Book: Временный персонал



Саду Жан

Временный персонал

Ж А Н С А Д У

ВРЕМЕННЫЙ ПЕРСОНАЛ

Роман

Перевел с французского Александр Новоселов

1

- Я иду за сигаретами, - сказал Деон.

Он сдвинул фуражку на затылок и стал подниматься по лестнице, но не дойдя до конца, остановился.

- Тебе что-нибудь купить?

Майя покачала головой. Поглощенная работой, она перекладывала рыбу на сковороду. Деон хотел что-то добавить, но тут же забыл, залюбовавшись на стройную девушку. Ее рыжие, заплетенные в косу волосы спадали ниже плеч. Одета она была в заношенные джинсы и разорванный на локте свитер.

Девушка обернулась. Живое выразительное лицо с веснушками на носу и серыми, чуть раскосыми глазами, казалось скорее привлекательным, чем красивым.

Деон шмыгнул носом, преодолел три оставшиеся ступеньки и остановился на мосту своей яхты. Молодцевато подбоченясь, он осмотрел привычным взглядом берег. В прохладе сумерек уже ощущалась осень. Немного постояв, Деон прыгнул на палубу соседнего судна, а с него на пристань Сен-Пьер. Издалека его можно было принять за бравого парня, хотя вблизи он выглядел лет на сорок с гаком.

Майя поставила сковороду на газ. Тесная по размерам каюта служила одновременно навигационным пунктом и кухней. С одной стороны находилась печь и раковина, с другой - радиоприемник, измерительный прибор и стол, заваленный картами, линейками, транспарантами. В задней части судна располагалось другое помещение, загроможденное самыми разнообразными вещами, среди которых были стол из красного дерева и два кресла, обитых синим кретоном. Она пересекла его и прошла в каюту, служившую ей спальней. Здесь примостились две койки, одну из которых занимала Майя.

Она взяла деньги в старой кожаной сумочке и поднялась на палубу, после чего окинув взглядом пристань и не обнаружив ничего подозрительного, спустилась в моторную лодку, предварительно оцепив трос. Прошло несколько секунд, и Майя уже на полной скорости неслась в сторону Пантьеро.

* * *

Увидев входящего в бар Деона, Тьери, шеф команды пловцов порта, любезно пригласил его за свой столик. Деон сел рядом и, предвкушая удовольствие, заказал анисовый ликер. Большинство посетителей бара составляли завсегдатаи. В стороне сидело несколько девушек. По их речи и внешнему виду нетрудно было догадаться, что они с севера Франции.

- Кажется, ты вернулся только вчера? - поинтересовался Тьери.

Деон кивнул и предложил сигарету.

- Ты слышал о том, что я вновь собираюсь в море? Не хочу прилипать к пристани как моллюск.

- Да, но на твоем месте я прошел бы до Булони каналами.

Деон отвечал медленно, стараясь не смотреть на собеседника.

- Ты... Может быть... А меня, представляешь, забавляет путь через Гибралтарский пролив. Хозяин считает, что дешевле производить ремонт подводной части судна в Португалии.

- А ты не боишься плохой погоды?

- Идя до Булони, я буду останавливаться, где захочу. Это спокойное прибрежное плавание. В Булони мы поставим судно на верфь и закончим ремонт.

- Забавная мысль, - пробормотал Тьери.

- Почему?

- Заниматься подводной частью яхты в Португалии и через несколько месяцев продолжить ремонт во Франции.

Деон не спеша допил ликер и пожал плечами.

- Старина, если бы в этой профессии не было ничего забавного, я давно бы ее бросил.

- Ты берешь Майю?

- Да, она сама захотела поехать... Решилась сегодня вечером.

Тьери погладил бороду.

- Провести целый сезон с этой капризной девчонкой в море не очень-то большое удовольствие.

- Нет выбора. Мне нужен помощник, а во время первых осенних дождей никто не хочет ходить на яхте. Впрочем, Майя превосходный матрос.

Деон говорил сопровождая каждую фразу легким сапом.

- Она плавала со мной на Корсику. Я наблюдал за ней во время сильного шторма, когда мы выходили из Кальви. Другие пусть болтают о ней, что хотят.

- Сколько ей лет? - задумчиво спросил Тьери. - Вот уже три года я вижу, как она слоняется в порту.

- Двадцать пять.

- Любопытная девчонка... Она бросит тебя, как только встретит смазливого парня. Чем чаще будете на берегу, тем больше риска.

Деон оставался невозмутимым. Его собеседник состроил ехидную рожицу и уткнулся носом в стакан.

* * *

В это время Майя спешила на почту. Войдя в телефонную кабину, она бросила монетку и, посмотрев на часы, набрала номер. Щелчок. На другом конце провода голос произнес:

- Алло.

- Майя. Жером у себя?

- Минутку, сейчас посмотрим...

Она услышала стук двери, отдаленный голос и, наконец, самого Жерома.

- Слушаю...

- Все нормально, сегодня утром меня взяли на судно. Завтра выходим в море.

- Дежурный ждал твоего звонка целый день.

- Деон находит кучу предлогов, чтобы не дать мне сойти на берег. Сейчас я воспользовалась случаем. У меня мало времени.

- Что тебе удалось узнать?

- Все то же... Многое кажется подозрительным, но невозможно найти что-либо существенное. Он почти всегда на борту.

- Какой маршрут?

- Через Гибралтарский пролив он собирается достичь Булони. Первый заход в Сет, затем Пор-Вандр.

- Его настроение?

- У него такой вид, как будто бы он готовится совершить прогулочный круиз. Это совсем не в его характере. Деон хорошо знает, что осенью Атлантический океан бывает неспокоен. К тому же это очень осторожный тип... И не из тех людей, кто способен проделать две тысячи километров ради спортивного интереса, тогда как любой другой в его случае прошел бы каналами.

- Считаешь ли ты, что он может пойти на серьезный риск?

- Он без гроша денег в кармане... считаю, что сейчас Деон способен на все... на любую сомнительную авантюру... ведь он это делал и раньше.

- Довольно неясные догадки, - вздохнул Жером.

- Можно предполагать все, что угодно. Например, перевозка товара, как ты и думал. Но меня удивило бы, если груз уже на борту. Он может взять его по пути. В Танжере или Лиссабоне.

- Одни предположения...

- Итак, что я должна делать?

- Занимайся расследованием дальше, а я постараюсь связаться с Интерполом по поводу твоих контактов в Испании.

- Боюсь у меня не хватит денег.

- А ты бы не могла попросить у него небольшое жалованье?

- Одна из причин того, что он согласился взять меня на борт, как раз та, что я ничего не прошу.

- У тебя были конкуренты?

- Наверное. Но Деон знает, что я хороший матрос и в то же время считает дурочкой.

- Каким образом передать тебе деньги?

- Отправьте телеграфное уведомление в Сет до востребования. Отправитель - мама.

- Хорошо, но помни, что инициатива этого расследования моя, значит и деньги из моего кармана. Так что трать их поменьше, иначе я лишусь приличного заработка.

* * *

Когда лодка приближалась к яхте, Майя заметила силуэт Деона, смотревшего в ее сторону. Был виден огонек сигареты.

- Где ты пропадала?.. Рыба давно остыла.

- Звонила матери, чтобы она отправила мне немного денег в Сет.

Ничего не сказав, Деон отвернулся и спустился в кубрик...

Они сели за стол.

- Становится холодно, заметил Деон, - придется в Португалии купить обогревтель, прежде чем идти вверх.

- Не загрузиться ли нам перед отплытием каким-нибудь беспошлинным товаром? - предложила Майя.

Деон недоверчиво взглянул на Майю.

- В Сете будет видно. У меня есть расценки. Там дешевле, чем здесь.

Он оживился, встал, порылся в одном из ящиков и достал книгу расценок.

- Сигареты "Житан" - О,35 вместо О,6О, виски 11,1О и так далее, а оптовые цены и того меньше.

- Почему ты не ешь? - спросила Майя.

Деон отодвинул тарелку.

- Лишь бы таможенники к нам слишком не приставали.

- С чего бы? Ведь это разрешено. Есть документы.

Деон посмотрел на нее отсутствующим взглядом и, как бы не желая говорить на неприятную тему, сказал:

- Не прочь бы выпить горячего кофе.

Майя встала и направилась к плите.

- Ты довольна, что я взял тебя?

- Да, ты ведь знаешь мои привязанности. Море и яхты... Это моя жизнь.

- В Испании ты увидишь большие города...

- Больше всего меня интересует Атлантический океан, сказала Майя, - там я буду впервые.

- Это совсем другое дело... Надо принимать во внимание приливы и отливы как только пройдем Гибралтар. Вот я помню мою первую поездку в...

Он стал вспоминать. Майя знала все эти истории, он часто повторял их, но сегодня его речь звучала еще назойлевей и как-то более нарочито.

- В восемь... На сторожевом посту... Окруженный вьетнамским батальоном...

Он курил сигарету, опустошая чашку за чашкой.

Майя спросила себя "А что, если так будет продолжаться все время?"... Его болтовня ей порядком осточертела.

- ... Тогда я командовал джонками в титуле адмирала...

2

Не без труда снявшись с якоря, в восемь утра они отплыли. У Деона был вид не спавшего всю ночь человека, и только чашка черного кофе придала ему бодрости.

В тридцати метрах от яхты, на палубе двухмачтового парусника стоял единственный зритель в этот ранний час и наблюдал с нескрываемым любопытством за Деоном и Майей. Его судно - "Огненная дева" - выглядело разбитым и заброшенным. Краска слезла, якорная цепь покрылась ржавчиной. Заметив, что на него обратили внимание, незнакомец помахал рукой. Деон ответил на приветствие.

- Ты его знаешь, - поинтересовалась Майя.

- Не очень. Он здесь только шесть месяцев, насколько я знаю, пишет книги.

Деон докуривал уже третью сигарету, когда судно, поворачивая влево, испытало легкий толчок. Видимо, зацепило якорь. Положительной чертой Деона было его самообладание. Он взял курс немного в сторону, и якорь освободился. С довольным видом капитан почесал затылок и вдруг, приняв какое-то решение, подошел к Майе.

- Скажи-ка, а не пригласить ли его к нам?

- Зачем?

- Он мог бы помогать нам в серьезных маневрах. С ним будет легче.

Деон предложил это так естественно, как будто приглашал друга в кино. Майя посмотрела на незнакомца. Высокий и загорелый мужчина продолжал смотреть на них, словно чего-то ожидая.

Майя вспомнила, что встречалась с ним несколько раз в порту, где его называли "писателем".

- А вдруг он окажется размазней, - засомневалась Майя.

- Выглядит он не хлюпиком... У него нет здесь знакомых. Это то, что мне нужно.

Все это казалось заранее запланированным. Взять нового члена экипажа в самую последнюю минуту на два месяца плавания... Подозрительно.

Проплывая мимо "Огненной девы", Деон крикнул, заглушив мотор:

- Мы держим путь на север, пойдем с нами!

Незнакомец подошел к борту и чтобы лучше слышать, наклонился вперед. Он был крепким, мускулистым мужчиной и издали выглядел лет на тридцать, но чем ближе, тем заметнее становились морщины, выдававшие человека одних лет с Деоном.

- Куда вы плывете? - у него оказался приятный баритон.

- В Булонь. Мы пройдем через Гибралтар. Вам это нравится?

- Вы серьезно?

- Конечно. Мы уже в пути.

- Сейчас я жду ответ от моего издателя, мне должны заплатить гонорар, а пока у меня в карманах пусто. Но я могу вас где-нибудь догнать.

- В Сете, до конца недели.

- Мне бы очень хотелось быть с вами. Я попытаюсь как можно быстрее покончить с делами.

- Вас ждет прекрасное путешествие, - на прощание крикнул Деон, - в это время года вы не найдете ни одного судна, идущего по такому маршруту.

- Я могу с вами связаться по почте? - незнакомец посмотрел на Майю и улыбнулся.

Деон продиктовал адрес, приветлево помахал рукой и вновь запустил мотор. Майя поинтересовалась:

- О чем он пишет?

- Всякую заумь.

Постояв еще некоторое время за штурвалом, Деон спустился в моторный отсек, доверив место на капитанском мостике Майе.

Когда "Калина" вышла в открытое море, Деон приказал девушке заглушить двигатель. Гул стих. Слышно было, как волны тихо плещутся о борт "Калины". Вдали в розовых и светлых лучах показались Канны. С левого борта остались острова Лерин, а дальше за тонкой занавеской тумана виднелись очертания Эстереля. Ленивая морская зыбь внушала спокойствие. Трудно раставаться с мечтой, но надо сделать усилие, чтобы напомнить себе о том, что в картотеку полиции яхта "Калина" была занесена в числе подозреваемых.

Особый отдел при местной полиции занимался наблюдениями и расследованием всех преступлений, имеющих место на побережье: от наркотиков до шпионажа, включая торговлю холодным оружием.

Свои первые шаги в качестве агента полиции Майя сделала в девятнадцать лет. В то время она еще училась в "Арт-Дэко" в Ницце. К сотрудничеству приобщил Жером, ее друг. Здесь, на Лазурном берегу, вот такие бойкие девчонки после необходимой подготовки могут быть очень полезны.

Через полчаса Деон сверил курс.

- Я думаю, он не будет нам в тягость. Ему хватит времени, чтобы дописать книгу, - резким щелчком капитан отбросил окурок, - если это зануда, то в любое время его можно оставить в Испании... Хорошая закуска, парочка девочек... А наутро - тю-тю "Калина". Зато это будет самым великолепным приключением в его жизни.

Стоя у штурвала Майя изредка поглядывала на Деона. Он сидел на бушприте как наездник на лошади.

День закончился безмятежно. В этот вечер Деон говорил непривычно мало и только то, что касалось непосредственно навигации.

На ночь они стали на якорь в небольшой бухте. Майя приготовила бифштекс с чесноком, к которому Деон даже не притронулся, насытившись тремя чашками кофе. С наступлением темноты он показался ей чем-то очень озабоченным. Окружение становилось зловещим. Возможно, уединение этой пустынной бухты, ночь и тишина, а может сам Деон, который, зажав в руках сигарету, пристально смотрел на Майю и не видел, словно забыв о ее существовании, вызывали у девушки чувство страха. Ласковое покачивание яхты и плеск воды больше не веселили.

- Я хочу спать, - зевнув, призналась Майя.

- Так всегда бывает в первые дни на море, - тихо ответил Деон.

Он не отрывал от нее глаз и Майе понадобился весь старый опыт игры, чтобы не потерять самообладания. Взгляд пронзал насквозь. Она встала, чтобы убрать со стола.

- Подожди немного, - остановил ее Деон, - сядь.

Он посмотрел на дно пустой чашки и продолжал тоном гипнотизера:

- Я тебя попрошу быть очень осторожной с пограничной службой. Если таможенник тебя спросит о чем-либо, не отвечай ему. Ты пассажирка... И отправляй его к капитану. Боюсь, что мы привлекли к себе внимание уже в Каннах.

Майя удивленно подняла брови. Деон поискал в карманах спички, зажег потухший окурок и негромко сказал:

- Дело в том, что судно скоро будет загружено контрабандой, понимаешь?

- Ты мог бы предупредить меня заранее.

- Я тебя хорошо знаю. Ты бы не изменила решение. Но все-таки, будь осторожной. Ты ничем не рискуешь, так как ничего не знаешь. Ты здесь не причем... За все отвечаю я, так что прошу тебя быть не слишком болтливой.

Майя взяла сигарету, которую принялась вертеть в руках, не закуривая. Наконец, решилась спросить:

- Какой вид контрабанды?

- Виски и обложенные налогом сигареты. Постараюсь закупить их целую уйму в Сете. Если там ничего не выгорит, попробую в Пор-Вандре или в Гибралтаре. Я заинтересовал этим владельца судна. Он платит кучу денег, но это его развлекает. Разгружу контрабанду в Бретани. Город Одет, слышала о нем? Ночью... Очень романтично... Там будет даже замок, где нас будут ждать хозяин и его приближенные. Они собрались играть в контрабандистов. Виски и сигареты для его личного потребления. Он сильно зашибает и этого ему хватит как раз на год.

Деон засмеялся и добавил:

- Этот тип хотел даже снабдить яхту рацией, чтобы мы передали о прибытии. Ночь... Луна... И вся эта ерунда. Ты представляешь. Ха-ха-ха...

Майя спросила себя не принимает ли он ее за дурочку. Таким бизнесом занимаются экипажи почти всех яхт. Невинность. Ну здесь быть может, больше, чем обычно. Но все-таки... Делать крюк в две тысячи километров из-за нескольких ящиков виски? Много он не сможет погрузить из-за ограниченной вместимости судна.

Выражение лица Деона было непроницаемым.

- Ну, конечно, если по прибытии будет премия, ты получишь свою долю, я постараюсь.

Майя поднялась за стаканом воды.

- А тип, которого ты взял на борт?

- Посчитай еще самого владельца яхты с женой. Они присоединятся к нам в Испании. Итак, нас будет пятеро. Писатель поможет тебе маневрировать. Он же будет и охранять судно.

- Неплохо задумано, - согласилась Майя, - а если он слишком болтлив?

- Я неплохо разбираюсь в людях. Его привлечет награда. Деньги нужны даже писателям.

- А если у него морская болезнь или вдруг у него задрожат ноги от первого порыва мистраля?

- До Испании мы пойдем только при хорошей погоде, а затем он привыкнет.

Самое поразительное было в том, что слова Деона представляли эту невинную авантюру так, как будто речь шла о крупном деле. Если бы в трюме находилось хотя бы два килограмма опиума, тогда совсем другое дело. Вероятно, такова черта его характера: делать из мухи слона. Бесстрашный адмирал... Даже во время покупки сигарет.

* * *

Погода была превосходной еще трое суток до их прибытия в Сет. В этот вечер, во время заката, туман начал сгущаться, и море потемнело. Можно было подумать, что за три дня плавания они оказались далеко на севере.

В морском доке места не оказалось, и Деон вынужден был причалить к понтонному мосту, принадлежавшему Ассоциации яхт клубов. Это стало причиной его плохого настроения.

- Ненавижу яхт-клубы, там полно идиотов.



Другая причина скверного настроения заключалась в поломке динамо. Закончив швартовку, Деон остался стоять на палубе с видом человека, не знающего с чего начать. Небо покрылось тучами. Майя заканчивала убирать паруса с такой любовной заботой, какую она вкладывала в любой вид мужской работы на судне, не уделяя абсолютно никакого внимания кухне и уборке, к которым питала отвращение.

Выполнив работу, Майя поинтересовалась у Деона по поводу обеда.

- Делай что хочешь. Я не голоден. Пойду искать электрика. - Он взял судовые документы, вскочил на понтон и, закурив сигарету, удалился.

Майя сделала вид, что сворачивает трос, ожидая, пока он не исчезнет из виду, затем спустилась в кубрик, отодвинула лестницу и подняла крышку люка. Кроме ржавой воды на дне, она ничего не обнаружила. Майе пришлось убрать линолеум, скрывающий крышку второго люка и приложить немало усилий, чтобы сдвинуть ее с места. Опять пусто. Это был первый беглый осмотр. Теперь она приступила к осмотру задней части судна. Результат ее обескуражил. Паруса, веревки, лебедка, баки с бензином. На кушетках груда чемоданов, сундуки с инструментом. Ничего подозрительного. Во время игры в прятки, по крайней мере, знаешь, что искать. Майя понимала, что располагает девятью шансами из десяти потерять время понапрасну. Но осмотр был нужен, даже если не верить в результат. Классический метод исключения. Настоящая работа будет сосредоточена на самом Деоне. Разговоры с глазу на глаз в этом тесном пространстве могут несомненно вызвать его на откровенность. Ведь даже Деон не может быть всегда на чеку.

Она вернулась в кают-компанию, где занялась изучением личных документов капитана. Тут были накладные счета, довольно банальные по содержанию письма от судовладельца, какой-то приказ да вытцветшая фотография незнакомой девушки. Капитан не был таким уж сухарем.

В это время на палубе раздались шаги. Деон возвратился в веселом настроении, держа в руках письмо.

- Ну-ка, почитай.

- Для меня ничего нет? - обеспокоено спросила Майя, беря в руки письмо.

- Ты что-то ждала?

- Я жду телеграфный перевод от мамы, ты ведь знаешь.

Письмо было от писателя. "Мы знаем друг друга так мало" и т. д. Он рассказывал о своем опыте навигации: три года в качестве матроса на миноносце. Оказывается он даже успел чуточку повоевать. "Не стоит об этом говорить. Я знаю, что мне надо многому научиться, и я буду стараться и т. д. " Скромник. Заканчивая письмо, он спрашивал, захотят ли они взять его без гроша денег. По-видимому, писатель был из тех, кто сразу выкладывает карты на стол, делая все на скорую руку. Это во всяком случае, не вызывало антипатии.

- Что ты думаешь? - поинтересовался Деон.

- Не знаю, ведь ты сам предложил ему.

Майя положила письмо на стол.

- Ты говорил, что будешь давать на троих по шестьсот франков в месяц. Это безрассудство. Как ты думаешь, проживем ли мы на эту мелочь втроем?

Деон небрежно махнул рукой.

- Если хватает на двоих, то хватит и на троих. В море все устроится, и, потом, Испания страна не очень дорогая.

- Ты капитан, тебе и решать.

- Вот именно. Ну, а пока займемся динамо. Я нашел парня. Он должен завтра прийти.

- Ну а пока, - в тон ему ответила Майя, - дай мне денег на продукты, я хочу есть.

В дверях она обернулась. Взор Деона был устремлен на приподнятый угол линолеума, на лице играла улыбка. Майя собрала в кулак все свое хладнокровие.

- Ты сумел найти поставщика виски? - как можно спокойнее спросила она.

- Нас загрузят в последний момент. Я уже подумываю о предстоящей выгрузке в Одете... Вместе с писателем-контрабандистом. Ха-ха... Ты не находишь это забавным?

Склонив немного набок голову, Деон заразительно засмеялся. Майя тоже улыбнулась и по хозяйски поправила угол линолеума ногой.

- Как зовут его?

- Марк. Ты что, разве не обратила внимания на подпись? Завтра я ему отправлю телеграмму.

Майя побоялась идти слишком поздно на почту и поэтому вызвала Ниццу из небольшого бистро рядом с доками. Нужно было ждать. Бистро представляло собой грязное помещение с цинковым прилавком. Повсюду царствовал запах несвежего пива и немытой посуды. Прошло двадцать минут. Обстановка становилась все более угнетающей. Наконец их соединили, но Жерома не оказалось. Женский голос на другом конце провода спросил:

- Что-нибудь личное?

- Я проездом.

К телефону подошла секретарь Жерома, известная под именем Мадмуазель, которая в начале также ничего вразумительного сообщить не могла, но под конец, сильно колеблясь как будто выдавала какой-то государственный секрет, прошептала в трубку:

- Его жена ждет ребенка, ее только что увезли в больницу.

- Жером оставил какие-нибудь инструкции для меня?

- Нет, но мы можем сделать стенограмму вашего донесения...

К сожалению в бистро не было кабины, и официантка могла все слышать. Майя понизила голос.

- Вы не знаете, послал ли он что-нибудь для меня?

- Я не в курсе, постарайтесь позвонить завтра утром.

- Мы ждем третьего попутчика, которого зовут Марк Даро. Все решилось в последний момент. Сейчас он на яхте "Огненная дева" в Каннах и приедет сюда, вероятно, на поезде.Он писатель.

- Чем больше сумасшедших...

- Поздравления счастливому отцу семейства. До скорого. Кладя трубку, Майя подумала, что, может быть, если дела начинаются неважно, то это добрый знак.

На свои последние деньги она заплатила за переговоры и подумала, что если так будет продолжаться дальше, то ей придется тайком брать деньги у Деона. Это, видимо, должно понравиться Жерому. Возвращаясь на судно, Майя зашла в бакалею и купила всего понемногу: сыр, салат, масло, яйца.

Деон ждал ее в кают-компании за стаканом анисовой. В уголках губ скрывалась едва заметная язвительная улыбка.

- Ну и долго же ты гуляла.

- Дышала местным воздухом. В этом нет ничего зазорного.

- Да, да, понимаю...

Легкое опьянение придавало ему выражение застывшего удовольствия. Бутылка, стоявшая перед ним, была уже наполовину пустой. Сев напротив Деона, Майя налила себе в стакан остаток и залпом выпила. Капитан приступил к очередному монологу о своем героическом прошлом. На этот раз речь шла о контрабанде оружием в Индонезии. Это становилось невыносимым. Нахлобучив фуражку, он выразительно жестикулировал.

- ... Три парня выходят из машины. У одного я вижу пистолет... Хватаю за шею... Майя, ты приготовила кофе?

3

На следующее утро накрапывал противный дождик. Почти все яхты, пришвартованные к доку, были безлюдны. Побрившись, Деон пил чай с необъяснимо надменной гримасой. Напиток был крепок, но Майя могла поклясться, что Деон ни за что на свете не пожаловался бы на это. Она подметала кают-компанию, когда капитан, покосившись на ее джинсы, сказал:

- Ты должна их стирать время от времени.

- У меня только одна пара. Я куплю новые, когда придет перевод от мамы.

- Я как раз иду на почту посылать телеграмму Марку. Ты пойдешь со мной?

Майя одела плащ и они сошли на берег. Писем для них не было. На почте Деон составил телеграмму и дал прочитать ее девушке. "Вопрос взятия борт матроса-писателя решен положительно. Подпись. Капитан "Калины". Деон остался доволен собой. На обратном пути он остановился около спортивного магазина и предложил Майе примерить новые темно-голубые джинсы.

- Поскольку ты немного грязнуля, этот цвет пойдет тебе лучше, чем белый, - с нежностью старшего брата сказал Деон. - Спишем на дорожные расходы. Я сейчас бегу в таможню, а ты купи немного рыбы на обед. Лучше сардины, они дешевле. Майя была тронута. Она обошла магазины, после чего вернулась на почту и заказала Ниццу.

- Что нового? - в трубке послышался флегматичный голос Жерома.

- Твой перевод?

- Я его послал сегодня утром и уже прослушал стенограмму твоего предыдущего донесения. Собираем сведения об этом типе. Как это произошло?

Майя рассказала об отплытии "Калины", передала разговор Деона с писателем, призналась о безрезультатном осмотре судна и вкратце изобразила то, как Деон представляет ей цель путешествия - контрабанда виски и сигарет.

Жером недоумевал.

- Или здесь что-то другое или этот тип просто сумасшедший. В том случае, если появление третьего не случайно, ты скоро поймешь, какая существует между ними связь. Это самое важное сейчас.

- Предполагаю, что "случайность" подстроена. Таково мое личное мнение.

- Возможно, ты и права. Он не подозревает тебя и в этом твой главный козырь. Наблюдай за ними, особенно во время первой встречи.

- Если все так серьезно, то при малейшем подозрении я рискую быть выброшенной за борт.

- Постарайся лучше играть... Минуточку, Меня зовет Дениз...

Через несколько минут Жером снова был на линии. Голос его звучал менее флегматично.

- Мы только что получили ответ из Парижа. Ваш писатель давно уже занесен в картотеку полиции. Арестован в Бордо в 1945. Семь лет принудительных работ за сотрудничество с фашистами. Осужден в Париже в 1948 году. Из них он отбыл только пять и освободился в пятидесятом. Основное обвинение сотрудничество с абвером.

- Ему повезло, не правда ли?

- Я запрошу его полное досье. С пятидесятых годов за ним ничего нет, так что его появление на борту вашей яхты похоже на простое совпадение. У меня такое впечатление, что Деон не на шутку влип.

- Теперь о Деоне. Ничего нового?

- Ты меня вывела на "Калину" всего за несколько дней перед самым выходом ее в море. Подозрения довольно неопределенные:странный маршрут, неясная ситуация и ничего конкретного. На Деона нигде нет досье, по крайней мере во Франции. Но мы знаем, что он занимался незаконной торговлей на востоке. Он и сам этого не скрывает. Таким образом, внешне он чист, ну а во всем остальном теперь дело за тобой. Я же прослежу за Марком Даро до его отъезда.

Он на секунду умолк, затем произнес более тревожным голосом:

- Если связь между проведением Даро и его давнишними отношениями с абвером подтвердяться, это будет твоей первой серьезной операцией. Справишься?

- Конечно, если ты вышлешь денег, - неторопливо ответила Майя.

- Не волнуйся. Позвони мне из Пор-Вандра.

Когда Майя пришла на судно, электрик уже собирался уходить, прихватив с собой динамо. Деон ходил взад и вперед по палубе, ссутулившись, с выражением непоправимой катастрофы на лице. Обсудив что-то еще напоследок с рабочим, он спустился в каюту как раз в то время, когда Майя чистила рыбу.

- Во все стороны чешуя летит! Займись этим на палубе, черт возьми!

Майя послушно поднялась на палубу. Когда она вернулась с кастрюлей в руках, Деон казался озабоченным.

- Что с тобой?

- Неприятности с таможней. Начинается!.. Они сильно придираются. Мы ничего не сможем погрузить здесь.

Он сдвинул знакомым жестом фуражку на затылок и почесал лоб.

- Погрузим в другом месте, - попыталась успокоить его Майя.

- Ты веришь в это? Но эти дьяволы сообщат о нас дальше в Пор-Вандр.

- Ну, тогда в Гибралтаре, - Майя все еще отваживалась давать советы.

- Откуда же мне знать как будут обстоять дела в Гибралтаре? А на большие траты у меня нет денег.

Майя поставила кастрюлю с сардинами на огонь, искоса поглядывая в висевшее над раковиной зеркало, посылавшее ей отражение прославленного капитана "Калины". Вид его был хмур, глаза мутные.

- Разве у тебя нет денег? - спросила Майя.

- Нет. Я должен позвонить владельцу судна. Он выпишет чек.

Майя не могла удержаться от смеха.

- Вы часто говорили о том, что шеф доверяет вам?

- Ну да. Во Франции это просто, а в Испании совсем другое дело, - вдруг Деон выпрямился, - ба! - его как будто осенило, - мы еще посмотрим.

- Есть время пройти каналами, - обронила Майя.

- Ты что, смеешься?

После обеда их судно посетил какой-то тип. Это был угрюмый усатый толстяк, облаченный в узкий морской костюм. Майя в это время стирала белье на палубе.

- Вы с этого судна?

Выпрямившись, она улыбнулась в знак согласия.

- Сколько вас на борту?

- Капитан и я. Но скоро к нам присоединится третий.

- Вы останетесь здесь?

- Нет, мы отправимся в Испанию.

- Чудесное судно... Так вы пойдете прямо в Испанию?

Майя неспеша выжала рубашку.

- Думаю, что сделаем заход в Пор-Вандр.

- Мне нужно посмотреть судовые документы и ваши удостоверения личности.

- Спросите капитана, он сейчас в каюте. У него и все документы.

Усач прошел в каюту. Через несколько минут он появился вместе с Деоном. Оба были весьма любезны. Деон сдержано шутил. Простились они как хорошие знакомые. Капитан посмотрел вслед незнакомцу и перевел взгляд на Майю. В нем чувствовалась угроза.

- Эй ты, пойди-ка сюда. Я слышал, как ты разговаривала с ним. Что ты ему сказала?

- Он меня спросил, куда мы направляемся.

- Иди за мной, - Деон прошел в каюту и повернулся лицом к Майе, - кто тебя просил болтать языком?

Его лицо было бледным как полотно. Таким Майя видела его в первый раз.

- Спрашиваю тебя!

- Но ведь он задавал простые вопросы. Останемся мы здесь или нет... Я не выдала никакого секрета.

- Тебе не нужно ничего отвечать. Ничего!.. Здесь есть капитан. Это я! "Куда вы направляетесь?" - "Обратитесь, пожалуйста, к капитану, я ничего не знаю" - вот так нужно отвечать!

Его трясло от гнева.

- Ты что, сумасшедший? - взорвалась Майя, - если у меня спросят время, то тоже к тебе посылать?! Ты хочешь, чтобы меня считали круглой идиоткой? Уже этого достаточно, чтобы показаться подозрительной.

- Я не просил тебя рассуждать. Я знаю, что надо делать.

- Ну ладно, - медленно произнесла Майя, - я спрашиваю себя, как бы все происходило, если бы у нас в трюме было сто килограммов опиума?

- Если бы я связался с опиумом, то тебя бы здесь не было. Вот и все.

Он отвернулся от нее, сделал несколько шагов по каюте, затем вновь приблизился. Злость его как будто бы прошла.

- Давай закончим наш разговор. Когда тебя спросят, ты ничего не знаешь. Ты здесь просто так... И не спрашивай себя о том, что другие могут подумать. Хорошо?

Он уже улыбался, по привычке зашмыгал носом и прибавил:

- Ты понимаешь?..

- Что?

- Таможенники во всех странах одинаковы... А не выпить ли нам чего-нибудь на берегу?

Они сошли на берег. Майю ждал телеграфный перевод. Четыреста пятьдесят франков на задание, которое сам Жером назвал серьезной операцией. Смехотворная сумма. Действительно, всегда живешь за счет врага...

- Скажи-ка, она тебя балует, твоя мать, - съязвил Деон.

- Это ее долг, - парировала Майя.

Дождь усиливался.

- Что ты будешь делать с этими деньгами?

- В Гибралтаре я куплю фотоаппарат или часы.

- Подарок твоему парню? Нет?.. Тогда твоему будущему парню, девушки всегда предусмотрительны...

Деон продолжал шутить целый вечер, не зло, даже любезно. Тем не менее было что-то такое, что угнетало Майю в его словах. После обеда он по своему обыкновению углубился в воспоминания о пережитых приключениях. Темой сегодняшнего разговора стала война во Вьетнаме. Он выпил довольно много водки и теперь, потягивая кофе, продолжал говорить еще более несвязно, чем обычно.

- Ты видишь, я военный человек...

Деон обогнул стол и сел рядом с Майей, что раньше никогда не позволял себе.

- Сейчас нет больше мужчин. Они все погибли.

Он потушил сигарету о стол, другая рука неожиданно скользнула на плечо девушки. Это выглядело вполне естественно, чисто по-дружески.

- Я доволен, что ты согласилась плыть со мной. Ты не пожалеешь, вот увидишь...

Он поцеловал ее в щеку. Майя легко высвободилась.

- Что с тобой?

Деон что-то забормотал. Он выглядел забавно, как раскаявшийся солдат, который провел ночь в бордели.

- Проснись, - холодно бросила ему Майя.

Деон встрепенулся.

- Что?.. Что ты подумала?.. Не воображаешь ли ты?..

- О, Деон, хватит ссор на сегодня, я совсем не привыкла к твоим порывам нежности. Вот и все.

- Но я тебя люблю как товарища, разве дружба не позволяет эти...

- Конечно нет, - перебила его Майя, - особенно между капитаном и матросом, да еще к тому же когда они одни на корабле. Все может закончиться очень глупо и испортит навсегда наши отношения.

Деон согласно закивал головой, дружески похлопав ее по плечу. Все закончилось мирно и Майя поднялась, чтобы помыть посуду, по привычке изредко посматривая в зеркало. Деон представлял собой печальную картину. Глаза слезились и ничего не видели перед собой. Резкие черты лица напоминали Майе рыцаря с картины Дюрера. Внезапно она сравнила его с безобразным фанфароном, похожим на персонаж из фильма, сыгранный Ванелем. Конечно, никакого внешнего сходства, но из-за этого ее впечатление стало еще более тягостным.

4

На следующий день они пошли встречать Даро, который приезжал поездом. На вокзале Деон беззаботно прислонился к стене, спрятав руки в карманах брюк. Майя осталась немного позади, чтобы лучше наблюдать встречу двух мужчин.

Даро появился с первой группой прибывших. На нем была замшевая куртка и расстегнутая на груди рубашка цвета хаки, в руках небольшой портфель. Заметив Деона, он ничуть не изменился в лице. Глазами Даро сразу стал искать девушку. Встреча выглядела вполне натурально. Улыбки, сдержанные рукопожатия и в дорогу...

- Со мной багаж, мне будет трудновато идти пешком, сказал Даро.

На плечах его висел огромный американский рюкзак. Пришлось взять такси. Даро сел рядом с водителем, а Майя и Деон позади. За все это время Майя не проронила ни звука.



- Ну что, доволен? - улыбнулся Деон.

- Очень. А вам повезло с погодой?

Приятный баритон был совершенно не наигранным, и в целом Даро выглядел довольно симпатичным. Майя слушала его голос, не задумываясь над смыслом фраз. Сегодня Даро казался моложе обычного. Лицо его посвежело, морщины разгладились. "Видимо, это зависит от времени суток. Утром у мужчин лицо обычно выглядит уставшим", - заметила про себя Майя.

Даро интересовался торговыми судами, стоявшими в доках, спросил о том, каким был путь от Кан и предложил Майе сигарету. Атмосфера становилась непринужденной. Если бы не это проклятое задание, поездка могла получиться очень увлекательной. Судя по первому впечатлению, Даро был не глуп. Майя чувствовала это по-женски, во многом инстинктивно. От него исходило что-то волнующее: не робость и не уверенность, а нечто среднее.

- Вы взяли с собой вашу пишущую машинку? - поинтересовался Деон.

- У меня нет желания писать во время путешествия.

В зеркале Майя успела перехватить недовольную гримасу капитана. По всей вероятности, эта была реакция на ответ писателя.

- Я бы хотел отплыть сегодня же. Вы не слишком устали?

- Нет, нет, напротив, - запротестовал Даро, - с самого утра сижу, - засмеялся он.

- Погода портится, возможен туман. Если он будет сильно густым, всегда можно будет найти какую-нибудь бухточку.

Даро хотел заплатить за такси, но Деон жестом солидного господина остановил его. Майя первой прыгнула на борт, успев прихватить и рюкзак Даро.

- Прекрасное судно, намного лучше, чем мое, - восторженно произнес Даро.

- А вы не знали? - пошутила Майя, открывая дверь каюты, - Вот ваша койка, - затем, повернувшись в другую сторону добавила, - а вот моя.

- Великолепно.

С этими койками случилась целая история. Утром Деон спросил ее, будет ли ей удобно, если она поделит свою каюту с Даро. Конечно, для вида она немного пофыркала, ровно столько, сколько было нужно. Деон сказал, что не может положить его на корме, так как там негде яблоку упасть. Но ведь он мог устроить Даро в своей каюте, где стояли два комфортабельных дивана. Майя не стала настаивать, спрашивая себя, чего Деон добивается, водворяя писателя к ней в каюту. Слежка или просто его мания к соблюдению субординации?

- Располагайтесь, - Майя старалась быть приветливой, ваше судно несколько больше, не правда ли?

- С виду, похоже, да, но внутри там отвратительно. Однако для меня одного сойдет.

- Вы выходите в море?

- Да что вы! Мотор хромает и парус прохудился. Хозяин яхты совсем забросил ее.

- Ой, мне нужно на палубу, - спохватилась Майя.

Она должна была помочь Деону привязать шлюпку. Даро вышел вслед.

- Я могу помочь вам? - обратился он к Деону.

- Вы свободны сегодня, - настроение капитана было приподнятым, - но если вы так желаете...

Деон завел мотор. Динамо работало превосходно. Спрыгнув на берег, он ловко отвязал канат, и вот уже "Калина" легко пошла по волнам, оставляя позади себя этот прекрасный городок.

- Верх блаженства, - не переставал восторгаться Даро.

- Да, море здесь уже не то, вы не слишком жалеете, что оставили Канны?

- О, нет, я начинаю привыкать.

И сейчас, обратившись только к Майе, Деон дал команду:

- Поднять кливер и штормовой фок!

Майя убежала выполнять команду, а Даро вновь предложил свою помощь.

- Хорошо, идите. Она объяснит вам, что нужно делать.

"Калина" была оборудована лебедкой, это очень облегчало маневренность. Знай крути рукоятку, и парус взметался ввысь.

- Натягивайте сильнее, - с видом знатока посоветовала Майя.

- Ка-а-кой большой! - воскликнул восхищенно Даро.

Подняв парус, команда уселась в кают-компании. Море было удивительно спокойным и блистело словно перламутр в лучах заходящего солнца.

- Бриза маловато, но мотор лучше выключить, - решил Деон.

- Насколько у вас хватит горючего? - поинтересовался Даро.

- На шестьсот миль...

Деон помолчал, а затем с видом оракула изрек:

- Опять будет туман сегодня ночью.

- Скажи мне, - на лице у Майи играла улыбка, - как долго мы будем плыть?

- Не знаю. Это зависит от разных причин и, в первую очередь от погоды. Немногим больше месяца, может, два...

Майя встала.

- Пойду приготовлю ужин.

Деон пожелал небольшой праздничный ужин в честь новичка: курицу по-флотски. Для начала Майя прочитала рецепт в поваренной книге. Через десять минут капитан спустился в кубрик.

- Он хочет стать за штурвал, - объяснил он шепотом, как ты к этому относишься?

- Справится, - уверено ответила Майя.

- Неплохой малый, а?

- Посмотрим, - уклончиво ответила она, подумав про себя "уж дураком-то его назвать нельзя".

Почесав привычным движением голову, Деон склонился над картой, что-то насвистывая. Майя почувствовала, что он ей порядком надоел. Каждый жест раздражал ее. Уходя, он бросил:

- Постарайся сделать хороший соус.

У нее был отличный слух и поэтому несмотря на шум, она слышала все, о чем разговаривали на палубе мужчины. "Держите курс 22О-23О". Голос Деона. Затем он стал тише. Майя наклонилась вперед, чтобы слышать. "Особенно помогайте Майе, она далеко не крепышка, даже как женщина. Но как матрос, она здорово разбирается в деле". До нее донеслось знакомое сопение, и голос еще тише произнес: "Всему этому ее научил я, но она очень слабенькая". "Врун несчастный", - подумала Майя, которая уже в пятнадцать лет умела управляться с парусом. Яхты - ее хобби. К чему этот разговор? Он мог быть заранее приготовлен, чтобы сбить ее с толку. Однако, несмотря на вранье, слова Деона прозвучали убедительно. Так играть он не мог.

К вечеру, когда обед уже был готов, судно легло в дрейф. Мотор был заглушен, и тишина показалась абсолютной. Майя села рядом с Даро, напротив Деона. Удивительное затишье, плеск воды и легкое покачивание приближали всех к состоянию, близкому к эйфории. Но с Деоном так долго продолжаться не могло.

- В тот год... в Джибути... - он подбирал слова, чтобы рассказать новый эпизод из своей биографии. Агент абвера слушал с интересом, уплетая за обе щеки курицу. Блюдо оказалось таким вкусным, что Майя сама не могла этому поверить. Убаюканные зыбью, они сидели еще очень долго.

Внешне Даро не обнаруживал никаких признаков морской болезни.

- Что вы обычно пьете по утрам? - спросил его Деон.

- Порридж.

- Здесь вам будут подавать простое кофе.

Десять часов вечера. Майя поднялась на палубу. Ветер усилился. Вдалеке на берегу отчетливо виднелись огни. В двух трех милях от "Калины" мерцали фонари небольших рыболовных суденышек. Майя спустилась к мужчинам и, обратившись к Деону, предложила:

- Можно воспользоваться ветром, чтобы пройти еще несколько миль.

Деон сделал вид, что не слышит, продолжая разговаривать с Даро.

- Скоро "Калина" будет загружена контрабандой...

Сказано это было таким невозмутимым тоном, как будто он признавался к пристрастии к жаренным сардинам. Вероятно, писателя также трудно было чем-либо удивить. Он спокойно слушал Деона, бесстыдно выуживая сигарету за сигаретой в капитанской пачке.

- А чем именно?

- Виски и сигаретами, Деон горделиво откинулся на спинку кресла. - Окончательно выяснится в Пор-Вандре. У нас уже висят на хвосте. Если все будет хорошо, мы пойдем до Гибралтара, а по пути никто не помешает нам остановиться в Танжере.

- А сейчас пойдем дальше или будем искать уголок для ночлега? - вмешалась Майя.

- Посмотрим, - буркнул Деон, не обращая не нее внимания.

- Тогда я ложусь спать. Разбуди меня, когда будет нужно.

Она, не раздеваясь, легла на кровать. Примерно через час ее разбудил шум мотора. Вскоре на цыпочках вошел Даро.

- Поплыли? - прошептала Майя.

- Да. Немного похолодало. Одену свитер...

- Вы можете зажечь огонь...

- Ничего, ничего, спите.

Даро вышел. Майя подождала несколько минут, зажгла свет и с особой тщательностью осмотрела вещи своего попутчика. Ничего примечательного. Книги, старый номер "Планеты", две трубки, бритва, крем, блокнот, одеколон фирмы Диор. "Для человека без денег..." Портфель оказался пустым. В замшевой куртки, перекинутой через спинку стула, Майя обнаружила несколько монет, ключ и спички. Бумажник с купюрами Даро носил в заднем кармане брюк. Это Майя заметила еще раньше. Никаких писем среди вещей Даро не оказалось. Помимо всего прочего среди одежды был и отличного качества плащ цвета хаки. "Его любимый цвет" решила Майя. Безупречное нижнее белье, белоснежные плавки, две пары шерстяных носок. "Предусмотрительный. Значит, он собирается путешествовать с нами до конца". Вещи не представляли никакого интереса. Все это мог взять в дорогу любой мужчина. Ни микрофонов, ни микрофильмов, ни двойного подклада, ни единой фотографии. Ничего такого, чтобы могло навести на какую-нибудь женщину.

Выключив свет, Майя легла в постель. Гул мотора и равномерное покачивание вызывали сон, но, стараясь не спать, Майя думала не о деле, нет, она мечтала о платьях и зимней куртке с теплыми сапожками, об изящном нижнем белье и ажурных колготках.

Постепенно она стала желать это по-настоящему и почувствовала себя способной совершить ради такого благополучия любую подлость, предать кого угодно.

Встав с постели, она приоткрыла дверь каюты и проскользнула на палубу. Ночь была темной и Майя на ощуп добралась до кухни. Лампа, висевшая около штурвала, освещала силуэт мужчины. Это был Марк Даро. Майя притаилась около раковины. Кругом стоял густой туман и "Калине" приходилось маневрировать среди рыболовных суден, на которых горели специальные фонари для приманки рыб.

- Снова возьмите курс 24О, - крикнул Деон, стоявшему за штурвалом Даро, - каковы показания лота?

- Глубина тридцать метров.

Наконец "Калина" вышла из опасной зоны. Деон подошел к Даро.

- С тридцатью метрами глубины мы можем без боязни подойти ближе к берегу. У нас есть еще запас.

- Не угостите сигаретой?

- Курите.

Легкое скольжение яхты, неподвижные паруса, теряющиеся в густом тумане, придавали окружающему неповторимое ощущение загадочности. Деон кашлянул и произнес:

- Если вы устанете, скажите мне.

- Хорошо.

- Через двадцать минут нужно снять показания гониометра. Если мы не слишком сбились с курса, то уже к пяти часам утра будем в Пор-Вандре.

Видно, как огонек сигареты, которую держал Деон, время от времени описывал одну и ту же траекторию по мере того, как капитан подносил ее ко рту.

- Надеюсь, что в Пор-Вандре все устроится.

- С чем?

- С таможней. Мы погрузим максимум груза. Если вас таможенники будут о чем-нибудь спрашивать, вы ничего не знаете; вы, как и Майя ничем не рискуете. Хотя она немного болтлива...

Деон вновь кашлянул и прибавил:

- Не слишком хитра...

- Вижу свет впереди.

Деон приподнялся на носках и вытянул голову.

- Это рыбак. У нас еще есть время повернуть.

Для предосторожности он воспользовался клаксоном. Издали раздался точно такой же звук, правда еще более заунывней.

- Возможно, туман скоро рассеится.

На самом деле то тут, то там стали появляться просветы, и настроение Деона, как барометр, реагировало на все изменения погоды. Майя услышала его повеселевший голос.

- Кто же вам подсказал идею поселиться в Канне на яхте?

- Это произошло случайно. Когда я жил в Арденнах, один из моих друзей рассказал о возможности жить на судне. Я приехал в Канн посмотреть. Для того, чтобы писать, там не так уж плохо.

- Особенно на яхте, - рассмеялся Деон, - когда никто не надоедает.

- Сейчас мне стало даже не хватать общения. Я закончил тем, что заговорил сам с собой. Можно подохнуть и никто этого не заметит. Наше путешествие меня взбодрит.

Деон поднялся.

- Довольно прохладно. Пойду приготовлю кофе.

- Я сама приготовлю! - внизу раздался крик Майи.

- Что ты там делаешь?

- Я спустилась в туалет, капитан, и услышала, что вы хотите кофе.

Пока Майя готовила кофе, Деон и Даро не проронили ни звука. Характерное молчание мужчин, врасплох застигнутых за своей болтовней. Это еще больше придавало достоверности их разговору. Майя принесла кофе.

- Осторожно, ты можешь перевернуть поднос, - сухо предупредил Деон.

- Вы не разделите с нами компанию? - попытался Даро смягчить холодность капитана.

- О нет, если вы не настаиваете на том, чтобы я вас сменила, я пойду спать. По правде говоря, я еще не проснулась.

Возвращаясь в каюту, Майя чувствовала себя счастливой. Она недурно сыграла.

Ее разбудил голос Даро.

- Светает... Туман совершенно рассеился.

Он укрылся одеялом и тотчас уснул.

Майя поднялась на палубу. Там за штурвалом с сигаретой в зубах уже стоял Деон.

- Несмотря на туман и гониометр, который все время барахлит, я ни разу не сбился с пути. Мы вовремя остановились, чтобы выровнять курс. Динамо опять полетело. Этот мерзавец так ничего и не починил.

- Как идут дела с Марком?

Деон продолжал возмущаться.

- К счастью, что я заметил это раньше. В Испании ее за три недели не исправят.

- Как идут дела с Марком? - повторила вопрос Майя.

- ... Лишь бы найти мастера в Пор-Вандре. Хорошо, что я сразу не заплатил этому чудаку в Сете. Он должен прислать мне квитанцию. Долго ему придется ждать... А-а, писатель... Он ничего, всю ночь простоял за штурвалом. Спокойный парень. Я не ошибся в нем.

Через час они входили в порт.

- Иди разбуди его, - сказал Деон.

- Ты не можешь дать ему отдохнуть, ведь он целую ночь не спал.

- Я еще раз тебе говорю, иди и разбуди писателя, взорвался Деон.

Майя повиновалась. Она спустилась в каюту и ткнула Даро в плечо, тот открыл глаза. Выглядел он скверно, лет на десять старше.

- Прибыли...

После завтрака Деон послал Даро на поиски электрика, а сам отправился в таможню.

- Что мне купить на обед? - спросила Майя.

- Сардины.

Ее уже тошнило от этих мелочных забот... от сардин. Когда она вернулась, Даро и Деон держали совет. Капитан искоса взглянул на девушку и, приблизившись к писателю, понизил голос.

- Попытайтесь раздобыть все, что нужно. Рассчитывайте на пятерых человек. Вместе с владельцем судна и его женой, понимаете?

Даже всегда сдержанный Марк был слегка удивлен. На лице появилось подобие улыбки. Майя поймала на себе его вопрошающий взгляд.

- Ты что, опять купила сардины! - напустился на нее Деон, увидев покупки.

- С ума сошел! Ведь ты сам просил об этом.

- Я... Всегда я... Я не настолько богат, чтобы каждый день угощать вас курицей... Пока не богат...

- Марк нашел электрика? - примирительно спросила Майя.

- Нет, я займусь этим сам.

К вечеру Деон нашел-таки рабочего, а Даро, вернувшись, сказал, что мог найти только продавца виски. Капитан поначалу расстроился, но несколько рюмок анисовой его успокоили.

Сардины оказались подгоревшими.

- Ты это нарочно сделала?

Писатель ел молча. Деон отодвинул тарелку и, с чувством горделивого превосходства посмотрев на Даро, начал рассказывать о прыжках с парашютом во время Сопротивления.Про парашюты Майя слышала первый раз.

- ... Я никогда не метил выше, чем в сержанты. Ни-ког-да! Сержант Деон. Но я мог бы поделиться опытом со многими генералами. Не верите?.. Слушайте...

Майя внимательно наблюдала за агентом или, точнее, за эксагентом абвера. Ради вежливости Даро старался слушать с интересом, но было видно, как он едва сдерживается, чтобы не уснуть. Так продолжалось пока не пришел электрик, затем все повторилось.

- Ты приготовила кофе?

Чтобы не вспылить, Майя спустилась на берег. Там не было ни души. Она встретила лишь одного-единственного рыбака, пожелавшего угостить ее стаканом вина. Она вернулась на судно как раз в тот момент, когда Даро, пошатываясь от усталости, поднимался из-за стола.

- Я чертовски устал.

Деон надулся от обиды.

- Он часто бывает таким? - спросил Даро у Майи, когда та догнала его возле каюты.

- Вот уже несколько дней. Я не знаю, что с ним произошло... Завтра воскресенье. Можно погулять по городу.

- Если будет солнечно, можно даже искупаться. Спокойной ночи.

На следующее утро Деон все еще продолжал сердиться. Отмечая что-то на карте, он невнятно отвечал на вопросы.

Погода стояла великолепной, берег был залит ярким солнечным светом.

- Пойду прогуляюсь с Марком, - сказала Майя после завтрака. Деон презрительно кивнул в знак согласия. На палубе Даро признался, что уже был один раз в этом городе во время войны.

- Вон там, с другой стороны порта есть хорошие места для купания.

- Вы можете взять моторную лодку, - услышали они голос Деона, который внезапно стал очень любезным.

Марк и Майя с удивлением переглянулись.

- Вы хорошо знаете эти места? - спросила Майя.

- Да, отсюда я уходил в Испанию.

5

На пляже уже расположились несколько отдыхающих, по-видимому, местных жителей, с корзинками с едой. Даро разделся.

- Вы не купаетесь?

- Хорошие матросы не любят воду, - рассмеялась Майя, вытянувшись на гальке и заложив руки за затылок. - Хотя плавать я умею. Майя наблюдала, как Даро погружается в воду. Атлетическая фигура, длинные мускулистые ноги, ни грамма лишнего веса. Про себя она молниеносно, почти бессознательно отметила все его физические качества, после чего, сладко зевнув, устремила взгляд в голубое небо. Когда она снова посмотрела в сторону моря, Даро плыл кролем. Его движения выдавали прекрасного пловца. Он все удалялся и удалялся от берега, а затем вообще исчез из виду. Майя поняла, что Даро это делал не ради того, чтобы покрасоваться, а потому, что любил плавать.

Вернувшись он сел рядом с девушкой и, скрестив ноги потурецки, попросил сигарету.

- Откуда вы? - спросила она, лениво греясь на солнце.

- Я и сам толком не знаю. Родился в Париже. Отец был бретонец, а мать русская.

- Должна получиться интересная смесь, - улыбнулась Майя. - Значит ваш дом в Бретани?

- Вовсе нет. Сейчас я живу на яхте. Это мой дом. По правде сказать, у меня никогда не было постоянного места жительства.

Майя усмехнулась.

- И вот так всегда?.. Видимо, это очень приятно. А где вы жили раньше?

- Везде понемногу. В Париже, в Нормандии, некоторое время в Швеции.

Майя потянулась.

- Можно ли хорошо зарабатывать на жизнь писательским трудом?

Даро посмотрел на море, помолчал минуту, другую, как будто вопрос застал его врасплох. Потом повернулся к девушке и произнес:

- Более или менее можно. Когда не имеешь других забот, хватает и этого.

- Не прогуляться ли нам? - предложила Майя. - Я хотела бы осмотреть берег.

Когда он одевался, она призналась:

- Я немного рисую, хотя и не получаю за это ничего. Я очень ленива.

Они побрели по неровной, изрытой тропинке, поднимавшейся по склону.

- А разве можно заработать себе на жизнь, просто катаясь на яхте? - вопрос Даро прозвучал вполне естественно, но попал прямо в точку.

Майя шла впереди, и Даро не мог видеть ее замешательства.

- В этот раз я работаю просто так, удовольствия ради, точно также, как и вы.

- Удивительное совпадение.

- Мне давно уже хотелось уехать из Канна. Сентиментальное разочарование. Ничего не может быть лучше, чем перемена обстановки. Эта поездка многому меня научит, и на будущий год я смогу уже сама стать капитаном. Деон, разумеется, зануда, но превосходный моряк.

Они поднялись на вершину склона.

- Послушай, Майя, авантюра с виски, это серьезно?

- По-видимому, да.

- Он делает из этого целую историю... Ты знаешь точный маршрут, который выбрал Деон?

- Маршрута не существует.

- Как?

- Капитан решает в самый последний момент.

- Очень мило. А как же почта? Он меня даже не предупредил.

Дальше они шли молча. Даро был задумчив и хмур. Тропинка, извиваясь, как змея, тянулась вверх.

- Я очень довольна, что вы сейчас со мной, - неожиданно произнесла Майя, - нам надо держаться вместе... Вот вы, человек, который был на войне, вы верите в истории Деона?

- Ну, я не совсем, чтобы воевал... - пробормотал Даро.Капитан слишком болтлив. Все, о чем он говорит, достоверно, но в своем рассказе Деон два-три раза ошибся. Например, насчет германской армии. Достаточно прожить один день под оккупацией, чтобы рассуждать иначе. Можно подумать, что он повторяет то, что когда-то прочитал. Ну, а остальное просто выдумывает сам. Те, кто все испытали на своей шкуре, просто держат рот на замке, - он улыбнулся и добавил. - Первое, что они усваивают, это сдержанность и скромность.

Майя согласно кивнула. Мужчины любят, когда с ними соглашаются.

На некоторое время они снова замолчали. Потом Майя предложила вернуться. Ходьба босиком быстро утомила ее.

- Вы говорите по-испански? - спросил Даро?

- Ни слова. А вы?

- Немного.

Майя решила забросить удочку.

- Если Деон будет таким надоедливым дальше, я убегу. Правда, боюсь, что это случится в Испании. Трудновато придется без знания языка.

Подойдя к лодке, Даро серьезно произнес:

- А вы решительная девушка. Деон считает вас глупышкой, - он отвязал канат и посмотрел на Майю в упор, - но вы не глупая.

- Почему вы так смотрите на меня? - постаралась она выдавить из себя смешок.

- Не знаю, только иногда я спрашиваю себя, не хотите ли вы сами, чтобы вас считали за глупышку.

- Признаться, ваши комплименты немного дурного тона. На самом деле я бы хотела, чтобы меня принимали за рассудительную девушку.

Половину пути до яхты они проделали молча. Неожиданно Даро разразился смехом.

- Всего сто бутылок виски! Ха! Ха! Послушав его, можно подумать, что трюм у "Калины" ломится от куда более серьезного груза.

- Наркотики?

Несмотря на веселое выражение лица, взгляд Даро, который он не сводил с Майи, был холоден и проницателен.

- Нет, не думаю. Может быть, катализаторы.

- Почему именно это, а не другое?

- Ну, не обязательно они. Возможно, промышленные бриллианты. На них очень большой спрос.

- Когда вам пришла в голову такая мысль? Как только вы оказались на борту?

Он снова расхохотался, как человек, ожидания которого скверным образом не оправдались.

- Почти. Судно и капитан очень подозрительны. У него все можно прочитать на лице. Контрабанда сейчас в самом разгаре. Особенно вот такие прогулочные яхты промышляют этим вовсю.

- Вы пишете полицейские романы?

- Нет, напротив, хотя серьезная проза мне изрядно надоела. Отчасти поэтому я и решил сменить обстановку.

- И вы посчитали меня сообщницей Деона?

- Нет, этого я не знал, так же как и не знал, были ли вы его любовницей? С другой стороны, если бы Деон занимался чем-либо серьезным, зачем ему брать меня на борт? Впрочем, я сам могу ответить на этот вопрос. Присутствие наивного писателя придало бы поездке невинный вид. Я начал даже разочаровываться, когда понял, что вы не только не его любовница, но и не сообщница. Двое свидетелей на борту... это слишком.

Лодка приближалась к "Калине", они уже видели Деона, стоявшего на палубе. Заметив лодку, он отвернулся, делая вид, что не замечает их. Покусывая губы, Даро хитро посмотрел на Майю.

- Если только...

- Если что?

- Если только не из-за вас я оказался на этой яхте... Если только не вы заставили меня...

- У вас богатое воображение! - удивление Майи было неподдельным.

- В таком случае, не на этом судне я найду сюжет для моей новой книги.

Девушка заглушила мотор. Они увидели Деона, который вышел из кубрика и остановился в нерешительности с видом человека, не знающего чем заняться.

- В каком-то смысле он вызовет у меня жалость, - прошептала Майя, - бедный тип.

- Становится прохладно, - заметил Даро, чуть передернувшись.

- Я думала, что вы вообще не пишете полицейских романов.

- Меня подтолкнул случай, неприятная история...

Деон вновь скрылся в каюте. Вернувшись через добрый час, он до неузнаваемости надменным голосом, скомандовал выпустить воздух из резиновой лодки и упаковать ее в мешок. Удивленный вопрос Майи, о том, почему бы ее не сохранить на прежнем месте, остался без ответа. С этого времени он как будто забыл о ее существовании и, наоборот, подчеркивал свое расположение к Даро. Поинтересовавшись у него, хороша ли была водица, Деон посоветовал им купаться до самого Гибралтара и достав из кармана пачку "Голуаз", протянул Даро.

- Капитанский подарок.

- Когда снимаемся с якоря?

- Послезавтра. Попытаюсь здесь взять хотя-бы виски. Сто бутылок. Это уже кое-что. Добавим в Гибралтаре и Танжере.

- Где следующая остановка?

- Возможно, в Таррагоне.

Своей мужественностью и сдержанностью Деон давал понять: "будем мужчинами, а женщин оставим на кухне". Майя как раз туда и направлялась.

Она приготовила ужин и молча накрыла на стол. Выпив анисовой, Деон как ни в чем не бывало продолжал свой рассказ, который не успел закончить вчера вечером. Видимо, он остановился на самом интересном месте, потому что сразу же вскочил и принялся жестикулировать руками.

На этот раз Майя сдержаться не смогла.

- Ты не мог бы сменить пластинку?

Деон умолк и уставился на Майю. Даро опустил голову и уткнулся в тарелку. На несколько секунд воцарилась тишина. Наконец, Деон, придя в себя, медленно произнес:

- Если мой рассказ тебя не интересует...

Майя бросила нож на стол.

- Я не могу больше, ты понимаешь! Всегда эта война! Разве нет других тем для разговора?!

- Ну так найди их, - холодно предложил Деон, - мы слушаем тебя очень внимательно.

- Можно поговорить о кораблях или об Испании, или...

- О моде, о джазе, о ресторанах, - тон Деона был полон сарказма, - это, без сомнения, понравится Марку. А лучше всего поговорить о твоих возлюбленных...

- Что ты имеешь против меня? - перебила его Майя. - Что я тебе сделала?

Деон ударил себя в грудь.

- Ты грубо обрываешь меня. Ты...

Майя встала и ушла в каюту. В зеркале была видна мимика Деона, берущего писателя в свидетели неслыханной дерзости его подчиненной.

- Однако, я не позволю, чтобы подобные девицы устанавливали здесь свои порядки.

Даро попытался примирительно улыбнуться.

- А кроме виски в Испании ничего больше найти нельзя?

Деон что-то пробормотал и, увидев возвращавшуюся с кофейником в руках Майю, демонстративно отвернулся.

Поставив поднос на стол, Майя обратилась к Даро.

- Пойду прогуляюсь. Вы не пойдете со мной, Марк?

Даро вновь улыбнулся Деону, который равнодушно пожал плечами, отпив кофе из чашки.

Оказавшись на берегу, Майя добродушно рассмеялась.

- Я уже спрашиваю себя, стоит ли дожидаться Испании, чтобы смыться с яхты. Вы слышали, как он со мной разговаривает?

- Мне он кажется не совсем нормальным, особенно то, как он говорит. Небольшие дозы алкоголя приводят его в состояние эйфории. Но ничего, попытаемся все-таки выстоять.

Они пошли вдоль пустынного и мрачного причала.

- Мне надоела эта война, - произнесла Майя, потупив глаза, - мой отец был убит во время Сопротивления. Понимаете?

- Деон об этом знает?

- Нет, нет. И не говорите ему об этом, пожалуйста.

- Вы знаете, о чем я сейчас подумал?

- О чем?

- Деон ведет себя так, как будто влюблен в вас.

- Что-о?

- Да-да, его бахвальство... Это для вас, а раздражительность - от несчастной любви. Мне со стороны заметно лучше вас.

- Никогда бы не подумала, хотя... это объяснило бы многое в его поведении.

После продолжительного молчания Даро спросил:

- Чем занимался ваш отец?

- Не помню. Я тогда была очень маленькой. Знаю только, что он был на стороне оккупантов.

- Почему?

- Ну, это все политика... У него были свои основания. От нас скрывают правду об этой войне. Такой человек, как мой отец не мог быть предателем. Я его очень любила... Негодяи...

- Кто?

- Те, кто его убили...

Они замолчали. Каждый погрузился в свои мысли. Затем тишину прервали слова Даро:

- Мне тоже надоели эти разговоры, ведь я также был на другой стороне во время войны.

- На какой стороне?

- ... Что и ваш отец. Почти все, что говорит Деон ложь. У меня всегда появляется желание остановить его. Я бы никогда не додумался таким образом привлекать внимание молодой девушки.

Они остановились в самом конце причала. Даро протянул Майе сигарету. Она улыбнулась.

- Не выпить ли нам чего-нибудь?

Они повернули обратно.

В тускло освещенном бистро стояли только два стола. Им предложили белое вино. Майя рассказала о сцене, случившейся накануне прибытия Даро.

- Теперь я начинаю понимать. Деон взял вас на борт, чтобы уберечь меня от тяжелой работы. Он предполагал, что вы будете писать и охранять его судно, в то время, как он сам пойдет со мной на берег. А происходит все наоборот. Я гуляю с вами, а не с ним.

Даро слушал внимательно.

- Этого только не хватало, - продолжала Майя, - все становится невыносимым. Пока не поздно, я вернусь в Канн.

- Не делайте этого! - воскликнул, смеясь Даро. - Один на один с ним я не выдержу! Два месяца его болтовни, подумать только!

Разговор принимал шутливый тон.

- Нет, я за то, чтобы мы остались втроем.

- Вы хотите, чтобы я сошла с ума и выбросилась за борт.

Они дружно расхохотались.

- Что вы делали во время оккупации? - с любопытством поинтересовалась Майя.

- О, эта старая история, похожая на те, о которых рассказывает Деон, только менее героическая, - он скромно улыбнулся и добавил, - я никогда не был патриотом. Я был наемным солдатом.

- По крайней мере, вы откровенны. Я хочу еще белого вина.

- Минутку, посмотрю, остались ли еще деньги.

- Не беспокойтесь, ведь это я вас пригласила. Какое вино! Изысканный аромат... Послушайте, Марк, быть наемником очень выгодно?

- В то время да. И даже увлекательно. Сейчас не знаю.

Майя откинулась на спинку кресла и скрестила ноги.

- Я счастлива, что живу в эту эпоху.

- Почему?

- Чтобы быть наемницей, черт возьми! Среди них есть женщины?

- Не знаю... - Внезапно какая-то мысль пришла ему в голову. - Почему Деон разместил меня в вашей каюте? Ведь у него есть лишний диван.

- Это мне и самой интересно. Однако, не забывайте, что Деон прежде всего капитан.

- А вам не приходило в голову, что Деон мазохист?

- Вы мне помогаете во многом разобраться.

- Ну, так как вы решаете? Если вы покидаете судно, я последую вашему примеру.

- А поездка?

- Признаться, самое главное, что я хотел найти - это человеческое тепло, мне нужно было скрыться от одиночества, и если я обратно вернусь с подругой, значит, моя надежда сбудется.

- Хорошо, доживем до утра.

Вернувшись, они застали Деона растянувшимся на кушетке. Он дремал, отвернувшись к стенке. Деон и Майя пошли на ципочках в свою каюту, продолжая вполголоса шутить.

- Забавная жизнь, - прошептала Майя, - нужно было добраться до Пор-Вандра, чтобы хорошо узнать друг друга.

6

В это утро Деон поднялся очень рано и позавтракал в одиночестве. Когда Майя вышла из каюты, он возился с мотором. В ответ на ее приветствие, капитан что-то пробормотал, но Майя не придала этому никакого значения. Сейчас ей хотелось больше всего поухаживать за собой. Она заперлась в каюте и, раздевшись, нашла себя безобразной. Летний загар местами уже сошел, волосы потускнели, веки на глазах припухли. "Интересно, как мужчины могут находить нас привлекательными без косметики. Все закончится тем, что сильный пол начнет нас презирать".

Хмурое утро наводило тоску. В компании с Даро Майя выпила чашку кофе. Это ее немного утешило.

После завтрака, расплескав несколько ведер воды, писатель взялся за швабру, а Майя нашла какой-то предлог, чтобы сходить в город.

Прибежав на почту, она заказала Ниццу. Ей повезло, трубку взял Жером.

- Я ждал, что ты вот-вот позвонишь.

- У меня мало времени. Первое: раньше они знакомы не были. Появление Даро на судне - чистая случайность. Второе: авантюра с виски достоверна. Для Деона это почти навязчивая идея. Третье: капитану не везет на протяжение всего пути, и дело не принимает размаха.

- Не понимаю, какова же в таком случае цель путешествия? Какова причина того, что он не хочет вернуться назад?

- Я.

- Что?..

- Повторяю, цель путешествия - я.

- Вот так да! - удивился Жером.

- Я продолжаю... - она не успела договорить, увидев боковым зрением появившегося в дверях Даро, который подошел к столу и взял лежащий на нем справочник.

В помещении кроме них находилась еще пожилая дама, о чем-то беседующая около окошечка.

- Деон пускает пыль в глаза. Он взял Марка, чтобы уберечь меня от тяжелой работы, и, быть может, у него была надежда на то, что писатель напишет книгу о его жизни. Он не перестает бахвалится. Он маньяк...

Даро стоял около стола, перелистывая справочник. Пожилая дама направилась к выходу.

Закрыв ладошкой трубку, Майя продолжала еще тише.

- Напротив, у этого писателя есть интерес к поездке. Он говорил что-то о стратегической контрабанде, о промышленных алмазах и катализаторах.

- Что! Это правда? - голос Жерома резко изменился.

В это время Даро закрыл справочник и, подняв глаза, заметил Майю. Взгляды их встретились. Улыбнувшись, он помахал рукой и, опустившись на рядом стоявший стул, стал ждать конца разговора. К счастью, желая быть тактичным, приблизиться к Майи Даро не решался. Однако пустое помещение и неплотно закрывающаяся дверь внушали ей опасения.

- Я думаю, что он проводит параллельное расследование,еле слышно прозвучал ее голос.

- Говори громче!

- Не могу, черт возьми, - прошептала Майя, бросив обеспокоенный взгляд на Даро.

Она старалась изобразить мимику сплетницы, обсуждающей с подругой что-то весьма интригующее и веселое.

- Даро тоже что-то ищет на судне. Я заставила его выложить все о своем прошлом, и он захотел, чтобы все осталось между нами. Он доверяет мне, хотя далеко не простофиля.

- Какие у тебя доказательства?

- Прямых пока нет. Здесь у нас назревает целая буря. Я сказала ему, что, возможно, оставлю Деона. В этом случае Даро поступит так же. Заканчиваю.

Все это время Майя не переставала играть пантомиму, удивленно поднимала брови и кокетливо покачивала бедрами. Марк Даро продолжал спокойно сидеть.

- За ним наблюдали целые сутки до его отъезда. Ничего подозрительного. Мои люди провели обыск на яхте. Никаких улик. Но после твоих слов начинает кое-что проясняться. Если его внимание к катализаторам оправдается, то мои предположения окажутся верны. Сейчас твоя задача как можно быстрее выйти из игры с Деоном. "Калина" нас больше не интересует. Главным действующим лицом становится Даро. Устрой так, чтобы вы покинули яхту вместе и будь очень осторожной. Если это то, о чем я думаю, то ты играешь с огнем. Свяжись со мной в любое время дня и ночи, как только будешь в Каннах. Я установлю постоянное дежурство. Все.

Жером повесил трубку.

Майя вышла из кабины и, подойдя к Даро, вздохнула:

- Моя подружка никак не наговорится... Вы нашли номер телефона?

- Да мой издатель...

Майя думала: "Намеренно ли Даро последовал за ней? Если так, то она дала повод для подозрений. А может быть, Даро пришел на почту, чтобы передать свое собственное донесение и, заметив ее, передумал. Такая версия выглядела более правдоподобной". Она подавила в себе приступ смеха, подумав о том, что если бы она пришла на пять минут позже, они бы поменялись ролями, играя одну и ту же сцену. "Хотя я набралась бы смелости подойти к кабинке, как ни в чем не бывало. Даже когда мужчины позволяют делать четверть того, что делают женщины, их принимают за грубиянов. Несчастные...".

- Как чувствует себя капитан?

- Я оставил его один на один с кучей металлолома, который он называет мотором. Итак, что мы решили?

- Не знаю. Пока мне хочется остаться, - ее взгляд старался уловить малейшие оттенки в выражении лица Даро.

Он сохранял спокойствие, даже безразличие. Она заметила, что мешки у него под глазами исчезали по мере того как поднималось солнце. К вечеру они снова появлялись. "Признак цикличности", - подумала Майя.

- Все закончится тем, что яхта будет болтаться у побережья безо всякой цели. Тем не менее даже это кажется мне привлекательным.

Его голос звучал бесстрастно, но Майя заметила, что он тоже украдкой наблюдает за ее реакцией.

Они вернулись на яхту. Насвистывая, Деон все-еще копошился в моторе. Майя сразу решила начать с объяснения. Пнув подвернувшуюся под ноги пустую консервную банку, она попала прямо в спину Деона.

- Что ты под ноги не смотришь, черт тебя побери!

- Я не нарочно. Почему ты разговариваешь со мной как с собакой?

Деон поднялся. На лбу у него виднелись капельки пота. Даро хладнокровно наблюдал за сценой, облокотившись на перила лестницы.

- Я разговариваю с тобой таким тоном, который ты заслуживаешь.

- Если ты не можешь меня больше терпеть, скажи прямо! С меня довольно. Ты вечно чем-то не доволен. Я не могу продолжать в таких условиях.

- Никто тебя здесь не держит.

- Раз так... - Майя повернулась и решительно направилась в каюту. Открыв дверь, она обернулась. Деон удивленно провожал ее глазами. Он показался ей даже растерянным. Это длилось какую-то долю секунды, после чего Деон опомнился и, глядя на спускавшегося с лестницы Даро, недоуменно пожал плечами. В конце концов это ее дело.

Майя хлопнула дверью и принялась укладывать как попало вещи в чемодан. Через минуту послышался приглушенный голос Даро.

- Послушайте, Деон, я тоже здесь не останусь... Не из-за солидарности с Майей... У вас слишком невыносимый характер. Мы не сможем понимать друг друга.

- Как вам угодно.

Даро по-видимому, заранее приготовил свою речь. Теперь Майя страшилась, что в последнюю минуту Деон может разозлиться. Сегодня утром в полу сне ее привлекли чьи-то шаги. Открыв глаза, она заметила силуэт Деона, склонившегося над окошечком ее каюты. Что он хотел увидеть? Не спит ли она с Даро на одной койке. Эта сцена красноречиво подтверждала версию Даро о влюбленном мазохисте, ревнивом, и, может быть, опасном.

В каюту вошел Даро.

- Я немного побаиваюсь его, - негромко произнесла Майя.

- Он не ожидал такого поворота.

- Что он делает?

- Возится с мотором, как будто ничего не произошло, помолчав, он робко добавил. - Я вернусь на попутных. Встретимся ли мы в Канне?

- Почему на попутных?

- У меня нет денег на билет до Канн.

- Не дурите, Марк. Я вам дам денег, и мы встретимся вместе.

Они услышали голос Деона.

- Если вы хотите смыться, давайте поторапливайтесь. Я намерен сейчас сняться с якоря.

Майя закрыла чемодан на замки.

- Я уйду первой. Не стоит, чтобы он видел нас вместе.

- Подождите меня в кафе.

Проходя мимо Деона, Майя немного поколебалась. Он внушал ей сейчас подлинную жалость. Капитан отвернулся и ничего не сказал в ответ на ее "до свидание". Крепче сжав ручку чемодана, Майя сошла на берег. В большом кафе, оформленном в старинном стиле, посетителей было немного. Заказав кофе, Майя заметила, что дальше путешествовать в таком наряде уже не сможет. Выбрав в чемодане кое-что из одежды, она переоделась в умывальной комнате и вернулась в темно-зеленом твидовом костюме. Уже ждавший ее Даро даже присвистнул от удивления. Уложенные в хвост волосы а ля Брижит Бардо миловидно спадали по спине, глаза и губы были чуть подкрашены, ровно настолько, чтобы сделать лицо выразительным.

- Вы никогда мне не говорили, что вы женщина.

- Я взяла платье специально для Испании. Брюки там пока не носят.

- А я подумал, что вы опять куда-то звоните.

Кафе находилось в пятидесяти метрах от "Калины" и из окна они могли видеть спину Деона, безмятежно созерцавшего что-то на море.

- Что сказал вам на прощание капитан?

- Ничего. Мы пожали друг другу руки безовсяких комментариев. Интересно, какими будут его дальнейшие действия?

- Ради бахвальства Деон в состоянии продолжить путь в одиночку, но он может взять новый экипаж в Таррагоне.

- У него нет денег, чтобы платить ему.

- Всегда найдутся какие-нибудь туристы, которые согласятся ради романтики.

Они вышли из кафе. Такси не оказалось, и до вокзала они были вынуждены идти пешком, волоча за собой багаж. Узнав, что поезда не будет до обеда, они сдали вещи в камеру хранения и вернулись в город.

- Вы не жалеете? - спросила Майя. - Я бы не хотела быть виновницей.

- Что вы! В любом случае мне нечего больше делать на "Калине".

Несмотря на большое желание прояснить для себя последнюю реплику, Майя воздержалась от дальнейших расспросов.

- Марк, вы будете продолжать писать?

- Да, но не сразу... А вы - рисовать? Кстати, что вы обычно предпочитаете в живописи?

- Разное. Вы увидите, когда придете ко мне... Еще я хотела бы почитать одну из ваших книжек.

Они долго говорили обо всем на свете, гуляя по улицам города. Даро оказался довольно эрудированным. Они открыли для себя много общего во вкусах, однако Даро старался увильнуть, как только разговор касался его личной жизни. Не любил он рассказывать и о своих собственных книгах. Очевидно, авторское тщеславие у него напрочь отсутствовало.

- Вы очень загадочный человек.

- Нет, нет, слишком посредственный, чтобы говорить о себе. Вы ищете загадочность там, где ничего, кроме серости, ждать не приходится.

Когда наступило время возвращаться на вокзал, они окинули прощальным взором порт. "Калина" все еще стояла у причала.

- Бедняга... Должно быть он скучает.

- Да, насколько я его знаю, он плохо переносит одиночество.

- Я его понимаю... Не будьте так жестоки к нему! Ведь он сейчас страдает от несчастной любви. В нашем возрасте это всегда очень трагично...

В первый раз Даро заговорил о своем возрасте. Обычно, казалось, он забывал его полностью.

- Так сколько же вам лет?

- Пятьдесят пять, - улыбнулся он.

- Не могу себе представить, что в вашем возрасте любовь бывает трагичной.

- Мне так кажется, хотя я в этом не очень разбираюсь.

- Не хотите ли вы сказать, что живете без женщины?

- Именно так. Это всегда удивляет женщин, - он засмеялся и прибавил, - до такой степени удивляет, что они начинают считать себя виновными в этом.

- Тогда вы гомосексуалист?

Вопрос был задан таким обычным тоном, как будто Майя спрашивала католик он или протестант.

- Не думаю, хотя я длительное время был лишен женского присутствия. В тюрьме...

- Вы были в тюрьме? - воскликнула Майя, - как интересно!.. За что?!

- За то, о чем я говорил вам вчера вечером. Это совсем не интересно, поверьте мне.

- И после этого вы отказались от женщин?

- Совсем нет, но у меня все меньше и меньше остается для них времени. В жизни есть много увлекательного помимо этого.

- Что же?

Даро остановился и посмотрел на нее с нескрываемым любопытством, как будто стараясь оценить ее по только ему известной шкале.

- Что?.. Ну, например, мои книги.

Было непонятно шутит он или говорит всерьез.

- Вы имели успех?

- Нет, но я ничего не умею делать другого. Люблю просто писать. Мои книги и моя личная жизнь для меня самое интересное.

- И вам не скучно?

- Увы, я не человек действия.

- Правда?

- Ты сомневаешься?

- Но вы выглядите как человек действия, - искренне произнесла Майя.

- Хотел бы им быть. К несчастью, я домосед, каких мало.

Они дошли до вокзала. Поколебавшись, Майя спросила:

- Вам не приходило в голову описать ваши военные приключения?

Вопрос вызвал у Даро смех.

- О, дорогая, это находка! "Воспоминания агента абвера" или "Исповедь сына века" в манере Мюссе и святого Огюста? Впрочем, я не смог бы написать и третей доли правды.

- И все-таки книга имела бы успех.

- Вы верите в это?.. Читатели не любят правды, им нужны сказки Перро в современной обработке, а еще лучше мешанину "Голубой бороды" и приключенний, где травят цианистым калием и стреляют их автоматов. Это удалось бы Деону, а у меня не хватает воображения.

- А война... Разве это не то?

- К сожалению, да. Она скорее похожа на партию в шахматы, которая очень волнует играющего, но слишком занудна для зрителя, не знающего правил игры. Постойте-ка, мы опаздываем на поезд.

Они едва успели вскочить в вагон. Даро при этом удивил Майю своей акробатической гибкостью, довольно необычной для домоседа.

Поезд, следующий из Бордо, был наполовину пуст. Они оказались одни в купе. На сиденье кто-то оставил журнал. Набранный крупным шрифтом заголовок сообщал об убийстве какой-то женщины. Майе стало не по себе, но, к счастью, она не была суеверной.

Искурив огромное количество сигарет, Майя и Даро долго болтали о разных вещах. После того, когда поезд проехал Нарбонну, Майя осторожно спросила:

- Что это за штуковины, о которых вы говорили вчера? Как их... Катализаторы? Боюсь показаться идиоткой...

- Это продукты, которые вызывают катализ.

- А что такое катализ?

- Повышение скорости химической реакции, - не задумываясь ни на минуту ответил Даро. - Вот такие "штуковины" - катализаторы необходимы для многих отраслей промышленности, а во многих странах их нет. Поскольку многие государства запретили экспорт некоторых катализаторов, то их у них воруют. Отсюда контрабанда.

- Катализаторы слишком тяжелы?

- Они могут быть в виде пудры, которую очень легко перевозить. Несколько сотен кило хватило бы целой индустрии на год, или даже на несколько лет.

- Как вы много знаете...

- Учитесь блистать на публике, - засмеялся Даро, - заочные курсы стоят всего лишь 1ОО франков в месяц.

В Нарбонне в их купе вошла солидная пара. На нем был галстук, в руках новенький чемодан. На ней красивая укладка, на руках белые перчатки. Когда дама снимала их, послышался хруст кожи. Он развернул свежий номер "Монд", она достала пакет с бутербродами.

Майя, наклонившись вперед, прошептала:

- Я не совсем поняла, почему запрещают экспорт некоторых катализаторов?

Даро отвечал, также понизив голос:

- В интересах национальной безопасности. Ты знаешь... Два блока. Восток-Запад...

- В таком случае, эта контрабанда квалифицируется как предательство, - в голосе Майи чувствовалось какое-то сладострастие.

- Несомненно.

- И много за это дают?

Даро наклонил голову и посмотрел на мизинец как ювелир, оценивающий стоимость драгоценного камня.

- Это зависит от характера контрабанды. Если не считать дополнительного риска, все может кончится пожизненными принудительными работами. Срок наказания еще зависит от того, что контрабандисты получают взамен. Он может быть снижен или даже аннулирован.

- Всему этому учат заочные курсы?

- Конечно, - в голосе Даро не было ни малейшего замешательства. Он смотрел на Майю и лаского улыбался. Внезапно она заметила, что с ним происходит что-то необъяснимое. Постепенно он становился другим. Это появлялось в незаметных на первый взгляд деталях. Его походка стала более уверенной, жесты решительней, взгляд устойчивым, а улыбка очень нежной. Но самое заметное: он потерял свое равнодушие. Все выглядело так, словно Даро освобождался от маски, которую одел, приехав в Сет.

Майя нуждалась в отдыхе. Закрыв глаза, она притворилась спящей, и вскоре уснула по-настоящему. Проснувшись только во Фрежюсе, она почувствовала себя как провинившийся часовой. Сквозь прищуренные веки она увидела как Даро, нежно улыбаясь, смотрит на нее. Открыв глаза, она заметила как за окном сгущались сумерки и море покрылось барашками до самого горизонта.

- Восточный ветер, - сонливо произнесла Майя.

- Да, и скоро нам пора выходить.

7

В Канне Майя дала волю эмоциям и совсем забыла о приказе Жерома немедленно позвонить ему.

- Не пойти ли нам вместе? Возможно понадобиться моя помощь. - Она не могла сразу понять, служебный интерес или личное любопытство подтолкнуло ее сказать это. Как говорил Даро аппетит приходит во время еды. Она хорошо знала, что именно такое любопытство являлось причиной исчезновения и гибели многих агентов. "Ну и черт с ним. Неизведанные глубины манят".

Даро был в восторге от предложения Майи.

- Поужинаем вместе на яхте. Купим чего-нибудь в магазинах. Они еще не закрыты.

Что значит искусство быть приглашенной!

В магазине с видом состоятельного человека Даро выбрал довольно дорогие продукты: ветчину, копченую семгу, сыр и бутылку превосходного коньяка. Выйдя на улицу он спросил, указывая на цветочный магазин:

- Вам это нравится? - затем с едва заметным цинизмом добавил. - Не могу же я принять вас просто так.

- Можете, можете...

Особенность этого города: когда идешь по улицам, то не чувствуешь, что в каких-либо стах или в двухстах метрах бушует буря. И как только они вышли на набережную Сен-Пьер, в лицо им ударил сильный ветер. А еще дальше, на набережной Лобеф, их встретил самый настоящий ураган. Раскачиваясь на волнах, яхты сталкивались бортами. Был слышен скрип мачт. Невдалеке два матроса возились с канатами.

- Прекрасно, - произнес Даро, - яхта еще здесь и машина тоже. Осталось спустить на воду шлюпку.

Старый и немного разбитый "Рено" выглядел как ископаемый минерал парижской цивилизации. Внутри он походил на мусорный ящик. На сидениях валялись мешки, пустые бутылки, потрепанные книги, бумага.

- Уж вашу машину наверняка не угонят, - пошутила Майя, снимая для удобства чулки.

Даро посмотрел на ее ноги и сказал, что они красивы.

- Разве вы не замечали раньше?

- Как-то не обращал внимания.

Пластиковая шлюпка, находившаяся на берегу, была легкой и стащить ее оказалось делом пустяковым, но на воде она держалась не очень устойчиво.

- Вам лучше сесть, нужна привычка, - предупредил Даро.

Он умело провел шлюпку между двумя парусниками, затем направил ее вдоль каната, ведущего к яхте "Огненная дева". Волны оказались достаточно сильными и шлюпка зачерпнула немного воды.

В сумерках "Огненная дева" выглядела мрачно и даже зловеще, настоящее судно-фантом, которое ритмично раскачивалось, пытаясь сорваться с якоря.

Майя взобралась на палубу. Несмотря на то, что "Огненная дева" находилась недалеко от причала и в непосредственной близости от других яхт, у Майи не проходило ощущение уединения, словно события происходили в другом мире.

- Канаты слишком натянуты, - сказала Майя, - при таком ветре следовало бы их немного ослабить.

Даро взял в кармане ключи и открыл дверь, ведущую в рубку.

- Сейчас зажгу свет, подайте мне пакеты.

Электричества не было и Даро зажег старую керосиновую лампу. Спустившись вниз, он вдруг остановился посредине каюты и некоторое время стоял не шелохнувшись. Невероятно подвижные зрачки глаз обшаривали помещение.

- Что случилось? - обеспокоено спросила Майя.

Даро внезапно расслабился и, вдыхая воздух произнес:

- Очень влажно, чувствуется затхлость.

Майя с удивлением посмотрела вокруг. Все, что она увидела, находилось в кричащем контрасте с внешним видом яхты. Интерьер помещения составляла мебель из тика и красного дерева. Посредине лежал ворсистый светло-голубой ковер, на диване красовался огромный плед. На полках много книг, на столе портативная пишущая машинка. Даро принес откуда-то небольшую переносную печку и склонился, чтобы разжечь ее.

- О! Я не ожидала увидеть столько всего! - воскликнула Майя.

- Это не все. Идемте сюда...

Три ступеньки вниз и они очутились в коридоре, идущем вдоль левого борта. Справа располагались два помещения служившими кладовыми, а в самом конце настоящая, хорошо оборудованная кухня.

- А где ваша каюта?

- На корме.

Войдя в свою спальню, Даро вновь стал похож на сыскную собаку. Он поднял лампу над головой и, бросив подозрительный взгляд на окошко, присвистнул.

Спальная кабина была слишком роскошной для яхты. Она занимала почти всю кормовую часть. Там стояли две кровати, большое трюмо, переполненное бижутерией и различными дорогими безделушками. Помещение пропиталось едва уловимым запахом одеколона.

Майя взяла в руки статуэтку Будды и погладила ее ладошкой.

- Удивительно! И все это находилось здесь до вашего прихода?

- Все это составляет мою личную жизнь.

Она принялась изучать названия книг на полках: Дюрель, Грасс, Мишо, Казандзакис...

Майя улыбнулась.

- Вы увлекаетесь дзен?

- Я читаю все понемногу.

- А где ваши книги?

Даро с тоскливой гримасой указал на шкаф.

- Здесь... Вы любите изделия из нефрита? Смотрите...

Даро открыл небольшую шкатулку и достал от туда бусы.

- Возьмите...

Она осторожно протянула руку.

Даро продолжал:

- Эти бусы из настоящего нефрита, тогда как статуэтка Будды из джадеита. Нужно уметь различать эти две породы. Джадеит обладает успокаивающим действием.

Майя обратила внимание на одну из книг Блонда.

- Довольно интересно, почитайте ее, - посоветовал Даро. - С тех пор как я поселился на яхте здесь мало кто бывал, а в эту каюту вообще никто не заходил.

Лицо его просветлело и он внезапно показался Майе очень молодым.

- Чему я обязана тем, что нахожусь здесь? - тихо спросила девушка.

- Вашему отцу, скорее всего, ну, и самой себе, конечно, - он замолчал, внимательно посмотрел вокруг, - у меня ощущение, что кто-то нанес визит в мое отсутствие, хотя у меня нет ни одного близкого друга.

- Кто бы это мог быть?

- Возможно, когда-нибудь станет известно.

- Почему вы в этом так уверены?

- Есть мелочи, которые о многом могут рассказать. В конце концов это, может быть, всего-навсего полиция... Пойдемте ужинать... А бусы я хочу подарить вам в память о нашем последнем вечере.

- Вы с ума сошли?

- Они вам нравятся?

- Должно быть, это очень старинная вещь и дорого стоит.

- Разумеется. Не могу же я первый вечер оценить какойнибудь супермаркетовской дешевкой. Если они вам нравятся, возьмите в знак нашей дружбы.

Майя накрутила бусы себе на запястье и, внезапно смутившись, сунула их в карман своего плаща.

Она вспомнила сцену, свидетельницей которой была прошлой зимой. Одну из ее коллег отправили по следу одного субъекта. Миссия сбора информации длилась около месяца, и за это время молодая девушка пережила любовную историю со своим подопечным, которую, впрочем не скрывала. Задание закончилось тем, что был получен приказ о физическом уничтожении агента. Все зависело от политики и не имело никакого отношения к ее истории. Майя как раз находилась в бюро, когда вернулась эта молодая особа, успешно выполнив задание. Одета она была в шикарное леопардовое манто. "Все о'кэй, у меня все-таки хватило времени заставить его подарить мне эту шубу". "Что это, - думала Майя, - самозащита или беспредельный цинизм? На ее месте я бы так не смогла".

Даро накрыл на стол. Посуда оказалась тоже не из супермаркета. На кухонном буфете Майя увидела несколько книжек уже другого плана: Роб-Грие, Саррот, Сэлинджер. Даро открыл буфет и достал оттуда бутылку виски с бокалами.

- ... Чтобы немного согреться и выпить за здоровье нашего капитана. Плохо, что нет льда, холодильник не работает.

Даро разлил по бокалам превосходное ирландское виски. "Живут же в абвере. Но этой организации больше не существует. Тогда что? Возможно он агент ЦРУ, на службе у которого много бывших, или сотрудник КГБ? А может всех сразу... Такое случается и не очень редко... Комфортабельно устроившийся в своем суденышке... Скрытый от глаз полиции... В конце концов, он может быть простым торговцем стратегической продукцией на службе у какой-либо частной организации, опутавшей своими сетями половину земного шара".

- О чем вы задумались? - вопрос Даро пришелся как раз кстати.

- О рыбе... Я думаю как ловится лосось. Вы не знаете?

- Наверное, в протоках...

- Я падаю от усталости, - вздохнув призналась Майя.

Даро нерешительно произнес:

- Я не осмеливаюсь предложить вам одну из кабин в носовой части яхты, там слишком сыро... Но если вы хотите продолжить этот вечер так же, как на "Калине"?..

В этот момент Майя неожиданно вспомнила о приказе Жерома о немедленной связи. Сейчас ей трудно было принять решение, она слишком устала, чтобы ехать в Ниццу, и, потом, ночь позволяет незаметно познакомиться с содержимым карманов и кошелька Даро. Подлое занятие... Ну да ладно!

- Я принимаю предложение, согласилась она, закрыв глаза.

Ее передернуло от мысли, когда она представила себе, что снова садится в эту проклятую шлюпку в такую ненастную погоду.

- Спасибо, поблагодарил Даро.

Он принес для нее кушетку, дал одеяло, оставив себе тонкое покрывало, и вышел, давая возможность Майе переодеться, что никогда не делал на борту "Калины". Она вспомнила, что оставила сумку в каюте и подумала, что у Даро несомненно появится желание осмотреть ее. "Ну и пусть. Ничего интересного он там не найдет..." Через несколько минут Даро постучал в дверь. Войдя, он предложил Майе сигарету.

- Ого! Вы курите "Караван"!

- Время от времени.

Он раздевался. Майя наблюдала за ним в зеркало.

- Марк, почему у вас такой безобразный автомобиль? Он вам не идет.

Вопрос развеселил Даро.

- Это не машина, это что-то вроде склада. Еще она служит почтовым ящиком. Я оставил стекло чуть приоткрытым, и почтальон спускает туда корреспонденцию.

Свернувшись калачиком, Майя молча разглядывала потолок. Затем спросила самым обыкновенным голосом:

- Давно ли было у вас последнее любовное приключение?

- Довольно давно.

- Уже здесь, в Канне? - вновь поинтересовалась она.

- Большинство женщин, которых я встречаю в Канне, не представляют для меня интереса.

- Тогда почему вы живете здесь?

Даро курил, делая глубокие затяжки.

- Я не ищу любовных приключений. Если встречаю женщину, то хочу, чтобы она была способной разделить со мной все. Я мечтаю о такой женщине, с которой бы мы были союзниками и сообщниками во всем.

- И как долго может продлиться ваше ожидание?

- Возможно... Возможно, очень долго.

- И вы верите, что ваша мечта сбудется?

- С трудом...

- Пора спать, - Майя закрыла глаза, - я потушу лампу...

Она приподнялась. Одеяло, скользнув вниз, обнажило грудь. В два счета Даро оказался рядом с ее кроватью. Яхта качнулась сильнее обычного, и они очутились в объятиях. Даро целовал Майю как ребенок, истосковавшийся по ласке. Его руки ласкали ее волосы, касались обнаженных плеч, гладили дрожащее тело. Майя застонала, притягивая его к себе. Внезапно Даро тяжело откинулся на кровать.

- Извини, слишком перевозбужден...

Он протянул руку, чтобы потушить лампу. В эту минуту Майя испытывала мучительное желание близости к мужчине и с радостью бы дала Даро пощечину. Она слышала как билось его сердце. Уткнувшись ей в волосы он прошептал:

- Я могу быть твоим отцом.

- И в этом все дело?..

- Я знаю, что ты сейчас думаешь обо мне.

- Не говори ерунды. Мы оба слишком взвинчены. Давай спать.

Она чувствовала себя разбитой, утомленной и даже озлобленной.

Когда она проснулась, была уже ночь. Ветер утих. Слышно как Даро дышит ровно, но немного тяжеловато. Осторожно Майя скользнула к его кушетке. Нужно было торопиться и поэтому она не стала одеваться. От холода зуб на зуб не попадал.

Приподняв брюки, она вынула из кармана бумажник. Даро продолжал крепко спать, повернувшись лицом к стенке. Майя быстро обшарила другие карманы. Ничего интересного. "Но что же в бумажнике?" В каюте ничего нельзя было увидеть и она решила подняться на палубу, где горел свет.

Часы на башне показывали четыре с половиной часа. Дрожа от холода, Майя открыла бумажник. Первое, что бросилось в глаза - толстая пачка денег. "Негодяй". Затем какие-то квитанции...

Неожиданно за спиной раздался баритон Даро.

- Не забудьте, пожалуйста положить все в том же порядке.

Майя застыла на месте. Даро стоял в своих белых плавках и улыбался. В руке он держал пуховую куртку.

- В инструкциях для шпионов советуют сначала негромко позвать спящего, чтобы убедиться в крепости его сна.

Майя съежилась. Даро, казалось, не ощущал холода. Он набросил на плечи девушке пуховичок и грубовато подтолкнул ее к рубке.

- Идите скорее внутрь, вы рискуете заболеть...

В каюте, ни говоря ни слова, он принялся растирать ей тело прямо через одежду, после чего, подняв как пушинку, швырнул прямо на кровать.

- Ну как, любопытство удовлетворено? - ничего, кроме насмешливой снисходительности, его голос не выражал. - Что же все-таки вы хотели узнать? - он подошел к девушке и погладил ей кончик носа.

Майя взяла руку Даро и посмотрела ему в глаза.

- Узнать... Вас...

- Вы находите меня таким скрытным?

- Необъяснимым.

- И посчитали, что бумажник поможет разгадать меня... Вы не доверяете мне?

- Напротив, но я была заинтригована...

Он на минуту задумался.

- Заинтересованы моей откровенностью?.. Да?.. Моим прошлым? Моя жизнь показалась вам странной, не правда ли? Даро еще ближе приблизился к Майе и зашептал, - разве я не доказал вам свою преданность?.. Почему вы так поступили?

- Теперь вы не доверяете мне?

- Нет, то есть, - Даро поцеловал ее в губы и сел на кровать, - не знаю... Если бы я был на вашем месте, я поступил, возможно, так же.

Майя улыбнулась, вспомнив о своей сумке, оставленной за дверями спальной кабины.

- Я скрываю часть моей жизни, потому что боюсь людей, продолжал Даро, - это началось еще в тюрьме... Глупо... Ненормально... Я знаю...

Он потушил свет. Майя закрылась с головой под одеялом. Из их уст не прозвучало ни единого намека на те восемь тысяч франков, которые находились у него в кошельке, в то время как Даро брал сигареты у Деона и ехал в поезде за счет Майи.

Был уже полдень, когда они проснулись во второй раз. По палубе барабанил дождь. Даро не спал и смотрел на Майю в зеркало. Взгляды их на секунду встретились. Она поднялась, обернувшись покрывалом.

- Мне нужно ехать.

- Я приготовлю кофе.

- Нет, единственное, что я сейчас хочу, это горячий душ и теплую постель.

- Вы простыли?

- Я хочу побыть одна.

Стыдливость, с которой Майя начала торопливо одеваться, теряя равновесие от качки, выглядела комично.

- Я вас провожу.

Он поднялся, накинул плащ и спросил без доли иронии:

- Когда мы увидимся? Я боюсь потерять вас навсегда...

- Перестаньте всего бояться. Вам достаточно дать мне в залог почитать одну из ваших книг.

- К тому же я должен вам деньги, - рассмеялся он, но вдруг сконфузился. - Эта ночь...

- Я не считаю вас импотентом, - весело отрезала Майя, ведь вы так долго не занимались любовью и были совсем не готовы к этому.

Даро открыл шкаф и, взяв оттуда несколько книг в белом переплете, протянул одну Майе.

- Вот, но я не думаю, что вас это увлечет.

- Вы не пишете под своим именем?

На обложке значилось: Эрик Корни, "Фрэканс".

Прощаясь, Даро хотел обнять Майю, но, положив руку ей на плечо, передумал...

8

Сидя в старом плетеном кресле, Майя заканчивала донесение. Грязновато-серые, размытые дождем оконные стекла едва пропускали свет, придавая кабинету весьма удручающий вид.

Напротив, облокотившись на письменный стол, сидел Жером, - розовощекий, небольшого роста человек. Выражение его лица можно было бы назвать равнодушным, если бы не цепкие и холодные как льдинки глаза. Сиреневый галстук, три отточенных карандаша в нагрудном кармашке и рыжеватые усы делали похожим его на коммивояжера. Портрет довершал огромный перстень с печаткой на правой руке и обручальное кольцо на левой.

Майя рассказала о своем пребывании на "Калине", стараясь не пропустить ни одного эпизода от начала поездки и до сегодняшней ночной сцены.

Жером ни разу не прервал девушку. На столе рядом с ним лежали нефритовые бусы и книга Эрика Корни.

- Ты совершила несколько глупостей. Благодари бога, что все хорошо закончилось, - сказал Жером, закуривая трубку, и на какое то время замолчал. Майя виновато смотрела в сторону и, наконец, первой нарушило молчание.

- Самым поразительным мне кажется то, что он совсем не спрашивал обо мне... Да и сама я в расследовании далеко не продвинулась.

- Никто тебя и не просил из кожи вон лезть, - отрезал Жером. - А в общем, ты проделала огромную работу.

Взяв в руки бусы, он стал рассеянно перебирать их, время от времени сладко затягиваясь.

Майя чихнула.

- Каждому свой черед, - пробурчал Жером и, взяв в ящике стола неомициновый пульверизатор, протянул его Майе.

- Возьми, этим средством я вылечил насморк в два счета, - он вновь внимательно посмотрел на бусы. - Обыск на его яхте нас ничем не удивил. Ведь мы тогда не знали, что Даро выдает себя за человека, у которого ветер в карманах гуляет.

Майя настойчиво повторила:

- Понимаешь, он совсем меня ни о чем не спрашивал...

- Не думаю, что ты провалилась, - уверено произнес Жером, - если взять во внимание все то, что ты мне рассказала, то несомненно существует причина такого поведения Даро, исключая, конечно, твой шарм, - улыбнулся Жером, - нужно найти ее. Твоя приманка убитым во время Сопротивления отцом была удачно задумана, с этого, возможно все и началось... Но что-то здесь еще кроется, ведь он полностью доверяет тебе и даже принимает в личную жизнь. А от лишних расспросов он воздерживается, видимо, для того, чтобы ты лучше доверяла ему, - затем Жером вновь выдвинул ящик стола, достал какой-то документ и, перечитав его, объяснил. - Мы получили это как раз перед твоим отъездом...

Майя прервала его.

- Ты не находишь любопытным, что он сразу догадался об обыске на яхте?

Жером поднял глаза.

- Конечно, это подозрительно, ведь работа была проведена крайне осторожно. Это лишний раз доказывает профессионализм Даро, или то, что он уже ждал полицию. Его жалобы на ее регулярные визиты к нему на яхту - явная ложь.

Чтобы привлечь внимание Майи на важность того, о чем шла речь в документе, Жером выразительно помахал им.

- Сверхсекретный циркуляр из Парижа. В нем содержится требование немедленного рапорта при малейших слухах, касающихся единственного упоминания о катализаторах. Соображаешь?

- Значит, мой субчик в курсе всего этого. А что, если он подозревает меня в том, что я иду по тому же следу, не догадываясь только на кого я работаю?

- Не думаю. Возможно, что он хочет использовать тебя в своей игре, - Жером поднялся, все еще держа в руках нефритовые бусы, подошел к окну и нарисовал на стекле квадрат, - я сказал шефу, что не хочу привлекать тебя больше к этому делу, слишком опасно для молодой девушки.

- Спасибо. Ты что, уже нашел другую?

Жером покачал головой.

- Нет, - и добавил. - Я понял, что ты нужна ему. Соблазнительно привлечь к игре такую девушку, как ты, ведь мы и сами это делаем. У него наметанный глаз. Он будет незаметно добиваться твоей полной компрометации или постарается использовать тебя в качестве осведомителя. Для него ты являешься пока неопытной особой, как новая пешка в игре.

- Так это лишний повод для...

Жером вздохнул, повернулся к столу и, выдвинув в очередной раз ящик, достал пухлую папку.

- Твой жанр клиентуры на несколько голов выше того, к которому мы привыкли. Я имею в виду не только тебя, но и всех нас. Ты знаешь, что делают в этом случае?

- Просят помощи.

- Верно. Я уже отправил шифровку и установил контакт с Парижем, - он указал пальцем на папку и продолжил. - Мне удалось добыть досье на Даро еще до помощи наших парижских друзей. Пришлось здорово помучиться, изучая его. К концу у меня голова чуть не раскололась. Не хотел бы я быть на месте его следователя или адвоката. Сумасшедшая история. Его обвинили в предательстве спустя три месяца после освобождения Франции. Кстати, он даже и не скрывался. Потребовался целый год, чтобы распутать это одно из самых запутанных дел, какие мне приходилось видеть. Только одни подозрения, зато какие! Как только полагали, что ухватились за ниточку и раз... она тут-же обрывалась. Приходилось искать новую, и снова ничего. Обычные методы расследования оказались здесь неэффективными. Все его показания могли стать гимном иезуитству. У него есть чувство юмора, по крайней мере, было в то время. Подозрение на принадлежность к абверу так и не доказали: не нашли прямых улик. Только очень важная птица могла так умело скрыть факты. В конце концов его судили только по подозрению. В этом уязвимое место судебного разбирательства.

- Каково было решение Парижа?

- Самолетом они отправили одного из своих доверенных лиц. У меня скоро с ними встреча. Заметь, ни здесь, ни в аэропорту, а прямо на улице. Что касается тебя, ты возвращайся домой и не высовывай носа, пока я не позвоню тебе. Кстати, у тебя должны остаться деньги.

- Какие деньги? - искренне удивилась Майя.

- Телеграфный перевод от твоей мамы.

- Ах да... Я сохраню его до нового задания, - холодно ответила она.

- Тебе нужно будет между делом составить опись расходов. Книгу оставь здесь. Ты ее прочитала?

- Перелистала в автобусе. Слишком абстрактно. Он описывает явления и идеи, вызванные каким-либо объектом... Книга не дает никакого понятия о его личности.

- Если только это он ее написал. Ничего не доказывает, что он - Корни. Необходимо навести справки об издателе. Бусы тоже оставь здесь.

- Но они мои! Это подарок.

- Тебе их отдадут. Все, иди и ни шагу из дома. Я позвоню тебе.

Майя шла по коридору, когда окликнул ее хрипловатый женский голос.

- Мадмуазель Курлянж!

Майя толкнула приоткрытую дверь и вошла в кабинет, где за столом сидела дама, похожая на цаплю. Волосы у нее были выкрашены в сиреневый цвет, а на коленях лежал клубок пряжи со спицами. На углу письменного стола приютилась кофеварка.

- Здравствуйте, Мадмуазель, - почтительно приветствовала ее Майя. Все служащие этого учреждения обращались к мадам де Шомэ, секретарю Жерома, только таким образом. Она курировала весь женский персонал.

- Я приготовлю вам кофе, - сказала она Майе, наливая в чашечку жидкость, которую считала этим напитком. - Нуждаетесь ли вы в чем-нибудь? - она смерила девушку с головы до ног понимающим взглядом.

Под этим "чем-нибудь" имелись в виду противозачаточные таблетки, но Майя сделала вид, что не поняла и ответила:

- Жером дал мне только распылитель от насморка.

- Сделайте лучше настойку из чабреца и ложитесь в постель. У вас ужасный вид.

Перекипевшее кофе было отвратительным, зато хорошо согревало. Пока она пила его маленькими глотками, Мадмуазель пристально рассматривала Майю. Затем надев очки с золотой оправой, снова принялась вязать. Выпив кофе, Майя собралась уходить.

- Поберегите свое здоровье, - бросила ей на прощание Мадмуазель.

В коридоре ее чуть не сбила с ног какая-то рыжая девица. Она пошатывалась и была чем-то возбуждена.

- С тобой все нормально, - недовольно спросила Майя.

- Джас и марихуана целых три дня. У меня голова кругом идет, - ответила та, не останавливаясь. В другом конце коридора раздался голос Жерома. Он почти кричал: "Вам нужно было только позвонить. Для этого у нас целый штат дежурных телефонистов". Тут и там слышались телефонные звонки, скрипели половицы под ногами у проходивших сотрудников, откуда-то доносился звук печатающей машинки. Уже у входа Майя встретилась еще с одним знакомым, который дружески хлопнул ее ниже спины и игриво произнес:

- Уже вернулась?

Знакомая и одобряющая атмосфера.

* * *

Каждую среду Мадмуазель садилась на свой мотороллер и, нервничая больше обычного, устремлялась в самоубийственную гонку по улицам города. В полдень движение в центре Ниццы не уступало Парижу, несмотря на дождь, ливший в этот день как из ведра.

В четверть первого Мадмуазель открыла дверь своей квартиры и, не снимая одежды, сразу же прошла на кухню. Включив плитку, поставила разогревать бульон, приготовленный еще с вечера. Только тогда она сняла плащ, причесалась перед зеркалом и, услышав за дверью знакомые шаги Моники, не дожидаясь звонка, открыла дверь.

- Здравствуйте, тетя, - Моника отряхнулась и поставила щеку для поцелуя. Это была пятнадцатилетняя девочка с выразительными серо-зелеными глазами и растрепанными под дождем волосами. - Я боялась опоздать и взяла такси, - она посмотрела на часы, подарок отца. - Как вкусно пахнет! Что это?

- Бульон, - торжественно объявила тетя, - идем за стол.

Налив себе в стакан вина, Мадмуазель из вежливости поинтересовалась здоровьем родителей. Успехи племянницы в лицее волновали ее больше. Моника отвечала с веселой снисходительностью. Она сообщила, что отправляется на рождественские каникулы в Австрию.

- Я еду туда одна. Меня пригласила Анна дю Тэр, ты знаешь ее. Папа, конечно, поедет в Ливан с мамой. А что будешь делать ты?

Рядом с Моникой ее авторитет неизменно превращался в невыносимое чувство неполноценности. Мадмуазель знала, что в глазах Моники она выглядит как бедной родственницей. Секретаршей в каком-то секретном отделе полиции, которую хотя и обожают родители ее племяницы, однако держат в стороне.

Бульон Монике очень понравился. Нужно было признать за Мадмуазель некоторый дар готовить. За разговором девочка рассказала о своем посещении зубного врача и вдруг неожиданно спросила:

- Ты знаешь, что такое катализаторы?

Мадмуазель чуть не поперхнулась.

- Где ты слышала это слово?

Моника посмотрела на тетю и ответила таким тоном, как будто они решали кроссворд.

- Мне кажется, тетя, что их используют в качестве контрабанды.

- Кто тебе сказал это?

- Была статья в журнале, - соврала Моника, - я тебя просто так спросила.

- Удивительно, что ты знаешь об этом, - Мадмуазель положила вилку на стол и, скрестя руки перед тарелкой, таинственно произнесла. - Мы недавно получили циркуляр из Парижа... так что...

Впервые за двадцать лет она позволила сделать намек на свою осведомленность. Налив дрожащими от волнения руками вина, она сказала:

- Возможно, что мы раскрыли одно из звеньев цепи. Но сначала нужно, чтобы ты знала, что такое катализаторы...

Мадмуазель не заметила, как опустел стакан, когда она закончила излагать Моники технические подробности, но племяница почти не слушала тетю, косясь на сыр, к которому была неравнодушна.

- Из Парижа прилетает резидент, - продолжала тетя, - мы вышли на одного субъекта, иностранца, работавшего во время войны в абвере. Он носит французскую фамилию Даро и живет в Каннах на яхте, выдавая себя за писателя.

Моника подозрительно посмотрела на тетю, как ученица, не доверяющая своему учителю.

- Откуда ты знаешь об этом?

- Это моя повседневная работа, - гордо улыбнулась та, наливая еще вина, ей стало хорошо.

- И он занимается контрабандой катализаторов? - уточняюще спросила Моника.

На лице у Мадмуазель появилась снисходительно-добродушная улыбка.

- Это не так просто. Сначала мы собираем все сведения, какими бы незначительными они не казались на первый взгляд.

- Можно я попробую сыр, - перебила ее Моника.

- Да, пожалуйста... ну а когда собрано достаточное количество улик, мы составляем нечто вроде схемы...

Поняв, что увлеклась, Мадмуазель икнула и перевела разговор на качество сыра.

- Не говори это ни кому, даже твоему отцу, - она стала очень серьезной, - хорошо?

- Да я забуду об этом через пятнадцать минут, - засмеялась Моника.

Мадмуазель встала из-за стола и прошла в спальню. Вернувшись, она держала что-то, зажав в кулаке.

- Держи. Это очень старая вещь. Я хотела подарить тебе ее через пять лет, в день твоего двадцатилетия.

Старой вещью оказался золотой медальон. Восемнадцатый век. Под крышечкой скрывалась миниатюра печальной дамы в парике.

- Дальняя родственница, - прошептала Мадмуазель, - и твоя тоже.

- Как очаровательно, - совершенно равнодушно произнесла Моника.

* * *

Дождь прекратился. Чтобы добраться до лицея, Моника взяла такси. Всю дорогу она нетерпеливо посматривала на часы и дала водителю огромные чаевые. Выйдя из машины, она побежала через дорогу и, испугавшись сигнала встречной машины, попала в грязь. Сидевший за рулем долговязый парень помахал ей рукой и остановил автомобиль. Это был ее знакомый: черный плащ, пушок под носом, светлая челка на лбу. Он презрительно улыбнулся.

- Куда это ты разбежалась?

- Ты как раз кстати, - обрадовалась Моника, забираясь на сидение, - я выполнила твое поручение. Она мне все выложила. Но сначала скажи, кто ты, секретный агент?

Парень обнял ее за плечи.

- Сначала расскажи ты.

- Все было не так то просто. У нее развязался язык только после стакана вина.

Моника обладала превосходной памятью. Она искусно подражала тетке, копируя ее голос: "Когда все сведения собраны...". Оба весело рассмеялись. Парень взял карандаш и написал что-то на пачке сигарет, еще раз уточнив имя агента.

- Говоришь, у него фамилия Даро?

- Так ты теперь бросишь Кристину? - у Моники был свой интерес.

- Раз обещал... А сейчас мне нужно ехать... Ты пойдешь на занятия?

- Нет, я решила прогулять, - Моника положила голову на плечо юноше. - Скажи, зачем тебе эта информация?.. Что ты с ней собираешься делать?

- Ничего... Это я так... Посмотреть на что ты способна...

- Почему ты тогда записал имя агента?

- Чтобы проверить не наврала ли ты, когда после его разоблачения я прочитаю об этом деле в журналах.

Выходя из машины, Моника посоветовала:

- Не попросить ли тебе отца купить новую машину? Что это у тебя за тарантас.

Парень холодно посмотрел на нее, затем на часы и включил зажигание. Приехав в район старой Ниццы, он притормозил у цветочного магазина, после чего направил машину в сторону улицы ля Плас Вьей. Остановившись у бистро, он вошел внутрь. В помещении четыре человека молча играли в карты. Один из них, одетый в кожаное пальто, подал вошедшему знак подождать. Минут через десять мужчина, бросив карты, вышел из-за стола и, широко улыбаясь, подошел к парню. Они стали что-то обсуждать в полголоса.

- ... Хорошая работа, - похвалил юношу незнакомец. - Я не ошибся.

- Что эта за история с катализаторами? - поинтересовался парень.

Незнакомец вновь широко улыбнулся.

- Вас спрашивали об этом?

- Нет... Но...

- В таком случае... Когда вы покупаете машину, разве продавец спрашивает, что вы будете с ней делать. Я сам не знаю к чему они нужны. Мне на это наплевать. А вы должны мне шестьдесят франков и мы будем в расчете. Добро? - он положил руки в карманы, покосился взглядом куда-то в сторону и добавил. - Постарайся сохранить связь с этой крошкой. В будущем, возможно, нам потребуется этот канал информации. В обмен мы можем снизить ваш долг, - незнакомец вынул из кармана руку, в кулаке были зажаты купюры. Отчитав 3ОО франков, он протянул их юноше, - возьмите, этого вам пока хватит, вернете при удобном случае.

Парень протянул левую руку, которую собеседник на минуту задержал в своей, зажав между большим и указательным пальцами.

- Левша? - он перевернул ее ладонью вверх и, склонившись, провел пальцем. - Прекрасная линия судьбы... О, да у вас также очень длинная линия жизни. Долго живут люди, умеющие молчать. Самое любопытное, что линии могут видоизменяться, достаточно малейшего недоразумения, например, излишней болтливости, и линия может оборваться как телефонный провод, - он дружески похлопал по ладошке, - это было бы очень прискорбно. Так что идите и до встречи.

* * *

На третьем этаже одного из домов по улице Жиоффреддо господин Ромеони старательно массажировал тело лежащей на животе молодой женщины, когда зазвонил телефон.

Ромеони извинился и прошел в приемный кабинет, мимоходом вытерев руки о полотенце. Он взял трубку и, чуть склонившись, пробурчал свое имя. Затем, бросив взгляд в сторону массажного кабинета, произнес:

- Да, да... но вы можете... да...

Он взял лежащую на столе ручку и записал в блокнот, проговаривая шепотом: "Даниель, Андре, Робер, Октав".

- Договорились, - наконец произнес он профессиональным тоном, - мы можем начать сеансы завтра в 18 часов, - Ромеони сунул листок в карман, пригладил седые, но все еще густые волосы и вернулся к пациентке, бросив игривым голосом:

- Думаю пора перейти к вибромассажу.

9

У Жерома не было времени вернуться домой, и он на скорую руку перекусил в пивном баре, приблизительно в то самое время, когда Мадмуазель дарила медальон своей племянице. Он шагал по авеню Вердон. Проходя мимо газетного киоска, купил "Пари-Матч", "Жур де Франс" и поспешил в парк. Лучи осеннего солнца золотили листья и пригревали старушку, сидевшую на скамейке. Положив под мышку "Жур де Франс", Жером раскрыл "Пари-Матч". В этот момент к нему подошел прохожий.

- Скажите, пожалуйста, как пройти на улицу Пасторели.

- Вам нужно сначала выйти на улицу Виктуар... А может быть вы совсем не знаете Ниццы?

Прохожий улыбнулся.

- Меня зовут Лоран.

Это был крепкого телосложения мужчина. Серо-зеленые глаза смотрели живо и проницательно. Русые волосы были зачесаны назад, в руках он держал черный плащ.

- Честное слово, это похоже на контакт за железным занавесом, - пробурчал Жером.

- Дополнительная конспирация никогда не помешает. Перейдем к делу.

Жером, не вдаваясь в подробности, кратко изложил суть последнего донесения Майи. Лоран слушал внимательно, как врач, анализирующий историю болезни.

- У меня есть дубликат досье на Даро, - сказал он, выслушав Жерома, - о нем не было слышно со времени его освобождения из тюрьмы. Никаких новых сведений, а прошлого криминала маловато, чтобы быть абсолютно уверенным в том, что за этим путешествием и странным образом жизни что-то кроется, хотя содержание его досье заставляет о многом задуматься , Лоран протянул Жерому сигарету, от которой тот отказался, продолжая посасывать пустую трубку. - Сейчас мы клюем на малейшие подозрения, - продолжал Лоран, - судите сами, нам было поручено провести расследование, а все, что мы знаем, заключается в следующем: в одной из секретных лабораторий получили новый катализатор, но произошла утечка информации. Формулу пересняли на пленку в целях изготовления катализатора на подпольном заводе. Продукт предназначается, по всей видимости, Китаю.

- Почему похитители не могут просто продать формулу?

- Потому что у китайцев нет средств изготовить катализатор самим. Он будет использован для выработки горючего для ракет. Известно, что продукт в двадцать раз мощнее, чем диметилгидразин. Но это еще не все. Перед самой передачей китайским агентам, контрабанда была похищена неизвестным. Это все, что мы знаем. Осведомитель, предоставивший информацию, бесследно исчез. Я предполагаю, что подпольный завод расположен где-то на юге Франции. Уже две недели как вся служба безопасности поставлена на ноги. Безрезультатно. Все пустились в погоню друг за другом. В этой конкуренции используются представители преступного мира.

- Вы уверенны, что товар еще во Франции?

- Я уверен только в том, что никто ничего не знает. Вы не представляете, как сейчас легко переправить за границу контрабанду, поток которой достиг угрожающих размеров. Запад систематически грабят. Восток за счет этого вооружается. Им это обходится дешевле, чем тратиться на собственные исследования.

- Если Даро имеет отношение к этому делу, что, в таком случае, он делал на "Калине"?

- Вообразите, что он выполняет роль наблюдателя или курьера, а может сразу все вместе. Он обосновался на почти заброшенной яхте. Сейчас мы наводим справки о владельце. Яхта хороший тайник для транзитной контрабанды. Товар, который должен поступить к нему, похищен, и поэтому он получает приказ напасть на след похитителей.

- Но ведь Даро совершенно случайно оказался на "Калине".

- Возможно и так, ведь ваша сотрудница разве не случайно оказалась там же? Возможно, он все ловко подстроил, чтобы попасть на судно, которое не он один считает подозрительным.

Лоран говорил, не повышая голоса, очень сдержанно. Он закурил сигарету, затем, понизив тон, добавил:

- В этом деле все будет происходить как в схватке дзюдо: долгое прощупывание и моментальная развязка.

- Вы заметили, что досье Даро не содержит никакого намека на пребывание его в Испании во время войны, о котором он говорил Майе?

- Это должно быть не единственный пробел, - засмеялся Лоран. - Позвоните Майе и сообщите, что я буду у нее через два три часа.

Жером забеспокоился.

- По моему уже не время просить у нее помощи. Она слишком молода.

Лоран понимающе посмотрел на Жерома.

- Знаю... Во время войны помощь вот таких девушек оказывалась просто необходимой. Так случилось, что Майя заняла определенное место на шахматной доске и ее уже нельзя никем заменить, да слишком поздно выводить ее из игры, если, конечно, она сама об этом не попросит.

Лоран в упор посмотрел на Жерома. Тот, опустив глаза, медленно ответил:

- Я сниму с себя все полномочия, если она допустит промах.

- Сейчас все полномочия беру на себя я. Для этого сюда и приехал. Впрочем у нас в Париже есть досье и на мадемуазель Курлянж. До этого она прекрасно обходилась без нянек.

- Согласен, но наша служба является вспомогательной и девочки не подготовлены.

- Она быстро привыкнет. Где можно взять на прокат машину?

- В двух шагах от сюда.

Жером, спохватившись, робко спросил:

- Вы не встретитесь с шефом? Он ждал вас...

- Сожалею, но у меня нет времени для протокольных бесед. Если только на днях...

Он положил на плечо Жерома свою широкую ладонь и произнес:

- Мне придется работать с вами, а не с шефом.

Они простились. Жером оценивающе посмотрел вслед Лорану. За проворность его можно было бы сравнить с мошенником высокого класса, а за свою притягательность с главарем банды. Его можно было легко представить и за рулем гоночной машины. Он совсем не походил на обычных полицейских. В силу строжайшей конспирации Жером не знал, что "мошенник высокого класса", бывший капитан воздушного корабля уже много лет руководит рядом важнейших разведывательных операций, из которых девять в странах восточной Европы. На деле Жером не знал даже точно в каком отделе работает его новый напарник. В шифровке, полученной из Парижа, на него было возложено все руководство операцией.

Серый "Пежо" остановился возле небольшого, выложенного из белого камня, буквально утопавшего в зелени, двухэтажного особнячка. В воздухе витал неповторимый запах альпийских цветов. Держа в руках небольшой кожаный чемоданчик, Лоран вошел в дом. Богатая обстановка внутри выглядела какой-то нежилой, сырой и холодной.

- Я здесь, шеф, наверху!

Лоран быстро поднялся на второй этаж по лестнице, которая привела его прямо к открытой двери. Переступив порог, Лоран оказался в большой комнате. Возле стены стоял шкаф, посредине стол с грудой немытой посуды да пустыми и только что раскупоренными бутылками красного вина. Шторы из оранжевого велюра скрывали окна. В специально оставленную щель был просунут объектив прибора дальнего видения, установленного на подвижной подставке. Рядом с прибором стоял Доминик тридцатилетний небритый брюнет, в наброшенной прямо на голое тело куртке, вельветовых джинсах и кроссовках. В лице его было что-то варварское.

- Добрый день, шеф.

- Где Франсис? - спросил Лоран, осматривая комнату. Кроме всего прочего здесь находились два чемодана с набитым в беспорядке бельем и радиопеленгатор с рацией.

- С 12 часов наблюдает за девушкой в машине. Она у себя дома, - он пальцем показал на скрытый за креслом передатчик, - только что передал. Вы хотите посмотреть?

Лоран наклонился к окулярам. Кадр охватывал "Огненную деву", три соседних яхты и часть набережной со старым автомобилем Даро. "Огненная дева" слегка покачивалась на волнах. На палубе можно было различить все детали, даже птичий помет.

- Даро у себя, - доложил Доминик, - выходил в 11 часов в магазин с авоськой и вернулся в 11-3О. Никто к нему не приходил, писем в это утро для него тоже не было. Ночью с ним пришла какая-то девушка, а в четыре утра она поднялась на палубу. Все происшествия, впрочем, зафиксированы в тетрадь.

- Радиопеленгатор?

- Ничего. Обнаружена только любительская радиостанция. Однако она зарегистрирована. Все в порядке. Я удивился бы, если у него на яхте был передатчик.

- Я бы тоже. Ну, а помимо работы, как у вас с провизией?

- Мы купили рыбу на рынке. Домик выбран удачно, соседей нет, тишина, настоящий отдых.

Лоран склонился над передатчиком. Раздалось потрескивание, затем металлический голос произнес:

- Что ты еще хочешь, крыса болотная?

- Только не тебя, сука, - ответил невозмутимо Лоран.

- О, извините, шеф, - голос сразу изменился, - мышка у себя в норке. Никто ее пока не навещал. Я иногда взбираюсь по лестнице послушать за дверью, тишина. Прием закончен.

- Подожди, я буду через 2О минут. Прием закончен.

- А эта девчонка, она ши-кар-ная...

Лоран прервал связь.

- И подлинная, - добавил, улыбаясь Доминик.

- Как это подлинная?

- Рыжая-то? Я видел ее в четыре утра, когда она поднималась на палубу, совершенно голая.

- Видимо, ты только это хорошо разглядел. Послушай, у тебя нет ничего кроме этой кислой марганцовки?

- Я могу вам предложить чай, - пробормотал Доминик, не отрываясь от окуляров.

Лоран взял бутылку и, посмотрев подозрительно на этикетку, плеснул себе в стакан. Закусив куском хлеба, он открыл чемоданчик, достал миниатюрное переговорное устройство и положил в карман.

- Доминик, вызывай меня сразу, если что.

Насвистывая, Лоран спустился вниз и прежде, чем сесть за руль, развернул подробный план Канн, чтобы отыскать короткий путь в направлении шоссе де Грасс.

Майя жила в самом начале небольшой улочки. Лоран припарковал "Пежо" в стах метрах от нужного дома. Напротив стоял автофургон, в кабине которого сидел Франсис. В руках он держал журнал и с виду как будто бы дремал.

- Добрый день, шеф. Я могу вам гарантировать, что дом больше никем не наблюдается.

Для конспирации Лоран протянул ему зажигалку, делая вид, что дает прикурить. Франсис, одетый в новый плащ и вязаную шапочку цвета морской волны, был одним из тех, кто сохранил от своих предков-викингов не только габариты, но даже характер и вкусы.

- Ты можешь гарантировать только то, что ничего не видел, - любезно произнес Лоран, - оставайся здесь до тех пор, пока я не выйду. Фотографируй любого, кто будет входить и выходить.

Перед тем, как войти в подъезд, Лоран обошел вокруг дома. И только тогда по винтовой лестнице поднялся на пятый этаж. Майя открыла сразу, как только он позвонил, и, увидев Лорана, немного удивилась, как будто ожидала встретить другого человека.

- Жером должен был предупредить вас о моем приходе.

Майя была одета в длинный халат, волосы уложены на затылке. Она время от времени шмыгала носом.

- Как вас зовут?

- Лоран.

- Проходите, - она провела его в коридор.

- Вы забыли сказать Жерому, дали ли вы Даро свой адрес?

- Нет, я не даю никому этого адреса.

- Сегодня утром, перед тем как ехать в Ниццу вы заходили сюда?

- Нет, я сразу уехала на автобусе. Пройдемте в мою комнату, там теплее.

В комнате стояли очень низкая и широкая кровать, шкаф, небольшой кухонный стол. Единственный стул служил подставкой для электрического обогревателя, обращенного в сторону кровати. Кругом прямо на полу валялись разбросанные книги. На ширме, скрывавшей умывальник, висела пара чулков, юбка и куртка. Среди всего этого как-то необычно выглядел трельяж эпохи Людовика ХVI, неизвестно как попавший сюда. Примятая кровать сохраняла форму Майиного тела. На стуле, рядом с обогревателем, лежала открытая плитка шоколада и чашка, наполненная какой-то желтоватой жидкостью.

- Можете лежать, не стесняйтесь.

Лоран сел прямо на пол рядом с постелью, взяв лежащую на ней книгу.

- Прекрасная идея читать Рабле. Это лучше любого успокоителя. Эту книгу рекомендуют в вашем отделе?

- К сожалению, у меня нет ничего выпить.

- А что в этой чашке?

- Настойка чабреца, от простуды.

- Производственная травма, - пошутил Лоран. - Расскажите, пожалуйста, эту историю с кошельком... Я могу курить?..

Майя еще раз передала утреннее происшествие. У Лорана на лбу между бровями пролегла вертикальная складка.

- Вы совершили ошибку, - наконец, произнес он.

- Жером не желает, чтобы я продолжала, не так ли?

- Нет. Все улажено. Каждый делает ошибки, даже Даро.

Он заставил Майю повторить еще и сцену на почте, в ПорВандре. Когда она закончила, Лоран в задумчивости стиснул губы.

- Это серьезно? - спросила Майя.

- Вы разговариваете со мной как со знахарем. Я сам не знаю, насколько это серьезно. Возможно, что вы провалились с самого начала. Эту вероятность тоже не следует сбрасывать со счетов. Но есть в этой истории что-то такое, что не укладывается в законы логики.

- Иногда он заставляет меня думать о нем как о человеке ужасно занятым и очень одиноком. Не думаю, что он не доверяет мне.

Лоран посмотрел на Майю отсутствующим взглядом.

- Его поведение сегодня утром совсем не понятно. Если он и подозревает вас, то с его стороны естественно постараться ничего не заметить, то есть дать вам возможность рыться в его сумке и карманах. Но если бы он доверял вам, он тоже действовал бы по-другому. Его реакция была бы менее сдержанной. Он хотя бы больше удивился.

- Он умеет контролировать себя. Я никогда не видела его растерянным.

- Ну, а сейчас о другом. Вы считаете его импотентом?

- Нет, он просто не хочет меня.

Лоран затушил сигарету в пепельнице.

- Значит он чертовски чем-то озабочен, чтобы не желать такую девушку, как вы.

Он поднялся и посмотрел чуть насмешливо на Майю, почти как Даро сегодня утром.

- Сейчас вы переходите непосредственно в мое подчинение. Вы не боитесь служить приманкой?

Майя лежала, подогнув под себя ноги. Халат скрывал тело до самых лодыжек. В эту минуту она походила на озябшую кошечку.

Лоран покачал головой.

- Не надо бояться. Это было бы плохо для вас, вы стали бы менее естественной с ним, и менее любознательной. Мы очень интересуемся этим Даро. Для нас сейчас это фигура номер один.

* * *

В 18 часов 3О минут господин Ромеони, закончив свой рабочий день, набрал номер телефона. Три раза прозвучал гудок, затем в трубке раздался щелчок и кто-то спросил:

- Да?

Ромеони ничего не ответил, положил трубку и посмотрел на свои золотые часы. Потом, закурив сигару, очень тщательно причесался перед зеркалом и, повязав зеленый галстук, снял с вешалки плащ. На секунду задумавшись, прихватил еще и зонтик с бамбуковой ручкой... Выйдя из кабинета, стал медленно спускаться по лестнице. У него оставалось время пройти весь путь пешком. На улице было пасмурно и сыро. На бульваре Карабасель, в положенном месте стоял черный "Кадилак". Ромеони сел рядом с водителем, машина тронулась. За рулем восседал импозантный мужчина, с чуть седеющими волосами. Ни говоря ни слова, Ромеони вынул из кармана записную книжку, открыл нужную страницу и протянул соседу.

- Какая фильер?

- Та, которую я вам предложил, - ответил Ромеони.

Водитель недовольно поморщился и приоткрыл окошечко, так как не выносил табачного дыма.

- Мне не очень бы хотелось привлекать к этому преступные круги.

Ромеони вздохнул.

- Вы дали мне согласие. Полагаю, для беспокойства нет повода, так как мой осведомитель играет эпизодическую роль. Он ничего не знает. К тому же люди этого круга умеют молчать, пока им платят. Кроме того у нас нет другого выбора.

- Если информация окажется ценной, это будет большой удачей, - согласился человек за рулем, направив машину в сторону авеню Дезамбруа.

- Если люди из Парижа вышли на этот след, значит он должен куда-нибудь привести. Я вам напоминаю, что информация исходит из надежного источника, от секретарши из этого особого отдела.

- Для меня это даже не след, а только ориентировка. Когда мы получим товар обратно, тогда мы можем...

Ромеони сделал жест, выражающий сомнение и покачал головой, давая понять, что разговор окончен.

- Все скоро выяснится. Я могу вас высадить здесь?

В тот же день около 12 часов дня Лоран припарковал машину на стоянку у набережной Лобеф, куда приехал безо всякой определенной цели, просто познакомиться с городом.

С самого начала работы над этим делом он не мог избавиться от необычно тягостного впечатления, причину которого ему не удавалось точно установить. За годы работы в органах национальной безопасности он твердо понял, что всегда существует что-то вроде общего знаменателя в мотивах поведения и реакции противника, что-то такое, что закономерно проявляется в самых странных ситуациях. Опытные профессионалы, каким был Лоран, умеют быстро понять характер тех, с кем им приходиться вести невидимый бой, а в этом случае поведение Даро никак не вписывалось в привычную схему.

Проходя мимо машины писателя, Лоран обратил внимание, что в стоящем неподалеку кабриолете "Оппель Капитан" сидели какие-то люди. Через некоторое время Лорана обогнал красный "шевроле", который свернул в сторону моря и остановился в конце набережной, рядом с лестницей, ведущей на дамбу. Вышедший из машины человек, быстро оглядевшись, поднялся наверх. Лоран, выбрав дистанцию, последовал за ним. Ветер уже стих, но море оставалось неспокойным, и огромные волны с шумом разбивались о мол. В этом месте, где заканчивалась дамба, виднелись какие-то силуэты. Лоран продолжал медленно, будто на прогулке, идти за незнакомцем, иногда останавливаясь, как бы любуясь морем. Подойдя ближе, он насчитал пять силуэтов, стоявших не группой, а на расстоянии одного-двух метров друг от друга. Затем услышал приглушенные голоса, негромкий смех, шушуканье, и только поравнявшись с ними, увидел, что был еще и шестой тип, скрытый за знакомой спиной человека из красного "Шевроле". Лоран сделал еще несколько шагов и вновь спустился на набережную. Сейчас его интересовали только люди из "Оппеля".

Когда он возвращался обратно, его внимание привлекло неплотно закрытое окно правой дверцы автомобиля Даро. Подойдя ближе, он увидел, что на сидении лежит письмо.

Сев за руль "Пежо", Лоран вызвал по рации Доминика и спросил, кого он видел рядом с машиной Даро.

- Три или четыре минуты назад около машины проходил мужчина, похожий на вас, шеф. Уже довольно темно и детали разглядеть невозможно.

- И больше никого?

- Нет, шеф, если не считать самого Даро, который спустился со своей яхты в 9 часов 3О минут и, подойдя к машине, поднял руку примерно на высоту крыши и тотчас вернулся обратно.

- Что вы можете сказать об Оппеле с двумя типами внутри?

- Оппель не входил в поле зрения прибора.

- Спасибо, прием окончен.

Лоран включил зажигание и направил машину в сторону Авеню де Грасс, туда, где жила Майя.

* * *

А на следующий день в девять часов утра на набережной Лобеф появилась и сама Майя. Письмо, о котором ей говорил Лоран, все еще оставалось лежать на сиденье машины. Майя перешла мостик, ведущий на судно "Огненная Дева" и, сложив ладони рупором, окликнула Даро. Погода стояла серая и облачная. Над яхтами кружила стая чаек, с криком вырывая друг у друга добычу. Спустя несколько минут с бритвой в руке на палубу вышел Марк. На щеках у него еще оставалась мыльная пена, а в глазах восхищенное удивление.

- Я хочу прогуляться по пляжу, - весело крикнула Майя, - вы согласны?

- Я скоро... Вот только закончу бриться.

Майя вернулась на берег и в ожидании прислонилась к старенькому "Рено". Вскоре, в голубом свитере и вельветовых, немного потертых джинсах, появился Даро.

- Я не ждал вас так скоро. Очень мило с вашей стороны,он вынул из кармана ключ и открыл дверцу. - Так куда мы едем, на пляж?

Затем, заметив письмо, распечатал конверт и внимательно прочитал. Брови его нахмурились. Майя украдкой бросила взгляд через спину и разглядела три ряда печатных букв. Прочитав письмо, Марк аккуратно сложил его в четверо и положил в карман куртки, которую держал в руках.

- У вас уже был почтальон? А ко мне он приходит не раньше девяти.

- Почтальон?.. Ах, да. Ко мне он приходит по разному. Так куда мы едем?

- На пляж. Там сейчас ни души, благодать.

Чтобы быстрее добраться до пляжа, они проехали через небольшой скверик. К их радости погода резко изменилась к лучшему: небо прояснилось, ветер почти стих.

- Я еще не успела прочитать вашу книгу, проспала все это время.

- У вас простуженный вид, - заметил Даро.

- Награда за любопытство. Я простыла вчера утром на вашей яхте, - она лаского взяла его за руку. - Послушайте, после войны вы все время писали книги?

- Нет, я скитался по всему свету, работал где придется.

- Много повидали?

- Европу, Америку, Африку.

- Я хотела бы побывать в Китае, а из европейских стран в России.

- Почему?

- Не знаю, может быть из-за их истории. Мужественные страны.

На пляже были только они да стайки неподвижно сидевших на песке чаек.

- Они очень глупы, эти птицы, - весело сообщил Марк.

Майя рассмеялась.

- Об этом написано в одном из старых номеров "Жео". Вы знаете этот журнал?

По мере того как они продвигались по берегу, чайки взлетали и вновь опускались, все дальше и дальше удалялись от них.

Пока Марк и Майя мирно беседовали, Лоран остановил машину на бульваре дю Миди, вплотную примыкающему к пляжу. На спинке сидения лежал Майин шарф, который он специально попросил у нее. Место стоянки Лоран выбрал удачно. Отсюда был прекрасный обзор всего пляжа. Справа вдоль бульвара тянулась пальмовая аллея. Лоран видел как Майя и Даро шли по пляжу, держась за руки. По дороге им встретилась только одинокая дама с собачкой, но через некоторое время в зеркале заднего вида замаячили еще две фигуры: мужчина и женщина. Они походили на обычных любителей зимнего отдыха на юге, приезжающих в это время в Канны. Худощавый мужчина со смуглым лицом восточного типа выглядел лет на сорок. Его подруга, высокая нескладная женщина с короткой стрижкой, худыми ногами и мужской походкой, была примерно такого же возраста. Лоран заметил, что мимоходом парочка обращает внимание на все машины, стоявшие на стоянке вдоль бульвара.

- Как вам удалось найти судно, - поинтересовалась Майя, - вы были знакомы с владельцем?

- Нет. При помощи агенства, счастливый случай.

- Присядем, - предложила Майя.

Даро сложил вдвое куртку и протянул девушке.

- Подложите ее под себя.

Сев на куртку Даро, Майя выбрала удобный момент, нащупала карман, ухватила двумя пальцами листок бумаги и, отвлекая внимание писателя, сказала:

- Что-то не видно сегодня в море кораблей?

- Что вы, посмотрите туда, там на горизонте виднеется яхта.

Незаметно вынув листок, она зажала его в кулаке. В это время Даро обернулся и, пристально посмотрев на девушку, произнес:

- Почему же все-таки вы пришли сегодня ко мне?

- Не знаю... захотелось побыть рядом с вами. Вы считаете, что не нужно было приходить?

Даро не сводил с нее глаз.

- Так это было желание или все еще любопытство?

- Не знаю. Марк, вы все так усложняете. Возможно и то и другое.

Немного выше того места, где сидели Даро с Майей, по дамбе медленно прошествовала та самая подозрительная парочка, за которой не переставал наблюдать из своей машины Лоран. Если он не ошибался, эти двое должны будут повернуть назад. Лоран взял рацию и дал команду Доминику сесть в фургончик и следовать за двумя незнакомцами.

- Мне становится холодно, - пожаловалась Майя.

Даро, желая помочь девушке, протянул ей руку. Она подала левую.

- Вы левша? Я не замечал раньше.

- Нет, нет, а разве вы ничего никогда не делаете левой рукой? - парировала Майя.

Она встала, засунула руки в карманы и побежала, подпрыгивая и пританцовывая.

- Догоняйте, это согревает.

- Пойдемте ко мне, у меня есть отличный чай.

- Я хочу сначала принять дома ванну.

- Тогда приходите завтракать.

Когда они поравнялись с машиной Лорана, Майя остановилась, обняла Даро, и повернув его лицом к дороге, восхищенно сказала:

- Посмотрите, как красив этот бульвар. Не правда ли?

Лоран уже держал на готове телеобъектив, и мысленно похвалил Майю за сообразительность, успел сделать два снимка. Через некоторое время появилась знакомая парочка. Лоран вновь навел объектив.

Скоро Майя и Даро, дойдя до яхты, должны будут расстаться. Даро пойдет к себе, а Майя отправится домой. По-видимому, эти двое не останутся среди бела дня пялить глаза на яхту, а последуют дальше за Майей. Она может их привести прямо за собой, не отдавая отчета, что очень рискует. Только Доминик, который пойдет по следу двух незнакомцев, может спасти положение.

В то самое время, когда они поднимались с пляжа на набережную, а к этому часу было уже довольно оживленно, к ним подошел какой-то матрос в резиновых сапогах и, похлопав Майю по плечу, поздоровался за руку с Даро. Перекинувшись парой слов, компания рассталась. Даро сел в шлюпку, матрос пошел по своим делам, а Майя, как предполагал Лоран, направилась домой, преследуемая все той же подозрительной парочкой. Через минуту рядом с "Пежо" Лорана появился фургончик. Инспектор подал знак, автомобиль остановился и оттуда вышел Доминик. Лоран коротко дал ему указания и через секунду фургончик скрылся из виду.

Майя, ничего не подозревая, быстро шагала по набережной, не останавливясь на приветствия знакомых, удивлявшихся ее быстрому возвращению в Канны. Она опешила, когда какой-то головорез, которого она никогда не встречала, вдруг бросился к ней на шею и, расцеловав в обе щеки, прошептал:

- За вами следят. Лоран приказал вас увезти. Вот доказательство, - и он сунул ей в руки шарф, увлекая за собой в фургончик. Сцена длилась не более 15 секунд. Ее назойливые преследователи остановились и обменялись короткими репликами. Мужчина пожал плечами. Затем, парочка, перейдя на другую сторону улицы, задержалась среди толпы обычных ротозеев, наблюдавших как рыбаки освобождают сети от улова.

Пять минут спустя Лоран был у Майи. В руках она держала документ, который только что разгладила рукой.

- Ты сильно рисковала. Это было трудно?

- Невероятно легко. Он или ничего не подозревает, или специально подстроил все так, чтобы я выкрала его. За мной следили?

- Да, одна парочка. Она шла за вами с самого начала. Со стороны пляжа вы не могли ее видеть. У вас, кстати, скоро будут их фотографии. Теперь вы можете привести Даро к себе. За домом будут наблюдать. Уверен, что сейчас события начнут разворачиваться очень быстро. Фотографии будут в конвертах, их вам положат в почтовый ящик.

Спустя двадцать минут Лоран уже находился на наблюдательном пункте. Доминик курил, лежа на кровати. У аппарата сидел Франсис.

- Даро только что вышел и поднялся на катер, который стоит недалеко от его шхуны.

Лоран посмотрел в окуляры. С большим трудом инспектор различил в застекленой рубке катера силуэт, который затем куда-то исчез. Через некоторое время появился новый, более высокий, без сомнения Даро. Силуэт наклонился, выпрямился и тоже исчез из виду.

Минуту спустя Даро покинул катер и вернулся на борт "Огненной девы". На нем была одета наглухо застегнутая куртка. В этот самый момент, когда Лоран уже собирался отойти, в объективе появился автомобиль. Он остановился около машины Даро. Из него вышли двое мужчин и фланирующей походкой направились вдоль по набережной. Один из них с длинным носом и трубкой во рту, одетый в английский плащ, был худ и сутуловат. Отличный имидж, чтобы сыграть Шерлока Холмса. Оставалось только отрастить бакенбарды. Компаньон едва доставал ему до плеча. По внешнему виду это был то ли китаец, то ли японец и поэтому издали лицо его казалось экзотическим, как маска самурая. Он важно вышагивал, держа в руках фотоаппарат.

Не отрывая глаз от окуляр, Лоран позвал Доминика.

- Телеобъектив остался в машине, поторопись!

Незнакомцы остановились, самурай направил камеру на бульвар Круазетт. Затем они повернулись и пошли в обратном направлении, любуясь яхтами.

Взяв у Доминика телеобъектив, Лоран открыл дверь на терассу, и облокотившись о поручни, сделал первый снимок, как раз в этот момент, когда самурай фотографировал "Огненную деву".

- Черт возьми, - выругался Доминик, - они не слишком заботятся о том, чтобы остаться незамеченными.

- Непротив, - запротестовал Лоран, ведь Канны - город туристов, и они придерживаются характерного для путешественников поведения, - он бросил Доминику фотоаппарат. - Сделай по четыре отпечатка на каждый снимок, - после этого взял свой чемоданчик и извлек оттуда портупею с кобурой, но, поколебавшись немного, положил обратно. Затем пройдя к себе в комнату, набрал номер Жерома.

- Какие новости?

- Вчера был получен ответ из Парижа. Даро написал три книги за четыре года, но успеха не имел. Последняя была издана за его счет.

- Откуда у него деньги?

- Издатель не в курсе. Ничего неизвестно также и об источниках дохода, ни о каких либо счетах в банке. Были установлены его старые адреса в Париже и Арденнах. По-видимому, Даро никогда не останавлиается больше года на одном месте. Портовая компания предоставила адрес владельца яхты "Огненная дева". Один швейцарский нейрохирург с женой. Они сейчас в Америке на конгрессе и вернутся не раньше, чем через неделю. Стоит ли их тревожить до приезда?

- Думаю, не стоит. Через несколько дней мы уже закончим расследование.

- С другой стороны, у нас получены сведения и на владельца яхты "Калина". Солидный господин с мешком денег и ворохом причуд. Он гребет крупные проценты с разведения скота в Нормандии и в придачу ко всему у него частное имение в Бретани. А был он на своей яхте не более двух-трех раз. Однако Деон его очень забавляет. Это у него созрела идея с виски и сигаретами. Он рассказывает об этом всем своим друзьям. Вот и все.

- Значит, эта история достоверна. В таком случае "Калина" не представляет никакого интереса. Главной фигурой становится Даро. Я вам сегодня отправлю фотографии. Две пары. Возможно, они знакомы вашим людям. Пока все.

- А как чувствует себя ваша новая помощница?

- Хорошо, вы можете не беспокоится за нее.

- Нуждаетесь ли вы в пополнении? Наш патрон очень расторопен, видимо, получил дополнительные указания из Парижа?

- Пока нет. Сейчас все слетелись на "Огненную деву" как пчелы на соты. Я воспользуюсь вашими людьми, как только будет в этом необходимость.

Лоран положил трубку и, раздавив в пепельнице сигарету, которая уже жгла ему пальцы, вышел из комнаты.

- Даро опять спустился на берег, - доложил Франсис, снова с сумкой, но в новом свитре. Такое впечатление, что он переодевается каждые пять минут.

Лоран слушал рассеяно. Он обдумывал фантастическую идею. Она пришла ему в голову во время разговора с Жеромом. Эта идея уже со вчерашнего дня затаилась где-то в глубине сознания в виде неясного чувства, которое осталось у него от разговора с Майей.

Оторвавшись от размышлений, Лоран вырвал из блокнота лист бумаги и, написав на нем адрес, обратился к Франсису.

- Как только Доминик закончит печатать фотографии, положи их в конверт и отвези в Ниццу Жерому. Передашь лично в руки.

Он вырвал следующий лист, на котором написал: "Будьте этим вечером в 23-ОО в кафе "Мезон де порто" рядом с казино. Сядьте напротив меня. Как только я расплачусь, идите за мной к выходу".

Отдавая записку Франсису, предупредил:

- Перед тем как ехать в Ниццу к Жерому, возьмешь фирменный пакет французской газовой компании и положишь туда эту записку и все остальные фотографии. Этот пакет бросишь в почтовый ящик девушки. Доминик даст тебе адрес. Вряд ли за домом уже следят, но на всякий случай оденься в рабочую форму служащего этой кампании.

Прихватив с собой переговорное устройство, Лоран пешком дошел до набережной Лобеф. Катер, куда нанес визит Даро, назывался "Жермина" и ходил под панамским флагом. На палубе стоял высокий смуглый парень с огромной шевелюрой на голове. Лоран по рации вызвал Доминика.

- Спускайся в город и иди на набережную. Там ты найдешь катер "Жермина". Здесь на палубе слоняется парень. Познакомся с ним, заговори по-испански. Это расположит его к тебе. Скажи, что ищешь работу или хочешь переночевать ночь другую. Угости его вином и постарайся развязать ему язык. Но вытягивай информацию постепенно, не сразу. Понял? Повтори.

* * *

Было около 12 часов, когда Майя пришла на набережную. Со своими огненно-рыжими волосами и прической а ля Брижит Бардо, она неизменно вызывала восхищение и шутки местных молодых людей. Проходя по подземному переходу, она испытала неприятное чувство. Ей казалось, что кто-то идет за ней следом.

Реакция Даро на исчезновение документа могла быть совершенно непредвиденной, и чем ближе она приближалась к яхте, тем яснее приказы Лорана казались ей абсурдными и хладнокровными умозаключениями военного теоретика, который старается использовать для победы все свои войска, мало заботясь о потерях.

Твердым голосом Майя окликнула Даро, и пока тот прыгал в шлюпку и добирался до берега, внимательно наблюдала за ним. Он казался очень озабоченным и, не предлагая Майе спуститься в шлюпку, сам взобрался на берег.

- Вы помните письмо, которое я взял сегодня утром в машине и положил в карман куртки? Я не могу его найти.

Несмотря на взволнованность он попытался улыбнуться.

- Как вы очаровательны в этом джемпере.

- А у вас замечательный полувер, - в тон ему ответила Майя, - видимо, ирландский?

Страх постепенно проходил, уступая место сильному любопытству.

- А вы уверены в том, что хорошо искали?

- Абсолютно.

Даро с интересом посмотрел на Майю. На лице у него мелькнула тень подозрения. Он медленно произнес:

- А это не вы стащили письмо? После той истории с кошельком...

- Нет, я здесь не при чем. Хотя уже начинаю об этом жалеть, - рассмеялась Майя. - Это так важно? Это что - шифровка?

- Конечно, там был указан срок начала атомной войны. А если серьезно, то в письме содержалась довольно серьезная информация.

- Но письмо могло выпасть из кармана, когда мы были на пляже. Вы же держали куртку за рукав, а потом, сложив, дали мне. Нам можно найти то место, это сделать легко.

Они вернулись на пляж.

- Кстати, вы подсчитали, сколько я вам должен? - спросил Даро.

- Точно не помню.

Чтобы идти быстрее, Майя и Даро поднялись на пешеходную дорожку, проложенную чуть выше пляжа. Место они нашли без труда, и опустившись на колени, стали осматривать песок. Даро искал очень старательно, сантиметр за сантиметром.

- В конце концов, - недовольно проворчал он, - бумажку наверное унес ветер. Хотя в это время было спокойно.

Вся эта сцена выглядела искусственно. Если бы документ был важным, Даро бы незамедлительно его расшифровал. Почему он не пошел на пляж раньше, как только заметил пропажу, а стал ждать Майю? Значит, сообщение было не таким уж важным. А может...

Рассуждая про себя, Майя решила не подкидывать на песок копию, которую ей дал Лоран, а посмотреть, что будет дальше. Все ей казалось абсурдным. К чему эта комедия? Может он уже был здесь? Но песок оставался совершенно не тронут, когда они вернулись на пляж.

Даро пожал плечами и поднялся.

- Мы только зря теряем время. Идемте обедать, - он обнял Майю за плечи.

- Марк, я не люблю видеть вас озабоченным.

- Я не озабочен. Поговорим о другом.

Они замолчали. Затем Даро спросил:

- О чем вы думаете?

- Мне кажется, вы страшно одиноки.

Он усмехнулся.

- Я вызываю у вас сочувствие?

- Нет, скорее обратное. А вы вправду подумали, что это я украла письмо?

- Даже если и вы, все равно это вам ничего не даст. Плохо то, что вы не осмеливаетесь вернуть его назад.

- А зачем? Ведь вы его уже прочитали. Если вы так дорожите письмом, то это без сомнения любовное послание, - Майя старалась шутить.

- Если письмо у вас, то вы прекрасно знаете, что это не так.

* * *

- Должна ли я теперь идти завтракать к Даро? - в голосе Майи прозвучали тревожные нотки.

Не ответив, Лоран сел на кровать и начал внимательно изучать документ.

- Нужно послать в Париж для расшифровки.

Майя покусывала губы.

- А что будет, если он заметит пропажу?

- Увы, сделанного не воротишь, - сказал Лоран, - но есть здесь что-то, чего я не понимаю, - продолжал он, разговаривая с самим собой, - очевидно то, что Даро положил эту шифровку сам к себе в машину, а потом снова взял ее.

- И прочитал, как будто не знал текста, - добавила Майя.

Лоран кивнул головой.

- Вероятно, имела место подмена текста. Он положил свой конверт через правое стекло к 9 часам вечера. Новая же корреспонденция поступила к нему возможно через щель к левой дверце. Ночью человек небольшого роста мог быть и не замечен с нашего пункта наблюдения.

Лоран положил шифровку в карман и закурил.

- Если только эта корреспонденция не была предназначена специально нам...

- Интокс?

- Возможно.

- А почему бы просто не скопировать текст? Тогда я положила бы письмо ему обратно в куртку, а он подумал бы, что плохо искал.

Лоран покачал головой.

- Нет. Меня интересует его реакция в случае утери документа.

- То есть в случае его похищения мной..., - медленно произнесла Майя, понизив голос.

- Вам страшно?

- Да, - призналась Майя. - Вы бы мне не поверили, если бы я сказала, что нет. Но все будет хорошо, вы не волнуйтесь. Дайте мне сигарету.

- Извините... - Лоран понял, что перегнул палку, но был непреклонен. - Наблюдайте за ним лучше. Если он будет спрашивать, упорно твердите, что письмо могло сколько угодно раз выпасть на песок и посоветуйте вернуться на пляж поискать. Там выберите удобный момент и незаметно подбросьте листочек на песок.

- Он сильно помят. Даро может догадаться.

- Это будет копия.

* * *

Даро остановился, взял Майю за плечи и, повернув к себе лицом, сказал:

- Одни неприятности с этими женщинами. Их взгляд всегда ясен. Но часто случается так, что эта ясность обратно пропорциональна их искренности.

- Хорошо сказано. А я какая? Искренняя?

- Не совсем. Такой ответ устраивает?

Они добрались до яхты. На борту "Огненной девы" каюта сверкала от чистоты, а на кухне уже был накрыт стол. Сквозь шторы пробивался лучик солнца и падал прямо на бутылку виски стоявшую на столе.

- Как здесь уютно, - восхитилась Майя.

- Чувствуйте себя как дома. Кстати, вы умеете делать бефстроганов?.. Я как раз приготовил это блюдо сегодня.

- Больше всего мне нравится то, что здесь можно жить, не боясь нескромных глаз соседей, не то что на яхтах, пришвартованных к самому берегу.

- Этим вы и воспользовались вчера утром?

Даро отпил глоток виски и, сев рядом с Майей на кушетку, непренужденно сказал:

- Если вы взяли у меня письмо, то сегодня вечером вы его обязательно вернете.

Майя улыбнулась и, пригубив в свою очередь виски, парировала:

- Предположим, что письмо у меня, почему вы уверены в том, что я вам его отдам?

- Потому что скоро я вам предоставлю доказательство моего доверия. Вы могли взять письмо просто так, из любопытства, как тот кошелек, но поняв важность письма, вы хотели бы его вернуть, но не знаете как это сделать.

- Так что же вы предоставите в доказательство вашего доверия?

- Вы скоро увидите. Поговорим о чем-нибудь другом.

Они заговорили о Каннах, о его жителях, о моряках. Майя рассказала о своей поездке с Деоном на Корсику и о путешествии на Сицилию.

- Я тоже докажу свое доверие, - сказала она, вставая, сегодня приглашаю вас к себе на кофе. А пока я хочу напечатать письмо подруге. У вас есть листочек?

- Конечно, там в столе бумага и конверты.

Напечатав письмо, Майя положила его в конверт, который лежал тут же на столе. Даро к этому не проявил никакого интереса. У него было прекрасное настроение.

- Я даже не предполагал, что у вас есть своя квартира.

- Вы думали, что я сплю прямо на пляже?

- Под перевернутым баркасом или на какой-нибудь еще более заброшенной яхте, чем эта. У вас что, настоящий дом, из камня?

Спустившись на берег, Даро предложил воспользоваться машиной. Он вел быстро и умело.

- Ваша машина похожа на вашу яхту, - заметила Майя. - У нее обманчивая внешность. Никогда бы не подумала, что можно столько выжать из этой колымаги. Сейчас поверните налево, а затем прямо.

Съежившись, Майя прижалась к Даро, отчасти для того, чтобы посмотреть в зеркало заднего вида. Она видела, что с самого начала за ними неотступно следует черный мерседес.

- А теперь обогните вот этот дом, и здесь можете остановиться.

Через минуту их обогнал мерседес, в кабине которого Майя увидела мужчину и женщину.

Войдя в подъезд, девушка открыла почтовый ящик и извлекла оттуда конверт со штемпелем газовой кампании.

- Если бы я стал вас искать, то начал бы не с этого района.

- Именно поэтому и выбрала этот дом, - ответила Майя, поднимаясь по лестнице. - За исключением нескольких друзей я здесь никого не принимаю. В доме полно пенсионеров, первые этажи занимают различные конторы, а я живу на самом верху.

Майя открыла дверь и провела Даро в залу. На полу лежал небольшой палас, около окна стоял мольберт, а на стенах висели полки с книгами и картинами. Для некоторых из них не нашлось места на стене, и они были составлены редками в углы комнаты. На паласе валялись ракушки, амфора, ветки красного коралла, а возле мольберта стояли два великолепных подсвечника.

- Ну и ну, - протянул Даро, - немножечко простовато.

Пройдя в спальную, она взяла коробок спичек с обогревателем и вернулась в залу. Даро, бросив плащ на диван, любовался картинами.

- Хорошая живопись. Здесь нет ничего женского.

- Во всяком случае мои картины мне уже не нравятся.

- Но это не комплимент. Вы действительно хорошо рисуете.

- Комплименты приберегите для кофе, оно будет отличным.

Даро обнял Майю за плечи и притянул к себе.

- Если это все составляет вашу личную жизнь, то я влюблен в нее.

Майя подняла глаза и поцеловала Даро в губы.

- Чему я обязан? - прошептал он.

- Самому себе...

Последовал долгий поцелуй. Майя ощутила твердое прикосновение под мышкой и поняла, что это пистолет. Она хорошо знала, что у Даро раньше не было оружия. При обыске "Огненной девы" люди Жерома ничего подозрительного не нашли. Но ведь существуют тысячи тайников, где можно было спрятать пистолет...

- О, сейчас закипит кофе...

Выключив кофеварку, Майя разлила напиток по чашкам.

- Садитесь на диван, там будет удобнее. Я сейчас приду...

Выйдя в туалет, она распечатала конверт и прочитала послание Лорана. Ей не стоила труда узнать на фотографии женщину и мужчину из "Мерседеса", а также всех остальных. "Такие лица нельзя не запомнить", - подумала Майя и чиркнула спичкой. Потом сбросила пепел в унитаз и громко спустила воду.

Когда она вернулась, то застала Даро стоящим у полок и изучающим названия книг.

- А пистолет вам не мешает? - неожиданно задала ему вопрос Майя.

- Как вы догадались, что это пистолет.

- Я иногда хожу в кино. Зачем вы его носите с собой?

- Чтобы защищаться.

- От кого?

- Например, от вас. Я не знал, куда вы меня ведете, вы ведь знаете, что я очень боязлив.

Майя вновь налила кофе и протянула чашку Даро.

- Покажите.

- Только после кофе, который вы делаете по-итальянски, а я предпочитаю по-американски. Научу как-нибудь.

Они сели на диван. Даро выпил кофе и рука его скользнула за отворот куртки. Это был старый пистолет с сильно поцарапанным стволом. Майя взяла оружие в руку.

- О, да это настоящая пушка.

- Хорошая игрушка. Раны от нее долго не заживают.

Майя прицелилась в угол комнаты.

- Какой тяжелый. Сколько же людей было убито им?

- Если в прямом смысле, то я никого еще не убил.

Майя повернулась и нежно приставила дуло пистолета к груди Даро.

- А что если я сейчас нажму на курок...

Даро продолжал улыбаться, чуть прищурившись. Затем играючи повалил ее на подушку.

- У вас ничего не выйдет, он на предохранительном взводе. Хотя я не уверен... Попробуйте...

- Вы блефуете.

- Попробуйте. Потом будет видно...

Майя бросила пистолет на диван.

- Не могу. Идиотская шутка.

Даро небрежно подобрал оружие.

- Марк, покажите как надо с ним обращаться.

Даро точными и быстрыми движениями разобрал пистолет.

- Он как будто бы составляет с вами единое целое. И давно он у вас?

- Очень давно.

- С войны?

- Да, старый сувенир.

И вдруг Майя забыла все, что ее окружало. Наступила какая-то долгожданная передышка, которой она отдалась, не сдерживая себя, в неистовом желании близости...

За окном был вечер, когда они пришли в себя. Комната освещалась только обогревателем. Они лежали молча, как бы стараясь уберечь эту сладостную передышку от всего мелкого и ничтожного.

Даро приподнялся на вытянутых руках и посмотрел на Майю: смуглый цвет ее кожи странно контрастировал с яркой белезной груди. Он спрыгнул на пол и, приблизившись к обогревателю, посмотрел на часы: 6-2О вечера. Присев на край кровати, он рассеянно погладил Майю по животу.

- Уже поздно, или еще рано? - спросила она.

- Ни то, и не другое. Вы знаете, после погружения на большую глубину, надо пробыть около часа в воде, чтобы организм смог привыкнуть...

Марк улыбнулся и продолжал:

- Сейчас у меня такое впечатление, что я нахожусь в этом состоянии. Но надо всплывать.

- А я хочу снова погрузиться.

Она засмеялась.

- Мы занимались любовью под вашим пистолетом. Только сейчас я ощутила его под поясницей.

Марк взял "сорокопятку" и положил на стол.

- Поедем, сказал он.

- Куда?

- Я повезу вас в одно удивительное место. Оно находится в нескольких километрах от Канн.

Майя надулась.

- Вы знаете Теул? - продолжал Марк. - Дорога ровная с большими поворотами, по бокам виллы. Один из поворотов выходит на каменистую дорогу, которая ведет к домику. Там начинается дикая природа.

- Но почему мы должны ехать ночью?

- Потому что ночью при свете луны там так прекрасно, так фантасмагорично...

Он заколебался, взял пистолет и стал внимательно его рассматривать.

- И кроме того я должен ехать туда сегодня вечером. Я уже говорил, что доверяю вам. Вы едете? Или боитесь?

- С вами хоть на край света, - засмеялась Майя, - но сначала накормите меня, я умираю с голоду.

11

Шоссе на Теул шло по бульвару дю Миди, вдоль берега моря. Они сытно поужинали в пиццерии, и теперь Марк вел машину очень медленно, часто поглядывая на часы. После близости с ним у Майи не проходило странное ощущение одиночества, которое усиливалось по мере того, как они удалялись от города. Все происходило так, словно это событие оборвало предохранительную нить, связывающую ее с Лораном.

С тех пор как они вышли из дома, не обнаруживалось никаких признаков того, что Лоран со своими людьми прикрывал ее. Она интуитивно почувствовала тревожное дыхание пропасти, оставшись наедине с человеком, у которого было много причин подозревать ее.

Половина девятого. Движение на шоссе стало не таким интенсивным, как днем, но несмотря на это Майя не могла заметить ни одной машины, которая бы следовала за ними. Она думала о послании Лорана: "23 часа, кафе "Мэзон дю Порто", сядьте напротив...". Зачем он должен был прийти туда раньше них?.. Следить за Даро?.. Это невозможно... Может быть все-таки он поручил кому-нибудь из своих людей следовать за "Рено"...

Даро улыбнулся:

- Ты испытываешь нежность?

- Да.

- Ко мне или к моему образу?

- Что ты хочешь сказать?

- Если бы я был обыкновенным стареющим писателем, могла бы ты быть со мной?

- Странный вопрос... Ведь тогда не было бы никакого смысла находиться здесь. Мы бы одели тапочки и сидели дома.

Даро иронично усмехнулся и, посмотрев в зеркало, увеличил скорость.

Майя обратила внимание на то, что он вел машину в перчатках. Фары исчезли за поворотом, но потом вновь появились. Даро опять прибавил газу.

- Что случилось?

- Любовь к быстрой езде. Тебе не нравится?..

- Нас преследуют?

Даро не ответил. Чуть притормозив, он сделал головокружительный вираж и съехал по склону с дороги. Проехав еще несколько метров, остановился, потушил фары и заглушил мотор. Через несколько минут они услышали шум приближающего двигателя. В десяти метрах от них скользнул луч света и исчез. Затем в том же направлении проследовала другая машина. Наступила тишина.

Подождав немного, Даро выехал на проселочную дорогу, идущую мимо крохотного домика, служившего, по всей вероятности, жилищем сторожа или лесника. Слева протекала речушка, которую пересекал небольшой каменый мостик. Сразу после моста, где дорога раздваивалась, их взору предстал освещенный лунным светом пустырь, весь в рытвинах и камнях.

Они вышли из машины и Даро шепотом сказал Майе следовать за ним. Он бесшумно продвигался по обочине и его тень растворялась в сгущающемся мраке лесосеки. Неожиданно Даро застыл на месте. Майя вздрогнула. Несколько мгновений они стояли не шелохнувшись, прислушиваясь к тишине, после чего, взяв Майю за руку, Марк направился дальше по тропинке, извевающейся между склонами.

Вдали показалась груда камней. Подойдя ближе, Майя увидела, что это были развалины средневекового замка.

Пройдя еще около двадцати метров Даро вновь замер. На этот раз и до Майи донеся откуда-то сзади хруст ветки.

- Пройди вперед, сосчитай 6О шагов и жди меня, - приказал Даро и подтолкнул Майю в спину.

Пройдя несколько шагов, она обернулась. Даро держал в руке пистолет. Нетерпеливым жестом он сделал ей знак продолжать движение. Она споткнулась и ее охватил страх. Появилось паническое желание бежать со всех ног, или броситься под откос в овраг. Она считала про себя: одинадцать, двенадцать..., торопясь достигнуть скорее зону леса, чтобы скрыться под тенью деревьев. "Если бы он хотел меня убить, он не стал бы ждать, чтобы я ушла так далеко, он бы сделал это сразу". Сорок восемь, сорок девять..." "А может, зная, что нас преследовали, он хочет удостовериться перед тем, как... пятьдесят четыре... Но кто ехал за нами? Человек Лорана или другие?.. Шестьдесят..."Она остановилась и стала ждать. Через секунду появился силуэт Даро, который передвигался бесшумно как кошка. Подойдя к Майе, он кивнул головой: "Идем дальше".

Они проскочили мимо карьера, и, обогнув небольшую горку, вышли к какому-то ветхому бунгало. Даро извлек пистолет и медленно приблизился к двери. Прислушавшись, он вынул из кармана фонарик и резко толкнув дверь, отскочил в сторону. Затем осветив помещение, обернулся и позвал Майю.

В доме из одной комнаты с черным от сажи камином стояли пыльный стол и старое плетеное кресло. Даро закрыл дверь и осветил занавешанные паутиной стены.

- Извини меня за этот спектакль, но так было нужно.

- За нами кто-то следил?

- Не знаю. Сейчас ты должна подождать меня здесь. Постараюсь сделать все очень быстро... Это займет четверть часа, не больше.

- Куда ты пойдешь?

- К сожалению, не могу тебе этого сказать. Ты ничем не рискуешь. В противном случае я не оставил бы тебя одну. Если ты боишься, возьми полено и заблокируй дверь. Ты знаешь как это делается? - о чем-то подумав, он посмотрел на свой пистолет и протянул его Майе. - Возьми, не думаю, что он мне пригодится. Это хороший помощник. Тебе стоит только нажать курок. Я оставлю еще лампу... Зажигай ее в самом необходимом случае. Когда вернусь, то постучу не в дверь, а в щеколду. Два сильных и три слабых удара. Запомни.

Он приоткрыл дверь, посмотрел осторожно по сторонам и скрылся.

Майю трясло от холода. Она опустилась в кресло, но, спохватившись, быстро вскочила, взяла полено и приложила его к двери. Такая защита показалась ей смехотворной. Сев заново в кресло, она потушила лампу.

* * *

Франсис легко следовал за "Рено", в котором находились наши герои, начиная от самого дома. Он остановился недалеко от пиццерии, где ужинали Даро и Майя, чтобы немного размять ноги и купить сигарет. Проходя мимо стоящего в конце ряда "Мерседеса", он вдруг узнал мужчину и женщину на фотографии, которую сам печатал. Они сидели на переднем сидении и были погружены в оживленную дискуссию.

Франсис быстро вернулся в кабину фургончика. Желание покурить исчезло. Табачный киоск располагался в тридцати метрах, но достаточно бывает и двух минут, чтобы потерять след.

Он облегченно вздохнул, когда увидел Майю и Даро, садившихся в "Рено". Их автомобиль тронулся с места в направлении набережной Лобеф. Франсис подождал пока не сдвинется с места "Мерседес" и только потом завел двигатель.

Он был очень удивлен, когда увидел, что Даро, не доезжая до набережной Лобеф, повернул направо и выехал на прибрежное шоссе.

Даро ехал очень медленно. "Настоящий похоронный кортеж", - подумал Франсис. - Знает ли Даро, что его преследуют? А люди из "Мерседеса"?"

Франсис был уверен, что следует в этой колонне последним и старался держать приличную дистанцию от "Мерседеса", пренебрегая желанием посмотреть в зеркало. Впрочем, если бы он взглянул, то не обнаружил бы ничего подозрительного.

Во время войны Ягаси научился водить мотоцикл ночью на полной скорости и с выключенной фарой, еще в более трудных условиях, чем эти. Он следовал не за фургончиком. Его интересовали две идущие впереди машины. Фургончик служил для него только ширмой. Он освещал дорогу, что позволяло Ягаси не терять из виду "Мерседес".

Женщина, сидевшая в "Мерседесе", оказалась очень внимательной. Она первой заметила тактику водителя "Рено" и предупредила своего компаньона. Тот не сбавляя скорости, немного отъехал вперед, свернул направо и остановился перед входом в сад, затем, отжав сцепление, ускорил вхолостую двигатель, хорошо имитируя удаляющийся автомобиль.

Франсис тоже совершенно случайно обнаружил "Рено" на том же месте, что и женщина. Предвидя тактику пассажиров "Мерседеса", он сделал крутой вираж, поднялся по склону и заглушив двигатель, спустился вниз, повернув к тропинке, извивающейся вдоль леса. Затормозил он перед самыми деревьями, полагая, что в этом месте фургончик не будет замечен со стороны дороги. Он вышел и быстро зашагал к яме. Задача его заключалась в том, чтобы прикрывать Майю. Прежде всего не выпускать ее из виду.

Он устроился на краю ямы и стал наблюдать. Недалеко от него со склона спустился автомобиль. Из него вышли мужчина и женщина и пошли по обочине дороги. Через некоторое время Франсис покинул укрытие и последовал за ними.

Ягаси, в свою очередь, также прекрасно понял все, что произошло. Загнав мотоцикл в яму, он вскарабкался по склону и удобно устроился возле сосны. Кругом было тихо и неподвижно, как в театре перед началом спектакля. Со своего места Ягаси мог отлично видеть все, что произошло: хлопнули дверцы и из "Рено" вышли Даро и Майя. Через несколько минут за деревьями скрылся фургончик. Затем появился силуэт водителя, который пересек дорогу и исчез в тени. После этого настала очередь "Мерседеса", который свернул направо.

Ягаси видел как Майя и Даро, постояв какое-то время около "Рено", направились вдоль дороги. Минут через шесть после их ухода возле "Рено" появилась чета из "Мерседеса". Мужчина заглянул в стекло машины и сделал знак рукой женщине, указывая на дорогу, идущую вдоль гор. Немного посовещавшись, они двинулись в этом направлении.

Не дойдя до "Рено", Франсис встал на колени и прислушался. Тишина. Слышно было только в двух метрах журчание речушки протекавшей по скалистому желобу. Он выпрямился и, внимательно осмотревшись, углубился в лесосеку. Вдруг справо от него треснула ветка. Пригнувшись, он замер.

Чета из "Мерседеса" остановилась возле тропинки, по которой чуть раньше прошли Майя и Даро. Казалось, что все находящиеся в лесу играют в жмурки, стараясь найти друг дружку на ощупь. Мужчина стоял возле тропинки, покусывая губу. Женщина оглядывалась по сторонам, словно сторожевая собака.

Когда к этому месту подошел Франсис, там никого уже не было. Поколебавшись, он решил подняться вверх по тропинке, чтобы узнать куда она ведет. Ему хотелось курить. Он думал про себя: сколько же может продлиться эта экскурсия? Его воображению рисовалась стойка в бистро и пачка "Голуаз". "Может быть через час". - Он улыбнулся...

Внезапно, совсем рядом раздался хруст веток. Франсис не успел обернуться.

Кинжал прошел между ключицами, задев острием трахею. Смерть наступила мгновенно и безболезненно.

12

Приблизительно через час после ухода Даро Майя услышала шаги. Темнота обостряла слух. Она ощутила с поразительной ясностью, что-то вроде шелеста и треска сухой ветки и затем еле уловимый шорох скользящей подошвы.

Майя сразу поняла, что это был не Даро. Он не стал бы красться так тихо к дому. Шаги приближались. Она подумала о лисице или о ласке, но поняла, что старается себя успокоить, отводя дурные мысли. Когда шорох оказался слышен совсем рядом с домом, Майя - уже не сомневалась. Это были шаги человека.

Незнакомец прошел вдоль дома и остановился возле двери. Звякнула щеколда. Майя вздрогнула, схватила лежащее на коленях оружие и, дрожа от холода, нацелила дуло пистолета на дверь.

Раздался резкий толчок, послышался стон дерева, но полено сопротивлялось. Последовал второй удар, слабее, чем первый. Дверь не поддавалась. Видимо, потеряв надежду открыть ее, незнакомец уже безо всякой предосторожности удалился.

Майя медленно опустилась в кресло. Ее лицо и спина стали липкими от пота. Сейчас она постаралась расслабиться, заставляя себя дышать глубже. Воображение представляло мрачные картины: "Незнакомец мог уйти, чтобы издали следить за домом или подождать возвращения Даро, чтобы убить его. А может быть Марк уже убит... В таком случае она останется одна и не сможет выйти отсюда. На освещенном луной дверном пороге она стала бы превосходной мишенью. Не исключена была возможность и того, что незнакомец сымитировал свой уход и сейчас стоит возле двери, прислонившись к стене. Жив ли Марк? Горы хорошо отражают звук и Майя услышала бы выстрелы... Но Марка могли убить не только пулей...".

Она рисовала себе идиотские картины преследования. "Если он не осмелился войти сейчас, то возможно будет ждать до рассвета... Он безопасности и вооружен... Сколько еще осталось времени до рассвета?.." Майя была уверена, что попалась в ловушку.

"Почему?.. Почему она?.. Что знают о ней?.. Ее видели в компании с Даро? Но какой смысл в ее уничтожении?.. Им легче заставить ее говорить... Говорить о чем?.. Она не знала даже куда отправился Даро и что ищет... Она ничего не знала... Приманка, как говорил Лоран".

Первый раз ей в голову пришла мысль, что Даро мог использовать ее в качестве приманки. С тех пор, как Майя устроилась в агенство, она всегда служила приманкой и ничем другим. Как ни странно, она поняла это только сейчас. К работе в секретном отделе ее привлекла романтика. Она видела в ней жизнь, полную приключений. На самом же деле девушку использовали так же, как охотник использует притравку, чтобы заманить крупного зверя в ловушку...

Неожиданно Майя сделала еще одно открытие. Она почувствовала себя солидарной с Даро, как ни с кем другим, по крайней мере, этой ночью. Приманка она или нет, но они оказались на одном судне. И он оставил ей оружие, уйдя с пустыми руками. Сейчас ему грозит смертельная опасность, у нее нет никакой возможности предупредить его об этом.

Тремя ударами постучали в ставень. Она вскочила.

- Марк!.. Это ты пришел!.. Будь внимателен!.. - не отдавая отчета своим действиям, она попыталась открыть заблокированное окно.

- Освободи дверь, это будет проще, послышался спокойный голос Даро.

Она убрала полено и убрала фонарик. Даро вошел в комнату.

- Что расскажешь?

- Кто-то проходил пять минут назад и возможно, спрятался в окрестностях. Ты ничего не заметил подозрительного?

- Ты уверена?

- Он ломился в дверь.

Даро задумался.

- У тебя странный вид, - заметила Майя. - Видимо, за тобой следили.

- Пять минут... Я..., - казалось, Даро не мог собраться с мыслями. Он направил фонарик на середину комнаты, чтобы пройти к столу и забрать пистолет, - хорошо, уйдем отсюда.

Раздавшийся выстрел заставил их вздрогнуть. Прозвучал он довольно далеко. Майе показалось, что Даро съежился и замер. Второй выстрел послышался чуть ближе, затем все стихло.

Даро погасил фонарик, сунул его в карман и взял Майю за руку и они вышли из дома. Перед ними открылась зловещая картина с фантастическими контрастами света и тени. Даро прислонился к стене и, не выпуская руки девушки, стал медленно продвигаться вперед до угла дома. На случай нападения он держал пистолет наготове. Таким образом они прошли вокруг дома.

- Возможно, это браконьеры, - прошептал Даро.

Такое предположение показалось Майе настолько абсурдным, что она, не выдержав, нервно расхохоталась.

Взяв камень, Даро кинул его метров на двадцать вперед и прислушался. Тишина.

- Может быть возле речки есть тропинка, по которой мы можем спуститься.

- Вряд ли, - ответила Майя, - проходя там, я не заметила никакой просеки.

- А если свернуть налево?

Они пошли налево и вышли к каменистому обвалу. Даро спускался первым, придерживая Майю за руку. Вдруг она крепко сжала его руку, принуждая остановиться. Позади она явственно почувствовала чье-то присутствие. Кто-то шел в том же направлении, что и они. Даро насторожился и сделал знак Майе присесть на корточки. Приготовив пистолет для атаки, он вновь поднял камень и бросил его в сторону. Слышно было как он отскочил от дерева и упал в листву. После этого опять воцарилась тишина. Даро сел на булыжник, снял ботинки и шепотом сказал Майе сделать то же самое. Он связал шнурки и набросил ботинки себе на шею. Теперь он шел с особой предосторожностью, очень медленно и старался не делать лишнего шума. Майя старалась идти за ним след в след. Становилось холодно.

"Рено" стоял на том же месте, где они его оставили. Даро положил пистолет в ящик, запустил двигатель и выехал на дорогу.

- Браконьеры, - повторил он, - они используют эту хижину как убежище, потому ты и слышала шум... - улыбнулся Марк и продолжил. - Они приняли нас за егерей и, чтобы убедиться в этом, решили...

- Послушай, - перебила его Майя, - кого ты пытаешься обмануть... Меня?.. Ведь я уже тебе сказала, что кем бы ты ни был, я останусь с тобой.

Вместо ответа Даро взял ее за руку, после некоторого молчания произнес:

- Ну вот, теперь мы почти сообщники.

- Тогда идем до конца.

- Я рассказываю тебе все, что ты хочешь знать, но есть вещи о которых я не имею права говорить. Не стоит заходить слишком далеко. Ты понимаешь?

За спиной у "Рено" мелькнули фары и на полной скорости их обошел "Мерседес". Майя не успела заметить пассажиров. Затем появился мотоцикл и исчез в том же направлении, что и "Мерседес".

- Хочу пить, - сказала Майя, - мне нужно согреться...

Они въехали в Канны, не заметив уже знакомого нам "Мерседеса", стоявшего на углу набережной Лобеф. Мотоцикл в это время был немного вдалеке. В обозе не доставало лишь одной машины, потому что ее водитель был мертв.

Даро доехал до набережной Сен-Пьер и свернул в Пантьеро.

- Мы едем к тебе домой? - спросил Даро.

- Разве тебе не хочется что-нибудь выпить?.. Поедем в кафе... "Мэзон дю Порто", это совсем рядом.

Даро запарковал автомобиль в парке и они отправились в кафе. За стойкой было многолюдно, но большой зал пустовал. Богатое заведение, посетителями которого могли быть люди с тугим кошельком. Витал запах шоколада и сдобных булочек. Впереди сидели англичане и мирно беседовали. Слева от них занимала столик женщина-полицейский. Она курила и что-то быстро записывала в записную книжку. Сидевший напротив мужчина, пил маленькими глотками кофе и искоса поглядывал на нее. Лоран расположился в глубине зала. Он читал газету, покуривая трубку. Майя выбрала столик около инспектора. В окно был виден "Мерседес", который проехал мимо и, свернув в сад, остановился на небольшой площадке.

Ягаси оставил мотоцикл у входа в морской вокзал, достал из сумочки передатчик, точно такой же, каким пользовался Лоран, что-то пробурчал и сунул его в карман плаща. Он вошел в кафе, довольный, что опередил людей из "Мерседеса".

Женщина-полицейский оставила деньги на столе и удалилась. Ягаси уселся на освободившееся место перед пустым стаканом и закурил.

Приход Майи целой и невредимой успокоил Лорана. Он чувствовал беспокойство с тех пор, как перестал получать новости от Франсиса, который регулярно выходил на связь. Лоран подумал, что Франсис, возможно, добрался до виллы. Другого он предположить не мог...

13

- У меня такое впечатление, что твои браконьеры проследовали за нами до самого кафе, - сказала Майя, - двое из них сидят справа. Они приехали на "Мерседесе", который сегодня утром сопровождал наш автомобиль. На подъезде к Теулу, помнишь? А вон тот тип, похожий на японца, пришел незадолго до тех двоих. Он наблюдает сейчас за нами...

Даро взял стакан с коктелем,и, сделав глоток, окинул быстрым взглядом зал. Майя не унималась.

- Может быть это те самые браконьеры, которые обыскали твое судно?

Даро улыбнулся.

- Ты ночуешь у меня на яхте?

- Нет.

- Тогда пойдем, я тебя провожу.

- Подожди немного, я допью коктейль.

В это время с трубкой в зубах вошел еще одни знакомый посетитель - Шерлок. Под мышкой он держал огромную папку с рисунками. Ягаси поднялся и пожал ему руку. Они принялись с интересом знатоков рассматривать и обсуждать рисунки.

Все это время Лоран боролся с естественным желанием сходить в туалет. Он боялся, что Майя может истолковать его уход, как способ вызвать ее для получения инструкции. Если она последует за ним, то неминуемо привлечет внимание своих преследователей. Однако долго сопротивляться потребности было довольно трудно. Проклиная все на свете он встал и удалился в сторону туалета.

Майя наблюдала за его уходом, не обращая внимания на женщину в очках, которая в этот момент не спускала с нее глаз. Видно было как Майя колеблется и не отвечает на вопросы своего попутчика. Не понимая ее внезапной рассеянности, Даро с удивлением смотрел на Майю. Она быстро достала из сумочки пудреницу, открыла ее и, взглянув в зеркальце, поднялась из-за стола.

- Ты куда?

- Обожди немного. Я в туалет...

Лоран находился в кабинке, когда услышал, что кто-то подошел к двери, толкнул ее и удалился в дамскую половину. Досадная, но простительная инициатива Майи, рисковавшей привлечь к себе внимание. Вернувшись, Лоран увидел ее вновь сидящей с Даро. Женщины в очках и ее компаньона на своих местах не оказалось.

Проходя мимо зеркальных стен, Лоран перехватил внимательный взгляд самурая. Инспектор расплатился и вышел. Сейчас ему ничего не оставалось как ехать к Майе домой и ждать ее возвращения.

Открыв оставленным ему Майей ключом дверь, Лоран немедленно связался по рации с Домиником.

- Даро вернулся?

- Возвращается... Его сопровождает девушка.

- Она поднимается с ним на судно?

- Нет, он оставил ее на пристани.

- Она все еще там?

- Ушла... Даро поднимается на яхту.

- Оставь его пока и следи за девушкой.

Лоран закурил, прошел на кухню и выпил стакан воды, затем стал ходить взад и вперед, подсчитывая время, которое понадобится Майе, чтобы добраться до дома. Получилось около получаса.

Прошло немного времени и Доминик снова был на проводе.

- Да он только что вышел на набережную и куда-то побежал. Я потерял его из виду... Возвращается... Садится в машину... Выходит... Открывает капот...

- Ты больше никого не видишь на набережной?

- Нет... Сейчас он идет назад... Открывает багажник... Роется... что-то бросает на землю... одежду... мешок... возвращается к мотору... кажется, что-то с двигателем...

Расстроенный Лоран сидел на краю дивана; склонившись к аппарату и не отводил взгляд от часов. У него не оставалось времени доехать до набережной Лобеф. Он уже представлял себе сцену трагической развязки, которой не мог помешать. Из передатчика послышался металлический голос:

- Он зажег лампу и держит ее в зубах... Закрывает капот... Садится за руль... Автомобиль трогается с места...

- Постарайся проследить за ним.

- Он свернул налево к дороге, идущей вдоль берега моря.

- Его преследуют?

- Нет.

- Подожди еще, может кто-нибудь появится...

Прошло около получаса. Лоран положил передатчик на стол рядом с пустыми чашками. По его подчетам Майя должна была уже быть дома. Но если его предчувствие подтвердится, у нее останется мало шансов вернуться. Он проделал несколько шагов по комнате и остановился пред висевшими на стенах картинами, чувствуя полную безнадежность. Уже не было теперь необходимости оставаться здесь и ждать всю ночь. Он покинул Майину квартиру и отправился в свою резиденцию.

Он застал Доминика, храпевшего на кровати. Лоран тихо прошел в комнату и взял бинокль. "Рено" на месте не было. Он направил бинокль на "Огненную деву". Сильный ветер раскачивал судно. Была полночь.

* * *

Майя не хотела, чтобы Даро ехал к ней и попросила проводить ее только до порта. Возвращаться домой после того, что произошло ей тоже не хотелось. Не зная почему, она чувствовала себя в безопасности на "Огненной деве". Присутствие Даро внушало ей спокойствие.

Перед поворотом в Пантьеро забарахлил мотор. Даро показался обеспокоенным. Он больше не шутил. Майя посмотрела в зеркало и ее взгляд не встретил ни одной машины. Когда они очутились на набережной Лобеф, она резко спросила:

- Почему ты не требуешь от меня письма?

Он вздрогнул и посмотрел на нее, словно не понимая, о чем идет речь и неопределенно пожал плечами.

- Полагаю, что ты это сделаешь сама, когда захочешь.

Он поставил автомобиль на свое обычное место.

- Ветер усиливается... Может ты захочешь остаться со мной... Уже поздно...

- Нет, я приду завтра.

Поколебавшись, Даро сел в шлюпку. Майя провожала его взглядом. Портовые часы показывали одинадцать часов. Она дрожала от холода, в ушах свистел ветер. Спрятав руки в карманы, она пошла вдоль набережной. Вдруг кто-то сзади схватил за подбородок и нажал на сонную артерию. Все потонуло в этой шумной и ветреной ночи.

Вскарабкавшись на борт, Даро повернулся, ища глазами силуэт девушки. Увидел он ее в руках мужчины. Майю поднесли к открытым дверям машины. От неожиданости Даро вначале окаменел, но уже через секунду, в два прыжка оказался на шлюпке, отвязал трос и быстро погреб к берегу. Он оказался на берегу как раз в тот момент, когда машина сворачивала к бульвару дю Миди. Забыв про все на свете, Даро бросился за ней. Автомобиль на полной скорости удалялся все дальше и дальше.

14

Майя пришла в себя, словно очутившись ото сна. Она полулежала на сиденье машины. Ее голова покоилась на коленях какого-то мужчины. Едва открыв глаза, она узнала самурая. Придерживая Майю за плечи, он наклонился, внимательно посмотрел на девушку и, не говоря ни слова, приподнял ее, привалив к спинке сиденья. У развилки дорог машина, за рулем которой сидел Шерлок, остановилась.

Ягаси открыл дверцу и негрубо подтолкнул девушку к выходу. Шерлок также вышел. У Майи не оставалось никаких следов обморочного состояния, боли она не чувствовала и память ее хранила все подробности происшедшего.

Ягаси сделал ей знак и она покорно последовала за двумя мужчинами, не пытаясь ничего спрашивать, понимая, что самое лучшее в подобных ситуациях - умение выжидать. Они перешли мост и пошли дальше по дороге. Впереди шел Ягаси, позади Шерлок. Деревья все еще защищали их от ветра, хотя сами скрипели и прогибались под его напором. Майя с удивлением заметила, что уже не испытывает такого страха, когда она в первый раз шла по этой же дороге с Марком. От этих людей исходило что-то такое, что успокаивало ее. Они стали подниматься вверх по склону. Посреди пути Ягаси зажег огромный фонарь и остановился, чтобы посмотреть вокруг. Затем, сделав еще несколько шагов в сторону, вдруг резко осветил фонарем землю. Майя вздрогнула. Она увидела лежащего на ней человека. На горле у него зияла большая кровавая рана. Шерлок, идущий за девушкой, крепко сжал ее локоть, а Ягаси тем временем направил фонарь прямо в лицо Майи.

- Кто это?

Луч света вновь прошелся по неподвижному лежащему телу. Майя наклонилась. Это был блондин, которому можно было дать лет тридцать. Видно было, как на пуловере запеклась кровь. Лежал он около колючего кустарника. Должно быть его волочили прямо по земле. Это было заметно по прямой траве. В лицо Майи вновь ударил яркий свет.

- Ну?

- Я никогда его не видела...

Не настаивая, Ягаси взял ее за руку, и они заново принялись карабкаться вверх. Через несколько минут они подошли к хижине. Ягаси открыл дверь и подтолкнул Майю внутрь. Последним, потирая руки, вошел Шерлок и, подойдя к камину, принялся запихивать туда лежащие рядом ветки. Он казался равнодушным к окружающему и горел желанием только поскорее разжечь камин. Майя оставалась стоять у входа под пристальным взором Ягаси, который стал допрашивать девушку.

- Товар находится здесь? Где он спрятан?

- Какой товар?

- Катализатор 227. Где спрятаны фляги?

- Какие фляги?

У камина, стоя на коленях, Шерлок пытался разжечь огонь и старательно дул на груду хвороста.

- Мы скоро передадим вас Соединенным Штатам. Мы можем это сделать. Один укол... и вы в самолете. Через 24 часа допрос в Вашингтоне и ваше возвращение обратно будет очень проблематичным. Но мы очень торопимся. Лучше для вас, если вы заговорите здесь. В таком случае вас ждет более счастливый исход.

Он говорил по-французски немного отрывисто, но без особого акцента.

- Кто вы? - спросила Майя.

- Вы находились в этой хижине с этим типом. Почему?

- Я ничего не знаю, - Майя уже начинала понимать происходящее, - он попросил меня следовать за ним, а потом, как только мы оказались здесь, попросил немного подождать его. Возле хижины кто-то ходил.

- Так... Он сказал ждать его... Что же он делал там снаружи?

- Не знаю.

Очень спокойно Ягаси вынул из внутреннего кармана сложенную карту L'Army Intelligence Service-Counter Int. Corps, на которой стояли всевозможные американские штемпеля.

- Почему вы так дрожите? - спросил Ягаси.

- Потому что мне чертовски холодно.

- Идите к огню... Вот так. А теперь говорите. Вы живете с этим типом? Кто он?

- Марк Даро, писатель. Это все, что я знаю о нем. Если бы вы работали с французскими службами, то не совершили бы такую идиотскую глупость как мое похищение.

- Мы не сотрудничаем с французскими службами, потому что они нас не просят об этом. Все происходит на территории Франции, но это затрагивает интересы США, поэтому наше правительство вынуждено было принять соответствующие меры.

Такая неподражаемая американская смесь напористости и наивности окончательно рассеяло последние подозрения Майи.

- Почему вы считаете, что мы совершили идиотскую глупость? - это были слова Шерлока, который, наконец, решил открыть рот, закончив фразу сладким зевком.

- Потому что я работаю на французскую секретную службу, - спокойно произнесла Майя.

Она надеялась вызвать удивление, но ожидания ее не оправдались. Ягаси и его компаньон, казалось, поклялись раз и навсегда ничему не удивляться. Ее слова вызвали только удовлетворение, как будто реплика Майи положила конец их собственным сомнениям.

Огонь, наконец-то, разгорелся. Ягаси, потушив фонарь, встал позади кресла на котором сидела Майя, облокотившись на его спинку.

- У нас появились подозрения сегодня вечером, признался Шерлок, - в то время, когда мы увидели вас там, в кафе, когда вы встречались с другим типом, без ведома Даро.

Майя вздохнула.

- Я ни с кем там не встречалась. Я просто вышла в туалет.

Шерлок чуть стыдливо усмехнулся.

- Слишком мало времени вы находились там... для женщины.

Он снял с головы кепку и теперь, сидя по-турецки, в своем широком пальто походил на старого индейского вождя.

- Ничего, ничего, - продолжал он, - мы понимаем, что вы не можете говорить. Но запомните то, что вы должны передать своему шефу. Мы желаем как можно быстрее закончить эту работу. Вашингтон решительно воспротивился тому, чтобы эта продукция попала в Китай, а ваше правительство, как обычно, хочет гарцевать в одиночку. Лучше будет, если мы соединим усилия. Тогда дело пойдет быстрее. Сообща мы можем выиграть, даже не ставив в известность французское правительство о наших совместных действиях.

- Кто убил человека, там, на дороге? Даро?

- Нет, - резко прозвучал голос Ягаси. - Его убили те, у кого был похищен товар. Я следил за ними. Мы полагали, что вы знаете этого человека... хотя, может быть, так оно и есть. Он следовал за всеми остальными в черном фургоне.

- Нет, нет, я его не знаю. Возможно, он прикрывал меня...

- Тогда они приняли его за нового конкурента и решили убрать. Прежде всего их интересует Даро и вы. Они наблюдали за вами вчера утром на пляже.

В это время Шерлок поднял голову и улыбнулся.

- Был и еще один субъект, который следил за вами из окна своей машины. В руках он держал телеобъектив. Тот самый, с которым вы и встречались в кафе. Все это привело нас к тому, чтобы познакомиться поближе с вашей личностью. Вот так...

- А выстрелы сегодня утром?

- Это я, - ответил Ягаси. - Я хотел припугнуть ваших преследователей с тем, чтобы одному войти в хижину, когда уйдете оттуда вы. Я и не старался попасть в них. Мы уже давно у них на хвосте, именно они и вывели нас на Даро.

После недолгого молчания заговорил Шерлок:

- Мы честно вели игру. Я предполагаю, что каждый держит в руках свою нить. Мы знаем кое-что о производстве и путях сбыта контрабанды и мы в курсе того, что вы этого не знаете. Итак, мы даем вам эту нить в обмен на информацию о Даро. В этом французы преуспели лучше нас, и, если мы объединим усилия, это позволит сделать нам гигантский прыжок вперед.

- Мы могли бы...

Ягаси, хотевший что-то сказать, договорить не успел. В этот момент в хижину вошел Даро. Они даже не услышали его шагов.

* * *

Лоран уже четверть часа был начеку, стоя около своей машины, когда за углом набережной Сен-Пьер появился Лопез. Лоран узнал его мгновенно, благодаря описанию, сделанному Домиником. Мужчина около сорока лет, довольно расхлябанный, с длинными вьющимися волосами. Лопез шел, зябко скрючившись в своей куртке, глубоко утопив руки в карманах. Лоран дал ему пройти рядом с машиной, а затем, догнав, приставил дуло пистолета к его спине и скомандовал:

- Руки за затылок! Не двигаться!

Лопез застыл на месте как человек, привыкший к такого рода ситуациям. Он даже не старался повернуть голову. Привычка выработанная уголовником, всегда готовым к задержанию. Лоран ощупал карманы, грудь, бедра и извлек из ножен финку.

- А сейчас ты приглашаешь меня к себе в каюту. Вперед!

Лопез внезапно прыгнул в сторону, надеясь видимо на то, что Лоран не будет стрелять в сторону скопления яхт, но Лоран молниеносно подставил правую ногу, и Лопез грохнулся на мостовую. Через секунду он снова был во власти Лорана. Поднявшись на ноги Лопез выругался по-испански, его колени и нос были заметно ободраны об асфальт. Лоран не отводил пистолета от его спины.

- Нам будет удобнее разговаривать у тебя на судне.

- Ладно.

- Иди вперед и не вздумай прыгать в воду.

- Что тебе от меня нужно?

- Поговорить. Не более пяти минут. Иди, иди!

На этот раз Лопез послушно привел Лорана к двери рулевой рубки.

- Ключ у меня в кармане.

- Возьми его и открой дверь. Теперь зажги свет.

Они вошли в рубку. Лоран подобрав, брошенный на диване фонарик, указывая на лестницу, ведущую в каюту.

- Спускайся первым.

Лоран направил фонарь в спину Лопеза и стал спускаться вслед за ним, предварительно потушив свет в рубке. Лопез занимал кабину, предназначавшую для владельцев судна, самую большую и просторную. Кабина была загромождена чемоданами, на стенах висели фотографии красоток, на койке валялась одежда, рядом стоял проигрыватель, а на полу лежала гитара.

- Сядь прямо на пол, вот тут, - приказал Лоран.

Лопез сел, обняв руками колени и равнодушно посмотрел на Лорана.

- Нам нужно поговорить по поводу Даро, - начал Лоран.

Лопез поднял брови.

- Не знаю такого.

- Писатель с "Огненной девы".

- А, да? Что он сделал?

- Он приходил к тебе недавно?

Лопез вздрогнул.

- Ты что, легавый что ли, чтобы меня допрашивать?

- Кто я такой ты скоро узнаешь, если будешь продолжать играть дурочка. Даро приходил к тебе сегодня утром. Ты его знаешь или нет?

Лопез выпрямился.

- Я не знаю такого! Мы тут все встречаемся в порту, "здравствуй - здравствуй" и не более.

- Тогда что же он хотел от тебя сегодня утром?

Лопез вдруг сник, вздохнул и принялся чесать себе голову, ругаясь в полголоса.

- Что он сделал, этот дурак?

- Он в каталажке.

- Я знал, что этим все кончится... с этой шлюхой...

- Тогда почему ты торговался? - бросил Лоран, не сводя с него глаз.

- Мне нужны были деньги, хотя я и не хотел ему ничего продавать, я его совсем не знаю.

Лопез колотил себя кулаком по колену, забыв о Лоране, бормоча себе под нос.

- Я видел эту потаскуху с ним, о ней все знают, что она работает на полицию, но я все равно торговался...

Лоран почувствовал как что-то, не дававшее ему покоя, начинает всплывать в его сознании. Он медленно произнес:

- Кто это все?

Взгляд Лопеза растерянно застыл на диване. Он проглотил слюну и пожал плечами.

- Я видел ее однажды в Ницце с полицейским, который раньше допрашивал меня из-за наркотиков.

- Кто еще знает?

- Кто... - закричал Лопез, размахивая руками. - Это я вообще сказал. Предположение. Не могу же я один знать об этом.

- Даро знает об этом? Ты ему сказал?

- Кажется, да. Когда нуждаешься в деньгах, делаешь всевозможные глупости.

- Ты уверен, что он не знал об этом раньше?

- Этот трепач? Он сказал, что купит у меня револьвер, чтобы стрелять птиц, а я ему поверил. Что он натворил?

- Как он узнал, что ты продаешь свое оружие?

Лопез показался застигнутым врасплох. Он неопределено зажестикулировал и промямлил:

- Это не мой револьвер. Я продаю иногда кому-нибудь панамское оружие, кто хочет иметь его у себя на борту. На кораблях это разрешено.

Наконец, он взял себя в руки и нахмурил брови.

- Постойте. Уже ночь, а вы допрашиваете меня на иностранном судне под панамским флагом.

- Ты сам пригласил меня сюда. Таким образом, Даро знал, что ты продаешь оружие?

- Это не секрет. Об этом все знают, а вы нет?

- Напротив. Я ведь тебя не допрашиваю, мы беседуем.

Лопез поколебался.

- Так какое преступление я совершил? Я вам рассказал все, о чем вы меня спрашивали. И я не знал...

Лоран смотрел на него не отвечая.

- Я не мог знать, что он врет, - повторил Лопез тихим голосом.

- Я тебя оставлю в покое, если ты ответишь мне, кто еще знает о том, что девчонка работает на полицию?

- Несколько старых друзей... но это остается между нами. Я не делюсь с другими.

Глаза Лорана остановились на почтовой открытке лежащей на столе. Это был вид Кальви. Он взял ее в руки и повернул обратной стороной, где было написано всего несколько слов: "Спокойного моря, хорошей погоды". Подпись: Деон.

- Смотри-ка. Старик Деон - твой друг?

- Вы его знаете?

- О, его каждый знает в порту...

Лопез поднял на Лорана подозрительный взгляд.

- Вас я никогда не видел здесь, хотя и знаком с несколькими полицейскими из-за...

- Деон, он знает насчет девочки?

- Я уже не помню. Похоже я рассказывал, когда он вернулся с ней из Корсики. Но ему должно быть наплевать, поскольку он снова взял ее в рейс. Я думаю, что он немного сохнет по ней.

Лопез улыбнулся и хитро добавил:

- Когда я увидел, что она вернулась с писателем, то подумал: "Не повезло Деону".

Он расслабился и поднялся, совершенно спокойный в данный момент, с той обычной предрасположенностью к шутке, которая следует за сильным испугом.

- Бедняга. И этому видать тоже не очень-то повезло.

Ему стало весело. Он был готов уже предложить Лорану стакан вина и не спрашивал уже, что сделал Даро, он не хотел больше этого знать и предпочитал говорить о другом. Лоран положил открытку на место, сказав, что это замечательно, Кальви, и направился обратно к лестнице. Лопез заколебался. Он хотел попросить финку, но не осмеливался.

Машина Даро еще не вернулась. Его разговор с Лопезом открыл ему кое-какие перспективы и подтвердил то, что он давно интуитивно чувствовал. Лоран включил зажигание и направил машину к дому, где жила Майя в надежде на невероятный случай: А вдруг уже произошло что-то новое.

У Майиного подъезда стояла машина Даро.

15

Лоран вихрем взбежал на лестницу и своим ключом открыл дверь. Навстречу ему вышла Майя. Она пробормотала:

- Я вас ждала.

- Где Даро?

- Даро мертв.

Она выглядела очень бледной, с опухшими от слез глазами и растрепанными волосами. Обняв ее за плечи, Лоран проводил девушку в залу.

- Что произошло?

Майю охватила нервная дрожь.

- Они меня похитили.

- Кто?

- Люди из ЦРУ. Они привели меня в хижину, полагая, что там спрятан товар...

- Какую хижину? Расскажите все сначала, с того самого момента, когда вы пришли к нему на яхту.

Она извлекла из кармана отпечатанное на "Огненной деве" письмо и протянула его Лорану, который внимательно сравнил шрифт шифровки, полученной Даро, с этим текстом.

- Мы пришли после завтрака ко мне домой, а позже я заметила, что он вооружен.

- Как вам удалось это заметить? Попытайтесь вспомнить малейшие детали.

- Я была близка с Даро... Вечером мы ушли. На яхте он вдруг сказал, что скоро докажет мне свое доверие. Поужинав в пиццерии, мы поехали на машине.

- За вами следили? Один из моих агентов должен был это проделать...

- За нами ехал черный "Мерседес" и еще двое других из ЦРУ. Когда я возвращалась обратно с этими людьми, они показали мне труп какого-то светловолосого мужчины примерно 3О лет. Они сказали, что его убили те, кто ехал в "Мерседесе".

Майя замолчала и посмотрела на Лорана. Он оставался невозмутим.

- Что Даро делал в Теуле?

Немного сбивчиво она рассказала все, что происходило в хижине: выстрелы, свой испуг, реплики и поведение Даро. Глаза ее смотрели в одну точку.

- Вернувшись, он сказал, что наконец-то мы стали почти сообщниками, однако не хотел рассказать куда и зачем ходил. Он утверждал, что это зависит не от него.

Лоран кивнул головой, как будто уже предвидел продолжение.

- Когда в кафе я вышла за вами, агенты ЦРУ приняли это за явочную встречу. Они сделали вывод, что я не сообщница Даро и, похитив, привезли меня в эту самую хижину. Я попыталась передать наш разговор слово в слово.

Лоран как-то странно посмотрел на Майю и внезапно спросил:

- Фляги?

- Да, катализатор находился в бидонах. Эти люди считали, что мы находимся уже у цели и решили сделать нам предложение об обмене информацией.

- Что происходило дальше?

- Вернувшись, Даро начал стрелять и попал в японца, а тот убил его перед тем, как умереть самому. Они предлагали нам данные о рынках сбыта контрабанды в обмен на сведения о Даро.

- О Даро! - Лоран громко расхохотался. Майя с удивлением посмотрела на него.

- Даро совершенно посторонний в этой истории, - сказал он уставшим голосом. - Он - мифоман.

- Вы сошли с ума!

- Нет! - почти закричал Лоран, - этот пресловутый пистолет, который он, якобы, хранит с войны, был куплен им в то же утро, чтобы специально показать вам.

Он взял два лежащих на столе листа и протянул Майе.

- Одна и та же бумага, одни и те же буквы. Он сам отпечатал шифровку, и сам положил ее себе в машину, чтобы "заметить" ее, когда вы будете рядом с ним. Вы же сами сказали, что он вел себя так, как будто хотел, чтобы вы прочитали письмо. Точно так же и с пистолетом. Он постарался сделать все, чтобы вы заметили, что у него есть пистолет. Даро играл в секретного агента.

- Но ведь его убили... все охотились за ним, а вы говорите, что он играл. Зачем ему?

- Он делал все ради вас. Он вам сказал это яснее ясного сам по дороге в Теул. Повторите мне эту фразу: "Если бы я был обыкновенным стареющим писателем, остались бы вы со мной?" Закомплексованный тип, стареющий неудачник, влюбившийся в молодую девушку-авантюристку. Не он первый догадался разыгрывать из себя романтический персонаж, чтобы понравиться даме. Это началось еще в Пор-Вандре, а затем он поспешно составил и полный сценарий.

- Но ведь Даро первый обронил слово "катализаторы". С этого все и началось. Люди из ЦРУ, кажется, не согласились бы с вами.

- Они знают не больше нашего об этом деле. Кто первый сказал Даро о контрабанде? Не вы ли? Этот бедолага с самого начала был окружен таинственной атмосферой.

- Вы ошибаетесь, - тихо произнесла Майя, - вы не находились вместе с ним... Почему убили Франсиса, просто так?

Лоран встал.

- Из-за того, что Даро много знал, он навлек пули на себя и других. Каким образом они вышли на Даро, мы, возможно, никогда не узнаем. Это дело вызвало много шума. Вероятно, случилась утечка информации. А сейчас нам нужно посетить "Огненную деву". Собирайтесь, вы поедете со мной.

По дороге Лоран продолжал.

- Многое мне казалось непонятным с самого начала, но, увидев его в кафе с вами, я понял, что его интересуете только вы. Все другое ему просто безразлично.

- Безразлично? А как в таком случае, он заметил, что его яхта была обыскана?

- Возможно это входило в его сценарий. Он сделал вид, что заметил и попал в точку. Все эта игра, ровно так и ваша прогулка в Теул. Ему совершенно нечего было там делать. Он даже не мог видеть, что вас преследуют и ломал комедию только для вас. Он и вправду думал о браконьерах. Когда он начал подозревать что-то серьезное, одному богу известно.

Лоран помог Майе спуститься в шлюпку, и, добравшись до яхты, они молча поднялись на борт. Там все оставалось по-прежнему.

- Когда Люди Жерома обыскивали яхту, они искали то, что хотели найти и ничего не обнаружили. - Лоран подошел к полкам и посмотрел на книги. - В такой момент играть шпиона... - он горько усмехнулся, - вот к чему это приводит... Даро не мог понять, что он сам стал катализатором. Слишком трагичная история, чтобы быть смешной. К сожалению он не первый с кем это случается, увы.

Лоран замолчал. И через минуту Майя услышала, как он что-то насвистывает. По-правде сказать, она до сих пор не могла прийти в себя. Ей казалось, что она пьяна и слушает монолог сумасшедшего. Затем она почувствовала, что плачет. Вдруг до нее донеслись глухие удары. Она обернулась. Лоран сидел на корточках около какого-то чемодана и выбрасывал оттуда книги. Он кричал:

- "Шпион, который вернулся с холода", "Дело Абеля", "Товарищ Содж", "Журнал секретного агента". Вот таких книг у него целый чемодан. Люди Жерома, наверное, искали секретные послания между страницами, но сами книги их, конечно же, не интересовали. Они даже не обратили внимание на заглавия...

- Он мертв... - беззвучно прошептала Майя, - он хотел меня спасти... так как видел, что я в опасности.

- Он должен был понять, что это произошло по его вине. Он стал по-настоящему тем человеком, которого играл. Но не полностью... Профессионал никогда бы не устроил пальбу, войдя в хижину, а извлек бы максимум выгоды из своего положения, приперев тех двоих носом к стенке и заставив их говорить. Кстати, вы читаете иногда "Планету"?

- Нет.

- А я читаю. Очень интересный журнал. И Даро тоже читал. У него есть все номера. Вот посмотрите этот. Прочтите заголовок: "Стратегическая контрабанда". Увлекательная и хорошо документированная статья. Обратите теперь внимание на следующий параграф: "Промышленные бриллианты и катализаторы". Вот оно!.. Это сентябрьский номер. Даро читал статью перед тем, как оказаться на "Калине", и голова его была забита только этим. Да еще тут, на яхте, только и речи, что о контрабанде, да только об ерундовой, тогда как он об этом сто-олько знает!!!

Майя многозначительно посмотрела на Лорана.

- Вы об этом и вправду догадывались с самого начала?

- Довольно неопределено...

- Догадываясь об этом, вы не могли ему помешать?

- Что я, по-вашему, мог сделать? У меня не было доказательств. А тут еще появились настоящие контрабандисты. Даро стал чем-то вроде магнитного поля.

- Перестаньте говорить о нем такими научными словами, Майя была готова вспылить.

Лоран положил ей на плечо руку и улыбнулся.

- Вы меня ненавидите, не так ли? Даро погиб, а я потерял человека, которого сильно уважал. Иногда мне тоже приходиться ненавидеть своего начальника. Да и вообще я не люблю многих моих коллег. Это как профессиональная болезнь. Аллергия на цемент, например. Но каменщик всегда остается каменщиком.

Майя старательна раздавила в пепельнице окурок и уже другим голосом произнесла:

- А сейчас вы должны рассказать мне об этом деле полностью.

Лоран резюмировал в нескольких слов. Майя прервала его:

- Не понимаю. Итак, катализатор предназначается Китаю, и кто-то похищает его перед самой передачей. Таким образом обрывается заранее задуманный план. И здесь вмешивается ЦРУ, чтобы помешать перевезти контрабанду в Китай.

- Совершенно верно. Китай не имеет возможности производить такую продукцию. Более того, за украденный товар он заплатит намного дешевле и останется с выгодой.

- А что, если Китай является непосредственным организатором этой операции? В таком случае он выигрывает вдвойне.

- Хорошая мысль, но в такого рода торговле заинтересованные страны скурпулезны как ювелиры. И если кто-то будет стараться ухватить кусок побольше, то черный рынок для таких будет решительно закрыт. Что касается ЦРУ, то его агенты предложили нам неравную сделку, в том смысле, что давали нам ту информацию, которая их интересует постольку-поскольку. Зато при помощи наших сведений они могли бы стать обладателями части контрабанды, которая была бы переправлена по другую сторну океана. Подобная продукция их очень интересует. Я убежден, что эти два агента действовали не только по своей инициативе. Однако, признаюсь, предложенная сделка была довольно соблазнительной.

- Значит, мы совсем не продвинулись в расследовании?

- Напротив. Если вы правильно передали мне разговор с этими господами, то он позволяет идентифицировать людей из "Мерседеса". Они входят в начальное звено сети. Это те, у кого был похищен товар. ЦРУ шло по их следу, не препятствуя им делать свое дело. Идеальная тактика для тех, кто мало осведомлен. Закончилось все тем, что Даро стал мишенью номер один для каждой заинтересованных сторон. Почему? Это остается для меня загадкой. Раньше всех, конечно, этот тип показался нам подозрительным. Следовательно, утечка случилась в Ницце или в Париже. Не удивительно случается это довольно часто.

- Что вы собираетесь предпринять.

- Сейчас время действовать стремительно, не боясь спутать чьи-либо карты. За убийство Франсиса они должны сесть за решетку. Им придется заговорить, чтобы спасти свою шкуру.

- Смерть Франсиса вам послужит, - горько прошептала Майя.

- Да, Даро тоже оказал нам услугу не зная этого.

- Итак, вы арестуете изготовителей, а что будет с похитителями и самой котрабандой?

- И здесь нам помог Даро. Если бы не он, у меня и в мыслях не было бы пойти на борт "Жермины" и я бы не узнал, что Лопез знал о вашем сотрудничестве с полицией.

- Лопез?

- Да. Он видел вас в порту с Жеромом. Об этом стало известно и Деону. И узнав это, он пригласил вас сопровождать его в перевозке контрабанды... ничтожной, но все-таки контрабанды...

Майя не отвечала. Она выпрямилась и скрестила ноги. Лоран внимательно наблюдал за ней. Мысли были сосредоточены на одном - действия, разворачивающиеся на "Калине". В то же самое время он успевал изучать реакцию девушки и узнавал, потому что не раз встречал подобное у представителей ее пола. Типично. Майя была ошеломлена и даже забыла о смерти Даро. Лоран подумал: "Мы всегда реагируем как охотничьи псы". Идея была не нова, однако она заставила его улыбнуться. Он исправил себя: "Скорее как кошки. Любопытство порождает удивительную способность забывать о больном бытии. Это можно было принять за бесчувственность".

- Вот вы, Майя, когда осматривали трюм "Калины", разве не заметили фляги?

- Их полно на всех яхтах.

- И много их было на яхте Деона?

- Шесть или семь, точно не помню.

- Фляги с чем?

- С горючим.

- Шесть или семь фляг с горючим, - задумчиво повторил Лоран. - А от чего работает мотор яхты?

- От дизельного топлива.

Лоран захохотал.

- Браво, Майя. Будем считать, что дело для нас закончено. Нужно позвонить Жерому. Есть в его отделе ночной дежурный?

Майя не могла поверить собственным ушам.

- Деон? Но это невозможно!!!

- Именно. Он оказался самым гениальным персонажем во всей этой истории. Тот, которого мы принимали за шута, за спятившего балбеса. Как раз на него возложили задачу транспортировки груза. Из болтовни Лопеза он узнал, что вы связаны с полицией. Что он делает? Он бросается в пасть дракону и берет вас на борт как с в и д е т е л я. Деон принимается играть разиню и бедного влюбленного, озабоченного тем, чтобы обратить на себя внимание молодой особы. Он добавляет перцу, поведав вам об авантюре с виски. Гениальный ход. Мы все попались на удочку. Убедившись, что ваше донесение попало в точку, он начинает вести себя невыносимо и делает все, чтобы вы сбежали от него. Что и происходит. Ваше донесение окончательно обелило его в глазах полиции, и "Калина" была исключена из списка подозрительных, а Деон спокойно продолжал свое путешествие. Именно вам рапорт и послужил ему пропуском. Деон - единственный, кто зная цель, до конца играл свою роль. Нас же вывел на него Его Величество Случай. Без Даро никто бы никогда не узнал о содержимом его трюма.

- Что-то здесь не совсем клеится, - запротестовала Майя, - зачем тогда он взял на борт еще и Даро?

- Здесь ему просто не повезло. Он действительно рассматривал Даро как безвредного писаку. Пригласив его, он хотел предоставить еще одно доказательство в пользу невинной прогулки на яхте. Если бы Даро не увязался за вами, все равно Деон ссадил бы его на берег под каким-нибудь предлогом. К несчастью, Деон не знал прошлое нового пассажира. Даже если Деон и мог предположить, что Даро влюбился в вас, он не мог догадаться, что голова Даро забита статьей из "Планеты" о стратегической контрабанде и то, что Даро - настоящий мифоман.

Лоран поднялся.

- Позвоню в Ниццу, а затем сам поеду туда. Вам не стоит возвращаться. Составьте лучше топографическую карту местности, где находится хижина и где было обнаружено тело Франсиса...

- Зачем Даро привел меня туда?..

- Он знал этот уголок. Видимо не раз прогуливался там. Романтическое и очень загадочное место, особенно под светом луны. Это входило в его сценарий тайного агента. Сравните две фразы, которые он вам сказал. Если мне не изменяет память, первая была произнесена, когда вы пришли к нему на яхту: "Женщина, которую я встречу, должна быть моей союзницей и сообщницей..." А когда вы возвращались из Теула , вторая фраза прозвучала так: "Ну вот, мы теперь почти сообщники."

- Он хорошо играл свою роль.

- Да, мифоманы прекрасные актеры. Но Даро был больше, чем простой мифоман. Это стало его болезнью.

Лоран посмотрел на часы и недовольно добавил:

- Смерть двух агентов ЦРУ не обрадует Париж. Патрон не любит подобные осложнения. Нам за это может влететь.

- Почему вы всегда говорите "мы"?

Лоран поколебался и загадочно посмотрел на Майю. Потом как-то необычно робко улыбнувшись, совсем как Даро, произнес:

- Я думал, что... Вы засвечены здесь на побережье, вы знаете... Но я нуждаюсь в агентах в Париже, и ваша кандидатура меня вполне бы устроила. Благодаря очень серьезной подготовке, мы с вами можем очень хорошо поработать.

- Я выросла здесь, я люблю море, яхты.

- Придется забыть о них. Я не думаю, что вы сможете найти здесь приличную работу, если останетесь.

Майя непроизвольно, как бы защищаясь, замахала руками.

- С меня хватит, я больше не хочу...

- Вы будете жалеть завтра, если откажетесь сегодня. Чем другим вы еще сможете заняться?

- Я буду жить как все, - ответила Майя, закрыв глаза, и не рисковать больше жизнью трех мужчин, выходя в туалет.

- Три категории людей только и желают жить как все. Это бретонские рыбаки, шахтеры и шпионы. К несчастью, это им не удается.

- Вы забыли каменщиков, - вздохнула Майя и открыла глаза.

- В полдень мы вылетаем в Париж. Пора идти вздремнуть.

- Что будет с "Калиной" и людьми из "Мерседеса"?

- Хватит с нас, - ответил Лоран, потягиваясь. - Это дело полиции.

На уголках Майиных губ заиграла улыбка.

- Это правда. Мастера высокого класса, выиграв партию, не утруждают себя подбирать разбросанные пешки. Однако вы забываете последнего на шахматной доске: вора. Я не думаю, что это сам Деон.

- Похитителей найдут, несомненно, благодаря Деону, если он даст показания.

- Я подозреваю владельца "Калины".

- Возможно. Если Деон заговорит, полиция быстро накроет банду. Если нет, то за владельцем "Калины" будет вестись слежка до тех пор, пока он на чем-нибудь не засыпается.

* * *

Но Деон говорить не стал.

"Калина" находилась в сорока километрах от Барселоны. Было уже около пяти часов вечера, когда Деон заметил на горизонте быстроходный катер национального флота Испании. В бинокль он определил дистанцию примерно в пять миль. Катер шел прямо в направлении его яхты. На фалу катера поднялись три флага. Вместе с ними Деон увидел световые сигналы. Он не стал даже расшифровывать их, для него все было ясно.

Заблокировав дверь в каюту, Деон спустился в трюм. Он был не из тех людей, которые склонны раздумывать о подобных случаях. Неважно было, откуда грозила опасность. Самое главное - выпутаться как можно быстрее, а это зависит от скорости принятия решений и от уравновешенности нервной системы нервной системы. Остается простой вопрос времени, и нужно использовать его максимально, без лишних движений. У Деона была привычка предвидеть неприятности, даже в таких тщательно обдуманных операциях как эта. Он с самого начала знал, как избавиться от груза, не поднимая бидоны на мост яхты. Это заняло бы слишком много времени, и выставило бы его на показ всем. Его идея оказалась простой: высыпать содержимое бидонов прямо в трюме и сверху плеснуть водой. Образовавшаяся грязь расплывется по всему трюму.

Фляги были пронумерованы. Деон взялся за флягу номер четыре, первую попавшуюся под руку, открыл пломбу и высыпал содержимое. Смотря как сыплется серая пудра, Деон подумал, что, наверное, сумеет выкрутиться, но огромная работа, предшествовшая операции пойдет насмарку. Ему должны были заплатить тридцать тысяч американских долларов, после того, как груз будет погружен на панамское судно. Теперь полиция увидит только огонь. Все сгорит. А нет контрабанды, нет и преступления. Огромная потеря для патрона, но что поделаешь..., таковы издержки профессии. Он еще возьмет свое в будущем и одобрит его действия. Ведь главное и для патрона - избежать состава преступления. В первый раз Деон провозил такой груз. Обычно это были разные безделушки, картины или музейные реликвии. Рассказ его о том, как он ломал комедию перед девчонкой и этим придурком писателем развеселит шефа и поможет ему проглотить пилюлю. Он любит веселые истории и работает не по нужде, а ради удовольствия. Наконец, Деон дошел до бидона номер три...

Катер приближался все ближе и ближе. Те, кто находились на нем и стали единственными свидетелями мощного взрыва, который в долю секунды разнес яхту на мелкие щепки.

* * *

Банду раскрыли в результате обычно полицейской операции. Сначала арестовали парочку из "Мерседеса". Бруно Черкатти - итальянец и Ева Шейнберг - швейцарка не оказали никакого сопротивления людям Жерома, и были сопровождены в Ниццу с видом людей, интересующихся только наукой. На допросе они отрицали убийство Франсиса, зная, что у полиции нет какого-либо весомого доказательства. Допрос вел Жером, а с другого конца кулуара Мадмуазель по-прежнему сидела с вязанием в руках, не догадываясь, какую роковую роль сыграла она в этом деле. Бруно и Ева без труда признались в принадлежности к подпольной сети по сбыту продукции. Их задача заключалась в поиске похищенных катализаторов. Затем они получили приказ проследить за действиями писателя по фамилии Даро, живущего в Каннах на яхте. Они не знали, что за ними, в свою очередь, следят агенты из ЦРУ. Как только им официально объявили, что в случае дачи полных показаний, они могут покинуть территорию Франции, Бруно и Ева вспомнили и имя своего непосредственного шефа. Таким образом через три часа после их ареста следствие вышло на Роберта Ласье, делового человека в Ницце, который являлся шефом Ромеони.

К 16 часам Жером уже был готов связаться с Парижем и сообщить, что катализатор в числе других продуктов изготовлен на небольшом заводе в 1О км от Карпантраса. На фабрике работало 4О рабочих и 3 высококвалифицированных химика.

В это же время Бруно сообщил, что во фляге номер три находится взрывчатка, а еще через час радио передало сообщение о взрыве "Калины".

* * *

Руже, протянув Лорану телеграмму, проворчал:

- Все кончено, - затем посмотрел на Майю и произнес:

- Вчера пришли дополнительные сведения о Даро. Поздновато, но вам стоит послушать. Мы разыскали его старого адвоката, следователя и бывшую жену. Ничего интересного после того, как он освободился из тюрьмы обнаружено не было. Так продолжалось до тех пор, пока на его голову не свалилось наследство. Если раньше Даро корпел на поприще мелкого служащего, то теперь принялся пописывать романы. Без успеха, как мы знаем.

Роже замолчал, его взгляд проделал непонятную траекторию, как бы следя за полетом только ему заметного объекта и остановившись на Лоране, продолжил свой рассказ:

- Вчера вечером я разговаривал с его женой. Они поженились в 1942 году. Она больше не видела его после ареста. Интересно, что, несмотря на 24 летнюю разницу, Даро ее соблазнил точно так-же, как и присутствующую здесь молодую девушку. Для этого он придумал себе ложную миссию на границу с Испанией и предложил ей сопровождать его. В ее глазах он старался приобрести репутацию агента абвера. Кончилось все тем, что он вызвал на себя серьезные подозрения, обеспечив себе несколько лет тюрьмы после Освобождения. Самое смешное, что на суде он продолжал играть роль. Красноречивый пример шизофрении, в двух эпизодах. Самые замечательные, о которых мы знаем. Первый привел его в тюрьму, а второй к смерти. Сколько раз между этими двумя событиями он становился романтическим шпионом для случайных девчонок мы не знаем. Жаль, это была бы интересная биография.

Роже обернулся к Майе и повторил:

- Это было бы интересно, потому что это не так уж редко случается, чем вы считаете. Людям нашей профессии больше, чем кому-либо приходится иметь дело с шизофрениками, параноиками, садистами, и другими сумасшедшими...

Его взгляд снова устремился за невидимым предметом. Майя посмотрела на Лорана, который медленно покачал головой.

* * *

Расследование закончилось ничем, не задев Мадмуазель и ее племяницу Монику. Ни Ромеони, ни его шеф не сочли полезным сообщить о мужчине в кожаном пальто. Не потому что они были великодушны, а по простой осторожной привычке говорить только то, что необходимо и не более.

К О Н Е Ц


home | my bookshelf | | Временный персонал |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу