься, — процедил он.

Дениз подняла голову и посмотрела в искаженное болью лицо Криса. Она заставила себя оторваться от лихорадочно блестевших на нем глаз и скомандовала:

— Помоги мне, держи фонарь! — И показала, как именно нужно держать.

— Ты что, тоже ранена?!

Дениз непонимающе взглянула на Криса.

— Ладонь!

Ее рука была в крови.

— Наверное, порезалась об осколки твоего фонаря, когда искала сумку. Порез неглубокий, ничего страшного.

Дениз торопливо извлекла из сумки пластырь и заклеила порез. Потом снова сосредоточилась на ноге Криса.

— Что там? — сдавленным голосом поинтересовался он.

— Пока я ничего не могу сказать с определенностью. У тебя есть нож?

— Есть… — Он стал шарить по карманам, пачкая руками одежду, а потом протянул ей складной нож.

Дениз со всей осторожностью стала разрезать штанину. Потом развела две половинки, вытащила лохмотья разорванных брюк из раны. И ужаснулась. Всего ее опыта и выдержки не хватило на то, чтобы оценить ситуацию бесстрастно и холодно, как подобает настоящему профессионалу, коим она себя считала. Там все было плохо. Гораздо хуже, чем можно было ожидать. При виде раны Дениз содрогнулась.

— Так что там? — нетерпеливо повторил Крис.

Она не должна позволить слабости захватить себя! Дениз изо всех сил сопротивлялась наплыву паники, пытаясь взять себя в руки.

— Дениз?!

— Рваная рана, — сдавленно проговорила она.

Холодок внутри стал стремительно разрастаться по мере того, как она осознавала масштаб травмы. Дениз сжалась, пытаясь подавить спазмы, рожденные ужасом и охватившей ее неуверенностью. Она ничего не сможет сделать в этих условиях! Ей нужны лекарства, наркоз, хирургические инструменты и стерильная чистота операционной!

— Нам нужно выбираться отсюда. Срочно. Тебе нужна помощь… — забормотала она.

— Ты врач! — вдруг очень жестко сказал Крис, безошибочно распознав в ее голосе признаки зарождающейся истерики. — Ты врач и ты должна помочь мне!

— Я не могу, Крис, у меня почти ничего нет для этого: ни возможностей, ни средств…

— Дениз! — зарычал он так, что она вздрогнула и застыла. — Ты! Мне! Поможешь! Сейчас!

Он сказал это, как заклинание, отрезвляя Дениз и давая ей своеобразную установку. Паника, заскулив, сжалась в тугой комочек и забилась куда-то в самый темный и потаенный уголок ее существа. Дениз глубоко вздохнула — раз, другой, приходя в себя. Потом тихо пробормотала:

— Конечно. Прости меня… пожалуйста.

Она стала действовать как робот, быстро и профессионально. В голове не осталось ни одной лишней мысли, ни одного жалостливого всхлипывания — ничего, что могло бы ей сейчас помешать. Сначала обезболить. Очистить рану. Наложить антисептик, а потом тугую повязку…

Наконец Дениз разогнулась. Крис со вздохом опустил руку. Желтый луч прочертил дугу и уткнулся в пол.

— Как ты, Крис? — тихо спросила она.

— Я в порядке, — прохрипел он. — Рука затекла, пока держал фонарь. Сколько прошло времени?

— Не знаю, мои часы разбились. Обезболивающий укол будет действовать несколько часов.

За это время мы должны выбраться из пещеры.

— Дениз… — Крис произнес ее имя таким странным тоном, словно оно причиняло ему боль.

— Что? — отчего-то испугавшись, спросила Дениз внезапно севшим голосом.

— Ничего не получится, Дениз, — тихо сказал он.

— Ерунда, мы выберемся. Я помогу тебе. И не думай, я только кажусь слабой. На самом деле я очень сильная…

— Нет, Дениз…

— Теперь ты впадаешь в панику? — с неожиданной язвительностью поинтересовалась она.

Вот они, мужчины, так она и знала! Со своими стальными мускулами и широкими плечами кажутся такими сильными, надежными, а когда доходит до дела, так сразу раскисают. Лица делаются унылыми, голоса безнадежными, а в глубине глаз тлеет желание просто пустить дело на самотек и умереть тихонько и без всяких усилий! Да она сейчас сама поднимет его и потащит на себе…

А если Крис еще хоть раз посмеет заныть, то она просто прикончит его собственными руками!

Дениз нарочно пыталась разозлиться — лишь бы не дать панике снова завладеть ее душой!

— Давай, Крис, надо идти!

— Ничего не выйдет, — громко и твердо сказал он. — Посмотри вокруг!

Он включил фонарь и стал водить желтым лучом вокруг. И куда ни падал свет, везде были стены. Стена, стена, стена, стена… Четыре вокруг, одна сверху, одна снизу. Как мы смогли попасть сюда, если нет ни входа, ни выхода? — вяло подумала Дениз, и ее опалил жгучий огонь догадки. Их завалило! Ноги моментально ослабели, и она тяжело осела, оцарапав спину и не чувствуя боли.

— Не может быть! — пробормотала Дениз, неотрывно глядя Крису в лицо, на котором застыла странная смесь чувств: жалости, боли и…

Нежности? — Этого просто не может быть!..

Глава 10

— Дениз, хватит! Дениз! Я сказал: хватит!

Спускайся!

— Иду… — устало отозвалась она.

Крис звал ее не в первый раз, но именно сейчас Дениз послушалась. Потому что все ее усилия оказались бессмысленными. Дениз выбралась из небольшого тоннеля. Даже не тоннеля, а короткого лаза под самым сводом, который она успела проделать за несколько часов их плена и в который сама едва помещалась.

Внизу было нагромождение камней, которые Дениз скидывала вниз, а Крис сидел на маленьком пятачке относительно чистого пола.

Дениз осторожно спустилась. Руки и ноги ломило от перенапряжения, а поясницу — от неудобной позы. Дениз примостилась рядом с Крисом и привалилась спиной к стене. Он тотчас погасил фонарь.

— Батарейки скоро сядут, — сказал он, нарушив окутавшую их вязкую темноту.

Дениз это и без него прекрасно знала. Батарейки ее фонаря сели около часа назад, и она вставила другие, из разбитого фонаря Криса.

Скоро сядут и они, и два человека останутся в кромешной темноте, беспомощные и одинокие, заточенные в самом центре проклятой горы!

Сильно хотелось пить, но воды было очень мало В горле, как нарочно, першило и скреблось, словно там успело поселиться семейство жуков — Нам не пробиться, Крис, я наткнулась на огромный камень, — сказала Дениз, с трудом подавляя желание застонать от безысходности.

Он молчал, словно и не слышал это ужасное утверждение. Хоть бы слово вымолвил!

— Крис! — уже громче позвала Дениз.

— Я слышу…

И на том спасибо, а то она уж решила, что он уснул под это «обнадеживающее» заявление!

Дениз прижалась затылком к стене, закрыла глаза и стиснула зубы. Ей хотелось пристукнуть Криса за эту безучастность.

— Ты держишься молодцом, — после непродолжительного молчания сказал он.

— Ну да, — буркнула она, открыв глаза и глядя прямо перед собой в чернильную темноту.

Желание ударить Криса усилилось до такой степени, что Дениз сжала кулаки. К чему все эти бесполезные фразы, если у них не осталось надежды?!

— Нам еще повезло, что завалило не зал, где находились мы, а только проходы…

— Редкостное везение, — сдавленно согласилась она.

— Черт побери! — пошевелившись, тихо выругался Крис.

— В чем дело? Нога болит?

— Пока нет. Мне просто не по себе.

— Было бы странно, если бы ты чувствовал себя как-то иначе, — процедила она.

— Это из-за тебя, Дениз.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты ведешь себя неестественно! — зло выпалил он.

— Я? — Дениз изумило и это утверждение, и внезапно изменившийся голос Криса. Только что он изображал умирающего, а теперь ни с того ни с сего накинулся на нее. — Да что ты такое говоришь?!

— Я не знаю, чего от тебя ждать. Сейчас ты Чересчур безмятежная. А потом, может быть…

— Потом я вцеплюсь тебе в горло. Так? — неестественно спокойным голосом поинтересовалась она.

— Да, наверное! Сначала ты молчишь как рыба, потом шарахаешься от меня… Я только коснулся твоей руки в этой проклятой темноте, а ты шарахнулась, словно я болен проказой, и несколько часов подряд кидала эти проклятые камни, лишь бы не сидеть рядом со мной! А потом еле выдавливаешь из себя слова свирепым голосом!

— Я кидала камни только потому, что мечтаю выбраться из этой проклятой пещеры! И вовсе я не шарахалась от тебя! А насчет моей неадекватности… Уверяю тебя, не все женщины в критических ситуациях валятся на пол в истерике!

Ее голос все поднимался и поднимался, и, когда Дениз уже готова была сорваться на крик и действительно вцепиться Крису в горло, он схватил ее и рывком прижал к себе. Дениз пискнула, потом стала вырываться, но Крис держал ее за плечи одной рукой, а второй прижимал щекой к своей груди. И держал, пока она не перестала дергаться. Дениз всхлипнула и затихла.

Крис был прав. Когда спала горячка первых минут, после того, как она перевязала его рану, в ее голове наступило какое-то затмение. Она стала бояться Криса, практически незнакомого человека, с которым по воле капризной судьбы они оказались наглухо замурованы в этой каменной тюрьме. Его рука всего лишь нечаянно коснулась ее в темноте, а Дениз охватила паника. Потом, когда она разгребала эти проклятые камни, ее душой завладели два совершенно противоположных чувства. Ей хотелось прижаться к Крису, как к единственному живому существу в этой каменной темнице, получить утешение.

И одновременно ее охватывал черный смутный страх, поднимающийся с самого дна ее смятенной души, словно Дениз находилась в обществе своего заклятого врага.

— Успокоилась? — сухо спросил он.

— Да… — пробормотала Дениз, и он сразу разжал руки. Она снова села прямо, привалившись к стене. — Крис, прости… Я немного не в себе, но уверяю, что не представляю для тебя опасности. По крайней мере, пока… — добавила она через несколько секунд.

— И когда мне ждать наступления этого «пока»?

— Как только я хорошенько проголодаюсь.

Крис оценил ее жалкую попытку смягчить ситуацию, хотя его голос звучал еще суховато. Он коротко хмыкнул в темноте и грубовато сказал:

— Надеюсь, что ты окажешься достаточно терпеливой.

— Я постараюсь… Крис, почему это произошло?

— Ты имеешь в виду землетрясение или свою реакцию?

— Землетрясение, — пробормотала она и добавила с мукой в голосе:

— Почему именно сейчас? Именно с нами?

— Хороший вопрос. Подобные катаклизмы здесь довольно часты, ведь Малайзия находится в зоне повышенной сейсмической активности. Его тон был бесстрастен, как у профессора, читающего лекцию студентам в университете. А то, что мы оказались здесь именно в это время, — просто стечение обстоятельств.

— Но ведь землетрясения можно прогнозировать!

— Наверное, но в данном случае никаких предупреждений не было. Я узнавал перед поездкой.

— Все ясно, раз предупреждения не было, значит, это не простое стечение обстоятельств.

— Правда? Тогда что это? — довольно осторожно поинтересовался Крис, наверное опасаясь продолжения ее истерики.

— Это месть местного бога Сидакапура, в чей храм мы забрались.

— Субраманиана, — поправил он. Судя по голосу, Крис все больше и больше убеждался, что с ней совсем не все в порядке. — О чем ты говоришь, Дениз?

— Перед тем, как мы забрались в эти пещеры, Ли сказал Марку, что сегодня лунное затмение, а это очень плохая примета. Потому что божество не любит, когда его беспокоят в это время!

Крис длинно выдохнул, немного успокаиваясь.

— Ерунда все это, Дениз, — убежденно сказал он.

— Я и сама знаю…

— Если бы я только раньше сообразил…

— Что?

— Когда ты сказала о затишье… Животные и птицы — это своеобразные индикаторы, они очень хорошо чувствуют приближение катастрофы. Также было и в этом случае, только никто этого не понял, и я в том числе. И еще эти осыпающиеся стены… Я должен был сразу сообразить, в чем дело, по какой причине стены начали разрушаться…

— Не казни себя, Крис. Все равно мы бы не успели предупредить Марка и остальных и выбраться из пещеры. К тому же мы просто не могли не продолжить поиски детей. Это просто… неизбежность, так должно было случиться, и все.

— Да, — тихо отозвался он, — неизбежность…

Дениз, с тобой все в порядке?

— Ты все еще боишься меня?

— Уже нет.

— Правильно, я абсолютно здравомыслящий человек и надеюсь таковым остаться… И со мной все будет в порядке…

Произнося эту маленькую ложь, Дениз грустно усмехнулась. Этим словам слишком далеко до правды… Еще час назад там, наверху, в своем прорытом жалком тоннеле она тихо рыдала от охватившего ее отчаяния, размазывая горькие слезы по грязному лицу. Она старалась не производить шума, не хныкать слишком громко, чтобы Крис не услышал. А когда отчаяние стало таким огромным, что уже не помещалось в ней, грозя смести остатки здравомыслия, она вцепилась зубами в ладонь, едва не прокусив ее до крови. Боль отрезвила ее.

— Должно быть, ты являешься исключением из всех представительниц женского пола…

Когда-то нечто подобное она слышала от Марка. Вспомнив Марка, Дениз тут же вновь стала впадать в отчаяние. Как он там? Быть может, лежит бездыханный под грудой камней. Или истекает кровью от полученных травм… Она не имела права думать об этом, но и не думать не могла. Дениз страшила мысль, что она больше никогда не увидит Марка, и даже собственное безнадежное положение в эту минуту не пугало ее так сильно, как навязчивое видение бездыханного или истекающего кровью Марка. Дениз всхлипнула.

— Что случилось?

— Я подумала о Марке. Он… Как ты думаешь, с ним все в порядке? Успел он найти этих ребят или… — Дениз умолкла, изо всех сил пытаясь справиться с подступившим к горлу комком.

— Спасая других, мы сами оказались пленниками этих проклятых пещер! — с неожиданно прорвавшейся в голосе злостью ответил Крис. — Было двое пропавших без вести, теперь — семь.

— Это жестоко, — тихо проронила Дениз. — Мы должны надеяться на лучшее, нас обязательно найдут.

— Точнее, наши тела… Если до них смогут добраться…

— Теперь твоя очередь впадать в панику? Не думала, что ты будешь первым из нас двоих, кто ударится в отчаяние. Я готовила эту роль для себя.

Дениз услышала его тяжелый вздох.

— Извини, я не хотел так говорить. Это от беспомощности. О черт, обезболивающее почти не действует…

— Тебе очень больно? — дрогнувшим голосом спросила она.

— Терпеть пока можно. Пить хочу.

Дениз достала бутылку с водой и открутила пробку. Воды было совсем мало, а эти пещеры сухи, как заброшенный колодец. Она рассеянно подумала, что следовало взять больше воды, продукты… Да, и еще пару складных шезлонгов, чтобы не лежать на каменном полу!

В темноте их руки опять столкнулись, но на этот раз Дениз не отпрянула. Она вдруг поняла, что пальцы Криса слишком горячие.

— Крис, у тебя жар… — испуганно сказала она.

— Нет у меня никакого жара. Что ты делаешь?..

Она на ощупь нашла его лицо, потрогала лоб и щеки. Кожа была прохладной и влажной, температуры не было.

— Ничего, Денни, со мной все будет в порядке, — хрипло заверил ее Крис.

Дениз не нашлась, что ответить. Самое страшное, что могло случиться с ними, — уже случилось. Последующие события могут только усугубить и без того драматичную обстановку.

— Посвети мне, пожалуйста…

Крис помедлил, но потом все же включил фонарь, свет которого стал совсем тусклым, а Дениз стала выкладывать на пол содержимое своей сумки.

— Дениз, у нас скоро сядут батарейки, а ты вдруг решила навести порядок в своих вещах!

— Подожди, сейчас ты все поймешь… У женщин есть огромное преимущество над мужчинами, — почти назидательно сообщила она.

— И в чем это преимущество? — поинтересовался он.

— Мы похожи на сорок, настоящие барахольщицы, — с деланной небрежностью просветила она его.

— Что? — удивился Крис.

— Ну женщины таскают в своих сумках кучу всяких ненужных вещей. И я… как истинная представительница «слабой половины человечества» не являюсь исключением. Вот смотри…

Кроме пакета с медикаментами, которые выделил ей Пол, в распоряжении Дениз было огромное богатство: расческа, губная помада, водительские права, салфетки, зеркальце, упаковка жевательной резинки, две плитки шоколада, свеча, спички, складной армейский нож и моток очень прочной капроновой нити.

Крис долго и сосредоточенно все это изучал. А потом подчеркнуто осторожно поинтересовался:

— Дениз, я все понимаю насчет женских безделушек, и даже шоколад не в счет — большинство женщин сладкоежки. Но вот все остальное… Эти предметы с какой стати попали в твою сумку?

— Марк сказал, что мы едем на экскурсию в пещеры! — сказала Дениз таким тоном, словно вопрос Криса был верхом идиотизма, а ее ответ все объяснял.

— Ага!.. — глубокомысленно отозвался Крис, и Дениз не сдержала нервное хихиканье.

Крис тоже коротко рассмеялся коротким и глухим, каким-то лающим смехом, но быстро оборвал себя.

— Ты совсем не похожа на сороку, Дениз, — странным голосом промолвил он, — ты просто чудо, моя Ариадна…

От этого мягкого «Дениз» и короткого, но очень значимого комплимента в свой адрес ей вдруг стало так тепло и уютно, что она почти не обратила внимания на то, что Крис назвал ее своей. Но это спокойствие продлилось совсем недолго.

Глава 11

— Включи фонарь.

— Батарейки почти совсем сели, — устало проговорила Дениз, но послушно нажала на кнопку.

Тусклый свет едва разгонял мрак вокруг.

— Надо взять из другого фонаря.

— Я уже их поменяла, — терпеливо напомнила Дениз.

— Черт, я не могу все время сидеть в этой кромешной темноте… Зажги свечу…

— Пока батарейки совсем не сели, я не буду этого делать. У нас должен быть свет в нужное время.

— Интересно, что ты считаешь «нужным временем»?

Дениз предпочла не отвечать на этот вопрос и просто выключила фонарь.

— Нам нужно еще раз попытаться выбраться отсюда, — сказала она.

— Конечно, никаких проблем… Ты, наверное, владеешь искусством телепортации.

— Твоя язвительность сейчас совсем не к месту. Нужно просто попытаться копать в другую сторону, — запредельно спокойным голосом сказала Дениз.

— Куда копать, Дениз? В глубь горы? Конечно! Надо копать, тогда мы пробьем эту гору насквозь и вылезем с другой стороны! Куда копать и зачем? Все ходы завалены!

— Интересно, откуда такая уверенность? Ты что, уже успел это проверить?

— Я не желаю давать волю глупым, безосновательным фантазиям.

— Я не фантазирую, я пытаюсь что-нибудь придумать, а не просто сидеть и ныть!

— Что толку в этих бредовых идеях? Нужно было сидеть внизу, а не лезть на рожон…

— Сам бы сидел внизу! — не выдержала она.

— Это моя работа! А вот ты зачем напросилась? Тебя что, на аркане тащили в эту пещеру?

Ты всего лишь туристка и это были совсем не твои проблемы!..

— Я врач, — из последних сил стараясь говорить спокойно, напомнила Дениз, — и решила, что моя помощь может понадобиться. Она и понадобилась!

— Я вполне мог бы и без тебя справиться!

Это было уже слишком, и Дениз так сжала кулаки, что ногти впились в ладони. Чтобы не сорваться, она стала считать про себя, выравнивая дыхание и желая только одного — чтобы Крис замолчал. Всего лишь полчаса назад она с точно такой же силой желала совершенно противоположного, с упорством поддерживая то и дело угасающий разговор, не желая сидеть в полном молчании.

Сначала они просто разговаривали, старательно выбирая нейтральные темы, но Криса постепенно обуяло раздражение, с каждой минутой нараставшее. Его голос, ставший напряженным и сварливым, выводил Дениз из себя, но она постоянно напоминала себе, что не должна поддаваться на провокации. Полчаса — и вот они уже похожи на петарды, готовые взорваться по любому поводу.

Что ж, их реакции были вполне предсказуемы. Замкнутое пространство, темнота и безвыходность ситуации заставляли натянутые нервы звенеть, раздражение подступало, обволакивало и подталкивало едва ли не ненавидеть всех и вся. Первую стадию они уже прошли: деланное спокойствие, попытки оптимистично взглянуть на собственное положение и надежда на избавление. Может быть, не очень скорое, но неизбежное.

На второй стадии, в которой они сейчас и пребывали, доминировали раздражительность и отчаяние. А если следовать этой теории до конца, то третьей — и последней! — стадией станет апатия. Они смирятся с неизбежностью и впадут в прострацию, дожидаясь неотвратимого финала с покорностью приговоренных к казни или неизлечимо больных людей…

Хотя до полного отчаяния и апатии они пока не дошли, но уже почти растеряли надежду.

Криса злили увещевания Дениз, которые он назвал «попыткой уйти от действительности», Дениз сходила с ума от его обвинений и внезапных вспышек раздражения. Иногда ей казалось, что Крис перестает контролировать себя и вот-вот от отчаяния и злости замечется по их крохотной темнице. А скоро ситуация ухудшится. Это произойдет, когда закончится анальгетик и она не сможет сделать Крису обезболивающий укол. Что она тогда будет делать? Господи, как ей пережить это и не сломаться?! Еще немного, и она тоже начнет тихо сходить с ума.

И тогда никакая боль на свете не сможет спасти ее рассудок.

— Дениз, ты меня слышишь? Не сиди истуканом!

— Я не желаю участвовать в этой перепалке, собрав последние силы, холодно заявила она. — А если тебе невмоготу молчать, можешь ругаться сам с собой сколько захочешь. Только смотри не перестарайся…

После этих слов установилась зловещая тишина.

— Дениз… — заговорил Крис через несколько минут, показавшихся ей бесконечно долгими.

Она ожидала чего угодно — от очередной вспышки раздражения до каменного молчания на все оставшееся у них время. Только этого она не ожидала: его тихого голоса, полного муки и раскаяния.

— Прости, Дениз. Я не хотел этого говорить…

Я чувствую себя просто ужасно из-за того, что обидел тебя. Я хочу сказать, что ты самый лучший врач на планете.

— Грубая лесть, как правило, не достигает цели. Нужно действовать более тонко, — сварливо ответила Дениз, поддерживая его попытку примирения.

— Учту на будущее. Только к моим словам это не относится, они вовсе не являются лестью. Ты замечательно быстро расправилась со мной…

— Справилась, — поправила она.

— Я так и сказал.

— Конечно, — не стала она спорить.

— Я был похож на психа, — в новом приступе самобичевания пробормотал Крис.

— Скорее, на капризного пациента, нуждающегося в небольшом нагоняе. Мужчины вообще гораздо прихотливее женщин и хуже переносят стрессы и боль.

— Это потому, что у женщин болевой порог ниже раз в десять, чем у нас. Поэтому наши страдания от одинаковых травм несоизмеримо сильнее. И психика у нас слабее…

— Хорошее оправдание скверному характеру, ничего не скажешь…

— Ты больше не сердишься?

— Я и не сердилась, Крис, я все понимаю…

— Спасибо…

— Как ты себя чувствуешь? — Дениз на минутку включила фонарь, чтобы осмотреть повязку. — О, батарейки совсем сели…

Свет был тусклым, красноватым и совсем не разгонял мрак вокруг. Но даже это слабое свечение казалось ей таким необходимым и бесценным, что Дениз содрогалась при мысли о том, что скоро они останутся в кромешной тьме.

На повязке проступило огромное бурое пятно. Крис откинулся назад и тут же отпрянул.

— Проклятые камни!.. — Он выругался и тут же извинился:

— Прости… Не выключай фонарь, Дениз… Эта пещера такая маленькая…

Дениз крепко сжала губы, чувствуя, как сердце сжимается от нового приступа безысходности.

— Все будет хорошо, Дениз, мы обязательно выберемся, даю тебе слово…

Крис смотрел на нее, и его глаза казались совсем черными. От его взгляда у нее мурашки бежали по спине.

— Хорошо, — дрожащими губами пробормотала она.

— Иди сюда, — глухо сказал Крис.

Он потянул ее к себе, и Дениз послушно передвинулась, прислоняясь к его боку.

— Теперь можешь выключить фонарь…

Она выключила.

Крис держал ее ладонь, крепко сжимая пальцы. Дениз передвинулась еще и положила голову на плечо Криса. Их вздохи синхронно прозвучали в темноте пещеры.

— Как ты думаешь, сколько мы уже здесь находимся?

— Не знаю. У меня даже нет никаких версий…

— Мне кажется, что мы сидим здесь целую вечность… — пробормотала она.

Напряжение стало уходить, и глаза Дениз слипались от подступившей усталости и сонливости.

— Поспи немного, — глухо предложил он.

— А ты?

— Я тоже постараюсь заснуть…

— Хорошо… — пробормотала она и тут же провалилась в глухую черную яму тяжелого сна.

Дениз ничего не снилось. Она просто впала в тяжелое и беспросветное состояние, которое с трудом можно было назвать сном — скорее забытьем! — а потом медленно и неохотно из него выплыла. Вокруг была кромешная темнота, и Дениз несколько секунд пыталась сообразить, где находится. Почему кругом так темно и чьи руки сжимают ее в объятии?

Память вернулась скачком, и Дениз резко качнулась, пытаясь сесть, и эти руки тут же разжались и поддержали ее. Дениз потерла лоб, потом глаза и шумно выдохнула:

— Ох, Крис!..

— Как спалось?.. — раздалось прямо над ухом.

— Хорошо… — смущенно пробормотала она.

Дениз расправила плечи, чувствуя ноющую боль во всем теле, и подумала о том, что Крису пришлось держать ее, пока она спала. — А тебе удалось поспать?

— Немного.

— Думаю, ты говоришь не правду… Ты долго держал меня?

— Это единственное, чем я мог тебе помочь.

Ты так горестно вздыхала во сне, даже всхлипывала, пришлось покачать тебя немного…

Дениз почувствовала, как загорелись щеки.

— Спасибо… Как нога?

— Болит, — коротко отозвался он, и Дениз стала ощупью искать свою сумку.

Света фонаря едва хватило на то, чтобы осветить место укола. Осталось всего две ампулы, на одну инъекцию… По облегченному вздоху Криса Дениз поняла, что анальгетик подействовал.

— Теперь твоя очередь спать, — сообщила она ему.

— Хорошо, — покорно отозвался он и добавил:

— Только сидя я спать не смогу. У меня ужасно затекли ноги и спина. Жаль, кровать здесь не предусмотрена…

— И подушки нет… — сварливо добавила Дениз.

Крис завозился, вытягиваясь на полу, и тихо застонал, расправляя спину и плечи, вытягиваясь во всю длину. Дениз почему-то очень хорошо представила его потягивающимся, и эти кряхтящие звуки и шорохи вызвали в ней лавину противоречивых чувств и ощущений. Внутренности завязались тугим узлом, в животе стало холодно, а щекам горячо.

— Положи голову мне на колени, так будет удобнее… — слабым голосом предложила она, ругая себя за свою непроизвольную реакцию.

На несколько секунд все замерло, словно Крис в темноте превратился в камень. Осязаемое всей кожей напряжение повисло в воздухе.

А потом раздался сдержанный выдох и резкий шорох. Его ладонь осторожно нащупала ее колени. Это прикосновение заставило Дениз вздрогнуть, а Крис подтянулся, и на месте его ладони оказалась голова. Он еще немного повозился, пристраивая больную ногу, а потом затих.

— Ты само милосердие, Дениз.

— Это всего лишь ответная любезность. Должна же я как-то отблагодарить тебя…

— Раз уж на то пошло, то не помассируешь ли мне виски? Я слышал, что это избавляет от головной боли, которая уже сводит меня с ума…

— Конечно. Одной любезностью больше, одной меньше…

— Буду твоим должником, Дениз.

— О, не стоит беспокоиться…

Ее ладони легли на лоб Криса, а потом тонкие пальчики стали осторожно массировать виски.

— Мм… как хорошо… — глухо пробормотал он.

— Головная боль уже прошла?

— Нет, только слегка отступила… но уже гораздо лучше… У тебя золотые руки…

Он нащупал ее ладонь, потянул к себе и, прежде чем Дениз поняла, что он хочет сделать, поцеловал центр ее ладони, потом запястье и опять ладонь.

— Что ты делаешь, Крис? — пролепетала Дениз.

— Благодарю тебя за избавление от боли. Мне жаль, что я оказался таким беспомощным.

— Ты не беспомощный! — Ее голос неожиданно зазвенел. — Как только тебе это в голову пришло? Ты же спас меня!

— Не спас, а всего лишь оттолкнул.

— Ты закрыл меня собственным телом, так что не надо преуменьшать значение собственного поступка.

— А ты знаешь, что грубая лесть, как правило, не достигает своей цели? — напомнил он Дениз ее собственное высказывание.

— Это вовсе не лесть, Крис, я говорю совершенно серьезно. Ты сильный и стойкий. И ты настоящий герой…

Ее голос стал мягким и звучал негромко и успокаивающе, а ладонь непроизвольно, независимо от воли Дениз, поглаживала его волосы в такт словам, перебирала густые пряди.

— Спасибо за эти слова, Дениз…

— Судя по твоему тону, тебе очень даже приятно слышать это, — поддразнила она, краешком сознания удивляясь тому, что страх и отчаяние на время куда-то отступили, а она оказалась способной испытывать обычные человеческие чувства.

— Очень, Дениз… — согласился ой. — Как там дела с моей ногой?

— Все хорошо…

— Не надо меня успокаивать, Дениз, просто скажи мне.

— Я не успокаиваю! Я говорю правду, Крис, — тихо сказала она, — если придет помощь… То есть если она придет быстро, — стремительно и неловко поправилась Дениз, — то врачи сумеют спасти твою ногу.

— А иначе сепсис? Гангрена? Сколько у меня времени в запасе?

— Я не могу сказать. Все будет видно на месте.

— Сколько?

— Не знаю. — Она невольно повысила голос, ужасаясь тому, что интонации Криса звучат слишком инертно для заинтересованного лица, а она больше старается убедить себя, чем его. — Я надеюсь, что у нас еще есть время… И ты тоже должен надеяться. Ты должен держаться, Крис, пожалуйста…

— Спасибо, ведь это единственное, что нам остается: надеяться…

Дениз промолчала. А что она могла сказать?

Что они обречены? Нет! У них должна оставаться надежда…

— Здесь очень мало места… Слишком мало пространства и воздуха.

— Только не говори мне, что страдаешь клаустрофобией. В первый раз вижу спасателя, или как там это у вас называется, страдающего этим недугом.

— Спасатель, которого самого нужно спасать, — хмыкнул Крис. — Ты же ничего обо мне не знаешь… Может быть, я воспитываю таким образом свой характер.

— О Боже, я все-таки надеюсь, что это не так…

— Ну хорошо, нет у меня никакой клаустрофобии. Я просто так сказал. Мне что, надо было изумиться беспредельными размерами этого склепа?

Дениз вздрогнула. Зловещее слово повисло в воздухе, ширясь и разбухая, как вязкий клейстер. По спине Дениз заструился холодный пот.

— Извини, — пробормотал Крис, — я не хотел.

— Ничего, — с огромным трудом выдавила она и вдруг сорвалась:

— Крис, ну зачем ты это сказал?! Все было так хорошо… Ну почти хорошо! Думаешь, мне легко? Я всего лишь слабая женщина…

— Извини! Не знаю, как это вырвалось…

— Ладно, забыли… — Дениз несколько раз глубоко вздохнула, выравнивая дыхание. — Съешь немного шоколада, он успокоит твои нервы.

— Что?

— Шоколад снимает стресс, разве ты не знаешь? Там содержится лецитин…

— Не хочу…

— Не хочешь и не надо… Тогда просто поспи… Ты же хотел спать?

— Ну да…

Крис умолк, а Дениз, чтобы успокоить собственные нервы, положила в рот дольку шоколада. Во рту стало приторно сладко и вязко. Очень хотелось пить, но воды осталось всего несколько глотков.

Дениз, — тихо позвал Крис, — я, конечно ужасный эгоист, но не сердись на меня.

— Не буду, — пообещала она.

Крис затих, а через несколько минут по его равномерному дыханию Дениз догадалась, что он уснул. Ее пальчики осторожно погладили лоб, а потом колючую щеку. Она закрыла глаза и вызвала в памяти его лицо, суровое и красивое. У него красивый рот… Дениз вдруг поняла, что ей хочется исследовать кончиками пальцев все его лицо: погладить скулы, очертить линию носа, провести по контуру губ… Она поняла, что ей захотелось это сделать с той самой минуты, когда разглядела его по-настоящему в своем бунгало. Этот древний женский позыв, желание смягчить жесткую складку у губ, добиться того, чтобы лицо разгладилось и смягчилось. Мягкая женственность в противовес его твердой мужественности… Чтобы не поддаться наваждению, Дениз быстро отдернула руки и сжала ладони в кулаки.

Глава 12

Кажется, Дениз опять задремала, а очнулась из-за стона, в котором ясно слышалась мука.

Голова Криса заметалась, он застонал громче, скрипнул зубами… — — Крис. Пожалуйста, проснись… — Дениз потрясла его за плечо. Он вскрикнул и крепко схватил ее за руку. — Крис, это я, Дениз… Тебе приснился страшный сон, все уже в порядке…

— Да, страшный сон…

Он хрипло дышал и не думал отпускать ее руку, только немного ослабил стальную хватку.

Потом он пошевелился и тут же снова застонал, на этот раз от боли.

— «Нужно сделать укол…

Крис сел. Дениз услышала его тяжелое дыхание и приглушенное ругательство, выдавленное сквозь зубы.

— Это последняя инъекция?

— Что?

— Дениз, я спрашиваю, это последняя инъекция?

— Д-да, — дрогнувшим голосом ответила она.

— Значит, мои дела плохи, — спокойным голосом подытожил Крис.

Дениз не сочла нужным ответить. Она поставила шприц и ампулу, потом при тусклом свете фонаря долго набирала лекарство в шприц. Так же молча она сделала укол и снова села, прижавшись спиной к каменной, топорщащейся углами стене.

Почувствовав, что ее бьет дрожь, Крис подвинулся к ней и снова нашел ее руку.

— Не надо, Дениз, успокойся…

— Я н-не м-могу… — стуча зубами, отозвалась она.

Слишком близко отчаяние подобралось к ней.

Она вдруг испугалась, что будет дальше. Ему будет больно, очень больно, а она не сможет помочь. У нее нет средств, чтобы избавить его от этой боли…

— Все будет хорошо, Дениз…

— Не будет… — пробормотала она. — Мне страшно!..

— Не бойся… Я знаю средство, которое немного успокоит твои страхи…

Говоря это, Крис одной рукой обнял ее за плечи, а другой прижал ладонь Дениз к своей груди, туда, где часто и гулко билось его сердце, и начал нежно поглаживать тонкое запястье.

Его размеренные, повторяющиеся движения были подобны перебиранию четок, они действительно успокаивали своей ритмичностью. Так же, как мерные и сильные удары его сердца. Дениз чувствовала крепкие мускулы под своей щекой, дыхание Криса шевелило волосы на виске.

— Крис…

— Что?

— Ты был прав, мне уже лучше. Спасибо тебе.

— Я рад, что хоть чем-то смог помочь…

— В хорошую же переделку мы попали…

— Да. — Его рука сжалась чуть крепче.

— И фонарик сдох…

— У нас еще есть свеча, — отозвался он.

— А как же воздух? Ты думаешь, мы можем позволить себе такую роскошь?

— Сюда поступает воздух, мы не задохнемся…

Это было бы проще всего. Под действием угарного газа человек впадает в забытье, словно засыпает… Все кончается довольно быстро и безболезненно… Дениз с ужасом отогнала эти мысли.

— Поговори со мной, Дениз.

— Что ты хочешь услышать?

— Обо всем… Расскажи, где ты живешь, чем занимаешься?

— Я живу в Миннеаполисе, работаю в окружной больнице, — послушно начала она. — У меня маленькая квартирка, в которой я почти не бываю. Моя жизнь — это моя работа, мои пациенты и Лори, моя кузина и подруга в одном лице, которая считает своим долгом время от времени вытаскивать меня из рутины будней и возит развлекать… — Прикосновения Криса стали отвлекать Дениз, мешая сосредоточиться на рассказе. — Крис… — Она подняла лицо и вдруг испугалась, услышав странный звук. — Что?..

Вместо ответа он поднял ладонью ее подбородок и, выдохнув: «Дениз!..» — поцеловал. Сначала его губы просто легко коснулись ее щек, носа, глаз, а потом Крис поцеловал ее по-настоящему, с какой-то отчаянной ненасытностью. Тонкие руки Дениз сначала робко взлетели на его широкие плечи, а потом крепко стиснули их. У нее даже мысли не возникло о том, что происходит что-то из ряда вон выходящее. Она просто забыла обо всем, потрясенная остротой ощущений и почти невыносимой сладостью его поцелуя и крепкого объятия. Дениз прильнула к Крису, покоряясь его силе и напору, отвечая в неосознанной, но отчаянной попытке забыться хоть на кратчайшее мгновение.

— Дениз… Мы должны остановиться! — прохрипел он, отстраняясь.

— Но почему?.. — невольно прошептала она, все еще находясь во власти желания.

— Я не хочу воспользоваться ситуацией. Мы сейчас немного не в себе…

Дениз замерла и издала невнятный звук, полный ужаса. Она сжалась, сдавив горло рукой.

Боже, она просто сумасшедшая! Сумасшедшая и настолько распущенная, что почти набросилась на него, так что Крису пришлось останавливать ее!

— О, прости! Я… Я не хотела…

— Господи Иисусе, Дениз! Что ты говоришь, это же я начал…

— Я должна была… Что я себе позволила?!

— Черт!.. — вскричал Крис. — Хватит заниматься самоуничижением и причитать! Я все сам объясню Марку!

Он объяснит Марку? Дениз застыла, пытаясь угнаться за ходом его мысли и понять, при чем тут Марк.

— Крис, я не совсем понимаю, что ты имеешь в виду… — пробормотала она.

— Перестань, Дениз! Я не собираюсь ни о чем сожалеть, я ему так и скажу!

— Скажешь ему?.. — почти по слогам повторила Дениз и наконец до нее дошло. — О Боже!

Как ты мог подумать?.. — Она с трудом сдержала рвущиеся из горла бессвязные слова и почти твердо проговорила:

— Тебе ничего не надо говорить Марку, потому что он не имеет к этому… происшествию никакого отношения.

— Как? — изумился Крис.

— Марк просто мой друг. Мы не виделись три года и вот теперь встретились! Не знаю, что ты себе напридумывал…

— Дениз, — резко перебил ее Крис, — ты говоришь мне правду?

В его голосе было такое напряжение, что Дениз стало не по себе.

— Да, я говорю правду. И вообще ты подумал, как в этом случае выглядел наш ужин вчера? Я, Марк и его девушка как ни в чем не бывало сидим за одним столом и весело болтаем?

— Я тоже был на этом ужине, — уже спокойнее сказал Крис.

— Тогда тем более откуда в твоей голове появились такие странные фантазии?

— Он представил тебя своей подругой и был в твоем бунгало той ночью… И я видел, как Марк смотрел на тебя.

— Но я действительно его подруга и не надо толковать эти слова превратно! Не все отношения между мужчиной и женщиной завязаны на… сексе! — отрезала Дениз. — То, что я пригласила Марка выпить бокал вина и поговорить, не имело иного смысла, кроме выпить вина и поговорить!

— И у тебя никого нет?

— Что? Крис, это…

— Просто есть или нет?

— Нет. Но я не понимаю, какое это имеет отношение…

— Проклятье, да если бы кто и был, мне все равно! — выпалил Крис. — Это ничего не изменило бы, Дениз… И я не хочу ни о чем сожалеть.

Слишком поздно, потому что вряд ли я смогу забыть об этом… или остановиться… Это выше моих сил… Ты моя, Дениз…

Мысли вдруг разлетелись, как вспугнутые птицы, и Дениз с трудом собрала их. Только что Крис сам остановил ее, а теперь вдруг делает такие заявления!

— О чем ты говоришь? — испуганно пробормотала она.

— Дениз… Когда я увидел тебя в первый раз, у меня чуть не остановилось сердце…

Его пальцы скользнули по ее ладони и сплелись с ее пальцами в крепкий замок. Господи, что он делает и зачем ей это говорит?!

— Крис… — пробормотала Дениз, прерывисто вздохнула и прикусила губу. Мысли в голове окончательно перепутались, потом растворились, превратившись в зыбкое желе. — А я думала, что ты даже не заметил, как я выгляжу, настолько ты был одержим желанием вытрясти из меня душу. Мне даже показалось, что ты хотел меня прибить, когда увидел в первый раз.

— И это тоже. Я здорово испугался, когда заметил тебя в воде. Я вытащил тебя на берег и стал орать… Глаза у тебя были изумленные, испуганные и очень зеленые, как морская вода… Я посмотрел в твои глаза и больше ни о чем не мог думать. А когда я увидел тебя с Марком и он представил тебя как свою подругу…

— Подожди!.. — с отчаянием попросила Дениз, приложив ладонь к пылающему лбу. — О, я не могу поверить… — Она сжалась и уткнулась лицом в колени, потрясенная признаниями Криса.

Ему осталось только заявить, что их встреча предопределена свыше, что она ему послана Провидением и еще что-нибудь в этом роде. Дениз никогда не верила в подобные вещи. Нет никакой судьбы, есть только нелепые случайности, после которых жизнь переворачивается вверх тормашками и привычный образ жизни летит в тартарары. Дениз уже однажды это проходила, и в то время она действительно была настолько наивной, что верила в судьбу. Теперь не верит. И не поверит больше никогда! И что ей теперь делать? Притвориться, что она внезапно оглохла на оба уха? Попытаться рассмеяться, сделав вид, что приняла его слова за неудачную шутку? Резко оборвать его и посоветовать никогда не говорить подобной ерунды или просто… расплакаться?

Крис дотронулся до ее плеча.

— Дениз, не отдаляйся от меня… Пожалуйста…

— Крис, я… — начала Дениз и резко замолчала, вдруг почувствовав исходящий от него жар.

Несколько минут назад она даже не заметила этого, потому что сама горела, как в лихорадке. — У тебя поднялась температура!

— Да Бог с ней, с температурой…

— Ты не понимаешь!.. — едва не плача, воскликнула она.

— Я все понимаю. — глухо отозвался он. — У меня совсем не остается времени, Дениз…

Она должна была что-то сказать. Как-то опровергнуть его слова, но язык перестал повиноваться. Было только лихорадочное отчаяние, которое, казалось, заполнило все уголки их темницы и все существо Дениз. Она стала лихорадочно рыться в сумке, отыскивая свечу, и вскоре нащупала тонкий парафиновый цилиндрик.

Почему она купила такую тонкую свечу? Слишком маленькую, чтобы ее хватило надолго. Она прогорит за пару часов, и тогда уж действительно — все… Первые две спички Дениз сломала от спешки и оттого, что ее руки дрожали. Третья спичка вспыхнула маленьким взрывчиком. Дениз зажгла свечу и несколько секунд ждала, пока фитиль разгорится. Ей очень нужны были эти несколько секунд, чтобы взять себя в руки и не показать Крису своего страха и отчаяния. Дрожащее пламя осветило сидящего с закрытыми глазами Криса. В неровном колеблющемся свете его лицо казалось совершенно изможденным.

Впрочем, так оно и было на самом деле. Дениз посветила на повязку и едва сдержала отчаянный стон: выше и ниже повязки кожа характерно покраснела.

— Ну что?

Дениз испуганно вскинула глаза на его лицо.

Веки Криса по-прежнему были опущены, словно он боялся убедиться в том, что его дела плохи.

— Все нормально… — едва выговорила она.

Губы Криса медленно искривились в пародии на усмешку, но он не стал уличать ее во лжи.

— Дениз, иди ко мне… — прошептал он, приоткрывая веки.

Она пристроила свечу на пол и прижалась к Крису.

— Тебе больно?

— Пока нет… Укол еще действует… — невнятно пробормотал он, вновь закрывая глаза. Некоторое время он сидел неподвижно, словно впал в дрему, и вдруг дернулся всем телом и вскрикнул:

— Дениз! :

— Я здесь, — быстро ответила она, сжимая его ладонь. — Все в порядке, Крис. Отдохни немного. Я буду рядом.

— Конечно… Конечно, ты будешь рядом, тебе некуда идти. Ведь мы завалены в этой проклятой пещере… Я завален… А ты можешь запросто ускользнуть, и я останусь один. Знаешь ли ты, как страшно умирать в этой черной беспросветной яме, где ты бросила меня… без надежды… одного… в черной, ледяной могиле…

Дениз стало страшно. Только что Крис разговаривал с ней, и все было в порядке. Прошло несколько минут, и он перестал узнавать ее. Неужели дела так плохи?

— Крис, это же я, Дениз… Пожалуйста, не говори так! Я вовсе не собираюсь тебя бросать, я же тут, рядом с тобой! Я не оставлю тебя…

Крис…

— Дениз… — неуверенно пробормотал он. Его глаза широко раскрылись, и Крис некоторое время смотрел прямо перед собой. Потом его взгляд сфокусировался на Дениз. Крис несколько раз растерянно моргнул, а затем нахмурился, словно что-то пытался мучительно вспомнить, и наконец взгляд его прояснился. — Да, Дениз. Ты здесь… Только, пожалуйста, не исчезай…

— Не исчезну, — силясь улыбнуться дрожащими губами, заверила она.

— Спасибо, — пробормотал Крис. — Дениз, я тебя прошу, не гаси свет. Я не хочу, чтобы гас свет… Я схожу с ума в этой темноте…

Дениз с тоской посмотрела, как стремительно тает парафин, прозрачными каплями стекая на пол…

— Нам нужно задуть свечу, иначе скоро у нас вообще ничего не останется… Приляг, Крис, тебе будет удобнее…

Дениз попыталась его уложить, но Крис опять впал в тревожное состояние.

— Нет, не надо… — Он вдруг схватил ее за плечи так сильно, что у Дениз едва кости не хрустнули.

— Крис… Успокойся… Давай же, приляг. Я буду с тобой… — Говоря это, Дениз легла на твердый пол, увлекая его за собой.

— Прости, я не могу сейчас быть один… Я хочу чувствовать тебя рядом… Хочу знать, что я еще жив и что я здесь не один… — бормотал Крис.

— Все в порядке… Я все понимаю… — мягко ответила она.

Крис закрыл глаза, и Дениз, дотянувшись до свечи, загасила ее. Кончик фитиля еще некоторое время светился красной точкой, потом и эту точку поглотил мрак. Кромешная тьма снова окутала их, было слышно только тяжелое дыхание Криса. Туманное облачко от сгоревшего парафина повисло в воздухе. Дениз не могла его видеть, но знала, что это так и есть. Острый запах парафина витал в воздухе, и от него першило в горле; Дениз провела сухим языком по сухим губам и погладила плечо Криса. Его руки по-прежнему обвивали ее, однако стальная хватка ослабла. Их тела были прижаты друг к другу так плотно, что сердце Криса колотилось прямо в грудь Дениз, а горячее дыхание опаляло ее шею.

— Дениз, прости меня… — На этот раз его голос прозвучал вполне естественно.

— За что?

— За то, что ты оказалась здесь. Я не должен был брать тебя с собой…

— Крис, перестань, мы об этом уже говорили, и снова обсуждать этот вопрос я не намерена.

— Ты оказалась именно такой, какой я тебя и представлял. Из нас двоих именно ты оказалась настоящим героем…

— Скажешь мне это еще раз, когда мы выберемся и желательно при большом скоплении народа. Пусть все знают, что я настоящий герой, — отозвалась Дениз, стараясь, чтобы голос не выдал ее.

— Обязательно, — хрипло пообещал Крис и, повернув голову, уткнулся лицом в основание ее шеи. — Денни, то, что я говорил, — все правда, от первого до последнего слова. Пожалуйста, поверь мне. Я хочу, чтобы ты была со мной…

Всегда была со мной… Дениз, прости, я больше не могу!.. — Он царапнул ее кожу щетиной и тут же прижался к этому месту горячими сухими губами.

— Укол больше не действует? — задрожав, спросила она.

От хриплого шепота Криса, его горячего дыхания, овевающего шею, мягкого, щекочущего Прикосновения губ к нежной и чувствительной коже у Дениз кружилась голова и томительно ныло внизу живота.

— Нет, не то… Я не в силах общаться с тобой просто по-дружески. — Крис снова царапнул ее щетиной.

Дениз подумала, что у него опять начинается бред.

— Почему? Я здорово раздражаю тебя? — осторожно поинтересовалась она.

— Нет, потому что я хочу тебя, Дениз… — глухо сказал он.

Он точно бредит!

— Давай я зажгу свечу.

Дениз попыталась отстраниться, чтобы дотянуться до спичек, но руки Криса опять сжали ее с каким-то отчаянием.

— Дениз, я захотел тебя с самой первой минуты, как увидел. Я думал, что Марк твой приятель. А если не Марк, то у тебя обязательно кто-то должен быть… Это ужасно, думать, что ты принадлежишь другому, и при этом отчаянно желать сделать тебя своей!..

Дениз прерывисто вздохнула и до крови закусила губу. Она должна немедленно сконцентрироваться на чем-то отвлеченном. Потому что осталось еще чуть-чуть, и она сойдет с ума от его слов и прикосновений. Нельзя принимать всерьез бормотание Криса. Это будет самая большая ошибка в ее жизни, неисправимая ошибка!

Температура, стресс, его страх перед этими пещерами — теперь Дениз была твердо уверена в том, что с Крисом когда-то что-то случилось и теперь он до ужаса боится этих пещер! — сделали свое дело. Немудрено, что его бред приобрел такие причудливые формы.

— Все в порядке, Крис, — выдавила она. — Ты должен отдохнуть.

— Ты думаешь, я спятил? Я не хочу отдыхать, я хочу тебя!.. — выкрикнул он. — Я хочу заниматься с тобой любовью. Здесь. Сейчас. Пожалуйста, Дениз…

— Крис, подожди… — забормотала она в панике, едва понимая смысл собственных слов и содрогаясь всем телом от звуков его голоса, от силы обхвативших ее рук. Голос Криса набатом звучал в ее голове, и Дениз казалось, что конец ее близок. Она больше не выдержит, ее силы не беспредельны! — Мы… мы сделаем это потом, а сейчас ты должен отдохнуть.

Крис неловко повернулся, притягивая Дениз еще ближе, словно стремясь втиснуть ее в себя. Поворачиваясь, Крис не вздрогнул, не застонал от боли, отметила Дениз, значит, анальгетик еще действует. Как давно она сделала последний укол? Эта равнодушная груда камней вне времени и вне пространства. И они вместе с ней, внутри нее так же потерялись где-то в бесконечном и ужасном мире, где нет ничего, кроме камней и неприступных стен… И горячего тела Криса, его сухих жадных губ и этой невероятной жажды близости, которая гасила последние остатки трезвых и разумных доводов…

Крис ткнулся лицом в ее грудь.

— Видит Бог, я хотел бы, чтобы все было иначе. Я хотел ухаживать за тобой, заинтересовать тебя, привязать к себе, влюбить в себя… И всю оставшуюся жизнь ежедневно доказывать тебе свою любовь. Я бы никуда не спешил, я бы сделал все, как надо… Но сейчас все иначе, и ничего изменить нельзя… У нас нет ни лет, ни месяцев, ни даже дней… У нас очень мало времени, Дениз, и я хочу… Хочу, чтобы мы любили друг друга. Прошу… Сделай это… в последний раз… — хрипло шептал он.

В последний раз! Эта фраза заполнила мозг Дениз, запульсировала пылающей красной строкой перед ее крепко зажмуренными глазами. Но другие слова Криса вдруг перебили это адское пламя, а смысл этих слов медленно просочился в ее затуманенный ужасом разум. Смогут ли они прожить жизнь за несколько еще отпущенных им часов? И могло ли быть такое, что жизнь сложилась бы именно так, как обрисовал это Крис?

Ответов на эти вопросы у Дениз не было.

Рядом был Крис, молящий ее о любви, о минутах забвения, которые она могла подарить ему, подарить им обоим… Ее губы приоткрылись и прошептали слова, которые и сама Дениз не поняла. Крис поймал эти слова на ее губах, целуя ее так нежно, как никогда и никто. Его ладонь коснулась ее шеи, скользнула по плечу и накрыла грудь. Дениз охнула и затрепетала. И сразу исчезло все: страх, отчаяние, каменные стены вокруг. Были только жаркие, ищущие губы; смелые ласки больших ладоней и безграничная нежность. Дениз таяла в руках Криса, боясь расплавиться от желания и нежности… Он что-то шептал, горячечное и бесконечно возбуждающее, целуя ее то легко, едва касаясь, то отчаянно крепко.

— Дениз, я больше не могу ждать…

Их слияние было совершенным. Единственным, что имело значение, чего стоило желать и на что стоило тратить последние часы жизни. В эти минуты Дениз поверила в судьбу, столкнувшую их, и предельно ясно и четко поняла, что в ее жизнь пришел ее единственный мужчина и что он останется в ней, сколько бы ей не осталось жить…

Убедившись, что Крис спит, Дениз выскользнула из его объятий. Она села, сжавшись в комок и подтянув колени к груди. Какое-то безумие напало на нее, если она решилась на это!

Теперь Дениз могла мыслить трезво, однако было уже поздно. Она все больше и больше поддавалась панике из-за того, что натворила. Если бы Крис не спал, а продолжал обнимать ее, она смогла бы спастись от этих мыслей и отчаянных попыток найти себе и своему поступку хоть какое-то оправдание!..

Люди порой способны на неадекватные реакции, Дениз читала об этом. После теракта в Манхэттене многие люди, пережившие подобный стресс, испытывали сильнейшее сексуальное возбуждение и стремились к близости с совершенно незнакомыми партнерами. Психоаналитики сразу же нашли объяснение этому феномену: людям нужно было почувствовать рядом живое человеческое тело, почувствовать себя живыми… То же случилось и с ней. Она поддалась этому безумию и теперь непременно пожалеет… Если у нее будет время!

— Дениз!

Стон Криса привел ее в чувство.

— Я здесь.

— Где ты, Дениз?

Она подвинулась, и тут же ищущие руки Криса сомкнулись вокруг нее.

— Куда ты пропала? Я не хочу, чтобы ты исчезала, Денни, иди ко мне…

Дениз колебалась, но его руки вновь увлекли ее, и Дениз послушно легла рядом, прижалась к его боку, пытаясь избавиться от страха и чувства вины. Ладони Криса пробежались по ее телу: по плечам, талии, бедрам, словно он не мог поверить, что она рядом.

— Ты меня прощаешь?

— Здесь нечего прощать, Крис… Все хорошо…

Она вдруг яростно воспротивилась своим страхам, доводам, показавшимся ей ужасно глупыми, своим сомнениям. У нее совсем нет на это времени.

— Дениз, я люблю тебя…

— Я тоже люблю тебя, Крис…

Ее сердце сжалось от того, что этому сну никогда не стать явью. Даже если представить, что возможно такое немыслимое чудо, как их спасение, — только представить, не давая воли своим фантазиям! — Крис вряд ли что-нибудь вспомнит. А она никогда никому ничего не расскажет…

— Мы умрем здесь, но в свой последний миг я буду благодарить тебя за счастье, которое ты мне подарила. За эту последнюю милость…

Дениз порывисто вздохнула. Ее пальцы пробежались по его спине, по широким плечам, погрузились в волосы на затылке. Приблизив свое лицо к лицу Криса, она со всей возможной твердостью сказала:

— Я запрещаю тебе говорить и думать об этом.

Мы обязательно выберемся. Нас спасут, вот увидишь. У нас впереди долгая жизнь. Очень счастливая и долгая. Ты обещал мне ее, помнишь?

Так что придется держать свое слово. Ведь так принято у настоящих героев? — Глаза защипало от непролитых слез, а горло сдавило так, что последние слова Дениз произнесла сиплым шепотом.

— Да… — пробормотал Крис.

Их губы почти соприкасались, и Дениз вдруг показалось, что он попытался улыбнуться.

— Я всегда держу свои обещания, Денни.

— Так-то лучше…

Дениз затихла в его руках, уткнувшись лицом в ямку у основания шеи и тихонько поглаживая его плечо.

— Дениз, сколько мы уже здесь находимся? — хрипло спросил Крис через некоторое время.

— Я не знаю… Очень давно. Поспи, Крис, я буду рядом… Я всегда буду рядом…

— Я напомню тебе об этом обещании, когда мы выберемся отсюда, — вдруг с усилием проговорил он, его язык заплетался, и слова звучали невнятно. — Ведь настоящие героини тоже должны держать свое слово…

— Конечно, — вымолвила Дениз.

И впервые подумала как о благе о темноте, которая скрыла брызнувшие из глаз слезы…

Глава 13

— Денни…

— Я тут, все хорошо…

— Где я?

— Ты в больнице, Крис…

Его глаза были широко раскрыты, а невидящий взгляд устремлен в потолок, как у слепого.

Крис все еще там, в дебрях своего кошмара, он еще не понимает, что они спасены… Он не видит ни яркого света ламп больничного коридора, ни снующего в разные стороны больничного персонала…

— Грохот… камни… Опять камни, Денни!..

— Нет, Крис, это не камни… Это колеса гремят по полу…

Она сжимала его ладонь, умудряясь держаться сбоку от каталки и не отставать.

— Меня везут в морг?

— О Господи… — Из глаз Дениз хлынули слезы. Последние несколько часов она только и делала, что рыдала. — Нет, тебя везут в операционную. Все будет хорошо, Крис…

Распахнулись матовые стеклянные двери, и кто-то преградил Дениз путь.

— Вам туда нельзя. Подождите в приемном покое.

Ей пришлось выпустить ладонь Криса, и чувство потери накрыло ее с головой. Дениз резко дернула головой, вскидывая глаза на лицо высокого мужчины в зеленом хирургическом костюме и шапочке.

— Вы не понимаете, я должна… — резко сказала она, с трудом сдерживаясь, чтобы не оттолкнуть его.

Наверное, хирург что-то почувствовал, потому что тут же схватил ее за предплечье и стал озираться по сторонам. Видимо, в поисках охранника или кого-то еще, на чье попечение он мог бы оставить нервную посетительницу.

— Вы ничего не понимаете!

Дениз рванулась из его рук, но хватка мужчины стала еще крепче.

— Я понимаю, что вы не в себе и отнимаете у меня драгоценное время! — рявкнул он и потащил ее к низкому дивану, стоящему у стены.

— Послушайте, не надо тащить меня туда… — Дениз быстро сменила тактику, перейдя от неповиновения к попытке убеждения. — Я врач, практикующий хирург, я могу вам помочь… Да подождите же!..

— Вы врач? — удивился он, неожиданно замерев, и Дениз по инерции налетела на него.

— Да. Вы мне не верите?

— У нас не хватает персонала, — заявил он после непродолжительного раздумья, — и если вы действительно врач…

— Да, я же вам сказала! У меня нет с собой диплома, так что вам придется поверить мне на слово.

Последние слова она произнесла самым холодным и уверенным тоном, на который была способна в данный момент, и в глазах мужчины мелькнули какие-то искорки. Превращение Дениз из напористого постороннего лица в практикующего хирурга произошло за пару секунд, во время которых мужчина принимал решение.

— Пойдемте… — теперь он решительно повлек ее за собой, — вам нужно переодеться, потом мыться. Но если окажется, что вы мне солгали…

— Не окажется, — устало перебила его Дениз, стараясь не отставать от широко шагающего мужчины.

Менее чем через десять минут Дениз была в операционной. Знакомая обстановка полностью привела ее в чувство. Она, как всегда, отбросила все мысли, сосредоточившись только на распластанном на столе теле, у которого уже не было имени.

Позже она сможет еще поплакать — столько, сколько ей захочется, — а еще попереживать, поахать, поужасаться. Но все это потом…

— Дениз, ты сейчас свалишься со стула…

Она встрепенулась и увидела перед собой Марка.

— О, я, кажется, задремала, — пробормотала она, начиная тереть глаза.

— Не надо, Дениз, твои глаза и так уже очень красные, будет только хуже. Тебе надо поспать, пойдем.

Дениз посмотрела на лежащего на кровати Криса. Его глаза были закрыты, лицо бледное, почти до синевы, с красными следами царапин и лиловыми — кровоподтеков. Подбородок и щеки потемнели от щетины. Но главное — он жив, его нога спасена…

У Дениз не было сил не только сопротивляться, но даже протестовать. Поэтому она подчинилась Марку, который помог ей подняться, приобнял Дениз за плечи и повлек к двери.

— Тебе нужно отдохнуть, я отвезу тебя.

— Марк, может, я где-нибудь здесь?..

— Денни, не глупи. Больница переполнена, нет ни одного свободного места. Кроме того, здесь полно родственников, приехавших узнать о состоянии близких, пострадавших при землетрясении. Так что даже на полу свободного местечка не отыщешь. Я отвезу тебя домой.

— Мой дом далеко, — уже совсем сонно пробормотала Дениз, безропотно покоряясь его сильным рукам и в изнеможении положив голову ему на плечо.

— Зато мой рядом… — хмыкнул Марк.

Больше Дениз ничего не слышала, стремительно погрузившись в вязкую тишину и мрак.

Темнота с каждой минутой все плотнее укутывала ее, заставляя сердце неровно биться и трепыхаться в груди. Дениз снова была в пещере, из которой не было выхода. Стены постепенно надвигались на нее, потолок медленно, но неуклонно опускался, пока Дениз не стала задыхаться. Она чувствовала рядом неподвижное тело Криса и закричала, расталкивая руками эти надвигающиеся стены. Они вдруг стали разрушаться, расползаться, рассыпаясь под ее пальцами острыми обломками. Сквозь эти камни к ней протянулись сильные руки. Они схватили ее, и Дениз поняла, что сейчас они вытащат ее из этого ада и она окажется на свободе. Руки потащили ее сквозь обломки вверх, к слепящему свету, свежему воздуху, солнцу, оставив Криса в темной пещере, в глуши монолитных стен.

Одинокого, потерявшего от боли сознание, свернувшегося на полу, как эмбрион…

— Подождите! Там Крис… Крис… Не оставляйте его! Я не оставлю его!.. Остановитесь!.. — отчаянно закричала она, вырываясь из рук, вскинулась и… проснулась.

Широко раскрытыми глазами Дениз смотрела в потолок, чувствуя, как бешено стучит сердце, вырываясь из груди, как на теле выступил холодный пот. Дениз медленно осознавала, что все позади. Над ней нет каменных сводов, Крис не умрет — они спасены.

Сердце успокаивалось слишком медленно, и Дениз прикрыла глаза, ожидая, когда пройдет волна слабости. Теперь до конца дней эта пещера будет являться ей в кошмарах. Нависающие каменные своды, крошащийся камень, равнодушные стены станут олицетворением ада, ее собственного ада. И проведенные в нем сутки, показавшиеся вечностью и едва не ставшие последними в ее жизни.

Сейчас над ней был потолок в доме Марка с уже знакомым огромным шаром светильника.

Китайская комната. Какое счастье, что она просторная и не загромождена мебелью! Дениз села и потерла лицо. Изящные часы, стоящие на низком столике, показывали десять часов — утра, судя по положению солнца. Голова гудела, ладони саднило, а все мышцы ныли так, что Дениз всерьез забеспокоилась, сможет ли она вновь двигаться.

— Дениз, ты уже проснулась?

На пороге комнаты появилась Катрин.

— Кажется, да.

— Я приготовлю тебе ванну, а потом ты поешь.

Не успела Дениз и слова сказать, как Катрин исчезла. Дениз попыталась осторожно встать.

Тело тут же отозвалось решительным протестом, но она пересилила себя и распрямилась. Очень медленно, чувствуя каждую косточку, каждую ноющую мышцу, она поплелась в ванную комнату. Потом — если она все-таки выживет! — она поест и тут же отправится в больницу.

Горячая вода расслабила, гася тупую боль во всем теле, но и одновременно так разморила ее, что Дениз еле выползла из ванны. Надев халат, который для нее приготовила Катрин, она поплелась на кухню. Там ее ожидали легкий завтрак и Марк.

— Марк, как Крис? — тут же спросила она.

— Денни, с ним все будет в порядке. Сейчас он все еще спит. Фрэнк сказал, что опасности нет… Кстати, он тебя искал.

— Кто такой Фрэнк и зачем я ему понадобилась? — равнодушно поинтересовалась Дениз, садясь за стол и отпивая глоток зеленого чая из пиалы, расписанной зелеными драконами под цвет содержимого.

Дениз ужасно хотелось выпить чашечку крепчайшего кофе, но Катрин категорично заявила, что чай намного полезнее. Дениз пыталась возражать, но попытки не возымели эффекта. К тому же ей совсем не хотелось спорить с Катрин, которая вела себя по отношению к Дениз как заботливая наседка, опекающая единственного цыпленка. ;

— Фрэнк — врач, с которым ты вчера вместе оперировала, — пояснил Марк.

— Правда? — вяло проронила Дениз и попыталась вызвать воспоминания о Фрэнке.

Ничего не отложилось в ее памяти, кроме высокого роста и зеленого хирургического костюма. Да, еще голос, хрипловатый и надтреснутый от усталости.

— Дениз вчера оперировала? — изумилась Катрин.

— Да, и Фрэнк назвал эту операцию удивительной и не поддающейся никакому объяснению. Особенно когда он увидел руки Денни…

— Он устроил мне головомойку, когда их увидел… — пробурчала Дениз, уткнувшись в пиалу.

Сейчас ладони щипало, жгло, саднило и ломило, но вчера она абсолютно ничего не чувствовала благодаря бурлящему в крови адреналину.

— Дениз провела четыре операции.

— Я всего лишь ассистировала…

— Судя по словам Фрэнка, все было не совсем так, — безмятежно заявил Марк.

Дениз подозрительно уставилась на него, одновременно пытаясь припомнить вчерашние события. Но в памяти всплывали какие-то обрывки, отрывочные картинки. Наверное, она так устала, что работала на автопилоте.

— Что ты имеешь в виду?

— В один из моментов ты перехватила инициативу, и в роли ассистента пришлось выступить Фрэнку. Несколько непривычной роли, учитывая, что он главный хирург отделения…

— О Боже… — пробормотала она, смутно припоминая нечто подобное. Кажется, она даже посоветовала ему заткнуться!.. — Марк, я не?..

— Дениз, ты исполнила свою партию просто блестяще. Настолько блестяще, что Фрэнк сегодня все утро ищет тебя, чтобы предложить работу в местном госпитале! — Марк сказал это с такой гордостью, словно это была его личная заслуга.

— Это невозможно… — вяло отозвалась Дениз, ставя пиалу на стол. — У меня есть работа, Марк, и я не собираюсь ничего менять в своей жизни.

Марк, ни слова не говоря, пристально изучал Дениз. От этого взгляда ей стало не по себе.

У Дениз создалось впечатление, что Марк видит ее насквозь. Или, может, она вчера сболтнула лишнее? Или разговаривала во сне?

— Марк, мне нужно в госпиталь, узнать, как дела у Криса. Отвезешь меня?

— Конечно, о чем разговор, Денни. Я и мой «лендровер» к твоим услугам.

— И на том спасибо, — буркнула она и отправилась одеваться.

Она прокручивала в голове ворох надвинувшихся проблем. Что будет теперь — проблема номер один. Теперь, когда свершилось то самое невозможное чудо, ужас закончился и наступило отрезвление? Что она скажет Крису, когда он очнется? Как она посмотрит ему в глаза после того, что произошло между ними? Конечно, может, он и не вспомнит ни о чем, но ведь она сама никогда не сможет этого забыть! После спасения для Дениз все предстало в ином свете, и она отчаянно трусила. Все, что там, в пещере, не имело значения, теперь приобретало совсем иную окраску.

Крис был совершенно чужим и незнакомым человеком, она ничего не знала о нем, он — о ней. У каждого из них своя жизнь, свои дороги, которые по воле капризных богов внезапно перехлестнулись, соединились на некоторое время и тут же должны были снова разойтись в разные стороны. У них нет ничего общего, кроме воспоминаний об этих ужасных днях, проведенных в каменном плену. Единственное, что могло быть у них общего, — это каменная могила, если бы их не спасли.

Дениз пробрала ледяная дрожь. Если так и дальше пойдет — она просто рискует сойти с ума от этих мыслей. Ей нужно успокоиться и постараться относиться к этому гораздо легче. А потом попытаться убедить себя, что и вовсе ничего не было, вся эта кутерьма просто приснилась или была вызвана больным воображением. Пусть это трусость, зато так легче жить. Это ее жизнь, и она не собирается никого пускать в нее. С нее хватит Жана и того, во что превратилась ее жизнь и внутренний мир из-за этого замужества. Она с такими усилиями выстраивала все заново, спасала свой хрупкий мирок, что просто не может допустить подобную ошибку еще раз.

— Дениз, ты там не уснула?

— Я готова, — отозвалась она, выходя из комнаты, — мы можем ехать.

Всю дорогу до больницы она молчала, уставившись в окно. В Куала-Лумпур разрушения были минимальными. Марк пояснил, что эпицентр землетрясения был достаточно далеко, поэтому большинство домов уцелело. Однако Дениз помнила, что стало с несколькими деревнями, мимо которых они проезжали. Воспоминания были смутными и ужасными одновременно. Дениз закрыла глаза и вцепилась в кресло.

— Денни, с тобой все в порядке?

— Более или менее. Трудно быть в порядке после того, что с нами произошло, — глухо ответила она, не открывая глаз.

— Вчера звонила Лори.

О Боже!.. Она совсем забыла про Лори.

— С ней все в порядке? Как она нашла тебя, Марк?

— Через Скотта, конечно. Она в полном здравии, но изрядно переволновалась, пока я не сказал, что с тобой все в порядке и ты почти не пострадала.

О да, она не пострадала. Почти!

— Лори приедет при первой же возможности.

Сейчас, сама понимаешь, это довольно затруднительно.

— Я понимаю… — пробормотала Дениз.

Она не была уверена в том, что Лори успокоилась даже при известии о том, что с ее кузиной все в порядке. Кроме того, неугомонная Лори конечно же потребует полного отчета о том, как Дениз оказалась в этих пещерах. А когда ситуация прояснится и Лори узнает, что Дениз напросилась в эти пещеры в качестве врача, а потом едва там не погибла, то последует нескончаемая лекция о том, что она совсем ополоумела из-за своей работы, что постоянно лезет на рожон, что пора прекратить эти безумства и даже сменить специализацию…

— О чем ты думаешь? — поинтересовался Марк, лихо управляясь с рулем одной рукой и бросая встревоженные взгляды на Дениз.

— О Лори и о том, что будет после ее приезда. Моя кузина вполне может закатить что-то вроде истерики.

— Ну, с Лори мы быстро управимся, — самонадеянно заявил Марк, на что Дениз только обреченно покачала головой, уверенная, что «управиться» с ее кузиной будет не так просто, как Марк это себе представляет.

Марк тем временем припарковался на стоянке. Они вошли в здание госпиталя и едва поднялись на нужный этаж, как в коридоре наткнулись на спешащего Фрэнка.

— Дениз! Я вас искал вчера! — Фрэнк увидел их первым и так быстро направился к Дениз, что она от неожиданности попятилась.

— Правда? Вы кто? Мы, кажется, незнакомы…

Марк хмыкнул.

— Я Фрэнк, вы меня не узнали?

— Не узнала, — пробормотала она, разглядывая мужчину. Высокий, голубоглазый, с очень приятным лицом и немного вымученной улыбкой. — Я почти совсем ничего не помню из того, что было вчера, — с робкой ответной улыбкой призналась она.

— Немудрено. Дениз, я хотел с вами поговорить. Можете уделить мне несколько минут?

— Поговорить о чем?

— Здесь не очень удобно. Может быть, зайдем в мой кабинет?

Дениз растерянно огляделась — и впрямь неудобно. Туда-сюда снуют люди: врачи, пациенты и волнующиеся родственники.

— Хорошо.

Дениз вошла в небольшой кабинет, втащив за собой вяло сопротивляющегося Марка.

— Он со мной, — пробормотала она зачем-то.

Фрэнк только пожал плечами. Он бросил папку, которую держал в руках, на стол и открыл жалюзи.

— Я начну без предисловий. Дениз, вы вчера показали себя блестящим хирургом, несмотря на молодость. По правде говоря, я поражен. У нас в госпитале не так уж и много врачей столь высокой квалификации. А такие врачи нам очень нужны. Очень! — подчеркнул Фрэнк. — Я хотел предложить вам работу в нашем госпитале.

— Я… Я благодарна вам за это предложение, Фрэнк, но я не могу. У меня уже есть работа, а здесь я оказалась совершенно случайно. Я приехала на отдых. А потом мы отправились на экскурсию…

— Я уже знаком с вашей историей, — с легкой улыбкой прервал ее Фрэнк. — Я готов ждать сколько угодно. В любом случае в этом госпитале для вас всегда найдется вакансия. Когда бы вы ни решились сделать этот шаг. — — Спасибо, — пробормотала Дениз. — Я подумаю, а сейчас извините, мне пора.

— Ваш пациент в триста второй палате, — сказал Фрэнк. — Это ваш друг?

Дениз посчитала этот вопрос в высшей степени бестактным и поджала губы. У нее даже щеки от неловкости порозовели, но Фрэнк, похоже, не испытывал и толики дискомфорта.

— Можно и так сказать, — пробормотала она. — Он спас меня, когда началось землетрясение, закрыл собственным телом.

— Извините, я не знал.

— Мне пора, — сказала она еще раз и поспешно вышла из кабинета.

— Ты мне не говорила, что Крис спас тебя, — сказал Марк, последовавший за ней.

— А когда, по-твоему, я успела бы сделать это? — сухо отозвалась Дениз.

— Думаю, вчера вы расквитались. Он спас тебя там, ты спасла ему ногу.

— Марк, это такие вещи, которые… которые нельзя сравнивать по значимости! — выпалила Дениз.

— Конечно, — сразу же согласился он.

Его лицо было каким-то странным, словно Марк пытался сдержать улыбку. Дениз подозрительно нахмурилась, но сказать ничего не успела, потому что Марк остановился и предупредительно открыл перед ней дверь палаты Криса.

— Ты заходи, я приду через минуту.

Кроме самого Криса, в ней находилось еще три человека. У одной постели сидела всхлипывающая темнокожая женщина в накинутом на плечи белом больничном халате. Дениз кивнула ей и прошла к кровати Криса. Эта палата предназначалась для тяжелых больных, остальные были переполнены.

Дениз присела на стул, вглядываясь в лицо Криса. Глаза его по-прежнему были закрыты. Она коснулась его запястья, проверив пульс. Его большая рука была прохладной, тяжелой и безвольной. Дениз вздохнула.

Сейчас ей казалось, что она ни на что не имеет права, даже держать его за руку. Ее взгляд коснулся его лица; губ, которые целовали ее в темноте пещеры и были солеными на вкус; груди, прикрытой простыней, к которой она прижималась… От этих воспоминаний ее лицо застыло, а внутри стала нарастать дрожь, готовая выплеснуться наружу. Слишком яркими были эти воспоминания! Она ничего не видела в темноте, но помнила все его лихорадочные прикосновения, горячечные — как в последний раз! — поцелуи и ласки. Они оба действительно были уверены, что это в последний раз.

Крис держался еще пару часов, пока действовал анальгетик, а потом впал в забытье, то принимаясь что-то быстро и бессвязно говорить, то затихая в изнеможении. Наступающая тишина была особенно страшной, и тогда начинала говорить Дениз. Она рассказывала о своем городе, о работе, об университете, о дружбе с Марком.

Потом что она почувствовала, когда увидела Криса… Она могла говорить что угодно, поскольку была уверена, что Крис ничего не слышит.

— ..Я увидела тебя, и у меня внутри все застыло… Сначала я здорово испугалась, а позже, когда ты заявился в бунгало и я смогла тебя как следует разглядеть, ты уже не казался таким страшным. А потом узнала, что ты даже можешь быть милым. У меня почему-то так странно и, казалось бы, беспричинно замирало сердце при виде тебя… Мне казалось это дурацкой патологией, несовпадением наших биополей или чем-то в этом роде. Глупость, правда?.. Катрин на все лады расхваливала тебя и твои таланты, а я не верила. Но теперь я знаю, что все это оказалось правдой…

Дениз говорила, держа его голову на коленях и поглаживая кончиками пальцев шею, щеки, лоб, губы Криса… А когда слова иссякли, Дениз принялась молиться. Она хотела жить, жить и спасти Криса во что бы то ни стало. Но ее молитва звучала как-то странно, и Дениз, произнося ее, не сразу осознала смысл того, что говорит:

— Господи, дай мне шанс на любовь, спаси нас, Господи, и позволь нам прожить долго и счастливо и умереть в старости в один день…

И в тот момент, когда надежда почти оставила ее, Дениз услышала звуки. Они раздавались совсем не с той стороны, откуда они пришли. И даже не с той, куда они должны были направиться, чтобы встретиться с Марком. Эти звуки шли откуда-то сбоку. Она прижалась к этой стене, жадно ловя глухие удары и опасаясь, что это всего лишь галлюцинации.

Поняв, что действительно слышит удары, Дениз схватила камень и начала неистово стучать и кричать. Прошла, казалось, вечность, прежде чем она увидела свет, пробивающийся сквозь камни. А потом стена рухнула. И она оказалась в руках Марка.

Глава 14

— Денни…ты… здесь…

Шепот был похож на шелест осенних листьев, и Дениз не сразу поняла, что Крис очнулся и теперь зовет ее. Широко раскрытыми глазами она посмотрела в его лицо.

— Крис, ты очнулся! Как ты? Как ты себя чувствуешь?

Он едва заметно кивнул и снова закрыл глаза, как будто даже это незначительное усилие лишило его последних сил.

— С тобой все будет в порядке, — торопливо заговорила Дениз, — тебе сделали операцию, нога спасена. Крис, ты слышишь меня?

— Да, — прошелестел он, не открывая глаз. Ты… как?

— Я хорошо, жива и здорова. Марк тоже здесь, они все спаслись, даже те два мальчика. Они нашли их перед самым землетрясением, целых и невредимых. Марк сейчас придет.

Она говорила что-то еще, от облегчения быстро и суетливо, и не могла оторвать глаз от слабо улыбающихся губ Криса. Внутри живота сделалось горячо и холодно одновременно, а проклятая дрожь все-таки вырвалась наружу, прогнала по телу мурашки, так что даже волоски на руках Дениз встали дыбом…

Дверь в палату открылась, и Дениз обернулась, думая, что это Марк. Она так хотела поделиться с ним хорошими новостями. Но в палату вошла женщина в зеленом хирургическом костюме и с усталым лицом. Она попросила посетителей выйти. Дениз только сейчас обнаружила, что держит и поглаживает руку Криса. Она осторожно положила его руку на кровать и, наклонившись, прошептала.

— Я приду еще. Попозже…

Дениз вышла в коридор и привалилась к стене. Она вдруг почувствовала, что страшно устала, словно всплеск эмоций лишил ее сил. Ее голова утомленно поникла, но на душе стало очень светло. Крис едва открыл глаза и сразу позвал ее, спросил, как она, хотя сам едва жив!

Дениз вдруг забыла обо всем, что совсем недавно настойчиво внушала себе: о том, что они чужие, о том, что у них нет и не может быть ничего общего и никакого совместного будущего. Она испытала сумасшедшее желание просто быть с ним рядом…

— Ох, мисс, простите, это какая палата?

Дениз подняла голову и обнаружила перед собой девушку, которая словно сошла с обложки журнала. Потрясающе красивая блондинка, в дорогой одежде и с модной стрижкой… Дениз растерялась, чувствуя себя по сравнению с незнакомкой замарашкой.

— Триста вторая, — выдавила она.

— Она-то мне и нужна!

— Но туда сейчас нельзя, там врач…

— Дьявол!.. — Девушка нетерпеливо топнула стройной ногой и вежливо спросила:

— Вы тоже сюда?

Дениз кивнула, стараясь не пялиться на красавицу.

— Ненавижу больницы, — доверительно сообщила незнакомка. — И Крис тоже их всегда ненавидел. Но теперь ему придется провести здесь много времени… О Боже, только бы с ним было все в порядке, я так волнуюсь… Сколько раз я уговаривала его оставить эту страну и вернуться, но он и слушать ничего не хотел, просто помешан на своей работе и этом спасательном центре… И к тому же ужасно упрямый… — Она едва улыбнулась каким-то своим мыслям, а потом вновь взглянула на Дениз. — И вот теперь из-за своего упрямства он попал под обвал в какой-то дурацкой пещере. Маму удар хватит, если она узнает об этом! Мне позвонили ребята — и хорошо, что они мне позвонили, а не домой! — и я сразу же попыталась добраться сюда… Я была на съемках, я модель, — сообщила она впавшей в столбняк Дениз, — но из-за этого землетрясения многие дороги разрушены и транспорта не сыщешь, так что добралась только сегодня… Извините, что я такая болтушка, просто ужасно нервничаю… И курить тут нельзя… — Девушка вытащила из сумочки нераспечатанную пачку сигарет и тут же швырнула ее обратно и решительно застегнула изящный замок.

— Простите… — пролепетала Дениз, — мне нужно идти…

Она побрела по коридору и даже не заметила идущего ей навстречу Марка.

— Денни, ты меня ищешь?

Она остановилась как вкопанная и заморгала.

Марк растерялся.

— Денни, с тобой все в порядке? Что-то случилось? Крис?

— С Крисом все в полном порядке, — механическим голосом сказала она. — Марк, отвези меня, пожалуйста, домой!

— Денни…

— Марк, пожалуйста, мне очень нужно!

— Хорошо.

Марк всю дорогу порывался что-то сказать, но Дениз упрямо и неотрывно смотрела в боковое окно, чувствуя себя, несмотря на ужасную жару, словно замороженной. Дома ей тоже ничего не пришлось объяснять Марку, потому что там ее уже дожидалась Лори. Едва Дениз вошла в комнату, как Лори бросилась к ней, словно они были разлученными в детстве близнецами и она жаждала незамедлительно воссоединиться со своей половинкой. Лори велела Дениз рассказать все подробно и по порядку.

— Лори, боюсь, что могу рассказать тебе не слишком много. Мы отправились искать пропавших подростков. Потом случилось это землетрясение, и нас завалило. А потом Марк нашел нас.

— Из-за землетрясения открылись новые ходы, и мы смогли довольно быстро пробиться, хотя это и было огромной — я бы даже сказал сверхъестественной удачей! — добавил Марк.

— И все? Это называется подробно?! — возмутилась Лори.

Дениз подавленно молчала, даже не услышав, как Марк цыкнул на Лори:

— Оставь свои расспросы до лучших времен!

— О, Денни, прости, я сама не своя, так переживала за тебя… Денни, с тобой все в порядке?

Дениз равнодушно кивнула. У нее в голове по-прежнему не укладывалось, как жестоко она обманулась. У Криса есть подруга! Потрясающе красивая модель, которая сквозь все преграды бросилась к нему в больницу на своих четырехдюймовых каблуках, в одежде от Версаче или от Армани — Дениз в этом абсолютно не разбиралась!

Лори истолковала состояние кузины на свой лад: бедняжка полностью подавлена случившимся, выбита из привычной колеи и, конечно, после такого потрясения нуждается в помощи психоаналитика. Лори тут же решила, что по приезде домой немедленно отведет Дениз к своему врачу. О чем и уведомила Дениз.

При слове «домой» в голове Дениз что-то щелкнуло, и она вдруг поняла, что сделает, — сегодня возьмет билет на самолет, а завтра уже будет дома! Она вскочила и бросилась из комнаты, оставив Лори сидеть в недоумении, и появилась через минуту с толстым телефонным справочником в руках.

— Что ты собираешься делать, Денни? — осторожно спросила Лори, уже начиная сомневаться в здравости рассудка кузины.

— Я собираюсь заказать билеты домой! Я улетаю в Штаты! — Дениз яростно листала справочник, едва не разрывая страницы.

— Что ты делаешь, Дениз? — переспросил ошарашенный Марк.

— Ищу телефон авиакомпании. Марк, я завтра улетаю домой.

— Дениз, что-то произошло?

— Ничего, кроме того, что я попала под дурацкий обвал и теперь немного не в себе. Так что не пытайся больше ничего выяснять!

Не обращая больше внимания на опешившего Марка, Дениз принялась набирать номер, указанный в справочнике. Как назло, ей не удалось забронировать место на ближайшие сутки — напуганные стихией туристы спешили покинуть зону землетрясения. Дениз пришлось согласиться подождать три дня. Что ж, она постарается с пользой провести это время.

Дениз развила лихорадочную деятельность.

Она забрала вещи из бунгало и уладила дела с туристической фирмой, которая обслуживала этот тур. Связалась со страховой компанией. Позвонила родителям и заверила, что с ней все в порядке. Сводила Лори на экскурсию по Куала-Лумпур, во время которой они заблудились и вернулись домой почти ночью, застав Марка в страшном волнении по поводу их пропажи. Дениз равнодушно выслушала его выговор и заявила, что страшно устала, а наутро им предстоит тяжелый перелет. Так что Марк должен оставить ее в покое.

У Марка на этот счет было собственное мнение. Он решительно вошел вслед за Дениз в отведенную ей комнату.

— В чем дело, Марк?

— Ты очень занята все это время, Денни.

— Да.

— Ты уладила все дела, прогулялась по городу, но не нашла времени, чтобы навестить Криса.

Он ждал тебя…

После этих слов душа Дениз, все эти три дня находящаяся в оцепенении, неожиданно начала оттаивать. Дениз почувствовала боль и жжение в груди.

Оставалась всего одна ночь, и она была бы избавлена от вопросов, от общества чересчур заботливых и сочувствующих Марка и Катрин и от боли. Дениз смогла бы справиться с собой, но теперь Марк раньше времени растревожил рану и без потерь не обойтись!

— Дениз, ты слышишь меня? Что с тобой происходит?

— У меня депрессия после перенесенных потрясений, — буркнула она.

— Дениз, ты вполне можешь довериться старине Марку.

Она взглянула на него почти неприязненно, хотя и все время напоминала себе, что Марк ни в чем не виноват. И уж подавно в том, что она оказалась такой доверчивой, наивной глупышкой!

— Марк, я ценю твою заботу, но не лезь ко мне. Я сама со всем справлюсь.

— Ты, может быть, и Справишься, но что делать Крису?

— При чем тут Крис? — Ее раздражение и боль усиливались прямо пропорционально настойчивости Марка.

— Он просил тебя прийти. Неужели это так трудно? В конце концов, если верить твоим же словам, Крис спас тебя.

— Он спас меня, а я спасла ему ногу. Так что мы квиты.

— А как же твои собственные слова насчет невозможности подобных сравнений?

Дениз даже застонала от отчаяния. Марк выглядел так, словно решил вытянуть из нее душу и отстать никак не раньше, чем произойдет это знаменательное событие.

— С тобой явно не все в порядке, Денни, и я подозреваю, что к этому имеет отношение Крис.

— Марк, я не понимаю, какое отношение Крис имеет ко мне? — не выдержала она.

— Именно об этом я и хочу услышать… Ты разговаривала во сне, и я… — — Между прочим, это запрещенный прием использование такой информации. Подслушивание — это!..

Дениз с трудом удержалась, чтобы не заорать, что это настоящее свинство, что это совсем не его дело… И много чего еще другого. Марк внимательно следил за ее лицом, читая по нему, как по открытой книге. Это и раньше удавалось ему прекрасно. Он абсолютно правильно все истолковал, и его глаза сузились.

— Ты что, считаешь, что я прокрадывался сюда, пока ты спишь, и слушал, что ты там бормочешь во сне? Неужели ты действительно так обо мне думаешь?

— Ох, Марк, — Дениз тут же сникла и сжалась, почувствовав тошноту, — я не хотела тебя обидеть…

— Дениз, ты разговаривала, уснув в машине, пока мы ехали из больницы… Ты сказала…

— Я ничего не хочу слышать! Это был просто постстрессовый бред!.. — Дениз даже затрясла головой, отказываясь выслушивать пересказ собственных сонных признаний, нечаянным свидетелем которых оказался Марк. — Я не хочу об этом говорить!

— Марк, что происходит?

Они одновременно обернулись и увидели в дверях обеспокоенных Катрин и Лори.

— Мы услышали шум и… Вы ссоритесь?

— Нет, мы просто разговаривали… — Марк поджал губы, некоторое время испытующе смотрел на Дениз, потом развернулся и вышел.

Еще два свидетеля! Неизвестно, сколько они успели услышать из их разговора! Катрин просто выглядит, обеспокоенной и печальной одновременно, а лицо Лори со всей очевидностью выдает, что кузина услышала достаточно, чтобы начать изнывать от любопытства. Дениз отвернулась и стала разглядывать рисунок на тростниковой циновке: не то крокодил, не то динозавр. А может быть, дракон. Наконец Дениз услышала, как Катрин и Лори вышли из комнаты. Застонав от безысходности, Дениз рухнула лицом в подушку.

Она плакала долго и самозабвенно, до икоты, а остаток ночи провела без сна, невидящим взглядом уставившись в потолок.

Глава 15

Аэропорт Миннеаполиса встретил ее шумом, серым свинцовым небом, холодом и грязным подтаявшим снегом. Серый промозглый день показался Дениз ожившим кошмаром. Все ее существо протестовало против такого издевательства, но Дениз усилием воли заставила себя распрямить спину и отправилась к стоянке такси.

В свою маленькую квартирку она попала через три с половиной часа после прилета, простояв в пробке, наслушавшись проклятий разозленного водителя, уставшая, невыспавшаяся, голодная… И это был еще не окончательный список ее злоключений! Она преодолела почти половину земного шара и потратила почти столько же времени, чтобы добраться от аэропорта до дома!

Дениз упала на кровать и несколько минут лежала неподвижно. Потом она позвонила на работу и попросила поставить ее в рабочий график. Администратор Джой обрадовала ее известием, что Дениз может выйти хоть завтра, и попыталась узнать подробности ее отпуска. Пробормотав в трубку что-то маловразумительное, Дениз закончила разговор. Потом она нехотя поднялась и стала разбирать чемодан, чтобы хоть как-то скоротать вечер.

Все вещи таили воспоминания, каждая деталь упрямо напоминала ей о Малайзии и о Крисе. Разозлившись, Дениз захлопнула чемодан и запихнула его под кровать, решив оставить до лучших времен. Точнее, до полного успокоения нервов. Принимая душ, она разглядывала себя в большом зеркале. Южный загар при искусственном освещении казался тускло-желтым. И вообще было непохоже, что она отдыхала: вид смертельно уставший и даже болезненный. Под глазами темные тени, на теле синяки, оставшиеся после кошмарного заключения в каменном мешке. И еще воспоминания ее самая главная проблема, то, чего она больше всего боится! Вещи можно убрать с глаз долой, временно не любоваться собой в больших зеркалах, но никто еще не придумал лекарства, стирающего ненужные воспоминания!

Утро следующего дня не заладилось. Дениз еле-еле проснулась и едва не прихлопнула будильник, который трезвонил как сумасшедший.

Едва она собралась принять душ, как отключили воду. И уж последней каплей стала встреча с Барри Ковальски в самом начале рабочего дня.

Если точнее, то Барри был первым из коллег, кого она встретила в этот день, и он тут же заявил, что Дениз выглядит отвратительно.

— Спасибо, Барри! — поблагодарила она за «комплимент».

— Не обижайся, куколка, я всегда говорю людям правду. Этой мой принцип. А отпуск тебе явно не на пользу!

Дениз стиснула зубы, чтобы не послать Барри вместе с его принципами по известному адресу.

— Перелет был тяжелым, — выдавила она и поспешила дальше.

Дениз плохо помнила, как прошли первые дни после ее возвращения. Она только работала, работала, работала… Больше всего ее угнетала продолжающаяся в Миннеаполисе зима.

Дениз почти ничего не ела и плохо спала. То не могла заснуть, то просыпалась среди ночи от кошмаров или — что было гораздо хуже! — из-за того, что ей снился Крис. Сны с Крисом в главной роли воспринимались особенно болезненно. Дениз просыпалась с чувством ужасной потери и до утра не могла сомкнуть глаз, чувствуя только тянущую боль в сердце. Через полтора месяца Дениз затянула ремень на своих любимых джинсах еще на одну дырочку — уже на третью после отпуска в Малайзии.

Джой две недели назад высказала предположение, что такая потеря веса неестественна, и Дениз немедленно сдала все анализы. Результаты оказались прекрасными и несколько специалистов, у которых консультировалась Дениз, только подтвердили это: не считая утомления, она абсолютно здорова. Лори пыталась отвести Дениз на прием к психоаналитику, которого в свое время сама посещала, но Дениз упорно отказывалась. Ей не нужны были консультации специалиста, чтобы разобраться в причинах своей депрессии. Они были ей прекрасно известны, а открывать душу совсем незнакомому человеку, будь он хоть трижды психоаналитиком, он не желала. Но в качестве компенсации расстроенной Лори Дениз милостиво позволила кузине распоряжаться ее личным временем. Чем Лори не замедлила воспользоваться: за последние три недели Дениз пришлось посетить не менее двух дюжин различных ресторанов, баров и кафе — больше, чем за последние пять лет!

— Денни, я вчера видела Жана…

Сегодня кузины сидели в одном из любимых ресторанчиков Дениз. К началу этого разговора они как раз начали лакомиться десертом.

— Правда? — удивилась Дениз.

Лори сделала «страшные» глаза и выложила эту информацию громким шепотом, который мог услышать всякий желающий в любом конце просторного зала:

— Он был в обществе сногсшибательной блондинки вот с таким бюстом… — Лори очертила размеры бюста спутницы Жана, и Дениз невольно усмехнулась.

— Ну и что? — безучастно отозвалась она, провожая взглядом упитанного малыша, семенившего за матерью. Это заявление оставило ее абсолютно равнодушной, что слегка обескуражило Лори. — Это его новая подруга, кажется, девятая по счету с тех пор, как мы расстались, ее зовут Амалия.

— Но откуда?.. Ты что, все еще сохнешь по нему?! — Теперь Лори выглядела возмущенной.

— Послушай, Лори, не я начала этот разговор!

— Я только хотела проверить твою реакцию!

— Ты как всегда в своем репертуаре! — Дениз покачала головой и усмехнулась. — Лори, я не слежу за ним, но мы живем в одном городе, мы коллеги. Даже работали когда-то в одной больнице. Так что довольно трудно не услышать хоть одну сплетню о Жане. Но мне все равно, что он делает и с кем встречается.

Про Жана ей сказала Джой, которая почему-то до сих пор считала своим долгом время от времени снабжать Дениз информацией о Жане.

Чаще всего ироничной или негативной. Дениз казалось, что Джой решила ей помочь таким оригинальным способом воспринимать Жана в плохом цвете. Теперь это забавляло ее, хотя раньше иногда пробуждало застарелую боль и обиду.

Но Дениз уже давно решила, что старания Джой не смогут сделать Жана в ее глазах хуже, чем ее собственное мнение о бывшем муже.

— Всегда найдутся добрые люди, желающие поставить брошенную жену в известность о проделках мужа-шалунишки… — проворчала Лори.

— Бывшего мужа, — поправила Дениз. — Я его уже почти два месяца совсем не вспоминала.

— Понятно… После отпуска как отрезало…

Дениз насторожилась, пристально наблюдая за склоненной головой кузины и за тем, как она тщательно выписывает замысловатые узоры наманикюренным ноготком на белоснежной скатерти.

— Лори, что ты имеешь в виду?

— Я давно хотела тебя спросить: что тогда произошло? Почему перед отъездом ты разругалась с Марком?

— Лори…

— Да, конечно, это не совсем мое дело… Даже, может быть, совсем не мое, но с тобой что-то произошло, из-за чего ты похудела на десять фунтов за месяц — рекорд, который дает не всякое средство для похудения! — и стала похожа на печальное привидение! — Лори скомкала салфетку и раздраженно бросила ее на стол.

Ложечка в руках Дениз тонко звякнула.

— Конечно, произошло, — раздраженно заметила она, снова втыкая ее в белый холмик мороженого, но Лори упрямо продолжила:

— И это не имеет никакого отношения к тому, что ты попала тогда в эту передрягу. Это связано с тем парнем, Крисом. Ведь об этом говорил Марк? Я права?

— Лори…

— Если не хочешь говорить сейчас, я могу подождать. Но не убеждай меня в обратном. Я слишком хорошо тебя знаю.

— Наверное, слишком хорошо, — буркнула Дениз, уставившись в креманку с тающим мороженым. — Нечего рассказывать, Лори, это было… временным помешательством.

— Значит, все-таки что-то было, — мудро заметила Лори ее ошибку и кивнула сама себе.

Дениз даже невольно поморщилась, до того ловко Лори удалось поймать ее на слове.

— Да, было, но все осталось позади.

— Я бы не стала утверждать это с такой поспешностью.

— Что ты имеешь в виду? — удивилась Дениз.

— Ничего.

Лори посмотрела на нее таким чистым, невинным взглядом, что Дениз поневоле заподозрила неладное. Но Лори поспешно встала, подхватила свою сумочку и коснулась поцелуем щеки Дениз.

— Извини, дорогая, я только что вспомнила, что я записана сегодня к парикмахеру. Пока, Дениз!

Дениз проводила кузину задумчивым взглядом. Лори явно что-то замышляла, и ее поспешный побег был не чем иным, как попыткой сохранить тайну. Иногда, начав разговор, кузине было трудно остановиться.

— Дениз, привет!

Она подняла голову и едва не застонала. Только Барри ей сейчас не хватало!

— Барри, что ты здесь делаешь?

— Проходил мимо и увидел тебя в окно. Он махнул в сторону большого окна, у которого стоял столик Дениз, и бесцеремонно уселся на стул напротив Дениз. — Дениз, куда ты пропала в последнее время?

— Никуда, просто у нас смены разные… — Дениз подхватила сумочку и стала подниматься. — Барри, мне нужно идти, пока!

Он неожиданно схватил ее за руку. Дениз вздрогнула и, вырвав пальцы из его мягкой и влажной ладони, отступила.

— Что ты делаешь?! — возмутилась она.

— Прости, Дениз. Давай посидим? Я тут в первый раз, но мне очень нравится. — Барри огляделся с таким видом, словно попал в сказочный дворец. — Я закажу что-нибудь для тебя…

— Нет, спасибо. У меня очень мало времени, Барри, как-нибудь в другой раз.

Дениз встала, и он поднялся вслед за ней так поспешно, что едва не сорвал со стола скатерть.

— Я провожу…

Дениз не стала выяснять отношения в кафе.

Но, когда они вышли, она резко повернулась и выпалила:

— Я не хочу, чтобы ты провожал меня!

— Дениз, ну не злись… Ты мне нравишься, детка. Мы могли бы встречаться почаще. Скажем, сходили бы в ресторан или еще куда-нибудь… И я был бы рад, если бы ты пригласила меня к себе на чашечку кофе…

Губы Барри изогнулись в улыбке, от которой Дениз передернуло.

— Зато ты мне не нравишься! — отчеканила она, потеряв всякое терпение. — Я никуда не собираюсь с тобой ходить и уж тем более приглашать тебя к себе!

И она быстрым шагом пошла прочь.

Предложение Барри было не первым и уж наверное не последним, несмотря на откровенную неприязнь к нему Дениз. Барри такие мелочи никогда не пугали и не останавливали. Пару раз, еще до отпуска, он прозрачно намекал, что не прочь оказаться с ней в «уютном местечке».

И, несмотря на постоянные отказы Дениз, до сих пор не оставил своих попыток. Барри был довольно привлекательным тридцатидвухлетним мужчиной, но Дениз он совершенно не нравился.

Она чувствовала в нем червоточинку. И, как оказалось впоследствии, не ошиблась. До того как переключить внимание на Дениз, Барри был заинтересован в близком знакомстве с молоденькой сиделкой из их отделения. Девчушка не сумела противиться Барри слишком долго, и так же быстро остыл интерес воздыхателя. А бедняжка потом целую неделю орошала слезами полы послеоперационных палат…

Прохладная погода и масса энергии, затраченной на резкий и быстрый шаг, остудили Дениз. Успокоившись, она пошла медленнее.

Впереди у нее вечернее дежурство, до которого оставалось еще несколько часов. Но в пустую квартиру возвращаться не хотелось, и Дениз решила сразу идти в больницу.

— Дениз, хорошо, что ты пришла так рано! обрадовалась Рейчел, старшая сестра.

— Мне нужно посмотреть нескольких своих больных. А что, какие-то проблемы?

— Приехал личный врач мистера Лоу и попросил подготовить бумаги на перевод. Ты поговоришь с ним?

— Уже иду.

Сюрпризом для нее это не было. Мистера Лоу доставили в больницу в бессознательном состоянии, и он, едва придя в себя, тут же потребовал, чтобы приехал его личный лечащий врач.

По правде говоря, Дениз еще не приходилось сталкиваться с таким требовательным и капризным пациентом, постоянно требующим к себе внимания и недовольного всем и вся. Дениз была рада перепоручить заботы о мистере Лоу бедняге, который являлся его личным врачом. Она переоделась, взяла медицинские карты и отправилась в палаты. В коридоре ее остановила сестра.

— Мистера Лоу забирают в клинику…

— Спасибо, Мелисса, меня уже предупредили…

Дениз открыла дверь и увидела склонившегося над кроватью мистера Лоу человека в белом халате. Услышав шаги Дениз, человек медленно распрямился и оглянулся.

— Дениз?

— Жан? Привет…

Она замерла, словно налетела на каменную стену. У Дениз возникло чувство, что ее реакция сродни выработанному безусловному рефлексу. Сколько времени прошло и каждый раз одно и то же!

Жан широко улыбнулся, как будто только и мечтал о встрече с ней и теперь рад до безумия.

Но это всего лишь старая игра, у которой нет конца: показное радушие, насквозь лживые эмоции, слова, жесты…

— Бумаги уже готовы. Как мистер Лоу себя чувствует? — Дениз изобразила нечто похожее на улыбку.

— Мечтаю поскорее выбраться из этой дыры… — сварливо проскрипел с кровати мистер Лоу.

Улыбка Жана стала сочувствующей.

— Даг, мне нужно кое-что обсудить с доктором Мартин. Я буквально на одну секунду.

Жан кивнул на дверь, и Дениз поспешила покинуть палату.

— Не знала, что ты занимаешься мелочевкой, — сказала она в коридоре.

— Вообще-то нет, но старичок-миллионер требует к себе повышенного внимания, — улыбаясь, пояснил Жан.

— Конечно, разве стал бы он утруждаться ради обычного пациента! Впрочем, «обычных» в клинике, где сейчас работал Жан, не было. Дениз заметила его взгляд, лениво прогулявшийся по ней сверху вниз, и с удивлением поняла, что с ней ровным счетом ничего не происходит. Ни одного опасного симптома, неизменно сопровождающего каждую их нечаянную или вынужденно запланированную встречу: ни тяжелого, бухающего сердцебиения, ни тяжести в затылке, ни испорченного настроения. Она все-таки излечилась!

— А ты с ним в дружеских отношениях, спокойно заметила она, незаметно распрямляя плечи, и опустила руку с папками, решив, что ее жест выглядит защитным. Ей больше нет нужды защищаться от него!

— Это просто стиль общения. Мои пациенты мне доверяют. Как ты, Дениз?

Казалось, Жан уловил произошедшую в ней перемену. Его глаза чуть расширились, и в их глубине мелькнул вопрос. Он явно не ожидал такой реакции, предвкушая ее привычное смятение. До сих пор он был уверен в своей власти над чувствами Дениз.

— Прекрасно. — Она позволила себе легкую улыбку.

— Хорошо выглядишь.

— Спасибо.

— Похудела… Решила подкорректировать фигуру диетой? Я всегда говорил…

— Ты не имеешь к этому никакого отношения, — мягко перебила она его и едва не усмехнулась, видя, как Жан на мгновение утратил контроль над своим лицом, являя истинные чувства, владеющие им. — Извини, но мне пора.

Бумаги возьмешь у дежурной сестры. Желаю удачи и побольше богатых пациентов…

.Дениз развернулась и направилась в другую палату, чувствуя сверхъестественную легкость в теле и даже легкое головокружение.

Глава 16

Она еще думала об этой встрече, собираясь домой. Все получилось очень легко, само собой, и от осознания этого долгожданного освобождения у Дениз было прекрасное настроение.

— Чему это ты улыбаешься? Наверняка выиграла в лотерею!

— Нет, просто хорошее настроение.

— Не растеряй его до завтра! — Рейчел подмигнула и рассмеялась.

— Постараюсь! — Дениз улыбнулась в ответ и вышла в промозглую мартовскую ночь.

Она все-таки успела на последний автобус и задремала в теплом салоне, едва не пропустив свою остановку. Сойдя с автобуса, Дениз поежилась, а потом медленно зашагала по пустому тротуару. Дениз почти добралась до своего дома, как услышала сзади шаги. Спина сразу же одеревенела, и Дениз с трудом сдержалась, чтобы не побежать. Шаги за спиной стали отчетливее, и она дрожащей рукой нашарила в сумочке электрошоке?, который, по словам Лори, подарившей Дениз это чудо техники, «способен отбить желание нападать на беззащитных женщин». Дениз еще не приходилось пользоваться этим приспособлением. Но вот и ее подъезд!

Не успела Дениз облегченно вздохнуть, как обнаружила, что на ее этаже опять не горит лампочка. Слабый рассеянный свет с третьего этажа едва разгонял мрак на ее площадке. Дениз услышала шаги в подъезде. Значит, этот человек все же не припозднившийся прохожий! Это действительно преследователь!

Дениз бросилась к своей двери, лихорадочно пытаясь на ощупь найти в сумке ключ от входной двери. Шаги все ближе! Она поняла, что у нее совсем не остается времени, прижалась к двери спиной и выхватила из сумочки электрошоке?. Эта защита вдруг показалась ей совершенно несерьезной против поднимающейся по лестнице темной фигуры!

— Стойте! Что вам надо?

— Дениз… Дениз, не бойся, это я, Крис…

Крис?! Дениз оцепенела. Темная фигура сделала еще один шаг, поднимаясь на ступеньку.

Только сейчас Дениз поняла, что ее преследователь хромает, а в его руке трость.

— Извини, кажется, я напугал тебя. Я не хотел.

— Что ты здесь делаешь? — Она все еще не могла поверить до конца, что это Крис.

— Я приехал к тебе!

Господи, конечно! Разве мог он ответить иначе? Сколько раз в ее снах он говорил то же самое — и не сосчитать. И теперь ее воображение сыграло с ней дурную шутку! Дениз потрясла головой, чтобы прийти в себя, но это помогло мало: Крис по-прежнему стоял в нескольких шагах от нее, он явно произнес эти слова и исчезать, судя по всему, не собирался.

— Зачем ты приехал? — резко спросила она и тут же почувствовала себя грубиянкой. — То есть я хотела сказать, как ты сумел… ведь нога?.. Откуда ты узнал мой адрес?

— Может, пригласишь в дом, прежде чем засыпать кучей вопросов? — Крис неловко переступил с ноги на ногу и скривился, тяжело привалившись к стене.

— О, конечно, прости. Одну минуту…

Дениз заторопилась, пытаясь запихнуть в сумку электрошоке? и одновременно достать ключи. Потом найденный ключ никак не желал попадать в замочную скважину, а когда все-таки попал, то решительно отказался отпирать замок.

Дениз едва не заплакала от своей беспомощности, но вовремя обнаружила, что вставила ключ не той стороной, и ей пришлось все начинать сначала. Прошло добрых пять минут, прежде чем она отперла дверь и впустила Криса в квартиру.

Крис шел тяжело, сильно прихрамывая.

— Проходи, садись, я сейчас…

Дениз бросилась в кухню, чтобы выпить глоток воды. Иначе она просто умрет от жажды. Выпив почти целый стакан, она решительно вытащила из аптечки аспирин. Голова уже гудела, а предстоящий разговор — Дениз была совершенно уверена, что разговор состоится, вот только о чем? — вовсе не добавлял ей оптимизма. Когда она собралась с духом и появилась в гостиной, то обнаружила, что Крис… спит! Его голова покоилась на высокой спинке дивана, он глубоко и мерно дышал, а его палка валялась на полу.

Дениз сделала маленький шажок. Нет, совершенно невозможно, чтобы он просто так уснул на ее диване! У него нет никаких прав заявляться к ней и располагаться, как в собственном доме!

— Крис, — тихонько позвала она и испугалась звука собственного голоса. Но отступать Дениз не собиралась и потому, сделав еще один шаг и едва не касаясь его коленей своими ногами, склонилась и дотронулась до его плеча, — Крис, проснись…

Он мотнул головой, пробормотал что-то неразборчивое и даже не открыл глаза. Дениз постояла, размышляя, стоит ли начать его трясти или все же дать минутку передышки. Она заметила, как Крис осунулся и похудел, черты его лица заострились, щеки ввалились — типичный вид человека, едва выбравшегося из болезни.

Пусть поспит! — воззвала совесть, и Дениз смирилась. Она пошла в душ, потом переоделась в домашний костюм, мягкий и уютный. У нее было время, чтобы собраться с мыслями, немного отдышаться и прийти в себя после неожиданного появления Криса.

Заглянув в гостиную, она увидела, что Крис все еще спит. Голова уже не гудела, но желудок решил напомнить ей о том, что Дениз не ела как минимум двенадцать часов. Даже неожиданное появление Криса не могло полностью заглушить естественные потребности организма!

И Дениз отправилась на кухню.

Набор продуктов, оказавшийся в ее холодильнике, был скуден. Пара замороженных полуфабрикатов, сладкий перец и вялый пучок салата.

Твердо вознамерившись поужинать, Дениз стала инспектировать полки шкафов, за этим занятием ее и застал Крис.

— Привет.

Она вздрогнула и едва не прищемила дверцей шкафа палец.

— Я, кажется, заснул. Прошу прощения.

— Вот хочу приготовить ужин… А где твоя палка? — Дениз заметила, как он тяжело опирается на косяк.

Крис неопределенно мотнул головой, изо всех сил делая вид, что палка ему вовсе не нужна.

— Тебе нельзя ходить просто так.

Дениз направилась в гостиную за тростью, старательно обогнув Криса, и тут же обнаружила, что он тащится за ней. И при этом весьма сильно хромает. До этого его хромота была заметна не так сильно. Ему стало хуже?

— Садись, я посмотрю твою ногу. — Строгий, профессиональный тон был лучшей ширмой, которой на данный момент она могла прикрыться. — Поверить не могу, что ты так беспечен, — сурово сказала Дениз. — Когда я в последний раз видела твою ногу, я решила, что потребуется несколько месяцев, пока ты начнешь ходить…

— Но ведь и прошло…

Крис скривился и тяжело осел на диван. Дениз присела перед ним на корточки и стала закручивать штанину. Нет, так ничего не получится, джинсы слишком узкие.

— Снимай джинсы.

— Что? Дениз, опомнись!..

Она так же непреклонно проигнорировала его попытку пошутить.

— Мне не до шуток, Крис. О, посмотри…

Вся ее строгость моментально слетела, едва Дениз увидела расплывающееся на штанине темное пятно. Что там у него случилось? Крису пришлось снять джинсы. Повязка на ноге пропиталась кровью.

— Наверное, разошелся один из швов, — глухим голосом предположил Крис.

— Сейчас посмотрим… — Дениз потянулась к бинту.

— Не надо!

Дениз различила в его голосе панику.

— В жизни не видела, чтобы так трусили. Я всего лишь собираюсь посмотреть, что там…

— Я не трушу, — защищался Крис, но как-то неубедительно. — Просто в последнее время у меня развилась устойчивая аллергия на врачей и все медицинские процедуры. Я не хочу тебя обидеть…

— Я не обижаюсь, — заверила его Дениз и твердо добавила:

— Но бинт все равно сниму.

Он что-то пробормотал и покорно откинулся на спинку дивана. Дениз быстро размотала бинт и вздохнула с облегчением, не обнаружив ничего страшного. Один из швов немного воспалилися, и из него сочилась кровь. Но это наверняка от перегрузок, которые Крис себе устроил. Дениз принесла антисептик, стерильный бинт и стала накладывать повязку.

— Это все? — неуверенно и одновременно облегченно спросил Крис.

— Да. Ты был прав, проблема в одном из швов.

Почему-то он плохо заживает, хотя в остальном все в порядке.

— Операция была удачная, но потом нечаянно занесли инфекцию… — Крис помолчал. Доктор Слоан сказал, что это ты меня оперировала. Спасибо.

— Это был мой долг. Слышал, наверное, клятва Гиппократа… — Дениз бросила на его лицо быстрый взгляд и вновь опустила глаза.

— Только ты его, свой долг, не до конца выполнила…

— Не понимаю, о чем ты… — Дениз старательно, будто в первый раз, накладывала повязку.

— Ты просто сбежала, бросив своего пациента на произвол судьбы.

— Черт! — не сдержалась она. — Ты вовсе не был моим пациентом, я просто ассистировала Фрэнку.

Дениз попыталась встать, но Крис положил руку на ее плечо, не позволяя сделать этого и добиваясь, чтобы их глаза были на одном уровне.

— Не ругайся, тебе это не идет.

— А тебе не стоит обвинять меня в чем-либо.

Ты спас меня в пещере, а я помогла сделать операцию. Так что мы квиты.

Крис смотрел на нее, сжав губы и сверля глазами.

— И все-таки ты сбежала.

Дениз не выдержала этого взгляда и отвела глаза.

— Почему? Ответь мне, Дениз.

— Я не хочу говорить на эту тему. Отпусти меня!

— Хорошо.

Крис убрал руку, и Дениз тут же вскочила, Щеки ее пылали.

— Не знаю, зачем ты приехал, но, кажется, тебе пора.

— Я так не думаю. И не собираюсь никуда уходить.

— Что? — цепенея от этого заявления, прошептала она, но ответить Крис не успел.

— Так-так, что мы здесь имеем? Крис, негодяй, ты уже успел устроить стриптиз? Извините, дверь была не закрыта, вот я и вошла…

Дениз медленно обернулась, деревенея от ужаса и растерянности, и обнаружила на пороге своей гостиной ту самую красотку из госпиталя.

— Что вы здесь делаете?

— Пришла проверить, все ли с Крисом в порядке. Я решила, что заявляться к вам без предупреждения просто дурной тон, и пыталась уговорить этого упрямца устроиться в отеле. Но Крис и слышать ничего не хотел, твердил, что должен немедленно увидеть вас. Вот и пришлось ему караулить вас несколько часов на этом ужасном холоде. Ну а я в силу своей горячей сестринской любви слишком чутка, чтобы просто ретироваться, не убедившись, что мой непутевый братец не замерз до смерти. Но теперь я вижу, что с ним все в порядке…

Незваная гостья ослепительно улыбнулась, и от ее невероятной красоты впору было зажмуриться. Но Дениз было не до того…

— Братец?! — вскрикнула она. — Чей братец?!

Девушка изумленно взглянула на нее.

— Крис… он мой брат, разве вы не знали?

— Брат?! — пролепетала пораженная Дениз. — Но вы же совсем не похожи!

Она лихорадочно пыталась припомнить их первую встречу с красоткой и не замечала, как девушка в недоумении уставилась на невозмутимого Криса. Теперь их разговор в коридоре у палаты предстал в совсем другом свете. И правда, что такого сказала тогда эта девушка? Что волнуется за Криса, что, едва узнав о несчастье, постаралась приехать, что он упрямец и она уговаривала его бросить эту работу…

Сногсшибательная блондинка некоторое время изучала растерянную и обескураженную Дениз, а потом бодро сообщила:

— У нас разные отцы. И теперь я, кажется, поняла, почему вы сбежали из госпиталя, а потом и из Малайзии…

— Слишком сообразительная, — буркнул Крис, — давай, Фиона, выметайся отсюда.

Грубое обращение совершенно не обескуражило прекрасную Фиону.

— Мне пришлось таскать тебя по всему земному шару, притащиться в этот Богом забытый городишко в то время, когда я могла наслаждаться обществом друзей в Париже, и даже пришлось провести полночи в метаниях по темным улицам, чтобы удостовериться, что с тобой все в порядке! Так что, братец, придется тебе потерпеть! — Высказав все это Крису, Фиона повернулась к Дениз. — А вы, значит, решили, что я его… подружка?

Фиона попала не в бровь, а в глаз, и Дениз мучительно покраснела. Фиона тут же расплылась в довольной улыбке и, нисколько не смущаясь, во весь голос заявила:

— Я думаю, шансы у тебя есть, братец. Мне даже кажется, что ты ей очень даже не безразличен.

— Фиона! — взревел Крис.

Фиона захохотала и, махнув полой белоснежной шубки, почти что как напроказившая кошка хвостом, покинула квартиру Дениз.

Некоторое время после исчезновения торнадо по имени Фиона Дениз стояла неподвижно, будто пригвожденная к полу.

— Фиона, как всегда, в своем репертуаре, « — то ли с насмешкой, то ли с ужасом проронил Крис.

Едва эти слова слетели с его губ, как Дениз вдруг осознала весь масштаб свершившейся катастрофы и ужаснулась. У нее даже голова закружилась. Но прежде, чем она успела исчезнуть и закрыться в ванной, чтобы до конца дней оплакивать это крушение, Крис ухватил ее за руку. Удерживая Дениз, он поднялся, потом осторожно переместился, обхватил ее за плечи и прижал к себе. Дениз не оставалось ничего другого, как спрятать лицо на его груди. И едва она это сделала, как воспоминания накрыли ее подобно лавине: его сила и нежность, его запах, знакомые до боли движения ладоней, успокаивающе гладящих ее плечи.

— Кажется, Фиона оказалась права в том, что касается причин твоего бегства, — пробормотал Крис. Дениз пискнула и дернулась. — Тихо, малышка, не бойся, — ласково сказал он. — Я не обижу тебя, Денни. Я приехал, потому что больше не мог быть вдали от тебя… Я едва не сошел с ума, когда Марк сказал, что ты уехала. Я ничего не понимал, все пытался найти причину и не мог…

Глава 17

Он говорил, а Дениз постепенно осознавала истинное положение вещей. У Криса нет подруги — это ее собственная ошибка. Он приехал к ней, хотя она сбежала от него. Он говорит ей такие вещи, которые слишком далеки от тривиального «привет, малышка, зашел узнать, как у тебя дела». Дениз почувствовала, как внутри разрастается тяжелый и горячий ком противоречивых чувств. Она боялась объяснений и прикосновений Криса и одновременно хотела их.

Она хотела оттолкнуть и одновременно крепко обхватить его. И еще Дениз поняла, что она не готова ответить.

Крис замолчал, словно давая ей время на принятие решения. Дениз прерывисто вздохнула, отодвинулась.

— Кажется, я уже в порядке. Хочешь поужинать? — торопливо пробормотала она, боясь посмотреть ему в лицо.

— Спасибо, я уж подумал, что ты никогда этого не предложишь. Я просто умираю с голоду.

Она услышала, как он вздохнул. Ей показалось, что разочарованно.

— Хочу сразу предупредить: на сытный ужин не рассчитывай, я почти не бываю дома.

— Неудивительно, что ты стала такая худая.

Дениз быстро приготовила в микроволновой печи бифштексы и сделала салат. В шкафу очень кстати оказался компот из персиков и пачка печенья, которые и стали десертом.

Сидя за столом и уткнувшись в свою тарелку, Дениз думала, что это какая-то глупость. Нет, не глупость, это ужас, это какое-то сумасшествие. Когда Криса не было рядом, было очень легко забыть все то, что она говорила, какие обещания давала. Все чувства, бушевавшие тогда в ее душе, были не правдоподобно сильными, острыми. Они были такими, словно она переживала их в последний раз. Но за прошедшие недели все как бы притупилось, подзабылось, и вот теперь появление Криса вновь всколыхнуло в ней воспоминания, сердце судорожно сжималось и плакало. Дениз боялась себя, боялась его и того, что сейчас они наедине, за окнами совсем темно, а он может сделать с ней все, что угодно. Ей следовало немедленно спровадить его в отель вместе с его бойкой сестрицей…

И тут же это решение показалось Дениз совершенно бесчеловечным, а когда она вспомнила их предыдущее общение, тут же устыдилась своих мыслей и страхов. Ни разу Крис не вел себя неподобающим образом, ни разу не сделал ничего против ее воли…

— О чем ты думаешь?

— Так…

— Дениз, ты боишься меня? — мрачнея, спросил он.

— Нет, конечно нет! Я ни капельки не боюсь тебя, Крис, просто все происходящее кажется мне… — Дениз на мгновение умолкла и вдруг с ужасом почувствовала себя бутылкой с шампанским, которую усиленно трясут и пробка вот-вот вылетит под давлением вспенившихся эмоций! — Неестественным! — выпалила она. — Ты приходишь в мой дом, заявляешь, что остаешься, говоришь другие вещи, обнимаешь меня, а потом мы сидим и ужинаем как будто… как будто… это нормально!

— А разве не так? — Ладонь Криса скользнула вперед и накрыла ее пальцы.

Дениз вздрогнула и вскочила так поспешно, что, загрохотав подобно пушечному выстрелу, свалился ее стул. Вслед за ней медленно поднялся Крис, не сводя с нее напряженного взгляда.

— Сейчас у тебя такое выражение лица, как будто ты находишься в обществе закоренелого преступника, угрожающего тебе смертью. Дениз, обещаю тебе, что со мной ты в абсолютной безопасности. Я не буду делать и говорить то, чего ты не хочешь…

— Ты обещаешь мне? — прошептала она.

— Обещаю…

— Спасибо… Крис, уже довольно поздно, а мне завтра на работу… Надо ложиться спать. Ты ляжешь в моей комнате, а я — в гостиной на диване.

— Давай лучше я на диване, — предложил Крис, и Дениз различила в его голосе явное облегчение. — Мне неловко, что я выгоняю тебя с собственной кровати.

— Нет, диван для тебя слишком короток, на кровати будет удобнее…

— Хорошо.

Дениз стелила Крису постель, то начиная лихорадочно ругать себя за то, что позволила ему остаться, то напоминая себе о данном им обещании. Настоящие герои всегда держат свое слово!

— Все готово, — сказала она, появляясь в гостиной.

Крис оглянулся, и Дениз увидела, что он рассматривал фотографии и безделушки — то, что было частью ее жизни, в которую он не имел права вторгаться. Он коротко кивнул и скрылся в ее спальне. Дениз бессильно опустилась на диван, вытянулась и закрыла глаза. А еще через мгновение ее кто-то стал отчаянно трясти. Дениз вздрогнула и разлепила глаза. Тусклый свет ночника показался ей ослепительным прожектором. Она беспомощно заморгала, а потом обнаружила склонившегося над ней обеспокоенного Криса.

— Что? — прошептала она, таращась на него. Что случилось?

— Ты кричала во сне, и мне пришлось тебя разбудить.

Дениз взглянула на часы и поняла, что спала всего три часа. Она не помнила никакого кошмара, но сердце колотилось как бешеное; а простыня под ней свилась в жгут.

— Я ничего не помню… Мне уже давно не снились кошмары… Только поначалу. Я даже в первые две недели спала со светом, так мне было страшно вновь оставаться в темноте, — неожиданно призналась она. — Как только гас свет, я сразу же оказывалась в той пещере…

— Мне тоже снятся кошмары. А иногда я вижу очень странные сны, очень странные…

Голос Криса вдруг изменился, стал низким и глуховатым, а у Дениз мурашки побежали по коже. Крис замолчал, уставившись неподвижным взглядом в стену. Нет, он не может помнить, этого просто не может быть!

— И что тебе снится? — дрожащим голосом спросила она.

— Я не хочу говорить об этом. Не сейчас.

— Почему?

— Потому что я дал» тебе слово. Ну ладно, я пойду. — Не глядя на нее, Крис встал.

— Подожди… — Дениз непроизвольно схватила его за руку.

Крис замер, посмотрел на ее ладонь, а потом на лицо Дениз.

— Я не хочу, чтобы ты уходил…

Нет, не может быть, чтобы это сказала она!

Похоже, Крис тоже сомневался, что именно эти слова слетели с ее губ.

— Не уходи, Крис, побудь со мной, — на этот раз более твердо сказала она.

Крис послушно снова сел, а потом вытянулся рядом с Дениз на узком диване и повернулся к ней лицом. Из-за того, что она почти совсем не спала, из-за неожиданного появления Криса и всех волнений, этим появлением вызванных, в ее голове все странно перемешалось. Это всего лишь сон, отстранение сказала себе Дениз, прикрывая глаза. А если это сон, то почему бы не воспользоваться ситуацией? И она обняла Криса за плечи. Для сна все было слишком правдоподобно, но Дениз почему-то перестало это волновать. Под ее щекой мерно билось сердце Криса, а его тело было большим, горячим и… безопасным. Она подумала, что готова лежать так целую вечность — приникнув к Крису и слушая удары его сердца, звучащие успокаивающе и надежно.

— Этот диван слишком мал для нас двоих. Я отнесу тебя на кровать.

— Но твоя нога… — пролепетала Дениз.

— Ничего, ты весишь не больше туристического рюкзака.

Не слушая больше ее возражений, Крис подхватил Дениз на руки и понес в спальню.

— Наверное, сегодня мне так и не удастся поспать, — пожаловалась она, прижимаясь к нему.

— Мне тоже, — пробормотал он и едва слышно добавил:

— Я так скучал по тебе, Дениз.

— Крис, как это может быть? Почему все это происходит? Мы слишком мало знакомы и совсем ничего не знаем друг о друге…

— Ты можешь спросить меня, о чем хочешь.

И рассказать мне все, что посчитаешь нужным.

— Я была замужем! — выпалила она.

— Я тоже едва не женился двенадцать лет назад, — отозвался он.

Дениз приподнялась на локте и попыталась разглядеть лицо Криса.

— А что случилось? Почему ты не женился?

— Моя невеста здорово подвела меня. И в связи с этим до недавнего времени у меня была стойкая аллергия на лиц противоположного пола, — медленно пояснил он.

— Так же, как и на врачей?

— Да, кроме самого лучшего врача на свете, которая свела меня с ума, просто попавшись на глаза… У меня никого не было очень длительное время, Дениз… А теперь я думаю, что у меня никого не было вообще, кроме тебя. Сегодня я очень боялся, что ты меня выгонишь. Ты выглядела такой испуганной…

Он нежно коснулся ее губ поцелуем. Потом щеки, прикрытых век, подбородка… Если бы он попытался продвинуться дальше, волшебство этой минуты было бы разрушено и Дениз немедленно оттолкнула бы его. Но Крис, казалось, знал, что именно ей нужно и когда следует остановиться.

— ..И ранимой… — продолжил он. — И очень красивой. А теперь спи, Денни, мы поговорим завтра…

Большего, как оказалось, ей было и не нужно. Она тут же стала засыпать, убаюканная безопасностью и теплом его крепких объятий.

Завтра я проснусь и обязательно вспомню этот удивительный сон, успела подумать Дениз.

Глава 18

Дениз проснулась от звонка будильника и, не открывая глаз, нащупала кнопку и отключила звонок. Она несколько секунд лежала, прислушиваясь к себе и не понимая, что изменилось вокруг. Вдруг сбоку раздался неясный звук, а вслед за ним произошло какое-то шевеление.

Дениз оцепенела от страха и быстро открыла глаза. И увидела лицо Криса.

В голове у нее тут же прояснилось. Дениз лежала, разглядывая его лицо, смягчившееся и очень красивое. Ей показалось, что она может просто так лежать и смотреть на него целую вечность.. Дениз с трудом отвела взгляд и медленно, стараясь не побеспокоить Криса, поднялась и отправилась в душ.

Она так спешила покинуть квартиру, что даже не стала пить кофе.

Рабочий день прошел как в тумане. Дениз словно разделилась на две половинки, одна из которых была врачом, а другая — растерянной, сомневающейся и… постоянно думающей о Крисе женщиной. Заскочив после работы в супермаркет, она поспешила домой. И чем ближе был ее дом, тем сильнее Дениз охватывало лихорадочное нетерпение и непонятная дрожь. По ступенькам она почти взлетела и распахнула дверь.

— Крис?!

— Я здесь, в кухне… — Он выглянул из-за двери и улыбнулся так, что у нее дух захватило. — Привет!

— Привет! — выдохнула Дениз и, почувствовав слабость в ногах, привалилась к стене.

— Я приготовил ужин, — сообщил Крис.

Он подошел к Дениз и взял пакет из ее рук.

Их пальцы при этом едва соприкоснулись, но от его откровенного ласкающего взгляда, коснувшегося ее лица, и от этого мимолетного прикосновения Дениз неожиданно вспыхнула. Крис сделал вид, что все в порядке и он совсем не замечает ее порозовевших щек.

— Быстро мой руки и за стол!

Дениз повиновалась. Когда она села за стол, ее щеки все еще горели. Она боялась поднять на Криса глаза. Он поставил перед ней тарелку, и ноздрей Дениз достиг непередаваемо вкусный аромат. Желудок сжался в голодном спазме, и Дениз вспомнила, что целый день ничего не ела.

— Что это?

— Это мое фирменное блюдо. — Крис усмехнулся. — Секрет раскрывать не буду, но тебе должно понравиться.

Ей понравилось.

— Очень вкусно, — пробормотала она, стараясь не набрасываться на еду. — Ты, оказывается, умеешь прекрасно готовить, а не только лазать по пещерам!

— Ты удивишься, узнав, сколько у меня талантов, — поддразнил он ее.

— А посуду ты мыть умеешь? — невинно поинтересовалась Дениз, и Крис засмеялся.

— Это у меня получается лучше всего.

— Ты не представляешь, как я рада!

Это был странный вечер. Словно сговорившись, они не упоминали ни о чем, что могло бы нарушить эту воцарившуюся атмосферу легкого общения и непринужденного поддразнивания.

Крис вспоминал забавные истории из своего прошлого, и Дениз вдруг поняла, что он восполняет пробелы в их знакомстве, ненавязчиво рассказывая о себе. Она узнала, что Крис долго жил во Франции, где его отчим работал в дипломатическом представительстве, что Фиона в детстве была невероятной проказницей, сущим наказанием для родителей и «занозой» для брата.

Она сразу поняла, что Крис с Фионой очень близки, и снова испытала мимолетное смущение, вспомнив о том, что подумала про Фиону.

Жизнь Криса была разительно не похожа на ее жизнь, и Дениз ужасно захотелось стать частью его жизни . Поймав себя на этой мысли, она оцепенела. Дениз была уверена, что после урока, который преподал ей бывший муж, она никогда не пойдет на поводу у сердца. Она пообещала себе, что больше не поверит ни одному мужчине. И два года она жила именно так. Но сейчас от нее ничего не зависело. Крис незаметно влез в ее душу и остался там, хотя разум еще и сопротивлялся, отказываясь принять очевидное. Ее сердцу было наплевать, что творится в голове. Хотя и сердце, и голова принадлежали к одному телу, они разделились на два противоборствующих лагеря. Крис тут же уловил перемены в ее состоянии.

— Что-то не так, Дениз?

— Все в порядке, — едва выдавив улыбку, пробормотала она, отдаляясь от него с каждой секундой. — Спасибо за изумительный ужин, за этот удивительный ужин и вообще… за все.

— Я сказал что-то не то? — продолжал допытываться он, сверля ее темными напряженными глазами.

— Нет, все так. Давай я помою посуду, а потом мы можем посмотреть телевизор… Или придумать еще что-нибудь… — Дениз поднялась и тут же оказалась в его руках.

— Я предлагаю начать с «еще что-нибудь»…

— С чего? — испугалась Дениз.

— Я привез фотографии, — улыбаясь, пояснил Крис и увлек ее в гостиную.

Усадив Дениз на диван, он положил ей на колени увесистый пакет. Яркие фотографии вернули ее в Малайзию, в вечное лето, полное солнца и буйной зелени. Крис примостился рядом, положив руку на спинку дивана за ее спиной, и, склонившись, комментировал снимки. На многих фотографиях была она.

— Но откуда?.. — изумилась Дениз.

— Это проделки Марка. — Крис усмехнулся и покаянно признался:

— И некоторые — мои. Мне особенно нравится эта.

На снимке была изображена Дениз в местном наряде и с цветком гибискуса в волосах.

— Да, тут я неплохо получилась, хотя чаще всего мои фотографии просто ужасны… — пробормотала она, вдруг остро осознав, что Крис рядом, что их руки то и дело соприкасаются, ее бедро прижато к его ноге, а лица так близко, что, чуть поверни голову, и их губы…

— Нет, они прекрасны все до единой…

Дениз как во сне сделала этот легкий поворот головы, о котором думала секунду назад, и повернула голову, и их глаза встретились. В них она прочла желание, и ее охватил жар. До умопомрачения ей захотелось, чтобы Крис прижал ее к себе и спас от пустоты и одиночества.

— Дениз… — произнес он одними губами, и она всем своим существом отозвалась на этот зов.

Руки Криса тут же сомкнулись вокруг нее, не оставляя Дениз ни единого шанса пойти на попятную. — Мне кажется, это не будет незнакомым…

— Значит, ты все помнишь, — потерянно пробормотала она и тут же поняла, что этими словами выдала себя.

— Значит, эти странные видения чистая правда… — Глаза Криса полыхнули таким сиянием, что Дениз захотелось зажмуриться. — Я хочу снова это изведать. Сейчас… Время пришло, Денни…

Фотографии разлетелись по полу ярким пестрым ковром, но Дениз этого уже не видела.

— Денни, — мягко прошептал Крис, когда Дениз почти заснула. — Денни, я приехал потому, что… потому что не могу без тебя… Теперь у меня есть ты…

В этих словах ей почудилась застарелая боль, и Дениз прижалась к Крису еще крепче.

Она проснулась среди ночи, объятая ужасом, услышав хриплый стон Криса, полный боли и страдания. Она включила свет. Крис метался и стонал, его лицо было искажено и мокро от пота, а пальцы скрючились, словно он пытался за что-то уцепиться.

— Крис, пожалуйста, проснись, Крис!..

Она стала трясти его. Крис проснулся только через несколько секунд, и Дениз ужаснулась, когда он взглянул на нее глазами, полными отчаяния и какой-то пустоты.

— Крис, это только страшный сон, — прошептала она. — Я… я сейчас… Я принесу тебе воды…

Дениз вскочила и бросилась на кухню.

— Вот, выпей воды.

Она протянула ему стакан, и Крис тут же его осушил. Дениз присела на краешек кровати.

— Я испугал тебя… — тусклым голосом проговорил он.

— Нет, конечно нет…

— Пожалуйста, вернись ко мне…

Дениз едва не вздрогнула от странной мысли, что он не просто просит ее вернуться в постель. Ее промедление Крис истолковал по-своему.

— Прости, — пробормотал он и стал смотреть в стену.

Дениз, которая в эти секунды пыталась уверить себя, что он вовсе не предлагал ей разделить его жизнь, а всего лишь хотел от нее поддержки, молчаливого сочувствия и близости, чтобы справиться с кошмаром, встрепенулась и быстро легла рядом, обняв Криса и прижавшись щекой к его груди. Он сжал ее так крепко, что их тела казались одним целым.

— Приснился кошмар?

— Проклятые пещеры…

— Наша пещера была очень… милая… — дрогнувшим голосом промолвила Дениз.

— Что? О чем ты говоришь? — От удивления хватка Криса ослабла, и он заглянул в лицо Дениз.

— Там было очень романтично. Горела свеча, и были только мы. И никто не мог нам помешать…

— Никогда не думал об этом с такой точки зрения. — Крис усмехнулся и расслабился.

— Я тоже долго не могла так думать, но потом решила, что лучше найти что-то хорошее, даже если его было очень мало, и думать только об этом. Сначала это казалось мне почти святотатством. Но потом я подумала о том, что если это поможет мне справиться с ситуацией, то я буду думать именно так.

— Хорошее решение — одобрил Крис, снова прижимая ее к себе. — Я тоже думал об этом. И еще о том, что именно там, в этой пещере, наши жизни могли оборваться, но вместо этого они соединились…

Дениз думала о его словах весь следующий день. Она вдруг представила, что придет домой, где не будет Криса, и пришла в ужас. За несколько дней он стал ей необходим как воздух.

Что это, если не любовь? Любовь! Еще два месяца назад это слово приводило ее в содрогание и Дениз была уверена, что не полюбит больше никогда, — так был силен ее страх повторить ошибку. И вот это случилось!..

— Дениз, у тебя странное лицо. Все хорошо?

Она очнулась от своих мыслей и заметила, что сидит, уставившись перед собой, а ее пальцы сжимают сломанную ручку.

— Да, со мной все в порядке, — медленно ответила она. — Джой, мне нужно уйти пораньше.

— Пораньше? — удивилась Джой. — Дениз, очнись, твое дежурство уже час как закончилось!

Дениз испуганно взглянула на часы и бросилась переодеваться. Джой, качая головой, улыбалась ей вслед.

Когда Дениз влетела в квартиру, в комнатах было темно. Не успела она испугаться, что Крис и в самом деле исчез, как услышала его голос:

— Дениз, я здесь. Иди ко мне.

Она с трудом различила сидящего на диване в гостиной Криса.

— Почему ты сидишь в темноте? — тихо спросила Дениз, словно боясь вспугнуть эту робкую и многозначительную тишину и осторожно приближаясь к дивану.

Крис не шелохнулся, и Дениз уселась на краешек дивана, потом передвинулась чуть ближе к Крису. Она должна рискнуть. Сейчас или никогда.

— Я ждал тебя и думал. Нам нужно поговорить, Дениз.

— Хорошо, но сначала я хочу кое-что рассказать тебе. О своем бывшем муже.

— Дениз, если ты не хочешь… — мягко проговорил Крис.

— Я хочу, — упрямо заявила она, помолчала и медленно заговорила:

— Я тоже думала. Особенно о том, почему в моей жизни все сложилось именно так. Почему мы расстались с Жаном… Сначала я винила только себя. Я была плохой женой, все время пропадала на работе и даже там… Впрочем, это неважно. Все это слова моего бывшего мужа, — с горькой усмешкой призналась она. — Но потом я вдруг поняла, что он считает себя центром Вселенной, вокруг которого все должно вращаться. И я была маленькой планеткой, которую он едва замечал и которая нужна была ему только для самоутверждения. Я почти потеряла самоуважение и в один из моментов вдруг прозрела. Это было очень печальное открытие. Я поняла, что никакой любви вовсе не было. Было какое-то временное помешательство, увлечение, а потом наступила зависимость. Я действительно считала себя плохой, а мужа великим и всеми силами старалась угодить ему, удержать его. И, когда я сказала ему, что думаю о наших отношениях, он заявил, что раз он такое чудовище в моих глазах, то нам нужно расстаться. Он ушел, а я осталась с убеждением, что таковы все мужчины. И я с головой ушла в работу…

— Он просто сукин сын! Теперь я понимаю, почему ты так боялась меня… Обжегшись один раз на молоке, дуешь на воду! Дениз, я никогда не обижу тебя, обещаю. И никогда и никому не позволю тебя обидеть…

— Спасибо, — пробормотала она. — Я хочу сказать, что точно знаю, что ты не такой. Но не я не хочу, чтобы эта часть моей жизни разделяла нас… Теперь ты все знаешь, а я освободилась от своих призраков.

— Дениз, милая, я хочу, чтобы ты поехала со мной. Я люблю тебя. Давай поженимся, Денни! Я больше не смогу без тебя!

— Ты позволишь мне подумать?

— Только не очень долго, — пробормотал Крис, немного разочарованный тем, что Дениз не сделала ответного признания, хотя ее чувства ясно читались в ее выразительных глазах.

Крис понимал, что ей нужно время. Слишком быстро все происходило между ними, и, несмотря на свои слова, Дениз подсознательно еще боялась.

— Денни, давай устроим романтический ужин.

Я приготовлю нечто особенное, а ты вымоешь потом посуду…

Дениз улыбнулась.

— Ты же знаешь, что я соглашусь на что угодно, лишь бы снова попробовать твою стряпню.

Она действительно была готова на что угодно: чистить лук, мыть посуду, работать в шахте — лишь бы Крис был рядом…

Глава 19

Дениз услышала звонок в дверь и удивилась: неужели Крис так быстро вернулся из супермаркета? Она поспешила в прихожую, распахнула дверь и застыла, увидев Фиону.

— Привет, можно войти? — Улыбающаяся Фиона была красива, как никогда.

— Конечно… — Дениз посторонилась, пропуская гостью.

— Я зашла попрощаться — завтра улетаю в Париж.

— Крис сейчас придет, он в супермаркете, — сказала Дениз, чувствуя некоторую неловкость в обществе Фионы. — Хочешь что-нибудь выпить?

— Сухой мартини. — Фиона отпила глоток и без предисловий спросила:

— Что у тебя с Крисом?

— По-моему, это только наше дело.

— Я спрашиваю не из праздного любопытства, — сухо сказала Фиона и отошла к окну.

Теперь ее лицо скрывала тень, зато она отлично видела лицо Дениз.

— Вот как? — сухо сказала Дениз.

— Я решила, что больше ни одной стерве не позволю испортить жизнь моего брата. В прошлый раз он едва не погиб.

— Что? О чем ты говоришь, Фиона? — испугалась Дениз; ей вдруг стало холодно от этого заявления и жесткого выражения лица Фионы.

— Он ничего не рассказывал?

Дениз сглотнула и растерянно покачала головой.

— Что ж, Криса можно понять. Эта история не из тех, о которых приятно вспоминать.

— А что произошло? — осмелилась спросить Дениз.

— Думаю, что Крис расскажет тебе. Если захочет.

Сердце Дениз неровно заколотилось. Фиона знала Криса намного лучше, и если это намек на то, что им никогда не стать настолько близкими, что Крис расскажет ей эту историю…

— Именно из-за этого он боится гор вообще и пещер в частности. — Фиона помрачнела. — А после того, как он попал под обвал в тех пещерах, стало только хуже.

— Фиона, пожалуйста, ты мне должна рассказать, что с ним произошло!

— Я не терплю нерешительных людей, — резко заявила Фиона. — Ты любишь моего брата?

— Да!

— Я имею в виду, любишь ли ты его так, чтобы принять таким, какой он есть, и прожить с ним жизнь, пока смерть не разлучит вас?

Дениз невольно вспыхнула.

— Ты собираешься взять с меня клятву, которую произносят перед священником?

Видимо, это был вовсе не тот ответ, которого ожидала Фиона, потому что ее губы сжались в полоску, она со стуком поставила бокал на подоконник и направилась к двери.

— Пока, — бросила она на ходу. — А Криса я дождусь на улице.

Красавица блондинка явно не обладала покладистостью и мягким характером. Скорее твердостью, непримиримостью и отсутствием всяких компромиссов.

— Фиона, смерть уже однажды едва не соединила нас, — сказала Дениз ей в спину.

Фиона остановилась и резко обернулась.

— Что?

— Мы были вдвоем, когда обрушилась пещера. И теперь я отвечу на твой вопрос: я готова жить с Крисом в радости и в горести, в болезни и в здравии, пока смерть не разлучит нас.

— Вот как? — пробормотала Фиона, и ее лицо смягчилось. — Теперь я понимаю, что он плел, когда здорово набрался…

— Что? — Теперь Дениз была в полнейшем смятении. Невольно она восхитилась умением Фионы вгонять собеседника в ступор.

— Я расскажу тебе эту историю, — решительно сказала Фиона, словно не слыша вопроса Дениз. — Двенадцать лет назад у Криса была невеста. Очень красивая девушка, ее звали Жюли.

Он как раз учился в университете. Жюли вертела им как хотела, а ему казалось, что она его любит. Однажды она пожелала, чтобы Крис дал ей несколько уроков восхождения — у него к тому времени уже был опыт, — он согласился. В Альпы отправилась небольшая компания приятелей Криса. Погода была плохая, но Жюли настояла на этих «уроках». Небольшая лавина протащила их на самый край скалы… А потом Жюли, чтобы спастись самой, обрезала страховку, хотя вполне могла вытащить Криса…

Дениз ахнула, закрыла рот рукой, глядя на Фиону расширенными от ужаса глазами.

— Он двое суток пролежал в расщелине с несколькими переломами, пока его нашли спасатели. Он выжил… После того, как его спасли, мне казалось, что Крис сломался. Он почти не разговаривал, а через несколько месяцев уехал, бросив университет, некоторое время скитался по миру, пока не осел в Малайзии. Вот и вся история. Я хочу дать тебе совет: не старайся переделывать его, просто прими его таким, какой он есть, и позволь ему заниматься тем, чем он хочет. Этот центр стал для него опорой после того, как Крис пережил свою трагедию и захотел помочь другим людям. Не заставляй его идти против себя… Это все, что я могу тебе посоветовать.

— Спасибо, Фиона… Спасибо, что рассказала мне, — тихо сказала Дениз, чувствуя, как сжимается сердце.

Крис пережил предательство, которое невозможно ни забыть, ни простить. Он боится гор, но тем не менее пошел спасать пропавших подростков. Дениз вспомнила слова Криса о том, что он таким образом воспитывает свой характер.

Фиона напряженно следила за Дениз. Наконец она расслабилась, улыбнулась, и ее лицо стало невообразимо красивым.

— Думаю, на этот раз мой братец не промахнулся. Я жду от вас приглашения на свадьбу.

— Считай, что ты его получила, — в тон ей отозвалась Дениз.

— Что ж, я очень рада, что у меня появится сестра. — Фиона взглянула на часики. — Думаю, что Криса мне уже не дождаться, я опоздаю на самолет. Скажи ему, что я заходила, и поцелуй от меня. Скоро увидимся.

Фиона стремительно исчезла, оставив тонкий запах дорогих духов. Дениз медленно опустилась на диван.

Она вдруг все поняла, во всем разобралась и осознала глубину чувств Криса. Он не доверял женщинам даже больше, чем она — мужчинам.

И тем не менее он поверил ей и сумел пробиться сквозь стену, которую она возвела вокруг себя. Он открыл ей душу, находясь в более уязвимом состоянии, чем она, и молчаливо предоставил ей время для раздумий…

Последняя загадка получила свою разгадку, последняя стена упала, все преграды между ними рухнули, и Дениз оказалась перед решением, которое, казалось, она приняла давным-давно, только не могла этого еще осознать.

— Денни, почему дверь открыта?!

Дениз молчала, не в силах сказать ни слова, все еще находясь под впечатлением рассказа Фионы.

— Денни!.. — Крис влетел в комнату, и Дениз увидела, что он испуган. — Что с тобой, что случилось?!

Дениз смахнула слезы, но все еще не могла взять себя в руки. Крис схватил ее, дрожащую, в охапку, прижал к себе. Как всегда, этот прием подействовал безотказно. Как он узнал, что его тепло, его близость, биение его сердца мгновенно успокаивают ее?

— Со мной все в порядке, — прошептала наконец Дениз.

Крис слегка отстранил ее и пытливо посмотрел в лицо.

— Почему ты плакала? Почему у тебя такое выражение лица? С тобой все в порядке? Что произошло?

Дениз вдруг подумала, что любит каждую черточку лица Криса, даже эти усталые морщинки ей бесконечно дороги…

— Денни, — почти простонал вконец расстроенный Крис, — я ничего не понимаю… Дениз, если я испугал тебя своим предложением, я буду ждать сколько угодно… Если ты не хочешь ехать со мной, то мы можем остаться здесь. Купим квартиру побольше или дом в пригороде — что тебе больше нравится.

Это была чудовищная жертва. Крис бросал все, что ему было дорого и что он любил, выбирая ее. На Дениз хлынула лавина чувств, она почти захлебнулась, с трудом выплывая на поверхность и не чувствуя, что по щекам снова струятся слезы.

А Крис сразу понял, что она плачет. Он слишком хорошо понимал, нет, даже не понимал, а чувствовал ее. Так, словно она была его частью. И от этого понимания слезы потекли еще сильнее.

— Денни, — растерянно прошептал Крис, — я не хотел тебя огорчить. Пожалуйста, не плачь…

— Нет, ты вовсе не огорчил меня… — Она качнулась к нему навстречу и схватилась за него, словно утопающий за спасательный круг. Уткнувшись в его грудь, Дениз закрыла глаза и прошептала:

— Крис, я поеду с тобой. Я выйду за тебя замуж… Я сделаю все, что ты хочешь…

Он молчал слишком долго. Молчал и, кажется, даже не дышал. Наконец его широкая грудь приподнялась в глубоком и безмерно долгом вздохе.

— Я так долго хотел услышать эти слова… — хрипло сказал Крис. — И уж если ты на все согласна, то как насчет троих ребятишек?

— Согласна. Даже на четверых.

— Денни, я так люблю тебя…

Дениз что-то тихо проговорила в его мокрую от собственных слез рубашку. Крис не услышал, но безошибочно понял, что она сказала. Потому что эти слова огненными буквами отпечатались прямо на его сердце: «Я люблю тебя, Крис!»

Это оказалось так просто! Просто любить его и быть рядом!

— Крис, я уже почти готова!.. — прокричала Дениз из большой комнаты.

Она должна была быть готова еще полчаса назад, а Крис, вместо того чтобы отчаянно злиться — как злился бы, по мнению Дениз, любой мужчина в подобной ситуации, — лишь насмешливо посоветовал ей не укладывать в машину все их имущество.

— Тебе легко говорить… — пробормотала она под нос. — Я ведь должна предусмотреть все…

Они собирались в аэропорт, чтобы встретить Лори и Скотта, которые решили провести церемонию бракосочетания и медовый месяц в Малайзии. Лори так неожиданно прислала телеграмму, что Дениз растерялась. Крис как раз сопровождал экскурсию, Марк был в отпуске и не отходил от Катрин и их маленькой дочки, и Дениз просто совесть не позволила отрывать его от этого увлекательного времяпрепровождения.

Но сегодня утром Крис вернулся.

— Мне показалось, что я тебе срочно нужен… — сказал он, и Дениз едва не расплакалась от избытка чувств.

Он был ей нужен всегда. И всегда был рядом, даря любовь с невероятной щедростью, поддерживая и оберегая, исполняя свою «клятву героя». Согласно этой клятве, так будет, пока смерть не разлучит их.

— Дорогая…

Дениз обернулась и увидела в дверях сияющего Криса. Одной рукой он держал вертящегося Майки, другой — прижимал к груди Фиону.

Дениз с умилением смотрела на эту картину.

Близнецы были как две капли воды похожи на Криса, но глаза у них были зеленые, мамины.

Крис усмехнулся, безошибочно поняв ее состояние, и поддразнил:

— Денни, если ты заставишь Лори париться в аэропорту, она тебе этого не простит.

— Еще как простит. Ведь она там будет париться со Скоттом, а когда он рядом, Лори ничего не замечает!

Крис захохотал.

Подумать только — когда-то Дениз всерьез полагала, что их встреча — это самая большая ошибка, а получилось совсем наоборот. Она оказалась самым огромным выигрышем в ее жизни!


Купить книгу "Обещание героя" Стрейн Алекс

home | my bookshelf | | Обещание героя |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу