Book: Голова в кустах



Голова в кустах

Алена СМИРНОВА

ГОЛОВА В КУСТАХ

Глава 1

«Интересно, удача – непутевая подружка рока – была изначально, так сказать, сварганена слепой и глухой? Или ослепла и оглохла, чтобы не знать, как грязно первые везунчики использовали ее милости?» – думала я, валяясь в постели и поправляя постоянно сползающий со лба на нос пузырь со льдом. Эта божественная инвалидка по зрению и слуху налетела на меня столь внезапно и резко, что образовались две громадные бордовые шишки, а в низине между ними причудливой формы синяк.

Хорошо, вчера парикмахер уговорил попробовать стрижку с челкой. Забавный такой. Все сокрушался по поводу обвала современных нравов, а самому лет двадцать пять от роду. Я многими воспринимаюсь в качестве атласной жилетки. Не возражаю, если плачутся, но бдительно слежу, чтобы не сморкались.

Труженик расчески, ножниц и фена добился участия в каком-то профессиональном конкурсе. И опрометчиво выбрал модель «с улицы». Подвернулась клиентка – мечта, золотистые волосы красавицы идеально подходили для воплощения его дерзновенных творческих замыслов, и он под звон комплиментов бесплатно сделал девушке качественную дорогущую «химию», выхолил и подравнял каждый волосок, разве что не пересчитал дарованное ей природой добро.

А она, стерва, не явилась на состязание причесочников. Пришлось обманутому конкурсанту нервно и срочно обзванивать знакомых, кто клюнет. Я не решилась спросить мастера об успехах. Но меня он обкорнал вполне приемлемо. И напрасно я изволила сомневаться насчет челки. Если удача на время выбрала тебя своим поводырем, приходится тащиться, куда прикажет.

Конечно, сейчас я спокойна и рассудительна. Утром же в понедельник, тринадцатого сентября, сын Сева огорошил меня вопросом:

– Мам, почему у нас дома скучно?

– Скучно? – переспросила я и обиделась.

Неблагодарный. Книжку ему почитала, игровую приставку включила, лекцию о недопустимости поочередного кусания одного яблока пятью детьми в форме сказки про «зловредных микробчиков» экспромтом выпалила. А ведь могла бы и банальным надежным подзатыльником обойтись. Да, после лекции час молчала.

Но не из пренебрежения ребенком. Просто он полюбопытствовал, каким микробом Шуркин папа хотел заразить Шуркину же маму, когда сначала напоил ее вином приемом «рот в рот», а потом дал закусить зажатой в собственных зубах клубникой. Кажется, я вслух признала спиртное слабым антисептиком, манеру угощать ягодами приписала занятым рукам данного папы. Ну Севка мне и растолковал, чем эти руки были заняты.

После чего мои челюсти заклинило на шестьдесят минут. Однако позже я легко включилась в дискуссию о реальности Бабы Яги. И вот, пожалуйста, сын заскучал.

Оказалось, в печаль Севку вверг наведенный мною накануне порядок. Мне и самой было ясно – переусердствовала, квартира приобрела нежилой вид. Мы с мальчиком взялись исправлять оплошность. Для затравки покидались диванными подушками. Потом договорились играть в спецназ. Облачились – Сева в нечто напоминающее камуфляж, я – в черные брюки и черную же кожаную куртку. Натянули трикотажные шапочки с прорезями, все честь по чести. Из оружия сын выбрал водяной автомат, я – незаряженный пневматический пистолет Макарова. Включили музыку погромче и принялись кривляться, кто во что горазд. Севке особенно удавались засады под кроватью, мне отвлекающие маневры в ванной: я там ухитрялась белье полоскать.

В разгар буйства позвонили в дверь.

Я, забыв про свой маскарадный грабительский прикид, подбежала и посмотрела в «глазок». Увидела приставленное к нему удостоверение о принадлежности правоохранительным органам, вообразила, что это шутка друзей ментов, хмыкнула, картинно вскинула тяжелый «ПМ» и широчайшим жестом левой руки обеспечила гостям доступ в помещение.

В следующий миг мой почти настоящий пистолет отлетел неведомо куда. А я звучно шмякнулась лбом о кафель лестничной площадки. Смятый нос шума соприкосновения не издал, зато повлажнел от крови и засаднил мгновенно. Прикушенный язык распухал, не участвуя в членораздельной речи и неумолимо перекрывая резервные пути проникновения воздуха в легкие. Наручники прищемили кожу на правом запястье, будто зубами впились. Я хрипло взвыла.

В ту пору руководитель беспокойного «убойного» отдела, полковник Виктор Николаевич Измайлов, одетый в штатский, он же заштатный, костюм, поднимался, минуя свою квартиру на втором этаже, ко мне, любимой, на третий.

В кои-то веки вырвался пообедать. Узрев заварушку, Вик припустился через несколько ступенек. И тут я получила откровение откровений. Прежде чем перевернуть злоумышленника, предположительно напавшего на Полю и Севу, и сорвать с него маску, о чем я из последних сил грезила, мой нежный, разглагольствующий о принципах гуманизма Вик приподнял меня за шкирку и вновь от души впечатал мордой в пол подъезда. Еще и обозвал нецензурно. Я узнала своего мужчину по запаху и хватке, но уже и мычать разбитыми губами не могла. «Фэйсом об тэйбл, – вяло прошлась по мозгам дурацкая мысль. – Нет, как пол по-английски? Фэйсом об фло. Гадость. Надо переучивать русский язык. Если посчастливится выжить, найду репетитора».

– Не дури, мужик. Пришибить подельника не удастся, – посоветовали Вику.

И полковник, вероятно, от удара по шее свалился на меня. «Как славно, что эта двусмысленная поза нас не смущает», – разжился положительной эмоцией блекнущий рассудок. Даже раздавшийся в подъезде вопль: «Держись, Николаич!» – не потревожил моего блаженного идиотизма.

Шапка давно не совпадала дырами с глазницами, поэтому картины происходящего я реставрировала по звукам.

В стельку пьяный сосед из квартиры напротив вооружился топором и под причитания своей тысяча первой сожительницы вырвался на подмогу «хорошим людям». Похоже, Вик поднялся с меня без церемоний, опершись о мои лопатки и не обратив внимания на их жалобный хруст. Я-то его по запаху, а он меня никак не идентифицировал. Все равно на ком полежал, что ли?

Сквозь жуткий гвалт я слышала только рев обезумевшего от страха Севки, но не могла даже раздышаться, не то что шевельнуться. Я полагала, матери подобного вынести не дано. Оказалось, вполне.

Во мне исчезло человеческое, осталось лишь инстинктивно-животное стремление к детенышу. Я принялась сдирать то одним, то другим плечом маску. Не получилось, она сильно растянулась, и связки плечевых суставов тоже. Я перекинулась на усложненный вариант. Вроде в йоге подобное называется «позой лука».

Я изогнулась, опираясь на ребра и живот, и познакомила свои ступни со своей головой. «Тренированная бабуська», – говорят обо мне акселератствующие приятели сына. Космы застревали между пальцами, но я превозмогала неприятные ощущения и старалась спихнуть шапочку с затылка. Бесполезно и нестерпимо больно, хотя я сохраняла акробатическое положение всего секунд пятнадцать. Не иначе врастает в нас всякая всячина, как в землю…

Очнулась я в обществе Вика и Севы.

И выслушала завораживающую историю.

В одной из соседских квартир сработала сигнализация. То ли обитающая в ней почти бесплотная старушка забыла позвонить куда следует, то ли еще что, я не вникала. Двоим прибывшим по тревоге хранителям чужих очагов надо было попасть в ее норку при свидетеле. Привлеченные музыкальным оформлением нашей с Севой игры, парни торкнулись в дверь, дабы такового раздобыть. Вместо мирного жильца перед ними предстал преступник в маске, с «ПМ» в вытянутой руке, которого они быстренько обезвредили. Подскочившего и прикоснувшегося к их случайной добыче Измайлова ребята приняли за сообщника и, ничтоже сумняшеся, вырубили на несколько минут. Сосед с топором дался очухавшемуся Вику только на девятом этаже. Туда он заманил «плохих людей» и оттуда собирался начать «кровавый спуск». Пока разбирались, кто тут кому кем приходится, со двора возвратилась склеротичная бабуля – она половики выколачивала.

В общем, я одна физически пострадала. Мне же от полковника и морально досталось.

– Разве нормальному человеку взбредет на ум, что мать играет с сыном в казаки-разбойники? – сурово вопрошал Измайлов.

– В мафию и спецназ, – поправила я. И залилась:

– Такое засилье боевиков по телевизору. Надо же как-то низводить их до уровня пародии.

– Не надо тогда посторонним дверь отпирать, – рявкнул полковник. – Ты сейчас – шарж на саму себя. Не дружеский, а вражеский…

Спятить от огорчения ничего не стоило, если бы мой шестилетний оптимистичный отпрыск не изрек:

– Классно повеселились, мам.

– Как могли, Севушка, – прошептала я. – Но впредь действительно поостережемся.

* * *

Однако на туманное «впредь» я не могла перенести важную вечернюю встречу. Потому что женщине, которой меня порекомендовали, между прочим, как вполне приличного человека, ночью предстояло надолго улететь в командировку.

Не побеседовав с ней, я сорвала бы редакционное задание, и тогда прощай интересная тема о постепенном превращении солидного старинного университета в притон наркоманов.

Измайлов строго сообщил Севке, что у меня отныне, и лучше бы навсегда, постельный режим, поэтому мальчику придется пожить с бабушкой. Привычный Сева собирался в ссылку, улыбаясь. Мне было жаль Вика. С моей мамой сын играет в индейцев в парке. Они стреляют в прохожих из луков стрелами с присосками. Техника отработана. Кто бы из них ни влепил резинку в щеку бледнолицего, Севка демонстративно пускается наутек, а перед разгневанной движущейся мишенью возникает хрупкая ухоженная дама, извиняется, обязуется примерно наказать сорванца («Но он не специально в вас целился, я бы подобного кошмара не допустила»), отбирает стрелу и плавно осанисто удаляется. Или того проще.

Севка прячется за бабушку, та в полный рост возникает над кустами и на вопрос растерянной жертвы: «Вы тут мальчишку не видели?» – отвечает либо: «Я и девчонку не видела», либо: «Вы что, извращенец? Зачем вам мальчик?» Этот вариант опасен, так как пострадавшие часто в сердцах ломают стрелы и швыряют их подальше. Мама утверждает, что легкие угрызения совести после мелкого хулиганства стимулирует ее жизнедеятельность. Похоже, в нашей семье по наследству передается нехватка гормонов риска.

– Не вздумай куда-нибудь срываться, – предупредил меня Измайлов. – С тебя станется, ты и в таком виде не постесняешься выбраться на улицу. Я буду звонить каждые пятнадцать минут.

И полковник повез Севу к маме. Угроза проверок меня не взволновала. Вик окажется в своем кабинете и забудет о моем существовании напрочь. Хуже было со сборами. Почему Измайлов решил, будто мне удастся подняться? Первая попытка, во всяком случае, окончилась провалом в матрас. Но Вик в меня верил!

Верил в то, что я «куда-нибудь сорвусь».

Это вдохновляло. И дабы не посрамить прозорливость полковника и соответствовать его своеобразным представлениям обо мне, я начала сначала. Через полчаса Измайлову не возбранялось мною и собою гордиться;

После контрастного душа и перемотки особо расхлябанных суставов эластичным бинтом я почувствовала себя значительно лучше, но стала очень похожа на орангутанга – ссутулилась и свесила руки до колен. Именно в таком положении у меня почти ничего не ныло и не пульсировало. «А, ладно, – утешила я себя. – Сколько на свете людей с отталкивающей внешностью, общаются же с ними. Возьму любезностью и интеллектом». С физиономией получилось хуже.

Впору позавидовать обезьянам, среди них такие милашки попадаются.

Если изувеченный лоб, хвала парикмахеру, прикрыла густая челка, то на нос и губы так и просился какой-нибудь респиратор или платок. Все-таки в парандже что-то есть. После нанесения макияжа пришлось умыться. Поскольку я боялась нажимать на распухшие места и то и дело морщилась от боли, пудра покрыла кожу буграми и ямками. Да еще и зеленые тени каким-то образом смешались с румянами. В целом я достигла жутковатого эффекта следов тления. В конце третьего захода я здорово смахивала на размалеванную прокаженную и понимала, что на сегодня это мой предел.

"Полина, – жалостливо обратилась я к своему мрачному зеркальному отражению, – а вдруг бы ты такой родилась?

Разве не случается? Пришлось бы жить и так, значит, старайся найти гармонию с миром". М-да, судя по гримасе в зеркале – не те слова.

Я сообразила, что без допинга на люди не покажусь. Оказывается, моя хваленая и проклятая непосредственность имела границы. Выпить коньяку? Никакой «Орбит» не отобьет запаха. Помнится, редактор обещал университетской мадам при должности свидание с симпатичной девушкой. А явится не просто чудовище. Пьяное чудовище! Люди сейчас нервные, и мне вовсе не хотелось, чтобы в меня швыряли разными предметами, вопя при этом: «Брысь, кыш, изыди!» – и т, д. И тут меня осенило. Недавно Измайлов сломал ногу, от бездеятельности впал в депрессию, и ему выписали некие веселящие таблетки. Он попробовал одну, емко определив ее действие: «Дурак дураком сижу», и прекратил прием. Но мне-то как раз необходимо срочно поглупеть. Умная, я обязана была отказаться от встречи.

Я спустилась в квартиру полковника, заглотнула пару маленьких горьких кружков, залила в желудок минералки, поднялась к себе и принялась ждать. Минут через двадцать стало очевидным, что я совершенно не правильно отнеслась к своей беде. Мне выпала возможность помотаться по городу с прикольной, нестандартной внешностью, понаблюдать реакцию прохожих, а я недовольна! Идиотка! Нужно одеться поярче, закурить трубку и отправляться в университет.

И никакого транспорта, пешком, упругим шагом. Вот бы кайф был, отыщись мои оранжевые пляжные шлепанцы. Загребать оранжевыми шлепанцами светло-желтую листву, попыхивая трубкой…

«Черт, какая трубка, какие шлепанцы, передозировочка вышла, – усилием воли притормозила я. – Но эти штуки были совсем крохотными. Придется замедлять их всасывание. Поем-ка масла».

Налопавшись всяких жирностей из холодильника, я утихомирилась. Настроение прекрасное, про свое уродство я забыла.

Вовремя стреноженная потребность в эпатаже лениво паслась внутри меня, не мешая без приключений добраться до универа. Правда, в такси я развлекала водителя анекдотами и сама над ними безудержно хохотала. Расплачиваясь, заговорщицки сообщила, что через недельку он меня нипочем не узнает, подмигнула и радостно хихикнула. Слава богу, снадобье Вика было слабым, и стабилизация моего состояния совпала с визитом к ученой даме. Последнего безобразия я избежала чудом. Войдя в кабинет и поздоровавшись, я вдруг обнаружила, что она выпученными глазами, бесформенным толстым носом и вывороченными «негритосскими» губами сильно смахивает на меня нынешнюю. «Вас тоже возили мордой по кафелю?» – чуть не спросила я. За «чуть» я до сих пор благодарна книжному шкафу: задела его плечом, охнула от боли и одумалась.

Даму мое сходство с Квазимодо, кажется, устраивало. Есть тип вузовских преподавательниц, благоволящий красивым бездарным мальчикам и некрасивым способным девочкам. Она охотно снабдила меня статистическими данными из милиции, продемонстрировала писульки общежитских стукачей о высмоленных приятелями косяках, выразила «обеспокоенность профессорско-преподавательского состава сложившейся обстановкой», посетовала на цейтнот и попрощалась. Я выключила диктофон и взяла быка за рога:

– Простите, но договоренность с нашим редактором была и о месте в гуще событий, то есть в общежитии. Ваших, бесспорно, ценных сведений для серьезной статьи недостаточно.

– Не вышло, – развела она пухлыми руками. – Все переполнено, воткнуть вас куда-нибудь просто невозможно…

"Отлично, – терзала я себя на обратном пути, шагая по коридорам и лестницам. – Лезла из шкуры вон, чтобы до нее доклячиться, а она меня обломила. «Воткнуть» не сумела. Сделала одолжение – бумажки показала и гладко выступила.

Теперь полагает, выполнила свой гражданский долг, не спрятавшись от прессы…" Я осознавала странность происходящего со мной. Натура у меня взрывная, мне свойственен мощный протест.

Обычно я мысленно бушую до тех пор, пока меня не начинает тошнить от объекта возмущения. А тут я словно по обязанности ворчала. В сущности, мне было по барабану, выполнила она обещание или нет. «Наверное, таблетки поначалу возбуждают, а после насильно вгоняют в сон», – догадалась я.

Меня мутило, окружающее виделось сквозь раздражающую пелену. Я дотащилась до туалета, плеснула прямо на косметику теплой воды, от которой за версту разило хлоркой, и попыталась вспомнить, есть ли в этом корпусе медпункт. Смоченная нашатырным спиртом ватка была бы самой желанной попутчицей.

– Что, подруга, поплохело? – сочувственно полюбопытствовала невысокая блондинка, останавливаясь рядом.

– Поплохело – слабо сказано, – откликнулась я и поразилась. Мало того, что я сипела, как испорченная дудка. Мой язык утратил подвижность, будто его сварили прямо во рту. Поэтому фраза произнеслась, мягко говоря, невнятно.



«Я его днем прокусила, наверняка попала какая-то инфекция, и это ее проявления. Несла Севке чушь о микробах, накаркала», – запаниковала я.

– Горе у тебя, да? – не отставала девица, плетясь за мной к выходу, потом к дороге.

– Общага, – с грехом пополам промямлила я, не смекнув, что делюсь последней своей неприятностью.

Меня не шатало, но ступню я ставила не с пятки на носок, а наоборот. Понимала, что двигаюсь странно, и ничего не могла изменить в походке.

– Не дали койку? Выперли? Я как раз ищу девочку. Не беспокойся, я натуралка. Но одной мне квартира не по карману. Тебе сегодня есть где ночевать?

Я закивала. И замахала высадившему пассажира таксисту.

– Держи телефон. Завтра утром звякни, договоримся. – Доброхотка сунула мне за отворот рукава листок и зашагала туда, откуда мы пришли.

Свой адрес жилистому суровому дяде я молча показала в паспорте.

– Деньги при себе? – заподозрил он худшее. Я пошуршала купюрой. – Тогда поехали. Мне ведь все равно – немая, не немая…

Дома у меня хватило коварства раздеться, прежде чем рухнуть на кровать.

Измайлов свою контуженную детку не добудился и остался в неведении насчет вылазки в университет. Сделал мне компрессы с бодягой, поставил на тумбочку стакан апельсинового сока, включил ночник и отбыл в собственную постель отдыхать от трудов праведных и от меня.

Глава 2

Утро выдалось такое же чистое, ясное и бодрое, как проснувшееся вместе с телом сознание. Память была услужлива и расторопна. Она мгновенно предоставила в мое распоряжение все мелочи вчерашнего дня. Кое-что я предпочла бы навсегда забыть. Например, кретинскую выходку с пистолетом и свое поведение в такси. Вздохнула – придется потерпеть.

Со временем детали воспоминаний потускнеют, и сами воспоминания превратятся из повода для острого раскаяния в повод для тупого сожаления, а то и смеха, особенного, с горчинкой. Часов в десять позвонил Измайлов:

– Я не стал тебя тревожить, детка.

Как самочувствие?

– Погоди, Вик… Так, я встала, присела, наклонилась… Самочувствие на удивление сносное.

– Вот что значит молодость и пристрастие к физкультуре, – притворился неспортивной развалиной полковник. – Не перенапрягайся все-таки, побездельничай до вечера.

Возражений у меня не было. А идеи кое-какие возникли. Пусть я пролетела, вернее, меня пробросили с общежитием.

Но почему бы не втиснуться в студенческую среду с помощью отзывчивой девушки, которая выбрала меня в соседки? Наверняка к ней захаживают приятели и приятельницы, где-то они тусуются.

Я всего три года назад окончила журфак.

Представлюсь иногородней аспиранткой и сойду за свою, хоть и не в доску. Аспиранты вроде на занятия ходить не должны. Так что на контакты с людьми из отделов по незаконному обороту наркотиков в МВД, особо опасных инфекций в Комитете санэпиднадзора и из Центра по профилактике и борьбе со СПИДом времени хватит с избытком.

Уже миновала пора ученичества, когда меня, восемнадцатилетнюю, пускали в тему, словно бумажный кораблик в лужу, а редактор с ответственным секретарем вокруг этого водоема бегали. Теперь я уплывала сама, куда заблагорассудится, и моего возвращения, не слишком беспокоясь, ждали в порту. Журналисты, как и все остальные трудяги, сильны связями. К любому чиновнику лучше подкатываться по предварительной договоренности с его знакомым. Иначе пошлют в пресс-центр «на общих основаниях», что хуже, чем на три буквы. Последний посыл есть характеристика человека и, следовательно, материал. На сей раз с милиционерами обо мне договорился Измайлов, с медиками – папа, с преподавателями – редактор. Я скуксилась, припомнив не слишком обязательную жрицу науки, и сразу изгнала ее из головы. Проехали.

Итак, докладываться по начальству мне нужды не было. Но как быть с Измайловым? Исчезнуть из дома недели на две без объяснений? Нереально. Из-под земли достанет, чтобы собственноручно свернуть шею. Отпроситься? Я ему не жена, и он прекрасно осведомлен об особенностях моей профессии. «Не распускай нюни, – велела я себе. – Сама захандришь без него и Севки! Тогда крапай рекламу без устали, и баста». Однако реклама мне уже стояла поперек горла.

Тянуло к чему-то стоящему. И перетянуло от мужчины и сына довольно быстро.

«Четырнадцать дней разлуки – оптимальный срок, – подхлестнула я свою решимость, но не уточнила, для кого и чего оптимальный. – В конце концов, Вик служебных планов из-за меня не меняет. Надо потолковать с девицей и поставить его перед свершившимся фактом – отправляюсь на задание».

Прежде чем приблизиться к телефону, я прогулялась до зеркала. Лоб был отвратным, нос и рот почти вернулись в естественные формы. Пожалуй, с припухшими губами я выглядела полегкомысленней и пособлазнительней, что л пообещала себе учесть на будущее.

Ну, была не была. Я извлекла записку.

В ней красовались цифры и имя – Варвара. Имя мне понравилось, я с удовольствием выговорила его в трубку. Моя собеседница обрадовалась. Это расположило к ней еще больше. Приятно же, елки, когда тебе рады. Лукавить я не стала и сразу предупредила, что угол займу на пару недель.

– О'кей, – согласилась Варвара. – Хозяйка – баба недоверчивая, требует четверть платы каждое воскресенье. Поживем, я без суеты подыщу компаньонку.

А может, у тебя изменятся обстоятельства. Жизнь-то непредсказуема, Полина.

«Девчонка умница», – подумала я.

Мы условились съехаться завтра. Бросать Вика в спешке было неразумно. Он настаивает, что даже и при пожаре надобно на минуту замереть и собраться с мыслями. Рывков и метаний, «если не горит», Измайлов категорически не одобряет.

Я сложила в баул свои тряпки, потом выдраила квартиру любимого мента, напекла пирогов, приготовилась всплакнуть, но опомнилась. Совсем чокнулась, будто в арктическую экспедицию завербовалась. Да Вику ничто не препятствовало в ежедневном назначении мне романтических свиданий. Кроме расследования убийств, конечно. Я представила, как истосковавшийся Измайлов ухаживает за мной, как провожает до подъезда, и расслабилась настолько, что не услышала его возни с ключами.

– Балдеешь? – спросил полковник.

От неожиданности я попыталась забиться в конвульсиях, но крупные теплые ладони Измайлова их предотвратили.

– Почему ты пользуешься словечками шпаны, Вик?

– Взглянул на тебя, и неизвестно как с языка сорвалось.

– Забойная же у меня видуха.

– И ты осмеливаешься делать мне замечания, детка?

Сразу ему сообщить? Или предварительно накормить и ублажить? Разумеется я выбрала второй путь. И не прогадала. Потому что, когда Измайлов узнал о моей затее, его перекосило. Он упрекнул меня в вероломстве, будто наложил табу на посещение университета, я табу нарушила, но почему-то не дохну. Пришлось выложить все свои аргументы до единого. Вик кисло смирился. Потребовал адрес и телефон снимаемой квартиры.

Причин скрытничать у меня не было.

– Немедленно откажись, – приказал Измайлов. – Сию секунду в моем присутствии.

– Нет, милый собственник, – рассердилась я. – Мне надо своими глазами увидеть, что творится с теперешними студентами.

– Найди другой способ. Лучше подцепи на дискотеке парня из университета. Только к Варваре ни ногой.

Я поперхнулась. Ревнивый Вик предлагал мне взамен соседства с девушкой «подцепить парня»? Десять минут назад исступленно шептал: «Люблю, никому никогда не отдам», и вдруг…

– Вик, или объясни толком, из-за чего ты взбеленился, или я тебя покину.

И не на две недели, имей в виду. Даруем друг другу свободу прежде всего от нелепых капризов. Признавайся, чем тебе Варвара не угодила. Ты с ней спал и боишься разоблачения? Рекомендуешь свежего мальчика, чтобы сравнять результаты блуда?

Измайлов потерянно закурил. Я не рискнула ляпнуть: «Считаю до трех», тоже взялась за сигарету. Полковник молча практиковался в самоистязании. Наконец буркнул:

– Давай оденемся. Сейчас я вызову Юрьева с Балковым, они тебе много чего расскажут.

Мне захотелось присвистнуть. Юрьев с Балковым вряд ли призывались подтверждать измену Вика. Вблизи Варвары маячил скелет в саване с косой.

Ученики, подчиненные и, наверное, учитывая вхожесть в дом, друзья полковника – лейтенанты Борис Юрьев и Сергей Балков – ввалились вместе через полчаса. До их прибытия мы с Виком мыли посуду, резали пироги, варили кофе впрок и трепались о международном терроризме и курсе доллара. В этом смысле Измайлов меня, как своего служаку, вышколил: если сказал, что ребята обеспечат какой-то информацией, надо дожидаться их. Выведывать секреты у Вика бессмысленно. Я осознавала, что побег из дома на грани срыва. Измайлов в самом деле не мог запретить мне работать. Но полагал – принесенные лейтенантами известия способны изменить журналистские планы.

Роли в нашем квартете давно распределены: два белых клоуна Измайлов и Юрьев, два рыжих – я и Балков. Иногда Виктор Николаевич дает понять, что мы все рыжие, а он полковник. Поэтому Борис задается в меру. С Юрьевым мы не очень ладим. Он, честолюбец, выдумал, будто я пытаюсь конкурировать с ним в сыске и интригую против него, пользуясь близостью с Измайловым. Я же немало бы отдала, чтобы их заботы меня не касались, но вечно оказываюсь в эпицентре гнуснейших преступлений. Дьявольщина, не подвластная ни моей шаткой, ни даже непоколебимой полковничьей воле.

Вот и сейчас Борис устроился в кресле, напружинился и донельзя звонко спросил:

– И с какого боку Полина к студентам привалилась, Виктор Николаевич?

– Не разберусь, – сокрушенно ответил Вик. – Но вынесло девушку на них точнехонько, прямехонько и с такими внешними данными, что от нее положено было шарахаться.

Оспаривать его заявления я не бралась. Повезло, он еще моей вчерашней дикцией не насладился.

– При чем тут данные? Лишь бы человек был хороший, – подал глубокий баритон Сергей Балков. – Ее вчера пожалели, а вы сразу в жуткие прогнозы ударились. Будто студенты – изверги.

Сами же по общагам мыкались.

– Сергей разумеет, – заверила я.

Все, парад-алле завершился, цирковое представление рвануло петардой.

– Серега, тебя предупреждали, – восстал Борис Юрьев.

– На предмет чего? – насторожилась я. – На предмет недопущения журналистки в некую попавшую в поле вашего ущербного милицейского зрения квартиру?

– Фу, Полина. Я не филолог, но «на предмет недопущения»…

– Хватит, критик.

– Виктор Николаевич! – воззвал прерванный Борис.

– Вынужден вторить Полине, хватит пререкаться. Обрисуй ей петлю, в которую она собирается сунуть то, что временами после сотрясений заменяет ей голову, – на максимуме врожденной и приобретенной дипломатичности вырвался из неизбежного скандала Измайлов.

– Обрисуй, Боренька, обрисуй, касатик, – осклабилась я, вспомнив, как Вик поспособствовал последнему сотрясению.

– Не ругайтесь, пожалуйста, – попросил Сергей Балков.

– Драться будем, – бросил Борис Юрьев.

Я соблюдала тишину, будто прочла соответствующую табличку в присутственном месте. Право слово, Борисово «драться» – гипербола. Как и мое мысленное «перегрызу глотку». Ринься мы в омут взаимоуничтожения, я ничего не выведаю, он на меня, живца, никого не поймает. Хоть раз на раз у нас с ментами не приходилось.

Я владела женским методом уменьшения накала стычек. Принесла пироги, чай, кофе. Постоянно голодные, не иначе растут еще, тридцати нет, сыскари Измайлова ополоснули рты слюной. Сергей сделался томным и волооким. Даже непримиримый Борис сменил тон и по-человечески поблагодарил. Пироги с мясом и капустой были такими, как любит Вик: большими, прямоугольными – на весь противень, распираемыми начинкой, блестящими лакированной коричневатой корочкой. Любо-дорого смотреть, когда Измайлов через час после ужина подкрадывается к ним с ножом и тарелкой, по-детски благоговейно откидывает полотенце и застывает в раздумье о величине куска добавки. Теперь он наблюдал, с какой скоростью поглощали еду лейтенанты, и прощался с муками выбора. Какие там куски, крошки собирать придется. Парни деликатно отстранились от стола, когда угощение кончилось.

– Выкладывай, Борис, – с плохо скрываемой досадой поторопил Измайлов.

И сытый, отяжелевший на вид Боря по команде выложил.

* * *

Пятого сентября в отдел по расследованию убийств явилась девушка и угрюмо попросила аудиенции у лейтенанта Юрьева. Видовым признаком хомо сапиенс допустимо считать боязнь проявления инициативы при контактах с представителями Бориной специальности.

Так что если девица была и «хомо», то по поводу «сапиенс» возникали сомнения.

Она усугубила их, как умела:

– Здравствуйте, господин лейтенант.

Я – Варвара Линева. И пропустила сегодня первую пару – очень уж скучная лекция.

– Убили время и пришли сдаваться? – улыбнулся Юрьев хорошенькой блондинке. – Почему не в ректорат? Деканат на худой конец?

Посетительница шутки не оценила.

– Я попала только на семинар. Там староста группы передал мне, что с моей подругой, Зиной Красновой, случилось несчастье, и дал ваши координаты. Так вот, если Зина мертва, то ее убила я.

Изумленный Юрьев набрал номер полковника Измайлова:

– Виктор Николаевич, у меня сидит девушка и утверждает, что спровадила на тот свет Зинаиду Краснову.

Дальнейшие переговоры вел Вик.

– Каким же образом вы сподобились умертвить Краснову? – хмыкнул он.

Линева выказывала сочетание заторможенности, покаяния и жажды справедливости. Поэтому повесть у нее получилась неспешной, подробной, с элементами жестокого самобичевания.

Варя и Зина учились в одной группе на четвертом курсе биологического факультета и в течение двух лет вместе снимали квартиру.

– Мы очень подружились, – настаивала Варвара. – А сначала попросту делили кров. Университетское расписание непостоянно, как дочь министра.

– С вами дочь министра обучается? – уточнил Измайлов.

– На биофаке? – удивилась Варя.

И впервые усмехнулась:

– Впрочем, она бы и по нашему гиблому профилю нашла непыльную работу. Нет, у меня личные ассоциации с наследницами высокопоставленных отцов.

«Ну хоть с власть имущими на этот раз хлопот не предвидится», – подумал полковник.

Девушкам предстояло заниматься после полудня. К девяти утра Варвара собралась в библиотеку писать реферат. Зинаида же, заказав ей учебники («Твой читательский билет выдержит, а у меня долгов полно»), решила воспользоваться ее отсутствием и пригласила своего парня, Лешу Трофимова. Леша метил в юристы, но ради Зиночки был готов пожертвовать не только курсом международного права, высшего образования как такового не пощадил бы. Тем более что его семья гарантировала восстановление в университете после любых юношеских катаклизмов. «Алешенька всего хлебнет, перебесится и преуспеет», – говаривала его маман.

Перед выходом из дома Варвара заглянула в кухню и застала Зинаиду за высыпанием в чашку какого-то белого порошка из капсулы. Дружба дает право требовать разъяснений. Зинаида наскок подруги выдержала стоически:

– Это быстродействующий яд, Варька. Если Лешка откажется на мне жениться, выпью при нем кофе, и адью. И плевать тогда на его комплексы.

Варвара с жаром стала увещевать ее, направилась к соседям за помощью. Зинаида, хохоча, схватила впечатлительную девушку за рукав куртки:

– Чувство юмора сбоит? Не позорь меня и сама не позорься. Не стоит мамсик Трофимов моего самоубийства.

Леша не был отпрыском нувориша.

Его прадед и дед послужили государству на хозяйственном поприще так, что следующим поколениям Трофимовых не приходилось тратиться на покупку дач, гаражей, квартир, мебели, утвари, картин, драгоценностей, даже книг. Делай себе карьеру со стартовой позиции заведования неважно чем, береги антиквариат, меняй машины – всего и проблем.

«Нет, потеряв Лешку, не грех и травануться, – сделала собственный вывод Варвара. – Храбрится, сказочница».

Краснова продолжала настойчиво переубеждать Линеву:

– Варька, дурочка, это противозачаточное средство. Я освободила его от оболочки, чтобы скорее проникло в кровь, подзалететь неохота. Вот те крест! Где ты видела яд в аптечных капсулах, дуреха?

Жаль, я выбросила упаковку и опорожнила ведро в мусоропровод. Прости за глупый розыгрыш…

Тут в дверь постучал условным стуком Леша Трофимов, и Зинаида поскакала отпирать.

Дальнейшее повествование далось Варваре Линевой со слезами. Она ерзала, прикуривала сигарету, затягивалась, тушила, ломала, хваталась за следующую.

Борис, как заводной, щелкал зажигалкой. Наконец полковник отобрал у девушки пачку.

– Спасибо, – сказала она. Всхлипнула и призналась:

– На меня затмение нашло, полнейшее. В каникулы не получилось подзаработать деньжат, печалей уйма. Я почему-то была убеждена, что Зинка врет насчет противозачаточного.

И то, что она жизнелюбива, у нее вряд ли хватит духу покончить с собой, тоже в голове промелькнуло. Потерзает своего Лешеньку, попугает, себя подзаведет и выльет отравленный кофе в раковину. А мне яд был кстати. Я решила: приму вечером, и ничего не надо – ни за квартиру платить, ни на дубленку копить, ни сессию сдавать, ни с мальчиком порядочным мечтать познакомиться. Покой.



Еще Варваре подумалось: «Быстрота действия смертоносных препаратов зависит не от количества, а от качества».

Словно в забытьи, девушка взяла ложкой половину порошка из чашки, завернула в салфетку и сунула в карман.

– Я была на нервах, сама не своя, – каялась Варвара под доверчивыми взглядами милиционеров. – И, представляете, в читалке, будто по заказу, познакомилась с культурным, славным парнем, Виталием Кропотовым. Если честно, мы вместо лекции кино смотрели. А в универе староста… Где сигареты? Господи, что я испытала по дороге сюда! Как себя проклинала! Надо было выкинуть порошок и вымыть чашку. Или Лешу предупредить. Скажите, Зинка долго умирала, из-за того что я дозу уменьшила? Не воспрепятствовала самоубийству лучшей подруги, да еще и обрекла ее на дополнительные страдания. Сволочь я безмозглая, эгоистка. Можете меня арестовывать, я прощения не достойна.

Варвара понуро царапала ненакрашенным ногтем стол.

– Где тот порошок, который вы в салфетку завернули? – спросил Измайлов.

– Я его на улице, в урну… Около то ли библиотеки, то ли кинотеатра… Не помню, правда. Я так стыдилась своего утреннего порыва. Мне казалось, отрава в бумажке жжет бедро через куртку, джемпер, джинсы… 0-о-ой, – взвыла Варвара и что есть сил врезала обоими кулаками себе по вискам.

– Не надо членовредительства, Линева, – предостерег полковник. – Самое смутное в вашем рассказе – это убеждение, что Краснова раздобыла яд. Откуда?

Зачем? У нее бывали попытки суицида?

Попугать Трофимова можно было и аспирином.

– Я бы аспирин и использовала, – медленно проговорила Варвара. – Но Зинка обожала острые ощущения. «Перченая житуха» – ее выражение. Она из тех, кто не отказался бы от русской рулетки… А откуда? Мало ли фигни у химиков. Охмурила лаборанта и стащила.

Да и у нас на кафедре этого добра навалом, бедные крысы и кролики в курсе.

– Стоп, Линева, – вмешался Юрьев. – Вы полагаете, что любой человек в состоянии раздобыть отраву? Но существуют нормы хранения ядовитых веществ, отчетность за их расходование.

– Не любой человек, а задавшийся целью. Наверняка для Зинки сам процесс добывания был развлечением. Она по природе экспериментаторша – над собой и остальными людьми. Прочитала что-нибудь про отравление в газете, и ей стрельнуло: «Как это осуществляется на практике?»

– Ее лечить – в самый раз, – не выдержал Борис.

– От оригинальности мировосприятия не лечат, – пробормотала Варвара. – Позвольте мне уйти в камеру, я устала, у меня мигрень.

Юрьев беспомощно уставился на Измайлова.

– Кликни Воробьева, пусть побудет с Линевой, пока она изложит на бумаге все, что устно нам поведала. Мы с тобой обсудим ситуацию, – распорядился полковник. – Балкова прихвати.

– Я в обморок свалюсь, – пискнула Варвара.

– Придется набраться мужества, коль назвалась убийцей, – жестко оборвал ее Вик. Потом смягчился:

– Тебе дадут кофе с печеньем, подкрепишься.

Девушка уткнулась лицом в ладони и зарыдала.

* * *

В комнате лейтенантов Измайлов позволил себе выругаться.

– Краснова точно была сумасшедшей. Но и Линеву у психиатра стоит проконсультировать, – подытожил Борис Юрьев.

– Что стряслось? – поинтересовался Сергей Балков. Юрьев кратко повторил откровения Варвары. Вид у него при этом был недоуменный и какой-то виноватый.

– Так ведь в горячке девушка, – заключил Сергей.

– Сейчас шестнадцать ноль-ноль, – сообщил полковник. – Разберитесь сами, парни, кто куда двинется. С хозяйкой квартиры уже беседовали, с соседями тоже. Теперь нужно разыскать Трофимова и Кропотова – нового знакомого Линевой; съездить в библиотеку, кинотеатр, университет – студенческая группа еще там. Проверьте барышню по всем статьям – и пулями назад. У нее действительно есть выбор между СИЗО, психушкой и домом. Не ошибиться бы нам.

– Аида потеть, Серега, – вскочил Борис.

Балков степенно поднялся, запер в стол протоколы и последовал за коллегой.

Через три часа полковник лицезрел взмыленных озадаченных лейтенантов.

– Фантастика, Виктор Николаевич, но Линева ничего не нафантазировала! – воскликнул эмоциональный Юрьев.

– Конечно, у нее своя точка зрения, у других свои точки зрения, – бурчал неповоротливый Балков, – а в общем, все сходится. Особенно по времени.

– Мое терпение лопается, докладывайте, – подогнал их Измайлов. Разумеется, Бориса прорвало первым.

Староста и еще несколько ребят подтвердили: на лекции Линева отсутствовала, ворвалась минут за десять до начала семинара возбужденная и румяная, спросила, где Зинка, выслушала приятелей, которые знали только, что с Красновой приключилась какая-то беда, побледнела и убежала.

Леша Трофимов коротал вечер у друга, о смерти Красновой не подозревал и на глазах у Юрьева сменил три состояния – ступор, истерика, апатия. Он явился к Зине в половине девятого, как условились. Варвара поприветствовала его и сразу испарилась. Зиночка предлагала кофе, но он принес шампанское. Потихоньку уговорили бутылку. Не ссорились, наоборот. Интим был, подруга предохранялась сама, презервативы оба ненавидели. О женитьбе речи не шло, им и так неплохо любилось. Потом Зина его выпроводила, чтобы без помех помокнуть в ванне и собраться в универ. Он предлагал просолить, но у нее в прошлом году было много пропусков, она не согласилась, дала зарок учиться без «хвостов».

– Все-таки Краснова разыграла Линеву, – сказал Юрьев.

Измайлов согласно кивнул. Настал черед Балкова. Он отчитывался с нудными подробностями – метры между книжными витринами, расположение конторки библиотекаря, минуты ходьбы до кинотеатра, количество урн на улице…

Борис извертелся, но полковник запретил перебивать Сергея, чтобы при смене формы тот не повредил содержания.

Виталий Кропотов успел известись.

Он наплел Варваре, будто заканчивает строительный институт. На самом же деле образование парня ограничилось техникумом, он вкалывал экспедитором в частном ресторане, а в библиотеку забрел из любопытства около десяти утра.

«Серьезно, двадцать четыре года стукнуло, но в таком месте никогда не был», – оправдывался он перед Балковым, словно предотвращая насмешки. Заглянул в, читалку, приметил Варвару и «влюбился, как суслик». Еще час он был нем и недвижим, сидя напротив девушки, затем отважился обратиться с классическим вопросом: «Что вы читаете?» Слово за слово, посетили курилку, отправились в кино. Виталий благоговейно выложил перед лейтенантом два билета – оставил на память. После фильма он проводил Варюшу до университета и едва не окочурился от счастья, получив номер ее телефона. «Телки у меня были – чуда не было, робости, – частил Кропотов. – Если признаюсь, что не студент, она меня поганой метлой – не того, а? Я не шалопай, с квартирой, при бабках…»

Сергей поехал в библиотеку, где его заверили: Линева готовилась к реферату часа два, а то и дольше. Потом лейтенант совершил прогулку по маршруту счастливой парочки. Вероятно, он один из всех сыскарей отдела был способен рыться в урнах голыми руками, игнорируя презрительные комментарии прохожих.

Зато в третьей по счету от библиотеки мусорке обнаружил смятую салфетку, к которой прочно прилип спрессовавшийся в пластинку порошок. В кинотеатре кассирша убедила Балкова в подлинности билетов Кропотова. Лейтенант трижды вымыл руки с мылом в туалете для сотрудников и подался в управление.

– Молодцы, оперативнички, – похвалил Измайлов, с каким-то суеверным страхом косясь на длинные сильные пальцы Сергея. – Пошли выпроваживать Линеву.

В темном кабинете полковника они застали редкое зрелище. Коля Воробьев восседал в кресле Измайлова, постукивал по широким передним зубам красным карандашом и при ненавязчивом свете настольной лампы листал письменные показания Линевой. Ни дать ни взять – учитель над тетрадями, старающийся сосредоточиться, несмотря на недомогание.

– Прирожденный педагог, – высказался Борис Юрьев.

Коля встал и зашептал:

– Ужас. Двадцать лет девице, вот-вот получит университетский диплом, а такие ошибки ляпает. «Элиминтарно», и никаких гвоздей.

– Ты простыл? – тоже невольно понизил голос Сергей Балков.

– Нет, Варвара плакала-плакала и задремала. Разморило после стресса. Я разрешил ей на диван перебраться.

– Подъем, Линева, – безжалостно пророкотал полковник.

Через минуту Варвара приблизилась, зажав зубами заколку и подбирая волосы.

Борис зажег люстру. Воробьева отпустили, полковник поерзал на своем месте, будто заново привыкал к нему. Балков с Юрьевым, не сговариваясь, плюхнулись на стулья, обойдя обжитый девушкой диван, Варвара сонно щурилась и вдруг не сдержалась, сладко зевнула.

– Не буду больше держать вас в неведении, – пожалел девушку Измайлов. – Зинаиды Красновой нет. Ее насмерть сбила машина на перекрестке возле дома, когда вы с Кропотовым смотрели фильм.

Водитель с места преступления скрылся, его белую «шестерку» обнаружить не удалось. Примите наши соболезнования, друзей терять тяжело.

Варвара издала какой-то лязгающий звук. Ей дали воды, она не сумела удержать стакан, расплескала половину.

– Мы благодарны вам за содействие.

После проведения экспертиз вы нам понадобитесь. Но есть одна деталь… В вашей квартире обнаружен труп мужчины без следов насилия…

Линева отпрянула и с трудом выдавила:

– Зина Лешу отравила, сама под колеса?

– Успокойтесь, Трофимов жив-здоров и недавно демонстрировал лейтенанту Юрьеву первоклассный шок. Он якобы ушел от Красновой за час до трагедии. Внимание, Варя. Покойный гражданин Загорский Вениамин Кузьмич, сорока пяти лет, плотный брюнет с залысинами. Что скажете?

– Куда же мне деваться, если в квартире мертвец?

– Не бойтесь, там давно убрано, и хозяйка не намерена вас гнать. Просила позвонить, – фыркнул Измайлов. – Но сначала – что вам известно о Загорском?

– Ничего, – совершенно правдоподобно опешила Линева. – Представления о нем не имею. И за Зинку ручаюсь, как за себя. Она принципиально не путалась с теми, кто старше двадцати девяти.

А я, извините, синий чулок, у меня никого не было. Может, ему на лестнице дурно стало, Зинка пустила, он умер, она обезумела от страха и понеслась куда глаза глядят?

– Это вы про мадемуазель, склонную к русской рулетке и дегустации яда? С оригинальным мировосприятием? – встрял Юрьев.

– Да, простите, скорее я свою реакцию изобразила. Но никакого Загорского среди наших знакомых нет и не было.

Чем, кем вам поклясться?

– Не клянитесь, – отмахнулся Измайлов. – Ступайте, устраивайтесь на ночлег. Увидимся еще.

Глава 3

– Вам кого? – спросила меня на следующий день Варвара Линева, цепко придерживая дверь и не сгорая от гостеприимства.

– Варь, я – Полина, мы же договаривались.

Она прищурилась, всмотрелась и хихикнула:

– Ух ты, богатой будешь, не узнала.

Совсем другое лицо.

– Надо было оправдывать ожидания.

Может, она из альтруизма только калекам жилье предлагает? Я смахнула со лба челку, явила синяки и шишки:

– А так?

– Так не видать тебе богатства. Заваливайся. Располагайся. Я понеслась в универ. Вечером отметим.

Намек я поймала на лету, как собака мячик.

– Варь, ты меня выручила, ужин за мной, сама приготовлю. Что будешь пить?

– Бутылка водяры и баллон пепси или фанты тебя не разорят?

– Нет, – Значит, вечер сегодня забит, и я сразу после занятий домой подамся. Пока.

«Новое поколение в России выбирает, конечно, пепси, – подумала я,» – но – к водке. Поэтому связь поколений у нас не прервешь".

Квартира была однокомнатной, с подтеками по потолку и отошедшими от стен обоями. Вероятно, соседи сверху не ладили с сантехникой. Да чего там, в состоянии войны они с ней были. Но мне чудилось, что люди ни при чем. Сдаваемое помещение само часто и безутешно плакало по ремонту и уюту. Я пребывала в поэтическом настроении, следовательно, приключение с переездом пришлось кстати. Люблю менять обстановку – тонизирует тело и душу.

В комнате стояли два продавленных дивана, два ободранных кресла и на диво крепкий симпатичный столик. В кухне – облезлый стол, такого же качества «солдатик» и холодильник «Ока». В последнем не обнаружилось даже удавившейся мыши. В совмещенном санузле призраком цивилизации маячила стиральная машина «Малютка». Водруженная на нее зеленая пластиковая корзинка полнилась качественными шампунями, кремами, масками, дезодорантами. Варвара явно разгадала загадку женской привлекательности. Прихожая была богата встроенным шкафом и похожей на засохшую пальму деревянной вешалкой.

Варварины вещи уместились на двух полках. Прямо скажем, ничего лишнего.

Но все незаношенное.

Я разложила предметы своего скромного гардероба на свободных досках, взяла пакет с продуктами и отправилась баловать себя кофейком. Беря из «солдатика» первую попавшуюся керамическую кружку, я расплылась в улыбке. Самая приятная улыбка прошлому, будущему большинство улыбается все-таки робко и настороженно. Однажды мы с Измайловым забрели к моей приятельнице за дискетой. На минуту. Вик попросил пить.

– Вода в кране, – по-простому бросила она. Достала чистую чашку, сунула полковнику, стряхнула пепел со своей сигареты мимо пепельницы и приникла к компьютеру.

Прежде чем налить холодной водицы, Измайлов тщательно вымыл посудину горячей. Он старался действовать незаметно, но вопрос о маниях, заданный мной на улице, его не смутил.

– Дом неопрятный, Поля. Зачем хлебать из чашки, в которой наверняка шастают тараканы?

Это еще что. Когда наши с ним отношения находились в стадии недоразвитости, я в спешке плюхнула на середину стола сковороду с картошкой, схватила вилку и принялась уминать за обе щеки.

Вик сидел, как натурщик в мастерской мэтра.

– Вкусно, налетай, – порекомендовала я.

– Извини, Поленька, не могу, – сказал Измайлов и положил картошку в тарелку.

– Мы же целуемся, – опешила я, искренне полагая, что церемонии отныне излишни.

– Извини, мне надо не привыкнуть, а прямо-таки прирасти к человеку, чтобы есть с ним из одной сковородки. И то в экстремальных условиях.

Испортил он мне тогда аппетит. Лучше бы провозгласил лозунг: «Даешь культуру поведения в быту!» Одно дело – чувствовать себя дурно воспитанной, другое – чужой.

Вспомнив любимого мужчину, я не сумела вовремя остановиться. Вчерашняя обида ощутимо металась внутри. То в сердце кольнет, то в желудок врежется, то барабанную перепонку пощекочет.

– Ты собралась платить за квартиру, в которую неизвестные мужики приходят умирать? Не вынуждай меня тащиться к Линевой, передавать от тебя привет и сообщать, что угол тебе сдал я, – заявил полковник.

* * *

Это была потрясающая ругачка с подробным перечислением прав и обязанностей граждан вообще, меценатов, побирушек, господ, женщин, мужчин, преступных отморозков и прочая – в частности. Мы тонули в пучине античной и средневековой философии, а потом отдыхали на твердыне марксистско-ленинской. Использовали горячие аргументы типа: «Сам дурак, сама дура».

И леденили друг другу кровь изысканной вежливостью. Мы цитировали классиков и сочиняли афоризмы. Пресловутым методом проб и ошибок я пользовалась безукоризненно, потому что другими овладеть не удосужилась. Через два часа страстных споров стало ясно, что милицейскую бдительность лучше всего глушит моя тупость. И в ответ на не лишенные остроумия и здравого смысла доводы я принялась бубнить:

– Ничего со мной не случится за две недели. Мне надо работать. Я в любой момент могу просто-напросто убраться оттуда и не возвращаться. Ничего со мной не случится…

И снова по кругу.

После того как взбешенный Измайлов назвал мои однообразные выступления «непролазным дебилизмом», я с ходу спросила:

– А каковы результаты вскрытий, экспертиз, обыска? Больше недели прошло. Вдруг действительно не стоит соваться?

Окрыленный моей понятливостью, Юрьев заговорил, и к тому моменту, когда полковник меня раскусил, выложил главное. В салфетку Варвара отсыпала не яд и не противозачаточное, а сильнодействующее снотворное. Таким же попотчевали Вениамина Кузьмича Загорского. Потом ему, спящему, сделали внутривенный укол. Только вместо лекарства ввели воздух. Смерть наступила от эмболии. На кофейных чашках были отпечатки пальцев Зинаиды и Вениамина Кузьмича. В крови самой Зины Красновой обнаружили слабую концентрацию синтетического наркотического вещества.

Судя по состоянию печени и почек, девушка была начинающей наркоманкой.

В ее сумке под тетрадками нашли еще одну капсулу со снотворным. Изощренно убитый Вениамин Кузьмич Загорский имел волгоградскую прописку. В Волгоград послали запрос и с часу на час ждали исчерпывающих сведений о невезучем приезжем.

Упоминание о наркотике сделало меня совершенно неуправляемой. Даже Измайлов оказался не готов к такому-краснобайству. Я сулила, что Варвара Линева обязательно поделится со мной сокровенным. Ведь вот-вот наступит момент, когда ей нестерпимо захочется поговорить о подруге. Я бралась обаять безутешного Лешу Трофимова и выпытать у него то, что нормальные люди скрывают от родителей и милиционеров. Я обязалась «прощупать» хозяйку, у которой наверняка есть ключ от квартиры… На удочку, как водится, попался Сергей Балков.

– Виктор Николаевич, – негромко сказал он, – мы в дерьме по уши с этим убийством. Ей-богу, проще подкупить патологоанатома, чтобы написал, будто Загорский скончался от инфаркта.

У Полины статья получится и без проживания по одному адресу с Линевой.

А у нас… Пусть бы осторожно разведала хоть что-нибудь.

– Она – осторожно? Не зли меня! – рявкнул полковник. Но я уже вцепилась в спасательный круг, милосердно брошенный Сергеем. Балков почему-то считает, что отлучать меня от расследования преступлений, в которые я сама собой вовлекаюсь, бессердечно и глупо.

– Предупреждаю, великие сыщики: или я перебираюсь к Варваре и благословляю ваш контроль, или не перебираюсь и пользуюсь свободой действий. Учтите, насильственного изменения моих творческих планов я никому не прощаю.

– Ультиматум предъявила! – торжественно возвестил Борис Юрьев.

– Опять, – застонал Измайлов, – опять мы вынуждены идти у нее на поводу.

– Я вынуждена идти у вас на поводу.

Знаете же, как меня утомляют ваши запреты и указания, перестраховщики.

Они переглянулись. Дальнейшее было театром абсурда. Я встала навытяжку и добросовестно повторила за Виком страшную клятву: не торопиться, не трепаться, не проявлять инициативы, не рисковать и т, д. Менты все равно смотрели на меня с сомнением.

– А если я случайно нарушу данное товарищам слово, пусть разразит меня гром или покарает твердый кулак Виктора Николаевича, – добавила я от себя для пущей убедительности.

Зажмурилась. Кто-то из них троих всхлипнул.

* * *

Статью предстояло сдать в срок. А поскольку человеческие замыслы всегда корректируются реальностью, я не была расположена бездельничать в снятой квартире. Один из заместителей главы Центра по профилактике и борьбе со СПИДом живо откликнулся на просьбу о содействии.

– У нас есть дама, увлеченная объединением специализаций врача-инфекциониста и врача-нарколога. В сущности, ей осталось только название этому гибриду придумать. Обратитесь, я ее предупрежу.

В его голосе проскальзывала то ли язвительность, то ли насмешка, то ли зависть, что делало даму интересным объектом исследования. Она, похоже, взвалила на себя дополнительную нагрузку и не согнулась. Таких коллеги не слишком жалуют.

– Приходите, но имейте в виду, я очень занята, – сказала Лилия Петровна Вешкова и положила трубку.

Я заторопилась. Занятые женщины непредсказуемы, несносны, но забавны.

Упустить шанс познакомиться с такой было грешно.

Однако я забыла, что любое предприятие надобно начинать договором с собой, а не с партнером. Мне пришлось обращаться к прохожим – я не слишком ориентировалась в этом районе, а вход в здание к тому же был со двора. Люди пятились и отрицательно мотали головами, дескать: «Чур меня». Наконец вся из себя испитая, вялая особа уточнила:

– Это куда заразные смертники на анализы ходят? Вон, через сквер и арку.

Молись Богородице, может, тебя пронесет, молоденькая совсем.

После подобного напутствия я прижалась к дереву с толстым стволом и кружевной осенней кроной, закурила и призналась себе, что наступил отлив энтузиазма и на дне валяется в остатке всякий безобразный мусор. "Вирус иммунодефицита человека, сокращенно ВИЧ, передается половым путем и через кровь…

Заразиться синдромом приобретенного иммунодефицита, то есть СПИДом, бытовым путем невозможно…" Даже отметив несуразность сочетания «заразиться синдромом», даже будучи качественно теоретически подкованной, я не могла заставить себя взяться за ручку двери, захватанную сотнями ладоней несчастных.

Эх, исповедовала бы элегантность, носила бы перчатки. Обернуть кисть носовым платком? Неловко. Не так давно сказала про пожимающую руки больным СПИДом принцессу Диану: «Тоже мне подвиг. Нашли о чем трезвонить». Кретинка. Кое-как я уломала себя. И предстала перед Лилией Петровной Вешковой, будто пробежав марафон. Не врут ученые.

Если мысленно заниматься аэробикой, пульс и дыхание учащаются, словом, организм легко обмануть. Или не легко?

«Обязательно выясню, ради чего медики ввязываются в столь опасное дело, – решила я. – Вряд ли им миллионы платят».

С Вешковой мы разговаривали около часа, и к концу беседы я была убеждена в собственной правоте, как никогда. Не отпуская к Варваре, Измайлов пытался заставить меня обойтись вот этим – количеством больных, призывами к властям предержащим дать денег на медицинские программы, названиями групп риска, стоимостью лекарств. Я сама ничего тягомотнее отродясь не слышала. Зачем писать то, что заведомо читать не станут?

Нет, без образа современного наркомана, для которого и СПИД – насморк по сравнению с ломкой, к печатающим устройствам не стоило приближаться. Мои надежды на Варвару Линеву и ее окружение должны были оправдаться.

Лилия Петровна Вешкова вызвала во мне полный раздрай чувств. Она, бесспорно, была героиней, но не статьи, а либо диссертации по психологии, либо романа. И то и другое не по моей части, о чем я сразу же начала сожалеть. Фраза:

«Ты еще молода, Поленька», часто звучит из уст полковника Виктора Николаевича Измайлова грустным упреком. Сорокалетняя Лилия Петровна вроде бы не кого-то, а себя яростно упрекала за то, что на двадцати годочках нельзя остановиться. Женщина числила старость в пороках и осознавала – с каждым днем она погрязает в пороке все больше. Она не желала стареть, одновременно боясь прослыть несерьезной и несолидной. Постигла разницу между «быть молодой», «молодиться» и «омолаживаться». Блекловатая косметика (усвоила, что лучшая та, которой не видно), упаковка стройного сухого тела в одежду стиля «вечно юная классика», удобная для непосед обувь, вместительная сумка-мешок… Я редко наблюдала женщин на возрастном перепутье. Умных женщин. Отказать Вешковой в признании ее головы не тыквой не смог бы и фанатичный злопыхатель.

Наш редактор полагает, что право на мнение о человеке имеет прежде всего его ровесник. Поэтому моих потуг характеризовать всякого встречного не одобряет. «Доживи, – говорит, – Полина, и тогда резвись пером по бумаге». Но я не воспринимаю советы как руководство к действию. Мало ли кого жизнь обламывает по-своему. Меня же не физическое состояние в определенном возрасте занимает, а душевное. «Нельзя эти состояния разделить», – вздыхает редактор.

Я вспомнила о нем неспроста. Вешкова ни на секунду не забывала, что общается с журналисткой, соответствовала имиджу деловой дамы. Я не утерпела и клещом полезла к ней под смуглую кожу: то да се, почему избрали тернистую дорогу, как переносите тяготы, о чем мечтаете, на что конкретно претендуете…

Она надиктовала мне много банальностей. Закодированные буквами, они выглядели пристойно и правильно. Например, в пору зрелости человек, независимо от пола, должен заполнять свои дни чем-то богоугодным; генофонд нации без нее, мелкой, но добросовестной и неравнодушной сошки, сойдет на нет; и вообще наркоманствующий молодняк жалко.

Есть специальная популярная литература, озабоченные всем подряд средства массовой информации, обученные в вузах педагоги, верящие в возможности профилактики врачи, а дети строем уходят в никуда. Лилия Петровна контактировала с женскими объединениями, политиками, выбивала гранд на борьбу с наркоманией и ее последствиями из фондов Сороса, терзала депутатов запросами, лечила страждущих, учила наркоманов приемам само– и взаимопомощи при передозировках, выпрашивала у спонсоров деньги на одноразовые шприцы и презервативы, организовывала акции против наркотиков и СПИДа, где раздавала юношам и девушкам добытое «у частных лиц и коммерческих организаций». Она боролась, не давая спуску себе и другим.

– Вчера уволила человека, который впал в спячку на переднем крае, Полина.

«Понятие „передний край“ тебя сильно волнует. Героическая, но не жертвенная натура», – подумала я. Она была амбициозна, энергична и оправдывала средства целью. Благородной целью, не спорю.

Она приносила пользу и творила добро.

А мне и нравилась, и не нравилась. Мы были похожи. Однако намекни мне кто-нибудь, что я столь же прямолинейна и жестка, оскорбил бы. Я не умею переть напролом. Я не числю свое дело в самых важных на свете. И не мыслю себя без обходных путей по красивой местности.

Наверняка от Лилии Петровны Вешковой было гораздо больше пользы, чем от меня. От нее было меньше тепла, которое дает сострадательная растерянность.

Иногда надо вместе с другим не знать, что делать. Она слишком владела проблемой. Я прониклась уважением к этой женщине, понимая, что являюсь для нее лишь одним из механизмов для достижения социально – и лично – значимого результата. И не в упрек, скорее в поддержку, сделала вывод: «Своего не упустит».

– Лилия Петровна, вы по образованию педиатр. Бросили аспирантуру, переквалифицировались в искоренительницы СПИДа. Зачем было лезть в ураган? – спросила я.

– Чтобы успеть проникнуть в его центр. Самое спокойное место. Это обыватели полагают, что завтра дождь и ветер утихнут. Шучу, конечно, – засмеялась она.

Ответ, как мне показалось, был предельно честным. И необыкновенно расположил меня к Вешковой.

– Полина, я смотрю, вы вгрызаетесь в проблему. Ваши коллеги записывают цифры, благодарят и убегают. Я рекомендую вам контакт с отцом школьника-наркомана. Я помогла парнишке слезть с иглы. И родитель загорелся идеей создания общественной организации «Надежда». Сейчас он оформляет документы.

– Лилия Петровна, я не буду рекламировать их деятельность заочно и авансом, даже если лично вы направляете и консультируете. Пусть сначала выполнят хоть один пункт своей программы.

Она впервые посмотрела на меня не свысока.

– Может, для общего развития полюбопытствуете?

– Обязательно. Только не обещайте ничего от моего имени.

– Ваше имя, похоже, значит для вас не меньше, чем мое для меня, – пристроила она. – Будь по-вашему, неуступчивая. Прошу, вот номер его телефона.

Загорский Вениамин Кузьмич. И разбирайтесь сами.

Мне пришлось долгонько листать блокнот, чтобы не выдать изумления.

* * *

Через несколько минут я вопила в трубку автомата:

– Вик, милый, Вешкова не могла не знать о смерти Загорского, раз занималась его сыном и осуществляла патронаж «Надежды». Но она наворожила мне общение с ним. Что происходит?!

– Подтягивайся в управление, детка, – велел Измайлов.

– Спустя пару часов мне с Варварой водку пить. Успею?

– Поленька, – призвал полковник, – помнишь, мы видели по телевизору передачу про разведчика? Он всех признал людьми со слабостями и порекомендовал пьющим штирлицам изначально делать вид, будто они к бабам неравнодушны, а бабникам – будто к спиртному.

В кого ты собираешься перевоплощаться?

– Поняла, не переборщу, – покорилась я.

И поехала к Вику.

Из Волгограда пришел ответ на запрос. Вениамин Кузьмич Загорский проживал там с рождения. Десять лет назад получил наследство от тетки – дом в Москве. Казалось бы, перебирайся и радуйся. Но прописать можно было его одного, жена и сын для чиновников не существовали. Немало народу получило нищенскую компенсацию за недвижимость и отняло, мучимое невысказанными претензиями к борцам со столичной перенаселенностью. Загорский фиктивно развелся с супругой и ринулся вперед.

По идее благоверная должна была последовать за ним, чай не «во глубину сибирских руд» отправился. Но семейная обыденность особенно редко зиждется на идее. Через год жена перевела развод из разряда фиктивного в разряд натурального. Сын Вениамина Кузьмича, тогда семилетний, натерпевшись от отчима, подался к отцу.

– Незадолго до прощания с Волгоградом Загорский потерял паспорт. Недоумевал, как это могло случиться. Точно помнит, что домой приносил. Все формальности были соблюдены, штраф он заплатил, удостоверение личности получил, – сказал Измайлов.

– Позвонить ему? – изобразила соблюдение обязательств я.

– Позвони, – разыграл удовлетворение соблюдением обязательств полковник.

Пришлось клянчить у полковника транспорт. Повторно я связалась с Измайловым уже из квартиры Линевой:

– Колдую над овощным рагу, Вик.

Купила у бабок полкило хрустящих соленых огурчиков. Водка запотевает в холодильнике. Елки!

– Мужчин принимаете, девушки?

– Не-а, не из таковских.

– Тогда давай быстренько про наш «живой труп». Иначе я сам умру. Через телефонную трубку передаются ароматы рагу или я брежу?

– Бредишь.

– Не жалко меня?

– Жалко, но я принадлежу журналистике и сыску.

– Попробуй сунься домой.

– Попробую. Ой, Варвара вот-вот нарисуется. Отпирает, Вик. Слушай, внешне Загорский похож на самого себя – плотный, с залысинами. Фамилию, имя и отчество произносит с апломбом, этакий масштабный деятель. Он размечтался объединить усилия родителей наркоманов в неустанной борьбе и так далее.

Все, пока, милый… Привет, Варь. Нет, не жених, у меня таких милых…

Измайлов зарычал. Мысленно я пожелала ему здравствовать и попросила о снисхождении.

Варвару и впрямь мучила смерть Зины Красновой. Однако прежде чем выговориться, она допросила меня: кто, откуда, почему, зачем. Правда, и свою немудреную биографию девушка излагала охотно. Воистину важно не что сказали, а как. Тон Линевой удивительным образом сочетал спесь и заискивание. «Эта обшарит карманы, сумку и, не спросясь, позаимствует на день юбку», – подумала я. И возрадовалась. Варвара Линева была живая, то есть в меру порочная. По сравнению с ней праведничающая Лилия Петровна Вешкова казалась муляжом.

Варварина манера пить и поить меня тоже не шокировала. Видела я таких. Собутыльнику наливают щедро, себе чуть-чуть, а выглядит закрашенное лимонадом пойло одинаково. Поскольку водку я приемлю с трудом, ниже уровня чекушки мы не опустились. Почему бы ей было не заказать шампанского? Вина? Проверяла на пристрастие к алкоголю? Ох уж эти саперные работы в быту. Или она Краснову поминала?

Про Зину Варя рассказывала трепетно, как и подобает подруге, принесшейся в милицию с повинной в равнодушии и недомыслии. Собственно, она попотчевала меня тем же, чем Измайлова, Юрьева и Балкова. В отличие от них я знала, что последует за каждым пассажем, и рулила к теме наркоты без зазрения совести. Судя по всему, Варвара о бурно формирующейся зависимости Зинаиды не догадывалась. «Так живешь бок о бок, дружишь, а ничегошеньки о человеке не ведаешь», – классически думала я, прикладываясь к стакану. Ни мне, ни Варваре не удавалось захмелеть. По выражению Сергея Балкова, мы «переводили продукт». Наконец убрали его с глаз долой. На какой-то миг мне показалось, что Варвара готова предложить забить косячок. Но она выразила желание лечь спать. «Такими темпами далеко не продвинешься», – недовольно размышляла я, вытирая намываемые Варварой тарелки. И тут позвонили в дверь.

– Кого принесло на ночь глядя? – проворчала Варвара.

– Девятый час всего, – объявила я.

Мне не хотелось сидеть одной и внимать посапыванию Линевой. Гости были ко двору. Тем более что на огонек забрел Леша Трофимов. Его визит взбудоражил Варвару. С девушки мгновенно стекли хандра и сонливость. И водочка в компании Леши хорошо пошла, и закуска на зубах не вязла. Бодрость Варвары заметно контрастировала с подавленностью Трофимова. Он пил и ел, словно через силу. Говорил только о достоинствах Зиночки Красновой – медленно, не очень связно и внятно. Мое присутствие Лешу очевидно раздражало. Он промаялся минут двадцать и вызвал Варвару в кухню.

– Не могу никого представить на месте Зинки, – донеслось до меня.

– Тише, Лешенька, Полина ни в чем не виновата. А я на мели.

– Сказала бы, у меня есть деньги.

– Извини, Поля, мы посекретничаем, – запоздало крикнула Варвара и закрыла дверь.

Я их извинила. Не в лучшее время попала в дом, надо было терпеть. Состояние средней паршивости превращалось в состояние крайней гнусности. Я уже собиралась малодушно сбежать к Вику, когда вернулись Варвара с Лешей. От рюмки на посошок Трофимов отказался.

Но общение с девушкой пошло ему на пользу. Во всяком случае, он перестал искоса зыркать на меня и цедить звуки, будто давал их взаймы. И сразу стал милее.

Его небольшие серые глаза, острый нос, узкие губы и чуть скошенный подбородок более не вызывали во мне неприязни.

После чашки кофе Леша убрался восвояси.

– Тоскует он по Зинке, – сказала Варвара. – Я все прикидывала, ставить тебя в известность, не ставить. В общем, когда Зину сбила машина, менты сюда наведались. Представляешь, в кресле восседал труп дядечки, которого я в глаза не видела. Поэтому и заволокла тебя сюда чуть ли не силком. Весь универ в курсе, желающих поселиться со мной не было.

Удерешь теперь? Струсишь?

– Нет, – успокоила я Варвару. – История, конечно, странная. Спасибо, что посвятила. Но мне приткнуться некуда. Кто еще на две недели пустит.

– Лады, мне полегчало, – улыбнулась Варвара. – Ну, укладываемся?

– Укладываемся, – поддержала я.

Никаких развлечений в финале суток не предвиделось.

Глава 4

Утро ознаменовалось разогретыми остатками рагу, горячим чайником и отсутствием Варвары. У девушки не было привычки будить людей, чтобы досадить им.

Поэтому Варя удостоилась моего мысленного привета и наилучших пожеланий. Я давно предпочла завтраку пробежку и контрастный душ. И изменять привычке не собиралась. Приспособление с дырочками в ванной наличествовало, но бездействовало. Это стало ударом по психике, однако в нокдаун не послало. Облачившись соответственно, я рванулась осуществлять то, что зависело от меня, а не от жилконторы. Народ у нас все-таки дикий. Трусящая женщина вызывает в нем потребность соучастия неласковым словом. Комплексы прут наружу. Чего только я не наслушалась. От «кто не курит и не пьет, тот здоровеньким помрет» до «глупышка, пылесосишь легкими вредные выхлопы, на природе надо здоровье поправлять». От «жрать пора меньше» до «догоню – трахну».

Под железным навесом остановки на искореженной лавке сидел бомж. Он создавал впечатление скульптуры – мертвецкой неподвижностью членов и подслеповатостью взгляда. «Наверное, пребывает здесь неотлучно, – решила я. – Устал уже попрошайничать, просто ждет, когда кто-нибудь сунет в руку монету. Не видел ли сиделец, как погибла Зина Краснова?» Свою общительность бомж обменял на мой червонец. Да, недавно наехала легковушка на девицу. Водила был пьян или обкурен, потому что несся на зеленый. Сшиб девчонку и не заметил казуса. Наверняка снимает дачу в пригороде: номер грязью забрызган, а асфальт сухой. Почему обкурен? Да, мужик битый час за рулем кемарил и вдруг сорвался – чума чумой. Прохожие обалдели, к девушке бросились, потом врассыпную.

Кому охота с ментовкой связываться?

А наехавшего моментально и след простыл… На словосочетании «и след простыл» мой информатор забуксовал. Я отправилась в квартиру, он в магазин.

Вечер не сулил неожиданностей. Количество действующих лиц равнялось количеству исполнителей. Мне даже подумалось: «Напрасно переупрямила Измайлова. Надо было просто попросить Вешкову свести меня с наркоманом из завязывающих. Такие чаще соглашаются говорить с журналистами». Я готова была морщиться при слове «интуиция» и кукситься при мысли о перспективах чинного сосуществования с Варварой, которая, подобно Софи Лорен, норовила завалиться спать в двадцать ноль-ноль. Со стареющей кинозвездой все было ясно, а со студенткой Линевой нет. Нарушать уговор не хотелось. Но можно было пожертвовать деньгами, оплатить двухнедельное проживание и податься «в научную командировку». Я сомневалась, что Варя исстрадалась бы без моих телеграмм.

Это состояние стало навязчивым часам к четырем. Я не ожидала столь стремительного завершения работы в инстанциях. Ответственная за лечение и профилактику особо опасных инфекций женщина надиктовала мне целый блокнот ужасающих сведений и предупредила все возможные вопросы. Чувствовался опыт пресс-конференций. В отделе по борьбе с незаконным оборотом наркотиков ребята тем более не были склонны терять ни минуты. Вчера Лилия Петровна Вешкова представляла мне наркоманов запутавшимися детьми, не умеющими и не желающими выносить взрослую тоску, боль, необходимость без поблажек исполнять какие-то безрадостные обязанности, то есть, в сущности, жить обыденно. Менты наркоманов презирали и ненавидели. «Безвольная, жестокая, тунеядствующая мразь.,.» Это было самой пристойной из услышанных характеристик. Лилия Петровна сами наркотики называла карой, а их продавцов – подлыми убийцами. Слуги закона ратовали за тюремное перевоспитание потребителей и распространителей. Но последние, похоже, были им более симпатичны.

"Спрос рождает предложение, – твердили измотанные парни. – Торговля начинается с покупателя. Сейчас полно информации о вреде расслабляющего зелья.

И думающий, ответственный человек к ним не притронется. А подонок и сам найдет мак, коноплю, таблетки". В общем, мир не подлежит изменению. У каждого своя правда. И чем полнее она совпадает с правдами большинства, тем любезнее обществу становится личность. Наркоман ведь тоже бывает ему любезен, пока светло галлюцинирует и не претендует на престижную должность, богатство, славу, на то, чего всем изначально не должно хватать. Вот когда он принимается посягать на собственность, тогда и возникает конфликт. Разумеется, я не рискнула поделиться с милиционерами своими размышлениями.

Итак, за компьютер садиться было рано, еще не устаканились впечатления.

Ни рабочий, ни домашний телефоны Измайлова не отвечали родным полковничьим голосом. В снятой убогой берлоге не водилось книг, магнитофона, проигрывателя, телевизора. Я решила навестить маму с Севкой, и именно в этот момент появилась Варя и осчастливила меня сообщением:

– Сегодня у нас гости, Поля. Тебе надо познакомиться с людьми, а то загнешься от скуки. Спиртное и музыку народ притащит, а жратва в форме закуски – наша забота. Соленые огурцы остались, хлеба полно. Тебя не затруднит купить сыр, самый дешевый?

Да, девица Линева вознамерилась пользоваться моим кошельком напропалую.

Я могла сослаться на безденежье, но почему-то покорно отправилась к прилавкам. В конце концов, сама мечтала «проникнуть в студенческую среду». За осуществление любой мечты приходится платить. И лучше не затягивать с этим делом. Хуже нет ситуации, когда ты уже забыла, как страстно жаждала что-то обрести, привыкла к обретенному, а судьба вдруг выставляет запоздалый счетец.

И кажется подобное несправедливым.

Сохранив по привычке – незамысловатыми рассуждениями – душевное равновесие, я приободрилась и расщедрилась на консервированные болгарские голубцы. Когда у моего папы что-то не ладится в фирме, он ест их холодными из жестянки. Объясняет: «Свойство памяти, дочка. Отведал – и словно повезло с дефицитным продуктом. Настроение улучшается, снова молод и могуч, карьерист и добытчик». Мой опыт говорил: пришельцы смечут абсолютно все, и завтра нам с Варварой придется голодать.

А я, если честно, уже повадилась есть мало, но регулярно. Варя мою предусмотрительность одобрила и спрятала банки в угол под свой диван. Это, конечно, не означало, что кто-нибудь из нас в порыве пьяного дружелюбия и щедрости не извлечет их к концу попойки. То, что намечалась именно попойка, я определила по количеству лихо изготовляемых Линевой бутербродов. Не могла же она пригласить в однокомнатную конуру два десятка приятелей. Получалось, прикинула литры выпивки.

Я несколько подзабыла юношеские нравы. В комнате прекрасно разместились семнадцать парней и девушек. Но, по-моему, бутылки все-таки занимали больше места, чем они. «Наркоманов среди них нет, – подумала я едва ли не с сожалением. – Те вроде бы с алкоголем не связываются. Хотя, кто их, нынешних, разберет». Компания была довольно однородной по материальному признаку: общежитские, которым родители помогали продуктами и небольшими деньгами, и домашние, из семей с ограниченным достатком. Понятия «низшего и высшего круга» существовали всегда, но я не припоминала, чтобы в пору моего студенчества люди так открыто, бесстыдно и алчно зарились на чужое добро. Послушать их, готовы на самые грязные интриги, воровство, лжесвидетельство, лишь бы не попользоваться даже, а в сторонке постоять, когда либо живого врага в кутузку поволокут, либо мертвого на кладбище. «Окстись, Полина, готовы – еще не значит способны», – одернула я себя.

И стала бродить между группами, задерживаясь там, где болтали раскованно, в два-три голоса.

Треп был погрубее, чем у нас. Никто не «сохранял лицо». О соседском никогда и нигде не заботились, но чтобы свое не поберечь, чтобы не попытаться прослыть интеллигентным?.. Эти не пытались ни быть, ни слыть. О Зине Красновой тоже не проронили ни звука, будто их ровесники ежедневно нелепо гибли и смерть была обыденностью. Я их не осуждала. Сейчас год идет за три по плотности разочарований и приобретению навыков выживания за счет ближнего. При таком арифметическом подходе я была старше их на пятнадцать лет. Другое поколение, удивляться нечему.

На моем диване разместилась компания, в которой верховодила худенькая, коротко стриженная девушка с умными веселыми глазами. Она делилась впечатлениями о ректорском совещании, куда вызвали прогульщиков, двоечников и прочих штрафников.

– Мы с ребятами под завязку накачались пивом, купили полбуханки черного хлебушка, и черт нас дернул вернуться в универ. Тут тайфуном налетела куратор, подбодрила троих и спровадила в кабинет. А там – деканы, их замы, профессура и толпа праведников.

Светочи науки выступали рьяно и подолгу. Взывали к разуму, запугивали отчислением, упрекали в неблагодарности.

Провинившиеся внутренне ощетинились и гадали, на сколько наставников хватит и будут ли кого-то действительно выгонять, дабы другим неповадно стало.

– Было жарко, надышали, и меня развозило все сильнее, – рассказывала девушка. – Я хлеб незаметно отщипывала и в рот закидывала, мочки ушей массировала, нет, чувствую, отключаюсь.

И в этой отключке начинаю абсолютно все относить исключительно к себе. Пусть я учусь на пятерки, но ведь посещаемость почти нулевая. Точно, и честь позорю, и ученых с мировыми именами заставляю на проработку время тратить, и коллектив сверстников разлагаю, и безработной стану, потому что не выдержу конкуренции с теми, кто привык к дисциплине. И так мне паршиво на душе сделалось, так стыдно. Раскаяние одолело – пьяное, невыносимое, требующее выхода. Я уронила голову на руки и разрыдалась. Все переполошились, спрашивают: в чем дело? А я сквозь рыдания: «Мне совестно, простите…» И опять в рев. Видимо, рядовым преподавателям тоже невмоготу было париться на мероприятии.

Вскочила наш куратор и завопила: «Она хорошая девочка и напропускала по болезни. Видите, какой эффект. А с теми, кого ничем не проймешь, мы будем безжалостно расставаться!»

Мне уже минералки передали, по головке погладили, а я все не могу остановиться. Совещание прикрыли, братья и сестры по несчастью жмут мне обе руки, советуют в кино сниматься. Один только просек. Сказал: «Всем надоело, и они предпочли не заметить, как от тебя разит пивом». Но я вошла в роль и зарычала:

«Что ты себе позволяешь? Каким таким пивом? Мне грозило исключение». Мои собутыльники уже проржались, поэтому двинулись на него колонной. Парень, кланяясь и извиняясь за неудачную шутку, смылся…

Я посмеялась с ребятами и продолжила обход. Кресла были заняты целующимися парами. На полу между креслами курили трое ребят.

– Сто лет Натку не встречал, – сообщил рыхлый коротконогий детина.

– И не встретишь до Нового года, – откликнулся возлежащий со стаканом и сигаретой юноша. – У нее теперь только пингвин на уме.

– Чья кликуха? – удивился кто-то из дальнего угла.

Всезнайка хихикнул:

– Ничья. Настоящий пингвин. Хозяева у него крутые. Выгуливают в яркой шапочке типа «петушок» и тащатся, когда на них прохожие пялятся. В квартире домашние шлепанцы обувают. Уехали в загранку до января, а Наташку приспособили к живности в сиделки.

Пингвину каждый день покупалась живая рыба, и раз в неделю к нему вызывали на дом ветеринара. Наташке кинули аванс в долларах. Валюты же на содержание пингвина требовалось столько, сколько его нянька за всю свою жизнь не потратила. Несчастная Наташка очутилась в смертельных объятиях выбора. Ей было невыносимо трудно брать из толстой пачки баксы на ублажение птицы.

Экономить на питании экзотического существа? Перемежать живую рыбу мороженой? Загнется – не рассчитаешься.

Натка попыталась платить ветеринару натурой. Но мужчина благоразумно отказался, дескать, если по любви, бесплатно, – возьму. А если за деньги – не надо, жена есть. Теперь девица выгадывала доллар-другой на сортах морепродуктов и их весе. Короче, ей не до друзей.

Друзья понимали и не обижались.

Кружа потихоньку по квартире, я оказалась ближе всех ко входной двери, когда в нее уверенно позвонили. Я отперла и попятилась, пропуская двух молодых накачанных мужичков. Немедленно рядом со мной возникла Варвара и заворковала:

– Познакомься, Поля, близкие тебе товарищи – Леня и Саня.

– В каком смысле близкие? – растерялась я.

– Аспиранты, – усмехнулась Варя. – Но если захотите еще как-то сблизиться, ваше право.

– В чем совершенствуетесь? – из вежливости поинтересовалась я.

– В математике, – удовлетворили мое любопытство аспиранты.

– А… Физики и лирики – что далекие планеты, – отстранилась я.

– Не спеши с выводами, – предостерег меня Леня. И парни направились к заметно поредевшему завалу непочатых бутылок. Варвара вернулась в кухню, где умудрялась еще что-то кромсать на тарелки. Не иначе голубцы в ход пошли.

Я метнулась в туалет. На удачу он не был занят, в нем пахло спермой и мылом.

С веревки уныло свисали дешевые женские трусики. Варя Линева показала себя далеко не простушкой: корзинка для косметики была пуста. Причем не в стиральную машину она залог своей красы вывалила, а спрятала куда-то подальше и ненадежнее.

Я придирчиво уставилась в небольшой прямоугольник зеркала над раковиной.

Повертела головой, будто делала гимнастику для шеи. Похлопала веками, показала себе язык. Но от гнусных мыслей о Варваре Линевой не избавилась. Меня извиняло то, что я пребывала в панике.

Даже скорее в тихой истерике. Малодушный порыв броситься к Измайлову грозил перерасти в потребность. Искусственно стимулировать выработку организмом адреналина вовсе не хотелось.

«Кто же такая Линева? – скулила я про себя. – Случайно ли она столкнулась со мной в университете? Спонтанна ли сия вечеринка? Опознать, проверить, напугать меня должны были, по ее замыслу, Леня и Саня? Чего она добивается? Предположим выяснится, что я не аспирантка, а журналистка. Подумаешь – трагедия…»

– Поля, ты не умерла в месте общего пользования? – раздался из прихожей обеспокоенный голос Варвары.

– Секунду, – откликнулась я.

Получилось раздраженно и хрипло.

Именно собственный тон помог мне справиться с вибрирующими вразнобой нервными окончаниями. "Опомнись, трусиха, – призвала я себя. – Тайны ниспосылаются для того, чтобы их разгадывать, а не бояться. Беги к Вику, позорься.

Но если ты просто-напросто ошиблась, сама себе не простишь".

И я принялась соображать, по определению полковника, быстро и качественно. Леня и Саня действительно были недавно обезоружившими меня в подъезде ментами или я обозналась? Могла и обознаться. Тогда из носа текли кровь и сопли, из глаз слезы, да и в обморок я свалилась некстати. Дальше, если это и они, то теоретически аспирантам не возбраняется работать на выездах по зову сработавшей сигнализации. Еще дальше.

О моем визите в универ были извещены редактор и его знакомая дама. Причем дама меня никогда прежде не видела.

Линева что, ее или редактора агент? Маразм. Потом, Варвара не узнала меня уже на следующий после травмы день, когда я явилась к ней подселяться. Неужели Леня с Саней способны были узнать сегодня? Чушь. Итак, одно из двух: либо я до сих пор психованная из-за усмирения наручниками и перепутала аспирантов с ментами, либо они подрабатывают, но вряд ли соотнесут образы владелицы квартиры, мамаши резвого мальчика Севы, и бездомной иногородней идиотки, собравшейся в наше время делать научную карьеру. Нужно пойти взглянуть, чем они занялись.

Мои опасения отпустили меня на волю столь резко, что из туалета я вырвалась ошалевшей. Вероятно, контраст между скромно прислушивающейся к трепу ребят и мягко отстраняющейся от активных парнишек Полиной и эйфоричной, бесшабашной Полей был ощутим. Во всяком случае, Варвара, терпеливо подпиравшая стену напротив двери, отшатнулась. Мне стало неловко – протомила девчонку ни за что ни про что. Линева буквально запрыгнула в освободившееся помещение, но в прыжке успела буркнуть:

– Мастурбируешь ты там, что ли?

В комнате я совсем успокоилась. Леня и Саня зашли попить на халяву. Они глушили водку вдвоем и в третьем явно не нуждались. Их здесь не все, но знали и изредка подавали короткие реплики, на которые парни столь же скупо отвечали.

Свет не включали, на столе неровно горела пара оплывших огарков, и я так и не могла разобрать – эти люди спасали от меня человечество или все же другие. Не успела я для пущей расслабленности плеснуть себе из бутылки кем-то принесенного, но всеми игнорируемого сухого вина, как у входа снова задребезжал звонок.

– У нас все в сборе! – крикнул автор рассказа о пингвине.

Варвару впору было заподозрить в том же, в чем она заподозрила меня. Из уборной девушка носа не высунула. Вспомнив, что я здесь тоже как бы на своей территории, я открыла опоздавшему. Вернее, опоздавшей. «Похоже на налет хозяйки квартиры», – подумала я, вытаращившись на даму средних лет в шикарном плаще и с брезгливой гримасой на искусно загримированном лице.

– Вы снимаете эту конюшню? – спросила она и без приглашения перешагнула через порог.

– Снимаю, – сухо подтвердила я.

И разозлилась. У нас с Варварой нет средств на коттедж. Полагаю, что не только арабский шейх, но и многие наши соотечественники могли бы назвать конюшней ее недвижимость. Тоже мне королева. Я на минуту запамятовала, кто и откуда, и выпалила:

– Не надейтесь быть в сей конюшне ни конюхом, ни наездницей.

Она слегка дрогнула мускулами, однако тон не сбавила:

– Вы либо Зинаида Краснова, либо Варвара Линева.

– А вы кто? Доморощенная ясновидящая?

Расхамиться нам с мадам не позволила Варвара. Ее вынесло на гостью прямиком из сортира.

– Я Линева. Чего вы хотите?

– Где Алексей Трофимов? Я его мать.

Мы с Варей невольно переглянулись.

Дама истолковала обмен взглядами по-своему. Она ринулась в комнату, включила свет и прогулялась глазами по присутствующим, словно старалась запомнить их для кровавой вендетты. Развернулась и двинулась в кухню. Я расслышала шепот с придыханием: «Ублюдки, быдло, мразь». Варвара догнала ее и, прежде чем они уединились, громко попеняла:

– Насколько я понимаю, вы ищете Лешу и вам нужна помощь? Тогда не кипятитесь и не заводите моих друзей. – Друзья, впрочем, особого волнения не выказали.

– Дура тетка, – бросил кто-то. И капризно потребовал:

– Погасите лампу.

Я машинально тронула выключатель, запаслась вином и подперла косяк, чтобы не пропустить исхода.

Примерно через четверть часа ухоженная изнеженная фурия промелькнула мимо. А Варвара позвала из кухни:

– Поля!

Я не заставила себя ждать.

– Можно с такой стервой сосуществовать в замкнутом пространстве? – воскликнула Варя. Она опрокинула в себя рюмку, закурила, глубоко затянулась и тише добавила:

– Поля, Лешка слинял из дома, что меня лично не поражает.

Прошу, если он вдруг объявится в мое отсутствие, не отпускай его, пока он со мной не переговорит.

Я пообещала и спросила:

– Надо полагать, он не доложил мамуле о гибели Зины?

– Не доставил удовольствия. И я тоже, – подтвердила Варвара. – Да она к нам, как ко вшам, относится. И породистый ребенок в толпе от них не застрахован, но такая мигом выведет паразитов.

Я все-таки обзвоню кое-кого, предупрежу, что маман рыщет по Лешкиным приятелям.

– А я пройдусь до киоска. Ни у кого сигарет нет.

– И у меня последняя была в пачке.

Я накинула куртку и выбралась на воздух. Мадам Трофимова ругалась с владельцем припаркованной впритык к ее сверкающему «Фольксвагену» подержанной иномарки, которая мешала ей умчаться из этого вонючего двора на поиски любимого сына. Неподалеку под фонарем отирался парень, сетовавший на то, что сто лет не встречал Натку. На просторе он смотрелся не таким уж толстым и низкорослым. В зубах у него тлела «беломорина», зато в руках шелестела синеватыми страницами изящная и не дешевая записная книжка. У меня сложилось впечатление, что он заносил в нее номер трофимовской машины.

– Поля! – проорали сверху. Я задрала голову и улыбнулась представшему зрелищу. Почти полный состав гостей маячил в окнах и на балконе и разудало горланил. Не сразу, но разобралась: они сбросят мне деньги на курево для всех. И со второго этажа в палисадник полетел бумажный сверточек. Пока я его доставала, парнишка-следопыт скрылся в подъезде. Верно, не желал, чтобы я перепоручила ему поход в лавку. А я и не собиралась.

Киоск находился в трех минутах ходьбы, через дорогу.

Потом наступила самая сумбурная часть вечеринки. Кому-то становилось тоскливо, кто-то матерился, кого-то тошнило, кто-то дозрел до дискотеки. «Много ли обездвиженных заночует?». – беспокоилась я. Но Варвара выдворила всех без церемоний. На мой восхищенный возглас она потупилась:

– У нас с Зинкой так было заведено.

Никого не ограничиваем, ничего не заначиваем, только уползти должны все до единого. Лежачих уносят.

Мы наскоро прибрались и нырнули в постели.

– Поль, ты не пьешь или не косеешь? – сонно полюбопытствовала Линева.

– Когда как. А ты?

– Потребности в спиртном не испытываю. Спокойной ночи.

– Спокойной ночи, Варя.

Глава 5

Однако ни Варварино, ни мое пожелание не сбылось. Я проснулась от навязчивого шороха. Чуть приоткрыла глаза и едва удержалась, чтобы не разинуть рот. В освещенной прихожей Варвара, стараясь не шуметь, готовилась к выходу.

Настенные часы напротив моей лежанки показывали четыре утра. «С ней свихнешься, пожалуй. То в восемь вечера отправляется на боковую, то в четыре куда-то намыливается», – изумлялась я. В принципе девушка могла и работать где-то.

Например, у больного дежурить. И докладывать мне не обязана. Добывание хлеба насущного – дело круглосуточное; громадные города не ведают режима. Мне бы ее пожалеть, повернуться на другой бок и спать спокойно. А я начала прикидывать, успею ли собраться и сумею ли проследить за ней на пустынных улицах.

Успела. Сумела. К моему изумлению, второе оказалось чуть ли не проще первого. Линева так спешила, что вряд ли обратила бы внимание даже на поравнявшегося с ней человека.

Сырая осенняя тьма вязко пеленала тело и не пускала к себе. Мол, поди вон, чужая, еще не все ночные таинства свершились, потерпи до рассвета. Но я настырно перла на нее, и она смирилась.

Лишь изредка мстила порывами холодного ветра из сумрачных арок.

Я довольно скоро разобралась, что Варвара торопится на электричку. Подумала: «Ого, на природу потянуло. Смелая барышня». Но вот как спрятаться от нее на пустой платформе?.. Но вскоре выяснилось, что я напрасно изводилась.

Время приближалось к пяти, и на платформе появился народ. Не столпотворение, конечно, но все-таки. Я-то полагала, что люди ездят на работу из пригорода в город. О наличии обратного потока и не подозревала. Остановившийся поезд вобрал в себя бледных сонных тружеников, чтобы везти их бог весть куда и зачем. Главной моей задачей было усесться так, чтобы Варвара меня не видела, и при этом не дремать, но мы ехали около часа, поэтому осуществляла я ее с переменным успехом. Разумеется, чуть не прошляпила сорвавшуюся с места Варвару, кинулась к другой двери, а в нее уже втащили громадный телевизор и поставили посреди тамбура. Пришлось ступить на него правой ногой, чтобы выбраться.

Сказанное мне в спину хозяевами корейской техники я предпочла не услышать.

Варвара Линева в хорошем темпе двигалась к дачам. Положение усложнялось: светало, на дороге остались мы вдвоем.

На мое счастье, девушка свернула в березовую рощицу, чем обеспечила мне какую-никакую конспирацию. Кроссовки почти бесшумно соприкасались с тропинкой, вверху шелестели остатки листвы, крупная роса красиво отягощала еще зеленую упругую траву. Прогулка была приятной, но короткой. Метров через двести впереди замаячил глухой деревянный забор. Варвара отлично ориентировалась: не приближаясь к воротам, обогнула преграду и скрылась в каком-то лазе. Я его и искать не стала. Не хватало мне неприятностей на чужом участке.

Во мне громко булькала досада. Варвара цели своего путешествия достигла – в отличие от меня. Но третьей в нашей тургруппе была удача, и она улыбнулась мне, указав, какая доска в заборе держится на одном гвозде. Я Варю не видела, зато слышала. Вот она обошла крупное строение, поскреблась в одно окно, в другое, наконец замолотила в дверь, взывая: «Лешка! Трофимов!» Скрипнули петли, и старческий голос отозвался:

– Откудова ты взялась, девка? Кто разрешил по частному владению ни свет ни заря шастать?

– Дедушка, вы сторож? Мне срочно нужен Леша, – затараторила Варвара. – Он меня пригласил на сегодня, а добудиться не могу.

– Пригласил, говоришь? – ехидно хмыкнул дед. – Добудиться не можешь?

Его матушка вчера ночью примчалась, дом, гараж, все сараи обшарила, так даже не нашла кого будить.

– Его здесь, значит, нет?.. – уточнила Варвара.

– И не было. Уходи, откудова явилась.

Нет, стой, через калитку выпровожу.

Выводы я делала на бегу. Вчера Варвара упустила последнюю электричку, а сегодня не поленилась воспользоваться первой, чтобы встретиться с Лешей. Наверное, немало секретов он им с Зиной Красновой открыл, раз подруга любимой девушки так его опекала. Но смерть Зины кое-что изменила. Леша исчез, не поставив Линеву в известность. Или с ним тоже стряслась беда?

Мне надо опередить Варвару. Куда бы она ни направилась с городской платформы, домой переодеться непременно вернется. Амплитуда ее дальнейших метаний была невелика – я слышала, как она обзвонила вечером знакомых и; похоже, в городе следов Трофимова не обнаружила. Только бы не уличила меня в шпионаже. Врать нет смысла, придется выкладывать правду. Однако неясно, как отреагирует на это Линева. Не дай бог, если Трофимов окажется мертвым. Но тогда мое присутствие рядом с Варей будет неоценимым для Измайлова.

Мне пришлось попыхтеть, но не зря.

Когда я запрыгивала в вагон, медленно плетущаяся Варвара только-только замаячила на опушке. Когда она добралась до квартиры, я спала. Действительно спала после неожиданного приключения и тренировки.

Кофе мы пили вместе. Варя не обмолвилась о своей отлучке, но и не лгала, будто впервые в жизни провалялась в постели до девяти. Вечеринку она отказалась обсуждать, встав в позу благородства:

– Поля, если люди тебе про себя чего-то не сообщили, то я тем более воздержусь.

– Молодец, – похвалила я.

– На том и стою. Мне доверяют, – многозначительно сказала Линева и ушла на занятия.

«Аспирантская» судьбина забросила меня в служебный кабинет полковника Виктора Николаевича Измайлова, где он бранил своих ребят за нерадивость, недомыслие и вообще за все качества, определение которых начинались с «не».

Грозу, в общем-то, я переждала в коридоре, но стены для громовержца Вика – что бумага. Когда с распекаловки удрали все, кроме Балкова и Юрьева, я постучала и иллюминировала комнату широкой белозубой улыбкой:

– Доброе утро, как поживаете?

– Здравствуй, Поленька, сутки не виделись, – продемонстрировал умение считать Вик. – Поживаем мы не то чтобы очень. Поэтому твой глумливый оскал неуместен.

Глумливый оскал? Я душу вложила в улыбку. Я всепроникающее обаяние излучала.

– Это не глумливый оскал, а тик. При виде ваших постных физиономий возникает, не обессудьте.

– Поль, не ерничай, нам погано, – вступил в беседу Борис Юрьев.

– Но мы не с бодуна, – заверил Сергей Балков. – И очень тебе рады.

И Юрьев смеет называть Сережу мужланом, а Измайлов – тупицей? Теперь-то я точно знаю, что такое зависть к врожденной мужской галантности.

Мы расселись вокруг стола.

– Есть что-нибудь новенькое по Загорскому? – невинно спросила я.

– Покомандуй тут, покомандуй, у меня, наверное, плохо получается, – процедил полковник, но Балкову кивнуть соизволил.

– У трупа обнаружили паспорт, утерянный некогда настоящим Загорским в Волгограде. Непонятно, как он за столько лет не засветил недействительный документ, но факт. И ни в одной нашей картотеке дядька не значится. Кто он такой, выяснить не представляется возможным.

Сергей замолчал, пожал мощными плечами и по-детски надулся.

– Твоя очередь, Поля, – холодно прищурился Измайлов. – Ради чего ты меня и сына бросила? Я забыл.

Я собралась примирительно улыбнуться, но воздержалась. С чем, помимо глумливого оскала, ассоциировались у него сегодня движения моих губ, и предположить было страшно.

– Подробности свидания с живым-здоровым Вениамином Кузьмичом Загорским интересуют?

– Я тебе сказал, что меня интересует, – проворчал Измайлов.

– Я бросила вас, Виктор Николаевич, и малолетнего сына Всеволода в частности для того, чтобы повидаться с товарищем, которого знает в лицо Лилия Петровна Вешкова, находящаяся на государственной должности, и которого зовет папой выпускник средней школы Юрий Вениаминович Загорский – наркоман, снятый вышеозначенной Лилией Петровной с иглы. Вениамин Кузьмич завершил регистрацию общественной организации «Надежда». Юра помогает отцу и держит связь с Вешковой. Некоторая склонность Вениамина Кузьмича к морализаторству меня раздражает. Но ляпнуть ему: «За собственным ребенком нужно было лучше следить» – я не решусь никогда. Ибо наркомания – это…

– По-человечески общаться можешь? – перебил меня Вик.

– Могу, когда все общаются по-человечески.

И я прекратила дурачиться. С кем, кроме них, я поделилась бы мучившими меня на обратном пути в электричке идеями? Особо сердить ментов не стоило. Я и так знала, что мои измышления по вкусу им не придутся.

– В нашей истории мне не нравится обилие совпадений, – сразу заявила я.

Они дружно насупились. Но разве я виновата в том, что в одну кучу сваливалось буквально все? Зина Краснова была наркоманкой. Бомж на глазок охарактеризовал сбившего ее водителя зловещим словом «обкуренный». Убитый мужчина выдавал себя за Загорского, который возился с сыном наркоманом. Пропал Леша Трофимов, проведший с Красновой утро, после чего был убит лже-Загорский и погибла она сама. Варвара приняла его пропажу близко к сердцу. Двадцатилетняя девушка в четыре утра кидается в лес без провожатых – уму непостижимо! Это ли не следующий виток спирали? Мне совсем не хотелось, чтобы следующим номером программы стало исчезновение Линевой. И ведь я ничего не провоцировала, вопроса лишнего не задала, события происходили самотеком. А Леня с Саней? Кто они?

В мои оппоненты напролом лез Борис Юрьев. Краснова, мол, обходилась маленькими дозами, она вполне могла бы переломаться и покончить с пристрастием к таблеткам самостоятельно. Так что долги, проституция, СПИД и прочие сопутствующие наркомании прелести – не ее удел, и драматизировать тут нечего.

Бомж наверняка свидетелем дорожно-транспортного происшествия не был.

Перечислил ровно на десятку красочных деталей скорее всего из подобранного на тротуаре дешевого детектива. За прошедшее с момента утери паспорта десятилетие у Загорского не только сын мог сесть на иглу, но и сам он мог отправиться на тот свет по этому же и другим поводам.

Это жизнь, а не криминал. «Липы» же по стране ходит невероятное количество, выделять этот случай из тысяч других смысла нет. Трофимова с дачи забрала мать и поручила сторожу «отсекать» сомнительных визитеров. Либо Леша по свойственной богатым юношам привычке отдыхает от потрясений у теплого моря. Позвонит мамочке либо уже позвонил. В милицию с заявлением она не обращалась, значит, не слишком переживает. Трофимов не желает доставаться Варваре по наследству от Красновой.

А ей приспичило сохранить дружеские отношения, вот и разыгрывает трепетную заботу о друге подруги. Леню и Саню я приплела, потому что обладаю нездоровым воображением – это раз, сглупила со стремлением познакомиться с наркоманами – два и опрометчиво посулила помощь в расследовании – три.

– Видишь ли, Полина, человек, прикрывающийся чужим именем, вряд ли может похвастаться стерильным прошлым, – ударился в поучения Борис. – Краснова связалась с каким-то подонком, а избавиться от подобных связей трудно. Но она нашла способ – снотворное в рот и воздух в вену. Кстати, родители ее – медики в Белгороде. Папа хирург, мама операционная сестра. Думаю, с кражей капсул и чтением специальной литературы в каникулы у Зинаиды проблем не возникло.

– Не знала, – промямлила я.

– Неумело работаешь с источником, то есть с Линевой, – засмеялся Юрьев. – Девушка впервые убила, бросилась сломя голову, вот и не увернулась от машины, за рулем которой мог быть и алкоголик, и наркоман – выбирай.

Измайлов млел. Чудилось, будто кемарит, слегка захмелевший, в летний полдень на лугу. И снится ему, как лейтенант Юрьев отваживает меня от милицейских дел на веки вечные. Но очнулся полковник не героем-любовником, а сыщиком. Слишком, на свою беду, добросовестным. Признался:

– Ослабил я звено в твоей железной цепи, Борис. Когда Полина развлекалась с пистолетом и ее повязали, сцена была слишком идиотской. Представиться я не успел, а после того, как получил по шее, и не рвался, сами понимаете. Следовательно, у тех двоих удостоверения не потребовал. Парни действовали адекватно, бабка покаялась в склерозе – вернулась из магазина, про сигнализацию не вспомнила, почаевничала наспех и сразу схватилась за свои половики. Я не стал ронять хотя бы достоинства. И так уже Полю роняли, меня роняли… Поэтому Леня и Саня – пока ее козыри.

– Состыкуемся с коллегами, покажут их нам, – отмахнулся Борис.

– Угу. И если что-то нечисто, подставим Полину, – негромко сказал Сергей Балков.

Измайлова, Юрьева, даже меня подбросило на стульях.

– На четвертом курсе общежитские пьют с общежитскими, домашние с домашними, – словно не заметил нашего смятения Балков. – У аспирантов свои собутыльники. Угощать не модно. Откровенничать за рюмкой тоже. Но представили, что собрались, – почему у трезвенницы Линевой? Ей-то зачем с пьянью возиться?

– Ты хуже Полины, – не вытерпел Борис. – Наркотики она им с лотка продает. Или на лотки кладет. К черту индивидуальный подход, у нее групповой метод.

– Нет, Боря, – отказался шутить Сергей, – она боится. Полину заволокла на две недели, в гости зовет кого ни попадя. И на дачу к Трофимову сгоняла, потому что на рассвете по проселкам ей не так страшно нестись, как томиться неизвестностью. Ее бредятина по поводу яда критики не выдерживает, но какую-то трагедию с Красновой она предчувствовала.

Когда Сергей Балков пришел в отдел, он не разговаривал. Полковник требовал, и он докладывал – лаконично и четко. Поэтому всем казалось чудом, когда он вдруг свободно выразил свое мнение.

Не меньшим чудом было молчание Бориса Юрьева. Я заметила: махнутся лейтенанты ролями, и полковник берет паузу, мол, сами в своих амплуа разбирайтесь. Через час-другой перед ним вновь возникают желчный говорливый Юрьев и добродушный немногословный Балков. На сей раз Вик отослал парней трудиться, мне велел сосредоточиться, а сам куда-то подался.

Хотя Сергей, по выражению футбольных комментаторов, переломил ход встречи, мысленно я с ним спорила. Варвара Линева не производила впечатления испуганной, тем более запуганной.

А Балков намекал именно на это. Скорее она старалась отвлечься от тоски по Зине, не очень обольщаясь таким исходом и избегая потери контроля над собой, в общем, по-умному. Но ведь так тяжелее всего…

Меня окликнул внезапно появившийся Вик:

– Не выспалась, детка?

– Выспалась.

– А мне без тебя кошмары снятся.

– А ты их аутотренингом, аутотренингом.

– Анакондушка, – нежно констатировал Измайлов. И выложил передо мной два компьютерных фоторобота.

– Где взял? – ахнула я.

– Составил только что. Итак, Поленька, у меня ребята из подъезда нарисовались в меру симпатичными. Твой вердикт?

– Расстрою, Вик. И хлопот прибавлю. Этот скуластый и узколобый гражданин – Леня. Этот благообразный и русоволосый – Саня.

– Ладно, проверить их по нашим ведомствам – моя забота. Займешься отделом аспирантуры в университете, – задумчиво протянул Измайлов.

Я горячо подрядилась на это дело.

Мне хотелось его слегка встряхнуть. Но мой беспредельный энтузиазм почему-то вверг полковника в полнейшее уныние.

– Н-да, – вздохнул Измайлов, – интуицию не проведешь. Чую, все только начинается. Опять придется корить себя за непредотвращенное. Но что предотвращать, что?

– О, – сказала я, – знаменитый «ощуч» полковника Измайлова.

– Ты виновата, – отрезал Вик. – Когда я ухожен, накормлен и удовлетворен, никаких «ощучей» не бывает. Радуюсь солнышку, подобно всем нормальным людям.

Я оставила ему блокноты с записями и диктофон. Попросила отвезти их домой.

Пообещала завтра позвонить. Замешкалась, потопталась, подтянула шнурок на ботинке, поправила чулок. Конечно, мы были близки не настолько давно, чтобы полковник кидался на меня в служебном кабинете, но вдруг… Измайлов посмотрел на мое бедро глазами недоласканного спаниеля. Однако на тертый всякими подозрительными задницами диван или исхлестанный папками с подробностями убийств стол он любимую женщину не уложил.

– Уважает, – объяснила я своему уязвленному самолюбию, жалея полковника и себя.

Глава 6

Утром мне снова везло. Я быстро и наверняка выяснила, что аспиранты все на виду, что их не слишком много, и ни Леонида, ни Александра, подходящих по возрасту и описанию, среди метящих в гении математиков нет. Выходя из отдела аспирантуры, я столкнулась с Варварой Линевой.

– Отмечаешься? – спросила она.

– Куда ж деваться, – ответила я.

– Поль, мы сегодня с Виталиком, мальчиком из библиотеки, побродим вечером. А потом зайдем к нам на чашечку кофе.

– Могу посетить последний сеанс в кинотеатре, – поняла я. Но, оказалось, не правильно.

– Что ты, наоборот, пожалуйста, поприсутствуй. Пусть сразу усвоит – у меня не траходром. И не кабак.

Ее здравомыслие впору было воспевать. Я представила себе, как озлобится Виталик, обнаружив меня, но не загоревала. Так ему и надо. Отрекомендовался студентом-дипломником, а сам экспедитор в ресторане. Вряд ли честной Варваре будет по нутру его притворство. Она даже к сплетням не предрасположена. Скорее бравирует отвращением к вранью.

Типичная жертва лгунов любого пошиба. Я сообразила, что накручиваю себя против незнакомого парня, и постаралась остыть. Взрослые люди, без меня обойдутся в своих правдах-не правдах.

Виктор Николаевич Измайлов во мне не нуждался, что было гораздо хуже. Во всяком случае, он не ждал моего звонка на службе, как условились. Я отправилась к нему. Квартира имела необитаемый вид. Не найди я в ней окурков и грязных рубашек, решила бы, что полковник ночует в управлении. Уборка много времени не потребовала, но готовке я отдалась яростно и в итоге подзадержалась. Потом наскоро стерла у себя на третьем этаже нетронутый слой пыли, глянула на часы и взвыла. Еще позвонить Вику можно было, но садиться на полтора часа за компьютер смысла не было. Измайлов попросил, чтобы я к нему «скоренько подскочила». Я игриво справилась, не подскочит ли он сам. Получила гневный отказ и смирилась.

В кабинете Вик при Балкове и Юрьеве сообщил мне, что моя способность напарываться на проходимцев его утомила. Инцидент в подъезде произошел черт знает с кем. К соседке бабульке «спецы» выезжали, но сутками раньше. Просто у нее в уме – мешанина из прошлого и настоящего. Зачем я понадобилась подставным ментам, по-прежнему оставалось тайной.

– Повтори-ка, детка, как ты очутилась на полу в наручниках, – поиздевался Измайлов.

Я повторила. Сказала, что аспирантами молодые люди тоже не являются. Троица гадала, в какую грязь им опять предстояло вляпаться. А я до рези в глазах всматривалась в валяющийся на столе под локтем Юрьева предмет. Наконец Борис заметил, спросил неласково:

– Очередная шиза, Полина? Практикуешься в передвижении записных книжек взглядом? Надо с пустых спичечных коробков начинать.

– Боря, я уже кое-что смыслю в чудесах. У этой книжечки синеватые страницы, к обложке сзади крепится на шнуре закладка, она же золоченый карандаш, одной из последних заметок, вероятно, стал номер «Фольксвагена». Владелец – близорукий толстяк с обкусанными ногтями, курящий «Беломор». Угадала?

В освещении ничего не изменилось, но зрачки у лейтенанта Юрьева резко сузились. Такой нервной реакции я не ожидала. Хотела пожелать ему здоровья, но он недобро усмехнулся:

– Пара уточнений. Здесь нет номеров машин, только стихи влюбленного сентиментального увальня. Оценивать не берусь, протоколы иссушили. И еще, Полина, владелец не курит, он курил «Беломор». До вчерашнего дня.

– А вчера распробовал «Мальборо»?

– Вчера его зарезали в подворотне.

– Елки, он и после Нового года Наташку не встретит, – пробормотала я.

– Какую Наташку?

– Которая сейчас пингвина пасет.

– Полина, – вмешался Измайлов, – прекрати.

Но я продолжала. Взахлеб говорила о том, как несправедлива действительность. Стоял под фонарем поэт, и бесплотные кисти Музы лежали у него на плечах…

– А Муза кого пасет? – спросил Сергей Балков.

– Она, Сережа, символ вдохновения, – растолковала я. Юрьев фыркнул.

– У меня тетку звали Муза Валентиновна, – не смутился Балков. И зачем-то добавил:

– Двоюродную.

Я перешла к конкретному изложению.

Кто знает, может, у него в родне были Фемиды Павловны или Фатумы Ивановичи? Не сводить же гибель парня к анекдоту. Сыщики вцепились в меня, как голодные в горбушку. «Почему решила, что студент записывал номер машины? Не преувеличение ли, что больше десятка гостей наблюдали с балкона и из окон?» Я поднатужилась до головокружения. Вот «Фольксваген», вот металлолом в виде иномарки. Трофимова бьет каблуком асфальт возле чужого багажника и ядовито вопрошает: «Некуда больше было приткнуться?» Хозяин сплевывает сквозь зубы. Поэт в круге синеватого света наискосок от машин. Зыркнет в щель между ними, поставит какой-то значок на странице. Потом стал вытягивать шею, будто силился заглянуть за угол. Шумная компания сверху вряд ли видела это иначе…

– На весь двор горел единственный фонарь, – сказала я. – Стоило «Фольксвагену» Трофимовой тронуться с места… Хотя сзади у автомобилей тоже есть какие-то подсветки… Нет, с номером я перемудрила.

– В том-то и загвоздка, что не перемудрила, – заговорил полковник. – Убитый мальчик, Слава, держал в общежитии своего рода сейф. Целлофановый пакет, приклеенный скотчем к днищу кровати. В пакете мы нашла сведения о Трофимовых, которые не дают в справочных.

В основном мура, но последним изысканием Славы был тот самый номер на вырванном из книжки со стихами листе.

Парнишка к обществу Леши и его друзей не принадлежал, информацию собирал по крупицам, беспорядочно, всю подряд.

– Шантажист! – осенило меня. – Леша посетовал, что я его раздражаю.

Варвара вступилась и объяснила торопливую сдачу угла пустым кошельком.

Трофимов заявил: «У меня есть деньги».

А если Слава собирался поразить его осведомленностью и пригрозил рассекречиванием чего-нибудь перед родителями?

К примеру – связи не просто с малоимущей Красновой, но наркоманкой Красновой? И не наркоман ли Леша?

– Понесло, – махнул рукой Борис Юрьев. – Сложные предложения, невнятная дикция. И все у нее наркоманы.

– Не это главное, – вставил Сергей Балков. – Собирался пригрозить или пригрозил? Трофимов, между прочим, исчез.

Дальнейшее называется сварой. Юрьев обвинял Балкова в плясках под мою дудку и требовал не безумных домыслов, а фактов. Балков кричал, что два убийства, ДТП, пропажа человека, и все – в течение двух с половиной недель – не бред.

Измайлов безмолвствовал. Я жестами показывала ему, дескать, пора отчаливать. Полковник саданул кулаком по столу и рыкнул:

– Тихо, сумасшедшие. Каковы планы на сегодня, Поля?

– Варвара приведет Виталия Кропотова. Я призвана охранять ее целомудрие.

– Ступай, охранница, – тоскливо произнес Вик. – Прошу, осторожней.

Если смерти взаимосвязаны, то на кон поставлено нечто дорогостоящее. И техника устранения разнообразна – шприц, заточка… Нас будто заставляют поверить в свору маньяков. Не пытайся хитрить, ничего не выведывай, только слушай.

Наверное, ему стало бы спокойнее, признайся я в полном нежелании выведывать и вынюхивать – вплоть до потери обоняния. Но это не было правдой.

Я рвалась в убогую дыру, потому что ненавижу хладнокровных убийц. Потому что им необходимо препятствовать, иначе распоясаются окончательно.

* * *

Виталий Кропотов был славным: большие зеленые глаза в пушистых ресницах, чудные конопушки на прямом коротком носу, хорошо очерченные губы, мускулистая фигура. Хрупкая, с острыми чертами лица и бледной тонкой кожей, Варвара производила впечатление снизошедшей до простачка искушенной представительницы высшего света. Вероятно, потому, что смотрела прямо и мало улыбалась. А Виталик ничего не мог поделать с прекрасным настроением: его рот часто растягивался до ушей, и взгляд вольно блуждал по сторонам, иногда благоговейно останавливаясь на любимой девушке.

Кропотов не предполагал, что разборчивая до заносчивости Варенька элементарно голодна. Но интуитивно покорял ее щедростью. Огромный безвкусный букет идеально смотрелся в желтом пластиковом ведре. Было ощущение, будто мы празднуем чей-то театральный дебют. На стол непосредственный гость метнул красную и черную икру, мясной рулет, пиццу с грибами, лимон, виноград, бананы, груши, бутылку шампанского, бутылку виски. Несмотря на неказистую сервировку, трапеза разительно отличалась от вчерашней. Линева приняла ужин сдержанно.

– Я звал Варю в бар, но она предложила дома посидеть, – голосом оправдывающегося школяра рассказывал Виталий. – Пришлось продукты хватать второпях, извините, девочки, если не угодил.

Он сорвался мыть руки. Варвара прошептала мне:

– Ешь. Мне невмоготу напарываться в баре, когда ты тут ищешь голубцы, а их ребята сметали. Думаю, остатков Виталькиного приноса нам с тобой на пару дней хватит, не сдохнем.

У меня в горле запершило. Не имея денег, она взялась подкормить угловую жиличку. Смутная, но огромная любовь к роду человеческому всколыхнулась во мне от пяток до макушки. Я приобрела просветленный вид и жаждала творить добро. Однако поскольку приложить сил было некуда и не к кому, пришлось обуздать темперамент, жевать и поддерживать с Виталием непринужденную беседу. Варвара почти не пила, мало ела и еще меньше разговаривала. Возникало странное чувство, словно она пробовала парня на вкус, когда бросала на язык виноградину, на ощупь, когда коротко вглядывалась в него, и на слух, когда замирала на секунду, прежде чем ответить ему. Виталик смаковал виски, подливал нам шампанского и рассуждал о недостатках и преимуществах снимаемого жилья. Однако строгая Варвара не позволила ему раздухариться. Ровно в половине одиннадцатого она постучала пальцем между лопатками поклонника и сказала:

– Виталий, уже поздно.

Он поскучнел, но моментально подчинился. Поднялся и откланялся.

Щелкнул замок. Варя помедлила в прихожей и вернулась в комнату.

– Прости, что вмешиваюсь, – не утерпела я, – но неужели он тебя совсем не привлекает? Слишком уж ты с ним сурова.

– Привлекает, Поля, в том-то и беда, что привлекает. Только я за три года многому вне универа научилась. Все мужики шумят, будто им нужна понимающая, прощающая и скромная женщина.

А на самом деле лбы расшибают, чтобы добиться благосклонности истеричной стервозины. Но это игры. Реальность круче. Приводит тебя поклонник к родителям, знакомит. Папаша стрельнет глазами по бюсту, талии, ляжкам и или за газету прячется, или на работу улепетывает. Мамаша же свое дело туго знает:

– Откуда вы, Варя?

– Из города Гуково, он в Ростовской области.

– Из о-о-области… На биофак поступили? А есть у вас кто-нибудь в биологии там, ну в Гу-у-уково вашем?

– Нет.

– Может, ваш отец успешно занимается бизнесом?

– Нет.

И любящий мальчик приобретает повадки оборотня. Бывало, позвонишь, заикнешься, что грустно, он бегом развлекать. После посиделок с родней пожалуешься в трубку:

– Мне одиноко.

– Мне тоже, – подхватывает. – Займи себя чем-нибудь. Пока.

Она смешно изображала жеманную маму и трусливого парня. Невесть откуда вдруг появилось глуховатое южное "г", и речь ненадолго стала говорком. Я засмеялась. Линева нахмурилась, а потом присоединилась к веселью:

– Тяпнем виски, Поля?

– Конечно. Какие наши годы? Печень в порядке.

Однако минут через тридцать Варвара схватилась за затылок и заныла:

– Голова раскалывается.

Мне тоже после шампанского шотландский самогон не пошел. Варя выбралась из кресла и приволокла пакет с непривычным содержимым. В нем звякала масса баночек-скляночек, в которых обычно продают дешевые отечественные лекарства. Этикетки заменяли куски лейкопластыря со сделанными шариковой ручкой надписями: «От головной боли, 1 т. х 3 р. в д. до еды», «От расстройства желудка, 1 т. х 3 р. в д. вместо еды», «От простуды…» И тому подобное.

– У Зинки отец доктор. Он правильно рассуждал. В лекарствах мы не рубим, ориентируемся на рекламу. Поэтому создавал нам запас и доступно указывал, что средство лечит и как его принимать.

Для нашего с Варварой случая нашлось три таблетки в сиреневых оболочках. Мы по-сестрински договорились съесть по одной, а третью при необходимости разделить пополам. Варя принесла воды, мы заглотили обезболивающее и стали мыть посуду. Почему-то мыли долго-долго.

Тарелки и чашки были пойманными рыбами. Они плескались в раковине и норовили хлестнуть меня хвостами. Вдруг скользкая голубая камбала вырвалась и шлепнулась на пол, где превратилась в очаровательных котят, бросившихся врассыпную. Я расхохоталась, но вместо того, чтобы описать Варваре это волшебство, вопила:

– Кайф!

– Поля, ты чего? – всполошилась Варвара, оттолкнула меня от крана и спешно сполоснула кофейник.

Я обиделась. Кофейник-то был птицей, его следовало не мочить, а выпустить в окно для полета. Я плакала и уверяла Линеву, что он вернется к нам с первыми лучами солнца.

Варя вытащила меня в комнату, и я сразу захотела лечь. Но она преобразовалась в несносную гадину – кидала на диван снег и врала, будто стелит простыни. Я стала потихоньку спихивать снег со своего ложа, а потом вспомнила, что в сугробе тепло и мягко. Я свернулась клубочком. Варвара посмела чем-то меня укрыть. Я собралась отругать ее, но веки захлопнулись. И перед глазами начался сначала звездопад, затем к звездам присоединились хлопушки, игрушки, конфеты… Я никогда не видела таких ярких, чистых цветов и не испытывала такого восторга.

– Еще, умоляю, еще! – орала я.

Постепенно восхищение сменила усталость. Разноцветный вал детских сокровищ редел, редел, редел. Последняя звездочка попросту медленно потухла.

Я заснула.

* * *

В полдень состоялось пробуждение.

Вялость, лень, слабость и плаксивость нагло хозяйничали во мне. Горячая ванна и крепкий кофе их не прогнали. Полковник Измайлов, в кабинет которого я кое-как приволоклась, – тоже.

– Вик, похоже, меня вчера на переносимость наркоты проверили, – мрачно сообщила я.

Он вскочил и принялся мелькать в разных углах.

– Сядь, – попросила я. – Ради бога, зафиксируйся где-нибудь, иначе окочурюсь.

– Сию секунду в больницу, – суетился Измайлов.

– Не надо, милый. Передозировка исключена, через часок отпустит. У тебя нет минералки? Во рту горько.

Через четверть часа я согнулась пополам в кресле, обняв собственные колени и приказывая себе собраться. А надо мной яростно спорили Юрьев с Балковым. Сергей убеждал, что меня действительно попотчевали наркотиком. Борис – что я была пьяна в стельку и сейчас впервые маюсь обыкновенным похмельем.

– Ты раньше виски пробовала? – приставал Юрьев. – У матерых мужиков психика лютует.

– Мы всего грамм по тридцать накатили, – оправдывалась я.

– Виктор Николаевич, разве у нее от крепкого пойла глюки случаются? – обратился Балков в последнюю инстанцию.

– Не глушим мы вместе водку, – простонал Вик. – Однажды она в подпитии полночи пела мне песни. А лютующая психика – это ее естественное состояние.

Он сочувственно потрепал меня по волосам, присел на корточки и забубнил:

– Поленька, детка, на анализ крови понадобится много времени. Но меры нужно принимать быстро. Скажи честно, коктейль из шампанского и виски составляли? Мог тебе Кропотов что-то в стакан подсыпать? Бывает с дураками, решил, ты отключишься, он порезвится с Варварой. Могла Линева подшутить, подсунуть тебе другую таблетку?

При всей своей отстраненности сознания я не теряла и выражалась связно.

– Шампанское мы не допили. Я полбутылки вылила в раковину, хотела сделать рыбок золотыми. Давайте прикинем. Ноль семь пополам и еще раз пополам, по сто семьдесят грамм шампанского с икрой и пиццей и под занавес по тридцать грамм виски. Вы меня за кого держите? Наши бабы с такого количества алкоголя не свихиваются. Я вам не англичанка какая-нибудь. Кропотов мне ничего не подсыпал, ручаюсь. Таблетки мы с Варей глотали синхронно, они были абсолютно одинаковые.

– Я слышал, что женщинам по многу лет удается быть скрытыми алкоголичками, – гнул свое Юрьев. – Ты поделись, выплесни лишнее, все останется между нами. До белой горячки ведь добаловалась. Это и с кинозвездами происходит, вылечишься.

Любимый и любящий полковник Измайлов смотрел на меня с ужасом. Потом неодобрительно уставился на Бориса и взорвался:

– Юрьев, не перегибай палку! Оскорбляешь. По-твоему, я бы не заметил, что моя женщина добухалась до зеленых чертей?

Старое словечко «бухать» меня умилило. Я воспрянула духом и тут же задохнулась и покраснела. Обязана ли я была делать свой стыд из тайного явным? Вик приложил к моей полыхающей щеке прохладную ладонь и всполошился:

– У нее жар. Вызывайте «Скорую».

– Не жар. Просто я вспомнила не красящую меня деталь. Я ввела вас в заблуждение еще в тот день, когда напекла пирогов.

– За пироги мы простим тебе что угодно, – поддержал меня сострадательный Балков.

– Спасибо, Сережа. Господа сыскари, перед выходом в университет я взбодрилась таблетками Виктора Николаевича…

– Ага, значит, ты скрытая наркоманка, – обрадовался Борис.

– Цыц, – бросил Вик. – Смелее, Поленька, сто бед – один ответ.

Я рассказала все. И до сих пор не понимаю почему добавила:

– Когда на пирушку явились Леня и Саня, я запаниковала. Забилась в туалет сникшая, там себя выматерила и выпорхнула окрыленной. Варвара тогда скорчила интересную гримасу. И еще она подчеркивает, что свято хранит секреты приятелей.

– Ну и что? – растерянно спросил Сергей Балков. – Что из этого следует?

– Не знаю, – честно призналась я. – Борис нудил: «Поделись, поделись».

– Я знаю, – голос Вика будто треснул и собирался рассыпаться. – У Полины на определенное поведение Линевой возникала одна и та же реакция. Она и выстроила в ряд три эпизода: университет, пирушка, визит Кропотова. Ох, Полина, Полина.

И полковник преподнес нам невероятную трактовку событий. Я наивно не желала прослыть пьяньчужкой, а Варвара Линева числила меня в наркоманках.

Измайлов отдал мне должное – я сделала для создания соответствующего имиджа все возможное. Была под натуральным кайфом, чередовала торможение с возбуждением, не расслаблялась от спиртного и, видимо, сама того не замечая, находилась дома в постоянном напряге. По Вику получалось, что Варвара пригласила меня соседствовать не случайно. За несколько контрольных дней я ее не разочаровала, и вчера она дала мне понять: удовлетворять свое пристрастие я могу не на стороне.

– Изворотливая бестия, имитаторша чертова, – хмурился полковник. – Отговорок уйма, от своеобразного действия виски на Полю до принадлежности таблеток покойной Красновой.

– Тогда история с Зинаидой начинает пованивать, Виктор Николаевич, – насторожился Борис. – Убить лже-Загорского и переехать подругу Линева не могла. Но дезинформировать нас – вполне.

– А если Полина попросит не объяснений, а третью таблетку? – спросил Сергей.

В кабинете воцарилась тишина. Измайлов приблизился ко мне вплотную и прорычал:

– Ты не догадывалась, что анальгин в лиловых оболочках не производят?

– Срывай на мне зло, срывай, – разрешила я. – На свете множество лекарств. Может, папа-хирург обеспечивал дочь Зину более эффективным, чем анальгин, обезболивающим? Может, до или после операций такое применяют? Мне не нравятся намеки на то, что я сознательно разыгрывала из себя наркоманку.

Но теперь я буду приобретать у Варвары «колеса» и косить под осчастливленную, благо усвоила как. Она потеряет бдительность, вы преуспеете в расследовании убийств. Не стану я зависимой, не волнуйтесь. Варя сама подсказала метод – таблетку не глотать, а быстро и незаметно выплюнуть. Взаимоотношения с наркотиком интимные, ее не удивит, если я не при ней…

– Нет, – спокойно произнес Измайлов. – Спасибо за содействие, с тебя достаточно. И с нас тоже. Сейчас отвезу под капельницу, после запру на ключ, предварительно пристегнув наручниками к батарее.

– Виктор Николаевич, пусть она последнюю таблетку украдет, – неожиданно осенило Юрьева. – Будто совсем пропащая. А уж завтра в кандалы.

– Мы подстрахуем, – поддержал Балков. – Не обойтись нам без Полины, сплошные висяки на отделе.

Полковник встал и приказал мне:

– Под капельницу, голубушка. – Повернулся к лейтенантам:

– Чутье проснулось? Охотничий инстинкт? Я на вашу авантюру не согласился и вряд ли соглашусь. Свободны.

Борис и Сергей понурились и вышли.

Перед транспортировкой в ведомственную поликлинику Измайлов жадно и долго меня целовал. Это было верной приметой: он согласится. Он уже изобрел способ обезопасить мою драгоценную жизнь. И он всегда возбуждается, когда я рискую.

Глава 7

Полковник Измайлов не велел «гнать лошадей». Поэтому я ни словом не обмолвилась о вчерашнем лечении головной боли. Варвара тоже. Я делила кров с наркоторговкой и никак не могла это переварить. Варвара была подавленной, мы почти не разговаривали. Часов в восемь, когда я уже ждала отхода девушки ко сну, в дверь затрезвонили. Линева впустила Леню и Саню. Минут пятнадцать мнимые аспиранты увлеченно склоняли нас к распитию принесенного вермута, но мы на уговоры не поддались.

Парни забрали бутылку и отправились на поиски более гостеприимных дам.

– Зинкины прилипалы, – пояснила свою неприветливость Варвара. – Надо их, кобелей, постепенно отваживать.

Я бы предпочла проверить у них документы, прежде чем отвадить. Варя расценила мою безучастность по-своему:

– Или тебе Саня нравится? Про Леню такое и предположить невозможно.

Ты вроде не извращенка.

– Никто мне не нравится, – буркнула я.

– Норов у тебя не простой, Поля, – смягчилась Линева. – Ты как на качелях – то веселишься до упаду, то слоняешься чернее тучи.

Она должна была проявить инициативу, я ждала этого после разъяснений Вика. И все равно стало мерзко. Покусав губы, я охотно начала распространяться об отсутствии смысла во внешнем и внутреннем мире вещей, о померкнувшей путеводной звезде и порванной нити Ариадны, о фокусах времени и пространства, о депрессии длиною в жизнь.

– И как выпутываешься? Нельзя же постоянно тухнуть, ни одна психика не выдержит, – посочувствовала Варвара.

– Антидепрессанты выручают, – сказала я. – Двадцатый век на исходе, вовсе не обязательно ложиться в больницу, чтобы там выписали рецепт. Ты только не подумай, что я наркоманка. Препараты медицинские, от них вреда быть не может.

– А что, привыкания не наступает?

Без них, что ли, тоска не усиливается? – простодушничала соседка.

– Нет, – упрямилась я. – Когда их просто так употребляешь, всякое случается. Но когда в депрессии, они именно лечат. Я только никак не могу подобрать что-то действенное, образование не то, Первое время помогает, потом перестает.

– Хочешь, проконсультирую тебя с психиатром?

– Ни за что. Однажды пыталась. Так он брякнул, что в творчестве я реализую депрессивные эмоции, и приписал пешие прогулки. Я за заочные консультации.

– Договорились. Если он порекомендует тебе таблетки, само собой, неофициально, расплатишься?

– Варя, я знаю, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке. И знаю, что врачи из бедности продают больничные запасы. С оплатой не подведу и буду признательна. В Орле-то мне есть куда ткнуться со своими проблемами, а тут…

– Тут тем более.

Все было не оригинально и подло.

Каждый должен заботиться о себе и отвечать за себя сам. И даже веруя в то, что все люди братья, приходится помнить о родстве Каина и Авеля. Я едва скрывала неприязнь к Варваре. И снова она доказала свою зашоренность. Спросила, не болит ли у меня башка, не пожертвовать ли мне вчерашнюю таблетку.

– Завтра я приглашена к сокурснице, столкнулись на улице. Вдруг переберу, перекурю, дурно станет. Сегодня потерплю, а к ней возьму, чтобы не раскиснуть на чужой территории.

– Поля, завтра воскресенье. Хозяйка явится за данью.

– В котором часу?

– Утром.

– Значит, нанесу визит подруге, и как только, так сразу. Поспать бы.

Варвара не возражала, но ворочалась на своем диване долго.

Владелица квартиры оказалась здоровенной энергичной теткой. Не сняв сапог и пальто, она ворвалась в кухню, пересчитала приготовленные деньги, опросила, как меня зовут, наказала нам быть хорошими девочками и испарилась.

Я отметила, что Варвара свою половину вносила стойко и после на расставание с последним грошом не сетовала.

На вопрос о хозяйкиных ключах ответила кратко:

– У нее есть и ключи, и такт ими не пользоваться.

Я прихватила обещанную таблетку и унеслась к Измайлову. Но неуловимый и неотразимый Вик оставил мне записку:

«Буду после двух». Я чертыхнулась, поднялась к себе, засучила рукава и включила компьютер. Полученные у специалистов сведения довольно легко превратились в статью. Я связалась с Варварой Линевой ради концовки. Начало же было готово для визирования. Полковник застал меня донельзя самодовольной и беспечной. Посмотрел с тревогой. «Если спросит, не нюхнула ли я кокаинчику в угоду правдоподобию, устрою скандал», – подумала я. Однако Вик обошелся без пошлятины.

Он был нежен и неутомим. Отдыхая в ванне, я взгрустнула, его распалила моя недосягаемость. Значит, я не ошиблась, близость становилась рутиной, уход из дома и деловые посещения его кабинета поддали чувственности, как пару в бане.

Но сколько сил и нервов пришлось потратить, чтобы уйти неделю назад.

– Противоречивое ты создание, Вик, – поделилась я, кутаясь в полотенце.

Он не был расположен мне перечить, берег добытую физическим трудом умиротворенность. О Варваре, Лене, Сане и прочих тоже посоветовал забыть до понедельника. Я с удовольствием совету последовала. И вновь чутье не подвело полковника. В понедельник прибавилось новостей, но с ними «дохлое дело» стало еще дохлее.

* * *

С утра пораньше, выпроводив Варвару на занятия, я досконально обшарила квартиру и не нашла никаких наркотиков. Поехала домой за статьей, Измайлова не застала и отправилась в отдел по борьбе с незаконным оборотом всякой пакости. Там ребята, не глядя, подписались под своими словами и даже интереса ко мне не потеряли, потому что его и не возникало. Зато на выходе я чуть не сшибла… Леню! Вовремя уронила сумку и наклонилась за ней. Он со смешком меня обогнул, кому-то пожал руку, кому-то бросил: «Привет, как живешь-можешь?»

Озадаченная, я решила не сбавлять темпа и завизировать образчик журналистских потуг у дамы из санэпиднадзора и у Вешковой. С первой мы удачно вписались в планы друг друга. А Лилии Петровны на работе не случилось. «Она вечно в бегах, с ней надо предварительно созваниваться», – надоумили меня.

От снимаемой норы до Центра по профилактике и борьбе со СПИДом добираться было удобнее, чем от моего дома. А я упорствовала в потребности обить пороги всех учреждений за один день. Поэтому я потащилась пить кофе «в западню», как по дороге окрестила Варварино обиталище. Ключ в замочную скважину не влезал. «Отличница, елки», – неодобрительно подумала я о Линевой и пнула ни в чем не повинную дверь.

– Кто там? – спросили меня.

– Конь в пальто, – представилась я весьма сварливо. – Да Полина же, открывай.

После некоторой заминки изволили открыть. Я решила, что галлюцинации продолжаются. Дала бы деру, если бы в прихожей привиделась не Лилия Петровна Вешкова. После Лени в милиции она была необыкновенно кстати для подтверждения диагноза, который мне давно поставил полковник Измайлов, – непреодолимая склонность к иллюзиям.

– Проходите, Полина, дует, – невозмутимо пригласила меня Вешкова.

– Спасибо, Лилия Петровна. Я только что из Центра, возила вам статью. Собиралась доставать вас по этому самому телефону. Везет мне.

– А мне не очень, – сказала она.

Мы расселись в комнате, отхлебнули горячего кофе, закурили.

– Простите, Лилия Петровна, вам Варвара ключ одолжила?

– Какая Варвара?

На миг я всерьез засомневалась в здравости собственного рассудка. Вспомнила, как в отрочестве поднималась по лестнице, вся в себе от очередных любовных переживаний. Тоже не смогла заставить ключ выполнять его обязанности, забарабанила в дверь и нагнулась к замочной скважине. Испытанное мною непередаваемо. На стук двигалась неведомая растрепанная старуха, а не мама.

Я взглянула на номер и обнаружила, что ломлюсь в квартиру, расположенную «по-нашему», только в другом подъезде. Может, и сейчас меня не туда занесло? Я принялась озираться. Вешкова наблюдала за мной с любопытством.

– Слава богу, мои тапочки! – наконец воскликнула я.

– Поздравляю. Наверное, приятно найти где-то свои вещи, – Где-то, Лилия Петровна, можно найти лишь чужие. Я снимаю эту квартиру вместе со студенткой университета Варварой.

Тут Вешкова оценила ситуацию и рассмеялась:

– Представляю, как я вас удивила.

«Слабо сказано», – огрызнулась я про себя.

– Мария Ивановна Берлина, ваша хозяйка, моя верная подруга.

Подруга была поразительно верной.

И легкомысленной. Лет пять назад семейную жизнь Вешковой потряс кризис, и Берлина, выдворив выгодного жильца, снабдила ее ключами на неограниченный срок. Потом с мужем Лилии Петровны все утряслось, она возвратилась в семью, а ключи отдать забыла. Берлина тоже о них не напомнила, так и валялись до сегодняшнего дня в столе. Сегодня Вешковой было необходимо уединиться.

Телефоны Марии и здешний не отвечали.

Она и приехала в место, подарившее ей некогда убежище, одиночество, покой.

Ей было совершенно наплевать на появление тех, кто платил Бердиной за обретение вышеперечисленного в этих стенах. В своих способностях улаживать любые недоразумения Лилия Петровна не сомневалась. Никто бы не сомневался, имея индульгенцию от самой владелицы квартиры.

Я подсунула Вешковой статью. Она внимательно изучила относящееся к ней, уточнила пару цифр: «Данные о ВИЧ-инфицированных динамичны, эпидемия». Затем прочитала завизированное остальными, расписалась и затеяла игру в критикессы:

– Полина, впечатляюще, но сухо.

Поскольку мыслила женщина правильно, я чуть было не ляпнула о журналистском расследовании, призванном добавить живости. Мерзкое желание поведать ей о том, что у меня есть дом, книги, компьютер, как-то «приподняться» в ее осуждающих глазах обрушилось очень ощутимо. «Ты еще подробности секса с Измайловым выложи, – обратилась я к собственному тщеславию. – Ты ведь не только в журналистике, но и в постели ничего. И мать не худшая, и дочь неплохая, и подруга сказочно терпеливая». Словом, твердь моего пофигизма ко мнению посторонних поколебалась, но не разрушилась. Что-то общее было в презрении к «конюшне» у мадам Трофимовой и госпожи Вешковой, и меня это возмущало. Мама Леши, не стесняясь, обзывала малоимущий молодняк быдлом, а вот Лилия Петровна, не брезгующая наркоманами, могла бы держаться более демократично. «Употребление наркотиков – удел богатых, – твердили мне ребята менты. – Дорогое самоубийство». Помнится, я взвилась и попросила не смешивать классовую ненависть с реальностью. Но если есть те, кто за деньги губит, то есть и те, кто за деньги спасает.

Меня вдруг заинтересовало материальное положение отца и сына Загорских, в судьбе которых Вешкова приняла мужественное и трогательное участие. Однако не зря при знакомстве я определила ее в героини романа.

– Не обижайтесь, – позволила Вешкова, не дождавшись акта самозащиты авторской гордости. – Не для печати расскажу вам о том, что меня сюда забросило.

«Меня сюда забросила всеобщая боязнь от своего имени, без личной выгоды говорить для печати», – завредничала я, но мысленно. Вслух сказала:

– Буду признательна, Лилия Петровна. Еще кофе?

– Не откажусь…

Она отбивала у смерти одного юношу – сироту, алкоголика, наркомана и спидоносца. Он пленил ее необычайной талантливостью и нестандартной духовностью. Гениев, оказывается, мало не из-за того, что редко рождаются, а из-за того, что не подчиняются людским законам и гробят себя, не раскрывшись в общественно полезных ипостасях. Две недели назад он объявил ей о потребности порвать с адом и очутиться на отмеренный ему короткий срок в раю простого человеческого существования. Но по астрологическим прогнозам достичь вожделенного мог в Средней Азии или Австралии. Далекая страна праздношатающихся сумчатых была признана недосягаемой химерой. А вот в Средней Азии действительно успешно работала клиника соответствующего профиля. Вешкова собрала свои сбережения, облегчила заначку супруга на сто долларов, заняла пятьсот рублей у коллег и довезла парнишку до аэропорта.

Через три дня она инспектировала одну из инфекционных больниц и обнаружила там своего подопечного. Он признался, что деньги пропил, ширнулся на них и очнулся в боксе. Сеансы самобичевания проблемного гения оказались почти гипнотическими. Он убедил Лилию Петровну в своей непорочности. Юношу лечили от дезинтерии.

Вешковой пришлось поставить руководство инфекционки в известность об отягчающих его понос обстоятельствах.

После чего санитарки с сестрами забастовали и отказались бесплатно рисковать собой, контактируя с неуправляемым смертником. Тот в свою очередь забаррикадировался в изолированной палате и упивался идеей уморить себя голодом.

В соседнем боксе преодолевал гепатит младой панк. Через фанерные перегородки представителям разных философий было не трудно переговариваться, и они поносили друг друга до пены изо ртов. Нынче на рассвете панку не удалось вызвать заклятого врага на словесный поединок. Он воздвиг пирамиду из казенной мебели и заглянул в стекло под потолком. Недруг болтался на привязанной к крюку люстры веревке. Панк вышиб стекло, спрыгнул на пружинную кровать, вынул идейного соперника из петли и сделал ему искусственное дыхание.

– Со спидухой тебя, печеночник, слюна у меня тоже заразная, – прошептал откачанный наркоман.

– Врешь, сволочь, – всхлипнул панк.

Мальчишки подрались. Теперь оба спали под воздействием психотропных препаратов, и никто не знал, что с ними делать дальше.

– Я в какой-то мере в ответе за произошедшее, – сказала Лилия Петровна. – Мне нужно с этим свыкнуться. Одной.

– Удачи, – пожелала я.

Обулась, оделась и вышла. Все равно надо было переправить статью Измайлову. Я не намеревалась играть с Варварой Линевой в поддавки.

* * *

Менты пребывали в пасмурном настроении. Соседи зарезанного Славы сообщили, что часов в семь вечера к нему заглянул парень из находящейся на том же этаже комнаты и передал записку в конверте. Слава надорвал конверт, прочитал послание, спрятал в карман и, довольный, предпринял вылазку, «полезную для здоровья и кошелька». Поскольку с нее он не вернулся, ребята на сон грядущий вдосталь поострили.

Выполнивший обязанности почтальона парнишка сказал Сергею Балкову, что конверт ему вручил незнакомец в университете. Подошел в коридоре, справился, из общаги ли, и попросил помочь.

Дело обычное, студент не насторожился.

Даже не рассмотрел просителя.

Труп Славы нашла женщина, выведшая в полночь свою брехливую собачонку, имевшую обыкновение заливисто лаять в любое время суток. Хозяйке надоело слышать мат из окон и уворачиваться от пуляемых в нее сверху грязных картофелин и пустых пивных бутылок, поэтому она поволокла свою любимицу через проходной двор на газон, отделяющий тротуар от проезжей части. В темном проходном дворе она и наткнулась на безжизненное тело. Жители близлежащих домов, как водится, в полном составе ослепли и оглохли.

Расследование предстояло тягомотное, с опросом всех знакомых Славы.

И если никто из них случайно не был в курсе его дел, то на успех надеяться не стоило.

Убийство лже-Загорского тоже оказалось с пренеприятным сюрпризом. Даже у стойкого Бориса Юрьева поводов для самообмана не осталось. В официальном заключении эксперта значилось, что процесс ликвидации мужчины требовал лишнего получаса, которым Зина Краснова не располагала. Значит, она лишь напоила визитера кофе со снотворным, а когда оно подействовало, кто-то другой закачал в вену спящего воздух и ушел.

Зиной в тот момент уже занимались врачи и милиционеры. Возможно, убийца видел это.

Но тогда не возбранялось предполагать, что саму Краснову убрали как нежелательную свидетельницу или неловкую ассистентку. Причем пытались «повесить» на нее умерщвление лже-Загорского. Сыщикам словно предлагали самый удобный вариант: Зина убила, попала под машину и умерла.

– Про снотворное мы знаем со слов Линевой, – мрачно рассуждал посрамленный лейтенант Юрьев. – Вот и гадай теперь, не подложили ли Красновой в сумку капсулу со снотворным. Пусть бы она была хоть соучастницей, а то не расхлебать нам дьявольского варева.

– Как мыслите, если мы зададим Линевой несколько вопросов по поводу Славы, она не заподозрит, что сведениями о его присутствии на вечеринке нас снабдила Полина? – поинтересовался Сергей Балков.

– Вряд ли, – буркнул полковник Измайлов.

Он явно что-то обдумывал, но озвучивать не рвался. Я рассказала о столкновении с Леней в отделе по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Мужчины на глазах приободрились. Вик сразу принялся накручивать телефонный диск и договорился с руководящим подполковником о встрече. Балкова и Юрьева он послал «делать что-нибудь, но Линеву не трогать», меня отпустил с миром.

Отправляться на квартиру мне не хотелось. Застанет Варвара Вешкову – пусть разбираются сами. Не застанет, я промолчу. А то еще начнет выяснять отношения с владелицей из-за переданного Лилии Петровне комплекта ключей, та психанет и оставит строптивицу без крыши над головой. Вряд ли это выгодно ребятам Измайлова. И я потащилась в школу, в которой учился Юра Загорский.

Помнится, еще в первое посещение их дома мальчик обещал сводить меня на дискотеку и показать продавцов экстази и прочей дури в действии. И поведать о занятиях Вешковой с бывшими наркоманами тоже. Пора было назначать срок.

Я выловила Юру в толпе одноклассников на подходе к учебному заведению.

Он выразил готовность сопровождать меня в молодежный клуб послезавтра.

– Созваниваться будем? – спросила я.

– Не стоит, я обязательный и положительный, когда не колюсь, – печально кивнул мне много испытавший старшеклассник и кинулся догонять друзей.

* * *

Лилия Петровна убралась, не вымыв чашку и пепельницу. Варвара, похоже, не возвращалась из универа. Не успела я залечь с купленной книгой, как нелегкая принесла исхудавшего и небритого Лешу Трофимова. У него было отчаянное лицо, сиплый голос, дрожащие руки и подкашивающиеся ноги. Маменькиного сыночка жестоко ломало, но он силился мне улыбаться и бормотал какую-то ерунду про первую стадию гриппа. Я передала ему просьбу Варвары обязательно дождаться ее, рассказала о приезде матери на нашу пирушку.

– А я ночевал у друга в пригороде.

Там меня и скрутило на следующий день – температура под сорок. Он испугался, выхаживал меня, как нянька, только родителям звякнуть не догадался, – объяснил Леша.

С каким удовольствием я бы ему поверила. Но Трофимов пожаловался на паршивое самочувствие и предложил:

– Поля, у Вари должен быть где-то пакет с лекарствами Зиночки. Не поищешь? А то пока я до аптечки в своей ванной доберусь…

– Искала уже, Леша. Размечталась об аспирине. И не нашла. С собой его Варвара таскает, не иначе.

Леша скривился и чуть не заплакал.

Я принесла ему сладкого кофе. Он был не в состоянии держать кружку на весу и прихлебывал, склоняясь над стоящей посудиной. Слова давались ему трудно, однако потребность отвлекаться разговором он не преодолел. Я еле вникала в смысл тягучих длинных фраз. В основном он признавался в невозможности забыть Зину, в мечте вернуть назад счастье.

И вдруг парня будто подменили. Он вскочил с кресла, с воем рухнул в него снова и стал осыпать себя маловразумительными ругательствами. На человеческом языке это означало примерно следующее:

– Я сам себе ненавистен. Я жалкий обормот, с детства отстаивающий свою независимость. А в итоге приходится зависеть от бездарных бездушных скотов.

Что позволяет себе эта полудеревенская Варвара? Кем она себя вообразила? Спасительницей? Душеприказчицей? Из Зинки не стеснялась деньги тянуть, и я ее буквально озолотил. Нет, ей, сучке, мало, мало, мало. Была льстивой, а сейчас позволяет своему засранству грубить мне. Хамка. Не я ей обязан, она – мне.

Ей бы молиться на таких – богатых, щедрых, разносторонних, стремящихся познать жизнь и смерть опытным путем.

Вот возьму и уйду. Мне завязать – раз плюнуть. Куча людей избавилась от вредных привычек. Линева пользуется тем, что я избегаю огласки ради будущей карьеры, которая ей не светит. Дрянь.

Чтоб ее лихорадило, как меня. Родственник ее, сволоту, навещал. Знаем мы этих родственников. Они потом в гостях копыта откидывают, а варвары всякие пакеты с таблетками прячут. Наверняка тайник во встроенном шкафу, надо его простучать. Зина подозревала, что она когда-нибудь все захапает из жадности.

Но не предполагала, что на подругу свалит. И ничего не докажешь, мрак, сплошной мрак…

Я не понимала, отдает ли он себе отчет в том, что плетет. Это слишком смахивало на обвинение Варвары в убийстве лже-Загорского. Леша заскулил, повизгивая. Потом посмотрел на меня, стиснул виски и прошептал:

– Не обращай внимания, я брежу. Еретик, ничего святого.

– Извини, пожалуйста, Алексей, я не вникала в твои слова. Чувствую только, тебе очень плохо.

– И не вникай, – опять впал в медлительность Трофимов. – Последний раз я унижаюсь перед Линевой. Больше не вынесу.

Как бы он ни был жалок, у его семьи хватило бы средств на анонимное избавление отпрыска от жуткой напасти. А остальным полагалось в муках дохнуть под заборами? Я впервые подумала о носящейся с социальными программами Вешковой не без теплоты.

Леша, сам того не желая, подтвердил худшие опасения ментов. Полку подозреваемых прибывало, картины убийства множились, словно в калейдоскопе. Например, они с Красновой вместе приняли наркотик. Лже-Загорский продавал зелье оптом. Зина усыпила преступного господина и убежала в университет, а Леша убил. Где гарантии, что он покинул квартиру раньше девушки? Детки собирались поживиться запасами лже-Загорского. Завладел ли ими Леша? Возможно. А Варвару костерил, чтобы отвести от себя подозрения. Дескать, ходил бы я к ней за дозой, разжившись сотней доз?

Мне чудилось, что в моей бедной головушке что-то перегорает и искрит. Выручила явившаяся наконец Варвара. Она бросила на нас с Лешей насмешливый взгляд и сказала:

– Воркуете, голубки? Подтягивайтесь в кухню по одному, я там буду откликаться на ваши нужды.

Леша скуксился, засмеялся и порысил, куда позвали. Через пять минут он выбрался в прихожую, подмигнул и сгинул. Варя передала мне вместе с приветом от «психиатра» четыре таблетки. «Не дорого», – прикинула я. Но потом вспомнила про неизбежное повышение количества, пробы более сильных наркотиков и вздохнула. Лешино: «Я ее озолотил» – было не чрезмерным преувеличением.

Только вряд ли ей много этого золота перепадало.

Глава 8

Утром выяснилось – без меня могут обойтись все. Варвара заявила, что ей предстоит контрольная по генетике и беседа с милиционерами о Зине и останках неведомого дядьки. Полковник Измайлов по телефону послал меня подальше:

– Жду завтра, детка.

Горбатиться на его и своем хозяйстве мне было лень, поэтому я поплелась на рынок, бурча: «Потрачусь на носовые платки и перчатки из ангорки», будто мне предстояло приобрести вторую виллу или седьмой лимузин. Вик часто повторяет, что я клоунесса не по натуре, а по обстоятельствам. И обстоятельства вновь сложились соответственно. Для начала я, по своему обыкновению, отключилась от окружающего бедлама. «Разгадка всех загадок заключается в ответе на вопрос, в состоянии ли обыкновенный человек наложить жгут и попасть иглой в вену», – азартно размышляла я.

С одной стороны, считается, что эта манипуляция сродни искусству. У моей мамы вены тонкие, глубокие, так ее дырявят по часу, прежде чем получится. С другой – наркоманы быстро приобретают навык и дают сто очков вперед опытным медсестрам. Кажется, и без жгута обходятся. Я сама однажды преуспела с первого захода. В школьные каникулы соседка по коммуналке, в которой мы тогда обитали, зазвала меня к себе и попросила сделать укол ее мужу. Дядя Коля был из тех, кто подавался на Север за длинным рублем, пропивал целый таксопарк «Волг», но не привозил денег на единственный «Запорожец», возвращался в родные пенаты со множеством болезней и перед смертью, хорошо, успевал бы получить положенное туберкулезнику благоустроенное жилье. Тетя Клава вколоть супругу лекарство не могла по причине негнущихся большого и указательного пальцев. Представления не имея о том, что такое промедол, я полностью положилась на взрослых людей, выслушала теорию, нащупала прекрасную вену, воткнула шприц, оттянула кровь и, зажмурившись, влила в страждущего дядю Колю содержимое ампулы. В следующее мгновение он закатил глаза, откинулся на кровати и замер. «Ой, – заголосила я, – он умер». Тетя Клава воскликнула: «Нормалек, спасибо». И вытолкала меня. Я металась по своей комнате, ревела и успокоилась лишь через несколько часов, когда раздался характерный рык соседа:

– Клавка, гони за водкой!

«Итак, если у лже-Загорского сосуды были типа дяди Колиных, отправить его на тот свет удалось бы и ребенку», – подвела итоги я. К моему удивлению, это не приблизило «разгадку всех загадок».

– Отменное качество, не сваляются, – крикнул кто-то рядом. Я обнаружила себя перебирающей перчатки. Торговец изобретательно расхваливал товар, но и цену назначил на пять рублей больше, чем остальные. В целях восстановления справедливости, а отнюдь не экономии, я заторговалась:

– Отдайте за пятнадцать.

– Вы что, девушка, разве у других такое качество? – завелся хитрец.

Я отступила на шаг. Всегда была уверена, что затасканное выражение «поскользнуться на арбузной корке» к практике отношения не имеет. Имеет, елки.

Гладкая подошва ботинка заскользила, я потеряла равновесие, и тут кто-то из протискивающихся подтолкнул меня в спину. Продолжая говорить: «Уступите пятерку», я рухнула перед мужиком на колени. Он опешил, потом выскочил из-за прилавка и ринулся меня поднимать со словами:

– Миленькая, зачем же вы так, встаньте, пожалуйста. Я интеллигент, историк, здесь стою вынужденно. Не хватает вам на перчатки, берите за пятнадцать. Довели людей, на колени бросаются перед спекулянтами.

– Ты и есть спекулянт, – ядовито заметила какая-то женщина.

– Простите, я коробейник…

Зажимая рот, чтобы не расхохотаться, я понеслась прочь. Остановилась, достала сигареты и услышала:

– Что ты вытворяешь, детка. Уму непостижимо.

Я повернулась на звук всем вмиг отяжелевшим телом. Виктор Николаевич Измайлов закуривал слева.

– Возвращался в управление, увидел тебя, пошел следом, чтобы подвезти.

Я пыталась втолковать ему смысл недоразумения. Вик схватил меня за локоть и поволок к машине. Он тормознул возле ближайшей парикмахерской.

– Кого ждем? – осведомилась я. – Женщину, не путающую цирк с базаром?

– Сконцентрируйся на выходе, – усмехнулся полковник. Я беспрекословно подчинилась. Собиралась ничего не произносить, но не удержалась, затеребила Измайлова:

– Милый, во-он тот парень здорово смахивает на Борю Юрьева. Не вылитый, конечно, но копия приближена к оригиналу.

Жгучий брюнет с густыми усами направлялся к нам. Плюхнулся на заднее сиденье и поздоровался со мной.

– Борис? – обалдела я. – Тебя внедряют в гущу лиц кавказской национальности? Забрасывают в Чечню? Твоя новая пассия предпочитает броские тона шевелюры? Или ты тронулся?

– У Виктора Николаевича интересная задумка появилась, – важно сказал Юрьев.

– И чем ты лучше меня? – прошипела я Вику. – На ногах держишься, зато лейтенантов заставляешь перекрашиваться и усы наклеивать. Кошмар.

– Не дерзи, Поля. Ради тебя мытаримся, между прочим, – предупредил Измайлов.

– А на кой мне сдался перелицованный Боря?

– За тобой неделю присмотрит. Будет при Линевой. Видела она его раз, пребывала во взвинченном состоянии. Если даже ты признала Бориса его собственной копией, а не оригиналом, то вряд ли у Варвары большие шансы.

Тогда я прозрела. Они не «хи-хи» ловили. Они собирались вплотную заняться Варварой Линевой и иже с ней. Но кто – иже?

– Перед вами впору пасть на колени осознанно. Не мучьте, что случилось?

Но они отомстили мне за все мои выкрутасы. Выгнали из машины напротив подъезда, пожелали всяческих успехов и посулили деловой разговор через двадцать четыре часа.

– Стряпать не буду, пылесосить и стирать тоже, – пригрозила я. Измайлов не захлебывался слезами и не рвал на себе волосы. Подобной черствости я от него не ожидала. Совсем от рук отбился.

Нет, мужчины не поддаются воспитанию, только дрессировке. И курсы последней надо повторять, чтобы не дичали.

* * *

Варвара пришла в девять вечера вымотанная до крайности. Чувствовалась хватка полковника Измайлова.

– Почему так поздно? Пытали? – спросила я.

– Есть что-нибудь пожевать, Поля?

– Я оставила тебе жареной картошки.

– Спасибо. Я хлебну виски. Присоединишься?

– Нет, Варя, мне и так не худо.

Она осуществила свое намерение и принялась жаловаться. Вик обращался с ней, как с малахольной. Умные люди иногда притворяются дураками, но не в двадцать лет. Неоцененная по достоинству Варвара была оскорблена:

– Какое отношение к их расследованию имеет, кто из нас с Зинкой чаще мыл пол и ходил в гастроном? Кто кому подсказывал на семинарах? Давали ли друг другу читать письма родственников? Не могут найти виновного в наезде и цепляются.

– Наверняка, – злорадно подтвердила я.

– Лешка, свинтус, снова куда-то запропастился, – продолжила Варвара. – Сказала им себе на горе, что вчера виделись, они впились: «Где он сейчас?» Будто Трофимов – мой поднадзорный. Кстати, что он тебе хрюкал, пока вы вдвоем сидели?

Для сохранения душевного равновесия ей необходимо было перевоплотиться из допрашиваемой в допрашивающую.

Варвара довольствовалась моими россказнями о неизбывной любви Трофимова к Красновой и перечислением осложнений дилетантски вылеченного гриппа.

– Почему я невезучая, Поля? Стоило познакомиться с Виталием, как обрушилась эта напасть. Они собрались его вызывать! Кому нужна подруга, которую тягают в милицию? Из-за которой тебя тягают? Бросит он меня, бросит.

– Чушь городишь. Варя, он влюблен.

А если бросит, значит, мерзавец, и грустить о нем не стоит.

– Ага, только без такого экзамена я могла с ним жизнь прожить и не догадаться, что мерзавец.

– Ну подготовь его, обаяй вконец.

– Нет, пусть все идет своим чередом.

Возражать я не стала. Сентиментальному Виталику Кропотову когда-нибудь суждено будет узнать, что обожаемая Варюша приторговывает наркотой, но сегодня ее волновало лишь желание милицейского полковника поболтать с парнем о свидании в библиотеке.

– Поль, ты чего замолкла?

– Словами тебе не поможешь.

– Все равно варианта «где уж нам уж выйти замуж, я и так уж лучше дам уж» не будет, – сказала Варвара.

– Правильно. Крупную купюру разменивают, чтобы подать мелочь как можно большему числу нищих.

Прием я применила отработанный.

Когда отвлекаешься в разговоре от повседневных нужд собеседника и начинаешь обобщать, он норовит переключиться на полезную деятельность. Вот и Варвара сразу вспомнила о благотворном влиянии на организм водных процедур, разобрала постель и скрылась в ванной.

«Еще один бестолковый день миновал, – подумала я. – Елки, кто же убил лже-Загорского и Славу?»

* * *

Утром я была не прочь взять кабинет Измайлова штурмом. Видимо, полковник об этом догадывался, поэтому, изображая радушие, немедленно поднялся из-за стола. Вездесущие и неразлучные Юрьев с Балковым уже курили в открытую форточку. Временами Вик увлекается оздоровительными мероприятиями и вводит ограничения на табачный дым.

Но потом забывается и дымит чаще всех.

Только я, страдалица, подвергаюсь дискриминации по половому признаку без выходных.

– За третью сигарету берешься, детка.

А ведь ты женщина, ты нас должна призывать к благоразумию и умеренности.

Не знай я о вреде никотина, конфликтовала бы с ним нещадно. Однако приходится закладывать сигарету за ухо и говорить:

– Спасибо за заботу, милый. Мужчины, Сергей, Борис, будьте благоразумны.

Пассивное курение, на которое вы меня обрекаете, дымя, гораздо опаснее активного.

Как правило, во избежание опасности кто-нибудь немедленно подносит мне зажигалку.

Менты не были настроены на подковырки, что означало – пора пахать, восполняя дефицит юмора сообразительностью. Разумеется, Виктор Николаевич Измайлов возлагал на несравненного Бориса Юрьева самые радужные надежды. Неперекрашенный безусый Сергей Балков привлекался в качестве разнорабочего, но не роптал, привык. Рутина была его стихией, он никогда не проклинал ее и иногда покровительственно взирал на требующих бытовых деталей аналитиков от сыска. Он один умел систематизировать громадное количество ерунды. И когда для интеллектуального прорыва некий мыслитель нуждался в графике стрижки ногтей подозреваемого или жертвы, Балков с лету набрасывал этот график на бумаге. Я скоро смекнула, что мое участие в их операции не предусмотрено, и заявила протест.

– Поленька, ты продвинула нас на двести шагов вперед, – заюлил Измайлов. – Без тебя мы бы шли наугад и заблудились. И тебе еще предстоит до воскресенья добиваться откровенности от Линевой – клюет она на Юрьева или не клюет. А после он сам справится.

– Комплименты приняты.

На столь легкую победу полковник не претендовал и развеселился. Я не была склонна к подвохам и предпочла гордое отступление. Сотрудничество с Борисом сулило постоянные ссоры и нервотрепку. Хотя самое интересное лишь намечалось. Леня и Саня оказались ментами из отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. В злополучный понедельник они собрались под видом проверки сигнализации осмотреться в соседкиной квартире. Ее непутевый внук якобы продавал анашу. А чтобы старуха беспрепятственно их впустила, решили заручиться поддержкой жильца с той же лестничной площадки. И заручились моей.

– Поля, для них ты – аспирантка из Орла. Выдать тебя у меня язык не повернулся, – чудил Вик.

Парни занимались университетом месяца три. Летом отирались в общежитии, осенью расширили круг поисков благодетелей ломающихся студентов. Каналы поступления обычных наркотиков более или менее контролировались. Но новинки – мощнейшие синтетические препараты, удобно таблетированные, рекламируемые наверняка: «Никаких шприцев – никакого СПИДа» и давшие вал передозировок, – словно с неба падали в загребущие лапы продавцов.

– Ребята все не вотрутся в доверие, а Поля за два дня подсуетилась, – восславил нашу марку Сергей Балков.

– Они трудятся на перспективу, она развлекается, – вспылил Борис Юрьев.

– Обязательно устроить кавардак из-за Полины? – спросил Измайлов.

Я не снизошла до ментовских распрей.

Неуклюжий рифмоплет Слава был одержим манией очистки мира от скверны. Он информировал коллегу Сани и Лени. Денежные вознаграждения с негодованием отвергал, как все не добившиеся пока своего фанатики. Именно он приметил кайфующих в парке Зину и Лешу. И по собственному почину принялся наводить справки. Выяснил, что отец Красновой хирург, дядя Трофимова представитель крупной европейской фармакологической фирмы в России, каким-то образом увязал эти факты и поклялся «с живых дочки и племянничка не слезать». Общаясь с ним, Леня и Саня придерживались аспирантской легенды, но в поле зрения единомышленника держали.

– Узкое у них поле, – снова вмешался Балков.

– Они не обязаны его охранять, – вступился Юрьев.

Наверное, Сергей немного завидовал сменившему масть Борису. Обычно он проявлял доброжелательность к людям из других отделов.

– Постойте, какое отношение к наркотической эпопее имеют профессии отца Красновой и дяди Трофимова? – не постеснялась я своей глупости.

– Таблетки – аптека – больница. На триаде Славу заклинило, он счел себя непризнанным провидцем, – пояснил Измайлов. – Плюс несопоставимые доходы семей Зины и Леши. Наш насмотревшийся на молодежные нравы доброволец рассудил: богатый не может светло любить бедную, бедная – богатого. Следовательно, их связал семейный бизнес – наркоторговля. Однако безумие безумием, а таблетки импортные, в Европе распробованы и в Белгород, откуда родом Зина, попали почти сразу после столиц.

– Пусть об этом у Лени с Саней головы болят, – не сдался Балков. – Мы ищем убийцу провидца Славика.

– Сергей, не корчь из себя безответственное дитя, – предостерег полковник. – Убийства и наркотики не разделить. Поэтому и подключаем Бориса.

– Кем он представится? – полюбопытствовала я. – Зависимым с героина преподавателем?

Виктор Николаевич уподобился оседлавшему Пегаса Славе. Он втискивал Юрьева в образ бизнесмена и.., воздыхателя! Развивающийся роман Линевой и Кропотова полковника почему-то не смущал, а вдохновлял.

– Вот и поглядим, куда она Бориса приспособит. Трибуна твоя, Поленька.

Трибуна – место, где словоблудие подавляется регламентом. Умел полковник настроить на деловой лад. Но и сплетники-виртуозы не перемывают чужие кости так, как мы вчетвером перемыли их Линевой и Кропотову. И сошлись во мнении, что не принадлежащий университету, посторонний человек обладает неплохими шансами разговорить скрытную Варвару. Особенно если его придирчивая к происхождению девушек мамаша обретается за тысячу километров от сына.

– Поля, чур без фокусов. Не продлевай свое пребывание у Линевой. Борис, Леня и Саня профессионалы, – сказал Измайлов напоследок.

– Борису Борисово, мне мое. Собиралась сегодня на дискотеке смотреть в оба и слушать комментарии, но придется потанцевать. Нужна разрядка.

* * *

Юра Загорский не опоздал к молодежному клубу. Мальчик был невысоким и изящным. Когда получалось заглянуть в его светло-голубые глаза, он казался прозрачным. Раньше таких называли херувимчиками, предрекая, что они расколотят вдребезги не одно женское сердце.

Сейчас подозревают в битье мужских сердец. Воистину «трудно быть красивым». Клевета уродует, как кислота.

И еще Юра был пытливо-внимательным на особый манер. Очевидно, вникал в каждое слово, жест, гримасу собеседника. Будто старался понять, как тот обходится без наркотиков, чем заполняет свои дни и ночи.

– Мы, это, не задержимся здесь. Отец ругается. Я, это, наверняка не знаю, только предполагаю по внешнему виду, кто продает, кто покупает.

Лилия Петровна Вешкова говорила мне, что словечко-паразит «это» привязывалось к Юре после приема дозы. Я всмотрелась в парнишку, но определить на глаз, грешил ли он сегодня, не смогла.

От бессилия взмолилась: «Господи, только бы не сорвался. Разуверится в том, что может не колоться, перестанет сопротивляться, и тогда он обречен».

– Вы, это, нормальная, не лебезите, – одобрил мое поведение Юра.

– Откуда твое «лебезить»? Даже выражения «подлизываться», «рассыпаться мелким бесом» выходят из употребления. Глагол «льстить» превращается в анахронизм.

– Они, это, неприятные для самолюбия, поэтому их редко произносят. А мама просила: «Юрок, учись на отлично, чтобы мне не пришлось лебезить перед твоей училкой». Вы про мать не спрашивайте. Я год назад свою девчонку бросил.

Ее, это, Марией Ивановной звали, как маму. Предлагал, если любит, имя сменить. Она, это, ни в какую. Я-то к отцу сбежал – маленький был. Но мать меня вернуть не пробовала.

– Взрослый и мудрый – не синонимы, Юра.

– Да, для мудрости надо страдать и покоряться.

– Какой гуру тебя учит?

– Меня, это, наркота учила.

– Погоди, Юр. Благополучный юноша начинает употреблять и злоупотреблять. Но ведь наркотик не содержит опыта разочарований, преодолений, страданий и покорности, как ты сказал. Неужели действительно вспоминаются прошлые воплощения? Или генная память человечества преобразуется в доступные восприятию картинки? Зависят галлюцинации от интеллекта, образования, эрудиции?

– Вы, это, много макулатуры читаете.

Благополучный юноша накуролесит под кайфом, его и совесть мучает, и боли в ломке, и все кругом проклинают, орут, что он, это, мучитель, ничтожество без воли и чести. Хлам, отброс. Любой хочет завязать, но раз не выйдет, другой, третий… Такой опыт, это, гарантирует кошмарные видения. А пока правды про себя, скота, не поймешь, и глюки благополучные и юные.

– Сколько тебе лет, Юра? – вырвалось у меня.

– Врачи лепят, что по внутренностям сорок. А по душе мне, это, сто пятьдесят.

– Может, сменим тему?

– Да, надоело.

Он указал мне на пронырливую прыщавую девицу, потом на парня с беспокойными руками. От прочих их отличала только нервозность и стремление держаться за колоннами и спинами хлещущих колу ребят. В клубе под ненавязчивым руководством Юры Загорского я впервые заметила, что наркоманы отличаются от трезвых и пьяных. Они были узнаваемы с первого взгляда. Я сама при столкновении с такими на улице пожимала плечами: «Странный тип». Подумалось: «Смотрим мы, оказывается, на одежду. А если возьмем за правило – на людей? Изменится что-нибудь в мире?»

– Полина, – вдруг жалобно позвал Юра, – если я умру, вы, это, имейте в виду, что меня убили.

– Наркотики?

– Наркотиками.

– Кто? Юра, не прячься в свою раковину, не все люди подонки.

– Я подонок. И заслужил, это, ад.

Я уже в аду. Я так хочу, чтобы бога и вечной жизни не было. Если на том свете встречу одного человека, я не перенесу.

Меня нельзя простить. Я сам себе не прощу. Знать бы наверняка, что умрешь совсем, прямо тут сейчас бы, это, – с наслаждением умер.

– Юра!

– Спрашиваете кто? – не слышал мальчик. – Отец обещал вычислить, выследить и, это, прирезать. Не вышло, прокололся, крутой Уокер. Не беспокойтесь за меня, я еще, это, покукую.

Он развернулся и бросился к выходу.

Я за ним. Но мальчик ориентировался в клубе гораздо лучше меня. За дверями его не было, во дворе тоже. «Мечтал доказать матери, что не пропал без нее. Не смог и боится увидеться на небесах…»

У меня в голове будто дыра образовалась. Через нее быстро утекали мысли и эмоции. Я пустела, опадала воздушным шариком. Но, как и воздушный шар, прежде чем спикировать на землю бесформенной резинкой, со свистом поносилась по хитросплетению холлов и коридоров: металась в поисках автомата, терзала справочную, выясняя домашний телефон Вешковой. Без адреса мне его, конечно, не дали. Я позвонила «в западню». Варвара скажет, как найти хозяйку, та поможет связаться с Лилией Петровной. Глубокий вечер, да, но не себя же я спасаю, Юру.

Судьба распорядилась иначе. Варвару неведомо где носили черти. Я позвонила Загорским. Трубку снял Юра, будто ждал:

– Про клуб молчок, это, никому ни гу-гу. Со мной все в порядке. Завтра понесу Лилии Петровне устав нашего общества. Пока.

Я перевела дух. Вешковой он доверял.

Не обойдет своих проблем. И она его не оставит.

Глава 9

Удача вцепилась в меня прямо-таки хищно – мне везло в подглядывании и подслушивании. «Лучше бы наткнуться на клад или выиграть кругосветный круиз», – привередничала я. Но прием заказов не производился.

Утром Варвара почти час отбивалась по телефону от Виталия Кропотова – отказывалась от свидания. Не знаю, какие биохимические процессы происходят в мозгу Виктора Николаевича Измайлова, но их высокое качество потрясает. Он посоветовал Борису Юрьеву, не мудрствуя лукаво, подкатиться к девушке вчера вечером после лекций. Неужели напористый лейтенант настолько убедителен в роли обольстителя, что Линева решилась перевести дурашку Виталика в запасные? И почему Измайлов настаивал именно на грубоватых ухаживаниях Бориса? Чего я не рассмотрела, не поняла в Варваре? На минуту во мне вспыхнул костерок женской солидарности: Вик слишком хорошо разбирался в девицах, оставить бы его с носом. Может, Варвара держит Кропотова на расстоянии, потому что он ей дорог? Знает красавица, что верный признак дешевки – торопливость.

Потом я остыла золой и принялась изображать наркоманку, которая к вечеру обязательно потеряет человеческий облик. Через четыре дня я освобождала угол, и был шанс, что Варварина бдительность в отношениях с принявшим дозу отрезанным ломтем притупится.

– Варя, – сердито буркнула я, обращаясь к ней, – твой Айболит не желает улучшить материальное положение? У меня жуткая депрессуха, ее одной таблеткой не снять. После обеда приму последнюю пару.

– Быстро прогрессируешь. Помогают таблетки? – ласково улыбнулась Варвара.

– Сразу ощущается, что «доктор прописал». Классное лекарство. Кстати, мне бы в запас его, а то скоро уезжать.

– Сделаем, Поля, не напрягайся.

– Сегодня?

– Послезавтра.

– Сдурела?

– Да не бушуй ты, я не палач, найду чем заменить. Спасибо скажешь.

– Ловлю на слове, знахарка.

Она ушла в универ. Я подняла с пола газету бесплатных объявлений. Варвара сгоняла за ней к открытию киоска, прочитала оглавление, уверенно отыскала нужную страницу, победно воскликнула:

«Наконец-то!» И снова сложила. Но в возбуждении подчеркнула ногтем искомый текст. Я обошлась бы и без ее подсказки. Запомнила: она трижды перелистнула после середины и уперлась пальцем в начало последней колонки. У меня сложилось впечатление, что Варвара любовалась собственным объявлением. Однако полковник Измайлов прозорливо велит мне оставлять свои впечатления при себе. Прав, как обычно. Газетный призыв гласил: «Требуется бригада квалифицированных строителей и специалист по разбивке парков. Трофимова».

Я была заинтригована. «Наша» ли это Трофимова? Если да, то почему Линева ждала, когда мать Леши обнародует потребность в строителях? Зачем мадам Трофимовой специалист по ландшафтам?

Родового поместья для полного счастья – не хватает? Бормоча: «Совсем оборзели, сколько же надо наворовать», я набрала указанный номер.

– Здравствуйте. Мой отец восстанавливал зеленые насаждения практически во всех сохранившихся усадьбах. У него своя команда натасканных помощников и обширные связи в питомниках, вплоть до канадских. Он поручил мне выяснить, что вы хотите. Нет, сам он очень занят.

Если предварительные сведения его заинтересуют, он с вами свяжется.

Я осторожничала. Лешина маман показалась мне дамой, которая гордится не потраченными, а сэкономленными на отборных профессионалах деньгами. Потому что никогда не нищенствовала.

– Наша дача расположена в роще, этакие стихийно выросшие березы и осины, – сказал неплохо поставленный женский голосе, который я вряд ли бы узнала. – Роща – остров, ее охватывают две дороги. Мы получили разрешение владеть ею как участком. Сломаем забор вокруг построек, обнесем свою земельную собственность новым. Тогда и понадобится ваш батюшка.

– Будете вырубать деревья или побережете природу?

– Жаль багряных осинок. Но мнение специалиста учтем.

– И каков размер будущего парка?

– Ориентировочно круг радиусом полтора километра.

Я подавила присвист. Как-никак притворялась дочерью аса от озеленения.

– Вообще-то не папин размах, но он и маленькие площади стильно облагораживает. Художник научен удовлетворять творческие прихоти. До свидания.

Она не заговорила об оплате – уровень. Но все-таки слегка поволновалась:

– Мы заинтересованы и в консультации, и в рекомендациях. Парк не велик, но ведь он частный, не общественный…

«Тебя только пусти в общественный парк, мигом приватизируешь, выделив самый неказистый кусок на отшибе для прогулок инвалидов, чтобы заполучить налоговые льготы, – подумала я. – Ишь, как легко роща на бумаге превратилась в непахотную пустошь или проселочную дорогу. Факиры, елки. Им без промахов фокусы удаются».

Однако упомянутый радиус меня раззадорил. Получалось, что дача, на которую пыталась проникнуть Варвара, притулилась с самого края березово-осинового оазиса. Идея, будто у Леши Трофимова среди дерев есть сторожка или землянка, растворила мое здравомыслие без осадка. Я даже не уговаривала себя подышать кислородом или возликовать от пестрого осеннего пейзажа. Просто двинулась на поиски убежища вновь «запропастившегося» Леши. Логика в рассуждениях, конечно, скромно присутствовала. Потрясенный гибелью Зины, Трофимов на моих глазах дважды забредал к Линевой за наркотиками и пропадал из дома. Варвара кинулась за ним на дачу в четыре утра, значит, хотя бы о направлении имела представление. Леша скрывал свое пристрастие от окружающих ради грядущей карьеры, следовательно, взлетал и падал в одиночестве. «Доля вероятности лучше ее полного отсутствия», – сказала я вслух, взбираясь на платформу. И купила билет «туда – обратно».

В пути меня поглотили воспоминания. Иногда в их утробе бывает страшно и противно, иногда спокойно и приятно.

На сей раз я чувствовала нечто среднее – то ли неполноценную тоску, то ли ущербную радость. Недавно мне довелось спросить у мамы: «Почему ты обращаешься к детству редко, а я часто? Неловко бывает. Ляпну в запале что-нибудь про шесть лет, люди зевают». – «Потому что тебе всего двадцать пять, – засмеялась мама. – К моему возрасту память обращается к сорока. Но тогда зевать будут не старые, а молодые». Она способна внушить, что я одна из многих, что ничего сверхъестественного со мной не происходит. Случается, я за это на нее злюсь. Но «ближе к теме».

В свой безмятежный первый десяток я прочитала рассказ американского писателя о женщине, которая получает дивиденды с акций городского парка. И хватает этой суммы лишь на пачку сигарет.

Бедняжка очень мается. Почему ее отец, жадное мурло, при закладке аллей и газонов купил так мало самых дешевых акций? А когда в парке заработали аттракционы и расцвела торговлишка, разобиделся на рок? Почему она не может избавиться от бесполезных бумажек и годами таскается за двумя долларами?

Но не психологические проблемы всколыхнули меня тогда. Возможность что-то где-то получать, тунеядствуя, в советском смысле слова, была невероятно привлекательной. Позже Виктор Николаевич Измайлов назвал мои попытки не зависеть от вывихов начальства и сограждан буржуазными замашками и добавил: «Они тебе идут». Мне повезло с полковником.

«С полковником… Ком… Ком», – отдалось эхом в затылке. Я долго шла по не исследованной в прошлый раз дороге – справа потертая щетка леса, впереди и сзади повороты. Заметила свежую колею, свернувшую в рощу, добрела по ней до широкого, глубокого и короткого оврага.

Или тут когда-то экскаватором почву рыли, а потом склоны поросли травой? Не важно. В яму спихнули белую «шестерку», закидали чем попало сверху, и она стояла на дне, будто гроб. «Могильщики в близлежащий карьер за песком на самосвале погнали», – храбро предположила я, сразу же струсила и обратилась сама к себе:

– Тебя либо вынесло на орудие убийства Зины Красновой, либо деревенские угонщики спрятали машину от участкового.

Меня не устраивала случайная встреча и с одним «совершенно озверевшим носорогом», не то что с несколькими.

Однажды мой бывший муж из русского новья привел в коттедж громадную белую собаку со складчатой приплюснутой мордой, на которой черная мочка носа смотрелась острым выступом. Зато тело у пса было идеальным – соразмерное, гладкое, и мускулы играли, как у чемпиона мира по бодибилдингу.

– Полин, он башку опустил возле калитки, а пьяный прохожий остановился и давай дифирамбы петь, мол, совершенство. Этот голову поднял и уставился на восхищенного зрителя. Мужик охнул, перекрестился и удалился галопом.

– А порода у сей прелести есть? Не о родословной спрашиваю.

– Боксер-альбинос. У него отец побеждает на всех выставках, правда.

– И не таких отцов матери-шлюхи обдуривали.

– Поля!

– Нравится он мне, нравится. Сколько ему?

– Пять месяцев, подрощенный, привитый…

Я пошатнулась. В год кобель беззвучно обещал сравняться ростом с пони. В сущности, на боксера он не походил. Чудовищный бульдог – мутант, это вернее.

Мы нарекли его Арчибальдом. Характер у пса тоже был бульдожий. Он спал сутками, но стоило приблизиться чужому, молниеносно вскакивал, дыбил шерсть ершиком на линии позвоночника и молча щелкал зубами. Держа нарушителя мертвой хваткой, Арчи поднимал на нас печальные бархатные глаза: «Рвать или опять отнимете?» Отнимали, разлив ледяной водой. Как-то мужу захотелось поиграть с «белочкой» в футбол. Минут пятнадцать пес стоял, не шевелясь, и с тревогой наблюдал за взбесившимся хозяином. И еще пятнадцать минут – исподлобья без тревоги. Я поехидничала и ушла в дом. Через пять минут ворвался мой центрфорвард – кроссовки, куртка, брюки в клочья, на щеке бордовые царапины от когтей. Следом за ним, повиливая всей задней частью туловища, с мячиком в слюнявой пасти несся шальной от удовольствия Арчи. С тех пор на калитке красовалась солидная табличка:

«Осторожно, во дворе совершенно озверевший носорог». А мы называли «озверевшим носорогом» всякого неуравновешенного, опасного человека.

Со своеобразной автостоянки я улепетывала, не чуя под собой ног. Удалившись в глубь рощи, не слишком добросовестно поискала шалаш Трофимова и с облегчением ринулась к просвету между стволами.

В городе я сразу направилась к Измайлову. Дважды повторила свой рассказ, опустив литературные и кинологические подробности.

– Вик, мне нужно было окопаться какой-нибудь палкой, замаскироваться ветками и караулить преступников, – запоздало сообразила я.

Измайлов представил себе процесс, изменился в лице и одобрил уже содеянное:

– Не нужно. Ты правильно поступила, детка.

– Но, милый, на объявление Трофимовой наверняка откликнулась прорва мастеров. Завтра они заполонят рощу и увидят машину.; Значит, сегодня ее надлежит спрятать.

– Разумно. А если не спрячут?

– Проверить?

Измайлов погрозил мне пальцем.

– Поля, мы с Балковым большие мальчики и возьмем проверку на себя. Кстати, готово заключение по твоим таблеткам. Ты приобрела ту самую гадость, которую употребляла Краснова и, похоже, Трофимов. Ступай, передохни, напутешествовалась.

Я взялась за ручку двери и оглянулась:

– Вик, Леша угробил Зину? «Шестерка» в семейных владениях – это улика против него?

– Возможно. Ты сильно растерялась, номер не запомнила.

– Обижаешь. Сняты номерные знаки.

Я люблю Измайлова классически, то есть не поймешь, за что. Но иногда на экране наших отношений появляется стоп-кадр, и на секунду приходит понимание, которое нельзя выразить ничем.

Это снова случилось. Полковник встал, подошел ко мне и, не распуская рук, тихо, серьезно сказал:

– Извини, пожалуйста. Спасибо тебе.

* * *

Передохни… Не выйдет, пока не переговорю с Вешковой. Юра просил не трепаться о нем, но вдруг Лилия Петровна сама проявит инициативу? Не будь он Загорским, я бы твердила себе: «Наркоман – пожизненный диагноз. Они патологически лживы, оторваны от реальности, не отвечают за свои выражения и поступки, свыкаются с собственной смертью, у них мозги набекрень…» Но сочетание Юриной фамилии и предсказания:

«Меня убьют наркотиками» было чересчур тревожным. Кроме того, словечко «это» со вчерашнего вечера, будто ватой, забило мне уши. Необходимо было выяснить, приходил ли он к Вешковой и намерена ли она что-то предпринять, пока Юру Загорского снова не затянула героиновая трясина. Как он сказал? «Я, это, торчал от того, что „героин“ и „герой“ однокоренные слова».

Лилия Петровна, как всегда, была не очень приветлива. И занята по горло. Ей снова предстояло куда-то бежать, где-то выступать, ломать чью-то косность и обращать кого-то в свою веру.

– Я заглянула спросить, получили ли вы международный гранд.

– Нет, Полина, но положенный срок рассмотрения заявки не истек.

– А на создание реабилитационного загородного центра благотворительные средства предусмотрены? Помните, вы рассказывали – если помещать туда наркоманов на несколько лет, процент излеченных резко возрастает?

– Тоже нет – центр дело дорогое. За него еще надо биться с чиновниками и растрясать спонсоров. Но у меня есть кое-какие наметки…

Кто бы сомневался. Однако, похоже, Вешковой было не до Юры. Она вскочила и стала сдирать с себя белый халат.

Женщина-стайер.

– Лилия Петровна, – решила добиться своего я, – Юра Загорский, к примеру, обойдется без этого центра?

– Давайте покурим, – неожиданно предложила она.

Но, куря, умудрилась переобуться, причесаться, покрасить ногти быстросохнущим бледным лаком. И, разумеется, произнести монолог.

Мальчик заглядывал к ней сегодня, принес устав, но она убегала на совещание, поэтому они успели лишь поздороваться. Юра «накушался», его желания преодолеть зависимость хватило бы на десятерых. Кололся он всего полтора года, а в последнее время вбил себе в голову, что вот-вот увидится с матерью и обязан быть в форме. То есть состояние мальчика Вешкову устраивало. Ее сердил Загорский-старший. Шесть месяцев назад Вениамин Кузьмич привел сына сдавать анализы на СПИД. Вируса в крови не обнаружили. Родитель был откровенен, внимал медицинским указаниям и горестно молил: «Только не официальный наркоучет. Я знаю, как у нас соблюдается конфиденциальность и чего стоит анонимность, только не учет…» Лилия Петровна переквалифицировалась в нарколога. Оформляя «Надежду», старший Загорский изводил Вешкову беспрерывными телефонными звонками и нудными разглагольствованиями. Живущая в быстром темпе, Лилия Петровна с трудом это выдерживала. Но сейчас, когда Вениамин Кузьмич ни с того ни с сего сделался высокомерен, она расстроилась.

– Я не нуждаюсь в его благодарности, Полина, – горячилась Вешкова. – У меня полно хлопот. Я отдала Юре все возможное – время, энергию. Но вы правильно заметили, реабилитируется парнишка в домашних условиях, сорваться легче легкого, нельзя прекращать контакты. А Загорский-папа вообразил, что дальше сам справится. Между нами, не у всех родителей дети становятся наркоманами, не заноситься бы Вениамину Кузьмичу.

– Лилия Петровна, ему хочется, что называется, избавиться от свидетелей.

Вы видели его униженным, раздавленным. Бывают такие люди: когда плохо, напролом лезут за помощью; когда хорошо, не узнают вчерашнего помощника на улице.

– Мне тоже много чего хочется, – сообщила Вешкова. – Полина, я опаздываю.

– Секунду! С чего вдруг Юра «заболел» матерью?

– Не вдруг. Он всегда тосковал по ней. Тоска – то, за что я его поддела, чтобы вытащить. А месяц назад он нашел ее фотографию. Вы не представляете, сколько он упустил на игле. Постепенно возвращается к интеллектуальной и прочей деятельности. Но еще долго будет неадекватен. Ему предстоит вспоминать, жалеть, раскаиваться, плакать. Не прав Вениамин Кузьмич, один он через муки сына не проведет.

Последнюю фразу она произнесла в своей обычной прохладно-отстраненной манере, и я вновь ощутила себя стоящей на ветру. Поэтому простилась со своим раздражителем без сожаления. И забористых проклятий полковника Измайлова в адрес сыщиков-любителей не вспомнила. А зря.

Если честно, меня устраивало то, что Юра просто неадекватен. Я ничего путного не могла для него сделать, но беспокойство торчало во мне гвоздем, и я постоянно ранилась. Лилия Петровна словно гвоздь вбила… Я не успела упорядочить свои разномастные мысли, раздался телефонный звонок. Непривычно взволнованная Варвара интересовалась, не смотаюсь ли я из квартиры. Но я слишком устала для шевелений.

– Отрубаюсь, – сказала я.

– Подожди минутку! – воскликнула Линева.

– Это сильнее меня.

– Подожди!

Видимо, она связывалась со мной из автомата на углу, потому что очень скоро поднялась, прислонила меня к стене прихожей возле аппарата и попросила:

– Поль, чтобы отвязаться от Виталия, я позволила ему позвонить вечером и не исключила, что позову в гости. Скажи потверже и связно, будто к тебе родичи из Орла приперлись.

– Связно не получится. Мне надо рухнуть.

– Рухнешь, рухнешь, крепись.

Подоспели переговоры с Кропотовым. Варвара коротко бросила в трубку:

– Пардон, Виталик, мне Поля все планы порушила, перенесем встречу на завтра-послезавтра.

Я подтвердила наличие в доме нескольких нетрезвых провинциалов. Виталий сник, даже бодриться не пытался.

Вероломная Линева еще раз вскользь пообещала ему рандеву, которое не сорвут и ее собственные мама с папой. Парню ничего не оставалось, кроме как согласиться. Я не стала дожидаться окончания болтовни. Упала на свой диван в одежде и замерла, мол, до утра пушкой не разбудишь. К моему изумлению, Варвара снова ушла, не выключив свет. Я протомилась с полчаса и только собралась взять книгу, как открылась дверь, и баритон Бориса Юрьева посулил Варюше приятный вечер. Меня бросило в жар, в самое пекло растерянности. Поленилась выбраться на улицу и неизбежно испорчу лейтенанту игру.

– Подружка? – спросил про меня Борис бередящим душу тоном неврастеника.

– Не грузись, она «колес» наглоталась. Это отключка, плавно переходящая в крепкий длительный сон, – пояснила Варвара.

– Модное состояние, – фальшиво рассмеялся Борис.

Будет жаловаться полковнику, что я своим присутствием гашу его трудовой энтузиазм и создаю нетерпимую обстановку. Предупреждать надо. Теперь пусть расхлебывает.

До чего же мужчины разные. Юрьев и Линева накрывали на стол в комнате. Но если Виталий недавно норовил избавить Варю от лишнего движения, то Борис ее не щадил: «Варенька, подай, нарежь, поставь, принеси, вскипяти…» Когда она понеслась к соседке за солью, этот садист больно ущипнул меня за бок и обозвал «помехой чертовой». Я скрипнула:

«Дурак». Потом ловко стянула с тарелки кусок сыра. Не ела ведь ничего, обошлась чашкой кофе на завтрак.

– Не вздумай чавкать, – пригрозил Юрьев.

Вернулась Варвара. Они пили ароматный коньяк и закусывали. Я глотала слюну и слезы. И упрашивала всевышнего заглушить урчание раздразненного сыром желудка. Поэтому не сразу поняла, что за моей спиной творится нечто неординарнбе. Не желающая превращать квартиру в траходром недотрога Варя Линева бурно приставала к ухарю Боре Юрьеву. А он, напредлагавшись ей любовных утех и сексуальных приключений, сопел и отбрыкивался. Больше всего мне хотелось повернуться к ним лицом и мельком взглянуть на порносцену.

Но я была обречена слышать шлепки эластичного материала по коже, треск раздираемых «молний», охи и ахи. Я нюхала запахи возбужденных молодых тел, перешибающие парфюм и густеющие над креслом, в котором они возились.

Почему-то вспомнилось, как я на слух определяла, что происходит в подъезде, когда на меня напали Леня и Саня.

Лейтенант Юрьев попал в незавидную передрягу. Поверил с моих слов в невинность Линевой, в ее крайнюю скованность рядом с мужчиной и принялся доказывать пылкость своих чувств разными вольностями. Думал вывести неприступную красотку из себя, заставить уворачиваться и болтать, болтать, болтать без умолку, чтобы отвлечь горячего ухажера от приставаний. Но она оказалась страстной умелой женщиной и предлагала менту при исполнении сложные и заманчивые услуги.

Я не знала, как спасти Борю. То, что мне предстоит погибнуть от его побоев, сомнений не вызывало. Но перед смертью я была не прочь попытаться искупить свою вину. Почему вину? Я же не сознательно ввела его в заблуждение относительно Вариного темперамента. Так он мне и поверил! Встать и походкой сомнамбулы проследовать в туалет? Захохотать? Или долежать этаким замшелым бревном с ушами до любого финала?

– Ты врал про безумную страсть, Костя? Зачем? – всхлипнула утомившаяся нас ильница Варвара.

Костя? А, Борис так представился.

– Нет, кошечка. То, на что ты опираешься, соврать не даст. Но меня нервирует посторонняя девица.

О, если опора тверда, мне лучше освободить помещение. Измываемся над мужиком на пару с Варькой. Как бы не подумал, что сговорились. Была не была.

Я застонала, сползла с дивана, махнула чью-то полную рюмку «Арарата», показала на Юрьева пальцем и дебильно хихикнула: «Человек привиделся». После чего скрылась в кухне, уронила табурет и распласталась на полу. Варвара мигом закрыла кухонную дверь на шпингалет и бросилась к Борису. Я скрестила пальцы на удачу – только бы у него усы не отклеились.

Надо отдать Линевой должное. На рассвете она, как бурлак-одиночка, отволокла меня в уют и тепло под одеяло.

Я кивнула на объедки:

– У тебя были гости?

– Окстись, Поля, с тобой коньяку надрались. Ты упала возле мойки и задрыхла.

– Ни фига себе. Очередной провал памяти. Нет, после таблеток пить нельзя.

– Перестань ты, оторвалась и радуйся, – сказала довольная румяная Варвара.

Такой она и примостилась в моей памяти – тоненькой, задорной, счастливой. Наверное, Борис Юрьев тоже воспринимал девушку отдельно от помойки, в которой она барахталась. Хотя бы ночью, когда обнимал и целовал в интересах расследования.

Это было то еще зрелище. Смущенно косящий в мою сторону полковник Измайлов, до крови изгрызший шершавые непослушные губы Сергей Балков и нахохлившийся секс-символ убойного отдела Борис Юрьев, устроившись на стульях вокруг составленных буквой Т столов, одинаково ссутулились задолго до моего прихода. Сергей усилием воли сдерживал истерику, но она вырывалась из него чуть визгливым хохотом, стоило ему приоткрыть рот.

Вышеупомянутый рот, по заверениям дантиста, был санирован. Балков четырежды (четырежды!) в год посещал зубного врача. Жуткая профессия: люди корчат из себя садистов, а на самом деле наши судороги и раболепные просьбы обойтись без применения бормашины вызывают у них лишь раздражение. Не хотела бы я так зарабатывать деньги.

Впрочем, однажды, нажимая на педаль пыточного агрегата и называя меня сестренкой, мне доказали, что журналистика против стоматологии то ли ништяк, то ли фуфло, то ли туфта, то ли все сразу.

Я поверила и собралась сигануть из кресла в окно с валиками за щекой и сырой пломбой. Спасибо доктору, пресек попытку пародирования Тарзана изысканным предложением:

– Сидеть, е-к-л-м-н!

Чуть погодя выяснилось: он подвизался в кооперативном кабинете на полставки. На полную же практиковал в пригородной колонии малолетних преступников, вот и употреблял смачные специфические выражения тамошних своих пациентов. К нему всегда образовывалась очередь из господ, которые сначала жаловались на непонимающих жаргонного описания их страданий медиков, потом говорили: «Не берет меня никакая заморозка, брат», а после удаления зуба без обезболивания жутко матерились, плевались кровью, затем светлели лицами и швырялись купюрами. Но я снова отвлеклась.

Итак, Балков не мог совладать с весельем. Полковник приказал ему молчать и вдруг тоже прыснул.

– Затравили, запинали, – сказал мне Борис.

– А зачем ты отрапортовал? Я бы о твоих похождениях умолчала.

– Неужели нельзя было избежать половых сно.., тьфу, интимных отношений при Полине? – укорил Юрьева Измайлов, по-моему, неискренне.

Неплохо, да? Без Полины вытворяйте, что пожелаете! Ну, Вик.

– У Бори не было выбора, – тем не менее заступилась я. – Варвара доставала его запрещенными приемами. Артачься он с толком, мы бы решили, что он импотент. Разве это добавляет авторитета милиции? А так и знакомая журналистка, и приторговывающая наркотой студентка уважают.

Измайлов подростково заалел выбритыми ланитами. Балков зашелся смехом, будто победил удушье:

– Не посрамил? Орел. Теперь Линева тебя из койки не выпустит.

– Поля, будь добра, выйди и ровно через десять минут войди в кабинет снова. Можно без стука, – распорядился Вик.

– Я слышала всякий мат.

– Такой вряд ли.

Я взглянула на полковника и сочла за благо удалиться. Послонялась по коридору. Приникла к двери. Вероломный Виктор Николаевич мирно журил или поучал Бориса. Это было гораздо любопытнее анонсированной ненормативной лексики. Когда, все-таки постучав, я переступила через порог, тема использования секса в сыске была почти исчерпана. Видимо, постановили, что расследование есть прерогатива мозга, а поскольку мозг контролирует в организме сыщика члены, ткани, клетки, то любая деятельность в конечном счете является мозговой.

– Выкладывай, маньяк, – благословляюще бросил Измайлов.

После столь бесподобно произнесенного слова «маньяк» ни мне, ни Балкову в голову не пришло бы продолжать прикалываться. Борис тоже приосанился: ни дать ни взять павлин, который не знает, что в его хвосте недостает перьев. Или знает и гордится недостачей.

* * *

…С Леней и Саней Юрьев провел пять невосполнимых часов своего земного срока. Все трое темнили – межведомственная разобщенность, то бишь, странно вымолвить, конкуренция в сфере раскрытия преступлений. Дурдом, в который слишком узкая специализация превращает что угодно. Поиграли в пятнашки.

Борис сознался – экспертиза уличила Зину Краснову в употреблении новых, занимающих коллег наркотиков. Парни повинились – до наркоакул никак не добраться, стоит ли пугать мелкую рыбешку. Дальше настала пора реверансов и уколов.

– Если бы вы установили личность лже-Загорского… О вычислении убийцы нашего информатора Славы мы и не помышляем, висяк…

– Если бы вы порадели и предоставили материалы о наркоторговцах, связанных с университетом… И берегли бы своих информаторов…

После превращения двух уравнений с неизвестными в одно совершенно неразрешимое гений из убойного отдела Борис Юрьев отловил Варвару Линеву на ступенях учебного суперзаведения и хмуро спросил:

– Девушка, как вас зовут?

Она не вскрикнула: «Ба, лейтенант, неисповедимы пути» – и т, д. Борис воспрял духом и принялся за работу. Час они пили в баре шампанское и танцевали на внушительном – сантиметров пять – расстоянии друг от друга. Потом Варвара три часа таскала лейтенанта по промозглым улицам. Погодка выдалась лихая, будто не сентябрь, а ноябрь агонизировал. Наконец красна девица пригласила «Костю» к камельку в виде бездействующих батарей.

– Но Полину выдворить не удалось.

О прочем вы осведомлены. Мы с Варварой очень замерзли, – буркнул Юрьев.

– Эскимосы признают согревание обнаженным телом идеальным способом спасения окоченевших. Кстати, я не была осведомлена о твоем визите, Боря.

– Поль, Линева открытым текстом предлагала тебе очистить помещение.

– Борь, я это помещение снимаю наравне с ней. И платит за него не милиция. Так что ее дело предложить, мое – отказаться.

Мы с Юрьевым вскочили и попытались выразительно жестикулировать.

– Не грызитесь, артисты, – пресек пантомиму полковник Измайлов. – Линева звонила домой один раз?

– Три, – неохотно поместился на сиденье Борис. – Но змея Полина не брала трубку.

– Меня не было, к Вешковой ходила, – защищалась я. – Юра Загорский беспокоит до икоты. Если он к месту и не к месту употребляет словечко «это», значит, наверняка колется… Но язык не повернулся в лоб спросить Лилию Петровну, предать мальчишку. Теперь жалею.

Ты уж извини, Боря, мне не до твоих подвигов.

– А напрасно, – проворковал Измайлов. – Оголившись, Юрьев повернул расследование на сто восемьдесят градусов. Он молодец. Вместо порицания я ему, пожалуй, выпишу премию. Ее не заплатят – не из чего. И все получится справедливо. Когда шиш равняется поощрению, человека простили.

Вот она, справедливость расфилософствовавшегося математика Виктора Николаевича Измайлова. Борис – любимчик, нет, по-старинному певуче и ярко – любимче. Поэтому Бореньку не грех премировать за своевременное снятие брюк.

Правильно Сергей Балков кривится.

Представляет, как бы его наущали общементовским нормам морали с этикой, окажись он витязем в Борисовой шкуре.

Я рванула на амбразуру в облике полковника. Он позже уверял, что «девочка элементарно соскучилась». Шутник. Даже животные не скучают «элементарно». На них академик Павлов высшую – высшую, елки! – нервную деятельность изучал.

– И как Боря повернул расследование? Превратил Варвару из девственницы в бабенку? Воистину сто восемьдесят градусов. На триста шестьдесят, прошу прощения, не получится, хоть тресни.

– Прощения просишь поздно, уже такой непристойщины нагородила, детка, – вздыбился Вик, забыв, что «детка» – обращение нашего «внутреннего пользования» – тоже соскучился. – Святость Линевой мы обсудим в мужской компании. До свидания.

– Не уйду, – заявила я. – Свечку не держала, но разницу между Вариными номерами с Кропотовым и Борисом заметила.

– Тогда сиди тихо, – снизошел полковник. И перекинулся на затертого Балкова:

– Сергей, напомни нам историю с самого начала. В черно-белом варианте, только нерасцвеченные факты. Ты мастак. Я пока сосредоточусь. Ведь Полина главное уловила, ведьма.

Последняя фраза была про меня, но не мне предназначалась. Обидно. Сейчас «ведьма» – комплимент и намек на отличные заработки, а не приговор к сожжению на костре.

Сережа Балков слегка отмяк. «Мастак» из прокуренных уст Измайлова дорогого стоило. Лейтенант умудрялся ладить и со мной, и с Юрьевым. Но в отличие от нас, антиподов по жизни, ему тяжело давался треп о том, что у людей расположено ниже шеи. Мы с Борисом тоже не собственные переживания смакуем, а всеобщие обсуждаем. Устно доказываем друг другу, дескать, не ханжи.

Для Сергея же теория спаяна с практикой. Не предвидится секса – не будет и досужей болтовни о нем, тем более с посторонними. Этим Балков близок Измайлову. Почему Вик держит парня в черном теле, а Юрьева распускает? Причем вряд ли Сережу простецкая тетка воспитывала в духе рыцарства. Скорее тренировала в скрытности и стеснительности. Получилось – враги объявят бахвалом, друзья иззавидуются и сглазят. Не получилось – заткнись в тряпочку.

Пока я тревожила тень его тетки, Сергей Балков извлек из нагрудного кармана пухлую записную книжку и, редко с ней сверяясь, заговорил. Менты немало сделали, помимо того, о чем мне рассказывали. Но по порядку.

* * *

Шестого сентября, около полудня, белые «Жигули» шестой модели, номера которых очевидцы не запомнили, сбили перебегавшую улицу на зеленый свет студентку четвертого курса биофака Зинаиду Краснову. И бесследно скрылись с места дорожно-транспортного происшествия. Поскольку в сумке девушки нашли блокнот с домашним адресом и ключи, то после проведения всех необходимых мероприятий на свежем воздухе решили заглянуть в квартиру, благо дом высился в пятидесяти метрах от перекрестка, а на машину мог вывести лишь случай.

Заглянули и лишний раз вспомнили, что инициатива наказуема. В кресле остывал, как выразился натуралист Балков, «свежеиспеченный труп мужчины».

Незаправленная смятая постель, мокрые полотенца в ванной, бутылка из-под шампанского, два стакана, две кофейные чашки, отсутствие признаков насилия на жирноватом теле усопшего героя…

С ходу решили, что девчонка и «папашка» позабавились, стареющего ловеласа хватил удар, юная шлюшка перепугалась, бросилась прочь и очутилась под колесами. Версия была такой удобной, что тянуло не перегружать загнанных экспертов-криминалистов, а составить отчет и заверить его в церкви.

Но порядочные трудоголики еще не перевелись, поэтому в лабораторию отправили немало материалов для исследования. Потолковали с соседями, разыскали хозяйку снимаемого жилья. Она держала на рынке несколько прибыльных галантерейных лотков и, по уверениям продавщиц, постоянно надзирала за ними. Отлучалась ненадолго в контору – крохотную комнатушку в административном здании, а потом вновь неожиданно выныривала из толпы.

Зато подруги Красновой, Варвары Линевой, на первой лекции в университете не оказалось. Это не сулило новых вариантов. Втроем порезвились, тем понятнее одеревенение дяди. Возраст-то анекдотический – «одной бутылки мало, одной бабы много». Потом девочки разбежались в разные стороны, и Зинаиде не повезло. Вопрос «Почему стол был сервирован на двоих?» не смущал. Кто-то мог не пить ни спиртного, ни кофе или вымыть свою посуду. Или Линева просто где-то шлялась, пока Краснова дарила и получала удовольствие. Но все-таки подступила нужда разобраться с отпечатками пальцев. Опытные сыщики знают – это конец иллюзии, будто первая же версия верна. В лучшем случае получится:

«Что-то в таком роде мы и предполагали». В худшем: «Подобного никто не ожидал».

Стоило перестать упираться в столб желаемого, как заблудились в чащобе действительного. Пусть уже одетого солидного мужика прижало до смерти. Так приберись быстренько, благо комната почти келья, и вызови неотложку. Инфаркты и в транспорте случаются, и в гостях у студенток. Причем вопреки расхожему мнению статистика отдает первенство транспорту. А двум современным девицам и в подъезд труп выволочь не слабо. Разбирайтесь потом менты, к кому бедняга поднимался. Малышки его и в глаза никогда не видели, у них только учеба на уме.

Словом, принялись ждать результатов экспертиз, как ждут неизбежных дурных вестей: так не хочется получить, что уж поскорее бы пришли. И вдруг к вечеру приплывает самотеком весть хорошая.

Варвара Линева признается в убийстве…

Красновой, хотя за рулем сбившей Зинаиду машины всем свидетелям мерещился мужчина, и взывает: «Вяжите меня, виновата!» Сыщики солидарны с психиатрами. Если человек признался, что ненормален, значит, нормален, но собою не доволен. Если заявил, что убийца, значит, не убивал, но рыльце в пуху. Бывает, конечно, у уставших жить и психопатов – являются с повинной. Но едва оклемаются от шока, сразу поворачивают оглобли в степь самообороны или невменяемости.

Варвара Линева предвосхитила выводы породнивших микроскопы и компьютеры специалистов, рассказав о раннем визите Леши Трофимова. Она как бы легализовала капсулу со снотворным из сумки Зинаиды – пользовалась подруга их общими медикаментами. Она свое незыблемое алиби в лице Виталия Кропотова продемонстрировала.

И вновь установились тишь да гладь.

Краснова предстала в воображении сыскарей особой, мягко говоря, неуравновешенной. Линева чистосердечным признанием загодя «отмазалась» от двух гробов. Получалось возвращение к первой версии: Зина тайно от Вари и Леши ублажала кобелей не первой молодости, однажды некто Загорский не выдержал…

Но в «убойщики» идут те, кто стремится вперед и не оглядывается назад. Они невозвращенцы по определению. Возвращаются ведь для того, чтобы переосмыслить и покаяться. Или заработать в знакомой обстановке. Когда Варвара всех угомонила, каждый, оказывается, не дремал и ковырял свой струп на ранке. Сергей Балков обратил внимание на то, что паспорт Загорского перед последним в жизни третьим документальным снимком был новехонек, будто принадлежал домохозяйке прежней формации – ни круизов, ни гостиниц с любовниками, незачем вынимать из шкатулки десятилетиями. На вкус Сергея мужицкое удостоверение личности подлежало засаливанию в карманах старых пиджаков и ополаскиванию в пивных лужицах.

Бориса Юрьева покоробило то', что нынешние невесты, шутя, представляют яд противозачаточным средством. Юрьев неутомимо искал спутницу жизни с внешностью перспективной фотомодели и внутренним миром состоявшейся монахини. Случается, запросы у парня великие, а зарплата мизерная. Именно он объявил откровения Варвары Линевой белибердой. И надулся, когда Измайлов возразил:

– Не мы, черт нынешних девок разберет. Их всегда один черт поштучно спьяну разбирал.

– Виктор Николаевич, детский сад это. Одна зелье в чашку высыпает, другая в салфетку отсыпает.

Собственно, Борис, несколько лет наблюдавший людей вблизи, с натяжкой, но верил всему. Кроме случайного появления совершенно незнакомого мужчины в аскетичной обители двух дев.

Оговорись Варвара, что мельком видела потенциального покойника, Юрьеву полегчало бы.

Странно, но в первое посещение, как выражаются чиновники, голубчик мой Виктор Николаевич Измайлов воспринял Варварины бредни серьезно. И перечил ей, и дальнейшими контактами с милицией грозил, но ничему не удивлялся.

Стремятся двадцатилетние фифы наперегонки покончить с собой? Ради бога. Приблудился к Зинаиде незнакомец, чтобы отбросить коньки? Не страшно.

Встретила Варвара перед попыткой отравления олицетворение собственной мечты – Виталика Кропотова? Пожалуйста.

Гораздо позже Вик сказал мне:

– С тобой свяжешься – будешь воспринимать любые выкрутасы представительниц противоположного пола как должное.

Что правда, то правда. Но Измайлов лукавил. Когда Варвара Линева после сна на диване в его кабинете вышла в круг света от настольной лампы с заколкой в зубах, усмирила волосы, а после зевнула, полковник сделал какие-то свои выводы.

Я утверждала, что она необыкновенно строга с мужчинами, сама Варвара отрекомендовалась синим чулком, а он предложил Борису роль не пастыря, но соблазнителя. Так я и не разобрала, что произошло с Виком. Наверное, влюбился, как Юрьев. Варенька обладала неукротимой женственностью. Ведь и Сергей Балков в итоге не устоял. Но об этом потом.

Заключения патологоанатома и других экспертов поставили ментов по стойке смирно, но эффект внезапности благодаря Линевой не состоялся. Сперма во влагалище Красновой и «пальчики» на бутылке от шампанского не принадлежали господину Загорскому. Но уже поведал о проведенном с Зинаидой утре Леша Трофимов. Загорский погиб от воздушной эмболии, а не по воле естественных причин. Паспорт липовый, жертва превратилась в лже-Загорского. Так предчувствовали, что придется распутывать, не разматывать, клубок. По мере возможности, разумеется. А ментовские возможности часто равняются шалой удаче, так что и дергаться нечего. Не переберись я к Варваре в запале журналистского расследования, гнули бы Балков с Юрьевым свою линию: дочка хирурга с помощью медсестры умертвила лично ей надоевшего дядечку и почти сразу отправилась на доклад к господу богу.

И смерть Славы воспринималась бы иначе, не переполоши я всех с наркотиками, не привяжись к Лене и Сане.

Сергей Балков моего вмешательства в ход расследования не замалчивал. В злонамеренности не упрекал, и на том спасибо. Но разве я в состоянии была этаким цитрамоном ликвидировать их мигрени? Почему шприц и жгут, потребные для внутривенной инъекции лже-Загорскому, пропали, а тот же паспорт нет? Почему открыто интересовавшегося Красновой и Трофимовым Славу «замочили» именно после гибели Зины и появления Лешиной мамочки на студенческом междусобойчике? Почему, в конце концов, убитый в жилище наркоторговки и наркоманки человек был снабжен удостоверением личности, некогда принадлежавшим создателю антинаркотической общественной организации? Само собой, парням Измайлова не у меня было занимать добросовестности. Но мое присутствие рядом с Линевой их подстегивало.

Убийство милицейского информатора и автора своеобразной версии ввоза и распространения таблетированных синтетических наркотиков семействами Красновых и Трофимовых стояло особняком. Вроде и увязывалось оно в общий узел, и тем не менее выпирало из него.

Неведомый парень передал приглашение для Славы на вечернюю прогулку в университете, а не оставил конверт у вахтера. Следовательно, в общежитии его знали. Но тогда не проще ли было бы условиться со Славой о встрече один на один? Ладно, способ доставки послания студента не удивил. Он отправился на рандеву, намекнув на прибыль. «Осведомительских» принципиально не брал.

Значит, не с наркотиками свидание было связано?

Напротив арки, за которой его зарезали, Слава купил семечек. Бабулька торговка опознать спутника юноши не бралась, зато уверяла, что они дружелюбно беседовали.

С лав а: Обожаю полугорелые семечки.

Его приятель: Стоит ли загружать карманы мусором?

Пенсионерка обиделась и громко возмущалась тем, что ее товар назвали мусором. Комментариев по поводу эпитета «полугорелые» не возникло. Через четверть часа бабка поспешила к телевизору и возвращения предполагаемого убийцы не застала. Усилиями почтальона и продавщицы семечек составили словесный портрет молодого человека, выманившего Славу: не достигший тридцатилетия славянин без особых примет в коричневой кожаной куртке и трикотажной шапочке, коими при желании можно выстлать пространство между домами города любой величины.

Не помню точно, у человека сердце екает, а у коня селезенка или наоборот.

Мне почудилось, что все мои внутренности этим согрешили, стоило Сергею Балкову сказать:

– Насчет белой «шестерки» в овражке на участке Трофимовых…

Машину землей не засыпали, но валежником закидали качественно. "Я не уверен, что в яме «Жигули», – протянул Сергей и виновато посмотрел на меня.

В роще трудились не на живот, а на смерть.

Обыкновенные работяги разбирали забор вокруг дома, вкапывали столбы, и этот аврал обещал отгородить дачу Трофимовых от внешнего мира в течение двух-трех дней. Сергей с Костей Воробьевым сунулись было к оврагу, но их вежливо и жестко попросили убраться.

Дескать, владение частное, нечего мотаться. Приезжала мадам Трофимова, наскоро обозрела поместье и отбыла с довольным видом. Вообще народу ишачило много. Воробьев притворился дачником, который размечтался нанять бригаду. Его послали к бригадиру, трезвому злому дядьке, который от подряда не отказался, наоборот, пытался радостно скалиться. Сказал: «Здесь закончим, и к вашим услугам…»

– Натуральные строители, – подытожил Сергей. – Один-два шатающихся возле оврага типа наверняка окажутся их «крышей». А возможно, недоверчивые хозяева своих людишек приставили. Дедку сторожу за всеми не углядеть.

Выходило, что я напрасно паниковала с машиной. Вряд ли Трофимовы затеяли бы постановку забора ради сокрытия сбившей Зину Краснову «шестерки».

Зачем прятать ее на участке? Вокруг лес.

Скорее всего прежнюю любимицу решили не волочь на свалку, а похоронить с почестями, как домашнее животное. У богатых свои причуды.

Я уже совсем приуныла, когда Балков неожиданно изрек:

– Саня пропал. Вчера утром поговорил с Леней и Борисом, выскочил за сигаретами – и с концами.

– Интересно, – насторожился Измайлов. – Алексей Трофимов исчез, коллега исчез. Ну первый-то затарился своей гадостью и балдеет. А со вторым что стряслось?

– Ребята из отдела по борьбе с наркотой тоже волнуются, Виктор Николаевич. Просили нас подключиться к поискам.

– Так подключайтесь, елки, – не выдержала я.

– Молчи, – велел Вик. – Не пора ли тебе вернуться домой, Поля? Дело принимает опасный оборот. Пока не пойму причины, но запахло жареным.

Я заявила, что купила билет в первый ряд партера и досмотрю спектакль оттуда. Тем более всего один день остался, суббота же. Я заикнулась о продлении своей командировки в логово Варвары, но Измайлов показал мне кукиш. Потом приказал:

– Сергей, вы с Полиной видели Кропотова, вам и компьютер в руки. Нарисуйте влюбленного экспедитора поподробнее. Воробьев покажет вашу картинку всем – свидетелям ДТП с Красновой, почтальону Славы, бабке с семечками.

А ты выясни о мальчике максимум.

– Не понял, – честно признался Балков.

Я не позволила уничижительному взгляду полковника отутюжить Сергея и тоже призналась:

– Не поняла. При чем тут несчастный Виталик Кропотов?

– То, что ты не разбираешься в мужчинах, Поля, меня радует. Но ты и в женщинах слаба. Линева вела себя с Борисом, как изголодавшаяся нимфоманка.

С Кропотовым же – сама скромность.

– Она его в мужья наметила.

– Если бы. Борис нам много рассказал, пока ты отсутствовала.

– Пошляк ваш Борис.

– Э, нет. Повторяю, наш Борис молодец. Варвара принеслась сюда создавать Кропотову алиби. Кто заподозрит едва познакомившихся влюбленных в сговоре? Не знаю постановщика душещипательного спектакля, но не дурак.

– Слишком умен. Зачем при мне было разыгрывать робость?

– При тебе, в этом соль. Вдруг милиционерам припрет тебя порасспросить.

Ты и выдашь трогательную повесть о первом посещении юношей возлюбленной девушки. А с Борисом Линева была собой.

– Какой вы проницательный, Виктор Николаевич.

– Да уж девушку от женщины отличаю, Полина Аркадьевна.

– Кхэ, – напомнил о своем присутствии Борис. – А мне что делать?

Ему, по замыслу полковника, надлежало вызвать Варвару Линеву на откровенность. Заставить ее говорить о себе и своих приятелях. Мне этого не удалось, вся надежда была на Юрьева в постели.

«Господи, какая тоска», – подумала я.

Измайлов смотрел на меня испытующе.

Наконец предупредил:

– Поля, если ты намерена поставить Линеву в известность о ведомственной принадлежности любовника, то лучше тебе собрать вещички и перебраться на собственную территорию.

– Непорядочно ведете себя, господа.

– Непорядочно. А она, продавая наркотики? И потом, пусть не ложится под первого встречного.

Вот тут Сергей Балков и пустил прозрачную слезу. Крепыш плакал, не таясь, и проклинал житуху, заставившую Варюшу так низко пасть.

– И его зацепила, стерва, – констатировал Измайлов. И зарычал:

– Балков, отставить, не стоит она твоих рыданий.

– Слушайте, уникумы! – завопила я. – Втроем втюрились в Линеву, так пусть хоть кто-нибудь из вас вытащит ее из этого дела. Не изображайте воплощенную совесть и ненависть к преступлениям. Вытаскивайте, елки!

– Вон, – негромко сказал Измайлов. – Деморализовать наши ряды я тебе не позволю.

Я выскочила из кабинета, саданув дверью. Казалось, за спиной рушились перегородки. Казалось, за спиной гибли люди.

Варвара собиралась на свидание с Юрьевым, танцуя и напевая. Этакий самодеятельный мюзикл.

– К Виталику намылилась? – мрачно поинтересовалась я.

– К нему, Поля, – легко откликнулась Линева.

Видела ее «Виталика» час назад в ментовке без усов. Оттуда и звонил, условливался о встрече. Варвара хандру расценила по-своему. Одарила таблеткой, пообещав завтра на дорожку еще подкинуть.

Я покорно закивала. Предложила деньги.

– После рассчитаемся, – отмахнулась Варвара.

Я не стала настаивать. Валялась на своем диване и размышляла. В сущности, мое двухнедельное журналистское расследование провалилось. Писать было не о чем. Вроде лезла в центр событий, а оказалась одинокой чаинкой на краю чашки. Как выражается Борис Юрьев, не туда гребла. Чаинка, елки, на веслах. Но мне почему-то упорно чудилось, что туда. Только времени не хватило достичь цели. Пока я формулировала эту цель в соответствии с интересами сыскарей, Варвара упорхнула. И через сорок минут.., вернулась. Грознее тучи. Любая туча пасовала.

– Что случилось? – изумилась я.

– Не пришел дружбан, – сказала Варвара, стягивая сапоги.

Наверное, случившееся после можно объяснить моей несусветной ревностью.

Каюсь, одну преступницу от пребывания на зоне я избавила.

– Говори, Варька. Про таблетки, про себя до них и после. Ты не такая, как остальные. Ты мне дозу даром всучила.

А вдруг я сегодня ночью исчезну, не расплатившись ни за нее, ни за квартиру?

С тебя шкуру спустят.

– Спятила, Поля?

– Нет.

– Я как раз хотела тебе посоветовать завязать. Ты еще толком не втянулась, видно же.

– Советуй.

Она обреченно принялась вязать из слов историю. Ее брата привезли из Чечни без обеих ног запущенным наркоманом. Пока однополчане парня навещали, никто ни о чем не догадывался. Но настал день, когда он признался пятикласснице Варваре, что не может без наркотиков. За четыре года она прошагала рядом с ним весь адский путь: от грамма к грамму, от анаши к героину. Родители до последнего дня думали, что сына изводят фантомные боли. А у брата с сестрой не хватало денег на дозу. Он орал среди ночи благим матом, мама и папа затыкали уши и проклинали себя, белый свет, властителей, бога. Не осталось никого и ничего не проклятого ими в этом мире. Во всех мирах. Он не выдержал отмеренных ему медициной пяти-шести лет.

Выехал однажды на лестничную площадку в инвалидной коляске, подкатил к верхней ступеньке… У него было много мужества в смерти. Поняв, что еще жив, он выбрался из-под груды металлических деталей и бросил свое изуродованное тело в следующий пролет. На кухонном столе лежала записка: «Ужасно не мочь даже прервать существование. Но я постараюсь. Я способен».

– Ненавижу таких, как Трофимов! – кричала Варвара Линева. – Он развлекается, а я в тринадцать лет валилась с каждым, кому приспичит, лишь бы раздобыть копейку. Не для себя! Ты думаешь, почему продавщицы в магазинах презирают пьяниц? Казалось бы, молись на них: обсчитаешь – себе прибыль, план выполнишь – почет. А они не сообразят, как можно трудом заработанные деньги тащить в винный отдел. И я не соображу.

Лишние эти банкноты? Так отдай их сиротам, инвалидам, больным. Отдай, скотина, позже сдохнешь.

– А Зина? – спросила я. – Провинилась перед тобой тем, что связалась с богатым Лешей? И много ли ты сиротам набросала? С каждой таблетки отстегиваешь или с десятка?

Варвара заревела белугой. Дескать, под машину Зинка сама угодила. Но если бы не перестала баловаться, все равно бы кончилось гибелью. Я более не сдерживалась:

– Кто окочурился в вашей квартире?

Зачем ты лжешь о Кропотове?

– Не знаю я дядьку, правда. Виталий поставляет мне наркоту. Мелким оптом.

Но из киношного зала он не вылезал, братишкой клянусь. Нам велели, то есть ему велели, придуриться влюбленными дебилами. Я без понятия, кто именно.

Ты мерзопакостная шпионка, Поля.

– Ты убийца, Варя. Не прикидывайся, будто тобой манипулировали. Садись и пиши на бумаге все от и до.

– Я люблю его, – заплакала Варвара.

– Кого? Кропотова?

– Иди ты. Костю.

Я заколебалась. Но добить ее не осмелилась.

– Твой Костя для меня мистер Икс.

– Здорово. А то бы и его в ментовку поволокли.

– Что ты разумеешь про ментовку?

У всякого из вас есть трогательная история о брате, друге, отце. Всякий из вас жертва обстоятельств. А Зину Краснову переехали. И очень велика вероятность, что не случайно.

– Сволочь.

– От сволочи слышу. Пиши.

Она написала. Я прочитала. Варвара вяло уточнила:

– Сколько ментов за дверью?

– Дура. Собирай манатки и беги отсюда. Еще есть шанс очухаться. Не получится – сядешь.

– Спасибо, Поля. Я впервые за много лет верю человеку на слово. Вот деньги для хозяйки, она будет здесь завтра вечером.

– Зачетку кинь. Я тебе оформлю академку, если все уляжется.

Она кинула. Вместе с адресом, где искать.

Я не дождалась конца совещания.

Возможно, сыщики решили не перекармливать Варвару сладким. Но почему бы не позвонить, не предупредить об отмене свидания? Измайлов Юрьеву запретил? Спал-то с ней, слава богу, не полковник, а Борис. Я бесилась. Уже за Варварой замок защелкнулся, уже я намучилась – имела или не имела право ее отсылать, а в душе все не прекращалась качка, тягомотное выматывание внутренностей и расплющивание наружности до полного отсутствия черт. Спать я завалилась, будто полупустой мешок.

И спала крепко.

Утром я сложила вещи в сумку и собралась везти ее домой, чтобы расплатиться вечером с хозяйкой и убраться налегке. Только взялась за дверную ручку, как раздался звонок. «Варвара вернулась?» – мотнулось от виска к виску недоумение. Но это была соседка, у которой Линева позаимствовала соль перед ужином с Борисом.

– Девчонки, у вас есть совесть? – спросила девица, типичная лахудра. – Сольца продукт недорогой, но я принципиально требую назад свою пачку. Одалживали ведь, не Христа ради просили.

Принципиальных раздражать не стоит, надолго заводятся. Я извинилась и вернула соль.

– С Зинкой кошмарно получилось, – не унялась соседка. – Я в Сочах прохлаждалась, возвращаюсь, а Варька мне ничего толком не сообщила. Соль схватила и айда.

– Зину сбила машина по пути в университет. Тут, на перекрестке.

– Жуть. Получается, она от меня прямо в морг сунулась?

– От тебя? – поразилась я.

– Ага.

И впечатлительная трепушка мне такое выдала… До поезда оставалось чуть больше трех часов, а у нее не получалось ровно подогнуть подол длинного платья.

Она назвала его «вечерним туалетом» и сделала небрежный жест – согнула и разогнула широкое запястье, словно кивнула ладонью. Девица решилась взывать о помощи. Позвонила Красновой. Зине явно хотелось нырнуть в горячую ванну, но отказать пропадающей соседке она не смогла. Минут пятнадцать сборов, и Краснова занялась подолом.

– Быстро справились, – поделилась девица. – Я наряд свой напялила, залезла на табурет, Зинка на мне все выровняла, и мы потрудились в две иголки. Чаю попили, надо же было ее отблагодарить принципиально. И она убежала на занятия.

В моей бедной голове создалась невероятная путаница.

– Она что, домой не заходила?

– Нет, сразу вниз поскакала. Я дверь не закрывала, кричала ей вслед: «Спасибо».

Обычно, когда меня ошарашивают по телефону, я плюхаюсь на пол, где стояла.

И при девице еле удержалась. У нее варился суп, нуждающийся в досаливании, о чем она весьма кстати вспомнила.

Я представила: вот Зина провожает Лешу Трофимова, включает воду, раздумывает, успеет ли убрать в комнате, пока наполняется ванна. Ее беспокоит соседка, призывает побыть портнихой. Зина пытается отбрыкаться. Наконец плюет на свои желания, одевается, причесывается, спешит на выручку к незадачливой отпускнице. И проводит у нее то время, за которое должна была бы послать на тот свет лже-Загорского. Менты в транс впали, когда выяснилось, что ей получаса на убийство не хватало. А ее вообще дома не было. Но мужчину все равно умертвили. Может, она и к соседке отправилась, потому что пришли люди. И Зина поняла – нежиться в кипятке с душистой пеной не придется, она помешает. Кому?

Кто же явился, если Краснова даже не прикрыла постель? Не отнесла посуду из комнаты? Пустить и оставить в неприбранном до такой степени жилище было естественно лишь знакомых, своих. Либо они ввалились уже в ее отсутствие, разминувшись на пять минут. Но тогда не обошлись без ключей. Чьих? Хозяйкиных? Сама она крепила дисциплину лоточниц на рынке. Значит, передала…

Варвариных? Тот же вариант. Кропотов успел бы сбить Краснову, если бы у крыльца библиотеки запрыгнул в машину и погнал к перекрестку. Варваре надлежало инсценировать их пешую прогулку и посещение кинотеатра. Она выбросила в урну салфетку со снотворным, купила билеты. И здесь наваливались несуразности. Виталий показал Сергею Балкову два неразорванных билета. То есть Линева протянула билетерше оба, и та отодрала контроль. Но обычно душевная тетенька предлагает продать лишний, сдать в кассу. И запоминает эпизод. Сергея же уверили, что ничего необычного на дневном сеансе не было, «тянулись парочки».

Итак, Варвара передавала ключи кому-то третьему? Зная, что Зина дома и, возможно, с Лешей? Ведь теперь стало очевидным: Краснову расчетливо подставляли. На нее валили убийство лже-Загорского, на мертвую, разумеется. Полагали, менты покусают локти и отчитаются, дескать, попавшая под колеса студентка перед ДТП закачала человеку в вену воздух.

Я верила Варваре, соседке и бомжу.

«Шестерка» дожидалась именно Краснову. Но сидящему за рулем мерзавцу было невдомек, что Зинаида не стала ни свидетельницей визита лже-Загорского, ни невольной соучастницей, угостившей гостей кофе. Хотя вряд ли это изменило бы" ее участь. Варвара под присмотром Кропотова уже выбросила салфетку и через полчаса должна была зазубрить легенду о яде – противозачаточном. Все учли, даже роль подруге дали, когда Зина была мертва, на случай бурной, непредсказуемой реакции. Убедили, что Краснова передозировала наркотик. Истинную причину гибели Зины Варвара действительно выслушала в милиции. «Вдруг и способ убийства лже-Загорского подбирали под дочку белгородских медиков?» – подумала я. И тут мне сделалось дурно по-настоящему. Лилия Петровна Вешкова!

Ключи не первый год под рукой, врач со стажем, контакты с наркоманами. Слишком активные, не диктуемые специализацией, – это все отмечают. Профилактика СПИДа? Или поиск покупателей наркоты. Леня с Саней высказывались в том духе, что «колеса» рекламируют именно невозможностью заразиться через них вирусом иммунодефицита, Роскошествовать дальше в смысле потери минут, секунд даже, я себе не позволила. Вопя: «Юра! Загорский! Убьют не наркотики, а наркотиками!» – я рванулась к телефону и набрала номер юноши. Трубку снял мужчина и свирепо рявкнул:

– Отменяется вечеринка по поводу его дня рождения, передайте остальным.

– Это одноклассница. У Юрки мой учебник алгебры. Можно зайти забрать?

– Нет, я отправляю Юру на самолете к родне.

Голос доведенного до белого каления приставаниями желающих поздравить Юру ребят человека был мне смутно знаком. «Папаша, – решила я. – Заметил все-таки, что сын снова на игле, и гонит его приятелей взашей. Спрячет мальчика в клинику другого города от тлетворного влияния».

И опять со мной случился припадок сродни вчерашнему, когда я выдворила Варвару Линеву. Прав полковник Измайлов, не возьмут меня в милиционеры – эмоциями существую. Вместо того чтобы поехать к Загорским, поинтересоваться успехами их «Надежды» и разведать обстановку, я испугалась до паралича. «На самолете» – в смысле далеко и надолго? Или, как у наркоманов передозировка называется, – отлет? Не напрасно я провела две недели «в командировке».

Снова схватилась за трубку. Измайлов отсутствовал и дома, и в служебном кабинете. Наудачу я позвонила лейтенантам и нарвалась на Сергея Балкова.

– По воскресеньям тоже пашете?

– Поля, у нас неприятности. Юрьев куда-то запропастился. Вечером должен был встретиться с Линевой. Связь назначили на десять утра, а уже одиннадцать.

– Он не встретился с Варварой, Сережа. Она сорок минут мокла под изморосью и вернулась серая, сникшая, краше в гроб кладут.

– Ох черт!

Но я не в состоянии была сразу оценить – катастрофа. Саня, Борис, ментов убирали по очереди. Я принялась умолять Балкова прокатиться со мной к Загорским. На самый крайний случай, просто в подъезде покурить, пока я что-нибудь вынюхаю. Сергей растерялся. Измайлов ушел к начальнику отдела по борьбе с наркотой, лейтенанту отлучаться не рекомендовалось.

– Ладно, если я тоже вдруг запропащусь, пеняй на полковника.

Бесспорно, грязный метод. Шантаж.

Доложи Сергей Вику, что я помчалась к юному наркоману в растрепанных чувствах и мыслях без сопровождения, полковник его по стенке размазал бы. Я подличала, но остановиться не могла. В итоге Балков черкнул для Измайлова пару предложений о Борисе Юрьеве и сказал мне:

– Чур, не рассусоливать там. Бегом.

Самой не стоялось на месте. Мы с лейтенантом побили все рекорды, оказавшись у двери Загорских через полчаса ноздря в ноздрю. Запыхались. Слегка отдышались. Я принялась мучить звонок и одновременно пинать преграду ногой.

Из квартиры раздалось приглушенное бульканье. Оно было странным и непривычным, однако подняло Балкова в сыскарскую стойку.

– Сережа, в фильмах показывают ваши отмычки. Не стесняйся, отопри.

– У меня ничего подобного нет.

– Ломай!

– Не имею права.

Я начала бросаться на дверь. Психоз заразителен. Сергей крякнул, поднатужился и…

Юра Загорский с пеной на сизых губах пытался шевелиться. Или корчился в судорогах. Как мы с Сергеем не пришибли его дверью? Чудо. Пол вокруг мальчика был мокрым и липким. Он умирал.

Балков ловко повернул Юру на бок, я неверными пальцами запихнула в розетку отключенный телефонный шнур и вызвала «Скорую».

– Предупреди, что менты контролируют срок прибытия…

Я предупредила. Срок выбрали минимальный.

– Не довезем, круто ширнулся, – вздохнул молодой медбрат, возясь с капельницей. – По несколько раз в сутки маемся с наркоманами. Вы еще позвонили, другие уползают от подыхающего.

А минут на двадцать раньше нельзя было?

– Нельзя! – крикнул Балков.

Я впервые слышала его крик. Он забубнил в трубку какие-то объяснения.

Позвал меня:

– Поля, Виктор Николаевич на проводе. Я предупредил, что ты не в себе.

Вик был мягок и нежен. Чаровал нарочито ровным тоном. Я истерически сообщила ему:

– Его убили наркотиками, он предсказывал. Кто?!

– На идиотские вопросы не отвечаю, – вспылил Измайлов.

Я словно очнулась после обморока.

Нервные клетки у ментов были на исходе. Но Вик обуздал страсти и снова заговорил спокойно. Мне надлежало отправляться с Юрой в больницу и дожидаться в его палате дежурного милиционера.

Сергею дозволялось пошарить в ящиках и шкафах Загорских. Потом к телефону позвали доктора. Тот заявил:

– Не сам он себя колол, товарищ полковник. Доза лошадиная, я не видел таких рисковых. Вены у мальчишки сносные, должен был четвертью вколотого обходиться, а то и меньше. Разве что самоубийца. Но счеты с жизнью они чаще сводят, когда наркотика нет. А у этого – Клондайк. Да, главное, следы на запястьях и щиколотках, будто связан был крепко. Когда убедились, что загибается, развязали.

Я представила связывающую Юру… Вешкову… По извилинам не проходили мысли такого сорта. Вспомнились ее выступления о необходимости курсов, где наркоманов научат стерилизовать шприцы, оказывать друг другу первую помощь при передозировке. И организовала ведь она этот ликбез, заставила коллег проводить занятия бесплатно. Есть предел цинизму, даже моему. Я не рассказала Вику о своих утренних подозрениях, отнесла их к помутнению рассудка.

Меня заторопили – Юра уже лежал на носилках – белый, с заострившимся носом и черными веками.

– Жив? – спросила я.

– Пока жив. Поторопимся, у нас реанимационная машина. Скоро прояснится, не в рубашке ли малый родился…

Он не умер и через два часа, когда я выползла на улицу из клиники. Прогноз медики давали наихудший, но обещали «сделать все возможное».

Ветер дул студеный, дождь накрапывал настырный, и дико было смотреть на зеленые листья и клумбы с разноцветными астрами. Только теперь до меня дошло, что я забыла у Загорских куртку.

А в куртке деньги. Никогда доселе так не актерствовала. Меняла автобус на троллейбус, троллейбус на трамвай – больница находилась на краю света, и каждому озверевшему от скуки контролеру жалобно пела про ограбивших девушку хулиганов. Одной бесчеловечной бабе удалось меня высадить. От другой отбили тронутые моей придурью пассажиры.

Но на проезд никто не подал. Дорогой я не думала о преступлениях и преступниках. Дрожала и стремилась в тепло, изредка взбадривая себя словом «автопилот». Прохожие шарахались, автомобили рядом не тормозили. Измайлов не велел мне возвращаться в снятую квартиру, дескать, разберемся с хозяйкиной платой.

Но до сухого белья и плаща было ближе, чем до управления, каких-то полчаса рысцой.

Прозрение меня не посетило. Оно мне словно по физиономии врезало. Я зажмурилась, в потемках оказалось уютнее. «Чудовищно. Брежу от холода и голода, изгойство – я пространству. мой удел», – сказала – Пить надо меньше, – отозвался лощеный тип с кейсом. Поблагодарить его за совет сил не хватило. Пришлось прислониться к витрине дорогого магазина. Некто в черном высунулся из двери и погрозил мне.

– Накинь ливрею, потом играй пальцами, – выстучали мои зубы.

Я даром обеспечиваю прозрачность стекол фигурой, тру их, потому что качает, а он хамит.

Телефон мировых стандартов был рядом, но карточка тоже осталась в куртке.

В кармане джинсов завалялся жетон. Проклиная изыски городских властей старушечьим: «Людям жрать нечего, а они хреноты понавешали», я заметалась по асфальту. Причем краем забрезжившего над равнодушием сознания отметила, что про «жратву и хреноту» в нас с рождения заложено, а вовсе не от жизненных тягот ближе к смерти возникает. Мне необходимо было связаться с Измайловым и внятно сказать: "Сторож не признал Варвару. Откуда ей тогда известно о дыре в заборе дачи Трофимовых? – И успеть крикнуть:

– Позвони Лилии Петровне Вешковой и спроси…"

Я не успела даже сформулировать, что именно. Меня за шкирку вытащили из наконец-то обнаруженного в подворотне автомата обычной конструкции и поволокли к машине. Их было двое. Общий типаж – охранник, которому я порекомендовала облачиться в ливрею. Я во всю ивановскую завопила:

– Спасите, помогите!

Согласно рекомендациям спасителей-теоретиков надо было орать: «Пожар!»

Но уж слишком глупо посреди улицы.

Вопль: «Террористы!» кажется сейчас уместнее, но эффект все равно нулевой.

Некий хорошо разогретый спиртным парень, не замечая, что более трезвые граждане метнулись в подъезды, вступился:

– Мужики, вы че?

– Глянь, обкурилась и ломанулась из дома родного чуть ли не в трусах…

Видно, при желании джинсы и свитер, влажные от осеннего дождя, можно считать одними-единственными трусами.

– Че делают суки, – переметнулся на сторону похитителей мой защитник. – Я свою раньше тоже ловил. Теперь завязал, ша.

Пока он сокрушался, меня погрузили на заднее сиденье «раздолбанной трахомы», как выражался Балков. Где ты, Сергей? Ты бы им задал трепку. Я не успела рассказать тебе, что Виталий Кропотов был с Варварой в кино, где, исполняя чьи-то указания, репетировал показанную ею позже в управлении сцену. Многого не успела. Лишь повыбивавшись, я почувствовала, насколько замерзла и намаялась. Поэтому искренне предалась критике троих пассажиров и водителя:

– Паразиты, не могли раньше схватить? Обязательно надо было вдоволь полюбоваться на мои синеющие руки и губы? У, уроды.

– Не, под кайфом, не выдрючивается, – сказал тот, кто не покидал переднего кресла.

И обернулся. Я его в первый раз видела. Впрочем, остальных тоже. Подумала:

«Еще немного – и поверю, будто наркоманка». На секунду приободрилась: может, эти люди из отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков? Кого еще может волновать, под кайфом я или нет?

Только почему они направляют стопы – елки, колеса! – за город? Когда-то меня насильно катали – правда, на иномарке – вместе с бессознательным, после удара кастетом в висок, Борисом Юрьевым. Господи, тогда и вялый Борин бок служил опорой.


Я не унижусь пред тобою.

Ни твой привет, ни твой укор

Не властны над моей душою.

Знай, мы чужие с этих пор…


– Сбрендила? Стишки сочиняешь?

Уговариваешь себя гордость выказать?

Я потрясла головой. Она болела. «Выказать» – неплохо звучало. Нет, подонок, мне хотелось заставить вас говорить с шизонутой женщиной без церемоний.

Авось догадаюсь, чьи вы холуи. Как-то я пробовала неделю голодать, от шлаков избавлялась. И сделала открытие: если после продолжительной голодухи поесть, возникает состояние, похожее на приятное легкое опьянение. Оказалось, что с замерзшим и отогревшимся творится то же самое. Меня действительно неостановимо несло на треп и смех. Поэтому я пояснила:

– Не я сочиняю, Лермонтов.

– Тоже рано хлопнули…

Этого «тоже» мне было достаточно.

Я струсила. Но на последний протест четверостишием отважилась:


Получив твою меткую ярость,

Покачнусь и скажу, как актер,

Что я с бабами не стреляюсь,

Из-за бабы – другой разговор…


– Лермонтов? – встрепенулся детина слева от меня. На «баб» он реагировал слишком резво. – С тобой не соскучишься.

– Вознесенский, неуч. Его сейчас в школе проходят. – Я знала, необходимо набраться мужества и замолчать. Но не получалось. Чудилось, что закрыть рот означало умереть. И, злясь на себя, я все же произнесла:

– Кончу, говоришь, подобно Михаилу Юрьевичу Лермонтову?

Водила вдруг заржал во всю глотку.

Луженую, между прочим. Подействовало лучше поэтических цитат. Они недоуменно на него вытаращились и напряглись.

– Подобно мужику Лермонтову кончит.., охо-хо.., баба…

– Скот, – грустно и тихо сказала я. – Самое отвратительное в нашей гребаной жизни то, что я тебя поняла наравне с ними. А бывало, притворялась настоящей леди.

И настал момент жесточайшего испытания надеждой и разочарованием.

– Настоящая леди тоже все понимает, но делает вид, что ей невдомек. Вы нечто среднее между слабо натасканной леди и сильно зацикленной дурой, – подал глухой голос мужчина справа. Ото, он воспринимал человеческую речь.

– А вы – гибрид бесхозного умника и наемного убийцы. Добро бы вам платили, как второму. Наверняка, как первый получаете, – парировала я.

– Заткнись, – устало посоветовал он. – Тебя ждут не дождутся.

Я, конечно, заткнулась. Страшнее всего быть одной против многих. Если кто-то где-то ждет, уже есть смысл «сохранять лицо».

Стемнело. На неведомом повороте мне нацепили на глаза носовой платок и стянули сзади руки. Подумалось о Юре Загорском. Следы от веревок на щиколотках и запястьях, большое количество героина в вену. Славе – нож в сердце.

Лже-Загорскому – воздух в вену и в итоге – в сердце. У убийц был выбор. У меня не было.

* * *

Пахло деревьями и увядающей листвой. Под ногами шуршало, тропинка была ровной и упругой. Скрип двери, аромат тушенки, десять довольно широких ступеней вниз. Затхлость, запах терпкого пота, мочи, вскрик:

– Полина!

С глаз сняли платок и чувствительно пихнули в шею. Освещение было скудным – маломощная лампочка над входом. Мне навстречу, будто стремясь подхватить, дернулся Юрьев. Кивнул Саня.

Оба были связаны и сидели на цементном полу небольшого подвала. Рядом с Борисом лежали огромные валенки, остальное было прикрыто старым пледом.

У другой стены тоже валялось тело. Я с трудом узнала обросшего, бледного Лешу Трофимова. Парня опять ломало. Судя по хрипам вместо вдохов и выдохов, ему было совсем худо.

– Мальчики, вы живы, вот счастье! – обрадовалась я.

– Будем живы, пока Варвару Линеву не притащат, – мрачно сказал Саня. – Такой компанией и покинем мир.

– При чем тут Варвара?

– Нас всех вычислили, Полина. Когда узнали, что ты пишущая о нар коте и СПИДе журналистка, решили, будто Варвара тебя специально в университете подцепила. Она давно порывалась с крючка соскользнуть. Зинаиду жалела, пыталась разборки устраивать.

Я боялась, что нас подслушивают, поэтому об отъезде Линевой не заикнулась. Потерять шанс на лишний час из-за болтливости? Не на ту напали. Долго им придется Варвару искать. Парни же наперебой откровенничали. Саню изловили первым, когда он покупал сигареты.

Впихнули в машину, навалились, скрутили. Держали в другом подвале без пищи, сюда транспортировали лишь несколько часов назад. Здесь уже валялся отделанный до кровоподтеков Борис, доходил Леша и разлагался сторож. Вероятно, мы на даче Трофимовых. Младший хозяин кайфовал себе в какой-то землянке в роще, оттуда его и приволокли. «Надо же, угадала, но не нашла», – подумала я. Юрьева взяли на улице, когда он спешил на свидание к Варваре.

Только тут я вникла в сказанное о стороже и непроизвольно взвизгнула. Они неуверенно переглянулись, потом дошло, утешили, мол, к присутствию трупа быстро привыкаешь.

– Ты сядь к нему затылком, Поля, – посоветовал Борис. – Не на пол, ко мне на ноги. Женщинам на цемент нельзя, мать сестре говорила.

Я была тронута. Чтобы не разнюниться, спросила:

– А если полковник узнает? Я у тебя на коленях!

Он сумел засмеяться. Я храбро села на пол.

Мы договорились рассказать друг другу все. Выживет кто-нибудь, передаст по назначению. Начал Саня. Он предложил Лене потрясти мадам Трофимову.

Рассуждал здраво: не погибни Слава сразу после того, как записывал номер ее «Фольксвагена», можно было насмехаться над его теорией о банде Трофимовых – Красновых сколько влезет. Но после убийства идейного студента обстоятельства менялись. Еще Саня собирался заняться Лешей. Наркоман, за дозу мигом расколется, все семейные тайны выдаст.

– Меня тоже осеняло, что Зина впустила его со лже-Загорским Поэтому и в квартире оставила бардак, который они вместе с Трофимовым устроили, – поддержала я.

– Кто был за рулем «шестерки» мы догадываемся, – вставил Борис.

– Кропотов? – подсказала я.

– Леня, – едва проглотил мат Юрьев. – Меня изолировали, когда я предупредил коллег о контактах с Линевой.

Когда Леня узрел мои перекрашенные дохмы и усы. Саню сразу после того совещания умыкнули.

Обсудили вопрос, который я не смогла задать Измайлову. Откуда Варваре было известно про лаз? Постановили: то ли Леша за наркотики, то ли сторож за деньги позволяли кому-то из преступников тут ночевать. И виной неприветливости дедка была обычная подслеповатость.

– Кстати, Славу зарезал Виталик Кропотов, – сообщил Борис. – Серега и с фотороботом не мучился. Адрес был, ресторан, где этот жук экспедиторствовал, неподпольный. Отследил влюбленного и незаметно щелкнул фотоаппаратом. Еще днем показали его мордень всем, кому велел полковник. Виктор Николаевич гений. И парень из университета, и бабка с семечками в один голос подтвердили: «Он». Собирались его ночью брать. Ты с Балковым сегодня виделась?

У него в глазах блистала лютая тоска.

Я не посмела травить лейтенанта тем, что друг свободен и не может его освободить. Качнула челкой отрицательно. Борис протяжно вздохнул.

Пришел черед моего выступления.

– А ведь нас здесь всех сожгут, мальчики, – окрылила я Саню и Борю. – Лешке и Линевой постараются сохранить узнаваемость. Будто он в состоянии наркотического бреда обагрил руки нашей кровушкой по локти. Белая «шестерка» будет заманчиво приоткрыта в овражке.

То есть Алексей Трофимов – наркоторговец, наркоман и убийца. И совершил он все свои преступления на пару с Варенькой Линевой. А Зиночка Краснова использовалась в качестве ширмы. Пусть еще Кропотов участвовал. Тогда, если он не задержан, и его уничтожат. Как-то подзабылось, что Варвара ждала объявления маман Трофимова о найме строителей. А это – сигнал к оккупации рощи. Собрать нас в кучу неимоверно трудно, поэтому возят по одному.

– Поля, ты в шоке, – сказал Борис. – Балков и Воробьев обследовали рощу. Строители настоящие.

– Кое-кто из них, вероятно. Днем трудятся, а пара бандитов отгоняет любопытных от овражка. Ночью строители спят по домам, а шайка собирается на даче.

– Погоди, Поля, – вскинулся Саня. – Каркаешь ты мастерски. Только зачем Трофимова с Линевой жечь, если они…

– Так не они. Ту же Варю газетное объявление Трофимовой попросил отслеживать Кропотов, самому недосуг. Но их следующими после Красновой предложат в убийцы. Менты умные, сообразили, что Краснову подставили. Может, сойдутся на том, что свихнувшийся от наркоты Трофимов всех нас сюда пригласил, порешил, подпалил дачку и сам сгорел. Леня – выродок, согласна. Мы умрем, а он речь над закрытыми гробами произнесет. Ты женат, Саня?

– Нет.

– Других родственников на надежном милицейском плече приголубит.

Как же вы не разобрались, что вас предает свой?

Вместе с Саней понурился и Юрьев.

И вдруг встрепенулся:

– Не томи, Полина. Все-таки характер у тебя ужасный.

– Извините, мальчики. Глупо помирать из-за мента, а не уголовника, сорвалась. Вас сюда заперли по приказу Лени.

А меня? Измайлов не говорил, что я журналистка. И Борис тоже. Так, Саня?

– Точно! – потрясенно воскликнул он. – Точно, это мудилы в машине говорили. Я решил, будто Ленька без меня дознался.

Сказать могла только Лилия Петровна Вешкова, с которой мы неожиданно столкнулись в квартире. И только подруге своей, хозяйке квартиры, Марии Ивановне Бердиной. Сгонять на моторе с рынка к Зине удобно. Примелькалась везде, лотки в разных концах, продавщицы полагают, что она сейчас других проверяет или в административный корпус завернула. А то и наблюдает за ними из укрытия. Пару часов урвать легко. Юра Загорский говорил, будто его папа вплотную приблизился к торгующим наркотиками людям. Его заманили в ловушку.

Юная порядочная Зина должна была свидетельствовать о порядочности намерений, предложить кофе. А потом погибнуть под колесами. Весьма символично, таблетки тоже на жаргоне именуются «колесами». Итак, Загорского убили изощренно.

– Лже-Загорского, – автоматически поправил Борис.

– Нет, Боря, настоящего Загорского, отца Юры. Мотаясь под дождем, я фантазировала. И ты попробуй. Кому он доверился настолько, что пришел с визитом? Кто украл у него в Волгограде паспорт, который он, по его словам, принес домой, чтобы или удержать, или потерзать? Кто сохранил? Балков заметил, что документ почти новый, будто им не пользовались много лет.

– Друг? – подавленно спросил Борис.

– Отключись ненадолго от подлости Лени, елки!

Жена, которая сначала не захотела переезжать к нему, затем вышла замуж и отослала семилетнего Юрика к отцу. Но позже перебралась, преуспела в челночном бизнесе, не брезговала продажей наркоты, матерела. Вероятно, Юра мельком увидел ее в городе, отсюда его навязчивая идея о встрече с мамой. Все принимали это за нарушение психики наркотиками, но он правда встретил мать.

Загорский-старший медленно и верно двигался по цепочке, пока не наткнулся на звено – бывшая жена, мать Юры. Хотел упросить пощадить сына. Не получилось.

Сообщник Марии Ивановны Бердиной владел паспортом Загорского, благо был похож на него. И стал играть его роль. Загорский соответственно после того, как его умертвили, стал лже-Загорским, сомнительной личностью, мертвым неопознанным телом. Юру то ли запутали, то ли посулили свидание с мамой, но главное, начали снова обильно кормить наркотиками. Ограничили контакты с Вешковой. То-то она жаловалась, что Загорский зазнался и почти не обращается к ней, как бывало раньше.

Меня подвел совет Лилии Петровны обратиться к отцу Юры. Мертвому?! Когда она проболталась Бердиной, что интервьюировавшая ее журналистка и соседствующая с Варварой Полина – одно и то же лицо, догадаться о провокации труда не составило. Я и попала в список на умерщвление.

– За рулем сбивших Зину «Жигулей» мог оказаться и подставной Загорский.

Хотя менту Лене проще было выбраться на «замаранной» машине, – закруглилась я. Потом предупредила:

– Это не финал. Передохну, в горле першит.

Пауза была долгой.

– Боря, можно я об тебя спину погрею? – спросила я.

– Пожалуйста, – разрешил Борис и не удивился. – Обопрись, мы не йоги, мебельными валиками избалованы.

Ни он, ни Саня не задавали основного вопроса. В курсе ли Измайлов? Есть ли у нас крохотная надежда спастись, если затянутся поиски Варвары Лицевой?

– Я так хотела, чтобы полковник выяснил у Вешковой, употребляет ли Мария Ивановна Бердина слово «лебезить».

От слов отвыкнуть тяжелее, чем от табака. Юрину мать звали Марией Ивановной.

Снова воцарилась тишина. Не выдержал импульсивный Борис:

– Полковнику сообщила?

– Не дали, мерзавцы. Зато на меня напоролась соседка Зины, которая может доказать – Краснова не убивала гостя. Лилия Петровна Вешкова рано или поздно не признает в папаше Юры господина Загорского. И смерть мальчика от передозировки насторожит ее.

– Откуда сведения про мальчика? – спросил Саня.

– Я ему «Скорую» вызывала. Был плох. Слишком. Дверь ломал Сергей Балков. Молитесь, чтобы Юра выкарабкался.

– Все-таки ты виделась с Серегой? – прохрипел Юрьев.

– Не без того.

– Пойду стукну мрази, – застонал Саня. – Пусть дадут воды.

– Не стоит, потерпим, – отказалась я.

– Пойду…

С ревом: «X.., ты отсюда выйдешь!» благовоспитанный Борис Юрьев вскочил на ноги. И саданул Сане каблуком в солнечное сплетение. Но затекшая конечность подвела, удар получился слабоват. Хорошо, что Саня тоже провел часы в утомительной позе и не ожидал от Бориса такой прыти. Юрьеву удалось, не мешкая, повторить удар – по челюсти.

– Теперь я тебе спутаю и ручонки, и ножонки, падаль, – пообещал Борис и немедленно осуществил свое намерение.

Руки Сани и впрямь были просто сложены на пояснице. Он не был связан.

* * *

Ближе к рассвету на пороге нашей тюрьмы возник Виктор Николаевич Измайлов. Лешу Трофимова сразу устроили в машине неотложки. Мы с Борисом склонились над сторожем с пробитой, перевязанной рубашкой Юрьева головой:

– Спасибо, дедушка. Как вы вынесли? Мучились, но не шелохнулись. Покойник и покойник.

– Я же разведчик, детки, – прошептал старик.

И умер. С тех пор я усвоила, как трудно плакать без слез.

Поднятый Саня костерил меня самыми жуткими проклятьями. Я их ему мысленно вернула, мне чужого не надо.

– Зачем ты хватал трубку, когда убивал Юру Загорского? – вклинилась я в краткий промежуток. – Забыл, что и на старуху бывает проруха?

– Затем! Сопляк наприглашал толпу отморозков. Они бы ломились в дверь и переполошили весь подъезд. Кто же мог представить, что ты к пацану вяжешься?

Одноклассницей притворяешься. Идиотка.

– Соображаю я неплохо, Саня. Деда прикончили, потому что от него не скроешь, что ты приехал сюда сам, нигде тебя не держали. Он поверил, что вы охраняете стройматериалы, грибы вам собирал и жарил, суетился: «Сынки, сынки…» Вы отправляли его на боковую и притаскивали в подвал сначала Лешу, потом Бориса.

– Никому нельзя доверять, – сплюнул Саня. – Поручил им партизана, так убить не сумели. Живучее, блин, поколение.

Сергей Балков ударил его, связанного. И после не каялся в содеянном.

Голос Сани я узнала практически сразу. Этот дядя не желал отдавать мне учебник алгебры. Затем он слишком напирал на виновность Лени, накручивал Бориса. Обычно менты не допускают и мысли об измене своих до последнего.

А у Сани не было ни фактов, ни доказательств. Ему бы помалкивать, но уж очень приспичило выведать, что мы раскопали по убийствам, пока он прикидывался похищенным. По-настоящему он оплошал, когда назвал не только мою профессию, но и объединил в тему статьи наркотики и СПИД. Не познакомься я с Вешковой, о «чуме двадцатого века» в тексте появилось бы несколько скупых строк. Даже ложь (дескать, в их отделе снабдивший меня сведениями и завизировавший свою часть сотрудник персонально сообщил ему об этом) не прошла бы. Я в милиции о СПИДе и не обмолвилась, только о наркотиках. Ссылка на треп бандюг в машине была вообще смехотворной. Позволь они себе подобное, он сам расстрелял бы их.

Но преувеличивать своих заслуг нечего. Спасли нас дед сторож, удача, сохранившая ему фронтовое мужество и стойкость. Когда «труп» погладил меня по руке, я окаменела и поэтому не совершила глупости. Перочинный нож разрезал веревки. На мгновение показалось, что он воткнется мне под лопатку. Но путы спали, и режущий предмет очутился в моей вспотевшей ладони. Надо было предупредить Бориса Юрьева. Размер помещения не позволял перешептываться.

Тогда я вспомнила детскую игру. Один выводит на спине буквы, другой «читает». Я не прислонялась к Борису, а рисовала на нем послание. Дело многотрудное, кисти-то вывернуты. Он не сразу понял, что происходит. Поняв, внимал телом, хотя признавался потом – было щекотно. И неприятно – я поранила его, освобождая. Не слишком глубоко.

– Чуть кисть не отпилила, – ворчал он по пути домой.

Наверное, Саня дождался бы в нашем обществе привоза Варвары и выслушал свежие новости от нее. Да сообщение о том, что Юру Загорского отправили в клинику, заставило его торопиться.

– Поля, Линева пропала, – буркнул Сергей Балков. – Стыдоба тебя расстраивать, но он вас морочил. Успели закопать девчонку в лесу.

– Я его морочила. Варвара вчера вечером выслана на родину. Не от избытка ума, каюсь. Просто мне не нравится, что вы все к ней неровно дышите. Ее письменные показания я от греха запечатала в конверт и кинула в почтовый ящик соседки.

Они захохотали разом. Немного нарочитый хохот становился все беззаботнее, все искреннее.

– Как вы нас нашли? – спросила я, довольная тем, что взбучка за самоуправство отменяется.

– Мы по-деревенски кумекали, – заскромнкчал Измайлов.

Они «пасли» Виталия Кропотова – на работу, с работы. Они упорно слонялись возле его дома. Часов в одиннадцать вечера парень отправился пройтись.

И почти сразу перед ним распахнулась дверца «раздолбанной трахомы». Машину довели до двора, тройку мужчин – до двери нашей с Варварой в недавнем прошлом квартиры. На звонок открыла хозяйка, Мария Ивановна Берлина. Сказала:

– Ни той, ни другой нет. Деньги обе на тумбочке бросили. Чья-то сумка стоит с собранными вещами.

– Новенькая у нас, случайно на улице подловили. Жди Варвару, – приказали ей. – Без этой курвы фейерверка не будет.

Колю Воробьева, некогда возмущавшегося количеством Варвариных ошибок, оставили у подъезда. Измайлов погнал свою собственную «девятку» за «трахомой». Виталия Кропотова подбросили на дачу Трофимовых. Прочие снова колесили в городе. Далее Сергей Балков залег на опушке, Вик на огромной скорости помчался за ОМОНом. Пока прибыли, пока разобрались с небольшой, но отлично вооруженной охраной дачи и участка, встретили и взяли прибывших без Варвары ездоков, рассвело.

– Жаль деда, – сказал Сергей. – А Юра будет жить. Ему еще лечиться и лечиться, но жить будет.

Я всплакнула, теперь слезами.

– Блестящая работа, детка, – похвалил меня Вик. После каждого дела, в которое я влезаю, мне снятся эти слова. Но расщедрился на них Измайлов впервые.

И вдруг я застеснялась:

– Я была поводырем слепой и глухой удачи. Вы бы и без меня справились.

– Верно, – улыбнулся Борис Юрьев. – Без тебя, без меня и Юры Загорского, Варвары и Трофимова. – И хитро добавил:

– Только на коленях у меня ты так и не посидела.

– Что? – прищурился полковник Измайлов. – Вы чем в подвале занимались?

Ты к чему ее склонял перед смертью?

«Это тебе за увлечение Варей Линевой», – подумала я.

Над городом разгоралось утро.


home | my bookshelf | | Голова в кустах |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу