Book: Мальчик на паровом ходу



Слейдек Дж

Мальчик на паровом ходу

ДЖОН СЛЕЙДЕК

МАЛЬЧИК НА ПАРОВОМ ХОДУ

Перевел с английского Аркадий КАБАЛКИН

От напряженных раздумий у капитана Чарлза Конна разболелись ноги. Вспомнились первые дни на службе, далекий 89-й год, когда дежурство вызывало у него головную боль.

Перед его столом стояли трое патрульных времени. Они смущенно теребили края своих длинных красных плащей и взволнованно крутили в руках шлемы. Капитан Конн с удовольствием наорал бы на них, но что толку? Они и так отлично сознавали проблему, ибо представляли собой копии самого Конна.

- Докладывай, Чарли.

Первый патрульный встал по стойке смирно.

- Я побывал в трех разных периодах, сэр. В том, где президент распускает палату представителей, в том, где он подменяет собой Верховный Суд, и в том, где подписывает закон об окружающей среде. Я сделал все, что мог: приводил статистику, показывал фотографии, вырезки из газет. Но он твердил одно: "Решение принято".

Чак и Чаз тоже доложили о провале своих миссий. Остановить президента было невозможно. Он не только узурпировал всю власть на федеральном, штатном и местном уровнях, но и, злоупотребляя ею, сознательно подвергал мучениям население страны. Преступными деяниями были объявлены употребление мороженого, пение, свист, поцелуи. За улыбку, а также использование слов "Россия" и "Китай" полагалась смертная казнь. Согласно закону о безопасности на улицах запрещалось гулять, попрошайничать и разговаривать.

"Закон о естественной пище", на первый взгляд, казался разумной реакцией на предостережения ученых об истощении почв и ухудшении экологии. Однако конкретные статьи закона вызывали оторопь: он запрещал применение любых удобрений, кроме человеческих и собачьих испражнений, а также какой бы то ни было сельскохозяйственной техники. Вскоре в газетах появились фотографии ржавеющих тракторов и унылых фермеров, дырявящих землю заточенными деревяшками. По прошествии непродолжительного времени типографии столкнулись с острым дефицитом бумаги. Предостережения о надвигающемся голоде игнорировались до тех пор, пока правительству не пришлось прибегнуть к закупкам зерна в той стране, название которой запрещалось произносить.

- Все средства испробованы, господа. Пора подумать о том, чтобы избавиться от президента Эрни Барнса.

Патрульные зашептались. Патрульный Чарли, зная, что сейчас услышит обращенный к нему шелест губ Чака, не спешил шептать сам, дожидаясь своей очереди. Чак наконец умолк и предоставил Чарли возможность шепотом общаться с Чазом.

- Избавиться от него в прошлом было бы проще, чем сейчас, - снова заговорил капитан, - но это только часть проблемы. Если мы изымем его из прошлого, то надо будет постараться, чтобы никто не заметил огромную дыру в истории. Мы, полиция времени, являемся единственными обладателями времяциклов, и это ставит нас в уязвимое положение. Помните, как нелегко было избавиться от пирамид? Сколько месяцев все только и делали, что твердили: "Что это за непонятный рисунок на обратной стороне долларовой бумажки?"

- Кстати, капитан, что это за непонятный...

- Отставить разговорчики! Вся штука в том, что иногда время можно подправить, но случается... Словом, упростим проблему. Число людей, которым Эрни пожимал руку, наверняка зашкалило за миллион, а потому...

- Не помню, чтобы он кому-нибудь пожимал руки. Во всяком случае, больше он этим не занимается. Сидит себе в своем Белом Форте, жирный и уродливый, под защитой ФБР, ЦРУ, ракет индивидуального наведения, предназначенных для истребления живой силы, установок для пуска отравляющих газов и своего здоровенного, злющего пса.

Капитан Конн оглядел патрульного с головы до ног и продолжил:

- Предлагаю похитить Эрни Барнса ребенком в 1937 году и оставить вместо него "стеклянное яйцо".

- Как это?..

- Вроде тех, что подкладывали под кур, забрав настоящие яйца. То есть подмена настоящего ребенка искусственным. Уилбур Графтон говорит, что сможет изготовить робота, как две капли воды похожего на Эрни образца 1937 года.

Уилбур Графтон был богатым чудаком и изобретателем-любителем, хорошо известным всем патрульным времени. Их отец, Джеймс Конн, служил у Уилбура.

- Теперь вот что... На случай, если кто-нибудь в 1937 году заподозрит неладное и разберет робота на винтики, Графтон смастерит его из деталей начала тридцатых годов. Пускай это будет аппарат с паровым приводом. Не станем раньше времени раскрывать секреты молекулярной информатики и перистальтической логики.

Все четверо, захватив с собой пятого патрульного по имени Карл, через месяц посетили особняк Уилбура Графтона. Дворецкий, открывший дверь, услышал от каждого: "Здравствуй, папа" и на каждое сыновнее приветствие невозмутимо отвечал:

- Добрый вечер, сэр. Вы найдете мистера Графтона в гостиной.

Почтенный миллионер, облаченный в безупречный вечерний костюм, поприветствовал гостей и, извинившись, удалился, чтобы приготовить показ своего изобретения. Джеймс обнес всех пятерых напитками. В ожидании хозяина дома одни восхищенно рассматривали подлинные предметы 1950-х годов, в том числе настоящий "стереофонический" фонограф, другие смотрели телевизор.

Приближался комендантский час, поэтому все каналы были забиты президентской рекламой:

- Доброй ночи, Америка! Твой президент в безопасности. Благодаря ракетам для уничтожения живой силы с индивидуальным наведением наш лидер обрел неуязвимость. Представьте себе: более десяти миллиардов ракет, окружающих Белый Форт, денно и нощно бдительно стерегут его и ваш сон. Не забывайте, что среди ракет есть та, на которой начертано ваше имя. Один из патрульных попросил возвратившегося Уилбура Графтона приступить к демонстрации. Тот, пыхтя от удовольствия и поблескивая очками, ответствовал:

- Дружище, демонстрация уже начата. - Надавив на свою запонку, он провозгласил: - Мальчик на паровом ходу!

Тело изобретателя развалилось надвое. Перед гостями предстал упитанный юнец в шерстяных трусах и полосатой футболке, увлеченно орудующий рычагами. Бросив свое занятие и прекратив тем самым пыхтение и смех лже-Графтона, он сделал два шага в сторону и застыл.

- Где же настоящий Уилбур Графтон? - спросил Чак.

- Перед вами, сэр, - ответил дворецкий, после чего поставил на стол драгоценный графин от "Вулворта" и сильно дернул себя за нос. Туловище дворецкого развалилось, скрипя и шелестя, как обмотки мумии, явив гостям живого Графтона в безупречном вечернем одеянии.

- Люблю пошутить! - признался он.

В гостиную вошел настоящий Джеймс с уставленным напитками подносом.

- А теперь, с вашего позволения, я оживлю нашего приятеля.

Вставив мальчишке в ухо какую-то рукоять, он несколько раз провернул ее. Маленький автомат, чуть слышно гудя и выпуская еле заметные струйки пара, пришел в движение. Носом, похожим на свиной пятачок, широко расставленными глазами и нехорошей улыбкой он очень походил на "Президента, Заботящегося о Вас" с вездесущих плакатов.

Стоило седовласому изобретателю подойти к нему слишком близко, чтобы что-то отрегулировать в его жирном загривке, как "Эрни" с меткостью опытного пакостника лягнул его в коленку. - До чего точно! - простонал Уилбур, прыгая на одной ноге.

Робот был как живой. Особенно реалистично смотрелся грязный пластырь на локте. Чарли обманулся иллюзией и совершил оплошность: присел на корточки и предложил Эрни конфетку. Двое патрульных отвели незадачливого коллегу на диван и заставили откинуть голову, чтобы унять кровотечение из носа. Автомат довольно повизгивал, пока Уилбур его не выключил.

- Уверен, что родители не обнаружат подмены, - сказал он, провожая гостей в свою мастерскую.

- Сейчас вы ознакомитесь с чертежами.

Внутренние органы робота были выполнены по образу и подобию живого организма. Сердце и сосуды представляли собой сложную гидравлическую систему, печень - миниатюрный дистиллятор, превращающий съеденное в газообразное состояние и выделяющий из пищи масло, которое частью циркулировало в сосудах, частью сжигалось в крохотном паровом котле, а полученная энергия приводила в действие рычаги. От поршней тянулись ремни, сообщавшие движение конечностям. Уилбур рассказал, как его дедушка, Орвилл Графтон, создал особое вещество в пластинках, толщина которых зависела от интенсивности освещения.

- Дедушка не нашел своему "графтониту" лучшего применения, чем объемная фотография, я же, добавив механические зрачки и желатиновые линзы, наградил парнишку глазами. - Он ткнул пальцем в чертеж. - При проекции изображения на графтонитовую сетчатку благодаря пантографическому датчику происходит передача образов в мозг и их трансформация в движения. Сходным образом был построен слух и осязание робота.

Гидравлическая жидкость представляла собой взвесь красных частиц, похожих на кровяные. Через поры она попадала на поверхность и в результате фильтрации могла сойти за пот.

Мозг включал набор пружин различной степени сжатия, соединенных, как в часовом механизме, с конечностями, внутренними органами и лицевыми "мышцами". Все вместе заменяло Эрни память. Захлопнув папку с чертежами, Графтон приказал Джеймсу наполнить бокалы шампанским.

- Итак, джентльмены, я вручаю вам поддельного Эрни Барнса, чисто американского мальчика, целиком - от резиновых легких и пластиковой кожи до волосяного покрова и зубного аппарата - сделанного в Соединенных Штатах Америки!

- Позвольте одно замечание, - молвил капитан. - Неужели родители не заметят, что их сын не растет?

Изобретатель вздохнул и, отвернувшись, схватился за край стола, чтобы устоять на ногах. Гости в почтительном молчании наблюдали, как он снимает очки и утомленно трет глаза.

- Джентльмены, - заговорил он, - я учел буквально все, что подлежит учету. По истечении одного года у ребенка появятся признаки гриппа. Поднимется температура, возникнет слабость. Он позовет мать, та подойдет к его постели. "Мама, - скажет он, - прости мне мои подлости! Отыщется ли в твоем сердце сострадание? Ибо с этого мгновения я присоединяюсь к сонму ангелов". И вот веки его смыкаются. Безутешная мать опускается на колени и целует его в пылающий лоб. Тем самым включается механизм конца, и Эрни, так сказать...

Патрульные все поняли. Поставив по очереди на стол недопитые бокалы, они молча покинули особняк изобретателя.

Карл получил задание переправить робота в 1937 год.

- Ему приказано притащить ребенка сюда, в штаб, - напомнил капитан Чарлз Конн. - Но Карла все нет и нет. Эрни по-прежнему у власти. В чем загвоздка?

Озабоченно наморщив лоб, он стал перелистывать календарь дежурств.

- Может быть, неполадка таймера? - предположил Чаз. - Вдруг он слез с времяцикла не там, где надо? Мало ли что?

- Ему уже следовало вернуться. Сколько нужно времени, чтобы преодолеть полстолетия? Ладно, сейчас некогда строить догадки. Согласно календарю, нам опять пора двоиться. Я снова стану Чарли, Чарли - Чаком, Чак - Чазом, Чаз Карлом. - Он подождал, пока произойдет обмен бляхами. - Что касается Карла, то мы скоро узнаем, что с ним стряслось. Вперед!

Распевая песню патруля времени (при этом они чувствовали себя болванами, но таков уж был президентский приказ), они оседлали свои сверкающие времяциклы, установили на рукоятях таймеры и укатили.

Карл вышел из-за дерева в 1937 году. Ребенок стоял на коленях в песочнице и, судя по всему, привязывал к хвосту щенка пустую консервную банку. На личике, вызывавшем у прохожих ужас, появилось заинтересованное выражение.

- УБИРАЙСЯ ИЗ МОЕГО СКВЕРИКА! УБИРАЙСЯ, ИЛИ Я НА ТЕБЯ НАЯБЕДНИЧАЮ! НЕСИ ЯБЛОКО, ИЛИ Я... Не слезая с времяцикла, Карл выбрал на прилавке торговца яблоко посочнее и приобрел в аптеке пузырек с эфиром.

- Наверное, - предположил аптекарь, - вам очень хочется, чтобы я спросил, почему на вас золотой шлем футболиста с крылышками и длинный красный плащ. Не дождетесь! Я и не такое видывал...

В порядке мести Карл стянул у аптекаря из-под носа первое, что попалось под руку - "Набор частного детектива для изменения внешности".

Снова превратившись в плохо различимую туманность, он протянул мальчику две ладони. В правой лежало сияющее яблоко, в левой - намоченный эфиром платок.

Протискиваясь по серым, неуютным коридорам времени на времяцикле с неподвижным мальчишкой, перекинутым через раму, Карл сообразил, что ему понадобится более надежное убежище, чем штаб патруля. ФБР, хватившись президента, первым делом нагрянет именно туда. Лучше уж особняк Уилбура Графтона или даже...

- Замечательный план! - одобрил Уилбур. Он сидел у бассейна, поглаживая раненое колено. - Мы переправим его прямо в Белый Форт - единственное место, где никто не вздумает его искать.

- Надо только придумать, как его туда протащить, минуя стражу и ракеты. Уилбур поднял очки на лоб и задумался.

- Знаете Ральфи, собаку президента - огромную уродливую дворнягу?

Карл неожиданно для самого себя пропел:

Ральфи на конину падок.

А ты не жалуешь лошадок?

- Я работаю над копией этой псины. Хочу сделать ее большой, чтобы внутрь можно было засунуть мальчишку. Сегодня после начала комендантского часа вы устраните настоящую собаку, после чего мы отправим туда под видом собаки Эрни.

Карл ждал выхода псины на лужайку Белого Форта для внесения органических удобрений, имея при себе ее копию и испытанный в деле платок с эфиром. Ему хватило считанных минут, чтобы подсунуть охраннику Форта копию и бросить беднягу Ральфи в сумрачном коридоре времени.

Разоблачений не приходилось опасаться: лжесобака могла издавать исключительно собачьи звуки и двигалась соответственно.

Карл возвратился в особняк для доклада. Его ждал сюрприз.

- Должен кое в чем вам сознаться, - молвил старый изобретатель. - Я не Уилбур Графтон, а всего лишь робот. Настоящий Уилбур Графтон изобрел аппарат для омоложения. Решив испытать его, не привлекая к себе внимания, он предпринял путешествие в прошлое, в 1905 год, чтобы работать ассистентом у собственного дедушки, Орвилла Графтона.

- Путешествие в прошлое? Но ведь для этого необходим времяцикл!

- Совершенно верно. В связи с этим он согласился на сотрудничество с патрулем времени. Помните, как перед демонстрацией своего мальчика на паровом ходу он удалился из гостиной, после чего вернулся под личиной дворецкого Джеймса? Это был уже не он, а я. Настоящий Уилбур воспользовался одним из ваших времяциклов, чтобы попасть в 1905 год. Машина вернулась в наше время на автопилоте. С тех пор я и замещаю изобретателя.

Карл поскреб в затылке. Объяснение показалось ему логичным.

- Почему вы все это мне рассказываете?

- Чтобы вы могли воспользоваться ценным опытом. Прибегните к своему набору для изменения внешности и сами прикиньтесь Уилбуром Графтоном. Насколько я понимаю, зарплата у патрульного времени невелика, особенно когда приходится делить ее на пять персон. Я же, в отличие от вас, ни в чем не испытываю недостатка. Можете отойти немного назад в прошлое и заменить меня. - Робот подал Карлу конверт. - Здесь инструкции, с помощью которых вы сумеете меня разобрать, а также собрать аппарат для омоложения, если таковой вам понадобится. Все записано на дискету. А теперь прощайте.

"Почему бы и нет? - подумал Карл. - Голубой бассейн, замечательный дом..."

Джеймс, его отец, скромно стоял рядом, дожидаясь возможности наполнить бокал шампанским. Еще один весомый довод - яркая красота горничной со второго этажа. Можно было бы прожить долгую-предолгую жизнь, время от времени прибегая к омоложению...

Эрни развалился в огромном кресле, любуясь собственной физиономией на телеэкране. Охранник привел собаку, та укусила хозяина. Эрни уже собирался вызвать специальную службу, чтобы преподать Ральфи урок, как вдруг обратил внимание на необычное выражение собачьих глаз.

- Так это ты? - Он расхохотался. - Правильнее сказать, я... В таком случае, не смей больше кусаться, понятно? Иначе так и останешься внутри этой гадости. Смотри, я заставлю тебя питаться дрянью, которую воспеваю по телевидению.

Эрни знал, что мальчишка относится к его словам без всякого доверия.

- Учти, парень, мне ничего не стоит исполнить угрозу. Я президент, что хочу, то и ворочу. Понял, почему я такой толстый? - Он встал и зашагал взад-вперед по тронному залу, с трудом неся перед собой огромный живот.

"Ври дальше! - подумал мальчишка. - Если ты такой всесильный, то почему никак не заставишь всех рано ложиться спать и откусывать язык, позволивший себе ругательство?"

- Да, я всесилен. Но есть одна проблема... Ты, конечно, еще мал, чтобы это понять. Я сам не вполне понимаю, как это выходит, но... Одним словом, "все" это ты, а ты - это я. Я - это все люди, которые когда-либо жили и будут жить в будущем. Во всяком случае, весь мужской пол. Весь женский пол - та девушка, что служила когда-то горничной на втором этаже в особняке Уилбура Графтона.

Он принялся объяснять малышу Эрни сущность перемещения во времени, хотя знал, что тот не поймет и половины. Карл Конн, прикидывавшийся Уилбором, состарился, решил, что пришло время омолодиться, и вернулся назад во времени. Старый злобный пес Ральфи, по-прежнему плутавший в коридорах времени, набросился на него и спровоцировал большую неприятность. Одна часть Карла вернулась в 1905 год, где стала Орвиллом Графтоном, а другая омолодилась с собакой на пару и выскочила в 1937 году.



- Эта часть Карла, мой мальчик, была тобой. Аппарат для омоложения стер почти всю твою память, не считая снов, и преобразил внешность. С тех пор твоя, моя, всеобщая задача - болтаться во времени взад-вперед, - он неуклюже помахал в воздухе толстыми руками, - изображая большую толпу. В следующий раз я стану дворецким, а ты - роботом, изображающим тебя. Потом, может статься, ты превратишься в моего отца, а я - в его отца, а потом ты станешь мной. Понял?

Он опустил собачий хвост, как рычаг, и половинки чучела развалились.

- Хочешь мороженого? Присоединяйся, пока никого нет дома.

Мальчик кивнул. Появилась горничная со второго этажа, прекрасная, как всегда, с президентским пломбиром на тарелочке. При виде ее мерзкая гримаса мальчика стала похожей на улыбку.

- Мама?




home | my bookshelf | | Мальчик на паровом ходу |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу