Book: Рассказы о Ленине



Белокопытов Александр

Рассказы о Ленине

Александр Белокопытов

Рассказы о Ленине

Славная лениниана... Что может быть для ума и сердца полезней? Да, пожалуй, и ничего больше.

Многие о Ленине писали... И Прилежаева, и Шагинян, и даже - бедный Михаил Зощенко...

И ведь нынешние-то литераторы - не отстают! Тоже, наконец, обнаружили для себя золотую жилу. И - строчат, и - пишут. Только что ленивый один о Ленине не пишет. Потому что тема эта - неиссякаемая, никогда ее до дна не выбрать. А с именем Ленина всегда, везде пролезешь и куда надо вылезешь. Может, еще и в саму историю попадешь. А без Ленина - никуда. Как был никем, так никем и останешься.

Вот и я решил в золотую копилку свою крупицу присовокупить.

Почему бы нет?

ЛАМПОЧКА

Раньше все плохо жили и есть было нечего, и еще в темноте сидели, без света. Всю Россию тогда сплошь тучи заволакивали, один мрак окружал. Редко, когда луч солнца пробьется, озарит темное царство, и опять со всех сторон тьма гнетущая наваливается... Страшно... Так все и мучались. Ох, и грустная была жизнь!

Все это до тех пор продолжалось, пока Ленин не родился и лампочку не придумал. Тогда сразу весь мир озарился и наступил сплошной коммунизм. А лампочку потом и прозвали ласково "лампочкой Ильича". Отсюда и у ребят-акселератов выражение пошло: "А нам до лампочки".

Имели они в виду, что хочется им побыстрее до лампочки вырасти и стать такими умными, как Ленин, чтоб дело отцов и дедов продолжить.

ЛЕНИН И ЧАПАЙ

Как-то Ленин в гостях у Чапая засиделся. О многих важных вещах они поговорили, а все больше о том, как будущую жизнь светлей и краше устроить. И такой умный и душевный разговор у них получился, что слезы навернулись. Задремали только под утро. Вдруг слышат с - улицы пальба, крики!

- Белые! - подскочил Чапай.

Ленин сразу к станковому пулемету кинулся, чтоб отбиться.

- Брось ты, Ильич, это дело, - остановил его Чапай, - надо имущество спасать. - Сам из-под кровати несгораемый чемодан тащит...

Подхватили они чемодан, а он - неподъемный.

- С камнями он, что ли? - спрашивает, отдуваясь, Ленин.

- Важные бумаги, братан, - Чапай отвечает. - Они потяжелее, чем золото будут.

Прыгнули они в окно, побежали к Урал-реке... Добежали до обрыва, тут Ленин вспомнил, что он плавать не умеет, говорит Чапаю:

- Я ведь, Иваныч, плавать не умею, давай, ты уж один, без меня спасайся, а я деревом притворюсь, авось, пронесет.

Ладно, прыгнул Чапай с чемоданом в реку и скрылся от белых с головой. А Ленин руки раскинул, пальцы растопырил, одну ногу поджал - притворился деревом. Стоит, напевает негромко: "На севере диком стоит одиноко, на голой вершине сосна".

Подбежали белые к обрыву, поглядели вниз, - нет, нигде Чапая с Лениным не видать, одно дерево сучковатое стоит. Постучал один из них Ленина по голове, услышал стук деревянный.

- Дерево, - говорит, - сосна.

Погоревали белые, что никого поймать не удалось, и пошли несолоно хлебавши... Так Ленин их обманул. А он всегда большой выдумкой и находчивостью отличался. А белые не отличались. Даже не смогли Ленина разглядеть. Поэтому и гражданскую войну проиграли. А Ленин их всех победил, а остальным - счастливую жизнь устроил, как они с Чапаем загадывали.

ЛЕНИН И КАША

Когда Ленин совсем еще несмышленышем был, он и тогда уже все в мире подмечал: и несоответствие, и несовершенсто.

Вот, посадят его утром на подоконник, отдохнуть после манной каши, а он давай глядеть на мир и прохожих с высоты второго этажа, за жизнью следить и соображать: что есть что? и кто есть кто? А высоты он и тогда уже не боялся. Считал, что - чем выше, тем кислорода больше и свет никто не застит. Короче - не боялся расшибиться.

Сидит так, смотрит на мир и думает: "Ага, земля-то брюхом выпячивается, значит - круглая. А солнце - всходит и заходит... Значит всё вокруг всего крутится... А на земле коробки домов понатыканы... А меж домов люди и людишки бегают, суетятся - народ. И живут в этих домах... Понатыкано их там, как сельдей в бочке... Все - есть хотят... А попробуй-ка всех прокорми? Каши не хватит... Значит, кто-то обязательно голодный останется... Одному - хватит, другому - нет. Значит, мир поделен на сытых и голодных. Один может за кашу заплатить, а другой - нет. А значит - на богатых и бедных. И богатство нищетой помыкает... А все в мире должны сытно питаться. Вот тебе - и несоответствие, и несовершенство. Значит - надо столько всего понасеять, чтоб потом всем с избытком каши хватило. А богатых - уравнять по-свойски, чтоб не высовывались. А то кашей объедаются, а у других людей голодуха".

А потом начинает на народ глядеть, на отдельных личностей... И все размышляет: "Ага, вот мужик прошел, пузо до колен свесилось и воротник бобровый... Значит - богатый, пьет народную кровь... Ну, с этими у нас разговор короткий будет... А вот, бедолага идет... Пальтишко на нем ветхое, как на вешалке болтается, прется неизвестно куда... Наверняка бедный. Ну, этого можно будет обработать, наобещать ему горы золотые, он и маму родную зарежет... Значит - наш человек... А вот, пьяница пробирается, кренделя выписывает, с утра, горемычный, шары залил... С такими лучше дела не иметь, ненадежный контингент, они за стакан все могут продать, и совесть, и революцию в том числе... А вот и бабеночка семенит боязливо, намылилась куда-то с утра, звания и роду непонятного... Но задок отклячен и глаз от стыда не поднимает, значит - развратная, проституцией промышляет... Ну, с этими дело можно иметь, если что, всегда компроматом придавить не долго..."

Так сидит он на подоконнике, ковыряется в оконной замазке, все думы думает, разгадывает загадки жизни, пока обедать не снимут...

А как отобедает, положат его поспать, золотые сны посмотреть. А он глаза прикроет, сделает вид, что спит, а сам не спит, бодрится, рассуждает: "Нет, спать сейчас никак нельзя, так можно все на свете проспать. Вот, Наполеон, к примеру, всего по четыре часа в сутки спал, и, гляди, сколько успел наворочать - полмира завоевал! Вот только настоящую революцию сделать - поджечь океан народного гнева, ума куриного не хватило".

Так подремлет Ленин пару часов, сделает необходимые выводы, а тут, глядишь, уже и папаша его с работы пришел. Проинспектировал все, что надо, доволен, что у него в училищах все нормально, - ни пьянства, ни алкоголизма. А он в своем околотке всех в ежовых рукавицах держал, считал, что учеба превыше всего, ученье - свет, а неученье - сумерки сознания.

Посадит он Ленина к себе на колени и давай с ним в бирюльки играть, а потом в буриме. Папаша скажет ему слово, а Ленин тут же целую строку в рифму выдаст.

- Мосты, - говорит папаша.

- Драных кошек хвосты! - быстро отвечает Ленин.

- Телеграф, - спешит папаша.

- Обделался сиятельный граф! - еще быстрее Ленин отвечает.

- Телефон.

- Лебедей полный вагон!

- Банки.

- Выросли в носу поганки!

Быстро, ловко и весело у них игра протекает. Ленин смехом заливается, ну ребенок еще, что с него взять. Потом устанут оба, отдышатся, а Ленин возьмет и, как бы невзначай, спросит:

- Тятя, отчего в мире столько несовершенства и несоответствия? Вот один идет - в бобровом воротнике, а другой - в ветхом пальтишке. Один идет - пьяница горемычный, кренделя выписывает, с утра шары залил, а другая идет - задок отклячен и глаз не поднимает, значит, проституцией промышляет. Почему одни богатые, а другие бедные и всю жизнь вынуждены косолапиться? В чем корень зла и где счастье ночует?

А папаша от таких вопросов только диву дается, на Ленина глядя.

- И в кого ты, брат, у меня такой головастый уродился, в доктора, что ли? В детский сад еще не пошел, а уже такие каверзные вопросы задаешь.

Про себя подумал: "Вот дал Бог сыночка, час от часу не легче, опомниться не дает. От таких вопросов и кондрашка может хватить, еще умрешь раньше времени".

Решил он его тогда в детский сад определить. Пусть с ним няньки возятся и на его вопросы отвечают. На то они и поставлены там, в детском саду. А то дома с ним с ума сойдешь.

Собрали Ленину сумочку с карандашами, отправили в детский сад. Его без экзаменов взяли.

- Проходи, - сказали, - Ленин, у нас тут таких, как ты, головастых невпроворот. И ты еще будешь. Совсем весело станет.

Огляделся Ленин в детском саду, а там все - дурак на дураке оказались. Даже подружиться не с кем. Тогда он с Надей подружился. Она тоже умная оказалась. Стал с ней время проводить.

А домашние его хоть спокойно вздохнули: освободились, наконец, от супостата. Пусть теперь с ним няньки разбираются, им за это деньги платят. А там поглядим, что будет...

А Ленин из детского сада сразу в самостоятельную жизнь шагнул... И пошел, пошел по миру, сеять - разумное, доброе, вечное... И столько всего понасеял - до сих пор все растет, пышным цветом цветет и колосится.

Люди уж сами вроде ничего не сеют, а поглядят: а оно само все, ленинское, растет и прет! Прямо беда! Только прополют - а оно опять лезет. Такие живучие у Ленина семена оказались, долговечные. Только слышно, кто-нибудь ругнется: "Вот бурьяну-то понарасло, не продраться..."

Зато летом - хорошо. В зной забрался в заросли, в дебри и спрятался там в тенечке... Блаженствуй в ленинском раю... Хочешь - книжку читай, а хочешь - просто дремли, дыши сладким дурманом, смотри сны золотые и музыку сфер слушай... Жди, когда банан сам в рот упадет.

ЛЕНИН И НАДЯ

С Надей Ленин еще в детском саду познакомился. И сразу прикипел к ней, а она к нему присохла. Только не всем их дружба по нраву пришлась.

Нянька вдруг стала замечать, что все дети как дети, в игрушки играют или в ручеек, а то просто трепака отплясывают, а эти двое - нет! заберутся под кровать и шепчутся там, как партизаны. "Что такое?" - думает нянька. Подкрадется послушать, а ничего толком не разобрать, слышно только: шу-шу да шу-шу... "Ишь, шушукаются... Нет, - думает она, - добром все это не кончится. Так из них могут потом какие-нибудь социалисты-недоумки вырасти, или того хуже - большевики! Тогда сразу пиши пропало!"

А Ленин с Надей под кроватью затаились, друг друга за руки держат, о светлом будущем беседуют, мечтают, как подрастут еще немного, так поедут в Шушенское отдыхать. Там хорошо, грибов и ягод навалом и воздух свежий, не то что за границей, - в заграницах вонь одна - и зайцы непуганые бегают. Хочешь, возьми весло да набей полную лодку, а то лису подстрели да Наде на день рождения подари, чтоб шея не мерзла.

И главное - тишина, никаких тебе дебатов с трескотней, а значит, и слюни в лицо не летят. Натуральная жизнь на природе: молоко, яйца, сметана. Чего еще желать простому человеку? Лупи яйца да поглядывай с подоконника, в гущу народной жизни. А то пойди, рыбы в реке налови, она там сама на голый крюк бросается, и нажарь полную сковороду. В рыбе - фосфор, а значит, никакая известь и разжижение мозгам не грозит. А уж если совсем больше делать нечего, так хоть садоводством займись, палку воткни - яблоки с грушами вырастут. Землица там добрая, сама родит.

Да, славная жизнь в Шушенском, ничего не скажешь, воля вольная и никаких тебе забот, только ешь да здоровей, катайся как сыр в масле. В Шушенском от суеты сует можно надежно спрятаться, и хоть всю жизнь там прожить в любви и согласии и умереть в один день. Ленину от таких чувств даже слезы на глаза навернулись. "Эх, прикупить бы там землицу со всеми потрохами!" - совсем размечтается он. А Надя его одергивает: "Ну-ну, разбежались ему, продали, там же заповедная зона!". - "Ах, как жалко!" всплеснет Ленин руками и долго потом успокоиться не может.

И так они размечтаются о светлом будущем, так хорошо им вдвоем, что из-под кровати вылезать не хотят.

А нянька баба зловредная была, детей никогда не любила, ни во что их не ставила. Хвать она их за ноги и давай на белый свет вызволять... А они не хотят, ерепенятся.

Ленин отбрыкивается, ругает ее нехорошими словами, ругаться его старший брат научил:

- Ах ты, такая-сякая, не дает с молодкой по душам поговорить!

А Надя в слезы:

- Не хочу быть в вашем колхозе, лучше быть певичкой в обозе!

А нянька баба тоже упорная, не отступает, и нехорошие слова тоже знает, она сама научилась.

- Ах вы, такие-сякие, ах вы, шептуны-кровопийцы! Читать-писать не умеем, а жрать-драть - давай! - выволочет их кое-как на белый свет и в наказание в разные углы поставит. Ленина - на горох, Надю - на кукурузу, пока прощенья не попросят.

В общем, не сладко им в детском саду жилось, мученье одно было, а не житье, и никакого уединения. То нянька пристанет пуще пареной репы, то кухарка половником достанет, когда они у нее лукового супа попросят. А они из-за тайных встреч всегда на обед опаздывали.

Пожаловался тогда Ленин старшему брату.

- Достали, - говорит, - в детском саду, то им - не так, это - не этак, и главное - никакого уединения.

- Нy, это дело поправимое, - обрадовался брат. - Надо, - говорит, адскую машинку сочинить - бомбу! - и там взорвать, чтоб все - вдребезги!

А брат его в этом деле большой был дока, любил со взрывчаткой работать, а еще больше - сами взрывы любил. Кому - книжку почитать, кому порисовать, а ему - лишь бы взорвать что-нибудь и все. Он только тогда и успокаивался, начинал спать спокойно. А иначе не мог. У него Альфред Нобель любимым героем был.

- Ну, а как если человеческие жертвы будут? - испугался Ленин.

- А как ты хотел, брат, без жертв свободы и счастья не видать.

Ладно, сочинил брат адскую машинку: набил ее доверху серными головками от спичек, все коробки дома извел. Хорошая бомба получилась, увесистая. Ох, и обрадовался он: ну, будет теперь фейерверк, попляшем на обломках! А то выдумали правила, над детьми издеваться.

Пронес Ленин бомбу в детский сад и в спальне ее спрятал, под соседнюю кровать. Как только нянька пойдет с проверкой, а тут - нате! - гостинец ее ожидает от братца. То-то весело будет! Тогда и поплясать можно на обломках... А на эту кровать ребенок забрался и полную ее напрудил. Он за обедом компота много выпил.

Как только нянька в спальню нагрянула, Ленин быстро фитиль поджег, а сам с Надей под другую кровать зарылся, чтоб их не достало. Зажмурили они глаза, ждут, когда взрыв раздастся. А фитиль пошипел-пошипел и погас... Ребенок-то компота не пожалел, всю бомбу компотом залило - серные головки напрочь отсырели!

Вот не повезло так не повезло! Надо новую бомбу сочинять. А тут брата как раз арестовали. Он хотел еще в один детский сад бомбу заложить, чтоб там тоже над детьми не издевались. А раз так, значит - больше неоткуда бомбу взять, один брат только и мог такие хорошие бомбы сочинять. И Альфреда Нобеля давно уже в живых не было, не к кому было обратиться.

Раз остался Ленин один, без бомбы, делать нечего, стал он тогда няньке кнопки подкладывать и шпильки вставлять. Положит кнопки на стул, она и сядет со всего маху. Ух, и визжала! Здорово на ней Ленин за все отыгрался. А поймать она его никак не могла, Ленин хитро все это дело обтяпывал. Подойдет она после кнопок, скажет:

- Твоя работа, кровопивец?

- А руки - вот они, - покажет чистые руки Ленин. - Не пойманный - не вор, - тихо добавит с улыбкой. Он всегда на все с улыбкой реагировал, и руки у него всегда очень чистые были. Он грязи - не терпел.

Короче, никак они с нянькой характерами не сошлись. А вот с Надей так сошлись, что, когда выросли - уже не расставались. Так и пошли по жизни рука об руку... И в Шушенское, как загадывали, съездили. И никакая ни нянька, ни кухарка им уже помешать не смогла.

Да что с них взять-то вообще, с нянек и кухарок этих? Темный, озлобленный народец. Пусть делают свое дело молчком. И - все. Чтоб их не видно и не слышно было. Не государством же им доверить управлять? Смешно просто.

ЛЕНИН И КАПЛАН

Ленин с детства никому не доверял. Боялся, что на него покушение совершить могут. И в гимназию с оглядкой пошел: нет ли где врага рядом? А в гимназии - на буфет наплевал, сэкономил деньги на пирожках и купил себе на пирожковые деньги браунинг.

Ох, и хороший пистолет ему попался! Сам - маленький, в ладони помещается, а пули - со сливу, крупные. Целый день его Ленин в кармане носит, а ночью под подушку кладет, радуется: теперь меня просто так не возьмешь! Ну, думает, если кто захочет на меня покушение совершить, какая-нибудь там Каплан, так я первым выстрелю и завалю ее, как свинью! Что я рыжий, что ли? И закон против меня не попрет - самооборона!

Стал он в овраг ходить, в стрельбе тренироваться, а во встречных девочек пристально вглядываться. Бывало, увидит какую, она еще за полверсты, а он уже кричит, спрашивает:

- Ты, девка, не Каплан будешь?

- Нет, - отвечает та.

- Ну, ладно, тогда проходи...

Вот как-то идет одна такая ему навстречу, вся из себя пригожая, напевает: "Суженый мой, ряженый..."

Ленин сразу насторожился, спрашивает ее:

- Ты не Фанни Каплан?

Та в ответ:

- Да какая там Каплан, прах тебя побери! Ну, рассмешил... Надя я, понял, На-дя!

И запела с ходу: "Я - Надя, ребенок нежный, я до пяти считать могу..." - Она песенница заядлая была. Любила песни попеть да чаи погонять.

- А в сумочке у тебя что? - не отстает Ленин.

- Да так, помада, жвачка, барахло всякое...

- Ну ладно, давай тогда с тобой дружить.

- А наша дружба не заржавеет?

- Наша - точно не заржавеет.

- Давай, если так.



Стали они время вместе проводить. Сядут на кухне, чаи гоняют да песни поют. То споют "Черный ворон", а то "Там, где клен шумит", да так ловко у них вдвоем получается, складно.

Сидят они как-то вечером, поют, вдруг слышат, кто-то в дверь скребется.

- А ну-ка, зазноба, - говорит Ленин, - сходи, проверь, что там за гость - в горле кость? - сам пистолет достал, приготовился.

Поглядела Надя в дырочку, а на крыльце чмо маленькое - ребенок-кроха стоит с дулей.

- О-о! - удивилась Надя. - Ты откуда, чмо?

- На верблюде приехал, - отвечает чмо.

- Ой, умереть не встать, сдохнуть, а не жить! На верблюде он приехал.

- Кто там? - шепчет Ленин.

- А иди, погляди.

Ленин подошел, поглядел в дырочку. Правда, стоит чмо на крыльце, карапуз розовощекий с дулей...

- Тебе чего? - насупился Ленин.

- Может, тебе сказать, что такое хорошо и что такое плохо? - смеется Надя.

- Не надо! - строго одернул ее Ленин.

А Надя тут же тогда напела: "Ты скажи, ты скажи, чо те надо, чо те надо?.."

- Слышу, поете хорошо, - чмо отвечает, - дай, думаю, загляну, может, втроем споемся.

- А ты какие песни больше любишь: тюремные или про любовь? спрашивает Ленин. Он-то сам больше жалостливые любил.

- Да мне хоть те, хоть те, один черт, лишь бы глотку подрать!

- Ух ты, - обрадовались Ленин с Надей, - тогда заходи.

Зашел чмо, стали они пробовать петь на три голоса. Спели для начала "Летят утки...", а потом, чтоб от грусти отрешиться, "Свадьбу", которая пела и плясала. Да так хорошо у них втроем получилось, хоть сразу ансамбль песни и пляски организовывай. Надя-то он восторга даже плясать кинулась, и Ленин немного притопнул...

Упарились они, сели чай пить, вином запивать, а Надя расчувствовалась и говорит:

- А, давай, чмо, ты у нас за сынка будешь, а то у нас с Лениным своих детей нет.

- А вы будете мне дули покупать?..

- Будем, ты только веди себя хорошо, а то мы будем тебя в угол на горох ставить. Нас в детском саду ставили. Вот тебе первая дуля, - сказала Надя и кукиш ему показала.

Ладно, договорились они, стали втроем жить. Чмо за сынка стал. И все бы у них хорошо было, кабы не угроза Ленину со стороны Каплан. Ленин даже в гимназию перестал ходить. Береженого Бог бережет, так рассудил. И Надя его в этом крепко поддержала. И сама не стала ходить. Ну ее к черту эту гимназию! Хорошего понемногу.

А тут и действительно скоро Каплан объявилась.

Надя прибежала как-то с базара, запыхалась.

- Ну, все, - говорит, - прибыла кума со свинцовыми конфетками, а все конфетки у нее с начинкой. Только об этом на базаре и говорят.

Испугался Ленин не на шутку, встал с браунингом перед дверью, приготовился. Ну, думает, пусть только сунется, завалю ее, как свинью... И Надя тоже испугалась, даже песни петь перестала.

А Каплан уже тут как тут, ходит, рыщет вокруг дома, где Ленин затаился, позицию выбирает... А бумаги у нее все в порядке, чистые, товарищи из кружка "Умелые руки" постарались. Даже лицензию на отстрел добыли.

И револьвер дали снаряженный. "Только ты, Кума, - говорят, - не промахнись". А у нее агентурный псевдоним Кума был. "Ага, нате-ка, выкусите, я да промахнусь", - усмехается Каплан.

Нашла удобное место во дворе и села за уборной. Как выйдет Ленин посидеть на свежем воздухе, подумать о смысле жизни, она и шарахнет! А сама немного побаивается, а вдруг да он в стрельбе поднаторел, в ворошиловские стрелки вышел? Возьмет и погубит ее в расцвете лет. Что тогда? Страшно ей стало.

А Ленину уже невмоготу дома сидеть, надо срочно по делам на улицу выйти, подумать о смысле жизни, да как? Там Каплан сидит, ждет не дождется, чтоб на него покушение совершить. А вдруг да она тоже стреляет будь здоров? Возьмет и попадет в него, а он еще никаких подвигов не совершил. Совсем страшно ему стало.

- Ну-ка, чмо, погляди, что там во дворе делается? - толкнул Ленин чмо.

Чмо поглядел в дырочку на улицу. Видит, сидит Каплан за уборной с револьвером наизготовку, если что - сразу выстрелит.

- Сидит, - говорит, - за уборной, ждет.

Еще больше Ленин с Надей струхнули. Места себе найти не могут. Хорошо, хоть один чмо находчивый оказался. Нет, думает, лучше худой мир, чем большая война. А смелости ему не занимать. Он, даже когда Ленина дома не было, вдвоем с Надей не боялся оставаться.

Отодвинул он засовчик, отворил на вершок входную дверь, стал кричать:

- Слушай, кума! Ты ведь еще в расцвете лет и Ленин такой молодой, еще никаких подвигов не совершил, к чему нам лишняя кровь? Мы же интеллигентные люди, давай все вопросы полюбовно решать?

- Давай, - немного погодя согласилась Каплан, а сама страшно обрадовалась, что делу такой поворот вышел.

Подбежал к ней чмо, поговорили они о том, о сем и пришли к правильному выводу: чем напрасно кровь проливать, лучше чай с вином пить да песни петь.

Тут и Ленин подошел, побросали они с Фанни пистолеты в уборную и как добрые друзья в дом пошли, чаем с вином баловаться и песни распевать. А больше всех Надя обрадовалась, она очень не хотела, чтоб кто-нибудь на Ленина покушение совершил. И вообще считала, что лучше на боку лежать и поплевывать, чем воевать.

Стали они вчетвером жить. Ленин - с Надей, а чмо - с Фанни. Совсем весело стали время проводить. То в дурачки сыграют пара на пару, а то просто в фантики. Хорошо им вчетвером. А потом чаи погоняют и песни попоют. Фанни тоже здорово пела.

А как напились чаю и напелись вволю, так на Кавказ, в Минводы поехали. Ленину захотелось чистой минеральной водицы попить из источника. А там хорошо, везде, куда ни плюнь - источники, и мухи не кусают. Сели они рядышком и до самых Минвод по-о-о-ехали на легком катере... Им всем - пиво с раками, а остальным - колдобины с буераками!

ЛЕНИН И УЧИТЕЛЯ

Когда Ленин первый раз остался на второй год, он уже тогда учителей невзлюбил. Написал в туалете "Учителя-мучители, невинных душ - губители". Сам подумал: "Как подрасту, силенок поднаберусь, я вам устрою праздник, гнилая интеллигенция. С попами вместе... В рот вам - компот!" Попов он тоже не любил. А то жируют гады, брюхом прут вперед, короче, пьют народную кровь. Так не пойдет.

Забросил он тогда гимназию, учеба - не волк, в лес не убежит, стал книжками промышлять. Подешевле возьмет - подороже продаст. Все, глядишь, копейка к копейке прилипнет, денежка к денежке. Прибыток - не убыток. А простой народ уже и тогда книжками сильно интересовался, только он еще необразованный был, темный, но к знаниям стремился. Хорошо их покупал. Прямо сметал с лотка.

Скоро у Ленина и капиталец составился. Купил он себе гороховый жилет, кепку с пуговкой и шарф-кашне. Стал по тротуару взад-вперед расхаживать, а бородку в парикмахерской подстригать. А как поторговал еще пару лет, поднабрался основательных знаний, пошел обратно в гимназию, - хрясь им, учителям, знаниями об стол, сдал все экзамены экстерном, даже золотую медальку отхватил. А за хорошие знания дали ему еще и путевку на Женевское озеро, отдохнуть от трудов праведных.

Приехал он на Женевское озеро, а озеро - здоровое, только народа не видать, ни бедных, ни богатых, одна только утка плавает посередине. Подивился Ленин нимало: ничего себе курорт, в рот всем - компот, ни одного калеки не видать, одна только утица плавает!

Снял он жилет, кепку, подплыл к утке, спрашивает:

- Ты что это, Серая Шейка, плаваешь одна в горестном одиночестве, куда это весь народец запропастился?

- Кряк, - отвечает утка и хитро смотрит на него глазом-бусинкой.

- Не понял... - говорит Ленин, сам подгребает под себя руками, дна-то в Женевском озере нет и утонуть недолго.

А утка опять:

- Кряк, - и хитро смотрит на него другим глазом-бусинкой.

- Ну что ты, птица, заладила: кряк да кряк! Ни по-русски, ни по-французски слова не добьешься! С яблоками бы тебя хорошо зажарить, двоечница! - плюнул Ленин с досады и обратно поплыл...

А утка пристроилась сзади и давай его в затылок клювом долбить... А у Ленина шевелюра пышная, была, знатная, как у Карла Маркса, только бородка пожиже. А утка долбит и долбит, щиплет по волосинке. Он бы и рад ей шею свернуть, да никак изловчиться, поймать ее не может, сильно она верткая оказалась. Пока добирался до берега, утка всю макушку ему выщипала.

Вылез Ленин из воды, тронул себя за голову - мать честная! - как ни бывало волос! Наголо обрила, зараза!

А Лениновы учителя тоже не дураки были. Раз уж Ленин сдал наконец все экзамены, да еще и медальку золотую отхватил, значит, они тоже могут расслабиться. А то все не могли, сильно за него переживали, что никак сдать не может. Наградили они себя путевками на Женевское озеро и поехали с честью.

Приехали, а на озере хорошо - нет ни души, никто воздух не портит и свет не застит, один только Ленин посередине плавает, с уткой разговаривает.

А у учителей с собой корзинки со съестными припасами: с ветчиной, с сыром, с винцом, все как надо, отдыхать - так отдыхать, а то Ленин их за время учебы измучил, довел до белого каления. А теперь, видишь, плавает посередине, с уткой беседует. Умный, значит. И птиц жалеет, и они его понимают. Выходит, не зря учили.

Стали они выпивать и закусывать, на солнышке греться - путевки как раз на летние каникулы пришлись. Хорошо за границей отдыхать, не то что дома. Дома - одна тоска смертная с дураками-гимназистами и женами-неряхами. А тут можно и со швейцаркой познакомиться, они - сдобные, или хоть с немкой, эти - тоже толстые.

А Ленин на берег вышел, отжал трусы, только собрался закурить, а спички, пока плавал - отсырели. Вот, в рот - компот! А курить хочется невыносимо. Повертел он головой в надежде кого-нибудь обнаружить, смотрит сидит невдалеке честная компания, пьянствует. Решил он у них огонька попросить.

Поближе подошел, глядит - а это его бывшие учителя, педагоги! Уставился он на них в полном недоумении... И они его тоже узнали.

- Ты, что ли, Ленин?! - тоже сильно удивились.

- Я, кто же еще... - потупился Ленин, у него еще обида на них не прошла.

- Ну так иди к нашему шалашу, выпей да закуси.

Присел Ленин с краешку, неудобно не присесть.

Тут они разглядели, что он лысый.

- А ты что это лысый-то? - спрашивают. - Вот как бедный голову на экзаменах перенапряг... А как ты хотел? Медальки-то золотые, они, брат, так просто не достаются.

Ленин отмахнулся.

- Да это утка подгадила, выщипала, пока плавал... Серая Шейка проклятая! - и погладил себя с грустью по голове. - А куда это весь народец запропастился, никого на озере не видать?

- Как куда? Ну, ты даешь! Значит, здорово голову перетрудил... У них здесь в банках ставку процентную подняли на вклады, вот они все и поскакали в банки - и швейцарцы, и иностранцы-засранцы, очередь занимать.

- Да что вы! - подскочил Ленин, как ошпаренный. - А я то чего сижу, прохлаждаюсь? Тоже побегу. А вы сами-то чего, - обратился Ленин к ним, чтоб подсказать, - не бежите?

А учителя сладко жмурятся.

- А мы уже того... сбегали...

- Ну, тогда и я тоже... побежал, - подхватил Ленин баульчик с деньгами и понесся очередь занимать... Что он лысый, что ли?

А утка вылезла на бepeг, отряхнулась и пошла к учителям пировать... Онa их утка-то оказалась, педагогов, она у них в гимназии в живом уголке жила, а сама ученая была. Как выписали себе учителя путевки на Женевское озеро, так и eй тоже выдали, пожалели, пусть отдохнет. А то она с дураками-гимназистами тоже порядочно намучилась, они-то ей перья выщипать лезут, а то и шею свернуть норовят.

Выдали ей путевку, взяла она ее в зубы и первая сюда дунула... Пока учителя поездом ехали, она по воздуху прилетела, быстро получилось. Увидела Ленина на озере и решила на нем отыграться, постричь его бесплатно, а то слишком умный выискался. Ну и что, что Ленин? Видали мы таких ленинов!

С тех пор Ленин и стал ходить с лысой головой, даже знаменитым стал. А все думали, что это у него от библиотек. И многие потрогать хотели: очень ли гладко? А он никому не отказывал, потому что добрый был, всем давал потрогать, а особенно рабочим, этим - ничего не жалко.

А сам жареных уток полюбил с яблоками, все думал: может, когда Серая Шейка попадется, хотел косточками ее сладкими похрустеть.

ОГНИ ПЕТЕРБУРГА

Уж на что Ленин хитрый и умный был, а все-таки однажды захомутали его и в Сибирь законопатили, в ссылку. Прибыл он в Шушенское и за голову схватился: куда попал? А в Шушенском в то время ни кабака, ни бардака не было, одна Надя, круглая дура, со всех сторон. Скукота. Да что там скукота - тоска зеленая.

Решил он тогда в бега податься. Душа праздника запросила. Стал среди ссыльных напарника себе подыскивать. Вдвоем-то всегда ноги делать сподручней и веселей. Спрашивает одного:

- Ты, товарищ, по какой части мотаешь, по политической?

А тот сконфузился.

- Да нет, я, друг, того, больше по уголовной...

- Ах ты, какая незадача! - вздохнул Ленин, да делать нечего, хоть с чертом, а бежать надо, сильно ему хочется огни Петербурга увидеть. Взыграла душа, просит праздника.

Ладно, подговорил он уголовного, пошли они в побег... День бегут, другой, оглянутся - погони вроде нет. Хорошо. А Наде он сказал, что на охоту пошел, лису ей на воротник подстрелить. А она пофорсить сильно любила, заядлая модница была. Пусть подождет, думает Ленин, обещанного три года ждут. Сам радуется: обманул-таки кралю.

Ленин первым бежит - шпарит будь здоров, да он всегда на ногу легкий был. Но и уголовный товарищ - не промах, тоже шустро бежит, за Лениным держится. А тайга им как мать родная, - не выдаст. Уже и Минусинск промахнули, и Абакан, держат курс строго на Петербург. Хорошо им вдвоем бежать, сподручно и весело.

Вот только одна беда: все сухари, которые у них про запас были, подъели, и крошки не осталось. А к людям выходить побаиваются, Ленина-то могут сразу узнать, очень уж у него внешность приметная. Враз захомутают и обратно законопатят. Прощай тогда, огни Петербурга. А есть обоим ужасно хочется. Тут уголовный товарищ не выдерживает, обращается к Ленину:

- Ну, - говорит, - Ильич, - а они уже за это время крепко сдружились, - кто у нас за теленка будет?

- Как это? - поинтересовался Ленин.

Тот ему подробно и объяснил, что это когда один товарищ другому в голодное время на пропитание идет. Сам ладони потирает, напевает Ленину на ухо: "А за поясом нож горячо-о-о наточе-е-н".

Не понравилось все это дело Ленину, не привык он таким образом столоваться, просит уголовного, чтоб еще денек потерпеть: утро вечера мудренее, авось, все само устроится... Ладно, хоть голод и не тетка, согласился уголовный еще денек потерпеть. А Ленину страшно стало, он-то кровавых дел всегда боялся, мухи обидеть не мог, уж и не рад, что с уголовным связался.

Отложили они насущный вопрос на завтра, дальше побежали... Не много времени и прошло - выскочили скоро на берег реки, на чистое пространство. Тайга за спиной осталась.

- Жильем пахнет, - повел носом Ленин.

- Едой, - поддакивает уголовный.

А солнце жарит, пекло, как в Африке, - в тайгу-то они летом ушли, в июле, а зимой какой дурак бегает? Разделись они до трусов, вроде как спортсмены. На тот случай, если кто чужой встретится.

Глядят, баба в реку забралась, белье полощет. Подол подоткнула, а вся пригожая задница на виду. У Ленина сразу в глазах потемнело. Ах, думает, скорее бы до Петербурга добраться.

Подошли они к бабе, Ленин обратился вежливо:

- Ты, сударушка, из каких будешь, из бедных или из богатых? - он-то больше любил с простыми людьми общаться, с народом, он с ними сразу общий язык находил.

- А я, сударики, не из тех, не из других, - баба отвечает. - Я вольная казачка, сама себе хозяйка, куда хочу - туда верчу. Потому, что если под кем служить - подол заворотить.

- Верно, - согласился Ленин. - Им только покажи слабину, они сразу навалятся скопом, всю кровь высосут, кровопийцы. А мы, баба, - простые немецкие инженеры, Карл и Фридрих, золотую жилу тут у вас искали и от экспедиции отбились.

- Ну и как, нашли?

- А как же! Вы в Сибири сплошь и рядом на золоте сидите да сами того не ведаете. Вот, - и червонец ей золотой показывает.

А у него на груди всегда заветный мешочек с червонцами висел. Кожаный, надежный. На всякий коварный случай. Ленин, он всегда запасливый был и без денег шагу ступить не мог.

- И много у нас этого добра? - у бабы сразу глаза загорелись. Золото она очень уважала, особенно если сразу в червонцах.

- Золотишка навалом, хоть лопатой греби...

Так, слово за слово, разговорились они душевно, быстро Ленин с ней общий язык нашел, повела она их к себе, дома у нее сытные щи с мясом оказались, не остыли еще.

Обрадовался Ленин с товарищем, что все так ловко устроилось. Наелись они в гостях у бабы сытных щей с мясом, а потом еще каши с гусятиной. Так наелись, что пальцем пошевелить не могут. Стала баба их на кровать укладывать, отдохнуть после трудов праведных.

Сел Ленин на перину, только хотел на бок завалиться, вдруг - что такое! - лезет из-под кровати бугай, полицейская морда: с усами, с громадным револьвером, с шашкою и в папахе с кокардой.

- Руки вверх! - кричит.

А они уже здесь на Ленина ориентировку получили: дескать, бежал из мест заключения особо опасный преступник, семерых зарезал, восьмого не успел. Да еще теленка с собой прихватил. Вот они и поставили на их пути бабу с приманкой, чтоб хитрого Ленина заманить. Он на это дело сильно падкий.



- Э-э-э-х, законопатят теперь на всю катушку! Прощай, огни Петербурга! - заплакал и зарыдал Ленин. - Не хочу к Наде, хочу в Петербург, чтоб народу свободу дать!

Да где там! Арестовал их бугай, полицейская морда, спеленал, как младенцев, и назад, в Шушенское повез. Оказалось, что у них там в доме отдыха путевки еще не закончились.

А гостеприимная баба ленинское золотишко ровно поделила с полицейской мордой - каждому по труду, свою долю под половицу прибрала, а заветный ленинский мешочек в красном углу повесила, чтоб было потом что внукам и правнукам рассказать. Что случались и у нее в жизни встречи нежданные-негаданные, посещала и ее нечаянная радость - сам Ленин в гости заходил. Ни к кому другому не зашел, а к ней зашел, уважил сударку.

РОДИНА И ЧУЖБИНА

Ленин путешествовать любил. Уже и Щвейцарию, и Германию, и Финляндию вдоль и поперек изъездил, надоело ему. Решил он тогда родину познавать, потому что свою родину он любил и уважал.

Приехал он в Шушенское. С ним Надя была. Остановились они в двухэтажном особнячке отдохнуть с устатку, потом пошли с Шушенским знакомиться. Первым делом решили в местный музей завернуть. Подошли к музею, а перед ним каменный истукан стоит, руку в приветствии поднял... Внизу надпись "Ленин".

"Чудно, - думает Ленин, - мне, что ли, памятник?" Толкает Надю в бок.

- Слышь, тетка, я еще никаких подвигов не совершил, а мне уже памятник отгрохали.

Надя пригляделась и прыснула.

- Ой, чума тебя забери, ведь тебе, точно!

Зашли они смело в музей, как к себе домой, раз он имени Ленина, чего им бояться? Глядят, под стеклом ботинки стоптанные стоят. "Тоже мои, что ли, ботинки? - ломает Ленин голову, ничего понять не может. - Я их еще купить и сносить не успел, а они уже стоят? Чудно, право..."

Тут к ним бодрая старушка выкатилась, - смотритель.

- О-ля-ля, - говорит, - за столько годков первые посетители! Значит, праздник у нас. Надо директору брякнуть. - И полетела к директору, от радости ног под собой не чуя.

Скоро и взволнованный директор прибежал, сам - душа нараспашку, а глаза - хитрые. Уж на что у Ленина глаза хитрые, а у этого - еще хитрее. Стал он им руки жать, обнимать сердечно и приговаривать:

- Надо же, удружили, дружки приехали! Вот так праздник у нас! Всем праздникам праздник! - а потом к себе в кабинет повел, отметить это радостное событие - приезд дорогих гостей.

Запер дверь на ключ, хитро подмигнул и из сейфа чайник с самогоном тащит... Сам улыбается, цветет, как майская роза, и старушка-смотритель улыбается, она тоже праздники отмечать сильно любила.

А Ленин вдруг заупрямился.

- Да я непьющий...

Тогда Надя турнула его под ребро, шепчет на ухо, чтоб другие не слышали:

- Ты что, варан, отказываешься? Тебя, как доброго, в гости пригласили, а ты ваньку валяешь!

А Ленин-то на самом деле выпить не дурак был, никогда без пива и водки за стол не садился.

- А шустовского нет ли коньяку? - спрашивает.

- Да откуда же взяться шустовскому? - удивился директор. - Мы в какой дыре-то сидим... - и по секрету добавил: - Потом... у нас же тут поголовно сухой закон, чтоб зарю счастья не проспать... Только своим варевом и перебиваемся.

- А не отрава, - все упрямится Ленин.

- Да какая отрава? Всю жизнь пьем - только здоровеем! - ударил себя кулаком в грудь директор.

- Точно, - подтвердила старушки, - одно сплошное здоровье.

Ладно, раз так, выпили за приезд, за праздник, за Ленина... И Ленин примерился, выпил граненый стаканчик, крякнул:

- Ничего, хорош первачок... Век бы такой пить - не перепить, - сладко ему показалось.

Скopo они расчувствовались, обнялись, словно все из одного детдома, и запели "Не была б я прачкой, я бы не стирала...", а на десерт еще "Любо, братцы, любо" спели.

Тут директор еще пригубил из чайника и говорит:

- А чтобы нам с другом Лениным в картишки не перекинуться? Один или два разка...

- На интерес, что ли? - зевнул Ленин. Он на интерес никогда не играл, считал, что это позорное занятие.

- Зачем же на интерес, на интерес играть - глупостями заниматься, поддержал его директор.

- Так у нас денег нет! Мы в дороге потратились! - испугался Ленин: вдруг да он проиграет. Он всегда только выигрывать любил.

- А-а, что деньги? Деньги - бумага. Можно и на вещички, вон хоть на ботинки, - улыбнулся директор, ему сильно Лениновы ботинки понравились, он на них глаз положил.

- Так я только в дурачки и умею играть! - все упирается Ленин, делает вид, что он игрок никакой.

- Можно и в дурачки, нам-то один черт, лишь бы картами по столу пошлепать!

Уломал-таки его директор сыграть пару раз в дурачки, сильно ему хочется Лениновыми ботинками разжиться. Эх, думает, хорошо бы их, как экспонат, в музей прибрать, сразу бы посетителей прибавилось.

Сыграли они разок - Ленин сразу без ботинок остался. Разозлился не на шутку, а тут еще Надя над ним подтрунивает:

- Ну-ну, в лаптях теперь в Петербург поедешь, интеллигент!

Стали другой раз играть. Тут Ленин заметил, что хитрая старушка-то, смотритель, в карты к нему подгладывает и директору подсказывает.

- Ты что это, Арина Родионовна, - возмутился он, - в мои карты подглядываешь и ему подсказываешь!

- А чего? Я ничего! - сразу отскочила старушка - руки в боки - и стоит, как ни в чем не бывало.

А Надя смеется, подтрунивает:

- Карты ближе к орденам, к орденам! А у нас, генералов, орденами вся грудь увешана!

Ленин еще больше разозлился и так разыгрался, что скоро без штанов остался. Сидит в одних трусах, ерзает.

- Хватит, - говорит, - играть, ну эти дурачки к черту!

Сильно он на всех обиделся и на Шушенское тоже. Ну, его, это Шушенское, нехорошее это место, зловредное, надо бежать отсюда! А как бежать-то в одних трусах? Далеко не убежишь.

Хорошо, на Наде шесть юбок было надето. А она всегда на себя весь запас одежды надевала на всякий пожарный случай. Мало ли что может произойти? И приговаривала: все свое ношу с собой.

Дала она Ленину юбку и платок. Приоделся он, знатно получилось, не сразу и узнаешь. Стал на прачку похож, только с бородой.

А Арина Родионовна глядит на него и ухохатывается, и директор улыбается, рад, что ленинскими вещами разжился, теперь будет что в музее выставить.

Плюнул Ленин с досады и поехал с Надей обратно в Петербург. А директор с Ариной Родионовной им вслед помахали: еще к нам в Шушенское в гости приезжайте, милости просим! А Ленин исподтишка им кулаком погрозил: не нужно мне ваше Шушенское, век бы его не видеть, без штанов остался!

Добрались они кое-как до Петербурга. Идут по вокзалу, Ленин в юбке и в платке, голову нагнул, чтоб не узнавали... А беспризорные дети сразу узнали его и давай горланить:

- Глядите, Ленин в юбке пошел! - Следом бегут, тычут в спину... Насилу они от них отвязались. Влезли кое-как в трамвай, протолкались локтями, народу-то полно. Тут Ленину говорят:

- Папаша, ты бы поаккуратней!

- А я аккуратно, - отвечает Ленин. "Какой же я папаша, - думает, когда я за бабу должен сойти?" И сразу заозирался: нет ли полицейских? Хорошо, что в этом трамвае полицейских не оказалось, они как раз в другой залезли, билеты проверять, так их и пронесло...

"Нет, - решил Ленин, - на родине - хорошо, а на проклятой чужбине лучше!" Развернулись они с Надей и за границу поехали, в Италию, на остров Капри, вспомнили, что еще в Италии-то, оказывается, не были! А на Капри у них знакомый мужик жил, дачку снимал.

Приехали они на Капри. А на Капри хорошо - солнце, море, песок, воздух! Чего еще желать человеку? Ленин обрадовался, сразу скинул с себя юбку и платок, и опять из бабы в человека превратился, стал по пляжу расхаживать, гимнастику делать и в песке ковырять. За границей-то можно и в трусах спокойно ходить, никто ничего плохого не подумает, им всем все равно.

А мужик, к которому они приехали, очень хорошим был человеком, только часто плакал, слезливый оказался. Чуть что - слышно из окна - опять заплакал, прошибло его на слезу! Плачет, ревмя ревет, весь слезами заливается...

- Что такое? - прибегут они, спросят у прислуги.

- Да еще один рассказ написал, сильно хороший получился, вот он и опять расчувствовался, рыдает, все подушки обрыдал.

Ну, все вместе они успокоят его кое-как... Тот глаза вытрет, ладно, говорит, не буду больше плакать, я лучше винца выпью. Выпьет винца, и уже через некоторое время - слышно хорошо-о - опять смеется как ни в чем не бывало, ухохатывается.

А Ленин тоже пописывать стал в тетрадку. Свои приключения по странам и весям. И о Шушенском главку написал. Надя, видя, что он наконец серьезным делом занялся, сразу остепенилась и подтрунивать над ним перестала, стала ему помогать. Он пишет, а она гладит его по голове, шепчет ласково:

- Вот молодец, за ум взялся! Как напишешь томов девяносто, тогда и хватит! Баста! Мы тоже не хуже Толстых можем!

И еще пришептывала на ухо:

- Пиши, перо, кидай, лопата, во всем - богатство виновато.

Ленин-то все больше о грустном писал, людскую нужду описывал. А если у него получалось слишком грустно написать, тогда они уходили подальше, где их никто не видит, перечитывали вслух и плакали оба. Надя доставала платок и глаза ему вытирала.

Ленин на самом деле очень чувствительный был, сильно за всех переживал. Только своих слез никому не показывал, чтоб никто не знал, что у него глаза на мокром месте. А если кто увидит его с красными глазами, пусть лучше думают, что он лишнего выпивает. А Надя считала: пусть что хотят думают, нам все равно, мы-то правду знаем.

Действительно, никто никогда не видел, что Ленин хоть слезинку проронил. Некоторые даже считали, что у него вместо сердца - камень. И даже спрашивали: "Ленин, у тебя хоть сердце-то есть?" А он только улыбался в ответ да головой качал, от недоумения...

А на самом деле сердце у Ленина - живое и громадное было. Всех оно приютило и обогрело - и нищих, и калек, и горем прибитых. Все в нем - и правные, и бесправные приют нашли. А кто не нашел у него приюта - уж извините, значит, на другую свадьбу попал... У Ленина на свадьбе - мослы с хрящами, а на другой - прыщи с клещами!

КАК БАБЫ ЛЕНИНА СПАСЛИ

Как-то раз за Лениным полиция увязалась. Вот-вот поймает, и деваться ему некуда. Шмыг тогда он в баню, в женское отделение... Ходит там среди баб, шайкой от полиции прикрывается. А бабам-то все равно, они на него никакого внимания не обращают, подумаешь, голый мужик ходит, пусть хоть и сам Ленин. И он почти спасся, да тут Новодворская его выдала, враг всех большевиков. Она тоже помыться пришла, считала, что чистота - залог здоровья. Узнала она его и давай трезвонить:

- Тут он, Ленин! Хватайте его, хлопцы!

Ну, все, хана, думает Ленин, повяжут сейчас как сявку, пропадай теперь революция. Некуда ему деваться, - гибель со всех сторон!

Спасибо бабам, которые мылись, они полицию никогда не жаловали, а особенно полицию нравов не любили. А уж Новодворскую так вообще терпеть не могли за склочность и лицемерие.

Увидели они такое дело, давай Ленина спасать. Враз закидали Новодворской мылом глаза, а Ленина одна шустрая бабенка взяла да между ног у себя спрятала. А Ленин-то большим ростом не очень отличался и почти весь там у нее славно спрятался, одна только бородка и усы наружу торчат, кучерявятся... Тут и полиция ворвалась, стала рыскать.

Рыщет, свищет в свистки, шайки переворачивает, улюлюкает... А баба-то, которая Ленина приютила, знай, только песни поет-распевает да Ленинову бородку и усы намыливает, вроде как сама моется... Все полиция проглядела, во все дырки и щели заглянула, а Ленина найти не смогла. Так ни с чем и ушла. А Новодворской за вранье еще и по шеям надавала и в глаза наплевала.

Так Ленин и спасся. А то бы кто тогда революцию совершил? Все бабам спасибо. Без них каши не сваришь.

ПОМИДОРЫ

Однажды Ленин в Финляндии застрял. Надо домой, в Россию ехать, революцию делать, а денег нет, весь поиздержался в дороге. Обратился он тогда к финским рабочим:

- Товарищи, надо в Россию ехать, революцию делать, а денег нет, весь поистратился. Помогите, кто чем может! А не то гибель всему прогрессивному человечеству.

А рабочие и рады бы помочь, да нечем, сами последние ремни без соли доедают. Они, чухонцы, тогда бедно жили, в беспросветной нужде сидели. А Ленин не отступает, напирает на них, бьет на пролетарскую сознательность.

Решили они тогда посылкой его отправить, так дешевле. Наскребли кое-как денег на посылку, затолкали его в фанерный ящик - Ленин-то не особенно крупный был - и помидорами обложили, чтоб на таможне не дознались. А помидоры у них и тогда уже хорошо росли, и бананы тоже. Так и отправили Ленина.

Едет Ленин в Россию, от нечего делать с помидорами играет. Хорошо ему в посылке и главное - не накладно. Проскочил он таможню, приехал в Петербург, на почтамт.

Пришел за посылкой товарищ в кепке, весь из себя серьезный, на носу пенсне. Подхватил посылку, а она - тяжелая, как мешок с картошкой! Обрадовался он: ага, подкинули финские товарищи добра на халяву, сервелата, наверное, и других харчей. Теперь будем сыты, а значит, голодными не останемся. И помчался домой, что есть духу...

Прибежал, а дома таких, как он - много, все тоже в кепках, в пенсне, ну, рабочие, одним словом. Уже за столом сидят, салфетки разложили, в руках ножи с вилками, ждут. Ну, думают, наедимся сейчас от пуза, а товарищам чухонцам - большое спасибо!

Открыли они посылку, а оттуда Ленин как выскочит! Весь в помидорах, едва его узнали. Увидел он застолье, ножи и вилки в руках у рабочих и давай на них кричать:

- Вы что, черти, совсем страх потеряли, меня съесть решили?! Нет бы о чем умном подумать, как революцию сделать, а они мечтают только о том, как брюхо набить.

Стушевались маленько рабочие. Действительно, без Ленина слегка расслабились, одна только думка в голове: как бы выпить и закусить. Но Ленин быстро порядок навел. Наставил их на путь истинный.

Вытащил из-за пазухи газетки "Искра" и давай им мозги прочищать. Быстро прочистил. А самым надежным рабочим по газетке дал.

Те побежали, подложили их куда надо, а все больше под углы зданий, где нехорошие люди сидят, с жиру бесятся, подложили и подожгли, чтоб из искры возгорелось пламя. А как возгорелось пламя, начался большой пожар... Загудел океан народного гнева - и сразу революция произошла. И наступила хорошая жизнь для хороших людей. А хороших людей немало было. А плохих почти не осталось.

А Ленин после путешествия в посылке сильно к помидорам привязался. Полюбил их, как яйца. Хоть в салате со сметаной, хоть по-простому, в соленом виде. Он и с Надей из-за этого подружился. Она тоже к помидорам неравнодушна была. Как увидит их, так аж трясется вся.

Они дома теплицу развели. Надя в земле любила покопаться, не чуралась ее, не боялась руки замарать. Так у них такие хорошие помидоры вырастали, ни у кого таких не было. Хоть на выставку вези. Ленин на них наглядеться не мог.

Придут они вечером из теплицы, принесут корзинку с помидорами, Ленин радуется. И Надя тоже. Ох, и хорошие помидоры уродились, знатные! Сядут они на пол, и давай помидорами играть, катать их друг к другу, Ленин - к Наде, Надя - к Ленину, кто кому ловчее гол закатит. Любимая игра у них стала "помидоры". Кому шахматы подавай, кому домино, а им лишь бы в "помидоры" поиграть.

Как наиграются вволю, так ужинать сядут. Опять же с помидорами. А всю сахарную мякоть Ленин Наде отдавал, он добрый был. Но и ему тоже оставалось. Он с помидор гладкий стал, а лицо красное, как из бани.

С тех пор Ленина и прозвали Синьор-Помидор. Как поедет он утром на работу на броневике, - он только на нем ездил, а то вдруг еще кто из нехороших людей остался, - так обязательно скажет Наде на прощание:

- Ты только, дорогая, веди себя пристойно.

- Ага, - скажет Надя загадочно. Она вообще очень загадочная была. Никто из знакомых ее разгадать не мог, только Ленин один.

Поцелует ее Ленин в щеку и поедет спокойно на работу, потом в ресторан, обедать. А рабочие как увидят броневик с Лениным, так сразу дорогу уступают, они его сильно уважали, и скажут:

- Во-во, глядите, опять Синьор-Помидор на работу поехал! Теперь дело пойдет, совсем хорошо заживем! - очень они довольны, что Ленин с ними заодно, с рабочими.

И Ленин доволен. Глядит на них из щели броневика, весело щурится, рад, что у рабочих наконец жизнь наладилась. И еще рукой им помашет. Только руку за броней не всем видно. Только шибко глазастым.

ЛЕНИН И ДЕТИ

Ленин детей сильно любил. А своих детей у них с Надей не было. Уж и в церковь они ходили, и свечки ставили, а толку никакого. А ему очень хочется с детьми повозиться, чтоб настоящих людей из них воспитать. А сирот в ту пору вокруг навалом было и детдомов, и всяких республик шкид.

Говорит он как-то Наде:

- Может, дорогая, возьмем кого-нибудь на воспитание, а то и целый детдом, и воспитаем из них настоящих людей?

- Ну, возьмешь, а чем ты эту ораву кормить будешь, они же прожорливые, как саранча? - отвечает Надя.

- А я им пайку свою отдавать буду, а уж если сильно подопрет, то и медальку заложу. Мне для детей ничего не жалко, я за их светлое будущее жизнь положу.

Ладно, взяли они целый детдом, ораву на воспитание. Ленин за директора стал, за отца родного, а Надя за повариху, за мать родную. Целый день от котлов не отходит, вся упарилась, еду готовит. Только сварит суп или кашу, а они - раз! - сметут все мигом и еще просят. "Тятя-мамка, - кричат, - есть давайте, а то брюхо подвело, совсем мы у вас в гостях отощали!" Действительно, очень уж прожорливые детки попались.

Скоро все запасы у них выскребли, а наесться все никак не могут. Ленин уже и медальку заложил, и котелок с тросточкой, и любимую гороховую жилетку, - нечего больше! - сидит на табурете в одних трусах, трясется. И Надя с лица спала, так уработалась. А те, знай, рот разевают, в миски ложками долбят: давай, еще наваливай! Оглоеды оказались, проглоты. Вот тебе и взяли на воспитание.

Неизвестно, чем бы все это закончилось. Или пришлось бы Ленину побираться идти, милостыню просить, или, хуже того, с кистенем в подворотне прохожего человека караулить... Спасибо партийным товарищам. Те узнали, что Ленин от избытка отцовских чувств в бедственное положение угодил, приехали в кожанках, говорят:

- У тебя что, генацвале, известь вместо мозгов? Развел дома цирк бесплатный, Надю совсем заездил! Надо важные государственные задачи решать, социализм строить, а он открыл школу для дураков, в Макаренки полез, педагог недоделанный! - короче, пристыдили его.

Мигом вызвали грузовик, погрузили в него весь детдом и отвезли куда следует. Неделю потом Ленин в себя приходил. И Надя тоже. А как пришла в себя, - опять цвести и пахнуть стала. А Ленин уже больше никого на воспитание не брал, хватит, хорошего понемногу. Дети, конечно, - цветы жизни, но пусть они лучше растут на чужом подоконнике.

ЛЕНИН И ГРИБЫ

Ленин любил по грибы ходить, грибник был страстный. Где бы ни находился, всегда время вырывал, чтобы по грибы сходить, в лес какой-нибудь или в тайгу... А уж как найдет гриб - радуется, трясется весь, схватит его и прямо сырьем ест, и еще нахваливает.

Ему говорят:

- Ты что, сдурел, Ленин, прямо сырьем-то ешь? Ел бы хоть вареными или жаренными в сметане, а то прямо живьем!

A Ленин только улыбается...

- Ничего, - говорит, - сырьем тоже хорошо, в сыром грибе самая сила сохраняется, все самые главные полезные вещества в сохранности. А уж как вкусно - спасу нет! И главное - никакая известь и разжижение мозгам не грозит.

А уж как наестся сырых грибов, так сразу весь преображается - как бы помолодеет, бодрым и энергичным становится, глаза заблестят, сразу сто дел готов за раз переделать. Про все болезни забывал. Здорово грибки ему помогали.

А иногда, мог и мухомором закусить... Ему кричат:

- Куда, Ленин, это же мухомор, отравишься!

А Ленин отвечает:

- Но-но, много вы понимаете, отравишься... Мухомор-то из грибов самый полезный. Особенно когда сразу не помногу ешь, а - по одному. А уж потом можно и целый тазик осаденить - не страшно. Так что мухомор - всем грибам гриб! Недаром их в Африке заместо свинины едят, а потом сами как кабаны становятся... А без грибов, разве бы они смогли столько всего наворочать? То-то и оно...

Сам сядет, бывало, после грибков за рабочий стол и давай трудиться... Чувствует в себе силу немереную! Мог одновременно - и газетку читать, и с людьми разговаривать, объяснять им прописные истины, и в тетрадку умные мысли записывать, и в шахматы играть, и суп хлебать, и курить, и еще ногой качать, и в окно глядеть, соображать: будет, интересно, сегодня дождь или нет? Вот как грибки на рабочий лад настраивали! А все вокруг только диву давались: ай да Ленин!

И вот отправился как-то раз Ленин по грибы... В Рязань его пригласили, пособирать... А там у них грибы хорошо родятся... Много можно насобирать: и маслят, и рыжиков...

Зашел он в лес... С ним, конечно, ребята, рабочие, они ему места грибные показывают... А Ленин вдруг испугался! Бежит пулей из леса... Они за ним.

- Ты что, Ленин?

А он:

- Что-что? Они на меня глядят, эти грибки-то ваши, Вот что! Глаза выпучат и глядят, пялятся!

- Да ты что? Это же простые рыжики, маслятки...

- Нет, они за мной подглядывают! - не унимается Ленин. - Только я присяду, а они за мной подглядывают, зыркают.

- Да нету вроде у них глаз-то?

- Как это нету? Я же - не слепой, видел...

Ну что с Лениным делать? Вот тебе и пригласили на свою голову по грибы, еще обидеться может... А Ленин им подсказывает:

- Вы им, - говорит, - сначала глаза-то повыдавливайте, чтоб они на меня не глядели, не зыркали, тогда я пойду и пособираю.

Ну, не знают рабочие что делать! Ладно, сказали, пойдем, повыдавливаем... Пошли в лес глаза грибам выдавливать, а Ленин на пеньке пока сидит, ждет...

Скоро рабочие выходят, Ленин - к ним.

- Ну что, много навыдавливали глаз-то, чтоб они за мной не подглядывали?

- Порядочно, - говорят рабочие, и полное лукошко ему показывают. А в лукошке-то, правда, глаза лежат. А они взяли, из рыб глаза-то наковыряли, чтоб от Ленина отвязаться.

Ленин поглядел в лукошко, а там, правда, глаз навалено.

- Нy вот, видите... А я что говорил? - обрадовался Ленин. - Глядят же... Ну что, сильно они пищали и визжали?

- Да уж... Так пищали и визжали - прямо зоопарк.

- Нy, ладно, - подскочил Ленин, - тогда и я побегу, пособираю, paз они ничего не видят, слепые, пока не разбежались...

И правда, побежал в лес и целое лукошко насобирал, быстро так, по-солдатски, прохлаждаться-то некогда. Так что в Рязани-то грибы - слишком глазастые оказались, сами сидят, а все видят.

А Ленин с тех пор, куда бы по грибы не поехал, сначала присматривался: подглядывают они или нет... А если замечал, что подглядывают, то заставлял им вначале глаза выдавливать, а потом уже собирал оперативно, чтоб не разбежались... А грибы от него даже и без глаз старались убежать во все стороны и попрятаться... Боялись его. А Ленин все равно старался их найти, он грибник упорный был, страстный.

Он потом и книгу издал "О пользе грибов в России и ее окрестностях". Хорошая книга. Я сам, правда, не читал, мне люди рассказывали. Они ее в библиотеке брали. Там, говорят, очередь за ней - три километра, состаришься, пока дождешься. Вот я пока и не пошел очередь занимать, а то, правда - в старика превратишься, пока очередь подойдет. А я - еще молодой, у меня молодых дел - полно.


home | my bookshelf | | Рассказы о Ленине |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу