Book: Пикник с покойником



Пикник с покойником

Алена Смирнова

Пикник с покойником

Глава 1

Лето — это здорово. Знавала я парочку чудаков, опровергающих данную аксиому, но им не слишком повезло в жизни. И немудрено. Надо уметь ценить дарованную всем без исключения, а не только тебе благодать.

Неплохо меня полковник милиции Виктор Николаевич Измайлов подковал на предмет всеобщего и частного? Кузнец моего внутреннего мира, елки. Убийства порасследует, меня повоспитывает — и спит. Я же прыгаю вокруг оголодавшей блохой и бужу его, словно без нравоучений мне свет белый не мил. Мазохистка, что поделаешь. Хотя Измайлов уверяет, будто махровая садистка.

Нет, с Виком мы друг друга любим, как говорится, пуще прежнего… Однако в то утро он извел меня своей непробудностью. Точнее, Измайлов мирно посапывал, я сама изводилась, но это уже философия. Какое выдалось утро! На земле царили теплынь и безветрие. А облака текли по небу густыми пенными струями так быстро, что, казалось, солнце играет в чехарду с единственным неподвижным облаком.

Я начала тормошить полковника в шесть утра, уже совершив привычную пробежку вокруг дома и поплескавшись под душем. Он отбивался достойно: зарывал меня в простыни, накрывал свою взлохмаченную голову подушкой, цеплялся за край кровати при попытках спихнуть его на пол, но о пощаде не молил. Горд и, я бы сказала, джентльменист. Наверное, он достоин настоящей леди, в чем меня заподозрить нельзя. Я и рада бы, только никак не получается. Ну «подкрахмалиться» на людях, особенно несимпатичных и неискренних, еще удается. Зато при близких я «девчонка простая» — с чудинкой, но без привычки придуриваться, дабы стрясти с них что-нибудь.

В семь часов Измайлов резко сел и прорычал:

— Куда ты меня волочешь, Поля?

— На озеро, — невинно сообщила я. — Поплаваем, пикничок организуем. Заманчиво, правда?

— В десять твой план перестал бы быть осуществимым? Да или нет?

Полковник призвал меня к ответу за безобразия самым своим суровым голосом. Я для контраста откликнулась этакой птахой:

— Дождь может полить, Вик. А искупаться страсть как хочется.

— В пору моей юности был очень популярен тост: «Выпьем за страсть. Страсть как хочется выпить», — проворчал Измайлов. И сдался: — Ладно, поехали.

Он милый и, как раньше выражались, подхватной.

На самом деле в это воскресенье мне втемяшилось в идиотскую башку обязательно увезти его из города. Пока не произошло какое-нибудь заковыристое убийство и мой фанатик не ринулся на свою безжалостную службу руководить сыском. Чужая душа — потемки. Возможно, Измайлов сам не прочь был отдохнуть на природе и поэтому не сильно кочевряжился. Быстро собрался и пошел в гараж. Но не исключено, что он сбежал от искушения обагрить руки моей кровью. Полковник с первого дня нашего знакомства повадился намекать, будто я так и напрашиваюсь в жертвы убийства.

В общем, короткое загородное путешествие ничем не омрачилось. Уставший драконить своих подчиненных, Измайлов был немногословен. Я ворковала без умолку, перечисляя деликатесы в корзине на заднем сиденье. И в итоге настроила его на приятный лад. Остальное доделали ласковая озерная рябь, чистый песок, расслаблявшие нас ветки молодой ивы и благодатный, чуть отрывочный вид полей и перелесков на другой стороне водоема. Измайлов вынужден был признать: задержись мы в городе, пляж заполнился бы людьми, и ему тогда было бы не так удобно работать.

— В каком смысле работать? — содрогнулась я.

Вик указал на надувной матрас, сплошь покрытый лысым толстяком и застывший со своим «пассажиром» недалеко от берега:

— За этим типом мне надо было понаблюдать, детка. Преопасен. Коварен. Хитер, как черт, как десяток чертей.

Я оглядела окрестности и слегка успокоилась. Метрах в пятидесяти справа маячила вышка спасателей, и сами они уже прохаживались по берегу. Ладно, сойдут за дружинников.

— Почему именно ты, Вик?

— Устроил ребятам полноценный выходной в кои-то веки. Мужика-то не брать, только попасти.

— А если бы я не позвала тебя купаться? — не унималась я.

— Я бы тебя позвал, но немного позже. Поленька, детка, прошу, когда нам придется войти с ним в контакт, веди себя естественно. Не смотри на него зверем, не долби землю пятками. Ты умница, ты верная спутница милиционера, все понимаешь.

Я раздулась от гордости: сыскари дрыхнут дома, а «верная спутница» обеспечивает полковнику идеальную конспирацию. Превосходно, елки. И ведь такую тайну Вик мне доверил, хоть и утверждает, что я болтушка и шебутная девица. Я, будто на конкурсе «Мисс предупредительность», накормила Измайлова завтраком, снабдила газеткой, радуясь, что он будет шпионить по всем правилам, сама взяла детектив и растянулась рядом. Судя по блаженному покряхтыванию, измотанный Виктор Николаевич Измайлов был доволен.

Но меня-то шило предприимчивости колет, да не в одном месте, во всех сразу. Я могу лежать смирно до тех пор, пока не придумаю себе какое-нибудь увлекательное занятие. Каюсь, на сей раз я недолго соображала. Поскольку Измайлов сладко задремал, сплавать на разведку к матерому господину, кроме меня, было некому. Я обогнула матрас, и поднадзорный супостат не пошевелился, отечные веки не поднял. Отвратительное предчувствие беды лишило меня выдержки. Спасатели куда-то сгинули. Я благоразумно отдалилась от его плавсредства, набрала в легкие побольше воздуха и что есть мочи заорала:

— Тону!

Между прочим, я успела прикинуть: если он жив и сиганет мне на помощь, сделаю вид, будто мышцу свело судорогой, трогательно поблагодарю, потом упьюсь благодарностью полковника. Он ведь сам пообещал нам контакт с этим мерзавцем. А я изобрела гениальный способ познакомиться…

Мужчина, однако, членами не дрогнул. Зато Виктор Николаевич Измайлов продемонстрировал завидную реакцию. Три прыжка, пятнадцать гребков, и полковник вытянул меня на поверхность, будто я и не сопротивлялась.

— Спятил? — зашипела я, перестав отбиваться. — Какая, по-твоему, дура будет тонуть на мелководье? Ты же дно ногами достаешь.

— Ты спятила, — определил побледневший Вик. — То-то мне почудилось, что ты как-то не так захлебываешься. За подобные шутки секут, Полина.

Господи, прости, вот напугал!

— Вик, милый, на матрасе точно жарится труп. Он не дышит, мне отсюда хорошо видно.

— Зато храпит, отсюда мне хорошо слышно.

Я навострила залитые водой уши. Увы, напрасно побеспокоила Измайлова.

— Не сердись, — всхлипнула я, — извини. Я хотела… Я старалась… Я на разведку плыла.

— Куда плыла? — изумился полковник.

— На разведку. Ты же сам велел его пасти. Ты же приехал сюда ради этого. Он рецидивист, да?

Измайлов расхохотался:

— Я мечтал лишь доспать свою норму. Я полагал, что, наблюдая за ним издали и искоса, ты оставишь меня в покое на пару-тройку часов. О, Полина!

И полковник побрел к нашей полосатой подстилке, практикуясь в еле слышном бурчании матерных пассажей. А меня такое бешенство обуяло. Значит, этот мужик не душегуб по профессии? Значит, обычный дядя, при котором можно утонуть, сгореть, шею свернуть, он и головы не повернет? Да, я кретинка. Он умный? И умным достается. Я приблизилась, поднырнула под матрас и скинула равнодушную тушу в воду; пусть избежит солнечного удара и пропеченной морды. Даже панамой ее прикрыть не догадался. Исполнив сей бесспорно хулиганский акт, я преспокойно двинула на берег. Оттуда меня ошалело рассматривал Вик. И вдруг за моей спиной раздался душераздирающий вопль:

— Спасите, помогите, тону!

Я обернулась и свалилась в буквальном смысле. Толстяк действительно барахтался возле своего матраса и никак не мог в него надежно вцепиться. Неужели там настолько глубоко? Или я его до паники напугала? Пока я поднималась с колен, Измайлов крикнул:

— А вот вы, гражданин, правильно тонете!

И рванулся спасать теперь уже его. Я виновато дожидалась взбучки у кромки воды.

— Видимо, я неловко повернулся, — исповедовался Измайлову бедный утопавший, возбужденно отфыркиваясь, — и скатился с матраса. Вставил беруши, чтобы насладиться тишиной и покоем и, пожалуйста, насладился. Спасибо, без вас я бы пропал. Страху натерпелся! Может, коньячку? У меня есть во фляжке.

Полковник очаровательно ему улыбался, отказывался от спиртного, мол, за рулем, но вам после стресса не повредит. Меня он игнорировал. Я потопталась, решила хоть чуточку загладить свою вину и полезла в воду за резиновой дутой лежанкой. Мне было стыдно. Матрас отнесло к огромной коряге. И откуда таковые берутся, во — круг одни тощие, гибкие кусты? Боясь в довершение своих выходок еще и порвать чужую собственность, я начала аккуратно выпутывать ее, освободила, отвела в сторону… Я завизжала, как еще никогда не доводилось.

Он лежал на дне и смотрел на меня распахнутыми немигающими глазами. Тень от коряги и движение прозрачных струй создавали жутковатый, но завораживающий эффект. Будто человеку нравилась его поза, устраивал уютный уголок под гниющей деревяшкой и, вообще, только так и можно отвлекаться от суетного мира. Я дрыгалась, стараясь не коснуться его ступнями. Почему-то мерещилось, будто он склизкий.

На пляжном песочке толстяк демонстрировал скорее удивление моим поведением, чем нервозность. Полковник был безмятежен.

— Странные у тебя способы реабилитации, — зло сказал он. — На этот раз ты держалась за матрас и корягу, так что переиграла, детка.

— Там человек под корягой, — мрачно отчиталась я.

— Водолаз, что ли? — простодушно поинтересовался толстяк.

Вопреки здравому смыслу я напряженно задумалась. Может, действительно наткнулась на умельца разыгрывать? Тогда поделом мне, за все приходится платить. Полковник наблюдал за сменой моих гримас и, вероятно, решил, что для столь бурной мимики я недостаточно талантливая актриса. Тут соизволили приблизиться двое спасателей.

— Проблемы? Вас всего трое, а шуму-гаму, как от сотни.

— Там человек под корягой, — не сумела я сменить пластинку.

— Где? — поразился высокий загорелый парень в зеленых шортах.

— Под корягой…

Добиться от меня чего-нибудь другого не удалось бы ни гипнотизеру, ни палачу.

— Бог мой, — взвыл владелец матраса, — получается, я едва не утонул, а он утонул?

— Кто он? — вкрадчиво уточнил Измайлов, который не умел не быть ментом больше получаса.

— Представления не имею, его девушка нашла. И все равно жалко.

Вик уставился на меня, но проглотил вопрос, не девушка ли свою находку утопила. Потом он пристальным прищуром вконец смутил толстяка. Будто сравнивал того, кого я спровадила в воду, с тем, кого он вытащил на берег.

— Подсобите, мужики, — грубовато и не слишком бодро попросили спасатели.

— Я пас, — оробел толстяк. — Приключение не для моих нервов.

— Мне деваться некуда, — буркнул Измайлов.

Они двинулись к коряге и долго-долго возились возле нее. Вокруг нас с нервным товарищем собралась толпа любителей загородных уик-эндов. Мы кисло объясняли им, что сейчас извлекут тело. Несколько крепких, охочих до (адреналина ребят ушли на подмогу. Женщины добровольно вставали за мужчин вторым рядом, хотя обычно лезут в первый, и опасливо выглядывали из-за их плеч. Когда вытащили труп в плавках, отпрянули все. Описывать дальнейшее бессмысленно. Есть же на свете счастливцы, которым не доводилось жмуриться при этаком зрелище.

Поговорив со спасателями и велев им действовать по инструкции, полковник жестом приказал мне собирать вещички. В машине я вспомнила, как жаждала его похвалы за повод представиться «рецидивисту».

— Низкий поклон тебе, детка, за сногсшибательный отдых, — процедил Вик. — Ведь знаешь, до чего люблю в нерабочее время вылавливать утопленников, причем предварительно задушенных леской. Доставила, да, доставила удовольствие.

— Измайлов, милый, не нарочно… же, — оправдывалась я.

— Не смею верить, — изысканно выразил сомнение Вик и промолчал остаток пути.

Так мы «развлеклись» в воскресенье. Правда, в родных стенах полковник постарался улучшить мое настроение. Словно чувствовал, что неизвестный утопленник из озера — не конец, а начало редкостного даже по нынешним временам ужаса.



Глава 2

Полторы недели Виктор Николаевич Измайлов был ласков и кроток. Являлся со службы в урочное время, часто отягощенный букетом, слушал музыку, умиротворенно шуршал книжными страницами, хвастался отменным аппетитом и приставал ко мне с удручающей приверженностью внутреннему распорядку — в двадцать три ноль-ноль. Это было не к добру, уж я — то его повадки наизусть выучила.

И вот однажды, переступив порог квартиры полковника, я по запаху поняла: финита ля идиллия. Пахло табачищем. У меня не только мозги, но и целиком организм своеобразно настроен. Вернее, все в организме зависит от мозга. Так вот, я плохо выношу результаты чьего-то курения, включая один вид переполненной пепельницы. Мне всегда хочется возопить: «Зачем травить себя этой пакостью?!» Но я воздерживаюсь от советов избавиться от вредной привычки, хватаюсь за сигарету сама и после пары затяжек перестаю чувствовать дурноту. В этом я вся. Как-то раз мне было неловко за высмоленную сдуру то ли «стюардессину», то ли «родопину». Мы с подружкой поехали в Адлер, сняли комнату и немедленно познакомились с девушкой, обитающей в комнате напротив. Две ее приятельницы шлялись по танцулькам, ей было скучно, и она пригласила нас к себе почаевничать.

— Можно покурить? — вежливо спросила я.

— Кури, конечно, — кивнула, кажется, Ирина.

Не успела я затушить окурок, как явились поразмявшиеся девы. Одна потянула носом и промолчала. Зато вто рая устроила неслыханный ор. Ни мои извиняющийся лепет, ни открытые настежь для проветривания окно и дверь на нее не действовали. Сцена была тягостной, потому что все понимали: изменить ничего нельзя, я уже надымила, раскаялась и, естественно, никогда впредь не повторю попытки на их территории.

Мы ретировались к себе, и мною занялась подруга. Выволочка было короче, нуднее и сводилась к тому, что я ее компрометирую перед незнакомыми людьми. А ведь так светски чай пили и могли бы продолжить, ко взаимному удовольствию. Вероятно, наслушавшись из-за хлипкой стены вволю, к нам заглянула хозяйка, веселая женщина лет сорока пяти. Она деловито выяснила причину скандала и засмеялась:

— Эх, девочки, мне бы ваши заботы. Не грусти, Полина. Надо было отбрить хреновую праведницу, слушай: «Орать в полночь тоже неприлично, сучка. При таком норове тебя, длиннорылую страхолюдину, никто не возьмет замуж. Найди ты на танцах завалящего кавалера, была бы счастлива и ничего не учуяла. Королева недоделанная».

— Но я же виновата, — запротестовала я. — Если комната на троих, разрешения одной девушки мало. Мне бы и в голову не пришло огрызаться, да еще так… сочно.

— Тогда век на тебе будут зло срывать. И каждую тварь, которая из корысти не срывает, ты посчитаешь другом. Я гляжу, ты лишку под остальных подлаживаешься. Сожрут тебя с потрохами.

Я до сих пор не знаю, кто тогда был прав. Просто позабыла ту неприятную историю. И если уж вспомнила ее у полковника Измайлова, значит, в воздухе гуще дыма клубилась напряженность. И верно, не успела я приложиться к своей пачке облегченных «Мальборо», как Вик заявил, что ему необходимо молоко в кофе. Ему! Moлоко! Было ясно: он хочет остаться один и выпирает меня в магазин хоть ненадолго. Но то, что молоко ему все-таки придется доставить, свидетельствовало о потребности в общении. Человек нуждался в паузе, в настрое на мое присутствие. Обидеться? Если идти по этой дорожке, жизнь превратится в ад. Рано или поздно придется у себя поинтересоваться: «Почему меня постоянно обижают все, кому не лень?» И ответ может прозвучать страшно.

Я поднялась со второго на третий этаж в собственную квартиру, переоделась, прибралась, вновь переоделась, прихватила пакет молока и спустилась к Вику.

Полковник перебесился в одиночестве и пребывал совсем в другом расположении духа. Правда, за каприз извинять не стал, а, морщась от омерзения, залпом принял внутрь стакан коровьих даров. Ого, и ему было не чуждо умение себя наказывать. Но скрытный Измайлов решил взять реванш. Потому что без наводящих вопросов рассказал, кем оказался найденный мною в озере труп. Он с лихвой вознаградил меня за сдержанность.

Десять дней никому не нужное тело пролежало в холодильнике, будто в Мавзолее. Сходство усугублялось тем, что к нему часто выстраивалась скорбная молчаливая очередь. Я и не предполагала, как много в городе пропавших без вести, ушедших и не вернувшихся. Не мегаполис, а фронт какой-то. Причем передовые позиции. Даже выборочно, с учетом пола, возраста и срока пропажи покойного, набралось пятьдесят братьев, сестер, матерей, отцов и жен. Опознание… Это смесь проницательности и мути в глазах, потливости, невзирая на холод морга, обмороки и надсадный, пугающий ликованием шепот:

— Не он… Не мой… Не наш…

Однако, сколько людей, столько и судеб. Доходило до маразма. Какая-то безутешная почти вдова крикнула:

— Господи, когда же Петьку сюда завезут? Сил нет, ни замуж податься, = ни еще куда.

А пьяненький мужичонка слезно просился пустить его поспать в прохладе. Уж очень разморило бедолагу от жары и водяры. Еле выдворили.

Получалась ерунда. Еще предстояло расследовать, кто задушил человека леской, утопил, примотал бесчувственное тело к коряге и унес одежду с обувью, а сведениями о том, кого убили, разжиться никак не удавалось. Осмотр места происшествия закончился триумфом преступника. В руководимом полковником Измайловым отделе все громче становились пораженческие разговоры. Виктор свет Николаевич зверел, но до поры до времени крепился и притворялся гуманистом. Он каждый «висяк» воспринимал как пощечину себе и обществу. Он обожал криминальные загадки высокой пробы и не терпел, когда его водили за нос не способные спланировать оригинально убийство люди. Он уважал интеллект в любых проявлениях. А в этом интеллектом и не пахло. Если бросить труп в плавках, без документов и прочей всячины, заполняющей летом карманы мужских брюк, так и личность убитого не определят профессионалы, что ли? Фотографию неизвестного мертвеца показали по телевизору. Причем пощадили зрителей и выбрали ту, где смерть похожа на сон. Никто не откликнулся на призыв сыщиков о содействии. Это было уже серьезно. Это уже навевало цитаты о потерянности современного человека в «каменных джунглях».

— Город — большая деревня, — наставлял Измайлов лейтенанта Бориса Юрьева. — Тут не спрячешься от сплетен. Полина за пару часов разыщет по телефону кого угодно.

— Кого, Виктор Николаевич, кого? Скажите, и мы не хуже вашей авантюристки справимся.

При словах «ваша авантюристка» Измайлов всегда хитро ухмыляется. Борис меня не выносит и числит в непреодолимых помехах Измайловской психике и их общей работе. Мы с ним грыземся чаще, чем полковник признается мне в любви. Но и «лихо мыслить», по меткому замечанию Вика, тоже способны лишь во время грызни. Измайлов называет это «Наша вашим не уступит». И сокрушается по поводу того, что одаренный сыскарь лейтенант Сергей Балков лишен природой соревновательного азарта. А зачем Сереже азарт? Он берет иными достоинствами. Например, сойдя с поезда, Балков приехал прямо в отдел, плюхнул на стол сорокаградусную и полпалки колбасы и спросил, чем в его трехнедельное отпускное отсутствие народ занимался. Сыщики, как и медики, — ребята циничные. Они выложили ему рядом с колбасой фотографии утопленника и заключение судмедэксперта.

— А-а-а, — сказал Сергей, разливая, — ясненько.

Выпили втроем — Юрьев, Воробьев и Балков. Коллеги в знак благодарности признались, что лейтенанта им все это время не хватало.

— Еще бы, — не стал скромничать Сергей.

Он собирался развить мысль, но зазвонил телефон. Оставленный мною без присмотра Измайлов на расстоянии контролировал своих «орлов». Ему доложили:

— Отпускник вернулся и рвется в бой.

— Квасите, мерзавцы? — проницательно рыкнул полковник.

Они уверили его, что корпят над отчетами и у них ни в одном глазу. Измайлов пожелал поприветствовать Сергея. Тому сунули трубку и подмигнули.

— Виктор Николаевич, ваш труп перестал быть инкогнито, — ответил Балков на вопрос о качестве отдыха в маленьком родном городишке. — Мы с убитым товарищем в купе двенадцать часов томились.

Измайлов долго пытался заставить сыщиков думать, прежде чем открывать рты. «Ваш труп», «мой труп»… Подобные выверты обеспечивали ступор дамам и начальству. Борис Юрьев, любимчик Вика, первым не выдержал нравоучений и разродился длинной сбивчивой тирадой насчет «извлеченного не из фразы, а из контекста смысла». Полковник умилился: Борис явно грешил самообразованием.

Я, наивная, полагала, что Вик сам пересилил мрачность. А он к моему возвращению с молоком уже надавал Юрьеву и Балкову указаний на завтра. Сергей легко снял расследование с якоря, поделившись впечатлениями о беззаботном летнем путешествии к родне.

Денек выдался душным и хмурым. Душа Сергея Балкова не то чтобы пела, но бубнила нечто ритмичное. Он давно не видел воспитавшую его вместо рано умершей матери тетку, двоюродных брата с сестрой, деда с бабушкой. Однако и от служебных забот лейтенант отключился еще не полностью. Он то представлял себе, как Юрьев с Воробьевым проводят задержание, то высчитывал, когда отдыхал полковник Измайлов, то беспокоился, красиво ли упаковал подарки, то загадывал, не попадется ли ему в попутчицы прелестная девушка без комплексов.

Девушка попалась, полной ясности насчет ее внутренней зажатости не было, но это дело поправимое. Если бы в нагрузку к славному созданию судьба не всучила Балкову мужчину лет шестидесяти с неказистой внешностью и чем-то или кем-то испорченным характером. Выражалась порча в навязчивости. Пожилой, в сущности, мужик мог бы побыть неярким благородным фоном для двух молодых людей, которым не терпелось поболтать и посмотреть, к чему их болтовня приведет. У девушек чутье, и пассажирка с нижней полки сразу уловила, что Балков согласится до загса прогуляться, если влюбится.

Какое там! Состав тронулся, и мужчина взял инициативу в свои дряблые белые руки:

— Ну-с, на четвертое место пока претендентов нет, давайте знакомиться. Я доктор химических наук Иван Савельевич Некорнюк. Кому имею честь сопутствовать?

Девушка представилась кондитером Галей, Балков — бизнесменом Сергеем Смирновым. Он не называл настоящей фамилии и места работы. Сначала потому, что однажды ночь напролет пришлось развлекать попутчиков устными детективами. Потом Измайлов жестко проинструктировал своих парней насчет возможных последствий трепливости. Бывали случаи, когда неосторожным ментам подкидывали оружие и наркотики, облегчали багаж и снабжали записками издевательского содержания. Дескать, инженерь ты на заводе, остался бы при деньгах и шмотках.

Некорнюк подробно описывал Гале и Сергею свою научную карьеру. Девушка тихо предложила перекусить, лейтенант ее бурно поддержал. Тогда доктор химических наук сменил тему монолога и битый час распинался об отвратительной российской привычке жрать в поездах. Пить в поездах.

— Спать в поездах! — подхватил Сергей, и лишь присутствие дамы удержало его от неприличных рифм, обусловленных наличием унитазов в вагонах.

— Да, когда встречаются люди духа, предпочитающие глубокое общение, и в сон не клонит, — серьезно согласился ученый муж.

При словах «глубокое общение» Галя утробно хихикнула, чем отвратила от себя чистоплюя Балкова на веки вечные. Однако этот срок не включал дорогу, потому что девушкина глупость была терпимее докторской мудрости. Видимо, Галя и Сергей одномоментно решили вредничать. Не сговариваясь более, они вытащили съестные припасы. Для хохмы пригласили «уважаемого Ивана Савельевича» присоединиться.

— А может, эта традиция корнями уходит в бедность россиян, в громадность расстояний, в ужасающий сервис ресторанов на колесах, в потребность сближаться, поделившись куском хлеба? — выдвинул гипотезу Некорнюк, рассеянно беря куриную ножку и сваренное вкрутую яйцо.

Сергей мерзко улыбнулся и извлек из чемодана бутылку, которую предназначил деду, а вовсе не попутчикам.

— Н-да, — протянул Иван Савельевич, — плетью обуха не перешибешь. Народные обычаи, как бы дики они ни были, не выкорчевываются с кондачка. Я пригублю, чтобы не обидеть вас интеллигентной спесью.

Пригубил Некорнюк качественно, что называется, махом и не единожды. «Вдруг старик обнищал до предела? — осенило добросердечного Балкова. — Взять в поезд нечего, вот и защищается, будто мальчишка. Я сам в детстве врал: „У меня тоже есть, но я дома забыл“. Наверное, доктору наук подобает витийствовать. А пожевать, попить все равно хочется».

Лейтенант ошибся, Иван Савельевич Некорнюк был обыкновенным халявщиком. Немного захмелев, он поведал Гале и Сергею, что работает в частной компании «Во саду ли, в огороде» и презирает представителей ученого сословия, которые голодают, но «продать» себя выгодно не могут.

— Не верьте, молодежь, что это от избытка чистоты. Знали бы вы, какое зло обосновалось на кафедрах. Интриги, воровство идей, зависть. А сейчас принято всех, кто служит в храмах науки, скопом зачислять в святые.

Юная Галя горячо заспорила, для нее высшее образование было мечтой. И Сергей простил ее «хи-хи». Может, «глубокое общение» неправильная форма, может, так нельзя выражаться? А он сразу — пошлячка, пошлячка…

Девушка завела Некорнюка, он набычился и изрек:

— Не стоило потакать низменному. Я принял ваше угощение, желая уравняться, раз вы не приучены по-другому. А наткнулся на стену непонимания. Против вас, Галочка, когда-нибудь строили козни весьма эрудированные конкуренты? Вы седины способны уважать? Совершенно не владеете предметом спора, а осмеливаетесь перечить. Благодарю за ужин, мне нужно почивать.

Пристыженная Галя собрала остатки снеди в пакеты. Иван Савельевич расстелил постель, завалился на нее и закрылся научным журналом. Сергей пригласил кондитера в открытом сарафане покурить, но она отказалась. Когда он вернулся из тамбура, Галя скрючилась на подушке, уткнувшись в книжку. Поскольку присесть рядом она не предложила, Балков полез на свою верхнюю полку и вскоре заснул. Утром в купе ни девушки, ни Некорнюка не оказалось. Сергей едва успел почистить зубы, прежде чем соскочил на перрон в объятия родственников. Через пять минут он уже не помнил ни о ком, кроме тискающей его в объятиях родни.

— Вик, Вик, могу предположительно, но с большой долей вероятности сказать тебе, за что убили Некорнюка. И ты за минуту вычислишь кто, — воодушевилась я.

— Не надо, — жалобно взмолился полковник. — Обычно финал бывает плачевным.

Он вздохнул, потом решительно добавил:

— Лучше полюби меня, Поленька. Банальность плана для самостоятельной, мыслящей женщины была оскорбительна. Мне двадцать пять, а не пятьдесят, спешить некуда.

— Обязательно полюблю, Вик. Но сначала о деле.

— Ты мужик, — поддел меня Измайлов.

— Я? Я стопроцентная женщина, если понимаю: ты не расслабишься. В тебе гвоздем засядет мое сообщение. С месяц назад я ударно потрудилась над рекламой фирмы «Во саду ли, в огороде».

Я довела до сведения полковника основное и удовлетворенно наблюдала, как он заблестел карими глазами, заерзал и закусил нижнюю губу. Но Виктор Николаевич Измайлов змей еще тот. Конкретнее — самец кобры. Он елейно сообщил мне, что, пока я не выговорюсь, проку от меня любовнику мало. Зато, когда выговорюсь, меня тянет выпороть, а не приласкать.

— Ты осенью родниковую водицу рекламировала, детка. Припомни, сколь ко трупов было? Как ты вообще до сих пор добываешь заказы на рекламу?

И есть ли в городе задрипанные фирмчонки, к деятельности которых ты своим бойким пером не приложилась?

Во мне вздыбилась профессиональная гордость. Рекламой я занимаюсь вынужденно, но честно и небезуспешно. А уж сколько потребных для расследования убийств сведений я птенцу Вику в клюве перетаскала благодаря этому занятию… Я посопела и объявила:

— Перо у меня не просто бойкое, а приносящее удачу. Я тебе составлю список «задрипанных фирмчонок», которые в начале войны за место под бизнес-солнцем пользовались моими услугами и ныне процветают. Я не изменяю газетно-журнальной рекламе потому, что никуда больше не зовут. Мне нужно много свободного времени: у меня сын, ты и два дома — твой и мой.

— Прости, детка, — опомнился Измайлов. И смущенно изменил курс: — Итак, ты талисман и оберег.

Я обиженно молчала.

— Поленька, сдаюсь, — признался полковник. — Поделись впечатлениями об организации, именуемой «Во саду ли, в огороде».

Он капитулировал не слишком изящно, но зачем милиционеру изящество в проявлении заинтересованности. Я была уверена, что сразу выведу его на убийцу. А завела… Но по порядку.

Фирма «Во саду ли, в огороде» занималась продажей удобрений, средств против вредителей растений, землеобрабатывающего инвентаря, семян и тому подобного. Ставка делалась на обилие дач, с которых кормится наше захиревшее «народонаселение». Я смеюсь при упоминании России как некогда аграрной страны. Она и сейчас в едином порыве бьется за урожай с марта по октябрь. А с ноября по февраль предвкушает очередную битву. Тоскует по ней! Один знакомый преуспевающий банкир летает на выходные в Ниццу, ногой на свой участок не ступает, однако нанимает соседей для сельхозработ.



— Зачем тебе это нужно? — удивилась я.

— А клубничное варенье сварить, а огурчики свои посолить? Я вырос так. На кой черт мне глотать зимой импортные нитраты? — не меньше моего удивился он. — И потом, между нами, вдруг все полетит к разэдакой матери. Хоть бездомным с голодухи не помру.

Понятно, что при подобном раскладе клиенты фирме были гарантированы. Но их, родимых, надлежало раскрутить на расставание с рублями именно здесь, а не у конкурентов.

Я пришла по полученному в редакции адресу в назначенное время. И прождала руководителя заведения около получаса. Они все желают быть по-западному пунктуальными, но у них это регулярно не получается. В нашей действительности это не их вина, а всеобщая беда. И, говоря о человеке, которому назначено, «подождет», люди себя утешают, а не выкобениваются. Хотя, конечно, и зарвавшейся сволочи хватает.

Его звали Иваном. Ему было хорошо за сорок. Как раз тот возраст, в котором мужики представляются молодым журналисткам только именем, ждут, не спросят ли об отчестве, и делают какие-то таинственные выводы то ли о труженицах пера, то ли о собственной моложавой неотразимости. Иван выхолил свою персону не до предела, но старался. Он не смотрелся ни плебеем, ни патрицием, ни плейбоем. Обычный симпатичный мужчина, имеющий поводы к неширокой, но вроде искренней улыбке. Облаченный в приличный неброский костюм и умеренно дешевый галстук, он потрясающе вписался в свой тесный кабинетик. Там помимо стола, компьютера и стеллажа для бумаг чудом умещались газовая плита, кофеварка и вешалка, коими пользовались все сотрудники. Подозреваю, что в ином интерьере он смотрелся бы бледнее. В окружении не подобострастных подчиненных, но ровни, терялся бы. Впрочем, если подозрения не претворяются в упреки, ими стоит пренебречь.

Мы говорили с глазу на глаз часа полтора. То, что он сам ученый-химик, меня не удивило. То, что в штате его фирмы пятеро из десяти служащих — кандидаты и доктора химических наук, впечатлило, как он рассчитывал. И то верно, стоило взглянуть на составы предлагаемых препаратов, оторопь брала. Фирма обеспечивала качественную экспертизу и сравнительный анализ товаров, чем заслуженно гордилась. Поскольку распространялся Иван только о себе, я написала рассказец о создании этим небездарным господином службы помощи растерянным садоводам и огородникам. Из чистых побуждений — об их здоровье заботился. И попала пальцем в небо. Хотя мое небо — их болевые точки. Интуиция.

Результат своих журналистских усилий я отправила ему по факсу. Но он настоял на личной встрече. Я давно не дергаюсь, как прежде, дескать, ах, провал, хозяин недоволен моим гениальным опусом. Прихожу к заказчику, засучиваю рукава и зловеще произношу: «Работать над претензиями будем?» Обычно после этих слов заказчик линяет и лепечет что-то о паре сомнительных знаков препинания. Но здесь получилось иначе. Передо мною выставили приятную женщину лет двадцати семи и представили пресс-секретарем фирмы, хотя на первой встрече она не присутствовала. Хорош пресс-секретарь. Скромно одетая, причесанная и накрашенная дама заявила мне, что мечтала о другой рекламе.

— Вы сделали упор на замечательные качества наших служащих, но совершенно не обрисовали, как, извините, эти качества отражаются на покупателях. Нам бы что-нибудь доходчивое, бытовое.

— Это поправимо, извините, — передразнила я ее. — Записывайте.

После чего выдала душещипательную сцену с малоимущей бабулей, спасшей любимую вишенку при помощи купленного в фирменной торговой точке по доступной цене средства. Пресс-секретарь одобрила, но продолжала привязываться дальше. Она безжалостно требовала изменений даже невинного пассажа, служащего комплиментом шефу и его сподвижникам. Мне ничего не оставалось, кроме как одарить соответствующим взглядом начальника. Он держался молодцом, то бишь тщательно скрывал, что снабдил меня только теми сведениями, которые и составили первый вариант рекламной статьи. Более того, он расписывал деловые достоинства девицы, превознося ее, по-моему, не по достоинствам. На утонченное издевательство это похоже не было. «Любовница?» — подумала я, но не зациклилась. Нужны мне тайны здешнего немадридского двора.

Смекнув, что упоминать стоило лишь учтивых продавщиц, я быстренько сварганила блюдо, которое пришлось по вкусу. Пресс-секретарь облизнулась, владелец фирмы благосклонно закивал. Мы дружески простились, обменялись уверениями во взаимности полученного удовольствия, договорились не останавливаться на достигнутом. Но я — это я. Многие при мне произносили сию фразу победительно и непримиримо. Я же скорее стесняюсь врожденной нестандартности. Наверное, другие от своей индивидуальности имели материальную выгоду или моральное удовлетворение. А я лишь синяки да шишки. Как бы там в теории ни было, на практике я слепо брела по длинному узкому коридору. И терзала себя вопросом: «Почему в рекламном материале нельзя использовать такой выигрышный факт, как наличие у небольшой торговой фирмы надежной научной базы? Почему шеф наговаривает кучу слов на одну статью, его ассистентка и подчиненная нацелена на совсем другую и он не пытается настоять на своем? Не встречались мне еще такие покладистые шефы. Я ведь не льстила им. От такого козыря отказались».

За недоуменными размышлениями я и не заметила, как дошагала до выхода. Толкнула дверь. И вытаращила глаза. Маленький торговый зал, крохотный кабинетик… Но передо мной было просторное помещение, заполненное людьми в белых халатах. Ничего себе — десять человек в штате! Пробирки, реторты, колбы… Типичная химическая лаборатория. Это слева. А справа вообще полз какой-то конвейер, обрамленный трудягами. Ко мне метнулся мощный детина, униформой какающий под химика.

— Сюда нельзя, — уведомил он меня.

Кое-чему я жизнью обучена. Поэтому не стала вытаскивать редакционное удостоверение, а скромно спросила:

— Простите, где здесь туалет? Никак не найду.

— Я знаю, где мужской, — усмехнулся он и вытеснил меня за порог.

Напоследок я услышала его вой: «Кто не запер изнутри, а?»

Я сориентировалась. Вместо того чтобы ткнуться в дверь, расположенную прямо по курсу, я тронула притулившуюся сбоку. Видно, редко она бывала не на замке…

— Вик, я тогда не придала значения своему открытию. Естественно, пятеро кандидатов и докторов не листовки-вкладыши сличают. Разумеется, у любой фирмы есть секреты, тайны и заморочки. Ежу понятно, что вваливаться в лабораторию каждому любопытному не положено, — громко обратилась я к полковнику, который, похоже, впал в спячку под мои воспоминания.

— Ты в курсе, что у ежа только одна извилина? Но я рад, ты хоть что-то понимаешь, — быстро откликнулся Измайлов. — Сейчас докажешь мне, будто они производят наркотики в центре города?

— Не обязательно. Это вышло бы очень литературно.

— Какой прогресс! — воскликнул Вик.

— Твоими молитвами, милый, — разыграла полную покорность я.

Он доверчиво пристроил голову на мое плечо и готовился куда-нибудь пристроить руки.

— Но, Вик, Некорнюк мог открыть новый препарат, уничтожающий колорадского жука, оформлять авторство, требовать денег. Он мог взбунтоваться, скажем, против того, что они производят удобрения по бросовым ценам, подделывают упаковку и гонят, как дорогостоящий импорт. И опять же требовать денег.

— Хватит, — сухо предупредил Измайлов и сцепил оставшиеся бесхозными пальцы.

— А девушку, ну, пресс-секретаря, зовут Галей Кара-Ленской. Эффектно, да? — торопливо вставила я. — И попутчицу Балкова звали Галей. По срокам меня впервые занесло в фирму «Во саду ли, в огороде» в день отбытия Сергея. Она на первой встрече отсутствовала. Тебя ничего не настораживает?

— Кроме твоего болезненного воображения — ничего, — пресек мои измышления Измайлов.

Выполол, будто сорняк. Умертвил, как гусеницу. О, черт, долго теперь меня растениеводческие ассоциации будут преследовать…

Глава 3

Этот день я опишу детально. Ведь он был последним перед чередой суток, воспоминания о которых вызывают дурноту.

Сергей Балков избрал меня консультантом в своих сердечных делах, кажется, навсегда. Вик изворачивался, дескать, парень должен самостоятельно с феминами разбираться, а тут некоторые нахалки претендуют на всезнайство и оказывают медвежьи услуги.

— Понимай Балков в женщинах самую малость, бежал бы от твоих разговоров по душам без оглядки, — гремел полковник. — Тоже мне «друг любезный Полина».

— Ревнивец, — отмахивалась я.

Сама такая, — хмурился Вик.

Но примерно через неделю после установления личности утопленника я стала подозревать, что Измайлов был прав: мужчине пристало вариться в собственном любовном соку. Во всяком случае, не стоит рассказывать всего. Сергей позвонил в полдень и уныло спросил:

— Поль, как бы ты отнеслась к мужику, который страстно желал дать даме по харе и не дал? Не потому что аристократ. А потому, что мент при исполнении.

У меня похолодело в животе. Я вспомнила брошенную ненароком Измайловым фразу: «Хороший мент всегда при исполнении». И наконец-то прониклась истинной причиной нетронутости его карающим кулаком своей собственности… Нет, все-таки у меня лицо.

— С позиции всеобщего человеческого несовершенства желание вмазать гадине в ухо допустимо. Баб не принято бить, потому что они физически слабее, — менторски просветила я Балкова.

— А каратистки? — пытливо уточнил дотошный Сергей.

И тут у меня не одна кожа, но и внутренности позеленели. Я представила себе спортсменку, загоняющую лейтенанта в постель боевыми самурайскими кличами и высокими прыжками с грозно вытянутой ногой. Бедняга, ему что, пришлось при исполнении не ударить, а лечь?

— Что стряслось, Сережа? — с сочувствием поинтересовалась я. И Балков доверчиво поведал. Поскольку к расследованию убийства Ивана Савельевича Некорнюка Сергея пока не привлекали, он третьи сутки торчал в баре — выполнял какое-то старое задание. Дожидался вероятных контактов, стрелял глазами и прял ушами. Она вошла неожиданно, кивнула жеребцу-бармену и направилась прямиком к сыщику. Беззастенчиво оглядела его, наклонилась к занывшему от предвкушения милицейской удачи темени и хрипловато прошептала:

— Пойдем со мной. Вопросов не задавай, будто ты меня дожидался.

Сергей бодро покинул рассадник городских преступлений и последовал за красоткой. Фигура у нее была точеная, ноги прямые и длинные, но Балков на подобную чушь внимания не обращал. Он радовался тому, что его легенда сработала. Он отдавал себе отчет — позади него идет тренированный коллега, подстрахует в случае чего.

Она направилась во двор соседнего с баром дома, поднялась на третий этаж и молча пропустила Сергея в просторную переднюю. Затем поманила дальше в шикарную столовую, усадила за сервированный стол и велела:

— Угощайся, мечи за обе щеки, говори о погоде. Сейчас на тебя кое-кто посмотрит. Потом будем действовать по обстоятельствам. В общем, ты нанят, и твой труд подлежит оплате.

Сергей напряг в себе профессионализм — от инстинктов до навыков — и принялся за бутерброды с икрой. Минут через пятнадцать хлопнула входная дверь и на пороге возник типичный братан. На его широкой физиономии угнездилось выражение коварного торжества. Но оно тут же улетучилось при виде Балкова, сменившись брезгливой растерянностью.

— Познакомься с моим одноклассником, лапик. Напросился вчера на обед. Парнишка безработный, обременен семьей, пусть оторвется и поест.

— А где Палыч? — справился братан.

— Он недавно звякнул, передал, что давно ждет тебя в ресторане.

— Ладно, корми проходимца, но в последний раз. Не на свои живешь, киса. На мои. А этот лох пусть катится детишкам на молочишко зарабатывать, — сказал веселым голосом хозяин и удалился.

«Ловко под невинность работают, восхитился Балков. — Таких бандитских смотрин в кино не показывают».

Хозяйка вернулась в столовую из прихожей, поторчала возле окна, убедилась, что визитер отбыл, и обратила на Сергея ледяной взор:

— Пожрал на халяву, одноклассничек? Вот тебе десять баксов, чтобы языком не трепал. Отчаливай.

— А дело? — удивился Сергей.

— Дело свое ты сделал, бери деньги и мотай отсюда, — потеряла терпение девица.

Окажись Балков вольным стрелком, каковым притворялся в баре, или осатаневшим безработным, коим эта храбрая стерва его представила, все равно шансов избежать разборки у нее не было. Сергей же на ее то ли беду, то ли счастье был уязвленным милиционером, потерявшим время и, возможно, упустившим настоящего гонца. Через пятнадцать минут крошка рыдала, натягивала на колени юбчонку и открывала свою правду, будто карту при гадании в отчаянных обстоятельствах.

Она путалась с Палычем, другом мужа. Вчера рогоносец подслушал, как они договаривались отобедать вместе. Слава те, господи, имен не называли.

С досады хозяин слишком звучно вернул на рычаг трубку второго аппарата. Мадам поняла — попалась. Верно предположив, что супругу будет в кайф застукать ее с любовником, она ночью ухитрилась предупредить Палыча. Осталось лишь найти едока вместо него, чтобы снять подозрения. Ни бомж, ни крутой для этой цели не подходили. А такой, как Сергей, «интеллигентный», с распродажи одетый парень без особых занятий, вполне тянул на роль в ее спектакле. Получилось! Муж ориентировался в ее запросах и вкусах. Он поверил, будто Балков просто набивает брюхо у знакомой. Хоть он ей и противен, но она, отзывчивая и добрая баба, покормит и выпрет. Мол, поел разок — и будет.

Я принялась хрюкать в рукав примерно со сцены появления братана, поэтому к концу повествования уже немного успокоилась. Дежурно поздравила Сергея с тем, что он не стал марать стерильных рук о падшее создание… — Сережа, ты скоро забудешь историю с неверной хитрушкой, — утешала я его.

— Она не забудет, — засмеялся лейтенант. — Я кое-что уже выяснил. Оказалось, номер заплаченной мадам купюры внесен в компьютер три года назад. Так что ребята сейчас разбираются с грешным семейством.

— Может, лучше бы ты ее поколотил? — вырвалось у меня.

— Спасибо за сеанс, я воспрял, — серьезно поблагодарил меня Сергей. — Вот умеешь ты мозги вправить, Поля.

Пока я соображала, в чем, собственно, мое умение заключалось, лейтенант положил трубку и двинул дальше по своей жестокой милицейской стезе.

— Он не мог в отместку ни подменить, ни подкинуть ей краденую купюру, — вслух утешила я себя. — Он измайловский, значит, не мог.

И тоже воспряла.

До пяти часов я провозилась с сыном Севой и только собралась чистить картошку, как неожиданно рано явился Измайлов. Обычно он вваливается, когда ребенок улыбается десятому сну. Но сегодня совещание на тему «У нас или у Вика включим ящик» было неизбежным. Полковник умиляет меня равноправной дружбой с Севкой. Он измучен, мог бы посмотреть футбол в одиночестве, а после пожелать спокойной ночи по телефону. Ух, как меня недавно бесили рассуждения типа: «Мне Коля и Вася сделали по предложению. Кольку я люблю, но Васька к моим близнецам тянется. Выбираю отца детям». Мне с трудом удавалось придушить вопль: «Дура!» Теперь я стала осторожнее в оценках: как женщина — дура, как мать — умница. Взрослею наконец-то. И вообще, если при двух детях двое женихов сватаются, то еще и третьего, и четвертого найдет… Нет, не взрослею. Но меня снова в сторону повело. Не успел Измайлов приложиться к моей щеке, позвонила мама. Все, безмятежные утро и день сменил суматошный вечер. Севка ушагал с Виком, который обещал сам заняться гарниром, а я стала собираться.

Папа уехал в командировку в Нижний, а мама то ли приболела, то ли захандрила. Она такого туману напустила, что чудилось: он сочится из трубки и стелется по полу. Надо знать маму — она себе одной продуктов покупать не станет. Объявит разгрузочные дни и будет поклевывать урюк, запивая его несладким чаем. В крайнем случае сварит горсть несоленого риса и сообщит по телефону: «Я оседлала необъезженную диету». Но, если она просит навестить ее, предполагать можно самое худшее: лежит голодная с какой-нибудь коликой и упрямо не вызывает «Скорую».

Мама храбрилась, но выглядела осунувшейся. После долгих отнекиваний призналась, что взялась готовить для Севы, надеялась забрать его к себе, но вдруг желудок заподличал. Пришлось бросить хозяйство и поваляться.

— Я уже в форме, дочка. Послушай…

— Нет, — отрубила я, — сначала сгоняю за лекарствами и минералкой, потом побеседуем.

По пути из аптеки мне пришло в голову быстренько прикупить продуктов в холодильник Измайлова. Возле прилавков меня ничто не задержало. Ворвавшись в квартиру, я выставила на стол необходимое для лечения и возмутилась:

— Капитализм, черт их дери! В вашем универмаге, кроме импортных консервов, одни спички.

— Дочка, не ругайся, пожалуйста, как сапожница. Я все же пыталась тебя воспитывать, — напомнила мама. — Так чего конкретно ты не купила?

— Масла и яиц, — буркнула я.

— Вот сучьи дети, через раз завозят! — возмутился мой образец для подражания, запоздало прикрыв ладонью рот.

Мне хотелось выяснить, воспитывала ли ее бабушка хоть эпизодически, но я воздержалась. Потому что мама сразу же выразила готовность поделиться запасами. Я собралась отовариться в ближайшем к своей остановке гастрономе и позволила себе хихикнуть:

— Мам, ты обо мне заботишься или патриотка родного района?

— Даю Севе возможность поскорее поужинать, — сухо объяснила свою благотворительность мама.

Я слегка обиделась:

— Ему Измайлов картошку жарит.

Мама трясущимися руками вытряхнула из кошелька деньги и запричитала:

— Поленька, доченька, немедленно домой на такси. — Образцовая бабушка метнулась к своим кастрюлям, постанывая: «Подливку не успела, соус сладкий подгорел». Затем понаваливала из них в отдельные баночки всякого варева, завинтила крышками, спешно покидала в пакет, сунула его мне и с истерической ноткой в голосе крикнула:

— Только не картошка в исполнении полковника! У меня одна дочь, у меня единственный внук!

М-да, помнится, однажды Вик чем-то собственноручно приготовленным ее угощал. Однако тогда она вела себя пристойно, разве что жевала и глотала медленнее обычного.

Мама вытолкала меня в шею, и все равно я опоздала. Сева с Измайловым уже насытились. Мальчик спал на диване, укрытый пледом, Вик прикорнул рядом в кресле. Комментатор надрывался, голося: «Гол!» Но болельщики на это не реагировали. Я выключила телевизор и поднялась к себе стелить сыну постель. Тут меня снова достала беспокойная мама:

— Поленька, дочка, я торопилась спасти Севу и запамятовала. А ведь звала тебя, чтобы отдать письма из Израиля и Америки. Твои друзья упорно шлют их на мой адрес.

Пришлось смотаться туда-сюда снова. Ждать до утра было выше моих сил. Откровенно говоря, я замоталась настолько, что стала забывать и о свободе, и о милом сердцу трепе с приятными людьми, обо всем окружающем нашу девятиэтажку мире, да о космосе, наконец. Физиологи утверждают, что функция творит орган. Меня творило неуемное любопытство ко всему и всем, призвание, пусть непрочно и ненадолго, всех связывать. Измайлова творило призвание восстанавливать справедливость, то бишь равновесие, разграничивать белое и черное, добро и зло. Мы были разными, и это замечательно. Но я явно перестаралась, вникая в его служебные проблемы. Он разгребал грязь, он был добровольцем в чумном бараке много лет. Я думала об этом и обливалась слезами над эпистолами Нинели Михайловны, Зория и Муси, пришедшими из-за океанов.

С Мусей Зингер мы подружились в детском саду, потом окончили школу, сидя за одной партой, потом поступили в университет. И строчить бы нам на студенческой скамье бок о бок конспекты еще пять лет, но она вышла замуж и засобиралась в Израиль. Ее муж рвался туда, и немудрено: его семья ювелиров настрадалась от советской власти, что называется, выше крыши. Муся жила гораздо благополучнее: бабушка-домохозяйка — из породистых, дедушка — известный музыкант, мама — доцент-кардиолог, папа — профессор. Ей не хотелось уезжать, так не хотелось… Ну, как уже сотню раз описывали в романах и показывали в фильмах.

Давид Григорьевич и Нинель Михайловна вырастили троих детей. Старший, Зорий, с отличием окончил консерваторию. Сольная карьера у него не заладилась, но он стал первой скрипкой в симфоническом оркестре. Там же встретил свою суженую, виолончелистку Киру. У них родились двое сыновей. Муся училась на журфаке, а Лева, младший, — в архитектурном. В тесноватой и уютной квартире Зингеров я испытала первый шок, длящийся до сих пор. Боже, как там любили детей! Их не баловали, не задаривали подарками, даже наказывали и, случалось, бурно ссорились с ними. Но их прихода домой по вечерам ждали нетерпеливо, плакали и смеялись вместе с ними не символически, а по-настоящему. Если кто-то заболевал, родители отказывались от развлечений. Если кому-то нужны были деньги, плевали на отдых и загружались сверхурочно под завязку. Это было радостное самопожертвование без кривлянья и упреков. Однажды Зорий заглянул в служебный кабинет отца:

— Ты не слишком занят, папа? Мне необходим совет.

— Только у подонков бывает что-то более важное, чем доверие сына, — ответствовал Давид Григорьевич и снял с коленей пылкую аспирантку.

Некогда Давида Григорьевича звали преподавать в Израиль. Сулили многое. Но он отказался.

— Мальчика тогда сживут со свету, — ответил профессор Зингер, думая о карьере старшего, и остался в стране, где очереди за молоком занимали на рассвете.

Когда муж Муси заговорил о переселении на историческую родину, Давид Григорьевич задумался. Ехать он не хотел, по-прежнему рассчитывал на работу. Но!

— Я участник Второй мировой войны, — сказал он, — следовательно, в Израиле мне обеспечено сносное существование. Пока вы там устроитесь, кто-то должен вам помогать. Мы с мамой отправимся первыми, чтобы вам помочь.

Но муж Муси и сама Муся рассудили иначе: отпускать не слишком здоровых семидесятилетних людей в этакое путешествие без сопровождающих нельзя. И вскоре я простилась с подругой. Муся уехала.

Зорий и Кира уехали через пару лет в Америку. Недолго пробыв в Израиле, в Штатах обосновался предприимчивый супруг Муси.

Лева не удовлетворился институтом и сразу же поступил в аспирантуру. Полгода назад он защитил кандидатскую. Но родители слабели, и степенный архитектор Левушка Зингер решился отправиться к ним. У меня становилось на одного далекого друга больше и на одного близкого, в любую минуту досягаемого, — меньше. Было от чего грустить.

Когда Измайлов принес спящего Севу, я мало походила на неуемно сующую нос в его расследования Полину. Не ведая этого, полковник завел речь об утопленнике. Его не хватились в фирме «Во саду ли, в огороде», потому что он отгуливал положенный отпуск. Кстати, еще неделю никто тревоги бы не поднял. Некорнкжа отрекомендовали как великолепного специалиста, любезнейшего человека — словом, положительного персонажа жизненной трагикомедии.

Вик не без ехидства довел до моего сведения, что с производством у химиков все в ажуре — лицензировано, сертифицировано и прочее. Они просто фасуют получаемые в пятидесятикилограммовых мешках удобрения. И этикетки наклеивают не фальшивые, и цены назначают весьма умеренные.

В Галине Кара-Ленской Сергей Балков не признал свою попутчицу. Более того, не выразил желания познакомиться с ней поближе. Борис Юрьев, неустанно пекущийся о его здравии, наябедничал, будто парню стало так худо после дневных телефонных переговоров со мной…

— Ты что-то вяловата, Поленька, — перешел на личности Измайлов.

— Устала, — призналась я. — Душевно.

— Сильно утомилась, раз Бориса не костеришь, — согласился Вик.

И перестал меня мучить. Лишь добавил, что Некорнюк двадцать лет разведен. Соломенный вдовец в связях с дамами с тех пор уличен не был. Видно, бывшая супруга охоту отбила начисто.

— А я сегодня холост или женат? — осторожно осведомился выспавшийся а Измайлов.

— Если тебя устроит жена после разгрузки баржи, пожалуйста.

— Насколько я разобрался, ты ее мысленно разгрузила, — засмеялся Вик.

И как-то угрожающе произнес:

— Лучший отдых, детка, есть смена рода деятельности. Ну-ну…

Глава 4

В семь утра Измайлов ушел к себе. В семь тридцать мама забрала Севу, предварительно огласив комнаты стенаниями по поводу съеденной вчера внуком отравы. Она грозилась «прочистить бедному ребенку желудочно-кишечный тракт». Севка никогда не подвергался подобным процедурам, о наличии в себе трактов не догадывался, поэтому на всякий случай пискляво заревел. Я знала, что под чисткой подразумевается всего лишь салат из свеклы с последующим задабриванием мученика шоколадом, поэтому не расстроилась.

Письмо от Нинели Михайловны немного запоздало. Она в нем опоэтизировала свою старую скатерть, которая превратилась в «совершеннейшую ветошь». Я помнила этот хрустящий тяжелый квадрат льна в незатейливую крупную клетку. Сколько всего мною лично было на него пролито и вывалено. Но к очередному застолью скатерть вновь возлежала без пятнышка и складочки. Она казалась вечной. Будь у меня побольше времени, я бы порыскала по магазинам и нашла нечто близкое к оригиналу. Но Левушка отправлялся в аэропорт в три часа пополудни, а мне очень хотелось передать свой презент с оказией. Да, Лева сегодня должен был бережно вытянуть последний Зингер-корешок из родной земли. Не мудрствуя лукаво, я шлепнулась на пол возле телефона. Всего-то сорок пять минут потребовалось, чтобы разыскать даму, которой клетчатую льняную скатерть подарили несколько лет назад на свадьбу. Она сочла ее немодной и, не снимая целлофана, уложила в шкаф. Моя приятельница с ней переговорила, после чего странное существо, предпочитающее штампованную под кружево импортную клеенку натуральному русскому льну, согласилось на торговую сделку.

Я позвонила Леве и энергично попросила не застегивать наглухо какой-нибудь баул, чтобы поместить в него сувенир для Нинели Михайловны.

— Окстись, Полина, у меня чемодан с книгами и саквояж. Все, что грело душу, увезли еще родители, Муся и Зорий. Кое-что я продал, а оставшуюся рухлядь дорастаскивают сию минуту соседи. В саквояже довольно места.

— Провожающих полно? — спросила я.

— Ни единого. Кому я нужен? Это у тебя ассоциации с отъездом авангарда. Сейчас все по-другому.

— Ладно, не горюй, жди меня.

— Я должен появиться на работе, Поля. Вернусь домой ориентировочно в двенадцать, — сообщил Лева и споткнулся на слове «домой».

Так споткнулся, что почудился грохот падающего тела.

Удача не сопутствовала, она на мне, как на лошади, скакала. Я надеялась нарваться на «нечто подобное», а обнаружила вещь «один в один». Но вальяжная хозяйка заломила цену, вдвое превышающую мыслимую.

— Не дороговато? — полезла выяснять я, и сарказм удался мне плохо.

— Зина сказала, что она вам позарез нужна и вы раскошелитесь. Если не больно нужна, пусть лежит, где лежала. Тряпка каши не просит.

Я вынуждена была принять ее аргументы. Может, ей, ласточке, именно этой суммы не хватало на очередную пластмассовую дрянь? Тогда церемонии с покупательницей излишни. Конечно, я не рассчитывала на «Берите, мне даром досталось», но и к такому торгу не готовилась. А, бог с ней, но какова Зина! Такая услужливая девица, в лепешку готова расшибиться ради ближнего… Значит, ее манеры — ее бизнес.

— Простите, сколько процентов вы Зинаиде отстегнете за посредничество? — не вытерпела я.

— С какой стати? — вытаращилась неуступчивая купчиха.

И я простила Зинке все, в том числе еще не вытворенное. Альтруистка! Мне скатерть, подружке деньги, себе шиш. Идиотка! Потому что однажды и, похоже, скоро она нарвется на неприятности. Нельзя наплевательски относиться к чужим деньгам. Действительно, богатые люди этого не прощают. Под сурдинку своих размышлений я расплатилась, завладела скатертью и пошла к выходу. Нервишки у дамы сдали, и она промямлила:

— До свидания.

— Упаси бог, — откликнулась я.

Я успела повозиться по своему и полковничьему хозяйству и привести себя в порядок, благо пока на это не требуется много времени. Ровно в час дня, когда, по моим прикидкам, Лева закончил сборы, пришлось напялить на лицо нейтральное выражение и отправиться. Снова мне везло — с транспортом, с толково составленным томиком Пушкина — ему в подарок, с хорошим вином. «Тяпнем с Левушкой, и станет ему полегче», — загадывала я. О себе не беспокоилась. Я же в России оставалась, у меня с моральными проблемами — ни убавить, ни прибавить.

Мне открыл незнакомый парень, этакий очкарик — умница под стать Леве. Ржавая пружина в моем горле расправилась и сгинула: нашлись люди, которым не лень сказать Льву Давидовичу: «Пока». В прихожей стояли обещанные чемодан и саквояж. Я вынула вино, а скатерть и книгу прямо в пакете пристроила на багаж, Лева предупрежден, сам сложит. Встретивший меня молодец подпирал собою входную дверь, пережидал мою возню, молчал и тепло улыбался. Гораздо более твердым, чем уличный, шагом я направилась на звук мужских голосов в зал. Миновала знакомый узкий коридорчик и очутилась в некогда самой большой и нарядной комнате Зингеров.

В сущности, есть три естественных медитативных состояния: когда чутко прислушиваешься, когда вглядываешься в одну точку и когда застываешь в изумлении. Медитация такого рода может закончиться глубоким трансом при условии, что не возникнет чувство страха. В ограниченном голыми стенами пространстве замерли трое — Борис Юрьев, Сергей Балков и я. Менты, как широко известно, в транс не впадают. Я же почти мгновенно испугалась до пускания пузырей из слюны. Во всяком случае, вокруг губ неэстетично запенилось, стоило мне прохрипеть:

— Мальчики, где Лева?

Пока Сергей суетливо, ох суетливо, подставлял стул и то ли ненароком, то ли нарочно тыкал меня им под коленки, Борис свирепо спросил:

— А кто он тебе?

— Друг.

— Я устал повторять: если в могилу не торопитесь, не водите дружбу с нашей Полиной, — вызверился Юрьев.

Я села и заплакала. Балков взял Юрьева за грудки и культурно попросил заткнуться. Потом загудел, будто вентилятор. И с каждым его словом мне становилось все холоднее, все зябче, все жутче. Вентилятор был испорчен, он всасывал воздух, и перспективе задохнуться я не противилась. Под конец я совсем потеряла над собой контроль, криво раззявила мокрый рот и завыла:

— Левка, как же так… За что… Зачем… Левка-а-а…

К сожалению, он ничего не мог мне растолковать. И лейтенанты тоже.

Архитектурная мастерская, в которой работал Лева, располагалась в центре города в гостинице. Скучное сооружение из стекла и бетона не могли расцветить ни рассветы, ни закаты, даже буйствуя. А уж когда в серой громадине отражалось хмурое небо, без содрогания в ее сторону смотреть было невозможно. В памяти самопроизвольно возникало заунывное: «Грехи наши тяжкие…» Естественно, забить такую прорву номеров постояльцами удавалось лишь в лучшие времена. А нынче здание пустовало бы, не явись нужда в офисах, множестве офисов. Додумайся кто-нибудь вывесить таблички с их названиями на фасад, небывалая живописность потрясла бы и зачаточное воображение. Вообще-то помещать в подобный бездарный домишко архитектурную организацию — юмор черный. Но при словосочетании «арендная плата» желающих смеяться не находилось. Мастерская занимала целиком последний, шестнадцатый этаж. Под ним бизнесменам различного калибра сдавались еще шесть. В нижних восьми помещалась собственно гостиница с нерадивыми кокетливыми горничными, подозрительными заторможенными дежурными и царственными администраторами. При такой многопрофильноти в холле, ресторане и барах гостиницы творилось и черту невдомек что. Более всего столпотворение напоминало проходной двор между вокзалом и базаром. Кое-где господа скинулись и поместили вахтеров возле лифтов, а ведущие на лестницы двери заперли. Взятки «пожарникам» были мелочью по сравнению с нашествием посторонних. Кое-где накачанные парни сидели в приемных — всякий собственник охранял себя и контору на свой лад. Но архитектурную мастерскую чужие посещали столь редко, что для защиты от ворья компьютеров и множительной техники сочли достаточным набора из решеток на окнах и металлических дверей со сложными замками. Сигнализация находилась в стадии установления.

Ключи были у начальницы, Евгении Альбертовны Ениной. Кроме того, свободным доступом в помещение обладал руководитель соответствующего отдела и так называемый ключник. Последним по очереди на неделю становился каждый сотрудник. Ему надлежало, кровь из носу, являться в девять двадцать. Потому что начальство, конечно, не опаздывает, но задерживается часто. Прочие творцы городского облика умели вдохновенно отбрехиваться. Назначенная раз в пять дней жертва не роптала. Потом «ключник» отрывался в опозданиях и вранье всю рабочую неделю.

Сегодня, совершенно нетипично, к началу рабочего дня, кроме ответственной за ключ Лиды Симоновой, подошел заведующий проектным отделом Костя Ерофеев и архитекторы Юля Давыдова, Олег Степанцев и Аркадий Петрович Калинченко. Едва поздоровавшись, Лида извинилась и метнулась в дамскую комнату.

— Лето, фрукты… — прокомментировала Юля.

Калинченко строго посмотрел на нее, мол, манеры у вас, молодых. Костя не стал дожидаться даму, отпер все хитрые замки сам. Пока возился с запорами, интересовался, с чего это народ в такую рань принесло.

— Пробок не случилось, — буркнул пятидесятидевятилетний Калинченко.

— Очереди в кафе не было, — хором отчитались Юля и Олег.

Они уже год жили вместе и по обоюдному согласию питались в забегаловках. Ну не приспособлена оказалась Юля к кухне. У нее хватало других талантов. «Оставаясь в душе топ-моделью, надо изображать из себя либо хозяйку, либо архитектора», — смеялась правдолюбица.

Вернувшаяся Лида Симонова промолчала, она-то обязана была появиться первой. Неприятное подозрение, что Ерофеев ее проверял, подпортило девушке настроение.

С порога дисциплинированная пятерка заметила уронившего голову на стоящий в дальнем углу стол Кости Леву Зингера.

— Напился, что ли, с горя? — удивилась близорукая Лида.

— Нормальное горе — вырваться в цивилизацию, — засмеялся стоящий позади всех — еще в коридоре — Олег.

— Погодите-ка, весельчаки, — вдруг перебил Аркадий Петрович.

Он приблизился к Леве, странно, бочком отпрыгнул и сипло распорядился:

— Константин Александрович, у нас ЧП. Вызовите «Скорую» и милицию.

— Зачем? — сердито спросил Ерофеев.

Его сперва покоробила команда подчиненного. Но, приглядевшись к фигуре Зингера, он ее выполнил быстро и безропотно. Леве размозжили затылок тяжелым гладким куском малахита, подаренным Косте приятелем-геологом и используемым как пресс-папье. Все на цыпочках вышли в коридор и шептались там до приезда врачей и милиционеров. Твердили как заведенные: «Жуть, ужас, мрак».

В десять девочки из экономического отдела подкараулили шефиню внизу возле лифта. Поэтому Евгения Альбертовна имела основания бросить устремившемуся к ней наверху лейтенанту Волкову:

— Я в курсе.

И пригласила его в кабинет. Опытные сыщики не надеются на то, что кто-то из вновь прибывших сообщит им нечто такое… Как правило, к показаниям обнаруживших труп потом добавляется лишь всякая бредятина. А сказанное потрясенными, испуганными и подавленными людьми сразу после соприкосновения с неожиданной смертью остается единственно правдивым и достойным внимания. Евгения Альбертовна ереси не несла, но и нового не добавила. Вчера проводили Льва Давидовича Зингера чин чином, преподнесли памятный адрес и шутливый подарок. Попили, попели, убрали за собой и разошлись, не чая уже никогда свидеться с Левой. Ключи от десятка комнат? Енина даже оскорбилась предположением, что она таскает с собой неподъемную связку. Открыла современный сейф, достала и продемонстрировала полный комплект. Где была до сих пор? Заезжала к заказчику. Не назовет она его. Кому при теперешней жесткой конкуренции нужна проверяемая ментами мастерская? Пусть лучше у нее, Евгении Альбертовны, не будет так называемого алиби, но коллектив через пару месяцев получит аванс. Тем более что еще не подписывали договор, и, откажись заказчик от знакомства с ней, она не удивится. В общем, ей, куда ни кинь, везде клин… «От мадам толку добиться практически невозможно, — подумал после десятиминутной беседы с начальницей Сергей Балков. — Слишком деловая».

Тем временем к распоряжающемуся в отделе Борису Юрьеву робко подошла Лида Симонова и, заикаясь, призналась, что из ее сумочки пропали ключи. Еще не совсем освоившийся Борис решил, будто девица посеяла ключи от дома, и попытался отмахнуться. Когда же до Юрьева дошел смысл признания, он посмотрел на обследуемый доктором труп без особой симпатии.

Последовавшие далее находки сделали его взгляд неприязненным. В карманах Левы были обнаружены доверенные Лиде на неделю ключи, ключ от старинного сейфа, в котором хранилась тщательно оформляемая Ерофеевым к международному конкурсу документация, плюс напечатанные на компьютере выдержки из этой документации, содержащие, как растолковали Борису, «самую соль, свежатинку, оригинальные идеи». Более того, Лева перед гибелью просматривал эскизы Кости и, похоже, собирался кое-что зарисовать на память. Сам сейф был лишь прикрыт, но не заперт.

Устно выяснились совсем уж некрасивые детали. Именно Лева провожал после прощальной вечеринки пьяненькую Лидочку. Той было не до проверки сумки вечером: она еле держалась на ногах, а утром — чуть не проспала. Итак, получалось, что Лева Зингер, которого в подробности конкурсного проекта не посвящали — все равно отчаливает, — завладел ключами и напоследок нагло грабил коллег. Вероятно, желал понравиться своим заграничным работодателям.

— А откуда у него ключ от сейфа? — спросил Юрьев.

После совместного осмотра постановили: Лева сделал дубликат и воспользовался им без зазрения совести.

Всего три месяца назад в сейф складывали канцтовары общего пользования, тогда слепок не был проблемой. Это теперь Костя Ерофеев начал носить ключ на шее на шнурке вместо креста.

Однако каким бы моральным уродом ни представлялся отныне окружающим Лев Давидович Зингер, ему было слабо закрыться в мастерской, совершить непотребство, а после в порыве раскаяния шарахнуть себя по затылку камнем. Кто-то застал его за неблаговидным занятием, примерно наказал и удалился, заперев дверь. Конечно, это проделал владелец запасных ключей. Но вот незадача — ключи были только у своих, у Ерофеева и Ениной. Увидев их, Лева вряд ли продолжил бы «трудиться» над эскизами Кости. А его поза свидетельствовала о спокойной позе за столом в момент удара. Да и пока шебуршали в замке, Зингер сто раз мог спрятать в сейф бумаги и разыграть сюрприз для Лидочки. Она якобы выронила ключи, он принес и заодно бросил прощальный взгляд на родной отдел. Действительно, не стоило возвращать их ночью вдрызг пьяной девушке. Засунула бы куда-нибудь, забыла и лишилась престижной доходной работы, предварительно сменив за свой счет дверь.

На этом загадки для сыскарей не кончились. Обитающая в двух шагах от гостиницы любовница Ерофеева клятвенно заверила, что Костя выбрался из постели в девять, они немедленно поссорились, поэтому в девять пятнадцать он опрометью выскочил из квартиры. Ее последнюю клятву подтвердила любопытная дворничиха. Енина поупорствовала, но потом вздохнула: «Своя рубашка ближе к телу». И выдала фирму, с которой вела переговоры.

— Госпожа Енина держала меня за горло мертвой хваткой с половины девятого до половины десятого, — измученно пожаловался заказчик. — Я согласился украсить нужный мне сарай колоннами и мозаичным полом. Бультерьер, а не женщина. Представления не имею, что случилось во вверенном ей учреждении, но если все сотрудники покончили с собой, лишь бы с ней не встретиться, шокирован не буду.

Хоть и не положено, Сергей Балков сочувственно хохотнул в трубку.

И поводы для веселья иссякли напрочь. Потому что Леву Зингера спровадили к праотцам между восемью тридцатью и девятью часами утра. Менты навалились миром, то есть дактилоскопической мощью. Случай-то уникальный, целый коллектив подозреваемых, и все на глазах. Итог? На вопрос Юрьева, кто держал в руках пресс-папье и ключи от двери, раздраженный авральной сменой планов эксперт рявкнул: «Все». Ладно, а ключ от сейфа? Как и следовало ожидать, его захватал только Лева. Несолоно хлебавши Борис и Сергей направились по домашнему адресу Зингера.

— Дайте мне бумагу и ручку! Я официально поручусь за то, что у Левы были свои идеи! Что он не крал чужих! Что за восемнадцать лет нашей дружбы он носового платка не присвоил! — дурным голосом блажила я в квартире Измайлова, куда расторопные лейтенанты доставили меня, похоже, все-таки под конвоем, а не по доброте душевной.

— Молчать! — грянул терпкий полковничий баритон.

Нет, не переорешь, милый.

— Я требую приобщить к расследованию мои письменные показания. Вы постоянно делаете вид, будто спасаете меня от мытарств свидетельницы половины убийств в городе. На сей раз я не нуждаюсь в вашем покровительстве. Никаких скидок на личные отношения! Никаких уговоров не идиотничать! Я достучусь в черепушки ваших замшелых генералов. Лева положил трубку после разговора со мной в четверть девятого. Пусть соседи еще пять минут дорастаскивали дармовую мебель. Ему десять минут ходу из дому до мастерской, так что ровно в восемь тридцать… он был на месте. Но Левушка сказал, что должен, понимаете, должен появиться там, и обещал вернуться к полудню!

— Домой вернуться, а не с работы, — мягко буркнул Сергей Балков и потупился.

Кажется, впервые он высказался против меня. Хорошо, что я не в состоянии была проникнуться этим, иначе не миновать бы мне, полнокровной вампирке, — депрессии.

— Фашисты, — гвоздила я присутствующих. — Если человек уезжает в Израиль, значит, перестает быть человеком? В тамошнем аэропорту висит плакат: «Не воображай, что ты самый умный, здесь все евреи!» Или это байка? Неважно. Лева родился, жил и умер тут. У него хватило бы эрудиции и интеллекта не тянуть до последнего, не рисковать. Обчистил бы вашего Ерофеева, комар носа бы не подточил. Тем более дубликату ключа от сейфа минимум три месяца.

— Да, но все эти месяцы конкурсного материала прибывало. Борис, зафиксируй, пожалуйста, оценку Зингера из уст его фанатки, — утомленно попросил Измайлов. — «Обчистил бы Ерофеева умело» — подчеркни.

— У-у-у, менты позорные, — взвыла я, совершенно не понимая, откуда взялась эта фраза. — Фиксируйте, чтоб вам подавиться, я ничего не подпишу.

На секунду возникла пауза. Потом раздался гогот из двух молодых луженых глоток.

— Где она последний срок мотала, Виктор Николаевич? — рыдал Сергей Балков.

— Все тайное становится явным, — вторил ему Борис Юрьев.

— Полина начитанная, впечатлительная и искренняя, — еле слышно сказал Измайлов.

Но его, как любого вышестоящего, услышали. Я благодарно встрепенулась и сочла своим долгом пояснить:

— У нас в детском саду позорником назывался всякий, кто не мог того, что, по всеобщему мнению, обязан был мочь…

— Ах, ты еще детсадовских впечатлений не переварила, — пробормотал Вик.

— Суд старается заручиться характеристиками подсудимого, да? — не соизволила отвлечься я. — В целях объективности, да? Собирают отзывы завистливых коллег, трусливых руководителей тревожат? Но вот я, независимый и объективный свидетель, перед вами криком кричу: «Не брал он ключи у пьяной девушки Лиды, не таков был». А вам плевать.

— Поля, — мирно обратился ко мне Измайлов, — Зингер не подсудимый, даже не подследственный. Он жертва, он убит. И кто ты, чтобы ручаться за происходящее в мозгах навсегда срывающегося с родины парня?

— Друг я. И не спала с ним ни по дури, ни по пьяни, ни еще как.

— Иди к себе, — попросил Вик, зыркнув на лейтенантов.

— Да уж в этом гадюшнике не останусь, — пообещала я, вскакивая.

— С другой стороны, мне бы такого друга…

Балков выступил. Юрьева не пощадил, Измайлова не убоялся. Спасибо, Сережа. Только полковника твоими изысками не проймешь. Он еще со мной повоюет.

Глава 5

Измайлов мне рассказывал! Он битый час талдычил о том, как прижимистый неуживчивый Некорнюк выбрался в недорогой дом отдыха и за две недели умудрился разругаться с администрацией и постояльцами. Директор заведения пробежался с подписным листом по сотрудникам, собирая деньги на треть путевки. Иван Савельевич мечтал убраться восвояси, но требовал возместить стоимость несостоявшегося среди берез и комаров райского блаженства. Грозил инстанции задействовать, по судам затаскать. А кому нужны скандалы в находящемся на грани разгона госучреждении? Сотрудники дома отдыха были людьми, мягко выражаясь, небогатыми. И тогда, небывалый случай, сосед Некорнюка по комнате добавил недостающую сумму с условием, что к нему никого не подселят до конца заезда. Директор смекнул нечто о широте натуры человека и попытался подсунуть ему свою племянницу. Но доведенный химиком то ли до белого каления, то ли до белой горячки мужчина таким голосом завопил провинциальной невесте: «Пошла вон!», что ему обеспечили вожделенный покой и даже завтрак в постель носили.

Ох, Виктор Николаевич, стыдоба, но чихать мне стало на профессора. Будь Иван Савельевич приятнее в общении, добрал бы положенное по путевке и не задушили бы его в озере недалеко от города. Может, директор десант посудомоек выслал, чтобы Некорнюк больше никогда ни к одному дому отдыха не приблизился? «Как Измайлову удается равно сострадать им всем, равно добиваться возмездия для их убийц?» — терзало меня изнутри. Левушка умер, и я забыла утопленного Некорнюка напрочь. А печальная встреча с родителями Левы накатывала прибоем и перемывала камешки моих чувств. Вот так они и становятся гладкими-гладкими, круглыми-круглыми.

Не буду описывать начало свидания с Зингерами, которые немедленно прилетели в Москву, получив печальное известие. Это драма. Позже Измайлов выжал из Нинели Михайловны и Давида Григорьевича все, что мог.

— Светила ли Льву Зингеру работа в Америке?

— Да.

— По специальности?

— Да.

— Точно?

— Ну, как глянется боссу.

— Значит, он был заинтересован в демонстрации себя с лучшей стороны?

— А вы, когда устраивались на службу, с худшей свое величество показывали?..

Ляпни в этот момент Вик про конкурсные материалы Кости Ерофеева, я бы его возненавидела. Но он покосился на меня и не произнес лишнего звука. Неужели я ему действительно дорога? В смысле, если секреты Кости за рубеж не уплыли, то ради чего классную молодую любовницу терять? Нет, так нельзя, так был шанс возненавидеть и его, и себя. Надо ли говорить, что при допросе, по-другому не назовешь, Зингеров я присутствовала? Измайлов понял — отлучение меня от оного чревато дебошем. Или по моей горестной простодушной физиономии проверял степень правдивости испытуемых? С него станется. Однако вступать в диалог мне дозволено не было. Поэтому, когда я брякнула: «Где деньги?», полковник подскочил и зарычал:

— Какие деньги?

— Любые. Лева избавился от квартиры, следовательно, сотни на такси в его бумажнике не исчерпывали наличности.

— Ты спешишь, — укорил меня Измайлов.

— Я устала ждать основной темы, — нахально уведомила я.

А про себя добавила: «Не получится выдать убийцу Левы за Робин Гуда. Он обычный вор, представивший честного парня в наихудшем свете. Он убог и ограничен, если выбрал такой вариант дискредитации жертвы». Тут я несколько охолонула от слова «дискредитация» и прислушалась.

Нинель Михайловна слабым голосом вдалбливала Измайлову, что связываться с отечественными банками придет в голову лишь безумцу. Разумеется, Лева вывез бы деньги наличными.

— Задекларировал? — усмехнулся Измайлов.

— О да, — опередил жену Давид Григорьевич.

— Если в России можно успеть задекларировать хоть что-нибудь, — не сдалась на милость супруга Нинель Михайловна.

Оказалось, квартиру Лева продал гораздо дешевле, чем удалось бы еще пару лет назад. Точной суммы мать с отцом не знали, но в законопослушности сына не сомневались.

Я ощущала, что мы втроем полковнику Измайлову в тягость. И он нам тоже в радость не был. Поэтому, когда Вик отрядил лейтенанта Балкова проводить нас на квартиру Зингеров, все испытали облегчение. Кроме Сергея, наверное. Но он мужик флегматичный, вида не подал. Опять же опускаю встречу стариков со своим домом. Бродят два дрожащих слепца вдоль стен, беззвучно шевелят бледными губами, и глазницы у них будто выжжены и не затянулись еще гнойной пленкой…

Я наивна до предела, разделяющего норму и патологию. Клянусь, думала, что «опечатанная квартира» отличается от неопечатанной блямбами сургуча с вытисненным на них: «Не подходи, убьет». А печатью выставилась тонюсенькая бумажонка. И когда Балков ее сорвал, я испытала странное удовольствие. Старики Зингеры уже перебрали вещи Левы, но не успели коснуться каждого квадратика кафеля в кухне, где сам хозяйничал их бедный сын, когда дверь неожиданно распахнулась, и на пороге возник бесформенный малый со стрижкой «не хочу лысины, сам побреюсь». Наше присутствие повергло его в судороги.

— Левка, сволочь, жид, сдал каким-то жидам мою квартиру, — ахнул пришелец и звучно шлепнул себя по ягодицам. — Из воздуха деньги делают! Из воздуха!

— При чем тут национальность? — механически отозвалась Нинель Михайловна.

Давид Григорьевич только вздохнул. И пожилые люди замкнулись в себе наглухо. Но я полезла на живую амбразуру. И сие сооружение, будто в ужастике, бесстрастно сообщило мне, что бы оно хотело с нами, ублюдками, делать. Фантазия парня явно составляла полпроцента от его тупости и жестокости. Оторвав от себя руки запсиховавшего Балкова, я выбралась в коридор для конфиденциальных переговоров. И поняла, что вопрос престижа в России стоит острее и прямее всех прочих. После моего экзальтированного выступления о шовинизме лысый пряник поведал, что русских, татарских, грузинских, адыгейских и прочих лишившихся сыновей супругов он выдворил бы без колебаний. Завтра в шесть утра должна прибыть бригада евроремонтников, а в доме посторонние. А если бы он с приятелями закатился или с девкой запоролся? Он вообще дал квартире отстояться четверо суток после прежнего владельца. Мало нам, падали? Я плавно переходила с контральто на визг, но вдруг ощутила ртом вкус вспотевшей мужской кожи.

— Поль, заглохни, — попросил Сергей Балков.

— Предатель, — вывернулась я, преодолев искушение вцепиться зубами в его ладонь.

Лейтенант отшвырнул меня подальше от грубого типа и принялся его умасливать:

— Не горячись. На улице льет дождь. Куда пенсионеров в шоковом состоянии гнать? Через десять минут друг заедет, уберемся.

— Если не поторопитесь, мои телохранители из вас отбивных понаделают.

— Понял…

Как я презирала труса Балкова в эти минуты. О несоблюдении им некоторых формальностей при проникновении в дом не подумала и никак не могла взять в толк, почему он не предъявляет удостоверение. А Сергей снял трубку, набрал номер и запричитал:

— Боря, у нас такая непруха…

Минут восемь канули в вечность, и в дверь позвонили.

— На выход, народ, — бодренько пригласил Борис Юрьев. — Говорят, вас из оскверненной квартиры надо вызволять.

— Боря, дай ему в морду, — потребовала я.

— Сережке? — уточнил Юрьев с ехидцей.

— Ему я сама врежу, чтобы не толкался.

— Наслаждение получу при виде, — пообещал Борис и стал теснить меня к выходу, шепча: — Проводи друзей, Поля. Там Виктор Николаевич бугаев в «мерсе» шерстит. Вспомнил, что ты здесь, и захотел помочь. Но его…м-м-м… практическая сметка очень пригодилась. Я за Серегой послежу. Я взорвалась:

— Вдвоем на одного полезете?! Чем же вы лучше гада, грозившего нам расправой охранников?

— Теперь, когда мои подопечные в безопасности… вот теперь и посмотрим, чего ты стоишь без телохранителей, — услышала я предложение кровожадного Балкова.

Однако не сумела адекватно отреагировать, потому и испепеляла Юрьева взглядом.

— Поля, — с непривычным спокойствием вдалбливал мне Борис, — Сергей у нас парень основательный. Он всегда стремится к совершенству, к идеалу стремится. Достал его этот мудак. Я должен проследить, чтобы коллега бритоголового по стенке не размазал. Мужик ведь и впрямь владелец жилплощади.

И тут до меня дошло. Балков не затевал потасовку при мне, при Нинели Михайловне и Давиде Григорьевиче. Зато сейчас отведет душеньку. А мне не по нраву роль общественного контролера. Поэтому сообщила Борису:

— Жду в машине. Но ты не сильно гаси Сережины инстинкты.

— Злые, безжалостные создания эти бабы, — помрачнел Юрьев.

Нинель Михайловна и Давид Григорьевич запросились в гостиницу, чтобы побыть наедине с горем. Но в итоге остались у меня. Я спустилась к Вику и до утра ревела. Полковник утешал меня, как мог, — даже совестно стало за его бессонницу.

— Я найду убийцу Зингера, детка, — принялся бредить на рассвете Измайлов.

— Я сама, будь я проклята, — ляпнула я.

— Умоляю, не вмешивайся. И главное — без журналистов. Дело щекотливое, скандальное, его неимоверно раздуют, — занудил полковник.

Я не стала спорить, а приготовила форшмак по рецепту матушки Левы. Сонный Измайлов отрезал чудовищной толщины ломти булки и накладывал на них селедочный фарш в масштабе один к трем. И правильно: если «боевая подруга» не дает сомкнуть глаз, надо наедаться на неделю вперед. Здоровый подход к жизни.

Менты были не правы. Они упорно подозревали Леву Зингера в краже секретов Кости Ерофеева, что меня доконало. Если честно, после отъезда Нинель Михайловны и Давида Григорьвича с гробом Левушки я ждала положительных результатов. Но милицейские уникумы дорассуждались лишь до фальшивого алиби Ерофеева и преступного сговора людей, явившихся на работу первыми. Логично, конечно. Балков с Юрьевым замучились, терзая сотрудников проектного отдела архитектурной мастерской. Еще бы! Улик никаких, вся надежда на неосторожное слово. И парни Измайлова докопались:

Лида Симонова предлагала Леве фиктивный брак, чтобы без лишних формальностей выехать из страны, а Костя Ерофеев просил рекомендовать себя в качестве гениального творца — вдруг контракт перепадет.

Рассчитав примерно темп дальнейшего расследования, я решила, что настало мое время. Обзвонила человек двадцать и выяснила подозрительную подробность. Лева постепенно рвал связи с нашими общими знакомыми. Кто-то не общался с ним два месяца, кто-то три. Последний номер я набрала с отчаяния и услышала:

— Мишелиха на проводе.

— Ленка, ты? — усомнилась я, потому что дама эта, по моим сведениям, пребывала в Ганновере.

— Угу, не верьте клеветникам, я хорошая.

Точно, Мишелиха, то бишь красивая Елена Павловна Мишель, бывшая манекенщица, главбух, глава маленькой фирмы и еще бог знает кто.

— Полинка, немедленно приезжай, — потребовала Ленка. — Иначе я выжру всю водку.

— Все равно выжрешь, пока добираюсь, — сказала я. — Можешь приканчивать остатки, привезу новую порцию.

— Будет сделано, — подчинилась бедовая Мишелиха. — Но ты уж побольше вези.

Теперь жуткая истина. Когда Елене Мишель хочется принять, она идет в баню под окнами. Там буфетчицы оповещены, что она чистит собаку смесью водки и уксуса. Шикарная Ленка, не таясь, выносит семьдесят пять граммов «Пшеничной» в баночке из-под кофе «Якобc» и называет дальнейшее: «Выжру всю водку». Словом, я купила шампанского и отправилась к ней.

После заграничного житья мадам начала сдавать. Во всяком случае, пригубив мой принос, она раскисла до невообразимости.

— Полинка, ты знакома с Алексом? — спросила Лена.

— Нет, — отозвалась я.

— Совсем-совсем?

— Совсем.

— А он сыграл в ящик.

— И он тоже?

— Кто еще?

— Лева Зингер.

Вой Ленки был сравним разве что с мартовскими рыданиями котов. Лет в десять я искала выброшенного в палисадник несчастного младенца, пока какая-то тетка не окатила меня из окна водой и матом. Призванные уже моими воплями на подмогу родители объяснили, что я слышала не грудничковыq плач, а свадебные кошачьи хоры. Я еще много лет им не верила.

Мишелиха пинала стоявший на полу компьютер и, захлебываясь слезами, орала:

— Вот он, вот он!

— Ты сунула в компьютер урну с прахом Алекса? — изумилась я.

— Дура, это подарок Алекса. Леве, Алекс подарил.

— Стоять, сидеть, лежать… На собачниц такие команды действуют безотказно. Мишелиха перестала голосить, угомонилась и попросила:

— Подналяг на шкаф справа, Поль.

— Опять? — застонала я. — Ты еще делаешь это?

— А что прикажешь мне сейчас делать?! — взвилась Ленка.

Я пофантазировала с минуту — все не то. Прижалась плечом к шкафу и, обреченно вздохнув, доложила:

— Готова к подвигам. Куда будем двигать?

— На меня, — призвала Мишелиха и ухватила массивный предмет обстановки снизу.

Почему ее не придавило неожиданно легко поддавшимся шкафом — понятия не имею. Мигом протрезвевшая Ленка подула на пальцы, потом прикатила в образовавшийся свободный угол кресло, отбежала и полюбовалась на него. После чего вбила гвоздь над подголовником, повесила на него офорт, а на место офорта — нечто среднее между подсвечником, бра и резиновой дубинкой. Вымученно улыбнувшись, пояснила:

— Мне необходимо уединение за шкафом, чтобы мертвецы, Лева и Алекс, не толпились за спиной…

Люди подвержены маниям: курят, пьют, употребляют наркотики, занимаются спортом, лечатся, лечат, учатся, преподают, изобретают, копят деньги, транжирят их и прочая. Если чья-то мания мешает окружающим предаваться своим маниям, она объявляется вредной, разрушительной, и тогда общество стремится избавиться от «неправильного» маньяка.

У Елены Мишель тоже был свой пунктик. Вполне безобидный. Она переставляла мебель. Ее угнетало однообразие. Случалось, уйдешь вечером из квартиры, а утром вернешься — будто бы в совсем другую: обуреваемая творческим порывом хозяйка за ночь переиначила интерьер. То ли в Мишелихе рождался дизайнер, то ли на тяжелую атлетику тянуло. Как бы то ни было, барышня намастрячилась ворочать неподъемности в одиночку — ловко, быстро и почти бесшумно. Жилище Лены сулило потрясающие сюрпризы каждому, кто не навещал его хотя бы месяц. Самые азартные из друзей прикидывали на калькуляторах возможные варианты передвижек, исходя из метража квартиры и количества стульев. Пари заключали. Но Мишелиха всех обставляла. Прикупит какую-нибудь напольную вазу, и извольте пересчитывать по новой.

На сей раз удрученная смертями приятелей Мишелиха выдохлась сразу. Я мысленно возблагодарила небо за то, что не пришлось возиться со стенкой и дубовым столом. Она плюхнулась в кресло под офорт, а я уселась на паласе напротив и принялась выспрашивать про Леву. Но сумбурное повествование хозяйки почти ничего не прояснило.

Лена вернулась в родные пенаты пять месяцев назад. В ресторане столкнулась со старинным другом Алексом.

Тот тоже недавно прибыл из-за бугра и искал здравомыслящего архитектора. «Здравомыслие» этот господин трактовал своеобразно. Проектировщику надлежало «нарисовать» его бред. А каким образом в форму одной виденной им в Европе виллы втиснется внутренняя планировка замка и другой виллы, заказчика не касалось. Лева, приведенный Мишелихой, справился. Если несколько заскоков и не удовлетворил, то доказал, что Алексу приснился, например, коридор, в котором под окном топился облицованный мрамором камин. Донельзя довольный богач помимо гонорара преподнес мастеру компьютер.

Две недели назад Мишелиха заарканила Леву в холле гостиницы и пожаловалась:

— Не дается мне честный кусок хлеба. Могла бы кормиться компьютерным набором, да не на чем строчить.

И Левушка привез ей «орудие производства» в упаковке. Признался, что уезжает, компьютер продавать хлопотно, с собой везти незачем, так пусть Ленка владеет и вспоминает его добром. Судя по пребыванию агрегата в неподключенном виде, Мишелиха начинать трудиться не спешила…

— Лен, а в какой гостинице живет, прости, жил твой Алекс? И отчего он умер? — полюбопытствовала я.

Оказалось, миллионер обитал несколькими этажами ниже архитектурной мастерской, где трудился Лева Зингер. Покинул он сей мир позавчера по причине передозировки героина. Мишелиха посетовала, дескать, будь Алекс ее Алексом, он бы так рано и так печально не кончил. Но разве проститутки уберегут? Уж как за ним друг Юра ходил! Лучше дипломированной няньки! И то недоглядел.

Выяснить, почему надзор за взрослым мужчиной осуществлял взрослый же мужчина, мне не удалось. Ленка вдруг заявила о непреодолимом желании отключиться и осуществила его прямо в кресле. Подождав полчаса, я вымыла стаканы и убралась.

Глава 6

Мишелиха растворилась, будто кофейный порошок. Чуть окрасила кипяток моей любознательности, придала ему вкус, но не более. Я ей звонила, я к ней ездила — бесполезно. С Ленкой такое часто случается. Она и намерения свои… ворочает, как мебель.

Полковник Измайлов взялся докладывать мне о расследовании убийства Ивана Савельевича Некорнюка каждый вечер. Лишь бы не сболтнуть слова вольного про гибель Левы. Сначала я собралась ругаться, дать ему понять, что его происки для меня не загадка. Насквозь, дескать, тебя, аспид, вижу, не старайся. Но изредка у меня получается не поддаваться порыву. Скажем, когда я очень устала или ленюсь. Вот и на этот раз я удосужилась поразмышлять. Зачем бесить Вика, если его можно перехитрить? Честно говоря, я занималась объегориванием умного и напичканного интуицией полковника и раньше. Но Измайлов привлекателен тем, что с ним все всегда — будто впервые. Естественно, разоблачение грозило осложнить наши далеко не простые отношения. Однако ждать, когда Вик соизволит назвать имя убийцы Левы, было невыносимо.

Подумаешь, свозили они заказчика к архитектурной мастерской и показали ему из машины Евгению Альбертовну Енину. Он признал в ней свою давешнюю утреннюю мучительницу. Подумаешь, погнали Бориса Юрьева в магазин, где зодчие приобрели двери. Он выяснил, что теоретически любой высокоразрядный токарь в состоянии выточить на приличном станке хваленые уникальные ключи. Следовательно, и любой ключник мог владеть собственным комплектом и застукать Леву. Вот только с какой целью он сам ни свет ни заря притащился на работу с самопальными отмычками? В общем, количество подозреваемых возросло до семи корпящих в проектном отделе человек. Наверное, сыскари Измайлова теперь были не прочь двинуть по стопам якобы вороватого Левы Зингера и спереть чью-нибудь идею относительно следующего хода. Так им и надо.

Подбадривая себя этаким образом, я мужественно вникала в милицейские заботы Вика. Его ребята разыскали водителя последнего автобуса, который в ту роковую пятницу обратил внимание на Некорнюка — из-за склочного нрава последнего. Иван Савельевич отчитывал тинэйджеров за неуважение к его сединам и задерживал посадку. Потом расспросы обогатили Юрьева и Балкова предположением, что ученый на ночь глядя отправился на озеро не купаться, а что где-то поблизости было у него обиталище. Нашли и его — бревенчатую избушку покойных родителей, стоявшую на околице единственной сохранившейся в тех местах деревни. И столкнулись с великолепно организованной кем-то чертовщиной. Соседи сказали:

— Иван Савельич часов в девять — полдесятого гулял, верно, к воде шел, полотенце у него через плечо висело.

Как обратно вернулся, не видели, но свет в доме и после полуночи горел… Не-а, больше он на глаза не попадался. И электричество не жег.

Вломились в жилище и обнаружили… аккуратно сложенную одежду Некорнюка, упомянутое полотенце, сандалии, бумажник, ключ от уже вскрытой и обшаренной ментами городской квартиры и протухшие запасы провизии дня на три. Наглость преступника всех озадачила. Задушить человека, запихать под корягу и принести вещи ему на дом! Версии о местном либо знакомом химику городском душегубе никого не обрадовали: возни много, результаты сомнительны.

Деревенские Ивана Савельевича хвалили. Характер его их не волновал, тяга к земле удостаивалась одобрения. На приусадебном участке он экспериментировал с продаваемыми фирмой препаратами. Огород Некорнюка назывался «джунглями» и являлся местом паломничества. Кстати, и личная торговлишка со скромной наценкой процветала. Но в этом году «Мичурин» ничего не сажал, решил отдохнуть и не гнуться над грядками. Созданный авторитет батрачил на него — окрестный люд по-прежнему покупал удобрения и средства от вредителей у доктора наук.

— Крутимся, как белки в колесе, — пожаловался Измайлов.

— Бедняги, — искренне пожалела я. — Но сделайте милость, не забудьте про убитого Леву Зингера.

— Ни в коем случае, — вскинулся Вик и удрал в ванную.

Последующие день и ночь я подогревала вдохновение чем придется и выполнила четыре рекламных заказа. Пахала словно одержимая. А когда одержима мечтой, не связанной с тем, что практически делаешь, оно отменно получается, будто само собой. Принцип сосредоточенной отстраненности. Я мечтала отмыть от грязи доброе имя Левы.

Потом я выдраила две квартиры и забила морозилку полуфабрикатами. Измайлов возвращался из управления поздно, жевал тупо и вяло — вот и решила: авось не рискнет придираться к суррогатам быстрого приготовления со вкусом лежалой (под скотиной) соломы.

Но это не было пределом морального падения. Изучив в зеркале свое отражение без признаков ведьмаческого косоглазия, я вообразила, что резервы у меня имеются, и притворилась больной. Вик никогда не сомневался в неполноценности моих мозгов, хотя прочие детали моего организма привык считать здоровыми. Мужчина изводился, пластался между любовью и долгом. Пришлось наскоро смягчить фантастические симптомы недомогания. Полковник повеселел и бессовестно выбрал долг. Я с трудом сумела скрыть разочарование. Что ж, боролась и напоролась. Надо продолжать в том же духе. Может, повезет?

Нет, здравый смысл я вытравила из себя не до последней капли. Потому что в итоге мне захотелось сообщить Измайлову про смерть Алекса в том же здании, где пришибли Леву. Связи — никакой.

Представила себе реакцию полковника на мои «кретинские потуги связать узлом две металлические трубы» — и сразу раздумала.

Я выгадала себе достаточно времени для дилетантских глупостей. Я стремилась в гостиницу, надеясь зацепиться за случайный гвоздь, то бишь факт. Ведь скорее всего Лева спускался в номер Алекса, и там они обсуждали будущий дворец обремененного валютой господина. Там он мог сталкиваться с окружением миллионера. Значит, скучающему обслуживающему персоналу не возбранялось что-то подсмотреть и подслушать. От этого самого персонала и в сортире не скроешься.

Мои действия, как и всегда, разнообразием не отличались. Впаялась в телефон и принялась деловито опрашивать знакомых мужчин:

— Статью пишу о гостиничном сервисе. Нет ли у тебя на примете горничной? Дежурные и администраторы неразговорчивы…

Сто лет так не выгибалась перед людьми. То меня смущало место работы предлагаемого «источника информации», то возраст, то трудовой стаж. От балласта приходилось избавляться сразу, чтобы не быть обязанной. Таких приятелей, которые свели бы меня с подружкой и не потребовали ответной услуги — даже если бы я не воспользовалась их рекомендацией, — было маловато. Помнится, уфолог Игорь дал мне крохотную справку об НЛО; после ему пригрезилось соавторство, и он изнамекался на дележ гонорара. Затем полгода занимал у меня, правда, понемногу, но часто.

Почему я искала помощи у мужчин? Хитрющая такая. Дамы охотнее и добросовестнее выполняют их просьбы о содействии, пусть и другой даме. Порой чувствуется холодок, но я умею убеждать, что общий наш друг мне до лампочки, зато знание исследуемого предмета собеседницей бесценно. Действует почти безотказно. В разряд «почти», как правило, попадают не самые умные и искушенные, а самые глупые и закомплексованные.

Я когда-то развлекалась кашмирским квадратом. Если ему верить, упертости во мне больше, чем в Сталине. В общем, нашла я парня, который состыковал нас с горничной, обслуживавшей номер таинственного Алекса. И расплатилась за пять минут: зарифмовала ему приветственные строчки для поздравления юбиляра шефа.

Горничная Алла была знаменита удачливостью. В ту пору, когда магазинные полки безнадежно пустовали, ей казалось унизительным выуживать колготки с одной затяжкой из мусорных корзин мадам, миссис, сеньор, фрау и т. д. Она запиралась в берлоге интуристов, принимала ванну с французской пеной, мыла голову английским шампунем, натиралась американским кремом постоялицы, облачалась в ее махровый халат, усаживалась в кресло, закуривала сигарету и хлебала виски постояльца. Всего час шика, и Аллочка рьяно принималась за уборку.

Изредка девушку заставали не вовремя вернувшиеся иностранцы. И ни разу не выразили недовольства ни ей, ни ее начальству. Хотя скандалы по схожим поводам для других заканчивались увольнением с жуткими характеристиками или того хуже — по статье. Алла не затевала стриптиз. Она сносно владела тремя языками и бойко ими пользовалась. Доля юной образованной красотки, вынужденной дома мылиться хозяйственным мылом, питаться дешевой килькой, почему-то без хлеба, и курить папашин «Беломор» потрясала иноземцев до заикания. В коридор Алла преимущественно выбиралась задаренной средствами гигиены, косметикой, жевательной резинкой и сигаретами. Потом «толкала» дары не без пользы для своего бюджета.

Увиделись мы с ней в бельевой, и я мгновенно смекнула, как важно смолоду баловать тело дорогими шампунями и кремами. Сорокалетняя Алла смотрелась моей ровесницей.

— Сказок не приемлю, выросла, — с лету нокаутировала она меня.

— Идет, не будем отвлекаться на сервис. Каково живется здесь не командированным, а своим бездомным богатеям?

— Замечательно.

— И Алексу не хуже?

Неприветливая горничная расхохоталась:

— Ох, бабы, ох, ненормальные, и в щелку пролезут. Сейчас выпросишь мой фартук и отнесешь ему цветочки? Сказала бы честно, что б…. но не желаешь в этом качестве светиться. А то: «Журналистка, журналистка…»

Я офонарела. В голове столкнулись два вопроса: «Какой же внешностью меня дрянь природа снабдила?» и «Что подумает устроивший встречу приятель, не опровергни я смелый вывод Аллы?» А опровергать смысла не было. Она выбрала для меня роль и лишь с проститутствующей журналисткой согласна была поболтать. Конечно, бытует такое мнение: мол, женщина с диктофоном берет интервью и сочиняет репортажи в чужих койках. Но готова ли я соответствовать, честно сыграть эту роль?

Меня выручила самоуверенность Аллы. Не дождавшись подтверждения своей догадки, она, глядя на меня не без симпатии, сказала:

— Да ты не стесняйся. На прошлой неделе у нас учителя со всей страны останавливались. Конференция всероссийская, лучшие представители. Так училки помоложе и посмазливее за трое суток столько баксов насшибали, что наши девчонки волчицами выли и сутенеров костерили матюгами. А кто осудит? Они в школах мало получают.

— Как насчет Алекса? — пискнула я каким-то чужим голоском.

— На кладбище твой желанный, смирись, — буркнула Алла. И строго добавила: — Не все везуха, ведь и козе понятно. Если ты очень нуждаешься, могу подогнать дядьку. Ему нравится, когда матерая бабенка гимназисткой придуривается.

От предложенной перспективы меня, вероятно, слишком сильно передернуло.

— Фу, ты не втюрилась в Алекса часом? — возмутилась чудо-горничная.

И Аллу понесло. Лучшая подруга не услышала бы того, что предназначалось странной дурехе: мол, вознамерилась небескорыстно отдаться мужику, а против нее судьба ополчилась. И Алла вдохновенно смягчала удар. Дела наркомана Алекса меня не касались, его жизненный путь было удобнее обсудить с Мишелихой. Я решила перевести стрелки и направить поезд красноречия Аллы в сторону Левы при первой возможности. Однако покорно внимала — профессиональная привычка, не иначе.

Алекс существовал праздно и разгульно. Пил, кололся, устраивал оргии. Проститутки дрались за шанс получить деньги с беспамятного импотента, как с сексуального гиганта. Он не был скуп. Буен — да, опасно буен бывал.

Алекс вселился в «люкс» вместе с Юрой. Но тертая обслуга даже для порядка не проехалась по парочке сорокапятилетних мужчин как по голубому союзу. К Юре сразу прилепились две клички — «гувернер» и «слуга». Он наливал Алексу сок, накидывал на плечи плащ, если барин норовил выйти в рубашке под апрельский дождь, заносил в номер после кутежей вне гостиницы, созывал шлюх и разгонял их, кормил с ложки, когда у патрона дрожали руки… Сам спиртного в рот не брал, наркотики не употреблял и не курил. Только растолстел заметно. Алекс почти ничего не ел, а Юра старался за двоих. Вытребованные истеричным хозяином самые замысловатые блюда из ресторана объедками на кухню не возвращались — «гувернер» хлебушком тарелки подчищал.

Аллу вовсе не удивляло, что Алекс не работал в обычном смысле слова. Иногда его навещали лощеные мужчины с охранниками, остававшимися за дверью на время беседы. Иногда Юра с утра грузил чуть кайфующего Алекса в поданный к крыльцу лимузин и привозил за полночь в дымину пьяного, уже на принадлежавшем Алексу «Мерседесе». Несмотря на внешний лоск, на порой проскальзывавшую, словно солнечный зайчик по обшарпанной стене, царственность Алекса, было ясно: он на белом свете доживает. Его никто не жалел, не берег. Все стремились хоть что-то урвать, пока не подох, урвать хотя бы кроху. Эти долларовые бумажки, которые ему радости не приносили, лишь мгновенное физическое облегчение, были позарез нужны остальным. Незадолго до кончины к Алексу из Тмутаракани прибыла дочь, стервозная блеклая девица. Он кричал в лифте, что воссоединяется с покинутой семьей. Он собирался отстроить дворец. Пожировав недели три, обобрав, по свидетельству Юры, отца так, что у того ни копейки, ни цента не завалялось, и выяснив максимум о правах родных детей на наследство, малышка отбыла к маме.

— Скажи, газетно-журнальная, кто прав, кто виноват? Кто темная сила, кто светлая? — затеребила меня Алла.

На ответе не настаивала. Зачем он ей?

Попадать в вены собственноручно Алекс, вероятно, уже не мог. Когда укол ему делал Юра, он запирал номер, а после процедуры прятал использованный шприц и ампулы. Но случалось, хозяин взбрыкивал и по собственному почину усугублял ощущения какими-то капсулами. Так было и в день смерти. Вызванная сменить заляпанное соусом постельное белье Алла делала вид, будто оглохла и ослепла. Алекс орал на Юру:

— Ты, «шестерка», мне мало, мало, мало!

— Небогато опохмелился, — сказал Юра Алле, когда они вместе очутились в коридоре.

Чем опохмелялся Алекс, горничные и официанты знали. Надо полагать, сами же его наркотой и обеспечивали. «Гувернер» отсутствовал полдня. Явился нагруженный коробками и свертками — барин менял гардероб. Сунулся в спальню… Через полчаса носилки с пластиковым черным пакетом стащили по служебной лестнице в машину «Скорой помощи». Юра с несколькими невзрачными ребятами торопливо собрал манатки Алекса, кинул последние чаевые «на помин души» и исчез.

— В такой грязи тебе не терпелось вываляться? — вопрошала праведная Алла.

— Нет-нет, — заверила я. И полюбопытствовала: — Разве после смерти постояльца не принято вызывать милицию?

— Шизанулась? Всех, кого положено, вызвали, все, что надо и как надо, оформили. Ты из деревни вчера приехала или из Парижа?

Меня утомило ее высокомерие, и я проворчала:

— Угадай с трех раз.

Но тотчас же опомнилась и ввернула парочку любезностей. Мне необходимо было хоть что-нибудь разнюхать про Леву.

— Архитектор? Носился тут Алекс с каким-то Зингером. Когда о семье в коттедже грозил, — усмехнулась Алла. — Точно, переключись-ка ты на чистюлю парня, если получится. Я блевотину выгребала, а Юра умывал нашего пай-мальчика. Он перед свиданием с унитазом заплатил Зингеру гонорар. У «слуги» обычно рот на замке, но не выдержал, разнылся: «На кой ляд я институт бросил? Сейчас культурно выбивал бы деньги из всяких Алексов». И осекся. Я ему: «Не дрейфь, сама иняз не кончила». Он: «Ты свой человек, Аллочка».

Я поблагодарила за информацию и поторопилась проститься с Аллой. Мне стало страшно. Очевидно, что Алекса содержал криминалитет. Юру не в «Бюро добрых услуг» наняли. Алла тоже еще та штучка. Горничная и «гувернер»… Им было известно об ушедшем с наличными Леве. Вместе или порознь — они могли задумать грабеж и подключить сообщников. Горе мне! Почему я решила, будто Лева накануне отъезда таскал банкноты с собой? А если убийца добивался от него признания, требовал указать место хранения баксов? Добился, умертвил и преспокойно взял деньги из указанного тайника? Вопросы, вопросы, вопросы — ни одного ответа. Учительницы-делегатки легко превращаются в проституток. Весьма вероятно, что аналогичное падение нравов наблюдается в архитектурных рядах. Три дамы-проектировщицы… И у каждой раз в полтора месяца были ключи от отдела. Скопировать же образцы за ночь, пока какая-нибудь голубушка подрабатывала с Алексом, тому же шустрому Юре наверняка труда не составило. Получалось, Леву вызвали в гостиницу, к примеру, мелочь скорректировать в проекте Алекса. Чертежные и прочие причиндалы — в мастерской. Лева поднялся туда… И все равно — без человека из отдела не смогли бы обойтись. Суть замысла — представить Леву вором. Ему необходимо было подсунуть ключи Лиды Симоновой. Но прежде убедить в том, что дверь отопрут. Кто? Не бандиты же… Лида! Она им и о прощании с Зингером поведала. Подгадаешь ли лучше? Лева собрал абсолютно все свои деньги…

"Иди сдавайся полковнику Измайлову, Полина, — напутствовала я себя. — Он от души посмеется, поржет над смычкой Лида — Юра, градостроительство — оргпреступность. И извинится за то, что два дня не укладывал тебя к себе в постель, так что ты свихнулась от неудовлетворенности. Он разорится на ужин с шампанским и будет воспевать твои таланты рекламщицы, любовницы, матери, поварихи, прачки и уборщицы. В заключение Вик ласково упрекнет: «Я прошу тебя не изменять мне и не играть в частного детектива. Неужели много прошу? Неужели трудно?» Или взревет: «Я ведь поклялся найти убийцу Зингера! Сомневаешься? Не веришь?..»

Мне надлежало отступить. Положиться на Измайлова. Терпеть. Вести себя благоразумно, то есть холить и лелеять полковника милиции, ограждать от отрицательных эмоций и молиться за его успех.

О богоугодные мысли, о гармоничное распределение обязанностей между полами, о жажда покоя!… Вы не про и не для меня.

В холле о мою ногу споткнулся русый крепыш. Выровнявшись и пробормотав «пардон», он устремился за тонкой высокой брюнеткой бальзаковского возраста — явно пытался продолжить диалог:

— Евгения Альбертовна, я настаиваю…

— Константин Александрович, завтра, — отрезала она.

И вышла на улицу. Мужчина уныло поплелся к бару. Енина и Ерофеев!

Я заметалась, не зная, за кем броситься. Наконец рванула за руководительницей мастерской. Оставаться в гостинице было небезопасно для моей расхристанной нервной системы.

Глава 7

Пока Алла учила меня уму-разуму, небо насупилось, словно старая кокетка: расплакаться бы, да слез нет. Я терзалась выбором в холле несколько минут, которых Евгении Альбертовне хватило, чтобы дойти до ближайшей остановки. Шаги у нее были мелкие и какие-то осторожные. Мне пришлось бежать, чертыхаясь и наталкиваясь на прохожих, изведенных духотой до потери рефлексов. Я успела протиснуться в заднюю дверь раскаленного, воняющего плавленой резиной автобуса. Евгения Альбертовна не слишком комфортно, но надежно поместила себя на передней площадке. Пробиться к ней в тесноте было нереально, даже если бы жизнь моя зависела от соседства с шефиней Левушки. Номера автобуса я не видела, и маршрут Ениной некоторое время оставался ее секретом. Минут через пятнадцать, впрочем, все прояснилось. Мы ехали за город.

Я пользовалась транспортом в основном в центре, поэтому отвыкла от лузгающих семечки парнишек, матерящихся через букву пьяных мужиков и толстых старух с ведрами. Народ потел и, похоже, обалдевал от собственных ароматов. Я не брезглива, терпима к естеству, но постепенно начала завидовать Евгении Альбертовне — там, где она стояла, люди были явно почище. Потом я принялась мысленно торопить ее — дескать, стоит ли в дали дальние забираться, не выйти ли нам на следующей? И тут я сообразила, что представления не имею, зачем преследую Енину. Что собираюсь у нее спросить? Много ли поводов дал Лева сослуживцам не удивиться подделке ключа от сейфа и крахе конкурсных материалов Кости Ерофеева? Енина, конечно, поинтересуется, откуда у меня сведения о ее мастерской. А я еще ничего не придумала на этот счет…

«Прекрати корчить из себя барыню в свинарнике и сочини какую-нибудь достойную причину привязаться к женщине», — понукала я свою стремительно скудеющую фантазию. Тщетно. Воображения хватало на вопрос «Который час?» — не более. Подобное со мной случается редко и доводит до отчаяния. Потеря способности к импровизации равносильна гибели. Серьезно, вообразить себя составляющей планы и не отступающей от них мне удается только в ночном кошмаре, после слишком плотного ужина с раздражающими сотрапезниками. Замечали? Стоит признаться в слабости, как рок принимается издеваться напропалую. Лишь с одним человеком он жестоко не шутит — с полковником Измайловым. Потому что Вик его, рока, остроты понимает и ни одобрения, ни порицания не выражает. Этак нейтрально хмыкнет, и все. При чем тут Измайлов? А просто мне очень захотелось вызвать милицию, когда рядом взвизгнула расписанная под Хохлому девица лет пятнадцати:

— Перестанешь меня щупать, ты, падаль?!

В роли падали выступал опрятный с одутловатым лицом тип, явно находящийся на сексуальном взводе. Обратившиеся на него взгляды сделались сначала сальными, потом брезгливыми, потом равнодушными. Девчонке же досталось. Ее поносили, что называется, последними словами за провоцирующую коротенькую юбчонку. И стало ясно, почему она долго терпела, отдирая потные руки мужчины от своих ляжек, и молча долбила его локтями.

— Да плюнь ты на общественное мнение, защищайся, — вмешалась я.

И, проявив инициативу, врезала скотствующему гражданину сумкой по башке. Он омерзительно затрясся, и окружающие отвели от него глаза. Жертва маньяка расхрабрилась и влепила ему пощечину, больше напоминавшую боксерский удар. Допек, верно.

Беда в том, что мою сумку кто-то загодя исхитрился открыть и обшарить.

Стоило использовать ее в качестве оружия, и на пол посыпались ручки, блокноты, сигареты, зажигалка, дезодорант, монеты… Хорошо, что кошелек я кладу в карман. Вернуть потери не было никакой возможности, но все же я действовала: рубила ладонями чащу чьих-то ног, щипалась, если честно. В итоге крупные вещи общими усилиями собрали. На мелкие я и не претендовала. Выпрямившись, я посмотрела в сторону Евгении Альбертовны. Енина исчезла. Выбралась на предыдущей остановке? Стоило тащиться за ней!

Автобус остановился, я выскочила и нос к носу столкнулась с ценителем девичьих прелестей. Озираться было бесполезно, среди распоротого чертой шоссе леса мы оказались вдвоем.

— Вы мне кончить не дали, — вежливо сказал он. — Девушке нравились мои ласки, она слегка кокетничала, издавала звуки от возбуждения. Зачем вы вмешались?

Вот именно: зачем? Дорога была пустынной, хоть бы автомобиль какой-нибудь прошуршал. А неразряженный псих уже штаны расстегивал. И из них вылезло нечто до такой степени разбухшее, густо переплетенное сетью фиолетовых сосудов, что я поняла: остановить его словом не удастся. «Основной инстинкт» во всей красе и отвратности. Я прикинула: чего мне в себе жальче? И тотчас же пришла к определенному выводу. Отступив к великолепным зарослям крапивы, я вырвала пучок жгучей спасительницы и первая атаковала неприятеля. Чем невыносимее становилось моей коже, тем азартнее я лупцевала его по оголенным интимным — и не очень интимным — участкам тела. Поначалу он хихикал. Потом стал пятиться. Потом натянул портки и кинулся прочь — напролом через кусты. Конечно, будь он поагрессивнее, не елозь по бокам девушек в транспорте, я вряд ли с ним справилась бы. Но не упрекать же судьбу в том, что противник оказался слабее, чем ожидалось.

Я тоже за героизм дорого заплатила.

Правая рука превратилась в сплошной зудящий волдырь. Подвывая от боли, безобразно корчась и дуя на страдающую конечность, я пересекла дорогу и поплелась в обратном направлении.

Мне мечталось остановить гремящий металлическими внутренностями «Запорожец» или голоснуть автобусу, в общем, добраться до дома и доверить Вику свое лечение и поимку всех убийц. Но милость судьбы была причудливой. Я набрела на испаряющуюся лужицу, бросилась к ней, пала на колени, погрузила руки в жидкую грязь и застыла, блаженствуя, в позе, шокирующей даже меня. Поскольку вытираться было нечем, пришлось воспользоваться жухлой травой. Затем я побрела дальше, гадая, допустимо ли привлекать внимание водителей черными разводами под локтями или лучше поостеречься.

Кое-как добралась я до цивилизации, отмылась под щедрой струей колоночной воды и уселась на скамейку поразмыслить. Сейчас село, в котором я находилась, стало городской окраиной, и город жадно эксплуатировал старое сельское кладбище. Вернее, пустошь вокруг него. Не туда ли направилась Евгения Альбертовна? Разумеется, не исключалось посещение живых родственников или знакомых в потемневших патриархальных срубах. Но все-таки, все-таки… Жжение ослабевало и уже почти не ощущалось. Сгонять через луг и рощу, повысматривать Енину в чистом поле и вернуться обратно — это казалось безопасным предприятием.

На кладбище после полудня в обычный вторник не было ни души. У ворот на меня неприветливо зыркнул могильщик. Смачно сплюнул и скрылся в подсобке. Я поначалу испугалась одинокого пребывания среди памятников, но потом заметила женскую фигуру вдалеке. Присмотрелась. Евгения ли это Альбертовна маячила в аллее — определить не удалось. Тем не менее двинулась. Вынуждена признать: недавняя пешая прогулка по обочине — это еще цветочки.

Чутье меня не подвело. Евгения Альбертовна Енина обнимала гранитную плиту. Она была воплощением скорби, и я себя препаршиво чувствовала, прячась за полномасштабной скульптурой какого-то безвременно ушедшего господина. Судя по количеству мрамора и бронзы в надгробии, парень немало успел в жизни. Останки того или той, кого оплакивала Енина, удостоились гораздо более скромного прикрытия. Я проклинала свое любопытство, теряла желание разговаривать с Евгенией Альбертовной и мечтала поскорее выбраться с кладбища. Минут через тридцать горюющая женщина прошла мимо, так и не заметив меня. Я заставила себя приблизиться к могиле. Уйти и даже не взглянуть на имя покойного? Нет, я все-таки ценю свое время и не люблю слова «зря».

Сначала я вытаращила глаза, потом заозиралась в поисках Ениной. Она была уже далеко. Бросаться за ней в погоню не стоило. Хотелось справиться со стрессом и чуть-чуть подумать. По серому камню тянулись золотые буквы, прямо-таки сводившие с ума: «Некорнюк Николай Иванович»… От неожиданности я даже забыла, как звали утопленника из озера. Редкая такая фамилия… Точно — его! Постепенно склонность если не к синтезу, то к анализу возвращалась. Похороненный здесь Некорнюк умер два месяца назад в возрасте двадцати пяти лет. А Некорнюк-утопленник звался Иваном Савельевичем, следовательно, мог быть отцом Николая Ивановича. А Енина им кто? Не с ней ли развелся ученый двадцать лет назад? За короткий срок она поочередно лишилась сына, мужа и сотрудника — совпадение или закономерность? Как вообще такое можно вынести? А до кучи и еще Алекс в гостинице. Алекс, выплативший Леве крупную сумму. Хорошо, но при чем тут Некорнюки? Мне нужен убийца Левы Зингера. Енина же в утро убийства была у заказчика. Или он лжесвидетельствует? Зачем? Черт, Юра, Алекс, Алла, мастерская в полном составе… Не разобраться мне, не справиться.

Рассуждая таким грустным образом, я притащилась в город. Продолжая распинать себя за бездарность, выскочила из автобуса. Мысленно обзывая себя «остолопкой», поднялась на шестнадцатый гостиничный этаж и ввалилась в проектный отдел. Вовремя. Народ разбегался по домам. Лиду Симонову я застала. Представилась знакомой родителей Левы и пригласила в бар. Темно-кудрая прелесть покочевряжилась, но совсем недолго. То ли прикладывалась к бутылке, то ли действительно душевно относилась к Левушке. «Главное, не ляпни про документы Ерофеева», — призвала я свой болтливый язык к порядку. Он обиделся и немедленно отозвался ощущением противной горечи. Только тогда я вспомнила, сколько выкурила, пока носилась по лесным опушкам и полям. Меня тянуло почистить зубы, однако пришлось заняться Лидой.

Она была плотненькой и — хорошенькой. Есть такие женщины — приятно округлые, но не жирные. Одно портило барышню — тембр голоса. Она повизгивала, даже когда говорила тихо. Наверное, музыканту с идеальным слухом ее общество показалось бы невыносимым. Когда лейтенанты рассказывали, как она призналась в потере ключей, а позже в приставании к Леве с предложением фиктивного брака, мне было скучно. Теперь она сидела напротив «живьем», и кое-что изменилось. Измайлов часто повторяет, что сыск интересен лицами, жестами — в общем, людьми. Мне казалось, что я его начинаю понимать. Выхоленная кожа Аллы, балансирующий в холле на одной ноге Ерофеев, Енина у памятника, неухоженные, густо накрашенные алым лаком ногти Симоновой… Мир вокруг как будто уплотнялся, и чудилось, что убийца не фантом, что он реален и досягаем, как все люди, с которыми я сегодня столкнулась. Безысходность покинула меня, и я принялась болтать с Лидой. К ее голосу удалось легко привыкнуть, а пообщаться за кофе с коньяком она была не прочь.

Не знаю, то ли я перенапряглась, путешествуя, то ли Лида родилась хитрее меня, но выяснить у нее что-либо путное о гибели Левы не получилось.

А я старалась, я мобилизовала все свои репортерские способности. Она оставалась равнодушной: ну работал с ней парень полгода, ну решил перед отъездом в Израиль попользоваться чужой интеллектуальной собственностью, ну поплатился. Дело, в общем, темное.

— Вы не сообщайте родителям, что Лева пошел на мерзость, если они не в курсе. Пусть думают, что он порядочный человек.

Я не отказалась бы вкатить ей, добренькой и жалостливой, оплеуху… Потом остыла. В конце концов, они своими глазами видели извлеченные из кармана коллеги ключи и бумаги. И, вероятно, не находили ничего странного в том, что не собирающийся возвращаться в страну человек крадет «бриллиантовые идеи». Я раньше изумлялась, когда обнаруживала, что совсем иначе, чем другие, оцениваю людей, их поступки. С пеной у рта доказывала: моя трактовка верна — и баста. Но однажды сообразила: доказывая, я вынуждена приводить примеры, попросту говоря, сплетничать. Стала повнимательнее относиться к беседам и обнаружила, что три четверти собеседников вообще не интересуются истиной, просто перемывают косточки общим знакомым. А стоит костям кончиться, расходятся. Лида явно относилась к их когорте. Тем подозрительнее казались ее недомолвки по поводу Левушки. Неужели она действительно была уверена, что он вытащил из ее сумочки ключи? Оскорблена? Возмущена? Я попыталась еще несколько раз наскочить на нее, но эти попытки были хуже пыток. Зато о Ениной барышня распространялась, не смущаясь.

— Она едва сама на тот свет не отправилась вслед за Зингером. Сына недавно похоронила. Для нее предательское поведение и смерть Левы были сильнейшим ударом. Любила она его, выделяла, будто и не начальница.

Костя Ерофеев от зависти белел.

— Да еще и мужа потеряла, — осторожно ввернула я.

— Это давным-давно случилось, развод имею в виду, — с беззаботным видом выдала Лида.

Было очевидно, что о гибели химика она представления не имела. А Евгения Альбертовна? Симонову же понесло:

— Ой, а как у нее сын загнулся, жуть, — чуть ли не запричитала она.

Коля Некорнюк страдал пороком сердца. Готовился к операции, оставалось несколько месяцев. На женщин ему и смотреть пристально запрещали. Но он влюбился.

— Безумно, безумно втрескался в какую-то вертихвостку, — даже слегка захрипела взволнованная Лида.

Первая ночь любви превратилась в последний рассвет. Коля скончался в постели любовницы.

— Можете вообразить? И романтично, и страшно. Она просыпается, а он остыл. Альбертовна набросилась на нее, орала: «Шлюха!» За волосы таскала, но ведь сына не вернешь, девочка сама могла с перепугу окочуриться, ей всего восемнадцать. Шефиня отошла, опять к ней: «Не беременна ли ты? Роди, умоляю. У меня рядом никого». Так нет же, пронесло девку. Я недавно со «спиралью» подзалетела, а этой хоть бы хны. Наверное, Коля ничего не смог. Как полагаете?

Я пожала плечами. Разговор иссяк, и мы с Лидой простились. Догадаться бы тогда, как мне пригодятся сведения о младшем Некорнюке. Но я явилась домой к Измайлову раздраженной и измотанной. На кухне Сергей Балков чем-то кормил полковника и Юрьева. Судя по насмешливым физиономиям ментовской троицы, конца моим испытаниям не предвиделось.

— Ты и впредь будешь премировать каждого, кто согласится отведать твоей стряпни? — спросил Вик. — Тогда уж рублей по пять запекай в котлеты. За десять копеек такое есть никто не отважится.

Они насладились женской ошалелостью, прежде чем объяснились. В пожаренных мной утром магазинных котлетах каким-то образом оказались мелкие монеты. Но поприкалываться не удалось. Я набросилась на еду и смолотила все до крохи.

— Поля, — возопил потрясенный Измайлов, — ты даже не жевала! А если проглотила деньги?

— Мой знакомый проглотил золотой мост. Прибежал к стоматологу, тот посоветовал купить, прошу прощения, горшок и ждать дней пять. На четвертый пациент с гордостью принес отмытую находку. Мост снова посадили на цемент. До сих пор им жует.

— Боже, — простонал Вик.

— Мы еще ужинаем, — напомнил чопорный Борис.

Только простецкий Балков посмеялся.

— Если вы такие благовоспитанные, — сказала я, — могли бы не заметить медной начинки.

И под укоризненными взглядами Измайлова и Юрьева прошествовала к двери и удалилась к себе на третий этаж. Ноги гудели, рука ныла, душа затаилась, пытаясь опровергнуть предположение о своем существовании.

— Не пойду никуда завтра, и послезавтра, и никогда, — бубнила я, будто кто-то меня гнал. — И Измайлова на порог не пущу, пусть один кукует.

Но «куковать» полковник категорически отказался. Позвал по телефону, продемонстрировал вымытую посуду, отогрел на широкой горячей груди, ладонь поцеловал. Я размякла настолько, что не полезла к нему с Колей Некорнюком. Вик тоже избегал грустных тем. Мы очень мило подурачились. Через несколько часов я твердо знала: любая боль притупляется, если не наделать глупостей сразу после ее возникновения. И малодушно собралась отдать Вику Виково, то есть отступить и дожидаться развязки Левиной истории в сторонке.

Не тут-то было. Собираясь на работу, Измайлов уронил маленький цветной календарик. Поднимать не стал, отмахнулся:

— Там даты смерти Некорнюка и Зингера, я их уже зазубрил. Выбрось, детка.

Я взяла календарь и понесла его к мусорному ведру. Сохраню имидж достойно ретирующейся дилетантки. У Измайлова целый отдел молодых умных сыскарей, да и сам полковник не промах… Но, уговаривая себя, я как завороженная разглядывала глянцевую картонку. Что-то подобное я когда-то вертела в дрожащих пальцах. Пальцы дрожали… Почему? От горя, от радости, от нетерпения? Память издевалась надо мной. Но то, что не удалось сформулировать, я вдруг бездумно, механически сделала. Схватила ручку и обвела еще одно число, день смерти Коли Некорнюка. И сразу все встало на свои места. Такой же календарик мне дала мама, когда похоронила бабушку. Мама высчитывала девятый и сороковой дни. И на интервалы между отметками я среагировала.

Тем не менее проверила себя. Точно. Ивана Савельевича Некорнюка задушили и утопили на девятый, а Леву убили на сороковой день после нелепой и трагической гибели больного парня. Но если смерть Левы каким-то образом связана с кончиной сына и отца Некорнюков, значит, Измайлов опять прав. И деньги тут ни при чем. Лежат себе в банке, в автоматической камере хранения или у прикарманившего их «ближайшего друга». А Леву шарахнули по голове малахитовым пресс-папье в приступе ярости. Я упорно отметала причину бешенства преступника, на которой настаивали милиционеры и сослуживцы Левушки. Тут пахло чем-то личным. Воняло. Леву подставляли, хотели опозорить. И запятнали, выгорело. Только дверь изнутри он запереть не мог. Как ни крути, необходима еще пара ключей. Сговор против человека. Звучит отвратительно. Кто же сговорился? И предполагает ли сговор приступ ярости?

Я совсем запуталась.

Положила календарь на стол Вика и поднялась в свою подзапущенную из-за беготни квартиру. Там голосил телефон. Кто бы ни желал перемолвиться со мной словечком, сдаваться в его намерения не входило.

Глава 8

Разгневанный редактор газеты, которую я опрометчиво одарила своим сотрудничеством, несколько минут шерстил меня за отсутствие дома сутками. Наконец редактор выпустил пар, выдохнул для верности и призвал:

— Слушай, Полина.

— Слушаю, — подобострастно заверила я, лишь бы перешел к делу.

— «Я не почувствовал удара, встряски, боли, хотя меня швырнуло на руль и ребра спрессовались вопреки нормам анатомии. Зато я видел, как сверкнул осколок стекла и рассек лоб моей юной жены… И, уже покрасневший, осколок плюхнулся ей на колени. А второй вонзился острием в щеку и долго подрагивал… Подумал: „Хорошо бы не выжить“. Но кому из нас двоих — не уточнил».

Редактор сделал многозначительную паузу.

— Жарко, мозги — точно сырки плавятся, — дипломатично заметила я.

Он красноречиво безмолвствовал. Боясь ненароком обидеть творческую личность, я вкрадчиво проговорила:

— Это ты написал? Все-таки обидела.

— За кого ты меня принимаешь?! — раскричался он. — Я профессиональный журналист. Я работаю и тебя, передовую доярку, пытаюсь заставить. Конечно, с рекламы надои рекордные. А свободным художницам — и житье свободное. Купаешься, по лесу бродишь, прохладными вечерами трудишься — одна рука на компьютере, в другой банка холодного пива.

Не мужик, а мечта психотерапевта: всю свою подноготную мигом выскреб. Я вспомнила, как купалась и нашла в озере труп Ивана Савельевича Некорнюка. Как отгоняла в лесу крапивой маньяка. Как тошнило меня от пригубленного за компанию с Виком пива.

Редактор был ко мне несправедлив. Но не исповедоваться же ему. Нельзя лишать одуревшего от трудов человека надежды на то, что хоть кому-то в этой жизни улыбается счастье.

— Чего ты хочешь? — проговорила я не без пафоса.

И сразу сообразила — плавание, прогулки и холодное пиво он перечислил. Поэтому уточнила:

— Чего ты хочешь от меня?

Ах да, возникла у нас ситуация, когда он у себя в кабинете ответил на этот каверзный вопрос. Без последствий. Меня к тому времени затянуло в роман с Измайловым.

Я разозлилась:

— Сейчас от меня чего ты хочешь?

— Тормоз ты, Полина, — заключил он. — Может, отдать задание Анне?

Шантажист. Развлекается, наблюдая, как нахрапистая и необаятельная девушка Аня старается меня подсидеть и залезть к нему в постель. Несчастный. Рано или поздно она преуспеет сначала во втором, потом в первом за счет второго. А пока он ждет, когда я сорвусь на поросячий визг и вцеплюсь Анне в прическу. Но не могу же я сию секунду его потешить. Мне надо вычислять убийцу Левы Зингера. И я с готовностью согласилась:

— Разумеется, отдай. Кстати, скажи ей тактично, что «пленэр» — это не природа и свежий воздух, а занятие живописью на свежем воздухе. Очень уж двусмысленно она выглядела в своем последнем очерке «на пленэре» с образцово-показательной бригадой слесарей. В общем, пусть изучает иностранную лексику и выполняет любые твои задания. Я позагораю.

Вынести мои сибаритства он не смог и прошипел:

— Все веселишься…

Дальнейшее передаю кратко. Некий Федоров Ю. В. в стиле процитированного редактором отрывка живописал автокатастрофу, в которую угодил вместе с женой… Ее изуродованным шрамами лицом усиленно занимались хирурги-косметологи. Результат оказался вполне приемлемым и для мужа, и для самой пострадавшей. Но хеппи-энд для этой семьи не наступил. Стоило благоверному хотя бы взглядом выразить несогласие со своей половиной, как она впадала в истерику и обвиняла его в своих несчастьях. Он переписал на жену квартиру, машину, дачу, имущество, но ей всего этого было мало. Самым страшным незадачливый автомобилист считал то, что постоянно в ее присутствии испытывал острое чувство раскаяния. Маялись оба на износ, он начал попивать и уверял редакцию, что «мышеловка сработала». Последние строки этого душераздирающего рассказа были неожиданными. Федоров просил не публиковать своих откровений, но найти людей, переживших сходные драмы, или врача, встречавшегося в своей практике с подобными случаями. Связь страдалец предлагал осуществлять по телефону.

— Берешься? — вздохнул редактор. — Всякие надломленные и покореженные судьбой — по твоей части.

— В каком смысле «берешься»?

— Втяни людей в дискуссию о последствиях аварий, реабилитации. У нас это действительно не принято. Подлатали, подштопали — и выкарабкивайся, как получится.

«Енина! — осенило меня. — Чем теряться в догадках и шнырять вокруг да около, честнее явиться к ней и „втянуть в дискуссию“. Сначала о детях, годами ждущих операций. Потом, возможно, о Левушке. Совмещу поиск его убийцы с благой публикацией, глядишь, бог простит мне цинизм. Заодно при необходимости и полковнику поклянусь, что не преследую Евгению Альбертовну в раже детективной самодеятельности. И на редактора в благодарность за идею попашу».

— Ладно, берусь, — объявила я. — Но учти, если медицина меня сильно увлечет…

— Я устрою тебя по блату в медицинский, какие твои годы, — любезно заключил он. — Диктую номер телефона.

Трубку сняла женщина и строго известила меня:

— Из газеты? Федоров скоро должен подойти.

— Простите, это домашний телефон? — справилась я.

— Рабочий. А я секретарь Федорова.

— Адрес назовете?

— Да, — хихикнула она и назвала. И пропуск заказала.

Что ж, судя по открытости секретарши, господин Федоров верховодит в шарашкиной конторе. Кто нынче пригласит корреспондента, не проконсультировавшись с боссом? А какой босс накрапает личное письмо в редакцию, укажет истинную фамилию и прямой, без посредника, номер? И так мне приспичило взглянуть на этого уникума, что я быстренько собралась и сама не заметила, как очутилась в одном из не слишком новых шумных районов. Нужный дом оказался современным бизнес-центром, расположенным напротив здания районной администрации. Чтобы снять тут помещение, одних денег было недостаточно. Полагалось иметь и связи.

Триста восемнадцатую комнату я нашла без труда. Обставлена она была аскетично. Возле большого письменного стола гнулся в поисках какой-то бумажки стройный блондин лет тридцати с небольшим. За тумбочкой, увенчанной раздолбанной электрической машинкой, пристроилась прыщавая девица неопределенного возраста. Напротив, на клеенчатом черном диване, развалились два «качка», из тех, кто в подобных фирмах числятся заместителями заместителя и не обременены подчиненными. Я бы развернулась и ретировалась сразу, если бы в дальнем углу не заметила еще кое-кого. Подумала лишь: возможности организма не беспредельны, еще раз глаза из орбит вылезут, назад не вернутся. Выслушав сообщение об отсутствии Федорова, я нахально пересекла комнату по диагонали и сказала:

— Здравствуйте, Галя.

— Здравствуйте, Полина, — встрепенулась пресс-секретарь куда более делового шефа фирмы «Во саду ли, в огороде». — Мир тесен.

— Бесспорно, — согласилась я.

И уселась бок о бок с Галиной Кара-Ленской для продолжения содержательной беседы. «Качки» неласково посмотрели на меня, но промолчали.

— Вы собираетесь что-то рекламировать? — осведомилась Галя.

— Нет. Впрочем, возможно, — ответила я.

— Я коммерческий директор, — вступил в разговор блондин, который так и не отыскал искомого, но не расстроился. — Могу посодействовать?

— Пока не знаю, — принужденно улыбнулась я.

Он также изобразил нечто похожее на улыбку. Полчаса мы провели в молчании. Первой поднялась Галя:

— Я ухожу. Если Юрий Васильевич появится, передайте, что ждала.

— Передайте ему, что перезвоню, — присоединилась я и тоже вскочила.

Но секретаршу неожиданно прорвало. Она принялась доказывать мне, что у Юрия Васильевича наверняка есть веские причины для пребывания вне офиса в полдень. Будто я спорила. Ему и после полудня нечего было здесь делать. Шесть человек молча побездельничали. После нашего с Галей ухода будут бездельничать четверо.

Я вырвалась на улицу, намереваясь хоть что-нибудь выпытать у Гали про загадочного Юрия Васильевича Федорова. Она переходила дорогу на желтый свет. Зажегся красный, и я благоразумно отступила на тротуар. И тут случилось совершенно непонятное. Машины тронулись, от первой Галя ловко увернулась. Ей остался шаг до безопасной зоны, но она вдруг остановилась столбом. Рассчитывая, что она этот шаг сделает, водитель бордовой «девятки» продолжал движение. И слегка задел ее. Кара-Ленская исчезла из поля моего идеального зрения. Раздался приглушенный крик нескольких женщин. Весьма бестолково лавируя, я ломанулась вперед, добежала до противоположной стороны и увидела распростертую на асфальте Галю. Рядом причитала какая-то не по годам экзальтированная старушка. При моем приближении она исчезла.

Словно в дурном сне, я вызывала «Скорую», божилась милиционерам, что не заметила номера сбившего Галю автомобиля. Это было сущей правдой. Зачем мне замечать номер, если я узнала сидевшего за рулем Ивана, владельца фирмы «Во саду ли, в огороде», и притулившуюся рядом с ним Ленку Мишель? Кара-Ленская тем более не могла обознаться. Пусть Мишелиха ей не знакома, на своего начальника, по моим прикидкам, она глядела в упор. Однако вымуштрованная служащая уверяла, будто ни марки, ни цвета машины, ни лица водителя не помнит. Я не стала портить ей игру. Мой приятель «замороженную» докторскую защитил, не потребовав больничный, когда на него на работе железная болванка свалилась. Плюнул на существенную разницу в оплате нетрудоспособности (бытовая травма и производственная), зато попал в фавор к руководству. Надо отдать ему должное, он этим воспользовался. Наверняка Галина хотела вытрясти из шефа компенсацию и за порушенное здоровье, и за язык на привязи. Мешать ей я не решилась.

Но в осененный красным крестом фургончик полезла, потому что Кара-Ленская жалобным голосом проговорила:

— Полина, проводите меня, пожалуйста. Мне больно и страшно.

В приемном покое травматологии Галю не томили. Резво сделали снимок, ввели анальгин, а когда доктору-энтузиасту показалось, что рентгенолог «дрыхнет на ходу», он сам сгонял за изображением фрагмента Галиного скелета. За время его отсутствия молодой врач, скорее всего практикант, самостоятельно обследовал правую ногу пострадавшей. Кара-Ленская извивалась, вопила и молила оставить ее спокойно = умирать. Начинающий эскулап перепугался и вкатил ей внутривенно что-то сильнодействующее. К моменту возвращения главного специалиста мученица спала.

— Ну-с, перелом лодыжки без смещения обломков. Сейчас наложим гипс и выпишем рецепт. Легко отделалась, красавица, — усмехнулся доктор.

— Анестезия уже подействовала, — доложил чуткий юноша.

Оказалось, ученик совершил ошибку. Учитель отчитал его от всей души. Душа оказалась на редкость широкой.

— У нас не санаторий, а ей после наркоза надо будет отлежаться. Мы могли отправить ее домой с сопровождающей девушкой минут через сорок. А теперь кто за ней присмотрит? Ты?

Парнишка склонил голову. «Так наказывают за доброту, — подумала я, неприязненно глядя на главного. — Так из врачей выколачивают человеколюбие».

— Присмотрю, о чем речь, — вызвалась я.

— Потом такси вызовете? У нас перевозка всегда занята, — попользовался мной на полную катушку доктор.

— Да.

Я не произносила фраз, потому что глаголы на ум приходили нецензурные.

— Тогда грузим на каталку, гипсуем и с каталки не снимаем. А то нас вызовут к больному, а вы ее без навыка в кресло не пересадите.

— Да…

Через некоторое время каталку выкатили в коридор. Сестра милосердия ткнула пальцем куда-то в сторону и пробурчала:

— Устраивайтесь в шестой палате, там пока пусто.

Я видела в кино, как это делается. Почему бы не управиться с элементарным приспособлением? Я лихо толкнула каталку и едва не выпустила — средство передвижения было весьма мобильным. Зато развернуть каталку поперек узкого коридора оказалось непросто, почему-то колесики вертелись вразнобой. Кое-как справившись, я поняла, что моей изобретательности тут явно недостаточно: громоздкая штуковина не впихивалась в дверной проем, как бы я ни ухищрялась. Проем был стандартным, штуковина, вероятно, тоже. Я измерила их ширину. Каталка должна была пролезть! Но стоило приступить к практическому осуществлению, как какая-нибудь хромированная трубка цеплялась за косяк. Я попыталась придержать самую длинную из них и едва не сложила каталку вместе с Галей пополам. После чего перестала экспериментировать и стала ждать. Вскоре полная женщина в белом халате застряла между мною и стеной. В сердцах обозвав меня «неумехой», она буквально на миллиметр сдвинула пыточный агрегат, и он легко влетел в предназначенное для отдыхающей Гали помещение.

Я перевела дух и опустилась на край кровати. Полосатый матрас был чудовищно грязным, иначе я улеглась бы. Галя что-то залопотала, я не разобрала слов. На всякий случай встала. Заодно полюбовалась ее колечком. И почувствовала удовлетворение: даже вблизи подделка не слишком бросалась в глаза.

Дело в том, что в «Скорой» Галина разрыдалась. Мы решили, ее сильно тряхнуло. Но она оплакивала свое кольцо. Дешевый серебряный обруч был украшен тремя отполированными кусочками бирюзы. Вернее, двумя мелкими; третий, крупный, выбился при падении и ударе.

— Оно мне дороже жизни, — скулила Галина. — Давайте съездим, поищем камешек, я заплачу.

Зрелище было жалкое и трогательное. Глядя на нее, я поняла, что такое «убиваться». В моей сумке вечно валяется куча ненужного хлама. Измайлова в жар бросает, когда я в нее лезу. Однажды пообещала достать ему носовой платок — у полковника в кино ни с того, ни с сего начался проливной насморк. Пока я его выуживала, Вик то и дело сморкался в шарф, постанывал, ругал меня и подтверждал нелестные эпитеты чиханием. Больше он утиралок не забывал. А на предложение снабдить его чем-нибудь из дамской сумочки вежливо отзывался: «Премного благодарен, Поленька, не трудись». Но вот что удивительно: на сей раз мне понадобился огрызок старого синего ластика, и нашелся таковой моментально. Я отщипнула округленный, сглаженный частыми соприкосновениями с бумагой угол, взяла у Гали ее драгоценность и довольно скоро вставила резинку в углубление. Будто век она там пребывала.

— Это, чтобы пустота вас не пугала, не раздражала, — сказала я. — Поправитесь, отнесете ювелиру, заменит на настоящую бирюзу.

— Спасибо, — прошептала Галя и немного успокоилась.

Но окончательно ее горестные всхлипы стихли только в больнице.

Представления не имею, как долго я тасовала известные мне сведения о Мишелихе. Надо же было ей очутиться в машине, сбившей Галю. Что теперь делать? Что? Раньше я и предположить бы не рискнула, что Ленка позволит человеку скрыться с места дорожно-транспортного происшествия. Может, до нее не дошло, что они задели Кара-Ленскую? Но ведь человек ногу сломал. Может…

Раздался какой-то тонко воющий звук. Я кинулась к каталке. Галя, похоже, пела песню. Действительно, она просветленно улыбалась и… пела. Потом подняла набрякшие веки и уставилась куда-то сквозь меня. Я оробела. Думала, очнется, спросит: «Где я? Почему так долго и крепко спала? Который час?» Но она была невменяемой, галлюцинировала. Причем я в ее видениях была не я, и пробудившаяся вместе с Галей говорливость предназначалась не мне. Порыв броситься к медикам я преодолела. Выйдешь из палаты, она свалится со своего ложа и доломает руки-ноги, а то и шею свернет. Поискала кнопку вызова персонала. Дохлый номер. Я попала в незавидное положение. Галину несло в дебри интимных подробностей. Зажать уши? Читать вслух стихи? Я бы осуществила это. Если бы не услышала: — Юра, Юра, твердила же тебе:

«Алекс негодяй». Ты лучше, порядочнее, чище. Почему ты меня игнорируешь?

Последнее, возможно, относилось ко мне.

— Не игнорирую. Но перед тобой не Юра, а Полина, — вразумила я Кара-Ленскую, надеясь, что мой голос приведет ее в чувство.

Какое там.

— Сядь, — приказала она. — И хоть раз отнесись серьезно к тому, что я скажу.

Я села. И сразу же начала ерзать. Алекс… Юра… Юрий Васильевич Федоров… Слуга… Гувернер… Гостиница… Лева! Все, круг замкнулся. Отныне я не помышляла о порядочности. Я сохраню все тайны госпожи Кара-Ленской и господина Федорова, я забуду их напрочь, но то, что хотя бы косвенно касается Левы Зингера, впитаю в себя и перескажу полковнику Измайлову. Прости, Галюша, Вик не в состоянии выведать твои секреты таким вот способом. Он и его ребята, конечно, могут спросить. Но вы ведь постоянно лжете. Все-таки как путано… Только я собралась сосредоточиться на архитектурной мастерской, и вдруг вновь замаячила служба доктора наук Некорнюка. Покойного, убитого, между прочим.

Я напрягла слух. А одурманенная Галина неустанно песочила Юру. В кои-то веки он под моей личиной внимал ей, затаив хрипловатое дыхание.

Повесть Галины Кара-Ленской не была ни складной, ни ладной. Наверное, непричастный к сочинительству человек не разобрался бы. Кокетничаю. Если бы не беседы с Мишелихой и Аллой, я бы тоже не врубилась в эту галиматью. Каков «обрывочек воспоминаний»?

— Знал бы ты, Юра, что я испытывала, когда Алекс велел тебе купить других овощей и фруктов, другой букет. Ты ушел будто побитая собака. Я протестовала, я доказывала Алексу, что он не прав. Тогда этот король и процедил впервые: «Не заботься о „шестерке“. И из дому он удалил тебя напрасно: ничего между нами не было. Но он сказал: „Шестерки“ гуляют, когда я общаюсь». «Шестерка!» После банкета по поводу его дня рождения он уехал и забыл меня в вестибюле, как шляпу. Не вырви ты несовершеннолетнюю девчонку из лап тех пьяных скотов, не отвези домой… Для меня ты был рыцарем, спасителем, а не «шестеркой» Алекса.

Сложно для восприятия? Ничуть. Теневики только-только выбрались из подполья, пооформляли свою деятельность как официальную, кооперативную и слегка расслабились. Шикарный великовозрастный Алекс прихватил в кабак влюбленную в него девочку. Сейчас его тогдашние крутые гости догнивают в могилах: заказуха, разборки, все то, что сопутствует дележу власти и денег. Но в те времена они были молоды и всесильны. После ресторана собрались продолжить на даче. Разумеется, задаренный подарками, превознесенный тостами до небес и обвешанный путанами, Алекс не обратил внимания на ждущую его Галю. Зато разгоряченные парни из тех, кто уезжает последними, дожрав и допив до упора, вознамерились прихватить с собой малышку. Бывший на подхвате у Алекса Юра обязан был «зачистить территорию», убедиться, что место гульбища опустело, официанты довольны и «за все заплачено». Он-то и пожалел растерявшуюся девочку, не сообразившую вовремя убраться на троллейбусе. Выволок из машины, мол, нечего вас стеснять, мужики, догоняйте остальных, доставлю приглянувшуюся вам курочку в лучшем виде. И транспортировал к маме и папе.

Есть люди, которые не входят дважды в одну реку. А есть те, которые сотни раз садятся в одну лужу. Через некоторое время Галя вновь поддалась очарованию Алекса и намылилась осматривать его новую дачу. Доехали до рынка, король послал «слугу» за букетом и снедью. Тот выполнил поручение. Алекс закапризничал и повелел повторить. Юра подчинился, Галя возмутилась и получила некоторые разъяснения по вопросу «кто в доме хозяин». Поскольку Алекс на юниц не западал, на даче он ее не тронул. Побахвалился под выпивку, видимо, настроение такое выдалось. Но Юру он отослал. И барином себя почувствовал, и «слугу» унизил, и девчонке репутацию подпортил. Юра, по-моему, так и не поверил в платонические отношения Гали и Алекса. После они уехали в город, высадили склонную к приключениям пассажирку и были таковы.

Чтобы впредь не разбираться в хитросплетениях, изложу все связно. Галина Кара-Ленская любила Юру и ненавидела Алекса. Характер: чем больше при ней король оскорблял вассала, тем роднее ей становился оскорбленный и отвратительнее казался оскорбляющий. Кроме того, Галю терзали мысли о материальном неравенстве. Юра дни напролет находился при Алексе, терпел поношения, а тот раскатывал на иномарке, жил в пятикомнатной квартире, шикарно одевался и проигрывал в карты целые состояния. Сподвижник же еле наскреб на подержанные «Жигули», ютился в коммуналке и довольствовался нищенским тряпьем. А ведь до того, как Алекс произнес «шестерка», Юра утверждал, что они — лучшие друзья, что неприхотливость — его стиль. Последней каплей стало одно откровение Юры. Галя к тому моменту уже давненько не встречала привереду Алекса, но его, попросту говоря, прихвостень к ней наведывался. Девушка полагала, что по приказу барина. Постепенно Юра повадился вести сентиментальные разговоры и сообщил, что «взял на себя все» и отсидел за благодетеля пять лет.

Другая, узнав, с какой парочкой связалась, немедленно испарилась бы. А Галя влюбилась в Юру. И тогда подоспело новое испытание — подпорченная автокатастрофой внешность его жены. Спать с Кара-Ленской Юра не мог — девчонка хозяина, Алекса, хоть она и пыталась переубедить его, что это не так; к этому еще плюсовался комплекс вины перед покалеченной женой. Любовь, короче говоря, не складывалась.

Алекс собрался в далекий вояж — по странам и континентам. Звал Юру. Даже купил ему трехкомнатную квартиру, чтобы было, где оставить семью. Пошел на то, что оплатил жертве автокатастрофы несколько пластических операций. Но, получив все это, Юра отказался сопровождать хозяина. Сказал: «Не могу из-за жены». Алекс понял. Простились по-людски.

После отъезда Алекса Юра пропал с Галиного горизонта почти на год. Но однажды ветреной мартовской ночью приволокся. От кого-то скрывался. С какой стати на него охотились и кто именно, Кара-Ленская не поняла. Однако приютила. Они стали любовниками. Даже больше — они стали друзьями. Одного Юра не желал взять в толк: почему Галя психует, когда он заговаривает об Алексе? «Слуга» на сомнительном покое с наслаждением предавался воспоминаниям о блестящих аферах их молодости. О выкинутых Алексом на чай «четвертных». О том, как милиционеры в закатную советскую эпоху наткнулись в «бардачке» пьяного короля на такое количество долларов, что не поверили в их подлинность. «Парни, это же баксы», — шумел Алекс. Они сказали: «Проезжайте, шутники. Ксероксом баловались? Учтите только, чувство юмора есть не у каждого из наших…»

Медленно, но верно Галя связывала обрывки фраз любовника в единую цепь. Жалуясь на мотовку жену, Юра говорил: «Откуда у меня „лимоны“, я не Алекс». На призыв любовницы каким-то образом легализовать свое существование отвечал: «У нас только Алекс такие способы тысячами в минуту выдает». Алекс, Алекс, Алекс… И Галина Кара-Ленская постановила: надо заменить короля собой. Ей тогда было чуть больше двадцати, простительно.

Она стала вникать в детали криминальных хроник и придумывать способы обогащения. Юра оживлялся, заговаривал о людях, которые могли бы им с Галей помочь, обещал завтра же приступить. И исчезал сначала на месяц, потом на два, на три, на полгода.

Упрямая Галя распутала и этот клубок. Те, кого упоминал Юра, были в свое время друзьями Алекса, их давным-давно перестреляли. Чем чаще оставлял ее на произвол судьбы Юра, чем опытнее и умнее становилась Галина, тем спокойнее она относилась к бредням любовника. Девушка устроилась на денежную работу, преуспевала, научилась изменять Юре без самоедства. Наверное, она вышла бы замуж в следующую длительную отлучку жившего прошлым по годам почти вдвое ее старше любовника. Но тут появился Алекс, и совершенно обалдевший от счастья Юра преобразился. Сразу прекратились его неудачи, будто и не было их. Преследователи превратились в попутчиков, враги в приятелей. О том, во что превратился Алекс в ходе вояжа, Юра рассказал Гале, когда король умер. Зато «гувернер» по мановению чьей-то дрессированной на волшебство палочки получил в распоряжение готовую фирму.

И ошеломил Галину: ведь она годами засыпала под его исповеди и полагала, что готова поручиться за приверженного идеалам умеренности Юру с чистой совестью. Перво-наперво он взял себе в заместители парня по имени Саша, того самого стройного блондина, что представился мне коммерческим директором. Он звал его Александром, нет, АЛЕКС-андром и всячески подчеркивал зависимость сотрудника от своего величества, особенно на людях. В болтовне с Галей Юра именовал Сашу «шестеркой». Потом этот певец скромности и самоограничения купил себе печатку с бриллиантом, несколько суперкостюмов, гору дорогих ботинок, рубашек, галстуков. Нанял «Мерседес» а с шофером. При этом Гале от него не перепало ничего, а семье — чуть больше, чем Гале. Словом, Юра дорвался.

Разошелся. Галя не сдалась. Написала в газету письмо об автокатастрофе от имени Юры, Ю. В. Федорова. Изложила факты, не скрыла его фамилию, указала телефон. Полагала, что сумеет доказать: сигнал SOS обществу послала его жена. Ей с ним плохо. Она-де ищет повод расстаться. Немного Галочка не рассчитала, поговори она с самой супругой — все представила бы куда натуральнее.

— Полина уже приходила, — продолжала бредить Галина. — Этот удав вас придушит, — с угрозой проговорила она. — Недоумевайте, спорьте, ссорьтесь с ней. Мне ты, Юрка, не нужен. — Кара-Ленская заметалась на каталке.

— Низкий поклон тебе, Галюша, — откликнулась я. И, вообразив реакцию Федорова на мою персону, добавила: — Чужими руками с человеком ничего нельзя сделать, потому что никто никого по-настоящему не знает. Никто ни о ком всего не знает. А заставить Юру сделать с собой то, что тебе надо, силенок не хватает. Эх ты, интриганка задрипанная.

Галина Кара-Ленская еще немного пообличала любовника, выкарабкиваясь из наркоза. Сомнения в том, что Юра способен покуситься на жизнь Левы из-за выплаченного Алексом гонорара, меня оставили.

Галка вновь ненадолго забылась. Очухавшись на сей раз окончательно, заладила классическое: «Где я и что со мной?» Я отвезла ее домой на такси. Пожелала здравствовать. Она заверила, что с телефоном под боком быстро организует уход за собой.

Глава 9

Утром на очереди у меня была Мишелиха. С этой милашкой я церемониться не собиралась. Однако позвонила, прежде чем нагрянуть.

— Полинка, я до дрожи соскучилась! — воскликнула Ленка.

Елки-палки, а уж я — то вообще крупно тряслась без тебя.

По пути к укрывательнице недобросовестных водителей я, как обычно, увидела то, что мне не следовало. В четырехэтажный свежеотреставрированный особняк, по слухам принадлежащий преступному дельцу международного масштаба, вошел Саша. Коммерческий директор конторы Федорова, безусловно, обладал свободой передвижения. Но я прильнула к стеклянной двери и отметила, что охранник вскочил при его появлении. Неплохо для прилюдно тертой мордой об асфальт федоровской «шестерки». Передо мной никто не расшаркивается, а перед парнем, на котором бывший холуй Алекса отыгрывается за свое прошлое, — запросто. «Зависть — смертельный грех, Полина, — осадила я себя. — При чем тут ты? Достаточно было удивиться, не приплетая свою персону». Но даже огрызаться на замечание проснувшегося вдруг голоса совести я не стала. Потому что охранник — надо же! — щелкнул каблуками, когда Александр направился к лифту. Я отлепила нос от тонированной преграды и прибыла к Мишелихе несколько рассеянной.

Ага, шкаф уже стоял в углу, где раньше находилось кресло. Кресло же Ленка переместила на середину комнаты. По-моему, она агонизировала. Необходимо было менять квартиру, мебель и начинать сначала.

— До чего ты докатилась, подруга, — попеняла я.

— Не нравится? — встрепенулась Мишелиха. — Кажется, так уютнее.

— Мне не нравится другое…

Это была лавина. В ответ на произведенное мною сотрясение воздуха Мишелиха сначала выдала в мой адрес несколько нелестных определений типа «дура, фантазерка, идиотка». А потом понеслось:

— Оборзела, Поля? Да кто ее преднамеренно сбивал? Кому она нужна? Мы даже удара не слыхали! Иван не врубился. Кара-Ленская отпросилась в отпуск, чтобы ухаживать за приехавшей погостить родственницей. И вдруг возникает на проезжей части! Не лезь, Полина, он эту сучку на помойке подобрал. Она вешала лапшу на уши вкладчикам разорившегося банка. Ему тоже усладила слух, он и пригласил ее в ипресс-секретари. Не беспокойся, она за каждый свой синяк счет в баксах предъявит.

И так далее в течение часа. Можно подумать, что кто-то из скрывшихся с места наезда щадит побывавшего под колесами. Но поскольку я сама еще вчера не помешала Гале организовать ее маленький бизнес на полученной травме, ссориться с Мишелихой смысла не имело. Главное — не сбавлять тон. И на той же ноте я резко сменила тему. Ленка бросилась прикрывать тугой своей грудью честь мужчины, не сообразив, что я палю уже не по директору фирмы «Во саду ли, в огороде», а по Алексу.

— Иван — старинный приятель Алекса, — громко вещала Мишелиха. — Надо же мне с кем-то поговорить о нем. Ты представить себе не можешь, кого мы лишились.

Куда мне, убогой, рассуждать о реинкарнациях незабвенного Остапа Ибрагимовича Бендера.

Довольно скоро я поняла, что в отличие от Гали Ленка любила Алекса и ненавидела Юру.

— Алекс гений, стратег, теоретик, — вдалбливала мне Мишелиха. — Его комбинации приносили миллионы «зеленых». Он бы никогда не опустился до формирования банды, до управленческой должности — словом, до осуществления идей. Он был мыслитель, творец. Но тогда, кроме Юры и подобных ему бездарей, под руками никого не было. Он хохотал, вспоминая, как они заваливали верные дела: трусили, не могли сориентироваться при малейшем вмешательстве случая в разработанный Алексом план. Он хохотал, и этим все сказано.

Далее последовало повествование о том как Алекса использовали неленивые посредственности без комплексов, а он, автор всех проектов, не получал и сотой доли того, что заслуживал. Лев по гороскопу, он покупался на лесть и всех считал своими придворными. Он осознавал, что крупнейшие преступные авторитеты и многие стартующие с места в карьер политики зависели от него. До Юры ли ему было.

— Однажды я четыре с лишним часа просидела в банке, ждала зарплаты, — расчувствовалась Мишелиха. — Помнишь, тогда налички не хватало. На нашем частном предприятии работали всего пять человек. Смотрю, идет Алекс со свитой. Остановился, спросил, что я тут делаю. Я объяснила. Он мне: «И на какую сумму ты нацелилась?» Получил ответ, засмеялся, достал из бумажника деньги: «Возьми, расплатись с людьми, твой покой стоит гораздо дороже». Я принялась отказываться, директора банка заколотило, через пять минут мне все выдали… Алекс был щедр до безрассудства. А Юра жался из-за каждой копейки.

— Может, это потому, что у Юры копеек не было? — спросила я, сообразив, что задаю вопрос от имени Гали Кара-Ленской.

— А кто виноват? — рассердилась Мишелиха. — Алекс сыпал задумками направо и налево. Будь Юра порасторопнее, посмелее и поумнее, в бриллиантах бы купался. Половина тех, кто сейчас богат и властен, живут на придуманное Алексом.

Роль арбитра между Ленкой и Галей в заочном бою меня не прельщала.

— Бог с ним, с Юрой, — сдалась я.

— Черт с ним, дьявол! — взвизгнула Мишелиха. — Алекс стал треплив от наркоты, перестал вьдавать суперидеи. Юрке наверняка предложили его устранить. А расплатились фирмой. Невелик подвиг — ввести лишней «дури» в опавшую вену обреченного.

— Елена, — сразу посерьезнела я, — ты не болтай такого. Идет? Нюх потеряла в загранке, что ли? Костеришь Федорова, а его заместитель, будто на обед к мамаше, бегает в особняк мафии.

— Вон ты о чем, — прыснула Мишелиха. — Кто чей заместитель, еще вопрос. Особняк принадлежит последнему другу и покровителю Алекса. Юрке дали шанс, Саня за ним наблюдает, притворяется забитым подчиненным. Федорова когда-то подозревали в попытке спереть предназначенный в общую кассу взнос. Алекс вернулся, отмазал, оставил при себе. Но такие подозрения не снимаются, они срока давности не имеют.

— Так вот почему он прятался несколько лет, — прорвало меня.

— Ты не слишком зациклилась на Юрке? — насторожилась Мишелиха.

— Хочешь сказать, что «последний друг и покровитель» приказал «слуге» убить Алекса? — проигнорировала я выпад.

— Иногда милосерднее вовремя убить, Поля. Хотя все решает экономика. Кому хотелось содержать наркомана?

Только тут я заметила, как изменилось выражение лица Мишелихи, которую в юности именовали «медведицей» — за эмоциональную неуклюжесть. Ее лицо сделалось если не враждебным, то демонстративно скучающим.

— Кроме того, Поля, я просвещала тебя в вопросах, которые давно уже обсудили за рюмкой все городские «шестерки». Почему бы и не обсудить бездоказательные предположения?

Опять «шестерки»! Пришла пора протестировать ментов. Они обладают доступной «шестеркам» информацией или пребывают в неведении? Но запугать меня или сбить с толку у Ленки еще никогда не получалось.

— Вот что, крутая леди… — сказала я нарочито тихо и внятно. — Как твой блестящий Алекс расплатился с Левой за проект? Об этом тоже любая шваль знает? Уж Юра-то — наверняка.

— Полинка, до меня сразу дошло, что ты ради Левушки в лепешку расшибаешься, не злись. Я на неделе подамся в Англию, муторно в России. Конкретно, конечно, не скажу. Но Алекс был Алексом. Он не паковал вознаграждения, да еще архитекторам, в целлофановые кульки. Для этих нужд у него всегда имелись новенькие «дипломаты» с кодовыми замками. Голливуд! Полагаю, Лева ушел из номера с таким.

— Лен, мог Левка вывезти деньги из страны, не задекларировав? Я хочу разобраться, украли их у него или нет.

— Поль, ты действительно идиотка. Прикинь, сколько у него было, — квартирку продал да Алекс подкинул. Я научила его в три раза большие суммы прятать…

— Вы просили в подарок компьютер, — перебила я.

— Как память об Алексе, — поспешно заверила Мишелиха.

— Спасибо, Лена, — закруглилась я.

— Надеюсь, мы квиты? — спросила та. — Я удовлетворила твое любопытство. А ты не была свидетельницей ДТП. Не вреди Ивану публикациями.

— Я, собственно, к тебе не заходила.

Мы с Ленкой простились, будто в былые времена — тепло и легкомысленно.

«В нашу первую встречу она утверждала, что Лева притащил ей компьютер на память, и представила Юру близким другом Алекса, этакой бескорыстной сиделкой при контуженном жизнью человеке, — размышляла я, спускаясь по лестнице. — Нет, ни на чьи „правдивые“ заявления нельзя полагаться. Но тогда как докопаться до истины?» И, чтобы встряхнуться, я передразнила себя: «Как, как? Заладила, попугаиха. Копать надо!»

Во исполнение этого опрометчивого решения я из дома сразу позвонила в архитектурную мастерскую и попросила соединить меня с Евгенией Альбертовной Ениной.

— Евгения Альбертовна на заслуженном отдыхе. Отныне мастерской руковожу я, Константин Александрович Ерофеев, — раздалось в ответ.

Я уже устала поражаться. Спросила, есть ли у Ениной домашний телефон.

Ерофеев охотно сообщил мне его.

И зачем-то добавил:

— Зимой ей исполнилось пятьдесят пять, она несколько месяцев оформляла пенсию.

Я договорилась о свидании с Евгенией Альбертовной, вернее, с Лялей, «поверенной в ее делах», как эта дама тотчас же отрекомендовалась. Поскольку письмо Федорова оказалось липой, сварганенной Галей Кара-Ленской с целью спровоцировать скандал между супругами, писать о последствиях автокатастроф я была не расположена. Но Ляля так загорелась идеей поведать продажному миру о мучениях малоимущих больных, что я воспряла духом. Да и необходимость притворяться, искать повод заговорить о Левушке исчезла. Я прозрела. Мне осталось лишь выложить свои соображения полковнику Измайлову, ему — арестовать убийцу.

Никогда я с таким нетерпением не ждала вечера. Внушала себе, дескать, не гони, ты торопишься жить, расслабься, не дергайся, проведи с толком время своей молодости. Однако самовнушение не действовало. Наверное, впервые я валялась средь бела дня на диване и смотрела на часы. Наконец явился Вик. Меньше всего ему хотелось дискутировать со мной. Больше всего — справиться о моем самочувствии, а затем спуститься к себе, запереться на засов и завалиться спать. Но щадить полковника я не собиралась. Он попытался усомниться в моем здравомыслии. Тщетно. Я не обращаю внимания на оскорбления, когда добиваюсь своего. Измайлов сиротским голосом запросил есть. Я выдала ему бутерброд с засохшим сыром и таким же огурцом. Это произвело на Вика угнетающее впечатление.

— Рассказывай, иначе уморишь голодом, — проворчал он. И вдруг в отчаянии предложил: — Может, попьем кофе?

— Свари, если приспичило, — кивнула я сурово.

Полковник понял, что поблажек не будет. Бубня что-то вроде «себе дороже», он устроился в кресле, будто на электрическом стуле. Поскольку его преисполненный горького героизма и взгляд меня не растрогал, Вик отчетливо произнес:

— Зверюга.

— Человек изо всех гражданских сил содействует расследованию, а ты отбрыкиваешься, — возмутилась я.

— Ты не человек, детка, а причина моих инфаркта, инсульта, язвы…

— Лишь бы не сифилиса, — пресекла я бунт.

Измайлов изобразил суеверный ужас и процедил:

— Валяй, излагай. Когда ты теряешь чувство юмора, становишься опасной.

Сообразив, что переборщила, я смягчилась, сварила кофе и пообещала быть краткой. Измайлов лишь махнул рукой.

— Как ты относишься к поверью, будто до сорокового дня покойник забирает с собой, кого хочет? — начала я.

— Я протестую против подобного произвола. Вот ежели бы жмурики советовались с правоохранительными органами и вызывали туда по нашему списку…

— Вик, я не шучу. Некорнюка убили на девятый, а Леву на сороковой день после смерти сына Ениной.

Полковник прочитал мне лекцию о ритуальных убийствах и поклялся, что не станет проверять окружение Евгении Альбертовны Ениной на предмет принадлежности к запрещенным сектам. Я и сама уже готова была верить в совпадения. Поэтому подлизалась к Вику возгласом:

— Какой ты умный!

Он живо признался мне в навязчивом стремлении уничтожать болтливых любовниц. Отодвинувшись подальше, я продолжала:

— У вас в ментовке положено интересоваться, кому выгодна смерть, чтобы выяснить, кто убийца? Так вот, Костя Ерофеев занял место Ениной. Лида Симонова говорила, будто Левушка был любимцем шефини. Ерофеев бледнел от зависти. Она могла оформлять пенсию, но не собираться уходить от дел. И Ерофеев инсценировал неблаговидное поведение Зингера, чтобы почувствительней уязвить Енину. Он мог и бывшего мужа, Некорнюка, на девятый день порешить, чтобы напугать ее. Понимаешь, Вик, скандал во вверенном Ениной учреждении не способствовал авторитету у заказчиков, раз. Енина ослабла от потрясений, два. Симонова сказала: «Сама чуть на тот свет не отправилась». Какая уж тут работа. А подруга, которую Ерофеев якобы растолкал в девять утра, либо покрывает его, либо он использовал старый трюк с переводом часовых стрелок назад — вперед. И Лида юлит, потому что сообщница. Разыграли все, как на детском утреннике, когда приперлись открывать мастерскую вместе. Костя галантно занялся замками, зная, что у Симоновой ключей нет — они их Леве подкинули.

— Поля, откуда тебе известно, что Енина была замужем за Некорнюком и что ее сын умер? Когда ты успела побеседовать с Симоновой? — спросил Измайлов.

— Это ненужные тебе детали, милый, — попыталась я вырваться из полковничьей западни.

— И все-таки.

— Не скажу.

— И Ерофеев не скажет ничего, что порочило бы его. И Симонова. Пытать их? Тебя пытать?

Последний вопрос Измайлов задал с мечтательным выражением лица. Даже причмокнул, словно в предвкушении десерта.

— Вик, а убийцей всегда оказывается тот, на кого и полушки не ставят? — решилась я на отвлекающий маневр.

— В романах — обязательно, иначе их никто покупать не будет. На практике — наоборот. Но ты не отползай с поля боя. Ножонки небось стерла, выслеживая Енину, и мозоль на язык заработала, вызывая на откровенность Симонову? А Юрьев доложил мне о каждом из архитекторов на третий день после смерти Зингера. Поля, когда до тебя дойдет, что, нуждайся я в оперативнике, предпочел бы мужика, обитающего на другом конце города? Ты красивая женщина. Вообрази: зачем ты мне? Поднатужься, детка, иногда тебе даются свыше правильные выводы. Мне стало не по себе. «Ножонки стерла и мозоль на язык заработала?» Примерно так оно и есть. Сколько дней рысачила без толку.

— Значит, новостями я тебя не порадовала, Вик?

— Нет.

— И версию причастности Ерофеева и Симоновой к убийству вы учитывали?

— Да. Я пытался тебе вдолбить, ты пропустила мимо ушей.

— Не пропустила, полковник. Просто тогда ерофеевского мотива не усмотрела.

Мне бы прикусить свой язык вместе с мозолью от греха. Но! Сложно ли доказать Измайлову, что я его люблю? Хоть сейчас. Доказать, что я поизворотливей и поудачливеи его хваленого Юрьева буду, — это класс.

— Некто Алекс выплатил Леве крупную сумму в долларах и почил следом за ним от передозировки, — брякнула я. — И «слуга» Алекса, и обслуга гостиницы были в курсе финансового вопроса. Заметь, Вик, одной и той же гостиницы.

— Интригующе, — прищурился Измайлов и забарабанил длинными загорелыми пальцами по столу.

Нервы у меня ни к черту: его дробь здорово напоминала мотив похоронного марша.

— Источник своей информации не открою, — предупредила я.

— Дыба, — сладко протянул Измайлов. — Дыба… Эффективное приспособление для налаживания диалога с неуравновешенными журналистками.

— Мент, — припечатала я.

— Ближе к мафии, пожалуйста, — не обиделся Вик.

Я кратко, но емко изложила историю с гонораром. Полковник обошелся без комментариев. И взял с меня слово не приближаться к гостинице. Я дала. В конце концов — чем мне там заниматься? Хватать за полы всех подряд и вкрадчиво нашептывать: «Признавайся в убийстве Левушки Зингера, признавайся…»?

Кроме того, я была уничтожена как инициативная единица. Обманывала Аллу, носилась по кладбищу за Ениной, поила Симонову, вникала в наркозный бред Гали, грызлась с Мишелихой. А проку? Никакого. Я искала причины, милиционеры — вещдоки и свидетелей. И мне, и им до успеха было неблизко.

— Вик, почему ты не женился? Работа адская, да?

У меня это вырвалось. Легко представить, в каком состоянии я находилась, если нарушила табу на обсуждение прошлого полковника.

— Поесть бы, — напомнил Измайлов.

Но подальше не послал. Видно, тоже временно утратил форму. Пока я разогревала щи, Вик раздувал ноздри. И вдруг заговорил:

— Я пришел в отдел по расследованию убийств в лейтенантских погонах и сразу сдружился с парнем по фамилии Луценко. Сейчас он руководит железнодорожной милицией, дважды дед. А когда-то его лихорадило от желания найти стойкую спутницу жизни. Однажды он представил нам красавицу-брюнетку. Мода на истощение еще не возникла, так что…

— Я когда-нибудь растолстею, Вик.

— Очень обяжешь, — улыбнулся полковник. — Прошел год, Луценко пригласил нас на свадьбу. И каково же было изумление почтеннейшей публики, когда в качестве нареченной он вывел страшненькую, между нами, подружку своей сногсшибательной пассии.

— Ой, она забеременела?

— Она пуговицы пришивала.

От Измайлова серьезности не дождешься. Для сохранения чувства собственного достоинства надо внушать себе, будто он имеет привычку подтрунивать, а не измываться.

— Ей-ей, Поленька, не жги меня взглядом. Луценко мужик хуторской, правильный. Мы ведь потребовали объяснений. Должен же быть повод для замены пантеры на крысу. Так вот, наш Ромео заметил как-то у красотки отпоротый подол юбки. Прожженную сигаретой дырочку на платье. Неделя миновала, починка тряпья не состоялась. И подумалось мудрому хохлу: «Она себя обиходить не может. А меня, мужчину?» Зато подруга, пока Луценко свою девушку в комнате общежития ждал, чаю ему плеснет, одежду на вешалке осмотрит, тут пуговицу укрепит, там заштопает.

— Я поняла, почему женился Луценко. Но почему не женился ты?

— Несовременная история, детка? Про общагу, чай, штопку?

— Вечная история. Почему ты не…

— Потому что согласен: жену следует выбирать по принципу и методу Луценко. И потому, что мне его принцип не подходит.

— Так зачем я, дура, готовлю, стираю, глажу, убираю?

— Я сам поражаюсь, — хохотнул Измайлов. — Наверное, потребность.

Кастрюля с горячими щами не была нахлобучена на его голову лишь чудом.

Вик подкрепился и ушел. Я быстро заснула. А утром у меня возникло странное ощущение. Помнится, выведывая кое-что о Леве у Лиды Симоновой, я упивалась образами реальных людей. Трудно расследовать убийство умозрительно. Теперь мне чудилось, будто эти реальные, подверженные страстям, переполненные разным жизненным опытом люди толпой надвигались на меня. Уже и лица их сливались в единственное — в лицо убийцы Левы. Но узнать его мне не удавалось. Потому что, в сущности, они «всем кагалом приложились» — разгильдяйствовали, лгали, соблюдали свою корысть. Как Измайлов вычленяет из однородной массы того, кто затягивает леску на шее или долбит голову пресс-папье? Как? Не мудрствуя лукаво, я спустилась к полностью одетому Вику, поцеловала его в пахнущие одеколоном губы и спросила:

— Каковы отличительные черты убийцы?

Он ответил мне адекватным поцелуем и убежал «вычленять». Ликбеза, на который я рассчитывала, не случилось. Слабеют мои чары. Лишь на физическую близость их и хватает, елки… А этого мне недостаточно. Это любая регулярно принимающая ванну и подкрашивающая ресницы кретинка может. Придется самой шевелить извилинами.

Глава 10

Как хорошо быть журналисткой, а не сыщицей-любительницей. Сосредоточиваешься на проблеме, вникаешь, но не рвешься вычислять одного-единственного виновного. Добиваешься справедливости, но не настаиваешь на наказании. Лишь бы люди узнали правду, а после — как им бог на душу положит, ведь все разные.

С такими благостными мыслями я нажала кнопку звонка на просторной лестничной площадке второго этажа бывшего элитного дома. Мне отворили, и я без проволочек оценила понятия «обеспеченность» и «индивидуальный проект». Дитя панельных пеналов, ну как я опишу рукотворную прелесть этого жилища? Двери с витражами, арки, полукруглые ниши, темнеющие на фоне стен, обитых тканями пастельных тонов. В нишах — антиквариат. Паркетный пол золотисто блистал. Овальные окна были задрапированы тем, что раньше называлось «задергушками». Да, «задергушками» из натуральных шелковых платков цветов сочных, гармонирующих — сказка! Проснуться бы здесь однажды.

Евгения Альбертовна Енина предложила мне устраиваться в гостиной и отлучилась за минералкой. Я глазела вокруг, что не мешало мне и прислушиваться. В кухне вполголоса разговаривали женщины.

— Не уверена. Стоит ли бередить наши раны? И как втолковать этой девочке, что приличный с виду дом прогнил от старости до последней нитки на занавесках? Не в ее возрасте понимать разницу между формой и содержанием. Еще решит, будто мы не все вложили в операцию Колюши.

— Как ты можешь рассуждать об имидже? На твой первый вопрос отвечаю однозначно: стоит. Стоит ради живых. Мы миллион раз обсуждали эту тему. Родная, после операции мальчику было бы вредно очутиться в сарае. Мы же приучали его к роскоши. Если не жить, то умереть. Извини. Прости. Но девушка ждет чего-то для своей газеты.

— Я не выдержу.

— Так, как условились — выдержишь.

— Ладно, идем. Неудобно томить человека.

«А как вы условились?» — чуть не вырвалось у меня. Но для того, что называется человеческой речью, необходимы движения нижней челюсти. Моя же отвисла и не шевелилась. Потому что на пороге возникли две Евгении Альбертовны. Одна в голубом атласном халате, другая — в желтом. Случаются глюки от жары? Наверняка. Верю.

Видимо, они привыкли к подобной реакции на совместный выход, поэтому ждали, пока я созрею. «Сестры? Близнецы или двойняшки? Боже, не вспомню, одни — однояйцевые, другие — нет, и это определяет степень схожести… Ничего не соображаю, ничегошеньки…» Мысли диким табуном скакали в моей голове и, кажется, сильно пылили. Вот, пожалуйста, уже и зрение подводит. За кем я увязалась? С кого не сводила глаз в автобусе и на кладбище? Елки-палки, черты лиц у них не слишком сходные. Тогда почему я сбита с толку и блею?

— Здра-а-а-вствуйте, да-а-амы.

Мне вдруг почудилось, что они сейчас хором ответят: «Здравствуй, здравствуй, черт мордастый». Захотелось перекреститься. Даже неосуществленное это желание помогло. Я кинула на Ениных прояснившийся взгляд и ощутила, что дар речи ко мне вернулся. Попросила:

— Простите мое замешательство. Но и загримировавшись шутки ради, вы не произвели бы более сильного впечатления. Не познакомиться ли нам?

Они не возражали. После незатейливых представлений Ляля примостилась справа, а Евгения Альбертовна села напротив меня. Я достала блокнот и приступила к делу.

Очередная грустная история из тех, что всех трогает и никого не ранит. В родильном доме у Коли Некорнюка проглядели порок сердца. Косолапость выявили, а главное упустили. Мальчик чах, держался лишь благодаря прекрасному уходу и инстинктивной вялости. В десятилетнем возрасте его, наконец, приговорили к обязательной операции и поставили в очередь. Девятьсот восемьдесят вторым. Пока спасали первые три сотни детишек, медицина изменилась. «Платники» сломали график. У Евгении Альбертовны денег тогда не было.

— Я развелась с мужем и прервала с ним всякие отношения, когда Коленьке поставили диагноз, — монотонно вещала Енина. — Зареклась имя его произносить. Не вздыхай он столь демонстративно при виде чужих наследников, я бы не беременела, делала бы свою карьеру. Но стоило родить Колю, как чадолюбивый отец мгновенно к нему охладел. Услышав же о болезни, обозвал «уродцем».

— Бывает, — посочувствовала я.

— Бывает, да. Многие продолжают удерживать мужей, а я его, поганца, выдворила.

Енина билась, как могла, однако рушившиеся «пирамиды» и кризисы уничтожали ее сбережения, будто нарочно. И вот, когда она наловчилась менять все рубли на доллары, доллары рассовывать по жестянкам от чая и бдительно следить за изменениями курса, Коля влюбился, попытался стать мужчиной и умер.

— Не утешайтесь тем, что это была «сладкая смерть», — пресекла мои поползновения в сторону оптимизма Евгения Альбертовна. — Сын устал ждать, когда ему помогут. А ведь и до плановой операции оставалось чуть-чуть. Но Коля не был самым тяжелым пациентом кардиологов, четверть века протянул. Множество малышей лишаются детства, не могут развиться, надеются на чудодейственные возможности скальпеля и, не взрослея, умирают.

У меня першило в горле и пощипывало веки. Обессилевшая Енина откинулась на спинку стула. Тихонько всхлипывала Ляля.

— При необходимости я побеспокою вас снова? — спросила я.

— Только при крайней необходимости, — просипела Евгения Альбертовна.

Мы сдержанно попрощались.

В подъезде я села на ступеньку, вынула сигарету и стала поджигать фильтр.

— Не нервничайте. Дай вам бог не испытать такого. И не испохабьте Женину драму пересказом.

— Завизирую, — не оглядываясь, пообещала я.

Рядом со мной устроилась Ляля. Стрельнула закурить. «Их невозможно перепутать с Ениной», — заверила я себя и тотчас же сообразила: встретила бы женщин на улице, снова бы засомневалась. Ляля, словно прочитав мои мысли, сказала:

— Я немного добавлю.

"Я" прозвучало слишком уж неубедительно. Немудрено: одинокая Ляля тридцать лет безукоризненно и самозабвенно прослужила Ениной. Мне так и не удалось разобраться, что же стряслось с ней в молодости, почему она отказалась от образования, интересной работы, замужества и ограничилась миром Евгении Альбертовны. Сейчас на мои туфли изредка стряхивала пепел пожилая особа, которая не о себе разглагольствовала, а опять же о них с Женечкой.

— Надеюсь, вы не приняли нас за лесбиянок? — встревожилась она. — А то молодость горазда на грязные подозрения.

«Какая из тебя лесбиянка, — подумала я. — Приживалка, домработница, экономка — это вернее». Ляля задержала меня недолго. Поведала, что неотлучно находилась в распоряжении Евгении Альбертовны и Коленьки, хлопотала по хозяйству, а когда с парнем случилось несчастье, забирала его свихивающуюся от горя мать из мастерской после работы — та норовила уйти к могиле на ночь глядя. Енина всегда была для нее примером — никогда не сдавалась. И не за прислугу ее держала, а за близкую подругу, которой можно довериться. Парикмахера и портного умиляло и вдохновляло стремление Ляли походить на Евгению Альбертовну. В общем, она сотворила себе кумира и с восторгом подражала, копировала, млела, когда получалось. Енина на Ляле не экономила, хотя каждый грош норовила отложить на лечение Коли.

— Я заставляла Женю продать квартиру, — застонала женщина. — Зачем нам теперь? Но она настояла на сохранении. Мы ее полгода назад выменяли на мою двух — и ее трехкомнатную, чтобы создать Коле условия. Ну, а после нашей смерти мальчику бы настоящие хоромы достались. Ведь и в кошмарах не могло присниться то, что произошло…

Я готова была тоскливо и громко завыть. Жалко было и Лялю, и Енину. Весь мир было жалко. Я столько гадкого выслушала о людях за последние дни, что растерялась при виде самоотверженной преданности и настоящей дружбы. Значит, бывает такое?

Ляля затушила наполовину выкуренную сигарету, бросила окурок в привязанную проволокой к перилам консервную банку, пожелала мне успехов и пошла к себе. А я смотрела ей вслед и смаргивала слезы.

На улице мне на ум взбрели две вещи: первая — объяснимая, вторая — не очень. Я запретила себе мысленно мусолить повествования Евгении Альбертовны и Ляли, чтобы не сгубила сентиментальность. В кардиоцентр мне предстояло заявиться спокойной и непредвзятой. Но почему я решила, будто Енина любила Леву за то, что доцент-кардиолог Нинель Михайловна Зингер поставила ее Коле правильный диагноз? Накрепко же во мне ассоциировались люди из мастерской с Левушкой.

Бередить душу Нинель Михайловны письмом о благодарных больных было бы неуместно. Звонить в Нью-Йорк Мусе или Зорию — глупо. Вряд ли они помнили нечто яркое из маминой медицинской практики. А вот Софа могла. Я сделала большой крюк и свалилась на ее голову не комом снега — неразорвавшейся бомбой.

— Поленька, какая приятная неожиданность!

— Не обессудьте, что без приглашения и предупреждения.

Софья Григорьевна Зингер, младшая сестра Давида Григорьевича, вдовствовала и наотрез отказывалась подаваться к иным берегам, хотя дети и звали. Мы поревели о мертвых, посочувствовали живым. Потом Софа вытерла смоляные очи фартуком и изъявила согласие обслужить мои журналистские нужды. Однако уже минут через пятнадцать она сказала:

— Поленька, Нинель сделала людям столько добра, исправила столько чужих оплошностей и ошибок.

— Здесь особый случай, ребенка едва не загубили. Еще раз по буквам: что связывало Нинель с пациентом?

— Порок сердца. Упущенное время. Если что-то еще всплывет в памяти, позвоню, — заверила Софа.

Я зашагала к медикам. Измайлов, Измайлов, откуда в тебе уверенность, будто ноги кормят лишь сыщиков? Не велел мне показываться в гостинице и полагаешь, я перебираю дома клавиши компьютера? Прежде чем за него плюхнуться, надо облазить город вдоль и поперек. Я бы давно купила машину, но нельзя. При моей склонности к отключкам вдоль шоссе ни один фонарь не устоит. Да и перед пешеходами надо чувствовать ответственность. Они же не виноваты в том, что я — женщина с закидонами. Такси тоже отпадает. Счет за него редакторам можно предъявлять, только если хочешь их умертвить.

Метро, трамвай, троллейбус… Очнулась я в кабинете главного врача. «Зачем тебе пить, детка? — недоумевает иногда Измайлов. — Ты, счастливица, и без спиртного вырубаешься». «Шампанское подорожало?» — ехидничаю я.

— Итак, побеседуйте с хирургами, расспросите о житье-бытье. Сразу поймете, что мы не чудовища…

О, оказывается, с полковником милиции я разговаривала телепатически, а с доктором вслух. Однажды получилось наоборот, еле вывернулась.

И снова звучали грустные истории. Стоимость искусственных клапанов и лекарств потрясала, стоимость своего труда врачи стыдливо умалчивали.

— Но кто-то же оплачивает операции собственных детей! — воскликнула я.

— Пожалуйста, первая семья за последние несколько месяцев, — скривился данный мне в поводыри доктор. — Деньги спонсорские. Отец в палате с мальчиком.

— Можно его отвлечь?

— Попробуйте.

Сказать, что отец был полумертв от усталости, значит, покривить душой.

Даже трупы порой улыбаются каким-то последним видениям. Этот же изможденный и угрюмый человек, еле разлепляя сухие губы, сразу предупредил:

— Боюсь. Любая моя положительная эмоция отнимет у сына что-то хорошее. И, соответственно, добавит дурного.

— Давайте немножечко поговорим о спонсоре.

Он кивнул и скороговоркой рассказал, как ухудшилось состояние ребенка. Распродав мебель, дачу и золотишко жены, люди поняли: и себя продав, на срочную операцию не наберут. Им было стыдно и тяжко, но они дали объявление в газету, указали номер благотворительного счета. Кто-то ссудил сто рублей, кто-то пятьсот. Несколько граждан пожертвовали «открытые письма» — призывали не попрошайничать, а найти способ обогатиться. И вдруг, когда надежда почти растаяла, к ним = пришел человек. Изучил выписки из истории болезни дитяти, справки, не побрезговал рецептами. Шепнул:

— Ждите поступлений. И не солгал. Но имя свое обнародовать запретил.

— Не майтесь, — сказала я. — Сегодня рок свел меня с женщиной, лишившейся сына. И прокутить накопленные на его операцию деньги — не в ее стиле. Это Енина жертвовательница?

— Не упоминайте в статье, чтобы не обиделась. Но ведь распирает от благодарности. Наш ангел-хранитель — Евгения Альбертовна Енина…

Обычно я не пишу с лету, даю материалу и впечатлениям отстояться. Но на сей раз я была не прочь изменить привычке. Не успела. Зазвонил телефон.

— Немедленно включи телевизор, — потребовал полковник Измайлов.

— Летом я его принципиально не включаю.

— Включи, посмотри, а потом спустись ко мне. Поведаешь о своих фокусах.

Звучало грозно. Наверное, Вик попал в объектив камеры, дал интервью и прятал за свирепостью желание похвастаться своей телегеничностью. Я исполнила его прихотливую волю.

— Криминальная хроника, — то ли с виноватой, то ли с саркастической улыбкой объявил диктор. — Вчера вечером в своем офисе был убит генеральный директор…

Иногда скорость мысли опережает даже самую современную технику. «Иван или Юра?» — успела прикинуть я за секунду. Но на экране появился особняк, в который наведывался подставной от мафии, вернее, приставленный ею к Юре Саша.

— В прошлом трижды судимый, подозреваемый правоохранительными органами в активизации деятельности мощной преступной группировки и причастности к устранению ряда лиц… — вещал диктор.

Показали кабинет и труп.

— Рядом с телом была найдена записка, гласящая: «Привет от Алекса». Напечатано послание на машинке убитого. Вероятно, речь идет об умершем недавно от передозировки сильнодействующего наркотического средства Александре Люблинском, который был известен в преступном мире под кличкой Алекс, но никогда не привлекался к уголовной ответственности…

Дотошный оператор, видимо, задался целью увековечить на пленке все углы помещения.

— Сотрудники правоохранительных органов не исключают, что речь идет о заказном убийстве, представленном в виде обычного — удар тяжелым предметом по голове — с целью запутать следствие…

«Докатились, — подумала я. — До понятия „обычное убийство“ докатились. Если из незарегистрированного огнестрельного оружия с контрольным выстрелом — то необычное. Все остальное — не стоит внимания, бытовуха, мол». Однако на рассуждения времени не было. Я снова вляпалась в неприятности и дала Юрьеву повод острить. Дескать, стоило Полине приблизиться к Юрию Васильевичу Федорову, как прихлопнули голубчика. Не успел попользоваться наследством, которое оставил ему Алекс. Предчувствия мои можно было считать цветочками по сравнению с волчьими ягодами реальности. Потому что за меня принялся не Борис, а полковник Измайлов — в присутствии Бориса и Балкова.

— Выкладывай абсолютно все про Алекса, Юру и… про кого ты там еще нарыла. Абсолютно! Недавно ведь терзала меня этим Алексом! Да, координаты своих осведомителей не забудь.

— Не осведомителей, а информаторов. Координаты скрою, елки. Давешний рассказ про Алекса повторю слово в слово. Что, худо приходится? Когда вы втроем надо мной нависаете, милицейские дела идут неважно.

Напряженно сидящий в кресле Сергей Балков похвалил мое «особое чутье на готовящиеся убийства». Борис Юрьев что-то угрожающе забормотал.

— Не делай ей комплиментов, Сергей. — Вик пресек попытку Балкова установить со мной доверительные отношения. — Иначе обнаглеет и начнет дозировать показания.

— Показания? — взвилась я. — Рта не раскрою. Убийцу Некорнюка не нашли, убийцу Левы тоже. Пинкертоны. Я вам уже том показаний выболтала. А вы получили очередной «висяк», запаниковали и отыгрываетесь на мне. Ну скажу я, что убитый вчера человек слыл «последним другом и покровителем Алекса». Что любая «шестерка» в городе считала вполне возможным: именно этот человек приказал убрать Алекса, а Юру премировали за исполнительность готовой фирмой. Опять же напомню о выплаченных Алексом Леве деньгах. Это поможет вам найти убийцу? Не смешите.

Пререкались мы долго. В итоге полковник с угроз перекинулся на посулы. Пообещал назвать мне имечко расправившейся с Левой сволочи в обмен на связное изложение биографий Алекса и Юры.

— Неумно. Отчеты из зала суда еще никто не удосужился отменить. Потерплю без вашей милости, — уперлась я.

— Да пойми же ты, Поля, — туго, со скрипом влезал в шкуру сладкоголосой сирены Измайлов. — Нам просто необходимо выйти на тех, кто посвящен в делишки мафиози. Мы не станем ссылаться на тебя, не мальчики. Но сейчас братва из группировки займется собственным расследованием, и прольется кровь.

Здорово, что я не поддаюсь на уговоры. А то бы разоткровенничалась и наломала дров.

— Давайте примем чайку, — увильнула я. — За чашкой соберусь с силами и решу.

Измайлов злорадно сообщил, что нет сахара. Запустила я его хозяйство, каюсь. Поднялась к себе за сладким. Никогда не устану благодарить судьбу за ту непреднамеренную паузу. Позвонила Софа.

— Поленька, про порок сердца и упущенное время… Не о благодарности расскажу, наоборот. Старшую дочку я рожала в роддоме по месту жительства. Девичью фамилию не меняла, были обстоятельства. Близилась выписка, когда в нашу палату положили новенькую. Однажды она поймала меня в коридоре и спросила: «Вы не родственница Нинель Михайловны Зингер?» У меня не было причин открещиваться от родства. "Передайте этой твари, что я без кесарева сечения родила совершенно здорового малыша, — прошипела новоявленная мамаша. — Из-за нее — поздно. Она меня наблюдала, у меня порок сердца, неопасный, если беречься. А ваша… запугивала меня смертью при потугах и дурной наследственностью ребенка. В общем, передайте: «Такая-то благополучно разрешилась». Она назвалась, но я не помню. Что-то с почвой и корнями связанное, слегка забавное. Корнейчук? Корнеева?.. Конечно, я никому ничего не сказала, но была подавлена. Алло, Поля…

— Некорнюк? — упавшим голосом уточнила я.

— Точно, Некорнюк, — возликовала понятливая Софа. — Суля по всему, ты этого от меня и добивалась?

Я добивалась противоположного. Но между желаемым и действительным вновь разверзлась пропасть.

Есть в городе гинеколог, профессор, которому женщины в пояс кланяются на улице. И есть подруга моей мамы, которая фыркает, сплевывает и разражается площадной бранью при упоминании о нем. Когда-то он, начинающий врач, «прошляпил» ее беременность. Хотя дама была спортсменкой, со своеобразными мышцами. Евгения Альбертовна не себя обвинила, а возненавидела Нинель Михайловну, когда подтвердились худшие опасения кардиолога Зингер. Не напрасно она «запугивала» наследственностью Енину (тогда еще Некорнюк). Наверняка с годами та стала винить Нинель Михайловну еще и за то, что та не отговорила ее от родов без кесарева. Так же, как винила мужа, вздыхающего при виде чьих-то детей.

Несчастная моя голова гудела и раскалывалась. Я отнесла сыщикам сахар и взмолилась:

— Давайте отложим беседу на сутки. По телевизору я увидела в офисе убитого мафиози нечто такое… несообразное с нормой, честное слово. Мне надо подумать, сосредоточиться. Плюс ко всему у меня пропал настрой на вторую статью подряд. Я, кажется, вот-вот буду в состоянии указать вам убийц Некорнюка, Левы и авторитета. У меня как перед рассветом — уже светло, но чего-то не хватает для полной уверенности в наступлении утра.

— Красиво глаголешь, значит, врешь, — засмеялся Борис Юрьев. И повернулся к полковнику: — Послеживайте за ней, Виктор Николаевич. А то поймет, что перепутала рассвет с закатом, и смоется.

— До завтра, Полина, — отпустил меня разочарованный Измайлов. — Ждем тебя здесь часов в шесть.

— Будем ждать, — нахмурившись, поправила я.

— Поль! — крикнул мне вслед Борис. — А это не ты авторитета порешила? Раскопала что-то о его причастности к убийству Зингера через Алекса с Юрой и отомстила? Тогда вернись, я пожму твою мужественную руку.

— Еще раз забудешь, что любое убийство есть преступление, я тебе…

Какой орган полковник собрался пожать лейтенанту, я не дослушала.

Глава 11

— Сережа, пожалуйста, пойдем со мной. Вдруг Симонова признается, сразу зафиксируешь. А то мало ли что. Если ее не расшевелить, до убийцы вы не доберетесь.

— Мы вроде уже добрались, Поля.

— Арестовали? Балков замялся.

— Вот видишь. Только не выдавай меня полковнику и Юрьеву. Способен представить, что меня ожидает, притащи я их в мастерскую и откажись Лида говорить правду. Ты сам как отреагировал бы?

— И на старуху бывает проруха, — нашелся Сергей.

— Поэтому я тебя и приглашаю. Ну Сережа!…

Откуда мне было знать, что Измайлов и Юрьев, удобно устроившись в тесном кабинетике, слушали наш диалог и наливались ехидством? И не могла я знать, что Балков согласился сопровождать меня в гостиницу после того, как полковник благословил его, звезданув поощрительно по спине.

А за час до звонка Сергею Балкову в управление меня осенило. Почему я подозреваю Лиду Симонову в сообщничестве с преступником? Может, она сама дала Леве ключ? Допустим, он хотел проститься с мастерской в одиночестве. Не убей его кто-то, он встретил бы ее в холле, поблагодарил. Но, увидев его труп, Лида струсила, в передаче ключей не призналась. Мертвые сраму не имут. Или ключ у нее выкрал убийца, подкинул Левушке и Лида грешит на него искренне?

Я нашла в телефонном справочнике тьму Симоновых. В итоге одна женщина подтвердила:

— Да, Лидочка Симонова моя дочь. Да, недавно забыла на работе сумочку, но она оказалась в сохранности. Говорите, подобрали на лестнице удостоверение? Я позвоню Лиде. Там же служите, сами контакт наладите? Спасибо.

— Не за что, — чистосердечно сообщила я.

После чего и решила взять с собой Сергея — для ускорения темпа беседы с этой визгливой вруньей.

Она выкаблучивалась, даже когда я втолкнула ее в туалетную кабинку, прижатая коленом к унитазу. Естественно, Балков, стоя в коридоре, предугадывал результат нашего единоборства.

— Значит, вы спьяну забыли здесь вечером накануне убийства Левы сумку? Хватит валять дурочку. Ваша мама доверчивая женщина, ничего не скрывает. Утром вы не рассчитывали на ранний приход сослуживцев. Узрели народ, кинулись сюда, с облегчением обнаружили сумку, в которой недоставало лишь ключей. Вернулись к коллегам. Ерофеев уже отпер дверь. Передышка была кстати, но вас не спасала. Дальше вы глазели на труп Левы и фантазировали, как бы вывернуться. К приезду милиционеров план был готов — Зингер украл у вас ключи, провожая. Учтите, нас ждет беспощадный мент. У него расследование буксует. И скажу по секрету, он подозревает, что вы передали ключи сообщнику-убийце.

— Нет!… — взвыла Лида. — Я правда оставила сумочку вот на этом подоконнике. И чуть в обморок не грохнулась, когда у Зингера на самом деле вытащили из кармана мои ключи. Если откровенно, он не мог до них добраться.

— А закрывал кто после пирушки?

— Ерофеев, сто раз ментам повторила.

«Только менты мне доложить не удосужились», — подумала я.

— Кто последним уходил, Лида?

— Мы всем колхозом свалили. Енина минут за двадцать до конца гужбана поцеловала Зингера и убралась к себе. Прорыдаться, наверное, требовалось. Когда она собралась домой, мы не знаем. А про ключи я тоже не с потолка взяла. Если Левка передирал Костин проект, то никого бы не смутила и моя история. Все равно — он вор.

— Лида, Лева не пробалтывался, что трудится на одного из постояльцев гостиницы? — спросила я, с трудом сохраняя спокойствие.

— Лева пробалтывался? Ха-ха! Нем, как рыба. А ты еще смела лгать, будто с детства знакома с ним и его семьей.

Ага, заменила «вы» на «ты». Наша неистребимая привычка к неожиданной фамильярности…

— Вникни, — зашипела я. — Ни слова лжи ты от меня пока не слышала. Лева никогда не покусился бы на чужое добро. Поэтому я и вожусь с тобой.

— Ой-ей-ей, — заерничала Лида. — Гроза-баба! Хитрожопее твоего Левки у нас тут не было. Мы пахали, Енина нас в упор не видела. А Зингер ломанется в ее кабинет с «дипломатом» — и выйдет с пустыми руками. Так она его после разве что опахалом не обмахивала.

— Часто ходил? — напряглась я.

— На моих глазах дважды.

— Господи, — ахнула я. — Он хранил деньги в сейфе у благоволившей к нему начальницы.

— Во-во, — злорадно вскинулась Лида. — Хранил. Банк выискал!

— Свои деньги, дурища. Правильно, он два раза приходил к Ениной с кейсами. Когда продал квартиру и когда с ним Алекс расплатился. Как ни осторожничал, как ни прятал, а его выследили, ограбили, убили и вдобавок скомпрометировали. Скажи, Лида, ты по доброй воле надралась или тебя спаивали?

Она наморщила лоб, на котором слоились жидкая и сухая пудры:

— Черт, не сориентируюсь. Заманчиво было бы, чтобы спаивали.

— Кто такой Калинченко? Он обнаружил тело?

— Он, — обрадовалась другой теме Симонова. — Тоже фурункул. Пытались выдавить, но они с шефиней вместе учились. Стеной встала, не дала в обиду.

— Как у Ениной сейф закрывался?

— Набор цифр. Никогда ни при ком сейфом она не пользовалась — осторожничала.

Победительницей я себя не чувствовала, а вот тупицей — да. В течение стольких дней не сообразить очевидного. Балков, напротив, был доволен. Побывав в распоряжении нудного лейтенанта, Лида утратила резвость и осипла. Калинченко и Ерофеева Сергей почему-то тревожить не стал.

— Не будешь уточнять насчет Левиных «дипломатов»? — удивилась я.

— Нет, — улыбнулся Сергей. — Отныне их судьба — вызов повестками. А без нас с тобой, Поля, скучает Виктор Николаевич.

— Доложился полковнику? — скуксилась я.

— Ты так вопишь в телефонную трубку, что и глухой завладеет твоими секретами.

Выбора у меня не было.

— Ребятки, дожмем дело Некорнюка и Зингера? — весело осведомился в управлении Измайлов. — Бой десятый, Борис против Полины.

— Почему опять Борис? — проворчала я.

— Потому что он рыл землю носом и нашел двух надежных свидетелей. Фермер в пять утра шагал к первому автобусу за вышедшей из дома Некорнюка личностью. Дама наилегчайшего поведения видела, как Зингер в половине девятого в день смерти поздоровался с кем-то в холле гостиницы и они вместе направились к лифту. Описания спутников фермера и Зингера идентичны, — пояснил Балков, не претендовавший на лавры Юрьева.

Полковнику Борины лавры тем более были без надобности. Он жаждал развлечения. Вик уже ознакомился с показаниями Симоновой и понял: я не блефовала. Ему оставалось воскликнуть: «Бокс!» И надеяться в худшем случае на ничью. В лучшем победа отдавалась Борису. Про меня Измайлов говорил: «Полина перестанет примагничиваться к убийствам, если несколько раз потерпит неудачу в детективных состязаниях. Она увлекается только тем, что у нее хорошо получается». В общем, битва двух титанов сыска, профессионала и дилетантки, была неминуема. Я шучу, но Юрьев и впрямь воображал себя специалистом, кое в чем даже превосходящим Измайлова. Вик посмеивался, тоже знал цену всем и всему.

— Давай, Боря, хвались, — разрешила я. — Иначе лопнешь от гордости. Сразу имя «личности» озвучишь или «восстановишь картины преступлений»? Реставратор, елки.

— Вот, Виктор Николаевич, прошу любить и жаловать. Вот как болезненно она реагирует на мои успехи, достигнутые, между прочим, трудом, — ябедничал Юрьев. — Поль, обойдись без психических атак, нужно уметь проигрывать, — защитил любимца необъективный Измайлов.

— Да вроде мне еще не случалось, — напомнила я.

И обратилась в слух. Женщине надо уметь вовремя заткнуться, тогда она никому не проиграет.

Борис Юрьев действительно талантливый сыщик, и наши с ним пикировки всерьез расстраивают только Сергея Балкова. Так вот, это дарование трактовало события опасно близко к истине. Опасно, потому что заблуждения на этапе выводов могут привести за решетку невиновного. И оправдаться тому будет трудно.

Юрьев сразу объявил мои предположения насчет денег в «дипломатах», которые Лева оставлял у Ениной, бредом. Скорее всего она доверяла ему встречи с клиентами, а он заносил ей договоры. В крайнем случае «черный нал» подтаскивал. Обычные для частников дела. Дальше больше: Борис утверждал, что Енина послала к заказчику кого-то очень похожего на нее.

— Да, — вступил Сергей Балков, — при первой беседе она сказала: «Если он откажется от знакомства со мной, я не удивлюсь». Потом он указал на нее в толпе довольно уверенно, но одета она была так же, как в день визита в управление. Настоящее опознание впереди.

Моя версия выстроилась так: Ивана Савельевича Некорнюка она убила, либо заманив на озеро, либо выследив. Ненавидела много лет, а когда Коля умер, свихнулась. Автобусы ночью не ходили, Енина после убийства переночевала в доме бывшего мужа, а на рассвете убралась в город.

И Лева пал жертвой сумасшедшей бабищи. Она украла у Симоновой ключи в дамской комнате, чтобы подсунуть ему. Позвонила, попросила Леву зачем-то забежать напоследок в мастерскую и прихлопнула.

— Кстати, Поля, Балкова растрогала ваша с Зингером дружба, и он переметнулся на твою сторону. Метался с дубликатом ключа Ерофеева по всему городу и выяснил, что это не дубликат вовсе, а просто второй ключ. Он выискал госучреждение, в котором раньше стоял сейф. И назначал свидания пенсионерам — бывшим служащим этого самого учреждения. Проникнись, парень начал здраво рассуждать ради тебя. Мол, если на старой, захватанной людьми отмычке отпечатки пальцев одного Зингера, значит, ее протерли и сунули в руку покойника. Отныне мы согласны: Енина прокололась, пытаясь доказать, что именно Зингер отпер сейф в проектном отделе, — великодушничал Измайлов, полагая, что я на грани слезотечения. — Но идея настроить следствие и коллег против убитого дорогого стоила.

— Сережа, спасибо тебе, — в свою очередь растрогалась я. — Мы еще покажем Юрьеву кузькину мать. Пусть теперь полковник считает нас с тобой одним человеком.

— В смысле? — вскинулся Измайлов.

— Если вы полагаете, что по отдельности мы жалкие подобия единственного великолепного Бориса, то мы объединяем усилия.

— Не заводись, Поль, мы же команда, — вклинился растерявшийся Сергей.

Но меня уже несло:

— В знак благодарности лейтенанту Балкову я расскажу лейтенанту Юрьеву, как в действительности развивались события.

— В действительности? — фыркнул Борис. — Не зарывайтесь, девушка.

— Виктор Николаевич, он тоже болезненно реагирует на мои успехи, — захныкала я.

— Хватит! — рявкнул полковник; его явно вывело из себя мое стремление слиться с Балковым. — У Бориса есть свидетели.

— А у меня Ляля, дама, которая ходила вместо Ениной к заказчику. Так смахивает на Евгению Альбертовну, что их сам черт не разберет.

Воцарилась тишина. Я уставилась в потолок. Лишь когда Юрьев побагровел до понравившегося мне оттенка, заговорила.

Когда Коля умер, Евгения Альбертовна Енина обвинила в своем горе мужа и Нинель Михайловну. Врач была недосягаема, зато Лева — вполне. Как в ее мозгу возникла мысль убить Некорнюка-старшего и Левушку с «поминальными» интервалами, завладеть их сбережениями, соединить со своими деньгами и спасти чьего-то ребенка или чьих-то детей, может предположить лишь помучившийся с енинское человек.

Возможно, у Ениной в какой-то момент и «поехала крыша», но это больше напоминало вдохновение, творческий взлет. Она сообразила, что недоверчивый, тертый Иван Савельевич держит деньги в тайнике родительского деревенского дома. Либо точно знала, что когда-то держал. Не отыщи она их на даче, взяла бы ключи от городской квартиры и обшарила ее. Но они лежали в кармане принесенных ею с озера брюк Некорнюка. Следовательно, Евгения Альбертовна не ошиблась. На поиски у нее была целая ночь. А задушить пловца в воде леской — не подвиг при большом желании. Особенно если представить состояние химика, когда он вдруг узрел на озере собственную женушку-мегеру, а потом узнал от нее о смерти сына. Два потрясения лишают человека бдительности. Лева полагал, будто Енина любит его как способного архитектора. Человек сложен, чувства Ениной к Зингеру — сложны и непоследовательны. Видимо, пока Коля был жив, ей доставляло удовольствие привечать отпрыска ненавистной Нинели Михайловны. В любом случае доверие к себе она вызвала. И он попросил ее сохранить в большом служебном сейфе свои маленькие плоские чемоданчики. Додуматься до того, что там были деньги, трудно только ментам (троица — Измайлов, Балков, Юрьев — дружно скрипнула зубами). В день отъезда Лева собрался вернуть собственность. Чтобы сослуживцы не сплетничали, договорились встретиться с Евгенией Альбертовной пораньше.

Енина отправила верную Лялю к заказчику вместо себя, сама пришла к условленному сроку в мастерскую, выдала Леве кейсы и попросила как независимого отныне эксперта оценить конкурсный проект Ерофеева. Открыла сейф в отделе ключом, который наверняка с незапамятных времен хранился у нее. Лева увлекся документами, она убила его Костиным пресс-папье, вложила в пиджак выписки. С прочими «доказательствами» его вероломства перемудрила. Она вытащила у пьяненькой Лиды ключи от двери, чтобы неповадно было баловаться при исполнении обязанностей ключницы. Знала, та прибежит к шефине каяться и извиняться. Но что, если у Ерофеева будет алиби на время убийства? Не взлом же имитировать. И Енина добавила ключи Лиды к якобы похищенным Левой бумажкам и «дубликату».

После этого Евгения Альбертовна пожертвовала деньги на операцию чужого мальчика, возможно, не одного, ушла на пенсию и собралась коротать век с Лялей…

— Какой роман! — заорал Борис Юрьев. — И куча долларов, и неописуемые чувства!

— Цыц, — на сей раз не пощадил его Измайлов. И повернулся ко мне: — Ляля существует? Енина перечисляла деньги на благотворительный счет? Лева получал валюту от Алекса, точно?

— Да.

— Принимайтесь за работу снова, парни! — рыкнул на лейтенантов полковник.

— Не спешите, — улыбнулась я ласково. — У Ениной у самой порок сердца. Она скрывала это, но факт есть факт — лечилась у Нинели Михайловны. Убить двух мужчин ей не под силу. И кроме того: деньги на операцию она перечислила между убийствами Некорнюка и Левы.

— Ты нас дуришь? — выразил робкую надежду Борис.

— Нет. Просто показала, что ты насочинял. Разукрасила психологическими деталями изложенное тобой. Это не мой, а твой роман, Боря.

— Как же по жизни? — предотвратил новую ссору Балков.

— Грубее, Сережа, Енина добровольно лишилась денег, отказалась продавать шикарную квартиру и бросила доходную работу. Им с Лялей светила до последних дней жизни своим тусклым фонарем нищета. И Ляля, как ни парадоксально это звучит, избалованная хозяйкой-подругой, сделала то, в чем Борис подозревает Евгению Альбертовну. Та ведь от Лялечки ничего не скрывала.

— С Некорнюком понятно, — кивнул Измайлов. — С Зингером она каким образом расправилась?

— Элементарным. За двадцать минут до окончания «загудона», как выразилась Симонова, Енина ушла к себе. Вероятно, впустила в кабинет пришедшую к заранее оговоренному часу Лялю. Евгении Альбертовне наутро предстояла сделка, которая обеспечивала аванс коллективу. А выдать чемоданчики отрезанному ломтю Зингеру вызвалась безотказная Ляля. Наверняка потренировалась в наборе шифра, открывании сейфа. Когда сотрудники покинули мастерскую, еще и дверь в отдел поучилась отпирать. Не знаю, каков был ее первоначальный умысел насчет Левы. Но она обшарила забытую сумочку Лиды, наткнулась на ключи, и какие-то контакты в ее голове перезамкнулись. Ключ от сейфа Ерофеева наверняка валялся дома у Ениной, и Ляля о нем знала. Далее по сценарию. Заманила Леву — якобы по поручению Евгении Альбертовны — посмотреть конкурсные материалы Кости.

— Врешь, — снова прицепился Борис. — Енина не могла не догадаться.

— Могла. Она столько страдала, что вряд ли помнила про старый ключ от сейфа общего пользования.

— Допускаю, — буркнул Юрьев. — Но остальное…

— Остальное — сущая ерунда. Ляля отчиталась: чемоданы Зингеру выдала, спустилась вместе с ним на улицу, простилась. Он велел кланяться Евгении Альбертовне. Вернула Ениной ее ключи. Та явилась в гостиницу. Там Лева застигнут за кражей «секретов фирмы», мертв, труп обнаружили пять человек, неразбериха с ключами Симоновой и Ерофеева полная. При чем тут услужливая Ляля?

— Я, кажется, гнал вас на работу, парни, — усталым голосом проговорил полковник. — Пока не проверите информацию Полины, Енину и Лялю не трогать.

«Парни» поднялись и исчезли.

Ругались мы с Измайловым долго. Он, как водится, интересовался, почему я лезу в мужской монастырь с уставом женского. Я отбрехивалась. Наконец полковник сардонически захохотал:

— Ты обещала и убийцу мафиози миру явить.

— Прокрути мне видеозапись из офиса, — встрепенулась я.

Вик тронул пальцем висок и принялся дубасить технику. Да, милый, когда ты только контролируешь своих сыскарей, а не подключаешься сам, недоразумения вероятны. Славно, что помимо Балкова и Юрьева у тебя есть я.

Глава 12

«Похоже, я у полковника была, а не есть. Господи, что сделали с моей головой? Не столько болит, сколько кружится. Интересно, сдохну я?..»

Не получилось. Верно, из вздорности характера. Я кое-как отряхнулась, выволоклась на улицу, поймала мотор, сошла за слегка обкурившуюся и предстала перед Виком, трепеща, будто перед детектором лжи.

— Что? — тихо спросил полковник.

— Столкнули с лестницы в подъезде приятельницы. — Сказать бы, что сама рухнула, но сил не было врать.

Он даже не пригрозил «пристрелить, чтобы не мучилась». Промурлыкал:

— Имя и адрес приятельницы.

— Я ее дома не застала.

— Имя и адрес.

— Память отшибло. Потерпи до утра, клянусь, вспомню.

— Ладушки, детка, — на удивление быстро согласился Измайлов, взъерошив мои волосы в поисках черепномозговых травм. — Завтра поедешь со мной в управление, там все вспомнишь.

— Это ультиматум?

— Знаешь, чем силен профессионал?! — заорал Измайлов. — Умением оставаться невредимым. За пять лет работы Юрьев постоянно бывает в самых разных переделках, но ему лишь раз переломали ребра. Да и то из-за тебя. Ты же, высматривая и подслушивая, постоянно травмируешься. Кошачья живучесть выручает.

И далее в том же духе.

— Вик, милый, то был, наверное, просто какой-то хулиган…

— Хватит. Перебьюсь без твоих предположений.

Мне даже огрызаться не хотелось. Я старалась сообразить, что со мною произошло…

Несколько часов назад Вик гонял видеозапись и распускал перья. После явно поспешных обвинений Евгении Альбертовны Ениной ему было неловко. На монологи он отваживается, когда уверен и весьма доволен собой, любимым. В этот раз он увлеченно излагал свои собственные идеи. Юрьева не упоминал.

Итак, глава крупного концерна и легиона мелких фирм был немощным стариком. Все, что тюрьмы и зоны могут высосать из человека, даже при материальной поддержке с воли, они высосали. Но интеллект дедок сохранил, видно, какую-то гимнастику для ума делал. Еще он обнаружил в себе задатки посланника дьявола, сляпал теорийку полезности зла из библейских цитат, блатных песен и Уголовного кодекса и прослыл в своей среде мудрецом.

— В любой среде, от землекопов до всяческих элит, такие есть, — вклинилась я.

— Ты тоже много о себе воображаешь, — осадил меня Вик.

И продолжил. Сей господин охране доверял настолько, насколько мог ее проверять. Поэтому не копил в больших количествах. Три нижних этажа особняка занимали офисы подвластных ему организаций, а верхний был в его распоряжении. Причем, кроме вечно запертого зала заседаний, там располагался только кабинет-секретарская, рабочее помещение и комната отдыха. Последняя была обставлена как стандартная квартира — стенка, диван, два кресла, бар и журнальный столик. Но задняя панель секретера перемещалась, открывая или скрывая встроенный в стену сейф.

— У нас есть информаторы; в тайнике хранилась дань, которую каждую пятницу в шесть часов вечера приносили папаше сборщики-курьеры, — пресек возможные вопросы Измайлов.

В пять здание пустело. В нем оставались охранник у входа и двое — в секретарской босса. Недоверчивый дед выпроваживал курьеров, запирал дверь и в одиночестве перекладывал валюту и рубли в сейф. Потом уезжал домой в сопровождении все тех же телохранителей. Собственно, парни были при нем сутками. Но с двух до четырех старикашка почивал. В это время они обедали. Сначала один, потом второй с секретаршей.

В роковую для тугого на ухо преступного авторитета пятницу некто проявил чудеса сноровки и удачливости. Охранники были так ошарашены внезапной кончиной хозяина, что не удосужились убрать из пепельницы пустые пластиковые ячейки от таблеток. Поэтому пришлось признаться милиции; тому, кто обедал в столовой первым, явно подсыпали лошадиную дозу снотворного. Он вернулся в секретарскую, отпустил коллегу и девушку, а сам приготовился охранять сон босса. Не тут-то было. Дважды, выбегая по нужде, он запирал дверь на ключ. Коридор был пуст, и еще два раза он не возился с замком. Похоже, тогда злоумышленник и проник в комнату отдыха к похрапывающему старикану. Нервы человек имел недюжинные то ли от природы, то ли ни единой нервной клетки потратить не успел. Отсиживаться за креслом несколько часов подряд, вытерпеть возню с курьерами, дождаться, когда дед откроет тайник, начнет его загружать, выбраться, схватить сифон, врезать жертве по лысому затылку, уложить труп на диван, напечатать записку с «приветом от Алекса», раскидать рубли таким образом, чтобы бросались в глаза с порога и манили охранников, затаиться где-то в кабинете и выскользнуть, пока телохранители пребывали в замешательстве, добежать по лестнице до мужского туалета на втором этаже и выпрыгнуть из окна на клумбу — на подобное мало кто способен.

Не вызывало сомнений, что уникальное это создание было превосходно осведомлено о привычках обитателей верхотуры. Что примелькалось и даже в столовой не казалось чужаком. Что как минимум кое-какие сведения об Алексе имело. Значит, либо убийца работал в здании, либо имел возможность регулярно проникать туда. Последнее, впрочем, было не слишком трудно: к девяти утра поток служащих густел. И стоит прийти вместе с большинством и уйти после «трудовой вахты», и через три дня охрана сочтет тебя своим.

Ментам предстояла рутина — мотаться по офисам и расспрашивать людей друг о друге. Проверить знакомства персонала кухни. Постараться запутать телохранителей — не исключалось, что мужики все подстроили. Версия эта косвенно подтверждалась отсутствием в кабинете укромных мест. Не в шкафу же прятался убийца, ожидая взлома двери. Да и не вылезешь из шкафа бесшумно и быстро.

Пока Виктор Николаевич Измайлов рассуждал вслух, я не отрывалась от экрана телевизора. Злополучный шкаф уже намозолил мне глаза. Как-то не так он стоял. Зачем теснить его к двери, если в простенок три таких шкафа поместятся? Зачем? Чтобы выбитая дверь не расплющила того, кто стоял за ней. Охранники звонят боссу по телефону, стучат, зовут, тот не откликается. Они вламываются, сразу видят разбросанные в комнате отдыха купюры и бросаются туда. Кабинет кажется им пустым.

А убийца у них за спинами. Прием не новый, но рискованный. Хотя преступник сплошь рискованные приемы выбирал.

Звучит кощунственно, но было в этом убийстве что-то остроумное, веселое, прости меня, боже. И словно смех Алекса слышался. Он был обречен, он знал нравы своей среды — но кто запрещал ему напоследок одарить идеей смелого и ловкого слушателя? Преданного слушателя… Способного тихонько передвинуть легкий пластиковый шкаф. Не желающего быть свидетелем дорожно-транспортного происшествия накануне пятничного «мероприятия» и загодя запасшегося билетом в Лондон — или не в Лондон, — научившего Левушку Зингера таскать через кордоны незадекларированные доллары. Ох, Мишелиха, Мишелиха. Объегорила ты меня. За Алекса отомстила, последнюю его выдумку осуществила и посрамила Юру. Получается, твой Алекс понимал, что старик вот-вот прикажет его убить. И опередил. Горький шутник.

Что мне было делать? Передо мной сидел полковник Измайлов, ему предстояло гонять своих людей, которых я жалела. Но и доказательств причастности Ленки Мишель к убийству у меня не было. «Заложив» Мишелиху, я могла много чего наворотить в ее судьбе. Тогда я и решила поскорее отделаться от Вика и попытаться разобраться с Ленкой самостоятельно. Поскольку Измайлов уже порядком устал, он не настаивал на моем присутствии. Я пожелала полковнику удачи и про себя поклялась «смотаться скоренько».

Однако у Мишелихи молчал и телефон, и автоответчик. Неужели она прямиком с клумбы, на которую сиганула из окна, поехала в аэропорт? На вокзал? И тут бес меня попутал, я подумала: «А не навестить ли Галю Кара-Ленскую? Поговорю про Ивана, про Мишелиху, а дальше, как сложится». Напрягать Галину звонком не стала. Купила фруктов и приготовилась звякнуть из автомата. Он, проклятый, заартачился. Но, в конце концов, я же ее домой из больницы транспортировала, разыщу. И разыскала нужную квартиру на свою несчастную голову. На ручке двери висело объявленьице: «Сплю, просьба не беспокоить». Это было некстати, но со сломанной лодыжкой простительно. В свойственной мне дурацкой манере я довольно громко сказала: «Спи, я на подоконнике подожду». И стала спускаться по лестнице. Сзади раздался шорох, на меня пахнуло своеобразным одеколоном, и в следующую секунду я кувыркалась по бетонным ступеням. Очнулась через два часа и выбралась из подъезда, не вспомнив о цели визита. А сейчас, в постели Вика, испугалась. Судя по запаху, толкнул меня мужчина. Не бомж и не грабитель. Кошелек остался в кармане. Не насильник. Тогда кто? Кто? Иван? Мишелиха, уличенная однажды во лжи, не вызывала доверия. Может, она врала про дорожно-транспортное? Может, ей врал Иван? А через несколько дней явился прикончить Галю. С самого начала меня насторожили порядки в конторе «Во салу ли, в огороде». Устроившись на подоконнике лицом к квартире Кара-Ленской, я бы не дала ему спокойно спуститься вниз. Нужно было немедленно что-то предпринять. Но храбрилась я сквозь сон. Снотворное, которым накачал меня Измайлов, творило нечто невообразимое. И мозг не отключался, и двигаться не удавалось. Язык тоже — будто раздулся и отяжелел. В общем, спасти Галину Кара-Ленскую я не могла. Надо было дать полковнику ее адрес. Надо было.

Утром я продрала глаза и сразу набрала номер Гали. Она была в полном порядке. Напрашиваться к ней в гости я не стала: Измайлов вошел в роль пиявки и отказа отправиться с ним в управление не принимал. Поскольку так он обо мне, неразумной, заботился, платить ему неблагодарностью было бы подло.

Вызванные в кабинет полковника Балков с Юрьевым на мой мрачный лик отреагировали по-разному. Сергей заулыбался, попытался по-братски поделиться каким-то обкусанным пирожком. Борис справился: не удобнее ли мне будет в СИЗО? Я с возмущением отвергла его изуверское предложение, и он отстал… Юрьев выглядел подавленным и даже растерянным.

— Ну-с, вчера все обсудили, ничего не изменилось, разбирайте дам. Ты, Борис, займись Лялей, ты, Сергей, Ениной, — бодро начал полковник.

Вместо того чтобы кинуться «выполнять», лейтенанты потупились.

— Ты не привез их, Юрьев? — рыкнул Измайлов.

Борис протяжно вздохнул, нахмурился и негромко сказал:

— Ляля вчера умерла от инфаркта. А Енина еле жива от горя. Тут такое дело… Ляля мусульманка, ее до захода солнца похоронили — обычай. Но с медицинскими заключениями проблем нет. Ее врачи со «Скорой» не успели откачать и честно отчитались. В шкатулке Евгения Альбертовна нашла письменное признание сестры в убийствах Некорнюка и Зингера. Все так, как предположила Полина, — неодобрительно протянул Юрьев. — Только денег она не брала ни у того, ни у другого. Она отдала Зингеру хранившиеся в сейфе Ениной кейсы. Но содержимое их было загадкой за кодовыми замками для обеих женщин. Ляля спровадила химика и архитектора на тот свет, чтобы Коленька Некорнюк не скучал.

— Стоп, — взмолился пораженный Сергей Балков. — Если она не собиралась умирать, то на кой признание?

— Написала, что рано или поздно правда выплывет наружу. Что хотела бы отправить это заявление в милицию, но пока духу не хватает. Что человек она пожилой, нездоровый и не может себе позволить уносить в могилу тайну, из-за которой, возможно, пострадают невиновные. Графолог обещал поспешить, но и без него ясно — ее рука. Письмо датировано днем убийства Зингера.

— Ну вот и все, Поленька, — как-то смущенно пробормотал Измайлов. — Вычислила ты ее прекрасно. И суд божий быстрее человеческого состоялся. А деньги Зингера… Пусть твои свидетели подтвердят, что Алекс выдал их. Хотя вряд ли, вряд ли мы найдем концы.

Он был прав… Гостиничную горничную Аллу и Юру, помогающих сыщикам, я не могла представить. Мне бы переживаний по поводу умершей душегубки Ляли хватило надолго. Так и сидела бы безмолвным изваянием, прокручивала все, что увидела и услышала, бог знает сколько времени, мешая ментам. Но они-то себе этого позволить не могли.

— Дальше поехали, — велел Измайлов. — Мафиози, пристукнутый сифоном и точно ограбленный.

Я вздрогнула. Даже бестрепетный Вик принародно погладил меня по плечу и извинился за то, что невольно перепутал. А меня подмывало мгновенно решить проблему — выкладывать им про Мишелиху или повременить? Я давно заметила: есть люди, которые всегда приходят вовремя, их приглашения и подарки оказываются кстати. Есть другие, вроде симпатичные, милые, добрые, но притаскиваются, когда не до гостей, к себе зовут, когда удавиться легче, чем выбраться из дому, а в подаренных ими вещах обнаруживаются скрытые изъяны. Как бы ни собачились мы с Борисом Юрьевым, но он был из числа первых. Я уже рот открыла, чтобы выболтать ментам все про всех и отпроситься домой. И тут Борис вынул целлофановый пакетик с мелкими крошками и со смехом швырнул его Сергею:

— Держи, аккуратист. Эксперт велел грязь ему больше не присылать. Ты бы еще паутину с потолка снял.

Балков нахмурился, поморщился и забубнил нечто бессвязное об осмотре места происшествия. Потом взорвался:

— Одинаковые синие частицы я обнаруживаю на шкафу в кабинете и на плинтусе в комнате отдыха, возле кресла, за которым, вероятно, прятался преступник. Имею я право поинтересоваться их происхождением?

— Да невооруженным глазом видно — ластик.

— Ластик? На шкафу и плинтусе? — усмехнулся Сергей.

Я вырвала у него пакет, разве что не облизала его. И тотчас же спросила:

— Как следы выглядели?

— На шкафу — будто длинная полоса, а на плинтусе — будто его специально потерли. Может, уборщица пользуется, — потупился Сергей.

— Полина, ты намерена нас отвлекать до ночи? — проворчал Измайлов.

— Они же, Виктор Николаевич, вдвоем против меня собирались ополчиться, — напомнил зловредный Юрьев. — Скооперировались, сейчас Полина теоретическую базу под ластик подведет, и век не расхлебаем.

Обиженный Балков не стал говорить про то, что мы — команда. Я вынула из сумки старую синюю «стерку» и выложила ее на стол.

— Вашему эксперту все-таки придется потрудиться, Боря. Похоже, елки, что в пакете отметки вот этой моей резинки…

— Полина! — взвыл полковник.

— Я еще в прошлый раз известил вас: это она ухлопала деда, — усмехнулся Юрьев.

— Полина… — только и вымолвил Измайлов.

— А с лестницы вчера вверх тормашками меня отправил травматолог. — Я вдруг вспомнила, от кого пахло таким парфюмом.

— О, про врачей понесла… — обрадовался Борис. — Точно, в больницу бы барышню.

— Молчать! — загрохотал Вик. И подскочил ко мне, сжав кулаки. — Что ты делала у мафиози за креслом, зачем чиркала ластиком по его шкафу? Действительно докатилась до соучастия в убийстве?

Легко оскорбить женщину… Впрочем, Ляля — тоже женщина. И Галюша Кара-Ленская не мужчина. Я предупредила ментов, что не совсем уверена. Вик смерил меня бешеным взглядом. Я не стала испытывать его терпение. Удивительно, но мне не приходило в голову, что лгать умеет не только Мишелиха, но и Галя. Сломанная нога, просьба проводить в клинику, ее посленаркозные откровения — все это не вызывало подозрений. А напрасно. Мне показалось, что «девятка» Ивана едва-едва ее коснулась. И Мишелиха клялась, что удара не слышала… Потом доктор не принес снимок, за которым якобы помчался. И на инициативного парнишку набросился, потому что Кара-Ленской и димедрол-то с анальгином не требовался А его юный коллега внутривенный наркоз ввел. Наверное, не догоняй я Галю, не смутись при виде Ивана, девица своим ходом добралась бы до приятеля. Тот упаковал бы ей конечности и выдал больничный. Но соблазн разыграть ДТП при мне, свидетельнице, она преодолеть не смогла. Да, Кара-Ленская допытывалась у врача «Скорой», в дежурную травматологию ее повезут или нет. Узнав, что в дежурную, удовлетворенно притихла. Значит, именно там ее дожидались.

Я учла, что Алекс трепался при Ленке, чуть ли не одарил лично ее замыслом преступления. А почему не Юру? Федоров же похвастался Гале доверием короля. Или любовники вдвоем собирались поживиться, но Юра в последний момент струсил?

И вообще, из-за какой-то ерунды порой возводишь напраслину на человека. Может, шкаф никто и не двигал? Может, Алекс придумал мгновенную перестановку? А я сразу — Мишелиха убийца. Однако Галю я сильно подвела. Вставила ей «стерку» вместо камня. Она машинально почистила ее о плинтус, чокнешься сиднем сидеть на полу, а после скорее всего случайно провезла по шероховатой поверхности шкафа — тесно между ним, стеной и дверью.

Но, провернув убийство старца, Кара-Ленская должна была либо сразу скрыться, либо снова влезть в гипс.

Травматолог явился на дом, а тут меня нелегкая принесла. Ни условным стуком постучать, ни уйти. Господин ре — шил проблему виртуозно.

— Спросите у него, он хоть пульс мне пощупал, когда убирался восвояси? — озадачила я их.

— Спросим, — с грозным видом пообещал Сергей Балков.

И записку — «Привет от Алекса» — Галя настучала из ненависти. Дескать, и после смерти вашего короля сами будете дохнуть так, как он задумал.

— Ну, Поль, расскажи мне кто-нибудь про стерку вместо бирюзы в колечке, не поверил бы! — восхитился Балков.

Измайлов с Юрьевым ревниво молчали. Борис не выдержал минуты через три:

— Так дело сделано, что ли? За два дня?

«Ничего себе, за два дня! Я уже хриплю и хромаю. Мне эти Алексы, Юры и прочая криминальная братия поперек горла. Я про тебя, Юрьев, знаю меньше, чем про них…» Меня очень тянуло ляпнуть правду. Но я покосилась на полковника и прикусила язык. Вряд ли бы ему пришлись по душе мои похождения.

Вик был растроган моим сыскным подвигом настолько, что почти неделю непрерывно баловал меня комплиментами, цветами, шампанским, даже ежевечерним присутствием дома. И, разумеется, подробностями расследования убийства старого мафиози.

В жизни все, как водится, оказалось сложно. Галя Кара-Ленская ухитрилась исчезнуть из города сразу после моего телефонного звонка. Триумфальный арест девушки со странным кольцом не состоялся, она была объявлена в розыск. Доктор упорно выкручивался, пока не вскрыли Галину квартиру и не обнаружили там разрезанный гипсовый кокон и его, доктора, отпечатки пальцев на стакане с выдохшейся колой. Тогда он признался, что освободил ногу приятельницы на следующий же день. А потом Галя призвала его для лечения руки, которую вывихнула по-настоящему, видимо, прыгая из окна мужского туалета.

— Говорила, что ей позарез надо продлить отпуск, — лил крокодиловы слезы продажный врачеватель. — Хоть бы прибралась.

— Зачем? — усмехнулся Борис Юрьев. — Чтобы раньше срока засветиться во дворе, вынося мусор? Она сюда возвращаться не собиралась, не обессудьте, о таких, как вы, преступники не заботятся.

Бригада «Скорой помощи» наперебой рассказывала об истерике Кара-Ленской и о странном кольце с ластиком. Кроме того, ребята не настаивали на диагнозе: «Мы подозревали перелом, но без рентгена точно определить не могли».

А Юра Галю предал. Заявил, что она бегала в гостиницу и отдавалась Алексу. Они, мол, вдвоем шушукались, Алекс под кайфом планировал какое-то бредовое быстрое обогащение, наверное, девочка на него и решилась одна. Она за деньги на все решилась бы. Он так откровенно завидовал Гале, что Балкова тошнило. Юрьев не спросил бы, но дотошный и благодарный мне за поддержку Сергей полез выяснять насчет гонорара архитектору Зингеру. Не уверенный в том, что менты не добрались до Аллы, представления не имеющий о гибели Левы Федоров заюлил:

— Алекс не любил оставаться в долгу. Наверняка рассчитался с человеком, но не при посторонних. Я ведь с ним просто по-дружески, свою бухгалтерию он вел сам.

Итак, дело было за малым — найти Галину Кара-Ленскую. Измайлов призвал меня, что называется, не питать иллюзий. Я и не собиралась. Самой достойной ученицей Алекса оказалась его врагиня, девушка, которая предпочла шута королю, разочаровалась в обоих и сама раздобыла себе чемоданчик долларов на пропитание. Нет, не безобиден был гений Алекса, допускающий убийства.

— На обеденном столе горели свечи.

Почему людям так недостает в жизни пламени? Полковник Виктор Николаевич Измайлов был неистощим на тосты в мою честь. Я поднимала бокалы с вином за него, Балкова и Юрьева — идиллия. Мы отмечали окончание расследования в берлоге сыщика. Я стеснялась сказать Вику, что драма Ениной и Ляли не дает мне покоя. И не из-за того, что Евгения Альбертовна в итоге потеряла всех. Каюсь, я испортила Измайлову интимный ужин с моей особой. Крепилась-крепилась и спросила:

— Вик, милый, Ляля курила?

— Опять ты про это, — расстроился Измайлов. — Курила как паровоз. На балконе, на улице, только не в квартире с двумя сердечниками. И докурилась до инфаркта, учти.

Мне сразу стало легко-легко.

— Тогда передавайте ей привет от Полины.

— Перестань, детка, надоело.

— Я не утверждаю, будто она убила Енину. Скорее всего оглушила правдой, а потом потянула с вызовом «Скорой».

— Соображаешь, что плетешь?

Наконец-то я соображала. Уход Ениной из архитектурной мастерской — а ее явно не собирались навещать бывшие сослуживцы, — новая квартира, где соседи наверняка еще очень долго путали бы двух женщин, новые врачи в поликлинике, новые продавцы в магазинах, почтальон, разносящий пенсию… Ляле ничего не мешало стать Ениной. На мне она устроила проверку. «Так, как условились, сможешь!» Что-то в этом роде она сказала тогда в кухне. Евгении Альбертовне было тяжело исповедоваться перед журналисткой, и Ляля предложила ей поменяться ролями. А на лестницу за мной вышла Енина. Поэтому и курила, не затягиваясь, отставляя сигарету подальше, — плохо изображала заядлую курильщицу Лялю. Бедняжка, она была благодарна по-своему, не поленилась от имени помощницы сказать мне, что та всегда была рядом, поддерживала, лелеяла, как могла. Мне не удалось как следует рассмотреть женщину, которую я преследовала до кладбища. Вернее, ее лицо. Но осторожная походка больной с компенсированным пороком сердца, которой нужно беречь себя ради сына… Эту походку Ляля перенять не сумела. Вот что мучило меня! Енина в образе Ляли поднималась по лестнице, и ее спина не лгала.

Не знаю, сколько Ляля собиралась терпеть Енину-пенсионерку. Вряд ли долго. Надеялась, что после перенесенного Евгения Альбертовна не жилица. Угадала. И выдала ее труп за свой.

— Вик, у женщины, притворяющейся Евгенией Альбертовной, нет порока сердца. Она продолжает курить как паровоз. И где-то прячет деньги Левы и Некорнюка. Деньги на безбедную старость.

Где-то… В матрас Коли она их зашила. И пенсию Ениной без проблем получила, и к участковому терапевту «едва живая», по определению Юрьева, не обращалась. И еще обозвала меня «сволочью» при вынужденной встрече. Впрочем, если у убийцы поднимается рука, то почему бы и языку не повернуться.

А праздничную пирушку мы с Измайловым повторили.

— Надо же, как переплелись две разные истории про старух и мафию, — удивлялся опытный полковник. — Все-таки у тебя спаниелий нюх, Поленька.

— Это одна история, Вик, — возразила я. — История о «шестерках» и хозяевах.

— Грустное обобщение, детка. Но нам с тобой есть чем заняться.

Я прижалась к нему, телом голосуя за род занятий. И вдруг против воли вздрогнула:

— Есть, Вик. Давай поторопимся, пока не произошло следующее убийство.


home | my bookshelf | | Пикник с покойником |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу