Book: Дон Кихот с ядерным чемоданчиком



Денис Белохвостов

Дон Кихот с «ядерным» чемоданчиком

«…поцелуй и руку возьми

и посмотри что мы наделали…»

«Линда»

* * *

Ракеты Глебу нравились с самого раннего детства. Первую модель из бумаги он сделал еще учась в первом классе. Правда помогал ему в этом отец. Двигатели он смастерил из «быстрогорящей» целлулоидной пленки, свернув ее в трубочку и потом завернув в фольгу, выпрошенную на кухне у готовящей обед матери. В то время это был дефицит. Ракета естественно никуда не полетела, сгорев «на стартовой площадке» – песочнице в его дворе. Но Глеб навсегда запомнил свист «двигателей» и дым, вырывавшийся в первые секунды из ракеты. Когда во втором или третьем классе, точно он не помнил, учительница стала спрашивать детей кто кем хочет стать, он поднялся и гордо выпалил:

–Инженером-ракетчиком!

На фоне общих ответов других учеников типа «строителем», «водителем», это выглядело необычно и класс невольно затих. Но учительница продолжила опрос и спокойно Глеб сел на свое место. Отец и мать Глеба работали на оборонном предприятии, учительница знала это. В классном журнале, в графе «Место работы родителей» у Глеба стоял пресловутый П/Я(почтовый ящик) № ….. Поэтому ничего странного в том их сын хочет, как тогда писали в газетах «идти по стопам родителей» она не усмотрела.

А в четвертом классе Глеб пошел в технический кружок. Он записался туда сразу как только узнал, что там делают модели ракет. У него самого пока мало что получалось, все сделанные им ракеты или взрывались прямо на старте или дымили и никуда не летели. Несмотря на то, что в качестве начинки для двигателей он пытался использовать все: от охотничьего пороха, «разбавленного» селитрой, до целлулоидной стружки. Только один раз ракета поднялась в воздух на несколько метров, и отклонившись в сторону, застряла в ветвях старого дерева. Глеб чуть не плакал. Не будь этого дуба, может ракета взлетела бы выше. В техническом кружке он впервые сделал ракету, которая полетела. И полетела высоко. Глеб с восторгом смотрел как она стремительно рванула вверх, превратившись в маленькую точку. Потом раскрылся парашют и модель плавно опустилась на землю. Прозанимавшись в кружке два года, он не только многое усовершенствовал в моделях ракет, которые там изготавливали, но и пытался экспериментировать. Сделал двухступенчатую ракету, которая летала раза в полтора выше обычной, смастерил дистанционный электрозапал, для зажигания двигателей, работающий на батарейках. До него в кружке пользовались самодельными фитилями. Но преподаватель, который занимался с детьми, не был рад инициативе нового ученика, в основном он учил ребят работать на станках, а модели ракет служили лишь своеобразной «приманкой» для вновь приходящих. Корпус склеивался из бумаги, в качестве двигателя использовалась охотничья гильза, набитая самодельным порохом. Когда Глеб предложил сконструировать модель побольше – около метра высотой и с несколькими двигателями, преподаватель категорически запретил ему это делать. Глеб обиделся, но не подал вида, он многому научится за время работы там, в том числе подчерпнул знания о металлах, и как их обрабатывать на станках, получая из заготовки нужную деталь. Глебу стало неинтересно в техническом кружке и он ушел оттуда. Но мечтать о том как бы сделать большую ракету не прекратил.

Он часто брал в отцовской библиотеке книжку по баллистике. В тексте и формулах он естественно ничего не понимал, но там были фотографии запусков настоящих военных ракет. Он мог часами листать ее и смотреть на фотографии, где из шахт или из воды вырывались в небо мощные монстры войны.

В начале шестого класса отец впервые взял его с собой на работу. Точнее Глеб упросил его об этом под предлогом, что все одноклассники уже побывали на работе у родителей, а он – нет. Отец сначала отнекивался, постоянно повторяя, что у них режимный объект, но потом пообещал попробовать сделать так чтобы Глеба пропустили через проходную. Это оказалось гораздо легче, чем он предполагал. Волновался больше всего отец, объясняя вахтерше, что мальчику надо пройти с ним, потому что сегодня его не с кем оставить. Та только улыбнулась и сказала:

–Да проходите, что я сама не знаю, как это когда ребенок без присмотра.

Так Глеб попал на оборонный завод.

На этом заводе делали и испытывали третьи ступени настоящих ракет для вывода спутников на орбиту. Глеб с интересом и каким-то внутренним трепетом смотрел на дюзы, переплетение металлических и резиновых трубок и множество других, непонятных для него узлов, когда отец показывал ему цех окончательной сборки. Сам отец работал в Вычислительном Центре, занимаясь прочностными расчетами и имитацией испытаний готовых двигателей. Он с воодушевлением показал и рассказал Глебу об устройстве ЭВМ – больших шкафов с микросхемами и постоянно крутящимися наверху вентиляторами. Объясняя что значат появляющиеся на мониторе маленькие зеленых цифры и латинских буквы. Глеб мало что понял, но ЭВМ ему понравилась, особенно когда отец запустил игру, где надо было из квадратиков, соединенных как придется, собирать целые строки. Отец хотел показать Глебу еще много чего на его взгляд интересного, но зазвонил телефон, и после недолгого разговора, отец вздохнул и пожав плечами, позвал Глеба, сидящего за монитором. Отцу надо было браться за срочную работу и времени дальше заниматься с сыном у него не оставалось. Но зная его мальчишескую страсть к разным железкам и понимая, что в отделе Глеб начнет скучать и отвлекать других сотрудников от работы, отец отвел его на свалку завода, куда свозились все бракованные или не прошедшие испытания узлы и детали.

–Ты поиграй там пока, – пояснил он ведя сына по огромной территории к свалке, – можешь крутить и отворачивать все что хочешь. Там работает мой хороший знакомый Иван Дмитриевич, а в пять часов я за тобой зайду. Извини, но сейчас конец квартала и испытания обязательно надо завершить на этой неделе.

Собственно на свалку, в общепринятом значении этого слова, то что увидел Глеб было совсем не похоже. Большой навес под которым складировались ценные блоки и детали, которые потом должны были отправить на переплавку или использовать для производства других «изделий». А вот за этим навесом располагалась самая настоящая свалка, там стояли ржавые корпуса машин, цистерны с многочисленными вмятинами, и много другого, ненужного никому металлолома, лежащего здесь уже несколько лет. Хороший знакомый отца, завсклада выбракованных изделий, так официально называлась его должность, Иван Дмитриевич, оказался добродушным старичком, чем-то похожим на преподавателя в техническом кружке Глеба, с той лишь разницей, что от Ивана Дмитриевича неприятно несло спиртным.

–Вот паренек, тут все мое хозяйство, – сразу начал хвастаться он, ведя Глеба между нагромождением разных железок, – тут всего полно. Ракету собрать можно. Да что там ракету – космический корабль.

–Не, – Глеб покосился на переплетение проводов в списанном генераторе, – ракету не соберешь —слишком сложно.

Старик явно чувствовал себя одиноко на этом складе, куда редко кто заходил. Поэтому он охотно разговорился с Глебом, точнее рассказывал о своей жизни. Глеб слушал внимательно, изредка задавая вопросы, а потом сам рассказал о кружке и ракетах, которые там делал. Время пролетело незаметно, и когда в пять часов за ним пришел отец, Глеб даже удивленно посмотрел на свои часы, решив, что тот зашел за ним пораньше.

–Ты мальчик заходи когда хочешь, – сказал на прощание Иван Дмитриевич, и когда отец отошел, понизив голос, добавил, – тут у меня «вторая проходная» есть, так я тебя через нее могу пропускать. Если тебе для твоего кружка техники чего надо, ну там электромотор списаный или еще что, так ты не стесняйся, у меня этого добра хватает. Вон видишь – ворота с калиткой, ими сейчас никто не пользуется, но там с обратной стороны кнопка звонка есть. Позвонишь – я услышу.

Глеб поблагодарил старика, сказал, что как-нибудь обязательно придет, и побежал догонять отца. С тех пор он довольно часто стал наведывался на свалку. Сначала он просто гулял там и рассматривал разные блоки и узлы, прикидывая, чем они могли быть в ракете, а затем начал некоторые небольшие устройства таскать домой и разбирать на части. Благо до завода можно было проехать на велосипеде минут за двадцать, а Иван Дмитриевич охотно пускал его на свалку, или как он всегда говорил «на склад бракованных изделий». Одновременно Глеб все чаще заходил к отцу, и все больше увлекался ЭВМ и их устройством. Отец много рассказывал ему о работе компьютеров, объясняя их устройство, поэтому через полгода Глеб уже неплохо во всем этом разбирался.

А потом он посмотрел фильм. Это был обычный советский боевик о том как плохие американцы хотят начать ядерную войну, а хорошие «наши» военные и гражданские люди не дают им этого сделать. Глеб обычно никогда не ходил в кино на один и тот же фильм по два раза, но этот фильм он просмотрел целых пять раз. И всего из-за одной сцены, где из подземного бункера запускалась ядерная ракета, которая должна была спровоцировать войну. В этом эпизоде были использованы документальные съемки реального старта. Эта сцена, когда сначала отдаются команды, и после этого из шахты, медленно, с оглушительным грохотом стартует огромная ракета неся смерть миллионам людей, завораживала Глеба. Нажатие кнопки – и планета снова пуста, очищена от людей. «Апокалипсис наступает не в мистическом виде, а вот так, когда его могут вызвать сами люди», – говорил один из героев. Через несколько дней по телевизору он увидел другой, на этот раз документальный фильм о гонке вооружений, и там демонстрировался ядерный взрыв. Вспышка и огромный поднимающийся вверх «гриб». После этих фильмов Глеб долго ходил сам не свой. В голове постоянно крутились картинки старта ракеты из шахты, боеголовки, несущиеся к цели и ядерные взрывы. В школе ему стало доставаться от учителей за невнимательность на уроках, а ребята стали называть его «задвинутым». Вроде как не от мира сего. Он действительно стал рассеянным и погруженным в свои мысли и видения. Однажды на перемене представляя начало мировой ядерной войны, и смотря себе под ноги он налетел на Нелеву, первую отличницу из их класса, которую учителя всем ставили в пример.

–Блин! Смотри куда прешь! – недовольно воскликнула Нелева.

–Сама смотри! – вяло огрызнулся Глеб.

–Эй, Брусникин, ты что это напялил? – вдруг спросила Ленка, показывая рукой на его школьный пиджак. Глеб посмотрел и с удивлением обнаружил, что вместо обычного красного пионерского галстука он надел зеленый – офицерский. Тот, который его дядя привез из армии и еще давно подарил Глебу.

–Я военный специалист! – неожиданно громко крикнул он, так, что Нелева отпрянула, – поняла? Ядерные силы Континентального Союза!

Нелева посмотрела на него широко раскрытыми от удивления глазами, молча покрутила пальцем у виска и пошла дальше по коридору, а Глеб еще долго думал почему это он так назвался. Потом решил, что собственно это и неплохо. Пусть в его воображении будет существовать такая страна – Континентальный Союз, а он там – занимать пост директора несуществующей ракетно-ядерной базы. Эта фантазия сначала увлекла его, а потом постепенно целиком завладела им. Ночью ему часто снился бункер, откуда он отдает команды на запуск, и старты поднимающихся в небо ракет. Когда на Новый Год мать спросила, чтобы он хотел получить в подарок, Глеб попросил сшить ему офицерскую военную форму. Мать этой просьбе удивилась и предложила выбрать что-нибудь другое, сказав, что это очень сложно, но Глеб упорно просил ее именно об этом. Только уточнил, что в форме надо сделать небольшие изменения. Слева на рукаве должна быть эмблема «Ядерных Сил Континентального Союза», изображавшую ракету на фоне земного шара, а на правом рукаве череп в каске с двумя костями и девиз «После нас только Смерть». Мать повздыхала, попеняла на то какая сейчас странные запросы у детей, но в итоге они остановились на варианте, что она подкроит рубашку дяди Сережи и вышьет эмблемы, а брюки Глеб решил оставить школьные. В первый день школьных каникул Глеб с удовольствием примерил форму, которую сам придумал. Из зеркала на него смотрел аккуратный мальчик в армейской рубашке, офицерском галстуке и темно-синих школьных брюках. Глеб удовлетворенно сам себе кивнул.

–Годиться, – сказал он собственному отражению. Рубашку и галстук Глеб пока снял и положил в шкаф. На каникулах случилось еще одно важное событие, когда Глеб вместе с дворовыми друзьями и управдомом пошли в подвал за шлангом, чтобы залить каток. Они часто бывали в подвале, так как с управдомом у них сложились хорошие отношения. Но только в этот раз Глеб почему-то обратил внимание на небольшую железную дверь в кирпичной стене.

–Что там? – спросил он управдома.

–А это… – обернулся тот, – второй мусоропровод.

–Как это второй мусоропровод? – не понял Глеб, – для чего?

–Так наш же дом – экспериментальный. Точнее был построен по экспериментальному проекту. Эти умники-архитекторы посчитали, что одного мусоропровода мало, вот и добавили второй. А в ходе строительства выяснилось, что он нарушает требуемый запас прочности, пришлось его забетонировать, получилось как бы большая колонна, – объяснил управдом.

–А можно посмотреть? – попросил Глеб.

–Да, пожалуйста, – управдом выбрал один из ключей в связке и протянул ему, – если только открыть сможешь. Все равно ничего интересного там нет.

Глеб с трудом открыл старый ржавый замок и потянул на себя дверь. Та нехотя, со скрипом поддалась. За ней находилась каморка примерно два на два метра, а в потолке зияло черное отверстие, примерно метр в диаметре. Стены плавно сходились к нему. Глеб залез в эту комнатушку и задрав голову, всмотрелся в темноту наверху. Но ничего кроме сплошной черноты не увидел. Лишь небольшой сквозняк свидетельствовал о том, что где-то там есть щель и эта вертикальная труба не забетонирована наглухо. «Как в ракетной шахте», – невольно подумал он. В этот момент управдом позвал его, и Глеб, заперев дверь пошел к выходу из подвала.

А ночью ему приснился яркий, красочный сон. Глеб сидел в своем классе, но только вместо столов перед всеми стояли пульты управления ракетами, а на месте классной доски висел огромный экран-дисплей. Он показывал как стартуют ракеты противника и по нему быстро пробегали цифры координат. Глеб знал, что началась ядерная война, а они – ракетная база и надо как можно быстрее запустить свои ракеты. Он пытается нажимать кнопки, но ничего не выходит. Справа от него сидит его друг Мишка, на нем такая же зеленая офицерская рубашка и галстук, как и на Глебе. Глеб не понимает, почему здесь находиться его друг, ведь Мишка учиться в другой, соседней школе. «Коды! Где коды запуска?!», – кричит Мишка, поворачиваясь к нему. Глеб пытается сообразить, где же эти коды, но опять ничего не выходит. Он не знает где они. «У тебя не получиться!», – слышит он голос из-за спины. Обернувшись Глеб видит Нелеву, которая крутит на цепочке ключ. «Получиться! Я запущу ракету прямо из шахты!», – отвечает Глеб и встает чтобы уйти. На этом месте сон оборвался и Глеб проснулся. «Из шахты!!», – эти слова словно эхо крутились в голове. Он приподнялся на локтях в кровати и вслух тихо произнес:

–Шахта у меня уже есть.

Самым трудным было решиться на эту, казавшуюся безумной идею. Глеб сомневался получиться ли у него, и мучился от этих своих сомнений. Но потом он твердо решил начать задуманное дело. Сначала он собрал у себя дома друзей со двора и уговорил их помогать ему. Первой реакцией на его план было дружное кручение пальцами у висков. Но затем, по мере того как Глеб отвечал на вопросы, недоверие сменилось заинтересованностью, а затем и одобрением. В итоге Мишка, Лешка и Ромка согласились помогать ему делать ракету. Осталось «поработать» с управдомом – выпросить ключи от подвала и как-то объяснить, а для чего собственно они ему понадобились. Объяснение Глеб нашел быстро, он сказал, что сейчас по всем районам создаются компьютерные кружки, чтобы дети изучали ЭВМ, так как за вычислительными машинами – будущее. А так как помещений в школе не хватает, то им сказали, что можно переоборудовать под подобный кружок любой сухой подвал. Все это конечно было полной ерундой, но управдом поверил. Глеб похвалил себя за то что раньше никогда его не обманывал и это теперь очень пригодилось. Он получил ключи от подвала, но со строгим напутствием – возвращать их каждый раз, как только они будут расходиться по домам. Это обстоятельство особо не тревожило Глеба, он в тот же день сделал себе в ближайшем «металлоремонте» дубликаты. Завтра, уже вместе с друзьями он пришел в подвал, чтобы еще раз все внимательно осмотреть и прикинуть где что будет находиться. Больше всего Глеб боялся, что стальная труба мусоропровода кончается где-то в районе последнего этажа и там замурована бетоном, но она выходила прямо на крышу, правда была закрыта большой железной заглушкой. «Не проблема, эту заглушку заменим на открывающуюся по команде снизу», – радостно подумал Глеб. Он сильно изменился за эти дни. Теперь у него была цель и он как одержимый добивался ее претворения в реальности. Первым делом он сделал чертежи ракеты. Мать помогла ему вытащить с антресолей свой институтский кульман и достать из-за шкафа старую чертежную доску, к которой он крепился с помощью зажимов. Как выполняются простейшие чертежи и эскизы Глеб знал, он обучился этому еще в техническом кружке. Когда чертежи были готовы, он собрал друзей у себя в комнате и разложил перед ними листы ватмана.



–У ракеты будет четыре двигателя. Четвертый – ослабленный, тогда она полетит по баллистической траектории, – уверенно и твердо заговорил Глеб.

–А куда она полетит? – перебил его Лешка.

–Не знаю, – на это раз неуверенно ответил Глеб, – далеко наверно, если мы ее в высоту три метра сделаем.

–А что у тебя будет вместо боеголовки? – в тоне Мишки послышалась ирония, – как в маленьких ракетах – парашют? Это неинтересно. Вот бы фейверк сделать, типа салюта.

–Я такой фейверк устрою, мало не покажется! – с угрозой в голосе произнес Глеб, – об имитаторе ядерного взрыва слышал?

–И где ты его возьмешь? – не отставал Мишка, хотя о таком устройстве понятия не имел.

–Сам сделаю! – ответил Глеб, – только понадобятся магний, алюминиевая пудра, бензин, и резиновая крошка. Будет конечно не так масштабно, но думаю сойдет.

–А если она взорвется? – впервые подал голос Ромка и уточнил, – прямо в шахте? Что тогда?

–Тогда всем писец, – ответил вместо Глеба Лешка, – причем полный.

–Нет, послушайте, – Глеб поднял руку, прекращая спор в самом начале, – мы не будем ее запускать. Только в крайнем случае. Ну если к примеру война начнется.

–Тогда зачем ее вообще делать? – задал вопрос Мишка.

–Поиграем…, – Глеб замялся, – у меня отец обещал компьютер на работе списать, так я вам покажу что такое компьютерные игры.

–А что, ребята, это же здорово если у нас будет своя ракетная база! – неожиданно поддержал Глеба Лешка. Глеб обвел всех испытывающим взглядом.

–Ну так как? Поможете мне?

–А управдом? – скептически спросил Мишка.

–Его я беру на себя, если он не увидит ракету пока мы ее будем делать, все будет в порядке, – ответил Глеб.

–Тогда можно попробовать, но не думаю, что у нас это получиться, – кивнул Мишка.

–А я целиком «за»! – Лешка с энтузиазмом поднял руку.

–Трудно это, но может что и удастся сделать, – Ромка тоже нерешительно поднял руку вверх.

–Отлично, тогда завтра после школы едем на свалку. На велосипедах, – подвел итог Глеб.

–Так снег еще не сошел…, – возразил Мишка.

–Плевать на снег, – оборвал его Глеб, – да, и надо принести инструменты, дрель там, отвертки и так далее.

На следующий день они все вместе поехали на свалку к Ивану Дмитриевичу. Глеб сказал, что в техническом кружке они сейчас делают новую модель самолета и им надо посмотреть может какие-нибудь детали можно будет использовать в виде заготовок. Иван Дмитриевич охотно разрешил им взять все, что они выберут. Глеб долго ходил между кучами разных труб и блоков, но ничего подходящего не попадалось. Наконец он прямо сказал Ивану Дмитриевичу, что им нужно четыре трубы определенного диаметра – очень прочных и легких. Как быть с соплами Глеб еще не знал, но думал, что по ходу дела найдет решение.

–Э-э-э ребята, это вам надо в «титановый» цех идти, только там такие делают, – посоветовал Иван Дмитриевич, – вот что, у меня там знакомый работает, он вам поможет. Сейчас ему позвоню, – с этими словами он снял телефонную трубку и стал набирать номер.

Сторож свалки договорился со своим знакомым, о том что тот поможет ребятам, и Глеб с друзьями направились в «титановый» цех. По территории завода они шли как можно быстрей боясь нарваться на охрану, велосипеды остались под присмотром Ивана Дмитриевича. Но волновались они напрасно, охрана была только на проходной и никто не обращал внимания на нескольких мальчишек, которых по идее на территории завода быть не должно. В самом цехе они быстро нашли знакомого завскладом. Тот с ходу спросил что конкретно им нужно. Глеб достал из кармана чертеж двигателя и развернул его.

–Это для нашего кружка, – пояснил он, стараясь чтобы голос звучал уверенно, мысленно он похвалил себя за то, что не написал названия детали, – мы хотим победить в соревнованиях по моделированию ракет.

–А зачем вам ее из титана делать? – с сомнением спросил рабочий, – трубу из алюмишки согните, крышку я вам приварю, а это что? – и он ткнул пальцем в сопло.

–Макет сопла, – ответил Глеб, нервно сглотнув, он чувствовал, что его план может сейчас рухнуть.

–Так это что? Твердотопливный двигатель что ли? – рабочий от удивления присвистнул, – метр семьдесят в длину? И вы хотите, чтобы эта ваша ракета полетела?

Продолжить строить свои гипотезы, а точнее разгадать правду Глеб ему не дал.

–Да что вы?! Это же невозможно, такая большая ракета не полетит! – как можно искренней возмутился он, – да и кто же нам позволит запустить такую махину! Мы просто хотим чем-то выделиться на соревнованиях. Из дерева или из алюминия макет и пять метров высотой можно сделать. А мы хотим сделать модель из настоящих, космических материалов, – и он сделал ударение на слове «космических». Рабочий почесал затылок и задумался.

–Космических говоришь? – медленно проговорил он, – ну это тогда лучше из сверхпрочных пластиков сделать – самые новые материалы. Хотя постой, они же засекречены все.

–Вот видите, – подхватил Глеб, – а про титан все знают.

–Дорогой он, – возразил рабочий.

–Так у вас полно на свалке бракованных деталей из него валяется, а нам всего-то надо – четыре трубки, – мягко попросил он, и после паузы добавил, – и сопла.

Рабочий хитро посмотрел на него и проговорил:

–Ладно, годиться, но с твоего руководителя – благодарность и не одна. Понял?

–Понял, – кивнул Глеб и улыбнулся, – а сколько благодарностей?

–Две, как знакомым сделаю, – проворчал рабочий, – приходите через дня два. Только осторожнее проносите бутылки, не у всех на виду. Заверните во что-нибудь.

–Все в порядке, с этим мы справимся. Спасибо, – поблагодарил его Глеб и они с ребятами пошли обратно. По пути они зашли в корпус Вычислительного Центра, где работал отец Глеба. Тот был как всегда занят, но запустил на свободных мониторах пару игр. Пока друзья увлеченно учились играть, Глеб, подошел к нескольким невысоким стойкам с микросхемами и большими дисководами, стоящими отдельно у стены.

–Пап, а это те стойки, которые вы списываете? – спросил он, его взгляд приковал небольшой пульт с кнопками и переключателями на одной из них.

–Да, – коротко подтвердил отец, – меняем оборудование на новое.

–А можно нам одну из них забрать? – опять спросил Глеб.

–Как забрать? – не понял отец и оторвался от монитора, – вы ее не поднимете, да и как вы ее вынесете? Это же режимный объект.

–Через свалку пронесем, – уверенно ответил Глеб, – все конечно сразу не вынесем, но если разобрать и за несколько раз – то получиться.

–Да зачем она вам? – уже удивленно спросил отец.

–А мы в подвале нашего дома мини-вычислительный центр делаем, – с хитрой усмешкой ответил Глеб, – с управдомом я договорился. Ты же сам говорил что мне надо приобщаться к компьютерам. Так как поможешь с оборудованием?

–Ну даже не знаю, – отец снял очки и потер переносицу, – если ты с управдомом договорился… А что вы там хотите устроить? Эта стойка все равно только с другими работать будет. Отдельно она бесполезна.

–Это так, для мебели, – четко ответил Глеб, – ты обещал настоящий компьютер мне принести, так вот – мы его тоже туда поставим. Это и будет наш Вычислительный Центр.

–В подвале вычислительным машинам не место, влажность там большая и трубы текут, – резонно возразил отец.

–У нас там сухо, не беспокойся, а дома место мало – куда мы его поставим? – успокоил его Глеб.

–Хорошо, – сдался отец, – стойку можете забрать. А вот насчет компьютера – посмотрим. Не так просто, знаешь ли, его списать.

Глеб согласно кивнул, он уже знал, что такой ответ отца – практически означал согласие. В этот же день они с друзьями разобрали стойку от вычислительной машины и перевезли ее в подвал.

В самом дальнем углу подвала Глеб присмотрел комнату, видимо спроектированную архитекторами для хранения разного садового инвентаря дворников, но управдом предпочитал все хранить около двери в подвал, чтобы далеко не ходить, а дворники пользовались маленькой пристройкой во дворе. Что самое важное, хоть там трубы и шли по стенам, но не было кранов из которых обычно капала вода. Глеб с ребятами тут же принялись за ремонт. Первым делом они выкрасили стены в белый цвет, чтобы в помещении стало светлее, а вторым – заменили тусклые подвальные лампочки на люминесцентные, «дневного света». Пришлось правда просить помощи у управдома, чтобы подключить их к сети напряжения, но все прошло нормально. Попутно Глеб взял почитать у него книги по электротехнике, чтобы впредь все делать самому. И уже через несколько дней комната была полностью готова к монтажу оборудования. Ракету Глеб решил окончательно собирать прямо в шахте. Он теперь только так называл бывший мусоропровод. Оставалось достать все узлы и материалы. Накопленных денег у Глеба имелось достаточно много по сравнению с другими ребятами его возраста. Он был единственным ребенком в семье и родственники, особенно бабушка с дедушкой его очень любили. Вот и «подкидывали» часто три или пять рублей «на кино и на мороженое». Поэтому проблем с покупкой «благодарности» состоящей из двух бутылок водки не было. Продавщица, смерив взглядом скромного, невысокого, двенадцатилетнего мальчика, поняла, что сам он эту водку пить уж никак не будет и отпустила товар без расспросов. На всякий случай Глеб заказал у того же рабочего и пятый двигатель – для испытания. Ребята перевезли их в подвал и набили стандартным самодельным порохом, который делали в кружке, но Глеб настоял, чтобы в него для увеличения тяги была добавлена алюминиевая пудра и марганцовка.

–Ты с ума сошел, взорвется! – закричал в ответ на это предложение Мишка.

–Посмотрим, – спокойно, но твердо ответил Глеб, ясно дав понять, кто тут главный. Теперь он был командиром бункера в этой странной «игре».

Испытывали они двигатель на пустыре за железной дорогой. Глеб сделал специальную треногу из толстой проволоки, чтобы поставить двигатель вертикально, вставил в сопло электрозапал и отматывая на ходу провод пошел к остальным ребятам, которые залегли в канаве. Немного приподнявшись, чтобы видеть всю установку, Глеб нажал на кнопку, прикрученную изолентой к двум батарейкам и подающую напряжение на вольфрамовую спираль в двигателе. От электрического тока вольфрам должен был раскалиться и поджечь окружающий порох. В первую секунду после нажатия кнопки абсолютно ничего не произошло. Потом из сопла пошел дымок, в следующее мгновение он превратился в огненную струю и двигатель, оставляя за собой белый шлейф дыма, рванулся ввысь. Это произошло так быстро, что Глеб на некоторое время даже потерял его из вида, а когда снова увидел – тот уже превратился в крохотную точку. Правда такой крохотной точкой в небе он пробыл недолго. Через несколько секунд со свистом двигатель врезался в землю неподалеку от них.

–Ни фига себе! – невольно восхищенно выругался Лешка.

–Годиться, – спокойно сказал Глеб, глядя на дымящееся сопло ракетного двигателя, – теперь можно собирать большую ракету.

Им повезло, их «пробного пуска» из взрослых никто не заметил. Ребята унесли отработавший и частично сплющенный спереди двигатель в подвал и в тот же день начали собирать ракету по чертежам Глеба. Отдельным пунктом шла боеголовка. Ее Глеб собирал сам, не доверяя остальным. Это была сложная конструкция: в центре помещался «дымный» наполнитель из смеси резины и марганцовки, вокруг него Глеб засыпал как можно больше магниевого порошка, а третьим слоем шел охотничий порох, который должен был зажечь сразу весь магний одновременно. Порох он выпросил у знакомого мальчика из другого класса, отец которого увлекался охотой, правда пришлось за это отдать несколько рублей и альбом с марками. Боеголовка вышла довольно большой – и напоминала два соединенных вместе оцинкованных ведра. Тонкие алюминиевые емкости для нее Димка нашел на свалке у Ивана Дмитриевича. Мишка глядя на серую металлическую поверхность неодобрительно покачал головой.

–А если она кому-нибудь на голову упадет? – спросил он.

–Я вывел провода электрозапала из боеголовки и подсоединил их к пиропатронам. Как только двигатели потеряют мощность и ракета начнет падать по баллистической траектории, сработают пиропатроны, которые разорвут корпус и вышвырнут наружу боеголовку, одновременно сработает электрозапал самого имитатора ядерного взрыва. Но там у меня стоит замедлитель, – Глеб усмехнулся, подводя итог, – боеголовка взорвется в воздухе, недалеко от земли.

–Погоди, ты же сказал, что мы вообще эту ракету запускать не будем, – заметил Ромка.

–Да?… Верно, поэтому все вопросы отпадают, – резко ответил Глеб, и словно извиняясь добавил, – но ракетная база у нас все же будет. Ведь мы стоим на страже рубежей Континентального Союза!

–Точно, – поддержал его Лешка, – а когда мы за компьютером поедем? Хочется снова в квадратики поиграть.

На этом спор был исчерпан.

В последующие недели сборку удалось полностью закончить и трехметровую ракету на домкратах подняли в трубу мусоропровода, подставив под нее стальную раму как основание. Теперь ракета в шахте находилась как пуля в стволе, оставался только небольшой зазор между стальной стенкой и покрашенным в белый цвет корпусом.

Глеб много общался с людьми на оборонном заводе отца, когда ходил туда за консультациями или деталями. Как-то он обратил внимание на круглые стальные емкости с ввернутым в них трубкой. Они отдаленно напоминали тыквы. Глеб спросил об их назначении и узнал, что это газогенераторы. В них накачивался воздух, а потом они могли быстро его выпустить, создавая высокое давление.

–Видишь ли, мальчик, – объяснил ему один из инженеров, когда Глеб напрямую спросил его о возможности старта небольшой твердотопливной ракеты из шахты, – если ты запустишь «маршевые» двигатели прямо в стартовой шахте, то пока ракета разгонится, велика вероятность, что она просто сгорит или взорвется от давления самих газов. Чтобы этого избежать нужны отводы раскаленных газов или газогенераторы, которые плавно разгоняют и выталкивают ракету из шахты, а вот потом включаются основные двигатели.

От этих слов Глеба прошиб холодный пот, когда он ясно представил, что же могло случиться, если б он решился запустить ракету прямо сейчас. «Отводы нам делать некуда, – решил он, сразу же собравшись и взяв себя в руки, – придется ставить эти, как их, газогенераторы». Несколько не прошедших испытания «шаров» он с помощью приятелей, в тот же день принес со свалки в подвал. Попутно Глеб выпросил у Ивана Дмитриевича небольшой старый компрессор, который они правда еле дотащили до «базы», потратив на это полдня. Монтаж этого нового «оборудования» занял еще месяц. Но к началу мая ракета была готова к пуску. Глеб сам запер железную дверь, а для верности еще заложил ее кирпичами. Цемент и кирпичи он с друзьями позаимствовали с близлежащей стройки. Пришлось правда купить сторожу блок дорогих сигарет. Теперь ракета была полностью замурована в шахте и о ее существовании говорило только несколько проводов, выходивших из бетона.

С электроникой дела тоже шли не хуже. Четыре стойки ЭВМ стояли по углам, придавая пункту управления, так Глеб назвал их комнату в подвале, серьезность и некоторую солидность. Несколько неисправных мониторов, выдававших на экранах сплошные нули и стоящих прямо на списаных пультах тоже делали помещение отдаленно похожим на ракетную базу. Трубы проходящие по стенам окончательно создавали впечатление, что это ракетный бункер. Глеб работал как одержимый, он запоминал и извлекал из памяти множество сведений по разным отраслям техники. Иногда он сам удивлялся, тому что до сих пор не «сбрендил», хотя некоторые его друзья и знакомые были совсем иного мнения. Последним штрихом, завершающим подготовку электронной начинки пункта управления был обещанный отцом компьютер. А вот его Глеб намеревался использовать «по настоящему», в отличие от другой электронной «мебели», то есть напрямую подключить к электрозапалам и газогенераторам. Только с этого компьютера можно было отдать команду «Старт», запустив ракету из шахты. Друзья помогали Глебу с энтузиазмом, но их иногда настораживала его одержимость и упертость, казалось, что иногда он терял связь с реальностью, перемещаясь в какой-то свой, выдуманный мир. Однажды, когда они монтировали Главный Пульт с Красной Кнопкой, Лешка стал играть, крикнув:

–На нас совершено ядерное нападение!

–Всем занять своим места! – тут же откликнулся Глеб, в его глазах при этом появился сумасшедший огонек, – Леха поднимай стратегическую авиацию, Мишка – за пульт ПВО, Ромка – предупреди соседние базы!

–А ты? – Ромка недовольно покосился на Глеба, вылезая с отверткой из-под стола.

–Я введу ядерные коды! И тогда – «Старт», – на полном серьезе заявил Глеб. Тут он пришел в себя, и осмотрелся словно попал сюда впервые, и про себя тихо добавил, – да, нам еще нужны коды доступа.



Подключение компьютера, его настройка и написание программного обеспечения заняли не так много времени как казалось сначала Глебу. Самым тяжелым было добиться того, чтобы по команде с компьютера включались реле механизма запуска. Но он решил этот вопрос просто – подключил их в гнездо, куда должен был подключаться принтер. Обращение программы к принтеру замыкало реле высокого напряжения, а оно в свою очередь подавало основное сетевое напряжение на газогенераторы. Дальше все шло автоматически: после открытия газогенераторов ровно через три секунды электрозапалы поджигали основные двигатели. Как считал Глеб, к этому времени сжатый воздух должен был вытолкнуть ракету из шахты. С написанием управляющей программы ему помог отец. Он конечно не подозревал, что это не детская компьютерная игра, как сказал ему Глеб, а программа управления стартом. Естественно Глеб не мог не предусмотреть защиты от «несанкционированного пуска», как говорил он сам, часто употребляя ракетную терминологию. Чтобы замкнуть всю цепь требовалось сделать несколько операций: нагнать воздух в газогенераторы, включить сам пульт повернув ключ, ввести коды в компьютер, и только после этого можно было нажать Красную кнопку, и тогда ракета поднимется в воздух. После установки компьютера, который как и обещал списал отец, его друзья стали относиться к затее с ракетной базой более лояльно. Отец вместе с компьютером дал дискету с играми и теперь они, после уроков, вечерами напролет, играли, сбивая самолетики или сражаясь с примитивными монстрами. В своем ракетном бункере они сделали еще несколько атрибутов «настоящих» ядерных сил, увиденных в фильмах: повесили на стенку слева от пульта несколько больших плоских электрических часов, показывающих разное время, но начинающих работать только тогда, когда повернут ключ запуска. А справа от пульта висела эмблема Континентального Союза, нарисованная прямо на белой стене. А так как никто из ребят большие плакаты никогда не рисовал, то пришлось довольно много потрудиться, чтобы она выглядела более-менее пристойно, а не обычной мазней на стенах. Иногда они играли в «Запуск» и было даже немного жутко, когда Глеб отдавал команды, ведь все мальчишки знали, что там, за толстой стеной, кирпичами и железной дверью находиться самодельная, но все же настоящая ракета. Единственно чего Глеб никогда не делал, так это не вводил последний код и не нажимал Красную кнопку, которая торчала над пультом как раз около его правой руки. До нее даже не надо было дотягиваться, просто сдвинуть кисть чуть в сторону и вдавить кнопку в пульт. После таких игр они конечно все отключали. Но чувство мощи, которая подчиняется им, оставалась и это придавало некоторую гордость. С дверью в бункер ребята тоже основательно поработали. Теперь для ее открытия одного ключа было недостаточно, требовалось с наружной стороны набрать цифровой код. А с внутренней стороны Глеб с друзьями прикрутил несколько старых электрозамков, выпрошенных у Ивана Дмитриевича на «складе бракованных изделий». Теперь при включении на пульте тумблера «Боевая тревога», дверь надежно блокировалась, и начинал работать второй компрессор, подающий воздух в помещение с улицы. Зачем все это было надо Глеб и его друзья сами не знали, просто эти устройства в их представлении выглядели впечатляющим и по-взрослому серьезными. «Игра» заходила все дальше и дальше. Глеб сам часто не понимал, где собственно он находиться – в подвале своего дома или в командном пункте за пультом запуска баллистических ракет. Ключ от пульта он повесил на металлическую цепочку и теперь всегда носил с собой на шее. А последний код запуска не сказал никому, но постоянно повторял его про себя, чтобы ненароком не забыть. Иногда он что-то бормотал себе под нос, и когда его окликали – словно просыпался, в первую секунду не понимая где он очутился и как сюда попал. Так Глеб оказался между двумя мирами, реальным и выдуманным: в одном он был обычным советским школьником в темно-синем пиджаке и с красным пионерским галстуком, а в другом – начальником ракетной базы и военным специалистом с ключом на блестящей цепочке, защищающим границы Континентального союза от ядерного нападения.

В школе быстро привыкли к странному поведению Глеба. Уже никто не обращал внимания на то что под школьным пиджаком он постоянно носит темно-зеленую рубашку, и давно обходиться без пионерского галстука, заменив его офицерским. Классная руководительница несколько раз ругала его, но видя что это бесполезно, «махнула рукой» и прекратила. Потому что Глеб каждый раз стоял опустив голову и ничего не отвечал, даже когда на него кричали. Только упорно носил свою придуманную форму несуществующего государства.

В середине апреля, когда до каникул было еще долго, а весна выдалась необычно теплой, подошла его очередь дежурить по классу. Сашка Аравин, с которым он сидел за партой и поэтому обычно они вместе дежурили, заболел, и учительница назначила вместо него следующую по списку Нелеву. В этот день Глеб остался после уроков, и они с Ленкой принялись мыть пол в классе. Он ненавидел эту работу, после нее пиджак и брюки всегда оказывались грязными, а иногда мокрыми. Погода стояла теплая и несмотря на открытые окна в классе становилось жарко. Глеб снял школьный пиджак и бросил его на ближайшую парту. Ленка мимолетно скользнув по нему взглядом, вдруг повернулась и уставилась на него широко открытыми глазами, точнее на его рубашку. В школе Глеб старался не снимать пиджака, чтобы никто не видел вышитых эмблем.

–Брусникин, ты что совсем тю-тю? – ехидно спросила она, покрутив пальцем у виска, – какие еще «Ядерные силы»? Или ты в армию прям сейчас служить собрался?

Глеб пропустил насмешку мимо ушей, продолжая шваброй мыть пол под партами.

–Слышь, Брусникин, а может ты в космос полететь решил? – продолжала цепляться Нелева.

–Отстань! Тебе-то какое дело?! – огрызнулся Глеб.

–Нет, ну я не могу…, – притворно засмеялась Ленка, – космонавт Брусникин! Да тебя к ракете не подпустят. Ты же псих.

–Да причем тут космос?! – не выдержал Глеб, – ты что читать не умеешь? – он повернулся боком к Ленке, чтобы ей лучше было видно и ткнул пальцем в эмблему с ракетой, – мы – «Ядерные силы», а не космос.

Нелева после такого разъяснения еще сильнее засмеялась.

–И где твои ядерные ракеты? Дома что ли? – Ленка естественно и не догадывалась как она была близка к истине, а Глеб предпочел промолчать. Хотя и поморщился от обиды.

–Слушай, а ты эту свою рубашку, что вообще никогда не снимаешь? Я видела как ты и на улице гулял в ней. Ты наверно и спишь не снимая ее и галстука, – продолжала издеваться девочка. Это окончательно достало Глеба. Весь пол был уже вымыт, поэтому подойдя к ведру с грязной водой, он бросил туда тряпку, поставил швабру в угол, а потом неожиданно схватил ленкину сумку, стоящую рядом и размахнувшись зашвырнул ее в противоположный угол классной комнаты. После этого молча подхватил ведро и вышел из класса. Надо было вылить воду в туалет. На обратном пути он увидел, что Ленка стоит у входа в женский туалет. Свою школьную сумку она повесила через плечо, а его – держала в руках.

–Ты дурак, Брусникин, вот теперь иди домой без своего портфеля, – ударение она специально сделала на «о». Глеб отпустил ведро, оно с громким стуком упало на линолеум, и рванулся по коридору к Ленке. «Почему „портфель“, я же с такой же сумкой хожу, как у нее?», – растерянно подумал Глеб, но тело словно за него начало принимать решения. Слава богу бегал он быстро. Нелева хотела просто бросить сумку в женский туалет и убежать, но видя, что не успеет и Глеб поймает ее на пути к лестнице, развернулась и вбежала в туалет сама. Глеб остановился перед порогом в двух шагах от Ленки. «Туалет для девочек – запрещенная территория для мальчиков», – этому неписаному правилу подчинялась вся школа. Тому кто его смел нарушить грозили насмешки и издевательства. И Ленка и Глеб прекрасно знали это.

–Отдай мою сумку! – громко потребовал Глеб.

–А если не отдам? Может отнять попытаешься? Ну отними! – Ленка понимала, что она сама себя загнала в западню, так можно до вечера сидеть, Брусникин никуда не пойдет без своей сумки с учебниками, и это придавало ей агрессии. Ее вопрос поставил Глеба в тупик. На этаже никого не было. В принципе можно было попытаться зайти в женский туалет и силой отнять у Ленки сумку, но с другой стороны она завтра же расскажет об этом всему классу и тогда спокойной жизни конец – засмеют. «Патовая ситуация, – подумал он, – она не выйдет, а я не могу войти».

–Брусникин, ну что ты можешь сделать? Что? – не унималась Ленка, размахивая его сумкой с учебниками.

–Если ты не отдашь мою сумку, я начну ядерную войну! – четко произнес Глеб, с этими словами, даже не почувствовав боли он сдернул с шеи ключ, разорвав цепочку. И на вытянутой руке, держа за обрывки цепочки, показал его Нелевой. На Ленку эти слова произвели впечатление, точнее не слова, а интонация с которой они были сказаны. Она ошарашено смотрела на Глеба пытаясь понять что все это значит. А тот неподвижно стоял, словно каменное изваяние и только ключ покачивался на цепочке, поблескивая полированными сторонами.

–Это ключ от войны, – уже спокойно сказал Глеб. Ленка решила, что у Брусникина совсем «поехала крыша» и что сейчас с ним лучше не связываться. Но выходить она побаивалась.

–Слушай, Глеб, – она впервые назвала его по имени, в их классе все друг друга называли исключительно по фамилиям, – если я тебе сейчас твою сумку отдам, ты драться не будешь? – осторожно спросила она.

–Нет, – коротко ответил он, не шелохнувшись, ключ все так же покачивался в протянутой руке. Ленка неуверенно сделала шаг, готовая в любой момент отпрянуть и подала ему сумку. С Глеба словно спало оцепенение, он торопливо спрятал ключ в карман и подхватив сумку, перебросил ремень через плечо. Потом посмотрел на Нелеву, так все еще с опаской смотрела на него.

–Ну что стоишь? Нам еще класс закрыть надо и ведро я бросил, – сказал он, как ни в чем не бывало, и пошел прочь от женского туалета. Нелева с облегчением вздохнула и последовала за ним. Они быстро расставили все стулья, потом убрали ведро и тряпки. Все это делалось в полном молчании. Глебу разговаривать не хотелось, а Ленка его немного побаивалась, наконец любопытство пересилило страх.

–Глеб, ты вот сказал, что можешь начать ядерную войну…, – нерешительно начала Нелева, закрывая дверь класса на замок, – а как? И что это за ключ ты мне показал – от дома наверно?

–Не совсем, – буркнул Глеб, – а начать ядерную войну легко. Принцип домино, – и пояснил в ответ на вопросительный взгляд Ленки, – достаточно запустить одну ракету. В любую сторону. Все слишком боятся внезапного удара, поэтому сразу нанесут свой. И пошло-поехало.

–Да, но откуда взять эту, первую ракету? – возразила Нелева.

–Можно сделать, – уверенно ответил Глеб, выходя вместе с ней на крыльцо школы.

–Да ну, ты брось, как ты ее сделаешь? – презрительно скривилась Ленка, – там же так все сложно. И большая она – ракета, высотой не меньше сосны.

–Ну не совсем ядерную и полетит она не так далеко, – хитро улыбнулся Глеб, когда они вместе пошли по дорожке, – но шороху наделает прилично. Главное – она будет первой упавшей фишкой домино.

–Все равно не верю. Ерунда это, – Ленка снисходительно качнула головой и поправила выбившуюся прядь волос.

–Возможно все, – твердо ответил Глеб. Они взошли на небольшой пригорок и тут Глеб неожиданно остановился.

–Смотри, – громко, но спокойно сказал он. Однако никуда конкретно не показал, а просто стоял опустив руку, а второй поддерживая висевшую через плечо школьную сумку. С этого пригорка открывался вид на небольшой пустырь, дома-пятиэтажки вдали и старую железнодорожную ветку, которая давно не использовалась. Позади них находились многоэтажные башни более поздней застройки. Стояла на удивление теплая погода для середины апреля. Снег полностью растаял, даже не месте сугробов не осталось обычных черно-серых куч из-под которых текли ручейки. Ленка тоже остановилась и с недоумением осмотрелась. Этот пригорок она уже раз тысячу проходила идя по тропинке в школу или от нее к дому.

–На что смотреть? – не поняла Ленка.

–Пыльный город, такое редко бывает, – скороговоркой, как бы оправдываясь стал объяснять Глеб, – не каждый год, только когда быстро и сильно теплеет как сейчас. Это всего два-три дня продолжается, потом трава начинает расти и дворники убираются и уже не совсем то, все изменяется, начинается обычная весна. А сейчас, посмотри, все в пыли, она осталась от растаявшего снега.

Она начала медленно оглядываться по сторонам и только сейчас заметила непривычное состояние окружающей природы. Теплый, почти летний ветерок и в тоже время голые зимние деревья. Пыльная, сухая земля со старой прошлогодней травой и черными сухими листьями. Она и сама чувствовала особенность этой весны, но Глеб это объяснил словами. Поэтому Нелева из чистой вредности возразила ему.

–Летом тоже пыль бывает, – как можно равнодушнее произнесла она.

–Летом пыль другая, – уже медленнее ответил Глеб, – летом пыль в воздухе. А сейчас она на земле. Видишь? Трава, дома, асфальт – все в этой пыли. Это ненадолго, и красиво. Как бы временная пустота, смерть прошла, а жизнь еще не наступила.

–А ты Брусникин – поэт, – ехидно поддела его Нелева. Она твердо решила сразу как только придет домой – бросит сумку и пойдет гулять. Ей захотелось получше запомнить этот Пыльный город. Порадоваться ему в одиночестве, чтобы никто не заметил ее радости и не высмеял ее, как она сделала это сейчас, посмеявшись над Глебом.

–Я военный специалист! – резко ответил Глеб и быстрым шагом устремился вперед.

–Ладно, – примирительно и вроде небрежно сказала Нелева, поспешив за ним, она чувствовала, что поступила неправильно, – не обижайся. Ты это хорошо придумал – Пыльный город.

Глеб на это ничего не ответил, но теперь больше не смотрел по сторонам, а только себе под ноги.

–А какой город будет, когда Пыльный Город исчезнет? – осторожно, чтобы не выдать своей заинтересованности спросила Ленка, искоса поглядев на него.

–Дымный, – коротко ответил Глеб, его обида успела пройти, и он все же пояснил, – начнут сухую прошлогоднюю траву жечь и вообще костры из всякого хлама, который за зиму накопился.

–А потом?

–Не знаю, – пожал плечами Глеб, снова замыкаясь в себя и своих мыслях о ракетах и ядерной войне.

–Наверно весенний, – предположила Нелева и тут же с иронией добавила, – а после твоей ядерной войны какой город будет?

–Никакого, – спокойно ответил Глеб, – после – вообще ничего не будет, кроме радиоактивной пустыни.

Идя дальше они не больше не разговаривали. Ленка думала о Пыльном городе и предстоящей прогулке – планируя куда конкретно она пойдет, а Глеб, как ни странно о том же, но с другой стороны – что Пыльный город скоро исчезнет, как мираж и долго еще не появиться. Они дошли до перекрестка и тут разминулись. Глебу жил в доме прямо, а Ленка – направо. «Странно, вот разминулись сегодня и даже не сказали „пока“ друг другу, а завтра может война начаться и ведь больше тогда не увидимся, полчаса и вокруг ничего и никого не останется. Я ее даже предупредить не успею в случае ядерного нападения или если сам отдам приказ о запуске. Бункер же автоматически блокируется», – эта мысль как-то сама собой пришла в голову. Теперь преддверие ядерной войны для стало Брусникина реальностью, а не выдумкой или фантазией. Второй, ирреальный мир окончательно перетянул его в себя.

Спал Глеб теперь все хуже и хуже. Настало время ночных кошмаров. Во сне он переживал ядерное нападение, тщетно пытался запустить ракеты и это у него постоянно не получалось. Причины в каждом сне были разные, иногда монитор выдавал сообщения об ошибке в программе, иногда не срабатывал ключ, но чаще всего, когда все уже было сделано и оставалось нажать красную кнопку – он не мог этого сделать. Не мог и все. Однажды утром после очередного такого страшного сна, Глеб утром, вместо школы, пошел в подвал и проверил всю цепочку запуска, все узлы работали исправно. И все же навязчивый страх не покидал его. У него появились темные круги под глазами, в школе он ходил все время сонным, а на уроках отвечал невпопад. Родители списывали все на весенний авитаминоз и переходный возраст, которые как они считали вот-вот должен был начаться. Отчасти они были правы.

Через пару дней после майских праздников, Глеб заснул прямо на уроке алгебры. Этот урок стоял в расписании последним, после него все шестиклассники отправлялись домой. Кабинет алгебры был в этот день занят старшеклассниками, они писали городскую контрольную, и урок учительница решила провести в музыкальном классе, где сейчас никто не занимался. От остальных школьных помещений он отличался тем, что в нем стоял рояль. Старый, немного расстроенный, но все же выдававший под неопытными детскими пальцами набранную мелодию. Больше на нем никто не играл – учителя музыки в школе давно никто не видел. Эта вакансия пустовала еще с прошлого года, и урок музыки вел обычно кто-нибудь из свободных учителей. Ни на одном музыкальном инструменте они играть не умели, нотной грамоты тоже не знали. И поэтому уроки музыки сводились в лучшем случае к прослушиванию пластинок на стареньком проигрывателе, а в худшем – к нудному записыванию биографий музыкальных классиков. К роялю подходили и играли обычно на переменах перед уроком кто-нибудь из девочек, посещающих музыкальную школу. До этого дня Глебу было на всю эту музыку плевать. Слуха у него не имелось «по определению», как сказал отец, и хоть дома у него стоял кассетник, в комнате он выполнял чисто декоративную функцию. Музыки Глеб не любил вообще, никакой. В этот день он сам не заметил как задремал. В последнее время такие незаметные переходы из реальности в мир зыбких миражей с ним случалось очень часто. Дрема в какой-то степени заменяла ему спокойный сон, которого не хватало по ночам, поэтому он старался садиться на последние парты. Там можно было не беспокоиться, что тебя выдернет из сладкой полудремы окрик учительницы и ты будешь как дурак стоять перед всем классом и хлопать глазами, не зная что ответить на заданный вопрос. Нет, конечно оставалась вероятность, что учительница заметит, что он спит, а не слушает, но на задней парте она была все же меньше. К тому же имея репутацию твердого четверочника, Глеб, недавно решив трудную задачку перед всем классом, мог не опасаться что его неожиданно вызовут к доске. Но на этом уроке все пошло наперекосяк. Его опять вызвали к доске, где он изо всех сил напрягая память и мозги все-таки решил пример из учебника. До конца урока оставалось несколько минут и учительница задала домашнее задание, сказав, что начинать его делать они могут уже прямо сейчас, а сама занялась проверкой тетрадей другого класса. «Ну еще чего! Дома сделаю, сейчас все равно башка не варит», – подумал Глеб и решил прилечь прямо на стулья, благо сидел он один. Свою сумку с учебниками он положил под голову в качестве подушки. В классе этого никто не заметил, кто-то решал упражнение, чтобы дома побольше времени осталось, кто-то просто тихо болтал или играл в морской бой, а учительница уткнулась в тетрадки. Сказалось напряжение последних недель и сегодняшнего дня. Поэтому привычно положив голову на руки и мгновенно задремав Глеб не заметил, как обычная дрема, нечто среднее между сном и явью, постепенно превратилась в сон, привычно ставший кошмаром. Глеб снова увидел себя в бункере, вот уже на мониторе перед ним разворачивается карта вымышленного Континентального Союза, с пометками ракетных баз. Откуда-то издалека раздается школьный звонок. Слышатся неясные голоса. Глеб не может вспомнить происхождение этих голосов, но на мониторе уже включился сигнал оповещения о ракетно-ядерном ударе. Глеб срывает с шеи ключ и пытается засунуть его в замок пульта, но ничего не получается – ключ не подходит. И вдруг кошмар стал таять, отступать. Ключ все еще никак не вставлялся в замочную скважину, когда раздались тихие спокойные звуки рояля. Потом исчезли страх и напряжение. Медленная красивая мелодия словно прогнала их прочь, как морская волна сметает мусор с берега. Последним исчез уже не страшный, и ставший каким-то нереальным, бункер. Глеб теперь стоял на высоком балконе. Вокруг него туманный, но теплый день, а перед ним раскинулся желтый осенний лес. Стало невыразимо хорошо и спокойно. Картина перед глазами снова сменилась. Вот он идет по улице и с кем-то разговаривает. Глеб поворачивает голову и видит что это Нелева. Она смеется и о чем-то ему рассказывает. На ней обычная школьная форма – коричневое платье и черный фартук, а Глеб одет в рубашку с эмблемами и зеленый офицерский галстук. Но сейчас он почему-то стесняется своей формы, которой раньше гордился. Кажется что все прохожие должны на него обращать внимание. Он думает что надо бы ее снять, но не пойдешь же по улице полуголым, хоть вроде лето вокруг и жарко. Глеб уже расслабился, наплевав на все приличия, и начал расстегивать пуговицы, как неожиданно проснулся. Он лежал на стульях в душном и пыльном после занятий классе, под головой у него была его школьная сумка, но вот музыка осталась и наяву. Еще не до конца придя в себя после сна он одной рукой протирал глаза, а на другой приподнялся над партой. В классе никого не было. А за роялем сидела Нелева и старательно играла. Глеба она не видела, полностью погрузившись в исполнение неизвестной, но прекрасной мелодии. «Вот те раз, уроки закончились, а я и не заметил, – подумал Глеб, останавливая взгляд на Ленке. Тихая мелодия успокаивала и к тому же Глеб не чувствовал себя после этого сна уставшим и напряженным как в последнее время. Нелева не видела его она вся сосредоточилась на игре. Она вся была погружена в мелодию, иногда ее губы шевелились, словно она тихо подпевала сама себе. А иногда немножко улыбалась одними уголками губ. Ее лицо в этот момент становилось необычно добрым и ласковым. Глеб неотрывно смотрел на нее. „Странно, вот она играет сейчас так здорово, и сама такая красивая, а я раньше не замечал“, – размышлял он. Тем временем Ленка сыграла окончание и тут заметила что в классе она не одна. Улыбка мгновенно исчезла, и она строго и немного презрительно посмотрела на Глеба. Словно он застал ее за чем-то постыдным.

–Сыграй еще, – робко попросил Глеб. Нелева ни слова не говоря начала играть собачий вальс который знала половина класса и который давно всем надоел. Причем старалась как можно сильнее и резче бить по клавишам, из-за чего звучание становилось еще противней. Окончив играть она снова посмотрела на Глеба так, как-будто тот хотел с ней драться: с агрессией и в то же время холодно-презрительно.

–Спасибо, – равнодушно поблагодарил Глеб, имея в виду не этот собачий вальс, а предыдущую мелодию.

–Пожалуйста, – язвительно ответила Нелева и подхватив свою сумку выбежала из класса. Глеб остался один, он сидел за партой и размышлял. «Странные они – девчонки. Не знаешь что от них ждать. Вот Нелева например. Ну что такого я ей сделал, просто попросил сыграть еще что-нибудь, или повторить ту мелодию что она играла. Ведь в музыкальной школе занимается, а она мне назло собачий вальс по клавишам настучала. Это и я могу сделать, – Глеб покачал головой в знак сожаления и взяв сумку неторопливо направился прочь из класса, – нет, с ракетами все же проще: координаты цели, время полета: и в том месте все превращается в радиоактивную пыль». Он по лестнице сбежал на первый этаж, миновал входные двери и выбежал на весеннюю улицу. Глеб невольно отвлекся от своих мыслей, все продолжая вспоминать приятный сон. А главное сам улыбнулся хорошей солнечной погоде и теплому ветру. Начинать ядерную войну ему как-то расхотелось. Ирреальный мир на время отпустил его, а ракета с имитатором ядерного взрыва и бункер откуда можно в любой момент произвести запуск стали далекими и неинтересными.

В этот день Глеб против обыкновения не спускался в подвал, а пошел с друзьями на пруд. Ромка взял удочку, но рыбы они не поймали, зато здорово повеселились бегая по берегу и кидая камни в воду, пытаясь при этом сделать так чтобы брызги обязательно попали на другого. Возвращаясь домой уже под вечер Глеб невольно загляделся на предзакатное небо. Ало-розовое на западе, оно постепенно переходило в темно-синий цвет на востоке. «Я не желал бы сжечь небо, хотя бы потому, что оно такое красивое», – подумал он, но тут же отогнал эту мысль, настолько она показалась ему глупой и нелепой. Тут как раз им повстречались девчонки из его класса, и начался обмен «любезностями». Досталось прежде всего его рубашке и старым резиновым сапогам Лешки. Ребята вместе с Димкой тоже в долгу не остались, сказав пару оскорбительных и довольно глупых насмешек, после чего обе компании разошлись в разные стороны. Такие встречи часто бывали, но в этот раз Глеба отчего-то покоробило что среди девчонок оказалась Нелева и именно она старалась задеть его больше всех остальных. Но все-таки Глебу этот день запомнился как очень хороший. Засыпая, он, предвидя возвращение ночных кошмаров, старался получше запомнить его, прокручивая как в кино наиболее приятные и светлые моменты.

Следующая неделя выдалась прямо противоположной по погоде. Пошли дожди и заметно похолодало. Без куртки пойти в школу, не говоря уже о том чтобы снять пиджак и речи не могло быть. Глеб любил это время, середину-конец мая, когда летняя теплота давала о себе знать в полную силу и можно не надевать такой казавшийся теперь неудобным и тяжелым школьный пиджак, а ходить в одной рубашке. А самое главное, впереди отчетливо чувствовалось наступление летних каникул. Целых три месяца полной свободы – отсутствия уроков, домашних заданий и нудных походов в школу. Но в этот раз все пошло по другому. Мало того что неделя выдалась холодной и дождливой как осенью, так еще и в классе отношения с ребятами обострились. Нелева рассказала всем, что у Глеба с мозгами не в порядке, и вообще его наверно скоро переведут в школу для дураков. Началось все когда она с несколькими подружками подошла к нему на перемене. Глеб сидел и пытался сосредоточиться на стихотворении, которое не выучил дома. Вчерашний вечер он просидел в подвале у пульта, играя с друзьями в компьютерные игры и начало ядерной войны. Ночью, как обычно его посетили страшные и тревожные сны.

–Слышь, Брусникин, – начала Нелева, – вот ты как-то говорил, что можешь начать войну, – она хитро улыбнулась, – еще ключ мне показал. Это правда?

Глеб только молча кивнул в ответ, разговаривать ему сейчас не хотелось, и вдобавок стихотворение никак не запоминалось.

–И как это ты сделаешь? – Глеб не заметил ехидного тона в ее голосе.

–Ключом активизирую пульт, введу пару кодов, а потом…, – он сделал паузу, по прежнему уставившись у учебник, – а потом все. Нажимаешь Красную кнопку и через тридцать секунд боеголовка взорвется.

–А ключ можешь показать? – невинно спросила Ленка.

Глебу сейчас больше всего хотелось, чтобы от него отстали, поэтому он вытащил из-под воротника блестящий ключ на цепочке и молча показал его Нелевой и столпившимся вокруг них девчонкам.

–Ну что я вам говорила, – со злорадством произнесла Ленка и покрутила пальцем у виска, – у него не все дома. Лечиться пора.

С этими словами она развернулась и ушла. Девчонки еще немного посмеялись над Глебом, но видя что он никак не реагирует отстали. Брусникин сидел и смотрел в учебник. Буквы слились в какие-то каракули, текст стал расплывчатым и мысли потекли совсем в другом направлении. «Ну что я ей такого сделал?! За что она меня достает? – невольно начинал злиться он, – я же к ней не лезу и не цепляюсь. И так ночью засыпаю с трудом, так теперь еще эти пристают». В классе к Глебу до этого было нормальное, равнодушно-снисходительное отношение. Но теперь его стали часто задевать, смеясь над рубашкой и ключом под ней. А на уроке физкультуры, проходившем через несколько дней, произошел случай, чуть не выведший его себя.

Погода в этот день видимо вспомнила, что на улице весна. Солнце ярко вовсю засветило с раннего утра и значительно потеплело, а к полудню высушило почти всю влагу на улице, за исключением больших луж. Когда Глеб утром шел в школу над землей даже стояла теплая туманная дымка, сквозь которую весело светило солнце. Настроение у него поднялось и Брусникин, шел в школу почти в радостном расположении духа, особенно когда вспоминал, что до каникул осталась всего одна неделя. Школьный день проходил, как обычно. Уроки чередовались с переменами, и Глеб спокойно относился к насмешкам, не обращая на них внимания. В последнее время он еще больше замкнулся в себе. Сидя один на переменах он часто представлял себя в бункере начальником стратегической военной базы Континентального Союза. В воображении он принимал сообщения и отдавал приказы, отражая ядерное нападение противника. Несуществующий мир грез и фантазий почти полностью перетянул его на свою сторону.

Предпоследний урок физкультуры выдался такой же как всегда. Физрук сказал, что хоть на улице и тепло, но заниматься они будут в зале. Он забыл сказать насчет спортивной обуви для улицы, и не все ее сегодня принесли. Класс повздыхал немного, всем хотелось туда – на школьный стадион, где чувствовалась приближающаяся свобода каникул. Но делать было нечего и ребята побегали несколько кругов, потом залезали по очереди на канаты, а затем физрук дал им волейбольный мяч, сказав, что он сейчас занят и они могут поиграть в вышибалы. Это известие было встречено «на ура» и быстро разделившись на две команды класс начал игру. Глеб оказался в той команде, по которой кидали мяч. Он не особо усердствовал, уклоняясь от него. Признаться честно, ему хотелось, чтобы его «вышибли» поскорее и он ушел отдыхать на скамейку. Но спортивный азарт давал о себе знать и к тому же по нему особо не целились, считая слабым игроком. Поэтому Глеб сам не заметил как так получилось, что он остался на середине площадки один. Это означало, что если в него не попадут в течении десяти бросков – его команда победит. И тут Нелева, игравшая в другой команде громко крикнула:

–Эй, Брусникин, посмотри что у меня есть!

Глеб увидел что в руке она держит его ключ от пульта. Ключ повернув который, можно открыть дорогу в небо ядерным ракетам.

«Нет, пройти в мальчишескую раздевалку и взять мой ключ это уже наглость! Есть же неписаное правило, которое все соблюдают: мальчики не заходят к девочкам в раздевалку и наоборот», – первое что промелькнуло у него в голове, а потом на смену возмущению пришла холодная страшная ярость.

–Ну что, слабо отнять?! А? Брусникин? – продолжала издеваться Ленка, помахивая ключом, тут Глеб заметил что в другой руке она держит мяч. «Значит хочешь поиграть?», – ярость превратилась во что-то более сильное, Глеба заполнила холодная ненависть, проникая в каждую клеточку. Эта маленькая сволочь стащила его ключ от пульта. Ключ от ракеты, ключ от мечты. Он может сейчас подойти к ней и просто вырвать его, но этого недостаточно. Глеб захотел выиграть его, доказать самому себе, что так просто он от своего иллюзорного мира не отступиться. Он начальник ракетной базы, военный специалист, перед ним всего-навсего нетривиальная задача: выдержать десять бросков этого дурацкого мяча. Увернуться от него десять раз. Тем более что кидать эти мячи будет Нелева. Теперь она стала его врагом. От того, что он расставил все по своим местам, Глебу стало спокойней. Гнев совсем исчез осталась ярость и злость.

–Эй Нелева! – закричал он в ответ, так что все этому немного удивились, – а давай так – попадешь в меня хоть один раз из десяти, ключ твой. А нет – ты сама его мне отдашь! Сразу же!

Вместо ответа Ленка с силой метнула в него мяч. Глеб увернулся, это было несложно сделать, так как мяч был направлен точно в него, а стоял он от Нелевой, достаточно далеко чтобы успеть увернуться.

–Раз! – закричали ребята из его команды. Начался отсчет. На той стороне поймали мяч и снова бросили его в Глеба – опять промах.

–Два!

Он стоял на середине площадки, стараясь не отходить далеко в стороны чтобы потом никто не сказал, что он бегал «огурцом», то есть по невидимому овалу. Такой прием конечно облегчал задачу но Глеб хотел выиграть честно. Ленка была одним из самых сильных игроков в вышибалы. Ловкая и меткая, несмотря на свой небольшой рост, она кидала мяч так, что он обязательно в кого-нибудь попадал, а будучи сама «вышибаемой» часто оставалась именно на эти решающие десять бросков. И часто выручала команду за которую играла, попасть в верткую Нелеву было не так-то просто. С другой стороны площадки в Глеба кидали мяч разные ребята, но с этой – только Ленка. Остальные как бы признав ее лидерство даже немного отошли в стороны. Глеб немного присел, так чтобы можно было легче увернутся от мяча, но смотрел он не на мяч, а на Ленку. Прямо ей в лицо. Она тоже сосредоточенно глядела на Глеба стараясь определись в какую сторону он не готов увернуться. Бросок. Глеб интуитивно почувствовал куда она целиться и присел. Мяч просвистел у него над головой.

–Три!

Послышались крики поощрения и невольного восхищения, никто не думал, что Брусникин увернется от такого броска.

–Давай Брусникин! Еще немного осталось! – подбадривали его ребята из его команды. Трудно сказать чего здесь было больше – искреннего «боления» за играющего или нежелания проигрывать. Снова бросок и снова мимо.

–Четыре!

Ленка поймав мяч тут же швыряет его в ноги Глебу, но он высоко подпрыгивает.

–Пять!

–Подавайте быстрее мне! – закричала Ленка, – не давайте ему остановиться. Закидаем его!

Она выбрала самую правильную тактику. Если швырять мяч очень быстро, то тот в кого он летит не успеет сосредоточиться и быстро сделает ошибку.

–Шесть!

Глеб опять уворачивается от летящего мяча. Волнение в его команде растет. Он еще никогда так хорошо не играл.

–Семь!

Тут и в команде противника начинают волноваться. Проигрывать не хочется никому.

–Восемь!

Глеб, отпрянув от очередного мяча поскользнулся и упал. Но не стал сразу вставать. Так и есть! В него кинули мяч целясь в то место где он лежал. Но лежа легче увернуться, что он и сделал, а затем уже быстро вскочил на ноги.

–Девять!

–Мяч кину я! – закричала Нелева и перебежав на другую сторону буквально вырвала его из рук одноклассника. Весь класс невольно напрягся. Теперь все решал один единственный бросок. Она стояла и некоторое время смотрела на Глеба, он тоже не отрывал от нее пристального взгляда. Намокший от пота лоб, не столько от физического напряжения, сколько от волнения. Челка темных волос, растрепленных и лежащих сейчас кое-как. Но самое интересное это ее взгляд. Упорство и злость вперемежку с агрессией. Она злилась оттого что сейчас Глеб вот так запросто может у нее выиграть, и заставить отдать ему ключ, ведь она фактически согласилась на его условия кинув в него мяч. Нет, она не может сейчас промахнуться и проиграть этому идиоту в военной рубашке с дурацкими эмблемами. Над ней же подружки смеяться будут. Сейчас она покажет ему! Краска гнева стала заливать ее лицо. «Все, сломалась», – успел подумать Глеб, прежде чем Ленка со всей силы запустила в него мячом. Прямо в грудь. Но он уже ожидал этого. Того что она не станет думать, а швырнет мяч просто так, со злости. Увернуться от такого сильного броска он бы не смог, поэтому Глеб упал на спину выставив назад руки. Мяч пролетел над ним.

–Десять! Ура! – раздалось со скамейки и словно в подтверждение окончания этих странных соревнований раздался звонок. Все пошли к дверям физкультурного зала, на ходу обсуждая эту интересную и напряженную игру. Глеб подошел к Ленке.

–Ключ! – твердо, с осознанием своего права, потребовал он и протянул руку.

–На! Подавись, – Нелева не глядя на Брусникина положила ему на ладонь ключ и поспешила к выходу. В раздевалку для девочек она заходила последней.

–Нелева! – около входа в раздевалку Глеб окликнул ее и показал жест, согнутую руку в локте, перехваченную в сгибе другой рукой. Неприличный жест, означавший «Пошла ты на …». Ничего ответить она не успела, Глеб уже скрылся в раздевалке для мальчиков. На шее у него как медаль болтался ключ от пульта.

После урока Глеб вместе с усталостью чувствовал внутреннее удовлетворение, от того что отомстил Нелевой за все обиды. Следующим уроком и последним на сегодня стояла в расписании литература. Сначала Глеб сидел и все внимательно слушал, но потом усталость и напряжение «схватки» с Нелевой на физкультуре дали себя знать и его, как обычно, стало клонить ко сну. Он уже почти задремал, когда увидев, что Брусникин «клюет носом», учительница литературы вызвала его к доске и минут десять пытала, что за образ Дон Кихота Сервантес описывает в своем одноименном произведении. Тут Глеб не выдержал и сорвался, нервы у него были уже на пределе. Он первый раз в жизни нахамил и почти накричал на учительницу.

–Да псих он этот ваш Дон Кихот! Дурак полный! Война с мельницами! Что ему эти мельницы сделали?! А если так хотел их снести, так взял бы что-то помощнее копья! Динамит например!

Учительница литературы проработала в школе очень долго, и в этой ситуации решила не наорать в ответ, тем более что Глеб никогда не хулиганил на уроках и не кричал, а «победить» его в честном споре.

–Ну динамита тогда еще не изобрели, – спокойно констатировала она в ответ на его истеричное замечание, – а насчет Дон Кихота ты сильно ошибаешься. Он прежде всего был рыцарем и совершал подвиги во имя своей прекрасной дамы. Вел войну в одиночку. Это говорит о силе его духа и чистоте помыслов. Вот ты бы, к примеру, смог начать войну в одиночку из-за девочки?

В классе послышались смешки. Глеб опешил. В шахте его дома стояла баллистическая ракета. Под рубашкой у него ключ от пульта, код он помнил наизусть.

–Да хоть сейчас! – он нисколько не успокоился, наоборот, его словно начало разгонять, как реактивный истребитель перед взлетом, – только покажите из-за кого мне ее начинать? Из-за этих что ли?

Жест в сторону сидящих ребят почему-то получился именно в сторону Нелевой, или Глебу просто это показалось.

–Татьяна Алексеевна, да у него того, – Нелева насмешливо-издевательски ухмыльнулась и в который раз покрутила пальцем у виска, – он на шее ключик носит, говорит, что это ключ от войны.

Глеб чисто автоматически схватился за ключ под рубашкой. В классе послышался уже откровенный смех и посыпались издевательские шутки.

–Значит все хотят войны?! – закричал Глеб, а учительница литературы подумала что уже пора одернуть его, но не успела, – ты хочешь?

Указательный палец как пистолет нацелился в Нелеву.

–Давай! Начинай! – крикнула на полном серьезе Нелева, ей было очень обидно за то что она проиграла на физкультуре и сейчас ей представился отличный шанс выставить Брусникина в глупом виде.

–Вот видите, Татьяна Алексеевна! – он обернулся к учительнице и она невольно отпрянула от разгневанного мальчика, – я могу начать войну из-за девочки! И начнется она именно из-за нее! А вашему гребанному Дон Кихоту до меня далеко. У него ракет не было!

–Да врешь ты все! Откуда у тебя ракеты? Где они? —не унималась Ленка, твердо решив посадить Брусникина «в лужу».

–В подвале моего дома ядерная ракета! – громко объявил, раскрыв свою тайну, Глеб, и предупреждая следующий вопрос пояснил, – а шахта – бывший мусоропровод.

От такого его заявления заржал весь класс. Глеб стоял и смотрел на веселящихся одноклассников, но перед глазами почему-то все время оказывалась Нелева. Пока учительница пыталась успокоить класс, он начал медленно расстегивать пуговицы на синем школьном пиджаке. А когда дошел до последней, распахнул полы, стянул его с себя, и рывком сбросил на пол. С этого момента он стал полноправным командиром военной базы. Отступать Глебу больше было некуда, к тому же абсолютно не хотелось это делать. Все в общем-то привыкли к его рубашке и зеленому галстуку, но как только пиджак упал на пол, класс невольно присмирел. Все почувствовали, что в воздухе будто щелкнул невидимый переключатель, мгновенно изменив ситуацию и перенеся всех в выдуманный мир Брусникина. А сам Глеб теперь шел как самолет на автопилоте. Все действия четкие и казалось бы продуманные, но разум их не контролировал. Он словно робот, действовал по программе, когда известно что нужно делать в данный момент, но следующая команда еще не поступила. Шутки кончились. Программа запущена и выполняется, невидимый отсчет начался.

–Я за другими офицерами базы. Только с ними я могу показать бункер, а пока кто не верит мне, может забраться на чердак моего дома и посмотреть на люк шахты, – сказав это он быстро вышел из класса. За ним как по команде, на ходу собирая учебники со столов и запихивая их в сумки, устремились остальные ученики. Напрасно растерявшаяся учительница литературы пыталась их остановить невнятными фразами «Куда вы… урок же еще не окончен…». Через минуту класс был пуст.

Татьяна Алексеевна подняла с пола глебин пиджак, положив на стул рядом с его сумкой, взяла классный журнал и заперев дверь, пошла в учительскую, приговаривая на ходу:

–Ну надо же… Брусники сорвал урок. И ведь всегда такой спокойный, послушный, а сегодня он и другие – все как с цепи сорвались.

Глеб добежал до соседней школы минут за пять, она стояла недалеко, около перекрестка. Он помнил, что Мишка и Лешка учатся в шестом «Б», а Ромка в «В». Так получилось, что его друзья учились в другой школе. Больше всего времени у него ушло на то чтобы найти их класс, школа была старой постройки и Глеб почти ни разу там не бывал. Но он быстро сориентировался, нашел стенд с расписанием уроков, а по нему номера кабинетов где они проходили. Как раз когда он подходил к классу, где должны были заниматься Лешка и Мишка, раздался звонок. Школьный день закончился. Глеб увидел их сразу как только вошел в класс, растолкав выходящих и торопящихся домой учеников.

–Леха, Миха, быстрее в бункер! У нас возможно будут гости! Объявляю учебную тревогу!

–А кто придет? – лениво спросил Миха, – управдом?

–Нет! Гражданские из моей школы, – Глеб явно не отдавал себе отчета в происходящем вокруг, реальность перестала для него существовать, – покажем им верх шахты и бункер, но дальше не пустим. Где Ромка?

–Да вроде у себя в классе должен быть… Хотя уроки уже закончились…, – неуверенно протянул в ответ Лешка, он почувствовал, что сегодня что-то идет не так, но что конкретно, понять не смог.

–Я найду его, а вы пока идите к дому, если там будет кто-то из моего класса, то скажите – пусть поднимутся на крышу. А один из вас откроет стартовый люк, – продолжал отдавать приказы Глеб.

–Но стартовый люк можно открыть только с твоего компьютера, а ключ от подвала у тебя и кода электрозамка я не знаю, – возразил Мишка.

–Ладно, попробуйте открыть люк руками, просто разведите створки в стороны, а после разберемся, – Глеб быстро замотал головой, стараясь привести вихрь мыслей в относительный порядок, но это не помогло, он стал уже забывать очевидные факты, – бегите к шахте, и ждите меня! До меня туда никого не пускайте! А я – за Ромкой.

Мишка и Леха побежали по коридору к лестнице, а Глеб – в противоположную сторону. Завернув за поворот и добежав до ромкиного класса, он увидел только спины уходящих домой учеников. Но взглянув пристальней он узнал Ромку, который говорил о чем-то с другим мальчишкой. В два прыжка Глеб догнал их.

–Побежали быстрее в бункер! Там посторонние! – запыхавшись от слишком быстро идущих для него событий, закричал Глеб, – учебная тревога! Угроза безопасности Континентального Союза!

Ромка отшатнулся от него, но Глеб схватил его и буквально силой заставил бежать за собой.

–Да погоди ты, объясни что случилось?! – недоуменно спрашивал Ромка, сбегая вниз по лестнице вслед за Глебом, одновременно пытаясь освободить рукав пиджака от глебиных пальцев, казалось намертво вцепившихся в него.

–Быстрее, Лешка и Мишка уже вышли, скоро будут на месте, – вместо ответа пробормотал Глеб, отпуская его пиджак.

Ромка даже же успел взять свою куртку и сменную обувь из раздевалки. Они выбежали из школы и бросились к глебиному дому. Ромка на ходу пытался что-то спросить или выяснить, но Глеб или не отвечал или что-то невнятно говорил себе под нос. Они бежали по ярко освещенной полуденным весенним солнцем улице, легкий ветерок шумел в еще не успевшей потемнеть изумрудной листве деревьев. Но Глеб не замечал ни весны, ни солнца. Мыслями он находился уже в бункере. «Дон Кихот раскрыл свой ядерный чемоданчик», – пришла в голову забавная мысль и Глеб нервно расхохотался ей. Он точно не мог сказать, чего сейчас хочет, доказать одноклассникам и Нелевой, что он не врет, или сделать что-то большее, намного страшнее, и от этого странно притягательное. Иногда смотря по сторонам, Глебу казалось, что сейчас он идет в каком-то иллюзорном, призрачном мире. Солнце деревья, ребята в пионерских галстуках, спешащие из школы домой после уроков. Но вот пройдет ударная волна от атомного взрыва и она это все сметет, а то что он сейчас видит – исчезнет, как мираж в пустыне.

Они подошли к глебиному дому, у подъезда которого стояли несколько мальчиков и девочек из его класса. Среди них была и Нелева. Увидев ее, нервное напряжение и взвинченность у Глеба достигли крайних пределов. Но он не подал виду, невидимая пружина внутри него сжалась еще больше.

–Где остальные? – тоном командира спросил он. Ромка стоял рядом и решил пока не вмешиваться и ничего не говорить.

–На крыше, им там твои друзья эту, как ее…. шахту показывают, – быстро ответил один из мальчиков, а Нелева тут же перебила его, сказав презрительно-снисходительным тоном:

–Я там уже была. Ничего особенного не увидела, твоя шахта на колодец похожа, такие наверно на каждой крыше есть. А где же сама ракета, Глебик?

От этого ее обращения «Глебик», Глеба передернуло. «Значит хочешь все увидеть и убедиться сама что я не шучу или обманываю?! Да пожалуйста! Мне не жалко, и такие „колодцы“ есть не на каждой крыше, а только здесь!», – подумал он.

–Пошли! – коротко приказал он вслух, обращаясь не только к Нелевой, но и ко всем собравшимся. Ромка ничего не сказал, и лишь выражение озабоченности и беспокойства на лице показывало, что ему все это не нравиться. Все, вслед за Глебом, завернули за угол дома и спустились по небольшой бетонной лестнице вниз. Глеб достал из кармана ключи, которые в последнее время всегда носил с собой, и отпер обитую железными листами дверь. Войдя в подвал он первым делом включил свет. Под потолком загорелись несколько тусклых лампочек.

–Фу, ну и вонь, – раздался недовольный голос Ленки, но Глеб его не слышал, а остальным ребятам было очень интересно чем же все это закончиться, и они молча шли за Глебом. Он твердым, уверенным шагом, пройдя почти весь подвал, подошел ко второй двери, которая вела в его командный пункт. Глеб сунул ключ в скважину и два раза повернул его, потом набрал код на цифровом замке. Раздался негромкий щелчок и дверь открылась. Сразу же вспыхнули матовые люминесцентные лампы заполняя помещение ровным, ярким , но безжизненным светом. Свет включался автоматически, как только открывалась дверь. Глеб сделал эту дополнительную автоматику, потому что считал что так удобнее. Но чтобы выключить лампы, надо было нажимать кнопку на пульте. Ребята осторожно заходили в помещение, с удивлением рассматривая стойки ЭВМ, неработающие мониторы и сам пульт. Было что-то нереальное, в том что в обычном подвале, за дверью прячется непонятная и немного пугающая махина командного пункта. Нелева тоже смотрела на окружающее вот все глаза, ругая себя за то что вовремя не прикусила язык, и теперь ей что называется «утерли нос». Между тем Глеб, сел в кресло за пульт и сказал вошедшему вслед за ним Ромке:

–Включай машину!

–Э.., может не надо? – спросил Ромка, ему не нравилось происходящее все больше и больше.

–Включай! – закричал Глеб, и тут же спокойно, словно переключив внутри себя тумблер, начал рассказывать тоном отличника, читающего доклад, – ракету увидеть нельзя, она в шахте закрыта. Вы теперь на ядерной ракетной базе. А это командный пульт. Отсюда я могу запустить ракету, если создастся угроза нападения на Континентальный Союз или я получу прямой приказ командования.

Одновременно Ромка начал переводить большие тумблеры включения питания в положение «Вкл.». Раздался сначала усиливающийся, а потом ставший равномерным гул, завертелись лопасти охлаждающих вентиляторов наверху стоек с микросхемами, замигали светодиоды и лампочки на пульте. Всем, кроме Глеба стало немного страшно, но тем не менее интересно. Только вот чем все это может обернуться никто не знал. Глеб потянулся через стол и включил свой персональный компьютер. В этот момент в помещение зашли Лешка.

–Лешка – за пульт! – спокойно отдал приказ Глеб, пока на экране дисплея пробегали строчки зеленых букв и цифр.

–Глеб, там я показал твоим ребятам шахту, люк мы вручную открыли, Мишка на крыше остался, – сообщил Лешка, и замолчал, почувствовав царившее в воздухе напряжение. Затем сел на стул у пульта.

–Закрыть шахту! – отдал приказ Глеб. Ромка облегченно вздохнул и нажал одну из кнопок на пульте. Вверху, на расстоянии нескольких десятков метров, створки люка плавно закрылись, а смотревшие в шахту и искавшие что бы можно туда бросить, для проверки глубины, одноклассники попятились назад. Мишка остался с ними, чтобы никто не вздумал что-нибудь кинуть в открытый люк, решил, что пойдет в бункер, когда все уйдут с крыши.

–Сама ракета за этой стеной, – кажущимся спокойным и отрешенным голосом сообщил Глеб, глядя на экран, и показывая рукой на стену за спиной, – стена толстая, так что находящимся в бункере при запуске ничего опасного не грозит, – и пробормотал для себя, – а газогенераторы не заряжены – непорядок, – затем громко продолжил, – надо ввести с пульта два пароля и отдать команду «Старт». Это несложно – нажать вот эту Красную кнопку, – небрежным жестом он показал на кнопку около себя.

–А она большая, эта твоя ракета? – спросил его одноклассник Сашка Полынев.

–Средней дальности. Если по размерам, то метра три в высоту, – ответил Глеб и натянуто улыбнулся.

–Ни фига себе! А покажи ее, – попросил другой мальчик, Пашка Желудев.

–Я же сказал! Ракета на боевом дежурстве в шахте! Нельзя на нее посмотреть. Если ты ее и увидишь, то в последний раз, – не сдержавшись выкрикнул Глеб, что делать дальше он не знал. Его компьютер за время пока он объяснял устройство бункера, успел загрузиться. Когда на экране возник общий запрос на пароль, Глеб мог ввести пароль, запускающий игры, и все свести к шутке, невинной забаве. Все бы стали пробовать играть и о ракете на время забыли. Но неожиданно раздался голос Ленки обратившейся к присутствующим:

–Надо в милицию сообщить! Брусникин совсем спятил. У него наверно действительно здесь стоит ракета, если он такой…, – она подыскивала слово, но не нашла, – вобщем если он тут такие штуки понаставил.

В душе Нелевой было страшновато. Равномерно гудящие стойки ЭВМ, эмблема Континентального Союза на стене, несколько неработающих круглых электрических часов на другой стене, показывающих разное время, Глеб в военной форме за пультом компьютера, все это создавало иллюзию жуткого фильма, сна, из которого хотелось выбраться, но все же было очень интересно что произойдет дальше. И любопытство пересиливало страх. Но оставалась еще обида и злость на Димку за «вышибалы» и то что теперь она по его милости выглядит глупо. Поэтому она и упомянула милицию. «А вообще-то жалко Брусникина, он ведь хороший, хоть и сумасшедший. Противно признать что он мне несмотря на все это нравиться», – подумала Ленка.

От слов Ленки Глеба словно током ударило. «А собственно что они тут все делают? – возмутился он про себя, – это моя база, мой пульт запуска. Посторонние не должны проникать на территорию военного объекта!».

–А ну пошли отсюда все! – закричал он, – посмотрели и хватит!

Ребята невольно отступили к двери и только Ленка осталась на месте.

–Вон отсюда! – снова закричал Глеб, ребята стали нехотя выходить обсуждая увиденное, некоторые покручивали пальцем у виска, другие наоборот восхищались Глебом и хотели прийти сюда еще раз. Нелева осталась стоять около пульта.

–А тебе что особое приглашение нужно? – набросился на нее Глеб. Однако Ленка выдержала его атаку и не отступила.

–Никуда я не пойду! Что драться будешь? – резко спросила она, все же невольно пригнувшись и ожидая удара.

–Нет, – вдруг успокоился Глеб, и подойдя к двери рывком захлопнул ее, – драться я с тобой не буду. Но если хочешь остаться – садись за пульт, на место Мишки.

Ленка пододвинула стул и села слева от него. Глеб вернулся на свое место и сел в кресло словно застыл, уставившись в монитор.

–Брусникин, ты что задумался? – примерно через минуту, потеряв терпение, спросила его Нелева, – сейчас наши милицию приведут, иначе ты здесь все взорвешь. Лучше выключи все и пойдем отсюда.

Последние слова она произнесла требовательно, ей становилось все более страшно, и еще она вопреки себе переживала именно за Глеба. А он сидел словно в столбняке и не мог пошевелиться в своем командном кресле. Казалось душа сейчас отделилась от тела или кто-то другой управлял им. «Так, сейчас они войдут сюда и все кончиться, – медленно прозвучал в голове на удивление спокойный голос, – милиция вывезет ракету и взорвет где-нибудь на военном полигоне, а меня…, хотя стоп, что я так волнуюсь о себе? Главное – они уничтожат базу. А вот это даже не угроза, а прямое нападение. Вот этого допустить я не могу, ведь я должен защищать Континентальный Союз». Одновременно с этими мыслями правая рука Глеба, незаметно, сама собой, медленно перемещаясь по столу. Когда она достигла кнопки «Аварийное закрытие дверей», то вдруг быстро нажала на нее. Щелкнули замки – дверь закрылась. Сразу после этого раздалось шипение – закрылись вентиляционные пневмозаглушки и заработали два кондиционера, нагнетая воздух в комнату. «Защита от химического оружия – притяжная вентиляция», – вспомнились Глебу слова завскладом, служившего когда-то в войсках химической защиты. Секундные стрелки на часах ожили и забегали по циферблатам. Теперь Глеб очнулся, вернее его состояние апатии и беспомощности сменилось на другое – активное. Он хотел действовать и действовать немедленно. Тормоза исчезли.

–Боевая тревога! – скомандовал он, – мы атакованы!

Он сказал это скорее для себя, чем для других. Ромка и Лешка смотрели на него ничего не понимающими взглядами.

–Лешка, поднимай штурмовую авиацию! Ромка, свяжись с системами стратегической противовоздушной обороны! – не замечая никого вокруг отдавал распоряжения Глеб. Сам он быстро набрал на клавиатуре вместо пароля команду «Боевая тревога», одновременно это был пароль переключающий компьютер на выполнение программы запуска. И компьютер исправно начал выполнять эту программу. Снова появилось строка «Введите первый пароль, активизирующий боеголовки». Глебины пальцы забегали по клавишам. Комбинацию букв и цифр он давно помнил наизусть. Ленка сидела и не знала что делать, она растерялась, такого оборота событий она никак не предвидела.

–Включить газогенераторы! – приказал он. Лешка послушно щелкнул тумблером питания компрессора, а затем нажал одну за одной кнопки закрытия клапанов газогенераторов. Раздался дикий рев, казалось что компрессор сейчас взорвется от непосильной нагрузки. Глеб этого почти не слышал. Он снял с шеи цепочку с ключом, вставил его в замочную скважину на пульте и повернув, замкнул цепь, которая соединяла компьютер и ракету.

–Открыть стартовый люк! – приказал он сам себе и тут же выполнил отданную команду, левой рукой нажав кнопку на пульте. На крыше створки люка быстро разошлись в разные стороны, открывая пустой и кажущийся бездонным колодец шахты. Ребята на крыше еще не успели уйти и сначала подошли к краю, но потом инстинктивно почувствовав опасность, стали отходить к двери на чердак, совещаясь между собой что сейчас лучше сделать, остаться или идти в бункер. А внизу в подвале, ракета нацелилась в небо.

Теперь оставался последний пароль. После него нажатие Красная кнопки могло взрывать мир. И тут наступила тишина, показавшаяся Глебу абсолютной. Компрессор закончил работу. Газогенераторы стояли под давлением. Глеб медленно набрал последний пароль, на экране вместо звездочек буква за буквой появилось слово «Апокалипсис». Глеб нажал «Ввод». «Ракета готова к запуску, боеголовка активизирована, координаты цели введены», – отрапортовал компьютер зеленой строчкой на середине экрана. Ленка уже поняла что это все не игра и не шутка, но растерянность словно парализовала ее. Она не могла не то что помещать Глебу, но просто пошевелиться. Ленка смотрела на него большими удивленными глазами. Глеб медленно повернул к ней голову, в темных зрачках не отражалось никаких эмоций, но Ленка поняла что сейчас сбудется самый страшный кошмар людей.

–Вот так Леночка и начинаются термоядерные войны, – тихо произнес Глеб, и в то же мгновение даже не нажал, а ударил по Красной кнопке, закричав:

–Старт!

Тряски при запуске как это показывали обычно в фильмах не было. Глеб ощутил только глухой удар, который немного сотряс дом, когда газогенераторы разом выпустили закачанный в них компрессором воздух, а электрозапалы подожгли спрессованный порох в двигателях. Ракета, как пуля под появившимся давлением начала свой еще никому не видимый разбег вверх по шахте, все набирая и набирая скорость. А в твердотопливных двигателях уже разгоралось пламя, но еще недостаточное сильное, чтобы самостоятельно дать ракете ускорение. Глеб сидел в кресле и тупо смотрел на экран дисплея с бесполезным уже сообщением «Ракета запущена». Теперь от него ничего не зависело. Он освободил ракету. Те кто стоял на крыше замерли после толчка, и в страхе стали наблюдать что же будет дальше, смотря на люк. Это не заставило себя долго ждать. Через пару секунд ракета вылетела из плена шахты и казалось на секунду замерла в воздухе. Солнце осветило белые покатые бока, закругленный обтекатель, и красные шашечки в два ряда на головной части. А потом включились маршевые двигатели с грохотом унося ракету ввысь. Одноклассников Глеба обдало горячим воздухом пахнущим серой. А ракета все быстрее стала подниматься вверх на серо-белом дымном столбе, постепенно отклоняясь от прямой линии и ложась на баллистическую траекторию. Все смотрели на этот поневоле завораживающий подъем. Поднимающуюся ракету, кроме глебиных одноклассников видели и многие другие люди. Автобус, ехавший через мост неподалеку, был набит под завязку, этот маршрут ходил редко. Пассажиры стояли или сидели и от скупи смотрели в окна, на весенние деревья, теплые, залитые солнцем улицы, синее небо, огромным куполом протянувшееся до крыш самых далеких домов. И вдруг увидели медленно, как им казалось, вырастающий серый столб с белой ракетой наверху, плавно отклоняющийся в сторону центра города. Все с удивлением и непониманием смотрели на это зрелище, как на мираж в пустыне. Такого просто не могло быть. Это же город, столица, а не ракетный полигон или стратегическая база. И только один пожилой военный побледнел и сглотнув вслух хрипло произнес: «Началось». Он понял что это означает.

Офицер НАТО, или Северо-Атлантического военного союза, если перевести абревеатуру на русский, Джеральд Картер, расслабленно сидел в удобном кресле и смотрел на показания радара. «Ужасно скучная работа, – думал он, – сплошные дежурства, иногда разбавляемые учениями». Он только что заступил на дежурство за пультом радарной станции раннего обнаружения целей, расположенной в Федеративной Республике Германия, когда на экране радара появилась точка с координатами и монитор справа выдал сообщение о старте ракеты со стороны СССР. Сначала офицер просто не поверил своим глазам. За долгие часы дежурства и редкие учебные тревоги он привык к мысли что такого быть не может. Никогда. Поэтому он оцепенел в первые секунды, глупо пялясь в монитор на котором высвечивались грозные сообщения посылаемые программной обработки данных из компьютера станции. «Цель опознана как баллистическая ракета средней дальности. Ракета ложиться на баллистическую траекторию. Параметры полета… Расчетное время достижения зоны поражения….». Одновременно завыла сирена боевой тревоги. И тут же зазвонил один из телефонов. Джеральд Картер оторвал взгляд от монитора и взглянув на телефон побледнел. По этому телефону можно было разговаривать только в одном случае. В лишь одном случае он мог позвонить. Телефон главного штаба НАТО не использовался во время учений. На нем не было кнопок или диска. Тут Джеральд Картер наконец пришел в себя, сказалась военная выучка, и с быстротой хорошо отлаженного механизма начал делать то, что от него требовалось по инструкции. Пункт за пунктом. Он схватил трубку, одновременно переключая монитор в режим непрерывного отслеживания цели.

–Да сэр! Подтверждаю запуск со стороны русских, сэр! – закричал он, словно его собеседник страдал ослабленным слухом, при этом почувствовав внутри, в районе желудка, неприятный холод.

«Ракета следует по баллистической траектории», – неумолимо выдал сообщение компьютер. Джеральд Картер много бы дал, чтобы вернуться опять в «скучное» дежурство.

–Баллистическая ракета средней дальности! – снова отрапортовал офицер, которому казалось, что он сейчас находиться в каком-то кошмарном сне. И тут произошло чудо, о котором сейчас мысленно умолял Джеральд Картер .

«Ракета уходит с баллистической траектории», – сообщил компьютер. Точка на экране радара начала медленно ползти вниз.

–Нет, сэр, она больше не поднимается, – снова доложил Джеральд Картер, у него на лбу выступили капельки пота, но от волнения он их даже не замечал. Собеседник был тоже осведомлен об изменении полета, но требовал подтверждения.

«Ракета ушла с баллистической траектории», – эти слова были как самая радостная весть для дежурного по станции. Ярко зеленая точка все быстрее перемещалась вниз к краю экрана. Наконец она исчезла совсем. «Ракета покинула зону видимости радара», – бесстрастно выдал сообщение на экран компьютер.

–Да, сэр… подтверждаю сэр, ее нет на радарах, – выслушав ответ, он положил трубку. Джеральд Картер откинулся на спинку кресла и понял, что без посторонней помощи он с него в ближайшее время встать не сможет. Ноги дрожали и его всего охватила противная слабость. Он решил что первым делом, когда кончиться его дежурство, подаст рапорт об отставке, потому что второго такого «скучного дежурства» он не перенесет. А в это время в главном штабе НАТО очень удивились, когда получили данные откуда стартовала ракета. Они не могли понять с какой стати русские отважились запустить ракету прямо из Москвы. И тем более так странно упавшую почти сразу после старта, а не сбитую силами противовоздушной обороны. Начались обмены международными звонками и выяснение что же все-таки произошло.

Ракета, вырвавшись из темной и тесной шахты, уносилась ввысь под рев и свист двигателей, медленно отклоняясь от прямой к центру города. Она поднималась над районом как страшный языческий идол, разгневанный людьми. Когда двигатели развили максимальную мощность, ракета летела уже фактически горизонтально земле. А через несколько секунд, как и планировал Глеб, взорвались пиропатроны, отправляя боеголовку, с горящим замедлителем в свободное падение на город. Все произошло точно по расчетам. Замедлитель поджег основной заряд на высоте в несколько сот метров над крышами домов. Первой была вспышка. На мгновение, таким озабоченным и вечно спешащим внизу людям показалось, что над ними сверкнула яркая молния. Но грозы не было, а небо над ними оставалось синим и ясным. Все прохожие невольно остановились и подняли глаза вверх. Из окон домов тоже стали выглядывать удивленные люди. Это была конечно не настоящая атомная вспышка, при которой плавятся камни, а все остальное обращается в пепел, но все же смотреть на нее открытым взглядом было невозможно. Она продолжалось не более секунды, на столько хватило магния в боеголовке. Потом на месте вспышки стал разрастаться большой черный шар, поднимаясь вверх и принимая постепенно очертания гриба. Никто ничего не понимал и началась паника. Люди бежали кто в метро, кто в близлежащие дворы, ожидая ударной волны. Но ее не последовало. Паника постепенно прошла, дымовой гриб рассеялся, но все равно никто не знал, откуда взялась световая вспышка и облако дыма в чистом майском небе.

Глеб плохо помнил что происходило в бункере, после того как он, нажал Красную кнопку и ракета стартовала. Все слилось в какой-то круговорот: красок, лиц, звуков и отдельных фраз. Такое ощущение бывает, когда катаешься летом на карусели и постепенно, по мере набирания скорости, все вокруг вращается быстрее и быстрее, а затем окружающее смешивается, превращаясь в радужные цветные пятна и линии. Он помнил только как его друзья помогли ему встать и бережно вывели из подвала дома на яркий солнечный свет. Ноги Глеба слушались плохо, он постоянно шатался и спотыкался, щурясь от яркого солнца. Его посадили на скамейку под цветущей акацией. Вокруг галдели одноклассники, обсуждая происшедшее, но до Глеба доносился неясный шум, наподобие птичьего гомона. Нелева носилась вокруг возбужденно что-то крича и доказывая другим ребятам, при этом яростно жестикулируя руками. Он видел как во сне подъехавшую милицейскую машину, оттуда медленно вылезли люди в серой форме, что-то долго расспрашивали у детей, пожали плечами, потом пошли в подвал. Оттуда они вышли с лицами на которых читалось удивление и растерянность, быстро связались с кем-то по рации. И всех, кто был в бункере Лешку, Ромку и его, Глеба, посадили в машину, чтобы отвезти в ближайшее отделение милиции. Всех, кроме Нелевой, она тоже хотела ехать, но ей строго сказали, чтобы она шла домой. Зато Мишке тоже приказали сесть в машину, хоть он был на крыше, а не в бункере. Подвал заперли, а остальные одноклассники быстро разошлись, не переставая возбужденно делиться подробностями и своими соображениями по поводу Глеба, его ракеты и бункера.

Очнулся, если так можно сказать, Глеб только в комнате инспектора по несовершеннолетним. Он сидел на жестком стуле, справа сидел Ромка, а слева Лешка. Мишка сидел за Ромкой, ближе к окну. Глеб медленно повернув голову посмотрел своих друзей. У всех трех лица выражали плохо скрываемый страх и нервозность. Напротив Глеба сидела молодая женщина в милицейской форме и спокойно что-то писала на листе бумаги.

Пока к Глебу медленно возвращалось более-менее нормально восприятие окружающего мира, около отделения милиции резко затормозила машина. Дверцы, как по команде, одновременно распахнулись и из нее быстро выскочили трое и чуть ли не бегом бросились к крыльцу. На ходу вытащив и раскрыв удостоверения они быстро показали их дежурному и один, видимо старший отрывисто спросил:

–Где они?

–Пятая дверь налево! – равнодушно ответил дежурный и покачав головой улыбнулся. Когда эти трое открыв дверь без стука вошли в кабинет, и не здороваясь задали тот же вопрос из двух слов, инспектор равнодушно кивнула в сторону ребят, приехавшие сначала решили что ошиблись дверью. Они думали увидеть перед собой в крайнем случае подростков, но не двенадцатилетних мальчишек.

–Я спрашиваю, где те кто запустил ракету? Мне передали что они задержаны и находятся в вашем отделении! – старший явно нервничал.

–Перед вами, – равнодушно и как показалось Глебу с небольшой иронией ответила инспектор, и тут же задала встречный вопрос, чтобы немного осадить посетителей, – а вы собственно кто?

Перед ее носом раскрылись сразу три удостоверения с одинаковой надписью сверху «Комитет Государственной безопасности». Старший пристально и в тоже время несколько растерянно посмотрел на мальчишек. Его взгляд невольно остановился на Глебе.

–Что, эти? – удивленно спросил его спутник, обращаясь к инспектору.

–Эти, эти, – устало ответила инспектор и снова вернулась к своим записям, тихо пробормотав себе под нос, – вундеркинды на нашу голову.

–Откуда они взяли ракету? – старший с каменным выражением лица, мгновенно справившись с эмоциями продолжал задавать вопросы.

–Говорят сами сделали, – пожала плечами инспектор, не отрываясь от бумаги.

–Да вы что?! Там так грохнуло! Чуть ли не над самым Кремлем, все думали, что война началась, – стоящий справа сотрудник не смог сдержать эмоций, – мальчишки этого сделать не могли!

–Ладно, это мы выясним, – старший еще раз быстро посмотрел по сторонам оценивая ситуацию и принимая решение, – вот что, мы их у вас забираем. И родителям сообщим, кстати, они в курсе?

–Да, я звонила уже, только вот этому надо скорее всего в больницу, – она кивнула в сторону Глеба, – ничего не говорит, взгляд отрешенный и вообще бледный очень. Как бы в обморок не грохнулся. Да и одежда… Детскому психиатру надо его показать обязательно.

Старший внимательно посмотрел на Глеба.

–Кто запустил ракету? – строго спросил он, пристально смотря ему в глаза.

–Я, начальник военной базы, – скороговоркой ответил Глеб, – на нас было совершено нападение.

–А вы? – обратился он к Ромке, Лешке и Мишке.

–Да… мы… просто…, – замялись те, а у Лешки на глазах выступили слезы и он стал неприятно шмыгать носом.

–Понятно, – старший опустил глаза и вздохнул, – вот что, планы меняются. Этого…, – он сделал паузу, показывая рукой на Глеба. Но тот не дал ему договорить.

–Я военный специалист, – отчеканил он.

–Отлично, – проворчал старший, – этого военного спеца вы отвезете в больницу, сопровождать вас будет наш сотрудник. А с друзьями его поговорим здесь. А другие специалисты пока выяснят что с ним.

–Сейчас, я протокол закончу, – вяло ответила инспектор.

–Потом закончите, – с металлом в голосе, рявкнул на нее старший, – сначала мальчика доставите в больницу.

–А машину вы мне выделите? – с сарказмом в голосе спросила инспектор.

–Машину вам даст ваш начальник, я распоряжусь, – безапелляционным тоном ответил старший, – только вот в какую его отвести? – он на секунду задумался, – чтобы и врачи получше и как бы это выразиться – побезопасней. Сами понимаете, какое дело.

–Ясно, – хмыкнула инспектор, – лучше всего в шестую, психоневрологическую. Номер отделения я не помню, но там подскажут. Хорошая больница – за детьми сморят и лечат результативно.

–Ладно, так и решим, – подвел итог разговора старший.

–Ты идти сам можешь? – спросила Глеба инспектор. Тот утвердительно кивнул. Но самостоятельно добраться до машины у него получилось неважно. Он то и дело спотыкался как новорожденный жеребенок и ноги заплетались как у человека выпившего слишком много. Инспектор и кэгэбэшник его поддерживали под руки страхуя, чтобы он не растянулся на асфальте. Доведя Глеба до машины, старого жигуленка, с надписью «Милиция» по бокам, они усадили его на заднее сиденье и инспектор назвала водителю адрес больницы. Машина неспешно тронулась в путь. Глеб вновь впал с состояние полузабытья. В его воображении стартовали межконтинентальные ракеты, поднимались с аэродромов бомбардировщики, в бункерах за дисплеями сидели люди, следя за боевыми действиями и отдавая приказы. По мониторам пробегали зеленые строчки сообщений, а на радарах дальнего обнаружения появлялись все новые цели. Военные действия в ирреальном мире шли полным ходом.

Когда машина остановилась около больничного корпуса с надписью «Приемный покой», Глеба слегка встряхнули за плечо. Он очнулся, сонно повел вокруг глазами, пытаясь сообразить где он находиться. Потом без посторонней помощи вышел из машины и пошел к корпусу, сопровождаемый инспектором и комитетчиком. Глебу было абсолютно все равно что с ним происходит в данный момент. Он погрузился в состояние равнодушия и апатии. Частично он все еще находился в своем ирреальном мире снов и видений и не мог понять, каким образом он очутился среди этих белых спокойных корпусов, утопающих в зелени деревьев. Глеба привели в приемное отделение, и усадили на обитую синим дерматином кушетку. Спиной Глеб прислонился к стене, от которой шла приятная прохлада. Оставив его под присмотром пожилой медсестры, инспектор и комитетчик пошли к дежурному врачу – объяснять ситуацию. На кушетке Глеб сидел недолго, минут пять или десять. Вместе с его сопровождающими появился добродушный врач. Он задал Глебу пару вопросов о самочувствии, но тот ответил лишь, что он очень устал и пусть Ромка заменит его на ракетной базе, а ему хочется немного поспать, потом он снова сможет командовать запуском ракет. Врач выслушал эту просьбу, кивнул, и сказал, обращаясь к комитетчику:

–Да, похоже наш случай. Нервный срыв, но состояние судя по всему стабильное. Чтож, будем лечить. Сейчас для него главное покой. Ему действительно надо отдохнуть. Судя по всему он перенес сильное переживание.

–Когда с ним можно будет поговорить? – спросил кэгэбэшник.

–Как только придет в себя, – ответил врач, и задумчиво добавил, – тут торопиться не надо, все равно в таком состоянии он вам ничего не расскажет.

–Хорошо, вы тогда сообщите нам, – кивнул комитетчик, – и еще… , – тут он замялся, – он тут у вас ничего не выкинет? Вы должны обеспечить тщательное наблюдение за этим пацаном.

–Вы имеете в виду не сбежит ли он? – удивился врач, – нет, что вы, в его состоянии это исключено. А потом у нас отделение всегда запирается, – тут врач невольно рассердился, – да, поймите вы, это всего лишь ребенок. И его сейчас надо лечить. Все, вы теперь можете идти.

–Этот ребенок два часа назад чуть не начал третью мировую войну, – с холодом в голосе ответил комитетчик. И резко развернувшись на сто восемьдесят градусов пошел по коридору к выходу. За ним молча последовала инспектор по делам несовершеннолетних. Врач некоторое время удивленно смотрел им вслед, потом перевел взгляд на Глеба, все так же безучастно сидевшем на кушетке и сказал медсестре:

–Давай его в четырнадцатое положим, там вроде есть свободные одноместные палаты.

–Может лучше в четвертое? В четырнадцатом на окнах решеток нет, – возразила медсестра.

–Нет, к тяжелым его не надо, так он быстрее в себя придет, – ответил врач, – слушай, так что там в центре случилось? Мне жена звонила, говорила взрыв был.

–Не знаю, – медсестра подошла к Глебу и взяла его за локоть, он послушно поднялся, – а что ему сейчас назначить?

–Давай успокаивающие, но придется все же нейролептики дать, – размышляя вслух проговорил врач, – пусть поспит подольше. Нет, вот что, лекарства пусть примет в отделении, я позвоню, Лев Павлович вроде еще не ушел, вместе решим, какие препараты конкретно назначить. Пока все.

Медсестра кивнула и обратилась к Глебу:

–Ну пойдем, сам-то сможешь идти?

Глеб молча кивнул в ответ. Они вышли из приемного отделения и пошли по нагретому солнцем асфальту вглубь территории больницы. Глеб вдруг вспомнил тот прекрасный сон, где он почти так же идет с Ленкой Нелевой по раскаленному весенним солнцем асфальту. Вокруг светлая зелень деревьев шелестит от слабого ветерка, а над ними лишь необъятное сине-голубое небо. Без стартующих ракет и ядерных взрывов. Настал полдень, жаркий и ласково-успокаивающий, часы на столбе показывали ровно три часа дня. «Сейчас бы на речку пойти, искупаться», – Глеб поднял голову и осмотрелся, невольно переключаясь на окружающую реальность. Наваждение схлынуло. Около него шла не Ленка, а пожилая женщина в чистом и белом, до рези в глазах халате, держа его как маленького за руку. Глеб хотел оглянуться назад, но решил, что это не имеет смысла. «Говорят, там взрыв был…», – пронеслась в голове фраза врача. «Значит ракета достигла цели и боеголовка сработала. Следовательно запущены другие ракеты. А значит фишки домино начали падать. Скоро они доберутся и до него», – логически выстраивались в голове фразы, как в компьютерной программе. Он представил как огромные черные фишки размером с пятиэтажный дом, стоящие по кругу, с грохотом валятся друг на друга, а он стоит между ними и ничего не может сделать. Небо разом потухло, шум листвы замолк, а солнце перестало греть. Глеба как будто обдало холодом из кондиционера в бункере. «Они хотели этой войны, они ее получили, – спокойно рассудил начальник военной базы в которого опять превратился Глеб, – приказ выполнен. Что Нелева, теперь ты довольна?». Глеб освободил свою руку, которую держала медсестра. По дороге твердо шел военный специалист Континентального союза, правда очень уставший от своей нелегкой службы.

Силы покинули его, когда он поднимался по ступенькам крыльца корпуса, к которому его привели. Глеб просто мягко осел на теплый бетон, схватившись рукой за поручень и все же пытаясь удержать равновесие. Медсестра тут же заботливо поддержала его.

–А говорил, что сам дойдешь, – с укором заговорила она, а затем спросила, – в глазах не темнеет?

–Нет, – очень тихо ответил Глеб, – сил только совсем нет. Мне бы поспать сейчас.

–Ну это мы тебе сейчас быстро организуем. Давай, держись за меня, поднимемся по лестнице на второй этаж, а там сразу в палату, – медсестра помогла ему подняться и Глеб, с трудом переставляя ноги все же добрался до входа в больничное отделение. Медсестра, достала из кармана связку ключей, выбрала из нее «отмычку» – стержень согнутый посередине, с одной стороны которого крепилась ручка, а с другой – квадратная насадка. Последнюю она вставила в отверстие в замке и быстро повернула. Дверь открылась и они зашли в коридор. Глеб еще не успел оглядеться вокруг, да и не особо стремился к этому равнодушно уставившись в замысловатый рисунок линолеума на полу, когда медсестра громко крикнула:

–Марин, иди сюда! К вам тут мальчика из приемного направили, – она передохнула, тяжело дыша, но продолжала крепко держать Глеба, – тяжелый, сам идти не может. Помоги его до палаты довести, а то упадет ведь!

Из глубины коридора словно материализовавшись из воздуха вышла женщина средних лет.

–Дмитриевна, не кричи так громко, у нас же тихий час, – недовольно ответила она.

Почти одновременно открылась одна из ближайших дверей и в коридор вышел мужчина в белом халате со стетоскопом в руке.

–Это тот мальчик, которого сейчас из приемного направили? – не здороваясь с пришедшей медсестрой задал он вопрос, попутно с интересом рассматривая Глеба, особенно его внимание привлекли эмблемы на рукавах.

–Да, его в отдельную палату надо, его из милиции привезли, что натворил так толком и не сказали, – затараторила пожилая медсестра, – сначала он сам шел, а потом ему плохо стало. Давайте скорее на кровать положим. А то я его не удержу.

–Да, мне Петр Владимирович звонил и все объяснил, – спокойно отреагировал на ее тираду врач и обратился ко второй медсестре, – так, Мариночка, сейчас дай ему две таблетки тазепама и половинку – галоперидола. Вечером родэдорм и лепонэкс. А там посмотрим. Думаю соберем консилиум и на нем обсудим дальнейшее лечение. Все, Раиса Константиновна, идите мы тут сами справимся.

Медсестра с облегчением передала шатающегося Глеба, в буквальном смысле, из рук в руки врачу и Мариночке. Которые ненавязчиво, но в тоже время крепко держали Глеба под руки, пока вели по коридору к палате.

–Вот еще что, – сказал врач, пока они шли, – надо ему пижаму по размеру подобрать и переодеть, сам он в таком состоянии вряд ли справиться. Ты как себя чувствуешь? – обратился он к Глебу, не слишком ожидая получить ответ.

–Плохо, – одними губами прошептал Глеб, – устал слишком. Но запуск удался.

–Понятно, – равнодушно протянул врач, держа Глеба, пока сестра точно такой же отмычкой как у ее коллеги открывала дверь палаты, – ну заходи, можешь теперь отдыхать и не о чем не беспокоиться.

Войдя, он усадил Глеба на кровать, тот сразу повалился на чистое одеяло, свесив только ноги в ботинках, руками обнял подушку, и закрыл глаза.

–Можно вас попросить? – вдруг словно очнулся Глеб, открыв глаза, его неожиданно стала беспокоить пришедшая в голову мысль.

–Конечно, – как можно добродушнее ответил врач, медсестра меж тем ушла за лекарствами и пижамой.

–Передайте Ленке Нелевой, пусть она пока остается в бункере. Когда город накроет ответный удар, он сметет все, а бункер выдержит, останется. Он как бомбоубежище. Передайте ей пожалуйста, – Глеб опять закрыл глаза и затих, казалось он перестал даже дышать.

–Обязательно передам, ты только не волнуйся, и спи, – бодро ответил врач и вышел из палаты. Потом пришла медсестра, она заснувшего Глеба, дала ему выпить таблетки, помогла снять ботинки, брюки и рубашку, а затем переодеться в мягкую больничную пижаму. Глеб на это почти не реагировал, как только он залез под одеяло, то почти мгновенно провалился в тяжелое забытье. Снов ему не снилось, были лишь какие-то полустертые обрывки картинок, и непонятных туманных видений.

Ленка Нелева сидела за столом и пыталась сделать домашнее задание. Но после всего того что сегодня произошло, проще было впасть в медитацию и достигнуть нирваны, чем сосредоточиться на этих задачках и упражнениях. Несмотря на то что вечер давно наступил, и стрелка часов перешла цифру девять, солнце никак не желало уходить за горизонт, освещая комнату розовым светом. Ленка с одной стороны испытывала невольный восторг, потому что участвовала в событиях о которых теперь говорит не только весь город, но и как сказал отец, обсуждают во всем мире. А с другой ей до слез было жалко Глеба Брусникина. «Надо же, а он ведь ни разу не соврал, – думала, она, грызя кончик карандаша над раскрытой тетрадкой, – другие часто „заливают“, что и летающую тарелку видели и инопланетян. Но брехня это все. Ничего они не видели, врут для того, чтобы выделиться. А Глеб такое устроил! Девчонки, которые на крышу лазили говорили что красиво эта ракета полетела, а потом взорвалась. И ведь главное это все из-за меня! Жалко, что все так неудачно получилось. Надо было остановить его тогда, когда он за пультом сидел. Но как будто заколдовали, с места сдвинуться не могла. А эти кэгэбэшники сегодня прямо замучили: „Почему он это сделал? Зачем он Красную кнопку нажал?“. Пришлось сказать, что это из-за меня, что я виновата, ляпнула про милицию, а он и сорвался. А девчонки, то же мне подружки! Предатели, вот они кто! Сказали что Глеб ракету из-за меня запустил, потому что наверно влюбился в меня. Вот чушь-то! Он такой строгий и отстраненный, он наверное никого никогда не любил. Если только эту свою ракету. Он ведь хороший и добрый, зря я его тогда отшила, когда он сыграть на пианино попросил. Испугалась что засмеет. И потом все время его доставала потому что он мне нравился сильно, а на меня никакого внимания не обращал, обидно терпеть такое отношение. Он словно не замечал меня, даже когда один раз на улице в новом платье встретил. Отвел глаза и дальше пошел, будто незнакомы. Вот тогда и решила мстить ему и „задирать“ при каждом удобном случае. С игрой в „вышибалы“ тоже глупо получилось, но ведь неприятно когда тебе такой жест показывают. Теперь вот его в больницу отвезли. Так по крайней мере эти кэгэбэшники сказали. Проверить все ли у него в порядке с мозгами. Что теперь делать? Он наверно лежит там один, скучает, никого к нему не пускают». Ленке стало так жалко Глеба, что глаза сами наполнились влагой и прозрачная слезинка упала на синие клеточки тетради. Ленка вынула из кармашка платок и поспешно ее стерла, но сдержаться не смогла и несколько раз всхлипнула. Она быстро закрыла тетрадку, отбросила карандаш в сторону и решила скорее лечь спать. Но уже в постели, жалость к Глебу и горечь вины накатили с новой силой. Ленка не удержалась и снова заплакала. «Почему все так дурацки происходит! Глеб же мне стал нравиться еще в прошлом году, а сказать этого ему я не могла, боялась что засмеет. Старалась сделать так, чтобы он меня сам заметил. А потом еще и приставала и смеялась над ним, мстила за то что не замечает. Теперь из-за меня он сейчас страдает», – думала Нелева, а подушка впитывала слезы и заглушала ее всхлипы. Но постепенно она успокоилась и заснула. Ей приснилось, что она играет на пианино, а Глеб стоит рядом и слушает, внимательно разглядывая ее. Он в военной форме: рубашке с эмблемами и галстуке. Это придает ему непонятную торжественность. Тут она замечает, что в руке он держит цепочку с ключом от пульта запуска ракет. Ей становиться страшно. Тем более что ключ зловеще покачивается из стороны в сторону, отбрасывая яркие блики. И тут металлическая цепочка рвется. Стальной ключ падает на пол и разбивается как стеклянный на мелкие осколки. Ленка поднимает глаза на Глеба и видит что на нем вместо военной темно-зеленой формы – обычная школьная, с пионерским галстуком, а сам он тепло и мило улыбается ей. Она тоже хочет улыбнуться в ответ и сказать что-то очень важное, но сон обрывается.

Глеба разбудила перед ужином медсестра и спросила, хочет ли он есть. Глеб отрицательно замотал головой, сразу же норовя опять заснуть, но перед этим его заставили выпить новые таблетки. Глеб подчинился, ему было абсолютно все равно, под действием лекарств чувства и эмоции отключились и он мало что соображал. Выпив две белые безвкусные таблетки, он вновь погрузился в крепкий сон, на этот раз без всяких сновидений.

Утром он проснулся от того, что его кто-то сильно тряс за плечо. Глеб с неохотой открыл глаза. Над ним склонился вчерашний врач и приветливо улыбался.

–С добрым утром! – поздоровался он, – заспался ты однако, пол-одиннадцатого уже, завтрак давно прошел. Есть хочешь?

–Нет, – протер глаза Глеб и огляделся, события вчерашнего дня он частично не помнил, частично они казались ему сном. Оглядевшись, он обнаружил, что лежит на кровати в одноместной палате-«пенале», достаточной просторной лишь для того чтобы там уместилась кровать, тумбочка и пара стульев. Стены, покрашенные в светло зеленый цвет приятно успокаивали, и по ним плясали солнечные зайчики, пробивающиеся через листву деревьев, выстроившихся зеленой стеной за окном. Высокий потолок в палате создавал ощущение простора и свежего воздуха.

–Где я? – задал вопрос Глеб, окончательно просыпаясь, хотя почти точно знал ответ.

–В больнице, – спокойно подтвердил его мысль врач.

–У меня лучевая болезнь? – со страхом от своей догадки, задал следующий вопрос Глеб, но стараясь выглядеть невозмутимым.

–Нет, нет, – врач поднял ладонь, как бы останавливая его беспокойство, – неоткуда у тебя взяться лучевой болезни. Ты в другой больнице…, – тут он сделал паузу, подбирая слова, – у тебя немного сдали нервы. Вот что, сейчас позавтракай. а потом мы поговорим.

–Я не хочу есть. Где моя форма? – быстро спросил Глеб, удивленно разглядывая синюю больничную пижаму.

–Нет, поесть тебе надо, – все тем же спокойным и убедительным тоном ответил врач, – а форма твоя никуда не денется, не волнуйся. Пока ты здесь, походи пока в этой, она теплая и удобная.

–Мне моя нравилась больше, – задумчиво проговорил Глеб, – я все же офицер Континентального Союза, а на этой нет даже знаков различия войск.

–Понятно, – в тоне врача промелькнули печальные нотки, – но ты пока нездоров, так что завтракай и отдыхай.

–Вы же сказали что хотите поговорить со мной? – Глебу не понравилось, что с ним говорят как я тяжелобольным. Он конечно чувствовал слабость и небольшую сонливость после лекарств, но все же не такую сильную как вчера.

–Не здесь, – уклончиво ответил врач, – как ты себя чувствуешь? Пройти по коридору сможешь? Поговорим лучше в моем кабинете, там удобнее, меня кстати зовут Лев Павлович и я твой лечащий врач.

–Да вроде все нормально, – сказал Глеб, сев и свесив ноги с кровати, обнаружил на полу свои домашние тапочки. Не раздумывая как они тут оказались он с удовольствием надел их.

–Тебе родители вещи передали. Ну там туалетные принадлежности и всякое такое, что может пригодиться. Медсестра все в тумбочку убрала. Они спрашивали что тебе еще нужно? – пояснил врач.

–Да вроде ничего, – безучастно ответил Глеб.

–Хорошо, тогда после завтрака сестра сразу проводит тебя в мой кабинет, – подвел итог разговора врач, и открыв «отмычкой» дверь вышел из палаты. Через несколько минут действительно пришла медсестра, но не та которая встретила его вчера, а другая, по возрасту уже почти старушка, полная, добродушная и неторопливая. Она внесла поднос и поставила его на тумбочку, заменившая на время завтрака стол.

–Вот кушай, – с одышкой произнесла она, – я на кухне попросила разогреть, а то остыло совсем.

–Спасибо, – поблагодарил Глеб, ожидая что она уйдет, но медсестра села рядом с ним на стул. Завтрак состоял из пшенной каши, двух кусков хлеба, и стакана черного как уголь чая. Пока Глеб неторопливо и без аппетита все это ел, медсестра с интересом разглядывала его, потом не удержалась и спросила:

–Слушай, а ты правда сам эту штуковину собрал и запустил?

–Какую? – не понял Глеб, обернувшись с полным ртом каши и вопросительно посмотрев на нее.

–Да ракету эту, которая всех перебаламутила, – объяснила медсестра, и тут же спохватилась, – ой, доктор же сказал об этом не говорить.

–Сам, – кивнул Глеб, – а почему об этом нельзя говорить? Война ведь уже давно идет.

–Ох, мальчишечка, – с грустью покачала головой старушка, – вы то не знаете что такое настоящая война, страшно это и тяжело, вот мы…, – тут она вновь прервала фразу, поняв, что опять сказала лишнее. И больше не разговаривала.

Глеб быстро, но без аппетита доел завтрак и встал с кровати. Медсестра взяла изрядно полегчавший поднос с пустыми тарелкой и чашкой.

–Ну что, пошли, – вздохнула она, и добавила, – начальства сегодня понаехало, придется после них опять пол мыть.

Глеб шел рядом с ней по коридору разглядывая больничную обстановку. Когда его вчера сюда привезли, он мало что запомнил, кроме рисунка линолеума, проплывавшего перед глазами. Отделение представляло собой коридор, на одну сторону которого выходили двери спален и классов, в которых занимались ребята, а на другую – кабинеты врачей. Посредине находилась столовая-холл, за ней кухня и туалеты. Палата-«пенал» на одного человека вместе с парой таких же «одиночек» находились в самом конце коридора, а кабинеты врачей около выхода на лестницу, поэтому Глебу пришлось пройти все отделение, попутно изучая расположение помещений. В больнице Глеб последний раз лежал давно, когда учился перовом или втором в классе. Его с воспалением легких отвезла туда машина «Скорой помощи». Он мало что запомнил, потому что родители быстро его оттуда забрали долечиваться домой. Медсестра довела его до двери кабинета Льва Павловича и открыв ее пригласила:

–Ну заходи, а я пошла на кухню.

Глеб вошел в просторную комнату и дверь за ним с тихим щелчком закрылась. В кабинете помимо знакомого ему врача находились еще четверо людей в белых халатах. Четверо врачей заняли место за двумя сдвинутыми столами, а пятый скрестив руки на груди и опустив голову сидел на кресле в углу. Глеб почему-то сразу решил, что этот пятый не похож не врача. Напротив сдвинутых столов, в центре комнаты, явно для Глеба был поставлен мягкий стул с подлокотниками.

–Ты садись, не стесняйся, – пригласил его Лев Павлович. Справа от него сидел врач приемного отделения, за ним – молодая женщина, которая что-то быстро читала, переворачивая исписанные листы бумаги, в беспорядке разложенные передней. Слева – пристально смотрел на Глеба седой сухонький старичок. Его внешность очень точно соответствовала образу доктора Айболита в старых фильмах. Казалось что он сейчас скажет: «Ну-с, что у вас болит батенька?». Глеб сел на стул и положил руки на подлокотники.

–Как ты себя чувствуешь? – начал разговор Петр Владимирович, врач из приемного отделения, который первым встретил здесь Глеба.

–Хорошо, я готов к исполнению своих обязанностей, – спокойно ответил Глеб, все присутствующие разом оживились и пять пар глаз с интересом уставились на него. Женщина перестала читать и отложила листки в сторону, а пятый в белом халате, положил ногу на ногу.

–Какие обязанности ты имеешь в виду? – спросила женщина, голос ее прозвучал немного строго.

–Прямые, – спокойно ответил Глеб и в ту же секунду скороговоркой, как будто боялся не успеть заговорил, – если пусковая шахта еще не разрушена, то можно сверху на лебедке загрузить вторую ракету. На складах они должны остаться, если те не разрушены, провода и кабели я подсоединю, газогенераторы в порядке. Можно нанести дополнительный удар.

–Значит по твоему сейчас идет война? – без тени улыбки спросил «доктор Айболит».

–Да! – энергично закивал Глеб, – только я не знаю когда нас достигнет ответный удар и почему не идет эвакуация, – тут он задумался, опустил голову и пробормотал, – хотя прятаться в бомбоубежища должно лишь гражданское население, а мы тут все военные, – он выпрямился, в ясном взгляде Глеба появилось сомнение, – вы ведь военные медики, так?

–Ну почти, – ухмыльнулся сидящий в углу, и печально покачал головой, промычав себе под нос «М-да». Дальнейший разговор напоминал допрос.

–Назови свое имя и фамилию? – попросил врач приемного отделения.

–Глеб Брусникин, командир стратегической ракетной базы, – четко, по военному отрапортовал Глеб, при этом ему захотелось встать смирно и отдать честь.

–Твое звание? – женщина смотрела на него серьезно, но все же с добротой.

–Военный специалист.

–В какой стране мы живем? – быстро спросил Лев Павлович, словно боялся что его кто-то опередит.

–Континентальный Союз, – выпалил Глеб как отличник – хорошо заученный урок.

–С кем мы воюем? – раздался из угла равнодушный голос.

–Западный синдикат, – тут Глеб подался вперед, – но они напали первыми. Сработала система тревоги и раннего оповещения. Я был вынужден отдать приказ о запуске.

–Но ракета была направлена на город, – мягко возразил «доктор Айболит», – она взорвалась над центром. Много людей было перепугано, чуть паника не началась.

–Ракета ударила по Западному синдикату, – уверенно ответил Глеб, – вы можете посмотреть программы полета, они остались в компьютере. Или свяжитесь с радарными станциями. Координаты целей поступили в боеголовку без сбоев.

–Хорошо, – кивнула женщина, – а откуда вообще взялась вся эта ракетная база?

–Как откуда? – переспросил Глеб, для него этот вопрос звучал глупо, – я сам ее сделал, я же военный специалист, я могу создавать военную технику, – тут он на секунду замолчал, объясняя «очевидные вещи, но сразу продолжил, – потом, когда база заработала, мы заступили на боевое дежурство по охране Континентального Союза от внешнего вторжения.

–Давай об этом поподробней поговорим, – оживился сидевший в углу, – ты все это один сделал?

–Нет, – честно ответил Глеб, – Лешка, Мишка и Ромка мне помогали. Лешка специалист по истребительной авиации, у него дома полно моделей самолетов, Мишка – мой заместитель, если со мной что-то случиться он должен командовать пуском, Ромка – поддерживать связь со станциями дальнего обнаружения и другими ракетными базами.

–Взрослые вам помогали? – вопрос прозвучал обычно, и Глеб не уловил напряженной тишины после него, установившейся в кабинете.

–Да, конечно некоторые взрослые нам помогали, один бы я не справился, – простодушно ответил он, – но они не знали о конечном результате постройки – военной базы Континентального Союза. Мы же были засекречены, вы сами это должны понимать.

–Ладно, – нарочито равнодушно кивнул сидящий в углу, – и все-таки, почему произошел запуск?

–Я же говорю, на нас напали, – Глеба стала раздражать эта кажущаяся ему непонятливость врачей, – что мне еще было делать? Сидеть и ждать пока нас сметет ядерным взрывом?

–А вот девочка говорит, что ты это из-за нее сделал, – человек, сидящий в углу снова скрестил ноги, хитро посматривая на Глеба.

–Какая девочка? – искренне удивился Глеб.

–Ну как какая? Та что с вами в бункере находилась, ты что не помнишь? – ответил человек в кресле.

–Там не было никакой девочки, – уверенно сказал Глеб, – посторонние на военную базу не допускаются.

–Как это не было? Она сидела слева от тебя, – вступил в спор «доктор Айболит».

–Я повторяю, посторонние в бункер во время запуска не допускались, там были Лешка, Ромка и я, – с расстановкой, чеканя слова, проговорил Глеб, – вы лучше скажите, когда мне можно будет отсюда уйти. Мне надо выполнять свои служебные обязанности.

–Это успеется, – успокаивающим тоном сказал «доктор Айболит», он обвел присутствующих взглядом, – думаю на сегодня хватит. Никто не возражает? – все согласно закивали в ответ, – ты пока иди в палату, – обратился он к Глебу, вставая со своего места и выходя из-за стола, – я тебя провожу.

Они вышли из кабинета и пошли обратно по коридору к глебиному «пеналу». Глеб шел молча, ничего не говорил и не спрашивал.

–Меня зовут Виктор Иванович, – неожиданно нарушив молчание, сказал «доктор Айболит», – я иногда буду заходить и разговаривать с тобой о разный вещах. Ты сейчас не волнуйся, никуда от тебя эта твоя ракетная база не денется. Кстати, ты действительно не помнишь эту девочку, свою одноклассницу, которой сказал, что так начинаются ядерные войны? Или просто постеснялся нам о ней говорить?

–Там не было никакой девочки, – упрямо повторил Глеб, – Нелева действительно моя одноклассница, и мы с ней не очень ладим. Но ее бы я близко к бункеру не подпустил. Это военный объект, девчонкам там не место.

–Понятно, – закивал Виктор Иванович, – с девочками у тебя наверно напряженные отношения?

–Почему? – искренне удивился Глеб, – нормальные. Во дворе я с некоторыми дружу. Иногда даже вместе играем.

–Но все-таки, вспомни момент пуска. Почему ты нажал на кнопку, это же не случайно вышло? Как мне сказали у тебя была сложная система подключения, – осторожно спросил «доктор Айболит».

–Случайности в ядерном оружии исключены! – твердо заявил Глеб, – там четыре степени защиты стоят. Я вам в который раз повторяю, на нас напали! Мишка пошел наверх, Ромка, я и Лешка остались внизу. Как командир я ввел коды и дал команду на запуск. Все. Никакой девочки там не было!

–А что ты чувствовал в момент запуска? – задал последний вопрос Виктор Иванович, когда они подошли к двери палаты и достав их кармана халата «отмычку», открыл перед Димкой дверь. Тот остановился пристально посмотрел на врача и тихо, но четко ответил:

–Кайф, – после чего быстро зашел в палату, лег на кровать и закрыл глаза.

Доктор «Айболит» аккуратно закрыл дверь, и сказав «Хм», пошел обратно, задумчиво потирая пальцами подбородок. В кабинете в это время происходил интересный разговор. В основном говорил тот человек, который до этого сидел в углу и теперь стоял перед остальными, с облегчением сняв непривычный белый халат и оставшись в сером костюме.

–Мы всех опросили! Проверили все показания свидетелей! – эмоционально говорил он, жестикулируя руками, – никто из взрослых в этом участия не принимал, по крайней мере сознательного. Халатность конечно имела место и на оборонный завод они проникали вопреки всяким правилам. Но поверить в то что четверо пацанов поставят на уши полмира, я не могу. Им что фейверк устроить хотелось? Так мог такой фейверк получиться, что чертям аду тошно бы стало. У нас все системы были приведены в боевую готовность. У американцев – тоже. Если такие вундеркинды еще появятся, то как говориться «спасайся кто может».

–Тут дело, мне кажется, не в фейверке и не в вундеркиндах, – врач глебиного отделения задумчиво выводил на листке карандашом разные фигуры, – у него была какая-то своя, личная причина запустить ракету.

–Да не было у него никакой причины! – небрежно махнула рукой женщина, – типичный случай шизофрении, только и всего. Пройдет у нас курс лечения, потом переведем на амбулаторное наблюдение.

–И многих вы шизофреников знали, которые могли начать ядерную войну? – с легкой иронией в голосе возразил врач приемного отделения, – то что у мальчика сейчас нервный кризис, это сомнения не вызывает, но о тяжелом психическом расстройстве речь я думаю не идет. Ладно время покажет. Понаблюдаем его, из школы кстати характеристики какие-то невнятные, учился средне, были странности в поведении, но им никто не придавал значения. Такое впечатление, что им нечего о нем сказать.

Тут в кабинет вернулся «доктор Айболит» и следом за ним зашел еще один человек, без белого халата, в строгом черном костюме. Он кивнул «врачу в штатском». И без приглашения пододвинув себе стул поудобнее, на котором до этого сидел Глеб, расположился напротив врачей. Новый посетитель был тот самый «старший», который приехал за Глебом в отделение милиции.

–Ну что тут у нас? – добродушно спросил он, обводя взглядом всех присутствующих.

–Наш пациент, это однозначно, – ответил за всех главврач, – будем работать, лечить. Пока состояние стабильное. А там начнем постепенно выводить его в реальный мир.

–Так он признает что сам сделал ракету и запустил ее? Никто им не руководил? – спросил «старший».

–Видите ли, я думаю, вернее предполагаю, – осторожно начал врач глебиного отделения, – что у мальчика в результате нервного перенапряжения разрушились негласные барьеры, а мозг это очень тонкий и загадочный механизм. От гения до шизофреника рукой подать. Умение планировать, достигать цели самыми неожиданными средствами…. Вот мы с вами знаем, что выше головы не прыгнешь. И никогда не попытаемся это сделать, а у него этого запрета или если хотите, барьера – нет. Вот он и прыгнул. Конечно, свою роль сыграло простое везение. Ему просто очень повезло, что все что он наконструировал не взорвалось от первой же искры.

–Но тут есть одна странная вещь, Лев Павлович, – заметил «доктор Айболит», – он признает все: то, что собрал ракету, то что ее запустил, но напрочь отрицает факт присутствия этой девочки, его одноклассницы. Причем отрицает упорно.

–Ну это уже вам разбираться. Мы проверили, вроде действительно никто ему сознательно не помогал, – сказал «старший» кэгэбэшник, – короче, свою работу мы сделали, расследование завершили. А уж лечить его – это ваша работа.

–А что с теми, кто ему помогал? – спросила женщина.

–А ничего, – махнул рукой врач в штатском, – ну отправили начальника свалки на пенсию. Отцу этого вундеркинда строгий выговор влепили. Но вины по сути ни у кого нет. Да и на производстве за него вступились. Говорят, что очень хороший специалист в области космонавтики. А мальчик – это уже династия. Друзья его тоже вроде как ни при чем. Не они же кнопки нажимали. Провели конечно с ними разъяснительные беседы, но на учет в милицию не поставили. В принципе нормальные ребята, осознали что натворили, раскаялись. А тот кто всю эту кашу заварил, у вас теперь находиться. А для общественности и иностранцев мы тоже свою версию выдвинули. Потом в газетах прочитаете. Ладно, желаю всего доброго, мы тогда пойдем.

Врачи вежливо попрощались в ответ. Комитетчики направились к двери.

–Халат можно здесь оставить? – спросил тут что сидел у углу, перекидывая его через спинку стула.

–Да-да, оставляйте, медсестра потом уберет, – ответил врач приемного покоя.

–До свидания, – с этими словами оба кэгэбэшника покинули кабинет. А медики продолжили совещание.

–Виктор Иванович, я думаю, что пусть пока мальчик «поспит», – взял слово врач приемного отделения, – мы со Львом Павловичем посоветовались и решили, что особо сильнодействующие средства применять не будем. Но без лекарственной терапии не обойтись.

–Аминазин только не назначайте, – перебила его женщина-врач, – после него мозги тяжело восстанавливать.

–Сейчас он прежде всего должен успокоиться, нервная система крайне истощена, как следствие мальчик путает свой воображаемый мир и реальный, – продолжил излагать методику лечения Лев Павлович.

–Я согласен с вами, – Виктор Иванович, задумчиво теребил в руках шариковую ручку, – но случай крайне интересный. Тут главное не переусердствовать.

–Может ему дополнительные процедуры назначить? Электросон например, – предложила женщина-врач, – не одними же таблетками лечить.

–Ему электросон сейчас как мертвому припарки, – со скептицизмом ответил врач приемного отделения, – нет уж, пускай поспит недельку на транквилизаторах, а там видно будет.

–А как вы хотите его из сна выводить? Сразу или постепенно? – хитро прищурившись спросил «доктор Айболит».

–Хм, – вопрос поставил Льва Павловича в тупик, так далеко он не заглядывал, – думаю постепенно. Будем уменьшать на четверть таблетки в сутки и так до нуля.

–А я бы – сразу, – возразил Виктор Иванович, – пусть он проснется утром и прошлые события покажутся ему страшным сном, ночным кошмаром.

–При резком снятии с препаратов может возникнуть обратная реакция, – возразила женщина, – пусть уж лучше постепенно приходит в себя.

–Но он же недолго будет принимать транквилизаторы, организм не успеет привыкнуть, – возразил «Доктор Айболит».

–Нет, это риск, – присоединился к Виктору Ивановичу врач приемного отделения, – через неделю снизим дозу транквилизаторов и попробуем поговорить с ним.

–Хорошо, как говориться на том и порешили, – подвел итог совещания Виктор Иванович. Все стали собирать бумаги, выписки и справки со столов и через несколько минут в кабинете остался лишь врач глебиного отделения.

Следующую неделю Глеб пребывал в каком-то странном состоянии. С одной стороны он спал, а с другой вроде как видел все происходящее вокруг. Утром его будили, он завтракал, потом снова была дрема или сон, потом обед, снова состояние полусна, затем ужин, а потом наступала ночь. Со странными видениями, где реальность и вымысел подсознания смешались в дурманящий, фантасмагорический коктейль. Один раз Глеб увидел сидящую напротив него на стуле Нелеву. Он хотел спросить, что она здесь делает и как будет добираться ночью домой, но не успел, призрачное видение растворилось в сумраке палаты, а перед глазами появился вечерний берег реки, он одиноко стоял у воды и смотрел на догорающий закат. Иногда ему снились военные сны. Но все какие-то несерьезные, то он был командиром танка и шла вторая мировая война с фашистами, то куда-то шагал с винтовкой и в бескозырке, а рядом маршировали революционные матросы. Часто Глеб понимал, что этого не может быть на самом деле. Какая-то часть его сознания твердо помнила кто он и где находиться. Иногда приходил врач, Лев Павлович и спрашивал его о самочувствии. Глеб что-то однообразно отвечал, доктор кивал и выходил из палаты. Так незаметно прошла неделя.

Однажды утром Глеб проснулся, вернее очнулся от этого состояния сонного забытья. На улице царило раннее утро, но солнце уже встало весело отбрасывая блики на стену. Глеб потянулся. Немного болела голова, отголосок приема транквилизаторов и психотропных таблеток, но чувствовал он себя сносно. Вот только очень хотелось в туалет. Глеб вспомнил, что дверь постоянно заперта, но тут же сообразил чем ее можно открыть. Он достал из тумбочки зубную щетку, вставил ручку в квадратное отверстие и осторожно повернул. Замок открылся. Глеб тихо вышел в пустой коридор, оставив дверь открытой, и прошмыгнул в туалет. В отделении стояла полная тишина, которая бывает лишь ранним утром, когда все еще крепко спят и даже самые ранние «жаворонки» еще не открыли глаза. Идя назад Глеб остановился перед дверью своей палаты. Он чувствовал себя окончательно проснувшимся и бодрым, но плохо помнил как сюда попал и почему здесь находиться, поэтому решил осторожно осмотреть отделение. Глеб выглянул в коридор. Медсестра, которая должна была там дежурить, устала и решила лечь на диван и подремать в одном из кабинетов. Все равно дети еще спят, а будильник она завела на полчаса до подъема. Поэтому сейчас в коридоре было тихо и пустынно. Глеб не спеша пошел по линолеуму, который глушил все звуки шагов, даже если бы на нем вместо мягких домашних тапочек были надеты армейские сапоги. Он передвигался неслышно, как привидение. По правую руку двери двух больших спален были открыты и он увидел спящих ребят. Некоторые были старше его, некоторые младше. Глеб подумал, что надо попросить доктора перевести его в общую палату, одному в этом закрытом «пенале», если не спать – скучно. Пройдя до холла с размещавшейся в нем столовой он чуть не столкнулся с толстым мальчиком в точно такой же как и у него синей пижаме, неожиданно вышедшим из-за угла.

–Ой, – тот вопросительно посмотрел на него, и тихо спросил, – ты не из изолятора?

–Наверно, – так же тихо ответил Глеб, – моя палата в конце коридора.

–Так ты тот генерал атомных ракет? Тебя неделю назад положили? – в голосе послышалось удивление и восхищение одновременно, – ты ракету запустил, которая очень ярко взорвалась, так что ее многие за ядерную приняли.

–Да не генерал я, – потупился Глеб, ему стало неловко от этого восхищения, – так, немного конструировать умею и ракеты люблю. В общем-то это случайно все получилось.

–Ничего себе случайно! О тебе все газеты написали, – присвистнул толстый мальчик, – только о том, то что ты здесь – ни слова не было.

–И что же они написали? – почему-то забеспокоился Глеб.

–У тебя поесть найдется? – вопросом на вопрос ответил его собеседник.

–Найдется, – утвердительно кивнул Глеб, вспомнив, что в тумбочке вроде должны остаться фрукты, которые приносила медсестра, переданные ему родителями, – меня кстати Глеб зовут, а тебя?

–Кира, – мальчик быстро пошел назад по коридору к его палате, немного обгоняя Глеба, – ты как кстати из палаты вышел? «Отмычку» сделал?

–Нет, зубной щеткой открыл, – пожал плечами Глеб не понимая вопроса, – а почему у тебя такое странное имя?

–Вообще меня Кирил зовут, но тут все Кирой называют, – мальчик от досады сплюнул, – медсестра однажды ласково назвала, вот и пошло-поехало, сам знаю, что по девчоночьи звучит, – обидчиво сказал он и предупредил, – а ты вот что, поосторожнее двери открывай, не любят они здесь когда мы сами куда-нибудь ходим. Это все-таки дурдом, а не обычная больница. Щетку могут отобрать и другую дать, которой дверь не откроешь.

–Кто они? – опять не понял Глеб. Кира не знал, что Глеб понятия не имеет о правилах поведения в отделении где они находились.

–Ну врачи, медсестры, санитарки, кто же еще, – Кира подходя к приоткрытой двери спросил, – здесь лежишь?

Глеб в ответ молча утвердительно кивнул. Они зашли, дверь Глеб оставил приоткрытой.

–Э, ты лучше закрой, у меня, если твоя щетка сломается, «отмычка» есть, – предупредил Кира. Глеб защелкнул дверь на замок. Потом пошел к тумбочке, достал пакет с фруктами и передал его Кире, который бесцеремонно уселся на его кровать. Тот достал яблоко и быстро стал есть, при этом пытаясь разговаривать с набитым ртом. Глеб уселся рядом.

–На меня иногда это находит… Ну жор то есть… Особенно ночью и рано утром, – начал объяснять Кира, – а в столовке иногда на подносе хлеб оставляют и полотенцем его прикрывают, чтобы не черствел. Если кто проголодается, то всегда можно поесть. А сейчас нет его там. Наверно на сухари все растащили, мы их на батарее сушим. Слушай, а как ты эту ракету сделал? Она говорят с целый дом была. Метров тридцать.

–Нет, вранье это все, – Глеб задумался вспоминая и стараясь понять что же все-таки произошло в подвале его дома, – три метра в высоту, метр в диаметре. Двигатели, боеголовка, вот и все. Понимаешь, мне всегда нравились ракеты, как они взлетают и уходят в небо. Самолеты просто летят, они держатся крыльями за воздух, а ракеты, они свободны и летят туда, куда захотят. А что еще писали про запуск в газетах?

–Да я только «пионерку» читал, – как бы оправдываясь ответил Кира, – там говорили, что ты хотел сделать красивый фейверк к началу каникул, но перестарался. «И тем не менее»…, как это там писали?… а вот вспомнил: «техническое творчество детей надо поддерживать и помогать им учиться». Но в той же статье говорилось, что нельзя делать это бесконтрольно иначе можно всякого натворить… ну это я так, вольно пересказываю. Да, повезло тебе, вот бы посмотреть на этот запуск.

–А я его не смотрел. Я в бункере сидел, – задумчиво ответил Глеб. Кира тем временем успел дожевать яблоко и задумчиво вертел огрызок в руках, не зная куда его положить, а потом просто засунул себе в карман пижамы. Затем взял апельсин, очистил его и стал уплетать дольку за долькой.

–Так ты что, не фейверк хотел устроить? – спросил Кира, – а что тогда? Не войну же начать?

–Именно, – Глеб скрестил руки на груди и опустил голову, – я чуть не начал ядерную войну.

–А зачем? – удивился Кира и даже перестал есть, уставившись на Глеба вытаращенными глазами.

–Это… получилось…, – Глеб ушел в себя стараясь отделить реальность произошедших событий от грез и снов, – сейчас сам не понимаю почему, наверно из-за Нелевой, она спровоцировала меня на запуск, хотя неуверен. Но даже если так, то зачем ей это надо? Опять меня подразнить хотела или посмеяться? Нет хватит с меня этих ядерных кошмариков вместе с Нелевой! – последнюю фразу он сказал громко и с ненавистью. Кира невольно отшатнулся от него.

–А кто такая эта Нелева? – спросил он, не совсем понимая о чем идет речь.

–Так, – махнул рукой Глеб, – одноклассница, которая меня ненавидит. И достает при первой возможности. Маленькая, а такая вредная. Но я тоже виноват, что поддался. Надо было в руках себя держать, а я психанул, может даже испугался, вот и запустил ракету, глупо все получилось. Но Нелеву я теперь ненавижу, – он встал с кровати и заходил взад-вперед по палате, – я может и псих, но не идиот и не дурак. Нельзя так человека доводить. Я ей ничего плохого не делал.

–Да, наверно сильно тебе от нее досталось, – сочувственно закивал Кира, – мне вот тоже часто от наших достается, слабый я. И толстый.

Последние слова он произнес с болью в голосе. Глеб остановился и пристально посмотрел на него. Кира действительно был уж чересчур упитанный.

–А ты здесь из-за чего? – резко спросил он. От этого вопроса Кира заметно погрустнел.

–Я давно здесь, уже четвертый месяц, говорят у меня маниакально-депресивный психоз, но я не верю. Истерики у меня конечно часто случаются, но это из-за того, что ребята лезут. А так я нормальный, – он посмотрел на апельсиновые корки у себя на коленях и тоже запихнул их в карман пижамы, и сразу же спохватился, вскочив с кровати, – знаешь, пойду я. А то медсестра встанет, ругаться начнет, что я до подъема здесь хожу. Ты вот знаешь еще что, с врачами не спорь, и главное не скандаль, когда домой сильно захочется. Аминазин вколют или в четвертое положат, а там под сетку.

–Как это под сетку? – спросил Глеб, ему стало интересно расспрашивать Киру, это отвлекало от навязчивых мыслей о Нелеве и бункере.

–А так, кладут на кровать, а поверх сетку железную пристегивают, чтобы встать не мог, так и лежишь, как моллюск в ракушке, – охотно объяснил Кира.

–Это тебя чтоли так клали? – удивился Глеб.

–Нет, в четвертом я не был, ребята рассказывали, которых оттуда к нам перевели, – Кира тяжело вздохнул, – мне только аминазин кололи, когда я кричать стал, чтобы меня родители домой забрали. Скверно себя после него чувствуешь, вроде и не спишь, но и нормально думать не можешь. Лежишь как неживой.

–Понятно, – кивнул Глеб и поблагодарил нового знакомого, – спасибо, это я учту.

–Ладно, пока, – Кира встал с кровати и подошел к двери, – скоро подъем. Спасибо за фрукты.

–Еще увидимся, ты заходи если что, – ответил Глеб.

–Вряд ли смогу, медсестры не разрешают в изоляторы заходить, но я постараюсь, – пообещал он на прощание, открывая дверь маленькой «отмычкой» похожей на ключ. Кира вышел и осторожно до щелчка замка прикрыл за собой дверь.

Глеб посидел минуту на кровати размышляя об услышанном, а потом лег и закрылся одеялом чуть ли не с головой. «Ну вот Нелева, знаешь ли ты что я в дурдоме? Вряд ли. Небось сидишь дома и с подругами перезваниваешься, или по улицам компанией гуляете. Хотя сейчас утро и ты наверно еще спишь, а может ты встаешь рано и уже собираешься в школу. М-да, вот и поиграли в атомную войну. А ведь ты мне немного нравилась или много…, слишком много…», – думал он, ненависть прошла уступив место обиде и горечи, и Глеб сам не заметил как снова заснул. Второй раз за утро он проснулся после того как его окликнула по имени медсестра, принесшая завтрак. Глеб еще не полностью проснувшись, тем не менее с аппетитом поел и заметил, что таблеток, обычно даваемых ему с завтраком, обедом или ужином, на этот раз ему не принесли. Лишь только дали какую-то половинку совсем маленькой таблетки. Но и ее Глеб не стал пить, лишь сделал вид, что проглотил лекарство, а когда медсестра ушла выплюнул на ладонь и закинул подальше за батарею. «Не, спать я больше не хочу», – решил он про себя. После завтрака Глеб решил почитать и начал рыться в тумбочке, но как на зло попадались книги, которые он недавно читал. И перечитывать их не хотелось. Наверно родители собирали его вещи в спешке и впопыхах взяли с книжной полки в комнате первые, что подвернулись под руку. Вдруг щелкнул замок, дверь быстро открылась и в палату прошмыгнул Кира.

–Вот, – он быстро протянул Глебу несколько газет, – все что смог найти в отделении. Почитай, там про тебя написано, – он сунул растерявшемуся Глебу газеты в руки и так же быстро исчез, закрыв за собой дверь. В пачке газет Глеба заинтересовала прежде всего «Пионерская правда», которую он как любой другой пионер, в обязательном порядке выписывал, но почти никогда не читал. На первой полосе красовалась его школьная прошлогодняя фотография, на которой он беззаботно улыбался. Глебу было немного странно видеть свою фотографию в газете. От этого веяло какой-то нереальностью, вроде ты изображен, а вроде понимаешь, что такого быть не может. Он ведь простой школьник, не победитель городских олимпиад и не пионерский активист. «Странно, если бы не чувствовал себя нормально, решил бы что у меня галлюцинация или сон», – подумал Глеб. Заголовок над фотографией гласил: «Фейверк технически одаренного школьника чуть не привел к серьезным последствиям». Далее следовал пространный текст, из которого следовало, что за технически одаренными детьми должен быть контроль и руководство взрослых, иначе не избежать трагедии. События, произошедшие с Глебом трактовались довольно оригинально. Якобы он сделал большую ракету-фейверк, занимаясь в техническом кружке, и запустил ее к окончанию школьной четверти. Вообще о самой ракете, бункере и Глебе в статье конкретных фактов почти не приводилось или они обходились стороной. В основном шли рассуждения о путях научно-технического прогресса и роли подрастающего поколения в нем. «Да уж, – грустно усмехнулся Глеб про себя, – такой фейверк мог получиться, после которого из зрителей мало кто бы остался в живых». В остальных газетах было написано то же самое, менялись только стиль и фразы. Глеб и раньше знал, что в газетах часто печатают неправду, но когда так пишут о тебе – становиться очень неприятно. «Уж лучше бы написали правду, что я псих и хотел начать ядерную войну, и то не так было бы обидно. А то: „в школе Глеб Брусникин хорошо учился и его все любили“. И ктож это меня там любил? Все в основном прикалывались и смеялись. Особенно Нелева. Да и учился я не очень – хорошист, это верно, но не отличник же». Глеб с отвращением отбросил газеты. «Напишут всякое…, нет на „Пионерку“ я больше не подпишусь. Пусть другие это читают, а с меня хватит. Благо, классная руководительница теперь, когда я здесь, не проверит, подписан на „Пионерку“ или нет. А проверит – плевать. Я уже ничего не боюсь, – тут мысли Глеба пошли в иное русло, он оценивающе взглянул на потолок, стены и закрытую дверь, – интересно, а что мне за это все будет? Ничего я не взорвал, в смысле не разрушил, вроде никто не ранен и тем более не убит. В газетах про меня хорошо пишут, хоть и врут. Ну родители конечно отругают, это и ежу понятно. Из школы могут исключить? Нет, не исключат. Нельзя исключить просто так, нужно другую школу найти. Тогда зимой помню услышал как директриса жаловалась на одного хулигана из старших классов, ничего с ним сделать не могли. Как там она говорила завучу? Исключить, то есть перевести в другую школу, или спецшколу для трудных можно в трех случаях: либо учишься на одни двойки, либо прогуливаешь занятия, либо совершил серьезное преступление. Но я не прогуливал уроки, учусь, вернее учился нормально, а если бы речь шла о преступлении, то в газетах про меня бы по другому писали. Могут правда на учет в милицию поставить, но это не страшно. Переживу. Теперь вопрос: как мне отсюда скорее выбраться? С головой вроде прояснилось, хотя это еще не факт. Ну ничего, здесь подлечат, тогда выпишут, надо Киру побольше расспросить, что здесь и как. Скучно так лежать одному, лучше бы в общую палату перевели». Глеб на всякий случай убрал в тумбочку газеты. «Так, сегодня наверно предстоит долгий разговор с врачами. Надо убедить их, что мне намного лучше, но сделать это не споря с ними. Кира говорил, что спорить нельзя. Вот только что мне им сказать? – размышлял он, глядя в потолок, – о Нелевой я им не скажу. Все-таки, не хочу, чтобы у нее были из-за меня неприятности. Вредина она, но я так же поступать с ней не могу. И вообще это личное дело, мое и ее, других оно не касается. Ладно, скажу им „правду, только правду, но не всю правду“, так отец вроде Рузвельта цитировал. Но плохо то что я не все помню, некоторые вещи кажутся вроде как были, а вроде нет». Глеб не ошибся, спрятав газеты, через несколько минут в его палату вошел врач, Лев Павлович. Он как обычно приветливо улыбнулся Глебу, взял стул, сел напротив него и спросил:

–Ну как твое самочувствие сегодня? Выглядишь ты бодрее, чем раньше.

–Спасибо, хорошо, – осторожно ответил Глеб, садясь на кровати.

–Тогда сейчас подойдет Виктор Иванович, он между прочим профессор и мы поговорим. Кстати, ты помнишь, что с тобой произошло? – задал вопрос Лев Павлович.

–Помню, – тихо ответил Глеб и опустил голову, и со вздохом раскаянья виновато сказал, – я чуть не начал ядерную войну, – и вдруг быстро начал говорить, -понимаете там все так смешалось, я сейчас сам не знаю, что правда, а что мне привиделось или приснилось.

–Стоп-стоп-стоп, – прервал его врач, поднимая руку, – успокойся пожалуйста. Давай начнем с простого. В какой стране мы живем?

–Вы что издеваетесь? – искренне удивился Глеб, – в Советском Союзе, конечно.

–Хорошо, ты только не волнуйся и просто отвечай даже если тебе вопросы покажутся глупыми или неуместными, – опять улыбнулся врач, и задал следующий вопрос, – мы с кем-нибудь сейчас воюем?

–Нет, – покачал головой Глеб, и вспомнив разговор в кабинете, пояснил, – это мне раньше так казалось.

–Так, а ракетная база в подвале твоего дома, она существует? – задал он очередной вопрос, но ответить на него Глеб не успел. Дверь открылась, и в палату вошел «доктор Айболит» – профессор Виктор Иванович. Он выглядел очень жизнерадостным и подвижным.

–У-у-у, – радостно протянул он с порога, закрывая за собой дверь, и вставая у стены рядом с сидевшим лечащим врачом Глеба, – я вижу, что у нас явные улучшения. Вы уже начали беседу, Лев Павлович?

–Да, – кивнул врач, – но вы, Виктор Иванович наверно хотите сами продолжить?

–Нет-нет, – быстро ответил «доктор Айболит», – не буду вам мешать.

–Так что ты думаешь насчет ракетной базы и бункера? – вновь обратился к Глебу Лев Павлович.

–Это не ракетная база, просто…, – тут Глеб задумался подбирая слова для объяснения, – ракета – она простая, двигатели, корпус, пиропатроны и боеголовка. Это сейчас я понимаю, что она не ядерная. А тогда…, – он замолчал.

–Ладно, оставим это, – вступил в разговор профессор, – твоя форма, ты ее сам сшил?

–Нет, мать сшила, но я ее придумал, – быстро ответил Глеб, про себя радуясь смене темы их разговора.

–Так воинского звания у тебя нет? – не давая ему опомниться, так же быстро спросил Виктор Иванович, серьезно глядя на Глеба.

–Нет, – кивнул тот, – я ведь еще маленький, и надо в армии служить, чтобы офицером стать.

–Хорошо, а сколько человек было в подвале, то есть в этом бункере, когда ты ракету запускал? – не сбавляя темпа спросил Виктор Иванович.

–Трое, я, Лешка и Ромка, – твердо ответил Глеб.

–А четвертая, девочка, которая сидела рядом с тобой? Ты ее не помнишь? – насторожился «доктор Айболит», пристально глядя на Глеба.

–Кроме нас, там больше никого не было, – чеканя слова жестко ответил Глеб, в его глазах появился недобрый огонек, но он тут же опустил голову, чтобы этого не заметили присутствующие. «Это конечно глупо, отрицать очевидное, но иначе я не могу. Я им ничего не скажу про Ленку, пусть считают меня сумасшедшим. Иначе это будет как предательство», – быстро подумал Глеб.

–Отлично, думаю, на сегодня хватит, – он сделал знак рукой глебиному врачу, чтобы тот немедленно прекратил разговор, – пойдемте, Лев Павлович.

–Да, наверно, действительно достаточно, – закивал врач и поднявшись пошел к двери вслед за Виктором Ивановичем.

–А можно меня отсюда к другим ребятам перевести? – спросил им вслед Глеб, – тут одному очень скучно, а спать я больше не хочу.

«Доктор Айболит» вопросительно посмотрел на Льва Павлович, так как он заведовал отделением. Тот лишь неопределенно пожал плечами.

–Вот что, мы обсудим этот вопрос, а пока почитай книжки, – сказал профессор на прощание и закрыл дверь. Глеб опять лег на кровать и стал рассматривать потолок, пытаясь проанализировать весь разговор и понять, правильно ли он себя вел.

В это время по коридору шли оживленно споря, беседовавшие с ним врачи.

–Ну вот, славненько, прогресс налицо, – весело говорил Виктор Иванович, – кризис миновал, теперь с утра назначьте антидепресанты, а вечером – легкое снотворное, и через месяц он у нас будет как новенький. Но не надо только вызывать в нем чувство вины. Это может все испортить.

–Понимаю вас, но меня настораживает ответ на последний вопрос, – возразил Лев Павлович, – мальчик упорно твердит, что в бункере их было трое. Этого я не могу понять. Может лучше продолжить терапию психотропными средствами, а параллельно назначить препараты улучшающие память? Но мне кажется, не в памяти дело… Он прекрасно все помнит, но почему-то отказывается признать такой очевидный и простой факт.

–Главное, мы вытянули его в реальный мир, – ответил «доктор Айболит», – а с этой девочкой действительно не все понятно. Но ничего, мы в самом начале лечения, а уже добились хороших результатов. Кстати, как насчет просьбы перевести его в общую палату?

–Вообще-то я не против, думаю, это окажет положительное воздействие. Позволит отвлечься от неприятных мыслей и воспоминаний, – высказал свое мнение Лев Павлович.

–Вот что, сегодня же и переведите! Чего ждать понапрасну, – распорядился Виктор Иванович, – ну все я пошел, завтра меня не будет, а вот в среду обязательно приду посмотреть как у вас тут дела.

–До свидания, – попрощался Лев Павлович и пошел в свой кабинет, сделать очередную запись в «истории болезни» Глеба Брусникина.

После обеда пришла медсестра и сказала, что Глеба переводят в общую палату, чему он очень обрадовался. Скука в «пенале» становилась нетерпимой.

–В первую или во вторую пойдешь? И в той и в другой койки свободные есть, – доброжелательно спросила медсестра, – в первой ребята помладше, во второй постарше, – пояснила она различие палат.

–А где Кира, то есть Кирил лежит? – спросил Глеб и попросил, – меня туда же переведите.

–Хорошо, – улыбнулась медсестра, и хитро прищурилась, – а ты откуда его знаешь? Небось уже навострился замок открывать и гулял по отделению?

–Да, – честно ответил Глеб, – зубной щеткой, это просто.

–В следующий раз не надо так делать, а то я эту твою «отмычку» отберу, – предупредила она, – если тебе что-то понадобиться, то ты меня дождись или позови кого-нибудь через дверь, здесь часто по коридору врачи или санитарки ходят.

–Что даже в туалет самому пойти нельзя? – возмутился Глеб.

–Даже в туалет, – более строгим тоном ответила медсестра, – самому по отделению ходить нельзя. Правила у нас такие.

–Ладно, – соглашаясь кивнул Глеб, а про себя решил что здесь довольно дурацкие порядки.

–Ну тогда собирай вещи и пошли, давай-ка я тебе помогу, – заботливо сказала медсестра. Собственно собирать особо было нечего. Пакет с туалетными принадлежностями, пакет с фруктами, книжки – вот собственно и все глебины вещи.

–Э-э-э, – протянул нерешительно Глеб, обращаясь к медсестре, – а может я в свою одежду переоденусь?

–Нет, – категорично заявила она, – врач это запретил. Сказал об этом особо. Походи пока в пижаме, ты не беспокойся здесь многие ребята в таких ходят, и теплая она, не простудишься.

–Хорошо, – пожал плечами Глеб. Почему не хотят отдавать его одежду, он так и не понял. Они вышли из палаты и пошли по коридору. Не доходя до столовой, откуда доносились мальчишечьи голоса и стук алюминиевых ложек о тарелки, медсестра открыла одну из дверей и пропустив вперед Глеба, зашла сама. Общая палата отличалась большими размерами, в ней стояло около двадцати кроватей. Все они были аккуратно заправлены как в пионерском лагере. Медсестра провела его между ними к кровати у самого окна и показала рукой на тумбочку рядом.

–Можешь свои вещи туда положить, у нас тут тумбочек не хватает, так что придется одну на двоих делить, – объяснила она, – а еду сюда давай, положу в шкафчик на кухне, в полдник получишь.

Глеб отдал ей пакет с фруктами, а сам открыл дверцу и заглянул в тумбочку. Там лежали чьи-то вещи. Глеб поверх них бросил пакет с зубной щеткой, мылом, пастой и расческой, потом закрыл дверцу, а книжки положил на самый верх, чтобы легко можно было дотянуться не вставая с постели.

–Ну ладно, давай ложись, – сказала медсестра направляясь к двери, – сейчас ребята с обеда придут, и до четырех – тихий час. Полдник тебе сюда принести или со всеми пойдешь в столовую.

–В столовую пойду. Я уже хорошо себя чувствую, – ответил Глеб, ложась под одеяло. Медсестра вышла, оставив дверь в палату открытой. Глеб тем временем рассматривал общую палату или точнее спальню, в которую его перевели. Стены тут были выкрашены в такой же спокойный светло-зеленый цвет, что и в его бывшем «пенале». Окна, большие, уходящие к самому потолку наполовину закрывали тяжелые желтые шторы. Однако солнечные лучи, проходя через незакрытые участки, наполняли общую спальню веселым светом, делая ее шире и просторнее. Правда на некоторых окнах снаружи была натянута крупная металлическая сетка, что портило их вид. Но на других она отсутствовала. Глеб этого не понял. На фига закрывать сеткой лишь часть окон, когда вторая не закрыта? В палату стали заходить ребята, некоторые что-то обсуждая между собой, другие молча. Одеты все были примерно одинаково – рубашка и спортивные тренерки. Но пара мальчишек как и Глеб носили байковые пижамы. На «новенького» никто не обратил внимания. Около соседней кровати остановился низенький мальчик и посмотрев на Глеба спросил:

–Тебя сегодня положили? – и не дожидаясь ответа показал на тумбочку, – на двоих делить придется, но верхний ящик мой. У тебя книжки почитать есть?

–Если тумбочка пополам, то и ящик пополам! – Глебу не понравилось что мальчик попытался сразу захватить себе больше места, хотя Глебу этот ящик был абсолютно не нужен. Сам мальчик выглядел хилым, и был ниже его примерно на голову. Глеб решил, что тот уж точно младше его на год.

–Ладно, – мальчик опустил голову, и стал раскладывать постель.

–Книги если хочешь – читай, – разрешил Глеб, но мальчик лишь буркнул в ответ «Хорошо» и залез под одеяло, укрывшись чуть ли не с головой. Стало ясно, что он обиделся.

–Слушай, а Кирил здесь лежит? – спросил Глеб, он начал беспокоиться, что его положили не в ту палату. Мальчик высунул голову из-под одеяла.

–Кира что ли? – переспросил он, – а ты откуда его знаешь? Он в столовой обычно задерживается, он всегда голодный.

–Понятно, – кивнул Глеб, но мальчик видимо решил продолжить разговор.

–Меня Митей зовут, а тебя? – немного настороженно спросил он.

–Глеб, – коротко представился Глеб, – только не надо пытаться мое имя изменить, ну типа Глебка – все равно плохо получается. Я тогда просто не откликаюсь.

–Понятно, действительно оно у тебя «жесткое», – согласился Митя, он немного помолчал и робко спросил, – тебе верхний ящик очень нужен?

–Нет, вообще-то совсем не нужен, просто не люблю, когда мне диктуют условия, – миролюбиво ответил Глеб.

–Тогда можно он все-таки за мной останется? А тебе я могу хоть всю остальную тумбочку освободить, – попросил Митя.

–А зачем тебе понадобился именно ящик? – заинтересовался Глеб, – что в нем такого особенного?

–А ты никому не скажешь? Ну, медсестрам или врачам, – прищурился Митя.

–Никому, – пообещал Глеб.

–Поклянись, – потребовал Митя.

–Не буду! – заявил Глеб, – терпеть не могу клясться, пошло это. Кривляние одно.

–Ладно, но все-таки никому не говори, – тут Митя вылез из-под одеяла и наклонившись к Глебу шепотом начал говорить.

–Он запирается! В остальных тумбочках тоже замки есть, но нет ключей. А от этого я нашел ключ, теперь я могу его запирать, – и он вытащив из-под футболки веревку на которой болтался маленький никелированный ключик. Глеба неприятно передернуло, мигом перед глазами проплыли бункер, Нелева с ключом на уроке физкультуры, поворот ключа, включающий пульт.

–Эй что с тобой? – испуганно спросил Митя. Глеб быстро замотал головой, приходя в себя и прогоняя навязчивые видения.

–Да так, ничего, – отмахнулся он, и поспешил продолжить разговор, – а что у тебя там такого интересного лежит, что ты это запираешь?

–Ничего особенного, то же что и у всех: зубная щетка, мыло, книжки, но я могу все это запереть! – с непонятным Глебу восторгом пояснил Митя.

–А у вас тут что, воруют? – удивился Глеб.

–Нет, что ты! Но здорово, что можно запереть ящик и никто его не откроет, – гордо заявил Митя. Глеб лишь недоуменно пожал плечами. Митькиной странности он не понял. «Зачем надо что-то запирать на ключ, если ничего ценного там все равно нет?» – подумал Глеб. Тут в палату вошел Кира. Он пошел между кроватями по направлению к Глебу. Но до середины пути не замечал его, потом, когда его рассеянный взгляд случайно упал на него, Кира сразу заулыбался и прибавил шаг.

–Привет, – радостно и быстро заговорил он, – тебя уже к нам из изолятора перевели. Хорошо, что рядом теперь будем. Кстати, это Митька. У тебя с ним тумбочка общая.

С этими словами он сел на следующую за митькиной кровать. Митька посмотрел сначала на Кирила, потом немного дольше и внимательней – на Глеба.

–Так это ты ракету запустил, которая всех на уши поставила?! – широко раскрыв глаза чуть не закричал он, – говорят гриб был как настоящий, атомный! Нам тут говорили, что тот мальчик в изоляторе лежит.

–Я, – твердо ответил Глеб, – но только там не все так просто получилось… с этим запуском.

–Да, ладно, – Кира беспечно махнул рукой, – ты главное не бойся. Тебе все равно ничего не будет, ты же псих.

–Я не псих, – чеканя слова произнес Глеб ледяным тоном, – у меня были проблемы с головой, а одна… одна…, – тут он словно поперхнулся, не в силах вслух сказать имя Нелевой, но быстро продолжил, – вобщем кое-кто этим воспользовался и я чуть не начал третью мировую войну. А сейчас я нормальный.

–Да, я ничего, – Кира сразу как-то сник, – я просто хотел сказать, чтобы ты не волновался. Мы все здесь немного того, – и он покрутил пальцем у виска.

–Нормально, Кира, я не обижаюсь, – Глеб нехотя улыбнулся, – сюда ведь так просто не попадают. Это я понимаю.

Митька с интересом смотрел на них и только тут вставил реплику:

–Не скажи, меня вот сюда просто так запихнули!

–Ага, – Кира, саркастически улыбнулся, – а кто дверь у себя в комнате гвоздями заколотил?

–Не гвоздями заколотил, а привинтил шурупами, так надежнее, – Митя задумался и погрустнел, – а-а-а, – протянул он, решив, что скрывать нечего, – все равно вышибли. Правда с третьей попытки.

Глеб почувствовал, что лучше дальше не продолжать этот разговор. К ним подошел худой высокий мальчик, одетый как и Глеб в пижаму и домашние тапочки. Он молча кивнул Кире и Митьке, что должно было означать приветствие, не снимая пижамы прошел чуть дальше и залез под одеяло. Его кровать стояла сразу за глебиной.

Постепенно палата почти полностью заполнилась детьми, не считая двух-трех пустых кроватей. Ребята и лежа продолжали вполголоса разговаривать, хотя некоторые сразу закрыли глаза и уснули. Медсестра, заглянувшая в палату громко приказала:

–Так, тихий час! Всем спать и чтоб я ни звука не слышала.

Эта фраза произвела «магическое» действие, все разговоры разом затихли и только некоторые, самые смелые, которым не хотелось спать, достали книжки и прикрываясь одеялом стали читать. Глеб лежал с открытыми глазами и сначала пялился в потолок изучая выключенные сейчас лампы «дневного света». Потом, когда это ему надоело, он повернулся набок и тут заметил, что Митька не спит, а внимательно и изучающе смотрит на него.

–А расскажи как все было на самом деле? – шепотом попросил он Глеба.

Глеб опустил глаза в пол, пытаясь сосредоточиться и вспомнить. Но все события предстали как в сломанном калейдоскопе, смесь обрывочных, не связанных между собой картинок. Вот он сидит в милиции, а женщина напротив что-то пишет не глядя на него. Стоп, это было уже потом. Перед глазами встал пыльный класс и Нелева за роялем, играющая необыкновенно красивую мелодию. А вот она же с мячом и с яростью смотрит на него, готовясь к броску. Нет, это опять не то, слишком рано, надо вспомнить бункер. Вот он сидит и играет в тетрис. Опять не то игры были до запуска. И тут в памяти отчетливо прояснился сам момент старта. Рядом с ним сидит Ленка Нелева и удивленно смотрит. Ключ уже повернут, пароли введены. А она сидела и молчала. Значит она хотела этого пуска – начала возможной войны. Построив еще раз события, по крайней мере те, что он мог вспомнить, уже в нормальном порядке, Глеб решил, что все это время именно Нелева подталкивала его к нажатию Красной кнопки. Воспользовалась, тем что он был не в себе, слишком устал, а в голове смешались мечты и реальность. У Глеба сжались кулаки от обиды. Она ведь ему к тому же нравилась и с этим он ничего не мог поделать.

–Она еще за это ответит. Не знаю как и когда, но ответит обязательно, – прошептал он, – я ей все припомню, а потом забуду.

–Ты о чем? – вернул его в настоящее Митька.

–Да так, – небрежно ответил Глеб и тихо стал рассказывать как он сделал и запустил ракету. Не рассказал он об одном – Нелеве, ее он даже ни разу не упомянул, как будто ее никогда и не существовало.

–Здорово! – восхищенно прошептал Митька, когда Глеб закончил говорить.

–Да не, – смутился Глеб, – честно говоря я сам не знаю, как так все могло получиться. Слушай, а теперь ты расскажи, что ты там за дверь шурупами прикрутил?

–А это…, – Митька немного замялся, ему было неудобно и наверно неприятно об этом вспоминать и рассказывать, но он все же начал, – все равно тебе другие расскажут, но они знают не все. Мои родители постоянно обыскивают мою комнату. Ну не постоянно, – он сделал паузу, тяжело вздохнув, – но раз в неделю точно. В начале, когда я был маленький, то есть учился в первом классе, они искали спички. Мама очень боялась, что с ними что-нибудь натворю. Сейчас ищут сигареты, бояться, что я курить начну. А мне это надоело. Сначала я хотел просто замок поставить. Поднакопил денег и купил его в «Хозяйственном». Хороший такой замок, в масле и работает как часы, щелк-щелк, дверь закрыта и никто уже не сможет войти. Днем я его поставил, а вечером пришли с работы отец с матерью и скандал устроили. Говорили, что мне незачем запираться и все допытывались что я хочу от них скрыть. А мне нечего скрывать. Как можно что-то скрывать, если в комнате нет ни одного замка? О тайнике я не говорю. Где мне его делать – в паркете или бетонную стенку ковырять как граф Монтекристо? Вот тогда я обиделся, нашел пару досок, взял несколько больших шурупов, они на антресолях хранились, и прикрутил дверь намертво, пока родители вечером фильм по телеку смотрели. Потом, когда они ко мне в комнату зайти хотели… Вот смеху-то было… А дверь не открывается! – Митька нервно улыбнулся, – дергали-дергали – все бесполезно. Я от хохота по полу катался. Они дверь конечно в итоге все же вышибли, с помощью соседей. А меня сюда привезли. Я всю дорогу смеялся, никак не мог остановиться. Только здесь успокоился.

–Ясно, – протянул Глеб, ничего спрашивать у Митьки ему больше не хотелось. Митька меж тем залез рукой под матрац и вытащил несколько ключей, скрепленных в большую связку кольцом от брелка.

–Ко мне родители вчера приходили, – в его тоне появились радостные нотки, – сказали, что теперь не будут обыскивать мою комнату. Отец сказал что поставил мой туда новый замок и мне отдал ключ. Но знаешь я им не доверяю. Вдруг у них запасные ключи есть? Я, когда меня отсюда выпишут, куплю точно такой же замок и заменю тот что сейчас стоит, они и не заметят. А еще здесь ключи от шкафа и от ящиков моего стола.

–А долго ты здесь лежишь? – спросил Глеб.

–Да уже месяца два, – неторопливо, словно подсчитывая, ответил Митька, – слушай, хочешь кое-что покажу? – заговорщически спросил он.

–Давай, – заинтересовался Глеб. Митька потянулся к рубашке, и достал из кармашка маленький блестящий никелированный замочек. Он был похож на игрушечный. Но Митька снял один из ключей с кольца, вставив его в отверстие, повернул, и душка замка отклонилась в сторону.

–Классно, – честно признался Глеб, замок ему понравился.

–Хочешь подарю? Он иностранный, отец на работе достал. Но мне запирать нечего, – предложил Митька, – или вот ключ, не знаю отчего он, я его на старом пустыре нашел. Правда интересный? – и он показал Глебу замысловатый желтый латунный, и скорее всего старинный ключ.

–Нет, спасибо, мне тоже запирать нечего, – отказался Глеб, а про себя добавил, – «хватит с меня ключей».

–Ну как хочешь, – пожал плечами Митька, убирая назад свои сокровища.

–Слушай, ты лучше скажи, а Кира почему здесь? Он вроде нормальный? – спросил Глеб, поглядев на мирно сопящего Кирила.

–Не знаю, – немного равнодушно ответил Митька, – он ничего не рассказывает об этом. Он уже здесь долго лежит. Месяца четыре, а может все пять.

–Да, он вроде что-то такое говорил, – пробормотал Глеб, в мыслях прикидывая сколько его здесь могут продержать.

–К нему другие ребята часто пристают, сам не знаю почему, – сообщил Митька, – наверно оттого что толстый и слабый. Сдачи дать не может, и вообще драться боится. Он трусливый, всего пугается, а чуть что – сразу плакать начинает.

–И это я знаю, – вздохнул Глеб, ему стало жаль Киру, тот показался ему добрым и приветливым.

–А за тобой Кащей лежит, – сообщил Митька, ему хотелось рассказать Глебу о ребятах, которых он знал, – его контузило.

–Как это контузило? – у Глеба округлились глаза. Слово «контузило» у него ассоциировалось исключительно с Великой Отечественной войной.

–А он оружие старое выкапывал и на снаряд наткнулся, тот взорвался, его и контузило, он как это… а, темный следопыт, – охотно объяснил Митька, – а Кащеем его зовут, потому что фамилия Кащеев.

–Не на снаряд, а на гранату, – раздался недовольный голос за глебиной кроватью, – и не темный, а черный следопыт. Если не знаешь, то не болтай зря.

Митька сразу замолчал, Кащея он побаивался. А Глеб наоборот, приподнялся на локтях, чтобы рассмотреть собеседника, но ничего, кроме затылка на подушке не увидел. Мальчик неподвижно лежал, как будто спал.

–Тебя как зовут? – спросил Глеб, – а то я не люблю всех этих кличек.

–Так и зови – Кащеем, – отрезал мальчик, – во первых меня не убило, а должно бы, слишком сильно взорвалось и прям около меня, а Кащей если помнишь был бессмертным. Во вторых я костлявый, Кащей тоже жиром не страдал, да и по фамилии подходит.

–А зачем ты оружие откапывал? – спросил Глеб, – это же опасно.

Но при этом подумал, что сам бы не отказался поучаствовать в подобных раскопках.

–А ты зачем ракету запустил? – вопросом на вопрос холодно ответил Кащеев, и добавил уже более мирно, – если так хочешь знать, меня Леней зовут. Но для всех здесь я – Кащей.

–А много ты оружия откопал? – не удержавшись снова спросил Глеб.

–Не очень… Да и все конфисковали, когда меня нашли после взрыва. Я же его не прятал, в сарае складывал. Милиция все забрала, – равнодушно ответил Кащей, – ты не думай, это тебе не из музея экспонаты – чистенькие, и гладенькие. Вон сколько лет прошло, ржавчина одна осталась. Из всего моего арсенала винтовка более-менее стреляла и автомат немецкий. Но с патронами беда – отсырели. Перетачивать пришлось.

–Это как? – не понял Глеб.

–Обыкновенно, – зевнул Кащеев, – пулю вынимаешь, старый порох высыпаешь, на токарном станке отверстие под капсуль растачиваешь, чтобы под охотничий подошло. Затем порох новый засыпаешь, и вставляешь пулю обратно. Мороки много, а толку мало.

–Зато ты из настоящего оружия стрелял, – подал голос Митька.

–Толку-то? – лениво откликнулся Кащей, – винтовка в плечо бьет – мало не покажется. Прям как батянино ружье, когда на охоту ходили. Синяк гарантирован. Единственно «Шмассер» – вот это класс. Но обойма мгновенно заканчивается, а патроны под него растачивать, та еще работенка.

–Где ж ты стрелял? – спросил Глеб.

–В лесу естественно, где же еще? Из наших ребят многие оружие копали, но стремно это. Да и если найдешь, то как правило это ржавые железяки, толку от них ни на грош, – Кащей потянулся.

–А ты откуда? – спросил Глеб.

–Из Смоленска, летом у бабки отдыхал в деревне, там все и произошло. Меня сначала в хирургию, в потом сюда, – он поднялся на локте и пристально посмотрел на Глеба, – так вот ты значит какой, всадник Апокалипсиса, – при этом он иронично улыбнулся.

–Не понял. Какой всадник? – удивился Глеб.

–Ну… это… конца света, – уточнил Кащей, – мне бабка маленькому на ночь вместо сказок библию читала. Скукотища страшная, но кое-что я запомнил. Ладно, скажи лучше, а с чего у тебя это все началось? Когда ты решился ракетой по центру города долбануть?

–С чего? – переспросил Глеб, после этого он надолго задумался, потом серьезно ответил, – наверно с того что меня обозвали Дон Кихотом.

–Да, действительно обидно, – Кащеев опять опустил голову на подушку. Говорить видимо ему больше не очень-то хотелось. Глеб огляделся по сторонам. Кирил продолжал спать, а Митька успел вытащить из тумбочки книжку и углубился в чтение. Глеб лег на спину и начал думать о том, что он завтра скажет врачу и скоро ли его выпишут отсюда. Но в эти мысли постоянно вклинивались воспоминания о Нелеве. При этом Глеба душила смесь обиды и злости.

Но тихий час наконец прошел, в палату вошла медсестра и объявила «подъем». Ребята стали одеваться и заправлять постели, некоторые с радостью, а некоторые еще толком не проснувшиеся, недовольно ворчали. Те кто все сделал выходили из спальни. Глеб тоже встал и заправил постель.

–Куда сейчас? – спросил он Митьку.

–На полдник и в класс, уроки делать, – с охотой объяснил тот. Глеб уже собрался уходить, когда к Кире подошел какой-то мальчишка и сильно толкнул его в бок. От этого толчка Кира едва удержался на ногах, схватившись за спинку кровати.

–Толстый, ты что сегодня кефира перенюхал? На ногах не стоишь, – последовала издевательская реплика. Мальчик явно не собирался уходить, собираясь «помучить» Киру дальше.

–Да отстань от меня, я же тебе ничего не сделал! – в голосе Киры послышались отчаянные нотки. Глеб стоял уже около двери, но вдруг передумал выходить и чуть ли не подбежал к Кире и встал рядом. Раньше Глеб никогда никого не защищал и ни за кого не заступался. В его классе между ребятами сложились странные холодно-равнодушные отношения друг к другу. Если кто и приставал, то как-то без особой злости, просто так, от нечего делать. И уж тем более никто никого не защищал и не заступался. Но сейчас Глеб почувствовал, что должен вмещаться. Помочь Кире, несмотря ни на что. Парень, что стоял перед ним и ухмылялся был явно старше и сильнее Глеба. Но вот что удивительно – его Глеб не боялся. Наверно после всего что с ним произошло, получить несколько синяков, а может быть и перспектива более серьезного избиения, сейчас мало его волновала.

–Кира, сейчас драться будем, – спокойно сказал он, – готов?

Кира, у которого на глазах уже выступили слезы от обиды и бессилия что-либо изменить, удивленно посмотрел на Глеба.

–Дрон! Кеша! – позвал парень, обернувшись, – малышня совсем оборзела, надо поучить.

–Глеб, Кира, я с вами, – раздался сзади неуверенный голос Митьки, и он протиснулся между ними. Расстояние между кроватями было небольшим, его как раз хватило, чтобы они тесно, плечом к плечу встали в этом проеме «стенкой». В это время к ним неторопливо подошли два парня, по возрасту таких же как первый. Перевес сил стал не в пользу Глеба.

–Что давно не получали чтоли? – презрительно спросил один из них.

–Деремся изо всех сил, – тихо сказал Глеб и хотел уже скомандовать «начали», как вдруг неожиданно сбоку раздалось громкое «Вперед!», и Кащей, перепрыгнув через кровать заехал что есть силы кулаком в ухо тому из парней что стоял слева. Дальше говорить что-то стало бессмысленно. Глеб, Кира и Митька просто набросились на тех, кто стоял перед ними и ухмылялся. Первым же ударом Глеб попал по носу ухмыляющемуся мальчишке, тот сразу же завыл и схватился за лицо. Тут же сам Глеб получил сильный удар в живот, который заставил его согнуться от боли. Но все же он, подавшись вперед, свалил «ухмыляющегося», которому теперь стало совсем не весело, на пол. Кащей ловкой подножкой «опрокинул» второго. А Кира и Митькой общими усилиями, сами получив несколько сильных ударов, справились с третьим, тоже повалив его на линолеум. Кащей пару раз пнул ногой пытающихся встать. В палате наступила тишина. Глеб понял, что сейчас самое время закончить издевательства над Кирой раз и навсегда, и тяжело дыша сказал:

–Теперь если кто Киру решит обидеть, будет драться с нами!

Они отошли от противников, которые ругаясь и кидая на них злые взгляды поднимались и быстро выходили прочь из палаты. Остальные ребята, наблюдавшие эту драку тоже стали выходить на полдник, по пути эмоционально обсуждая увиденное. Такое в отделении случалось не часто. Оставшись в спальне одни, все четверо отошли к своим кроватям. Глеб с Кирой сели на глебину кровать, а Кащей с Митькой уселись напротив. Все ужасно устали, не столько физически, сколько перенервничали. У Киры немного дрожали руки и была рассечена губа, Глеб потирал все еще болевший живот, а у Митьки появилось покраснение вокруг глаза, обещая в будущем превратиться в роскошный фингал. Меньше всех пострадал Кащей, к тому же и выглядел он спокойней. Митька протянул Кире казенное «вафельное» полотенце, висевшее как у всех, на спинке кровати.

–У тебя кровь идет, вытри. А то сейчас на полдник надо идти, – сказал он.

–Не надо – запачкается. Я лучше слюной – так и заживет быстрее, – отказался Кира и облизал пораненную губу. Через некоторое время кровь действительно почти перестала идти.

–Как думаете, больше они не полезут? – первым нарушил молчание Глеб, его голос звучал озабоченно. Драться второй раз он не боялся, но не хотелось, чтобы его за это наказали, ведь неизвестно как тут могут наказать за драку.

–Вряд ли, – ответил Кащей, – они хоть и наглые, но трусливые. К тому же не такие уж сильные.

–А почему ты драться полез? – спросил Кащея Митька, – раньше же никогда не встревал.

–Потому что раньше бесполезно было, – резко ответил Кащей, – ты, кстати тоже не вмешивался.

–Ладно, хватит, пошли на полдник, – прервал их спор Глеб, вставая и поправляя постель. Все последовали его примеру.

–Эй, ребят, – вдруг сказал Кира, когда они уже все вместе направились к выходу, – спасибо вам.

–Не за что, – не оборачиваясь за всех ответил Кащей.

–Ерунда, – добавил Митька, но всем стало как-то теплее на душе. Они не сговариваясь сели в столовой за один столик, он как раз был рассчитан на четверых человек. Полдник в больнице состоял в основном из гостинцев родителей, а также каждому полагалось пару вафель и стакан компота. Кира очистил апельсин, разломил его пополам и начал было есть, но тут же пожалел об этом. От кислого сока, рана на губе напомнила о себе резкой неприятной болью. Кира сморщился, потом предложил:

–Кто-нибудь хочет апельсин, а то у меня губа болит.

–А ты дольки сразу заглатывай, – посоветовал Митька.

–А что? Идея, – обрадовался Кира, тут же разделив апельсин на дольки и запихивая их в рот.

–Ну вот опять, – недовольно проворчал Кащей, поднимая над столом пучок петрушки, – мои с этими витаминами совсем сбрендили! Им сюда вместо меня пора! Каждый раз покупают на рынке эту зелень. А я ее уже терпеть не могу.

–Зря ты так, она сейчас дорогая. Они за тебя волнуются, вот и заботятся как могут, – заметил Глеб, а Кащей уже жевал петрушку, запивая ее компотом. На замечание Глеба они лишь невнятно кивнул.

–Слушай, ты говоришь, что сейчас мы в класс пойдем, делать уроки. А откуда здесь уроки, это же больница? – спросил Глеб.

–Так тут недалеко школа есть, – объяснил Кащей, – но из нашего отделения в нее мало кто ходит. Она для тех кто в более легких отделениях лежит. А в классе у нас воспитатель есть, он учебники раздает и задания. В принципе можешь и не делать, но если долго лежишь то отстаешь сильно. В школе все равно потребуют выучить.

–А еще в отпуск можешь пойти, – вмешался в разговор Кира, доевший-таки апельсин.

–Как это в отпуск? – не понял Глеб, – отпуск только у взрослых бывает. Может ты имеешь в виду каникулы?

–Нет, – отрицательно замотал головой Кира, – именно отпуском это называется. Если лежишь больше трех недель, у тебя все более-менее в порядке с головой и ведешь себя нормально, то на субботу-воскресенье домой отпускают.

–Это только тех кто в Москве живет, – недовольно проворчал Кащей, – или если родственники здесь есть. Я вот два месяца лежу, а меня никуда не пускают.

–Не надо было с площадки сбегать, – вмешался Митька, – тебя тогда по всей больнице искали.

–Так я ненадолго, за мороженым и все. Палатка напротив входа в больницу стоит, – невольно начал оправдываться Кащей.

–С какой площадки? – опять спросил Глеб, он пока слишком мало успел узнать о жизни ребят в этом отделении.

–Тех кто хорошо себя чувствуют гулять водят, – пояснил Митька, – когда хорошая погода естественно. Ты выгляни из палаты – сразу увидишь огороженную площадку. Но туда обычно малышня ходит. Скучно там.

–Слушай, а ты в каком классе учишься? – спросил Митьку Глеб.

–В шестом, – ответил Митька поняв что тот имел в виду, – просто я ростом маленький. Мать говорит, что надо больше творога есть.

Они уже доели полдник и просто сидели, разговаривая. Но пришедшая нянечка помещала дальнейшей беседе и выпроводила их из столовой.

Класс в глебином отделении был похож на обычный школьный класс: такие же столы, исцарапанные и исписанные учениками и такие же жесткие стулья. Разве что сидел тут Глеб не в школьной синей форме, а в байковой пижаме. Глеб сел рядом с Кирой за второй стол в среднем ряду. Всего в классе стояло три ряда столов. Ребята непринужденно разговаривали, пока в класс не вошел воспитатель – невысокий подвижный человек с проседью в волосах, одетый как и врачи в белый больничный халат. Он подошел к столу, который обычно занимала учительница и поздоровался, несколько растягивая звуки:

–Здравствуйте!

Ему никто не ответил, но разговоры мигом стихли. Он мельком оглядел класс и заметив Глеба, долго оценивающе смотрел на него.

–Так, у нас я смотрю новые лица появились, – медленно проговорил он, чуть улыбаясь, – чтож давай знакомиться.

Глеб, вставая из-за стола по школьной привычке, успел подумать, что незачем называть его в множественном числе, и он стопроцентно был уверен, что этот воспитатель прекрасно знает и его имя и почему он попал сюда.

–Глеб Брусникин, – равнодушно сказал он, глядя на доску перед собой. По классу сразу пошел шепот, как будто зашелестели листья от несильного порыва ветра.

–Олег Владимирович, – представился воспитатель, и обратился к классу, – так потише пожалуйста. Сейчас я раздам учебники и тетради.

Он подошел к большому шкафу, вытащил из кармана ключ и открыв дверцу, достал большую стопку учебников вперемежку с тонкими тетрадками. На первый взгляд они лежали в беспорядке, но Олег Владимирович быстро раздал ее первому ряду, ни разу ничего не перепутав и не возвращаясь к шкафу. В его хозяйстве царил идеальный порядок, и он всегда точно знал где что лежит. Через пять минут перед каждым учеником, кроме Глеба, лежали требующиеся сегодня учебник и тетрадка. Кира раскрыл свою и огорченно констатировал:

–Опять тройка.

–Какая разница? – удивился Глеб, – пусть хоть кол ставят. Все равно это же не школа. И дневников нет.

–Они отсюда выписку дают, правда по твоей просьбе, – объяснил Кира, – чтобы в школе тебя по второму разу не заставляли предметы проходить. Туда пишут оценки. А иначе как мне последнюю четверть закончить? Неохота летом над учебниками сидеть. Дневников здесь действительно нету. Но у меня все равно родители когда приходят – оценки смотрят. За тройки – ругают, говорят, что я могу лучше учиться.

Их разговор прервал подошедший Олег Владимирович. Он уже всем сказал какие упражнения и задачи выполнять, и вернулся к началу ряда.

–А для тебя у меня несколько другое задание, – обратился он к Глебу, – напиши сочинение на тему «Я вчера, сегодня, завтра», – он положил перед ним несколько чистых листов в линейку и ручку.

–Это как? – не понял Глеб, – о чем мне писать?

–Очень просто, – доброжелательно ответил Олег Владимирович, – опиши каким ты был… Ну скажем полгода назад. Как ты чувствуешь себя сейчас, и каким ты хочешь стать в будущем.

–До будущего еще дожить надо, – последовала реплика Кащея, сидящего через парту позади Глеба, – у нас один тоже написал что трактористом хочет стать, а его через неделю на куски миной разорвало, когда за грибами пошел.

–Не надо быть таким суеверным Кащеев, – наставительно произнес Олег Владимирович, и немного раздраженно добавил, – любишь ты людей пугать.

–Я все-таки не знаю, что писать, – робко сказал Глеб, – трудная тема.

–А ты попробуй, – настойчиво посоветовал Олег Владимирович.

Глеб послушно взял ручку и пододвинул поближе лист бумаги. Но в голову ничего путного не приходило. О чем писать в этом сочинении? О том что он испытывает странное чувство к Нелевой, одновременно он обижен и злиться на нее, и одновременно ему хочется с ней увидеться, поговорить, понимая, что ничего хорошего из этого разговора не выйдет? Нет, это не их дело. О ракете? Это неприятно вспоминать, потому что опять возвращаешься к Ленке. О том как он чуть не сошел с ума и не начал ядерную войну? Но это значит опять рассказывать о Нелевой. «Ладно, о прошлом не получилось, что у меня есть в настоящем? – мысленно спросил сам себя Глеб и тут же ответил, – пижама, тапочки и психушка в которой я лежу. И об этом писать? Нет, неинтересно. Хотя вроде вот с ребятами познакомился. И даже успел подраться. Нет это тоже нельзя. Если узнают, всем влетит по первое число. Так, осталось будущее. Тут вообще ничего не ясно – сплошной туман. Неизвестно когда меня выпишут и неизвестно что я буду делать когда выйду отсюда. И если выйду, как меня встретят в школе? Буду школьной знаменитостью, вроде как самый отпетый хулиган, только хуже? Ну нет уж, такой славы мне не надо! И в другую школу не переведешься! Вот что плохо. „Пионерку“ же все читают. Вот только писать об этих моих соображениях не стоит, иначе вообще могут из этой больницы не выпустить».

Глеб тяжело вздохнул и позвал Олега Владимировича.

–У меня ничего не получается, – стараясь чтобы голос звучал грустно сказал он, – дайте мне лучше упражнение по алгебре или задачу по физике.

–Ладно, как хочешь. Но может все-таки сможешь хоть что-то написать, своими словами? – сделал последнюю попытку воспитатель.

–Нет, – покачал головой Глеб, – ничего в голову не приходит.

–Хорошо, вот возьми учебник по алгебре, – с этими словами он быстро подошел к шкафу, взял оттуда учебник и отдал его Глебу, – последнюю тему, которую в школе проходил, помнишь? Вот с нее и начинай, решай первые четыре примера.

С алгеброй у Глеба всегда было все в порядке. Поэтому он быстро решил заданные упражнения. Олег Владимирович внимательно следил за классом, пресекая разговоры и давая новые задания тем, кто справился с предыдущими и хотел продолжать заниматься. Так как Глеб не отказывался от занятий, он задал ему решить еще два примера. Остальные делали кто что хотел: рисовали в тетрадках или играли с соседом по парте в «точки». Запрещалось лишь разговаривать. Двое ребят играли в шашки. Еще двое – в домино. А кому не досталось и этих игр довольствовались миниатюрными шахматами. Кто-то просто сидел и читал интересную книжку.

–Так, заканчиваем задания, – объявил Олег Владимирович, – кто не успел – продолжите завтра. Сейчас свободное время.

Это означало, что можно громко разговаривать и ходить по классу. Учебники и тетрадки были мгновенно положены на учительский стол, и ребята разбившись на небольшие группки принялись обсуждать книжки, фильмы и разные интересные случаи. За стол к Глебу и Кире сразу подсели Митька и Кащей. Подходили еще другие ребята и расспрашивали Глеба о ракете и взрыве над центром города, но он отвечал односложно и скучно, стараясь побыстрее отделаться от любопытных, и вскоре от него отстали.

Глеб и его новые друзья стали делиться планами на каникулы. Конечно никто не мог сказать даже примерно когда их выпишут отсюда, но каждый надеялся что это случиться скоро. На ужин они пошли тоже вместе, так теперь и ходили – вчетвером. Разговоров о том что они теперь друзья не было, но Глеб однажды поймал себя на странном чувстве, что этим троим ребятам можно сказать все, доверить самое тайное. Так же как они часто доверяли ему свои секреты, не опасаясь насмешек или предательства. Глеб теперь понял, что прошлые его «друзья» на самом деле были всего лишь хорошими знакомыми. Из них никто ни разу не пытался найти Глеба, узнать что с ним случилось, в конце концов, куда он пропал после запуска.

Однажды Глеб с друзьями сидели на скамейке в тени большого куста сирени. Солнце припекало довольно сильно и они неспешно болтали о разных пустяках, с удовольствием вдыхая тяжеловатый, но приятный запах только что распустившихся цветов.

–Кащей, а ты что первым делом сделаешь, когда домой вернешься? – спросил Глеб, не поворачивая головы и глядя на чистое небо.

–То же что и всегда, – неопределенно ответил Кащей, но после паузы уточнил, – поем наверно, а потом еще музыку буду слушать. Мне батя обещал магнитофон купить. Как видишь у каждой медали есть положительная сторона, а не только отрицательная. Так бы фиг он мне на маг расщедрился. А еще оружие продолжу копать, как обычно.

–Ты что идиот? Ты же чуть не погиб! – возмутился Кира.

–А снаряд два раза в одну воронку не падает, – ухмыльнулся Кащей.

–Мить, а ты? – опять спросил Глеб, – твои родители вроде теперь нормально относятся к тому что твоя комната от них заперта будет?

–Теперь да, – ответил Митька, – но мне кажется – они делают вид что мне доверяют, а на самом деле по прежнему постараются за мной следить. Хорошо, что замки разрешили поставить там где я хочу. И на этом спасибо.

–Что касается меня – после каникул снова в школу пойду! Ничего другого не остается, – не дожидаясь вопроса сказал Кира, – судя по разговорам врачей как раз к сентябрю выпишут.

–А вот я не знаю, – тихо проговорил Глеб, – уж очень мне не хочется встречаться с Нелевой. И в класс я боюсь возвращаться.

–За что ты ее так ненавидишь? – спросил Кира, – подумаешь – обзывалась. Меня в школе сколько девчонок обзывают – не сосчитать, а мне наплевать. Привык уже.

–И меня коротышкой и гномом все время дразнят, – подхватил Митька. Они хотели успокоить и подбодрить друга.

–Ты не понял, дело не в том что она ко мне все время цеплялась, я ее вроде и не ненавижу… сам толком не могу понять, вроде и обида есть и одновременно мне ее жалко, – невнятно пытался объяснить Глеб, – если бы не она, я не повернул бы ключ и на нажал кнопку пуска. Я может и сумасшедший, но база и ракета, они были как игрушки, только серьезные игрушки. Кащей, ты наверно знаешь это ощущение, когда с настоящим оружием играешь. Вроде здорово, но если увлечешься, то можно и выстрелить.

–Знаю, – кивнул Кащей, – и это действительно опасно. Сам так играл, но не в твоих конечно масштабах.

–Так вот, Ленка, она вроде как стала частью этой игры. А для меня потом все это стало не игрой, а как бы по настоящему, серьезно, я поверил, что начинается ядерная война, что стартуют ракеты противника и надо защищаться, и еще я боялся за Нелеву, сам не знаю почему, – Глеб волнуясь сорвал лист и начал нервно теребить его в руках, – может я действительно просто псих?

–А может ты просто влюбился? – равнодушно предположил Кащей, без всякой тени ехидства.

–Не-е-ет, – протянул Глеб, усиленно вспоминая и анализируя, – тогда бы все просто – записки бы писал, в кино приглашал и так далее. Я ведь не рассказывал как с ней в вышибалы играл на «ключ от войны»? – и он рассказал о той игре на уроке физкультуры.

–А может ты ее этим обидел? – спросил Митька, – бывает так, вроде ерунда, а человек обижается. Видимо она проигрывать не любила.

–Но я честно тогда выиграл! И это было всего один раз! К тому же ключа я ей не давал, сама взяла. Я в памяти все перерыл – всегда она первая начинала, – возмутился Глеб.

–Белые начинают и проигрывают…, – задумчиво сказал Кащей.

–Что? – не понял Глеб.

–А это так…, – махнул рукой Кащей, – заговариваюсь я иногда. Фразы получаются глупые, но интересные.

–У меня тоже такое бывает, – Глеб невольно обрадовался возможности отвлечься от темы Нелевой, – помнишь меня Дон Кихотом обозвали? Я вот подумал «Дон Кихот с ядерным чемоданчиком». Слышал о таком?

–А как же, – ответил Кира вместо Кащея, – я образец даже видел. Ну макет, понимаешь?

–Где? – не сговариваясь хором спросили Митька и Глеб, им было очень интересно.

–У меня дядя есть…, – тут Кира запнулся, – то есть был. Он умер недавно. А работал он на секретном заводе. Там они с друзьями этот чемоданчик собирали. То есть конструировали, вроде так это называется. Короче они все от начала до конца делали.

–И какой он? – спросил на этот раз Кащей, опередив Глеба с Митькой.

–Обыкновенный кейс, – пожал плечами Кира, – а что внутри я не знаю, дядя не говорил. Кстати, Глеб, ты как то упоминал, что в компьютерах разбираешься?

–Этого я не говорил, – ответил Глеб, – так, немного программировать умею.

–А починить компьютер сможешь? – опять настойчиво спросил Кира, и в его глазах появился озорной блеск.

–Нет, – Глеб не знал как объяснить Кире устройство компьютера, – их не чинят как холодильник. Если электронная плата выходит из строя, меняют всю плату. А потом уже ищут в ней неисправность. Если можно перепаять – перепаивают. Но если нет нужной микросхемы легче выбросить, чем пытаться ее еще чем-то заменить.

–Понятно, – сказал Кира, хотя ничего толком не понял. Он отвернулся в сторону, чтобы ребята не заметили улыбки, появившийся у него на губах. У него появилась одна идея, о которой он пока не хотел говорить друзьям.

Они еще немного поболтали, пока их не позвали на обед. Этот разговор состоялся в пятницу, а в субботу Кира отпросился в отпуск, хотя раньше предпочитал оставаться на выходные с друзьями. Митька от отпуска отказался. Глеба еще не пускали домой, как и Кащея, но по другой причине. Его часто таскали на различные беседы с врачами и профессорами. Глеб уже устал от этих дотошных расспросов. Они все допытывались какие ощущения он испытывал до того как запустил ракету, во время запуска и после. Глеб выработал тактику общения с медиками. Она заключалась в том, что он говорил правду и не лгал, понимая что легко может запутаться. Но говорил не всю правду. Когда он не хотел отвечать на вопрос, то просто ссылался на то что не помнит этого. Как ни странно, но эта тактика оправдала себя. Врачи ему верили, и верили в то что лечение продвигается успешно. Он «вспомнил» что Нелева действительно находилась в бункере в момент старта, но Глеб сказал это небрежно, специально не придавая этому факту значения. Еще ему дали несколько простых тестов на сообразительность. Тут он приятно всех удивил, показав высокие результаты. Его, как только разрешил лечащий врач, стали навещать родители. Глеб немного побаивался, что они будут его ругать, но отец и мать наоборот, жалели его, хотя причину их жалости он не понимал. Ну и что с того что он в сумасшедшем доме? Выпишется и снова в школу пойдет. Сам Глеб за эти недели тоже изменился. Но не благодаря врачам, а потому что нашел в больнице друзей. Континентальный Союз, баллистические ракеты и ядерная война осталась в прошлом. Призрачный, выдуманный мир растворился, как тает туман под лучами солнца. Глеб был почти счастлив, если бы не одно – Нелева. Она как будто заноза вонзилась в него и не давала забыть о себе. Глебу было обидно и горько от того, что она оказалась такой плохой. Но он испытывал не только злость и обиду к Нелевой, примешивалось еще чувство странной тоски и печали, как будто его предал лучший друг. Но ведь Нелева не была его другом. Почему же тогда Глебу хотелось рассказать ей о своих друзьях, ракетах, больнице или просто погулять по нагретому солнцем асфальту разговаривая, и не боясь быть непонятым или осмеянным. Как он например понимал Кащея, Митьку, Киру и доверял им. А те понимали и доверяли ему. Кащей рассказал, что ему снятся странные сны, иногда кошмары, когда он – немецкий солдат или офицер. Он даже врачам об этих снах не говорил.

–Я стою в поле, а вокруг немцы, что-то тараторят по своему, – пересказывал он свой сон друзьям, – а я не немец, на мне лишь форма фашисткая и оружие. Страшно очень, ведь я немецкого не знаю. Хочу бежать – ноги не слушаются. Или другой сон, там я в бою участвовал, опять на стороне немцев. Лежу в окопе, вокруг пули свистят. Вот думаю сейчас меня наши возьмут и расстреляют за предательство, хочу повернуться и назад в немцев начать стрелять, и опять не могу.

Глебу снились сны с Нелевой, и не сказать что очень приятные. После одного из них Глеб даже проснулся в холодном поту. В этом сне они шли по зеленому травяному полю. Которое простиралось до горизонта и соединялось там с небом. На нем опять была надета его военная рубашка с эмблемами и офицерский галстук, он чувствовал непонятную неловкость от того что на нем эта форма. Глеб что-то говорил Ленке, рассказывал что ему надо скорее вернуться в больницу, иначе его будут искать. Но она лишь молча загадочно улыбалась ему. А потом она взяла его за руку. Он хотел спросить зачем, она это сделала. Но не успел. Свободной рукой Нелева показала куда-то вперед. Глеб проследил взглядом за ее рукой и в тот же миг его ослепила вспышка. Он инстинктивно прикрыл ладонью глаза, но вспышка уже прошла. Теперь перед ними возвышался огромный черно-красно-белый атомный «гриб». А они стояли, держась за руки и смотрели на него, как на фантастическое чудовище. Глеб еще успел удивиться, почему их не смело ударной волной и не сожгло вспышкой. А Нелева повернулась к нему и сказала: «А вот так Глебочка, термоядерные войны заканчиваются». Тут Глеб проснулся. Потом он еще долго вспоминал этот сон.

А в понедельник вернулся из отпуска Кира и первым делом отозвал в сторону Глеба, когда тот после завтрака направлялся в класс.

–Глеб, у меня тут для тебя подарок есть, – шепотом сказал он, – ты его сейчас спрячь в тумбочку, чтобы никто не увидел, а в классе скажи, что чувствуешь себя плохо и иди в палату. Я тоже туда подойду, объясню что к чему. Или нет, сначала спрячь и сразу в класс иди, а я тебе потом скажу что делать.

С этими словами он протянул Глебу черный кожаный дипломат. Приняв этот необычный подарок у Киры, Глеб чуть не выронил его из рук, тот весил килограмм пять, не меньше.

–Ты туда кирпичей чтоли напихал?! – вырвалось у Глеба.

–Тс-с, – зашипел Кира и с заговорщицким видом прижал палец к губам. Глеб только хмыкнул в отвел, и пробурчал:

–То же мне секреты.

Как и у всех ребят в отделении у него имелась своя «отмычка» от больничных замков, которую он всегда носил с собой в кармане пижамы. Родители давно уже привезли ему нормальные рубашку, тренерки и брюки для улицы, но он надевал их лишь на прогулку, предпочитая в отделении ходить в больничной одежде, свободной и удобной. Глеб оглянулся по сторонам, и не заметив медсестер или воспитателей, быстро подошел к двери палаты, открыл ее и войдя сразу же захлопнул. Затем пробежал, лавируя между кроватей к своей тумбочке и попытался убрать туда дипломат Киры. Ничего не получилось. Кейс не умещался ни боком, ни стоя, слишком велик он был для тумбочки. Глеб выругался и стал смотреть по сторонам, размышляя куда бы спрятать кейс. Он конечно мог бы отнести его в класс и положить в шкаф, где ребята хранили сумки с вещами, которые не помещались в тумбочки или санитарки запрещали их там держать. Но это означало подвести Киру, не выполнив его просьбу. Глеб подумал и решил временно запрятать кейс под матрац. Все равно пол будут мыть только через два дня, поэтому никто ничего не заметит, а за это время он что-нибудь придумает или просто положит этот подарок-чемодан в шкаф. Глеб быстро поднял край матраца и положив дипломат на железные пружины кровати, накрыл его. Получилось скверно. Даже беглого взгляда было достаточно чтобы понять что под матрацем что-то лежит. «Ладно, потом перепрячу, сейчас все равно никто не увидит», – подумал Глеб и быстро пошел прочь из палаты, чтобы его ненароком не хватились в классе. Ему повезло, в коридоре опять никого не было и он, пройдя к классу, вошел в открытую дверь. Воспитатель, Ольга Николаевна сменявшая через день Олега Владимировича, как раз села на свое место и посмотрев на Глеба сказал:

–Ну что все на месте? Брусникин, закрой дверь.

Глеб выполнил ее просьбу и после того как раздался щелчок автоматического замка, как ни в чем не бывало, сел за стол вместе с Кирой. Начались каникулы, и обязанность делать уроки отпала, поэтому все с тоской посматривали на летнюю улицу, с нетерпением ожидая прогулки. В оставшееся до нее время ребята как всегда играли в настольные игры или просто непринужденно болтали.

–Что в этом дипломате? – шепотом спросил Глеб Киру, его начало разбирать любопытство, – тяжелый как чугунная гиря.

–Потом, – отмахнулся Кира, – но он теперь твой.

–Так нафига он мне? Что в нем? Оружие? – начал допытываться Глеб.

–Не совсем оружие, – замялся Кира, – точнее что-то типа…, но оно не работает. Ты сейчас отпросись в палату, а я через минут десять подойду. Надо еще Кащея и Митьку предупредить. А то если все вчетвером запросимся в спальню, то могут не пустить, или заглядывать начнут через каждые пять минут – проверять что мы там затеваем.

–Понял, – кивнул Глеб и спорить больше не стал. Он подошел к Ольге Николаевне и напустив на себя больной и усталый вид, жалобно произнес:

–Ольга Николаевна, я себя плохо чувствую, можно я пойду в палату, полежу?

Воспитательница, полная женщина средних лет, посмотрела на него из-под массивных очков и одобрительно кивнула.

–Пойдем Глеб, я тебе открою, – но потом спохватилась, – у тебя не температура? Голова не болит?

–Нет, Ольга Николаевна, я просто ночью плохо выспался. Вот сейчас меня в сон и клонит, – стараясь чтобы его голос звучал устало ответил Глеб, – и гулять совсем не хочется.

–Ладно, пойдем, но если почувствуешь, что в горле першит или голова начнет болеть, обязательно скажи мне или медсестре, – поднимаясь и одновременно доставая из кармана «отмычку», сказала она, а повернувшись к ребятам строгим тоном предупредила, – тихо тут! Не шумите без меня. Кто будет бегать по классу – на прогулку не пойдет.

–Хорошо… понятно…, – раздался в ответ нестройный хор мальчишеских голосов, впрочем особо никто к угрозе воспитателя не прислушался. Ольга Николаевна проводила Глеба до палаты, открыла пропустила его и сразу заперла дверь, направившись обратно в класс. Глеб не торопясь подошел к своей кровати, откинул в сторону матрац и достал чемоданчик. Сев на кровать и положив его себе на колени он стал тщательно его осматривать. На первый взгляд это был обычный дипломат, похожие Глеб часто видел у старшеклассников в школе. У них модно было ходить на уроки с черным или коричневым кейсом. Сам он, как и большинство его одноклассников, предпочитал обычную сумку с ремнем через плечо. Но этот кейс не только весил необычно много, Глебу также бросилось в глаза, что сделан он очень аккуратно и основательно. Черные застежки из «вороненого» металла почти сливались с боковой поверхностью, а щель между половинками тонким волоском обходила чемоданчик по периметру. Еще внимание Глеба привлек цифровой замок.

Он видел такие на других кейсах, но везде насколько он помнил имелось всего три колесика с цифрами, а на этом их поднималось, тускло поблескивая ребристой поверхностью, целых восемь. Глеб попытался покрутить их. Они поддались на удивление легко, задерживаясь с легким щелчком лишь на цифрах.

–Хм, как в сейфе, – пробормотал Глеб, – хрен откроешь.

Он попытался встряхнуть дипломат, но внутри ничего не перекатывалось и не стукнулось о стенки. «Что же мне Кира подарил? – размышлял Глеб, – сказал что оружие, но неработающее. Странно, для пистолета тяжеловат, а автомат сюда не влезет. Может разобранный автомат или обрез? Тогда возможно, а детали впритык лежат, вот и не перекатываются внутри. Если это так, что я починю, мне бы лишь до технического кружка, вернее до станков добраться. Если меня конечно туда пустят».

Его размышления были прерваны громким разговором доносившемся из коридора. По голосу он узнал Киру. Глеб совсем забыл, что он должен не сидеть со странным тяжелым кейсом на коленях, а лежать в постели и спать. Времени убирать дипломат под матрац не оставалось, поэтому он просто положил его под кровать, а сам мигом снял пижаму и забрался под одеяло, притворившись что спит. В палату вошел Кира.

–Так, Кирил, но только чтобы спать или лежать, но не разговаривать, – предупредила его Ольга Николаевна, закрывая дверь. Кира подошел к митькиной кровати и посмотрел на Глеба, открывшего глаза.

–Вечно она придирается, предупредила, чтобы тебя не будил, – проворчал он и усевшись напротив него. Глеб приподнялся на локте.

–Как открыть этот твой подарок? – сразу перешел он к делу, – с тремя колесиками я бы справился, комбинаций немного. На полчаса-час возни. Но на этом кейсе их восемь. Неделю крутить можно.

–Больше, – довольно улыбнулся Кира, – если не знать кода, то и за месяц не откроешь.

–Ладно, сдаюсь, – добродушно сказал Глеб, – хватит темнить. Как его открыть и что там находиться? Это разобранное оружие, я угадал?

–Вот и нет, – обрадовано воскликнул Кира, – но давай я тебе все сначала расскажу как этот дипломат ко мне попал. Остальные придут, тогда откроем. Это тебе мой подарок на день рождения.

–Хорошо, спасибо конечно, – согласился Глеб, – но я вроде говорил, у меня день рождения в сентябре.

–Помнишь я тебе о своем дяде рассказывал? – спросил Кира, не обращая внимания на его замечание, Глеб молча кивнул в ответ, – так вот он работал на секретных заводах. Сначала на одном, потом на другом. И на втором он занимался космическими военными аппаратами. Боевыми лазерами. Слышал о таких?

–Вроде да, отец что-то рассказывал, но на самом деле это только слухи одни, – ответил Глеб.

–А вот и не слухи! – немного торжественно объявил Кира, – последний корабль из серии «Салют» вывел на орбиту мощный боевой лазер. По радио и телевидению объявили, что он состыковался со станцией «Союз» и в нем был груз для космонавтов. Фигня это все. Не стыковвывался он со станцией, а пролетев рядом вывел в космос орбитальную станцию с боевым лазером. Полностью автоматическую и управляемую с Земли. Мой дядя этот лазер не делал, он занимался системой управления. Но при запуске произошла поломка и станция на заданную орбиту не вышла, но и на землю не упала. Все решили, ну то есть его начальники, что виновата система управления, а значит – мой дядя, – тут тон Киры стал печальным, – его Борисом Ивановичем звали. А я просто – дядя Боря. Он всегда веселый такой был, когда к нам приезжал. Он один жил и ему скучно по праздникам становилось. И меня он очень любил. Я его тоже, он всегда простой, на равных держался. Вот мы с ним в карты играли, а он, как и я, проигрывать не любил, поэтому не поддавался как другие взрослые. И со мной как со взрослым разговаривал. Я его например спрашиваю, почему он не жениться, а он смеется: «Я говорит уже женат». Я спрашиваю: «На ком?», а он отвечает: «На работе», – Кира замолчал и поглядел на желто-коричневый линолеум пола, потом вздохнул и продолжил рассказ, – когда эта станция пропала, дядя Боря был не виноват, там двигатели как-то не так сработали, это позже выяснили. То ли раньше включились, то ли позже, этого я не знаю. Но свалили все на дядю Борю, вроде как система управления дала ложную команду. С работы его уволили и он попал в больницу. У него и раньше с сердцем плохо было, а тогда перенервничал и слег. Я его там навещал, в первый мы с отцом приезжали, а потом я один к нему несколько раз приезжал. В предпоследний раз когда я его видел, он мне этот чемоданчик передал. Они на своем заводе делали основную систему управления и резервную – переносную, которая должна применяться только в случае войны, если основная, стационарная будет разрушена. Так вот, вторая, переносная система управления лазером – она как раз в этом чемоданчике. Когда станция исчезла с радаров наблюдения, то все решили, что она улетела в космос, насовсем. А дядя говорил, что она просто вращается на другой орбите. Ему не поверили. Программу боевой станции свернули, посчитав неудачной. А дядя перед увольнением вынес с заводе этот Дипломат. Никто его не хватился, ведь все оборудование списали на свалку. Дядя Боря на них очень обиделся и передав мне дипломат, сказал, что когда я вырасту и выучусь, то починю систему управления, она сейчас почему-то не включается, найду станцию и докажу всем, что дядя Боря был прав. Он сам не успел починить, ослаб очень, все время лежал, чувствовал, что скоро умрет. Последний раз, когда я его навещал, он совсем слабый стал, говорил, что обиделся на всех, а дипломат теперь мой и я могу с ним все что захочу сделать Так и сказал: «Хочешь – в речке утопи, а хочешь – почини и распоряжайся как знаешь. Можешь за свою разработку выдать, разрешаю, никто не догадается, другие ею почти не занимались. Это теперь твоя вещь. Но ты за нее отвечаешь, а я устал от всего этого, хватит надоело». Когда он умер, я плакал много, а потом решил не откладывать и сразу починить, но там все так сложно, много проводов и разных деталей. Решил отложить на потом. А сейчас думаю, – тебе эта штука нужнее, я в технике честно говоря хреново соображаю.

–Ни фига себе! – только и мог сказать Глеб, немного обалдев от услышанного. Он конечно разное слышал о космических аппаратах, но такого даже в самых смелых фантазиях предположить не мог. И уж тем более – Глеб никак не ожидал такого подарка.

–Спасибо тебе Кира, – искренне поблагодарил он друга.

–Да не за что, – смутился Кира, – я его все равно починить не могу.

Глеб уже собрался предложить достать чемоданчик и посмотреть что там не работает, как в коридоре снова послышались голоса. Кира несмотря на полноту одним движением оказался на своей кровати и не раздеваясь мгновенно укрылся одеялом, притворившись что спит.

–Что-то сегодня эпидемия недосыпания. С Брусникиным и Кащеевым это может случиться, у них диагнозы тяжелые, а вот ты Дмитрий никогда еще на сон не жаловался, – громко сказала Ольга Николаевна открывая дверь, – я же знаю, что вы все дружите. Учтите, устроите кавардак или просто начнете громко разговаривать я вашу компашку мигом разгоню.

В палату молча вошли Митька с Кащеем. Ольга Николаевна посмотрела на мирно «спящих» Глеба и Киру, но на этот раз не сразу закрыла дверь, а подождала, пока Митька и Кащей не разденутся и не лягут. Лишь после этого она вышла, захлопнув за собой дверь. Подождав несколько секунд и прислушавшись, не возвращается ли воспитательница, Глеб приподнял голову.

–Кира, что случилось? Зачем нам здесь торчать понапрасну, пошли бы лучше погуляли, – услышал Глеб недовольный голос Кащея.

–Я Глебу дипломат подарил, но не простой. С помощью его начинки полгорода можно уничтожить, – сообщил Кира, – а вас позвал, чтобы помогли починить.

Все вскочили с постелей и прямо в трусах кинулись к глебиной кровати. Сам он уже достал кейс и положил себе на колени.

–Погоди, – спохватился Глеб, обращаясь к Кире, – ты сейчас сказал, что им полгорода можно уничтожить, это правда? Неужели лазер такой мощный?

–Полгорода наверно нельзя, – задумчиво почесал затылок Кира, – а вот дом, танк или ракетный тягач – можно. Он ведь разрабатывался для уничтожения пусковых установок стратегических атомных ракет, как там дядя Боря говорил…, – Кира на секунду задумался, вспоминая, – …а вот, стационарных и передвижных. Там очень точное наведение. Минимальная цель – метр на метр.

–Здорово, – восхищенно произнес Глеб, поглаживая бок чемоданчика, и нетерпеливо спросил, – так какой код?

–Ах да, код, – спохватился Кира, и посоветовал, – ты лучше запиши, пока наизусть не выучил, – он медленно продиктовал восемь цифр.

Глеб последовал его совету и огрызком карандаша, который каким-то чудом остался в тумбочке от прежнего пациента, записал код на обратной стороне обложки книги, которую иногда читал. После этого он, крутя колесики, набрал код и с невольным трепетом осторожно нажал на застежки. Те мягко поддались. Послышался негромкий щелчок и крышка сама чуть-чуть приподнялась вверх. Глеб взялся за нее двумя руками и раскрыл чемоданчик. Все с интересом наблюдали за его действиями и одновременно с ним заглянули внутрь кейса. На всех кроме Глеба содержимое дипломата не произвело большого впечатления. Вся верхняя часть, то есть крышка кейса представляла собой черный плоский экран.

–Ого, жидкокристаллический, мне про такие отец рассказывал, – произнес Глеб, – он сам лишь в заграничном каталоге видел и то телевизоры, а не мониторы. Их японцы делают, где такой твой дядя взял? – спросил он, обращаясь к Кире.

–Не знаю, – простодушно ответил Кира, – я вообще не видел как он работает. Так по нему как по телеку программы смотреть можно?

–Нет, по этому скорее всего нельзя, – Глеба больше заинтересовала вторая часть дипломата, панель – приподнятая над уровнем боковых стенок сантиметров на пять. Тут была расположена стандартная компьютерная клавиатура, она находилась ближе всего к замку и застежкам, перед ней находился странный черный шарик, вернее из пластмассовой поверхности выступала его верхняя половина и несколько переключателей. С краю, в специальном углублении лежала блестящая телескопическая антенна, как у радиоприемников. У Митьки и Кащея содержимое кейса не вызвало слишком сильных эмоций, скорее было даже небольшое разочарование. Они ждали пульта с мигающими лампочками, разноцветными кнопками и многочисленными рычажками.

–И что? Это управление лазером? – скептически скривился Кащей, – похоже на гибрид телека и пишущей машинки.

–Это не пишущая машинка, – спокойно возразил Глеб, – а компьютер, вернее удаленный терминал. Ладно посмотрим что тут к чему.

Он немного волновался, ему не терпелось устранить поломку и попробовать связаться с военной орбитальной станцией. Для начала он переключил выключатель «Вкл.-Выкл.» в состояние «Вкл.». Ничего не произошло. Глеб перевел его обратно, в – «Выкл.».

–Я же говорил, что не работает, когда включаешь, – немного печально сказал Кира.

–А аккумуляторы давно меняли или хотя бы подзаряжали? – вместо ответа спросил Глеб.

–Не знаю, – пожал плечами Кира, – я когда пытался разобрать – не смотрел. Да его можно через розетку подключить. Смотри, – с этими словами он снял слева едва заметную крышку и из углубления достал провод с обычной «вилкой» на конце. Глеб уже придумывал как пронести чемоданчик в класс и подключить питание, в палате ни одной розетки почему-то не было, но Кира сказал, – я пробовал через розетку включать, та же история, не работает и все.

–Так, нужна отвертка, – тоном командира произнес Глеб, взглянув на четыре большие головки винтов расположенных по краям панели с клавиатурой и переключателями, – начнем искать неисправность с электропитания.

–У меня есть отвертка! Но она маленькая, – ответил Митька, доставая ключ и открывая ящик их с Глебом тумбочки.

–Дай пожалуйста, может подойдет, – попросил Глеб, а Митька уже засунул руку к дальней стенке ящика и извлек оттуда очечник, в котором обычно хранят очки, но вместо очков у Митьки там лежала небольшая отвертка, миниатюрные пассатижи и масленка, сделанная из пузырька для глазных капель. Эта масленка надежно закрывалась завинчивающийся крышечкой и была в тоже время настолько миниатюрной, что помещалась в очечнике. Митька протянул Глебу отвертку и пассатижи.

–Это мой набор для чистки и смазки замков, – почему-то смущенно пояснил Митька. Отвертка действительно оказалась немного маловата для винтов, но держа ее почти горизонтально и поворачивая очень осторожно, боясь сломать, Глеб медленно отвинтил все четыре винта, крепившие панель с клавиатурой к дну кейса. Приподняв ее Глеб понял, что немного погорячился, считая, что сможет сразу починить это устройство. Обилие плат, микросхем и сложное переплетение разноцветных проводов подавило его оптимизм. «Да здесь черт ногу сломит», – подумал он. Но все же он решил попробовать. Первым делом Глеб нашел аккумуляторную батарею, больше похожую на черный пластмассовый пенал для карандашей. На ней была от руки неаккуратно сделана надпись белой краской «12 вольт». «Значит питание от розетки должно проходить через трансформатор», – сделал вывод Глеб. Он быстро нашел эту деталь. В пластмассовую коробочку, крепившуюся к дну кейса вел провод с вилкой, а от нее выходило два тонких проводка. Провода питания от аккумулятора и от трансформатора скрывались под небольшой белой крышкой на плате с микросхемами.

–Так, вряд ли одновременно сломались и батарея и трансформатор, – начал вслух рассуждать Глеб, надеясь что прав, – значит дальше идет эта штуковина, – он осторожно отвернул два держащих ее винта, тут опять пригодилась митькина отверточка. Сняв крышку он увидел, что два провода, заканчивавшийся клеймами, отсоединились и висят в воздухе.

–Вот, вроде нашел, – Глеб заволновался сам боясь поверить в то, что ему удалось найти неисправность, – их наверно прикрутили несильно, поэтому и выскочили.

Он осторожно вставил клеммы под винты, благо располагались они далеко друг от друга и перепутать их контакты было невозможно, и не торопясь туго закрутил винты. Затем аккуратно опустил верхнюю панель с клавиатурой обратно. Большие крепежные винты Глеб «из суеверия» решил пока не закручивать. «А то как бы потом снова разбирать не пришлось», – боязливо подумал он, осторожно переключая основной выключатель в положение «Вкл.». Сразу же раздалось негромкое гудение и экран немного подсветился став серым.

–Ого, получилось, – уважительно сказал Кащей, все ближе приникли к экрану. Курсор, который ожидал увидеть Глеб так и не появился, но зато посередине экрана появилась белая надпись: «Местонахождение станции не установлено, отсутствие ответного сигнала».

–Погоди, а нас не запеленгуют? – встревожился Глеб, – мы же в эфир вышли.

–Не, дядя говорил, что на этих волнах военные работают и сообщения все шифрованные, тут кстати тоже дешифратор стоит, – уверенно ответил Кира, – они нас за своих примут.

–Тогда нормально, – успокоился Глеб, и вопросительно посмотрел на Киру, – а что дальше делать?

–А мне откуда знать? – удивленно ответил Кира, – я эту штуку еще ни разу не включал. Хотя постой, станция же летает, когда она над другой стороной земли, то сигнал не доходит.

–А как тогда они собирались натовские шахты с ракетами уничтожать? – спросил Кащей, – так только свои можно достать.

–Планировалось вывести на орбиту еще четыре спутника для передачи сигнала, – ответил Кира, – но этого сделать не успели, я же говорил работы прекратили после неудачи с запуском станции.

–За сколько станция совершает полный облет Земли? – деловито спросил Глеб.

–Двадцать минут, – неуверенно ответил Кира, – или что-то около того.

–Маловато, – как бы размышляя сказал Глеб, – подлетное время ракет средней дальности – девять минут.

–Она только для борьбы с большими ракетами предназначалась, ну стратегическими, – пожал плечами Кира, – а еще со спутниками и боеголовками в полете.

–А на этой орбитальной станции атомные бомбы есть? – спросил Митька.

–Нет, – отрицательно покачал головой Кира, – только лазер, но очень мощный. Глеб, ты антенну подними, может получиться станцию засечь, – посоветовал он.

Глеб молча раздвинул телескопическую антенну, отчего открытый кейс стал немного напоминать разобранный радиоприемник. На экране продолжала светится надпись о том, что связи со станцией нет. Глеб уже хотел было отключить этот переносной пульт управления, как вдруг экран преобразился. Первым делом в центре высветилась надпись: «Ответный сигнал получен. Связь установлена». И в тоже мгновение на экране возникло изображение земли из космоса. Такие картинки часто показывали в программе «Время», когда объявляли прогноз погоды на завтра. Но в отличие от телевизионных фотографий, эта картинка двигалась и была цветной, а в верхнем левом углу экрана быстро сменялись какие-то цифры. К тому же посередине экрана располагалось непонятное перекрестие из двух линий с маленьким квадратиком в месте пересечения. В правой стороне экрана находилась синяя колонка со словами, одно под другим «Автоматическое целеуказание» «Автоматическое ведение огня», «Ручное управление», «Ввод координат новой цели», «Специальные функции». Глеб немного побаивался и не знал что делать дальше. «Э, как бы действительно не начать третью мировую, один раз уже чуть было не начал. Хватит с меня этих игр», – подумал он, осторожно взявшись за выступающий шарик и слегка повернув его. Перекрестье линий «поехало» по экрану. Погоняв его туда-сюда Глеб остановился и решил повнимательней присмотреться к картинке. Облаков было мало, поэтому посмотрев на медленно движущийся вид из космоса Глеб определил, что станция пролетает где-то над Уралом.

–И что дальше? – нетерпеливо спросил Кащей, тут же посоветовав, – ты нажми какую-нибудь кнопку.

–Я уже один раз нажал кнопку, – немного раздраженно ответил Глеб, – напомнить, что из этого получилось? А эта штука посерьезней будет, чем моя ракета.

Но он все-таки нажал поочередно четыре кнопки со стрелочками на клавиатуре, считая их самыми безопасными. Действительно, они всего лишь тоже управляли перекрестием на экране, только двигалось оно более медленно и плавно. Глеб подвел его к колонке слов справа. Как только квадратик коснулся колонки, ближайшее словосочетание из серого стало ярко-желтым. Глеб опустил квадратик в самый низ, и когда желтым засветилась надпись «Специальные функции», то набрав воздуха в грудь как перед прыжком в воду, нажал клавишу «Ввод». Слова тут же сменились на другие «Переход в боевой режим», «Определение характеристик цели», «Диагностика оборудования», «Настройка параметров». Глеб решил, что лучше всего будет запросить диагностику оборудования. «Эх, жаль тут нет команды „Помощь“, а то ничего толком не поймешь. Хотя если рассуждать логически, здесь все должно быть просто, потому что в случае начала ядерной войны долго думать времени не будет», – решил он. Но как только он нажал «Ввод» на засветившейся желтым «Диагностики оборудования», сразу вверху экрана появилась надпись «Внимание! Активизация компьютера станции „Салют-Б“. Идет диагностика системы». Через несколько секунд под ней появилась надпись красного цвета: «Предупреждение! Станция уходит из зоны уверенного приема сигнала. Отключение от пульта управления через 10 секунд». Цифры с десяти быстро начали обратный отсчет, а когда дошли до нуля, экран «потух», став серым. Глеб посмотрел на ребят.

–М-да, мощно, – прокомментировал Кащей, – надо бы пальнуть, чтобы проверить как работает.

–Куда? – скептически усмехнулся Глеб.

–А хотяб в соседний корпус, где пищеблок. У меня от их еды частенько живот болит, – охотно предложил Кащей.

–У тебя не от больничной еды живот болит, а от того, что цветы на прогулке жрешь, – откликнулся Митька.

–А что? – фыркнул Кащей, – вишневые лепестки и яблочные очень даже ничего.

–Ага, – улыбнулся Митька, – особенно после того как их от вредителей опрыскали.

–Кира, ты не жалеешь, что мне этот чемоданчик подарил? – серьезно спросил Глеб, глядя в глаза другу, – если хочешь, то я верну его тебе.

–А на фига он мне? – честно ответил Кира, – ты в этом разбираешься, понимаешь, тебе и карты в руки и…, – тут он опустил глаза, – если я что-то подарил, то понимаешь, отдаю это насовсем. Ведь это и есть настоящий подарок.

–Вообще-то дареное не дарят, – встрял Кащей.

–Но Глебу этот чемоданчик нужнее, – тихо ответил Кира.

–Ладно, когда следующий сеанс связи? – спросил Глеб, прерывая спор и осторожно закручивая крепежные винты панели.

–Погоди дай вспомнить, – Кира машинально почесал лоб, – станция делает один оборот за двадцать минут, так у нас тогда семь или восемь минут времени для сеанса.

–Маловато, – сказал Митька, – Глеб, а что ты дальше делать будешь?

–Сейчас важно узнать как управлять станцией и лазером, а потом посмотрим, – ответил Глеб, – есть ли еще неисправности и, если есть то на сколько они трудные для ремонта.

–Верно, может там лазер сломан, – поддакнул Кащей.

–Часы у кого-нибудь есть? – спросил Митька, – надо бы время засечь.

–Необязательно, станция сама ответит на сигнал, как только начнет пролетать над нами, – пояснил Глеб, – задание на диагностику я уже дал.

В коридоре послышались радостные голоса ребят и среди них один строгий – воспитательницы.

–О, наших на прогулку повели. Сейчас уйдут – спокойней будет, до обеда можно сидеть, никто не заявится, – с энтузиазмом заметил Кащей. Тут экран снова ожил. Опять появилась картинка Земли из космоса. Но теперь поверх нее шел текст. «Диагностика проведена. Краткий отчет: повреждений основных узлов и программного обеспечения не обнаружено. Энергетическая установка в норме. Отклонение от заданной орбиты 138 километров. Станция находится в режиме слежения. Для полного отчета нажмите клавишу Ф8».

–Это потом, – произнес Глеб, имея в виду полный отчет, – где здесь узнать как ей управлять? Придется рискнуть, – с этими словами он нажал «Ввод». Изображение на экране словно наехало вперед, а предыдущий текст пропал.

–Ага, есть! – обрадовался Глеб и снова нажал клавишу «Ввод». Теперь на экране были едва различимы шоссейные дороги, они выглядели темно-серыми ниточками, и ровные квадраты полей. Глеб еще пару раз нажал «Ввод», пока наверху экрана не появилась надпись «Максимальное увеличение, автоматический захват квадрата». Увеличение стало таким сильным, как будто Глеб смотрел на землю с высоты примерно десятого этажа. Он отчетливо видел поле, справа пересекаемое дорогой. По ней проехала машина. Красная легковушка. Он поймал себя на необычности ощущений: сидеть на кровати в психиатрической больнице и наблюдать из космоса с орбитальной станции местность как будто высунувшись из окна своего дома. Из размышлений его вывела предупреждающая надпись «Внимание! Квадрат уходит из зоны видимости. Запомнить координаты? Д/Н». Глеб нажал клавишу с буквой «Н». И на экране снова появился прежний вид Земли из космоса.

–Теперь попробуем «Боевой режим», – вполголоса сказал сам себе Глеб и ему на секунду показалось, что он снова очутился в своем бункере.

–А может не надо? – испуганно возразил Митька.

–Не боись, мы много не разрушим, – с улыбкой ответил Кащей, но Глебу было совсем не смешно, он сам немного побаивался, подводя к надписи квадратик, чтобы она стала желтой и наживая «Ввод». Но ничего особенного не произошло. Глеб нажал на клавишу еще раз, опять никакого результата.

–Глеб, может переключатель не там, а здесь, – Кира указал на переключатель на панели, который Глеб не заметил раньше, там были надписи «Слежение/Боев. режим». Сейчас переключатель был установлен на «Слежение». Глеб переключил его во второе положение. Теперь все получилось. Полоса справа экрана сменила цвет и стала красной, слова на ней – черными. А при подводе квадратика они становились белыми. Изменились и сами команды, теперь это были: «Огонь по всем запрограмированым целям», «Ручное наведение», «Огонь по группе целей», «Уничтожение одиночной цели». Сам же квадратик теперь мигал черно-белым цветом.

–Теперь осталось проверить лазер, – голос Кащея отчего-то показался Глебу издевательским.

–И куда будем стрелять? – серьезно спросил он друзей. Все задумались.

–Слышь, на въезде… слева… там где пустырь начинается, есть старый гараж, – вдруг оживился Кира, – в нем ничего нет – пусто, двери сломаны. По нему можно пальнуть.

–Погоди, – Глеб сам удивился своей холодной расчетливости, – мы сделаем это не сейчас, лучше ночью выстрелим. А если сейчас, то туда полгорода сбежится, а если в темноте, то подумают что хулиганы или гроза. К тому же ночью там гарантированно никого не будет, а днем могут зайти.

–А что, правильно, – кивнул Кащей, – хорошо соображаешь.

–Ночью здесь народу будет тьма, ты про это не забывай, – возразил Митька, окидывая взглядом палату.

–Ничего, мы быстро. Откроем, включим, отдадим приказ на поражение цели, выключим и закроем, – ответил Глеб, – к тому же все дрыхнуть будут. Вопрос в том, кто нас самих растолкает часика в три.

–Я, – вызвался Митька, – все равно сплю неважно и часто ночью просыпаюсь. Надо только у Вадика электронные часы с пикалкой попросить. У меня сон чуткий, если их на три часа завести, и мне под подушку положить, я непременно проснусь.

–Хорошо, договорились, с Вадиком я поговорю, он не жадный, – кивнул Кащей.

–Сейчас надо запомнить эту цель, а то как мы ее ночью в темноте найдем? – резонно предложил Глеб и он тут же начал выполнять задуманное. Переключив станцию снова в режим «Слежение», он стал увеличивать разрешение экрана, но теперь каждый раз корректируя наведение с помощью пересекающихся линий. Глеб еще в прошлый раз заметил, что центр увеличения находиться в квадратике, поэтому вспомнив уроки географии первым делом начал искать Москву. Это ему удалось достаточно быстро, день сегодня был солнечный и облака на небе практически отсутствовали. Где-то после пятого нажатия на «Ввод» картинка перестала «уплывать» в сторону. Компьютер станции «захватил» квадрат наблюдения. Еще Глеб узнал, что если подвести квадратик к границе экрана и продолжать крутить шарик дальше, то картинка медленно поплывет в обратном направлении. При увеличении город из космоса казался скоплением мелких квадратиков, разделенных серыми нитками улиц. Глеб навел перекрестье в самый центр, решив еще немного увеличить, а потом уже искать их больницу.

–Куда?! – видя это, энергично запротестовал Кащей, – на юго-запад давай, ориентир – стадион «Лужники», его не сможешь не заметить. Потом от него вправо и чуть вперед.

–А ведь верно…, – пробормотал Глеб, как раз думая о том как найти больницу в скоплении домов. Но сделать это оказалось не так просто как ему представлялось, к тому же Глеб невольно торопился, боясь не успеть к концу сеанса связи. Картинка постоянно дергалась, съезжала не туда от малейшего неаккуратного движения шарика, так как это было не максимальное увеличение, при котором картинка двигалась плавно – компьютер станции корректировал наводку.

–Еще кладбище как ориентир годиться, оно же здесь рядом, за забором, – предложил Кира.

–И что я по твоему кресты искать должен? – начал злиться Глеб.

–Не кресты, а деревья, их же там много посажено, – объяснил свою идею Кира. Его совет пригодился и скоро на экране стали видны крыши корпусов больницы.

–Слушай, увеличь побольше, интересно посмотреть, что там наши на площадке делают, – попросил Митька.

–Некогда, сейчас сеанс закончиться должен, а нам надо еще этот кейс спрятать, – быстро ответил Глеб, осторожно двигая картинку в направлении въездных ворот и давая максимальное увеличение.

–Вот он, этот гараж, – ткнул пальцем прямо в экран Кащей. Глеб навел квадратик на «Ввод координат новой цели» и нажал «Ввод». На экране появилось предложение: «Наведите перекрестье на новую цель», а квадратик снова замигал. Глеб навел его точно на середину крыши сарая и снова нажал «Ввод». «Координаты цели занесены в память компьютера, введите имя цели, под которым она будет идентифицирована», потребовала следующая надпись. Глеб не успел набрать имя, как компьютер станции сообщил, что квадрат уходит из зоны видимости, картинка сменилась на стандартную, но предыдущая надпись осталась. Глеб просто набрал на клавиатуре «Цель1» и нажав клавишу ввода, получил итоговое сообщение: «Имя „Цель1“, помещена в общий список».

–А где этот общий список нам ночью искать? – задал вопрос Кащей.

–Скорее всего он в боевом режиме должен появляться, – предположил Глеб.

–Нет, – возразил Кира, – он в обычном находиться, – и аргументировал свой ответ, – если тебе что-то подправить надо, что каждый раз в боевой режим переключать?

–А он прав, – заметил Митька, – все логично.

Глеб молча кивнул, соглашаясь с ними, затем стал искать в синей колонке, «нажимая» квадратиком на разные надписи нужную информацию. К своему удивлению он быстро ее нашел. В разделе «Специальные функции» среди прочих команд стояла «Списки целей». После нее следовали: «Страны НАТО», «Базы в нейтральных странах», «Дополнительные цели». В последнем разделе Глеб нашел таблицу с заполненной одной строкой, остальные строки были пустыми. В разделе «Имя цели» стояло «Цель1», далее следовали координаты, во всех остальных столбцах вроде «Тип цели», «Автоматическое определение» стояли прочерки. Кроме столбца с грозным названием «Мощность удара». Там вместо прочерка находилось слово «Стандартное». Также, когда Глеб навел квадратик на запись, то она поменяла цвет и автоматически на экране возникла картинка гаража. Тут станция послала сигнал о прекращении сеанса связи и через десять секунд экран погас. Глеб внимательно посмотрел на панель. Там оставался последний переключатель, который он еще не включал – «Управление питанием». Глеб осторожно перевел его во включенное состояние. На темном экране появилась серая надпись «Работа на аккумуляторных батареях. Зарядка 80%.», он глубоко вздохнул и отключил пульт управления станцией, а сам дипломат закрыл.

–Все готово, – произнес Глеб, снова ощутив себя в мягком командном кресле перед пультом запуска в бункере, – осталось решить, куда мы это спрячем.

–А никуда не надо прятать, – предложил Кащей, – поставь за батарею, он туда должен влезть и все нормально, никто не заметит. А завтра утром положишь к своим вещам в классе.

–Ты только надписать не забудь, – предупредил Кира, – а то медсестры или воспитатели заинтересуются чей дипломат. Спрашивать начнут что в нем или раскрыть попросят.

–Спрашивать не начнут, а в шкафу, где все вещи навалены друг на друга никто внимания не обратит, – высказал свое мнение Митька. Глеб тем временем молча крутил колесики, сбрасывая набранный ранее код. Этот неожиданный подарок, вернее то, что он починил его и заставил работать, произвел на Глеба сильное впечатление.

–Ну вроде все, – сказал он, с трудом запихнув дипломат за батарею, – отопление давно выключено, а то электроника не любит тепла. Долго там до обеда?

–Наверно с час еще тут валяться будем, – ответил Кащей.

–Слушай, Глеб, – спохватился Кира, – я тебе самого главного не сказал. Дядя говорил, что когда этот лазер попадает в цель, это все равно что крупнокалиберный снаряд попадет – все разносит. Его ведь сначала на земле испытывали.

–Погоди, должна остаться всего лишь глубокая обоженная дыра, не больше ладони, – возразил Глеб, – я читал статью о лазерах в «Технике-молодежи».

–А вот и нет, это маленькие лазеры дыру оставляют и только в космосе. А этот так долбанет, мало не покажется, – заспорил Кира.

–Нет, – Кащей медленно покачал головой, – нам тут взрывов не надо. Если сильно грохнет, тогда милиции сбежится до фига, саперы приедут.

–Это не взрыв, – поправил сам себя Кира, – это больше похоже на удар молнии, но без грома конечно.

–Тогда другое дело, – согласился Кащей.

–Глеб, – вдруг резко переменил тему Митька, – а может тебе поговорить с ней? Ну сказать, что нефига тебя было дразнить и что это она виновата, что ты здесь.

–С кем?… А, с Нелевой, – понял Глеб и задумался, потом предположил, – и слушать новые насмешки? Нет, хватит с меня! Не о чем нам говорить, – Глеб вновь замолчал, а когда продолжил, то тон его стал заметно спокойнее, – с другой стороны как ни крути это у меня шарики за ролики заехали, а не у нее. Ведь войну я на полном серьезе начинал. А насколько виновата в этом Нелева, мне не важно, я не судья. Теперь это позади, что попросту вспоминать. Как ты говорил Кира, я был генералом атомных ракет? Чтож теперь, если лазер заработает, стану лейтенантом военно-космических сил. Форму жаль не отдают, надо бы эмблемы сменить.

Казалось невидимые часы, такие же как в бункере начали свой неумолимый отсчет. А Глеб уже ясно представлял какие у него должны быть новые нашивки на зеленой военной рубашке. Вот только девиз он еще не придумал.

–Э, Глеб, ты что-то заговариваться стал, – нахмурился Кащей, – не нравиться мне это. Опять до глюков себя доведешь.

–Я хорошо себя чувствую, Кащей, лучше всего, за то время что нахожусь здесь, – улыбнулся Глеб, но улыбка получилась не веселой, а саркастической, – знаешь, что когда тебе говорят, что ты сумасшедший – это праздник, этими словами от тебя отказались все. Значит теперь можно все. Никаких запретов. Можно начать ядерную войну, можно назначить себя императором мира…

–Ага, и результат один – окажешься здесь, – перебил его Кащей, – в лучшем случае в нашем отделении, хуже, если в четвертом. И постой, с чего ты взял, что ты сумасшедший? Кто это тебе сказал? Врачи? Мне, вернее моим родителям, они тоже сказали, что после взрыва я не выживу. Как видишь жив. Ну нервы у тебя сдали немного, с кем не бывает. Просто это у тебя сильнее прошло. Могло и до глюков дойти. Мозги самая непонятная штука для врачей. Так самому себе закрутить можно, что хоть караул кричи. Тут у нас один самоубийца лежал, отравиться пытался, знаешь из-за чего? Он вместо пятерки четверку получил, а родители у него строгими были, причем не издевались и не били, а просто ругали за четверки. Он круглым отличником был. По мне – так их самих надо лечить. Но дело не в этом, дело в том, как этот мальчишка сам себе мозги так нагрузил, что от простой четверки пытался умереть.

–К чему ты это все говоришь? – не понял Глеб.

–К тому чтобы ты не давал разным идиотским мыслям свернуть себе мозги, – Кащей начал энергично махать руками, пытаясь помочь себе выразить то что он хотел сказать, – ну как тебе объяснить? Я понимаю, что тебя довели до того что ты ядерную кнопку нажал. Но ты сам дал это сделать.

–Это было постепенно, и я не хотел войны, – ответил Глеб, ирреальный мир атомной войны снова стал обретать очертания как бы выплывая из тумана. Глебу снова захотелось в свой безопасный бункер с картой Континентального Союза на стене. И с раскрытым черным чемоданчиком Киры на столе.

–Хорошо, давай честно. У меня всего два вопроса. Первый. Что ты хочешь делать с орбитальной станцией? – Кащей сел напротив него и не мигая уставился на Глеба.

–Испытать, а потом видно будет, – ушел от прямого ответа Глеб, но невольно подумал: «А что если запрограммировать станцию на нанесение удара по американским шахтам с ракетами? Пофигу что управлять нельзя, координаты цели должны быть в памяти компьютера». Он конечно не собирался этого делать, но мысль показалась ему привлекательной.

–Ладно, второй вопрос, что ты собираешься делать с этой своей девчонкой? – в лоб задал вопрос Кащей, Кира и Митька ничего не говорили, слушая этот спор.

–А что мне с ней делать? – неуверенно спросил в ответ Глеб, – предлагаешь долбануть по ней из лазера? Или ты хочешь чтобы я сдал кейс в милицию?

–Нет, – вдруг руки Кащея безвольно упали на колени, а сам он как-то ссутулился, – просто не становись снова сумасшедшим. Не давай глюкам и как их… грезам сбить тебя с толку. Это реальный мир, и ты живешь в нем.

–А насколько он реален, если его можно спалить? – тихо произнес Глеб, – ты представь: несколько натовских целей, несколько наших. Один оборот вокруг Земли. Военные не будут разбираться, кто на них обрушился из космоса. Они испугаются и отдадут приказ. Последний приказ. И тогда в небо взлетят настоящие межконтинентальные ракеты, несущая по двадцать боеголовок каждая. За ними поднимутся в воздух стратегические бомбардировщики. И через полчаса от твоего реального мира останутся головешки. Но я, Кащей, не хочу войны.

–Тогда не пытайся начать ее снова, на второй раз может получиться, – спокойно сказал Кащей, хотя внутри его от глебиных слов передернуло, и в животе появился неприятный холодок. А Глеб впервые за долгое время почувствовал странное неудобство пижамы и ему захотелось снова надеть форму офицера ракетных войск Континентального Союза. Ирреальность обретала все более четкие очертания.

–Ладно, успокойся, все будет хорошо, – пожал плечами Глеб, не сомневаясь в своих словах. Это разрядило напряжение. Они еще немного поболтали, обсуждая детали ночной операции. Потом для вида залезли под одеяла, когда вернулись с прогулки другие ребята. А когда Ольга Николаевна пришла за ними чтобы позвать на обед – сделали вид, что только что проснулись. Остаток дня прошел как и предыдущие. Играли в классе, разговаривали на прогулке. И ни разу никто не обмолвился ни о черном кейсе, мирно стоявшем за батареей в их палате, ни о орбитальной станции, которая где-то высоко над ними в темноте космоса совершала свой бесконечный полет вокруг Земли, нацелившись вниз мощными объективами прицелов. Кащей на прогулке подошел к Вадику, сидевшему на скамейке и читавшему толстую книжку, и попросил одолжить ему на ночь электронные часы. На резонный вопрос зачем они ему понадобились, так как Кащей в жизни не носил часов, тот ответил, что решил попробовать встать на час раньше подъема. Вадика этот ответ устроил. Он вообще был флегматиком и ничему не удивлялся, поэтому спокойно снял с руки и передал Кащею часы. А тот пообещал вернуть их ему завтра утром. Вадик лишь кивнул в ответ, сказал «Ладно» и снова углубился в чтение. Вечером перед сном Кащей незаметно передал часы Митьке. Тут выяснилась одна вещь которую они не учли, планируя ночную проверку лазера. Никто не знал как настраивать будильник часов на определенное время, а спрашивать Вадика они не решились. Глеб, узнав об этом, взял у Митьки часы, повертел в руках, внимательно рассматривая. Из блестящего корпуса торчали четыре миниатюрных кнопки-штырька, а все надписи на жидкокристаллическом табло были на английском. Но настройка оказалась очень простой и уже через пять минут Митька засыпал, положив пол подушку электронный «будильник». Глеб тоже закрыл глаза, но перед этим высунув руку из-под одеяла, потрогал холодный бок кейса за батареей. «Сегодня ночью мы выступаем», – пришла в голову фраза командира отряда из фильма про войну. Глеб улыбнулся и вскоре заснул.

Он стоял толи на крыше высокого здания, то ли на площадке перед крутым спуском вниз, Глеб этого не разобрал. Под ним и перед ним простирался город. Здания, улицы, районы. Солнце светило у него за спиной и поэтому город казался залит бодрым утренним светом. Площадка или крыша была огорожена металлической оградой примерно на уровне груди, а в двух шагах от него стояла Нелева. Локтями она опиралась на верхнюю планку ограды, и смотрела на город. Одета она была в белое платье, и была похожа на фею из сказки, не хватало лишь волшебной палочки и колпака. Глеб только сейчас обратил внимание, что на нем снова форма и галстук, даже штаны были зеленого цвета. Все как настоящее. Повернув руку, он посмотрел на рукав. «Нашивки, их надо сменить, – от чего-то забеспокоился Глеб, – я ведь теперь в космических силах». Он почувствовал себя жутко неудобно, как будто его уличили в чем-то постыдном. Нелева обернулась к нему и серьезно посмотрев спросила: «Брусникин, ты теперь вечно в этой форме решил ходить?». Глеб не ответил ей, а по небу вдруг побежали облака, за ними тучи и все нахмурилось как перед грозой. Лицо Ленки стало грустным, казалось она вот-вот заплачет. «Встретимся после урагана», – толи произнесла она, толи это показалось Глебу. Он повернул голову назад и увидел Кащея, идущего к нему, в немецкой серо-зеленой форме и огромной винтовкой на плече, которую тот придерживал рукой. Кащей чего-то кричал ему, но Глеб никак не мог разобрать что, из-за поднявшегося свистящего ветра. «Мощь из космоса!», – наконец долетело до него. «Действительно „Мощь из космоса“ подходит для девиза на эмблеме», – подумал он, глядя на приближающийся ураган.

–Глеб, – донесся откуда-то издалека митькин голос, – вставай, пора уже, – он проснулся. Еще не до конца придя в себя и часто моргая, Глеб спросил:

–Который час?

–Полтретьего, как и договаривались, – ответил Митька. Рядом с ним стоял Кащей.

–Ты что во сне все повторял «Мощь из космоса»? – спросил он.

–Так, приснилось, – отмахнулся Глеб, – Киру разбудили?

–Сам его буди, – раздраженно отозвался Кащей, – Митька его аж тряс, все без толку, сопит как сурок.

–Глеб, я тут подумал, что из изолятора, где ты раньше лежал, можно гараж этот увидеть, если на подоконник забраться. По крайней мере окно в ту сторону выходит. И никого не разбудим и можно будет посмотреть на попадание, – предложил Митька.

–Согласен, но как же медсестра? – спросил Кащей.

–Они обычно до полуночи сидят, а потом спать в кабинет уходят, – ответил Митька, – Глеб ты что молчишь?

Глеб встал, потер руками лицо, заставив себя окончательно проснуться.

–Хорошая идея, идем в изолятор, – коротко ответил он.

В палате кроме них все спали. Глеб подошел к Кире и сильно тряхнул его за плечо, шуметь особенно не хотелось. Однако Кира лишь что-то пробормотал, повернулся на другой бок и как ни в чем не бывало продолжал спать. Глебу пришлось применить более жесткие способы. Он легонько заехал тыльной стороной ладони Кире по лицу. Тот проснулся, привстал и испуганно заморгал, не понимая что происходит. Глеб закрепил развитый успех, сильно встряхнув Киру за плечи.

–Вставай, пора идти, – тихо произнес он. Кира, кивнул, и не совсем понимая, что происходит, как робот надел тапочки и встал с кровати, уставившись в пол. Глеб пошел назад, сказав мимоходом Митьке и Кащею, чтобы не дали Кире снова улечься спать. Сам же быстро вытащил кейс из-за батареи, и они все четверо подойдя к открытой двери, остановились. Но ночь двери палат никогда не запирались, на случай, если кому-нибудь станет плохо или просто захочется в туалет. Глеб первым осторожно выглянул в коридор. Никого. Настольная лампа на сестринском столе горела, но самой сестры на посту не было. «Значит как всегда ушла спать, Митька оказался прав», – подумал Глеб.

–Пошли, – прошептал он друзьям. Они быстрым шагом добрались до конца коридора. Тут Глеб вспомнил, что второпях забыл «отмычку». Выручил Митька, предусмотрительно взявший не только ее, но и всю свою связку ключей, с которой никогда не расставался. Они вошли в бывшую глебину палату и закрыли за собой дверь.

–Свет не включаем, – произнес Глеб, – тут фонарь на улице рядом, все видно.

Они подошли к окну, отдернули шторы, и Глеб поставил на широкий подоконник кейс. Кащей, пока он возился с замком, крутя колесики и набирая код, всматривался в темноту, отыскивая далеко впереди хотя бы намек на очертания гаража.

–Ни хрена не видно, – сообщил он через некоторое время.

Глеб открыл чемоданчик, включил пульт, выдвинул антенну и стал ждать соединения с орбитальной станцией. Очень скоро экран засветился, но картинка на дисплее изменилась. Глебу показалось, что показывают вообще не Землю, а какую-то неизвестную планету. Черный фон, а на нем редкие огоньки. Через секунду Глеб догадался, что это города. Но сейчас он не дал волю любопытству и не стал увеличивать картинку, чтобы посмотреть на ночной город сверху. Одним щелчком тумблера Глеб переключил станцию в боевой режим. Полоса справа мгновенно стала красной, а квадратик на перекрестье тревожно замигал. Глеб вызвал «Уничтожение одиночной цели», далее выбрал список «Дополнительные цели», а в нем – «Цель1». Ее координаты вместе с названием тут же перекочевали в верхний левый край, светясь ярко-зеленым светом. По середине экрана появилась крупная надпись: «Подтвердите приказ на уничтожение цели. Огонь/Отмена». Слово «Огонь» было обведено красной рамкой. Глеб знал, что это значит, и чуть помедлив с силой надавил на «Ввод». Он испытал похожее ощущение когда в бункере нажал на Красную кнопку, и был уверен, что лазер сработает. На экране появилась новая надпись, всего из одного слова: «Выполняется». Картинка исчезла, и экран стал практически черным, ничего не разобрать, лишь неясные серые тени. Между тем квадратик перекрестья, перестав мигать, выставился ровно посередине экрана, без всяких действий со стороны Глеба.

–Сейчас долбанет, – тихо проговорил Кащей, и все как по команде посмотрели в окно. В то же мгновение, небо озарилось неяркой вспышкой, как будто упал мелкий метеорит, и ребята услышали громкий хлопок. И снова темнота ночи, разрываемая безжизненным светом люминесцентных ламп фонарей и тишина, нарушаемая лишь шорохом листвы, потревоженной легким ветерком.

–Это что, все? – разочарованно спросил Кащей.

–А тебе ядерный взрыв нужен? – ответил Митька.

–Э, ребята, смотрите, вроде этот сарай горит, – привлек их внимание возглас Киры, первым увидевший красноватые отблески на соседних домах.

–Гараж, а не сарай, – поправил его Кащей.

–А почему он загорелся? Он же железный, – удивился Митька.

–Нет, на самом деле он деревянный, а листами железа обит снаружи, ты просто не заметил, – объяснил Кащей.

–Ладно, пошли спать, – предложил Глеб, быстро сменив боевой режим на обычный – слежения и выключая пульт. Он вдруг почувствовав слабость и усталость, – завтра утром, на прогулке, отпросимся и посмотрим.

Он закрыл дипломат и они быстро вышли из изолятора. Обратный путь прошел так же успешно. Медсестра не появилась, и в палате никто не проснулся, когда они зашли туда и залезли под одеяла. Кира сразу же уснул. Митька посмотрел на часы и прошептал.

–Без пяти три, – и нерешительно обратился к Глебу, – Глеб, ты уже спишь?

–Нет, – Глебу что-то действительно не спалось, он все вспоминал момент, когда нажал клавишу «Ввод», и сверху ударил разрушительный луч. «Странно, ракета несет смерть, взлетая вверх, а лазер из космоса – вниз, – думал он, – но и те и другие могут достать до любой точки земного шара. Вот сейчас словно сделал давно забытое упражнение, кажется что делаешь все в первый раз, но почему-то все знакомо. Не хватает только Нелевой и военной формы».

–Слушай, ты когда отдал приказ уничтожить цель, у тебя странное выражение лица сделалось, – Митька замолчал, а потом продолжил, – безумное, глаза стали почти круглыми. У тебя не снова того? – и Митька покрутил пальцем у виска.

–Нет, – ответил Глеб, но сам не был уверен, что говорит правду, – Мить, я не понимаю что со мной твориться, может просто не выспался. Такое впечатление, что я вернулся назад, но это уже не совсем я… блин… запутался, это трудно объяснить».

–Ладно, утром расскажешь, – ответил Митька зевнув, улегся поудобнее и закрыл глаза. Глеб последовал его примеру. Он заснул быстро и спал без всяких сновидений, вернее не запомнил их, утром в голове осталась лишь фраза, произнесенная голосом военрука, который никогда не вел у них уроков: «Контрольная работа. Вариант номер два». Ремиссия закончилась. Глеб вернулся в мир преддверия ядерной войны, правда в новой должности – лейтенанта военно-космических сил и хозяина «черного чемоданчика». Всадник апокалипсиса снова в седле своего адского коня, как сказал бы Кащей. Но внешне Глеб ничем не выдал перемены произошедшей в нем, лишь стал спокойнее и задумчивее.

Утром, когда все пошли умываться и чистить зубы, Глеб задержался и в палате и вытащив кейс, быстро перепрятал его в шкаф стоящий в классе, воспользовавшись «отмычкой» и тем что воспитатели еще не пришли на работу, а медсестры были заняты распределением лекарств.

После завтрака, они как и договаривались, на прогулке, все вместе отпросились в киоск за мороженым. Олег Владимирович, поначалу не разрешал, но увидев знакомую санитарку, направлявшуюся с дежурства, поддался на уговоры друзей с условием, что они пойдут с ней до ворот, купят мороженое и сразу вернуться обратно. Мороженое в планы друзей не входило, хотя палатка и стояла в нескольких десятках метрах от входа. Им гораздо интереснее было взглянуть на то что осталось от гаража, по которому они ночью выстрелили из лазера. Санитарка узнала Глеба, это она привела его в отделение в первый день, и всю короткую дорогу расспрашивала его, стало ли ему лучше и сам ли он сделал ту ракету. Глеб отвечал вежливо и сдержанно. Та ракета осталась для него где-то далеко в прошлом. Выйдя за ворота все остановились и посмотрели гараж. Сейчас он был больше похож на старый, подбитый и сгоревший танк. Вверх еще поднимались маленькие струйки дыма, но все деревянное нутро уже успело выгореть дотла. Санитарка попрощалась и сказала, чтобы они не задерживались, так как выходить за территорию вообще-то запрещено и Олег Владимирович начнет волноваться, если их долго не будет. Но не стала дальше стоять около них, а быстро заспешила к автобусной остановке. Понимая, что времени у них немного ребята сразу бросились к остаткам гаража. Железные листы, несмотря на то что уже не были прибиты к доскам, держались, сохраняя прежнюю форму строения. В роли своеобразных заклепок служили гвозди, которыми раньше они крепились к доскам. Створки ворот валялись на земле, их оторвало при попадании, но зато они меньше всего пострадали от огня, доски лишь обуглились, но не загорелись. В крыше зияла большая, около метра в диаметре дыра с ровными оплавленными краями. На земле, под ней, они увидели полузасыпаную дымящимися углями и серым пеплом воронку, которую легко было принять за обычную яму.

–Неплохо шарахнуло, – заметил Кащей.

–Я же говорил, это мощный боевой лазер, – важно заметил Кира.

–Э, ребят, давайте дальше заходить не будем, – предложил Митька, увидев, что Глеб хочет поближе рассмотреть воронку, – если эти железки обваляться, нас придавить может, – он опасливо покосился на черные гвозди, торчащие из проржавевших листов.

–Да, лучше назад вернемся, а то действительно Олег Владимирович разорется, – поддержал его Кащей, – главное выяснили, лазер этот работает и работает хорошо. Если бы это был склад боеприпасов – камня на камне бы не осталось.

–Да, – согласно кивнул Глеб, погруженный в свои мысли, – попало точно по середине, – и как компьютер сам себе доложил, – цель поражена. Возвращаемся назад.

Ребята неторопливо двинулись назад. Все некоторое время шли молча. Когда они прошли ворота больницы и свернули на дорогу, ведущую к их корпусу, то заметили Олега Владимировича, вышедшего с площадки, который нетерпеливо махнул им рукой, показывая, чтобы они поторопились. Впрочем увидев ребят он успокоился и даже не заметил, что они возвращаются без мороженого. Глеб давно уже не ходил в пижаме, ее он отдал медсестре, а сам одевался так же как и дома – рубашку и тренерки. После того как ему разрешили гулять, к скромному гардеробу добавилась легкая летняя куртка из непромокаемой ткани и кеды. Теперь Глеб думал, как вернуть офицерскую рубашку с эмблемами и желательно брюки, в которых его привезли сюда. Он не знал, что его врач, после совещания с профессором строго приказал всем медсестрам и санитаркам не отдавать эту одежду Глебу. Вернуть ее его родителям врачи тоже не торопились. Они решили, что в конце лечения это будет своеобразное испытание – как Глеб отнесется к своей форме. Если равнодушно, то все в порядке, психоз миновал и его можно выписывать. А вот если нет, то тогда придется его еще полечить. Ничего этого Глеб естественно не знал, но сейчас он думал об одном – как вернуть себе форму и сменить нашивки. Но как назло в голову ничего подходящего не приходило. Дон Кихот держал в руках ядерный чемоданчик, осталось облачиться в доспехи. «И мельницам придет хана», – с улыбкой подумал Глеб.

–Слышь, тебе что, снова транквилизаторы по утрам назначили, – спросил его Кащей, когда они подходили к площадке.

–Нет, с чего ты взял? – ответил Глеб, научившийся как и все ребята в отделении разбираться в лекарствах которые им дают.

–Ты стал какой-то другой, молчишь много, – Кащей с подозрением посмотрел на него, – Глеб, ты с головой опять не в ладах? Думаю зря тебе Кира этот чемоданчик отдал.

–Да все у меня хорошо, – отмахнулся Глеб, – сегодня не выспался просто. Ночью же вместе ходили лазер испытывать.

–Полчаса роли не играют, – недоверчиво ответил Кащей.

–Не скажи, – вмешался в спор Митька, – это у каждого по разному. Мне утром на полчаса раньше очень тяжело встать, а лечь позже – запросто.

–Ну сравнил, это у всех так, – произнес Кащей.

–Нет, мне например утром рано встать просто, – подключился к обсуждению Кира, – в вечером глаза сами закрываются. Если позже засну, то не высыпаюсь.

Они прошли на площадку и тема сменилась обсуждением снов. Глеб почти не принимал участия в разговоре, лишь рассказал свой последний сон. Кащею не очень понравилось что он был там в немецкой форме.

–Я по твоему фашист, что ли! – понарошку возмутился он, потом подумав более дружественно рассудил, – ну бывает, замыкает у меня что-то в голове, могу заговариваться. Самому похожие кошмары сняться. А вот тебе эта девчонка неспроста сниться.

–Старые мины не надо копать, – отгрызнулся Глеб, упоминание о Ленке Нелевой раздражало его, – тогда и немцев перестанешь во сне видеть. А то на второй такой мине подорвешься, вообще эсэсовцем станешь.

–Да ладно вам, – примирительно сказал Митька, – сны это не так важно.

Но Кащея было уже не остановить.

–Я эсэсовцем стану?! – от развернулся к Глебу и чуть не закричал, – да у меня два деда воевали и погибли на войне. Я и наше оружие откапывал, но мало его и все проржавело, а знаешь почему? Потому что не хватало его! Ты сам понимаешь что говоришь? Тебя пора в изолятор снова класть, а то опять номер отколешь. С такими вещами как этот черный чемодан не шутят.

–Глеб нормальный, ты зря на него кричишь, – Митька еще пытался прекратить спор, но сделал ошибку сказав, – тебя и на библии переклинивает, но это же не значит, что ты в бога веришь.

–А ты со своими замками тоже хорош, – разозлился Кащей, верующим он не был, – скоро стены запирать станешь.

–Да что с тобой, Кащей?! – Кира изумленно уставился на него, и непроизвольно тоже повысил тон, – ты сегодня как с цепи сорвался!

–А пошли вы все! И ты жиртрес, особенно! Дружи со своим атомным психопатом! Вместе спалите тут все, – Кащей вскочил с лавочки, быстрым шагом пересек площадку и сел у стола для игры в пинг-понг. Там он сделал вид что его больше всего на свете интересует маленький белый мячик, отскакивающий от ракеток играющих. Всем оставшимся стало как-то грустно и не по себе. Они еще ни разу не ссорились, вот так по крупному. Глебу особенно было тошно оттого, что он поругался с Кащеем, ведь тот по большому счету был прав.

–Глеб, – тихо обратился к нему Кира, – а я что действительно жиртрес? Ну в смысле очень толстый?

–Да Кира, – не подумав ответил Глеб и еще прибавил, – ты бы зарядку по утрам делал чтоли, или бегал. Спортом надо заниматься.

–Ну спасибо! – у Киры выступили на глазах слезы, – думал хоть ты этого не скажешь, но по крайней мере я честный. Дипломат – твой! Я подарков назад не забираю. А спортом мне заниматься бесполезно! Я не от того толстый, что ничего не делаю, у меня печень не в порядке – вот почему.

Он отошел в сторону и попросив у одного мальчика книжку, стал читать.

–Знаешь Глеб, ты разрушитель, вокруг тебя все рушиться, – глубокомысленно произнес Митька, долго обдуманную фразу. Тут уж Глеб не выдержал и тоже сорвался.

–А ты тихоня всегда лучше всех! Миротворец хренов! – закричал Глеб.

–Это все с чемоданчика началось! – Митька вдруг заплакал, чего Глеб от него никак не ожидал, – мы же дружили, а сейчас переругались. Вот возьму и скажу воспитателю или твоему врачу что ты в шкафу прячешь!

–Говори! – Глеб вскочил и готов был ударить Митьку, – а я скажу что ты до сих пор запираешь ящик в тумбочке, и ключи каждый вечер перебираешь. Тебя тогда долго еще здесь продержат!

Митька вскочил и размазывая по лицу слезы побежал к пустым качелям, сел на них и стал раскачиваться. Его это успокаивало и самое главное, прекращались слезы, которых он стыдился. Глеб остался один. К нему подошел Олег Владимирович.

–Ну что, мушкетеры, поругались? – добродушно спросил он, и процитировал басню Крылова, – когда в товарищах согласья нет…

–Все нормально, Олег Владимирович, – стараясь, чтобы голос звучал спокойно ответил Глеб, и спросил, чтобы прекратить расспросы воспитателя, – а вы не знаете, где одежда в которой я сюда приехал? Родители спрашивали.

–Лежит у сестры-хозяйки, которая белье меняет, – ответил Олег Владимирович, – так что не беспокойся, никто ее не украл.

В ответ Глеб лишь кивнул и задумался, чувствуя, что реальный мир снова становиться шатким и призрачным. Теперь он знал, где форма, осталось взять ее и сменить вышитые эмблемы. «А вдруг действительно хотя бы один из троих расскажет воспитателям или врачам о черном чемоданчике и тем вздумается проверить?», – с ужасом подумал он. У Глеба появилось такое чувство, что у него хотят отобрать любимую игрушку. Но что делать и как этому помешать, он еще не знал. До обеда они так ни разу не разговаривали. Кира продолжал читать, Митька слез с качелей, успокоился, сел на дальнюю лавочку и стал палочкой на земле под ногами сам с собой играть в крестики-нолики, а Глеб так и сидел, задумчиво глядя в синее небо и пытаясь представить себе там далеко боевую орбитальную станцию. Ему снова очень захотелось в свой безопасный и казавшийся сейчас таким уютным бункер, с яркими лампами «дневного света» на потолке и шумом работающих компьютерных стоек.

После обеда, когда наступил тихий час, он накинул рубашку и вышел из палаты. Конкретного плана у него не было, Глеб лишь хотел расспросить медсестру о своей форме и хотя бы узнать где она находиться. Но медсестра видимо куда-то отошла по своим делам, или просто на кухне решила поболтать с санитаркой, важно то, что коридор был пуст. Врачи тоже давно разошлись по кабинетам и ординаторским заполнять истории болезни и другие документы. Глеб прокрался в класс и закрыл за собой дверь. Там он извлек из шкафа свой кейс, найдя его среди нагромождения матерчатых мешков и сумок. Сев за последний стол в углу, который не был виден из коридора, он быстро открыл его и включил пульт. Экран уже привычно окрасился в серый цвет и через минуту Глеб наблюдал землю с высоты нескольких тысяч километров. Он сам еще не знал, что хочет сделать, лишь методично стал нажимать на увеличение.

Нелева вышла из подъезда своего дома грустной и печальной. Мысли о Глебе Брусникине не давали ей покоя. Она испытывала что-то типа угрызений совести и вины, но одновременно пыталась бороться сними. Идя по пустой в это время дня улице, залитой жарким полуденным зноем, она никуда конкретно не направлялась, а просто вышла погулять. В пионерский лагерь родители достали путевку только на третью смену, поэтому туда она отправиться в августе. А бабушка в деревне, куда планировали отправить ее родители неожиданно заболела и Ленка в итоге неизвестно на какое время осталась в пыльном, скучном городе. Впрочем она этому втайне даже немного радовалась.

У классной руководительнице, перед каникулами, она узнала в какой больнице лежит Глеб, той это стало известно от его родителей, которые приходили за забытой им сумкой с учебниками, в тот же день, когда он сорвав урок убежал в бункер. Чтобы узнать где он находиться, ей пришлось набраться храбрости и что самое важное, придумать повод. Нелева долго не решалась подойти к классной и спросить о Глебе. Но наконец, когда до каникул остались считанные дни, в десятый раз повторяя про себя заготовленные вопросы, она робко подошла к учительнице, перед этим внимательно проследив, чтобы все одноклассники вышли на перемену.

–Валентина Ивановна, – осторожно начала она, – а Глеб Брусникин в школу больше не придет?

–Нет, – учительница математики быстро собирала со стола тетрадки и учебники.

–А где же он теперь учиться? – делая вид, что интересуется просто из любопытства, снова спросила Нелева.

–Ох, Леночка…, – тяжело вздохнула классная руководительница, ей тоже пришлось побеседовать с «людьми в штатском», впрочем ничего конкретного о Глебе она сказать не смогла, обычный ученик, – он сейчас не учится, он – лечиться. Придет ли осенью, даже не знаю. А ведь такой хороший мальчик, нормально учился, – ей действительно было искренне жаль что Глеб попал в психиатрическую больницу.

–А что с ним? – делая вид, что испугалась спросила Ленка, впрочем ее испуг нельзя было назвать полностью фальшивым. Она действительно боялась и переживала за Глеба.

–Он это…, – учительница математики перестала кидать в сумку тетрадки, подбирая объяснение, – …перенервничал, вобщем ему сейчас требуется отдых.

–Так он в санатории лечиться? – прикинувшись дурочкой спросила Ленка, это как ни странно сработало, учительница торопилась домой и впопыхах проговорилась, отвязываясь от назойливой ученицы.

–Да в каком санатории?! В шестнадцатой детской психиатрической больнице он, – и тут же спохватилась, поняв, что сказала лишнее, – ты только никому это не говори.

–Да я просто так спросила, – делая вид, что это ее совсем не волнует ответила Ленка, – до свидания.

И она словно на крыльях выбежала из класса. Она испытала настоящий восторг, когда выходила из школы, от того что знает где Глеб и теперь можно к нему поехать.

Дома она по справочнику легко узнала адрес и телефон больницы. Но этим же вечером восторг сменился разочарованием. По телефону строгий голос ей сказал, когда она хотела уточнить в каком отделении и палате лежит Глеб, что справок о пациентах они не дают, а навещать их могут лишь родственники. И вот уже пару недель Нелева никак не могла придумать, под каким предлогом ей попасть в больницу и самое главное: что она скажет Глебу и как он встретит ее. Сейчас она шла по теплому асфальту, думая об этом. «Вот приду и что? Ну куплю конечно апельсинов, как раз в магазинах появились, их почему-то принято в больницы носить, а что мне сказать? Попросить прошения? А если он на меня сильно злиться?» – вопросов было очень много, а ответов Ленка не находила. И естественно, что даже если бы она подняла голову и посмотрела вверх, она бы не увидела орбитальной станции, пролетавшей на огромном расстоянии от нее в которой медленно двигались мощные линзы, фокусируя изображение и передавая его на экран глебиного кейса.

Глеб быстро нашел свой район, он уже научился ловко управлять наведением. Вот его дом, интересно наблюдать его сверху, школа. Рука как-то сама собой сместила картинку к подъезду в котором жила Нелева. И тут Глеб увидел знакомую фигурку, которую мог распознать даже смотря на нее сверху. Глеб сделал максимальное увеличение, теперь он видел, что не ошибся и это действительно Ленка Нелева, медленно идущая вдоль своего дома. Глеб отчего-то заволновался, дыхание сделалось неровным и быстрым. «Небось сейчас идет к подружкам, или в булочную за хлебом, – подумал он, – интересно, она хоть раз с тех пор вспомнила обо мне? Скорее всего нет. Ведь Дон Кихот, пусть и с ядерным чемоданчиком всегда путешествовал в одиночестве, даже когда воевал с мельницами. И он лишь выдумал, что прекрасная дама ждет его в замке и скучает по нему». Глебу стало грустно и тоскливо, а еще немного обидно. Он переключил станцию в боевой режим. «Ну что Нелева, может дать тебе знать о себе прямо с неба?!» – в нем начала просыпаться злость и агрессия, мерцающий квадратик перекрестья забегал около мирно идущей фигурки ища подходящую цель вроде заброшенного гаража. «Стоп, – вдруг покрылся холодным потом Глеб, – а вдруг наведение ошибется и я в Ленку случайно попаду? Нет!», – он судорожным движением переключил станцию обратно, в режим наблюдения. Фигурка медленно продолжала свой путь. Глебина злость прошла, осталась лишь грусть. «Жаль я не могу с ней погулять, – подумал он, – остается только наблюдать за ней из космоса. Вот интересно: я могу начать ядерную войну, а погулять с обычной девчонкой – нет. И больница здесь не причем. Ведь я в любой момент могу сбежать отсюда, но погулять с Нелевой все равно не удастся. Скорее всего она пошлет меня куда подальше или посмеется, а потом похвастается подругам, что ее приглашал мальчик о котором написали газеты, а она не пошла. Противно все это». Станция выдала предупреждение о выходе квадрата наблюдения из зоны видимости. «Чтож, Нелева, всего тебе хорошего. Радуйся лету, и снись мне почаще, – попрощался Глеб, картинка исчезла, вместе с маленькой фигуркой девочки, которая ему очень нравилась. И Глеб еле слышно прошептал:

–А лейтенант космических сил продолжит свою службу в этой больнице.

Мысленно он попрощался с Ленкой навсегда. Она осталась в прошлом, а впереди грозно замаячил ядерный конфликт Континентального Союза и Западного Синдиката. Нормально жить теперь Глеб мог только там, в ирреальном мире начала ядерной войны.

«Олька, когда о Глебе в газетах написали сразу призналась что он ей нравиться, – думала Ленка, щурясь от яркого солнца, – но вранье это все! Она на него до этого внимания не обращала. Алка с Надькой тоже хороши, говорили, что знали о том, что Глеб ракету сделал. Как же! Тогда бы вся школа знала, такие болтушки, никаких тайн им доверить нельзя». А всего в нескольких десятках километров от нее, или часе езды на метро и автобусе, мальчик о котором она думала, аккуратно закрыл кейс, с нежностью погладил его черную крышку и убрал в шкаф. Потом незаметно выскользнул из класса и вернулся в палату.

Вечером Глеб, Кащей, Кира и Митька делали вид что вообще не знакомы, и друг друга не знают. Когда все легли спать, Глебу никак не давала покоя мысль, что кто-нибудь из его друзей может проболтаться. Речь шла не о предательстве, несмотря на то что они поругались, своим друзьям Глеб верил. Но Кащей или Митька, могли рассказать о кейсе управления орбитальной станцией считая, что делают это для пользы самому Глебу. «Расстрелять из сострадания», – вспомнил он фразу из «Похождений бравого солдата Швейка», но сейчас она показалась ему отнюдь не смешной. Глеб решил, что завтра же проверит, какие цели есть на территории стран НАТО и как можно отдать приказ на их атаку, не управляя станцией. Ночью ему снился огромный дисплей в бункере, на котором была карта мира и высвечивались цели, а Глеб наводил на них перекрестье и они исчезали. От континента к континенту медленно двигались точки ракет, оставляя за собой пунктирные линии. И тут Глеб почувствовал, что чего-то не хватает в этой огромной, страшной игре. Повернув голову, он понял, что находится в бункере один. «Ребята и Ленка остались снаружи, – появилась тревожная мысль, – они не успеют укрыться, когда первые боеголовки достигнут земли». Тут ему стало по настоящему страшно. Сон превратился в кошмар, Глеб изо всех сил дергал ручку двери, но она не поддавалась. Он проснулся на рассвете и больше не смог заснуть. Поворочавшись, Глеб уставился на потолок. «Интересно, сколько сейчас времени, часов пять наверно», – решил он, посмотрев на первые розовые лучи солнца за окном. Заворочался на своей кровати Кира и через несколько минут, проснувшись, тихо встал и огляделся, не видит ли кто, что он встал.

Глеб сделал вид что спит, но из-под прикрытых век внимательно наблюдал за ним. Кира направился к выходу. Глеб почувствовал, что должен что-то сделать, попытаться помириться.

–Кир, – тихо позвал он. Кира удивленно обернулся.

–Если ты в столовую, за хлебом, то у меня яблоки и конфеты в тумбочке есть, хочешь? – сбивчиво прошептал он, стараясь никого не разбудить. Кира молча кивнул и подошел к глебиной кровати. Глеб, не вставая, быстро открыл тумбочку и достал пакет с припасами. Кира взял пару яблок и несколько конфет, но не ушел, а сел к нему на кровать.

–Я если нервничаю, то всегда есть хочу, – так же шепотом сказал он, Глеб понял, что Кира уже на него не сердиться.

–Слушай, извини меня за вчерашнее, – искренне попросил Глеб.

–Да ладно, проехали, – ответил Кира и улыбнулся, ему тоже стало заметно легче от того что они помирились, – знаешь Глеб, у меня есть мечта. Я хочу еще раз поехать в пионерский лагерь, туда где я отдыхал прошлым летом.

–А в это что, путевку родители не достали? – с сочувствием предположил Глеб.

–Нет, – грустно покачал головой Кира, – с моим диагнозом ни в один пионерский лагерь не пустят.

–Почему? – изумился Глеб, – ты же нормальный. Соображаешь хорошо.

–Сам не знаю, – развел руками Кира, дав понять, что от него это никак уже не зависит, – говорят нельзя и все.

–Так к бабушке езжай в деревню или на дачу. Ты говорил, что у тебя дача есть, – попытался подбодрить его Глеб.

–Ты не понял. Там, в том пионерском лагере все по другому было, меня там любили, – Глебу показалось, что Кира сейчас расплачется, – мы даже после смены в сентябре один раз договорились встретиться. И почти все приехали. Пообещали что на следующее лето тоже поедем. А я не поеду. Никогда уже не поеду.

–А родителей уговорить пытался? – Глеб не знал как успокоить или помочь Кире.

–Бесполезно. И путевки были, но там еще медицинская справка нужна, а вот ее мне никогда не дадут, – объяснил он, – да и что толку пытаться, я слышал от медсестер, что мне тут все лето париться. Осенью может быть выпишут.

–А давайте все вместе до осени здесь останемся! – раздался в стороне тихий голос Митьки. Оказывается он все это время не спал и внимательно слушал их разговор.

–Я не против, – ответил Глеб, – на выходные можно в отпуск всем вместе уходить.

–Щас! Меня не отпустят на выходные, или теперь вы втроем дружите? – раздался ироничный голос Кащея. Он встал, подошел и бесцеремонно уселся на митькину кровать, при этом с ухмылкой посмотрев на Глеба и Киру.

–Можешь у меня переночевать, или давайте все ко мне на дачу поедем, там речка и рыбалка хорошая, – предложил Глеб, – врачи отпустят, других же отпускают, важно чтобы родители заявление написали, что ты к нам поедешь.

Кащей не нашел что ответить, повисла неловкая тишина, но первым нарушил ее как раз он, протянув руку ладонью вверх:

–Ну что мир?

–Мир, – Глеб с хлопком положил свою ладонь сверху.

–Мир, – тоже самое сделал Кира.

–Мир, – последним присоединился Митька.

Всем сразу стало легко, весело, и ребята заулыбались. Хотелось говорить разом обо всем, но ничего конкретного в голову не приходило. Сначала стали обсуждать, как можно помочь Кире поехать в пионерский лагерь. Вариант с простым побегом и приездом как в фильме «Посторонним вход воспрещен!», сразу же отпал. Кино это не жизнь.

–А что если у кого-нибудь, когда они в автобус загружаться будут, путевку эту купить или выменять? – предложил Митька.

–Нет, – Кащей напряженно думал, обхватив голову руками, его тоже задела несбыточная мечта Киры, – во первых где взять столько денег, а во-вторых, мальчик этот вернется и что скажет родителям?

–Скажет что из лагеря его исключили, – не терял оптимизма Митька.

–Ага, а они так ему и поверят! Позвонят директору, а потом сам знаешь что будет, – произнес Глеб.

–Ладно ребята, не мучайтесь понапрасну, все равно мне пионерского лагеря не видать как своих ушей, – стараясь выглядеть веселым подвел итог спору Кира. И они перешли на обсуждение другого вопроса: когда все смогут пойти в отпуск и что будут во время него делать. Это оказалось гораздо приятней и веселей, поэтому они оглянуться не успели как настало время подъема. По пути в столовую Глеба догнал Кащей.

–Глеб, слушай, я знаешь что хочу спросить, – волнуясь и запинаясь начал он, – как у тебя с башкой? Только честно?

Глеб посмотрел ему в глаза. Кащей ответил серьезным и честным взглядом. Он действительно переживал за друга.

–Плохо, – коротко ответил он, – сегодня опять бункер снился.

–Может разломаешь этот чемодан? – осторожно предложил Кащей, – с него все началось.

–Дело не в кейсе, дело во мне, – покачал головой Глеб, – сегодня утром когда помирились намного легче стало, действительно словно гора с плеч свалилась. Понимаешь, я начинаю путать явь и сны, вернее то что воображаю и то что происходит на самом деле. Не будь чемоданчика я бы нашел другой способ начать снова войну. Проник бы в пусковой центр ракет, послал сообщение в шахты о нападении или еще что придумал. Я в таком состоянии все могу. Мозги как компьютер соображают. А врачам я ничего сказать не могу, иначе они меня вообще таблетками закормят.

–Понятно, – Кащей опустил голову.

–Вот что, если заметишь, что у меня совсем шарики за ролики заехали – останови меня. Признак, по которому ты это сможешь определить – я надену военную форму. Без нее в моем выдуманном мире я управлять не могу, – твердо сказал Глеб.

–Хорошо, – пообещал Кащей, – если с тобой это случиться – я помогу.

–А теперь пора завтракать, – закончил разговор Глеб и они пошли в столовую. И Кащею и Глебу после этого разговора стало спокойнее. Глеб почувствовал себя как бы защищенным. Он знал, что есть кто-то способный придти на помощь и он не окажется один на один со своим призрачным миром. Кащею стало легче оттого, что исчезла недоговоренность и остатки недоверия между ним и другом, которые он терпеть не мог. «Или честность до конца или молчим», – часто говорил он, поэтому друзей у него было немного. После завтрака, когда они привычно сидели в классе, Кира, который был до этого на беседе с врачом, войдя не закрыл как обычно дверь, а громко произнес, обращаясь к Глебу:

–Глеб, там к тебе девочка пришла!

–Какая еще девочка? – не понял Глеб, первой его мыслью была – что к нему приехала его двоюродная сестра, но потом он решил, что вряд ли восьмилетняя Катька поедет на другой конец города, чтобы навестить его в дурдоме, да и родители ее не отпустят в такое путешествие.

–Говорит, что сестра, – ответил Кира, и добавил, – между прочим симпатичная. Ждет в комнате для бесед.

Глеб еще в большем недоумении встал и пошел в коридор. На ум пришла еще одна родственница – троюродная сестра, но на определение «девочка» она явно не тянула, так как уже заканчивала школу, да к тому же по разговорам родственников, была самой высокой в своем классе. Но когда Глеб вошел в комнату для бесед он увидел то что меньше всего ожидал.

–Ты?! – вскрикнул он от неожиданности и подался назад, схватившись за косяк двери. За столом, смотря на него широко открытыми глазами, сидела Нелева.

Еще вчера Ленка решила, что поедет в больницу к Глебу. Она заранее придумала, что назовется его сестрой, купила апельсинов и шоколадку. Ленке пришлось соврать, когда она просила для этого деньги у родителей, сказав, что хочет пойти в Парк Горького – покататься с подругами на аттракционах. Родители Ленки не почувствовали подвоха и деньги дали, все-таки лето, каникулы и с деревней так неудачно получилось. Они попросили правда не слишком много кататься и есть мороженого. «Не забывай, горло у тебя слабое», – предупредила ее мать. «На всяких там качелях-каруселях тоже много не вертитесь, голова закружиться», – заметил отец. Ленка послушно кивнула, а на следующий день купила «гостинцы» Глебу.

Больше всего она боялась, что ее не пропустят врачи, зная, что никакой сестры у Брусникина нет. А еще она до дрожи в коленках переживала – как ее встретит Глеб. Проехав на метро до нужной остановки, она поднялась по эскалатору наверх, дальше проехала на маршрутке до больницы. И остановилась перед воротами, рядом с которыми располагалась будка с вахтером. Она медленно прошла ворота, чувствуя себя шпионкой-диверсанткой, которую вот-вот поймают. Зайдя на территорию и оглядевшись, она растерялась, здесь было не менее десятка корпусов, и в каждом по два-три этажа. «Как тут найти Глеба? – с отчаянием подумала она, – не будешь же в на каждом этаже спрашивать: здесь случайно не лежит Брусникин». Ее никто не пытался остановить или поинтересоваться что она тут делает и это приободрило Ленку. В это теплое июньское утро на территории больницы вообще было почти безлюдно. В отделениях еще не закончился завтрак, а врачи еще только ехали на работу. Она подошла к будке вахтера и за открытым окошечком увидела мирно читавшего газету старичка.

–Извините, – вежливо обратилась она к нему, вахтер нехотя оторвался от свежих новостей и вопросительно посмотрел на Ленку, – а как мне найти Глеба Брусникина, он здесь лежит. А я его сестра, навестить приехала, – быстро выпалила она.

–Так какое отделение тебе нужно? – спросил старичок.

–Я не знаю, – растерялась Ленка, но тут же сообразила, – мне мама сказала, а я забыла. Ну вы наверно про него читали, он ракету запустил, которая над центром города взорвалась.

–А… ракетчик этот…, – протянул вахтер, – как же, читал. В четырнадцатом он лежит… даже видел его когда они на прогулку ходили. Вроде обычный мальчишка, а такое учудил. Третий корпус налево, – показал он рукой.

–Спасибо большое, – радостно улыбнулась Ленка и быстро пошла в указанном направлении, а вахтер снова уткнулся в газету. Она почти сразу нашла нужный корпус и поднялась на второй этаж, на первом размещались хозяйственные помещения, и остановилась перед запертой дверью с надписью «14 отделение» и кнопкой звонка сбоку. Она немного постояла в нерешительности, сердце бешено колотилось, отдавая в висках, а в ладонях чувствовался холод. Потом она собралась с духом и надавила на кнопку. Из-за двери послышалась еле слышная мелодичная трель. Ленка стала ждать, боясь звонить еще раз. Секунды тянулись удивительно долго, казалось время на этой площадке перед дверью остановилось и не желает идти дальше. Но наконец раздалось металлическое клацание открываемого замка, дверь распахнулась и на пороге возникла пожилая женщина в белом халате.

–Ты куда, девочка? – удивленно, но тем не менее добродушно спросила она.

–Я Глеба Брусникина навестить, – прямо ответила Ленка, все заготовленные дома фразы от волнения она сразу позабыла.

–Так сейчас не часы посещений, – в голосе медсестры исчезло добродушие, – и кстати, ты ему кто? Мы только близких родственников пускаем.

–Я его сестра, – скороговоркой ответила Нелева, после паузы уточнив, – младшая.

–Все равно, сейчас нельзя – не приемные часы, приходи в субботу и лучше вместе с родителями, – ответила медсестра, приготовившись закрыть дверь.

–Но родители в эту субботу наверно не смогут приехать, поэтому я приехала передать ему, чтобы он не волновался и не ждал. Пропустите меня пожалуйста, мне же и фрукты передать велели, – Ленка постаралась произнести это как можно жалостливей. Ее слова подействовали.

–Ладно проходи, – смилостивилась медсестра, – но недолго. Пошли я тебя в кабинет провожу, или в комнату отдыха.

Она закрыла за вошедшей Ленкой дверь и не торопясь, вразвалочку, пошла по коридору, Ленка послушно шла рядом. И вот тут она по настоящему испугалась. До этого момента основной ее задачей было проникнуть в больницу и найти Глеба, все чувства и мысли были заняты только этим. А вот сейчас она с ним увидится и совсем не знает что говорить и делать. Сказать что ее послала классная руководительница? Это в каникулы-то? Додумать она не успела, медсестра, не доходя до столовой, откуда слышались мальчишечьи голоса и позвякивание ложек о тарелки, открыла маленькую комнатку и пригласила:

–Заходи, сейчас я Глеба позову.

Ленка зашла и села на мягкую лавку у стола, обитую темно-зеленым дерматином. Тут в открытую дверь заглянул Кира.

–Марья Петровна, а когда добавку давать будут? – нетерпеливо спросил он.

–А что на кухне никого нет? – спросила в ответ медсестра.

–Нет, они куда-то ушли после раздачи, – ответил Кира, мельком взглянув на Нелеву.

–Хорошо, сейчас подойду, – Кира хотел уже повернуться и уйти, когда Марья Петровна окликнула его, – э, вот что… Глеба, друга своего позови сюда, к нему сестра приехала.

Кира посмотрел на Ленку, затем кивнул и ответил:

–Хорошо, забегу в палату, он вроде уже позавтракал.

Внутри у Ленки неприятно похолодело, а сердце казалось готово выскочить из груди. «Вот влипла, – с ужасом подумала она, – сейчас скажет Брусникину, что к нему сестра приехала, которой у того в помине нет. Ой, сейчас такой скандал будет!». Медсестра тем временем все так же не торопясь покинула комнату, оставив Ленку одну, и чуть-чуть прикрыв дверь. Чтобы хоть как-то отвлечься от своих тревожных мыслей, Нелева оглядела комнатку. Большое окно и высокий потолок, делало это помещение, куда вмещался всего лишь стол, и две лавки, обитые дерматином намного просторнее. Ленка поставила сумку с апельсинами на стол и в этот момент вошел Глеб. По его вырвавшемуся возгласу и изумленному лицу, она поняла, что для него ее приход – полная неожиданность. Повисла неловкая пауза, Глеб то смотрел на нее, то себе под ноги.

–Я вот пришла навестить тебя, – Ленка тоже уставилась в пол.

–Спасибо, – только и мог ответить Глеб, по прежнему стоя в дверях.

–Я вот тут апельсинов купила, ты возьми, – с этими словами она придвинула к нему пакет. Глеб нерешительно подошел к столу, как будто был у Нелевой в гостях и сел напротив нее, уставившись теперь уже в стол.

–Да мне тут родители привезли, но все равно спасибо, – ответил он и тут спохватился, – а почему ты назвалась моей сестрой? – спросил он уже с недоверием.

–А они сказали, что только близких родственников пускают, – ответила Нелева.

–Тогда понятно, – Глеб не знал что говорить. У него было такое чувство как у человека получившего нежданный подарок, о котором он и мечтать не мог. Ленка приехала навестить его сюда, в психушку. Сама. Но чуточку недоверия все же осталось. А почему вообще она приехала?

–Тебя послали ко мне? – спросил он, пытаясь сказать это спокойно, и высказал предположение, – классная руководительница?

–Нет, – тихо ответила Ленка и чувствуя что краснеет, – я сама приехала.

–Зачем? – все еще не понимал он, – я же псих.

–Ты не псих, – Ленка в упор посмотрела на Глеба, и ему стало не по себе от ее взгляда. Тут ему пришла в голову еще одна догадка.

–Это все из-за того, что обо мне в газете написали? – сорвался у него вопрос.

Ленка обидчиво поджала губы и тут Глеб понял свою ошибку. Понял, что она приехала попросить прощения или даже, сказать еще что-то очень важное, что он боялся спугнуть, подумав об этом.

–Девчонки в классе про тебя все время сплетничали после того случая, – Ленка не знала куда деть руки и нервно теребила под столом кончик пояса, – все спорили…

–Слушай, Лен, спасибо тебе что ты приехала, – перебил ее Глеб и стал быстро говорить, боясь сбиться и не успеть сказать главного, – это так здорово! Знаешь ты мне здесь часто снишься и раньше тоже снилась. А еще ты классно на пианино, то есть рояле играешь. Вобщем… вобщем…

Тут он запнулся и замолчал. Нелева смотрела на него и смущенно улыбнулась.

–А что я в твоих снах делала? О чем они были? – спросила она.

–Разные, то мы идем куда-то и разговариваем, то просто стоишь рядом, – начал рассказывать Глеб. Ленка как-то сразу успокоилась, напряжение исчезло и она подперев голову рукой стала слушать. Глеб тоже расслабился и теперь свободно говорил, разглядывая ее, словно давно не видел и одновременно любуясь ею. Когда он закончил, Нелева помолчав ответила.

–Знаешь, а ты мне тоже снился. И еще я боялась за тебя, когда узнала, что ты в больнице. Глеб, как ты здесь? – в ее голосе послышалась едва уловимая жалость.

–Нормально, – бодро ответил Глеб, – я здесь с ребятами познакомился, подружился. Меня может выпишут скоро, но насчет этого врачи пока ничего определенного не говорят.

–Вот еще что, – Ленка опять опустила голову, – прости меня пожалуйста, что дразнила и приставала к тебе.

–Не за что, – пренебрежительно махнул рукой Глеб, но тут же серьезно добавил, – ты меня тоже прости.

–А тебя за что? – удивилась Нелева.

–За то что чуть не начал ядерную войну, – тут он посмотрел ей прямо в глаза, – я был как бы в другом мире. Сам его выдумал и создал. Там стартуют баллистические ракеты, наносят удары стратегические бомбардировщики, вспыхивают атомные взрывы. А после остается лишь пепел. Видела плакаты в кабинете гражданской обороны? Все точно так же, но без уцелевших людей в противогазах.

–Это ведь из-за меня все произошло, – грустно ответила Ленка.

–Но кнопку нажал я, – Глеб подался чуть вперед, – я был командиром бункера. И это у меня шарики за ролики заехали!

–Ты нормальный, просто у тебя нервный срыв был, такое иногда случается, я медицинскую энциклопедию читала, – вдруг спокойно сказала Нелева, она посмотрела на Глеба и улыбнулась краешками губ, – теперь это уже все прошло. Ведь правда?

–Наверно, – улыбнулся в ответ Глеб, – по крайней мере я бы очень этого хотел.

–И ты на меня не сердишься? – при этих словах ее голос дрогнул.

–Нет, что ты! – воскликнул Глеб, – ты ведь…, то есть я хотел сказать, – но сказать, что Ленка ему очень нравиться Глеб не смог и попросту замолчал.

–Хочешь я тебе о своих снах расскажу? – предложила Ленка, серьезно взглянув на него.

–Хочу, – честно ответил он. Ему хотелось вечно сидеть вот так в этой тихой и уютной комнатке, смотреть на Ленку и слушать ее голос. Но поведать свои сны Нелева не успела – вошла впустившая ее медсестра.

–Ну что, все передала? – бесцеремонно спросила она, – давай закругляйся, а то сейчас врачи придут. Если увидят тебя – ругаться будут.

Глебу показалось будто на солнце нашла туча, а комната стала холодной и неуютной. Он так много хотел рассказать и услышать.

–Можно мы еще посидим? – с надеждой попросил он.

–Нет, – безапелляционно ответила медсестра, – я и так порядок нарушила.

–Ладно, тогда пока, – стала быстро прощаться Ленка, – я наверно в выходные приеду. Можно? – последний вопрос был обращен именно к Глебу.

–Конечно приезжай, – затараторил Глеб, – на площадке погуляем или просто поговорим. Я тебя со своими друзьями познакомлю.

–Хватит, вам, – перебила его медсестра, – вот в выходные и наговоритесь всласть. А сейчас пошли, – обратилась она к Ленке. Та встала и попятилась к дверям, все смотря на сидящего Глеба, как будто хотела его хорошенько запомнить.

–Мария Петровна, а можно я ее до выхода провожу? – попросил Глеб.

–Ну еще чего…, – начала возмущаться медсестра, но Глеб снова умоляюще попросил:

–Мария Петровна, ну пожалуйста, я только выйду вместе с вами и все.

Медсестра Мария Петровна только хотела казаться суровой и строгой, чтобы дети в отделении под ее присмотром не расшалились.

–Ох, вы словно год не виделись, – пробурчала она и покачала головой, – пошли, только гостинцы с собой прихвати, здесь не забудь, а потом на кухню сдай, пусть в холодильник положат.

Глеб вместе с Ленкой пошли за ней к выходу. Они посматривали друг на друга и улыбались. Глебу очень захотелось на прощание взять Ленку за руку, но он все никак не решался. Вот они миновали входную дверь, спустились по лестнице и оказались на крыльце корпуса.

–Ну ладно, счастливо тебе, пока, – улыбнувшись снова попрощалась Нелева, – до выходных.

–Пока, – сказал в ответ Глеб, он хотел еще назвать ее ласково-уменьшительно, но не успел. В стороне от них раздался громкий металлический звук падающих кастрюль и отчаянная женская ругань. Все трое, в том числе и Марья Петровна обернулись в ту сторону. Дело оказалось вот в чем: незадолго до их появления на крыльце, санитарка, катившая тележку с большими пустыми кастрюлями, на которых аляповато было выведено масляной краской «14 отд.», слишком углубилась в свои мысли или просто засмотрелась на что-то интересное впереди. Но в результате тележка краем врезалась в торчащий на дороге, наверно со времен постройки корпуса, бордюрный камень и кастрюли с грохотом пустились в «свободное путешествие». Санитарка бросилась подбирать их и возвращать обратно на тележку. Увидев на крыльце медсестру, она крикнула ей:

–Петровна, ну что стоишь, помоги мне! Заведующая увидит – голову оторвет.

Марья Петровна поспешила ей на помощь, забыв на время о детях.

Они стояли вдвоем, рядом. Ленка подняла голову и посмотрела на кучки облаков, медленно плывущие в вышине. Глеб наконец решился и робко взял Ленку за пальцы. Она даже не шелохнулась, глядя в небо, но повернула ладонь так что они теперь стояли взявшись за руки. Глеб старался держать ее руку несильно, мягко и нежно. Он тоже стал смотреть на небо, сейчас ему казалось, что некоторые из его снов стали явью.

–Облака похожи на белые дирижабли, – вдруг проговорила Ленка, по прежнему смотря вверх, – которые сорвались с привязи и теперь путешествуют по небу сами по себе.

–А по-моему – на тяжелые бомбардировщики, – честно ответил Глеб пришедшую в голову ассоциацию, – но они пролетят мимо. И бомб не сбросят. Лейтенант космических сил подает в отставку. Вместе со своим чертовым чемоданчиком.

–О чем это ты? – не поняла Ленка. Она наконец оторвалась от облаков и внимательно посмотрела на Глеба.

–Так, остатки кошмаров, это уже не важно, – улыбнулся Глеб, на душе у него стало легко и свободно. Ядерные миражи рассеялись навсегда. Ирреальный мир атомной войны больше не существовал. Медсестра водрузив все кастрюли на тележку, пожелала санитарке впредь быть осторожнее, а сама, тяжело дыша стала подниматься по ступенькам крыльца. Глеб и Ленка поняли, что действительно настала пора прощаться. Ленка осторожно высвободила свою руку из глебиной и легко сбежав по ступенькам обернулась.

–До свидания! – крикнула она Глебу.

–Пока, до выходных! – почему-то тоже закричал он. Ленка прошла немного по дороге вдоль корпуса, потом снова обернулась и помахала ему рукой. Глеб тоже помахал ей в ответ.

–Ну хватит, попрощались уже, пошли обратно, – сказала Марья Петровна. Глеб, в последний раз взглянув на Нелеву, которая уже подходила к воротам, пошел за медсестрой обратно в свое отделение. Когда он вошел в класс и сел рядом с Кирой, из-за спины раздался голос Кащея:

–Ты что весь светишься, как-будто тебя завтра выписывают?

–Да, Глеб, – перебил его Кира, – слушай, познакомь меня со своей сестрой. Она мне понравилась.

–Видишь ли, – Глеб запнулся на мгновение, но потом без тени стеснения продолжил, настолько счастливо он сейчас себя чувствовал, – это не моя сестра. Это Ленка Нелева, моя одноклассница, о которой я тебе рассказывал. А сестрой она назвалась для того чтобы ее сюда пропустили.

–Нет, ну это надо же! – засмеялся Кащей и продолжая хохотать, хлопнул Глеба по плечу, – классная у тебя сестра!

–И что она тебе сказала? – с любопытством спросил Митька, – хотя бы извинилась?

–А я бы и разговаривать не стал, – не дал ответить Глебу Кира, – по морде бы дал и все. А что мне за это будет? Я все равно в дурдоме. Ну в крайнем случае лишний укол назначат.

–Да не, – мягко ответил Глеб, – мы нормально поговорили и она оказывается хорошая девчонка, даже очень хорошая. Я об этом раньше и не догадывался.

–С тобой все ясно, – махнул рукой Кащей, – влюбился ты. Диагноз окончательный и обжалованию не подлежит. Лечению не поддается, – и снова засмеялся.

–Может и так, – тихо ответил Глеб, врать друзьям он теперь не мог.

–А ты чего ржешь? – вдруг набросился на Кащея Кира, – я тоже влюблялся, и даже танцевал с девчонкой.

–И когдаж это было? – перестал смеяться Кащей, – ты же сам говорил, что в классе тебя терпеть не могли все: и мальчишки, и девчонки?

–В пионерском лагере это было, вот когда! – резко ответил Кира, и грустно продолжил, – в прошлом году.

–И что? – спросил Митька.

–Ничего, – ответил Кира и подпер голову рукой, словно она стала очень тяжелой, – постеснялся сказать. Танцевали на дискотеке вот и все.

–Послушай, Кира, ты говоришь что не можешь в этот пионерский лагерь поехать, – задумался Глеб, ему стало очень жаль своего друга, – это точно? Разве ничего нельзя сделать?

–Железно, – вздохнул Кира, – во-первых мне не дадут медицинскую справку, а без нее – путевку, во вторых меня не отпустят родители, их врачиха моя напугала, что мол с таким диагнозом нельзя никуда ехать, в третьих – меня хрен отсюда выпишут до осени.

–Послушай. А в другое отделение тебя могут перевести? – спросил Глеб, у него в голове начал смутно вырисовываться план, как можно будет помочь Кире.

–Если будет хулиганить, то в четвертое – запросто, – высказал свое мнение Кащей.

–В двенадцатое еще можно, оно самое легкое, мать с врачом насчет этого разговаривала, но тогда там мест не было, – вмещался Митька.

–Не ребят, я не хочу никуда переводиться, – запротестовал Кира, – мне и тут с вами хорошо.

–Глеб, а что ты задумал? Не тяни, давай рассказывай по порядку, – попросил Кащей, он не смог сдержать любопытства.

–Можно попробовать сделать так…, – неуверенно начал Глеб, – я вместо Киры буду лежать здесь, а он вместо меня поедет в свой пионерлагерь.

Кащей скептически усмехнулся.

–Знаешь на близнецов вы не тянете. Ни рожей, ни фигурой, – увидев что Кира обидчиво поджал губы, Кащей сказал, – ты не обижайся, я тебя обидеть не хочу, просто говорю что не получиться.

–Да я и не обижаюсь, – грустно улыбнулся Кира, – действительно, Глеб, мы же не близнецы.

–Это я понимаю, сам не дурак, – Глеб азартно покусывал конец шариковой ручки, напряженно размышляя и убирая все неувязки в только что придуманной авантюре, – смотри Кира, а что ты на это скажешь? Я прошу дать врача мне путевку в твой лагерь и меня соответственно выписывают. А вы все просите чтобы вас перевели в другое отделение. Двенадцатое подойдет. Главное чтобы все произошло в один день. И тут мы меняемся. Фотографий же на путевке нет. А от встреч с родителями можно отказаться. Когда смена закончиться, меняемся обратно. Я и сам понимаю, что это очень рискованно. Одна нестыковка и все полетит к черту, но почему бы не попробовать? Кира, ты действительно так хочешь туда поехать?

–Очень! – Кира посмотрел ему в глаза так, что Глеб невольно отвел взгляд.

–Авантюра, – хмыкнул Кащей, – но мне нравиться.

–Стоит попробовать, – кивнул Митька, – если мы Глеба будем называть Кирой, никто не догадается проверить. В истории болезни фотографии тоже не клеят.

–А если не получиться? – спросил Кира, – меня же в лагере узнают.

–Как тебя там называли, по имени или фамилии? – быстро спросил Глеб.

–Кириллом, по фамилиям мы только в школе друг друга зовем, – ответил Кира.

–За год твою фамилию наверняка все забыли, а вожатым ты скажешь, что в путевке имя перепутали, – тут же нашел выход Глеб.

–Похоже на фильм про шпионов, – почесал лоб Кащей, обдумывая глебин план, – но если пройдет, будет классно. Кир, а что тебе собственно терять? Сам же сказал, что кроме дополнительного укола ничего не с тобой не сделают.

–А как быть с родителями? – спросил Митька, и уточнил, – с кириными.

–С ними я видится, сам понимаешь, не могу, – ответил Глеб, – это ты Кира должен придумать предлог, чтобы хотя бы две недели они не приезжали сюда. А потом я тебя прикрывать стану. Скажу что ты на процедуру ушел или еще куда, в общем придумаю. Главное чтобы все совпало по времени. Так что не будем загадывать. Надо еще путевку выпросить.

–Верно, – согласился Кащей, – а как ты ее кстати, выпросишь?

–Со мной не только наш врач, Лев Павлович разговаривает, но и профессор, то есть главврач. Вот ему я и скажу что хочу в пионерском лагере отдохнуть. Я понял, что я у них на особом положении, они какую-то работу пишут или еще что-то в этом роде. Но они все у меня выспрашивают в подробностях, как чувствую, что ощущаю, не хочется ли мне снова войну начинать и так далее. В том числе они спрашивали и как мне здесь нравиться, не ощущаю ли я тоски или отчаяния. Вот я и скажу что плохо мне здесь, и хотелось бы отдохнуть в пионерлагере о котором мне друг рассказывал. Как твой лагерь называется? – обратился он к Кире.

–«Восход», это около Клязминского водохранилища, – ответил Кира.

–Думаешь они тебе так просто путевку достанут? Она же ведомственная, в этот пионерлагерь едут только дети работников данного предприятия, – начал сомневаться Митька, – я это хорошо знаю. Меня пытались в пионерлагерь другого ведомства отправить – ничего не вышло.

–Захотят – отправят, – уверенно возразил Глеб, – я понял, что они меня немного побаиваются, но в то же время я им нужен. Они должны меня вылечить, а то если я опять номер отколю, кэгэбэшники в первую очередь с них спросят.

–Выходит гладко, – поддержал Глеба Кащей, – ладно, что тут загадывать, попробуем, а там видно будет.

Они решили действительно ничего наперед не загадывать, тем более что пришел воспитатель и ребята стали собираться на прогулку.

Домой Ленка ехала как во сне. Прохожие не обращали внимания на слегка улыбающуюся девочку с затуманенным взглядом. Впрочем Нелева сама практически не видела окружающих. Сейчас для нее существовало лишь ласковое солнце, чистое небо и ощущение глебиной ладони, держащей ее за руку. «Как здорово все получилось. Оказывается я ему нравлюсь! Наверняка нравлюсь. И может он влюбился в меня, как я в него. Когда он меня взял за руку, так словно теплым ветром обдало», – она припоминала все в мельчайших деталях переживая это чувство снова и снова. Сейчас все ей казалось прекрасным: и это лето, и шелест листвы деревьев, и дома, утопающие в зелени и даже толкучка в метро, не вызывала усталости. Придя домой Ленка открыла балконную дверь, включила магнитофон, упала на прохладный диван и начала мечтать. В ее грезах Глеб спасал ее от пиратов, фильм о которых она недавно смотрела в кино, а из новенькой «Электроники-302», на всю комнату гремела песня «Машины Времени»: «Новый поворот, что он нам несет, пропасть или взлет…». Наверно Ленка никогда еще не испытывала такого восторга и радости.

В этот же день Глеб начал претворять свой план по отправке Киры на отдых в реальность. Как раз на обходе, помимо его лечащего врача, Льва Павловича присутствовал профессор, «доктор Айболит», как его про себя называл Глеб, и одновременно главврач больницы, Виктор Иванович. Начал Глеб осторожно, сначала напустил на себя меланхолию и сделал вид что ему ужасно скучно и тоскливо. На вопросы от отвечал скупо и по возможности однозначно. Врачей это заметно огорчило и обеспокоило, больше всего как и рассчитывал Глеб главврача – «доктора Айболита».

–Глеб, – ласково обратился он к нему, – ну что случилось? Ты сегодня сам не свой. Ответь, с ребятами поссорился или подрался? У тебя ведь тут друзья появились, ты мне сам говорил.

–Да нет, не поссорился, – опустил голову Глеб, – мне ничего не хочется делать и ничего не интересно, даже разговаривать не хочется.

–Ты хочешь сказать, что у тебя депрессия началась? – заволновался Лев Павлович.

–Не знаю, – равнодушно ответил Глеб, – плохо мне, вот и все.

Сегодня Глеб решил ничего не говорить о пионерском лагере, в этом деле не стоило торопиться, но своего он добился – оба врача решили, что у него началась депрессия. Слышать их последующего разговора он не мог, но не ошибся в том, что «озадачил» своим поведением обоих докторов.

–Виктор Иванович, – сразу начал лечащий врач, как только за Глебом закрылась дверь, – у него явно начало депрессии, надо срочно принимать меры. Я назначу амитриптилин, по полтаблетки на ночь.

–Не горячитесь коллега, – профессор тоже выглядел озабоченным и нервно постукивал кончиком шариковой ручки по столу, но старался чтобы этого не заметил Лев Павлович, – надо узнать причину. Он ее или не хочет говорить или сам не знает. Таблетками его мы всегда накормить успеем, а вот будет ли толк – это бабушка надвое сказала. Главное выяснить причину и устранить ее, – он замолчал, раздумывая.

–Вы считаете что пока никаких мер принимать не надо? – невольно удивился глебин врач.

–Подождем до завтра, – подвел итог разговору профессор, – если депрессивное состояние начнет прогрессировать и мы не узнаем его причины, придется применить лекарственную терапию. А если все дело в том что он поссорился с друзьями, то помирим их и это само по себе снимет проблему, – он тяжело вздохнул, и словно говоря сам с собой произнес, – а ведь все так хорошо шло. Вытащили его из психоза, привели в норму, и на тебе… Дело в том, что я вчера сам звонил этому кэгэбэшнику, сказал, что все в порядке и мальчик поправляется. Похвалился, что называется.

Только хорошее воспитание и присутствие подчиненного помешало профессору сплюнуть на пол. Он уже заканчивал доклад, в котором описывал лечение Глеба и готовился написать историю полного выздоровления, и тут такой «сюрприз». А конференция всего через месяц с небольшим, и там не только министр будет, но и зарубежные коллеги, перед которыми опозориться никак нельзя. Ему уже звонили из министерства здравоохранения и передали, что в случае успеха с лечением Глеба за защиту его докторской диссертации можно не беспокоиться.

–Вот что, Лев Павлович, оставляем ситуацию как есть, – твердо распорядился главврач, – завтра я снова приду и поговорим подробнее. А вы пока пораспрашивайте его друзей. Постарайтесь узнать в чем там дело, может обычные детские обиды. Сейчас все равно рано принимать решение. До свидания.

–До свидания, Виктор Иванович, – вежливо попрощался Лев Павлович, и когда за профессором закрылась дверь, перед тем как взяться за очередную историю болезни, задумчиво пробормотал, – действительно, поживем – увидим.

–Первый шар брошен! – весело закричал Глеб, входя обратно в класс и подходя к Кире с Митькой, Кащей отсутствовал – был на беседе с врачом, а воспитатель еще не подошел, так что говорить можно было в открытую.

–Ну как все прошло? – нетерпеливо спросил Кира.

–Нормально, больше ничего не спрашивай, боюсь сглазить, – серьезно ответил Глеб, – но ребят, вы меня поддержать должны. Если будут спрашивать ссорились мы или нет, то говорите что все в порядке, но мне здесь скучно, плохо и я постоянно говорю о пионерском лагере, в котором хочу побывать.

–То есть о «Восходе»? – уточнил Кира.

–Нет, названий и подробностей не надо, это будет слишком подозрительно, просто скажите что я зациклился на пионерском лагере, куда не могу поехать, поэтому такой грустный. Все остальное они должны узнать у меня. Жаль Кащея предупредить не успел, – с досадой заметил Глеб, – хорошая мысля приходит опосля.

–А он все равно у Инны Анатольевны наблюдается, – сказал Митька, – ты что забыл?

–Нет, но Лев Павлович может ее спросить, или сам на беседу придти, – возразил Глеб, – так, вот еще что, сегодня после полдника я гулять не пойду, попрошусь в палату и залезу в постель.

–Это еще зачем? Ты же нормально себя чувствуешь, – удивился Кира.

–Но это только вы знаете, – спокойно ответил Глеб, – для остальных у меня сильная депрессия, и никого видеть я не хочу.

В класс зашел Кащей. Не дав Глебу сказать ни слова, он с ходу выпалил:

–Я сказал своей врачихе, вроде просто так, для сведения, что у тебя появилась идея фикс – пионерский лагерь. И ты сейчас очень переживаешь, что не можешь туда поехать.

–Молодец! Ты Кащей наверно мои мысли читаешь? – одобрительно хлопнул его по плечу Глеб.

–Не, просто решил тебе помочь, – простодушно заявил Кащей, – да, я еще сказал, что мне кажется ты подумываешь о самоубийстве.

–Ты что совсем рехнулся?! Козел! Кретин! Идиот! – Глеб не постеснялся в выражениях, размахивая руками, – хочешь чтобы меня в четвертое упекли?

–Да успокойся ты, – Кащей никак не отреагировал на его ругань, – надо их немного встряхнуть. Так результат скорей будет.

–Ага, положат под сетку, закормят аминазином, и хорошо, если выпишут через год! – никак не мог успокоиться Глеб, – ты пойми, они же за нас отвечают.

–Вот я поэтому и сказал про самоубийство. Да остынь ты, это же только с моих слов так выходит. Я сказал «мне кажется», тоже ведь не дурак, все понимаю, – начал оправдываться Кащей, поняв что действительно переборщил, – может моя врачиха и не скажет никому об этом.

–Как же! – включился в спор Митька, – да они это в первую очередь спрашивают, если у них только подозрение есть, что ты самоубийца.

–Ладно, отступать все равно некуда, игра продолжается, – вздохнул Глеб, он вспомнил про Нелеву и на душе стало легче.

–Глеб, извини если я действительно тебе медвежью услугу оказал, – негромко произнес Кащей.

–Ничего, – Глеб улыбнулся, – может ты и правильно все сделал.

Из «нирваны» Ленку вывел требовательный звук телефонного звонка. Пришлось встать с дивана и уменьшив громкость магнитофона, взять трубку, предварительно сказав про себя пару «ласковых» позвонившему, в такой неподходящий момент, когда разговаривать абсолютно ни с кем не хотелось. Звонила Надька, ее подружка.

–Привет! – поздоровалась она.

–Привет, – ответила Нелева, раздражение быстро улетучилось, сменившись радостной легкостью, несмотря, на то что подруга позвонила совсем некстати, – а я сегодня Глеба Брусникина видела, – не смогла не поделиться она новостью.

–Ты что?! – воскликнула на другом конце провода Надька, и чуть не поперхнулась от удивления, – его уже из сумасшедшего дома выпустили? А мама мне сказала, что его там еще долго будут держать. Таких психов выпускать опасно.

–Да никакой он не псих! – рассердилась Ленка, – что ты вообще о нем знаешь?

–То, что он почти атомный взрыв устроил! – Надька отреагировала на ленкины слова тоже повысив тон, – моя бабушка с соседками хотели в бомбоубежище идти, но не знали где оно находиться. Думали ядерная война началась. Она на работе вспышку увидела и дымовой гриб.

–Он не виноват, – вступилась за Глеба Нелева, – он не хотел ракету запускать, просто так получилось.

–Постой, так где ты его видела? – опомнилась Надька, – его выпустили из психушки или нет?

–Нет, – сухо ответила Ленка, – он еще в больнице.

Она уже пожалела, что сообщила эту новость Надьке. Но отступать было поздно.

–Так ты в психушке была? – это ошарашило Надьку так, что она на секунду замолчала, но придя в себя засыпала Ленку вопросами, – и как там? Глеб наверно в смирительной рубашке и с двумя санитарами по бокам, верно? – Надька вчера смотрела по телевизору «Кавказскую пленницу» и мыслила теперь некоторыми стереотипами о жизни в психиатрической больнице.

–Да ни в какой он не смирительной рубашке! Мы даже на крыльцо корпуса выходили вместе, – сказала лишнее Ленка, пытаясь защитить Глеба.

–Погоди, а как ты его нашла? – спросила Надька.

–Так и нашла. Просто, – отрезала Ленка, разговаривать с подружкой она уже не хотела.

–А почему ты вообще туда поехала? – в голосе Надьки впервые послышались насмешливые ноты, – значит правду говорит Ирка что он тебе нравиться, и ты тогда хотела обратить на себя его внимание? И что же он тебе сказал?

–Не твое дело! – рассердилась не на шутка Ленка и бросила трубку. Но отделаться от Надьки оказалось не так-то просто. Буквально через несколько секунд телефон заверещал вновь. Вздохнув, словно ей предстояла схватка, Нелева взяла трубку.

–Лен, ну скажи что там было! – голос Надьки звенел любопытством, – я же твоя подруга! – привела она «железный» аргумент.

–Да ничего особенного…, – немного растерялась Ленка, не зная что ответить, – так, поговорили немного и все. Он прощения попросил за то что чуть на начал ядерную войну. Еще сказал, что у него там друзья появились.

–Тоже психи? – спросила Надька, она ждала больших подробностей.

–Да пошла ты со своими психами! – Ленка бросила трубку на рычаг, а затем решительно вытащила телефонный шнур из розетки. Она мысленно похвалила себя, что не рассказала всего, потому что Надька была не только самой любопытной ее подругой, но и самой болтливой. Поэтому ничего удивительного, в том что вечером раздался звонок в дверь и на пороге появились Надька, Ирка, и Катька не было.

–Пошли погуляем, – предложила за всех Надька.

–Хорошо, только я сейчас переоденусь, – ответила Ленка, обида на Надьку уже успела пройти. Она ушла в комнату и не могла видеть, как подруги странно переглядываются. Надька естественно успела всем рассказать о том что Ленка ездила к Брусникину в дурдом, и сообщила также несколько своих предположений по этому поводу. Теперь всем было интересно узнать подробности. Они и раньше гуляли по вечерам, вернее слонялись от безделья по тихому району или сидели на лавочке во дворе. Катьке некуда было поехать летом, и она «отдыхала» в летнем лагере организованном при школе уже который год подряд. Ирке родители достали путевку в пионерлагерь на вторую смену. Надька тоже никуда не поехала, правда по другой причине, родители хотели съездить всей семьей на море, но она накануне очень некстати заразилась ветрянкой и от путевок пришлось отказаться. Делать в городе, после нескольких походов в кино, на аттракционы и зоопарк было особо нечего, и девочкам вскоре стало откровенно скучно. Поэтому Надькино сообщение вызвало живейший интерес. Каждой очень хотелось самой расспросить Нелеву. Как только Ленка вышла и закрыла за собой дверь, на нее градом посыпались вопросы.

–Лен, а как там вообще?

–А Глеб все в своей военной рубашке ходит или в пижаме как в фильме?

–Как тебя туда пустили? Мне родители сказали, что туда пройти нельзя.

–Что тебе Брусникин говорил, расскажи?

–Да хватит вам, – Ленке эта назойливость не понравилась, – все с ним нормально. И выглядит как обычно, ну то есть он не злой и не сумасшедший.

–А как ты туда прошла? Не страшно было, вдруг он на тебя бы бросился? – не удержалась Надька.

–Ты что дура? – Ленка с силой нажала на кнопку вызова лифта, – пять раз надо повторять, что он не сумасшедший?

–Погоди, так ты не сказала, как ты его нашла? – спросила Ирка.

–По справочнику узнала адрес, вот и все, – стараясь отвечать равнодушно пожала плечами Ленка. Надька и Катька многозначительно переглянулись.

–А он с тобой дружить согласился? – встряла Катька, когда они зашли в кабину.

–Нет…, – Ленка смутилась, но врать не захотела, – мы не об этом говорили. Да, поймите вы, он же в больнице лежит и его никуда не выпускают.

–Знаешь, а он классно все-таки эту ракету запустил, – медленно проговорила Ирка, – все вроде тихий такой ходил… Я думала он эту рубашку носит… ну вроде рисуется, воображает… а оказалось, что это все взаправду, а не понарошку.

–Да я это сразу поняла, – решила высказаться Катька, – когда выпендриться хотят одеждой, то не так одеваются.

Они вышли из лифта и миновав темную подъездную лестницу, окунулись в теплый вечерний воздух.

–А ты Ирочка тоже к Брусникину неравнодушна? – издевательски спросила Надька, и не давая той возразить, продолжила, – ну с тобой Лена все ясно, ты в него по уши втюрилась, еще когда ключи украла.

Создавать ситуации а которых подруги могли вдрызг разругаться – на это у Надьки был самый настоящий талант, причем делала она это не из вредности просто каждый раз так уж получалось. Даже обсуждение одежды типа новых джинсов могло закончиться тем, что пару дней девочки не разговаривали и вообще делали вид, что не замечают друг друга. Но Ирка не возмутилась, пожав плечами и лишь ответив:

–Не влюбилась я в него, хотя он добрый и не жадный. Зимой мне пятнадцать копеек в буфете отдал на сырок, а они у него последние были. Он булку хотел купить, после пяти уроков ведь есть хочется. Сказал, что дома поест, повернулся и ушел.

В отличие от нее Ленка вспыхнула, как порох:

–Надька, ты заткнешься или нет?! Ключи я тогда не украла, а на время взяла. Я же не знала, от чего они и что это для Глеба значит.

–Ирка, ты даже если влюбишься в Брусникина – все смеяться над вами будут, – внесла свою лепту в разговор Катька, – тебе надо влюбиться в Артема Станислова, например, он хоть смотрится не ниже тебя.

Дело в том, что Ирка была самой высокой девочкой в их классе и самые рослые мальчишки не могли вытянуться выше ее, при этом она была серьезной, умной и начитанной. У нее обычно просили списывать, а если дело доходило до словесных перебранок то в ход шло обидное обзывание «дылда». Но большого дискомфорта от этого она не испытывала, так как привыкла, и смирилась со своим, как ей казалось недостатком, но все же рост был для нее неприятной темой.

–Тебя не спросили! – рассердилась Ирка, – в кого хочу в того и влюблюсь. А на тебя Катька из мальчишек вообще никто не смотрит. Никому ты не нравишься, потому что конопатая.

Что делать, Ирка сказала чистую правду. Катька обладала довольно милым лицом, если бы не веснушки, «украшавшие» его и дававшие повод одноклассникам при случае вспомнить о дедушке и лопате, немного изменив дразнилку, хотя катькины волосы и отдаленно не имели оттенка рыжего цвета.

–Да хватит вам, – попыталась погасить «пламя» Надька, поняв, что дело идет к соре, а ей очень хотелось расспросить Ленку о Глебе и психушке, – Лен, расскажи, а Глеб что тебе говорил, его санитары сторожат?

Но опомнилась и попыталась спасти положение Надька слишком поздно. Ирка обиделась на Катьку, та в свою очередь на Ирку, а Ленке хотелось сказать Надьке что-нибудь очень обидное.

–Я хоть с мальчишкой танцевала на школьной дискотеке, а тебя разве что какой-нибудь сумасшедший типа Брусникина пригласит, если дотянется конечно, – ядовито прошипела Катька.

–Да ты…, – Ирка хотела обозвать Катьку пообидней, но не успела. Нелева перебила ее, не дав договорить.

–Мне что вам сто раз повторять, что Глеб нормальный, – набросилась на Катьку.

–Да или ты со своим Брусникиным куда подальше! – ответила Катька.

–Сама пошла! – Ленка уже мало контролировала себя.

–Может и меня пошлешь? – прищурилась Надька поняв, терять нечего и сегодня она ничего не узнает.

–Пожалуйста! И на день рождения ко мне не приходи, – последовал ответный выпад. День рождения у Ленки приходился на вторник следующей недели.

–Лен, ты остынь. Надька конечно не права, но в такой больнице не просто так лежат, – попыталась смягчить положение Ирка, но Нелева уже что называется завелась, это вроде бы незначительное замечание оказалось последней каплей. У нее из глаз невольно полились слезы.

–Да пошли вы все! Брусникин мне действительно нравиться! Что, съели?! И не после того как он ракету запустил и о нем в газете написали, а еще раньше. Ну и что? Смейтесь если хотите! Он милый и честный, – и Ленка, размазывая слезы по лицу спотыкаясь пошла к своему дому.

–Вот с ним день рождения и празднуй! – закричала ей в спину Катька, – я не приду, а вы? Объявим Нелевой бойкот!

–Правильно, – поддержала ее Надька, – а то много задаваться стала. А ты Ирка, будешь с ней разговаривать?

–Нет, – нерешительно согласилась Ирка, она понимала, что подружки Ленке попросту завидуют и это нечестно, но и она сама тоже немного завидовала Нелевой. И не потому что ей нравился Брусникин, просто та влюбилась в мальчика, который скорее всего ответит ей взаимностью. А вот ей, Ирке, вряд ли удастся в каком-нибудь из мальчишек вызвать ответные чувства, даже если сам мальчик ей понравиться, уж слишком она высокая. Поэтому они легко договорились что с Ленкой больше не будут разговаривать и «водиться».

Домой Нелева пришла вся в слезах, но быстро взяла себя в руки и успокоилась. «В конце концов я Глеба не предала, а с девчонками успею помириться, день рождения только на следующей неделе. Надька может сама первая позвонит, уж очень ей все любопытно, что да как. Эх, жаль Глеб не может ко мне на день рождения придти, но ничего на выходных я его опять увижу», – думала она лежа на диване и рассматривая узор на подушках. Потом снова включила магнитофон. Скоро с работы вернулись родители. За ужином мать неожиданно предложила:

–Ленуль, а давай твой день рождения в это воскресенье устроим.

Ленка от такого предложения чуть не потеряла дар речи.

–Но мам, у меня же оно на следующей неделе будет, – возразила она, – мы договорились что на следующих выходных отпразднуем.

–Знаешь, на следующих выходных нас пригласили в гости тетя Люся и дядя Сережа. Мы с папой решили что поедем все вместе, – сообщила мама причину такого переноса, – а в будние дни мне будет трудно вам тут все приготовить, я же на работе устаю.

–Но мам…, – запротестовала Ленка, все ее планы насчет посещения Глеба в больнице, теперь летели прахом, но ей не дал продолжить отец.

–Никаких «но», поедем за город на все выходные, – весело пробасил он, оторвавшись от борща, – а свой день рождения устроишь пораньше, подружек пригласишь. А мы с мамой в кино пойдем, вам мешать не будем, – и он весело подмигнул дочери.

–Только магнитофон очень громко не включайте, – предупредила ее мать, – а в субботу мы с тобой все закупим: и лимонад, и торт, да вот еще – на рынок надо зайти за фруктами.

Есть Ленке сразу расхотелось. Она положила вилку рядом с тарелкой и грустно уставилась на остатки ужина.

–Мам, а можно я с утра в субботу кое-куда съезжу? – с надеждой попросила она.

–А куда тебе надо поехать? – спросила в свою очередь мать, и тут же ответила, – знаешь, в субботу нам придется целый день ходить по магазинам, может из дефицита что-нибудь прикупим. В воскресенье первую половину дня ты будешь убираться в квартире, а я – готовить. После – веселитесь с подругами сколько хотите. Мы с папой пойдем в гости, а потом возьмем билеты в кино. Что у нас там в «Арктике» идет? – обратилась она к ленкиному отцу.

–Вроде как раз какая-то комедия, американская. Хорошо бы посмотреть, – ответил отец, насаживая кусок котлеты на вилку.

–Но мне не на долго, часа на два всего, – опять попросила Ленка.

–Да ты скажи толком – куда тебе надо поехать? – спросила мать, – если срочно, то можно выкроить время вечером, а так – сама видишь, заняты будем.

–Мне нужно навестить…, – тут Ленка осеклась, понимая, что если скажет о том, что собирается поехать в психиатрическую больницу к Глебу Брусникину, то ничего хорошего из дальнейшего разговора не выйдет, поэтому пришлось соврать, – наша классная руководительница говорила, что хорошо бы если кто-нибудь из класса поехал в больницу Глеба навестить.

–Это тот мальчик, который взрыв, имитирующий ядерный, над центром города устроил? – оторвался от еды отец.

–А кто же еще? Почти во всех газетах про него писали, – пожала плечами мать, – а тебе, – обратилась она к Ленке, – не стоит вообще в такую больницу ездить. Пусть кто-нибудь другой едет, если хочет. Хватит и того, что с тобой сотрудники госбезопасности насчет этого инцидента беседовали.

–Что в этом такого – навестить больного человека? – притворилась что ничего не понимает Ленка.

–Э-э-э, – начал объяснять отец, стараясь обойти прямое название вещей, – видишь ли больницы… точнее болезни… разные бывают. С некоторыми лучше не сталкиваться, и потом я не думаю, что он будет рад видеть тебя.

Про себя Ленка улыбнулась, но радость ее мгновенно улетучилась, когда отец мать продолжила объяснение отца.

–Нет, туда тебе ехать нельзя, да и не пустят. Там режим вроде очень строгий, – она вздохнула, – жалко его конечно. Я его маму на родительских собраниях часто видела. А у тебя с ним ссоры ведь были? Ты говорила он тебя в вышибалы обыграл. И эти из КГБ тебя тогда расспрашивали как ты рядом с ним в этом подвале оказалась. Нет, лучше забудь это все поскорее.

Ленка притихла, размышляя что же делать дальше. Позвонить Глебу она не могла, он ей – тоже. Поехать на этих выходных, если она что-нибудь не придумает не получалось, на следующих они поедут за город на дачу к друзьям родителей, где ей будет абсолютно нечего делать.

–Ну ты что не ешь? – вывела ее из задумчивости мать.

–Спасибо, я все – больше не хочу, – быстро ответила Ленка, стряхнула остатки ужина в мусорное ведро, а тарелку поставила в мойку. Потом пошла в свою комнату и лежа на диване старалась найти решение, как ей все же увидеться с Глебом. Но в голову как назло ничего не приходило. Объявить родителям, что она поссорилась с подругами и день рождения отменяется? Нет, мать будет советовать помириться, или больше того, так как она хорошо знает надькину мать, то решит еще чего доброго взять роль миротворца на себя. Да и стыдно признаваться, что поссорилась с девчонками. В конце концов это ее дела, и пусть родители не вмешиваются. Оставался еще вариант с «простудой», но мать может тогда остаться дома, и поехать никуда не удастся, к тому же симулировать она не умеет. Можно было поехать к Глебу накануне, в пятницу, предупредить или передать записку. Но она же назвалась его сестрой и ее предупредили, чтобы приезжала только в выходные – дни посещения. А запиской могут заинтересоваться – с чего это сестра предупреждает «братца» о том что приехать к нему не может, когда родители нормально приезжают. В этот вечер Ленка так и не смогла ничего придумать. Лежа в постели она еще раз попыталась найти выход из сложившейся ситуации, но ничего не получалось. Ночью ей снился кошмар.

Она сидела во главе длинного стола в большом плохо освещенном зале с колоннами. Свет за столом исходил только от неярко горевших свечей в высоких подсвечниках. На столе стояло множество больших блюд с едой, тарелок и хрустальных фужеров с напитками. Ленка с удивлением обнаружила, что на ней кружевное платье. Но не белого цвета, а черного – как на похоронах. За столом ели, пили и почему-то ругались ее одноклассники. Из-за царившего полумрака казалось, что темно синяя школьная форма на мальчиках и коричневые платья на девочках стали одинаково черного цвета. Ленка откуда-то знала, что они празднуют ее день рождения. Но ей было совершенно не весело, а страшно от этой равнодушной, занятой только собой компании. И тут на противоположном конце стола она увидела Глеба. Он сидел, ничего не ел и грустно смотрел на нее. Из всех присутствующих он один был одет в белую рубашку с галстуком-бабочкой, когда-то давно Ленка видела его таким на школьном празднике. Потом Глеб встал из-за стола и пошел прочь от этого странного банкета. Ленка хотела пойти за ним, догнать, но ноги отказывались слушаться и она продолжала сидеть на своем месте, провожая его глазами. Уже скрываясь в темноте, он вдруг обернулся и ясно произнес строчку из стихотворения «…как пир на празднике чужом». А затем исчез в тени колонны. Тут Ленка проснулась.

Несмотря на раннее утро за окном вовсю разгорался рассвет. Ночи в это время года были самыми короткими. Ленка встала с кровати, и отдернув тюлевую занавеску открыла окно. Город еще спал, и тишину раннего утра не нарушали ни машины, ни другие звуки цивилизации. Ее окутало ночной прохладой, приятной и успокаивающей. «Ничего, придумаю, как с Глебом увидеться», – решила она. Немного постояв и посмотрев на сонные дома и деревья, Нелева зевнула, поежилась в своей легкой ночной рубашке, снова нырнула под одеяло, оставив окно открытым и почти моментально заснула.

На следующий день «операция» под кодовым названием «Замена» продолжилась согласно плану. Глеб мысленно перед встречей с врачами еще раз про себя повторил возможные вопросы и ответы на них. Перед этим он как и обещал не пошел на прогулку перед ужином, а честно целый вечер провел в палате, делая вид, что ему ни до чего нет дела. На случай, если врач спросит у медсестры, что он делал вечером, а в том что завтра перед обходом Лев Павлович об этом ее спросит, Глеб не сомневался. Еще он попросил друзей помочь ему, добавив докторам уверенности, что на него нашла сильная депрессия. Роли распределились следующим образом. Глеб пребывал равнодушии и тоске, а ребята как ни пытались, не могли его «расшевелить». Об этом они вскользь упомянут в разговорах с врачами. Сам Глеб внутренне собрался, подготовился к беседе. И хотя выглядел он подавленным и грустным – внимательно все слушал и быстро продумывал ответы. Разговор начался как обычно, но Глеб уловил тревогу в голосе главврача, тот энергичней жестикулировал руками и слишком пристально смотрел на него. Глеб опускал глаза в пол, изображая равнодушие и подавленность.

–Ну как ты себя сегодня чувствуешь? – первым спросил профессор, не сдержав нетерпение.

–Нормально, – тихо ответил Глеб, – так же как вчера.

–Но вчера ты говорил, что тебе плохо, – возразил главврач, уцепившись за появившийся лучик надежды.

–Мне и сейчас плохо, – обрезал этот лучик Глеб, все таким же безразличным уставшим тоном. «Доктор Айболит» нахмурился и оперся подбородком на руку.

–А может ты снова хотел бы сделать ракету? – опят спросил главврач.

–Нет, – пожал плечами Глеб, – зачем она мне?

–А что ты вообще сейчас чувствуешь? – глубоко вздохнул профессор, раздумывая что делать и как лечить этого непростого пациента.

–Ничего, – мотнул головой тот, – плохо мне здесь. Тоска зеленая и ничего не сделаешь. Понимаете доктор – выхода нет.

–Может ты сбежать задумал? – осенило профессора, – такие мысли у тебя не появлялись?

–Зачем? – отстранено спросил Глеб, подняв глаза и теперь разглядывая ровную стену справа от себя, – все равно поймают и обратно привезут. Некуда бежать.

–А твои друзья? С ними ты в последнее время не играешь, и вообще вчера спать лег вместо того чтобы пойти погулять, а на улице такая прекрасная погода стоит, – вмешался в разговор Лев Павлович. Он был более спокоен чем профессор, потому что не так сильно зависел от результата лечения Глеба.

–Погода действительно хорошая, а я здесь…, – и не продолжив фразы Глеб замолчал.

–Мне тут сказали, что ты в какой-то пионерлагерь очень хотел бы поехать, – осторожно спросил Лев Павлович, проверяя свою «догадку».

–А что толку, хочу я туда поехать или нет? – в ответ спросил Глеб, – все равно это сделать нельзя.

–Погоди, погоди, расскажи-ка об этом поподробнее, – сразу заинтересовался главврач, – ты там раньше отдыхал?

–Нет, мне друг рассказывал, – Глеб медленно стал «оживать», в глазах появился блеск, а в движениях живость и энергия, – он в прошлом году там отдыхал. И в это лето поехал. Там так хорошо! Он рассказывал, что они там модели планеров делали и запускали, и праздник Нептуна на речке устраивали, и каждый день на дискотеке вечером танцевали.

И Глеб пустился в увлекательный рассказ о лагере, которого в глаза не видел, но наслушавшись кириных воспоминаний и обладая богатым воображением, ему ничего не стоило вчера, когда он лежал после полдника в кровати, сочинить целый красочный рассказ о месте, где он никогда не был. В конце Глеб снова «потух»:

–Я еще зимой родителей просил туда путевку достать, но они видимо забыли. Потом я заболел, а сейчас все время думаю что бы я делал, если бы там очутился, и так противно становиться оттого, что не могу туда поехать. Лето же на улице и погода хорошая, – Глеб опустил голову, но заплакать для правдоподобия так и не сумел. Слезы, хоть убей, из глаз не лились. «Эх, надо было луком ладони смазать перед беседой, и по глазам сейчас как бы случайно провести. Нет, не годиться врачи запах бы унюхали, это меня бы выдало», – подумал он. А профессор меж тем даже заулыбался, но тут же подавил эту торжествующую улыбку, опять став серьезным.

–Так вот значит в чем дело, – медленно и как бы раздумывая произнес он, – у тебя была мечта поехать в этот пионерский лагерь и она не осуществилась. Кстати, а где он находиться и как называется?

–«Восход», около Клязминского водохранилища, – безнадежным тоном ответил Глеб, – вроде к министерству энергетики относиться.

–А знаешь, – профессор встал со стула и прошелся по кабинету, прикидывая что можно уже сейчас пообещать Глебу, – ты не отчаивайся, часто наши мечты сбываются, когда мы сами того не ждем. На первую смену ты конечно опоздал, но на вторую, если найдется лишняя путевка – можешь успеть.

–Да откуда она эта лишняя путевка найдется? – обречено покачал головой Глеб, – и даже если найдется, вы же меня отсюда так рано не выпишите.

–Ну это от нас зависит и от твоего самочувствия. Ты мне вот что скажи, это единственная причина твоего плохого настроения или есть еще какие-то? – бодрым тоном спросил главврач.

–Нет, только эта, в остальном все хорошо, – печально вздохнул Глеб.

–Я думаю тебе действительно нужен отдых. Лечение твое продвигается успешно, и санаторный режим – как раз то что тебе нужно. Я ничего не обещаю, но постараюсь разузнать, может в этом пионерском лагере остались лишние места, – и «доктор Айболит» подмигнул Глебу.

–Что правда узнаете? – с недоверием спросил Глеб, но в тоже время «вышел» из состояния апатии.

–Но я же сказал – ничего точно обещать не могу, а теперь иди, до завтра, – попрощался он. Когда Глеб вышел из кабинета, профессор торжественно обратился к глебиному врачу.

–Вот видите, Лев Павлович, а вы предлагали лекарствами его заглушить. Ларчик-то просто открывался. Лето, солнце, а тут мальчик в больнице киснет. Естественно депрессия разовьется, особенно после нервного срыва. Он рассчитывал в пионерлагере отдохнуть, новых впечатлений набраться. Знаете, это то что нам нужно. Пусть набирается реальных переживаний, а не выдумывает их из головы.

–Вы хотите его так рано выписать и дать направление в этот лагерь? Да он всего месяц лежит, – удивился Лев Павлович, потом подумав добавил, – хотя с другой стороны я тут разговаривал с Марией Михайловной, она Кащеева ведет, его друга, так тот ей сказал, что Брусникин подумывает о суициде, оттого что не сможет поехать в этот подмосковный лагерь.

–Вы что?! – профессор широко раскрыл глаза, и часто задышал, – и вы только сейчас мне об этом говорите? У нас же не полностью закрытое отделение, где за пациентами круглосуточный контроль! Вы же за него отвечаете! Не первый день здесь работаете.

–Я просто подумал, что этот Кащеев скорее всего напридумывал, он мальчик с особенностями, после ранения в голову к нам попал, – начал оправдываться Лев Павлович, – а у Глеба нет никаких суицидальных наклонностей. Это больше подросткам присуще.

–А вам надо чтобы они появились?! – язвительно спросил профессор, он старался овладеть своими эмоциями, но это удавалось с трудом, – что же вы об этом молчали? Ладно, снова расспрашивать его об этом я не хочу, это может наоборот дать провокационный эффект. Но в этот пионерлагерь мы его отправить должны. Не беспокойтесь – это я беру на себя.

–Вы хотели его формой еще проверить, – напомнил Лев Павлович, с главврачом было спорить бесполезно, и он решил переменить тему.

–А, той офицерской рубашкой с нашитыми гербами? – махнул рукой профессор, – вот перед выпиской и проверим.

Он быстро собрал свои бумаги со стола в папку, сунул ее себе под мышку и заспешил к двери.

–До свидания, Лев Павлович, мне сегодня надо сделать массу звонков, сами знаете как непросто из наших бюрократов что-то вытряхнуть, несмотря на мои связи. Но думаю особых проблем не будет, – и «доктор Айболит» скрылся за дверью.

–До свидания, – попрощался в ответ Лев Павлович и перед тем как сесть за стол, потер лоб рукой. «Странно это все. Брусникин кто угодно, но не самоубийца. С другой стороны чужая душа потемки, особенно больная душа, – хотел же он начать ядерную войну. И прав конечно Виктор Иванович, при подозрении на суицид надо немедленно переводить пациента в отделение с более строгим режимом. Вот идея про пионерлагерь тоже не совсем рациональная как и депрессия. Раз уж так, то по всем канонам психиатрии мальчик должен был впасть в депрессию сразу после „пробуждения“ в реальном мире, как только понял, что лето он проведет здесь, в больнице», – размышлял Лев Павлович. Потом он погнал от себя все эти тревожные мысли. «Это инициатива главврача, вот пусть потом за все и отвечает, а мне действительно лишняя головная боль ни к чему. Хочет выписывать, пусть выписывает. Конечно понаблюдать за мальчиком интересно, не каждый день такие пациенты бывают, но если начальство решило, то лучше ему не перечить, сам же потом виноватым окажешься», – решил глебин врач, встал из-за стола, взял следующую историю болезни и пошел продолжать обход.

–Пока вроде все идет нормально, – тихо сказал Глеб Кире, не сводя глаз с белого листа, аккуратно выводя на нем карандашом большими буквами слово «Восход». Кира сидел как на иголках, но они договорились, что почти не будут разговаривать, иначе какое же у Глеба депрессивное состояние, если он с друзьями то и дело болтает. Поэтому возвратившись от врачей он ограничился короткими скупыми фразами. О Ленке он тоже не забывал, вот и сейчас ему очень хотелось написать ее имя, любоваться им и произносить его про себя множество раз. Но он постеснялся и ограничился написав ее инициалы, а затем замаскировав их среди множества вроде как случайных линий. Глебу было ужасно скучно изображать апатию, в то время, когда хотелось бегать, разговаривать и играть, но он понимал, что иначе весь его план полетит коту под хвост. «М-да, – грустно усмехнулся он про себя, – оказывается нелегка работа Штирлица».

А в это время в кабинете профессора шло сражение, вернее не сражение, а скорее спортивная игра.

–Здравствуйте, Анатолий Михайлович, – то приятным и доброжелательным голосом начинал разговор главврач, то срывался чуть ли не на ругань:

–А мне плевать, как вы это через профком проведете! – все зависело с кем он разговаривал и от реакции собеседника на его просьбу. Но уже через час он узнал, что есть несколько свободных путевок в пионерлагерь, который назвал ему Глеб. Пара ребят просто-напросто заболела, а еще несколько приберегли на всякий случай, если кто-то из высокого начальства вдруг захочет отправить свое чадо на ведомственный отдых. Виктор Иванович за свою карьеру успел познать все тонкости бюрократического механизма и знал, на какие рычаги нажимать и что кому говорить. Единственно положение осложнялось тем, что многие важные люди были в отпуске и приходилось общаться с заместителями, которые боялись принимать хоть какие-то решения без согласования с вышестоящим начальством. Поэтому только к полудню бюрократическая машина начала помаленьку двигаться, а к концу рабочего дня Виктору Ивановичу сообщили, что путевка в пионерский лагерь «Восход» во вторую смену на имя Глеба Брусникина выписана, оформлена, и он может ее завтра с десяти утра забрать из профсоюза работников энергомашиностроения.

–Отлично Наталия Николаевна! – радостно ответил профессор, – с меня коробка конфет. Завтра с утречка я и подъеду.

Наговорив в телефонную трубку еще немного комплиментов он вежливо попрощался, и потянувшись от долгого сидения в кресле, засобирался домой. Родителям Глеба главврач позвонил уже поздно вечером. Извинившись за поздний звонок, профессор кратко описал им ситуацию. Разговаривал с ним отец Глеба. Он немного удивился, когда услышал, что их сын буквально грезит пионерским лагерем, о подобного желании он раньше никогда не слышал, но ничего возражать естественно не стал, рассудив, что врачу, а тем более профессору психиатрии виднее. Главное что лечение продвигается удачно и уже почти подошло к концу, а возражать против курса «санаторной реабилитации» было бы глупо, к тому же путевка в тот самый пионерлагерь уже предоставлена больницей. В итоге родители Глеба были даже рады, что его через полторы недели выписывают и ничего не имели против того чтобы он сразу поехал в Подмосковье на отдых. Единственно что попросил главврач, это выполнить два условия. Первое, во время отдыха на природе Глеб обязательно раз в три дня будет писать им письма о своем самочувствии, о они – показывать их главврачу. Второе, сразу же после возвращения он явиться на беседу, чтобы как сказал профессор «окончательно убедиться в результатах лечения». Отец пообещал, что все это будет выполнено, поблагодарил профессора, попрощался и повесил трубку.

–Слушай, – обратился после разговора он к жене, – наш пострел что-то ни с того ни с сего в пионерский лагерь захотел.

–Растет, что ты хочешь, – нисколько не удивилась мать. Она была очень рада, что Глеб «вылечился», – в компанию сверстников его тянет.

–А на даче, что компании ему мало? Вон в прошлом году весь поселок на велосипедах объездили, – возразил отец, – да и не любит он, когда все по расписанию. Подъем там, зарядка, тихий час.

–Там еще дискотека есть, может он уже девочками интересуется? – улыбнулась мать.

–Не, что ты, – отрицательно покачал головой отец, – мал еще.

Они не стали дальше спорить, решив, что главное, это то что их сын вылечился и его скоро выпишут. А далеко от них в старом многоэтажном доме профессор, в сумраке вечернего июньского неба зажег настольную лампу, и начал перелистывать диссертацию, улыбаясь и представляя как будет ее защищать. «Завтра мы тебя обрадуем, – подумал он имея в виду Глеба, – и твою депрессию как рукой снимет». В последнем он был абсолютно прав.

Лишь вечером, когда медсестра объявила отбой и все ребята уже лежали в кроватях Глеб тихо позвал Киру.

–Кир, ты уже спишь?

–Засыпаю, – ответил сонным голосом Кира, но повернулся к Глебу и спросил:

–Чего случилось?

–Ничего, – улыбнулся Глеб, – просто я хотел сказать, что так здорово никогда еще не жил. Мне очень хорошо. Лена на выходных приедет. Я вот еще что думаю, если у меня с твоим пионерским лагерем ничего не получиться, ты сильно не огорчайся. Мы и здесь хорошо отдохнем.

–Это верно, – раздался голос Кащея, – жаль только на выходные не отпускают.

–Кащей, а ты с девочками дружил? – спросил Глеб, спать особо не хотелось, и он скрестив руки на затылке уставился в потолок, который сейчас выглядел светло-серым.

–Бывало, но как-то не очень, – лениво ответил Кащей, – и копать со мной оружие они боялись ходить.

–Кир, а ты? – не унимался Глеб, сейчас на него нашло романтическое настроение и хотелось поговорить о девчонках и отношениях с ними.

–Нравилась мне одна, я же говорил, в пионерлагере, но…, – Кира помолчал, потом вздохнул, то ли равнодушно, то ли грустно, – я же толстый. А она к тому же…, – он оборвал фразу, – Глеб, меня там любили и хорошо относились, и на том спасибо.

–Мить, а ты в девчонку влюблялся? – спросил Глеб, и не получив ответа, повернувшись увидел, что Митька уже крепко спит. Так что выяснить про его отношения с девочками не получилось. Глеб повернулся к стенке и закрыл глаза, но раздался голос Кащея.

–Глеб, а что ты с чемоданчиком делать теперь будешь?

–Ничего, – не поворачиваясь ответил Глеб и зевнул, – пусть стоит в шкафу, есть как говориться не просит, – и через пару минут заснул.

Утром Глеб снова выглядел хмурым и подавленным, но лишь выглядел, а не чувствовал себя так на самом деле. Он с нетерпением ждал обхода, но его все никак не вызывали на беседу к врачу. Обычно Глеб приходил одним из первых. Глеб выяснил у других ребят, что Лев Павлович не заболел и находится в отделении, более того – уже поговорил с некоторыми, из тех у кого вел истории болезни и был соответственно их лечащим врачом. Он невольно стал беспокоиться, потому что никак не мог понять причину, почему про него забыли. Но наконец медсестра позвала:

–Брусникин, к врачу!

Глеб поднялся со стула и стараясь казаться безразличным ко всему на свете, не торопясь пошел в кабинет Льва Павловича. Там он, как и ожидал, увидел профессора, лицо которого просто лучилось радостью. «Значит есть надежда, что с путевкой дело сдвинулось с места», – отметил про себя Глеб, но вида не подал. Он так же как вчера, сел на стул и безучастно уставился в пол.

–Ну как сегодня самочувствие? – сразу начал разговор Виктор Иванович, что касается Лева Павловича, то видимо сегодня он решил вообще не принимать участия в беседе и уткнулся в бумаги.

–Нормально, все как прежде, – печально ответил Глеб.

–А у меня для тебя сюрприз! – и главврач как заправский фокусник, эффектным жестом вынул из внутреннего кармана пиджака, поверх которого был надет белый халат, сложенную вдвое бумагу, похожую на открытку, – я же говорил тебе что самые невероятные мечты иногда сбываются! – с этими словами он протянул Глебу путевку, полученную утром в профкоме министерства.

–Ух ты! – Глеб изобразил удивление – вроде как не до конца верил в происходящее, он осторожно развернул путевку, словно она могла рассыпаться у него у руках, все в порядке, она была выписана на него, и медленно произнес, – здорово!

В это слово Глеб вложил все восхищение и радость, которые мог изобразить и это не являлось игрой, он действительно был рад что ему выписали эту путевку, половину дела можно считать сделанным. Теперь необходимость изображать депрессию отпала. Глеб словно «расцвел», заулыбался и немного выпрямился.

–Спасибо! – от всего сердца поблагодарил он, а мысленно – от имени Киры, профессора, – я себе и представить не мог, что это возможно! Значит я все-таки поеду в пионерский лагерь? Вы меня выпишите? – все-таки частичка недоверия в нем сохранилась. «А вдруг это всего лишь трюк, проверка?» – испугался он.

–Обязательно, а на этих выходных, точнее в воскресение, пойдешь в отпуск, – добавил Виктор Иванович, забирая у него путевку, – вещи с родителями соберешь, их я уже предупредил. А это я твоим родителям отдам, – и он помахал путевкой, перед тем как спрятать ее обратно в карман.

Тут Глеб остолбенел, его же в выходные Ленка должна навестить. Приедет, а его нет. Что тогда будет? Вдруг она обидится?

–Э-э-э, – протянул Глеб, – а может не надо мне пока в отпуск? – нерешительно спросил он.

–Так ты же сам говорил, что тебе здесь плохо, – поднял голову от бумаг Лев Павлович и пристально посмотрел на Глеба.

–Да, но вот…, – Глеб лихорадочно искал выход из создавшегося положения, – я бы с удовольствием. Но мои же друзья здесь останутся. Кащей например ни разу в отпуске не был. Мы договорились, что все вместе держаться будем, – немного нелогично возразил он.

–Но вам все равно вместе всего несколько дней здесь провести осталось. Кирила и Дмитрия мы переводим в двенадцатое отделение, а Кащеева через недельку совсем выписываем, – ответил Лев Павлович.

–А что если им всем вместе в отпуск пойти, устроить так сказать «прощальный выходной»? – с энтузиазмом предложил профессор, он боялся, как бы достигнутый успех в лечении депрессии Глеба не исчез из-за таких пустяков.

–Но Кащеев иногородний, его только под расписку можем отпустить, – покачал головой Лев Павлович.

–Ну кто-нибудь из родителей пусть возьмет. Что, так сложно договориться? – пожал плечами главврач.

–Мои думаю возьмут, – ухватился за эту возможность Глеб, – «хотя бы удастся Ленке позвонить и предупредить», – подумал он, забыв что не знает ее номера телефона, и радостно затараторил, – мы в зоопарк пойдем, и на аттракционах на ВДНХ покатаемся. А мои мама или папа с нами пойдут.

–Ну и чудненько, – профессор сам улыбнулся глядя на радостного Глеба, – но у меня к тебе пара условий: непременно пиши письма родителям как ты себя чувствуешь, и сразу после окончания смены заехай сюда, покажись и расскажи как отдохнул.

–Это пожалуйста, – махнул рукой Глеб, прекрасно понимая куда пойдут его письма, и кто будет настоящий адресат. Ему задавали еще много вопросов, на которые он живо и бойко отвечал, потом профессор дал еще тест на сообразительность и Глеб блестяще его прошел. Когда все было закончено и Глеб вернулся в класс профессор, энергично меря кабинет широкими шагами, произнес:

–Отлично! Замечательно! Вот видите что может сделать простая радость, без всяких таблеток. На выходных пусть ребята погуляют, отдохнут. И проследите пожалуйста, чтобы родители Глеба по форме расписку Кащееву написали, а то в тот раз такую чушь напороли: «Забираю своего ребенка отсюда и обязуюсь вернуть его сюда же», – процитировал главврач, – мы когда это прочитали минут пять хохотали.

–Вообще-то под расписку можно только родственникам забирать, – осторожно напомнил Лев Павлович.

–Да не будьте вы бюрократом! – фыркнул Виктор Иванович, – лечение фактически закончено, пусть это будет своеобразной проверкой, вот и все.

–Как скажете, – послушно кивнул глебин врач, но эта идея с коллективным отпуском ему не понравилась.

–Тогда я с вами прощаюсь, – весело произнес главврач, – всего хорошего.

–До свидания Виктор Иванович, – вежливо ответил Лев Павлович, смотря в спину профессору, а сам думая: «Ох, не нравиться мне все это, как только мальчику стало лучше, сразу по первому требованию отправляют его в пионерский лагерь, а вдруг рецидив? Тогда что? Нет, надо бы еще пару месяцев повременить, понаблюдать за ним. И если все действительно будет нормально, то к началу учебного года и выписать можно». Но вслух Лев Павлович ничего не сказал, а тем более – предпринимать не стал.

Глеб вбежал в класс в крайне возбужденном состоянии. По дороге он вспомнил, что не знает ни ленкиного номера телефона, ни адреса. Кира, Кащей и Митька сразу повернулись к нему.

–Что?! – испуганно спросил Кира, не уточняя о чем идет речь.

–Все нормально, – начал рассказывать Глеб, – путевку мне выписали, вас тоже переводят в двенадцатое отделение, теперь вся загвоздка в том, чтобы дни совпали, а на выходные, вернее в воскресенье нас всех отправляют в отпуск. И тебя Кащей тоже.

–Это как? Мои сюда на один день не приедут, – возразил Кащей.

–Не перебивай! – оборвал его Глеб, раздумывая как связаться с Нелевой, – беда в том, что я не смогу предупредить Ленку, если она меня приедет навестить в воскресенье.

–Так позвони ей, – предложил Кира, – если хочешь я с медсестрой договорюсь. Один-то раз позвонить разрешат.

–Я ее телефона не знаю, – как-то сразу сник Глеб и ему стало стыдно, получилось, что он сам себя загнал в своеобразную «ловушку» с этим отпуском.

–Так из класса позвони кому-нибудь, подружки у нее же есть? – вмешался в разговор Митька, – у меня в записной книжке есть телефоны всех моих одноклассников.

–Понимаешь, – Глеб замялся, – мы в классе особо не дружили. Я не знаю номеров ее подружек. А те ребята, кому я иногда звоню не знают ее телефона.

–М-да, ситуация, – почесал затылок Кира, и тут же поднял указательный палец вверх, – о, идея, ты классной руководительнице позвони, уж у нее все телефоны есть.

–Верно, – кивнул Глеб, удивляясь, как это он не догадался сам такому простому решению.

–Вот сегодня вечером и позвонишь, – Кире не терпелось расспросить Глеба о путевке, – Глеб, а ты ее видел или тебе только пообещали, что поедешь?

–Я ее в руках держал, так что тут все нормально, – улыбнулся Глеб, но тут же помрачнел, – но как же все день в день подгадать?

–Вот и я о том же думаю…, – было видно что Кира разволновался. Раньше поездка казалась невозможной, и Кира особо не переживал, а сейчас когда она оказалась в двух шагах, его начала бить дрожь от того, что все могло сорваться от нелепой случайности.

–Да прекрати ты ныть! Будет день – будет пища, отправим мы тебя в твой пионерлагерь, хоть тушкой, хоть бандеролью! – и Кащей рассмеялся собственной шутке, а потом, спросил Глеба, – ты что насчет меня и отпуска говорил?

–Чьи-нибудь родители тебя под расписку возьмут на все воскресение, Лев Иванович разрешит, – пояснил Глеб.

–Так что нас всех вместе на целый день отпустят? – обрадовался Митька.

–Вот именно, – ответил Глеб, – правда классно?

–А что мы делать будем? – скептически посмотрел на него Кащей, – предупреждаю, у меня денег всего двадцать копеек.

–Да ладно тебе, уж как-нибудь выручим, – возмутился Кира, – мы же друзья.

Митька и Глеб тоже так посмотрели на Кащея, что тот смутился и пожал плечами. После этого они стали обсуждать куда в первую очередь пойдут: в кино или зоопарк.

Вечером Глеб договорился с медсестрой, и та «на минуточку» пустила его позвонить домой. Набрав номер, он поздоровался с папой и мамой. На их вопросы ответил что все хорошо и про поездку в пионерлагерь профессор его уже успел «обрадовать». Потом сказав, что у него мало времени для разговора, попросил дать телефон классной руководительницы. Этот номер быстро нашли в домашней записной книжке лежащей на тумбочке около телефона. Узнав и записав его на тетрадном листке, Глеб поблагодарил родителей и попрощался до воскресения, заодно спросив, могут ли они взять под расписку Кащея. Мать согласилась, сказав, правда, что напишет ее, только если разрешит глебин врач Лев Павлович. Глеб заверил ее что его врач разрешит, еще раз попрощался и нажал на рычажок отбоя. Звонок к классной руководительнице оказался менее удачным. Старческий голос сказал ему, что Валентина Ивановна, уехала отдыхать на юг и приедет лишь в конце августа. Глеб попыталась выяснить у старушки, может она знает где их классная держит тетрадку с телефонами учеников, но в отчет услышал недовольное «что знать ничего она об этом не знает» и просьбу перезвонить, когда та вернется с курорта. Такого результата Глеб никак не ожидал. Понурый, он вернулся в палату и сел на кровать.

–Ну что? – заметив, что Глеб сам не свой спросил его Кира.

–Плохо, – одним словом ответил тот и рассказал о результатах звонка.

–Погоди, а может ты ее адрес знаешь, ну хотя бы приблизительно? – спросил, приподнявшись на локте Кащей.

–Нет, даже приблизительно не знаю. Девятиэтажка это, а подъезд или номер квартиры – понятия не имею, – покачал головой Глеб.

–Хреново, – резюмировал Кащей и замолк, у него тоже никаких новых идей не появилось.

–Через адресный стол можно попробовать! – вдруг оживился Митька, – у меня тетя рассказывала как там телефон давней знакомой нашла.

–Это о взрослых только можно узнать, – отрезал Кащей, – причем надо указать отчество и год рождения. Глеб, может знаешь, или случайно слышал эти данные о ее родителях?

–Нет. Откуда? Я их всего пару раз мельком видел, на школьных праздниках, – Глеб разделся и лег в постель, настроение у него стало отвратительным.

–Ничего, что-нибудь придумаем, – попытался обнадежить его Кира, – может эта твоя девчонка в субботу приедет – вот все и образуется. А в воскресенье ты с ней гулять пойдешь.

–Может и так, – отозвался Глеб, ему было горько что так неудачно все сложилось. Он может быть и радовался бы за Киру, тому что удалось достать путевку в пионерлагерь для него, но пока еще ничего точно сказать было нельзя. И оставалось лишь ждать и гадать, приедет ли Нелева в субботу, и удастся ли провернуть дело с подменой Глеба.

Остаток недели у Ленки выдался не очень удачным: с подругами она так и не помирилась. А к тому же не смогла придумать как ей предупредить Глеба о том что ей не удастся приехать в выходные. В пятницу она не выдержала и поехала снова в больницу, решив, что непременно или передаст заранее приготовленную записку или поговорит с Глебом. Ленка благополучно миновала ворота с вахтером, и уже приближалась к корпусу, когда ее окликнула строгая женщина в белом халате.

–Девочка, а ты из какого корпуса и почему одна ходишь?

–Не из какого, – невольно испугалась Ленка, – я сюда приехала чтобы навестить…

Но строгая женщина договорить ей не дала:

–Э, так не годиться. Давай назад иди. Посторонние на территорию больницы допускаются только в дни посещения.

–Но я…, – Ленка хотела сказать, что пусть ей хотя бы дадут передать записку. Но тетка в белом халате грозно надвинулась на нее:

–Я же русским языком сказала, что нельзя!

–Тогда пожалуйста, передайте записку в четвертое отделение для…, – отходя назад попросила Ленка, но женщина словно не слышала ее.

–Немедленно иди с территории! – громко приказала она. На шум из будки вышел вахтер.

–Виталий Михайлович! В чем дело? Почему снова посещение в не приемное время? Мне замглавврача замечание сделал. Вы куда смотрите, это же не проходной двор! – накинулась она на него. В этой ситуации Ленка оказалась меж двух огней. Старенький вахтер пытался что-то сказать в свое оправдание, но его доводы во внимание не принимались, и поэтому он с укором смотрел на Нелеву. Той ничего не оставалась – как выйти за ворота. Идя к метро она чуть не разревелась, понимая, что сегодня о том чтобы придти сюда снова не может быть и речи. А завтра уже суббота и обещанный ей мамой совместный поход по магазинам. Ленка еще надеялась что после магазинов успеет отпроситься погулять, а на самом деле – съездит к Глебу. Но опять ничего не вышло, как назло везде были очереди, и продавцы словно сговорившись во всех магазинах «выкидывали» какой-нибудь дефицит. Так что они проходили по магазинам до самого вечера. Освободившись часов в шесть, Ленка тяжело вздохнула. Она страшно устала, но не это было главным – в больнице часы посещения заканчивались как раз в шесть часов, и ехать теперь было абсолютно бесполезно. Нелева наспех поужинав вышла на балкон. Опершись о железные перила она грустно смотрела на двор, ей представлялось, что Глеб с упреком смотрит на нее, но ничего предпринять она не могла. Родители наоборот были очень довольны проведенным днем, мать купила все для праздничного стола, а отец – подарок для дочери. Ленка решила пока не говорить родителям, что с подружками она поссорилась, надеясь завтра позвонить и помириться. Как теперь встретиться с Глебом и что ему сказать после нарушенного обещания, об этом она боялась даже подумать. Нелева знала, что завтра с утра и до обеда она будет занята и из дома ее не выпустят. На душе было отвратительно, кошки не скребли, а буквально вцепились когтями. Засыпая, она тихо прошептала:

–Прости меня, Глеб.

Ей казалось, что снова все повторяется как в бункере, но теперь намного хуже, потому что она знала, что Глебу она нравиться. За последние дни между ними словно вырос призрачный мост, который, если ничего не делать, грозил развеется от первого порыва равнодушия.

Всю субботу Глеб ходил сам не свой, он жутко волновался, гадая, приедет ли Ленка и уже несколько раз повторял про себя то, что хотел ей сказать. И плевать будет ли кто еще из ребят с родителями в этот момент рядом. Время тянулось удивительно медленно. Когда наступил вечер и погасла последняя надежда Глеб совсем пал духом. Друзья видели это и старались его как-то подбодрить.

–Глеб, что ты так испереживался? – твердил Кащей, – ну завтра она приедет.

–А меня завтра здесь не будет. Понимаешь, она может подумать, что я о ней забыл, – Глеб отбросил карандаш, которым до этого чертил на листе непонятные каракули, чтобы чем-то себя занять.

–Так набей температуру, скажи что простудился, заболел, – предложил Митька.

–Тогда Кира рискует не поехать в пионерлагерь, – махнул рукой Глеб, он уже продумывал этот вариант, – думаешь они поверят, что простуда за один день проходит? Испугаются что грипп и продержат в изоляторе неделю.

–Да-а, куда не кинь везде клин, – согласился с ним Кащей.

–Глеб, да ты на меня не обращай внимания, – вступил в разговор Кира, – подумаешь – в лагерь не поеду. На следующий год путевку у родителей попрошу.

–Кир, – Глеб мрачно посмотрел на него, – и ты и я знаем, что диагноз с тебя ни через год, ни через два не снимут. Это для тебя единственная возможность. Не надо обманывать ни себя, ни меня. И еще – раз начали дело, надо идти до конца.

–Это верно, вместе кашу заварили – вместе ее и расхлебывать, – кивнул Кащей.

–Глеб, когда меня выпишут, а это скоро будет, я тебе помогу, – предложил Митя, – ты говорил, что знаешь дом, где эта девочка живет, я сяду во дворе на лавочку и буду ждать.

–И всякую проходящую мимо девочку будешь спрашивать как ее зовут? – скептически усмехнулся Кащей, – и вообще Митька, может она заболела или ногу сломала. Да могла в конце концов просто попасть под машину, и сейчас находиться в реанимации. Вот тебе и причина, почему она не приехала.

Посмотрев на побледневшего Глеба, Кащей понял, что сболтнул как всегда невпопад, невольно спровоцировав дремавшие в нем страхи.

–Ты… это… не обращай внимания, – попытался исправить сказанное Кащей, – встретитесь в следующие выходные, никуда она от тебя не денется.

–В следующие выходные Кира под моим именем уедет в пионерский лагерь, а я поменяю отделение, если конечно все у нас получиться как запланировали. Она же об этом не знает, – раздраженно ответил Глеб.

–Хм, опять мимо, – согласился Кащей и развел руками, показывая, что больше ему предложить нечего.

Чтобы отвлечь Глеба друзья затеяли игру в дурака на самом дальнем от преподавателя столе, для чего Кащей выпросил колоду карт у старших ребят. Глебу все время не везло, именно он как правило оставался «дураком».

–Вот видишь, не везет в картах – повезет в любви, – шутил Кащей, и Глебу очень хотелось в это верить.

В спальне, перед тем как лечь, он отодвинул штору и посмотрел на далекие высотки, в окнах которых красными бликами отражалось заходящее солнце. Фонари еще не зажгли и Глебу казалось, что где-то там высоко еще светит догорающее солнце, а здесь внизу все погружается в серый сумрак. И ему никогда не взлететь туда в солнечный свет, а предстоит утонуть в этой серой дымке наступающей ночи.

–Слышь, – Глеб невольно вздрогнул, не заметив тихо подошедшего Митьки, – ты не грусти. Встретишься ты со своей девчонкой. Это сейчас кажется, что ничего нельзя сделать, а вот увидишь – приедет она к тебе или ты к ней.

–Ты когда-нибудь влюблялся? – спросил Глеб следя как красные отблески постепенно становятся багровыми.

–И да и нет, – ответил Митька.

–Как это? – удивился Глеб и повернулся к нему оторвавшись от вида из окна.

–Просто, одна девочка в классе очень нравилась мне, но я не нравился ей. А вторая была влюблена в меня, но мне не нравилась, короче пришлось подружиться с той, которой я нравился, – почти шепотом ответил Митька.

–Почему? – удивился Глеб, – тебе же было с ней наверно неинтересно.

–Жалко ее стало, вот и все, – теперь Митька смотрел в окно как гаснут один за другим далекие отблески, солнце скрывалось за горизонт, – а потом это хорошо, когда рядом кто-то радуется благодаря тебе.

–И что? – Глеб с любопытством смотрел на Митьку, таким он его ни разу не видел – полностью открытым и в то же время мудрым.

–В кино ходили вместе, во дворе играли. А затем у нее наверно все прошло. Она меня теперь стесняется, – спокойно ответил Митька.

–А над вами одноклассники не смеялись? – спросил Глеб.

–Почему не смеялись? Еще как. Женихом с невестой обзывали, но потом им это надоело, – пожал плечами Митька, и попросил, – а теперь ты расскажи, как это – начать войну?

–Ты имеешь в виду что я тогда чувствовал и о чем думал? – уточнил Глеб.

–Нет, каким ты видел все вокруг себя? – пояснил Митька, – когда от тебя так много зависит.

Глеб на минуту задумался, вспоминая.

–Стерильный воздух, без всяких запахов, как дистиллированная вода, – медленно заговорил он, – лампы дневного света, и мертвый свет от них. Шумят только воздухозаборники и вентиляторы, охлаждающие стойки ЭВМ. И ты все время напряжен как сжатая пружина, нельзя сидеть и не двигаться – надо что-то срочно делать. Нет, хватит этого с меня, – Глеб закрыл глаза и встряхнул головой, отгоняя воспоминания.

–Понятно, – ответил Митька, – а то я никак не мог этого себе представить.

Он повернулся и пошел к своей кровати. Глеб тоже начал готовиться ко сну. Перед сном он представил себе Ленку, когда стоял с ней на крыльце, и держал за руку. На душе сразу стало теплее и Глеб заснул.

Все следующее утро и у Глеба и у Ленки выдалось каким-то суетным и нервным. Сразу после завтрака в больницу приехали глебины родители. Он долго собирался и одевался на случай возможного дождя, хотя погода стояла солнечная, а на небе не было ни единого облачка. Но возражать матери он не хотел. Она и так согласилась написать расписку что забирает на воскресенье Кащея под свою ответственность. Кащей тоже старался найти плащ, но никак не мог этого сделать.

–Блин, как корова языком слизала, – вполголоса ругался он. Наконец плащ нашелся, Кащей перекинул его через руку и сказал, что он готов. Не готовы оказались Митька и Кира. Их родители еще не подъехали. Глеб в это время договаривался с родителями, что они погуляют все вместе по городу одни, и сопровождения им не надо. Сначала мать настаивала, чтобы на обед они приехали домой, но Глеб выдвинул контраргумент, сказав, что тогда они не успеют показать Кащею всего, что наметили заранее. Кащей при этих словах согласно закивал, предпочитая помалкивать. Тогда отец предложил ему звонить им через каждые два часа из телефона-автомата. Глеб предложил через три – в зоопарке телефона не найдешь, а ходить там можно долго.

–Ну ладно, но к восьми чтоб все были дома – поужинаете и вернетесь сюда, – подвела итог спору мать тоном не терпящем возражений. Глебу ничего не оставалась делать как согласиться. Меж тем приехали родители Киры и Митьки. И те сразу бросились одеваться. пока их папы и мамы вежливо беседовали в основном о врачах отделения и скорой выписке своих детей. Митька и Кира предупредили родителей о совместной прогулке. Родители Киры восприняли эту новость нормально. А вот матери и отцу Митьки эта затея явно не понравилась, но взяв с Митьки слово, что он как и Глеб будет звонить домой через каждые три часа, они нехотя согласились не ходить с ними. Подошел врач отделения – Лев Павлович. Он быстро прочитал расписку написанную глебиной мамой, удостоверился что все в порядке и она соответствует принятой в больнице форме этого документа, спрятал ее себе в карман и пожелал всем удачи. Что он этим хотел сказать никто не понял.

Когда они всей компанией вышли на крыльцо и их обдало теплым летним ветерком, всем, родителям и их детям стало радостно и беззаботно. Надо сказать, что родители не поскупились на деньги для кино и покупки мороженого, так что за материальную строну прогулки можно было не волноваться. На метро они ехали все вместе, но в центре родители вышли на разных станциях, давая последние наставления и поехали по домам. А ребята отправились гулять. За всеми этими хлопотами и суетой, глебина грусть и беспокойство немного забылись и отошли на второй план. Сейчас был день который принадлежал только ему и его друзьям, ощущение свободы особенно остро ощущалось после месяца больничной жизни.

Ленка с утра принялась сначала за уборку своей комнаты, а потом, по настоянию матери, и всей квартиры. Это заняло довольно много времени, так что освободилась она только перед самым обедом. Потом настал черед приготовления блюд. Мать постаралась на славу, и даже напекла любимых ленкиных пирожков с вишневым вареньем без косточек. Ленка, наскоро пообедав, помогала ей, отец тоже старался помочь, но для него на кухне дел как-то не находилось.

–Когда твои подруги придут? – спросила мать, открывая компот.

–В пять, – Ленка отвернулась, она уже звонила Ирке и Надьке, но тех не оказалось дома. Ленка не на шутку испугалась, представив что день рождения ей придется праздновать одной, но признаться родителям, что все их труды и хлопоты напрасны, не решилась. Часа в три она вышла из кухни, сейчас больше напоминавшей парную на балкон и увидела во дворе всех троих подружек, сидящих на лавочке.

–Мам, я сейчас приду, мне надо на одну минуточку вниз спуститься, – крикнула она матери уже из прихожей, в спешке надевая сандали. Она не стала дожидаться лифта и сбежала вниз по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки. Буквально вылетев во двор, она сразу подбежала к подружкам.

–Девчонки, может хватит? У меня же сегодня день рождения, – попросила она.

Надька презрительно посмотрела на нее.

–Вот и празднуй сама, – грубо ответила она.

–Ты к Брусникину ездила? – спросила Катька.

–Нет, некогда было, а в будни туда не пускают, – честно ответила Ленка, при этом она почувствовала себя виноватой.

–Да она, девочки просто испугалась, – пренебрежительным тоном сказала Надька, – ее наверно Брусникин в тот раз послал куда подальше. Поэтому она нам ничего и не рассказывала.

–Неправда это! – почти крикнула Ленка, – он мне про свои сны рассказывал.

–И что же конкретно? – ехидно спросила Надька, не скрывая любопытство.

–Девчата, может действительно прекратим? Пойдем сейчас к Ленке, у нее же день рождения, – попыталась примирить их Ирка.

–Нет, пусть сначала расскажет, – уперлась Надька. Катька была на ее стороне, и тоже отличалась крайне развитым любопытством.

И тут Ленка поняла, что вот сейчас она может предать Глеба. Не случайно, как вышло тогда в бункере, а осознанно, выдав его тайны. Ведь в снах отражаются тайные мечты и грезы, правда иногда это происходит как в кривом зеркале, когда трудно отыскать суть. И теперь перед ней стоял выбор или помириться с подругами, и весело провести день рождения и при этом предать Глеба, разболтав его сны, или… Нелева выпрямилась, отвела руки за спину и спокойно сказала:

–Ничего я тебе рассказывать не буду. Если Глеб захочет, он тебе сам скажет, но мне кажется что он этого никогда не сделает. Потому что ты любишь выведывать чужие тайны и сплетничать.

–Тогда празднуй свой день рождения одна! – Надька не на шутку рассердилась, она дико завидовала Ленке, у той ведь были какие-то общие тайны с Брусникиным, а на Надьку мальчики внимания не обращали.

–Не нужны нам твои угощения, жри сама все, пока не лопнешь, – Катька тоже не осталась в стороне и по той же причине, что и подружка. Лишь Ирка все еще надеялась сгладить безнадежную ситуацию.

–Девчонки, ну чего вы как с цепи сорвались? Давайте пойдем, у человека же день рождения сегодня! – опять примирительно произнесла она. Но было поздно. Ленка повернулась, и как казалось спокойно пошла к подъезду, подружки не видели как стекают по щекам и капают на землю ее слезы.

–Вот именно! – ответила Надька, – Ленку надо проучить. А то задаваться стала. Видите ли, она с самим Брусникиным дружит. Противно слушать.

Ленка поднялась на свой этаж, вытерла платком слезы, и постаралась успокоится. Потом отперла дверь своим ключом и тихо войдя, прошмыгнула в свою комнату.

Сначала ребята пошли в зоопарк, предварительно купив мороженое. Глеб и Кира – в вафельных стаканчиках, Митька – брикет шоколадного, а Кащей предпочел эскимо. Откусывая от него большие куски, как от пирожного и прожевывая их, он говорил:

–Фигня эти утки с лебедями, нашли что показывать. Я на них в прошлом году охотился. Пошли лучше львов посмотрим.

–На лебедей охотился? – недоверчиво спросил Митька.

–Не на лебедей конечно, – поправился Кащей, – на уток и гусей.

–Домашних? – съязвил Кира.

–Да на каких домашних? Я по твоему что, живодер, чтоли? – возмутился Кащей, – настоящая охота была, на равных.

–Это как? – присоединился к разговору Глеб, хитро улыбаясь, – утки с ружьями плавали?

–Нет, конечно, – Кащей еще не понимал, что над ним посмеиваются, – но ты эту утку еще выследи, подкрадись на лодке. Да и смотри, чтобы по тебе случайно кто-нибудь из новичков-охотников мелкой дробью не вмазал. За камышами же не видно.

Тут он посмотрел на улыбающихся друзей и понял, что его разыгрывают. Но не обиделся, а наоборот сам расхохотался.

–Был правда один случай, когда с батяней домашнего гуся подстрелили. Думали подранок – вот взлететь и не может, – продолжил он.

–А хозяева? – спросил Кира, – они что?

–Мы им ничего не сказали, и вообще нефига гусю так далеко от дома гулять. Сам виноват, – закончил под общий смех Кащей.

Они переходили от клетки к клетке, рассматривая то хищных птиц, то павлинов и фазанов, то разных мелких птах. Народу в зоопарк пришло в это воскресенье довольно много и иной раз приходилось ждать когда у клетки освободиться место, чтобы увидеть ее обитателей. Особенно много людей скопилась у обезьянника. Самое забавное заключалось в том что дети строили рожи и издавали разные дикие звуки изображая обезьян, а обитатели джунглей спокойно смотрели на них. Пройдя клетки с хищниками ребята вышли опять к вольеру с павлинами, но с другой стороны народу здесь было совсем мало. Кире очень понравились именно павлины. Один из них как раз распустил свое роскошное оперение веером, и гордо вышагивал по вольеру.

–Эх, вот бы на перо вытащить, – прошептал Кира. И тут как по заказу, роскошная птица допустила оплошность, подойдя слишком близко к заградительной сетке и повернувшись к ней боком, так, что несколько кончиков длинных перьев прислонились вплотную к сетке. Кира никогда не был авантюристом или хулиганом, но сейчас в нем проснулся охотничий азарт. Он быстро просунул пальцы в ячейку сетки, схватил за кончик перо и что есть силы дернул на себя. Раздался негодующий клекот, павлин подпрыгнул, а красивое перо оказалось у Киры в руках. Он сам такого от себя не ожидал, но мигом сориентировался и закричав «Бежим!», пустился наутек по аллее. Друзья естественно последовали его примеру. Кириной выходки почти никто не заметил, а те из посетителей , которые заметили шума поднимать не стали, занятые своими детьми. Кира остановился когда они отбежали метров на двести от вольера с павлинами. Он запыхался и тяжело дышал.

–Что это с тобой? – спросил подбежавший к нему первым Кащей.

–Да так, – Кира сам был потрясен своим поступком, – перо понравилось.

–Надо его спрятать, иначе могут быть неприятности, – быстро сказал Глеб, – Кащей, давай сюда свой плащ.

–Нет, там оно сломаться может, – вмещался Митька, и достал из кармана сложенный в несколько раз непрозрачный полиэтиленовый пакет с замысловатым рисунком, – клади сюда и неси в руке, так никто ничего не заметит.

Кира поступил согласно совету Митьки и через минуту вся компания как ни в чем не бывало вышагивала дальше. Походив еще немного ребята направились к выходу. Посмотрев на уличные часы, висевшие на фонарном столбе, Глеб присвистнул – время пролетело незаметно, и стрелки показывали двенадцать часов дня.

–Ну куда теперь? – спросил Кащей.

–Сначала мне надо домой позвонить, – напомнил ему Глеб.

–Мне тоже, – сказал Митька и предложил, – пошли обратно к станции метро. Там телефонов-автоматов много.

Они так и сделали. Отзвонившись домой, друзья пересчитали деньги, оставшиеся после посещения зоопарка. Оказалось что осталось еще очень много – двенадцать рублей с мелочью, на всех.

–Пошли на мультфильмы в «Баррикады», ведь договаривались же, – предложил Кира.

–Что весь сеанс мультфильмы? – удивленно спросил Кащей.

–Именно, – ответил Глеб, – это единственный кинотеатр в городе, где крутят только мультфильмы. Лучше конечно на вечерний сеанс сходить, на них мультфильмы иностранные часто показывают, да и наши когда на афише написано «для взрослых» – интереснее. А ты что мультфильмы не любишь?

–Почему? Люблю, «80 дней вокруг света» с удовольствием смотрел, – ответил Кашей, и они направились к кинотеатру посмотреть афишу, идти было всего ничего – перейти дорогу и сразу упрешься в детский кинотеатр.

–Так, сейчас как раз сеанс начнется, – сказал Кира, – двенадцать десять. «Сборник мультфильмов. Про шмелей и королей, Летучий корабль…»

–Пошли быстрей, а то я пить хочу, – поторопил его Митька. И они, купив билеты в кассе, прошли в фойе, где сразу направились к буфету. Пирожные они брать не стали, и ограничились соком. Митька – яблочным, Кира – виноградным, Глеб – клубничным, а Кащей – березовым. В фойе кинотеатра на стенах располагалась небольшая выставка картинок из разных мультфильмов. Поэтому они, держа в руках стаканы с соком пошли по периметру рассматривая их, прихлебывая на ходу и рассказывая какие фильмы кто видел и насколько те были интересными. Наконец прозвенел третий звонок и ребята, отдав в буфет пустые стаканы, пошли в зал. Сборник, на который они попали оказался удачным, глупых мультфильмов для совсем маленьких детей он не содержал. Выйдя из душного зала кинотеатра Кащей произнес:

–Есть охота, надо бы перекусить.

После недолгой дискуссии о том что можно пожевать, решили в кафе-мороженое не ходить и ограничились двумя мягкими, с хрустящей корочкой батонами белого хлеба и четырьмя полулитровыми кружками кваса. А затем спустились в метро и поехали на ВДНХ. Там снова «охладились» мороженым и пошли кататься на аттракционах. День был выходной, так что к каждому аттракциону пришлось отстоять небольшую очередь. Около трех часов дня ребята немного устали, Глеб и Митька пошли снова звонить родителям, а Кащей и Кира остались ждать их на лавочке в сквере перед входом.

–Я вот все думаю как Глебу помочь, – рассеяно сказал Кащей, прищурившись глядя на жаркое полуденное солнце. Они сидели в тени и жара не давала себя знать так сильно как на открытом солнце.

–Я тоже, – протянул Кира, зевнув, – вчера аж башка заболела. Плохо, что никого нет, и сегодня все закрыто.

–Что все? – лениво уточнил Кащей.

–Ну понимаешь, вот я вчера перебирал в уме, где можно адрес человека узнать. То есть где я свой адрес оставлял. Первое – больница, он есть в моей истории болезни, – начал рассуждать Кира.

–Она в больнице не лежит, – перебил его Кащей.

–Но в поликлинике же лечилась, а значит там есть ее карточка. У тебя ведь тоже точно такая есть. Когда ты болеешь и участковый врач тебе справку в школу выписывает, то откуда он номер школы берет? На первом листе указаны все твои данные, – продолжил Кира.

–Слушай, верно, в поликлинику надо! – вскочил было Кащей, но сам себя остановил и сел обратно, – блин, сегодня же воскресенье, все заперто. Может взломаем? Окно выбьем, карточку найдем и смоемся?

–Там решетки и сигнализация, – меланхолично заметил Кира, и театрально развел руками, – отпадает. Второе – классный журнал, но его скорее всего уже сдали в РУНО… или как там эта контора называется, – Кира продолжал перечислять возможные места поиска адреса или телефона Нелевой, – третье – районная библиотека, когда карточку читателя заполняешь то домашний адрес и телефон пишешь. Вопрос – записана ли она туда. Надо Глеба спросить – читать она любит? Но там скорее всего тоже есть сигнализация. В милицию можно обратиться, но там нас пошлют куда подальше.

–Погоди, – Кащей вскочил с лавочки, – ты про школьную библиотеку забыл! Там сигнализацию никогда не устанавливают.

–Верно! – встрепенулся Кира, – и как это я раньше не догадался?!

–Пошли, – скомандовал Кащей. Они не стали ждать когда вернуться Глеб и Митька, а побежали им навстречу, к тому же это было по пути к станции метро. Бежать пришлось недолго, Глеб и Митька уже позвонили домой и возвращались к ним. Увидев бегущих навстречу Кащея и Киру, ребята прибавили шагу, боясь, что случилась какая-нибудь неприятность.

–Глеб, поехали в твою школу! – выпалил Кира, налетев на него и чуть не сбив друга с ног.

–Щас мы телефон твоей девчонки вмиг узнаем! – одновременно сказал Кащей.

–Вы чего ребята? – ошарашено смотрел на них Митька. А Глеб лишь коротко спросил:

–Как узнаете? Школа сейчас заперта, там никого нет.

–Вот именно! Нам в библиотеку, которая при школе работает нужно, там ведь есть карточки всех учеников. Соображаешь? – тяжело дыша больше от волнения нежели от бега пояснил Кащей. Глеб на мгновение задумался.

–Там…, – неуверенно начал было возражать он, но друзья буквально силой потащили его ко входу в метро. Уже спускаясь по эскалатору Кащей возбужденно говорил:

–Все просто – разобьем окно в раздевалке на первом этаже. Я умею тихо бить стекла, мне только газета нужна и немного воды. Залезаем, вышибаем дверь библиотеки. Быстро находим карточку, как ее там зовут, Лены кажется и уходим.

Глеб волновался и лихорадочно думал. С одной стороны ему хотелось услышать хотя бы голос Нелевой – так он по ней соскучился, объяснить ей, что он ничего не мог сделать, и извиниться, если ей пришлось напрасно ехать к нему в больницу. А с другой стороны, разбить в школе стекло – это хулиганство. Рискованное дело, если кто увидит, то и милицию могут вызвать, а что это могло повлечь за собой для него и особенно друзей даже боязно было подумать. Минимум – о скорой выписке из больницы можно с уверенностью забыть.

–Дверь вышибать не нужно, библиотека у нас в школе на первом этаже, – тихо сказал он, – но ребята, я пойду один. Вы тут не причем. Если что – мгновенно смываетесь. Скажете, что вы потеряли меня на ВДНХ. И возвращаетесь быстрее в больницу.

–Ты нас за кого считаешь? – возмутился Кащей, – за такие слова можно и по морде схлопотать. Если куда влезаем, то все вместе!

–Верно, – кивнул Митька, – мы тебя одного не бросим.

–Глеб, мы же дрались вместе, а думаешь теперь не поможем? – спросил Кира.

–Вас могут еще долго не выписать, – произнес Глеб, опустив глаза, – и к тому же те из ребят, кто был со мной в бункере, потом сказали, что они ни причем и вообще словно исчезли. Ленка приехала меня навестить, а они нет, родителей видители испугались. Те им запретили со мной водиться.

–Знаешь, что касается меня. То если ты мой друг, и если ты куда-то ввязываешься, то я или остановлю тебя или пойду с тобой, – ответил Кащей. Митька и Кира закивали в знак согласия, а Кира к тому же протянул Глебу руку.

–Кащей прав, или вместе до конца или вообще все нафиг, – нескладно произнес он. Глеб взялся за протянутую руку, а Митька сверху положил свою:

–Я тоже с вами.

Кащей последним положил на митькину руку свою пятерню.

–И не будет преград им, если соберутся они вместе, – торжественно сказал он. А левой рукой ударил по своей же, как это делают закрепляя спор. От этого довольно сильного удара их своеобразное рукопожатие распалось.

–Из библии? – догадался Глеб, имея в виду слова Кащея.

–Эй, потише бей, – недовольно пробурчал Митька, потирая кисть.

–Именно, – ответил Глебу Кащей.

Они добрались до глебиной станции через пятнадцать минут, и выйдя на улицу сразу пошли вслед за Глебом к остановке автобусов. Здесь ждать им пришлось долго, как назло нужный автобус никак не хотел приезжать. Наконец они забрались в душный салон и устроились у открытого окна, из которого хоть немного дул свежий ветерок. Сам салон нагрелся на солнце так, что несмотря на открытое окно все друзья вскоре вспотели. Одно было хорошо, несмотря на выходной, народу в автобусе ехало немного. Поэтому толкучки удалось избежать.

–Когда выходим? Долго еще? – спросил Кащей, постоянно вытирая пот со лба.

–Две остановки осталось, – успокоил его Глеб. Минут через пять, когда автобус, взревев старым мотором повернул и сразу же остановился, открыв двери, Глеб сказал:

–Приехали, выходим.

Ребята как яблоки из корзинки «выкатились» из раскаленного салона на свежий воздух. Их обдало приятным, прохладным ветерком. Глеб показал рукой на школьное здание, белевшее сквозь окружавшие его деревья.

–Вот это моя школа, – пояснил он. Они перешли дорогу и по тенистой аллее направились к зданию. Всех немного разморила поездка в душном автобусе и поэтому никто ничего не говорил, все шли молча.

–Эй, надо бы сначала газету купить, – вспомнил Кащей, показывая на киоск «Союзпечать», стоящий неподалеку, – а вот где взять воду – ума не приложу.

–Киоск все равно сейчас закрыт. Воскресенье. Пошли сначала ко мне домой, там и воду возьмем и газет, сколько надо, – предложил Глеб.

–Погоди, может стекло и не придется выбивать. Пойдемте сначала ко входу, у меня есть идея, – сказал Митька, – если не получиться – тогда сразу к тебе.

–Пошли, – кивнул Глеб, – все равно это по пути.

–Думаешь своими ключами открыть? – скептически поинтересовался Кащей.

–Попробую, – ответил Митька, – в школах новые замки вешают туда, где есть что-то ценное или важное: учительскую, например или кабинет военрука. А так обычно везде старые стоят, а я от старых замков ключи собираю.

–Но в них же тоже не одна и не две комбинации выступов, – возразил Глеб, – мала вероятность, что подойдет.

–Проверим, – пожал плечами Кира, – окно разбить мы всегда успеем.

Видимо план Митьки был ему больше по душе, чем замысел Кащея.

Они подошли к главному входу. Сейчас здесь царили тишина и пустота. Никто не гулял с малышами, и естественно не было школьников и учителей. Это объяснялось теплой погодой и воскресным днем, летний лагерь при школе на выходные закрывался. Ребята на всякий случай огляделись по сторонам и приблизились к входной двери. Митька молча достал свою связку ключей и сперва посмотрев в замочную скважину, отобрал два очень похожих ключа. Вставив первый, он попытался повернуть его. Ничего не получилось, ключ отказывался поворачиваться. Друзья с интересом следили за его попыткой.

–Да ты в другую сторону попробуй, – посоветовал Кащей.

–В другую он закрывает, – отрезал Митька со знанием дела, но все же повертел ключом в разные стороны. Напрасно. Ключ не хотел открывать этот замок. Митька вздохнул и вставил в скважину второй ключ. Легко, двумя легкими движениями он повернул его и входная дверь гостеприимно распахнулась.

–Здорово! – восхищенно сказал Кащей, – тебе взломщиком работать надо, а у меня вот так ничего открывать не получается. Иногда даже ключом купленным вместе с замком. Однажды в школу не пошел – дверь дома никак закрыть не мог.

–Там еще вторая есть, – охладил его восторг Кира. Митька молча спокойно подошел к ней и опять посмотрел в скважину.

–Похоже замок тот же самый, – пробормотал он вставляя ключ. Вторая дверь открылась так же легко как и первая.

–В школе замки сделаны от учеников и учителей, но не от воров и грабителей, – философски заметил Митька входя на первый этаж.

–Не скажи, – не согласился Кащей, – у нас два идиота у военрука украли патроны от мелкашки и два автомата. Ну патроны – это я понимаю, можно самодельное ружье сделать. А автоматы зачем? Они же учебные, из них не постреляешь.

В вестибюле ребят обдало приятной прохладой, шедшей от бетонных стен. Глеб уверено вел своих друзей. Они прошли несколько метров и остановились у двери в табличкой «Библиотека». Митька стал осматривать замок, а Кира спросил у замолчавшего Кащея:

–И что дальше, поймали?

–Конечно поймали! На следующий же день! Они автоматы на рынке хотели продать, и предлагали всем встречным. Ну люди в милицию и позвонили, – ответил Кащей.

–Мить, ну как? – спросил Глеб у задумавшегося над связкой ключей другом.

–Тут сложнее, у меня похоже всего один ключ может подойти, – ответил Митька, затем воткнул выбранный из связки ключ в скважину. Замок поддался, щелкнул два раза своим внутренним механизмом и последняя преграда рухнула. Еще не до конца поверив в свою удачу и отчего-то начав волноваться Глеб шагнул в пустую библиотеку.

–А он оказывается совсем свернут, – удивился Митька, вынимая ключ, – всем чем угодно можно открыть, хоть скрепкой. Поверни два раза и дверка откроется.

За Глебом в библиотеку вошли его друзья. Тут инициативу в свои руки взял Кащей, он перемахнул через стойку, хотя ее можно было просто обойти, подняв перильце.

–Так, ну что желаете заказать? – начал дурачиться он разыгрывая из себя библиотекаря и одновременно услужливого официанта, – ага, книгами не интересуетесь – это сразу ясно. Но наше бюро выполняет и сыскные услуги! Разве вам об этом не сказали? У меня есть для вас то, что непременно вам понравиться, – Кащей одним прыжком переместился к ящику с карточками учеников, – так шестой «А», если я не ошибаюсь? – Глеб кивнул и улыбнулся, настолько сейчас Кащей комично выглядел, выдвигая ящик и копаясь в формулярах, – а фамилия?

–Нелева, Лена, – ответил Глеб. Кира и Митька засмеялись слушая Кащея.

–Держи! Всегда готовы разыскать кого угодно и где угодно! – и он шутливо поклонился, положив перед Глебом библиотечный формуляр Ленки. Глеб прочитал адрес, потом посмотрел на номер телефона. Тут у него пропала уверенность и он стал волноваться пуще прежнего. «Что я ей скажу, если она обиделась? – сразу же появилось множество сомнений, – может ее сейчас и дома нет».

–Ну что стоишь как истукан? – очнулся он от голоса Кащея, – позвонить можешь прямо отсюда, что время зря тянуть?

И он поставил на стойку перед Глебом красный библиотечный телефон. Глеб вздохнул как перед прыжком в воду и набрал заветный номер.

Ленка сидела в новом светло-синем платье за накрытым праздничным столом совершенно одна. Родители уже ушли, она сказала им что подруги придут чуть позже, и вернуться они, как и обещали, только поздно вечером. Было в этом что-то нереальное, сидеть в свой день рождения одной за роскошным столом и ждать неизвестно чего. Ленка прекрасно знала, что подруги не придут. Плакать сил уже не было, и она сидела, одинокой принцессой возвышаясь над салатами, пирожками, стеклянными бокалами, бутылками с «Буратино» и «Дюшесом» и чистыми фарфоровыми тарелками. Ленка как раз думала о Глебе, как там он в больнице, чем он может сейчас заниматься и вспоминает ли о ней, когда в соседней комнате раздался телефонный звонок. Ленка вздрогнула от неожиданности. «Из девчонок наверно кто-то звонит, – подумала она, вставая из-за стола и идя в другую комнату, – нет врядли, Надька не передумает и проследит, чтобы другие не пошли. Наверно кто-то из родственников хочет поздравить. Этого еще не хватало, и так тяжело, даже плакать устала». Она взяла трубку и услышала глебин голос:

–Здравствуйте, а Лену позовите пожалуйста.

Ленка поперхнулась и секунду молчала, она ожидала услышать чей угодно голос, но не его, а потом быстро заговорила:

–Это я, Глеб, ты извини, что я не приехала, никак не могла, честное слово! Как ты там, наверно скучно?

–Да я собственно не там, а здесь, – немного растерялся Глеб, но у него отлегло от сердца, главное Ленка на него не обиделась, – меня на сегодня отпустили из больницы. Так что если бы ты приехала – все равно меня не застала.

–Здорово! – если бы не трубка в руке, Ленка захлопала бы в ладоши от радости, – приходи ко мне в гости! Знаешь я сегодня день рождения отмечаю, родители так захотели, поэтому и не могла приехать, а вчера с мамой по магазинам ходила.

–А можно? – засомневался Глеб, – там у тебя наверно и так народу полно? Девчонки из школы потом будут говорить, что к тебе псих на день рождения приходил.

–Знаешь, здесь кроме меня никого нет, я с подружками поссорилась, и они не пришли, – призналась Ленка, в ее словах послышалась горечь, – так что вот праздную одна.

–Видишь ли…, – замялся Глеб, – а ничего, если я с друзьями?

–Пусть приходят конечно, – искренне обрадовалась Ленка, – веселее будет.

–Они из больницы, их со мной тоже на сегодня отпустили, – предупредил Глеб, – и у нас подарков нет.

–Да ничего, не надо мне никаких подарков, – радостно ответила Нелева, удержавшись от того чтобы сказать, что приход Глеба на ее день рождения самый лучший подарок.

–Тогда мы через пять минут будем, – ответил Глеб и повесил трубку. Улыбаясь он посмотрел на друзей.

–Ну и глупое у тебя сейчас выражение лица, – заметил Кащей, – словно горсть конфет за один присест умял.

–Ребят, пошли к Лене на ее день рождения. Она там сейчас совсем одна, ее подруги предали, – попросил Глеб.

–Пошли, – тут же согласился Кащей, – я уже проголодался, жрать хочу.

–У нас же подарка нет, – забеспокоился Кира, – а так я не против, давно ни у кого на дне рождения не был.

–Пошли, но мы же ее совсем не знаем, – сказал Митька, – а она нас.

–Ты перо подаришь, – ответил Кире Кащей, – если не жалко конечно. Пошли побыстрей.

Дальше обсуждать этот вопрос было бессмысленно и ребята заспешили покинуть школу. Митька закрыл дверь библиотеки, а Глеб на всякий случай взял с собой ленкин формуляр, где был записан адрес. Ручки или карандаша в библиотеке не оказалось, а искать их в столе библиотекаря времени не было, поэтому он просто положил карточку в карман брюк. Глеб так перестраховался, не надеясь на свою память и боясь забыть или перепутать ленкин адрес. Ведь тогда бы пришлось снова возвращаться в школу, а Ленка в это время будет его напрасно ждать. Ребята вышли на крыльцо, Митька закрыл обе двери, а у последнюю даже подергал за ручку проверяя, надежно ли она заперта. После этого они спустились по ступенькам и быстрым шагом пошли по направлению к ленкиному дому.

Аккуратно положив трубку после разговора с Глебом Ленка неторопливо вернулась в комнату с накрытым столом и сев на свое место, стала терпеливо ждать звонка в дверь. Но теперь она почти незаметно улыбалась одними краешками губ.

Когда раздался долгожданный звонок, Нелева все же вздрогнула, потом выскочила из-за стола и мельком посмотрев на себя в большое зеркало, висевшее на стене в прихожей, открыла дверь. На пороге стоял немного смущенный Глеб, а за ним она увидела интересную компанию. На ум невольно пришла сказка о похождениях Толстого, Длинного и Маленького, которую она читала в начальной школе. В дополнение к этому толстый мальчик держал в руках павлинье перо на манер цветка. Не улыбнуться этой картине было невозможно. Но в ленкиной улыбке не было и тени насмешки или злорадства.

–Здравствуйте, проходите, – доброжелательно сказала она ребятам, – меня Леной зовут.

–Кира…, то есть Кирил…, – запутался Кира, не зная, куда девать перо.

–Митя, – коротко представился Митька. Он хотел сначала протянуть Ленке руку как мальчишке, но вовремя передумал, поняв, что это неуместно.

–А меня Кащей зовут! Так и называй! Потом объясню что и почему, – бесцеремонно объявил Кащей. Глеб ничего не сказал, а просто на секунду залюбовался Ленкой, она еще никогда не выглядела такой красивой. Друзья прошли в прихожую и стали снимать обувь. Ленка достала из стенного шкафа с одеждой и обувью, три пары заранее приготовленных для подруг старых гостевых тапочек и протянула их мальчишкам.

–Вот, наденьте.

–Да ладно, – отмахнулся Кира, – в носках похожу. Жарко сегодня.

–А ты их когда в последний раз менял? – не упустил возможности подколоть его Кащей, – а то мухи подохнут.

–Да не позже тебя, – беззлобно огрызнулся Кира, но тапочки как и все остальные надел.

–Да вы проходите, ребята, не стесняйтесь, – радушно пригласила Нелева мальчишек в комнату с накрытым столом, заходя туда первой.

–Ого, классно, – присвистнул Кащей, оглядывая стол.

–Вы садитесь, лимонад открывайте, – Ленке нравилась роль гостеприимной хозяйки. Все сели, правда пришлось принести еще один стул, тарелку с бокалом и вилкой. Стол был рассчитан на троих гостей. Кащей положил себе салата и уже хотел было начать есть, но Митька легонько ударил его по руке.

–Дурак, сначала поздравить надо, – зашипел он.

–Точно, – согласился Кащей и повернулся к Глебу, – Глеб, ты поздравляй первым.

Глеб встал и стразу же покраснел. Он понятия не имел о чем говорить, и как назло ничего путного в голову не приходило, кроме идиотских фраз услышанных им на днях рождения взрослых типа : «Дорогой товарищ…» и «Мы собрались здесь по поводу…».

–Лен, спасибо тебе что пригласила нас…, – запинаясь начал говорить Глеб, – на свой день рождения. Я… то есть, мы, я и мои друзья… поздравляем тебя и желаем…, – что пожелать Глеб не знал, ну не скажешь же в самом деле «успехов в труде и личной жизни», – вобщем я хочу тебе пожелать, чтобы у тебя все было хорошо.

–Спасибо, – Ленка искренне поблагодарила Глеба, не сводя с него глаз.

–Отлично сказано, а теперь чокнемся, – похвалил Кащей, беря свой бокал с «Буратино» и протягивая его вперед.

–Да мы уже чокнутые, – пошутил Митька, и все засмеялись. В воздухе появилась та необъяснимая атмосфера праздника, когда всем весело и легко, а все страхи, сомнения и зажатость растаяли без следа. Все стали накладывать себе на тарелки кто что больше любил.

–Вот тебе от меня подарок, – сказал Кира, протягивая перо Ленке, которое до этого лежало около тарелки.

–Ой, спасибо. Какое красивое, я его в вазу поставлю, оно на цветок похоже, – Ленка осторожно взяла подарок. А Кира не смог не похвастаться:

–Сам сегодня вырвал.

–Как это вырвал, откуда? – не поняла Ленка.

–Из павлина, – простодушно ответил Кира, – откуда же еще! Оно свежее, мы сегодня в зоопарк ходили.

–Ему наверно больно было, – осторожно заметила Ленка, вставая и ставя перо в тонкую длинную вазу на секретере.

–Да у него еще перьев до фига, – махнул рукой Кира.

–Тебя сторожа могли поймать, – заметила Ленка.

–Не поймали же, ты не смотри что я полный, я быстро бегаю, – ответил он.

–А это от меня, – протянул Ленке старинный ключ Митька. Ленка взяла небольшой изящный латунный ключик, и осторожно взвесила его на ладони.

–Отчего он? – спросила она и предположила, – наверно очень старый.

–Не знаю, я его на месте снесенного старинного дома нашел, – пояснил Митька.

–Спасибо, – поблагодарила его Ленка.

–Извини, у нас туго сегодня с подарками, – сказал Кащей, роясь в кармане, – чем богаты тем и рады. Вот, держи! – он встал и положил на скатерть перед Ленкой сплетенную из капельницы «золотую рыбку», – я ее еще в хирургическом сплел, от нечего делать. Кстати, можешь загадать три желания, кто знает, вдруг сбудутся.

–Она загадать желание должна, когда свечки на торте задувать будет, к тому же надо, чтобы обязательно все сразу задула, а то не сбудется, – наставительно проговорил Кира, одновременно жуя пирожное.

–Раз уж на то пошло, – завелся Кащей, – то справлять день рождения раньше срока – плохая примета, а если тринадцать лет исполняется, так вообще надо поберечься.

–Не каркай! – одернул Кащея Глеб, – хватит тут твоих суеверий.

–Перестаньте вы, – примирительно сказала Ленка, – а тебе э-э-э…Кащей, спасибо за подарок. Повешу у себя в комнате, над столом.

–Ты спросить наверно хочешь, почему меня Кащеем зовут? – и он стал рассказывать Ленке, историю о том как он очутился в больнице. Глеб меж тем мучительно соображал, думая, что бы такого подарить Ленке. У него абсолютно ничего не было. «Это должен быть какой-то необычный и прекрасный подарок, – думал он, – как то что я сейчас чувствую. Но какой?». Глеб посмотрел на Ленку и решил все сказать на чистоту, она поймет.

–Лен, у меня сейчас нет для тебя подарка, но я что-нибудь придумаю, такое, чтобы он тебе надолго запомнился, – проникновенно сказал он. А Нелевой за такие слова захотелось обнять Глеба, чего она конечно постеснялась сделать при всех.

–А вот этого бы не надо, – пробормотал Кащей, вспомнив про чемоданчик, впрочем этого никто не заметил.

–Да не в подарках дело, Глеб, хорошо, что вы пришли, – ответила она. Пока говорили и вручали подарки, все успели наесться, и Кира высказал общую мысль.

–Может поиграем во что? – предложил он, после чего не сдержался и громко рыгнул углекислым газом от выпитого «Дюшеса».

–Только не в домино, – тут же отозвался Кащей, – надоело.

–У меня рулетка есть и кубик-рубика, – сообщила Нелева, – родители подарили.

–Кубик-рубика это для четвертого отделения, – сразу отказался Кащей, – я его собрать ни разу не сумел, и из моих знакомых ребят тоже никто не смог.

–А что такое рулетка и как в нее играть? – заинтересовался Митька.

–Я сама еще не играла, так что не знаю, – пожала плечами Ленка, – но там в коробке есть правила.

Она вышла в другую комнату и принесла большую яркую коробку.

–Может магнитофон включим? – предложил Глеб, – у тебя что есть послушать?

–«Машина времени» и «Песняры», из зарубежных «Бони-М», – ответила Нелева и нажала клавишу на «Электронике – 302».

–А эмигрантов у тебя нет? Ну там Токарева или Новикова, – спросил Кащей.

–Нет, – отрицательно покачала головой Ленка, садясь прямо на пол, ее примеру последовали остальные, все равно на диване всем не хватило бы места.

–Жаль, – пробормотал Кащей, с интересом рассматривая рулетку, которую видел впервые, – и как тут играть?

Глеб взял листок с правилами и чтобы сэкономить время, прочитал их вслух. Все поняли в чем заключается игра, так что никаких вопросов не возникло, когда они начали разбирать цветные фишки, и делать «ставки» на игровом поле. Глеб играл немного рассеяно, часто поглядывая на Ленку. Его не отпускала мысль о подарке для нее. Глеб даже думал воспользоваться кейсом. Но что он мог с помощью него сделать? Разнести в щепки пустой гараж? Нет, это было бы неэффективно и вообще глупо, сплошное хвастовство, типа, посмотри, какая штука у меня есть. Вот Кира перо павлинье подарил, такого в магазине не купишь. Требовалось что-то необычное, чего у других на дне рождения никогда не было. Чего не купишь за деньги, даже отстояв очередь и имея блат в магазинах. «А что если устроить фейверк?» – неожиданно он вспомнил о нескольких маленьких ракетах, которые начал мастерить занимаясь в кружке, и бросив это занятие после того как им завладела мысль о ракетной шахте. Тогда почти все было готово, но Глеб забросил эти модельки на антресоли. В этих ракетах не хватало пары двигателей, сделанных из набитых самодельным порохом охотничьих гильз. «Стоп, я же тогда принес недостающие детали, – вспомнил Глеб, – если сейчас быстро сходить, доделать и принести… Эх, жаль солнце ярко светит, вспышки не так красиво выглядеть будут. Но это неплохая идея! Такого никто никому в нашем классе не дарил. Ой, а вдруг эти кэгэбэшники все забрали? Ведь наверняка дома в моих вещах шарили, впрочем на антресоли могли и не заглянуть. Мать говорила их в основном подвал интересовал».

–Лен, я сейчас домой быстро сбегаю, – сказал он, и не закончив очередную игру поднялся с пола, – это ненадолго.

–Зачем? – удивленно спросила Ленка, и как показалась Глебу погрустнела, – тебе тут скучно? Можно во что-нибудь другое сыграть, – предложила она.

–Нет, конечно не скучно, – Глеб боялся сглазить и поэтому не говорил зачем идет, – просто мне надо кое-что проверить и взять из дома.

–Давайте тогда все пойдем! – предложил Кащей, – веселей будет. Кстати, вам домой звонить не пора? – напомнил он Глебу и Митьке.

–Блин! – выругался Митька, он совсем забыл об этом обещании, – где у тебя телефон? – обратился он к Ленке.

–В соседней комнате, – ответила та и добавила, – действительно давайте все пойдем! А потом вернемся и за торт примемся.

–Я– за! – ответил Кира, и все ребята пошли в прихожую, кроме Митьки, который задержался, чтобы позвонить. Через пять минут, сообщив, что он на дне рождения и все в порядке, Митька присоединился к компании. Нелева взяла ключи и выходя последней, захлопнула дверь. Уже давно одним из ее тайных желаний было побывать у Глеба дома. По дороге ребята успели ей рассказать о жизни в больнице, докторах, таблетках и иных «прелестях» психушки. Ленка слушала с большим интересом.

–Э, вот что, ты если на следующей неделе пойдешь Глеба навещать, – решил предупредить ее Кащей, – то иди в двенадцатое отделение и спрашивай Киру.

–Почему? – не поняла Нелева.

–Мы решили поменяться, если получиться, – ответил Глеб, и начал рассказывать свой план по которому Кира должен отправиться в пионерский лагерь.

–Кащей, и ты Глеб, помолчали бы, – с досадой попросил Кира, – ну сглазите же ведь!

–Не будь таким суеверным, – ответил Кащей, но все же три раза сплюнул через левое плечо. Последний плевок ненароком задел шедшего рядом с ним Митьку.

–Поосторожней! – недовольно возмутился тот.

–Я ж не нарочно, – по своему извинился Кащей, а Митька кивнул, давая понять, что «извинение» принято, но на всякий случай потерев рубашку рукой.

–Ты только никому не говори, – предупредил Ленку Глеб, – а то, сама понимаешь, Киру из лагеря выпрут в один момент.

–Обещаю, – дала слово Нелева. До дома Глеба идти было недалеко и за разговорами они сами не заметили как очутились возле двери его квартиры. Глеб позвонил, дверь открыл отец.

–Привет пап! Я тут с друзьями на минутку зашел, – сразу сказал он, в ответ на вопросительный взгляд отца.

–А-а-а… проходите, – отодвинулся он в сторону, пропуская нежданных гостей. Ребята гуськом зашли в квартиру и начали снимать обувь.

–Да не надо, мы же ненадолго, – сказал им Глеб, а сам взял стул и полез на антресоли. Отец, тем временем пошел обратно на кухню, доедать ужин. Нужную картонную коробку из под скороварки Глеб увидел сразу. Пошарив в ней рукой он понял, что все на месте. Глеб взял ее, и вытащив, поставил на пол. Из комнаты вышла мать.

–Здравствуйте, – доброжелательно поздоровалась она с детьми, – вы не голодные? Может мне разогреть что-нибудь, суп или макароны с мясом?

–Нет, нет, спасибо, – раздалось в ответ сразу несколько голосов, – мы только что поели.

–Глеб, ты что там затеял? Тебе в больницу скоро ехать, – обратилась она к сыну, который прямо ладонью смахивал пыль с верха картонной коробки.

–Мам, ну можно мы немного позже поедем? – попросил он, вытирая руки о штаны, – у Лены сегодня день рождения, – и обратился к друзьям, – пошли в мою комнату. Он не хотел чтобы родители видели ракеты, нечего их лишний раз «нервировать».

–Ах так, – улыбнулась мать, посмотрев на Нелеву, – чтож, поздравляю.

–Спасибо, – кивнула Ленка, проходя вслед за остальными вглубь квартиры. Зайдя в свою комнату Глеб плотно прикрыл дверь и заговорщическим шепотом сказал друзьям, – обступите меня. Мои папа и мама не должны это увидеть, а то разнервничаются, а запускать тем более не дадут.

Мальчишки и Ленка обступили его плотным полукругом, с любопытством ожидая что он достанет из коробки. Когда Глеб открыл ее, раздался вздох Кащея:

–Опять ракеты. Смотри Глеб, будь осторожней, а то все решат, что ты не долечился.

–Это не то, – тихо ответил Глеб и быстро провел «инвентаризацию» предметов, необходимых для фейферка. Все оказалось на месте. В коробке лежали ракеты в основном одного типа – сантиметров тридцать в высоту, сделанные из плотной бумаги с деревянным обтекателем и жестяными стабилизаторами. А каждой использовался двигатель из охотничьей гильзы, которые они делали в кружке. Но была одна большая ракета, полметра высотой, под гильзу от ракетницы, которую Глеб однажды нашел на улице после очередного праздника. Ее он и придумал использовать в качестве твердотопливного двигателя, правда, пришлось немного изменить рецептуру пороха, чтобы он стал более мощным. В самих ракетах, в качестве «полезного груза», находился не маленький парашют, благодаря которому ракета плавно спускалась на землю, а заряд взрывающейся смеси с определенным цветом пламени. Так по крайней мере рассчитывал Глеб, когда проектировал их. После того как двигатель выгорал подняв ракету высоко в воздух, через отверстие в картонном пыже огонь поджигал пакетик со смесью и ракета взрывалась. Глеб отложил в сторону готовые ракеты, а также несколько направляющих стержней, которые не давали моделям упасть при старте и задавали направление полета. Их Глеб просто втыкал в землю, взял он и большое количество фитилей, сделанных про запас из обычной проселитрованой бумаги. В коробке он оставил две ракеты без двигателей, а из полиэтиленового пакета достал две гильзы туго набитые самодельным ракетным «порохом». Затем взял из ящика стола ножницы, другого подходящего инструмента под рукой не оказалось, и аккуратно вырезал в пыжах отверстия диаметром примерно пять миллиметров.

–Думаю, достаточно, – пробормотал он, – папиросную бумагу должно прожечь.

Пакетики со взрывчатой смесью он сделал из тонкой папиросной бумаги, они находились уже внутри ракет. Потом он осторожно вставил двигатели внутрь ракет, как патроны в ствол охотничьего ружья. Ребята затаив дыхание следили за его манипуляциями, как ученики – за средневековым алхимиком.

–Готово, – подвел итог своей работе Глеб, складывая все обратно и закрывая коробку.

–А зачем это все? – раздался неуверенный голос Нелевой.

–Через пять минут скажу, это сюрприз, – улыбнулся ей Глеб, – а сейчас пошли скорее к тебе, а то родители скажут, что обратно в больницу ехать пора. Кто-нибудь, – обратился он к мальчишкам, – возьмите коробку, а то у меня в руках она выглядит подозрительно, отец или мать, еще чего доброго, захотят узнать что там находиться.

Коробку взял Кащей, они молча вышли в прихожую и одев обувь пулей вылетели на лестничную клетку.

–Глеб, ну куда же вы? – раздался вслед недоуменный голос матери, – недолго гуляйте, в восемь вам надо ехать, чтобы к девяти быть в отделении. А то медсестра ругаться будет и в следующий раз на выходные как сейчас твоих друзей не отпустят.

–Хорошо мам! – крикнул Глеб, забегая в открывающиеся двери лифта. Это было похоже уход от погони и поэтому все с радостными воплями и гиканьем выбежали из подъезда и понеслись назад. Ребятам было весело и хорошо, а еще все с азартом жаждали начала запуска этих самодельных ракет в картонной коробке. Никто из них, кроме Глеба, никогда моделей ракет не запускал и тем более не делал сам фейверков. Салют конечно все видели, но вот самостоятельно запустить ракету, пусть маленькую – это совсем другое. До ленкиного двора они бежали, остановившись лишь у самого подъезда.

–Ну что сейчас запускать будем? – нетерпеливо спросил Митька.

–Нет, давайте чуть позже, – предложил Глеб, и показал на небо, – сейчас очень светло. Смотрите тучи на закат идут, может станет потемней, тогда и запустим. Как раз, когда уходить придется.

–А сейчас пошли торт есть, – согласился с ним Кира.

–Тебе все бы жрать, – с укором проворчал Кащей.

–Меня по крайней мере никто Кащеем не назовет, – отозвался Кира, – глядя на тебя можно подумать что ты из концлагеря сбежал.

–Ладно, не ругайтесь, – оборвала из спор Ленка, – действительно пошли чай с тортом пить, я же желание должна загадать.

Дети снова поднялись к Ленке, коробку оставили в прихожей и уже не обращая внимания на тапочки, прошли в комнату. Ленка принесла из холодильника торт «Птичье молоко» с уже воткнутыми заранее свечками. А мальчишки похватав с кухни коробки со спичками принялись их зажигать соревнуясь, кто зажжет больше. Хорошо, что торт был без крема наверху, потому что несколько спичек упало на поверхность, а ребята чуть не подпалили себе рукава. Через несколько секунд все свечи горели.

–Ну давай, – неопределенно сказал Глеб, предлагая Ленке задуть свечи. Ленка набрала в легкие как можно больше воздуха, подалась вперед и с силой выдохнув, загасила все тринадцать свечей на торте. Все захлопали в ладоши.

–Желание-то загадала? – спросил Кащей.

–Ага, только какое не скажу, а то не сбудется, – засмеялась Ленка. Потом она разрезала торт и всем положила на тарелки по большому куску, чай решили не ставить, так как несмотря на вечер было жарко и запивали торт лимонадом.

–Слушайте, а это не опасно? Ну, то что Глеб за Киру выдавать себя будет, – спросила Нелева, – вдруг его из-за этого не выпишут.

–Выпишут, никуда не денутся, – беззаботно махнул рукой Глеб, – ты не волнуйся, нам главное чтобы по времени все совпало, а потом мы обратную рокировку сделаем.

–Что сделаем? – не понял Кащей.

–Рокировку, – объяснил за Глеба Митька, – в шахматах такой ход есть, когда фигуры меняют местами.

–А, тогда понятно, – протянул Кащей, уплетая торт, и повернувшись к Ленке похвалил, – вкусно, где покупала?

–Мама на Арбат ездила. Но даже там не всегда можно такой торт купить – дефицит, а ей повезло, правда пришлось очередь отстоять, – объяснила Ленка.

–У меня бабушка такой классный торт печет, – поделился своими мыслями Митька, – по старинному рецепту.

–А моя только пироги печет, но вкусные, – в свою очередь похвастался Кащей. Разговор плавно перетек на сладости. Каждый наперебой рассказывал какие вкусности ему удавалось попробовать. Ленка украдкой посмотрела на большие стенные часы висевшие сбоку, подперла голову рукой и немного опечалилась, уже пора было расставаться с Глебом. Время пролетело незаметно, впрочем так всегда бывает, когда радостно и светло на душе. Глеб думал о том же, покосившись на часы, и наконец он решился.

–Лен, – стараясь не выдать дрожи в голосе, обратился он к Нелевой, – можно тебя на минутку?

–Конечно, – кивнула Ленка.

–Пошли на балкон, мне надо кое-что тебе сказать, – произнес он, наклонившись к ней, так чтобы остальные не услышали. Ленка молча еле заметно опять кивнула, встала из-за стола и первой вышла на балкон.

–Я сейчас, – сказал Глеб друзьям, активно обсуждавшим, какая жвачка лучше, наша или иностранная, и не заметившим его ухода. Он прикрыл за собой балконную дверь. Ленка стояла, опершись ладонями о перила и не оборачиваясь и смотрела вперед, словно совсем не заметила присутствия Глеба. Легкий ветерок ласково играл с ее волосами, а новое платье придавало ей статность и грацию. Глеб встал рядом, и тоже посмотрел вперед, на деревья, дома и небо, не зная с чего начать, как выразить все то что он чувствовал к этой девочке.

–Лен, а ты помнишь «пыльный» город? – спросил он.

–Помню, я тогда гулять по нему ходила, – ответила Нелева.

–Раньше я любил ракеты, – тихо проговорил Глеб, – а теперь вот влюбился в тебя. Это произошло не сразу. Сначала сам не понимал, что со мной происходит, нравилась ты мне вот и все. Потом часто снилась. Я даже немного боялся тебя. Думал что ты как другие девчонки, которые задаваться и дразниться любят. А ты оказалась другая, добрая и тебе можно сказать все что на самом деле думаешь. Доверить любую тайну. Ты приехала ко мне в больницу, когда я чуть не стал лейтенантом космических сил. Я не только тогда мог начать ядерную войну, когда ракету запустил, но и позже, не выходя из больницы. Но сейчас это все прошло. Ты очень…, – тут он запнулся, – прекрасная или необыкновенная, я даже не знаю, – он замолчал глядя на Нелеву. Глеб почувствовал как у него вспотели ладони.

–А я тебя дразнила, потому что ты меня совсем не замечал, – тихо ответила Ленка, потом повернулась к нему и чуть склонила голову, смущенно улыбаясь, – ты тоже оказался другим. Я думала, что тебя кроме ракет ничего не интересует. Боялась еще, что ты окажешься грубым как другие мальчишки или хвастаться перед друзьями начнешь. Ты мне нравился, а я тоже не понимала почему. Вот например, когда ты урок у доски отвечал, все на тебя смотрела и мечтала. Я в тебя тоже влюблена.

Глеб придвинулся к ней поближе и посмотрел в глаза, а свою руку осторожно положил на ее пальцы. Он удивился, почему у Ленки такие большие, и невозможно красивые глаза. Весь мир куда-то исчез, провалился, осталась только Ленка и ее притягивающий взгляд. Еще немного и Глеб бы поцеловал ее, просто коснулся бы розовых губ не больше, «по-настоящему» целоваться он не умел. Но в этот момент реальность в лице Кащея вернулась. Тот ввалился на балкон со словами:

–Слышь, Глеб, ну когда ракеты запускать пойдем?

От досады Глеб готов был врезать другу прямо в морду. Видимо это желание так красочно отразилась на его лице, что Ленка невольно прыснула, прикрыв рот ладошкой.

–Я тебя самого сейчас отсюда запущу! – рассердился Глеб.

–А я…, – тут Кащей запнулся, поняв, насколько не вовремя он пришел со своим вопросом, – да ладно… извини если что. Я говорю, что нам уже пора, так что прощайтесь побыстрее, – с этими словами он скрылся в комнате.

–Глеб, спасибо тебе за все, – скороговоркой, боясь не успеть, начала говорить Ленка, – я к тебе еще в больницу обязательно приеду. Ты не беспокойся.

–Я буду тебя ждать, – ответил Глеб, – и вообще скоро меня выпишут. Тогда погулять можно вместе или в кино сходить. Только ты не боишься что подружки над нами смеяться будут? Тогда можно где-нибудь далеко место встречи назначить.

–Да что ты, – улыбнулась Ленка, – они – наоборот, завидовать будут.

–Тогда пошли во двор, я должен напоследок отдать тебе мой подарок, тучи солнце закрыли, как раз темнее стало, – Глеб мягко взял ее за руку и увел с балкона. Ему хотелось еще раз прикоснуться к Ленке, почувствовать тепло ее ладони. Потом среди друзей сделать это было как-то неудобно.

–Ну что пошли? – спросили одновременно Кащей и Митька.

–Ага, – ответил Глеб отпуская руку Нелевой, и обращаясь к ней, – Лен, я возьму у тебя на кухне спички?

Ленка согласно кивнула, и скоро ребята в радостном нетерпении спускались во двор. Глеб с коробкой в руке возглавлял шествие. Выйдя на середину двора, он открыл коробку. Сначала вытащил направляющие стержни и воткнут их в землю. Потом вставил в отверстия двигателей фитили и насадил ракеты на стержни, через направляющие кольца. Тучи к этому времени заполнили все небо и стало действительно довольно темно, в воздухе попахивало грозой. Во дворе еще гуляли младшеклассники, и увидев как Глеб подготавливает ракеты собрались вокруг него. Всем им было любопытно – что же сейчас произойдет. Ленка, Кащей, Митька и Кира тоже столпились около него, Глеб в свою очередь немного волновался – получиться ли у него фейверк. Он еще никогда не запускал ракеты с такой «начинкой». Когда все было готово и ракеты выстроились в ряд, Глеб быстро поджег фитили, стараясь сделать так, чтобы ракеты стартовали поочередно по две-три штуки за один запуск с интервалом в несколько секунд. После этого Глеб отошел на несколько шагов сам и оттащил подальше пару уж очень любопытных мальчишек из сновавших вокруг малышей. Наконец первая ракета зашипела, и рванулась ввысь. Взлетев на высоту примерно двенадцатиэтажного дома она с красивой зелено-желтой вспышкой разорвалась в вечернем небе. За ней последовали другие, и вспышки с громкими хлопками, сменялись то на красный то на синий цвет. Глеб ликовал, у него все получилось. Он обернулся к Ленке:

–Вот! – закричал он, – Лен, я дарю этот салют тебе! Он в честь твоего дня рождения!

Ленка ничего не смогла ответить, она лишь смотрела, то на сияющего Глеба, то на разноцветные вспышки. Ей хотелось броситься к нему на шею, обнять, прижаться и не отпускать его, настолько она чувствовала себя сейчас счастливой. Младшеклассники кричали рядом «Ура!», как при настоящем салюте. Его друзья тоже выражали свое восхищение возгласами «Классно!», «Ух, здорово!». Но ракет было мало и через пару минут они закончились. Все продолжалось очень недолго, но ярко и надолго запоминающееся. Ленка посмотрела на Глеба и тихо сказала:

–Спасибо тебе, мне такого еще никто и никогда не дарил. Это.. Это.., – ту она почувствовала словно ком появился в горле, но «проглотив» его лишь произнесла, – пошли, я тебя провожу.

Они неторопливо шли в ряд всей компанией, уходя с ленкиного двора, в направлении глебиного дома, когда буквально наткнулись на Надьку, которая возвращалась из магазина и увидев в небе красочные вспышки помчалась что есть духу туда, откуда взмывали в воздух ракеты, но чуть-чуть опоздала, хотя успела увидеть конец запуска. Трудно было сказать кто больше был удивлен, Надька или Ленка. Надька перевела взгляд на Глеба.

–Брусникин? – глаза у нее стали круглыми, – а что ты тут делаешь? – задал она не самый умный вопрос.

–Он у меня на дне рождения был, – спокойно ответила за Глеба Ленка.

–Так сейчас ты это устроил? – опять спросила Надька, неопределенно показав пальцем в небо, – ты же в больнице должен лежать.

–Я устроил салют в честь дня рождения Лены. Это мой подарок ей – простодушно ответил Глеб, – а из больницы меня на сегодня отпустили.

–С друзьями! – ядовито добавил Кащей, мгновенно понявший ситуацию, – мы все оттуда, – и с угрозой добавил, – а ты кто такая?

–Я…, – Надька запнулась, и быстро заговорила, отступая назад, – да я ничего… я просто шла тут… Ну мне в общем пора, – и она почти побежала прочь.

–Жаль что на день рождения кроме нас никто не пришел, классно было, – прокричал ей вслед Кащей.

–Зачем ты так? – спросила его Ленка, – у нее конечно характер не сахар, но все же…

–Не люблю предателей, – твердо ответил Кашей, уточнив, – это ведь она с другими к тебе не пришла?

–Она это и устроила. Что-то типа бойкота, – подтвердила Ленка.

–Вот видишь, а ты ее защищаешь, – назидательно произнес Кащей.

–Ладно, что теперь вспоминать, все ведь хорошо получилось, – улыбнулась Ленка. Она шла рядом с Глебом и совсем не обижалась на Надьку. А та, идя домой жутко завидовала Ленке. «Ну надо же, Брусникин был у нее на дне рождения и еще такой необычный подарок преподнес. Теперь ей все девчонки завидовать будут. Позвать на свой день рождения мальчишек из психушки! Это надо храброй быть, особенно Брусникина, о нем вся школа теперь знает. Зато Ирка и Катька теперь от нее не отстанут, всем ведь интересно узнать что и как. Эх, жаль поссорились, а то может если бы пошли, с мальчишками бы подружились», – нерадостно думала Надька, и от досады готова была расплакаться.

Ребята по пути обсуждали фейверк.

–Теперь я понимаю почему ты ракету запустил! – захлебывался от впечатлений Митька, – я бы сам непрочь такой салют устроить.

–Глеб, а расскажи как эти ракеты делать? Я тоже хочу в свой день рождения салют устроить, – попросил Кира.

–Сложно это, – начал объяснять Глеб, – сначала надо набивной станок сделать, а его на токарном станке придется выточить, это в принципе несложно, потом – специальный «порох» приготовить. Для этого нужна селитра, сера и уголь. И придется все компоненты в пыль растолочь, иначе он хорошо не смешается и мощности не даст. А остальное – просто. Набиваешь гильзу от охотничьего патрона получившимся «порохом», в конце пыж вставляешь и заклеиваешь для надежности. У меня книжка есть, там написано как такие ракеты делать, если хочешь – дам почитать. Там и чертежи есть, и все что надо. А вот смеси, взрывающиеся разными цветами – это самое трудное. Я несколько раз в магазин ездил, пока все нужные химреактивы достал, он единственный на всю Москву. А рецепты взял из журнала «Наука и жизни», у меня его отец выписывал.

–Дашь мне переписать? – попросил Кира.

–Конечно, – кивнул Глеб, – если хочешь, то можешь прямо сейчас книжку забрать.

–На фига она тебе в больнице? – охладил энтузиазм Киры Кащей, – и потом, где ты токарный станок возьмешь?

–У нас в школе есть, – не растерялся Кира.

–А ты работать на нем умеешь? – опять скептически покачал головой Кащей.

–Научусь, – начал обижаться Кира, – Глеб же научился, а с трудовиком я договорюсь, он у нас старенький и добрый.

–Вот выпишут тебя, тогда и за ракеты берись, а сейчас твоя, вернее наша задача – тебя в пионерлагерь отправить, – ответил Кащей.

–Вообще-то верно, – согласился в итоге Кира. Ему очень хотелось снова очутиться там, и он решил что будет правильно отложить фейверки до лучших времен. Ленка шла молча, но в душе осталась и постоянно присутствовала теплота и нежность с того самого момента на балконе, когда Глеб приблизился к ней и почти прикоснулся губами. «Вот он идет рядом и я знаю, что думает он обо мне, а не о ракетах, о которых говорит», – улыбалась она про себя. Незаметно для себя они пришли к Глебу домой, где их уже ждала его мать.

–Ну сколько можно…?! Поехали быстрее, опаздываем уже! – строго сказала она. И ребята, покинув квартиру, вместе с ней пошли к автобусной остановке. Митька правда предварительно позвонил домой и предупредил, что все в порядке и он возвращается в отделение. До остановки идти было не больше трех минут, а длинная улица позволяла видеть еще издалека подъезжающий автобус. Небо снова очистилось от туч и предзакатное солнце оранжево-розовым светом осветило верхушки многоэтажных башен. Как раз когда они подошли к остановке, из-за поворота показался автобус. Все поняли, что пора прощаться с Ленкой.

–Классно погуляли! – громко сказал Кащей, ни к кому конкретно не обращаясь, – не думал, что все так интересно получиться. Слышь, Лен, спасибо тебе за то что на день рождения пригласила. Я давно так хорошо день не проводил. А то все, то одна больница, то другая.

–Не за что. Вам ребята спасибо, что пришли, – как бы извиняясь ответила Нелева, – а то сидела бы одна…

–С подарками извини что так вышло, не подготовились, – неопределенно пожал плечами Митька, оправдываясь за всех, – а то у меня дома действительно старинный ключ есть, большой такой, им человека прибить можно, если ударить.

–Да, и готовит твоя мама отлично! Я таких вкусных пирогов ни на одном дне рождения не ел, – добавил Кирилл. Автобус уже подъезжал к остановке. Мальчишки поняли, что Глебу надо попрощаться с Ленкой наедине, насколько такое сейчас возможно, и прошли чуть вперед, отвлекая разговором его мать.

–Глеб, – начала быстро говорить Ленка, – у меня такого дня рождения никогда не было, да наверняка и не будет. Спасибо тебе за все. Я хочу скорее увидеть тебя снова. Если хочешь, то прямо завтра приеду. А то на выходные меня родители опять уехать вместе с ними заставят.

–Нет, я тебе сам позвоню, когда меня в двенадцатое переведут, там можно выходить погулять в любое время, и посещение в любой день. Только не забудь, спрашивай Кирила, а не меня, – Глеб тоже говорил быстро, так как автобус уже затормозил и открыл двери, ребята не спеша стали заходить внутрь, он смотрел то на Ленку то на автобус, не решаясь, сделать то что хотел, – и еще…, я люблю тебя!, – после этих слов он собрался с духом, схватил Ленку за плечи и притянув к себе, неуклюже чмокнул ее в щеку. А отпустив, ринулся к автобусу, обернулся перед тем как зайти, еще раз посмотрел на покрасневшую Ленку и помахав ей рукой, запрыгнул в салон. Она тоже помахала ему вслед, поймав себя на мысля что у нее нет белого платка, так вышло бы красивее, а Глеб прильнув к заднему стеклу махал рукой, пока автобус не скрылся за поворотом.

В ту ночь Глеб долго не мог заснуть. Он то вспоминал Ленку, то салют, то катание с друзьями на аттракционах. Не вспоминал он об одном – военной рубашке с эмблемами, лежащей в подсобке больницы и тяжелом черном кейсе, стоявшем в шкафу.

Ленка вернулась домой, застав пришедших из кино родителей в прихожей. Она сбросила сандалии, сменив их на домашние тапочки.

–Ну как все прошло?! – спросила мать.

–Замечательно! – честно ответила Нелева, и добавила, – я посуду помою, ты не беспокойся.

–Да зачем, устала наверно? – усмехнулась мать, – иди отдыхай. Я все сделаю. А что тебе подружки подарили?

–А подружки ко мне не пришли, – беззаботно ответила Ленка, – но мне подарили золотую рыбку, старинный ключ, павлинье перо и самое главное – фейверк, такой красивый, как настоящий салют.

–Погоди, – немного опешила мать, – так кто к тебе приходил и кто дарил подарки?

–Глеб Брусникин, ну ты его знаешь, – как ни в чем не бывало ответила Ленка, заставив мать замереть на месте от услышанной новости, – и его друзья. Их на сегодня из психушки выпустили. Кирил мне павлинье перо подарил, он его в зоопарке у павлина выдернул. Кащей, его все так зовут, он после контузии в больнице оказался – золотую рыбку, которую сплел и капельницы. Митя, старинный ключ, он всегда со связкой ключей ходит, а Глеб – устроил во дворе салют, запустив несколько ракет, – при последних словах мать побледнела, – да ты не бойся мам, те ракеты маленькие, но красиво взрывались.

–И…, – мать с трудом сглотнула воздух мешавший говорить, – и где эти ребята сейчас?

–Они обратно в больницу поехали, я же сказала, – ответила Нелева, – и мама Глеба с ними, ну сопровождающая, так положено.

–А твои подруги? – мать не знала как реагировать на такое известие, – почему они не пришли?

–Мы поссорились, вот они и объявили мне бойкот. А тут Глеб позвонил, я их и пригласила, – ответила Ленка идя в свою комнату.

–М-да, – сказал вышедший из кухни отец, слышавший их разговор, – ну главное все обошлось, и хорошо.

Мать тяжело вздохнула и лишь попросила:

–Доченька, ты в следующий раз предупреждай, когда к тебе такие гости приедут.

–Обязательно мам, – пообещала Ленка, закрывая дверь. Она еще немного послушала магнитофон, и легла спать. От скопившихся за день переживаний, эмоций и перепадов настроения Ленка заснула быстро и незаметно, из приснившихся снов она ничего конкретно не запомнила, кроме легкого и приятного чувства неги и светлой радости.

Утро следующего дня началось в больнице как обычно: подъем, умывание и чистка зубов, завтрак, а потом сидение в классе в ожидании беседы с врачами. Глеб, Кира, Кащей и Митька как всегда сидели за двумя соседними столами и разговаривали. Кира все никак не мог забыть авантюры с павлиньем пером, на которую он отважился.

–Нет, но как я его вырвал! – в очередной раз восклицал он, – никто не понял, что к чему. А мы – сразу убежали.

–Слушай, – первым не выдержал Кащей, – ты вот где уже со своим пером, – и он провел ребром ладони по горлу, – хватит уже!

–Ладно, молчу, – насупился Кира, но он все-таки очень гордился тем что решился на такой бесшабашный поступок. В класс заглянул профессор Виктор Иванович, секунду пристально посмотрев на Глеба, он сказал:

–Ну что, пошли поговорим?

–Ага, – Глеб весело кивнул и пошел вслед за профессором в кабинет своего лечащего врача. Там их ждал как всегда невозмутимо-спокойный Лев Павлович.

–Я вижу ты прямо-таки светишься здоровьем, – бодро продолжил главврач, – как отдохнул вчера с друзьями?

–Отлично! – и Глеб пустился в длинный рассказ о том как они смотрели животных в зоопарке и катались на аттракционах. Естественно о вырванном у павлина пере и дне рождения Ленки Нелевой он умолчал. Глеб рассказывал так увлеченно, что даже Лев Павлович добродушно заулыбался.

–Вот и славненько, – потер руки профессор, – значит в четверг утром мы тебя выписываем, и в тот же день поедешь на вторую смену в пионерский лагерь. Автобус там вроде в обед отходит или вечером, я уже не помню.

–Классно! – восхищенно ответил Глеб.

–А как сон, нормально спишь, кошмары не беспокоят? – немного занудно спросил Лев Павлович.

–Нет, что вы, вот вчера мне снилось, что я в речке купаюсь, а потом загораю на песке, – ответил Глеб.

–То есть плохого настроения и тоски больше нет? – на этот раз задал вопрос профессор.

–Конечно нет, – утвердительно кивнул Глеб, – с чего им взяться?

–А атомные ракеты, ядерные войны? Что ты об этом сейчас думаешь? – спросил Лев Павлович, не глядя на него.

–Ерунда это все, – быстро ответил Глеб, – никто на нас не нападет. Мы же сильные, а сами мы тоже никого бомбить не будем, потому что мы за мир.

–Ну что еще вопросы будут? – обратился к Льву Павловичу профессор, лечащий врач молча отрицательно покачал головой, и красноречиво развел руками, показывая что главврач на этот раз оказался полностью прав в выборе метода лечения.

–Да, чуть не забыл, – спохватился профессор, – ты надеюсь помнишь о нашем уговоре про письма?

–Да помню и я все выполню, как обещал, – серьезно ответил Глеб.

–Ну тогда я больше тебя не задерживаю, иди в класс. А в четверг можешь собирать вещи, – доброжелательно напутствовал его профессор.

–Спасибо, – искренне поблагодарил его Глеб и вышел из кабинета. Главврач некоторое время молча стоял и смотрел в окно, потом мечтательно произнес:

–Эх, хорошо бы самому махнуть в Рузу, я там в детстве отдыхал. С удочкой посидеть, порыбачить.

–Так возьмите отпуск, – посоветовал ему Лев Павлович.

–Куда там…, – махнул рукой главврач, – сначала конференция, потом семинар. Да и в отпуск с женой договорились в Сочи поехать, я и путевки уже заказал. А по выходным сами знаете: то диссертация, то друзья придут, то еще что-нибудь.

–А Брусникин как? – сменил тему разговора лечащий врач Глеба, – думаете с ним все? Лечение закончено?

–Вы же сами выдели – здоровый веселый мальчишка, – усмехнулся профессор, – так что подготовьте все бумаги заранее, в среду. А я пошел, у меня еще дел полно.

–До свидания Виктор Иванович, – вежливо попрощался Лев Павлович, и подумал: «А что, правда ведь, мальчик выглядит нормально, рассуждает логично и здраво. Тревожных симптомов нет, и в отпуске хорошо себя вел, судя конечно по его рассказу. Действительно – пора выписывать». И он начал писать завершающую страницу в глебиной истории болезни.

Глеб вошел в класс, пытаясь скрыть небольшую нервозность. После сегодняшнего разговора с главврачом многое прояснилось. Он сел за стол и повернулся к Кире, который уже успел побывать на беседе с врачом.

–В четверг утром меня выписывают, а автобус в двенадцать отходит от Дома Культуры министерства энергетики. Если я на него не успею, придется своим ходом добираться. Этот вариант не годиться, меня тогда передадут как говориться «из рук – на руки», надо воспользоваться именно толкучкой перед автобусами. Кира, тебя когда в двенадцатое переводят, ты узнал точно?

–В среду, – обречено ответил Кира, – простудиться не предлагай, я сам над этим думал, это два-три дня в изоляторе. Так что в пионерский лагерь тебе придется ехать. Ты все сделал что мог для меня, спасибо Глеб, – Кира отвернулся, из глаз начали течь слезы, и он положил голову на руку, чтобы они впитывались рукавом, и со стороны было бы незаметно, что он плачет. За их столом повисло тягостное молчание.

–Кир, а ты когда флюорографию делал? – спросил вдруг Кащей.

–Не помню, – всхлипнул Кира.

–Ну когда тебе рентген легких делали? Вспомни. Год прошел или нет? – настаивал Кащей.

Кира прекратил всхлипывать и поднял на него красные от слез глаза.

–Года два назад наверно, когда воспалением легких заболел, – ответил он, – а что?

–Надо чтобы тебе на среду какую-нибудь процедуру назначили в другом корпусе. Это дело долгое. На полдня, не меньше. Лучше всего ренген подходит, но не руку же тебе ломать или вывих делать, – размышлял Кащей, – вот я и подумал, флюорография – то что надо. В среду скажешь врачу, что твои родители просили тебе флюорографию назначить, потому что ты во дворе играл с мальчиком у которого потом обнаружили туберкулез. Врачи этого заболевания как черта с рогами боятся. Так что назначат рентген легких как миленькие, а значит в двенадцатое тебя переведут лишь на следующий день.

–А если не получиться? Если мест не будет? – заволновался Кира, почувствовав хрупкую надежду.

–Тогда значит не судьба, – пожал плечами Кащей.

–А почему ты про год спросил? – уточнил Митька.

–Потому, что флюорографию положено раз в год делать. При этом отметка в карточке делается. Если Кира скажет, что делал ее два года назад, а они позвонят в его поликлинику и окажется что – полгода, то сам понимаешь, накладка выйдет, – объяснил Кащей.

–Нет, накладка выйдет если врач его родителей об этом спросит, – вмешался Глеб.

–Ну тогда придумай лучше, раз такой умный, – рассердился Кащей.

–Лучше не могу, – признал Глеб, – вас с Митькой когда переводят в двенадцатое?

–Меня как и Киру – в среду, – ответил Кащей.

–А мне сказали, что наверно в четверг, – назвал дату Митька.

–Тогда Кира, придется тебе попробовать действовать как Кащей предложил, – решил Глеб, – ничего другого не остается.

Два дня, оставшиеся до решающего момента тянулись на удивление медленно. Глеб позвонил домой и сказал родителям, что много вещей ему в пионерлагерь собирать не надо. Хватит тех, что он привезет из больницы, плюс пару смен носков, трусов, рубашек. И конечно ему будет необходима пионерская форма с галстуком, белая рубашка и шорты, которые нужны при торжественном открытии смены и ее окончании. Парадную пионерскую форму Глеб хотел передать Кире, она ему там могла понадобиться. А то странно получалось – приехал единственный мальчик без пионерской формы, хотя всех родителей заранее снабдили списком необходимых их детям вещей. Кира тоже собрал все свои вещи, чтобы при первой же возможности, не теряя времени на сборы, осуществить план подмены. Как и советовал Кащей, он попросил врача от имени своих родителей, чтобы ему сделали флюорографию, добавив историю про несуществующего мальчика, который заболел туберкулезом. Лев Павлович тут же выписал направление и попросил медсестру отвести Киру в лабораторный корпус, где делали ренген. Но медсестра сначала делала уколы, затем у нее нашлись другие неотложные дела. В результате Кира попал в нужный корпус аккурат к началу обеда и пришлось еще полтора часа ждать пока этот «обед» закончиться. Медсестра, которая его привела, так как детям из их отделения запрещалось без сопровождения ходить по территории больницы, столько времени ждать конечно не стала. Она строго-настрого наказала Кире дожидаться врача-ренгенолога, а сама ушла обратно в отделение, сказав, что вернется за ним позже. После флюорографии, ее возвращения тоже пришлось изрядно подождать, но Киру это ожидание нисколько не томило, он наоборот твердил про себя, умоляя, чтобы медсестра подольше не возвращалась. В итоге в свое отделение он попал только к началу полдника. Естественно сегодня ни о каком переводе его в другое отделение и речи быть не могло. Все врачи давно разошлись по домам и некому было принимать его историю болезни. Медсестра обрадовала Киру пообещав, что завтра, прямо с утра, получив у Льва Павловича все необходимые бумаги, переведет его в двенадцатое отделение.

Ночью Кира долго не мог уснуть, он вспоминал предыдущее лето, ребят, с которыми он отдыхал, и которые ни разу не назвали его толстым, девочку с которой танцевал на дискотеке, разные интересные конкурсы и забавные соревнования, придуманные вожатыми. Ему очень хотелось чтобы это все снова повторилось. «Глеб молодец, – подумал он, – настоящий друг, хорошо бы конечно с ним вместе поехать или всем вчетвером махнуть. Вот классно бы было! Но как говорит Кащей, „не до жиру“. Только бы завтра все получилось!».

Глеб же, в отличии от Киры давно спокойно спал. Ему снилось, как он идет босиком по асфальтовой дороге на речку, а рядом шагает Нелева. Тоже босая, в одном купальнике, а на Глебе надеты лишь плавки. Солнце ослепительно светит им прямо в глаза и он невольно щуриться. Разговаривать от сильной жары не хочется, да и незачем – так все понятно, без слов. Сейчас они дойдут до речки и окунуться в прохладную воду, а потом будут плескаться и играть в воде, нырять и гоняться друг за другом. А пока солнце, жаркая истома и горячий асфальт под ногами.

Проснулся утром Глеб вспотевший – стены за ночь не успели остыть и теперь в спальне стало душновато. Заметив, что Глеб проснулся, к нему тут же подошел Кира. Он явно нервничал.

–Ну что? – неопределенно спросил он, ища у Глеба поддержки, и уверенности что все получиться как надо.

–Я – готов, – спокойно и твердо ответил Глеб, улыбаясь.

–Я тоже, – менее уверенно ответил Кира.

Утро началось с нервозной перепроверки полной готовности всех и всего к «рокировке». Сначала Глеб проверил – все ли вещи он взял. Вернее они заранее переложили вещи Глеба в чемодан Киры, а его – наоборот, в сумку Глеба. Кейс он заранее передал Кире, попросив держать при переводе по возможности так, чтобы никто не обратил внимания на этот черный дипломат. А потом Глеб его заберет, и положит к сумкам и чемоданам других ребят, в зависимости от того где и как в новом отделении хранятся вещи детей.

–Так, еще раз все повторим…, – и они с Кирой в который раз на словах отработали план замены. Митька и Кащей все время лезли с советами, впрочем делали они это из дружеских побуждений, искренне желая помочь.

В классе царил веселый гомон мальчишечьих голосов. Воспитатель еще не пришел, так что некоторые ребята выходили в коридор или игровую комнату совершенно спокойно.

–А теперь скройся, пока тебя не позовут, – наконец приказал Глеб, – если не смогу позвать я, то это сделают Кащей или Митька. Но сейчас показываться на глаза медсестре тебе нельзя, иначе она тебя сразу в двенадцатое отделение потащит. А мне необходимо дождаться родителей.

–Куда я скроюсь? – раздраженно спросил Кира, от переживаний голова у него сейчас соображала плохо, – не под стол же в классе залезать.

–В туалете можно, – предложил Митька, – закройся в кабинке и сиди тихо, книжку можешь взять почитать, если скучно будет.

–Вот там его медсестра в первую очередь и начнет искать! После класса конечно, – возразил Кащей, – лучше в палату прокрадись тихо, и под кровать забейся, так чтоб от двери тебя было не заметно, и сиди тиши мыши. Медсестра войдет посмотрит поверху, никого не увидит и уйдет, – предложил он.

–Верно, – согласился Глеб, – иди Кира, и не волнуйся.

Кира молча кивнул, и незаметно покинул класс, хотя спокойствия ему глебины напутствия не прибавили. Как и советовал Кащей, он тихо прошел по коридору. Вытащив отмычку открыл дверь палаты, осмотрелся, выбирая место, которое не просматривалось бы от входа, аккуратно закрыл за собой дверь и нырнул под выбранную кровать. На его счастье пыли там почти не было, санитарка вчера протерла весь пол мокрой шваброй, так что Кире ничего не оставалось как лежать на прохладном линолеуме, и дожидаться когда кто-нибудь из друзей придет и сообщит, что пора выходить и действовать дальше.

Когда ждешь, время всегда словно начинает течь медленнее – это давно известная истина, в правоте которой в очередной раз убедился Глеб. Родители все не приезжали, а разговаривать с друзьями было пока не о чем – они уже по нескольку раз все обсудили. Правда один раз заглянула медсестра, недовольно спросив или точнее проворчав:

–Да куда этот Кирил делся?! Перевод готов, нам уже идти надо. Ничего не пойму! В туалете – нет, здесь – тоже. Брусникин, – обратилась она к Глебу, – где твой друг ошивается?

–Не знаю, – пожал плечами Глеб.

–А он случаем не сбежал? – предположила медсестра, сама не веря в этот вариант.

–Да нет, что вы! – одновременно ответили Кащей, Митька, а Глеб предположил, – может он у врача? Ну на последнем осмотре перед переводом?

–Может и так…, – равнодушно сказала медсестра, – как придет, пусть сразу ко мне подойдет. Идти пора, не до обеда же ждать, у меня тоже дела есть.

С этими словами она скрылась за дверью. Наконец приехала глебина мама, поговорив с врачом она спросила сына, собрал ли он вещи и получив утвердительный ответ, они вместе вышли в коридор. И стали ждать когда врач закончит писать справку о пребывании Глеба в больнице и выписку из истории болезни для поликлиники. Сейчас больше всего Глеб боялся что мать возьмется проверить все ли вещи он забрал из отделения, и раскроет сумку. А там увидит не его рубашки, а кирины. Что повлечет за собой множество вопросов, скандал и полностью провалит «рокировку».

–Мам, а можно я друга в другое отделение провожу? – попросил Глеб как только они присели на банкетку – скамейку, обтянутую дерматином в коридоре, – все равно нам ждать здесь придется долго. Пока Лев Павлович все напишет – я успею. Его как раз сейчас переводят, заодно и попрощаюсь. Ты его видела, Кирил, полный такой.

–Нет, – возразила мать, – сиди пока тут и никуда не ходи, лучше принеси сумку. Бумаги сейчас получим и сразу поедем. Все что надо я уже взяла из дома. Ты не забывай, нам к двенадцати надо успеть подъехать к ДК, откуда автобусы в лагерь поедут.

–Мам, ну я быстро. Это в соседний корпус зайти и все, – нудно стал настаивать Глеб. Мать немного нервничала, она сейчас больше волновалась, что Глебу напишут в справке о пребывании в больнице, и как к этой справке отнесутся в школе. Впрочем исключать его из школы никто не собирался.

–Ладно, – не выдержала мать, – но только туда и обратно! И не больше десяти минут!

–Хорошо мам! – обрадовано воскликнул Глеб и бросился в класс. Он решил не рисковать. Если бы от открыл дверь палаты отмычкой и потом появился оттуда вместе с Кирой, попавшись на глаза медсестре или воспитателю, то неизвестно чем бы это все могло закончиться. Заглянув в класс, он быстро кивнул друзьям и тихо сказал:

–Пора. Зовите Киру, – затем быстро вернулся к матери.

–Сейчас он подойдет, – пояснил он. Мать на эти слова не обратила внимания, она проверяла в уме, все ли вещи, которые были указаны в «Памятке отъезжающим в пионерлагерь», упакованы в спортивную сумку.

Кащей молча сделал знак Митьке оставаться на месте, а сам быстро вышел из классной комнаты, отпросившись у воспитателя в туалет. Кащей подошел к двери палаты, огляделся. И убедившись, что кроме Глеба, старающегося не смотреть на него и его матери, не обратившей внимания на вышедшего из класса мальчика, в коридоре никого не было, он уверенным движением открыл замок и распахнул дверь. Кащей поглядел вокруг и не заметив Киру, негромко позвал:

–Кир, выходи, пора появляться. Глебина мать приехала.

Кира выбрался из-под кровати.

–Наконец-то! А то я уже подумал, что ничего не получилось, – облегченно вздохнул он.

–А как раз еще ничего и не получилось, – осадил его Кащей, – не радуйся раньше времени, а то сглазишь. Иди, быстрей найди медсестру, а то Глеб тоже не вечно здесь тебя дожидаться будет.

–Угу, – понимающе кивнул Кира и поспешил из палаты вслед за Кащеем. Проходя мимо столовой, он заметил через стекло в середине двери, что медсестра о чем-то говорит с санитаркой на раздаче. Кира осторожно постучал по стеклу, чтобы обратить на себя ее внимание. Как и большинство дверей, эта открывалась с помощью отмычки, поэтому войти он не мог. Медсестра обернулась и увидев Киру тут же оборвала разговор с санитаркой и вышла к нему из столовой.

–Ну где тебя носит?! – раздраженно с ходу накричала она на мальчика, – вещи собрал? Мне тебя до второго пришествия ждать?

–Да я так…, – замялся Кира, действительно не зная что ответить, и быстро идя за широко шагающей медсестрой, – я тут был.

–Тут он был, – передразнила его она, – чтож я тебя нигде найти не могла?

Кира решил промолчать. Придумать какое-то объяснение с ходу у него не получалось. Но гнев медсестры улетучился так же быстро как и вспыхнул. Через минуту она уже не помнила о вопросе который задала. Кира зашел в класс, взял из шкафа приготовленные заранее «свои» вещи, в числе которых был и глебин кейс управления боевой орбитальной станцией. Махнув рукой Кащею и Митьке, он демонстративно громко сказал:

–Ну до встречи в двенадцатом!

–Увидимся, – хитро улыбнулся Кащей.

–До встречи, – Митька тоже улыбнулся и подмигнул Кире.

После «прощания» Кира вышел к медсестре, которая тем временем вытащила из ящика стола на посту его историю болезни, лежащую там со вчерашнего дня и спросила:

–Ничего не забыл? – и недовольно пробормотала себе под нос, – а то возвращаться придется. А мне некогда туда-сюда ходить.

–Все здесь, – твердо ответил Кира. К нему подошел Глеб.

–Меня сегодня выписывают, – стараясь выглядеть как можно более радостным сообщил он медсестре, – за мной мама приехала. А можно я сейчас Киру до отделения провожу? Ведь мы теперь очень долго не увидимся.

–Ну проводи, – безразлично посмотрела на глебину мать медсестра.

–Мам, ну я быстро! – выпалил Глеб и пошел за быстро удаляющейся медсестрой и другом.

–Давай, – улыбнулась мать, а Кире – пожелала, – ты выздоравливай бестрее и не грусти, – сказала она, глядя на напряженное выражение не сходившее с кириного лица. Он сейчас очень волновался.

–Спасибо, – ответил он. Ребята вышли вслед за спешивший медсестрой на крыльцо. Чтобы не молчать, пришлось создать видимость разговора, который впрочем медсестра совсем не слушала. Но спектакль получился неплохой, особенно учитывая то, что фразы они старались произносить громко.

–Ты когда из пионерского лагеря вернешься, приедешь меня навестить? – спросил Кира, искоса поглядывая на медсестру.

–А как же! – подыграл Глеб, – как только приеду, сразу – сюда.

Он чуть не фыркнул от нелепости этой фразы.

–Знаешь, без тебя скучно будет, – сказал Кира, трудно было определить правду он сейчас сказал или нет.

–Так Кащей и Митька с тобой будут, – «успокоил» его Глеб. Тут Кира не выдержал и пристально глядя ему в глаза серьезно произнес:

–Может останешься, целый месяц в пионерском лагере – это же долго.

–Нормально, – Глеб честно посмотрел в ответ, – я же говорил тебе, для меня это важнее, – он сделал ударение на слове «меня» и Кира прекрасно его понял. Они быстро дошли до двенадцатого отделения. Оно располагалось в корпусе темно-красного кирпича, построенным наверно самым первым при основании больницы. Им не пришлось подниматься по лестнице отделение находилось на первом этаже. Входя в старое кирпичное здание Глеб шепнул Кире:

–А теперь держимся вместе, но отстанем. Давай мне вещи.

–Кир, тебе наверно тяжело все это тащить, давай я помогу, – громко, так чтобы слышала медсестра предложил Глеб.

–Конечно! Спасибо тебе, – в тон ему ответил тот и отдал чемодан, мешок для сменной обуви и кейс. В таком виде – Глеб, нагруженный вещами, а Кира без них, они вошли в двенадцатое отделение. Потолки здесь были высокими, а вверху рамы окон скруглялись, производя впечатление бойниц старинного замка. Двери видимо не запирались целый день и персонал не носил обычных в других отделениях «отмычек» под квадратные отверстия замков. Они замедлили шаг, а медсестра сразу подошла к сестринскому посту, за которым сидела ее коллега, но старше и более добродушная, которая приветствовала ее кивком головы и видимо хорошо знала, так как они даже не поздоровались.

–Вот принимай пациента, – шмякнув на стол историю болезни Киры, сказала медсестра глебиного отделения, другая посмотрела на двух мальчиков стоявших неподалеку. Так как Глеб был что называется обвешан носильными вещами, то она естественно подумала, что пациент – это он.

–Второго сейчас выписывают, он попрощаться с ним пришел, – добавила медсестра, в то время как Глеб и Кира тянули время, договариваясь о том когда еще раз встретятся и как взрослые жали друг другу руки, – ну ладно я пошла, а то сейчас запарка, Лев Павлович кучу дел задал, но после обеда – зайду, поболтаем, кстати, купила тут очаровательные босоножки, покажу, – закончила свой короткий монолог медсестра и пошла назад.

–Приходи, я чаю заварю, – ответила ей вслед ее подруга.

–Брусникин! Давай назад в отделение. Хватит уже, напрощались, – сказала она, проходя мимо ребят.

–Ну можно мы немного еще поговорим? Неизвестно ведь когда еще встретимся, – умоляющим тоном попросил Кира.

–Тогда сам приходи, но не звони, – тут она усмехнулась, – «отмычку» небось с собой до выписки носите? Вот и воспользуешься напоследок.

Глеб и Кира посчитали что лучше промолчать и улыбаться, «отмычка» у Глеба действительно лежала в кармане. Получилось не очень естественно, но медсестра не обратила на это никакого внимания и покинула двенадцатое отделение, небрежно прикрыв за собой дверь.

–Отлично, – прошептал Глеб, – теперь оба уматываем отсюда. Ты – первый. Беги к воротам, а дальше езжай к Дому Культуры, откуда автобусы вас повезут. Деньги взял?

–Да, – кивнул Кира, – ну, пока. Я буду около правого угла ДК, как договаривались.

–Хорошо, – ответил Глеб и Кира буквально бегом бросился прочь из отделения. А Глеб подошел к медсестре.

–Что это твой друг так припустил? – улыбнулась ему она, – аж пятки засверкали.

–А его выписывают. Вот он и торопиться, – нашелся Глеб, и тут же напустил на себя усталый вид, – можно мне скорее в палату пойти, а то я не выспался сегодня, отдохнуть хочу.

–Пошли, – добродушно ответила медсестра и встала из-за стола, – врач тебя все равно сегодня осматривать не будет. Так что отдыхай. Можешь потом выйти на нашу площадку – с другими ребятами познакомиться. У нас днем свободный режим, но по территории больницы ходить нельзя. За ворота – тем более. А вот на площадку и обратно в палату, это сколько хочешь. Если до осени у нас пролежишь, то в школу пойдешь, – закончила она «краткий инструктаж».

–Понятно, – ответил Глеб. Палат тут было больше, но по размеру они намного уступали бывшему глебиному отделению, к тому же выглядели уютней, так как в каждой стояло пять или шесть кроватей. Это конечно не две огромные спальни, на двадцать человек. Медсестра проводила его к постели, заправленной свежим бельем.

–Вот твоя койка, – показала она, – располагайся и отдыхай. Вещи можешь под кровать положить. Но только кроме продуктов. Их – сдашь на кухню раздатчице, но напиши обязательно на пакетах свою фамилию, тебе наверно наши правила и самому известны, ты же в четырнадцатом долго лежал. В полдник будешь получать то, что тебе родители передали, или сам бери, когда захочешь, шкаф я тебе потом покажу.

С этим напутствием она, к величайшему облегчению Глеба, покинула палату. Он остался один. Наверно остальные ребята играли сейчас на площадке. Это было Глебу на руку. Он закинул сумку и чемодан под кровать, стараясь положить их так, чтобы кейс лежал как можно незаметней, оглядел палату, удовлетворенно хмыкнул и осторожно выглянул в коридор. Пусто. Медсестра видимо понесла историю болезни в кабинет врача, чтобы он с утра сразу ею занялся. Глеб пулей, но все же стараясь не издавать ни малейшего шума, пробежал просторный холл и миновав дверь, изо всех сил рванул обратно в свое отделение.

Он успел как раз вовремя. Мать разговаривала с Львом Павловичем, держащим в руках какие-то бумаги. Заметив его, врач приветливо сказал:

–А вот и наш герой! Ты куда ходил?

–С Кирой попрощался, его в другое отделение перевели, – перевел дух Глеб.

–Ну и прекрасно, сейчас Виктор Иванович подойдет, поговоришь с ним напоследок и поедешь, – закончил разговор Лев Павлович. Тут словно в подтверждении его слов из кабинета вышел профессор. В руках он держал глебину офицерскую рубашку с эмблемами.

–Здравствуй, офицер Континентального Союза! – то ли в шутку, то ли серьезно приветствовал он Глеба и протянув ему рубашку, предложил, – надень.

–Зачем? – не понял Глеб, – сегодня тепло, я специально с коротким рукавом надел, – на рубашку он смотрел абсолютно равнодушно, но на профессора посмотрел с подозрением. «Что он задумал, – пронеслось в голове, – почему себя так странно ведет? Знает же, что никакого Континентального Союза нет и в помине. Это я его выдумал».

–Нет, ты все-таки надень, – не унимался главврач, а Лев Павлович изучающе смотрел на Глеба.

–Что прям здесь? – удивился Глеб, не понимая, что от него хотят.

–А ты стесняешься? Тогда в палату можешь пойти, переодеться, – предложил профессор.

–Да нет, – Глеб снял свою легкую красно-белую рубашку с короткими рукавами и надел темно-зеленую, застегнул пуговицы и вопросительно посмотрел на профессора, как бы спрашивая: «И что дальше?».

–Как себя чувствуешь? – спросил главврач.

–Нормально, – честно ответил Глеб, и заметил, – но на улице жарко будет. Сейчас ведь солнце, да и в пионерском лагере я в ней необычно выглядеть буду. Начнут с расспросами приставать.

–Значит больше носить ты ее не хочешь? – осторожно спросил Лев Павлович.

–Нет, – твердо ответил Глеб.

–Ну и прекрасно! – обрадовано воскликнул профессор, и предложил, – можешь переодеться обратно.

Что Глеб с радостью и сделал, отдав рубашку матери. Та словно немного боялась этого предмета, и спросила ни к кому конкретно не обращаясь:

–Ну и что с ней делать?

–Возьмите домой, – равнодушно ответил Лев Павлович.

–Мам давай сюда, я ее в пионерский лагерь возьму, эмблемы спорю, а если будет холодно – надену, – быстро предложил Глеб, опасаясь как бы мать не раскрыла сумку с кириными вещами. Не дожидаясь согласия он взял у нее рубашку, повернулся спиной, закрыв собой сумку, быстро расстегнул молнию, запихал ее сверху, и одним движением закрыл молнию.

–Ну чтож, до встречи через месяц, – попрощался профессор.

–Счастливо отдохнуть, – сказал Лев Павлович.

–Спасибо вам, – поблагодарила их глебина мать и протянула каждому по полиэтиленовому пакету, в котором явно угадывались очертания бутылки и небольшой коробки, то ли печенья, то ли конфет.

–Да нет, ну что вы…, – стали отказываться врачи, но скорее для вида. После недолгих уговоров они приняли «подарки».

–Спасибо вам за все, – серьезно сказал Глеб им на прощание, нисколько не покривив душой. Наконец врачи ушли и Глеб с мамой пошли к выходу из отделения.

–Постой, у вас тут везде же замки, надо позвать кого-нибудь чтобы открыли, – вспомнила мать, когда они остановились около двери.

–Фигня мам, – пренебрежительно ответил Глеб, достав из кармана отмычку и отпирая дверь, – вот и все.

–Ну ты даешь, – вздохнула мать и улыбнулась, – все, теперь поехали быстрей.

Они довольно быстро доехали до места отправления автобусов около Дома Культуры. От метро правда пришлось ехать пару остановок на автобусе, но в итоге Глеб с мамой приехали даже чуть раньше чем рассчитывали. Подходя к толпе родителей и детей, Глеб постоянно оглядывался, на правый угол здания, где его должен был ждать Кира. Но из-за столпотворения, за головами взрослых что-либо рассмотреть было невозможно. Перед зданием стояли автобусы – обычные рейсовые «Лиазы», правда сейчас без номеров маршрутов и с надписями «Осторожно дети». Около автобусов вожатые держали таблички с надписями «1 отряд», «2 отряд», и так далее по порядку. Заканчивались таблички на 12-ом номере. Глеб помнил, что он записан в шестой отряд. И если его сейчас мама представит вожатым, то весь план рухнет. Пришлось действовать без промедления, беря ситуацию в свои руки.

–Мам, я в туалет хочу! – попросился Глеб, одновременно начиная пятиться назад, в толпу.

–Куда ты? – изумилась мать, – сейчас посадка начнется, а нам еще зарегистрироваться надо, – и она показала рукой на здание Дома Культуры.

–Так ты пока меня зарегистрируй, а я – в туалет, – предложил он, по прежнему отходя в направлении угла здания, где его должен был дожидаться Кира, – где мне еще потом сходить по пути? – привел он последний аргумент.

–Так туалеты должны быть в здании, – возразила мать, – пошли скорее.

–Хорошо, – вынужден был согласится Глеб. Как только они миновали массивные входные двери и встали у небольшой очереди к столу в холле, мать строго сказала:

–Ну давай иди быстрей, я тебя здесь ждать буду, только умоляю, не потеряйся, сам видишь сколько тут народу.

Глеб пошел сначала в сторону, делая вид что ищет туалет, а потом увидев, что мать не смотрит в его сторону прошмыгнул обратно в двери на улицу. Пройдя пару десятков метров от подъезда он наконец увидел Киру, стоявшего как раз там где они договорились, и в поисках Глеба нервно всматривающегося в толпу. Глеб подбежал к нему и сразу выпалил:

–Пока все нормально. Держись меня, но близко не подходи, чтобы тебя моя мама не заметила. Сейчас мы с ней выйдем из здания. Меняться еще рано. Но как только я махну рукой, беги ко мне.

–Ага, – только и ответил Кира, тяжело дыша от волнения. Глеб пустился бегом обратно, но было еще рано показываться ей на глаза, мать как раз разговаривала с женщиной оформляющей документы. Выждав, когда она закончила выяснять все вопросы и отошла в сторону Глеб подошел к ней. Лишний раз «светится» перед людьми из лагеря он не хотел.

–Ну наконец-то, – сказала мать, увидев его, а Глеб оглянулся, проверяя, не потерял ли его Кира. С другом было все нормально. В толпе на Киру никто не обращал внимания, и он остановился в нескольких метрах от Глеба, прислонившись к стене.

–Я разговаривала со старшей пионервожатой, – сообщила мать, – она говорит, что у них действительно очень хороший лагерь и место красивое.

–Угу, – ответил Глеб, лихорадочно думая как бы совершить замену, – мам может к автобусам пойдем, там вроде отряды уже собираются.

–Пошли конечно, – согласилась мать, – уже наверно пора.

Глеб с мамой вышли из здания и пошли по направлению к вожатому в пионерском галстуке, держащего табличку «6 отряд», вокруг него уже собралось человек десять детей, естественно вместе с родителями. Это было очень удобно, так как вожатый пока не обращал внимания на своих подопечных. Глеб остановился как можно дальше от него попросил мать:

–Мам, ну давай путевку. Вещи у меня с собой, сейчас погрузимся в автобус и поедем. Письма, я как и обещал, буду тебе раз в два дня писать. Что тебе здесь на жаре париться, езжай лучше домой.

–Ну уж нет! – резко возразила мать, на нее стала действовать толпа и общее нервозное состояние, – посажу тебя в автобус, помахаю рукой на прощание, тогда, со спокойным сердцем и поеду домой.

«Опа!», – сказал про себя Глеб и чертыхнулся. Он оглянулся назад, там в толпе он увидел Киру, не спускающего с него глаз в ожидании условного взмаха руки.

–Мам, ты может пока подойдешь к вожатому и поговоришь с ним? Ну как там с купанием, часто ли разрешают загорать? – предложил наудачу Глеб.

–Зачем? Ты же сказал, что все прекрасно знаешь, – возразила мать.

–А сколько дорога длиться, я же не знаю, – парировал он.

–Вот подойди и спроси, заодно и познакомишься, – посоветовала мать. Глеб затравленно обернулся, Кира стоял неподвижно как столб и смотрел на него.

В этот миг двери автобуса распахнулись и директор лагеря в мегафон дал команду «загружаться» по автобусам. Тут же возникло столпотворение около дверей, родители передавали детям сумки, чемоданы, короче возник тот самый момент которого так ждал Глеб. Он махнул рукой Кире, забрал у матери путевку и рванулся к дверям, стараясь как можно быстрее затеряться в толпе.

–Осторожнее, осторожнее, – говорил вожатый, пытаясь сначала помогать детям залезать в автобус, но потом его отвлекли родители какого-то ребенка, выяснявшие тот ли номер отряда им проставили в путевки. Глеб уже скрылся с глаз матери, а Кира вовремя появился рядом.

–Держи вещи и путевку, сумка пусть пока у меня будет, – приказал он Кире, сам ужасно нервничая, – первым идешь в салон и сразу садишься с другой стороны от дверей. Я – за тобой, и не оборачивайся, когда будешь подниматься по ступенькам, моя мама, не должна тебя видеть.

–Понял, – коротко выдохнул Кира, вцепившись в чемодан и матерчатую сумку. Из-за толкучки им не удалось сразу залезть в автобус, но все прошло нормально. Первым в салон тяжело дыша вошел Кира и плюхнулся на сиденье у окна, положив вещи вниз на пол, за ним влез Глеб. Ребята только начали занимать места. Он передал ему последнюю сумку и сказал:

–Теперь сиди тихо чтобы ни случилось. Я матери обязательно помахать должен из окна. А она хочет увидеть как отъедет автобус, но ты не беспокойся, я что-нибудь придумаю.

–Глеб, но…, – он посмотрел на него с признательностью и одновременно с беспокойством.

–Тихо! Пока, всего тебе… это так, на всякий случай, – ответил Глеб и перешел на другую строну, высунулся в маленькое открытое окошко и что есть сил стал махать рукой матери. Та, увидев его, заулыбалась и стала махать ему рукой в ответ. Одновременно Глеб косился в салон, который быстро наполнялся детьми. Пора было самому покидать автобус, но не вылезешь же на глазах мамы и без вещей. Глеб отошел от окна и прошел назад в самый конец автобуса и тихо встал около перегородки, так чтобы мать не могла его увидеть с улицы. Он заметил, что Кира постоянно на него оглядывается, но ему было неудобно – на коленях стояла сумка, а сидел он спиной к Глебу. В двери, что находились рядом с водителем зашел вожатый. Не находя ничего лучшего, Глеб присел на корточки и стараясь быть чтобы вожатый его не заметил. Другие ребята пока не обращали на него внимания, занимая места и распихивая куда придется чемоданы, рюкзаки и сумки. Глеб как бы спрятался за автобусной перегородкой, прекрасно понимая, что долго он там не просидит. Но вот наконец вожатый с плакатом поговорил о чем-то с водителем, двери закрылись и автобус медленно тронулся с места. Глеб встал, подошел к двери к помахал матери, та опять махнула ему в ответ. Тем временем автобус повернул и Глеб потерял ее из вида. Он облегченно вздохнул. Теперь пора было выбираться самому, ведь Кира должен быть сейчас в больнице, правда, в другом, более «легком» отделении. Но все же его могли хватиться и там. Автобус меж тем снова завернул за угол, а вожатый заметил Глеба.

–Давай мальчик, быстрее садись на свое место, стоять во время поездки нельзя. Тебя кстати как зовут? Меня – Михаил, – участливо обратился к нему вожатый.

–Нет, понимаете, вы лучше меня тут высадите, – с ходу начал придумывать Глеб, – я брата провожал, Глеба. Но замешкался, мама велела еще одну сумку ему передать, а автобус уже поехал. Меня сейчас мама в Доме Культуры ждет.

–Ого, так ты не в лагерь едешь? – удивился вожатый, и крикнул водителю, – остановите автобус, Петр Валерьевич! У нас тут лишний пассажир.

Кира услышав его разговор с вожатым, повернулся. Глеб увидел, что Кира побледнел. Он с ужасом смотрел на вожатого и на Глеба, не зная как помочь последнему. Чтобы Кира сгоряча чего-нибудь не ляпнул невпопад, или чего доброго не сделал еще какую-нибудь глупость, Глеб беззаботно помахал ему рукой и сказал:

–Ну пока, Глеб! Ты напиши маме, когда приедешь, – автобус как раз остановился и двери открылись. Кира почувствовал, что сил поднять руку и помахать в ответ у него нет, и он просто кивнул, давая понять что все в порядке. А Глеб легко сбежал по ступенькам и когда автобус вновь тронулся опять помахал Кире ладонью. Тот уже пришел в себя, высунулся из окошка, и махая рукой так, что казалось решил изобразить вентилятор, прокричал:

–Спасибо! Спасибо тебе за все!

–Не за что, – тихо ответил Глеб, и Кира естественно не мог его услышать, все еще размахивая руками. Автобус, набирая скорость, быстро пропал из вида, Глеб остался один на улице, а Кира уехал в свою мечту.

Глеб не заметил, что девочка севшая рядом с Кирой, сначала удивленно посмотрела на Глеба, когда он разговаривал с вожатым и выходил из автобуса, а теперь подозрительно косилась на Киру, который впрочем этого не замечал, радостно думая о предстоящем отдыхе. Глеб подошел к ближайшему киоску мороженого, купил эскимо, с удовольствием откусил от коричневого брикета на палочке большой кусок, после чего сразу заломило зубы и немного усталый, но с чувством радости и выполненного обещания, побрел к станции метро.

Успел он как раз вовремя, в отделении начался обед. Еще немного – и Глеба бы начали серьезно искать. А так только санитарка на раздаче несколько раз спросила:

–Где этот вновь поступивший мальчик? Мне же его кормить надо! Никто не видел, куда он пошел?

Естественно Глеба никто не видел и ответом ей было молчание, негромкие разговоры ребят за столом и стук алюминиевых ложек об общепитовские фаянсовые тарелки. Когда Глеб вбежал в отделение, он сразу понял ситуацию и поспешил занять свободное место за одним из столов.

–Это меня перевели сегодня! – громко сказал он санитарке, которая ходила с тележкой между столами, разливая в тарелки суп и накладывая второе.

–Где ты был? – спросила подошедшая санитарка.

–В бывшем своем отделении. Я там некоторые вещи забыл взять, щетку и зубную пасту, – не моргнув глазом ответил Глеб, – да и с ребятами попрощаться надо было.

–Больше туда не ходи, а то я врачу скажу, что ты порядок нарушаешь, – нарочито строго предупредила медсестра.

–А мне там больше делать нечего, – примирительно пожал плечами Глеб и принялся за еду. После этого он пошел в палату и упал на кровать, все-таки усталость и нервное напряжение при «рокировке» дали себя знать, особенно после сытного обеда. Но Глеб был доволен. «Классно мы Киру в пионерский лагерь отправили, – думал он, лежа на кровати, – теперь осталось месяц выждать здесь и не выдать себя. А потом обратно поменяемся и никто ни о чем не догадается». Правда знакомясь с соседями по палате Глеб, расслабившись чуть было на назвался своим настоящим именем, но быстро спохватился и исправился.

Кроме него в палате лежали четверо ребят, примерно его возраста. Игорь, Денис, Паша, и Славик оказались нормальными доброжелательными мальчишками, так что никаких неприятностей от них ожидать не пришлось. Они сразу объяснили Глебе про порядки в новом отделении.

–Утром после обхода можно идти гулять куда хочешь. Медсестры конечно говорят, что кроме площадки никуда ходить нельзя, но ведь никто не смотрит. Можно и за мороженым сходить, и на старое кладбище. Оно тут неподалеку, – рассказывал Игорь.

–Только через ворота не ходи, – перебил его Денис, – обойди корпус, там тропинка и дыра в бетонном заборе. Мы все через нее ходим, чтобы по территории не мелькать. А то если врача встретишь, может достаться.

–И обязательно к обеду и ужину вовремя приходи, – добавил Славик, – за этим здесь строго следят.

–А тихий час у вас что, не обязателен? – задал вопрос Глеб так как заметил, что ребята ложиться как он не собираются.

–Это – как хочешь, вон Пашка уже дрыхнет, – кивнул в сторону успевшего уснуть мальчика Денис, – он всегда днем спит, а ночью заснуть не может. Главное не шуметь, читать можно сколько хочешь.

–А мы иногда в карты играем, – Стасик достал из тумбочки колоду, и предложил, – в подкидного с нами будешь?

–Потом, – ответил Глеб, ему сейчас хотелось отдохнуть и успокоиться, поэтому он положил голову на подушку, не обращая внимания на начавших игру ребят, и быстро уснул. На душе у него было светло и беззаботно. «Ленке надо позвонить, сказать, что меня перевели, и все получилось с Кирой», – мелькнула последняя мысль у Глеба, прежде чем ее сменили сны.

Кира, махал Глебу руками, пока друг мог его видеть, а потом сел на место и смотря на проплывающие за окном автобуса дома молча улыбался. Ему было настолько радостно, что хотелось петь или просто смеяться от счастья, но не будешь же делать это прямо сейчас, в автобусе. Он поехал в пионерлагерь, куда уже и не мечтал попасть. А еще больше веселила и придавала азарта мысль, что он едет под чужим именем. Кира никогда еще не совершал в своей жизни таких авантюрных поступков. И он очень гордился, что решился на такое приключение. Кире хотелось сделать что-то хорошее и доброе. Все равно для кого, лишь бы поделиться своим настроением. В автобусе стало довольно жарко, солнце светило вовсю, и на небе не было ни облачка. Захотелось пить. Он достал из сумки, собранной в дорогу глебиной мамой, бутылку дефицитного и только что появившегося в продаже «Тархуна», газированной воды необычного зеленого цвета, которую Кира никогда не пробовал. «Здорово, – подумал он, – спасибо маме Глеба, давно я мечтал попробовать какай он на вкус, этот „Тархун“». В сумке нашлась и открывалка. С тихим шипением крышка бутылки одним движением была снята и упала под сиденье. Впрочем Кире на это было наплевать, он отпил, потом сделал несколько больших глотков, после чего небольшая бутылка емкостью примерно на треть литра опустела. «И зачем их только такими маленькими делают, – подумал он, – заливали бы в обычные зеленые бутылки как „Лимонад“ или „Саяны“, а то только лишнюю тяжесть создают». Кира достал еще одну бутылку открыл, и тут подумал, что наверно ему не одному хочется пить. Он захотел поделиться с другими, тем более что радостное настроение переполняло его. Повернувшись к девочке, которая сидела рядом с ним, и на которую он, занятый чемоданом, сумками, и сосредоточенно наблюдая за Глебом, до этого не даже не посмотрел, весело предложил ей:

–Пить хочешь? – и ту же запнулся. Веселость улетучилась как лишний углекислый газ из бутылки. Рядом с ним сидела та девочка, с которой он танцевал в прошлом голу и которую потом часто вспоминал.

–Хочу, – спокойно ответила она и взяв у обомлевшего Киры бутылку, отпила немного газировки. Кира сидел не двигаясь, чувствуя неприятные мурашки, побежавшие по спине.

–Спасибо, – поблагодарила девочка, вернув Кире пустую бутылку, и не глядя на него добавила, – жарко сегодня.

«Наверно не узнала, – с облегчением и одновременно с какой-то непонятной обидой подумал Кира, – впрочем неудивительно, ведь целый год прошел».

–А тебя как зовут? – вроде равнодушно спросила девочка, – меня – Ирой.

–А я Глеб, – неуверенно ответил Кира, от волнения, забыв что Глеб инструктировал его назваться своим настоящим именем, а фамилию назвать его, сказав, что имя перепутали в путевке. И чувствуя что его голос прозвучал не совсем убедительно повторил, – Глеб Брусникин.

–Да?! – одновременно удивленно и насмешливо посмотрела на него Ира, – так это ты ракету запустил, а потом в психушку угодил?

–Ну я…, – промямлил Кира, покраснев и поняв, что влип окончательно, и не нашел ничего лучшего, как развернуть перед ней путевку в подтверждение своих слов.

–Знаешь, а я ведь с Глебом Брусникиным с первого класса учусь, – как ни в чем не бывало продолжала Ира, посмотрев на имя в путевке, – ты на него нисколечко не похож. А вот зашел сейчас в автобус и потом сразу вышел, вроде именно он. А тебя между прочим я хорошо помню. Ты – Кирил, мы же с тобой в прошлом году в одном отряде были. Помнишь?

–Да и танцевали на дискотеке, – невпопад брякнул Кира, он опустил глаза и решил сказать правду, будь что будет, – я действительно Кирил, ты меня узнала. А Глеб мне путевку свою отдал. Понимаешь, я с ним в одном отделении лежал. Ну в психушке. Мы там подружились. Мне врачи ехать в пионерлагерь запретили, а он придумал как сделать так, чтобы мы поменялись. Теперь я еду вместо него, а он лежит вместо меня в двенадцатом отделении.

–Ну и ну, – у Ирки от такой новости широко раскрылись глаза, и она тут же попросила, – а расскажи подробней.

Кира начал ей все рассказывать с того момента как Глеб придумал план выпросить для себя путевку и поменяться с ним. К концу рассказа Ирка смотрела на Киру с восхищением.

–Ну вы и, как их… авантюристы, – выдохнула она.

–Ты только никому не говори, – попросил ее Кира, – понимаешь, если это узнают ребята, то кто-нибудь стукнет вожатым. И меня пошлют обратно.

–Ты не беспокойся, – сразу стала серьезной Ирка, – я тайны хранить умею. Никому не скажу.

Кира недоверчиво посмотрел на нее, он считал, что девчонки «в принципе» не могут хранить тайны, что знает одна, тут же будут знать ее подружки. Видя это недоверие Ирка сказала:

–Если я проболтаюсь, можешь врезать мне как следует.

–Да не, зачем, – засмущался Кирил, и привел неуклюжий аргумент, – мне же это не поможет. Отправят домой, а оттуда в больницу.

–Я тебя не подведу, – твердо ответила Ирка.

–Спасибо, – искренне поблагодарил ее Кирил и почему-то опять покраснел.

–А на дне рождения у Ленки Нелевой ты был? – спросила Ирка, Кира утвердительно кивнул:

–Нас тогда на воскресенье отпустили. Классно погуляли.

–Мне Надька моя подружка, рассказывала, что там Глеб настоящий салют устроил. Это правда? – спросила Ирка. Рассказам Надьки она не доверяла, – что там еще было?

–Да ничего особенного, – пожал плечами Кира, – пришли, поели, сыграли в рулетку, Глеб ракеты запустил и мы обратно вернулись. А вот утром, когда в зоопарк ходили..

И он пустился в длинный рассказ, о том как выдернул у павлина из хвоста перо и убежал. Ирка рассказала в свою очередь как ее подружки поссорились накануне ленкиного дня рождения, и добавила, что жалеет, не решившись пойти к Ленке одна.

–Нехорошо как-то получилось, стыдно, – призналась Ирка, – меня все совесть мучила, а теперь – нормально. Я рада, что у Ленки день рождения удался.

Тут встал вожатый, сидевший в самом начале салона автобуса и предложил всем вместе хором попеть. Ребята предложение восприняли «на ура», ехать в душном автобусе становилось скучно.

Кира с Иркой тоже радостно подхватили «…и пела нам малиновка тогда…». Кире снова стало легко и свободно, как в прошлом году. Ирка ему очень нравилась, а беспокойство и страх рассеялись без следа. И он с удовольствием пел, наслаждаясь этим расслабленным, радостным состоянием.

Глеб быстро освоился в новом отделении, к тому же через день сюда прибыли Кащей и Митька. Им койки достались в разных палатах, но они уговорили ребят поменяться и Пашка со Славкой перебрались в другие палаты. Правда пришлось подарить Пашке брелок в виде пустого патрона, но со вставленной пулей и начищенный до блеска, который Кащей носил на кольце с ключами. А Славику – отдать все апельсины и черешню, которую накануне передали кирины родители, а Кира оставил их Глебу. Но в итоге все остались довольны. Кащей и Митька называли Глеба Кирилом, правда иногда оговаривались, но никто из ребят этого не замечал или не придавал значения. Новый глебин врач во время обхода удивился, что Глеб так хорошо выглядит и сказал, что возможно он его скоро выпишет. В пятницу вечером Глеб, когда уже все утряслось и было расставлено по своим местам, позвонил Ленке и сказал, что все прошло нормально и к нему теперь можно приезжать. Он назвал номер отделения и подробно описал как к нему пройти, напомнив, что его следует называть теперь Кирилом. Ленка обещала обязательно приехать в понедельник. Так как она сейчас она с родителями на все выходные уезжает за город. Глеб сказал, что будет ждать ее. Со звонками домой в этом отделении было тоже намного проще, достаточно попросить медсестру.

Выходные теперь не тянулись так долго, как в прежнем более строгом отделении. Приезжали кирины родители, но Кащей и Митька сказали им, что Кира сейчас на процедурах и сколько его придется ждать – неизвестно. Но сам он велел передать им, чтобы они его не ждали, с ним все в порядке, а передачу пусть отдадут на кухню. Родители ограничились беседой с врачом, который заверил их что с их сыном все в порядке, и до выписки осталось совсем недолго. Подождав еще немного и естественно не дождавшись появления Киры, его родителям не осталось ничего другого, как сдать подписанные пакеты с фруктами на кухню. И попросив Митьку и Кащея передать их сыну, что на следующие выходные они снова приедут, кирины отец и мать покинули отделение. Глеб в это время на всякий случай ушел из корпуса. Друзья часто пользовались дыркой в заборе, которая располагалась очень удобно для походов за мороженым или просто если хотелось прогуляться до кладбища. На само кладбище они не заходили, могилы и высокие деревья среди оград наводили на ребят уныние и тоску. Так пролетели два дня, а в понедельник Ленка вопреки всем обещаниям не приехала.

Глеб решил, что она наверно заболела и позвонил ей вечером домой из кабинета врача, который для него открыла медсестра, но то что он услышал от ее заплаканной матери повергло его буквально в шок.

–Лена пропала, – сказала ее мать сквозь всхлипывания и повесила трубку. Глеб остолбенел и долго держал телефонную трубку у уха, вслушиваясь в частые гудки, пока его не окликнула медсестра, сидевшая в кабинете.

–Кирил, ты что такой бледный?! Случилось чего?

–А? – пришел в себя Глеб, посмотрев на медсестру.

–Я говорю на тебе лица нет, – повторила медсестра, – дома ничего не случилось?

–Нет, – рассеяно ответил Глеб и осторожно положил телефонную трубку на рычажки аппарат.

–Может тебе еще куда позвонить надо? – предложила медсестра.

–Нет, – Глеб медленно пошел прочь из кабинета, – мне некому больше звонить.

Он понял из короткой фразы сказанной ленкиной матерью, вернее определил по тону, которой она был произнесена – с Ленкой случилось что-то очень серьезное. И возможно опасное. Глеб не знал что делать. Он понимал, что сейчас снова звонить бесполезно, с ним просто не станут говорить. В палате он все рассказал Кащею и Митьке.

–Так, только без паники, – сразу взялся за дело Кащей, – ты пока ничего не знаешь. Может она в лесу заблудилась и завтра отыщется сама или милиция найдет.

–Тогда почему ее родители в городе? – спросил Глеб, – тут что-то не то.

–Завтра поезжай к ним и все выясни, – посоветовал Митька.

–Они со мной могут отказаться разговаривать, – засомневался Глеб, – они же меня совсем не знают, не видели ни разу. Да и репутация у меня не очень. Что я им скажу? «Здравствуйте, я из психушки приехал. Куда делась Лена?».

Последние слова он произнес на грани истерики, а на глазах выступили слезы.

–Эй не раскисай, – строго сказал Кащей, – ты запустил ракету, поставив всех на уши, отправил Киру в пионерлагерь, а теперь чего, струхнул?

–Я боюсь за нее, – выдавил из себя Глеб, сейчас он чувствовал себя слабым и беспомощным, все мысли крутились вокруг Ленки.

–Глеб, ты не волнуйся, пока ничего не узнаешь, до тех пор переживать бесполезно, – тихо сказал Митька, – ты ложись сейчас спать, все равно «отбой» через полчаса. А утром поезжай и узнай все. Если что понадобиться – мы поможем.

–А как же, – подтвердил Кашей, – не сомневайся. Мы же твои друзья.

Глеб слабо улыбнулся.

–Я не засну сейчас, – печально возразил он.

–Таблетку у медсестры попроси, – посоветовал Кащей.

–Не, хватит с меня их лекарств, я так постараюсь заснуть, – безнадежно ответил Глеб.

–Хочешь я тебе книжку новую дам почитать, мне ее вчера родители привезли, она интересная, – предложил Митька.

–Давай, – согласился Глеб, и до «отбоя» старательно пытался читать фантастический роман какого-то зарубежного писателя. Как ни странно, но это его отвлекло от печальных мыслей и когда медсестра вошла к нм в палату и сказала что пора спать, Глеб почти успокоился. Но спал он в эту ночь плохо, все время снился какой-то непрекращающийся тягучий кошмар. Он бегал по темным пустым коридорам где-то под землей и искал Ленку, но никак не мог найти. Ему казалось что она заблудилась в этих бесконечных лабиринтах ходов с трубами по стенам, и ему во что бы то ни стало надо найти ее и вывести наверх к свету.

Проснулся Глеб не выспавшимся и в плохом настроении. Но после умывания холодной водой, он настроился действовать. С трудом дождавшись обхода, он быстро ответил на вопросы врача, казавшиеся сейчас такими глупыми и бессмысленными.

–Ты что-то сегодня сам не свой, – заметил в конце разговора врач, – с друзьями поссорился или просто плохое настроение?

–Просто, – безучастно ответил Глеб, – не всегда же ему быть хорошим.

–Понятно, – протянул врач, склонившись над историей болезни Киры, и не поднимая головы отпустил Глеба, – хорошо, можешь идти. Следующего позови.

Когда Глеб уже направлялся к выходу из отделения, его догнали Кащей и Митька.

–Мы с тобой, – коротко сообщил Кащей.

–Зачем? Я к обеду могу не успеть, – рассеяно спросил Глеб, в мыслях он готовился к разговору с ленкиной матерью, прикидывая что лучше сказать. А то что у него могли быть неприятности, когда обнаружиться его отсутствие, это его сейчас вообще не волновало.

–Потому что друзья, – ответил за Кащея Митька. Глеб согласно кивнул, больше слов им было не надо. Все все прекрасно понимали и без слов. В метро и в автобусе ребята молчали. Каждый думал о том что можно сделать, и строим в уме свои версии произошедшего. Солнце как и вчера приветливо и ласково пригревало, деревья шумели зелеными кронами, как бы напоминая что прошла всего треть лета и все еще впереди. Но друзья и особенно Глеб не замечали всей этой прелести летнего утра. Он непременно хотел выяснить что произошло с девочкой, которую он любит.

Когда Глеб подошел к ленкиному подъезду, он попросил Кащея и Митьку:

–Подождите меня здесь, а то целой делегацией неудобно идти.

Кащей и Митька молча кивнули. Глеб зашел в подъезд. Казалось он только вчера отсюда выходил смеясь вместе с Ленкой, а сегодня на него словно повеяло холодом и казалось, после солнечной улицы он вступает в мрачное подземелье. Но внутренне Глеб, пока ехал сюда, успел немного успокоиться. Теперь он желал одно выяснить все, чтобы можно было начать действовать. «Ленку я обязательно найду, из-под земли достану», – решительно думал он, нажимая кнопку звонка. Дверь открылась практически мгновенно. Мать Ленки Нелевой была очень на нее похожа, даже стрижку носила такую же, но сейчас глаза у нее были красные, и темные круги под ними выдавали нервную бессонную ночь.

–Тебе чего мальчик? – удивленно спросила она, видимо ожидая кого-то другого.

–Я Глеб Брусникин, друг Лены, – вежливо, но без всякого стеснения, представился Глеб, – это я вам вчера звонил. Что с Леной случилось? По телефону вы сказали что она пропала.

Его имя возымело действие. Мать Ленки с изумлением и некоторой опаской посмотрела на него и широко открыла дверь.

–Заходи…, – растерянно пригласила она Глеба, не зная еще что сказать. Глеб молча зашел в прихожую и двумя привычными движениями ног снял сандали.

–Ты на кухню проходи, в комнате сейчас неубрано… как приехали, так…, – она замолчала, а Глеб ни говоря ни слова, прошел на кухню и сел за стол, облокотившись на него рукой.

–Так это ты у нее на дне рождения был? – спросила ленкина мать, потому что Глеб продолжал молчать, ожидая что ему ответят на заданный вопрос.

–Да я, – коротко ответил он. Теперь ленкина мать смотрела на него с интересом.

–Тебя уже выписали? – осторожно спросила она и уточнила, – ну из больницы этой....

–Нет еще, – пришлось ответить не совсем правдиво, потому что рассказывать все о Кире Глеб по понятным причинам не мог, – мне к обеду там надо быть. Меня перевели в более легкое отделение. Так что с Леной? – напомнил он.

–Видишь ли, – тяжело вздохнула мать, – в эти выходные мы ездили к друзьям за город. У них дача и участок большой. Рядом лес, речка. Она вечером к лесу, вернее к роднику пошла, забыла там панамку, которую ей тетя Люся подарила на день рождения. Я говорила, что поздно уже, скоро спать пора, утром найдешь. А она сказала, что вдруг кто-нибудь найдет раньше ее, а ведь это подарок, к тому же понравилась она ей очень. Панамка иностранная. С ней пошли племянницы тети Люси, взрослые уже девочки, школу как раз в этом году закончили, поэтому я ее с ними отпустила. Простить себе сейчас этого нем могу, она вперед побежала, а они отстали, – чувствовалось, что ленкиной матери надо было выговориться, хотя бы этому почти незнакомому мальчику сидевшему напротив нее и внимательно слушавшему, – мне же мужики еще раньше говорили, что у них там необычные явления случаются: то светящийся шар ночью рыбаки видели, то летающую тарелку. Но я не верила, все смеялась. На водку и богатое воображение эти рассказы списывала. А когда девчонки прибежали, я сначала понять ничего не могла. Они про какой-то луч кричали, в котором Лена исчезла, про прилетевший светящийся шар или овал. Потом прибежали соседи, они из деревни возвращались и тоже все видели. Спустился сверху большой «объект», как это потом назвали, из него световой луч появился, и прямо как прожектором Лену высветил около родника. Девчонки ей кричат, чтоб бежала скорее прочь, а она стоит и не двигается. Луч пропал, а вместе с ним и Лена. А «объект» этот быстро вверх улетел. Панамку они только нашли, она действительно ее на пеньке возле родника забыла. А Лену с тех пор никто не видел, – ленкина мать замолчала, печально глядя в угол кухни.

–Когда это произошло? – спросил Глеб, он сам был ошарашен этим рассказом, никак не ожидая такого дикого объяснения исчезновения Ленки. В инопланетян он не верил. Точнее верил, что где-то там в далеком космосе может есть обитаемые планеты, но что вот так эти маленькие зеленые человечки явятся сюда на своей тарелке и похитят Ленку, он и представить не мог.

–В субботу, – равнодушно ответила мать, – сейчас вот жду, может из милиции снова позвонят. Они ее все воскресенье искали. Даже эти комитетчики туда приезжали. Но все бестолку, – тут она отвлеклась от своих мрачных мыслей, – а когда вы успели подружиться?

–Недавно, – ответил Глеб, он был растерян и никак не мог сообразить что ему теперь делать, – она меня навестить в больницу приехала, а потом я к ней на день рождения пришел.

–Там оказывается еще с весны пара деревенских детей пропала, но никто особо внимания не обратил, – продолжала делиться своими мыслями ленкина мать, – может сбежали, может утонули. А теперь вот многие видели как Лену похитили.

–Что они делают? – спросил Глеб, имея в виду милицию, – как ее ищут?

–По моему уже никак, – горестно ответила мать Нелевой, – лес прочесали, окрестные деревни – тоже. Сказали, что подадут во всесоюзный розыск. Но не верю я что найдут. Муж с одним ученым говорил, который там тоже все искал следы на земле и что-то замерял своими приборами, так тот сказал, что редко люди назад возвращаются после таких исчезновений. Пропал человек и ничего сделать нельзя.

–Я найду Лену, – тихо и четко произнес Глеб, – в лепешку разобьюсь, но найду.

–Ты? – ленкина мать посмотрела на него с недоумением, – ты же еще ребенок.

–Я мог начать ядерную войну, – серьезно напомнил Глеб.

–Ты-то хоть глупостей снова не делай, – со вздохом произнесла женщина, Глебу казалось что она сейчас жалеет его, – а нам остается только ждать и надеяться на лучшее, может Лена сама вернется. Мы даже сделать ничего не можем.

–Мне пора, – Глеб посмотрел на часы и встал с табуретки, – надо к обеду в больницу успеть. Мне-то все равно, но внизу меня друзья ждут. А Лену я найду, обещаю.

–Ладно, тогда иди, – она проводила его до двери, и сказала на прощание, – знаешь, ты наверно очень хороший друг. Я была бы рада, если бы у Лены был такой мальчик.

–До свидания, – попрощался Глеб, и вдруг обернувшись спросил, – а я похож на Дон Кихота? – ленкина мать удивилась этому вопросу, потом задумалась посмотрев на него.

–Нет, ты совсем другой, – сказала наконец она, и добавила, – может быть лишь чуть-чуть, счастливо тебе, – и она закрыла дверь.

–Верно, – вслух ответил Глеб самому себе, – у Дон Кихота не было друзей и «ядерного» чемоданчика.

Он спустился вниз, застав Кащея и Митьку нетерпеливо ходящими взад вперед у подъезда в ожидании, когда он все узнает, выйдет и расскажет им.

–Ну как? – хором спросили они, когда Глеб показался из подъезда.

–Возвращаемся, – тоном приказа ответил он, – по дороге все расскажу.

Он действительно все рассказал, что ему удалось узнать у матери Ленки.

–М-да, ситуация…, – почесал затылок Кащей, – прям не знаешь куда грести.

–Сам ничего не могу понять, – напряжено заявил Глеб, – я в эти тарелки не верю и в марсиан тоже.

–Может поехать туда, где эта Лена пропала, – предложил Митька, – вдруг какие-то улики новые найдем, которые милиция не заметила.

–Это тебе не детектив, – возразил Кащей, – ну найдешь ты следы инопланетян, а дальше что? Пусть мы даже узнаем откуда они прилетели. У тебя что, космический корабль есть?

–Нет конечно, – согласился Митька, – но тогда я не знаю что делать.

Больше по пути обратно в больницу они не разговаривали. После сообщения Глеба каждый размышлял как найти Ленку и спасти ее.

К обеду они успели вовремя, даже раньше приехали, так что их отсутствия никто не заметил. Но Глеб чем больше думал и анализировал задачу, тем безнадежнее казалась ему ситуация и тем больше о мрачнел. После обеда он лег на кровать и закрылся одеялом с головой. К вечеру ему стало совсем плохо. От бессилия он хотел лезть на стенку. Глеб лежал на кровати уставившись невидящим взором в потолок и вспоминал. Кроме него в палате никого не было, все пошли смотреть шпионский фильм идущий в этот вечер по телевизору. Он нащупал в кармане и вытащил оттуда ленкин библиотечный формуляр, который забыл ей отдать, решив, что сделает это потом, когда она приедет к нему. А теперь это осталась единственная материальная вещь которая связывала его с ней. Он долго смотрел на эту книжечку из грубой желтой бумаги с мелким типографским шрифтом. Вот ее фамилия, имя и отчество, аккуратно написанные библиотекаршей, вот адрес, а вот телефон по которому он звонил и теперь помнил цифры номера наизусть. В конце даже стояла ее нетвердая подпись, не такая которая обычно бывает у взрослых – замысловатая закорючка. Ленка просто размашисто написала свою фамилию, вот и вся подпись. Глеб раскрыл формуляр. Зачеркнутые названия книг заполняли почти все пространство листа. Значит она сдала все книги, которые брала за прошлый учебный год. Глеб вдруг почувствовал, что кто-то его самого сейчас вот так одним движением вычеркнул из жизни, как книжку или учебник. Что толку из того что он мог начать ядерную войну с помощью орбитальной станции или стереть с лица Земли любой военный объект. Ленку это не вернет. Да пусть бы в его распоряжении было все оружие мира! Он все равно не знает где она и не сможет ее найти. Тут прервав его печальные мысли на кровать бесцеремонно сел Кащей, с другой стороны присел Митька. Глеб даже не заметил, как они вошли в палату, настолько сильно он переживал.

–Депрессуешь? – ровным голосом спросил Кащей, как показалось Глебу без всяких эмоций.

–Что? – не понял Глеб.

–Я говорю, грустишь? – по другому задал вопрос Кащей и не дожидаясь ответа, начал говорить сам, – ты Глеб совсем раскис. Нельзя так. Если будешь лежать как покойник и ничего не делать, то опять в четырнадцатое попадешь. Но на этот раз никакие таблетки тебе не помогут.

–И что мне по твоему делать? – безучастно спросил Глеб.

–У тебя есть это. Ты не забыл? – с этими словами Кащей полез под глебину кровать и вытащив кейс положил его прямо ему на живот, от неожиданности Глеб непроизвольно охнул. Но тут же возразил:

–И что? Уничтожим ракетные шахты американцев? Но не они же Ленку украли.

–Не они, – согласился Кащей, и помолчав немного сказал, – дальше будет опасно, – он сделал паузу, словно не хотел говорить, но все же уточнил, – для тебя Глеб опасно.

–Ты толком говори, – Глеб почувствовал что болото тоски и уныния, которое начало было засасывать его постепенно отпускает.

–Ты должен сам придумать как найти свою девчонку и вернуть ее домой, – впервые подал голос Митька, Глебу показался что говорит кто-то другой, настолько резкий и безапелляционный у того был тон, – смог же ты стать начальником ракетной базы, и запустить ракеты когда на тебя «напали».

–Но для этого тебе придется вернуться назад, – продолжил говорить Кащей, – туда, где ты чуть не сошел с ума! Но это опасно… Увлечешься заморочишь себе голову – и назад можно не вернуться. Там ведь все по другому, там можно все, – он сделал ударение на последней фразе, разведя руками будто открывая маленькие двери.

–Я тут подумал, – снова стал говорить Митька, – если у них есть тарелки, которые похищают людей, то должна быть и база. На большие расстояния, ну, те что между звезд, такие корабли путешествовать не могут. И эта база должна быть где-то рядом. Может на обратной стороне Луны.

–И как мы туда полетим? – спросил Глеб, отрицательно покачав головой и показывая друзьям что возвращение в ирреальный, выдуманный мир ему не по силам.

–Ты сейчас задаешь вопросы, а раньше ты бы давал ответы, – серьезно заметил Кащей, – возвращайся в Континентальный Союз, но ненадолго, считай это вроде поездки в отпуск на выходные с обязательным возвращением.

Глеб погладил холодный бок кейса. «Чтож, если ради Ленки надо вернуться во время моего нервного срыва, то я готов!», – твердо решил Глеб.

–Знаете ребята, я только боюсь, что у меня не получиться, – поделился своими опасениями Глеб.

–Будешь бояться – тогда действительно не получиться, – строго заметил Кащей.

–Ты вспомни то время, о чем думал, что чувствовал, – посоветовал Митька.

–Или лучше представь что они с ней могут сделать, – недобро прищурился Кащей, – ведь они людей не просто так похищают, а наверно для опытов. Исследуют нас.

–Зачем ты так? – начал было Митька, но остановился увидев вспыхнувший огонь ярости в глебиных глазах. Он посмотрел на Митьку, потом на Кащея и с расстановкой произнес:

–Я найду и их и ее.

–Уже лучше, – Кащей продолжал оставаться серьезным, – если понадобиться оружие, считай, что оно у тебя есть. Пошли Митька не будем мешать.

Они одновременно, как по команде встали и вышли из палаты. Глеб положил кейс обратно под кровать, тихо пошептав себе:

–Успеется, сначала думай, потом делай.

Потом снова улегся на одеяло и уставился в потолок. Но теперь туда смотрел не разбитый и грустный мальчик, а лейтенант военно-космических сил. Составляя план ответных действий на подлое вторжение неприятеля Глеб физически ощущал на себе новенькую форму с эмблемами. Откуда-то повеяло стерильным наэлектризованным воздухом, пропущенным через системы очистки, который подают в ядерные бункеры. Ирреальный мир выступил из темных углов палаты, а затем заполнил все пространство. Глеб вернулся. Но теперь в новом статусе – спасателя. Но чтобы спасти Ленку, сначала надо разгромить врага. Глеб сейчас лихорадочно думал, вспоминая, что он знал об этом враге раньше, какие средства борьбы имеет сейчас или может получить в будущем. Он походил больше на огромный компьютер, воображение рисовало все четко и ясно, составляя планы, проверяя их, бракуя неудачные и оставляя интересные мысли для создания следующих. После отбоя, когда все вернулись в палату, Глеб сделал вид что спит, но на самом деле продолжал думать. А когда все заснули он вытащил из-под кровати черный дипломат, набрал шифр на замке, открыл его и включил через розетку, которая как раз находилась недалеко от его кровати, в сеть. «Батареи могут еще понадобиться», – решил про себя Глеб. Через несколько секунд на его лицо упал отсвет дисплея, а пальцы лихорадочно забили по клавиатуре, изредка переходя на шарик и медленно покручивая его гладкую поверхность. Глеб добирался до исходных настроек станции. Он хотел знать все на что способна эта военная машина.

Утром он объявил Кащею и Митьке:

–Мало информации – это плохо, но идеи есть. С этими летающими тарелками ничего не понятно. То их видно на радарах, то нет. Следовательно от радаров у них есть защита и с земли их проследить невозможно. А вот из космоса, сильной оптикой – вполне, но нужно знать точный район. Ленкина мать говорила, что там, где находиться дача их знакомых, и раньше видели светящиеся шары и прочие объекты. НЛО – короче. У станции есть режим слежения за летящими объектами: самолетами, баллистическими ракетами. Я решил попробовать использовать его для поиска «тарелок» инопланетян. В принципе можно сразу и выстрелить, но сейчас важно установить куда они все летят. Где «улей» у этих «пчел»? Я настроил станцию на район где пропала Ленка, площадь наблюдения – четыре квадратных километра, иначе оптика не сможет засечь быстролетящий объект.

–Глеб, я тоже тут думал, – перебил его Митька, – эти тарелки не так-то просто сбить. По ним самолеты ракетами стреляли, с земли из пулеметов пытались достать, и все бестолку. У них наверно силовое поле есть, как в фантастических фильмах в кораблях будущего – от метеоритов. Не одной же сбитой тарелки нет.

–Наверно это так, – кивнул Глеб, секунду размышляя над словами Митьки, – хотя может и сбили где-то, но ничего не сказали. Засекретили и все. Тут еще одна задача – станция наблюдает за объектом до определенной границы, ограниченный угол поворота объективов не позволяет следить за ним дальше, к тому же она сама вращается. Если объект уходит в космос, станция теряет его.

–Да. действительно хреново, – пробормотал Кащей, потом внимательно посмотрел на Глеба, – ты как сейчас себя чувствуешь? – с тревогой спросил он, – не нравиться мне что-то твой блеск в глазах, как будто у тебя высокая температура.

–Я себя хорошо чувствую, можешь не беспокоиться, – заявил Глеб, – думается сейчас прекрасно, но очень мало информации и взять ее пока неоткуда. Остается только ждать.

–Ничего, подождем, время у нас есть, – ответил Кащей. Друзья старались понапрасну не беспокоить Глеба, сейчас он нуждался в покое, чтобы никто не трогал и не мешал думать и планировать действия.

Вечером к Глебу подошел Митька.

–Я еще вот что предлагаю, – поделился он своими соображениями, – ты правильно сказал, что если тарелки это катера, то должен быть и большой космический корабль. Я представил себе что-то типа авианосца, но космического, – продолжил он, видя, что Глеб его внимательно слушает, – с него стартуют на задание самолеты, ну то есть тарелки и возвращаются обратно. Груз, который добыли, они доставляют на основной корабль.

–Ну и …? – не поняв к чему клонит Митька, спросил он.

–А теперь переверни шахматную доску! – воскликнул Митька, – теперь ты инопланетянин, каким бы ты сделал корабль, куда бы его поставил, чтобы не обнаружили его люди и какими бы сделал характеристики этого космического авианосца.

–Хм…, а знаешь, в этом что-то есть, – Глеб не то улыбнулся, не то оскалился, – так я вопрос не ставил. Что ж подумаю, спасибо тебе за подсказку, – поблагодарил он Митьку.

Вечером Глеб снова включил пульт управления станцией, дождавшись, пока все заснут. Но никаких новых сообщений с компьютера станции не поступало. Глеб еще долго проверял настройки, пока не удостоверился, что все в порядке. Затем он убрал кейс обратно под кровать и заснул. Спал он тревожно, часто просыпаясь и вспоминая сны, которые снились в эту ночь. Ему снился то странный ночной космодром с громадинами межпланетных кораблей, то натовский авианосец. Стальная махина, с которого поднимаются в воздух реактивные истребители, не снилось ему одного – Ленки, которую он так хотел увидеть хотя бы во сне.

Кира отдыхал в лагере что называется «по полной программе»: купался, загорал, принимал участие в разных, придуманных вожатыми соревнованиях и конкурсах. Жизнь ему теперь казалась легкой и прекрасной. Кира не забывал писать письма от имени Глеба, благо почерк у них был похожий. Он подробно расписывал как ему хорошо в лагере, какие конкурсы и затеи придумывали вожатые, и как долго они купаются на речке. Потом запечатывал конверт и бросал его в почтовый ящик, прикрепленный к стене корпуса администрации. В отряде все называли друг друга по именам, а не фамилиям как в школе, поэтому проблем с глебиной фамилией не возникло. Никто ее вообще не спросил, тем более что многие ребята, тоже поехавшие во второй раз, Киру помнили. А Ирка оказалась действительно умеет хранить тайны. Лишь иногда в столовой, где они всегда почему-то оказывались рядом, она загадочно улыбалась Кире, или ему это только казалось. Он и сам стал замечать, что подходя к толпе ребят взглядом первым делом отыскивает Ирку. Сначала Кира решил, что это случайность, совпадение, но потом понял, что ему доставляет удовольствие просто смотреть на нее. Она была на голову выше его ростом, а он к тому же отличался полнотой. Поэтому Кира и мысли не допускал, о том чтобы сказать ей, как сильно она ему нравиться. И нравилась еще тогда, в прошлое лето. Был конец смены, последняя дискотека. Ребята из его палаты стали настаивать чтобы он пригласил танцевать какую-нибудь из девчонок. Кире танцевать с девочкой медленный танец не хотелось, гораздо веселее было прыгать в общем кругу. Но мальчишки настаивали: «Как это, за всю смену никого на танцах не пригласил?!». И наконец уговорили. Когда объявили медленный танец, Кира подошел к ближайшей девочке, сидевшей в одиночестве на скамейке и пригласил ее танцевать. Тогда он еще не выделял ее из общей массы девчонок, помнил, что Ирой зовут и все. Если бы она отказалась, он нисколько бы не огорчился. Ну не хочет и не надо. Но девочка согласилась и ему пришлось положить ей руки на талию и медленно переминаться с ноги на ногу. Сначала ему показалось это жутко скучным занятием. Но потом он взглянул ей в лицо. И Кире стало как-то не по себе. Вроде ничего не изменилось, они так же, среди прочих пар танцевали, и даже руки у него начали уставать, но появилось новое ощущение. Волнующее, сладкое и немного пугающее. Кира не мог понять, почему вдруг эта девочка стала такой притягательной и манящей. Ему захотелось, чтобы время остановилось и он мог танцевать с ней вот так вечно. Девочка не смотрела на него, как и положено ее руки лежали у него на плечах абсолютно неподвижно, но Кира заметил, что искоса она все же посматривает на него. Ему хотелось заговорить с ней, но в горле словно появился ком, да и о чем заговорить – он тоже не знал. Так они и протанцевали весь танец молча, изредка поглядывая друг на друга. На лавку, где сидели мальчишки, Кира после этого танца пришел слегка растерянным и задумчивым. Но еще больше прибавилось беспорядка его мыслям, когда девочка на «белом» танце пригласила его. Вот тут все смещалось в Кириной голове. Ему было и ужасно приятно, и одновременно он стеснялся, радовался и побаивался. Девочка ему нравилась, несмотря на высокий рост, позволяющей ей смотреть на него сверху вниз, нравилась очень сильно, это Кира ясно понимал. Потом он еще раз приглашал ее, и она улыбаясь шла с ним танцевать. Но наконец дискотека закончилась, а завтра все должны были сесть в автобусы и вернуться домой. В эту, последнюю ночь Кира не смог заснуть до самого рассвета. Он мечтал, думал о том как бы хорошо подарить этой девочке цветы или даже сплести для нее венок. Плести венки из полевых цветов он научился за смену и это оказалось не таким уж скучным и девчоночьим занятием как он считал раньше. И даже завоевал второе место в отряде на конкурсе по венкам, который устроили вожатые. Сначала ему в голову пришла мысль вымазать ее зубной пастой, но он сразу прогнал ее прочь, настолько подлой и некрасивой показалась ему эта идея. Но все эти мечты так и остались мечтами, рассеявшимися как утренний туман, после того как ребята сели в автобус. Кира так и не решился заговорить с этой девочкой. Да и что он мог ей сказать? Несмотря на то что к нему очень хорошо относились в отряде, он всегда помнил о том какой он полный, а она была слишком высокой и стройной по сравнению с ним. Кира очень боялся, что она засмеется. За то время пока они уезжали, он при каждой возможности внимательно смотрел на нее, стараясь получше запомнить. А потом, уже осенью часто вспоминал ее, уже не мечтая встретить снова. Но вот сейчас они встретились, причем при таких обстоятельствах, какие не приходили Кире в голову даже в самых смелых его фантазиях. Сбежать из психушки и поехать под чужим именем в пионерлагерь, встретив там девочку, которая ему нравится и к тому же учиться вместе с его другом, такого Кира год назад и представить не мог.

Теперь Кира часто говорил с Иркой, она оказалась умной девчонкой и совсем не заносчивой или грубой, как девчонки в его классе. Она ни разу не посмеялась над ним, даже когда он рассказывал, о том как попал в психушку, стараясь, чтобы это выглядело забавно, хотя тогда ему было совсем не весело. Они говорили о фильмах, которые видели в кино, обсуждали книжки. Кира рассказал как он с друзьями вломились в библиотеку, чтобы выведать телефон Нелевой, а Ирка красочно воспроизвела запуск ракеты, который видела с крыши глебиного дома.

–Знаешь, а я Ленке немного завидую, – сорвав травинку, и покусывая кончик, сказала Ирка, когда они загорали на берегу речки, – Глеб в нее влюбился, а она – в него. Не просто так, не «понарошку», а по настоящему, сильно. Знаешь как она переживала, когда он в больницу попал?

–Так у него самого тоже чуть крыша не поехала, – лениво ответил Кира, щурясь на ярком солнце, – у него сейчас есть одна штуковина… вобщем это почище его ракеты будет.

–Какая? – спросила Ирка.

–Да так, – Кире не особенно нравилась эта тема, – кейс, а в нем пульт управления военной орбитальной станцией.

–И что? – не поняла Ирка и уточнила, – зачем эта станция нужна?

–Лазер на ней установлен, – нехотя объяснил Кира, – вот мы лежим сейчас здесь, а она там наверху летает, но на ней такая оптика мощная, что нас разглядеть можно. А если навести лазер к примеру на танк, то от танка одни головешки останутся.

–Ты хотел сказать расплавленный металл? – поправила его Ирка, невольно всматриваясь в небо, словно надеялась увидеть там станцию, – танки же не из дерева делают.

–Точно, – согласился Кира, потом разговор плавно перетек на вопрос есть ли жизнь в космосе и возможен ли к нам прилет инопланетян. Кира доказывал, что инопланетяне уже были на земле, приводя доводы из книги Казанцева, которую недавно прочитал. А Ирка не соглашалась, говоря, что летающие тарелки это плод фантазий тех, кто их видел, и в космосе очень большие расстояния, и очень мало планет, на которых возможна жизнь. Они спорили, но Кира все чаще ловил себя на мысли, что хочет поговорить с Иркой совсем о другом. Его интересовало, сможет ли он ей хоть немного понравиться так, как она ему. В начале смены дискотек в пионерлагере еще не было, то помешал дождь, то на площадке, где ее устраивали, насыпали кучу щебня для тропинок и пока его не убрали о дискотеке не могло быть и речи.

Наконец наступил вечер, которого так ждал Кира. Он хотел снова пригласить Ирку на медленный танец. Он уже не боялся, что она откажется. У него была непонятная уверенность – она согласиться. Но вот что делать дальше Кира не знал. Точнее не решался сказать. Вот если бы они были одинакового роста и он не был бы такой полный – тогда другое дело, а так неприятно выглядеть коротышкой, на фоне такой высокой девочки. В отряде смеяться над ним конечно в глаза не будут, но все равно могут появиться язвительные ухмылки за спиной. «Вот Глеб бы точно ничего не побоялся. Он смелый, ему бы на всех наплевать было», – подумал Кира, причесываясь перед дискотекой. Как он и ожидал Ирка охотно пошла с ним танцевать и Кире показалось, что она словно ждала, когда он ее пригласит. И снова Кира испытал то чувство, когда в первый раз танцевал с Иркой. Он и сам не заметил, как ближе придвинулся к ней, а она почти обняла его за шею. Кира оглянулся по сторонам – на них никто не обращал внимания. Это успокоило его и придало уверенности.

–Ир, а ты очень хорошо танцуешь, – сказал он заранее приготовленную фразу.

–Ты тоже, – тихо откликнулась девочка. Но дальше Кира не знал что говорить и поэтому они молчали до конца танца. Когда закончилась музыка Кира робко попросил:

–Может пойдем пока, а то мне тебе кое-что сказать надо.

–Пошли, – ответила Ирка, без тени улыбки или иронии. Они пошли вглубь лагеря по тропинке, все дальше удаляясь от громкой музыки и голосов ребят.

–Кирилл, а за нами сейчас эта космическая станция наблюдает? – вдруг спросила Ирка. Кира не был готов к такому вопросу и сначала не понял о чем собственно идет речь:

–Какая?

–Ну та на которой лазер и оптика мощная стоит или ты все про нее придумал? – в голосе Ирки послышалось недоверие.

–Ничего я не придумывал, – сразу ответил Кира, – это читая правда, а станция сейчас не работает и к тому же там наведение сложное. Да и кому за нами наблюдать?

–Да я так просто, – смутилась Ирка, – просто не люблю, когда подглядывают.

–Нет, это невозможно, – твердо сказал Кира, – она же вокруг земли вращается, следить за одним участком можно лишь короткое время. Говорю тебе – выключена она сейчас.

–Так что ты хотел мне сказать? – спросила Ирка и остановилась. Они стояли среди деревьев и густо разросшегося кустарника, музыка и голоса ребят отсюда была совсем не слышны и казалось, что они одни среди дикого бесконечного леса. Кира увидел невдалеке поваленное дерево. Сейчас он очень волновался и чтобы хоть что-то ответить предложил:

–Давай присядем вон туда.

–Хорошо, – кивнула Ирка. Когда они сели на лежащее дерево как на скамейку, деваться стало некуда, и Кира запинаясь начал:

–Понимаешь, Ир, ты мне очень нравишься…, но я толстый и маленький. Ты только не смейся надо мной… И так надо мной почти везде смеются… Только здесь, в лагере не смеялись, и друзья в больнице. Я всегда был таким и наверно буду… А ты такая стройная и красивая. В общем могу я быть тебе ну другом чтоли?… Танцевать с тобой на дискотеке, ходить везде вместе?… Можно? – в его голосе послышалась мольба. Кира сейчас был готов расплакаться, таким он себя ощущал толстым и непривлекательным. Ирка не смотрела на него, казалось все ее внимание занимает трава с капельками вечерней росы.

–А ты знаешь что меня в школе «дылдой» обзывают? – медленно ответила она, – и я не красивая, слишком высокая. Надо мной тоже смеются и обзываются, спасает то что я хорошо учусь и списывать даю. Иначе доконали бы окончательно. А ты…, – тут она повернулась к Кире и посмотрела ему в глаза, – ты добрый и совсем не толстый. Ну может лишь чуть-чуть. Другие вон и сильные и высокие, а такие злые, что разговаривать не хочется. У меня раньше была игрушка – плюшевый мишка. Я его очень любила, и до сих пор люблю. Он на тебя похож, мягкий, неуклюжий, но такой теплый.

–А ты не высокая, – Кира заулыбался и ему сразу стало легко, – и тайны хранить умеешь. Я еще никогда такой девчонки как ты не встречал. Так ты будешь со мной дружить? Я, если что, драться за тебя стану.

–С кем? – немного испугалась Ирка.

–С теми кто над тобой смеяться будет, – серьезно ответил Кира.

–Да девчонки давно уже спрашивают, когда ты мне записки писать будешь, – рассмеялась Ирка.

–А мальчишки у меня в палате тоже самое спрашивают. Говорят, что я трус, если девчонка мне нравиться, а записок я не пишу, – ответил Кира.

–А что записки – это так важно? – спросила Ирка, склонив голову на бок и озорно посмотрев на Киру, – для меня например нет.

–Для меня тоже, – быстро ответил Кира, – это как-то по детски получается – записки писать. Я ведь и так тебе все сказал.

–А ты оказывается еще и смелый, – усмехнулась Ирка.

–Не очень, например я боялся, когда менялся с Глебом, думал умру от страха, – признался Кира и предложил, – пошли еще потанцуем. А то дискотека скоро кончиться и отбой.

–Идем, – одним легким прыжком Ирка встала, и взявшись за руки они, побежали в сторону дискотеки. Больница, злые одноклассники, скучные врачи, все это сейчас осталось позади для Киры, а впереди были радость, лето и девочка, которая для него была прекрасней всех на свете.

Прошло несколько дней, но от станции приходили стандартные сообщения «Объектов с указанными параметрами в зоне наблюдения не обнаружено». Глеб ходил мрачнее тучи. Он еще раз проверил программу станции, но все было в порядке. Казалось «летающие тарелки» напрочь покинули Землю, выполнив свою задачу. Глеб начал потихоньку впадать в депрессию. Он пару раз звонил ленкиной матери, но от нее тоже ничего нового не услышал. В тот вечер Нелева исчезла, и больше нигде не появлялась. Поиски ее были прекращены. Глеб ходил, как в тумане, рассеянный, думая в сотый раз что он еще может предпринять. Из-за этого он чуть было не попался на глаза Кириным родителям, которые приехали навестить сына. Пришлось Митьке и Кащею снова врать. На этот раз про анализы на желтуху. Кащей от себя добавил, что Кира почему-то не хочет их сейчас видеть. Те огорчились, удивившись этому сообщению, но все же не стали дожидаться Киры, и уехали домой, поговорив предварительно с глебиным врачом, который заявил что с их сыном все в порядке. Вот только в последнее время он стал замкнутым и грустным. «Он хоть бы позвонил тогда, – с обидой сказала кирина мать, – здесь же легко позвонить. А вечером мы всегда дома».

–Да сложнова-то нам придется в следующий раз, – сказал Кащей, когда кирины родители ушли, – долго они понапрасну кататься не будут.

–Мы с Кирой договаривались, что он им изредка позванивать будет из пионерлагеря, – недовольно заметил Глеб.

–Трудно это – по межгороду звонить, – ответил Кащей.

–Так деньги же мы ему с собой дали, – сказал Митька.

–Ты думаешь часто в пионерлагере разрешают домой звонить? – вопросом на вопрос ответил Кащей. Спор на этом сам собой закончился.

Но Кира не забыл о своем обещании, просто действительно было трудно упросить вожатого позвонить домой. Тот никак не мог понять, зачем Кире нужно говорить с родителями. Если он чем-то недоволен или его обижают другие дети, пусть скажет ему и он, вожатый, как говориться «примет меры». Но все же как-то вечером Кира прорвался к телефону, набрал номер и успокоил родителей, сказав что с ним все хорошо, но вот так получается, что застать в отделении они его никак не могут. Чувствует он себя прекрасно, фрукты получил, но пусть в следующий раз приедут недели чрез две. Мать и отец крайне удивились этой просьбе. Раньше Кира наоборот просил их приезжать почаще, даже плакал по этому поводу.

–Странно это, – заметила мать, положив трубку, – и голос у него веселый как раньше, а врач говорит, что он чуть ли не в депрессию впал.

–Ничего странного, – ответил отец, – растет мальчишка, вот и все. Друзья появились, вот и не нуждается в нашей опеке. Но вот связь у нас хуже некуда, как-будто из другого города звонил.

В этом он сам того не зная был абсолютно прав.

А еще через два дня станция засекла в районе наблюдения неопознанный объект. Глеба прошиб пот, когда он увидел на экране дисплея сообщение об этом.

–Наконец-то, – прошептал он. Нервно манипулируя мигающим квадратиком в колонке с командами, Глеб вывел на экран траекторию объекта. Так и есть – она обрывалась на границе экрана из-за превышения угла зоны видимости. Глеб запросил остальные характеристики: скорость, высота полета. На экране, на фоне кривой полета, появилась небольшая таблица. Объект летел очень быстро и высоко, причем резко меняя траекторию. Никакой самолет на Земле не мог так летать. Неудивительно что компьютер станции не смог распознать его тип и тем более модель. В самом конце траектории объект резко уходил вверх, в стратосферу. Глеб запросил снимки с оценкой размеров. НЛО оказался примерно сорок метров в диаметре, дисковой формы. Но все снимки были размытыми из-за большой скорости «тарелки», Глеб заметил лишь что объект окружает что типа светящегося облака. «Скорее всего это какое-то защитное поле, о котором говорил Митька», – подумал он. Дальше Глеб уже знал что делать. «Если эта штука пошла круто вверх, значит направилась в космос, к основной базе, – размышлял он, – а следовательно надо повернуть станцию в ту сторону, куда полетела эта штука и снова наблюдать. На авианосце не может быть всего один самолет. Значит там пролетят и другие НЛО». Вызывая все новые команды он наконец добрался до управления станцией. Тут во весь экран появилось предупреждающая надпись: «Внимание! Включение поворотных и основных двигателей производить только после получения приказа по линии „Металл“. Введите код доступа к управлению двигателями».

–Вот черт! – выругался Глеб, этого он предвидеть не мог, – ничего я до тебя без всякого кода доберусь, – пригрозил он компьютеру. И Глеб начал быстро стучать по клавиатуре, вызывая исходные файлы программы управления станцией. К счастью в кейсе помимо компьютера была своя собственная долговременная память и Глебу не приходилось работать урывками, лишь когда станция появлялась в зоне радиоконтакта. Но работать приходилось по ночам, а днем Глеб отсыпался. Он сначала думал, что код находиться где-то среди вспомогательных файлов, программа просто сравнивает его с введенным. Но оказалось, что система шифрования намного сложнее. Глебу понадобилась неделя прежде чем он понял систему защиты и все-таки вычислил код доступа. Ему это не далось легко, под глазами появились темные круги от недосыпа и постоянного напряжения, на вопросы друзей он отвечал невпопад, мысленно все время ища решение задачки с кодом дающим право управления основными двигателями. Когда он рассказал об этом препятствии друзьям, то Кащей заметил:

–Все верно, вот к примеру включишь двигатели по ошибке. А станция рухнет куда-нибудь в Америку, а она же секретная. Ее и нет вроде. Скандал тогда будет о-го-го какой.

–Нет, она в атмосфере сгорит, – уверенно возразил Митька, – как метеорит.

–А тогда зачем лишний код ставить? – задал уместный вопрос Кащей.

–Если станцию развернуть от Земли, она теряет боеспособность, не сможет поражать цели, а если сойдет с орбиты и улетит в космос, тогда вообще вернуть ее будет невозможно, поэтому и подстраховались, – предположил Глеб, и уточнил, – защита от несанкционированного включения двигателей.

–Ага, – не сдавался Кащей, – стрелять из лазера можно, а двигатели включать нельзя?

–Лазер – это не ядерный удар. Точечное поражение цели. А в случае военных действий, включение двигателей – выход станции из строя, соответственно невозможно уничтожить пусковые установки врага, поэтому код и поставили, – парировал Глеб. Кащей не стал с ним дальше спорить.

В тот же вечер Глеб ввел код и задал координаты поворота станции. «Производится разворот станции», – выдал дисплей сообщение бортового компьютера. В нескольких сотнях километров над ним, на орбитальной станции включились миниатюрные двигатели поворота, а из их дюз, отдаленно напоминающих пионерские горны выстрелило голубоватое пламя. Станция начала медленно поворачиваться. Через несколько десятков секунд точно такие же дюзы, но направленные в противоположную стороны выдали в космос новую порцию раскаленного газа прекратившего вращение, и обеспечившего разворот на координаты, переданные с земли. Одновременно развернулась большая «чашка» параболической антенны, направляющая сигнал на Землю. Теперь на экране перед Глебом было лишь звездное небо с точечками солнц, удаленных за многие световые годы. Но Глеб давно пользовался сеткой координат на дисплее и хорошо представлял и Землю, которая осталась где-то сзади, и тот участок где пропал НЛО. Он вывел на дисплей траекторию полета, теперь кривая линия обрывалась в середине экрана. Глеб мысленно провел ее дальше. Вроде все правильно. Теперь станция направлена объективами от Земли. Осталось задать участок наблюдения. Глеб быстро установил разрешение и квадрат наблюдения так, чтобы он не был слишком большим, тогда «тарелку» можно просто не увидеть, но и не маленьким, чтобы она не пролетела незамеченной мимо. В конце Глеб нажал «Ввод» выделив квадратиком надпись в строке команд: «Поиск и слежение за любым объектом независимо от характеристик», и на этом закончил сеанс связи со станцией. Теперь снова оставалось только ждать.

Утром Глеб, перед тем как лечь спать как обычно после завтрака, позвал Кащея и Митьку и рассказал, что ночью переориентировал станцию, и задал новые координаты слежения.

–Глеб, ты бы того…, – начал Кащей, – не переборщил бы. А то на тебя сейчас смотреть страшно. Отдохни, я слышал как твой врач говорил, что если так дело пойдет и дальше, то он тебя обратно – в четырнадцатое переведет. Кире еще две недели осталось. А меня наверно через неделю выпишут, – сообщил он. Глеб так привык к Кащею и Митьке, что эта новость по настоящему огорчила его. Нет, он знал, что когда-нибудь они разъедутся по домам, но чтобы вот так скоро… Глеб лег на кровать и тихо сказал:

–Вы ребята мне сейчас помогите, а потом я справлюсь сам. У меня все чаще голова болеть стала. А это плохо. И еще сны беспокойные сняться. Иногда представляю, будто я в этой орбитальной станции сижу в кресле пилота и навожу перекрестие на цели. Удар и нет авианосца, еще выстрел лазера, и взрывается ракетная шахта. А меня никто не может достать, ведь я высоко. Лечу в пустоте над Землей. Но ведь будет ответный удар и все ракеты я уничтожить не смогу. Ты Кащей, говорил, что мне надо вернуться на время в выдуманный мир. Это действительно страшно и опасно. Боюсь сам я оттуда не смогу вылезти.

–Мы тебя вытащим, правда Митька? – серьезно ответил Кащей. Митька лишь молча согласно кивнул. И Глеб закрыл глаза в ожидании очередных кошмаров. Но приснилась ему Ленка. Правда это был страшный сон. Глеб находился в каком-то жутком подземелье. Вернее он лишь знал, что попал глубоко под землю. Темные бетонные стены, низкий, давящий потолок. Тусклый свет лампочек в мутных плафонах толстого стекла, для большей надежности закрытых проржавевшими решетками. Он идет каменному полу, но шагов не слышно. В этом подземелье множество коридоров, комнат и ответвлений. Вдруг Глеб увидел как сбоку мелькнуло что-то белое. Он повернул голову в ту сторону и на мгновение увидел Ленку. Она прошла параллельным коридором, не замечая его, смотря прямо перед собой. Одета она была более чем странно, да и одеждой это пожалуй было назвать нельзя – Ленка с головы до ног была закутана в белую простыню. Глеб свернул в боковой проход, где она промелькнула, но там никого обнаружил. Пусто и темно, Глеб побежал дальше. Он стал, кричать, звать Ленку, но никто не откликался и тут он забежал в комнату, перегороженную пополам толстым стеклом. За ним стояла Ленка, а сверху падал нестерпимо яркий свет. Она посмотрела на него грустно, словно прося прощения, потом медленно начала поднимать руку, но тут же безвольно опустила ее, давая понять, что ничего поделать не может. Повернулась и скрылась в ярком свете. Глеб с ненавистью ударил кулаком по стеклу, которое стояло непреодолимой преградой, и вдруг свет, в котором скрылась Ленка ударил прямо ему в глаза. Он проснулся от того что солнечный блик от окон соседнего дома светил ему прямо в глаза. Глеб зевнул и недовольно потянулся. Заметив, что он проснулся Кащей произнес:

–Не засыпай, обед скоро.

–Ясно, – хмуро посмотрел в ответ Глеб. Ему казалось, что жизнь состоит теперь из скучного дневного времяпровождения, тревожных ночных сновидений и томительного ожидания, которое как ему казалось никогда не кончится. А самое главное – это отсутствие хоть какого-то плана, как вернуть Ленку, даже если они проследят куда именно в космос улетают «тарелки» инопланетян. Так прошла еще целая неделя. Глеб регулярно, каждую ночь открывал кейс и связывался со станцией проверяя, нет ли новостей, и не зафиксировано ли появление новой «тарелки». Но ничего нового не происходило, Глеб видел все ту же картинку звездного неба, уже порядком поднадоевшую и наводившую скуку.

Но в четверг ночью экран встретил его сообщением: «Обнаружен новый объект!». Глеб быстро покрутил шарик и нажав несколько раз «Ввод», вывел на экран траекторию второго объекта. Она сначала шла прочь от Земли, а затем изменив направление смещалась в сторону и исчезала. Глеб затаив дыхание начал увеличивать разрешение, чуть сместив центр экрана в ту сторону где исчез НЛО. Сначала показался размытый еле видимый квадрат, Глеб еще раз нажал на увеличение изображения, после этого он уже четко был виден. Новый объект был похож скорее на ромб, на его поверхности не светилось ни одного огонька. Но Глеб различил все тот же туман окружавший инопланетный корабль как и «тарелки». Он вызвал сетку координат, чтобы оценить размеры. Когда экран покрылся тонкими зелеными линиями, с цифрами по бокам, Глеб невольно присвистнул. Меньшая сторона корабля тянулась на полкилометра.

–Ну и махина! – тихо прошептал он. Убрав сетку, Глеб снова увеличил изображение. На этот раз просматривались какие-то выпуклости, надстройки, углубления. Но для чего они предназначались Глеб понять не смог. Плавно перемещая «окно», он внимательно осмотрел ту часть корабля, которую смог поймать в объективы наблюдения. Ему повезло – корабль пришельцев «висел» к станции не строго одним боком, а под углом. Он был абсолютно черного цвета, неудивительно, что бортовой компьютер его сразу не «заметил». Глеб запросил координаты базового корабля пришельцев у компьютера станции, предварительно занеся этот объект в память, как «Черный улей». Это название ему пришло в голову как только он увидел корабль пришельцев. Через несколько секунд компьютер орбитальной станции выдал запрашиваемые характеристики объекта. И почти тут же предупредил о завершении сеанса связи. Но Глеб пробежав их глазами понял главное: корабль пришельцев медленно вращается по орбите вокруг Земли, в противоположном направлении от той по которой двигается станция. Время полного оборота примерно четыре дня. Размеры: 0.548 километра в ширину, 0.743 километра в длину и 0.024 километра в высоту. Глеб оставил на экране изображение корабля, и разбудил Кащея и Митьку. Те проснулись и сначала ничего не могли понять, приходя в себя. Они не привыкли вставать по ночам как он в последнее время. Глеб старался не шуметь, поэтому дождался пока они вылезли из под одеял и сели к нему на кровать. После этого он перевернул чемоданчик экраном к ним и тихо сказал:

–Вот он. Я его назвал «Черный улей».

–Здоровый, сволочь! – вырвалось у Кащея, когда Глеб вывел внизу экрана размеры корабля.

–Это же больше стадиона в Лужниках, – Митьку тоже впечатлили размеры корабля.

–Радары его наверняка не видят, – монотонно продолжал Глеб голосом уставшего лектора, – крутиться себе по орбите, а «тарелки» людей собирают. Ну и что нам с ним дальше делать? Вот нашли. Теперь что? Разнести в щепки вместе с Ленкой? – по мере того как он говорил, голос Глеба становился все громче и резче. Чувствовалось – что еще немного, и у него начнется истерика. Там в этой черной, холодной громадине, несущейся в космосе находиться девочка которую он любит. Он видит где она, но сделать ничего не может.

–Тише ты! – зашипел на него Кащей, – ребят разбудишь, будут потом спрашивать, что это у тебя за телевизор в чемодане. А еще чего доброго врачам расскажут!

–Нет Кащей, – завелся Глеб, – мне теперь наплевать! Ты предлагай! Вот он – чемоданчик, перед тобой. Хочешь лазер на боевой режим включу? Ты скажи что делать! Сам говорил, что я должен вернуться! Я вернулся, уже не различаю где сон, а где явь и что? До этой штуки тысячи километров. Будь это на Земле, я бы пешком дошел или доплыл! Меня бы никто не смог остановить, я бы добрался. Но это там, – он поднял палец вверх, – а летать я не умею.

–Глеб, – тихо сказал Митька, – ты сейчас спать ложись. Знаешь как моя бабушка говорит, утро вечера мудренее.

–Это в сказках так говорят, – поправил его Кащей, но Митька словно не заметил его слов.

–Я сейчас не засну! – коротко и резко ответил Глеб, утерев рукавом выступившие слезы.

–Глеб, ты неделю назад не знал вообще ничего, даже того, куда твоя Ленка пропала, – он закрыл кейс и аккуратно убрал его под кровать, – ты попытайся уснуть, а мы здесь посидим. Как два стражника.

–Будете охранять мой сон? – грустно улыбнулся Глеб.

–Именно, – серьезно ответил Кащей, – тебе завтра ясная голова понадобиться чтобы придумать как с этой штукой справиться. А теперь спи.

Глеб залез под одеяло, а Кащей и Митька сели у него в ногах, опершись локтями на спинку кровати. Сейчас они действительно в сумраке палаты походили на суровых и строгих стражников, не хватало только пик и доспехов. Глеб про себя грустно улыбнулся этому сравнению и сам того не ожидая мгновенно заснул.

Ему приснился странный сон. Он летел в маленьком белом истребителе над морем. Вокруг небо, море и линия горизонта впереди, а под крыльями всего пара ракет. Глеб не знал зачем и куда он летит. Он уже хотел было сделать вираж, как на аттракционе, чтобы полетать вниз головой, но вдруг увидел, как впереди появилась махина вражеского авианосца и он летит прямо на него. Он хочет повернуть в сторону, убежать от этой страшной громадины, из которой как осы из гнезда, появляются и зависают в воздухе самолеты противника. Их все больше и больше. Они похожи на рой рассерженных насекомых, готовых ринуться в смертельную атаку. Глеб понимает, что ничего не может сделать против них. Но все же пытается отыскать на приборной доске кнопку пуска хотя бы этих двух маленьких ракет на своем самолетике, которые наверняка не причинят особого вреда этому монстру. Но и это не получается. Вот он уже отчетливо видит палубу и решается на таран, думая об одном – попасть в склад вооружений, который взорвется и уничтожит авианосец вместе с самолетами. Но врезаться в натовский корабль он не успел. Глеб проснулся.

Он с удивлением обнаружил, что за окном утро и что его друзья уже заправили свои кровати и ушли из палаты. В голове действительно появилась ясность, да и чувствовал он себя не так угнетенно. Появилась новая информация с которой можно было работать, а это лучше чем ничего. Глеб встал, заправил кровать и когда пошел чистит зубы наткнулся в дверях на возвращающихся Кащея и Митьку.

–Как спал? – первым делом спросил его Митька.

–Нормально, – кивнул Глеб, – по крайней мере выспался. А вы что, около меня всю ночь сидели? – в свою очередь спросил он.

–Нет, как только убедились что ты заснул, то тоже спать легли, – ответил Кащей.

–Есть идеи? – прямо спросил Глеб.

–Откуда? – пожал плечами Кащей, – мы только что встали.

–Это ты должен идеи давать, – строго сказал Митька, – ты же лейтенант и тебе подчиняется станция. А мы можем лишь помочь.

–Верно, – согласился Глеб, но его голос прозвучал не очень уверенно. Больше он ни с кем не разговаривал и пошел чистить зубы. После, в ожидании завтрака Глеб лег на кровать и начал размышлять. Через полчала, сев за стол в столовой, он рассказал Кащею и Митьке что примерный план действий у него уже есть. Больше за столом никто не сидел, поэтому Глеб говорил громко, быстро и отрывисто, будто боялся что его могли перебить.

–Мы решили что от одного удара лазера эта штука взорвется. А почему? Это же не земной корабль. Он защищен силовым защитным полем, потому что эти «тарелки» самолеты не могут сбить. Поле, думаю, делает эти НЛО и невидимым для радаров. С другой стороны – это вряд ли военный корабль. Нет стволов пушек, ну или каких-то там боевых амбразур. Картинки морских боевых кораблей и сухогрузов видели? Не похожа эта штука на военный корабль, гладкая очень.

–Не, может пушки у него выдвигающиеся. Нажмут кнопу и р-раз, ощетиниться стволами как еж иголками, – не выдержав, перебил его Кащей.

–Может и так, я там не был, – раздраженно ответил Глеб, обидевшись, что его перебили и еще от того что попытались погасить лучик надежды, который у него появился, – у тебя лучше идеи есть? Говори.

–Нет у меня идей, – пожал плечами Кащей, – я только свое мнение хотел сказать.

–Если будешь сомневаться – ничего не получиться. Слушаем Глеба, – сказал Кащею Митька.

–Так на чем я остановился?, – потерял нить рассуждения Глеб, и тут же продолжил, – а вспомнил, если она не военная, следовательно защищена меньше. Не предназначен этот корабль для боя. Они не ждут от нас атаки. Судите сами, взлетели они в космос, отошли от Земли километров на тысячу и фиг кто их достанет. Даже ядерные ракеты бессильны. Вот это можно использовать.

–Неожиданно напасть? – спросил на этот раз Митька и скептически покачал головой.

–Именно, – не замечая его тона, Глеб, энергично жестикулируя, излагал им придуманный план, – это поле, которыми окружены их корабли должно подпитываться энергией. Мы по нему выстрелим, насколько хватит мощности лазера, чтобы ослабить. А потом станция пойдет на таран.

–Ты не забывай, что там кроме инопланетян, люди находятся. В том числе эта твоя девчонка, – опять перебил его Кащей, – вдаришь ты своей станцией по ним со всей дури и полетят клочки по закоулочкам, то есть я хотел сказать по космосу.

–Да такой риск есть, – с тяжелым вздохом согласился Глеб, – но с другой стороны ничего другого не сделаешь. Я над этим долго думал. Вот сами посудите, на этом корабле должна быть система аварийной посадки. Все транспортные средства сделаны так, чтобы по возможности в случае опасности спасти пассажиров и корабль. На этом корабле должен иметься и компьютер, который управляет всеми системами, но помимо него – простая автоматика, которая включается при аварии. Сейчас «Черный улей» дрейфует по орбите, эти инопланетяне не дураки, тоже наверно энергию экономят. Когда в него врежется станция, то она столкнет эту махину с орбиты и та начнет падать на Землю. Я думаю направить удар станции в центр этого квадрата. Логично предположить, что главный компьютер с рубкой управления и пилотами, находиться именно там. От удара, пусть на какое-то небольшое время, но компьютер – вырубиться, ручная система управления тоже выйдет из строя. А вот аварийная – сработает, она не в центре, потому что резервная и предназначена на крайний случай.

–А пилоты? – спросил Кащей, – ну компьютер, предположим, ты отключишь. А они врубят двигатели и улетят.

–Надеюсь, что при ударе пилоты погибнут, – с металлом в голосе сказал Глеб, – станция, она тоже не маленькая.

–Хорошо, предположим все вышло по-твоему, – вмешался Митька, – корабль пришельцев падает, включается аварийная посадка. Он садиться… А вот куда? Сядет в океан и утонет. Ты учти суши у нас всего одна треть, две трети площади Земли – океан.

–Сам знаю, что думаешь географию не учил? – немного обиделся Глеб, – я и это предусмотрел. Как я говорил, их «Черный улей» медленно вращается. Через четыре дня он будет над Подмосковьем. Примерно там, где Ленку похитили. Я задал компьютеру станции просчитать время удара так, чтобы корабль пришельцев примерно там грохнулся.

–Тогда тебе надо знать массу корабля, – возразил Митька, – а то ударишь, а он отлетит в сторону.

–Вектор удара будет направлен к Земле, а еще он должен остановить движение по орбите. Система аварийной посадки не будет направлять корабль в сторону. Гор или скал у нас же нет. Ей нужно ровное место, вроде поля или леса, – аргументировал свои предположения Глеб, – сегодня вечером я его подберу и введу корректировку в программу. Все равно компьютеру чтобы все просчитать нужно не меньше десяти часов. Главное – чтобы на город не упал. А так…, – Глеб отодвинулся от стола, – там где напакостили, там и ответят!

–А что делать, когда он упадет? – спросил Митька, – ведь эти инопланетяне придут в себя, починят корабль и улетят обратно. Может предупредить ученых, космонавтов или милицию.

–Ага, – Глеб скептически усмехнулся, поглядев на Митьку, уж такой глупости он от него не ожидал, – отберут тогда чемодан твои ученые, будут сначала в телескопы эту фигню рассматривать. Потом может ракету с космонавтами запустят для установления контакта. Только эти инопланетяне не очень то хотят контактировать с нами, вернее хотят, но по своему.

–Тогда что ты предлагаешь? Митька же немного прав, упадет эта фиговина, милиция приедет, оцепят все, никого близко подпускать не станут, а он фьють вверх… и только его и видели, – спросил Кащей.

–Мы пойдем туда где она должна упасть, и будем поблизости когда упадет. Затем войдем в корабль, должны же там быть люки, шлюзы и другие входы, и найдем Ленку. Заодно и инопланетян задержим, чтоб не улетели, если очухаются раньше времени. Тут Кащей твоя помощь нужна. Без оружия туда соваться опасно, – Глеб вопросительно посмотрел на него, а Кащей отвел глаза, смотря на поцарапанную поверхность стола.

–Опасно если компьютер ошибется в расчетах, и эта махина аккурат прямо на нас грохнется, – заметил Митька, он воспринимал весь план более скептически чем Кащей, – это тебе не Киру в пионерский лагерь отправить.

–Ну отправил же! – нервно заметил Глеб и вновь обратился к Кащею, – ну так что с оружием, действительно ничего нет?

–Есть у меня немецкий Шмассер, хорошо сохранился, как новенький, но к нему всего две обоймы, – после напряженного молчания сказал он, – а остальное оружие лишь самим навредить может. Обрез винтовочный могу дать, но приклад сгнил и патроны старые. Я их переточить не успел. Если и выстрелит, то отдачей руку повредить может. А к револьверу вообще патронов нет, да и еслиб были – ствол проржавел местами, как бы не разорвало. Вот еще что, если не умеешь с оружием обращаться, то лучше не берись. Своих подстрелить можно.

–Один автомат – это мало, – покачал головой Глеб, – может у друзей поспрашиваешь?

–Не скажи. Если эти инопланетяне полезут, очереди им мало не покажется, – жестом успокоил его Кащей, – могу еще батянину двустволку захватить, но ее обязательно вернуть надо целой, а то он мне голову оторвет. Да и тяжелая она, замучаешься тащить. Нет, моего Шмассера вполне достаточно будет.

–Мить, а ты если что с замками справишься? – спросил его Глеб.

–Ты думаешь они двери на амбарные замки запирают? – засмеялся Кащей, но Митька оставался серьезным.

–Думаю там особо замков как таковых нет. Во всяком случае мои ключи к ним не подойдут, – заметил он, – там наверняка автоматика везде, электроника.

–Действительно, я как-то не сообразил, – кивнул Глеб, – но если вся эта электроника вырубится…, – начал вслух размышлять он, но сам себя поправил, – хотя нет, если аварийная система посадки не откажет, двери тоже по идее останутся в порядке.

–Глеб, меня через два дня выписывают, – сообщил Кащей, – уже точно известно. Сегодня врач предупредил, чтоб готовился к выписке, он родителям звонить будет, скажет когда надо меня забрать. Понятно, что они меня сюда просто так не отпустят, но это не вопрос. Оставлю записку, возьму автомат и приеду, но мне надо знать точно когда и куда. А уж я доберусь, не беспокойся.

–Сегодня ночью точно скажу, – пообещал Глеб, и спросил сам себя, – а вот что с Кирой делать? Смена ведь еще не кончилась, а мне отсюда бежать придется.

–Так хватятся его, а не тебя. А кроме нас никто не знает где он, – отмахнулся Кащей, – пусть отдыхает.

–Нет, Киру надо с собой взять, а то нечестно получается, – возразил Митька, – он бы обязательно с нами захотел пойти.

–Ладно, вечером я посмотрю где это находиться, тогда и решим, – подвел итог разговору Глеб, ему стало немного легче, – Мить, я ты не боишься с нами бежать, родители ведь у тебя строгие?

–А я уже ничего особо не боюсь, – спокойно ответил Митька, – ну поругают они меня, покричат… не расстреляют же. Это раньше я их боялся. А теперь, как увидел, что мы здесь вытворяем – нет, – и он радостно улыбнулся. Глеб тоже заулыбался и посмотрел на друзей. Нервный, ирреальный мир космической войны отступил, он снова находился в кругу друзей. А надежда спасти Ленку приятно согревала душу. Исчезло то холодное отупляющее отчаяние, которого он так боялся. Днем Глеб сходил с ребятами в кино, на фильм «Пираты ХХ века», он его смотрел уже раньше, но мальчишки с удовольствием посмотрели его второй раз. Просмотр фильма, также придал им боевое настроение. Они хоть сейчас готовы были драться с инопланетянами. Правда опоздали на обед, из-за чего получили выволочку от медсестры и санитарки, но этим все и обошлось, так что никто не жалел о походе в кино. Вечером Глеб позвонил ленкиной маме, но опять никаких новых вестей от нее не услышал. Она поблагодарила его за звонок и по ее уставшему, печальному голосу Глеб понял – она уже почти не надеется, что Ленка вернется. «Ну это мы еще посмотрим», – сказал он про себя, подумав об инопланетянах и при этом недобро прищурил глаза.

Вечером, когда двое других ребят их соседей по палате, наговорились и уснули, Глеб привычно достал кейс, раскрыл его и включил в розетку. Кащей и Митька сели рядом. Глеб дождался начала сеанса связи и развернул ее обратно – объективами прицеливания к Земле. Был поздний вечер. Солнце, коснувшееся горизонта, еще позволяло рассмотреть местность, к тому же координаты квадрата, где исчезла Ленка Глеб заранее внес в память компьютера. Оставалось выбрать их из таблицы и начать увеличение.

–Скорее, – поторопил его Кащей, – а то солнце зайдет и тогда ни хрена увидеть нельзя будет.

–Не мешай, – раздраженно ответил Глеб, – сам знаю.

Он увеличил разрешение до такой степени что казалось, они зависли над местностью на вертолете и смотрят вниз с полукилометровой высоты.

–Так, это вроде речка, вот лес чернеет, – водил пальцем по экрану Глеб, Кащей и Митька внимательно смотрели на экран, – чтож поле есть, но маленькое и местность похоже холмистая, – сказал он, вызвав на экран сетку координат.

–То что нужно, – воскликнул Кащей и поделился своими соображениями, – если этот корабль в лес свалиться, то деревья смягчат посадку. Ему это все равно что мне на солому прыгнуть.

–А корабль от этого не развалиться? Может поле лучше для этого подходит? – засомневался Митька, – я в кино видел как самолет на поле без шасси садился.

–Так пришельцы наверно не из алюминия свой корабль сделали, а из чего покрепче – стали или титана, – парировал Кащей и добавил, – а если топливо загорится, то речка под боком, тушить легче.

–Не каркай! – замахал руками Глеб, – я и так боюсь ошибиться, а ты еще с пожаром лезешь.

–Не обращай внимания, – сказал Митька, – подвинь… ну как его… объектив наверно, чтобы узнать сколько до поселка осталось, если ты сюда направишь этот «улей!.

Глеб осторожно повернул колесико и местность на экране сместилась немного в строну. Показался дачный поселок, вернее были видны отдельные шиферные крыши домиков, которые заходящее солнце окрашивало в причудливый серо-розовый цвет. До домов на окраине поселка «по сетке» выходило около двух километров.

–Маловато, – прокомментировал Глеб, – но с другой стороны люди тоже должны побыстрее подойти, а то мы одни там можем не справиться. Так что, смещать расчетную точку приземления?

–Не надо, – ответил Кащей, – ты говорил, что все равно точно рассчитать невозможно.

–Но мне все же надо ввести в компьютер ее координаты для начала расчетов, – возразил Глеб, – сам понимаю, что опасно, но «Черный улей» прямо над этим местом пролетать будет.

–Пускай так все остается, – поддержал Кащея Митька, – давай лучше посмотрим, где кирин лагерь.

–Сейчас, он западнее, – ответил Глеб, уменьшая разрешение, чтобы быстрее сместить изображение местности, солнце почти зашло и видно становилось все меньше.

–По карте быстрей можно найти, – проворчал Кащей и тут же услышал замечание Митьки:

–А она у тебя есть?

–Нет, – согласился Кащей, – то есть дома-то конечно есть. А здесь…, – он не договорил остановленный глебиным возгласом.

–Вроде вот здесь Кира отдыхает…, – и он увеличил изображение. На экране отчетливо стали видны крыши корпусов, и площадка для торжественных построений, сейчас залитая разноцветными огнями, в пионерском лагере как раз заканчивалась дискотека.

–Точно? – спросил Кащей.

–А других пионерских лагерей тут нет, во всяком случае поблизости, – заметил Глеб, – ну-ка сколько отсюда до точки приземления?

Он отметил квадратиком в центре пересечения линий точку прямо в середине лагеря и запросил расстояние до центра расчетного квадрата приземления. На экране мгновенно появились цифры с точностью до метра.

–Ого! – недовольно воскликнул Кащей, – да это же больше десяти километров по прямой.

–Но Киру все равно надо с собой взять, – убежденно сказал Митька.

–Правильно, или хотя бы предложить ему пойти с нами и предупредить что я из больницы сбежал, – поддержал его Глеб.

–Согласен, – сдался Кащей, – вместе веселее.

–Ну вы теперь можете спать ложиться, – сказал Глеб друзьям, – а мне еще программу расчета атаки набивать.

–А сколько эта атака займет времени? – спросил Кащей, идя у свое кровати.

–Секунд тридцать, – неопределенно ответил Глеб, – плюс падение еще наверно минуты две.

–Ты не перетруждайся, – посоветовал Митька, залезая под одеяло, – время у нас еще есть.

«Да, у нас оно может быть и есть… А вот имеется оно у инопланетян? – задумался Глеб, – возьмут и улетят за эти четыре дня». Когда цель стала так близка, Глеб начал бояться что может все сорваться из-за пустяка, случайности. Он отогнал прочь эти мысли и вызвав редактор файлов, стал закладывать в память компьютера кейса алгоритм расчета траектории полета и угла удара по инопланетному кораблю. Сначала он хотел запрограммировать станцию, чтобы она сама в нужный момент атаковала «Черный улей», но это оказалось невозможно. Приказ на разворот можно было отдать только вручную на сеансе связи. Незаметно наступила ночь, а Глеб все стучал по клавишам. Он оторвался от клавиатуры и посмотрел в черное ночное небо с редкими звездами. Ему сразу вспомнилась Ленка и то как он на прощание ее поцеловал, если эту попытку конечно можно было так назвать. Глеб глубоко вздохнул, и потер пальцами глаза. «Нет, лучше сейчас лягу спать, а завтра продолжу», – решил он, закрыл файл и выключив кейс, поставил его под кровать. Заснул Глеб буквально как только положил голову на подушку.

В эту ночь ему снилось что он идет в новой военной форме по ярко освещенному коридору. К его руке наручником прикреплен черный чемоданчик пульта управления станцией. Коридор заканчивается и Глеб входит в просторный зал, заставленный стойками ЭВМ. Везде суетятся люди в белых халатах вперемешку с людьми в зеленой военной форме. Глеб видит множество терминалов, на которых быстро пробегают строки цифр и букв. Люди, сидящие за ними лихорадочно что-то набирают на клавиатурах. На Глеба никто не обращает внимания, пока он не оказывается в центре этого огромного вычислительного центра и кладет на стол чемоданчик. Все замирают и смотрят на него.

–Это – здесь! – громко говорит Глеб на весь зал, улыбаясь. Все присутствующие бросаются к нему и обступают тесным кругом. Глеб открывает чемоданчик и наручник сам отстегивается от его руки. Он включает кейс и как только там появляется изображение «Черного улья» пришельцев нажимает «Ввод». Корабль исчезает и на дисплее остается только звездное небо.

–Теперь мне надо кое-кого встретить, – опять громко объявляет Глеб и уходит. Взрослые глядят ему вслед и вдруг за спиной раздается голос профессора:

–Мальчик, как тебя зовут?

–Неважно, – не оборачиваясь и продолжая идти, отвечает с улыбкой Глеб, он знает, что на выходе из этого коридора его ждет Ленка, – но если хотите, называйте меня Дон Кихотом с ядерным чемоданчиком.

На этом сон оборвался, потом ему еще снились другие сны, но их Глеб не запомнил.

Проснулся он бодрым и на удивление в хорошем настроении. Днем он продолжал работать над программой, когда два соседа по палате ушли гулять, а Кащей и Митька смотрели на всякий случай, не идет ли медсестра или врач. К вечеру программа расчета была полностью закончена. Глеб обозначил все параметры: координаты корабля пришельцев в момент атаки, его траекторию, координаты боевой орбитальной станции и так далее. После чего послал программу на обсчет компьютеру станции. Теперь оставалось лишь ждать результатов.

Утром следующего дня к Кащею приехали родители, чтобы забрать его домой.

–Ну что? Когда и где встречаемся? – спросил он Глеба и Митьку, пока его родители разговаривали с лечащим врачом.

–Погоди, – Глеб кинулся к чемоданчику, – расчеты должны быть уже готовы. Мне надо взглянуть на них.

Он, несмотря на опасность быть увиденным посторонними за работой с пультом управления, раскрыл на кровати кейс и быстро включил его. Удача сегодня была на его стороне. Сеанс связи со станцией начался сразу же, лишь Глеб перевел переключатель в положение «Вкл.». Глеб отправил запрос о результате вычислений. На экране появилось увеличенное изображение Земли из космоса, которую пересекали две кривые. Первая была орбитой станции, вторая – орбитой «Черного улья». От первой линии ко второй, шла дополнительная пунктирная линия, она показывала траекторию атаки, по которой полетит станция развернувшись и включив основные двигатели. Кривая атаки отдаленно напоминала рыболовный крючок. Место столкновения было обведено красным кружком. Белый кружок на орбите станции показывал место, где она ей надо начать сближение с кораблем пришельцев. Под этим кружком высвечивались цифры с временем и датой начала атаки. Решив что остальное он досмотрит потом, Глеб выкрикнул Кащею, хотя необходимости в этом не было – тот находился рядом:

–Я ошибся в расчетах на два часа! Компьютер показывает что начинать надо в десять!

–Плюс время чтобы заехать за Кирой, – добавил Митька.

–Короче, – подвел итог Кащей, – я сейчас у родителей расписание поездов успел посмотреть. Послезавтра в двенадцать дня я приеду на Белорусский вокзал. Там меня и встретите. Вот только учтите – поезд может опоздать. Ну подождете, все равно времени в запасе полно. А вы пока узнайте, как до кириного лагеря добраться и до этого места, куда инопланетяне рухнут.

–А ты билет успеешь купить? – спросил Митька, – это же не электричка, а поезд дальнего следования.

–Да уж доберусь как-нибудь без билета, – небрежно махнул рукой Кащей, – в первый раз чтоли! С проводником договорюсь и баста! Мне ехать всего четыре часа. Вот папаня с маманей, думаете билет брали? Сунули десятку проводнице и доехали.

–А деньги у тебя есть? – озабоченно спросил Глеб.

–С этим тоже порядок, – ответил Кащей, – дома есть. Да не беспокойся ты, все будет нормально. Приеду я, никуда не денусь и автомат привезу. Я вот тут подумал может…

Но в дверь палаты постучали и Глеб, рывком закрыв кейс, прикрыл его одеялом. А сам встав так, чтобы собой загородить его от собирающихся войти. Но волновался он напрасно. Приоткрыв дверь, заглянула мать Кащея и позвала:

–Пошли, пора уже. Врач выписку отдал.

–Сейчас, с ребятами попрощаюсь, – ответил Кащей и мать закрыла дверь палаты. Митька нырнул под кровать, покопался в сумке и вытащил несколько рублей и полгорсти мелочи.

–На возьми на всякий случай, – протянул он их Кащею.

–Да не надо…, – начал было отказываться Кащей, но Митька твердо сказал:

–У Глеба деньги еще остались, в крайнем случае, я позвоню своим родителям и попрошу еще, так что бери. Ты должен обязательно привезти оружие и сам нормально добраться.

–Ладно, – нехотя согласился с его доводами Кащей, запихивая деньги в карман. Забрал заранее приготовленные сумки с одеждой и всякой мелочью, типа зубной пасты и мыльницы, и махнул рукой друзьям на прощание:

–Ну до встречи, увидимся еще. Да и меня сейчас не провожайте, а то сглазить можете.

Он виновато улыбнулся своей суеверности и поспешно покинул палату, закрыв за собой дверь. Глеб и Митька не пошли за ним, но из окна видели как он прошел мимо в сопровождении родителей и помахали ему вслед. Он тоже нехотя махнул в ответ и больше не оборачивался. После этого Глеб отключил и убрал под кровать кейс, решив, что ночью повнимательней изучит полученные со станции данные.

Днем они с Митькой разработали окончательный план побега. Все лишние вещи они оставляют в больнице, с собой берут лишь кейс, оставшиеся деньги, если придется ехать на электричке или автобусе и немного еды, чтобы перекусить днем и вечером, когда будут ждать расчетного времени атаки.

–Чемоданчик надо бы замаскировать, – предложил Митька, – а то ты с ним больно подозрительно выглядишь. С такими черными дипломатами солидные дяденьки ходят, а не школьники.

–И как его замаскировать? – спросил возражая Глеб, хотя понимал, что довод Митьки очень даже разумный. Ведь так и милиция остановить может, подумают, что украли, – перекрасить чтоли?

–Нет, давай его в рюкзак положим, – предложил Митька, – у Витьки из соседний палаты большой такой есть. Он еще говорил, что с ним его отец в поход ходил.

–Так Витька нам так просто свой рюкзак не отдаст, – заметил Глеб, – а воровать я не хочу.

–Причем тут воровство? – возмутился Митька, – сменяем.

–На что? – спросил Глеб, сомневаясь в успехе этой затеи. Сам он думал просто перекрасить чемоданчик, чтобы он не выглядел так солидно, как сейчас. «Но где взять краску и в какой цвет лучше покрасить?», – думал Глеб

–А он все к моему замочку иностранному присматривается, – пояснил Митька, – говорит, что хочет им багажник на велике закрывать, и вообще – классно выглядит.

–Тогда пошли поговорим с ним, может и согласиться, – кивнул Глеб, и они, пройдя по коридору вошли в соседнюю палату. Витька, мальчик, на год старше их, валялся на кровати и читал книжку.

–Слышь, Витек? – обратился к нему Митька, мальчик отложил книгу и посмотрел на незваных гостей, – хочешь я тебе замочек иностранный обменяю? – и Митька достав из кармана миниатюрный никелированный замок, заманчиво покрутил им вокруг пальца.

–На что?! – глаза у Витьки сразу загорелись и он приподнялся с кровати.

–На твой рюкзак, – быстро ответил за Митьку Глеб.

–Да ты что?! – изумленно воскликнул Витька, – меня папаша прибьет. Да и зачем он вам, с ним только в поход идти.

–Ну как хочешь, – деланно равнодушно ответил Митька, – наше дело – предложить. Пошли отсюда Глеб.

–Э, погоди, – Витька сел на постели, ему с одной стороны очень хотелось получить митькин иностранный замочек, а с другой – он опасался гнева родителей, но подумав, он все же согласился, – впрочем он старый, потому мне отец его сюда и отдал, сказал, что если украдут, то не страшно. О, я так и скажу, что украли. Только вы его подальше запрячьте, чтобы мои когда на выходные приедут – не увидели. Обещаете?

–Обещаем! – хором ответили Глеб и Митька и через пару минут возвращались в свою палату с довольно потрепанным, но объемистым и надежным рюкзаком.

–Блин, – выругался Глеб, – совсем забыл, ко мне же завтра родители Киры приезжают. Прямо с утра.

–Ну вот прямо с утра и пойдем, – спокойно ответил Митька, – по крайней мере не надо теперь думать, когда выходить. Позавтракаем и рванем.

–Тоже верно, – Глеб немного удивился проснувшейся в Митьке деловитости и уверенности, как все-таки он изменился с того времени как подружился с Кащеем, Кирой и им, а прошло всего каких-то два месяца.

–Сначала к Белорусскому вокзалу поедем, посидим в скверике, подождем поезд, – Глеб продолжал излагать Митьке план, запихивая кейс в рюкзак, – встретим Кащея. Все вместе едем на Ярославский, а оттуда два часа на электричке и мы около кириного пионерлагеря. А вот как мы от станции до него доберемся? Мать помню, говорила что в ту сторону автобус ходит, но какая остановка я не догадался спросить.

–Ничего, – беззаботно заявил Митька, – спросим кого-нибудь из пассажиров. Где тут пионерский лагерь «Восход», обязательно местные подскажут.

–А оттуда как? – спросил Глеб, – пешком?

–Посмотрим, – расслаблено ответил Митька, – у тебя карта же в кейсе есть.

–Карта-то есть, – подтвердил Глеб, – но топать десять километров – это слишком, Кащей прав. Устанем как собаки, а нам еще этот чертов «улей» штурмовать.

–Хм, – задумался Митька, – там наверняка автобусы должны ходить, между поселками. Только вот ходят они раз в два часа, а то и больше.

–Так что? – Глеб положил рюкзак, принявший теперь прямоугольную форму, под кровать, – разберемся на месте?

–Конечно, что сейчас об этом думать, – пожал плечами Митька, – в конце концов «попутку» можно поймать.

–А ты их ловил? – с недоверием посмотрел на Митьку Глеб.

–Нет, – замялся тот, но тут же уверенно продолжил, – но зато Кащей ловил.

–Тогда на сегодня все, – подвел итог Глеб, – до завтрашнего утра делать нечего. Продукты утром возьмем. Те что полегче, сушки или печенье. А то родители Киры мне все фрукты передают.

–Тогда пить надо будет брать, – стал спорить Митька, – после сушек и печенья сразу пить жутко начинает хотеться.

–Купим по дороге минералки или квасу, – предложил выход Глеб сев на кровать, на это Митька лишь согласно кивнул, – вот только мои родители сегодня хотели меня навестить. У них в пионерлагере как раз «родительский день». Как думаешь, Кира не подкачает?

–Думаю нет, – после долгой паузы ответил Митька, – но мы то все равно помочь ему не сможем, а если что, то сбежим раньше и все.

–То есть если его мои родители раскусят что к чему, то бежать придется сегодня? – полувопросительно-полуутвердительно сказал Глеб, – а ночевать где?

–Да перекантуемся где-нибудь одну-то ночь, – беззаботно ответил Митька, – хотя конечно не хотелось бы. Не выспимся толком. Вот что, чем тут сидеть и гадать на кофейной гуще, пошли поедем в центр и карту Подмосковья купим.

–А ты знаешь где? – оживился Глеб, рывком поднявшись с кровати. Сидеть в палате ему тоже надоело.

–Да, – ответил Митька и тут же поправился, – правда точно не помню название улицы, но год назад я там контурные карты с матерью покупал. Видел в этом магазине и другие карты и атласы.

–Тогда поехали. У меня батареи кейса на сто процентов сейчас заряжены, так что сверху посмотреть всегда можно будет, но знаешь обычная карта тоже нужна. Так нам проще ориентироваться. Не в автобусе же чемоданчик открывать, – двинулся к двери Глеб, Митька пошел за ним. «Но все-таки, как там дела у Киры?», – не отпускала Глеба тревожная мысль.

–Дети, сегодня у нас «родительский день»! – бодрым и веселым голосом объявила при подъеме вожатая. Кира про себя чертыхнулся. «Глеб меня конечно, предупреждал, – подумал он, сонно протирая глаза, – что могут приехать его родители. Но я думал, что конец смены и это мне уже больше не грозит. Что же теперь делать? Надо куда-нибудь смыться, а может они вообще не приедут». С этими невеселыми мыслями он пошел умываться. По пути в столовую его нагнала Ирка.

–Слышал? – коротко спросила она.

–Ага, – еще короче ответил Кира, в последнее время он заметил, что при общении им надо все меньше слов, они понимали и чувствовали настроение друг друга что называется с полуслова и полувзгляда.

–Что делать будем? – опять задала вопрос Ирка, идя рядом с ним.

–Спрячусь где-нибудь, – ответил Кира, – а что еще можно сделать?

–Они тебя искать будут, к вожатой могут подойти, – озабоченно произнесла Ирка, – тебя же все здесь знают как Кирилла, а не Глеба.

–Точно, – согласился Кира, – и что ты предлагаешь? Из лагеря бежать мне нельзя, тогда я Глеба подведу, а он вместо меня месяц в больнице согласился лежать. Надо обязательно дождаться отъезда и поменяться обратно.

–Вот что, я глебиных родителей у ворот встречу и повожу их по лагерю как можно дольше. «Родительский день» продлиться до обеда, потом директор всех родителей выставит за ворота, – предложила Ирка, – а пока разыграем ситуацию «Фигаро здесь – фигаро там». Смотрел этот спектакль?

–Нет, – ответил Кира, – я на спектакли редко попадаю, если только с классом идти заставляют.

–Зря, меня мама часто в театр водит, – заметила Ирка, и продолжила объяснение, – будем ходить по кругу. Вроде как ты их ищешь там, а они тебя здесь, а потом меняемся местами. Они же знают, что я из глебиного класса, значит ничего не заподозрят. Только надо четко договориться где и когда мы будем находиться, чтобы невзначай не пересечься.

–Сначала отведи их в нашу палату. Я глебины вещи на видном месте оставлю, на кровати и тумбочке, конечно от вожатых может влететь за этот беспорядок, но они наверно на главной площадке все время будут. Главное родители Глеба убедятся что их сын тут, где-то рядом, – Кира тоже неплохо соображал и умел строить планы.

–Отлично, – похвалила его Ирка, – потом – на площадку, где большинство родителей собираются, затем в столовку, там тоже многие сидят, кормят разными деликатесами, теми что привезли.

–Погоди, – спохватился Кира, – а как же твои родители? Они что, не приедут?

–Почему не приедут? – спокойно переспросила Ирка, и хитро улыбнувшись сказала, – а моих родителей по территории будешь водить ты.

–Я не смогу, – ошарашено отказался Кира, – что мне им говорить?

–Скажешь что ты мой друг, а мне надо сегодня срочно доделать стенгазету в административном корпусе. Вот туда их и поведешь, возьмешь на себя роль гида. А в конце, когда уже всех выпроваживать начнут, я подойду к ним и скажу, что везде их искала, – совершенно невинным тоном произнесла Ирка, – с моими-то проблем не будет. Они за меня не беспокоятся, и тебя не знают. А вот глебины уедут ли просто так, не повидав Брусникина – это еще вопрос.

–Глеб обещал им звонить из больницы, – сказал Кира, – а я письма пишу как договаривались. Вроде все нормально.

–Ладно, тогда вроде обо всем договорились, после завтрака уточним, – сказала Ирка, поднимаясь по ступенькам корпуса столовой, – а вот, чуть не забыла, может тебе глебину военную рубашку надеть, ты говорил, что он ее тебе отдал и помелькать издали?

–Нет, не годиться, – покачал головой Кира, – во первых я в нее вряд ли влезу, а во– вторых я даже издали на Глеба не похож.

–Вообще-то верно, – согласилась Ирка и они с остальными ребятами пошли завтракать.

Родители отдыхающих детей начали толпиться у ворот пионерского лагеря еще с раннего утра, некоторые приезжали на машинах, но большинство добиралось что называется «своим ходом», на электричке и автобусе. Глебины родители приехали сравнительно поздно, перед самым открытием ворот, когда директор пионерлагеря сам вышел к приехавшим повидать своих чад, и дал короткие инструкции что можно, а что нельзя делать во время «родительского дня» в лагере, а также он попросил – детей никуда за территорию не уводить. Закончив свою речь, директор со старшей пионервожатой распахнул ворота и родители устремились навстречу детям, собравшимся с другой стороны. Кира и Ирка спрятались в кустах за скамейкой, так как он в лицо иркиных родителей, разумеется не знал и Ирка хотела незаметно показать их ему. Сама помимо этого она отыскивала в толпе родителей Глеба.

–Вот мои! – вдруг быстро прошептала Ирка, хотя понижать голос вроде необходимости не было, – мама в сарафане с фиолетовыми цветами, а отец в желтой рубашке и с сумками.

–Да они все с сумками, – проворчал Кира, стараясь глазами найти иркиных родителей, и но никак не мог этого добиться.

–Ну вон, у забора остановились, – показала рукой Ирка направление.

–Ага, теперь вижу, – тут он пристальней вгляделся в толпу, – а вот кстати и глебины, идут по дорожке, его мать я запомнил, когда к нему домой заходили.

–Тоже вижу. Ну что, делаем все как договаривались? – спросила напоследок Ирка.

–Да, пошли, – подтвердил Кира свою готовность к выполнению их рискованного плана. Он уже собрался рвануть к толпе, боясь упустить из виду родителей Ирки, как она пожелала:

–Ни пуха, ни пера!

Кира улыбнулся и сразу немного успокоился.

–К черту! – сказал он принятый в таких случаях ответ и бегом помчался к шумной, многоцветной толпе.

Кира словно из-под земли вырос перед иркиными родителями. Он конечно сильно переживал, но когда стал говорить то сам удивился как это у него все так ловко получалось.

–Здравствуйте! – быстро и вежливо поздоровался он с ними и не давая опомнится, скороговоркой продолжил, – я из ирининого отряда. Меня Кириллом зовут. Ира просила передать, что она сейчас не может вас встретить, ей надо срочно стенгазету закончить. Пойдемте пока к нашему корпусу, она туда должна скоро подойти.

–Ну пошли, – согласились иркины родители и Кира как можно медленне повел их к корпусу. Попутно он рассказывал о их житье в лагере, как тут все интересно, весело и хорошо. И Кира не врал, он действительно чувствовал здесь себя счастливым. Естественно Ирки в палате не оказалось, и пришлось ждать в холле на первом этаже. Кира не уставал болтать и отвечать на вопросы, делая все возможное, чтобы родители Ирки не пошли искать ее самостоятельно.

Родители Глеба тоже было пошли к корпусу, спросив у вожатого, проходившего мимо, где шестой отряд, но были остановлены высокой, улыбающийся девочкой.

–Здравствуйте, а я Ира Лесникова! Вы меня не помните? Мы с Глебом в одном классе учимся, – она сделала вид, что случайно встретила их здесь и сама очень удивлена.

–Да, я тебя помню. И маму твою на родительских собраниях видела, – ответила немного растерявшаяся глебина мать, – так ты тоже в этом же лагере отдыхаешь?

–И мы с Глебом в одном отряде, – сообщила Ирка, – вы ведь его ищете, не так ли? А он в столовой задержался и сейчас наверно бегает – вас разыскивает. А давайте я вам тут все покажу, со мной вы его наверняка быстрее найдете.

–Хорошо, но как же твои родители? – спросил глебин отец.

–Мои сегодня не приедут, – не моргнув глазом заявила Ирка.

–Как он тут? – спросила мать, пока Ирка в