Book: Лекарство для доктора



Карен Роуз Смит

Лекарство для доктора

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Брайен Баррингтон опаздывала.

Запыхавшаяся, она влетела в стеклянную дверь частной клиники Савьер-Спрингс и остановилась на пороге — надо было хоть немного отдышаться и привести себя в порядок. Брайен достала расческу и зеркало, причесала вьющиеся волосы, поправила помаду на пухлых губах.

Ее беспокоило, сработается ли она с новым доктором Савьером, сменившим доктора Ольсена. Сегодня был его первый день в больнице, а ее… последний, если они не сработаются. Но лучше об этом не думать. Брайен работала в этой частной клинике уже шесть месяцев, с тех пор, как закончила курсы медсестер, и ей нравилось здесь. Но если они с новым доктором не найдут общий язык, уйти придется ей.

Глубоко вздохнув, девушка попыталась отбросить неприятные мысли. Она прошла в холл, где на удобных диванах, стоящих вдоль стен, уже сидели пациенты, ожидавшие приема. Поздоровавшись с ними, Брайен проскользнула в кабинет и стала поспешно переодеваться. Вслед за ней в кабинет зашла медсестра Лили Гаррисон, симпатичная тридцатилетняя блондинка, работавшая в клинике администратором. Лили была лучшей подругой Брайен.

— Что случилось? — спросила она.

— Будильник подвел.

— Доктор Савьер тебя ждет, — предупредила Лили. — Но я все подготовила к его приходу.

Мысль о том, что, еще не начав работу, она успела рассердить доктора Савьера, повергла Брайен в панику.

— Я бегу. Только уберу сумку и надену халат.

В этот момент дверь, ведущая в приемную, где осматривали пациентов, открылась, и в кабинет вошел высокий темноволосый мужчина с зелеными грустными глазами. Из приемной послышался детский плач.

Бросив пронзительный взгляд на Лили, доктор Джед Савьер посмотрел на Брайен и спросил:

— Вы моя медсестра?

Было что-то необычное в его тоне, какой-то подтекст, когда он произнес слово «моя». Это слово почему-то страшно взволновало и смутило Брайен, но она не стала разбираться в своих чувствах и вежливо протянула ему руку.

— Брайен Баррингтон. Извините, что опоздала.

Обычно я пунктуальна, но…

— Не стоит оправдываться, мисс Баррингтон.

Приступайте к работе. Что вы умеете делать?

Что она умеет делать? Разве можно в двух словах ответить на этот вопрос?

Брайен по природе была скромной и деликатной девушкой, говорить о себе не любила, но сейчас нужно было забыть о скромности. Брайен решительно посмотрела в его зеленые глаза.

— Думаю, когда мы начнем работать, вы сами увидите, что я умею.

Их взгляды встретились всего на несколько секунд, но ей показалось, что между ними пробежал электрический ток. У Брайен зазвенело в ушах, и закружилась голова, как будто она выпила бокал шампанского…

Девушка озадаченно покрутила головой, пытаясь стряхнуть с себя наваждение. Что это? Неужели на нее так подействовала его внешность? Несомненно, Джед Савьер — очень привлекательный мужчина: широкоплечий, статный, с выразительным лицом. В нем сразу чувствуется сила и надежность. Только вот в глазах затаилась грусть и еще что-то, чему Брайен пока не могла дать объяснение…

Она с трудом оторвала от него взгляд и, засмущавшись, обратилась к Лили:

— Я оставлю сумку здесь, ты не против?

— Ну конечно, что за вопрос, — ответила Лили, мельком глянув на доктора Савьера.

Брайен прошла в приемную, лишь на минуту задержавшись у доски, где были записаны фамилии сегодняшних посетителей. На смотровом столике сидела очаровательная малышка. Слезы градом катились по ее круглым щечкам.

Брайен ласково обратилась к девочке, стараясь говорить как можно мягче и дружелюбнее:

— Ну, Синди, здравствуй.

Малышка настороженно наблюдала, как незнакомая тетя в белом халате улыбаясь приближается к ней, и на миг успокоилась, но, как только доктор Савьер следом вошел в комнату, снова стала громко плакать.

— Извините, — попыталась сгладить ситуацию мама девочки, прижимая дочку к себе. — В последний раз, когда мы были здесь, доктор Ольсен был немного суров с ней, вот она теперь и боится…

Синди вновь испустила оглушительный вопль, и Брайен поняла, что надо срочно спасать ситуацию. Схватив ручку и бумагу, она мгновенно нарисовала смешную рожицу и, подойдя к ребенку, сказала:

— Смотри, это — помощник доктора, и он очень хочет, чтобы ты улыбнулась, — и протянула рисунок девочке.

Синди заинтересованно уставилась на смешную картинку, а доктор Савьер тем временем снял пугающий ребенка белый халат и остался в голубой рубашке и серых брюках. Брайен продолжала отвлекать девочку:

— Доктор пришел проверить твои глазки, ушки и горлышко, — и ее пальцы как бы играючи стали прикасаться к девочке, которая завороженно следила за Брайен и только хлопала глазками.

Савьер подошел к ребенку, достал инструменты и стал осторожно обследовать девочку, а Брайен тихонечко мурлыкала что-то успокаивающее. Синди молчала, позволяя прикасаться к себе.

— У нее воспалительный процесс в ушке. Ей надо давать лекарство, я вам сейчас его выпишу. Доктор сел за стол и быстро выписал рецепт, а потом улыбнулся девочке. — Твоя мама будет давать тебе сладкие розовые конфетки. Когда ты их скушаешь, ушко и горлышко перестанут болеть. Ведь сейчас ты плачешь, потому что у тебя болит ушко, а не потому, что ты меня боишься, правда?

— Не боюсь, — пролепетала кроха.

— Ну, вот и хорошо, слушайся маму.

— Спасибо, доктор, мы все сделаем, как вы сказали, — облегченно вздохнула мать.

Тем временем Брайен достала из шкафа коробку, в которой лежали маленькие мягкие игрушки.

— Видишь, какие красивые игрушки? Выбери себе любую и возьми с собой. В следующий раз, когда придешь к доктору, возьмешь другую.

Синди посмотрела на маму и, когда та одобрительно кивнула головой, схватила собачку. Потом посмотрела на Брайен и доктора и улыбнулась.

Мир был установлен.

— Антибиотики ей помогут. Но если в ближайшие три дня ей не станет легче, везите ее снова к нам. — Он погладил Синди по головке. — Думаю, она уже не будет так бояться, а мы, в свою очередь, сделаем все, чтобы эти визиты не были такими страшными для нее.

Брайен увидела, с какой тоской Джед посмотрел вслед уходящим. Может, ей показалось? Он вышел за ними, оставив девушку в недоумении. Но раздумывать ей было некогда, так как еще несколько больных ждали своей очереди. Она быстро просмотрела истории болезней, а потом пригласила следующего.

Так они трудились, слаженно и четко, почти ничего не говоря и понимая друг друга без слов. Это было так удивительно, ведь они никогда до этого не работали вместе. Иногда, повернувшись к Джеду, Брайен ловила его пристальный взгляд, а когда приближалась к нему, ей казалось, что ее тело притягивается к нему как магнитом. Девушке стало не по себе. Что это? Почему новый доктор так странно действует на нее, будит незнакомые до сих пор чувства? Брайен опасалась сильных эмоций, ведь ей уже пришлось пережить в своей короткой жизни многое…

Около полудня она вышла в вестибюль. Дженни Датэн, секретарь клиники, остановила ее вопросом:

— Ты что-нибудь узнала о докторе Савьере? Говорят, он был женат.

Брайен не знала, рассердиться ей или рассмеяться.

— Ничего пока не могу тебе сказать. Не стану же я расспрашивать его, а сам он, как ты понимаешь, не обсуждает со мной свою личную жизнь.

— В чем проблемы? Я не могу помочь? — раздался голос Джеда, он как раз вышел из кабинета.

Брайен заговорщицки переглянулась с Дженни, и обе покраснели.

— О, звонок, — нашлась Дженни и поспешно убежала в свою комнату.

— Так в чем дело, Брайен? — настойчиво переспросил доктор.

Девушка поняла, что он ждет честного ответа.

— Доктор Савьер, я…

— Джед!

— Джед, — пробормотала она, — все хотят побольше узнать о вас. А поскольку я работаю с вами… она замолчала.

— Ну и что же хотят обо мне знать?

Глубоко вздохнув, Брайен выпалила:

— Где вы раньше работали? Сколько вам лет?

Женаты ли вы?

— И это все? — весело спросил Джед, польщенный таким вниманием к себе. Он забавлялся ее смущением и восхищался смелостью: не каждая девушка стала бы спрашивать у едва знакомого мужчины, тем более начальника, такие вещи.

— Для начала — да!

Он от души расхохотался и, покачав головой, ответил:

— Мне сорок лет. Последние три года работал на Аляске. Разведен. Если кому-то хочется узнать подробности, пусть спросит меня сам, а не пристает с вопросами к вам. А теперь, думаю, нам пора продолжать работу, пациенты ждут.

Они направились в приемную. И когда в дверях их плечи соприкоснулись, Джед приобнял Брайен за талию и подтолкнул впереди себя. Почувствовав его сильную руку на своем теле, Брайен вздрогнула и вопросительно посмотрела на него. Он сделал вид, что ничего не произошло, и только в его глазах запрыгали чертики. Брайен показалось, что по ее телу побежал ток, но Джед уже отпустил ее, и она облегченно вздохнула.

Самообладание всегда было одной из сильных сторон ее характера, поэтому Брайен вполне успешно удалось скрыть охватившее ее волнение.

Надо держаться подальше от этого нового доктора, решила девушка, он явный сердцеед. Но… он такой привлекательный, такой загадочный, в нем чувствуется мужская сила, и противостоять его обаянию будет очень сложно.

Было уже больше шести вечера, когда последний пациент покинул клинику, и Брайен и доктор Савьер стали собираться домой. Когда он переоделся в элегантный серый костюм, у Брайен захватило дух — он выглядел потрясающе. Стараясь не глядеть на него, она пробормотала:

— Пожалуй, мы сегодня слишком много работали, даже для меня это чересчур.

— Ну, на Аляске я иногда работал сутками и без перерыва.

— У вас не было медсестры и других врачей?

Он грустно улыбнулся и взял ее пальто.

— Штат состоял из меня и сиделки, которая совмещала одновременно должности няни и медсестры. Деревня была небольшая, не больше ста жителей, но болели часто. Иногда приходилось туго.

Он держал ее пальто, ожидая, когда она оденется. Брайен с удовольствием приняла его ухаживание. На мгновение оказавшись в его объятиях, она поймала себя на мысли, что ей безумно хочется прижаться к нему, почувствовать его сильные руки, вдохнуть его запах… Тряхнув головой, чтобы сбросить наваждение, Брайен быстро надела пальто, повернулась к Джеду и спросила:

— Вы не скучаете по своей прежней работе? Они стояли так близко, что она видела легкие морщинки вокруг глаз и пробивающуюся седину в его густых волосах.

Джед тоже несколько мгновений изучал ее, любуясь аквамариновыми глазами и розовым лицом.

Какая же она юная, вздохнул он про себя, и какая красивая.

— Там мне приходилось много практиковать, поначалу было даже страшновато, — наконец сказал он. — Ну а когда привык, уже надо было уезжать.

Не стоит об этом говорить, пора по домам.

Брайен поняла, что он не хочет вдаваться в подробности своего прошлого.

— Врачу-профессионалу нечего делать в глухой деревне, он может потерять квалификацию. Я это ощутил на себе. — Он пристально посмотрел ей в глаза, почему-то печально вздохнул и с трудом сделал шаг назад. — Пора идти.

Уходить действительно было пора, потому что они уже оба поняли, что их тянет друг к другу. Но никто в этом ни за что бы не признался. Особенно Джед Савьер.

— Извините меня еще раз за утреннее опоздание… Знаете, я так волновалась накануне, что решила принять успокоительное… Я вообще плохо сплю, а тут еще это… Ну и проспала. К тому же от волнения будильник завела не правильно.

— А почему вы плохо спите? И почему так волновались? Я не кусаюсь, — он попытался шутить.

Брайен решила сказать ему правду:

— Я переживала, как мы с вами будем работать.

Надо приноровиться друг к другу, чувствовать, что хочет твой напарник. Вам мог не понравиться стиль моей работы и…

— Ну, о вашей работе я уже составил сегодня мнение, зря вы беспокоились. Мне очень нравится, как вы обращаетесь с пациентами, особенно с детьми и пожилыми людьми И поверьте мне, старому и опытному врачу, — вы очень профессиональны, правильно читаете симптомы болезни даже по внешнему осмотру. Мне это очень нравится Брайен почувствовала, как от его похвал у нее загорелись щеки.

— Спасибо!

— Не за что. К тому же вы очень приветливы и радушны. Кстати, я тоже плохо спал этой ночью У моего отца бессонница, и он в 2 часа ночи гремел на кухне чайником.

— Но если он действительно хотел пить?

— Вот он и пил, а я не спал, — юмор плескался в его глазах. — Я провожу вас до машины.

— О, это не обязательно!

— Нет, обязательно. Я и так задержал вас дольше обычного. Уже поздно. Мужчина должен отвечать за вверенную ему даже по службе женщину, Джед улыбнулся. — Я должен быть уверен, что вы благополучно добрались домой.

— У меня в машине стоит охранная система — Это не имеет значения, — сказал он и двинулся вперед.

Брайен тихо вздохнула. У нее уже появились некоторые опасения, что их отношения не смогут оставаться только деловыми. Надо быть осторожнее, не смотреть в эти завораживающие глаза, не касаться этих вкрадчиво-ласковых рук. Но как этого избежать, если они будут целый день вместе?

Разумеется, его предложение проводить ее было лишь данью вежливости, свидетельством хорошего воспитания, но сердце девушки почему-то трепетало, полное неизведанных переживаний, надежд, предчувствий.

Выйдя в темноту январского вечера, Брайен задохнулась, глотнув чистый морозный воздух.

— Тут климат гораздо мягче — Джед шел позади, и его слова едва долетали до нее, подхваченные и тут же унесенные ветром в морозную тьму. — На Аляске, где я работал, климат суровый, в декабре бывало до пятидесяти градусов мороза, и это при очень сильном северном ветре. Обычно в это время там бывает северное сияние — красивей этого явления нет ничего в мире.

Брайен думала об Аляске, северном сиянии, суровой и величественной природе и о Джеде, который жил там один. Опомнившись, она оглянулась вокруг и увидела, что только ее машина стоит на стоянке.

— А вы, что же, пойдете пешком? — удивилась она.

— Я живу недалеко. — Джед пристально смотрел на ее машину — парковка была хорошо освещена, и ее белая сверкающая красавица была видна как на ладони — Вам нравится ходить пешком? Садитесь, я подвезу вас.

— Спасибо, но мне действительно нравится гулять. Тем более после целого дня, проведенного в комнате, полезно подышать чистым воздухом.

Брайен открыла дверь машины и с удовольствием вдохнула запах кожи салона. Джед мельком глянул внутрь, потом на девушку. Они снова стояли рядом, не в силах расстаться. Джед был гораздо выше ее, и рядом с ним она чувствовала себя маленькой и хрупкой. Он положил руку на дверцу автомобиля и сказал:

— Очень красивая машина. Едва ли в нашем городе найдется еще одна такая.

Брайен почувствовала, как кровь приливает к ее щекам.

— Это подарок родителей к окончанию школы, тихо сказала она.

— У вас щедрые и богатые родители?

Ее родители… Думать о них было невыносимо и мучительно… Они погибли в автокатастрофе совсем недавно. Она судорожно сглотнула, но постаралась справиться с волнением.

— Да, они были щедрыми… Были… Они погибли. — Увидев, что Джед недоуменно и растерянно смотрит на нее, Брайен все же не стала больше ничего объяснять, решив что надо поскорее уезжать.

— Увидимся завтра. Спокойной ночи, — скользнув в машину, она быстро захлопнула дверь. Машина рванула с места.

Джед все так же растерянно и недоуменно смотрел ей вслед, понимая, что совершил оплошность.

Что ж, завтра он все выяснит и постарается загладить свою вину.

В субботу с утра Брайен прогулялась по магазинам и довольная вернулась домой. В последнее время она жила вместе с Лили Гаррисон, в ее небольшом уютном доме.

После гибели родителей Брайен не смогла жить одна в их огромном особняке. Убитая горем, одинокая и несчастная, она пошла работать в клинику медсестрой и часто оставалась там на ночь, чтобы не возвращаться в пустой холодный дом, где ее преследовали воспоминания. В клинике Брайен познакомилась и подружилась с Лили, и вскоре та предложила девушке пожить у нее. Брайен с радостью согласилась и с тех пор ни разу не пожалела об этом. Они стали с Лили неразлучными подругами и всегда выручали друг друга в трудную минуту.

У Лили была дочь Меган, очаровательная и бойкая девчушка пяти лет. С отцом своей дочки Лили давно развелась.

Брайен подъехала к дому, завернула за угол к парковке, поставила машину и пошла домой. Она разделась, вошла в гостиную и с удовольствием оглядела уютное и приветливое помещение. Из кухни доносились дивные ароматы, и Брайен сразу же отправилась туда.

— У нас намечается на завтра вечеринка, — Лили ловко нарезала сыр.

— Вечеринка?

— Ну да. Даг позаботится о напитках.

Сейчас у Лили был приятель, Даг, специалист по компьютерам, веселый и компанейский парень.

Брайен ждала, когда Даг придет к ним, чтобы осторожненько расспросить его о докторе Савьере, которого тот немного знал.

С того вечера, когда Джед проводил ее до машины и она сказала ему, что ее родители погибли, прошла неделя, но больше к разговорам на личные темы они не возвращались. Работали они на редкость слаженно, он был с ней предельно вежлив, но держался отстраненно.



— Ты говорила с Дагом? Что он сказал? — как можно равнодушнее спросила Брайен у Лили, стараясь не смотреть на нее.

— Джед приехал на Аляску из Лос-Анджелеса, что-то у него там произошло, но что, никто не знает. Потом работал на Аляске и вернулся сюда, к отцу, у которого здесь собственный дом… Больше он ничего не знает. Да ну его! Брайен, какие у тебя на завтра планы? Я пригласила завтра на вечер гостей — доктора Ольсена с женой, потом Сью и Джейн с мужьями, ну и еще кое-кого. Ты ничего не имеешь против?

Сью тоже работала в их клинике, помогала Лили вести истории болезней пациентов, и они решили, что вечеринка поможет доктору Савьеру побыстрее войти в коллектив и подружиться с коллегами.

Брайен почувствовала, как у нее тревожно забилось сердце: Джед будет сидеть рядом с ней за одним столом, не как начальник, а как… кто?

— Я свободна. Но ты думаешь, он придет?

— Разумеется! Я пригласила его сегодня утром, и он ответил, что придет, но ненадолго, у него дела. Думаю, это отговорка. Если ему вдруг станет неинтересно, у него будет предлог уйти.

— Все-таки мне непонятно, почему ты так печешься о нем? — спросила Брайен, глядя, как Лили ловко нарезает овощи.

— Он одинок, я уверена в этом, — серьезно сказала Лили. — Кстати, хочу дополнить твои знания о нем. До того, как отправиться на Аляску, он работал в Лос-Анджелесе, занимался пластической хирургией.

— Откуда ты знаешь?

Лили загадочно улыбнулась.

— У меня есть надежные источники.

Брайен рассмеялась, а Лили пояснила:

— Я не Шерлок Холмс, конечно. Я просто заглянула в резюме, которое он представил. Не думай, что специально смотрела, просто оно лежало на столе у доктора Ольсена, а я в это время с ним разговаривала.

— Джед сказал, что он разведен. Интересно, как долго он был женат? — задумчиво произнесла Брайен.

Лили чуть наклонила голову и шутливо нахмурилась:

— Ты же с ним работаешь, вот и спроси.

— Спроси! Он всячески избегает разговоров о себе. — Сказав это, Брайен вдруг поймала себя на том, что ей очень хотелось бы поговорить с Джедом не только о работе, узнать о его жизни, интересах, чувствах…

— И все-таки тебе надо постараться разговорить его, — посоветовала Лили.

— А зачем? Пусть у нас будут нормальные рабочие отношения. В конце концов, он мой начальник, это тоже надо помнить.

Брайен, несмотря на то что любила Лили как сестру и полностью доверяла ей, не хотела пока говорить подруге о своей зарождающейся симпатии к доктору Савьеру. Ведь неизвестно, как сложатся их отношения. Ей было понятно, что Джед к своим сорока годам приобрел большой жизненный опыт, что он пользуется успехом у женщин и знает об этом… Тут она вздохнула и подумала, что у нее за плечами не было ничего, кроме гибели родителей и смерти близкого друга. Пожалуй, многовато горя для ее лет, но тут уж ничего не поделаешь. Но она уверена, что со временем и к ней придет любовь.

Брайен погрузилась в воспоминания. Она думала о Бобби Спиваке, с которым дружила с детских лет. Со временем эта дружба переросла, как им обоим казалось, в любовь — во всяком случае, они даже обсуждали возможную помолвку. Но неожиданно у Бобби обнаружили лейкемию, и через несколько страшных месяцев его не стало. А через полгода погибли родители, и Брайен осталась совсем одна.

Сейчас, сравнивая доктора Савьера с Бобби, она понимала, что Бобби был еще ребенком, а их отношения были крайне далеки от любви. В них не было внутреннего огня и страсти, не было взаимного влечения и трепета. Да разве можно было требовать от Бобби, столь же неопытного и юного, как и она сама, чего-то большего, чем то робкое обожание, которым он ее окружал? И тут ее охватило опять волнение, что вечеринка, возможно, сблизит их с доктором. Брайен почувствовала вдруг острое желание любить и быть любимой именно таким опытным и зрелым мужчиной, как Джед. Но сможет ли она вызвать в нем любовь? Какие женщины ему нравятся? Наверняка его жена была красавицей. Почему он все-таки разошелся с ней?

Она погрузилась в нескромные мысли о Джеде, от которых еще сильнее забилось сердце.

— Да что с тобой? Брайен, ты слышишь меня? донесся до нее голос Лили.

Брайен рассеянно посмотрела на подругу, встряхнула головой, отгоняя видения, и проговорила:

— Тебе помочь? Что еще не готово? — и, взяв миску с фруктами, пошла к мойке. Хватит думать о глупостях, приказала она себе, завтра все будет ясно — и его отношение к ней, и так ли уж он нравится ей самой, не придумала ли она себе эту любовь… Брайен была увлекающейся натурой и, зная за собой эту черту, старалась обуздывать свои желания.

Джед с удовольствием принял приглашение Лили Гаррисон прийти на вечеринку. Он всегда умел дружить. В Лос-Анджелесе он, например, очень быстро подружился со своими партнерами и часто проводил с ними свободное время, стараясь почерпнуть из общения все, что могло пригодиться в жизни. Это качество сослужило ему хорошую службу и на Аляске, причем в еще большей степени. Он многое знал, многое видел и относился терпимо к чужим недостаткам. Но сегодня он не собирался надолго оставаться в гостях, так как он еще не решил, как ему держаться с Брайен.

Он стоял у окна и любовался раскинувшимся за окном зимним пейзажем.

— Попробуйте крабовый рулет. Я часто заглядываю в Интернет, там очень много интересных советов, в том числе и по кулинарным рецептам, — подошла к нему Лили с подносом в руках.

— Хотите освоить вторую профессию? — Он взял маленькую тарелочку и положил на нее кусок рулета.

— О, мне вполне хватает и моей основной работы. Но когда меня выгонят за какое-нибудь прегрешение, я буду иметь это в виду, — рассмеялась Лили.

В гостиную вошла Брайен, и Джед окаменел от неожиданности. Неужели это та скромная строгая медсестра, которая работала с ним бок о бок каждый день? Ее длинные вьющиеся светло-каштановые волосы свободно лежали на плечах, но от малейшего движения разлетались вокруг лица. Аквамариновые глаза сверкали, как изумруды… Лицо казалось фарфоровым, да и каким оно должно быть в 23 года?

Джед вспомнил, как вечером около машины, когда он провожал ее, ему вдруг захотелось узнать о ней побольше, расспросить о ее родителях, о том, как она живет сейчас без них, поделиться своими печальными воспоминаниями. Но атмосфера клиники совсем не располагала к доверительным беседам, и Джед никак не мог заставить себя начать такой разговор. К тому же оба они уже почувствовали, что их влечет друг к другу, и это мешало общению. Может, сегодня им удастся поговорить?

Брайен между тем оглядывалась по сторонам, по-видимому выбирая собеседника. Джеда она не замечала… Или делала вид, что не замечает? Но тут их глаза встретились, она быстро отвернулась и мгновенно выскользнула из комнаты.

В гостиную снова вошла Лили, и Джед подошел к ней.

— Лили, уделите мне пару минут, мне надо поговорить с вами.

— Подождите немного, я освобожусь и найду вас. Может, вы пока поболтаете с кем-нибудь? А еще лучше, если бы вы помогли Брайен приготовить кофе. — Лили ласково улыбнулась ему и куда-то исчезла.

Джеду ничего не оставалось, как пойти на кухню, где Брайен уже молола кофе.

— Вы с Лили так сегодня заняты, что не всем гостям можете уделить внимание, — Джед старался не смотреть на нее, но это было невозможно. — Лили просила помочь вам.

Брайен от неожиданности вздрогнула — она не ожидала, что он придет сюда.

— Спасибо, я справлюсь сама, все уже готово.

Вам здесь нравится? Или уже соскучились?

— Да нет, соскучиться я не успел, но, если честно, я давно уже не хожу по вечеринкам. Я занимаюсь спортом, играю в футбол или катаюсь на лыжах. А развлечения… я уже отошел от такой жизни.

— Вы и на Аляске вели такой же образ жизни?

— Даже еще скромнее, — улыбнулся Джед.

Наступила неловкая пауза. Обоим казалось, что в воздухе повисла какая-то недоговоренность.

Джед почувствовал, что именно он должен начать разговор.

— Я хотел сказать, что тогда, вечером, я был неловок. Вообще-то у меня нет привычки лезть в чужую жизнь. После Аляски я стал немного дикарем.

Мне очень жаль, что тот разговор заставил вас вспомнить о своем горе.

Брайен вздохнула и погрузилась в воспоминания. Ее отец был прекрасным кардиологом, а мама — адвокатом. Их знал весь город, люди уважали и любили их. Трагическая смерть этой семьи потрясла всех. Брайен осталась одна. Она унаследовала состояние родителей, но не изменила образа жизни, хотя могла путешествовать по миру, жить в свое удовольствие и пользоваться всеми благами, которые можно получить за деньги. Она понимала, что окружающие удивлялись, почему такая молодая и богатая девушка работает медсестрой, но ей нравилась эта работа, нравилось, когда людям становилось легче от ее заботы.

Брайен подняла глаза и встретила взгляд Джеда.

Он ждал ответа.

— Вы ни в чем не виноваты. Просто мне до сих пор не верится, что их нет, ведь прошло всего семь месяцев. Я не могу свыкнуться с этим, не могу принять их смерть как реальность… — она не закончила фразу, так как в кухню прибежала Меган с куклой.

Девочка тут же обняла Брайен и хитро посмотрела на нее снизу вверх. Джед не мог отвести глаз от девочки, такая она была хорошенькая. У него болезненно сжалось сердце и сдавило горло. Неужели он никогда не избавится от тоски по дочери?

Прошло уже три года, как Трэйси утонула, а ему кажется, что это случилось вчера.

Брайен улыбнулась девочке и ласково погладила ее по голове.

— Ну, маленькая плутовка, говори, зачем пришла? Какая у тебя нарядная Пенелопа.

— Мама попросила меня помочь тебе. Давай я отнесу гостям что-нибудь.

— Хорошо. — Брайен положила на блюдо имбирные пирожные и сказала Меган:

— Отдай куклу дяде Джеду, а сама возьми это и отнеси гостям. Только не торопись. А я принесу кофе и чашки.

Меган тут же подбежала к Джеду и, сунув ему свою кудрявую розовощекую Пенелопу, торопливо вернулась к Брайен. Джед, поймав удивленный взгляд Брайен, постарался взять себя в руки и улыбнуться.

Они все вместе направились в гостиную и стали наблюдать, как малышка подходит к гостям и предлагает им пирожные. Потом Меган взяла у Джеда куклу и умчалась, оставив их вдвоем.

— Доктор Савьер, почему вы так взволнованны?

Что с вами? — ласково спросила Брайен.

— Ничего, — ответил он довольно резко и осекся красивое лицо девушки сразу омрачилось, губы сжались. Конечно, надо быть мягче с ней, ведь она явно неравнодушна к нему. Но зачем он ей нужен? На что ей, молодой богатой красивой девушке, скромный врач Джед Савьер, разведенный, несчастный и суровый? Если узнают, что его отношения с Брайен Баррингтон вышли за рамки дружбы, вряд ли это прибавит ему уважения среди жителей маленького городка Савьер-Спрингс.

Он смотрел на нее так, будто видел в последний раз. Как же она не похожа на его бывшую жену и как далека от того образа жизни, который он вел раньше!

— Джед? — робко повторила она.

— Вам показалось, Брайен, у меня все в порядке.

Но мне пора, я предупреждал Лили, что, возможно, уйду пораньше.

— Так скоро? Вы так заняты? Но вы еще не попробовали вот этот торт, — и она показала на огромный торт, стоящий в центре стола и выглядевший необыкновенно аппетитно.

— Нет, нет, спасибо. Я уже сыт, все было очень вкусно — и крабовый рулет, и имбирные пирожные, я не говорю уже о том, какой вкусный кофе вы сварили. Очевидно, у вас есть какой-то свой собственный тайный рецепт?

— Вы угадали, меня научила варить кофе мама, это семейная тайна.

— И все-таки мне придется уйти. Я очень благодарен за приглашение, передайте это вашей подруге. — Джед почувствовал, что он больше не в состоянии находиться рядом с Брайен. Она слишком волнует его, слишком притягивает к себе. Надо бежать, бежать, пока он не утонул в этих аквамариновых глазах и не запутался в ее длинных кудрявых волосах. Бежать от ее простоты и искренности, от ее вопросов, на которые он не может ответить… От ее молодости и женственности… Он на расстоянии чувствует, как она сексуальна и темпераментна…

Но сейчас он холоден как лед. Он не готов к новой жизни, к новым чувствам, его не привлекает семейный очаг. Он должен быть один и лелеять свое горе…

Джед быстро кивнул ей и пошел к выходу.

— Увидимся завтра, не так ли? — догнал его вопрос Брайен.

Джед только махнул рукой.

Брайен в растерянности смотрела ему вслед, ничего не понимая и изо всех сил сдерживаясь, чтобы не побежать за ним вслед. Что он за человек? Что случилось в его жизни, что гонит его от людей?

ГЛАВА ВТОРАЯ

В понедельник Брайен заполняла медицинские карты своих пациентов. Глянув мельком в окно, она невольно поморщилась — шел сильный снег. Она давно бы уехала домой, но Джед не отпускал ее, хотя все уже ушли. Конечно, если быть до конца честной, ей не так уж и хотелось уходить от него, несмотря на то что он сегодня — и это после вчерашней вечеринки — держался как-то особенно отчужденно.

Брайен не могла понять, почему он так внезапно ушел вчера. Что случилось? Почему он вдруг так разволновался? Она сразу почувствовала это, хотя Джед и отрицал. А сегодня? Кроме «доброе утро» он не сказал ей за весь день ни одного дружеского слова. Просьбы подать инструмент или принести лекарство — не в счет.

И тем не менее Брайен притягивал этот человек.

Работая рядом с ним, она постоянно находилась под воздействием его мрачноватого обаяния и никак не могла выбросить из головы мечты о поцелуях, ласках, объятиях, обо всем том, что составляет основу отношений между мужчиной и женщиной.

Теперь ей казалось, что это самое главное в жизни… В ней проснулась женщина, пылкая, страстная, жаждущая и ждущая.

В приемную вошел пожилой человек, впустив за собой холодный зимний воздух. Брайен недовольно подумала, что придется еще больше задержаться. Она вздохнула, представив, как будет трудно ехать: снег ведь не перестает. Между тем старик подошел к окошку регистратуры и сверкнул глазами из-под охотничьей шляпы. У него было морщинистое лицо, умное и благородное; квадратную челюсть скрадывала небольшая аккуратная борода.

Брайен постаралась как можно любезнее спросить:

— Что вам угодно, сэр?

Его зеленые глаза оценивающе осмотрели девушку.

— Мне нужен доктор Джед Савьер.

Брайен не помнила, чтобы кто-либо записывался на такой поздний час, а без предварительной записи у них пациентов не принимали.

— Вы лично договаривались встретиться с доктором Савьером?

— У меня нет необходимости договариваться с ним. Доктор Савьер — мой сын.

Брайен улыбнулась, ну как же она не заметила поразительного сходства мужчин этой семейки! Те же густые брови, суровый взгляд, квадратная челюсть, высокие скулы и выражение лица…

— Доктор Савьер у себя в кабинете, я сейчас ему скажу, что вы пришли и… — она не успела закончить фразу, так как Джед вышел в приемную и удивленно воскликнул:

— Отец! Ты зачем пришел? Тебе плохо?

Старик пожал плечами:

— Был недалеко по хозяйственным делам, купил каменную соль для тротуара. Ну и решил заехать за тобой. На улице страшные заносы.

Резкий телефонный звонок заставил всех замолчать. Брайен схватила трубку.

— Брайен, это Лили, — раздался в трубке нежный голосок подруги. — Ты скоро освободишься?

— Думаю, скоро. Мне не хотелось бы оставаться в клинике на ночь. Мы с доктором Савьером задержались, много бумажной работы.

— Брайен, я звоню тебе не из праздного любопытства. По радио передали, что будут сильные заносы и не стоит, по возможности, выезжать на дорогу. Мы с Меган останемся у мамы.

Брайен знала, что мама Лили присматривала за внучкой, пока дочь была на работе, а вечером Лили забирала Меган. Значит, сегодня они заночуют у бабушки.

— Ну а зачем ты тогда звонишь?

— Приезжай к нам. Мы прекрасно проведем время. Мама всегда рада тебе.

— Лили, но я не знаю, смогу ли я выехать со стоянки. Ты не знаешь, дороги не будут расчищать?

— Пока не перестанет снегопад, вряд ли. Хочешь, я заеду за тобой?

— Нет! Не хватало еще, чтобы с тобой что-нибудь приключилось на дороге. Я останусь здесь.

Отец Джеда решительно и довольно грубо вклинился в разговор:

— Послушайте меня, молодая леди. Вы говорите ерунду. Как это вы останетесь одна ночью в пустом помещении? Почему бы вам не поехать к нам и не поужинать в нашем обществе у теплого камина?

Ну а когда снег прекратится, мы доставим вас куда угодно. Мой грузовичок может пройти везде.

— Кто это там говорит? — спросила Лили.

— Это отец доктора Савьера. Он предлагает мне перекусить у них, а потом отвезти домой, — Брайен говорила это в трубку, а сама косила глазом на Савьеров, сначала на отца, а потом — особенно пристально — на Джеда.

Джед все это время выступал только в роли слушателя. Он не ожидал такого поворота событий, но, разумеется, тут же поддержал отца:

— Папа прав. Вы не можете ехать и не можете оставаться здесь одна. Поедем к нам, другого выхода нет. Даже если дороги не будут расчищены к ночи, у нас есть свободная комната, где вы сможете провести ночь.

Поколебавшись пару секунд, Брайен сказала Лили:

— Доктор Савьер и его папа, пожалуй, правы. Я поеду с ними. Перезвоню тебе, если понадобится.



Привет маме и Меган.

— Ты уверена, что поступаешь правильно? — переспросила Лили.

Снова посмотрев на Джеда, Брайен сказала:

— Лили, у меня нет другого выхода. Спокойной ночи. — И повесила трубку.

Как неожиданно все получилось. Брайен чувствовала, как ее волнует мысль, что она оказалась с Джедом в такой чрезвычайной ситуации. Неужели у нее будет возможность узнать Джеда поближе? А что, если… Прекрати немедленно, одернула она себя и повернулась к Савьеру-старшему.

— Мистер Савьер, — улыбнулась она ему. — Я предлагаю вам свою помощь в приготовлении ужина.

— Нет, вы наша гостья, будете отдыхать и развлекать нас беседой. Кстати, мы не познакомились.

Эл Савьер, — протянул он руку.

— Брайен Баррингтон, — улыбнулась она в ответ.

— Дочь Эдварда Баррингтона? — удивленно переспросил Эл.

— Да. А вы знали моего отца?

— О, он был замечательным человеком, таких теперь редко встретишь.

— Спасибо за ваши теплые слова. Папа умел слушать людей и любил им помогать, и люди в ответ платили ему любовью.

— Я не поверил, когда услышал об этой трагедии. Как жаль, что вы остались одна. Насколько я знаю, у вас нет братьев и сестер? Горе трудно переносить одному. Но вы мужественно держитесь, молодец. — Эл переминался с ноги на ногу, видимо собираясь еще что-то сказать, но Джед вдруг перебил его:

— Отец, хватит болтать! Заводи свой вездеход, пора ехать.

— Ты прав, — старик почти обрадовался, что сын прервал его. — Я пойду на улицу, заведу машину и буду ждать вас.

Когда Эл вышел, Брайен все же решила уточнить ситуацию:

— Джед, вы уверены, что мне надо ехать к вам в гости? Подумайте, пока не поздно.

— В Савьер-Спрингс принято помогать друг другу, особенно когда случаются такие экстремальные ситуации. Здесь живут очень доброжелательные люди…

— И все же…

— Именно доброжелательность здешних граждан и явилась одной из причин, почему я покинул Аляску и вернулся сюда.

— Значит, вы вернулись обратно, потому что вам нравится Савьер-Спрингс и его жители?

— Я вернулся сюда потому, что пришло время.

Но хватит обо мне. — Джед посмотрел на нее и добавил:

— Я не могу допустить, чтобы вы поехали в метель, когда дорога может преподнести любую неприятность. И не хочу, чтобы вы оставались одна в пустом здании. Хочу только предупредить вас: мой отец немного грубоват, он отвык от женского общества, так что не обижайтесь на него. На самом деле он добрейший и милейший человек.

— Чего, право, не скажешь о вас, — ехидно пошутила Брайен.

— Вы напрасно иронизируете. В конце концов, вы же миритесь с моим присутствием целый день, покачал он головой.

— Джед, я рада, что работаю под вашим руководством. Для меня это очень важно. Я многому учусь у вас и благодарна судьбе, что она свела нас вместе, — она запнулась, не зная, как выразить еще свои чувства.

— Вы всегда так честны? — Джед пытливо посмотрел ей в глаза.

— Пытаюсь. Надеюсь, вы не откажете мне также и в тактичности?

— Брайен, у вас так много добродетелей, что перечисление их займет слишком много времени.

Отец заждался нас.

Они стояли почти рядом, и Брайен почувствовала, как от него шла жаркая волна, захватывавшая ее с головы до ног. Ей стало страшно от этого незнакомого, но властно охватившего ее чувства. Джед с трудом оторвал от нее взгляд, нервно тряхнул головой и охрипшим голосом произнес:

— Одевайтесь, и едем.

Спустя пять минут он уже помогал ей забраться в машину. Оба, отец и сын, изо всех сил старались ей угодить. Брайен наслаждалась их заботой и вниманием. Ей было так сладостно ощущать рядом присутствие этого замечательного доктора, самого лучшего доктора в мире — Джеда Савьера. Пусть даже это путешествие будет величайшей ошибкой ее жизни, она ни о чем не пожалеет.

Сидя рядом с ним, Брайен чувствовала, что готова на любой безрассудный поступок, стоит ему лишь поманить ее пальцем, хотя разумом она понимала: Джед Савьер слишком искушенный мужчина и лучше держаться от него подальше. Но сейчас разум был где-то далеко, отдельно от ее трепетной души и тела, которое требовало того, чего она еще никогда не испытывала.

Между тем грузовик с трудом пробирался сквозь снежные заносы. Кое-где снежный покров уже достигал полуметра, и Эл старался, где можно, объехать горы снега. Брайен искоса посмотрела на Джеда, и тут ей стало смешно — такой напряженный вид был у него. Судорожно сжатые челюсти, нахмуренные брови и стиснутые кулаки явно говорили о его внутреннем состоянии. Чего он боится, подумала девушка. Неужели меня?

Они проехали еще минут десять и оказались около красивого двухэтажного дома. Парадное ярко освещалось, очевидно, электричество не было повреждено. Джед вылез из машины и стал помогать Брайен выбраться из глубины вездехода. На мгновение задержавшись, она спрыгнула с высокой подножки и сразу оказалась в сугробе. Ее коротенькие кожаные сапожки наполнились снегом.

Она поморщилась, представив, как замерзнут ноги.

Джед тут же нашелся:

— Стойте на месте, вы слишком легко обуты для этих сугробов, — и с этими словами протянул ей руки.

— Зачем? — смутилась Брайен, но он мгновенно подхватил ее на руки и понес. Брайен ничего больше не оставалось, как обхватить его за шею, однако она все же попыталась сопротивляться хотя бы на словах:

— Ботинки вполне выдержат испытание снегом. Я специально купила их для зимы.

— Специально? Ну-ну, — рассмеялся Джед. — Они модные, согласен, но для зимы вряд ли годятся. Зимняя обувь должна закрывать ногу до колен. — Джед осторожно ступал по снегу, боясь поскользнуться и упасть со своей бесценной ношей.

Брайен так нравилось, что он несет ее на руках, ей было так уютно, она чувствовала себя такой защищенной, что почти не слышала его рассуждений о том, какая должна быть зимняя обувь.

Она прижалась к нему чуть-чуть крепче, как бы невзначай. Какой он сильный, какие у него широкие плечи, мускулистые руки, какое наслаждение нежиться в его объятиях! Но вот и крыльцо. Джед осторожно, будто она была драгоценной фарфоровой вазой, поставил ее на ступеньку. Брайен смотрела в его зеленые искрящиеся глаза и таяла… таяла, а когда он поправил ее распушившиеся локоны, ей захотелось обнять его и больше не отпускать.

— Кстати, в такую погоду неплохо бы надевать шляпу с полями, тогда прическа будет в целости и сохранности, — хрипло сказал он, как бы оправдываясь за свой интимный жест.

— Шляпу? — переспросила она. — Учту на будущее, в это время года снег — частый гость.

Зачем я с ними поехала, думала она? Это так безрассудно с моей стороны, я поддалась эмоциям, мне стало любопытно посмотреть, как он живет, захотелось побыть с ним рядом. С каждой минутой он нравится мне больше и больше, и скоро я совсем потеряю голову. Как я смогу работать с ним?

Но теперь поздно думать об этом.

Джед безуспешно пытался найти в карманах ключи, у него дрожали руки, то ли от волнения, то ли от холода.

— Я так и знал, что у тебя нет ключей. Возьми мои, — раздался сзади голос отца.

Но Джед продолжал рыться в карманах.

— Есть! — Он вытащил связку, быстро открыл дверь и пропустил вперед Брайен и отца.

Они разделись и занялись приготовлениями к ужину. Эл отправился на кухню, Джед стал разжигать камин. Брайен оглядела гостиную. Ей очень понравилось их простое, с грубоватым изяществом обставленное жилье. На стенах висели портреты, видимо родных.

— У вас есть братья и сестры? — спросила она.

— И брат, и сестра, — с улыбкой ответил Джед.

— Старше вас? — настойчиво допытывалась она.

— Старше.

— Они живут здесь?

— Нет, они не захотели жить в маленьком городке. Сестра Элли живет в Калифорнии, она преуспевающий менеджер, а Крис военный, полковник. Джед отвернулся к огню, поэтому лица его не было видно.

— Какие вы все молодцы, добились в жизни успеха. Думаю, ваши родители гордятся вами.

Бросив взгляд на разгоревшееся пламя, Джед сказал:

— К сожалению, мама умерла, не дождавшись наших успехов, как вы выразились, а отец хотел, чтобы мы выросли честными и порядочными, а эти качества не всегда сопутствуют успеху. Если уж быть откровенным до конца, то мое представление об успехе за последние годы очень изменилось.

— Но, Джед, вы же в Лос-Анджелесе занимались пластической хирургией. Это очень модная и весьма доходная профессия, не лишенная к тому же творческого начала. Разве она не обеспечивала вам успех в жизни?

Джед хотел что-то сказать, но в гостиную вошел Эл. Улыбаясь во весь рот, он объявил:

— На ужин будет курица в горшочке и картофель. Брайен, вы умеете готовить?

— Немного. Это мое любимое блюдо. Я его готовлю с пряностями и добавляю маслины.

Эл усмехнулся.

— Мой сын тоже его любит. Ну, вот и хорошо, тогда я забираю вас на кухню, и мы приступим к приготовлению всеми любимой курицы.

— Отец, ты уже приручил Брайен, как тебе это удалось? — улыбнулся Джед.

— Думаю, сынок, со временем тебе это тоже удастся.

Улыбка исчезла с лица Джеда, и он быстро сказал:

— До курицы еще далеко, я лучше поищу что-нибудь в холодильнике, по-моему, там оставались пирожные.

Брайен улыбнулась отцу:

— Мистер Савьер, пойдемте скорее на кухню и займемся курицей, а ваш сын пусть ест пирожные.

— Пойдемте, дорогая. Я покажу вам, где и что находится.

После ужина Джед стал мыть посуду, а Эл и Брайен сели в гостиной у камина. Джед был в каком-то взвинченном состоянии, причины которого не совсем понимал. Да, она готовила ему еду, сидела рядом с ним, улыбалась и говорила… Неужели все это так подействовало на него? Он уже несколько лет не испытывал таких чувств, находясь рядом с женщиной. Конечно, она молода и красива, это на кого угодно подействует. И все-таки дело не в молодости и красоте Брайен. Он много встречал в своей жизни красивых женщин, но оставался равнодушен, так в чем же дело?

Он поставил последнюю тарелку в сушку, и тут в кухню вошел отец.

— Снег идет не переставая. Похоже, нас засыпает. Пойду расчищу сугробы хотя бы во дворе и на тротуаре.

— Отец, ты устанешь. Это бесполезный труд, пока идет снег. Иди отдохни, поболтай с Брайен.

— Ты считаешь, что это бесполезный труд? А если нас засыплет по самую крышу? Тогда трудно будет что-либо сделать, придется ждать помощи от мэрии. Мы же с тобой отвечаем за нашу гостью.

Так что иди сам отдыхай, а я буду делать то, что считаю нужным.

— Мистер Савьер, — окликнула его Брайен.

Эл бросил на нее укоризненный взгляд.

— Эл, дорогая!

— Эл, — повторила она чуть смущенно. — Я доставляю вам слишком много хлопот. Вы, наверное, в это время смотрите телевизор или отдыхаете…

— Ничего подобного. А если и так, то сегодня я отдыхать не буду. Джед даст вам все, что надо. Завтра утром мы увидимся, вряд ли вы попадете сегодня домой, метель усиливается, — и с этими словами он вышел из кухни.

Джед махнул рукой и сказал:

— Отец прав, пошли в гостиную, там тепло и уютно. Как вы смотрите на то, чтобы чего-нибудь выпить?

Предложение было заманчивым — они с Джедом у горящего камина… В руках бокалы… И… На этом ее фантазия истощилась. Но как узнать, что будет дальше, если она откажется? И Брайен ответила:

— Я не против.

Она уютно устроились на диване, а Джед поставил на маленьком столике бокалы, бутылку бренди, вазу с апельсинами и яблочный сок.

— Я вижу, ваш папа очень самостоятельный. Все время хочет показать, что он не нуждается в вашей помощи.

— Вы правы, но мне от этого не легче. Мою помощь, даже самую незначительную, он принимает в штыки, хотя я вижу, что она бы ему не помешала.

— Возможно, он не хочет расслабляться. Ему кажется, что вы не останетесь здесь надолго, вот он и старается полагаться только на себя самого.

Джед задумчиво посмотрел на нее.

— Да, я не уверен, что останусь здесь. А вы уверены, что ваше будущее связано с Савьер-Спрингс?

Брайен на мгновение задумалась. Она как-то пыталась устроиться волонтером в Центр по оказанию помощи детям из стран Южной Америки. Но потом передумала — во-первых, надо было уладить дела с наследством родителей и, во-вторых, окончательно определиться с вопросом, что она хочет от жизни.

Джед ждал ответа, и Брайен нерешительно сказала:

— Я не уверена, что клиника — это мое будущее.

— Почему бы вам не продолжить обучение и, например, не пойти по стопам своего отца?

— Как бы вам это объяснить? — Брайен растерянно смотрела на него. Ну не объяснять же ему, что медсестрой она стала из-за Бобби, за которым ухаживала во время его болезни? Немного подумав, она ответила:

— Собственно, объяснять нечего. Мне нравится распознавать симптомы болезней, нравится облегчать страдания пациентов, нравится, что люди тянутся ко мне, доверяют мне, надеются на меня. Но до папы мне далеко, трудно даже представить, что я могу быть похожей на него. Вы понимаете меня? Профессия врача слишком обязывает, нельзя быть плохим врачом.

Джед слушал ее и вспоминал, сколько ему пришлось выслушать упреков от Кэролайн за то, что работа у него всегда была на первом месте, а она, жена, на втором. Ну а уж когда родилась Трэйси, жена просто сбесилась от ревности. Теперь он понимает, что это была даже не ревность, а самолюбие, она привыкла всегда быть в центре внимания.

К сожалению, он понял это только после свадьбы.

— Понимаю, и очень хорошо, — ответил он, думая, что Брайен не менее богата, чем его бывшая жена, но это не мешает ей быть скромной и доброжелательной. Он постоянно наблюдал за ней, восхищаясь тем, как естественно и искренне она относится к людям, не делая различия между пациентами. Может, именно поэтому его так влекло к ней?

К тому же она так красива… Ну а если б она не была такой привлекательной? Джед тут же отбросил эту мысль. Зачем думать об этом, когда он не может оторвать от нее глаз? Как идет ей этот золотистый свитер, какая у нее стройная фигура и красивые ноги, как мерцают аквамариновые глаза!

Дрова в камине потрескивали, рассыпая во все стороны искры. Бренди приятно расслабляло его.

Давно Джеду не было так хорошо, он был почти счастлив…

Брайен смотрела на него, не отрываясь и не стесняясь. Очевидно, бренди и на нее подействовало. Но не только бренди, нет. От него исходила такая сексуальная энергия, что она была полностью в его власти…

— Брайен, — хрипло произнес Джед. — Брайен, ты…

Она не двигалась, глядя на него пытливым взглядом, следя за его губами, вслушиваясь в его голос. Оба чувствовали, что страстно притягивают друг друга, что они уже связаны чем-то таким, чего не в силах разорвать.

Джед с трудом владел собой, такого острого сексуального влечения он давно уже не чувствовал. Эта девушка пробудила в нем зверя, он готов был накинуться на нее, такую юную и нежную.

Не в силах больше сдерживать свою страсть, он прижался к ее губам, нежно и осторожно. Брайен не двигалась.

Я снова живу, подумал он, прижимая ее к себе и все сильнее впиваясь в ее губы. Невыразимое блаженство охватило его, он стал страстно целовать ее губы, шею и лицо. Брайен затрепетала в его объятиях и стала так же неистово отвечать ему, прижимаясь к нему все теснее. Она перестала сопротивляться, отдаваясь его рукам, губам и языку. Они закружились в круговороте страсти, затуманившем их сознание.

Но вдруг Джед опомнился. Что он делает? Он набросился на Брайен, пользуясь тем, что она у него в гостях? Она беззащитна перед ним, сорокалетним опытным мужчиной. Она почти ребенок, это же видно по ее неумелым, хотя и пылким ответным ласкам. А он готов был воспользоваться ее влюбленностью, чтобы утолить свою страсть. Джед, где твоя совесть?

Он оторвался от Брайен и судорожно потряс головой, стараясь освободиться от любовного дурмана. Брайен удивленно смотрела на него затуманенными глазами, ничего не понимая и надеясь на продолжение.

— Нет, нет, это невозможно, мы не должны… потерянно прошептал он. — Это ошибка, мы не должны… — повторял он как заведенный.

Ее щеки залились румянцем, глаза засверкали…

Она была явно смущена, взволнованна, растеряна, но еще больше рассержена. Она не боится, а он вдруг так испугался? Чего? Испортить свою репутацию? Боится потерять свободу? Но она и не покушается на его свободу…

— Мы вместе работаем, — тихо проговорил Джед, оправдываясь. И добавил, видимо решив, что это не самый убедительный аргумент:

— К тому же я намного старше вас, мне не подобает соблазнять маленьких девочек.

— Вы правы, я поняла, — пробормотала Брайен, внимательно изучая свои ногти и стараясь не смотреть на него.

Он встал и отстраненно произнес:

— Пойду посмотрю, что делается на улице. Ваша комната наверху. Все, что вам понадобится, уже приготовлено. Эл постарался.

Брайен слегка поежилась и, изо всех сил стараясь казаться непринужденной, спросила:

— Думаете, к утру все расчистят?

— Будем надеяться.

Их глаза встретились, обоих обожгло воспоминание о только что пережитых ласках и испытанном блаженстве от прикосновений друг к другу…

Но Джед первым отвел глаза, кашлянул и пошел к вешалке. Надев куртку, молча шагнул за порог, не оглянувшись и ничего больше не сказав.

Брайен, горько усмехаясь, смотрела ему вслед все понимающим взглядом.

Матрас был ужасно неудобный, как, впрочем, и сама кровать, но не это было причиной бессонницы Брайен. У нее замерзли руки и ноги, от холода разболелась голова, да и память о поцелуе не давала ей покоя. Ее воспоминания до сих пор хранили чувственную остроту этого поцелуя, она рисовала все новые и новые картины того, что могло случиться, но не случилось. Хотя она была готова ко всему.

Вой ветра доносился даже сквозь плотно закрытые окна; казалось, на улице дерутся дикие звери.

Девушке стало по-настоящему страшно.

В дверь тихонько постучали.

— Брайен, ты спишь?

Джед! Но почему у него такой встревоженный голос?

— К сожалению, нет. Входи!

Дверь осторожно открылась, и Джед вошел в комнату. Он был в мокрой куртке и с фонарем в руке, взъерошенный и расстроенный.

— Ветер не на шутку разбушевался, а температура резко упала. У тебя очень холодно, может, спустишься вниз, к камину?

— Сколько же сейчас времени?

— Около трех. Еще можно вполне выспаться, особенно когда согреешься. Надеюсь, к утру погода улучшится.

— Ты прав, здесь слишком холодно. — Ей вдруг ужасно захотелось спать. — Ну а теперь отвернись или выйди, мне надо одеться, — и она смущенно посмотрела на кресло, где лежала ее одежда.

— Ох, извини, — пробормотал Джед. — Я оставлю тебе фонарь, электричество не работает. Когда оденешься, крикни.

Брайен быстро стала натягивать на себя брюки и свитер, думая о том, каким чучелом она выглядит: растрепанная, с хлюпающим от холода носом и покрасневшими от бессонницы глазами. Ужас.

Но выхода не было.

— Готова! — крикнула она, чувствуя себя скованно и неуютно.

Джед светил фонариком ей под ноги, чтобы она не споткнулась и не упала с лестницы, довольно крутой и узкой.

— Подумай, что тебе нужно, я постараюсь все сделать, — сказал он озабоченно.

Мне нужно, чтобы ты взял меня на руки, сразу же подумала Брайен. Но это было, к сожалению, совершенно нереально, а реально было то, что Джед — ее начальник, значительно старше ее и не имеет ни малейшего желания выходить за рамки служебных отношений. Что ж, наверное, он прав, любовные отношения на службе обычно ни к чему хорошему не приводят.

— Мне ничего не нужно, кроме тепла, — вздохнула Брайен. Ее ответ прозвучал несколько двусмысленно, и Брайен даже посмотрела на него, надеясь, что он поймет. Но Джед, казалось, превратился в каменную статую.

— Ложись на диван и укройся одеялом, ты скоро согреешься. Я лягу в кресло и накроюсь медвежьей шубой. Она, правда, очень старая, отец иногда накрывает ею ноги, но сейчас сгодится и как одеяло.

Брайен устроилась на диване и стала наблюдать, как Джед укладывается в кресло и накрывается чем-то похожим на тулуп.

За окном выл ветер, но в комнате было уютно и тепло, и Брайен успокоилась. Джед мельком глянул на нее, но она сделала вид, что не заметила его взгляда, и натянула одеяло до самого носа. Но как бы они оба ни притворялись, что ничего не происходит, напряжение в комнате возрастало. Каждый думал об одном и том же, темнота еще больше обострила их желание. Джед готов был вскочить и броситься на нее, и лишь мысль о том, что она у него в доме, юная и беззащитная, сдерживала его.

Надо было во что бы то ни стало сбросить это наваждение.

— Ты могла бы работать с доктором Ольсеном? — с удивлением услышала Брайен его вопрос.

— Нет! Я не хочу работать с доктором Ольсеном.

Мне нравится работать с тобой, — быстро ответила она. Неужели он так напуган этим поцелуем, что хочет избавиться от нее?

— Ты уверена?

— Вполне, — ее пальцы нервно вцепились в одеяло. — Мне нравится твоя манера обращаться с пациентами, нравится твоя невозмутимость и сдержанность даже в самых неожиданных моментах, я уже многому у тебя научилась. Джед, ты слышишь меня?

— Да, но ты…

— Джед, почему ты приехал сюда? — Брайен постаралась как можно мягче спросить это.

— Все причины уже в прошлом. Я доволен тем, что делаю здесь и что живу с отцом.

Это был вежливый ответ человека, не настроенного на откровенность. Спрашивать дальше не было смысла, поняла Брайен. Что ж, у нее еще будет время вернуться к этому разговору, она уверена, а сейчас надо спать.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Услышав наконец ее спокойное дыхание, Джед облегченно вздохнул: его гостья согрелась и заснула. Но он заснуть не мог. Снова и снова вспоминая, как целовал ее, как она пылко отвечала, он все больше и больше возбуждался, не в силах успокоиться. Его разгоряченное воображение рисовало сладостные картины. Он бросил воровской взгляд на девушку, на контуры ее тела, скрытые одеялом, и кровь бросилась ему в голову. Он усилием воли отбросил свои нескромные мысли и даже ущипнул себя. Брайен шевельнулась и повернулась к нему спиной, и это движение слегка охладило его.

Джед уже несколько лет избегал близких отношений с женщинами. Конечно, у него возникало иногда смутное влечение к какой-нибудь красотке, но он без труда выбрасывал из головы все мысли о флирте. Ему это совершенно не нужно. В его жизни нет больше места любви и привязанности.

Но, впервые увидев Брайен, Джед сразу почувствовал идущее от нее притяжение. Почему-то его не оставляло ощущение, что она именно та женщина, о которой он когда-то мечтал, которая ему нужна. Конечно, она очень хороша, но разве он не встречал красивых женщин раньше? Нет, дело не только в красоте. В Брайен есть что-то такое, чего он до сих пор не встречал в женщинах, да и, по правде говоря, не верил, что молоденькая красивая девушка может быть такой… Какой? Он и сам не мог объяснить.

Но Брайен значительно моложе его, он не может не принимать во внимание ее возраст… Но разве не бывает таких случаев в жизни? Джед вспомнил, что, когда познакомился со своей бывшей женой, та тоже была молода и казалась такой невинной. Кэролайн была очаровательна, ее обожали родители, и она вертела ими, а на первых порах и Джедом, как хотела. Для нее не существовало слова «нет». К ее ногам, надо отдать должное, потрясающе красивым, складывалось все — драгоценности, новые автомобили, путешествия. Стоило ей вообразить Джеда своим идеалом мужчины, и через некоторое время она получила его в мужья.

Правда, он не мог не признать, что брак с Кэролайн временами был не так уж и плох, она иногда вела себя как любящая и заботливая жена, и все же главным в их браке были ее желания и она сама.

Джед задумался. Что, если и Брайен такая же?

Со своей красотой и богатством она может заполучить в мужья любого. Так зачем ей он, скромный врач?

В доме стояла тишина, слышались лишь завывание ветра да постукивание веток о стены дома.

Вдруг Брайен как-то беспокойно заворочалась и застонала. Джед приподнялся и посмотрел на нее: в отблесках огня было видно, что она дрожит, как от озноба, а по ее щекам текут слезы.

Джед соскочил со своего кресла и подошел к ней.

— Брайен, проснись! Брайен, это Джед. Тебе ничего не угрожает, проснись!

Однако девушка все еще находилась во власти сна и продолжала стонать. Наконец Джеду удалось разбудить ее. Она с трудом открыла глаза, полные слез.

— Мне снова снились родители… и весь этот ужас. Я помню каждое слово полицейского. Брайен, потрясенная ночным кошмаром, продолжала плакать.

Взяв ее за руку, Джед сказал:

— Успокойся, моя девочка. Время залечивает наши раны. К сожалению, ты вряд ли когда-нибудь забудешь эту трагедию. Но боль постепенно притупится.

Брайен привстала и отчего-то рассердилась:

— Думаешь? Я с тех пор повзрослела на десять лет… Я понимаю, что прошлого не вернешь, но память отказывается забыть прошлое. Моя жизнь с родителями была полна счастья. Они были моими друзьями…

Джеду были хорошо понятны ее чувства. Он также не мог забыть свою очаровательную дочь, не мог забыть ее маленьких ручек, которые обнимали его за шею. Но он потерял ее. Он виноват, виноват.

И никогда не простит себе этого.

— И все же время лечит, — горько вздохнул он.

Почувствовав боль в его голос, Брайен внимательно посмотрела на него:

— Ты пережил что-нибудь подобное? — мягко спросила она.

Джед сел рядом с ней, борясь с желанием притянуть ее к себе, но Брайен так отстраненно посмотрела на него, что он только вздохнул и кивнул головой. Она покрутила золотой браслет на запястье и пробормотала:

— Когда-то отец сказал мне, что любое горе притупляется. Он был прав, жизнь есть жизнь, и не стоит отказываться от того, что она дает, — дружбы, любви, счастья.

Сидя около нее, вдыхая запах ее волос, слушая ее нежный голос, Джед с трудом владел собой. Он едва сдерживал себя, чтобы не схватить ее в объятия и любить, любить прямо здесь на диване у камина. Но странно, к острому желанию обладать ею примешивалась нежность и даже робость. Эта молодая красивая девушка была одинока и беззащитна, и Джеду вдруг захотелось стать для нее всем другом, мужем, защитником. Это было очень неожиданное чувство для него самого. Неужели он хочет чего-то большего, чем секс?

Он вспомнил Кэролайн, чья красота возбуждала его как мужчину, и он поддерживал с женой близкие отношения, несмотря на то что они духовно все больше отдалялись друг от друга. Потом, когда он уже понял, что между ними совсем не осталось ничего общего, ему даже физическая близость с ней давалась с трудом.

А вдруг и сейчас им движет только влечение?

Но нет, Брайен другая. Да и он, пройдя такую школу семейной жизни, столкнувшись с женским лицемерием и ложью, теперь способен оценить искренность и доброту. Иначе зачем же весь этот горький опыт? Но это все мысли, а что на самом деле между ними происходит?

Джед встал, подошел к окну и отодвинул штору: уже светало, но снег продолжал идти. Может, все-таки попробовать поспать? Или лучше принести дров, ведь неизвестно, когда дадут электричество и можно будет включить обогреватели.

— Брайен, снег все идет. Я схожу принесу дров.

Она улыбнулась и качнула головой в знак согласия.

— Думаю, что мы уже не заснем, но ты полежи, а я посмотрю, из чего можно соорудить завтрак, добавил Джед.

Как глупо то, что я делаю, подумал он. Вместо того, чтобы обнять ее и любить, любить до изнеможения, вдыхать ее запах, целовать эти чувственные нежные губы и забыть про все на свете, он куда-то потащится. Как она ему сейчас улыбнулась — покорно, да, но сколько огня и призыва в ее аквамариновых глазах и улыбке! Он опять подумал, что она совсем девочка. Скорее всего, невинная. Куда он лезет? Разве он забыл, что после развода поклялся никогда больше не брать на себя ответственность за чужую судьбу? Но прошло уже так много времени с тех пор, неужели эта клятва жизненно необходима? Разве ему не отпущено судьбой немного счастья?

Нет. Ему не нужны никакие близкие отношения. Он слишком хорошо помнит всю ту боль, которую ему пришлось пережить. Лучше всю жизнь оставаться в одиночестве, чем пережить что-нибудь подобное еще раз. Никто ему не нужен. Он прекрасно проживет один. Без женщины. Без семьи. Без детей.

Джед круто повернулся и вышел из гостиной.

Он хозяин и должен заботиться о своей гостье.

Брайен привела себя в порядок, насколько это было возможно, и пошла на кухню. Джед был на улице, а она стала осматривать полки буфета и обнаружила банку бобов с мясом. Прекрасно!

В кухню вошел Эл, заспанный и хмурый, но, увидев девушку, хлопотавшую у плиты, улыбнулся.

— Признаюсь, что увидеть утром на кухне юное хорошенькое лицо — большая радость для меня, да пожалуй, и не только для меня.

Брайен тоже улыбнулась, ей было приятно, что она нравится отцу Джеда; его слова были совершенно искренними.

— Я думаю, бобы надо подогреть, — начал он.

— А из черствого хлеба можно сделать вкусные тосты, тем более что есть сыр, — добавила Брайен.

— Вы — великолепная хозяйка! — галантно улыбнулся Эл.

Эл Савьер был несколько старомоден и относился к женщинам по-рыцарски. Эту черту унаследовал от отца и Джед, что в какой-то мере объясняло его поведение с Брайен. Она уже поняла это. Не было случая, чтобы он не открыл перед ней дверь и не пропустил вперед. Он всегда подавал ей пальто, когда они вместе одевались после работы, и провожал до машины, если они задерживались на работе допоздна. Его манеры были безупречны, и это не могло не восхищать Брайен.

— Кстати, у вас в буфете есть много вкусных вещей, вот, например, консервированные персики, ореховое масло, миндаль. Мы можем долго продержаться, — Брайен лукаво посмотрела на старика.

— Надо же! Не думал, что у меня такие запасы.

Вы волшебница. Знает ли Джед об этом?

Брайен покраснела.

— Вряд ли он смог оценить так быстро мои скромные качества, мы же работаем совсем немного вместе.

— Хмм! — последовало непродолжительное молчание. Брайен чувствовала, что старик изучает ее.

И наконец прозвучал вопрос:

— Что вы думаете о моем сыне?

— Я же сказала, мы слишком мало работаем вместе. Общение в основном сводится к заботе о пациентах.

— Согласен, времени было мало, чтобы узнать друг друга, к тому же Джед замкнулся с тех пор, как… — Эл замолчал, но потом закончил:

— Впрочем, он слишком все усложняет.

— Но почему? — Брайен не хотела задавать этот вопрос, но он выскочил как-то сам собой.

Эл пододвинул кресло и тяжело опустился в него.

— Знаете, Брайен, ведь именно наша семья основала Савьер-Спрингс. Начало всему положил Теодор Савьер. Первые Савьеры были отважные искатели приключений, но не очень удачливые бизнесмены. Так вот, Теодор основал поселок вокруг озера вместе со своими друзьями. Они решили заняться сельским хозяйством и построить текстильную фабрику. Но у Тедди не было хозяйственной жилки, и руководитель он тоже был никудышный. Все стало разваливаться, он с компаньонами продал фабрику и все остальное.

Эл в подробностях рассказывал Брайен о своем родственнике, и она поняла, что эта семейная неудача до сих пор волнует его.

— Дети унаследовали небольшие деньги, оставшиеся от продажи имущества. Я — потомок брата Тедди, мой отец был мастером на фабрике, ну и я пошел по его стопам.

Брайен ждала продолжения, ей было интересно, и Эл, видя ее заинтересованность, неторопливо продолжал:

— Мне всегда хотелось достичь большего успеха в жизни, чем мой отец. Хотелось даже рисковать, хотя родные меня и осуждали. И они оказались правы Моя семья жила небогато, одежду мы покупали в магазинах подержанных вещей, обстановка была самая скромная, ну и так далее. Но Джед, Джед решил во что бы то ни стало вырваться из нищеты и жить по-другому. Он старательно учился и держался с большим достоинством и не обращал внимания на насмешки сынков богачей, которым от рождения все преподносилось на серебряной тарелочке.

Брайен подумала, что она тоже все получала на серебряной тарелочке, не прикладывая к этому никаких усилий. А она ведь даже не была родной дочерью Баррингтонов, они ее усыновили и любили как родную.

— Джед был выше зависти и решил доказать, что Савьеры могут занять подобающее место в обществе. Он очень умный и толковый, я это говорю не как отец, не подумайте. Так о нем думают многие, в том числе и люди, как бы вам сказать, недолюбливающие его. Он окончил колледж за три года вместо четырех и поступил в медицинский колледж. Честно говоря, я не верил в него, но он сказал мне, что добьется успеха хотя бы ради того, чтобы его мать имела все то, чего не смог дать ей я. К сожалению, она не дождалась обещанного сыном материального благополучия и умерла еще до того, как он занялся пластической хирургией и стал процветающим модным доктором. Но потом… — Эл вздохнул и замолчал.

Брайен вспомнила, как посмотрел Джед на ее роскошный автомобиль. Теперь-то ей понятен его взгляд — она была одной из тех. Неужели он полагал, что ее богатство может помешать их сближению? Что же случилось в Лос-Анджелесе, что заставило его замкнуться в одиночестве? Он отнюдь не производит впечатления монаха и аскета, он для этого слишком сексуален и обаятелен. Почему он развелся с женой?

Ей хотелось знать о нем все, но надо ли ей это?

Чем может закончиться их общение, к которому так тянутся ее душа и тело?

Но в этот момент вошел Джед, мокрый и раскрасневшийся на морозе.

— Снег почти прекратился, попробуем после завтрака прорваться на дорогу. В крайнем случае попросим кого-нибудь отбуксировать нас.

Брайен покачала головой:

— Думаю, мы прорвемся, ведь больные не будут ждать, когда расчистят дороги.

Джед хотел что-то возразить, но тут его нос почувствовал аромат тостов и разогретых бобов с мясом. Он с силой втянул воздух и улыбнулся:

— Как вы догадались насчет тостов с сыром?

— Я очень люблю их, а в буфете был черствый хлеб и маленький засохший кусочек сыра, вот и все. Раньше, на ранчо у родителей, я часто готовила разные тосты, причем на открытом огне.

— Может, вы еще умеете и забрасывать лассо? весело спросил Эл. — Можете заарканить теленка?

— Вы обо мне слишком уж высокого мнения.

Это мужское дело, а я люблю печь хлеб и пироги, умею шить, вязать и вообще знаю толк в рукоделии.

Эл с удивлением поднял брови:

— Вы не шутите? Можете испечь хлеб и бисквиты?

— Как-нибудь испеку, и если вы скажете, что он невкусный, я не буду с вами дружить, — лукаво пригрозила Брайен.

Спустя час неожиданно дали свет. Это сразу улучшило всем настроение, хотя Джед и без того во время завтрака был мил и внимателен. Но сдержан. Брайен поняла, как прав был Эл, назвав своего сына очень непростым человеком.

Когда поднялись из-за стола, Джед настоял на том, чтобы сразу ехать в клинику. Он переживал за возможных пациентов, нуждающихся в помощи.

Брайен еще раз отметила его ответственность, с которой он относился к своим обязанностям.

Сидя рядом с ним в грузовичке Эла, она молчала, наблюдая за дорогой, которая была непривычно опасной. Чувствовалось, что Джед выжимает из машины все, чтобы справиться с заносами и одолеть снежные завалы. Брайен искоса поглядывала на него, любуясь его четким профилем, сильными руками. Ее снова охватила атмосфера чувственности, исходящая от Джеда. Но почему он не захотел быть с ней? Поцелуй зажег в ее крови острое желание принадлежать ему, она была готова на все. Возможно, она не нравится ему или его что-то сдерживает? Но что? В его жизни была какая-то тайна.

Почему он уехал из Лос-Анджелеса? Почему сменил престижную и денежную профессию пластического хирурга на тяжелую судьбу практикующего врача? Рассказ его отца только разжег ее любопытство, хотя она теперь видит, что он действительно изо всех сил пытается сохранить чисто деловые отношения «врач — медсестра».

Брайен, уже не отрывая глаз, смотрела на Джеда, едва сдерживаясь, чтобы не обнять его, не прижаться к нему. Он такой мужественный, он излучает чувственную энергию, перед которой невозможно устоять.

Нет! Надо взять себя в руки. Зачем ей эта любовь? Он же явно сторонится ее, видимо считая взбалмошной богатой наследницей, из прихоти ставшей медсестрой.

Она стала вспоминать своих родителей. Отец всегда целовал ее и маму, когда уходил из дому. Папа и мама никогда не стеснялись обняться, когда смотрели кино по телевизору, а если шли гулять, держались за руки. Они всегда старались ужинать вместе, а по воскресеньям совместный завтрак и обед были многолетней традицией. Будет ли когда-нибудь так и в ее семье? Брайен вздохнула и посмотрела на Джеда — с ним вряд ли.

Тишина в кабине становилась уже тягостной, как вдруг машина забуксовала и остановилась.

Почти поперек дороги, уткнувшись в огромный снежный сугроб, торчала старенькая машина, а около нее стояла маленькая грустная женщина, удрученно глядя на все это, как будто желая взглядом растопить снежную глыбу.

— Надо помочь, — сказал Джед.

— В автомобиле дети, — заметила Брайен, всматриваясь в машину.

Выбравшись из грузовичка, Джед вытащил из багажника лопату и лом, а потом подошел к женщине. Брайен последовала за ним.

— Меня занесло, я не справилась с управлением.

Дорога ужасная, а моя машина старенькая, не тянет уже, — произнесла женщина, стуча зубами.

Брайен увидела, что женщина слишком легко одета для такой погоды, на ней не было даже перчаток и теплого шарфа. Из машины выбрались двое ребятишек и с интересом разглядывали незнакомых дядю и тетю. Мальчику на вид было лет девять. Он тут же заявил:

— Я могу помочь.

Девочка лет шести добавила:

— Я тоже.

Брайен погладила ее по головке и улыбнулась:

— У тебя очень красивая шапочка и варежки. Она хотела подбодрить ребенка, видя, как мама и дети мужественно ведут себя.

Вдруг девочка надрывно закашлялась. Джед, услышав этот кашель, посмотрел на нее с явным беспокойством.

— Меня зовут Бен, а ее — Кэйт. Но она слишком мала, чтобы помогать нам, — важно заявил мальчик.

Верхняя губа у него была деформированной, это была так называемая «заячья губа». Джед нахмурился, явно расстроенный.

— Дарен Стенмайер, — протянула женщина руку Джеду и прибавила, глядя на Брайен:

— Спасибо, что остановились. Не хотелось бы вас затруднять, но дети замерзнут, я одна не справлюсь. Бен, отойди от машины!

— Мам, я хочу помогать, — захныкал он.

— Мама права, ведь у нас только одна лопата. Я сам справлюсь, малыш. Лучше полезайте-ка в машину. На улице холодно, а сестричка кашляет.

Однако ребята хныкали и упорствовали, и тогда мама сгребла их в охапку и впихнула в машину.

— Мне не нравится кашель вашей дочери. Я врач, работаю в клинике. Вам надо обязательно приехать к нам и обследовать дочь. Можем прямо сейчас поехать туда. Кстати, и Бену нужна помощь.

Но женщина покачала головой:

— Спасибо, но у меня нет страховки. Я два месяца назад потеряла работу, и мне нечем вам заплатить, доктор. Но спасибо за добрые слова.

— Не беспокойтесь о деньгах, главное — здоровье ваших детей. Можно упустить болезнь дочери, а сыну будет поздно делать операцию, — решительно сказал Джед. — Поехали!

— Но у меня нет денег, я не могу пользоваться вашим великодушием, поймите. Лечение стоит очень дорого.

— Когда найдете работу, тогда и рассчитаемся, договорились? Ну а сейчас давайте займемся машиной.

Спустя полчаса они уже подъехали к клинике, и Джед открыл дверь. В помещении было прохладно, и Брайен первым делом проверила отопление.

Но все было в порядке, просто очень холодно на улице. Джед, уже в белом халате, строгий и деловой, пригласил маму и детей в смотровой кабинет.

Брайен ему помогала. Он стал тщательно прослушивать девочку, время от времени удрученно покачивая головой. Положив стетоскоп, он обратился к матери:

— Шумы сзади справа, как я и думал, — он стал подробно инструктировать Дорен, как лечить девочку. — Я дам вам лекарство, которое должно ей помочь. Когда пройдете курс лечения, снова приедете ко мне.

Дорен заплакала:

— Доктор, не знаю, как вас благодарить.

— Я врач, и мой долг лечить людей. Тем более ребенка.

— О, далеко не все врачи так благородны и бескорыстны, — она покачала головой, но Джед не дал ей закончить:

— Не будем больше обсуждать это.

Когда Дорен с детьми уехала, Джед достал бумажник, вытащил деньги и положил в кассу. Брайен поняла, что он сам оплатил дорогие антибиотики.

— Джед, ты очень добрый человек и настоящий врач, — сказала она с восхищением.

Он от неожиданности вздрогнул и покраснел, поняв, что она видела, как он положил в кассу деньги.

— Любой врач сделал бы на моем месте то же самое для этих несчастных детей, — буркнул он.

— Возможно, — нехотя согласилась она. — Будешь делать Бену операцию?

— Мальчику необходимо вернуть нормальную улыбку, но это очень трудная операция.

Когда Брайен стала наследницей большого состояния, она сразу же решила, что часть денег потратит на благотворительность, но до сих пор не знала, куда именно вложить деньги. И вот теперь ее осенило: ее деньги нужны больным детям. Она машинально водила пальцем по своим губам и улыбалась своим мыслям. Глянув мельком на Джеда, она перехватила его взгляд, прикованный к ее губам, и покраснела, тут же вспомнив об их поцелуе. Похоже, он тоже не забыл о нем. Но откуда тогда такая стойкость? Почему он все время сдерживает себя? И зачем он напускает на все такую таинственность?

И вдруг Брайен смело спросила:

— Джед, почему же ты все-таки оставил пластическую хирургию?

— Это длинная история, — попытался отмахнуться он.

Но Брайен не приняла его ответ.

— Пациентов нет, и мы никуда не торопимся.

— Пациентов нет, но у меня не сделаны записи, а пациенты могут прийти в любую минуту, — стойко держался Джед.

Брайен покачала головой:

—  — Я просмотрела все записи на автоответчике, все утренние вызовы отменены, пока никого нет.

Однако он двинулся к выходу, явно не собираясь беседовать. Брайен вздохнула и пошла за ним.

В дверях они почти столкнулись, и мгновенно обоих охватило воспоминание о ночных объятиях и страстном поцелуе. Ей показалось, что еще миг — и он схватит ее в объятия и снова станет целовать, но он судорожно вздохнул и шагнул вперед.

— Брайен, я твой начальник и не могу говорить о своей личной жизни и прошлом. Единственное, что я могу сказать — в том, что я оставил Лос-Анджелес, не было ничего скандального. Мне нечего стыдиться, я не совершил никакого преступления, в том числе и профессионального. Вообще, тебя не должно интересовать мое прошлое.

— Но…

— Ты слишком молода, чтобы понять кризисные моменты в жизни человека, тем более мужчины моего возраста. У меня такой кризис случился несколько лет назад, когда я должен был принять решение, как жить дальше… И я принял это решение.

Когда ты станешь старше и приобретешь опыт в отношениях с мужчиной, тогда ты многое поймешь, а сейчас ты совсем ребенок…

Брайен редко сердилась, но сейчас она буквально вскипела:

— Перестань делать из меня ребенка! — закричала она.

Ее бурная реакция удивила его, Джед даже опешил.

— Я не хотел тебя обидеть. Но у тебя совсем нет жизненного опыта, что ты можешь понимать в отношениях мужчины и женщины в свои двадцать лет?

— Как ты можешь судить о моем опыте, не зная меня? Ты слишком самонадеян и высокомерен, ты…

— Я?

Брайен показалось, что он иронизирует, и она еще больше разозлилась.

— Да, я так считаю.

— Что ж, Брайен, в таком случае мы тем более должны забыть прошлую ночь и поддерживать только рабочие отношения. Это будет лучше для нас обоих.

— Полностью с тобой согласна. Я не готовила тебе завтрак, не спала на твоей софе, не знакома с твоим отцом и не…

Входная дверь распахнулась, и в приемную ворвались Лили и Джейн.

— Брайен, доктор Савьер, как вы?

Брайен улыбнулась и ответила:

— Я — замечательно. Доктор Савьер очень радушный хозяин и прекрасный собеседник, — она с вызовом посмотрела на него, с удовлетворением отметив, как судорожно сжались его челюсти.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Лили пошла в свой кабинет, а Брайен стала просматривать документы. Но она никак не могла сосредоточиться на работе, она думала о том, что наговорила Джеду. Как она могла назвать Джеда высокомерным? Она никогда не позволяла себе так разговаривать с людьми. Какое она имела право вешать на него такой ярлык?

Сейчас они молчали, а если их взгляды случайно сталкивались, оба отводили глаза. Дверь в приемную открылась и вошла мама Лили Би Брикман с Меган. Несмотря на возраст, Би Брикман еще сохранила красоту и стать. Ее немного портил только длинный фиолетовый жакет, но, в общем, она выглядела прекрасно и была полна сил.

Би подошла к Брайен и стала озабоченно расспрашивать, как она себя чувствует, а Меган подбежала к большой красивой коробке, в которой лежали игрушки для маленьких пациентов.

Брайен было приятно, что о ней так беспокоятся, но в то же время ей показалось, что Би слишком уж обеспокоена и к тому же чем-то недовольна.

— Пойду посмотрю, где Лили, — вызвалась Брайен и пошла за подругой. Та была в кухонном отсеке и наливала воду.

— Пришла твоя мама, очень озабоченная и нервная.

— Ну ты же знаешь ее, она вечно все драматизирует. Ты займи Меган, а я пойду разберусь.

Брайен кивнула и пошла за ней в приемную, где оставались Би с Меган.

— Лили! — вскрикнула Би и схватила дочь за руку. — У тебя неприятности, в кухне протекает потолок, я уже не знаю, что делать, везде стоят ведра.

Надо вызывать мастера, иначе весь дом зальет.

— Черт побери! Крыша не выдержала такого снегопада. Но я в этом месяце вряд ли смогу заплатить за ремонт. Придется делать самой. Ладно, заберусь на чердак, когда погода улучшится, и посмотрю, как велики потери.

— Выброси эти мысли из головы, — приказала мать. — Я запрещаю тебе это делать. У тебя маленькая дочь, ты подумала об этом? А если свалишься вниз и переломаешь руки и ноги?

Брайен с тревогой наблюдала за этой перепалкой, как вдруг рядом появился Джед.

— Лили, вы уверены, что это крыша? Может, где-нибудь сбоку подтекает?

Лили сморщила лоб.

— Это же не первый раз. Раньше там была маленькая щелочка, а теперь, наверное, огромная дыра. Но я сейчас не потяну оплату ремонта. В этом месяце я должна купить Меган кровать, ей уже тесно в старой. Девочка спит, скрючившись, это очень вредно.

— Лили, позвольте мне посмотреть, что случилось. Я немного разбираюсь в строительстве. Джед так мило улыбнулся ей, что у Лили не хватило духу отказаться, а Би добавила:

— Сразу видно, что вы настоящий мужчина, все уметь и во всем разбираться может далеко не каждый. Если вы поможете моей дочери, это будет замечательно. Лили, скорее соглашайся, а то он передумает. Правда, мистер Савьер?

Джед покачал головой:

— Ну, вообще-то уметь делать все, что полагается мужчине, не большая заслуга, вы переоцениваете меня. Постараюсь, как можно скорее починить крышу, — он мельком посмотрел на девушек. — Я могу прийти к вам в субботу, после утреннего дежурства я буду свободен. Вас устроит где-то около полудня?

— Я согласна, доктор, заодно и пообедаем. Но вам не жалко тратить свободное время на чью-то крышу?

Он улыбнулся:

— Если я не пойду к вам, то мне грозит не очень приятное занятие — играть с отцом и его друзьями в покер, а игра мне уже давно надоела, уж лучше я проведу день на крыше.

Брайен неприятно поразило, что Джед весело и весьма любезно болтает с Лили. Уж не нравится ли она ему? Что ж, она хороша собой и возраст у нее подходящий. Брайен тоскливо посмотрела на Джеда и поймала его напряженный взгляд, устремленный на нее. Кровь бросилась ей в лицо. Зачем он так смотрит на нее? Неужели она все-таки нравится ему? Тогда почему он ее избегает? Почему? Он же лучше ее должен понимать, как их тянет друг к другу…

В субботу с утра была прекрасная погода. Джед, как и обещал, ремонтировал крышу. Он был без шапки и довольно легко одет, иначе не мог бы свободно двигаться по крыше. Брайен вышла на улицу и взглянула наверх: она очень боялась, как бы с Джедом чего-нибудь не случилось. Он весело помахал ей сверху:

— Скажи Лили, что все в порядке, — крикнул Джед. — Я заменил прогнивший деревянный настил. Теперь крыше не грозят ни дождь, ни снежные заносы. Сейчас проверю еще раз и буду спускаться вниз.

Брайен кивнула и вернулась в дом. Лили резала сыр, а на других тарелках уже были разложены овощи и ветчина.

— Я пригласила его позавтракать, это единственное, чем я могу его отблагодарить.

— Он сказал, что проверит все еще раз и спустится вниз. — Брайен вдруг почувствовала себя неловко. Похожее чувство было у нее, когда она только переехала к подруге. Поначалу они присматривались друг к другу, но вскоре очень подружились.

Их союз был не только дружеским, но взаимовыгодным: Лили были очень кстати деньги, которые вносила Брайен, а Брайен избавилась от одиночества. Лили с дочкой заполнили пустоту, которая образовалась вокруг девушки после гибели родителей.

Лили сразу поняла по тону Брайен, что с той что-то происходит.

— В чем дело? Ты не хочешь, чтобы он остался?

— Нет, нет, что ты! Я… при чем тут я? Ты ведь хочешь его отблагодарить, и только?

— Брайен, не увиливай! Тебе что-то показалось?

А ну говори сейчас же!

— Я подумала… ну… может, он тебе нравится?

Лили перестала резать сыр и уставилась на подругу:

— Но я пригласила Дага, о чем ты говоришь?

— А твоя мама пригласила Джеда, ты же знаешь, как она не любит Дага.

Лили улыбнулась.

— Брайен, но ты же знаешь мою маму. Она спит и видит выдать меня замуж, а Даг, по ее мнению, любит только компьютер и все, что с ним связано. Думаю, она считает Джеда более подходящим кандидатом на роль моего мужа. — Лили весело рассмеялась. — Но это не значит, что так считаю я! Джед Савьер не относится к тому типу мужчин, которые меня волнуют. К тому же он слишком похож на моего бывшего мужа, тот тоже был закрыт на десять замков и от окружающих, и от меня. Но Дага я не тороплю, пусть все идет своим чередом. Мне хочется убедиться, что мы подходим друг другу, а это покажет только время. Брайен, ты слышишь меня? По-моему, тебе самой нравится Джед, — осторожно добавила она.

Брайен слушала подругу, но думала о своем.

Она уже давно поняла, каким напористым и страстным может быть Джед. Тогда, ночью, она даже испугалась того вожделения, которое он излучал.

Но это и понятно, ведь у нее еще не было опыта физической любви. Джед приоткрыл ей тот волнующий мир страсти и чувственности, который составляет основу отношений мужчины и женщины.

Бобби был ребенком, а сейчас она играла с огнем.

Так, значит, Лили все поняла? Они довольно часто делились друг с другом своими мыслями, но сейчас это было что-то сокровенное.

— Я не знаю, как это назвать, — вздохнула Брайен. — В его присутствии я схожу с ума. Стоит ему только посмотреть на меня, как у меня закипает кровь и начинает бешено колотиться сердце. С Бобби такого не было.

— Ну, вы с Бобби знали друг друга с детства, у вас была просто дружба. Это совсем другое.

— Ты думаешь, дружба не может перерасти в любовь? — улыбнулась Брайен.

— Почему же, может. Но Бобби сам был слишком неопытен, ему надо было «подрасти», чтобы возбудить в тебе страсть. А с Джед ом тебе надо быть осторожней, он явно искушенный мужчина.

Интересно, почему он развелся? Ты не спрашивала его о прошлом?

Брайен отрицательно покачала головой.

— Я не решаюсь. А почему бы тебе не спросить?

— Мне неудобно лезть к нему в душу, ты же видишь, какой он закрытый. Но тебе необходимо знать причину его развода, прежде чем решаться на какие-то отношения. Брак и развод, безусловно, сыграли важную роль в его жизни, и, скорее всего, отрицательную.

Брайен знала, что Лили была недовольна своим бывшим мужем, он слишком мало уделял внимания семье и был равнодушен к дочери. Лили без всякого сожаления подала на развод, и бывший супруг уехал в Миннеаполис, выбросив ее и дочь из своей жизни. К счастью, Лили обладает стойким характером, и перенесенные неприятности только укрепили ее силы. Брайен было понятно, почему Лили советовала ей как можно лучше узнать Джеда, прежде чем кидаться в любовный омут. По ее мнению, мужчина, слишком озабоченный работой и карьерой, не может быть хорошим мужем и отцом.

Их беседа была прервана Меган, которая вбежала в кухню с криком:

— Я сама оделась!

И это была правда. Брайен чуть было не расхохоталась, но сдержалась, чтобы не обижать девочку. Брюки были надеты задом наперед, куртка застегнута кое-как, ботинки перепутаны, а красная шапочка была надвинута на одну сторону.

Лили, однако, не побоялась обидеть дочку и рассмеялась, а вслед за ней и Брайен дала волю смеху. Отсмеявшись, Лили сказала:

— Я разрешила ей немного погулять перед завтраком, но была уверена, что она подождет, пока я помогу ей одеться. Но моя дочь оказалась слишком самостоятельной. Иди-ка сюда, моя милашка, я кое-что поправлю в твоем туалете.

Меган с надеждой посмотрела на мать:

— И ты пойдешь со мной?

— Но ты же видишь, что я занята. Я пригласила дядю Джеда, он чинит крышу и проголодался. Попроси Брайен пойти с тобой, заодно слепите снежную бабу.

Брайен кивнула и пошла одеваться. Спустя 15 минут они уже увлеченно лепили снеговика и заразительно смеялись. Никогда еще девушка не чувствовала себя такой молодой и беззаботной. Даже присутствие на крыше Джеда не могло испортить ее настроения.

Подняв ненароком голову, Брайен перехватила его взгляд, направленный на Меган. Сколько страдания и муки было в нем! Да что же с ним случилось? Ведь она и раньше ловила печальное выражение на его лице, когда он занимался с маленькими пациентами.

Брайен все смотрела и смотрела, пока он не кивнул ей, а потом стал осторожно спускаться вниз.

— Хотите помочь нам? — радостно закричала Меган.

— Вы же почти закончили, — нежно посмотрел на девочку Джед.

Но от Меган не так-то просто было отделаться.

Внимательно осмотрев снеговика, она критически заметила:

— Мне кажется, в нем чего-то не хватает.

Джед засмеялся:

— Ну и чего же?

— Нужны нос, рот и глаза, а еще шапка, — задумчиво произнесла девочка.

— Попроси у мамы морковку — это будет нос, а мы с дядей Джедом поищем красивые камешки рот и глаза. Что-нибудь придумаем и с шапкой.

Меган побежала в дом, а они с Джедом стали искать около сарая камешки и вскоре уже прилаживали снеговику глаза и рот, ожидая, когда прибежит Меган.

— Лили готовит великолепный завтрак, — попыталась начать светскую беседу Брайен и вдруг озабоченно вскрикнула:

— О господи! Мой браслет! Я потеряла браслет!

— Брайен, успокойся, он должен быть здесь.

Сейчас найдем, смотри внимательно справа, а я пойду налево, — предложил Джед.

Они стали пристально осматривать все вокруг в конце концов, золотой браслет не иголка, он должен быть виден. Шаг за шагом они обошли и снеговика, и все места, куда ступала их нога. Брайен не допускала и мысли, что они не найдут его, он слишком дорог ей, это последний подарок родителей, с которым она никогда не расставалась. Слезы текли по ее лицу, а она их не чувствовала.

— Брайен, успокойся, сейчас найдем, он никуда не мог деться, — пытался утешить ее Джед. — В конце концов, это не единственная твоя драгоценность…

Она исступленно покачала головой:

— Ты не понимаешь! Это не просто драгоценность, это последний подарок моих родителей.

Лучше пусть пропадут все остальные мои безделушки, но этот браслет для меня все. Понимаешь, все!

Джед замолчал и еще старательнее стал всматриваться в снег, а Брайен пошла в глубь двора, хотя прекрасно знала, что она туда не ходила. Повернувшись к Джеду, она увидела, что он стоит на крыльце и смотрит куда-то в сторону. Ну конечно, ему надоело искать. Но она не уйдет, пока не найдет браслет.

И вдруг Джед спустился с крыльца, наклонился… и в его руке блеснула золотая змейка! Бросившись к нему, Брайен выхватила браслет из руки Джеда и крепко обняла его за шею.

— Спасибо, большое спасибо, Джед! — твердила она, не отпуская его шею. Ему ничего не оставалось, как обнять ее. Так они и стояли, взволнованные и растерянные. Оба чувствовали, как колотятся их сердца и загорается кровь. Джед первый не выдержал и отстранил ее от себя.

— Это не я, — глухо пробормотал он. — Солнце нашло твой браслет, солнечный луч блеснул на нем, я и увидел.

Но Брайен, казалось, не слышала его слов. Она смотрела на браслет и не могла поверить, что он с ней.

— Покажи-ка мне его, — Джед снова взял находку и стал внимательно рассматривать со всех сторон. И тут он увидел надпись «Всегда верь в будущее».

— Да, ты права, это настоящее сокровище для тебя.

— О да. Но, Джед, неужели ты мог подумать, что я так расстраиваюсь из-за безделушки, пусть и золотой? Знаешь, когда после гибели родителей я стала разбираться в мамином шкафу, то наткнулась в самом дальнем углу на сверток. В нем была коробочка с браслетом и поздравительная открытка ко дню рождения. Это было в маминых привычках все покупать заранее, тем более подарки.

Брайен взяла браслет с его ладони, мимоходом отметив, что у него очень твердая и жесткая ладонь, ладонь лесоруба, строителя, но никак не врача. Что испытал в жизни этот скрытный мужчина?

Внезапно она почувствовала себя действительно слишком молодой и неопытной. Слишком рано она осталась одна в этом мире. Слишком рано закончилась ее беззаботная и счастливая юность.

Очевидно, эти горькие мысли ясно читались на ее юном розовом лице, поэтому Джед ласково провел рукой по ее волосам проговорил:

— Я понял, Брайен, что у тебя были заботливые и любящие родители. Тебе будет трудно забыть их, а браслет напоминает о детстве и юности. — Ему вдруг и самому стало грустно.

— Знаешь, Джед, я ведь случайно обнаружила, что меня удочерили. Когда мне было 14 лет, нам задали в школе нарисовать свое генеалогическое дерево. На чердаке дома, где хранился архив нашей семьи, я нашла документы, в которых было сказано, кто моя настоящая мать и что она умерла вскоре после того, как отказалась от меня. Представляете мое состояние? Но я приняла все, что случилось, с благодарностью судьбе и полюбила родителей еще больше. Мы стали еще ближе, еще дружней… вот и все, — Брайен замолчала. Ей было тяжело вспоминать прошлое, но все-таки она закончила:

— Мои родители были замечательные во всех отношениях люди, и когда они погибли, вся моя счастливая жизнь окончилась в ту же минуту.

— Кто же был рядом с тобой тогда? Я имею в виду, кто помог тебе перенести самое тяжелое первое время?

— У нашей семьи было много друзей, которых родители принимали в своем доме. Они считали, что человек, лишенный друзей, — несчастный человек. И когда они погибли, я в полной мере почувствовала, как они были правы и как их любили.

Исповедь девушки задела сердце Джеда. Он понял, как она уязвима, понял, что ей одиноко, что ей хочется опереться на кого-то.

Брайен, в свою очередь, подумала, права ли она, что рассказала ему все это, нужна ли ему ее откровенность? Но вдруг Джед, к ее удивлению, заговорил:

— Во время длинных полярных ночей на Аляске у меня было много времени, чтобы вспомнить свое прошлое, свои ошибки и заблуждения молодости.

Я понял, что гнаться за счастьем в том смысле, в каком понимал его я, бессмысленно. Мне стало горько оттого, что я напрасно тратил силы и энергию в погоне за призраками… За призраками счастья, любви, да и настоящего дела, в конце концов.

И я вернулся к отцовскому очагу. Отец, к сожалению, слишком независим, он не хочет принимать от меня никакую помощь. Но знаешь, с другой стороны, это идет ему только на пользу, он борется за жизнь и не хочет стареть, хотя возраст у него уже серьезный.

— Но он же рад, что ты вернулся в Савьер-Спрингс?

— Знаешь, Брайен, я всю жизнь жил не так, как хотел. Сначала я хотел убежать от тихой провинциальной жизни, от сплетен и мелочной рутины. Но жизнь заставила меня посмотреть на Савьер-Спрингс по-другому. Я понял, что содержательно, интересно жить и плодотворно работать можно везде, и здесь тоже, хотя и не уверен, что останусь навсегда в нашем городке. Впрочем, будущее покажет.

Брайен была потрясена его откровенностью.

Она не ожидала от него такого доверия и искренности. Джед открыл перед ней завесу над своей жизнью, и хотя ей хотелось еще много чего узнать, она боялась спрашивать.

И боялась она не напрасно — его лицо вновь стало непроницаемым и суровым, как будто он раскаивался в своей исповеди.

Брайен же была уверена только в одном: откровенность делает людей ближе. Но о какой близости со своим начальником она может мечтать? Она, конечно, знала, о чем мечтала, но стоит ли ей приближаться к этому мужчине? Не причинит ли он ей горе? Разве между ними могут быть отношения, подобные тем, что были между ее родителями? Вряд ли. Тогда стоит ли ей так стремиться к нему?

Между тем Джед, снова надевший на себя непроницаемую маску, указав на браслет, заметил:

— Я бы на твоем месте не стал носить браслет каждый день, он слишком ценен. Или сделай прочную застежку.

Да, дружеский, ровный и безличный тон — единственно возможный между ними. Так безопаснее.

— Что-то Меган пропала, пойду посмотрю.

— Ну а мне пора переодеться к завтраку, — с этими словами Джед быстро отошел от нее.

Брайен вертела в руках браслет, задумчиво глядя ему вслед. Что он за человек? Что заставляет его упорно держать между ними дистанцию, хотя она уверена, полностью уверена, что нравится ему?

Из кухни доносились изумительные запахи.

Джед потянул носом и сглотнул слюну: работа на свежем воздухе раздразнила его аппетит, и без того хороший. Он был рад, что Лили пригласила его к столу, ведь у него будет возможность еще немного побыть с Брайен.

Когда она обняла его в порыве благодарности за найденный браслет, ему пришлось проявить невероятное усилие, чтобы тут же не унести ее куда-нибудь, где их никто не увидит, и там целовать и ласкать до изнеможения. У него болело тело от неудовлетворенного желания, подогреваемого ее непосредственностью — Брайен, видимо, не понимала, как мучительно ему чувствовать даже сквозь одежду ее упругую грудь и сильные бедра. Джед был уверен, что так, как он, ее до сих пор никто не целовал — об этом говорили ее робкие, хотя и страстные ласки. Но, имея достаточный опыт в любовных делах, он твердо знал, что сейчас ему не нужны никакие серьезные отношения, тем более брак с этой девочкой. А других отношений с Брайен он не мог себе позволить. Не имел права.

Джед вспомнил Кэролайн, то время перед свадьбой, когда он томился, не смея прикоснуться к ней, и был вознагражден в первую брачную ночь.

Но пылкая и страстная невеста очень скоро превратилась в довольно равнодушную жену, для которой секс был на последнем месте. Это была скучная обязанность, некий ритуал, без которого нельзя обойтись, но она вышла замуж вовсе не для этого.

Ей хотелось блистать в свете, путешествовать, одеваться у самых модных дизайнеров, а для этого надо было сделать из мужа подобие своего отца, преуспевающего финансиста. И когда Кэролайн поняла, что Джед не стремится занять подобающее место на вершине социальной лестницы, она уже не скрывала раздражения и демонстративно уклонялась от супружеских ласк, выражая этим свое негодование. Только дочь как-то скрепляла их брак. Но когда девочка утонула, все было кончено…

Услышав шаги, Джед сделал веселое лицо и улыбнулся вошедшей в гостиную Лили.

— О, Джед, как я рада вас видеть. Все уже готово, сейчас будем садиться за стол. Но какой же вы молодец, даже специалист не отремонтировал бы так крышу.

— Перестаньте, Лили. Я с детства люблю, когда мои руки заняты делом. Всегда смотрел, как и что делает отец, и тут же старался повторить. Отец умеет еще больше, чем я, но сейчас он уже плохо видит и не берется за многое.

— У вас золотые руки, это признают все пациенты, недаром все стараются записаться только к вам.

— Что ж, ваши слова мне приятны, не буду скрывать. Ну, хватит обо мне. Давайте, я вам помогу с завтраком.

Они принялись накрывать на стол, и Лили решила, пока они одни, поговорить с ним о подруге.

— Вы так мило болтали с Брайен, — осторожно начала она.

— Брайен потеряла свой браслет и страшно расстроилась. Когда я нашел его, она была так счастлива, что обняла меня. Мы долго говорили, каждый о своей жизни. А вы считаете, что я не должен с ней общаться?

— Джед, я хочу предупредить вас, что Брайен еще не оправилась от своего горя и очень уязвима.

У нее нет точки опоры, и она готова искать поддержку в каждом, кто ее приласкает.

— Вы думаете, я хочу воспользоваться этим?

— Боже сохрани! Я о вас слишком хорошо думаю. Но будьте с ней искренни, вот и все.

— Лили, вы уверены, что Брайен нуждается в вашей опеке или в ваших советах?

Лили в недоумении подняла брови.

— Брайен нужна моя забота, она еще молода и многого не понимает. Во всяком случае, у меня больше жизненного опыта в обращении с мужчинами и вообще с людьми. Брайен для меня как младшая сестра, и с тех пор, как она переехала сюда, одинокая и несчастная, она прислушивается к моим советам.

Джед понимал, что Лили права. Как старшая и опытная сестра, она защищала Брайен и заботилась о ней.

— Думаю, вы не правильно истолковали увиденное. Да, мы очень увлеченно болтали друг с другом, но это ничего не значит, как с ее, так и с моей стороны. — Сказав это, Джед внутренне поморщился от стыда: с его стороны все было не так невинно, как он пытался убедить хозяйку.

— Согласна, вы равнодушны и холодны, но Брайен очень впечатлительна и импульсивна, она…

Но тут в кухню ворвалась Меган, таща за собой Брайен.

— Мамочка, Брайен подарила мне такое мыло, что я не могу уйти из ванной. Оно так вкусно пахнет! Оно пахнет летом, понюхай! — она протянула матери свои ручки.

Лили присела на корточки и поцеловала свою очаровательную дочку.

— Наконец-то ты сама, без напоминания, помыла свои ручки. Вот спасибо Брайен за ее подарок.

Ну, давайте рассаживайтесь, а то все остынет.

Пока Лили занималась с дочкой, Джед не отрываясь смотрел на Брайен. Все наставления Лили вылетели у него из головы при виде роскошных вьющихся волос, аквамариновых глаз и разрумянившихся на морозе щек. Джед прекрасно видел, что Брайен при всем своем очаровании и явной сексуальности невинна и неопытна. И он не мог втягивать ее в свою жизнь, как бы ему этого ни хотелось. Он не может дать ей счастье. Он намного старше ее, его преследуют ужасные воспоминания, и он не хочет снова впускать в свою жизнь женщину. Даже такую, как Брайен Баррингтон. Хватит думать о несбыточном, надо загрузить себя работой и выбросить ее из своих фантазий. Из своих мыслей.

Из своего сердца.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Лили с дочкой отправились погулять на детскую площадку, а Брайен и Джед просто вышли на улицу подышать свежим воздухом.

— У тебя замечательная подруга, — нарушил молчание Джед.

— Да. Она и Меган стали моей семьей. Теперь это самые близкие для меня люди, я очень дорожу ими и надеюсь, что и я для них не чужая, — как можно спокойнее сказала Брайен, боясь, как бы он не подумал, что она ищет и его дружбы.

Брайен твердо решила не показывать ему свои чувства. Зачем? Что мог дать ей Джед, кроме лишних страданий? Он явно не хочет выходить за рамки рабочих отношений. Так зачем ей на что-то надеяться? Надо взять себя в руки и выбросить все мысли о Джеде из головы.

— Ты говорила, что у тебя было много друзей, которые были рядом, когда погибли родители. Так где же они сейчас? — спросил Джед.

— Молодые люди уехали из Савьер-Спрингс, ведь у нас не так просто найти работу. Подруги вышли замуж и тоже уехали, а близкий друг умер, я тебе уже говорила. А у тебя есть здесь друзья?

— Практически нет. Знаешь, чтобы поддерживать дружбу, надо часто встречаться, а я много работаю. К тому же почти не осталось точек соприкосновения, мне не очень интересно то, чем они занимаются. Правда, у меня есть один приятель, с которым я играю в футбол, да еще поддерживаю кое с кем отношения на работе. Ну и друзья отца не дают мне совсем одичать.

— Но ты говорил, что у тебя есть брат и сестра.

Ты общаешься с ними?

Джед покачал головой:

— Элли и Кристофер в последние годы ограничиваются звонками и поздравлениями на Рождество и День благодарения.

— Все равно ты счастливый. Я всегда мечтала о брате или сестре.

— Брайен, неужели ты думаешь, что брат или сестра могут спасти от одиночества, особенно если они живут далеко и давно с тобой расстались?

— Возможно, ты и прав, но у меня свое мнение.

Ведь все семьи разные, можно жить рядом с человеком, сидеть с ним каждый день за столом и даже ложиться с ним в кровать, но быть от него далеко, а можно… — но тут она спохватилась, что зашла в своих рассуждениях слишком далеко, и замолчала.

— Брайен, да ты философ! Знаешь, а ведь я постоянно думаю о том, чтобы пригласить брата и сестру в гости, отец будет очень рад, ведь мы не виделись много лет.

— А твой отец рад, что ты вернулся сюда?

— Трудно сказать. Он очень скрытен в том, что касается его чувств и его отношений с людьми.

Совсем как ты, подумала Брайен и только сейчас заметила почтальона, который подходил к ним и протягивал ей большой конверт. Когда Брайен взяла конверт в руки, Джед моментально пробежал глазами обратный адрес.

— Ты — спонсор национального фонда поддержки раковых исследований? — с удивлением спросил он. — И делаешь пожертвования?

— Это тебя удивляет? Благотворительность — одно из достойнейших приложений для лишних денег. Родители оставили мне приличное состояние, которым я вправе распоряжаться по своему усмотрению. Или ты считаешь, что молодая девушка может тратить деньги только на тряпки, безделушки и развлечения?

— Нет, что ты! Но распоряжаться состоянием большая ответственность для молодой девушки.

Брайен усмехнулась, стараясь не показывать раздражения — ей уже начинало надоедать его постоянное напоминание о ее молодости.

— Ты рассуждаешь, как очень старый человек.

— Я не старый, но значительно старше тебя.

— И о чем же это говорит?

— Я удивлен твоим бескорыстием и боюсь, как бы ты не стала жертвой обмана… Под видом благотворительных фондов очень часто орудуют мошенники.

— Я давно занимаюсь благотворительностью и пока встречала только порядочных людей. Благотворительностью занималась и моя мама, а я ей помогала, так что у меня есть некоторый опыт.

Джед пристально посмотрел на нее и почему-то печально вздохнул.

— Ну, я желаю тебе только успеха, ты очень добрая и необычная девушка. Но не кажется ли тебе, что надо возвращаться? Да и мне пора домой.

Бранен кивнула головой, так как вышла без пальто и уже продрогла — толстый свитер не спасал от холода. Хотя сегодня день был довольно теплый, больше похожий на раннюю весну, все-таки не стоило обольщаться насчет тепла, в такую погоду легко простудиться.

Брайен смотрела Джеду вслед до тех пор, пока он не отъехал, а потом стала вспоминать все, о чем они говорили. Ей было приятно, что он был с ней откровенен и они узнали друг о друге чуть больше.

Видимо, какую-то границу он перешел, хотелось ему этого или нет, что-то переломилось в их отношениях. Но что будет дальше, никто не знает.

Джед давно уже хотел купить себе машину, и сегодня он решил наконец осуществить свою мечту. Конечно, о такой роскошной, как у Брайен, он не думал, но мог позволить себе достаточно комфортабельную и модную — черный «БМВ». Отцу машина тоже понравилась, главное, что она легко управлялась.

По дороге Джед забрал из прачечной рубашки.

Дома, вешая их в шкаф, он увидел в углу большую трость, почти костыль. Что это значит? Почему отец не сказал ему о том, что ему тяжело ходить?

Решив сразу же взять быка за рога, он спустился вниз, подошел к отцу и повертел перед ним костылем.

— Я нашел это в твоем шкафу. И давно ты пользуешься им?

— Кто тебя просил рыться в моих вещах? — рассвирепел Эл.

Джед даже опешил, можно было подумать, что он посягнул на какие-то отцовские святыни.

— Да я только повесил твои рубашки, которые забрал из прачечной.

— Мог положить их на кресло, я сам повесил бы.

— Отец, но что особенного в том, что ты пользуешься иногда палкой? Просто я врач и мне нужно знать, что у тебя болит и как тебя лечить. Ты понимаешь? У тебя сын — врач! А ты играешь со мной в прятки! Ревматизм слишком серьезная болезнь, чтобы делать вид, что ее нет.

— Врач! И что из этого? Когда мне было плохо, ты был на Аляске.

Джед понимал, что отец в какой-то мере прав, но зачем же сейчас скрывать свои недуги.

— А Элли и Крис? Они знали, что ты болел?

— Конечно, нет. За мной ухаживали прихожанки из местной церкви. Друзья приносили еду и все остальное, составляли мне компанию. Почему я должен был вызывать тебя или Элли с Крисом?

Джед молчал, и тогда Эл довольно нежно проворчал:

— Сын! Но я же знаю, в каком состоянии был ты сам после смерти дочери. Зачем бы я стал наваливать на тебя еще свою болезнь? Не осуждай меня и не сердись, я беспокоился о твоем самочувствии, и мне не хотелось осложнять твою жизнь. Ты считаешь, я о вас не забочусь? Ты считаешь, я стар и ничего не понимаю?

— Отец, но… прости меня, я не подумал об этом, но это было тогда, а сейчас ты бы мог сказать мне.

— Да зачем? Сейчас я чувствую себя хорошо и очень рад, что ты вернулся сюда, и буду счастлив, если ты останешься. Но не потому, что нуждаюсь в твоей опеке, а потому, что люблю тебя и горжусь тобой.

Говорил ли отец искренне? Действительно он сейчас чувствует себя хорошо? Джед решил проследить за отцом, симптомы ревматизма не замедлят появиться при малейшей простуде или даже нервной встряске. Хочет отец или нет, ему придется слушать сына, хватит играть в независимость.

Однако Эл как будто читал его мысли. Он встал с кресла, стал бодро расхаживать по комнате и еще минут пятнадцать рассказывал Джеду, какой он, Эл, сильный и вполне может еще обойтись без сыновней опеки. Однако Джед знал отца, знал, что тот никогда сразу не соглашается с доводами, какими бы разумными они ни были. Переспорить и убедить его было нелегко.

— Отец, кстати, надо пригласить уборщицу, у тебя ужасно грязно и пыльно.

— Я ненавижу запах всяких моющих средств, у меня на них аллергия, — сморщился Эл.

— Ты можешь пойти погулять, и потом, сейчас , полно современных гипоаллергенных средств, они, правда, подороже, но зато тебе ничто не грозит.

— Я прошу оставить меня в покое, моя жизнь и мои привычки тебя не касаются. Мне не мешает грязь и пыль, — упрямился отец.

— Да как ты не понимаешь, что я хочу сделать твою жизнь более комфортной и беспокоюсь о твоем здоровье. Пыль еще страшнее для твоей аллергии, чем моющие средства.

— Напрасно ты беспокоишься. Я вполне могу обойтись без твоей помощи.

— Тогда пригласи какую-нибудь женщину-прихожанку, пусть она приходит убирать дом.

— Ни в коем случае! Я не желаю видеть особу женского пола в моем доме. Она тут же начнет командовать, и, чего доброго, придется ей подчиняться, ведь ругаться с ней я не смогу. Если бы можно было найти кого-нибудь убраться… так уж и быть, я согласен, но на один день!

Джед облегченно вздохнул, это было большое достижение. Он знал, что, несмотря на ворчание и показное недовольство, отец ценит заботу, просто он старается держать себя в руках и не поддаваться старости.

— Ну, так я пойду в магазин, куплю все, что надо. Хочешь, поедем вместе?

— Справишься один, я хочу посмотреть телевизор, сейчас будет моя любимая передача.

Джед улыбнулся. Отец вел себя иногда как капризный ребенок, но Джед был счастлив, что они сейчас вместе.

Спустя некоторое время он ходил по магазину в поисках необходимых товаров и думал, что неплохо было бы пригласить сюда брата и сестру. Гипоаллергенных средств было очень много, надо было что-то выбрать.

— Ты ищешь что-нибудь особенное? — раздался нежный женский голос.

Джед быстро обернулся и чуть не столкнулся с Брайен. Она стояла совсем близко, и Джед почувствовал ее теплое дыхание, нежный запах духов, увидел искорки в ее глазах. Казалось, его пронзило током — так хороша была эта девушка. Ее чарующая улыбка кружила ему голову, притягивала, манила, обещала… Джед покачал головой, чтобы стряхнуть затуманившее рассудок наваждение. С трудом вспомнив, где он и зачем сюда пришел, Джед постарался переключиться на выбор чистящего средства для дома.

Они вместе двинулись вдоль рядов.

— У отца необходимо сделать уборку, он совсем забросил быт. Даже не знаю, с чего начать. Вот, ищу гипоаллергенные средства.

Брайен решила взять покупки в свои руки. Она быстро пробежала взглядом по стеллажам, выбрала несколько пластиковых бутылок и сказала:

— Вот все, что тебе надо.

— Ты так хорошо разбираешься во всем этом, удивился Джед.

— А ты думаешь, за меня кто-то убирается? Мы с Лили все делаем сами, к тому же в доме маленький ребенок, поэтому стараемся покупать такие средства, чтобы у Меган не было аллергии. Ну а разве к твоему отцу не ходит помощница?

— Как выяснилось — нет. Оказывается, он не любит женщин в доме, боится, что они начнут командовать.

— Тебя это удивляет?

Джед рассмеялся, Брайен ведь уже была в их доме и могла подумать, что это замечание относится и к ней.

— Вообще-то, нет. К тому же это не относится к тем женщинам и девушкам, которые ему нравятся.

— Тогда тебе надо самому брать веник в руки!

— Попытаюсь.

— Могу предложить тебе свою помощь.

Джед бросил взгляд на ее ухоженные руки с аккуратным маникюром. Хотя она и сказала, что они с Лили убираются сами, ему как-то слабо верилось в это.

Брайен заметила его взгляд и улыбнулась:

— Не доверяешь моему опыту? Напрасно. К тому же Лили и Меган сегодня в гостях у Би, дом пуст, и я чувствую себя неуютно.

Джеду очень хорошо было известно чувство пустоты и одиночества. Там, на Аляске, он очень часто сидел один в своей берлоге и слушал тишину.

— Но мне неловко затруднять тебя, там очень много работы.

— Вот и хорошо, ты один будешь копаться вечность, а вдвоем мы управимся за несколько часов.

— Хорошо, я приму твою помощь, но с одним маленьким условием.

— С каким же?

— Я приглашаю тебя в ресторан, идет? В нашем городке есть замечательный французский ресторанчик. Не сомневаюсь, что тебе понравится. «

— Я подумаю над твоим предложением, — улыбнулась Брайен. — А сейчас возьми еще вон ту баночку, и поехали убираться. Только сначала заедем ко мне, я возьму старые джинсы и футболку.

Ожидая, пока Джед откроет дверь, Брайен нетерпеливо постукивала ногой и думала, как ей повезло. Ведь она могла не пойти в магазин и не встретить его. Хотя, если подумать, зачем она вызвалась помогать ему? Зачем ей нужен этот чужой пыльный дом, и ворчливый Эл, и сдержанный и излишне осторожный Джед? Нужен! Ей нравится дружелюбное ворчание Эла, нравится, как разглаживаются морщины на лице старика при виде ее, нравится даже суровая сдержанность доктора Савьера. Почему-то ей кажется, что это напускная сдержанность, на самом деле Джед не такой.

Дверь наконец открылась, и Брайен услышала ворчание Эла: он увидел Джеда, но пока не увидел ее. И тут его лицо просияло:

— Брайен, добрый день, вот сюрприз! Джед не сказал, что именно вы придете помогать в уборке.

— Да я сама напросилась, — ответила она. — Сейчас переоденусь, и начнем.

— Ну, я даже не знаю, как вас благодарить. Сынок, давай быстрее переодевайся, и мы начнем.

— Эл, давайте убираться будем мы, а вы будете давать советы и руководить нами, — предложила Брайен, понимая, что старику очень хочется участвовать в этой кутерьме. — Хотя, если вам не трудно, можете подмести в холле и передней, там много песка и пыли, легче будет мыть.

— Вы собираетесь навести идеальную чистоту? — воодушевленно заметил Эл.

— Конечно. В доме будет легче дышать. От пыли тоже бывает аллергия. Мы сейчас снимем занавески, и я их постираю, а потом Джед их погладит и повесит.

— Сомневаюсь, что мой сын умеет гладить, — насмешливо проворчал Эл.

— Отец, я все слышу. К счастью, сейчас можно купить такую одежду, которая не требует глажки.

Но ты меня недооцениваешь. Кто, по-твоему, все чинит в доме?

Они весело переглянулись, и выражение их лиц говорило о том, что они очень любят друг друга, но, как настоящие мужчины, скрывают свои чувства за дружеской перепалкой.

И началась генеральная уборка, которой этот дом ждал уже давно. Брайен с Джедом чистили, мыли, стирали, пылесосили, не позволяя отцу ни к чему притронуться. Он только ходил за ними по пятам, пытаясь найти какую-нибудь работу и для себя. Потом вздохнул и уселся в кресло. Дом постепенно светлел и становился необыкновенно уютным. Брайен радовалась, что эти двое мужчин нуждались в ее помощи, она давно уже не чувствовала себя такой полезной. Она с удвоенной силой стала чистить ванную, думая о своем.

Ее очень волновало сделанное Джедом приглашение в ресторан. Возможно ли это? Он не боится, что станут сплетничать? И как она должна расценивать это приглашение? Вряд ли как свидание. Ей не следует придавать этому особое значение и искать скрытый смысл и, уж конечно, не стоит обольщаться насчет того, что она нравится Джеду. Скорее всего, это просто дань вежливости, благодарность за помощь. И не более того.

За дверью послышались тяжелые шаги Эла.

— Джед трет полы в кухне как одержимый. Когда он заведется, его уже не остановишь.

Брайен очень хотелось поговорить о Джеде, и она подбросила всегда интересную для родителя тему:

— Каким он был маленьким?

— О, Джед был очень своеобразным мальчиком.

Вот, помню, он посадил грядку томатов, штук пятнадцать, и они все дали урожай.

— Вы, наверное, были рады? Особенно мама?

— Да нет, ей как раз не хотелось, чтобы Джед занимался огородом. Но он каждый день складывал в тележку очередные поспевшие томаты и уезжал торговать. Я спросил его про деньги, будучи уверен, что он потратит их на футбол или какую-нибудь ерунду, которой увлекаются мальчишки. И что бы вы думали? Он сказал, что купит маме ручное серебряное зеркало. Мальчик знал, что мама не может позволить себе такую роскошь.

— Отец, я уверен, ты надоел Брайен, — раздался из холла голос Джеда, а через несколько мгновений он сам появился рядом с ними.

— Ни в коем случае. Мне страшно интересно, с твоим отцом невозможно соскучиться.

— Да, да, ей нравится слушать то, что я рассказываю, — поддержал ее Эл и, оттолкнув сына, стал спускаться вниз.

Джед тревожно смотрел, как отец с трудом одолевает ступеньки. Он болен, это ясно, но что его беспокоит — позвоночник или ноги? Как только отец спустился вниз, Джед резко повернулся к девушке:

— Брайен, мне все-таки непонятно, что двигало тобой, когда ты предложила нам помощь? Желание узнать обо мне больше, чем я могу позволить? Ты прекрасно понимаешь, что для отца нет интереснее темы, чем рассказывать обо мне. — Он внимательно смотрел на нее, ожидая искреннего ответа.

Брайен понимала, что он не хочет никого впускать в свою жизнь. Даже рассказ отца о его детстве разозлил его. Почему? Почему Джед так страшится любого проникновения в свою жизнь?

— Отец не сказал ничего порочащего тебя, собственно, мы и говорили не больше пары минут, попыталась успокоить его Брайен.

Но Джед не собирался уходить.

— И все-таки это не тот ответ, который я хотел бы слышать.

— Господи, Джед, я предложила помощь только потому, что ваш дом давно нуждается в женской руке. Я это заметила еще в тот раз, но не стала вам ничего говорить. В конце концов, ты врач, и мне жаль твои руки, хирург обязан беречь свои руки.

Это первое. Второе — мне нравится твой отец. Он очень одинок, и для меня не составляет труда выслушать человека, для которого внимательный и заинтересованный слушатель лучше любого лекарства. Тебе это понятно? — Брайен выпалила всю тираду на одном дыхании, схватила швабру и принялась возмущенно тереть пол.

— Брайен, я не подумал об этом. Прости, если я тебя обидел. — Джед примирительно положил ей руку на плечо. — Но отец говорил о моем детстве, а это так скучно.

— Вы очень самолюбивы, доктор Савьер, улыбнулась Брайен. Она не могла на него долго сердиться. — Неужели ты считаешь, что поступки, совершаемые нами в детстве, каким-то образом могут опорочить нас? Тем более что в том случае, о котором рассказывал твой отец, тебе нечего стыдиться. Мне кажется, что ты не такой уж неприступный и суровый, каким хочешь казаться. Твои поступки скорее говорят о нежном и добром сердце.

— Нежное сердце слишком уязвимо для окружающих, — грустно сказал Джед. — И особенно для близких, которые никого не хотят замечать, кроме себя.

Брайен поняла, что он говорит о своей бывшей жене. Его раны на сердце до сих пор не затянулись.

Она слегка коснулась рукой его груди:

— Твое сердце… а впрочем, мне нравится, когда под внешней сдержанностью и нарочитой суровостью вдруг проглянет нежное и трепетное сердце. Она отвернулась от него и стала мыть руки, а Джед вздохнул и тихонько прикрыл за собой дверь.

Уборка приближалась к концу, они яростно домывали, дочищали, наводили блеск. Сил на разговоры ни у кого не осталось. Около десяти часов вечера все наконец закончилось. Брайен доглаживала шторы, когда в гостиную вошел Джед.

— Отец заснул в кресле. Уже поздно, представляю, как ты устала.

Брайен стало ясно, что он хочет, чтобы она поскорее ушла. Это было написано у него на лице.

Может, он вообще жалел, что принял ее помощь и еще пригласил в ресторан?

— Да, уже поздно. И я действительно устала. К тому же мне надо привести себя в порядок, переодеться. На это тоже уйдет время. Так что мы вряд ли попадем в ресторан.

— Я понял. Но, может, ты свободна завтра вечером?

Ей стало смешно. Очевидно, Джед считает, раз пригласил, то отказываться теперь неудобно.

— Хорошо, я согласна на завтра. Форма одежды парадная?

— Я надену костюм.

— Ясно.

— В семь тебя устроит?

Брайен простилась с полусонным Элом. Джед проводил ее до машины и вернулся в дом.

Сейчас ему вдруг стало так уютно и спокойно на душе, что он решил позвонить сестре. Телефон сестры долго не отвечал. Наконец Элли протянула сонным и ворчливым голосом:

— Слушаю!

— Сестренка, это я, Джед!

— О, не может быть! Не прошло и года, как ты объявился.

— Да ладно, я же получил твое поздравление с Рождеством.

— Вот именно — получил, но мне не послал!

— Не будем мелочиться, главное, мы помним друг о друге. Вот я тебе и звоню.

Элли в ответ вздохнула и проворчала:

— Я звонила тебе на Аляску, но мне сказали, что ты уже уехал, но они не знают куда. Как можно так поступать с родными? Ты думаешь, сердце есть только у тебя?

— Ну, извини, Элли. Я вернулся в Савьер-Спрингс, Сейчас живу у папы, работаю в частной клинике. Я был уверен, что отец сказал тебе.

Теперь пришлось оправдываться Элли:

— Я не звонила отцу с Рождества. Поменяла место работы, ну и, сам понимаешь, новые обязанности требуют полной отдачи. В общем, мы с тобой два сапога пара.

— А Крис как поживает? Давно не звонил?

— Он был в Лос-Анджелесе на День благодарения на какой-то конференции. Мы с ним посидели в кафе.

— Короче, Элли, мы все очень заняты, но должны подумать о том, что отец уже очень стар. Он ничего не говорит, но я уверен, только и думает о нас.

Нам всем надо собраться в Савьер-Спрингс.

— Отец болен? — тревожно спросила сестра.

— Он стар, и этим все сказано. Его надо просто навестить, ясно?

— Ты прав, Джед, — тяжело вздохнула сестра. Очень трудно выкроить время, но постараюсь, думаю через пару недель смогу. Если Крис и я приедем в пятницу, то впереди у нас будет почти три дня. Ты сам позвонишь Крису?

— Разумеется, завтра же утром. Договорились?

Элли помолчала, а потом робко спросила:

— Джед, а как ты?

— Немного пришел в себя. Знаешь, теперь я по-иному смотрю на многие вещи, над которыми раньше смеялся или считал глупостями, — искренне проговорил он. — Ну, до встречи, сестренка!

Повесив трубку, Джед подошел к креслу, на котором только что спал отец, и уселся в него. Да, он не покривил душой, сейчас ему почти хорошо, но как поступить с Брайен? Как удержаться в рамках чисто дружеских отношений? Как научиться не терять голову от ее сине-зеленых глаз, притягательных губ, от ее нежности и чувственности? Как вырвать из сердца зарождающееся чувство?

Это надо сделать, иначе потом может быть так больно, что сил перенести это уже не хватит. Силы почти кончились тогда, три года назад.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Вечер в ресторане явно удался, думала Брайен, сидя рядом с Джедом в его новой машине. Они возвращались из французского ресторана. Брайен думала о том, что вечер в ресторане с начальником — явление не частое в ее жизни и от этого еще более запоминающееся. Интересно, пригласит ли он ее еще когда-нибудь?

Джед молчал, внимательно следя за дорогой.

Интересно, о чем он думает? Они ехали по северной стороне Савьер-Спрингс, и Брайен вдруг махнула рукой в сторону одной из улиц:

— Я там раньше жила.

— Что ж, мы можем заехать туда. Ты не против прокатиться в прошлое?

Она на мгновение задумалась, потом кивнула:

— Пожалуй. Я не была там с тем пор, как продала дом.

Когда Джед повернул на тихую улицу, Брайен вдруг пожалела, что согласилась. Зачем ворошить прошлое? Вот здесь она каталась на велосипеде, а здесь отец сажал ее с друзьями в машину и вез за мороженым. Вот знакомая площадка, где она играла в теннис. Зачем она согласилась заехать в это царство теней?

Они подъехали к ее бывшему дому, и Брайен увидела на двери такой знакомый венок в виде сердца. Окна нижнего этажа были освещены.

— Как ты решилась продать дом? — тихо спросил Джед.

— Это было самое тяжелое время в моей жизни.

Каждая комната, каждый уголок, мебель, картины все напоминало мне о прошлой жизни, и эти воспоминания доводили меня до истерики. Я боялась, что сойду с ума, и решила одним ударом разрубить этот страшный узел.

— Но ведь можно было сдать дом в аренду?

— Нет, я хотела раз и навсегда обрубить все концы. Мне казалось, что родители сверху наблюдают за мной и одобряют мой поступок. Ты считаешь меня наивной и глупой? — Ей вдруг стало неловко.

Но, взглянув искоса на Джеда, она успокоилась на его лице не было ни иронии, ни осуждения.

— Мне нравится то, что ты сказала, Брайен… Они сверху наблюдают за тобой… Ты веришь в это — и это прекрасно. Близкие люди навсегда остаются в наших сердцах, и иногда это помогает жить.

Наступила грустная тишина. Каждый из них вспоминал тех, кого любил, кем дорожил, кого потерял, но никогда не сможет забыть.

Чтобы прервать печальные воспоминания, Джед решился сменить тему:

— Расскажи мне о своей юности, — попросил он Брайен.

— Ты имеешь в виду, когда я была подростком?

Ну, мы ездили с друзьями в молодежные клубы, где можно было пообедать, потанцевать, поиграть в теннис или волейбол… — она не успела договорить, как Джед перебил ее:

— Я знаю отличный клуб. Он мне очень нравился еще со времен моей юности. Может, махнем туда?

— С удовольствием!

Мгновенно развернув машину, Джед направился в западную часть города, и вскоре они уже подъезжали к старинному зданию, на фасаде которого сияли неоновые буквы «Ночной клуб». Они вошли в зал, где было довольно много молодежи, а за барной стойкой вообще не было места.

Брайен почувствовала себя неловко в вечернем платье, люди вокруг были одеты гораздо проще.

Но Джед заверил ее, что не стоит обращать не это внимание. Они прошли в главный зал, где и были сосредоточены основные развлечения. Здесь стояли игральные автоматы, бильярдные столы, а также столы для настольного тенниса и других игр.

Джед вел Брайен, придерживая ее за талию, и она думала только об этой руке, прожигавшей ее тело сквозь одежду. Ее ноги слабели, голова начинала кружиться. А Джед, казалось, ничего не замечал. Или делал вид, что не замечает.

— Я не был здесь лет семь, а когда-то был завсегдатаем.

— И что мы будем здесь делать?

— Я умею играть в карты, в настольный теннис, в бильярд. Хочешь, сыграем во что-нибудь? Выбирай!

Брайен засмеялась и стала осматриваться. Джед снял пиджак и выжидающе смотрел на нее.

У Брайен дух захватило: он был так привлекателен, так раскрепощен и… молод. Сколько же ему лет, что он все время твердит о своей старости? Он мальчишка, пусть только заикнется еще раз о своем возрасте! Она чувствовала, что ее влечение к Джеду с каждой минутой растет и уже не зависит от силы воли или рассудка.

Тем временем Джед взял ракетки и шарик и, подмигнув, весело спросил:

— Готова к уроку? Пинг-понг требует сосредоточенности и мгновенной реакции.

Что это была за игра! Брайен давно уже так не смеялась и не радовалась жизни, как сейчас. Они забыли обо всем на свете, отдавшись игре и выплескивая накопившееся напряжение в прыжках, смехе, криках. В перерывах между партиями они не могли оторвать глаз друг от друга, упиваясь красотой и темпераментом партнера и радуясь, что вечер получил такое продолжение.

И тут во время одного из прыжков, стараясь отбить шарик, Брайен оказалась у него в объятиях.

Почувствовав руки Джеда на своем теле, она едва не задохнулась от нахлынувшей на нее волны желания, но Джед моментально охладил ее:

— Ты невнимательна!

Что это? Какое самообладание надо иметь, чтобы оттолкнуть ее после тех горящих взглядов, которыми он, казалось, испепелял ее?

— Ты считаешь? — прошептала она.

— Не заберет ли юная леди свой жакет с этого кресла? — раздался густой мужской бас.

Оба разом обернулись, и Джед мгновенно расплылся в улыбке:

— Роб?! Что ты тут делаешь?

— То же, что и ты!

Мужчины радостно пожали друг другу руки и обнялись. Брайен наблюдала за ними. Приятелю Джеда было лет около пятидесяти, он был моложавый, холеный и спортивный. Отойдя на шаг от Джеда, он с интересом осматривал его.

— Я слышал, ты на Аляске, с медведями. Вот уж не ожидал увидеть тебя в этом злачном месте.

— Ты знаешь, я понял, что чем старше мы становимся, тем больше тоскуем о тех местах, где родились и где прошло наше детство. Вот и меня потянуло сюда. Знаешь, нигде я не играл с таким удовольствием в футбол, как в Савьер-Спрингс.

— Да, футбол на льду — такой игры нигде больше нет. Прекрасное было время, — вздохнул Роб, подмигнув Брайен.

— Футбол на льду?

— Вот именно. Кто-то катается на коньках, а мы играли в футбол. Это очень жестокая игра, слабаки в нее играть не могут. Нужны сильные ноги, отличная реакция и многое другое. И все равно домой приходили со шрамами и синяками.

— Ну, женщинам шрамы нравятся, — усмехнулся Роб, посмотрев на девушку. — Ты не познакомишь нас? Твоя спутница очень красивая.

Джед представил Брайен, стараясь не замечать ее смущения в ответ на красноречивые взгляды приятеля. Роб предложил им выпить. Брайен извинилась и пошла в дамскую комнату, чтобы привести себя в порядок после теннисного турнира, а мужчины отправились в бар, где с трудом отыскали свободный столик.

Роб стал расспрашивать его о Брайен. Джед знал, что его приятель большой любитель женщин и не оставляет без внимания ни одной хорошенькой девушки. Ему был неприятен интерес Роба к Брайен, но сделать он ничего не мог.

— Она из семьи Баррингтонов, тех самых? — опешил Роб, когда Джед вкратце рассказал о девушке.

— Да, ее отец Эдвард Баррингтон.

— Бог мой, Джед! У нее ведь и мать была очень богата. Скайли Баррингтон владела отелями и другой недвижимостью.

— Но Брайен очень скромная, она совершенно не кичится своим богатством, работает медсестрой в той же клинике, где и я. Хотя могла бы не работать, а путешествовать и наслаждаться жизнью.

— Значит, она твоя подружка? Ты молодец. — Роб покачался на стуле. — Но скажи, что с тобой случилось в Лос-Анджелесе? Говорят, ты имел там фантастическую практику. Я не поверил, когда услышал, что ты все бросил и уехал к медведям на Аляску.

— У меня были на то веские причины. Жизнь заставила все бросить и уехать, как ты выразился, к медведям. Ну и потом, брал пример с тебя, ты же всегда круто менял свои планы.

— Ха! Нашел, с кого брать пример. Я всегда хотел поймать большую рыбку без больших трудов, а ты, наоборот, любил ставить перед собой высоченные барьеры, чтобы преодолевать их в поте лица.

Джеду не хотелось пускаться в философию, не хотелось обсуждать свое прошлое или его отношения с Брайен, и он перешел сам к расспросам:

— Отец говорил мне, что ты все еще не женат. Неужели ты не можешь ни на ком остановиться? Тебе никто не нравился до сих пор по-настоящему?

— О, это вопрос не простой. Все время какие-то проблемы. То я не готов перейти последний рубеж, то женщина, то обстоятельства не располагают…

Ну, в общем, сам знаешь, как это бывает. А ты пытаешься взять приз? — он махнул в сторону дамской комнаты.

— Брайен работает со мной, я тебе уже сказал. И это все.

— Что-то не похоже, чтобы это было все. Вы весьма увлеченно играли. И потом, разве совместная работа подразумевает и совместный отдых в ночном клубе?

— И тем не менее это так. К тому же она слишком молода для меня, — настойчиво отвергал Джед предположения Роба.

— Ну и что? Возраст никогда не был помехой , для любви и брака. Джед, что за глупости, разве ты старик? Посмотри на себя — да с тобой любая красотка будет счастлива иметь дело. Поверь мне, я знаток в таких делах. Ты, наверное, совсем одичал среди медведей на Аляске.

Джед замолчал, уткнувшись в стакан с виски.

Неужели Роб прав? Неужели жизнь еще не кончена и он слишком рано поставил крест на возможности семейного счастья? Почему же он тогда так нерешителен? Или слишком свежо воспоминание о том времени, когда они с женой лежали по краям кровати, стараясь, чтобы даже одеяла не соприкасались?

Вернулась Брайен, свежая и прелестная. Она села рядом с ним, и он вдруг почувствовал, как изменилось его отношение к ней. Неужели слова Роба сыграли свою роль? Действительно, что он изображает из себя какого-то умудренного жизнью старца? Он молод, здоров, рядом с ним сидит чудесная молодая девушка, которой он явно нравится. Чего еще ему надо?

Брайен попросила заказать вина и стала слушать их веселые истории о том, как они играли в футбол, сколько мячей забили в ворота противника, и о других столь же неинтересных ей вещах…

Если бы они не были связаны с ее Джедом.

Джед изредка бросал на нее пылкие взгляды, думая, насколько она отличается от Кэролайн, которая в любом обществе старалась стать центром внимания, требовала, чтобы все восхищались только ею и слушали только ее. Брайен же не только не привлекала к себе внимание, но старалась быть незаметной, внимательно слушая собеседника. Да уж, слушать она умела, Джед считал, что это отличное качество для медсестры. Ему часто помогали ее пометки в истории болезни пациента, сделанные ею после разговора с больным.

Итак, Джед болтал с Робом, но его мысли постоянно витали вокруг Брайен. Он вспоминал слова Роба, смотрел на Брайен и думал — а может быть?..

Машинально глянув на часы, он отметил, что уже далеко за полночь.

— Брайен, не пора ли домой?

— Давно пора, — с улыбкой отозвалась она. — Я ждала, когда же ты наконец вспомнишь, что рядом с тобой ребенок. Кажется, так ты меня частенько называешь.

Мужчины засмеялись и стали прощаться, договорившись не терять друг друга из виду. Роб галантно поцеловал девушке руку и высказал надежду на новые встречи. Джед недовольно нахмурился.

— Я давно не радовалась жизни так, как сегодня, — сказала Брайен Джеду, когда они садились в машину. — Научилась играть в пинг-понг и бильярд, а ты встретил своего друга. Разве это не здорово? А у вас действительно был один мотоцикл на двоих?

— Ну да, одна неделя у него, одна — у меня.

— А чем он занимается сейчас?

— У него собственная строительная компания.

Он очень организованный и энергичный человек, но он не тот мужчина, который нужен тебе, — вдруг резко выпалил Джед: ему не нравился интерес, который Брайен проявляла к этому ловеласу.

Брайен не обиделась, а, наоборот, улыбнулась ревнует! Но вслух сказала:

— А ты знаешь, какой мужчина мне нужен?

— Молодой состоятельный банкир или кто-нибудь в этом роде, — пожал он плечами.

Брайен расхохоталась:

— Господи, да они работают двадцать четыре часа в сутки и питают страсть только к деньгам. Мне нужен такой мужчина… — но Джед не дал ей договорить и спросил:

— Почему ты живешь с Лили? Разве не лучше жить в собственном доме, тем более что ты можешь купить любой дом в Савьер-Спрингс?

— А почему ты живешь с отцом? — ответила она вопросом на вопрос.

— Ну, я не решил, останусь ли я в Савьер-Спрингс или уеду куда-нибудь еще.

Брайен задумчиво посмотрела на него:

— Когда я поселилась у Лили, я тоже думала, что скоро уеду отсюда. Мне было все равно, где жить.

Просто хотелось чтобы рядом был кто-то, лишь бы не быть одной. Так зачем мне в таком случае нужен был собственный дом?

Джед в очередной раз подумал, как она одинока и беззащитна. Его сердце переполнялось нежностью к этой девушке, на долю которой выпало столько испытаний.

Между тем они уже подъехали к ее дому. Джед вышел из машины, мучительно борясь с желанием схватить ее в объятия, прижать к себе и поцеловать. Весь вечер он только об этом и думал. Ужин в ресторане, потом игра и вино вскружили ему голову до такой степени, что он с трудом контролировал себя. Но он был джентльменом и считал необходимым держать себя в руках.

Подойдя к крыльцу, Джед заметил небольшую полоску света, пробивающуюся через стеклянный витраж входной двери.

— У вас свет, неужели Лили не спит?

— Да нет, она просто оставила для меня включенной лампу. Что ж, мне тоже пора спать, завтра рано вставать.

Джед вдруг представил, как он обнимает Брайен, на которой только прозрачная ночная рубашка, и ему стало совсем плохо. Он должен поцеловать ее, поцеловать хоть один раз, иначе он не избавится от своего наваждения. Но Брайен поднялась на ступеньки и достала ключи. Ему показалось, что она сердится, или это так и есть? Он не стал больше терзать себя и твердо сказал:

— Да, пора расставаться. Спасибо за помощь и за проведенный приятный вечер. Папа счастлив необыкновенно и не дает мне шагу шагнуть, чтобы не сделать замечания, что я не поддерживаю чистоту. Мы с папой очень благодарны тебе.

Брайен отстраненно посмотрела на него и проговорила:

— Передавай папе привет. Он мне очень нравится, — потом сердито повернулась и вошла в дом.

Что же он за человек, думала Брайен, поднимаясь на второй этаж в свою комнату. Почему он никак не решится признаться ей и себе, что она ему нравится? Ведь это явно читается в его глазах. Что мешает ему сделать это?

На следующий день, когда Джед закончил осмотр очередного пациента и вышел в холл, к нему подошла Лили и представила человека из Благотворительной ассоциации, предлагавшего лотерейные билеты, выручка от которых пойдет в Фонд помощи детям с ограниченными возможностями.

— Я взяла парочку билетов, — сказала Лили. — Не хотите ли и вы, доктор Савьер, попытать счастья?

— Да, конечно, я возьму несколько штук, — ответил Джед.

Тут зазвонил телефон. Звонили из отделения кардиологии, срочно просили доктора Савьера дать информацию по одному из пациентов.

Джед быстро огляделся по сторонам, нашел взглядом Брайен и попросил:

— Если тебе не трудно, возьми, пожалуйста, у меня в пиджаке бумажник и купи несколько лотерейных билетов, — а сам торопливо пошел к телефону.

— Сегодня какой-то суматошный день: звонки, звонки, просьбы и пациенты один за другим, — сочувственно проговорила Лили.

— Да, — с отсутствующим видом пробормотала Брайен.

— Что-нибудь изменилось в его отношении к тебе после вечера в ресторане?

Брайен рассказала подруге о том, что она помогла с уборкой в доме Джеда, и о его приглашении в ресторан, особо подчеркнув, что это — благодарность за помощь. Лили так не считала, но сегодня ей пришлось убедиться, что подруга права:

Джед держался, как всегда, отстраненно, и обращался к Брайен только по работе.

Брайен была разочарована его поведением, но старалась вести себя так же, как и он, — сдержанно и отстранение. Задавать какие-либо вопросы она не собиралась. Но, оглянувшись как-то ненароком на Джеда, она поймала на себе такой страстный взгляд, что ее сердце забилось, как птичка в клетке. Да что же это такое!

Ну и что она могла ответить Лили?

— По-моему, у него весьма своеобразный стиль обращения с женщинами.

Лили обняла ее за плечи, заглянула в глаза и ободряюще улыбнулась, потом, не говоря ни слова, побежала к себе.

Брайен пошла в кабинет Джеда. Пиджак висел в шкафу. Девушка почему-то разволновалась. Она тайком погладила мягкую шерстяную ткань, вынула из кармана явно дорогой черный кожаный бумажник и с трепетом прижала его к себе. Его личная вещь… Открыв его, она вынула двадцатидолларовую купюру, и тут ей в глаза бросилась фотография в пластиковом окошке, в том месте, где мужчины держат обычно водительское удостоверение.

Кудрявая черноволосая девочка весело смотрела на нее зелеными глазами. На вид ей было три-четыре годика. Она сидела на траве с игрушечной собачкой на руках. Брайен с удивлением смотрела на фотографию. У девочки были такие же зеленые глаза, как у Джеда, и такая же обаятельная улыбка.

Кто ему эта девочка? Удобно ли спросить у него?

Не будет ли такой вопрос откровенным вторжением в его личную жизнь, которую он так оберегает?

Брайен задумчиво положила бумажник на место и вышла из кабинета.

Около шести часов вечера ушел последний пациент. Остальные сотрудники тоже потихоньку расходились. Лили тоже собралась домой. Заглянув к Брайен, она сказала:

— Мама прислала лазанью, значит, у нас есть замечательный ужин.

Брайен кивнула головой, с удовольствием представив себе это вкусное блюдо, которое Би отменно готовила. Джед стоял рядом и поглядывал на Брайен.

— Ты взял билеты? — спросила она.

Джед похлопал себя по карману:

— Надеюсь, я что-нибудь выиграю. У тебя легкая рука?

— Говорят, да. Желаю выиграть надувную лодку, улыбнулась девушка.

Джед как-то суетливо засобирался, и тут Брайен решилась:

— Джед, я хочу у тебя кое-что спросить. Собственно, ты сам спровоцировал этот вопрос… Когда я доставала деньги из твоего бумажника, я обратила внимание на фотографию в пластиковом окошечке.

Кто эта девочка? Она твоя…

— Дочь. Она умерла три года назад.

Брайен чуть не вскрикнула от ужаса. Но тут зазвонил телефон, и оба вздрогнули.

— Я возьму, — хрипло сказал Джед. — Клиника слушает. — И тут голос его изменился. — О нет! Насколько все плохо? Спасибо, что позвонили. Я буду через десять минут. — Он повесил трубку и какое-то мгновение смотрел на нее.

Брайен поняла, что случилось что-то серьезное, и вопросительно взглянула на Джеда. Тот коротко пояснил:

— Отец упал с лестницы. К счастью, в это время пришел его друг и сразу же позвонил в «Скорую».

Ему хотели сделать рентген, но мой упрямый отец расхохотался и сказал, что чувствует себя нормально. Правда, оказалось, что у него резко подскочило давление. Мне надо срочно ехать.

Брайен видела, что Джед серьезно обеспокоен и даже растерян.

— Ты не будешь возражать, если я поеду вместе с тобой? В конце концов, я медсестра и могу пригодиться. А может, я смогу уговорить его на какие-то процедуры или посижу с ним.

Джед удивленно посмотрел на нее:

— Брайен, но ты же устала, тебя ждет Лили к ужину.

— Зачем ты это говоришь? Не хочешь — так и скажи. Я не обижусь, но твоему отцу моя компания не повредила бы.

Они смотрели друг на друга, пытаясь понять, о чем думает каждый из них. И Джед не выдержал он обнял ее и стал страстно целовать, бормоча что-то невнятное. Брайен обхватила его за плечи и горячо прижалась к нему, но он уже отпустил ее и отчаянно прошептал:

— Прости меня. Не считай меня нахалом или сумасшедшим, я изо всех сил пытаюсь держать дистанцию, но с каждым днем мне все труднее и труднее это делать.

Брайен была еще во власти сладостного ощущения его поцелуя и не могла понять, как ей реагировать на все это. Почему он должен держать эту проклятую дистанцию?

Нервно потирая виски, Джед продолжал:

— Разумеется, и я, и отец будем рады, если ты пойдешь к нему. Отец тебя любит и примет твою помощь. Если ты не передумала, нам пора ехать.

Брайен как сомнамбула кивнула головой, не совсем понимая, кто же ее любит и куда надо ехать.

Сейчас она хотела только одного — чувствовать его губы, руки, тепло его тела… Все остальное отошло куда-то в сторону. Но Джед подал ей пальто и повторил:

— Брайен, ты не раздумала?

Она покачала головой, сбрасывая наваждение, и просунула руки в рукава.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

В приемной больницы царила привычная суматоха. Отец Джеда был уже в палате, куда они с Брайен и направились. Около отца сидел его приятель Рэй Файдорф, добродушный толстяк с неунывающим лицом. Эл выглядел плохо. Увидев сына, он накинулся на Рэя:

— Ты зачем позвонил ему?

Но Рэй сделал попытку притвориться глухим и не отреагировал на выпад друга.

— Я к тебе обращаюсь? — зарычал Эл.

— Я не был уверен, что с тобой все в порядке.

Все-таки твой сын — врач. Что-то я не вижу, чтобы вокруг тебя суетились медицинские светила, слегка осадил его Рэй.

— Еще раз повторяю, я себя хорошо чувствую и… — и тут Эл увидел Брайен. — Так он и вас взял для подкрепления. Ну, вас-то я всегда рад видеть.

— Отец, ты говоришь, что не хочешь стареть, а я вижу, что у тебя уже все признаки старости.

— И какие же?

— Ты стал очень сварливым и капризным. Чего ты упрямишься? Если бы Рэй не позвонил мне, я бы ждал тебя дома и волновался, куда ты пропал. А Брайен хочет поухаживать за тобой, она же медсестра.

Эл вздохнул, а Джед решил больше не ругать отца — вдруг поднимется давление? Но почему отец не хочет признаться, что сейчас ему плохо?

— Ладно, не будем больше говорить об этом.

Сейчас я разберусь, что с тобой, и станет ясно, что нам делать.

Джед отправился к ортопеду-травматологу, который осматривал отца и делал ему рентген, и с удовлетворением узнал, что у отца ничего не сломано. Тем не менее травматолог решил еще раз посмотреть старика. Они вошли в палату и многозначительно переглянулись: Эл и Брайен весело смеялись, но, увидев врачей, замолчали.

— Доктор, скажите мне правду, — потребовал старик.

— Правда только одна: вы вывихнули колено, придется недельку полежать в гипсе — так, на всякий случай, очень уж вы шустрый. А потом недельки две походить с костылем.

Эл внимательно слушал доктора, лишь изредка задавая вопросы и что-то уточняя. Рэй тоже внимательно все выслушал, потом поднялся:

— Пожалуй, я могу уходить. Держись, старина, при такой заботе ты скоро будешь дома. Завтра утром я приду и принесу тебе что-нибудь вкусненькое. Я не бог весть какой кулинар, но сэндвичи у меня лучшие в городе.

— Спасибо тебе, Рэй, — благодарно сказал Джед. Только у тебя и дома полно забот.

— Мы же друзья.

Брайен ласково улыбнулась Рэю и пожала ему руку. Они еще немного посидели с отцом и отправились домой.

— Спасибо, что ты зашла к отцу. И слава богу, что ему не нужна сиделка, я думал, что все гораздо хуже. Но одно твое появление повлияло на отца лучше лекарства. Это много значит.

— Не буду спорить, видимо, тебе, как врачу, виднее, что нужно больному. Твой отец сказал мне, что у них с Рэем давняя дружба и их многое связывает.

Джед кивал головой, показывая, что слушает, а сам думал о том, какую оплошность он совершил, послав Брайен за деньгами. Как ему не пришло в голову, что она увидит фотографию дочери? Ну не может он пока говорить об этой трагедии. А Брайен обязательно спросит его о том, что произошло.

Он уже не раз обращал внимание, как проста и естественна Брайен. Что это? Природное качество или результат воспитания? И эта искренность очень подкупает всех, кто общается с ней.

— У тебя прирожденный талант общения с людьми, — сказал он задумчиво. — Я очень хотел бы иметь его, врачу необходимо уметь подойти к больному. Но я лишен этого дара.

— Ты слишком скромен и недооцениваешь себя, — не согласилась Брайен. — Ты очень добрый, а пациенты это, несомненно, чувствуют. Сейчас слишком много врачей, у которых на уме только деньги. Не могу забыть о той женщине с больными детьми, которой ты оказал помощь совершенно бескорыстно, а ведь она прямо сказала, что у нее нет денег. — Она помолчала и добавила:

— Знаешь, Джед, мне кажется с родными всегда трудно иметь дело, особенно врачу. Родные не признают в тебе врача и не доверяют советам, вот и все. Ты думаешь, отец обрадовался мне? Ему стало легче, что ты пришел! Ты недооцениваешь вашу привязанность друг к другу.

Джед поразился такому выводу. Какая же она умница!

— Только не говори об этом отцу, он ни за что не признается в этом.

— Джед, он гордится тобой, верь мне. Может, со временем один из вас сделает шаг навстречу, и ты поймешь, как отец тебя любит.

— Брайен, а тебе не кажется, что ты смотришь на наши отношения с отцом сквозь розовые очки, упорствовал Джед, не желая признавать, что эта девушка, которую он считал неопытной и наивной, так разбирается в людях.

Брайен вдруг так пытливо посмотрела на него, что он сразу же догадался, какой будет следующий вопрос, и приготовился отбиваться.

— Джед, расскажи мне о твоей дочери. Я же не специально рылась в твоих вещах. Ты сам меня послал за деньгами, а фотография была на виду.

— Разве? — саркастически спросил он, хотя понимал, что не прав.

— Что? Ты хочешь сказать, что я рылась в твоем бумажнике? Да что особенного в том, что ты расскажешь мне о дочери? Что с ней случилось? — горячилась Брайен. — Джед, как ты не понимаешь, ты же смотришь на маленьких пациентов с такой тоской, что мне самой временами хочется заплакать.

Расскажи, и тебе станет легче.

Джед умом понимал, что она права, что она не сделала ничего предосудительного, но внутри весь кипел от раздражения.

— Я не могу сейчас говорить об этом, пойми меня. Ведь тебе не стало легче, когда ты рассказала о смерти родителей? Разве ты стала меньше тосковать о них? Не думаю. А когда умирает ребенок… он махнул рукой, не закончив фразы.

.. Брайен дотронулась до его плеча, но он отскочил от нее, как будто боялся обжечься. Прочь от нее, прочь от ее невинности и обаяния, от ее непосредственности и нежности, от ее красоты и юности. Как он мог говорить с этой девушкой, которой он так страстно хотел обладать, о своей погибшей дочери? Ему казалось это кощунством.

Они молча шли рядом, и напряжение, отчаяние, боль витали между ними.

— Что ж, тогда до свидания, — нарушила молчание Брайен.

— Я провожу тебя до машины, хочу убедиться, что с тобой ничего не случится по дороге, — холодно ответил Джед.

Когда Брайен села в машину и помахала ему рукой, он повернулся и побрел назад. Незаживающая рана на его сердце кровоточила с новой силой. В его сердце нет места для любви, оно существует теперь только для боли, подумал Джед. И никто ему не нужен, в этом он твердо уверен.

Январский день клонился к закату, когда Джед с отцом и Рэем возвратились с прогулки. Отец чувствовал себя неплохо, только ходил не очень уверенно, и Джед с Рэем взяли его из больницы прогуляться. Едва они перекусили, как позвонил Роб и пригласил Джеда поиграть в футбол на льду. Джед с радостью согласился, хотя погода не особенно располагала к таким играм. Прошлая неделя была теплой, и снег растаял, но ночью опять был снегопад, и довольно сильный.

Они встретились на берегу озера и дружески обнялись. Озеро Джеду не понравилось: кое-где рыбаками были пробиты лунки, в том числе на южном берегу, где катались на коньках и санках ребята. Выбрав площадку получше, они с Робом погоняли около часа мяч и, довольные и раскрасневшиеся, уже собирались разойтись по домам, когда Джеду показалось, что одна из припаркованных неподалеку машин похожа на машину Лили. Он решил проверить это и быстро распрощался с Робом:

— Ну, старик, пока. Ты иди к своим бумагам, а я еще поброжу здесь.

Роб, махнув рукой на прощанье и подхватив футбольный мяч, отправился домой. А из машины, подтверждая догадку Джеда, вышли Лили, Меган и Брайен, неся в руках санки.

Совершенно не отдавая себе отчета, зачем он это делает, Джед подошел к ним и раскланялся.

— О, доктор Джед! — завопила Меган. — Вы будете с нами кататься?

— Если вы не против, я с удовольствием.

— Как ты здесь оказался, Джед? — улыбнулась Лили.

— Играл с приятелем в футбол и уже собирался уходить, когда увидел вас. К сожалению, у меня нет санок даже дома.

— Ну, это не беда. Я оставлю вам свои санки, а мы с дочкой покатаемся на ее. Мы с Меган пойдем к южному склону, там горка не такая крутая, а вы оставайтесь здесь.

— Горка здесь действительно крутая.

— Боитесь? — стала подначивать его Брайен.

— Ну, если кто и боится, так это некая особа с сине-зелеными глазами, — весело парировал он.

Лили улыбнулась и, взяв Меган за руку, пошла на другую сторону.

— Значит, я, по-твоему, трус? — наседал Джед на Брайен.

— Джед, сколько можно придираться к моим словам и вообще злоупотреблять моим хорошим отношением к тебе.

Ему вдруг стало так весело и так хорошо на душе, что захотелось подхватить Брайен на руки и закружить ее в объятиях. Вместо этого он слепил снежок и бросил в нее. Брайен не осталась в долгу, и они стали швыряться снежками, как маленькие дети, вкладывая в игру всю ту страсть, которая накопилась в них за это время.

— Ну а теперь, мисс Баррингтон, смотрите, как я помчусь вниз. Смотрите и завидуйте, колючка вы эдакая!

Джед с восторженным криком съехал вниз, быстро поднялся наверх и помог Брайен усесться в санки. У нее было такое счастливое выражение лица, что Джед не мог налюбоваться ею. Они чувствовали какое-то удивительное родство душ, это радовало и пугало одновременно, особенно его.

Они катались по очереди, ловкие и веселые, пока солнце не ушло за горизонт, а санки окончательно не обледенели.

— Давай напоследок съедем вместе? — предложила Брайен. — А потом пойдем к Лили, там у них костер.

— Замечательно! Садись впереди, а я буду править. — Джед уселся позади нее и плотно сжал ее своими ногами. — Готова? — спросил он.

Брайен кивнула, и они помчались вниз с головокружительной скоростью. Джед крепко держал ее в объятиях и внимательно смотрел вперед. Он забыл все, кроме того, что к нему прижалась очаровательная юная девушка, вокруг красивейший пейзаж, а впереди у него вся жизнь. Он давно не чувствовал себя таким молодым и свободным.

Когда они скатились вниз, Джед не сразу разжал объятия, да и Брайен не шевелилась. Он прижал ее к себе еще сильней, и Брайен обернулась и вопрошающе посмотрела на него. Но он тут же убрал руки.

— Все прекрасное очень быстро кончается, уже темнеет, — вздохнула Брайен.

На озере все еще лежали пурпурные отражения закатившегося солнца, слышались крики детей, вдали горел костер, и Джеду больше всего на свете не хотелось оказаться сейчас одному дома.

— Раз решили идти к костру, то пошли. Лили наверняка разволновалась, куда ты пропала.

— Она знает, что я с тобой, а поэтому — в безопасности. — Брайен отряхивалась от снега, ожидая, пока он отчистит санки.

— Значит, ты думаешь, что я для тебя безопасен?

Она лукаво глянула на него и ответила:

— Ну ты же джентльмен.

— А ты считаешь, что джентльмен не может иметь слабостей?

— О каких слабостях ты говоришь, Джед? По-моему, ты железный человек.

— И железо может дать слабину, если его долго испытывать, — вздохнул он.

Не в силах сдержаться, он провел пальцем по ее подбородку и не отрываясь смотрел ей в глаза.

Между ними уже возникло то могущественное чувство, сопротивляться которому не в силах даже самый стойкий человек.

— Джед… — прошептала Брайен, глядя на него затуманившимися глазами.

Он покачал головой:

— Не сейчас, подожди немного… Все не так просто, я сам еще не разобрался в себе. — Он подхватил ее за талию, и они стали подниматься на южный берег озера, туда, где горел костер.

Лили тут же налила им по чашке горячего шоколада из предусмотрительно захваченного с собой термоса, и они стали любоваться костром, смакуя восхитительный напиток. Потом Лили отправилась за дочкой. Джед и Брайен остались вдвоем, лениво переговариваясь, умиротворенные той атмосферой тепла и доверия, которая сложилась между ними.

Недалеко от них мальчишки гоняли шайбу.

Джед вздохнул:

— Я в свое время мечтал о карьере хоккеиста, но не получилось, медицина перетянула.

— У меня тоже был приятель, который играл в хоккей, — как-то отрешенно сказала Брайен.

— Только приятель? — тут же уточнил Джед.

— Бобби Спивак был моей первой любовью. Я думала, что выйду за него замуж…

— Значит, он стал хоккеистом и уехал от тебя?

— Он умер от лейкемии. Собственно, он стал невольной причиной того, что я выбрала профессию медсестры… Он катался на коньках и неудачно упал. Он попал в больницу, а там во время обследования обнаружили лейкемию. Через шесть месяцев его не стало…

Джед выругался про себя: он, взрослый, сильный мужчина, носится со своим горем, не думая, что эта девочка пережила не только смерть любимых родителей, но и потеряла близкого друга. Она пытается стать ему другом, а он отталкивает ее из-за собственной глупости. Да кто, как не она, может понять его горе?

К ним подбежала раскрасневшаяся, возбужденная Меган, схватила Брайен за руку и стала тянуть ее за собой:

— Пора ехать, там Пенелопа соскучилась, пошли! Дядя Джед, бери санки.

— Идем, — кивнула Брайен. — Я сама отнесу санки.

— Я помогу тебе, — Джед не в силах был вот так вдруг расстаться. Он хотел проводить Брайен, чтобы побыть с ней еще хоть несколько минут.

— Ерунда, они совсем не тяжелые, — отмахнулась она. — Ну, до понедельника?

Джед смотрел на эту поразительную девушку с восхищением. Теперь ему казалось, что он все слишком усложняет. Брайен Баррингтон именно та женщина, с которой он будет счастлив, он хочет видеть ее как можно чаще, слышать ее мелодичный голос, касаться ее и… заботиться о ней.

Всю неделю Джед был очень занят, так много было больных. Ему едва удавалось позвонить днем отцу в больницу и быстро справиться о его здоровье. Если б не Брайен, то он умер бы от голода: она подсовывала ему бутерброды и наливала чашку кофе или сока, едва появлялась свободная минутка.

Джед с радостью принимал ее заботу, постоянно удивляясь, как много он не замечал в ней раньше. Разумеется, они раньше не были так близко знакомы, не убирались в его доме, не играли в пинг-понг, не катались на санках, не… Сейчас перед ним была не просто красивая медсестра, разбудившая в нем страсть, а восхитительная женщина, нежная, искренняя, заботливая и… родная.

Он все чаще ловил себя на мысли, что ему хочется рассказать Брайен все. О своем неудавшемся браке. О дочери, в смерти которой он себя винил. О жизни, которую так долго считал конченой. Но как это сделать? Брайен больше ни о чем не спрашивала. Может, ей уже стало безразлично, ведь он столько раз отталкивал ее и отказывался от разговора.

Когда поток пациентов немного уменьшился, Джеду удалось вырваться навестить отца. Тот сразу же стал требовать, чтобы сын забрал его из больницы.

— Сколько можно валяться, так я совсем разучусь ходить.

— Отец, осталось потерпеть совсем немного.

Скоро тебя выпишут, — успокаивал старика Джед. А хочешь, я попрошу Брайен прийти к тебе, вы поболтаете, и тебе станет веселей.

— О, если Брайен придет навестить меня, я приглашу ее в боулинг, — загорелся Эл. — Я понимаю, что мне нельзя играть, но хотя бы посмотрю, как другие веселятся. Мне же можно вырваться отсюда хотя бы на один день, — жалобно добавил он.

Джед не нашел в себе сил отказать отцу и пошел звонить Брайен. Едва он набрал номер, как она тут же сняла трубку.

— Что-нибудь случилось? — взволнованно спросила она. Джед никогда не звонил ей до этого.

— Все в порядке. Отец рвется домой хотя бы на день. Я ему обещал, что завтра вечером пойдем поиграем в боулинг. Не хочешь пойти с нами? Он будет рад.

После недолгого молчания Брайен ответила:

— Но в субботу вечером там очень много народу.

— Я хочу пойти часов в пять, для постоянных посетителей это еще рановато. Там готовят замечательное барбекю. Поиграем, поужинаем. Соглашайся, мы так много работали на этой неделе, что заслужили хороший отдых.

— Но нас могут увидеть вместе. Ты не боишься сплетен?

— Я не боюсь, тем более что нас уже видели ив клубе, и на озере. Неужели тебя так беспокоит, что скажут люди? — удивился Джед.

— Но я думаю о тебе. — Брайен замолчала, и он вдруг испугался, что она может отказаться. — Ведь ты мой начальник, ты сам мне об этом неоднократно напоминал, разве не так?

— Все так, но разве это имеет значение для друзей? Но если ты не хочешь, я не буду настаивать. В конце концов, ты не обязана исполнять просьбы моего отца.

— Ты прав, я не обязана. Я просто уважаю твоего отца и пойду с ним, куда ему захочется. Когда мы встретимся?

Джед почувствовал, что эта девушка все больше и больше забирает его в свои нежные ручки, и ему это нравится. Да, нравится. Итак, они завтра встречаются!

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

На игровой дорожке, несмотря на довольно раннее для субботы время, было полно народу.

Они ждали, когда освободится дорожка, и весело общались. Эл, как всегда, ворчал, что во всем виноват Джед, который выбрал неудачное время. Брайен, как могла, успокаивала его, а Джед оправдывался.

Наконец площадка освободилась и они стали готовиться к игре.

— Я буду болеть за тебя, моя девочка, — сказал Эл, подмигивая Брайен.

— Кстати, имейте в виду, я была в команде по боулингу, когда училась в школе, — весело проговорила она, а Джед даже застонал от огорчения.

— Ну вот, а я хотел показать тебе, как надо играть в боулинг, — расстроенно произнес он.

— Можешь успокоиться, я постараюсь не очень тебя обыгрывать.

Он ответил ей таким нежным взглядом, что Брайен, смутившись, отвернулась.

Целый час они играли, соревнуясь друг с другом в ловкости, а Эл подбадривал обоих и постоянно давал советы.

Наигравшись, они всей компанией пошли лакомиться жареным на решетке мясом. Эл был в прекрасном настроении и рассказывал о своих похождениях с друзьями, подшучивал над сыном и осыпал комплиментами Брайен. Никому не хотелось, чтобы этот вечер заканчивался.

Когда они вышли из клуба и садились в машину, Эл предложил Брайен:

— Вы не хотите зайти к нам? Обещаю камин и горячий шоколад.

— Что ж, это звучит заманчиво, — согласилась Брайен.

Джед обрадовался, сам он почему-то не решался пригласить девушку в гости. Хотя что тут особенного? Выпьют по чашке шоколада, можно даже и чего-нибудь покрепче, поболтают и разойдутся, но внутри у него вдруг все загорелось от возбуждения.

Дома Эл быстро разжег камин, выпил свою чашку шоколада и тут же поднялся.

— Что-то я слишком устал, чтобы сидеть с вами.

Пойду отдыхать. Ты видишь, Джед, какой я молодец? Брайен, спокойной ночи. И спасибо за великолепный вечер. — Эл стал не торопясь подниматься наверх.

Джед присел около камина и стал подкладывать поленья, чтобы огонь посильнее разгорелся.

— Сейчас будет тепло.

— Да мне и так не холодно. Кстати, на следующей неделе уже потеплеет.

— Тогда мы не сможем кататься на озере, лед начнет таять. — Он поднялся и сел рядом с Брайен на диван.

В комнате повисло тягостное молчание, и им обоим вдруг стало неловко.

— Джед, ты доволен сегодняшним днем? — спросила Брайен, боясь молчания и этого пугающего напряжения, возникшего между ними.

— Да. Очень. Я счастлив. Брайен, мне трудно говорить об этом, я давно уже замкнулся в себе, тому послужило много причин…

— Но сейчас ты другой, — воскликнула она. Сейчас рядом с тобой друзья, которые могут тебя понять и поддержат тебя.

Джед молчал, обдумывая ее слова. Действительно, они работают вместе, бок о бок, каждый день… Оказывается, с женщинами можно работать? И они могут быть хорошими друзьями? С кем же он общался раньше? Кто его окружал, если он потерял к женщинам доверие и уважение? Или дело не только в окружающих, но и в нем тоже?

Ему вдруг стало так легко, что захотелось взлететь.

— Представляю, что ты обо мне думала, — улыбнулся он.

— Расскажи, что случилось с твоей дочерью, вдруг без всякого перехода спросила Брайен.

Джед напрягся. Это был трудный вопрос. Очень трудный. Но надо решиться.

— Слушай, — выдохнул он. — Я думал, что никогда не смогу говорить о дочери. Может, потому, что чувствовал виноватым именно себя. Тысячу раз прокручивал все в памяти и все равно считал, что виноват я, потому что не должен был оставлять девочку с матерью, зная ее легкомысленный характер.

Брайен, затаившись, слушала, боясь даже неосторожным движением спугнуть его.

— Я уехал из Савьер-Спрингс, чтобы сделать карьеру. Я занимался пластической хирургией. Эта профессия была востребованной и престижной, и я был уверен, что она даст мне все, что я хочу.

Мне хотелось оставить свой след в жизни, хотелось разбогатеть, возродить былую семейную славу, обеспечить родителей. И когда мне предложили высокооплачиваемую работу в престижной клинике в Лос-Анджелесе, я был уверен, что это замечательная возможность добиться всего, чего хотел.

Это был мой шанс.

— Джед, неужели ты серьезно думал, что богатство делает человека счастливым?

Он усмехнулся:

— Теперь не думаю, а тогда был уверен. Все те люди, с которыми я общался тогда, придавали огромное значение богатству, заботились о своем успехе в жизни, стремились приобрести как можно больше машин, яхт и вилл. Самое главное, что так думал и я. Когда я встретил свою жену, она показалась мне неординарной и умной. Она была красива, изысканна, элегантна и казалась мне идеальной женщиной. Я потерял голову.

— Ты полюбил ее?

— Сейчас мне кажется, что это была страсть, вожделение. Но тогда мне казалось, что я ее безумно люблю. Ее семья была очень богата и имела все, к чему стремился я. Отец — президент банка и очень влиятельный человек. Мать устраивала вечера и приемы, подобных которым я никогда не видел. На них присутствовал весь высший свет Лос-Анджелеса. Я был ослеплен и не видел в невесте никаких изъянов. Собственно, изъянов и не было, просто мы были из разных социальных слоев и жили по разным правилам. Первым признаком этого стал наш визит к отцу. Моя жена не захотела жить в этом доме, а заказала номер в отеле. Я извинялся перед отцом и просил понять ее, но он рассердился и держал себя очень сухо. Конечно, как ты заметила, он вообще бывает грубоват, но тогда он и не старался сдерживать себя.

С тех пор у нас начались сначала маленькие, а потом все более серьезные трения. Мы спорили иногда из-за такого пустяка, что потом даже вспомнить не могли, почему поссорились. Я сначала не мог понять, почем у отца такая антипатия к Кэролайн. И только спустя год я понял, что он сразу увидел то, чего не видел я, ослепленный страстью.

Я был буквально загипнотизирован богатством и обществом, в котором вращалась моя жена. Я принадлежал работе, а ей хотелось путешествовать, летать на воскресенье в Париж или за покупками в Нью-Йорк. Я же мог позволить себе отдых только раз в году. Мне хотелось иметь ребенка, а она и слышать не хотела о нем, считала, что мы должны пожить для себя. Когда она забеременела, то не разговаривала со мной неделю. Правда, потом оправдывалась, что плохо себя чувствовала. Возможно, мать ее уговорила, что лучше отделаться пораньше. Но я был счастлив безмерно, готов был носить ее на руках и выполнять все ее капризы.

Когда родилась дочь, она как будто подобрела, но хорошей матерью не стала. Я все свое свободное время посвящал дочери, я обожал ее, гулял с ней, это было мое маленькое счастье. В ту субботу я должен был выступать на конференции в Сан-Диего и предложил жене договориться с няней, но она мне сказала, что няню отпустили на выходные, а больше сидеть с дочкой некому и ей придется взять ее с собой в гости к подруге… Мне позвонил офицер полиции и сказал, что дочь утонула. Кэролайн билась в истерике и говорила, что она отлучилась буквально на две минуты, но этого было достаточно: девочка наклонилась над краем бассейна и опрокинулась.

Джед на минуту замолчал, пытаясь справиться с собой, потом продолжил:

— Суд признал, что девочка утонула случайно.

Собственно, так и было. Я не стал обвинять жену, но понял, что не могу жить по-старому. Какое-то время мы еще по инерции жили вместе, но мы стали совсем чужими. И вот однажды я взорвался. Поводом послужил какой-то пустяк, кажется, она разбила мою любимую чашку. Я стал кричать, что она плохая хозяйка, плохая жена и была плохой матерью, а она стала яростно обвинять меня. И она была права: если бы я не поехал на эту проклятую конференцию в Сан-Диего, дочь не утонула бы.

После этого скандала в моей душе как будто что-то погасло. Я механически ходил на работу, перестал разговаривать с женой и ее родными, я как будто умер. Так продолжаться долго не могло, и я решился на развод. Кэролайн уехала в Нью-Йорк, а я узнал, что на Аляске нужен доктор, и предложил свою кандидатуру. Я бежал туда, где никто не знал меня, где мне было легко остаться наедине со своим горем.

Джед подбросил поленьев в огонь, и из камина посыпались искры.

— Что было дальше? — Брайен дотронулась до него рукой, полная сочувствия и поддержки.

— О, сначала мне показалось, что все просто.

Людей вокруг было немного, от меня не требовалось ничего, кроме элементарной медицинской помощи. Я был рад, что ничего мне не напоминает о прошлом. Я старался работать как можно больше, провел профилактический осмотр жителей и стал придавать своему рабочему месту цивилизованный вид: приобрел кое-какие инструменты, пополнил запас медикаментов… Я действовал совершенно автоматически, ничего не видя вокруг. Днем я запрещал себе думать о чем-либо, кроме работы, а по вечерам, оставшись в одиночестве, я сходил с ума от воспоминаний. Я разговаривал с дочкой, просил у нее прощения, рассказывал ей сказки…

Но постепенно ко мне стала возвращаться жизнь, я огляделся и увидел, что здесь живет замечательный народ, что природа на Аляске необычайно красива, что ко мне замечательно относятся, хотя и сдержанно.

Собственно, на этом можно и закончить. Я вернулся в Савьер-Спрингс, ну а дальше ты все знаешь. Сейчас я беспокоюсь только об отце, хочу, чтобы он ни в чем не нуждался и был здоров.

— Значит, тебе нравится жить с отцом?

Но Джед все еще мысленно был там, в своем прошлом.

— Знаешь, мне нравилось общаться с дочерью, нравилось играть с ней, наблюдать, как она растет, развивается. Я помню каждый ее шаг, каждое слово, каждую проказу. — Он вздохнул и виновато посмотрел на Брайен. — И хотя прошло уже три года, я все помню, — его глаза были закрыты и полны слез.

Брайен обняла его и прижала к себе, ее сердце разрывалось от жалости. Джед прислонился к ее плечу и замер, ему хотелось избавиться от воспоминаний, забыться в ее теплых объятиях.

Брайен колебалась только мгновение. Она подняла к нему лицо, протянула ему губы, и они слились в отчаянном поцелуе, который длился и длился. Он приник к ее губам, как к источнику жизни, возвращавшему ему силы, надежду, веру в себя.

Ни он, ни она не были в состоянии себя контролировать, вихрь чувств захватил обоих. Джед посадил Брайен к себе на колени, обхватил ее железной хваткой и снова впился ей в губы. Постепенно его боль и скорбь рассеивались, сердце наполнялось теплом. Его поцелуй уже не был таким отчаянным и жадным, он становился все более нежным и чувственным.

Вся его долго сдерживаемая страсть обрушилась на Брайен. Он стал гладить ее плечи, ласкать грудь и бедра, теряя голову от ее тела. Брайен пылко отвечала ему, прижимаясь к нему все сильнее.

Она любила этого человека и хотела только одного — быть с ним, делить все радости и печали, принадлежать ему. Неужели это произойдет сейчас?

Джед станет ее возлюбленным, думала она, задыхаясь от страсти.

Вдруг Джед оторвался от ее губ, обхватил ее за плечи и, внимательно глядя в глаза, спросил:

— Брайен, скажи, ты девушка?

— Да… — прошептала она с затуманенными глазами.

— Тогда мы не должны этого делать.

— Но почему? Что тебя останавливает?

— Потому, что это очень серьезно. Я не хочу портить тебе жизнь… Я не могу стать твоим мужем, и, значит, мы не должны…

Брайен смотрела на него, не отрывая глаз. Она не понимала, что происходит, почему Джед поставил между ними еще один барьер. Неужели ее невинность могла стать преградой для их отношений?

Джед отвел глаза, чувствуя себя последним трусом. Он попытался объяснить ей свои чувства:

— Брайен, послушай…

Но она жестом прервала его и тихо попросила:

— Проводи меня.

Джед кивнул.

После того как Брайен уехала, он вернулся на прежнее место, к огню, и стал думать, что делать дальше. Ясно, что работать вместе им нельзя, ей надо перевестись в другое отделение. Он не готов к браку с Брайен, он хочет только одного — чтобы его оставили в покое.

Всю следующую неделю Брайен работала, механически выполняя свои обязанности и непрестанно думая о том, что произошло в субботу. Ей стало понятно, что за все эти три года Джед не встретил ни одного человека, который стал бы ему другом и объяснил, что он еще молод и впереди вся жизнь, что у него еще будет любовь, семья, дети, что нельзя отгораживаться от людей и в одиночестве терзаться воспоминаниями.

Брайен окончательно призналась себе, что любит Джеда, но она не могла и не хотела постоянно биться о стену его закрытое™ и недоверия к женщинам. Она чувствовала, что он тоже к ней неравнодушен, но горький урок, полученный им, стал слишком серьезным препятствием для него самого и их будущего.

Ей приходилось каждый день работать рядом с ним, и это была очень трудная задача. Она видела его грустное лицо, слышала бархатный голос, вспоминала нежные прикосновения его сильных рук и медленно сходила с ума. Пора было прекратить эти мучения.

Брайен вспомнила, что когда-то хотела работать в организации, которая занималась оказанием помощи больным детям по всему миру, и решила снова обратиться туда. Отделения этой организации были во многих странах. Ей хотелось ухать как можно дальше, только так можно было попытаться забыть Джеда Савьера.

Было у нее еще одно дело, но в нем должен был принимать участие и Джед. Ее план мог бы помочь Джеду выйти из депрессии и поверить в свое будущее.

И Брайен решилась. Джед был занят с пациентом, и она, дождавшись, когда он освободится, постучала к нему в кабинет. Войдя в комнату, она сразу же наткнулась на его холодный взгляд, и ей стало неуютно.

— Ты не можешь уделить мне немного времени?

— В чем дело? — сухо осведомился он.

Она присела в кресло напротив его стола.

— Мне нужно решить вопрос с наследством, начала она.

Он удивленно поднял брови:

— Но при чем тут я?

— Дело в том, что у меня есть одна интересная идея. Ты помнишь случай с Дорен и ее больными детьми? Так вот, Бен может стать первым пациентом центра, который я хочу организовать. Часть денег, оставленных мне родителями, я хочу вложить в организацию Центра восстановительной хирургии для детей. Как ты на это смотришь?

— Ты хочешь организовать это в Савьер-Спрингс? Но при чем тут я?

— Именно здесь. Кстати, это будет хорошим стимулом для развития города, сюда будут приезжать из других штатов, а чтобы разместить родителей больных детей, придется построить гостиницу. Мы будем приносить пользу не только детям, но и городу — Мы?

— Джед, я считаю, что ты — самая подходящая кандидатура на должность директора этого Центра, ты сможешь организовать работу, ты — прекрасный хирург, замечательный человек и…

— Но таких, как я, много, почему же все-таки я? На его лице не отразилось никаких эмоций, кроме невеселой иронии.

— Напрасно ты думаешь, что любой, даже самый квалифицированный, врач может работать с больными детьми. Твои человеческие качества дают мне право думать, что именно ты должен возглавить этот Центр. Джед, не упрямься.

— Брайен, не будем говорить об этом, я не принимаю твое предложение. Мы же с тобой уже договорились, что нам не следует работать вместе. Думаю, тебе надо перейти в другое отделение.

— Ты недоволен моей работой?

— Ты прекрасно знаешь, это не так, — его голос дрогнул. — Мы не можем работать вместе по личным причинам, нас слишком тянет друг к другу, а любые другие отношения, кроме служебных, между нами исключены. Если ты не против перейти в отделение кардиологии, я договорюсь с ними.

В чем-то он прав, думала Брайен, так будет намного проще. И все же ей стало горько.

— Разве последнее время нам что-либо мешало работать? Я имею в виду то, что «нас слишком тянет друг к другу»?

Джед помолчал и признался:

— Я не отрицаю, нам ничто не мешало.

— Тогда я останусь работать с тобой. И все же, Джед, не откажи мне хотя бы в помощи, когда начнется работа по организации восстановительного Центра. Кто лучше тебя может дать мне правильный совет?

— Брайен, ты держишь в руках мешок с деньгами, у тебя колоссальный выбор.

— Ты прав. Я хочу учредить совет Центра, в состав которого сама не войду. Я хочу, чтобы ты помог мне подобрать членов совета. Джед, ну кто, как не ты, может это сделать? Ты же понимаешь, как много больных детей, которые нуждаются в помощи, а у родителей нет на это средств?

Он неотступно следил за ней, Брайен раскраснелась и горячо жестикулировала, пытаясь придать убедительности своим словам. Она была необычайно хороша. Джед даже ругнулся про себя за то, что не в силах был противиться ее обаянию и напористости.

— Скажи мне откровенно, Брайен, мне хотелось бы знать истинную причину твоей настойчивости по поводу моей кандидатуры?

Брайен всегда удивлялась проницательности Джеда и сейчас подумала, что ему не так-то легко запудрить мозги.

— Я подумала, что тебе сейчас это необходимо, честно ответила она.

— Ты веришь, что это поможет мне забыть прошлое и освободит меня от чувства вины? — уточнил он.

— Я уверена в этом. Но почему ты сопротивляешься?

— Ладно, обещаю тебе подумать. Когда я должен дать ответ? — вздохнул он обреченно.

— Ну, я не тороплю тебя. Думай и решай, время есть. Но особенно не затягивай. Я все равно буду этим заниматься независимо от твоего решения.

— Брайен, мне нелегко принять решение, я должен все взвесить.

— Я буду ждать. — Она поднялась с кресла и чуть задержалась, глядя на него, словно чего-то ожидая.

Но Джед молча перебирал бумаги, явно желая, чтобы она поскорее ушла.

Как все это грустно, подумала Брайен. Джед так холоден с ней, и у нее нет совершенно никаких шансов.

Она уже открыла дверь, когда он вдруг окликнул ее:

— Значит, ты уверена, что не хочешь работать в другом отделении?

— Мы же договорились, к тому же ты и сам не хочешь, чтобы я ушла от тебя, — смело бросила она ему. — Я хочу работать с тобой хотя бы потому, что многому научусь у тебя.

Она готова была расплакаться и, чтобы Джед не заметил этого, быстро выскочила из кабинета и с силой захлопнула дверь.

Би Брикман решила устроить вечеринку в честь дня рождения Лили и пригласила Брайен и Джеда.

И хотя никто не был уверен, что он придет, Брайен страшно разволновалась и стала думать, как себя вести. Она решила, что, если ей что-то не понравится, она всегда может уйти с вечеринки.

Приглашенные уже собрались, когда Брайен, закончив помогать Би на кухне, вошла в гостиную.

Первым, кого она заметила, был Джед. Он стоял у окна и увлеченно беседовал с бывшим начальником Брайен, доктором Ольсеном.

Мельком кивнув им, Брайен стала смотреть, все ли в порядке и чем заняты другие гости, решив держаться от Джеда подальше. Убедившись, что все гости довольны и не скучают, она присела в мягкое кресло и погрузилась в свои невеселые мысли, изредка поглядывая на Джеда.

Ей стало окончательно ясно, что понравиться ему очень сложно, надо обладать какой-то сверхъестественной привлекательностью, чтобы заставить его забыть неудачный брак и смерть дочери. Но легче от этого ей не было. Как выбросить из головы этого мужчину, который опрокинул все ее прежние представления о любви, и прежде всего о любви физической?

Бобби! Как давно это было! Она понимала сейчас, что их отношения с Бобби были дружескими, это была детская любовь, первое робкое чувство, за которым ничего не стояло. Со смертью Бобби для нее кончилось детство, и она сразу же окунулась во взрослую жизнь, но эта жизнь не хотела принимать ее в свои объятия. Эта взрослая жизнь носит имя Джед, для которого она, Брайен, не существует.

Ей вдруг стало интересно, как бы мама восприняла ее любовь к взрослому разведенному мужчине? Но стала бы она рассказывать маме о нем?

Вряд ли, особенно о его прошлом. Брайен смотрела на Джеда, который ни разу за все время не взглянул на нее, и думала, зачем она все-таки осталась работать с ним? Лишний повод для страдания и тоски, лишний повод поплакать вечером в подушку, чтобы никто не увидел?

В комнату вошла Би и сказала, что приехала Лили и сейчас войдет сюда. Брайен поднялась и пошла в кухню, посмотреть, все ли готово. Пирожные и маленькие бутерброды были разложены на подносах, напитки и фрукты ждали своего часа. Взяв один из подносов, она вошла в комнату и очутилась лицом к лицу с Джедом. Он чуть дотронулся до ее плеча, помогая пройти вперед, и это легкое прикосновение обожгло ее огнем. Брайен замерла и затаила дыхание, боясь пошевелиться.

Гости обступили Лили и шумно поздравляли ее.

Лили раскраснелась и едва успевала отвечать на поцелуи и объятия. Меган возбужденно вертелась рядом, счастливая, что маму так любят.

Брайен готова была стоять так вечность, чувствуя дыхание Джеда за своей спиной, но ей тоже надо было поздравить подругу. Она поставила поднос на буфетную стойку и пошла к Лили.

— Брайен, дорогая, спасибо тебе за все, и за Дага тоже, ведь это ты посоветовала маме пригласить его? Как тебе удалось это, мама же не очень к нему расположена?

— Я здесь ни при чем; Видимо, Би решила, что эксперт по компьютерам пригодится в семье.

Лили засмеялась и ласково посмотрела на Дага, который не сводил с нее полного любви взгляда.

Брайен извинилась и снова пошла в кухню.

Открывая банки с соком, она уронила открывалку и наклонилась за ней, а когда выпрямилась, столкнулась лицом к лицу с Джедом. Как он умеет незаметно подкрасться, подумала она.

— Ты опять спряталась?

— Как видишь, я пошла за соком. Гости не теряют времени даром.

— Но ты сама ничего не ешь, только бегаешь туда-сюда.

— Что ж, стану стройнее.

— Брайен, ты убедилась сегодня еще раз, что нам нельзя быть рядом? Даже малейшее прикосновение выбивает и меня и тебя из колеи. Зачем нам это нужно?

Нет, он непробиваем, подумала Брайен. Знать, что рядом человек, который…

А что он знает? Разве она сказала ему о своих чувствах? Она же молчала все это время, в надежде, что Джед сам обо всем догадается. Может, надо рассказать ему о своей любви?

А что, если он будет вести себя по-прежнему, даже узнав, что она его любит? Что тогда делать ей? Разве можно навязывать кому-то свою любовь?

— Да, ты прав, зачем тебе лишнее волнение? Ну а я… обо мне не надо думать, я сама знаю, что мне надо. — Брайен отвернулась от него и продолжала переливать сок в графин.

Джед подошел к ней вплотную и машинально поправил за ухо локон, выбившийся из прически.

— Раз мы работаем вместе, то должны хотя бы для окружающих сохранять видимость нормальных отношений.

— Каким образом и для чего?

— Разговаривать, не делать вид, что мы незнакомы.

Брайен усмехнулась. Лицемер! Ему, видите ли, важно, что о нем подумают гости.

— Мы же друзья? — полувопросительно и как-то жалобно пробормотал он.

Брайен отвернулась и взялась за очередную банку с соком.

Тут в кухню ворвалась Меган и кинулась к Джеду.

— Доктор Джед! Брайен! Мама собирается открывать подарки, пошли смотреть! — Она обхватила его ногу, а Брайен схватила за руку.

— Ну, конечно, я думаю, что ты тоже кое-что получишь. Придется идти, правильно, Брайен? Порадуемся за Меган, — сказал он, улыбаясь ей.

Бог мой, какие грустные были у него глаза!

Брайен готова была разрыдаться от любви и нежности к нему. Будут, будут у него еще дети, ведь он молод, что бы он там ни говорил о своем возрасте.

Нельзя же себя вот так заживо хоронить и не думать о будущем. Пусть оно не связано с ней, но оно есть!

Что ж, а у нее есть средство избавиться от любви к нему.

В понедельник Брайен стала звонить в офис организации по подбору волонтеров для работы в детских госпиталях.

Приятный женский голос сразу же ответил на другом конце провода:

— Референт Зоя Пайст слушает. Чем могу служить?

— Говорит Брайен Баррингтон. Я посылала заявку на работу волонтером. Я хотела бы узнать, какое принято решение.

— Если бы ваше прошение было отклонено, вы бы уже получили отказ, значит, оно на рассмотрении, — ответила госпожа Пайст. — Подождите, я сейчас посмотрю в картотеке, куда мы заносим возможных кандидатов. Так… Баррингтон… Брайен… Ваше заявление у доктора Тартофф. Это прекрасный человек и специалист, вам повезло, что вы попали именно к нему. Не кладите трубку, я схожу и спрошу, когда вы можете подъехать для переговоров.

Брайен стала ждать, и тут ей в сердце закралась такая тоска, что она уже была готова бросить трубку, не дожидаясь ответа. Она собрала всю волю в кулак, чтобы не сделать этого.

Как уехать из Савьер-Спрингс? Как оставить Джеда? Да, надеяться ей не на что, так, может, не стоит держаться за клинику? Что толку, что она перейдет в другое отделение? Джед все равно будет перед глазами все время, и общаться ей придется с ним каждый день. Она вздохнула и тут же услышала в трубке доброжелательный голос Зои Пайст:

— Мисс Баррингтон, вы уже внесены в список тех людей, с кем запланировано собеседование.

Доктор Тартофф хочет знать, когда вы сможете приехать в Миннеаполис для личной встречи и обсуждения рабочих вопросов?

Брайен секунду подумала и решила, что понедельник вполне подходящий день.

— В следующий понедельник не поздно?

— Сейчас я посмотрю в рабочий календарь доктора. Так, доктор будет ждать вас в одиннадцать часов. Договорились?

— Всего хорошего, я буду в одиннадцать у вас.

Брайен положила трубку и облегченно вздохнула: все решено, назад хода нет.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

В понедельник вечером Джед сидел у себя в гостиной и думал о том, почему Брайен не вышла сегодня на работу. Подкладывая в огонь поленья, он пытался угадать причину ее отсутствия, но ему ничего не приходило в голову. Лили весь день молчала, хотя он вопросительно на нее поглядывал, но спросить так и не решился. Вполне возможно, что причиной были личные дела, Брайен говорила что-то об оформлении наследства, но она могла бы предупредить его, ведь они вместе работают.

Джед все чаще думал о ее предложении стать директором Центра детской восстановительной хирургии. В душе он не мог не признать, что это очень нужное дело, очень много детей с врожденными пороками остаются на всю жизнь инвалидами из-за отсутствия денег на своевременную операцию. Брайен права, он может многое сделать для Центра. Права и в том, что это пойдет на пользу их маленькому городку. Так что же ему делать? Принять ее предложение?

Надо бы посоветоваться с отцом, правда сейчас неподходящее время, но когда будет подходящее?

Джед отправился на кухню, где старик хлопотал у плиты.

— Отец, как ты смотришь на то, чтобы продать этот дом?

— Продать дом? А куда денусь я? — Эл удивленно посмотрел на сына. — Ты хочешь отправить меня в дом престарелых?

Джед внутренне вздрогнул. Как он не подумал о том, что отец предположит именно такую причину? Вероятно, эта мысль у него все время сидела в голове, он же не надеялся, что сын останется в городе.

— Отец, как ты мог такое подумать? Я совсем не это имел в виду. Мне хочется продать этот дом и купить нам с тобой современный уютный особнячок без лестниц, с большой кухней и верандой. Ну как-?

— Джед, сынок, значит, ты хочешь остаться здесь? — осторожно спросил Эл.

— Отец, правильнее сказать — я вернулся обратно на свою родину и хочу купить нам с тобой дом.

Согласись, что этот послужил нашему семейству уже достаточно, я хочу современный дом.

Эл молчал, видимо, он не ожидал ничего подобного и сейчас переваривал новость.

— Сынок, поступай как знаешь, — вымолвил наконец он.

Джед улыбнулся и хлопнул отца по плечу. Они тут же стали бурно обсуждать, в каком месте стоит приобрести новое жилище. Эл опять как-то подозрительно посмотрел на сына и уточнил:

— Ты действительно обмозговал этот вопрос?

Мне бы не хотелось думать, что ты из-за меня приносишь в жертву свои интересы и будущее.

— Какая жертва, отец? Мое будущее связано с тобой и с Савьер-Спрингс. Мы с тобой начинаем сейчас новый этап жизни.

— И с Брайен?

— Нет, отец. Этого никогда не будет. Брайен заслуживает больше того, что могу дать ей я. Не будем говорить об этом. — Джед решил сменить тему разговора:

— Отец, я звонил Элли и Крису, они прилетят к нам в ближайшие выходные. Ну как тебе эта новость?

— Оба сразу? И мы все встретимся?

— Ну конечно. Только боимся, не будет ли для тебя это большой нагрузкой?

— Постараюсь выдержать эту нагрузку, слишком драгоценный подарок вы для меня приготовили.

Ты же сам видишь, что я чувствую себя прекрасно, разве не так, доктор Савьер?

Джед улыбнулся, видя, как загорелись глаза отца и расправились его плечи. Он так старается скрывать свои болячки и слабость, что иногда люди значительно моложе его не могут сравниться с ним.

— Значит, договорились. Завтра я звоню агенту и поручаю ему найти дом, который отвечал бы всем нашим требованиям.

В один из вечеров Брайен и Лили были заняты работой в местном отделении Фонда помощи малообеспеченным гражданам. Они разбирали и упаковывали одежду, которую потом другие добровольцы доставляли по различным адресам.

Автоматически складывая вещи, Брайен думала о своем собеседовании и своей будущей работе. Ей очень понравился доктор Тартофф и то, что он ей рассказал о деятельности их организации. Единственное, что омрачало ее радужное настроение, это то, что ей придется уехать из Савьер-Спрингс.

Джед молчал, как будто с ее стороны не поступало никакого предложения. Значит, так и надо. Она больше не будет напоминать ему о своем предложении. Она начнет потихоньку собираться и готовиться к отъезду. И быть может, он еще пожалеет.

Дверь открылась, впустив холодный воздух.

Брайен подняла голову и залилась краской: в комнату вошел Джед. Лили, мило улыбнувшись, ускользнула в соседнюю комнату, оставив их наедине.

— Я не знал, что вы помогаете волонтерам, спокойно проговорил Джед, но его подбородок предательски дрогнул.

С тех пор как Брайен вернулась из Миннеаполиса, они почти не разговаривали, перекидываясь парой слов только в случае крайней необходимости по работе.

— Да, мы с Лили постоянные помощники, это же долг медицинского работника, — сухо сказала она.

С тех пор как твердо решила уехать, она старалась избегать всего, что могло бы усилить ее любовь к нему. Никаких дружеских разговоров, никаких улыбок, никаких шуток и уж тем более никаких прикосновений. Он не хочет связывать себя никакими обязательствами, он не нуждается в утешении и заботе, а она не собирается ему навязываться.

— Я тут кое-что принес. Эти вещи отец уже не будет носить, есть и мои вещи, я из них вырос, пытался пошутить он, но Брайен не поддержала его шутки.

Она взяла его вещи и внимательно осмотрела.

— Все очень красивое и в прекрасном состоянии, особенно эти два свитера. — Она, не глядя на него, стала дальше складывать вещи, а Джед, озадаченный ее холодностью, стал суетливо помогать ей. Руки их нечаянно столкнулись и тут же отдернулись.

— Завтра вечером прилетают Элли и Крис. Мне бы хотелось побыть эти дни с ними.

— Я понимаю. Отец рад?

Джед улыбнулся:

— Я сначала боялся, что он разволнуется. Но все обошлось. Купили напитки, сладости и всякие деликатесы.

— Похоже, ты тоже волнуешься.

— Разумеется. Я соскучился по ним, столько не виделись.

В дверь снова позвонили, и какой-то незнакомый голос окликнул Джеда. Тот небрежно глянул через плечо и тут же радостно заулыбался: он узнал мэра Савьер-Спрингс Луи Диворса. Этот представительный мужчина лет сорока пяти пользовался в городе вполне заслуженной популярностью и уважением.

Луи кивнул Джеду:

— Твой отец сказал, что ты здесь. Извини, что беспокою тебя, но ты так редко бываешь свободным.

— Да не извиняйся, Луи. Вот познакомься, Брайен Баррингтон, мы вместе работаем в клинике.

Знаешь, Брайен, мы с ним иногда играли один на один в баскетбол, так он меня довольно часто заставлял поволноваться.

— Не слушайте его! Его замучаешься догонять. Луи улыбнулся ей и тут же обратился к Джеду: Джед, я удивился, услышав, что ты вернулся обратно к нам. У меня есть для тебя предложение. Как ты смотришь на то, чтобы войти в совет при мэрии? Джо Бриг уехал, есть вакансия. Я думаю, ты вполне можешь послужить родному городу, тем более что твой предок основал его. Подумай и дай мне ответ.

— Луи, твое предложение — большая честь для меня, но я не представляю себя на этой должности.

И как к этому отнесутся в городе?

— Когда я предложил твою кандидатуру, все единогласно поддержали меня, понял? Ты пользуешься уважением, старина!

Брайен слушала, затаив дыхание: неужели он и от этого предложения откажется?

— Как часто проходят заседания? — спросил после недолгого раздумья Джед.

— Раз в месяц или по какому-то экстренному случаю.

— Нормально.

Мужчины стали говорить о работе, Луи поделился с ним ближайшими планами развития городка и обещал прислать Джеду официальный запрос о включении его в состав совета. Потом они распрощались, и Луи ушел.

— Значит, ты решил остаться насовсем? — осторожно спросила Брайен.

— Да. Хочу продать старый дом и купить нам с отцом что-нибудь более современное и удобное.

Отец согласен.

У Брайен вертелся на языке еще один вопрос, но она не решилась задать его. Пусть Джед сам скажет. Она снова стала разбирать вещи и, случайно подняв глаза, увидела, что он не отрываясь смотрит на ее руки.

— Ты будешь завтра на работе? — тихо спросил он.

— Разумеется.

— Брайен, я знаю, ты ждешь ответа. Я скажу тебе в субботу, хорошо?

Она молча кивнула.

Если бы Джед согласился участвовать в ее проекте! Как он не понимает, что его жизнь станет другой, более насыщенной и полной, он сможет сделать столько полезного! Брайен посматривала на него с надеждой, что он еще что-нибудь скажет, не казенные холодные слова, а… Какие же слова она хотела от него услышать? И он сказал:

— Мне пора. Встретимся завтра.

Брайен опять молча кивнула головой и дрожащими руками схватилась за стол. Что будет завтра утром?

Следующим утром Брайен позвонили из центра по подбору волонтеров и сообщили, что она зачислена в штат и ей дается две недели на сборы. Хоть Брайен сама приняла решение уехать, мысль о том, что она оставит Джеда, ужаснула ее. Сердце так заныло, что она готова была отказаться. Может, он все-таки примет ее предложение? Но зачем она тогда затеяла все это? Надо было подождать его окончательного решения, а потом уж обращаться сюда. Хотя какая разница, согласится Джед возглавить ее Центр восстановительной хирургии или нет, все равно она уедет из Савьер-Спрингс. Находиться рядом с ним без шанса на взаимность слишком тяжелое испытание.

После ужина Брайен помогала Лили убрать посуду, когда раздался телефонный звонок.

— Слушаю, — ответила Брайен.

— Здравствуйте, Брайен, — раздался хрипловатый голос Эла. — Как поживаете? Что-то вы меня забыли.

— Ни в коем случае. Как ваши дела? — радостно сказала она.

— У меня большой праздник. Приехали мои сын и дочь. Мне бы очень хотелось, чтобы вы пришли к нам сегодня, я познакомлю вас с ними. Обещаю, вы не будете скучать.

Интересно, знает ли Джед, что он приглашает меня в гости, подумала она.

— Но я чужой человек для ваших детей, может, им не понравится, что на встрече будет кто-то незнакомый?

— Вот и познакомитесь. Они у меня отличные ребята. Ну, жду? — настойчиво повторил Эл.

Конечно же, ей хотелось познакомиться с братом и сестрой Джеда, и было приятно, что Эл приглашает ее на семейную встречу. Значит, он одобряет ее дружбу с Джедом, иначе зачем бы ему это делать? А может, они вместе с Джедом так решили?

— Хорошо, сейчас приведу себя в порядок и приеду, — решилась она.

Брайен ужасно разволновалась и долго не могла выбрать, что надеть, чтобы выглядеть элегантно, но не бросаться в глаза. Ей потребовалось полчаса, чтобы сделать легкий макияж, причесаться и одеться. Пожелав Лили и Меган спокойной ночи, она поехала в гости.

Позвонив дверь, она в нетерпении переступала с ноги на ногу, ожидая, когда ей откроют.

— Брайен?! — в дверях стоял Джед.

Тут же возник Эл.

— Это я пригласил ее к нам. Я подумал, что ей будет приятно познакомиться с остальными моими детьми, а им — с нашей помощницей. Если бы не она, мы с тобой вряд ли смогли бы пригласить Криса и Элли в наш свинарник. Проходи, дочка!

Джед вежливо улыбнулся:

— Ты прав, отец. Какой ты молодец, что позвал Брайен. Я тоже об этом думал, но постеснялся. Он помог ей раздеться и, взяв за руку, повел в гостиную.

Но Брайен вдруг почувствовала неловкость. Что задумал Эл? Так ли он простодушен, как старается показаться? Нет, вряд ли он пойдет на необдуманный шаг, зная своего сыночка. Все-таки надо сказать Джеду, что для нее приглашение Эла тоже полная неожиданность.

Крис был очень похож на Джеда и на отца, а Элли, очевидно, больше была похожа на мать. Они встретили Брайен очень приветливо и радушно, очевидно, их растрогало отношение к девушке Эла.

Элли посадила Брайен рядом с собой на диван и нежно посмотрела на нее.

— Какая вы молоденькая и хорошенькая! Отец сказал, что вы с Джедом встречаетесь, но, поскольку вы вместе работаете, он не хочет это обнародовать.

— Ну, ваш папа слишком торопит события. Мы не встречаемся, а только работаем вместе, — уточнила Брайен. Ей не понравилось, что Эл сказал это.

Интересно, что он подразумевает под словом «встречаемся»? Что подумает Джед, если узнает об этом?

— Значит, отец ввел меня в заблуждение. Честно говоря, я обрадовалась, мой брат заслуживает счастья, он очень хороший.

Брайен несколько растерялась от такого напора.

Что она могла ответить Элли? Но тут в комнату вошел Джед, неся поднос с пивом и орешками. Элли взглянула на него и улыбнулась: он не сводил глаз с Брайен.

— Я понимаю отца, он выдает желаемое за действительное. Но, по-моему, мой братец весьма неравнодушен к вам, моя дорогая. Вам Джед не рассказывал о своей бывшей жене?

— Совсем немного, в общих чертах.

— Отец не любил ее, и я не могу сказать, что осуждаю его. Впрочем, она была умная и красивая женщина, но очень эгоистичная. Они с Джед ом были слишком разные. Возможно, с другим мужем она будет более добра, если полюбит его, как себя.

Брайен было неудобно и слушать это, и что-либо самой говорить. К счастью, подошел Джед.

— Брайен, ты наверняка голодна. Элли может заговорить кого угодно. Что тебе принести?

— Я ведь уже поужинала, когда позвонил Эл. Но пива я бы выпила.

— А я пойду налью себе вина и поболтаю с отцом, — сказала Элли и поднялась с дивана.

Брайен взяла пиво, которое она очень любила, и внимательно посмотрела на Джеда.

— Джед, мне хочется знать, приглашение шло только от твоего отца или ты тоже хотел меня видеть?

— Ну какое сейчас это имеет значение? Отец так счастлив, что ты пришла к нам и увидела Криса и Элли. Я очень рад, что доставил отцу удовольствие встретиться с близкими ему людьми. Если бы ты слышала, как он обзванивал друзей и говорил о своем счастье!

Брайен надеялась, что Джед перестанет испытывать ее терпение и скажет свое решение по поводу организации хирургического Центра. Но он и не собирался говорить о делах.

— Попробуй пирожки, которые я купил в пекарне. По-моему, вкусные.

Брайен машинально взяла пирожок и откусила, он был действительно вкусный. Тут раздался оглушительный смех и голос Элли:

— Джед, Брайен, идите сюда! Я нашла фотоаппарат и хочу всех сфотографировать для семейного альбома.

— Камера плохо работает, — отозвался Джед. Но если найти удачный ракурс, может, что-то и получится.

Все стали дружно обсуждать, как встать.

— Джед, обними Брайен за плечи, все встаньте у камина, — командовала Элли.

Брайен не успела опомниться, как рука Джеда уже лежала на ее плече. Его нежное прикосновение сразу же затуманило ей голову, она почувствовала в ногах такую слабость, что почти повисла у него на руке. Джед прекрасно понимал, что с ней» но вместо того, чтобы отпустить ее, прижал к себе.

— Ну, вот и все! Идите все сюда, посмотрим альбом. Брайен, отец не показывал вам его?

Брайен покачала головой. Она готова была стоять так вечно, но их объятие уже становилось неприличным для людей, которые «не встречаются».

Она подошла к Элли, села рядом и стала слушать, что та говорила.

— После смерти мамы мы почти не фотографировались, — грустно вздохнула Элли. — Уже потом, когда я подросла, мы стали больше снимать, но в основном красивые пейзажи или праздники. Вот смотрите, какой был Джед, здесь ему лет шесть.

— Элли, ну почему ты находишь только мои фотографии? — запротестовал Джед.

Эл заглянул через плечо дочери.

— Он и в детстве был очень симпатичным, к тому же веселым и шаловливым. А вот он в своем огороде. Помнишь, Брайен, я рассказывал, как он выращивал томаты? А это моя внучка Трэйси, она любила, когда я таскал ее на плечах… — Эл вдруг резко замолчал.

Наступила какая-то липкая тишина, все словно внезапно онемели, а потом испуганно посмотрели на Джеда.

— У меня тоже была такая фотография, — сдавленно выговорил он. — Но она осталась в Лос-Анджелесе, я не стал брать ее с собой на Аляску. — Он откашлялся и посмотрел на брата. — Крис, подкинь еще поленьев, что-то стало прохладно.

У Брайен разрывалось сердце от нежности и сочувствия. Ей ужасно захотелось подойти к Джеду, обнять и просто молча постоять рядом с ним. Зачем говорить какие-то слова? Их чувства не передашь словами.

Она подошла к Джеду и взяла его ладонь в свои руки. Ей так хотелось утешить его, помочь избавиться от горьких воспоминаний о дочери, о сломанной жизни, ей хотелось, чтобы он наконец оглянулся вокруг и увидел, что есть сердце, которое любит его и готово прийти ему на помощь!

Но Джед отшатнулся от нее, как от прокаженной, отдернул свою руку и быстро вышел из комнаты.

Элли смущенно опустила глаза, Крис отвернулся. Брайен готова была расплакаться. Как она могла навязываться ему со своей заботой, он ведь столько раз отталкивал ее.

Она взглянула на часы, было уже почти двенадцать. Пора уходить, два часа промелькнули, как один миг. Она тихо попрощалась с Элли и Крисом и пошла к выходу, но в прихожей ее догнал Эл.

— Брайен, я очень рад, что вы пришли и что у меня возникла идея пригласить вас, — смущенно произнес он.

— Я тоже была рада познакомиться с вашими детьми, Эл.

— Брайен, вы простите меня, старика, но хочу сказать вам одно: не теряйте надежду и не сдавайтесь. Мой сын нуждается в любви и женской ласке.

Он излишне суров и замкнут, но теперь вы знаете причину… Подождите немного.

Застегивая пальто, Брайен покачала головой:

— Видимо, я недостаточно привлекательна, чтобы растопить его сердце.

Но Эл протянул ей руку и еще раз повторил:

— Дело не в вас, ручаюсь. Будьте настойчивей, не обращайте внимания на его суровый вид. Это только вид.

Не успел Эл договорить свои слова, как появился Джед и подозрительно покосился на отца. Эл, подмигнув Брайен, исчез.

— Прости меня, Брайен, я что-то не в себе…

— Все нормально, Джед.

— Увидимся завтра, правда, не знаю когда. Джед вежливо помог ей надеть пальто, старательно избегая прикосновений. — Я должен быть с утра у мэра, потом надо навестить заболевшего старого друга отца. Скорее всего, во второй половине дня.

— Буду ждать.

— Брайен… — он помолчал. — Я искренне рад, что отец пригласил тебя. — Он поправил ей воротник пальто и тут же отдернул руку, будто обжегся.

Брайен вспыхнула, как будто сделала что-то предосудительное, и быстро вышла на улицу.

Нет, Эл ошибается. Ее терпения и настойчивости не хватит, чтобы разбить те оковы, в которые он себя заключил. Они никогда не будут вместе… пока он не поймет, что жизнь продолжается.

На следующий день Брайен провожала разносчика пиццы и уже повернулась, чтобы вернуться в дом, как вдруг увидела, что подъехал Джед. Она натянуто улыбнулась и пригласила его войти. Что же он решил, лихорадочно соображала она. Да или нет?

После вчерашнего вечера она провела полночи в грустных размышлениях. Конечно, Джед догадывается о ее чувствах. Но не хочет ничего менять в своей жизни. Он не готов для создания новой семьи. Он не хочет брать на себя никаких обязательств, ему лучше одному переваривать и пережевывать до бесконечности свое прошлое. Значит, у нее нет абсолютно никаких шансов. Значит, ее решение уехать из города подальше было абсолютно правильным.

Из кухни вышла Лили и приветливо улыбнулась Джеду.

— Мы собираемся обедать. Присоединяйтесь к нам, ведь вы же целый день были в бегах. А потом я вас оставлю, и вы спокойно поговорите о делах.

Даг купил шикарный телевизор с видеоприставкой, мне не терпится посмотреть какое-нибудь хорошее кино.

Джеду не хотелось рассиживаться в гостях и тем более обедать, его ждал отец, но отказываться от приглашения было неудобно. Меган сразу же схватила его за руку и усадила между собой и Брайен.

— Мы завтра снова едем кататься на озеро, хотите поехать с нами?

Девочка была так мила и очаровательна, что у Джеда заныло сердце. Он представил себе на ее месте Трэйси, но тут же постарался отогнать это видение.

— Я не знаю, буду ли свободен завтра, а ты потеплее оденься, на озере сильный ветер.

Меган кивнула.

— Мы возьмем термос с горячим шоколадом.

Он засмеялся:

— Ну, без него и катанье не в радость.

Брайен сидела совершенно безучастная, и Лили приходилось поддерживать беседу за двоих.

— Когда уезжают ваши брат с сестрой? — вежливо поинтересовалась она.

— Завтра утром. Отец уже затосковал, за эти дни он привык к веселой компании, а теперь опять придется сидеть одному целый день. Элли и Крис решили, что надо почаще приезжать, отец так стар, что все может случиться… Он у нас очень хороший.

Он помолчал и добавил:

— Я ведь собираюсь продать наш старый дом и купить новый, удобный и современный. Отцу трудно подниматься на второй этаж, к тому же он стал плохо отапливаться. Если Крис и Элли станут почаще приезжать, надо подумать и о том, чтобы у каждого была своя комната и ванная.

Лили слушала и кивала, потом посмотрела на дочь.

— Меган, ты когда-нибудь доешь пиццу? По-моему, ты больше слушаешь, чем ешь.

Меган быстро засунула в рот остатки пиццы и побежала собираться.

Через несколько минут они попрощались и отправились в гости к Дагу. Брайен и Джед остались вдвоем.

Повисло напряженное молчание. Джед волновался, не зная, как начать трудный для обоих разговор. Брайен ждала.

Джед решился:

— Твое предложение возглавить Центр детской восстановительной хирургии очень заманчиво и интересно, я очень благодарен тебе за оказанное доверие и честь, но…

— Но?

— Но я думаю, что это не для меня… Я хочу открыть частную практику.

Брайен изумленно смотрела на него.

— Ты уезжаешь?

— Нет. Я уже говорил тебе, что мы не можем работать рядом. Я постоянно думаю о тебе… Я хочу тебя… А это невозможно. Не будем говорить об этом.

— Но, Джед…

— Не перебивай. Я хочу работать самостоятельно, у меня большие планы по оказанию помощи тем людям, которые не имеют медицинской страховки, ну и многое другое.

— Это прекрасная идея, Джед. — Брайен с восхищением посмотрела на него.

Джед вдруг подумал, что Кэролайн никогда так не смотрела на него, даже в первые дни медового месяца, когда он из кожи вон лез, чтобы заслужить ее одобрение.

— Что ж, спасибо за откровенность, я догадывалась по твоему поведению, что ты откажешься… Я решила уехать из Савьер-Спрингс, чтобы не быть тебе в тягость.

— Ты уезжаешь? — Джед не поверил своим ушам.

— Да, я еду в Южную Америку добровольным помощником в детский госпиталь. В организации по подбору волонтеров уже одобрили мою кандидатуру, и я… Вот и все, Джед. Ты добился, чего хотел, я от тебя ухожу.

У него оборвалось все внутри.

— А как же Центр детской хирургии?

— Кое-какую работу я уже сделала. Есть люди, которые согласны войти в совет, осталась бумажная работа. До отъезда надеюсь закончить основные организационные мероприятия. Хочу попросить, если тебе не трудно, посоветовать мне кого-нибудь из хирургов, способных работать в Центре, а заодно и директора.

Новость настолько ошеломила Джеда, что он почти не слышал, что она говорит. Не может быть, чтобы она уехала… Почему, почему она это делает?

— Значит, ты уезжаешь? Ты оставляешь…

— Джед, кого я оставляю? У меня здесь нет ни одного человека, которому я была бы нужна… Она замолчала и грустно посмотрела на него. — Ты мне все время твердишь, что я молода, ничего не понимаю, у меня нет опыта, ну и прочую ерунду…

Так вот, мои чувства к тебе и твое отношение не позволяют мне оставаться здесь.

Джед, потрясенный, молчал. Ее чувства… Его отношение… Как он может потерять ее? В голове был полнейший сумбур. Не в силах сдерживать себя, он протянул руку и коснулся ее волос, провел пальцем по губам и подбородку. Брайен придвинулась к нему и через секунду уже была в его объятиях, отдаваясь его страстному поцелую.

— О, Джед, я люблю тебя, — задыхаясь, прошептала она, — возьми меня.

Но в нем все оборвалось: нет! Опять он пошел на поводу своего влечения, опять потерял голову.

Он не должен прикасаться к этой девушке, слишком большое несоответствие между ними — ее возраст, богатство и многое другое. Он выпустил ее из объятий.

— Я не могу принять твой дар, Брайен.

— Почему? Ответь, почему?

— Я не могу дать тебе того, что ты заслуживаешь. Тебе нужен другой, более достойный, чем я, мужчина. Я не могу воспользоваться твоей неопытностью и невинностью.

— Джед, о чем ты говоришь? Мне двадцать три года, и я прекрасно отдаю себе отчет в том, что делаю и что чувствую. И я очень хорошо знаю, какой мужчина мне нужен!

— Но ты можешь забеременеть!

— Прекрасно! Это будет твой, понимаешь ты это, твой ребенок! — она почти кричала.

Он вдруг понял и задохнулся от счастья — его ребенок? И так же неожиданно сник.

— Брайен, вот что значит, что ты молода и неопытна. Ребенку нужен отец и семья, — выпалил он и осекся: у нее стало такое жесткое и злое лицо, какого он даже не представлял у этой доброй девушки. Ее красивые аквамариновые глаза метали искры, казалось, она сейчас испепелит его.

— Молода? Ха! Да я лучше тебя знаю, что такое остаться без отца, да и без матери. А Лили? Она растит дочь без отца, и Меган не менее счастлива, чем любая другая девочка с отцом. Проблема в тебе, ты не хочешь больше испытать радость отцовства, так и скажи!

— Брайен!

— Что ты делаешь со своей жизнью, Джед? Твой отец понимает тебя лучше — и твое горе, и твое бегство от воспоминаний на Аляску, и твое теперешнее отношение к жизни. И я с ним согласна, только не понимаю одного — почему ты сейчас бежишь от судьбы?

— Ты не можешь знать, что мне нужно, рассердился вдруг он, потому что в глубине души сознавал ее правоту.

— Согласна, я лезу туда, куда меня не просят, куда меня не пускают. Но человеческое сердце должно любить! Мы родились, чтобы любить, а не упиваться своим горем. Ты упускаешь возможность начать новую жизнь, ты вообще отказываешься от жизни. — Она замолчала, чувствуя, что не может пробиться через выстроенную им стену.

Джед пригладил волосы и, не глядя на нее, сказал:

— Думаю, нам больше не о чем говорить. В организации Центра я тебе помогу… Собственно, все складывается хорошо, нам нельзя быть вместе. Ты скоро сама поймешь, что расставание нам будет только на пользу.

Он говорил одно, а думал совсем другое. Что он будет делать без Брайен? Как он будет жить, не чувствуя ее тепла, не видя ее прелестного лица, не встречая ее нежного взгляда?

Он молча оделся и вышел, оставив в этом доме частицу своего сердца.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

На следующее утро Джед все прокручивал в уме последний разговор с Брайен. Он прав, твердил он снова и снова, они оба только выиграют от разлуки.

Они всей семьей сидели и пили кофе, обсуждая вчерашний вечер. И тут Крис и Элли заметили, что Джед как-то сник, не реагирует на шутки и их старания развеселить его.

— Что с тобой, Джед?

— У меня очень тяжелый пациент, все мысли только о нем, — попытался отговориться он. Брат и сестра сделали вид, что поверили, но многозначительно переглянулись и вздохнули.

Джед же мучился, вспоминая, как они сидели с Брайен на этом диване. Ему казалось, что он слышит ее голос, чувствует запах ее духов. Он помнил все ее движения, лукавые усмешки, нежный смех…

Раз за разом он вспоминал все их встречи, катание на санях, уборку дома, поход в ресторан, в ночной клуб.

Совершенно измученный воспоминаниями, он встал из-за стола и вышел на крыльцо, чтобы немного прийти в себя.

Крис и Эллис собирались уезжать. Они отказались, чтобы он их провожал, видя его состояние.

Джед пожелал им счастья и сказал, что, как только купит дом, снова ждет их в гости. Элли тоже пожелала ему счастья, шутливо намекнув, чтобы он не прозевал его.

Счастье! Где сейчас его счастье? Наверное, катается на санках с Лили и Меган. Джед мгновенно решил идти на озеро. Последний раз посмотрит на нее, и все…

Ночью выпало много снега, но сейчас светило яркое солнце, и кругом все подтаяло. На озере было полно народу, особенно детей. Джед издалека увидел Брайен и Лили с Меган. Они носились друг за другом, кидаясь снежками и заразительно смеясь. Кругом была такая красота, что Джед тут же забыл про все свои страдания и сомнения и бросился к ним. Ему вдруг пришла в голову неожиданная и простая мысль: а почему бы ему не начать новую жизнь с Брайен?

Приближаясь к ним, Джед увидел, что Меган слишком близко подбежала к тому краю озера, где сидели рыбаки. Брайен и Лили кидались снежками, не замечая, что Меган нет с ними рядом.

Ему вдруг стало как-то неспокойно на душе, и он заторопился за девочкой, громко окликая ее. Но кругом раздавалось столько криков и смеха, что девочка его не слышала.

Вдруг раздался треск, и Меган исчезла под водой. Какая-то девушка, стоявшая недалеко от Меган, закричала и отбежала от треснувшего льда. У Джеда оборвалось сердце.

Рывком он выхватил из кармана телефон и кинул его этой девушке.

— Быстро звони в Службу спасения!

Краем глаза он увидел подбежавшую к нему Лили с белым от ужаса лицом.

— Стой здесь, или ты тоже провалишься, — рявкнул он ей. — Я достану ее.

Время как будто остановилось. Там, где Меган провалилась, озеро было не очень глубоким, и Джед видел ее розовую куртку. Он лег на живот, медленно подтянулся к краю льда и попытался ухватить ее за рукав. Но холодная мокрая ткань проскользнула между его пальцами. Его охватил ужас.

А если он не сможет вытащить девочку?

Шли драгоценные секунды. Джед, затаив дыхание, продвинулся вперед еще на несколько сантиметров. Наконец ему удалось как следует ухватить Меган, и он осторожно вытянул ее из воды и отполз с ней на твердый лед.

Лили и Брайен опустились на колени рядом с неподвижно лежавшей девочкой. Лили тихо всхлипывала, казалось, она была в шоке.

Джед быстро проверил пульс и дыхание. Брайен спросила напряженным шепотом:

— Она дышит?

Пульс был, хотя и слабый, но Меган не дышала.

Может быть, она ударилась головой, или захлебнулась, или…

Брайен сняла свою куртку, чтобы укрыть ее. Лили только тихо стонала.

Джед запрокинул голову Меган назад и, зажав ей нос, стал делать искусственное дыхание. Через несколько вдохов и выдохов Меган закашлялась, всхлипнула и стала дышать сама. Но глаза ее по-прежнему были закрыты. Джеду ужасно не нравились ее слабый пульс и синеватый оттенок кожи.

Он понимал, что надо снять с девочки мокрую одежду, но на улице этого делать нельзя. Кто-то принес одеяла, и малышку укутали в них.

Через несколько минут подъехала «скорая».

Меган тут же перенесли в машину, раздели и завернули в одеяла, включив обогреватель на полную мощность.

Джед забрался в «скорую», чтобы сопровождать Меган в больницу. Он чувствовал на себе полный страдания взгляд Брайен, умоляющий его спасти девочку. Взглянув Брайен в глаза, он поклялся себе сделать все возможное и невозможное, чтобы Меган выжила. Он не мог потерять ее, как потерял Трэйси.

В больнице Меган сразу поместили в реанимацию. Она все еще не приходила в себя, и Джеда это ужасно беспокоило. Он вызвал к ней кардиолога и невропатолога, он готов был поднять на ноги всех лучших специалистов, чтобы спасти Меган. Он сделает все возможное и невозможное.

Два часа спустя Брайен, Би и Даг молча ждали у палаты, где была Меган. Лили сидела у кровати, держа дочь за руку. По ее щекам текли слезы.

Девочка по-прежнему была без сознания. Монитор рядом с ней тихо пищал, показывая ее ритмы сердца и кровяное давление. На лице Меган была кислородная маска.

Брайен видела беспокойство на лице Джеда и других докторов, заходивших в палату. Джед не сказал ни слова с тех пор, как их привезли с озера, но его осунувшееся, побледневшее лицо говорило за себя. Брайен знала, как все происходящее напоминает ему то, что он не хотел вспоминать.

Когда он в очередной раз вышел из палаты, Брайен тихо подошла к нему.

— Что мы можем сделать? — спросила она в надежде, что он хоть что-нибудь придумает.

Джед покачал головой, его глаза были переполнены болью.

— Если она в ближайшее время не придет в себя… — он отвернулся от Брайен и невидящим взглядом уставился в окно.

— Ты боишься, что…

— Да, я боюсь, что не смог вытащить ее вовремя и кислородное голодание убило ее мозг, — голос Джеда дрогнул.

— Но ты сделал все, что мог!

— Ну да, — грустно усмехнулся он. — Только этого может быть недостаточно.

Они стояли рядом и смотрели в окно. Брайен положила руку ему на плечо и тихо проговорила:

— Я понимаю, как это тяжело для тебя. Но ты спас ее.

— Нет, если она не очнется. Я опять потерпел неудачу, — горько сказал Джед и, опустив голову, побрел по коридору.

Брайен знала, что, если Меган не выживет, эта потеря окончательно убьет Джеда. Он уже никогда не сможет вернуться к нормальной жизни, к любви, к счастью. Неужели она ничего не может сделать?

Ей казалось, что стена между ней и Джедом стала еще выше из-за происходящего вокруг. Ее вчерашнее признание в любви оттолкнуло его еще больше, а сейчас он, наверное, вообще забыл, что существует на свете любовь. Но Брайен твердо верила в исцеляющую силу любви. Она верила, что любовь поможет Джеду справиться с происходящим, любовь поможет Меган прийти в себя. Так учили ее родители, и она никогда не отступится от этой веры.

Она решительно открыла дверь и вошла в палату к Меган. Погладив Лили по плечу, Брайен низко склонилась над девочкой.

— Меган, детка, нам очень плохо без тебя, — тихо сказала она. — Мы все тебя любим и хотим, чтобы ты была с нами. Открой, пожалуйста, глаза и поговори с нами.

— Ты действительно думаешь, что она может тебя слышать? — дрожащим голосом спросила Лили.

— Поговори с ней. Она слышит тебя. Она слышала твой голос, когда была у тебя в животе. Она слышит тебя и сейчас. Я в это верю. И ты верь.

Джед тихо вошел в комнату и стоял позади них.

— Я не уверен, что вам надо здесь находиться, осторожно начал он. — Невропатолог сказал…

— Ей нужна наша любовь. Ей нужны все мы, твердо сказала Брайен.

Она распахнула дверь и жестом позвала Би и Дага. Джед попытался протестовать, но Брайен не позволила бы сейчас никому и ничему помешать ей. Пусть она моложе, чем он, путь наивнее, но она верит в силу любви, и они должны использовать эту силу, чтобы помочь девочке.

— Мы любим Меган, — сказала Брайен. — Мы должны верить, что наша любовь может что-то изменить.

Она взяла руку девочки в свою, а другую протянула Джеду. Он смотрел на нее, будто совершенно не понимал, что она собирается делать. Но остальные быстро это поняли. Лили, держа другую руку дочки, сплела свои пальцы с пальцами Дага. Даг осторожно взял за руку Би, а та схватила руку Джеда.

— Если мы скажем, как сильно мы ее любим, тихим голосом произнесла Брайен, — может быть, это поможет.

Она видела совсем рядом глаза Джеда. Выражение его лица говорило, что он считает все это безнадежным. Неужели он готов сдаться?

— Поверь. Просто поверь, — одними губами беззвучно прошептала ему Брайен.

Джед чувствовал тепло руки Брайен, слышал ее шепот.

— Я верю в силу любви, — повторяла она как молитву.

Джед не знал, может ли он верить так, как она.

Он не знал, может ли вся любовь в мире помочь Меган. Но если он не попытается помочь девочке и таким способом, он никогда не простит себе этого.

Джед закрыл глаза и сжал покрепче руки Брайен и Би. Он почувствовал связь с ними, почувствовал, что пятеро взрослых, стоящих вокруг маленькой девочки, стали единым целым и все их душевные силы устремлены к Меган. И вдруг Джед понял, что сердце его полно любви и тепла, и он готов все это отдать ей. И, открыв свое сердце навстречу Меган, он не почувствовал себя опустошенным, наоборот, он понял, что готов дать еще больше…

Когда один из мониторов запищал быстрее, Джед открыл глаза. Ему показалось или… Неужели веки девочки дрогнули?

Внезапно Меган распахнула глаза. На мгновение все замерли от неожиданности. Меган секунду смотрела перед собой, потом нашла взглядом Лили.

— Мамочка, — прошептала она.

И тут начался сумасшедший дом. Джед, не сводя глаз с монитора, оттолкнул Би и Дага от кровати и крикнул Брайен:

— Быстро невропатолога!

Брайен выскочила в коридор. Через минуту невропатолог был в палате и разогнал всех, включая Лили.

После тщательного обследования Меган невропатолог и Джед вышли из палаты. Близкие девочки бросились к ним.

— Я бы хотел подержать ее здесь еще сутки и понаблюдать за ней, — сказал доктор, — но в целом, мне кажется, с ней все в порядке.

Безумное напряжение, в котором все находились уже несколько часов, разом спало. Лили заплакала, уже от радости, и кинулась в палату к дочери.

Джед стоял, прислонившись спиной к стене, и не сводил глаз с Брайен. В его душе было полнейшее смятение. То, что произошло сегодня, перевернуло в нем все с ног на голову.

Как он мог быть таким глупым? Как он мог отказываться от любви? Брайен сказала, что любит его, а он испугался и замкнулся в своей раковине, как рак-отшельник. Внезапно он понял, что все эти годы сражался за ложные цели. Вместо того чтобы всеми силами держать свое сердце на замке, ему надо было открыться и довериться людям.

Смерть дочери сломала его, он перестал чувствовать что-либо, кроме боли и вины. И он долгое время лелеял в себе эти чувства, потому что так ему было проще жить. Ведь всегда проще спрятаться от людей, чем выйти к ним навстречу.

Сегодня он спас маленькую девочку. Было ли это знаком свыше? Он не знал. Но спасение Меган стало и его спасением.

Джед вдруг понял, что его сердце способно любить, что его чувства к Брайен — не просто желание. Он любит ее! Он хочет, чтобы Брайен была рядом каждый день. Он хочет просыпаться с ней каждое утро и видеть ее улыбку за завтраком. Работать рядом с ней. Спать рядом с ней. Заниматься любовью с ней каждую ночь.

Он должен сказать ей об этом прямо сейчас.

Джед подошел к Брайен, взял ее за руку и потянул за собой.

— Что ты делаешь? — удивилась она.

Джед нашел дверь, ведущую в кладовку, и молча втолкнул девушку туда. Он старался не думать, что то, что он скажет ей, будет слишком поздно.

— Не уезжай, — выпалил он, пытаясь собраться с мыслями.

— Почему нет? — спокойно спросила Брайен.

Настал момент, который мог решить все.

— Брайен, выслушай меня. Когда я приехал на Аляску, я был уничтожен морально и физически.

Работа помогла мне забыться, но в душе я был мертв. В Савьер-Спрингс я встретил тебя. Ты научила меня многому, ты открыла мне глаза. Я понял, что был глуп и слеп, сидя в своей скорлупе. Я не могу больше отвергать то, что есть между нами. — Джед подошел к ней близко-близко и взял ее за руки. — Я люблю тебя, Брайен Баррингтон. Я хочу, чтобы ты стала моей женой. Если тебе надо подумать, я готов ждать сколько угодно. Я понимаю, что измучил тебя своими страхами и сомнениями, но, пожалуйста, не отказывай мне…

Брайен несколько секунд молча смотрела на него. За эти короткие мгновения сердце Джеда успело остановиться и затем забиться с удвоенной силой. Неужели он опоздал?

— Джед, я давно все поняла. Впервые увидев тебя, я уже знала, что ты послан мне судьбой. Я люблю тебя. Я хочу быть твоей женой. И матерью твоих детей.

ЭПИЛОГ

Под звуки свадебного марша Брайен вошла в церковь рука об руку с Джедом. Он чуть пропустил ее вперед и залюбовался ее стройной фигурой в великолепном подвенечном платье.

После того, как он сделал ей предложение, прошло три месяца. Она должна подумать, твердил он ей, хотя Брайен смеялась и говорила, что она-то уверена в своих чувствах, а вот он… На это Джед отвечал ей поцелуями и горячими ласками, лучше всяких слов подтверждавшими его чувства.

Брайен смирилась. Ну что с ним делать, если он такой старомодный и мнительный?

И вот ее свадьба… Сегодня ночью они будут любить друг друга. Брайен с нетерпением ждала своей первой брачной ночи, предвкушая то наслаждение, которое они подарят друг другу.

Она смотрела на Джеда с гордостью и восхищением, никогда он еще не выглядел так мужественно и сексуально. Он был самым привлекательным мужчиной на свете.

Старый Эл был счастлив не меньше молодых.

Его любимица Брайен и Джед поженились. Чего ему было еще желать? Разве только внука или внучку, но вряд ли они затянут с этим.


home | my bookshelf | | Лекарство для доктора |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу