Book: Подруга мента



Подруга мента

Алена Смирнова

Подруга мента

Любое совпадение имен и названий является случайным. Происходящие события можно считать вымышленными, если вы в них не участвовали.

Глава 1

Меня зовут Полиной, мне двадцать пять лет. Человек я несуразный, в том смысле, что раз на раз у меня ничего и никогда не приходится. Но позволю себе подчеркнуть: несуразный человек, а не женщина и не писарь рекламного полка — с этим как раз все в порядке. Отсюда вечная путаница в отношениях с людьми. В общем, все говорят, что со мной не соскучишься. Я спрашиваю: «Разве это плохо?» Они потупятся, помнутся и отвечают: «Извини, иногда, чем так веселиться, лучше сразу повеситься». Я смеюсь, и они начинают смеяться. Я уже давно ушла, а они все смеются. Бедняги. Мне очень жалко людей, которые не способны сами себя развлечь.

В юности я была всезнайкой, и девочки бегали ко мне на душевные беседы. Нет, душещипательные. На душевные мальчики прибегают, да так солидно. Я, правда, никого не призывала разделять мою точку зрения. Не представляю себе, как ее можно разделить. На десяток кусков, и каждый желающий возьмет то, что подтверждает его же измышления? Могу утверждать одно — вариантов у меня хватало на всех, исключая мерзавцев и мерзавок. Это не максимализм. Действительно, есть такие, кто с пеленок гребет под себя… Не стоит подозревать меня в человеконенавистничестве и склонности к грубым издевкам. Не то, что в пеленках оказывается, ножонками пригребают, а все подряд ручонками. И если кто-то вздумает не отдать своего, они в детстве плачут и ябедничают, в молодости пытаются подсидеть обидчика, в зрелости отнять у него силой, а в старости снова плачут и ябедничают, то бишь судятся. Но не о них речь, обо мне. Я тогда носилась со стихотворением Игоря Северянина, посвященным Мирре Лохвицкой. Нежная она была, романтичная, талантливая. У Северянина эпиграф из нее: «Я хочу умереть молодой»… Потом, как водится, первая строчка своего: «И она умерла молодой»… Я зациклилась и тронулась в собственное странное будущее именно с этой поэтической станции. Металась по улицам, глотала слезы и твердила: «Я хочу умереть молодой… И она умерла молодой…»

Замуж я вышла по взаимной любви за мужчину чуть старше себя, красивого и богатого. Не верите? Напрасно: таким, как я, везет. Только я не умею ценить подобного везения и легко свожу его на нет. Впрочем, какое там легко. Как раз жить по-своему мучительней всего. Ну а по общепринятым канонам… Семечки. У нас родился прелестный сын, и поначалу было здорово. Отлично. Восхитительно. Мне завидовали все. Нам завидовали. А потом… Надо же было сделать очередной книксен своей природе и разметать благополучие в клочки, разлетевшиеся по закоулочкам сплетен и пересудов. Ну не вынесла я постоянных откровений мужа. Будто пытаешься закрыть глаза и не видеть гнили, а тебе насильно поднимают веки и вопят в ухо: «Не спи, смотри, делай выводы, позже спасибо скажешь». Да зачем ждать, сейчас скажу: «Спасибо, спасибо, спасибо», только отвяжитесь. В общем, он предупредил, что подруги зовут меня в гости, дабы по заданиям мужей выпытать его коммерческие тайны или пристроиться на работу. Поэтому водиться с ними не следует. Соседи проникновенно здороваются, потому что мы обеспечены, а на самом деле нас, включая малыша, ненавидят. Следовательно, нечего раздражать их внешним блеском. Чем больше похожа на моль, тем спокойнее. Видела я однажды увеличенную фотографию этой самой моли. Пол-одеяла съест и не подавится. Ладно, спрятались мы от малоимущих в коттедж, за глухой забор. И пришла пора одеваться в бриллианты, даже перед стометровкой в хлебный магазин. Чтобы из-за других таких же заборов видели: у нас все о'кей, мы на плаву, с супруги «самого» брюлики и меха не осыпаются, наоборот, размножаются почкованием. Приятелям мужа нужно было улыбаться самой фальшивой моей улыбкой и словно бы невпопад. Иначе вычислят, Нострадамусы недоделанные, что он на самом деле рассказывает мне о бизнесе. Это при том, что он-то лучше всех знал — ничегошеньки. Любых надо было побаиваться, не давая, однако, спуску; на любых оглядываться, но незаметно. Это отвратительное ощущение — что ежесекундно, в спальне, ванной, туалете за спиной стоит конкурент, да не один, гад, а с чадами и домочадцами, и они всем кагалом точат ножики, — отупляло и бесило. А тупой и бешеный редко собой владеет. А ведь и мы сами должны были в идеале маячить за чужими спинами в спальнях, ванных, туалетах. С ножиками, разумеется.

Не поручусь, что тогда это чувствовалось именно так, а не выплыло в анализе и синтезе задним числом. Но жутковатое впечатление, что мой молодой муж безудержно стареет, и я не могу спасти ни его, ни себя, было. И навязчиво поглощало все преимущества нашей жизни. Потому что засыпать и просыпаться богатой замечательно: бытовых хлопот немного, на прихоти времени и денег навалом, к чему лукавить. Только муж все старел и старел. Умудренный печалями из числа хронических, он неустанно поучал в моих и сына интересах, для моей и сына пользы. Словно ему со дня на день в гроб укладываться, и он спешит нас довоспитывать. Он даже в постели учил: «Ты не манекенка на выход, а жена. Значит, юбчонку одевай подлиннее…» Прости меня, Боже, я долго верила, что Софья Андреевна чем-то перед гением Львом Николаевичем провинилась. Если бы муж родился не на пять лет раньше меня, а на двадцать пять, мне было бы все понятнее. Я бы ужаса такого не испытывала. Возможно, ему «на выход» и подошла бы истинно семнадцатилетняя «манекенка», но от меня, законной половины, он требовал юной внешности и внутренней дряхлости. Я не сдавалась, лезла с расспросами:

— Как ты будешь жить в шестьдесят?

Он твердо информировал:

— Идентично.

И однажды я заорала:

— Я хочу умереть молодой!

— У тебя получится, если будешь такой доверчивой, — посулил он.

— Нет, это Мирра Лохвицкая хотела умереть молодой в буквальном смысле. Я не поэтесса. Я согласна умереть лет в девяносто, но молодой. Доверчивой. Наивной. Доброй.

— А вот это не получится, — опять заладил он.

— Попробую, — пообещала я.

И ушла от него. Сына муж отдал мне без истерик: боялся, что мальчика могут похитить ради выкупа. Не доверять же няням и гувернанткам. Так что он действовал «в целях его безопасности». А сейчас «действует в целях его благоденствия». Имея счет в банке, я могла бы не работать. И всю себя посвятить ребенку. Но я не бесплатное приложение к отпрыску золотоносного папы. Сыну давно оплачена учеба за границей. Мальчик отца любит, я не препятствую их встречам. Да и сама не прочь потрепаться с отставным благоверным, Теперь, когда ему нет нужды заставлять меня «по-волчьи выть», он мог бы расслабиться и снова помолодеть. Но у него это уже не получается. «Честно у вас», — сказал он как-то и вздохнул. Вздохнул, потому что жить по-иному не сможет. Деньги в дело, дело ради денег — это одержимость, это одаренность особого рода. Нельзя требовать, например, от актера не актерствовать, от писателя не писательствовать, от банкира не банкирствовать. Актерство, писательство, банкирство — суть образы жизни, а не роды занятий. И кто сказал, что это счастливые, гармоничные, богоугодные образы жизни?

Месяц назад бывший муж позвонил и поставил меня перед фактом: он отправляет сына с моими родителями отдохнуть на Кипр.

— С сыном разберемся, — опешила я. — Но родители — люди самостийные. Как ты можешь их отправить?

— Я договорился, — насмешливо сообщил он. — Ради единственного внука они готовы и не на такие жертвы.

Я не стала ломаться и поблагодарила.

— Ты почему деньги со счета не снимаешь? — строго спросил он. — Хоть процентами пользуйся, гордячка. Средства к твоему существованию не разбоем добыты. Я тебе что, враг?

— Нет. Но я работаю, нам с малышом хватает.

— Ерунду всякую рекламируешь? Разве это работа?

— Кусок хлеба, — сказала я, не обидевшись. — А откуда тебе известно, снимаю я деньги или нет? Тайна банковского вклада…

Он рассмеялся без мефистофельщины и мягко положил трубку. Хозяин жизни. Ни родных. Ни друзей. Ни веры. Каждая женщина — алчная шлюха. Каждый мужчина — потенциальный заказчик или исполнитель убийства. Каждый ребенок — попрошайка. Нет, он у жизни в заложниках. И все-таки добавить мальчику лета в конце сентября — чудесная фантазия. Он славный отец. И малыш сумеет это оценить.


— Кто, собственно, собирался сегодня с Севой в зоопарк? — спросила я ранним прозрачным, но уже по-осеннему блеклым сентябрьским утром. — Завтра в пять утра самолет. И перевозбужденному ребенку в нем будет тяжело.

— В зоопарк с Севой собирались ты да я, да мы с тобой, — охотно откликнулся еще небритый полковник Виктор Николаевич Измайлов, засыпая в кофемолку душистые коричневые зерна.

— Тебе удалось уговорить мальчика не брать с собой кота, чтобы натравливать его на тигра?

Требовательность моего тона ни к чему Измайлова не обязывала. В конце концов, отвечать на идиотские вопросы мука мученическая. Но он меня и Севу любит.

— Дискутировали мы бурно, — последовал ответ. — В итоге постановили: тигра, как общественное достояние и радость всех детей, пощадить.

Вот этой малости — «общественное достояние и радость всех детей», в капиталистической акульей натуре Севиного папы не было. Хотя он обожал порассуждать о налогах и создании рабочих мест. Благодетель. А мне как-то не особенно жрется, когда под дверью скулят голодные. Осознаю, что всех не накормишь, не оденешь, не умоешь даже. Согласна, что многие сами на себя горе накликают. Но, черт побери, аппетит от этого не крепнет, и жалость не ослабевает. Я восторженно уставилась на Измайлова: когда только успел угомонить Севку? Главное, в папаши к нему не набивается, о родном отце разговаривает с мальчишкой, не сюсюкая и не напрягаясь. И ведь приручать моего сына ему не обязательно. Просто человек такой — со всеми обращается как со взрослыми и разумными, даже со мной, а на это какое терпение нужно.

— Слушай, Вик, вдруг зверей уже разогнали по «зимним квартирам»? Тогда самых экзотических и увидеть не удастся.

Вероятно, с тех пор, как Измайлов со мной связался, нервы у него похуже стали. Совсем никудышные, если точнее. Он врубил кофемолку на третью скорость, а крышкой закрыть забыл. «Ложись», — рявкнул склеротичный рыцарь и мужественно попытался прикрыть меня своим телом от жестоких брызг кофейного фонтана.

— Ты хотел меня изувечить, — начала прозревать я насчет искренности его любви.

— Прости, пожалуйста, — сконфузился он. — Полина, знахарка доморощенная, перестань заговаривать зубы милиционеру. Я чувствую, что твои планы на сегодня изменились.

Опять мой скромный номер с проницательным Измайловым не прошел. Не пролез, скрючившись. Выход в звери мы обещали Севе давно. Но то полковник Виктор Николаевич изволит служить до одурения, то у меня что-нибудь экстренное случается. И вот завтра малышу отправляться в подаренное отцом путешествие, мы решили поднатужиться и сдержать слово, но…

— Мне вчера вечером позвонили из редакции. Просили подъехать для «срочных, серьезных и личных» переговоров с Лизой, замом по рекламе. Она, по словам ответственного секретаря, настоятельно приглашала к пожертвованию ей части выходного, но в чем дело, не объяснила. Я бы тебя сразу предупредила, Вик, но ты, похоже, явился за полночь.

— Дома я был в ноль часов двадцать три минуты, — уточнил он.

— Бедняга. Получается, я тебе опять выспаться не дала, ворвалась и разбудила ни свет ни заря.

— Лучше бы ты мне заснуть не дала, — проворчал Измайлов. — Поленька, мы так редко бываем вместе, что твой порыв разбежаться в разные стороны меня не устраивает. Я тебя подброшу в редакцию. И мы с Севой подождем, пока ты освободишься. А потом махнем в зоопарк. Ну, не отстану я от тебя сегодня, смирись. Кстати, в какой редакции народ уик-эндов не признает?

Я назвала одну из трех газет, с которыми сотрудничала.

— Понимаешь, там люди тактичные из равнодушия. Они бы никогда не вызвали в субботу без крайней необходимости, потому что сами бы не вышли. Они в своем труде поднаторели и умеют решать практически любые проблемы и с рекламодателями, и с авторами с помощью телефона и факса. Оснащены всем.

— Значит, работать не хотят. И это неплохо, такие умельцы долго не задержат.

— Будем надеяться. А ты молодец, организатор.

— Я собираюсь еще кое-что организовать, — улыбнулся Измайлов, раскрывая заманчивые объятия. — Сева до девяти-десяти спит, а сейчас только семь часов…

Обычно так и бывало. Но во входную дверь легко и властно забарабанили. Сева не залежался в постели, ему не терпелось увидеть тигра. Он привычно прошел в кухню, чмокнул меня, сказал «Привет» Измайлову и показал на разбросанный повсюду кофе:

— Мама, как тебе удалось столько рассыпать?

Измайлова, конечно, расстроило раннее появление мальчика, но виду он не подал. Более того, сумел расхохотаться. Я надулась. Да, метание кофе вполне в моем духе. Но сегодня-то отличился бестрепетнейший полковник.

— Сева, кофемолку крышкой не закрыл я, — проявил бытовое благородство господин, у которого погоны, временами чудилось, вросли в голые плечи.

— Вечно ты маму выгораживаешь, — не поверил суровый сын.

И попросил есть. Пока Измайлов с Севой мели пол, я приготовила завтрак. Такая вот идиллия предшествовала поездке в редакцию. Как там у Пушкина: «Ну, теперь твоя душенька довольна»? Именно она, душенька, была у меня в то утром в полном порядке.


Машину Измайлов водит так, что в ней можно забыться. А это мое основное занятие. Как же быстро Севушка привык к жизни на два дома. Бегает из нашей квартиры на третьем этаже в Измайловскую на втором, когда потянет и заблагорассудится. А моему роману с полковником Измайловым всего ничего — одно лето. Зато какое…

Наша любовь начиналась на страшном фоне — в подъезде убивали. Измайлов валялся в своей берлоге со сломанной ногой и расследовал дело, как потом говаривал, по-соседски. Сведения он собирал по принципу ОБС — одна баба сказала. Болтливой этой особой оказалась я. Когда он сделал мне предложение, я категорически отказалась. С меня пока хватит. Да и для него семья — тяжкое бремя. Он живет, в сущности, в рабочем кабинете, так что, полагаю, я поступила правильно. Вот если ему вдруг захочется своего ребенка, тогда посмотрим. Я вообще после развода никуда не тороплюсь. Послал Бог любовь, смакую. А загадывать наперед не пытаюсь. И так промечтала последние годы, теперь наверстываю. Мечты прекрасны. Будто видишь сквозь знойное марево озеро в чащобе, и кажется оно чистым, теплым, с шелковистым песчаным дном. А приблизишься — грязное, холодное, и камешки в пятки впиваются острые. Но ведь жарко жить, так жарко, что заходишь в воду реальности. Плаваешь, фыркаешь, даже умудряешься забыть, каким представлялось купание, и какое-никакое удовольствие получаешь. Я очень благодарна Измайлову: его озеро вблизи оказалось почти таким же, как издали. Чего еще желать?

Если я вплотную приступила к использованию образных выражений, значит, безмятежной притворяюсь. И то верно, раздражал меня предстоящий визит в редакцию. Чем ближе подъезжали, тем сильнее. А дело, как обычно, в людях. Например, в Лизе, невысокой тоненькой брюнетке лет сорока, которая производила на меня впечатление женщины, упивающейся своей манией величия. Не могу точно сказать, из чего оно складывалось. То ли острый ее носик вечно торчал вверх, то ли умела она нарываться на комплименты, то ли слишком небрежно, хоть и жила с рекламы, открывала свою распираемую карточками предпринимателей визитницу, то ли говорила банальности важно и холодно, то ли смотрела пренебрежительно на ответственного секретаря и редактора. В общем, чувствовалось, что Лиза пыталась заправлять делами. Энергично и, на мой взгляд, манерно. Она предпочитала, чтобы у нее все получалось, а в пору неизбежных в работе провалов становилась придирчивой и заносчивой мегерой. Почти хамкой. Дескать, как с облепившими меня бездарностями заниматься рекламным бизнесом? Ничего не знают, не умеют, поэтому портачат напропалую и без устали. Относилось это ко всем рекламщикам без исключений, что тоже настораживало. Исключения из правил, а не установленные себе правила — точная характеристика человека. В редакции ее звали по имени и отчеству. Зато рекламодателям она представлялась с девичьей небрежностью: «Лиза». Приезжаешь работать, а бизнесмен: «Мы с Лизой договорились о четверти полосы на третьей странице»… И поначалу я недоумевала: в друзьях они у нее все ходят, что ли? Лиза умела отмежеваться от коллег, но в то же время бдительно следила за своей прической, косметикой, одеждой. Что-то ей от людей было надо. Но что? Похоже, она сама этого не уразумела, вот и злилась. И не смотрелась, блеклой была, как все проложившие межу, полагающие, что больше остальных достойны почитания дифирамбами и денежными премиями.

Я могу и ошибаться. Условна грань между манией величия и комплексом неполноценности. Мне Лиза виделась такой, кому-то другой. Ведь каждый из нас задействует в оценках свой опыт, свой материал для сравнений, свой набор типажей. Зато в отношении Лизы ко мне я была уверена. Оно было неприязненным. Я не из тех, кто жаждет нравиться всем. Избави Бог, есть люди, расположение которых сродни оскорблению. Поэтому вопрос, почему я нравлюсь или не нравлюсь, меня интересует.



Впрочем, опять чушь несу. Одинаково заряженные люди отталкиваются душами, хотя могут извлекать друг из друга выгоду и, как говорят сексуально озабоченные элементы, плодотворно сотрудничать. А разнозаряженные для деловых контактов не годятся, часто мешают друг другу, зато душами притягиваются. С Лизой мы — парочка первого типа. Обе неспокойные, взбаламученные, но по различным, возможно, противоположным причинам. Только на уровне энергетики эти причины совершенно не важны… Ладно, ладно, не буду… Муж называл такие броски от основы словоблудием. Я как-то сказала Измайлову:

— Станет невтерпеж меня слушать, заткни, прекрати словоблудие.

А он мне:

— Лишь бы от скуки телом не блудила, я ревнив. А мыслью и чувством ты вольна.

— Так ведь я частенько пристаю с разговорами.

— На то тебе и дана речь. Я тебя выслушаю. Если к тому же ты дашь слово вставить, еще и благодарен буду. Мне редко удается посидеть дома в кресле и пообщаться на отвлеченные от убийста темы.

Я люблю его.

Но куда это меня от Лизы увело? Впрочем, ничего удивительного. Об Измайлове думать приятнее. Стоит вспомнить о нем, как все просто и ясно становится со всякими Лизами. Сколько их, анаконд. А Измайлов один.

Разница между мной и Лизой принципиальная. Я, прежде чем написать, пусть даже о средстве от тараканов, маюсь в поисках идеи, а она — нет. Обзвонит Лиза предпринимателей, предложит газетную рекламу, они, бывает, клюнут. Далее в редакции система отработана до тошнотворного однообразия. Если рекламу удается накропать самой Лизе, значит, порядок. Если фокус не удался, ее заказывают штатным сотрудникам. Гонорар-то никому не мешает. А уж если и творческий коллектив в полном составе опростоволосился, зовут меня. И достается мне заказчик раздосадованный, жаждущий вернуть свой аванс. Но и еще не обработанный дустом журналистских штампов владелец фирмы — не сахар. Беда в том, что звонит мне Лиза накануне сдачи номера. И я за сутки должна провернуть то, что им всем за неделю не удалось. Почему должна? Потому что по неопытности заключила с редакцией не слишком удобный договор. Потому что сначала мне было интересно — сумею или нет. Я не артачилась, и Лиза привыкла к моей безотказности. И еще потому, что деньги нужны. Муж приучил меня не кочевряжиться до срока. «Лежебокой денег не наживешь, — разглагольствовал. — Все службы одинаково противные, потому что помимо дела есть в них пакостная триада: начальник, сослуживцы и зарплата, которая всегда кажется маленькой. Ты в любых условиях работай так, чтобы без тебя не смогли обойтись. Потом или требуй адекватного отношения и вознаграждения, или найди что-нибудь покруче и брось их на камни, уйдя к конкурентам». Судя по тому, какое состояние он «нажил» себе, пренебрегать наукой не стоило. Интриганствовать я не хотела, но качественно пахать всегда и везде старалась. Даже «под Лизой». Газета же, неплохо задуманная вовсе не ею, а подмятым под ее норов интеллигентным редактором, хирела. Я, наверное, окончательно чокнулась, но иногда могу голову дать на отсечение, что люди в сексе больше разглагольствуют, чем осуществляют намерения. Иначе почему они на работе занимаются только тем, что моделируют групповуху, которой никогда не суждено состояться?

Я снова отвлеклась. Редакция начинала с обещаний «мягкой рекламы», увлекательных и ненавязчивых представлений читателю всего подряд в небольших статьях. И обманула сама себя. Потому что мягкая реклама не есть школьное сочинение. Лиза шуровала свои тексты по его канонам. А я в своих удовлетворяла главную человеческую потребность — в забавной сплетне о тех, кто купил или воспользовался услугами. И еще в отличие от Лизы я полагала, что заказчика на халтуре не проведешь, но и стелиться перед ним нечего. Надо доказывать, что каждая твоя буква не только во славу фирмы, но и к ее прибылям. Надо рекламировать свой товар — рекламу. Лиза этого не умела в силу туповатости — сестрички амбициозности. Если ее нетленка не прошла с первого захода, а от перестановки слов в предложениях заказчик совсем озверел, значит, он осёл и нужно найти рекламщика ему под стать. Рекламодатель же просто человек с собственными проблемами. И прежде чем совать на визирование свой опус, надо создать ему приемлемое настроение. Я их насквозь вижу. Они мне расписывают, как упорно процветают, а по количеству машин возле офиса и людей в офисе, по обрывкам телефонных разговоров, лицам и обуви — особенно обуви — сотрудников легко заключить, что прогорают. С трудом наскребли на крохотную газетную рекламу, в ее действенность уже не верят, вот и капризничают, и вредничают. С действительно процветающими работать — наслаждение. И Лиза выкладывалась на том, чтобы никому этого наслаждения не уступить. Только все равно при таком подходе вместо мягкой рекламы страницы все чаще полнились перечислением товаров и услуг на фоне случайной картинки. Но что я могла поделать, их газета.

И с Лизой я ничего не могла поделать. Чем лучше я ладила с трудными заказчиками, тем хуже она ко мне относилась. Чем чаще люди просили, чтобы рекламу им делала именно я, тем яростней она старалась доказать, вернее, показать, что ничего особенного я не сотворила, что материал мой устроил заказчика лишь с натяжкой и что она, Лиза, замучилась его переделывать. После чего я находила в номере свою непотревоженную даже элементарной правкой статью. Когда Лиза с изумлением обнаружила, что меня ее выходки скорее веселят, чем расстраивают, она вдобавок начала меня не поймешь в чем подозревать. Но сегодня все резвящиеся между нами кошки спали в укромных уголках. Несколько дней назад я сдала ей рекламу экологически чистой родниковой воды, заказчик был доволен… Что ей могло понадобиться? Пришлось тащиться в редакцию в субботу, и придумала от скверности характера испортить мне выходной?

— Если эта стерва привяжется с какой-нибудь запятой в рекламе, на ура прошедшей у фирмачей, разорву контракт, — пригрозила я вслух.

— С возвращением, Поленька, — живо обернулся ко мне Измайлов.

Я обнаружила, что мы приехали и машина стоит у высоких железных ворот с узкой, уютной калиткой.

— Давно мы здесь? — спросила я.

— Минут пять, — засмеялся Сева. — Дали тебе додумать думу, чтобы ты по пути в зоопарк не отключалась.

— Извините, ребята, — заныла я. — Обещаю больше ни-ни в смысле отключки.

— Беги, милая, — напутствовал меня Измайлов. — И постарайся сгоряча никого не пришибить. Мысленно мы с тобой и за тебя.


Редакция располагалась в неповторимом старом дворе. Когда-то он был огромной заасфальтированной площадью, которую обрамляли яблонево-вишневые сады чудом сохранившихся частных домиков, выходивших окнами на другую улицу. Теперь к садам примыкали три симпатичных особняка частных компаний, все разные, немного вычурные. Но в их сочетании было какое-то очарование. Даже ставших недоступными деревьев видеть не хотелось, а это кое-что. Субботний день не располагал бизнесменов к труду: последнее тепло ценнее первого, сентябрьские пикники увлекательнее майских. Особняки, словно декорации отснятого фильма, казались обреченными на разборку. А пятиэтажное здание, перепичканное государственными учреждениями средней значимости, на их фоне представлялось настоящим и нерушимым. Все-таки приучены мы к крупногабаритности и гладкостенности. Все красивое и компактное воспринимаем как игрушечное. В этом-то здании, на первом этаже, и снимала редакция две несмежные комнаты. Одна, как положено, была очень просторной, пока не отгородили закуток главному редактору и не забили оставшееся пространство столами, компьютерами, книжными стеллажами и стульями для сотрудников и посетителей. Непосвященный человек, попадая в редакции, всегда теряется. Предположить, что в таком шуме-гаме и тесноте можно работать, он бывает не в силах. Вторая комната, гораздо меньшая по размеру, приютила столы Лизы и бухгалтера. Они соседствовали до неприличия тесно, но кто из газетчиков обращает внимание на нехватку места вокруг, когда главное в судьбе — место печатное.

Полная одышливая вахтерша колдовала в своей застекленной будке над чашкой с кипятком, пытаясь растворить в ней нечто съедобное, но, безусловно, опасное для здоровья. Потому что оно совсем не имело запаха.

— Здравствуйте, — жалобно сказала я. — В редакции есть кто-нибудь?

— Есть, есть, в маленькой комнате, — закивала она и принялась остервенело взбалтывать свое сложное химическое соединение.

Поднявшийся над посудиной пар наконец запах. Я подождала минуту, чтобы увидеть, как вахтерша с отвращением выплеснет содержимое. Но она отхлебнула! Нет, я не любительница ужастиков. Повернувшись спиной к зрелищу добровольного отравления, я почти бросилась под дверь Лизы. Постучала. Она в своей худшей манере не отозвалась. Сейчас войду, скорчит удивленную гримасу, хотя и не глухая. Как ей не надоедает обыденность с подлецой? И я вошла. Разумеется, все еще хуже — ее не было. Я вернулась в коридор и, не приближаясь к питающейся вахтерше, уточнила:

— Дама вышла надолго?

— Говорю же, у себя она, — отмахнулась женщина, не прерывая своей кошмарной трапезы.

Собственно, будка была с видом на вход с улицы и лестницу. Вправо отходил длинный и темный коридор. Но слева-то маячили лишь четыре двери: одна мужского туалета, одна бдительно запираемой здешним плотником подсобки и две редакции. Миновать сторожиху Лиза не могла, куда бы ни отправилась. Разве что зная, что никого, кроме них с вахтершей, в здании нет, она решила воспользоваться уборной? В любом случае, сидеть в бесхозном кабинете неприлично. Я неприкаянно потопталась в коридоре и заглянула в себя — больше некуда было. Там бесновалась вьюга возмущения: дрянная баба, сорвала человека в выходной, так хоть предупреди, куда и надолго ли смываешься. Вик с Севой в машине измучились. Хватит сносить ее выверты. Сейчас напишу записку, дескать, была, не застала. И — к тиграм, слону и обезьянам!

Я оставила кабинет открытым, чтобы вахтерша могла контролировать мой набег. На столе Лизы, как ни странно, не нашлось ни единого листочка. На перпендикулярно к нему стоящем столе бухгалтера тоже. Ага, кажется, чистую бумагу они теперь держат под столом: на полу белел уголок и, будто гриб или ягода, манил нагнуться. Цепляясь за стулья, я обошла оба стола, но нагибаться не стала. А сразу выплыла обалделым привидением и плотно затворила дверь кабинета.

— Куда она делась? — решила проявить человечность насытившаяся вахтерша. — Вы ведь минут десять прождали? Неужто выскользнула, когда я отвернулась?

— Сейчас сюда мужчина зайдет, — дрожащим голосом пообещала я, — так вы не беспокойтесь, он тоже к ней.

И, перестав себя контролировать, зачем-то добавила:

— Хорошо, что вы уже покушали.

Глава 2

По двору прогуливался Измайлов. Приметив меня, он заулыбался и громко отчитался:

— Симпатичное местечко. Давненько меня сюда не заносило, смотри, что понастроили. Я купил Севе лимонад, не холодный, не волнуйся. А сам выбрался покурить, чтобы не травить ребенка.

Вряд ли раскованный и веселый полковник претендовал на одобрение. Но на то, что я подам голос — пожалуй. После паузы он забеспокоился и двинулся мне навстречу.

— Неприятности? До чего договорились?

— Ни до чего.

— В смысле?

— С ней кто-то пообщался до меня.

— И ты теперь оклеветана молвой, так? — беззаботно поинтересовался Измайлов.

— Слушай, Вик, я сейчас рухну, буду биться, кататься и голосить. Ты не пугайся, ладно? Она лежит между столом и батареей, кажется, мертвая.

Глаза у Измайлова стали большими и потеряли выражение. Однако малюсенькая надежда на то, что мне привиделась гибель вредной бабы и я выдаю желаемое за действительное, еще теплилась в нем.

— Спокойно, детка, не надо подметать собой улицу. Кто лежит?

— Лиза.

— Может, пьяна? Или ширнулась? В жизни всякое случается и с заместителями главным редакторов по рекламе.

— Я была бы счастлива, ей-Богу. Но у нее лицо какое-то… Опухшее? Одутловатое? Синюшное? Не знаю…

— Пойду взгляну, — ровно, будто добил одну клавишу одним пальцем, сказал Измайлов. — А ты, милая, к Севе сейчас не подходи. Подожди меня тут, не сходя с места.

И никакая я не бунтовщица, а очень послушная и покорная страдалица. Велено ждать, не сходя, значит, буду ждать. Я села на асфальт по-турецки. Измайлов пару секунд смотрел туда, где только что нервно подергивалась моя растрепанная голова, и лишь затем медленно опустил взгляд, хмыкнул и одобрил:

— Умница. Сконцентрируйся на удержании этого полезного положения. Одна просьба: ноги в позу лотоса не заплетай, иначе будут сложности с подъемом. Если кто-нибудь появится, не тушуйся. В конце концов, йогой можно заниматься, где приспичит. Я быстро.

Но невозмутимость далась ему с трудом. Я слышала, он побежал и не стал придерживать дверь, которая громыхнула ему вслед, словно выругалась.

Представления не имею, как долго он отсутствовал. Подошел сзади, поднял контуженного впечатлениями бойца в мини-юбке и бережно потащил с поля боя между добром и злом. Севе он объяснил, что я неожиданно заболела, но у меня остались кое-какие обязательства перед редакцией.

— Я поработаю за нее. Мы понимаем, как грустно тебе из-за сорвавшейся прогулки. Но будь мужчиной. Это несложно, если привыкнуть.

Глаза малыша полнились состраданием к своей горе-матери. Оно изгоняло из них печаль, которая на выходе превращалась в частые слезы. Тем не менее Севка пожал протянутую Измайловым руку и пообещал:

— Буду.

Вик присмотрел за нами, пока не подъехала его служебная «Волга». После чего усадил в нее Севу и вернулся за мной. Но я уже довольно твердо сама брела в нужном направлении. И полковник не удержался. Взяв меня за локоть, он ехидно прошептал:

— Юрьев будет в восторге, узнав, кто обнаружил тело.

Пришлось улыбнуться. За это я была удостоена поспешных поцелуев в нос и висок. И сразу стало легче.

Мне было все равно, куда нас везут. Но когда мы оказались у дома моих родителей, я мысленно благословила Измайлова. Потом еще и еще раз. Папа с мамой стояли возле подъезда.

— Насколько я понял полковника, что-то там не стоит слезинки ребенка, — начал папа. — Поэтому мы с Севочкой отбываем в зоопарк.

— Полковник ни при чем, — высказала свое мнение мама, — и Достоевский тоже. Ваш дед и отец отлынивает от сборов в дорогу. Но я его прощаю. Потому что, вертясь все утро у меня под ногами…

Папу с Севой как ветром сдуло. Мама, ни о чем не спрашивая, позвала:

— Пойдем домой.

— Мам, вы нас ждали?

— Измайлов позвонил. Я не смогла бы ладить с таким положительным типом, дочка. Мужчина просто обязан давать повод к тому, чтобы его пилить. Иначе — тоска. Иначе он садист из закоренелых.

— Какой положительный, с его-то характером. Но он родился человеком и умрет им назло временам и нравам.

— Любовь зла, — усмехнулась мама, которой тяжко было привыкать к тому, что Измайлов ее ровесник.

— За козла ответишь, — пригрозила я.

— Куда ж деваться, — не испугалась она. И совсем в измайловском стиле скомандовала: — Вперед шагом марш.

О, мама… Я валялась на родительском диване и думала: «Костерила-костерила Лизу и не предполагала, что она мертва. А сейчас мне стыдно. Потому что уже не важно, какой она была. Важно, какой я осталась… Да, а Юрьев наверняка проедется по моим способностям примагничиваться к преступлениям… Он рассматривает меня, как случайно сохранившееся ископаемое, и склонности современного Измайлова к такого рода связям не одобряет. Более того, числит полковника в извращенцах».

С лейтенантами Борисом Юрьевым и Сережей Балковым я познакомилась, когда наш жэковский слесарь повадился использовать инструменты не по назначению — черепа ими прошибал. И если с Балковым мы сразу подружились, то с Юрьевым едва сводим концы вежливости. Ребята — четыре дополнительных руки Измайлова. Полковник у нас вообще смахивает на Шиву. У нас… Наверное, никогда не решусь сказать: «У меня». Измайлов без своего дела не жилец. А я не могу изводить мужчину заклинаниями: «Ты мой, только мой, ты создан для того, чтобы меня ублажать». И тех, кто меня заклинает, посылаю подальше. Люди выдумали, будто меняя ублажателей и ублажательниц, можно быть счастливыми без передышки. И не догадываются, насколько вреден для здоровья режим нон-стоп.

Под мудрые размышления о надежном здравии и губительности излишеств я прямо-таки надралась кофе, накурилась на балконе, отработанным приемом пряча от мамы сигареты, и приобрела грешный, близкий к человеческому облик. Чемодан Севы Измайлов привез сюда еще вчера, так что забот у меня не было. В восемь вечера мама уложила нас с сыном спать. Я заснула первой. А в три часа утра суматоха отъезда безвозвратно привела меня в чувство.


Бывший муж встретил нас у входа в аэровокзал. Выглядел он усталым, чуть излишне отутюженным, но бодрился, как мог. Сева захлебнулся было описаниями зверья, однако быстро сообразил, что отцу не до плененных образчиков фауны, и замолчал. Я пыталась и никак не могла подобрать слово, соответствующее странноватому состоянию некогда близкого человека. Настороженность? Раздражение? Нетерпение? Он будто стремился поскорее от нас отделаться, но шевелиться было лень и приходилось ждать, пока мы сами уберемся. А на меня он вообще смотрел испытующе, как матерый начальник отдела кадров на липовый диплом. Не нравилось мне это. Как будто я сама не в состоянии проводить своих. И лишь когда наши взгляды скрестились в перспективе на щуплой, чуть сутулой фигурке удаляющегося Севы, я почувствовала, что у него отлегло от какого-то места, но от какого именно, так и не разгадала.



— Кофе выпьем? — предложил он.

— Извини, у меня такое ощущение, что ты пива хочешь.

— Да, жены бывшими не бывают, — хохотнул он. — Точно, квасил до полуночи. И никто не догадался, кроме тебя.

Я чуть не полюбопытствовала, много ли народу он успел сегодня встретить. Но замкнулась. Намек на то, что я изучила его, как предмет любимого преподавателя, и всегда готова к отличной сдаче экзамена, приятным не назовешь. Надо же, столько лет прошло, а при встречах с ним я вязну в студенческих ассоциациях.

— Согласна на кофе, — вернулась я на старт.

Он напрасно хорохорился. Я действительно знала его, как облупленного. Не пил он ночью. Даже от малого количества алкоголя его организм избавлялся часов по двенадцать. А уж «поквасив», он проплутал бы в поисках опрометчиво утраченной формы сутки минимум. Но мне не была нужна его правда. Солгал, значит, были причины. С кофе мы расправились как-то несолидно: по три глотка, смущенная ревизия пустых чашек, «может еще», «нет, спасибо»… И сорвались с места.

— Садись в машину.

И вот тут мои глазоньки не на лоб, а на темя вылезли. Он сам был за рулем! А ведь шофер и телохранители полагались к средствам его передвижения, как запаски. Да он ли рядом или брат-близнец? Может, я индийский фильм смотрю? После автокатастрофы он поклялся никогда не занимать водительского кресла.

— Ты на милость психоаналитика сдавался или сам справился со страхами? В любом случае поздравляю с собственноручным укрощением машины.

Наверное, надо было помягче это сказать. Но мне было неловко в его присутствии полтора часа. Я тоже не ангел, могу взбрыкнуть.

— О чем разговор, Полина, когда я чего-нибудь боялся? Ты меня с кем-то путаешь, — безмятежно заявил он.

Глаза рванули с темени на затылок. Правда, на миг почудилось, что я ослепла совсем. Кто-то из нас двоих рехнулся. Почему он? Потому что три года выдерживал зарок. Потому что всегда всего боялся. Потому что врать по этому поводу мне было безумием. А почему я? Потому что, когда люди свихиваются, они о счастье плюнуть на действительность без извинений узнают последними. Вдруг пришла моя очередь? Ведь машина мчалась по пустому шоссе, словно ее гнал самоуверенный ас, а не вчерашний неврастеник. Разговор не клеился — мой язык прочно прилип к нёбу. Новоявленного строптивца хватило лишь на включение магнитофона. Некто, не разберешь, мальчик или девочка, повизгивали про страсть по-русски. Раньше благоверный если и слушал дрянь, то на английском. И попристойнее в смысле вкуса воспринимался. Деревья в перелесках горели поминальными свечами по лету, и ветер вытворял с ними что хотел, пытаясь смешать красное с желтым в классический пламенный порядок. Было хорошо и плохо одновременно. Наше молчание, возможно, и являлось золотишком, но очень уж низкопробным, почти неотличимым от меди. Больше того, мы не обменялись и звуком, а я чувствовала себя так, будто сутки с ним проругалась. И притихли мы от усталости, хотя и четверти взаимных претензий не исчерпали. За квартал до дома я не выдержала:

— Благодарствую, дальше я пешочком.

— Почему?

— Надо купить коту консервы с тунцом. Он их обожает. А поскольку я перед ним провинилась — надолго одного оставила, — придется подлизываться.

— Сейчас кошачьей радости на каждом углу…

— Сразу видно, что у тебя нет кота. Тебе что с курицей, что с говядиной, что с кроликом, что с печенью, что с рыбой корм — все кошачья радость. А мне предстоит обнаружить киоск, подходящий по двум параметрам: тунец и бессонный киоскер.

— С какой стати в круглосуточных киосках должны спать?

— Не должны, но спят. В начале седьмого утра пушкой не разбудишь.

— Признайся уж прямо, что я тебе осточертел.

Да, после его товарного состава лжи требовать от меня прямоты самое то занятие. И я совсем не прочь была подтвердить его кокетливое предположение:

— Осточертел. Пока.

Однако зачем обижать человека? Пришлось добавить:

— Ты, наверное, к киоскам близко не подходишь, по супермаркетам шуршишь. А мне действительно нельзя заявиться к оскорбленному в лучшем чувстве привязанности коту без подарка. В Америке вообще справку требуют, что у вас достаточно времени для ухода за животным и что брат меньший не обречен лезть на стены от одиночества.

— Растрогала, отпускаю.

Я поставила ногу на асфальт и заметила на носке туфли царапину из тех, что кремом не затрешь.

— Ну, елки, — воскликнула я, — когда успела изгваздать новую обувь? Вот корова!

И услышала сзади добрый человеческий голос:

— Спасибо, Поля.

Верно, свихнулись, но оба сразу.

— За что?

— Чужому мужику ты бы не стала сообщать про туфли.

Я уставилась на него через плечо. «Он кое в чем прав… С чего он сегодня изнамекался на наше прошлое?» Две мысли случайными попутчицами встретились в голове и принялись знакомиться. Все, пока одна другую не прогонит, я не мыслительница. Я воплощенный идиотизм.

— Счастливо. И, пожалуйста, приведи себя в эталонный вид. Что-то с тобой происходит.

Я пошла, не оглядываясь. Когда его машина на полной скорости обогнала меня, стало очевидно: угробиться — его нынешний эталон.

Я не успела прийти в себя, потому что через полсотни шагов наткнулась на… Бориса Юрьева. Зачем норов демонстрировала, а? Почему бы мне не доехать до подъезда, ведь капельку осталось потерпеть. Этим тунцом, будь он неладен, и мой, и измайловский холодильники забиты. Вик утверждал, что жирный блестящий котяра скоро превратится в рыбу и уплывет от нас, топорща плавники. Воскресенье. Раннее утро. Посреди тротуара мы с Юрьевым. И еще двое парней дорвались до банок с колой. Чинно стояли возле ларька и лихо дергали колечки на крышках, будто боевыми гранатами тешились.

— Привет, Полина, — неотвратимо преградил мне путь Борис.

— Привет. Вот уж на кого не ожидала нарваться…

— Расскажи, сделай одолжение, как тебя на труп вынесло?

Это еще присказка, до сказки доводить нельзя.

— Борь, извини, Измайлов у себя?

— Нет, отправился на тайную встречу с Балковым, который у нас теперь в шпионы переведен и досягаем на рассвете. А я остался без колес, потому что должен заскочить кое-куда поблизости.

— Торопишься? — неприлично возликовала я.

— Тороплюсь. Тебе там полковник оставил расписание на сегодня, ты уж не отклоняйся, понадобишься.

— Бедная Лиза, — пробормотала я.

— Карамзин? — с издевкой распахнул недра эрудиции Юрьев.

— Всего лишь труп из-под стола.


Борис стоял спиной к приближающейся машине и предлагал мне, как только доберусь до дома, изложить письменно сведения о редакции и ее сотрудниках, о последних рекламных достижениях и обо мне, как эпицентре трагедии. Уж разубедить его в том, что все несчастья на свете случаются по моей вине, не удастся никому. А я потихоньку-полегоньку снова начала испаряться из беседы. Дело в том, что для меня существуют две марки автомобилей — отечественный и импортный. Если учесть, что мужчину можно в лицо не узнать и по имени не вспомнить, но запамятовать, какая у него машина, непростительно, моих злоключений по поводу «Вольво», «Мерседесов», «Жигулей», «Москвичей» и прочей тягловой силы не перечислить. Вот стоит умопомрачительная машинка, меня носом тычут в ее особенности и отличия от всех остальных, и, главное, я все прекрасно понимаю. Ну, кем надо быть, чтобы не запомнить этакую роскошь анфас и в профиль? Мной надо быть. Через пятнадцать минут, встретив лакированную красотку в потоке соплеменниц, я буду сомневаться и приволокусь к постыдному выводу: они все почти одинаковые. То, что долго бездействовало немного поодаль, а сейчас медленно и аккуратно двигалось вдоль тротуара, было иномаркой зеленого цвета, по-моему, очень похожей на бывшую у мужа в пору нашего, выражаясь официальным языком, совместного проживания. Но вроде он ее продал. А, возможно, не ее. Почему-то мне было противно глазеть на эту еле ползущую гусеницу. Я даже собралась сообщить Борису, насколько противно, но постеснялась перебивать. Ведь он так важно давал мне указания.

Парни, залившись колой, двинулись к машине. Я успела подумать, что они — владельцы киосков и объезжают их, инспектируют после ночной смены… Я на своих каблуках не в счет. Но и Борис Юрьев не успел пикнуть, когда оба амбала набросились на нас сзади и запихнули в салон. Бориса первым, меня второй. Дам вперед они не пропускали. Оказалось, что еще один бандит поджидал на заднем сиденье и принял Юрьева, как акушер ребенка. Меня же вколотили в тесноту пинком под мягкое место. Вернее, так пинок задумывался. Но амбал был высок, поэтому саданул меня коленом по пояснице. Тот, который занимался на улице Борисом, уселся на переднее сиденье. Тот, который пнул меня, — на заднее. И иномарка понеслась в сторону выезда из города. До него по прямой было так близко, что оторопь брала.

«Так кто из нас эпицентр, Юрьев? — мысленно укорила я Бориса. — Господи, как повезло, что ты в штатском. Вдруг да сойдешь за обыкновенного гражданина?» Борис хрипло зарычал:

— В чем дело…

Ему без промедления вмазали тяжелым предметом по костям, если меня слух не обманул. Он уронил буйную головушку на грудь, и изо рта вертко потекла струйка крови. Это не очень страшно. Сева, бывает, молотится локтями и коленками, так что при виде алых жидкостей я не теряюсь. Однако есть одна деталь… В раннем детстве кто-то из взрослых повел меня прощаться с покойником. Юноша разбился на мотоцикле, что называется, вдребезги, но в гробу покоился, как херувим. Стояло лето, властвовала духота, и двери были распахнуты настежь. Комната полнилась яблочным духом. Во всяком случае я тогда были убеждена, что так пахнут яблоки. И сказала об этом вслух. На меня зашикали, вывели на улицу и там сообщили, что между запахами яблок и крови все-таки есть разница. Они были правы, скоро я забыла об инциденте, но с тех пор запах крови выдирает меня из состояния равновесия, как морковку из грядки. Я, честное слово, обещала себе не злить их, чтобы не сделать Юрьеву хуже. Но я была притиснута к Борису, и по мере того, как кровь запекалась…

— Вы, недоноски, выродки, — заорала я, когда уже никто не ждал моей реакции.

Мне как следует дали по зубам. Подонки, по моим-то зубам! Я на них дорогущую зубную пасту килограммами извожу, я их холю и лелею. И зачем? Чтобы какая-то мразь одним ударом вонючего мохнатого кулака их, уже немного напоминающих жемчуг, выбила? За ногтями я тоже слежу — маникюр, лачок приличный. Не надо мне было после мордобоя царапаться, теперь жди, когда новые отрастут. Зато того, который мне врезал, я побрила десятью узкими лезвиями, да так удачно. В общем, щетинка у него осталась, а кожа — нет. Вот так вечно: зубы не идеальные, ногти тоже. Но стоит возникнуть угрозе, и согласна на любые, лишь бы свои. Дорожить начинаешь всем, что имеешь. И плачешь, еще не успев потерять, а только представив себе горькою утрату органов и тканей. Я всплакнула, честно, героиней притворяться не хочу. Да и больно было очень. Однако до скулежа не опустилась, чем и горжусь. Даже избитый человек должен чем-то в себе гордиться, иначе — конец. Иначе он после битья может оказаться уже и не человеком.

Я перестала шевелиться и копила силы. Там, где шоссе приближалось к железнодорожному переезду, был милицейский пост. Люк открыт, и, если завопить во всю мочь, шанс на спасение появится. Я шумная, меня часто одергивают: «Подина, мы не туги на уши, мы тебя слышим». А я просто увлекаюсь и, действительно, заставляю вибрировать чужие барабанные перепонки несколько резвее, чем нужно. «Выручишь, горло?» — подумала я. Мне много раз приходилось убеждаться, что с собственным телом стоит заранее договариваться об испытаниях, которым его собираешься подвергнуть. Тогда оно не подводит, оно старается, изощряется в достижении заказанного результата. Однако гортань я мобилизовывала напрасно. Машина задолго до поста свернула на проселочную дорогу, а куда она вела, мне известно не было. Мне, как вскоре выяснилось, ничего не было известно о жизни вообще, поэтому с проселками и перелесками я могла не дергаться.

Чем дальше в лес, тем сильнее трясло. Автомобиль скакал по корням и выбоинам, словно в нем никто и не крутил баранку. Кроны деревьев образовали бесконечную арку, похожую на те, что видятся во сне перед смертью. Здесь, в противоположной от аэропорта стороне, ночью, кажется, ливмя лил дождь: сырость беспардонно лезла во всякую щель. Голова Бориса мертво моталась, и это было невыносимо. Я достала из кармана платок и попыталась вытереть его окровавленный лоб.

— Убери ручонки, — велел тип, сидящий с моей стороны.

— Пусть попрощается со своим мудаком, — позволил то ли более сентиментальный, то ли более жестокий сосед Бориса. — Сейчас мы его выгрузим, а с кралей еще покатаемся. Немного.

Я бы предпочла, чтобы меня выгрузили вместе с Юрьевым, но пожелания здесь явно не учитывались.

— Скоро, что ли? — спросил любитель похоронных финалов.

— За поворотом овражек, — впервые подал голос водитель.

И это был самый обычный мужской голос. Я вроде гладила руки Юрьева, а сама искала, искала сосуд, обязанный пульсировать у живого человека. И я его нашла. Как медики такой пульс называют? Нитевидным? Так вот, это была самая тонкая ниточка, какую только можно нащупать. Интересно, если доказать, что он уже умер, они выйдут его добивать? Нонсенс, ерунда, не должны. Боря, Боря, и с чего мы с тобой столько грызлись. «Давай, своя собственная лучшая подруга, — подстегнула я себя, — подыхать, так с музыкой. Спой-ка им самую душераздирающую мелодию, на какую ты способна». Я вдохнула отвратительного влажного воздуха и завелась:

— Сволочи, вы его убили! А-а-а… Миленький, как же так? Ой, да ты совсем холодный, ты остыл…

Я приникла к груди Юрьева, и жуткая фантазия: «Видел бы он это», — чуть не погубила дело, сбив мой тон.

— Он давно не дышит, убийцы, — продолжала орать я. — Выпустите меня отсюда, я боюсь с мертвецом близко…

Придуриваться больше нужды не было: начавшиеся у меня корчи потрясли бы натуральностью любого невропатолога.

— Заткни ее, — крикнул парень с переднего сиденья.

Не на ту нарвались, свиньи. Я начала отодвигаться от Бориса, голося, как взбесившийся громкоговоритель.

— Подержи эту шизуху покрепче на коленях, — рявкнул ударивший Юрьева бандюга.

— Сам подержи!

Теперь в машине вопили все, причем матом. Но я позиций не сдавала: брыкалась, кусалась, а, главное, продолжала рвать свои голосовые связки. Парень, расправившийся с Юрьевым, перелез через него, вероятно, удовлетворился тактильной экспертизой, заключил: «Падаль!», распахнул дверь и вытолкнул безвольное тело. Борис упал неудачно, ударившись о толстый ствол дерева. Стало гораздо свободнее. Я побушевала еще немного и сочла за благо постепенно затихнуть. Потому что скот слева вытащил пистолет и утомленно мне им погрозил:

— Ему не пригодился, в тебя разряжу.

А я уже и не против была. У Юрьева остался шанс. На него могли наткнуться грибники, автомобилисты, дачники. Кого-то рок да выведет на эту дорогу. Но что со мной будет? Виктор Николаевич Измайлов лично займется расследованием моего убийства? Или надо говорить: убийства меня? В живых они свидетельницу не оставят, нечего себя обманывать. Вик, родной, где ты? Зачем я связалась с тобой, с Юрьевым, с Балковым? Хотя при чем тут они? Кому суждено быть повешенным, тот не утонет. Бедный мой Севушка, сыночек, малыш. Бабушка тебя вырастит. А почему не я? Я сама хочу… И тут со мной что-то случилось. Либо я искала способ более легкой и быстрой смерти, раз уж так сложилось. Либо стала прозревать. Эти мерзавцы в сущности прикончили Бориса, не сказав ему ни слова. Разве такое возможно? Но тогда получается, что свидетелем был он. Свидетелем чего? Моего похищения? Или похищения меня? Боже, втемяшилось же в башку, — мое, меня, стилистка хренова. Какая разница? Нет, разница всегда есть, разница между всем есть. И я просипела:

— Разряди, рискни здоровьем.

— Перебьешься пока, — отказал он мне в последней просьбе.

— Куда едем, сволочи? — чуть осмелела я.

Мне хором объяснили, каждый на свой лад. Ну и извращенцы! В этакие дали ездить — это даже не порнуха, это вообще уму непостижимо. Я с такими дяденьками не общаюсь.

Я поняла, что надо ждать. Экономить энергию. Посопеть: вдох на четыре счета, выдох на шестнадцать. И ни в коем случае не гадать, что им от меня нужно. Замечательно, если бы было нужно. Вот ошиблись они, перепутали меня с кем-нибудь… Нельзя об этом тоже. Господи, спаси Бориса, сохрани, помилуй. Я никогда себе не прощу его гибели.

В машине заметно посветлело. Еще минут десять тряски, и она замерла.

— Выметайся, — приказали мне.

Я выбралась следом за ними и ошалело заработала шеей. Мы стояли на опушке леса, клином врезавшейся в поле, раскисшее под обильным дождем. По-моему, его и не засевали. Но самое поразительное — от крайних худосочных осинок до шоссе было совсем близко. Я силилась сообразить, где мы находимся, и не могла. Шофер остался на рабочем месте, остальные трое приблизились ко мне вплотную. Гнусные ухмылки, потные подмышки и нескрываемая потребность поиздеваться. Мне стало страшно. Страх смерти как клиническое проявление сердечного приступа или психоза — это не обычное, регулярно испытываемое каждым: «Ой, боюсь». Страх смерти есть осознание последнего мига перед ее приходом, последнего шага в ее лапищи. Страх смерти есть неожиданная безысходность. Не смей унижаться, Полина. Никого не спасло. А душу погубишь. Она ведь не может блевать от омерзения.

Глава 3

Я уставилась себе под ноги, чтобы не видеть их подлых рож. Впрочем, я и внизу ничего не видела, так слезились глаза. Ну, если совсем честно, я снова ревела в три ручья. Хоть бы они делали что-нибудь, потому что это противо-, это кругостояние доканывало. И один из них сделал. Глупость. Он дернул за волосы на затылке:

— Смотри сюда, сука.

Я не верю в мертвящую жуть заговоров, наговоров и даже приговоров. Если бы с человеком так легко можно было справиться словом, не понадобились бы костры инквизиции и оружие армий. Проклял и жди, пока враг загнется. А вот в физическом воздействии, прямо скажем, что-то есть. До меня, например, чужим рукам лучше не дотрагиваться. Даже прикосновений портных, маникюрш, педикюрш и парикмахеров я не выношу. Особенно парикмахеров. Терплю, конечно, по необходимости, чтобы не стать примером самопала и самосада. А без нужды по волосам меня и гладить не рекомендуется. Наверное, волосы на голове — самое интимное и личное во мне. Поэтому, как только подонок от моей светло-русой драгоценности отцепился, я рванулась и бросилась бежать. Они опешили. По стандарту я должна была умолять растолковать, что происходит, просить милости, как-то контактировать с ними. Но в моем мутном, вероятно, питающем корни волос подсознании сработали все инстинкты разом, и в долю секунды победил один — нестись к шоссе, лететь к нему, если получится.

Да, лететь было бы удобнее. Потому что скользкие комья полевой глины — это не спецпокрытие легкоатлетического стадиона. Каблуки сразу сделали выбор между ногами и землей. Оказавшись босиком, я сморщилась от боли, но развила неплохую скорость. Я скакала по вольному простору и чувствовала себя дикой лошадью в степи: грязь из-под неподкованных копыт во все стороны, ветер в грудь и бока мокрые. Иго-го… Попробуйте, заарканьте…

Иго-го… Играть в лошадку в такой ситуации? Только в такой и играть в лошадку. Они, очухавшись, кинулись за мной прытко, но я сразу поняла — на бегу не догонят. Вот если я останусь истерзанной женщиной, то поскользнусь, растянусь, лишусь преимущества и вместе с ним жизни. Иго-го… Во-первых, я каждое утро начинаю с пробежки, а они, верно, ставили на тренажеры. Во-вторых, бегать — не морды чистить. В беге основное — поймать кураж, офонареть от того, что воздух пропускает твое тело сквозь длинные мягкие пальцы и земля любой жесткости пружинит, как матрас, на котором прыгала ребенком, хохоча и воображая близость неба. На кураже можно посрамить погоню.

Но я все-таки свалилась, когда начала карабкаться по крутому склону к шоссе. На такой скорости проехалась вниз, что тормозить пришлось лицом. Вскакивать времени не было, я выбралась на асфальт ползком. Таких блестящих на солнце мулаточек здесь еще никто не встречал. Во всяком случае, мужик в «девятке» — с перепугу я даже марку распознала, — медленно поспешавшей в сторону города. А может, он о существовании обезьян в средней полосе России не догадывался? Я же была не просто коричневой, но еще и металась посреди дороги, размахивая руками и, кажется, молотя себя в грудь. Машина остановилась, и только тогда я осмелилась оглянуться. Мои преследователи споро возвращались к своей иномарке. Сейчас они поедут назад, а там Юрьев… Но их водитель выбрал другой путь и повел свой почти вездеход вдоль опушки, потом наискосок через поле, потом… Черт, наглые твари, по маячившему впереди пологому откосу они выбрались на шоссе и газанули.

Разочарованный тем фактом, что я не мулатка и не обезьяна, а нашенская, только скотски перепачканная бабенка, мужик настойчиво требовал разъяснений. И тут возникла проблема проблем. Голос я сорвала, спасая Бориса, поэтому мои хрип, сип и шип не могли удовлетворить его закономерного, законченного и законного любопытства. Помучившись со мной еще несколько минут, он сделал пренебрежительный жест довольно холеной кистью и пошел к своей тачке. Мимо уже прошуршали несколько машин, однако, кроме «хи-хи» на ходу их водители ничего не предпринимали. И мне предстояло в моем безобразном обличье добираться до города пешком? Но каменные ростки цивилизации в виде высоток казались миражами в серой дымке смога. Тут с отчаяния я познала, что такое «прорезался голосок». Два-три судорожных глотательных движения, и меня, будто острым по горлу, полоснуло собственным писком:

— Погодите, ради Бога, не бросайте меня.

Не представляю, чем именно мужик ко мне проникся, но он кинул на заднее сиденье какую-то замусоленную тряпку из багажника и пригласил садиться. Со мной много чего было, но до сих пор под меня не подстилали ветошь. А, не до жиру, быть бы живу. Я забралась в машину, ловя кайф от самостоятельности. Как хорошо, когда никто не пинается. Он оказался истинным христианином. Извлек термос и принялся вливать в меня теплый горький кофе. Я ненавижу насилие и предпочла бы, чтобы мне предложили призванного бодрить напитка. Если женщина давно не отмокала в ванне, значит, она не человек, так, что ли?

— Куда везти? — спросил он наконец, выполнив свою спасательную программу.

— В город, пожалуйста.

И как я это из себя выдавила? Мне ведь нужно было сахарку повыспрашивать. Сколько ложек кофе он кладет в чашку кипятка? Двадцать?

— Поехали, девушка, а то вы меня сильно задержали.

— Простите, — всхлипнула я, сообразив, что сладкого не будет.

— Как не простить в наше время, когда выходишь из дома и не предполагаешь, что за этим последует.

Накатаюсь я сегодня в легковушках и никогда больше к ним не приближусь. Троллейбусом, автобусом, трамваем всегда и всюду.


Я продрала глаза и употребила про себя нецензурное выражение. Это означало крайнюю степень растерянности и удрученности. «Из огня да в полымя, из огня да в полымя», — зажарило остывший было до способности к выполнению координирующих функций мозг. Начисто отмытая, облаченная в мужские джинсы и футболку, я мяла дорогое покрывало в зашторенной гостевой комнате чьего-то коттеджа. Справа донесся шорох. Я покосилась туда и увидела женщину лет пятидесяти, выполнившую себя в стиле всеобщих представлений о добрейшей нянюшке. Она держала в пухлых руках мой отстиранный до потери первоначального цвета джемпер и сокрушенно шептала: «Полинял, полинял». «Выбросьте вы его, не переживайте», — захотелось посоветовать мне, но я сдержалась. Или не смогла. Женщина походила на злодейку не больше, чем я на звезду балета времен Петипа. Однако теперь меня даже это настораживало. Не в смысле звезды, конечно, а в смысле злодейки.

— Вера Павловна, — тихонько окликнул ее из-за двери бестолково использованный природой баритон.

Я смежила веки и протестировала себя доступным образом: «Ответь, Полина, кто из писателей пронумеровал сны Веры Павловны?» Бесполезно. Моя память, будто зыбучие пески, затягивала меня в себя, а не вздымала над поверхностью сомнений.

Женщина вышла на зов. «Вспоминай, вспоминай хоть что-нибудь», — упрашивала я какую-то другую Полину. Какую? Я одна Полина. Нет, нас две. Первая — это я, расслабленная и равнодушная. А вторая — это… тоже я, но собранная и возмущенная. Куда она запропастилась, неверная моя половинка? Стоп. Ее надо искать. Еще кого надо искать? Борю Юрьева. Он мне друг или недруг? Он вообще кто? И почему он от меня тоже спрятался? Потому что с моего джемпера отстирывали его кровь. Она засохла, въелась, смешалась с грязью, пришлось воспользоваться отбеливателем, а он сожрал краску с ткани. Надо было использовать этот, тетин Асин… Черт, Полина, реклама в котелке будто прописана, а все остальное будто угол там снимает… Опять стоп. Чихать мне на джемпер. Нет, не чихать, тетя Ася все обязуется вернуть в носку, то есть, провались носка, Измайлову джемпер нравится. А Измайлов знает, кто виноват или что делать? Чернышевский. Он не полковник, он литератор. Полковник — Измайлов. О-о-о!

К моменту возвращения Веры Павловны с переговоров я отыскала вторую Полину, которая была уже не собранной и возмущенной, а остервеневшей до предела. Лиза, чокнувшийся супруг, гады в зеленой иномарке, лейтенант Юрьев, неведомо, живой или мертвый, и сердобольный мужик правильно расположились под тентом здравого смысла, который мне удалось в себе натянуть. Последний персонаж занимал меня безраздельно. Это его владения? Куда он меня завез? И что было растворено в кофе? Стрессы не идут на пользу психике. Некоторые спасаются от них потерей сознания. Но я женщина тренированная. У меня все существование — сплошной шок, стресс и потрясение. Я скорее изображу летаргию, если покажется, что в судьбе наступил штиль. И я стою на том, что владею собственной памятью, а не она мною. Забарахлить по собственному почину память не могла. Враг она себе, что ли? А этот спаситель? Такой с виду мужичонка непрезентабельный и не подарочный-то, и не тусовочный, но играет в фармацевта, в аптекаря.

Вера Павловна вдруг ловко раскатала сверток своей сущности.

— Я и за девочкой приглядывай, и ужин готовь, и на части разорвись, — забурчала она.

И до меня дошло: она экономка, домоправительница у холостяка, как ни назови, принцип ясен. Вменить в обязанности перечисленное ею можно кому угодно, хоть любовнице. Но заворчать вслух минут через десять после хозяйского инструктажа, оставшись в одиночестве, способна лишь наемная работница. Говори, родимая, говори, ваша сестра любит и умеет с собой потрепаться.

— Вот спущусь к плите, а эта пьянь пусть дрыхнет. Соплюха. Помой ее, постирай с нее, одень, уложи… Моей бы дочке так шикануть и кутнуть когда… И ведь проспится, зараза, и вылезет госпожой опять шампанское лакать… Гадина.

И Вера Павловна в сердцах кинула меня без присмотра. Соплюха, зараза и гадина, сиречь я, похвалила себя за предусмотрительность. Чуть не открыла этой «нянюшке», что уже очухалась. Так, злиться на нее некогда, надо быстренько обработать информацию. Дом как минимум двухэтажный, коли к плите надобно спускаться. Уже вечер, потому что Вере Павловне заказан ужин. Кофеек действительно был с секретом, раз меня ничтоже сумнящеся приняли не за сбитую машиной ворону, а за пьяную шалаву. Гигиенические процедуры мне проводила эта носительница вируса классовой ненависти, следовательно, об изнасиловании речи нет. Тогда какого рожна нужно от меня здешнему обитателю?

Я понимала, что, слегка побунтовав, то бишь спокойно заложив овощи в кастрюлю, Вера Павловна вернется и продолжит добросовестно «разрываться», поэтому осторожно слезла с кровати. Слава Богу, век бы себя так чувствовать. На цыпочках прокралась к двери, приоткрыла, выглянула в широкий светлый коридор… Я подозревала это с самого начала, еще изучая «свою» комнату. Коттедж был построен по близко знакомому проекту. У трех четвертей приятелей мужа такие же. И выбор нынче есть, и возможности, а они, миллионеры дремучие, все друг у друга слизывают. У жен ни ума, ни вкуса, у самих ни культуры, ни времени, вот и дурят их бездарные архитекторы и дизайнеры, как хотят. Не удивлюсь, если у этого мужика и мебель «самая модная». И правда, удивляться не пришлось. Я уже собиралась прекратить вылазку, когда шальная идея поискать телефон подогнала меня к кабинету. Нет, оказывается, роль личности в домашней истории все-таки велика. Кабинет был библиотекой. Но будь я неладна, если библиотека не кабинет. Дурному пожеланию не суждено было сбыться. Забитая офисной и мягкой мебелью комната являла собой отпадную смесь конторы и будуара. Отпадную в смысле, что никак не выберешь, куда падать в обморок — на легкомысленный хлипкий розовый диванчик у стены или во вращающееся черное кресло у стола. Хищным взглядом я выхватила из нагромождения ламп, ваз и безделушек телефонный аппарат. Городской! Городской, какая удача! Значит, меня уволокли не на край света.

Измайлова не было ни дома, ни на работе. Я набрала 02. Начала распространяться про похищение и взывать о спасении Юрьева, но услышала:

— Если не обкурилась, приходи и пиши заявление.

Везение сделало ручкой. Это не смертельно, но оно имеет привычку прихватывать с собой в забег на сторону веру. В Бога, людей, себя. А без веры трудно удержаться от самоубийства. Но надо. Не для того я наткнулась на телефон, чтобы вешаться на шнуре. Уже неверным пальцем я набила по кнопкам номер мужа. Со мной был расположен побеседовать автоответчик. Вот ему, бездушному, все и выложу. И голосом усталого экскурсовода по собственной неудавшейся судьбе, к тому же каким-то скрежущим, я зачастила:

— Это Полина. Спаси меня, пожалуйста, у меня неприятности. Я понятия не имею, где нахожусь, за что и почему. Одно точно, у этого типа такой же коттедж, как у большинства твоих знакомых, и городской телефон. Правда, в пригороде куча мест, куда его «дотянули» за деньги, но добавить мне нечего.

Я рванула вверх по лестнице, залегла на отведенное мне место и, словно в ожидании укола, напряглась. Такой же напряженной была ситуация с чудесами в мире. Мне снова предстояло рассчитывать лишь на себя.

Вера Павловна не вошла — ввалилась, хлопнув дверью. Ей надоело меня пасти. Наверное, разумнее было бы потянуть резину, но мне надоело притворяться. Итак, наши потребности совпали: пора было отдать дань коллективизму и оказаться с Верой Павловной тет-а-тет и визави. Я не стала ничего у нее спрашивать. Просто поднялась и заявила:

— Мне скучно.

— Пойдемте в столовую, — предложила она вариант развеяться.

Будто бы я могла попроситься на прогулку.


В столовой за сумбурно сервированным столом восседал хозяин, тот самый мужик из «девятки». Кисточкой он рисовал на своей остроносой и тонкогубой физиономии радушие с добродушием, не иначе. Вскочил, ножонкой шаркнул и запричитал:

— Как вы? Вам получше? Вы еще бледны, бедная девочка. Простите, дамской одежды в доме нет, но то, что на вас, абсолютно новое, из упаковки.

— У вас тут все, похоже, из упаковки, — презрела любезность я.

— Да, да, недавно отстроился. Вы недоумеваете, почему очутились здесь? В машине вам стало дурно, вы не уточнили, куда конкретно в городе вас доставить, поэтому я взял на себя смелость навязать свое гостеприимство. И все-таки, вы здоровы?

— Я ваши «Жигули» не слишком перепачкала?

— «Жигули»? — Он чуть не грохнулся со стула. — Мое последнее приобретение похоже на «Жигули»?

— Ну, может, они на него. Я слабо разбираюсь в автомобилях.

Мужик принялся распинаться по поводу транспорта. Даже для сексуального маньяка в межпреступный сезон он был слишком многословен. Даже для врача общего профиля слишком храбр. Неизвестно что пережившую, вырубившуюся женщину в больницу надлежит везти, причем ближайшую. Но в моих ли интересах хамить?

— Благодарю вас за все, что вы для меня сделали. Я чувствую себя достаточно отдохнувшей, но в голове шумит…

— А вам необходимо подкрепиться, — заметил он весьма заботливо.

— Спасибо. Разрешите вопрос? Про новых русских говорят с неприязнью. А вы подбираете меня на дороге, привозите в свой шикарный дом… Вы, простите, не новый или не русский?

Он рассмеялся:

— Я прежде всего человек. А зовут меня Валентином Петровичем. Вы, помнится, представились Ольгой Павловой, журналисткой по рекламе?

Наконец-то идеально прокололся. Ольга Павлова — мой псевдоним. Их у меня еще десяток, включая мужские. Но и в чаду переживаний я людям таким образом не представляюсь. Разумеется, ответственность за достоверность рекламы несут рекламодатели. Несут, несут и на свалку выбрасывают. А конкретный плевок в лицо от «кинутого» потребителя может получить и рекламщик.

— Подтверждаю, Ольга.

«Дура, — закрыла я свою Америку, — нельзя играть по его правилам. С другой стороны, собственных у тебя пока нет».

Мы приступили к ужину с шампанским. Вынуждена признать, что объела я его беспощадно. Поднос с кофе Вера Павловна плюхнула на маленький столик. Хозяин пригласил меня перебраться в кресло. Ага, натянуть брюки он удосужился. Похвально, похвально. Это не бред. Большой стол скрывал его нижние конечности. Я обозревала только синий шелковый халат и гадала, что он символизировал — доверительную домашность трапезы или пристрастие к десертному стриптизу. Во мне сочетаются самые привлекательные качества оторвы с самыми отталкивающими качествами ханжи. Терпеть не могу склонных к раздеванию перед едой мужчин. Случись он у меня в гостях, и встреть я его в халате, распахнутом до пупа… Правильно… Да не «слово на букву „б“, а дурной тон, невоспитанность, неуважение к визитеру. Собственно, один Измайлов, привычный к форме, и не отшатывается, когда я застегиваю ему верхнюю пуговицу рубашки, прежде чем допустить к обеду или ужину. Завтракать разрешаю с двумя расстегнутыми пуговицами, не зверюга же я. Вик, где ты? Мне тревожно, тоскливо, страшно. Я не выдержу этого.

Валентин Петрович опять раскудахтался:

— Ольга, почему вы не пьете кофе?

Я едва не растолковала ему, почему.

— Расскажите о потаенном. Что доводит молодых красивых женщин до беспринципной рекламной деятельности? Нравится общаться с бизнесменами? Ищете спутника из боссов?

Ох, и ни фига себе развернулся, прошу прощения. Прямо как о проституции, о рекламе-то. А что доводит мужчин до принципиального жульничества с последующей покупкой особняков? Может, он все-таки к сексу подбирается? К плате натурой за труды? Тогда я не дура, а кретинка. Надо было попросить немедленно отвезти меня домой, рваться звонить несуществующему мужу, уверять, что семеро по лавкам. Я же, лазутчица поневоле, решила выяснить, зачем ему понадобилась. Выяснила? Ладно, спаситель, спутник из боссов, сейчас не рад будешь своей затее. Вы ведь не любите, когда женщины «грузят» вас своими личными «низкими» проблемами.

Этот этюд я еще никогда не играла, поэтому даже разволновалась. В первом классе каждая девочка ищет себе верную подружку. Мои родители в дружбах меня не ограничивали, но настаивали, чтобы я знакомила их с претендентками на свое сердце. И были одни смотрины… Я привела одноклассницу Свету, мама организовала нам чай с тортом и по неведомой никому методике принялась определять, не испортит ли девочка манер ее Поленьки. Света живописала свои семь лет на земле, а мои родители зажимали рты, чтобы не расхохотаться. И потом еще долго ликвидировали хандру заветным: «А Светочка рассказывала…» Со временем смехотропный эффект уменьшался, но они навсегда заставили меня запомнить Светин монолог. Я тогда не понимала, почему взрослые покатывались: девчонка-то яркую трагедию выдала. И только с возрастом мне стало ясно, что смеются не над откровением, а над безудержно откровенничающим о подлежащем сокрытию чудаком. Итак, мужчина, держитесь.

— Что приводит женщину в рекламу? Ах, Валентин Петрович, это клубок неоднозначностей.

Я тряхнула головой и уставилась ему в глаза. Нечистыми они были. Ну, тем более получи.

— Проблемы, знаете… Папа у меня алкоголик, запойный алкаш. С его стороны родственников нет.

Валентин Петрович брезгливо пригорюнился.

— А у мамы есть старшая сестра, она с нами живет. Только она дурочка.

Спрятал губы в кулак? Добивай его, Поля.

— Моя мама раньше тоже дурочкой была, но ее вылечили…

Хрюкнув «Пардон», он выскочил из столовой. Я перевела дух.

Вернулся он минут через пять, спокойным, деловитым и развязным, что означало — церемонии окончены. Ну, к делу.

— Давайте не будем больше о вашей семье, Ольга. Заигрывать с вами я не рискую. Но по поводу изготовляемой вами рекламы и ее заказчиков у меня есть насущные вопросы.

— Рекламодателей я не обсуждаю, Валентин Петрович.

— А в знак благодарности?

— За что? «За приют, за ласку»?

— С наследственностью у тебя, вроде, все отлично, артистка, — процедил он.

— Да, не жалуюсь. Но отчего бы не повеселить вас? В знак благодарности…

Терять мне было нечего, кроме зубов. Сейчас брызнут в разные стороны. Чего он добивается? А от чего умерла Лиза? Мы вообще в рекламе или в шпионском ведомстве работаем? Одна уже отработала, впрочем. Но заказчика не выдала, судя по тому, что ко мне привязались. Валентин Петрович пристально меня рассматривал. Потом сменил гнев на милость:

— Сколько же вам платят, Ольга Павлова, за похвальную вашу стойкость?..

Его перебил журчащий зуммер. Он вытащил из расшитого сентиментальными незабудками нагрудного кармана прибор внутренней связи, послушал, поднял брови и удивленно сказал:

— Проводи в кабинет. И пришли в столовую Олега, пусть с гостьей в картишки, что ли, перекинется.

И уже мне:

— Не беспокойтесь, Ольга, это пока действительно будут карты.

Почти сразу дверь распахнулась перед типичнейшим амбалом-охранником. Он шагнул вперед, и из-за него вынырнул… мой муж, бывший, пусть бывший, но он меня нашел.

— Ты в порядке, детка? — спросил он.

Я кивнула.

— Олег, свободен, — почему-то отменил азартное развлечение Валентин Петрович.

И, совершенно обескураженный, удалился с мужем в кабинет.

— Полина Аркадьевна, голубушка, почему вы меня не предупредили? — допытывался Валентин Петрович, однако, заметно изменившимся тоном. — А я ведь собрался обсудить условия, на которых можно поручить вам заказ. Обратил внимание на талантливые материалы госпожи Павловой и мечтал о сотрудничестве. Как замысловато иногда шутит с нами жизнь. Проверяешь журналистку на умение хранить коммерческие тайны рекламодателя, а она — супруга такого уважаемого человека

— И умеет хранить? — усмехнулся муж

— Кремень, — кисло польстил Валентин Петрович.

Я поднялась:

— Спасибо, Валентин Петрович.

— Бог с вами, какие мелочи!

Этот мерзавец чего-то ждал. Ах, да, ручку поцеловать. Этикет. Как хотелось врезать ему. Но сдержанность — второй дар небес мне. После несдержанности.

Мы направились по ухоженной аллейке к выходу с участка, за нами маячила пара телохранителей мужа

— Где это? — шепнула я.

— Потерпи.

Ого, размаха он не утратил. За воротами в наступающих сумерках утопали три иномарки. Я окончила школу на двойки, но то была его школа. Получалось, что Валентин Петрович рыбина еще та, и с мужем они плавают в разных бизнес-прудах.

— Ты много ему за меня должен? — вспомнила я былую терминологию и замашки.

— Выкручусь, если ты не застряла костью у него в горле.

— Интересно, как бы меня выпихнули из этой крепости?

— Там сзади калитка в стене. Через нее вперед ногами.

— Настолько серьезно?

— Я тебя предупреждал, нарвешься. Если бы было несерьезно, он бы тебя в ресторане покормил.

— Как ты его вычислил?

— Дома поговорим.

Бог мой, черт, дьявол, кто-нибудь, я сегодня доберусь к Измайлову? Но коли муж сказал: «Дома», — значит, до него и промолчит. Муж. Не я. Чуть-чуть тишины, и вдруг я против воли загоготала. Истерику снимают пощечинами, так что риск известный был. Но остановиться у меня не получалось.

— Спятила? Хотя тебе сегодня досталось.

— Нет, я не про эту мерзопакость… Я про «уважаемого человека».

— Ты, Поленька, не зарывайся.

— Да послушай меня. Когда такие, как Валентин Петрович, киоски держали…

— Откуда сведения?

— Интуиция, ха-ха-ха…

— Полина!

— Все, все. В общем, была у меня знакомая. Выскочила замуж лет в семнадцать и зажила настоящей барыней. То есть, подвыпив вечером с сестренкой и ее благоверным, шли они ликерчику прикупить. А тверезый муж под одно, как говорится, навещал свои точки. Ему тогда улица принадлежала еще не целиком, и хорошим тоном считалось облагодетельствовать конкурента, отовариться у него.

— Поля, детка…

— Перестань, белый воротничок, ты деньги компьютером делал. А они утюгом и ломом. Но я о другом. Девицу и ее сестру пустили с заднего киоскового хода к широкому выбору, а муженек тем временем базарил с владельцем возле окошечка. И, прикинь, девочки с продавщицей не поладили. Не прогнулась, видно, по ранжиру труженица. Дошло у них до драчки. Метелят они друг друга, а юная леди и думает: «Что я делаю, я не должна, я права не имею… Ведь я жена такого уважаемого на этой улице человека…»

Он ничего не сказал, сидел и смотрел на меня. А его шофер и телохранители извивались от хохота.

— Прости, — вздохнула я.

И он, как недавно Измайлов, улыбнулся:

— С возвращением.

Потом тихо и сухо велел своим:

— Молчать.

И опять воцарилась тишина в короне из черных ониксов богатства одного и бедности других.

Я отвлеклась видом из окна. Мы мчались от дворцового поселения тех, кто не только делал, но и продолжал делать основные свои деньги утюгом и ломом. Ну, нынче, наверное, пистолетом. И меня, и его, бросившегося на зов: «Это Полина, спаси», караулила скелетина с косой. Я убила Юрьева, потом мужа и себя… И полковник Виктор Николаевич Измайлов не в силах был предотвратить грядущего.

— Зачем ты приехал за мной? — приникла я к его уху.

— Если не догадываешься, на тебя и слов не стоит тратить.

— Мы в разводе.

— А при чем тут развод?

— Из-за Севы?

— А при чем тут Сева?

— Из-за себя?

— И я тут ни при чем.

Поди пойми его. Только я сегодня уже так находилась, набегалась и наездилась, что отправляться на поиски понимания была не в состоянии.

Глава 4

Обиталище мужа хотя бы внутри отличалось от всех остальных — я постаралась. После унылой магазинности обстановки Валентина Петровича здесь было классно. Мы поднялись наверх и направились в небольшой зал для своих, который, словно друг, утолял любые сплины. Потому что был доверчиво уютен. Дальше продолжать бахвалиться своими дизайнерскими подвигами неловко, если учесть, что я вытворила. Двери всех спален выходили в этот зал, следовательно, и попасть в него можно было только через одну из них. Мы воспользовались хозяйской, как проходной. Меня уже давно угнетал наряд с плеча Валентина Петровича, и безумно жаждалось переодеться. В спальне я бросилась к шкафу, распахнула его и лишь тогда вспомнила, что мои вещи в другом месте. Я не покраснела — побагровела. Но, покаянно оглянувшись на мужа, обнаружила, что он смущен еще больше меня, хулиганки.

— Извини, детка, я не монах, не евнух.

Да, на плечиках болтались три вечерних платья и несколько халатов разной длины. Никогда бы не облачилась в подобный отврат.

— Ты меня извини, не знаю, как получилось. Так хотелось избавиться от того, что на мне… Я машинально. Автоматически.

Я захлопнула дверцы, и, не глядя друг на друга, мы поплелись к своей цели. В том, что у него есть женщина, я не сомневалась. «Не монах, не евнух», — это слабо сказано. Но наличие мадам, заполняющей гардероб, было открытием, и оно меня почему-то покоробило. Уж не думала ли я, что он всю жизнь будет за мной бегать и звать назад? Еще женится, детей наделает… Однако к мысли о такой перспективе нужно было привыкнуть.

— Дама сегодня придет? — спросила я.

— Останешься? — обрадовался он.

— Нет, конечно, просто сцен не терплю.

Видимо, мое «конечно» его зацепило и царапнуло.

— Дама будет, но попозже.

— Хорошо. Может, расколешься, как ты вычислил Петровича?

Он достал из бара коньяк, мартини, лимон, ледок. Все как положено.

— Давай выпьем за твое освобождение.

— Давай. Спасибо тебе. Ты когда-то говорил, что согласие выпить с человеком — признак доверия к нему. А предложение выпить — признак либо симпатии, либо подлости. Вот я нынче по-всякому напиваюсь.

— Бывают такие насыщенные дни, — оттаял он. — Ты не отдаешь себе отчета, Поленька, насколько удачлива. Автоответчик у меня с определителем последнего номера, а после тебя никто не звонил. Так что вычислить Петровича было делом плевым. И «отдал» он тебя без сопротивления.

— Потому что ты представился мужем.

— Я не так представился, он все равно навел бы справки. Теперь рассказывай, как на духу, что стряслось.

Я не скрыла ничего, кроме профессии Юрьева. Зачислила Бориса в «знакомые парни». И смерть Лизы представила в виде дошедшей до меня сплетни.

— Мне надо обмозговать это, — мрачно признался он. — Если бы сам тебя не вызволил, решил бы, что фантазируешь. Теперь слушай без комментариев. Тебе молчание с трудом дается, но случай исключительный.

— Не волнуйся, встревать не буду.

— Уже встряла.

Я поняла, что заткнуться себе дешевле.

— Поля, собственно, обсуждать-то нечего. Потому что ничего не было. Совсем ничего. Из аэропорта я привез тебя домой, где ты и провозилась по хозяйству до ночи. Сейчас тебя проводят, запомни ребят накрепко. Они сутками будут в машине возле твоего подъезда, то один, то другой. Прежде чем выходить за покупками, позвонишь и скажешь, что собралась. Потом приникай к глазку и жди. И только после того, как увидишь знакомое лицо, открывай дверь. И ни шагу по городу без охраны.

— Без конвоя, — потеряла самообладание я.

— Полина, Валентин Петрович стоит на том, что выручил тебя. Но о предшествующих его появлению событиях знать не желает. Поэтому повторяю: ничего не было.

— Ты соображаешь, что ты предлагаешь? Эти четверо, возможно, убили моего друга.

— Они его убили без «возможно» и зарыли в лесу. Ты сделала все, что могла. Пришла пора о себе побеспокоиться.

— А Валентин Петрович?

— Опять за свое? Он чист, как ангел. Будучи фанатичным бизнесменом, не удержался и занялся бизнесом, забросил удочки насчет рекламы.

«Если бы ты заглянул в мой шкаф, ты бы там полковничьего кителя не обнаружил», — чуть не выпалила я. Сказать ему про Измайлова, Юрьева и Лизу все? Но нужно какое-то приемлемое вступление.

— Помнишь, у тебя была такая тяжелая тупорылая зеленая иномарка? Ты ее продал?

Он рассмеялся:

— Ты неисправима. По-прежнему загадка про авто: «Зеленая, длинная, висит в гостиной». С чего бы мне с ней расставаться? На ней ребята-охранники мотаются по своим делам.

«По своим или по твоим?» — вдруг с ужасом подумала я. Странности его утреннего поведения, машина, которая в очень ранний час оказалась там, где была я, даже отправка Севы с моими родителями складывались в какой-то зловещий узор, обрамляющий смерть Лизы и настойчивые попытки Валентина Петровича выяснить что-то о рекламодателях. Нет, полковник Виктор Николаевич Измайлов — мой козырь, пусть побудет на руках.

— Я выслушала тебя. Теперь предупреждаю: я обращусь в милицию с заявлением об исчезновении парня.

— Давай уж лучше я тебя сейчас пристрелю, чтобы потом не слишком мучилась. И сам застрелюсь заодно. Если ты полезешь к ментам, выбора у меня не останется.

— Угрожаешь? На кой черт тогда вытаскивал из передряги?

— Угрожаю, потому что не прочь пожить. А на второй вопрос я тебе уже ответил.

А ведь я дрянь. Надо или верить человеку по-настоящему, или головой работать быстро и качественно. Но я оказалась не способна ни на то, ни на другое. Единственное оправдание: упоминая милицию, я имела в виду Измайлова, свое привилегированное положение из-за отношений и соседства с ним. А муж имел в виду какое-нибудь районное отделение, от которого в случае с Борисом и впрямь толку было бы немного, зато много маяты. Тварь я неблагодарная. Опоздай он на несколько минут, успей Валентин Петрович обозначить свою истинную потребность в информации о заказчиках рекламы, и признание меня даже бывшей женой стало бы смертным приговором, подлежащим немедленному исполнению.

Он должен был «о себе побеспокоиться». Стереть мой голос с автоответчика, выпить коньяку и дожидаться любовницу в постели. Я до сих пор не знаю, что мне надлежало делать. Хитростью завлечь, приволочь его к Измайлову и разобраться втроем? Да, наверное. Но я, видите ли, исподозревалась вся, извозмущалась, испереживалась. И вместо того, чтобы торопиться действовать во спасение, ломанулась гибельным путем.

— Я принимаю все твои условия под дулом пистолета.

— Поленька, не обижайся, я же помочь тебе стараюсь.

— Спасибо.

— Поля…

— Огромное спасибо, низкий поклон.

Он со вздохом проводил меня к машине марки «отечественная», познакомил с двумя мускулистыми парнями простецкой внешности, снабдил переговорным устройством, усадил и отправил восвояси.


В этих самых «своясях» я появилась уже около полуночи. Измайлов, которого я побеспокоила по телефону, примчался мгновенно.

— «Так вот ты какой, белый олень», — пошутила я и осеклась.

Нервный полковник настолько утратил человеческий облик, что мог отреагировать на шутку неадекватно.

— Где тебя носит? — гаркнул Измайлов. И, принюхавшись: — По барам, по подругам? Нашла время.

Я закрыла ему рот ладонью:

— Вик, Юрьева нашли?

Сказать, что он окаменел, значит, ничего не сказать. Вик разобрался на атомы.

— Тебе известно про исчезновение Юрьева?

— Нас похитили в начале седьмого утра…

— Маршрут, остальное после, — перебил Измайлов.

И выслушав про проселочную дорогу, «выброс» Бориса, не доезжая до овражка, и клиновидную опушку, пулей унесся к себе. Я скинула шмотки Валентина Петровича и с наслаждением сунула их в мусорное ведро. А потом контрастный душ подействовал на меня, как снотворное. Я доковыляла до кровати и рухнула в жесткий, обеспечивающий правильную осанку матрас, словно в прабабушкину перину. Вик вернулся довольно быстро, но я этого не слышала. Только на прикосновения, когда он укрывал меня одеялом, отреагировала довольным мычанием.

— Сама-то как выбралась? — спросил Измайлов, увлеченно дуя на посчитываемые синяки.

Я начала подробный доклад, но не могла связать двух слов: зевала, путалась, сбивалась на невнятное бормотание и невесть как вылетающие из меня описания родной природы.

— Не буду тебя терзать, — сжалился наконец полковник. — Отдохни.

Но продолжал топтаться возле постели. Все-таки ему не терпелось допросить меня с пристрастием. Наверное, он проклинал нашу близость. Не случись ее, вызвал бы повесткой и отдался труду, невзирая на мое физическое состояние. Чудовище! Чем хуже я о нем думала, тем сильнее возбуждалась. И здоровое желание нокаутировало болезненную разбитость саднящих членов.

— Вик, милый, — позвала я.

Он с готовностью плюхнулся рядом и поймал мой томный взгляд. Вероятно, он различил в нем страсть к даче показаний, потому что приобрел заинтригованный вид.

— Я когда-то в «Иностранке» читала повесть, — окрылила я его.

Измайлов поежился.

— Там герой приезжает из командировки, а жена спрашивает, как дела, и предлагает перекусить салатом. Он жует и тоскливо анализирует: «Если бы у нас с ней было все нормально, мы бы сразу легли…» Спокойно, Вик, еще спокойнее, еще… О. А я было начала подозревать, что мы тоже отклонились от нормы.

Измайлов смотрел на меня с восхищением, которое невозможно выразить мелочевкой фразы: «Я тебя люблю». Ему нужно было воспеть женский род целиком. И по-полковничьи емко он воспел:

— Женщины — существа двужильные.

— Еще бы, — улыбнулась я поводу поддержать его. — У моего приятеля-гинеколога это конек. Говорит, женщина с внематочной беременностью по месяцу истекает кровью, но к врачу не обращается, потому что работа, дети. А мужчине, стоит порезать палец…

— М-да, — протянул Измайлов, поспешно отдергивая руки, — ты мастерица создать фон для любовных утех.

Я собралась сказать, что тема кровотечений после Бориса так сразу не отпустит, открыла рот, зевнула и… заснула.

Утром на туалетном столике я обнаружила плакатик, который Измайлов изготовил, похоже, не отходя от меня. «Меньше слов — больше дела!» — письменно призывал неудовлетворенный Вик.


Я не успела вволю наплескаться в ванне, а мстительный Измайлов уже открывал дверь своим ключом. От совместного купания он категорически отказался:

— Поля, мои люди всю ночь искали Бориса, вокруг редакции закрутилась сплошная чертовщина, так что сосредоточься.

— Вик, где джинсы и футболка из мусорного ведра?

— Я изъял вещественные доказательства еще вчера. А ты думала, я их примерить решил? Тоже мне, подруга милиционера, таким добром швыряешься.

Я предложила ему чаю. С кофе у меня отношения испортились в одностороннем порядке.

— Юрьева нашли?

— Нет.

— Значит, бывший благоверный прав. Они вернулись и добили его. Потом закопали в овраге.

— А твой бывший здесь с какого боку? — вытаращился на меня Измайлов.

— Не знаю, Вик. Я тебе расскажу, а ты уж сам…

Наплакаться Измайлов мне тоже не позволил:

— Прекрати. Свежих захоронений там нет, это точно.

— Вик, неужели Севкин отец действительно хочет моей смерти?

Измайлов закурил. Потом открыл мне истину:

— Поленька, у меня такое ощущение, что минимум раз в жизни все, кто имел с тобой дело, не отказались бы тебя порешить.

— Ты тоже? И когда? — встрепенулась я.

— Вчера, например, — прошипел Измайлов. — Но это был уже не первый раз. Говори, не искушай на раз последний.

Ну и ну! Один пистолетом грозит, другой намекает, что голыми руками приятнее…

По мере моего детального повествования Измайлов сходил с лица в никуда. Отрешенным, апатичным и слепым он дослушивал меня. Ничего не уточнял, не выяснял, не спрашивал. Вскочил и бросил:

— Из дома ни ногой. Моих двое тоже подежурят, приглядят за теми соглядатаями. И за тобой, авантюристка, разумеется. Я тебе обязательно растолкую, чего ты наворотила, но не сейчас. И сию секунду садись за рапорт, тьфу, за изложение своей истории. И редакционной тоже. Полина, псевдонимом Ольга Павлова ты пользуешься только в газете Лизы, мы просмотрели подшивки за год. Выберем, что именно ты делана под этой личиной, вечером прокомментируешь.

— Не надо крайностей. У меня есть вырезки. Но к чему домашний арест, Вик?

— К тому, что ты наивно полагаешь, будто Валентин Петрович не успел сказать лишнего. А он застолбил свой интерес именно к изданию, сотрудника которого убили. Он опомнится. Он уже опомнился. Просто в присутствии твоего муженька и его стволов он не мог ничего предпринять.

— Каких стволов, Вик? У моего, напоминаю, бывшего муженька есть разрешение на ношение. А телохранители, как положено, на рукопашный бой ориентированы.

— Ты говоришь так, будто все еще замужем за ним, Поленька. В котором году тебе велели на этом настаивать? Знаем мы телохранителей этой публики.

— Вик, а почему ты сказал «сотрудника»? Лиза — женщина.

— Слушай, феминистка… А, Бог с тобой. Сиди и пиши: подробно-подробно, вдумчиво-вдумчиво. Только не рискуй выводы делать и версии выдвигать, задушу.

Выдержит этакое обращение среднестатистическая сударыня? Так что моя «своеобразность» — защитный механизм против мужского неприкрытого честолюбия, незавуалированной самостоятельности, нескрываемой силы и неприпрятанной слабости. Женщины не смеют открыто сочетать все это. Измайлов тем временем догадался меня поцеловать. Эх, такой если и задушит, то не досадно.


Я привычно отшлепала компьютер по податливым клавишам, не ручкой же буквы выводить. Что дальше? Конечно, выдвигать версии и делать выводы. Вик, Вик, если женщина не выставляет напоказ, это не означает, что в ней что-то отсутствует.

Мои умозаключения изяществом не грешили. Бывший муж изолировал Севу и навел на меня своих же головорезов. Юрьева прихватили за компанию, потому что пустота городских улиц обманчива, и не было гарантий нашего с Борисом скорого расставания. Это, разумеется, повод, чтобы убить совершенно незнакомого парня. Бедный лейтенант. Потом мне посчастливилось сбежать. Я нарвалась на Валентина Петровича, который, учуяв чужое преступление, соблазнился компроматом. Скорее всего, под действием какой-то мерзости в кофе, я разболтала ему свои псевдонимы. Наверное, запутанная, старалась скрыть свое настоящее имя. А возможно, представилась Ольгой Павловой, потому что смерть Лизы произвела на меня мощное впечатление. Мало ли что в насилуемом наркотиком мозгу происходит. Упустить такой «источник знаний», как я, этот лис не мог. В его среде слухи о трупах распространяются быстро. И получить сведения о Лизе из того, что само бросалось под колеса, соблазн непреодолимый. Тем временем муж, получив отчет проколовшихся ублюдков, начал меня разыскивать. А мышка сама бежала в его мышеловку. Оставалось лишь забрать меня от Валентина Петровича, приставить соглядатаев, как выразился Вик, и ждать другого удобного случая. Случая? Зачем? Неужели он деградировал настолько, что перед новой женитьбой решил казнить меня? Какой-то английский монарх повелел врачу, когда тот спросил, кого сохранить в сложных родах, обожаемую жену или медлившего выйти в мир сына: «Оставьте ребенка, женщин я найду сколько угодно». Неправдоподобно? А что правдоподобно, кроме физиологии? К слову вспомнилось кое-что, не для эстетов. Однажды жарким летом разразилась эпидемия дезинтерии. Читать народу научно-популярные лекции заставляли даже кандидатов медицинских наук. И к нам в университетскую аудиторию принесло важного остепененного дядю. Он вещал об отвратительном. О частицах фекалий, попадающих на кожу и одежду, а с них в пишу. Я взвилась:

— Третий курс, культурные люди, моющие руки после уборной и перед едой, что вы себе позволяете! Не в деревне живем.

А потом я вышла замуж, сама стала чистить свой туалет и разве что на потолке этих частиц фекалий не обнаруживала. А потом сталкивалась с умнейшими людьми, не омывающими рук после облегчения в уборной и берущими ими хлеб из общей тарелки. Словом, мы меняемся, чего банальнее. И муж мог измениться настолько, что пошел на убийство. И я могла измениться настолько, что не исключала этого.


Телефон завизжал, как припадочный. Я неохотно сняла трубку.

— Поля, не ревешь? Умничка, — ворвался в мой слух Измайлов. — Еще раз повтори, девочка, во что был одет Борис, а то я его мельком видел. Так, бежевые брюки, коричневая куртка, темные ботинки и клетчатая рубашка. Рубашка в крови.

— Вы его отрыли?

— Нет, не из земли. Сейчас едем, ты держись. Вырезки подготовила? Чем же ты занимаешься, лентяйка?

— Он живой, Вик?

— Пока не знаю, — запнулся Измайлов. — Вернусь, позвоню.

И я стала ждать. Если Борис жив, с моей души свалится камень виноватости. А вдруг под ним остался хоть один крохотный нераздавленный кусочек? Душа медленно, но регенерируется. Господи, помоги Борису. Вик, спаси его. И спасешь троих — Юрьева, моего Бога и меня, трусливую атеистку.

Снова телефон. Неутомимый аппарат, пыточный атрибут изощреннее дыбы.

— Поля, как ты?

Он смеет меня беспокоить? Его интересует, не собираюсь ли я прыгать с балкона? «Жены бывшими не бывают», — открыл он мне в аэропорту. Верно, с точки зрения убийц жены бывают или нынешними, или покойными.

— Спасибо, все хорошо.

— Дозвонились наши. Они отлично устроились, и Сева тебе какой-то камешек заначил.

— Малыш не простыл на сквозняке?

— Не переживай, у нас закаленный сын.

— У тебя все в порядке?

— В порядке. Пока.

Трубка вывалилась из моих трясущихся пальцев. Я не утратила только одной способности — чувствовать. И чувствовала, что ничего не чувствую.

Долго ли, коротко ли… Это про меня. Про то, как все равно сколько. Вот, еще звоночек. Наверняка Валентин Петрович. Будет требовать вернуть джинсы. А они и не штаны вовсе, вешдок.

— Да, слушаю.

— Поленька, пляши. Юрьев жив. Сотрясение мозга, переломы ребер, в сознание не приходит, но доктора обещают выманить из комы за сутки-двое.

— Вик…

— Полчаса тебе на рыдания, и займись, пожалуйста, готовкой. Кушать очень хочется.

— Вик…

— Мне некогда, милая, счастливо.

Да, не приходилось мне лобызать телефон, но судьба заставила. А, в конце концов, не все ли равно, как вытирать с него пыль?

Глава 5

Проголодался Измайлов действительно образцово. Сначала запросил пощады, дескать, повремени с расспросами, дай поесть. А затем не выдержал и… начал расспрашивать сам. Я охотно подчинилась. И пересказала полковнику все, что думала о Лизе в злополучную субботу. Он умел слушать. Превращался в пустое место, куда стягивались слова собеседника.

— Вик, к сожалению, я не помощница тебе. В эту редакцию я приходила ненадолго. Ты вникни, поднатужься. Я норовила отдать рекламу ответственному секретарю. Он у них искушен в журналистике, с чутьем, в универе, на журфаке преподает. Мне было важно, одобрит он материал или нет. А он отмахивался: «Лиза читала? Ей неси». Лиза же сразу: «Заказчик подписал?» Будто всем все равно, что печатать. Ну где это видано!

— А где видано по-другому?

— В двух остальных редакциях, к примеру. Там все с точностью до наоборот. Сначала журналисты определяют, удалась ли реклама, а потом ответственные за рекламу личности предлагают ее заказчику. Но в отличие от Лизы они борются за авторский вариант, как за репутацию газеты или журнала. Я не могу сформулировать. Уважают своих авторов и редакторов, что ли. Они могут сказать: «Мы специалисты, предлагаемое вам сделано забойно, прикольно, остроумно, мастерски… На потребителя призвано подействовать так и эдак, цените…» Они могут начать разговор с раскованного: «Счастлив рекомендовать…» А Лиза будто сама с улицы в газету явилась и толпу бомжей, капающих под грамотных, с собой привела. Как втолковать тебе, Вик? Я однажды презервативы рекламировала. Впрочем, скорее безопасный секс…

— Полина, любовь моя…

— Измайлов, ты про СПИД что-нибудь, где-нибудь…

— Избави тебя Бог, детка, знать о нем то, что знаю я. А за старомодность не суди. Не по себе, когда твоя женщина учит сексу.

— Вик, мы путаем личное с общественным.

— Если бы в общественном не было личного, Поленька, оно бы никого не трогало.

— Ладно, проехали. Заказчик ломался, как гимназистка из анекдота. Будто он презервативы собрался бесплатно раздавать. Все нудил: «Душа, душа». И лощеный мальчик с американским образованием, коллега Лизы, сказал ему в трубку: «Мы не скрыли, что презервативы одевают на… Если вам нужны сволочи, которые возьмутся убедить людей натягивать их на души, ищите в другом издании. И вообще, посетите своего исповедника в храме».

— Чем кончился этот щекотливый казус? — оживился Измайлов.

— Чистоплюй пообещал пораскинуть мозгами без священника. Через пять минут звякнул и поблагодарил за качественную работу.

— Поля, тебя не тяготит воспевание резинок?

— Измайлов, ты в абортарий когда-нибудь входил?

— Типун тебе на язык.

— То-то.

Вик помолчал, видимо, задействуя свое воображение, потом неуверенно произнес:

— Не сердись, а? И еще это… Насчет абортария… Если что, гинеколог должен узнать наш секрет после меня.

Воистину нет общественного без личного.

— Вик, давай займемся Лизой.

— Да, сейчас ничем другим я бы не смог. Поля, не дуйся. Ты мне второй день то про внематочную, то про аборт. Я уж не знаю, что и думать.

— Думай о деле.

Мог бы расслабиться чуть погодя. Зачем же так сразу-то?

— О деле, так о деле, — проворковал Измайлов, словно я его, бездельника-школяра, пристыдила. — Лиза играла в редакции не совсем обычную роль. Но, возможно, ее амбиции раздражали?

— К чему риторические вопросы?

— Лучше полсотни быстро сменяющихся дур, чем одна умная женщина, Поля. Перехожу к фактам. Ты охарактеризовала каждого, я просмотрел твои бумажки.

Опять за рыбу деньги, когда успел? Вроде все время на глазах был. Бумажки! Письменные показания, милый друг, не щади уж. И не притворяйся, что не заметил: я их подписала и дату поставила.

— До нас с тобой, детка, к Лизе заходили четверо. Главный редактор, высокая молодая женщина и двое парней.

— Вот главного приклеивать в дырку для фото подозреваемого не надо.

— Поля, извини, я кое-что упустил. Ты ведь не только рекламу, но и обычные статьи для них писала. Кто тебе их заказывал и кто принимал?

— В струю, Вик. Но обычных статей им не надо. У них все обрамляет рекламу. Год назад заказывал редактор или ответственный секретарь, они и принимали. А последнее время эти функции совмещала Лиза. Правда, я намалевала всего ничего: обзоры про помаду и про бикини.

— Угу. И чем главный не подозреваемый?

— Он первым приходил!

Измайлов расхохотался:

— Детка, после его ухода вахтерша, единственный свидетель, Лизу не видела. И не слышала.

— Вик, он хороший. Такой интеллигентный, тихий, слегка закомплексованный. То есть говорит дельные вещи и вроде стесняется, вроде пардону просит за неоригинальность. Тактичный он, на журналиста не очень похожий. У нас ведь наглость не только второе счастье, но и первый гонорар. Не кривись, люди скучны, в них мало интересного для других людей. И чтобы вытянуть нечто…

— Нужно надуть интервьюируемого…

— Нужно быть личностью, Вик. Лепить вопросы из грязи в себе и мириться с тем, что отвечающий на них может оказаться чище тебя.

— Поля, что ты в рекламе делаешь?

— Севу кормлю. Вик, я разуверилась в том, что людей надо информировать. Тысячелетиями обходились сплетнями и слухами, а не вымерли. Или поэтому не вымерли. Легенды доходили до человека, легенды! Вот мне хорошо с тобой, я должна благодарить судьбу и быть довольной и спокойной. Кому ведомо, что впереди. Так хоть день, хоть час, минута удовольствия, почему нет. И тут мне про голод, несправедливость, войны, смерти… Но передо мной маячит собственная смерть, неизбежная и непредсказуемая. Это жестоко. А, может, я не преуспела в журналистке, вот и защищаюсь.

— Ты просто не как все. Люди смотрят репортажи о боях за едой и не давятся.

— Так не бывает. Все откладывается, все копится, перерабатывается, ищет и находит выход.

— Тогда надо показывать и печатать.

— Загнал в угол и балдеешь?

— Ты еще молода. Вода кипит за счет кислорода, да? В тебе его много. А кипяченую водичку доводить до кипения гораздо дольше, чем сырую.

— Вик, те, кто убивает, ничем не отличаются от тех, кто показывает, рассказывает и смотрит. Ты про еду на экранном фоне… Но кабы не пряталась способность убить в репортерах, зрителях и читателях, они бы не вынесли.

— Поля, о своем праве не читать газет и не смотреть телевизор ты никогда не задумывалась?

— Нет.

— Дитятко. Иди сюда, я тебя пожалею.

— Не надо меня жалеть, — загордилась я.

— А кого надо?

— Лизу.

— Я не некрофил, — отпрянул Измайлов. — Двинем-ка мы в теории. Что-то у нас с практикой вторые сутки нелады. Лизу задушили веревкой, по прочности не уступающей телефонному проводу.

Я вспомнила свои ассоциации в кабинете Валентина Петровича, вздрогнула и прильнула к Измайлову.

— Запоздалая реакция лучше, чем никакой, — сообщил он и… вернул меня на мой стул. — Беда в том, Поленька, что гости прибывали друг за другом, словно приглашенные. Но не одновременно. Смерть наступила между десятью и одиннадцатью. Так они все в этот промежуток и отметились.

— Вик, мне двое парней не нравятся.

— Мне тоже. Поэтому взгляни.

Измайлов вытащил фотороботы. Я завизжала:

— Это они, они! Ну и глаз у вахтерши, алмаз. Этот гад чуть не убил Бориса, а этот лягнул меня. И за волосы дернул.

— В прострацию не впадешь?

— Постараюсь.

— Тогда имей в виду, они не убивали Лизу. Заглянули в кабинет минуты на три, вышли и доложили вахтерше, что не туда попали.

— Да эти могут угробить за секунду!

— Застрелить, детка. Но не задушить.

— Могут, — не принимала его доводов я. — Тут только рыла, ты бы их ручищи видел.

— Здоровые кабаны?

— Вик, первому свернуть шею, как прутик сломать.

— Учту. Юрьева он один раз ударил?

— Разъединственный.

— Поля, не плачь, Борис поправится. Это очень важно.

— Куда важнее.

— Это очень важно, потому что… Откровенно скажи, ты на улице в толпе их опознаешь?

— Кого?

— Парней.

И тут я сникла. Марки машин — ерунда. Я даже за кинозвезду, узрев живьем, не поручусь, что она, а не помешавшийся на ней двойник.

— Вик, мне для узнавания антураж нужен. Если будут все четверо подпирать зеленую иномарку, тогда узнаю. А если по одному, в массах и на бегу… Нет.

— Ты, Поленька, за человеком числишь только его образ жизни. Нос, рот, уши тебя не волнуют.

— В точку.

— А я?

— Ты с толпой не смешаешься.

— А бывший муж?

— Хочешь потерзаться? Тоже нет.

— А подружки?

— Про сына будешь спрашивать, дотошный?

— Что тебе нужно, чтобы запомнить человека?

— Любить, Вик.

— Заметь, я съел и «любить», и мужа.

— Я не проститутка, в загс маршировала по любви. Но она приходит и уходит, а кушать хочется всегда.

— Ты не дворника случаем бросила?

— Вик, пища делится на телесную и духовную.

— Но ведь ты ненавидишь своих похитителей?

— Я не умею так ненавидеть, чтобы навсегда запомнить, полковник.

— А у меня получается.

— Опять пугаешь?

— Сам не пойму. Боюсь потерять, скорее. Да не реви ты, водяная. Я не каменный, сейчас пристану, и все расследование насмарку.

— Так не приставай.

— Не могу больше.

— Так приставай… Измайлов, как тебе не стыдно. Ты мне еще про Бориса не сообщил ничего, кроме диагноза.

При упоминании Юрьева Вик с рыком, но нашел в себе… мужество? Или все ту же ненависть к изуродовавшим лейтенанта людям? Или злость на меня, втравливающую во всякую гадость так же легко, как другие гадостей избегают?

— До Бориса еще неблизко, Поленька. Колись, давай, что ты рекламировала?

— Духи, средства от комаров и колорадского жука, ателье по пошиву белья, шерсть для вязания, магазин игрушек, соки, газовые плиты, холодильники, сборные садовые домики, детское питание, унитазы и питьевую воду.

— Воду последней?

— Да. Но это повторная реклама. Первая прошла в марте. Мне было нелегко, Вик. Вода — штука однообразная.

— Без ножа режешь. Я поставил на то, что кто-то открыл номер от 23 сентября.

— Почему?

— Потому что душат и похищают с бухты-барахты. Преступления не подготовленные и не профессиональные. То есть, только профессионалы и могли выполнить этакие дилетантские поручения, не оставив следов.

— Что ты несешь! А шины на проселочной дороге?

— А дождь, накрапывавший весь день и всю ночь? А лихачи, рванувшие в объезд поста? Поля, ты и есть наш единственный след.

— Я не след, Вик. У бандита был пистолет. И пристрелить меня, когда я бежала по полю, не составляло труда. Хорошо, что тогда я была дикой лошадью.

— Не понял…

— И не надо. Но меня не убили.

— Значит, ты еще чей-то след в нужном направлении, Поленька.

— Господи, топчут все, кому не лень, а я отдувайся.

— Ты в состоянии выслушать про Юрьева? Тут еще тухлее, чем с редакцией.

И Измайлов мне такое выложил, что я начала косить.

Жена преуспевающего бизнесмена добиралась в воскресенье днем своим ходом на дачу, где с пятницы отрывался муж. Разбогатели ребята недавно, и он еще не усвоил элементарный прием — возьми, дражайшая половина, денег, найми, кого следует, и отвянь. Так что она не сомневалась: огород перекопан, ботва сожжена, пол на веранде починен. Муж брал с собой бутылку водки, но права она недавно получила и проблем с доставкой кормильца в город на его машине не предвидела. Это когда у нее возникли другие проблемы, она продиктовала милиционерам адрес любовника, у которого забыла утром сей незаменимый документ и который навсегда останется отныне ее алиби, а не мужчиной. А тогда… Вошла она, напевая, в дом, окликнула мужа. Далее по-киношному: тряска трупа за все места, вой, паническое озирание окрестностей. Богатая фантазия — путь к нищете, лучше я не буду углубляться в подробности. То, что при покупке дачи представлялось преимуществом — всего трое соседей в неподдельной чаще, — оказалось проклятьем. Пометавшись по пустым чужим владениям, она вспомнила о пейджере и радиотелефоне мужа, но их и в помине не было. Зато была разбитая кувалдой машина. Как ей удалось добежать через лес до станции? А как вообще удается хоть пальцем пошевелить в шоковом состоянии? Кассирша связалась с железнодорожной милицией. Вот ее-то бригада и обнаружила в другой комнате еще одно окровавленное тело, на поверку подавшее признаки жизни. Юрьева отправили в больницу, где он, не приходя в сознание, и путешествовал по опасной грани до сих пор. Бизнесмена застрелили, потом ограбили. А, может, ограбили, потом застрелили. Измайлов считал, что его адски пытали, таскали смотреть, как превращают в металлолом машину… Пистолета найти не удалось. Отпечатков пальцев тоже. Наловчились, суки, в перчатках работать. Любовник, представив себе перспективы отношений с младой вдовой, принялся икать и подтвердил, что изменяла она супругу по-черному. Следовательно, убить ей было недосуг. А вот заказать…

— Вик, Борис вряд ли упражнялся с кувалдой и шарил по карманам. Но как он туда попал?

— Брел напрямик через лес. Эта матерая псина, как ее, Стелла, кинолога не подвела. То есть подвела по запаху Юрьева к самой даче. Под деревьями дождь прибрался не так тщательно.

— И Борис увидел труп?

— Надо полагать, что не радушного хозяина. Полина, предлагаю перекур. Отвлекись, поболтаем о заказчиках «водной» рекламы.

— Вбил себе в голову про номер от двадцать третьего сентября?

— Да.

— Вик, а зачем кувалдой по машине?

— Я специально не повторил слово «вбил», между прочим.

— Ладно. Но на супер-стори не надейся. В середине марта я получала гонорар. А, тогда еще муж Лизы заглянул…

— Притормози здесь, пожалуйста.

— Бедняга, не даст тебе мой треп ничего. Вот будь ты женщиной, заслушался бы. В общем, она маленькая и сухонькая, а он большой, полный и холеный. Очень заметный. И ее комнатенку рассматривал, как гадюшник. Я общалась с бухгалтершей, которая перебирала ведомости, спросила, не мешаю ли, а он просто жестом указал мне на стул.

— Это он должен был спросить.

— Разумеется. Но вот так подействовал на меня. И Лиза при нем стала робкой. Только что так свысока о платежках рассуждала, и вдруг спесь сбросила. Я тоже этого в себе преодолеть не могла, ну, в замужестве. Вик, когда жена получает мизер по сравнению с мужем, не все успевает по дому, а супруг еще и посмеивается над ее карьерным ражем, так бывает. Словом, мы с бухгалтершей изображали мебель и старались не слышать, как он с ней говорит. Он перед этим посетил общую комнату и в полный голос, презрительно так на Лизу набросился: «Что у вас там за бутылка стоит?» Она ему, умоляюще: «У художника день рождения». Он: «Опять нажретесь». Вик, я не ребенок. Когда муж разбирается с женщиной один на один, она может и скалку схватить, и на колени перед ним пасть, как уж повелось в семье. Но когда это на людях происходит, дама типа Лизы должна хоть зыркнуть по сторонам, проверить, не страдает ли авторитет. А Лиза смотрела только на него. Преданно. Лживо… Измайлов, я не могу, она же умерла.

— Ты, милая, не языком чешешь, а следствию помогаешь. Вперед.

— Не командуй.

— Прости, солнышко, прости, гремучая смесь из горя и радости, — вздохнул Измайлов. — Что ж без тебя ни одно запутанное убийство не обходится-то? Как мне надоело с тобой о делах говорить. Давай поразмыслим. «О мертвых либо хорошо, либо ничего», да? Имеется в виду невозможность трупу постоять за себя и возможность «повесить» на него все, что угодно. А если человека убили? Он сам за себя постоять не может, и ты ему в этом отказываешь. То есть не ему, конечно, а живым, которых повадятся уничтожать поголовно, если спускать убийцам. Поленька, будь умницей.

— Ты пользуешься неслужебным положением. Любому другом милиционеру я бы поклялась, что обожала Лизу, но встречалась с ней только на работе и при свидетелях.

— Сочувствую любому другому милиционеру. Поль, но ведь это и тебе надо. Я тоже клянусь, что бухгалтерша, которую только ленивый уже не допросил, не запомнила той короткой семейной разборки. Понимаешь, детка, в ней тогда была масса

собственных переживаний. А для тебя все переживания посторонних — твои. Март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь это в тебе растет. Может, вырвем с корнем? Я посодействую.

— Ах, я тебя еще и благодарить должна?

— Не должна.

— Идет, рви, корчуй, Вик, муж Лизы как-то потерпимее сказал: «Машину тебе помыли, заправили, она во дворе. Но если у вас загудон…» Она, чуть не плача: «Мы сегодня номер сдаем, какое там пьянство? По сто грамм сухого и по домам».

— И из-за этих сведений ты переживала?

— Да. И из-за того, что, сказав «а», приходится говорить «б». И выдавать Лизу в том, что тебе совершенно не пригодится в работе. Лиза не курила, при таком муже это немыслимо. А девочки в редакции дымят. И я с ними, случается. Вот они и трепанулись: «Пьет только водку, ничего другого не признает». Она хронически врала мужу, Вик.

— Ты видела ее пьющей?

— Никогда. В наших условиях на какой-нибудь службе надо перед праздником приложиться, но у меня для этих целей другая редакция.

— Так никого не убили?

Я только головой помотала.

— Тогда оставь при себе. Вернемся в март, Поленька. Они собирались праздновать, ты вежливо спешила убраться…

— Да. И тут зазвонил телефон. Попросили Ольгу Павлову и предложили потрудиться. Вик, на труд я горазда, но ведь надо и об оплате договариваться. Я позвала Лизу, она бесится, если денежные вопросы не с ней обсуждают. То есть бесилась. Но она переключила разговор на свой аппарат. Смысл был таков: люди еще только собирались открываться, разливать в бутылки родниковую воду. Все у них было

готово — лицензия, сертификат качества, заключение санврачей. Они хотели заранее получить рекламу, чтобы в нужный момент публиковать ее в какой захочется газете. Но тогда им надо было со мной втихаря связаться. А они меня поставили в неудобное положение, позвонив в редакцию.

— Не объясняй. Вместо того чтобы принять предложение и получить деньги у них, тебе пришлось изображать патриотизм и делиться с газетой.

— Не совсем изображать, конечно, я уважаю правила игр, в которых участвую. Но их вариант сулил мне гораздо больший заработок. Лиза принялась уговаривать господ тиснуть рекламу у нас. Мне эта бодяга осточертела. Я сказала, что свяжусь с ними, подготовлю статью, отдам ее Лизе, и пусть сама возится. Она расцвела. Потом мы встретились…

— С кем именно?

— Должности я до сих пор не знаю. Он представился Алексеем, мне ничего другого для работы не требуется. Я записала все, что Алексей мечтал довести до читательского сведения, скроила по этим меркам рекламу и отнесла Лизе. Через две недели материал был напечатан. Лиза мне наплела, что пять раз переделывала, но это неправда, я по своему черновику сверяла.

— И как тебе глянулся этот Алексей?

— Я не смогу быть объективной, Вик. Когда мы с ним встречались недавно, перед второй статьей, он меня поблагодарил, похвалил и новоиспеченное принял более чем благосклонно. Не мучил, расплатился, значит, славный. И внешне он из тех, кого раньше называли симпатягами. Вероятно, его команда — везучие бизнесмены. В марте офис был таким обшарпанным, сирым. А теперь — евроремонт, компьютеры, мебель, ухоженные сотрудники. Хватит?

— Хватит, Поля. Бизнесмена, которого жена нашла мертвым на даче, куда притащился Борис, звали Алексеем Шевелевым. Твой заказчик.

Глава 6

Утро застукало меня в отвратительном настроении. В таком праведник не прочь вымолить, а грешник спереть живительную толику радости. Измайлов, напротив, был собран, подтянут, почти весел.

— Поленька, звездочка моя, — максимально приблизился он ко мне.

Глаза полковника, которого я вчера опять спровадила баиньки на собственную холостяцкую территорию, просительно и нежно увлажнились.

Женская доля не тяжела, она неподъемна. И надо старательно тренироваться, чтобы выжить. Я, курящая спортсменка, бывшая комсомолка и просто красавица — повезло, поднатужилась и взяла вес, сказав:

— Поняла, милый. Схожу в редакции, позвоню знакомым журналистам, соберу сплетни и принесу весь мусор тебе. Понедельник — день всеобщих обсуждений, щекотка нервов руками чьих-то драм.

— Ты свой человек, Поля, хотя выдержать про щекотку, руки и драмы трудно.

Я верю, то высший балл полковничьего признания. Только я всегда была «бриллиант стьюдент», Вик. Мне и к хвале, и к хуле не привыкать. Лучших хвалят взахлеб, но чтоб их так хвалили, как хулят.

— Соглядатай?

— Пусть пасет. Для моего мальчика он сам — овца. Хороший мальчик, когда-нибудь станет заместителем Юрьева.

— А Балков?

— Банков твой сам себе и начальник, и заместитель. Но не по убийствам. Молчи про него.

Пока я пыталась представить, как буду смотреться при двух-то пастухах, соблазнитель Измайлов сделал ноги.

— Вик!

— Вернусь поздно, не жди, ложись, — крикнул он из прихожей.

Вот спасибо, полковник. А то бы я без команды стоя выспалась. И тут я сообразила, что не спросила у Вика о допустимом в разговорах. Потом прищучила себя: «Не впадай в зависимость от Измайлова, не маленькая. Ты будешь слушать». Я хитрила. Измайлов посоветовал бы мне то же самое. Но в конце концов, не совсем же я простодырая, могу и схитрить иногда. Оказалось, совсем. Не успела небесно-голубая маска на моем лице подсохнуть, как раздался звонок.

— Поля, сейчас народ наговорится вволю и забудет о Лизе навсегда. Ты что, собираешься привязываться с расспросами, когда все из курилок переберутся за рабочие столы?

Я ему одолжение, медку, можно сказать, а он еще и половник требует. Нахал. Но прав, прав, ничего не попишешь. Я смыла свою не слишком добросовестную истребительницу морщин, связалась с охранником от мужа, посверлила взглядом глазок, вышла и свирепо предупредила:

— Чур, мне не мешать.

— Как прикажете, мадам.

— И не холуйствовать. Вы осведомлены, что я вам не хозяйка. А «как прикажете, мадам» меня только злит.

Он смотрел на меня, словно закройщик на неуравновешенную клиентку. Или сапожник. Или официант. С жалостью и насмешкой. Дескать, повыеживайся, и это будет включено в счет. А я не понимала его. Смелый, сильный мужик, вынужденный торговать умением умерщвлять. Но Измайлов тоже убивает за зарплату. И Балков. И Юрьев. Одна разница: они этим занимаются без «чего изволите, господин удачливый ворюга».

Я приуныла, вспомнив, сколько и чего натерпелась от мужа за охранников. Мне никак было не привыкнуть к тому, что они неодушевленные. Если завязывался разговор на общие темы, я втягивала их в него, как равных. Постоянно предлагала им поесть, попить, отдохнуть, уверяла, что ничего с нами не случится, пичкала таблетками при видимых признаках недомоганий. Поначалу муж сносил мою заботу о людях с ухмылкой. Но однажды ухмылка превратилась в оскал. Я вроде ничего особенного не натворила. Просто за обедом спросила ребят, где они себе накрыли и есть ли у них все необходимое. Потому что их комнату ремонтировали. После преферанса, когда партнеры мужа разъехались, он выдворил из кабинета даже своего любимца Игоря.

— Постой в коридоре и не подпускай никого близко. Я сейчас орать буду.

Игорь кинул на меня горестный прощальный взор и вышел.

— Ты дебилка, да? Ты уж готовь им, коли на то пошло, стирай носки и трусы, стели постель, баб подгоняй. Ты полагаешь, они тебе спасибо скажут? Ты раздражаешь их, ты им работать мешаешь. Трудятся они здесь, понимаешь, трудятся, а не живут, как дальние родственники. Они — нормальные мужики, они твою предупредительность по-кобелиному воспринимают. В их котелках не укладывается, как дама твоего уровня может о них, не детях, заметь, печься. Достигни они моего положения, их бы жены своего и мужей достоинства не швырнули под ноги прислуге.

— Прислуга не будет рисковать за тебя жизнью. Как же так, только что человек был человеку другом, товарищем и братом. Только что в одни детские сады, школы и институты ходили. И вдруг…

— Поэтому и держу пачками, знаю, что один Игорь предан. Но и он не друг, а просто самый лучший…

— Слуга.

— Он — телохранитель. У него есть профессия, специальность. Я неплохо плачу им всем, а Игорю — очень хорошо. Ты улавливаешь разницу между «за деньги» и «за доброе отношение моей жены»? Звучит даже пакостно. Ты можешь им пятки чесать, но без ежемесячного вознаграждения они тебя растопчут и не оглянутся.

— Мне стыдно перед ними. Стыдно перед всеми, что нас обслуживают. Почему они нас, а не мы их? Почему так складывается?

— Потому что я способен быть богатым. Потому что, черт меня подери, женился на тебе, значит, ты способна увлечь мужчину, способного быть богатым… Потому что есть порода, порода, Поля, Богом созданная обслуживать. И при социализме в сферу обслуживания она валом валила. Не все ли равно, кто рублем подарит, я или государство? Они тебе жаловались на нравственные страдания от того, что нас обслуживают? Скажи кто, и он сию секунду вылетит отсюда. Мне временами кажется, милая, что ты гораздо испорченнее и заносчивее, чем прикидываешься. Ты унижаешь их своим назойливым вниманием. Научись их не замечать для нашего общего блага.

— Как ты можешь такое про меня думать?

— Они так думают. Ты будто презрения от них добиваешься.

— Разве за это презирают?

— Да. За слабость, неумение нести свой крест, незнание людей. В общем, сейчас я попросил. Я, из которого ты сделала посмешище. Есть же на свете счастливые мужья: максимум, чего могут дождаться от жен — траханья с охранником или с шофером.

Если мужчина до подобного договорился, если позавидовал рогоносцам, значит, женщина ему и впрямь попалась неудачная. Я выскочила из кабинета и промчалась мимо Игоря в сад. Они все надо мной смеются, над мужем смеются, а я лишь доказывала им, что считаю такими же людьми, как мы. Прочитав в детстве «Молодую гвардию», я была потрясена тем, что фашисты не расстреляли Любку Шевцову, бросающую еду нашим военнопленным. Фашисты не расстреляли. У моей бабушки в деревне на стене висела застекленная картинка. Такая красивая ясноглазая девушка окартинилась. Откуда мне тогда было знать, что это актриса в роли. Я спросила: «Кто это?» Бабушка ответила: «Люба Шевцова»… Последний раз я лила слезы с такой интенсивностью и скоростью. Я взрослела. Игорь появился неожиданно и сел, как положено, на другой конец скамейки.

— Не смей меня охранять за любые деньги, — всхлипнула я.

— Полина Аркадьевна, мы не скоты. Спасибо вам, только мы, правда, всегда сыты, обуты, одеты и носы в табаке. Вы не стерва, мы вас уважаем. Вы не обижайтесь, мы за вами приглядываем почище, чем за хозяином. Вас ведь обмануть, на сострадании сыграть элементарно. Не горюйте сильно, ладно?

Он поднялся и зашагал к дому. И сразу же его место занял поостывший муж.

— Никак в толк не возьму, что ты с мужиками делаешь? Вот, гранитного Игоря растрогала. Не верь ему, детка. Он, может, и не скот, а остальные… Твои чары, Поля, действуют лишь на экземпляры, живущие штампами, грезящие в глубине души об идеале. Но таких мало.

— Мне легче стало после его слов. А потом пришел поручик Ржевский…

— Поскольку выпить у тебя здесь нечего, намерения поручика сомнений не вызывают.

— Я хотела сказать «и все опошлил»…

— Идем ужинать. И «не горюй сильно, ладно». А то с Игорем придется расстаться.

Муж умел мною управлять. Я не допустила бы изгнания Игоря за то, что он утешал меня.


Сплетен я полковнику в ситцевый подол памяти насобирала много. Таких насобирала сплетен, что сил не было тащить, а уж разобраться в них и подавно. Потрясли меня две вещи. Во-первых, человека Измайлова я не заметила ни по дороге из дома, ни по дороге домой. Талант, без преувеличения талант. Во-вторых, человек мужа работал виртуозно. Он, как договорились, совершенно мне не мешал. Но, когда я споткнулась, поддержал под локоть. Я развернулась, чтобы благодарно кивнуть, и никого не обнаружила. Зато в редакции я чуть лоб себе о коллегу не раскроила, увидев парня сидящим на стуле с видом завсегдатая. Странно. Натрави муженек на меня, на нас с Юрьевым, тройку таких, и Борису бы не выкарабкаться, а мне не убежать. Понизились же мои акции, если супруг начал с обычных головорезов. «Что ты с мужиками делаешь?» — волновало его раньше. С ними ничегошеньки. Я из себя мужика не корчу, вот и все. Людские беды проистекают из одного ручейка: мы до старости своего пола не можем определить. Что природа навязала, то и продаем, вечно за чечевичную похлебку. Но мы забываем о том, что видовой признак важнее полового. И добро бы все знавали восторги секса. В основном только разочарованиями его пробавляются. А ведь и кастраты, и импотенты остаются людьми. Так чем я беру? Тем, что после этаких рассуждений занимаюсь гимнастикой, умащиваю морду кремами и смею думать о любви во всех ее ипостасях. Словом, из церкви меня погнали бы поганой метлой, а в миру считают слишком правильной. Что ж, у каждого свои заморочки. Я и о себе, и о церкви, и о мире.

Вычитав у Бальзака, что женщина начинает стареть в двадцать три года, я не стала проверять искушенного француза по медицинской энциклопедии. Просто спуску себе с тех пор не даю. А то разжиреют, зашлакуются, испоганятся, потом сидят и ноют: «никто не любит, никому не нужна, никто не хочет». Это не мое, это — моей подруги Насти, которую Измайлов терпеть не может. Видели бы вы эту мудрейшую из мудрейших. Пятьдесят шестой размер, прической заведует исключительно ветер, до всего остального и он не дотрагивается. А и любят ее, и нужна, и хотят. Чудеса! Ладно, ладно, завязываю с говорильней. Потому что остаток дня, правда, в креме, я посвятила обычной уборке у себя и у Измайлова. Готовке. Стирке. И этой, как ее, заразу, рекламе. Я ведь помимо сведений о Лизе еще и несколько заказов урвала. Судя по перечислению, комару ясно, что я за все попеременно хваталась и ни в чем не преуспела. Так, поверху и влегкую. Я ждала Вика, чтобы рассказать ему. Чтобы услышать от него толкование значений. А он все не шел и не шел.

Разве можно меня, безудержно предприимчивую, оставлять надолго в одиночестве? Номер Валентина Петровича я выведала у мужа еще в субботу. Не могу объяснить, зачем в понедельник я сделала то, что сделала. Измайлова долго не было, наверное, поэтому. Или за тем? В общем, я предупредила охранника, чтобы не шевелился понапрасну, выскочила к автомату возле подъезда и закрутила диск.

— Валентин Петрович? — игриво спросила я.

— Он самый, — не менее игриво ответил он.

Тогда держись, свинья этакая.

— Мне бы хотелось с вами встретиться.

— А вы кто, барышня?

Черт, я еще не сочинила, кто… Но темпа терять нельзя.

— Я, Валентин Петрович, институтка и дочь камергера.

Слава Богу, удержалась и дальше про моль не процитировала.

— Откуда у вас мой телефон, барышня? — заскрипел он.

Сказать «от верблюда» было бы перебором.

— От Лизы, одной убиенной дамы. Она просила, стрясись с ней нечто дурное, связаться с вами.

— Вы, вероятно, шутите? Или путаете. У меня нет знакомых женщин с таким именем.

Что же ты так завибрировал голосовым аппаратом, зайчик?

— Лишь бы вы у нее были, дорогой.

— Это вы приходили в субботу к ней в редакцию?

— О, да вы дока во всем. Что касается приходов-уходов.

— Я встречусь с вами, фокусница, — прохрипел он.

Вот так, Петрович, не все мне попытки немного высказаться вслух изображать.

— В среду в речном порту, между седьмым и восьмым причалами, в девять вечера.

— У вас теплоход?

— У меня аллергия на дураков, дорогой.

— Сколько?

Если я потребую у него деньги, меня посадят. Если не потребую, он даст отбой.

— Захватите с собой то, что важнее баксов.

— Например?

— Не будь нужды в том, чтобы вы повспоминали и подумали, я бы пригласила вас на рандеву сейчас же.

— Как я вас узнаю?

— Я сама, не тревожьтесь.

И, выпустив пар, я понеслась, как пустеющий воздушный шар, только более целенаправленно. Жалко, что не придется поаплодировать Валентину Петровичу в среду вечером. Однако кто же до срока, до выяснения условий интересуется суммой? Я помешана на психологических детективах, но ни в одной книге, ни в одном фильме жертва шантажа сама не нарывалась на оплату. Что он замыслил? А, плевать, разрядилась и — мерси боку.

Я выпила бальзама Биттнера, как мы с Измайловым называем коньяк, и засела за компьютер. Что-то вдохновение расшалилось. Придумал код для армянской прелести Вик. Мы с ним смотрели рекламу. Мы иногда смотрим конкретно ее. Дабы осознать, что для полного счастья людям надо так мало: зубной пасты, стирального порошка и чипсов с пивом. Так вот, в тех роликах пенсионеры, кто на даче, кто дома, шарахали по рюмочке бальзама. И травушки, веками врачевавшие человечество, преподносились следующим образом:

— Хлопну бальзамчику, ничего не болит, и такая радость на сердце…

— Дерну биттнеровского, и жить хочется, смеяться, петь, бежать куда-нибудь, делать что-то…

— Поль, ты знаешь, почем бальзам? — заколдобило Вика.

— Дорого.

— Дороже водки?

— Учитывая объем, раза в три.

— Значит, это дерьмовый коньяк.

— В смысле?

— Ты проникнись симптомами: немотивированные положительные эмоции, двигательная активность вплоть до тяги к участию в художественной самодеятельности… Поль, я сгоняю за «Пшеничной»? И буду балдеть от того, что купил средство одинакового действия со всемирно почитаемым лекарством за бросовую цену.

— Вик, давай не будем воспринимать рекламу как руководство к поспешным действиям.

— Бальзаму хочешь, детка? — содрогнулся Вик, нервозно отслеживающий мои прихоти.

— Я знаю, кто твой первый враг, в субботний вечер очень вкусен коньяк, — пропела я.

— Это уж Макаревич, а не Биттнер. Его рекомендации нам, не ведающим о наличии у человека печени, но ведающим о наличии аналога души, подходят, — согласился Вик.

Он унесся в магазин, а я аж допела песню. Кто бы мог предположить во мне наличие слуха? Меня из музыкальной школы отчислили за неимением оного еще в десять лет. Они погорячились. Вик же признал в моем завывании рифмы и ноты. Или уж очень ему приспичило выпить? Нет, Измайлов не алкоголик. Значит, я певица. Когда, шандарахнув коньяка, я вложила смесь не аналога, а натуральной своей души с углекислым газом из легких в исполнение шедевра «Окрасился месяц багрянцем», Измайлов беззвучно плакал. Я поняла, что вынести это можно только любя. Боготворя. В общем, больше я не пою.


Вик был серым, как будни без прибылей, концертов, спектаклей, вернисажей, секса и спиртного. На предложение закурить он отреагировал имитацией рвотного рефлекса. На предложение поесть повторением имитации. Получалось, высмолил не менее двух пачек сигарет на пустой желудок. Его реанимировать пора было.

— Измайлов, я горю желанием пересказать тебе редакционные байки.

— Остынь, Поля. Когда я уходил утром, у меня было одно дело. Все так ловко вязалось: кто-то из денежных мешков интересовался людьми, разливающими в пластиковые бутыли воду. Бизнесмены дали лишнюю информацию в газету, и женщин, творящих им рекламу, начали прижимать к ногтю. С одной перетрудились, принялись за вторую. Заодно нейтрализовали моего лучшего сыскаря, Борю Юрьева.

— Вик, я не вторая, я Полина, окстись.

— Окщусь, окстюсь, мне не важно. Твой муж, милая, мог бы для приличия быть совладельцем газеты или вложиться в водяную скважину. Но он не удосужился этого сделать. Следовательно, ни при чем.

— Мой бывший муж, Вик.

— А я кто?

— Тебя я люблю.

— Я тебя тоже.

Попробовал бы ты, титан мысли, чувства и сыска, сказать, что «это не важно».

— Туда, куда Макар телят не гонял, ее мужа, да? Они убивали директора фирмы, пытались что-то выведать. Убили. Судя по времени, напрасно. Потому что организовали охоту на мою девочку. Когда на чужих охотятся, я по долгу службы на дыбы встаю. А когда на мою?

— Вик, не бушуй, твоя девочка десяти шизанутых мальчиков стоит. Я тебе душ раскочегарила. Идем, родной.

— Не отнесешь под струю?

— На плащ-палатке.

— А, ладно, пешком пойду. Знаешь анекдот про ворону? Выбирается она из ресторана между первой, которая плохо идет, и последней, которая всегда лишняя. Шур-шур крыльями, не взлетается…

— Да, милый, когда ты анекдоты травишь и еще разные в один стравливаешь, совсем труба дело.

— Я размышлял, Поля, как последний кретин чувствовал подъем всего, что во мне есть грешного и святого, и тщился за день спасти свою женщину.

— Измайлов, так я для тебя женщина или девочка? Под кого канать?

— Спроси чего полегче, милая. Когда девочка, когда женщина. Тебе не врубиться.

Чем бы еще его отвлечь? Не слишком он на шалуна сегодня похож.

— Но спасать тянет все-таки девочку?

— Тебя тянет спасать. Заладила — девочка, женщина… Вполне сформировавшаяся курица.

— Курица?

— Согласен, кобра.

Яду бы мне в челюсти. Я всегда за проигравшего против победителя. Если он не спит со мной. Сама себе уже осточертела экивоками на кровать, но, клянусь, в возрасте, когда нынешних Лолит уговаривают не рожать, я только о школьных общественных мероприятиях думала. Я была председателем совета дружины и секретарем комитета комсомола единым махом. И полагала, что общественницам мужчины нужны только в качестве товарищей по партии. Измайлов, Измайлов, я ведь могла тебя не выслушивать, не поддерживать вопросами. Я могла тебя вежливо прогнать. Я… Хватит нежностей!

— Вик, убирайся в террариум, раз кобры будоражат.

— Настаиваешь?

— Убирайся.

— Поленька, я пошел, конечно. А ты пока осмотрись.

Чего я хотела от фатума? Разумеется, мы находились в его квартире. Мой террариум.

Он полагал, что я разбегусь к двери? Да нужна бы я была хоть одному из них, если бы соблюдала правила направлений. Я завалилась на его обожаемый, как все недосягаемое месяцами, диван:

— И почему же ты меня не спас, Вик?

— Потому что одно дело развалилось на три: похищение, убийство бизнесмена и бизнесвумена.

— Снова показываешь, что Лиза не женщина?

— Поля, не цепляйся. Когда замахиваются на наших, как на Юрьева, находятся все — люди, техника. Правда, на три дня, но, подсуетившись, можно достичь результатов. Мы пошерстили фирму «водников» от и до. Убить директора получилось бы только у бродяг, промышляющих на дачах. Остальным он не мог быть нужен.

— У них пистолеты?

— Сейчас и пистолеты.

— Они пытают?

— Шевелев, вероятно, сопротивлялся. А на трупе следы потасовки и следы пыток отличить друг от друга трудно.

— А Лиза?

— Лучше не спрашивай. Из четверых подозреваемых досягаем один — главный редактор. Он, естественно, от убийства открещивается.

— Так ищите женщину.

— У вахтерши даже ее фоторобот не получился, лишь описание.

— Ищите мерзавцев из иномарки. Они — связующее звено между двумя преступлениями.

— Судя по первым попыткам, найти их мы сможем только случайно и лет через десять.

— Трясите мужа, Валентина Петровича.

— Поводов не давали.

— Вик, ты намекаешь — нет, ты утверждаешь, что ни одно из этих дел раскрыто не будет?

— Сейчас мне кажется именно так, Поленька. В любом расследовании бывает такой момент. Ты порывалась редакционными байками потешить?

— Да, ты взбодришься. Вик, газета создавалась на деньги Лизиного мужа. А он — двоюродный брат главного редактора!

— Это я знаю, детка. Ты держись за стул: Валентин Петрович — близкий друг обоих кузенов.

Никогда больше не буду легкомысленно относиться к советам держаться за что-либо.

— Расскажи-ка мне, милая, все по порядку, — слегка отряхнул меня Измайлов, прежде чем водрузить на диван и пристроиться рядом.

— Вик, я темное, жалкое создание.

— Какая самокритичность, не к добру.

— Я, оказывается, не умею совать нос в чужие тайны. Весь город был в курсе того, что Лиза — экономист по образованию, что надзирать за газетой ей повелел муж, что издание пока убыточное, что главный редактор — первый супруг Лизы, и ее старшая дочь от него, что у нее был какой-то крутой любовник… Вик, у тебя зуб болит?

— Нет, детка. Просто морщусь от ощущения, что работаю вышибалой в публичном доме. Как свяжешься с бабами, так замучаешься любовников подсчитывать.

— Се ля ви. Рекламщики думают, что Лизу прибили конкуренты. Очень уж она была заносчива, частенько отговаривала заказчиков от публикаций рекламы в других газетах, полив их сотрудников помоями. Вик, ты меня не слушаешь?

— Я тебя глажу. Вот глажу, глажу и спрашиваю: «Поль, ты действительно в машинах ничего не смыслишь?»

— Нашли зеленую иномарку? Не томи, принадлежит она мужу?

— Нашли. Превосходно отмытую снаружи и изнутри. Два года, как угнали. Теперь демонстративно у заправки бросили. Поленька, две твоих зеленых машины похожи, как лягушка и крокодил.

— А откуда ты узнал, какая у мужа?

— Из ГАИ, — простонал Измайлов.

— Э-э, Вик, по поводу лягушки и крокодила… У земноводных много общего.

— Как петух и кролик.

— Это сложнее, но материя в принципе…

— Понял, колеса они и есть колеса.

— Стой, Измайлов, значит, муженек не подсылал своих людей?

— Не факт. Просто он умнее, чем ты полагаешь.

— Вик, но ведь машину где-то заправляли, чинили. След.

— Не след, а бездарная трата времени. Поля, я в тупике. С одной стороны, не бывает таких совпадений. С другой, бывают всякие. Детка, мне нужно твое знание дамской психологии. Только без эмоций, без воплей и скачек по стенам. Тихо, спокойно охарактеризуй женщину по поступку.

— Этому дала, этому дала, а этому не дала?

— Других поступков за женщинами не водится?

— Не надо было меня гладить.

— Ну, извини, солнышко, сплоховал. Так вот, сексуально озабоченная моя, сегодня вечером небезызвестный тебе Валентин Петрович выломил кое-что забавное. Он позвонил, сказал, что мой номер взял у мужа Лизы, своего друга — номер я ему действительно оставлял, — и официально просил помощи. Его шантажируют. Дама. По телефону. Уверяет, будто он связан с гибелью Лизы. А он не связан. Она назначила ему свидание в среду. Он обратился к нам за содействием.

Что я чувствовала в тот момент? Неизбежность кровавой расправы.

— Вик, ты оружие домой принес?

— Нет. Не сбивай с мысли. Поля, это зацепка. Вдруг проявится субботняя визитерша из редакции! Посмотреть бы на нее.

— Смотри.

— Куда?

— На меня смотри.

— Дозрела до стриптиза?

— Вик, это я звонила Валентину Петровичу.

— За самодеятельность я тебя выпорю. Подышала в трубку, понервировала мужика… Легче стало? Я тебе о шантаже, а ты… Полина, убью к чертовой матери!

— Вик, миленький, как-то само собой вышло. Я, правда, нервы ему потрепать хотела. Вик! Ну, смотался бы он к девяти вечера в речной порт, ну было бы мне весело сидеть дома.

— Поленька, звездочка, вернись на диван.

— Не заманишь, я жить собираюсь.

— Иди сюда, детка, кис-кис-кис. Полинушка, ты у меня такая, м-м-м, словом, такая, что я тобой восторгаться не успеваю. Слишком часто высекаешь восторги. Но нынче, киска, ты следствие с нуля сдвинула.

— Мозги пудришь, чтобы поближе подошла.

— Нет-нет. То есть я никогда не против «поближе». Сегодня, разумеется, особенно. Полина, горе ты мое милицейское, что ты ему наболтала? Подробно, не торопясь, буква за буквой.

— Я ему сказала, что институтка и дочь камергера.

— Ага, не мне одному выносить твои фокусы. Мужик сразу слетел с катушек и бросился трезвонить в убойный отдел. Поль, я провода перережу.

— А я из автомата.

— Умница. Теперь сядь и побеседуем. Мне Валентин Петрович сообщил, что его пригласили к десяти вечера.

— Он врет, Вик, к девяти, — возмутилась я и от удивления села.

Глава 7

Всю ночь мы с Измайловым перебрехивались, как голодные дворняги в полнолуние. Он говорил, что в среду в речной порт отправят женщину, работницу их ведомства. А я доказывала, что сама заварила кашу, сама и буду расхлебывать. Почему какая-то несчастная милиционерша должна из-за моей дурости маяться.

— Поля, увидев тебя однажды, забыть уже не удастся. Неизгладимое впечатление производишь, милая. Валентин Петрович не исключение, — бушевал Вик, у которого глаза горели надеждой посмотреть, как злодеи будут кромсать меня на мелкие кусочки.

— Он не слышал моего нормального голоса. Я одену парик и накрашусь. И вообще постараюсь походить на описание женщины, которые вымучила вахтерша.

— Ты неуправляема, непредсказуема, все, что с «не» начинается, то ты и есть.

— Это комплимент. Но опомнись, каким образом ты меня нейтрализуешь? Я давно мечтала прошвырнуться к воде, проводить последний теплоход.

— Свяжу, примотаю к стулу и запру.

— Копперфилд — младенец по сравнению со мной, вырвусь.

— Да, без присмотра ты наворотишь всякого.

Когда в шесть утра появился Сергей Балков, Измайлов был не в лучшей своей форме.

— О, Полина, мы опять работаем вместе, — улыбнулся Сергей.

— С чего ты взял, Сережа?

— А на Виктора Николаевича посмотрел.

Зрелище, которое являл собой бледный, лохматый и злющий-презлющий Измайлов, было обворожительным. Насладившись им, я сделала попытку упорхнуть:

— Вам, наверное, надо посекретничать, так что я к себе поднимусь.

— Стоять, — громыхнул Вик.

Потом накинул на зеркала души воспаленные веки и беззвучно зашевелил губами.

— Полковник-то до десяти считает, — шепнул Сергей.

— Не, до пятидесяти минимум.

— Ну и достала ты его.

— Я же не нарочно.

— Поленька, свари нам, пожалуйста, кофе и сделай, будь любезна, бутерброды, — отмедитировал Измайлов.

Балков уставился на него с уважением.

Но все-таки Вику до железного Феликса далеко. Бухая на стол в комнате тарелки, я обратилась к Сергею, как к коллеге:

— Борис проговорился, что тебя в шпионы перевели. Тоже заслали в банду, Шарапов?

При слове «тоже» Измайлов издал такой рык, что я бегом кинулась за кофейником. А, возвращаясь, услышала концовку его инструктажа:

— Понял, да? В общих чертах. У нее в голове с информацией химические реакции происходят. И что на выходе, одному дьяволу известно, и то, когда опыт уже поставлен.

Ой, Вик, ты обо мне в мистическом ключе рассуждаешь. Лестно.

— Поля, — мягко приступил к делу душевный Балков, — твое умение участвовать в чужих преступлениях…

— И организовывать свои, — не выдержал Измайлов.

Но Балков не успел отреагировать и завершил фразу так, как наметил:

— …достойно восхищения.

Секунд двадцать лейтенант с полковником перестреливались взглядами, наконец Балков смущенно продолжил:

— Меня никуда не засылали, просто прикомандировали к бригаде, которая уже не первый год возится с громким убийством. Вроде вышли на финишную прямую, а все опять застопорилось. Вот товарищ полковник и посоветовал обратиться к тебе. Ты якобы запоминаешь только то, что вредит следствию…

— За господином полковником особенно, — обиделась я.

— А потом, наоборот, оказывается очень важным, — вжался в кресло Балков.

— Я вам что, бесплатный осведомитель?

— Нет, Поленька, — перехватил мяч перепалки Измайлов, — мы дорого платим за твои выходки. В общем, четыре года назад группа бизнесменов собралась в загородном санатории «Дубрава», чтобы обсудить свои дела и договориться о принципах взаимодействия миром. Ребята безбрежно разрекламировали свою акцию в СМИ, но это их не спасло. Когда после совещаний все спустились в столовую на первом этаже, туда ворвались люди ли, нелюди ли, и перекосили из автоматов то, что претендовало на звание легальной гордости предпринимательства.

— У меня нет автомата. Валялся один под кроватью, но ты изъял.

— Поль, Юрьев в больнице, мне без Сергея не обойтись. Он и так уже подключился к нашему расследованию, завтра тебя будет сопровождать в речной порт.

— Меня? Полковник, много вы знаете женщин, продающихся за право поучаствовать в милицейской операции?

— Тебя, чертовка. А твое паршивое журналистское любопытство не вытравишь, как ни старайся. Все равно ведь книжку «Моя жизнь с полковником» нарисуешь. Ты дома обязана была слышать что-то о той истории. Выдай свободный поток сознания, а? Мы же не требуем, чтобы ты кого-нибудь пофамильно закладывала.

— Потребуйте, чего там.

— Поля…

— Все, что мне известно, было в газетах. Кроме… Не всех перекрошили в столовой. Один парень пытался бежать. Его нашли в лесу.

— Полина, этого нет в отчетах, — ахнул Балков.

— Откуда дровишки, детка? — встрепенулся Измайлов. — Кто упомянул об этом?

— Не помню. Не скажу. Я вообще за достоверность не ручаюсь. Слух, обыкновенный слух. И что через четыре года может изменить факт чьего-то одинокого порыва к жизни?

— Ничего, — уныло согласился Балков.

— Согласен, — признал Вик. — Наш канал сведений пересох, Сергей.

— Погодите, умники, а чего вы добивались?

— Ну, скажем, намека, почему твой муж возглавил обезглавленное дело, — равнодушно пояснил Измайлов.

— Ищейки неисправимые, — взорвалась я. — Его попросили об одолжении городу. Но не на сходняке, не облизывайтесь. А в этих, забыла, да, коридорах власти. Чуток реорганизовали полуразваленное запуганными, перегрызшимися, растаскиваемыми под разные крыши заместителями дело и передали мужу, чтобы собрал в кучу. И он собрал. В гору. По двадцать часов в сутки пахал. А что властные коридорщики еще до расстрела в санатории были акционерами, вернее, их дети-внуки — это для вас, надо полагать, не новость?

Измайлов с Балковым робко переглянулись.

— Поленька, а такие дровишки откуда? — не сдался Вик.

— Не муж за чаем откровенничал. Я журналист, и занималась этим, чтобы не терять квалификацию. И еще… Думаете, приятно подозревать отца своего ребенка в той же гнусности, что и вы?

— Извини, — потупился Балков.

— Сергей, я отзову тебя в родной отдел, — решил Вик. — Ее качеству можно доверять, когда речь идет о Севе. Мужики для галочки в колокольчик позвенели. И еще четыре года будут валандаться.

— Я вам так и докладывал, — с облегчением воскликнул Балков. И мне, сердечно, проникновенно: — Спасибо, Полина, будто из тюряги вызволила… Ладно, мне к семи тридцати воду в ступе толочь.

— Иди, постараюсь сегодня же вытащить, — напутствовал Вик.

Уже покидая комнату, Балков оглянулся:

— Товарищ полковник, а вы Валеру Крайнева к нам взяли? И Самойлов проглотил, и генерал?

— Вернись-ка, Сергей. Мне взять ни одной души не дадут, досокращались. Но фамилии знакомые.

— Конечно. Самойлов из наркоотдела избавлял-избавлял Валеру от привычки проявлять инициативу и методов работы «а-ля американский боевик», пока тот не ушел из органов. А сейчас гляжу, он возле подъезда в машине томится.

— Стоящий парень?

— Классный. Такой мертвяк вытягивал в свое время! Молва ходила, что спаниели ему в подметки не годятся по нюху.

— А правда, что эти длинноухие бедняги прикормлены наркотиками и разыскивают их, как наркоманы? — завелась я. — Общества охраны животных на вас нет, живодеры и супостаты.

Измайлов стерпел, не удостоил ответом;

— Он Полину охраняет по заданию супруга. Мы все о ней беспокоимся. Куда ж мы без нее, от скуки передохнем. Значит, на службе у бизнесменов инициативные кадры с псовыми замашками… Иди, Сергей. Там уже должен подъехать Воробьев, который обороняет нашу тихоню Полину от Крайнева. Если объегоришь бывшего талантливого мента, прокатись с Воробьевым, пока я дома.

Он вышел, следом за ним, молча, я. В пылу расследования Измайлов бывает бестактен. Он что, не мог задать мне те же вопросы без Сергея? Но наше пребывание в его квартире совпало, и полковник изволил не терять времени. Сухарь. Фанатик. Притворщик. «Моя девочка, моя женщина…» Пока мужа не уничтожит, похоже, не уймется. Его надо психиатру продемонстрировать. Хоть бы заглянул, отбывая на свою грязную, жестокую службу. Нет, наша вашим не уступит: убралась, не попрощавшись, и тоскуй себе, сколько влезет. Разлюбить бы его и втюриться в школьного учителя математики. Вот уж, наверное, с кем благодать. Я бы ему помогала проверять тетрадки… А почему нет? Золотая медаль, красный диплом…

Я не создана для долговременного злобствования. Через каких-нибудь три часа Измайлову были найдены все возможные и невозможные оправдания. И не ел-то он, и не спал, и торопился меня же выручить, и спешил за Бориса отомстить. А каким образом? Два убийства и похищение так хочется связать действующими лицами и исполнителями. Но не получается. Вик сам накаркал: «То, что не открылось по горячим следам, уже никогда не откроется». Остыли следы, остыли. И как бы ни ругал меня Вик, надо провоцировать всех подряд: Валентина Петровича, мужа Лизы, главного редактора, сотрудников Алексея Шевелева, его жену… Господи, жалко родственников, жалко, жалко, жалко. И с бывшим благоверным по-скотски вышло. Не его машина, не его люди наверняка. Может, они про него что-нибудь намеревались выпытать? Следили за ним до аэропорта, и после… Но тогда все меняется. Тогда все еще сильнее запутывается… Тогда… Его же предупредить нужно!

Однако в офисе мужа не случилось. А в коттедже трубку сняла, очевидно, его новейшая пассия. Ни секретарше, ни ей я даже не передала, чтобы он связался со мной. С бабами я не контачу по серьезным поводам. Вот с телохранителем стоит проконсультироваться. У этого не исключен дежурный номерок. Валерий Крайнев, Валерий Крайнев… Крайнев! Вымаранная из статьи фраза: «Крайнев остался крайним». Я себя потом за отсутствие вкуса неделю поедом ела. Не расходись, Полина, ты запросто могла все перепутать. Немедленно ныряй за компьютер, ищи старые материалы. Только не жди от удачи лишнего. Хотя какая там удача. Очередной повод стыдиться себя.


Валерий Крайнев, вчерашний мой сопровождающий, поздоровался, нахмурившись. Поделом мне, не буду бросаться глаголом «холуйствовать», как окурками. Не дождавшись от меня указаний, он разлепил неплохо очерченные губы:

— Куда ехать?

— В парк культуры и отдыха. Мы с вами должны были там встретиться еще два года назад.

— Никогда не назначал вам свиданий.

— Я вам назначала. Во-первых, меня зовут Полина. Вас Валерий.

— Благодарю, я не страдаю амнезией.

— Во-вторых, простите меня. Я тогда предала вас, как последняя мразь. Помните, мы договорились по телефону об интервью? Когда вас вышибли из милиции. Когда вы справедливости жаждали.

— А, так вы и есть та странная девочка, которая мне поверила?

— Валерий, если человек берет взятки, покрывает наркоторговцев, хранит героин, его судят. А вас просто убрали с работы. Вы позвонили в редакцию, мы договорились встретиться. Меня вам подсунули, потому что я как раз писала о наркоте. Я тогда разводилась с мужем и возвращалась в журналистику. В общем, я до сих пор не ведаю, откуда муж пронюхал о статье. Но он поставил мне условие: или я жгу все, что накарябала, или ребенок живет с ним. Он мотивировал это тем, что мать, которую не сегодня-завтра пристрелят, его сыну не подходит. И я не выполнила обещание, данное вам. В парке не была, материал не опубликовала, занялась рекламой.

— И мучились этим?

— Очень.

— Полина, мы в одинаковом положении Откровенность за откровенность: я ведь тоже не был в парке.

— Как это?

— Так. Накануне на огонек забрел приятель, предложил денежную работу частного охранника у крутого мужика. Убедил, что плетью обуха не перешибешь, что я подставлю всех, кто попытается мне помочь, плюс семью. А у меня за месяц до этого жена родила… И ты меня прости, Полина. Мне дали возможность уволиться по состоянию здоровья, без клейма.

— Слушай, Валера, а тебя ничего не настораживает? — Я тоже перешла на «ты».

— Разве можно было догадаться, что мой щедрый работодатель и твой грозный муж — один человек? Еще раз прости, я называю вещи своими именами.

— Ничего, я привыкла. А почему ты не спрашиваешь, как я тебя по фамилии вычислила? Мы ведь не виделись никогда.

— Серега Балков утром подходил, руку пожал. Сказал, что забегал к подруге, без похабщины. Балков чистый. А когда ты про парк начала…

Молиться на Балкова надо, не иначе. На всякий случай принял меры, чтобы человек мужа не догадался о полковнике у меня под боком. Измайлов его недооценивает.

— Отлично, Валера. Если без обид, тогда поворачивай назад.

— Поля, я таких рассеянных еще не встречал, — рассмеялся он. — Мы же с места не трогались.

Что мне было делать? Конечно, тоже смеяться.

— Как вы с напарником меняетесь?

— Я с шести утра до шести вечера, потом он. Ты с ним поаккуратнее, Поля.

— Учту, спасибо.

Дома, однако, мне стало не до смеха. Разобраться с муженьком превращалось из шаловливой мыслишки в навязчивую идею. Здорово он рассадил нас с Крайневым по разным клеткам. Дрессировщик. Я придумаю, как выяснить у тебя кое-что, прежний милый. Валеру не подставлю и Вика не подведу. Но все выясню, или я не я буду.


— Поленька, Поля, ну мало ли что я мог наговорить и наделать, — казнился Измайлов поздним вечером.

Я не оставила без профилактики холодностью его утренние прегрешения. Пусть прочувствует. Впрочем, еще минуты три и довольно, я не единственная его трудность.

— Поль, Юрьев оклемался. И сразу спросил про тебя.

Я бросилась на шею полковнику так лихо, что чуть не спровадила его к Борису в палату интенсивной терапии. Но ему понравилось. Удивительный человек. За непродолжительное время свел на нет все мои поучительные старания и выразил неусыпную готовность порепетировать встречу с Валентином Петровичем на набережной между причалами.

— Вик, сначала я тебе расскажу про Валеру.

— Про какого Валеру?

— Про Крайнева, охранника. Мы с ним сегодня по душам пообщались.

Измайлов попеременно хватался за голову, за сердце, опять за голову…

— Вик, ты чего?

— Я предупреждал Балкова, я просил не наделять тебя никакими сведениями. Все, забираю в управление, сажаю за свой стол, даю цветные карандаши, будешь рисовать.

— Измайлов, ты Балкова не приплетай, он тут ни при чем. Разве что я ему доверяю насчет того, кто плохой, кто хороший. Ты выслушай, потом буйствуй.

И я поведала Измайлову хронику моего морального падения. Только про то, что Валерий не приходил в парк, умолчала. Пусть Сергей Балков и дальше пожимает ему руку при встрече. А то ведь он, бессменный, может и не понять.

— Ох, Поленька, нарвешься ты когда-нибудь, — хмыкнул Измайлов. — Обеспечу-ка я тебя по блату отдельной камерой, детка.

— Вик, ты садист.

— Ты садистка, Поля.

Но ссориться был некогда. Измайлов так настойчиво терзал длинноволосый темный парик и «театральный» костюм, будто собирался их носить.

— Меня беспокоит несовпадение сроков, Поля. Муть какая-то. Ты однозначно вызвала его к девяти?

— Однозначно, милый.

— Ты осознаешь, что являешься приманкой, а действуем мы?

— Я осознаю, вы действуете.

— Ты не отколешь цирковой номер?

— Клянусь.

— Клянешься в чем?

— Не откалывать. Вик, давай я попрошу Крайнева поменяться завтра сменами со вторым парнем.

— Я тебе попрошу, я тебе поменяюсь. Не ставь на него, проиграешь. Мы еще не разобрались, чем он на самом деле был в милиции. А чем он стал под руководством твоего… Сообщишь охраннику, что поедешь в машине приятеля, а он, дескать, волен поступать как хочет. Балков везет тебя в речной порт, детка. Соглядатай же обязательно нарушит правила дорожного движения.

— Вик, он в состоянии не нарушить.

— Сказал нарушит, значит, нарушит. В порту избави тебя Бог приближаться к условленному месту. Покуришь со мной на скамейке.

— Там она есть?

— Проверяли. Ты по какому признаку выбирала ориентиры?

— Наугад.

— Жаль, что не могу выматерить тебя так же, как наши материли меня. Там же негде укрыться, кругом асфальт.

— Вик, а теплоход будет? Я с ума схожу, когда в темноте они отчаливают: огни, музыка, провожающие.

Измайлов вглядывался в меня, как в призрак. Сейчас перекрестится.

— Ты, родная, в гроб меня вгонишь. Теплоход был твоим первым и последним оправданием. Восьмой причал, половина десятого. Ты ничего не выясняла в справочной?

— Нет. Вик, это совпадение. Я не собиралась туда тащиться. Поиздевалась над Валентином Петровичем, только и всего.

— И надо мной тоже.

— Измайлов, я устала.

— Не хнычь. Облачайся в свое маскарадное одеяние.

— Я устала.

Потом я представила себе, как устал он. Бедняга, возится еще со мной.

— Будь по-твоему. Итак, мы не знакомы.

— А сеанс раздевания?

— А чистота эксперимента?

Измайлов вынужден был утихомириться. Когда я вышла из другой комнаты преображенная, он присвистнул и встал:

— Мы не знакомы, девушка. Но просто обязаны немедленно это исправить.

Глава 8

В среду я была тише воды, ниже травы. Измайлов выступал гоголем и не удержался от обобщений:

— Тебя надо чаще любить, Поленька. Таким ангелочком просыпаешься, что диву даюсь. Мы, мужчины, сами виноваты в трех четвертях женских безумств. Не тревожься, детка, вечером в порту все пройдет как по маслу.

— Твоя гарантия дорогого стоит, Вик. Кстати, ты не дашь мне фотороботы похитителей?

— Зачем? — насторожился полковник.

— Эх ты, профи. Усы и очки им фломастером намалюю! Юрьев вот-вот потребует к ответу, а я уже забыла, какие они из себя.

— Да, Борис будет с тобой строг. А мне бы полезно было выслушать вас обоих. Держи, готовься. Поля, я вчера не переусердствовал? Что-то ты меня не целуешь.

Будто ты меня целуешь, когда поглощен важным и служебным. Не сомневайся, Вик, кончится этот кошмар, я тебя тоже полюблю до ангелообразности. А пока довольствуйся малым.

— К которому часу мне собраться?

— К семи. Поля, не забудь, из подъезда ты выходишь в своем классическом виде. Переодеваешься по дороге. На скромность Балкова я рассчитываю. И не покидай своей крепости раньше, я на сегодня отзываю Воробьева.

— Само собой, милый.

— Прелесть девочка, взять бы отгул.

— Мы еще свое наверстаем, Вик.

— Ловлю на слове. Пока.

Сколько нервов нужно, чтобы выпроводить мужчину из дома? То не загонишь, то не выгонишь, нестабильные существа. Я собиралась, словно за мной гнались. И тут пробудилась трубка связи с охранником.

— Полина, — раздался измученный голос Крайнева, — мне необходимо с тобой поговорить.

— Мне тоже, Валера. Не поднимайся, я уже бегу.

От чего его избавляли-то? От инициативности и методов работы «а ля американский боевик»? Как мне подходил этот парень. Два сапога могли стать парой. Измайловская контора — поезд, движущийся по рельсам уголовного кодекса. А мы с Крайневым бывшие журналистка и милиционер. И нам больно оттого, что бывшие. «Не ставь на него, проиграешь», — предупреждал Вик. Нет, полковник, рулетка судьбы подсказок не приемлет, ставит играющий. У нас с Крайневым осталось одно дело на двоих. Годы миновали, но дела совести срока давности не имеют. Прости, Вик. Не люби я тебя, мне было бы проще признать, что деньги не без криминала делаются и что все, кто ими пользуется, вынуждены жить по их законам, изображая избранность. Да не избранность это, а экономическая необходимость. Какой любви пойдет на пользу, Вик, выгребание подноготной? Хуже бы ты ко мне относился, не зная, что я могу поступить так, как когда-то с Крайневым? И как ты будешь относиться к себе, расправившись с соперником под сурдинку борьбы с преступлением? А у нас с этим соперником сын. Вот будут у тебя свои дети, проникнешься, каково менять ребенка на порядочность. Впрочем, лучше не надо. Нечего разрыхляться, Полина. Решила — действуй. И я сиганула в машину Крайнева.

— Поехали, Поля?

— Да, на базар, на вокзал, все равно куда.

— Мне вчера погано было. Накатило прошлое и чуть не утопило. Я телик дома расколошматил.

— Как?

— Молотком. Жена сериал смотрела. Я их ненавижу. То, что там творят подростки и люди постарше, выдавая за ошибки юности, нас в детском саду отучали делать. Меня от их шуточек воротит, а она балдеет.

Э, нет, Крайнев, негоже на жен жаловаться. Слишком уж ты сейчас легкая добыча для любой разлучницы, согласившейся смотреть с тобой одну телевизионную программу.

— Валер, люди перед ящиком о чем только не думают. От «вон что выделывают, а про них кино снимают без осуждения» до «я бы так никогда не поступил». Потом, если бы всех в детском саду научили уму-разуму, подлецов бы меньше развелось. Может, сериальщики правдивее нас? Этакие акыны — что видят вокруг, то и поют.

— Может. Я не о них. Поля, встреться мы тогда с тобой в парке, изменилось бы что-нибудь?

— Вероятно, догнивали бы в могилах. Ты почти наверняка. Краски потускнели, Валера? А ведь тебя тогда не в угол загоняли, с края спихивали. Это Самойлов, да?

Кисти, лежащие на руле, крупно дрогнули.

— Ты и про него в курсе?

— Балков брякнул, что он тебе житья не давал. Хотя мой компьютер хранит еще кое-что. Например, материалы, раздаваемые пару лет назад вашим пресс-центром журналистам. Господин Самойлов так цветисто божился вычистить ряды своих сотрудников до блеска, что невольно закрадывались сомнения в его честности. Но ведь начал он, помнится, не с тебя?

— С друга. Тот не сломался. Выбросили из электрички, потравив вдосталь.

— Валера, объясни мне, почему Самойлову поверили? Ведь тебя ребята уважали, начальство поощряло. И вдруг оказалось, что ты идиот, который не в состоянии убрать героин из-под подушки.

— Ты не журналистка, ты хирург. Сразу оперируешь. Полина, тут ведь совпали две пакости. Я настоял на том, что крупная партия товара должна быть в определенном месте. А ее там не оказалось. Пока мы тосковали в засаде, ампулы — тысяча штук — уплыли в неведомом направлении. Так что и легальный повод был.

— Что люди друг с другом делают. Кстати, о молодежных сериалах. Мы когда-то выбрали одно. Теперь подросли, помыкались по жизни. Кто нам мешает выбрать другое?

— Будут мешать, Поля. Я справлялся о тебе у Игоря. Он сказал, что ты человек настоящий, только взбалмошная очень.

— Мне не у кого наводить о тебе справки. Балков считает приличным парнем, и ладно. Но ты прав. Если мы подросли, то кидаться очертя голову позволить себе не можем. Предлагаю подумать недельку, прикинуть свои перспективы. Нам надо выяснить, почему с нами так поступили и кто. Это моя позиция. Ты со своей повремени.

— Договорились. Ты меня будто под завалом разыскала, Поля.

— Ты мужчина, Валера. Тебе тяжелее придется. У меня к тебе еще два вопроса, разнокалиберных. Первый: тебе эти рыла не попадались?

— Фотороботы?

— Меня умыкнули в воскресенье и поколотили. Муж настаивал, чтобы я не обращалась в милицию.

— А ты к Сереге Балкову, да?

Сам-то ты со мной не откровенничаешь, Крайнев.

— Нет, но в редакции, где я рекламу как горе мыкаю, убили женщину. И нам раздали эти картинки. На них — мои похитители.

— Так вот почему я тебя охраняю. Серьезно ты попалась, Полина. Этих сукиных детей я не встречал. Но запомнил. Буду посматривать по сторонам.

— Спасибо. Второй вопрос…

Я подробно описала ему состояние мужа в аэропорту, не называя имен.

— Твой бывший, — мгновенно определил Крайнев. — Замечал за ним с ранья подобное. Наши треплются, мол, зажрался и чудит. Но я тебе по-другому оттрактую. Это какие-то опиаты, Поля. Нестандартного способа приема, согласен, но опиаты.

— Не кокаин?

— Нет. Кокаинисты агрессивны, а он, скорее, вяловат.

— Значит, довели деньжищи до потребности расслабиться?

— Похоже.

— Но почему утром, Валера?

— Наркотик, бывает, сам диктует человеку условия, Поля. А твой пока не наркоман, балуется. Но это опасно.

— Конечно. Как мыслишь, спец, он потребитель, торговец или сочетающий?

— Потребитель, ручаюсь. Не тебе в утешение. Он элементарно опоздал, Полина. Его на выстрел не подпустят к наркобизнесу. Там все уже схвачено. Чтобы протиснуться, нужна война.

— Спасибо.

— Отлегло?

— Спасибо, Валера. Я его славным парнем помню.

— Хочешь домой?

— Хочу, не хочу, пора.

Дорога бросалась под колеса, текли мимо окон городские кварталы, мы с Валерием Крайневым молчали. У меня внутри было тепло. Все могло оказаться не в счет, кроме его сочувственного «отлегло». И когда он вместо «до свидания» сказал: «Я тебе друг», я не стала медлить:

— Взаимно.

Слышал бы меня Измайлов.


Измайловскому плану я следовала с тщательностью нашкодившей феи. Балков, никогда не упускающий случая замолвить за меня словечко придирчивому полковнику, сделал это своеобразно:

— Виктор Николаевич, Полина сегодня смирная, будто подменили.

— Лучше поздно, чем никогда.

Ну, Вик, мог бы похвалить, не развалился бы. Мы втроем прогулочным шагом двинулись к отдаленной скамейке. Я даже не решилась попроситься поближе к слиянию волн и света, к трехпалубной плавучей хоромине, к толпе разминающихся иностранцев. Там было празднично и праздно, а мы устроились в темноте и скованности.

— Доставайте бутылку, мужики, — потребовала я соответствия стилю. — Самое то местечко, почти подворотня.

— О, трепыхаться начала, — хмыкнул Вик.

— Разряжается, — заступился за меня Сергей.

— Так-с, начнем пялиться на дам, — посоветовал нам вид досуга полковник.

— Проститутки сплошные, — определил Сергей.

— Я предложил пялиться, это бесплатно.

— А мне чем заняться? — потребовала к себе внимания я.

— Пялься на мужчин, — мученически вздохнул Вик. — За тем и привезли. Оторвись в кои-то веки

— Который час?

— Полина, ты неисправима. Без четверти девять Не боись, тебе же только подойти к нему. Ты не продешевила? Почему вымогала десять тысяч долларов, а не сто?

— Объясняю с кротостью, которая тает по-апрельски. Я вымогала то, что дороже баксов.

— Товарищ полковник, почему он нам дважды соврал?

— Представления не имею, Сергей. Скорее всего, он даже предположить не в силах, кто его потревожил. А вдруг да намерен прокатить крошку к себе, как Полину? В двадцать два прискачет, порыщет с нами и назад, пытать шантажистку каленым железом.

— Чушь, — содрогнувшись, принялась сопротивляться выдумкам Вика я. — Она даже теоретически не сунется к нему без группы поддержки.

— Полина, но ты-то изобразила дуру, которая сунется. Группа поддержки… Ты, детка, сама того не подозревая, схватила его по-женски за правильное место. С точки зрения мужчины, использующего тебя как приманку, ты несла дичь. Но с точки зрения дилетантки, размечтавшейся поживиться, возможно, надеющейся на свою неотразимость, выдала то, что нужно. Такая способна лишь велеть подружке позвонить в милицию, если не вернется, например, в половине одиннадцатого. И то ради пущего накала страстей, а не безопасности. Милиция же с десяти в обществе законопослушного Валентина Петровича ищет шантажистку. И почему подружке было сказано, что свидание в девять, никто не знает. Девицу так легко якобы изнасиловать и убить в окрестностях порта. Не добраться ей сюда.

— Ты все-таки склонен подозревать его в худшем?

— Я моделирую худшее. Он ввязался в игру, он лгал. Ему же невдомек, что это ты развлекаешься.

— Вик, мне не пора еще навестить причал?

— Пятнадцать минут десятого. Балков, работайте тут с Воробьевым, как обговаривали. Позвонишь, когда освободишься. Полина, детка, вставай. Поехали домой. По дороге купим вина, ты заслужила.

— Товарищ полковник, — ошалело прошептал Сергей.

— Измайлов, ты что? — эхом вторила я.

— Послал Бог помощничков. Чем вы следите за обстановкой? Парень с кинокамерой уже стал запечатлевать причалы.

— Может, с телестудии? Может, иностранец с теплохода?

— И в кустах хоронится? Ах, Валентин Петрович, ах, бестия. Обставил он тебя, Поля. Решил поискать знакомых или дрыгающихся в ожидании незнакомых на пленке. Молодец. Девица, если надо, еще позвонит, еще позовет.

— Вик, — осенило меня, — проскачу-ка я вполоборота, прикрывшись космами. Так хочется быть снятой.

— Чего тебе захотелось, милая? Какой быть?

— Ну, полковник…

Измайлов задумался. Закурил. Сухо бросил:

— Нет.

Потом повернулся к Балкову:

— И рта не открывай. Идея отменная, сулит кое-что интересное, но Полиной я рисковать не буду.

— Я сама собой рискну.

Хватка у полковника, как у медведя. И вскрикнуть нельзя, чтобы не привлекать оператора. Я закусила губу, будто удила.

— Мне, детка, неприятно делать тебе больно, — склонился к моему лицу нежнейший альтруист Измайлов. — Но ты оформлена под женщину из редакции. Последствия непредсказуемы, пока мы не выясним о ней хоть что-нибудь. Одно дело, мы бы тебя подстраховали, словно специально за час до встречи начали обследовать порт и проверять документы. Другое — бесконтрольный просмотр кассеты.

— Это верно, — переметнулся на сторону старшего по званию Балков, видимо, чтобы тот не успел меня раздавить.

— Пусти, иначе я задохнусь.

— Обещаешь не дурить?

— Обещаю.

Измайлов обнял меня за плечи и повлек прочь. Из репродукторов грянула музыка, теплоход отчаливал, я глотала слезы.

Когда-то, у меня еще Севы не было, приятель мужа из бизнесменов устроил презентацию своей фирмы на теплоходе. Тоже погибал распятый между августом и октябрем сентябрь, тоже теплый и какой-то робкий. Таких навороченных, ухоженных, благовоспитанных дам мне ни до, ни после того раута не доводилось наблюдать.

— Твои друзья в Гарварде себе жен подбирают? — теребила я мужа.

Он отшучивался:

— Подбирают там, где валяются.

В конце концов меня его юмор утомил. Мы до рассвета тянули шампанское, танцевали, танцевали, тянули шампанское… Я стала валиться с ног. Муж отвел меня в каюту, но не успели мы раздеться, с палубы донесся отчаянный визг. Он пытался меня удержать, я вырвалась и остолбенела. Перепившиеся господа швыряли неперсидских княжон за борт прямо в вечерних нарядах и туфлях. Девчонки, барахтаясь, удерживались на воде, а потом неуклюже пускались за теплоходом вплавь. Команда в хохоте не уступала гостям. Муж, конечно, послабее Измайлова, но тоже изрядно намял мне бока, когда волок обратно.

— Эт-то что такое? — заорала я.

— Часть программы, — спокойно ответил он, будто люди мороженое ели.

— И как тебе удалось преодолеть искушение и не искупать меня в холодной воде?

— Поленька, ты бредишь? Кто же женам такие ванны устраивает? Они, законные, уже выполнили свой супружеский долг и почивают.

Только тут я прозрела.

— Эти… Которыми кидаются…

— Проститутки, детка. Трудятся.

— Но они же утонут.

— Нет. Во-первых, баксы — стимул к выживанию. Во-вторых, скоро спустят лодку, соберут, отпоят коньяком и приступят к заключительному акту. Поля, ты наивная до предела. До беспредела. Хотя… Для тебя шлюхи тоже женщины и люди. Начиталась про Соню Мармеладову.

— А не страдай я бессонницей, выполни свой супружеский долг и отрубись, ты бы принял участие в мероприятии?

— Нет, милая, — сказал он с сожалением. — Ты ведь, разбуди тебя шум, еще не умеешь поворачиваться к стенке, закрываться подушкой… Ты бы, наверное, к капитану побежала с воплем: «Погром на корабле»!

— Других уже натаскали в этой науке?

— Кроме тебя, женщины выскакивали на палубу?

— Да, университеты мне предстоят многотрудные. Боюсь, не потяну.

— Ладно, я обхожусь без проституток. Устроит?

Устроит, устроит, устроит… Что я тогда ему ответила? Кажется, да. А поутру мы завтракали в прежней компании, и девочки даже носами не шмыгали. И сыпали поговорками на английском.

— Смотри-ка, Поль, твоего охранника дорожники все еще мурыжат. Есть, есть между нами взаимодействие, — по-мальчишески хихикнул Вик.

— Вот-вот. А потом я должна верить в непорочного автоинспектора. А потом ты меня посылаешь сдавать экзамены на права вместе с группой.

— Для пользы же общего дела, — возмутился Измайлов моей черствостью.

— Что, экзамены в коллективе?

— И они тоже. Поля, женщина за рулем есть обезьяна с гранатой, это аксиома. Ты за рулем…

— Молчать, Измайлов.

Он ненадолго замолчал и привязался по мелочи:

— Ты почему мне не дала консервы выбрать? Я есть хочу.

— Проглот. Я тебе утку пожарила.

— Не смеши. Ты лежала пластом и упрашивала себя не волноваться перед налетом на порт.

— Я отрекламировала потолочное перекрытие, постирала твои рубашки и пожарила утку, — уперлась я в свои добродетели. — Кстати, белая рубашка сохнет отдельно от стольника из ее кармана. Он разорвался, я интенсивно терла.

— Золото, а не женщина.

— Платина, — огрызнулась я. — Зачем ты ко мне поднялся? Твоя духовка полна, не моя.

— Вино, Поленька…

— Две бутылки, тебе и мне поровну. Палач, у меня до сих пор легкие не расправились.

— Я вроде всегда так обнимаю.

А вот этакую наглость надо карать. За кого он меня принимает? Чтобы наслаждаться такими объятиями… В общем, водка и наркотики у нас не настолько дешевы.

— Вик, милый, — я сдернула парик, — ты спускайся к себе…

Теперь чулки снимаю, никуда не спешу:

— Откупори вино, прими душ, следом за ним удобную позу…

Что бы еще снять?

— Детка, это гениальная затея. Потом спустишься ты и…

Пиджак долой:

— Нет, полковник Измайлов, потом я позвоню вам. Секс по телефону, слыхивали о таком?

Если и слыхивал, то не практиковал. Он взял меня в охапку и отнес в свою квартиру. Напитал уткой. А после… Жалко, что фотографы из эротических журналов не ходят по домам. Обидно! Горько! Многое упускают. На двуспальной кровати Вика стоял поднос с кофейником и пепельницей. О, эти плавные текучие линии светлого фарфора, о, смущающая полупрозрачность тучного чешского стекла. По обе стороны от подноса возлежали в свободных позах мужчина и женщина. И ничего нового к сервировке не прибавляли, потому что разговаривали, разговаривали и разговаривали об убийствах. Время от времени мужчина что-то записывал в блокнот, блаженно затягивался сигаретным дымом и проникновенно ворковал:

— Ты вытеснила из моей угрюмой души Юрьева и Балкова. С ними так комфортно не поработаешь.

А женщина мурлыкала в ответ:

— Ты очень расширил мои представления о предназначении постели.

И они снова наперегонки возвращались к обсуждению преступлений.

— Поля, давай представим себе, что все совсем плохо.

— И представлять не надо, Вик.

— Итак, в субботу убили Лизу. Задушили и веревочку унесли с собой. Главный редактор был у нее первым. Они потрепались о перспективах газеты. Она сказала, что рассчитывает на тебя. Сосредоточься. Поля, ты заявляешь, что в утке много калорий. Но в девятиградусном вине для голодной женщины многовато кайфа. Полина, прекрати… Что ты ей обещала?

— Сказочку от Алексея Шевелева. Он порывался обеспечить меня сенсацией. В рекламе-то, Вик. Только я не понимаю, с чего Лиза так возбудилась. Я достаточно блекло описала ей его порыв.

— Почему я до сих пор в неведении?

— Потому что такое ведать — стыдоба. В пятницу, после вызова к Лизе, я позвонила в фирму. Алексей уже уехал домой, а его заместитель, или кто он там, меня просветил. Шеф сочинил сказочку о том, что лежачие начинают ходить, испив их водицы. Это на случай, если я не справлюсь. Лиза удосужилась сомнение выразить. Я же тебе талдычила: вода — дело однообразное. Повторяю для полковников. Первый раз, в марте, я нажимала на оздоравливающие свойства пития. Второй раз, в сентябре, на оборудование, которое они предлагают к своим неподъемным баллонам с родниковой земной слезой.

— От сказки не увиливай. Я тебя прочел в полном объеме. Поля, это ужасно.

— Что ужасно, Вик?

— Нельзя так тратиться, обогащая других.

— Ты знаешь, сколько платят рекламщикам?

— Теперь да. Убийство раскрывает любые тайны, кроме одной — кто убийца.

— Вик, я ведь тебе никогда не врала про свои финансы.

— Хватит, хватит. Пора ориентироваться на общий бюджет, хотя получаешь ты больше, чем я.

— Хватит об этом, не спорю. Вик, реклама удалась, и Алексей заначил свою информацию до третьего раза. Я собиралась огорчить Лизу. Впрочем, если он ей напел про сенсацию то же, что и мне, она могла и в депрессию впасть из-за обманутых надежд.

— Моя очередь, Поля. Итак, Лиза вызвала тебя, чтобы побеседовать о предложении Шевелева, о его сказке.

— Неужели до понедельника нельзя было отложить?

— Мало ли мы глупостей в нетерпении делаем. У нас ведь все плохо? Тогда первый муж, отец старшей дочери и главный редактор, не душил. Он отправился к молодой жене и уже с ней вновь потрепался о перспективах газеты. Тем временем к Лизе наведалась женщина, та, которую ты играла, Поля. Близкие люди по описанию ее не опознали. Она пробыла минут двадцать, вышла улыбаясь. Она убила?

— Вик, у Лизы был крутой любовник, не забывай. Жены не могут постоянно отворачиваться к стенке и закрываться подушкой.

— Поля, вторая бутылка была лишней. Ты о чем?

— О «Му-му», массовых сценах.

— И первая не впрок.

— Ты доказываешь, что наличие любовника, да еще женатого, не факт, а сплетня. Ладно, женщина не убивала. Тогда остаются субчики из иномарки. Или я. Или ты. Вик, не вахтерша случаем?

— Сама дошла? Вычеркнуть из списка некого, а прибавить — до отвала. Что, если вахтерша вообразила женщину или заменила ею кого-нибудь за мзду?

— Так нельзя расследовать убийство.

— А когда по-другому расследовали? Всегда одинаково. Компьютер Лизы убивец не трогал, бумаги свалились со стола стопкой, их не перебирали, кошелек лежал в сумке. Ее убили без причины.

— Без причины не бывает.

— Тогда тронемся дальше. Похищают тебя и Бориса. От него избавляются, тебя выгружают на почти открытом месте.

— Что значит выгружают?

— Что они делали, то и значит. Ты сбегаешь, ловишь машину Валентина Петровича, он привозит тебя, бесчувственную, к себе, пытается выспросить, не разберешь что, про рекламу и рекламщиков. Зачем? Он — друг главного редактора, друг учредителя газеты, мужа Лизы. Он ее друг. Что можно вытрясти из тебя, детка, чего он не мог узнать от них?

— Сказочку Алексея, больше нечего. Шучу, шучу, не свирепей.

— Лиза бы все равно получила твой материал со сказочкой.

— Может, поторопились?

— Не иначе. Но фирма открылась в марте. Лиза хранила ее телефоны и адрес полгода.

— Но Валентин Петрович запал на женщину из редакции.

— Вдруг он возмездия жаждет, Поля?

— Вдруг. Но тогда он должен быть уверен, что не убивали ни главный, ни головорезы.

— Ну-ну, если головорезы не мужнины, значит, Валентина Петровича.

— Исключено, он чуть было не бросил меня на шоссе. Остается муж.

— Поля, ты не задумывалась, почему он не позвал тебя покурить в любой придорожный ельник, чтобы разобраться? Почему усложнил? Привлек чужих людей?

— Нет.

— Я рад, что ты о нем не думаешь. А обо мне?

— Денно и нощно.

— Продолжай в том же духе.

— Слушаюсь. Вик, есть еще труп Шевелева.

— Без часов.

— Как это?

— Даже часы сняли. Не швейцарские, не обольщайся. Храбрый парень, поселился в лесу без соседей.

— Нас с Борисом неспроста повезли по тому пути. Соседей не было. Шевелева уже не было. Они по наитию потянулись к месту убийства.

— За три версты бы обогнули. Не прикасайся ты к детективам, вредно. А путь этот известен всем автомобилистам, как колдобистый и грязный объезд поста ГАИ.

— Вик, вы хоть что-нибудь раскопали с субботы по среду?

— Не без оного. Нищенка, которая побирается на углу у булочной, отправилась собирать окурки. Она видела женщину, видела зеленую иномарку. Парнишка катался на роликах, чуть не снес женщину же. Это одна и та же птичка, зря я тебя морочил. У нас есть гильзы, есть пуля с дачи Шевелева. Есть четкий отпечаток подошвы под навесом, где колошматили машину коммерсанта. Плюс попытки Валентина Петровича навязать нам свою версию твоего звонка. Помноженные на твои безобразия, Поленька. И, будем оптимистами, деленные на показания Юрьева, который завтра начнет связно говорить. Поля, убери ты этот поднос, мешает же.

Мешает ему! Телефон бы на место подноса. К нему Измайлов мячиком скатился с кровати. И зачастил междометиями. Потом плюхнулся на свою половину, заложил руки за бедовую головушку и рассмеялся:

— Умница, Поля. Отработал ведь Валентин Петрович с десяти вечера, сколько Балкову приперло. Пора брать его на заметку. Женщина из редакции! Никто мне сейчас так не нужен!

Вик, мы квиты. Мне никто так не нужен, как бывший муж. Но я бессловесна. Я — сама немота.

Глава 9

Ума не приложу, что предпринимал Измайлов с целью добиться женщины из редакции. Но я свое дело туго знала: работать по рекламе, по хозяйству, читать, слушать музыку и дотянуть до вечера. Я оставила Вику королевский ужин в выдраенном доме, стопку отутюженных рубашек, крахмального постельного белья и записку: «Ног под собой не чую, милый. Справляйся уж сам. Спокойной ночи». Видимо, мой трудовой порыв потряс и растрогал полковника — он остался у себя. И не догадывается ведь, что при соответствующей сноровке такое супер-обслуживание отнимает два с половиной часа, а не сутки. Я его зарядкой считаю, мне оно не в тягость.

На всякий случай я бодрствовала в неглиже до полуночи. Но темное время не резиновое, надо было выбираться из квартиры. А как? Внизу два охранника из конкурирующих ведомств. Я мялась посреди собственной прихожей, когда на лестнице раздался шум. Не то чтобы сильный, но своеобразный. Где-то этажом выше подвыпившая компания избавляла от своего присутствия хозяев, чьи неудержимо постнеющие физиономии, рьяные попытки выхватить у зазевавшегося гостя чашку и немедленно ее вымыть вкупе с жалобами на завтрашний ответственный день наконец-то возымели действие. И даже самые непрошибаемо блаженные смирились с перспективой дойти до кондиции в ближайшем сквере, чувствуя отвращение к себе, беспринципно забредшим к этаким скучным мещанам, засоням и жмотам.

У меня бывают минуты, когда я не соображаю. То есть, если откровенно, соображать я вообще не умею. Но иногда я еще и думать перестаю. Поэтому давно привыкла к вопросу: «И как меня угораздило?» А что особенного? Угораздило, это же и есть ответ. «У» — от судьбы, предопределенности, чего-то неподдающегося воле. Зато «гора», «горазд» — от моих собственных бескрайних способностей. Ну, к авантюрам, к авантюрам, ладно. Однако, лучше быть гораздой хоть на что-нибудь с Божьей помощью, чем представлять из себя жертву сложного «у» или простого «г».

Итак, я схватила сумку, выскочила на площадку, захлопнула дверь и притаилась за выступом. Спускающаяся по лестнице толпа устраивала меня по всем параметрам. Во-первых, народу было человек десять. Во-вторых, примерно моего возраста и прикида. В-третьих, не слишком буйного нрава. Хорошо было бы затесаться в серединку, уютную и безопасную, как диванная мечта о приключениях. Я сделала вид, что спешу и пытаюсь их обогнать, но если мне этого не удастся, рук на себя не наложу. И тотчас же руки на меня наложил кто-то другой. Вернее, одну руку, но такую тяжелую. Сказать, будто я не заинтересовалась бесцеремонным гулякой, было бы все равно что сказать про себя гнусность. Владельцем могучей рученьки оказался необыкновенно высокий, толстый, симпатичный и в стельку пьяный парень.

— Вован, — умильно обратился он ко мне. — Вован, друг ты мой, брат ты мой.

Жизнь у меня бурная, вляпываюсь я в истории постоянно, поэтому как только меня не называли. Но «Вован»! От благородного «Владимир» парень ухитрился такую гадость произвести, что ли? И неужели я в джинсах женщину не напоминаю? Однако разбору человеческих первичных и вторичных половых признаков я благоразумно не предалась. В конце концов, «Вован» — не оскорбление. Хотя кто его, Вована этого, знает. Тут мы как раз вывалились из подъезда во тьму Божию, чуть сбрызнутую излучениями звезд и фонарей. Наверное, чтобы привычное «свет Божий» не опровергать.

Разочарование, постигшее меня, ловко затесавшуюся в чужую тусовку, сравнить было не с чем. Стояли впритык две неприметных, приспособленных к деликатным заданиям машины, и из обеих несся зычный храп. Да я могла не только обрамленная этой пьянью, но и сама по себе уйти, хлопнув дверью подъезда, — охранники бы не пошевелились. Мне очень захотелось растолкать их и без обиняков выяснить, когда, где и при каких обстоятельствах они встречались со своими хилыми и, похоже, дружными бедняжками совестями последний раз. И куда нематериальные девушки эти их послали. Впрочем, ясно куда — сюда. А потом я остыла. После многочасового вглядывания в одну точку сон может сморить человека с совестью и даже с честью. Усталость и бессмысленность занятия — штуки коварные, подлые, заставляющие от себя защищаться. Я вот сказку про Ивана-царевича и Серого Волка могу каждый день перечитывать. А могу и наизусть пересказывать. В ней — абсолютно все про Бога и человека, удачу и невезение, радость и горе. Нет, серьезно. Волк из любви подготовит Ивану-царевичу «оптимальные условия», устранит все препятствия и скромно так просит единственного: «Не спи, сволочь, пока дело не сделаешь». А Иван? Естественно, заснет. И прочие свои слабости в провале мероприятия задействует. Волк ему: «Ты что вытворяешь, убогий? Это же тебе надо». Иван в плач: «Прости ты меня, Серый Волк, прости добрый и волшебный, последний раз дурня свалял». И Волк, веря, прощает. Разумеется, фокусничанье Ивана кончается смертью. Лютой смертью. Те, кто без волчьей благосклонности обходится, пособранней, пожестче будет. Только у Волка хватает сил простить и сгонять за живой водой. Эх, сказка, русская и народная…

Пока я по своему обыкновению унеслась в эмпиреи, поведение моего спутника несколько изменилось. Как бы это повежливей выразиться о ни в чем не повинном передо мной парне? В общем, органы его зрения, слуха и речи образовали нестойкую, элементарную, но все-таки связь с их повелителем — мозгом. Поэтому здоровяк освободил мое затекшее плечо и чуть ли не рыдаючи спросил:

— Девочка, а девочка, где Вован?

Мне стало его по-настоящему жалко. Шагал-шагал, думал-думал, что друг с ним рядом, а очнулся и увидел какую-то незнакомку, кажется, Вовану и в подметку не годящуюся.

— Сейчас догонит, — утешила я его.

— А… — доверчиво протянул парень. Но вдруг забеспокоился: — Разве Вован еще может ходить?

Мне стало не по себе. Мало ли что привык делать с ногами Вована этот верзила. Почему Вован регулярно теряет способность двигаться по вечерам? Но уступить предполагаемому супостату в красноречии я не решилась и сказала:

— А…

Сказавши же, естественно, метнулась вправо и назад. Спасибо за помощь, ребята. Из двора мы выбрались, дальше я сама.

Гигант попытался приобнять упругий прохладный воздух, ойкнул и с трогательным облегчением сообщил «ночному эфиру»:

— Видишь, Вован, я трезв, я отлично помню, что мы уложили тебя спать за креслами. Найдут наш подарок хозяева, оборжутся. Где же тогда девочка?

Я неслась к остановке. Существует же какой-то дежурный транспорт, иначе моя затея провалится. Транспорт под названием трамвай существовал, мотался, лязгал, трясся по рельсам и даже остановился передо мной. Я почему-то сказала пожилой круглолицей женщине в кабине:

— Спасибо.

А она мне почему-то:

— Садись уж, а то нарвешься.

И я села, одна-одинешенька в полуосвещенном салоне, несколько потрясенная необычным ощущением ночной трамвайной избранности и весьма по-боевому настроенная. Мне еще предстояло минут сорок пять ехать, минут пятнадцать идти пешком, а потом лезть через полутораметровую кирпичную стену. Когда такое в перспективе, разумнее всего расслабиться и поглазеть на словно съежившийся, клубочком свернувшийся во сне город.


Муженек мой умеет быть полезным власти, поэтому проживает не у черта на куличках, а в глубинах зеленого, тихого, некогда окраинного и совершенно непромышленного городского квартала. Там по утрам птицы поют, а не истерично жалуются друг другу на экологическую ситуацию. Там ежики перебегают дорогу вместо кошек и ужи шелестят в садах, как осенние листья, гонимые ветром по шершавому асфальту.

Что-то раскисла, а мне нельзя. Я никогда не боялась ночных улиц. Просто шляюсь по ним, не приближаясь к тротуарам и, следовательно, к подворотням. Когда-то пьющая, разбитная и горластая соседка, тетя Валя, учила свою дочку Юльку, а заодно и меня, «неприспособленную интеллигентку»:

— Девчонки, если припозднились, чешите посередке проезжей части. Если мужик поймал, не вздумайте выкобениваться. Соглашайтесь на все, выберите момент, а после пните его в то место, которое чешется, изо всех сил.

Бедная моя мамочка! Когда она решилась поговорить со мной о превратностях темных углов, я была подкована тетей Валей на четыре копыта. Мама способов соседки не знала. Она просто запрещала мне выходить из дома после десяти. Но как много смелых женщин на свете! Когда я пыталась выгуливать кота на поводке, дворовые пенсионеры издевались надо мной, Котькой и поводком. Мы стали выбираться в одиннадцать вечера и забредать в довольно глухие окрестности родимой девятиэтажки. И что же? Все мужчины шли в сумеречную пору строго посередине освещенного шоссе. А дамы с сумочками выныривали из таких тупиков и проходнушек, которых, похоже, и бандюги опасаются. И это в эпоху раскрепощенности сексуальных маньяков и одичалого разгула преступности. Есть, «есть женщины в русских селеньях».

Подстегивая себя подобными мыслями, я добралась до коттеджа невредимой. Бывают же такие злые ночки. Куплю себе гороскоп, как бы Измайлов ни насмехался. Два удобно склоненных к ограде тополя были спилены под корень. И как я теперь попаду в дом? Можно, конечно, подойти к воротам, позвонить, назваться охраннику, дождаться, пока он предупредит Игоря, а Игорь мужа… Но мой набег предполагал неожиданность и натиск. Без них я — вешалка для лапши, даже не лапшерезка. Надо было убедить себя в стремлении к собственной постели. В изначальной обреченности похода на провал. Но я этого не умею. Я чувствовала, что должна увидеться с предателем-мужем до того, как Крайнев обмозгует мое предложение.

Я ненавижу себя за то, что так себя люблю. Не могу ни в чем отказать своей несовершенной персоне. И я повернула к одноэтажному старинному домику, отстраненному от коттеджа двумя широченными газонами, которые разрывал гибкий серый нерв дороги.

Было время, в окна домика гляделось неказистое строение из ряда таких же, как оно само, архитектурных плебеев. Они все пали ниц перед всемогуществом бульдозера. А аристократы с сомнительными родословными были куплены владельцами коттеджей и приспособлены под магазинчики, барчики, биллиардные. В общем, посторонним вход воспрещен: на газон выходили ослепленные шторами и жалюзи проемы. Двери прорубили с другой стороны. Мужа уламывали приобрести и отреставрировать развалюху довольно долго. И вдруг в одночасье он согласился. Еще бы нет. Цену сбил. А обследуя и хая строеньице на все лады, они с Игорем обнаружили подвал с настоящим подземным ходом. Кто вел подкоп через улицу и почему его не закончил — навсегда тайна. Но когда мужчины натыкаются на шесть метров полуобвалившегося подземелья, они или делают из них шестнадцать и более, или они не мужчины, а женщины.

В этих сомневаться не пришлось: коттедж соединили с домиком секретом и игрой. Боже, они бегали из дома в дом с фонариками, засекая время, они выдумывали самые невероятные способы применения хода… А как веселились, выставив в просторном единственном зале своего последнего приобретения паршивые дореволюционные гравюры. По-моему, ни одна живая душа не соблазнилась этой экспозицией. Впрочем, на то и было рассчитано.

Попасть в быстро надоевший всем мрачный и узкий коридор труда не составляло. Отодвигаешь щеколду на деревянной двери в крохотной комнате, и вперед. Правда, надо было знать, между какими стеллажами, установленными вдоль стен подвала и заваленными всяким хламом, протиснуться. А вот вход в коттедж преграждала бронированная махина с невероятно сложным замком. Разумеется, ключей у меня не было. Была идея, которая иногда отпирает что угодно, если ее генерирует идиотка. С последним пунктом у меня был полный порядок, а это немало.

Район, в коем радетели о народном благе и их небескорыстные спонсоры отдыхали от мудрого радения и от глупого народа, качественно патрулировался. Поэтому на охрану своих злачно-клубных заведеньиц никто не тратился. И только мужу приходилось расплачиваться за раж землекопства ночным сторожем в пародии на галерею. Из своих, домашних, конечно. И богатые, и бедные имеют равные права на охрану собственности, олицетворяющей их личности. И в праве на жизнь они равны. Но стоит заговорить об этом, как сразу находится некто, тупо числящий права в удовольствиях и ехидно напоминающий об обязанностях. Будто мертвые их имеют. Вот то, что люди не успевают «иметь» обязанности в не совсем пристойном смысле, и печалит сильнее всего в смерти. Я посещаю кладбища, в дугу напившись. Я старше Августина Аврелия, который обзывал таких язычниками. И пытал, обращая в веру, заменившую ему риторские амбиции. Сколько нас, не удосужившихся притвориться перед церковью и соседями, сгинуло… Ах, да, я еще не… Тогда признаюсь, что не могу потрезву. Город покойников, спальный вагон величиной в гектары. И леденящая жуть песенки: «Что тебе снится, крейсер „Аврора“, в час, когда утро встает над Невой». Люди, если предположить наличие снов у «Авроры», то к могилам лучше не приближаться… Так, снова меня занесло. Права, обязанности, кладбища, «Аврора»… Впрочем, после подобного этому сумбура я чувствую себя отдохнувшей и продолжаю с того места, где застопорилась. Всегда.

Итак, мне надо было выманить вон дежурного и тех, кто ночевал в коттедже. Последних — через подземный ход. Значит, должно, обязано было случиться нечто возле домика. Но такое, чтобы подоспевший люд скоро разобрался: угрозы нет, обычная подлунная чертовщина. И тут случай, как галантный кавалер, взял надо мной шефство. Кому-то приспичило жечь листья и сучья справа от домика. Спасибо ему огромное. Чинный костер, не слишком расходясь, делал свое пламенное дело. Почему бы ему, исполнительному и, как уверяют жрецы и пожарные, живому, не поручить еще одно? Ведь у меня в сумке был баллончик лака для волос. На нем что начертано? «Не распылять вблизи открытого огня». Но я не могу удерживаться от соблазнов.

Когда обнародуешь идею, почти всегда ужасаешься ее слабости. Взрывница я начинающая, так что поручиться за сохранность зданий по обе стороны от костра не могла. И за свою сохранность тоже. Зато фантазерка я продолжающая, а оптимистка законченная. Поэтому вымерила шагами расстояние. Познакомив лак с огнем, мне надлежало обежать домик сзади. Я полагала, что охранник в состоянии определить, с какой стороны рвануло. Я давно примирилась со всем, кроме некомпетентности в дешевой маске незаменимости. Так вот, в случае соответствия занимаемой должности наша со стражем встреча отменялась. Иной вариант развития событий с участием профессионала мне и в голову не пришло рассмотреть. Хотя профессионалу и пристало выбирать нестандартные пути. Я тогда думала лишь о собственной выгоде. Ну и что? Все думают о ней постоянно, а я редко. Но метко. М-да…

Я выбралась на исходную позицию.

— Поленька, хорошая, — умоляла я себя бурчанием, напоминающим упражнения в чревовещании, — не волнуйся. «Оборотись-ка», умница: май, теплынь, школьная спортплощадка. Тебе всучили тяжелую гранату и велели метнуть, чтобы сдать какой-то норматив. Ты размахнулась, да? Потом бросила, да? Учитель физкультуры оказался первостатейнейшим, потрясающим психом. Пусть он не предупредил, что кидать инвентарь или спортивный снаряд надо по команде. Хотя остальные ее почему-то ждали. Странные они. Но суть не в этом. Если уж услышал подозрительный звук, оглянулся и увидел гранату в полете, так отскочи куда-нибудь, ляг, а не беги впереди нее со всех ног. Даже зайцы умеют петлять, а у спаниелей есть шаг-зигзаг. Отракетила эта штуковина на расстояние школьного рекорда, но кого такое обрадовало? Показывай наш физрук сходные результаты в юности, не преподавал бы шалопаям разницу между ходьбой и прыжками, а сборную тренировал. Словом, с дальностью броска, Полина, должно быть тип-топ. А с точностью попадания… Ты не поразила даже такую крупную мишень, как Реон Вальдемарович. Ему приходилось поддерживать вальяжность и солидность лишним весом. В свободное от нас время он учил педагогов бальзаковского возраста играть в теннис. Ох, и балдели наши англичанки и математички, когда он наказывал их за нерадивость хлопками по принявшим формы классных стульев попам… Поля, он тебе нужен? Нет? Тогда меть в костерок, совсем маленький, совсем слабенький. Другого выхода нет. И входа тоже.

Я была согласна с собой. Только успеть убежать очень хотелось. Ладно, попробую подстраховаться. Я сбросила с себя куртку, стянула тонкий джемпер, напялила куртку на вмиг изобразившее гусиную кожу тело и лишь после этого обмотала баллон, содержащий красу моих волос, одеждой. Пуританка, елки. Не дай Бог, арестуют за терроризм, вероятно, удивятся отсутствию под верхней одеждой даже завалящего лифчика. Впрочем, мои шмотки, как пожелаю, так и носить буду. Мой теракт, что нашла в косметичке, то и взрываю. И прицелилась. И подарила огню все, что для него предназначила.

Я прижалась к вожделенной штукатурке противоположного угла и замерла. Ничего. Наверное, сбила пламя свертком. Вернуться проверить? Нет, отдышусь. Закруглившись с этим занятием, я уже собралась приступить к следующему, отбиваясь от хандры преуспевающей неудачницы. И тут жахнуло. То есть так, слегка поколебало бесплотный наполнитель пространства между предметами. Взрыв? Да у меня денег на лак не хватит, чтобы достичь ожидаемого эффекта. Никогда. Однако охранник выскочил из укрытия. Пулей? Мухой? Пробкой? Хоть мылом из пальцев в ванне. Главное, путь был свободен.

Я надеялась, что в суматохе никто не придерется к откинутой щеколде и свороченному стеллажу. По коридору идти было долго, а бежать быстро. Даже в темноте. Он же выполнен без изгибов, без извилин, можно сказать. Я напоролась на то, за что боролась — броню. И только тогда вспомнила, что дверь, будь она неладна, во всю ширину подземелья. Спрятаться мне было негде. Распластаться по стене и опустить глаза? Кажется, это прием невидимки? Я предприняла еще кое-что. Вывернула две ближайшие от входа в коттедж лампочки, а две дальние не тронула. Это был цирковой номер, на ощупь и на скорость, но чего не сделаешь шкуры ради. А потом все по неведомо чьим законам: я присела, закрыла голову руками и… В коридоре зажегся свет. В конце коридора, точнее. Тут же бабочками на него рванули парни. Впрочем, может, и девушки. Я ведь от впечатлений, как от бомбежки, защищалась. Вообще-то я думала, что дверь, хлобыстнув о преграду, отойдет немного, и я забьюсь в щель. Но ее отворили без эксцессов. Кто? Топот стих. Я поднялась с корточек, прилично так выразиться? А если можно на них опуститься, значит, и подниматься, и выражаться не возбраняется. В проеме, показавшемся сияющим и безграничным, темнел озабоченный Игорь.

— Привет, глава телохранителей.

Он глухо вскрикнул. «Мама», если переводить с мата, не его мама, само собой. Так, сначала через порог, потом объясняться. Игорь посторонился. Я вошла в свое прошлое.


— Игорь, сразу же довожу до сведения, там, в костре, деранулся мой лачок для волос. Не польский, французский, если тебя это утешит. Я его кинула.

— В каком костре?

— Возле галереи.

— Зачем кинула? — чумным шепотом спросил Игорь.

— Чтобы бесшумно сюда проникнуть.

— Бесшумно?!

— Хозяин-то не проснулся.

— Хозяин — нет.

— Поняла. А ты сам в брюках и водолазке спишь?

— Только-только собирался в пижаму влезть. Вам повезло, организуй вы эту свистопляску десятью минутами позже…

— Не кокетничай.

Игорь зажал руками рот, упал на стул с высокой резной спинкой, купленный мной в антикварной лавке, чтобы облагородить картину и торшер, унаследованные мужем от его родни, и отхохотался. Я не мешала. Человеку даже плакать нельзя мешать.

— Любые меры безопасности против вас, Полина Аркадьевна, не меры. Не заслон, охо-хо, — всхлипывал он.

— Игорь, я не удовлетворена результатом. В следующий раз использую отечественный баллончик.

— Лак, костер, взрыв, ха-ха-ха, — не унимался Игорь — А Колька, мудак, орет в трубку: «Нападение на подземный ход, высылай подкрепление».

— Игорь, слушай меня внимательно. И без комментариев. В доме нечисто. В доме подло. Мне необходимо увидеться по этому поводу с бывшим мужем.

— Это нереально, — вскинулся он.

— Я знаю, что он спит не один. Даже если их там пятеро в кровати, вызови его, прошу тебя.

— Полина Аркадьевна, помилосердствуйте.

Неужели шестеро? Отстала я от моды.

— Игорь, ну, Игорь же, разбуди его. Кстати, не надо звать меня по имени и отчеству.

— Спасибо, Полина Аркадьевна, все равно не могу.

— Я тебе что, неупоминание своего папы в оплату предлагаю?

— От широты душевной, от стиля жизни, но не могу.

Уговаривать его? Упрашивать? После приложения стольких усилий? Я рванула к лестнице на второй этаж. Люди всегда ждут предварительного обоснования будущих поступков. Но ни хотеть, ни ждать не вредно. Полезно, люди. Игорь поймал меня у спальни и был похож на ощущающего себя аутсайдером подростка.

— Мне плевать на скандал его дамы, телохранитель. Не желаешь по-человечески, я буду по-своему.

О, с некоторых пор это аргумент и для Игоря.

— Погодите, сейчас.

Он осторожно взялся за ручку, чуть подтолкнул и вдруг рывком распахнул дверь.

— Игорь?

— Не входите!

— Как же, застряла на пороге.

Нет, надо следовать советам, надо, надо, надо. Тогда не доведется увидеть голову отца своего ребенка на окровавленной подушке. Боже, какая гадость! Не голова, наволочка. Но, если честно, белая, с выделившимся по точке произрастания каждым волосом и спавшимися щеками головушка тоже не именинный торт. Хорошо, что я думаю после. После чего угодно, после всего. Я бросилась к мужу, порыскала по его обнаженному телу и просипела:

— Игорь, «Скорую».

— До пистолета не дотрагивайтесь.

— Какого пистолета?

А такого, который муж сжимал в правой руке. Плевать мне на пистолет.

— Игорь, сволочь, «Скорую»! Он жив.

— Вы умеете взбодрить словом, Полина Аркадьевна, — проворчал Игорь, берясь за телефон.

— Прости, мне почудилось, будто ты не собираешься ее вызывать. Будто тебя больше занимает железка с курком.

Он уже тыкал пальцем в кнопки.

— Где его подружка? Я ей сейчас башку откручу! — возопила я.

— А хрен ее знает. Вроде поднималась в пеньюаре, попивши молока на кухне.

— Чего попивши?

— Молока. Полина Аркадьевна, вы докторов встретите? Я сказал, что огнестрельное ранение, они прибудут скоро, но с милицией.

— Игорь, я кто ему?

— Никто. Но подвал… Вокруг галереи уже местные менты рыщут. Я вами занимался, не ходом, не обессудьте.

— Что делать?

— Решайте.

— Решать нечего. Духи.

— Какие еще духи?

— Игорь, спрячь меня.

Мне бы залезть в шкаф, а я сдуру выскочила на площадку второго этажа. Запах «Фиджи», запах моего детства и маминого расцвета, запах тогдашнего шика и неразборчивости в себе… Унюхала я ее удачно. Она торопилась через холл к лестнице, а Игорь грубо теснил меня назад. Вмазал в стену и наконец шепнул:

— Забыли? Кладовая.

Верно, забыла и не смогла сразу схватиться за выступ ручки находящейся у меня за спиной двери.

— Не двигайтесь, — крикнул женщине Игорь, — я должен вам кое-что сообщить.

Сколько я сантиметров в диаметре? Игорь накачанный парень, но заслонить собой может не все. Он мог больше. Сделал вид, что, пятясь, ввалился в кладовку и моментально выскочил оттуда, разумеется, без меня, прилипалы.

Когда он сказал ей, она завопила так, что мне стало за себя, нечуткую, стыдно. От боли горлом избавлялась не экс-, а нынешняя его сожительница. Случись что с Измайловым, я бы тоже так голосила. Но, голося, искала бы в нем признаки жизни. А эта изливала Игорю душу на ступеньках, боясь приблизиться к спальне.

— Я же только на час вышла в сад, — казнилась она, — только на час, голова кружилась, думала, проветрюсь. Потом там что-то грохнуло через улицу, я подбежала к воротам… Господи, да что же это, за что?.. Здравствуйте, доктор, идите скорей за Игорем, умоляю, спасите.

Мне оставалось зарыться в какое-то одеяло и прореветься. Как долго это продолжалось, не помню. Игорь открыл дверь неожиданно и протиснулся внутрь:

— Полина Аркадьевна, на выход, быстрее. Менты в столовой, проскользните тенью. Мадам уехала с вашим мужем в больницу. Он плох, скрывать не буду. Очень. Операция, реанимация и везение ему нужны. Выбирайтесь через калитку позади коттеджа и неситесь вперед и прямо. Там вас ждут. Быстрее, сейчас обыск начнется.

— Игорь, я завтра сюда вернусь.

— Насовсем?

— Нет.

— Позвоните мне, идет? Лаком не пользуйтесь.

— Позвоню, спасибо тебе за все.

Однако мимо распахнутой столовой тоже надо было пробраться под аккомпанемент недовольно-глуховатого голоса Сергея Балкова. Я была в панике. Извини, Сережа. Куда люди реже всего смотрят? Да пол. Поэтому я преодолела препятствие по-пластунски, не посмев оглянуться на Игоря. Видел бы это Вик, он бы меня повесил.


«Там вас ждут»… Что Игорь имел в виду? Позади забора тянулся довольно глубокий овраг, дальше березовая аллейка, потом… Да, дорога. Все-таки, кто меня встретит? Оступаясь, я оттаскала землю за волосы жухлой травы и кое-как выкарабкалась из оврага. С козочкой меня никто бы не сравнил. Отборно стройную, изящную, высокую березу бросил без поддержки плечом курящий мужчина. Я застыла в готовности юркнуть обратно в природой созданный окоп.

— Полина!

— Валера! Я так рада. Какими судьбами?

— Игорь вызвал. Срываемся, Поля, тут опасно.

В машине он обиженно молчал. Но и десяти минут не вытерпел:

— Почему ты предприняла эту вылазку без меня?

— Я хотела посмотреть мужу в глаза, попытаться объясниться, пока не втравила некоего Крайнева. Не злись, я, правда, старалась тебя от лишней грязи чужой бытовухи избавить.

— Больше не старайся.

— Валера, твоя неделя на размышления в разгаре, но выполни мою просьбу. Завтра приедем, и я вышибу из дома эту дрянь. Игорь обеспечит парадный подъезд.

— Поля, ты ревнуешь к ней мужа?

— Я собираюсь без помех поискать наркотики. Но у меня о них киношные представления. В маленьких целлофановых пакетиках хранятся, да?

— Что ж, тогда я с тобой.

— Решился?

— Решился, напарница. А ты ревнуешь. Остуди себя, иначе ручонки будут дрожать.

Точно, «ковбой». Напарница — в духе их полиции.

— За меня не беспокойся, — как имеющая право на самоопределение вплоть до отделения нация, взбрыкнула я.

— Или «напарница», или «не беспокойся».

Хорошо сказал!

— А почему Игорь о каком-то взрыве обмолвился?

Я смутилась, но поведала ему все без утайки. Напарник должен быть в курсе.

Глава 10

Мне казалось, что я только на минутку задремала, но, когда раздался звонок Измайлова, на часах было семь утра. Вику предстояло сообщить мне о происшествии с мужем, а мне изобразить неведение, потрясение… И хватит, пожалуй.

Измайлов соблазнял меня горячим крепким кофе таким тоном, что, не ведай я о его нервирующей миссии, решила бы, не иначе цианистого калия на двоих нарастворял. Полковник настаивал на версии самоубийства бывшего супруга. А я, памятуя о наркотиках и неспокойной совести, возможно, испарившейся из мужа не в полном объеме, поддакивала.

— Поленька, операция прошла успешно. Он — везунчик, мозг задет совсем чуть-чуть. Если не переберется к праотцам за сутки, доживет до ста лет, — распинался Измайлов.

Я погладила Вика по руке. Он вообразил, что достаточно подсластил и может скармливать мне пилюлю.

— Поля, ягодка, а стрелялся-то твой, похоже, из пистолета, которым ухлопали Шевелева.

— Повтори еще разок, милый. Себе. И погромче, почетче. Тогда дойдет, какую чушь ты несешь.

— Я вынужден просить тебя, детка, не выходить на улицу. Без Воробьева мы не обойдемся, а как теперь поведут себя охранники с другой стороны, не просчитаешь, — быстренько вклинил пожелание Измайлов, сообразив, что сейчас мы разругаемся в пух. — Поля, экспертизы пока нет, но весьма-весьма вероятно, что одно оружие.

— Если так, то это самая непоправимая их ошибка. Перестарались.

— Кто они? — нахмурился Измайлов.

— Не знаю. Но страсть к театральщине, к режиссуре совпадений кое-каких фраеров сгубит. Мой отставной муж не виновен в гибели Алексея Шевелева. Он не дурак. Он не способен использовать официально зарегистрированный в ментовке пистолет для устранения мелкого коммерсанта, которого мог «задушить костлявой рукой голода».

— Мелкого?

— Питьевая вода и сопутствующее оборудование — не нефть, не алмазы. Вик, это баба, которая обустраивается в коттедже. Это она его довела. В «посещение после похищения» я что-то заметила. Что-то меня терзает, какое-то впечатление вьется вокруг крупным бесом. Это связано с ней и с… Нет, не дано.

Измайлову было за меня стыдно, за себя обидно, за нас обоих горько. Он даже отвернулся. Потом, будто слепец, уставился мимо.

— Полина, ты ревнуешь, как Отелло.

— Сравнения выбирай.

— Я тщательно выбрал. Ты его ревнуешь.

Черт, и Валера Крайнев заподозрил меня в том же грехе. Может, я чего-то в себе недооцениваю? Не ревную я его, ему нужна женщина, только приличная, любящая, порядочная, а ты, Вик, наоборот, нуждаешься во встряске от змеи.

— Вдруг я просто хочу сохранить для сына все, ВСЕ, что есть у его отца?

Полковник вмиг осунулся. Вероятно, он бы предпочел меня в образе мавра. Так часто баловал словом «умница», а числил в дурочках, верящих, что бросившая мужа жена может на него влиять. И, кроме того, почему я должна неизменно быть доброй, отходчивой, уступчивой? Потому что дурочка? Я не подряжалась создавать ему душевный комфорт за счет дискомфорта в себе. Я же чувствую, думаю, ошибаюсь, я — полный чайник. И, нагревая меня, надо соображать, что вода, то бишь моя неидеальная сущность, может выплеснуться и обжечь.

— Не беси меня до такой степени, Вик, а то услышишь что-нибудь похуже.

— Ты жестока, детка. Жестока, как…

— Как все женщины, которых вы, мужчины, уже достали. Достали, Измайлов! У нас с вами в организмах разные гормоны вырабатываются, а вы назло науке не желаете этого признать, плюете на наши чувства и сводите любой контакт то к постели, то к карьере.

— Я сегодня не в настроении улучшать твой гормональный фон, Полина, — на сей раз презрел галантность полковник.

— А я тебя просила заняться его корректировкой? Изменить во мне хоть что-нибудь? Нет, мой гормональный фон мне нужен таким, какой есть.

— Зачем?

— Не твое дело, Измаилов.

Похоже, Вик готов был пойти на мировую, но нетвердой поступью:

— Или поднатужиться и улучшить, чтобы обезопасить от тебя общество? А то будто озверина объелась.

Я выскочила от него, хлопнув дверью и вызвав судороги в косяках. К черту, буду делать все, что сочту нужным. Пусть только приблизится, пусть только заговорит. Бычок племенной. В погонах.


Успокаиваться мне пришлось дольше обычного. Мы еще никогда так не ссорились с Виком. Бывало, бранились, но один из нас обязательно проявлял великодушие и прекращал словесную потасовку: в конце концов, слова — это только слова. И сразу становилось очевидным, что мы очень разные, что нам не переделать друг друга и что надо учиться упиваться своей непохожестью — единственным источником интереса к людям. Но сегодня мне было слишком страшно. Вик Измайлов, самый родной теперь, упрекал меня в ревности, в собственничестве, в жалкости — ни себе, ни людям. Одиночество, вот что одолевало меня. Если уж Вик не в силах понять, что я ощутила себя оберегом человека, который случайно оказался моим бывшим мужем, значит, никто не поймет.

Вик обладал талантом любить в той же мере, в какой талант обладал им. Это важно — равноправие в обладании, иначе даровитые спиваются, сходят с ума, кончают с собой. А что такое талант? Легкость выражения внутренних трудностей. И вдруг Измайлов повел себя, как бездарность. Или это я бездарность? Пока серьезного не коснется, вроде соответствую ему. А немного больше себя потребовалось в ситуации, и нечего показать, предложить, отдать. Да, да, отдать, махнуть не глядя, зная, что даже камень, оставленный в ладони, преисполнен громадного смысла, неведомого твоему малоразвитому партнеру. Я не о Вике, я о партнерах в меновых делах вообще.

Я вымылась, натерла кремом и то, что натирать ни в коем случае не требовалось, уложила волосы феном. Не отвлекало. Не помогало. Не выпускало на волю. Кто-нибудь видел голую, скользкую от крема женщину за компьютером? Ничего не потеряли, если нет. А женщина эта за полчаса набрала статью.

Портреты некогда встретившихся наркоманов. Большего я еще не могла, но и на меньшее уже не была согласна. И вдруг мне стало хорошо. Не ревность изводила, а потребность в творчестве, заразы вы этакие. Вот чего никто из вас не может во мне предположить. Ура, Полина. А сейчас смени род занятий. Ты рекламщица, не обольщайся. Рекламщица… Секунду! Листовки из офиса Шевелева. Блокноты с записями его монологов по поводу фирмы. Почему фирмы? Фирм! Почему фирм? Потому что там была какая-то неразбериха с названиями… Нет, не успеваю. Позже, вечером. А вот с Крайневым связаться самая пора.

— Валера?

— Жду.

— Игоря не предупредишь?

— Предупрежу, что выезжаем. Ты скоро?

— Минут двадцать.

— У меня жена дольше возится.

Как заставить его свернуть с тупиковой стези сравнения своей и чужой женщин? Говорили же про сериалы — не проняло. Вломить ему без политеса, что все бабы одинаковы? Но это не совсем так.

— К каждому выходу из дома в этом году, Валера, я готовилась двадцать пять лет. К выходам в следующем году натикает двадцать шесть.

— Тогда моя — метеор.

— Цени.

— Полина, разве можно настолько непросто жить?

— А кто тебе сказал, что мы живем? Мы с рождения высоко — или низкохудожественно умираем.

— Э…

Вот теперь в самый раз. Теперь свою оценит от души и всего остального. Плохо, что на Крайнева хватает выдержки, а на Измайлова нет. Неужели я люблю Вика сильнее, чем думаю? Полина, не тормози, собирайся.

Я перетряхнула свой гардероб, платья неповседневной, скажем, носки. Какое выбрать, длинное или короткое, широкое или узкое? Совсем короткое, совсем узкое, без сомнений. Некоторые полагают, что мини напяливают для мужчин. Пусть себе, им ни одного мужчины не видать, если не проститутки. А мини-то носят для женщин. Это такое безотказное средство уничтожения соперниц. Тряпичная нейтронная бомба. Нет, бомба умерщвляет живность, а мини гуманно сохраняет. Просто дамы при виде прираздетой сестры во Христе теряются и комплексуют. Они сразу начинают воображать, что мужик должен почувствовать, захотеть, сделать. Сами все решают за мужчин. Только затурканные общественно полезной деятельностью кормильцы и четверти их фантазий не имеют.

Поля, нужно действовать последовательно. Заполнить декольте бриллиантами. Вообще-то у меня одно реденькое колье, но надо куражить себя, иначе до стимуляторов рукой подать. Я категорически не согласна с тем, что людей необходимо учить отключаться. Прежде им стоит преподать науку включаться на полную мощность. Не философствуй, Полина, действуй. В уши и на пальцы — самые мелкие брызги роскоши, дабы до потенциальной хозяйки коттеджа дошло, что драгоценности — тоже психологическое оружие, а не банальные предметы для провокации зависти. Другого, скажете, на тебя не брызгало? И ладно. Я себе украшений не покупаю. Дарят. Дарил муж, то есть. И обвешиваюсь я ими редко. Зато на одной моей знакомой их с утра до ночи килограмм. Если считать только золото. Сидели мы как-то в компании, откровенничали, согласно индивидуальной переносимости алкоголя, и подруга Настя привязалась:

— Кому цепочки и колечки — кайф, а кому — вериги. У тебя, выносливая, кости еще не прогибаются, не трещат?

Наша ходячая ювелирная лавочка грустно улыбнулась:

— У меня муж мусульманин.

— Возбуждается под восточные побрякивания металла? — подпустила шпильку Настя.

— Нет, девочки. Просто, если выгонит, я должна уйти в том, что на мне. А так будет на мне все, что заслужила.

Достойная позиция. Не содержанки. Труженицы. Я уважаю людей, которые могут обосновать свои странности чем-то нормально-житейским. А с теми, кто свою нормальность обосновывает некими странностями, я не общаюсь.

Ну, как я? Великолепна! Держись, любовница бывшего мужа, квартирантка, гадюка безвкусная. Я намерена показать тебе, что усвоила. Жена и шлюха разные вещи, говорите? Бывшими жены не бывают? Вперед, Полина. При тебе он был в безопасности хотя бы в спальне, в кровати. Того, что при ней случилось, я ей не прощу. Мужик-то какой! Отдал шкатулку с брюликами, сапфиром и изумрудом, будто с бижутерией: «Я подарков не отнимаю, Поля». А его приятель, разводясь, даже финскую куртку у жены забрал…

И такого не уберечь! Гадюка, безмозглая гадюка. На выход, иначе перегорю.


Я учла все, кроме реакции Валеры Крайнева. Мне и в голову не пришло, что парень настолько впечатлительный. Можно было округлить глаза, но вываливаться из машины — лишнее.

— Без обмороков, Валерий, — рабочим тоном сказала я. — Воспринимай это, как дамский камуфляж. Как пятнистый куртончик. Камни фальшивые, платье азиатское, с рынка. Я его переделывала по фигуре. Полночи за швейной машинкой. Швы ползут, так намучилась.

Он вздохнул с облегчением и расслабился. Я снова солгала во спасение, но ведь во спасение Крайнева, не себя. Валера, Валера, жаль, что у мальчиков в школьную пору не хватает ума прочитать, например, «Анну Каренину». Конечно, важность вопроса об инородцах, волнующего Алексея Александровича, или светско-сексуальные проблемы Вронского, или уровень гинекологии того времени впечатления на подростков не производят. Но кое-что полезное… Я вот началась с того, что узнала о портнихе Анны, умелице, перешивающей и перелицовывающей платья дамы из высшего света. Я сразу прониклась: в высшем свете, полусвете и во тьме вращаются обыкновенные люди, вампиров и оборотней там нет, можно не шарахаться от любого.

Однако Крайнев после экзальтации дал слишком явную депрессию. Славно было бы рассказать ему анекдот. Но количества, потребного для реабилитации напарника, я не помнила. Поэтому мы молчали. Вик Измайлов — ребенок. Он никогда не комплексует, если я дорого выгляжу. Он балдеет, когда я ему нравлюсь. И на худшее, на демонстрацию, дескать, женщина и все, что на ней есть, мое, не способен. Наверное, поэтому я не была готова к расстройству Валеры. Можно ли на него полагаться? Не распсихуется ли он в неподходящий момент из-за того, что его жена скромнее наряжена?


Игорь ждал нас, и напряженный интерес маской сковал его подвижное лицо.

— Здравствуй, главарь телохранителей. Мадам в спальне?

Он растерянно кивнул.

— Валерий, побудьте с Игорем в зоне слышимости, но не видимости.

И я свободно пошла наверх. Сзади затеялась легкая, неупорная возня. Я уловила шепот Крайнева:

— Пусть идет, тебе-то что.

— А она ее не пристрелит? — побеспокоился бдительный Игорь.

— А куда на ней можно даже бритву спрятать?

— Да, ты прав.

Все-таки мужчины на недоодетость тоже клюют. Учту на будущее. Пока же… Когда я начинала в журналистике, мне довелось интервьюировать зажравшегося председателя профкома непомерно разросшейся организации. Я постучала, дождалась разрешения, проникла в кабинет и представилась.

— Корреспондент? — развеселился холеный хряк, работающий под всех усатых и лысых киноактеров разом. — Бросьте, девушка. Корреспонденты ногой двери открывают.

И если уж я взялась исправлять свои прошлые промахи, в спальню к мадам я не скреблась и не просилась с порога. Я этот самый порог снесла.

Она курила возле туалетного столика. Вздрогнула, но не забилась в эпилептическом припадке. Чего-то я в своем облике не продумала.

— Приветствую. Почему не в больнице?

Ежели спросит, кто я такая, с какой стати нарушаю ее уединение, и кликнет на подмогу Игоря, мне будет трудно. Но она не отступила от стандарта. Еще бы! Стандарт — это их посох, третья нога, сначала отпочковавшаяся, а затем отсохшая от зада. Заменяет интеллект.

— В палату интенсивной терапии никого не пускают, — подавленно отчиталась она.

Я наконец рассмотрела эту женщину подробно. Ничего особенного. Как говорят медики, пониженного питания и правильной конституции. Не будь она среднего роста, я бы приняла ее за модель: не физиономия, а основа для макияжа. В данном случае раскрас был не боевым, а жертвенным. Но я-то разбираюсь, где жертва, а где раскрас.

— Складывайте вещи и прощайте, — не стала миндальничать я.

— То есть как?

— Только так.

О, она, лапушка, похоже, собралась бороться. Вскочила, глазенки сверкают! Если бы они у тебя еще и не бегали справа налево и обратно, я бы могла настроиться на диалог.

— А не тебе ли придется убраться? — повысила она голос. — У нас общее хозяйство почти год. Любой суд примет мою сторону. Выметайся, разведенка.

Мысли о разделе имущества ее посещали. Собственно, почему бы ей не прослезиться, не признаться в любви к мужу? Не возопить, что неважно где, лишь бы дождаться его здоровым? Я ведь могла бы и отступить.

— Насчет развода поподробнее.

— Я паспорт видела!

— Который? У него их несколько. Мы частенько пользовались штампом о разводе, чтобы скрыть кое-какую собственность.

Дать ей водички, или пусть самостоятельно приходит в божеский вид?

— Значит, он не врал, он женат на тебе.

Врал, разумеется. Но под венец тебя особо не звали. И это разумно — вон как махнула виски, и бутылка-то под рукой. Стресс стрессом, но по-кучерски употреблять спиртное при посторонних не стоит. Надо прекращать сцену, Полина. Она не произнесла ни звука правды. А правда в том, что мадам намылилась куда-то перебраться. И присела на дорожку. Тут ты и подоспела.

— Игорь, — спокойно позвала я.

— Здесь, Полина Аркадьевна.

Он едва не загубил мне спектакль. Разве прилично иметь такие бордовые уши? В хорошем доме служите, молодой человек, если меняете цвет от невинной дамской перепалки. А, это детали. Не знаю, как Игорь называл ее, но обычное русское обращение ко мне по имени-отечеству мадам очку доконало.

— Валерий, — не пустила я на самотек дальнейшее.

Крайнев возник зыбковатым миражом. Она, кажется, испугалась.

— Я требую возможности переодеться.

— И так сойдет. Тряпки в чемодан, свой, подчеркиваю. В пять минут не уложитесь — будете дожидаться за оградой, пока вам его выставят.

Тут и выяснилось, что баул уже собран. Раскусила я ее. Я впервые видела Игоря таким ошарашенным. Проблему досмотра решай сам, охранник. Проблему выяснения ее нового адреса тоже. Я блефую, и тебе это известно. Мадам взяла свои вещи и понуро побрела к выходу. Оглянулась, собралась что-то сказать, потупилась. Но не выдержала и завизжала:

— А сексом мы с твоим мужем занимались по утрам! В эту пору мужики — львы.

Тоже мне реплика. На такую ответит и школьница.

— Бедняжка, — посочувствовала я, — то, чем с вами можно заниматься, по-другому называется. Для секса женщине нужны аскетический ум и порнографическое воображение. А у вас ни ума, ни воображения вообще. Одно самомнение.

— Я еще вернусь, — пригрозила она.

— Разве вы тут что-нибудь забыли?

Она смутилась и быстро засеменила из коттеджа. Игорь махнул рукой парню у ворот, и дама неромантично исчезла за ними.

— Что дальше? — поинтересовался старший телохранитель.

— Мы с Валерием произведем обыск. Поприсутствуй, пожалуйста. Игорь, дело важное. Милиционеры вчера с огоньком работали?

— С какой стати? Самоубийство. Осмотрели поверху.

— Тогда мы понизу.

— Вы в своем уме, люди? — засомневался в нас Игорь.

— Просто так не стреляются, — напомнила я.

Игорь немного поразмыслил и решился:

— Я с вами.


Мне неловко, но поначалу шарить по ящикам и тумбочкам было увлекательно. Впрочем, и надоело перебирать книги, журналы, белье, посуду быстро. Неродные, нелюбимые вещи утомляют. Они будто отказываются знакомиться, вступать в контакт, боятся прикосновений и норовят ускользнуть из рук.

Крайнев действовал разборчиво, прикасаясь только к тому, что его насторожило. Игорь вообще ничего не трогал. Один раз в спальне присвистнул:

— Тысяча баксов улетучилась. Мадам-то не пустая слиняла.

— Не убивайся. Она ведь так и так ждала момента, чтобы уйти, — откликнулся Валера. — Ты мог перетряхнуть сумку, но ощупывать ее не стал бы. А деньги такие уносят на себе.

Я тосковала. Выживет ли муж, не останется ли инвалидом? И нужно ли ему то, что мы делаем? Стоит закрасться сомнению в смысле своих телодвижений, как паралич готов удружить. Часа через полтора я с трудом таскала ноги, а не они меня. Да и Крайнев притих.

— Вы, ребята, на что надеялись? — подвел итог наших стараний Игорь.

— Мы искали при тебе, — сразу уперлась я. — Если бы нашли, не скрыли бы. А на нет и суда нет.

— Кухня, — пробубнил Валерий, который сдаваться не желал.

— Туда хозяин не спускался месяцами, — милосердно попытался не длить нашей агонии Игорь.

— Тогда мы воды попьем, — присоединилась я к Крайневу.

— Пейте на здоровье.

В навесном шкафчике, куда я сунулась с разбегу, раньше хранились чашки. Сейчас же там стояли разнообразные наборы для специй. Хрусталь с серебром — поднос, солонка, перечница и кувшинчик для горчицы — претендовали на звание произведений искусства. Я не удержалась, достала их и едва не уронила. Кто же насыпает мелкую соль в пакет и закладывает в солонку? Неужели до такой степени берегут эти прелестные штучки? Но не успела я вынуть несвойственное содержимое, как Крайнев выхватил у меня поднос.

— Валера, это хулиганство.

— Это наркотик.

И такое бывает? Весь дом перерыли. Туалеты облазили. А нашли в совсем не тайном месте. Можно сказать, на виду.

— Дай посмотреть, — попросила я.

— Пальчики не сотри, — неожиданно подал голос Игорь.

— Не учи ученого, — буркнул Крайнев.

Мужчины приступили, как ни дико это звучит, к дегустации порошка. Я впала в болтливость и беспокойство:

— Я тоже попробую, ладно? А вы что-нибудь уже чувствуете? А если регулярно слизывать с мизинцев все, что отыщешь, можно стать зависимым?

Они не позволили мне окунуть в солонку палец. Вредины. Они вообще перестали меня замечать.

— У меня есть знакомая лаборантка в криминалистической лаборатории, — говорил Игорь. — Сделает скоренько и не спросит зачем. У нас в охране всякие ситуации случаются, подруга не подводила.

— С чем сравнивать?

— Найдем. Тут наслежено часто, а прибрать за собой Полина даме не дала.

— Как мыслишь, хозяин прикладывался?

— Парни, — осенило меня, — она что-то про утренний секс плела.

Они недобро уставились мне в переносицу.

— Как ни жаль, но муж, наверное, был близок к импотенции: перенапряг, перегрузки, то, се. Она его прикармливала. Точно! Отсюда и утренние завихи.

— Версия вполне, — кивнул Крайнев. — Здесь, кстати, достаточно, чтобы за пакетом вернуться.

— Я встречу, — зловеще пообещал Игорь.

Расстались мы заправскими заговорщиками. Тем не менее, высаживая меня у подъезда, Крайнев озвучил и мои опасения:

— Можем мы доверять Игорю или должны?

Глава 11

Я давно заметила: если вам удалось форсировать событие, то после удовольствия от достижения цели наступает состояние, лучше всего характеризуемое словом «смурное». Вы вдруг замечаете, что, во-первых, земля, небо, люди на достигнутом берегу мало чем отличаются от таковых на покинутом. А во-вторых, понимаете: брод через событие был возможен из-за того, что оно мелкое, тихое и теплое. Нет, в событиях положено плавать. И на берег должно выбрасывать волей волн и провидения. Только тогда твердь станет обетованной. Только так достигается право на отдых.

После возвращения из коттеджа я плыла в небурных водах. Подняла все, что нашла, о фирме Шевелева, о несостоявшемся публичном скандале с Крайневым, перебрала в памяти связанные с Лизой детали. По мере осознания, что ее больше нет и не будет, злопамятность отпускала меня на вольный выпас совести, и я начинала жалеть Лизу. Смогла бы я сама работать с бывшим мужем, ежеминутно доказывая ему свою профессиональную состоятельность? Вложил бы Измайлов деньги в его предприятие, даже рассчитывая на прибыль? Нынешний муж Лизы вложил. И не потянуло ли бы меня на кого-нибудь третьего? Не попыталась бы я превратить треугольник — я и пара муженьков — в квадрат, чтобы внутри стало попросторнее? Любовник Лизы, от которого брезгливо отмахнулся Вик, очень занимал меня. Лиза не схватилась бы за первого попавшегося мужчину. Он обязан был быть не беднее, скорее богаче ее второго суженого. И внешность хуже, чем у двух первых мужчин, ее бы не устроила. Это я могу натворить в знак протеста всякого. Лиза себя блюла. Если для меня существует неделимое понятие «жить», то для нее оно разлагалось на составляющие «опускаться — подниматься». Итак, Лиза, царствие ей небесное, поднималась, лезла вверх в предоставленных ей мужчинами условиях. О деньгах не забывала, это важно, как ни крути. Крути, Полина, крути. И посмотри, где замрет диск ее проблем. О, замер. Сектор — баксы. Деление — крыша газеты. Погоди, торопыга, но ведь ей было сорок. Она молодилась, открывала ноги, коротко стриглась и все-таки…

Сын прибежал однажды с прогулки во дворе возбужденный:

— Мамочка, мамуля, к нам приставала тетя из детской передачи, говорила, что по телевизору покажет.

— Какая еще тетя, Севушка?

— Такая… Старая девушка лет тридцати.

Возможно, я в свои двадцать пять чего-то не домысливаю? И зрелая, ухоженная Лиза привлекала гораздо сильнее, чем не стосковавшаяся по физической близости девчонка? В любом случае, думаю, сконцентрировавшаяся на желаемом женщина способна своего добиться. Но любовница — почти должность. Да и ее любовник — почти должность. Коли он стремился контролировать газету, лучшего совмещения приятного с полезным, чем Лиза, вообразить нельзя. Кто же стоял за газетой? Кто?

Таких сведений среди коллег не соберешь. А мой бывший муж не был треплив и с целой черепной коробкой, хотя и богат на информацию. Даже с Измайловым, изведшимся по поводу моих негритянских замашек, не посоветуешься. Скажет, зациклилась на сексе. Но трое мужчин не доводят женщину до добра. Тем более заместителя главного редактора по рекламе.

Я оставила мысли о Лизе. Было уже за полночь, а Вик не шел, не звонил. Выскажешь свое мнение, всего лишь, и потеряешь любимого человека. Теперь никто не убедит меня в том, что Лиза на работе только работала. Она тасовала своих бывших и настоящих мужчин, чтобы удержаться на плаву в том самом потоке событий.


Утро меня разбудило и сразу дало понять, что не для счастья. Из разбухших туч моросил дождь и сбивал ослабевшие в черенках листья. Упадок, упадок во всем. Все валилось вниз, окуналось в грязь, гибло. И мысли о воскресении могли посетить только того, кто не от сего мира. Вик не удосужился подать признаков жизни. Какие полковники нынче пошли обидчивые. Однако у меня было дело. Настолько волнующее, что одной гимнастикой стимулировать деловитость не удалось. Я впервые со дня похищения предприняла пробежку.

Крайнев вытаращился на меня из машины, как на мелкие детали галлюцинации. Будто к приструнению тела располагает погода, а не душа. Он дал понять, что не прочь пообщаться. Я кивнула, но с отмашкой, дескать, после. Я где-то читала, что неудовлетворенных жизнью женщин заставляли по три часа заниматься физическими упражнениями и активно гулять на воздухе. Результаты, уверяли, потрясающие. Еще бы. Если не халтурить, то вытянуть ноги после такого самоистязания — уже неземное блаженство. А уверенность в том, что до контрольной побудки тебя оставят в покое, тем более.

Дома мне приспичило было лечь, но я себе не позволила. Я вообще привыкла не позволять себе лишнюю сигарету, рюмку, слово. С мыслями бы так справляться. Я уже давно услышала от случайного старика в поезде определение безумца: «Самосшедший». Это великое определение. Сошел сам, по своей воле, не требуй от других милосердия, когда в тебе задергаются обрывки инстинкта самосохранения. Только инстинкт на то и инстинкт, чтобы теребить окружающих мольбами о спасении.

Да, тяжелые у меня были пробуждение, бег, зарядка, душ, если в голове бурлило подобное. Тяжесть, однако, легка для тренированных или для умеющих навьючить ее на людей. На рабов, которые были, есть и будут неудачниками. На женщин, которые были, есть и будут женщинами. Правда, нынче с гипофизарной и половой путаницей последнее не актуально. Но тогда вообще ничего актуального нет, потому что все повторяется миллионы раз. Лишь своя шкура неповторима. Потому что болит. И лишь своя душа неповторима. Потому что болит. Прочее в отношениях с человечеством зиждется на ассоциациях с собственной болью. Боли мало — ассоциаций, сострадания, сочувствия, соучастия мало… Нет, в меня надо вживить какой-нибудь блокиратор раздумий, иначе я пропаду. Или занимать меня чем-нибудь без перерывов. Сама себя займу и срочно.

Я набрала номер редакции, которой особенно подошла по энергетике. Что поделаешь, в редакциях есть свои и не свои. Средства массовой информации, как все на свете, держатся на личных симпатиях и антипатиях. Небольшие — на тортиках к чаю и бутылках к празднику, если ситуация колеблется, то есть в вас сомневаются. На словах, если наметилось глубокое идейное соответствие. Впрочем, одно не исключает другого. Только там, где вертятся огромные деньги, коллеги сторонятся друг друга, либо образуют уж очень маленькие группы для совместных чае — и прочих питий.

В этой редакции я понравилась подавляющему большинству. Когда они обо мне сплетничали, три четверти согласились, что я своя в доску баба. Творческий конкурс, который теоретически должен предшествовать такого рода обсуждениям, отодвигается на последнее место. Не потому, что народ сволочной. А потому, что обращение в редакцию за работой в основном предполагает умение писать. О чем? Обо всем. Как? Вот это уже тема своего — не своего. Итак, там я своя. Но до сих пор трудилась рекламщицей. И каковы результаты?

— Сань, это Полина. Статью не возьмешь? Независимая такая, крик души.

— Твою возьму.

О чем и разговаривали.

— Про наркоманов.

— Модная тема, надеюсь, неизбито сделано. Слушай, Поль, не в службу, а в дружбу, подскочи во дворец пионеров, бывший, разумеется. Там объединение молодежных клубов созвало пресс-конференцию. А мне послать некого.

Это, конечно, в службу. Но я пресловутые розовые очки давно сменила на темные.

— О'кей, что нужно?

— Отчетец в несколько строк.

— Будет. Сегодня же заброшу вместе со статьей.

— Ты нас никогда не подводила.

Не в моих интересах было, вот и не подводила. Все, цинизм пора обуздывать, а то он меня не в ту сторону занесет. Полина, где доброе отношение к людям? Где любовь к ближнему? Что с тобой сегодня? Я не успела выяснить местонахождение прекрасного в себе. Забился в трезвоне телефон. Никак отчетец в пару страниц понадобился.

— Полина? — раздался невеселый голос главного редактора, оставшегося на хозяйстве вместо Лизы.

Я не видела его после трагедии.

— Примите мои искренние соболезнования.

— Спасибо. Но газету еще не убили, надо существовать дальше. Мы с вами должны увидеться.

Впредь я не брошусь к вам по первому свисту, господа. Бог с ним, с договором. Традиция моих умиротворяющих согласий на любые условия умерла вместе с Лизой.

— Извините, до двух часов дня я занята. Смогу подъехать в три.

— Это не слишком удобно.

— Вы собираетесь куда-то? Тогда завтра.

— Подождите немного, Полина, я перезвоню.

Перезвонил. Договорились на три часа. Непривычно, но переносимо. Надо рвать на пресс-конференцию. Я снова в общей свистопляске. И знаю, если нужна, достанут из-под земли, дождутся, простят опоздание, примут явно надуманные оправдания и претензий не выскажут. А если только они тебе нужны, то, и пообещав быть на месте, удерут, не выслушают, обманут. Пока у меня все со всеми взаимно, так что сетовать на фортуну нечего.


— Полина, я думал, если женщина на службу не ходит, она из дома носа не высовывает, — разоткровенничался Валерий Крайнев, услышав, что нам предстоят разъезды. — А тебе постоянно куда-то надо.

— Волка ноги кормят, Валера.

— Ты не волк, ты некий фантастический гибрид. Хорошо, колеса есть.

— Не будь их, я бы на общественном транспорте скаталась. И катаюсь регулярно, поверь.

— Серьезно?

— Мне не в тягость. Пока, во всяком случае. Но для экстренных вариантов я жадно берегу заначку на мотор.

— Моя автобусов избегает.

Опять! Когда же он угомонится?

— Меня развлекают люди, оккупировавшие демократичные виды транспорта. А вообще-то автобус — это душегубка.

— Но если у мужа нет своей машины?

— Вы ссоритесь из-за денег, Валера?

— Угу.

— Жена работает?

— Угу.

— Тогда люби ее чаще.

— Полина… — укоризненно одернул он.

— Что Полина? Мусорное ведро вынеси, пол помой в выходные, прошвырнуться по округе пригласи, скажи, что в сатиновом сарафане она лучше встречной расфранченной стервозины. Люби, словом.

— Ты в этом смысле…

— В каком угодно смысле, если любишь, люби качественно.

Крайнев задумался. Я всегда стесняюсь таких очевидностей. И всегда пугаюсь, когда для людей они оказываются откровением. Наверное, мама права: я родилась старухой. Только я уже видела множество старух, не набравшихся у жизни ничего, кроме жалости к упущенным возможностям. Совсем люди внутри себя не прибираются…

Что за день сегодня? Мне ведь некуда сунуться с подобными размышлениями. А они очень мешают практике, потому что отталкивают окружающих. Мне же на пресс-конференцию надо, а не в монастырь. Впрочем, в монастыре тоже приветствуют мышление по монастырским правилам. Ну, некуда бедняжечке Поле податься, некуда! И все из-за полковника Измайлова. Он — моя связь с действительностью, прерванная, к сожалению.


Актовый зал бывшего дворца пионеров и школьников каким был во времена моего детства, таким и остался. Сколько вечеров я тут провела, гремя организаторскими задатками. Что мы тогда с друзьями-товарищами пели? «Я вчера пришел в двенадцать, на двери большой замок. А мне мама из-за двери: „В ДПШ ночуй, сынок“. Активисты… После первой студенческой лекции нас, школьных комсомольских секретарей, попросил задержаться секретарь факультетский.

— Вы, ребята, наш золотой фонд, — сказал. — Вы — комитет комсомола курса. Теперь выбирайте своего вожака.

Все немедленно предложили себя. Но я же недоразвитая. Я же не способна зрительствовать в многозначительном молчании.

— Мы должны поработать какое-то время, например, семестр, коллегиально, узнать друг друга, а потом разбираться с должностями.

Они были шокированы моим лаконичным выступлением. Через секунду замешательства секретарь вытащил из кармана бумажку, откашлялся и заявил:

— Деканат предлагает кандидатуру Иванова.

— Какое отношение имеет деканат к выборам? Но если там все уже решено, вычеркните меня из списка комитета, — сказала я. — Потому что сейчас решается вопрос будущих экзаменационных льгот, а не общественной нагрузки, И не коситесь на меня, будто я вашу карьеру на корню зарубила. Слышали ведь, запланирован был Иванов.

Какое там «не коситесь»! Целый курс мне палки в колеса вставляли и старались завалить на общественно-политических аттестациях. А потом комсомола не стало. Но теперь я опять прибыла сюда на мероприятие. В силу того, что оно не котировалось как

«шибко важное», журналисты были юными, хмурыми и озабоченными.

— Привет. Презентация с фуршетом привлекательнее для обладателей отточенных перьев?

— Оборзела? — пискнул кто-то.

— Тогда лица поприветливей и полюбознательней сделайте, иначе организаторы к нам не выйдут.

Они рассмеялись. Можно было устраиваться поудобнее. Мне понравился парень, жующий бутерброд. Проголодался — значит, уже трудился.

— Пить хочешь? — спросила я его.

— Не откажусь.

Я отдала ему жестянку с лимонадом — привыкла всегда таскать в сумке для Севы. Он приобрел вид обласканного судьбой. Здорово же ему надоела сухомятка.

Действо затеяли люди, делающие искусственное дыхание травмированным подростковым клубам. Они были так бедно и опрятно одеты, они говорили такие простые и святые слова, что хотелось плакать. Хотелось немедленно пожертвовать им все, что есть. Устроить митинг на площади. Пойти с подписными листами по господским домам и офисам. Да только они уже и в пикетах настоялись, и по богатеям набегались. Им даже вопросов задавать не надо было: заправляй ручку их болью и пиши, строчи. И дай тебе Бог верить, что это поможет им и детям, которых они спасали. Я слушала и сразу делала заметку, поэтому, когда дошло до выступления приглашенных, мое сказание, собственно, было изложено на бумаге. Но психолог из наркодиспансера выступила столь толково, что пришлось добавить несколько строк. Она предложила объединить усилия в программе уменьшения вреда от употребления наркотиков и дать подросткам из клубов необходимый минимум знаний, которым они могли бы снабдить и сидящих на игле приятелей.

А затем поднялся плотный мужчина лет пятидесяти пяти и удостоил нас рапорта об успехах милиции в деле борьбы с наркоторговлей. Подполковник Самойлов, вот вы какой. Сочетаете барственность с несгибаемостью. На ловца и зверь бежит. Я взяла микрофон:

— У меня вопрос. Однажды, господин подполковник, вы обещали избавиться от нечистоплотных сотрудников, оставить в отделе только праведников и поднять эффективность и раскрываемость на должный уровень. Каковы результаты? Кажется, тогда возник скандал из-за утечки информации о готовящихся операциях.

Он завелся на десять минут. Но ни звука о Крайневе и его сброшенном с электрички друге. А ведь это они обвиняли Самойлова в продаже мафии сведений. И погибший парень вез в город какие-то магнитофонные пленки — доказательства. Разумеется, они исчезли. Теперь Самойлов уверял, что отдел ему достался чистый, как стеклышко. Во всяком общественном есть личное, Вик прав. Отвязываться от врага своего напарника было не в моих привычках.

— Скажите, пожалуйста, каков объем самой крупной партии, изъятой вами?

— Тонна.

— О! А неизъятой?

— Не понял.

— На что теоретически могут замахнуться наркоторговцы?

— На что угодно. Это зависит от вещества, которое они переправляют.

— Бывают ли у вашего отдела неудачи, провалы?

— Последние пять лет не случалось. Но меня смущает направленность ваших вопросов.

— Не смущайтесь, коль уж вышли к журналистам. Вам бы как-то связать свое выступление с проблемами объединения молодежных клубов, которое вас пригласило. А то завтра мы все в одних и тех же выражениях воспоем ваши достижения, перечислим килограммы сожженного зелья. Послезавтра же оплачем рост количества и омоложение наркозависимых. Полагаю, тогда нам всем будет стыдно.

— Еще раз не понял.

Ничего, зайчик, зато журналистская братия поняла. Отползай, Полина, они и без твоего участия справятся.

— Подумаю над формулировкой, — сдалась я.

Он перевел дух. Рано. Потому что встал, насладившись последним глотком лимонада, понравившийся мне мальчик:

— Если бы меня задержали с дозой на один-два приема, какой суммой я мог бы решить дело в свою пользу? У меня есть факты…

А дальше так и посыпалось:

— Вы обвиняете в быстром распространении наркотических веществ несовершенные границы. Вы против нынешнего курса? Вы за железный занавес между нами и бывшими союзными республиками?..

— Моего младшего брата задержали на дискотеке в компании шестерых приятелей. Анашу нашли у одного, но зверски избили всех…

Вот так надо работать на пресс-конференциях. Я тихонько выбралась из зала.

Крайнев дремал в машине за углом.

— Так скоро?

— Долго ли умеючи. Там подполковник Самойлов потеет. Поехали по редакциям.

Валерий молодец. При упоминании недруга зубами скрипнул, но от комментариев воздержался.


В первой редакции все прошло гладко. Во второй же…

Главный редактор пребывал, что называется, в разобранном виде. Еще бы! Вик подозревал его в убийстве, а тот факт, что дочери почти двадцать, не учел. Если отчим откажется ее содержать после смерти Лизы, придется предъявлять девицу молодой жене. Предоставлять кров. Делиться доходами, которые малы. Я не злорадствую, просто нахлебалась чайку реальности с экономикой вместо сахара. Полковник сам говорил, что мертвые оставляют в наследство живым сплошные проблемы. В общем, облегчить участь главного я могла, лишь помогая ему в газете. Рекламу какую-нибудь провернуть бесплатно в случае крайней нужды. Статью набросать без гонорара.

— Полина, пойдемте в кабинет Лизы, — позвал он.

Лучше бы три статьи попросил. Хотя пора мне уже посуше делаться, иначе разорюсь на благотворительности. В помещение, из которого выветрилась скорбь, он пропустил меня первой. Но я остановилась у входа, пусть устроится где-нибудь. Пока он протискивался за бухгалтершин стол, я обозревала стеллаж, стоящий возле двери. И вдруг с высоты своего роста и каблуков узрела окурок. Он прятался на полке вровень с моей шеей, между подшивкой за прошлый год и стенкой, почти сливаясь с ней цветом фильтра. Окурок здесь? В вотчине адептов здорового образа жизни? Да, стоит начальнице оказаться на небесах, как подчиненные принимаются потакать пришлым курильщикам. Я схватила двумя пальцами кусок сигареты и сунула в карман. Повод зайти к Вику. Дескать, исправляю твои ошибки, а могла бы ведь скрыть вещественное доказательство. Без Измайлова мне уже было плохо. А тем временем редактора понесло по ухабам невнятицы. Я никак не уразумевала, чего ему надо. Наконец он вырвался из замкнутого круга:

— Повторюсь, Полина, издание живо. Я сейчас в какой-то мере заменяю Лизу, но чувствую некоторую свою некомпетентность в коммерческих тонкостях. Поэтому решил, что куратор нашей газеты, ее спонсор и друг поучаствует в разговоре. Вы с ним, кажется, знакомы.

Все вышеупомянутое в мужском обличье вплыло из коридора. Я вынуждена была отмести «кажется» и напрячься.

— Здравствуйте, Полина Аркадьевна.

— Добрый день, Валентин Петрович.

— Слышал о несчастье с вашим супругом. Сочувствую.

— Благодарю. Врачи уверяют, что надежд на лучшее сегодня гораздо больше, чем вчера.

— Вы в состоянии обсуждать дела?

Боже, какая предупредительность. Еще бы каплю шарма, и я растаю. Итак, вот он — крыша рекламной газеты и любовник Лизы. В таком случае мне придется отпустить ему грех грубой проверки меня, автора, на трепливость о заказчиках. Остальное как было белибердой, так и осталось. Незачем ему было душить Лизу. Спокойно, Полина, выясни, что ему требуется, потом выводами балуйся.

— В состоянии, Валентин Петрович.

— Тогда займемся…

Сначала я подумала, что у меня проявляется какой-то подло скрывавшийся дефект слуха. Валентин Петрович заявил, что собирается воплотить последний замысел Лизы и поведать читателям потрясающую историю о родниковой воде. Он сулил мне сколько угодно места. Он соблазнял меня подборкой материалов обо всем, что можно пить. Он обещал двойную оплату.

Главный редактор, похоже, не верил своим ушам. При упоминании денег он дернулся и позеленел. Только тогда я сообразила, что шла сюда в субботу растолковать хитрость Шевелева. Лизе действительно хотелось опубликовать его сенсационную быль, но быль-то оказалась сказкой. И делиться ею Алексей отказался, оставил до другого случая. Так что я их огорчила:

— Я понимаю и уважаю ваш порыв, господа. Но потрудитесь воздвигнуть Лизе иной «нерукотворный памятник».

Профессиональный газетчик явно обрадовался. Валентин Петрович столь же недвусмысленно расстроился.

— Говорят, сорок дней после смерти душа человека витает рядом с нами. Жаль, жаль, что мы не утешим нашу Лизу.

Похоже, все-таки любовник. Как все запутано в людских отношениях.

— Полагаю, других предложений для меня нет, — ощутила я себя лишней.

— Простите, Полина Аркадьевна, пока нет.

— До свидания.

— До свидания. Мы без вас не обойдемся, обязательно свяжемся с вами. Передавайте супругу пожелания здравствовать.

Я остановилась посреди двора и глубоко вдохнула вобравший студености воздух. На «водяной» рекламе поставлен крест. Но что-то мешало мне улыбнуться. Для выяснения муры о выдумках Алексея Шевелева Валентину Петровичу не обязательно было тащить меня к себе, оболванив кофе. Разве что он рассчитывал услышать другое. Или не собирался открывать свое «спонсорство» газете. Ерундистика. Тогда почему он солгал Измайлову по поводу звонка незнакомки-шантажистки? И главное — когда, когда кончатся эти загадки?

Глава 12

Загадкам кончиться не было суждено. Суждено было начаться неприятностям. Не успел Крайнев затормозить, как из-под козырька подъездного крыльца выскочил Сергей Балков. Устроился на заднем сиденье, повозился, кряхтя. Обычно жизнерадостный крепыш смотрелся тускло.

— Что случилось? — спросили мы с Валерием.

— У тебя гости, Полина, не обижайся, — огорошил Сергей. — Но народу для вечеринки маловато, поэтому ты, Валера, тоже приглашен.

— Сережа… — растерялась я.

— Поля! У ТЕБЯ гости. Я воспользовался ключом, который ТЫ мне давала в августе, чтобы Я кормил кота и поливал цветы. Не сделай Я этого, с вами бы беседовали официально. Не все ли равно, позвонили бы в твою дверь через минуту после того, как ты ее за собой закрыла, или подождали в доме. Тем более, что вы вдвоем с Валерой понадобились. Извини, конечно, за самовольство, но так будет спокойнее и лучше.

Крайнев стиснул мой локоть и прошептал:

— Я предупреждал, желающие мешать найдутся.

— Мы же ничего не натворили.

Я не сомневалась, что это происки коварного Вика. Не раскрывая своего местожительства, полковник играл в криминальные игры. Вероятно, он полагал, что Крайнев бывал у меня. И изобрел наказание. Но без веской причины Измайлов такого непотребства, как проникновение в мою квартиру, не допустил бы. Я-то выпутаюсь, а вот Валерий… С другой стороны, при чем тут он, если я ненормальная? Муж приказал ему меня пасти, он и выполняет. Может, обойдется? И вдруг я похолодела:

— Сергей, никто не умер? Борис? Мой бывший?

— Нет, нет, успокойся, Поля.

Ладно, тогда с Измайловым я как-нибудь справлюсь.

— Пошли, ребята.

Балков протянул мне ключ Вика. Хоть бы отмычку от собственной норы догадался снять с колечка, конспиратор.

— Ты, Сережа, кого-то пустил, ты и отпирай.

Он горестно вздохнул. Поднаторел парень в актерском мастерстве. Оно конечно, вздыхать менее хлопотно, чем убийц ловить.


Виктор Николаевич Измайлов стоял посреди моей комнаты. Добро бы в позе чуткости. Но он до безобразия самоуверенно раскачивался с пяток на носки и ухмылялся. У меня даже под ложечкой засосало, так я по этому типу соскучилась. В кресле сидел еще какой-то мужчина. Он и повернуться к нам физиономией не удосужился. Если это не мера предосторожности против выцарапывания глаз, то многократное свинство. Погодите же. Как говаривал булгаковский Шариков, в очередь, сукины дети, в очередь. Оба легко не отделаетесь.

— Прелестная манера заскакивать на чашечку кофе. Сергей — мой друг, а с вами я едва знакома, — обратилась я к Вику. — И не пригласила бы вас даже, даже…

Я не осеклась, у меня спазм горла случился. Потому что второй визитер изволил раскрыть инкогнито. Мы с Крайневым синхронно покачнулись и, словно фигуристы, взялись за руки. Впору было прыгать в три оборота. Или тодес изобразить? Из податливых недр моей мягкой мебели жестко торчал… Игорь.

Будучи не в состоянии издавать звуки, я перешла на язык жестов. Он ведь тоже богат. Краткое, но емкое «Вон отсюда» я успела выразить тремя способами, когда Измайлов обратился к этому горе-охраннику, к этому милицейскому прихвостню:

— Ну что, капитан, досталось вам от буйной парочки?

Капитан? Вот уж не думала, что муженек им звания присваивает. Надо выяснить, кто там, в домашней иерархии, Крайнев.

— Да, силы у них неисчерпаемые. Но идей полны головы. Удачный альянс, не худо сработались, — приветил нас душка Игорек.

Валерий зарычал, но мужики у меня собрались не пугливые.

— Капитан — сотрудник ФСБ, авантюристы, — представил нас друг другу по-новой Измайлов. — Присматривает кое за кем в том районе. Всякого навидался и натерпелся, но вас чистосердечно признал диковинкой.

— А вы кто? — заершился Крайнев.

— Полковник Измайлов.

Аплодируйте! Полковник Измайлов! Его все обязаны знать? Однако Валерий уважительно протянул:

— Наслышан.

Популярный Вик выдержал паузу. Мои предположения насчет открытия им и Валковым любительского театра укрепились. Крайнев ринулся в атаку сам:

— Полина ни в чем не виновата. Она это… Слишком женщина.

Измайловские глазоньки налились кровью.

— В смысле нелогичности, — не сумел понять его бешенства Валерий. — Но товарищ верный.

Кажется, слово «товарищ» Вик трактовал специфически, потому что сжал кулаки. И разжал их: плечом к плечу с Крайневым поднялся Балков. Если выживу, обязательно спрошу у Измайлова, как он с товарищами развлекается. Особенно с верными.

— Виктор Николаевич, — засмеялся Игорь, — я образовал бы с ними цепь, но должен вас контролировать со своей позиции. Согласен, эта девочка ставит палки в колеса милиции. Но она и любой мафии все порушит. Нет в мире ни человека, ни организации, способной разобраться, чем она руководствуется.

Ах, девочка. А что насчет Полины Аркадьевны? Предлагала перейти «на ты», отказался. Шпион, тоже мне.

— Господин капитан Игорь, не представилось случая выяснить, как по батюшке, я собой руководствуюсь.

— Ясно, не нами, зашоренными. Только мы ведь договорились без отчеств обходиться.

— Когда? — заерзал Вик.

— Был рабочий момент, — посерьезнел Игорь.

Значит, про баллончик лака для волос Измайлов ни сном, ни духом? О, телохранитель…

— Что же ты нас так незатейливо заложил, Игорь? Всего лишь полковнику Измайлову, — не стала размякать я, представив себе предыдущие судороги на крючке этого фээсбэшника. — Мог бы свое учреждение задействовать.

«Всего лишь полковник» Вика не вдохновил, но он сдержался. Любопытно, честно заслуженную зарплату от мужа Игорь в детский дом перечисляет, или как? Как у них вообще это устроено? И не он ли изуродовал моего бывшего ненаглядного?

— Ни черта не боится, — пробормотал экс-главный охранник с неприятной гримасой.

Боюсь, Игорь, и тебя боюсь. Но не показывать же этого. Страх — самое интимное в человеке. А я женщина скромная.

— Вы зарвались, ребята, — повысил голос Игорь.

Я зыркнула на Валеру. Он был далек от солидарности с начальником.

— Мы справляли свои частные нужды, сударь, — сказала я.

— Вы зарвались, — заело Игоря. — Вы начали мешать. Не полковнику Измайлову, ему вы давно пакостите. Мне. Полина, что произошло на пресс-конференции, к примеру? К чему было настораживать подполковника Самойлова и спускать на него всех собак?

Оперативность повышенная, как бы это ни звучало. Надо отбиваться.

— Самойлов — скотина. Журналисты — не собаки.

Крайнев полез в задний карман, возможно, за носовым платком. Я погрозила ему пальцем. Зачем провоцировать вооруженных? Наша пантомима выглядела глупо, но эффектно. И дала мне возможность подзавести себя:

— Я не разобрала, вам мешать, ваше величество?

— Мне.

Ладно, тебе, так тебе. Проглочу, но прожевав.

— А где был ты и твои сослуживцы, когда Валерию наркоту подбрасывали? Когда вышвыривали в тартарары? Кто тогда мешал вам разбираться? Действовать? Мы с Крайневым? Ты сейчас намекаешь, будто следишь за Самойловым и не хочешь, чтобы его вспугнули. Так ведь годы идут. Сколько судеб он еще сломает? Сколько героина позволит продать?

Игорь рассвирепел до нервного тика. Его верхние веки прямо в пляс пустились. Измайлов, ты все-таки меня любишь. Потому что не позволил ему открыть рот в таком состоянии. Бросил сварливо:

— Не стоит, капитан. Когда девушка проезжалась по нашей организации, вы отнеслись к этому благодушно. А когда по вашей, расстроились. Ее не проймешь комплиментами о порушении мафии, она очень молода и очень самоуверенна. Пусть уж взрослеет естественно, без моральных оплеух от щедрот ФСБ.

Игорь в ответ скривился, но потом улыбнулся:

— Договорились, Виктор Николаевич. Вы покровительствуете Полине?

— Это выше моих сил. Но она дружна с моим сотрудником.

— Вот оно что, — слегка разочаровался Игорь. — Тем не менее, договорились.

Сколько ты за меня должен? Что-то в этом роде я спросила у мужа, когда он увез меня от Валентина Петровича. И внутри деловых, и внутри служивых одно и то же спрятано, да?

Крайнев с Балковым еще образовывали заслон.

— Я что, ворота соперника в момент штрафного? — взвыла я. — Расступитесь немедленно, никто меня не тронет.

Парни сделали по шагу в стороны.

— Игорь, надо думать, милицейскому расследованию не чужой? — ехидно осведомилась я.

— Разобраться в самоубийстве, происшедшем почти на моих глазах — дело чести, — уравновешенно отозвался капитан. — Ну и еще кое-какие точки соприкосновения есть.

— Крайнев расследованию вообще родня? — не отстал от меня Вик.

— Я за него ручаюсь, — сказал Игорь.

Мы с Балковым горячо присоединились. Надо было ковать железо, пока не остыло, так что я не медлила:

— Послушайте, люди. Когда я пришла к Алексею Шевелеву в марте, он сказал, что вода добывается на территории санатория «Дубрава» и называется «Дубравная». Тебе объяснять, о чем речь, Валерий?

— Я потом сам, — избавил меня от лишних слов Игорь.

— Потом он вдруг дал задний ход, дескать, до появления на прилавках время есть, может, переименуем. Ну, я ее окрестила родниковой и экологически чистой. И почему-то вбила себе в голову, что Шевелев менял название фирмы, а не продукции. Но в сентябрьский мой приход разговор касался конкретно санатория «Березовая роща».

— Сменили источник? — лениво поинтересовался капитан

— Нет. После стрельбы администрация решила, что с «Дубравой» у отдыхающих связаны дурные ассоциации. Осмотрелись, дубов не обнаружили, зато берез оказалось в избытке. Пока обоснования и заявки мотались по инстанциям, пока заказывали новые бланки путевок и документов, прошло три года. И вот коммерсантам воду разливать, а у главврача новость.

— Погоди, Полина, — взмолился Сергей Балков. — «Дубрава» — санаторий, где расстреляли совещавшихся бизнесменов. Теперь он называется «Березовая роща». И на его территории добывают воду, так?

— Так. Добывают, очищают и разливают в бутыли… Сергей, Валерий, да сядьте же, наконец.

Ребята сели рядком на диван.

— Достаньте мне путевку в этот санаторий, — добралась я до основного. — Хочется отдохнуть от всех вас. Нервы подлечить.

— Там желудки врачуют, — проинформировал Балков, несколько дней назад не чаявший, как поскорей забыть об этой «Дубраве».

— И желудки болят от нервов. У кого сейчас нет гастрита, колита, язвы?

— У тебя, — не вытерпел Измайлов. — Ты с совершенно другим диагнозом резвишься. Какая связь между убийством четырехлетней давности и водой?

— Никакой. Но если совпало, я не виновата.

Мужчины сосредоточенно замолчали. Каждый думал о своем, это было очевидно. Труднее всего приходилось Крайневу. Его лоб стал складчатым, он даже закусил изнутри щеки. Предложить бы им поесть, но мой холодильник был моделью Арктики — морозно и пусто.

Первым отвлекся от своих размышлений капитан ФСБ:

— Полина, можно тебя на пару слов?

— Пойдем в кухню.

— Я насчет «своего учреждения», — сразу заговорил Игорь. — Мой отец с детства мечтал быть разведчиком. Но получилось армейским офицером. Он сотрудничал с КГБ. Когда ему стали указывать, на кого и какой именно компромат собирать, чуть ли не сочинять, отец застрелился. А мне завещал работать в органах.

— Всюду драмы, извини меня. Конечно, нельзя валить на человека промахи всех людей. Я на тебя свалила.

Мне необходимо было как-то выразить ему свое расположение.

— Давай выпьем, Игорь.

Наверное, я снова не то ляпнула. Капитан воззрился на меня одновременно недоверчиво, строго и весело. Такой вот взглядовый коктейльчик. Потом прыснул:

— Мне много чего предлагали, но выпить… А, давай.

Когда мы с Игорем выбрались из кухни после дежурной рюмки мира, занюхивая рукавами, милиционеры расступились.

— С вами, Виктор Николаевич, мы встретимся завтра, — тоном Дон Жуана пообещал Игорь. И уже властно: — Крайнев, подбрось меня в коттедж.

Валерий не двинулся с места.

— Мы прочитаем записи по поводу воды и тоже исчезнем, — успокоил его Сергей.

— Счастливо, Валера. Они без нас не обойдутся, — внесла я свою лепту в тяжкое дело утешения Крайнева.

Он мотнул головой и вышел с Игорем. Следом на цыпочках слинял Банков. Измайлов приблизился ко мне на расстояние, которое безопасным мог считать только неисправимый оптимист. Полина, лучшая защита — это нападение. Ты у себя дома. Не трусь.

— Конечно, Вик, ты вправе меня поколотить. Но во всяком конфликте повинны обе стороны, учти.

Измайлов орал. Полчаса… Сорок минут… Сорок три! Лексические запасы впечатляли, но зачем так часто обзываться? Многого же я о себе не знала. Самое приятное, что бестолочь. Однако как-то неуловимо и неуклонно интерес полковника сужался до единственной проблемы: что у меня было с Крайневым помимо разъездов. И с Игорем помимо обыска коттеджа. Это меня ужаснуло. Потому что узлы трудовых споров редко рубятся по-македонски. А вот любовных и бытовых… Что, полковник милиции не мужчина? И он упрекал меня в ревности! Как мало справедливости на свете! Мои колюще-режущие предметы в кухне? Вроде. Зато тяжелых в комнате хоть отбавляй. Полина, пора принимать меры. А то Шекспир в гробу шебуршится, жалея, что упускает классный сюжет. «Отелло»! Елки, «Измайлов» — это вещь.

— Вик, ну как мне тебе доказать, что ничего у меня не было ни с Крайневым, ни с Игорем? Мне нужен ты.

И поскольку варианта доказательств Измайлов не предложил, я занялась отсебятиной. Я занималась ею долго и с удовольствием. Утром Измайлов был заметно заторможен, но верил уже всему.


Поскольку есть у меня было нечего, завтракать мы отправились к Вику. Не успели расположиться за столом, как в дверь позвонили.

— Пришел некто славный, — сонно сообщил Вик.

— Примета?

— Примета, Поленька.

Сказав это, Измайлов не шевельнулся. Впускать гостя предстояло мне.

Борис Юрьев, как заморский принц, осанисто шагнул через порог.

— Сбежал из больницы, мерзавец? — гаркнул вмиг оживившийся полковник.

— Сбежал, мочи нет, — доложил Борис.

И подмигнул мне. Слава Богу, значит, не очень сердит. А двигается так странно из-за туго перевязанной грудной клетки.

Понятно, что от угощения он не отказался. Неплохо подлечили, получается.

— Я валялся и думал, — осторожно затянулся сигаретой насытившийся Борис. — Связаны все преступления между собой, хоть режьте. Только мы никак не улавливаем связи.

— Я тоже так считаю, — подхватила я.

Но моя поддержка лишь охладила пыл Юрьева.

— Полина, тебе безумно пойдет кляп, — сказал Вик.

А они не геи? Как соберутся вместе, мне слова вставить не удается. И что будет, если я поделюсь с ними своим предположением? Нет, Полина, заткнись. Еще раз так восстанавливать добрые отношения с Виком можно не ранее, чем через месяц. Ты же не из синтетики сработана.

— Борис, Виктор Николаевич категорически отказывается предполагать, что убийства Лизы, Шевелева, наше похищение и проба оружия на черепе бывшего мужа — одно дело. Но он еще не в курсе, что вчера меня вызывали в редакцию. Валентин Петрович.

— И ты скрытничаешь? Черт знает что вытворяешь, а о важном молчишь? — крикнул Вик.

Насчет черта в ночном контексте… Я обиделась.

— Поля, — осознал свою бестактность Измайлов, — не злись, я имел в виду, что Бориса надо питать сведениями, чтобы поскорее включился.

Ломаться не стоило, Борис чуть не погиб из-за меня. Я рассказала все.

— Недурно было бы прокатиться по дорогим сердцу местам, во-первых. И позвонить от имени подруги Лизы Валентину Петровичу, во-вторых, — зашевелил мозгами заморенный эскулапами Борис.

— Громилы из иномарки дали Полине сбежать, — вломился в процесс Вик.

Если Измайлову что-нибудь втемяшилось, выбить невозможно. Но я попыталась.

— Смысл? Утащить из города, припугнуть, ладно, но отпустить! Грязную, в синяках…

— Может, они Валентина Петровича ждали?

— Симпатичное предположение, — одобрила я.

Хотя согласиться с тем, что мои скачки по полю были запланированы бандюгами, оказалось непросто.

— Я вам опишу происшедшее, как представляю, — посулил Юрьев.

Измайлов возликовал. Есть старинное слово — любимче. Вот Борис для Вика — это самое. Балков слишком приземлен, скучен, сер. А по мне, ребята именно тандемом привлекательны.

— Кто-то заказывает музыку и платит, — увлеченно приступил к повествованию Борис. — Либо Валентин Петрович, либо муж Поли, либо оба вместе.

Да, мальчик, рановато ты из палаты вырвался.

— Вы, Виктор Николаевич, исходили из того, что Валентин Петрович мог получить у Лизы любые данные. А вдруг нет? Вдруг они с Полиной выяснили нечто, сулящее им выгоду? Прибыль?

— И кто их снабдил такими данными, Борис?

— Шевелев.

— С какой стати?

— Проболтался.

— Те, кто имел привычку пробалтываться, давно дрыхнут на кладбище. Шевелев не ребенок.

— Тем не менее, на кладбище он угодил.

— Стоп, но Полина-то перед нами.

Эта мелочь сильно раздосадовала Юрьева.

— Шевелев ничего особенного не говорил, — испортила я ему пролог. — Мы обеспечивали рекламу. Десятки других то же от нас получают. И все целы и невредимы.

— Виктор Николаевич, а не левый ли спирт они в бутыли закачивают? — воскликнул Юрьев. — Прошерстить бы их заводец, а?

Измайлову версия понравилась. А мне нет.

— Боря, так Шевелев через меня Лизе про спирт трепанулся? Она — намеками Валентину Петровичу, я — мужу. Затем мы принялись душить и стрелять. Кстати, я окурок нашла. В кармане плаща лежит. Курить в своем кабинете Лиза могла позволить только близкому-преблизкому человеку. Либо она была мертва, когда там смолили. Если чинарик не позже на стеллаже очутился.

— Детектив, — уничижительно хмыкнул Борис.

— Прекратите ссориться, — велел Вик, протягивая мне фотографию.

На ней было лето, море, люди. Вот Лиза, ее супруг, главный редактор и высокая темноволосая женщина. Ого.

— Собираясь на свидание к Валентину Петровичу, я старалась походить на нее.

— Это жена главного редактора, Поля.

— Но почему же по описанию вахтерши никто ее не опознал?

— Возможно, потому, что в день убийства Лизы она ходила в парикмахерскую. Постриглась и покрасилась в этакий одуванчиковый цвет.

— Не слишком ли банально?

— Все на земле банально, Поля. Мы ищем оригинальности и сложности, а Иванушка-дурачок обставляет и обставляет нас напропалую.

— Короче, она задушила Лизу, подозревая неутихшую страсть в муже? Как выражался полунинский Асисяй: «Детектива — это любов»? Тогда почему она не уничтожила снимок?

— Мы взяли его дома у Лизы. Дама утверждает, что в редакции не была. Но в парикмахерской не в состоянии вспомнить время ее прихода — ухода. Никто.

— Не сердись, Измайлов. Старая жена может укокошить молодую. А наоборот…

— Поспорим?

— Не отважусь. У тебя ворох случаев из практики. Итак, тайна второй посетительницы раскрыта. Правда, Валентин Петрович чудит. Но это же несущественно. И пусть жена главного была у Лизы. Ты попробуй докажи, что она ее убила.

— Полина, ты мне завидуешь.

— Нет. Я не могу подобрать выражений. Но у нас самих столько накрутилось в последние дни вокруг ревности или на нее, что, по-моему, у тебя в сознании сдвиг. Ты забыл про головорезов из зеленой иномарки.

— Ладно, допускаю, что дама покрывает благоверного, который задушил прежнюю жену за то, что она смешала его с мусором на службе. Но у тебя самой сдвиг на почве головорезов из иномарки. Все хочешь расквитаться за себя и Бориса.

— Поехали, что толку спорить, — призвал Юрьев. — Виктор Николаевич, не доказывайте вы ничего Полине. Она же вам назло рассуждает.

— Если бы, Борис. Она рассуждает назло себе.

Я сочла это достаточным аргументом в свою защиту.


За городом было по-осеннему просторно и роскошно. Мы с Борисом наперебой живописали Вику детали похищения. На сей раз ни капли дождя не пролилось здесь, и мы нашли мои туфли, вмурованные в высохший земляной ком.

— Больно было удирать босиком? — посочувствовал Борис.

— Почему босиком? В колготках…

Конечно, похохотать эти Пинкертоны горазды. Но я привыкла. Теперь предстояло навсегда усвоить, что Вик умный. Ибо с острого клина опушки дивно просматривалось шоссе. Если уж подстраивать побег, то только тут.

Глава 13

— Излагай, Полина, — возжелал поразвлечься и скрасить себе обратный путь Вик.

— Чего изволите, Виктор свет Николаич?

— Всего.

— Воля ваша. В субботу утром в редакции Лизу навестил главный, по совместительству первый муж, затем его жена, возможно, выслеживавшая предполагаемого изменника, и, наконец, сволочи из иномарки. Я считаю душителями их, вы, полковник, — одного из членов редакторской семьи. А вдруг Борис ближе к истине, чем мы оба?

— Ты не простыла? — забеспокоился Юрьев. — В кои веки отозвалась обо мне по-человечески.

Я проигнорировала его выпад. За первым порывом следует шквал, проверено.

— Что, если Шевелев о чем-то проболтался Лизе? Вы не допускаете, что у них помимо меня свои дела могли быть? Потом он опомнился и заказал ее.

— Сволочам из иномарки? — хохотнул Вик.

— Нет, голубчики. Своей супруге. Тоже высокая тощая брюнетка, между прочим. Пусть любовник обеспечил ей алиби на время убийства Алексея. А начало ее уик-энда вы проверяли?

— Вот это поворотец, — крякнул Измаилов.

— Я способная, — закляла я себя на случай новых насмешек. — А бойфренд Лизы, которому она успела растрепать секрет Шевелева, в ночь с субботы на воскресенье прикончил коммерсанта на даче.

— Поля, тогда выходит, что этот оборотистый бойфренд — твой муженек. Не щипайся, пожалуйста. Пистолет его? Его.

— Не факт.

— У тебя все фактами и не пахло, мы терпели. Ты делала последнюю рекламу для Шевелева. Злые дяди по наущению твоего бывшего тебя попугали, а добрый Валентин Петрович попробовал выяснить, не просочилась ли к тебе какая-нибудь информация.

— Далее мужу стало нестерпимо стыдно за организацию мерзостей, и он совершил попытку саморасстрела…

— Нельзя ли без элементов противостояния? — фигурально развел нас с Виком по разным углам Борис. — У меня еще не все ладно с мозгами, пожалейте.

— Ладно. В воскресенье нас с тобой похитили люди, которые последними посещали редакцию. Ты им был без надобности. Меня побили и позволили выбраться на шоссе. Валентин Петрович, покочевряжившись для вида, опоил кофе с какой-то дрянью, транспортировал к себе и приступил к расспросам. Но не успел ничего толком выяснить, меня забрал муж. Добился он своего вчера, узнав про байку Шевелева. Перед этим он удивительным образом отреагировал на звонок якобы шантажистки: попросил зашиты у милиции, но солгал про время встречи.

— Поля, а главный редактор не оставлял вас с этим Валентином Петровичем один на один в кабинете? — уточнил Борис.

— Нет.

— Значит, либо он в курсе, либо просто ждал, когда его попросят удалиться.

— А я вот просто жду, когда мне сообщат, что мужа пытались убить. Господин полковник, его Игорь приканчивал?

Вик выпустил руль. Потом стиснул его и искоса посмотрел на меня. Из расширившихся зрачков сочились изумление и виноватость.

— Игорь — телохранитель? — спросил Борис, которому Измайлов, кажется, без поблажек загружал в больнице сотрясенные мозги.

— Он еще и капитан ФСБ, — подсуетилась я.

Юрьев парень воспитанный, но ругнуться, как выяснилось, умеет многоэтажно. Правда, после извиняется.

— Их что, в ФСБ стрелять не учат? — вырвалось у него.

От повторного «прости» я отмахнулась. В сущности, вопрос Бориса был неплохим ответом. Тут Измайлов собрался с духом:

— Поленька, расстраивать тебя невмоготу, раз. Твой бывший прекрасно знал, кого пасет Игорь, и предоставлял ему возможность работать в обмен, сама соображаешь, на отпущение кое-каких старых грешков, два. Капитан не возражал против доведения до тебя этого. Чтобы дальше нос не совала. Не было Игорю резона рубить сук. Вот остальными охранниками он сейчас вплотную занимается. И я им не завидую. Капитан — мужик лютый.

— А стерва?

— Действительно в саду прогуливалась, мигрень по ветру развеивала. Но откуда тебе известно…

— Какой же кретин станет палить себе за ухо, а не в висок?

— Милая, — нежно и вкрадчиво шепнул Вик, — у тебя не многовато подробностей?

Надеялся поймать на слове? Меня?

— Его подруга ткнула меня пальцем туда, где была дырка. Ощущение гадкое.

— Ах вот оно что.

Вик то ли обрадовался, то ли разочаровался, но продолжил ровным тоном:

— Поля, некто приблизился сзади. Видимо, жертва начала поворачивать голову на звук шагов. Пришлось нажать на курок.

— За чем же они охотятся? Два трупа, травмы Бориса, ранение…

— При любом раскладе объект один — деньги. А ты, оказывается, в состоянии держать язык за зубами.

Возразить было нечего. Мы опустошенно безмолвствовали. Но Измайлову не терпелось:

— Борис, ты предлагал пораздражать Валентина Петровича.

— Есть идея, — согласился Юрьев и не скрыл ее от нас.


В рабочем кабинете Измайлова собрались Вик, Балков, Юрьев и Игорь, который сурово сообщил, что «приобщен к делу». Я потребовала до кучи в компанию Крайнева, на меня шикнули. Мне было велено устрашить Валентина Петровича. Советовали все, и наперебой, и по очереди. На слух это было даже остроумно, однако почти сразу стало очевидно — мы проигрываем. Всухую. Разговаривая с ним в первый раз из автомата, я хулиганила, совершенно не хотела его видеть, но у меня получалось. Теперь же, в присутствии четверых нервничающих мужчин, я никак не могла взять в толк, почему Валентин Петрович не «клюет» на грозные намеки о грядущем разоблачении. Знает сказку Алеши Шевелева? Тогда я обречена на неудачу. Ему уже плевать и на Лизу, и на посетительниц редакции, что бы они там ни натворили.

— Але, похохмили, — словно впрыснул он порцию издевки мне в ухо. — Кладу трубку. Швыряю, дура.

— Секунду, недоумок, — окликнула я.

На другом конце провода замерли. Давненько правдой не парили, миллиардер хренов?

Я отвернулась от экзаменаторов, проявляющих общеизвестные признаки коллективной паники, и небрежно свалила на Валентина Петровича кирпич очередной истины:

— Я твою Лизу знать не знаю. Сорока на хвосте принесла, что ты с ней водился и что ее убили. Для затравки наших с тобой контактов этого было довольно.

Сзади хрустнул, будто всхлипнул, карандаш. Или кто-то руки себе заламывал? Нет, ломал. Наверное, так они мешали друг другу до меня, ослушницы, дотянуться.

— Ты чокнутая? — с надеждой спросил Валентин Петрович.

Я представила себе, как четыре головы сейчас согласно кивнули за моей спиной. Но принять от дяди Вали столь лаконичное определение своей безграничной натуры не смогла.

— Сам чокнутый. Был у меня приятель, Лешенька Шевелев. И мечтал он на мне жениться, раздобыв баксов за какой-то товар. Мы бы с ним улетели на край света и купили себе сказку. Но теперь его нет, я в горе и без гроша. И есть у меня знакомая рекламщица, почти вдова. Девица забавная. Она смущена твоими проверками, гадает, бедолага, не собрался ли ты ей должностишку предложить. Жалеет, что не выбила из Шевелева историйку о живой воде, на которую ты ни с того ни с сего запал. Так вот, я могу тебе ее поведать, вместе сочиняли. Но ты не там ищешь. И не то, следопыт.

Валентин Петрович мерзко заурчал. Подрагивающие от предвкушения грубых, но вожделенных манипуляций пальцы Вика сомкнулись на моей шее. Как здорово, что не лебединая, иначе свернул бы молниеносно. Но в наушнике полковника забился глас Валентина Петровича. И Измайлов благоразумно отстранился.

— И продашь ты, оставшаяся на бобах, цель поиска за?..

В миллиметре от моего носа просвистел золотисто-волосатый кулак Игоря с запиской: «Требуй долю». Ну и методы, окочуриться можно. Как такое принято требовать, а?

— Я пока сомневаюсь. Если деньгами, легко продешевить, потому что нам с Лешей до конца дней должно было на двоих хватить. Если долю…

Глагол обязателен? Впрочем, ну ее, родную речь в красе. Смысл бы выразить.

— Мне нужны гарантии, Валентин. Давай встретимся и поговорим. Ты же не гангстер, не обездолишь сироту. Представь, каково мне примерять нынешнюю шкуру. После любви. После забугорных перспектив.

— Не дрейфь, малышка, со мной не пропадешь, — скупо плеснул он елея в интонацию.

— Тогда в пять в кафе «Привет».

— Усаживайся за крайний левый столик на улице и залей чем-нибудь одиночество. Угощаю.

— О'кей. Не перевелись еще джентльмены. За мартини расплатишься?

— За все расплачусь, — пообещал он судейским голосом. — До встречи.

Сыщики валялись на стульях, словно боксеры перед последним раундом: взмокшие, слегка обезумевшие и вряд ли управляемые.

— Я к нему не пойду, — предупредила я. — Он меня угробит.

Мой протест нырнул в их хоровые непарламентские выражения и не выплыл более. Весом был, ох, весом.

— Это тот редкостный случай, когда все будут на его стороне, — заунывно пропел Вик. — У тебя нет выбора. Или он тебя угробит, или мы. Ты что себе позволяешь? Договорились же напирать на гибель Лизы.

— Ну, не напиралось, не напиралось, вы же слышали. А у Валентина Петровича домработница ему под стать, противная, — объяснила я.

— Домработница? — опешил Измайлов. — Какая связь?

— Нет тут связи. Я вчера однозначно выразился — она все всем порушит, — туго вспомнил Игорь.

— Я уже полгода однозначно выражаюсь, — не уступил первенства честолюбивый Борис.

— Поля, ты молоток, — подытожил дискуссию Сергей. — Раскрутила ведь мужика. А уж как упирался.

Стало тихо. Спасибо, Сережа.

— Хм, давайте обсудим…

Ага, Измайлов, отступаешь! И парней за собой тащишь. Но вообще-то до меня еще, пардон, не дошло, куда повело. Обсуждайте, ребята, а я пока оклемаюсь. Почему я наплела этакого? С чего потянуло на мелодраму? Надо перед сном стаканами хлебать успокоительное. Ибо сотрудничество с милицией гармонии с микро — и макрокосмом не способствует.

— Я сразу скажу, чтобы потом не отвлекаться, — внял призыву Измайлова реактивный Игорь. — Отпечатки на солонке и пакете с героином принадлежат мадам.

— Быстро вы оборачиваетесь, нам бы так, — позавидовал Борис.

— У меня личные связи, — ухмыльнулся Игорь. — Следовательно, версия Полины о прикармливании хозяина без его ведома не пуста.

Моя версия. Тебе, Юрьев, остается только ноздри раздувать. Дыши глубже. Взглянуть на Вика я не решилась.

— И еще. Крайнев по собственной инициативе позвонил в санаторий. Он уверяет, что Полина «туда, куда надо, гребет», хоть и интуитивно.

— Не лишнего берет на себя ваш частный детектив, капитан? — вызверился Измайлов.

— Он зарплату получает за охрану Полины, — пожал плечами Игорь. — Ночного дежурного я снял. Уму непостижимо, Виктор Николаевич, но почти все путевки, и дорогие, и подешевле, разобраны. Летом заведение было заполнено наполовину, в сентябре на четверть. Следующий заезд пятого октября. Санаторщики собирались прикрыть лавочку, и вдруг спрос почти сравнялся с предложением. Наплыв, напор, натиск. Язвенники косяком поперли.

— Ура, скоро поеду пить минералку, — хлопнула я в ладоши.

— Дома попьешь, — пристрожил Вик. — Сколько влезет. Особенно «Нарзану». И Игорю:

— Обсудим, капитан. Отправим даму переодеваться и обсудим. А сейчас о Валентине Петровиче. Разговор записан, но брать голубчика не за что. Не стал спорить с идиоткой, поддакивал, однако посмотреть на нее не отказался. Ну и что? Вот если…

И Вик принялся сухо командовать. Ему это идет. С самого начала Вик был так добр, так мягок, что я начала упиваться его… твердостью. Я любуюсь, когда он отдает распоряжения, приказывает, рычит: «Под мою ответственность». Мне нравится, когда он щурится, глядя на свое оружие. Иногда из Балкова и Юрьева выскальзывают фразы о прошлых задержаниях. «Полковник-то, судя по всему, холоден и беспощаден», — констатирую я про себя. И млею. Потому что нежность такого мужчины представляется чудом, творимым только для меня одной…

— Полина, на совещаниях не вырубаются, тем более что кашу с Валентином Петровичем заварила ты, — рявкнул Вик.

Нет, полковник и нежность — «две вещи несовместные». И работать с ним — что гореть в аду. Стоит мне разнюниться, как он обязательно расщедрится на гадость. Я, помнится, об учителе математики грезила? Согласна влюбиться в кого попало, лишь бы не был банкиром и милиционером.

— Я вам не штатный сотрудник, — огрызнулась я. — Результаты трудов нулевые, почему бы не сорвать зло на женщине.

— Мы по дороге все отрепетируем, не беспокойтесь, — вступился за меня милейший Балков. — Пора, Полина.

Сережа, Сережа, ты столько углов сгладил, низкий тебе поклон. Но я чувствую, что стараешься ты ради Виктора Николаевича Измайлова. Не дай Бог, напорется шеф, отвлечется от вашего общего дела. Тогда ты первый меня пришибешь, Борис не угонится.

— Поехали, Сергей, — встала я.

Мужчины тоже поднялись. О, они еще галантность демонстрируют. Не все у меня потеряно, получается.


Кафе «Привет» было уютным только из-за полумрака. В нем мерещилось, будто оклеенные пленкой старые столы — родня теплому дереву, а пластиковая стойка — мрамору. Поскольку осень наперекор календарю изображала из себя лето, тенты и мебель на мостовой не убирали, однако официанты уличных посетителей уже не обслуживали. Приходилось спускаться в подвал, брать еду, напитки и выбираться на воздух. Семь любителей оного глазели на прохожих. С чашкой кофе и пирожным я присоединилась к ним. Крайний левый столик, ближайший к автостоянке, никого, кроме меня, не прельстил. Предположение, что за ним будут ждать, уже не реализовалось. Кстати, я снова нарушила табу Измайлова и поинтересовалась у бармена, можно ли записать выпивку на счет Валентина Петровича. Уж слишком убога была забегаловка. Но он так буднично процедил: «Можно, только осторожно», что я обошлась детским набором. Хоть в чем-то рекламный благодетель не обманул. Вечерело, холодало, небо куталось в меха облаков, и бумажный мусор оживленной улицы устраивался на ночлег у обочин. Я думала о Севе: загорел, поправился, научился чему-нибудь? И за это Измайлов не похвалил бы меня. Я обязана была бдить на задании. Как Юрьев в машине неподалеку. Как он сам, только что плюхнувшийся по соседству. Черт, Вик вылез из укрытия, начинается, а я витаю. Я скосила глаза и увидела двух упруго шагающих к кафе верзил — тех самых, что развлекали нас с Борисом автогонками и мордобоем. И тут же надо мной навис Сергей Балков.

— Я тебя нашел, — пьяно и громко сообщил он.

Посланцы Валентина Петровича, если они, конечно, не случайно мимо дефилировали, остановились.

— Отвяжись, я тут жду человека.

— А я не человек? Я тебя сегодня в кино звал. Кого ты караулишь? Скажи, может, он мне закадычный друг?

— Отстань, добром прошу.

Праздный люд подхватил свои стаканы и тарелки, спеша скрыться в помещении. Ждать, когда я начну визгливо звать на помощь, желающих не было. Вик последовал за большинством.

— Ладно, я назову тебе имя, ты уберешься отсюда, а завтра посетим кинотеатр, первый же сеанс. Идет?

— Идет! — возликовал Сергей и смахнул на асфальт мой кофе.

Потом покачнулся и неуклюже обнял спинку стула.

— Неужели тебе приятно так ужираться день за днем, неделями, — негодовала я. — Того, с кем я встречаюсь, зовут Валентином Петровичем. Теперь отправляйся домой и проспись.

Мне было крайне трудно сосредоточиться на Сергее и подавлять экзальтацию в голосе. Надо отдать должное Балкову, в образе ревнивого алкаша он был более органичен.

— Ладно, отчаливаю, — сказал он, зевнул и поплелся прочь.

Даже штампа икоты избежал, поклонник Мельпомены.

Амбалы подгребли ко мне и отборно вежливыми словами растолковали, что Валентин Петрович задерживается на совещании и просит покорно пожаловать к нему в офис. Я изобразила доверие, дружелюбие и готовность посетить теперь уже без сомнения их хозяина.

— Попались! — кровожадно вскрикнул подкравшийся к ним сзади Балков. — Кто из вас Валентин, а кто Петрович? Петровичу первому рожу набью.

— Не обращайте на него внимания, он просто пьяный бузотер.

— Я Робин Гуд, — звонко возвестил Сергей и полез драться.

— Минутку, девушка, — объявил о предполагаемом сроке победы один из качков.

Однако возились они втроем не меньше четырех. На пятой подоспел наряд милиции и повязал всех за нарушение общественного спокойствия.

— Вы только и можете, что мешать мужчине в честном бою завоевать спутницу жизни, а в стране процветают инфляция, коррупция и казнокрадство! — обличал коллег расшалившийся Сергей.

Ребята крепились и матюгали его, сохраняя серьезность.

Я поспешила через проходной двор на параллельную улицу. Телефон-автомат попался какой-то нерадивый: трубка не сдергивалась с рычага, кнопки заклинивало, жетон вовремя не провалился. Я в сердцах треснула пасынка научно-технической революции кулаком. Со стороны, наверное, казалось, что автомат — вражеский шпион и я пытками выколачиваю из него сведения о танках, самолетах и живой силе. Наконец он сдался и связал меня с конторой Валентина Петровича. Там его не было. Он протирал штаны в домашнем кресле.

— Слушай, ты, мразь, — оторвалась я, — твоих кретинов забрали в ментовку. Сами виноваты, затеяли потасовку с парнем, который ко мне клеился.

— Клеился? — недоуменно переспросил Валентин Петрович.

— Да. Я, вероятно, забыла поставить тебя в известность, что необычайно привлекательна. И, надеюсь, найду богатого и умного мужика, который поведет себя порядочно.

— Подожди, — психанул он.

— Я уезжаю из города недельки на две. Желаю успехов в самостоятельной деятельности.

Трубка воссоединилась с рычагом, а моя талия — с ладонями Измайлова. Он повлек меня к машине, приговаривая:

— Умница, Поленька, отлично с Балковым потрудились. А на звонке ты почему-то начала срываться.

— Не начала, а сорвалась, — захлюпала я носом. — Вик, когда я узнала типа, чуть не застрелившего Бориса, вдруг совершенно забыла про парик, косметику, надвинутую на лоб шляпу. И перепугалась до смерти. Потом взяла себя в руки, но почувствовала животную ненависть. Хотелось схватить его за горло и спросить, почему он такой. Сколько ему платят за измывательства над людьми?

— Юрьев возьмет не только за горло и все выяснит. А ты отдохнешь. Я вернусь пораньше, поужинаем, расслабимся, вариабельно так, — увещевал педагогически подкованный полковник.

— Ничего, Вик, я уже в форме.

— Ты быстро восстанавливаешься, детка, это факт. У меня полежишь?

— Нет, у себя. Там Котька, он колыбельные вымурлыкивает медитативные и присыпает даже неуемного Севку.

— Я тоже по Севе соскучился, — кивнул Измайлов.

И я успокоилась. Всего-то и признал, что думал о моем сыне. Всего-то, но как это важно. Однако Измайлов своеобразен. Поняв, что поразил цель фразой, он закрепил результат, стиснув мое колено, и освободил его лишь возле подъезда с самокритикой:

— Предположить не мог, что способен полюбить женщину с такими худыми острыми коленками.

— Вот собралась уже было восхититься твоим виртуозным вождением одной левой, но не стану. Потому что ноги — не худшее во мне.

— Чуть-чуть бы попышнее, — гурманисто заказал Вик.

— Ищи себе толстушку.

— Некогда, родная. Я за то, чтобы тебя откормить.

Он откормит! Я таскаю продукты на два дома, я готовлю…

Когда, чмокнув меня на пороге, Измайлов спускался по лестнице, я приоткрыла дверь и выглянула. Вик перестал контролировать мимические мышцы и взгляд. Мрачный и мудрый мужчина. Отвлек меня от происшествия в кафешке, настроил на материнско-женский лад, а свои проблемы унес в себе. Потрясающе, даже в собственную квартиру не зашел, сразу на улицу. Почему в моих поступках сквозит идиотизм? Мне бы в мысли его, спасительный, мне бы не понять стараний Измайлова, мне бы поверить, что сейчас его волнует диаметр моих коленок. Я была бы абсолютно счастлива. А так… Для бывшего мужа я являлась тем же, что коттедж, машина, костюм. По мне его встречали в обществе. Провожали же, разумеется, по суммам сделок. Но я постоянно присутствовала в бытии его партнеров. Однажды мы курили на балконе и подслушали диалог семейной пары в комнате.

— Купи мне такую же шубу, как у Полины, — канючила жена.

— Похудей до ее размера, и твоя на тебе будет смотреться, — отбил атаку муж.

Как-то нам вслед со вздохом бросили:

— Сколько экономит на представительских шлюхах, везунчик, при такой-то второй половине.

В подобные моменты муж расцветал, задабривал и задаривал меня напропалую. Но и тогда я грустила, и тогда тяготилась ролью раздражителя. Нет, не дано мне быть женщиной ни для внешнего, ни для внутреннего пользования. Ничегошеньки у меня не складывается, я истосковалась по бездумности и беззаботности.

Моя сила не в слабости, а в том, что на уровень условного рефлекса я вывела сочетание физической и умственной активности. Ох, и помаялась я с собой. Но добилась. Хандрю, бичую себя выводами о тщете, суете и конечности существования и в то же время кручу педали велотренажера с маской на лице, веду хозяйство. Покончу с делами и обязательно возрадуюсь. Только за компьютер плюхаться в дурном настроении я так и не научилась. Но какие мои годы. Под этакую сурдинку я смыла грим, прибралась у себя и у Вика, пожарила мяса, накромсала овощей в салаты. А мыслями невольно переключилась на своих милиционеров. Долгонько я не додумывалась до элементарщины: Юрьев и Балков воспринимаются Измайловым как сыновья, как духовные последователи. Реалист Сергей допускает, что полковнику нужен уход, что он не монах. Идеалист Борис не желает делить Измайлова со мной. Его и Балков-то бесит. Забавно: Сергей показывает своих часто меняющихся девочек мне, а Борис в июне притащил единственную к Вику. Полковник благословил, и теперь Юрьев с нее, одобренной кумиром, пылинки сдувает.

— Не в моем она вкусе, — брякнула я, использовав лупу для изучения пухлогубого русоволосого объекта по оставленной Вику фотографии.

Измайлов попросил не взбадривать его бисексуальными намеками.

— Это не намеки, это потребность выяснить, из каких соображений ты порекомендовал красавчику Борису сию жабочку.

— Он же ее выбрал, — возмутился Вик. И вдруг его разобрало: — Поленька, я не претендую на право первой ночи, пусть Юрьев сам мудохается.

— А на право которой ночи ты претендуешь?

— Или считать, или любить, детка…

Он таков, когда спорится расследование. Однако уже одиннадцать вечера, еда остыла, я дважды проревелась, а ключ в недра замка не проникал. Я плеснула себе «Шардонне» и устроилась с сигаретой на диване в зале. Что ни говори, Измайловская команда была на недосягаемой высоте. Идея Бориса состояла из души и плоти. Душа — жажда справедливости и равновесия в добре и зле. Плоть — убежденность в том, что для щекотливых поручений Валентин Петрович использует определенную банду головорезов, следовательно, возможность нарваться на наших похитителей не исключена. Вик фанатично отстаивал требование превратить ухажера Балкова в ухажера надравшегося. Ему перечили, твердили, что это перебор. Он пустился в подробности, дескать, у садистов беззащитный, подвыпивший, но гонористый парень неизбежно вызовет импульс попинать себя ногами.

— Нет, на Руси окосевших не трогают, — талдычили ребята.

— И пьянствовать не пьянствовали, и в Руси не разбираетесь, — припечатал их многоопытный Измайлов. Потом хитро показал на меня и оскорбил для пользы дела: — К Полине трезвый не пристанет.

Я претендовала на протесты. Но они потупились и проголосовали за опустившегося алкоголика мне в партнеры. Потом они курили и ждали, не наябедничает ли Валентин Петрович на давешнюю шантажистку. Собирали людей в штатском, тягомотно их инструктировали. Расставляли, куда надо. Да, еще с начальством контактировали, докладывали о смысле и целесообразности акции. Пока сержанты брали для вида сопротивляющегося Балкова со круто сопротивляющиеся товарищи, остальные выковыривали из машины еще двоих знакомых Борису подонков…

Мысль моя сделала очередной виток… Я росла очень вредным ребенком. Не выносила, когда меня отрывали от книги и гнали за молоком. Мое высочество, видите ли, заранее нужно было предупреждать о поручениях. Я одевалась и полчаса стояла на лестничной площадке. Затем возвращалась и объявляла, что молока нет. Хлеба нет. Ничего на прилавках нет. И не будет, пока мой норов не учтут при составлении дневных планов. Недавно раскрыла свой мерзопакостный секрет родителям.

— Я тебя выдеру, — вскинулся папа.

— Не нападай на девочку, — вздохнула мама. — И без тебя отливаются кошке мышкины слезы, с полковником живет.

— Что полковник? Молитесь на него, безалаберные. Хоть к дисциплине приучит. А то распустилась со своим богачом. Позвонил однажды в полдень, а какой-то хмырь мне докладывает, что Полина Аркадьевна еще почивать изволят после презентации. Позор. А нынче я за Севушку спокоен. Такие правильные отчимы редки.

— Суворовское училище на дому, — взроптала мама. — Я отберу у них мальчика. Пусть гуляет, ест и играет без распорядка.

— Он пусть, — обрадовался папа перспективе ненормированного тисканья внука. — А Полинку оставим при полковнике. Может, женится.

— Ты не отец, ты негодяй, — осенило маму.

— Ты не мать, ты… Ты подружка ей, — взорвался папа.

«Шардонне», помноженное на воспоминание об исступленно любящих, равняется сладкому сну. Я не слышала, как пришли Измайлов, Балков и Юрьев. Сергей заправлял сметаной и майонезом салаты, Борис разогревал мясо, а Вик, усмехнувшись полупустой бутылке и полуполному фужеру, перетаскивал меня в спальню.

Глава 14

Это была скучная неделя. Я рекламировала, Измайлов расследовал. Как он только не извращался. Налоговую полицию на фирму, разливающую воду, натравливал, за Валентином Петровичем слежку устанавливал, окружению Лизы и Шевелева перебрал вручную каждое нервное окончание… И все напрасно. А когда баллист доказал ему, что Алексей был застрелен не из пистолета бывшего мужа, он совсем расклеился. Перестал есть, дул кофе, курил и отмалчивался. Игорю тоже пока ничего не удалось вытрясти из подозреваемых охранников. Следствие, как говорится, зашло в тупик и остановилось в нерешительности: то ли назад поворачивать, то ли стену долбить. Однако Вик — дядя настырный и в четверг смог похвастаться результатами.

— Бравая четверка впала-таки в транс, сообразив, что Борис наш, — рассказывал он, уминая по случаю успеха бутерброд. — Знают, оформим актом медицинской экспертизы каждый его синяк, как отпечаток конкретного кулака противника.

— Вик, вы действительно так сажаете? Это же нечестно.

— Честнее их отпустить, чего там.

— Отпускать не нужно, ведь они нас похищали.

— Вы утверждаете. А они говорят, что впервые вас видят. Что во время вашей вынужденной прогулки играли в карты, и сожительница одного из них подтвердит это, не моргнув. Ты будешь шокирована, детка, но ребятишки настаивают на том, что из кафе никуда не собирались тебя везти. Просто решили помочь избавиться от приставалы.

— Вик, я предупреждала, лучше было поехать с ними к Валентину Петровичу. Тогда бы не отвертелись.

— Слишком рискованно. До встречи с ним тебя в котлету могли превратить. Если встреча вообще намечалась. Но им пришлось признать визит в редакцию и нападение на вас с Юрьевым. Они стоят на своем. Их, дескать, направили по неверному адресу, в кабинете Лизы никого не было, поняли, что ошиблись и сразу убрались. Далее. Позвонил по телефону таинственный некто, назвался обманутым другом, попросил тебя припугнуть, побив несильно и бросив на природе. Деньги якобы оставил в камере хранения на вокзале. Бориса они прихватили, вообразив, что он и есть тот парень, с которым ты растила рога заказчику.

— Все равно неплохо. А почему ты куксишься?

— Потому что такая единодушная, заранее не отрепетированная сдача означает: за ними еще много чего есть. Ладно, продолжим. Пороемся на квартиpax, побеседуем с родней, поднимем прошлое. Поленька, Сева в субботу возвращается?

— Да, жду не дождусь.

— Завтра заезд в санаторий «Березовая роща».

— Ой, Вик, ты отправишь меня туда, чтобы под ногами не путалась?

— Я уже привык к тебе, как к данности. Но капитан страдает манией, будто взлет популярности низкосортного санаторного лечения обусловлен загадочными причинами. И настаивает на том, что ты разберешься. Вернее, притянешь все неприятности.

— Доверься ему.

— Точно, доверься, останься на три недели без любимой женщины и изводись предположениями, не переходит ли Крайнев границ.

— Ну, я пограничница суровая, у меня все на замке.

— Сегодня еще не запирай, рано.

— Перенесу на завтра. А сынуля?

— Встречу, объясню родителям и Севе ситуацию, выкрутимся.

— Я, наверное, плохая мать и любовница, но мне хочется сменить обстановку, не злись. Октябрь за городом, ни стирки, ни уборки, ни готовки. И можно сутками читать детективы.

— Не смей.

— Проверить, выполняется ли твое пожелание, тебе дано не будет.

Препирались мы страстно. Оставаться с самим собой Измайлову откровенно не хотелось. Он терзал меня советами и довел до того, что я готова была отправиться в «Березовую рощу» пешком и немедленно. Наконец, вручив мне заполненную санаторную карту и путевку, он удалился трудиться. Я подумала, как здорово было бы съездить куда-нибудь вместе. Несбыточные мечты.


…Последний раз я отдыхала по отечественной путевке, сдав первую летнюю сессию. Мы с сокурсницами рванули в Архыз, где и выяснилось, что к горному туризму я совершенно не приспособлена. Наш инструктор хрустальную слезу пускал, видя меня на тропе с рюкзаком. То из моего заплечного мешка неведомо как вываливались в шипяще-кипящий Большой Зеленчук продукты, то, заприметив горца в бурке с ружьем, я бежала к нему общаться на темы местных обычаев, и меня всей группой отлавливали, то протестовала против покупки барана на шашлык, то, выбравшись покурить из своего спальника, путала палатки и лезла в чужой, что сопровождалось воплями возмущенного хозяина в три часа ночи. Я оказалась единственной, не способной понять, зачем скользить над пропастью, хватаясь за рододендроны, когда в десяти метрах левее под чудными мощными деревьями стоят скамейки вдоль широкой гладкой дорожки. Меня не умиляли привалы, празднуемые килькой в томате, не забавляли встречи новых групп, когда одичавшие в вынужденной трезвости аборигены все аттракционы нацеливали на выкуп путников за сигареты и спиртное. Солидные и надутые прибалты, искренне довольные тем, что их развлекают, отдали за вход в лагерь раздетым и раскрашенным под дикарей инструкторам бутылку рижского бальзама. Они получили свое суперзрелище! После веселой потасовки тот, кому симпатичная керамическая емкость перепала, забрался на склон повыше и вылил в себя благородное содержимое из горлышка непрерывной струей. Когда через полчаса он был замечен в распивании водки, староста прибалтийской группы непреклонно потребовал изменения маршрута.

Тогда у меня появился враг, харьковчанин Слава. Мало того, что этот кудрявый жилистый парень под предлогом какой-то болезни навьючивал на девчонок консервы и буханки, а сам разгуливал с печеньем на хребте. Он в лицо называл супружескую пару штукатуров из Рязани деревенщиной, а свою девушку принцессой, обращаясь с ней при этом, как с холопкой. Словом, неприятный тип. Свой вклад в представление встречи новичков я вносила сооружением набедренных повязок для ребят. Громадные изумрудные листья были похожи на кожзаменитель, и сшивать их доставляло удовольствие. Очаровашка Славик выбрал себе папуасскую одежку из общей кучи и скрылся для примерки. Праздник уже подходил к концу, когда этот непосредственный юноша особенно высоко подпрыгнул, потрясая палкой, символизировавшей копье неустрашимого воина. Нитка, скреплявшая дары флоры, лопнула. Публика зааплодировала и закричала: «Браво, бис». Гордый умник не догадался надеть под набедренную повязку плавки. Почему он обвинил в казусе меня? Наверное, потому, что рок и себя обвинять не умел. Как бы то ни было, парень всерьез возжаждал мести. Он ставил мне подножки, крал мои кроссовки, прятал шорты, подливал в пиво спирт, подбрасывал ужей и направлял любого желающего трахнуться в мою сторону. Я впервые столкнулась с открытой, неутолимой ненавистью. Чем больше он гадил, тем сильнее жаждал продолжения. И я поняла, что для мстителей не существует пола, возраста и оправданий изводимого. Я получила качественный урок: меня, добрую, компанейскую и порядочную, можно было доканывать на виду у всех. А я тогда считала, что от людей достается только плохим, у хороших жизнь гармоничная и радостная. Я тогда всерьез считала себя абсолютно доброй, компанейской и порядочной…

Надо же, восемь лет не задумывалась о том походе. Неужели надо мной снова распласталось недоброжелательство Славиного накала? Я боюсь? Нет. Тогда в чем дело? Откуда ощущение незаконченности чего-то важного? Я обязана вспомнить нечто, мысли об Архызе посланы в помощь, но не получается. Я собрала вещи, в основном спортивные, написала Севе смешное письмо, приволокла кота в квартиру Измайлова, расставила на столе свечи и фрукты. А освободиться от зудящей тревоги так и не смогла.


Вик, накануне блистательно изобразивший ту самую батарейку, которая заменяет семь обычных, провожал меня сдержанно. Усадил в машину Балкова без напутствий и благословил долгим взглядом. С Крайневым нам предстояло «познакомиться» в санатории, так что он добирался отдельно. Сергей выспрашивал мое просвещенное мнение о женщинах, рожденных под знаком Скорпиона и верящих в талисманы.

— Опять сменил зазнобу, Казакова?

— Она меня сменила. На выпускника юрфака.

— Так ты тоже юрфак кончил.

— Я мент, а он в адвокаты метит.

— Ну и Бог с ней.

— Полин, у меня лысины нет? — склонил он голову.

— Нет, — констатировала я, всмотревшись.

— Это доказательство, что волосы я на себе не рвал.

— И что не любил.

— Получается по-твоему. Но выяснилось это только после встречи с Юлькой. А до этого страдал. И готов был кем и чем угодно клясться, что люблю.

— Итак, Сергей и Юлия. Красиво.

— Дано же тебе слова произносить. Действительно, звучит.

— А смотрится?

— Надеюсь. С тобой легко на личные темы разговаривать.

— Сейчас. Когда поняла, что человеку надо поделиться чувством или впечатлением, не более. А раньше интересовалась подробностями и лезла с выводами и предсказаниями. Могла вмешаться в отношения. До скандалов.

— Не верится.

— Зря. Ты убийц останавливаешь на скаку, меняешь мир по мере возможностей. И ищешь девушку, которая обомрет от тебя такого, какой ты есть. А мне дано себя менять. И я намерена преуспеть хоть во внутреннем, собственном. С общественно-полезной деятельностью у меня не ладится.

— Моя говорит, если дома все будет нормально, то я за двоих на работе пахать буду.

— Ай да Юлька. Женись.

— Погожу, погляжу еще, как на адвокатов станет реагировать.

Да, привести в порядок мужское самолюбие катастрофически тяжело. Самое грустное, что женщина, потянувшая эту ношу, после кажется свидетельницей слабости. Бросит Балков свою непритязательную Юлю и снова кинется к некой парящей над бытом орлице. Снова его поклюют, подерут когтистыми лапами, побьют крыльями. И дождись Юленька милиционера с израненной душой, получится прекрасная жизнеутверждающая история. Но я и впрямь стала старше. И не сказала Сергею ничего больше. Все равно сделает по-своему. Ведь не только орлиц, но и голубок предостаточно на свете. Найдет не одну.

До «Березовой рощи» было минут сорок езды на машине или немного больше часа автобусом. Адаптации к отдыху, обеспечиваемой сменой пейзажей и вокзалов за окном поезда и облачными залежами за иллюминатором самолета, не предвиделось. Зато всегда можно дешево и без предупреждений удрать домой. Воистину, не бывает худа без добра. И добра без худа, к сожалению. Верно, я затосковала. Потому что, зарегистрировавшись, поднялась в комнату.

— Мне бы тут оберложиться хоть на недельку, — завистливо протянул Сергей, бросая на кровать мою сумку.

— Райские условия, — подтвердила я, стараясь скрыть раздражение.

— Ну, отдыхай. Полковник приказал поспешить с докладом, как ты устроилась.

— Спасибо, Сережа. Передай, что я в восторге.

Дверь за Балковым закрылась, и я скорчила рожу в стиле «лимона напробовавшись». Двадцать один день здесь? Прямо из коридора — попадание в тесное квадратное помещение со шкафом, кроватью, составленной из двух односпальных, тумбочкой, кухонным столом и парой стульев. Душевые кабинки, четыре штуки, действующих две. Шесть унитазов, действующих три. Все в противоположном от моего обиталища тупике с жутковатым названием «Дамский блок». Второй этаж. На первом — столовая, процедурный, массажный и врачебный кабинеты. В подвале — сауна, тренажерный зал и биллиардная для избранных. На третьем — многоместные номера. Или палаты? Господи, белье-то хоть стираное? О, даже глаженое. Поля, не выпендривайся, человек ко всему привыкает. Какое право они имеют драть такие деньги за такую жуть? Было бы великолепно, если бы путевки в такие тараканники и клоповники не раскупались в знак протеста, в знак отказа от звания скота, которому безразлично, где накачиваться денатуратом и, прошу прощения, лечиться. Но ведь они недоступны по цене людям, согласным мириться с обстановкой. Потешались над Эллочкой-людоедкой? И у меня нынче одно слово на языке: «Мрак, мрак, мрак». Надо мою портативную машинку-выручалочку на стол водрузить, может, поуютней будет? Я рванула «молнию» на сумке уже в истерике. Сверху вызывающе возлежали букет черных роз и две бутылки прекрасного легчайшего вина, обмотанные запиской Измайлова. «Детка, за что боролась, на то и напоролась. Да скрасят скудость меблировки и удобств виноградные изыски. Держись. Люблю».

Вик, и надолго тебя хватит? Или ты по долгу службы проверил эту конуру? Пожалуйста, не сдавайся, пожалуйста, люби меня. Не знаю, полезны ли желудочникам перебродившие ягоды, но я махнула стакан сухого белого, выкурила сигарету и утешилась. Может, наши пьют так много, чтобы им везде было комфортно? Чтобы залить пожар унижения и безысходности и философски воспринять пепелище? Чтобы поверить в возможность строить на нем? Когда-нибудь, с кем-нибудь, протрезвев. И наворовав стройматериалов.


Меня предупредили, что Крайнев прибудет к вечеру, поэтому я выползла из норы только ужинать, пропустив обед. Узрев тарелку с манной кашей, я утвердилась в худших предположениях о диетическом питании. Ем я мало, но предпочитаю, чтобы единственный проглоченный мной кусок был вкусным. Избавь, Создатель, от заболеваний. Я малодушна, я и не выдержу самоограничений, диктуемых организмом. И к манной каше я не притронусь.

— Девушка, это блюдо фаворит?

— Есть перловка с молочным соусом, — добросердечно откликнулась густо накрашенная официантка.

Вик, ты мерзавец! Не мог колбаски и овощей положить вместо цветов и вина? Или вместе с ними, все равно Балков багаж таскал. Как же надо болеть, чтобы прельститься этим? Нет в здоровом теле здорового духа. Таковой обитает лишь в немощи. Терпеть муки, слегка приструняемые лекарствами с диетой, и еще на работу ходить, семьей заниматься, улыбаться чему-то? Не знаем мы своих героев.

Тут в проходе показался Валерий Крайнев. Осмотрел пустую столовую, в которой, кроме меня, стоически питались несколько пожилых людей, и направился на маяк моей зовущей физиономии.

— Вы из какой комнаты? — преградила ему дорогу белохалатница бальзаковского возраста.

— Неважно. Я хочу за стол вон к той девушке.

— Молодец, — одобрила женщина и переправила что-то в своем списке.

Мне нормальности не грех подзанять. Я вдруг вспомнила вахтершу из редакции, завтракавшую на моих глазах, и внутри засвербило. От голода или предчувствий?

— Здорово, Поля, — вполне по-братски приветствовал меня Крайнев.

— Добрый вечер, напарник. Приятного аппетита.

Я пошутила. Но Валера без обиняков налег на кашу. Я схватилась за посудину с компотом и незаметно подвинула ему свою тарелку. Он и ее опустошил. Что-то мне его жена все меньше нравится. Мужчин надо кормить не только перед сексом, но и в промежутках. Иначе они гибнут как личности.

— Тебе какой диагноз нарисовали? — спросил Валерий.

— Гастрит с какой-то там кислотностью.

— И мне. Прошвырнемся после еды? Ну, если это еда, то…

— Конечно, Валера.

Рано или поздно наступит момент, когда я смету все, что они приготовят. И, возможно, громко попрошу добавки. А не проще сгонять завтра в город за съестным? Это шанс сохранить собственное достоинство. Или нужно выдержать все, что выдерживают остальные? Искупить чего-нибудь? Пострадать?

— Валер, когда жуешь то, что не выносишь, духовно очищаешься?

— Поль, тут за оградой продуктовый магазин, вполне сносный.

Я застонала. Крайнев рассмеялся:

— Шопинг с девяти утра. А на сон грядущий устроим пикник — бутерброды и вино.

— Молись на супругу, Валера.

— Уговорила.

И Крайнев выпил свой и мой компот. Старшая медсестра догадывалась, почему он рвался именно за десятый столик.

Оказалось, я счастливица. Валерию достали комнату с соседом.

— Еще не заезжал, — отчитался Крайнев и долгим взглядом на меня посмотрел.

— Выспишься спокойно.

— О другом я сначала думал, а теперь и не помышляю.

— Давай не будем подначивать друг друга. Мы оба заняты.

— Ангажированы. Давай не будем.

После такой освежающей честностью договоренности нам приспичило веселиться. Мы загорали под мелочью осенних звезд, ели батон с маслом и сыром, потягивали его и мое вино. Болтали без умолку. Так болтали, что я прозрела: Крайнев что-то таил, скрывал, прятал. Он дорвался до этого пригорка, чтобы быть самому по себе. А я? Не заигрывайся в ковбоя, парень. Чай, не на Диком Западе, а на стремительно дичающем с голодухи и сивухи Востоке.

— Смотри, Поля, как это делается.

За воротами санатория разгружался автобус. Атлетичные мальчики в адидасовской форме двигались к центральному входу.

— Команда какая-то.

— Боевиков.

— Валера, ты не слишком мнительный?

При последнем слове Крайнев оскалился.

— Вообще-то смахивают на персонажей американских фильмов, — сделала пируэт я.

— У тебя видак давно?

— Года полтора. Сын настоял. Я не фанатка кинематографа, некогда. Пялюсь в то, что порекомендуют.

— Я тебе потом список составлю, чтобы американские фильмы всуе не упоминала.

Мы с Игорем друг друга стоим. Не отличаем уравновешенного от сумасшедшего. «Упоминать американские фильмы всуе»… Я этого не переварю.

— Благодарствую. Беспорядочные просмотры меня угнетают.

— Пойдем по халупам, Поля. Труба зовет.

Слуховые галлюцинации? Только этого не хватало.

— Пойдем, Валера. Я устала.

Мы стремительно рассосались по укрытиям. Крайнев обеспокоил меня до острого приступа бессонницы, который, впрочем, скоро отступил.

Глава 15

Завтрак начинался в девять. До него я успела пробежаться и посетить доктора. Вчерашние спортсмены выкладывались на поляне под рык тренера, оснащенного по всем правилам свистком и секундомером.

— Девушка, присоединяйтесь, — крикнули мне, трусящей мимо.

— Нет, ребята, я от таких нагрузок загнусь. А вы кто по виду исповедуемого спорта?

— Шахматисты, — заржали они.

— Заткнитесь, кобели, — прекратил нашу беседу их редковласый наставник. И мне: — Гуляй, милочка, не мешай мальчикам ползти к медалям.

— Вашим тракторам помешаешь, — обиделась я.

— Они у меня бэтээры, — тоненько хихикнул физкультурный гуру и объявил такое упражнение, что я ускорилась и не оглянулась. Задатков гестаповки во мне не было.

К врачу я ворвалась последней, минут за десять до конца приема. Вернее, по случаю заезда приему предстояло длиться целый день, но с перерывами на «покушать — покурить». Заявленная в табличке на двери кабинета терапевт Серова Ольга Михайловна предстала передо мной в виде молодого бородача с маленькими аккуратными кистями ленивых рук.

— Доброе утро, Ольга Михайловна.

— Иван Витальевич, с вашего позволения.

— Охотно позволяю.

Иван Витальевич измерил мне давление и истыкал стетоскопом. Видимо, последователем Гиппократа овладело пресловутое чувство глубокого удовлетворения под пульсацию сердца пациентки, поэтому он расслабленно спросил, на что я жалуюсь.

Надо было оправдывать Измайловские выдумки.

— Тошнит иногда.

— Перед месячными?

— После коньяка.

— А кто вам поставил «гастрит»?

«Один милицейский полковник», — чуть не призналась я, но по размышлении решила Измайлова так бездарно не закладывать.

— Участковый врач. Я ей сказала, что могу есть гвозди, а она мне: «Это гастрит».

— Сглазить пыталась, — улыбнулся Иван Витальевич. — Но «Боржоми» вам не повредит.

Измайлов мне «Нарзан» обещал. Все-таки он не специалист.

— Нельзя ли еще душ Шарко, какие-нибудь успокаивающие ванны, массаж и фитококтейль?

— Разумеется, можно.

— Иван Витальевич, вроде санаторий профильный, а тут и потенциальные чемпионы, и я, и кто угодно.

— В нынешние времена о профиле мы и не заикаемся. Заполняемость — наш Бог. Ведь удобно, удобно же, пригород, на дорогу тратиться не надо, медицинские услуги высокопрофессиональные, питание калорийное.

— Кстати, док, в смысле последнего, — пригорюнилась я.

— Назначу общий стол, как в ресторане. Доводить здравоохранение до подобного состояния преступно. Мы спим и видим, чтобы нас кто-нибудь купил под частную лечебницу. Сделал бы ремонт, поставил современную мебель. Тут физиотерапия мощнейшая. И персонал золотой.

Усомниться я не осмелилась.

В столовой, продемонстрировав санаторную книжку золотнику из персонала, я подсела к ерзавшему в одиночестве Крайневу. Когда мне принесли морковно-яблочный салат, яйца и молоко, Валерий углубился в созерцание сечки-размазни и жидкого чая перед собой. Потом ожил от возмущения:

— Расистское учреждение? Или по какому признаку они делят нас на достойных определенной пиши?

— Ты у врача был?

— Зачем?

— Чтобы кормили. Плюс процедуры, хоть общеукрепляющие. Нужно пользоваться моментом. Кстати, я с вечера сыта бутербродами. Ешь все.

Уговаривать его не пришлось. Просторный светлый зал постепенно заполнялся. Спортсмены заняли пять столиков в углу, дедушки и бабушки — восемь поближе к раздаче.

— Поль, — облупливая яйцо, полюбопытствовал Крайнев, — что такое УВОВ и ИВОВ?

— О чем ты?

— О картонках.

А, к вазам с астрами на столах стариков были прикреплены листы с аббревиатурой.

— Участники и инвалиды Великой Отечественной войны.

— Понял. Это что, клеймо?

— Наверное, путевки льготные в межсезонье. Бывает ведь, спонсоры покупают. И знаешь, по-моему, они гордятся своими четырьмя буквами.

Валерий не успел ответить. Напротив него возникла плотная рыжая девица с хорошенькой, но сердитой мордочкой. А визави со мной — приятный розовощекий парень лет двадцати восьми.

— Здравствуйте, я Инна.

— Салют, я Паша.

Пришлось и нам с Крайневым представиться.

— Простите, вы вместе? — проявила нескромность Инна.

— По отдельности. А вы? — не уступила я.

— Тоже.

Мой вариант Инну взволновал и взбодрил. Типичная охотница за мужчинами. Такие признают лишь одиноких женщин и стремятся подружиться с сестрой по тусклой доле во что бы то ни стало. Вик, забери меня отсюда, я погорячилась, когда рвалась в эту юдоль слез.

— Как славно, что ты есть, Поля, — задушевно звякнула голоском Инна. — Мы ровесницы, а кругом пенсы.

Чего я и опасалась. Во-первых, тебе лет тридцать, не примазывайся. Во-вторых, вошедших последними двух дам слегка за сорок и пятерых ребят-кабанчиков цветущего возраста равнять с пенсионерами не стоило.

— Публика разношерстная, — заметила я.

— Держу пари, что компания мужчин сбежала от жен попить и покартежничать, — подхватила Инна.

Крайнев с Пашей скривились, испытав взаимопонимание.

— Поля, тебя врач осматривал? — не отставала Инна.

Липучка, как от такой отделаться?

— Да. Симпатичный парень, обходительный.

Инна втянула живот и опустила глаза. Пошли Бог очередь к дипломированному знахарю после завтрака. Похоже, Паша пересядет от нас.

— Ты в какой комнате обосновался, Валера?

— В пятнадцатой.

— Сосед!

Нет, не пересядет.

— Девочки, — продемонстрировал правильность моей трактовки происходящего Паша, — мы вам в обед пришлем тех мадамочек, а? Тянет в мужской коллектив.

— Они не согласятся, — остудила я его пыл. — Им суп вкуснее покажется рядом с парнишкой.

— Я попробую, — самодовольно заявил строптивец. — Не может быть, чтобы не уговорил.

— Да ради Бога, мы за вас не держимся.

Ничего себе! Инна лягнула меня под столом так, что я ойкнула. Надо спасаться. И, простившись до следующей трапезы, я пулей вылетела из столовой.


Массажист в «Березовой роще» относился к категории суперкласс. Ради его рук, вправляющих позвонки, месящих застойную плоть и более всего напоминающих обтянутые бархатом тугие пружины, можно было вытерпеть продавленный матрас моей лежанки и удобства в конце коридора. Вик не стал бы беспечнее от того, что я договорилась о дополнительном двухнедельном курсе за свой счет. В виртуозе присутствовали решительность и жестокость скульптора.

— Здесь уберем, а сюда добавьте нагрузки. И получите такие спину и бедра, что всего остального для достижения самых смелых целей вам не понадобится.

Это была речь ваятеля. Пятидесятилетнего циника со своеобразным юмором. Мужчины типа Измайлова, только в гораздо более грубом варианте. Постоянно, а не эпизодически злого. Притягательная личность, да, Полина? Нет, слишком резок. Слишком «со стороны» смотрит, оценивает, говорит, живет. Разминание чужих жиров, верно, способствует. Однако после его массажа я провалялась пластом полчаса. А потом почувствовала потребность и способность парить. Талант. Гений. Стоило сюда притащиться, стоило.

До обеда я свою комнату не покидала, читала. Оказывается, книги мне заменил телевизор, а я и не заметила. Ладно, здесь оторвусь. Не спускаться же в холл к общему для всех экрану. Мама мне рассказывала, что ее посиделки такого рода не смущают. Она помнит, как собирались у друзей, первыми приобретших ящик, наслаждаться фигурным катанием.

— Тебе дико?

— Отнюдь. Мы так же к видеомагнитофону подтягивались.

— Есть точки соприкосновения у поколений, — заключила мама и приникла к зеркалу в тщательных поисках морщин.

Вечером Вик встретит их в аэропорту. Что, собственно, я делаю в санатории? Разбираюсь, кто и зачем приехал? Но в горизонтальном положении с романом на подушке это вряд ли удастся. Не хочу в разведку. Позже. После. Потом.

Обедали мы в прежнем составе.

— Ты права, Полина, бабенки вцепились в стулья возле мужичка намертво, — признал свое поражение Паша.

— Разве мы с Полей нарушаем ваше пищеварение? — ломанулась в кокетство принарядившаяся Инна.

— Нет, как можно, — покорился Паша с видом «была не была».

Всем четверым подали одинаковые блюда, что делало размашистый реверанс нашему здоровью. Обещанного врачом ресторана не получилось, но если употреблять произведения здешней поварихи осторожно и по чуть-чуть, то надежда на жизнь сохранялась. Впрочем, дурью маялась только я, остальные уминали за обе щеки. Приятель моей юности, учась в МИМО, имел завидную летнюю практику — переводил на международном конгрессе. За десять дней работы он и его сокурсники безобразно растолстели.

— Вы там из принципа обжираетесь, псевдоаристократы? — допытывалась я.

— Именно. Вылизываем посуду, чтобы официантам не доставалось. Видела бы ты их ряхи!

Против здешних официанток я камня за пазухой не держала, но гуляш предпочла бы скормить Валере. Только как это воспримут остальные?

— Мы со вчерашнего дня привыкли перераспределять кухонные блага, не удивляйтесь, — сказала я и метнула Крайневу второе.

Паша завистливо вздохнул. Инна наклонилась ко мне: «Потрясающе задумано. Путь к сердцу мужчины лежит через его желудок». Валерий замялся, но сосед его выручил:

— Ешь. Не ты, так эти жирнозадые по домам растащат.

Все дающие чаевые недолюбливают берущих, даже теоретически берущих. Поветрие.

— Чем ты сейчас займешься? — бесповоротно расположилась ко мне Инна.

— Сном, — отрезала я. — Хронически не высыпаюсь. Наверное, через недельку пройдет. Надремлюсь за все одиннадцать месяцев без отпуска.

— А мы с мужиками пульку распишем, — сообщил Паша.

— Поль, ты спи, а я у тебя тихонечко посижу, можно? — заканючила Инна. — Со мной в комнате две такие вредные бабули обитают.

Лучше смерть.

— Ребята уже отчитываются перед нами про преферанс, а ты ушами хлопаешь. Иди с ними до своей комнаты, не упускай случая, — влепила я ей шепотком по мозгам.

Подлым шепотком, но как иначе от нее отбрыкаться?

— Я буду вязать, решено, — воскликнула Инна. — Я неплохо этим подрабатываю. Наша трикотажка открылась недавно, а клиенток уже полно.

— «Снежинка»? — дернул меня черт за язык.

— Мы встречались? — просияла Инна.

Нет, труженица. У меня в машинку вставлена бумага с рекламой крохотной фирмы. Насколько я раскусила вашу руководительницу, ты там не обогатишься. Ей на себя слишком много нужно. А на «того парня», который все организовал, еще больше.

— Вряд ли. Вывеска попадалась.

— Тебе на заказ вещь не требуется?

Это выход. Я заплачу, Инна. Твори и отвяжись.

— Джемпер. Нет, платье. Обтягивающее, до пола. Знаешь сказку — Элиза и ее братья-лебеди…

— С картинкой?

Смерть в два раза лучше.

— Никаких картинок. Она плела из крапивы. Строго, отчаянно и благородно. Любовь цвета жгучей подзаборной поросли. Справишься ?

— Завтра же поеду за шерстью в город. И надо шефиню предупредить.

— Ты что, дура? Тебе индивидуально поручают. Неужели делиться собралась, довольствоваться процентом? — накинулся на Инну Паша.

А я и забыла, что мы еще в столовой и ребята с нами. Инна восторженно благодарила Пашу за дельный совет.

— Утром облазим местные торговые точки, — обреченно пообещала я. — Куплю пряжу и вперед рассчитаюсь за работу. Конечно, если ты берешь, а не дерешь.

— Поля, перестань. Лицевыми петлями, ни узора, ни рисунка… Примерки в любое время… За неделю тебя одену.

За неделю?! Если повезет с нитками, то цена бросовая. Но зачем мне три платья?

— Ты не спеши, Инна. Мы сюда отдохнуть и поразвлечься заглянули. Не к сроку же обнова.

— Я очень обязательная, — взыграла в Инне профессиональная гордость.

— Обязуйся по-дружески — медленно, но с душой, — пожалел меня Крайнев. — Девочки, нас скоро тряпкой сметут, мы задерживаемся и людей задерживаем. Пошли отсюда.

Пошли… Я, например, побежала.


— Если лежать на холодной земле, легко застудить почки.

Я запрокинула голову и увидела в ближайших кустах русую бороду доктора. Пришлось срочно ощутить себя великой Гретой Гарбо, произнесшей: «Я хочу быть одна». Затем стимульнуться строками Евтушенко: «А мы не умерли от скромности и умирать не собираемся». И, наконец, встать и приветливо улыбнуться:

— Будете ругать за игнорирование тихого часа, док?

— Нет. Но сиеста в некоторых странах…

— Там жарко. С полудня до заката разумнее не шляться по улицам.

— Курите?

Он протянул мне пачку «Мальборо».

— Спасибо, у меня свои почти такие же.

— Облегченные?

— Хрен редьки не слаще, полагаете? Иван Витальевич, табак и впрямь так страшен, как его малюют?

— Страшнее гораздо. Правда, правда. Я задымил в четырнадцать, а в восемнадцать, перед армией, бросил. Отслужил, поступил в медицинский, поучился пару лет и однажды на занятиях по социальной гигиене был посвящен в то, что горожанин ежесуточно пылесосит легкими количество мерзости, тождественное четырнадцати пачкам сигарет. А разрастись город еще на квартал с заводом, и было бы пятнадцать. Я траванулся вновь, но уже с почти чистой совестью.

— Как мы нынче именуемся, доктор? Легальными токсикоманами?

— Да. Но поневоле токсикоманят все, от младенца до старца.

— А здоровый образ жизни существует?

— Где-нибудь в тайге, в горах. Сейчас можно говорить только о том, вводил ли ты в организм яд добровольно. Ни о чем другом.

— Мы вводили.

— Вводим. Перестаем вводить. Побродим?

— Я слышала, у вас тут экологически чистую водицу добывают?

— На планете с экологически чистым напряженка. Но забор покажу.

— Какой забор?

— Мы принимались за второй корпус. Не удалось. И тут нашлись какие-то люди, сделали анализ воды из ключа, она оказалась питьевой. Завезли оборудование, качают, очищают, обогащают, разливают, продают. Конечно, построили здание, конечно, отгородились. Но без того, что они нам платят, мы бы давно закрылись.

Гидом Иван Витальевич был никудышным. Впрочем, и вести меня было некуда. Запущенный, переполненный валежником лес, растрескавшиеся бетонные плиты дорожек, обломки бордюров клумб. Разорение. Советская усадьба после буржуазной революции.

— Здесь когда-то была прачечная, тут — зеленый театр, там — склад. А позади санатория металлическую сетку натянули недавно, года три назад. Некогда наша территория смыкалась с детским оздоровительным лагерем. Мы и не ведали, где. И вдруг новоявленные господа отрезали кусок землицы впритык. У них тоже все по-разному. Коммерсанты, которые водой занимаются, просили, договаривались, горы подписей собрали. Эти же оттяпали, и жаловаться не моги. Клуб какой-то образовали. В гольф играют, денди притворяются. И нам, как подачку-услугу, которая их самих и обогащает… Видите два коттеджа сразу за калиткой? С восьми до восьми она не заперта, чтобы наши отдыхающие могли сгонять в бакалею и галантерею. Но дальше по асфальту не пустят, частное владение. А ведь домики-то принадлежали санаторию. Для сановных пациентов, чего теперь скрывать. Отошли вместе с землей. И нет управы.

— Массажист у вас уникальный, — попробовала я отвлечь его.

— Обработал? Когда-то политиков на четвереньки из положения лежа за сеанс ставил. Потом то ли спился, то ли притомился. Он сейчас замещает тетю Машу, она в отпуске. Ваш маэстро по сравнению с ней — школяр. Серьезно. Мария Львовна владеет экстрасенсорикой. Прикоснется без нажима, и больной лишается недугов и комплексов.

— Она, наверное, не молода, сил на контакт не хватает.

— Не молода, угадали. Но весьма мускулиста.

Молодчина, Мария Львовна. Превратила свою репутацию в розгу, которой долго будут сечь любого чужака, претендующего на ее место. Но на массажном столе я предпочитаю прикосновения с нажимом. А комплексы вообще сродни невинности: лишать и лишаться их следует по взаимной любви, хорошо подумав. Иван Витальевич поблагодарил за прогулку и запросился на обед. Я отпустила его без сожаления, побаиваюсь голодных врачей.

Скудные недра магазинчиков содержали пряжу, апельсиновый сок и абрикосы. На прочие товары я внимания не обратила. Вернулась в комнату, потом с четырех до пяти тешилась процедурами под предводительством смуглой неразговорчивой жрицы водолечебницы, посочиняла, привела себя в цивилизованный вид и спустилась к ужину. Инна расстроилась из-за того, что я посетила магазины без нее, но тут же увязалась за Пашей и Валерием, которые, услышав мой отчет о наличии спиртного на прилавке, размечтались во что бы то ни стало успеть до закрытия и отметить свое знакомство. Все, кроме пенсионеров и спортсменов, поели изумительно быстро. Потом возникла обычная неприятность. Молодежь потребовала ключи от подвала, чтобы погонять шары по сукну, а дежурная медичка отказала:

— Они у сестры-хозяйки. Внизу материальные ценности — белье, посуда. Завтра общее собрание, с главврачом и обсудите.

Перспектива тягучего, склеивающего желания запретами вечера народ рассердила. Женщины включили телевизор в холле и заявили, что предпочитают сериалы футболу. Мужчины возроптали, но под натиском бабушек отступили к лестнице. Где их и окликнула веселая официантка:

— Эй, мальчики, помогите котел снять.

Пять мальчиков выступили на подмогу и больше с футболом не приставали.

Глава 16

Неделя проклячилась, и я вынуждена была спросить у Крайнева:

— Валера, если мы ничего не раскопаем, должны будем вернуть благотворительной организации деньги за путевки?

Он испросил разрешения поухаживать за мной, иначе под бдительным оком Инны нам и словом перемолвиться не удалось бы.

— Шиш этой организации. Но хоть что-нибудь мы раскопали, Поля?

— Угу. Частный клуб превратил ближайшую деревушку в резервацию. Чтобы добраться до автобуса, местным теперь приходится делать полуторакилометровый крюк по бездорожью. Но они не бунтуют. Потому что у всех есть работа в санатории, на заводике по розливу воды и, конечно, у бар. Сволочи богатые, да? Никакой жалости к людям.

— Сволочи. Ты зачем развелась с мужем? — вручил мне неправдоподобно багряную ветку Крайнев.

— Это относится к делу? — попыталась пресечь его фамильярность я.

— Так его земелька за сеткой, напарница. Кстати, я с Игорем общался. Твой поправляется.

— Дай Бог, — пробормотала я.

Обходит ФСБ Измайлова. Он со мной связи не поддерживает, отдал все на откуп Игорю и Валерию. И Крайнев служит верой и правдой.

— У меня кухонные девушки сигареты стреляли. Мы помянули расстрел бизнесменов. Видишь сосну, одна в березняк затесалась? Это сейчас она на стороне господ. Возле нее единственного вырвавшегося парня убили.

— Положим, левее гораздо, — буркнул Крайнев. И уже в полный голос возвестил: — Ты — натура романтическая. Хочешь, чтобы хоть кто-нибудь спасся. Хеппи-энд предпочитаешь.

— Валера, откуда тебе доподлинно известно про «левее»? — не стала темнить я. — Даже не по себе как-то.

— Почему доподлинно?

— Потому.

— А я думал, ты спрячешь глаза, перестанешь мне доверять и начнешь за мной следить, — рассмеялся Крайнев. — Массовое убийство — здешняя легенда, Поля. Сотрудники санатория сами ищут повод поведать ее и показать достопримечательные места. Шофер грузовика раскурочил мою пачку сигарет, да еще и заложил по одной табачной дозе за каждое ухо, пока леденил кровь воспоминаниями. А вообще-то жизнь отдыхающих кипит возле забора шевелевской фирмы. Не замечала?

— Излюбленное место променада, согласна. Только старики там не отмечаются. Может, я запуталась во временах, Валера, но меня поражает праведность обитателей этой лечебницы.

— Нет, деды на грудь берут нормально. Пятерка из строительной бригады не надирается по убеждениям, дескать, на водяру можно спустить последнюю копейку, а они не отказались бы глянуть на южное небо в алмазах. Похоже, они друг друга контролируют. Выбрали пепси, хотя иногда гудят с официантками, живые же люди. У спортсменов режим и тренер — тюремщик по призванию. Мы с Пашей как раздавили в субботу бутылку, так больше и не прикладывались. Потребности не испытываем.

— Он скоро Инне сдастся?

— Она твоя подруга, тебе видней.

Тут из-за угла показались обсуждаемые личности.

— Скоро, — хором заключили мы с Крайневым.

Наверное, они то же самое подумали про нас. Иначе с чего бы четырем физиономиям приобретать одинаково ханжеское выражение?

— Девочки, — приобнял нас с Инной Паша, — а не выпить ли нам сегодня вечером шампанского?

— Полина как раз проклинала трезвые будни, — хохотнул Крайнев.

— И ты растерялся, сосед?

Договорились гульнуть в их комнате в восемь вечера. И разбрелись. В сотый раз повторяю, голова у меня варит хуже, чем кастрюля санаторской поварихи. Однако я очень чувствительна к чужим телесам. Уже предвкушая расслабон, Паша должен был расслабиться. Но Монблан его бицепса так надавил мне шею… По Вику знаю, мужчины относятся к откровениям такого рода двояко. Либо как к заигрыванию, либо как к непристойности. Поэтому предупреждать Крайнева об опасности я пока не стала. Но насторожилась.


Попойка с танцами имела сходство с основной темой, на которую сочиняют вариации. Инна, правда, стремительно перебирала.

— По-моему, он нарочно ее накачивает, — шепнул мне Крайнев.

— Пьяную я ее с ним не оставлю. Поможешь, напарник?

И тут подтвердилось, что мужчина и женщина — суть «две большие разницы».

— Не лезь в чужой интим, — посоветовал Валерий. — К тебе я ночевать не попрошусь, не волнуйся. Но заклинаю, не вмешивайся. В койку люди идут разными путями.

Отповедь, достойная похвал. Если бы не готовые крушить ручонки кавалера Паши, когда он утром предлагал шампанское… Надо было выводить Крайнева из себя.

— Думаешь, секрет, где ты заляжешь? У дежурной медсестры Верочки.

— Проницательная, наблюдательная, умная Полина. Ну и что?

— Ничего. Но Инна не твой пропуск в рай супружеской измены. Пожалуйста, уйди отсюда со мной, якобы ко мне, я не стесняюсь. Только Инку транспортируем по адресу.

— Это шантаж?

— Условие.

— Не будем спешить, ладно? Инна постарше тебя, ее мнение тоже гирька на весах.

Дальше начались вариации. Паша неожиданно заснул в ботинках поперек своей кровати. Инна запросилась ко мне в гости, да так жалобно:

— Поля, я вам с Валериком не помешаю. Приму чашечку кофе и уйду. Пусть уж он побродит где-нибудь минут десять.

Я покраснела. Крайнев торжествовал.

— Ты не стесняйся, как обещала, — вперил он в меня бедовый взгляд. — А ты, Инна, прояви такт. Не заставляй шляться до потери потенции.

Двинуть бы ему по морде, да нельзя, конспирация.

— Если так скоро может перехотеться, лучше укладывайся здесь. Вон Паша честно храпит.

Вязальщица схватила нас за локти:

— Не лайтесь, я все понимаю, я не задержу.

Померещилось мне с бешенства? Паша собрал губы в бутон, чтобы не улыбнуться. Ох, мужик, если ты совсем Инночкой не задет, то…

— Вставай, Паш, и раздобудь еще шипучки, — затрясла я его.

Инна с Крайневым еле меня оторвали. Хайям говорил, что у пьяных и влюбленных есть свой ангел-хранитель. Не новость, люди подшофе реже получают увечья, потому что расслаблены, релаксированы полностью. Но Паша, черт побери, был полностью собран. Спасибо Измайлову за науку. Я как-то вычитала, что женщине время от времени надо баловать мужчину нехитрым трюком: притвориться после вечеринки невменяемой и позволить делать с собой, что угодно. Подчеркиваю, притвориться. Там дальше тест прилагался, и его «что угодно» строго оценивалось баллами. Так вот, Вик раскусил меня за минуту.

— Так не интересно, Поля, ты дурачишься. У тебя мышцы жестковаты для пропойцы.

— И часто ты пользуешься дамскими слабостями?

— Я твои журналы просматриваю, милая.

Итак, Паша притворялся. Зачем он затевал вечеринку? Когда Инна сообщила, что вынуждена отлучиться в туалет и соответственно отлучилась, я прильнула к Крайневу вполне реалистично. Ты для Инны старался? Теперь не отбивайся, поработаем на Пашу.

— Вернешься и выдворишь Инну, понял? Приставай ко мне, как хочешь, только чтобы с ее подачи твой приятель поверил, что ты занят до рассвета, — тихо спланировала я дальнейшее.

— Налакалась? Когда успела? — громко испугался Крайнев.

Не дождешься. Я сжала губы, потому что Валера не удержался и попытался целоваться. А Паша-то как доволен: образовал щели между веками и наблюдает.

— Я хочу побыть с тобой, Лерик, — проорала я.

Еще не оттягивали тебе ребра указательными пальцами при таких признаниях, Крайнев? Чтобы учел разницу между «на самом деле» и «понарошку». Мой незадачливый напарник возмущенно выволок меня в коридор.

— Мать, у тебя крыша поехала?

— Валера, умоляю, после медсестры Веры не ходи в свою комнату. Паша трезв и будто на битву собрался. А Инна неизвестно кто.

— Хорошо, но если нет Веры?

— Тогда кинжал посередине двуспальной кровати у меня.

— Полина, ты психопатка.

Слышала. Сколько вас таких, психически здравых, в дерьме очнулось. Бывший муж до сих пор латку к черепу приращивает.

— Крайнев, Крайнев, как хочешь ругайся, только поверь. Ты мудрый, рассудительный, не лезь на рожон. Разберемся сначала. По-моему, Паша добивается именно твоего отсутствия. Давай подыграем ему.

— Чушь порешь.

Инна выпорхнула из уборной, но проникнуть обратно к Паше не порывалась. А я ее в нимфоманках числила.

— Не паникуй, — велел Валерий и тряхнул меня, будто надеялся сломать.

Он проводил нас с Инной с третьего этажа на второй до моего пристанища и захлопнул дверь с другой, наполнившейся загадками стороны. Инну развезло до непереносимости. Неправдоподобно развезло. Сара Бернар?

— Платье вяжется? — осторожно спросила я.

— Верх подола, — доложила Инна и незатейливо пала на спину.

Не будем унижать бессмертную Сару такими сравнениями.

— Поля, я потеряла девственность при модных обстоятельствах, — вполне членораздельно разоткровенничалась Инна.

Ладно, современные обстоятельства коротки, потерплю.

— Была жара, я поймала машину, чтобы добраться домой с пляжа. А тогда, помнишь, «Жигули» у молодого, значит, крез.

— Истфилфак? — дала себе вдохнуть я.

— Он самый. Ты тоже наша, универская?

— Ваша.

— Нас остановили у развилки. С пистолетом. Спросили: «Кого везешь»? Водила меня спас, ответив: «Жену».

— Ты расчувствовалась и отдалась на следующей развилке, так?

— Если бы. Они открыли все двери и сунули в проемы рыла: «Жена? Тогда трахни-ка ее, не убудет».

— Это чернуха из мультфильма для совершеннолетних, Инна?

— Это мой кошмар. Он взял меня на заднем сиденье, было больно, но я не смела пикнуть. Нас отпустили, похлопав, как в провинциальном театре. Он довез меня, куда подряжался. И попросил: «Не плачь, не отчаивайся, надо жить».

— Но потом-то нашел?

— Ты говна не хлебала. Конечно, нет.

Этого не хлебала, Бог миловал. Но очень хочется взять автомат, найти подонков и перестрелять.

— Как ты в себя пришла, Инночка?

— Сдала анализы на СПИД и возблагодарила Всевышнего. Знаешь, забеременей я тогда, оставила бы ребенка.

— Но парень трус.

— Надо было лезть не на меня, а на пушку?

— Прости, я дебилка. Инна, ты постоянно носишь парик. Сними, а.

И она сняла. Кого я собиралась лицезреть? Жену Шевелева или главного редактора? Любовницу мужа? Нет, эту бритоголовую женщину я раньше не подозревала в существовании.

— Ты хотела меня обидеть, Поля?

— Что ты, ни в коем случае. Я хотела предложить тебе вот этот каштановый заменитель. Последняя модель. Не отличишь от шевелюры.

— Дорогой?

— Дарю сердечно. Носи и забывайся.

— Я ведь волосатая от рождения, — улыбнулась Инна. — Мои дедушка и папа были дипломатами в Китае. У нас с сестрой разница — двадцать лет. Она родилась там, совершенно лысой, ни бровей, ни ресниц. А я тут, обычная. Мама мне косы отрастила, а она однажды ночью отстригла их. И так рыдала… Так жутко рыдала…

— Инна, вырасти свои волосы и ври, что это парик. Теперь она не усомнится.

— Сегодня вырастить?

— Чего ты добиваешься?

— Паши. Твой Валера устал уже ждать. Накрась меня, Поля. Все, я не косая, готова соблазнять. И он наверняка в форме.

Таким не отказывают. Таких в свое одевают. Когда я выпустила Инну в коридор, она могла покорить кого захочет. И случайного встречного тоже. Крайнев пренебрег нашей договоренностью. Наверное, нежился с Верой. Я немного поработала и легла спать. В одиннадцать меня подбросил над постелью настойчивый стук в дверь.


В первое мгновение я оплакала свою двойку — сарафан и пиджак. Натуральный шелк нельзя рвать на ремни для домотканого половика, если его носили меньше пяти-шести сезонов. Мой прослужил всего два. Но Инна выглядела трупно, и я плюнула на одолженный костюм.

— Изнасиловал?

Учитывая обстоятельства, предположить ничего глупее никому бы не удалось. У меня отсутствует воображение. Напрочь.

— Поля, ты можешь решить, что он меня не пожелал, и я сохраняю лицо. Но правда маразматичнее.

Похоже…

— Инна, как ты выражаешься, не пожелать тебя было нереально. Что стряслось?

— А где Валера?

— Представления не имею. Он и не думал возвращаться.

— У вас тоже сорвалось. В комнате его нет. И Паши тоже. Никого нет.

Оказалось, выйдя от меня, Инна обнаружила берлогу своего милого запертой. Она стучалась, посылала в замочную скважину звуковые сигналы — безрезультатно. Но сдаваться сногсшибательная Инна не собиралась. Все комнаты в санатории выходили окнами на одну сторону и опоясывались балконами, разделенными низкими перегородками. Крайние в ряду были снабжены люками и лесенками на нижний этаж и на землю. Инна зашла к себе, отведала комплиментов пораженных соседок, а когда те отправились в гости к какой-то Клаве, выбралась на балкон. Теперь она знала про обитателей много неинтересного. Две дамы слушали радио и читали в своих постелях, старики развлекались кто картишками, кто водкой, старушки сплетнями и чаем, спортсмены спали. У Паши и Валерия горел свет. Все было так, как мы оставили, только хозяева исчезли. Полагая, что Крайнев со мной, Инна мерзла в ожидании Паши. Когда ей это надоело, спустилась на балконы второго этажа. Она не смутилась, сообщая мне, что понаблюдала, как я курю и печатаю. Сделав из моей одетости вывод об отсутствии Валеры, Инна взяла все барьеры вдоль комнат. В пяти одноместных электричество ребята тоже не экономили. И тоже отсутствовали. Дальше был номер тренера, который что-то писал за столом, и два номера его подопечных, которые дрыхли. Инна не поленилась снова забраться на Пашин балкон, но картина заброшенности и покинутости к лучшему не изменилась. Неугомонная акробатка сгоняла на первый этаж, потыкалась в закрытые кабинеты, заглянула в столовую и лишь после этого приволоклась ко мне.

Так, почему мой костюм в предсмертном состоянии, ясно. То, что Инна тронутая, а Паша притворялся, сбивая с панталыку и ее, очевидно. Надо следить за шторами, вдруг она повадится подглядывать. Неужели Крайнев заодно с этими липовыми строителями? Куда они все делись? Надо избавляться от Инны. Срочно.

— Ты вымоталась, тебе необходимо отдохнуть.

— Да, Поля, я еле стою. Костюм твой постираю, поглажу и верну. А парик ты мне действительно насовсем отдала?

— Действительно. Я без него свободно обойдусь. Спокойной ночи. И не грусти, у нас еще осталось две недели на поиски счастья здесь.

Инна всхлипнула и послушно оставила меня. Бедная, не женщина, а тридцать три несчастья. Но царапается, борется, может, будет прок. Я влезла в джинсы и кроссовки. Спасибо за идею, Инна. Я бы сама ни за что не додумалась до внешнего наблюдения через стекло. И верно, у мужчин в комнатах было пусто. Сестра милосердия сортировала таблетки, сверяясь с толстой тетрадью. Спрыгивая на газон, я вспомнила, как непреклонно говорил на собрании главный врач:

— В десять вечера вход в санаторий закрывается.


Возле здания фонари свысока разглядывали асфальт лучистыми голубыми глазами, и шагалось широко и весело. Но чем дальше в лес, тем японистее становилась моя походка. Листья шуршали, трещали сучья, как ни старалась я красться. «А вообще-то жизнь отдыхающих кипит возле забора шевелевской фирмы, не замечала?» Эх, Валера, надуваешь ты и меня, и Игоря. Только себя не перехитри, хитрец. Потому что маневров Инны предугадать невозможно. И того, что я без тебя ночью проведаю тот самый забор, тоже. Где он? Днем казалось, что близко, а сейчас недосягаем, как горизонт. Впрочем, заблудиться здесь нельзя, наткнусь. Уже. И шишка на лбу вскочит знатная. Куда мне, направо, налево? Вдоль, точно. Не занозить бы пальцы о плохо оструганные доски. Не сломать бы ногу, не свернуть бы шею. Я двигалась по периметру и наконец увидела освещенное окно сторожки и въездные ворота. Ну, подглядывать мне, видно, на роду было начертано. Что тут? В лом пьяный сторож, дедок лет семидесяти. Господи, он полтора литра водки может употребить? Бывает, конечно. Но почему из шести одноразовых стаканов? Шести… Пятерка строителей и ночной директор. А Паша с Валерой? Похоже, жизнь отдыхающих в сумерках кипит за забором. Надо бы перелезть через него. Труда мне это не стоило, но кожа ладоней пострадала. В большом просторном одноэтажном доме было светло. По конторским помещениям и цеху разгуливали исчезнувшие язвенники под предводительством некачающегося Паши. Крайнева с ними не случилось. Опоздали. И полковник, и капитан. Только я стояла столбом, пока не сообразила залечь в какую-то выемку. Бежать звонить? Из сторожки? Из санатория? Так я еще никогда не терялась. Тем временем мужчины погасили лампы и сгрудились на крыльце.

— Врубай сигнализацию, — приказал кому-то Паша. — Значит, в следующий заход проблем не будет. Линяем.

— А с Валеркой что делать? — попросил санкций хриплый голос.

— Перебросьте на ту сторону, чтобы и ползать не смог, гаденыш.

Крайнев, я тебя умоляла прикинуться похотливым, ждать, ничего не предпринимать. Позвоночник пополам от удара — и останешься инвалидом до смерти. Я не в силах им воспрепятствовать. Как Инна сказанула? «Надо было лезть не на меня, а на пушку?» Я же ее спасителя назвала трусом. Над дверью вспыхнул огонек сигнализации, и одновременно раздался отвратительный шмякающий звук. Валера даже не застонал. Из-за угла возвратились двое, которых в наступившей тьме узнать было невозможно. И все двинули к сторожке. Через несколько минут стало тихо и жутко.

Осмелев, я перебралась через преграду, воспользовалась зажигалкой и отыскала Крайнева. Затылок был в крови, но она свернулась. Я кое-как посадила его. Получилось. Может, обойдется с позвоночником? Может, человек без сознания равен пьяному и влюбленному? Связать краями его и свою куртки было легко, уложить, перевязав голову носовым платком, тоже, а вот тащить по пересеченной местности… Полина, девчонки-санинструкторы в войну делали это под пулями. Сейчас они старушки, ими полон санаторий. Если им удавалось, удастся и тебе. Крепись. Однако для начала мне пришлось забыть о размозженном затылке Крайнева. О его костях. Когда я поволокла своего раненого, как предмет неодушевленный, дело заспорилось. Пашина банда своих комнат достигла, света не было. В кабинете дежурной медсестры тоже. Давай, Поля, пообезьянничай напоследок. И не верится, что я так легко перемахивала через балконные перегородки. Ноги отнимались. Добро, мои апартаменты недалеко от края, а вниз по лестнице уже проще. Вера спросонья никак не могла взять в толк, чего я от нее хочу. Потом захныкала: «ЧП в мою смену, вот подарочек». Вдвоем мы втащили Валерия через дверь и водрузили на кушетку в процедурной.

— Откуда он свалился, говоришь? — спросила Вера, отдуваясь.

— С дерева.

— Алканавт несчастный.

— Все они одинаковые.

— И вы тоже все одинаковые, без кобелей неймется. Ассистируй, не отключайся, — прикрикнула она на меня.

Я покорилась. Держала голову, чтобы Вере было удобнее промывать и перевязывать, стирала с лица грязь, поворачивала на бок, стаскивала брюки перед первым уколом, разрезала рукав пуловера перед вторым…

В пять утра я стоя спала под душем. Он оказался саморегулирующимся: вода становилась прохладнее, холоднее. А это бодрит.

Глава 17

Я так перевозбудилась накануне, что в семь утра уже считала трещины на потолке и уговаривала себя поспать еще чуточку. Не поддавшись, сползла с кровати, с трудом оделась и без пятнадцати восемь установила очередь на массаж из себя одной. Бабульки, которые являются к медицинским кабинетам задолго до медсестер, вытаращились на меня, как на нечисть. Массажист гаркнул из-за двери: «Входите, кому надо», в начале девятого. На стол ему пришлось меня подсаживать.

— Вы что, сутки отжимались? — поразился он.

— Перетренировалась, — выдавила я.

— Дозируйте нагрузки, сколько можно твердить. Вы же не олимпийская чемпионка. Разве так себя загоняют? Сейчас будет очень больно, разрешаю визжать.

Да я бы, собственно, и без разрешения… Только бы кудесник не оглох. Однако он меня похвалил.

— Выносливая девушка. Денек-другой обойдитесь без бега.

Мне казалось, что я без него век обойдусь. Но уже к завтраку спустилась вприпрыжку. Возле столовой меня отловила Инна.

— Поля, не рассказывай ребятам, что я в окна заглядывала.

— Само собой. Многовато чести им будет.

Инна сразу повеселела. Паша основательно ворочал тяжелой челюстью, перемалывая овсянку.

— Девочки, засони, а где Валера?

Шваркнуть бы тебя тарелкой с кашей, бандюга. На первом этаже было так людно, что я не рискнула проведать Крайнева. Если промолчу, это не вызовет подозрений. Но бледный Валерий своей собственной битой персоной брел меж трапезничающими и наконец деревянно опустился на стул. Паша не смог скрыть удивления.

— Привет, — сказал Крайнев. — Со мной беда. И все из-за тебя, Полина. Недотрога, блин. Поманила, потом выперла, я с горя занял у какого-то старикана бутылку водки, вылакал, и черт меня понес по буеракам.

— Поскользнулся? В яму провалился? — не поскупилась на участие Инна.

— Хуже, — неподдельно простонал Крайнев. — Напоролся на забор этот, будь он проклят, и, наверное, полез на него.

— Что значит «наверное»? — решилась открыть рот я.

— Так на автопилоте же двигался. Ни фига не помню. Очнулся под забором, как свинья, ни хрена не соображу, спины будто нет. Едва добрался до комнаты. Радуйся, чаровница, качественно продинамила.

— Ладно тебе, сосед. Оба мы хороши. Я, кстати, девочки, извиняюсь, перебрал, вырубился, не соответствовал обстановке. Мы вот что, дадим Валере здоровье поправить и послезавтра повторим попытку, — затараторил Паша. — Все друг перед другом сразу и реабилитируемся.

— Здорово, да ведь, Поль? — мигом простила ухажера Инна.

— Без меня, пожалуйста, — закаменела в негодовании я.

— Брось, помиритесь, — развыступался Паша с таким жаром, что, не знай я, где он был ночью и какой приказ отдал относительно Крайнева, не усомнилась бы в его искренности. — Ему же обидно. На нем места живого нет. Мне, мужику, жалко.

— Не давите на меня, я подумаю.

— Подумай, сестренка.

Нотки угрозы Инна прокомментировала мне на ухо по-своему:

— Горой за соседушку. Ворон ворону глаз не выклюет. Наверное, в деревню за самогоном ходили и подрались с местными.

Зачем трудиться, выдумывать объяснения? Сами себе наплетем с три короба, лишь бы самолюбие не трепыхалось.

— Я платье готовое принесу тебе к четырем, — осчастливила меня мастерица.

— Спасибо…

— Инна, — вдруг перебил Крайнев, — у тебя прическа другая, или я головкой сильнее, чем надо, тюкнулся?

Инна зарделась и с укором посмотрела на Пашу.

— Я сразу заметил, но думал, неудобно вслух, — оправдался он.

— Мы с Полей вчера колдовали, — улыбнулась Инна.

Так доверчиво, смущенно и радостно улыбнулась, что я едва не начала слезомойничать прямо за столом. Доброе, издерганное, запутавшееся, одинокое существо.

— Ради этакой шикарности я Полину прощаю, — гнул свое Валерий.

Мне и ему захотелось въехать тарелкой. Впрочем, откуда ему знать, что бедняжка бреет череп, чтобы не травмировать сестру, уже почти пожилую даму. Какая-то я стала холеричная. То ли на электросон у Ивана Витальевича попроситься, то ли подышать лесными ароматами?

В путах сомнений я вывалилась из санатория. Отдыхающие бродили парами и тройками, смеялись, собирали желтые листья покрупнее. Нормальные живые люди. И тут же Паша с друганами. Мне необходимо было побыть в стороне ото всех, чтобы избежать какого-нибудь унизительного аффекта. Но куда сунуться? Наверное, муж позволил бы мне пошляться за сеткой. Я сиганула через невысокую преграду. Здесь был почти парк. Здесь был хозяин. Те же деревья, та же трава, но они успокаивали, а не будоражили. Как мне сообщить Вику о происках Пашиной команды? Я еле-еле уломала главного врача разрешить воспользоваться телефоном, а полковника не застать ни дома, ни в управлении. Мы, конечно, договаривались, что связь поддерживает Крайнев. Но мне маниакально мечталось: я слышу его утомленный голос, убеждаюсь в том, что он есть, что, кроме аномалии под названием «Березовая роща», город есть, мир есть.

Похоже, Паша послезавтра снова напоит сторожа и, отключив сигнализацию, полезет на заводик доделывать дела. Вряд ли на сей раз он обойдется шампанским, Валера-то на подозрении. Значит, снотворным угостит. Мы с Крайневым поостережемся, но как быть с Инной? Пути я не разбирала, уже и на природу не реагировала, поэтому, услышав оклик: «Дочка», вздрогнула, как от незаслуженной пощечины. «Сто лет проскрипите, дедушка, — мысленно поприветствовала я ненадежного стража фирменных ворот, — только что о вас думала».

— Ты здешняя?

— Из санатория, — не слукавила я. — Партизаню.

— Гляди, там дальше охрана рыщет, — предупредил дед. — Мы деревенские, углы свои всегда срежем, а тебя и к администрации этапировать могут.

— Спасибо, я учту. Лишь бы к смертной казни не приговорили. А вы что, лес поливаете? — показала я на ведро, которое старик держал, будто пустое, а не полное.

— По воду ходил.

— Куда? Я про водопровод не спрашиваю, но разве у вас в деревне и колодцев нет?

— Пойдем-ка, городская.

Дедок, как американский пионер, двинулся через заросли. Полсотни метров — и я благоговейно застыла. Ни дать ни взять игрушечная бревенчатая избушка возвышалась над шлифующими белоснежные камешки струями ключа. Он что-то приборматывал, будто одновременно ворочались несколько прозрачных языков.

— Дедушка, чудо какое!

— Сам расчистил, обиходил, наличники вырезал. Лет уж пять тому, для души. Водица тут сладкая. Попробуй.

На веревке, спущенной с крыши избенки, болталась эмалированная кружка. Да, и вода может быть вкусной.

— А в санатории такую же добывают?

— Та похуже будет. Она в низинке, тут повыше, посуше. Правда, они из скважины качают, сойдет.

— Вы волшебник.

— Плотник я. Еще из коряг рамы для зеркал мастерю. Не надо?

— Надо, обязательно надо. Почем?

— За бутылочку. Пенсия мне идет, сторожем работаю, так что не денег ради…

— Вы простите меня, но я деньгами отдам.

— И ладно, магазин недалече. Я нынче так и так собирался перед дежурством свой товар на тачке привезти. Выйдешь ровно в шесть, всех опередишь.

За время разговора дед не ставил ведро на землю. Словно не замечал его. Простился и зашагал себе, как мало попользовавшийся ногами и руками мальчишка. Я села возле домика. Этому бесхитростному старику невдомек, что молодые сильные мужики дурачат его, накачивая сорокаградусной. Наверняка врут, что в комнатах не погудишь после отбоя, льстиво прерывают охами и ахами его фронтовые воспоминания, подначивают трепом о бабах. А после подставят, и дед будет отвечать за то, что они натворят на заводе. Неужели им его совсем-совсем не жалко? Завяжи он с водкой двадцать лет назад, на него бы напали, скрутили, заткнули, но все равно своего добились. Вот именно, своего. Будто белые воротнички на службах не подсиживают, не спаивают, не вызывают на откровенность и не закладывают потом начальству ради карьеры. Ну почему даже возле этого родника я вынуждена прокручивать в себе мерзости, как мясорубка? Я устала. Часовые стрелки сегодня вертелись по неведомым законам. Никакой механики, сплошная мистика. Вроде только что притулилась щекой к прогретой деревяшке, а уже обедать пора. Я бы не приблизилась к столовой, но беспокоилась о Крайневе.

Однако Валерий восседал на своем месте и был близок к форме привычно напахавшегося работяги.

— Угадайте, какая штука у меня под рубашкой? — балагурил он, по-моему, назло Паше.

— Майка, — поддерживала его Инна.

— Не иначе, трусы, — вредничала я.

— Бронежилет, — выдавал кипение своего мелкого сознания массовик-затейник.

— Ребята, массажист разобрал меня на позвонки, потом собрал снова и зафиксировал результат, — залился смехом Крайнев, — бандажом для беременных. Утянул за милую душу. Клево же.

— Не ври, — проявила серьезное отношение к бандажам Инна, — где он мог его найти?

— В тумбочке. Когда дела принял, пошарился. Смотрит, это лежит с отчетами вместе. Он еще подумал: «Чем только бабы не забивают служебную мебель». А вот пригодилось. Через неделю верну.

— Предопределенность, — затеребила скатерть впечатлительная вязальщица.

— Неделю спеленатый будешь? — уточнил Паша.

— Или дольше. Он мне вообще не рекомендовал шевелиться, призвал впасть в спячку. Поля, посиди со мной на скамейке. Я в сбруе смирный. И во всех смыслах не ходок.

Вчера, Крайнев, я по знакомству предлагала тебе роль героя-любовника. Ты загордился, отказался поверить, что сценарист и режиссер у нас Паша. Теперь играй калеку. Так часто случается с гордецами. И самое печальное, чем жальче образ, тем большей достоверности всякие Паши требуют от исполнителя.


— Как себя чувствуешь? — спросила я.

Валерий, видимо, ждал упреков. Когда понял, что не дождется, растрогался. А меня мама давно приучила: «Если человеку больно, не нуди вслух».

— Вера рассказывала, что ты меня волоком приволокла. Я так тебе благодарен.

— Прекрати. Надеюсь, и ты бы меня не бросил.

— Конечно, нет.

— Ну вот и все. Слушай, а Вера Паше не повторит свой рассказ?

— Она даже в журнал ничего не заносила. Если в ее смену что-то случилось, могут зарплату урезать. Женщина набирала ночные дежурства, чтобы обменять их на десять отгулов. Она мысленно уже в Сочи. Восстановим события, Поля?

— Куда денемся. Объясни мне только, почему командир делит с тобой комнату, а рядовые в одноместных номерах жируют?

— Чтобы скрыть командирство. Потом, видишь же, он самый умный, от любого отделается, любого обведет вокруг пальца. Со мной его номер прошел. А с тобой нет.

— Ты сам говорил, что я «просто слишком женщина».

Если я опишу ему признаки, поднявшие волну моей подозрительности, он снова обзовет меня психопаткой. Лучше отчитаемся друг перед другом и разойдемся.

Крайнев курил возле санатория, когда «строители» начали по очереди выскальзывать из дверей. Паша замкнул собой этот поздний исход. Предполагаю, что какое-то время Валерий выжидал, потешаясь надо мной, упрашивавшей его остаться в помещении. Он верно прикинул направление, заглянул в окно сторожки… И совершил ошибку. Вариант наполнения деда водкой загодя ему на ум не пришел. Он решил, что собутыльники долго не выберутся из-за стола и занять удобную позицию времени хватит. А они лишь добавили накушавшемуся в одиночестве старику и послали кого-то в обход. Крайнев стоял у забора позади завода, когда его ударили по затылку.

— Бесшумно подобрался, сволочь, — недоумевал Валерий.

— Там трава густая, и почти нет палых листьев. Метут уборщики.

— Не утешай, Поля.

Мою повесть он выслушал, кусая губы. Хватал сигарету, делал несколько затяжек, затаптывал и лез за следующей.

— Не везет мне здесь, — заключил глухо и зло. — Но поступи я по-твоему, мы бы не узнали их секрета.

Вот в таких ситуациях я никого не щажу. Иначе убедит себя в желаемом, и не впрок будет наука. Пусть лучше на меня подуется.

— Инна все равно выявила бы отсутствие молодняка. И все равно сообщила бы мне об этом вопиющем безобразии, ее же распирало. Тогда тебе досталась бы моя доля.

Так и есть. Надулся, буркнул, что поясницу ломит, и поплелся к себе. Мне тоже трудно даются хлещущие слова, Валера. Если ты полноценный человек, то достаточно быстро перестанешь сердиться и на меня, и на себя. Если нет, заранее прими сострадание.

Расстройства с Крайневым мне не хватало, чтобы раззеваться. Но в этом заведении не поспишь. Потому что пришла Инна с готовым платьем. Пришла запросто, ненакрашенная, в халатике. Мне бы домой, отдохнуть от санаторной житухи…

— Поля, сними свое и зажмурься, — экзальтированно потребовала Инна.

Пререкаться у меня сил не было. Когда на тело обрушился мягкий поток и покатился по нему к полу, мне стало страшновато. Я вздернула веки.

— Инночка, милая…

— Подожди, выслушай, — отступила она на несколько шагов. — Не понравится, я распущу и перевяжу. Ты упоминала Элизу, а заказала обтягивающее. Из крапивы нереально обтягивающее. Ей ведь надо было без натуги накинуть рубаху на лебедя, большую птицу, чтобы превратить в брата.

Я подскочила к ней, чмокнула в вяловатую щеку.

— Спасибо, ты талантище.

Пока Инна упивалась искренним признанием заказчицы, я распахнула шкаф и уставилась в зеркало Платье было прямым и каким-то аскетичным. Сотворить из бесконечной нити такое количество одинаковых петель и не соблазниться рельефом или ажуром казалось немыслимым. Тем не менее я видела платье, а не бесформенный балахон. При движении оно не липло к коже, но вскользь касалось ее. Мимолетность и ощутимость контакта были преимуществом произведения Инны.

Я не поскупилась на похвалы результату кропотливого труда, она — моей фигуре. Мы были так нормальны и типичны, что я не сразу заметила возвращение давешнего, предотъездного недовольства собой. Будто потеряла дорогую близким безделушку. Платье отвисало на вешалке, мы обмывали его вином Вика, и я старалась скрыть от Инны симптомы приступа самоедства.

— Очаровательная вышивка. Где-то я встречала такой узор из незабудок.

Инна расправила край кармана своего атласного халата и полюбовалась цветиками вместе со мной.

— Такого, Поля, ты встретить не могла. Путаешь с машинной вышивкой — пяток кривых и косых лепестков. А тут гладь ручная, любовная. Моя лучшая подруга колдунья, ей-Богу. Это ее знак, символ отношения ко мне. Она и свои карманы расшила. Она книжку по магии читала, говорит, все-все это с рождения умеет, ей даже заклинания не нужны, как-то сами собой люди и предметы подчиняются ее воле. Она общается с космосом, избавляет от сглаза и порчи.

Кого, как не Инну, морочить возжаждавшему власти ничтожеству? Бум, когда экстрасенсорные способности превращали в профессию, миновал, рынок насыщен, конкуренция высока, деньги делают деньги, новичку пробиться почти невозможно. Но поначалу шума было столько, так рьяно запугивали свихивающихся от нищеты людей, так превозносили свою избранность, что образовалась плотная толпа дилетантов, подражателей, имитаторов. Убожества с претензиями на могущество, не способные, однако, вызубрить и коротенький заговор. У них недостает ни интеллекта, ни фантазии представить себе мучительность настоящего транса, непрошенность видений и голосов, тягостность ощущения себя передатчиком. Иначе они бы хоть поиграли в ученичество. Да только те, кто позволил себе зависеть от доморощенных ведьм, глотку перегрызут за дурное слово о них. А в сущности, за собственную ущербность, потому что подсознательно все отличают фальшивку от оригинала. Поэтому диалога у нас с Инной не выйдет.

— Поля, тебе не интересно?

— Прости, Инна, я отвлеклась.

— Вам бы познакомиться. Ты, наверное, это мифом считаешь, а зря. У нее был любимый человек, очень богатый. Она его не привораживала, им для себя ничего нельзя. Он сам аппетит и сон потерял. Но ведь магия делится на черную и белую.

Точно. И маги делятся на вечных детей-выдумщиков, шизофреников и мошенников. Последние — самые симпатичные.

— Однажды моя белая подруга вернулась домой в неурочный час и застала его с другой женщиной. Ее будто обожгло: черная гадина, посланная через слабого мужчину уничтожить чистоту. Она подумала: «Бог да восстановит справедливость». И покинула его. Ей опять встретился человек, но она тосковала по первому возлюбленному. Ее тоска растревожила Вселенную, привела в движение петли спирали эволюции…

— Петли чего?

— Спирали эволюции. И тут второй мужчина высмеял ее дар. Чувствуешь? Они были парой с той разлучницей.

Я чувствовала потребность в квалифицированной медицинской помощи посредством изоляции от разошедшейся Инны. А ее было не остановить:

— Она снова кротко подумала: «Бог да восстановит справедливость». А вскоре черные женщина и мужчина умерли.

Полина, только молчи. Подруги живут душа в душу. Одна сочиняет и разыгрывает ужастики, другая внимает и сопереживает. Они обе недоразвиты — культурно, морально, эмоционально, духовно, религиозно. Они никогда не были счастливы и испытывают болезненную потребность в чудесах. И они уже задумывались о смерти. Это чудовищная реакция поверивших в свою конечность людей. Они свыкнутся. С возрастом начнут иссякать гормоны и нервные клетки, уменьшится приток крови к мозгу. Им станет легче.

— Поля?

— Инна, это потрясающая история. Позволь мне перетрястись наедине с собой.

— Ой, как на тебя подействовало. Ладно, я пойду.

Когда за Инной закрылась дверь, я самозабвенно исполнила романс про хризантемы, на разные голоса повыла строчку из детской страшилки: «Отдайте эту синюю перчатку», и наконец, выкрикнув общеизвестную приворотную формулу: «Банька моя, я твой тазик», схватила кошелек и выскочила из комнаты. Дедуля, плотник, надеюсь, ты пунктуален. Мне просто необходимо срочно что-нибудь купить.


Меня нельзя испытывать на прочность слишком настойчиво. Потому что, когда нажим ослабевает, я проявляю склонность к экстравагантным поступкам. Вот и теперь, раздвинув зевак и сварливо сообщив им: «Еще в двенадцать дня договаривались с мастером», — я кивнула на старикову тачку с обработанными корягами и выговорила ахинею:

— Беру все для музея народного творчества.

Дед прослезился и попытался премировать меня набором бесплатных сучков. Но я осталась непреклонной и расплатилась сполна.

— Молодые люди, три экспоната на троих унесете? — спросила я то ли любопытствующих, то ли присматривающих за дедом лжестроителей.

Они взяли приобретения и доставили в мой номер.

— Благодарю вас.

— А поцеловать? — распоясался самый мелкий и косолапый возле моей двери.

— Я похожа на корову из анекдота? Вы на ветеринара мало смахиваете.

Их не стало.

До ужина я провалялась на полу, гладя свои сокровища. Пепельницу окружили кикиморы. Одна спустила в нее босые тонкие ножки, другая прилегла на бок и подмигивала, а третья спряталась за высокий край и грозила курильщикам узловатым пальцем. Улыбчивый лесовик нес на толстой, в складочках жира спине луну — спертый из сторожки матовый плафон с лампочкой внутри. А в космах некоего сурового, но хитрого создания запутались круглые зеркальца. Такие давным-давно вкладывали в каждую женскую сумочку, и я неделями образцово себя вела, чтобы завладеть набором — кошелек и зеркало. Моя мама часто меняла аксессуары. Сволочи, воры и убийцы, да вы же мизинца старика не стоите. Да от этих корней и после гибели проку больше, чем от вас при жизни. Да я не знаю, что делать… В дверь заколотили ногами. Я распахнула ее настежь и увидела Пашу.

— Вечер добрый, сестренка. Я тебе покушать организовал.

— Шеф-повар?

— Не повар, но шеф. Ты ужин-то похерила со своими корягами.

Дура я. Пашины ребята не в состоянии оценить коряжий порыв, и мое отсутствие в столовой их предводителя насторожило.

— Спасибо, братишка, заходи.

Я усадила его на линолеум. Ткнула в первый попавшийся деревянный выступ:

— Паша, ты сообразительный, у тебя есть вкус. Это нос или бровь?

Через пятнадцать минут он пополз к выходу. Я поймала его за ботинок с целью продолжить идентификацию коряг с Аристотелем, королем Георгом Пятым и Гитлером.

— Поля, дед не просыхает, он тебе мозги запудрил, чтобы толкнуть эти ветки и надраться. Поля, я сейчас за Валериком сгоняю, он парень начитанный, сразу всех признает.

— Пусть твой Валерик ко мне не приближается.

— Я передам.

Вот и Паши не стало. Какие они метеористые. Я составила деревянные скульптуры на стол и — гулять так гулять — навестила старика в сторожке. Разумеется, в окно посмотрела. Он что-то строгал несуразным, обмотанным изолентой ножом. Бутылка водки напротив была пуста всего на четверть.

Я вернулась к санаторию, обогнула его и перепрыгнула за ограду на чужую землю. Безумная, согласна, идея по звуку найти родник вела меня. Было уже темно, и вода напевала себе колыбельную. Все стремящееся к покою музыкально. От избушки над ключом были четко видны электрические ориентиры санатория «Березовая роща». Как он мне надоел. И в нем обитала совершенно средневековая Инна.

Я покурила, подумала обо всем и ни о чем и вынуждена была признать, что днем мне здесь было лучше. Октябрьская листва — постель неуютная. Предстояло подниматься, брести на свет, укладываться спать. Если удастся. А удастся ли, если, например, при входе на вас потянуло сквозняком, хотя балкон вы заперли? Если коренастая тень метнулась за выступ кирпичной стены? Что, Крайнев не выдержал пыток и выдал меня как сообщницу? Паша обнаружил сенсационную связь между Аристотелем, Георгом Пятым и Гитлером и явился проверить свои догадки по моим корягам? Измайлов вспомнил, что в пионерском лагере бывает родительский день и нагрянул? Все, хватит с меня приключений. Не всей же бригадой Балерины обидчики топчут балкон. А одному я сейчас шишку на башке построю, закачается. Яростно хлопнув дверью, я взбила покрывало и одеяло на кровати и шмыгнула в укромность между шкафом и стулом. Когда я приподняла голову, мужчина склонился над комом постельного белья. Тот момент. Я схватила стул обеими руками, подскочила и со всей дури врезала ему. А дури во мне скопилось немеренное количество.

Как я оказалась на лопатках, анализу не поддается. Удерживая меня колом локтя, ночной гость шарил по тумбочке, пока не нащупал лампу. Если он нанесет мне ответный удар по лбу этой штуковиной, я пропала. Тащить в процедурный кабинет будет незачем. Однако он просто засветил возможное орудие убийства.

— Вик, — ахнула я, — Вик, родной, прости, пожалуйста.

— Я соскучился, как старорежимный жених, — трагическим шепотом возвестил полковник. — Хотел преподнести сюрприз, хоть до утра побыть с тобой. А ты меня в шею.

— Непредсказуемый мой, я не думала, что это ты.

— Надеюсь, детка. С одной стороны, ты девушка явно честная. С другой, чем так нападать, разумнее спуститься в холл и поболтать до рассвета с дежурной.

— Вик, тебе плохо, ссадины, синяки? — суетилась я.

— Не беспокойся, Поленька, полые алюминиевые трубки и две картонки, этим не больно, — хорохорился Измайлов.

Бравый полковник распустил было руки, но я его отпихнула, закрыла балкон, плотно задернула шторы и заколола их в месте сближения тремя булавками.

— Преследуешь цель сделать меня онанистом? — полюбопытствовал Вик.

— Милый, я решила, что отшибла тебе лирический настрой…

— Своеобразные у тебя представления о локализации лирики в воздержанном мужском теле.

— Так отвыкла уже, не обессудь.

И я принялась вдалбливать своему милиционеру, будто за нами кто угодно может подсматривать.

— Что это?

Я сжалась в зародышевое состояние и, обмирая, проследила взгляд Измайлова. Господи…

— Это фиолетовое картофельное пюре с биточками. Мне Паша ужин притащил. Но я не могу.

— Паша?

Ну идиотка же, неисправимая идиотка. Зачем Пашу сейчас упомянула? Чтобы в ходе скандала сочетать мужской онанизм с женским? Я сбивчиво залопотала что-то про бандитизм, стаскивая джинсы. Оглянулась. И заплакала. Изголодавшийся без моей стряпни Измайлов уписывал остывшую санаторскую отраву. Однако когда я, взяв полотенце, пообещала принять душ, Вик живо проглотил последний имитирующий нечто мясное шарик и отсек меня от двери:

— Не уходи.

— Тут такое происходит, милый. Я должна тебе рассказать.

— В перерывах, все доклады в перерывах, — распорядился полковник.

Вот что значит поел человек…


Вик информировал меня о сыне и родителях лаконично, но исчерпывающе. Замялся и все-таки нанес последний словесный мазок:

— Севу и твою маму Игорь свозил в больницу. Малыш передал отцу подарки. Твой уже почти поправился.

— Ты мой, — премировала я его за великодушие.

И не прогадала. Измайлов объявил о сокращении перерыва. Может, на кухне осталась еще порция биточков?

Потом Вик курил и слушал. Для начала про коряги и домик над ключом. Должна же я была с кем-то поделиться восторгом. Он не поленился встать и исследовать группу кикимор. Я ждала восхищенных возгласов. А огрубевший Измайлов только взвесил в руке пепельницу и завороженно молвил:

— Ты прелесть. Если бы не уважение к примитивному искусству, могла ведь и этой деталью пня звездануть.

Я представила себе использование «детали пня» в качестве дубины. Нет, не решилась бы. Затем подробно изложила ему свои впечатления. Разумеется, я переиначила интимное притворство с Крайневым. Получилось, что Паша заснул, мы с Инной отправились ко мне, а Валерий — прошвырнуться вдоль здания. Я не столько оберегала Вика от беспочвенной нервотрепки, сколько пыталась соблюсти меру: мне предстояло фискалить на напарника.

— Наверное, это гадко, но меня смутило, как Крайнев произнес про труп спасавшегося коммерсанта: «Положим, гораздо левее»… Естественней было сказать: «Мне указали левее». И еще, Вик. Его слова о невезении здесь. Будто он каждый отпуск проводит в «Березовой роще».

— Не забивай головушку ерундой.

— Мне самой это неприятно. Так что, как велишь.

— Продолжай.

— Что?

— Покорствовать мне и потворствовать. Возбуждает.

— Вик, натянуто получилось. Извини. Теперь твоя очередь признаваться, каким образом ты тут очутился. А ты и не собираешься.

— Ты — человек запрограммированный на самоуничтожение, Поля. Почему бы тебе не поверить в то, что я соскучился? И не показать мне, как ты соскучилась? Просто, понимаешь, просто. От женщины, милая, лесом пахнет, когда она лежит, как бревно. Последнее — цитата.

Полагая, что раззадорил меня намеком, Вик потянулся ко мне, но я начала отбиваться. Вот оно! Щеки заполыхали, замолотилось, кажется, о грудину и лопатку сердце и стоном выплеснуло изнутри все сомнения до единого.

— Вик, отстань! У меня озарение. Я его уже много-много дней ждала, желала, жаждала. Это кайф. Июльский лес, бревно, из-под него высвобождаются незабудки. Мне было лет семь, когда я поразилась их красоте и упрямству. Валентин Петрович в халате, на кармане вышиты незабудки.

— Родная, ты удовлетворяешься воспоминанием о халате Валентина Петровича? Мало тебе нужно.

— У Инны на кармане вышиты точно такие же незабудки, Измайлов!

— Это уже извращение, Поленька.

— Вик, я тебя люблю за своевременную цитату! Ты ревновал, ты не дал мне вспомнить в городе, я изводилась. Теперь вспоминай вместе со мной. Когда муж меня вызволил, я в коттедже машинально залезла в шкаф…

— Так ты отныне только в шкафу кайфуешь? Предупреждать надо.

— Там висели халаты пассии мужа Они-то и не давали мне покоя!

— Не захватил с собой парочку, прости…

— Вик, прекрати. На них тоже незабудки! А сейчас внимай…

Пока я повторяла историю Инны, полковник несколько раз порывался выброситься из окна.

— Измайлов, елки-палки, неужели не доходит, что подруга Инны — любовница Валентина Петровича? Что ушла она от него к моему бывшему мужу, застукав с Лизой? Что муж и Лиза — черные мужчина и женщина? Вдруг она догадывается, как именно Бог восстанавливал справедливость по ее просьбе?

— Да ты тут совсем свихнулась, Поля. Или специально меня доводишь до исступления. Довела, сдаюсь, признаюсь во всем. Сегодня вечером Валентин Петрович неожиданно собрался отдохнуть тут у вас по соседству. Снял номер, не в пример твоему, шикарный, на два дня. Утром я поселюсь рядом с ним, Игорь устроил. Далее, в квартире одного из арестованных громил мы нашли башмаки, подошвы которых наследили под навесом возле машины Шевелева. Младший брат второго подвизается в фирме Валентина Петровича. Уже можно работать. К сожалению, по убийству Лизы и покушению на твоего благоверного ничего нового. Довольна?

— Вик, что им надо на заводе?

— Это никому неизвестно. Похоже, сейф будут вскрывать. Шевелев один им пользовался, когда наезжал с ревизиями.

— А незабудки?

— Детка, милая. На каком основании мы можем потребовать у людей домашние халаты? Ведь надобно убедиться, что вышивки одинаковые. Надо убедиться, что Валентин Петрович ублажал и подружку этой лысой девицы, и Лизу. Скорее всего твоя Инна скопировала у кого-то узор. Единственное, что я могу для тебя сделать… Для себя сделать…

Он вытащил из куртки телефон и позвонил в коттедж Игорю:

— Капитан, прошу прощения за позднее беспокойство. Нельзя ли осмотреть халаты хозяина? Вышиты на карманах незабудки? Нет, я здоров, благодарю за заботу. Нет, до утра мне не дотянуть без этих сведений.

Минут через пять он сердито бросил мне:

— Не смотри на меня как на вершителя судеб. Пометила она бельишко твоего цветочками, пометила. Ты обладаешь поразительной способностью запутывать следствие и разбазаривать наше время.

— Вик, домработница Валентина Петровича ненавидит бывающих у него женщин…

— А пошла она… Мне пора.

Я вцепилась в него намертво.

— Прорвало, — констатировал Измайлов и перестал спешить.

Проснулась я в половине девятого. Прохладный ветер пузырил занавески. Вика в комнате не было.

Глава 18

Завтрак полз, как насекомое по коже, и ощущения вызывал сходные. После него я решила пропустить массаж, но обнаружила, что некоторыми группами моих мышц Измайлов пренебрег. Водные процедуры по расписанию оказались тоже в первой половине дня, и санаторная тягомотина захватила меня в плен. Зато отобедали мы шоково. Началось все с Инны, которая заявила, что не сможет завтра присутствовать на пирушке.

— Ты меня разлюбила? — спросил Паша.

— Да, — влупила ему в самое самолюбие его крошка, причем весьма равнодушно. — А ты меня и не любил никогда.

— Ладно, свободна, перетопчусь, — процедил отставник от флирта.

Инна встала и вышла. Паша швырнул ложку, разбрызгав щи.

— Павел, а ведь я совсем плохой, — поделился сокровенным Крайнев. — Ивана Витальевича побеспокоил, он определил, что травматолог нужен, и посоветовал своего друга в городской клинике. Не подбросишь завтра вечером на моей машине? У мужика дежурство, а вечеринка все равно тю-тю.

— У меня и прав-то нет, — шарахнулся от Валерия Паша.

— Может, ты, Полина, снизойдешь?

Надо полагать, это привет от полковника и капитана. Итоги очередного оперативного совещания.

— Разве ты сюда не автобусом добрался?

Я силилась изобразить меркантильный интерес и была ужасна в своем бессилии.

— Возле закрытой жирными зоны есть платная стоянка. У меня «девятка». Дерьмо, зато никто не польстится.

— Уговорил. Водить я умею, но прав у меня тоже нет. Так что разборки с гаишниками на тебе.

— Обижаешь. Спасибо, душевная ты девушка,

— Я подброшу тебя в больницу и все. Ночевать буду дома.

— Ясное дело, на ночь глядя сюда не потащимся. А ты, сосед, извиняй. Я с Витальевичем договаривался и радовался, что, если Поля выкаблучиваться не будет, вы с Инной оторветесь по полной программе.

— Не судьба, — подавленно буркнул Паша. Но инстинкт преступного трудоголика в нем не дремал: — Во сколько отбываете?

— Сразу после ужина Может, заложат в палату, так и не пожрешь до утра. Полина передачи носить не захочет.

— Не захочу, Валера Ты напился, свалился с забора и обвинил в этом меня. Обойдешься без фруктов.

— А мне плели, будто в санаториях, что ни женская комната, то траходром. Пролетели мы, сосед. Всего две свеженьких было…

— Да сплыло, — не дала я ему увлечься. И воспользовалась приемом Инны — покинула мужчин.

Через час Крайнев рассматривал мои коряги и говорил:

— Игорь настаивает, чтобы «нас тут не стояло».

— Это же подло — удалять с финала.

— Это разумно, Поля.

— Вот мы уедем, а они перенесут вылазку.

— Тогда вернемся. Вещи оставляем.

— Нет уж, коряга я заберу сразу.

— Забери, — улыбнулся Валерий. — Кстати, тебя просили не лазить на чужую территорию.

— Почему?

— Очень просили без объяснения причин.

Ему действительно не сказали, что там Валентин Петрович и Измайлов? Ох, Игорь, ох, умелец туману напустить.

Сразу после Крайнева явилась Инна Она светилась изнутри и блестела крем-пудрой снаружи

— Поля, я на минутку, меня ждут. Тренер, представляешь? Думал, мы вчетвером — ты, я, Валера, Паша, не решался вмешиваться. А сегодня не выдержал, объяснился.

— Поздравляю. Ты заслужила удачу, тьфу, тьфу, тьфу, чтоб не сглазить.

Я хотела ее, суеверную, успокоить своим «тьфу». А она стеклянно сверкнула глазами и, словно в экстазе, воскликнула:

— Ты не сглазишь! Никто никогда больше не сглазит! Я поссорилась с подругой перед отъездом сюда. Кричала, что если она такая всесильная и любит меня, то обязана избавить от проклятия обреченности на одиночество. Что она только для себя старается. Что я накоплю денег и обращусь к дипломированному экстрасенсу И она ответила: «Пришла пора заняться тобой». Горели свечи, мы лежали на ковре, пили бордовое, чуть приторное вино. Я видела всполохи таких ярких красок, каких не бывает в действительности. Чародейка дала мне кое-что и кое-чему научила. И первый раз в жизни не пришлось бегать за мужчиной. То есть сначала за Пашей пришлось, но это было искупление, подготовка к главному. Мне теперь не надо желать удачи, я сама — удача.

Выпалив эту околесицу без запинки, Инна бросилась в омут чертовщины, коим представлялись ей объятия тренера. А у меня от виска к виску металось ее торжествующее: «Ты не сглазишь». Сосредоточься на Инне, Полина. Вы точно не встречались раньше?


Все рассыпалось в прах. Не нужно было изображать сексуальную озабоченность, пошлить и употреблять пограничные с матерными выражения. Ужин, завтрак, обед и еще один ужин промелькнули чинно и благородно, как тень настоящей леди. Мы собирались за столом, здоровались, молча принимали пищу, за компотом или чаем хвалили погоду и разбредались пользоваться ею. Собственно, при таком раскладе я бы осталась тут еще на недельку. Но настал момент, когда Крайнев затемно поволок мои деревяшки к автостоянке. Щадя его позвоночник, я купила сумку на колесиках, но он все равно изворчался: то я фонарь не туда направляла, то наступала ему на пятки, то отставала, то обгоняла. В общем, нервничал Валера, подчиняясь приказу Игоря.

Машину, разумеется, он вел сам. В городе, не заметившем нашего отсутствия, плескались огни и толпы, пробирая его до дна тротуаров. У меня было паршиво на душе. Казалось, основное происходило в Богом забытом санатории «Березовая роща», а здесь расстилалось непотревоженное болото. Крайнев проводил меня до двери.

— Кофе хочешь, Валера?

— Спасибо, Поля, я в коттедж.

— Разве Игорь не с остальными?

— Нет, напарница, ему нельзя светиться. Он — телохранитель хозяина, который выкарабкался из могилы и вот-вот потребует к ответу.

— А прикидывался ты убожеством классно, Валера.

— А с тобой можно завышать планку? У тебя к разным людям разная требовательность, Поля. И избави Бог заявить о себе серьезно.

— Далеко пойдешь, напарник.

— Твоими молитвами.

Простились мы тепло, но торопливо.

Моя квартира была в порядке. Я сняла целлофановые чехлы, пропылесосила, сделала влажную уборку и спустилась к Вику. Он тоже к себе не заглядывал дней десять, что ли? Я повторила уборочные маневры, ласково подзывая, а когда не подействовало, и приманивая тунцом кота. Но тот, крадучись, наматывал вокруг меня круги. На вид Котька был ничего себе животным, однако от самостоятельности он испантерился вконец. Похоже, зверь на меня охотился из засад. Никогда больше не доверю его полковнику. Я нажарила картошки, нетерпеливо вспорола жестянку с селедкой и перечистила немало рыбы. Лучку в нее, растительного масла и капельку уксуса. Сейчас обожрусь и помру молодой. Шарахнув рюмку водки, наевшись и приняв нелечебную ванну, я растянулась на кровати Измайлова и поняла, что санаторий мне приснился. Тут на одеяло запрыгнул хвостатый мученик черепахового окраса. Он опасливо подобрался ко мне, обнюхал, как собака, и вдруг врубился головой в ладонь с басовитым восторженным мурлыканьем.

Утром я обнаружила неразутого и нераздетого Измайлова храпящим на диване в зале. Хоть бы раз показался мне в таком великолепном костюме. Ладно, не в костюме, в этих носках. Его собственность или реквизит ФСБ? Второе ближе к истине, Вику не заработать на прикид из эксклюзива. Но в нем он здорово похож на тех, кто принципиально мнет и рвет пиджаки, купленные в бутиках. Новые русские? А чем хуже наши мальчишки, которые на школьном выпускном тушили сигареты в бутерброды с икрой?

— Спятили? Это же ИКРА, — вразумляли их девочки, склонные купить себе двадцатую кофточку, сэкономив на еде.

— Да мы вашу икру ложками на завтрак…

Выпендреж — великое дело. Может помочь подняться, а может опустить, смотря что внутри у человека. Когда-то магазины пустовали, и я выбирала вино в киоске. Знакомых сортов не было, пришлось изучать этикетки. За мной стоял пропойца из конченных и звенел мелочью на пиво. Мне не хотелось, чтобы он меня подгонял, поэтому я готовилась пропустить его к окошку по первому требованию, а затем продолжить. Но мужик упивался моими муками выбора. Наконец я ткнула в бутылку пальцем.

— Девушка, не горячитесь, — заплетающимся языком предостерег алкоголик. — Вам ведь не надираться. Посидите с нарядными подружками, выпьете по рюмашке, поболтаете про своих мальчиков и моду. Для этого подойдет вон тот нектар, который вы сразу отодвинули. Неказист, да, зато качество вековое.

— Давайте его, — сразу согласилась я.

— Кого вы слушаете, — разъярилась продавщица, впаривая мне самое дорогое пойло.

Кого? Довыпендривавшегося. У него был такой чистый голос, когда он независимым от спиртного девчонкам советовал, чем насладиться. Этот больной, горький голос не лгал. Отменное грузинское вино мы тогда попробовали…

— Поленька, прости, вымотался.

Вик уже принял вертикальное положение и теребил волосы пятерней.

— Ты когда пришел?

— В шесть. Мы с котом съели картошку с селедкой.

— Что конкретно ел кот?

— Селедку. Ржаной хлеб. И вроде луком хрустел.

— Ясно.

— Поля, я, ей-Богу, кормил его и раньше. Он такая тварь сообразительная, заначки делает.

У тебя жить захочешь, сделаешь.

— Чем в санатории кончилось, Вик? И кончилось ли?

— Я привез твои вещи. Душ приму и все распишу в деталях. Если будешь стряпать завтрак коту, кинь в сковородку и на мою долю.

Оказывается, слушать Измайлова и представлять себе место действия замечательно. Детали он всегда только обещает. Но на сей раз, когда говорил: «Они стали подтягиваться к шевелевской фирме», я не спрашивала: «А это далеко? А забор высокий? А они какие?» и т.д. Вик был донельзя доволен моей понятливостью. Итак, Паша со «строителями» график не нарушили. Напичкали деда, выставили посты и прямиком двинулись к сейфу. Им позволили его вскрыть. После чего арестовали.

— Все? — спросила я.

— Все, — ответил Измайлов.

— У тебя совесть есть?

— Есть.

— Тогда поделись, что было в сейфе и каким манером милиционеры стадом подкрались к заводу? Я одна шумела, будто косяк бегущих носорогов.

— Косяк носорогов, детка?

— Не юли.

— В сейфе содержались финансовые документы из разряда двойной бухгалтерии. Так, по мелочи. А брали ребят известные тебе спортсмены: бронежилеты под куртки, маски на лица, и вперед по исхоженным в безделье тропам.

— Крайнев сразу узнал в них специалистов этого профиля. А я подумала, что он рехнулся.

— Он не был в курсе.

— Значит, молодец. Вик, а тренер? Он их начальник, так?

Измайлов помедлил. Смущенно помедлил! Потер темя. Будто приглашал мозги посоветоваться. Потом принялся перебирать звуки:

— M-м… н-да… э…

— Вик, он убрал Инну с бандитского пути Паши с вашей подачи? То есть, прости меня, бедняжка Инночка, с моей? Ведь это я тебе все про нее выложила.

— Поленька, шансов найти мужика у нее не было.

— Был! Только я постеснялась ей об этом сказать.

— Интригующе. Ну-ка…

— Парик долой, приклеить ресницы, надеть черное открытое платье и двигать в богемный бар.

— Поля! Если бы она была способна на такое, никто бы от нее не отказался. А тренер вовсе не начальник. Бедолага, просился на амбразуру, только бы к этой самой Инне не приближаться. Но опыт, детка, надо использовать богатый опыт старых кадров. Лишь они умеют поухаживать, влюбить и внушить, что в койку сразу неприлично.

— А молодые кадры?

— Может, и удалось бы в качестве суперзадания навязать им более бурный роман, но ведь разорили бы на премиях. Кто же из призванных выбирать согласится за жалованье…

— Не смей. Ты Инну в глаза не видел, — взыграло во мне чувство женской солидарности.

— В данном случае я полностью доверяю Крайневу, тренеру и Паше.

— Крайнев-то тут причем?

— Она его неустанно совращала за твоей спиной, дурочка моя. Сначала подозревали всех и во всем, так что ему пришлось детально докладывать о ее активности. Тебе эти детали не нужны.

— «Ты меня не сглазишь»…

— Поговори сама с собой, раз возникла потребность.

И он унесся в управление, посулив вернуться рано. Надеясь, что «рано» означало сегодня, а не послезавтра, я провозилась у себя, стерилизуя комнату Севы и внушая Котьке: «Твой кошмар позади». Он не верил и таскался со мной даже в туалет.


Измайлов позвонил в шесть и пригласил меня к себе. Я долго не могла сообразить, что он дома, выглянула в окно, дабы не пропустить зрелища красного снега, потом вытребовала полчаса и оделась, как на дипломатический прием. А то он меня в приличном виде давно не лицезрел. Однако Вика мои ухищрения загнали в тину уныния:

— Откуда ты знаешь о приготовлениях?

— Каких?

— Не прикидывайся, если уж выбрала это платье.

— Перетрудился, милый? Я просто хотела тебя покорить.

— А я тебя поблагодарить.

Вот это да! Он ресторан в комнате сымитировал. Понатыкал в каждый угол букеты роз, и от переизбытка они напоминали веники. Зато с хрусталем вкус удержал его на краю. Еще одна салатница — и создалось бы впечатление, что хозяйка выставила на стол всю посуду с целью помыть ее и сервант. Так, готовить не готовил, но товарооборот дорогого продуктового магазина оживил заметно. Вино, как обычно, чудесное. Дано человеку, дано. И сам небрежно элегантен, будто не милицейский полковник, а аристократ, подавшийся в богему на выходные. Что ж, подобное надо поощрять.

— Ты достоин оваций.

Он улыбнулся, словно достоин большего. Отлично, получи.

— Вик, дорогой, стол ломится от того, что я не употребляю в пищу. Но ты не тушуйся, я тронута вниманием.

Вот это уже человеческая улыбка.

— Поленька, спасибо тебе за помощь. Приходится присваивать твои лавры, а я не привык.

Это уже лишнее, шутник.

— Вик, остановись, хорошо? Я опять наворотила каких-то непотребств, но сообщать мне о них можно без сервировочной пышности.

— Ты спасла репутацию Крайнева, упекла Валентина Петровича, обеспечила массу неудобств подполковнику Савельеву… Конечно, посредством наворота своих коронных непотребств, только победителей не судят.

— Вик, я не имею отношения к перечисленному.

— Не скромничай, детка. Может, почтишь присутствием стол? Я так старался.

Отчего не почтить? После санатория деликатесами не брезгуют.

— И как мне удалось сделать столько полезного, Вик?

— Крайнев, кажется, сказал: «Интуитивно». Но это не умаляет твоих заслуг.

И Измайлов поведал историю стечения обстоятельств в окрестностях «Березовой рощи». Когда Валентин Петрович слишком серьезно отнесся к моей импровизации об амурных и авантюрных похождениях покойного Алеши Шевелева, полковник заставил себя поверить мне. С самого начала и до ориентировочного конца. И прежде чем признал, что бред с санаторием не лишен смысла, многое обдумал и предпринял. Иное дело, что он меня в известность о своих новых увлечениях не поставил. Я не знаю, что он делал с главным редактором. Наверное, угрожал посадить здравствующую супругу, а тот, полагая, что сдает лишь умершую, закатил истерику:

— Что вам нужно? Да, Елизавета была человеком деловым. Да, хотела заставить уважать нас всех. Давайте начистоту. Одна из наших журналисток сообщила ей, будто рекламодатель обещает интересную информацию. Лиза связалась с ним и получила подтверждение намерений. И немного потрепала нервы господину — я не знаю кому, она скрытничала, — который уж очень торопился. Понимаете, поддержки никакой, а прибыли подавай. Она сказала, что после готовящейся публикации мы сможем обойтись без него. Он просил, очень просил обсудить с ним этот вопрос, но она была непреклонна. Это унизительно — трудиться задарма, да еще и отчитываться перед кем-то, почему не пополняешь его казну.

— Где эта информация? — спросил Измайлов.

— Рекламодатель ее не предоставил.

— Судьба «одной вашей журналистки»?

— С этой девицы все как с гуся вода.

— Но ваш заместитель поняла, что сенсации не будет? Или нет?

— Я не знаю. Ее теперь не спросишь.

— Лиза была умной?

— Понял. И она все понимала. В рекламе не бывает сенсаций, разве что со знаком минус. Объясняю, она хотела повысить наш статус.

— Предположим, она жива. Как бы мотивировала отсутствие бомбы на страницах газеты?

— Вы будто маленький. Журналистка — не в штате, что с нее взять. Не выполнила обещание и не выполнила. При чем тут Лиза, а тем более остальные?

— Но Лиза связывалась с рекламодателем после того, как с ней беседовала о его предложении журналистка?

— Конечно. Она никому не доверяла.

— Благодарю вас.

— Вы не настаиваете даже на фамилии рекламщицы?

— Нет. Но обязуюсь довести до ее сведения ваши рассуждения об участи и предназначении «журналисток не в штате». И обещаю, что она найдет способ довести их до сведения всех остальных. Договор, будьте любезны.

— Какой?

— С той рекламщицей.

— Пожалуйста. Один экземпляр у нее… Вы что делаете? Зачем вы его порвали?

— Чтобы впредь вы повышали свой статус и вызывали к себе уважение исключительно за свой счет.

Из скромности воздержусь от комментариев. Но какую-то награду женщина, живущая с полковником милиции, может раз в жизни получить?

Далее Вику было проще. Итак, Лиза, сославшись на меня и на Шевелева, морочила голову Валентину Петровичу. Он послал к ней ребят, скорее всего пугнуть. Надеялся или знал: прибежит за защитой и все расскажет сама. Измайлов укрепился в своем убеждении, что головорезы из иномарки в живых ее не застали. Ночью они поехали трясти Шевелева. Ничего не вытрясли, только напрасно убили. Следующей на очереди была я.

— Вероятно, они не доложились про Бориса, лишнего человечка в машине, — гнал достоверщину Вик. — Иначе Валентин Петрович вряд ли отправил бы их в кафе. С другой стороны, что у него, подонков не считано? Как грязи?

В общем, когда капитан завел речь о санатории, Вик уже все для себя и про меня решил. Игорь не смог выяснить, кому конкретно проданы путевки, но сопоставил двадцать три сентябрьских с сорока пятью октябрьскими и забил тревогу. Не без участия Крайнева, впрочем. Сыщики рассудили правильно: после угрозы шантажистки выгодно продать тайну Алексея Валентин Петрович поторопится.

— Успей мы разузнать, что более тридцати путевок предназначены для ветеранов и инвалидов, на шесть бандитских могли бы не обратить внимания, — признался Вик. — Уж в любом случае команду спортсменов подсократили бы.

Но сложилось так, как сложилось. Надо отдать должное Валерию. В том, что Паша скорее бригадир лжестроителей, чем токарь, сбежавший от жены на время размена квартиры, он за картами разобрался почти сразу. В «неровном дыхании» компании к заводу чуть погодя. И все сконцентрировались на ожидании событий за деревянным забором. Однако капитан, блестяще раскрутивший дело с санаторием, мог его и загубить межведомственной ревностью. Представления не имея о наших с Виком отношениях, он устроил его в загородный клуб присмотреть за вдруг утомившимся в родимой конторе Валентином Петровичем. Сказал, импозантен полковник, как раз для этих целей пригоден. Я могла бы поспорить, но кто меня спрашивал. В теннис и гольф играют у нас обладатели таких харь, что Измайлов рисковал вызвать только подозрения. Волкова и Юрьева Игорь определил на стажировку в охрану клуба, которая подчинялась ему же. И зачем этому парню ФСБ? Ах да, отец завещал, это святое. Сексуальных потребностей влюбленного Измайлова, разумеется, никто не учел. Сами бы не соблазнились какой-то Полиной в разгар операции, а уж полковнику вообще негоже. Но он, проведя со мной ночь, нагрянул на рассвете к Игорю и потребовал правды и подробностей об увольнении Крайнева. Для меня это называлось: «Не забивай головушку ерундой».

— Во-первых, труп за санаторием не фигурировал в отчетах, о нем ты нам с Валковым сказала. Во-вторых, ты слишком чувствительно отнеслась к тому, что Крайнев на территории санатория будто сам по себе, будто без напарницы. Не будь я уверен, что речь идет именно о напарничестве, разозлился бы. Но ты, девочка, умеешь дружить с мужиками. Которые у тебя уже были. Или у которых совсем нет шансов, — топил меня в похвалах Измайлов.

Меня, Вик, топи не топи… В чем угодно топи…

— Я дружу с мужиками. И они принимают мою дружбу потому, что я не делаю вид, будто путаю их с бабами. И потому, что сразу предупреждаю, что сплю не с мужиками, а с одним мужчиной.

— И многие после этого отказываются дружить?

По мне Измайлов, по мне.

— Многие, Вик.

— Ну и хрен с ними.

Капитан весьма неохотно расстался с информацией. Крайнев когда-то говорил мне, что настоял перед начальством: крупная партия наркотиков должна найти покупателя в определенный день, в определенном месте. Знали об этом разговоре Валерий, его друг, тот, которого потом сбросили с электрички, подполковник Самойлов и непосредственный начальник, из ИВОВ, значит, надежный дедок. Я не забыла, как тащила Валерия, чтобы не было стыдно перед чаевничающими в санатории бабульками… Так вот, покупателем был один из бизнесменов, а срок совпадал с совещанием в тогдашней «Дубраве», нынешней «Березовой роще». Валерий с напарником, не чета мне, прибыли туда загодя и поджидали в лесу свою группу. Началась пальба. Пока два милиционера в потемках пробирались к зданию, она стихла. Уложили-то народ в столовой из автоматов — споро, ловко, быстро. Крайнев же нашел «гораздо левее» сосны парня, сбегавшего навстречу пулям кордона убийц вокруг санатория. Они с коллегой успели обыскать комнату наркоторговца и его соседей. Безрезультатно. Прибытие специалистов по разборкам со смертельным исходом заставило их очистить помещение. Правда, подполковник Самойлов изволил подтвердить по телефону, что они его сотрудники. Но когда ребята уже в городе принялись выяснять, где застряла обещанная группа борцов с незаконным оборотом, вразумительного ответа не получили. А через полгода, когда они наскребли кое-что от Самойлова на магнитофонные пленки, начались их мытарства. Но наркотики в санатории не обнаружились и нигде больше не всплыли. Это сработало уже против одного Валерия Крайнева.

— Зачем вам это, Виктор Николаевич? — недоумевал Игорь.

— Для равновесия, — пояснил Измайлов. — Вам ни на секунду не померещилось, что Валентин Петрович имел основания думать, будто Шевелев наткнулся на наркотики при обследовании родника?

— Через столько лет? Поверьте, я сочувствую вашему стремлению выяснить причину поведения Валентина Петровича. Но скорее всего Крайнев действительно ошибся в расчетах. Среди трупов не было курьера, только воротилы и их то ли пресс-секретари, то ли доверенные телохранители. Гостей в «Дубраву» не наезжало. А после банкета все собирались восвояси. Наверное, по дороге и могла состояться передача товара.

Вик, упрекающий меня в упрямстве, дает мне иногда сто очков вперед. У них с Игорем были совершенно различные представления об убийстве как роде преступления. Капитан ФСБ полагал, что при наличии глобального делового интереса человеческие помехи устраняют пачками, не смущаясь случайными жертвами. Полковник МВД придерживался старинных представлений: никто никого просто так не убивает. А заказчики вообще боятся киллеров-исполнителей и обращаются к ним за услугой в крайнем случае. Кроме того, расследование гибели Шевелева «висело» на Вике, а не на Игоре. В общем, по дороге в клуб Измайлов пораскинул мозгами, и его осенило. У Валентина Петровича была наводка на родник в окрестностях санатория. Но на тот ли? Мои восхищенные вопли по поводу избушки и возмущение оттяпыванием территории у госучреждения возымели действие. А если подручный бизнесмена, провозглашающего тост, получил наркотики, рассчитался за них, спрятал, чтобы перед отъездом забрать без помех, убедившись в том, что их транспортировка в город безопасна, и направлялся к санаторию? К санаторию, а не из него. Выставленные снаружи бандиты не спросили: «Стой, кто идет». Пристрелили, и дело с концом.

— Вик, даже знай я о наркотиках, не додумалась бы. Уж очень фантастично.

— Это потому, что ты, Поленька, рисуешь себе крупную партию дурмана как громадный мешок, ларь, сундук.

— А ты?

А он после разминки на корте пошел к роднику. Да, метрах в двадцати-тридцати от него была проезжая асфальтированная дорога, разделявшая прежде угодья центров взрослого и детского отдыха. Мне дед туда соваться не советовал, поэтому я до нее не добралась. Вик внимательно осмотрел бревенчатый домик, потыкал вокруг железным прутом, поковырял им в подозрительном месте и без особых мук извлек металлический чемоданчик, набитый ампулами. Я бы немедленно трофеем завладела. Измайлов же закопал, как было, землю утрамбовал, присыпал листвой и поспешил к Юрьеву и Волкову. Вечером двое молодых людей в форме охраны случайно притормозили в зоне слышимости употребляющего на террасе аперитив Валентина Петровича. Внятным шепотом они договорились завтра на рассвете выполнить разведывательную миссию возле укрытого избушкой ключа. Причем поспорили, что их шеф хочет заполучить — золото или бриллианты.

Наверное, Игорь высмеял бы банальность замысла и топорность исполнения. Но Измайлов о людях мнения невысокого. Вскоре мальчики Валентина Петровича должны были начать потрошить сейф на заводе, он нервничал. Существование второго родника не предусматривалось. Алчность же затмевала разум. Почему не прогуляться перед ужином? Почему? Ни забора, ни сторожей, просто течет где-то вода для всех. Ведь от Шевелева ничего не добились. Вдруг он и сам не ведал о втором источнике? И Валентин Петрович проделал то же, что и Вик. Только чемодан прихватил, завернув в куртку. Сразу отнес находку в машину. У него хватило выдержки на трапезу. На беседу со знакомым банкиром. Затем якобы срочный звонок призвал его к труду. На городском шоссе случилась какая-то неприятность, и инспектор махнул жезлом — в объезд. На узкой улочке Валентин Петрович попал не в пробку, в очередь — досматривали транспорт. Его обслужили сразу, богатых ждать не заставляют.

Кстати, арест четырех громил вышел Валентину Петровичу боком. В санаторий ему пришлось посылать собственных телохранителей. Это капитан галлюцинировал наемными армиями. У полковника размах не тот, он подобное предрекал.

— Как же Валентин Петрович решился, Вик? Ведь я предупредила, что его парней забрали в милицию.

— А они действительно о Валентине Петровиче только слышали. Вернее, не о нем, а о неком анонимном потребителе их услуг. Скорее всего диспетчерствовал брат, служащий в конторе. Но это уже не моя головная боль, детка. Мы свое отработали.

— Вик, а почему Валентина Петровича арестовали не в клубе?

— Капитан просил не портить славу заведения. Еще уволит твой бывший муженек нашего Игорька, не сберегшего покой козырных тузов.

Мы с Виком сидели за праздничным столом в двухкомнатной квартиренке и смеялись. Я еще никогда ни с кем так не смеялась.

Глава 19

Прошло дней десять. Октябрю надоело быть примерно-майским и ублажать неблагодарных людишек, воспринимающих теплынь как должное. Он стал собой — холодным, резко-ветреным, но пока сухим. Только Измайлов, для которого понятия «погода» вообще не существует, мог затеять шашлыки в эту пору. И помощников подобрал себе под стать. Балков с Юрьевым встретили его то ли предложение, то ли информацию о развлечении троекратным «ура!». Я, позабыв про добросердечие, предложила взять с собой продрогнуть хорошенько их девушек. Они категорически отказались. Запоздалое раскаяние овладело мной. Я слишком рьяно изводила Вика требованиями скоренько раскрыть убийство Лизы и покушение на мужа. Неужели разделка меня на порционные куски — единственный метод избавления?

Утешилась я, лишь увидев замаринованную Виком баранину.

— Вы собираетесь съесть все мясо?

— Что тут есть? — изумился полковник, пренебрежительно покосившись на ведро полуфабриката.

— И все выпить?

— Что тут пить? По три бутылки «Ркацители» на брата.

— А водка?

— Ну, по бутылке водки на брата, если вина не захочется.

— Вик, я не поеду!

Однако поехала, безвольное существо. Уж очень нежен и предупредителен был Измайлов накануне.


Полковник, как обычно, оказался прав. Возле костра витали дрема и блаженство, от мангала тянуло первобытным запахом, и голову чуть кружили таинственные узоры голых веток на фоне сизого объемного неба. Редко выпадают такие часы: я ни о чем не думала, сидела, не шелохнувшись, закрыв глаза. Пару раз Вик подходил подбросить хвороста и касался моей щеки:

— Вина налить?

— Нет, подожду.

— Немного осталось.

А, пусть и много, и долго. Не было ни прошлого, ни будущего. Настоящее же присутствовало не впечатлением, чувством, мыслью, но нескончаемостью приятного ощущения…

— Поля, готово!

Неугомонные. Вырывают из покоя, будто лист из тетради. Иду, куда от вас денешься.

Шашлык был вкусным, а, главное, сочным и ароматным.

— Кто здесь грузин, признавайтесь.

Нет, все русские морды. Хлещут водку, игнорируя правила. Ладно, пусть, они пьянеть не обучены, только пить. С перерывом после каждой рюмки. С переживанием до конца того, что она дарует. Они спиртным перенапряжение снимают. Напряжение — их естественное состояние. Пожалуйста, снова завелись по поводу своей работенки.

— Поля, послушай.

Когда вы без меня обходились? Когда с собой не брали.

Говорили Сергей с Борисом. Вик сфинксоподобно безмолвствовал.

— Домработница Валентина Петровича — стерва еще та. Пыталась подложить ему свою дочку. Фокус не удался, и тетя осатанела. Я думал, она побоится облаивать хозяина, но остановить не мог, — рассказывал Юрьев. — Интересно, понравься девица Валентину Петровичу, исполняла бы мамаша что-нибудь, кроме гимнов в его сомнительную честь?

— Набилась о нищету и размечталась обеспечить дочкину молодость и свою старость. Если бы она в доме Валентина Петровича любовь видела, а не вымогательство шуб за секс… — заступилась я. — Ты, Борис, словно первую тысячу лет живешь на свете.

— Никогда до меня это не дойдет. В общем, Поля, известная тебе подруга действительно обитала у Петровича, застукала его с Лизой, устроила дебош, он ее выгнал. Фотографии из пятнадцати штук домработница отобрала уверенно. Мы туда и твою положили для хохмы. Она заявила, будто ты разок ошивалась у Валентина, был грех.

— Ребята, да вы что!

Юмористы захохотали.

— Поскольку вроде шло по-твоему, — вступил Балков, — мы воодушевились. Киска из коттеджа перебралась в однокомнатную, снимает. Я попробовал к ней подкатиться. Куда там, сотовым не вышел. Как она твоего бывшего могла подцепить после облома с Валентином Петровичем?

— Запросто. В дорогие кабаки и бары такие девы остаются вхожи, шмотки уносят с собой, обращаться с бизнесменами, владея их проблемами, привычками, чаяниями и даже терминологией, умеют. Потреплют нескольких заматеревших миллиардеров, благословят их на брак с юными дочками высоких госчиновников, поплачут и сиганут замуж за начинающих, удачно где-то хапнувших юнцов. Те и счастливы — шикарных женщин отхватили, — проконсультировала я.

— Мы сделались самоуверенными до того, — принял эстафету Борис, — что пригласили ее к себе. Таскали по покушению, новостей не добились и перебросились на Лизу. Показания домработницы она опровергать не решилась. Но визит в редакцию отрицала. К тому времени вышедшая из отпуска кассирша из парикмахерской подтвердила алиби жены главного редактора. Так что определить киску на роль субботней визитерши было заманчиво. Рост, однако…

— Платформа. А черный парик наверняка найдется у Инны.

Они втроем разбрелись взглядами, будто их генерал в тире промазал.

— С отчаяния мы позволили ей дымнуть ее «Данхилл», а потом сунули под нос окурок. Помнишь, ты на стеллаже у Лизы обнаружила? Серега такое нес про анализ частиц слюны, что мне стало стыдно. Она задергалась, но вылезла. Дескать, была в редакции после убийства. Надеялась выяснить, когда там появляется Валентин Петрович, чтобы помириться. Экстравагантная сучка. Вошла якобы с сигаретой в зубах, о перила зачинарила и постеснялась бросить окурок на лестнице. В кулак зажала. А пока бухгалтершу пытала про своего Валентина, незаметно сунула на полку. Служащую она описала довольно точно. Значит, заглядывала. Но ведь Лиза одна в субботу в кабинете томилась.

— Наверное, чтобы узнать о субботнем бдении и заглядывала. Это несложно. Проследить, когда Лиза ушла из редакции, а на месте она бывала редко, и спрашивать у бухгалтерши, у всех подряд о заместителе главного редактора по рекламе. Наступил день, когда кто-то сказал, что завтра Лиза точно будет с девяти утра. Суббота, у всех выходной…

— Красиво глаголешь. Жаль, бездоказательно, — пригорюнился Балков. — Мы ее возьмем за наркотики в коттедже, тут отпечатки пальцев. Тут ты ей улики стереть и спереть не позволила. Но, к сожалению, Поля, остальное останется твоей сложной непроверяемой версией. Кстати, и бывший супруг утверждает, что она выходила в сад.

— В сад? Он ею в окно любовался? — разозлилась я. — Через любую пустую спальню можно было войти в общий зальчик и оттуда к нему. Стены звуконепроницаемые, выстрела не слышно. Пять минут, не более. Менее.

— Следователь учтет, — сердобольно вздохнул Сергей.

— Вы до срока не раскисайте, не позорьтесь. Она одна с раненым оставалась?

— Нет, — безнадежно отмахнулся Борис. — В доме были врач и Игорь, в «Скорой» — врач, медбрат и охранники. Что ты еще нафантазировала? Поль, мы не против, могла она, могла. И мотивы есть. Но за уши факты не притянешь.

— Факты — за уши?

— Не издевайся.

— Капитан поиздевается. Он вам успеха с наркотой не простит. Инной не желаете заняться?

— Чтобы уши завяли от ее бредятины?

— Мы сейчас разругаемся, люди. Вам к мангалу не пора?

Они чуть ли не на цыпочках удалились. Наверное, я неприглядно свыкаюсь с поражениями.


Второй заход был не хуже первого. Мужчины усиленно меня спаивали, чтобы не горевала, и отвлекали отчетами о нераскрытых убийствах девятнадцатого века. Я усыпила их бдительность бесчувственностью, а затем уточнила:

— С Инной общаться не намерены?

— Достаточно, Поля, — одернул меня Измайлов.

— Придется, господа, и скоро. Я должна Борису за увечья, поэтому сделаю вам подарок.

— Веревочку бы, которой Лизу задушили, — загадал Юрьев.

— Презент словесный, — пресекла баловство я. — Собственно, наш драгоценный Виктор Николаевич Измайлов уже поставил точку в этой мерзости.

— Не виноватая я, — возопил Вик.

— Он сказал, что Инна домогалась Крайнева.

— Во жуть, — вздрогнул Сергей.

— Как ты вынесла такую ношу? — участливо подал мне шампур Борис.

— Я остолопка. Могла бы догадаться, найти последнее звено и славой с полковником не делиться. Но, как все остолопки, я добра. Присоединяйтесь, Виктор Николаевич.

— Не раньше, чем узнаю, к чему, — заосторожничал Вик.

— Или немедленно, или «я вас вычеркиваю».

— Вычеркивай, милая, — поколебал Измайлов мой авторитет.

— Вы свидетели, ребята. Итак, перед отбытием в санаторий Инна поссорилась с подругой. Главная претензия — ненавороженное замужество. Та, почти как полковник, к своему имиджу относится трепетно. Да и нет у нее иных зрительниц, одна Инна. Прошу не упускать из вида, что речь идет не о шарлатанке, а о наркоманке с расшатанной психикой. Ее вот-вот в клочья разнесет от подробностей двух убийств. Она уже облегчалась байкой о черных мужчине и женщине. Но отдала месть Богу. А такие даже ему не склонны уступать своих заслуг. И она снабжает Инну какой-то бякой, затем инструктирует по эксплуатации бяки…

— Поля, не надо, не продолжай, — сказал Вик. — Экстрасенса мы привлекать к расследованию не будем.

— Хочется пожать ваши руки. Обыкновенные люди преступления совершают, а необыкновенные их вычисляют? Так низко вы не падете. Но вернемся к делу. Когда у Инны выгорело с тренером, она обезумела. И оскорбила меня, отказав в способностях к сглазу. Каждая женщина считает себя непобедимой колдуньей, каждый мужчина кичится тем, что умеет влиять на людей, это основа основ. Я обшарила сумку, постель, шкаф, косяки, углы. Искала иголки, волосы, кладбищенскую землю… Все без толку. Но не позволять же двум каким-то бездарным козам меня изводить! И я стала думать, господа.

— Может, не стоили они такого подвига? — взвыл Вик.

— Вам судить. Сережа, принеси, пожалуйста, мой синий пакет.

Балков встать-то встал, но слишком долго отряхивал брюки. Заторговался:

— В пакете не дохлые крысы, не сушеные лягушки, не черви?

— Трусишка.

Он тут же выполнил просьбу.

Я вытряхнула содержимое на осенние листья.

— Тряпки, — определил Борис.

— В сущности, они самые. Платье, которое мне сварганила Инна, и мой костюм, в коем она лазила по балконам. Подолы пощупайте.

— Говори сразу, что там, — потребовал Вик. — Если письменные признания подруги Инны, то, клянусь, ты их подделала.

— Там длинная, крепкая веревка и клок мужских окровавленных волос, полковник.

Измайлов схватил нож. Я отшатнулась, но он лихорадочно вспорол зеленую шерсть. Потом бежевый шелк.

— Поленька…

— Не примазывайся, прогадал.

— Я ни черта не понял, но опять про ведьм не выдержу, — заскулил Сергей. — Поля, она от улик избавлялась, вручив их подруге, да? И еще Крайнев… Чародей, что ли?

— Сережа, спокойно. Валера не чародей. Просто он сразу понравился Инне. А по легенде он за мной ухаживал.

— Не буди во мне зверя, — попросил Измайлов.

— Твой зверь все проспал и правильно поступил. Не мешай доводить до сведения, Сергей магией заинтересовался. Так вот, Инна видела во мне соперницу. Она выполнила наставления подруги. Есть два типа крайностей, Сережа. Одни уникумы слишком тяжело относятся к смерти и боятся ее до помешательства. Им кажется, что, убив человека, можно с ней «на ты» перейти. Что соприкасавшееся с покойником обязано действовать на живых по законам, установленным теми, кто осмелился его с покойника снять. Другие, бросив: «Тебе уже ничего не пригодится», — сдерут костюм с трупа и на рынке продадут, а то и на себя напялят.

— Получается, что, выстрелив в твоего бывшего мужа, считая его мертвым, она твердой поступью приблизилась и срезала волосы? — спросил Борис.

— Не твердой, в том-то и суть. На полусогнутых, дрожа, трясясь, преодолевая себя, приблизилась. Испытывала примерно то же, что альпинисты, спортсмены-экстремальщики, солдаты перед атакой.

— Не кощунствуй!

— Боря, одинаковые химические реакции в организме происходят, поверь ученым. Одинаковые вещества выбрасываются в кровь при медитации после поста и при приеме наркотиков…

— Поля, не разрушай меня. Совесть должна влиять на их выброс. Бог должен быть, не какой заблагорассудится, а один для всех. Виктор Николаевич, до чего довела! Я о Боге заговорил!

— Сосредоточься на том, что она нам реального в руки вложила, — спас своего любимца Измайлов. — И Инну, и подругу впору освидетельствовать на предмет вменяемости.

— Они вменяемы, — убежденно перебила я.

— Приглашаю пройтись и обсудить. Почему ты скрывала от следствия свои находки, родная?..

Конечно, лишь бы лейтенантам дать очухаться. Прекрасно ведь знает, что как додумалась, так проверила, как проверила, так сказала.

— Не трудись, родной. Я посмакую вино у костра. А вы поизучайте вещцоки.

— Спасибо, — нестройно догнало меня через три шага.


Я курила на краю поляны. Подошел Борис Юрьев, непривычно смущенно буркнул:

— Поздние у нас шашлыки.

— Борь, ты меня сильно ненавидишь за то, что до сих пор в бинтах?

— Спятила? Не бойся, Поля, я не проболтаюсь полковнику о том, как ты припадала к моей богатырской груди с криком: «Боренька, любимый, единственный, на кого ж ты меня оставил?»

— Юрьев, я этого не кричала.

— Разве? Значит, мне послышалось. Хотя ты орала так, что мертвый бы очнулся.

— Ты не был без сознания? Притворился?

— Я тебе подыграл, как только мысли в башке забрезжили. Прикинул: поволокут в овраг, попробую драться. Фактор неожиданности. Когда понял, что ты достала всех до потери профессионализма, просто сгруппировался. Иначе расшибся бы о ствол. Я так испереживался, придя в себя, Поля. Полз наугад и молился, лишь бы тебя не убили.

— Борис, догоню — поколочу. Я ищу способ заслужить твое прощение, а ты…

— Догони, потом грози.

Он стартовал, словно в заправских догонялках. Я еще разок затянулась, затоптала окурок и с воинственным кличем потрусила за ним.

Разумеется, он избежал порки. Я даже настигнуть парня с сотрясением мозга и сломанными ребрами не в состоянии.


home | my bookshelf | | Подруга мента |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу